Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / История / Линчевский Дмитрий: " Драгунский Секрет " - читать онлайн

Сохранить .
Драгунский секрет Дмитрий Иванович Линчевский

        В 1859 году на Кавказ отправляется молодой драгунский офицер Одинцов, недавно окончивший кадетский корпус и сам попросившийся на войну. Служить ему предстоит в крепости Грозной под началом командира эскадрона Ильи Туманова, бывалого вояки и знатока горских традиций.
        В 1995 году туда же, на Кавказ, отправляется молодой офицер СОБРа Денис…

        Дмитрий Линчевский
        Драгунский секрет

        ДРАГУНЫ — воины царской армии, обученные действовать как пешим, так и конным порядком.
        СОБРы — специальные отряды быстрого реагирования, владеющие как боевыми, так и оперативными методами работы.

        Глава 1

        «Избавлю вас от описания гор, от возгласов, которые ничего не выражают, от картин, которые ничего не изображают, особенно для тех, которые там не были»…
    М. Ю. Лермонтов.

        1859 г.
        По узкой луговой дороге, скрипя колесами и грохоча поклажей, катилась малая, в две дюжины телег, «оказия». Погода стояла славная. На ясном небе висело единственное облачко, в тени которого, будто под зонтом, парил хозяин Кавказа — горный орел. Повсюду зеленело. Теплый ветер приносил благоуханья трав и дубовых лесов, что вздымались косматой гущей в полуверсте по ходу. Мягкий аромат отчасти сглаживал тревожный пейзаж, но не делал его хоть сколько-нибудь дружелюбным — глухие заросли были весьма удобным для разбойников укрытием. Конный дозор, предчувствуя опасность, достал из седельных чехлов винтовки и мягко затрусил вперед, с тем, чтобы разведать, нет ли засады на просеке. Пехота, скалясь длинными штыками, нестройно разошлась по флангам. В скрипучих телегах занялся переполох: мужики и бабы принялись живо укладывать в солому ценные вещи, дабы не повредились во время скорой езды (а по-иному сказать — бегства). И только молодой офицер, сидевший в облупленной повозке, смотрел на заросли с улыбкой. Вот и кончилась мирная жизнь. Наконец-то… Он встряхнул запыленный в дороге мундир, поправил чешуйчатые (как
драконья шкура) эполеты, щелкнул ножнами висевшего на боку кинжала. Ну, с Богом…
        «Коль ты родился не увечным и не барышней, то должен носить военную форму,  — не раз говаривал дед Матвей, употребив за обедом лафиту.  — В противном случае, люди сочтут тебя либо первым, либо второй, что применительно к службе, одно и то же. Само по себе разумеется, право выбора — за тобой. Но настоятельно прошу — не осрами. Мы с Кутузовым в одной карете из Москвы драпали. Изволь помнить об том и делами соответствовать». Такие вот наставленья получал в детстве пригожий мальчик Алеша Одинцов. Позорить старика он, безусловно, не желал, а потому к восемнадцати годам окончил (не без труда — учеба давалась тягостно) кадетский корпус. Дед, увидев внука в сияющих эполетах, растрогался необычайно: волнительно закашлял, раскраснелся, брызнул слезой гордости и залил потомку новый, с высоким алым воротом, мундир. Сказал, что большего счастья для себя и представить не мог. «Хоть бери да помирай, ей богу!  — воскликнул он, сморкнувшись в шелковый платочек.  — Ей-же-ей, голубчик ты мой, сбылась моя мечта, сбылась, чертовка. Спасибо тебе, дружочек, огромаднейшее спасибо»… Алексей тоже был рад окончанию корпуса
и слезам родного деда. Впереди грезилась славная жизнь, лихие сражения, высокие государевы награды.
        Отдохнув от учебы, наевшись домашних пирогов, как следует выспавшись, он, преисполненный желаньем радеть, отправился к месту новой службы. Правда, завела его судьба в самый, что ни есть, захолустный гарнизон. Ни знатными делами, ни военными приключениями здесь не пахло: караулы да наряды — вот и все боевые подвиги. На Кавказ проситься стал немедля, но «охотников» набиралось премного, поэтому лишь записывали в очередь, не обещая ничего конкретного. Так минул год, а следом другой. И только неделю тому пришло, наконец, предписанье: «КАВКАЗ — ДРАГУНСКИЙ ПОЛК. ЯВИТЬСЯ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО». Это были самые красивые слова, из тех, что доводилось слышать прежде, от них веяло порохом, зноем, боевой отвагой, копченой мужской суровостью. «КАВКАЗ — ДРАГУНСКИЙ ПОЛК» — мощно, тяжело, внушительно. Как пушечное ядро, ударившее в землю…
        — Я извиняюсь, ваше благородие, кинжал-то на рынке брали?  — прервал героические мысли офицера усатый солдат, что шел неподалеку от повозки.
        — Там, братец, там.
        — Оно и видно.
        Алексей достал из чемодана лохматую кавказскую шапку и разменял ее с сидевшей на голове фуражкой.
        — Опять же, извиняюсь, ваш бродь. Шапка тоже оттуда?
        — А что, хороша?
        Усатый пренебрежительно хмыкнул.
        — Куда уж лучше.
        — Не понял?
        — Спрячьте, а то в полку засмеют.
        — Потрудись-ка объясниться, милейший!  — лязгнул сталью офицерский голос.
        Солдат, замедлив ход, дождался следующей тележки, наскоро переговорил с хозяевами (стариком и большеглазой девицей в цветастом полушалке) и, подкидывая в руках увесистый топор, поспешно вернулся к повозке.
        — А дайте-ка, ваш бродь, мне вашу побрякушку.
        Алексей с недоуменьем протянул клинок.
        Служивый развернул топор острием кверху, ударил по нему кинжалом (от чего раздался неприятный металлический хруст) потом, не спеша, ощупал оба лезвия и, видимо, оставшись довольным содеянным, выказал окружающим неутешительный итог. Щербина в ноготь глубиной светилась на изящном клинке. На топоре — ни царапины.
        — Так-то,  — крякнул он, возвращая покалеченное оружие.
        На задней тележке раздался звонкий девичий смех. Алексей не стал оборачиваться, и без того было ясно — хихикал не старик.
        — Мой вам совет,  — продолжал наставлять усатый,  — если решите чего покупать, берите с собой товарищей из бывалых, иначе проведут, шельмы.
        — Но шапка-то хороша?!
        — Да вот хоть бы и шапка,  — согласно кивнул пехотинец.  — Смотрите, шерсть на ней длинная, цвет неровный, в иных местах клочья свалялись — как есть, дохлого барана драли… К тому ж, больного.
        Сзади снова послышался задорный девичий смех.
        Алексей сдернул с головы шапку, достал из чемодана привычную фуражку.
        Шалят в горах-то?  — попытался он увести разговор в иное русло.
        — Шалят детишки в огороде, а здесь народ воюет,  — негромко пробурчал служивый и опасливо посмотрел вдаль… Туда, где возвышался темный, укрытый туманом, словно буркой, холодный горный хребет.  — К тому же, до скал еще добраться надо. Это только кажется, что они близко, а на самом-то деле, ого, как далече. Да мы туда и не пойдем, в Червленой заночуем и поутру обратно.
        — Как же, не пойдем?!  — встрепенулся Алексей.  — Мой полк стоит в крепости Грозной, мне о назначении представиться следует.
        — Не знаю, ваш бродь, не знаю. Грозная — уже за Тереком, мы туда и днем-то не ходим, а на ночь глядя — тем более. Осиное гнездо, а не место. Там только драконы с казаками летают. Нам, обозным, не по службе.
        — Драконы, ты сказал?
        — Угу, дружок мой так драгунов кличет.
        — Все верно, драгуны и есть драконы, от латинского: «draco».
        — Вы, стал быть, тоже из них… из «draco»?
        — Из них, братец, из них.
        Алексей приосанился, явив драгунскую выправку, но едва успел расправить плечи, как тотчас конфузливо съежился. Прямо на него с небес летел огромный серый орел… Еще в кадетском корпусе офицеры-«кавказцы» многое рассказывали о здешних странностях: де и мальчики тут родятся с кинжалами, и женщины ходят с закрытыми лицами, и зверье обитает злобное, кровожадное, особенно волки да орлы, последние, говорили, способны хоть и овцу в воздух поднять. Но ведь не взрослого же человека?! Такого в рассказах-то не было… Правда, совсем не легче оттого, что впервые это выйдет именно теперь. Веселая будет картина: поехал воин на Кавказ, а по дороге был утащен горным орлом. Смешно всем… кроме самого воина.
        — Я вот тебе покажу, вражье племя!  — крикнул солдат, притопнув ногами.
        Алексей открыл глаза. Ах, вот оно что. Оказывается, пернатый бандит сцапал кудрявого ягненка, что шел неподалеку от обоза. Кто-то из станичников вез домой овцу с приплодом и, верно, выпустил пощипать траву. Что ж, остается посочувствовать бедняжке — животный мир суров (хотя и человеческий немногим лучше).
        Тем временем орел тащил барашка по-над полем, степенно набирая высоту. Старик и девица (та самая, веселая, из соседней тележки) подбежали к солдату, причитая на два голоса.
        — Стреляй, мил, человек! Стреляй! Не дай скотинке сдохнуть!
        «Значит, это им принадлежит овца,  — подумал Алексей, испытывая легкое (и вполне объяснимое) злорадство.  — Поменьше бы над другими смеялись, может, и уберегли бы свою животину».
        — Да куда там, разве попадешь?  — канючил пехотинец, водя ружьем вдогон за птицей.  — Она ж на месте не стоит… Да и потом, заряда на нее мне жалко. А ну как в лесу потеха случится? Тут всяка пуля на счету.
        — Ну, родненький, пожалуйста!  — дрогнув голосом, взмолилась девушка.  — Он ведь маленький еще, как же ты не понимаешь?  — она всхлипнула, прижав ладони к щекам.  — Спаси малышонка… Прошу.
        Такого надрыва Алексей вытерпеть не мог, так как человеком был добрым, отзывчивым. Выхватив из чемодана пистолет, он спрыгнул с повозки, занял классическую дуэльную стойку и, наспех прицелившись, выстрелил… Разумеется, не попал.
        — Я же говорил,  — махнул рукой пехотинец, разгоняя пороховой дымок,  — только пулю зря извели.
        Пулю — возможно и зря. Но в больших девичьих глазах мгновением сверкнуло солнце. Что было, в общем, славно. Иногда важен не результат, а сам порыв, пусть и не вполне удачный.
        — Больно скуп ты, братец, да суров не в меру,  — бросил Алексей солдату.
        — Повоюете с мое, таким же станете,  — огрызнулся тот беззлобно.
        — Постараюсь, избежать сей участи.
        — Слыхали мы такое. Жизнь покажет.
        Меж тем события в поле разворачивались любопытно. Орел, таща барашка над землей, никак не мог подняться в небо. Едва взлетал он на пяток-десяток футов, как ягненок начинал сучить ногами (сбивая плавный мах крыльев), и охотник, теряя высоту, незамедлительно снижался. Видимо, птица была не столь сильна, как уверяли легенды, а барашек не слишком легок — но так или иначе, орел не мог унести свою добычу в гнездо, и, похоже, сам не знал, что с этим делать.
        — Пожадничал пернатый, лишка хватил,  — гудели хором мужики в телегах.  — Бросай его, вражье племя, бросай, не мучай!
        «Оказия» остановилась в ожидании развязки…
        Орел в небе грациозен, царственен, раскинув крылья на несколько аршин, он, буквально обнимает воздух, лежит на нем, качается. Но это в небе. А на земле все обстоит иначе.
        По всей видимости, барашек был не так глуп, как принято считать в народе, потому что, уловив связь между резвостью копыт и поведеньем птицы, он буквально побежал по воздуху, запрыгал… Орла затрясло, как в лихорадке. Суматошно мельтеша крыльями, он все больше становился похожим на курицу, пытавшуюся взлететь на крутой забор.
        — Может, бросит?  — с надеждой в голосе спросила большеглазая.
        — Это вряд ли,  — успокоил ее пехотинец.  — Пока до смерти не замотает, не отвяжется — кавказская кровь.
        Не учел служивый одного — ягненок тоже был кавказцем.
        Охотник, выбившись из сил, в конце концов ослабил когти. Сам приземлился тут же, рядом с упавшей жертвой, наверное, с тем, чтоб отдышаться для следующей попытки. Барашек кубарем прокатился по траве, немного полежал, видно, соображая, где находится и, почувствовав под собой твердую опору, прытко вскочил на ноги. Злобная птица строго следила за каждым его движением, готовясь в любой момент предотвратить побег. Но, как показали дальнейшие события, лучше б она побеспокоилась о собственном здоровье…
        — Ой, отпустил!  — всплеснула девица руками.
        — Щас снова подберет,  — заверил пехотинец.
        — Все ж побегу, авось успею,  — крикнула она и, прихватив рукой подол, устремилась к ягненку.
        За хозяйкой припустила и косматая овечка — мать малыша.
        — Куда тя понесло, Настена?!  — загорланили из телег мужики.  — Все одно не поспеешь. Утащит.
        — Ладно вам,  — цыкнули на них бабы,  — за своим бы, небось, тоже побежали.
        Солнце уж розовело и, мягко клонясь к земле, готовилось, как зрелое яблоко, упасть, покрасневши. Небо тускнело с каждою минутой. А история все не кончалась…
        Барашек, придя в себя, топнул копытцем, словно разминаясь, повертел головой, будто осматриваясь. Орел угрожающе расправил крылья: мол, не вздумай улизнуть — все одно поймаю. А ягненок, кажется, мыслил совершенно иное. В следующий миг он неожиданно встал на дыбы… сделал несколько резвых прыжков… и, пригнув голову, отчаянно бросился вперед…
        — Нет, не успеть ей,  — пробурчал пехотинец, глядя вслед бегущей девице.  — Медленно скачет — тяжелая.
        — Вымя мешает,  — гоготнули мужики.
        Раздался дружный бабий рев, послышались звуки шлепков и ударов.
        — Да, хороша девка,  — мечтательно сказал пехотинец, опасливо поглядывая на тележку, где продолжалась расправа над мужиками. В самый раз по мне… Может, ожениться, а?
        — Ох, насмешил,  — гоготнул старик.  — Она, таких как ты, заместо пугала на огороде держит. Ага, ага… Посмотри на себя-то: усы соплями висят, голова не стрижена, гимнастерка грязна — как есть, чучело.
        — Ты, дед, говори, да не заговаривайся,  — прикрикнул усатый.  — Под пулями не до красоты… воевать надобно.
        — Какие у тя тут пули, вошь обозная?  — осклабился старик.  — У Настены, меж прочим, батька казаком двуруким был. Татар нарубил поболе, чем ты дров на своем веку.
        Алексей заметил, что при слове «двурукий», пехотинец сник лицом. Что означало сие выражение, было непонятно… Кажется, у любого человека от рожденья, пара рук и ног, если он не инвалид, конечно.
        — Ладно, успокойся, дед,  — обмяк солдат.  — За овцами лучше смотри, а то домой некого везти будет…
        Словно пушечное ядро влетел маленький белый барашек в грудь царственной птицы. Орел покатился бы кубарем, да крылья помешали, разверзлись парусами, смягчили падение. Ему бы поберечься, да где там, гордости, хоть отбавляй, вскочил на лапы, принял устрашающую позу, защелкал клювом, нахохлился. Только барашку на это начхать, развернулся кругом и опять камнем вошел в тело обидчика. Охотник взмыл в воздух, будто решив взлететь задом наперед… но не сумел, земля снова встретила его жесткими объятьями. Может, и отлежался бы он, может, и набрался бы сил… если бы не старая овечка. Толстая, как пуховая подушка, она уже приближалась к злодею. Ягненок прыгал вокруг поверженного врага, не зная, что с ним делать дале. Подоспевшая мамаша показала… С наскока она впечатала в орлиную грудь передние копыта и принялась топтать ее с необычайной жестокостью… После нескольких твердых ударов птичий дух взвился в небо один… без царственного тела…
        — Ой, любо! Ой, любо!  — кричали дружно мужики, встречая девушку, тащившую за собой тушку раздавленного орла.  — Хороши овцы, ой, хороши! Продай их нам, Настена.
        — Вот еще, мне такие самой нужны.
        — Тогда орла уступи.
        — Вот еще, самой сгодится.
        — На что он тебе?
        — Чучело набью, женихов стану сравнивать, как найдется сильно похожий, так сразу замуж выйду.
        — На чучело похожий?  — уточнил солдат.
        — На чучело ты сам похожий,  — отрезала девица.  — Я об орлах толкую.
        Алексей был удивлен случившимся. Где ж такое видано, чтоб ягненок кровожадного хищника забодал? Действительно, странный край, диковинная жизнь.
        — Ну-ка, подберись, обозные!  — прикрикнул из-за телег долговязый унтер.  — Нам еще по лесу две версты спотыкаться, а на дворе ужо вечереет. Давай-ка, подгоняй, обозные!
        «Оказия», переваливаясь с боку на бок, вяло заскрипела колесами…
        Пехотинцы переговаривались между собой, бабы судачили с мужиками, стрик с девицей смазывали ягненка каким-то зельем. Алексей оглядывал зеленые чащи… Лесная просека не казалась ему опасной: довольно широкая, не очень бугристая. Правда кусты и деревья росли плотным забором, но то и ладно — конный горец не проскочит. Не приведи господь, конечно, попасть в передрягу с такой компанией: мешковатые солдаты, копотливые лошадки, телеги, набитые под завязку хламом и бабами (что, по мнению деда Матвея, одно и то же), в общем, полудохлая гусеница, а не «оказия», ужас для военного.

        В то же время со стороны гор (оттуда, куда с опаской поглядывал обозный пехотинец) к Тереку мчалась другая «оказия»… Совершенно другая.
        Черной тучей неслась она по-над землей, вздымая пыль даже с травянистых лугов. Мухи и бабочки расшибались о крутые лбы коней, не успевая убраться с дороги. Тушканы выпрыгивали из нор, очумев от гулкого топота. Птицы шибче хлопали крыльями, пытаясь лететь вровень с отрядом (не всякая поспевала).
        Это шли драгуны.
        — И-и, яха!  — вскрикнул всадник на поджаром воронце, припав к косматой смоляной гриве.
        — Йу-ху!  — отозвались товарищи, шпоря коней.
        Это были не те щеголи в высоких киверах, белых лосинах и сверкающих ботфортах, что можно встретить на парадных картинах. Это были кавказские драгуны: смуглые, обветренные, изрезанные шрамами от кинжалов, искусанные татарскими пулями. Черные бурки скрывали их плечи, лохматые шапки украшали их головы, и со стороны могло показаться, что и сами они похожи на горцев (и в том была военная выгода). Но под бурками сияли русские мундиры, а под шапками ершились русые волосы.
        — Где они, Прошка?  — сквозь ветер крикнул всадник на вороном коне.
        — Где-то здесь, ваш бродь,  — ответил бравый унтер, идя след в след за командиром.
        — Так ведь нет никого.
        — Вижу, что нету. Ушли, наверное.
        — Они тебя заметили?
        — Не думаю. Мы на мягких лапах дозорили. Землю копытом не били.
        — Ну и славно. Значит, засады не будет. Возвращаемся,  — офицер поднял руку, сделав условный знак отряду.
        Эскадрон, молча осадив коней, с той же прытью бросился в обратную сторону, туда, где в окружении дюжины всадников катились арбы с ранеными…

        — Ну, что там, братцы, татар не видать?  — спросил забинтованный солдат у крепких драгун, что вились подле ароб, как пчелы, охраняющие ульи.
        — Нет, вон наши уже возвертаются.
        — До темноты бы успеть,  — вздохнул раненый, поправляя солому под лежавшим рядом товарищем.  — Ты жив еще, Тихон?
        — Еще, да.
        — Ну и молодца. Держись, брат. Скоро прибудем в станицу, а там, друг ты мой, сущая благодать. Атаман встречает с поклонами, бабы подносят угощения, молодые казачки улыбками светят, и даж собаки хвостами виляют. Веришь, нет?
        — Угу.
        — Ну вот, а потом, тех, кто тяжелораненый — мы-то с тобой уж всяко, не легкие — отправят на леченье в Пятигорск. Там, друг ты мой, еще радостней, чем здесь. Местные барышни, даже благородных кровей, липнут на «кавказцев» буквально, как мухи на мед. Любят они нашего брата до беспамятства.
        — Мухи-то?
        — Мухи, само собой, я имею в виду про дамочек.

        Казачья станица Червленая, зеленела яблоневыми садами и лучилась теплом ухоженных мазанок, коптивших закатное небо ароматным печным дымком. Сивобородый атаман трусил на гнедом жеребце по узкой улочке, разгоняя в стороны глупых индюшек и объезжая тупоголовых волов. Первые действительно были глупы, так как во время дождя могли, запрокинув голову к небу, попросту захлебнуться. А вторые, несомненно, слыли тупыми, потому что, встретив на пути брошенную телегу, могли часами ждать, когда она уступит им дорогу.
        — Что, Яков Степаныч, готовность проверяш?  — крикнула из-за плетня пышногрудая казачка в розовой, облегающей статную фигуру, рубахе.
        — Проверяю, Надежда, проверяю.
        — Нынче могу зараз хоть троих принять,  — улыбнулась она, выказывая два ряда белых зубов.  — Но лучше, все ж, одного. И лучше, офицера.
        — Посмотрим, скольких привезут, а то, мож, и солдатам хат не достанет.
        — Ага, ну смотри, смотри,  — согласно кивнула женщина.  — Только тяжелых мне в энтот раз не посылай, а то я в прошлом заезде с ними намаялась.
        — Добре.
        — Слышь ты меня, али нет?! Таперича, пусть другая тяжелых возьмет. Понял ли?
        — Ладно. Понял я, понял.
        — Ну, то-то ж,  — успокоилась казачка…
        На следующем подворье кормила уток сухонькая старушка возрастом, атаману в матери.
        — Что, Яков, хаты пересчитывашь?  — спросила она, полуобернувшись.
        — Пересчитываю, Маланья, пересчитываю.
        — Ты мне нынче тяжелых подавай, с ними все ж поспокойней будет. А то я в давешний приезд с легкими-то до жути намучилася.
        — Добре.
        — Понял ты меня, аль нет?!
        — Понял я тебя, понял.
        — О, то-то ж.
        Атаман пришпорил жеребца, направляясь к сторожевой вышке, что торчала на краю станицы перед спуском к речке. Куры разлетались с дороги, как брызги из лужи.
        Бойкий дедок, справно несший службу в охранном дозоре, подошел к краю дощатой площадки и, опершись на сучковатую ограду, бдительно поглядел вниз.
        — О, кажись, гости жалуют,  — поправил он газыри на васильковом казачьем кафтане…
        — Ты не в землю гляди, Кузьмич, а окрест,  — прикрикнул издали атаман.
        — Я там все уже видал, таперича на тебя поглазею.
        — Ну и чего ты там усмотрел?
        — Идут, голуби, числом пол-эскадрона иль чуть боле.
        — Далече?
        — Верстах в пяти.
        — Что ж ты молчишь, старый хрыч? Встречать уж пора.
        — Дык я не молчу. Это ты меж плетней заплутался.
        Атаман обернулся к ближайшей хате, у которой стояла молодая казачка с длинной, ниже пояса, косой.
        — Маришка, а ну клич сюда весь народ, отряд подъезжает ужо!
        Девица, одернув кружевную кофточку, опрометью помчалась к соседним домам…

        Драгунский отряд, переправившись через Терек, собрался в стройную колонну и мягко зарысил к станице. Впереди — командир на воронце, следом — унтер, подгоняя буланого. У крайних хат уже толпились станичники, державшие в руках щедрые, с пылу с жару, угощения. Атаман, завидев арбы с ранеными, посуровел лицом, выдвинулся вперед и отвесил им низкий, до земли, поклон. Старики вытянулись во фрунт, приложив заскорузлые пальцы к мохнатым шапкам. Бабы принялись крестить всех без разбора: и здравых и увечных.
        — Вот из-за таких минут, Прохор, и стоит жить,  — сказал командир чуть хрипловатым голосом.
        — Мне, Илья Петрович, стыдно признаться, иногда, плакать хочется, когда такие встречи наблюдаю.
        — И мне,  — пробурчал командир, выезжая из строя.  — Протягивай колонну по улице, а я к атаману, хаты определять.
        — Слушаюсь, господин поручик,  — казенным тоном отчеканил унтер, хорошо сознавая, что отряд застрянет уже на входе в село…
        Так оно и получилось. Едва достигнув толпы, «оказия» увязла в ней, как гусеница в сметане. Драгуны принялись за угощенья, спешились, начали балагурить с молодками, выпивать со стариками, трепать за вихры детвору…
        Но шумную встречу неожиданно прервал сиплый окрик Кузьмича, добросовестно бдевшего на посту.
        — Тише, вы!.. Тише!..
        Народ не сразу, но примолк. Атаман, беседуя с поручиком, вскинул взор на вышку.
        — Что там у тебя?
        — Кажись, выстрелы в дальнем лесу… Слышите?
        — Вроде бы.
        — Я вот думаю, не наши ли там под татарина попали? Аккурат, должны были сегодня возвернуться.
        — Ух ты, мать честная!  — схватился за голову атаман.  — И правда. Наши-то станичники намедни за покупками уехали, должны были назад с пятигорской «оказией» возвертаться. Неужто, они?!
        — Посмотреть, что ль?  — участливо спросил командир.
        — Сделай милость. А я здесь пока твоих раненых определю. Пособи…
        — Хорошо… Кхе, кхе. Только у меня там двое тяжелых, им особый уход нужен. Так что ты уж расстарайся.
        — Не беспокойся, все будет в лучшем виде. У меня тут в самый раз кто-то про тяжелых спрашивал. Устроим всех, не переживай.
        — Вот и славно… Кхм… Прохор, ты где!?
        Унтер выбрался из толпы с куском хлеба, укрытым вяленым мясом и перьями зеленого лука.
        — Я здесь, ваш бродь.
        — Луку нажрался?
        — Маненько закусил.
        — Превосходно — спать будешь в собачьей конуре, а теперь командуй сбор.
        — Эскадро-он!  — Без лишних слов гаркнул Прохор, отдав хлеб мальчугану.  — По ко-оням!
        Драгуны, молча допивая, дожевывая и глотая целиком, взметнулись на лошадей.
        — Ты глянь, как дрессированные,  — с сожалением покачала головой Надежда.  — Хоть бы спросили: куда, зачем?
        — За мно-ой… ры-ысью!  — раскатисто крикнул командир, и в этом голосе, суровом и лихом одновременно, не осталось и капли нежной хрипотцы, что слышалась чуть раньше при встрече с гостеприимными станичниками.  — А-арш!
        Кони, спесиво вздрогнув, пулей сорвались с места. Облако пыли накрыло встречающих…
        — Теть Надь… кхе, кхе,  — прокашлялась Маришка,  — а тебе кто-нибудь тут глянулся, аль нет?
        — А то… Конечно.
        — Кто?
        — А тебе?
        — Мне помощник командирский.
        — Конопатый?
        — Ага, светленький.
        — Не-е. Я люблю темных и скуластых, чтоб желваки под кожей ходили. Как у командира, к примеру… Шрам у него на щеке, видала?
        — Не, я на стариков не смотрю.
        — Какой же он старик — годов тридцать, не боле.
        — То и есть, старик.
        — Это кто для тебя старик?!  — подбоченилась Надежда.  — Мож, и я тогда старуха?
        — Конечно,  — хихикнула Маришка.  — Тебе ж в прошлом годе тридцать стукнуло.

        Глава 2

        1994 г.
        Шла последняя минута 1994 года. Молодые люди с фужерами в руках беспокойно поглядывали то на часы, то на своего приятеля, нервно истязавшего толстую бутылку шампанского. Наступал ответственный момент. Пробка должна была покинуть горлышко ровно в 12 -00, точнее в 00 -00 (время без времени). Судя по легкому волнению на лицах собравшихся, последнее условие для них что-нибудь да значило.
        — Внимание, готовность!  — предупредил высокий молодой человек с прической-бобриком и серыми, как дым, глазами.  — Даю обратный отсчет… 5 -4 -3 -2 -1 — Пуск!
        Тот, что безуспешно теребил упрямую бутылку шампанского, схватил со стола кухонный нож и с силой ударил им в ребро пробки. Щедрая пена брызнула за миг до того, как стрелка шагнула в новый 1995 год.
        — Ура-а!  — загремел басовитый квартет.
        — Успе-ел!  — закричал разливающий.
        — Краса-авец!  — подхватили друзья.
        — Сам зна-аю!
        Осушив поднятые фужеры, в которые попали только брызги пены (остальное пролилось на скатерть), компания принялась за разносолы.
        — Молодец, Лева,  — прошамкал темноволосый крепыш, надкусив бутерброд с рыбой (а именно — с селедкой).  — Я думал, что завалишь операцию.
        — Красавец!  — поддержал его блондин с коротким чубчиком.  — Быстро сообразил.
        — Заклинила зараза в самом ответственном месте,  — посетовал разливающий.  — Но у меня ж не забалуешь. Сработал по плану «В».
        — Хорошо, что здесь нет посторонних,  — усмехнулся обладатель бобрика.  — Нормальный человек принял бы нас за идиотов — операцию по освобождению пробки обсуждаем. Умные ли?
        — Ты не прав, Денис,  — возразил крепыш.  — Если б нормальный человек знал, что в этих мелочах отражаются боевые качества характера, то сам бы все прекрасно понял. Меня, когда в отряд принимали, лампочку заставляли вкручивать… без стула… и без лампочки.
        — Тебе повезло, Стас. А я дубовый стол без двух ножек на руках держал… полчаса. На нем — чашка с кофе… до краев.
        — А мне просто морду набили в спортзале, и все,  — ностальгически вздохнул блондин.  — Песня, а не приемка.
        — Ты так говоришь, Антон, будто нам ее не били,  — хмыкнул разливающий.  — Меня даже на «болячку» взяли в конце спарринга, неделю потом рука не гнулась.
        Условия приема в спецназ были достаточно строги, а во многом и жестоки. Выглядел экзамен приблизительно так. В первую очередь кандидата тестировали на физическую пригодность: бег, прыжки, полоса препятствий и так дальше. Засчитывались только нормативные результаты, то есть соответствующие разрядным требованиям, все, что ниже — отбраковывалось (вместе с «чемпионом»). Вслед за этим оценивались специальные бойцовские качества (не путать с боевыми — случалось, прекрасные рукопашники в бою оказывались робкими телятами). Четыре спарринга с разными по весу противниками позволяли составить довольно четкое представление о мастерстве и болевой чувствительности будущего спецназовца (последнее играло немаловажную роль). По окончании избиения (по-другому назвать поединки со свежими, соревновательного уровня партнерами было сложно) окровавленного и зачастую травмированного претендента облачали в тяжелый бронежилет и заставляли бежать трехкилометровую дистанцию. Когда он приползал к финишу (если вообще приползал)  — снова отправляли на спарринг, правда, уже в более мягкой, щадящей форме. Тот, кто и после этого
оставался на ногах, подвергался еще одной, уже заключительной пытке. Ему предстояло решить несложную бытовую задачу, например, заменить сгоревшую в плафоне лампочку (новая лежала в укромном, но не скрытом от глаз месте). Каждое действие испытуемого — как быстро отреагировал на просьбу, сколько задал уточняющих вопросов, заметил ли лампочку и так далее.  — рассматривалось под микроскопом и оценивалось по специальной шкале. Требуемое количество очков набирали из пятнадцати — двое (в основном, кандидаты и мастера спорта).
        — Люблю ходить к тебе в гости, Денис,  — сказал Стас, жуя толстый бутерброд.  — Уютно, как в казарме.
        — А я думаю, почему он шампанское селедкой закусывает?  — ехидно заметил разливающий.  — Оказывается, армию вспоминает.
        Однокомнатная квартира, где разгорался новогодний праздник, была обставлена довольно скромно, если не сказать, бедно: шкаф, диван-книжка, раздвижной стол. Из роскоши — телевизор. Любая женщина, заглянувшая сюда, надменно хмыкнула бы: «холостяцкая берлога». Любой мужчина уточнил бы: «дом военного». Ни одной лишней вещи, ни тени легкомыслия, все строго, аскетично, аккуратно. Даже продукты в холодильнике лежали в ряд, как на витрине. Что уж до одежды и обуви — в струнку.
        — Так. У нас, кажется, появилась проблема,  — хмуро заметил Антон.  — Закуска не сочетается с выпивкой. Решение?
        — Убрать шипучую бормотуху,  — кивнул на фужеры Стас.  — Даешь нашу русскую красавицу!
        Бутылка водки, открывшись не в пример шампанскому быстро и мягко, забулькала над дружно поднятыми стопками.
        — С Новым Годом, с новым счастьем!  — вскрикнул Денис, накалывая вилкой малосольный огурчик.
        Все, разом выдохнув, опрокинули рюмки.
        — За этим оригинальным тостом должен последовать не менее оригинальный,  — шамкая, сказал разливающий.  — Между первой и второй перерывчик небольшой. С Новым Годом!
        Морщась от горького удовольствия, компания налегла на холодные закуски. Мужской стол отличается от женского разумной простотой и глубокой содержательностью. Отварное мясо — кусками (так сочнее). Соленые огурцы и помидоры — в банках (чтоб лишние тарелки не пачкать). Вареная картошка — целиком (ароматнее). И для праздничной красоты — фрукты: яблоко и апельсин.
        — Когда мы все переженимся, то будем вспоминать этот стол, как самый красивый на свете,  — вздохнул разливающий, принимаясь за свои обязанности.  — Предлагаю поднять следующую за…
        Компания недовольно зашумела.
        — Третий тост.
        — Ой, виноват, мужики, просчитался. Конечно, третий…
        Выпили молча, не чокаясь… Достали сигареты, не спеша закурили.
        — Что думаете о Кавказе?  — спросил Денис, выпуская струйку дыма.
        — Обычная заварушка,  — пожал плечами Стас.
        — Не-а. Война,  — возразил Антон.
        — Тогда нас туда не пошлют,  — успокоил друзей разливающий.  — Мы — эмвэдэшный спецназ, нам положено бандитов ловить. В атаку пусть армейцы бегают.
        — Там тоже бандиты,  — заметил Денис.  — Разве не слышал — людей воруют, поезда грабят.
        — Русских на улицу выбрасывают,  — дополнил Стас.
        — По мне — хоть самолеты угоняют,  — хмыкнул Антон.  — Я туда не собираюсь.
        Разливающий наполнил рюмки.
        — В Моздок я тоже не ездок. Мне еще жениться, дом строить, сыновей растить.
        — А я поеду,  — сказал Денис.  — Себя хочу испытать. Не все качества пробками да лампочками проверяются. Некоторые — только войной.
        — И я поеду,  — кивнул Стас.  — Может, медаль какую или орден заработаю.

* * *

        Тяжелый транспортник заходил на Моздокский аэродром, как пеликан на утиное озеро. Серенькие истребители опасливо жались к берегам, уступая ему дорогу. У стрекоз-вертолетов трепетно дрожали крылышки от мощного рокота…
        Говорят, под Новый Год, что ни пожелаешь — непременно сбудется. Сидевшие в толстом брюхе транспортного «Ила» Денис и Стас, могли это с готовностью подтвердить. Еще не закончился первый январский день, еще не отзвучали поздравления с экранов телевизоров и не разошлись по домам засидевшиеся гости, а поднятые по тревоге собровцы уже летели на Кавказ. Обычная жизнь спецподразделений: три часа на сборы и вперед — в любую точку страны. Положим, на это никто не жаловался — знали, где служили. Но вот по части доставки в ту самую «точку», многим хотелось решительно возмутиться. Самолет, был переполнен настолько, что случись ему сделать мертвую петлю, никто из пассажиров не сдвинулся бы с места — некуда. Даже избитое сравнение с банкой кильки здесь абсолютно не ложилось — консервы хотя бы хлюпали, когда их переворачивали. Пять часов полета и отсутствие удобств на борту превращали и без того трудное путешествие в невыносимую пытку (после выпитого и съеденного за праздничными столами).
        …Шумно опустившись на бетонную полосу, грузный исполин сбавил обороты и покатился в дальний конец взлетного поля, где уже томилась ожиданием колонна военных «Уралов».
        Погрузка и разгрузка для спецназовцев столь же привычны, как тренировки в спортзале или стрельбы в тире. Выстроившись в живые цепочки, парни, шутя, раскидали многие тонны груза по кузовам подъехавших машин. Суровый полковник с легкой сединой в усах — командующий сводным отрядом СОБРа — быстро проверил людей и оружие и подал сигнал к началу движения. Колонна, изрыгая клубы сизого дыма, медленно потянулась в ночной город.
        Провинциальный Моздок не понравился Денису. Обычный райцентр, каких в каждой области десятки. На центральных улицах — трех-пятиэтажные дома, на окраинах — избы. Кое-где, правда, встречались кафе, ресторанчики, даже кинотеатры (целых два). Примечательно, что, несмотря на разгар новогодних праздников, по городу не шатались толпы подвыпившей молодежи. Взыскательный осетинский уклад действовал лучше целой армии постовых.
        К месту новой дислокации добрались быстро. Им оказалось небольшое овощехранилище, ангары которого спешным образом освободили от лука, заставив двухъярусными солдатскими кроватями. Кто-то сказал бы: «какой ужас», а спецназовцы после пяти часов самолетного заключения сочли эти условия едва ли не курортными. Денис занял нижнюю койку, Стасу досталась верхняя, «молодежная».
        — Когда буду подниматься, обязательно наступлю тебе на ногу,  — процедил он недовольно.
        — Сам же говоришь, что мое место плохое. К чему, спрашивается, нервничать?
        — А лучше, на руку.
        — Вот видишь, как мне не повезло.
        В дальнем углу ангара, где под потолком тускло мигала длинная люминесцентная лампа, слышались хриплые, не совсем трезвые голоса. Друзья из любопытства оглянулись.
        — Пойдем, посмотрим,  — кивнул Денис.
        — Иди, если хочешь, а мне еще «Сферу» надо подогнать.
        — Ага. Я быстро…
        На втиснутом меж коек табурете уместилось немногое: наполовину выпитая бутылка водки, солдатская кружка, банка тушенки, граненый, накрытый кусочком хлеба стакан. Вокруг на тощих матрасах сидело трое небритых бойцов в прожженных, неимоверно грязных камуфляжах. К каким войскам они принадлежали, понять было сложно, да и имело ли это значение. Говорил один, с красными, как помидоры, глазами.
        — Там, мужики, конкретный ад,  — махал он руками перед собравшимися спецназовцами.  — Из граников, из минометов, из пушек… Охренеть! Машины горят, боекомплект рвется, башни отлетают, как пробки, солдаты валятся штабелями, командиры шалеют… Короче — Курская Дуга.
        — У них и пушки есть?  — спросил кто-то из собровцев.
        — И пушки, и танки, и самолеты. Они ж нашу технику у себя оставили — армию можно вооружить. А мы туда по-походному вошли… В общем, трупами все улицы застелили. Была бригада — нет бригады. За одну ночь около тысячи человек положили.
        — Врешь?!  — вырвалось у кого-то.
        — Может, вру… Может, и больше.
        — Не врет!  — раздался сзади твердый мужской голос. К кроватям подошел высокий рыжеволосый капитан в застегнутом наглухо бушлате.  — Здорово, мужики,  — сказал он хмуро и опустился на матрас.  — Я из штаба группировки, знаю цифры не понаслышке. Все обстоит еще хуже, чем вы рассказываете.
        — То-то и оно,  — кивнул красноглазый, протягивая штабисту кружку.  — Помянете?
        Капитан, согласно кивнув, выпил, не морщась. Чуть помолчав, продолжил.
        — Мы оказались не готовы к масштабным боевым действиям. Думали, все будет, как обычно: побряцаем оружием, попугаем, и чеченцы успокоятся. А они устроили нам конкретную войну, по сравнению с которой, Афган может показаться легкой прогулкой. Теперь сами не знаем, что с этим делать. Пока стягиваем войска со всей страны. Чечню тремя бригадами не успокоишь. Здесь понадобятся дивизии. Зачем мы вообще сюда сунулись, идиоты!  — неожиданно резко закончил он и, встав с кровати, нервно одернул бушлат.  — Извините, мужики, пойду я. Друг у меня там остался. Трупы своих забрать не можем. Дикость, мать ее! Извините еще раз. Счастливо…
        — Нам от этих извинений не легче,  — хмыкнул боец, когда штабист удалился.  — Заварили кашу, теперь сами расхлебывайте. Ноги нашей здесь не будет.
        На Дениса откровения штабного капитана подействовали хуже, чем жуткие рассказы солдат о новогодней бойне. Если в руководстве группировки царила растерянность, то что было спрашивать с линейных подразделений? Хмурый и подавленный он вернулся к своей кровати.
        — Ну, что там?  — спросил Стас, затягивая шнуры на «Сфере».
        — Они сами не понимают.
        — Нормальный расклад. И чего будем делать?
        — Спать…

* * *

        Утро следующего дня началось с общего построения. Умывшись из батареи, в которую был врезан ржавый, как и сама вода, кран, отряд высыпал на территорию базы. Шел скупой южный снежок, таявший, едва долетев до земли.
        — Итак, внимание,  — громко сказал командир, оглядывая пятнистые шеренги.  — В сводный отряд собраны добровольцы из всех СОБРов региона, поэтому…
        — Не совсем так,  — загудел строй.  — Нас, к примеру, никто не спрашивал. Вытащили из-за стола и послали.
        — И нас послали.
        — И нас.
        — Но вы же не отказались,  — возразил полковник.
        — Не совсем так,  — опять послышалось в шеренгах.  — Нам этот вариант никто не предлагал.
        — И нам.
        — А что, можно было?
        — А сейчас еще можно?
        Народ зашумел, обсуждая вчерашние откровения вернувшихся из Грозного бойцов. Их мрачный рассказ поселил смятенье в душах даже не робкого десятка спецназовцев.
        Командир поднял руку, устанавливая тишину.
        — Вот об этом мне и хотелось поговорить. Я, как и вы, думал, что здесь обычная операция, а вышло — война. Более того, нам поставлена задача — выдвинуться в Грозный, который, судя по данным разведки, укреплен не хуже Берлина в 45-м году. Вопрос — идем, или кричим, что мы не солдаты и остаемся.
        — А давайте и пойдем, и покричим.
        — А давайте и кричать не будем, и никуда не пойдем.
        — А можно тем, у кого желудок не выносит кавказскую кухню, уехать домой?
        Полковник, не раздумывая, кивнул.
        — Можно…
        — Спасибо, до свидания.  — Четверо спецназовцев, выйдя из строя, гуськом засеменили к овощехранилищу.
        — … Но дома вам скажут: сачки, а те, кто остался — герои.
        Не произнеся ни слова, группа, описав небольшой кружок, плавно вернулась на место. Последний боец, ковылявший за товарищами, опустив голову (что-то у него случилось с ботинком), похоже, так и не понял, куда он ходил, зачем, и почему вновь оказался в начальной точке.
        — Так, с кухней, кажется, вопрос решен,  — ухмыльнулся в усы командир.  — Теперь серьезно. Нам придают шесть бэтээров, но без экипажей. Вопрос: много ли здесь бывших армейцев? Сможем ли сами укомплектовать машины?
        Руку поднял молодой, спортивного вида спецназовец (к слову сказать, под эти приметы подпадало девяносто процентов собравшихся).
        — Один нашелся,  — раскрыл планшет полковник.  — Откуда? Как фамилия?
        — Нет, я просто хотел спросить. Нас что, с армией местами поменяли? Мы вместо них в окопы, а они за нас уголовные дела заканчивать?
        — Армия тоже подтягивается,  — хмуро буркнул полковник.
        — Тогда почему мы оказались здесь раньше? Кто-то по ошибке 02 набрал, что ли?
        — Потому что нам легче собраться. У нас нет ни техники, ни тяжелого вооружения.
        — Логично,  — с сарказмом заключил боец,  — именно поэтому мы и должны воевать в окопах. Кстати, хотелось бы уточнить, а БТР — это, который на гусеницах?
        — Ты где служил? В кавалерии?
        — Нет, я после Школы милиции.
        — Понятно. Тогда объясняю. БТР — это, который на колесиках.
        — Уже легче. Можете записать меня шофером, я на машинах умею.
        — Нужны не шоферы, а механики-водители и наводчики.
        — А наводчики — это кто? Подстрекатели, что ли? Типа наводчики на квартиры?
        — Кто понимает, о чем я говорю?
        Из строя вышло человек десять-двенадцать…
        Денис смотрел на командира с чувством легкого уважения. Если бойцам и хотелось возмутиться неправильным использованием СОБРа (воевать должна армия, милиция — ловить жуликов), то это желание быстро улетучилось. Полковник дал понять, что он — свой: «Идем, или кричим, что мы не солдаты?». Показал, что знает неписаные законы спецназа: «Каждый имеет право голоса». Выслушал мнения бойцов. Сориентировался. А когда увидел, что в строю немало добровольцев — присоединился к ним, устыдив охотников возвратиться домой. Поведи он себя немного иначе — неизвестно, как бы все дальше сложилось.
        СОБРы (специальные отряды/отделы быстрого реагирования)  — пожалуй, лучшее, что было создано в недрах МВД за последние перестроечные годы. Появившиеся в начале 90-х, когда по улицам разъезжали колонны бандитских машин, когда «быки» клеили «хрусты» на лбы гаишников (а те говорили: спасибо), когда на стрелки собиралось по 150 -200 вооруженных отморозков, когда милиция робела при виде золотых цепей и малиновых пиджаков, СОБРы стали единственным кулаком, который не только умело крошил бандитские зубы, но и прятал их обладателей за решетку (для того имея собственную агентуру, ведя оперативные разработки). Вооружение и методы действий этого уникального подразделения абсолютно не сочетались с армейскими. Многие бойцы прибывали на Кавказ с миниатюрными автоматами «Кедр», удобными для скрытого ношения, но совершенно бесполезными на войне. Использовать СОБР в качестве пехотной роты означало — подметать малярной кистью улицы. Это понимали офицеры-спецназовцы, имея веские доводы для возмущения. Но также понимали они и то, что страну рвали в клочья…
        Погрузившись на БТРы, отряд с нелегким сердцем тронулся в путь. Кто-то буркнул: «в последний» (на него тут же вылили ведро словесных помоев). Дорогу к Грозному вызвался показать один из собровцев, некогда бывавший в этих замечательных, с его слов, краях и прекрасно помнивший каждую тропинку.
        Первые сомнения в твердой памяти «Сусанина» появились, когда колонна, заехав в очень тесное ущелье, с удивлением обнаружила, что оно к тому же и глухое.
        — С кем не бывает,  — успокоил проводника полковник, давая сигнал к отходу.  — Я в Афгане тоже однажды поезд под откос пустил. И ничего.
        — А что здесь такого?  — не понял боец.
        — А то, что железных дорог в этой стране не построили.
        — А где же вы тогда?..
        — Вот именно… В соседнее государство забрел случайно.
        — В какое?
        — Военная тайна. Расскажу тебе, ты — другим, так дойдет и до представительства того самого государства. Вспомнят давнюю историю, претензии предъявят. Это уже лишнее. Мы, кстати, правильно едем?
        — Конечно…
        Дорога вздымалась все выше и выше. Бойцы сначала радовались, что не скатываются в очередное ущелье, но, когда серпантин закрутился винтовой лестницей, взлетая на гору, заподозрили неладное.
        — Ты уверен, что там, наверху, Грозный?  — спросил полковник, указывая пальцем на заснеженную вершину.
        — Не совсем,  — тихо буркнул проводник.
        — Да уж,  — крякнул командир, останавливая колонну.  — Назад, орлы… мои горные.
        С риском для жизни, вернувшись к подножью (съезжали задним ходом — развернуться было негде), предприняли третью попытку, попасть в цель. Неизвестно чем бы закончилась и она, если бы не танковая колонна, проходившая дальней стороной и совсем в другом направлении. Резонно рассудив, что танкисты едут не в магазин за квасом, пристроились к ним в хвост… и не прогадали.
        — Отличное прикрытие!  — показал большой палец Стас, сидя на башне бэтээра.  — С этими пушками можно смело воевать. Не страшно.
        И ведь зря сказал. Проезжая мимо леса, попали под плотный обстрел.
        — Накаркал!  — сплюнул Денис, передергивая затвор.
        Спецназовцы открыли ответный огонь. Наводчик Андрей, кудрявый парень с веснушчатыми щеками, быстро развернул башню к лесу, и вместе с ней прокрутился и Стас. Автомат его непроизвольно уставился в лица сидевших на броне бойцов.
        — Ты еще выстрели!  — закричали они хором.
        — Что я, не вижу что ли?  — обиженно буркнул Стас и… выстрелил (бэтээр как раз бросило на кочке). К счастью, машина шла последней в колонне, а башня давала преимущество в высоте, и пули ушли верхом.
        — Я чувствую, до Грозного дойдут не все,  — сказал высокий парень с кривым боксерским носом.  — И совсем не потому, что их убьют духи. Здесь, кажется, есть кому.
        — Серега, трассера!  — крикнул ему широкоплечий сосед.
        — Понял, Макс,  — боксер тут же сделал профессиональный уклон, но, как оказалось, зря. Красная строчка просвистела над головой.  — Второй уж раз пронесло,  — выдохнул он облегченно.
        — Или у стрелка закончился магазин, или он дал целеуказание гранатометчику,  — предупредил сосед, отрезая длинную очередь.  — Если второе, то ждем кумулятивный заряд…
        Слава Богу, не дождались. Все прошло спокойно. Танки же никакого участия в перестрелке не принимали. Вряд ли, они ее вообще заметили — танки пули не боятся.

        Глава 3

        Алексей стоял с завязанными руками неподалеку от своей повозки. Перед ним на белом коне кружил горец в синей черкеске и запыленных ноговицах.
        Все случилось неожиданно. Едва проехали сажен двести по лесу, как впереди показался татарский отряд. Пока солдаты изготавливали ружья, горцы уж дали залп и были рядом. Иных застрелили, других порубили, оставшихся вытащили из-под телег и согнали в короткий круг. Алексей стоял отдельно от всех, кляня себя самыми распоследними словами. Достать пистолет он не успел, а хоть бы и достал — тот был не заряжен (после истории с орлом). Подхватить ружье убитого солдата тоже не смог — оно лежало далеко у леса. Что было делать? Бросаться со щербатым кинжалом на всадников? Честно сказать, не хватило ни духу, ни сноровки. Вот за это и корил себя, на чем свет держится. Кисейная барышня, а не офицер. Позор для деда, позор для армии, стыдобушка перед красавицей Настей, которая стояла теперь под взглядами гогочущих абреков и ожидала своей (уж точно, незавидной) участи. Срам, отчаянье, безысходность. Первый бой — и такое бесславье. Горец что-то лопотал по-своему, тыча шашкой в офицерские эполеты, вероятно, хотел взять в плен. Только лучше б уж зарубил. Зачем, спрашивается, дальше жить? Выдохнуть из легких весь воздух
и замереть навеки. Или броситься на татарина, пусть застрелит.

        — Ну, что там?  — спросил командир у прискакавшего из леса дозора.
        — Там, ваш бродь, татары наш обоз разоряют — выпали запыхавшийся Прохор.
        — Много ли?
        — Дюжины три, четыре.
        — Как и нас,  — поручик оглядел затаившийся под деревьями отряд.  — Это, верно, те самые, что встретились тебе прежде.
        — Точно, они. Возьмем на ура?
        — Дура. Чему я тебя только учу.
        — Тактике?  — неуверенно произнес унтер.
        — Именно, что тактике. Если есть возможность не ходить на ура, то, что следует делать?
        — Не ходить.
        — Верно. Драгунам изготовиться к пехотному бою!

        Алексей наблюдал, как горцы обыскивают телеги в поисках дорогих вещей. Тот, что был у них за главного, в синей черкеске, спешился и потрошил офицерский чемодан. Ничего ценного в нем, разумеется, не было, но ощущение, что этот мерзавец ковыряется в душе, с каждой минутой нарастало.
        Вдруг, издалека донесся пронзительный крик.
        — И-и, ях, ях, ях!
        Алексей повернул голову. По просеке, на большой скорости, к ним приближался какой-то татарин в черной бурке — очевидно, припоздавший соратник грабителей. Главный посмотрел на него удивленным взором, что-то гыркнув землякам. Те дружно загоготали, покатываясь в седлах, скаля желтые искривленные зубы. Однако ж, веселье их было недолгим. Через пару мгновений всадник достиг передних телег и, осадив коня, неожиданно скинул с плеч бурку. А под ней… Алексей не поверил своим глазам. На солнце сверкнули чешуей медные драгунские эполеты, в руке удальца блеснула шашка. Но это было не все. В следующий миг он выхватил из ножен и вторую и принялся крутить ей одновременно с первой, будто играя двумя ослепительными молниями. Кавказцы раскрыли рты.
        — Ну, что, отважные горцы!  — крикнул всадник.  — Кто выйдет на поединок с русским офицером?! Иль вы только кучею смелы?
        Надо знать кавказцев — после таких слов нельзя просто взять и застрелить наглеца. Потом свои же обвинят в трусости. Пока они выбирали поединщика, офицер кружил перед телегами, то и дело поглядывая в лес.
        — Так что, нет среди вас смельчаков?!  — Продолжал он играть на горском самолюбии.  — Или вы по-русски не понимаете? Или никто из вас шашкой не владеет?
        Один из татар вступил с ним в диалог.
        — Ты что хочешь, урус? Смерти своей хочешь?
        — Хочу, но не своей,  — честно признался офицер.
        — Будет тебе смерть, собака!  — рявкнул горец и вопросительно взглянул на главного. Тот, ухмыляясь, поднимал винтовку.
        Алексей понял, что сейчас от этого мерзавца зависит жизнь храброго драгуна, который неизвестно каким образом очутился в лесу, который не спасовал перед целой оравой татар, не блеял жалким ягненком… Минуту. Ягненком. А что сделал малыш, когда ощутил под ногами землю? Верно — первым делом, бросился на обидчика. Неужели молодой русский офицер окажется трусливей кавказского барашка? Наклонив голову вперед, Алексей решительно прыгнул на главного. Удар лбом точно пришелся в его бритый затылок. Винтовка упала на землю, хозяин, без памяти,  — рядом. Один из горцев подбежал к дерзкому пленнику, занеся кинжал для расправы. Может, и кончилась бы на том бесславная жизнь подпоручика Одинцова, если бы…
        Если бы одновременно со взмахом татарина по лесу не прокатился грозный боевой клич.
        — Драгуна-ам, огонь!!!
        И, в тот же миг, воздух взорвался от ружейных залпов. Сливаясь по три, по пять, по семь, они прогремели, как пушечные. Из-за деревьев, с обеих сторон просеки, роями полетели горячие пули. Над лесом взвился пороховой дым. Верховых снесло, будто сдуло. Пешие попытались спрятаться за телеги, но где там — свинцовые пчелы жалили всюду. Стрельба звучала бесперебойно, и в том чувствовалась драгунская слаженность. Шанс на спасение у разбойников был один — поднять руки вверх. Но горцы в плен не сдавались…

        Перебинтованный солдат обвел взглядом большую, с иконой в углу, комнату, где лежал на деревянной кровати у чистого окошка.
        — Ты жив еще, Тихон?
        — Еще да,  — отозвался приятель с соседней койки.
        — Видал, какие нам хоромы отвели? Не всякому офицеру такие достанутся. Что я тебе говорил — уважают здесь нашего брата.
        — Неудобно как-то,  — возразил товарищ,  — баба молодая за нами ухаживает. Неловко перед ней грязными портками сверкать.
        — Да что ты,  — отмахнулся перебинтованный,  — атаман сказал, она сама тяжелых спрашивала, мол, легкие в прошлом разе своей прытью измучили.
        — Тогда ладно,  — успокоился Тихон.
        — Я вот что думаю. Мож, не поедем в Пятигорск. Мож, здесь будем лечиться?
        — Пошто так?
        — Да уж баба больно приятная, говорят, вдовая. Виды имею.
        — Нужон ты ей — бинта кусок.
        — Дык, я же подлечусь.
        — Подлечись сначала, а потом виды имей.
        Российская ночь ложится на землю мягко, осмотрительно, давая время припозднившимся путникам обрести кров. Кавказская же, падает черной ширмой. Будто всевышний задувает свечу: фуф — и погасло. Солнце уж садилось на гору, а это был верный признак того, что создатель набрал в легкие воздуха.
        Кузьмич стоял на вышке, держа руку козырьком, щуря маленькие подслеповатые глазки. Внизу щипал мягкую травку гнедой жеребец, рядом переминался с ноги на ногу озабоченный Яков Степаныч.
        — Ну, что там, наверху?  — спросил он, запрокинув голову.
        — Палят, голуби, ой, как палят, будто пушками бьют.
        — Это я слышу. Видать-то чего?
        — Дым видать над лесом, плотный, хороший. Дружно бьют, ой дружно.
        — Мож, татары наседают?
        — Что ж я голубей от ворон не отличу?! Басурманы так не умеют — у них горох, а не пальба. Наши стройно садят, основательно.
        — Дай-то Бог, дай-то Бог,  — со вздохом перекрестился атаман.
        Гнедой неожиданно зафыркал, принялся качать головой, робко попятился. К вышке решительной поступью приближалась сердитая Надежда.
        — А ну, пшел отсель, лентяй толстозадый! Будет он на меня фыркать,  — прикрикнула она, топнув ножкой.
        Конь отпрянул, как черт от ладана. Кузьмич, довольно крякнув, перегнулся через ограду (что б лучше слышать разговор). Нет большей радости, чем наблюдать чужие скандалы — свои-то не больно веселы.
        Ну, и как, Яков Степаныч, это называется?!  — всплеснула руками казачка.  — Шутка, что ль, аль надсмешка какая?!
        — Ты о чем, кака надсмешка?
        — А что это, по-твоему, подарок мне, что ль?!
        — Не пойму я, о чем ты.
        — Вы посмотрите, не поймет он! Кого ты ко мне на постой определил? Отвечай!
        Атаман замешкался, вспоминая.
        — Кого, я тя спрашиваю?!  — грозно повторила женщина.
        — Раненых.
        — Каких раненых?
        — Двоих, вроде бы.
        — Каких, я тя спрашиваю?!
        — Тяжелых.
        — А я у тя каких просила?
        — Тяжелых и просила… вроде бы.
        — Ты издеваешься, что ль, али как? А молодого офицера у тебя кто просил? Можа, бабка Маланья?!
        Последняя уже семенила к вышке, размахивая сучковатой клюкой (помяни лихо). Гнедой снова зафыркал, раздувая ноздри. Кузьмич еще сильней перегнулся через ограду (скандал занимался любопытный — Степаныч что-то затейно напутал).
        — А ну, пшел отсель, дармоед брюхастый!  — замахнулась на коня старушка.  — Будет он на меня фыркать!
        Надежда злобно поджала губы.
        — Вот мы щас ее и спросим.
        — А я щас сама кой-чего спрошу,  — доковыляв, зашипела бабка.  — Ты мне кого на постой определил, а?
        Вслед за хозяйкой примчалась и вредная собака Дуська, рыжая сука, наполовину кавказских кровей. Мать ее — огромная кавказская овчарка — была привезена казаками из дальних горных походов, а вот в батьки записался местный пустобрех, который в росте уступал даже крупным станичным кошкам. Что интересно, от матери Дуська не унаследовала ничего.
        Атаман почесал вместо головы папаху.
        — Кхе, кхе. Раненых я тебе определил, кого ж еще.
        — Каких раненых?
        — Не помню ужо.
        — А ты вспоминай!  — Маланья копьем воткнула палку в землю. Дуська возмущенно тявкнула.  — Вспомнил?! Я у тя лежачих просила, понимаш ты — лежачих! Что б поспокойней было. А ты мне каких послал, а?
        — Каких?
        — А я те скажу каких: у одного палец отстрелен, у другого — ухо. Это, по-твоему, лежачие? Они уж там песни орут — стеклы лопаются. Прикажешь до утра мне эту радость слушать?!
        Дуська забрехала с такой яростью, что складывалось ощущение, будто гостей поселили не в хозяйскую хату, а в ее скособоченную конуру.
        Кузьмич раскис от удовольствия: атамана облаяли самым натуральным образом. И поделом: не будет из себя енерала строить.
        За шумом никто не заметил, что стрельба в лесу давно прекратилась. Пороховой дымок еще какое-то время цеплялся за макушки деревьев, словно души умерших не желали расставаться с телами, а потом, собравшись в светлое облачко, мягко отлетел к небесам.

        Драгуны складывали на телеги убитых и раненых, подбирали осиротевшее оружие. Алексей, трясясь после недавнего боя, сидел на корточках у колеса своей повозки. Руки его дрожали, в горле стояла кислая дурнота. Смотреть бабам в глаза было стыдно, мужикам — тем более. Хотелось спрятаться куда-нибудь подальше, а лучше — вовсе испариться.
        — Да ты, брат, оказывается, дерзок,  — подходя к повозке, сказал высокий, с худощавым лицом офицер, суровость которому придавал шрам на левой щеке.
        Алексей с трудом приподнялся.
        — П-подпоручик Од-динцов. Здравия желаю. Направляюсь к месту новой службы… вот, не доехал.
        — Очень приятно. Позвольте представиться: Илья Петрович Туманов — весельчак и балагур.
        Глядя на его израненное лицо, можно было предположить все что угодно, только не последнее.
        — Это вы т-там… с саблями?
        — Я, друг мой, я. Только не с саблями, а с палашами. А это ты черкеса, как баран, забодал?
        — Т-так точно, я.
        — Вот и славно — можно сказать, боевое крещение получил. А куда направляешься, коли не секрет?
        Алексей достал из кармана измятый приказ. Туманов быстро пробежал его глазами и улыбнулся.
        — Считай, что к месту службы ты уже прибыл.
        — Это ваш полк?
        — Мой, дружище, мой. А теперь, и твой. Так что, давай без церемоний. Впрочем, поговорить мы еще успеем. Сейчас надо бы поспешить, чувствую, ночь вот-вот упадет. Прошка!
        — Я, ваш бродь!  — вырос, как из-под земли, бравый унтер.
        — Знакомься. Наш новый офицер.
        — Здравия желаю, ваше благородие.
        — Здравствуйте,  — кивнул Алексей.
        — Это не вас ли татарин заколоть пытался?
        — Точно так, меня.
        — Между прочим — это я его пулей снял. Ага. Мы, когда в лес на позиции вышли, сразу по татарам разобрались, что б, значит, залпом, по всем. Я, вообще-то, в другого целил. Но когда Илья Петрович команду дал, смотрю, один басурман на кого-то кинжалом замахнулся. Думаю, не своего же он собрался заколоть. Ну, и жахнул по нему на всякий случай. Получается — не зря.
        — Спасибо, братец, выходит — спас ты меня.
        — О, хо-хо,  — по-детски широко улыбнулся Прохор.  — Здесь — это обычное дело. И вам еще придется меня спасать, и мне вас, не раз…
        — И не два,  — прозаично закончил Туманов.  — Живо рассаживай народ по телегам. Ночь просыпается.

        Окна хат уж мерцали тусклым светом, когда истерзанный обоз вошел в станицу. Атаман встретил земляков объятьями, драгун — восторженными возгласами.
        — Спасибо, ребятушки! Век не забуду! Выручили.
        — Полноте, Яков Степаныч, полноте,  — соскочил с воронца Туманов.  — Обычное дело. Где, кстати, твои казаки? В походе?
        — В том-то и беда.
        — Одни, без атамана?
        — Староват я уже, да и захворал малость. Преемник там верховодит. Надеюсь, толково.
        — Ну, и славно. Давай теперь разбираться, куда мертвых складывать, куда живых расселять. Ты про моих тяжелых не забыл, достойно устроил?
        — Конечно. В лучшую хату определил.
        — Им не хата — сиделка хорошая нужна: что б напоила, накормила, исподнее, если надо, поменяла.
        — Все так и есть. Лучшую сиделку им приставил. Сама тяжелых спрашивала.
        — Потом зайдем, посмотрим.
        — Конечно, обязательно посмотрим.
        Поручик ушел в отведенную ему хату. Унтер принялся командовать драгунами, атаман — станичниками. Всякий занялся своим делом. Алексей почувствовал себя никому ненужным. Спросить о ночлеге постеснялся, до того ли сейчас этим измотанным людям. Поставив на траву чемодан, присел у забора в надежде, что кто-нибудь вспомнит или заметит. Ночь уже легла на землю, вытягивая из нее накопленное за день тепло. В небе появились звезды, большие и низкие. Смотреть на них можно было, не поднимая головы — вот они, прямо перед глазами. Казалось, выстрели — собьешь.
        — Фуф, жарко в хате,  — послышался за плетнем скрип открывающейся двери и милый девичий голосок,  — давай-ка лучше тут погутарим.
        — Деда маво постеснялась, Маришка?  — спросила вторая девушка, видно, вышедшая вслед за первой.
        — Конечно. При нем же ничего не скажешь.
        — Ну, выкладывай, что там у тебя?
        — Только предупреждаю, Настена, об этом никому ни слова.
        — Понятно дело.
        — Ну вот. Помощник мне командирский глянулся, Прохором кличут, хочу на постой его к себе определить. Не поможешь устроить?
        — А как я те помогу?
        — Ну, подойди к атаману, скажи, так, мол, и так… Нет. Лучше, подойди к деду. Скажи, так, мол, и так — иди, старый хрыч, к атаману…
        — Отправь к Маришке Прошку, да?
        — Нет, чей-то не получается.
        — Успокойся. Коли ты ему глянулась, сам объявится, а нет — и не надо.
        Наступила пауза… Вероятно, Маришка обдумывала услышанное от подруги. Ведь слова ее прозвучали явным укором: негоже, мол, бегать за хлопцами, наоборот бы должно. Но ответ нашелся быстро.
        — Тебе, Настена, легко рассуждать, ты красивая, а мне…
        — Во-первых, ты тоже не кикимора,  — прервала ее Настя.  — А во-вторых, не в красоте счастье. Я сегодня за нее чуть не поплатилась: татары с собой хотели утащить. Хорошо, наши вовремя подоспели, а так бы, стояла я нонче совсем в другом месте.
        — Страшно было?
        — А то. Налетели, как саранча, перебили всех, перерезали, нас в круг согнали, торг учинили. На других баб и не глядят, а в меня шашками тычут: якши, мол, якши. Командир драгунский молодец, показал им «якши» с саблями. Орел.
        — Понравился?
        — Ага, правда, немолод уже.
        — Вот и я говорю, не молод. Слушай, а офицерик с вами какой-то приехал, вроде, ничего, пригоженький.
        — Обычный, каких пруд пруди. К тому же, перед татарами скис: не стрелял, не дрался. Не — не орел.
        Алексея подобный отзыв совершенно не расстроил. Сам он считал себя мокрой курицей. Было несколько обидно, что девушка не оценила его налет на разбойника. Впрочем, Бог ей судья. Жаль, пулю на орла зря потратил. Неблагодарная.
        — Ваш бродь, а я вас обыскался,  — раздался невдалеке голос унтера.  — Илья Петрович интересуется, где вы устроились.
        — Пока нигде.
        — В этом случае, он просил вас к нему в дом. Места, говорит, там на троих хватит.
        За плетнем послышались возмущенные девичьи голоса.
        — Ты глянь, какой жук — прям под боком сидел!
        — Вот, негодник.
        Алексею стало неловко за свое поведение, и он решил исправить ситуацию.
        — Прохор, а где ты сам устроился?
        — За меня не беспокойтесь, я без крова не останусь. На крайний случай к вам приду, Илья Петрович любит, когда я под рукой.
        — А позволь тебе порекомендовать исключительно удобный вариант.
        — Давайте, коль не жалко.
        Алексей окинул рукой двор, у которого они стояли.
        — Вот, превосходное место, теплый дом, прекрасная хозяйка,  — здесь он вспомнил, что Маришка, очевидно, жила в другой хате, раз в этой находился дед Насти (стало быть, и она сама).  — А, впрочем, постой…
        Прохор уже заметил двух девиц у крыльца и с интересом ожидал развития.
        — Простите, милые барышни,  — как можно учтивее начал Алексей,  — не подскажете, где можно обрести ночлег молодому унтер-офицеру нашего полка?
        Глаза Маришки засияли даже в темноте.
        — Отчего ж не подсказать, коли человек хороший.
        — Он очень хороший, сегодня героически спасал ваш обоз.
        — Так что ж он сам молчит, аль язык проглотил?
        Унтер покашлял в кулак, ухмыльнувшись.
        — Скромный я, застенчивый.
        — Оно и видно,  — кокетливо улыбнулась Маришка и пошептавшись с подругой, как бы нехотя, направилась к воротам.  — Пойдем, что ль, застенчивый, пока не передумала.
        Когда они ушли, Алексей, взяв чемодан, открыл было рот, чтобы попрощаться с Настей. Но та его опередила.
        — А теперь, наверное, вы будете проситься ко мне на постой?
        — И хотел бы — не стал. До свидания…
        Отмахав сажен тридцать по улице, он сообразил, что не знает, где разместился командир (Прошка ведь не указал дорогу). Решил постучать в первый попавшийся дом. Подходя к окну, угодил ногой во что-то мягкое, судя по запаху, не в манную кашу. Принялся чистить ботинок о траву… Получалось скверно.
        — Что, ваше благородие, в дерьмо угодили?  — участливо спросил широкоплечий, с саблей на боку, драгун, проходивший мимо.
        Алексей хотел было ответить ему по-уставному, но, увидев на круглом лице благодушную улыбку, передумал. Странное дело, эти бравые ребята, которые еще недавно рубились в кровавой потехе, как настоящие герои, здесь, на мирном берегу, не кичились своими подвигами, не разговаривали надменно с новичками (в отличие от обозного солдата, что всю дорогу смеялся над кинжалом), наоборот, являли исключительную доброжелательность. От людей ли то зависело, от условий ли жизни, судить пока было трудно.
        — Да вы его не троньте, засохнет — само отвалится,  — посоветовал драгун тоном знатока.  — Вы часом не командира ищете?
        — Точно, его.
        — Вон он, в доме напротив остановился.
        — Спасибо, братец. Как звать тебя?
        — Трифоном, ваше благородие, обращайтесь, ежели чего.
        — Непременно.
        Доковыляв до указанной хаты, а по пути еще раз наступив во что-то мягкое, Алексей вошел в чистые сенцы. Здесь, ощутив неловкость за свой грязный вид, снял ботинки и, морщась от вони, выставил их на улицу. Не успел прикрыть дверь, как из комнаты вылетел озабоченный Илья Петрович.
        — Объявился? Ну, и славно. Мы с Яков Степанычем надумали хаты проверять, если хочешь, давай с нами.
        Командир выскочил из дому, твердо пройдясь по офицерским ботинкам. Атаман пропыхтел следом.
        — Что за черт!  — выругался он, споткнувшись.  — Лукерья, прибери тут обувку, ноги обломать можно.
        В дверях показалась полненькая старушка с шалью на плечах.
        — Каку таку обувку? Здравствуйте.
        Алексей вежливо кивнул.
        — Это мои ботинки, бабушка, сейчас уберу.
        — А, ну ладно тогда,  — успокоилась хозяйка.  — Фу, что за вонь такая стоит, не пойму я…

        Надежда гремела чугунками у печи, когда в дом вошел запыхавшийся атаман.
        — Наконец-то, пожаловал,  — сказала она с недовольным видом.  — Забирай солдатиков, пока не уснули.
        — Да погодь ты,  — заговорщицки прошептал Яков Степаныч,  — не теперь, потом, попозже.
        — Что значит, попозже?!  — возмутилась было казачка, но тут же прикусила язык. На пороге появился грозный командир.
        — Неужели, такая красавица ухаживает за нашими ранеными?  — удивился он, подобрев лицом.
        Атаман троекратно кивнул.
        — Да, такие вот у нас казачки.
        — Правду говорят, что вы сами тяжелых просили?
        Надежда развела руками, мол, если говорят, значит, правда.
        Туманов смущенно кашлянул.
        — Первый раз захотелось на месте раненого оказаться.
        — Это почему же?  — улыбнулась она, выказав ямочки на щеках.
        Командир, пряча взор, потеребил себя за ухо.
        — Да так, к слову пришлось. Ну, показывайте, где ваши владения.
        Они вошли в просторную, с коврами на стенах, комнату. Илья Петрович, перекрестившись на икону, одобрительно кивнул.
        — Превосходные условия, превосходные.
        — От и я говорю, ваше благородие,  — встрепенулся перебинтованный солдат.  — Может, лучше здесь остаться? Зачем куда-то ехать?
        — Пока, вероятно, так и будет,  — вздохнул Туманов.  — Пятигорскую «оказию» нынче в пух разбили, отправлять вас завтра не с кем. Видно, придется обождать. Потерпите их, хозяюшка?
        — Потерплю, куда ж деваться…

        В следующей хате за накрытым столом сидели два подвыпивших драгуна в исподних рубахах и широких лезгинских штанах. У одного была забинтована голова, у другого — рука. Песня, звучавшая в их исполнении, слышалась далеко на улице.
        Что под дождичком трава,
        То солдатска голова.
        Весело цветет, не вянет.
        Жизнь мужицкая прости,
        Рады службу мы нести…

        На этих словах в комнату вошел рассерженный Туманов.
        — Гуляем?
        — Раны залечиваем, ваше благородие,  — хором ответили певцы.
        — А каков уговор в отряде по части вина?
        — Подчиненные пьют — командир знает,  — пробасил тот, что был с увечной рукой.
        — Верно. А я знаю?
        — Мы же, вроде как, не в строю.
        — А я знаю?!  — рявкнул Туманов.
        — Никак нет,  — икнул тот, что с забинтованной головой.
        — Кто разрешил пить?
        — Ну, это… как его…
        — Кто дозволил!?
        — Мы же, вроде как, уже отвоевали.
        — Отвоевали!?  — взревел поручик, багровея лицом.  — В солому порублю!!!  — он выхватил из ножен палаш и с силой ударил им по столу (тот, даже не хрустнув, развалился надвое).  — Шкуру спущу на барабаны!!!
        Не желая ни первого, ни, естественно, второго, драгуны опрометью выскочили на улицу. Бабка Маланья, стоявшая на кухне, перекрестилась им вслед.
        — Ох, бедненькие. Зачем же я, дура старая, пожалилась.
        Собака Дуська, вероятно, полагая, что гостей таки решили поселить в ее конуру, зашлась истерическим брешем.
        Алексей испуганно взглянул на Якова Степаныча.
        — Крут во гневе,  — одобрительно кивнул тот.
        Меж тем Туманов вышел на кухню совершенно спокойным, только шрам на его суровом лице предательски краснел.
        — Извините, хозяйка, я вам стол немного попортил. Завтра эти певцы вместо одного, два новых сделают, не беспокойтесь. Ну что, господа хорошие, обход окончен,  — хлопнул он в ладони,  — идемте ужинать, коли нет возражений.
        Разумеется, никто не возражал.
        Компания, спотыкаясь о кочки и угождая в ямки, неспешно зашагала к дому бабки Лукерьи.
        Алексей решил безотлагательно уточнить неясные для себя моменты, дабы не попасть впросак по незнанию.
        — Извините, Илья Петрович, а разве в полку не пьют?  — спросил он, запнувшись о бугор.
        — Пьют, конечно.
        — А почему же тогда вы…
        — Взорвался?
        — Именно.
        — Дисциплина, друг мой, дисциплина.
        — А я слышал, на Кавказе солдат волен, не задерган.
        — Так и есть, потому и взорвался. Им здесь дозволено более, чем всем другим. Но с одним условием — командир знает все. Собрался выпить — доложи. Я имею в виду, что у меня есть пьяный, к бою непригодный. Захотел с девицей погулять — поставь в известность. Я знаю, где тебя искать, коли что. В противном случае, нападут татары, а воевать некому — всяк себе забаву нашел. Так-то.
        Заслушавшись, Алексей наступил в ямку. Судя по хлюпанью, в ней была вода. Откуда? Дожди в последнее время, вроде бы, не шли.
        — Но это ж раненые,  — возразил он, отряхивая ботинок.
        — Верно,  — согласился Илья Петрович,  — но на них смотрят и здравые. Эти по одной причине решили отойти от правил, другие — по иной, и потянулось колечко за колечком. А в итоге — дырявая кольчуга. Да и той не будет — вся расползется. Не единожды проверено.
        — Но саблей-то по столу — это уж, право, лишнее.
        Туманов, сведя брови, улыбнулся.
        — Не саблей, а палашом. Да и не палаш это вовсе, а самый что ни на есть боевой дух. Вот здесь он живет, в этом самом клинке,  — он положил руку на эфес оружия.  — Это не я взорвался, это он, боевой дух, недовольство выказал. Почувствовал для себя угрозу и полыхнул. Дуракам — урок, умным — наука. Мы вот сейчас идем с вами по улице, а солдатская молва уж перегнала нас, до последних хат докатилась. Взбеленился, мол, дух, в щепки стол разметал, прогневался. Трое, пятеро и забудут, как дисциплину нарушать — мало ли? Ты думаешь, почему татары в лесу замешкали, почему на бой не вышли? Меня испугались? Э, нет, брат, они людей не боятся. Дух заставил их сидеть с открытыми ртами. Он вселил в них оторопь.
        Яков Степаныч заинтересовался услышанным.
        — А что там, в лесу, приключилось?
        Алексей с удовольствием пояснил.
        — Илья Петрович один против татар выскочил, пока драгуны с флангов подбирались. Саблями крутил, время для маневра оттягивал.
        — Так ты двурукий, Илья Петрович?  — удивился атаман.
        — Да нет,  — отмахнулся Туманов.  — В двуруком бою конем ногами надо править, а я этого не умею. Поэтому, так, для отвлекающего маневра, балуюсь.
        — Э-э,  — погрозил пальцем казак.  — Так ты их хитростью взял — на двурукого бойца не всякий татарин выйдет.
        Илья Петрович нервно дернул плечом.
        — Говорю же, не во мне дело — в палаше. Он со времен Алексей Петровича по наследству передается. Мне от прежнего командира достался: и в бой ведет, и в бою хранит.
        — Вон оно чего,  — протянул атаман.  — А я все думаю, почему ты с палашом ходишь, вроде б, с шашкой-то полегче. Он ведь длинный, тяжелый.
        — Длинный, как меч, крепкий, как топор — Туманов побряцал ножнами.
        — И все равно, удивительно,  — с недоверием произнес Алексей,  — как вы им стол смогли разбить.
        — Я в одном бою вместе с татарской головой шашку пополам срезал.
        — Шашку?
        Илья Петрович утвердительно кивнул.
        — Именно, что шашку. А тут какой-то деревянный стол — тьфу, и готово. Дуб может срубить, если ладно замахнуться.
        — Дуб?  — изумился Алексей.
        — Молоденький,  — уточнил Туманов.
        Ночь густела. От реки тянуло свежестью, слышался тихий шум воды. Словно бы гигантская змея, ползшая где-то за крайними хатами, шипела, строго упреждая: «не заходите на мои земли — без голов останетесь».

        Глава 4

        Штаб объединенной группировки располагался в трехэтажном здании, на окраине Моздока. Люди, ютившиеся здесь в маленьких прокуренных кабинетах, были, без преувеличения, героями, если сравнивать их с паркетными шаркунами где-нибудь в Московском управлении. На фоне же чумазых бойцов, месивших в эти минуты грязь в предместьях Грозного, штабисты выглядели сытыми домашними хомячками. Одни это понимали, другие — нет.
        — Слушайте, кто опять взял мою линейку!?  — недовольно вскрикнул розовощекий лейтенант, обводя взглядом тесный кабинет, потолок и стены которого напоминали скорлупу раздавленного яйца.
        За первым столом сидел горбоносый старлей, что-то чиркающий в засаленном блокноте. За вторым — аккуратный прапорщик с мутными глазами и папироской во рту, которая ничуть не скрывала запаха разившего от него перегара. И за третьим — рыжеволосый капитан.
        — Люди патроны просят, а мы линейки,  — сухо бросил он, направляясь к двери.
        — И медикаменты,  — пробурчал старлей.
        — А я вам так скажу,  — пыхнул сизым дымком аккуратный прапорщик.  — Тыловые службы — намного важней боевых. Что они без нас? Ноль. Вот сейчас забуду заявку составить, и они с голоду опухнут. Или патроны не того калибра выпишу, или вообще не выпишу. Чем стрелять? Во-от. Успех войны от нас с вами зависит, а не от них…  — он достал из-под стола початую бутылку пива, сделал шумный глоток,  — … как многие ошибочно считают.
        — Вот поэтому, верните мою линейку и больше ее не трогайте!  — хлопнул рукой по столу лейтенант.  — А то проложу маршруты по вражеским тылам, и обвиню в этом вас.
        В кабинет вернулся рыжеволосый капитан.
        — По каким тылам?! Я тебе проложу, пожалуй. Ну-ка, дай мне схемы дорог.
        Лейтенант принялся рыться в бумагах.
        — Что-то случилось?
        — Вчера колонна с медициной в засаду попала.
        — Обычное дело — уже третья.
        — Маршруты надо менять — пристрелялись.
        — Бесполезно,  — махнул рукой старлей.  — Все равно не уберечься.
        — Но шансы увеличатся. Завтра с мужиками снова на разведку выскочим, поищем новые подходы.
        Прапорщик с кислым видом затушил папироску, вздохнув, выудил из-под стола бутылку пива.
        — Оно вам, спрашивается, надо? Мы здесь и так, как на передке сидим, а вас куда-то дальше тянет.
        — Передок в Грозном,  — хмуро сказал капитан.  — У нас — тыл, курорт.
        — Хорошенький курорт?! Живем в задрипанной общаге: комнаты холодные, телевизор черно-белый, унитазы без крышек, ванны облупленные — первобытный век! Пусть спасибо скажут, что мы вообще здесь работаем,  — он окинул взглядом обшарпанный кабинет и, со страдальческой миной, отхлебнул из бутылки,  — в этих нечеловеческих, можно сказать, условиях. И, между прочим, за жалкие копейки. Знаете, сколько американский солдат в месяц получает?
        В открытую дверь заглянул худосочный лейтенант с автомобильными эмблемами на вороте.
        — Чем занимаемся — планируем, сколько новых машин угробить?
        — Здоров,  — кивнул ему розовощекий. Подожди, я сейчас с маршрутами разберусь и выйду.
        — Кому нужны ваши маршруты? Как ни отправишь колонну — обязательно сожгут. Будто духам кто-то уведомленья шлет. У меня уже водилы бунтуют, ездить отказываются. Надо особистам подсказать, чтоб за режимом секретности присмотрели.
        — Сейчас все бунтуют,  — проворчал капитан, разглядывая схемы.  — Войска Грозный не хотят штурмовать, милиция — воевать, мы — в облупленных ваннах купаться.
        Автомобилист, закуривая, покачал головой.
        — Одним ездить, все-таки, спокойней. Наши втихаря уже несколько раз на передок мотались — земляки помочь просили — и всегда удачно. А с колонной — через раз, в засаду. У меня уж полпарка горелых машин. Одна радость — с запчастями легче стало.
        — Вот видишь,  — усмехнулся горбоносый старлей,  — нет худа без добра. Ты чего в дверях топчешься, заходи, присаживайся.
        — Не, я в помещении не курю, только на свежем воздухе.
        — А далеко собрались?
        — В кафешку, куда тут еще соберешься. Ладно, я на крыльце подымлю. Влад, шевели поршнями.
        Розовощекий лейтенант проворно зашуршал бумагами.

* * *

        Денис смотрел на Грозный, стоя недалеко от длинноносых гаубиц, методично обстреливающих квартал за кварталом. Буквально на глазах большой красивый город с высотными зданиями, дворцовыми комплексами, парками, мостами, шикарными фонтанами медленно превращался в черного корявого уродца. Всюду змеился густой дым, рвались военные склады, пылали топливохранилища.
        — Нравится?  — спросил взбежавший на холм (где стоял Денис) майор.
        — Отлично! Только, почаще бы. Вон те кварталы вообще не затронули.
        — Пока бьем только по стратегическим целям. Перед штурмом обработаем и остальные.
        — Песня, а не картина, как говорит один мой друг. Ладно, счастливо отработать, побегу я, удачи вам.
        — Взаимно,  — кивнул майор.
        Утопая в грязи по щиколотку, а где и по колено, Денис отправился к своим палаткам, которые отряду, по-приятельски, одолжили стоявшие здесь же, в поле, армейцы. Судя по всему, у них намечался какой-то сбор. Роты выстраивались буквой «П», явно готовясь кого-то слушать. Не успели шеренги толком разобраться, как из штабной палатки вышел плотный генерал в сопровождении стайки, тоже не худых, полковников. Солдатский гомон разом утих. Командир закричал, докладывая о готовности. Денис, из любопытства, подошел к задним рядам, решив послушать, о чем пойдет речь.
        — Бойцы!  — громким командным голосом начал генерал.  — Нам предстоит войти в Грозный и навести в нем конституционный порядок. Мы должны восстановить права русскоязычного населения, вернуть его в свои дома, привлечь к ответственности виновных…
        — Да пошел ты со своими правами,  — процедил стоявший с краю капитан.
        — Точно. Не надо было отдавать,  — тихо поддержал его немолодой прапорщик.
        — …Мы пытались их образумить,  — чеканил генерал,  — но они сами пошли на обострение и расстреляли нашу бригаду…
        — Жукова на вас нет,  — злобно бросил капитан,  — за такую операцию всем бы головы посрубал.
        — Точно,  — согласился прапорщик,  — давно бы все ефрейторами ходили.
        — …Поэтому, наша задача, взять Грозный в кратчайшие сроки,  — подводил итог сказанному генерал.
        — Если это ваша задача, то вы ее и выполняйте,  — пробурчал капитан, глядя себе под ноги.
        — Ага,  — недовольно прошептал хмурый сержант,  — собирайте сынков московских тузов и вместе с ними — вперед…
        Денис потихоньку отошел в сторону. Настроения в войсках ему были понятны. Воевать никто не хотел. Неудивительно — общая нестабильность, бездумное руководство, разваленная армия. Все объяснимо. Но что-то здесь было не так. Чего-то в этой песне не хватало. Чего? Прикурив сигарету, он взглянул на небо. Там висело единственное, похожее на плаксивую рожицу, облачко.
        — Ты где пропадаешь?  — прервал его раздумья подбежавший Стас.  — Я тебя уже везде обыскался.
        — Что за срочность?
        — Собирайся, нас в Моздок посылают.
        — Зачем?
        — Довооружиться, амуницию разную получить.
        — Почему нас?
        — Откуда я знаю — назначили и все.
        — А как же здесь?
        — Ничего здесь не случится. Войска бузят, ищут причины, чтоб не идти на штурм. Поехали…
        БТР уже стоял заведенным. Из выхлопных труб (вынесенных наверх и укрытых защитной сеткой), словно из ноздрей бронтозавра, вырывался густой, с капельками влаги, пар. Бойцы на самом деле относились к машинам, как живым существам, сравнивая их: кто с боевыми слонами, кто с огнедышащими, послушно выполняющими команды хозяев, драконами. Когда они подрывались на минах и лежали на земле обгоревшие и покореженные, у некоторых, особо сентиментальных, натур, порой, даже влажнели глаза.
        Командир давал последние указания сидевшему на корме боксеру.
        — «Шмелей» и «Мух» набери побольше.
        — Наберу,  — кивнул Сергей.
        — Палатки не забудь.
        — Не забуду.
        — Сухпай — обязательно.
        — Обязательно.
        — И понаглей там с ними, иначе ни черта не выбьешь. Скажи, мол, пока не дадите, никуда отсюда не уеду.
        — А если у них чего-нибудь нет?
        — Не волнуйся, есть. А если нет, то подвезут. Там транспорт с большой земли три раза в неделю приходит.
        — Мне ждать, что ли, пока подвезут?
        — Ждать, конечно!  — отрезал командир, предупреждая возраженья.  — Ты мне здесь без «Шмелей» и генератора не нужен.
        — Война без нас не кончится?
        — Не кончится. Войска пока меж собой разобраться не могут, решают, кому центр штурмовать. Ну, где там твои сателлиты?
        Услышав эти слова, к машине подошли бойцы, имевшие проблемы с кавказской кухней. Что до последней, то ее здесь никто не видел, рацион был до отказа наполнен консервами, консервами и еще раз консервами. Изжоги, несварения, боли в желудках стали верными подружками всех спецназовцев.
        — Товарищ полковник, отправьте нас, пожалуйста, в Моздок,  — попросили собровцы, переминаясь с ноги на ногу.
        Командир с лукавым прищуром улыбнулся.
        — Боюсь, что вас мы точно не дождемся.
        — Зря вы так думаете, мы шустрые.
        — Вот хорошо, ребята, что вы это сказали. У меня как раз армейский комбриг шустрых спрашивал. Говорит, надо кого-то впереди пехоты на Минутку пустить, чтоб солдаты живой пример видели. Сейчас подождите, машину отправлю и вас пристрою.  — Он вскинул взгляд на боксера.  — Ну, где твои орлы?
        Денис и Стас уже карабкались на броню.
        — Мы давно уж здесь, просто ждем, когда вы кончите.
        — Я кончу, когда домой приеду. Давай, понужай с ветерком.
        БТР, по-львиному рыкнув, мощно взял с места. Грязь ошметками полетела из-под колес… Командир и группа шустрых бойцов дружно принялись отряхиваться…
        В Моздок прибыли под вечер. После нескольких ночей, проведенных в поле (первая прошла под открытым небом, остальные — в тесной палатке), город показался Денису воплощением земного рая. Ни взрывов, ни стрельбы, ни грязи. Мир, тишина, асфальт, гражданские люди, кафе, магазины. Чем не счастье? Остановившись на знакомой овощебазе (тоже — верх уюта), побросали на кровати бронежилеты, наспех почистились, надев вместо «Сфер» спортивные шапочки, пешксм отправились в штаб. Он находился неподалеку. По пути заглянули в продуктовый магазин за сигаретами, заодно купили килограмм шоколадных конфет (сразу съели). После баночной перловки на сладкое тянуло, как беременных на соленое. В штаб прибыли вовремя — ровно в 18 -00.
        «Это у вас днем и ночью война, а у нас — строгий порядок»,  — казалось, было написано на лицах выходивших из здания военных.
        — Ну, не гадство?!  — сплюнул на крыльцо Сергей, стукнув ботинком по ступеньке.  — Там люди из последних сил… а они здесь…
        — Война войной — обед по распорядку,  — напомнил старую пословицу широкоплечий Макс.  — Думаю, нас это тоже касается.
        — Мысль неплохая,  — подтвердил наводчик Андрей, потирая одной рукой живот, а второй — горло.
        — Действительно,  — согласился Стас.
        Мнение Дениса никто не спрашивал. Все, дружно махнув руками, решительно направились в маленькое кафе, видневшееся на противоположной стороне дороги.
        — Нас туда пустят в таком виде?  — спросил Сергей, отбивая комья грязи с коленей.
        — Ты считаешь, к ним во фраках приходят?  — усмехнулся Макс.
        — Не во фраках, но…
        — Я думаю, им плевать на одежду — лишь бы деньги платили.
        Кафе стояло между дорогой и дырявым забором, из-за которого доносился лязг гусеничных тракторов и рев тяжелых машин.
        — МТС,  — заключил Андрей, прислушавшись к шуму.  — Здесь, наверное, трактористы после работы релаксируют.
        — То, что надо,  — кивнул Макс, открывая железную дверь,  — значит, точно, не выгонят. Заходи по одному и кучками.
        Внутри было многолюдно. Публика пестрая, в том числе, военная. На потолке — рисунок парящего орла, на стенах — очертания гор. Если прищуриться (а перед этим хорошенько выпить), то можно представить себя на дне небольшого ущелья. Свободным оказался крайний столик у входа, за него и сели, пристроив в ногах запыленные автоматы.
        — Стас, ты предохранитель проверил?  — на всякий случай уточнил Сергей.
        — Что я, салага какой?  — недовольно буркнул Стас и… щелкнул снятым предохранителем.
        — Ты точно нас когда-нибудь угробишь. Надеюсь, хоть патрон был не в патроннике?
        — Кхм, кхм.
        — Точно, блин, угробишь.
        Официант-осетин появился неожиданно и бесшумно.
        — Что будете кушать?  — спросил он голосом, преисполненным чувства собственного достоинства.
        Сергей деловито раскрыл меню.
        — Сразу — бутылку водки и лаваш. Потом: манты, осетровый шашлык, борщ со сметаной, картошку-фри, яичницу, хлеб, зелень.
        — Все?
        — Вы сначала это приготовьте, дальше посмотрим.
        — Считайте, уже готово. Это на всех?
        Собровцы посмотрели на него таким голодно-выразительным взглядом, что осетин, криво улыбнувшись, сделал вид, что нарочно пошутил.  — Слушаю остальных…
        Нелишне заметить, что на Кавказе выражение: «Считайте, уже готово» имеет не временное, а сугубо рекламное значение. Правда, бутылку водки и лаваш принесли быстро.
        Денис после первой же рюмки блаженно подумал: «Если мне посчастливится очутиться в Раю, то пусть там будет так же хорошо, как сейчас здесь». И в этих мыслях он был не одинок.
        — Когда-нибудь потом,  — закусив кусочком лаваша, промурлыкал Андрей,  — мы будем сидеть в сверкающих столичных или забугорных ресторанах и, с тихой грустью, вспоминать эту грязную прифронтовую забегаловку.
        — Будем!  — сказали все хором и задушевно чокнулись.
        Стас, опустошив рюмку, с хрипотцой в голосе произнес.
        — Дома, один наш друг говорил то же самое, только о холостяцком столе.
        — Каждому свое,  — махнул рукой Сергей,  — некоторые и третий тост за дам поднимают — ботаники, о чем говорить.
        К слову сказать, в зале не было ни одной девушки. То ли грязный вид забегаловки отпугивал слабый пол, то ли опять действовал строгий осетинский уклад.
        Тем временем, в дверях кафе появился седой старик в высокой каракулевой шапке, полувоенном пальто, сверкающих (в такую-то грязь) хромовых сапогах. Окинув внимательным взглядом зал, он подошел к столику, за которым расположились собровцы.
        — Здравствуйте, ребята.
        — Здравствуйте,  — вежливо ответили бойцы.
        — Вы оттуда?
        — В каком смысле?  — не понял Денис.
        — С передовой?
        — Оттуда, отец, оттуда,  — добродушно сказал Макс,  — присаживайтесь, если есть время и желание.
        — Благодарю за приглашение,  — кивнул старик, опускаясь на свободный стул.  — Не беспокойтесь, я ненадолго.
        — Вам налить?  — спросил Стас, подняв бутылку.
        — Нет, спасибо. Хочу просто поговорить.
        — Слушаем,  — настороженно буркнул Макс.
        — Уже воевали, ребята, или еще не довелось?
        — Так, пару раз постреляли, серьезных дел пока не было.
        — Молодцы, что честно признаетесь. Другие,  — он кивнул на один из столиков, за которым сидели подвыпившие военные,  — нос из штаба не высовывали, а рассказывают больше, чем ветераны Великой Отечественной.
        Там, куда указал старик, шел суровый бой с тенью. Рыхловатый, в измятом кителе, майор прыгал на стуле, имитируя: то выстрел из гранатомета, то очередь из пулемета, то бросок гранаты. Возможно, он и вправду где-то попал в столь горячечную переделку, но, в таком случае, вражеская армия должна была сократиться как минимум вдвое, а то и втрое. Таких сводок информбюро, к сожалению, не передавало.
        — Болтунов везде хватает,  — махнул рукой Андрей.
        — У них — нет.
        — У кого?
        — У нохчей.
        — Это еще кто?
        — Так в древности чеченцев называли. А знаете, чем они отличаются от русских?
        — Знаем — оттенком.
        — Нет, ребята, среди горцев тоже немало светловолосых. Но я не о внешности спрашиваю. Чем вы внутренне различаетесь?
        — Чем же?
        — Тем, что думаете, как выжить, а они — как победить.
        — Ничего странного: они за свое дерутся, а мы — неизвестно, за что.
        — Не в этом дело,  — покачал головой старик.  — Война — понятие самодостаточное. Она не требует добавочных определений: гражданская ли, отечественная — неважно. Если ты струсил в бою — ты трус. Если совершил подвиг — герой. Со временем отношение к войнам меняется: вчера была освободительная, сегодня стала захватнической, была справедливая, стала бунтарской. Неизменными остаются только боевые дела, боевые награды. Помните, за что воевал Суворов, переходя через Альпы?
        Денис напряг память. Конечно, он все прекрасно помнил. Только нужно было немного подумать… Но старик ждать не собирался.
        — То-то,  — грустно кивнул он.  — А его дерзкий и стремительный переход остается подвигом и сегодня. Георгиевский крест, например, одинаково высоко ценился, что в царской, что в Красной армиях.
        — Воевали, отец?  — спросил Андрей.
        — Воевал, ребята, воевал. Сначала за белых, потом за красных, против финнов, против фашистов, «Лесных братьев», как мошкУ, из чащоб выкуривал и много еще кого. В общем, настрелялся,  — он расстегнулся, откинув широкие борта пальто. Все ахнули — на костюме пестрым щитом сверкали многочисленные наградные колодки.  — Специально ношу,  — признался дед.  — Во-первых, не для того получал, чтоб под матрасом держать, а, во-вторых, неизвестно зачем мне господь столько лет жизни отвел, может, затем, что б я вам этот иконостас показывал. Больно мне, ребята, нынче в телевизор смотреть. Солдаты плачут, как дети. Офицеры ноют и жалуются. Бабы орут дурами, мол, их мальчиков на войну посылают. Это в 18 -20 лет мальчики? Для вина и наркотиков они — взрослые. А воевать — маленькие?! Я в 16 уже в атаку ходил. У чеченцев дети с 12 стрелять начинают. Развели в армии дачников-садовников, теперь срамят русского солдата на весь белый свет. А ведь внуки гусар, драгун. Где дедова кровь, где боевой дух, ответьте старику?!
        Вот, чего не хватало в песне,  — вспомнил солдатский сбор Денис.  — Армия потеряла боевой дух. Она превратилась в то самое плачущее облачко, что висело в поле над строем.
        Однако, продолжить интересную беседу не удалось, в кафе с шумом ворвался взволнованный прапорщик.
        — Там, на улице, офицера убили!  — крикнул он, указывая на дверь…
        Все бросились на выход.
        Труп худощавого лейтенанта лежал в грязи между кафе и дырявым забором. Карманы форменной куртки были опустошены и вывернуты наружу. Под левым верхним клапаном торчал выкидной нож. Крови почти не было, лезвие вошло в тело по самую рукоять. Приоткрытые глаза парня мертвенно-тускло поблескивали в свете уличного фонаря, придавая лицу одновременно жалобное и подозрительное выражение. На правой скуле виднелась небольшая припухлость, вероятно, от удара. Вокруг уже толпились многочисленные зеваки. Денис, окинув взглядом собравшихся, неожиданно приметил среди них знакомую фигуру.
        — Влад?  — неуверенно произнес он.
        — Денис?  — растерянно прошептал упитанный лейтенант и, выйдя из оцепенения, бросился ему навстречу.  — Здорово, дружище! Если б ты знал, как я рад тебя видеть. Тут такое случилось, такое!
        — Ты знал убитого?
        — Да… Он пошел покурить и вот…
        — Надо милицию вызвать!  — крикнул кто-то из толпы.
        — Вызвали уже,  — ответили ему сразу несколько голосов.
        — И военную прокуратуру.
        — Менты сами разберутся, кто им нужен.
        Обычно розовые, а теперь белые, как у снеговика, щеки Влада мелко дрожали от холода и сильного возбужденья.
        — Пойдем в кафе,  — сказал он, стуча зубами.
        — Тебе нужно прокурорских дождаться.
        — Когда приедут — я выйду. Пошли.
        Они вернулись в зал, устроившись за столиком Дениса. Влад без разговоров схватил бутылку водки, наполнил рюмку отсутствующего Стаса, не выдыхая и не морщась, выпил.
        — Ты где служишь?  — спросил он, надкусывая лаваш.
        — В СОБРе.
        — Это ментура?
        — Вроде того.
        — Отлично…
        Что в этом было отличного, друг рассказать не успел, потому что с улицы вернулись озябшие собровцы.
        — Там милиция знакомых убитого ищет,  — сказал Макс.
        Влад, еще раз наполнив рюмку, быстро ее опустошил, отломив кусок лаваша, бросился к выходу. Спецназовцы проводили его не самым добродушным взглядом.
        — Это что за чмо мою рюмку осквернило?  — угрожающе спросил Стас.
        — Приятеля встретил,  — пояснил Денис,  — нашего земляка.
        — Кому выписать пилюлю от наглости, тебе или ему?
        — У него сослуживца зарезали, не в себе он.
        — Это нормально?! Друг — твой, сослуживец — его, а пьют из моей рюмки.
        — Да не бубни ты, садись. Давайте лучше парня помянем…
        Хорошее настроение, конечно, было испорчено. Легко рассуждать о высоком боевом духе, когда все вокруг живы и здоровы. А если рядом кого-то убили? А если это твой товарищ?
        — Царство ему небесное,  — тихо произнес Денис, опрокинув рюмку.
        — Земля пухом,  — поддержали остальные.
        — Начали за здравие, кончили за упокой,  — подвел невеселый итог вечера Сергей.
        — Давайте, наверное, закругляться,  — предложил Макс.  — Все равно уже ничего хорошего не будет.
        — Давайте,  — согласился Андрей.  — Официант! Рассчитайте нас, пожалуйста.
        Захватив с собой гостинцы для оставшихся на овощебазе товарищей, дружно вышли из кафе. На месте происшествия уже стояли милицейские и военные машины. У трупа, в свете фар, возились хмурые эксперты. Медик ощупывал лицо и шею убитого, но не касался ножа. Криминалист, напротив, основное внимание уделял оружию, фотографируя его в различных ракурсах.
        — Денис!  — крикнул из прокурорского уазика Влад.  — Я уже заканчиваю. Не уходите без меня, я с вами.
        — Хорошо, подождем.
        Сергей без особой радости поинтересовался.
        — Куда это он с нами — на овощебазу?
        — В Грозный,  — хмыкнул Стас.  — Из моей рюмки героизма налакался и на подвиги потянуло.
        Денис взглянул на него с укором.
        — У человека горе, а ты зубоскалишь. Совесть имей.
        — Правда, Стас,  — согласился Андрей,  — что ты к этой рюмке прицепился. Неизвестно, как бы сам себя повел, если б кого-нибудь из нас…
        Договорить ему не дали, залив с головы до ног словесными помоями, после чего троекратно сплюнули.
        — Тьфу, тьфу, тьфу на тебя, конопатый поганец,  — вытер губы Сергей, показав наводчику большой кулак.  — В следующий раз подцеплю апперкотом — язык, как пипка из свистка, выскочит.
        — Я, когда разговариваю, его не высовываю,  — обиженно пробормотал наводчик.
        Влад уже бежал от машины, застегивая на ходу новенький бушлат.
        — Ну, и дела,  — сказал он озабоченно.  — Там, такое… Мне с тобой поговорить надо. Вы где остановились?
        — На овощебазе,  — кивнул на дорогу Денис.
        — Там свободные места есть?
        — Конечно.
        — Тогда я у вас заночую.
        — С какого перепугу?
        — Вот именно, что с перепугу!  — срывающимся голосом вскрикнул Влад.  — Ты что, не понимаешь, здесь убивают! Убивают! Сегодня его, завтра меня! Кругом враги, чужая земля, чужие законы!
        Сергей громко кашлянул.
        — Складывается, блин, ощущение, что это ты из Грозного приехал, а не мы.
        На Влада эти слова подействовали, как отрезвляющая пощечина. Привыкнув общаться с тыловиками, мнящими подвигом уже само присутствие в горячей точке, он совершенно выпустил из виду, что находится в кругу людей другого сорта. Здесь оцарапанный пальчик за кровавую рану никто считать не будет. А страх перед неизвестностью вызовет только неприязнь и грубые насмешки.
        — Извините, мужики, сорвался, разнервничался. Можно мне у вас переночевать?
        — Да, какой разговор,  — успокоил его Денис,  — хоть жить оставайся.

        Глава 5

        К крепости Грозной отряд подходил бойкой рысью. Впереди — Туманов на воронце, рядом — Алексей на…
        Конь ему достался трофейный, татарский. Прошка заверил, что это лучший маштак из тех, что были под разбойниками. Возможно, оно и так, но с виду этот жеребчик, скорее напоминал переросшего осла, чем полноценную лошадь, во всяком случае, был на целую голову ниже командирского ворона. Утешало одно — белая масть. Не то, что б, как снег — желтовата, конечно. Но, все ж таки, светлая. Алексей вымыл коня щеткой, от чего тот заметно посвежел, и окрестил Леденцом. Надо признать, рысил маштак проворно, за вороным худо-бедно поспевал.
        — Ничто, ничто,  — глянул сверху вниз Туманов,  — жеребчик молодой, крепкий, еще джигитовать на нем станешь.
        — Это как?  — полюбопытствовал Алексей, задрав голову.
        — А вот так!
        Командир сначала попридержал воронца, потом с силой хлестнул его плетью, а когда тот сделал три — четыре прыжка, резко натянул поводья. Конь взвился на дыбы.
        — Ух, ты!  — восхищенно выдохнул Алексей и попытался повторить увиденное. Но от удара плеткой маштак лишь фыркнул и переключился на иноходь. Незадачливого джигита затрясло, как на беговом верблюде.
        — Еще научишься,  — пряча улыбку, сказал Туманов,  — у меня тоже не сразу получалось.
        Удивительно трепетные и, вместе с тем, горделивые чувства возникают на душе, когда ты, проскакав многие версты по враждебной земле, где стаями рыщут кровожадные абреки, вдруг встречаешь на пути родного русского солдата. Он стоит у ворот крепости и приветливо тебе улыбается. А ты хочешь обнять его и расцеловать, как самого дорогого на свете человека.
        Грозная напоминала небольшой уездный город: со своими улицами, садиками при мазанках, широкими бульварами, где высились двухэтажные дома (очевидно, военного начальства), дощатыми, на удивленье чистыми, тротуарами. Если б не крепостной вал, не пушки на нем, не штыки русских солдат, торчавшие всюду ежовыми иголками, то городок можно было бы назвать уютным.
        — Вот, друг мой, смотри, что за прелесть заложил тут Алексей Петрович,  — говорил Туманов, ведя отряд по улицам к форштадту, где размещался драгунский полк.  — Когда-нибудь здесь вырастет большой красивый город. Как думаешь, вырастет?
        — Возможно,  — Алексей повел плечами, за которыми висела потертая крымская винтовка (со слов Прошки, тоже лучший трофей).
        Впереди показались ряды выбеленных землянок с камышовыми крышами, меж коими, то тут, то там, встречались и добротные, с ладными крылечками, домики. У одного из них Туманов остановился, махнув рукой драгунам, чтоб уходили в расположение.
        — Доложимся командиру полка,  — сказал он, встряхнув мундир и поправив шапку.  — Не робей, человек он свойский, понимающий, хоть и из тыловых. Здесь тоже недавно. Генеральский чин выслуживает. Нынче в России за высокие звания подвигов требуют. Говорят, поймаешь Шамиля, тогда и посмотрим, достоин, иль нет. Вот он и ловит. Что ж, по крайней мере, честно.
        Они поднялись на крыльцо, еще раз отряхнувшись, постучали в двери. Внутри послышалось ленивое шарканье, и через минуту на порог вышел пожилой, в выпущенной поверх штанов рубахе, солдат.
        — Здравствуй, Кондратий,  — кивнул Илья Петрович,  — Евграф Аристархович на месте ль?
        — На месте,  — зевнул ординарец,  — проходьте, он уж справлялся об вас.
        В доме было четыре, без претензий обставленных, комнаты: невысокие шкафы, тумбочки, пара плетеных кресел, картины с кавказскими пейзажами на стенах. Туманов сразу направился к приоткрытой двери, за которой, видимо, находился кабинет полковника. Постучался.
        — Извольте, извольте,  — послышался изнутри нетерпеливый голос.
        Офицеры вошли.
        За небольшим конторским столом сидел пожилой драгун с седыми бакенбардами, добрым взглядом, и мягким, лишенным всяческой строгости, лицом.
        — Ну, наконец-то,  — встряхнул он роскошные эполеты, застегивая мундир.  — По-утру мирнОй татарин к генералу прискакал, сказал, что слышал бой вечор за Тереком. Я уж, признаться, обеспокоился, не ваш ли.
        — Наш,  — кивнул Туманов.
        — Неужто?  — округлил глаза Евграф Аристархович, изумившись совершенно не по-военному.
        — Точно так. Четыре дюжины отъявленных головорезов пятигорскую «оказию» разбили в пух.
        — О, господи!  — перекрестился полковник, вставая.  — В пух?
        — Так точно. А мы вступились.
        — Вступились,  — повторил Евграф Аристархович, одновременно вытянувшись лицом, что еще больше сделало его похожим на человека тылового, от боевой службы далекого. Очевидно, понимая это, он попытался взять себя в руки и сухо, по-военному, спросил.  — Потери?
        — Все!  — выпалил Туманов.
        — Все!?  — охнул полковник и обвалился на стул.
        — В смысле, живы.
        — Живы?
        — Так точно, ни единой царапины. Тактикой взяли.
        — Так что ж вы, голубчик, меня чуть до кондратия не довели?!  — вскричал Евграф Аристархович, выказывая умение ругаться.
        В комнату тотчас заглянул ординарец.
        — Звали?
        — Типун те на язык. Сгинь!.. Я, понимаете ли, думаю, что у меня уж эскадрона нет, а он заладил: «так точно, так точно». Эдак, право, до кондрашки можно дойти,  — дверь снова приоткрылась.  — Сгинь, я сказал!
        Туманов, как ни в чем не бывало, продолжал далее.
        — Вот, новый офицер к нам на службу прибыл. Прошу знакомиться.
        Алексей, козырнув двумя пальцами, протянул полковнику приказ.
        — Разрешите представиться: подпоручик Одинцов, направлен для прохождения…
        Евграф Аристархович махнул рукой.
        — Не кричите, молодой человек, война шуму не любит. Вижу, что подпоручик, вижу, что прибыл. Зачем кричать, голос для боя поберегите, пригодится. Усаживайтесь, лучше давайте поговорим, короче познакомимся.
        Офицеры разместились на стульях, сняв головные уборы.
        — Кондратий!  — громко позвал полковник, убирая в стол приказ.  — Чаю нам сделай… с вареньем,  — добавил он многозначительно.  — Сейчас угощу вас вареньем из скорлуп зеленого орешка. В России такого не попробуете. Прелесть, что за кушанье.
        — Да гадость,  — скривился Туманов,  — горчит и во рту вяжет.
        — А запах?!
        — Что, запах — орех и орех.
        — Аромат бесподобный и польза преогромная. Поверьте старому человеку,  — заверил Евграф Аристархович и посмотрел на двери.  — Кондратий, где тебя черти носят?!
        Илья Петрович усмехнулся, кладя ногу на ногу.
        — Да он уж теперь не придет, хоть голос сорвите.
        — Отчего же?
        — Два раза на имя откликался — оба не к месту.
        Полковник виновато развел руками.
        — Ну, что ж, нет, так нет. Давайте тогда потолкуем о деле,  — он покашлял, прикрывшись ладонью.  — Итак, условия на Кавказе теперь сложные, опасные. Шамиль сплотил вокруг себя фанатичных мюридов и не дает покою ни войскам, ни мирным горцам. Его люди нападают на обозы, на дружественные нам аулы, нередко на крепости. Разбить его — наша генеральная задача (из уст человека, выслуживающего сиятельный чин, это прозвучало, по меньшей мере, двусмысленно). Нынешним летом высокое руководство решило провести небывалые по масштабу маневры. Предполагается вытеснить мюридов в горы и там уничтожить. Экспедиции ожидаются частые, суровые. Поэтому времени на степенное вхождение в должность у вас не будет. Осваиваться придется по ходу службы. Определяю вас в эскадрон Ильи Петровича. Он там, в силу некоторых обстоятельств, без офицеров остался…
        — Как же?  — встрепенулся Туманов.  — А Шумницкий?
        — Вечор приказ пришел о его переводе, так что последние дни здесь присутствует. Да оно, скажу вам, и к лучшему. Слабоват он, как командир: неточен, порой, забывчив (слышать подобную оценку от человека с внешностью аптекаря, было довольно интересно). Вот унтера у вас молодцы, особенно этот, как бишь его…
        — Прохор Силин,  — подсказал Туманов.
        — Да, да. Особенно он. Молод, а со стариками управляется почище иного офицера. Надо бы подумать ему об эполетах. Да и вам пора уж капитаном-то ходить, засиделись вы в поручиках, не так ли?
        — Давно пора,  — согласился Илья Петрович.
        — К ущербу лета отпишем ходатайство,  — заверил Евграф Аристархович, хлопнув рукой по бумагам.  — Что ж, господа, не буду вас более задерживать, не теряйте времени, точите шашки.
        Офицеры попрощались с полковником и вышли на улицу. Кондратий сидел на крыльце, мастеря из прутьев какую-то безделицу.
        — Кондрашка!  — крикнул Туманов, будто дразнясь.
        — Грешно смеяться, ваше благородие.
        — Какой уж тут смех, тебя Евграф Аристархович битый час дозваться не может.
        Кондратий махнул рукой.
        — То, не меня. Не обманете.
        — Как знаешь,  — ухмыльнулся Илья Петрович, вскочив на воронца.  — Мое дело — упредить…

        Землянка, отведенная Алексею в жительство, выглядела, по здешним меркам, вполне пристойно. Кухонька с печуркой, комнатка с кроваткой, да еще сундук от старого хозяина остался, у окна — стол. Весьма недурно.
        — Ваш бродь, вы дома?  — вошел в низенькие двери Трифон, держа в руках охапку белья.
        — Дома, дома,  — отозвался Алексей, разглядывая овечью шкуру, лежавшую на кровати под тощей подушкой.
        — Я вам тут для хозяйства кой-чего принес: подстелить там, укрыться. Посуда-то осталась?  — он загремел чашками на кухне.  — Вроде бы, есть.
        — Спасибо, Трифон.
        — Не за что. Разве я не понимаю, как свежему человеку тягостно: ничего не знает, спросить стесняется. Оно и в мирной-то жизни на новом месте несладко, а тут еще постреливают. Ладно, побегу я, обращайтесь, ежели чего.
        — Благодарю, Трифон, я уж на тебя обратил внимание. Если ты и в ратном деле так же сметлив, будем думать об унтер-офицерском звании.
        — Служу Отечеству,  — с готовностью козырнул драгун.
        Алексей проводил его улыбкой. Лучший солдат — не тот, который: «подальше от начальства, поближе к кухне», а тот, что пытается выслужиться. Пообещай ему звание или награду, и он горы свернет. Из таких вырастают отменные унтер-офицеры, а на них держится армия.
        — Чего это от тебя Тришка выскочил, будто пряников нажравшись?  — спросил Илья Петрович, отворяя двери.
        — Да так. За службу поблагодарил.
        — От одной благодарности он не расцветет. Я его не первый день знаю. Такой же ушлый, как и Прошка. Кстати, товарищи они.
        — А вы разве не довольны Прохором?
        — Почему же — неплохой командир, только за ним глаз да глаз нужен.
        — За любым бойцом присмотр нужен, не мне вам рассказывать.
        Туманов выложил на стол кукурузную лепешку, кусок жареной индейки, пару яиц, сдобрил композицию бутылью кахетинского вина и устало опустился на скамью.
        — Это ты правильно заметил. Я от тебя новое вряд ли узнаю. А вот ты от меня многому должен научиться. Так что слушай, запоминай, а непонятно — спрашивай.

        Между тем саженях в двухстах от крепостного вала, на широкой, прикрытой лесочком, поляне, что использовалась гарнизоном для учебных стрельб, упражнялся в точности огня драгунский офицер. Ставя на барьер пустые бутыли, он одну за другой крошил их попеременно из двух пистолетов. Стекол уж валялось премного, заряды были на исходе.
        Часовой на валу поглядывал на сие занятие без особого любопытства (эка невидаль — стрельба), а, вернее, смотрел совершенно в иное место, туда, где под редкими кустиками паслась одинокая молодая овечка. «Одинокая, значит, ничья,  — думал солдат, предполагая, как лучше организовать ее на ужин,  — а это равно, что собственная». Свежее мясо в походной жизни — первейшее дело. Горцы знали слабость русских к домашней живности и предпочитали не оставлять ее без присмотра. Отсюда глядя, овца была (по праву нашедшего) совершенно законным солдатским трофеем.
        На громыхнувший оружейный выстрел (который отличается от пистолетного большей мощью), часовой не обратил ни малейшего внимания. Перед глазами его уж дымилась баранья ляжка. Офицер же тем временем повалился на траву, ухватившись рукой за кропящую рану. Пуля вошла ему точно в ногу. Две фигуры в черных бешметах стремительно выскочили из леса, сгребли его в охапку и прытко сволокли в заросли.

        — Хороший ты малый, Алешка, но историю знаешь плохо,  — заплетающимся языком разъяснял положение дел Туманов.  — Нам Кавказ был совершенно не нужен. Ну, то есть,  — ни на дух. Пусть бы горцы здесь прыгали, аки олени, и Аллах с ними. Но они стали разорять нашу Кавказскую Линию. Крепости и гарнизоны, казачьи станицы — все подвергались их налетам, всем доставалось. Для прекращения разбоев сюда и были брошены войска.
        — Но Ермолов пошел вглубь от Кавказской Линии,  — возразил Алексей.
        — Верно. Только, чтоб ты делал, как человек военный, если б твоя оборона не приносила успеха? Сидел бы, огрызаясь? Э, нет, мой друг, здесь требовалась контратака.
        — Говорят, он был жесток по отношению к горцам — это мне как-то не импонирует.
        Илья Петрович ухмыльнулся, раскуривая трубку.
        — Точно так рассуждали и в Петербурге до 1816 года. Мол, нужно проявлять к дикарям снисходительность, терпимость, мол, это поможет установить с ними доверительные отношения. А те, в свою очередь, воспринимали подобное, как слабость, как неспособность русских драться, и убивали еще злее. Надобно знать их натуру. Видал ли ты, хоть раз, отрубленную голову или вспоротые кишки?
        Алексей выпучил глаз.
        — Нет, конечно.
        — Вот, когда увидишь — поймешь, жесток был Алексей Петрович, иль справедлив. Он ни единого грабежа им не спускал, ни малейшей дерзости. Знал, что здесь в почете только сила. Ее и выказывал. Многое сам от них перенял: и в тактике, и в форме. Между прочим, бурку носил.
        — А что в тактике?  — заинтересовался Алексей.
        — Короткий бой, засады, внезапные набеги. Я тебе потом объясню. Сейчас запомни одно. Твоя защита — деревья, камни, ямы, балки. Чистое место — твой враг, подолгу в нем не держись, пуля любит открытость. Горцы цепью на ура не ходят, прячутся. Поэтому их и убить сложно. Чем же мы глупее? В общем, не торчи напоказ свечкой, а то огонек задует.
        — Какой огонек?
        — Вот этот,  — Туманов постучал костяшками пальцев по своей голове.
        Одновременно с этим раздался стук в дверь — получилось занятно. Алексей, пряча улыбку, громко ответил.
        — Прошу.
        В дом вошел озабоченный Прохор.
        — Илья Петрович, кажись, подпоручик Шумницкий пропал.
        — Что за вздор, как пропал?  — нахмурил брови командир.
        — Часовой сообщил, что он на стрельбище из пистолета упражнялся и сгинул.
        — Вот слова настоящего боевого унтера: «кажись, сгинул». Все четко, кратко и, главное, понятно,  — проворчал Туманов, надевая шапку.  — Эскадрон, в ружье. Сбор на поляне…

        При первом же взгляде на место, где упражнялся в стрельбе Шумницкий, всякие надежды на благоприятный исход развеялись. Кровь на траве, следы волочения в лес, примятые кусты — все говорило о похищении. Туманов грозно посмотрел на пехотного часового.
        — Как же ты, олух царя небесного, не заметил, что офицера стащили!?
        — Виноват, отвлекся малость.
        — Ворон считал?!
        — Никак нет — на овцу смотрел.
        — На какую овцу?
        — Да вон там, у кустов стояла. Одинокая. Я, грешным делом, позарился. Виноват, звиняйте.
        Илья Петрович сплюнул.
        — Ясно. Отвлекали внимание. Овечка, думаю, тоже пропала.
        — Сгинула,  — подтвердил солдат.  — Что обидно.
        — Вот тебе, друг мой, Алеша, их тактика. Отвлекли барана бараном и сделали свое черное дело. Ладно, время уходит, искать надо. Эскадрон, по коням!
        Обогнув нестройный лесочек, отряд выехал на развилку двух дорог: первая вела в гору, вторая спускалась в лощину. Командир, привстал на стременах, осматриваясь.
        — Думаю, они направились вниз, там груженому коню идти легче.
        — Ваш бродь, смотрите, наверху татары!  — воскликнул Прохор, тыча плетью вдаль.
        Действительно, на возвышенности темнели фигуры двух всадников, у одного из них, что-то было переброшено через седло.
        — Точно — они. С Шумницким на холке!  — вскрикнул Туманов, замахиваясь плетью. Вперед!
        Кони ударили копытами, заставив землю вздрогнуть. Пыль взвилась в небо, словно от взрыва. Эскадрон сорвался с места. Черная туча понеслась в гору, будто взлетая.
        Алексей хлестал Леденца изо всех сил, однако, едва успевал за последним драгуном. Лукавил Прошка, кривил душой Туманов, уверяя, что на этой кляче можно джигитовать. На ней дрова возить, а не за мюридами гоняться. Стыдно, право, молодой офицер, которому должно бы за собой увлекать, а тащится в конце строя. Смеются, наверное, все, потешаются: ловко простачка обманули. Но ничего, наперед выйдет наука — не след быть таким доверчивым. Надобно и собственное сужденье иметь. Так думал Алексей, не замечая того, что обстановка стала живо изменяться. Маштачок, вдруг, обошел красавца гнедого… оставил позади длинноногого каурого… дышал в круп норовистому булану. Прыткие кони выдыхались на затяжном подъеме, теряя скорость. А Леденец шел. Уж фыркал пеной Прошкин жеребец. А Леденец шел. Сбросил спесь командирский ворон. А Леденец шел. И складывалось такое ощущенье, что он только-только разогрелся, потому что копыта его барабанили по дороге все дробнее и дробнее. И теперь уже Алексей вел отряд. А это было приятно. До жути, черт возьми, приятно! Он ласково похлопал Леденца по шее. Извини, дружок, отругал тебя по
незнанию. Больше не повторится. Впереди показались татарские спины. Все верно — на груженой лошади далеко не убежишь, а от хорошего скакуна, тем более. Алексей еще раз благодарно потрепал гриву коня и вскинул из-за плеч винтовку.
        — Ваш бродь, если навыка в стрельбе нет, поберегите заряд,  — крикнул из-за спины Трифон, который, как оказалось, шел след в след за Леденцом (и тоже на маштаке).
        — Стрелять мне приходилось, правда, по мишеням,  — честно признался Алексей.
        — Тогда не тратьте пулю. Дайте я.
        Поднявшись в стременах и, ловко пружиня ногами, он быстро прицелился, на секунду замер, и плавно спустил курок. Татарин вздрогнув, откинулся на круп лошади. Большой сверток упал на обочину. Трифон с Алексеем, думая, что это Шумницкий, тотчас метнулись к нему. Командир следом. Отряд за ним. Погоня угасла.
        Сверток живо катился под уклон, приближаясь к глубокому оврагу. Еще немного, и он непременно бы туда свалился. Но здесь Трифон явил завидную сноровку. Подскочив к краю обрыва, он мигом спрыгнул с лошади и, припав на колено, аккуратно поймал бедного Шумницкого. Точнее, все думали, что — Шумницкого. На самом же деле, в старом, изодранном ковре оказалась навытяжку завернутой овца.
        Туманов злобно сплюнул.
        — Вот тебе, друг мой Алексей, еще один прием — ложный след называется. Мне бы, старому дураку, догадаться, что они специально нас в верх потащили. Основная-то группа низом пошла. Разделиться надо было. Но куда там. Как говорится: вино в голове, соображенье — в заду. Вот те еще один довод против пьянки. Опять же, палаш дома забыл — верная неудача.

        Глава 6

        Брезгливо сморщив нос, Влад уныло осматривал полупустой ангар овощехранилища.
        — А где рукомойник?  — спросил он потерянным голосом.
        — В батарее,  — подсказал Сергей.
        — А туалет?
        — На улице.
        — А постельное белье?
        — Дома у мамы!  — неприязненно рыкнул Стас.  — Ты нам здесь атмосферу своим нытьем не погань. Не нравится — вали к себе в гостиницу.
        Почувствовав недовольство бойцов, Влад принялся виновато оправдываться.
        — Да нет, вы не подумайте — нормальные условия, просто непривычно как-то, неуютно.
        — Тебя бы с нами в поле — узнал бы, что такое неуютно.
        Денис, сняв бушлат и берцы, рухнул на кровать.
        — Песня, а не условия! Не знаю, как другим, а мне очень даже нравятся.
        Влад подошел к нему, опустившись на койку рядом. Вид его был трагичным и напуганным. Но, если первое выглядело вполне естественно (все-таки, друга потерял), то второе как-то плохо сочеталось с офицерской формой.
        — В моем положении выбирать не приходится,  — обреченно вздохнул он, сцепив руки в замок.
        Сергей, выкладывая на табурет содержимое из карманов, между делом поинтересовался.
        — Что за положение такое? Неужели в Грозный посылают?
        — Нет. Просто мне кажется, что теперь могут убить и меня.
        — Солдатам, которые собираются штурмовать Минутку, тоже так кажется,  — тихо заметил Андрей.
        — Скажу вам честно, пока мы стояли под Грозным, мне каждый день так казалось,  — признался Макс.
        — Там другое, там война. А здесь неизвестно, кто твой враг.
        Денис поднял голову с подушки. Раньше это выражение было характерно только для милиционеров и военных, столкнувшихся с партизанщиной, теперь же так говорили и различного рода коммерсанты. Вошедшие в моду заказные убийства заставляли их бояться даже собственных друзей.
        — Вы что, с этим лейтенантом какими-то темными делишками занимались?
        — Да что ты, нет, конечно,  — замахал руками Влад.
        — Почему же тогда боишься?
        — Потому и боюсь, что непонятно по какой причине его убили.
        — Скорей всего — это местные джигиты,  — предположил Андрей.  — Вечер, кафе, пьяный офицер — отличная мишень для хулиганов и грабителей. Типичная ситуация. Иди домой и спи спокойно.
        Влад покачал головой.
        — Осетинские менты сказали, что никто из местных не посмел бы у этого кафе даже подраться, не то, что убить. Там хозяин — авторитет какой-то, его все боятся.
        Сергей, вывернув последний карман, с радостным облегчением выдохнул.
        — Фуф, наконец-то.
        — Что, заначку нашел?  — спросил, зашивающий дырку на штанах, Макс. Бойцы, находившиеся в военных условиях, могли составить конкуренцию самым расторопным домохозяйкам. Шить, стирать, готовить (подчас из крайне скудного набора продуктов), наводить чистоту и порядок приходилось абсолютно каждому и не считалось великим подвигом, как это принято у милых женщины.
        — Я думал, что командирский список в дороге посеял. Слава Богу, нашел.
        — Ничего бы не случилось, я и так все помню: «Мухи», генератор, прочая мелочь…
        — Это что, заявка?  — поинтересовался Влад.
        — Ну.
        — Можно взглянуть?
        Сергей протянул лист.
        — Так, что тут: …угу… угу… угу. В общем, все есть, за исключением «Мух» и генератора — дефицит.
        — А будут?
        — Должны.
        — Когда?
        — Дня через три транспорт приходит.
        Сергей со вздохом забрал список.
        — У нас приказ: без этого не возвращаться. Подождем.
        — Послушайте,  — встрепенулся Влад,  — давайте я все тыловые проблемы возьму на себя, а вы за эти дни попытаетесь найти убийцу. Вы же менты.
        — Да ты, родной, с дуба рухнул!  — поднял голову Макс, тут же уколовшись иголкой.
        — Петрушки обожрался,  — тихо заметил Андрей.
        Стас, срезавший с ботинок оплавленные участки подошвы (холод в поле был такой, что бойцы, грея у костров ноги, начинали чувствовать собственные пальцы лишь, когда загоралась обувь) добавил в общую копилку и свой пятак.
        — Это он из моей рюмки лишка хватил. До сих пор отойти не может.
        Денис спокойно объяснил положение дел.
        — Понимаешь,  — это не наша подследственность, военными занимаются ваши ведомства. И потом, раскрытие преступлений — комплекс сложных оперативных мероприятий, мы его здесь не вытянем. И, честно говоря, не до того сейчас — к войне надо готовиться, тактику перестраивать.
        — Я же для вас три свободных дня выкраиваю,  — жалобно промямлил Влад,  — от всех проблем избавляю.
        Денис вопросительно взглянул на товарищей. Сергей пожал плечами. Макс отвернулся. Стас показал выразительную дулю. Она и решила исход ситуации.
        — Добро, попробуем. Но, предупреждаю, ничего не обещаем.
        Стас, удивленно посмотрел на фигу, не понимая, почему ее недвусмысленная форма была воспринята знаком согласия.
        — Спасибо, мужики, за мной не пропадет,  — повеселел Влад.
        Денис присел на койке, скрестив ноги. Вообще-то, он не любил, когда за помощью обращались по знакомству. Точнее, не любил всего, что делалось по блату. Возможно, и на войну поехал как раз потому, что здесь человек представляется в чистом виде — в состоянии, так сказать, «нетто». Сражение нельзя выиграть по знакомству. Хорошим бойцом невозможно стать, используя связи. Впрочем, раскрытие военного убийства — не блатная помощь земляку. В прифронтовой полосе — это те же боевые действия, только более тонкие, специфичные, для ведения которых требуются определенные навыки. Но при условии, что преступление имеет военную квалификацию, а не банально экономическую. В этом, для начала, и нужно было разобраться.
        — Теперь рассказывай все по порядку и, желательно, в картинках,  — сказал он, приготовившись внимательно слушать.
        Влад почесал макушку, усиленно соображая.
        — Да нечего рассказывать, в том — то и дело.
        — На это отвечу тебе также кратко — тогда нечего и раскрывать.
        — Правда, нечего рассказывать. Обычная служба. Он — в парке с машинами. Я — в штабе с бумажками. По вечерам ходили в кафе, иногда собирались в общаге. Все.
        — Ох, военный,  — вздохнул Денис, снова откидываясь на подушку.  — Начнем с азбуки. Нам нужно составить рабочие версии, определить направление поиска. Для этого требуются исходные данные, полезная информация…
        — Что значит «полезная»?
        — Я, вроде, и так понятно сказал. Как тебе еще объяснить?.. В общем, смотри. Нам интересно знать, что твой друг в детстве любил мороженое?
        — А на фиг нам это?
        — Правильно. То есть, эта информация холостая, бесполезная. Понимаешь?
        — Естественно — не тупой. И что?
        — Так, с тобой все ясно. Давай, лучше на этом и закончим, я не могу вслепую работать.
        — Слушай,  — подал голос, увлеченно следивший за беседой, Макс,  — новогоднюю операцию в Грозном, случайно, не ты планировал?
        Об этой операции уже ходили легенды. Ее сравнивали с начальным периодом Великой Отечественной войны, когда на вражеские укрепления посылали безоружных штрафников. Разработанную верховным генералитетом тактику можно было охарактеризовать одним предложением: «соберемся толпой и надерем бунтарям задницу». Так поступали драчуны в русских деревнях. Нужно ли было иметь академическое образование для того, чтобы пользоваться приемами сельской молодежи?
        — Нет,  — затряс головой Влад,  — это наверху планировали.
        — Значит, показалось.
        Ситуацию решил сдвинуть с мертвой точки Сергей. Подойдя к кроватям, он положил руки на верхние дужки, представ в позе мудрого орла.
        — Следи за мыслью, лейтенант. Могли твоего приятеля зарезать спустившиеся с неба инопланетяне?
        — Что за глупость.
        — Уже хорошо. А могла его убить приехавшая из Суходрищенска жена?
        — Нет, конечно, у него и жены-то не было.
        — Еще лучше. А столетняя бабка-вахтерша из вашей общаги?
        — Вы меня что, совсем за идиота держите?
        — Мы пытаемся составить версии убийства. Исходя из реальной информации. Соображаешь?
        — Ну.
        — Так дай нам, за что прицепиться, иначе будем думать на инопланетян.
        — … Вроде бы, не за что цепляться,  — буркнул Влад, немного помедлив.
        — Тьфу…
        Денис пошел на второй круг, решив отбросить для начала шаблонные (бытовые) версии. Зачастую случалось так, что искать начинали таинственного супер-киллера, а виновником оказывался недовольный сосед по лестничной клетке.
        — Он к местным девахам не приставал? Горячие родственники не могли «на вид поставить»?
        — Нет, ничего такого не было.
        — Оружием со склада не торговал?
        — Нет, он же автомобилист.
        — А с машинами, с запчастями темные делишки не крутил? Убили ведь под забором МТС. Может, трактористы за какую-нибудь аферу посчитались?
        — Да какие там аферы, он сам еле концы с концами сводил, запчастей вечно не хватало. Правда, с этим в последнее время, сказал, стало полегче.
        — Почему? Новый канал появился?
        — Какой там канал — машины стали чаще подрываться, вот и весь канал. Уцелевшие узлы с одних снимали, на другие перебрасывали.
        — Почему стали чаще подрываться?
        — Духи пристрелялись. Он говорил, как колонна пойдет — так в засаду. Будто горцев кто-то предупреждает.
        — Когда он это говорил?
        — Сегодня и говорил…
        Денис задавал уточняющие вопросы автоматически, стараясь набрать побольше информации, с тем, чтобы в дальнейшем, разложив ее перед глазами, попытаться восстановить подлинную картину случившегося. Задача была довольно привычная, но имела и некоторые нюансы. Во-первых, наличие местного колорита: горячие кавказцы (в том числе, и дружественные осетины) могли зарезать буквально за косой взгляд или непристойную фразу. А, во-вторых — условия прифронтовой полосы. На войне, как известно, цена жизни — ломаный грош.

        Утро следующего дня выдалось таким же пасмурно-гадким, как и предыдущее. Шел мелкий то ли снег, то ли дождь. Желтоватое небо, словно целлюлитная кожа, было покрыто частыми бугорками рыхлых облачков. Работу по преступлению решили начать с осмотра места происшествия, а заодно и завтрака. Благо, первое не исключало второго. Влада отправили на службу с голодным желудком, но конкретным заданием — замечать все. Проводив его в штаб, свернули к кафе, которое только-только открывалось.
        У забора не осталось ни следа вчерашней трагедии, только грязь и мутные лужицы. Денис заглянул на территорию МТС — проходной двор: сновали трактора, машины, люди. По-хорошему, не мешало бы поискать здесь свидетелей. Возможно, кто-то видел пролезающего сквозь дыру преступника.
        — А еще, не помешало бы сделать подворный обход,  — будто уловив мысли друга, сказал Стас.
        — Работников кафе опросить,  — дополнил Сергей.
        — Планчик оперативных мероприятий набросать,  — согласился Макс, зевая.
        Хорошо, что Андрей остался на базе, иначе б он тоже что-нибудь напомнил.
        — Есть другие предложения?  — спросил Денис.
        Стас с готовностью кивнул.
        — Пошли за стол, будем лопать и думать.
        — Это современно,  — согласился Сергей.  — Шерлок Холмс играл на скрипке, а мы будем есть…
        В зале было совершенно пусто. Официанткой сегодня работала чернобровая осетинка.
        — А где вчерашний джигит?  — спросил Макс, усаживаясь за столик.
        — Завтра будет,  — сухо ответила она, приготовив рабочий блокнот.
        — Строгая!  — шутливо нахмурился Стас.  — Замужем, наверное.
        — Что будете заказывать?
        — Не замужем?  — поинтересовался и Сергей.
        — Заказывайте, я слушаю.
        Денис, кашлянув, посмотрел на друзей. Прошло несколько дней командировки, а они уже соскучились по женщинам. Что же будет после двух месяцев? Впрочем, на столь длительное время загадывать нельзя — дурная примета.
        — Вот так некоторые пристают к девушкам, а потом трупы на задворках находят,  — сказал он с деланной строгостью.
        На удивленье, осетинка не пропустила эту фразу мимо ушей (как обе предыдущие).
        — Это не наши. Среди своих ищите.
        — Мы уж такое слышали,  — вздохнул Макс.  — Давайте рассольник, что ли, и манты.
        Суп хлебали молча, на третьей манте, слегка успокоив желудки, вяло заговорили.
        — А не мог этот Влад сам своего дружка приговорить?  — выдвинул неожиданную версию Стас.  — Не нравится он мне что-то.
        Сергей, тщательно пережевывая пищу, с легкой ухмылкой проговорил.
        — И все знают, почему — рюмку забыть не можешь.
        — Фу, как мелко, уважаемый.
        Денис покачал головой.
        — Сам посуди, зачем ему тогда к нам за помощью обращаться.
        Стас поковырял вилкой в зубах.
        — Сейчас подумаю, включу дедукцию.
        — Настраивай ее сразу в нужную сторону — не наводи тень на плетень.
        — И не собираюсь. Значит, следующая версия такая — автомобилиста убил дед, который нас вчера сосунками обзывал.
        — А ты его хорошо слушал?
        — По-крайней мере, как он про нытиков рассказывал, слышал.
        — Тогда с тобой все ясно.
        Сергей сделал из происходящего совершенно серьезный вывод. Каждый человек от рожденья в чем-то удачлив, в чем-то — нет. Одним дано выигрывать в лотерею, другим — наступать в лужи (даже в сухую погоду). Чтобы все получалось гармонично, нужно просто знать, в чем именно тебе везет (или — напротив) и умело этим пользоваться.
        — Мужики,  — сказал он без тени иронии,  — перед нами сидит настоящий Антишерлок Холмс: что ни скажет — все мимо. Это талант. Давай следующие версии, что б мы их сразу в корзину выбрасывали.
        — Ой, как смешно,  — скривился Стас.  — Сами думайте, если такие умные.
        Макс, молча терзавший все это время манту за мантой, в конце концов, прикончив последнюю, облегченно вздохнул.
        — Уф, как хорошо… аж противно. Ну, что, поговорим о деле?
        — А мы здесь, по-твоему, о чем?  — удивился Денис.
        — Не знаю, не вникал. Давайте теперь серьезно. Итак, для начала отметаем все версии, которые по тем или иным причинам сложно проверить. Дальше — договариваемся плясать только от того, что имеем. Следующее — вглубь не копаем, берем лишь то, что лежит под ногами. Пока все. Поехали.
        — Куда?  — уточнил Стас, потянувшись к бушлату.
        — В тему.
        — А-а,  — опустил он руку.  — Я туда уже ездил.
        Денису понравился такой подход к делу, и он азартно застучал ложечкой, размешивая сахар в чае. Сразу было видно, что Макс — не новичок в оперативной работе. Отбив шелуху с кедровой шишки, он предложил к разбору чистые орехи (правда, еще в скорлупках). Теперь оставалось лишь угадать, в какой из них сидело гнилое ядрышко.
        — Пляшу, как ты сказал, от того, что вижу. Пьяную драку и бытовые разборки отметаем. Остается служба. Он автомобилист. Значит, что-то связанное с машинами. Темные делишки, взаимоотношения с незнакомыми нам людьми отбрасываем — мы их не проверим. Получается, нужно работать только с окружением Влада. Не так уж и сложно — вполне реально.
        — Вот и наметился круг,  — кивнул Макс.
        — А я думаю, его убил кто-то совсем из другого круга,  — возразил Стас.  — Преступник под ваши условия подстраиваться не будет.
        — Лишнее подтверждение того, что мы на правильном пути,  — улыбнулся Сергей.  — Мистер Антишерлок одобрил.
        Денис, не вынимая ложечки из чашки, прихлебнул чай.
        — Вчера мы очень долго пытали Влада…
        — Да уж,  — вытер воображаемый пот со лба Стас.
        — Но ничего подозрительного не узнали… Кроме одного. Мне показалось странным совпадение смерти лейтенанта с его рассказом о подрывах машин.
        Макс поднял указательный палец.
        — Уточняю: с недовольством лейтенанта по поводу участившихся подрывов.
        — Ерунда какая-то,  — с сомнением произнес Сергей.  — По-моему, сейчас вы сами тень на плетень наводите. Засады, подрывы — обычное на войне дело. И все этим недовольны.
        — Да. Но не все высказывают предположения, что духам кто-то стучит.
        Денис согласно кивнул. Вот она, определяющая деталь, по которой можно выстроить всю композицию.
        — Я еще вчера обратил на это внимание. Если кому-то подобный намек показался обвинением, то в штабе завелась гнида.
        — Тогда все легко объясняется,  — подвел итог Макс.  — Парня убрали из опасения быть раскрытыми.
        — Думаете, у них там шпионская сеть?  — ухмыльнулся Стас.
        Денис с серьезным видом пожал плечами.
        — Может, просто шкура.
        — Даже для шкуры ваш мотив выглядит натянуто.
        Сергей энергично встал из-за стола.
        — Ну, что, напились, наелись? Тогда пошли работать…
        На улице посветлело и потеплело. Солнце, растолкав мутные тучи, прогревало раскисшую от снежного дождя землю. Денис с удовольствием закурил, бросив в урну пустую пачку.
        — Кстати,  — сказал он, затянувшись.  — Чтоб зарезать человека во время перекура, надо, как минимум, знать, что он курящий.
        — А его приятель — нет,  — согласился Сергей.  — Чем опять подтверждается версия Антишерлока.
        Стас удивленно поднял брови.
        — Я, как раз, наоборот говорил — убийца не из ближнего круга.
        — Тем самым и подтвердил,  — задумчиво сказал Макс.  — Подождите минутку, я сейчас,  — он вернулся в зал и подошел к убирающей посуду осетинке.  — Простите, девушка, а разве в кафе запрещается курить?
        — Нет,  — коротко бросила она.
        — Понятно. Просто мы вчера здесь недолго посидели, поэтому я не обратил внимания,  — начал он развивать беседу.  — И потом, сам я не курю — спортсмен…
        Но равно с таким же успехом можно было разговаривать с чашками или тарелками: в ответ — ни единого звука. Хотя нет, последние, по-крайней мере, звенели.
        — Курите,  — разрешила официантка и, громыхнув посудой, удалилась в подсобное помещение.
        — Спасибо…
        Выйдя на крыльцо, Макс недовольно хмыкнул.
        — Что-то не клеится наша версия.
        — Чем тебя напугала эта жгучая азиатка?  — ревниво прищурился Сергей.
        — Кури, говорит, здесь, незачем на улице мерзнуть.
        Денис выпустил струйку дыма.
        — И что это меняет? Мне Влад сам сказал, что лейтенант выходил курить на улицу. Может, свежим воздухом захотел подышать?
        — В том-то и дело, что — «может». Откуда, по-твоему, преступник мог знать, что жертва выйдет из кафе? Все ведь курят внутри. Думаешь, на удачу караулил: выглянет — не выглянет. Нет, так дела не делаются.
        — Вот и рухнула ваша версия,  — злорадно ухмыльнулся Стас.  — Я вам говорю — убийца из дальнего круга, скорее всего, из местных.
        На этот раз Сергей поддержал Антишерлока.
        — Думаю, что к убийству причастна официантка. Она мне сразу не понравилась.
        — Или ее вчерашний сменщик,  — усмехнулся Макс.  — Он мне тоже не глянулся.
        — А некоторым — дедушка с орденами,  — посмотрел на Стаса Денис.  — В общем, полезли в темный лес.
        За разговором подошли к штабу. Здесь, по-прежнему, текла размеренно-тыловая жизнь, правда, на лицах куривших у входа офицеров была заметна тень тревоги. Моздок уже не казался им тихим безмятежным городком. Прифронтовая полоса, как зеленая исламская ленточка, опустилась и на его седую голову. Когда поравнялись с крыльцом, из дверей выскочил осунувшийся после вчерашней ночи Влад. Увидев собровцев, он, спотыкаясь, засеменил к ним.
        — Интересно, куда это он лыжи намазал?  — подозрительно спросил Стас.
        — Не видишь — к нам,  — тихо ответил Сергей.
        — Это сейчас. А до того?
        — Послушай, ты… Антистатик!  — не выдержал Денис.  — Направь свою подозрительность в другое русло, не отвлекай ерундой ни себя, ни нас.
        — Вы уже раз прокололись со своей версией, проколитесь и еще,  — мстительно пообещал Стас.
        Влад подошел к друзьям, принеся запах свежего водочного перегара.
        — Друга помянули,  — объяснил он, заметив, что бойцы чутко заводили носами.  — Как дела?
        — Не родила,  — буркнул обиженный Антишерлок.
        — Это он про версию,  — прокомментировал Денис.  — Тут вот какая история получается. Не похоже, чтоб твои сослуживцы имели какое-то отношение к убийству. По всем признакам выходит, что парня зарезали местные. Не тянет это на запланированное преступление.
        Влад заметно скис.
        — Почему не тянет?
        — Слишком много случайностей. Для того, что бы подготовить операцию, нужно иметь массу точных данных: куда, когда, во сколько и прочее. Здесь же ничего подобного не было. Все произошло спонтанно. Ходить за вами следом и ждать удобного момента ваш знакомый не рискнул бы.
        Грустно вздохнув, Влад быстро переключился на другую волну.
        — А вы куда сейчас собрались?
        — Не знаю,  — повел плечами Денис,  — идем себе, да идем.
        — Тогда поехали на базар, меня как раз мужики за продуктами послали.
        — Вот служба у людей!  — хлопнул в ладоши Стас.  — Обзавидуешься.
        Предложение всем понравилось, уговаривать никого не пришлось…

        Допотопный маршрутный Пазик внутри был таким же чумазым, как и снаружи. Кроме того, в салоне брызгала грязь. Проржавевший пол светился частыми дырками, показывая пассажирам мокрую разбитую дорогу. Правда, бойцов это ничуть не смущало. Они наслаждались мирной жизнью: рядом стояли женщины с сумками, дети с портфелями, в затертых креслах сидели мужчины и старушки. Совсем, как дома. Жаль, что недолго ехали.
        Огромный базар находился недалеко от центра Моздока. Просторные, как самолетные, ангары. Многочисленные прилавки. Разноцветные палатки. Компактные шашлычные. Чебуречные, чайные, сапожные будки. Словом — настоящий кавказский рынок.
        — Держите карманы,  — предупредил Влад, заходя в торговые ряды.
        Стас с удовлетворением отметил:
        — Преступность — такая же, как и везде. Они еще будут нам рассказывать, мол, не наши убили. Ваши: «Че к нам приехал? Че на наших девок смотришь? Че водку пьешь? На — кинжал в пузо!». А вы тут шпионов ищете.
        Яркие фруктовые прилавки сменялись приторными медовыми, те — молочными, ореховыми, пряничными, конфетными, перетекали на другую сторону, подставляя деревянные спины под мясные горы, колбасные батареи, рыбные косяки и прочее, прочее…
        Шли медленно, кое-где останавливаясь, кое-что покупая. Стас жевал чурчхелу, Сергей — люля-кебаб, Макс — шаурму, Денис — чебурек.
        — Удобное для встреч с агентом место,  — сказал он (не чебурек), глядя на щетинистые лица кавказцев.  — Разве поймешь, кто из них осетин, кто черкес, кто аварец.
        — Они понимают,  — прошамкал Макс.
        — Они — да. Мы — нет.
        — Почему, говоришь, версия оказалась нереальной?  — воспользовавшись темой, спросил Влад, отходя от мясного ряда.
        Денис, оглядевшись вокруг, полушепотом ответил.
        — Слишком много случайностей — невозможно просчитать.
        — Например?
        — Например, что вы с другом пойдете в кафе.
        — Ерунда — он сам об этом сказал, когда зашел в наш кабинет. Все слышали.
        — Добро. Тогда, что пойдете именно в это кафе, а не в другое.
        — Мы постоянно в него ходим, и все об этом знают.
        — Ну, тогда что он курящий, а ты нет.
        — И об этом все знают.
        — Хорошо. Но то, что он выйдет покурить на улицу, никто наверняка знать не мог.
        — Мог,  — сказал Влад, нисколько не смутившись.  — Он сам говорил, что не любит курить в помещениях.
        — Когда он это говорил?
        — В тот же вечер, у нас в кабинете.
        — Кому?
        — Всем.
        Это была новость. Кажется, появлялся дополнительный шанс. У глухой стены, что не позволяла двигаться дальше, неожиданно выросла, не бог весть какая, но, все же, пригодная для подъема лестница. Денис отозвал Макса в сторонку.
        — Слушай, здесь выяснились кое-какие подробности. Кажется, все увязывается в одну цепочку.
        — Уверен, что это самое место для разговора?
        — Не хуже, чем кафе.
        — Ну, тогда выкладывай.
        — В общем так. Я шпион…
        — Хорошая новость.
        — Не смейся. Допустим, что я шпион: сливаю информацию духам о движении наших колонн. Пока все идет нормально. Машины рвутся — это списывается на войну. Проблем нет. Но тут появляется один фрукт, который начинает сомневаться в расторопности чеченов. Более того, высказывает предположение о том, что кто-то им сливает информацию. Для меня — это нежелательная реклама, угроза засветки. А ну, как дойдет до особистов, и те начнут приглядываться…
        Влад закивал:
        — Он так и говорил. Мол, надо особистов предупредить, чтоб режим секретности проверили.
        — Ну, вот тебе, пожалуйста! Это уже угроза провала. Какие мои действия?
        Макс повел плечами.
        — Лечь в тину.
        — Правильно. Но надо успокоить ситуацию. Паренек-то ходит, языком метет, собирается заглянуть к особистам. Выход?
        — Согласен — убрать.
        — Ты не соглашайся, а возражай.
        — Тогда так. А не усилит это и без того возникшие подозрения? Мне кажется, легче просто затаиться.
        — Если отравить его в кабинете и к груди приколоть записку: «за длинный язык», то усилит. А если представить убийство, как пьяную драку с разбоем — совсем наоборот. Руководство даже постарается замазать этот случай, как неприглядный. Все, что связано с алкоголем — воспринимается негативно, сам знаешь.
        — С этим не поспоришь,  — согласился Макс.
        Денис ждал как раз обратного. Сейчас требовались такие аргументы, против которых не устояла бы ни одна версия.
        — А ты спорь,  — упрямо повторил он.
        — Ну, тогда считай, что не убедил. Все равно: убивать — подозрительно. Проще залечь, притаиться.
        — Но не забудь, что мне работать и дальше. Оставлять в живых лейтенанта, значит, подвергать себя риску на будущее. Если у того возникла мысль о предательстве, то он каждое происшествие будет разглядывать через лупу. Прикажешь мне работать под его контролем?
        Влад, словно зритель теннисного матча, с любопытством переводил взгляд от одного собровца к другому. Похоже, эта игра захватила и его.
        — Можно спросить?
        — Ну?
        — А почему он убил его ножом?
        Для того чтобы объяснить дилетанту суть версии, нужно было сначала рассказать ему о классификации убийц, о методах «мокрой работы», о том, что «чистодел» нередко камуфлирует преступление под несчастный случай или банальный криминал. Заниматься милицейским всеобучем на рынке у Макса не было ни малейшего желания.
        — Ты до этого чем слушал?  — с укором произнес он, оглядевшись вокруг.
        — А что тебя здесь смущает?  — поинтересовался Денис, которого сейчас устраивал любой, даже не очень компетентный, оппонент.
        — Несовременно как-то, не по-шпионски,  — замялся Влад.
        — Надо было из пистолета с глушителем? А потом «контрольным» в затылок?
        — Ну, в принципе…
        — Нож — характерное для кавказцев и хулиганов оружие. Кафе, вино, пьяная драка, грабеж — это первое, что приходит на ум. Типичная ситуация — хорошая легенда. Глубже копать никто не станет: не до того — война, других забот по горло. А, если кто и решит повозиться, то, встретив такого умника, как ты, сразу успокоится.
        — Почему?
        — Потому что второй день из тебя информацию вытягиваем: «ничего подозрительного, ничего странного». А шпион под носом сидит.
        — Да!  — спохватился Макс.  — Но неувязочка с куревом, все-таки, осталась.
        Проходившие мимо парни вопросительно оглянулись, вероятно, думая, что им сделали замечание. Однако, не дождавшись никакой реакции со стороны увлеченных беседой офицеров, спокойно зашагали дальше.
        — Нет,  — тряхнул головой Денис.  — В тот вечер в кабинете лейтенант сам говорил, что любит курить на улице.
        — Тогда все складывается. Как минимум, раз в час курильщик должен подзаряжаться, то есть, выходить из кафе.
        — А по-пьяному делу — и чаще,  — доставая сигареты, подтвердил Денис.  — Получается, что круг подозреваемых сузился до размеров штабного кабинета. Сколько человек у вас там сидит?
        — Без меня трое,  — чуть подумав, ответил Влад,  — два офицера и прапорщик.
        — Классический вариант,  — усмехнулся Макс.  — Поплутаем в трех сосенках?
        — Попробуем,  — кивнул Денис.  — Теперь так. Мне требуются полные данные твоих приятелей и, желательно, побыстрей.
        — Не проблема, все сделаю.
        — Вы решили сегодня выпить?
        — Ну да, надо же человека помянуть.
        — Тогда внимательно слушай инструкции.

        Глава 7

        Евграф Аристархович в негодовании расхаживал по кабинету, громко сокрушаясь.
        — Ну как же так, как же так! Из-под самого носа офицера утащили! Бестии, право слово, бестии!
        — Впервой, что ли?  — буркнул Туманов, покачиваясь на мягком стуле.
        — Илья Петрович, голубчик, скажите, что теперь делать-то надобно?
        — В настоящее время три группы рыщут в поисках татарского следа. Как вернутся, обсудим диспозицию.
        — Да, да,  — кивнул полковник.  — Я второй эскадрон тоже в розыск выслал — возможно, в ближайших селеньях что-нибудь видели.
        — Непременно видели, однако, не скажут.
        — Да уж, бестии, право слово, бестии.
        — А нам и не надо,  — спокойно заключил Илья Петрович.
        — Что вы имеете в виду?
        — Амонат.
        Евграф Аристархович замер на полушаге.
        — Ермоловщина?
        — Да хоть и так, если угодно. Алексей Петрович в подобных делах поболее нашего понимал.
        — Завидное уважение,  — ревниво изрек полковник.
        Туманов оживился.
        — А как прикажете? Он за каждого солдата с горцев три шкуры драл! Те, когда русский барабан слышали, сами со скал прыгали. А которые не успевали — с русскими штыками знакомились. «На стороне воевать легко,  — говаривал он,  — а когда война приходит в твою саклю, диспозиция уже меняется».
        — Вы так рассказываете, будто сами слышали.
        — Я, разумеется, в те времена под стол пешком ходил, но старики все в точности передали,  — Илья Петрович побряцал ножнами висевшего на боку палаша,  — вместе вот с этим…
        Евграф Аристархович остановил его жестом.
        — Ну, полноте, голубчик, полноте. Опальный генерал, декабристов поддерживал и все такое. Не будемте.
        — Не будем,  — кивнул Туманов.  — Пушкин, между прочим, тоже поддерживал. И тоже на Кавказе бывал. И Марлинский, и Лермонтов.
        — Увольте, голубчик, увольте. Что ж у вас все примером-то: дуэлянты да бунтари. Не будемте.
        — Не будем,  — вновь согласился Илья Петрович.  — Кстати, Лермонтов в драгунском полку служил, в Нижегородском, у наших соседей. С отрядом охотников на дела ходил.
        Евграф Аристархович недовольно поморщился.
        — Ну, и замечательно. Давайте, однако ж, о своем полку попечемся.
        — Что я и предлагаю. Амонат и размен. У нас, к прочему, тело татарина имеется. Полтора к одному — неплохие условия.
        — Что значит — полтора?
        — Один живой, другой дохлый,  — пояснил Туманов.
        Полковник брезгливо скривил губы, чем добавил к уже сморщенной гримасе выразительный штрих (наверное, так выглядит человек, укусивший зеленое яблоко и наступивший на гвоздь одновременно).
        — Фу, как вульгарно, право. Зачем же вы эдак — люди, все-таки. Ну, да Бог с ними,  — быстро отошел он, махнув рукой…
        — Аллах.
        — …Тем паче. Ну, допустим, возьмете вы кого-либо в залог. Почем знаете, что этот человек имеет отношение к похитителям?
        — Тут многие — родственники меж собой, иль кунаки. Хотя есть и враждующие. Мои драгуны сейчас выясняют, сквозь чей аул татары шли. Овцу ведь откуда-то взяли? Не с гор же ее притащили. Засаду, имейте в виду, тоже обстоятельно подготовили: с местом ознакомились, наблюденье провели, не в один день, я думаю. Значит, у кого-то останавливались. Обязательно есть связь с аулами, обязательно.
        — Ну, хорошо,  — сдался полковник,  — будь по-вашему. Планируйте набег тремя эскадронами.
        — Благодарю,  — кивнул Илья Петрович, поднимаясь.
        — Сил хватит?
        — Вполне.
        — Может, запросить пехоту?
        — Мы сами по-пехотному умеем. К тому же, аулы мирнЫе, все будет ладно.

        Алексей волновался необычайно. Первое дело, и сразу — в ночь. Тут бы днем не оплошать, а в темноте — куда уж. Прошка вернулся из разъезда, сообщив обнадеживающую новость. В одном из мирнЫх аулов видели двух татар с пленным русским офицером. Более того, указали дом, куда они заезжали. Туманов немедля поинтересовался, от кого получены сведения. Прошка успокоил его, сознавшись, что за шпионскую информацию, отдал местному юноше коня (того, что добыли в погоне). Илья Петрович скептически на это хмыкнул, но велел готовиться к набегу.
        — Твоя задача, Алексей, не потерять меня из виду,  — говорил он, пристраивая за спиной пистолет.  — Находись подле, смотри, чем занимаюсь, повторяй то же самое. К тому же, аул мирнОй, заварушки не случится. Хотя, бывает всяко.
        Когда эскадроны вытянулись в линию, появился Евграф Аристархович на молодой кобыле арабских кровей. За ней на пегом мерине трусил верный Кондратий. Вид его был устрашающ. За плечами — две, крест на крест, винтовки. Сзади за поясом — пара пистолетов. Спереди — сабля и кинжал. За голенищами сапог — по ножу. Казалось, и в руках у него должно быть две плети. Но нет, обходился и одной.
        — Что, ребятушки, готовы?  — спросил негромко полковник.
        — Так точно,  — забасили драгуны.
        — Ну, тогда, с Богом,  — махнул он перчаткой и вклинился посередь строя…
        Эскадрон Туманова шел в авангарде колонны, указывая дорогу, неся головной дозор. Начинало темнеть. Ночь грозилась рухнуть вот-вот. Но пока был виден дальний косматый лес, лощина, в которую спускался отряд, невысокие взгорья по флангам, слышалось мягкое щебетанье засыпающих пичуг.
        — Лучше б у вас была светлая лошадь,  — негромко сказал Алексей, тащась за Ильей Петровичем, словно хвост,  — а то вашего ворона и в сумерках уже не различить.
        — В том и выгода,  — улыбнулся Туманов.  — Темная шапка, темная бурка, темный конь — нет меня для врага.
        — И для своих тоже.
        — А ты меня по палашу узнавай. Видишь его?
        Алексей опустил взгляд. Действительно, на эфесе матово поблескивала серебряная отделка.
        — Пока вижу.
        — А враги — нет.
        Утверждение, конечно, сомнительное — глаза у всех людей одинаковы — но стоит ли возражать. Похоже, командир приписывал своему оружию чрезвычайные качества — пусть тешится, жалко ли. В службе это — не помеха. Меж тем, вокруг стало совершенно черно: то есть, не так, будто б вы просто зажмурились, а накрылись при том двумя одеялами и спрятались в темной, без окон и дверей, комнате. Можно ли здесь воевать, когда собственного носа не видно? Налети сейчас басурмане, и что прикажете делать, в кого стрелять? Благо, обострился слух. Различались даже самые тихие движенья. И вот что интересно: в полной мгле звуки ясно разделялись на свои и чужие. Тут фыркнул конь, лязгнуло оружие — свои. Там зашелестели кусты, скрипнули деревья — чужие. Почему-то ни стрекот цикад, ни звон лягушек (на Кавказе они квакают иначе, чем в России — будто с протяжным акцентом) не вызывало в душе умиротворенья. Природа казалась такой же враждебной, как и обитавшие здесь люди.
        Неожиданно впереди послышался отрывистый шепот: «Чи, чи, чи», словно осипший воробей зачирикал. Туманов резко натянул поводья, негромко сказав: «Стоять». Леденец не сумел вовремя затормозить и, отклонив голову (успел же, мерзавец), врезался в мощный круп воронца. Алексей с разгона поцеловал его в хвост.
        — Подлец!  — невольно вырвалось из набитого конским волосом рта.
        — Ты кого обласкал?  — поинтересовался Илья Петрович.
        — Леденца.
        — Что, на ногу наступил?
        — Понимаю ваш упрек его росту, но хочу заметить, что сегодня на горке он многих скакунов за спиной оставил.
        — Ладно тебе,  — хохотнул Туманов.  — Нормальный конь, обыкновенный рост. По сравнению с ишаком, так великан.
        — Вот именно,  — буркнул Алексей вытирая лицо.  — А почему остановились?
        — Дозор просигналил.
        — Это чириканьем, что ли?
        — Угу.
        Невдалеке тихо крякнула утка.
        — Вперед,  — сказал Илья Петрович, неизвестно зачем махнув рукой (было слышно по шороху одежды). Кто б еще этот знак видел.
        Отряд снова тронулся в путь. Судя по густому аромату зрелых ягод, вошли в лес. Удивительные, все-таки, люди, эти «кавказцы». Тут не можешь за передней лошадью без приключений удержаться, а они там, в одиночку, рыщут, дорогу указывают. Поразительно.
        — Ветка!  — послышалось впереди.
        — Ветка!  — прозвучало ближе.
        Не успел Алексей изумиться еще одному обстоятельству — зачем, спрашивается, в лесу говорить о ветках, когда они тут всюду (не пустыня ж)  — как встретил физиономией мохнатую дубовую лапу. Фуражка тотчас покинула голову, на лбу соскочила шишка.
        — Зараза!  — схватился он рукой за больное место.
        — Что там?  — справился командир.
        — Ветка.
        — Упредили ведь.
        — Я не понял.
        — А ты какой язык понимаешь? Парле франсе?
        — Нет. Я не понял, что это упреждение.
        — Ты, верно, думал, что люди, заметив в лесу ветку, стали дружно изумляться?
        — Наподобие того.
        — Соображать надо — не в пустыне ж находимся.
        Алексей с ужасом представил, что могло бы случиться, окажись он здесь один. Наверное, так себя чувствуют слепые котята, когда мать переносит их на новое место: ничего не видят, тем более, не понимают.
        Где-то на левом фланге послышался мерный шум воды. Отряд начал круто забирать на него. Вероятно, лес заканчивался, потому что подул теплый ветерок. Через некоторое время воздух заметно посвежел. А, спустя пару минут,  — о, радость!  — перед глазами явилась река. Вода в ней была такой же темной, как все окрест, но глянцевый отблеск нет-нет, да и мелькал в частых волнах. Мрак отступил. У берега обозначились силуэты дозорных.
        — Как глубина?  — поинтересовался Туманов, подъезжая к ним.
        — Коню по брюхо, ваше благородие,  — ответил знакомый голос.
        — Славно. Ноги мочить не придется.
        Алексей не сразу понял, кто говорил с командиром, а когда сообразил, чуть не задохнулся от восхищенья.
        — Трифон, голубчик, ты ли это?!
        — Я, ваш бродь. Не признали?
        — Нет, конечно. Темно ж вокруг.
        Да и как его было признать? Ожидал ведь встретить настоящих героев с драконьими глазами, жестким нравом, звериным чутьем, а увидел своего Тришку, простого русского паренька. Впрочем, и героя, без сомненья.
        Там, где воронец поглаживал воду брюхом, маштачок уже мыл шею.
        — Осторожно, мой друг, не замочите ног,  — сказал Туманов, подгибая колени.  — Здесь, кажется поглубже, чем ожидалось.
        — Угу,  — тихо булькнуло в ответ.
        Илья Петрович беспокойно оглянулся. Из воды торчали две головы: Леденца и Алексея…

        К аулу подошли тихим шагом. Полковник, собрав на пригорке командиров, уточнил задачу.
        — Итак, господа, позвольте вам напомнить диспозицию. Туманов со своим отрядом заходит в деревню…
        — В аул,  — поправил Илья Петрович.
        — Да, да. Именно туда следует он. Второй и третий эскадроны перекрывают все выходы из села.
        — Аула.
        — Да, да. Именно из него. Постарайтесь взять его кругом.
        — Кольцом.
        — Я имел в виду, окружить,  — возразил Евграф Аристархович.
        — Тогда все точно. Виноват.
        — Да, да. Итак, есть ли теперь вопросы, господа?
        — Вопросов нет,  — в унисон ответили два драгунских капитана.
        — Все ли вам понятно?
        — Решительно все!  — заверили они.
        Туманов дополнил.
        — Имейте в виду, что вы стоите не только в оцеплении, но и в резерве, который в любую минуту может получить приказ на вход.
        — Ясен день,  — кивнули капитаны.
        — Тогда, с Богом,  — напутственно изрек полковник.
        Сказать, что в ауле было светлей, чем в лесу, значило бы покривить душой. Тем не менее, ориентироваться здесь было гораздо легче. Идешь без помех, значит — улица. Уперся в забор, понимаешь — за ним сад. Нащупал ворота, догадываешься — внутри дом. Так, крадучись и запинаясь, без труда окружили татарскую саклю. Едва залезли во двор, с лаем выскочила злобная собака (непонятно, отчего молчала ранее — заманивала что ли?). Большая она была или малая, сказать было сложно — темно. Но, судя по тому, что зубы ее сомкнулись в области поясницы (ближе к низу), можно считать — уж точно, не моська. И вот, какая странность: во двор заскочили сразу десять драгун, а тяпнула она лишь одного. Почему? В смысле: не почему, одного, а почему именно его, Алексея?
        Дверь хозяин не открыл, разразившись грубой кавказской бранью. Для того, что б ее понимать, не нужно знать местный язык: не комплиментами же лаял горец. Туманов упредил его, что б не упорствовал, иначе драгуны запалят хату. Татарин подобных угроз не испугался, потому как сакля его была выложена из камня. Тогда Илья Петрович сказал, что теперь же перебьет все окна и, ворвавшись в дом, порубит каждого шашкой. Хозяин сначала притих, а, услышав лязг вынимаемого из ножен палаша, живо отпер двери.
        — Ты что, басурманин, в прятки со мной решил поиграть?!  — Отпихнув горца, влетел в саклю Туманов.  — Обыскать здесь все!
        Драгуны, не мешкая, устремились к сараям и навесам. Вспыхнули факела. Темнота попятилась. Алексей воспрянул духом.
        — Где русский офицер?  — спросил командир, ступив на широкий, с красным орнаментом, ковер, лежавший посреди комнаты.
        — Не понимаем,  — покачал головой татарин, которому на вид можно было дать лет 50 -55.
        — Русского языка не знаешь?
        — Плох, плох,  — подтвердил тот, кутаясь в темно-зеленый халат.
        — Тогда собирайся, будем разговаривать в крепости.
        После этих слов из соседней комнаты выскочили две женщины и с жуткими воплями бросились на Туманова. Одна, что была в желтой, до пола, рубахе, принялась выталкивать его из дому. Вторя, помоложе, подбежала к басурманину и, прильнув к нему, закрыла собой. Илья Петрович сначала упирался шутейно, но когда татарка вцепилась в него когтищами, оттолкнул ее прочь. Хозяин, сипло гыркнув, кинулся к стене, на которой висели кинжалы и сабли. Туманов резко выхватил палаш. И, что удивительно, горец остановился на полдороге, будто получил удар в грудь. Злобная дерзость его в один миг улетучилась.
        — Что хочешь, урус?  — спросил он на довольно сносном русском.
        — Вот и заговорил,  — с удовольствием констатировал Илья Петрович.  — Так, где наш офицер?
        — Не знаю.
        — Тогда собирайся, едем в крепость.
        Женщины, как по команде, заголосили. Пожилая вновь бросилась на командира, молодая опять прижалась к басурманину. Туманов не стал дожидаться повторения мизансцены и заранее вытащил палаш. Татарка, увидев пред собой кончик лезвия, встала, как прилипла. Отпихнуть его рукой побоялась, оно было заточено с обеих сторон.
        — Что хочешь, урус?  — заново спросил хозяин.
        — Наш офицер где?  — в который раз повторил командир.
        — Не знаю.
        Илья Петрович нервно вздохнул.
        — Теперь, я, кажется, должен сказать, что б ты собирался?  — женщины вновь приготовились раскрыть рты.  — Но я поступлю иначе. Драгунам, взять его!
        Прежде, чем татарки заголосили, двое крепких ребят схватили басурманина за руки за ноги и бревном выволокли на улицу. Туманов, распорядившись, что б дом хорошенько обыскали, вышел следом.
        У ворот уже собралось пол-аула жителей, большей частью, горластые женщины. Крики, завывания, проклятья посыпались на головы драгун со всех сторон. Если на вас когда-нибудь нападала стая уличных собак, вы поймете, что такое, возмущенные татарки.
        — Разойдись к ядреной матери!  — отбивались от них служивые.
        Алексей продирался сквозь толпу к Леденцу, на которого решили погрузить хозяина (конь невысок — удобно). Но пройти каких-то десять сажень оказалось труднее, чем переправиться через реку. Давно уж были оторваны медные пуговицы, эполеты, кинжал. Остались только винтовка да сабля, и то, лишь потому, что в обе вцепился руками. Неглупый прием — напускать женщин на войска, шашкой здесь не помашешь — слабый пол, все-таки. Опять действовала горская тактика.
        — Все равно мы тебя увезем,  — процедил Туманов, связывая татарину руки.  — Ваши штучки с нами не пройдут. Сейчас только свистну, и верховые перетопчут копытами весь аул.
        Драгуны и без того старались помочь товарищам. Однако, это было нелегко. Бабы, теснее сплотившись, вооружились палками и принялись с воплями отгонять коней. Те, боязливо фыркая, стали пятиться.
        — Все равно заберем,  — упрямо твердил командир.  — Сейчас дам сигнал, и здесь будут еще два отряда.

        Драгунские капитаны покуривали кабардинские трубочки, встретившись на границе постов.
        — Что-то шумно в ауле,  — сказал первый.
        — Обычное дело,  — повел плечами второй.
        — С вашей стороны никто бежать не пытался?
        — Нет, все спокойно.
        — И у нас тишина.
        Тотчас после этого заверения на улице послышался резвый топот копыт. Мимо светящихся окон, сломя голову, промчался черный всадник.
        — Наш?  — спросил первый капитан.
        — Не похоже,  — ответил второй.  — Ерохин!
        — Я, ваш бродь!
        — Ну-ка, проверь.
        — Понял,  — хлестнул жеребца крепкий унтер.
        Трое драгун стояли в секрете как раз на той улице, где мчался ретивый конник. Старший группы, собрав вокруг себя товарищей, усердно стучал кремнем, пытаясь раскурить носогрейку (что в подобных условиях категорически не дозволялось), и тут заслышал беспокойный топот.
        — Ух ты, едренать,  — к нам летит,  — охнул он, убирая камни. Однако было уж поздно.
        Беглец, приметив меж кустов искру, резко шарахнулся в сторону.
        — На нас пошел!  — воскликнул первый капитан.
        — Возьмем его!  — с готовностью ответил второй, вынимая пистолет.
        Всадник, завидев следующую засаду, вновь повернул коня и устремился в поле. Драгуны сорвались с места.
        — Я его достану!  — крикнул Ерохин, обгоняя командиров.
        — Не успеть, в лес уйдет,  — ответил первый капитан, вскинув винтовку.  — Не лезь под пулю…
        Ружейный и пистолетный выстрелы прозвучали одновременно. Беглец, проскакав еще сажен 40, свалился с коня.

        — Все равно увезем,  — прошипел Туманов, подтолкнув татарина к седлу.
        — Легче не будет,  — возразил тот.  — Клянусь, ничего не знаю.
        — Я клятвам не верю.
        — Почему ко мне пришел? Пальцем ткнул — попал, да?
        — То-то и оно, что не пальцем. Люди видели, как к тебе мюриды заезжали.
        — Э, зачем так говоришь? Никто не мог видеть, потому что не было их у меня.
        — В крепости разберемся.
        Татарин на секунду задумался. Взгляд его вначале остановился на орущих женщинах, потом перекинулся на ближайшую саклю, от нее — дальше и ускакал в самый конец аула.
        — Правда кто-то сказал или ты обманул?
        — Может, еще имя назвать?  — хмыкнул Илья Петрович.
        — Нет, имя не надо, сам скажу.
        — Интересно послушать.
        — Соседский мальчишка! Больше некому. Только он на меня злобу имеет. С дочкой ему не разрешаю встречаться.
        В душе Туманова зародилось определенное сомненье. Вполне вероятно, что все обстояло именно так, как говорил хозяин. Легкость, с которой юноша продал информацию первому встречному (пусть, и за коня), настораживала. Горцы, разумеется, были коварны, но в доверительные отношения вступали очень избранно, по крайней мере, с людьми, в верности которых не сомневались.
        — Прошка, поди сюда!
        — Слушаю, ваш бродь.
        — Сейчас татарин укажет одну саклю,  — прошептал он в самое ухо унтера,  — а ты проверь, не живет ли в ней тот мальчишка, что сообщил тебе адрес.
        — Понял. И, что дальше?
        — Если он — вязать и в крепость.
        — Ясно.
        Туманов повернулся к горцу.
        — Ну, показывай, где?
        — Вон!  — ткнул он пальцем в темный дом, стоявший поодаль.
        — Ничего себе сосед?!  — хмыкнул командир.  — Это ж на другом конце аула.
        — Все мы тут соседи,  — философски изрек татарин.
        Насилу продравшись через толпу, Прошка вскочил на жеребца.
        — Двое со мной, остальным здесь помогать.
        Группа взяла с места в карьер. Бабы заулюлюкали вслед, очевидно, полагая, что русские убегают.

        В указанной сакле, в отличие от прочих, окна не горели. Драгуны спешились и, подступив к забору, осмотрелись.
        — Не видать ни черта,  — сказал Прошка, щуря глаза.  — Весь кишлак гудит, а здесь покойно, как на кладбище. А ну, глянем.
        Запрыгнув во двор, он решительно направился к двери. Она оказалась открытой. Внутри дома было темно и тихо.
        — Тут человек лежит!  — крикнул из-под навеса драгун.
        — Живой?  — спросил второй.
        — Не знаю.
        — Ткни его шашкой.
        Товарищ не замедлил последовать совету.
        — Не-а, не шевелится… Ух-ты, мать честная! У него, кажись, глотка перехвачена.
        Прошка стоял в сакле, держа в руке зажженную спичку. Под ногами его лежала окровавленная татарка.

        В конце концов, горца уложили на коня, и Алексей уж вставил ногу в стремя. Но тут одна из женщин схватила маштачка под уздцы. То ли сделала она это слишком грубо, то ли, напротив, мягко — так или иначе, Леденцу сие не понравилось. Встряхнув головой, как собака после воды, он с громким ржаньем взвился в свечку. Горец кулем свалился на землю, Алексей едва успел отскочить в сторону. Бабы подались назад. Драгуны вздохнули. А маштак, видимо, решив не останавливаться на достигнутом, начал брыкаться, что есть мочи. Татарки рассыпались кругом, образовав подобие манежа. Конь пустился по нему, вскидывая копыта выше головы. Женщины принялись тыкать его палками, но тяжелые подковы ломали их как щепки.
        — А!?  — восторженно вскрикнул Туманов.  — Что я тебе говорил: джигитовать еще на нем будешь!
        — Вполне,  — просиял Алексей.
        — Плохого не дадим.
        Здесь из гудящей толпы вырвался озабоченный Прохор. Не обращая внимания на Леденца (как, впрочем, и тот на унтера), он подбежал к командиру.
        — Докладываю. Юнец наш. Убит ножом вместе с матерью.
        — Как убит?  — вскинул брови Илья Петрович.
        — Это еще не все. Я подъехал к крайнему посту и узнал, что они ссадили убегавшего мюрида. Что, интересно, на том самом коне.
        — Которого ты мальчишке отдал?
        — Ну, да!
        Туманов призадумался.
        — Это, что ж получается. Басурмане опознали свою лошадь?
        — Именно так.
        — Выходит, поплатился татарчонок за хитрость. Только зачем он коня брал, если понимал, что себя выдает?
        — Я ж ему не говорил, что конь из-под мюрида.
        Илья Петрович посмотрел на горца, стоявшего с поднятой головой в окружении растрепанных драгун.
        — Значит, Федот, да не тот.
        — Ага — ошибились малость.
        — Скверно, скверно,  — пробормотал командир, соображая, что делать дальше.  — Получается, вхолостую набег провели. Скверно.
        — Да, совсем запамятовал,  — встрепенулся Прохор.  — Мюрид этот живым остался, правда, ранен серьезно.
        — Это уже лучше. Ну-ка, братцы, дайте-ка мне с татарином пошептаться.
        Драгуны подвели горца. Тот, видя, что русские пребывают в коротком замешательстве, принял позу орла, сидящего на самой высокой круче.
        — Полагаю, ты был прав,  — спокойно начал Туманов, глянув на Леденца, который все еще держал зрителей в напряжении.  — Но я тебя все равно увезу.
        — Почему так?
        — Сподвижники мюридов остались неизвестны, а мне их в таком большом ауле не сыскать.
        — Чего хочешь?
        — Выбирай — помощь или крепость.
        — Нет,  — затряс головой татарин.  — Даже знал бы — не сказал. Потом ночью придут, всю семью вырежут.
        — Я же тебя не прошу выдавать земляков. Потолкуй, с кем надо и устрой обмен.
        — Какой?
        — Офицера — на двух мюридов. Один ранен, другой мертв.
        — Попробую.
        — Ты не пробуй, а делай. И теперь же. Не то, после, мы и без тебя управимся.
        Татарин согласно кивнул.

        Глава 8

        Устроив табурет между койками, Сергей, Денис и Стас вяло перебрасывались в подкидного дурака. Остальные бойцы коротали вечер в положении «лежа» — кто с газеткой в руках, кто с журналом.
        — Тузик,  — флегматично сказал Сергей, отбив десятку.
        — Козырный,  — в тон ему пробормотал Денис, убирая карты.
        — Стоп! Ты у меня козырного выманил — верни, я приму.
        — Поздно. Примешь в следующий раз.
        — Что-то долго нет нашего завхоза,  — с обычной подозрительностью произнес Стас.  — Время уже 7, а они все гуляют.
        Макс, лежавший на своей кровати, повернулся набок.
        — Если честно, я бы не смог с предателем за одним столом сидеть.
        Андрей оторвался от газеты.
        — А мне было бы даже интересно.
        Сергей протяжно зевнул.
        — Лично я к предателям спокойно отношусь.
        — Поясни,  — делая ход, попросил Стас.
        — Как-то стояли мы в горах с армейцами. У них в отряде был особист. Хороший такой мужик, веселый, водочку с нами по вечерам кушал, командование хаял. А утром шел и стучал на всех, как дятел с голодухи. Мы, когда об этом узнали, хотели его прибить… языком к березе. А потом думаем, пальцы, ведь, все равно останутся — писать сможет. В общем, пожалели.
        — И что?  — подбросил Стас девятку.
        — Ничего, так и жили. Привыкли. А чего обижаться, у мужика работа такая. Кстати, наша криминальная агентура — те же самые шпионы. Чему удивляться… Принял, блин,  — недовольно скривившись, Сергей сгреб очередную охапку карт.
        — Андрюха, что там в газетах пишут?  — поинтересовался Макс, взглянув на читающего друга.
        — Гадости всякие. Армию ругают.
        — За что?
        — За все подряд: одни — что сюда пришла, другие — что воевать не умеет.
        Громко хлопнувшая дверь заставила всех разом оглянуться. На пороге стоял нетрезвый Влад, держа в руках объемные пакеты.
        — Ну что, кто-нибудь встретит героя тыла?  — спросил он, недвусмысленно кивая на свои гостинцы.  — Или ему уйти?
        Уйти ему не позволили. Отряд добровольцев быстро соскочил с кроватей и, мигом разоружив героя, вернулся назад с аппетитными трофеями. Влад остался в дверях с пустыми руками и обескураженным видом.
        — Такое ощущение, что меня только что обчистили,  — похлопал он себя по карманам.  — А где бутылки?
        — Бутылки?  — недоуменно спросил Стас, откручивая пробку.
        — Да. Две.
        Карты уж были сметены в сторону, к игральной табуретке прибавилась застольная, сверху на нее легла желтая газетка, ее придавило содержимое кульков и пакетов, звякнули граненые стаканы, раздалось мягкое бульканье.
        — Просим к нашему столу, герой тыла,  — сказал Денис, поднимая стакан.
        — Ну, вы и реактивные,  — изумился Влад, подходя к кроватям.  — Не хотел бы я с вами в голодный год из одного котелка хлебать.
        — Взаимно,  — кивнул Стас.  — Садись, где удобно.
        Удобно оказалось в соседнем проходе, у стола все места были заняты.
        — Докладывай, как прошел вечер,  — нашел для него дело Сергей.
        — Нормально.
        — А он разговорчивый,  — прошамкал Андрей,  — я б даже сказал, болтливый.
        — У меня задание было слушать, а не болтать.
        Денис махнул куриной лапкой.
        — Выходи из образа — болтай.
        — С чего начать?
        — От общего, к частному.
        — Понял. Значит, так. Сначала поминали погибшего друга, ругали местных бандитов. Потом обсуждали настроения в войсках…
        — И что там за настроения?  — прервал докладчика Макс.
        — «Минутку» не хотят штурмовать, бузят. Пехота кивает на десантников. Те говорят, что это дело пехоты. Все вместе смотрят на морпехов и вэвэшников…
        — А я считаю, что это дело штаба,  — не удержался от колкости Стас.  — Когда войска не могут меж собой разобраться, командование должно устыдить их личным примером.
        — Типун те на язык,  — по-стариковски отмахнулся Влад.  — Нам и здесь проблем хватает. Каждый должен заниматься своим делом. Если все будут…
        Макс остановил его жестом.
        — Не отвлекайся, переходи к деталям.
        — А детали такие. Кажется, я знаю, кто убийца.
        Денис закашлялся, поперхнувшись. С одной стороны — это было хорошее известие, но, с другой — несколько обидное. Преступление оказалось раскрыто быстрей, чем длилась предварительная подготовка. Вчера весь вечер строили из себя умников: «комплекс сложных оперативных действий, рабочие версии…», пытая неискушенного земляка, а он сегодня взял и утер всем нос. Поделом, нечего строить из себя профессионалов.
        — Ты не шутишь, Влад?
        — И не думаю. Помнишь, ты говорил, что базар — удобное для встречи место?
        — Ну.
        — Так вот я вспомнил, чаще всех на базар ездил наш прапорщик.
        — Допустим. Только это еще ничего не значит. Ему по статусу положено там чаще других бывать.
        — Да? Если б ты видел, как он орудует ножом, то сам бы обо всем догадался.
        — А где ты видел, как он орудует ножом?  — Напрягся Макс.
        — За столом, где ж еще. Окорок разделывал так, что в глазах мельтешило.
        — Ерунда.
        — А еще он как-то говорил,  — не успокаивался Влад,  — что война делается не на передовой, а в тылу. Вот и делает, мне кажется.
        На хрустевшего маринованным огурчиком Стаса этот довод произвел убедительное впечатление.
        — Предлагаю его дернуть и расколоть под стволом.
        — Под кленовым?  — поинтересовался Сергей.
        — Под автоматным.
        Денис, доев курицу, вытер жирные пальцы о газету.
        — Если он не расколется, что будем делать?
        — Застрелим,  — сказал Макс.
        — Стаса,  — добавил Андрей.
        Сергей поправил:
        — Мистера Антишерлока. У него, что ни мысль, то мудрость. И надо было для этого в Школе милиции учиться.
        — И, все же, дернуть его нужно,  — неожиданно для всех заключил Денис.  — В лес, конечно, не повезем, но…
        Каждый подозреваемый должен быть тщательно отработан — это аксиома любого расследования. Другой вопрос — каким образом? Здесь Сергей был абсолютно прав. Для выбора способа проверки требовалась помощь такой хитрой науки, как ОРД.

        С утра БТР стоял невдалеке от штаба, затесавшись между военными Уралами и Камазами. Рядом, по дорожке, прогуливался сонный Влад, у бронированной кормы переминался с ноги на ногу хмурый Сергей.
        — Не видать?  — спросил он, зевнув.
        — Нет.
        — Опаздывает сундук.
        — Еще без десяти девять.
        — Все равно опаздывает. С петухами должен приходить.
        — О, появился,  — прошептал Влад.  — Вон, со свертком подмышкой. Все, я убежал, пока не заметил.
        Сергей, стукнув каблуком по броне, вразвалочку направился к прапорщику. Сидевшие в десантном отсеке Денис и Макс, припали к триплексам.
        Народу у штаба было немного, поэтому Сергею пришлось поторопиться, что б успеть подойти к одному-другому вояке, прежде чем обратиться непосредственно к «объекту». Вопросы, которые он задавал штабистам, были односложны: «Извините, не подскажете? Впрочем, уже и сам вижу». Это было нужно для того, чтобы у прапорщика не зародились сомнения в случайности встречи.
        — Извини, земляк, не подскажешь, где здесь оружейный… нет, продовольственный склад?
        Аккуратный прапорщик, увидев перед собой небритого запыленного бойца, явно прибывшего с передовой, участливо спросил.
        — Так, все-таки, какой нужен склад?
        — Я и сам не знаю,  — растерянно сказал Сергей.  — С одной стороны — продовольственный, но с другой — оружейный. Тут такое дело, может, чего присоветуешь. Я только из Грозного. У нас там проблемы с колбасой. Ну, как, проблемы — нету ни хрена. Зато с оружием, наоборот, полный порядок, в том числе, и с трофейным. Мужики, говорят, Серый. Меня Серегой зовут. Поспрашивай, говорят, у земляков, не устроит ли кого бартер: мясо — на железо. Вот ты мне и скажи, у кого можно на этот счет поинтересоваться.
        Аккуратный прапорщик, задумавшись, достал папироску.
        — С оружием, понимаешь, связываться, того… опасно.
        — Опасно воевать, остальное — мелочи,  — Сергей вытащил из кармана пачку сигарет, специально зацепив зеленую духовскую ленту с арабской вязью посредине.  — Вот, зараза! Прилипла,  — ругнулся он, собираясь засунуть ее обратно, но, чуть помедлив, передумал.  — Держи, друг, фронтовой трофей на память.
        Блеснув мутным глазом, прапорщик осторожно, словно змею, взял ленточку в руки, восхищенно ее рассмотрел и шустро запихнул в карман, будто опасаясь, что отберут.
        — Пошли, поговорим…
        Денис отпрянул от триплекса.
        — Кажется, клюнул.
        — Думаешь, точно рассчитали?  — спросил Макс.
        — Вечером узнаем.
        — Как ты узнаешь, если Серега встречу только назавтра назначит?
        — Ну, и что.
        — Да то, что приведет этот прапор с собой фээсбэшников и нахлобучат они нашего оруженосца по самую маковку.
        — Судя по характеристике Влада, сундук, нормальный, а не припадочный.
        — В смысле?
        — Ну, где ты видел прапорщика, который собственную выгоду на галочку для фэбсов променяет?
        — А если, это агент?
        — Тем более. Стал бы настоящий шпион с подобной мутью связываться?
        — Не знаю… может, и стал бы, чтоб себя положительно высветить.
        — Настоящий агент ни под каким видом не захотел бы попадать в поле зрения фэбсов, ни под плохим, ни под хорошим. Он, после первых же слов об оружии, должен был откреститься от Сереги, как от черта с рогами. Особенно, в нынешнем положении.
        — Ты считаешь — это пустышка?
        — Почти уверен.
        — Почти?
        — Вечером точно скажу…
        Денис собрался закурить, но, увидев возмущенные глаза Макса, откинул бронированную дверцу и вылез на улицу. Погода стояла туманная. Чиркнув зажигалкой, он добавил к небесным облачкам еще одно, дымное… На раскрытие дела оставалось ровно два дня. Срок небольшой, но проблема не в нем. Масса времени уходит впустую. Скудная информация не позволяет работать на полную ногу: не над чем думать, нечего проверять, некуда ехать. Партия Сергея практически сыграна. Исход ее предельно ясен — пустышка. Теперь нужно двигаться дальше. Но, куда? За что цепляться? Перебирая в уме варианты ответов, он непроизвольно подошел к группе разведчиков, стоявших у своей БРДМки в компании водителей Уралов. Последние, выделяясь среди бойцов, как мазутные пятна на асфальте, внимательно слушали рассказы героев о ратных подвигах.
        — … И, короче, мы как дали сразу из всех стволов, от духов только фарш остался.
        — А наши?
        — Ни царапины.
        — Повезло.
        — На то мы и разведка. Опа, командир опять с этим ботаником идет.
        — Почему с ботаником — лох?
        — Не. Мы в прошлый раз с ним в Червленую ездили, так он там пол дубовой рощи перекопал.
        — На фига?
        — Корни какие-то целебные искал. Домой целый мешок веток привез. Ботаник.
        От крыльца к БТРу шагали высокий разведчик и рыжий капитан. Денис, обогнув задний борт Урала, заспешил к своей машине.
        Макс лежал на сиденье, звонко храпя. Андрей тихо сопел в кресле наводчика.
        — Подъем, сонное царство, враг подступает.
        Макс, не прекращая храпеть, нащупал рукой автомат.
        — Ты еще выстрели во сне.
        — Эта была просьба или совет?  — вяло уточнил Андрей.
        Денис, схватившись за ручку-трос, громко захлопнул бронированную дверцу.
        — Охренел, что ли?  — подскочил Макс.
        — Военный будильник. Доброе утро, ребята.
        — Военный будильник — это гаубица под окном, а то, что сделал ты, называется — пакость. Занесен в черный список. Чего такой бодрый — в табаке конопля попалась?
        — Знаешь, кого сейчас встретил?
        — Маму?
        — Че несешь, какую маму?
        — А от чего здесь еще можно радоваться?
        — Да, нет. Ты послушай. Я когда у Влада список брал, то попросил его показать всех сослуживцев, аккуратно так, издалека. В общем, кроме прапорщика, там был старлей, на хачика похожий, и рыжий капитан. Он еще к нам на базу приходил, о потерях в Грозном рассказывал.
        — Когда?
        — В первый же день. С дезертирами еще разговаривал, или, кто они, я не знаю.
        — Ну?
        — Так вот, оказывается, он с разведчиками мотается в Чечню по каким-то делам.
        — Молодец, не очкует.
        — Согласен. Но я подслушал один интересный разговор. Бойцы рассказали, что этот самый капитан, перекопал под Червленой пол дубовой рощи. Коренья какие-то искал.
        Макс протер глаза, окончательно проснувшись.
        — Не пойму я тебя, и что? Поехал мужик с разведчиками на дело, заодно накопал полезных корешков. Другие вон на козлов охотятся, рыбу гранатами ловят. И что здесь подозрительного?
        Денис немного сник. Информация, казавшаяся интересной еще минуту назад, теперь приобрела тусклый будничный оттенок.
        — Действительно, вроде бы, ничего.
        — Вот именно. Ты, вижу, зашпионился, братишка. Скоро будешь подозревать всех, кто зубы по утрам не чистит.
        — Да, есть такое. Это, наверное, от недостатка информации — не за что цепляться. Кстати, у меня прапрабабка родом из Червленой. Линейная казачка.
        — Что значит, линейная.
        — Значит, что на Кавказской Линии жила. Может, проскочим, посмотрим на мою историческую Родину?
        — Так ты кавказец?  — воскликнул Андрей.  — Вот он, где шпион окопался!
        — Нет. У меня прапрадед драгуном был.
        — Ладно, уговорил,  — сжалился Макс.  — Только Серегу дождемся.
        — Само собой. И остальных с базы захватим.

        БТР шел по трассе, как крейсер по штильному морю. Туман волнами разбегался по сторонам, выплескиваясь на леса и разрезанные каналами поля. Два могучих двигателя и 8 широких колес несли бронированный корпус с грациозной мощью. Ни крутые ухабы, ни глубокие рытвины не беспокоили тяжелую машину. Она их попросту не ощущала. На башню можно было смело ставить стакан воды в полной уверенности, что из него не прольется ни капли. Мягче шел, разве Мерседес по автобану. Со скоростью 100 километров в час к обеду добрались до Червленой.
        — Прямо по курсу село,  — глядя в прицел, крикнул Андрей.
        — Тормозим на окраине,  — предупредил Денис, взявший на себя роль старшего.
        Машина, сбавив обороты, плавно съехала на обочину. Собровцы выскочили из десантного отсека, ощетинившись автоматами. Здесь была уже чеченская земля.
        — Ну, вот она, твоя историческая Родина,  — кивнул Стас на Червленую, серой кляксой вытянувшуюся вдоль реки.
        Денис смотрел на селенье с каким-то странным, до этого незнакомым, чувством. Будто бывал он здесь когда-то, видел эти деревянные домики, узкие улочки, сады, голые сейчас, но, вероятно, очень красивые летом. Не раз он слышал от своей бабушки (а та, от своей) рассказы об удивительных людях, некогда живших в Червленой. О том, как воевали они с горцами, как помогали русским солдатам, предоставляя им свой кров, делясь хлебом, заботясь о больных и раненых. О том, как выходившие из Чечни войска встречала вся станица. Что сам атаман кланялся солдатам в пояс, благодаря за доблесть, за стойкость, за пролитую в боях кровь. С трудом верилось в подобное почтение. Сегодняшней России такое вряд ли снилось.
        — Что, расчувствовался?  — ехидно щурясь, спросил Стас.  — К сохе потянуло?
        — Не-а, к сабле,  — неожиданно для себя ответил Денис. Почему, на ум пришло это слово, он и сам объяснить не мог.
        Сергей сосредоточенно водил прицелом автомата по ближайшим лесам.
        — Ну, и кого ты здесь хотел увидеть?
        — Дубовую рощу.
        — Этого добра навалом — любуйся.
        — Нужна та, где рыжий корни выкапывал.
        — Думаю, за неделю мы найдем и ее,  — опять съязвил Стас.
        Денис окинул взглядом окрестности. Неизвестно почему, но ему казалась, что он знает, куда нужно двигаться.
        — Спускаемся к Тереку.
        — Как скажете,  — ухмыльнулся Макс.  — Вам, местным жителям, виднее.
        Забравшись на броню, съехали с дороги и поползли вниз по узкой тропинке.
        — Держи ближе к хатам,  — крикнул водителю Денис.
        — Хаты?!  — удивленно повторил Стас.  — Откуда дичь такую выкопал?
        Денис и сам не понимал, из какого уголка подсознания вынырнуло это слово.
        — Еще ближе к станице,  — уточнил он курс.
        БТР, перевалив очередной канал, подобрался вплотную к домам. Во дворе одного из них кормила гусей симпатичная девушка в приталенном ватнике и резиновых сапожках. Заметив бойцов, она дружелюбно помахала им ручкой.
        — Стоп, машина!  — громко крикнул Сергей.  — Нужно разведать обстановку, мало ли…
        БТР, словно акула, заглянувшая в лягушатник, завис над жиденьким забором.
        — Здравствуйте, девушка,  — вежливо кивнул Денис.  — А не подскажете…
        — Как вас зовут?  — вставил Сергей.
        — Маришка,  — не кокетничая, ответила красавица.
        — А меня, Сережка. Не хотите с нами на машинке покататься?
        — Нет, вас слишком много. С одним бы, может, и покаталась.
        Сергей расправил плечи.
        — Выбирайте, с кем.
        — А вон с тем, конопатеньким.
        — Где вы тут конопатых увидели?  — оглянулся он в недоумении.
        Из бокового люка торчала цветущая физиономия наводчика Андрея.
        — А вы не смотрите, что их много,  — успокоил он красавицу,  — внутри почти пусто.
        — Почти не считается,  — улыбнулась Маришка.  — Заходите лучше сами, хоть обедом накормим.
        — А вас там много?
        — Я, да маманя. Заходите, мы только что суп сварили.
        Уговаривать никого не пришлось. Оставив на охране машины водителя и Стаса (от последнего выслушав ряд неаппетитных пожеланий), все бросились в дом.
        — Немцы в селе есть?  — спросил Сергей, открывая калитку.
        Девушка прыснула.
        — Он имел ввиду — чеченцы,  — уточнил Макс.
        — Конечно, есть.
        — Они имели ввиду — боевики,  — поправил друзей Денис.
        — Нет, боевиков нет.
        — Их счастье,  — смело крякнул Сергей, заходя во двор.
        Пожилая женщина в овчинной жилетке, увидев на пороге пятнистую ораву, всплеснула руками.
        — О, господи, снова солдатики!
        Денис, сообразив, что разрешение нужно было спрашивать у старших, остановился перед дверью.
        — Не беспокойтесь, мы только водички попить. Не задержим.
        — Ну, что вы,  — приветливо улыбнулась хозяйка.  — Для нас солдаты всегда желанные гости. Заходите.
        Бойцы, разувшись у порога, вошли в просторную комнату, на которую им указали, сели на стулья и диван, что им предложили.
        — Маманя, дров еще принесть?  — крикнула из кухни Маришка.
        Андрей, не дожидаясь ответа, вскочил с места и убежал помогать девушке. Остальные принялись разглядывать висевшие на стенах фотографии.
        — Такое ощущение, что везде одна и та же деваха,  — сказал Сергей, указывая на снимки, где были запечатлены супружеские пары (молодые казаки и казачки).
        Денис тоже обратил внимание на некоторую похожесть девушек, впрочем, не более чем родственную. Хотя, именно этот факт его и заинтересовал. Связь между прошлым и настоящим приобретала совершенно конкретные очертания — образ Маришки. Это лишний раз доказывало, что кровь дедов не расплескивалась на дороге времени (как из ведер на коромысле), а сохранялась до последней капли. Имело ли то какое-нибудь отношение к делу — стоило призадуматься. Мозг человека устроен таким образом, что, размышляя над определенной задачей, он ищет подсказку в каждой мелочи, в любом событии. Наглядным примером тому — яблоко, упавшее на голову Ньютона. Но какая разгадка могла таиться в историческом прошлом Червленой? Или это опять плод фантазии, порожденной недостатком информации.
        В комнату вошла хозяйка с тарелками в руках.
        — Интересно?
        — Конечно,  — улыбнулся Денис.  — Здесь, наверное, весь ваш род?
        — Почти,  — кивнула она, ставя на стол посуду.  — Основателя нет.
        — Тоже казак?
        — Нет, драгун из России. Прапрабабка — казачка.
        — И у меня.
        — Неужто?
        — Да. И, между прочим, отсюда родом. Правда, уехала еще в 19 веке.
        — За военным, небось?
        — Да, вместе с ним.
        — А наша уговорила своего здесь остаться.
        — Красивые у вас бабушки.
        — Ох,  — вздохнула женщина.  — У нас в семье с годами ничего не меняется: девки родятся на одно лицо, мужья попадаются военные, живем испокон веку в крайней хате.
        — А что, село никогда не расширялось?
        — Станица,  — поправила хозяйка.  — Расширялась, конечно, но больше в другую сторону. В нашу — не особенно. А потом, когда притеснения начались — семья временно съезжала…
        — Какие притеснения?  — заинтересовался Макс.
        — Ну, как какие? Власти сначала казаков выгоняли, нохчей звали, потом, наоборот. В общем, когда назад вернулись, пришлось заново строиться, и опять, с краю.
        «Так вот каким образом в станицах появились кавказцы,  — подумал Денис.  — И после этого кто-то будет говорить, что мы пришли на чужую землю. Это Червленая-то, чужая земля? Это Маришка — нохчо?».

        Глава 9

        Подпоручик Шумницкий после освобождения из плена был ни жив, ни мертв. Рана его гноилась, тело пылало жаром, язык ворочался с превеликим трудом. Полковой лекарь сделал, что мог, но от страданий бедного офицера не избавил. Добрейший Евграф Аристархович распорядился тотчас закладывать коней и отправляться в Червленую. Спешным образом снарядив «оказию», а, по случаю, захватив с собой арбу с двумя болезными, пополудни вышли из крепости…

        Кузьмич стоял на дозорной вышке, лениво потягивая трубочку. По улице неспешным шагом, прогибаясь под дюжим атаманом, пылил гнедой жеребец. День клонился ко сну.
        — Я думал, то вышка горит,  — запрокинув голову, сказал Яков Степаныч,  — а то ты покуривашь.
        — Мошкару гоняю,  — крякнул дед, всматриваясь в даль.  — Слышь-ка, Степаныч, кажись, отряд идет. Иль чудится мне.
        — Вроде б, не предупреждали.
        — Да нет, не чудится, точно идет. А вон, кажись, и посыльные скачут.
        Двое всадников с винтовками за плечами уже поднимались от Терека.
        — Привет казаки!  — крикнули они издали.
        — Здорово, служивые!  — помахал трубкой Кузьмич.
        — Мимо идете, аль к нам?  — осведомился атаман.
        — К вам, к вам. Одного тяжелого имеем и двух недужных.
        Из-за плетня крайней хаты показалось озорное личико Маришки.
        — Драгуны пожаловали?
        — Они самые,  — кивнули всадники.
        — А отряд, не Туманова ли?
        — Его самого.
        — Ух-ты, господи!  — встрепенулась девица и бросилась в дом.

        Проезжая мимо рощицы, что брала начало у самой речки, Алексей затеял одно каверзное испытание (имея целью успокоить командира в части восторгов своим бесподобным оружием).
        — А помните, Илья Петрович, вы давеча обмолвились, что можете одним замахом дуб срубить?
        — Молодой,  — уточнил командир.
        — Будь, по-вашему. Вон их здесь сколько, выбирайте.
        Туманов повел взглядом.
        — Да вот, хоть бы, и тот,  — спрыгнул он с коня и подошел к довольно тонкому деревцу.
        — Помилуйте, Илья Петрович, у меня рука толще.
        — Ну, тогда этот,  — повернулся он к соседнему дубку.
        — Хорошо, пусть так.
        Командир выхватил из ножен палаш, наскоро примерился, и, широко замахнувшись, ладно ударил им по стволу… И что ж? Клинок оставил в древе лишь узкую, в три пальца глубиной, засечку, и только-то.
        — Дубок, верно, староват?  — ухмыльнулся Алексей.
        — Нет, дуб молод. Это у меня в последний миг рука ослабла,  — признался Илья Петрович.  — Разве можно оружием по дереву — жаль его.
        — Дубок?
        — И дубок тоже…

        Надежда бежала по улице, вздымая пыль, не хуже конного.
        — О, господи, чего ж так поздно упредили: ни подготовиться, ни встретить по-людски.
        — Что там гутаришь?  — спросила бабка Маланья, выходя из ворот.
        — Ругаюся, что упредили поздно. Отряд уж на краю станицы, а мне токма передали. Яков Степаныч, тяжелых мне давай, тяжелых!
        Командир, хлопотавший о размещении больных, услышал знакомый голос и, добрея лицом, обернулся. Надежда, заметив его, тотчас сменила прыть на мягкую поступь, будто и не бежала до этого вовсе.
        — А я, признаться, усомнился в прошлый раз, что вы сами тяжелых просили,  — сказал Туманов, любуясь казачкой.
        — А мне-то, что за дело?  — кокетливо хмыкнула она.  — Думайте себе, что хотите, коль других забот нету.
        — Кабы так,  — вздохнул Илья Петрович.
        Чуть в стороне от телег увлеченно беседовали меж собой Прохор с Маришкой. Глядя на них, можно было подумать (да, верно, так оно и было), что все им тут мешают. Взоры их нежно поглаживали друг дружку, руки порывались к объятьям, ноги встречно близились, но приличье холодно смиряло плоть — не должно на людях, бесстыдно. Прошка, вероятно, давал выход эмоциям в рассказах о последних событиях. Заломив папаху на бок, он указывал пальцем то на командира, то на Алексея, то на Леденца, при том, не забывая, постукивать кулаком в грудь и себя тоже. Маришка сначала радостно улыбалась, потом слегка погрустнела, а, заметив кровавые следы на белых боках маштака (от татарских палок), увидев лежавшего в телеге Шумницкого, вдруг повлажнела глазами.
        — Подожди, Прошенька, я сейчас,  — шепнула она и устремилась в станицу.
        Настя, подвернув подол, убиралась на кухне. Дед пошел встречать отряд, а она, сославшись на занятость, наводила порядок в хате.
        — Ты чего ж не пришла?!  — ворвалась в дом запыхавшаяся Маришка.
        — Видишь, занятая.
        — Я тож без дела не сидела и что?
        — А кто там?
        — Драгуны.
        — Те самые?
        — Ага.
        — Что-то зачастили.
        — Дура!  — выпалила Маришка.  — Они офицера своего из плена выручили. Вон, всего израненного привезли.
        — Ну, так что. Первый раз, что ль?
        — Между прочим, Алешу твоего татарки, как собаки, подрали.
        Настя замерла с тряпкой в руках.
        — Какого Алешу?
        — Того, который с обозом приехал.
        — Алеша его зовут?
        — Алеша,  — Маришка улыбнулась.  — А маштачка его — Леденец.
        — Леденец?
        — Угу. Тоже подрали бедную коняшку. Да вон они, ужо по улице идут.
        Подруги бросились к окну. Отряд втягивался в станицу. Алексей рысил в конце строя, на щеке его краснели шрамы от татарских ногтей, на боку Леденца виднелись кровавые полосы.
        — Бедненький,  — сочувственно произнесла Настя.
        — Ага. Татарки их в кровь изодрали.
        — Мне лошадку жалко.
        — А Алешу?
        — Зачем его жалеть — знал, куда ехал. Тем более, шрамы от баб достались — не велик подвиг.
        — Дура ты!  — вновь вспыхнула Маришка.  — Мне Проша рассказал, как их там всем аулом зажали…  — голос ее чуть дрогнул,  — и палками били, и камнями… а они даже ответить не могли — потому что против баб.
        — Будет тебе, угомонись. Они в тот аул тоже не с караваем приходили.
        — А, ну тебя. Пойду я. Только помяни мое слово. Если окажется этот Алеша не круглый дурак — побегаешь ты за ним, ох, побегаешь.
        — Насмешила. В жисть ни за кем не бегала и за этим не буду, потому как — не орел.

        Алексей сидел за накрытым столом в горнице у Лукерьи и попивал душистый, на лесных травах чай. Тут же прихлебывал из чашечки румяный от сытного ужина Яков Степаныч.
        — А куда Илья Петрович задевался?  — спросил он, оглядываясь (будто Туманов мог спрятаться под кроватью или в сундуке).
        — Обустройство раненых проверяет,  — откусив кусок сладкого пирога, прошамкал Алексей.
        — Так мы уж все проверили. Там Маланья сейчас вашего офицера травами отпаивает. В госпиталь здоровеньким приедет.
        — Спасибо ей, и вам.
        — Пустое. Вы, главное, воюйте, как следует, а мы тут завсегда поможем.
        За окном послышались твердые командирские шаги… Вопреки ожиданиям, на пороге появился не Туманов, а цветущий, как юный одуванчик, Прохор.
        — Ваш бродь, дозвольте вас на пару слов.
        Алексей, извинившись перед Атаманом, вышел во двор.
        — Что приключилось?
        — Ваш бродь, у меня деликатный вопрос, если, конечно, не возразите.
        — Что за реверансы, говори прямодушно.
        — Благодарю. Так вот, Маришка моя справляется, не желали бы вы встретиться с Настей, вроде как, та интерес проявляет.
        — Увы. Передай, что разборчивые девицы меня решительным образом не привлекают.
        — Есть. Так и донесу,  — с готовностью кивнул Прохор, собравшись уходить.
        — Постой-ка. А где Илья Петрович? Иль тоже не располагаешь?
        — Да как же. Я всегда знаю, где он, а он — где я. У нас так заведено.
        — И где же?
        — Кхм, кхм. В рощице у Терека.
        — Решился таки дубок сломить?
        — Не знаю, дубок ли — с Надеждой они там.
        — Вот так новость?! А отчего, не в хате?
        — Раненый у ней — неловко.

        Маришка, получив от Прошки безутешные вести, незамедлительно помчалась к подруге. Та уж стояла на крыльце нарядно одетая, уверенная в предстоящем свидании.
        — Зря старалась, не желает он с тобой дружиться.
        — Как?!  — зарделась Настя.
        — А так. Не интересуюсь, говорит, разборчивыми девицами, к скромным, говорит, слабость имею.
        — Так и сказал?
        — В точности.
        — Вот негодяй!
        — Обидела голубка, теперь попробуй, подмани обратно.
        — Была охота, мне орел нужен, а не голубок…

        Алексей внимательно слушал рассказы атамана о местных обычаях, время от времени уточняя неясные моменты.
        — Так чем, вы говорите, чеченцы от ногайцев отличаются?
        — А чем кабардинцы от черкесов?  — хитро прищурился Яков Степаныч.
        — Одни татары, другие нет.
        — Татары, как раз — ногайцы.
        — Виноват, перепутал.
        — Так зачем спрашивашь, коль все одно путаешь?  — рассмеялся атаман.
        — Надо ж как-то их различать, а то я всех татарами называю.
        — Не велика беда, многие так делают. Что б их разбирать, следует не один год здесь пожить. А иные и после того путают. Зови татарином общо — не страшно. Хуже, когда чеченца за осетина примешь.
        — А они разве не дружны меж собой?
        — Что ты,  — махнул рукой Яков Степаныч.  — Воюют друг с другом почем зря. Ни сеять, ни пахать не могут, а грабить, скот гонять — с превеликим удовольствием. Думаешь — это с приходом России здесь война заладилась. Помилуй Бог. Они и без того, как волки грызлись. Каждый народец хочет верх держать. Возьми хотя бы Шамиля. Он с русскими воюет только так, для виду, дескать, за освобожденье от неверных. А на самом деле, собрал под эту думку всех недовольных, и противные себе племена истребляет. Желает единоличную власть иметь. Гутарят, даж письмо царю писал. Мол, не мешай нам меж собою драться. Мол, я, когда свой верх установлю, сам положу тебе мировую.
        Алексей почесал в затылке. Голова шла кругом: мирнЫе, неверные, враждующие племена, мусульмане — как разобраться в этом огороде, не поймешь, с какого краю полоть.
        — Можно ли во всем этом смыслить?  — спросил он, задумавшись.
        — Можно, только надо ли? Наша забота — служить справно, воевать умело.
        — Для того и следует знать всякую тонкость.
        — Тонкость? Я вот тебе растолкую главную тонкость. Ни штыков, ни пуль они не боятся — отчаянные башки. Но вот, чего не понимают — от того теряются.
        — Вы о двуруких?
        — Да нет,  — отмахнулся атаман.  — Я про обычаи ихние, как ты и просил. К примеру, пошли как-то раз наши служивые на базар. Глядят, там солдаты другого полка с чеченцами дерутся. Наши, конечно, бросились помогать… Кому, ты думаешь?
        — Уж, верно, не чеченцам.
        — Вот именно, что чеченцам. Говорят, тех мало, русских много — нечестный бой, конфузный. Заступились, в общем. А потом свела их нелегкая в деле, узнали горцы наших, растерялись, замешкали…
        — Неужель, не тронули?
        — Угадал. Повернули войско и с миром ушли. А в другом случае полный эскадрон в лощине конного черкеса подранил. Думают, неладно как-то получилось: целым отрядом одного дикаря загнали, бросить жалко, замерзнет. Зимой было дело. Взяли с собой, привезли в крепость, выходили. Как поправился, отпустили с Богом. Так он, бедолага, на радостях растерялся, да пригласил всех к себе в гости. В немирнОй аул, промежду прочим.
        — Неужель, поехали?
        — А то. И ни одна собака их не тронула. Но более всего они не понимают, когда русские офицеры берут их сирот на воспитанье…
        На этом месте за окном вновь послышались твердые командирские шаги… И опять, не Туманова.
        — Ваш бродь,  — заглянул в хату Прохор,  — дозвольте вас еще побеспокоить.
        Алексей, привычно извинившись, вышел на улицу.
        — Что на этот раз?
        — Ваше благородие,  — по-детски заканючил унтер,  — избавили б вы нас с Маришкой от хлопот. Что ж, мне теперь, всю ночь туда-сюда бегать?
        — Разве я доставляю тебе хлопоты?
        — А то нет. Опять с посланьем прибыл.
        — В чем оно?
        — Просят не держать на них зла, если чем обидели.
        Губы Алексея растянулись в довольной ухмылке. Опыта в общении с дамами у него было немного, но один полезный закон он знал назубок: «чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». Этой наукой, собственно говоря, и пользовался (кажется, пока выходило недурно).
        — А хочешь, братец, услышать откровенное признанье?
        — Пожалте, если угодно,  — устало вздохнул Прохор, присаживаясь под яблонькой.
        — Так вот. Мне, видишь ли, по-сердцу барышни тихие, скромные, кои красавицами себя не подносят, хотя таковыми и являются, как твоя Маришка, к примеру.
        — Вам тоже глянулась?
        — Разумеется. Настя же, напротив: не столь привлекательна, сколь мнит о том. Орлы ей отчего-то грезятся, герои. Бог в помощь. Я не орел и становиться им не помышляю. Тем, полагаю, разговор и кончим.
        — Мне так и донести?
        — Умом, что ль, повредился? Должно такт иметь. Впрочем, какой такт, если я за глаза об этом рассуждаю. Передай, словом,  — озабочен службой, не до утех.
        — Понял,  — кивнул Прохор и направился к воротам.  — Озабочен, не до тебя.
        Алексей махнул рукой и вернулся за стол. По-чести сказать, сейчас его больше занимали иного рода заботы.
        — Так вы, Яков Степаныч, рассказали мне о русской обычности, которая вызывает удивление в дикарях. Меня же, более прочего, интересует местный колорит, говорят, он любопытен.
        — Ничего особо хитрого в нем нет,  — крякнул атаман, облокотившись на стол.  — Первым делом надо помнить, что всем у них заправляют старейшины. Их слово — закон, неподчинение строго карается. Поэтому, когда приходишь в аул, проявляй к ним уважение.
        — У нас то же самое, однако ж, стариков мало кто слушает.
        — А здесь слушают и род свой до пятого колена знают. Теперь далее. Гость для них — святой человек, и если тебя пригласили в дом, то хозяин отвечает за твою жизнь головой, можешь ничего не опасаться.
        — Даже, коли русский?
        — Независимо — любой. И еще, раз уж речь зашла о гостях. Попадешь случаем за мусульманский стол, имей в виду — пищу у них можно передавать только правой рукой, левая считается нечистой.
        — Как же так?
        — Ею сморкаются, моют стыдные части тела и прочее.
        — Какая дикость, право.
        — У-у,  — вытянул губы атаман,  — да ты, я вижу, о Коране и не слышал?
        — Помилуйте, я христианин. К чему мне знать иные религии?
        — Тогда слушай малость длиннее, а то, не ровен час, без головы останешься по-неведенью. Значит так, свинину они не потребляют.
        — Отчего же?
        — Грязное животное, жрет, что попало. Далее: хлеб ножом не режут.
        — Вы шутите?
        — Была охота. У них считается, что Аллах за это может урезать пищу. Кстати, скотину едят только обескровленную, то есть, запоротую. Удавленную или убитую ударом не трогают. Кушанья берут пальцами, но никак не двумя. Кости не облизывают и не обгладывают. Вот, вроде бы, по столу и все диковины. Что забыл, потом напомню.
        — По столу, говорите? А, кроме того, есть и другие?
        — А как же?! К примеру, нельзя рисовать ни зверей, ни людей. Запрещается появляться перед женщиной с голым брюхом.
        Алексей заинтересованно встрепенулся. Какого мужчину оставит равнодушным разговор о дамах, тем более таких загадочных, как местные дикарки.
        — О женщинах, прошу вас, поподробней.
        — Что женщина? Для них она — второй сорт. Должна полностью подчиняться мужу, выполнять все его прихоти, для того и создана.
        — Любопытно.
        — Кроме того, всегда должна уступать мужчине дорогу, не может обгонять его, не должна открывать рот при постороннем…
        — Помилуйте, как же вы говорите, не открывать рот, когда нас в татарском ауле облаяли и покусали, как собаки.
        — Ну, прежде — мы для них враги, а это уж другое дело. А во-вторых, не все здесь держатся строгих запретов. Многие отступают. Правда, в мелочах. Основное, все ж,  — блюдут.
        За окном, в который раз, послышались шаги. Алексей, уж научившись отличать их по звуку, извинился и отправился на улицу… Разумеется, не ошибся.
        — Ваш, бродь, сжальтесь надо мной, а?  — взмолился Прохор.
        — Разве я с тобой суров?
        — А то. Опять с посланьем прибыл.
        — В чем суть его теперь?
        — Вот, вам просили передать,  — он протянул закупоренную деревянным шпеньком бутылку.  — Это лечебный раствор для вас и Леденца. Раны смазывать. По два раза на дню сказали.
        В душе Алексея произошел беззвучный щелчок, и симпатия к Насте, сидевшая до того под замочком в тайном сундучке, мигом выбралась наружу.
        — Где она?
        — Там, у своего плетня, на лавке.
        — Пошли.
        Прохор облегченно выдохнул.
        — Ну, слава Богу, кончились наши мученья.

        Настя с подругой лузгали семечки, поглядывая на далекую хату бабки Лукерьи.
        — Не дураком твой Алеша оказался,  — сплевывая кожуру, сказала Маришка.  — Пришел бы сразу, неизвестно, как бы дальше получилось. Мож, опять надсмехаться стала б. А так, сидишь, трясешься от обиды. Хоть не орел, а дружиться не желат. Съела, орлица?
        — Ничего, я еще свое возьму. Щас завлеку, как котенка, а на самом интересном месте брошу. Пусть побегает под окнами.
        — Смотри, подруга, он уж побегал разок, как бы все повторно не случилось. Только я тя зараз упреждаю, более Прошку гонять к нему не стану. У нас свои дела не доделаны.
        — Ой, кажись, идут!  — встрепенулась Настя.  — Ну-ка, глянь, все ль на мне в порядке?
        Иришка осмотрела подругу сверху донизу.
        — Обыкновенно. Все равно в темноте ни рожна не видать.
        Как только мужчины подошли к лавочке, Маришка вскочила с места и, взяв Прохора за руку, бойко потянула его за собою.
        — Ой, здрасьте,  — крикнула она, обернувшись.
        Алексей ответил коротким полупоклоном.
        Настя сидела молча, опустив глаза, теребя кончик нарядного платья.
        — Спасибо, что изволили явиться,  — сказала она с долей ехидства в голосе.
        — Вам спасибо за лекарство.
        — Коня вашего пожалела.
        — Догадываюсь, что не меня.
        — О чем еще вы догадываетесь?
        — Еще о том, что орла вы, кажется, так и не нашли, а посему решили взять, что под рукой лежит. Стремление вполне оправдано и объяснимо: у подруги — жених, у Надежды — тоже, у вас же, первой раскрасавицы, и, вдруг, нет. Разве, не обидно?
        — Обидно,  — согласилась Настя.
        — Отсюда ваше желание встретиться — так, для развлеченья. Девушкам всегда импонирует, когда подле них вьются кавалеры.
        — Ну-ну. Гутарьте дальше, интересно.
        — Однако вышла легкая заминка — кавалер оказался с гонорком, что неприятно, и вдвойне против прежнего обидно. Верно ли говорю?
        — Может, и верно. Продолжайте.
        — Вы проявляете завидную настойчивость в достижении встречи, при том, используя женскую хитрость. Волнуют ли вас на самом деле раны Леденца — с какой стати? Цель ваша очевидна — отомстить его хозяину за своенравие.
        Настя поднялась с лавочки, отряхивая платье.
        — Я гляжу, садиться вы не собираетесь, поэтому, давайте прогуляемся.
        Они направились к Тереку. Погода стояла дивная. На небе горели звезды, кусты и деревья мягко перешептывались с ветерком, в камышах звенели лягушки, там и тут трещали цикады. И было тепло, спокойно, тихо. Алексей усмирял в себе желание обнять Настю за талию (уточним, осиную).
        — Прав ли я в своих суждениях?  — спросил он, отвлекаясь от вожделенных мыслей.
        — Наверно.
        — Скажу и дальше. Вы намеревались завлечь меня, как котенка бантиком, а когда б я прыгнул, то дернули б за нитку.
        — А ты прыгни!  — резко остановилась Настя.  — Тогда узнаешь, дерну, или нет.
        Он не ожидал подобного прямодушия и слегка оробел… но только, слегка. Уже в следующий миг рука его опустилась на девичью талию (сопротивленья не случилось), за первой легла и вторая… Опять спокойно. Тогда, приблизившись, он склонил для поцелуя голову. По телу пробежала любострастная дрожь (фигура девушки, напомним, обладала выразительными формами). Глаза его прикрылись, губы, наоборот, и, казалось, уж вот-вот наступит сладкое мгновенье. То самое, что никогда не повторится, как не случается знакомства дважды. И тут… Он вдруг почувствовал некую странность в прикосновении. Раскрыв глаза, вскипел от злости: пред лицом белела девичья ладошка. В последний миг коварная казачка закрылась ей от поцелуя.
        — Дернула!  — вскрикнул он с возмущеньем.
        — Ишь, чего захотел,  — лукаво прищурилась насмешница,  — в первый же вечер, и целоваться? Рано, миленький. Поухаживай сперва, любовь свою выкажи. А там уж посмотрим, как с тобой быть.
        Ничего не ответив, он внезапно ухватил ее за талию и поволок в кусты.
        — Ты чего!?  — взвизгнула она.  — А ну пусти сейчас же!
        — Сиди тихо,  — прошептал он, вынимая из-за пояса пистолет.
        — Ах ты, гад!  — пуще прежнего вскричала красавица и замахнулась кулачками.
        — Молчи, сказал! Там кто-то есть.
        Действительно, на тропинке показались две темные фигуры. Ступая медленно (верно, крадучись), они держались так плотно друг к другу, что казалось, будто б люди обнимаются. Алексей резко взвел курок. Тотчас один из идущих прыгнул в кусты, следом скрылся и второй.
        — Что там?  — тихо спросила Настя.
        — Не знаю. Уползай отсюда быстрей.
        — Щас. Я с тобой останусь.
        — Забыла, как перед татарами стояла?
        — Помню, но одного тебя не брошу. Ты казачек плохо знаешь.
        — Да хоть бы вовсе их не знать,  — буркнул он, устремляясь вперед.
        Пригнувшись, и не сводя глаз с того места, где укрылись ходоки, начал осторожно к ним подбираться. От куста — к деревцу, от него — к бугру, далее — по ложбинке и снова — к деревцу. Главное, избегать открытых участков, чтоб, как говорил Туманов, огонек не задуло. Но, похоже, что противник был искушен в тактике не меньше: с той стороны — ни звука, ни движенья. Самая неприятная ситуация.
        — Чи-чи,  — вдруг послышалось невдалеке.
        — Чи, чи,  — неуверенно ответил и он.
        — Кто таков?  — раздался строгий командирский голос.
        У Алексея отлегло от сердца.
        — Свои, Илья Петрович.
        — Хорошо, что сообразил откликнуться,  — вышел из-за деревьев Туманов, пряча за пояс пистолет.  — Что здесь делаешь, позволь спросить?
        — Гуляю с девушкой.
        — Да неужели?! Молодец. А с кем, коль не секрет?
        — С Настей. Помните, там, в обозе…
        — Разумеется,  — не стал дослушивать Илья Петрович.  — Славная девица. Прими поздравленья.
        — Не с чем. Намерен откланяться.
        — Отчего же?
        — Полагаю, так будет лучше для каждого.
        Туманов, оправив мундир, заговорил полушепотом.
        — Помнишь дубок, который я нынче срезал, вернее, пытался…
        — Конечно.
        — Славное, доложу я тебе, место. Веди ее непременно туда и сам в том убедишься. Травка под ним, признаюсь, мягка, как перина.
        Из кустов, отряхиваясь, вышла Надежда.
        — С кем ты тут гутаришь, Илья Петрович?
        — Указания по службе даю, Надюша.

        Глава 10

        В просторной, увешанной семейными фотографиями, комнате было тепло и уютно. В тарелке аппетитно дымилась вторая порция куриного супа. На столе стояла сковорода с жареной картошкой, рядом — крынка со сметаной, чашка с вареньем и прочие деревенские вкусности. Не было одного — спиртного. Денис сразу предупредил: «на службе не пьем», чем заслужил откровенное уважение хозяйки и, как следствие, порцию горячей добавки. Но злоупотреблять гостеприимством казачек не стоило. Вряд ли, этот хлеб доставался им легко.
        — Что ж, спасибо вам за вкусный обед,  — сказал он, поднимаясь из-за стола.  — Нам, кажется, пора, засиделись.
        — Так вы же еще ничего не съели,  — указала на сковороду Маришка.
        — Вам больше достанется.
        — Нет, правда,  — прошамкал сменившийся с охраны Стас,  — дайте караулу нормально заправиться.
        Денис, выходя из комнаты, достал сигареты.
        — У тебя 5 минут, пока покурим.
        Бойцы потянулись на улицу.
        Во дворе крякали возившиеся в лужах утки. В сарае блеяла коза. Пахло печным дымком.
        — Хорошо здесь,  — закурив, сказал Сергей.
        — У нас летом хорошо,  — вышла на крыльцо хозяйка.  — А сейчас грязь, сырость.
        Денис посмотрел на ближайший лес.
        — Скажите, а в ваших краях целебные коренья растут?
        — Наверное,  — пожала плечами женщина,  — я этим не увлекаюсь, но бабки ходят летом, что-то собирают.
        — Увидев нас, вы сказали: «опять солдатики». Кто-то приезжал еще?
        — Да, заезжали недавно ребята. Спрашивали, как обстановка, нет ли в станице боевиков, где раньше переправа была.
        — Когда раньше?
        — Ну, тогда… в старину.
        — И где она была?
        — Бабушка рассказывала, там,  — женщина указала пальцем в сторону Терека. Я и сама точно не знаю.
        — Солдаты туда ездили?
        — Конечно.
        Денис посмотрел на Сергея.
        — Проверим,  — кивнул тот, докуривая.
        Попрощавшись с хозяйкой, они отправились к БТРу, где уже стояли Андрей с Маришкой.
        — Ну-ка, быстро в нору, Донжуан!  — рявкнул Макс, взбираясь на броню.  — Первым делом, самолеты.
        — Ну, а девушки?  — простонал Андрей.
        — А девушки потом,  — грустно вздохнула Маришка.
        БТР завелся, выбросив из выхлопных труб клубы густого дыма. Спустя секунду, к машине уже бежал напуганный Стас.
        — Вы что, без меня хотели уехать?!
        — Естественно,  — кивнул Сергей.  — Без тебя как-то спокойнее…

        Нужное место нашли быстро, точно там, куда указала хозяйка. Небольшая дубовая роща брала свое начало метрах в 50 от реки и уходила вверх, в поле. Подъехав к береговым камышам, спрыгнули с брони, внимательным образом осмотрелись.
        — Он начал копать сразу с первых деревьев,  — сказал Денис, увидев взрытый под одним из дубов грунт.
        — Вам лупа не нужна, доктор Ватсон?  — съехидничал Стас, как обычно.
        — Лучше б мы его за столом забыли,  — пробурчал Сергей, разглядывая противоположный берег Терека. Там, вдали, зловеще темнел колючий горный хребет.
        От камышей двинулись вверх, вдоль рощи. Деревья, под которыми была вскопана земля, встречались нечасто. Макс попытался уловить в выборе мест какую-то закономерность, но ничего не вышло.
        — Присвистнули твои разведчики,  — сказал он, загибая пальцы.
        — Ты о чем?  — не понял Денис.
        — О том, что рыжий здесь полрощи выкопал. Я насчитал всего 3 деревца.
        — Интересно, по каким соображениям он их выбирал?
        — Мы же не ботаники, чтоб это понимать,  — заметил Сергей.  — У них свои заморочки.
        — И надо было для этого в Школе милиции учиться,  — хмыкнул Стас.  — Простых вещей не замечаем.
        Все взглянули на него, как на неожиданно заговорившую лошадь.
        — Кто это сказал?  — не поверил своим ушам Сергей.
        — Я тоже не понял,  — удивился Макс.
        Денис, хорошо зная друга (тот мог иногда ляпнуть что-нибудь дельное), не разделил замешательства коллег.
        — Ну, не тяни, рожай.
        — Ладно, пожалею вас, бестолковых,  — выдержав паузу, снизошел Стас.  — Все деревья — дубы…
        — Ха-ха-ха!  — покатился Сергей.
        — Столетние…
        — Охо-хо.
        — С искривленными стволами.
        — Охо-к,  — смех резко оборвался.
        Денис обвел взглядом вскопанные деревья. Действительно, у каждого из них был неровный ствол.
        — И что это нам дает?
        — Провал очередной версии,  — прокомментировал Макс.  — Под старыми дубами, например, могут быть древние корни, желуди или еще какая фигня. Короче, все объяснимо.
        — А искривленные стволы?
        — Кто знает. Может у них корневая система крепче, может, слабее — это не нашего ума дело. Поехали отсюда, вечер на носу.
        Они неторопливо спустились к БТРу, окинув прощальным взглядом окрестности, стряхнули грязь с ботинок и дружно вскарабкались на броню. Но уехать сразу не получилось.
        Как только завелись моторы, на противоположном берегу раздался тяжелый хлопок, и через реку полетела красная кумулятивная граната.
        — Граник!  — крикнул Сергей.  — К бою!
        Все соскочили с брони, устремившись в рощу.
        Заряд с недолетом ухнул в камышах.
        — Уводи бэтэр!  — заорал Макс.
        Команда была излишней, потому что машина, истошно взревев, рванула задним ходом быстрей, чем ездила передним. Через секунду-другую до нее могла добить разве что артиллерия.
        Бойцы укрылись за деревьями, открыв ответный огонь. С противоположной стороны заработал пулемет. Поднялся грохот. Завязалась перестрелка.
        — Ух-ты, блин, у них ПК!  — вскрикнул Сергей, прячась за дуб.  — Серьезные ребята.
        — Перекатись к другому дереву,  — подполз к нему Стас.
        Сергей сначала перекатился, потом спросил:
        — Зачем?
        — У этого ствол потолще.
        — Ух-ты, жук навозный!
        Денис, выстрелив по вспышке, тут же получил очередь в ответ.
        — Здорово лупят,  — проворчал он, меняя позицию,  — на месте не залежишься.
        Макс реагировал на движения, не дожидаясь выстрелов. Мелькнула тень — очередь, шевельнулся куст — две, а если уж сверкнула вспышка — то и три, и четыре.
        Сергей, отрезав двоечку, посмотрел на Стаса. Тот лежал за широким дубом, не высовываясь.
        — Эй, а ты, почему не стреляешь?
        — Куда стрелять — цели-то не видно.
        — Здесь тебе не тир, мишени выставлять никто не будет.
        — Тогда и дергаться нечего.
        — Ориентируйся на вспышки.
        — Я так не могу. Пойдут в атаку, тогда и клацну.
        — Стас, ты дурак, или просто так?! В какую атаку, здесь река, не заметил?!
        — Тем более, чего тогда в прятки играть, поползли отсюда.
        — Стреляй, я те говорю! Может, с дуру попадешь, на одного гада меньше станет.
        — Ой, да пожалуйста,  — Стас, выглянул из-за дерева, прицеливаясь.
        В это же время наводчик Андрей нажал электроспуск башенного пулемета. Мощный рокот всколыхнул воздух.
        — Ни хрена себе,  — охнул Сергей.  — Ты какие патроны заряжал?
        — Ядерные.
        После первых же очередей БТРа духи потеряли всякий интерес к стрельбе. А кому понравится, когда по тебе лупят с недосягаемого расстояния, причем, такими пулями, от которых не всякий дуб прикроет. Зато наводчик Андрей вошел во вкус.
        — Буду-б, буду-б,  — громыхал он короткими очередями, выкашивая на противном берегу кусты, камыши и молодые деревья.
        — Песня, а не стрельба,  — довольно сказал Денис, меняя магазин.  — Слушал бы и слушал.
        — С той стороны уже никто не отвечает!  — прокричал Макс.  — Пошли нашего бойца успокаивать, а то весь боекомплект просадит.
        Сделав знак остальным, они отползли вглубь рощи и, поднявшись с земли, направились к машине. Андрей не унимался до тех пор, пока по броне не застучали откидные приклады… После десятого удара, наконец, наступила тишина.
        — Мертвая тишина!  — крикнул Макс, хлопая себя ладонями по оглохшим от стрельбы ушам.
        — Не ори, мы слышим,  — сказал Денис.
        — А?
        — Понятно. Теперь до завтра будет горлопанить.
        — Интересно, мы кого-нибудь убили?  — поинтересовался Андрей, высунувшись из люка.
        — Пару лягушек и время,  — пробурчал Сергей, с укором взглянув на Стаса.
        — Я стреляю только по людям,  — сказал он в свое оправданье.  — Если их не вижу — не стреляю.
        — Все правильно,  — согласился Денис.  — Под Грозным увидел бойцов на броне и сразу выстрелил. Молодец.
        — Хватит уже, проехали. Ты лучше похвастайся очередным провалом. Я ведь предупреждал, что убийца из местных джигитов. Здесь тебе не тюрьма, где за лишнее слово на пику садят.
        — Вот именно, здесь еще круче — война.
        — И все равно — мотив ваш притянут за уши.
        — На войне мотив один — враг, и задается он изначально. Как говорил старик-орденоносец — это понятие самодостаточное и в дополнениях не нуждается. Возможно, для мирного времени повод и выглядит малозначительным, а для военного — более чем.
        Сергей, счищая грязь с бушлата, покачал головой.
        — Поражаюсь я тебе, Антишерлок: умудряешься собственную позицию своей же защитой опровергать.
        — В смысле?
        — Ты ж сам сказал — для специфичных условий характерны и специфичные мотивы. С чем, спрашивается, споришь? Или для тебя война — это обычная жизнь?
        Стас слегка замялся, но попыток оправданья не оставил.
        — И все равно я считаю, что шпион зарезать не мог — слишком подозрительно. А вот кавказец — запросто. Горячая кровь.
        — Для курортного пансионата — наверное, подозрительно. А на войне, где каждый день гибнут сотнями, да при нашей-то неразберихе — вряд ли. И потом, что здесь подозрительного, если мы до сих пор сомневаемся в шпионской руке. Все верно рассчитано: грешим-то на кавказцев.
        Молчавший до этого Андрей, вдруг разразился философской мыслью.
        — Незначительный мотив — это характеристика жестокого и циничного образа убийцы. Что ставит его в отдельный ряд.
        Стас посмотрел на наводчика, как на предателя.
        — Ты где таких слов нахватался, умник?
        — По криминологии реферат в свое время писал. Тема сходной была.
        — Вот и засунься в свой колодец со своим рефератом. Хватит пережевывать одно и то же. Я, между прочим, совсем другое хотел сказать.
        — Так скажи, кто мешает.
        — Я и говорю. Если ваш шпион и существует, чему я, естественно, не верю, то это уж точно не капитан. Может, разведчики здесь тоже под обстрел попали, что он, по-вашему, в своих палил? Хорошенький агент: одной рукой информацию сливает, а другой собратьев крошит.
        Андрей, прищурившись, окинул взглядом противоположный берег.
        — Я там в прицел окопчики видел. Значит, постреливают регулярно. Не в бою же они их рыли.
        — Вот и я о том же,  — удовлетворенно кивнул Стас.
        — Что он сказал?!  — крикнул Макс.
        Денис, задумавшись, отмахнулся.
        — Домой, говорит, пора.
        — Это правильно!  — поехали, пока светло…
        Обратная дорога всегда короче прямой. К тому же, небо к вечеру прояснилось, видимость стала почти идеальной. За бортом потянулись станицы бывшей Кавказской Линии. Прославленная Наурская, знаменитая смелыми казачками, которые во время Кавказской войны 19 века сами, без мужчин (казаки были в походе), отразили нападение аварского хана. За ней — колоритное село Чернокозово, известное своей огромной, с заборами выше кремлевских стен, тюрьмой. Строгие порядки, установленные здесь казаками, наводили ужас даже на самых отчаянных горцев. Отсюда до Моздока было рукой подать…

        К воротам овощебазы подъехали в сумерках. Не успели загнать БТР на территорию, как из ангара выскочил взволнованный Влад.
        — Где вы были?! Я уже целый час здесь сижу!
        Бойцы, молча спрыгнув с брони, успокоили перепуганного друга, как могли.
        Денис похлопал его по плечу.
        Макс — по груди.
        Сергей сбил на нос шапку.
        Стас отпустил саечку…
        — А, вообще-то, можно было обойтись с ним поласковей,  — сказал Андрей, заходя в ангар, где на составленных в ряд табуретках лежали многочисленные кульки с продуктами.
        Все с ним согласились и, сняв с себя грязную, как сама грязь, амуницию, бросились к батарее, умываться. Много времени это не заняло. Через пять минут чистенькие (если это слово здесь уместно) бойцы уже сидели за импровизированным столом.
        — Вот теперь, здравствуй, Владик,  — с доброй улыбкой сказал Сергей, выворачивая ножку из куриной тушки.  — Спасибо тебе за ужин.
        — Докладывай, как прошел день,  — откусив чебурек, прошамкал Денис.
        — Значит, так. Прапорщик…
        — Об этом потом. Сначала о заявке.
        — С заявкой проблем нет, все уже приготовленно. Завтра придет транспорт, добью остаток.
        — Молодец. Теперь, давай о шпионах.
        — Значит, прапорщик, после встречи с вами, целый день ходил с загадочным лицом, а к вечеру не утерпел и похвастался духовской лентой.
        — Пред кем?
        — Перед всеми. Сказал, что друзья трофей с передка подогнали. Намекнул, что скоро еще кое-что выкатят.
        — Другого я и не ждал.
        — А?!  — крикнул Макс.
        Влад закрыл уши.
        — Он что, глухой?
        — Я и забыл, что ты не слышишь,  — спохватился Денис.  — Помнишь, я тебе утром сказал, что к вечеру будем знать результат операции?!
        — Да! И что?!
        — Вот и узнали! Прапор оказался обычным прохиндеем и треплом!
        — Почему?!
        — Трофеем перед всеми хвастался, намекал, что скоро еще кое-что получит!
        Макс понимающе кивнул. Ясно, что вражеский агент не стал бы кичиться духовским трофеем и уж тем более, умолчал бы о своих темных делишках, точнее, вообще бы с ними не связывался.
        — Понятно! Балаболка, не шпион!  — крикнул он, заставив всех болезненно поморщиться.
        Сергей, доев курицу, перешел к копченой колбасе.
        — Итого — минус два,  — сказал он, составляя трехэтажный бутерброд.
        — А кто первый?  — спросил Влад.
        — Рыжий.
        — Вы его уже проверили?
        — Да, только что,  — Денис бросил взгляд на грязную амуницию, лежавшую у кроватей.
        — Значит, остается один старлей?
        — Получается, так.
        Стас, жуя и чавкая, нечленораздельно, но вполне предсказуемо посоветовал.
        — Нужно его припереть к стенке под стволом.
        — Нам его нечем припирать. Он на всю эту математику: «минус один, минус два», плевал с высокой колокольни.
        Влад, задумчиво покусывая ногти, неуверенно проговорил.
        — Я вот сейчас вспоминаю тот вечер, и мне кажется, что именно старлей спрашивал о том, куда мы собрались идти.
        — Вот, уже тепло,  — отрезая кусок сыра, сказал Денис.  — Думай дальше.
        — И еще мне кажется, что он как-то очень легко относился к разгромам колонн. Будто его это совсем не задевало.
        — Ты факты вспоминай, а не ощущения.
        — Кстати, об ощущениях,  — плюясь крошками, сказал Сергей.  — В одном суде рассматривалось дело о краже с завода. Ущерб был небольшой, воришка — молодой слесарь, и все рассчитывали, что срок будет условный. Но судья, еще не старая, но уже вредная баба, впаяла ему на полную катушку. Прокурор обалдел от такой суровости и после заседания забежал к ней уточнить причину гнева. Оказалось, что бабе просто не понравилось, как паренек во время процесса корчил рожи. А у того, всего-навсего, болели зубы. Так-то — полагаться на собственные ощущенья.
        — Вот еще что!  — встрепенулся Влад.  — Из тех колонн, что попадали в засаду, две были с лекарствами. Так вот, когда капитан говорил мне про линейку…
        — Про какую линейку?  — сразу уточнил Денис, чтоб не оставлять на потом неясности.
        — У меня тогда линейка со стола пропала, я просил ее вернуть. Так вот, когда капитан сказал, что мы здесь, мол, линейки спрашиваем, а бойцы в Грозном — патроны, старлей к этому добавил: «и медикаменты». Тихо так пробурчал, видно, думая о своем. Но у меня слух хороший,  — он покосился на Макса,  — я все расслышал, только значения не придал.
        Сергей проглотил последний кусок бутерброда.
        — Момент, конечно, спорный. Но то, что духи запасаются лекарствами, я лично слышал от армейцев. Говорят, вроде бы, к тяжелым боям готовятся.
        Стройно получается, отметил про себя Денис. Духи нуждаются в медикаментах, и колонны рвутся именно с медициной. Налицо прямая связь. Завтра понадобятся патроны, и под откос пойдут машины с боеприпасами.
        — Нашим солдатам лекарства нужны не меньше,  — возразил Стас.  — Может, старлей это хотел сказать.
        — Возможно, но второе совпадение из жизни одного человека наводит на некоторые мысли, согласись? Если сюда прибавить наш математический расчет, то очень даже реальная версия получается.
        Сергей покачал головой. Ему были известны случаи, когда жуликов ловили буквально на месте происшествия и то не всегда могли доказать виновность, а здесь…
        — Этими уликами ты его не прижмешь. Спровоцировать надо, но как?
        — Да, в нашем положении оперативную комбинацию не выстроишь,  — уныло кивнул Денис.  — Есть у меня, правда, маленькая надежда, но это уж так, от безысходности.
        — Загадками будешь говорить?  — возмущенно прочавкал Стас.
        — Да какие загадки. Просто сейчас сходим с Владом, пропустим пару звонков, а завтра увидим, что из этого выйдет.
        Андрей подозрительно прищурился.
        — Куда это ты позвонишь?
        — В те города, откуда они прибыли.
        — Ты с местными собровцами хочешь связаться?
        — Ну, да. Скажу, что из Грозного и срочно надо. Кстати, это слово работает, как пароль, я уж проверял.
        Сергей сытно выдохнул.
        — Уважают героев.
        — Так вы не будете задерживать старлея?  — не понял Влад.
        — Пока не с чем.
        — Хочешь сказать, что вы уедете, а я со шпионом останусь?
        — Не знаю. Пошли пока звонить. Надеюсь, в твоем кабинете никто сверхурочно не работает?
        — Будь спок, сегодня уже в 4 все разбежались.
        Денис решил так. Если из этой затеи ничего не выйдет, то перед отъездом заглянуть в особый отдел и слить там всю, накопленную за три дня, информацию, пусть доводят ее до ума и реализуют. В конце концов — это их хлеб.

        Глава 11

        Против иных офицеров, почитающих губить досужие часы за карточной игрой, Алексей занимался делами потребными, службе угодными. Сперва обратил в достойный вид маштака: остриг под щеточку гриву, подрубил длинный хвост (не сам — Трифон расстарался), наведался в кузницу, перековал. Следующим шагом стал упражняться в стрельбе на ходу. С этой целью проводил на крепостной поляне всякий невозбранный час (опять же — вместе с Трифоном). Далее увлекся изучением двуруких приемов с шашками. Здесь, правда, случился конфуз. Неловко крутанув клинком, оцарапал себе щеку и едва не отсек ухо. Илья Петрович не преминул на то заметить: «А, пожалуй, что и хватит. Иначе зарубишь себя сам, врагу ничего не достанется». Пришлось заняться пехотной тактикой: укрытия в горах, лесах, незаметные передвижения и прочие местные хитрости. Словом, к экспедиции был готов и рвался в бой.
        Из крепости выступили с рассветом. На сей раз колонна была преогромной: драгуны, пехота, артиллерия, начальственная свита во главе с генералом, доктора, переводчики. Алексею не доводилось ранее воевать при поддержке орудий, и он крутился в седле, оглядываясь на арьергард, что лязгал и гремел зарядными ящиками и тяжелыми пушками. Время от времени к бомбардирам (очевидно с указаньями) подъезжал лихой офицер из командной свиты. Одет он был по-местному колоритно и оттого необычайно ярко. Фалды белой черкески волновались при всяком, даже легком, движении, темные плотные ноговицы и чувяки сидели на ногах, как влитые, серебряные галуны играли на солнце, подчеркивая красоту одежды и оружия, голову снежным комком укрывала пушистая шапка.
        — Бонжур,  — беззлобно ухмыльнулся Туманов.
        — Бонжур,  — непроизвольно ответил Алексей.  — А отчего, Илья Петрович, вы стали по-французски изъясняться?
        — Я имел тебе сказать, что здесь подобных щеголей,  — он кивнул в сторону офицера,  — бонжурами называют.
        — Прелюбопытно, впервые слышу. А отчего? Он ведь не во французском платье.
        — Позер. Иль незаметно?
        — Весьма. Однако ж впечатляет.
        — По-душе костюм?  — лукаво прищурился Туманов.
        — Разумеется,  — тихо буркнул Алексей, рассчитывая выслушать в свой адрес некое ехидство.
        — И это, доложу я тебе, славно!  — неожиданно воскликнул Илья Петрович,  — Офицер должен любить форму, подвиги, награды, черт бы их подрал! А иначе, на кой ляд он взялся служить?! Скрипел бы гусиным пером где-нибудь в тихой конторке или торговал окороками в лавке.
        — Я, право, думал — станете судить, как и того бонжура.
        — Э нет, я и его, брат, не корю. Сам грешным делом таков. Скажу больше: если человек имеет страсть к форме, то он выкажет ее и в службе.
        — Вот как?  — изумился Алексей.  — А мне всегда было стыдно признаться, что питаю слабость к мундирам.
        — Я в этом смысле богаче тебя — люблю еще и награды!  — расхохотался Туманов.  — Желаю, друг ты мой, чтоб ленты шею натирали, и грудь оттягивали кресты.
        — Отчего ж вы тогда возмутились против бонжура?
        — Да оттого, что черкеска у него лучше моей!  — вновь засмеялся Илья Петрович.  — Досадно, брат, такое видеть.
        — А у меня и вовсе никакой,  — вздохнул Алексей.
        — Ничто, ничто. Вот вернемся из экспедиции, прихватим сего бонжура за фалды и выведаем у него, где эдакую красоту пошил. Уж верно, у какой-нибудь знатной черкешенки. Дознаемся, не сомневайся.
        Славную беседу нарушило появление Евграфа Аристарховича. Он скакал на резвой кобыле вдоль колонны, беспрестанно поправляя сползающую на глаза папаху, очевидно, новую и столь же, очевидно, сшитую велико.
        — Илья Петрович, у меня дурные вести,  — выпалил он, подъехав.
        — Догадываюсь,  — кивнул Туманов,  — с хорошими так не спешат.
        — Я только что от генерала. Он определенно высказался, что экспедиция единым набегом не окончится.
        — Что ж с того? Впервой ли?
        — Как же?! Мы ведь сухарей лишь на три дня заготовили.
        — А мы на неделю.
        — Вот как? Вы, верно, знали?
        — Не более вашего.
        — Отчего же запаслись?
        — Оттого, что не впервой. Тому полгода на день выходили, а возвратились недели три спустя.
        — Помилуйте, а чем же вы питались?
        Илья Петрович мечтательно улыбнулся.
        — А кушанья у нас, доложу я вам, были самые знатные и всякий день разные. Совершим, бывало, лютый набег, разорим аул подчистую и имеем на своем столе индейку, барашка, козочку, теленочка… у-у. Прелесть. Вспомнить сладко.
        — Право, жестоко. Как же, разорять-то? Жестоко.
        — В немирнЫх аулах мюриды живут. Лучше уж нам съесть, чем им оставить.
        — Ах, ну если с этой диспозиции, тогда, пожалуй,  — без труда изменил своей точке зрения Евграф Аристархович.
        А Туманов увлеченно продолжал.
        — В свою бытность Алексей Петрович, светлая его душа, имел обыкновение красного петушка в конце набега запускать. Чтоб, говорит, не мерзли ироды. Старики рассказывали — премилое случалось зрелище.
        — Позвольте, что ж здесь милого? Варварство какое-то, право.
        — Не романтический вы человек,  — вздохнул Илья Петрович.  — Это ж поэзия — вражье логово разорить.
        — Увольте меня, пожалуйста, увольте. Я таких стихов не знаю.
        — Все еще впереди.
        — Помилуйте меня, помилуйте. Не желаю о подобном слышать,  — привычно вздернув шапку (которая тотчас сползла обратно), Евграф Аристархович ускакал, откуда прибыл.
        Алексей проводил его почтительным взглядом.
        — Удивлен я немало.
        — Чем же?
        — Вы так свободны в обращении с полковником, будто он вам товарищ какой. У нас в гарнизоне перед высоким чином любой офицер стоял, вытянувшись.
        — Здесь, брат, война, и, оттого, все по-иному.
        Меж тем дорога стелилась по лугам, петляла вкруг холмов, ныряла в широкие, залитые густой травой лощины. Солнце уж подбиралось к небесной макушке, и становилось жарко. Алексей любовался буйным зеленым пейзажем, думая о том, что горцы здесь, верно, бесятся с жиру. В далеких русских губерниях, где погода резка и сурова, люди почему-то жили исключительно мирно. Тут же, в теплой, изобилующей земными дарами стороне — междоусобицы, насилье, грабежи. Дикость. Определенно, горячему Кавказу не хватало славного русского морозца: что б со снегом в пояс, да с ветерком покрепче. Вмиг бы поостыл.
        — Отчего молчишь, не уснул ли?  — полюбопытствовал Илья Петрович, оглянувшись.
        — Отнюдь. Размышляю о местных нравах.
        — Пустая затея. Ты с ними еще не сходился.
        — Как же? Мне казалось — не единожды.
        — То были цветочки, а ягодки — там,  — он кивнул на лесистую гору, что высилась впереди.  — Видишь белый дым?
        Алексей присмотрелся.
        — Да. А что сие означает?
        — Упреждение для горцев — мол, русские идут, встречайте.
        — Возможно, это пастухи обед готовят?
        — Много ли на таком дыму уваришь? Нарочно сырые листья жгут — сигналят.
        — Надо ли понимать, что неожиданный набег у нас не случится?
        — Именно так и понимай.
        — Досадно.
        Илья Петрович перевел взгляд на следующую гору. Там, из зеленых трущоб, тоже выбивался густой белый дым.
        — Теперь остается гадать — встретят нас, иль проводят.
        — О чем вы?
        — У них своеобычный уклад. Могут завязать бой на подходе к аулу, могут и на выходе.
        — От чего сие зависит?
        — От того, к примеру, много ль у них сабель, не мало ли у нас.
        — Если преимущество в нашу пользу — испугаются?
        — Я тебе рекомендую подобное слово здесь вовсе забыть. Они не страшатся никого, кроме своего Аллаха. Случалось, горсткой на целые полки нападали.
        — Так уж никого и не боятся? Люди ведь — должно бы.
        — Ну нет, определенный страх, конечно, имеется — перед сородичами, например. Джигиту легче умереть, чем выглядеть конфузно.
        Подобное чувство было знакомо и Алексею (как, впрочем, и всякому совестливому человеку), но к страху это имело весьма далекое отношение. Воину же надо знать слабое место противника, видеть, что и он сложен не из камня, что ему, как и многим, ведомы: трепет, испуг, нерешительность. Пока, в рассказах бывалых, горцы виделись исключительно бесстрашными фанатами. Это не добавляло на сердце уверенности.
        — И только-то,  — протянул Алексей разочарованно, ожидая услышать нечто более существенное.
        — Еще, пожалуй, кровная месть их беспокоит.
        — Что за невидаль такая?
        — Саморасправа. Отмщение за родственников: один убил другого, третий отомстил первому, четвертый — третьему и так дальше… Здесь, брат, на этой почве целые войны разгорались.
        — Когда же они останавливались?
        — А как весь род изведут, так и кончат.
        — Неужели ж, полный род?
        — Именно, что так. Случалось, всем аулом от расправы бежали. В чужих краях прятались, дабы выжить.
        — А есть ли здесь какая власть?
        — Решительно никакой. Чья шашка вострей, тот и своевольничает.
        — Дикость, право.
        — Разумеется.
        — Теперь я понимаю, кому мы тут неугодны.
        — Любопытно.
        — Как раз тому, у кого шашка вострей. Слабый же чает в нас защиту.
        — Верно, друг мой. Вижу, ты и вправду начинаешь разбираться.
        За беседой въехали в лес. Жара, испугавшись дремучих зарослей, осталась в долине. Огромный зеленый шатер встретил гостей благоуханьем трав, щебетом птиц, мягкой тенистой прохладцей… но только не безмятежностью.
        — Самое ловкое место для засады,  — неспокойно сказал Туманов, поглядывая вперед.  — Вон в той низине я бы нас и встретил.
        Широкая тропа сползала под гору, а через полверсты взбиралась на другую — большая, словом, яма. Авангард колонны уж подбирался к ее краю. Илья Петрович поднял было руку, что б сокрушенно ею отмахнуться. Но тут по рядам пролетела команда: «Стоять. Орудия в голову». Бонжур, хлестнув коня, заспешил к артиллеристам, неся приказ от генерала. Однако живая волна докатилась много быстрей. Тяжеловозы уж выворачивали из строя, заминая широкими копытами молодую поросль. Ездовые с гиканьем взмахнули кнутами, и мощные кони, вздув крупные, как пушечные дула, ноздри, взяли с места в карьер. И тут занялось: грохотанье, лязг, могучий топот, дюжий храп, вскрики солдат, восторженные и одновременно удалые…
        — А ведь молодец, наш генерал,  — улыбнулся Туманов, провожая взглядом орудия.  — Пехоту бы еще флангами пустил, и было б вовсе недурно.
        — Да, да,  — согласно кивнул Алексей,  — пушки ведь глубоко в лес не возьмут — деревья-с.
        Илья Петрович состроил восхищенную гримасу.
        — Да я смотрю, ты тоже искушен?! Однако, молодец…
        От первого пушечного залпа птахи взмыли в небо так высоко, что орлы глядели на них, задрав клювы. От второго — сонные ежи выскочили из нор и бросились в чащу, нагоняя лисиц и волков. От третьего, а следом четвертого — у летучих мышей лопнули перепонки даже в крыльях…
        — Ладно бьют,  — радовался Туманов всякому выстрелу.  — Теперь бы пехоту пустить, а?
        — А?!  — переспросил Алексей, слегка оглохнув от канонады.
        — Говорю, пехоту бы теперь пустить,  — прокричал Илья Петрович.
        — Да, да. А я вот думаю, не пора ли уж и пехоту пустить. Как считаете?
        — Разумеется.
        По рядам вновь пробежала команда, на этот раз громче обычной: «Пехота, в авангард! Рассыпать цепь по флангам!» Бонжур опять не успел доскакать с приказом, а белые гимнастерки уже шагали ему навстречу.
        — Право, хорош генерал,  — не переставая, восторгался Туманов,  — ладно чистит, умно.
        — Помилуйте, Илья Петрович, а разве иные генералы плохи?
        — Разные бывают, мой друг, разные. Есть и такие, которые о солдатах в последний черед заботятся. Первым делом мнят о подвигах, а какой ценою — уж неважно.
        — Разве подвиги — это плохо? Вы же сами давеча говорили…
        — Разумеется — неплохо. Однако же, их много, а жизнь солдатская одна. И потом, геройствовать уместно самолично, а когда других касаемо — семь раз отмерь. Ты думаешь, отчего, там, в лесу, к татарам выскочил именно я? Ведь — командир, а значит, должен занимать самое безопасное в порядках место.
        — А и, правда, отчего?
        — Оттого, что совесть не позволила определить кого-то на верную погибель. Риск был огромен. Что жив остался — это ж, брат, случайность.
        — На будущее учту.
        — Учти и еще. Если командир не станет беречь живота подчиненных, то они побеспокоятся о том сами. А тогда, брат,  — пропало. И на ура никого не подымешь, и за собой не увлечешь. Скажут: ты герой, ты и иди. От таких командиров, к слову сказать, иные солдаты к мюридам переходят. Так-то.
        В низине послышались оружейные выстрелы. Алексей встрепенулся.
        — Пехота, верно, с татарами сошлась.
        — Нет,  — покачал головой Туманов,  — редко бьют, не цепко.
        — Что означает — не цепко?
        — Отличаешь ли ты по звуку, когда собака пусто брешет, а когда на чужака?
        — Разумеется. В последнем случае — рычит, заходится.
        — То же самое и здесь — пусто брешут, для острастки. Если в лесу кто и крылся, так уж отступил.
        — Позвольте, как же отступили? Вы ж минутой ранее утверждали, что они никого не боятся.
        — Дело тут вовсе не в страхе. Просто упредительным маневром генерал лишил их главного козыря — внезапности. В ней весь успех засады. Они ж проигрывать не любят, считают, лучше уж посторониться, чтоб отыскать более счастливое место. Понятно ли толкую?
        — Весьма.
        — Да ты и сам в том скоро убедишься, когда пройдем лощину миром. Однако, обнадеживаться не станем, изготовимся, как должно.
        На сей раз Бонжур прискакал вовремя.
        — Драгунам — в авангард!  — крикнул он издали.  — Вам надлежит первыми пройти низину.
        — Привыкать ли,  — сказал Илья Петрович, ловко выхватив из-за плеча винтовку.
        Драгуны, как один, повторили его движение. От генеральской свиты, поправляя несуразную папаху, запоздало рысил взволнованный Евграф Аристархович. Казалось, даже морда его лошади имела обеспокоенное выражение.
        — Илья Петрович, голубчик,  — торопливо заговорил он, подъехав.  — Нам дано указанье пройти низину и закрепиться на той стороне. Я решил послать ваш эскадрон первым.
        — Спасибо за доверие,  — с сарказмом поблагодарил Туманов.
        — Сам же пойду с третьим.
        — Это правильно.
        — Или с генералом.
        — Это еще верней.
        — Вы считаете?
        — Даже не сомневайтесь.
        — Ну, и хорошо. А то, думаю, зачем мне выставлять себя героем. Есть кому. Не так ли?
        — Именно, что так,  — сухо бросил Илья Петрович и повернулся к эскадрону.  — Слушать меня чутко, запоминать твердо, выполнять неукоснительно!
        — Что ж, не стану вам мешать,  — заторопился Евграф Аристархович, отправляясь с докладом к генералу.
        Бонжур, в свою очередь, решил немного задержаться, имея целью лишний раз пофрантить перед отрядом. Но драгуны, прежде любовавшиеся чиразами и серебряными галунами, теперь не уделяли тому ни малейшего внимания. Они поедали глазами своего командира. Наблюдая их взгляды, строжайше-послушные и уважительные, Бонжур невольно мерк лицом. Такое внимание ему не предстало, даже вырядись он падишахом.
        — Эскадро-он!  — громогласно скомандовал Туманов, закончив наставленья.  — Рысью до низины. А по ней — на крыльях. За мно-ой. А-арш!
        Драгуны, полагая, что кашу маслом не испортишь, расправили крылья тотчас. Кони, вздыбившись, сорвались с места в галоп.
        Генеральская свита, расположившись неподалеку от низины, сосредоточенно обсуждала тактику набега. Молодая кобыла Евграфа Аристарховича нервно пританцовывала под ним, крутя мордой по сторонам. В какой-то миг она заметила стремительно приближающийся отряд драгун. То ли никогда она не видала летящий тучей эскадрон, а, может, поддалась звонкому кличу Ильи Петровича, вскрикнувшего на татарский манер: «И-и, ях-ях-ях!», так или иначе, но ее понесло. Евграф Аристархович, чуть не вывалившись из седла, неожиданно для себя возглавил отряд!
        — А молодец, наш полковник!  — крикнул сквозь ветер Алексей.  — Смотрите, первым пошел. Надо б не отстать.
        — Кажется, у него лошадь понесла,  — прозаично заметил Туманов.
        — Нет — нет, я уверен — он сам.
        — Посмотрим, где остановится.
        А кобыла, закусив удила, мчалась, будто ей поджарили хвост. Уже осталась позади тревожная лощина. Минула следом горка, на которой надлежало закрепиться. Окончился и лес, что выходил к аулу. А Евграф Аристархович все не мог совладать с лошадью. Ее несло прямо на позиции мюридов, засевших в укрепленьях пред крайними саклями. Если б не дружные их залпы (по-счастью, неудачные), возможно полковник проскочил бы аул насквозь. Но выстрелы громыхнули, и кобыла, вздрогнув, повернула вспять.
        Когда Туманов увидел летящего навстречу командира, глаза которого (выпученные от испуга) не уступали по размерам лошадиным, то растерялся не на шутку. Зрелище было впечатляющим. Перекошенный рот Евграфа Аристарховича пытался что-то выкрикнуть, однако, стучавшие дробно зубы изжевывали любые слова. Илья Петрович полагал, что у кобылы только два пути: один — восстать перед отрядом, другой же — повернуть обратно, но он ошибся — та нашла и третий. Шарахнувшись в сторону, сломя голову, она понеслась вдоль косматых трущоб… Листья и ветви встретили лицо полковника отнюдь не мягкими объятьями…
        Сопроводив галопирующего командира растерянным взором, Илья Петрович пришел в себя и вскинул руку вверх. Драгуны тотчас встали.
        — Изготовиться к пехотному бою,  — сказал он резко (но негромко).  — Коней в укрытие. Рассыпаться по флангам. Живо!
        Алексей спрыгнул с Леденца и загнал его в чащу.
        — Полагаете, за ним кто-то гонится?  — спросил он, прячась за дерево.
        — Вполне вероятно,  — присел за куст Туманов.  — Выстрелы в ауле слышал?
        — Разумеется.
        — Думаю, наш смельчак вылетел на позиции мюридов. Слава Богу, счастливо. Теперь от них можно ожидать короткой погони. Захватить полковника из русского авангарда — не славное ли дело? Они любят подобную лихость — могут позариться в ущерб осторожности.
        Не успел он закончить фразу, как на тропу выскочили три конных горца в темных бешметах. Очевидно, они уж собирались повернуть обратно, потому что, озираясь по сторонам, быстро замедляли шаг. Бородатые их лица мрачнели от досады.
        — Огонь!  — громко вскрикнул Туманов и спустил курок.
        Десятки залпов громыхнули разом. Алексей целил в первого всадника и, надо думать, не промахнулся, потому, как тот бездыханно упал на землю (как, впрочем, и остальные), но можно ли узнать свою пулю средь дюжины других — стреляли все, и всяк считал себя удачным… Дело кончилось, едва начавшись.
        — Итог засаде — три убитых,  — довольно сказал Илья Петрович, выходя из укрытия.  — Осмотрительность — умней лихости, запомни это, друг мой.
        Алексей прилежно кивнул.
        — Неужели они не заподозрили, что могут попасть в засаду иль выйти на штыки?
        — Говорю же — азарт, геройство. И потом, они, верно, тоже заметили, что кобыла понесла, рассчитывали, что мы еще далеко.
        Со стороны лощины уже спешили на подмогу драгунские отряды. Командир второго эскадрона подъехал к Туманову, с завистью оглядывая мертвых горцев.
        — Прими, брат, поздравленья. Счастливо начал.
        — Желал бы я счастливо кончить,  — невесело усмехнулся Илья Петрович.  — А, к слову, не встречался ли тебе наш командир Аника Аристархович?
        — Ну, как же — проскакал галопом, чуть не сшиб, уж верно, торопился с донесеньем к генералу.
        — Сдается мне, что — много дальше…
        И вновь широкогрудые тяжеловозы выдвинулись в авангард колонны, на сей раз, вместе с пехотой. Расположив орудия на опушке, что смотрела в аул, артиллеристы взялись за дело. На головы мюридов щедро посыпались ядра и гранаты, которые бомбардиры успевали распудривать с удивительной ловкостью. Земля забурлила, словно грязевый источник, в небо взвились дымные облачка.
        — Хобот вправо,  — командовал пожилой артиллерист, припав к станине.  — Еще чуток… еще… и ладно.
        — Левей, левей… от так, от так,  — указывал другой, примеряясь к затыльнику соседнего орудья…
        Не выдержав плотного огня, горцы оставили оборонительный вал и отошли за крайние сакли. Выстрелы оттуда зазвучали смелей — стены были хорошим от картечи укрытием.
        — Давай туда, прям за дома,  — кричали пехотинцы.
        — Пошто не дать — дадим,  — степенно отвечали начальственные фейерверкеры.
        — С нашим удовольствием,  — вторили им шустрые бомбардиры.
        Ядра посыпались вглубь аула. Было видно, как взрыхлялись земляные крыши саклей, взлетали щепками дворовые заборы. Татары забегали муравьями и выкатили в сады несколько орудий. Через полминуты из дул их вырвались белые облачка. Теперь земля взметнулась близ опушки.
        — Ну, это уж никуда не годно,  — сказал Туманов, когда ядро шлепнулось саженях в двадцати от эскадрона. Пора бы нам…
        — Рассыпать цепь!  — опередили его пехотные офицеры.
        Солдаты, поправляя мешки за спинами, потянулись вширь.
        — Приготовиться на ура!  — раздалось в боевых порядках.
        Служивые оскалили штыки.
        — Вперед, в атаку!
        Нестройные линии всколыхнулись, подобрались и, чуть помедлив, двинулись к аулу. Сначала молча, копотливо, потом быстрей, ухватистее, тверже.
        — Ура,  — послышалось негромко слева.
        — Ура,  — отозвалось и справа.
        — Ура!  — тихонько занялось посередине.
        Из аула громыхнули выстрелы, в цепи появились первые бреши.
        — Ура-а!  — взвилось дружным хором.  — Ура-а!  — взрычали порядки.  — Ура-а!  — изрыгнули ружья горячий свинец.
        Алексей ерзал в седле, наблюдая за делом.
        — Помочь бы им, а? Помочь бы ребятам. Мы ж быстрые, мы мигом пронесемся!
        — До первых саклей доскачет лишь половина, а на улицах — ляжет и другая,  — без эмоций ответил Илья Петрович.  — В кого легче попасть: в коня иль в человека?
        — Да знаю, знаю,  — согласился Алексей.  — Но так хочется помочь, право, так хочется, просто сил нет.
        — А ты побереги силы-то, побереги. Думаю, сейчас они нам всем понадобятся.  — Туманов приподнялся в стременах, глядя на левый фланг. Там, под сенью чинар, скрытно приближался конный отряд мюридов.  — Вот, черти!  — возгласил он, выхватив палаш.  — Обходят с тыла!
        Алексей рванул саблю из ножен. Рука затряслась от волненья.
        — Встретим?  — спросил он, уточнив маневр.
        — Бесспорно. Ты держись за мной и, что случись — прими команду. Эскадро-он! Слушать меня чутко. Себя беречь, врага напротив! Матерым — прикрывать младых! Последним — не робеть, я рядом. Вперед, драгуны, шашки вон!  — кони привычно сорвались с места.
        Чем ближе сходились с мюридами, тем отчетливей выказывались их лики, надо признать, устрашающие. «Похожи на орлов,  — подумалось Алексею.  — Насте, верно бы, понравились». На этом отвлеченные мысли и кончились. Пришло такое состояние, которое затруднительно объяснить человеку мирному, не воевавшему. Ну, разве что — вот эдак.
        Когда стоишь ты на высоких скалах, а под тобою речка бурная и злая. И нужно прыгнуть вниз. А у тебя нет духу. Но ты твердишь себе: «я воин, а значит,  — смелый» и ныряешь. Пока летишь, терзаешься — что ж дальше? Сломается ль хребет о воду, иль разобьется голова о днище? И вспомнит ли тебя хоть пара человек героем? А тут уж и река. Зажмурившись, и, проглотив дыхание, врезаешься в нее, а там… несносно холодно, темно и страшно. От судороги сводит ноги, немеют пальцы, залиты глаза. Захлебываешься, тонешь, но дерешься, карабкаешься вверх и выплываешь. Ты думал — уж финал. А все лишь занималось. Теченье яростно, повсюду камни, крутые перекаты, круговерти. Всяк норовит тебя ударить, затянуть на дно, сгубить. И мало попросту держаться, умелым надо быть, проворным, чтоб где-то ловко оттолкнуться, а где-то вовремя нырнуть… И длится то до нетерпенья долго, и кончится когда — лишь небесам известно…
        Туманов врезался в боевые порядки мюридов, как косарь в поле. Палаш засверкал молнией, разя влево и вправо, скрежеща и лязгая, рубя и сокрушая. Алексей продвигался следом, и ему встречались уж порубленные горцы: один — ужасно — чуть не до седла. Вокруг все звенело, бряцало, мельтешило, сопровождалось отчаянными криками, жуткими стонами, лошадиным храпом, пистолетными выстрелами. В какую-то минуту сделалось совсем уж жутко и захотелось даже отстраниться, но было некуда — везде мелькали шашки… иные алые от крови.
        У Прохора потеха шла жестоко. Встречая неприятеля, он резал шашкою его коня (издали, по морде), тем добиваясь сразу многих целей. Во-первых, разрубал узду, и горец был уже не в силах править лошадью, во-вторых, чинил скотине травму, от которой та вставала на дыбы (нередко стряхивая и хозяина), и, в-третьих, что немаловажно,  — сам находился для противника недосягаем. Правда, сей прием случался довольно редко, и унтеру большей частью приходилось драться обыкновенно.
        У Трифона потеха ладилась надежно. В одной руке держал он шашку, показывая, что готов рубиться честно, за поясом же прятал пистолеты (больше трех, и в седельной сумке — столько ж). Если с первого удара противник не ломался, то пуля следом правила осечку. А было, что и ранее.
        — Алешка, глянь!  — хрипло крикнул Туманов, опуская палаш на горца, прикрывшегося шашкой.
        Алексей немедля вскинул взор (едва успел, картина уж вершилась). Палаш разбил клинок надвое и глухо врезался в плечо мюрида. А далее уж стало тошнотворно. Лезвие стремглав прошло наискосок по телу и вместе с головой отрезало и полгрудины. Кровавый бюст заклокотал, запенился, захлюпал и медленно свалился набок. Однако не упал — повис на красной коже. Что было совершенно жутко. Алексея тотчас вырвало на собственное колено…
        Тем временем пехота уже гуляла по аулу: разбитому, заваленному трупами, пустому. Все жители ушли еще до боя, остались редкие старухи, да деды, которые не опасались русских по причине личной дряхлости. Солдаты шарили в подворьях, хватая кур, ловя индеек, таща за круглые рога баранов (тем нанося врагу значительный урон).
        Бонжур гарцевал по кривым улочкам, поглядывая на осыпавшиеся крыши саклей, изломанные заборы, тела убитых горцев. И весь его напыщенный вид, казалось, говорил: «Есть в этом и моя заслуга, уж я здесь, братцы, расстарался». Ни дать, ни взять — герой. Но тут ему опять не подфартило. Из леса выходил отряд Туманова. Драгуны, истерзанные и усталые, залитые кровью, будто искупавшиеся в пунцовой речке, безмолвно втягивались в аул, везя на седлах раненных и убитых товарищей. И против этой картины, жуткой и доблестной одновременно, Бонжур выглядел пустым, как петелька в лацкане мундира.
        — Илья Петрович, Илья Петрович!  — выбежал из крайнего двора Евграф Аристархович,  — ну, слава Богу, вы живы. Слава Богу.
        Туманов спрыгнул с лошади.
        — Полдюжины убитых и восьмеро раненых. Рубились, как дровосеки — тяжко.
        — Да, да,  — с грустью сказал полковник.  — Второй и третий эскадроны тоже дрались… на правом фланге… тоже притрепли.
        — Мюриды нас и справа обходили?  — Удивился Илья Петрович.
        — Да, да — и справа тоже.
        — Ловко.
        — Спалить аул к чертям!  — неожиданно вскрикнул Евграф Аристархович, увидев обезглавленное тело свисавшего с коня драгуна.  — В золу, в угли, на ветер! Чтоб камня на камне, чтоб ни одной живой души, чтоб всякий знал!..  — он захлебнулся от возмущенья.
        Туманов возразил.
        — Неплохо бы, но не теперь.
        — Отчего же?
        — А не за что серчать — рубились честно. Мы — к ним, они — на нас. Вот если бы злодейство какое, иль обман, тогда уж, да — под пламень. А так — война.
        — Ужасное, право, занятье.
        Неожиданно во дворе дома, из которого вышел Евграф Аристархович, послышался плач ребенка. Илья Петрович тотчас встрепенулся.
        — Разве здесь остались дети?
        — Мы нашли мальчишку в погребе,  — кивнул полковник.  — Там, верно, укрывались они вместе с дедом. Я думаю, последний вылез посмотреть, не стих ли бой. А тут — картечь…
        — Скверно,  — бросил Туманов, направляясь к воротам.
        В небольшом дворике, посреди которого зияла глубокая воронка, лежал мертвый татарин с бело-рыжей бородой, тут же, на корточках, сидел щуплый малец лет 5 -6 и, плача, дергал рукав его полинялого архалука. Стоявший подле них переводчик в синем бешмете, пытался что-то объяснить ребенку.
        — К чему дитя пытать подобным зрелищем,  — с укором произнес Илья Петрович.  — Немедля унесите.
        — Было бы — куда,  — вздохнул Евграф Аристархович.
        Туманов свел брови.
        — Прошка!
        Ответа не случилось. Алексей, не мешкая, предложил свои услуги.
        — Что делать, говорите, я исполню.
        — Молодец, Алеша. Бери мальца — и к нам, в повозку, живо.

        Глава 12

        Утром Влад, забрав с собой БТР, отправился на станцию получать имущество. Собровцы до обеда провалялись в койках (используя последний мирный денек), потом, попив чайку, умылись, смазали закопченное оружие, почистили грязную, застывшую, словно под гипсом, одежду. Приведя себя в относительный порядок, решили съездить на базар, купить для оставшихся в поле товарищей что-нибудь из местных деликатесов. Погода была (как, впрочем, и всегда) не в настроении, то есть, хмурилась.
        Рынок встретил бойцов аппетитными ароматами, яркими фруктовыми прилавками, темпераментной кавказской музыкой. На скорую руку перекусив в шашлычной, двинулись по бесчисленным торговым рядам. Набрали ветчины, сала (огромный в этих краях дефицит), копченой рыбы, восточных сладостей — всего понемногу, насколько хватило денег. Нагрузившись, как заправские мешочники, не спеша, тронулись к выходу. Против течения плыть было сложно, поэтому пришлось нырять из одного людского потока в другой, зигзагами пробираясь к воротам. Вдруг Денис заметил в одном из торговых рядов примечательную картину.
        — Смотри,  — толкнул он в бок Макса (к тому времени уже отошедшего от глухоты).  — На ловца и зверь бежит.
        У мясного прилавка стоял штабной старлей и что-то быстро выговаривал небритому, в меховой кепке, торговцу. Тот кивал, соглашаясь.
        — Тыловик?  — спросил Макс.
        — Он самый. Вот и третье совпадение. Столько случайностей подряд не бывает.
        — Кажется, передает информацию.
        — Что будем делать?
        — За одним посмотрим, за другим прогуляемся.
        Старлей, бросив еще пару фраз кавказцу, быстро скрылся в толпе.
        — Вы оставайтесь здесь, а мы с Серегой — за ним.
        — Где встречаемся?  — уточнил Денис.
        — На выходе, у сапожной будки.
        — Добро. Стас, иди сюда.
        Земляк скривил недовольную рожицу, вываливаясь из потока.
        — Ну, что там опять?
        — Повернись спиной к прилавкам и делай вид, будто треплешься со мной. Продавца будем пасти.
        — А что — мясо недовешивает?
        — Он только что информацию от старлея получил.
        — Да, ну?
        — Ну, да. И, возможно, сейчас появится связной. Короче, стоим и смотрим.
        Задача выглядела не менее расплывчатой, чем туманный берег в безлунную ночь. Можно ли различить по силуэтам кораблей, чьи трюмы забиты кокаином, а чьи — сушеной морковкой?
        — Тогда рассказывай, что там творится,  — буркнул Стас, пристраивая в ногах пакеты.
        — Пока ничего: руками машет, клиентов зазывает.
        — Ну, не урод ли?!
        — Само собой, но зачем кричать?
        — Я про пакет — течет, сволочь!
        — Опа. К нему подошел мужик,  — понизил голос Денис.  — Если ничего не купит, то пойдешь за ним.
        — Не вопрос. Только дай мне его срисовать.
        Они поменялись местами.
        — Нормально, всех сфотографировал. За кем прикажете шакалить?
        — Кого, всех?
        — Их там уже трое, и еще один подтягиваются…

        Сергей и Макс, нарушая все правила конспирации, пыхтели буквально в затылок штабному старлею. Тот мелькал среди густой толпы, то скрываясь в ней, то, как перископ, высовываясь (в зависимости от того, сколь рослые люди встречались на пути). В такой суете приходилось держаться за ним практически вплотную. Впрочем, хорошее прикрытие, состоявшее из набитых снедью сумок и пакетов, позволяло преследователям чувствовать себя довольно уверенно. Со стороны казалось, что, нагруженные припасами, бойцы неотступно следуют за своим хозяйственным командиром.
        — Давай, приотстанем,  — сказал Макс, чуть не наступив старлею на ногу.
        — Упустим,  — сквозь зубы процедил Сергей.
        — Удержимся.
        — А я говорю, упустим.
        — Зато не засветимся,  — снижайся, я сказал.
        Не успели они сбавить ход, как сзади, словно автомобильный сигнал, раздался громкий женский возглас.
        — Вы что, уснули!?
        С разгону, как не успевшая затормозить автомашина, в них врезалась (сразу в обоих) внушительных размеров дамочка. Сумки ее, ударившись о крепкие ноги спецназовцев, разлетелись в разные стороны.
        — Вы, что, слепые?!  — вскрикнула она, тряхнув двухслойным подбородком.  — Не видите, куда лезете?!
        — Вообще-то, это больше к вам относится,  — тихо буркнул Макс, поправляя свои пакеты (собровцы не выронили ни одного).
        — Ах ты, бесстыдник!  — заголосила женщина.  — Да как у тебя язык поворачивается, так со старшими разговаривать!
        Сергей хотел помочь собрать ей сумки, но, услышав истерические вопли, посчитал эту затею неуместной.
        — Простите, у нас на затылке глаз нет,  — сказал он и, сочтя извинение вполне приличным, припустил заданным курсом.
        Макс тоже не стал задерживаться (а заодно, и извиняться), нагнав друга через пару-тройку шагов.
        Однако время было упущено: старлей уже подходил к остановке, где готовился к отправке потертый маршрутный Пазик.

        За полчаса наблюдения к прилавку подходило не менее 40-ка человек, и все казались потенциальными связными. Но что с того? Следить за каждым не будешь, а задерживать, и тем более. Денис понял — затея бессмысленна: ищи того, не знаю, кого. Рынок был, действительно, удачным для общенья местом.
        — Ладно, не будем время зря терять,  — сказал он со вздохом.  — Пошли отсюда.
        Они нырнули в толпу и через пять минут выплыли из ворот. Здесь уже было поспокойнее. Обувная будка стояла неподалеку от входа. Подойдя к ней, опустили пакеты на землю, достав сигареты, закурили.
        — О, ребята, здравствуйте!  — вышел от сапожника старик-орденоносец, с которым на днях познакомились в кафе.
        — Здравствуйте,  — поприветствовали его бойцы.
        — А я подметку потерял, вот зашел, набить,  — он потопал сапогом по асфальту.  — Кажется, хорошо сделал. Крепко сидит. Ну, как поживаете?
        — Нормально,  — ответил Денис.
        — Когда Грозный штурмовать собираетесь?
        — Завтра уезжаем.
        — Бог вам в помощь и воинский дух.
        — Спасибо отец.
        — Вам спасибо, что не оттуда бежите, а туда. Храни вас Бог, сынки,  — он приложил руку к папахе и без лишних слов удалился.
        — Я, блин, щас заплачу,  — с грустной иронией сказал Стас.  — Честь нам отдал, ты видел?
        — Не слепой,  — буркнул Денис.  — Этому бы деду перед солдатами выступать.
        — Мне кажется, он тем и занимается. Думаешь, зачем в кафе приходил?
        — Там единицы, а ему бы — перед строем. Бабуля рассказывала, что раньше сам атаман бойцам поклоны клал. Я думал — просто красивый жест. А здесь что-то большее — заряжает.
        Со стороны центрального проспекта, увешанные пакетами, как ушлые домохозяйки, к сапожной будке устало ковыляли Сергей и Макс.
        — Какое жалкое зрелище — военные с авоськами,  — глядя на них, заметил Стас.
        — Это точно,  — кивнул Денис, поправив стоявшие в ногах сумки.
        Сергей подошел, возмущенно ругаясь.
        — Как чмо! Как натуральное чмо!
        — На себя посмотри,  — огрызнулся Стас.
        — Я про себя и говорю. Как чмо, таскал я эти мешки по городу! Девки надо мной смеялись, тетки брали на таран, воробьи,  — он бросил на землю пакеты,  — даже воробьи надо мной чирикали!
        — И не только чирикали,  — заметил Денис, указав на след птичьего помета на бушлате.
        — И не только,  — согласился Сергей, щелчком сбив доказательство конфуза.
        — Теперь палец оближи,  — посоветовал Макс.
        — Да иди ты, Пинкертон с авоськой.
        Денис выбросил в урну окурок.
        — Что, вхолостую?
        — Естественно. Клиент сел в автобус — мы пока дочапали, тот уже к следующей остановке подъезжал. А у вас?
        — Тоже ничего хорошего. К прилавку человек тридцать подходило, разве поймешь, кто из них ху.
        — Это детский сад, а не работа,  — недовольно пробурчал Стас.  — ОРМ так не проводятся.
        — А мы на то и не претендовали,  — спокойно сказал Макс.
        — К чему тогда было дергаться?
        — А к тому, что теперь его можно взять на пушку. Время и место встречи знаем, связника срисовали, по крайней мере, так представим. Разговор, скажем, тоже записали. Пусть попробует вывернуться.
        — В принципе, можно прищемить,  — согласился Денис.  — Но только после того, как я отзвонюсь по городам. Вдруг, там какая компра выплывет, тогда вообще все будет в цветочек. Он, почему-то, был уверен, что в сведениях о мирной жизни фигурантов содержится что-нибудь интересное. На чем эта уверенность основывалась — объяснить пока не мог. Интуиция — удивительно скрытное чувство: всегда подсказывает, как быть, но никогда не объясняет логику поступка. А ведь она есть.
        — Поехали быстрей на базу,  — простонал Сергей.  — Не могу я больше с этим барахлом таскаться.
        Макс взял в руки сумки.
        — Уговорил, поехали. Надеюсь, Влад уже вернулся…

        БТР стоял у ворот ангара, загруженный под завязку. Из откинутой бронедверцы торчали колья палаток, углы патронных ящиков, коробки с сухпайками.
        — Получили все, что нужно, и еще довесок,  — доложил Андрей, закрывая машину.  — Можно ехать, хоть сейчас.
        — А где герой тыла?  — спросил Денис.
        — Он однокурсника встретил, тот ночью обратно уезжает. Передал, что сегодня не придет, будет допоздна пить.
        — Это до какого времени?
        — До 12, наверное, тот сказал, что ему в час нужно быть на станции.
        — А где будут сидеть, в кафе?
        — Нет, в общаге. В 517 комнате.
        Стас хмыкнул.
        — Его теперь в кафе под охраной не заманишь.
        — Зря ты так думаешь,  — возразил Макс.  — Друга, который приехал с Большой земли, провинциальной кафешкой не удивишь, а в общаге можно помыться, в койке поваляться. Удобно.
        Денис посмотрел на часы, стрелки приближались к 18 -00. Звоня коллегам-собровцам, он просил их уложиться именно к этому времени. На вполне естественные возражения, что, мол, быстро только кошки родятся, он отвечал находчиво: «Если б вы мне звонили с окраины Грозного, я бы за полчаса все сделал». Пароль действовал безотказно, коллеги без лишних вопросов входили в положение.
        — Я так понимаю, что в штаб меня сегодня никто не проведет,  — озабоченно сказал он, постукивая пальцем по циферблату. И откуда прикажете звонить?
        — Можно с переговорного пункта,  — посоветовал Сергей,  — работает круглосуточно.
        — Нет, тут дело тонкое — какую-никакую секретность соблюдать надо.
        — Не смеши меня — секретность,  — скривил губы Стас.  — Закон об ОРД открыто публикуют. Во всех фильмах наши методы и аппаратуру показывают, а ты — секретность. Раньше слово «агент» в Школе милиции с оглядкой произносили, а теперь на всех заборах пишут. Иди и звони. Секретчик.
        — Ладно, я подумаю.

* * *

        Влад с однокурсником, загрузившись в магазине всем необходимым для дружеского застолья, поднимались по обшарпанной лестнице военного общежития.
        — Какой этаж?  — уже на третьей ступеньке поинтересовался грузный однокашник.
        — Пятый.
        — Высоко.
        — Зато без лифта,  — усмехнулся Влад.
        Добравшись до комнаты, уставший приятель сразу же поинтересовался наличием душа. Влад указал ему на дальний конец коридора и, снабдив в дорогу мыльно-пузырными принадлежностями, отправил по назначению. Сам принялся накрывать стол. Высыпав на кровать (некогда принадлежавшую убитому лейтенанту) содержимое пакетов, взял из потертой тумбочки нож, начал резать колбасу, сыр, копчености. За этим занятием и застал его, заглянувший в двери, старлей.
        — Думаю, откуда это по этажу такие ароматы несутся, а это, оказывается, вот где. Праздник какой, или так, по случаю?
        — Друга встретил.
        — Ну, тогда ясно… Ладно, не буду мешать. Удачно посидеть.
        — Спасибо.
        Когда старлей закрыл дверь, Влад, выждав некоторое время, выглянул в коридор. Убедившись, что там никого нет, перебежал к комнате напротив, тихо постучался.
        — Открыто,  — послышалось изнутри.
        — Это я,  — зашел он в маленькую, со встроенным в стену шкафом, прихожую.
        — Что, соскучился?  — приподнялся на кровати рыжий капитан.
        — Нет, я хотел попросить, вот о чем. А вы один?  — оглядел он небольшую, на две койки, комнату, будто в ней можно было спрятаться.
        — Один, один. Сосед на три дня в Махачкалу уехал. А что, у тебя секреты?
        — Да. И еще какие.
        — Скажу тебе откровенно, я чужих тайн не люблю. Меньше знаешь, крепче спишь.
        — Это не чужая тайна — общая.
        — Ну, выкладывай, если уж пришел.
        Влад, отойдя от двери, заговорщицки зашептал.
        — У нас в штабе — шпион.
        Капитан широко улыбнулся, забросив руки за голову.
        — Ты на станции сегодня не пил?
        — Нет, только собираюсь.
        — А такое чувство, что уже приложился.
        — Вы зря смеетесь, я даже знаю, кто он.
        — Да что ты говоришь?  — шутливо выгнул брови рыжий.
        — Да… наш старлей.
        — Ха-ха. А почему, не я или кто другой?
        — Долго объяснять, я вам завтра все расскажу. Сейчас хочу попросить вот о чем. Мой друг сегодня часов в 12 уедет, у него поезд, и я останусь один. Боюсь, что ночью может что-нибудь нехорошее случиться, не могли бы вы меня как-нибудь подстраховать.
        — Интересно, как?
        — У меня переночевать, например. Посидели бы еще, выпили, я б вам все подробненько рассказал. Там, кстати, надо какую-то хитрость придумать, потому что прямых улик на шпиона нет. Помозговали бы вместе.
        — Я в это время уже сплю и тебе рекомендую делать то же самое. Выбрось эту глупость из головы.
        — Вы не понимаете, насколько все серьезно. Он здесь ходит, вынюхивает, подсматривает, в мою комнату уже заглядывал, видел, что пить собираюсь. Ночью задушит подушкой и опять выкрутится. Все подумают, что сам задохнулся.
        — Ну, хорошо,  — согласился капитан.  — Так и быть, подстрахую. Пей, сколько влезет.
        Влад приободрился.
        — Спасибо, за мной не пропадет.
        — Беги, травись… Да, и смотри другу этот бред не рассказывай — за дурака посчитает. Не выставляй себя на посмешище. Помни, ты для него герой войны.
        — Не волнуйтесь, нам и без того есть о чем поговорить.

* * *

        Операцию решили провести так. Ближе к 12-ти зайти в общежитие к Владу, попросить его вызвать из комнаты старлея, мягко того отключить, потом, взяв под руки, вывести на улицу вместе с пьяной гоп-компанией. После чего, проводив отъезжающего друга, быстро возвратиться на овощебазу. Если за ночь старлей не расколется, утром забрать его с собой в Чечню, и там, во вражеском лесочке, дать последнюю возможность раскаяться. Если же он ей не воспользуется — застрелить. Война — обычное дело.
        Денис, не желая пользоваться общественной связью, обратился за помощью в местный райотдел милиции. Дежурный капитан оказался на редкость отзывчивым мужиком, и все легко устроил.
        Собровцы уже полчаса топтались под окнами райотдела, подрагивая от холода и томясь ожиданием.
        — Он все города России, что ли, обзванивает,  — недовольно проворчал Стас.
        — Время уже к 11, все люди давно с работы ушли,  — хмуро заметил Сергей.
        — Смотря, какой часовой пояс.
        — Какая разница,  — негромко сказал Макс.  — Если сами ушли, то дежурным информацию оставили. Понимают же, наверное, что к чему.
        — Много они там понимают,  — пробурчал Стас.
        — Ой, как мы заговорили. У нас самих-то, ума палата. Одного засранца такой оравой вычислить не можем.
        — Вычислили уже, осталось взять. Зачем вообще куда-то звонить, пошли на задержание, самое время.
        Сергей спокойно заметил.
        — Вот сейчас выйдет Ден и скажет: «мужики, а ведь у этого старлея дома с хачиками неднократная связь зафиксирована». И вот тебе еще один гвоздь в крышку его гроба.
        — Ствол ко лбу, и сам все расскажет,  — процедил Стас.
        Денис появился на крыльце райотдела, спустя еще полчаса. Вид его был задумчив и обескуражен.
        — Вы представляете,  — пробормотал он растерянно.  — У рыжего капитана отец — вылитый хачик.
        Макс округлил глаза.
        — А фамилия?
        — Как и у сына — Туманов.
        Новый факт вписывался в загадочную историческую версию, но совершенно выбивался из современной. Вот, оказывается, о чем говорили фотографии, висевшие в хате у Маришки — к делу причастны потомки. Но, чьи? Русских офицеров, насаждавших здесь царскую власть, или кавказских абреков, активно тому противостоявших? Каким образом в одном лице могло совместиться несовместимое? Откуда у горца появилась русская фамилия? Смешанный брак? Другое?
        — Но это еще не все,  — сказал Денис, вынимая из кармана сигареты.
        Стас, занесший было ногу в направлении общежития, развернулся на месте, словно услышав команду: «Кругом».
        — Не все?
        — Нет. Я разговаривал с дежурным опером, в кабинете которого звонил — хороший мужик, общительный — так вот он рассказал, что приметы убийцы они еще в первый день срисовали. Даже фоторобот составили. Да вон он, красавец,  — Денис кивнул на небольшой стенд, стоявший у крыльца райотдела.
        Все быстро подошли к деревянному щиту с огромной (вероятно, рассчитанной на слабовидящих) надписью: «Их разыскивает милиция». Первым, в длинном ряду откровенно маргинальных физиономий, висел фоторобот молодого небритого кавказца. Макс зачитал вслух текст ориентировки.
        — На вид: 25 -27 лет. Рост: 165 -170 сантиметров. Телосложение худощавое. Волосы темные, короткие…
        Сергей от удивления вскрикнул.
        — Да это же хачик!?
        Денис уныло кивнул.
        — Вот именно.
        — Они просто ошиблись,  — не теряя надежды, предположил Макс.  — Опросили первых прохожих и записали данные от фонаря.
        — Нет. Информация железная. Их опера на МТС плотно поработали.
        — Ну, какая разница. Значит, опросили первых встречных трактористов, и то же самое — от фонаря.
        — Да от какого фонаря,  — раздраженно буркнул Денис.  — Нашли двух вполне заслуженных работяг, которые ремонтировали свой трактор у того самого забора. Те рассказали, что сначала слышали короткий вскрик, а потом видели, как паренек перелазит через дыру.
        — Может, совпадение — тот просто мимо шел?
        — Ну да, и портмоне из кармана убитого случайно вытащил.
        — Они, что, и портмоне нашли?
        — Конечно. Там же, на дорожке, по которой тот бежал.
        Сергей озадаченно почесал в затылке.
        — Тогда нашей версии — железный капут.
        Стас, по своему обыкновению (впрочем, на этот раз, без свойственного ему злорадства), отпустил хорошо всем известную реплику.
        — А я ведь предупреждал, что убийца из местных джигитов.
        Денис, напоследок глубоко затянувшись, выбросил окурок в урну, натянул поглубже спортивную шапочку.
        — Ладно, пойдемте добивать нашу версию. Что-то мне подсказывает — и она еще не потеряла своей актуальности.

        Глава 13

        К прочему, совершив два набега на немирнЫе аулы (оба — счастливо, с наименьшими потерями), отряд вышел к горе Гуниб, где уже собрались многие войска. С западной стороны подтянулись конно-иррегулярные полки, с северной — гренадерские, с южной — стрелковые батальоны и саперы. Драгунам достался восточный склон, тут же, у подножья, расположились казаки и милиция.
        Гуниб являл собой приподнятый над лесом остров. В верхней части его обрывистые края были совершенно недоступны, ниже скаты делались положе и к основанию расстилались по кругу верст на 50. Вершина горы, образуя продольную ложбину, была вытянута в длину на 8, а в ширину на 5 верст и возвышалась над уровнем моря до 7700 футов. Подобный оплот считался непреступным.
        — Превосходный вид,  — сказал Алексей, окидывая взором Гуниб.  — Уж который день смотрю, а все не налюбуюсь.
        — Скверное место,  — возразил Туманов, лежавший рядом на траве.  — Утехой лишь — что пули до нас не долетают.
        — А ядра?
        — И ядра тож.
        — Великолепно…
        — Отвратительно — единая тропа наверх, и та завалена и перекрыта пушкой.
        — Считаете, пойдем на приступ?
        Илья Петрович, чуть помедлив, выдрал из земли и вставил в рот травинку.
        — А как иначе? Милиционеры говорят — он там.
        — Кто, он — Шамиль?
        — Угу.
        — И сколько с ним мюридов?
        — Не одна сотня.
        — Да где ж они, позвольте, разместились?
        — В ауле.
        — Наверху — аул?
        — И немалый. Отсюда кажется, что тесно, а на самом деле — гуляй, не хочу.
        По лесной опушке, обходя костры, на коих драгуны жарили трофейное мясо, неторопливым шагом к офицерам приближался Евграф Аристархович. Лицо его, обыкновенно взволнованное, на сей раз выражало умиротворение, а, присмотреться лучше — и удовольствие.
        — Любуемся пейзажем, господа?  — спросил он, устраиваясь подле офицеров.
        Алексей вежливо сдвинулся (будто на поляне было мало места).
        — Обсуждаем тактику.
        — Что ж, дело нужное, но, право, лишнее,  — с загадочным видом сказал Евграф Аристархович и, вырвав из земли, зажал меж губ травинку.
        — Отчего же?  — приподнялся на локтях Туманов.
        — Да оттого, что приступа не будет.
        — Позвольте, как не будет?
        — Вот так, не будет, да и все тут. Главнокомандующий сказал: «Солдатских душ губить не стану».
        — Честь ему, конечно, и слава. Но мы уж ополчились к штурму. Не шутка ли — сам Шамиль угодил в капкан.
        — Стоим в резерве, как и прежде,  — упорно произнес полковник.  — Ждем, чем окончатся переговоры.
        — О сдаче?
        — Разумеется, о сдаче, о чем, по-вашему, еще.
        Илья Петрович подскочил.
        — Досадно, черт! Мы столько дрались, столько претерпели. И что — стоим в резерве. Досадно, черт!
        Евграф Аристархович мягко перекатил травинку из одного уголка рта в другой.
        — Ах, молодость, ах дерзость. Успокойтесь, право. По мне, так все идет недурно. В иных полках отчаянные головы на скалы лезут. А к чему? Все станется само собой. Не вижу смысла.
        Илья Петрович заинтересованно спросил:
        — На скалы, говорите?
        — Именно, на скалы. Я только что слыхал на совещании, как командиры доносили о своих порядках. «Охотники» готовят лестницы, веревки, меняют сапоги на поршни, что б лучше по каменьям лазать — геройствуют иначе.
        — А мы? Мы тоже в силах.
        — Мы кавалерия, нам должно быть при лошадях.
        — Позвольте, как же наша двойственность?! Драгун, хоть пеша, хоть в седле — везде способен.
        — Ну, хорошо, что вы хотите от меня?
        — Дозвольте, тоже на гору, к мюридам.
        — Обрывы неприступны — вам известно.
        — Так точно-с. Если нет — сползем обратно.
        Евграф Аристархович, вздохнув, поднялся на ноги.
        — Ах, молодость. Да неужели ж так охота рисковать своею жизнью?
        — Отнюдь. Поверите ли — даже страшно.
        — Тогда зачем же?
        — Как зачем — за славой.
        — Вы славу любите?
        — Не я, а он,  — Туманов побряцал висевшим на боку палашом.
        — Опять вы за свое,  — махнул рукой полковник.  — А, впрочем, поступайте, как сочтете.
        Илья Петрович засиял улыбкой.
        — Благодарю. Вы лучший командир из тех, что мне встречались. К тому ж, «кавказец», без сомненья.
        Евграф Аристархович, наново отмахнувшись, удалился в свой шалаш, который выложил из пышных ветвей чинары расторопный Кондратий.
        Подготовка к восхождению длилась до вечера. Прошка объезжал соседние полки, меняя веревки и лестницы на трофейное мясо. Илья Петрович, тем временем, набирал команду «охотников». Делал он это со свойственной ему смекалкой. Прежде объявил драгунам, что ночью отправляется в гору и никого с собой не берет: «Авантюра,  — сказал он,  — чрезвычайно рискованна и не есть приказ начальства. А вашими животами я рисковать не намерен». Первым тому воспротивился Трифон… И тотчас был зачислен. Следом изъявили желание приобщиться к делу два брата из уральской деревни. Они заверили, что скалы в их краях ничуть не хуже, и в детстве им-де приходилось карабкаться по ним, как обезьянам. Последний довод был немаловажен. Их тоже записали (не обезьян, конечно,  — братьев). В течение последующего часа, когда Илья Петрович уж занимался подготовкой формы и оружья, к нему явились с соответственными просьбами еще две третьих эскадрона. Однако было выбрано лишь трое — отряд не следовало оставлять ущербным. Покончив с этим, он отозвал Алексея в сторонку.
        — Принимай, брат, командование и смотри тут в оба.
        — Вы, не смеетесь ли, Илья Петрович?!
        — Ничуть. А как, позволь спросить, ты понимаешь дело? Уйдем на пару в горы, а эскадрон останется без головы?
        — И даже слушать не желаю, и даже ведать не хочу. Не льститесь, право, меня в том разубедить.
        — Да ты, брат, сам размысли — никак нельзя вдвоем.
        — Скажите — часто ль я перечил?
        — Сознаться, вовсе не припомню.
        — Так вот, единожды — посмею. Вы — командир, вы и решайте, как лучше все устроить. Нельзя вдвоем — так оставайтесь сами, вам сподручней.
        — Тьфу, воспитал себе в мороку,  — беззлобно сплюнул Туманов.  — Прошку, что ль, принудить? Разобидится ж, чертяка… Ну, да Бог с ним.

        Когда выходили из лагеря, было темно, как у крота в желудке. И то бы, ладно. На сей раз, совершеннейшая ночь являлась сущим благом. Ан, нет. Едва приблизились к горе, на небе тотчас засияли звезды, и вспыхнула ярчайшая луна — чем не подлость?
        — Черт подери, досадно,  — обронил Илья Петрович.  — Специально, что ль, зажглась, мюридам в подспорье?
        — Хотя бы видно, что вокруг деревья, а то я уж два раза прикоснулся,  — сказал Алексей, потирая ушибленный лоб.  — Где наша цель?
        — Вон тот завал,  — указал пальцем вверх Туманов.  — Он первый на тропе к аулу. Там вражеский пикет. А дальше — пушка.
        — Мы к ней взойдем?
        — Сперва хотя бы этот надо обезвредить.
        Скрытным образом (пригибаясь и хоронясь за кустами) преодолели пологий склон и вышли к круче. Над ней топорщился широкий выступ. Под ним — другой, чуть меньше.
        — Видишь эти крыши?  — тихо спросил Туманов.
        Алексей кивнул.
        — Угу.
        — Взберемся на малую, взойдем и на большую.
        — А если, нет?
        — То — нет.
        Шагая мягко, чтоб не обвалить каменья, прокрались к ноздреватой стенке: высокой (футов в двадцать) и совершенно плоской. Над ней висел тот самый малый выступ. Казалось, попасть туда возможно, разве только чудом.
        — Финита ля комедия. Пришли,  — сокрушенно махнул рукой Илья Петрович.  — Нас уверяли, что завалы непреступны, теперь мы в том убедились и сами.
        Но подобная препона не сбила с толку молодых уральцев. Прислонившись к стенке, и встав один другому на плечи, они поднялись крепкой мачтой.
        — Да хоть и прыгни, не достанешь,  — расстроено буркнул Туманов.  — До верху больше, чем до низу.
        Однако ловких братьев это ничуть не смутило. Призвав на помощь всю группу, они составили ее в живую пирамиду. В основание назначили тяжелых: Илью Петровича, Алексея и Тришку, на них устроили двоих, из тех, что полегче, сами же, вскарабкавшись по первым и вторым, снова взгромоздились друг на друга (корявая скала, им в помощь, позволяла за себя цепляться).
        — Я, кажется, сломаюсь или сдохну,  — кряхтел Илья Петрович, нюхая сапоги стоявших на его плечах драгун…  — Скорей сломаюсь,  — крякнул он, когда уралец, оттолкнувшись, взобрался на крутую площадку…  — Или сдохну,  — икнул он, вынеся прыжок и брата.
        По спущенной веревке втянули лесенку на крышу и мигом влезли все.
        — До верху можно дотянуться саблей,  — промолвил Трифон, тыча клинком в потолок.
        — Что нам с того?  — шепнул Туманов.  — Самим взбираться надо. Только как? Там уж горцы: пирамиду не построишь — вмиг отсекут башку.
        — О том и речь. Не нам, а им.
        — Интересно, как?
        — Там сверху часовой, а, может, два. Не весь же пикет сидит у обрыва?
        — Положим, что так. И дальше?
        — Полезем сразу — долго, вязко — нас заметят. Устроят шум.
        — Ну, то и без тебя известно. Дальше.
        — Приманим часового к краю, он склонится, а мы его — ага — по горлу лезвием. И сами — вверх.
        — Вздор. Ты расстоянье посчитай: здесь футов 8 -9, коль не больше, прибавь рост часового. Нет, не дело.
        — Рост часового не считаем, он склонится, чтоб заглянуть под низ, иначе нашу крышу не увидеть. И потом, палаш — длиннее сабли.
        — Вот в этом ты, пожалуй, прав. А чем же ты его приманишь?
        — Странным звуком. Отсюда нападения не ждут, а, стало быть, и хитрость не заподозрят. Думаю, что любопытство одержит верх.
        — А если поднимут шум?
        — Затаимся. Пусть думают, что почудилось. Нас, все одно, оттуда не заметить. Но это легче, чем переть нахрапом.
        — Глупость… А, впрочем, глупости, случается, проходят. Тем более что выбор, право, невелик. Давай испробуем.
        Взявшись за конец удерживаемой драгунами веревки, Туманов подошел к обрыву и сделал пару взмахов палашом. Едва ли тот выглядывал над крышей. О том, что бы вспороть мюриду глотку не было и речи — слишком высоко. Однако неуемные уральцы вновь предложили выход. Схватившись также за веревки, они пришли на край площадки и дружно опустились на колени. Теперь Илья Петрович мог использовать их спины, как подставку. Высота заметно сократилась. Еще разок, примерившись, но, помолившись, начал.
        — Ш-ш,  — зашипел змеей Трифон.
        — Тьфу,  — беззвучно сплюнул Туманов. Нашел тоже странный звук.
        — Ш-ш,  — громче прежнего завел драгун.
        Наверху послышалось бряцанье шашки. «Только бы вместе с головой клинок не высунул, подумал Илья Петрович, изготавливаясь к удару».
        — Ш-ш!  — заливался Трифон, создавая ощущение, что змея приближается и, возможно, собирается заползти на площадку. Каким образом — дело уж пятое.
        Туманов стоял на спинах уральцев правым боком к обрыву, сжимая в одной руке палаш, другой держась за веревку. Когда уж начало казаться, что затея пуста, и мюриды не так глупы, как полагалось прежде, сверху высунулось жуткое бородатое лицо. Илья Петрович вздрогнул и махнул палашом вперед (счастливо — кровь брызнула тотчас). Но здесь случилась неожиданность. Буквально вслед за первой головой, рядом выглянула и вторая. Не имея возможности развернуться, Туманов отмахнул клинком обратно. Если бы в его руках была шашка с единым лезвием, то дело провалилось бы, едва начавшись, но палаш имел обоюдоострое жало. Кровь брызнула и тут.
        — Вперед!  — вполголоса скомандовал Илья Петрович, спрыгивая с живых ступеней.
        Уральцы сноровисто вскочили на ноги и, прислонившись к стенке, повторно исполнили свою пирамиду… Остальные привычно взобрались по спущенной сверху лестнице. Горцы, числом не менее десятка, лежали у каменного вала, поодаль от тлеющего костра. Не теряя ни секунды, Туманов подскочил к крайнему бородачу и вонзил палаш в его широкую грудь. Трифон заколол шашкою второго. Драгуны последовали их примеру. Алексею не досталось никого. Признаться, он и сам промедлил. Не смог себя заставить резать спящих, хотя и понимал, что должно — война.
        Однако праздновать победу было рано. Из темных кустов громыхнули ружейные выстрелы. Драгуны выхватив пистолеты, рассыпались по укрытиям. Завязалась перепалка. В то же время стрельба послышалась и с южного склона горы, и с северного.
        — Мы не одни, и там воюют,  — радостно вскрикнул Илья Петрович.  — Охотники везде — сдавайся, вражье племя!
        Мюриды, после этих слов, произвели еще два залпа и затихли… Похоже было, что они ушли…
        — Сдается мне, они ретировались,  — предположил Туманов, погодя.
        — Наверх как будто прошуршали,  — заметил Трифон.  — Вдоль дороги.
        Илья Петрович вышел из укрытия.
        — Там следующий пикет и пушка.
        — Что станем делать?  — поднялся из-за камня Алексей.
        — Подумать надо. Внезапность мы, бесспорно, потеряли, но дерзость-то при нас. Да и винтовок уйма. Тут хватит каждому по две…
        Но думать не случилось. Орудийный залп поставил точку в этом месте. Ядро упало ровно в тлеющий костер…

        Алексей очнулся и, открыв глаза, увидел на стене в углу икону. «Наверно, я в раю, подумал он не очень твердо,  — в аду ведь, кажется, икон не держат». В сознании пронеслись последние события: гора — пикет — ядро. Что было дальше?
        — Ой, он, кажись, очнулся!  — раздался где-то рядом женский вскрик.
        Тотчас в стороне послышался звон посуды и быстроногий топот.
        — О, господи, неужто?!
        Глазам явилось очень милое личико. Вот только, чье?
        — Алешенька… Очнулся…
        Рукой он ощутил мягкое прикосновенье девичьей ладони. Тепло, исходившее от нее, и нежность гладкой кожи показались ему удивительно знакомы. Но откуда?
        — Ты будешь своего поить, Настена? Отвар принесть?  — раздался прежний голос.
        Да это ж Настя! Совсем другая без платка: густые смоляные кудри уведены за спину, сплетены косой — красавица бесспорно. Неловко, право, перед ней лежать в таком совсем уж негеройском виде. Словно бы нарочно судьба представляла его девичьему взору то в одном, то в другом конфузном положении.
        — А хе,  — шепнул он, попытавшись заговорить. Но звуки увязли в пересохшем горле.
        — Давай неси, скорей!  — вскричала девушка.  — Он что-то шепчет.
        В комнату вошла Надежда с кувшинчиком в руках.
        — Держи.
        — Ага, давай-ка.
        Настя осторожно поднесла сосуд к его губам и, подставив снизу ладонь, чтоб не пролилось на грудь, аккуратнейшим образом попоила.
        — Долго ли я здесь?  — спросил он, выпив все и окончательно придя в себя.
        — Второй уж день,  — ответила она, погладив его руку.
        Могу ли я попросить вас об одолжении?
        — Конечно.
        — Я, разумеется, благодарен вам за проявленное благодушие. Но не могли б вы впредь не смущать меня подобными визитами.
        Настя, поджав губы, слегка сдавила его ладонь.
        — Пошто так? Аль плохо попоила?
        — Нет, нет — все замечательно, не думайте дурного. Просто вы, молодая красивая барышня, а я… и мне… Ну, словом, сказано: смущаюсь, чувствую себя неловко.
        Девушка вновь ласково погладила его руку, поправив сбившуюся подушку, умело подвернула одеяло. Лицо ее приобрело успокоено-довольное выражение. По всей видимости, ей было приятно наблюдать смущение, вызванное собственным присутствием. Это обстоятельство прибавило голосу уверенности.
        — Ничего, со временем обвыкнешься.
        — С каким, позвольте, временем? Разве пятигорская оказия нескоро?
        — Хоть скоро, хоть нескоро — что с того?
        — Ну, как же — надеюсь, что отправят в госпиталь.
        — Я все равно тебя не брошу. Ты казачек плохо знаешь.
        — Вы, что ж и в госпиталь поедете?
        — И в госпиталь, и к черту на кулички. А ты думал, как — погулял с девушкой и сбежал? Э, нет, мил дружок, у нас на этот счет кавказские законы: коль взялся за руку — женись. Иначе — в омут.
        — Позвольте, но у нас ведь ничего не было.
        Настя с лукавой улыбкой обернулась к Надежде.
        — Кому ж теперь докажешь, что не было — видали нас в лесу-то.
        Алексей замялся.
        — Да, как же… право, я не знаю…
        — Аль не мила для тебя первая красавица?
        — Мила, разумеется. Но в нынешнем моем положении… Как можно обременять своей увечностью кого-то, тем паче девушку?
        — А я, мож, потому и осмелела, что ты в таком вот положении. Был бы в другом, мож, и постеснялась бы. В общем, лечиться будем вместе — я так решила. И не спорь, покамест мне видней.
        Алексею от этих слов стало необычайно тепло и уютно (а посмотреть глубже, и счастливо). Действительно, он совершенно не знал казачек. Горделивая красавица Настя, еще недавно мнившая об орлах и героях, не раз насмехавшаяся над ним, дразнившая, как глупого котенка, вдруг с чрезвычайной легкостью согласилась на роль обыкновенной сиделки. Выходит, не напрасно судьба потчевала его конфузными приключеньями. Знала, куда вела.
        — А где драгуны?  — спохватился он, вспомнив о боевых товарищах.  — Где Илья Петрович, Прохор, Тришка, живы?
        — Погиб ваш Трифон,  — грустно ответила Надежда,  — остальные, вроде б, целы. Илья Петрович, правда, ранен в обе руки.
        — Так где же он?
        — С утра пошел на речку с басурманчиком.
        — С каким?
        — Что из аула привезли. Сиротка, говорит, возьму к себе на воспитанье.
        — Зачем на речку?
        — Взял свою саблю…
        — У него палаш,  — поправил Алексей.
        — Ну, да… и еще лопату, сказал, пойдем, дух воинский в славное место устраивать. Чтоб, говорит, и нашим здесь оставался в помощь, и врагу служил упреждением. Самому-то уж, видно, после госпиталя назад не вернуться. Я, было, вызвалась им пособить. Кому там копать-то: бесенок — мал, Илья — ложку в руках не держит. Но он не дозволил — чтоб, говорит, не было свидетелей, мало ли, кому вздумается назад вырыть.
        — А что с Шамилем? Не слышно?
        — Да, как не слышно?! Уж все в округе победу празднуют. В плен сдался, тем же утром, что и вас поранило. Гутарят, увидал, как русские на горы поползли, и сам предложил мировую.
        — А Тришка не дожил,  — почти беззвучно, только самому себе, прошептал Алексей и отвернулся к окну. Тяжелая, как ядро, слезинка скатилась по его изодранной щеке и упала на забинтованное плечо.

        Глава 14

        К общежитию подошли в тот момент, когда от входа отъезжал военный уазик.
        — Опоздали!  — раздосадованно бросил Стас.
        Денис молча поднялся на крыльцо. Мысли его, как бестолковые солдаты, бегали и натыкались друг на друга, пытаясь разобраться в стройную шеренгу. Получалось, не очень. Итак, в чем суть проблемы? Есть установочные данные: рыжий капитан, отец-кавказец, станица Червленая. Какая связь? Совершенно ясно, что предки капитана некогда бывали в этих краях (а вполне вероятно, что и жили), иначе, откуда бы он знал о старой переправе. Выходит, последняя играла роль некоего ориентира. Ориентира — чего? Плантации лечебных корешков? Возможно, хотя и несколько банально. Только чем тогда отличается дубовая роща у старой переправы, от примерно такой же, но, у новой? Деревья везде одинаковы, река — ровно та же. И почему рыжий копал землю именно под искривленными стволами? Второй ориентир? Не исключено. Правда, столь подробные координаты скорей характерны для поиска клада, чем для ботанических раскопок. Мог ли здесь находиться клад? Собственно, почему бы нет. Но тут опять возникают труднообъяснимые вопросы. Если он был заложен в давние времена (о чем свидетельствует ориентир: «старая переправа»), то почему его не
выкопали раньше, еще в мирный советский период, когда здесь все было тихо и спокойно. Зачем клад понадобился именно теперь, с приходом войны? Есть ли между этими событиями связь? Интуиция подсказывала — да, только надо как следует поднапрячься, раскинуть серым умишком, выстроить «бестолковых солдат» в ровную шеренгу. Например, сообразить, что предки капитана, скорее всего, не могли проживать в Червленой. Иначе, они бы зарыли клад где-нибудь в погребе или под яблоней в собственном огороде. Чечня тоже не была им домом, в этом случае клад остался бы там, в горах или каменистых ущельях (лучшего места и не придумаешь). Переправа же, наоборот, свидетельствует о том, что хозяин сокровищ, по-видимому, был человеком приезжим, не раз ходившим за Терек (и возвращавшимся оттуда) по этому самому пути. Оттого и выбор его пал на хорошо знакомое для себя место. Теперь совсем несложно догадаться, кем он был. Кого встречали радушные станичники на выходе из Чечни, кому они подносили угощенья? Но занятия по умственно-строевой подготовке бесцеремонным образом прервал сиплый окрик деда-вахтера, который уже собирался
закрывать распахнутую дверь.
        — Вы к кому, молодые люди?!  — прищурился он близоруко.
        — Наверх.
        — К кому?
        — Наверх!  — грозно повторил Сергей.
        — А-а,  — понимающе кивнул старик, будто услышав точный пароль.
        На пятый этаж взлетели быстро и бесшумно. Когда заходили в коридор, заметили, что одна из дверей мягко захлопнулась. Комната? 17 располагалась как раз напротив нее и оказалась открытой. Войдя внутрь, увидели следы недавнего застолья и широко распахнутые створки окна.
        — А где же Влад?  — спросил Макс, подходя к подоконнику.
        — Наверное, в душе,  — предположил Стас.
        — Или в гости к соседу пошел,  — сказал Сергей.  — Видели — дверь напротив закрылась.
        — Надеюсь, за ней живет не старлей,  — пробурчал Денис, выходя в коридор.
        Постучав в соседний номер, он немного подождал… Ответа не последовало. Попробовал еще раз… Опять тишина.
        — Мужики!  — крикнул из комнаты Макс,  — скорей сюда!
        Все бросились к окну. У дома, на асфальте, раскинув в стороны руки, и неестественно подломив ноги, лицом вниз лежал босой Влад. Огромная лужа крови под его головой указывала на то, что жизнь вышла из тела одновременно с ударом.
        — Стас, бегом вниз, вызывай «скорую»!  — крикнул Денис, возвращаясь к соседскому номеру.
        Еще раз постучав, он отошел в сторону и резко ударил ногой под основание замка. Дверь с хрустом распахнулась.
        — В чем дело?!  — вскочил с кровати рыжий капитан.
        Второй удар Денис пробил ему в живот. Но, вопреки ожиданиям, предполагаемого эффекта (как минимум — болевого шока) не получилось. Капитан, со словами: «Куда ты лезешь, сопляк!», поймал ногу в захват и попытался вывернуть ее на излом. Чувствовалось — в рукопашной схватке он отнюдь не ботаник. Денис, чуть подпрыгнув, крутнулся вокруг вертикальной оси, резко выпрямив колено, шаркнул противника тяжелым ботинком по носу. Оттуда, почти сразу, брызнула кровь (не из ботинка). Захват на долю секунды ослаб. Этого хватило, чтобы рывком высвободиться из плена и, кувыркнувшись назад, быстро подняться с пола. Капитан ринулся вперед, выбрасывая перед собой длинные прямые удары, которые, надо заметить, были у него неплохо поставлены. Денис по-каратистски смахнул их в сторону широким блоком и по-боксерски всадил мощный крюк в открывшуюся челюсть противника. Тот, приняв жесткий удар, почувствовал себя на миг счастливым (судя по отрешенному выражению лица — от хорошего удара, бывает, даже коротенький сон пред глазами мелькает, цветной, как правило), но, на удивление быстро, проснулся и… Тут же получил дополнительную
дозу успокоительного. С рук — молниеносную боксерскую серию: прямой, боковой, апперкот. С ног — тяжелую каратистскую связку: мая, маваши, йоко… Несмотря на тесные условия комнаты (в ограниченном пространстве ногами работать крайне сложно, и не рекомендуется тактикой рукопашного боя), все получилось, как нельзя лучше. Когда в номер забежали Макс и Сергей, рыжий обнимал сбитую им же тумбочку и целовал в торец раскрывшуюся дверцу.
        — Берем его, мужики, и скидываем в то же окно,  — сказал Денис, вытирая по локоть в крови руки.
        Дружно схватив капитана подмышки, мигом затащили его в комнату Влада.
        — Ну, что, сбрасываем?  — будничным тоном спросил Сергей, будто дело касалось безделицы.
        — Конечно,  — так же запросто ответил Макс.
        Они уложили рыжего брюхом на подоконник и подтолкнули вперед. Тот, едва придя в сознание, приготовился выйти из него снова.
        — Мужики, на счет три — отпускаем,  — громко сказал Денис, едва заметно подмигнув товарищам.  — Раз… Два…
        — Стойте, идиоты, стойте!  — взревел капитан, понимая, что сейчас они с душой разлетятся в разных направлениях. Он — вниз, она — вверх.
        — Бросаем!  — повторил Сергей.
        — Не надо, я много знаю!
        — Нас это не волнует, ты нашего друга убил — сдохни, шакал! Скидываем!  — Они выпихнули его за окно… но придержали за ноги.
        — Стойте, дураки, я могу вам помочь.
        — Чем?
        — Я могу на вас работать.
        — Долго вы там будете возиться?  — крикнул снизу Стас.  — Давайте, я страхую,  — в руке его блеснул огромный мокрый булыжник.
        — Что искал в Червленой?  — быстро спросил Денис.
        — Палаш.
        — Какой палаш?
        — Боевой дух.
        Дениса будто пронзило спицей. Мысли, крутившиеся в его голове с момента приезда на Кавказ, вдруг находили реальное подтверждение.
        — Затаскивай его обратно,  — сказал он нетерпеливо.
        Макс и Стас с сожаленьем втащили дрожащее тело в комнату.
        — Эй, не в ту сторону!  — заорал снизу Стас.  — Давайте со второй попытки, я жду.
        — Что за дух такой?  — спросил Денис, когда рыжий опустился на пол.
        — Боевой дух. Еще со времен Ермолова остался. Прапрадед мой был последним, кто его в руках держал.
        — Он бывал на Кавказе?
        — Да. Когда уезжал, зарыл здесь.
        — А ты зачем вырыл?
        — Чтоб чеченцам помочь.
        — Так ты чеченец?
        — Да.
        — А почему рыжий?
        — Вы думаете, все нохчо на грачей похожи?
        Денис вспомнил старика-осетина, который тоже говорил, что среди горцев встречаются и блондины. Обратить бы тогда на это внимание, может, и Влад сидел бы сейчас рядом, а не лежал внизу с разбитой головой.
        — Почему-то отец у тебя не очень светлый,  — сказал он больше из упрямства, чем из сомнения.
        — Это не в каждом поколении проявляется.
        — А фамилия русская откуда?
        — Прапрадеда моего усыновил драгунский офицер.
        — А почему твои деды не выкопали палаш?
        — Они считали, что для Чечни будет лучше, чтоб здесь правила Россия. Говорили, что горцы между собой перегрызутся, если останутся без центрального судьи.
        — А ты, значит, решил, что умнее дедов.
        — Время идет, все меняется. Дикие времена прошли, сейчас Чечня может самостоятельно развиваться.
        — Почему под кривыми деревьями копал?
        — Отец говорил, что палаш спрятан под дубом, который драгун в свое время пытался срубить. Ствол от повреждения накренился — один из наших дедов как-то приезжал, смотрел — поэтому дерево выросло кривым.
        — И где же этот палаш?
        — В шкафу. Не успел вывезти.
        — Показывай.
        Связав рыжему руки, повели его в свою комнату.
        — Здесь,  — кивнул он на шкаф.
        Макс открыл дверцу. В углу, в перевязанном тесемкой мешке, торчали дубовые ветки, а между ними — бурое проржавевшее лезвие.
        — Ветки зачем?
        — Чтоб клинок замаскировать. Среди них незаметно.
        Денис очень бережно, словно открывая ветхую старинную книгу, вытащил оружие из мешка.
        Тяжелый, похожий на меч клинок был изъеден ржавчиной почти до основания, и только темная серебряная отделка эфеса оставалась нетронутой. Рассыпались в труху ножны, истлела промасленная ткань, в которую было завернуто оружие, но не исчез боевой дух, неподвластный ни стихии, ни времени. Денис чувствовал его, ощущал физически. Перед глазами мелькали славные боевые картины: отчаянные рубки, горячие погони, дерзкие восхождения на неприступные горы. Было ли это в действительности или представлялось лишь воображением — неважно. Дух жил, звал в бой, выказывал стремленье побеждать…

* * *

        В Грозный возвращались через Червленую. Пока бойцы пили чай у Маришки, Денис, взяв лопату, отправился с мешком в лес. Ходил долго, вернулся налегке. Где зарыл палаш, никому не сказал (что б история не повторилась вновь). «Не мы клали, не нам и брать», рассудил он, поднимаясь на крыльцо хаты.
        Из-за дверей доносились громкие мужские голоса (точнее, один, давно и очень хорошо знакомый).
        — Если б мы вели расследование обычным путем, каким шли особисты и милиция, то шпионская сеть так и осталась бы нераскрытой!  — кичливо гремел Стас, перетягивая на себя не только служебное одеяло, но и матрас, и подушку.
        Хозяйка придвинула к нему тарелку с румяными пирожками, подлила в кружку горячего, из самовара, чаю.
        — Вот только я не совсем поняла. А первого-то мальчика, ну того, который там, у кафе, кто убил?
        Денис, войдя в комнату, строго посмотрел на Стаса.
        — Оперативное совещание проводишь?
        — Рассказываю о своих успехах.
        — О своих?
        — Ну, и о ваших… чуть-чуть. Тоже помогали… кое-как.
        — Не забыл, что среди гражданских лиц находишься?
        — А что здесь секретного? Обыкновенное преступление. К тому же, раскрытое. К тому же, мною.
        — Тобою?
        — А кем еще? Я ж вам сразу сказал: убийца — из местных джигитов. Так, в конечном счете, и вышло.
        Добродушная хозяйка посмотрела на Дениса виноватым взглядом, указывая рукой на свободный стул.
        — Не ругайтесь. Это я их попросила.
        — Тут, по-моему, и просить никого не надо. Наоборот — кляп бы вставить.
        — Нет, правда. Это я разговор завела. Вроде, как виноватой себя чувствую.
        — В чем?
        — Ну, как же: показала ему, где старая переправа была. Выходит, помогла. Он ведь там эту саблю нашел.
        Денис, покачав головой, опустился на стул.
        — Уже и про это успел разболтать.
        Стас, кусая пирожок (и не вынимая его изо рта), сквозь абрикосовое повидло назидательно прочавкал.
        — Обязан был сориентировать, чтоб в следующий раз бдительность проявляла.
        Хозяйка с готовностью кивнула.
        — Это я уже поняла. Мне другое неясно. Кто, все-таки, мальчишку-то у кафе зарезал?
        Теперь вопрос был адресован Денису и отвечать, естественно, предстояло ему, дабы не выглядеть протокольным службистом в глазах этой гостеприимной женщины.
        — Неужели эта «находка для шпиона» еще не успела всего разболтать,  — с недовольством взглянул он на вдохновенно жующего земляка?
        — Сам ты, находка для шпиона,  — обиженно прошамкал Стас,  — теперь вообще больше ничего не скажу.
        А больше и не требовалось. Эта была еще одна «неоценимая» услуга, оказанная чрезвычайно разговорчивым и не в меру откровенным приятелем. Перевел, что называется, стрелки.
        Воспользовавшись паузой, Маришка, которой, кажется, детективные истории были совершенно неинтересны, поднялась из-за стола и, собрав в стопку грязную посуду, направилась на кухню. Наводчик Андрей, выхватив из-под носа у Сергея почти полную чашку, суматошно засеменил следом.
        — Ну, и бог с ним,  — махнула рукой хозяйка,  — если нельзя называть убийцу, то, наверно, и незачем.
        — Связной шпиона,  — коротко ответил Денис, чувствуя легкую обиду в голосе женщины.  — По его же заданию.
        — Из-за такого пустяка парня убили!  — сказала она сокрушенно.  — Нежели ж он им так мешал?
        — У них в ближайшее время планировалась крупномасштабная акция. На передовую, в Грозный, должна была идти большая колонна с медициной, продуктами, боеприпасами. Маршрут был известен, место засады готово, деньги на операцию получены. Иностранным спонсорам требовался отчет. Срыв был недопустим. Лейтенант, со своей подозрительностью и визитом в особый отдел, мог спровоцировать не только изменение маршрута, но и провал самого шпиона. Не такой уж это и пустяк. К тому же убийство было спланировано так, что догадаться о его истиной причине было практически невозможно. Сам же капитан при этом имел железное алиби. Стас верно сказал, если бы мы пошли по обычному милицейскому пути, опрашивая очевидцев и т. д., то до сих пор искали бы вместе со всеми грабителя-кавказца. Нам помогло отсутствие информации, которая была умышленно представлена оперативной группе.
        — Этого чужими руками убил,  — продолжала сокрушаться хозяйка,  — второго — своими. И ведь не боялся же, нехристь.
        — Там тоже бояться было нечего. Влада он скинул в тот момент, когда его пьяный однокашник спускался по лестнице, благо окна выходят на задний двор. При обнаружении тела, первое, что пришло бы на ум — пьяные посиделки, старые обиды, ссора, драка, неудачное телодвижение или толчок. А если учесть, что друг к тем порам был бы уже далеко, вообще списали бы все на несчастный случай: мало ли народу по пьяной лавке из окон, да с балконов вываливается — воз и тележка. В любом случае, к капитану это не имело бы никакого отношения. Даже если б его застукали на выходе из номера, то тогда легко бы оправдался. Мол, услышал шум, зашел проверить, а тут — вон какая история. В общем, ловите пьяного дружка-дебошира.
        Денис, почувствовав, что излишне увлекся служебными откровениями, неприязненно посмотрел на Стаса, затеявшего эту неуместную беседу. Но земляк точил один пирожок за другим, не обращая ни малейшего внимания на чьи-то недовольные взгляды.
        На кухне Андрей, прижав Маришку к печке, уж в который раз пытался с ней поцеловаться (не с печкой, разумеется,  — с девицей). Но она, ловко уклоняясь от лобзаний (и опять же, не печка), каждый раз подставляла наводчику то одну, то другую ладошку. Их, обе, он уж облизал до блеска.
        — Маришка, ну дай хоть разок чмокнуть,  — поскуливал спецназовец, изнывая от бурлящих чувств.
        — О, хитренький какой. Ты сначала поухаживай, любовь свою покажи, а там уж видно будет.
        — Разве ж я не показываю? Смотри, киплю, как перегретый радиатор.
        — Э, нет, дружок. Сразу только у собачек получается. У людей должно какое-то время пройти. Вот вернешься из похода, тогда поговорим.
        — А ты будешь ждать?
        — Ты хочешь?
        — Хочу.
        — Тогда буду.
        — С другими на БТРах не станешь кататься?
        — Ты казачек плохо знаешь. Сказала — буду ждать, значит, о других забыла.
        От этих слов, простых и вместе с тем глубоких, Андрей зарумянился, как пирожок на столе у будущей тещи.

        Эпилог

        Через день войска пошли на штурм Минутки. Стас сказал, что это обычное совпадение, а Денис Одинцов, потомок русского драгунского офицера, думал по-другому.
        1859 -1994 гг.

        Словарик

        Абрек — горец, участвующий в борьбе против царских войск.
        Амонат — заложник, взятый из числа влиятельных горцев, как гарант выполнения мирных договоренностей.
        Арба — двухколесная телега.
        Архалук — короткое мужское платье, заменяющее халат.
        Аул — селенье горцев.
        Балка — овраг, ущелье.
        Бешмет — стеганый полукафтан.
        Бомбардир — звание солдата-артиллериста в царской армии.
        Ботфорты — сапоги с высокими раструбами.
        БТР (бэтээр)  — бронетранспортер.
        Галуны — серебряная тесьма, которой обшивают одежду.
        Газыри — патронташи, нашитые на грудь мундира.
        Ермолов А. П.  — в 1816 году расположенные на Кавказе войска были сведены в отдельный Кавказский корпус. Главнокомандующим был назначен отличавшийся жестким и независимым характером генерал Алексей Петрович Ермолов. С прибытием героя Эйлау и Бородина в истории Кавказа началась «ермоловская эпоха» — бесспорно, самая блестящая ее страница (История русской армии т.2).
        Двоечка — сдвоенный выстрел.
        Йоко (гири)  — боковой удар ребром стопы.
        Кивер — высокий головной убор с козырьком.
        Кунак — друг.
        Лафит — сорт красного виноградного вина.
        Лосины — белые форменные штаны из лосиной кожи.
        Мазанка — дом из глины или обмазанного глиной дерева.
        Маштак — небольшая лошадь. «Совершенно другими, чем в остальных частях кавалерии, были лошади кавказских драгун. Перекормленные, малоподвижные и рослые лошади на Кавказе не годились, так как не выдерживали внезапных атак на полном карьере, погонь, долгих переходов по горным тропам, скудного и часто нерегулярного кормления. Потому в драгунских полках Кавказской дивизии разрешили иметь так называемых степных лошадей, невысоких, поджарых, подвижных и выносливых. Плохо приспособленные к сложным манежным перестроениям и эволюциям, неказистые эти лошадки прекрасно зарекомендовали себя в условиях трудной горной аванпостной и караульной службы. Этим верным боевым друзьям, добронравным и неприхотливым в корме и уходе, драгуны были обязаны успехами во многих стычках и сражениях». (Коневодство и конный спорт? 4, 1984 г.).
        Минутка — название площади в г. Грозном.
        Мая (гири)  — прямой удар ногой.
        МирнОй — горец, благосклонно относящийся к царской власти.
        Маваши (гири)  — боковой удар ногой.
        «Муха» — одноразовый гранатомет.
        Мюрид — послушник. Мюридизм — одно из реакционных течений в исламе, обещающее рай в загробной жизни при условии непримиримой борьбы с гяурами, то есть, не мусульманами.
        Ноговицы — род голенищ.
        Носогрейка — короткая курительная трубочка.
        «Оказия» — обоз, сопровождаемый военным прикрытием.
        ОРД — оперативно-розыскная деятельность.
        ОРМ — оперативно-розыскные мероприятия.
        «Охотники» — добровольцы из числа военнослужащих царской армии, выполнявшие самые трудные и опасные задания командования. На фоне остальных бойцов они выделялись прекрасной подготовкой, беспримерной храбростью и желанием воевать. В команду таких «охотников» в свое время входил и корнет Нижегородского драгунского полка М. Ю. Лермонтов.
        Палаш — рубящее и колющее оружие с длинным прямым клинком.
        Подпоручик — офицерский чин в царской армии, соответствующий современному званию старший лейтенант.
        Поручик — капитан.
        ПК — пулемет Калашникова.
        Потеха — здесь употребляется в значении — бой.
        Полушалок — большой платок.
        Сакля — жилище горцев.
        Сфера — защитный шлем с пуленепробиваемыми пластинами.
        Унтер-офицер — звание младшего командного состава в царской армии. В современном изложении — сержант.
        Фейерверкер — в царской армии звание военнослужащего младшего начальствующего состава в артиллерии.
        Форштадт — окраина, предместье.
        Черкеска — длинный узкий кафтан без ворота.
        Чиразы — галуны на кавказском наречии.
        Чувяки — мягкая кожаная обувь.
        Шамиль — военно-политический и религиозный лидер горских народов, опиравшийся на мюридизм. Он сумел объединить и организовать разрозненные племена горцев и возглавить упорное сопротивление под знаменем «газавата» (войны с противниками ислама). В 1859 году Шамиль капитулировал и признал власть Российского императора.
        «Шмель» — одноразовый огнемет.
        Эполеты — наплечные знаки различия офицеров, заканчивающиеся расшитым кругом. У драгун — с медными, наподобие змеиных, чешуйками.
        Эфес — рукоять холодного оружия вместе с примыкающей к ней частью клинка.
        Якши — хорошо.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к