Библиотека / История / Снисаренко Александр: " Курс Море Мрака " - читать онлайн

Сохранить .
Курс - море мрака Александр Борисович Снисаренко
        Дальние путешествия и мореплавания, несмотря на опасности, испокон веков привлекали людей. В далекие античные времена плавания совершались в водах незнакомых, таинственных, называемых позднее Морем Мрака. Вокруг этих плаваний вот уже несколько веков идут споры: каков был точный маршрут кораблей Ясона и Одиссея, что в описаниях приключений реально, а что — вымышлено? Ученые не прекращают поисков; их находки, вплоть до самых последних, — а о них говорится в этой книге — позволяют ответить на многие спорные вопросы.
        Александр Борисович Снисаренко
        Курс ? Море Мрака
        Предисловие
        Перед нами книга ленинградского ученого-историка А. Б. Снисаренко. Она повествует о познании древними жителями Средиземноморья окрестностей так называемой ойкумены, то есть известной в то время обитаемой земли. Со временем, по мере развития торговых связей между народами и в результате военных походов, пределы ойкумены неуклонно расширялись, и из мрака неизвестности все отчетливее и яснее проступали контуры новых миров и лики незнакомых народов.
        О некоторых из этих стран и народов повествует древнегреческий эпос, другие же становятся известными по рассказам путешественников — первых географов и историков. О книге А. Б. Снисаренко можно сказать, что она и научная, и романтическая. На ее страницах читатель найдет много интересных сведений о культуре древних обитателей Средиземноморья, о их географических представлениях, о попытках охватить пытливым умом в целом картину окружающего их мира. В ней рассказывается о развитии мореплавания и эволюции кораблестроения в древние времена, о четырех этапах познания неведомого тогда мира. Два первых этапа связаны с легендарными плаваниями эпических героев на корабле "Арго" и странствованиями "многоопытного мужа" Одиссея, два других — с действительными, происходившими в историческое время путешествиями карфагенского мореплавателя Ганнона и древнегреческого ученого Пифея. Все они совершались в незнакомых, а поэтому казавшихся страшными водах, окружающих сушу, — в "Море Мрака", как позднее подобные области были названы средневековыми писателями. Отсюда и само название книги.
        Каждая эпоха, каждый народ знали свое "Море Мрака". Для аргонавтов это было Черное море, для Одиссея — Западное Средиземноморье; Ганнон плавал в "классическом" "Море Мрака" — Атлантическом океане, Пифей же считал им северные моря, омывающие берега Европы, где он познакомился с летними белыми ночами и другими природными явлениями, неизвестными его соотечественникам.
        Конечно, в описаниях древних путешествий содержится много непонятного, необычного, сказочного, но все это не должно заслонять сведений о реальных фактах, помогающих современной науке раскрывать многие тайны истории развития географических знаний в той области земного шара, которая стала колыбелью европейской цивилизации.
        Думается, что книга А. Б. Снисаренко вызовет большой интерес, несмотря на то что многим проблемам, затронутым в ней, посвящено значительное число исследований как отечественных, так и зарубежных авторов. Автор книги прекрасно ориентируется в античной истории и литературе, знает древние (греческий и латинский) и современные западноевропейские языки, что позволило ему пользоваться античными источниками и многочисленными научными и литературно-художественными произведениями. Он умеет весьма убедительно обосновывать и отстаивать в ряде спорных вопросов свое собственное, оригинальное мнение, нередко расходящееся с распространенными среди других ученых взглядами.
        Для А. Б. Снисаренко аргонавты — это смелые мореплаватели и первооткрыватели. Как известно, греческие герои на корабле "Арго" совершили, согласно легенде, первыми плавание из Средиземного моря в Черное к берегам далекой Колхиды. То, что Колхида — это Рионская низменность и что в сказании об аргонавтах отражены реальные путешествия древних эллинов в этот водный бассейн, не вызывает сомнений ни у кого из исследователей. Известный немецкий историко-географ Рихард Хенниг так и пишет, что миф об аргонавтах является символом открытия древними греками Черного моря… Но в сказаниях об аргонавтах упоминаются еще страна Эя, Скилла и Харибда, озеро Тритона и другие названия, никак не связанные с Черным морем, но встречающиеся в гомеровской поэме об Одиссее. На это давно обратили внимание многие авторы. Что это — случайность или нет? Видимо, мы должны согласиться с мнением одного из виднейших советских знатоков античной географии, Л. А. Ельницкого, что в эпоху формирования гомеровских поэм уже существовал какой-то древнейший вариант "Аргонавтики", давший Гомеру значительный географический материал,
использованный им при описании странствований его героя. По словам того же Л. А. Ельницкого, сказание об аргонавтах во всех его вариантах и версиях, возникших на протяжении долгого времени, является весьма интересным с историко-географической точки зрения, поскольку оно показывает, как легендарная география постепенно, по мере расширения пространственного кругозора, приспосабливалась к географии реальной. На разных этапах оформления поэмы "Аргонавтика" в маршрутах плавания героев в определенной степени отражался процесс знакомства эллинов с далекими странами. Если первоначальные варианты поэмы об аргонавтах оперировали сведениями, почерпнутыми из опыта освоения северо-западных берегов Малой Азии, Пропонтиды (Мраморного моря) и побережья Черного моря, то в более поздних вариантах поэмы нашла отражение колонизация Сицилии, берегов Апеннинского полуострова, Киренаики (Северная Африка), что повлекло за собой разработку западного маршрута плавания "Арго". В эллинистическую эпоху в маршрут корабля уже включаются плавания по Дунаю, По, Роне и т.д. Еще у древних писателей вызывала дискуссию проблема обратного
пути аргонавтов из Колхиды в Элладу. В своей книге А. Б. Снисаренко рассматривает наиболее поздние версии, придерживаясь поэмы об аргонавтах Аполлония Родосского (IIIв. до н.э.), единственной дошедшей до нашего времени полностью.
        Споры о Гомере, его родине, его поэмах "Илиада" и "Одиссея" и его географических познаниях возникли давно, еще в античное время, и продолжаются до сих пор. Одни античные авторы (например, Полибий, Кратес Маллосский, Страбон) готовы были назвать Гомера чуть ли не "отцом географии", другие (например, Аристотель, Эратосфен) считали рассказы о странствованиях Одиссея вымыслом, а комментаторов гомеровских поэм — болтунами. Совершенно естественно, что знаменитые поэмы Гомера не могут считаться вполне достоверным и надежным источником географических представлений того далекого от нас времени, но тем не менее мы вынуждены согласиться со многими авторами трудов по истории географии древнего мира (Укерт, 1832; Риттер, 1864; Банбери, 1879; Томсон, 1953, и др.), что географические сведения эллинов так называемой "героической эпохи" мы можем почерпнуть главным образом из гомеровского эпоса. Еще Страбон, живший в Iв. н.э., пытался распутать сложный маршрут скитаний хитроумного царя Итаки, а его последователями в этом отношении явились многие современные исследователи, но тем не менее дискуссия о землях,
посещенных Одиссеем, и народах, им виденных, не утихает и по сей день.
        А. Б. Снисаренко предлагает свои решения многих спорных вопросов, связанных с эпосом об Одиссее, и эти решения в целом ряде случаев весьма интересны, оригинальны и, как нам представляется, заслуживают серьезного внимания. В качестве примера можно указать на его доказательства того, что страной феаков следует считать о. Хиос (вблизи берегов Малой Азии), а Огигией, где жила нимфа Калипсо, — о. Крит или о. Санторин.
        Греческий историк IIв. до н.э. Полибий — свидетель гибели Карфагена в 146г. до н.э. — попытался повторить маршрут экспедиции Ганнона (VIв. до н.э.), описание плавания которой (часто называемое "периплом Ганнона") вдоль западных берегов Северной Африки погибло при пожаре столицы Магонидов. До нашего времени перипл Ганнона дошел в единственной рукописи Xв. на греческом языке. Привлекаемый учеными как древнейший письменный источник по истории Западной Африки, перипл Ганнона вызвал много специальных исследований (см., например, "История Африки". Хрестоматия. Под ред. А. Б. Давидсона, О. К. Дрейера и др. М., 1979, с. 23 -26). Вначале этот памятник письменности изучался в основном с историко-географической точки зрения — с целью установления маршрута плавания карфагенской экспедиции и выяснения конечного пункта, достигнутого Ганноном. Но позднее он стал привлекать внимание и филологов с литературно-языковых позиций. Советский историк И. Ш. Шифман — специалист в области финикийской истории, языка и культуры — установил, что в дошедшем до нас тексте отражены две редакции: исходная — в виде отчета самого
Ганнона и вторичная — как литературно-художественная обработка этого отчета для широкой публики. Исследуя язык перипла, английский ученый- семитолог С. Сегерт (1969г.) показал, что непонятые рядом исследователей выражения перипла являются греческим переводом финикийских терминов, а в основе дошедшего до нас греческого текста лежит финикийский (пунический) оригинал.
        До какого места атлантического побережья Африки удалось доплыть Ганнону, до сих пор остается невыясненным, несмотря на то что решение этого вопроса является очень важным и в истории географических открытий, и в африканистике. Однако вопрос оказался настолько трудным, что некоторые исследователи сочли сам факт этого путешествия чуть ли не мистификацией. В книге А. Б. Снисаренко читатель найдет интересную попытку восстановить путь плавания карфагенского флотоводца и установить места его остановок и сам оценит его доказательство того, что огнедышащей горой "Колесница богов" следует считать не вулкан Камерун в глубине Гвинейского залива, как предполагают многие исследователи, а вулкан Фогу на одноименном острове в архипелаге Зеленого Мыса.
        Ученого IVв. до н.э. Пифея родом из Массалии (римской Массилии, современного Марселя) многие античные писатели именовали "Великим лжецом", но в настоящее время историки античной географии по праву называют его одним из величайших ученых и путешественников древности. Один из авторов конца прошлого века (Карл Вейле) даже писал, что "путешествие Пифея нужно считать межевым столбом в истории географических открытий и истории развития физической географии". Можно без преувеличения сказать, что никому из античных ученых не посвящено столько исследований, как Пифею. В значительной степени это объясняется тем, что до нас дошли только небольшие фрагменты его научных трудов (сохранившиеся в первую очередь в "Географии" Страбона), да и то чаще всего в критической оценке античных авторов. Но даже и то, что сохранилось, позволяет говорить, что Пифеем был сделан крупный вклад в античную науку. С помощью гномона в день летнего солнцестояния он достаточно точно вычислил широту родного города[* - По отношению высоты стержня гномона к длине его тени Пифей получил число, равное 120:41^4^/^5^, прибавив к этой
величине угол наклона эклиптики, определяемый в его время в^1^/^15^окружности (24°), он получил искомую величину, которая позднее, по вычислению Гиппарха, оказалась равной 43°17? с. ш. (действительная широта Марселя 43°19? с. ш.). Опыт Пифея через 2000 лет повторил в 1636г. французский философ и математик Пьер Гассенди, получив результат, близкий к данным Пифея. По словам Страбона, Гиппарх заявлял, что он с помощью гномона определил широту Византия (современный Стамбул), получив ту же величину, что и Пифей. Но это было ошибкой: на самом деле Стамбул лежит на 2° южнее Марселя (т.е. имеет широту 41°05? с. ш.)]; узнав широту Массалии, Пифей определил, что в точке Северного полюса нет никакой звезды (высота небесного полюса равна широте места наблюдения) и что беззвездный полюс с тремя соседними звездами образует почти правильный четырехугольник (этими звездами были Альфа и Бета Малой Медведицы и Альфа Дракона)[** - Историки астрономии (Дикс, Хит, Диллер и др.) подтверждают, что во времена Пифея действительно точка Северного полюса была беззвездной, а звезда Альфа Малой Медведицы (в хвосте созвездия),
которую мы называем Полярной, находилась от точки Северного полюса в 12,5 градуса, что известно из сообщения Гиппарха (см. Страбон, С 133)]. Пифей первым из эллинов попытался понять связь между движением Луны и приливо-отливными явлениями океана; его идея позднее была развита Эратосфеном, Селевком Вавилонским и Посидонием. Кроме того, Пифей совершил замечательное путешествие, во время которого собрал важные сведения о северных морях, землях и впервые сообщил эллинам о многих ранее им неизвестных явлениях природы. Однако уровень его научных исследований был намного выше уровня знаний ученых того периода древней истории. Факты, которые он привез из северных стран, не укладывались в рамки географических представлений большинства его современников и даже ученых эллинистической эпохи и начала периода Римской империи. В качестве примера достаточно привести высказывание Аэция (заимствованное им у писателя Псевдо-Плутарха) о Луне и приливах и отливах океана, до неузнаваемости исказившего идею Пифея. Слова Аэция Читатель найдет в книге А. Б. Снисаренко.
        Сведения Пифея о северных странах, имеющих население, занимавшееся хозяйственной деятельностью, опровергали традиционные представления о якобы необитаемости из-за холода областей, лежащих севернее Скифии. Если пользоваться градусами широты (их ни Пифей, ни другие греческие ученые до Гиппарха не знали), эти "необитаемые" области, согласно Эвдоксу и Аристотелю, считались лежащими выше 52 -54° с. ш., т.е. приблизительно за широтой современных городов Куйбышев — Брест — Варшава — Берлин — Амстердам. Они ограничивались с юга проекцией так называемого "полярного круга", которым со времен Аристотеля и Эвдокса считался не астрономический "арктический" круг, а "круг не заходящих за горизонт звезд" при видимом суточном движении небесного свода. Пифей, возможно, первым из древних эллинов проник в высокие широты северного полушария с их белыми ночами до тех мест, где, по его словам, "летний тропик одинаков с полярным кругом", т.е. где "круг незаходящих звезд" совпадает с созвездиями тропика Рака, имеющими в кульминации склонение 23,5°[*** - Совпадение округа незаходящих звезд" с тропиком показано на чертеже в
моей брошюре о Пифее ("В страны олова и янтаря", 1963, с. 50)].Это позволило Пифею впервые "отодвинуть" северную границу "обитаемого" пояса до широты арктического круга, т.е. до 66,5° с. ш., или почти на 1500км севернее по сравнению с тем, как ее проводили Эвдокс и Аристотель[**** - Широта "круга незаходящих звезд" вычисляется как разница между высотой небесного полюса и широтой данного места. Эвдокс и Аристотель вели наблюдения в Афинах и в г. Книде, т.е. на 36 -38° с. ш. Значит, "круг незаходящих звезд" проводился ими на широте 52 -54° (так как 90 -36=54, а 90 -38=52)]. Его последователями были Дикеарх, Эратосфен и Гиппарх. Полибий же и Страбон, не доверяя сообщениям Пифея, продолжали стоять на прежних позициях, считая, что за широтой 52 -54° уже находятся необитаемые области Земли. Таким, по моему мнению, должно быть объяснение сообщения Пифея о совпадении полярного круга с летним тропиком[***** - См. А. Б. Дитмар. Указ, соч., с. 49 -50; А. Б. Дитмар. География в античное время. М., 1980, с. 59 — 60]. А. Б. Снисаренко же предлагает другое, остроумное, хотя и не бесспорное решение этого вопроса. Он
пытается увязать фразу Пифея о полярном круге и летнем тропике с астрономическими наблюдениями древних жителей Британии, проводившимися ими с использованием огромных кольцевых сооружений, построенных из каменных прямоугольных столбов и балок, расположенных в некоторых местах Великобритании. Наиболее известные среди них — Стоунхендж и Каллениш. Долгое время ученым было неясно назначение этих уникальных сооружений, воздвигнутых около 1900 -1600гг. до н.э., но недавно было доказано, что эти постройки служили своеобразными астрономическими обсерваториями для наблюдений за движениями Луны и Солнца[****** - См. Дж. Хокинс, Дж. Уайт. Разгадка тайны Стоунхенджа. Пер. с англ. М., 1973 (там же фотографии и рисунки этих сооружений)]. Конечно, у нас нет прямых доказательств того, что Пифей использовал некоторые наблюдения бриттов за движением Луны, и мы можем только строить догадки по этому поводу, как делает автор этой книги. Однако важна сама его мысль, что древние греки, достигшие ко времени жизни Пифея достаточно высокого уровня знаний в области математики и астрономии, могли заимствовать у далеких от них
народов Севера некоторые достижения в этих отраслях научных знаний.
        Недооценка трудов Пифея в древности и резкая критика их Страбоном привели к тому, что рукописи этих трудов не переписывались, не размножались (к тому же они, видимо, оставались неизвестными Аристотелю); они постепенно забывались и были окончательно потеряны для потомков, кроме незначительных отрывков, сохранившихся в сочинениях некоторых античных авторов.
        Остается невыясненным, каких районов Севера достиг Пифей, каков был его маршрут. Совершил ли он свои путешествия только по морям или частично пользовался реками Европы? Где находился "янтарный остров", упоминаемый им? Что такое "морское легкое", о котором он писал? Наконец, где лежала далекая Туле — крайний предел обитаемой земли?
        На все эти вопросы исследователи дают самые противоречивые ответы. Одни отождествляют Туле с Оркнейскими, Шетландскими или Гебридскими островами, другие ищут ее в Исландии и даже в Гренландии… В 1810г. Л. Бух доказывал, что Туле следует помещать в районе Тронхеймс-фьорда (Западная Норвегия). Эту мысль поддержал знаменитый полярный исследователь Ф. Нансен в 1910г., с этим согласились и другие ученые… А. Б. Снисаренко обосновывает свою версию плавания Пифея по рекам Восточно-Европейской равнины и считает наиболее вероятным отождествление Туле с о. Ян-Майен в Северной Атлантике. Предлагаем читателю самому решить, насколько доводы автора являются убедительными.
        Конечно, спорить о маршрутах древних путешественников при почти полном отсутствии точных данных о их путях движения очень трудно, и ученым приходится прибегать главным образом к косвенным доказательствам, используя при этом данные самых различных отраслей научных знаний (палеогеографии, истории, этнографии, лингвистики и др.). Недаром же эти споры ведутся на протяжении нескольких столетий. Пожалуй, только в наши дни, когда наукой накоплен огромный запас фактов, исследователи смогут, наконец, найти новые и неопровержимые аргументы, которые позволят максимально приблизиться к окончательному решению спорных вопросов или же наконец их решить. В этом отношении книга "Курс — Море Мрака" может служить примером того, как исследователь, увлеченный своей темой и вооруженный знаниями и современными методами исследований, пытливо, шаг за шагом пытается реконструировать очень далекие от нас события.
        Кроме многих положительных качеств книги, отмеченных выше, хочется обратить внимание еще на одно, именно на то, что эта книга, написанная в жанре литературного поиска, позволяет читателю в какой-то степени "заглянуть" в творческую лабораторию исследователя и убедиться, как нелегко анализировать античные источники, нередко весьма противоречивые, какую массу фактов приходится сопоставлять, прежде чем прийти к какому-либо выводу по тому или иному спорному вопросу. Возможно, не со всеми доказательствами автора книги читатель согласится, так как наряду с веской аргументацией он встретит и менее убедительные доводы, но, как известно, истина рождается в споре!
        Несомненная ценность книги А. Б. Снисаренко, кроме всего прочего, заключается и в том, что она в определенной мере заполняет большой пробел в современной отечественной литературе по истории античной географии, содержащей мало специальных исследований, посвященных рассмотрению тех важных проблем, с которыми мы встретимся на страницах этой книги.

А. Б. Дитмар
        Романтика поиска или борьба за жизнь?
        Куда и зачем стремились древние мореходы? Где, как и почему возникло мореплавание? Вероятно, у разных народов и, скорее всего, по-разному и в разное время. В этих двух фразах — исчерпывающее состояние проблемы. Вопросы и предположения — вот все, чем мы располагаем. Римский философ-скептик Iв. Секст Эмпирик, ссылаясь на историков, называл первым плавающим кораблем "Арго" (31, с. 249)[* - Здесь и далее первая цифра ссылки означает номер источника по списку литературы, вторая (если при ней нет отсылки к странице) — номер книги или песни, третья — номер главы, стиха или параграфа и т.д. Ссылки на Страбона даны по международной системе]. Принято считать, что поход аргонавтов имел место до Троянской войны. Теперь все ясно, если не считать того, что мы не можем уверенно датировать эту баталию. Обычно называют две даты — 1270 -1260 и 1190 -1180гг. до н.э.
        Относительно истоков мореплавания у каждого народа существует своя версия. Общее в них то, что они выводят на сцену сразу достаточно совершенный корабль, способный к большим переходам и к тому же быстроходный ("Арго" означает "быстрая", "юркая"). Но еще древние догадывались, что нечто не может возникнуть из ничего. По каким чертежам строился тот же "Арго" и как возникла сама их идея? "По советам богини Афины", как свидетельствует Аполлоний Родосский? Едва ли кого-нибудь удовлетворит такое объяснение. Впрочем, "Арго" не мог быть первым плавающим кораблем уже потому, что известны "солнечные ладьи" египетских фараонов, например ладьи Хуфу. Они переносят нас в 3-е тысячелетие до н.э.
        Ну а в чьей гениальной голове родился образ этой ладьи? Для египтян такого вопроса попросту не существовало. "Солнечные ладьи" — это копии ладей бога Амона — "Манджет", на которой он регулярно путешествовал по земному Нилу, и "Месексет", предназначенной для путешествий по Нилу подземному (так египтяне объясняли смену дня и ночи). Модели этих корабликов клали иногда в гробницы, а фараоны изготавливали их "в натуральную величину", определенную жрецами. Эти ладьи почитались священными и в дни празднеств солнечного бога Амона совершали ритуальные плавания по Нилу от Фив вниз по течению. Вход в ладью дозволялся только фараону и верховному жрецу (часто это было одно и то же лицо).
        После смерти фараона — живого бога, воплощения Амона ? "солнечную ладью" клали в его гробницу, дабы он мог продолжать путешествия с Амоном по подземному Нилу. Свой корабль был и у богини Исиды. Считалось, что богиня отправлялась на нем в путь 5 марта, и в Риме и Александрии в эллинистическую эпоху этот день был праздником спуска на воду — ?????? ???.
        А вот финикийцы обошлись в этом вопросе без богов. Их версия столь правдоподобна, что, скорее всего, отражает историческую реальность. Легенда рассказывает, что первым мореходом, мореходом поневоле, был тирийский дровосек Ус. Однажды, увлеченный работой, он не заметил, как оказался в огненном полукольце. Пожар был настолько силен, что пробиться сквозь него не представлялось ни малейшей возможности. Что страшнее: утонуть в море или сгореть заживо? Ус выбрал первое. Но если утопающий хватается обычно за соломинку, то дровосек предпочел более привычное средство — бревно — и остался жив. А может быть, несколько бревен? Плот?
        Не исключено, что именно плот был "первым плавающим кораблем", известным чуть ли не всем народам и сохранившим свою популярность и в эпоху весел, и в эпоху паруса, и в эпоху пара и электричества. На плотах, возможно, пересекали Атлантику египетские и марокканские аборигены. На плоту спасались грек Одиссей и англичанин Робинзон Крузо. Плоты широко используют современные нам народы Азии и Океании. На плоту путешествовали Геккльберри Финн с верным Джимом.
        Плот — самое надежное средство спасения, недаром и на современных судах моряки предпочитают его шлюпкам. Наиболее ценное его качество — он не может утонуть. Не может, если бы даже захотел.
        Но плот не лишен и серьезных недостатков: он плохо управляем, не спасает от непогоды. В северных морях, даже свободных ото льда, он может стать не средством спасения, а средством гибели. Однако со временем человек сумел превратить недостатки плота в его достоинства. "Плотоходы поневоле" должны были хорошо изучить систему ветров и течений. Экстраполируя данные своих регионов на другие, обобщая их, систематизируя, люди камушек за камушком строили здания наук — метеорологии и гидрологии, географии и гидрографии, совершенствовали мореходные навыки.
        Чтобы защититься от волн, разгуливающих по плоту, моряки сооружали заграждения по его периметру. От них, правда, немного проку: штормовые волны их просто не замечают, да и свалиться с плота нетрудно. Высота заграждений поэтому увеличивается, они превращаются в борта, защищающие не только от стихии (’??????????), но и от неприятельских стрел (’?????????????). В случае опасности на такой фальшборт (’?????? ?????) навешивали ??????????? — специальные щиты из кожи или волоса, в которых застревали стрелы и дротики. Высокий борт, кроме того, увеличивает осадку судна и улучшает его остойчивость, а это дает возможность брать с собой в море живой провиант — скот, не опасаясь, что он окажется среди волн, позволяет увеличивать продолжительность плавания, развивать торговлю, вести войны, открывать новые земли.
        Основное преимущество в морском бою — маневренность и скорость. Плот плохо для этого приспособлен: изменить его форму, сделать обтекаемым невозможно. И люди обращаются к другому древнейшему плавучему средству, возникшему, вероятно, одновременно с плотом, — лодке. Проигрывая в безопасности плавания, они выигрывают во многом другом. Так появляются корабли. Шалаш, защищавший некогда плотохода от ветра, дождя и палящего солнца, превращается в каюту. Высокие борта дают возможность сделать еще один настил — палубу. На ней и под ней размещаются скот, запасы оружия или товары. Военные корабли эпохи эллинизма обрастают металлической обшивкой, снабжаются подводными и надводными таранами (надводные превратились позднее в бушприты и служили в основном для крепления мачт и парусов), а на их палубах устанавливаются метательные орудия и гелеполы — стенобитные башнеобразные орудия на колесах.
        ГРЕКО_РИМСКАЯ РОЗА ВЕТРОВ (составлена автором) Источники обозначены цифрами: 1. Авзоний 2. Апулей 3. Аристотель 4. Аристофан 5. Вегеций 6. Вергилий 7. Витрувий 8. 'Вульгата' 9. Геллий 10. Геродот 11. Гесиод 12. Гомер 13. Гораций 14. Исидор 15. Катулл 16. Колумелла 17. Ливий 18. Лукреций 19. Непот 20. 'Новый Завет' 21. Овидий 22. Плавт 23. Плиний Старший 24. Плутарх 25. Полибий 26. Проперций 27. Светоний 28. Сенека 29. Стаций 30. Тибулл 31. Феокрит 32. Фукидид 33. Цезарь 34. Цельс 35. Цицерон 36. Эврипид
        Одно из древнейших описаний корабля (тоже созданного по "божественным чертежам" и, надо полагать, принадлежащего к улучшенному типу) имеется в библейской Книге Бытия. Речь идет о знаменитом Ноевом ковчеге: "Сделай себе ковчег из дерева гофер[** - Кедр]; отделения сделай в ковчеге и осмоли его смолою внутри и снаружи. И сделай его так: длина ковчега триста локтей[*** - Общеупотребительный древнееврейский локоть — 44см, но, возможно, что имеется в виду еврейский священный кубит (64см) или талмудистский кубит, равный вавилонскому царскому локтю (55,5см), применявшемуся в качестве строительной меры на всем Востоке (например, в египетских пирамидах)]; широта его пятьдесят локтей, а высота его тридцать локтей. И сделай отверстие в ковчеге, и в локоть сведи его вверху, и дверь в ковчег сделай сбоку его; устрой в нем нижнее, второе и третье жилье". Возможно, именно такими и были трехпалубные корабли древних иудеев.
        Совсем иное мы видим у других средиземноморских народов.
        Поиски наилучшей конструкции корабля были затяжным и нелегким процессом. Но наступает время, когда понятие "корабль" становится слишком широким. Для перевозки грузов служат небольшие суда особой конструкции, напоминающие барки. Боевые суда не похожи на торговые, греческие — на финикийские, легкие каботажные — на суда дальнего плавания. Корабли начинают различаться по типам конструкции и функциям, имеют разное количество палуб, разную скорость, разный силуэт. (В данном случае слово "палуба" несколько условно. С уверенностью мы можем говорить лишь о количестве рядов весел. Не исключено, однако, что количеству рядов гребцов соответствовало такое же количество палуб, как это было в более поздние времена. Во всяком случае, понятия "палуба" и "трюм" известны и грекам, и римлянам.) Наряду с греческими простейшими монокротами (римскими монерами), двухпалубными дикротами, или биерами (римскими биремами), и 2,5-палубными триемиолиями бороздят волны трехпалубные триеры (триремы), наиболее оптимальные по своим мореходным и боевым качествам в тех условиях, и четырехпалубные тетреры (квадриремы)[1 - Литература,
посвященная античному флоту, практически отсутствует. Поэтому представляется целесообразным произвести здесь хотя бы очень беглый его обзор: он поможет лучше уяснить состояние мореходства в эпоху описываемых событий.Основным движителем античных кораблей служили весла. Поэтому доминирующим типом судов были гребные (????????, ’???????? или ’?????????) энеры (’??????). Если судно имело также мачту, на которой крепился парус, оно называлось ’?????????? у греков и velifer у римлян, т.е. идущее под парусами и на веслах. Трехмачтовое судно называли ??????????. Чисто парусных судов древние не знали.По назначению корабли делились на торговые (’?????????, -?????????), грузовые (’????????? ??????, -????????, cybaea, oneraria), продовольственные (??????), вспомогательные (??????????), сторожевые (???????), священные, или культовые (??????, -???), и военные (navis longa). Римляне выделили также в особый класс корабли для перевозки лошадей (hippagogoe), что связано со спецификой географического районирования римского государства и с принципами его внешней политики.Суда были палубными (tecta; слово хатасгтрсора —
"палуба" — известно уже Геродоту, а ????? — Эсхилу), имеющими трюм (’??????, ’‘??????), и беспалубными (’???????, aperta). Основными типами палубных судов (количеству палуб условно соответствует количество рядов гребцов) были:Другие типы кораблей можно считать "нестандартными". Сюда относятся, в частности, так называемые "легкие" суда — как правило, это быстроходные пиратские или военные беспалубные челны (’????????, ’????????????, -????????, полуторарядная ??????? 2^1^/^2^ — рядная ??????????, -??????, -????, dromon, geseoreta, lembus, liburna, myoparo, разведывательная prosumia и др.). мореходные лодки и челны (??????, navia, ratis, phaselus, parunculus, scalmus), плоскодонные ponto, pontonium (отсюда — "понтон"), paro (отсюда — "паром"), placidae. К нестандартным следует отнести и иностранные типы: египетские ????? (отсюда — "барка", "баркас"), кипрские ?????????, либурнские ?????????, галльские nausum.Иногда тип корабля определялся не количеством рядов гребцов (палуб), а общим количеством весел: 13 (??????????????), 30 (??????????????, -?????????????), 50 (???????????????, -????????????) и т.д.].
Карфагеняне, а вслед за ними римляне отдают предпочтение пятипалубным пентерам — менее поворотливым, но более тяжелым, и семипалубным гептерам. Одновременно совершенствуется тактика боя: в ее основе — различные приемы абордажа и рукопашная схватка. Значение, которое придается лучникам, остается доминирующим; еще в древнейшие времена лук был для человека основным средством жизни (в греческом языке слова "жизнь" и "лук" пишутся одинаково, различаясь лишь ударением).
        Столкновение торговых интересов порождает быстрый рост флотов и их совершенствование. Растет количество рядов весел, доходя, как уверяют древние авторы, до двадцати и даже тридцати. Лидером в этой области долгое время была птолемеевская Александрия. Плутарх сообщает о сорокапалубной тессараконтере — прогулочном корабле Птолемея IV Филопатора, построенном по проекту Калликсена. Его длина превышала 120м, ширина достигала 20, а высота — 21м. Четыре тысячи рабов ворочали его 20-метровые весла! Команда этого левиафана насчитывала 400 человек, а на его палубах могло разместиться около 3000 воинов. А ведь были еще и пассажиры — как минимум царский двор. Спорность этого описания очевидна: при указанной высоте надводного борта высота межпалубных пространств составила бы 0,5м — гребцы не смогли бы там даже сидеть, а тем более работать. Да и на палубе размером 120?20м едва ли могло уместиться такое количество народа. Но, по-видимому, какой-то корабль-гигант, поразивший воображение древних, все же существовал в действительности.
        Быстро развивается новая наука — кибернетика, наука судовождения (от греческого ?????????? — "кормчий", "рулевой"). Она требует систематических и навигационных знаний и инструментов, и их появление не заставляет себя ждать. Анаксимандр изобретает географическую карту и солнечный компас (гномон). Во времена Птолемеев появляются квадрант, армиллярная сфера, астролябия. Китайцы пользуются магнитным компасом. Инструменты пока еще неуклюжи, примитивны, но свое назначение выполняют исправно. Однако еще долго ночью по старинке определяли путь по звездам. "Финикийские мореплаватели делают это по Малой Медведице, а остальные люди — по Большой", — сообщает римский историк Арриан (7, VI, 26, 4). Греческий доксограф ("популяризатор чужих мнений") IIIв. Диоген Лаэртский упоминает, что ученые александрийской школы приписывали "открытие" Малой Медведицы греческому философу VII -VIвв. до н.э. Фалесу, которого они считали финикийцем. Ориентирование по Большой Медведице и другим звездам известно еще Гомеру. Позднее появляются периплы — своего рода лоции. Это отчеты об экспедициях с указанием важнейших береговых
пунктов, ориентиров, расстояний между ними и т.п. Диоген Лаэртский донес до нас название несохранившегося сочинения философа и путешественника Демокрита (V -IVвв. до н.э.) "Плавание вокруг океана", которое, видимо, следует признать одним из первых греческих периплов.
        К сожалению, древние народы увековечивали на стелах и вазах только боевые корабли — предмет гордости и славы каждой уважающей себя державы, претендовавшей на звание морской. Мы можем представить, как выглядел корабль Одиссея, но понятия не имеем о кораблях Гимилькона или Пифея. Возможно, они были похожи на те, какие находят археологи на дне Средиземного моря. Ведь торговые корабли, к которым предъявлялось, по существу, единственное требование — надежность, претерпели гораздо меньшие изменения по сравнению со своими воинскими собратьями.
        Итак, мореходство становится профессией. Профессией отчаянных. Профессией отверженных. Греческий поэт IV -IIIвв. до н.э. Фалек предостерегал (2, с. 211):
        Дела морского беги. Если жизни конца долголетней
        Хочешь достигнуть, быков лучше в плуги запрягай:
        Жизнь долговечна ведь только на суше, и редко удастся
        Встретить среди моряков мужа с седой головой.
        Это написано много лет спустя после плавания "Арго", экспедиций Ганнона Карфагенянина и Гимилькона. Ничуть не безопаснее было мореходство и еще несколько веков спустя.
        Жизнь береги, человек, и не вовремя в путь не пускайся
        Ты через волны морей; жизнь ведь и так недолга, -
        советовал греческий поэт Iв. Автомедонт (2, с. 300). Мало что изменилось за 500 лет. Разве что судоходство стало сезонным: многовековые наблюдения обеспечили относительную безопасность плавания в благоприятные периоды и предостерегали против выхода в море "не вовремя". В эпоху Александра Македонского, пишет Арриан, знали, что, когда дуют летние этесии (пассаты)" которые турецкими моряками называются "мелтем", плавать опасно[2 - В Эгейском море этесиями (’???????) назывались пассатные ветры — северный (Борей) и северо-северо-западный (Япиг), дувшие в течение 40 дней после восхода Сириуса с Адриатики. Египтяне называли этесиями только северо-восточные ветры, дувшие с Геллеспонта. Витрувий включал этесии в розу ветров между Фавонием и Киркием.Помимо основной розы ветров греки и римляне различали благоприятные и неблагоприятные для плавания сезоны и условия. Были ветры, дующие с суши (’???????, ’????????), с гор (???????) или долин (??????????) и дующие в море (???????, ’???????, этимологически связанный с ’????? — богинями моря); неблагоприятные встречные (??????, -????????, reflatus) и благоприятные
попутные (??????????, -?????, ’???????, -?????????); просто опасные (????????, -???) и несущие дождь или грозу (????????, -?????, -????????, nubifer) либо, наоборот, разгоняющие тучи (????????????, nubifugus). Были условия, когда выходить в море ни в коем случае не рекомендовалось (’??????), а были такие, которые Софокл называл "прекрасными" (?????? ??? ?????). Пора северных бурь (???????, haedus) сменяла период от весны до середины сентября — время восхода Арктура (?????? ??? ’?????????). С восхождением Плеяд и Гиад наступал период дождей (hiades — по имени нимф дождя).Существовали и чисто местные ветры, которые назывались не по сторонам света (северный, южный), а по географическому направлению их движения: родосский ??????? (дующий с Карийского хребта Кавна), -???????????? или ??????????? (дующий с Геллеспонта), -??????? (дувшие со стороны Скироновых скал), -????? (дующий со стороны мыса Кирки, т.е. Чирчео), киликийский ????????, gallicus и hadrius (дующие соответственно из Галлии и с Адриатики), onchesmistes (дующий в Италию из Эпира), altanus (просто ветер с моря). Ветер, с которым ранней весной
возвращались перелетные птицы, независимо от его направления назывался ornithias ("птичий").У Полибия можно найти целую метеорологическую систему, относящуюся к плаванию с попутным ветром: ’???????, -???????, ’?? ?????? ????? и т.п.]. Нужно дождаться зимы, т.е. "с захода Плеяд (первая декада ноября. — А. С.) и до солнцеворота", когда муссон изменяет направление и "начинают дуть мягкие ветры, при которых можно идти на веслах и пользоваться парусами" (7, VI, 21, 2 -3). Самыми опасными периодами для мореходства были июль — сентябрь и февраль — май (в первой декаде мая восходили Плеяды).
        Обратили внимание греки и на то обстоятельство, что время ветров совпадает не только с наступлением определенных сезонов, но и с появлением на небе вполне конкретных звезд. Диоген Лаэртский приводит явно легендарное мнение о том, что Фалес написал трактат "Судоводная астрономия". Уже сам Диоген с сомнением оговаривается, что иногда это сочинение приписывается Фоку Самосскому, о котором мы вообще ничего не знаем, кроме имени. Возможно, эта легенда — отголосок другой — что Фалес был современником Гомера. Гомеру уже известно, например, что Сириус — "звезда вредоносная" (11, XI, 62)[3 - Дословно — "губительный Сириус" (?????? ???????)]. Это наблюдение — одна из первых ласточек. К III -IIвв. до н.э. моряки имели уже достаточно прочную систему навигационных знаний. Александрийский поэт и ученый Арат, которого с полным правом можно назвать "отцом мореходной астрономии", как Эвдокса мы считаем основоположником астрономии научной, систематизировал и описал звездное небо, не забыв при этом указать, какие светила предвещают хорошую погоду, а какие плохую. Арат, в частности, пополнил перечень "вредоносных
звезд" Арктуром, чей восход грозил морякам бедой. Период между восхождениями Сириуса и Арктура греки выделили в особый сезон — это было время сбора плодов (от конца июля до начала сентября). Так люди Земли шаг за шагом осваивали сложное здание Вселенной.
        Следует, правда, оговориться, что греки, а вслед за ними и римляне, обобщая свои знания, имели в виду судоходство прежде всего в хорошо изученном Средиземном море (и те и другие называли его "Нашим морем"). Безопасность плавания в нем зависела не столько от познания опасностей природных, сколько от умения ускользнуть от нападения многочисленных пиратов, которыми кишело Средиземноморье и которые довели свои корабли, преимущественно легкие гемиолы, до такой степени совершенства, что стали благодаря им подлинными властителями моря.
        Особенно славились иллирийские, киликийские, критские, финикийские, самосские и сицилийские "мужи, промышляющие морем". Из эпоса мы знаем о пиратских наклонностях аргонавтов, Одиссея, Энея. Жители Коса хотели помешать высадке на свой остров Геракла, возвращавшегося из-под Трои, приняв его флот за пиратский, и герою пришлось с боем расчищать себе дорогу. Похожая история произошла на другом острове. Критские мифы рассказывают, как Алтемен, сын царя Катрея и внук Миноса, переселившийся на Родос, помог своим новым согражданам надолго отбить у пиратов (у чужих пиратов) охоту грабить остров. И когда на горизонте показался критский флот, среди которого был корабль Катрея, спешившего повидаться с сыном после многолетней разлуки, Алтемен, прекрасно разбиравшийся в повадках пиратов, резонно рассудил, что это очередной набег эвпатридов удачи, и в схватке убил не узнанного им отца. Вероятно, у Алтемена были веские основания для боя с соотечественниками.
        Критяне все нечестивцы, убийцы и воры морские.
        Знал ли из критских мужей кто-либо совесть и честь? —
        возмущался в IIIв. до н.э. грек Леонид Тарентский (2, с. 243).
        Это написано тогда, когда на Средиземном море решалась судьба Карфагена, когда Рим готов был стать мировой державой. К тому времени пиратство имело давние и прочные традиции. Для критян — островного народа — оно стояло на первом месте, и они довели его до высокого профессионального уровня.
        Покончить с пиратством на Средиземном море удалось лишь римлянам.
        С пиратством и морскими войнами тесно связано совершенствование флота и мореплавания. Фраза скифского мудреца Анахарсиса (современника и ученика греческого философа и законодателя Солона), кому греки иногда приписывали изобретение якоря и гончарного круга, о том, что "существуют три сорта людей — живые, мертвые и плавающие по морям" (14, I, 104)[4 - В понятие "странствующий по морям" (’???????????, -??????????) или "плавающий в море" (????????) включались не только моряки-профессионалы (??????, -???????), но и вообще всякий отважившийся вверить свою судьбу морским богам], много веков воспринималась как аксиома. Однако задолго до Анахарсиса в Египте возникает особая каста кормчих, они же одновременно были и лоцманами. "Древние, не имея компаса, могли плавать только у берегов, поэтому они пользовались только гребными судами, маленькими и плоскодонными, — рассуждает Монтескьё с высоты своего XVIII века, — почти все рейды служили для них портами; лоцманское искусство было очень несовершенным, так что управление кораблями имело очень небольшое значение. Так, Аристотель говорит, что нет нужды в особой
профессии моряков, так как имеется достаточно земледельцев, которые могут их заменить" (21, гл. IV). Что это не так, доказывает хотя бы то, что, несмотря на наличие касты кормчих, египтяне в особых случаях прибегали к услугам более опытных финикийских моряков. Так поступала, например, царица Хатшепсут, при которой было совершено несколько экспедиций в таинственную страну Пунт на восточном побережье Африки. Так поступил и фараон Нехо II, когда ему понадобилось узнать, можно ли, отплыв из Египта к востоку, вернуться к нему с запада.
        Потомки этих моряков, наследники финикийской славы карфагеняне претендуют на безраздельное господство уже не только в Средиземном море, но и в Атлантике. В VIв. до н.э. они устанавливают блокаду Гибралтара. Греки переосмысливают это событие в мифе: Геракл установил свои Столпы как символ предела для мореходов, как знак края обитаемой земли.
        Выход за Геракловы Столпы по меркам древних жителей Средиземноморья граничил с безумием. За ними простиралось Маге Tenebrarum — Море Мрака, в котором мореходов поджидали разного рода людоеды и диковинные существа. Вдали от берегов корабли уволакивали на дно гигантские спруты или уничтожали огненным дыханием крылатые драконы. Моряками могли стать добровольно только очень отважные люди, в понятиях современников — почти смертники: кроме всего прочего, покидая пределы страны, они лишались покровительства отечественных богов и приобретали могущественных противников в лице богов чужеземных, ревниво оберегавших интересы тех, кто приносил им жертвы. Может быть, это обстоятельство сыграло не последнюю роль в интенсивном строительстве колоний во вновь открытых землях: каждая колония имела храм или хотя бы святилище, а следовательно, подпадала под "юрисдикцию" соответствующего божества.
        Но не следует думать, что Атлантика была в древности совершенно безлюдна. Выход в океан считался гибельным для всех, кроме финикийцев и их родственников-карфагенян. Их корабли бороздили Море Мрака во всех направлениях. Экспедиция Ганнона продвигается на юг вдоль африканского побережья, Гимилькон ищет Касситериды — Оловянные острова — к северу от пролива. Не прекращается оживленная торговля со страной Тартесс, столица которой с тем же названием расположена западнее Геракловых Столпов.
        Рубежи ойкумены (обитаемого мира) неуклонно отодвигались от привычных обжитых мест.
        В этой небольшой книге, ее можно было бы назвать книгой гипотез, будет рассказано о нескольких этапах познания мира — от "первого плавающего корабля" до эпохи, когда почти вся Европа была включена греками в пределы ойкумены.
        ЧАСТЬ 1. ПО СЛЕДАМ ЛЕГЕНД
        Глава 1. Адреса Аргонавтов
        Если верить Диогену, первым изложением похода "Арго" была поэма критского жреца и философа-мудреца VIIв. до н.э. Эпименида, насчитывавшая 6500 строк. Это все, что мы о ней знаем, — немногим меньше, чем о самом Эпимениде, известном к тому же изречением: "Все критяне — лгуны". Поэтому считается, что миф о путешествии Ясона впервые зафиксирован поэтом Vв. до н.э. Пиндаром. Он посвятил описанию похода 184 стиха IV Пифийской оды, сочиненной по заказу киренского царя Аркесилая, и впервые отождествил Эйю с Колхидой. 184 строчки — это слишком много для песни и слишком мало для эпоса.
        Но еще менее можно назвать эпосом отрывочные упоминания отдельных имен и названий, связанных с мифом, у Гомера, Гесиода, Мимнерма, Эсхила.
        Отношение к мифу об аргонавтах круто меняется в эпоху эллинизма.
        При первых Птолемеях по инициативе ученика Теофраста и последователя Аристотеля Деметрия Фалерского в Александрии основывается храм Муз (Мусейон) с собственной хорошо оборудованной обсерваторией, многочисленными лабораториями и с 285г. до н.э. первой и лучшей в мире библиотекой. В ней хранились списки чуть ли не всех известных в эллинистическом мире греческих, египетских и сирийских литературных произведений. Библиотеку возглавляли крупнейшие ученые своего времени. Аристарх Самосский — Коперник древнего мира — в трактате "О величинах и расстояниях Солнца и Луны" сформулировал свои гелиоцентрические взгляды. Зенодот выправил и "издал" тексты "Илиады" и "Одиссеи".
        Вот тут-то и обнаружился досадный пробел в эпосе о "первом плавающем корабле". Глухие упоминания Пиндара, Гомера и Гесиода не могли удовлетворить любознательность греков. За это берется воспитатель Птолемея III поэт Аполлоний, написавший ядовитую сатиру "Против Зенодота" и ставший благодаря этому смотрителем (директором) библиотеки. В подражание Гомеру он создает тетралогию "Аргонавтика", насчитывающую 5835 стихов, — очевидно, на одну песнь меньше, чем поэма Эпименида. Аполлоний учел в своем труде все предшествующие варианты, не противоречащие общей схеме. Однако поэма, рассудил Птолемей, слишком явно перекликается с Гомеровыми, что говорит о нескромности автора, а особый акцент сделан на любовных психологических переживаниях Медеи и Ясона, что вообще не вяжется с понятием героического эпоса, тем более что этот аспект стал уже своего рода модой после трагедии Эврипида; позднее эту тему будут разрабатывать Энний и его племянник Пакувий. Литературные симпатии фараона оказались на стороне Каллимаха — изобретателя эпиллиев — стихотворных миниатюр на эпические темы, отличающихся афористичностью и
изяществом (их писал и Аполлоний). Оскорбленный Аполлоний уехал на Родос, уступив место хранителя библиотеки своему сопернику и приобретя к имени добавку "Родосский".
        "Аргонавтики" Геродора Гераклейского (конец VIв. до н.э.) и Аполлония в той или иной мере исправляли и дополняли другие авторы. Появилось и несколько новых "Аргонавтик" — Дионисия Скитобрахия (конец IIв. до н.э.), Теренция Варрона (Iв. до н.э.), Валерия Флакка (Iв.), анонимного орфика IV -Vвв. Трагедии о Медее сочинили Овидий и Сенека.
        Однако "Аргонавтика" Флакка, подражающая Аполлониевой, осталась незавершенной, а об "Аргонавтике" Дионисия мы имеем представление лишь из трудов Диодора Сицилийского и поздних схолиастов (комментаторов античных текстов). Поэтому классическим источником в этом вопросе все же остается поэма Аполлония. Ей мы и будем следовать.
        За Золотым Руном
        
        Завязка истории о Золотом Руне обнаруживается далеко от Колхиды — на родине муз, в беотийском городе Орхомене. Этим городом управлял сын бога ветров Эола и возлюбленный богини облаков Нефелы Атамант. У Атаманта и Нефелы подрастали двое детей — сын Фрике и дочь Гелла.
        Тем временем Беотия стала ареной очень важных исторических (по мнению греков) событий. Сюда прибыл финикийский герой Кадм, совершивший много подвигов, подаривший грекам алфавит и основавший крепость Кадмею — будущий акрополь семивратных Фив, которым суждено будет стать столицей Беотии. В жены Кадм избрал Гармонию — дочь бога войны Ареса и богини красоты Афродиты. Одна из их дочерей, Ино, стала женой Атаманта.
        Ино очень беспокоили Фрике и Гелла. Особенно Фрике: он по праву первородства являлся прямым наследником орхоменского престола. Поэтому она воспользовалась очередным неурожаем (устроенным ею же самою благодаря посеву негодных семян) и обманным путем исхлопотала оракул, гласивший, что для избавления от "засухи" следует как можно скорее принести в жертву Зевсу Лафистию (Пожирателю) Фрикса, а заодно и Геллу.
        Когда Фрике и Гелла уже лежали на алтаре, их неожиданно окутало плотное облако, посланное Нефелой. Из облака вынырнул златорунный баран, одолженный для этого случая Нефелой у Гермеса. Посадив к себе на спину детей своей повелительницы, он понес их по воздуху в далекую Колхиду, где правили сын Гелиоса, брат Пасифаи и шурин Миноса Ээт и его жена Идия — мать Медеи. Пролетая над узким проливом, разделяющим Сигей (Кумкале) и Херсонес Фракийский (Галлипольский полуостров)[* - Здесь и далее в скобках при топонимах в именительном падеже указаны современные названия], в котором пенились волны, Гелла испугалась и упала в море. С тех пор этот пролив называют Геллеспонтом — морем Геллы. Фрике благополучно прибыл в Колхиду и стал воспитанником Ээта. Золотого же барана они принесли в жертву Зевсу, а его руно повесили в роще Ареса под надежной охраной дракона.
        Вряд ли можно сомневаться, что в этой части мифа речь идет о борьбе за объединение греческих государственных образований эпохи героев. По мнению греков, успех в этом предприятии могло обеспечить только обладание божественным золотом, которое нужно было во что бы то ни стало вернуть в Элладу. Но кто мог за это взяться?
        Взялся внучатый племянник Атаманта Ясон, сын Эсона и внук Кретея — брата Атаманта. Кретей был основателем и первым царем Иолка (Волос) — столицы Фессалии. После его смерти царем стал Эсон, но вскоре власть узурпировал брат Эсона Пелий. Памятуя об участи Фрикса, Эсон, чтобы спасти сына, отдал его на воспитание кентавру Хирону, который прославился в древнем мире как наставник Ахилла, Актеона, Асклепия и Геракла. Ясон (это имя, означающее "целитель", он, кстати, получил от сведущего в медицине Хирона) прожил у кентавра в пещере на горе Пелион 20 лет, готовя себя к великому будущему, предсказанному богами.
        Сочтя себя подготовленным к свершению подвигов, Ясон явился в Полк и предстал перед изрядно струхнувшим дядей. Пелий согласился с категорическим требованием героя вернуть власть законному царю, но заметил, что этому препятствует сущий пустяк: во сне ему привиделся Фрикс и умолял вернуть в Грецию Золотое Руно. Просьбу Фрикса подтвердил и Аполлон устами своего оракула.
        Ясон не стал спорить. Пока сын Фрикса и Халкиопы Арг строил по его заказу корабль, он принялся набирать команду. Единого мнения о ее составе греки не выработали. Так, Эвфема и Эхиона упоминает еще Пиндар, Кастор и Полидевк впервые появляются у Геродота, Ификл и отец Патрокла Менетий присутствуют только у Аполлония, отец Одиссея Лаэрт — у Аполлодора Афинского (в поэме Аполлония он не упомянут, как и Аталанта, встречающаяся у Диодора Сицилийского). Аполлоний насчитывает 53 аргонавта. Кроме кормчих Анкея, Тифиса и Эвфема, все были гребцами. (Любопытно отметить, что примерно такое же количество гребцов было на корабле Одиссея. Этот факт дает основание причислить корабли обоих героев к одному классу, причем к классу военному, ибо только на военных кораблях гребцами были сами воины — аптеретоа.)
        И вот уже свежий ветер наполняет парус стремительного "Арго", несущегося к острову Лемнос (или Синтеида — по имени населявших его синтиев). В описании этого острова Аполлоний допускает весьма любопытные реминисценции. На Лемносе живут только женщины — мотив, широко распространенный в фольклоре и как бы подготавливающий читателя к встрече аргонавтов с амазонками, которая произойдет на черноморских берегах Малой Азии. Население Лемноса женское потому, что лемниянки умертвили всех своих мужей, кроме одного, — сразу вспоминается легенда о данаидах, убивших своих мужей, тоже кроме одного. Ассоциации вызывают даже имена: на Лемносе уцелел отец Гипсипиллы, или Гиппии, среди данаид отказалась от убийства Гипермнестра, или Гиппе, пощадившая своего мужа Линкея (одного из аргонавтов также звали Линкей). Прекрасная правительница Лемноса Гипсипилла столь очаровала приемом аргонавтов, что они забыли о цели своего путешествия, — очень похожая сцена есть в "Одиссее", где в роли обольстительницы выступает Кирка. Часть команды "Арго" во главе с Гераклом осталась на судне, они-то и напомнили аргонавтам о их долге;
точно так же поступил Одиссей, выручивший своих непутевых соратников.
        Случайно ли это? Ведь Лемнос, как и следующий за ним пункт — остров Электры Самофракия (Самотраки), — вполне реальные острова, хорошо известные и в древнем и в современном мире. Мог ли Аполлоний рассчитывать, что ему поверят? Очевидно, мог. В крайнем случае он сослался бы на Геродота, который прямо называет ахейское племя минийцев (жителей Лемноса) потомками героев-аргонавтов, гостивших у прекрасных лемниянок.
        Еще проще обстоит дело с Кизиком, куда аргонавты прибыли из Самофракии. Аполлоний еще не подозревал, что всего век спустя Кизик станет не просто рядовым городом, каких много, а родиной Эвдокса, первым из греков достигшего Индии, доплыв до нее вокруг Африки. Здесь ар" гонавтам пришлось сражаться с шестирукими великанами, бросавшими в героев скалы. Параллель с киклопами из "Одиссеи" напрашивается сама собой, но ведь Кизик — реальный город на одноименном мысу в Пропонтиде (Мраморное море), существовавший с VIIIв. до н.э., а может быть и раньше, по VIв. н.э., и никто никогда никаких великанов там не видел. В чем же дело? А в том, пишет Аполлоний, что аргонавты перебили их всех до единого. Очень логичное объяснение и вполне достаточное для эллинистических читателей. Тем более что ни в трудах Эвдокса, до нас не дошедших, ни в трудах Посидония, который охотно их цитирует, эти несимпатичные создания не упоминаются.
        Но всегда ли Аполлоний последователен и правдив в описаниях известных областей? Или прав Эджертон Сайкс, полагающий (115), что нынешние названия местностей по пути следования "Арго" не более чем "географическая условность" и что у современного исследователя шансов отыскать их ничтожно мало? Чтобы выяснить это, вернемся на "Арго".
        Мисия, Вифиния и Фракия
        
        Следующая после Кизика остановка — Мисия. На первый взгляд такой маршрут кажется странным: Мисия прочно ассоциируется с Пергамским царством, а сам Пергам (Бергама) — столица Мисии — расположен в северо-западной части Малой Азии, в местности Атарней, напротив острова Лесбос. Но ведь аргонавты уже плыли по Пропонтиде! Что же, они снова прошли Геллеспонт и устремились на юг для того только, чтобы пополнить запасы продовольствия?
        Если бы это было так, поэма Аполлония, скорее всего, вообще не увидела бы света. Греки ценили поэтический вымысел, но не прощали лжи. Мисийцы действительно обосновались в Атарнее, переселившись туда с юга, из Лидии (9, VII, 74). Но еще до Троянской войны (а следовательно, до похода Ясона) они вместе со своими северными соседями тевкрами (троянцами) вторглись через Боспор на Европейский континент и захватили всю Фракию (9, VII, 20). Впоследствии мисийцы вернулись в Малую Азию, и ко времени написания поэмы их северная граница шла по Пропонтиде, а на юге они граничили с Лидией. Разгромленная Троада вошла в состав Мисии. На современной карте Мисия птолемеевской эпохи занимает часть турецких вилайетов Чанаккале (куда и прибыли аргонавты), Балыкесир, Измир и Маниса.
        По прихоти судьбы соседями мисийцев стали их недавние враги — фракийцы. "После переселения в Азию, — сообщает Геродот, — это племя получило имя вифинцев, а прежде, по их собственным словам, они назывались стримониями, так как жили на Стримоне (фракийская река; Струма. — А. С.). Как говорят, тевкры и мисийцы изгнали их с мест обитания" (9, VII, 75). Во времена Аполлония Вифиния занимала часть нынешних турецких вилайетов Чанаккале, Балыкесир, Бурса, Биледжик, Стамбул и целиком вилайеты Болу, Коджаэли, Сакарья. Иными словами, вифинцы полностью контролировали Геллеспонт, имеющий в районе Чанаккале наименьшую ширину (турки называют Дарданеллы проливом Чанаккале).
        Обстоятельства сложились так, что аргонавты убили в поединке царя вифинцев (Аполлоний и Вергилий называют их бебриками) Амика и обратили в бегство его войско. Видимо, не будет слишком смелым предположение, что бебрики, собрав достаточную подмогу, вернулись, чтобы расправиться с греками. В этом случае очень логично дальнейшее поведение аргонавтов: они пересекли Пропонтиду и оказались во Фракии.
        Симплегады
        
        Советами прорицателя аргонавтам пришлось воспользоваться почти сразу после отплытия из Фракии. По выходе из Боспора им предстояло пройти между Симплегадами ("блуждающими") — расходящимися и сталкивающимися скалами, известными также под названием Кианеи ("темные"). Вероятно, это скала Рокет, расположенная в 90м к востоку от мыса Румели на европейском берегу пролива, и одна из безымянных скал у азиатского мыса Анадолу. Расстояние между ними не превышет 2 миль, и в непогоду это пространство представляет собой сплошной водоворот (5, II, 318 -323):
        Черные две скалы вы узрите при моря теснинах,
        Между которых никто не мог проскользнуть безопасно,
        Ибо внизу не на прочных корнях они утвердились,
        Но то и дело одна другой навстречу стремится;
        Так и сшибаются обе, а вкруг вздымаются волны,
        Страшно кипя, и раскатом глухой отзывается берег.
        Герои "обманули" скалы простым, но остроумным способом, подсказанным Финеем: Эвфем пустил через них голубя, а когда скалы разошлись, вперед ринулся "Арго". Симплегады не успели его раздавить и с тех пор остановились навсегда. Путь в Понт (Черное море) был открыт, и первыми из смертных прошли его аргонавты.
        Это был и впрямь немалый подвиг. Пожалуй, даже эпический. Выход в Понт сравним с выходом в Атлантический океан, как Симплегады сравнимы с Геракловыми Столпами или Скиллой-Харибдой."…В гомеровскую эпоху, — пишет Страбон, — Понтийское море вообще представляли как бы вторым Океаном и думали, что плавающие в нем настолько же далеко вышли за пределы обитаемой земли, как и те, кто путешествует далеко за Геракловыми Столпами. Ведь Понтийское море считалось самым большим из всех морей в нашей части обитаемого мира, поэтому преимущественно ему давалось особое имя "Понт", подобно тому как Гомера называли просто "поэтом"" (33, С 21)[1 - Представление о громадных размерах Понта в эпоху Страбона не должно удивлять, хотя Черное море интенсивно колонизировалось греками с VIIIв. до н.э. Это представление укоренилось с древнейших времен, когда Понт, Меотиду и Гирканское море считали единым водоемом — Сарматским морем (Страбоном уже не упоминаемым). Возможно, таким мнением Черное и Каспийское моря обязаны соединявшему их протоку Маныч.].
        Но выход греков (именно греков) в Понт имеет и еще одну немаловажную сторону. Глубоко правы Р. Хенниг и его единомышленники, рассматривая этот эпизод как "символ открытия греками Черного моря" (38, с. 36; 35, с. 44, 45). Видимо, поэтому Аполлоний и поместил Симплегады у входа в Понт, заимствовав этот символ угрозы мореходству у Гомера и сбив с толку исследователей маршрута Одиссея, кое-кто из которых по сей день ищет "одиссеевские" места в Черном, Азовском и Каспийском морях. Слегка перефразируя Секста Эмпирика, можно сказать, что "Арго" был первым греческим кораблем, плававшим по Черному морю.
        С этого рубежа греческая история связана с борьбой за Проливы. Если рассматривать Симплегады не как малопримечательные скалы у входа в Понт, а как весь Боспор, блокированный, например, вифинцами или фракийцами, то не лишена основания и догадка Хеннига и других исследователей о том, что Троянская война, вспыхнувшая вскоре после похода аргонавтов, была предприятием по прорыву греческого флота в Пропонтиду и далее в Понт. Достаточно бросить взгляд на карту того времени, чтобы оценить местоположение Трои. Протесилаев холм (Седдюльбахир) на европейском берегу Геллеспонта служил прекрасным наблюдательным пунктом за морем, а пиратские корабли Приама всегда были в боевой готовности.
        Троянцы зорко стерегли путь в Понт, оберегая интересы своих посредников-купцов. Только их да еще финикиян допускали колхи в свои морские владения. Для греков это был край чудес, Море Мрака в полном смысле слова. Все для них было там сказочным и волшебным, и порой трудно разглядеть реальность за рассказами, расцвеченными фантазией случайных мореплавателей одиночек.
        Подобная символика пронизывает весь греческий эпос. В эллинистическую эпоху и сам "Арго" стал символом: он вел за собой к неведомым землям. Астроном Гиппарх в своем каталоге разделил звездное небо на 48 созвездий, и среди них греки охотно узнавали Золотого Овна Нефелы; плывущий вслед за ним "Арго" (созвездие Корабль, расчлененное впоследствии на Корму, Киль, Паруса); членов его экипажа — Геракла (Геркулес), Кастора и Полидевка (Близнецы); Голубя, выпущенного в Симплегадах; реку Эридан, по которой прошли аргонавты; Дракона, побежденного Ясоном, и кентавра Хирона, воспитавшего двух самых знаменитых аргонавтов; Лиру, игрой на которой Орфей заглушил пение коварных сирен; Орла, клевавшего Прометееву печень…
        Страна амазонок и Аретиада
        
        По выходе в Черное море "Арго" взял курс на восток вдоль анатолийских берегов. В незнакомых (а часто и в знакомых) водах древние мореходы предпочитали не терять из виду берег. На этот раз, если согласиться с Аполлонием, их переход был довольно продолжительным: очередная стоянка была сделана лишь в стране амазонок.
        Отбросить всю легендарную шелуху, наросшую за 2 -3 тысячелетия, непросто. Но если все же попробовать это сделать, то можно с удивлением обнаружить, что амазонки — такая же реальность, как и все или почти все другие племена, упоминаемые в эпосе. Из Геродота явствует (9, IV, 110; IX, 27), что эти воительницы первоначально жили в Малой Азии (точнее, в Каппадокии), что это был сухопутный народ, не знакомый с судовождением, но тем не менее каким-то непонятным образом вторгшийся некогда в Аттику, и что впоследствии они переселились в Скифию, где положили начало племени савроматов. Не будем возражать Геродоту, хотя он и не совсем прав. Нас интересует другое: во всех источниках, во всех сообщениях и литературных произведениях основным местообитанием амазонок называется Малая Азия. Первым на это указал Гомер: амазонки по-соседски помогали троянцам одолеть греков. Геродот даже дважды называет конкретное место этой баталии — река Фермодонт, упоминаемая еще Эсхилом. Вот как ее описывает Аполлоний (5, II, 371 -374):
        Тут в спокойный залив Фемискирского мыса пониже
        Тихо впадает река, через весь материк протекая.
        Там Дойанта поля, а от них недалеко три града,
        Где амазонки живут.
        Фемискирский мыс — такая же реальность, как и другие пункты, перечисленные Аполлонием: река Реба (Рива), Черный мыс (это название сохранилось нетронутым до нашего времени, турки называют его Карабурун). Миновав вифинский остров Тинеида (остров Кефкен с удобной гаванью на его южном берегу), аргонавты вступили в область мариандинов. Эта область хорошо известна Страбону и Геродоту как часть III сатрапии Дария, выделенной им из северных прибрежных провинций Лидии (от Геллеспонта до устья Галиса). Здесь же помещал страну амазонок и Аристотель.
        Легко прослеживается и дальнейший путь в страну воительниц. Аполлоний, можно подумать, специально задался целью провести читателя по южному побережью Понта, дав наглядную и широкую картину местных достопримечательностей. При этом он твердо следует за Геродотом, нимало не смущаясь тем, что историка, по его собственному признанию, отделяют от Троянской войны многие века, а от аргонавтов — еще больший промежуток времени.
        Пройдя скалистый мыс Карамбис (Керемпе), аргонавты приблизились к Галису, который "течет с юга на север между землями сирийцев и пафлагонцев и впадает в море, называемое Эвксинским Понтом" (9, I, 6). Это была очень знаменитая река, она служила границей между Фригией и Матиенией. Хеттам она была известна под именем Марассант. "Минуя Фригию, река поворачивает на север и затем образует границу между сирийскими каппадокийцами на правом берегу и пафлагонцами — на левом. Таким образом, река Галис рассекает почти всю нижнюю часть Азии (Малой Азии. — А. С.) от моря, лежащего против Кипра, до Эвксинского Понта" (9, I, 72). Особенную славу Галису принесла легенда о лидийском царе Крезе, вопросившем оракула, следует ли ему идти войной на персов. Оракул ответил вполне в духе того времени: перейдя Галис, Крез сокрушит великое царство. Обрадованный царь поспешил форсировать реку, и… Лидия была сокрушена персами. На современной карте Галис носит имя Кызыл-Ирмак.
        Между Галисом и Фермодонтом есть еще одна река, упомянутая Аполлонием и хорошо известная Ксенофонту, — Ирис. Это Ешиль-Ирмак. В ее дельте и располагался Фемискирский мыс (Джива) с одноименным городом на нем, просуществовавшим до эпохи Августа. Город Фемискира — это столица амазонок, которую штурмовал вместе с Гераклом царь Аттики Тесей. Аполлоний не включил его в число аргонавтов, но у некоторых других авторов Тесей фигурирует среди спутников Ясона. Здесь он пленил (и в буквальном и в переносном смысле) сестру царицы амазонок Ипполиты Антиопу, ставшую его женой. Фемискирская местность известна уже Эсхилу и Геродоту. Именно здесь, на территории Понтийского царства, древние в полном согласии помещали Амазонию и "реку амазонок" — Фермодонт.
        Такая река есть, она впадает в Черное море в 30 километрах восточнее Ешиль-Ирмака. Это турецкая река Терме. Район обитания амазонок, вероятно, почти точно совпадал с контурами современных турецких вилайетов Амазия, или Амасья (в его названии, возможно, сохранились отзвуки имени этого легендарного племени), и Самсун. Более узко этот район ограничивается собственно Фемискирской равниной или долиной, которую называли равниной амазонок (’?????????? ??????).
        Далее к востоку по побережью обитали изобретатели нержавеющей стали халибы, "откуда исход серебра неоскудный" (11, II, 857), богатые тибарены и бронзовых дел мастера моссинеки, входившие в XIX сатрапию Дария (между Трабзоном и Поти). Во времена греко-персидских войн халибы обитали и "по сю сторону реки Галиса (?????)" (9, I, 28), предположительно в междуречье Кызыл-Ирмака и Ешиль-Ирмака, примерно в районе нынешнего города Самсун. Но основной их центр, конечно, был там, где указывает Аполлоний, — к востоку от Галиса. Здесь, в районе портового города Орду, находятся единственные в Северной Анатолии серебряные рудники, не оскудевшие по сей день. Визит аргонавтов к халибам увековечен в названии мыса, около которого расположены эти рудники. Он называется Ясунбурун.
        Проплывая земли моссинеков, аргонавты прибыли на остров бога войны Ареса — Аретиаду, где жили стимфалиды — птицы с медными перьями, клювами и когтями, изгнанные сюда Гераклом из Аркадии. Перья их разили, будто медные стрелы. Встреченные дождем этих стрел, аргонавты вынуждены были одеться в воинские доспехи и угрожающими криками и бряцанием щитов отогнать птиц от берега, прежде чем высадиться на него.
        Так поэтически Аполлоний описал встречу аргонавтов с колхами — самым, пожалуй, воинственным и сильным из окрестных племен, обитавшим на всем побережье от Трапезунда (Трабзона до Питиуса (Поти) — там, где Дарий очертил границы своей XIX сатрапии.
        Одно из значений греческого слова ’????? — "высокое мастерство", "умение". Другие значения — "доблесть", "храбрость", "сила", "мощь". Во множественном числе — "славные деяния", "подвиги". Все это, как нельзя лучше, подходит к колхам. Они славились не только своими боевыми качествами, но и искусством обработки металлов, ювелирным мастерством. А если это так, то на Аретиаде или вблизи нее должны быть залежи цветных металлов. Взгляд на карту убеждает, что единственное место, где следует искать этот таинственный остров, — прибрежные воды между турецким городом Хопа и Батуми, т.е. в районе впадения в море реки Чорох. Хопа, расположенный в юго-восточной излучине Черного моря, — последний пункт, когда, по словам Аполлония (5, II, 1266 -1267),
        …по левую руку героев
        Были высокий Кавказ и Эи град китеидский…
        На Аретиаде аргонавты встретили четверых вконец изможденных юношей: это были сыновья Фрикса, бежавшие из Колхиды по пути, указанному Финеем, но выброшенные бурей на остров меднокрылых птиц. Они по-родственному предостерегли Ясона от выполнения безумного замысла: Ээт злобен, хитер, жесток, нечего и помышлять о том, что он способен добровольно расстаться с Руном… Но отступать было поздно.
        Покинув Аретиаду, "Арго" взял курс на север. Величественные горы, скрывавшие тайну Золотого Руна, проплывали по правую руку героев.
        Колхида
        
        Куда же прибыли аргонавты? Колхида — слишком широкое понятие, чтобы им удовлетвориться. Как свидетельствует большинство древних источников, город Эйя — столица Ээта — располагался в удобной бухте, в устье реки Фасис (Риони) — "фазаньей"; в ее долине эти пернатые водились в изобилии. Но историк VIв. Стефан Византийский, внесший заметный вклад в расшифровку древних топонимов, уверенно утверждает в своем "Географическом словаре", что столица колхов лежала в 220 стадиях[** - Аттический стадий-177,6 м]от моря, между реками Гиппом и Кианеем. На это косвенно указывает и Геродот. Он пишет, например, о том, что греки "прибыли в Эйю в Колхиде и к устью реки Фасиса" (9, I, 2). Об Эйе Геродот твердо говорит, что она была "в глубине страны" (9, V, 83). Указание весьма туманное, если иметь в виду, что "Эйя" в переводе с понтийского и означает "страна".
        Даже само название столицы Ээта в разных источниках фигурирует то как Китейя или Эйа ("град китекдский"), то как Кутайя (?????) или Айя (???). Первое название иногда путают с Китейей (или Китеем), располагавшейся в Крыму — у горы Опук, что возле мыса Такиль. Раскоп си показали, что этот город возник примерно в IVв. до н.э. и существовал до IVв. н.э. Второе название обычно связывают с Кутаиси, расположенным, как известно, хоть и на Фасисе, но в глубине страны, однако не в 220 стадиях (примерно 39км), а вдвое дальше от побережья.
        Послушаем Страбона — географа. Он дал наиболее полные сведения относительно местоположения столицы Ээта. Наибольшая часть Колхиды "расположена на море. Через Колхиду протекает Фасис — большая река, берущая начало в Армении; она принимает притоки — воды Главка и Гиппа, текущие с соседних гор. Фасис судоходен до Сарапан — крепости, в которой может поместиться даже население целого города… На реке Фасис лежит одноименный город — торговый центр колхов, огражденный, с одной стороны, рекой, с другой — озером, а с третьей — морем… В стране мосхов над вышеупомянутыми реками находится основанное Фриксом святилище Левкотеи и оракул Фрикса, где не приносят в жертву барана" (33, С 498)[2 - Реку Гипп, впадающую в море между Себастополисом (Сухуми) и Фасисом (Риони), упоминает также Арриан в "Перипле Понта Эвксинского". Но это самостоятельная река, а не приток Фасиса.].
        Едва ли стоит сомневаться, что Стефан и Страбон говорят об одних и тех же реках. Главком обычно называли Олту — приток Чороха. У этой реки есть и другие притоки, один из них мог называться Кианеем или Гиппом. Например, Берта. Но что такое Сарапаны? И где упоминаемое Страбоном озеро? Чорох явно не подходит на роль Фасиса, хотя междуречье Гиппа и Кианея здесь налицо — это район гор Месджит и Карадаг, где сближаются истоки Олту и Карасу. Второй топоним — калька Кианей и означает "Черная речка".
        Значит, Фасис нужно искать дальше по ходу "Арго". Условиям, поставленным Страбоном, удовлетворяет река Риони, после выхода на Колхидскую низменность в 5,5км от моря разделяющаяся на два русла, которые могли называться Главком и Гиппом. Здесь находилась и Сарапанская крепость (Шорапани). Здесь была и страна мосхов: она окаймляла Рионскую низменность с востока.
        Местность обрисована настолько подробно, что не составляет никакого труда точно определить положение Фасиса, который часто отождествляют с Эйей, — это, безусловно, Поти, расположенный между морем, рекой Риони и озером Палеостоми. Озеро некогда было глубокой и удобной бухтой, оно и сегодня соединено с морем каналом. Его название, звучащее совершенно по-грузински, на поверку оказывается греческим: ???????-????? — "древняя бухта" (или "древнее устье", или "древний вход, проход", или "древний речной рукав"). Кроме того, Поти расположен в 200км от Трабзона, и это очень близко к 1400 стадиям (248, 64км), указанным Страбоном.
        Но и Страбон нигде не говорит о том, что Фасис и Эйя — одно и то же. Он лишь признает правдоподобным существование такого города и то, что он находится "около Фасиса", указывая при этом на распространенность имени Ээт. Но это уже курьез, так как "ээт" означает всего-навсего "человек страны", т.е. местный житель. Косвенное указание на то, что столица Колхиды располагалась в устье Фасиса, можно усмотреть в сообщении александрийского ученого Мнасея о том, что Колх (эпоним колхов) был сыном Фасиса.
        Отдельные находки на территории Колхиды известны с древнейших времен, однако систематические раскопки начались сравнительно недавно. Вот как выглядит их краткий перечень за сто лет:
        1874г. — археолог Брунн предполагает тождество Сухуми с Диоскурией, заложенной греками-милетцами в VI и упоминаемой начиная с IVв. до н.э. (много раз — Страбоном). История этого города настолько добросовестно забылась, что одни считают его родиной Медеи, другие указывают на то, что город основан аргонавтами Кастором и Полидевком (Диоскурами) уже после добычи Золотого Руна, а третьи вообще не признают его греческим городом (97, с. 221 -222), предлагая вспомнить местные картвельские слова "диа" (мать) и "скури" (вода, река или город). Если принять последний вариант — "мать городов", то едва ли можно сомневаться, что Диоскурия была старейшим городом и столицей. Но чего? Означает ли это, что Диоскурию милетцы не заложили, а лишь обнаружили?
        1876г. — абхазский историк В. И. Чернявский подтверждает гипотезу Брунна, но переносит поиски в Сухумскую бухту, где почти сразу же обнаруживает остатки древнего города на глубине 4 -6м. Чернявский предполагает их тождество с Диоскурией и римской крепостью Iв. Себастополисом, известной с 736г. как город Цхум (отсюда Сухуми). Он составляет первый план подводных руин.
        1894г. — около Сухуми найден большой клад монет.
        1947г. — Н. В. Хоштариа начинает раскопки в г. Вани. Установлено, что этот город возник примерно в Vв. до н.э. и поэтому не мог быть столицей Ээта.
        1953г. — На дне Сухумской бухты найден мраморный надгробный барельеф Vв. до н.э. Пока это самая древняя находка.
        1957г. — исследуются руины затонувшего города на дне Сухумской бухты (там, где был найден барельеф).
        1958г. — множество археологических находок в Сухуми. Предполагают, что это древний Себастополис. Но что же тогда скрывается под водой?
        1961г. — Н. В. Хоштариа находит в Вани богатое погребение. Его возраст тот же, что и надгробного барельефа из Сухуми.
        1962г. — В. П. Пачулиа начинает подводные раскопки в Сухумской бухте. Разыскивается Диоскурия.
        1966г. — в Вани обнаружена массивная древняя стена.
        1970г. — О. Д. Лордкипанидзе находит в Вани греческое святилище; он считает его святилищем Левкотеи (тем самым, о котором писал Страбон), основанным Фриксом. Верховной жрицей Левкотеи (или Гекаты) была Медея. Второе имя Левкотеи — Ино[3 - О Левкотее, которую прежде звали Ино, упоминает также Гомер (12, V, 333 -335)]. Это мачеха Фрикса и Геллы, первых обладателей Руна, чем и объясняется ее культ в Колхиде. Выдвигается гипотеза, что Вани и Эйя, столица Колхиды, — одно и то же.
        1974г. — Т. К. Микеладзе находит богатейший клад близ Батуми и устанавливает тождество города с Абсаром, упоминаемым Плинием и Аррианом и в древности называвшимся Абсиртом. Так же звали брата Медеи.
        Находок нет только в Поти, расположенном как раз в устье Фасиса и являющемся уже в силу этого первейшим претендентом на звание столицы древней Колхиды! И нигде ни малейшего упоминания о символе Колхиды — Золотом Руне. Нигде, даже в ванском храме Левкотеи, что полностью подтверждает правдивость описания Страбона! И это весьма странно, если иметь в виду греческое, а не колхское происхождение святилища.
        А было ли оно вообще, это Руно? Что оно символизирует и почему греки отправились на край света, чтобы вернуть его в Элладу? В этом вопросе много неясностей, так и не получивших однозначного ответа.
        По самой распространенной версии, "поводом для похода аргонавтов послужило стремление раздобыть золото. В пределах греческого мира ощущался недостаток в этом металле" (38, с. 36). Но так ли это? Геродот пишет, что еще в VIв. до н.э., много времени спустя после похода аргонавтов, на кикладском острове Сифнос (Китнос) "были золотые и серебряные рудники, такие богатые, что на десятину доходов с них сифнийцы воздвигли в Дельфах одну из самых пышных сокровищниц" (9, III, 57). Не оскудела Греция золотом и во время греко-персидских войн: "…золотые рудники в Скаптегиле (Восточная Македония. — А. С.) приносили им обычно 80 талантов[*** - Аттический талант-26,196 кг]; рудники же на самом Фасосе — несколько меньше, но все же столь много, что… все, вместе взятое, — доходы от владений на материке и от рудников — составляло ежегодно сумму в 200 талантов, а в лучшие годы — даже 300 талантов" (9, VI, 46). Если учесть, что "лучшие годы" ("век Перикла") — эпоха наивысшего расцвета Греции была еще впереди и что столетие спустя после него одни только Пангейские рудники давали ежегодно не менее 1000 талантов (92, с.
92), а серебро Лаврийских рудников даже экспортировалось за пределы Греции (92, с. 245 -246), то о каком недостатке драгоценных металлов перед Троянской войной может идти речь? И уж во всяком случае утолять этот голод греки едва ли бросились бы на Кавказ, где и золота-то никогда не было и нет, разве что весьма скромные запасы в Армении (прежде всего рудники Сиспиритес, упоминаемые Гаем Агриколой). Другое дело — серебро, изделиями из которого славится Кавказ с древнейших времен.
        Эта несуразность была замечена давно, и тогда возник другой вариант истолкования мифа, ничуть не более правдоподобный. Страбон полагал, что Золотое Руно — это обычная баранья шкура, опущенная в золотоносную реку (33, С 499), чтобы улавливать крупинки драгоценного металла. Его мнение поддерживают и некоторые современные исследователи, например англичанин Эджертон Сайкс (116). Действительно, именно так добывали золото колхи на Кавказе, узбеки на среднеазиатских реках, румыны на Балканах. Казалось бы, правдоподобно. Но могла ли команда одного, пусть даже мифического корабля намыть золота столько, чтобы наполнить им государственную казну? Тут ведь не только сила нужна, но и умение. Да и подобный эпизод был бы слишком мелким для героического эпоса.
        Можно понимать словосочетание "золотое руно" буквально, имея в виду некоторые сорта цветного каракуля — сура, например серебристый или золотистый бухарский сур. Или сурхандарьинский — бронзовый, платиновый, янтарный. Не говоря уже о цвете этого каракуля, можно отметить, что приведенные современные названия довольно точно отражают стоимость каждого сорта. Золотистый ценится на вес золота, платиновый — на вес платины. Если аргонавты имели цель доставить в Грецию соответствующие особи для их разведения и получения сура, то это действительно достойная цель. Такое истолкование мифа вполне соответствует эпохе, в которую он складывался, — эпохе скотоводов-басилевеов. Но ведь греки должны были вернуть Золотое Руно в Элладу, а суроносы там никогда не водились…
        Американский профессор Л. Кэссон называет еще две версии. Первая — что Руно символизировало "золотое зерно Крыма, привоз которого был так важен позднее для греческой экономики". Вторая — что за Золотым Руном скрываются "золотистые облака, которые должны были излечить от засухи его (Ясона. — А. С.) бесплодную родину" (114, с. 64). Если вторая версия, основанная на значении имени Ясона ("целитель"), не заслуживает даже полемики, то первая не выдерживает логики. Чтобы сделать ее жизнеспособной, нужно объяснить ряд фактов: откуда греки, плывшие к Черному морю впервые, знали, что в Крыму много пшеницы? много ли ее там было? зачем она была им нужна в столь ничтожном количестве, явно несоизмеримом с громадностью подвига? наконец, почему они не отправились за ней по прекрасно известному и безопасному пути в Египет, который еще Тацит называл "житницей Рима", или на Родос? Совершенно ясно, что нас такие гипотезы не удовлетворяют.
        Так что же такое Руно? Почему им так дорожил Ээт и почему его так домогались греки?
        Диодор Сицилийский, следуя, очевидно, более древней версий, пишет, что оракул предсказал Ээту жизнь до тех пор, пока он владеет Руном (15, IV, 47, 6). Аполлоний об этом умалчивает, так как Ээт должен был немедленно умереть, а не преследовать аргонавтов, и поэма лишилась бы значительной доли своей прелести. Зато об этом не умалчивает Платон. Разбирая миф об Атрее и Фиесте, он прямо говорит о том, что Золотое Руно — это признак царской власти (25, 268 — 269а).
        Если сопоставить это обстоятельство с хаосом, царившим в Беотии (начало мифа), с золотым бараном, унесшим законных наследников престола в дальние края, с согласием Педия вернуть престол Ясону, если он сумеет раздобыть Золотое Руно, миф обретает четкую политическую окраску; она неплохо увязывается и с остальными эпизодами — прорывом через Симплегады, битвой со стимфалидами и т.д. Вот почему упоминания о Руне не обнаружены ни в одной надписи Колхиды. Колхи ничего не знали о нем, а греческие переселенцы забыли. Руно оставалось символом царской власти только для жителей Пелопоннеса.
        Путь домой
        
        Если поход Ясона отражает какую-то реальность, будь то единичное плавание или множество рейсов по одному и тому же пути (что менее вероятно для той эпохи), то здесь, скорее всего, и заканчивался древний миф. Аргонавты достигли места, куда они так стремились, и, безусловно, должны были вернуться в Иолк по только что освоенному пути. Все, что происходит дальше, введено в сказание позднее и может рассматриваться как поэтическое (и потому легко усваиваемое) изложение географических знаний и торговых интересов той или иной эпохи — в данном случае эллинистической.
        Реконструкция обратного пути аргонавтов тесно связана с определением реки Эридан, по которой прошел "Арго". Этот путь, описываемый Аполлонием, логичен и бесспорен, если из трех достоверно известных Эриданов (в Аттике, Италии и Прибалтике) выбрать, следуя Вергилию, реку По (Падуе). Этот путь предлагали и некоторые более древние толкователи аргонавтики, например Тимагет (64,1).
        Отплыв от Колхиды, аргонавты устремились на юг по только что пройденному и хорошо изученному пути. Но вернуться домой той же дорогой, какой они прибыли в Колхиду (такую версию предлагает, например, Геродор), им не удалось: Боспор, а по некоторым версиям, и Истр (Дунай) уже блокированы флотом Ээта, который пришел туда известным ему кратчайшим — прямым путем. Аргонавты узнали об этом, когда достигли устья Галиса. Оставался единственный (по Аполлонию) путь — Истр. Туда они и поспешили. Очевидно, аргонавты покинули Колхиду, когда с Кавказа дует сильный ветер абаза. Отсюда и путь напрямик через Черное море, и необыкновенная скорость. "Арго" буквально летел "впереди ветра" (5, IV, 299 -302):
        Мчатся на всех парусах по широкому морю, ликуя,
        Издали видя хребты Пафлагонских гор и Карамбис
        Не обогнув. Ни небесного светоча пламя, ни ветер
        Не покидали пловцов, пока они в Истр не вступили.
        Так был сделан первый шаг по пути, который многие века сбивает с толку исследователей эпоса и заставляет их выбирать для аргонавтов маршруты один фантастичнее другого.
        Одно из "призовых" мест здесь должен по праву занять упоминавшийся уже Л. Кэссон. Пленившись версией о том, что Руно — это крымская пшеница, он засылает аргонавтов в Азовское море, заставляет их для чего-то тащить "Арго" волоком через Перекоп, а заодно пробиваться через "ледяные поля у далеких зимних берегов России", которые отождествляет с Симплегадами Ясона и Одиссея (114, с. 64).
        Злоключения аргонавтов начались после убийства младшего брата Медеи Абсирта. Чтобы внести замешательство в ряды колхов и выиграть время, Ясон по совету бежавшей с ним Медеи, чье имя переводится как "хитроумная", вызвал на переговоры ее брата, руководившего операцией по вызволению Руна. Встреча была назначена в храме, куда вход с оружием строго воспрещался. Ничего не подозревавший Абсирт явился на рандеву и был предательски сражен Ясоном.
        Где это произошло? По мнению Плиния, у города, который носил некогда имя Абсирта (Батуми). А коли это так, то аргонавты на своем обратном пути не могли уйти слишком далеко. Иные называют местом убийства устье Истра. Ферекид Леросский, обосновывая эту версию, пишет, что, именно совершив это убийство, греки сумели попасть в блокированный Истр: Ясон и Медея, дескать, разрубили труп Абсирта на куски и разбросали по морю, дабы заставить Ээта собрать их и предать достойному погребению (иначе душа покойного будет обречена на вечные скитания, а страшнее этого древние ничего не могли себе представить).
        Аполлонию все эти события представляются совершенно иначе. От Галиса аргонавты кратчайшим путем (он мог быть известен Медее) прибыли к Истру и двинулись вверх по течению. Оставим в стороне догадки относительно того, чьими периплами пользовался Аполлоний в описании этих столь удаленных от центра тогдашнего цивилизованного мира мест. Но едва ли у нас есть достаточно веские основания не доверять автору: он прекрасно сумел себя зарекомендовать предыдущим рассказом.
        Другое дело — конкретная привязка. Так, Аполлоний упоминает Певку в устье Истра, куда прибыл "Арго". Такой остров, носивший имя Певки — жены Истра, действительно есть, но так ли он примечателен, чтобы войти в эпос? Теперь это сильно заиленный клочок суши в Дунавце (бывшем Священном русле Истра), на котором и воспоминания не осталось о населявшем его когда-то племени певкинов. А не описка ли это? Не имел ли в виду Аполлоний другой остров, широко прославленный с древнейших времен и расположенный чуть подальше, в 40км от Килийского устья Дуная? На этом крошечном островке (его площадь всего 1,5кв. км), который тем не менее является самым большим островом Черного моря, греки помещали Страну Блаженных и один из входов в Аид[4 - Ср. у Авиена (45, 720 -733): "Левка, горами белеющая, Левка, душ обиталище"]. На этом острове существовал культ Ахилла: сюда привозили богатые дары этому герою, а в начале VIв. до н.э. воздвигли ему храм, остатки которого были обнаружены в конце прошлого века. Днем сюда приставали корабли, а ночью остров пустел — таков был сценарий культа. Этот остров назывался Левка (Белый),
теперь он носит имя Змеиного. В пользу такой атрибуции есть и некоторые косвенные данные: общность воспитания Ясона и Ахилла (кентавр Хирон), героика их жизней, связь "Илиады" и "Одиссеи" с эпосом об аргонавтах. И еще одна деталь: аналогичный остров есть в 25км от устья другой великой реки — Днепра, он назывался Ахиллесовым ристалищем, а теперь известен под именем Тендровской косы. На нем также существовал культ Ахилла, распространенный в Ольвии, на Березанском поселении и во всей прилегающей местности. Может быть, Аполлоний, стремясь избежать анахронизма (культ Ахилла мог возникнуть, вернее всего, после Троянской войны), намеренно назвал Певку, созвучием намекая на более достойный островок, географически расположенный примерно так же?
        Название Певки и назначение Левки удивительным образом соединяются на родине Ясона: напротив Иолка, на фессалийском полуострове Певкеи, археологи обнаружили "город мертвых" иолкцев — Нелейю.
        В своем рейсе по Истру аргонавты проходят и другие местности, описание которых свидетельствует о хорошем географическом кругозоре Аполлония: Лаврийскую (Нижнедунайскую) равнину, гору Ангур (скорее всего, Свинеча высотой 1226м в Банатских горах), Кавлиакский утес (о. Велико-Ратно в Белграде), расположенный далеко за Ангуром и делящий Истр надвое[5 - К. Бартоломеус посылает отсюда аргонавтов "вниз по Эридану, к северу до Северного моря", подразумевая под Эриданом Рейн]. Южный берег Велико-Ратно омывают воды самого крупного и полноводного притока Дуная — Савы, остальные берега — Дунай.
        Пройдя Саву, которую аргонавты принимают за рукав Истра, "Арго" вошел в ее приток Дрин и достиг моря. (Возможны и другие пути: по р. Пиве с последующим 3-километровым волоком в р. Морачу, либо по р. Таре, из которой после 7 — 8-километрового волока можно попасть в приток Морачи. Морача впадает в оз. Шкодер, или Скадар, откуда по р. Буне, соединяющей озеро с морем, можно выйти в тот же Дринский залив Адриатики.)
        Вот здесь-то аргонавтов и поджидал флот колхов, прибывший к берегам Иллирии через Проливы и Эгейское море. Преследуемые им, греки бросились на север (путь к югу был отрезан) и очутились в Кронийском море (северная часть Адриатики). Именно здесь, на Бригеидских островах (Далматинские острова в Риекском заливе, населенные в древности племенем бригов), в храме Артемиды и был, согласно Аполлонию, убит Абсирт, после чего Ясон отрубил ему конечности и похоронил, а затем со своими соратниками перебил всех колхов. В память об этом событии Бригеиды называли иногда Абсиртидами. С аргонавтами связаны здесь и некоторые Другие топонимы: например, город Пула на южной оконечности Истрии — это бывшая греческая колония Пола, основанная, как уверяет Страбон (33, С 216), остатками тех самых колхов, которые преследовали Ясона и Медею.
        Счастливо избежав всех опасностей, "Арго" прибыл к Электриде (Янтарному) — "самому крайнему из всех островов у реки Эридана" (5, IV, 506)[6 - Аристотель называет Янтарными (’???????????) всю эту группку островов, а не только "самый крайний" из них. Страбон отрицает наличие на них янтаря (33, С 215). Л. А. Ельницкий (83, с. 45) правильно отмечает, что древние считали Эриданом только низовья По, а верховья помещали далеко на севере, где, по слухам, водится янтарь]. Закономерно возникает вопрос: откуда в Адриатике янтарь? И здесь приходится признать, что Аполлоний был куда сильнее в мифологии, чем в географии и экономике. Твердо помня, что Янтарный остров расположен в устье Эридана, но забыв, что были и другие Эриданы, и совершенно игнорируя данные о месторождении янтаря, он называет Электридой незначительный островок в дельте По, руководствуясь только географическим признаком: в относительной близости, у городов Триеста и Сплита, заканчивались "янтарные пути". Не исключено, что доставленный с Балтики янтарь привозили на этот остров, служивший перевалочной базой между Италией, Грецией и Иллирией. О
подлинном Янтарном острове будет рассказано ниже, а пока последуем дальше за аргонавтами.
        Путь домой был открыт, и аргонавты вернулись туда, где их вождь обагрил святилище кровью Абсирта. Вот уже позади Либурнийские острова Дискелад, Исса и Питиея (у побережья между Истрией и Далматией), Керкира, Мелита (у берегов Иллирии), Керосс и остров Калипсо Нимфея. Кроме двух последних, все эти острова хорошо известны: сведения о Либурнах можно найти у Лукиана, Мелита знакома Аристотелю. (Еще с одной Мелитой — городом — мы встретимся в главе о Ганноне. Был и другой остров Мелита — Мальта. Это греческое слово означает "пчела".) Керавнийские горы в Иллирии, куда прибыл затем "Арго", Полибий отождествлял с нынешними Кимарами, а Вергилий помещал их чуть южнее — в Эпире.
        Эти метания вдоль эпирских и иллирийских берегов были вызваны бурей, посланной богами, чтобы воспрепятствовать аргонавтам попасть домой: им надлежало прежде плыть на остров Эю к волшебнице Кирке (сестре Ээта), дабы очиститься от греха братоубийства и святотатства. Буря доставила корабль обратно к Электриде.
        Сообразив, чего от них хотят олимпийцы, аргонавты вошли в воды Эридана (По), оттуда волоком перебрались в Родан (Рона) и вскоре оказались в Кельтском (Лионском) заливе Лигустийского моря (северо-западная часть Средиземного моря). Миновав Стойхады (они же Лигурийские, или Лигустийские, острова — нынешние Йерские около Тулона) и Эталию (Ильва, или Эльба), они достигли Эи, лежащей в Тирренском море.
        Здесь их маршрут впервые соприкоснулся с маршрутом Одиссея (если не считать беглого упоминания Аполлонием острова Калипсо). Этим приемом автор как бы невзначай, мимоходом подкидывает мысль о равной значимости обеих поэм — своей и Гомеровой, поднимает "Аргонавтику" на уровень эпоса (чем вызвал гнев Каллимаха, обвинившего Аполлония в плагиате). Затем последовали другие "одиссеевские" места: остров сирен, Скилла и Харибда, Планкты, остров Гелиоса, остров феаков.
        К острову феаков аргонавты прибыли от острова Гефеста, который расположен по соседству с Планктами и от которого им сопутствовал западный ветер Зефир. Гера, вздумавшая принять участие в судьбе аргонавтов, повелела богине радуги Ириде, исполнявшей (как и воспитанник Ино и Атаманта Гермес) обязанности олимпийского вестника (5, IV, 760 769):
        … Ты направься
        К берегу тех островов, где всегда наковальни Гефеста
        Медный гул издают под ударами молотов крепких.
        Скажешь ему: пусть даст мехам он покой поддувальным,
        Тех берегов не минует пока наш "Арго"… И к Эолу,
        Да, ты к Эолу зайди, что ветрами воздушными правит.
        Надо ему передать мою волю, чтоб он успокоил
        В воздухе ветры, и пусть ни один из них не волнует
        Моря… Пусть веет одно Зефира дыханье, покуда
        В край Алкиноя, на остров феаков они не прибудут.
        Обычно островом Гефеста называли Лемнос благодаря его вулкану ????????? (Ирок). Именно здесь, в кузнице Гефеста, Прометей похитил божественный огонь. Однако схолиаст "Аргонавтики", руководствуясь, по его словам, не дошедшими до нас географическими описаниями Пифея из Массалии (Марсель), называет жилищем Гефеста один из островов вулканического Липарского архипелага. Как выяснилось сравнительно недавно, Пифей — серьезный ученый, безусловно заслуживающий доверия. К тому же от его родного города не так уж далеко до Липар. Какой же из семи островов и десятка скал этой группы можно назвать островом Гефеста? Если вспомнить римское имя Гефеста — Вулкан, переиначенное из этрусского Волкан, то на эту роль больше всего подходят доныне действующие Волькано и Стромболи. (К слову сказать, Волькано прежде носил имя Гиера, т.е. "Священный".) Как мы убедимся в дальнейшем, очень многие современные названия этимологически связаны с древними. Впрочем, Липарские острова занимают такую маленькую площадь, что мы со спокойной совестью можем назвать их все островами Гефеста.
        Вот что представляли собой эти места во времена Полибия: "Между Липарой и Сицилией находится Фермесса, которую теперь называют Гиера Гефеста: весь остров каменист, безлюден и полон подземного огня; на острове 3 огненных потока, поднимающихся как бы из 3 кратеров. Из самого большого кратера пламя извергает также раскаленные глыбы… Когда… подует южный ветер, то остров застилает кругом туманная мгла, так что издали нельзя различить даже Сицилии; когда начинается северный ветер, то из… кратера поднимается вверх чистое пламя и усиливается доносящийся оттуда гул; при западном ветре, однако, сохраняется некоторым образом среднее положение" (33, С 275 -276).
        Плыть от Липар на восток ("…веет одно Зефира дыханье") можно только через Мессинский пролив. Этот курс приводит к Ионическому архипелагу, Коринфскому заливу и к бесчисленным островам, усеявшим Эгейское море (через Коринфский перешеек существовал самый древний известный нам волок ??????? из Ионического моря в Эгейское, устроенный тираном-мудрецом Периандром). На вопрос о том, где находился остров феаков, мы попытаемся ответить в следующей главе, а пока запомним одно обстоятельство.
        К острову феаков, где аргонавты, как и Одиссей, были гостями царя Алкиноя и царицы Ареты, вскоре (всего за день) прибыл новый флот колхов, потребовавших выдачи Медеи. Как сообщает Аполлодор, часть колхов даже осталась жить у феаков. Эта важная деталь позволяет предположить, что остров феаков, который Гомер называет Схерией, а другие его современники или предшественники — Дрепаной, располагался где-то недалеко от Проливов, у берегов Малой Азии, хотя Аполлоний явно имеет в виду Ионическое море: серпообразная Феакия, по его мнению, лежит "среди Керавнийского моря перед Ионийским заливом". Здесь он отдает дань той традиции, которая свойственна и исследователям маршрута Одиссея. Он не называет прямо островом феаков Керкиру, как это делают Фукидид и Страбон, потому что она фигурирует в поэме как самостоятельный географический объект.
        Допустим, что колхи могли прибыть к Керкире тем путем, которым сюда пришли аргонавты (Истр — Сава — Дрин или Морача — Шкодер — Буна[7 - Эту систему очень долго считали единой рекой Истр, а устье Буны — его вторым устьем (см., напр.: 33, С 57). Верхнее и среднее течение Дуная считали самостоятельной рекой, притоком Истра, получившим у римлян название Данувий]). Но, во-первых, это противоречит логике поэмы: ведь до этого Аполлоний назвал кратчайшим путь через Проливы, а во-вторых, речной маршрут и впрямь куда длиннее и опаснее для тех, кто отважился бы пересечь напрямую Понт от Колхиды до Дунайского гирла; древние мореходы предпочитали, как правило, каботажное плавание (?????????), противопоставляя его плаванию в открытом море — ???????????. Едва ли колхи составляли в этом смысле исключение.
        От Феакии аргонавты направились к югу — мимо Амбракионского залива. Здесь Аполлоний приводит читателя в хорошо известный из Лукреция (19, II, 633 -639) край:
        …Диктейских Куретов, на Крите
        Зевса младенческий крик заглушавших, коль верить преданью
        Вместе с детьми, что вокруг дитяти в стремительной пляске
        Мчались и медью о медь, кружась, ударяли размерно,
        Чтобы ребенка Сатурн не настиг прожорливой пастью
        И не поранил бы тем материнского сердца навеки.
        Покинув Крит, аргонавты взяли курс на север — к Пелопоннесу. Здесь счастье снова их покинуло. Когда они огибали юго-восточную оконечность полу острова — мыс Малею, чтобы попасть в Дельфы и затем в Иолк, внезапная буря забросила "Арго" в Ливию — Северную Африку.
        Приключения в Африке
        
        Осмотревшись, аргонавты поняли, что очутились в мелководном Сирте (залив Малый Сирт, или Габес), во владениях Тритона, сына Посейдона и Амфитриты, олицетворяющего нелегкий нрав соленой стихии.
        Поскольку герои уже получили у Кирки полное отпущение грехов, боги были на этот раз настроены миролюбиво. На помощь аргонавтам пришли три нимфы Геспериды (Аполлоний называет их музами). Они сообщили, что единственный путь к спасению — это 12-дневный волок до озера Тритониды, где совсем недавно экс-аргонавт Геракл сразил страшного дракона Ладона, охранявшего волшебные яблоки Гесперид (подвиг, созвучный подвигу Ясона, который убил огнедышащего дракона, охранявшего Руно).
        Вняв совету, аргонавты подняли свой корабль на плечи и через 12 дней достигли цветущей страны. Здесь им показали местную достопримечательность: из скалы бил источник, "кругом же нимфы тогда Геспериды резвились и сладостно пели". Этот источник высек из скалы Геракл, повторив тем самым точно такое же событие, происшедшее некогда в Аттике, и показав, что он справляется с подобными делами не хуже, чем Посейдон.
        В этой части поэмы Аполлоний дважды нарушает мифологические традиции. Во-первых, он помещает страну Гесперид не на островах за Геракловыми Столпами, как это было принято, а внутри Африканского материка. Между тем еще в "Перипле Эритрейского моря", относящемся к концу Iв. и приписываемом обычно Псевдо-Арриану, Атлантический океан именуется Гесперийским морем, а Полибий без тени сомнения называл Гесперийским мыс Зеленый, откуда следует, что эти нимфы жили на расположенных напротив него островах Зеленого Мыса. Во-вторых, Аполлоний смешивает Малый Сирт, который называли Тритонидой, с соленым озером Шотт-Джерид в Нумидии (Тунис), носящем то же название, а обе эти Тритониды — с озером Гесперид. Возможно, он в этом вопросе чрезмерно доверился Геродоту, который, повествуя об озере Тритона, упомянул аргонавтов. И окрестности Тритониды Аполлоний заселяет теми же племенами, что и Геродот: гарамантами, насамонами, добавляя к ним кафавров (возможно, Геродотовых авсеев или махлиев). Отдельные из этих племен известны и Страбону: он пишет о "каком-то озере Тритониде, на котором особенно замечателен островок со
святилищем Афродиты", а также о том что в этой местности "есть… озеро Гесперид и впадающая в него река Лафон" (33, С 836). Эта река, по всей видимости, Тритон, впадающая, по Геродоту, в Тритониду, а островок — Фла[8 - Как отмечает Павсаний (56, VIII, 26, 6; IX, 33, 7), река Тритон имелась также в Беотии, а источник Тритонида — в Аркадии].
        В том, что "Арго" был отброшен бурей в Малый Сирт, не может быть никаких сомнений. Размерами и глубиной (не более 30м) этот залив действительно адекватен озеру, а если учесть его малоисследованность и труднодоступность для плавания (достаточно вспомнить сообщение Полибия о плавании в этом заливе римского флота в 256г. до н.э., едва не загубленного среди бесчисленных отмелей, внезапно обнажавшихся во время отливов), то нет ничего удивительного в том, что древние географы или поэты домыслили несуществующие берега, превратив залив в закрытый водоем. В нем есть и острова Джерба и Керкенские, один из них Геродот назвал Фла. Это одна Тритонида. Вторая отделена от нее полоской суши шириной примерно 35км. В древности это был узкий залив, врезавшийся в материк на 250км. В результате изменения рельефа и образования Сахары эта гигантская акватория оказалась разделенной песчаной перемычкой надвое (образовалось соленое озеро Тритонида), а затем натрое, залив Габес, Шотт-Джерид и отделившиеся от последнего озера Мельгир и Шотт-эль-Гарса.
        В июне 1978г. в прессе промелькнуло сообщение о разработке проекта соединения этих озер в 300-километровый судоходный канал, ведущий от Габеса до алжирского города Бискры. Канал закончится Сахарским морем — искусственным водоемом. После осуществления этого гигантского плана реконструировать африканские приключения Ясона будет значительно труднее. Но сегодня это еще можно сделать.
        Если "поиграть в мифологию", то именно Шотт-эль-Гарсу можно назвать озером Гесперид: в этой местности "на вершине каждого холма изнутри соляной глыбы бьет ключом источник холодной пресной воды" (9, IV, 181)[9 - "Соляная глыба", очевидно, известняковая скала, из которой действительно может сочиться пресная вода]. Очевидно, с одним из них и связывалась легенда о Геракле.
        Эта часть мифа об аргонавтах должна была бы выглядеть следующим образом. Нимфы, очевидно неважно разбиравшиеся в топографии, подшутили над аргонавтами, заставив их проделать героическую, но абсолютно бессмысленную работу: 12 дней тащить "Арго" на плечах по знойной песчаной пустыне в озеро Гесперид (Шотт-эль-Гарса). Оттуда они попали в Тритониду (Шотт-Джерид), которая, возможно, составляла тогда одно целое с озером Гесперид (это может облегчить датировку возникновения этой части мифа).
        Вот на корабль вступили они, когда в сторону моря
        Южный ветер подул, и отыскивать принялись выход
        Из Тритониды в простор…
        Направление аргонавты выбрали правильно: именно южный Нот и должен был вывести их в Средиземное море. Но вот задача, как найти выход? И тут на помощь пришло местное божество. Либо по присущим ему функциям, либо по созвучию имен греки отождествляли его с Тритоном. Получив в дар треножник, служивший с тех пор ему троном, Тритон указал мореплавателям выход. Возможно, им была не существующая ныне речка Тритон (Лафон), соединявшая Тритониду с морем. Она вывела аргонавтов в Аргойский залив у мыса Фикус, или Фикунт. Страбон сообщает, что "мыс Фикунт хотя и низкий, но очень сильно выдающийся к северу по сравнению с остальным ливийским побережьем; он лежит против Тенара в Лаконии на расстоянии переезда в 2800 стадиев" (33, С 837). Это описание позволяет отождествить Фикус с мысом Амир в Киренаике. Аргонавты вернулись к Средиземному морю, откуда их увлекли лукавые нимфы. И так уж тесно переплетаются мифология и география, что можно отметить без всяких комментариев древнее название расположенного в 175км от мыса Фикус города Бенгази — Геспериды. Так его назвали греки, основавшие здесь в Vв. до н.э.
Пентаполитану — пятиградье, состоявшее из Гесперид, Арсинои, Птолемаиды, Аполлонии и Кирены. Так он назывался, когда Аполлоний писал свою поэму. (Уже после его изгнания, но еще при жизни Геспериды были переименованы в Беренику — в честь жены Птолемея III. Под этим названием город известен и Страбону.) "Береника, — пишет Плиний Старший, — находится на крайнем мысу Сирта, когда-то она называлась [именем] вышеупомянутых Гесперид, блуждающих [нимф] из преданий Греции" (58, V, 31).
        От Фикунта аргонавты взяли курс на север (5, IV, 1623 -1628):
        … Все паруса распустив и земли пустынной пределы
        С правой имея руки, под дыханьем Зефира поплыли.
        С новой зарей увидали они изгиб побережья —
        Мыс, выбегавший вперед, и за мысом лежащее море.
        Вскоре улегся Зефир, и дыханье быстрого Нота
        Их вперед понесло.
        Дальнейший маршрут после Фикунта не вызывает сомнений: на восток вдоль побережья (дыханье Зефира), выход в Египетское море (юго-восточная часть Средиземноморья), к северу (Нот) до острова Карпаф (Карпатос, или Скарпанто), Крит (теперь уже именно Крит, а не "край куретов"), Салмонидский мыс (Сидерос на восточном берегу Крита), о. Анафи в Кикладах, о. Фера, "которую в древности называли Каллистой" (33, С 837), Эгина, Аттика, Авлида (у Эвбеи) и наконец Иолк. Это все исторические места, прекрасно известные и в древнем, и в современном мире.
        Проблема датировки
        
        Традиционно-условные датировки похода аргонавтов основываются обычно на двух "фактах" из героического эпоса: а) среди аргонавтов был Лаэрт, следовательно, б) путешествие имело место за поколение до Троянской войны, участником которой был Одиссей, сын Лаэрта. Это было бы прекрасно, если бы мы знали время Троянской войны и если бы Лаэрт фигурировал в "судовых ролях" у всех авторов, а не у одного или двух.
        Западногерманский исследователь К. Бартоломеус убежден, что "Одиссею" нельзя рассматривать как самостоятельную поэму, а необходимо "связывать с походом аргонавтов, участником которого был царь Лаэрт, отец Одиссея". При этом он относит приключения Одиссея примерно к 800г. до н.э.
        В утерянной греческой поэме "Гигантомахия", несколько фрагментов которой известны в передаче Климента Александрийского, говорится, что первые созвездия скомпоновал мудрый кентавр Хирон. Климент пришел к выводу (его разделяли также Ньютон и многие его современники), что Хирон — это на самом деле реально существовавший ученый Гиерон (имя, действительно очень распространенное в древнегреческом мире), снабдивший Ясона картой звездного неба, для лучшей ориентировки разделенной на созвездия. Нашлись "исследователи", которые высчитали неведомыми методами даты рождения Гиерона (примерно 1420г. до н.э.) и составления карты, т.е. путешествия Ясона (где-то около 1360г. до н.э.).
        Подобные эмпирические изыскания можно рассматривать как курьез в трудах ученых ушедших эпох; они выглядят нелепым анахронизмом на страницах современных журналов. Одним из патриархов этого направления является англичанин Э. Сайкс. Он отодвигает дату далеко в глубь веков, датируя аргонавтику в одном случае (116) не позднее 2000г. до н.э., а в другом (115) — между 3000 и 2400гг. до н.э., оспаривая при этом расчеты Эратосфена (1225г. до н.э.) и Евсевия (1260г. до н.э.), результаты которых лежат посредине и выглядят внешне очень убедительными.
        Однако эпос столь тесно переплетается с мифологией, что все эти датировки легко опровергаются такой, например, деталью: аргонавтом был вначале и Геракл, оставивший затем Ясона по приказанию богов, чтобы совершить свои 12 подвигов. Во время совершения им последнего, двенадцатого подвига (добывание золотых яблок Гесперид, а попутно победа над Антеем в окрестностях Замы и поддерживание небосвода вместо Атласа) Египтом правил Бусирис, сын Посейдона. В списках египетских царей такое имя не значится. "Клянусь Зевсом, никогда не существовало никакого царя или тирана по имени Бусирис", — божится Страбон (33, С 802). Первый известный нам фараон Скорпион правил, как полагают, незадолго до 3000г. до н.э. Значит, путешествие аргонавтов должно было начаться еще раньше, когда, согласно Геродоту, Египтом управляли боги, ибо ко времени мифического Бусириса Геракл уже совершил основные свои подвиги, затратив на них 8 лет и 1 месяц.
        Если продолжить мифологические датировки, можно вспомнить еще один подвиг Геракла, упомянутый Гесиодом и изложенный многими другими древними авторами, — освобождение Прометея. (Кстати, именно освобожденный Прометей указал Гераклу путь в страну Гесперид.) Оно произошло на Кавказе. У жителей Черноморского побережья бытует мнение, что Прометей был прикован к Орлиным скалам близ Сочи. Эти скалы действительно находятся недалеко от Колхиды, но едва ли их мог иметь в виду Диодор, когда писал, что "посередине Кавказа находится утес, окружность которого равна 10 стадиям, а высота 4; местные жители показывают в нем пещеру Прометея, гнездо сказочного орла и следы цепей" (15, XVII, 83, I)[10 - Окружность, названная Диодором, примерно соответствует Орлиным скалам, но высота их вдвое меньше — не 710м (4 стадия), а 377. Примечательно, что Прометей для Диодора — абсолютная реальность, сказочным он считает только орла. Иной адрес находим в грузинском эпосе. Прометей, который носит в Грузии имя Амирани, прикован к горе Ошха-Махо, т.е. Эльбрусу (74, с. 105, 109). Аналогичным образом армяне называют местом казни
Прометея, которого они знают под именем Артавазда, гору Масис — Арарат (90, с. 249). Совершенно очевидно, что все эти версии носят национальную окраску, указывая самую высокую гору вблизи Черноморского побережья в той или иной республике]. Более вероятно, что греки имели в виду гору Шугус, расположенную к юго-востоку от Сочи, недалеко от Сухуми. Это самая высокая гора на Черноморском побережье Кавказа: ее высота 3243м, что на 332м превышает Олимп, где, как известно, обитали боги. Очевидно, этого мнения придерживался и Аполлоний (5, II, 1246 -1250). Еще по пути к Колхиде над "Арго" пролетел громадный орел, который ежедневно должен был выклевывать печень титана, за ночь выраставшую снова.
        Вот уже пазушье Понта пред ними вдали показалось
        И вздымались хребтов Кавказских отвесные кручи.
        Там к некрушимым скалам Прометей неразрывною медной
        Цепью прикован был, и своею печенью вечно
        Там кормил он орла, прилетавшего снова и снова.
        С этого момента Прометей незримо присутствует в поэме. Аргонавты слышат его вопли, потрясающие небо. Медея использует в своей ворожбе "Прометеев цвет" — цветок, выросший из капель пролитой титаном крови.
        Но по мифу, которого придерживался и Эсхил, здесь были тогда "далекие рубежи Земли, пространства скифов, дикая пустая дебрь" (41, I, 1 -2). Греки еще не знали слова "Кавказ", они знали Нифант — Снежный горный массив. Казалось бы, миф не противоречит научным данным: самые древние известные нам следы человека в Колхиде датируются XIIIв. до н.э. (Колхидская культура) — примерно временем возникновения критского линейного письма в (XV -XIIIвв. до н.э.). Материал, из которого сделаны цепи Прометея, недвусмысленно указывает на "медный век". Но как же тогда быть с Бусирисом, которого Геракл убил, когда шел освобождать Прометея, — в 5-м тысячелетии до н.э.? А никак: создание додекатлоса (каталога Геракловых подвигов) началось в микенскую эпоху, а закончилось в эллинистическую, как раз когда Аполлоний писал свою "Аргонавтику". Этот же гигантский отрезок времени был и периодом постепенного, медленного формирования мифов, а они, скорее всего, в разные эпохи выглядели по-разному. Если копнуть архаические пласты мифологии, то там можно обнаружить немало любопытного. Например, апокрифический, если можно так
выразиться, вариант мифа о Геракле говорит, что культ этого героя возник уже в историческую эпоху, значительно позже других аналогичных культов. Некий Алкей, сын Алкмены и Амфитриона, за выдающиеся заслуги стал считаться сыном Алкмены и Зевса, что давало ему право на бессмертие и на звание полубога, а затем был окончательно обожествлен под именем Геракла (’??????? — "прославившийся благодаря Гере", благословившей его на все 12 подвигов) — полузабытого местного божества.
        Во всяком случае, если исходить из современных археологических данных, поход аргонавтов не мог состояться раньше XIII -XIIвв. до н.э. Руно (царская власть) появилось в Колхиде за поколение до плавания "Арго". В это время там уже была цивилизация — города, храмы, флот. Принимая самые ранние датировки, мы вынуждены приурочить ее возникновение к Колхидской культуре (XIIIв. до н.э.) и к злоключениям Фрикса и Геллы. Все, что происходило в Западной Грузии до этого времени, пока относится к области гипотез. Не мог он состояться и после Троянской войны. Точнее — после плавания Одиссея, который часть пути прошел по следам аргонавтов и по возвращении домой застал Лаэрта дряхлым стариком. "Очевидно, — пишет Э. Сайкс (116), — что география рубежей похода "Арго" и путешествия Одиссея должна укладываться в единую схему, так как эти события почти одновременны и имеют общее происхождение".
        О взаимосвязи этих двух путешествий речь пойдет ниже, после того как мы поговорим о втором из них.
        Глава 2. С Гомером — за Одиссеем
        "Гомеровский вопрос"
        
        Греки начинают свою историю с Гомера. Все, что было до него, окутано мраком. Личность автора "Илиады" и "Одиссеи" еще в древности вызывала ожесточенные споры. "Сначала все учились по Гомеру", — утверждал поэт Ксенофан Колофонский (106, с. 206), однако Аристотель века через полтора уточнил: "Гомер учит всех, как создавать ложь". Страбон и его соотечественники (включая астронома Гиппарха) называли Гомера ни много ни мало "отцом географии", имея в виду прежде всего "Одиссею". "Древность темна", — уверял тем не менее римский историк Тацит много лет спустя (34а, VI, 28).
        Так что же такое Гомер? Миф или реальность? Годы жизни — между XII и VIIвв. до н.э. (диапазон в полтысячелетия). Место рождения — не то Хиос, не то Пилос, не то Аргос, не то Иос, не то Колофон, не то Итака, не то Саламин, не то Смирна, не то Фессалия, не то Афины, не то Кимы, не то Родос[1 - Авл Геллий (50, III, 11) приводит двустишие Марка Варрона, добавляющее к перечисленным городам г. Иегы в Сицилии. Широко известно также анонимное двустишие:Спорят семь городов, чтобы родиной зваться Гомера:Смирна, Родос, Колофон, Саламин, Хиос, Аргос, Афины,Есть и другие варианты. В одном из них, например, вместо Саламина фигурирует Итака, а вместо Родоса — Пилос (2, с. 337; см. также с. 267). Эти две семерки городов наиболее часто упоминаются в "Гомеровском вопросе".]. Считали его и лидийцем — уроженцем Меонии, а греческий поэт рубежа II и Iвв. до н.э. Антипатр Сидонский полагал, что "происходил он из Фив, города с сотней ворот" (1, с. 331; имеются в виду египетские Фивы). Диапазон, как видим, три части света. Так существовал ли он вообще, или "Одиссея" и "Илиада" — такие же поздние компиляции, как Библия? В
авторстве поэм долго сомневались, приписывали их то одному, то другому поэту, руководствуясь самыми поверхностными признаками. Твердо греки знали только одно: Гомера ослепили боги за многие поношения и хулу. Еще во IIв. до н.э. неизвестный нам поэт писал (40, с. 38):
        Ты не пытайся узнать, где родился Гомер и кем был он,
        Гордо считают себя его родиной все города;
        Важным является дух, а не место. Отчизна поэта —
        Блеск "Илиады" самой, сам Одиссея рассказ.
        Некоторый свет на годы жизни Гомера пытался пролить Геродот: "… Гесиод и Гомер, по моему мнению, жили не раньше как лет за 400 до меня". Получается, что оба поэта были современниками и жили примерно в 825г. до н.э. Однако из "Одиссеи" следует, что Гомеровы поэмы были сложены при жизни Одиссея на основе уже имеющегося эпоса; отсюда можно прийти к выводу, что Гомер был современником Троянской войны.
        Но когда она была? До наших дней не исчезли сомнения в самом факте этой войны. В конце концов эпос есть эпос. Это не история. Кому придет в голову датировать битву Ильи Муромца с Идолищем?
        После археологических раскопок большинство сомнений если не развеялось, то, подобно пожару на торфяном болоте, затаилось где-то в глубине. Хеттский поэт Килласа, говорят одни, сочинял свои поэмы за 500 лет до Гомера, но он ни словечком не обмолвился ни о Троянской войне, ни об аргонавтах. А ведь хетты были соседями троянцев. Мог ли он об этом не знать? Может, и знал, парируют другие, но его данные не дошли до нас. Возможно, добавляют третьи, события имели место позже Килласы, но раньше Гомера. Но это утверждение возвращает нас к вопросу: когда жил Гомер?
        Две наиболее аргументированные даты окончания Троянской войны-1180 и 1260гг. до н.э. (С первой датой прекрасно согласуется указание Тацита о том, что время жизни Одиссея и Нестора "отстоит от нашего приблизительно на тысячу триста лет" (346, 16)[2 - См. также прим. 9 к данной главе.].) Значит, Гомер, если он действительно был очевидцем описываемых событий, считался римлянами много старше, чем полагал Геродот.
        Философ Гераклит стремился установить его профессию и пришел к выводу, что Гомер был астрологом. Антипатр Сидонский пытался выяснить его родословную и уверял, что Гомер — сын музы эпической поэзии Каллиопы; Лукиан называл матерью Гомера Меланопу, а Плутарх заявлял, что мужем Меланопы и отцом поэта был Мелет. Что касается места его рождения, то жители Смирны (Измир) охотно покажут вам пещеру, откуда берет начало река Мелет и где Гомер беседовал с музами.
        Позднейшая античная традиция считала Гомера современником Ликурга и Миноса. Ликург жил в IX или VIIIв. до н.э., Минос (даже если за этим именем скрывается целая династия) — задолго до Троянской войны. Эта традиция легендарная, мало имеющая общего с наукой. Не удивительно, что все подобные изыскания не сдвинули "Гомеровский вопрос" с мертвой точки и со временем сам Гомер превратился в легенду.
        "Одиссеевский вопрос"
        
        Развенчать легенду удалось лишь в конце прошлого века немецкому археологу-любителю Генриху Шлиману. Безоговорочно поверив "Илиаде" и руководствуясь ее указаниями, сверяя с ними планы раскопок, он нашел Трою, а потом Микены. Вот тогда-то и вспыхнула новая волна "гомерологии", не утихающая до сих пор. Одно из ее направлений — попытки проложить на карте маршрут, которым Одиссей добирался от Трои до Итаки. Этим занимались еще древние комментаторы Гомеровых поэм Метродор Лампсакский и Стесимброт Фасосский. В середине IIв. до н.э. немало усилий для реконструкции Одиссеева маршрута приложил смотритель Пергамской библиотеки грамматик Кратес родом из киликийского города Маллоса. Чтобы убедить в своей правоте даже самых отъявленных скептиков, Кратес соорудил огромный глобус, на который нанес все географические пункты, упоминаемые в "Одиссее". Вероятно, это было самое фундаментальное исследование поэмы в древнем мире. С той поры прошли века. Объем литературы по этому вопросу разрастается как снежный ком и угрожает сравняться с объемом атлантологических исследований. Как землю Платона ищут то в Атлантическом
океане, то в Средиземном море, так и маршрут Одиссея прокладывается по обе стороны Геракловых Столпов и даже по обе стороны экватора. В 1969г. журналист Александр Рост, комментируя книгу братьев Армина и Ханса-Хельмута Вольф "Путь Одиссея", изданную в Тюбингене в 1968г., писал в гамбургской "Ди цайт", что "существует около семидесяти теорий относительно стоянок Одиссея. Считают, что они находятся в Африке, в Северном, Балтийском, Черном и даже Каспийском морях"[3 - Примерно то же говорит Аполлодор (4, эпитома, VII, I): "Одиссей, как говорят некоторые, блуждал в водах Ливии; другие же утверждают, что он блуждал вокруг Сицилии. Но есть и такие, которые сообщают, что Одиссей долго странствовал в Океане или же в Тирренском море".].
        Атлантическая версия, "изобретенная" Плинием и развитая Солином, стала особенно популярной после выхода в свет "Божественной комедии" Данте, где поэт вкладывает рассказ о путешествии Одиссея в его собственные уста[4 - Данте, по всей видимости, следовал тем же Плинию и Солину, а также Тациту, Тимею, Диодору Сицилийскому, Дионисию Скитобрахию и множеству других древних комментаторов, которые под "Океаном" понимали совсем не то, что понимал Данге и понимаем мы.]. Приверженцем этой версии был Монтескьё. В наше время ее развивают Жильбер Пийо, Карл Бартоломеус, Эджертон Сайке.
        Наиболее, пожалуй, стройные гипотезы создали француз Робер Филипп и немцы из ФРГ братья Вольф. Оставляя в стороне их аргументацию, обратимся к их выводам)
        МАРШРУТ ОДИССЕЯ:
        Две гипотезы, основанные на одном тексте, и ни единого совпадения. Почему? Разумеется, "Одиссея" — это не лоция, и было бы нелепо требовать от нее документальной точности. Уж не был ли прав Эратосфен, уделивший немало времени поискам таинственных островов и пришедший к выводу, что Гомер собрал в своей поэме все, что было в его эпоху известно о жителях Средиземноморья, и этот фантастический сплав иначе как небылицами назвать нельзя? Но тот же Эратосфен вынужден признать, что "при изложении мифов Гомер более точен, чем последующие писатели, так как он не во всем видит чудеса, но в поучение нам употребляет аллегории, перерабатывает мифы…" (33, С 18). Страбон подтверждает, что "не только одни поэты признавали достоверность мифов"[5 - Отношение Страбона к Гомеру довольно сложно. "Гомер смешивает мифический элемент с действительными событиями", — пишет он в одном месте (33, С 20). Поэтому не следует принимать, рассуждает он дальше (33, С 22), "гомеровскую переработку гипотезы за историю", но и неправильно спорить с теми, кто толкует Гомера на свой лад: "ведь нельзя узнать от поэта точно все подробности,
да мы и не требуем от него научной точности" (33, С 23), хотя "Гомер обнаруживает большие знания в области географии" (33, С 27). И наконец: "Все эти рассказы мы не должны строго критиковать и отбрасывать как не имеющие корней и опоры в местной традиции, как вовсе не притязающие на истинность и на пользу как история" (33, С 26), так как "всюду, где требуется правильная последовательность перечисления упоминаемых местностей, Гомер стремится соблюдать этот порядок…" (33, С 27). Последние два замечания очень важны для исследователей эпоса и легенд, как довольно точно отражающие мнение соотечественников и единомышленников их творцов. Отношение Страбона к Гомеру довольно сложно. "Гомер смешивает мифический элемент с действительными событиями", — пишет он в одном месте (33, С 20). Поэтому не следует принимать, рассуждает он дальше (33, С 22), "гомеровскую переработку гипотезы за историю", но и неправильно спорить с теми, кто толкует Гомера на свой лад: "ведь нельзя узнать от поэта точно все подробности, да мы и не требуем от него научной точности" (33, С 23), хотя "Гомер обнаруживает большие знания в
области географии" (33, С 27). И наконец: "Все эти рассказы мы не должны строго критиковать и отбрасывать как не имеющие корней и опоры в местной традиции, как вовсе не притязающие на истинность и на пользу как история" (33, С 26), так как "всюду, где требуется правильная последовательность перечисления упоминаемых местностей, Гомер стремится соблюдать этот порядок…" (33, С 27). Последние два замечания очень важны для исследователей эпоса и легенд, как довольно точно отражающие мнение соотечественников и единомышленников их творцов.]. Может быть, он имел при этом в виду Полибия, протестовавшего против того, чтобы считать мифом "странствования Одиссея в целом". С ними согласны Б. П. Мультановский и немецкий ученый А. Геттнер, который решительно предостерегал против огульного отрицания научной ценности поэмы. Пример Шлимана подтверждает их правоту…
        Всякий художник имеет право на исторический домысел, нельзя отнимать этого права и у Гомера. Больше того, нельзя сбрасывать со счетов географический кругозор древних, их миропонимание и искажения в изустной передаче поэмы. Впервые официальные (государственные) тексты гомеровских поэм были отредактированы и записаны комиссией в составе афинского поэта и прорицателя Ономакрита, гераклейца Зопира и кротонца Орфея при тиране Писистрате и его сыновьях в VIв. до н.э., но известно, что их выправлял Аристотель, а еще много лет спустя — александрийские ученые Зенодот, Аристофан Византийский, Аристарх Самофракийский, Дидим. Вероятно, этот список далеко не полон. Кто теперь может сказать, как производился отбор, что выбрасывалось и что добавлялось в поэмы? Философ В. Ф. Асмус отмечает, что, "по мнению большинства исследователей, окончательная редакция гомеровских поэм сложилась в культурном мире малоазийских греков, выселившихся из континентальной Греции" (3, с. 317). Забегая вперед, скажем, что для такого вывода имеется немало оснований, и дело тут не только в легенде о том, что ионийские города основали
сыновья последнего афинского царя Кодра, переселившиеся в Малую Азию с частью афинского населения. И даже не в том, что Малая Азия явилась ареной Троянской войны. Исследователям, о которых упоминает В. Ф. Асмус, достаточно было внимательно прочесть поэму. Думается, что документально точно восстановить маршрут Одиссея невозможно, но некоторые географические пункты локализуются довольно легко. Последуем же за Одиссеем, руководствуясь указаниями первоисточника.
        Земля киконов
        
        Ветер от стен Илиона привел нас ко граду киконов
        Исмару… —
        начинает Одиссей свое повествование (12, IX, 39 -40). Землей киконов называлось северное побережье Эгейского моря между реками Траус (Куру) и Гебр (Марица) с прилегающими островами; самый крупный из них — Самофракия, а город Исмар — это теперешний Имерон. "Область эта еще издревле принадлежала киконам", — свидетельствует Геродот, и с ним никто не спорит. Память об Одиссее увековечена здесь в названии речки, вытекающей из озера Исмарида (во времена Страбона она называлась Одиссием), а древний топоним — в названии видного далеко с моря красного утеса Измароса высотой 678м. Впрочем, имя этой местности и без того много говорило древнему читателю: здесь, среди киконов, жил и слагал свои песни великий Орфей — коллега Гомера и участник похода за Золотым Руном.
        Остров Лотофагов
        
        Расставшись с фракийским племенем киконов, с которым он поступил вполне по-пиратски, Одиссей устремился на юг, в обход Пелопоннеса, — туда, где его ждали родная Итака, верная Пенелопа и как минимум пожизненная слава. И тут о нем совершенно некстати вспомнили боги, которые постоянно вмешивались в ход Троянской войны, а теперь надумали вмешаться в судьбы ее основного участника (из оставшихся в живых) и злого гения троянцев (12, IX, 67 -68, 79 -84):
        Вдруг собирающий тучи Зевес буреносца Борея,
        Страшно ревущего, выслал на нас…
        Мы невредимо бы в мирную землю отцов возвратились,
        Если б волнение моря и сила Борея не сбили
        Нас, обходящих Малею, с пути, отдалив от Киферы.
        Девять носила нас дней раздраженная буря по темным
        Рыбообильным водам; на десятый к земле лотофагов,
        Пищей цветочной себя насыщающих, ветер примчал нас.
        Комментируя этот пассаж, Полибий справедливо отмечал, что "несущие гибель ветры" совсем не то, что "заставляющие корабль плыть по прямому курсу", а следовательно, указанная Гомером продолжительность плавания не соответствует фактическому расстоянию при существующих возможностях кораблей. Аргументация его остроумна и убедительна: "Если принять, что расстояние от мыса Малей до Геракловых Столпов составляет 22 500 стадиев, и если… предположить, что оно было пройдено в 9 дней с одинаковой скоростью, то расстояние, покрываемое каждый день, соответствовало бы 2500 стадиям. Но кто же когда-нибудь видел, что какой-нибудь человек прибыл из Ликии или Родоса в Александрию за 2 дня, хотя расстояние между этими пунктами только 4000 стадиев?" (33, С 25).
        Это, безусловно, верно применительно к чисто гребному судну. Но Одиссей кроме полусотни могучих гребцов располагал еще парусом. А с двойным движителем да еще при постоянном, хотя и буреносном ветре условия, поставленные Гомером, вполне могли быть выполнены. Не следует, правда, забывать и о том, что это все-таки эпос, где и время течет по-иному, и пространство подвластно герою, и боги помогают, и числа округляются… Не стоит требовать от мифа бухгалтерской точности, достаточно удовлетвориться правдоподобием. В конце концов, Гомер не совсем точно называет и ветер, что не было замечено Полибием.
        Строго говоря, Борей (северный ветер) должен был отбросить флот Одиссея от южной оконечности архипелага — острова Киферы (Китира) в Киренаику, к мысу Зефирию (Эль-Хилаль). К острову лотофагов ("пожирателей лотоса") Одиссея мог доставить северо-восточный, получивший позднее имя Эвриклидон ("вздымающий широкие волны")[6 - Если быть совсем точным, то Одиссей должен был иметь дело с восточно-северо-восточным ветром, но греки такого румба не знали. Возможно, Эвриклидон включался в это понятие.], но во времена Гомера (или Одиссея?) знали только четыре основных ветра, да и те толковали довольно широко: например, Борей не только северный ветер, но и северо-восточный; Зефир — не только западный, но и северо-западный.
        Если вспомнить эпос об аргонавтах, то нетрудно представить, насколько дурной славой пользовался у моряков мыс Малея: именно отсюда буря забросила "Арго" в Тритониду, откуда они начали новый круг своих странствий. И это неудивительно. Лоции всего мира отмечают, что в Средиземном море почти круглый год господствуют западные и северо-западные ветры, причем последние особенно характерны для восточной части моря, где штормы и циклоны — Довольно частое явление. Ветры здесь настолько сильны, что способны изменять направление течений, отклоняя их в ту или иную сторону.
        Еще страшнее для моряка северо-восточный ветер, с которым, очевидно, и имели дело Ясон и Одиссей. (Это свидетельствует о постоянном направлении штормовых ветров в определенный сезон, когда, по-видимому, имели место оба путешествия.) Проносясь над бесчисленными островами, словно сыпь усеявшими поверхность Эгейского моря, наталкиваясь на бесконечные излучины побережья, Эвриклидон несет с собой большие массы воды, которые образуют здесь картину, напоминающую кипящий котел. При этом наиболее опасными местами оказываются как раз мыс Малея, отделяющий Лаконский залив от Критского моря, и мыс Тенар (Тенарон), разделяющий заливы Лаконикос и Месиниакос. Недаром на Тенарском мысу греки помещали один из входов в Аид. Морское дно у южной оконечности Пелопоннеса представляет собой настоящее кладбище кораблей.
        У берегов Африки, очевидно, и следует искать остров лотофагов — негаданный приют Одиссея. Что же это за остров и где он находится? Ответ может быть лишь один, и притом предельно точный. В заливе Малый Сирт (Габес), в двух километрах от тунисского города Эль-Джурф, лежит о. Джерба. В том, что это и есть остров лотофагов, не сомневались даже античные исследователи "Одиссеи", например Эратосфен — автор крылатой фразы о том, что "можно найти местность, где странствовал Одиссей, если найдешь кожевника, который сшил мешок для ветров" Эола (33, С 24)[7 - Страбон упоминает об алтаре Одиссея на Джербе, или Менинге, и на этом основании считает его островом лотофагов (33, С 834)]. С древнейших времен до наших дней излюбленным лакомством джербийцев и жителей близлежащего побережья является растение семейства зизифоровых Zizyphus letus, плоды которого из-за примеси эфирных масел очень ароматны и внешне напоминают лотос, а вкусом — мед. В переводе название растения означает "плод смерти" или "плод забвения". Очевидно, это древнее название, узаконенное потом ботаниками, ввело в заблуждение и Гомера, который
сообщает о спутниках Одиссея (12, IX, 93 -95), что
        … лишь только
        Сладко-медвяного лотоса каждый отведал, мгновенно
        Все позабыл…
        "Забывчивость" греков объясняется гораздо прозаичнее. Послушаем Геродота: "На побережье… обитают лотофаги. Они питаются исключительно плодами лотоса. Величиной же [плод лотоса] приблизительно равен плоду мастикового дерева, а по сладости несколько похож на финик. Лотофаги приготовляют из него также вино" (9, IV, 177). Как говорится, истина — в вине. Моряки попросту злоупотребили вкусным напитком, обладавшим к тому же из-за примеси эфирных масел наркотическими свойствами, и результат не заставил себя ждать:
        Силой их, плачущих, к нашим судам притащив, повелел я Крепко их там привязать к корабельным скамьям…
        Страна Киклопов
        
        Покинув остров гостеприимных лотофагов, Одиссей вскоре прибыл к земле великанов-людоедов киклопов. Это совершенно дикое племя даже для эпохи Гомера, и он всячески подчеркивает их неотесанность (12, IX, 120 -123, 125, 275 -276):
        Нет между ними ни сходбищ народных, ни общих советов;
        В темных пещерах они иль на горных вершинах высоких
        Вольно живут; над женой и детьми безотчетно там каждый
        Властвует, зная себя одного, о других не заботясь.
        Киклопы еще кораблей красногрудых не знают.
        Нам, киклопам, нет нужды ни в боге Зевесе, ни в прочих
        Ваших блаженных богах…
        Из сицилийского мифа о Полифеме (сыне Посейдона и нимфы Тоосы) и Галатее мы знаем, что киклопы обитали в Сицилии. Это не расходится с географией. Если Одиссей отплыл от лотофагов при юго-западном ветре, то путь от Джербы ведет на запад, а крутая излучина побережья неизбежно направит курс корабля к северу — мимо Мальты к Сицилии.
        Несмотря на то что в середине VIIв. до н.э. легендарный законодатель Харонд Катанский разработал законы для Сицилии и Калабрии, остров еще в VIв. до н.э. был заселен воинственными полудикими горными племенами, с которыми едва смогло совладать вымуштрованное карфагенское войско под командованием Мальха. Боевые маски сицилийцев и раскраска лиц вполне могли придать им облик киклопов, столь красочно воссозданный Гомером, а если они имели еще и высокий (по сравнению с греками) рост, усиленный фантазией мореходов и поэтов, то реальность для греков племени киклопов не вызывает сомнений.
        Но Сицилия велика. Нельзя ли уточнить прописку Полифема? Думается, можно. Вот как описывается в поэме его обиталище (12, IX, 116 -118, 166 -168):
        Есть островок там пустынный и дикий; лежит он на темном
        Лоне морском, ни далеко, ни близко от брега киклопов,
        Лесом покрытый…
        С острова ж в области близкой киклопов нам ясно был виден
        Дым; голоса их, блеянье их коз и баранов могли мы
        Слышать.
        Такая местность довольно характерна для Западной Сицилии. Ее можно было увидеть и на восточном побережье, там где в 734г. до н.э. коринфские греки основали город Сиракузы — родину Архимеда. В непосредственной близости от этого места располагался клочок суши по имени Несос ("остров") или Ортигия ("перепелиный" — нынешняя Ортиджа), отделенный от Сицилии узким проливом. Не удивительно, что Одиссей ясно видел дым и четко слышал звуки на противоположном берегу. Остров лежал так близко от побережья, что по крайней мере в VIв. до н.э. сиракузяне соединили их дамбой, а в 405 -404гг. до н.э., во время карфагенской экспансии, сиракузский тиран Дионисий Старший приказал укрепить остров, создав неприступную гавань; этой идеей в точности воспользовался впоследствии архитектор Динохар при строительстве Александрийской гавани, соединив остров Фарос с материком, но она была известна еще раньше — в Милете, гавань которого защищалась противолежащим островком Лада.
        Очевидно, в этих местах и обитали киклопы. Отзвуки то ли Гомеровой легенды, то ли реальных встреч с дикими высокорослыми горцами дошли до наших дней в названии мыса, расположенного чуть южнее Сиракуз. Он называется Punto di Gigante (мыс Гигантов).
        Наконец, при отплытии Одиссея могло произойти извержение Этны, которое он не мог видеть из-за дальности расстояния, но которое непременно должен был почувствовать, особенно если оно сопровождалось землетрясением. Скала, "брошенная Полифемом" в корабль, могла быть обломком горного массива, оторвавшимся вследствие сейсмической деятельности.
        Эолия
        
        Дальше на пути Одиссея лежала Эолия — остров бога ветров Эола, прадеда Ясона (12, X, 3 -4):
        Остров плавучий его неприступною медной стеною
        Весь обнесен, берега ж подымаются гладким утесом.
        Первое, что может прийти в голову при чтении этих строк, — Кипр. Именно за ним в древности прочно закрепилась слава "Медного острова", он дал имя и латинскому названию меди — cuprum. Но Кипр чересчур далеко, Эолию явно нужно искать где-то в районе Сицилии. Может быть, прав был Вергилий, помещавший ее в Липарском архипелаге?[8 - Как видно из контекста, здесь же его помещает и Аполлоний, возможно исходя из другого названия Липарских островов — Эолийские. "История рассказывает о том, что Эол некогда владычествовал над островами, лежащими вокруг Липары", — категорически заявляет Страбон (33, С 20). Местожительством Эола Страбон называет остров Стронгила (Стромболи) в Липарском архипелаге (33, С 276).]Одиссей, видимо, не напрасно обмолвился, что к Эолу он прибыл вскоре после отплытия от киклопов. Гомер дает дополнительные указания. Эол провожает Одиссея на Итаку (12, X, 25 -26, 28 -29):
        … Зефиру лишь дал повеленье дыханьем попутным
        Нас в кораблях по водам провожать…
        Девять мы суток денно и нощно свой путь совершали;
        Вдруг на десятые сутки явился нам берег отчизны.
        Зефир — западный ветер (заметим, что здесь был бы уместнее юго-западный Либ), значит, Эолия расположена к западу от Итаки и вблизи Сицилии. Наиболее вероятным местом представляется Мальта (точнее, ее исключительно крутой южный берег). Скалы ее богаты вкраплениями металлов, сверкающими на солнце, и вполне могли создать у поэтически настроенных греков впечатление сплошной медной стены. Выше уже говорилось, что к такой атрибуции пришли и братья Вольф.
        Мальта изучена археологами сравнительно мало. Известны развалины ее величественных храмов. Найдено множество каменных скульптур. Установлено, что местные жители одними из первых в Европе освоили выплавку меди и обработку золота. Одними из первых… Когда же это могло быть? Долгое время считалось — около 1800г. до н.э. Но в 1977г. разразилась сенсация. Американский археолог профессор Шеффилдского университета Колин Ренфрью при помощи радиоуглеродного анализа назвал дату, которая может показаться фантастичной, — около 4000г. до н.э. Древнее Египта и Шумера. Быть может, пишет Ренфрью, "мальтийские руины — самые древние храмы из сохранившихся на Земле" (81). Если это так, то Одиссей должен был застать здесь весьма высокоразвитую цивилизацию, представители которой властвовали над ветрами, т.е. были опытными мореходами, и могли указать точное направление на Итаку. И кто знает, быть может, "медная стена", опоясывавшая какой-нибудь из городов или храмов Мальты в те седые времена, не такая уж аллегория? Ведь пиратов в этих морях всегда было предостаточно.
        Страна лестригонов
        
        Страна великанов-людоедов лестригонов находилась на западе Сицилии. Легкомысленные спутники Одиссея пренебрегли наказом Эола не развязывать мех с ветрами, и буквально с порога родного дома буря отбросила их обратно к Эолии, а потом к стране лестригонов. Обращает на себя внимание тот факт, что лестригоны, как и киклопы, были великанами и людоедами. Очень может быть, что это два родственных сицилийских племени, находившихся примерно на одном уровне развития. Единственное труднообъяснимое указание Гомера — фраза о том, что в стране лестригонов "паства дневная с ночною сближается паствой" (12, X, 86), немедленно ассоциирующаяся с пушкинским "одна заря сменить другую спешит, дав ночи полчаса". В Сицилии, как известно, белых ночей не бывает. Зато здесь томится стоглавый дракон Тифон, побежденный Зевсом и для верности придавленный Этной. Головами Тифона иногда называли близлежащие вулканические острова у берегов Сицилии — Эгадский и Липарский архипелаги. Не освещало ли путь Одиссея зарево одного из ныне потухших вулканов, которых немало в тех краях? После отплытия от киклопов прошло не слишком много
времени, и, если там Одиссей познакомился с деятельностью одного вулкана, почему бы здесь ему не увидать зарево другого, пробудившегося одновременно с Этной?
        Впрочем, не исключено, что Гомер вовсе и не хотел намекать ни на какие белые ночи. Вот как звучит в подлиннике этот пассаж: "Здесь несонливый муж получал бы двойную плату: одну плату — пася быков, другую плату — пася белоснежных овец, ибо близки пути ночи и дня". Не идет ли здесь речь всего-навсего о необыкновенно, сказочно тучных пастбищах, способных прокормить черных быков, которых поэт уподобил ночи, и белорунных баранов? Первые приносились в жертву подземным богам, вторые — небесным (потому и близки их пути-до алтаря).
        Одним из первых о местах обитания Гомеровых людоедов догадался Страбон: он пишет, что "киклопы и лестригоны — негостеприимный народ — владели страной около Этны и Леонтины (Лентини. — А. С.), поэтому и области около пролива были недоступны людям того времени, и Харибда и Скиллейский мыс находились в руках разбойников" (33, С 20). Но не будем забегать вперед.
        Эя (Остров Кирки)
        
        Едва успев покинуть страну лестригонов, Одиссей попал в полосу вулканической пыли и дыма.
        Нам неизвестно, где запад лежит, где является Эос,
        Где светоносный под землю спускается Гелиос, где он
        На небо всходит, —
        жалуется опытный мореход (12, X, 190 -192).
        Следующая остановка — остров Эя (????? ?????), обиталище сестры Ээта волшебницы Кирки (Цирцеи), куда прибыла она на колеснице своего отца Гелиоса. Имеются сведения, что в недошедших до нас текстах Гесиода остров Кирки помещался в Тирренском море у берегов Этрурии. Такую локализацию подтверждают и Гомер, и Аполлоний, и Вергилий. Столь редкое единодушие позволяет достаточно уверенно определить местонахождение Эи — это нынешний гористый мыс Чирчео в Лациуме, примерно в 90км южнее Тибрского устья. (Приблизительно во время странст вий Одиссея невдалеке от тех мест беглец из Трои, его ровесник и предок Ромула Эней похоронит свою кормилицу Кайету и заложит в ее честь город, нынешнюю Гаэту[9 - Эней бежал из горящей Трои накануне окончания Троянской войны. Однако традиция относит его прибытие в Италию к 437 году до основания Рима, т.е. к 1191г. до н.э. (см., напр., 94, с. 87). Так как до этого он более 7 лет странствовал, получаем третью дату окончания Троянской войны — примерно 1198г. до н.э.].) На мысу, сообщает Страбон, "находится городок с храмом Кирки и алтарем Афины. Там показывают какую-то чашу, как
говорят, принадлежавшую Одиссею" (33, С 232). Установлено, что тридцать веков назад он был островом, теперь имя Цирцеи хранит название мыса. Эту атрибуцию подтверждает и древний миф, изложенный Аполлонием Родосским. Одиссей плыл к Эе с юга, аргонавты достигли острова северным путем. Несомненно, что в древности остров Кирки имел надежную географическую привязку. Если даже предположить, что Аполлоний следовал тексту "Одиссеи", нельзя не удивиться тому, что за полтысячелетия Эя не превратилась в чисто легендарное, условное понятие. Она была для греков не менее реальной, чем Сицилия или Геракловы Столпы. Вывод может быть только один: греческие мореходы плавали на Эю, и плавали неоднократно. Видно, не случайно здесь впервые скрестились пути Ясона и Одиссея.
        Страна киммерийцев
        
        В ответ на мольбы Одиссея отпустить его домой Кирка поставила условие (12, X, 507 -509, 512):
        … твой корабль передам я Борею; когда же
        Ты, Океан в корабле поперек переплывши, достигнешь
        Низкого брега…
        … вступи ты в Аидову мглистую область.
        Одиссей послушно отправился в загробный мир (12, XI, 13 -16, 19):
        Скоро пришли мы к глубокотекущим водам Океана;
        Там киммериян печальная область, покрытая вечно
        Влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет
        Оку людей там лица лучезарного Гелиос…
        Ночь безотрадная там искони окружает живущих.
        Большинство исследователей склонны трактовать этот эпизод буквально и засылают Одиссея в Исландию, Скандинавию и т.п. Эта точка зрения не более нова, чем "Гомеровский вопрос". Еще Тацит писал: "Иные считают также, что, занесенный в этот Океан во время своего знаменитого, долгого и баснословного странствия, посетил земли Германии и Одиссей и что расположенный на берегу Рейна и доныне обитаемый город Асцибургий (Асберг или Дуйсбург. — А. С.) был основан и наречен им же; ведь некогда в этом месте обнаружили посвященный Одиссею алтарь и на нем, кроме того, имя Лаэрта, его отца… Я не собираюсь ни подкреплять доказательствами это суждение, ни утверждать обратное" (34д, 3). Далеко на севере помещает страну киммерийцев и Плутарх, чей географический кругозор был, разумеется, много шире гомеровского.
        Но, во-первых, Одиссей указывает, что он плыл до Аида чуть больше суток; морской же путь до Британии (не говоря уже о Германии) еще спустя полтысячелетия карфагеняне на куда более совершенных кораблях покрывали за 4 месяца.
        Во-вторых, совершенно исключено, чтобы Гомер не упомянул о выходе за прославленные Геракловы Столпы: это был бы подвиг, достойный Геракла и Тесея, умолчать о нем попросту невозможно.
        Здесь уместно обратиться к величайшему почитателю Гомера Вергилию. В "Энеиде" он почти буквально использует этот эпизод поэмы, посылая Энея в Аид. Вергилий и Овидий (вслед за Лукрецием) помещают вход в Аид близ Неаполя, где много горячих источников (отсюда "область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков"). Этим входом они считают Авернское озеро, а одну из впадающих в него речушек — Стиксом, или Эриданом[10 - Реку По считали Эриданом также Эврипид, Аристотель и Полибий; Страбон тоже упоминает об Эридане, "которого нет нигде на земле, хотя, как говорят, он находится поблизости от Пада" (33, С 215), и о входе в Аид у Авернского озера, непосредственно связывая его с Одиссеем (33, С 244)]. От Эи до Неаполя легко можно добраться за сутки.
        Что касается киммерийцев (киммериян), то, по одной из гипотез, выдвинутых еще в древности, они были прародителями этрусков, жителей междуречья Тибра и Арно. Этой версии придерживались Веллей Патеркул, Тацит, Юстин и многие другие. Геродот, например, считал этрусков лидийцами, другие — пеласгами, финикийцами, италийцами, египтянами, греками, даже жителями Атлантиды. Только, пожалуй, Дионисий Галикарнасский признавал их самобытное происхождение. Трудно сказать, назвал ли их киммерийцами сам Гомер, или этот эпитет добавили при правке его поэм. Во всяком случае, тут сработал стереотип: Аид — вечная ночь — крайний север — киммерийцы."… На основании реальных сведений о том, что киммерийцы жили у Киммерийского Боспора (Керченский пролив. — А. С.), в мрачной северной области, Гомер соответственно перенес их в какую-то мрачную область по соседству с Аидом, подходящую местность для мифических рассказов о странствованиях Одиссея", — трезво рассуждает Страбон (33, С 20)[11 - Страбон, ссылаясь на не дошедшие до нас труды историка IVв. до н.э. Эфора, фактически отождествляет киммерийцев с этрусками (33, С 244
-245). См. также 94, с. 57 -60.]. Очень заманчивую, но едва ли состоятельную гипотезу предлагает Б. П. Мультановский, производя слово "киммерийцы" от древнего самоназвания италиков — "кимры" (отсюда Италия — Cambria). Этот этноним германского происхождения и был распространен только на севере Апеннинского полуострова.
        Точно такой же стереотип содержится в понятии "Океан". "Мне по крайней мере ничего не известно о существовании реки Океана, — жалуется Геродот. — Имя "Океан" придумал, по моему мнению, Гомер или еще какой-нибудь древний поэт и ввел его в свою поэзию" (9, II, 23)[12 - Диодор Сицилийский сообщает, что в древнейшие времена Океаном называли также Нил.]. Океаном греки вслед за Гомером называли глубокую холодную реку, опоясывающую весь обитаемый мир (а необитаемого мира для них не существовало, в крайнем случае его заселяли какими-нибудь чудищами) — ойкумену. "Переплыть Океан" для греков должно было быть абсурдным словосочетанием: Океан не к чему переплывать, ибо за ним нет абсолютно ничего. Даже входы в Аид (’??????? ???? ??? ???????) — например аттический мыс Тенар (Тенарон), остров Левка, пещера Трофония в Лебадии (Левадия), порт Палеста в Эпире (район Шен-Теодори), Гераклея Понтийская (Эрегли) — расположены в пределах ойкумены, по сю сторону Океана. Гомер ввел эту гиперболу, чтобы показать трудность задачи Кирки и доблесть Одиссея. И он постоянно нагнетает чувство леденящего ужаса, воздействуя на
слушателя (12, XI, 156 -159):
        Здесь все ужасает живущего; шумно бегут здесь
        Страшные реки, потоки великие; здесь Океана
        Воды глубокие льются; никто переплыть их не может
        Сам; то одним кораблям крепкозданным возможно.
        (Впрочем, если даже трактовать Гомера буквально, не следует упускать из виду, что киммерийцы жили оседло во всем Причерноморье вплоть до Фракии не ранее VIIIв. до н.э. Где они кочевали до этого — неизвестно. Геродот упоминает, что они захватили Фригию, Лидию и Синоп, а в первой половине VIIв. до н.э. дошли до Ионии. Однако это было не длительное завоевание, а заурядный набег. Для нас исключительно важно другое его указание: часть лидийцев, т.е. тех же киммерийцев, незадолго до Троянской войны переселилась в Италию. Геродот называет их тирсенами. Тирсенами или тирренами греки издревле называли этрусков. Это название дошло до наших дней, закрепившись в названии моря, омывающего берега Этрурии.)
        От Эи путь на Итаку неизбежно вел мимо Сицилии, вокруг "итальянского сапога". Кирка объяснила Одиссею дорогу (12, XIII, 39, 55 -56, 58 -61, 73, 108 -109, 127 -128):
        Прежде всего ты увидишь сирен…
        После, когда вы минуете остров сирен смертоносный,
        Две вам дороги представятся…
        Опишу я и ту и другую.
        Прежде увидишь стоящие в море утесы; кругом их
        Шумно волнуется зыбь Амфитриты лазоревоокой;
        Имябродящихдано им богами…
        После ты две повстречаешь скалы…
        К Скиллиной ближе держася скале, проведи без оглядки
        Мимо корабль быстроходный…
        Скоро потом ты увидишь Тринакрию остров; издавна
        Гелиос тучных быков и баранов пасет там…
        И снова вспоминаются аргонавты. Их маршрут вел через пункты с этими же названиями. Но можно ли их отождествить, как мы это сделали по отношению к острову Кирки? Продолжим наше путешествие с Гомером.
        Остров сирен
        
        Как видно из текста "Одиссеи", остров сирен, который посещали и аргонавты, должен лежать таким образом относительно Сицилии, что оба пути — через "блуждающие" утесы Планкты (или Симплегады) и через Скиллу-Харибду — были примерно равноценными. Но путь через Планкты все же безопаснее, он не требует обязательных жертв от мореходов: достаточно пустить впереди корабля какое-нибудь живое существо, например голубя, как это сделали аргонавты, и в тот момент, когда скалы раздвинутся после принятия этой жертвы, корабль может их проскочить, прежде чем они сомкнутся снова. Одиссей, спеша домой, избирает второй путь — более короткий, но связанный с неизбежными жертвами.
        Если принять версию Вергилия, то остров сирен нужно искать в Неаполитанском заливе близ Сорренто[13 - Страбон сообщает даже, что в Неаполе в его время показывали "могилу одной из сирен — Партенопеи" (33, С 23, С 26, С 246).]. Не стоит выяснять, имел ли он в виду Капри или близлежащие скалы. Важно другое: от Сорренто есть только один путь на юг, а ведь "Солнца могучего дочь" (8, VII, 12) Кирка ясно дала понять, что сирены обитают на перепутье. Какой же из островов Тирренского моря удовлетворяет этому условию?
        Идеально к описанию острова сирен подходит только Устика, расположенная как раз между Эей и Сицилией.
        Планкты
        
        В этом случае Планкты нужно искать в районе скалистых Эгадских островов. В пользу такого предположения говорят три обстоятельства.
        Во-первых, здесь много рифов, вулканов и изолированно стоящих утесов, вокруг которых всегда "шумно волнуется зыбь", и "все корабли, к тем скалам подходившие", нередко "гибли с пловцами; доски от них оставались одни и бездушные трупы, шумной волною и пламенным вихрем носимые в море" (12, XII, 60, 66 -67).
        Коварный нрав этой местности испытали на себе и аргонавты, проходившие мимо Планкт в течение целого дня, что никак не вяжется с образом одинокой скалы, но вполне подходит для небольшого архипелага. Аполлоний прямо говорит (5, IV, 925 -929), что эти скалы находились
        Там, где недавно еще вырывалось палящее пламя, Ввысь из утесов крутых над горой огнеметной вздымаясь. Весь от дыма эфир чернел, и нельзя было видеть Солнца лучей, и, хотя труды Гефеста прервались, Жгучий пар продолжало струить соленое море.
        О Планктах, "над которыми было видно огромное пламя и тучи дыма, поднимавшиеся кверху", сообщает и Аполлодор, повествуя об аргонавтах (4, I, 9, 25). Сегодня Эгадские вулканы не действуют, но реализм картины, набросанной Аполлонием, соседство Эгадского архипелага с Липарским (островами Гефеста) — их разделяют всего 185км — и описание Гомером страны лестригонов, расположенной поблизости, не вызывают никаких сомнений в дислокации всех этих земель.
        Во-вторых, из мифов известно, что семь дочерей Атласа — Плеяды в облике голубей носили Зевсу амброзию, каждый день пролетая через Планкты, причем один из голубей погибал, обеспечивая дорогу остальным (реминисценция прорыва "Арго" через Симплегады). С Плеядами связан и расположенный рядом с Планктами остров сирен: эти прекрасноголосые девы считались дочерьми речного бога Ахелоя и Плеяды Стеропы.
        Если соединить прямой линией горную цепь Высокого Атласа, откуда летали Плеяды (на это прямо указывают мифы о Персее и Геракле), с Олимпом — обиталищем Зевса, она пройдет через северную оконечность Эгадского архипелага и точно совместится с линией расположенного в этом месте подводного Атласского хребта. Этот поразительный факт недвусмысленно свидетельствует о знакомстве греков с дном Средиземного моря. Либо… Либо этот хребет 3 -4 тысячелетия назад не был подводным!
        Наконец, в-третьих, другое название Планкт — Симплегады — в урезанном виде сохранилось в названии архипелага (Эгады). Правда, эта этимология несколько рискованна, если вспомнить о других Симплегадах — Кианеях, у входа в Понт. Именно через них сумели проплыть аргонавты, после чего эти утесы перестали быть Симплегадами — "блуждающими". Больше того, Гомер особо подчеркивает, что это те самые Симплегады, которые фигурируют в мифе об аргонавтах.
        Исследователь греческого эпоса оказывается перед трудноразрешимой дилеммой. Либо он должен поменять во времени оба путешествия, так как после прохода Симплегад аргонавтами скалы навечно застыли на местах, предназначенных им богами, и Одиссею не нужно было ломать голову над тем, как их пройти. Либо признать, что Аполлоний что-то напутал в своей версии мифа, некритически использовав известный гомеровский образ и перенеся его ко входу в Понт, тогда как остров сирен, Эю и Скиллу-Харибду он оставил на их традиционных местах.
        Вероятно, правильной будет все же третья догадка, высказанная в главе об аргонавтах: Симплегады аргонавтов следует рассматривать только как символ выхода греков на черноморскую арену, совершенно абстрагируясь от их географического адреса. Как и Планкты, они служили воротами в неведомый мир.
        Скилла и Харибда
        
        Вторым путем, который и избрал Одиссей, может быть только Мессинский пролив — узкая стремнина с множеством рифов и водоворотов. Впервые такую привязку дал греческий ученый Полибий, сам неплохой мореход. Его точку зрения разделяли Эратосфен и Страбон. Не расходится она и с реальной картиной, и с описанием Гомера (12, XII, 234 -243):
        В страхе великом тогда проходили мы тесным проливом;
        Скилла грозила с одной стороны, а с другой пожирала
        Жадно Харибда соленую влагу; когда извергались
        Воды из чрева ее, как в котле, на огне раскаленном,
        С свистом кипели они, клокоча и буровясь; и, пена
        Вихрем взлетала на обе вершины утесов; когда же
        Волны соленого моря обратно глотала Харибда,
        Внутренность вся открывалась ее: перед зевом ужасно
        Волны сшибались, а в недре утробы открытом кипели
        Тина и черный песок.
        Харибда жила на полуострове Бруттии у берегов Калабрии, где и сейчас водовороты поджидают всякого, кто отважится отклониться от узкого фарватера; в то время он был, вероятно, еще уже. Скилла обитала у северо-восточной оконечности Сицилии; она дала имя и самому острову: древние называли его Скиллия, Сикилця, Сикелия[14 - Этот топоним известен почти всем древним писателям. Имя сицилийских аборигенов ??????? употреблял Гомер (12, XX, 383; XXIV, 211 и др.), называвший Сицилию ???????. Слово ??????, кажется, впервые употребил Пиндар.]; позднее прижилось местное название — Сицилия. Иногда прописку Скиллы и Харибды меняли местами, и это нашло отражение в местной топонимике: в Калабрии, в 12км севернее города Реджо, по сей день существует гавань Сцилла, защищенная молом Сцилла, у восточного берега полуострова Сцилла, на оконечности которого высится утес Сцилла, увенчанный замком Сцилла, и на котором расположен город Сцилла.
        Двенадцать
        Движется спереди лап у нее; на плечах же косматых
        Шесть подымается длинных изгибистых шей; и на каждой
        Шее торчит голова, а на челюстях в три ряда зубы,
        Частые, острые, полные черною смертью сверкают…
        так поэтически описал Гомер рифы и отмели Северо-восточной Сицилии (12, XII, 88 -92).
        Публий Вергилий Марон, большой знаток и последователь Слепца, придерживался иного мнения относительно Скиллы. Не оспаривая ужасного вида Харибды и нелегкого нрава ее подруги и соратницы, он тем не менее делает последнюю намного привлекательнее, чем Гомер, навевая ассоциации с греческими сиренами или славянскими русалками (8, III, 420 -428):
        Справа Скилла тебя там ждет, а слева — Харибда: Трижды за день она поглощает бурные воды, Море вбирая в провал бездонной утробы, и трижды Их извергает назад и звезды струями хлещет. Скилла в кромешной тьме огромной пещеры таится, Высунув голову в щель, корабли влечет на утесы. Сверху — дева она лицом и грудью прекрасной, Снизу — тело у ней морской чудовищной рыбы, Волчий мохнатый живот и хвост огромный дельфина.
        В Iв. возникла легенда, известная из Плиния, о том, что Одиссей, миновав Скиллу-Харибду, вышел в Атлантику и вскоре погиб у африканских берегов. Легенду поддержал Солин, а А. Гумбольдт даже был убежден в тождестве Огигии с Мадейрой. Нет нужды доказывать, что все они не знали того, что знаем мы.
        Если допустить, что Скилла-Харибда — Гибралтар и что Одиссей потом вышел в океан, то придется, в частности, признать, что он плыл против поверхностного Португальского течения, которое со скоростью до двух узлов врывается в Гибралтар из Атлантики, проходит вдоль всего североафриканского побережья, поворачивает на север вдоль берега Ливана, огибает Малую Азию и иссякает лишь в лабиринте островов Эгейского моря. Бывало, что древние суденышки выносило в океан при определенном взаимоотношении ветров и течений, но случаи эти настолько редки, что говорить о них как о явлениях, достойных эпоса, едва ли возможно.
        Что бы там ни было, Одиссей никак не мог увидеть в Гибралтаре, где наименьшая глубина фарватера 275м, "тину и черный песок". И уж во всяком случае минимальная ширина Мессинского пролива (3,5км) больше согласуется с взаиморасположением Скиллы и Харибды (на расстоянии полета стрелы друг от друга), нежели минимальная ширина Гибралтара (14км). Возможно, стрелы мифических героев и впрямь пролетали мифические расстояния, но не 14 же километров! Этого не решился бы утверждать даже Гомер. Все это хотя и не исключает, но порождает серьезные сомнения в возможности выхода Одиссея в океан.
        Видимо, все же прав был Эратосфен, ограничивавший странствия Одиссея Средиземным морем[15 - Косвенным подтверждением средиземноморского маршрута Одиссея может служить фраза Гомера, совершенно неверно истолкованная Страбоном (33, С 39), о том, что в местах его странствий "веет Зефир, Океаном… туда посылаемый" (12, IV, 567). Поскольку там веет западный ветер, приходящий с Атлантики, то это место не может быть самой Атлантикой, так как ветер может дуть либо в океане, либо с океана. В. Г. Борухович справедливо отмечает (4, Примечания, кн. II, гл. IV, 8), что "бури надвигались на Элладу в окружающих ее морях чаще всего с запада". В эти моря, где странствовал Одиссей, и доходил океанский зефир.Гораций писал об Атлантическом океане (2, с. 426):Не устремлялся в тот край гребцами корабль аргонавтов,Распутница Медея не ступала там;Не направляли туда кораблей ни пловцы-финикийцы,Ни рать Улисса, много претерпевшего.Единственное, с чем тут можно не согласиться, — это упоминание финикийцев (иногда так называли и карфагенян).]. Этим регионом ограничивал их и английский яхтсмен Эрни Брэдфорд, пользовавшийся при
реконструкции маршрута Одиссея очень точными морскими картами и опиравшийся на собственный опыт моряка. Это мнение разделял и советский ученый Б. П. Мультановский, сопоставлявший степень достоверности описаний Гомера со степенью удаленности тех или иных местностей от центра ойкумены, и некоторые другие. Реальность неуклонно уступала у греков место домыслам, основанным на слухах. Это было нормой не только для поэтов. Так писал свою "Историю" Геродот, чужими сообщениями пользовался Плиний. Стоит ли упрекать их за это?
        Тринакрия (остров Гелиоса)
        
        Тринакрией ("Трехконечной") по крайней мере с IVв. до н.э. (Феокрит) называли весь остров Сицилию за его форму. Позднее это название сохранилось лишь у таких поэтов и историков, как Вергилий, Овидий, Юстин, Данте. Почему же Гомер, проведший Одиссея вокруг всей Сицилии, говорит о ней как о совсем другом острове — острове Гелиоса? Ответ прост. Абсолютная аналогия этому явлению лежит совсем рядом — Апеннинский полуостров. Его культурное освоение началось с юго-западной части, населенной племенами италов. Эта область получила название Италии. По мере продвижения колонистов в глубь полуострова переносился и ставший привычным топоним — сперва на всю южную часть "сапога", потом до Рубикона и, наконец, во времена Августа, от Харибды до Альп[16 - Об этом сообщает, например, Фукидид (VI, 2).].
        То же происходило в Сицилии. Греки уже знали ее форму Но Тринакрией называли только восточную часть, где возникли первые колонии. На остальной территории все еще обитали страшные лестригоны и киклопы. Им предстояло через некоторое время исчезнуть из греческой ойкумены, но для Одиссея это была такая же реальность, как Троя или Итака. До сих пор он знал Сицилию как суровый скалистый остров, обиталище дикарей-людоедов. Он дважды испытал землетрясение. Но вот, миновав Мессинский пролив, он оказывается на восточном ее берегу — и попадает в другой мир. Солнечные пастбища, удобные бухты, цивилизованные (по тогдашним понятиям) жители — греческие и италийские колонисты. Конечно, Гомер знал, что это та же самая страна киклопов и лестригонов, но ведь он был поэт… Троекратное посещение Одиссеем Сицилии отмечал еще Полибий[17 - Страбон согласен с Полибием относительно хорошо известных местностей, но убежден, что "фантастические эпизоды разыгрываются в Атлантическом океане" (33, С 26).].
        И еще один аргумент. Если обратиться к мифам о Геракле, а точнее, к его десятому подвигу, то возникают прямые ассоциации со строками поэмы. Геракл по поручению царя Эврисфея отправляется добывать коров великана Гериона. Ему помогает Гелиос. Добыв коров, Геракл гонит стадо в Микены через Пиренеи, Альпы, Апеннины. Одна из коров убегает и переплывает в Сицилию (надо полагать, к своему хлеву), где ее после долгих мытарств разыскивает герой. Миф повествует, что на Сицилии постоянно пасется стадо царя Эрикса — великана, сына Афродиты, убитого Гераклом. Одиссей рассказывает (12, XII, 261 -263):
        …Прибыли к острову мы наконец светоносного бога.
        Там на зеленых равнинах быки криворогие мирно
        С множеством тучных баранов паслись, Гелиосово стадо.
        В 350 священных быках Гелиоса, которых видели и аргонавты, нетрудно узнать коров Гериона, точнее, Эрикса, имя которого увековечено в названии городка Эриче на западном побережье, вблизи знаменитого храма Геракла. То, что храм и город находятся на западе Сицилии, не должно смущать: ведь сами-то быки паслись на восточных равнинах.
        Прежде чем отправить Одиссея в дальнейшие странствия, Гомер еще раз уточняет взаиморасположение острова Гелиоса и Харибды (12, XII, 401 -408):
        Мачту поднявши и белый на мачте расправивши парус,
        Все мы взошли на корабль и пустились в открытое море.
        Но, когда в отдалении остров пропал и исчезла
        Всюду земля и лишь небо, с водами слиянное, зрелось,
        Бог громовержец Кронион тяжелую темную тучу
        Прямо над нашим сгустил кораблем, и под ним потемнело
        Море. И краток был путь для него. От заката примчался
        С воем Зефир, и восстала великая бури тревога.
        Место жительства Гелиоса можно указать довольно точно- это район современного сицилийского города Катания. В 3,7км к северо-востоку от нее расположена бухта Улиссе. Ее название воскрешает этот эпизод поэмы. Буря, принесенная Зефиром с запада, — это огненное смрадное дыхание Тифона (возобновившееся извержение Этны), с которым на сей раз Одиссей познакомился гораздо ближе" чем в стране киклопов. Если Ортиджа отстоит от Этны на 80км, то Улиссе — примерно на 20, и как раз к юго-востоку.
        Тут Зевес, заблистав, на корабль громовую
        Бросил стрелу; закружилось пронзенное судно, и дымом
        Серным его обхватило. Все разом товарищи были
        Сброшены в воду, и все, как вороны морские рассеясь,
        В шумной исчезли пучине…
        Перед нами типичная картина извержения: ослепительный молниеподобный свет, серный запах, моретрясение и водовороты. На всем восточном побережье Сицилии, от мыса Пелоро до мыса Порто-Пало, в период деятельности Этны часто стоит удушливая серная мгла, что и отметил Гомер. Сходна с истинной и сила извержения, и его результат. В стране киклопов обломок скалы бросил в корабль Полифем, здесь метнул перун Зевс, но сам факт, действие и его последствия одни и те же.
        Стихнул Зефир, присмирела сердитая буря; но быстрый
        Нот поднялся; он меня в несказанную ввергнул тревогу.
        Снова обратной дорогой меня на Харибду помчал он.
        Целую ночь был туда я несом…
        Этот эпизод имеет, возможно, и символическое значение: греки употребляли окуривание серным дымом для очищения от грехов[18 - Из сценария этого культа нам известны жреческие термины "окуривать серой" (????????), "очищать путем окуривания серой" (?????), "окуривание серой" (???????????) и некоторые другие.]. Трудно сказать, вкладывал ли Гомер этот смысл в строки своей поэмы, но что он прекрасно согласуется с дальнейшей судьбой Одиссея, это бесспорно. После того как Одиссей отведал серного дыма, а боги приняли солиднейшую жертву в лице всех его спутников, должен был наступить перелом. И он, как будет видно, наступил. Отныне Одиссея, спасающегося на плоту, который он смастерил из обломков корабля, ожидают только приятные сюрпризы. Но он пока этого не знает. Ему еще предстоят последние усилия в борьбе за жизнь. Одиссей недалеко отплыл от Сицилии, ровно настолько, чтобы потерять из виду берег (а горизонт для плывущего на плоту очень близок). Затем Зефир отбросил его на восток, а Нот погнал на север — к Мессинскому проливу.
        Огигия (остров Калипсо)
        
        Гомер не указывает направление от Сицилии к острову дочери Атланта нимфы Калипсо, и это дает повод для самых фантастических интерпретаций. В поэме приведена лишь продолжительность плавания (12, XII, 447 -449):
        Девять носился я дней по водам; на десятый с наставшей
        Ночью на остров Огигию выброшен был, где Калипсо
        Царствует…
        И все-таки указаний о местоположении острова достаточно.
        Одиссей особо отмечает здесь черные тополя. Мы знаем, что черный тополь (?’???????) был посвящен Афине и считался священным у греков (на афинской рыночной площади — агоре под сенью черного тополя заседал суд и принимало решения народное собрание). Следовательно, Одиссей прибыл в края, населенные греками. В их числе был и Крит, родина Зевса.
        Гермес, отправившийся известить нимфу о решении Зевса, быстро прибыл на Огигию (12, V, 50 -51, 54 -55):
        Скоро, достигнув Пиерии, к морю с эфира слетел он;
        Быстро помчался потом по волнам…
        Легкою птицей морской пролетев над пучиною, Эрмий
        Острова, морем вдали сокровенного, скоро достигнул.
        Пиерией комментаторы "Одиссеи" единодушно называют область на севере Греции, в Юго-Западной Македонии, т.е. к северу от Олимпа. Такая область есть. Она славилась как родина Орфея и излюбленное местопребывание муз. Но возникают едва ли разрешимые вопросы: зачем Гермесу понадобилось лететь на север, в глубь материка, если его цель — остров, и по каким он в этом случае мчался волнам?
        Строки поэмы становятся понятными, если вспомнить, что Пиерией поэты называли еще одну область Греции — гору Парнас близ Дельф и ее окрестности. Именно там чаще всего обитали музы, одно из названий которых было "Пиериды" ("дочери Пиера")[19 - Пиеридами назывались также девять (число, совпадающее с числом муз) дочерей Пиера (тезки отца муз), царя Фессалии, которые вызвали музу Каллиопу на состязание в пении, но потерпели поражение и были превращены в сорок (23, V, 294 -678). Это "женский" вариант мифа о музыкальном состязании Аполлона и Марсия (23, VI, 382 -400).]. Родились они в Пиерии, жили в Фокиде, перенеся на нее имя своей родины. (Существует и другое предположение, что в текст вкралась описка и нужно читать не "Пиерия", а "Перия". Перией называлась местность в Фессалии, непосредственно примыкающая к Олимпу. Здесь же находилась гора Пиерий. Если применительно к Гермесу "достигнуть Перии" означало просто спуститься с горы в долину, то курс на Пиерий вполне согласуется со строками поэмы: он действительно приводит к морю.) Итак, Гермес летел в сторону Пелопоннеса, за которым простиралось Критское
море.
        Калипсо помогает Одиссею строить плот. Для этого она
        Выбрала прежде топор, по руке ему сделанный, крепкий,
        Медный, с обеих сторон изощренный…
        При раскопках в Кноссе Артур Эванс обратил внимание на множество изображений двусторонней секиры — ?????? (лабрис, отсюда слово "лабиринт"), известной также в Карии и Лидии. Предполагают, что такими секирами отсекали головы жертвенным животным. Изображения этих топоров в особенно большом количестве найдены именно на Крите.
        Гомер подробно описывает технику строительства плота (12, V, 244 -245, 247):
        Двадцать он бревен срубил, их очистил, их острою медью
        Выскоблил гладко, потом уровнял, по снуру обтесавши…
        Начал буравить он брусья и, все пробуравив, сплотил их…
        Здесь поэт повторяет прием, использованный при ориентации относительно друг друга острова Гелиоса и Харибды. Он "привязывает" Огигию к Греции. Миф говорит, что рубанок ("острою медью выскоблил гладко"), отвес и ватерпас ("уровнял, по снуру обтесавши") изобрел грек Дедал, снискавший наибольшую известность как строитель критского Лабиринта. Неважно, что Одиссей вместо рубанка пользовался лабрисом (Гомер называет его ???????), — откуда у нимфы взяться столярным инструментам; важна суть: он очистил дерево от коры по способу Дедала, воспользовавшись культовым орудием, оказавшимся у Калипсо под рукой, т.е. обычным для этих мест. Так намечается и закрепляется связь Греция — Крит.
        Эта связь окончательно устанавливается в дальнейшем тексте "Одиссеи". Когда Одиссей прибыл домой инкогнито и у него стали выпытывать его родословную, он не задумываясь выдает себя за критянина Улисса, внука Миноса (а следовательно, брата критского царя Алтемена). Только человек, долго проживший на Крите (а Одиссей гостил у Калипсо больше семи лет), мог так подробно изложить историю острова, перечислить населяющие его племена. Криминалистам хорошо известно, что, если человеку приходится лгать, а особенно выдавать себя за другого, он инстинктивно выбирает наиболее знакомый ему сюжет или биографию и видоизменяет их в нужную сторону: так меньше шансов запутаться или что-нибудь забыть. Так же поступает и Одиссей. Совершенно игнорируя хронологию и генеалогию критской династии, он выдает себя за брата Идоменея (преемника Алтемена) — критского царя, которого он хорошо знал как участника Троянской войны. Но в своих рассказах он неоднократно упоминает и свое собственное имя (12, XIX, 185 -188, 193 -194):
        В Крите гостил Одиссей; и он мною, как гость, одарен был.
        В Крит же его занесло буреносною силою ветра:
        В Трою плывя и у мыса Малей застигнутый бурей,
        В устье Амнисия ввел он свой быстрый корабль…
          Я принял
        Вместо царя во дворце Одиссея…
        Так, меняя во времени эпизоды своих похождений и выдавая странствия Менелая за свои, Одиссей указывает на то, что он был на Крите. А поскольку мы уже знаем, что от Малей он был отброшен к Африке и попал к Калипсо лишь на обратном пути, то логика настоятельно подталкивает нас к отождествлению острова Калипсо с Критом или с одной из его близлежащих островных колоний.
        Если допустить, что Огигия — колония Крита, то вероятнее всего это о. Санторин. Другие его названия — Тира и Фера, и, как сообщают Геродот и Страбон, еще раньше он назывался Каллистой. Здесь опять соприкасаются пути аргонавтов и Одиссея: миф о создании Тиры, ставшей причиной гибели Крита, изложен в "Аргонавтике" и обработан Овидием Теперь этот остров отождествляют с Платоновой Атлантидой (с этой версией перекликается упоминание Гомера о том, что Калипсо была дочерью Атланта). Обращает также на себя внимание поразительное сходство имен — Калипсо и Каллисто, то, что обе они были нимфами и что Калипсо встречается впервые у Гомера, а Каллисто — в мифе об аргонавтах. Позднее обеих упомянул Гесиод, причем Калипсо он назвал Океанидой — дочерью Океана и Тефии, сестрой богов. Не имеем ли мы тут дело с одним и тем же персонажем, имя которого варьировало в диалектах, которыми так богаты острова Эгейского моря? Две транскрипции одного острова (Тира — Фера) не больше разнятся между собой, чем имена этих двух нимф.
        Схерия (остров феаков)
        
        Куда же проложил Одиссей свой новый курс? Казалось бы, на Итаку, как и заключает большинство комментаторов, полагающих, что феаки жили по пути от Огигии к Итаке. Действительно, Зевс разрешил наконец Одиссею плыть домой, но не сразу. Сперва он должен специально посетить Схерию, лежащую где-то в стороне и от Итаки, и от острова Калипсо. Там ему вручат богатые дары, скомпенсирующие все потери, и с почетом проводят домой (12, V, 33 -40):
        Морем, на крепком плоту, повстречавши опасного много,
        В день двадцатый достигнет он берега Схерии тучной,
        Где обитают родные богам феакийцы; и будет
        Ими ему, как бессмертному богу, оказана почесть;
        В милую землю отцов с кораблем их отплыв, он в подарок
        Меди, и злата, и разных одежд драгоценных получит
        Много, столь много, что даже из Трои подобной добычи
        Он не привез бы…
        Так повелел Зевс. Калипсо указала Одиссею путь, ориентируя его по Большой Медведице (которую, кстати, греки называли Каллистой) (12, V, 271 -280):
        …сон на его не спускался
        Очи, и их не сводил он с Плеяд, с нисходящего поздно
        В море Воота, с Медведицы, в людях еще Колесницы
        Имя носящей и близ Ориона свершающей вечно
        Круг свой, себя никогда не купая в водах Океана.
        С нею богиня богинь повелела ему неусыпно
        Путь соглашать свой, ее оставляя по левую руку.
        Дней совершилось семнадцать с тех пор, как пустился он в море;
        Вдруг на осьмнадцатый видимы стали вдали над водами
        Горы тенистой земли феакиян…
        Обращает на себя внимание интересная деталь, которая "мешает" приверженцам "океанской" версии маршрута: эти же звезды светили грекам под Троей. Случайность? Или Одиссей вернулся на круги своя, оказавшись после многолетних странствий вблизи их исходного пункта? Вероятно, можно все же рискнуть, предположив, что Гомер в своих астрономических описаниях столь же точен, как и в географических, приведших Шлимана к Трое. И тогда обнаруживаются удивительные вещи. Астрономы выяснили, что если принять широту плавания Одиссея 39°57?30? с. ш. (параллель Трои), а время — июль (что не противоречит поэме), то именно при таких условиях Одиссей мог выполнить наказ нимфы: в этот период в Эгейском море Плеяды сменяют на небе Воота (Волопаса), а Колесница совершает свой небесный путь, не касаясь горизонта. И это начало самого опасного периода для средиземноморских мореходов.
        Большинство исследователей "Одиссеи" отождествляет Схерию с Керкирой (Корфу), базируясь лишь на указаниях древних авторов о том, что там существовал культ Алкиноя — царя феаков. Средняя широта Керкиры — 39°40?. Казалось бы, все верно. Но, во-первых, от Крита невозможно плыть к Керкире, имея Медведицу слева, а во-вторых, совершенно необъясним тот факт, что два царя, Алкиной и Одиссей, будучи, по существу, соседями, ничего не слышали друг о друге. Да и провожать феакам Одиссея было ни к чему: Итака рядом. Если Схерию отождествить с островом феаков, упоминаемым в "Аргонавтике", получается и вовсе бессмыслица: Одиссей отправился обратно на Сицилию. В чем же дело?
        Последуем дальше за Гомером, который, по мнению Эратосфена, "никогда напрасно не бросает эпитетов" (33, С 16):
        …Земли колебатель могучий, покинув
        Край эфиопян, с далеких Солимских высот Одиссея
        В море увидел…
        "Страна, где ныне обитают ликийцы, — читаем у Геродота, — в древности называлась Милиадой, а жители ее именовались солимами" (9, I, 173). Ликия располагалась на юго-западе Малой Азии, Солимские высоты — это Западный Тавр, высота которого достигает 3086м(гора Акдаг). По отношению к Криту он расположен на северо-востоке, т.е. Медведица остается слева. Тацит приводит версию, что солимы — это иудеи, основатели Иеросолимы (Иерусалим), пришедшие в Азию с Крита и назвавшиеся именем горы Иды (в пещере которой родился Зевс) — идеи; позднее это имя "в устах варваров" превратилось в "иудеи" (34г, V, 2). Таким образом, Гомер косвенно, а Тацит непосредственно приводят нас к Криту, а оттуда к Малой Азии.
        "Ликийцы же, — пишет Геродот, — первоначально пришли из Крита…" (9, I, 173)[20 - М. М. Кобылина (86, с. 15), анализируя археологические находки, приходит к выводу, что карийский Милет основали переселенцы из критского Милета, перенесшие в Малую Азию кроме названия и некоторые черты культуры.]. Гомер конкретизирует, уточняя прописку (12, VI, 3 -6)
        …любезных богам феакийцев,
        Живших издавна в широкополянной земле Гиперейской,
        В близком соседстве с киклопами, диким и буйным народом,
        С ними всегда враждовавшим, могуществом их превышая…
        Гиперея — это, скорее всего, "гиперборен", т.е. местность, расположенная "за Эей", "далее Эи" (сравните: "гипербореи" — народ, живущий на крайнем севере, "за Бореем"). Логично при этом предположить, что отсчет "за" и "до" велся от Греции. Это не противоречит и второму возможному толкованию этого слова (по созвучию): "Гесперия" (запад вообще и Италия в частности). Тогда Гиперея — это все, что находится к западу от долготы Эи (13°3? в. д.). "Меридиан Кирки", проходя через сицилийский город Алькамо, отсекает западную часть острова вместе с Эгадским архипелагом. Если допустить, что это и есть Гиперея, то налицо близкое соседство с киклопами и, добавим, с лестригонами. Миграция ликийцев (солимов) вырисовывается, таким образом, достаточно четко: Сицилия — Крит — Малая Азия. Все эти три пункта вполне могли в разное время именоваться островом феаков. Но, как мы имели уже возможность убедиться, и маршрут аргонавтов, и маршрут Одиссея приводят нас в Эгейское море. Феаки говорят о себе (12, VI, 203 -205):
        …Живем мы
        Здесь, от народов других в стороне, на последних пределах
        Шумного моря, и редко нас кто из людей посещает.
        Под "последними пределами шумного моря" можно понимать прибрежный остров, лежащий в стороне от торговых путей. Таких островов много в Эгейском море, есть они и у берегов Малой Азии. Очевидно, нас должны заинтересовать прежде всего эти берега вблизи Проливов: вспомним историю преследования аргонавтов колхами, которые быстро (всего за день) достигли Схерии, отправившись к ней из Черного моря.
        Верный себе, Гомер и здесь дает привязку к известным пунктам. Он указывает, как летела в свой город Афина от Схерии (12, VII, 79 -81):
        Морем бесплодным от Схерии тучной помчавшись, достигла
        Вскоре она Марафона; потом в многолюдных Афинах
        В дом крепкозданный царя Эрехтея вошла.
        Именно упоминание ничем в то время не примечательного Марафона дает ключ к уточнению местоположения Схерии. Марафон расположен в 25 -30км северо-восточнее Афин. Линия, соединяющая Афины и Марафон, пройдя над "морем бесплодным", упирается в Трою! Гомер словно подтверждает свои астрономические выкладки географическими.
        На Малую Азию указывают и другие обмолвки поэта: описание сада Алкиноя (черта, обычная для восточных народов и незнакомая грекам), определение о. Эвбеи (Негрепонта) как предела моря (так считали жители Малой Азии, но ни в коем случае не жители греческого архипелага) и некоторые другие.
        Какой же остров у анатолийских берегов следует признать счастливой утопической Схерией, столь любовно и подробно описанной Гомером? Маршрут Афины — Троя пролегает точно над островом Имроз. Заманчиво, но верно ли?
        Войдем на минуту во дворец Алкиноя. Царь послал за лучшим на Схерии аэдом Демодоком, чтобы развлечь Одиссея (12, VIII, 62 -64, 73 -75):
        …с знаменитым певцом Понтоной возвратился.
        Муза его при рождении злом и добром одарила:
        Очи затмила его, даровала за то сладкопенье.
        Муза внушила певцу возгласить о вождях знаменитых,
        Выбрав из песни, в то время везде до небес возносимой,
        Повесть о храбром Ахилле и мудром царе Одиссее…
        Не может быть никаких сомнений, что в облике Демодока Гомер изобразил самого себя. Он был слеп. Он был певцом и поэтом — аэдом. Его поэмы начинаются с обращений к музе: "Гнев, богиня, воспой Ахиллеса…"; "Муза, скажи мне о том многоопытном муже…" Значит, Схерия — его родина? Вспомним, какие города претендовали на честь называться родиной Гомера. Четыре из них расположены в Малой Азии: Смирна, Колофон, Хиос и Родос. Имроза среди них нет. Отвергнув первые два как материковые города, а Родос как не соответствующий тексту поэмы, получаем Хиос, подобно Схерии, "черным щитом" (12, V, 281) лежащий на поверхности моря, прикрывая берега Малой Азии. Очертания Хиоса даже сегодня отдаленно напоминают конфигурацию ахейских щитов, известных по рисункам на вазах. О Керкире этого никак не скажешь. Средняя широта Хиоса — 38°20?, она близка к параллели Трои.
        Путь Одиссея домой и хронологические рамки поэмы
        
        Для всех без исключения исследователей "Одиссеи" это вопрос вопросов поэмы. У Гомера почти всегда имеются указания на продолжительность морских переходов Одиссея, но они никак не хотят укладываться в предназначаемые для них рамки. Разумеется, восстанавливая маршрут Одиссея, нельзя слепо ими пользоваться. Нужно всегда помнить, что:
        а)Гомер вполне мог в традициях своего времени давать округленные или "священные" цифры. Восемнадцатидневный путь от Огигии до Схерии он в устах Зевса превращает в двадцатидневный. Он никогда не говорит "десять суток", но всегда — "после девяти суток на десятые"; этот оборот не раз встречается и в "Илиаде": девятка была для греков одним из "священных" чисел;
        б)мифологическое время — совсем не то же самое, что реальное. Из мифов известно, что Кадм во искупление убийства дракона, порожденного Аресом, должен был в течение года находиться в услужении у этого бога. "В те времена, — сообщает Аполлодор, — год равнялся восьми нынешним годам" (4, III, 4, 2,)[21 - О мифологической категории времени см. 89.]. За такой же срок совершил свои подвиги Геракл, замаливавший грех убийства собственных детей;
        в)природный рельеф, особенно в Средиземноморье, значительно изменился со времен Гомера, а тем более Одиссея."…В вулканической стране, — пишет Б. П. Мультановский, — довольно опасно искать совпадения описаний Гомера с современными очертаниями островов и отдельных районов". Можно добавить, что такое предостережение связано не только с тектонической деятельностью в Эгеиде, но и с общим повышением уровня Средиземного моря (за последние три тысячелетия — на 4м, а со времени Троянской войны — еще больше). Поэтому острова могли превратиться в полуострова или мысы (как это произошло с островом Кирки), либо наоборот; могли они и вовсе исчезнуть с географической карты; могли до неузнаваемости изменить конфигурацию; могли потухнуть действовавшие вулканы и появиться новые; Одиссей мог плыть сокращающими путь проливами, о которых мы ничего не знаем, или огибать целые архипелаги, которые тоже нам неизвестны;
        г)изменение рельефа неизбежно влечет за собой изменение направления и силы ветров и течений, а значит, и соответствующий выбор галсов для управления и маневрирования кораблем, что существенно влияет на продолжительность плавания. Отстаивая средиземноморский маршрут Одиссея, Б. П. Мультановский пишет: "Действие… выносится из пределов Средиземного моря… без особой нужды, так как в условиях погоды Сардинии мы имеет очень точное совпадение с описаниями Гомера". Здесь ученый противоречит своему предыдущему высказыванию: ведь стоит исчезнуть (или, наоборот, возникнуть) какому-нибудь из Липарских или Эгадских островов, и на той же Сардинии будут дуть совсем иные ветры. Поэтому, применяя метеорологические методы к расшифровке эпоса, мы вступаем на еще более зыбкую почву, чем руководствуясь любыми иными данными.
        Другая распространенная ошибка исследователей состоит в том, что скорость корабля Одиссея они принимают чаще всего равной 5 -6 узлам, механически перенося в догомеровскую Грецию скорость судов времени греко-персидских войн. Б. П. Мультановский считает возможным еще более увеличить скорость корабля Одиссея. Исходя из II песни "Илиады", где подробно перечисляется судовое снаряжение (на каждом корабле по 50 гребцов и 120 воинов, по одной мачте с одним прямоугольным парусом), он приходит к абсолютно фантастичному выводу, безоговорочно приравнивая и по форме, и по конструкции, и по скорости (10 -11 узлов) корабль Одиссея к дракарам — военным кораблям норманнов- викингов[22 - Согласно Геродоту, средняя скорость греческих судов — примерно 2,5 узла; во времена Плиния она достигла 4 узлов (см. главу о Пифее). Эти две цифры, по-видимому, довольно точно отражают темпы совершенствования античного флота. И они не должны удивлять. "Сведения арабоязычных авторов IX -Xвв. говорят, что обычная скорость арабо-персидских судов того времени… составляла 2 -3 узла, в отдельных случаях — 3,2 и 3,4", — пишет В. А.
Вельгус (73, с. 84 -85). Расстояние от Гонконга до Суматры корабли при попутном ветре покрывали за 18,5 дня, от Суматры до Явы — за 4 или 5 дней и т.д. (73, с. 73 -75 и др.). Арабы и китайцы — достаточно опытные мореходы, во всяком случае не уступающие грекам. Но, как видим, средние скорости их кораблей едва ощутимо превышают Одиссееву. Если при этом вспомнить, что корабли Ясона и Одиссея могли принадлежать к одному классу и что "Арго" означает "быстрая" (т.е. их скорости превышали стандартные), то можно утверждать, что ко времени Геродота конструктивные особенности судов значительно улучшились.]. При этом не учитываются два обстоятельства: на греческих военных кораблях, как уже говорилось, гребцами были сами воины; ко времени греко-персидских войн корабли должны были усовершенствоваться, а не деградировать (а получается именно так). К этому вопросу мы вернемся, а пока будем по-прежнему исходить из презумпции "невиновности" Гомера, руководствуясь правилом; либо верить ему во всем (как Шлиман), либо ни в чем; ведь древние умели считать не хуже нас, могли ли они на протяжении веков не заметить таких
несуразностей?
        У Гомера есть совершенно недвусмысленное указание на этот счет: расстояние от Эолии до Итаки (около 600км) прямым курсом и при попутном ветре Одиссей преодолел за 10 суток. Следовательно, средняя скорость его корабля составляла 1,35 узла. Исходя из этих предположений, хронологические рамки поэмы можно представить в виде таблицы.
        Как видим, продолжительность трех переходов (Эолия — Итака, Эолия — страна лестригонов и Эя — страна киммерийцев) точно соответствует предложенной средней скорости. Два случая несоответствия объясняются бурями, упоминания о которых в поэме едва ли случайны, и один — изменением вида транспортного средства, причем продолжительность этого перехода вполне соответствует средней скорости плота, особенно при извилистом и опасном фарватере. Продолжительность странствий Одиссея, согласно таблице, составляет примерно девять лет — и в поэме тоже говорится, что он отсутствовал дома около двадцати лет, причем десять из них пришлось на Троянскую войну. Если учесть, что эти цифры явно округленные, то получаем достаточно близкий результат.
        Хочется верить, что предложенная здесь схема маршрута в значительной мере соответствует действительному пути Одиссея. По крайней мере, если прокладывать его на картах сегодняшнего дня.
        "Аргонавтика", "Одиссея: и другие…
        Знакомясь с эпосом об аргонавтах и с троянским циклом, трудно отделаться от мысли о том, что в глубокой древности существовал какой-то единый источник греческих эпических легенд — праэпос, если можно так выразиться[1 - Близко к этой мысли подходил Л. А. Ельницкий (83, с. 8 -9), но она не получила дальнейшего развития ни у него, ни у других.]. Само собой разумеется, что ни о каком лингвистическом анализе здесь не может быть речи и приходится довольствоваться косвенными "уликами".
        Сходство поэм Гомера и Аполлония заходит так далеко, что существуют даже "северные" пути возвращения как аргонавтов, так и Одиссея. Случайно ли это? Если да, то придется признать: совпадений в поэмах столь много, что случайность превращается в свою противоположность.
        Странствия Ясона и Одиссея начинаются в северной Эгеиде. Один из районов поисков Одиссеевых стоянок — Черное и Каспийское моря, где побывали аргонавты (версию о посещении ими Каспия развивает, в частности, Эджертон Сайкс). И те и другие путешествовали на кораблях одного класса, если судить по количеству гребцов[2 - Дж. О. Томсон, очевидно совершенно забыв о существовании пентеконтер, на которых плавал и Ганнон, сообщает, что обычные древние корабли имели по 20 весел, а по 50-только "волшебные" (35, с. 48). Он имеет в виду "Арго", корабли Одиссея, Геракла, Даная и др.]. Упоминание же в числе аргонавтов Лаэрта, который к моменту возвращения Одиссея был еще жив, окончательно убеждает в небольшом временном интервале между событиями. "Арго" и корабль Одиссея были отброшены от Малей к заливу Габес. Аподлоний называет его Тритонидой, а Страбон добавляет, что на берегах Тритониды обитали лотофаги, знакомые и Одиссею. Аргонавты и Одиссей посетили одни и те же места, что едва ли можно объяснить простым совпадением: остров Кирки и остров сирен, Планкты (Симплегады) и Скиллу-Харибду, острова Калипсо и феаков,
Крит и Северную Африку, реку Эридан и остров Гелиоса. Аполлоний упоминает и обитель Эола, в которой не были аргонавты, но побывал Одиссей, и острова Гефеста. Если верна наша атрибуция, то именно здесь, в стране лестригонов, Одиссей наблюдал "белые ночи" — отблески кузницы Гефеста, порожденные вулканическими извержениями. Как уже говорилось, Полибий был убежден в том, что Сицилию аргонавты посетили трижды. К такому же выводу пришли и мы.
        Так не слишком ли много случайностей? Где та грань, за которой они превращаются в закономерность? А ведь их перечень можно значительно увеличить, если обратиться от географии к композиции.
        И те и другие — единственные из смертных, которым удалось безопасно миновать остров сирен. И те и другие подвергались нападению великанов, бросавших в них скалы, и вышли из схватки с ними победителями. И те и другие на одних и тех же участках пути пользуются одинаковыми ветрами, посылаемыми Эолом. И те и другие отваживаются выйти в Море Мрака: для аргонавтов это Понт и Западное Средиземноморье, для Одиссея — только второе (если отбросить "океанскую" и "северную" версии его маршрута).
        Здесь необходимо сделать небольшое отступление, чтобы предупредить недоуменный вопрос: разве родное Средиземное море греки считали Морем Мрака? Ведь они жили в нем, кормились им.
        Оказывается, могли и считали. "Нашим морем" называли все Средиземноморье во времена Геродота, когда оно было уже хорошо изучено и обжито. Но за 2 -3 столетия до того картина была совершенно иной. Еще разительнее отличия в географическом кругозоре были в гомеровскую эпоху, а тем более в период Троянской войны. Для малоазийских греков эпохи Гомера "пределом моря" считалась Греция (остров Эвбея). Вполне резонно предположить, что они смутно представляли себе, что находится за Пелопоннесом. Точно так же для пелопоннесских греков Морем Мрака было все, что находилось за "итальянским сапогом" на западе и за Проливами на северо-востоке. Воротами в Море Мрака и здесь и там служили Симплегады, грозившие гибелью любому живому существу. Это были именно ворота, а не жесткий предел; задача, поставленная богами, заключалась в том, чтобы суметь их пройти, а это было осуществимо только по достижении определенного уровня развития, обладании некоторой суммой навыков, знаниями, опытом. Возможно, не случайно как раз ко времени похода аргонавтов (условно, конечно) приурочивается и воздвижение Гераклом своих Столпов,
которые он провозгласил новым пределом для морских странствий. Новым — не вместо ли Сицилии и Мессинского пролива? Пусть их населяли чудовища, но это были чудовища, уже знакомые грекам, это был для них пройденный этап. Это были уже не запредельные области ойкумены, а только ее окраина. Правда, доступная пока только для богоравных героев, незаурядных личностей.
        А что мог почувствовать обычный мореплаватель, и от берега-то боявшийся оторваться, завидев стену дыма и огня в районе Липарских островов, по обе стороны которой бурлили стремительные водовороты, а скалы, не нанесенные на карту (тогда еще не изобретенную), каждый раз оказывались на новом месте? Конечно же, он счел бы это верным признаком предела ойкумены, за которым обитают разве что боги да всякие диковинные существа. Для греков героической эпохи восточные рубежи ойкумены чуть выступали за линию малоазийского побережья, северные — терялись где- то во Фракии, южные — в Северной Африке, а западные в лучшем случае совпадали с восточным берегом Италии. И в центре этой ойкумены лежал цветущий Крит — "пуп моря", остров Калипсо.
        По мере совершенствования мореходных навыков, с ростом научного багажа границы ойкумены раздвигались, и греки устремлялись к новым землям, вручая их покровительству старых богов. В VIIIв. до н.э. началась колонизация Италии и Сицилии, в VII — Ихнуссы (так тогда называли Сардинию). В середине VIIв. до н.э. греки из Ионии (Хиос, Фокея, Клазомены), Дориды (Родос, Книд, Галикарнасе, Фаселида) и Эолии (Митилена) сообща основывают в дельте Нила колонию Навкратис, а спартанцы — город Каноп.
        Наибольшее число колонистов было родом из Фокеи и Милета. Во время Пунических войн именно фокейские греки из Южной Италии помогли римлянам создать флот, благодаря чему и был в конечном счете решен вопрос, какому городу носить имя Вечного — Карфагену или Риму. Греческие колонии к этому времени густо усеяли побережье всего Средиземного моря от Фригии до Иберии и чуть ли не всех его островов. Это дало Платону основание сказать о своих соотечественниках, что они окружили Средиземноморье, словно лягушки болото; а три века спустя Цицерон сравнивал весь варварский мир с претекстой (тога с широкой пурпурной полосой по краям), к которой вместо пурпура притканы греческие поселения; Афины называли "сторожевой башней всего света, с высоты которой весть о любых деяниях быстро домчится до самых отдаленных народов земли" (27в, VIII; эта фраза дает представление о размерах греческой ойкумены). Вот тогда-то Средиземное море и стало "нашим" в полном смысле слова.
        Совсем иное было во времена Гомера. Греки уже знали Сицилию, расположенную на краю ойкумены. Знали Италию от Мессинского пролива до Паданских Альп. Знали устье Роны и бассейны рек По и Дуная (здесь прошли аргонавты). Знали, но еще не освоили. Это были по-прежнему края чудищ и волшебниц, где свободно чувствовали себя только боги и их отпрыски, а для смертных всегда были гостеприимно распахнуты врата Аида. Лишь таким героям, как Геракл, Одиссей, Ясон, дозволено безнаказанно побывать здесь и вернуться невредимыми. Аргонавт Орфей спускается в Аид, чтобы вывести оттуда Эвридику. Геракл, исполняя очередную прихоть царя Эврисфея, доставляет к нему адского пса Кербера. Одиссей посещает Аид, чтобы выслушать пророчества фиванского слепца Тиресия. Дионис уводит из царства теней свою мать Тиону. А в середине VIIIв. до н.э. в подземное царство уже пускали по пропуску: без волшебной золотой ветви, которую с помощью Венеры-мамы сумел раздобыть Эней, он бы оттуда не вышел. Эней не только вышел, но и поселился вблизи Аида. Он уже не бежит от мифических лестригонов или киклопов, а побивает вполне земных и реальных
(хотя еще и страшных) рутулов и латинов и отвоевывает у них землю, чтобы стать родоначальником римлян.
        Позже посещение царства мертвых и возвращение оттуда стали считать непременным деянием, отличительным знаком смертных людей, которым суждено обрести бессмертие, быть причисленным к лику богов. Таковы грек Пифагор, скифы Анахарсис и Салмоксис, египтянин Рамсес Великий, иудей Иисус. Данте добавил к ним римлянина Вергилия — "благочестивого язычника", якобы возвестившего в своей IV эклоге пришествие Христа.
        Следует оговориться, что утверждение о том, будто греки знали все местности, фигурирующие в эпосе, требует серьезной проверки и подтверждения, так как поэмы могут в той или иной степени отражать уровень знаний эпохи своих составителей и правщиков — Аполлония (IIIв. до н.э.), Аристотеля (IVв. до н.э.), Зенодота (IIIв. до н.э.) и других. Но нельзя сбрасывать со счетов и того, что, хотя эпос об аргонавтах дошел до нас в сильно эллинизированном виде, его основа восходит к более ранним поколениям поэтов. С еще большей уверенностью можно сказать это о Гомеровых поэмах, которые не могли быть искажены до неузнаваемости уже в силу того, что их тексты считались собственностью государства.
        Внимательный взгляд на поэмы и сопоставление их с официальным циклом греческих мифов обнаруживают удивительные вещи. Можно, к примеру, убедиться в том, что большинство персонажей эпоса при ближайшем рассмотрении оказываются родственниками (см. генеалогическую таблицу). Отец Одиссея Лаэрт не кто иной, как двоюродный брат Ясона. Эол, принявший живейшее участие в судьбе Одиссея, — его предок, а Пандора — супруга Эпиметея и мать Пирры, родоначальницы всех эллинов, эпонимом которых стал ее сын. Может быть, в приведенном фрагменте родословной богов и героев ключ к пониманию всех греческих сказаний. Ратоборческие подвиги Одиссея предстают совсем в ином свете, если известно, что, будучи в родстве с Дором, Ахеем и Ионом — эпонимами дорийцев, ахейцев и ионян, он не просто искал приключений под стенами Трои, а отстаивал свои кровные интересы.
        Общность некоторых персонажей и топонимов обоих эпосов можно проследить и за пределами эпических сказаний. Посещение обеими экспедициями реки Эридан привязывает поэмы к циклу мифов о богах (Гелиос, Фаэтон); в родстве с Гелиосом состояли Кирка, Ээт, Медея и некоторые другие, а отсюда тянется нить к мифам о Дедале, Тесее, критским легендам; тот факт, что матерью Ясона была Полимеда, упрочивает связь "Аргонавтики" с "Илиадой" и традиционными эллинскими мифами: как ни странно, именно женщина Полимеда научила Геракла некоторым приемам борьбы; участие в походе аргонавтов Геракла, лапифа Полифема, Орфея и других не менее знаменитых героев, а также их родственные связи привязывают "Аргонавтику" чуть ли не ко всей греческой мифологии (в частности, к "Теогонии" Гесиода), а участие Менетия (отца Патрокла), Диоскуров (братьев Елены Прекрасной) и Лаэрта (отца Одиссея) — к Троянскому циклу.
        Здесь чувствуется одна рука (неизвестно только, автора или поздних правщиков), одна идея. Но если это так, то "праэпос" мог быть создан только после Троянской войны, возможно в эпоху Гомера или Гесиода, а цель "Аргонавтики", действие которой происходит в довоенное время, — дать представление о родословной некоторых героев и рассказать об основных исторических, географических и подобных знаниях. Кроме того, "праэпос", как уже говорилось, связывает все три поэмы с основными мифологическими циклами (легенды о Фаэтоне и Дедале, Тесее и Миносе, Геракле и Прометее), органично вливает эпические сказания в систему греческих мифов. "Гомеровские поэмы созданы на основе древнейших эпических сказаний, нам уже мало известных или неизвестных вовсе, которые вошли в повествование намеком, фразой или незначительным фрагментом", — совершенно справедливо размышляет И. В. Шталь (110, с. 3). О догомеровском эпосе упоминает и М. Римшнейдер, датируя время жизни поэта позднее 700г. до н.э. (100, с. 4, 52).
        В пользу того, что "Аргонавтика", "Илиада" и "Одиссея", а может быть, и "Теогония" — осколки одного великого и широко популярного эпоса, может свидетельствовать и приведенное упоминание Гомера о "песни, в то время везде до небес возносимой" (что это за песнь?), из которой он черпал сюжеты своих поэм, и существование во времена Одиссея рапсода-кифареда Фемия и его фракийского коллеги Фамира[3 - Не исключено, что Фамир и Фемий — одно и то же имя на разных языках, как, например, Одиссей — Улисс — Утшта.](о чем они пели?), о которых тоже поведал Гомер — поведал так, словно имена этих рапсодов прекрасно известны слушателям и не нуждаются в пояснениях. Не исключено, что это были реальные сказители, такие, как, например, поэт Палефат, который жил до Гомера. Возможно, что этот Палефат и эпик-мифотворец, написавший поэму "Троянская война", сохранившуюся в незначительных фрагментах, — одно и то же лицо. До сих пор ничего достоверного не известно и об Орфее, Мусее, Лине, в существовании которых греки нисколько не сомневались, и о многих других, в том числе и о Гомере.
        Беотийца Гесиода (самая распространенная версия гласит, что он был крестьянином из Аскры), земляка Ясона и муз, считают иногда современником Гомера. Говорят, что они были соперниками и состязались на Эвбее и в Халкиде. Случается, их обоих называют современниками Архилоха и Тиртея, живших в VIIв. до н.э. Иногда их вообще не считают современниками. Историк времени Тиберия Веллей Патеркул писал в своей "Римской истории", что этих двух поэтов разделяет промежуток около 120 лет. Это возможно только в том случае, если принять самую позднюю дату жизни Слепца — VIIIв. до н.э. Если высказанная выше догадка о тождестве Гомеровых киммерийцев с Геродотовыми тирсенами и этрусками верна, то временем жизни Гомера мог быть именно VIIIв. до н.э. или даже позже, так как переселение лидийцев в Италию имело место между X и VIIIвв. до н.э. В таком случае по крайней мере "Одиссея" не могла быть написана раньше этого времени. Гесиодова "Теогония" — первая известная нам попытка систематизировать и в какой-то мере осмыслить греческие мифы, построить единый стройный пантеон. Но была ли она первой? Ведь если верить тем же
мифам, греческая письменность возникла задолго до похода аргонавтов — когда в Грецию прибыл финикиец Кадм. Он обосновался как раз в Беотии, там, где была потом написана "Теогония", первый известный нам греческий литературный памятник с бесспорным авторством.
        Появление Кадма совпадает с возникновением на Крите линейного письма Б. С Xв. до н.э. известна и собственно греческая письменность, развившаяся из финикийского алфавита. Но можем ли мы утверждать, что до этого Греция не имела письменности, хотя бы наподобие критской? "Нам она неизвестна" — так обычно говорят ученые. Трудно поверить, что за несколько сот лет до Гесиода греки не удосужились записать свою, пусть сказочную историю. Но ведь записать можно только то, что уже создано, передается из уст в уста, стало устоявшейся традицией. Чем же пользовался Гесиод? Случайной молвой или вполне конкретным "праэпосом"? Почему "Теогония" и Гомеровы поэмы не только ни в чем не противоречат, но и дополняют друг друга, словно опираются на некий общий канон? Почему греческая государственная система мифов сохранила свою стройность и логическую ясность на протяжении веков, а все разночтения и варианты — либо следствие незначительных изустных искажений, либо бытуют в какой-нибудь определенной местности (племенные мифы), либо являются плодом творчества писателей и логографов? Пример тому — "Одиссеевский вопрос".
        Сенека перечислил в "Письмах к Луцилию" проблемы, решать которые, по его мнению, совершенно бессмысленно: "сколько гребцов было у Одиссея; что написано раньше, "Илиада" или "Одиссея" и одним ли писателем: кто старше, Гомер или Гесиод; где скитался Одиссей, между Италией и Сицилией или за пределами известной ойкумены. Такими пустыми вопросами раньше занимались греки, но теперь увлекаются и римляне…" (94, с. 106). Прошли века, но названные философом проблемы по- прежнему волнуют умы исследователей и давно уже не называются "пустыми". Некоторые из них мы попытались осветить на предыдущих страницах, но и это не ответы, а лишь гипотезы, отражающие точку зрения их автора. Окончательный ответ предстоит дать археологам, лингвистам, историкам — представителям огромной армии науки, занимающимся древнейшим прошлым человечества.
        ЧАСТЬ II. ПО СЛЕДАМ ВЕЛИКИХ ЛЖЕЦОВ
        Глава 1. Перипл Ганнона — вахтенный журнал или мистификация?
        О реальных путешественниках древности известно немногим больше, чем об их мифических и легендарных предтечах. Даты ориентировочны, названия гипотетичны, описания туманны. Получается парадоксальная ситуация: мы имеем, в общем, неплохое представление о картине в целом, но совершенно не улавливаем деталей — как на полотнах импрессионистов.
        Поэтому особую ценность для историков и географов представляет "Перипл Ганнона Мореплавателя" — единственный полностью дошедший до нас (правда, не в оригинале) отчет о пунической морской экспедиции.
        Ганнон был ливийцем по происхождению, карфагенянином по национальности, не слишком отдаленным потомком финикийцев, славившихся своими познаниями в морской науке и долго не знавших себе равных в протяженности и новизне маршрутов. Отважные мореходы и неутомимые исследователи, финикийцы — "хитрые гости морей" — еще в начале первого тысячелетия до новой эры совершали плавания к северным берегам Африки, а в 1001г. до н.э. основали в дельте реки Награда (Меджерда), в удобной обширной бухте, свое первое поселение — Утику (Хеншир-бу-Шатер). На юге Иберии (Испания) еще раньше (1100 или 1200г. до н.э.) возник финикийский город Гадес (Кадис). В IXв. до н.э. финикийцы (или пунийцы, как их называли римляне) освоили и колонизировали Сардинию. (Все эти даты приблизительны. Временем основания Утики, например, иногда считают 1112 и даже 1178г. до н.э., Кадиса — 800г. до н.э., Карфагена — 814 или 825г. до н.э.).
        "Оловянные пути" Карфагена
        
        Колонизацией занимались не только пунийцы. Их соперниками были италийцы и греки-фокейцы.
        Грекам нужна была медь. "Ценной была тогда медь, а золото было в презренье как бесполезная вещь", — отмечает Лукреций (19, V, 1273 -1274). Они нашли ее на Апеннинском полуострове. В 730г. до н.э. жители Эвбеи основывают в Кампании город Кумы. На юге Италии греки закладывают ряд своих опорных пунктов, потом перебираются в Сицилию и строят там в 734г. до н.э. город Сиракузы.
        Карфаген еще слишком слаб, чтобы спорить с греками о сферах влияния. Финикийцы плывут по "оловянному пути". С началом бронзового века олово, как и медь, стало цениться чуть ли не дороже золота. Олова было много в стране Тартесс (часть нынешней Андалузии в Испании вблизи устья реки Гвадалквивир, которая тоже называлась Тартесс), поэтому сюда и устремились корабли пунийцев. По пути в "стоблаженную Тартессу", как называл ее Анакреонт, они основывали колонии-фактории, где хранили свои товары, — своеобразные перевалочные базы. О размахе, который приняла колонизация Карфагеном чужих земель, говорит, например, такой факт, что Ганнон Мореплаватель на африканском побережье от Гибралтара до Сенегала расселил несколько тысяч своих спутников-карфагенян. Из этих факторий финикийские торговые суда совершали частые короткие вылазки вдоль близлежащих берегов.
        Свои торговые маршруты карфагеняне, как и все без исключения другие народы, держали в строжайшей тайне, опасаясь соперничества. Страбон рассказывает, что "когда римляне однажды пустились преследовать какого-то финикийского капитана корабля, чтобы самим узнать местонахождение торговых портов, то этот капитан из алчности намеренно посадил свой корабль на мель, погубив таким образом своих преследователей. Сам, однако, он спасся на обломках разбитого корабля и получил от государства возмещение стоимости потерянного груза" (33, С 175 -176). Конечно же, алчность тут была ни при чем. Финикиец (а по другим версиям, карфагенянин, так как пунов часто называли финикийцами из-за их происхождения) исполнил свой долг, в точности следуя инструкции. Совершенно очевидно, что это был не единичный случай.
        Карфаген долго сохранял гегемонию своей торговли на Средиземном море. Ее упадок начался незадолго до Пунических войн, когда главным торговым государством в этой части света стал птолемеевский Египет.
        На первых порах своего существования Утика, Карфаген и другие финикийские колонии признавали власть метрополии — Тира (Сир), но после длительных войн Финикии с Вавилоном, а потом с Персией Финикийская держава стала приходить в упадок.
        Фактической финикийской столицей становится африканский Новгород (именно так переводится финикийский топоним Карт-Хадашт, превращенный римлянами в Картаго, а нам известный как Карфаген), становится неожиданно для самого себя. По тем временам это был огромный и сильный город. Как сообщает Геродот, авторитет Карфагена был настолько высок, что, когда персидский царь Камбис вздумал послать против него свой флот, укомплектованный финикийцами, они наотрез отказались выступить против своих соотечественников и потомков. Камбису пришлось оставить эту затею (9, III, 19), так как принудить финикийцев к братоубийственной войне силой он не решился, "потому что они добровольно подчинились персам и вся морская мощь персидской державы зависела от финикиян [и держалась] на них" (9, III, 19).
        Экспансия в Средиземноморье
        
        Объединив под своей эгидой все финикийские города-фактории, Карфаген стал подумывать о жизненном пространстве. В союзе с этрусками карфагенский правитель и военачальник Магон переправился на Балеарский архипелаг и захватил остров Ивису. Прочную военную славу пунийцам принес наследник лавров Магона Мальх.
        Первой его внимание привлекла Сицилия. Наемное войско переправилось на остров и захватило город Мотику (Модика). Дальнейший путь на север преграждали воинственные горные племена (не с ними ли имел дело Одиссей?), но карфагеняне быстро устранили это препятствие. Взяв штурмом гору Эрике (Сан-Джулиано), они хлынули в Северную Сицилию и с ходу захватили Панорм (Палермо), Сегесту (Калатафими) и Солунт (Багерия).
        Дальше шли греческие владения. Мальх, ничтоже сумняшеся, вторгся в них и… был разбит греками у городов Гимера (Бонфорнелло) и Солунт. Пришлось вернуться за демаркационную линию.
        После этого чувствительного щелчка Мальх переключил свое внимание на другие острова Западного Средиземноморья. Оставив на Сицилии гарнизоны, он погрузил основную армию на корабли и в 535г. до н.э. отправился на Сардинию. Здесь удача сопутствовала финикийцам. Один за другим сдаются города Каралес (Кальяри), Нора (Санта-Маргерита), Тарр (Сан-Джованни-ди-Синис)… "Сардиния, как явствует из ее многочисленных памятников, — греческая колония, — читаем мы у Псевдо-Аристотеля (59, 100). — Когда-то она была очень изобильна, и Аристей, знаменитый своим пристрастием к земледелию, дал ей законы. Но потом она пришла в упадок, ибо захватившие ее карфагеняне истребили там все, что могло давать людям пропитание, и под страхом смертной казни запретили возделывать землю". (Впоследствии точно так же поступит Рим с побежденным Карфагеном.) Еще один остров стал пунийской колонией. Впереди — Корсика и Балеарские острова.
        Корсику пунийцы завоевали в союзе с этрусками. В 535г. до н.э. в битве у города Алалии (Алерия) их объединенные силы изгнали отсюда греков-фокейцев. Но это завоевание оказалось непрочным вследствие удаленности острова от Карфагена, и Мальху вскоре пришлось наводить там порядок, что ему блестяще удалось. Греки ретировались на континент, в Массалию (Марсель). Карфаген стал безраздельным хозяином всех островов Западного Средиземноморья, удаленных от столицы на расстояние, удобное для бойкой торговли и вполне достаточное для того, чтобы обеспечить за ними надлежащий контроль.
        За Столпы Мелькарта
        
        Пока Мальх завоевывал острова, на материке владения Карфагена раскинулись от Ливийской пустыни до Атласских гор. Около 530г. до н.э. был разрушен Тартесс и захвачены южные берега Иберии. Карфаген получил выход в Атлантику и стал рассматривать Столпы Мелькарта (Гибралтар) как свою собственность, наглухо блокировав их для всех иноземных судов. Его власть безоговорочно признали все финикийские колонии — Гадес, Гадрумет (Сус), Гиппон-Диаррит (Бизерта), Гиппон-Регий (Бона), Кирена (Шаххат), Лике (Эль-Араши), Утика. Все они ежегодно платили Карфагену дань — десятую часть всех своих доходов. За тысячи миль от Тира складывалась новая самобытная финикийская держава — со своей экономикой, своим искусством, своей религией. По одной из гипотез, финикийское слово "афорик", что значит "отделившийся" (от метрополии), стало названием всего континента.
        В том же VIв. до н.э. (некоторые исследователи называют VIIв. до н.э.) карфагеняне, вошедшие во вкус колонизации, снаряжают две морские экспедиции вдоль североафриканских берегов в сторону Атлантики. В пользу более поздней датировки говорит фраза Плиния Старшего о том, что экспедиции были осуществлены, "когда Карфагенское государство достигло вершины своего могущества" (58, V, 1; II, 169)[1 - Аналогичные высказывания встречаются и у других авторов.], а это произошло как раз в VI -Vвв. до н.э. Впоследствии была предложена неплохо аргументированная дата — примерно 525г. до н.э.
        Экспедиция Гимилькона, пройдя Мелькартовы Столпы, взяла курс на север вдоль иберийских и кельтских берегов и, возможно, достигла Британских островов. О ней, кроме нескольких кратких упоминаний, не сохранилось никаких сведений. Поэтому традиционно считается, что Британию открыл для средиземноморцев двести лет спустя грек из Массалии по имени Пифей и объявил ее новым (вместо Геракловых Столпов) пределом для морских странствий. За нею, уверял он, лежит остров Туле — самая крайняя из всех северных обитаемых земель.
        Карфагеняне этого еще не знали. Они плыли к легендарным Касситеридам — Оловянным островам. Обычно в это понятие включают Британские острова и близлежащие архипелаги. Целью экспедиции Гимилькона было основание колоний на Касситеридах, богатых свинцом и оловом, и, кроме того, уточнение контуров Европейского материка (46, 313 -319). Меркантильные цели он сочетал с научными, как, впрочем, почти все древние мореходы. От устья Бетиса (Гвадалквивир) до Англии Гимилькон добирался четыре месяца. Именно во время этого путешествия произошел случай, описанный Страбоном, — намеренная посадка корабля на рифы.
        Перипл Ганнона мореплавателя
        
        Экспедиция Ганнона, отбывшая из Карфагена одновременно с кораблями Гимилькона, повернула на юг вдоль африканского побережья. Описание ее (перилл) было высечено на стене карфагенского храма Ваала (Крона), уничтоженного во время 3-й Пунической войны. С этим периплом явно был знаком Полибий, присутствовавший при разрушении столицы Магонидов. Во всяком случае, он убедил римского полководца Скипиона Эмилиана — злого гения Карфагена — снарядить морскую экспедицию и в 145г. до н.э. в точности повторил путь Ганнона, дойдя на своих 7 кораблях до мыса Зеленого. А не позднее чем за год до этого оригинальный текст перипла безвозвратно погиб вместе с храмом и самим Карфагеном. Но сохранилась его греческая копия, возможно снятая Полибием. Мы даже не знаем, можно ли ее назвать копией, или это конспективная запись очевидца.
        Исследователи дружно отмечают "чрезвычайную лаконичность, отсутствие фантазии и трезвость" (38, с. 112) перипла, не вяжущиеся с его назначением. Однако версия Р. Хеннига о том, что это следствие "ограниченной поверхности стены храма" Ваала или что "Ганнон был по характеру сухим дельцом и хотел сообщить только самое необходимое с военной лаконичностью", представляется неубедительной. Как и мнение И. Ш. Шифмана, который не только не считает Ганнона автором перипла, но и полагает, что некий "составитель этого произведения под влиянием поздней древнегреческой приключенческой литературы расцветил сухой отчет карфагенского адмирала рассказами о разного рода таинственных явлениях, которые должны были потрясти воображение читателя" (109, с. 63). В этом случае перипл не имел бы никакой практической пользы и едва ли удостоился бы чести быть помещенным на стене храма, посвященного владыке богов.
        Текст перипла действительно весьма туманен, и это наводит на мысль, что если мы имеем дело с подлинной копией, то на бронзовой плите в храме Ваала был высечен вариант, предназначенный для всех… кроме тех, кто посылал Ганнона в это рискованное предприятие. Для высших государственных органов Карфагена того времени — Совета десяти и Совета старейшин — должен был предназначаться другой, гораздо более полный и конкретный. Ведь это была не увеселительная морская прогулка, а по существу колонизаторская экспедиция, и карфагеняне должны были точно знать, как им поддерживать постоянную связь со своими колонистами, иначе все это предприятие теряло смысл. Возможно, именно об этом подробном отчете упоминает (в прошедшем времени!) Плиний: "Существовали записи карфагенского предводителя Ганнона, который в эпоху расцвета пунической державы получил задание разведать контуры африканского побережья" (58, V, 8)[2 - В этой фразе слово "предводитель" (или "вождь") — синоним понятий "командир корабля" или "адмирал" (nauarchus).].
        Если такой документ существовал, он наверняка относился к числу совершенно секретных, как и подобает донесению разведчика, и был уничтожен в минуту крайней опасности. Во всяком случае, в громадной карфагенской библиотеке, захваченной римлянами, его не было. Не раз высказывалась даже мысль, что это не что иное, как фикция, мистификация, выставленная напоказ, другая ипостась тех подводных рифов, на которые карфагеняне заводили корабли своих соперников, и что пытаться повторить путь Ганнона — дело столь же трудоемкое и безнадежное, как поиски стоянок Одиссея.
        Наиболее часто встречающийся аргумент против реальности плавания Ганнона — это отсутствие у древних паруса, позволяющего изменять курс в пределах всей розы ветров. Поскольку, дескать, такой парус был изобретен лишь в XVв. Генрихом Мореплавателем, то Ганнон якобы попросту не смог бы вернуться назад. Этот аргумент ни в малой степени нельзя признать серьезным. Во-первых, мы не можем ручаться, что древние не знали секрета такого паруса. Во-вторых, античные моряки превосходно владели веслами и едва ли поэтому испытывали острую нужду в ином движителе. В-третьих, известны другие, помимо Ганнона, случаи выхода в океан и возвращения из него. О некоторых из них будет рассказано ниже, а пока можно напомнить хрестоматийный пример о плавании финикийцев вокруг Африки. Наконец, в лексиконе греческих и, вероятно, карфагенских мореходов существовали такие термины, как ’????????? (плавание против ветра или течения) и ’??????? (плавание против ветра), наверняка отражающие истинное положение вещей. Очень хорошо сказал по этому поводу Дж. Томсон: "Когда Генрих Мореплаватель вдохновил португальцев на то, чтобы обогнуть
непроходимый мыс Боядор, им понадобилось около 40 лет для прохождения пути, который проделал Ганнон без всякой подготовки" (35, с. 120)[3 - Аналогичное мнение — о невозможности возвратного плавания вдоль африканских берегов южнее Занзибара "из-за сильного Мозамбикского течения, которое не позволяло кораблям возвращаться тем же путем" (73, с. 77) — высказывает В. А. Вельгус, апеллируя к работе Р. Хеннига (38, т. 2, с. 381; т. 3, с. 179; т. 4, с. 57). Однако тот же Хенниг признает существование некоторых "странных" рассказов древних писателей о плаваниях к Мадагаскару. "Странную" осведомленность греков ("Перипл Эритрейского моря"), арабов и яванцев о восточном побережье Африки от Занзибара до Мадагаскара отмечает также Дж. О. Томсон (35, с. 384 -385, 392 -393). Как видно, вопрос требует дальнейшего изучения, и категорические утверждения здесь явно преждевременны.].
        Значит, плавание Ганнона состоялось? Судя по всему — да. И разумеется, интерес к нему был огромен. А вот результаты… В полной мере их знали немногие.
        Однако карфагеняне не могли исказить до неузнаваемости "публичный" текст — это было бы слишком топорной работой. Скорее, они просто сократили его, выбрав самое интересное и сохранив видимость полноты и правдоподобия. Думается, что в наше время, когда мы располагаем картами и справочниками, когда мы видим Африку "сверху", всю целиком, и когда нам не надо плыть, подобно Полибию, по пути древних мореходов, чтобы отыскать ту или иную реку, озеро или остров, можно попытаться реконструировать полный маршрут экспедиции Ганнона.
        Вот что говорится в этом перипле[4 - Текст перипла неоднократно воспроизводился на русском языке. Достаточно указать работы 16, 17, 29, 36, 38, 82, 107, 108. Реконструкцией пути Ганнона занимались Р. Хенниг, Л. А. Ельницкий, И. Ш. Шифман. Расхождения в переводах отдельных мест, однако, столь существенна, что я счел возможным дать полный текст перипла в собственном переводе]:
        Тимиатерион
        
        "1.Карфагеняне постановили, что Ганнон выйдет в море за Геракловы Столпы (?????? ’?????????)[* - Здесь чувствуется стиль греческого переводчика. Карфагеняне называли скалы Гибралтара — Кальпе (?????) в Иберии и Абиле (’?????) в Ливии — Столпами Мелькарта. На это же указывает этноним "ливиофиникийцы" — так называли карфагенян греки (Полибий, Диодор и др.), но не они сами.]и оснует там ливиофиникийские города. Он отплыл с шестьюдесятью пятидесятивесельными кораблями, на которых были тридцать тысяч мужчин и женщин, провиант и необходимые припасы.
        2.Отчалив и миновав Столпы, мы плыли еще два дня, после чего заложили первый город, которому дали название Тими- атерион. Вокруг него простиралась большая равнина…"
        Текст перипла дает основания отождествить город Тимиатерион с районом нынешней столицы Марокко — Рабата, точнее, с его пригородом Сале, античным городком, название которого можно перевести как Приморск. В нескольких километрах к юго-востоку от Сале до наших дней сохранились остатки древнейшего финикийского поселения Шеллы; оно, собственно, и дало имя пригороду марокканской столицы. Название Тимиатерион (возможно, от ?????? одно из значений которого — "почитаемый"), приведенное в греческом переводе перипла, явно не финикийское, и мы не знаем, как назвал свое поселение Ганнон. Тождество Тимиатериона и Сале подтверждают два очень важных факта: город действительно расположен на равнине и примерно в двух днях пути от Гибралтара, если принять среднюю скорость финикийских кораблей 5 -6 узлов. Судя по тому, что расстояние от Столпов до Тимиатериона было покрыто за 2 дня, эскадра Ганнона проходила в среднем 120км в сутки. Существенна и еще одна деталь: в Рабате сохранилась древнейшая крепость, расположенная на высокой скале, — Касба-Удайя. В античные времена она, безусловно, должна была играть роль
акрополя, без которого финикийцы и греки в отличие от римлян не мыслили своих городов. Значит, это доримское поселение, возможно карфагенское. В пользу этой атрибуции говорит и такое немаловажное обстоятельство, что город расположен в устье реки, а именно устьям рек — водных путей — всегда и везде отдавалось предпочтение при выборе места для новых поселений.
        По сообщениям античных авторов, обычный морской путь от Тимиатериона вел к мысу Солоенту, увенчанному большим жертвенником, видным далеко с океана.
        Последуем дальше за Ганноном.
        Солоент
        
        "3.После этого, двигаясь на запад, мы прибыли к ливийскому мысу Солоенту, густо поросшему лесу.
        4.Соорудив здесь святилище Посейдона[** - Вероятно, в карфагенском подлиннике было имя Мелькарта, который объединял черты Геракла и Посейдона. Иногда Мелькарта отождествляют с греческим Меликертом — сыном Ино и Атаманта, убитым своей матерью, которая покончила с собой. С той поры Ино называли Левкотеей, а Меликерта — Палемоном ("борцом"). Святилище Посейдона и выросший вокруг него карфагенский город Солоент упоминает греческий историк середины IVв. до н.э. Псевдо-Скилак ("Перипл Внутреннего моря", 4, 8).], мы отправились дальше и полдня плыли по направлению к восходящему солнцу (?’ ????? ???? ???????), до тех пор, пока не прибыли к озеру, расположенному вблизи моря и заросшему высоким густым тростником. Здесь паслись слоны и множество других животных.
        5.Покинув это озеро, на расстоянии одного дня пути от него мы основали прибрежные города, которым дали имена: Карийский Форт (??????? ??????), Гитте, Акра, Мелита и Арамбис…"
        Это описание, как нельзя лучше, подтверждает месторасположение Тимиатериона. Рабат-Сале — первый город на атлантическом побережье Африки, от которого нужно плыть на запад: южнее Рабата берег образует крутую дугу, заканчивающуюся лишь за мысом Гир, у Агадира. В XVIIIв. именно от Сале уходили в Америку корабли с невольниками и африканскими товарами, и в устье реки Бу-Регрег, на правом берегу которой стоит город, до сих пор видны камни некогда мощной крепости. В те времена здесь было крупнейшее в Атлантике пиратское государство после гибели Порт-Ройяла. (Это было хорошо известно Д. Дефо, который "сдал" в плен Робинзона Крузо именно пиратам из Сале.) А еще раньше эта местность была заселена берберийскими племенами, носившими общее имя ливийцев (Ливией называли Северо-Западную и Северную Африку). Обращает на себя внимание указание Геродота о том, что "от Египта до мыса Солоента всюду живут… многочисленные ливийские племена (кроме мест, занятых эллинами и финикиянами)". Финикиянами историк называет здесь карфагенян, возможно потомков Ганноновых спутников. Видно, очень важным ориентиром был этот мыс в
древности, если Геродот называет его наряду с Египтом и не сопровождает никакими комментариями. В другом месте он сообщает о морском путешествии персидского царевича Сатаспа, сына Теаспия из рода Ахеменидов, предпринятом по приказанию его дяди Ксеркса. "Выйдя за Столпы, он обогнул ливийский мыс под названием Солоент и потом взял курс на юг" (9, IV, 43). Можно с изрядной долей уверенности предположить, что, прежде чем взять этот курс, Сатаспу, как и Ганнону, пришлось плыть на запад, огибая выступ побережья.
        Где же находился этот таинственный Солоент? Достаточно взглянуть на карту, чтобы отыскать вторую стоянку Ганнона. Севернее марокканского города Сафи расположен небольшой, но очень крутой мыс Кантен (Меддуза). Если обогнуть этот мыс, то курс корабля; как раз ляжет к восходу солнца, причем полдня вполне достаточно, чтобы вернуться к прежней долготе. Вокруг мыса Кантен, который и следует отождествить с мысом Солоент (или Солунт), простирается обширная равнина. Берег здесь изрезан и образует множество лагун и бухт. Одни из них удобны для стоянок, другие заболочены и покрыты зарослями тростника.
        Текст перипла не только хорошо согласуется с этими данными, но и позволяет сделать предположение, что в те далекие времена местное население уже умело приручать слонов. Известно, что эти животные не водятся ни в Марокко, ни в Западной Сахаре, но бесспорно и то, что Ганнон не мог принять за слонов каких-нибудь других животных: слоны были великолепно известны карфагенянам и принесли им немало побед. Карфагеняне ввозили их из Южного Туниса, из местности, лежащей примерно на широте Рабата. Многочисленные изображения слонов, бегемотов, носорогов, жирафов и других животных, которых теперь не увидишь в Сахаре, обнаружили лейтенант Бренан и Анри Лот на скалах Тассили. При этом оба они подчеркивают, что рисунки явно сделаны с натуры. О подобных изображениях в африканской пустыне писал и Геродот. Карфагенянам же посчастливилось увидеть самих "натурщиков", уже начавших исчезать в этом уголке мира. В Iв. слонов и жирафов еще встречал в Сахаре Плиний Старший, но это были лишь жалкие остатки былого великолепия.
        Что касается городов, заложенных Ганноном и тоже исчезнувших в потоке времени и песка, то они должны были располагаться где-то в районе Агадира, но их следы не найдены, хотя Мелита, например, прекрасно была известна "многостранствующему мужу" Гекатёю Милетскому: в его время этот город вел морскую торговлю с Гадесом. Возможно, некоторые из городов Ганнона были временными, недолговечными поселениями, уничтоженными воинственными африканскими племенами. Не следует слишком доверять Ганнону в цифрах, особенно если справедливо предположение о том, что основная цель публичного варианта его перипла — дезинформация. Геродот, например, упоминает персидские "команды 50-весельных (как у Ганнона. — А. С.) кораблей, принимая в среднем по 80 человек на корабль" (9, VII, 184). Даже если исходить из расчета 100 человек на корабль (учитывая пассажиров), карфагенян не могло быть более 6000, т.е. по 1000 человек на город. Поэтому ни о каких городах в обычном смысле этого слова не может быть и речи[6 - Л. Кэссон утверждает, что "поселения, которые он основал, сохранялись в течение веков и были заброшены, вероятно,
только после того, как Рим разрушил Карфаген в 146г. до н.э. Скилак Младший в своем "Руководстве для прибрежного плавания" ("Перипл Внутреннего моря" Псевдо-Скилака. — А. С.) пишет, что у Керны, самой дальней заставы Ганнона, финикийцы вели развитую торговлю в его дни" (114, с. 136). Действительно, Псевдо-Скилак пишет о торговле финикиян с эфиопами и даже упоминает Лике, Крабис (Карамбис?), "город финикиян Тимиатерион", Керну. Но его перипл составлен в середине IVв. до н.э., всего сотню лет спустя после основания поселений. В то время они вполне могли существовать: карфагеняне не бросали средств на ветер. Но что они могли просуществовать еще три сотни лет — пережить эпоху упадка Карфагена, Пунические войны — весьма сомнительно].
        Ликс
        
        "6.Отплыв отсюда, мы подошли затем к большой реке Лике, текущей из Ливии. На ее берегах пасли стада ликситские кочевники (???????). Мы провели у них некоторое время и подружились.
        7.Выше по течению обитают негостеприимные эфиопы; в их стране много диких зверей, и ее пересекают высокие горы, в которых, говорят, находится исток Ликса. Вблизи этих гор обитают разнообразные троглодиты, про которых ликситы утверждают, что в беге они могут обогнать коня…"
        Здесь Ганнон документально точен. На территории Марокко есть всего четыре крупные реки, впадающие в океан: Себу (чуть севернее Сале, Ганнон миновал ее еще до закладки Тимиатериона), Умм-эр-Рбия (ее устье находится к югу от Касабланки, и Ганнон не мог его видеть, так как от Сале он взял курс в открытое море — на запад, огибая излучину берега), Тенсифт (несколько южнее Сафи) и Уэд-Дра, чье русло чаще всего безводно. Дальше на юге лежит Западная Сахара; на ее территории лишь одна река — Хамра — несколько месяцев в году достигает океана (в остальное время она пересыхает). Следующая крупная река — Сенегал, но до нее еще далеко, о ней речь впереди.
        Итак — Тенсифт. Ганнон не сообщает, что он оставил здесь поселенцев, но нам хорошо известно, что финикийская колония Лике, признавшая власть новой метрополии после падения Тира и возвышения Карфагена, действительно существовала в Марокко. Несомненно, во всяком случае, что пройденный Ганноном путь был хорошо известен еще финикийцам, совершившим по приказу египетского фараона Нехо II путешествие вокруг Африки примерно в 600г. до н.э. Путешествие длилось три года. "Осенью, — пишет Геродот, — они приставали к берегу и, в какое бы место Ливии ни попадали, всюду обрабатывали землю; затем дожидались жатвы, а после сбора урожая плыли дальше" (9, IV, 42). Очевидно, Лике и возник во время этого путешествия или вскоре после него.
        Сомнительно, однако, что в перипле речь идет об Эль-Араши: горожане не вели кочевой образ жизни, да и Ганнон упоминает не город, а только реку Лике. Но пасти свои стада ликситы могли где угодно. И любую реку в местах привычных пастбищ могли называть именем родного города. Или даже государства: из перипла следует, что ликситы — это не только жители одноименного города (точно так же, как карфагеняне или римляне). Среди них могли быть и горожане, и селяне, и кочевники-пастухи — их-то и выделяет Ганнон. Как бы там ни было, Ганнон встретил здесь земляков, недаром ликситы разговаривали с ним на одном языке и служили переводчиками карфагенянам, с которыми сдружились, как и подобает соотечественникам вдали от родины.
        Река Тенсифт берет свое начало в горах Высокого Атласа, и именно в горных районах обитали троглодиты, т.е. пещерные люди (вся эта область наряду с сомалийским побережьем долго называлась Троглодитикой). Возможно, в их число входили и какие-то наименее цивилизованные племена пигмеев. Основанием для такого заключения может служить, например, следующий текст из 8-й главы китайского трактата "Описание всей Земли" ("Го ди чжи"), составленного в 642г. Сяо Дэянем, Гу Юнем и другими по инициативе принца Тай: "Страна малых людей находится к югу от Да-цинь (Египта. — А. С.Здесь и далее в скобках атрибуция переводчика). Люди [этой страны ростом] в три чи (т.е. около одного метра). Когда они пашут или жнут [в поле], то боятся, что их съедят журавли. [Люди страны] Да-цинь [тогда] окружают их и [тем самым] помогают им. Это и есть страна Цзяо-яо (пигмеев). Люди [этой страны] обитают в норах и пещерах" (73, с. 152 -153)[7 - Широко известный из Гомера (11, III, 3) факт войны пигмеев с журавлями, очевидно, позднейшая интерполяция.]. За 12 веков до составления трактата пигмеи должны были точно так же жить "в норах и
пещерах", но ничего не сеять и не жать, т.е. быть гораздо более дикими — такими, какими их увидел Ганнон.
        Характеристику, данную им Ганноном, подтверждает и дополняет Геродот. Он пишет, что "пещерные эфиопы — самые быстроногие среди всех людей, о которых нам приходилось когда-либо слышать. Эти пещерные жители поедают змей, ящериц и подобных пресмыкающихся. Язык их не похож ни на какой другой: они издают звуки, подобные писку летучих мышей" (9, IV, 183). Упоминает Геродот и о множестве диких зверей в этих краях. Некоторые из них уже вымерли и известны из трудов историков и географов и по наскальным рисункам. Описание Геродотом языка троглодитов, напоминающего "писк" летучих мышей, еще раз подтверждает местоположение реки Лике. Как раз здесь, на западном побережье Марокко и особенно на близлежащих Канарских островах, до сего дня распространен загадочный язык свиста (сильбо). О времени его возникновения, а также о причинах ведутся споры, основывающиеся в большинстве случаев на позднейших местных преданиях. Приведенное указание историка может значительно отодвинуть его возраст в глубь веков.
        Керна
        
        "8.Взяв с собой переводчиков-ликситов, мы отправились вдоль пустынного побережья и плыли два дня к югу, а потом больше дня к восходящему солнцу. В глубине залива, к которому мы пришли, мы обнаружили маленький островок пяти стадиев в окружности. Мы назвали его Керной и оставили на нем поселенцев. Мы подсчитали, что он располагается относительно Геракловых Столпов на таком же расстоянии, как Карфаген.
        9.От него мы проплыли вверх по большой реке, которая называется Хретой, и достигли озера, в котором были три острова, каждый больше Керны. Через день пути от них мы достигли края озера, окаймленного высокими горами, на которых было много дикарей, одетых в звериные шкуры. Они швыряли в нас камни, чтобы помешать высадиться.
        10.Отплыв отсюда, мы вошли в другую реку, широкую и полноводную, полную крокодилов и гиппопотамов. Затем мы вернулись к Керне…"
        Если верить периплу, остров Керна должен быть расположен в районе современного города Эль-Корраль в Западной Сахаре, потому что этот город удален от Гибралтара примерно настолько же, насколько и Карфаген. Обычно так и трактуется это место перипла. Еще Монтескьё помещал Керну на 25-м градусе с. ш. и считал это твердо установленным фактом (20, с. 463)[8 - Очевидно, такого же мнения придерживается Дж. Томсон (35, с. 79), который считает расстояние от Карфагена до Гибралтара равным 7 дням морского пути из расчета 600 стадиев на день. При этом он вполне справедливо рассуждает, что "маленькие корабли редко пускались в открытое море и на ночь обычно останавливались у берега, так как управление по звездам было очень опасным делом" (с. 48)]. Возможно, он имел в виду расположенный в этом районе остров Херну, созвучие которого с Керной и внешнее соответствие данным перипла не могут не броситься в глаза. Но, как уже говорилось, в прибрежной области этой страны нет ни одной судоходной реки и ни одного озера. Вывод может быть только один: удаленность Керны и Карфагена от пролива нужно измерять не линейными
мерами, а днями пути. Именно так определяли расстояние древние мореходы; эта мера не раз встречается и в "Одиссее", и в "Аргонавтике", и в перипле Ганнона.
        Тогда все встает на свои места. От Карфагена до Гибралтара экспедиция добиралась против сильного Португальского течения, ответвление которого проникает в Средиземное море. Но стоило лишь выйти в океан, и это же течение (у берегов Африки оно называется Канарским), сопровождаемое круглогодичным норд-остовым пассатом, превратилось в союзника мореходов. Это течение уже было известно пунийцам: Канарские острова и Мадейру открыли в Xв. до н.э. их ближайшие родственники — финикийцы, а Псевдо-Аристотель даже приписывает это открытие самим карфагенянам (59, 84). Хотя его сочинение и носит выразительное название "О чудесных слухах", кто знает, не был ли он прав в данном случае.
        Обогнув мыс Кап-Блан и проплыв некоторое время к востоку (а течение тем временем сносило корабли к югу), эскадра прибыла к устью реки Сенегал, где и расположена Керна, упоминаемая также в "Перипле Внутреннего моря" Псевдо-Скилака. Теперь это район города Сен-Луи.
        Но мог ли Ганнон преодолеть примерно 2100км от Тенсифта до Сенегала за 3,5 суток? Ведь, судя по всему, он проходил в среднем 120км в сутки, и пока что называемые им переходы прекрасно укладывались в такую схему. Но сейчас закончим разговор о Керне.
        Поселенцы, оставленные Ганноном на этом острове, очевидно, не прижились, и островок снова опустел. Вероятно, с Керной можно связать любопытный эпизод из истории насаждения мусульманства в Гане. В 1035г. берберский вождь Яхья бен-Ибрагим принял веру Магомета, совершил хадж в Мекку и привез оттуда мусульманского священнослужителя, дабы он и 7 его учеников пролили свет великой веры на темные головы его подданных. Однако подданные, упорствовавшие в вере отцов, изгнали своего вождя, а заодно и мусульманскую миссию. Все они, как уверяет предание, укрылись на пустынном острове в устье Сенегала, где прожили семь лет, собираясь с силами в ожидании лучших времен. Можно предположить, что речь здесь идет именно о Керне, так как только один остров в устье великой реки мог привлекать внимание местных жителей на протяжении веков.
        Весь дальнейший текст прекрасно согласуется с этой атрибуцией. Река Хрета — это, безусловно, Сенегал. Аристотель в "Метеорологике" (I, 350b10) упоминает эфиопскую реку Хремету (????????), берущую начало в Серебряных горах (Фута-Джалон) и впадающую в Атлантический океан. Ее-то обычно и отождествляют с Хретой, что означает "золотоносная", и с Сенегалом, который мог быть обязан этим названием золотистому песчаному бару, и сегодня украшающему его устье.
        Проплыв вверх по Сенегалу, Ганнон свернул в приток Бунум, приняв его за основное русло, а потом вышел в озеро Гьер, образованное резким расширением и затем таким же резким сужением Бунума. "Река, полная крокодилов и гиппопотамов" — это продолжение Бунума, а дикари, одетые в звериные шкуры, — племя пещерных эфиопов, обитавшее в этих краях. Полибий, следуя по пути Ганнона, тоже достиг "реки Бамбот, полной крокодилов и гиппопотамов" (58, V, 10). Безусловно, в обоих случаях речь идет о Сенегале — реке, открытой заново в 1444г. португальцем Тристаном. От нее, пишет Плиний, тянутся сплошные горные хребты, заканчивающиеся высоким пиком Теон Охема, расположенным в 10 сутках плавания от Гесперийского мыса. Это описание свидетельствует о том, что Плиний хорошо был знаком с периплом Ганнона.
        Огненные земли и колесница богов
        
        "11.Оттуда мы в течение 12 дней плыли к югу и вскоре прошли вдоль берега, сплошь населенного эфиопами, которые разбегались, едва завидев нас. Их язык был непонятен даже сопровождавшим нас ликситам.
        12.В последний день мы пристали к высоким горам, поросшим деревьями. Их древесина была многоцветна и ароматна.
        13.Вдоль этих гор мы плыли два дня, после чего оказались в огромном заливе, берега которого были равнинными. Ночью мы увидели со всех сторон большие и малые огни, вспыхивавшие время от времени.
        14.Пополнив запас воды, мы снова поплыли вдоль берега и через пять дней вошли в большой залив, который наши переводчики называли Западным Рогом. В нем были большие острова, на островах — соленые озера, а на одном из них — тоже остров. Причалив здесь, мы не видели днем ничего, кроме леса, а ночью — множества зажженных огней, слышали звуки флейт, кимвалов и тимпанов и громкие крики. Нас охватил страх, и прорицатели велели нам покинуть этот остров.
        15.Поспешив отплыть, мы прошли вдоль берега, охваченного пламенем и источавшего резкий запах. Огромные огненные потоки выливались с него в море. Приблизиться к земле мы не могли из-за сильного жара.
        16.В ужасе мы поспешили прочь. Мы плыли четыре дня и каждую ночь видели землю, охваченную пламенем. В середине оно было особенно высокое, выше всех других огней. Казалось, что оно достигало звезд. Днем мы увидели, что это высочайшая гора, называемая Колесницей Богов (????????).
        17.Проплыв вдоль пылающего берега еще три дня, мы вошли в залив, называемый Южным Рогом.
        18.В глубине его лежал остров, похожий на первый: на нем также было озеро, а на озере — остров, полный дикарей. Большинство составляли женщины с телами, заросшими шерстью. Переводчики называли их гориллами. Мы хотели поймать мужчин, но они убежали, карабкаясь по скалам и отбиваясь камнями. Мы поймали трех женщин, но они, кусаясь и царапаясь, не желали следовать за теми, кто их вел. Мы убили их и сняли с них шкуры, чтобы привезти в Карфаген. Дальше мы не плыли: нам не хватало припасов".
        Заключительная часть перипла самая интересная. Она интересна прежде всего тем, что речь здесь идет о горах. "В последний день мы пристали к высоким горам…" К каким горам? К югу от Сенегала нет ни одной горы до самой Гвинеи. Почему эфиопы, прежде настроенные агрессивно, вдруг стали разбегаться при одном лишь появлении карфагенян и почему ликситы не знали местного языка? Обращает на себя внимание и такая деталь, что если до Керны Ганнон делал короткие, в основном двухдневные, переходы, то после отплытия от Сенегала продолжительность перехода внезапно и резко возросла. Одно из двух: либо карфагеняне по каким-то соображениям исключили из перипла этот участок маршрута, либо они плыли… вдали от берегов. Но как в таком случае увязать обмолвки древних авторов о том, что Ганнон по многу суток плыл, не видя берега, с многочисленными указаниями перипла на явно прибрежное плавание? Уж не спутали ли Ганнона с Сатаспом? "Много месяцев плыл Сатасп по широкому морю, но путь был бесконечен", — говорит Геродот (9, IV, 43). (Основываясь на этом замечании историка, можно уверенно говорить и о многомесячном плавании
Ганнона, ибо они шли по одному маршруту и, возможно, достигли одной и той же широты. К тому же следует иметь в виду, что корабль персидского царевича едва ли был оснащен хуже, чем пентеконтеры Ганнона, а это окончательно уравнивает шансы обоих.)
        Именно эта часть перипла дает основание многим исследователям говорить о преднамеренно туманном изложении маршрута с целью обладания монополией на него. Но так ли это?
        Все становится понятным, если допустить, что после отплытия от Керны эскадра Ганнона попала в ответвление того же Канарского течения. Из "Перипла Внутреннего моря" Псевдо-Скилака, составленного, как полагает К. Мюллер (55, с. XXXV), в 356г. до н.э.[9 - Существует другая датировка этого перипла — ок. 330г. до н.э. (95, с. 97)], мы знаем, что "по ту сторону Керны", т.е. южнее, море представляло собой мелкую, заболоченную акваторию, непригодную для плавания.
        Свидетельство Скилака подтверждает также Геродот, попутно упоминая и о тех "робких" эфиопах, о которых говорит перипл. В своем рассказе о путешествии Сатаспа Геродот повествует, что персам "пришлось плыть мимо земли низкорослых людей в одежде из пальмовых листьев. Всякий раз, когда мореходы приставали к берегу, жители покидали свои селения и убегали в горы (и здесь горы! — А. С.). Тогда персы входили в их селения, но не причиняли никому вреда, а только угоняли скот. Причиной же неудачи плавания вокруг Ливии Сатасп выставил следующее: корабль их не мог, дескать, идти дальше, так как натолкнулся на мель" (9, IV, 43). Остатки этой мели можно обнаружить на современных картах. Она начинается от мыса Кап-Блан; даже в 50км от берега глубина здесь не превышает 8м.
        Вполне логично допустить, что, стремясь миновать эту мель, Ганнон взял несколько западнее, а затем, не в силах совладать с течением, вручил свою судьбу богам. Средняя скорость Канарского течения — 2км/ч, но она значительно возрастает при его встрече с другим — Северным Экваториальным. Эта встреча происходит в районе островов Зеленого Мыса, куда, судя по всему, и прибыл Ганнон. Прибыл за два тысячелетия до португальца Диниша Диаша, ступившего на этот архипелаг в 1444г. Полагая, что он плывет на юг, Ганнон плыл на юго-запад. Вот откуда все неувязки в перипле!
        Исследователи отождествляют упоминаемый им вулкан Колесница Богов с вулканом Камерун в Гвинейском заливе, так как севернее Камеруна в прибрежной полосе Африки нет ни одного вулкана, — и возникают новые вопросы. Как мог Ганнон попасть в Гвинею, если до сих пор считается, что он достиг лишь Гесперийского (Зеленого) мыса? А коли это не так, то почему Полибий, точно следуя тексту перипла, дошел именно до этого выступа побережья?
        Перипл сам дает ответы на все вопросы. Очутившись на островах Зеленого Мыса, Ганнон продолжает (и совершенно справедливо) считать их материковой Африкой. Природа этого архипелага и в самом деле мало отличается от континентальной.
        В пользу посещения Ганноном островов Зеленого Мыса может косвенно свидетельствовать факт, приводимый греческим писателем IIв. Павсанием. Он передает сказочный, по его мнению, рассказ моряков о бедственном плавании их коллеги в Море Мрака. Вот что сообщили ему моряки: "Кариец Эвфем рассказывал, что, плывя по направлению к Италии, отклонился из-за ветров с пути и был унесен во внешнее море, в котором с тех пор не плавают. И там есть, говорил он, множество островов, некоторые из которых пустынны, а на других живут дикие люди. Моряки не желали поэтому приставать к этим островам, ибо те, кто прежде приставал (???????????), испытали уже местных жителей. Но, как и прежде, их заставили (пристать. — А. С.). Эти острова моряки называют Сатиридами, а местные жители там рыжие и на ягодицах своих имеют хвосты, чуть меньшие, чем лошадиные. Едва заметив корабль, они устремились на него, голоса никакого не подавали, а набросились на женщин, находившихся на корабле. Испугавшись потом, моряки высадили на остров женщину-варварку, и по отношению к ней сатиры учинили насилие не только так, как принято, но и по всему
одинаково телу" (56, I, 23, 5 -6)[10 - Дж. О. Томсон (35, с. 393) считает этот рассказ абсолютным вымыслом, лишенным всякой реальной основы].
        Описание это едва ли подходит к Канарским островам, населенным светлокожими гуанчами. Мадейра, Порту-Санту и Дезерташ отпадают по той причине, что Эвфем попал в обширный, частично населенный архипелаг, а не на одиночный большой остров, где по соседству приютились еще 3 -4 клочка суши. Таким архипелагом могли быть острова Зеленого Мыса, дикие и таинственные не только в эпоху Павсания, но и значительно позже. Обращает на себя внимание намек на то, что еще до Эвфема к Сатаровым островам приставали средиземноморские моряки, тоже подвергавшиеся там насилию. И не только приставали, но и исхитрились вернуться, чтобы рассказать о своем необыкновенном приключении. И путь их, вероятно, начинался так же, как путь Эвфема, с борьбы с ветрами и течениями.
        Испытал на себе их силу и коварный нрав и Ганнон. Вообще, читая о приключении Эвфема, трудно отделаться от мысли, что где-то уже было что-то подобное. Острова в океане. Дикие "местные жители" на некоторых из них, "не подающие никакого голоса". Моряки Ганнона тоже принимали горилл, покрытых рыжеватой шерстью, за дикарей, таких же, как, например, троглодиты. Фантазия, неизбежная при встрече с неведомым (вспомним народы "Одиссеи"!), вызвала ассоциации с привычными и знакомыми с детства мифологическими образами. Отсюда — хвосты и сцена насилия. Именно так ведут себя сатиры в греческих мифах. Можно подумать, что отчет Эвфема не что иное, как вольное переложение перипла Ганнона. Во всяком случае, отождествление Сатаровых островов с таинственными островами Ганнона и с архипелагом Зеленого Мыса имеет гораздо больше доводов "за", чем "против".
        Не противоречат такой гипотезе и другие факты, изложенные в перипле. Зоологи охотно подтвердят, что гориллы, нареченные так в 1847г. американским миссионером Томасом Сэвиджем, водятся на островах Зеленого Мыса, но их нет ни на каких других островах Атлантики. Л. Кэссон даже предполагает, что Сэвидж назвал их так потому, что был знаком с периплом Ганнона (114, с. 136). Географам достаточно взглянуть на карту этого архипелага, чтобы обнаружить наконец те загадочные горы, которые видели Сатасп и Ганнон. Их вершины вздымаются на 1304м(о. Сан-Николау), 1392м(о. Сантьягу), 1978м(о. Санту-Антуан). Не заметить их трудно, не упомянуть невозможно. Острова расположены подковой, спинкой обращенной к континенту. Вдоль этой подковы и продвигался Ганнон.
        Внимание карфагенян привлекают большие и малые огни, "вспыхивавшие время от времени". Почему эти огни вспыхивали только ночью и почему они не разгорались? Из перипла неясно, природные это огни или творение рук человеческих. Отсутствие на данном этапе упоминаний об аборигенах (они появились позднее) может свидетельствовать в пользу первого. Что же это за явление? Возможно, ответ смогут дать ботаники. В Северной Африке и на прилегающих архипелагах растет так называемое "дьявольское дерево". В его коре содержится так много фосфора и ночью свечение становится столь интенсивным, что под этим деревом можно свободно читать газету. Не исключено, что эти огни и видел Ганнон. По крайней мере такое предположение можно принять в качестве рабочей гипотезы. Судя по его описанию, огни были мерцающими, как и положено фосфорному свечению.
        Лингвисты и историки, возможно, смогут подтвердить, НТО язык, не понятный "даже ликситам", — это разновидность сильбо, языка-свиста. Если мель, послужившая препятствием Ганнону и Сатаспу, была вулканического происхождения, а фарватер между архипелагом Зеленого Мыса и материком уже, нем теперь, то ареал распространения этого лингвистического феномена мог быть значительно обширнее, чем принято считать.
        Залив, в который попал карфагенский флот, назывался Западным Рогом. Казалось бы, такой топоним прекрасно согласуется с положением всего архипелага — к западу от мыса Зеленого, от материка. Однако к подобным названиям следует подходить с осторожностью, тут все зависит от точки, относительно которой определяются стороны света. Например, твердо установлено, что Южным Рогом (Ноту-Керас) в эпоху античности назывался сомалийский мыс Ароматов (Гвадарфуй). Южным, а не Восточным, как назвали бы его мы. Значит, название придумано египтянами или арабами. О каком же Южном Роге говорит перипл? Речь здесь может идти только о южной оконечности архипелага.
        А сопоставив такие факты, как осведомленность ликситов в языках западного побережья Африки и в географии весьма отдаленных от их родных мест островов, можно с полной уверенностью говорить об океанских путешествиях африканцев как о заурядном для них явлении. Отсюда уже один шаг до берегов Америки: Канарское и Северное Экваториальное течения доходят до Карибского моря. Тур Хейердал блестяще доказал реальность таких рейсов, повторив на своем "Ра" маршрут марокканских аборигенов — родственников и потомков ликситов.
        Западным Рогом, до которого Ганнон добирался в течение пяти дней, следует признать один из крайних западных островов Зеленого Мыса. Южным же Рогом перипл, по всей видимости, называет южную оконечность острова Фогу, на котором находится одноименный вулкан (его высота 2892м), действующий до сих пор. Хотя он почти вдвое ниже Камеруна, но ничуть не меньше достоин называться Колесницей Богов: он лишь на 19м ниже Олимпа, где обитал Зевс. Такую ничтожную разницу можно и не заметить.
        Остается невыясненным еще один вопрос, на который, быть может, уже обратил внимание читатель: мог ли Ганнон, делая по 120км в сутки, добираться от устья Сенегала до островов Зеленого Мыса (примерно 550км) больше 12 суток? Это явная нелепость, такая же, какую мы отметили относительно его предыдущего перехода. Самое удивительное обнаруживается, если поменять местами указанную в перипле продолжительность этих двух переходов. При скорости 120км в сутки Ганнон должен был преодолеть 2100км за 17,5, а 550 — за 4,5 суток! Мы получили примерно то же соотношение цифр, что и в перипле, только в обратном порядке. Но имеем ли мы право на такую операцию? Вероятно, да. В конце концов мы имеем дело не с оригиналом, а с копией, где переписчик вполне мог ошибиться, например если эти цифры располагались в разных строках, но на одной вертикали. Возможно, однако, что никакой ошибки тут нет, что это и впрямь намеренная дезинформация. Для нас это не имеет особого значения. Достаточно того, что мы установили факт искажения истины, а его причина, видимо, так и останется неразрешимой загадкой перипла Ганнона.
        Карфагеняне были не одиноки
        
        Карфагену не удалось колонизировать атлантическое побережье Африки, но не скудость данных была тому причиной. По этому пути прошло немало экспедиций, и ни одна не оставила прочных следов на африканском побережье. Коренное население материка, сумевшее несколько позже создать собственные цивилизации и культуры, не уступающие карфагенской, неизменно давало отпор всем незваным гостям, будь то финикийцы, египтяне, персы, греки или пунийцы. Только римлянам с их мощной по тем временам военной машиной удалось ненадолго закрепиться на берегах Атлантики. Но это произошло уже после гибели Карфагена.
        В 265г. до н.э. вспыхнула 1-я Пуническая война: набирающий силы Рим рвался к мировому господству. Камнем преткновения для него явилась Сицилия. Отличные моряки и обладатели одного из лучших в Средиземном море флотов, пуны неустанно перебрасывали на остров свежие войска, перемалывающие римские легионы. Казалось, война проиграна Римом. Но помог случай.
        В 262г. до н.э. римляне сумели захватить севшую на мель карфагенскую пентеру. Ее доставили в Южную Италию, и там на верфях греков-колонистов в ничтожно короткий срок были построены 120 точно таких же пентер. Этруски обучили римлян морскому делу, преподали азбуку морского боя. Три месяца спустя, на третьем году войны, способные ученики под руководством консула Гая Дуилия нанесли первое серьезное поражение пунийцам у сицилийского города Милы (Милаццо). Весной 256г. до н.э. консул Марк Атилий Регул уничтожил почти треть карфагенского флота у мыса Экном (Дуэрокке). Остальное довершил в 241г. до н.э. Лутаций Катул, одержавший блестящую морскую победу у Эгадских островов.
        В 146г. до н.э., когда римская армия, возглавляемая другом Полибия — Публием Корнелием Скигшоном Эмилианом Африканским Младшим, стерла Карфаген с географических карт, Рим имел уже неплохой флот и занимал не последнее место в ряду средиземноморских морских держав. С этого времени история мореплавания и географических открытий пополняется именами римлян. Первое римское судно вывел за "околицу" ойкумены грек Полибий. Он прошел по пути Ганнона. Вслед за Гимильконом отправился в Iв. до н.э. римлянин Лициний Красе. За ними последовали Скрибоний Курион и Цезарь.
        Их путешествия важны и интересны, они достойны изучения. Но… Так уж получилось, что даже первые римляне нигде не были первыми, даже если они не были, как Полибий, иностранцами по происхождению. Как культура Рима подражала культуре поглощенной им Эллады, так и его мореходы шли по следам греков, пунов, египтян, этрусков — народов, им покоренных. Римские отчеты деловиты, подробны, обстоятельны и — скучны. В них нет той поэзии, того аромата эпохи, которыми отличаются греческие периплы, навечно овеянные ореолом легенд, похожие на романы или мифологические экскурсы греческих логографов Геродота, Гекатея. "Видя, что откровенные сочинители мифов пользуются уважением, эти историки решили сделать свои сочинения приятными, рассказывая под видом истории то, что сами не видели и о чем никогда не слышали (или по крайней мере не от людей сведущих), имея в виду только одно — доставить удовольствие и удивить читателей. Легче, пожалуй, поверить Гесиоду и Гомеру с их сказаниями о героях или трагическим поэтам, чем Ктесию, Геродоту, Гелланику и другим подобным писателям", — негодует Страбон (33, С 507 -508).
        Римлян никто никогда не называл лжецами, им верили почти безоговорочно. Лжецом был Ганнон — так назвали его потомки. Лжецами называли чуть ли не всех греков. Страбон даже попытался установить их "иерархию": "…Все писавшие об Индии в большинстве случаев оказывались лгунами, но всех их превзошел Деимах; на втором месте по выдумкам стоит Мегасфен; Онесикрит же, Неарх и другие подобные писатели помаленьку начинают уже бормотать правду" (33, С 70). Путешественников, географов, флотоводцев, ученых Страбон именует "писателями"! Но даже такого определения он лишил самого "злостного лжеца" из всех, кто побывал в северных странах, Пифея. Подобно тому как Гомера называли просто Поэтом, Аристотеля — просто Учителем, Пифея называли просто Лжецом. О нем сейчас и пойдет речь.
        Глава 2. Загадочный маршрут Пифея
        Странная слава бежала впереди этого человека. Он говорил правду — его считали закоренелым лжецом. Он был ученым — его называли мореходом, но строили свои теории, за неимением других источников, на его сообщениях. Страбон упоминает его имя 29 раз (не считая местоимений). У него были литературные и научные труды — его современники и их ближайшие потомки позаботились, чтобы до нас не дошло ни строчки. Римлянам удалось захватить его сочинения в секретном архиве его родного города — только для того, чтобы вскоре потерять их, не успев снять копии! Злой рок преследовал его до самой смерти и много времени спустя после нее. Впрочем, годы его жизни также неизвестны. Словом, ничего, кроме имени, приблизительной даты одного его путешествия (мы не знаем, можно ли назвать его единственным) и названий не дошедших до нас сочинений "Об океане" и "Описание Земли".
        Но и цель этого путешествия неясна. Р. Хенниг считает, что "свое грандиозное путешествие Пифей совершил по поручению богатых купцов Массалии, пожелавших, вероятно, получить надежные сведения о малоизвестных странах олова и янтаря и пославших его в качестве доверенного лица. Ведь нельзя предположить, что… значительные расходы, связанные с такой экспедицией, были покрыты Пифеем из собственных средств" (38, с. 180). Это мнение разделяет и А. Б. Дитмар, и ряд других исследователей. "Он не был достаточно богат, — рассуждает Л. Кэссон, — чтобы финансировать такое путешествие, поэтому он должен был обратиться к марсельским купцам. Однако трудно представить, что они могли дать звонкую монету под отчет ради неясных географических открытий. Более вероятно, что они дали ее, чтобы получить информацию об источниках олова. Это был один из их основных предметов торговли" (114, с. 137 -138). Возможно, что они и правы. Но нельзя исключать и того, что экспедицию Пифей исхитрился снарядить на собственный счет или воспользовался пожертвованиями друзей и коллег-ученых. В конце концов "скромные средства" Пифея, о
которых упоминает Полибий, могли выражаться достаточно внушительной суммой; тут все зависит от размера средств самого оценщика или от общепринятых норм. В этом случае путешествие Пифея было тем, что разведчики называют "свободным поиском". Он и был разведчиком, первопроходцем.
        Сегодня его никто не обвиняет во лжи, но — странное дело — чуть ли не все земли, где ему довелось побывать, будто сговорившись, ищут на дне морском. Можно подумать, что он делал последний смотр северных окраин ойкумены в предчувствии их гибели. Удобный метод толкования!
        Его называли Пифеем. Чаще — Великим Лжецом из Массалии. Однако судьба его сложилась так, что, не зная о нем ничего, мы уверенно ставим его в один ряд с великими первооткрывателями неведомых земель. Мимо этого имени не смог пройти ни один ученый или писатель, стремившийся поразить воображение читающего рассказом о таинственном Севере.
        Собственно, ничего таинственного в нем не было. Любознательный грек всегда мог заглянуть в Геродота и узнать, что севернее скифов живут лысые люди, рядом — козлоногие, а еще дальше — те, "которые спят шесть месяцев в году". Этому Геродот уже и сам не верит — он ссылается на слова "лысых" (9, IV, 23 -27). Сведения Геродота дополняет "Эпос об аримаспах" Аристея из Проконнеса: за исседонами (соседями "лысых") обитают одноглазые аримаспы, дальше — "стерегущие золото грифы" и на крайнем северном побережье — гипербореи.
        Кажется, ясно и логично. Кто не верит, может убедиться лично. И вот явился Лжец Пифей, который все запутал. Этот Фома неверный не полагался на слухи и пересказы авторитетов. Ему вздумалось проверить очевидное самолично.
        Пифей снарядил корабль и отплыл… Куда? Конечно же, к Геракловым Столпам и далее на север, к Британии. А так ли это? Пифея принято "вести" через Гибралтар до Ютландии или Балтики, но никто не берется сказать, как он оттуда выбрался. Договорились до того, что его путешествие было якобы большею частью сухопутным.
        Действительно, реконструировать маршрут Пифея в определенном смысле труднее, чем маршруты аргонавтов, Одиссея, Ганнона. Там мы имеем не только четкие направления всех участков пути, но и в большинстве случаев расстояния между ними. Здесь — ничего, кроме разрозненных названий пунктов, причем явно не всех, а только тех, описание которых поразило воображение древних либо вызвало их негодование. Где он побывал раньше, где позже, из ссылок комментаторов установить невозможно. Что же касается самого Пифея, то его перипл (а он, скорее всего, существовал, иначе было бы нечего комментировать) до нас не дошел, и мы не знаем последовательности его описаний. Может быть, на основе собственного перипла он написал потом свои книги…
        Экспедиция, вероятно, имела место между 350 и 320гг. до н.э. Гибралтар все еще наглухо блокирован карфагенским флотом, оберегающим интересы своих купцов. За полтора века блокады (с конца VIв. до н.э.) исключение сделано лишь однажды — для персидского царевича Сатаспа, и то по личной просьбе Ксеркса и наверняка после заверения, что Сатасп не собирается искать торговые пути[1 - Л. Кэссон, чтобы вывести Пифея через Гибралтар, вынужден датировать путешествие "между 310 и 306гг. до н.э., когда Карфаген, занятый ожесточенной борьбой с сицилийскими греками, мог ослабить свою бдительность в проливе" (114, с. 138). Однако эта датировка давно отвергнута подавляющим большинством ученых как имеющая ряд весьма уязвимых мест. В частности, Аристотель, умерший в 322г. до н.э., уже мог пользоваться данными Пифея. Подробнее об этом см. у Хеннига (38, гл. 20).]. Пифей собирался. Поэтому он мог избрать наиболее безопасный, испытанный и верный вариант — древний путь аргонавтов[2 - Путь в Черное море, возможно, был известен еще до аргонавтов. У финикийцев это море имело даже собственное название — Ашкенас (Северное). О
черноморских экспедициях греков писали историки Гелланик Митиленский, Гекатей Милетский и др.]. Путь по Родану (Рона) и Секване (Сена) или Родану и Лигеру (Луара), предлагаемый Л. А. Ельницким и Р. Хеннигом, маловероятен по той причине, что Пифей дает описание берегов Кельтского моря (Бискайский залив). А для этого ему пришлось бы после выхода в него повернуть на юг, где он рисковал встретиться с карфагенянами, а потом снова вернуться к Бретани. Логики в таком маршруте маловато. Скорее поэтому он взял курс на восток по безопасному для грека Внутреннему (Средиземному) морю. К тому же в Греции он мог попутно получить дополнительную информацию и инструкции и до самой Скифии не слишком заботиться о пропитании: его корабль шел от одной греческой колонии к другой. Видимо, черноморский маршрут Пифея не был тайной для его современников. Вряд ли можно объяснить случайностью такой, например, факт, что Эратосфен, вычисляя расстояние до Туле, принял за точку отсчета устье Борисфена (Днепр). Не Александрию. Не Родос. Только ли потому, что это ближайшая к Туле параллель? Или он отмерял расстояние, руководствуясь
периплом Пифея?
        Из Эвксинского Понта единственный путь на север тот, по которому много позднее ходили "из варяг в греки" и обратно. Можно без особой натяжки предположить, что Пифей использовал более короткий его вариант, получивший 12 веков спустя название Западнодвинского. Пройден Днепр до Березины. В 13км от ее устья греки вошли в приток Березины и через другие ее притоки и небольшой волок попали в левый приток Западной Двины. После короткого плавания по Западной Двине Пифей очутился в неведомом и потому жутком море, свинцовые волны которого ничем не напоминали средиземноморскую лазурь. Именно с этого рубежа Пифей становится Великим Лжецом.
        Абалус
        
        Основываясь на рассказах Плиния, можно достаточно уверенно утверждать, что экспедиция направилась на запад вдоль берега, не рискуя пока ввериться неведомой стихии. Во время одной из стоянок греки узнали название открытого ими моря. Пифей назвал его, по-видимому, морем Страха; Плиний приводит латинский перевод Метуонис. "Пифей говорит, — пишет Плиний, — что германское племя гутонов обитает на взморье (taeniensis)… Оттуда будто бы один день пути под парусами до острова Абалус. Весной на этот остров море выносит янтарь, который представляет собой продукт сгустившегося моря. Жители используют его как топливо вместо дров и продают своим соседям-тевтонам" (58, XXXVII, 11)[3 - Обычный (буквальный) перевод этого отрывка: "обитает на отмели моря" (см., напр., 38, с. 176) — нельзя признать удовлетворительным. Отмель — это мель (обычно песчаная), идущая от берега в море и во время приливов заливаемая водой. Жить на ней могут разве что устрицы. Другое дело — взморье, т.е. морское побережье. Словарь С. И. Ожегова приводит устойчивое словосочетание "жить на взморье". Широко известно Рижское взморье — Юрмала,
расположенное как раз в местах обитания готов и эстиев.].
        В этом коротком сообщении целый сгусток информации, не оцененной критиками Пифея. В германском племени гутонов (или гуйонов) нетрудно узнать готонов (готов), облюбовавших себе побережье Балтики. Пифей, по словам Плиния, определяет полосу их обитания в 60 000 стадиев, т.е. в 10 656км. Тевтоны жили на Ютландском полуострове, в этом вопросе двух мнений не существует. В скандинавском эпосе Ютландия и юго-западная часть Швеции иногда называются Готландом ("страной готов"). Это имя теперь носит самый крупный остров Балтики. Если принять Ютландию за конечную точку отсчета, легко отыскать и начальную. Но… Современная морская трасса Киль — Ленинград составляет 1400км. Это если знать дорогу и иметь хорошее навигационное обеспечение. При каботажном плавании она увеличивается примерно на 400км. Все равно мало. Получается, что одно племя занимало пространство, почти в 10 раз большее, чем все побережье Балтики. Что ж, не зря, видно, никто не верил Пифею? Не будем спешить с выводами.
        Если мы обратимся к греческой нумерации, то увидим, что ошибки и описки здесь не только возможны, но и наверняка нередки, тем более что цифры, как правило, не дублируются текстом, а иногда и мало связаны с ним. На некоторые ошибки указывали еще древние авторы, сами, между прочим, от них не свободные. Из этого, конечно, вовсе не следует, что все неясности нужно провозглашать ошибками. Но один-то раз мог ошибиться и Пифей (или переписчик его перипла). На протяжении всей своей истории греки из множества систем счета предпочитали ионийскую, основанную на греческом алфавите и существующую до сих пор в Марокко. В этой системе ошибка наиболее вероятна именно в числе, названном Пифеем. Она зависит всего-навсего от четкости почерка. Число 6000, обозначаемое архаической буквой "вау", сходно по начертанию с "кси" (60 000). Еще вероятнее ошибка в азбучной десятичной системе счисления, где оба этих числа обозначаются архаической буквой "стигма" и различаются лишь специальными значками при ней.
        А если это так, то ареал обитания готонов ужимается до весьма скромной и правдоподобной цифры 1065км. Откладывая их к востоку от Ютландии, приходим в район устья Западной Двины. В Iв. восточная граница готонских земель проходила уже по реке Гутал (Преголя), название которой хранит имя племени; их восточными соседями стали эстии; западная шла по Вистуле (Висла): готонов потеснили племена вандилиев (вандалов) — лемовии, бургундионы и др. К западу и особенно к востоку от Вислы много отмелей и много янтаря, которым жители действительно топили печи, иногда смешивая его с бурым углем[4 - Наиболее часто Абалус отождествляют с западногерманским островом Гельголандом."… Более всего подходят в качестве Метуонии современная Ютландия, — пишет Л. А. Ельницкий, — а в качестве острова Абалуса — Гельголанд, отвечающий условиям как по своему положению на море, так и по нахождению на нем янтаря" (83, с. 123). Р. Хенниг, однако, ссылаясь на авторитеты, совершенно справедливо утверждает, что "янтарь связан с отложениями третичного возраста, которых на Гельголанде нет и никогда не было" (38, с. 194 -195) и что "на
побережье Северно! о моря вплоть до Саутуолда в Восточной Англии были обнаружены лишь незначительные рассеянные месторождения янтаря, которые не могли стать основой для регулярной торговли".].
        Самое крупное в мире месторождение янтаря — между Преголей и Западной Двиной — закреплено в местной топонимике: Янтарное море (Балтика у берегов Латвии), поселок Янтарный (около Калининграда), Дзинтари (Dzintari) — то же название по-латышски (близ Риги). Литовское слово "янтарь" (gmtaras) распространилось далеко за пределы Литвы. "Морская смола" (merevaik^ хорошо известна и эстонцам. Не у прибалтийских ли берегов располагался и Янтарный остров? Где его искать?
        "Непосредственно к северу от Скифии, за Галлией, в океане", — советует Диодор Сицилийский (15, V, 23; I, 5). Псевдо-Скимн и Аполлоний уточняют — вблизи устья Эридана. Плиний и Страбон признают существование Эридана, не осмеливаясь спорить с авторитетами, но считают вымыслом Янтарный остров.
        Но на современных картах нет такой реки, как, впрочем, и на древних. Где-то на севере — вот все, что известно. Чаще всего называют Эльбу и Вислу, иногда — Неман и Западную Двину, редко — Неву. "Я-то ведь не верю в существование реки, называемой у варваров Эриданом, которая впадает в Северное море (оттуда, по рассказам, привозят янтарь)", — честно признается Геродот. Казалось бы, адрес обнадеживает: река, впадающая в Северное море. Но мы не дослушали Геродота: "С другой стороны, несмотря на все мои старания, я не мог ни от одного очевидца узнать подробности об этом море на севере Европы" (9, III, 115). Значит, Северным могло называться любое море к северу от Греции. В том числе и Балтийское, куда впадает самая "янтарная" река в мире, и Черное, как мы уже говорили выше. (Впрочем, Геродот охотно именует Северным морем и Средиземное, противопоставляя его Южному — Индийскому океану[5 - Этот факт совершенно игнорирует Л. А. Ельницкий, который считает, что Пифеево "сообщение о Танаисе, впадающем в Северное море, не нуждается в подтверждении его фантастичности". Азовское море, куда впадает Танаис (Дон),
было для греков Северным вдвойне: по отношению к Греции и к Понту.].) Однако Пифей ни словом не обмолвился о том, что Абалус был вблизи устья Эридана. Он вообще не упоминает этой реки, что, кстати, является одной из загадок его першит. Не только ученый, ни один грек не прошел бы мимо того, чтобы не нанести на карту и не рассказать о знаменитейшей реке мира, упомянутой в мифах. Пифей почему-то прошел. Не помогут ли нам другие авторы? Все они сходятся в том, что Эридан — большая полноводная река. Посмотрим на карту.
        Рейн нельзя отождествить с Эриданом по той причине, что последний упоминается Овидием при изложении им мифа о Фаэтоне. Ко времени Овидия Галлия была хорошо изучена, значительная часть ее покорена, а Рейн форсирован Цезарем. Значит, это разные реки.
        Другую крупную реку — Эльбу считает Эриданом Р. Хенниг (38, с. 196 -197) на том основании, что еще с древнейших времен янтарь доставляли в Средиземноморье либо по Рейну, либо по Эльбе (много янтарных изделий обнаружено при раскопках на Крите и в Египте). Из первого суда перетаскивали в Рону, из второй — через Влтаву в Дунай. Но в любом случае речь идет о транспортировке, а не о добыче.
        Э. Сайкс связывает Эридан с Рижским заливом и в качестве аргумента приводит ареал распространения янтаря — от Риги до Щецина (116). Мысль верная, но едва ли греки могли назвать залив рекой.
        Примерно в центре этого района, к востоку от Щецина, течет Висла — первая река, с которой уверенно связывают если не добычу, то по крайней мере продажу янтаря. Сюда, сообщает Плиний, прибыл за янтарем курьер Нерона в конце его царствования, и отсюда он направился к востоку, к непосредственному месту добычи (58, XXVII, 43 -44)[6 - Плиний обозначает понятие "янтарь из Скифии" словом sacrium, которое можно понять как "жертва" (моря или Гелиад), употребляя его наряду с обычным electrum.].
        Точку над i в этом вопросе поставил Тацит. Он пишет о правом по отношению к готонам побережье Свебского (Балтийского) моря, населенном эстиями; они "обшаривают и море, и на берегу, и на отмелях единственные из всех собирают янтарь, который сами они называют глезом… У них самих он никак не используется; собирают они его в естественном виде, доставляют нашим купцам таким же необработанным и, к своему изумлению, получают за него цену" (34д, 45). Из контекста можно также заключить, что эстиями, как и готонами, "правят цари". Вообще, по Тациту, чем дальше на восток обитает племя, тем сильнее у него царская власть по отношению к западным соседям. А теперь вспомним другие названия Абалуса — Балтия, Базилия (Царский), Электрида и Глессария (Янтарный), Баунония (Бобовый)[7 - Плиний (58, IV, 96) сообщает об острове Буркане вблизи устья Рейна, "который наши солдаты назвали Фабарией (Бобовым) из-за большого количества растущих там бобов, а потом Глессарией (Янтарным), так как они находили на нем янтарь; варвары же называют его Австеравией". Как видно, здесь речь не о большом количестве янтаря, а лишь об
отдельных находках. К тому же события, записанные Плинием, относятся к походам Ливия Друза (12 — 9гг. до н.э.). А это значит, что названия Бобовый и Янтарный, придуманные солдатами во время этого похода, — совсем не то же самое, что Абалус Пифея, Базилия Тимея, Балтия Ксенофонта Лампсакского или Электрида Аполлония. Балтию к тому же упоминает сам Плиний, и этот топоним ясно указывает на его происхождение — отнюдь не североморское, как, например, Базилия, которую Э. Сайкс считает "столицей культуры Шпанута на Гельголанде". См. также прим. 4 к данной главе.]. И сообщение Диодора, что "янтарь на этом острове собирают, и жители доставляют его на противолежащий материк, откуда его привозят в наши края" (15, V, 23; I, 5). Древнегерманское название янтаря gles, перешедшее и в латинский язык (glaesum), звучит в имени гелиады Эглы — сестры Фаэтона, превратившейся в тополь: ее слезы (тополиная смола), согласно мифу, и были янтарем. (Сходный сюжет есть в финском эпосе "Калевала": слезы Вяйнемейнена, попадая в воду, превращались в голубые жемчужины. Не исключено, что эта легенда — позднее и неточное
переосмысление греческого мифа, каким-то образом ставшего известным местным племенам.) Это же имя (в латышской транскрипции — Югла, в литовской — Эгле) встречается в прибалтийском фольклоре и на современной географической карте (эстонский городок Икла в Рижском заливе близ латвийской границы).
        Абалус, по словам Пифея, находится в однодневном переходе от побережья. Из Плиния известно, что средняя скорость греческих кораблей — около 1000 стадиев (177,6км) в сутки, т.е. за день — 89км. По Геродоту — в среднем 65 000 оргий, т.е. 650 стадиев, или 115, 4км в сутки[8 - По расчетам Дж. О. Томсона (35, с. 79), это составляет от 500 до 700 стадиев под парусами.].
        Примерно на таком расстоянии в южной прибрежной полосе Балтики есть только два острова — Борнхольм и Рухну. На первом янтаря нет и, как полагают, никогда не было, поэтому наше внимание может привлечь только второй.
        Он лежит у выхода из Рижского залива в Ирбенский пролив в 93км напротив устья Даугавы (Западной Двины), в точности соответствуя описанию Аполлония: "…самый крайний из всех островов у реки Эридана". Янтаря на нем предостаточно, и, если отбросить ничем пока не подкрепленные гипотезы о поглощении Абалуса морской пучиной, можно с уверенностью назвать этим именем Рухну, а Западную Двину — Эриданом. Римляне называли ее Рудон.
        Почему же Пифей не упомянул Эридан? Такая постановка вопроса попросту неправомерна: мы не читали его перипла. Судя же по отрывочным его пересказам, пока что Великий Лжец вполне логичен и последователен. Послушаем, что он скажет дальше.
        Беррике
        
        Куда он повернул курс своего корабля? Все говорит за то, что цель Пифея — достигнуть края ойкумены, предела обитаемой земли. Для этого нужно плыть на север, грекам это уже известно. Пифей- не просто грек, но ученый грек — так и поступил.
        Дойдя до Ютландского полуострова и стремясь его обогнуть, он вошел в пролив Эресунн и оказался у берегов Скандинавии. В его перипле звучат явно скандинавские названия островов. Он называет "Скандию, Думну, Берги и самый большой среди них Беррике, с которого чаще всего плавают к Туле" (58, IV, 104). Сопоставлять Берги с Бергеном, Беррике с Брекнехольменом, как это иногда делают, рискованно, хотя не исключено, что в современных названиях звучат слова местных племен древнейшей эпохи. Но острова Думну и Скандию можно достаточно уверенно отождествить с нынешним островом Зеландия, заселенным не позднее VIв. племенами данов (дамнов, думнов), и мысом Фальстербудде на полуострове Сконе (Сканёр) по ту сторону Эресунна. В IVв. до н.э. этот мыс, вероятно, еще был островом, отделенным от Сконе проливом примерно там, где ныне проходит канал Фальстербу. В средние века область Сконе называли Сканией (этот топоним употреблял, в частности, датский хронист рубежа XII -XIIIвв. Саксон Грамматик), что очень близко к Пифеевой Скандии.
        (Здесь мы сталкиваемся с удивительным фактом, который может увести нас далеко в сторону от Скандинавии. Местность Сконе имеется также и в Шотландии. Она знаменита так называемым Сконским камнем, на котором еще в средние века приносили присягу английские короли во время коронации и который впоследствии был вделан в подножие британского трона. Этот топоним принесли с собой кельты, колонизировавшие Британские острова. Возможно, это были племена дамнониев, осевшие на реке Клайд, или думнониев, облюбовавших себе Девоншир. Кто знает, не послужили ли причиной их миграции те самые явления, которые изменили облик Северной Ютландии и Южной Скандинавии. Существование в наши дни селения Думстен на шведском берегу Эресунна, в районе самого узкого места пролива, может свидетельствовать также и о том, что думны заселяли некогда юг Скандинавии.) Бытующее же мнение о том, что под Скандией скрывается Скандинавия, которая была тогда якобы отделена от материка проливом (так считали до XIв.[9 - В труде историка Iв. Помпония Мелы (53, III, 54) Скандинавия названа островом, но именно под своим именем, а не Скандия.
Плиний называет ее Скатинавией.]), не выдерживает критики: во-первых, Скандинавия не подвергалась столь серьезным катаклизмам по крайней мере с времен последнего оледенения; во-вторых, Беррике в этом случае не мог бы быть "самым большим среди них", самой крупной была бы Скандия.
        Беррике всецело завладел вниманием Пифея, как только он узнал, что это отправной пункт плавания к Туле. По созвучию с многими скандинавскими названиями Беррике склонны искать именно здесь. Но это не так. Пифей почти ничего не сообщает о Скандинавии. Зато много рассуждает об острове, названном им Британией — по имени населявших его аборигенов, которых кельты именовали беритами или бриттами. Не этот ли "самый большой" остров скандинавы называли Беррике? Вернее всего, да. Но не уводит ли такой маршрут от Туле? Британия ведь лежит к западу от Скандинавии, а не к северу. Что ж, Пифей не спешил, его вояж длился несколько месяцев. Не будем спешить и мы.
        Пройдя Кимврийский Херсонес (так античные ученые называли северную оконечность Ютландии — по имени населявших ее кимвров, соседей тевтонов) и дойдя примерно до Бергенфьорда, Пифей взял курс на запад и после полуторасуточного плавания достиг Шетландских островов, а вскоре разыскал и Беррике. "В этом море расположены весьма крупные острова, которые называют Британскими, — Альбион и Иерна… Кругом… также множество малых островков, которые окаймляют эту часть суши, словно венец" (60, 3)[10 - Нередко встречающийся перевод "окружают венком" (см., напр., 38, с. 178) не вполне удачен, так как не существует архипелага, окружающего материк или соизмеримый с ним остров венком (т.е. кольцом) в собственном смысле слова. Греческие ???????, -???????; (венок), -?????????? (в виде венка) и ???????????? (окружать венком, опоясывать) фактически равнозначны словам ’?????????, ’????? или ’???????, обозначающим головную повязку, имеющую вид диадемы (???????), или ???????? (венок, надевавшийся на шею). В русском ближе всего к этому понятию полукруглые диадема или венец (наподобие кокошника). Удивительно близко к истинной
картине другое значение слова ??????? — "зубчатая стена" (=????????). Гористые острова, вытянувшиеся дугой вдоль северобританского побережья, действительно похожи и на венец, и на зубчатую крепостную стену, но отнюдь не на венок]. Этот "венец" — Оркады (Шетландские и Оркнейские острова), пройденные и изученные по пути к Беррике[11 - Оркадами (по имени Орка — бога смерти) называли эти два архипелага римляне, принимая их за один. Они помещали там вход в загробный мир. В немецкой "Народной книге о докторе Фаусте" (II, 27), написанной в 1527г., сообщается, что "Оркадами называются острова великого моря, расположенные в британских владениях, числом 23. Из них 10 пустынны, а 13 обитаемы" (Легенда о докторе Фаусте. М., 1978, с. 7). Судя по количеству островов, это могут быть только Фареры.].
        Итак, Пифей в Британии. Вот тут-то и начинается самая злостная дезинформация, которой не могли простить древние.
        Полибий, описывая североевропейские страны, не может обойтись без Пифея, который "осмелился наговорить столько лжи относительно Британии" (38, С190) и "многих ввел в заблуждение" (33, С 104). Но мыслимое ли дело, обойти за 40 дней пешком всю Британию (28, 34), окружность которой превышает 40 000 стадиев (7104км)! А ведь обошел-таки. Хотя, по-видимому, не везде пешком. По данным Британского адмиралтейства, длина побережья Великобритании — 8029км(69, с. 7). Если вычесть длину побережья Ла-Манша (971км), можно лишь недоумевать, как удалось Пифею получить столь точные данные. И еще — как он умудрился определить конфигурацию острова, не побывав на его южном берегу. Возможно, прав Р. Хенниг, утверждая, что "до Пифея был известен только крайний юг Британских островов, да и то поверхностно" (38, с. 184). Но насколько поверхностно? Не настолько ли, чтобы не терять времени на исследование известного?
        Хенниг деликатно избегает слова "ложь" и называет недоразумением или опиской приводимое Плинием утверждение Пифея о том, что на островах "к северу от Британии высота морского пролива составляет LXXX римских локтей" (58, II, 99). 80 римских локтей (кубитов) — 35,52м. Оставим эту цифру на совести Плиния, ибо в IVв. до н.э. греки еще не пользовались римскими мерами, но заметим, что в Ла-Манше прилив достигает XXX кубитов (13,32м) и даже больше[12 - По данным БСЭ (3-е изд., ст. "Приливы") — до 15м. Чуть меньше высота приливов в Бристольском заливе — 12м (70, с. 531), далее к северу разница между названной Плинием и реальной величиной еще больше.]. Видимо, это действительно описка, но не Пифея, а его римского переписчика или комментатора, трудами которого воспользовался Плиний. Не означает ли это, что к его времени (24 -79гг.) оригинал перипла был уже утрачен?
        Аэций спешит заверить в своей непричастности к убеждению Пифея в том, что "в этом месте полная луна рождает половодье, а убывающая — морской отлив" (42, III, 17). Луна есть и в Греции, позволительно ли сочинять этакие небылицы? Достаточно заглянуть в Аристотеля, дабы убедиться, что все дело в ветре и в особых свойствах побережья[13 - К мысли о связи уровня воды с фазами Луны греческая наука уже подходила достаточно близко. Тот же Аристотель во "Второй аналитике" связывал разливы Нила в конце месяца с убывающей луной.].
        Астроном Гемин цитирует (без всяких комментариев) еще одну "ересь", обнаруженную в перипле Пифея, — о белых ночах (51, VI, 8, 9; 58, IV, 104). Впрочем, комментарии и не нужны: в Греции таких ночей не бывает, ложь самоочевидна.
        Страбон за недостатком аргументов переходит на личности. Противопоставляя данным Пифея собственный кругозор, он называет его "отъявленным лгуном" (33, С 63), который "всюду обманывает людей" и "совершенно извращает истину", но которого "можно еще извинить, как мы прощаем фокусникам их выдумки, ведь это — их специальность" (33, С 102). Он высмеивает сообщения о населенности высокоширотных земель[14 - Он, в частности, пишет об острове Иерне (Ирландии), "который лежит за Британией и из-за холода почти необитаем, так что области, лежащие дальше, считаются ненаселенными".]; категорически отрицает существование Туле и большого мыса в Кельтике (полуостров Бретань), а заодно и то, что этот мыс населен оетимиями (или осисмиями, как их называет Страбон), хотя о них упоминал также Цезарь; сомневается в достоверности всех сведений, относящихся к Галлии, да и вообще в том, что "честный человек — и к тому же бедняк — мог проехать такое большое расстояние по морю и суше", дойти до пределов моря и исследовать всю часть Европы, лежащую на Севере; возмущается вообще всеми выдумками Пифея, "которые тот прикрывал
своими сведениями из астрономии и математики" (33, С 295). Единственное, в чем Страбон согласен с Лжецом, — это то, что Британия имеет форму треугольника.
        Пожалуй, один только Гиппарх без тени иронии подтверждает сообщение Пифея о том, что "небесный полюс лишен звезды, это пространство свободное, а рядом с ним имеются три звезды, расположенные так, что вместе с полюсом образуют почти правильный четырехугольник" (52, с. 30): гномоны Пифея и Гиппарха были устроены совершенно одинаково. В самом деле, не от полудиких же варваров получил Пифей эти сведения. Ведь цивилизованные греки ничуть не сомневались, что Полярная звезда — это и есть полюс.
        Варвары… Так греки, а потом римляне называли всех, чья речь и культура отличались от их собственных. Но археолог Колин Ренфрью установил, что раскопкц на Оркнейских островах "дали образцы для радиоуглеродного анализа, датируемые теперь 2300 годом до нашей эры. Стало быть, здесь, на севере Европы, жители отдаленных островов могли мастерски, без помощи металлических инструментов, обрабатывать камень в тот период, когда строились египетские пирамиды… Радиоуглеродная революция доказала нам, что жившие здесь люди были в числе древнейших архитекторов Земли".
        Варвары? Греки ничего о них не знали. Но уже Эратосфен со свойственным ему здравомыслием "критикует тех, кто делит все человечество на две группы — на греков и варваров", и предлагает "делить людей по хорошим и дурным качествам, ибо есть не только много дурных греков, но и много образованных варваров" (33, С 66). Может быть, он вспоминал при этом, что вся греческая культура произошла от варварской и племенной: письменность заимствована у финикийцев, математика — у египтян и вавилонян, архитектура — у ионян и дорийцев и т.д. Не сыграло ли роль в такой позиции знакомство с трудами Пифея, который общался с варварами, получал от них знания, но был всеми осмеян?
        Однако главные обвинения, бросаемые Пифею на протяжении многих веков, относятся все-таки к загадочному острову Туле. Ему посвящено немало страниц чуть ли не на всех языках мира.
        Ultima thule
        
        Вот что о нем известно из сочинений древних комментаторов Пифея.
        Страбон: "До параллельного круга, проходящего через Туле (которая, по словам Пифея, отстоит от Британии к северу на 6 дней морского пути и находится вблизи замерзшего моря), около 11 500 стадиев… Но какой же разумный человек может принять за истинное его (Эратосфена. — А. С.) расстояние от Борисфена до параллели Туле? Ведь Пифей, рассказывающий о Туле, считается отъявленным лгуном…" (33, С 63). Мало того, к этому Пифей "прибавил рассказ о Туле и об областях, где нет более ни земли в собственном смысле, ни моря, ни воздуха, а некое вещество, сгустившееся из всех этих элементов, похожее на морское легкое; в нем, говорит Пифей, висят земля, море и все элементы, и это вещество является как бы связью целого: по нему невозможно ни пройти, ни проплыть на корабле" (33, С 104)[15 - Оборот ???????? ???????? ??????, доставивший немало хлопот комментаторам, принято переводить "похожее на морское легкое". Но возможно и другое его прочтение: "похожее на морскую пневму", т.е. субстанцию. Пневмой греки называли духовное начало (Платон), состоящее из воздуха и огня. На основе этого понятия стоики развили учение о
"пневматическом элементе", который, например, Страбон (33, С 51) считает основной причиной приливов и отливов, поднятия и опускания суши и уровней водоемов, наводнений и засух и т.д. Стоики в свою очередь строили теорию пневматического элемента на основе учения своих духовных предтеч — пифагорейцев и орфиков. Под их влияние подпали многие философы разных школ, например Анаксимандр, Гераклит, Эмпедокл. Анаксимандр считал беспредельную материю смесью двух стихий — воздуха и огня (как Платон) или воздуха и воды. Из этого следовали два интересных для нас вывода: весь мир окутан смесью "дыхания" (??????) и воздуха (’???); воздух имеет множество состояний, одно из которых — лед. Если допустить, что в оригинальном тексте высказыванию Пифея о "морском легком" предшествовали подобные рассуждения, нам не только будет понятна сама цитата, вырванная из контекста, но мы сможем также сделать вывод об учености Пифея в плане философском и о принадлежности его к пифагорейской школе. Тогда не удивительно, что Пифей называет увиденное им вещество не морем, но и не землей (ср.: пневма — не воздух и не огонь), а
сочетанием этих элементов. Посвященным это было понятно.]. Греки вполне доверяют Геродоту, который пишет, что в Скифии "нельзя ничего видеть и туда невозможно проникнуть из-за летающих перьев" (9, IV, 7) и что "земля и воздух там полны перьев", мешающих зрению. Геродот — авторитет, а Пифей… Послушайте-ка, что он еще насочинял: "… Туле, самый северный из Британских островов, является наиболее отдаленной страной, и там летний тропик одинаков с полярным кругом" (33, С 114).
        Как же оценивает Страбон научное реноме Пифея?"…То, что все рассказы Пифея о Туле (как и о другие местах этой области) действительно являются измышлениями, очевидно из его сообщений об известных нам странах; ведь в большинстве случаев он сообщал о них… ложные сведения, поэтому он, очевидно, еще больше лгал об отдаленных странах. Что же касается небесных явлений и математической теории, то он, по-видимому, достаточно хорошо использовал бывшие в его распоряжении факты в отношении людей, живущих вблизи холодного пояса, говоря о крайней скудости и недостатке домашних животных и плодов, о том, что люди, живущие там, питаются просом и другими злаками, плодами и кореньями; а где есть хлеб и мед, там из них приготовляется и напиток. Что касается хлеба, говорит он, то, так как у них не бывает ясных солнечных дней, они молотят хлеб в больших амбарах, свозя его туда в колосьях; ибо молотильный ток они не употребляют из-за недостатка солнечных дней и из-за дождей" (33, С 201).
        Плиний: "Наиболее отдаленной из всех известных земель является Туле, где в период зимнего солнцестояния, когда Солнце проходит знак Рака… нет ночей, а днем очень мало света. Иные думают, что так продолжается 6 месяцев подряд… На расстоянии одного дня морского пути от Туле будто бы находится замерзшее море (?????????), которое кое-кто называет Кронийским заливом (??????? ??????)" (58, IV, 104)[16 - Греки рассматривали моря как заливы Океана, опоясывающего землю. "Тусклый свет солнца", необычные дни и ночи отмечает и Гиппарх, доверяя сообщениям Пифея (см. 33, С 75).]. "Кое-кто" — это, вероятно, Геродот, сообщивший о замерзающем море где-то на севере, а "иные" — математик Демокритовой школы Бион Абдерский: он "первый заявил, что есть места, где шесть месяцев длится ночь и шесть месяцев день" (14, IV, 58). Но подобные сообщения требуют осторожности: из скандинавского эпоса известно, что исландцы, например, делили год на лето (день) и зиму (ночь). Вероятно, это мнение широко бытовало на севере и могло в трансформированном виде просочиться к южным народам.
        Солин: "От Оркнейских островов до Туле плавание длится 5 дней и 5 ночей. Туле изобильна и богата поздно созревающими плодами. (Какое вопиющее противоречие характеристике, данной Страбоном со слов Пифея! Впору усомниться, о Туле ли здесь идет речь. — А. С.) С наступлением весны люди и скот живут там сообща и кормятся кореньями и молоком; на зиму они запасаются плодами деревьев" (63, 22).
        Что можно извлечь из этих отрывочных сведений? Прежде всего то, что Туле лежит в полярных широтах, но обладает мягким климатом и населена, хотя Пифей и говорит "о крайней скудости и недостатке домашних животных и плодов". Такая картина отнюдь не парадокс. Для ее создания достаточно наличия теплого течения. Оно же явится и причиной обилия дождей, упоминаемого Страбоном. Такие течения есть: Гольфстрим с его ответвлениями и продолжение Гольфстрима — Североатлантическое течение, у скандинавских берегов называемое Норвежским, а дальше к северу — Нордкапским и Шпицбергенским. Их тепловой баланс высок и сегодня, а 23 века назад мог быть еще выше. Живущие в подобных условиях шотландцы по сей день считают своим национальным напитком ячменный эль (не исключено, что просом греки назвали ячмень), а рецепт "верескового меда", если верить Стивенсону, был утрачен уже в историческую эпоху. Знакомы подобные напитки и скандинавам, и скифам, и многим другим народам древности.
        В 1979г. пресса сообщила, что "датские картографы открыли небольшой остров севернее Гренландии. Они считают, что это самая ближайшая суша к Северному полюсу. Площадь островка — 836кв. м, на нем обнаружены следы растительности". Севернее Гренландии — это 80-е широты, и там была растительность! Следовательно, она могла быть в Арктике повсеместно там, где для этого имелись подходящие условия — теплые течения, удобные долины, защищенные горами, и т.п. В таком случае климатические условия могли быть близки к тем, какие сегодня можно наблюдать в Шотландии или Норвегии. Могли быть и "поздно созревающие плоды", и пчелы, и пастбища для скота.
        Хуже обстоит дело с локализацией Туле. Этим вопросом настойчиво занимался Эратосфен, один из немногих, кто безоговорочно доверял Пифею и широко пользовался его данными. Согласно расчетам Эратосфена, параллель Туле проходила в 11 500 стадиях (2042,4км) от устья Борисфена, в 46 800 стадиях (8311,68км) от экватора и в 16 700 стадиях (2965,22км) от Северного полюса. Легко убедиться, что на современной карте соответствующие точки приходятся примерно на 66° (на этой широте, совпадающей с началом "холодного пояса", помещал Туле и сам Пифей), 72 и 62° с. ш. В интересующем нас районе первой близко соответствует район скандинавского острова Дёнкес (севернее Рервика), второй — о. Ян-Майен и район Тромсё в Норвегии, третьей — Фарерские острова. Разброс огромен. Можно ли в этом случае доверять Эратосфену? По его выкладкам (явно округленным), устье Борисфена должно располагаться в 34 000 или 35 300 стадиях (6038,4 или 6229,28км) от экватора, подлинное же расстояние — около 5200км.
        В чем же дело? Почему такое несоответствие? Все объясняется очень просто, если еще раз вспомнить, каково приходилось древним географам, строившим свои расчеты на основе полудостоверных слухов и вынужденным полагаться на глазомер и эрудицию рассказчика.
        Расстояние от полюса до экватора принималось в 63 000 стадиев (11 188,8км). Это был меридиональный размер всей ойкумены. И тут же сообщается, что параллель Туле отстоит на 16 700 стадиев от полюса и на 46 800 от экватора. В итоге — 500 стадиев излишка. Возможная гипотеза о том, что эти 500 стадиев — меридиональный размер Туле, ничем не подтверждается. Вероятно, это просто ошибка. Или разные стадии (аттический, египетский, олимпийский и т.д.). Таков был уровень науки.
        Положение экватора известно совершенно точно: 8800 стадиев (1562,88км) к югу от Тапробаны (Цейлона) примерно по параллели, проходящей через острова Чагос, город Дар-эс-Салам, юг Явы и Новую Гвинею. В этом случае полюс должен располагаться на широте северной оконечности Гренландии, в районе мыса Моррис-Джесеп, приблизительно в 1860км севернее полярного круга, быть может, вблизи островка, обнаруженного датскими учеными и получившего название Одак.
        Так где же искать Туле? Отсчет от Эратосфенова экватора приводит нас в район чуть севернее 64-й параллели. Это широта Архангельска, норвежского Намсура, Рейкьявика. Откладывая расстояние от Эратосфенова полюса, попадаем в еще более южные районы, на параллель Кандалакши и норвежского города Мольде. Проверка остальных выкладок Эратосфена запутывает вопрос окончательно.
        Отвлечемся на минуту от цифр и посмотрим, нельзя ли определить параллель Туле иным способом.
        Во время летнего солнцестояния на Туле нет ночей, а зимой весь день царят сумерки. Такая картина характерна для 70-х широт. Например, для Мурманска (68°58?) или Ян-Майена (71°). Полугодовые дни и ночи здесь привычны.
        (В этой связи нельзя не вспомнить экспедицию карфагенянина Гимилькона к Оловянным островам. Все, что нам о ней известно, изложено Авиеном в поэме "Морские берега". Основываясь на этом описании, подавляющее большинство ученых отождествляет Оловянные острова с Южной Британией или с полуостровом Бретань, т.е. локализует их в районе Ла-Манша. Но как увязать с такой атрибуцией сообщение о том, что в тех землях, которых достиг Гимиль- кон, "как облачением одет здесь воздух мглою, густой туман всегда висит над хлябью и тусклый солнца луч рассеять туч не может" (46, 387 -389)? Только ли Британии достиг Гимилькон, или же он плыл на север до тех пор, пока его не остановили льды? И не был ли знаком Пифей с оригиналом его отчета, когда планировал свое рискованное путешествие в никуда? А может быть, современные исследователи ищут Оловянные острова не там, где их искали древние мореходы?)
        Пифей делится своими британскими впечатлениями: "Варвары показали нам ту точку, в которой солнце удаляется на покой. Это произошло в то время, когда ночь в этих местностях очень коротка и продолжается в иных пунктах два, в других — три часа, так что спустя очень незначительный промежуток времени солнце опять всходит" (51, VI, 8 -9). Конечно же, грекам это казалось абсурдом. Но вспомним, Страбон, от которого Пифею досталось больше всего, признает правильность его астрономических наблюдений. Это не "белые ночи" Одиссея, это реальность. Такие ночи бывают между 62 и 65° с. ш., например в Архангельске (64°33?) и Рейкьявике (64°09?). Кстати, Исландия дольше всех претендовала на роль Туле. Есть и еще одно место (если не считать Скандинавии), удовлетворяющее этому описанию, — Фарерские острова, вытянувшиеся по меридиану между 62 и 63° с. ш. Если на самом южном из них ночь длится три часа, то на самом северном — два. Так, как писал Пифей.
        Ни греки, ни римляне не могли поверить даже в возможность существования точных наук у варваров, и это сыграло решающую роль как в репутации Пифея, так и в широте научного кругозора античных ученых. Но вот в начале 1960-х годов заговорил и поведал немало интересного Стоунхендж — обсерватория каменного века. Таких обсерваторий в Великобритании десятки. И еще неизвестно, сколько было деревянных, несохранившихся. Одна из них — Вудхендж была случайно обнаружена в 1928г. во время аэрофотосъемок.
        В какой из них мог почерпнуть Пифей свои сведения? Скорее всего, в Калленишской, расположенной на северной оконечности шотландских Внешних Гебрид (58°03?). В этом убеждает сообщение Пифея, что где-то в самой северной области Британии "летний тропик одинаков с полярным кругом" (33, С 112, С 114). Этот пассаж представляет серьезное затруднение для комментаторов, так как полярный круг (66°30?) проходит севернее не только Британии, но и Исландии. Но все становится ясным, если вспомнить главную особенность Каллениша. Его широта лишь на 1°03? южнее прохождения лунного полярного круга. Здесь каждые 18,61 года в день летнего солнцестояния, говорит Дж. Хокинс, "полная луна стоит на высоте 1° над южным горизонтом" (104, с. 238) и "иногда как бы катится по южной части горизонта, едва ли не касаясь его". Возможно, во времена Пифея совпадение было идеальным, так как земная ось с тех пор несколько сместилась. Вот что сообщает Диодор со слов Пифея: "С этого острова луна видна так, будто бы она очень близка к земле… Говорят также, что бог посещает остров каждые 19 лет; это период, за который звезды завершают свой
путь по небу и возвращаются на прежнее место…" (15, II, 47). Греки уже знали лунный календарь с 19-летним циклом. В 432г. до н.э. его изобрел Метон, а в 330-м усовершенствовал Каллипп. С конца IVв. до н.э. таким календарем стали пользоваться вавилоняне.
        Спустя много лет после плавания Пифея, в 125г. до н.э., лунный календарь уточнял Гиппарх, возможно пользуясь и его данными. С этим периодом, к слову сказать, связаны и приливы, которые, как пишет Хокинс, "следуют циклу продолжительностью 18,61 года" (103, с. 231) и бывают особенно высокими, "когда Солнце и Луна оказываются на одной прямой с Землей на определенной долготе эклиптики". Вполне естественно, что бритты (да и греки тоже) придавали таким астрономическим чудесам священное, магическое значение. А поэтому можно предположить, что какие-то особо почитаемые святыни находились все же не в Шотландии, а в Ирландии. Тогда понятно ее название ‘????? ("священная"). Возможно, так греки переосмыслили по созвучию название племени иров, населявшего этот остров. Но и для подобного переосмысления должны были быть веские основания. Древние, как правило, не бросались такими словами. Видимо, бог посещал Ирландию намного чаще, чем Каллениш.
        Снова Лжец оказывается безупречно правдивым, и не только в астрономических, но и в сельскохозяйственных наблюдениях, которые явно базируются на словах шотландцев, экстраполировавших на далекий остров, знакомый им больше по слухам, собственный образ жизни. (Это дало основание Н. Ф. Жирову отождествить Туле с одним из Фарерских островов и поместить его на дне морском.) Именно здесь мог Пифей узнать о Туле (Фуле), заселенной, вернее всего, скандинавами: в "Младшей Эдде" 6 раз упоминается богиня Фулла (Изобильная); в "Старшей Эдде" это — имя служанки богини Фригг, которая впоследствии сама стала богиней; наконец, в Ирландии после ее завоевания скандинавами возник город Туйлен. Быть может, на скандинавском названии острова и основано мнение, что "Туле изобильна и богата поздно созревающими плодами". Но о Туле ли здесь идет речь? И вообще, что такое Туле? Почему Страбон пишет, что "наиболее отдаленная страна" там, где "летний тропик одинаков с полярным кругом", т.е. "самый северный из Британских островов"?
        Что он имеет в виду? Сегодня мы бы назвали "самым северным из Британских островов" Фареры. Страбон безапелляционно называет его Туле, но тут же в качестве основной отличительной черты приводит феномен, который можно наблюдать только в Калленише. Сведения о скудости плодов и животных соседствуют с упоминаниями о пчеловодстве обилии тех же плодов. А из всего этого делается вывод о населенности Туле людьми и скотом. Однако ни Фарерские или иные острова, ни тем более Шотландия не укладываются в рамки навигационных сообщений Пифея.
        Сведения о Туле настолько скудны и расплывчаты, что версия о плавании к ней едва ли состоятельна. Шесть дней (суток?) пути к северу от Британии и пять — от Оркнейских островов. Масса, похожая на смесь трех стихий, по которой "невозможно ни пройти, ни проплыть на корабле". Относительно мягкий климат — и "замерзшее море" на расстоянии однодневного морского перехода. Где это может быть?
        Римляне в Iв., принимая на веру мнение Страбона и его предшественников, отождествляли Фуле с Шетландским архипелагом (остров Мейнленд), расположенным к северу от Британии, но… всего в 150км. Именно эту Фуле, лежащую в "последнем море", имеет в виду Тацит. Любопытно его высказывание о том, что римский флот, который "впервые доказал", что Британия — остров (впервые — через четыре века после Пифея!), который открыл "дотоле неизвестные" Оркадские острова (неизвестные римлянам, но знакомые грекам!), что этот флот не рискнул заплывать далее Фуле, так как приближалась зима. "Утверждают, что море там неподвижное и очень плотное, вследствие чего трудно грести; да и ветры не поднимают на нем волнения, полагаю, из-за того, что равнины и горы, в которых причина и происхождение бурь, здесь очень редки; к тому же и громада глубокого и безграничного моря медленно и с трудом раскачивается и приходит в движение (34в, 10)[17 - Тацит пересказывает здесь Авиена.]. Чужое море. Оно всегда пугало мореходов. И только поэт и философ мог помечтать в тиши своего кабинета о том, что "настанет когда-нибудь время, Океан
разорвет оковы природы, и будет обнаружена огромная Земля, Тифис (кормчий "Арго". — А. С.) откроет новые местности, и Фуле уже не будет пределом мира" (32, 429 -431). Огромная земля (Исландия) была открыта в конце IXв., но и она не подходит на роль Туле по той же причине, что и Шетландские острова, да к тому же она лежит не к северу от Британии, а в стороне.
        Наиболее вероятным претендентом на роль Туле представляется открытый в начале XVIIв. о. Ян-Майен, занимающий среднюю из трех широт, указанных Эратосфеном.
        Во-первых, он находится строго к северу от Британии в 1350км от ее северной оконечности (от мыса Рат. или, что то же самое, Каллениша) и в 1300км от Оркнейских островов. На первый взгляд здесь два противоречия: Оркнейские острова слишком близки к Беррике для дневного перехода, а оба расстояния до Ян-Майена велики. Но данные Пифея оказываются удивительно точными, если за крайний север Британии принять Шетландские острова, которые некогда составляли одно целое с Оркнейскими и могли рассматриваться как часть сильно изрезанного Британского острова, а под Оркнейскими понимать нынешние Фарерские. Пифей, скорее всего, вообще не приводил никаких названий, их дал в меру своего разумения Солин, когда конфигурация Беррике и прилегающих архипелагов была уже более или менее уточнена.
        Во-вторых, климат Ян-Майена сравнительно мягок для этих широт: остров лежит в мощной полосе теплого Западноисландского течения, а с востока и северо-востока тепловой режим усиливают теплые Норвежское и Шпицбергенское течения. Примерно на равном расстоянии к северо-западу и юго-востоку от Ян-Майена проходят изотермы с летними температурами соответственно +4 и +8°C и зимними 0 и +4°C. 23 века назад течения могли быть еще ближе к острову и теплее, а термический контраст резче. Примерно на этот период приходятся резкие колебания европейского климата (более холодного, чем сейчас), которые получили в современной литературе название "климатической катастрофы" (71, с. 277).
        В-третьих, благодаря таким температурным перепадам Ян-Майен почти всегда окутан туманом. Зимой пуржистая туманная мгла сливается с покрывающей море шугой и плавучим пористым льдом, образуя сплошную слепящую массу, по которой нельзя ни ходить, ни плавать на легких судах. Вероятно, это и есть то "морское легкое", которое доставило столько хлопот толкователям Пифея.
        Это предположение превращается в уверенность, если обратиться к "Слову о погибели Русской земли после смерти великого князя Ярослава", написанному владимирским летописцем во второй четверти XIIIв. В перечислении "поганых" стран, принявших христианство, летописец упоминает какие- то страны (не называя их), лежащие за "Дышащим морем". Так в Древней Руси называли Северный Ледовитый океан и его моря. Поскольку отсчет в данном случае ведется от Северной Двины, то такими странами являются лежащие за Белым морем Скандинавия и часть нынешней территории СССР (Карелия и Кольский полуостров). Русы наблюдали "дышащее" море у своих северных берегов, Пифей — далеко на западе, но это одно и то же море, и сходство характеристик не должно удивлять. Поэтому едва ли основательно мнение, приводимое и разделяемое Р. Хеннигом, о том, что под "морским легким" следует понимать зыбучие пески на отмелях Северного моря, обнажающиеся во время отливов. Северорусские поморы, привычно ходившие на Грумант, прекрасно знали такие отмели, но не они поразили их воображение. За отмелями лежало море: дышащее, мглистое. Как у
Ян-Майена.
        Наконец, как раз в одном дне морского пути (100 -150км) к западу от Ян-Майена несет свои воды холодное Восточногренландское течение. Здесь — замерзшее Гренландское море с обширными ледяными полями и множеством "сталкивающихся скал" — айсбергов. Ледовитое море Страбона. Кронийское море Плиния. Край обитаемой земли. Предел ойкумены.
        Все вроде похоже и не похоже. Почему в рассказах о Туле не упомянут характернейший феномен Севера — полярные сияния? Или британцы плавали туда только летом? Но их можно наблюдать и намного южнее. 22 сентября 1977г., например, этим чудом природы любовались ленинградцы. Пифей все равно узнал бы о них. И почему греков не удивили неизбежные встречи с айсбергами, оленями, белыми медведями? Р. Хенниг отмечает (38, с. 468), что первое упоминание о белом медведе в европейской литературе относится примерно к 880г. (Норвегия), а в азиатской — к VIIв. (Япония). Упоминаний о них нет ни у одного древнего автора. Все говорит за то, что не только сами греки, но и их осведомители не бывали в Арктике, хотя Пифей и утверждал, что "лично исследовал всю северную часть Европы вплоть до пределов мира" (33, С 104).
        Вернее всего, какими-то отрывочными сведениями о Ян- Майене, который они называли Фуллой, обладали скандинавы или шотландцы, рассказавшие о нем Пифею. А поскольку описывать неизвестное легче всего, отталкиваясь от известного, то они и наделили Туле знакомыми, привычными бытовыми чертами, которые Пифей, не будучи очевидцем, вынужден был принять на веру, некритически собрав воедино все разноречивые россказни и запутав грядущие поколения историко-географов.
        Окончательный ответ на все головоломки могут дать только археологи. И если он окажется положительным, придется извлечь из морской пучины еще один остров, помещенный туда современными интерпретаторами.
        После Туле
        
        Прежде чем отправить Пифея в дальнейшие странствия, оглянемся на пройденный им путь. Он не просто строен и логичен. Он — кратчайший из всех возможных в условиях блокады Гибралтара. Но почему Пифей не вернулся обратно той же дорогой? Ответов может быть два. Либо его испугали трудности, связанные с продвижением против течения таких могучих рек, как Западная Двина и Днепр. Либо он знал, твердо знал, что можно обойти водным путем вокруг Европы, и решил рискнуть. По чьим следам он шел? Гимилькона или Эвтимена, как полагают Л. А. Ельницкий и Л. М. Коротких (83, с. 116; 94, с. 45)? Неизвестно. Мы не знаем аналогов великому подвигу Пифея. Может быть, их знали греки. Ведь пишет же Тацит об алтаре Одиссея с именем Лаэрта в германском городе Асцибургии на берегу Рейна. Кто скажет, как он туда попал, когда и почему? Версию Э. Сайкса о плавании аргонавтов вокруг Европы (115; 116) отчасти поддержал К. Бартоломеус (111). Если же выйти из области гипотез, то круиз Пифея — первый, достоверно зарегистрировавший появление греков на Британских островах. Правда, за три века до него туда ходил карфагенянин Гимилькон,
но мы практически ничего не знаем о нем. Вторым средиземноморцем, побывавшим в Британии, был Цезарь, три века спустя после Пифея.
        Итак, берега Балтики и прилегающие архипелаги изучены, сведения о Туле получены. Почему же Пифей отказался от путешествия к краю ойкумены, куда так стремился? Скорее всего, в этом не было необходимости. Ведь и Геродот бывал далеко не во всех краях, о которых писал. Обычный для греков описательный исторический метод, основанный на доверии к рассказам очевидцев. Убедившись в высоких астрономических и математических познаниях британцев, Пифей поверил им на слово, зафиксировав лишь направление и расстояние. Может быть, он надеялся снарядить еще одну экспедицию? Или побоялся, что корабль будет раздавлен льдами, а греки превратятся в сосульки в своих хламидах, если еще раньше не умрут от голода? Такую информацию он вполне мог получить от британцев. Но нельзя сбрасывать со счетов и того, что измученные моряки, надолго попадавшие в непривычные и суровые условия, заставляли капитанов изменять курс не только во времена Магеллана.
        Как бы там ни было, Пифей повернул к югу. Надо полагать, что его судно, отправившись из Каллениша, прошло между Альбионом и Мерной и достигло материка в районе Бретани. Участок побережья Северного моря от Кале до Северо-Фризских островов был им изучен, вероятно еще во время обследования Британии. (Теперь эти сведения представляют чисто исторический интерес, так как берега Голландии и Бельгии сильно изменились со времен Пифея. Достаточно указать на образование в 1282г. залива Зейдер-Зе и в 1932г. — Эйселмер из системы озер и отделение от материка Фризского архипелага. Фризские острова продолжают свое движение.) Побережье Ла-Манша, судя по всему, следует исключить из маршрута Пифея, так как дошедшие до нас описания, обрываясь в районе Кале, возобновляются у берегов Бретани. Да и длина побережья Британии, называемая Пифеем, верна только без южного ее участка. Первые упоминания о проливе встречаются лишь у Цезаря.
        Едва ли правы те, кто отождествляет Оловянные острова (Касситериды) с Нормандскими, которые Пифей, возможно, посетил. Иначе чем объяснить отсутствие у него упоминаний об этих легендарных островах, предмете ожесточенной торговой конкуренции? Приводимое Р. Хеннигом и Л. Кэссоном популярное мнение, что Касситериды — это Британские острова (оловянные копи Корнуэлла), никак не вяжется с подробным их описанием Страбоном: "Касситеридских островов 10; они лежат поблизости друг от друга в открытом море к северу от гавани артабров (залив Ла-Корунья. — А. С.). Один из них пустынный, на остальных же обитают люди, которые носят мерные плащи, ходят в хитонах длиной до пят, опоясывают груди, гуляют с палками, подобно богиням мщения в трагедиях. Они ведут кочевой образ жизни, по большей части питаясь от своих стад. У них есть оловянные и свинцовые рудники; эти металлы и шкуры скота они отдают морским торговцам в обмен на глиняную посуду, соль и изделия из меди" (33, С 175). Под это описание лучше всего подходят острова Силли у полуострова Корнуэлл — юго-западной оконечности Британии.
        У того же Страбона есть очень любопытное упоминание о том, что, "по словам Пифея… Уксисама отстоит на 3 дня морского пути" (33, С 64). Уксисама — это остров Уэссан. Но откуда он отстоит? И действительно ли на 3 дня или на 3 суток? Эти понятия нередко путаются. Если говорить о Британии, то Уэссан расположен в 3 сутках пути от Дублина или о. Англси. (Хотя это несколько противоречит указанию Гимилькона о том, что от Иерны до Эстримнид 2 суток плавания. Если под Эстримнидами понимать Касситериды, как предлагает Л. А. Ельницкий[18 - Мнение Л. А. Ельницкого, очевидно, основывается на сообщении Помпония Мелы (53, III, 47), уверенно отождествлявшего с Касситеридами острова у побережья Бретани, и Авиена (46, 90 — 114), называвшего те же острова Эстримнидами.], то вопрос остается открытым, так как в этом случае нужно установить, куда же плыл Гимилькон и почему он одно и то же называет по-разному. Если же, следуя А. Б. Дитмару, отождествить Эстримниды с Бретанью, то это очень близко к маршруту, на который, возможно, намекает Страбон.) Здесь нельзя говорить о чисто дневных переходах, так как мореходы
вынуждены плыть в открытом море круглосуточно. Применительно к Франции 3 дня прибрежного плавания до Уэссана соответствуют расстоянию от Нормандских островов, на которых, возможно, тоже жили остимии. Отрезок Уэссан — Иберия (район г. Хихон), точно соответствующий трехсуточному пути, приходится отвергнуть, так как в этом случае Пифей не смог бы описать Бискайскую излучину. Не годится и чрезвычайно заманчивое предположение об отсчете трехдневного пути от устья Луары, по которой (с волоком в Рону) Пифей мог попасть прямо к себе домой, — не годится по той же причине: необходимость обследования берегов Бискайского залива. Остаются только Нормандские острова, удовлетворяющие всем условиям, или близлежащее побережье Галлии у основания Бретанского полуострова.
        Выводов может быть два. Во-первых, Нормандские острова не тождественны Касситеридам, ибо Пифей, искавший торговые рынки для массалиотов, не мог не отметить их (особо отметить) в своих записках. Во-вторых, греки вернулись с Беррике на материк в районе Бретани, откуда направились вдоль побережья в сторону Бискайского залива.
        Достигнув кельтского берега, Пифей взял курс к Геракловым Столпам. Блокада, видимо, его не смущала. И не только потому, что она была в кризисном состоянии еще в начале его путешествия, но и потому, что блокировался только выход из пролива. Эратосфен, сообщая, что карфагеняне, подобно критянам и троянцам, "топили в море корабли всех чужеземцев, которые проплывали мимо их страны в Сардинию или к Геракловым Столпам", вследствие чего "большая часть рассказов о западных странах не заслуживает доверия", ясно очерчивает сферу политических интересов Карфагена. Важнейшей стороной карфагенской политики (впрочем, не только карфагенской) была торговля. Карфагеняне всех впускали (считанные единицы) в расчете получить новые полезные сведения о дальних странах, но никого не выпускали.
        Пифей до конца остается большим ученым. Он дает описание Бретани и ее населения, наносит на карту неизвестные дотоле очертания Бискайского залива, рассказывает об острове Уксисаме, постоянно ведет астрономические, географические, этнографические и навигационные наблюдения. "Когда Пифей наконец бросил якорь в марсельской гавани, — подытоживает Л. Кэссон, — он покрыл от 7 до 7,5 тысячи миль, как Колумб в свое первое путешествие. Он завершил один из самых смелых подвигов судовождения, сделанных когда-либо, и с точки зрения познания мира самый важный: с его времени и в течение веков географы пользовались его информацией о северных странах. Он обратил внимание на то, что страны, лежащие так далеко к северу, что все считали их бесплодными пустынями, были обитаемы" (114, с. 139).
        "Бросил якорь в марсельской гавани…" Да бросил ли он его? Для сомнений в этом оснований более чем достаточно. Судя по мимолетному замечанию Полибия о том, что Пифей "добавляет еще, что при возвращении из тех мест он посетил всю береговую линию Европы от Гадир до Танаиса" (33, С 104), конец его путешествия не был столь радужным.
        Как он ее посетил, пешком или по воде? Возможно, пешком, хотя немыслимо и бессмысленно обходить все хорошо известные береговые извивы Италии, Греции… Но их можно миновать, проложив прямой маршрут, например Генава (Генуя) — Тергеста (Триест) — Диррахий (Дуррес) — Афины — Фессалоники (Салоники) — Византий (Стамбул) и далее по побережью… Возможно — на корабле, если не трактовать фразу Полибия чересчур буквально. А что понадобилось грекам в Гадесе — городе карфагенян? Как они там оказались? И почему Пифей отправился оттуда не в Массалию, а к Танаису (Дон)?
        Вопросов много, и не на все можно дать вразумительный ответ. Но кое-что станет понятным, если допустить, что он все-таки посетил Касситериды и вез оттуда олово. В Гадесе была сильная сторожевая база пунийского флота, карфагенские корабли патрулировали все западное побережье Иберии. Едва ли они причинили бы вред потрепанному кораблю с измученным экипажем, если… если на нем не было олова. А если было? Тогда становится ясной дальнейшая цепь событий. Карфагеняне захватывают корабль с драгоценным грузом и записями, но отпускают с миром хлебнувших морской жизни людей. Может быть, до Массалии сумел добраться один Пифей, остальные могли осесть в массалийских поселениях Иберии и юго-западной Кельтики. Может, добрались все или почти все. Возможно, их оставили в плену: они слишком много узнали, а Пифею удалось ускользнуть. Может быть… И что же? Денежки, затраченные на экспедицию, унес ветер; перипла нет, его нужно восстанавливать по памяти; олова нет, да и было ли оно… Этот Лжец Пифей будет теперь выкручиваться как угодно. Он просит еще один корабль? Прекрасно, пусть его дадут те, кто поверит его        Именно такое развитие событий может объяснить исключительное место Пифея в шеренге "лжецов", особенно если он действительно добрался до Массалии один. Но и свидетели мало могли помочь ему перед лицом разгневанных купцов и банкиров, вполне способных заподозрить сговор. А то, что он отправился почему-то именно в Скифию, к Танаису, может говорить о его предварительном знакомстве с восточным маршрутом. След этого необыкновенного человека затерялся где-то в необъятных пространствах Скифии…
        Дома его ожидали насмешки, но по иронии судьбы именно они дали ему бессмертие. Мало кто помнил, что именно Пифей вычислил наклон эклиптики к экватору (23°49?), зато все знали, что "этот Лжец Пифей…". Суд истории оказался нескорым, но справедливым. Согласно его вердикту, мы называем Пифея одним из выдающихся мореплавателей, астрономов, математиков, географов и историков древности.
        Контуры Ойкумены
        Эта книга не имеет начала; не имеет она и конца, как не имеют их вся история человечества и история географических открытий. То, что сегодня считается началом, завтра пересматривается в свете новых находок археологов, новых открытий ученых самых разных специальностей.
        Перемещения дат, и порою весьма значительные, — норма в древней истории, и это лишний раз подчеркивает несовершенство наших знаний о юности человечества. Время гибели Критского царства, Троянской войны или основания Карфагена, путешествия аргонавтов или Ганнона — все это известно куда более приблизительно, чем хотелось бы. А ведь это не просто течение времени — это иногда качественно иные ступени цивилизации, разные миры. Что такое двести или пятьсот лет? Мы довольно свободно оперируем такими числами и считаем, что это вполне естественно. Но представим на минуту, что наши потомки станут восстанавливать историю Руси, руководствуясь лишь указаниями былин и летописей и разрозненными материальными памятниками. О каком-нибудь событии или предмете они скажут: "Это примерно 1480-й год". Другие их поправят: "Нет, пожалуй, 1680-й". А третьи будут утверждать: "Это наверняка 1980-й год". Для них это будут сухие числа, одинаковые звенья в длинной цепи Хроноса. Для нас это — Русь Ивана III, Россия Петра I, Страна Советов атомного века и освоения космоса. Вещи несопоставимые. И какую же картину могли бы
составить эти гипотетические историки? Вероятно, они утверждали бы, что Русь управлялась боярами, воевала со шведами и время от времени запускала в космос ракеты. Наверняка было бы много споров, гипотез, диссертаций, толстых ученых трактатов. Все они были бы правы — и все неправы, ибо без учета временного фактора нет истории, нет науки, есть лишь исторические эпизоды. Но этого, конечно, не произойдет. На помощь историкам придут многочисленные документы, книги, архивы, где зафиксированы важнейшие события с точностью до секунд (например, запуски космических кораблей).
        Трудно сказать, как выглядели бы учебники древней истории, будь в нашем распоряжении фонды Александрийской, Карфагенской, Пергамской и сотен других погибших библиотек. К сожалению, огонь не расстается со своей добычей, и историкам приходится довольствоваться тем, что есть.
        Не в лучшем положении и историко- географы. Выражаясь словами Маяковского, здесь "в грамм — добыча, в год — труды". Причин тому несколько.
        Отсутствие надежных источников заставляет искать обходные пути, заниматься порою "дешифровкой" туманных намеков и иносказаний, рассеянных у разных авторов, обладавших неодинаковой эрудицией, индивидуальным видением мира и его толкованием, различно относившихся к непроверенным слухам и россказням. А ведь все эти черты присущи и их современным исследователям. Отсюда — множество взаимоисключающих реконструкций карт древней ойкумены, якобы принадлежащих одному и тому же автору. Особенно это относится к Гомеру и Гесиоду — поэтам, а не ученым. Их географические воззрения известны лишь в самых общих чертах, и историко-географы не рискуют вдаваться в детализацию, хотя прекрасно понимают, что отсутствие, например, у Гомера топонима "Тир", а у Геродота — "Рим" не может служить основанием для вывода о том, что этих городов в то время не существовало.
        Другая трудность прямо противоположна. При взгляде на географический указатель к Страбону, от обилия топонимов кружится голова, но отыскать многие из них на современной карте — дело более безнадежное, чем найти жилище Эола. Скрупулезное описание побережий сведено на нет бесчисленными изменениями береговой линии, а мелких городов и поселений — двадцативековой деятельностью человека.
        Вдобавок ко всему этому древние авторы сплошь и рядом по-разному называют одни и те же объекты и имена, воспринимаемые большей частью на слух от людей разных национальностей и образования.
        В первом случае исследователь оказывается в положении, как если бы ему пришлось реконструировать карту Древней Руси, руководствуясь указаниями былин; в другом — составлять карту Европы, пользуясь чрезмерно подробными, но узконаправленными мемуарами полководца времени второй мировой войны; в третьем — получить представление, например, о Полинезии, выслушивая путешествовавших там китайца, англичанина и бушмена — людей с разным языком, разным видением мира, разным уровнем и направленностью образования. Именно так, большей частью по слухам, писали свои сочинения Геродот, Плиний и многие другие. Таков был метод работы древних. Если верить, например, Страбону (33, С 58), острова Фарос и Тир были превращены землетрясением (!) в полуострова. А между тем Фарос никогда не был полуостровом, а лишь соединялся с материком шоссейным мостом Гептастадионом, чья средняя часть лежала на ранее сооруженной короткой дамбе, разделявшей гавани Эвност и Большую и оставлявшей свободные проходы у материка и острова (их перегораживали цепями в случае опасности, как это делали и во многих других гаванях, например
карфагенской). Тир же превратил в полуостров в 332г. до н.э. Александр Македонский, не сумев захватить его штурмом с моря. Возможно, Страбон об этом попросту не знал, но зато знали Плутарх, Арриан и другие. Кому же верить, чьими текстами руководствоваться в своих поисках и построениях?
        И все же относиться с пренебрежением к свидетельствам древних авторов не следует, даже если они и кажутся иногда легендарными. Стало уже общим местом ссылаться при этом на Шлимана, поверившего Гомеру и нашедшего Трою и Микены, и на Эванса, раскопавшего столицу легендарного Миноса. Но можно привести и более свежий пример, не успевший еще занять место в учебниках.
        Нетрудно представить себе общественный резонанс, когда в 1972г. итальянский археолог, профессор римского Института античной топографии Паоло Соммела объявил, что он обнаружил могилу прародителя римлян (а следовательно, и своего собственного) — Энея, такого же легендарного, как Минос или Ээт.
        В своих поисках Соммела руководствовался подробными описаниями местности Дионисием Галикарнасским, земляком Геродота. Он выделил три основные посылки Дионисия.
        1.Эней со своими спутниками высадился на берегу Тирренского моря вблизи города Кумы, у устья какой-то реки.
        Соммела обследует окрестности Неаполя и севернее Торваяники, при впадении в море р. Фоссоди, находит следы древнего жертвенника. Только следы — потому что на этом же месте в Vв. до н.э., во времена республики, был воздвигнут новый жертвенник, заменивший разрушенный старый. Тот факт, что несмотря на непрерывные войны римляне нашли время для восстановления алтаря, говорит о его высоком религиозном авторитете.
        2.Царь Латин Сильвий дал Энею место для строительства города в 24 стадиях от побережья.
        Соммела отсчитывает 4262 метров от Пратика-дель-Маре — и находит руины древнейшего города с множеством святилищ.
        3.Передав свою власть Асканию, Эней вознесся на небо (Дионисий приводит другой вариант легенды: тело Энея было пущено по течению реки в соответствии с обычаями латинов). Значит, не может быть и его захоронения. Но непременно должны быть алтарь и символическая могила на том месте, где Эней распрощался с этим миром. И они должны быть где-то неподалеку от Альба-Лонги — столицы Энея.
        Соммела находит их в 30 километрах от Рима на берегу Тибра! 18-метровый холм, окруженный камнями, скрывал остатки древнейшего храма, в южной священной зоне которого находилась прямоугольная могила. В храмах, да еще на священных участках, хоронили только царей: известны Символическая могила Кекропа на афинском. Акрополе, гробница Осириса в сансском храме Нейт… Действительно, в ней оказался ликторский жезл, какими владели вожди племен. Такой жезл должен был иметь и Эней.
        Задача была решена. Могила ли это Энея или кого-то другого, но во всяком случае древние считали ее таковой. Пока это самый старый памятник на территории Италии.
        Таких примеров можно было бы привести множество, но все они относятся к материальным памятникам. Гораздо труднее применить этот метод к области географической, особенно в части, касающейся путешествий.
        "Нельзя дважды войти в одну и ту же реку", — изрек однажды Гераклит. А в одно и то же море?
        Медленно изменяет свою конфигурацию остров Санторин.
        Корсика только в нашем XXв. "уплыла" на 12 метров к востоку, а остров Текселл из Западно-Фризского архипелага переместился на полкилометра.
        Передвигаются озера в Ирландии, Центральной Азии и некоторых других местах.
        Остров Буве в южной части Атлантики норвежская экспедиция отыскала в 2,5 километра западнее того места, где ему надлежало быть.
        Высыхает Мертвое море. Подобно легендарной Тритониде, оно уже сейчас разделено 12-метровой перемычкой на два изолированных водоема, и процесс развивается неудержимо.
        Японские острова вытягиваются в меридиональном направлении, одновременно суживаясь в широтном (остров Хонсю — на несколько сантиметров в год).
        Сицилия отдаляется от Италии в северо- западном направлении (за последние 4 года — на несколько сантиметров), и одновременно расширяется Мессинский пролив.
        Больше чем на метр увеличилось расстояние между континентами — Африкой и Азией — в районе Сомали.
        Несколько аналогичных примеров приведено выше, географы знают их бесчисленное множество.
        Мы живем в изменяющемся мире, и мы знаем об этом благодаря наличию точных приборов и общему уровню взаимодействующих наук. Древние узнавали о таких изменениях только благодаря очевидцам. Плиний, подлинный ученый, подошел на корабле слишком близко к берегу, чтобы запечатлеть как можно подробнее извержение Везувия, погубившее Помпеи, и погиб в удушливом дыму. Эмпедокл погиб в кратере Этны. Нелегка была роль очевидца в древнем мире.
        Никто никогда не расскажет нам, кто и когда впервые прошел Проливы, чтобы очутиться в Черном море. Ни на одной карте не найдем мы страны Офир, Фарсис, Пунт; острова Касситериды, Эстримниды, Электриду; реки Эридан, Ахеронт, Стикс… Они были, это несомненно. Но те, кто имел доступ к подобным знаниям, связывались страшными клятвами, а непосвященные могли лишь посыпать себе головы пеплом карт или периплов, если только его не успевали прежде развеять по ветру. Оставалась лишь память о них — слухи, расцвечиваемые на все лады и в конце концов едва сохраняющие свою основу, стержень.
        Римляне, покорившие полмира, не удосужились поинтересоваться историей покоренных стран. Они признавали лишь две культуры, кроме собственной, — этрусскую и греческую. Греки выстроили для них флот, этруски сделали их моряками. Удивительно ли, что авторитет греческих мореходов был в их глазах недосягаем?
        Но история шла своим чередом.
        Задолго до аргонавтов, которых римляне называли первыми мореходами, финикийцы, подвластные египетским фараонам, совершают рейсы в страну Пунт, чтобы доставить оттуда редкие благовония и ценные породы дерева. Фараон Нехо II (609 -595гг. до н.э.) поручает финикийцам обогнуть Африку, и они успешно справляются с этой задачей. За четыре века до Ганнона выходят в море эскадры царей Соломона и Иосафата, чтобы вернуться с грузом золота из легендарной страны Офир. Со времен Гесиода не утихают слухи об островах Блаженных где-то за Геракловыми Столпами; туда предлагал римлянам переселиться Гораций, чтобы спастись от ужасов гражданской войны. Финикийцы и иудеи поддерживают оживленную торговлю со страной Тартесс, расположенной по обе стороны Геракловых Столпов. Позднее здесь побывал самосец Колей — первый достоверно известный нам грек, прошедший Гибралтар: "Самосский корабль, шедший в Египет (владельцем корабля был Колей), был отнесен к этому острову (Санторину. — А. С.)… Они снова вышли с острова в открытое море и направились в Египет. Однако восточным ветром их отнесло назад, и так как буря не стихала, то
они, миновав Геракловы Столпы, с божественной помощью прибыли в Тартесс. Эта торговая гавань была в то время еще неизвестна эллинам" (9, IV, 152). Это произошло в период правления Кира I (640 -600гг. до н.э.). Самое же раннее упоминание об этой полулегендарной стране относится к IXв. до н.э. (финикийская стела в Сардинии).
        Примерно в это же время или чуть позже в Тартесс, уже намеренно, ходят теосцы и привозят оттуда неслыханные богатства, давшие Анакреонту повод назвать это государство "стоблаженным", а Гимилькон сообщает, что торговля тартесситов в пределах Эстримнид была обычным делом (46, 113 -114).
        Город Тартесс находился в устье Бетиса (Гвадалквивир), носившего то же название. Устье этой реки действительно лежит к западу от пролива, но поскольку Тартессом назывался не только город, но и государство и простиралось оно вдоль всего южного побережья Иберии, то для торговли с ним достаточно было прибыть к Пиренейскому полуострову. Оттуда по суше нетрудно достигнуть и столицы, где бы она ни находилась. Мы не располагаем описаниями подобных экспедиций, хотя бы мифологическими, наподобие "Аргонавтики", и это обстоятельство позволяет строить какие угодно предположения, руководствуясь лишь логикой и отрывочными туманными свидетельствами древних.
        Мы даже не знаем, как они называли неведомые воды. Морем Мрака их окрестили только в средние века. Но очень может быть, что и у египтян, финикийцев, греков существовал аналогичный "топоним", так как гомеровским понятием "океан" перестал пользоваться уже Геродот. Достоверно мы знаем одно: греческая (и не только греческая) ойкумена никогда не была чем-то каноническим, раз и навсегда данным."…Распространение римской и парфянской империй дало современным географам возможность значительно дополнить наши практические сведения в области географии подобно тому, как, по словам Эратосфена, поход Александра помог в этом отношении географам прежнего времени. Ведь Александр открыл для нас, как географов, большую часть Азии и всю северную часть Европы до реки Альбис (разделяющей Германию на две части)[* - Эльба.]и области за Истром до реки Тираса (Дон. — А. С.); Митридат, прозванный Евпатором, и его полководцы познакомили нас со странами, лежащими за рекой Тирасом до Меотийского озера и морского побережья, которое оканчивается у Колхиды. С другой стороны, парфяне дополнили наши сведения относительно Гиркании
(губернаторство Мазендеран в Иране. — А. С.) и Бактрианы (на стыке нынешних Таджикской и Узбекской ССР и Афганистана. — А. С.) и о скифах, живущих к северу от Гиркании и Бактрианы. Все эти области прежним географам были недостаточно известны, поэтому я могу сказать о них несколько больше своих предшественников", — пишет Страбон (33, С 14), предвосхищая знаменитое изречение сэра Исаака Ньютона: "Я видел дальше других, потому что стоял на плечах гигантов".
        Но неверно было бы думать, что только войны раздвигали рубежи ойкумены. Войны играли не последнюю, но и не определяющую роль. На первом месте всегда были торговые, мирные интересы и естественное человеческое любопытство: а что там, дальше? Таковы финикиец Ус, самосец Колей, кариец Эвфем. Таков и Одиссей, который странствовал отнюдь не по своей воле.
        Однажды открытое можно держать в тайне, но "закрыть" его нельзя. Новые места постепенно обживались, новые бедолаги нежданно-негаданно уносились в море ветрами и течениями, и, если им удавалось спастись, они чаще всего становились Лжецами. Но по их следам шли другие, и в конце концов истина пробивала себе дорогу. Для Страбона уже "земля и море — местообитание человека" (33, С 9). Гомер или Геродот такие слова сочли бы ересью.
        В пределы ойкумены включались не только новые акватории, но и новые территории. Рамсес совершает походы далеко на юг и называет открытые им земли "страной золота" Нубией. Аристей достигает Западной Сибири. Цезарь высаживается в Британии. Марко Поло проникает в Китай, Александр Македонский и Афанасий Никитин — в Индию. Цели и средства различны, но результат один: расширение географического кругозора, установление торговых связей.
        Все это происходит далеко не сразу. Нужны века, чтобы стереть с карт страны киклопов и лестригонов, лысых и собакоголовых. Во времена Страбона полагали, что ойкумена имеет форму развернутой хламиды, плавающей в океане. Такой ее изображал на своей карте Эратосфен и многие другие географы. Все известные земли подгонялись под ее очертания. Александр, развернув на песке свою хламиду, обвел ее контур; так были определены форма и пропорции Александрии египетской — будущей столицы мира. Для греков этот эпизод имел символическое значение, у нас он вызывает улыбку. Но и сегодня наши карты не лишены "белых пятен". Обнаруживаются неведомые племена, изобретаются новые картографические проекции, уточняется досконально изученное.
        Вот почему эта книга не имеет ни начала, ни конца. И никто не знает, следует ли после последней ее фразы поставить точку или запятую.
        Использованная литература
        1.Александрийская поэзия. М., 1972.
        2.Античная лирика. М., 1968.
        3.Античные мыслители об искусстве. М., 1938.
        4.Аполлодор. Мифологическая библиотека. Л., 1972.
        5.Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Тбилиси, 1974.
        6.Арриан. Индия. — ВДИ, 1940, №2.
        7.Арриан. Поход Александра. М., 1963.
        8.Вергилий. Энеида. М., 1971.
        9.Геродот. История. Л., 1972.
        10.Гесиод. Теогония. — Эллинские поэты. М., 1963.
        11.Гомер. Илиада. М., 1967.
        12.Гомер. Одиссея. М., 1967.
        13.Данте. Божественная комедия. Ад. М., 1961.
        14.Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М., 1979.
        15.Диодор. Историческая библиотека. В /7/.
        16.История Африки. Хрестоматия. М., 1979.
        17.История Древнего мира, т. I. Древний Восток. М., 1937.
        18.Ксенофонт Эфесский. Повесть о Габрокоме и Антии. М., 1956.
        19.Лукреций. О природе вещей. М., 1945.
        20.Монтескье Ш. Л. Т) духе законов. — Избр. произв. М., 1955.
        21.Монтескье Ш. Л. Размышления о причинах величия и падения римлян. М., 1955.
        22.Овидий. Любовные элегии. Элегии и малые поэмы. М., 1973.
        23.Овидий. Метаморфозы. М., 1977.
        24.Пиндар. IV Пифийская ода. — ВДИ, 1973, №4.
        25.Платон. Политик. — Соч., т. 3, ч. 2. М., 1972.
        26.Платон. Государство. — Соч., т. 3, ч. I. М., 1971.
        27.Плутарх. Сравнительные жизнеописания, т. I -III. М., 1961 -1964: а) Александр; б) Антоний; в) Деметрий; г) Марий; д) Помпей.
        28.Полибий. Всеобщая история, т. I -III. М., 1890 -1899.
        29.Приключения Г аннона Мореплавателя. — "Курьер ЮНЕСКО", 1970, декабрь.
        30.Радциг С. И. История древнегреческой литературы. М., 1969.
        31.Секст Эмпирик. Против физиков. — Соч., т. I. М., 1976.
        32.Сенека. Медея. — Трагедии. М. — Л., 1932.
        33.Страбон. География. Л., 1964.
        34.Тацит. Соч., т. I -II. М., 1969: а) Анналы; б) Диалог об ораторах; в) Жизнеописание Юлия Агриколы; г) История; д) О происхождении германцев.
        35.Томсон Дж. О. История древней географии. М., 1953.
        36.Б. А. Тураев, А. Н. Бороздин. Древний мир. Сборник источников. СПб., 1917.
        37.Фукидид. История, т. I. М., 1915.
        38.Хенниг Р. Неведомые земли, т. I. М., 1961.
        39.Цицерон. Тускуланские беседы. — Избр. соч. М., 1975.
        40.Н. А. Чистякова, Н. В. Вулих. История античной литературы. Л., 1963.
        41.Эсхил. Прометей прикованный. — Трагедии. М., 1948.
        42.Aetius. Placita Philosophorum. - In /47/.
        43.Aristoteles. Meteorologica.
        44.Aralus. Phaenomena.
        45.Avienus. Descriptio orbis terrae (имеется перевод В. В. Латышева: ВДИ, 1949, №4).
        46.Avienus. Ora maridma (имеется перевод С. П. Кондратьева: Античная география. М., 1953).
        47.Diels H. Doxographi graeci. Berolini, 1879.
        48.Dyonisi Halicarn. Antiquum romanum.
        49.Flaccus V. Argonautica.
        50.Gellius A. Noctes Atticae.
        51.Geminos. Elementa astronomica.
        52.In Arad et Eudoxi Phaenomena commentarium libri ties. Lipsia, 1894.
        53.Mela P. De situ orbis libri III.
        54.Muller C. Fragmenta histori- corum graecoruin. Bd. I. Parisiis, 1846.
        55.Muller C. Geographi graeci minores. Parisiis, 1855.
        56.Pausaniae Descriptio Gra- eciae.
        57.Plinianae exercitationes in S. Polyhistora. - In [61].
        58.Plinius M. Naturalis historia libri XXXVII.
        59.Pseudo-Arisloteles. De mirabili- bus auscultationibus.
        60.Pseudo-Aristoteles. De mundo.
        61.Schanz. Geschichte des romi- schc Litteratur. Bd. Ill; 1896.
        62.Schol. Apoll. Rhod., IV.
        63.Solinus. Collectanea rerum memorabilium.
        64. ?????????. ???? ???????. - In [62]
        65.Античный мир и археология. Саратов, 1972, вып. I; 1974, вып. 2; 1977, вып. 3; 1979, вып. 4.
        66.Анучин Д. Н. Географические работы. М., 1954.
        67.Блаватская Т. В. Греческое общество второго тысячелетия до новой эры и его культура. М., 1976.
        68.Блуждающие острова. — Водный транспорт, 1978, 24 июня.
        69.Британская империя. Справочник. М., 1943.
        70.Броунов П. И. Курс физической географии. СПб., 1910.
        71.Брукс В. Климаты прошлого. М., 1952.
        72.Василевский Л. Куда же плыл Улисс? — Техника — молодежи, 1975, №1.
        73.Вельгус В. А. Известия о странах и народах Африки и морские связи в бассейнах Тихого и Индийского океанов. М., 1978.
        74.Вирсаладзе Е. Б. Грузинский охотничий миф и поэзия. М., 1976.
        75.Воронцов-Вельяминов Б. А. Сборник задач и практических упражнений по астрономии. М., 1977, №1184.
        76.Геттнер А. География, ее история, сущность и методы. М., 1930.
        77.Денман И. Я. История арифметики. М., 1959.
        78.Дитмар А. Б. В страны олова и янтаря. М., 1963.
        79.Дитмар А. Б. Родосская параллель. М., 1965.
        80.Дитмар А. Б. Рубежи ойкумены. М., 1975.
        81.Древнее египетских пирамид. — За рубежом, 1978, №17.
        82.Ельницкий Л. А. Древнейшие океанские плавания. М., 1962.
        83.Ельницкий Л. А. Знания древних о северных странах. М., 1961.
        84.Жиров Н. Ф. Атлантида. М., 1964.
        85.Зиберов Д. Плавание не столь уж невероятное… — Техника — молодежи, 1975, №1.
        86.Кобылина М. М. Милет. М., 1965.
        87.Лордкипанидзе Гурам. Колхида в VI -IIвв. до н.э. Тбилиси, 1978.
        88.Лордкипанидзе О. Д. Город- храм Колхиды. М., 1978.
        89.Лосев А. Ф. Античная философия истории. М., 1977.
        90.Лосев А. Ф. Проблема символа и реалистическое искусство. М., 1976.
        91.Максимов М. М. Очерк о золоте. М., 1977.
        92.Маринович Л. П. Греческое наемничество в IVв. до н.э. и кризис полиса. М., 1975.
        93.Мулыпановский Б. К вопросу о реальности Гомера. Возврат ахейцев из-под Трои (Синоптический этюд). — Метеорологический вестник, 1927, №1.
        94.Норция. Проблемы истории и культуры древнейших обществ Средиземноморья, вып. 2. Воронеж, 1978.
        95.Передвинулся остров. — Водный транспорт, 1979, 19 мая.
        96.Подольный Р. Г. Вокруг света в сорок тысяч лет. М., 1977.
        97.Проблемы греческой колонизации северного и восточного Причерноморья. Материалы I Всесоюзного симпозиума по древней истории Причерноморья "Цхалтубо-77". Тбилиси, 1979.
        98.Проект Сахарского моря. — Водный транспорт, 1978, 26 июня.
        99.Резанов И. А. Атлантида: фантазия или реальность? М., 1976.
        100.Римшнейдер М. От Олимпии до Ниневии во времена Гомера. М., 1977.
        101.Самый северный остров. — Водный транспорт, 1979, 26 апреля.
        102.Ханке Х. Люди, корабли, океаны. М., 1976.
        103.Хокинс Дж. Кроме Стоунхенджа. М., 1977.
        104.Хокинс Дж., Уайт Дж. Разгадка тайны Стоунхенджа. М., 1973.
        105.Циркин Ю. Б. Финикийская культура в Испании. М., 1977.
        106.Шахнович М. И. Происхождение философии и атеизм. Л., 1973.
        107.Шифман И. Ш. Возникновение Карфагенской державы. — Палестинский сборник, вып. 12, 1963.
        108.Шифман И. Ш. Перипл Ганнона и проблема карфагенской колонизации атлантического побережья Марокко. — Палестинский сборник, вып. 7, 1962.
        109.Шифман И. Ш. Финикийские мореходы. М., 1965.
        110.Шталь И. В. "Одиссея" — героическая поэма странствий. М., 1978.
        111.Bartholomeus K. Odysseus gelangt zu Helgoland. — "Bild der Wissenschaft", 1977, Nr. 1.
        112.Bouche-Leclercq A. Adas pour servir a l'histoire grecque de E. Curtius. Paris, 1883.
        113.Bredford E. Reisen mil Homer. Munchen, 1953.
        114.Casson L. The Ancient Mariners. N. Y., 1959.
        115.Sykes E. Return's ways of Iason and Medea, Odysseus and Phaeton. — "New World Antiquity", 1975, No. 3/4.
        116.Sykes E. The expedition of "Argo". — "New World Antiquity", 1975, No. 1/2.
        117.Sykes E. Three minds, but one idea. — "New World Antiquity", 1975, No. 3/4.
        118.Sykes E. Where Calipso may have lived. — "Atlantis", 1953, No. 5.
        notes
        Подстрочные примечания
        *
        По отношению высоты стержня гномона к длине его тени Пифей получил число, равное 120:41^4^/^5^, прибавив к этой величине угол наклона эклиптики, определяемый в его время в^1^/^15^окружности (24°), он получил искомую величину, которая позднее, по вычислению Гиппарха, оказалась равной 43°17? с. ш. (действительная широта Марселя 43°19? с. ш.). Опыт Пифея через 2000 лет повторил в 1636г. французский философ и математик Пьер Гассенди, получив результат, близкий к данным Пифея. По словам Страбона, Гиппарх заявлял, что он с помощью гномона определил широту Византия (современный Стамбул), получив ту же величину, что и Пифей. Но это было ошибкой: на самом деле Стамбул лежит на 2° южнее Марселя (т.е. имеет широту 41°05? с. ш.)
        **
        Историки астрономии (Дикс, Хит, Диллер и др.) подтверждают, что во времена Пифея действительно точка Северного полюса была беззвездной, а звезда Альфа Малой Медведицы (в хвосте созвездия), которую мы называем Полярной, находилась от точки Северного полюса в 12,5 градуса, что известно из сообщения Гиппарха (см. Страбон, С 133)
        ***
        Совпадение округа незаходящих звезд" с тропиком показано на чертеже в моей брошюре о Пифее ("В страны олова и янтаря", 1963, с. 50)
        ****
        Широта "круга незаходящих звезд" вычисляется как разница между высотой небесного полюса и широтой данного места. Эвдокс и Аристотель вели наблюдения в Афинах и в г. Книде, т.е. на 36 -38° с. ш. Значит, "круг незаходящих звезд" проводился ими на широте 52 -54° (так как 90 -36=54, а 90 -38=52)
        *****
        См. А. Б. Дитмар. Указ, соч., с. 49 -50; А. Б. Дитмар. География в античное время. М., 1980, с. 59 — 60
        ******
        См. Дж. Хокинс, Дж. Уайт. Разгадка тайны Стоунхенджа. Пер. с англ. М., 1973 (там же фотографии и рисунки этих сооружений)
        *
        Здесь и далее первая цифра ссылки означает номер источника по списку литературы, вторая (если при ней нет отсылки к странице) — номер книги или песни, третья — номер главы, стиха или параграфа и т.д. Ссылки на Страбона даны по международной системе
        **
        Кедр
        ***
        Общеупотребительный древнееврейский локоть — 44см, но, возможно, что имеется в виду еврейский священный кубит (64см) или талмудистский кубит, равный вавилонскому царскому локтю (55,5см), применявшемуся в качестве строительной меры на всем Востоке (например, в египетских пирамидах)
        *
        Здесь и далее в скобках при топонимах в именительном падеже указаны современные названия
        **
        Аттический стадий-177,6 м
        ***
        Аттический талант-26,196 кг
        *
        Здесь чувствуется стиль греческого переводчика. Карфагеняне называли скалы Гибралтара — Кальпе (?????) в Иберии и Абиле (’?????) в Ливии — Столпами Мелькарта. На это же указывает этноним "ливиофиникийцы" — так называли карфагенян греки (Полибий, Диодор и др.), но не они сами.
        **
        Вероятно, в карфагенском подлиннике было имя Мелькарта, который объединял черты Геракла и Посейдона. Иногда Мелькарта отождествляют с греческим Меликертом — сыном Ино и Атаманта, убитым своей матерью, которая покончила с собой. С той поры Ино называли Левкотеей, а Меликерта — Палемоном ("борцом"). Святилище Посейдона и выросший вокруг него карфагенский город Солоент упоминает греческий историк середины IVв. до н.э. Псевдо-Скилак ("Перипл Внутреннего моря", 4, 8).
        *
        Эльба.
        Примечания
        Романтика поиска или борьба за жизнь
        1
        Литература, посвященная античному флоту, практически отсутствует. Поэтому представляется целесообразным произвести здесь хотя бы очень беглый его обзор: он поможет лучше уяснить состояние мореходства в эпоху описываемых событий.
        Основным движителем античных кораблей служили весла. Поэтому доминирующим типом судов были гребные (????????, ’???????? или ’?????????) энеры (’??????). Если судно имело также мачту, на которой крепился парус, оно называлось ’?????????? у греков и velifer у римлян, т.е. идущее под парусами и на веслах. Трехмачтовое судно называли ??????????. Чисто парусных судов древние не знали.
        По назначению корабли делились на торговые (’?????????, -?????????), грузовые (’????????? ??????, -????????, cybaea, oneraria), продовольственные (??????), вспомогательные (??????????), сторожевые (???????), священные, или культовые (??????, -???), и военные (navis longa). Римляне выделили также в особый класс корабли для перевозки лошадей (hippagogoe), что связано со спецификой географического районирования римского государства и с принципами его внешней политики.
        Суда были палубными (tecta; слово хатасгтрсора — "палуба" — известно уже Геродоту, а ????? — Эсхилу), имеющими трюм (’??????, ’‘??????), и беспалубными (’???????, aperta). Основными типами палубных судов (количеству палуб условно соответствует количество рядов гребцов) были:
        Другие типы кораблей можно считать "нестандартными". Сюда относятся, в частности, так называемые "легкие" суда — как правило, это быстроходные пиратские или военные беспалубные челны (’????????, ’????????????, -????????, полуторарядная ??????? 2^1^/^2^ — рядная ??????????, -??????, -????, dromon, geseoreta, lembus, liburna, myoparo, разведывательная prosumia и др.). мореходные лодки и челны (??????, navia, ratis, phaselus, parunculus, scalmus), плоскодонные ponto, pontonium (отсюда — "понтон"), paro (отсюда — "паром"), placidae. К нестандартным следует отнести и иностранные типы: египетские ????? (отсюда — "барка", "баркас"), кипрские ?????????, либурнские ?????????, галльские nausum.
        Иногда тип корабля определялся не количеством рядов гребцов (палуб), а общим количеством весел: 13 (??????????????), 30 (??????????????, -?????????????), 50 (???????????????, -????????????) и т.д.
        2
        В Эгейском море этесиями (’???????) назывались пассатные ветры — северный (Борей) и северо-северо-западный (Япиг), дувшие в течение 40 дней после восхода Сириуса с Адриатики. Египтяне называли этесиями только северо-восточные ветры, дувшие с Геллеспонта. Витрувий включал этесии в розу ветров между Фавонием и Киркием.
        Помимо основной розы ветров греки и римляне различали благоприятные и неблагоприятные для плавания сезоны и условия. Были ветры, дующие с суши (’???????, ’????????), с гор (???????) или долин (??????????) и дующие в море (???????, ’???????, этимологически связанный с ’????? — богинями моря); неблагоприятные встречные (??????, -????????, reflatus) и благоприятные попутные (??????????, -?????, ’???????, -?????????); просто опасные (????????, -???) и несущие дождь или грозу (????????, -?????, -????????, nubifer) либо, наоборот, разгоняющие тучи (????????????, nubifugus). Были условия, когда выходить в море ни в коем случае не рекомендовалось (’??????), а были такие, которые Софокл называл "прекрасными" (?????? ??? ?????). Пора северных бурь (???????, haedus) сменяла период от весны до середины сентября — время восхода Арктура (?????? ??? ’?????????). С восхождением Плеяд и Гиад наступал период дождей (hiades — по имени нимф дождя).
        Существовали и чисто местные ветры, которые назывались не по сторонам света (северный, южный), а по географическому направлению их движения: родосский ??????? (дующий с Карийского хребта Кавна), -???????????? или ??????????? (дующий с Геллеспонта), -??????? (дувшие со стороны Скироновых скал), -????? (дующий со стороны мыса Кирки, т.е. Чирчео), киликийский ????????, gallicus и hadrius (дующие соответственно из Галлии и с Адриатики), onchesmistes (дующий в Италию из Эпира), altanus (просто ветер с моря). Ветер, с которым ранней весной возвращались перелетные птицы, независимо от его направления назывался ornithias ("птичий").
        У Полибия можно найти целую метеорологическую систему, относящуюся к плаванию с попутным ветром: ’???????, -???????, ’?? ?????? ????? и т.п.
        3
        Дословно — "губительный Сириус" (?????? ???????)
        4
        В понятие "странствующий по морям" (’???????????, -??????????) или "плавающий в море" (????????) включались не только моряки-профессионалы (??????, -???????), но и вообще всякий отважившийся вверить свою судьбу морским богам
        Адреса Аргонавтов
        1
        Представление о громадных размерах Понта в эпоху Страбона не должно удивлять, хотя Черное море интенсивно колонизировалось греками с VIIIв. до н.э. Это представление укоренилось с древнейших времен, когда Понт, Меотиду и Гирканское море считали единым водоемом — Сарматским морем (Страбоном уже не упоминаемым). Возможно, таким мнением Черное и Каспийское моря обязаны соединявшему их протоку Маныч.
        2
        Реку Гипп, впадающую в море между Себастополисом (Сухуми) и Фасисом (Риони), упоминает также Арриан в "Перипле Понта Эвксинского". Но это самостоятельная река, а не приток Фасиса.
        3
        О Левкотее, которую прежде звали Ино, упоминает также Гомер (12, V, 333 -335)
        4
        Ср. у Авиена (45, 720 -733): "Левка, горами белеющая, Левка, душ обиталище"
        5
        К. Бартоломеус посылает отсюда аргонавтов "вниз по Эридану, к северу до Северного моря", подразумевая под Эриданом Рейн
        6
        Аристотель называет Янтарными (’???????????) всю эту группку островов, а не только "самый крайний" из них. Страбон отрицает наличие на них янтаря (33, С 215). Л. А. Ельницкий (83, с. 45) правильно отмечает, что древние считали Эриданом только низовья По, а верховья помещали далеко на севере, где, по слухам, водится янтарь
        7
        Эту систему очень долго считали единой рекой Истр, а устье Буны — его вторым устьем (см., напр.: 33, С 57). Верхнее и среднее течение Дуная считали самостоятельной рекой, притоком Истра, получившим у римлян название Данувий
        8
        Как отмечает Павсаний (56, VIII, 26, 6; IX, 33, 7), река Тритон имелась также в Беотии, а источник Тритонида — в Аркадии
        9
        "Соляная глыба", очевидно, известняковая скала, из которой действительно может сочиться пресная вода
        10
        Окружность, названная Диодором, примерно соответствует Орлиным скалам, но высота их вдвое меньше — не 710м (4 стадия), а 377. Примечательно, что Прометей для Диодора — абсолютная реальность, сказочным он считает только орла. Иной адрес находим в грузинском эпосе. Прометей, который носит в Грузии имя Амирани, прикован к горе Ошха-Махо, т.е. Эльбрусу (74, с. 105, 109). Аналогичным образом армяне называют местом казни Прометея, которого они знают под именем Артавазда, гору Масис — Арарат (90, с. 249). Совершенно очевидно, что все эти версии носят национальную окраску, указывая самую высокую гору вблизи Черноморского побережья в той или иной республике
        С Гомером — за Одиссеем
        1
        Авл Геллий (50, III, 11) приводит двустишие Марка Варрона, добавляющее к перечисленным городам г. Иегы в Сицилии. Широко известно также анонимное двустишие:
        Спорят семь городов, чтобы родиной зваться Гомера:
        Смирна, Родос, Колофон, Саламин, Хиос, Аргос, Афины,
        Есть и другие варианты. В одном из них, например, вместо Саламина фигурирует Итака, а вместо Родоса — Пилос (2, с. 337; см. также с. 267). Эти две семерки городов наиболее часто упоминаются в "Гомеровском вопросе".
        2
        См. также прим. 9 к данной главе.
        3
        Примерно то же говорит Аполлодор (4, эпитома, VII, I): "Одиссей, как говорят некоторые, блуждал в водах Ливии; другие же утверждают, что он блуждал вокруг Сицилии. Но есть и такие, которые сообщают, что Одиссей долго странствовал в Океане или же в Тирренском море".
        4
        Данте, по всей видимости, следовал тем же Плинию и Солину, а также Тациту, Тимею, Диодору Сицилийскому, Дионисию Скитобрахию и множеству других древних комментаторов, которые под "Океаном" понимали совсем не то, что понимал Данге и понимаем мы.
        5
        Отношение Страбона к Гомеру довольно сложно. "Гомер смешивает мифический элемент с действительными событиями", — пишет он в одном месте (33, С 20). Поэтому не следует принимать, рассуждает он дальше (33, С 22), "гомеровскую переработку гипотезы за историю", но и неправильно спорить с теми, кто толкует Гомера на свой лад: "ведь нельзя узнать от поэта точно все подробности, да мы и не требуем от него научной точности" (33, С 23), хотя "Гомер обнаруживает большие знания в области географии" (33, С 27). И наконец: "Все эти рассказы мы не должны строго критиковать и отбрасывать как не имеющие корней и опоры в местной традиции, как вовсе не притязающие на истинность и на пользу как история" (33, С 26), так как "всюду, где требуется правильная последовательность перечисления упоминаемых местностей, Гомер стремится соблюдать этот порядок…" (33, С 27). Последние два замечания очень важны для исследователей эпоса и легенд, как довольно точно отражающие мнение соотечественников и единомышленников их творцов. Отношение Страбона к Гомеру довольно сложно. "Гомер смешивает мифический элемент с действительными
событиями", — пишет он в одном месте (33, С 20). Поэтому не следует принимать, рассуждает он дальше (33, С 22), "гомеровскую переработку гипотезы за историю", но и неправильно спорить с теми, кто толкует Гомера на свой лад: "ведь нельзя узнать от поэта точно все подробности, да мы и не требуем от него научной точности" (33, С 23), хотя "Гомер обнаруживает большие знания в области географии" (33, С 27). И наконец: "Все эти рассказы мы не должны строго критиковать и отбрасывать как не имеющие корней и опоры в местной традиции, как вовсе не притязающие на истинность и на пользу как история" (33, С 26), так как "всюду, где требуется правильная последовательность перечисления упоминаемых местностей, Гомер стремится соблюдать этот порядок…" (33, С 27). Последние два замечания очень важны для исследователей эпоса и легенд, как довольно точно отражающие мнение соотечественников и единомышленников их творцов.
        6
        Если быть совсем точным, то Одиссей должен был иметь дело с восточно-северо-восточным ветром, но греки такого румба не знали. Возможно, Эвриклидон включался в это понятие.
        7
        Страбон упоминает об алтаре Одиссея на Джербе, или Менинге, и на этом основании считает его островом лотофагов (33, С 834)
        8
        Как видно из контекста, здесь же его помещает и Аполлоний, возможно исходя из другого названия Липарских островов — Эолийские. "История рассказывает о том, что Эол некогда владычествовал над островами, лежащими вокруг Липары", — категорически заявляет Страбон (33, С 20). Местожительством Эола Страбон называет остров Стронгила (Стромболи) в Липарском архипелаге (33, С 276).
        9
        Эней бежал из горящей Трои накануне окончания Троянской войны. Однако традиция относит его прибытие в Италию к 437 году до основания Рима, т.е. к 1191г. до н.э. (см., напр., 94, с. 87). Так как до этого он более 7 лет странствовал, получаем третью дату окончания Троянской войны — примерно 1198г. до н.э.
        10
        Реку По считали Эриданом также Эврипид, Аристотель и Полибий; Страбон тоже упоминает об Эридане, "которого нет нигде на земле, хотя, как говорят, он находится поблизости от Пада" (33, С 215), и о входе в Аид у Авернского озера, непосредственно связывая его с Одиссеем (33, С 244)
        11
        Страбон, ссылаясь на не дошедшие до нас труды историка IVв. до н.э. Эфора, фактически отождествляет киммерийцев с этрусками (33, С 244 -245). См. также 94, с. 57 -60.
        12
        Диодор Сицилийский сообщает, что в древнейшие времена Океаном называли также Нил.
        13
        Страбон сообщает даже, что в Неаполе в его время показывали "могилу одной из сирен — Партенопеи" (33, С 23, С 26, С 246).
        14
        Этот топоним известен почти всем древним писателям. Имя сицилийских аборигенов ??????? употреблял Гомер (12, XX, 383; XXIV, 211 и др.), называвший Сицилию ???????. Слово ??????, кажется, впервые употребил Пиндар.
        15
        Косвенным подтверждением средиземноморского маршрута Одиссея может служить фраза Гомера, совершенно неверно истолкованная Страбоном (33, С 39), о том, что в местах его странствий "веет Зефир, Океаном… туда посылаемый" (12, IV, 567). Поскольку там веет западный ветер, приходящий с Атлантики, то это место не может быть самой Атлантикой, так как ветер может дуть либо в океане, либо с океана. В. Г. Борухович справедливо отмечает (4, Примечания, кн. II, гл. IV, 8), что "бури надвигались на Элладу в окружающих ее морях чаще всего с запада". В эти моря, где странствовал Одиссей, и доходил океанский зефир.
        Гораций писал об Атлантическом океане (2, с. 426):
        Не устремлялся в тот край гребцами корабль аргонавтов,
        Распутница Медея не ступала там;
        Не направляли туда кораблей ни пловцы-финикийцы,
        Ни рать Улисса, много претерпевшего.
        Единственное, с чем тут можно не согласиться, — это упоминание финикийцев (иногда так называли и карфагенян).
        16
        Об этом сообщает, например, Фукидид (VI, 2).
        17
        Страбон согласен с Полибием относительно хорошо известных местностей, но убежден, что "фантастические эпизоды разыгрываются в Атлантическом океане" (33, С 26).
        18
        Из сценария этого культа нам известны жреческие термины "окуривать серой" (????????), "очищать путем окуривания серой" (?????), "окуривание серой" (???????????) и некоторые другие.
        19
        Пиеридами назывались также девять (число, совпадающее с числом муз) дочерей Пиера (тезки отца муз), царя Фессалии, которые вызвали музу Каллиопу на состязание в пении, но потерпели поражение и были превращены в сорок (23, V, 294 -678). Это "женский" вариант мифа о музыкальном состязании Аполлона и Марсия (23, VI, 382 -400).
        20
        М. М. Кобылина (86, с. 15), анализируя археологические находки, приходит к выводу, что карийский Милет основали переселенцы из критского Милета, перенесшие в Малую Азию кроме названия и некоторые черты культуры.
        21
        О мифологической категории времени см. 89.
        22
        Согласно Геродоту, средняя скорость греческих судов — примерно 2,5 узла; во времена Плиния она достигла 4 узлов (см. главу о Пифее). Эти две цифры, по-видимому, довольно точно отражают темпы совершенствования античного флота. И они не должны удивлять. "Сведения арабоязычных авторов IX -Xвв. говорят, что обычная скорость арабо-персидских судов того времени… составляла 2 -3 узла, в отдельных случаях — 3,2 и 3,4", — пишет В. А. Вельгус (73, с. 84 -85). Расстояние от Гонконга до Суматры корабли при попутном ветре покрывали за 18,5 дня, от Суматры до Явы — за 4 или 5 дней и т.д. (73, с. 73 -75 и др.). Арабы и китайцы — достаточно опытные мореходы, во всяком случае не уступающие грекам. Но, как видим, средние скорости их кораблей едва ощутимо превышают Одиссееву. Если при этом вспомнить, что корабли Ясона и Одиссея могли принадлежать к одному классу и что "Арго" означает "быстрая" (т.е. их скорости превышали стандартные), то можно утверждать, что ко времени Геродота конструктивные особенности судов значительно улучшились.
        "Аргонавтика", "Одиссея: и другие…
        1
        Близко к этой мысли подходил Л. А. Ельницкий (83, с. 8 -9), но она не получила дальнейшего развития ни у него, ни у других.
        2
        Дж. О. Томсон, очевидно совершенно забыв о существовании пентеконтер, на которых плавал и Ганнон, сообщает, что обычные древние корабли имели по 20 весел, а по 50-только "волшебные" (35, с. 48). Он имеет в виду "Арго", корабли Одиссея, Геракла, Даная и др.
        3
        Не исключено, что Фамир и Фемий — одно и то же имя на разных языках, как, например, Одиссей — Улисс — Утшта.
        Перипл Ганнона — вахтенный журнал или мистификация?
        1
        Аналогичные высказывания встречаются и у других авторов.
        2
        В этой фразе слово "предводитель" (или "вождь") — синоним понятий "командир корабля" или "адмирал" (nauarchus).
        3
        Аналогичное мнение — о невозможности возвратного плавания вдоль африканских берегов южнее Занзибара "из-за сильного Мозамбикского течения, которое не позволяло кораблям возвращаться тем же путем" (73, с. 77) — высказывает В. А. Вельгус, апеллируя к работе Р. Хеннига (38, т. 2, с. 381; т. 3, с. 179; т. 4, с. 57). Однако тот же Хенниг признает существование некоторых "странных" рассказов древних писателей о плаваниях к Мадагаскару. "Странную" осведомленность греков ("Перипл Эритрейского моря"), арабов и яванцев о восточном побережье Африки от Занзибара до Мадагаскара отмечает также Дж. О. Томсон (35, с. 384 -385, 392 -393). Как видно, вопрос требует дальнейшего изучения, и категорические утверждения здесь явно преждевременны.
        4
        Текст перипла неоднократно воспроизводился на русском языке. Достаточно указать работы 16, 17, 29, 36, 38, 82, 107, 108. Реконструкцией пути Ганнона занимались Р. Хенниг, Л. А. Ельницкий, И. Ш. Шифман. Расхождения в переводах отдельных мест, однако, столь существенна, что я счел возможным дать полный текст перипла в собственном переводе
        5
        Плиний (58, V, 8) располагал, очевидно, также сведениями о том, что Ганнону было поручено разведать очертания берегов Африки, т.е. составить карту, а возможно и лоцию, африканского побережья. Однако это утверждение многими берется под сомнение: оно означало бы, что Плиний — единственный человек, видевший другой, более полный текст перипла, который неизвестен даже Полибию. Впрочем, вторым таким человеком Р. Хенниг считает Арриана.
        6
        Л. Кэссон утверждает, что "поселения, которые он основал, сохранялись в течение веков и были заброшены, вероятно, только после того, как Рим разрушил Карфаген в 146г. до н.э. Скилак Младший в своем "Руководстве для прибрежного плавания" ("Перипл Внутреннего моря" Псевдо-Скилака. — А. С.) пишет, что у Керны, самой дальней заставы Ганнона, финикийцы вели развитую торговлю в его дни" (114, с. 136). Действительно, Псевдо-Скилак пишет о торговле финикиян с эфиопами и даже упоминает Лике, Крабис (Карамбис?), "город финикиян Тимиатерион", Керну. Но его перипл составлен в середине IVв. до н.э., всего сотню лет спустя после основания поселений. В то время они вполне могли существовать: карфагеняне не бросали средств на ветер. Но что они могли просуществовать еще три сотни лет — пережить эпоху упадка Карфагена, Пунические войны — весьма сомнительно
        7
        Широко известный из Гомера (11, III, 3) факт войны пигмеев с журавлями, очевидно, позднейшая интерполяция.
        8
        Очевидно, такого же мнения придерживается Дж. Томсон (35, с. 79), который считает расстояние от Карфагена до Гибралтара равным 7 дням морского пути из расчета 600 стадиев на день. При этом он вполне справедливо рассуждает, что "маленькие корабли редко пускались в открытое море и на ночь обычно останавливались у берега, так как управление по звездам было очень опасным делом" (с. 48)
        9
        Существует другая датировка этого перипла — ок. 330г. до н.э. (95, с. 97)
        10
        Дж. О. Томсон (35, с. 393) считает этот рассказ абсолютным вымыслом, лишенным всякой реальной основы
        Загадочный маршрут Пифея
        1
        Л. Кэссон, чтобы вывести Пифея через Гибралтар, вынужден датировать путешествие "между 310 и 306гг. до н.э., когда Карфаген, занятый ожесточенной борьбой с сицилийскими греками, мог ослабить свою бдительность в проливе" (114, с. 138). Однако эта датировка давно отвергнута подавляющим большинством ученых как имеющая ряд весьма уязвимых мест. В частности, Аристотель, умерший в 322г. до н.э., уже мог пользоваться данными Пифея. Подробнее об этом см. у Хеннига (38, гл. 20).
        2
        Путь в Черное море, возможно, был известен еще до аргонавтов. У финикийцев это море имело даже собственное название — Ашкенас (Северное). О черноморских экспедициях греков писали историки Гелланик Митиленский, Гекатей Милетский и др.
        3
        Обычный (буквальный) перевод этого отрывка: "обитает на отмели моря" (см., напр., 38, с. 176) — нельзя признать удовлетворительным. Отмель — это мель (обычно песчаная), идущая от берега в море и во время приливов заливаемая водой. Жить на ней могут разве что устрицы. Другое дело — взморье, т.е. морское побережье. Словарь С. И. Ожегова приводит устойчивое словосочетание "жить на взморье". Широко известно Рижское взморье — Юрмала, расположенное как раз в местах обитания готов и эстиев.
        4
        Наиболее часто Абалус отождествляют с западногерманским островом Гельголандом."… Более всего подходят в качестве Метуонии современная Ютландия, — пишет Л. А. Ельницкий, — а в качестве острова Абалуса — Гельголанд, отвечающий условиям как по своему положению на море, так и по нахождению на нем янтаря" (83, с. 123). Р. Хенниг, однако, ссылаясь на авторитеты, совершенно справедливо утверждает, что "янтарь связан с отложениями третичного возраста, которых на Гельголанде нет и никогда не было" (38, с. 194 -195) и что "на побережье Северно! о моря вплоть до Саутуолда в Восточной Англии были обнаружены лишь незначительные рассеянные месторождения янтаря, которые не могли стать основой для регулярной торговли".
        5
        Этот факт совершенно игнорирует Л. А. Ельницкий, который считает, что Пифеево "сообщение о Танаисе, впадающем в Северное море, не нуждается в подтверждении его фантастичности". Азовское море, куда впадает Танаис (Дон), было для греков Северным вдвойне: по отношению к Греции и к Понту.
        6
        Плиний обозначает понятие "янтарь из Скифии" словом sacrium, которое можно понять как "жертва" (моря или Гелиад), употребляя его наряду с обычным electrum.
        7
        Плиний (58, IV, 96) сообщает об острове Буркане вблизи устья Рейна, "который наши солдаты назвали Фабарией (Бобовым) из-за большого количества растущих там бобов, а потом Глессарией (Янтарным), так как они находили на нем янтарь; варвары же называют его Австеравией". Как видно, здесь речь не о большом количестве янтаря, а лишь об отдельных находках. К тому же события, записанные Плинием, относятся к походам Ливия Друза (12 — 9гг. до н.э.). А это значит, что названия Бобовый и Янтарный, придуманные солдатами во время этого похода, — совсем не то же самое, что Абалус Пифея, Базилия Тимея, Балтия Ксенофонта Лампсакского или Электрида Аполлония. Балтию к тому же упоминает сам Плиний, и этот топоним ясно указывает на его происхождение — отнюдь не североморское, как, например, Базилия, которую Э. Сайкс считает "столицей культуры Шпанута на Гельголанде". См. также прим. 4 к данной главе.
        8
        По расчетам Дж. О. Томсона (35, с. 79), это составляет от 500 до 700 стадиев под парусами.
        9
        В труде историка Iв. Помпония Мелы (53, III, 54) Скандинавия названа островом, но именно под своим именем, а не Скандия. Плиний называет ее Скатинавией.
        10
        Нередко встречающийся перевод "окружают венком" (см., напр., 38, с. 178) не вполне удачен, так как не существует архипелага, окружающего материк или соизмеримый с ним остров венком (т.е. кольцом) в собственном смысле слова. Греческие ???????, -???????; (венок), -?????????? (в виде венка) и ???????????? (окружать венком, опоясывать) фактически равнозначны словам ’?????????, ’????? или ’???????, обозначающим головную повязку, имеющую вид диадемы (???????), или ???????? (венок, надевавшийся на шею). В русском ближе всего к этому понятию полукруглые диадема или венец (наподобие кокошника). Удивительно близко к истинной картине другое значение слова ??????? — "зубчатая стена" (=????????). Гористые острова, вытянувшиеся дугой вдоль северобританского побережья, действительно похожи и на венец, и на зубчатую крепостную стену, но отнюдь не на венок
        11
        Оркадами (по имени Орка — бога смерти) называли эти два архипелага римляне, принимая их за один. Они помещали там вход в загробный мир. В немецкой "Народной книге о докторе Фаусте" (II, 27), написанной в 1527г., сообщается, что "Оркадами называются острова великого моря, расположенные в британских владениях, числом 23. Из них 10 пустынны, а 13 обитаемы" (Легенда о докторе Фаусте. М., 1978, с. 7). Судя по количеству островов, это могут быть только Фареры.
        12
        По данным БСЭ (3-е изд., ст. "Приливы") — до 15м. Чуть меньше высота приливов в Бристольском заливе — 12м (70, с. 531), далее к северу разница между названной Плинием и реальной величиной еще больше.
        13
        К мысли о связи уровня воды с фазами Луны греческая наука уже подходила достаточно близко. Тот же Аристотель во "Второй аналитике" связывал разливы Нила в конце месяца с убывающей луной.
        14
        Он, в частности, пишет об острове Иерне (Ирландии), "который лежит за Британией и из-за холода почти необитаем, так что области, лежащие дальше, считаются ненаселенными".
        15
        Оборот ???????? ???????? ??????, доставивший немало хлопот комментаторам, принято переводить "похожее на морское легкое". Но возможно и другое его прочтение: "похожее на морскую пневму", т.е. субстанцию. Пневмой греки называли духовное начало (Платон), состоящее из воздуха и огня. На основе этого понятия стоики развили учение о "пневматическом элементе", который, например, Страбон (33, С 51) считает основной причиной приливов и отливов, поднятия и опускания суши и уровней водоемов, наводнений и засух и т.д. Стоики в свою очередь строили теорию пневматического элемента на основе учения своих духовных предтеч — пифагорейцев и орфиков. Под их влияние подпали многие философы разных школ, например Анаксимандр, Гераклит, Эмпедокл. Анаксимандр считал беспредельную материю смесью двух стихий — воздуха и огня (как Платон) или воздуха и воды. Из этого следовали два интересных для нас вывода: весь мир окутан смесью "дыхания" (??????) и воздуха (’???); воздух имеет множество состояний, одно из которых — лед. Если допустить, что в оригинальном тексте высказыванию Пифея о "морском легком" предшествовали
подобные рассуждения, нам не только будет понятна сама цитата, вырванная из контекста, но мы сможем также сделать вывод об учености Пифея в плане философском и о принадлежности его к пифагорейской школе. Тогда не удивительно, что Пифей называет увиденное им вещество не морем, но и не землей (ср.: пневма — не воздух и не огонь), а сочетанием этих элементов. Посвященным это было понятно.
        16
        Греки рассматривали моря как заливы Океана, опоясывающего землю. "Тусклый свет солнца", необычные дни и ночи отмечает и Гиппарх, доверяя сообщениям Пифея (см. 33, С 75).
        17
        Тацит пересказывает здесь Авиена.
        18
        Мнение Л. А. Ельницкого, очевидно, основывается на сообщении Помпония Мелы (53, III, 47), уверенно отождествлявшего с Касситеридами острова у побережья Бретани, и Авиена (46, 90 — 114), называвшего те же острова Эстримнидами.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к