Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Данович Дина: " Страсти По Анне " - читать онлайн

Сохранить .
Страсти по Анне Дина Данович
        # Начало XX века. Молодая провинциалка Анна скучает в просторном столичном доме знатного супруга. Еженедельные приемы и роскошные букеты цветов от воздыхателей не приносят ей радости. Однажды, пойдя на поводу у своих желаний, Анна едва не теряется в водовороте безумных страстей, но… внезапно начавшаяся война переворачивает ее жизнь. Крики раненых в госпитале, молитвы, долгожданные письма и гибель единственного брата… Адское пламя оставит после себя лишь пепел надежд и обожженные души. Сможет ли Анна другими глазами посмотреть на человека, который все это время был рядом?
        Дина Данович
        Страстипо Анне
        Глава 1
        Жизнь моя была расписана: семь дней в неделе, двенадцать месяцев в году, двадцать пять ступеней лестницы из гостиной на второй этаж, два окна моей спальни, семьдесят жемчужин в любимом колье, обед с супругом в восемь вечера, две недели вакаций брата в моем доме. Все было проверено и незыблемо.
        Но потом наступил одна тысяча девятьсот четырнадцатый год.
        В четверг мы с Александром Михайловичем, как всегда, ждали гостей. Стало традицией собираться по четвергам у нас. Гости играли в карты, пили вино, разговаривали о политике и литературе, пели. Было интересно и весело, но со временем точно уходил смысл наших собраний, оставалась одна привычка, в которой наши гости искали забвения жизненных неурядиц.
        Традицию собираться у нас приписывали мне. Не знаю почему. Возможно, господа любезно пытались сделать мне приятное. Еще до женитьбы у Александра Михайловича собирался своего рода «мужской клуб». С моим появлением его заседания не прекратились. В хорошем расположении духа муж шутил, что «мужской клуб» жив только благодаря мне, потому что гости приходят поухаживать за мной. Это было почти правдой.
        Я не отвергала их, но и не поощряла. Их внимание первое время забавляло меня, потом я привыкла к нему. Потом - начала раздражаться. Но в обществе я уже слыла известной сердцеедкой. Моя ли в том вина, не знаю. Но таково было мнение, которым я обязана моим поклонникам. Александр Михайлович, казалось, относился к происходящему безразлично. Во всяком случае, редко выказывал недовольство. Как бы то ни было, о нашем доме говорили, к нам ездили, о нас знали. И это ему нравилось.
        - Анна Николаевна,- дотронулась до моего плеча Таня.
        - Что? Что случилось?- немного испугалась я.
        - Гости приехали, а вас нету. Идите вниз. Там Сергей Иванович приехали. Уже справились о вашем здоровье! Беспокоятся.
        - Полно тебе, Таня! Кто у нас сегодня?
        - Сергей Иванович, но Александр Михайлович еще кого-то ждут.
        - Пусть. Ты, Таня, ступай к себе.
        Зная, как необыкновенно идет мне белая блузка с черным шнурком на стоячем воротничке, как мило скользят завитки на шее, я смело пошла в гостиную. Господа при моем появлении сначала замолчали, а потом заулыбались, заговорили разом, здороваясь. Гостей было двое.
        - Анна Николаевна,- отрекомендовал меня Александр Михайлович.
        - Добрый вечер, господа. Простите за опоздание, но я надеюсь, вы в мое отсутствие не скучали.
        Господа поняли подвох в моих словах. Скучали - обидеть хозяйку, а не скучали - обидеть даму, за которой они все дружно ухаживают.
        - Прошу к столу,- нашелся Александр Михайлович.
        - Разве мы никого уже не ждем?
        нет. Алексей Петрович прибыл только что. По пути в столовую меня остановил Сергей Иванович, молодой и самый пылкий мой поклонник.
        - Не могу сдержать восхищения,- сказал он.- Позвольте вашу руку!
        Я подала ему руку, думая, что он только проводит меня до стула. Но он чуть приподнял ее, развернул и неожиданно поцеловал туда, где бьется тонкой ниткой пульс.
        - Что вы, Сергей Иванович,- равнодушно заметила я.- Вам стыдно! И не смущайте меня.
        - Не будьте жестоки!- от его гладких и пухленьких щечек исходил экзотический аромат.
        - Вы заставите ревновать Александра Михайловича!
        За столом я была невнимательна. Пила вино, смотрела на игру света в хрустале и грустила.
        - Господа,- спросила я, прервав общую беседу,- кто принес розы?
        - Ваш покорный слуга,- поклонился мне Сергей Иванович.
        - Ах, Сергей Иванович,- я сделала неопределенный жест рукою,- не дарите мне более таких порочных цветов. Я чувствую себя неловко.
        Признаться, я плохо помню, как мне представили Сергея Ивановича. Смутно - какой-то бал, веселые лица, а вот во что я была одета и кто представил мне Сергея Ивановича, не помню. Но он стал бывать в нашем доме очень часто. Сменялись лица, приходили и уходили люди, а Сергей Иванович с настойчивостью постоянного поклонника являлся каждый четверг с цветами. Я привычно радовалась ему и его цветам, как радовалась бы приходам молочницы, лица которой никогда не видела.
        Пустая болтовня в гостиной, обрывки разговоров.
        - Как продвигается ваша работа, Александр Михайлович?..
        - Нет, господа, я не согласен!..
        - Позвольте, но этого не может быть…
        Как порой противно становилось мне сидеть рядом с людьми, рассуждающими о политике, я скучала, ни о чем не думала. Отрывалась от созерцания зеркал, когда меня кто-либо звал по имени.
        Я очнулась от очередной тирады, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд. Осмотрелась. В упор на меня смотрел Алексей Петрович. О, только не он! Такого поклонника мне не надо! Но в его карих глазах светилось счастье. Мне сделалось не по себе.
        Чтобы немного отвлечься, я прислушалась к общей беседе.
        - И только представьте, господа,- говорил мой супруг,- после всего случившегося Вадиму Александровичу еще вышла благодарность!.. Кто-то скажет - фортуна, а я бы сказал - характер.
        - Вы о ком?- спросила я.
        - О давнем моем друге,- ответил Александр Михайлович.- Вы с ним незнакомы.
        - Я, пожалуй, смогла бы влюбиться в такого мужчину,- проговорила я, хотя не слышала начала рассказа. Мне хотелось немного поддразнить супруга и гостей, особенно Алексея Петровича. Господа замолчали и повернулись ко мне. Александр Михайлович невозмутимо, спокойно усмехнулся.
        Поздно вечером, разбирая мне постель, Таня ребячливо и вместе с тем просто улыбнулась мне.
        - Анна Николаевна! В ваши сети попал еще один несчастный! Алексей Петрович передал вам записку.
        Я была уже в пеньюаре.
        - Подай мне ее!- приказала я.
        Суть - банальна, признания глупы, стихи - дурные. Я поморщилась, скомкала бумажку.
        - Таня, когда он тебе дал записку?
        - Как только пришли и в руку прямо сунули этот конверт,- и заговорила быстро и тихо: - Грех вам, Анна Николаевна! Негоже замужней даме головы кружить господам. Нехорошо. Сидят они, беседуют себе, а то и дело на вас смотрят! И как смотрят!.. Нельзя так!
        - Почему ты стыдишь меня, Таня? Им должно быть стыдно! Быть в доме своего друга и ухаживать за его женою - не грех ли!
        - Ах, не знаю, моя милая Анна Николаевна!
        - Записку выбрось!- сказала я, укладываясь в постель.
        Таня прибрала мои вещи.
        - Может, сжечь ее?- спросила она все так же строго.
        - Делай, что тебе угодно! Хотя нет. Положи записку мне на столик. Вот так. Она мне еще пригодится.
        На следующий день я предъявила злосчастный клочок бумаги Александру Михайловичу.
        - Ваши друзья стали проявлять излишнее рвение. Извольте видеть!
        И я положила перед ним записку. Александр Михайлович взял ее, пробежался глазами по первым строчкам. Отложил письмо в сторону.
        - Записка носит сугубо личный характер, как я понял,- сказал он.- Я не имею права ее читать, даже с вашего разрешения. Однако чего вы добиваетесь, придя ко мне в кабинет и размахивая у меня перед носом этой бумажкой?
        Я не знала. Я ждала упреков, криков, проклятий, ревности, в конце концов, и натолкнулась на холодное равнодушие. Мне захотелось плакать, но было стыдно. Я присела на кожаный диван. Александр Михайлович сочувственно улыбнулся мне.
        - Мне отменить гостей на следующий четверг?- спросил он.
        - Не стоит из-за такой мелочи изменять старой привычке,- сказала я, поднимаясь.
        Когда я уже была в дверях, Александр Михайлович окликнул меня. Я повернулась.
        - Анна Николаевна,- сказал он,- никто не сможет вас огородить от вас же самой. Понимаете? Вы порой совершаете необдуманные поступки. Велите Тане приготовить вам кофе. Вы бледны.
        Я не нуждалась ни в его словах, ни в его помощи! Да, мои необдуманные поступки обращались против меня самой все чаще и чаще! Я чувствовала себя грешной женщиной! Эта язва сидела во мне, душила меня! Я не могла избавиться от нее ни на минуту. Когда мне говорили о любви, когда целовали руки, когда я улыбалась другим мужчинам, меня не оставляло ощущение того, что я - грешу. Грешу против Бога и мужа.
        Я смеялась остротам Сергея Ивановича, принимала от него цветы, но в душе ненавидела себя за то, что смеялась. Я смотрела на Алексея Петровича и улыбалась ему, в душе кляня свое кокетство и милую болтовню. Я должна была вернуть ему его записку и просить прощения. Но я знала, что не сделаю этого, и ненавидела себя все больше и больше! Пусть пишет мне стихи, если ему хочется, я не собираюсь мешать его фантазии!
        Я не знала, как мне жить дальше: с одной стороны, я заманивала мужчин в игру улыбок и ничего не значащих обещаний, а с другой - мне она была противна. Я никогда не изменяла мужу, даже думала об этом как о противоречащем самой природе, но в то же самое время считала себя грешницей. И не потому, что обманывала других людей, подавая им несбыточные надежды, а потому, что обманывала в первую очередь себя, зная о своей роковой глупой верности супругу.
        Во время венчания, когда седобородый священник обводил нас трижды вокруг аналоя, я думала сразу о нескольких вещах. Я боялась оступиться, уронить с головы драгоценный венец, наступить на подол платья. Я думала о том, что произойдет, когда окончится венчание и день станет ночью. И о том, что отныне навеки я принадлежу только своему супругу перед Богом. От обеих мыслей мне становилось страшно.
        За время нашего супружества я так и не узнала, о чем тогда думал мой муж. Как не узнала о его привычках и вкусах. Он никогда не навязывал мне свое общество. Я не старалась его остановить, когда он уходил. Он был равнодушен к моим дерзостям и капризам, которые называл ребячеством.
        Я мало знала о нем и не могла угадать ни его прошлое, ни его теперешних мыслей. Он выводил меня из себя своей проницательностью. С легкостью фокусника он облекал сокровенные мои чувства в слова, которых я боялась. Он мог, если хотел, предугадывать мои желания, читал в моей душе, как в открытой книге.
        Я обычно объясняла это его возрастом, а не жизненным опытом. Порою я была невыносима не только с ним, но и с самой собой. Я беспричинно нервничала, устраивала истерики, бросала и била посуду. Он говорил о моем поведении на языке медицинских терминов. Я в ответ запиралась в своей комнате. Вечером он натыкался на закрытую дверь.
        - Что вам угодно?- спрашивала я.
        - Пожелать вам спокойной ночи,- отвечал он.
        - Извините, но я уже раздета и не могу встать,- говорила я.
        - Спокойной ночи,- желал он мне из-за двери.
        - И вам!- отвечала я, а потом смеялась как сумасшедшая. Но ночью плакала, потому что боялась одиночества.
        Я изводила Таню тем, что жаловалась ей на свою скучную и глупую жизнь. Я говорила, что нахожу себя злой, бездушной и бестолковой.
        - Неужели же вы никого не любите?- ласково спрашивала меня Таня.
        - Люблю, да не той любовью… Николку я люблю больше всех на свете. И тебя. А остальные, если бы и пропали, то я не заметила бы их исчезновения. Веришь ли?
        Таня вздыхала.
        - Вы, Анна Николаевна, в храм Божий сходили бы… Или дома помолились бы. Ведь сами говорите, что злы, бездушны, вот и избавляйтесь от зла и бездушья. Кто вам помеха?
        - Глупая ты, Таня,- поджимала губы я.
        Исход января порадовал меня морозами, прошла моя вялость, захотелось новых впечатлений, и вскоре они у меня появились. Приехала из столицы моя давняя приятельница. Подругами мы никогда не были - да и вряд ли женщины способны на дружбу,- но всегда относились друг к другу с уважением и вниманием.
        С Вирсавией Андреевной я познакомилась на одном из званых вечеров у нашего губернатора. Я тогда еще только месяц была замужем, и меня пугали большое общество, светская болтовня и взгляды дам.
        Я встречалась с людьми, завела много новых знакомств. Обычный круг Александра Михайловича наводил на меня тоску. Я ненавидела этих людей с их безупречными манерами, с их, как мне казалось, лицемерием. После деревенской простодушной жизни я возненавидела высокие здания из камня не менее рассчитанных улыбок дам и многозначительных взглядов из-под ресниц. Я ненавидела сплетни и притворное изображение чувств и переживаний теми, у кого не было ни того, ни другого.
        Я ненавидела улицы. Я шептала про себя: «Я ненавижу тебя, большой город, но я сумею тебя победить! Ты еще положишь к моим ногам свои цветы ».
        Дамы вызывали у меня скуку, господа - отвращение. Я улыбалась им, но была холодна и равнодушна к их заботам и мелким страстям. Если бы я имела друга, то непременно рассказала бы ему, что чувствую, и тот ответил бы мне, что мои мысли и чувства совершенно естественны для молодой провинциалки, попавшей в круговорот большого города… Но друга не было.
        Я не знала, люблю ли я мужа. Мне казалось, что он слишком умен, слишком безупречен для меня. Я хотела ему нравиться, но никак не могла понять, получается ли у меня из этого хоть что-то. Детей я боялась иметь. Оставался Николка, мой младший брат, но с ним я виделась редко.
        Тогда и появилась Вирсавия Андреевна.
        - А это госпожа Зимовина,- представили меня ей.
        - Аверинцева,- сказала она, беззастенчиво оглядывая меня с головы до ног,- Вирсавия Андреевна.
        Вероятно, мое удивление было слишком заметно, дама рассмеялась.
        - Необычное имя? Библейское, знаете ли, и в переводе с древнееврейского означает
«дочь правды». Но скажу вам по секрету, ко мне это не относится. Я лжива, вам любой Она взяла меня под руку.
        - Не пугайтесь,- с улыбкой сказала она.- Я и сама была такой же юной девочкой и не знала, как отвечать на слова или жесты. Оставьте, все пустое. Будьте сами собой, и вас заметят. И, общаясь с людьми нашего круга, вы со временем получите должную огранку.- Она взглянула на меня.- Вы и не боитесь!.. Как хорошо!..- Она ласково ущипнула меня за щеку.- Подождите совсем немного, и мы с вами будем соперницами.
        Она была потрясающе красива. Никогда раньше я не видела такой совершенной красоты: пышные темные волосы Вирсавии Андреевны отливали красноватым оттенком, в черных глазах ее и правильных, почти строгих чертах лица выражалась страстная и сильная натура. Я перед ней была гадким неумелым утенком, но, к счастью, понимала это.
        - То есть как?- наивно спросила я.
        - Как? Очень просто, моя дорогая. Оглянитесь. Большинство мужчин в этом зале ищет моей снисходительной улыбки, ухаживают за мной. Очень скоро мне придется поделиться и поклонниками, и их вниманием. С вами.
        Она оказалась права. Прошел год или полтора года, как вдруг большой город принес мне первые жертвы. Когда это случилось, я поняла, что и жертвы мне не нужны, но было поздно. По-видимому, большой город принял мой детский вызов.
        Первой жертвой был молоденький лейтенант Петухов. Он приносил мне цветы и конфеты в нарядных коробках. Брал у меня читать книги и непременно восхищался моим выбором и тем, что мои руки касались этих страниц. Он клялся мне в любви, а я допыталась-таки у него рассказа о невесте, которая ждет его где-то в Казани.
        - О какой любви тогда вы говорите?- спросила я его.
        Он ушел, но ненадолго.
        Господин Петухов приходил ко мне, вставал на колени, однажды при всех просил меня простить его. Я не знала, за что мне прощать его, и ничего не ответила ему. Вскоре он перевелся куда-то и уехал навсегда. Больше я его никогда не видела. Не прошло и нескольких месяцев, как новые поклонники появились с цветами и клятвами в любви.
        Все это время я продолжала встречаться с Вирсавией Андреевной, и она всегда говорила, что радуется моим успехам в обществе. Сама Аверинцева вдовела. Выйдя замуж шестнадцати лет, она сразу стала одной из самых блистательных дам. Супруг ее был очень богат, но стар, и, вероятно, ему нравилось внимание, каким окружена его юная жена, принадлежавшая между тем ему одному. Умер он позапрошлой весной в монастыре, и Вирсавия Андреевна осталась вдовой в двадцать четыре года.
        - Кем мне еще быть с таким именем?- невесело шутила Вирсавия Андреевна.- Либо женой старика, либо вдовой. Видно, так на роду написано…
        Общество попыталось приписать ей многочисленных любовников, но сама Аверинцева смеялась:
        - К белому грязь не липнет.
        Помнится, я как-то сказала, что ее фразу можно истолковать двояко, и она внимательно взглянула на меня и ответила:
        - Подумать только, какая проницательность!..
        Я ехала домой от портнихи, и заметила суматоху у дома Вирсавии Андреевны. Зная взбалмошный нрав Аверинцевой, я решила поинтересоваться, что происходит, и отправила Таню спросить у прислуги.
        Таня пришла недоумевающая.
        - Вирсавия Андреевна скоро должны приехать из столицы. Вместе с ней ожидают еще кого-то.
        - Странно,- сказала я сама себе.
        Но тут к дому подъехал экипаж Аверинцевой, и появилась разрумяненная Вирсавия Андреевна. Увидев меня, она слабо улыбнулась.
        - Добрый день, моя дорогая Анна Николаевна.
        - Добрый день! С приездом!
        - Ах, не надо мне напоминать о дороге! Я едва не умерла - холодно, скверно, сквозит…
        После ее неоконченной фразы из экипажа Вирсавии Андреевны выбрался бородатый мужик и бесцеремонно заявил ей:
        - Ну, иди, матушка, показывай свои хоромы… И Аверинцева поспешила попрощаться со мною.
        - Простите меня, моя дорогая Анна Николаевна, но мне надо отдохнуть с дороги. И потом, вы видите, что я не одна…
        С удивлением я взглянула на странного спутника Вирсавии Андреевны и не смогла отвести от него взгляда: настолько гипнотизировали его страшные черные глаза.
        - Кто она?- спросил Аверинцеву бородатый мужик, рассматривая меня.
        - Анна Николаевна,- нехотя отозвалась Аверинцева,- мы с ней очень дружны.
        - Так зови и ее. Вон она как озябла.
        Мы с Вирсавией Андреевной невольно переглянулись, а мужик тем временем зашагал к дверям.
        - Господи, Вирсавия Андреевна, кто это?- с ужасом спросила я.
        - Идемте, Анна Николаевна,- умоляюще прошептала Аверинцева.- Всего несколько минут!.. Мне бы не хотелось его обижать!..
        - Что?!.- шепотом воскликнула я.- Не могу поверить, что это говорите вы…
        - Прошу вас!.. Всего несколько минут!..- повторила она.- Он едет на богомолье… У меня всего на ночь… Я бы хотела принять его так, чтобы он остался доволен.
        Неожиданно для себя я попала на обед. Мы с Аверинцевой ждали за столом ее странного гостя, Вирсавия Андреевна делилась последними новостями из столицы. Вскоре пришел и гость. Черные его волосы были зачесаны назад и блестели. От него странно пахло, и этот запах заставил меня вздрогнуть - так пахло из сундука моей старой няньки,- и я почувствовала себя опять слабой, маленькой и беспомощной.
        - Здравствуй, голубушка,- сказал он мне ласково.

«Он - юродивый»,- подумала я.
        - Сейчас обедать будем, отец Григорий,- Вирсавия Андреевна подала знак прислуге.
        - Э, нет,- сказал отец Григорий с улыбкой,- ты пойди, сама мне подай кушанье. Из твоих-то рук оно и слаще для меня будет. Иди, милая, иди.
        И Аверинцева поднялась из-за стола.

«Что происходит?- подумалось мне.- Я сплю, и мне снится странный сон. Вирсавия Андреевна прислуживает страшному мужику».
        И он словно услышал мои мысли.
        - А что такого, что она прислуживает мужику? Мужик-то - он Божий человек.- И он вонзился в меня своими волчьими глазами.
        И я не могла ни пошевелиться, ни сказать что-то, только молила Бога скорее бы выйти вон. Между тем пришла Вирсавия Андреевна, неумело держа перед собой тарелку горячих русских щей.
        Отец Григорий кивнул.
        - Ставь,- сказал.- А ты,- обратился он ко мне,- водки налей.
        И тут я поняла, что не могу его ослушаться. Когда я протянула ему стакан, полный почти до краев, он перехватил мою руку, принял водку свободной рукой, а мою руку удержал.
        - Да ты ледяная вся,- сказал с улыбкой, заглядывая мне в глаза, но мне казалось, будто он смотрит прямо в душу.
        От его прикосновения мне сделалось дурно, словно я натолкнулась на невидимую стену. Дрожь прошлась по моему телу, колени ослабели, пальцы невольно сжались.
        - Нет, нет,- пролепетала я.- Здесь тепло - После улицы я уже согрелась…
        Он отпустил меня, принялся неряшливо и поспешно есть. Аверинцева посмотрела на меня, и во всем ее облике читалось отчаяние.
        Обед был нескончаемым, я плохо помню, о чем говорил отец Григорий, но он говорил много, много ел и пил водку. Несколько раз я пыталась уйти, но он меня останавливал.
        Наконец, за меня начала просить Вирсавия Андреевна.
        - Простите, отец Григорий, но Анну Николаевну ждет супруг.
        Он поднял глаза на меня, в его взгляде не было ни капли хмеля, одна только темнота - беспросветная, сильная.
        - Муж, значит? Какой тебе муж? Ты же ледяная внучка. Снегурочка! Слышала сказку?- и он рассмеялся.- Какой ледяной девке муж?.. Тебя сначала оживить надо! Ты девка еще, а не баба. Ну, ступай.
        И я ушла поспешно из столовой, словно с камнем в сердце. Аверинцева последовала за мною.
        - Простите меня, Анна Николаевна,- прошептала она.- Простите! Этой встречи не должно было быть! Я не знала, что вы окажетесь здесь… Если понадобится, я все вам объясню!
        - Матушка,- позвал из столовой Аверинцеву ее странный гость,- что же ты меня одного оставила?..
        Вирсавия Андреевна испуганно оглянулась.
        - Иду, отец Григорий!- отозвалась она поспешно. И сказала мне.- Мне надо идти. Прощайте!
        - Кто он?- еще раз спросила я у Вирсавии Андреевны.
        - Распутин.
        Тогда я еще не слышала о загадочной фигуре старца, но его слова надолго остались в моей памяти, как и его глаза, которые вообще невозможно было забыть. Во всем его облике читалась уверенность и первобытная сила.
        В ту ночь я не могла уснуть: все время мне казалось, что он смотрит на меня. Но самое ужасное было в том, что я пыталась не раз опровергнуть его слова - доказать самой себе, что он не прав. Да так и не смогла.
        Глава 2
        Полковник Москвин встретил меня не очень приветливо. Указал на кресло, попросил прощения и на несколько минут уткнулся в свои бумаги. Я расправила на коленях узкую юбку и раскрыла томик стихов, который был со мной, потому что я предполагала, что мне придется ждать. Москвин покосился на меня, но я сделала вид, что ничего не замечаю, продолжила чтение. Полковник вздохнул, а через полминуты он отложил все дела.
        Я улыбнулась ему.
        - Искренне думала, что придется ждать много дольше.
        - Как можно!.. Итак, чем могу служить? Я улыбнулась еще раз.
        - Понимаю, насколько глупо прозвучит моя просьба, но, уверена, вы великодушно не откажете мне!
        Москвин серьезно откинулся в кресле, пощипывая ус.
        - Внимательно слушаю вас, мадам.
        - Не могли бы вы разрешить юнкеру Николаю Тимиреву вакацию? На два дня.
        Я встала, поднялся и полковник. Я прошла к окну, скучная казарменная обстановка угнетала меня. Мне хотелось скорее вернуться домой и продолжить подготовку к празднику.
        - Поймите, мадам, для внеурочной вакации необходимы веские причины.
        - Боюсь, что у меня нет веских причин, простите! Однако… - Я сделала паузу.- Господи, ну вы же понимаете, что я не буду вам лгать и придумывать похороны троюродной тетушки. Я буду с вами предельно откровенна - я скучаю по брату, а сегодня день моих именин!
        Полковник, очевидно, не понимал, что происходит, зачем я здесь - болтаю глупости и еще что-то требую от него.
        - С днем ангела вас,- растерянно сказал он.
        - Ах!- Я прошлась мимо него туда и обратно.- Господин полковник, вы даже не представляете, как легко сделать женщину счастливой!
        Москвин нахмурился, а я продолжила.
        - Мне для счастья необходимы всего несколько часов с братом, вернее, чтобы он побыл со мной до завтра. Все в ваших руках, господин полковник. На все есть ваша непререкаемая воля. Одно ваше слово - и я счастлива,- серьезно сказала я, прикасаясь к его локтю.
        - Мадам! Рад… Рад служить…
        Я прошла к своему креслу, присела на краешек. Замерла со ждущей улыбкой. Полковник покраснел. Я и не думала, что такой бравый военный будет смущаться наедине с дамой.
        - Что ж… Полутора суток вакаций погоды не делают.
        Москвин медленно выписал вакационный билет, протянул его мне.
        - Господин полковник, вы удивительно щедры ко мне!- Я томно вздохнула.- Благодарю вас!- Я пожала его широкую ладонь, он поклонился, чтобы поцеловать мне руку.
        Мы быстро шли по узким длинным коридорам, я спешила домой и поторапливала Николку. Нас окружили юнкера.
        - Николай! Ты куда?- кричали они.
        - Завтра прибуду!- отзывался он.- У меня вакации!!
        - Лжешь!
        - Вот еще! Москвин сам лист подписал!- небрежно бросил в их сторону через плечо Николка.
        - Москвин?
        - Сам Москвин?
        - Не может этого быть!
        - Москвин - лютый зверь!
        Николка победно оглядел однокашников и изрек важно:
        - Москвин, конечно, лютый зверь, но Анна его вышколила.
        Я ждала Николку у ворот училища. Морозец щипал щеки, беличья муфта была теплой и нарядной. Я знала, что выгляжу чудесно, и на душе было хорошо и радостно от ожидания домашнего ужина при свечах, когда брат будет резко жестикулировать, почти кричать, рассказывая нам новости. Впрочем, Александру Михайловичу его рассказы наверняка неинтересны, слушать буду только я.
        Николка выбежал очень скоро, был он весел, в его глазах светилось лукавство. Он поцеловал мне руку, потерся об нее щекой. Я видела изумленные глаза его однокашников, также выходивших из ворот, но уже вслед за нами и строем. Поняла детскую хитрость брата: пойдет слух о красивой даме, с которой уехал на вакацию юнкер Николай Тимирев. Подыгрывая, потрепала его по щеке и поцеловала в лоб. Будущие господа офицеры выдохнули из губ клубы пара одновременно. Глупенькие, глупенькие мальчики, похожие как родные братья в своей форме! Неужели они верят своим глазам?
        - Вот!- заговорил, склоняясь ко мне, Николка будто шепотом, но так, чтобы все расслышали.- Видишь! Видишь того? Я рассказывал тебе о нем! Меньшиков! Ты представляешь, совсем недавно!..- Он рассмеялся.- Пивличенков, наш майор, историк, говорит: «Про Петра Первого… - а он еще так забавно слова растягивает,- Николка начал растягивать слова, подражая неизвестному мне Пивличенкову,- про Петра Первого… нам расскажет… нам расскажет,- повторил он, оглядывая давящихся от смеха юнкеров, которые маршировали на месте, не сводя с нас глаз.- Меньшиков!» - произнес он долгожданную всеми фамилию.
        Мальчики расхохотались.
        - Постой, постой,- тоже с улыбкой сказала я,- ты поясни!..
        - Мы тогда тоже смеялись!.. А Пивличенков рассердился. Меньшиков получил неудовлетворительно, даже не начав отвечать, и был изгнан из класса. Этого Пивличенкова ежедневные скандалы с женой совсем чувства юмора лишили.
        Юнкера зааплодировали. Николка раскланялся перед благодарными слушателями, но тут же должен был увернуться от летящего в него снежка.
        - Иваницкий,- отрекомендовал мне снайпера Николка.- У него прозвище Сусанин. Он получил его в лагерях в первое же лето. Он и еще пятеро кружили вокруг условленной поляны почти час, не находя ее в десятке метров. И пришли последними. С легкой руки полковника Синицына Иваницкий преобразился в Сусанина, а победивший в задании Колер, вон тот, высокий - видишь?- был прозван Барклаем де Толли. Прозвища приклеились, и теперь их в корпусе иначе не называют. А Сусанин, между прочим, наш командир! И командиром выбран был единогласно, но Велиховский - вон, вон!- смотрит на тебя, не удержался тогда, сказал: «Посмотрим, куда-а нас заведет Сусанин». А Меньшиков наш, сам маленький, а насмешник большой, нашелся сразу:
«Поляки могут не соваться, если Сусанин их не устраивает».
        Польский шляхтич Велиховский вскинул подбородок и отвернулся от нас.
        - Тимирев, вы хотите вернуться с вакаций в корпус?- окликнул Николку строгий командирский голос.
        Рядом с нами стоял полковник Москвин.
        - Никак нет, ваше высокоблагородие!- отозвался Николка резко.
        - Прощайте!- сказала я полковнику.
        И Москвин с юнкерами двинулись в сторону храма Преображения Господня.
        Николка был, как всегда в такие минуты, возбужден и говорил без умолку. Вероятно, дисциплина, насаждаемая в корпусе, действовала только в его стенах: на улицу воспитанники выходили совершенно другими людьми.
        - Анненька, я хочу прогуляться. Как ты посмотришь на мое предложение?
        - Вполне положительно, милый!- улыбнулась я.
        Слишком славный был день, чтобы не использовать его для прогулки. Я взяла брата под руку, и мы пошли. За нами тронулся мой экипаж, я помахала рукой кучеру, отпуская его домой.
        - Александр Михайлович не желает отпускать тебя от себя - вон и холопа к тебе приставил,- сказал Николка.
        - Наверно, ты прав,- равнодушно ответила я. Николка повел плечами в тонкой шинели.
        - Если ты замерзнешь, то можно будет взять извозчика.- И я внимательно посмотрела на него.
        - Иногда мне кажется, что твой супруг недоволен тем, что я бываю с тобой, и вообще тем, что я прихожу в ваш дом.
        - Николка,- улыбнулась я.- Прекрати ревновать, поверь мне на слово, Александр Михайлович так не думает.- Я почти не лгала: Александр никогда не был против того, чтобы Николка приезжал к нам на вакации. Но если я желала видеть брата во внеурочное время, Александр не скрывал своего недовольства, считая: раз Николка пошел по военной стезе, то его не стоит баловать.- Но неужели для тебя это имеет хоть малейшее значение? Ты мой брат! Ты меня слышишь? Ответь мне, пожалуйста!
        - Я тебя прекрасно слышу,- ответил он. Темные брови его сошлись у переносицы. Совсем как в детстве, когда я говорила, что ему пора идти спать, хотя сама оставалась ненадолго в гостиной с мамой, помогая ей в какой-нибудь мелочи. Он немного ссутулился и закусил губу.
        - Вот посмотри!- дернула я за рукав Николку.
        - Где?- очнулся он от своих обид.
        - Вот решетка ворот, ветка, видишь?
        - Да, и небо - серое, холодное. Я вижу.
        - И кирпичная стена, посеревшая под дождями.
        - Окончания прутьев как пики.
        - Как на картине. Ах, почему ты не художник! Я бы дорого дала за то, чтобы иметь нечто подобное у себя дома. Нет, ты только посмотри! Ведь прямо холодом веет. И страшно. Наверно, этот дом - очень старый и грустный. Я просто не могу отойти. Ветки заледеневшие… Как в сказке, у которой будет печальный конец.
        - Я не поддерживаю грустных тем!- повел меня прочь брат.- Не надо думать о плохом. Ты сегодня вечером свободна?
        - Конечно. Я специально ради твоего приезда отменила всех гостей.
        - Тогда мы можем поиграть в «Пыльное окно». Я улыбалась счастливо и откинула назад голову до упора в меховой воротник.
        - Ты уже почти офицер, Николка, и ты все еще предлагаешь мне сыграть в «Пыльное окно»!
        - Ты замужняя дама, Анненька,- прошептал мне на ухо он,- и ты еще ни разу мне не отказала!
        Спорить с ним было бесполезно. Под ногами хрустел снежок, который с утра застелил весь город, как белой скатертью застилают праздничный стол. Я шла и не думала ни о чем, кроме того, что иду я вместе с братом, которого люблю больше жизни, и вот он рядом, гордо ведет меня под руку, и шерсть шинельного рукава шершавит мне пальцы. Весь мир не сможет остановить счастье нашей встречи, не надо слов о том, что мы скучали в разлуке, ибо слова - пусты. Я иду, воздух свеж, румяный Николка сжимает ласково мою руку, а платье в такт шагам подметает снег.
        Николка, Николка!.. Тяжело тебе, родной мой, выходить на Божий свет из казарменной обстановки! Верно, не понимаешь, где ты, проснувшись у меня дома на кружевных белых простынях. Милый мой, ненаглядный! И скулы у тебя стали выпирать из-под гладкой чистой кожи, и глаза стали жестче! Несладко, мальчик мой, но ты сам того хотел!
        Не ты ли гонялся с отцовой шпагой по старому родительскому дому! И отец поощрял твою любовь к военной истории. Ночами ты читал про Александра Македонского, про победы Цезаря, а днем отец тебе давал сочинения Суворова. Так и воспитывал сына, пока тот не подрос, чтобы поступить в артиллерийское училище, где в спальных помещениях температура воздуха зимой была не выше десяти градусов.
        А отец наставлял: «Служи честно, не посрами фамилии!» - и умер. Матушка взялась за хозяйство, стала суровой властной женщиной, к сыну ездила редко. Но подошло время моего брака, и мы стали жить в одном городе. Слава богу, что теперь мы видеться можем хоть чуточку чаще, слава богу, что на каждую вакацию ты приезжаешь ко мне! Неважно, что думает об этом мой муж! После смерти матушки только я одна за тебя в ответе!
        - Все думаешь, и о поклонниках, наверно,- пробурчал он.- На вакацию отпустили брата, а она и не рада. Вернусь к учителям.
        - Оставь! Я о тебе и думала, не надо перевирать мои мысли. Расскажи лучше, что у вас было на завтрак?
        Николка состроил кислую мину, хотя знал, что от разговора на тему еды, самочувствия и отношения к нему командиров он не уйдет.
        - Была говядина, я терпеть ее уже не могу! На днях немного простыл на учениях, но лекарь дал какой-то бурды, сказал, поможет. Пить ее я побоялся, и все прошло.
        - Тебя не обижают?
        - Нет, Анненька.
        - Что вы делаете в свободное время?- спросила я, в надежде услышать про классическую литературу, стихосложение или риторику.
        - Вчера вечером Мурзику делали темную,- ответил Николка, но тут же спохватился.
        - Кто этот Мурзик? Кот?
        - Да сволочь одна, не обращай внимания.
        - Как ты стал говорить! Немедленно выкини эти слова,- приказала я.- Распустился! Так что там за Мурзик?
        - Однокашник наш, подлец, предатель и доносчик. Болтает много, наговаривает!
        - Что такое «темная»?
        - Анна,- сказал Николка,- может, зайдем в кондитерскую?
        Стемнело как-то неожиданно быстро. Зажглись фонари и витрины магазинов, настроение было прекрасное. Нет ничего лучше зимнего вечера на улице, когда ты идешь с милым Николкой, когда вокруг спешат люди: студенты, семинаристы, белошвейки… А нам и не надо вовсе никуда спешить. Снег пошел крупными теплыми хлопьями. Мы шли, а снег, белый, новый, прилипал к ботинкам, налипал на подол темного платья.
        В кондитерской приятно пахло ванильными палочками, свежим хлебом, чем-то невероятно праздничным. И праздник длился, пока мы через полчаса с тортом в руках не вошли домой. Навстречу выпорхнула Таня, моя горничная. Она сделала большие глаза и прошептала мне, принимая от нас верхнюю одежду:
        - Александр Михайлович в раздражении. Куда, говорят, Анна Николаевна исчезли? Я же и знать не могу!
        Таня, добрая моя девочка! Она являлась не только горничной, она, и только она, могла легко уложить мои непокорные волосы, пригнать по фигуре платье лучите любой портнихи и утешить, если надо. Мы росли в доме моих родителей вместе. Ее мать работала на кухне, Таня девочкой была смышленой, и маман не видела ничего дурного в том, чтобы мы немного общались. Так из Тани выросла чудесная девушка, образцовая горничная. Выходя замуж, одним из условий согласия на брак я поставила переезд Тани вместе со мною. И так как ее родителей к тому времени не было в живых, она согласилась поехать со мною. Первое время она была единственным близким мне человеком, и я привязалась к ней еще больше. Помимо всего прочего, Таня молилась за меня каким-то особенным способом, и мое ходатайство у Бога я доверила именно ей.
        - Рада вас видеть,- улыбнулась она Николке.
        - И я, Таня!- И он не лгал, зная, как она помогает мне.
        - Возьми торт, отнеси в столовую,- сказал он. Приняв от Николки нарядную коробку с тортом, Таня ушла.
        - Наконец!- вышел к нам из кабинета мой муж, Александр Михайлович Зимовин.- Анна,- строго повернулся он ко мне,- не будете ли вы столь любезны сказать, почему вы опоздали к ужину?
        - Разве?- удивилась я, оглянулась на часы и вынуждена была признать, что Александр прав.
        - Я дожидалась Николку,- попыталась солгать я.
        - Кучер сказал, что вы отпустили его, когда Николай вышел. Извольте пояснить!
        - Мы гуляли,- развела руками я.
        - Здравствуйте, Николай,- слегка поклонился Александр Николке.
        - Честь имею!- взволнованно и поэтому слишком громко, с хрипотцой в голосе, отозвался тот.
        - Каков! Проходите, пожалуйста. Сделайте милость!
        Настроение мое заметно ухудшилось. У Александра была болезненная черта - педантичность. Я же не могла жить по постоянному расписанию, ходить по регламенту и даже чихать в отведенное для того время. Впрочем, чихание Александр принимал за признак дурного тона, а никак не простуды!
        Для меня навсегда останется загадкой, почему моя матушка выбрала именно его себе в зятья из полутора десятка претендентов на мою руку. И сердце?! Да, Александр Михайлович был дворянин, образованный и неглупый, занимал должность товарища прокурора. Часто он бывал в столице по долгу службы, но не переехал туда, даже женившись на мне. Он не был военным, что, по мнению моей матушки, тоже было достоинством. Он имел хороший доход и был не самым старым из всех женихов.
        И вот мне двадцать, ему - тридцать два, мы венчались три года назад, вместе ездим на приемы и балы; но никакая сила не может меня заставить полюбить этого человека. Я не обязана его любить, знать о его привычках и достоинствах, если он сам не удосужился о них мне рассказать!
        Я видела смущение брата: Александр Михайлович отчитал меня в его, Николкином, присутствии.
        Я сердилась за неловкость, которую ощущает брат, и настроение праздника ушло.
        - Может, стоит выпить шампанского?- попыталась я снять напряжение в столовой, когда мы дожидались ужина.
        - Разве сегодня государственный или религиозный праздник?- поднял на меня глаза Александр Михайлович.
        - Но… - я осеклась и замолчала.
        - Николай,- повернулся к нему Александр Михайлович,- как вам идея с шампанским?
        - Благодарю, не сейчас,- ответил быстро Ни-колка, не желая поддерживать неприятную тему.
        Разговор шел вяло, неохотно, тем для общей беседы не было, ужин казался невкусным. Александр Михайлович первым поднялся из-за стола.
        - Покину вас. У меня еще есть работа, простите!- и ушел в кабинет.
        - Идем в комнату,- предложила я.
        - «Пыльное окно», как обещала,- напомнил Николка.

«Пыльное окно» было нашей любимой игрой в детстве. Потом мы забыли о ней на некоторое время, до тех пора, пока Николка не приехал домой из училища на первые вакации. Он чувствовал себя скованно и начал даже называть меня на «вы», я предложила ему сыграть в нашу детскую игру. Нехотя он согласился. Через полчаса мы уже снова были лучшими друзьями, и он рассказывал о проделках в корпусе, а я ему - свои сердечные тайны. Тогда мы поклялись всегда при встрече играть в «Пыльное окно», чтобы быстрее привыкать друг к другу.
        Смысл игры заключался в том, чтобы как можно лучше изобразить человека, которого знали бы все присутствующие. Если тот остается не угаданным, ведущий становится
«фантом» и выполняет любое желание остальных. Обычно просят показать общего знакомого, который ему наиболее удается, или написать шуточное стихотворение. Можно представить, что может насочинять человек, у которого нет ни дара, ни желания творить!
        - Я уже придумал, кого загадаю,- перешагивая через две ступеньки, сказал Николка.
        - Я тоже.
        Свою комнату я называла темницей принцессы потому, что она была рядом с комнатой Александра Михайловича, который в свою очередь играл роль дракона. В первый же месяц нашего супружества я сказала мужу, что консервативна и пожелала иметь отдельную спальню.
        Потом в какой-то момент я пожалела о сказанном: в моей жизни наступил тогда глупейший период влюбленности в собственного мужа. В семнадцать лет я была уверена, что нет на свете человека умнее и лучше Александра Михайловича. Но то ли особенности моего характера, то ли холодность Александра Михайловича заставили меня изменить мнение на противоположное.
        Мы играли с Николкой в «Пыльное окно», хохотали и дурачились, и настроение сразу подпрыгнуло, как сердце в груди при встрече с любимым. Мы всегда были импульсивны, горевали и радовались с глумом и криками. Наверное, потому, что выросли в глубокой провинции, где разговаривать в повышенных тонах было обычным делом. Так вели себя наши родители, мы привыкли к их постоянным крикам. Кабинет мужа был на первой этаже, и я не беспокоилась, что наше веселье будет досаждать ему.
        - Придется, придется тебе выполнять мои желания!- кричал Николка.
        Он сидел в кресле, покусывал мое перо и смотрел, как я не слишком успешно пытаюсь изобразить нашу кузину Елену.
        - Представляю, как ты на мне отыграешься за собственные поражения,- сказала я.
        - Лучше скажи, кто это.
        - Елена.
        - Не похожа!
        - Похожа. Она тоже говорит: «Ах, какая замечательная до ужаса погода!»
        - Ни разу не слышал!
        - Ты же ухаживал за ней и не слышал?- усомнилась я.
        - Не ухаживал!!- залился краской стыда Николка.
        - Кто пытался поцеловать Елену на веранде?
        - Неправда!!
        Мы поругались, долго кричали друг на друга, вспоминали, кто, когда и кого пытался поцеловать на нашей старой веранде. Потом Николка вспомнил, что я проиграла ему
«Пыльное окно» и потребовал выполнения его желания, он даже упрекнул меня в увиливании от наказания. Я закричала, что ничего подобного я и не думала даже.
        Александр Михайлович вошел в мою комнату, когда я, подобрав платье, ходила на четвереньках вокруг кресла с Николкой и громко говорила: «Я целовалась на веранде с кузеном Дмитрием! Я целовалась на веранде с кузеном Алексеем!» Мой муж застыл на пороге, я же продолжала перечислять всех кузенов, с которыми имела удовольствие целоваться на знаменитой веранде, а Николка смеялся и хлопал в ладоши.
        Александра Михайловича мы с братом заметили одновременно. Веселье затихло, Николка убрал с моего туалетного столика ноги. Я одернула платье и встала с колен.
        - Я стучал, но вы, вероятно, не слышали,- наконец произнес Александр Михайлович.
        - Да, мы были заняты,- попыталась оправдаться я.- Николка, иди в свою комнату. И вызови Таню, пусть она приготовит тебе ванну, ты грязный. Иди же!- я знала, что сейчас последуют нравоучения со стороны мужа, не стоит посвящать Николку в наши семейные взаимоотношения и дрязги.
        Николка вышел.
        - Чем вы тут занимались, позвольте вас спросить?- сухо сказал Александр Михайлович.
        - Мы играли.
        Брови супруга взметнулись вверх, губы резче обозначили морщинки.
        - Ваше баловство переходит все границы дозволенного.
        - Что дурного в том, что я…
        - Сегодня вы ползаете вокруг брата, а завтра будете играть с поклонниками в ваши идиотские игры!
        Я задохнулась.
        - Вы за чем-то приходили, Александр Михайлович?- спросила я, пытаясь скрыть слезы обиды.
        - Пожелать вам спокойной ночи.
        - Тогда - спокойной ночи!- сказала я.- Вы ведь только за этим приходите в мою спальню после десяти вечера,- съязвила я, в надежде уколоть его. Укол удался.
        - Могу с удовольствием остаться на ночь,- хмуро сказал он.
        - Оставьте ваше удовольствие при себе,- зло прошептала я, кинувшись к двери и распахнув ее.
        - Спокойной ночи, Анна Николаевна. Желаю вам приятных сновидений.
        Я захлопнула за ним дверь. Ах, Николка, жаль, что ты мог услышать хоть часть нашего разговора! Нельзя такие вещи слышать родным людям! Нельзя!
        Потом сама разобрала постель, легла. Смысла нет в продолжении вечера. Александр Михайлович сейчас, вероятно, сидит над своими бумагами. Если бы все бумаги в мире сгорели, то он непременно бы придумал способ, как сделать хоть один клочок, чтобы вечером сказать: «Сегодня вечером я занят, надо поработать с бумагами!»
        Только бы Николка ничего не услышал!
        Костюм для Николки я присмотрела еще в начале месяца, не задумываясь, купила его, уже зная, что на день моих именин брат должен быть в нем.
        - Что это?- поинтересовался Николка, беря в руки бархатную короткую куртку.
        - Костюм пажа.
        Николка недовольно хмыкнул.
        - Надо было поступать в Пажеский корпус.
        - Фу, ты неоригинален. Что за глупые шутки! Давай переодевайся, я посмотрю, подойдет ли он тебе.
        - Я не хочу быть пажом!- закапризничал Николка.
        - Боже! Зачем я тогда привезла тебя на именины!- притворно рассердилась я.
        Николка улыбнулся.
        - В каком костюме будешь ты, Анненька? Я взяла в руки флакончик духов.
        - Трефовой дамы.
        - О! Слушай - идея!
        - Нравится аромат?- перебила его я. Николка осторожно понюхал мои духи и резко отстранился, заставив меня от души рассмеяться.
        - Нравится,- как-то неопределенно ответил он.
        - «Коти», «Фиалка». Николка откровенно поморщился.
        - Мне это название совершенно ни о чем не говорит! Лучше послушай, что я тебе скажу! Если ты будешь трефовой дамой, то в пажеском наряде я легко смогу выдать себя за трефового валета! Как тебе такая идея?
        - Ты же моя умница! Ласково потрепала я его по щеке.
        - Отстань,- процедил Николка.
        - Одевайся!- завопила я, тормоша брата.- Одевайся! Мне сегодня еще прическу делать. Я не прощу тебе, если из-за тебя мне придется копаться дольше положенного.
        Николка с готовностью стянул сорочку через голову, скомкал ее и, оглядевшись, бросил в мое кресло. Насвистывая что-то легкомысленное и бестолковое - и откуда эта дурная привычка свистеть?- он начал перебирать все атрибуты пажеского наряда. Белые чулки вызвали бурю эмоций на лице младшего брата. После чулок берет с пером был воспринят как должное.
        Я подошла к нему совсем близко и вдруг неожиданно почувствовала николкин запах - запах юного здорового тела. Он перебирал и скептически осматривал сорочку и плащ, а я обошла его и разглядывала, словно не видела долгие годы. Я смотрела на него и не могла оторваться - Николка уже давно стал выше меня на голову, плечи его раздались, и меня охватило желание прикоснуться к его подвижной спине, уловить под пальцами всю гибкость молодого животного. И я не стала сдерживаться.
        Наверно, мои пальцы были слишком прохладными, Николка вздрогнул, но продолжил ворчать, что будет не пажом и даже не валетом, а придворным шутом. Я почти и не слушала его, рассматривая крохотное родимое пятнышко под его левой лопаткой, тихо рассмеялась, привстала чуть на цыпочки и прильнула губами к его коже. Николка замер, я рассмеялась про себя, уткнулась ему в спину, а он медленно обернулся ко мне.
        Николка смотрел немного обиженно и отстраненно.
        - Господи,- сказала я,- как ты вырос… Ты уже совсем…
        Я не успела договорить, Николка шагнул на меня так, что пришлось попятиться, позади меня оказалась стена, а впереди стоял он, в потемневших глазах его не было и тени улыбки, губы были сжаты. Его пальцы скользнули мне в волосы, он приподнял мой затылок и резко поцеловал в губы. Я заметила, что на его груди проступили редкие капли пота, на своей шее ощутила его прерывистое дыхание. С каким-то странным остервенением он целовал мое лицо, даже не давая возможности шевельнуться или сказать слово. Я словно увидела себя со стороны - прижатой к стене, с растрепанными волосами и отчего-то радостную.
        Его пальцы расстегивали мою блузку, теребили крохотные пуговицы, одна никак не поддавалась и была вырвана с куском ткани. Николка целовал мою полуобнаженную грудь, уже скользя рукою по гладкому чулку вверх, путаясь в кружевах нижней юбки. Стена за моей спиной дрогнула, и мы медленно спустились на пол.
        В дверь постучались неожиданно и резко, я одернула юбку и замерла.
        - Кто там?- спросил Николка будничным голосом.
        - Таня, Николай Николаевич. Анна Николаевна у себя?
        - Приди позже, мы заняты,- отозвался он, прикрывая мне рот ладонью.
        Таня ушла. Растерянно я стянула блузку на груди, огляделась.
        - Анненька,- позвал меня Николка.
        Я встала, прижимая пальцы к вискам. Пошатнулась и снова прижалась к стене. Николка наблюдал за мною с усмешкой на губах.
        - Мне надо идти,- сказала я, едва ли понимая, что нахожусь в своей спальне.
        Он перехватил мое запястье и удержал.
        - Пусти,- приказала я тихо.- Пусти меня немедленно.
        - Анна,- зашептал он,- Анна, не уходи.
        - Ты не понимаешь…
        Он снова начал меня целовать, я слабо отбивалась, часы в гостиной пробили восемь раз.
        - Мне надо причесаться… Скоро придет тапер. И Александр Михайлович тоже. …Николка, я тут кое-что придумала.
        Он отчужденно и холодно взглянул мне в лицо.
        - Что?
        - Крутится у меня в голове один классический литературный сюжет!
        - Литературный?- переспросил брат.- Посмотрим, на что ты способна…
        Николка взял пажеский наряд и ушел в свою комнату.
        К полуночи мы собрались в гостиной. Александр Михайлович ради моих именин вышел раньше из кабинета.
        - Вы даже не переоделись,- упрекнула я мужа. Однако руку для поцелуя ему подала.
        - Кто с вами, Анна?
        - Как!- удивленно вскинула я брови.- Вы не узнали? Да это моя кузина - Наталья! Ташенька! Ты помнишь Александра Михайловича?
        - Да,- кротко и тихо ответила она.
        - Вы невнимательны, Александр Михайлович,- с упреком сказала я.
        - Прошу меня простить,- поклонился он.- Но у моей милой супруги столько родственников!.. Иногда я просто теряюсь.
        - Вас легко понять,- успокоила его Наталья.
        - Танцевать! Танцевать!- воскликнула я и потащила их в зал.
        Во время первого танца Александр Михайлович тихо сказал мне:
        - Платье вашей родственницы мне что-то напоминает.
        - О! Вы очень наблюдательны! Ташенька приехала только утром, я сразу начала соблазнять ее балом. Пришлось предложить ей мое, в котором я была два года назад на балу у Бек-Башиевых. Вы помните?
        - Да, вам оно шло больше. И еще эта нелепая маска на молодом и свежем лице. Она совершенно не нужна.
        - Ташенька захотела быть в маске! Когда лицо закрыто, нет ни знакомых, ни родственников, есть маска - дух карнавала.
        - Вам надо было родиться в Венеции!
        - Я с удовольствием туда бы съездила!
        - Не надо принимать мои комплименты за предложение путешествовать.
        Потом мы танцевали с Николкой, а Александр Михайлович - с Натальей. Мы едва не переломали себе шеи, чтобы понаблюдать за их танцем. Наталья танцевала великолепно - легко и уверенно, рука ее почти не касалась руки Александра Михайловича.
        - Как бы твой муж не увлекся!- сказал Николка, прижимая меня к себе.
        - Он умрет от стыда, когда узнает, что вальсировал с горничной.
        Стоит ли говорить, что под маской скрывалась Таня! А кузины по имени Наталья у меня не было. Я придумала все верно, и мы начали уговаривать Таню помочь нам в нашей проказе. Она отказывалась, чуть не плакала. Но мы, как жестокие и расчетливые дети, упрашивали ее, умоляли, обещали даже денег. Зная, чем можно растопить лед Таниных отказов, я пообещала купить ей Библию в красивом и прочном кожаном переплете. Таня покусала губы и согласилась. Платье ей подошло идеально! И неудивительно, Таня его шила сама, знала здесь каждый стежок! Я же отдала ей маску, которую случайно купила в лавке всяческих редкостей, таким образом дополнив Танин костюм.
        После танцев мы смеялись, вспоминали курьезы, рассказывали анекдоты про знакомых.
        - Наталья, вы могли бы снять вашу маску, бал окончился уже,- сказал Александр Михайлович вдруг. Он улыбался.
        Танин взгляд метнулся ко мне. Истина должна была открыться. Мне на мгновение стало не по себе от глупой и жестокой затеи. Но я переборола свои чувства и кивнула Тане. Она медленно развязала узелок на затылке и сняла с лица кусочек картона, обшитый шелком.
        - Таня, ты была великолепна,- улыбнулся ей Николка.
        Надо было видеть лицо моего мужа. Оно приобрело нездоровый землистый оттенок. Глаза его перестали быть лучистыми и добрыми, как во время танцев. Тане он не сказал ни слова, но именно она больше всех почувствовала себя виноватой.
        - Я не должна была,- пролепетала она, закрыла лицо руками и разрыдалась.
        Мы с Николкой замерли.
        - Вот к чему привели ваши шутки!- сделал выводы Александр Михайлович.
        Со мною он не разговаривал несколько дней. Но я и не нуждалась в общении с ним. Я была рада, что рядом со мною был еще полдня мой дорогой Николка. Мне не нужен больше никто другой.
        На следующий день супруг приехал чуть раньше обычного. Я столкнулась с ним в дверях столовой. Он не поздоровался со мною.
        - Вы так и будете меня избегать и молчать при встрече?- спросила я.
        - Мне не следует перед вами отчитываться, как, собственно, и вам передо мной.
        - Я должна извиниться перед вами? Он долго смотрел на меня.
        - Не надо, вы будете неискренни. Но позвольте мне один вопрос: вы извинились перед Таней?
        И он прошел мимо меня, оставив наедине с размышлениями.
        Я настолько дурна? Да, мы придумали затею с горничной ради смеха, чтобы позабавиться. Но нельзя же не иметь абсолютно никакого чувства юмора! А извиняться перед Таней! Да это просто смешно! Я купила ей Библию, которую она приняла!
        Глава 3
        Ранней весной своим вниманием нас решил почтить кузен Александра Михайловича - Егорушка. Был он миловиден, как девица, следил за модой, был игроком и мотом, поговаривали, что он недурно поет. Он поселился у нас с уверенностью молодого лп зверька, который за свою короткую жизнь не знал запретов, а потому и думал, будто ему дозволено все. Он, как и Николка, тоже где-то учился, я не интересовалась, где именно, скорее всего в гражданском заведении. Но как же они были не похожи!
        Я невольно сравнивала двух мальчиков, ровесников, и в итоге приходила к выводу о том, что верно царь наш Петр находил, что «нерадивую младость надобно сечь». Конечно, мой Николка не был святым, ему были свойственны проказы и шалости. Он мог одурачить кого угодно, придумать даже злую шутку, но не был капризным и избалованным. Егорушка же вел себя, будто вкусил все пороки вселенной: он нагло рассуждал о женщинах и любви, играл в карты и много проигрывал. Едва ли не каждый день покупал себе новые вещи. Любил украшения не меньше, чем, наверное, восточные владыки.
        Он быстро освоился на новом месте. Брал без разрешения книги в кабинете Александра Михайловича, курил в гостиной. Сначала я относилась к нему как к. избалованному младенцу. Только из вежливости интересовалась его настроением, разговаривала с ним о погоде. Он мне показывал, какие перчатки купил недавно, говорил, сколько потратил вчера в карты, рассказывал анекдоты, которые мне не казались забавными.
        Оказалось, что его разговорчивость была только поводом для того, чтобы начать волочиться за мной самым бесстыдным и безобразным образом. Субботним вечером он был готов пойти в наступление. Приехал к ужину, не опоздав. Пел что-то вполголоса. Преподнес мне коробку моих любимых конфет.
        Когда Александр Михайлович ушел в кабинет работать, Егорушка проводил меня в гостиную до моего любимого кресла, присел на диван напротив.
        - У вашего супруга, моего кузена, отличная библиотека,- сказал он сладким голосом, готовый уже начать читать вирши после подобного вступления.
        - Я знаю, но это не дает права ни мне, ни вам разбрасывать книги, где заблагорассудится. Если вам самим лень поставить книгу на полку, то можете дать необходимые приказания прислуге.
        Я отчитала его как маленького ребенка и чувствовала себя правой. Он был младше меня, дурно воспитан. Матушка его, поручая моей заботе, сказала, что Егорушку надо еще учить и учить. Я не смогла сдержаться, увидев на подоконнике в коридоре том Шекспира издания конца восемнадцатого века. Егорушка покраснел, но, как оказалось, не от стыда, а от того, что получил словесную оплеуху.
        - И не скучно вам одной по вечерам?- спросил он, оправившись.
        - Я не жалуюсь. Таня, милая, принеси мне рукоделие. Читаю иногда. Часто у нас по вечерам бывают гости.
        - О! Я видел ваших гостей! Они без умолка говорят о политике, спорят, шумят. Но, как я понял, вас обожают и боготворят.
        - Я им не приказывала меня боготворить.
        - Верю. Это приходит само. Едва я ступил на порог вашего дома, как понял, что здесь незримо царит дух божественной красоты. Он окутывает прекрасную хозяйку, тянется за ней шлейфом! Я был сражен в самое сердце в тот самый миг, когда судьба дала нам возможность встретиться и познакомиться. Тем более мы родственники, в некотором смысле. О! С каким бы упоением я скрасил ваши вечера! Приказывайте мне, я весь в вашей власти!
        Я смотрела в его темные глазки, в которых светился пошловатый огонек. Мне хотелось смеяться. И вместе с тем выкинуть его вон из гостиной, а лучше - за порог дома. Самовлюбленный мальчишка!
        - Я мог бы вместо нашей горничной приносить вам рукоделие, протягивать перчатки, следовать за вами повсюду…
        - Увольте! Я бы не вынесла постоянно видеть одно и то же лицо.
        Но Егорушка не унимался.
        - В средневековье,- сказала он,- был очень милый обычай. Рыцарь служил замужней даме, совершал подвиги в надежде получить ее платок или просто благосклонный взгляд. Высшим счастьем был поцелуй дамы сердца!
        - Я слышала про эти обычаи. И знаю также то, что дамы средневековые мылись два раза в жизни - при рождении и перед свадьбой. Как вы думаете, приятно ли пахли их платки? Согласитесь, что романтика средневековья от нас далека! Ко всему прочему, вы не уходите завтра в крестовый поход сражаться с неверными.- Я взяла у Тани свое рукоделие.- Спасибо, Таня. Ты можешь идти!- Я принялась раскладывать нитки.
        - Но сам обычай потрясающе красив. Что у вас будет на платке?- спросил он, присаживаясь к моим ногам.
        Я убрала от его взглядов свою работу.
        - Я суеверна, простите, не люблю показывать работу, пока не завязала последний узелок. Вы же сядьте на место.
        - Место рыцаря - у ног его прекрасной возлюбленной.
        - Думаете, хоть кто-то в этом доме оценит по достоинству средневековый романтизм?
        Егорушка не видел в Александре Михайловиче помехи.
        - Но вы же не расскажете своему строгому супругу о нашей маленькой тайне!
        - Боже,- вздохнула я,- при чем тут Александр Михайлович? Выбирайте себе другую даму сердца, Егорушка! Я уже успела утомиться от вашей трескотни!
        После такой беседы Егорушка больше не пытался ухаживать за мною, и слава богу. О его проделках я не рассказала мужу, чтобы он не сердился.
        Встречалась я и с Вирсавией Андреевной, пока та не уехала в столицу. Несколько раз мы с ней даже ездили вместе в храм.
        Я немного отчужденно смотрела на молящихся, и меня не оставляла мысль о том, что, по сути, все мы - язычники. И бога единого нет. Есть только оболочка, а каждый придумывает себе бога по душе. У ревностного постника и схизматика - грозный и карающий бог. У матери семейства - милостивый и добрый заступник. У безродной любовницы известного графа - прощающий грехи земные. Я еще не выбрала себе бога, потому, видно, и не могла упоенно молиться, плакать перед иконами. За меня молилась Таня.
        Вирсавия Андреевна преображалась в храме, черный платок ей необычно был к лицу. Но и в молитве она оставалась молодой привлекательной женщиной, чуждой религии.
        - Вирсавия Андреевна,- спросила я ее по пути домой,- верно, что вы в монастырь хотели пойти после смерти супруга?
        - Да, Анна Николаевна, верно. Но потом поняла, что этот подвиг мне не по силам. И не стала обманывать ни себя, ни других…
        - Сергей Иванович! Вот так неожиданность! Я рада вам, присаживайтесь, будем говорить.
        Я была в гостиной, читала, Сергей Иванович был вовремя: я как раз не знала, чем еще заняться.
        - Добрый день, Анна Николаевна,- с поклоном отозвался тот.- Только разрешите мне сказать несколько слов Александру Михайловичу.
        - Супруга нет дома, вам придется подождать. Прошу вас скрасить мое одиночество. Вы, Сергей Иванович, не были у нас три недели!
        - Вы правы! Но, простите меня, голубушка, Анна Николаевна, душой рад бы побеседовать с вами - но времени нет!
        - Какой вы злой!- недовольно сказала я.- Мы отменяли три недели гостей, а вы и словом не желаете со мной обмолвиться! Между прочим, вам Александр Михайлович нужен, а он может с минуты на минуту подойти. Так что присаживайтесь.
        Сергей Иванович повиновался.
        - Что нового произошло у вас?- спросила я.- Не может быть, чтобы почти месяц прошел без новостей!
        Сергей Иванович смутился, немного даже растерялся, но я начала упрашивать его рассказать.
        - Сергей Иванович! Признайтесь - наверняка что-то интересное!
        - Даже не знаю, как сказать!- признался он.
        - Не томите!- воскликнула я со смехом.
        - Женюсь!- со смущенной улыбкой сказал он.- Женюсь, Анна Николаевна.
        - Вот так новость!- охнула я.- Даже не знаю, радоваться мне или нет!
        Сергей Иванович еще больше смутился.
        - Зачем вы такое говорите, Анна Николаевна!
        - Теряю одного из поклонников! Бог ты мой! Получается, что теперь я буду не единственной дамой на наших вечерах!- со смехом подвела итог я.
        - Полно вам!
        - Не спрашиваю - кто она!- перебила его я.- Сейчас спрашивать имя вашей невесты противоречит всем правилам приличия. Все равно узнаю - рано или поздно. Вы лучше мне скажите, какая она, на ваш взгляд?
        Сергей Иванович усмехнулся в сторону.
        - Любите вы, Анна Николаевна, задавать вопросы, на которые я не могу найти сразу ответ!
        - Признайтесь!
        - Она на вас похожа!- вдруг сказал он.
        - И чем же?- удивленно спросила я.
        - Вот опять, не знаю, как вам объяснить! Похожа - а не вы!.. Простите, Анна Николаевна, но мне пора. Не дождался Александра Михайлович, а жаль! Поклон ему передавайте.
        - Непременно!- пообещала я.- Всего хорошего. «Вот странно,- подумала я тогда,- человек живет один, а потом в какой-то момент в его жизнь входит другой человек, они вместе изо дня в день, меняют друг друга, делают друг друга счастливыми или несчастными. Но как же приятно быть невестой… Неизвестность, ожидания супружеской жизни, беспричинные слезы, глупости, стихи, прощание с памятными местами детства, альбомы с рисунками. И кажется - знаешь, что будет наперед, а выходит совсем иначе… Наверно, я несчастлива».
        Глава 4
        Я перестала ездить на званые вечера, вставала рано, подолгу гуляла на улице, сопровождала Таню в кондитерские или к башмачнику. Мы много беседовали, я узнала, что Таня нешуточно за меня беспокоится и удручает ее, что не видит она согласия в моей семье. Я отмахивалась, как всегда. Но Таня говорила, что молится Божьей Матери каждый вечер за меня.
        Весна была в разгаре, снега почти не осталось, воздух был влажный и звонкий. И с пробуждением природы в самой глубине души просыпались какие-то неясные, но властные чувства. Наступала пора томления и ожидания.
        Мы с Таней неспешно прогуливались недалеко от дома. В этот день нам было особенно хорошо.
        - Таня, ты ничего не ощущаешь?
        - Тревожно мне, Анна Николаевна.
        - Я же как будто жду непонятно чего…
        - Осторожней, Анна Николаевна. Может быть, приглянулся вам кто?
        - Не говори глупостей, миленькая! Ты ли не знаешь, с кем я общаюсь, кто окружает меня. Скука одна.
        Таня вздохнула.
        - С вас Сергей Иванович глаз не сводит.
        - Оставь. Сергей Иванович молод и не в меру пылок. К тому же он собирается жениться. Муж уже на него стал косо смотреть. Правильно, Сергей Иванович приходит едва ли не каждый день с цветами, а у самого невеста.
        Я наступила в лужу.
        - Анна Николаевна!
        - Поздно, Таня,- улыбнулась глупо я.- Ноги уже мокрые.
        - Скорее домой! Господи, да что лее вы под ноги не смотрите, что же вы как дитя малое!- запричитала Таня.
        - Весна! Успокойся, миленькая, я даже рада. Наконец-то почувствовала полностью весенние воды!
        - Не смешно, Анна Николаевна. Идемте скорее!
        - Таня, не волнуйся за меня! Танечка, я так счастлива! Перестань меня уговаривать. Таня! Весна, вот она, пришла наконец, я думала, не дождусь!
        - Что вы говорите! Идемте же, сколько стоять на месте в мокрых ботинках!
        - Идем, идем! И завтра непременно пойдем погулять, просто так, чтобы не было скучно!
        Солнце закатно лизнуло лужи и отразилось в окнах расплавленным золотом. Я вдохнула свежего воздуха.
        - Хорошо, Таня,- прошептала я.
        - Ах, Анна Николаевна, идемте скорее. Простынете!
        Вошли мы с шумом, Таня меня называла непослушным ребенком, а я дурачилась.
        Александр прошел мимо нас, ничего не сказав, даже не поздоровался, даже не кивнул. Мы с Таней переглянулись.
        - Что-то случилось,- ахнула Таня.
        - Замолчи, не может быть. Я сейчас узнаю.
        Я постучала в кабинет супруга. Ответа не последовало. Я постучалась чуть сильнее, а потом приоткрыла немного дверь.
        - Александр Михайлович, к вам можно войти?- спросила я, забыв про мокрые ноги.
        - Анна? Это вы? Что вам угодно?
        - Что-то случилось?
        - Нет, Анна, нет. Почему вы спросили?
        - На вас лица нет! Я беспокоюсь.
        - Анна, когда случается что-то, вы обычно не замечаете. Почему спрашиваете о каких-то глупостях?
        Он стоял посреди кабинета, отвернувшись от меня, курил. Я не любила, когда он курит. Не переносила запах табака. Стол был завален, как всегда, бумагами, книги в шкафах просвечивали темными корешками. Было полутемно.
        - Александр Михайлович, скажите, на самом деле все в порядке?
        - Анна, я все вам сказал. Возможно, я задержусь за работой и опоздаю к ужину, не ждите меня, пожалуйста.
        Я вышла.
        - Что там?- обеспокоенно спросила Таня.
        - Ничего не сказал,- пожала плечами я.
        С утра ко мне в комнату торопливо постучала в дверь Таня.
        - Входите,- но она была уже в комнате, волосы ее были растрепаны, в покрасневших глазах стояли слезы.
        - Таня, что произошло?- Я быстро встала, усадила Таню на кровать.- Говори!- приказала я.
        - Господи,- и слезы закапали на темный подол платья.
        - Говори же, что произошло?- вцепилась я ей в плечи.
        - Николай Николаевич!..
        - Что? Что с Николкой?!!
        - Ранен! В лазарете он! Господи!
        - Как ранен? Таня! Прекрати реветь. Говори,- но у меня самой уже начиналась самая настоящая истерика.
        - Ранен! Говорю, что знаю! Он в лазарете!
        - Откуда ты знаешь?!- я уже сорвалась на крик.
        - Александр Михайлович звонили! Я говорила с ними.
        - Где Николка сейчас?
        - В лазарете их военном, я больше ничего не знаю. Господи, что будет!
        - Одеваться!- приказала я.- Темное платье, и прикажи, чтобы Савелий отвез меня.
        - Нет Савелия, он с Александром Михайловичем.
        Я металась по комнате, сталкивалась с Таней, бестолково перебирала чулки. Кружевные юбки были так накрахмалены, что по жесткости напоминали картон. В висках стучал страх, пальцы дрожали. Я отдернула на ходу кисейные занавески. Солнечный день, а мой единственный близкий человек… умирает. Нет!!! Господи, только не это! Не дай смерти! Прости! Спаси и сохрани!
        Наконец! Я, кажется, одевалась год!
        Выбежала на крыльцо, помахала бархатной черной перчаткой извозчику, назвала адрес училища.
        - И побыстрее!- приказала я.
        На проходной, нервничая и чуть не плача, долго и сбивчиво объясняла, кто я и зачем здесь. И тут появился Александр Михайлович. Меня сразу пропустили, когда он назвался.
        - Александр Михайлович! Объясните, что делает Николка в лазарете? Что с ним? Почему произошел несчастный случай? Как Николка себя чувствует?
        - Успокойтесь, Анна!
        Мы шли по каким-то коридорам. Я едва поспевала за мужем.
        - Как может быть человек в полном порядке, находясь в лазарете?! Что с моим братом?
        - Да жив ваш ненормальный братец! Жив! Слышите меня? У него сейчас другие проблемы! Просто его могут исключить из училища!
        Я на ходу подняла вуаль на шляпе.
        - Мне надо видеть его!
        - Надо спросить разрешения. Мы как раз туда идем. Вы пойдете к Николаю, а мне надо поговорить о будущем вашего брата с несколькими людьми, в том числе и с полковником Валеевым.
        - Почему его могут исключить? Я знаю, что он на хорошем счету! О каком будущем вы говорите? Что он натворил? Наверняка шалость!
        - Вы должны знать в любом случае… Дело не в шалости, а в дуэли.
        Я почувствовала себя дурно.
        - Скажите, что ваши слова - жестокая шутка! Мы живем не в восемнадцатом веке!
        - Какие в нашей ситуации шутки!
        Мы подошли к большой тяжелой двери с золотом. Александр Михайлович пропустил меня вперед в гостиную. Усадил в кресло, дал мне свой платок.
        - Постарайтесь успокоиться! Я скоро буду!
        - Мне надо видеть Николку!
        - Я возьму разрешение и вернусь.
        Он ушел. У меня потекли слезы. Господи, что за дуэль! Милый глупый Николка! Нельзя быть настолько шальным и жестоким! Кожа кресла под руками скользила и словно приглашала скатиться в бездну горя и небытия. Страх за Николкину жизнь черной стеной встал перед глазами, головная боль завладела всем сознанием и переполнила меня. Только бы все обошлось! Только бы он выжил!
        Появился Александр Михайлович.
        - Что?- спросила я сквозь слезы.
        - Я провожу вас к Николаю.
        Мы снова шли по длинным и полутемным коридорам. Не помню, как мы пришли в здание лазарета.
        - Николка!- со слезами я бросилась к нему, но Александр Михайлович меня удержал.
        - Не обнимайте его! Простреленный бок не шутка!
        - Николка,- почти в беспамятстве прошептала я.
        - Поезжайте, Анна, с Савелием домой, а потом пришлите его ко мне обратно, я тут задержусь! Выздоравливайте, Николай!- И Александр вышел.
        Покой сиял белизной, лицо Николкино казалось серым на белой наволочке.
        - Как ты? Милый мой!
        - Все хорошо!- хриплым шепотом сказал он.- Не волнуйся. Не плачь.
        Подошел доктор, вызванный дежурным.
        - Мадам, больному нельзя говорить.
        - Я - сестра Николая. Меня зовут Анна Николаевна Зимовина. Скажите, что с моим братом.
        - Рад знакомству, меня звать Карл Фридрихович. С вашим братом приключилась довольно неприятная штука. Он ранен. Пуля застряла в боку, он уже перенес операцию. Скоро будет на ногах, но сейчас ему необходим покой.
        - Как случилось, что он где-то умудрился схватить пулю боком? Это произошло на учениях?
        - Нет, мадам. Существует версия дуэли.
        - Мы упражнялись в стрельбе!- подал голос Николка.
        - Не говорите, больной! Мадам, прошу вас выйти, мы беспокоим больного.
        - Я его еще увижу?
        - Только завтра!
        - Николка.- Я подошла к нему и погладила его светлую руку.- Я буду молиться. Я умолю Богородицу…
        - Все уладится, Анненька,- прошептал он.
        Я с помощью доктора выбралась на улицу. Увидела Савелия, но никуда не поехала, решила дождаться Александра Михайловича. Под холодным апрельским ветром я быстро замерзла, стала дуть на пальцы. Платки были уже насквозь мокрые, а слез не убавлялось.
        Сколько всего я передумала тогда, сидя в полутемном экипаже, наедине со слезами!.. Прошла вечность, прежде чем ссутулившаяся фигура мужа появилась в воротах. Он шел, опустив глаза, и отмашисто двигал левой рукой. На лице его не было привычного мне выражения скуки, он нервно покусывал губы и о чем-то напряженно думал, судя по глубоким морщинам на лбу.
        Он не торопился сесть в экипаж, решив, что Савелий уже вернулся после того, как отвез меня. Встал спиной к ветру, прикурил и замер с сигаретой в тонких длинных пальцах. Его взгляд был устремлен далеко-далеко, видно было, что ему становится хорошо сейчас и легко. Он запрокинул голову, просвистел что-то легкомысленное и улыбнулся.
        Я увидела совершенно иного человека. Этот вряд ли говорит жене про бумаги и дела за ужином. И невольно задумалась: что такого в Александре увидела моя маман, чего я до сих пор не могу рассмотреть? Что она поняла, выбирая его мне в мужья?
        - Хорошенькое дело, Савелий!- сказал он, обращаясь к своему кучеру.
        - Ай, барин, ввязались, вот и расхлебывайте.
        - Ничего! Расхлебал уже!
        - Оно видно - будто и помолодели!
        - Ты мне лучше, друг любезный, ответь, Анна Николаевна сильно плакали?
        - Плакали,- неуверенно ответил Савелий.
        - Так надо ее утешить. Купим торт и шампанское. Поезжай в кондитерскую.
        Александр Михайлович присел рядом со мной и вскинул удивленно глаза.
        - Вы здесь?
        - Я решила узнать все как можно скорее.
        - Вы плохо себя чувствуете,- он даже не спросил, а сказал, утверждая очевидное, сказал мягко, без тени привычной иронии и поправил выбившуюся прядь моих волос.
        - Всего лишь замерзла. Но говорите, ради Бога, не медлите!
        - Все уладилось, Анна Николаевна. Можете успокоиться! Николай остается. Хотя, сказать честно, пришлось изрядно потрудиться для этого. Полковник Валеев - настоящая сволочь. Намекает на взятку, да так, чтобы она ни на что не была похожа! Какой он полковник! Верно, ни разу и пороха не нюхал. Настоящая штабная крыса. Усики, мордочка узкая, важная. Вы не волнуйтесь,- развернулся он ко мне.
        - Я должна вам быть благодарной…
        - Не забывайте, что вы являетесь моей супругой,- веско ответил Александр Михайлович.
        - Завтра, может быть, мы съездим к Николке?
        - Непременно,- пообещал Александр Михайлович и снова погрузился в собственные мысли.
        Когда уже с тортом и шампанским мы вошли домой, я слабо улыбнулась Тане, давая понять, что худшее уже позади, но внезапно остановила за рукав мужа.
        - Нам надо поговорить.
        - В кабинете,- понял ход моих мыслей он.
        Он плотно прикрыл за собой дверь, придвинул мне кресло.
        - Будьте добры, объясните мне, каким образом вы узнали о ранении Николки?- спросила я, и самой сделалось страшно.
        - Я скажу вам.
        Он налил себе коньяку.
        - Ваш брат Николай вызвал меня на дуэль. Мальчик слышал - то ли в январе, то ли в феврале - один из наших не самых лучших разговоров, одним словом, стал свидетелем нашего семейного скандала. Ему показалось, будто я оскорбляю вас, и вот вам результат! Мною неделю назад было получено письмо от вашего брата с вызовом. Не знаю, зачем он ждал два месяца,- возможно, решался.
        - Но…
        - Думаете, я мог отказаться? Здесь речь шла даже не о дворянской чести, чихать я на нее хотел. Я посчитал своим долгом доказать, что Николай не единственный, кому вы небезразличны,- бросил он.
        - Александр Михайлович,- прошептала я.
        - Что? Что вам угодно? Или мои слова стали для вас открытием?
        - Вы ведь могли… - я уже хотела было сказать «убить его», но осеклась и продолжила: - Убить друг друга.
        Он сел в кресло напротив меня и взял мои руки в свои.
        - Я стрелял мимо, даю вам честное слово, но сам случай вмешался сегодня утром в эту распроклятую дуэль! Николай то ли оступился, переминаясь с ноги на ногу, то ли ветка там была, то ли прошлогодняя листва… Он поскользнулся… Я не хотел бы оправдываться, но…
        - Я вам верю,- тихо сказала я.- Прошу, проводите меня в комнату.
        - Мы представили дуэль как упражнение в стрельбе. Тем более я - родственник Николаю.
        Мы шли в мою комнату, и больше всего я боялась потерять сознание. Александр Михайлович аккуратно вел меня под руку. Он негромко говорил уже о совершенно посторонних вещах, о том, что надо бы как-нибудь выбраться в свет, съездить в театр… Или в гости - всем вместе - с Николаем!
        - Хоть с барышнями пообщается, а то к ним раз в год приводят институток из Смольного! Будущие господа офицеры и танцевать толком не умеют!
        Я была рада тому, что Александр Михайлович перешел на шутливый тон, не давая мне сосредоточиться. Так он и просидел со мной до позднего вечера.
        - Может, сыграем в шахматы?- предложил он.
        В шахматах я была слаба, но не отказалась. Я проиграла Александру Михайловичу несколько партий и со вздохом вынуждена была признать полное поражение.
        - У нас еще есть торт и шампанское!- с восторгом закрутился он.
        - Я не смогу, когда мой брат…
        - Выпьем за его скорейшее поправление и полнейшее выздоровление!
        Он уговорил меня лечь в постель, стоял, отвернувшись, когда я переодевалась в тонкую кружевную сорочку. Через десять минут мы уже сидели на моей кровати и ели воздушный и удивительно вкусный торт.
        Александр Михайлович с шумом откупорил шампанское, наполнил до верха бокалы богемского стекла.
        - Я хочу выпить за вашего ненормального брата, Анна. Вы и представить не сможете, сколько он пытался меня вывести из себя. Он говорил, что не изобрели еще такой казни, которую он выдумает для меня, если только узнает, что вы пролили хотя бы одну слезу из-за меня! За его любовь к вам!
        - За его здоровье,- тихо сказала я, чокаясь с мужем.
        Ночью я проснулась как от толчка. «Боже мой, Господи, прости, прости,- шептала я беззвучно,- я знаю, я все знаю… И гадать не надо, почему состоялась распроклятая дуэль! Ревность!.. Ревность - и только! И почему я посмела поцеловать собственного брата!.. Не иначе как ядом прелюбодеяния пропитаны мои губы… Он, мой родной, мой милый, мой единственный!.. Господи, как же он должен меня любить, чтобы рискнуть ради меня жизнью - не в шутку, а по-настоящему! Господи!.. Моя вина!.. Мой грех!.. Как мне искупить его?.. Скажи, как?!»
        - Таня,- позвала я.- Таня!!!
        Она появилась в дверях комнаты с распущенными волосами, словно нимфа.
        - Что случилось?
        - Таня, мне страшно. Мне кажется, что ему очень плохо.
        - Господи, да что вы говорите, Анна Николаевна! Успокойтесь, душенька!
        Я встала с постели.
        - Таня, научи меня молиться.
        - Так вы же молитесь. В церковь каждое воскресенье ходите…
        - Я неправильно молюсь. Научи меня… Как ты молишься?
        - Я? По-деревенски, как любая баба.
        Таня чувствовала себя растерянной. Я встала под иконы на колени.
        - Не простудитесь, Анна Николаевна,- пролепетала Таня.
        - Иди сюда,- позвала ее я,- научи меня. Она подошла, но на колени не встала.
        - Может, я помолюсь? А вы отдыхали бы.
        - Мой брат!.. Мой единственный брат!
        - Не плачьте, Анна Николаевна, не плачьте, милая!
        Она стояла, прямая, передо мной. С длинными волосами, словно раскаявшаяся Магдалина. Святая!.. Мне вдруг показалась, что именно Таня наша заступница перед Богом, ходатайствующая за наше спасение.
        - Таня, Таня, прости нас. Молись за нас. Не оставь нас. Я тебя прошу!
        - Господи, да что же происходит!- всплеснула руками Таня, поднимая меня с колен. - Легли бы вы лучше.
        Я опять очутилась в кровати.
        - Таня, как ты молишься? Каким образом Бог слышит тебя?
        - Он всех слышит. Я говорю Богу о наших всех делах, я рассказываю, как прошел день. Я благодарю Его за то, что день прошел и мы может уйти на ночной покой. Я говорю, что надеюсь проснуться завтра здоровой и в добром расположении духа и вас увидеть тоже здоровой и доброй, и мужа вашего, и брата.
        - Ты еще что-нибудь у Бога просишь?
        - Нет. Зачем? На все Его Святая воля!
        - Я же - прошу! Прошу и прошу! Господь уже устал меня слушать.
        - Не говорите так, Анна Николаевна.
        - Таня, Николка будет здоров?
        - Да…
        - Помолись за него, Таня. Ему это надо. Помолись, моя добрая, хорошая девочка, за него. Я тебя прошу.
        Утром у Тани были черные круги под глазами. Всю ночь она не спала, разговаривая с Богом. Я верила ей. Я знала, что у Тани хватит и сил, и терпения вымолить моего брата.
        Невозможно передать, какие чувства в эти дни испытывала я сама. Неожиданно я пришла к выводу, что ранение Николки, может быть, есть расплата за несовершенный грех между нами. С февраля я ни разу не нашла времени подумать о том, что едва не соблазнила собственного брата, начало весны рассеяло всяческие воспоминания о далеком вечере моих именин. Но сейчас мне стало страшно. Для чего я начала непонятную и глупую игру с Николкой, заведомо зная, что запретный плод слишком сладок, чтобы его попробовать?.. Но, как и праматерь Ева, я, будучи женщиной, первой приняла его и уже потом протянула брату.
        И все-таки я не понимала, что подвигло Николку на дуэль с Александром Михайловичем, и поэтому тревожилась еще больше. Была ли только ревность причиной? Или Николка решился посоперничать с моим супругом за право обладания мною? Я не рискнула спросить у Николки напрямую, а он сам ничего мне не говорил.
        Мы с Александром Михайловичем часто ездили к Николке в лазарет, стали больше бывать вместе. Казалось бы - вот человек, едва не убивший моего брата… Но с другой стороны, именно Александр Михайлович приложил все усилия для того, чтобы Николка остался в училище. Возможно, чувства благодарности и вины, переживания за Николкино здоровье сделали меня сентиментальной.
        Меня удивляла манера рассуждать моего мужа, я находила его образ мыслей оригинальным. С ним бывало интересно. Пока он не объявлял, что его ждут дела. И это выводило меня из себя. Особенно сейчас, когда мы становились ближе друг другу. Я хотела бы лучше узнать человека, который был моим мужем. Но… не имела возможности: у Александра Михайловича постоянно не хватало времени для меня. Или мне мешало что-то другое?
        Выздоровление Николки стало для меня праздником. Я впервые ощутила то, что может ощущать женщина, у которой пошел на поправку болевший ребенок. Я пела, целовала его фотографию на своем столе. Ему необходимо было вернуться в казарму, и я не видела его. Но Николка каким-то чудом передал мне записку. На клочке бумаги было торопливо нацарапано плохим пером: «Будем проходить маршем мимо твоего любимого храма завтра в двенадцать пополудни. Николай».
        Я видела его в строю, похудевшего и бледного. Несколько мгновений - и мой бог, мой дорогой Ни-колка скрылся за спинами своих однокашников.
        Весна пахнет теплой мостовой, солнечными закатами. Весна переполнена звуками: криками извозчиков, грохотом экипажей по дорогам, людским говором, лаем собак. Весна отражается на куполах храмов, золотит крыши домов, переполняет сердце ожиданием.
        Весна, как кошка, трется спиною о толстые стены старых зданий, останавливается и смотрит вам в глаза с самых солнечных и сухих мест. Весна перепрыгивает через лужи и грязь. Весна шепчет истории с греховным началом и падением в конце. Хочется надеть легкие светлые одежды и раскрыть свою душу.
        Глава 5
        В мае к нам снова приехал Егорушка, но не надолго: нервы Александра Михайловича не выдержали, когда он увидел своего кузена у моих ног с розами в руках. Егорушку он выкинул, не церемонясь, вон. Розы выкинуть я не дала. Александр Михайлович что-то долго говорил, потом буквально потащил меня самым грубейшим и бестактным образом в мою же спальню и указал на иконы. Но так нелепо, что против воли я рассмеялась. Он замолчал и вышел. Я же, еще прижимая розы к груди, подошла к иконам и взглянула на суровые лики. В чем моя вина? Нет вины! Нет! Нет! И нет! Я пожала плечами. Я не виновата, что Егорушка в любовном пылу упал передо мной на колени, когда Александр Михайлович выходил из кабинета!
        О! Это говорила во мне часть крови, которую я унаследовала от матушки. Маман сама молилась чрезвычайно любопытно, будто торговалась с Богом: я отстою молебен, а уж ты, Господи, будь добр, сделай мне то-то и то-то. Язычница! И я такая же!
        Когда Таня ставила цветы в вазу, а я перебирала духи на туалетном столике, вошел Александр Михайлович и заявил, что мы уезжаем на дачу.
        - Просто прекрасно. Надеюсь, Егорушка не знает о вашем решении?
        Александр Михайлович схватился за голову.
        - Вы невыносимы, Анна.
        - Когда мы поедем?- перебила я его, невольно сузив глаза.
        - Двух дней вам будет достаточно, чтобы собрать вещи?
        - Вполне.
        За окнами шел дождь. Серый, навевающий тоску и зевоту. Разумеется, поездка будет отложена на несколько дней. Александра Михайловича не было дома, впрочем, почти, как всегда, днем. Скучно. На досуге я решила подумать о своей супружеской жизни. Занятие не из приятных, особенно в дождливый день.
        Великой любви между мной и Александром Михайловичем, конечно, нет. Но он интересный человек, мне нравится с ним разговаривать. Как жаль, что все его достоинства меркнут в его повседневном поведении - сером и нудном, как этот мелкий дождь за окном.
        Но если он желает сделать мне приятное, я перестаю узнавать своего супруга. Он весел, умеет ухаживать, остроумен. Он помог Николке выпутаться из последней неприятной истории с дуэлью. Что за бред! Дуэль! Господа, у нас не восемнадцатый век!
        Ах, Николка! Если бы это было проказой, простила бы сразу, не задумываясь! Так нет! Серьезная дуэль за честь сестры! И с кем - с ее же мужем. Слава богу, Александр Михайлович не глупый человек!
        Дождь не останавливался ни на минуту. Я смотрела в окно и грустила. Мне было неприятно сидеть одной. Я думала о том, что я, в сущности, всегда одинока, все радости проходят мимо меня, гости надоели, от поклонников только головная боль. Досадно, что мы с мужем не можем позволить себе путешествие в Европу. Собственно, не в путешествии здесь дело, а в катастрофической нехватке любви. Я не просто одинока, у меня к тому же нет в сердце чувства, способного совершить чудо или сделать счастливым другого человека. Поклонники и доморощенные поэты навевали на меня скуку. Я уже не находила забавным даже то, что муж меня ревнует.
        Не о путешествии в Европу я мечтала. Женщина в моем возрасте мечтает о сильной опоре, страстной любви и о ребенке. Впрочем, нормальные здоровые желания в нашем обществе вызывают саркастическую улыбку. Бог с теми, кто презрительно улыбнется на мои слова. Я мечтала о любви. В толпе, на улице, в театре я бы узнала человека, о котором мечтала, но описать словами его образ я не берусь. Да и не нужно. И кому, позвольте спросить?
        Я вгляделась в зеркало. Что ж, пожалуй, я недурна собой. Тогда почему… О, мой проклятый эгоизм! Почему? Почему? Почему я не имею права спросить себя о том, почему меня никто не любит по-настоящему? И я тоже никого не люблю!
        Почему мы с широко распахнутыми глазами наблюдаем за романами, которые протекают на виду у всех? Осуждаем любовников, встречающихся в гостиницах, презрительно кривим губы при упоминании о женщине, которая ради своей любви уходит от мужа. И кто осуждает! Те, кто сами просто не попались! Кто я такая, чтобы говорить о них?! Вполне посредственная женщина, которая жалуется на мужа, не замечая собственной убогости и не видя данного Богом счастья! Счастья? Только где оно? Почему оно не в душе, а только на словах? Я не знала ответа.
        В комнате рано стало темно. Что за досадный день. Шум внизу… Это же Александр Михайлович пришел. Он всегда приходит вовремя.
        Постучался, вошел после разрешения. Я уже знала, что он скажет что-нибудь серое, как мышь.
        - Почему вы сидите без света? Пожалуйста! Но я молчала из упрямства.
        - Почему не отвечаете? Вы не разговариваете со мной? Обижаетесь?
        - Нет.
        - Почему молчите?

«Молчу?- с досадой подумала я.- Почему? Глупый вопрос. Хочу и молчу».
        - Хорошо,- терпеливо сказал он.- Господин ужин ждет только вас.
        Я молча последовала за ним. За столом я смотрела, как он ел. Я же весь день бездельничала, никуда не ходила, аппетит отсутствовал.
        - Что вы так на меня брезгливо смотрите, моя дорогая?- спросил Александр Михайлович.
        - Ничего.- Я встала.
        - Кофе?
        Я не ответила.
        Да, я точно знаю: во всем виновата моя кровь. Вернее, та ее часть, которую передала мне матушка. Я смеялась, когда муж упрекал меня, я могла его не слышать, когда не хотела слышать, я могла не отвечать ему. О, если бы… нет, не он - он бы не смог - а другой мужчина взял меня за подбородок, властно и спокойно заглянул мне в глаза… Мне оставалось бы лишь покориться. Александр Михайлович на подобное не способен.
        Ах, кровь! Я бы согласилась кутаться в черные бесформенные одежды, закрывать лицо и быть безмолвной. Но для кого? Я не видела в жизни человека, перед которым я затрепетала бы как перед божеством, кого смогла бы назвать своим господином. Перед ним можно было бы чувствовать себя безвольной, частью его самого, готовой повиноваться при одной только его мысли. Радоваться любой мелочи, просто находясь рядом с ним.
        Александр Михайлович пришел пожелать мне спокойной ночи.
        - Почему вы ушли из столовой?- вдруг спросил он.
        Я поморщилась. Ох уж эти почему и зачем!
        - Скорее бы уехать,- ответила я, будто не слышала его вопроса.
        - Отдохнем немного от дел и суеты,- согласился Александр Михайлович.
        Дальше разговор не шел.
        - Есть какие-нибудь новости?- спросила я, так как газет не читала.
        - Ничего достойного вашего драгоценного внимания.
        - Может быть, сыграем в шахматы? Он странно посмотрел на меня и сказал:
        - Простите, у меня дела.
        Я вздохнула. Стиснула зубы и дождалась, когда закроется за ним дверь. Топнула ногой, но злость не улетучилась. И так каждый день! Как вам это понравится? Молодая женщина будет мечтать о другом, если с ней ведут себя подобным образом!! Я решила пойти спать, но оказаться в темной комнате на широкой пустой кровати совсем одной не хотелось.
        Я приказала Тане принести мне кофе и читала до рассвета.
        На даче ничего не изменилось. Все та же обстановка, те же соседи. Погода установилась теплая. Рано утром меня будили птицы. Часто и подолгу мы гуляли с Александром Михайловичем по заросшему парку, беседовали. Супруг даже начал ухаживать за мною, что я с великим терпением принимала.
        Знакомств мы не думали сводить, но дачный климат совершенно вытравил из дачников чувство такта, и мы в первые же дни были пойманы «местными жителями». А через неделю они считали нас своими лучшими друзьями, приходили без приглашения, пили у нас чай и занимали тайком от жен у Александра Михайловича деньги на мелкие расходы.
        По вечерам к нам приходили гости. Спорили, шутили, играли на фортепиано, пили вино. Слава богу, никакой политики в разговорах! Обсуждали литературные новинки и моду. Было шумно, порою и весело. Естественно, не обходилось без разговоров о бурно протекающих здесь романах.
        Но потом Александра Михайловича вызвали срочной телеграммой на работу. Он быстро собрал вещи, рассеянно поцеловал мне руку, думая о своих делах, и уехал. Гостей с каждым вечером становилось все меньше - никто не хотел стеснять своим присутствием даму. Больше приглашали к себе. Иногда я принимала приглашения, но чаще сидела одна с томиком стихов и рано ложилась спать.
        А потом появился он. Появился неизвестно откуда, неизвестно зачем.
        Вечером я сидела на террасе в плетеном кресле. Одна.
        - Простите!- позвали меня из-за калитки.
        - Да?- отозвалась я.- Пройдите!- И сама спустилась навстречу незнакомцу.
        - Добрый вечер, прошу простить меня за помеху вашему уединению. Мы с вами не знакомы. Но дело в том, что я тут никого не знаю. Поэтому я и осмелился спросить у вас, не знаете ли вы, где находится дача полковника Рощина?
        Первое, на что я обратила внимание,- это его глаза. Они были черными, как полночь. Отчего-то я смутилась, поправила без надобности волосы.
        - Простите,- обескураженная этими глазами, сказала я,- кажется, я не смогу вам помочь.
        Он не уходил. Смотрел на меня.
        - Что вам еще угодно?- спросила я.
        - Жаль… Вы здесь живете?- неожиданно спросил он.- Разрешите, я засвидетельствую вам завтра свое почтение! Я никого не знаю здесь. И вынужден буду жить на этом необитаемом острове почти месяц…
        - Не такой уж он и необитаемый,- прервала его я.- Вполне заселенный. Аборигены вас поймают завтра же и заставят пить с ними вино и рассказывать невероятные истории!
        - Я не хочу пить вино с дикарями. Я хочу прийти к вам.
        Должно быть, у меня так широко раскрылись глаза, что мой собеседник поспешил рассыпаться в извинениях.
        - Позвольте представиться - Любомирский! Вадим Александрович!
        - Анна Николаевна Зимовина.
        - Вы родственница Александру Михайловичу?
        - Супруга.
        - Вот оно что… - протянул он.- Мы давние знакомцы с вашим мужем.
        - Почему тогда я вас не видела в нашем доме? Мы часто принимаем гостей!
        - Дела, мадам Зимовина, не давали мне возможности выбраться! Но если бы знал, что у Александра столь очаровательная супруга, то, пожалуй, оставил свою службу, чтобы стать исключительно вашим поклонником, и никем больше! Разрешите мне исправиться, и я приду к вам завтра. Одно ваше слово, и я у ваших ног.
        С улыбкой я отметила, что пустая светская болтовня дается ему легко и привычна для него, как воздух.
        - Не будьте многословны,- предостерегла его я.- Я не принимаю. Супруг выехал в столицу по делам. Как только он приедет, мы сообщим вам, и будем рады вас видеть. Где вы остановились?
        - Еще нигде! Я стою перед вами! Но буду жить на даче полковника Рощина, которую еще предстоит найти. И не попасться на глаза аборигенам!
        - Будьте осторожны!- улыбнулась я.
        - До встречи, мадам. Я сражен в самое сердце, поверьте мне,- глаза его смеялись.
        Он ушел, и темнота обступила меня. Мне он не понравился. Неоригинален, пытается ухаживать… Надо будет спросить у Александра Михайловича, откуда у него такой
«знакомец».
        Он пришел на следующий день. Я так же сидела в плетеном кресле. Увидела его при свете дня, подумала, что обозналась, но он уже кланялся мне с почтительной улыбкой. Пришлось пригласить его. Он рассказал, что они с Александром Михайловичем учились вместе в гимназии, рассказал про проделки, которыми они часто грешили. Я предложила ему кофе. И он не отказался. Мы болтали о разных пустяках, смеялись. Он извинился передо мной за вчерашние слова и навязчивость.
        - Однако вы пришли!- рассмеялась я.
        - Вы не поверите, но я вдруг понял, что если не увижу вас сегодня, то случится что-то непоправимое в моей жизни. И в вашей тоже,- добавил он серьезно, без тени насмешки, которая светилась в его глазах вчера.
        - Вы суеверны?
        - Да,- кивнул он.- Я верю в судьбу и в удачные тосты.
        - И любите кошек?
        - Не знаю. Никогда не задумывался над тем, люблю ли я кошек. Наверно, люблю. Почему вы меня спросили о кошках?
        - Кошек любят суеверные старые девы.
        - Я похож на старую деву? Боже! Мадам Зимовина! Вы поражаете меня все больше и больше! Я не слышал большей гадости за всю свою жизнь!
        Я подумала: сейчас упаду в обморок, но он уже смеялся.
        - Вы меня напугали!- возмутилась я.
        - Вы же назвали меня старой девой!
        - Я не думала…
        - Что можно обидеться на такие слова?
        - Нет, вы не поняли,- чуть ли не со слезами проговорила я.
        Он неожиданно взял меня за руку.
        - Что вы себе позволяете?- пролепетала я.
        - Я наглец и знаю об этом. Простите меня за пошлые слова, но вы - прекрасны.
        - С каких это пор комплимент стал считаться пошлостью?- машинально спросила я.
        Он окинул взглядом сад.
        - Нет, это не комплимент. В устах влюбленного мужчины все слова приобретают иной, особый смысл, разве вы не знали?
        Я чуть не лишилась дара речи. Пусть я слышала сотни признаний в любви, пусть я привыкла к ним, но теперь мне впервые стало не по себе, страх холодным пальцем прошелся по моей спине. В его словах не было ни восхищения, ни обожания, как у прежних моих поклонников, он говорил спокойно и естественно, словно о погоде. И даже его насмешливое «мадам Зимовина» звучало неожиданно мягко и нежно. Мне захотелось плакать, я опустила глаза.
        - Вы… - слова предали меня, потерялись в мыслях, и пришлось ему признаться,- я не нахожу слов.
        - Не надо слов. Просто послушайте: я не знаю, почему я рискнул сказать вам о любви. Я банален. У меня много недостатков, за что прошу извинить меня. Но я могу вам рассказать и о достоинствах.
        - Прошу, увольте,- в ужасе прошептала я, но он как не слышал.
        - Главное мое достоинство в том, что у меня масса свободного времени!
        - И совсем нет дел?
        - Переводы! Но работаю я исключительно по ночам. Так что днем вы можете располагать мною по своему усмотрению!
        - Я не хотела бы вас видеть. Вы говорите дерзости.
        - Я сумею искупить свою вину.
        Поздним вечером я неожиданно вспомнила, что как-то зимой Александр Михайлович упоминал в разговоре имя Вадима Александровича. «Господи,- подумалось мне,- а ведь я сказала тогда какую-то глупость, вроде того, что смогла бы влюбиться в него, если бы знала его!»
        И тогда же рассмеялась - не хватало мне ко всем моим фантазиям еще и Вадима Александровича! Тогда я еще могла смеяться и шутить над своими словами. Но с каждым летним днем, с каждым визитом Любомирского я все осторожнее подбирала слова, все внимательнее следила за тем, что говорю. И кому.
        На следующий день разразился страшный ливень. До полудня я не выбиралась из постели, потом долго пила кофе. Когда я уже принялась наконец лениво приводить себя в порядок, ко мне подошла Таня:
        - Анна Николаевна, Вас просят.
        - Кто?
        - Представились как господин Любомирский. В такой дождь!.. Звать?
        - Да.
        Я видела, как он поспешно снял и передал Тане мокрый плащ. И появился передо мной с огромным букетом белых роз.
        - Здравствуйте, мадам.
        - Боже,- прошептала я.- В такую погоду!.. Какая красота. И где! Благодарю вас!
        - Рад, что вам понравились эти скромные цветы. За сим разрешите откланяться!
        - Чаю? Может быть…
        - Нет, благодарю.
        И я осталась стоять с букетом роз. Проводив Любомирского взглядом до самой калитки дачи, я разозлилась. И почему мужчины дарят мне исключительно розы! И почему Вадим Александрович поступил столь же банально! И почему я принимаю его! И почему он вдруг ни с того ни с сего объясняется мне в любви! И почему Александр Михайлович где-то пропадает, пока его знакомые и друзья пытаются ухаживать за мною!
        В тот же дождливый день пришла почта на мое имя. Было три письма: одно от Сергея Ивановича, другое - от Алексея Петровича. Сергей Иванович извещал нас с Александром Михайловичем о своей свадьбе, но приглашения, к счастью, не было. Алексей Петрович прислал несколько своих новых стихотворений, но их я даже не стала читать, приказала Тане выбросить.
        Третье письмо было от моего супруга. Я развернула большой лист, вгляделась в строчки и подумала, что почерк Александра Михайловича полностью соответствует его характеру - такой же ровный, без помарок. Супруг сообщал о том, что приедет на дачу только через неделю.
        Визиты Любомирского стали едва ли не ежедневными, он приходил в три пополудни, мы вместе пили чай и смотрели на заросли цветов через распахнутые окна.
        - Спешу вас обрадовать, на днях должен будет приехать Александр Михайлович. Не знаю, сколько он будет на даче, но вы должны встретиться, не так ли?
        Вадим Александрович заулыбался.
        - Отличные новости! Думаю, мы с Александром Михайловичем устроим вечер воспоминаний, с вашего разрешения. Бог ты мой, сколько же мы не виделись? Лет, наверно, шесть. Или даже больше.- Он пристально посмотрел на меня и снова улыбнулся.- Одним словом, вы тогда были еще совсем маленькой девочкой, вероятнее всего - худой и неловкой. И ваша гувернантка была вами недовольна.
        Я вздрогнула, словно опять услышала резкий голос моей воспитательницы, но постаралась не подать виду.
        - Откуда вы знаете?- как можно беспечнее сказала я.- Может быть, я была ужасно толстым и удивительно послушным ребенком?
        - Вы? Нет, не похоже. Да, я совсем забыл упомянуть о кружевных штанишках, которые вы ненавидели. Были такие штанишки?
        - Были,- призналась со стыдом я. Вспоминать о них было даже неловко.
        - А сколько фарфора вы разбили?- весело спросил Вадим Александрович.
        - Ах, не надо о фарфоре!- воскликнула я немножко театрально.- На моей совести несколько сервизов и еще саксонская кукла! Маман была страшно разгневана!
        - Только подумайте, сколько всего знаю о вас!- сказал Любомирский.
        - Вы еще скажите, что видели меня в пеленках!- отмахнулась я.- Но каким образом вы догадались о посуде и воспитателях?
        Он пожал плечами.
        - Кажется, я сам был таким,- и добавил: - Много лет назад. Я старый.
        - Нет!- поспешно возразила я.- Вовсе нет!- улыбнулась и спросила: - Скажите, что для вас было самым сложным?
        - Танцы!
        Я даже захлопала в ладоши от восторга.
        - И для меня танцы были сущим наказанием!- Я медленно поднялась со стула, неестественно выпрямила спину и заговорила картаво: - Если вы будете так танцевать, то вас перепутают с цирковым медведем!
        Поднялся и Вадим Александрович.
        - Простите, я не помню урока!- виновато сказал он с глубоким вздохом.
        - Что за вид!- проворчала я.- Спину надобно держать прямо! Еще прямей.
        И, совершенно заигравшись, я уверенно взяла его за талию, изображая учителя танцев. Увидев его совсем близко, я страшно смутилась и отступила поспешно назад.
        - Простите,- сказала я.
        Вадим Александрович как будто и не заметил моей неловкости.
        - Учителя танцев всегда и везде одинаковы! Однако в гимназии было еще хуже. Хвалили только одного ученика,- он сделал паузу и хитро взглянул на меня.
        - Кого же?
        - Зимовина.
        - Действительно?- удивилась я.
        - Можно подумать, что вы не знаете, что Александр отлично танцует,- недоверчиво сказал Любомирский.
        - Как же… Помню… - пробормотала я совсем неубедительно, но мой гость уже был поглощен воспоминаниями.
        - Через дорогу от нас,- он говорил медленно и тихо, словно видел то, о чем говорит, но потом опять перешел на шутливый тон,- располагалась женская гимназия. И, если хотите знать, по вашему супругу вся эта женская гимназия вздыхала! Барышни доходили до истерик, если на наших совместных балах не танцевали с Александром. Их патронесса даже куда-то в министерство жаловалась. Вот такой курьез.
        - Любопытно… - сказала я и подумала: «Неужели и вправду такое было?»
        - Мы с Александром были влюблены в одну гимназистку… Звали ее Лиличкой. Она была такая худенькая, вся прозрачная, неземная… Руки - прохладные, невесомые… Вам не скучно?- неожиданно спросил он.
        - Рассказывайте,- разрешила я.
        - И мы вечно соревновались, кто с ней первым танцевать будет. Даже подрались как-то, представьте себе, какие страсти кипели!
        - Подрались?- чего я не могла ожидать от Александра, даже в его пятнадцать лет, так это драки.
        - Прямо на Рождественском балу!- подтвердил Вадим Александрович.- Скандал был… Смешно сейчас вспоминать.- Он задумался.
        - И что же с вами потом было?- осторожно спросила я.
        - Да… Потом?- переспросил он.- Ничего особенного. Мы с Александром стали лучшими друзьями, а та барышня не дожила до следующего бала, то ли простуда с ней приключилась, то ли что-то еще. Мы с Александром, пока учились в гимназии, каждое Рождество к ней на могилу ходили.
        Через несколько дней вернулся Александр Михайлович, которому я рассказала о Любомирском, опустив историю с цветами.
        - И давно он здесь?- спросил супруг.
        - Всего несколько дней. Чуть больше недели… Кажется…
        - Замечательно, надо будет пригласить его к нам! Не возражаете?
        - Нет…
        Вадим Александрович был приглашен, но все было столь неофициально, что мне даже не заказали нового платья, а на стол подали обычный обед.
        После обеда мы вышли прогуляться к пруду. Я была в модной юбке, открывающей щиколотки, и выглядела очень молодой. Чувствуя себя лишней, я немного отстала от господ бывших гимназистов, которые предались воспоминаниям, я же что-то напевала, срывала во время прогулки какие-то простые цветы, слышала обрывки разговора.
        - А помнишь Каракаллу?- спросил Александр Михайлович.
        - О да!- тут же отозвался Вадим Александрович.- Барвинский клялся, что наш Каракалла - точная копия того, из римской истории. И пускал на его классах бумажных чертей! Барвинский, кстати, сейчас живет где-то в Галиции. Александр, ты помнишь, как звали нашего учителя по рисованию?
        - Владимир Павлович Ветр, если я не ошибаюсь. По прозвищу Великолепный Геркулес.
        - Точно. Никогда не забуду, как он нам демонстрировал свою излюбленную копию со статуи Геракла.
        - Эстет,- фыркнул супруг.
        - Если не сказать хуже. Сколько историй со всеми ними связано! Я, между прочим, уже рассказал несколько историй твоей очаровательной супруге. Опуская самые глупые, разумеется. Но, кажется, Анна Николаевна не поверила мне, что ты был участником такого количества проказ.
        Александр Михайлович прервал беседу с Вадимом Александровичем и повернулся ко мне:
        - Вот еще один претендент на роль вашего покорного слуги,- и снова обратился к Любомирскому:
        - Ты уделяешь своей супруге слишком мало внимания,- сказал Вадим Александру, будто я была, по крайней мере, в саду и не могла услышать их беседу.
        Сколько могу, но, поверь мне, мое общество ей не столь приятно, как твое. Я не препятствую этому. Я не бесноватый феодал, чтобы огораживать молодую женщину от общения с внешним миром. Знаешь, Вадим, меня часто не бывает здесь, на даче. Супруга одна. Я буду рад, если ты будешь заглядывать к ней. Анна - замечательная собеседница, и она не будет скучать, и ты отдохнешь немного от великосветских сорок.
        - И ты так спокоен, доверяя мне жену?
        Я не видела лица Вадима Александровича, но почему-то мне подумалось, что он улыбался.
        - Отчего бы мне волноваться?- сказал Александр Михайлович.
        Май подходил к концу. Александр Михайлович снова уехал. Решено было, что он станет приезжать на воскресенья. Но во мне жила твердая уверенность, что если бы не появление Вадима Александровича, то Александр Михайлович вряд ли бы так часто наведывался ко мне. И как прикажете мне понимать его странную фразу: «Отчего бы мне волноваться?»… Знал бы он, что в тот момент я почувствовала страшную тоску, смешанную с гневом. Может быть, именно тогда я и поняла, что, несмотря на все свои страхи перед грехом, физически я сумею изменить супругу.
        Я была предоставлена сама себе, написала несколько писем подругам по гимназии, отправила письмо Николке. Николка должен был совсем скоро окончить обучение в училище, но у меня не было желания ехать на его выпуск. По окончании ему полагался короткий отпуск, так что я рассчитывала видеть его на даче. Со смехом мне подумалось, что главное, чтобы Николка не стал вызывать на дуэль Вадима Александровича. С него станется!
        Глава 6
        Я ждала его со страшным ощущением обреченности. Словно моя судьба была написана на белом листе, и я ее читала при свечах. Мне хотелось сжечь эту бумагу, порвать ее, растоптать пепел и забыть о ней! Нет, нет!!! Я не могла преодолеть своих сомнений, поставить все раз и навсегда на свои места. У меня не хватило сил, чтобы прекратить то неуловимое ощущение чуда, счастья, которое вдруг возникало, когда приходил он.
        Я стала рассеянной и нервной, плохо спала по ночам. Вот и сейчас… Я сидела за туалетным столиком, всматривалась в бледные черты лица. Муж ранним утром уехал. Даже не зашел попрощаться, хотя на это я и не рассчитывала. В крохотной даче не было раздельных спален, муж спал в кабинете, на жесткой кушетке, просыпался неотдохнувшим, по утрам, как правило, был хмур, пил кофе, неодобрительно посматривая, как я спускаюсь со второго этажа в прекрасном расположении духа. Я присаживалась к нему с пожеланиями доброго утра, на что он отвечал какой-нибудь колкостью. Я прекрасно его понимала, но моя глупая самонадеянность и упрямство мешали мне даже извиниться перед ним.
        В комнату светлой тенью вошла Таня. Я обратилась к ее отражению в зеркале:
        - Что случилось, Таня?
        - Там вас дожидаются…
        Она покачала головой, и в этом ее жесте я усмотрела и укор, и грусть. Сердце мое бешено заколотилось, но я постаралась внутренне успокоиться, чтобы Таня не заметила моего состояния.
        - Говори как следует, кто там столь рано приехал?
        - Вадим Александрович, или не догадались?
        Я невольно схватилась за виски. Сейчас следовало приказать Тане отослать незваного визитера восвояси или спуститься вниз, отчитать его как мальчишку и прогнать с гневом. Да, я так и должна сделать. Я увижу его - хоть на минуточку, хоть на сколько, скажу ему несколько сердитых фраз, как и подобает в нашей ситуации, попрошу его не приходить ко мне больше никогда, забыть меня.
        - Что ему передать? Что вы не принимаете?- спросила Таня, зная, что я обычно отвечаю надоевшим поклонникам.
        - Я спущусь.
        - Удобно ли?
        - Не беспокойся.
        - Как угодно.
        Я, едва сдерживая волнение, спустилась. Боже мой, я увидела его и сразу забыла обо всех словах, которые собиралась сказать. Вместо того я протянула ему руку и улыбнулась слабо.
        - Очень рада вас видеть, Вадим Александрович. Он молча прильнул к моей руке губами. Пальцы и ладонь он покрыл быстрыми счастливыми поцелуями.
        - Вадим Александрович, не желаете ли кофе?
        - Как прикажете, моя милая хозяйка. Удивленная Таня спускалась по лестнице из моей комнаты.
        - Таня, позаботься о кофе.
        - Сию минуточку.- Я едва не рассмеялась, услышав ее растерянный голос.
        Вадим Александрович попросил разрешения почитать мне книгу. Читал он хорошо, вдумчиво, не пропуская, увлеченно. Я смотрела на него и любовалась правильными чертами его лица, резко очерченными бровями, прямым благородным профилем, властным изгибом губ. Вдруг он прекратил читать.
        - Анна… - он впервые назвал меня по имени.- Анна Николаевна, позвольте, я дочитаю книгу вам позже?
        - Конечно. Что с вами? Вы побледнели.
        - Я чувствую ваш взгляд.
        Я видела, что он не поднимал глаз от книги.
        - Простите,- сказала я.
        Он взял мою руку и начал целовать.
        - Позвольте, вы не должны,- прошептала я.
        - Анна… Я же не делаю ничего дурного.- Ив его глазах стояла омутом тоска: отыми я сейчас руку - и он пойдет и застрелится.
        - Вы не посмеете…
        Что! Что он не посмеет? Я не знала! Я говорила ему сбивчиво о том, что я замужем, а он слушал, словно пытаясь запомнить каждое мое слово. Но рука моя находилась в его руках. Почему он так смотрит на меня? Куда делась насмешка в его глазах? Я вижу в них упрек и ожидание. Чего ждет от меня человек с сильными руками, в которых столь спокойно моей маленькой ладони?
        - Нам нельзя видеться,- сказал кто-то, и я поняла, что сказала это я.
        Когда он ушел, я почувствовала себя разбитой, не сумела заснуть всю ночь. С того момента, как он поцеловал мне руку, ко мне вернулись все мои мысли о собственной греховности. Я поняла, что изменила мужу. Изменила в мыслях своих и уже не искала себе оправданий.
        Но увидеться нам пришлось. Соседка пригласила меня на новое варенье. Сначала я хотела отказаться, даже написала записку и думала передать ее с Таней, но потом решила, что иначе весь день буду скучать, и изменила свое мнение. Гостей было много, мы пили чай с вареньем, смеялись, засиделись до обеда, и я начала прощаться с хозяевами. Меня долго не хотели отпускать, но все же я ушла и по дороге на свою дачу встретила Вадима Александровича. Мы раскланялись, я совершенно не знала, как повести себя. Он же был весел и беспечен, как истинный дачник, и предложил проводить меня. Разговор у нас неожиданно зашел о модной теософии, которой я не увлекалась.
        - Сейчас все общество только и говорит, что о мистике, тайных ложах, масонстве и пророках,- сказала я.- Все это игры.
        - Вы находите?
        - Уверена.- Но тут я посмотрела на него и поняла, что серьезного разговора не получится.- А вы смеетесь надо мной! Признайтесь, смеетесь! Вы считаете, что я…
        - Самая красивая женщина на свете!- уверил меня Любомирский.
        - Вы говорите, как все мои поклонники! Он рассмеялся.
        - Анна Николаевна, милая моя Анна Николаевна! Скажите, а сами вы не состоите ни при какой мистической ложе?
        Пришлось и мне улыбнуться.
        - Нам нельзя распространять информацию среди непосвященных!
        - Ловко отпарировали! Сдаюсь. И вопросов у меня больше нет! Но есть предложение. Я сам давно не практиковал, не было подходящей компании, да и желания тоже не было, но ваше общество располагает. Спиритизм вас интересует?
        - Я ни разу не пробовала вызывать духов!- призналась я.
        - Неужели? Мне придется лишить вас девственности в известном смысле…
        Я поняла, что краснею, потом с недовольством легко ударила его по руке веером.
        - Мне следует прогнать вас!- пригрозила я.- Вы себе позволяете много лишнего.
        Вадим Александрович шел рядом и повторял:
        - Анна Николаевна, простите!
        - Как вы смеете!..- бросила я.
        - Простите,- еще раз сказал Любомирский.- Так что, мне готовится к сеансу?
        Конечно, я уже простила его, к тому же меня распирало любопытство, но все равно я сказала:
        - Ох, можно подумать, что вы великий вызыватель духов! Или как это называется? Вадим Александрович, прекратите видеть во мне глупенькую девочку!
        - Ничуть!- возразил он.- Но что вы скажете - мне приходить сегодня ночью?
        Мы остановились около низенькой калитки, в зеленых зарослях утопал дачный домик.
        - Ночью?- переспросила я.- Отчего же обязательно ночью?
        - Иначе духа не вызвать…
        Я разволновалась, но Вадим Александрович сказал:
        - Если вам станет страшно, то мы немедленно прекратим эти глупые шутки. Даю вам честное слово.
        Полночь была переполнена пиликаньем сверчков, шорохами сада, который вставал черной громадой сразу же в нескольких шагах от террасы, где стояли столик и плетеные кресла. В тяжелых старомодных канделябрах высились свечи. Несмотря на душную ночь, я куталась в легкую шаль, нервничала, перебирала локоны.
        Любомирский пришел ровно в двенадцать, я слышала, как били часы. Он улыбнулся мне и положил на стол большую шахматную доску. В недоумении я пожала плечами:
        - Я думала - будет спиритический сеанс, а вы принесли шахматы. Спешу вас разочаровать: я скучный соперник, вы сделаете мне мат на второй минуте нашей игры! .
        - О нет! В шахматы мы не будем играть. Взгляните на доску внимательнее.
        Я пригляделась и воскликнула:
        - Здесь буквы! И не по алфавиту… Русские, латинские, греческие - ничего не понимаю.
        Вадим Александрович положил на стол еще и крохотное фарфоровое блюдце.
        - Кого бы вы хотели пригласить для беседы?
        - Юлия Цезаря,- сказала я.
        - Вот видите, нам как раз пригодятся латинские буквы.
        - Подождите!- решительно запротестовала я.- Я пошутила! Моя латынь отвратительна. Не надо…
        Вадим Александрович заговорил и насмешливо, и серьезно одновременно:
        - У меня есть один знакомый призрак, я могу вызвать его, а вы при желании сможете задать ему интересующие вас вопросы. Но я хочу предупредить вас, что всяческое вызывание призраков есть грех, и наши действия непременно осудит ваш духовный отец и, возможно, наложит на вас епитимью.
        Мои пальцы начали дрожать, и дрожь постепенно охватила всю меня.
        - Я все понимаю!.. Я согласна!..- едва смогла произнести я.
        Вадим разложил странную доску, положил на нее блюдце, опустил на блюдце пальцы и сосредоточился на своих мыслях, смотрел на блюдце под своими пальцами, и я видела, как потемнели его глаза. Я немного испуганно наблюдала за его действиями. Поднялся ветер и погасил одну свечу. Блюдце начало двигаться по доске.
        - Анна Николаевна, вы можете спрашивать,- сказал Любомирский.
        Какое-то время я молча наблюдала за блюдцем, но потом осмелилась сказать:
        - Можно ли мне спросить так, чтобы не могли слышать вы?
        - Спросите про себя,- посоветовал он.
        Я прошептала одними губами свой вопрос, перебирая бахрому шали, потом прикрыла глаза ладонью и, наконец, взглянула на доску.
        - Будьте внимательны,- предупредил Вадим Александрович.- Если не верите мне, я могу даже не смотреть на буквы.
        И он смотрел на меня, а блюдце само выбирало, что мне ответить.
        - «Л - ю - б - о…» - медленно читала по буквам я.- Но это очевидно!..- пожимая плечами, заметила я, но не стала развивать свою мысль.- «Любовь есть причина бед…
        - сложилась фраза, и мне стало холодно и страшно одновременно.- Господи, что же это такое! Вадим Александрович, умоляю вас, прекратите!.. Я не могу больше! Мне страшно!
        Вадим Александрович прекратил сеанс, поспешно подошел ко мне, обнял за плечи. Я была изумлена, возбуждена, испугана, мои пальцы отчаянно дрожали.
        - Скажите, что эти слова - неправда!- попросила я.
        - Это не мои слова!- сказал Любомирский мягко.- Но духи могут лгать.
        - Это ложь, Вадим Александрович!- сказала я.- Ложь.
        Вадим Александрович взял мою руку, поцеловал. И тихо сказал:
        - Не принимайте слова близко к сердцу…
        - Я испугалась,- таким же шепотом ответила я.- Мне никогда не было так страшно. Словно ко мне подошел совершенно незнакомый человек, которого я и увидеть не могу! Он был тут!.. Ветер, что поднялся в саду,- вы помните?- он был тут!..
        - Анна… Милая моя Анна.
        - Почему он сказал, что любовь станет причиной бед? Вы знаете почему?
        - Я не знаю. Может, он позавидовал нам с вами? Я повернулась к нему.
        - Нам? Опять вы смеетесь!.. Вам должно быть стыдно, Вадим Александрович! Как вы можете!.. Вы несносны. Зачем вы говорите такое? Разве нам можно позавидовать?
        - Разве нет?- спросил, в свою очередь, он.- Мы молоды, сильны, у нас вся долгая жизнь впереди.
        - У нас?..
        - Все в наших руках,- задумчиво сказал он.- Мы в силах сотворить наше счастье. Как, впрочем, и несчастье тоже. Но мы в силах выбирать.
        Я отняла руку, посмотрела в сад, сказала тихо и строго:
        - Я не выбирала! Что поделать с тем, что у меня есть, но я не выбирала?
        Горели свечи, оплывая от собственного жара и духоты июньской ночи. Вадим Александрович заговорил отстраненно:
        - «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы».
        Я поднялась, запахнула на груди шаль, несмотря на жаркую ночь. Вадим Александрович дотронулся до моей руки снова, удержал меня около себя. Я почувствовала себя абсолютно беспомощной.
        - «Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».
        Я вздохнула, опустила глаза, мне было тяжело слышать такие слова. Но Любомирский сжимал мою руку и продолжал говорить словами Библии:
        - «Любовь никогда не перестанет, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится».
        И я переплела своими пальцами пальцы Вадима Александровича. Он обнял меня, прижал к себе, его губы около моего виска тревожно шептали:
        - «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают эти три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше».
        Холодным лбом я коснулась плеча Вадима Александровича и подумала: «Что мне теперь делать? Что же делать нам? Нам всем?.. Вы знаете, мой милый, мой грешный проповедник?»
        Но ничего не сказала. Мы стояли, обнявшись, и молчали. Боже мой, сколько мыслей овладело в тот момент мною!.. Казалось бы - конечно, глупо было допускать то, что допустимо не должно было быть по сути своей, по многим причинам, но я замерла - совершенно поглупевшая от счастья. Лихорадочно перебирая все свои настроения в жаркую летнюю ночь, я все время возвращалась только к одному: счастье мое порочно и грешно, и мысли мои порочны и направлены против истины и Бога.
        Я не переставала думать о том, что в моей жизни главенствует Александр Михайлович, и, даже склонив голову на плечо возможного любовника, я помнила о супруге, даже в библейских словах Вадима Александровича о любви я слышала отголоски венчального обряда. И супругом становился по-прежнему мой муж - снова и снова, хотя, казалось бы, что мешало мне представить на его месте другого?
        На следующее утро я проснулась со странным ощущением присутствия в комнате кого-то еще.
        - Таня?- позвала я.
        Никто не отозвался. Тогда почему столь ясно я представляла чей-то образ, слышала голос? Ах да! Сон!.. Удивительный сон. Я долго блуждала по темным комнатам, хотя прекрасно знала, что на улице день и солнце. Но окна в комнатах были тщательно зашторены. Я ходила, натыкалась на безмолвных людей. Я не знала, что они делали в темном доме, так же как не знала, для чего там и я сама. Мне вдруг захотелось выйти поскорей, но лабиринт комнат не заканчивался, пока я не побежала. Казалось, дом бесконечен, я словно бежала на месте, пока не забарахталась в нежных руках.
        - Куда вы торопитесь?
        - Уже никуда,- ответила я, осознав, что спешить больше не надо, что выход найден.
        Он стоял и улыбался, не выпуская меня из объятий.
        - Вадим Александрович,- прошептала я, закрывая глаза,- Вадим, не уходите. Останьтесь со мной.
        Мне захотелось рассказать ему о том, как я несчастна, как не хватает мне его сильных рук, как остро я ощущаю потребность в том, чтобы меня оберегали. Я хочу быть слабой, чтобы меня защищали, я хочу осознавать себя женщиной, чтобы быть ею.
        Но слова не давались мне. Я поняла: вот мгновение, которое больше никогда не повторится - ни наяву, ни во сне. И я с благоговейным трепетом поцеловала его руку.
        - Не уходите,- умоляла его я, и он не двигался с места.
        Но сон растаял, так я и открыла глаза с ясным понимаем того, что я не одна в комнате.
        Для меня каждое прикосновение Вадима Александровича наяву было праздником. Сложно сказать, что испытывала я, когда он целовал мне ладони или просто помогал спуститься с террасы или выбраться из лодки. Достаточно было малейшего соприкосновения с его руками, чтобы я ощутила себя слабой, маленькой, полностью во власти этих сильных рук, но в то же время и защищенной от всего мира.
        Боже мой, Боже мой! Я не знаю, как назвать то новое чувство, которое переполняло меня: была ли это мимолетная влюбленность или просто я увидела в Вадиме Александровиче близкого мне человека. Трудно было думать о том, что я замужем за одним мужчиной, а стремлюсь увидеть другого, но не думать о Любомирском я уже не могла.
        Он стал для меня чем-то совершенно необходимым, как воздух, как свет, как вода. Я перестала испытывать неловкость при разговорах с ним, мне хотелось проводить с Вадимом Александровичем все больше и больше времени. Меня влекло к нему, но в то же самое время я боялась показаться смешной или глупой. Все чувства смешались в моей душе.
        Я стала женщиной, которая чувствует только свою невесомость и прикосновение любимых страстных губ. Нет, нет и нет!.. Не может быть!.. Неправда!.. Слишком жестоко было бы проснуться, открыть глаза и увидеть высокий потолок. Каждое мгновение я видела его глаза - огромные, жестокие, черные от страсти, которая читалась во взгляде, в изгибе бровей, в трепете ресниц.

«Господи,- ежечасно молила я,- дай мне насладиться преступлением твоих заповедей! Накажи, если тебе это надо, но продли сладкую муку прикосновения его губ. Прости, но одари меня еще хоть на несколько мгновений его дыханием, поцелуями…»
        Вадим Александрович по-прежнему был весел и мил со мною: у него было достаточно времени для бесед и чтения мне книг, он развлекал меня, ухаживал за мною. И вместе с тем мне казалось, что мой супруг вовсе не обеспокоен постоянным присутствием Любомирского. Если раньше он замечал каждого моего поклонника, то теперь он не говорил ни слова о Вадиме Александровиче. В своем летнем увлечении я даже не задумалась об этом, считая, что Александр Михайлович занят работой и я ему совершенно неинтересна.
        Минула гадательная ночь, постепенно мои страхи и волнения успокоились, я принимала Вадима Александровича, стараясь поменьше думать о муже. Вадим Александрович будто благосклонно принимал мое влечение к нему, но о любви больше не говорил ни слова. Я же, хоть и чувствовала себя заслоненной им от целого мира, не была защищена от своего главного противника - самой себя.
        Представляю себе, какая жара царила в городе, если на дачах, где нас окружали лес, сады и пруд, было невыносимо. Теперь гулять можно было только рано утром или поздно вечером - когда солнце спускалось уже за линию горизонта.
        Было раннее утро. Мы с Вадимом Александровичем встретились у пруда. Не сказать, что идея гулять по утрам меня особенно привлекала, но я решила попробовать. К моему удивлению, утро пришлось мне по душе - на траве лежала роса, изредка сверкая на солнце, воздух был ароматный и густой. День обещал быть жарким.
        - Вот красота!- восхищенно воскликнула я.- И как вы, Вадим Александрович, узнали, что в природе возможно подобное время суток?
        Он улыбнулся.
        - Природа приготовила нам много сюрпризов.
        - Безбожник,- проворчала я, ухватившись за его слова.- Вам следовало бы говорить мне о мире Божьей красоты, о творениях Всевышнего.
        - Зачем мне говорить о том, во что я практически не верю. А вот вы поступаете дурно, насмехаясь над святыми вещами. Кто знает всю правду о нашем мире? Вы? Сомневаюсь.
        - Может быть, вы?- в свою очередь, спросила я Любомирского.
        - Нет, нет! Боже меня избавь!
        - Не поминайте имя Божье всуе!
        - Простите. Но я на самом деле не знаю и знать не хочу.
        Он остановился, остановилась и я, невольно заметив, что подол моего платья уже весь мокрый от росы.
        - Но что же вы замолчали?- спросила я.
        - Знать не хочу, а может быть, и боюсь.- Он снова прислушался.
        - Боитесь,- рассмеялась я.- Вы? Не может быть! Я никогда не поверю, что вы можете чего-то бояться!
        Мы снова пошли по заросшей травой дорожке, я шла чуть впереди, отставая от меня на шаг, шел Вадим Александрович.
        - А вот, представьте себе, Анна Николаевна, боюсь… Вдруг обнаружится в какой-то момент, что то, во что вы изо всех сил не верили, существует! А? Каково? Мне лично не по себе от подобных мыслей. Просто мороз по коже!
        - Опять вы смеетесь!- упрекнула его я.
        - Нет, нет и нет! Какие тут могут быть насмешки?.. Представьте себе: мы погуляли с вами, я проводил вас до дому, пошел к себе. Сажусь за переводы, а никаких интересных мыслей нет, работа не идет, за окном гудят пчелы, и я засыпаю… Просыпаюсь неожиданно в незнакомом месте, у ворот огромного города, окруженного высокой каменной стеной.
        Я невольно рассмеялась, представив себе Вадима Александровича спящего у ворот незнакомого города. Любомирский строго на меня взглянул, и я спрятала улыбку.
        - И тут подходит ко мне,- продолжил он,- некий старичок со связкой ключей на поясе.
        - Постойте!- воскликнула я.- У вас получается совсем старомодная история!
        - Я знаю,- сказал Вадим Александрович,- слушайте же!
        - Да, я вся внимание! Кто же этот удивительный старичок, который в наш век всю еще служит привратником со связкой ключей на поясе?
        - Апостол Петр. Я оборвала смех.
        - Не понимаю вас.
        - Все проще простого. Мы не знаем даты нашей смерти, как и даты рождения, заранее. Ведь могу же я умереть, вернувшись на рощинскую дачу? Могу. И, попав на Божий суд, как я буду себя чувствовать? Уж поверьте мне, Анна Николаевна, прескверно! Потому как всю жизнь бегал от святого причастия, как бес от ладана, не любил я наших священников и был человеком далеко не святого образа жизни. И придется мне раскаяться в том, что не верил я в милость Божью, жил в скверне и праздности… И милый старичок со связкой ключей у пояса может и не пустить меня в большой город, а укажет мне совсем иной путь. Туда, где жарко… Почти как здесь. И что я смогу поделать? Ничего, моя драгоценная Анна Николаевна!.. Вам же я советую начать верить прямо сейчас.
        - Вы говорите почти так же, как мой духовный отец.
        - Я открыл в себе новый талант - с вашей помощью, разумеется.
        - У вас есть шанс стать проповедником. Вадим Александрович в раздумье покачал головой.
        - Если вы будете холодны ко мне и так и не решитесь бросить супруга, то с горя я уйду в монастырь и посвящу свою жизнь борьбе с плотскими удовольствиями.
        Я поняла, что мои щеки начинают розоветь.
        - Вы неисправимы, Вадим Александрович,- сказала я недовольно.
        - Не знаю, что способно меня исправить!
        - А откуда вы знаете эту забавную историю о большом городе за высокой стеной?
        - Давным-давно,- голосом опытного сказочника почти пропел Любомирский, но оборвал тягучий мед сказки,- мне рассказывала нянька, когда я был совсем маленьким мальчиком. Давным-давно я был маленьким мальчиком и любил нянькины сказки. Это нормально, когда дети любят сказки. Главное, чтобы все было вовремя и в меру. Как вы считаете, Анна Николаевна?
        - Я согласна с вами.
        - Ох уж эти нянькины сказки,- задумчиво произнес Вадим Александрович,- герой в них отважен и побеждает всех своих соперников. И царевна достается ему… И клад… И еще он в рай попадет пре-непременно. Хоть и дурак. Что поделать, я давно уже не ребенок, а очень люблю сказки. Вернее, верю в них. Скажите мне, Анна Николаевна, дурно ли верить в сказки в моем возрасте?
        - Нет, не дурно.
        - Может быть, опасно?
        - Нет, не думаю.
        - Надеюсь,- резюмировал Вадим Александрович,- на Высшем суде мне не поставят в вину то, что всю свою жизнь я любил сказки и верил в них больше, чем во что бы то ни было.
        И опять он прислушался.
        - Что с вами, Вадим Александрович?- не удержалась от вопроса я.
        - Мне все кажется, что кто-то поет не очень далеко от нас.
        - Поет?
        - Да. Скажите мне, что я сумасшедший, но я настаиваю на своем. Мне уже несколько минут мерещится.
        - Боже мой…
        - Галлюцинации от жары,- предположил Вадим Александрович.
        И мы пошли дальше, но тут и я услышала звонкий голос, не очень сильный, но приятный. И навстречу нам вышла Вирсавия Андреевна. Одета она была в светлое платье с оголенными до локтей руками, маленькая шляпка не закрывала ее лица.
        - Доброе утро!- крикнула она нам издали.
        - Это Вирсавия Андреевна,- сказала я Вадиму Александровичу, желая представить их друг другу.
        - Я вижу, что это Вирсавия Андреевна,- ответил Любомирский.- Мы знакомы.
        - Здравствуйте, моя дорогая Анна Николаевна,- сказала Вирсавия Андреевна, подходя к нам.- Доброе утро, Вадим Александрович. Я слышала, что вы в России, но не знала, где вы прячетесь.
        - Рад вас видеть!- с восхищенной улыбкой ответил Вадим Александрович.- Признаюсь, я скучал!
        - Ох, не лгите, льстец!- сказала Вирсавия Андреевна.- Идемте гулять все вместе! - весело предложила она, вероятно в душе забавляясь, что нарушила наше уединение.
        - Я не знала, что вы на дачах!- сказала я.
        - Я сама не знала, что буду здесь,- призналась Аверинцева.- Мы приехали вчера очень большой и шумной компанией. Всю ночь играли в преферанс. Теперь там все спят, а я отправилась гулять. Ни за что не простила бы себе, если бы пропустила такое прекрасное утро. А они,- Вирсавия Андреевна пренебрежительно махнула рукой в сторону дач,- пусть побеспокоятся, обнаружив, что меня нет.
        Она была удивительно привлекательна. Ее полуобнаженные руки хватали то высокие травинки, то цветы, и сама она была подвижна и неутомима, как ртуть.
        - Я слышал, как вы пели,- сказал Вадим Александрович.
        - И зря! Я не люблю, когда другие слышат, что я пою.
        - Почему?- спросила я с удивлением.
        - Видите ли, прежде, когда был жив мой супруг, он часто развлекался тем, что просил меня спеть в присутствии гостей, теперь я ненавижу, когда меня слушают, так что я пою исключительно только для себя.
        - Нам с Вадимом Александровичем следует извиниться перед вами - мы слышали вас,- сказала я.
        - Принимаю все ваши извинения,- серьезно сказала Вирсавия Андреевна.
        - Кстати, что это было?- подал голос Вадим Александрович, немного отставший от нас.
        - Что-то народное, кажется. Я не помню, где слышала эту песню. Бывает же такое: услышишь раз - и запомнишь на всю жизнь, а где услышала, кто пел - и вспомнить невозможно!
        Она неожиданно рассмеялась, обнажив белые влажные зубы, и повернулась к Вадиму Александровичу. Сердце мое остановилось. Слишком красивой была Вирсавия Андреевна в тот момент. Слишком восхищенно смотрел не нее Вадим Александрович. Слишком жарким становился день…
        Но Аверинцева тут же повернулась ко мне.
        - И хочется вам прятаться под шляпами и зонтиками?- спросила она меня, оглядывая белые кружева моего нового зонтика.
        Я пожала плечами.
        - Я уже обожгла руки на солнце,- призналась я.
        - В столице сумасшествие,- громко зашептала мне Вирсавия Андреевна,- все дамы оставили кружева и ленты и стали загорать! Вы можете не поверить, но даже Великие Княжны загорают! Посмотрите на меня - какая я смуглая.
        - «Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня…» - сказал задумчиво Вадим Александрович.
        Вирсавия Андреевна поправила прядь волос.
        - Почти что так. Может быть, не столь романтично, но почти так.
        Она и вправду была смугла, но потемневшая кожа только подчеркивала ее красоту.
        Солнце поднималось все выше, день становился все жарче. Я пригласила Вирсавию Андреевну и Вадима Александровича к себе на дачу. Без труда словоохотливая Вирсавия Андреевна завязала разговор о взаимоотношениях мужчин и женщин. Шутили, смеялись, говорили порой и серьезно. Вадим Александрович галантно представлял женщин в виде ангелов со спрятанными крыльями, Вирсавия Андреевна пыталась его разубедить.
        - Ну, мой любезнейший Вадим Александрович, ответьте мне тогда на такой вопрос: если вы начали защищать женское сословье, почему вы не женаты до сих пор?

«О Боже мой!- подумала я.- Неужели надо было задавать подобные вопросы? Ведь Вадим Александрович не постесняется с ответом!»
        - Почему?- переспросил тот.- Наверно, чтобы не разочароваться!
        Вирсавия Андреевна взглянула на меня.
        - Вот достойный ответ мужчины. Сначала с вами побеседуют, как с равной, а потом отшутятся, ссылаясь на вашу неполноценность!
        Я пожала плечами.
        - Но ведь и вы, Вирсавия Андреевна,- ответила я,- не из тех сумасшедших дам, которые пытаются доказать, что они, женщины, равны мужчинам.
        - Нет, конечно, мне еще только этого не хватало!
        - Но иногда вы ведете себя именно так!- воскликнул Вадим Александрович.
        Вирсавия Андреевна взяла в руки чашку с чаем.
        - Видите ли, я вдова… Меня приструнить некому… Любомирский рассмеялся.
        - Вы видели, Анна Николаевна, как талантливо была обыграна последняя фраза?!
        Вирсавия Андреевна скромно потупила взгляд, пряча довольную улыбку.
        - Но если говорить серьезно,- задумчиво продолжила она,- я готова признать, что я прилично отстаю от вас, например, Вадим Александрович. И в образовании у меня пробел, и жизненного опыта не так чтобы много… Но почему это многие господа, а!… - она махнула рукой.- Глупая тема и бесполезная.
        Несколько минут мы сидели молча и пили чай.
        - Повернем тему иначе,- предложил вдруг Вадим Александрович,- сейчас вы, Вирсавия Андреевна, можете так рассуждать, а будь вы замужем? Что тогда?
        Аверинцева оживилась.
        - Тут есть много вариантов! Будь жив мой супруг, так я и по сей день развлекала бы наших гостей пением. Вы, Анна Николаевна, никогда не пели по настоятельной просьбе супруга? Нет? Счастливая женщина!.. И не было бы у меня вообще никаких мыслей… Одни только желания - к модистке раньше уехать, в альбом побольше стихов заполучить. Есть другой вариант. Была бы я замужем за обычным человеком, знала бы о подобных идеях и говорила бы: «Да, пожалуй, интересно, но это все для неудачниц и старых дев. Я-то дама приличная. И мой Петечка все равно лучше всех - пьет в меру, по-крупному не играет, детишки у нас. Какие мне идеи? И так все у меня есть, слава Богу!..» Я не удержалась и фыркнула.
        - Не могу вас представить, Вирсавия Андреевна, в такой обстановке,- сказала я, качая головой.
        - Я и сама не представляю,- призналась она,- но есть еще один вариант.
        - И какой же?- спросила я, ожидая, что сейчас Вирсавия Андреевна скажет о том, что было бы, если бы она придерживалась крайних взглядов.
        - Вариант, если бы моим мужем был Вадим Александрович.
        Я невольно посмотрела на Любомирского, но на его лице не дрогнул ни один мускул, он только весело и совершенно беззаботно рассмеялся и приготовился слушать, что скажет Аверинцева. Но мне стало не по себе. Прекрасно понимая, что Вирсавия Андреевна скорее всего догадывается о моем отношении к Вадиму Александровичу, я приготовилась к худшему.

«Для чего она затеяла эти рассказы?- недоумевала я.- Чтобы сделать больно мне? Досадить Вадиму Александровичу? Зачем?»
        - Постойте, Вирсавия Андреевна!- сказал Любомирский.

«Хоть один нормальный человек! Пусть Вадим Александрович попросит Вирсавию Андреевну оставить свои фантазии при себе,- подумала я.- Надеюсь, сейчас все прекратится, а то я, кажется, покраснела, как гимназистка, и выдала себя с головой!»
        - Да?- отозвалась она.
        - Если на то пошло,- сказал Вадим Александрович,- так расскажите вашу историю полностью - при каких обстоятельствах мы поженились, почему, как давно.

«Нет!- хотелось крикнуть мне, я едва смогла сдержаться.- Они безумны оба! Сумасшедший день! И ужасная жара!» Я раскрыла веер, но больше для того, чтобы спрятать свой предательский румянец.
        - Слушайте же!- воскликнула она, уже придумав свою байку.- Год назад, когда вы все еще не знали, куда поедете и как надолго, вы, Вадим Александрович, крупно проигрались в карты. И друзья ваши в шутку предложили вам последнюю ставку - а именно: если проиграетесь, то женитесь. Все равно на ком - только бы порвать со своей репутацией героя-любовника. Вы, человек азартный, согласились. И - боже ты мой - проиграли! Встал вопрос о невесте. Вы прекрасно понимали, что скоро вам, возможно, ехать по назначению, поэтому решились жениться на мне и не огорчать своими отъездами всех претендовавших на вашу руку барышень или их мамаш, скажем прямо. Я же для вас показалась невестой почти идеальной. Мы с вами одного возраста!
        - Вирсавия Андреевна!- укоризненно произнес Вадим Александрович.- Я много старше вас!
        - Замолчите! В душе я старуха, и вы - мальчишка передо мною! И дайте продолжить! Что за неучтивость!- проворчала Вирсавия Андреевна.- И потом, я богата, привлекательна, не будем скрывать этого. У меня имеются милые причуды, но в целом я представлялась вам неплохой кандидатурой на роль супруги. Одно вас тревожило - вы не знали, что я думаю о роли женщины в семье. Но рискнуть решились. И проигрыш опять же… Я сказала вам «да» без лишних раздумий. В моем положении выбирать не приходится!..
        - Вирсавия Андреевна!..- опять прервал ее Любомирский.- Вас послушаешь, так вам сто девять лет, о вас все общество давно забыло и думать не желает!.. Молодая привлекательная дама…
        - Прекратите делать мне комплименты!- попросила Аверинцева.
        - Очень многие господа почли бы за честь жениться на вас, но вы…
        - Прекратите,- еще раз сказала Вирсавия Андреевна,- иначе Анна Николаевна выставит меня вон и будет абсолютно права. Нехорошо при хозяйке говорить комплименты другой женщине.
        - Вадим Александрович, по-моему, говорит правду. Он же не виноват, что она так напоминает комплимент!- сказала я. Многие поклонники Вирсавии Андреевны мечтали жениться на ней, но та почему-то отказывала всем, даже самым завидным женихам.
        Вирсавия Андреевна вздохнула.
        - Так вот, став супругой Вадима Александровича, я влюбилась в него. Представьте себе - такая редкость в наше время!.. Общение с ним доставляло мне удовольствие, ревность сжигала меня, когда я видела, что он просто беседует с другой женщиной. И тут я поняла, что бессильна перед своей любовью! И поняла, что легче быть не рядом, а находиться напротив. И всем я стала говорить, что мужчины - это просто похотливые животные, которые видят в женщине только объект желаний и не видят в ней личности. Возможно, я бы даже стала увлекаться религией и, прибегая к мудрости апокрифов, заявляла бы, что Лилит была создана прежде Адама и была равной ему…
        Увольте!- в притворном гневе закричал Вадим Александрович.- Значит, я женился на богатой вдове и довел ее до полнейшего сумасшествия! Сломал ее жизнь! Заставил ее возненавидеть всех мужчин на свете! Нет уж, дорогая Вирсавия Андреевна! Не было этого брака! Вы все придумали только что! Анна Николаевна, не верьте ей, прошу вас! Умоляю!
        Вирсавия Андреевна веселилась. Мне тоже было забавно смотреть, как Вадим Александрович пытался обелить себя, но тема… Тема мне была не по душе. Вирсавия Андреевна заронила мне в душу зерна сомнения и ревности, и те не замедлили дать всходы.
        И еще Вадим Александрович сказал:
        - Вирсавия Андреевна, кто научил вас так философствовать?
        - Вы смеетесь надо мной?- с притворным гневом вскричала она.- Ученых людей я всю жизнь боюсь. Книжки не знаю, как в руки брать, а вы мне говорите о философствовании!
        Вскоре Вадим Александрович начал прощаться с нами. Я внимательно наблюдала, как поведет себя Аверинцева, но она только равнодушно протянула ему руку для поцелуя и сказала:
        - Надеюсь, мы еще увидимся с вами. И Любомирский ушел.
        - Ох уж эти слова, слова, слова!- сказала Вирсавия Андреевна, глядя куда-то мимо меня.- Когда я выходила замуж, то была наивна настолько, что и не догадывалась об особенностях собственной физиологии. И философские темы для меня были тайной за семью печатями. Да и сейчас я несильна в них. Просто научилась слушать собеседников, вовремя кивать и болтать глупости, выдавая их за личные взгляды.
        - Вы слишком беспощадны к себе,- сказала я. Мне надо было разобраться со всеми чувствами, на меня обрушившимися, и, если честно, мне хотелось, чтобы Вирсавия Андреевна поскорее ушла.
        А вы, моя милая Анна Николаевна, слишком счастливы,- в ответ сказала она.- И не метайте в меня огненных взглядов. Если я не скажу, то кто вам скажет? Будьте осторожней.
        - Счастлива?- повторила я, словно ища себе оправдания.
        - Я говорю о дачном климате!- тонко улыбнулась Вирсавия Андреевна.- Он улучшает и цвет лица, и настроение. Однако люди предпочитают видеть вокруг себя слабых и болезненных. Так что хотя бы вуалируйте свое здоровье. Мне пора! Сегодня вечером я уже уеду. Боюсь, что увидимся мы с вами теперь только осенью!
        Я смотрела ей вслед: как она шла по песчаной дорожке - красивая, тонкая, наблюдательная, и почему-то мне казалось, что под ее модным платьем надета власяница, а ноги ее босы и что она очень хорошо чувствует каждый мелкий камушек, каждую песчинку своими ступнями.
        Глава 7
        Разговаривать со своим отражением в зеркале - глупейшее занятие, но иногда я к нему прибегала:
        - Мне надо что-то сделать,- сказала я точно такой же даме. И она кивнула.- Мне надо разобраться во всем - и чем скорее, тем лучше. Вадим Александрович ко мне приходит каждый день, и я ему не безынтересна. И Боже мой! мне приятно быть с ним. - Дама в зеркале улыбнулась чарующе.- Как много бы я отдала за то, чтобы он был со мною еще чаще!- Дама опустила ресницы, но было видно, что ей интересна предложенная тема.- Вадим Александрович всегда любезен и весел. С ним так хорошо, что сердце замирает и дрожит!..
        Дама примерила серьги.
        - Хорошо!- успокоила ее я.- Может, сегодня в этих серьгах появиться? Помнится, Николке они нравились. Только Николка сейчас в учебных лагерях, до самого выпуска из училища. Даже не попрощался со мною, прислал записку, да и ту сердитую. Верно, злится на меня. А что сердиться? Он мне брат, и все наши глупые поцелуи в моей спальне не больше чем шалость. Вадим Александрович - другое дело.
        Дама уже примеряла такую же нитку жемчуга, что и я, немного обнажила грудь, оценивая матовый блеск на коже.
        - Может, мне завести любовника?- спросила я.- Пока обстановка соответствует этому нелепому желанию… Вадим… - мечтательно и нараспев произнесла я.- Вадим…
        Дама улыбнулась, но потом нахмурила идеальные брови.
        - Но, кажется, у моих желаний есть одна помеха,- поделилась я с ней.- Я ни за что не смогу позволить себе ничего греховного, пока со мной моя святая… Придется немного пожертвовать привычкой ради нового счастья.
        Я отвернулась от зеркала и позвала:
        - Таня! Приди сюда!
        Появилась Таня, загоревшая под летним солнцем.
        - Вы звали, Анна Николаевна.
        - Звала. Скажи мне, Танечка, тебе тут не скучно?
        - Нет, Анна Николаевна,- растерялась она.- Отчего скучно?
        - И все равно. Подумала я, Танечка, отправить тебя домой. Там Александр Михайлович… Будешь вовремя приносить ему кофе в кабинет. Приготовишь комнату к моему приезду, я скажу, что надо сменить: шторы там уже никуда не годятся, ковер на полу вытерся…
        - А как же вы здесь?..
        - Тут со мной останется… Как же ее зовут? Новая горничная… Дарья! Она вчера причесывала меня, и очень неплохо! Так что готовься, Танечка, завтра поедешь домой. Ты не рада?
        - Как прикажете, Анна Николаевна,- отозвалась она.
        Мы с Любомирским катались по пруду на лодке. Вокруг царила зелень, плакучие ивы полоскали ветви в теплой воде. Я была во всем белом, в широкополой шляпе и была счастлива.
        - Если бы мне раньше сказали, что на земле есть рай, не поверила бы. А вот сейчас…
        - Неужели сейчас поверили?- спросил Любомирский со скрытой усмешкой.
        - Чем здесь не рай? А раньше никогда не замечала! Наверно, я становлюсь старой и сентиментальной, скоро начну читать слезливые романы и плакать потом до рассвета.
        - Любопытная перспектива!- оценил Вадим Александрович.- Разрешите мне читать вам слезливые романы. Я буду подавать вам платки, утешать вас и даже смогу осуществить грешнеишее из своих желаний - увидеть вас на рассвете.
        - Вы - гадкий!- заметила я.- Опять вы говорите непристойности. Я сержусь на вас, так и знайте.
        - Простите, Анна Николаевна,- привычно сказал он.
        - Я не принимаю ваших извинений! Я ухожу,- сказала я и действительно встала.
        Вадим рассмеялся от души, лодка закачалась, я испугалась, увидев свое отражение в воде, и присела обратно, но не выдержала и тоже улыбнулась.
        - Если бы мы не были на середине пруда!..
        - «По воде, аки по суху»?
        - Оставьте, это вам должно быть стыдно,- заметила я, но мое внимание уже приковало небо.- Посмотрите, Вадим Александрович! Вот это облако напоминает мне вазу с цветами.
        - А мне - слона,- с готовностью отозвался он.
        - Глупости! Не может быть!- не поверила я.- Ваза с цветами не может напоминать вам слона.
        - У меня несколько иной ракурс.
        - Действительно?- Я быстро пересела к нему на скамью.- Да… Что-то есть… Но только не слон.
        Любомирский удивленно посмотрел на меня, и я заметила это, но не повернулась к нему, сидела, как будто ничего не происходило. Вадим Александрович приблизился ко мне, я даже почувствовал его дыхание на своей шее. Но он тут же отвернулся от меня и нахмурился.
        - С вами все в порядке?- спросила я.
        - Да, безусловно,- сдержанно ответил он.
        - Мне показалось,- я сделала паузу, но все-таки продолжила: - Что вы хотите меня поцеловать.
        - Неужели вы хотите поговорить откровенно? Или ваша открытость - всего лишь ловушка, кокетство?
        Я ничего не ответила.
        - Да, я хотел поцеловать вас,- признался он.
        - Но не поцеловали.
        - Нет. Я не могу быть бесчестным по отношению к Александру.
        - Ах, так!.. Действительно!- сказала я с плохо скрытым гневом.- Как я могла забыть, что Александр Михайлович ваш друг! Прошу вас проводить меня домой! Да, да, пожалуйста, поворачивайте лодку к берегу!
        - Анна Николаевна!..
        - Что вам угодно?
        - Мой поцелуй был бы бесчестным и по отношению к вам! К вам - в первую очередь! Вы сначала смеетесь, потом гневаетесь на меня, едва ли не каждый день грозитесь прогнать меня, дразните меня своей милостью, даете повод для надежды. Вызываете на откровенный разговор и обижаетесь. Вы ведете себя, как ребенок, который никак не может заполучить желанную игрушку. Простите, я начал вас поучать.
        - Ничего,- сказала я, переводя дыхание.- Говорите.
        - При всей вашей ангельской внешности вы коварны, Анна Николаевна.
        - Вы находите?
        - Да.- И сказал после паузы: - Я завтра уезжаю.
        И тут я не на шутку испугалась.
        - Как!- почти крикнула я.- Зачем?
        - Дела.
        - Вы вернетесь?- допытывалась я.
        - Стоит ли?- спросил Вадим Александрович, но увидел, что я заметно погрустнела, и немного раздраженно сказал: - Вас не угадаешь, Анна Николаевна, я-то думал, вы обрадуетесь, узнав, что я уезжаю, а на вас лица нет.
        - Возвращайтесь… - попросила я очень тихо.
        - Господи! Как с вами непросто!- закусил губу он.- Вот скажите мне, Анна Николаевна, только правду скажите! Если бы я поцеловал вас сейчас, то украсили бы вы меня пощечиной?
        Я опустила ресницы.
        - Что вам стоит ответить честно?- настаивал он.
        - Украсила бы!
        Вадим Александрович улыбнулся и поцеловал мне руку.
        - И какие у вас еще планы на будущее, помимо того, что вы вскоре покинете меня?- спросила я у Любомирского чуть позже.
        - О жестокая,- улыбнулся он. Но тут же стал серьезным.- Вы, душа моя, умеете поставить меня в неловкое положение. А впрочем, слушайте! Женюсь. Найду себе милую провинциалочку. Молодую, с чистыми помыслами, с блестящими такими любопытными глазками. Привяжу ее к себе той собачьей любовью, на которую способны только очень молодые женщины. Научу быть самой яркой, обольстительной, блистающей среди наших дам с прогнившими душами и зубами. Если не только привяжется ко мне, но и полюбит, то скрасит мою старость. А нет - ну и черт с нею! Пусть сбегает с гусаром, с художником, хоть с кем!
        - Вы как-то неверно рассуждаете о семейной жизни.
        - Даже вы мне не сможете послужить достойным примером. Простите,- поспешно сказал он, перехватив мой взгляд.
        Я понимала, что он прав, но мне это было неприятно, я даже подумала обидеться на него, но махнула на свои капризы рукой. Пусть Вадим Александрович думает, что ему будет угодно!
        Уверена, если бы мне за два часа до моего визита сказали, что сегодня ночью я буду беседовать с Любомирским, то я бы ни в коем случае не поверила, высмеяла бы нахала, сказала бы, что Вадим Александрович уезжает завтра очень рано утром и не придет ко мне. Однако, проскучав весь день, вечером я уже не находила себе места.
        - Дарья, одеваться,- приказала я новой горничной.
        - Вы кого-то ждете?- спросила Дарья.
        - Нет,- ответила я.- Просто хочу прогуляться. Надоело сидеть на даче.
        Дарья на секунду замерла.
        - И куда же мы пойдем?
        - Никуда ты, Дарья, не пойдешь. Отдохни, моя хорошая. Я одна прогуляюсь. А куда? Может быть, к соседям зайду, на самое новое варенье. Я еще не решила. Не тревожься за меня.
        Я не знала точно, где располагалась дача полковника Рощина, но и не искала ее, ноги сами вывели меня к большому дому, на котором значилось имя владельца.

«Постучаться? Но как я представлюсь, если откроет прислуга? И потом, Вадим Александрович никогда не говорил, живет ли он на даче один или с хозяевами»,- подумала я. Но пока я размышляла и сомневалась, в окнах зажегся свет, захлопали двери, и передо мной появился немного испуганный Любомирский.
        - Анна Николаевна! Что случилось?
        - Ничего,- смеясь, ответила я.- А что должно было случиться? Вы выглядите растревоженным!
        - О Боже мой!- с облегчением вздохнул он.- Простите старого осла!.. Я увидел вас и напридумывал массу всяческих ужасов.
        - И напрасно! Я прогуливалась мимо, не более того!
        - Правда?- еще раз спросил Вадим Александрович.
        - Конечно, правда,- сказала я, прекрасно понимая, что наша нелепая беседа напоминает скорее объяснение двух подростков, а никак не разговор взрослых людей.
        Вадим Александрович помялся, потрогал нос, смущенно улыбнулся.
        - Может быть, зайдете ко мне на несколько минут, если вы уже здесь?- сказал он.
        - Удобно ли это будет?
        - Почему нет?- пожал плечами Вадим Александрович.- Или вы желаете продолжить прогулку в полнейшем одиночестве?
        - Нет, наверно, нет. Зайду, если вы настаиваете. Дача полковника Рощина была намного больше нашей, но обставлена слишком громоздко и пышно.
        - Вот мое пристанище,- сказал немного грустно Любомирский, словно извиняясь за вкус хозяев.
        - Да уж, не очень здесь весело,- сказала я и тут же спохватилась.- Простите, я имела в виду всего лишь то, что, на мой взгляд, здесь слишком роскошно.
        - Оставьте, ваши извинения никто не услышит, мы совершенно одни. Даже прислуги нет.
        Я улыбнулась.
        - Могу предложить вам кофе собственного приготовления. Уверен, вы сможете оценить мои старания. А если серьезно, то я очень неплохо варю кофе.
        - Кофе?- переспросила я.- После кофе я не сплю всю ночь. Впрочем, будем пить кофе. Я совсем ненадолго. Во сколько вы уезжаете завтра?
        - В пять утра.
        - Вам надо отдохнуть…
        - Не беспокойтесь об этом,- и тут он рассмеялся.- Ваш визит стал для меня приятной неожиданностью. Я до сих пор не могу поверить в реальность происходящего.
        - Но я здесь,- с улыбкой сказала я.- И если не верите, то вот вам моя рука. Это я. Живая. Из плоти и крови.
        К Любомирскому постепенно возвращалось привычное игривое настроение.
        - Просто чудо!- отозвался он.- Женщина из плоти и крови! Кто бы мог подумать!.. Лично я был уверен до сего вечера в том, что женщины состоят из иронии, одним им понятных тайн, украшений и капризного настроения.- Он взял меня за руку.- Действительно, плоть.- Провел пальцем по моим венам вверх, к локтю.- Кровь… Но вы хотели кофе. Не буду отвлекаться. Кофе будет готов через несколько минут. Простите, я покину вас.
        Но даже за чашечкой крепкого кофе беседа наша не вязалась, рассыпалась на мелкие осколки, мы теряли нить разговора и замолкали. Мы чувствовали неловкость, сохраняя молчание. Слова казались нам наполненными каким-то иным смыслом, и даже простые предложения приобретали в своем звучании новые оттенки.
        - Вы вернетесь?- спросила я, когда наступило время прощаться.
        - Буду очень стараться, Анна Николаевна, даю вам честное слово,- сказал Вадим Александрович.- Но, поймите, не все зависит только от меня.
        - Я понимаю,- едва ли не со слезами сказала я.- Я все понимаю… Приезжайте… Прошу вас.
        Потом Вадим Александрович проводил меня до моей дачи, несмотря на все мои протесты. Зайти он отказался, сказал, что кофе в эту ночь выпито уже достаточно. Мы стояли и все никак не могли расстаться. Он целовал мои руки, но совершенно ничего не говорил о любви.
        Над нами качались под теплым летним ветром ветви старого тополя, над нами сияла огромная любопытная луна на бездонном черном небе. Пролетела зигзагами летучая мышь, заставив меня вздрогнуть. Вадим Александрович погладил меня по волосам и тихо сказал:
        - Напрасно вы боитесь. Она безобидная…
        - С вами я ничего не боюсь, я уже, кажется, говорила вам,- доверительно прошептала я, заглядывая ему в глаза.
        Он ничего мне не ответил. И тут я не выдержала:
        - Господи, за что? Почему? Почему?!
        - О чем вы, жизнь моя?- спросил он слишком спокойно.
        - Не понимаю, почему я должна все это терпеть!.. Почему судьба столь жестока, что не дала нам шанса встретиться раньше? Почему?
        - С чего вы взяли, что я претендовал бы на вашу руку, если бы мы с вами были знакомы еще до вашего замужества?
        - Но…
        - Мои слова показались вам нелестными?
        - Да уж, любезностью тут и не пахнет!
        Он подошел ко мне совсем близко, взял меня за подбородок.
        - Девочка моя, не спрашивайте у судьбы ничего. Она тоже не всесильна, и на вопросы ваши она тоже не сможет ответить.
        - И это говорите вы? Вы, человек, который убедил меня в том, что свою судьбу мы создаем сами?! Ответьте мне…
        Он пожал плечами.
        - Что-то должно быть выше вас, лучше нас. Иначе мы натворим такого… Страшно подумать… Вы не согласны со мной?
        Когда я вошла в свою спальню, грустная, растревоженная, было уже три часа утра.
«Он, вероятно, уже отправился на станцию. Успеет ли?- подумала я.- Успеет, от моей дачи до рощинской всего десять минут ходьбы… Там переодеться, взять вещи и до станции еще минут десять - пятнадцать… Успеет. Ах, Вадим Александрович… Как же я жду вас обратно!.. И только Богу известно, как я уже скучаю по вас!..»
        Николка приехал на дачу сразу же после выпуска. Он немного дулся на меня за то, что я не поехала посмотреть, как его производят в офицеры, но свежий воздух, безделье и новое варенье в конце концов смягчили его.
        По старой памяти я предложила Николке сыграть в «Пыльное окно», но он на мгновение поджал губы и сказал, что нет такой необходимости, а потом весь вечер рассказывал, как они готовились к выпускному параду, как волновались, как не спали всю ночь.
        - Да ты опять не слушаешь меня!- воскликнул Николка, сверкая глазами.
        - Слушаю, мой хороший,- улыбнулась я, с досадой отмечая, что я слишком замечталась, и даже Николка заметил, как далеко сейчас мои мысли.
        Он нервно начал грызть ноготь на мизинце.
        - Фу, Николка, как некрасиво!- заметила я.
        - Очень некрасиво, когда сестра совершенно не рада моему приезду!..- обиженно заявил он.- А грызть ногти меня научили в корпусе, ничего не поделаешь. Мы все между переменами блюд в столовой зале ногти грызем. Наши воспитатели говорят, что им не по себе от такого зрелища - толпа одинаковых юнкеров, с голодным ожесточением грызущих ногти.
        Я подернула плечами от брезгливости.
        - А ты что думала?- совершенно грубо сказал Николка.- Ты, наверно, думала, что из нас кисейных барышень воспитают?
        - Нет! Нет!- поспешила я заверить брата.
        - И вообще,- совершенно без перехода сказал Николка,- где Александр Михайлович? Вот уж кому не помешало бы отдохнуть, так это ему! А он все где-то пропадает.
        - Александр Михайлович очень занят. Впрочем, как обычно,- ответила я.- Почему ты о нем спросил?
        Николка отвел глаза.
        - Хотел поговорить, не более того.
        - Поговорить?- протянула я.- Ну, если тебе так срочно надо поговорить с Александром Михайловичем, то он приедет завтра или через два дня, я не знаю точно. И о чем будет разговор?- спросила я.
        Но Николка так и не ответил мне вразумительно, о чем он желает поговорить с моим мужем.
        - Почему у тебя появились какие-то тайны от меня?- полушутя-полусерьезно спросила я, пряча свое недовольство.
        Александр Михайлович стоял у рояля, неспешно что-то наигрывал одной рукой. Николка стоял за его спиной, около окна. Я хотела войти, но в это время Николка повернулся к Александру Михайловичу и резко сказал:
        - Простите меня!
        Естественно, я не вошла, но невольно прислушалась, кляня свое любопытство.
        - Вот еще глупости!- небрежно сказала мой супруг.
        - И все-таки,- настаивал Николка.
        - Да ничего вы не должны говорить мне, Николай,- повернулся к нему Александр Михайлович.- Тем более что… Ладно, забудьте. Я удовлетворил ваш вызов. Вы остались довольны результатами, не правда ли?
        Николка словно не слышал сарказма в словах моего супруга.
        - Я много думал… - сказал он медленно.- И пришел к выводу, что Анна должна быть счастлива с вами.
        Александр Михайлович усмехнулся. Мне показалось, что меня сейчас заметят, поэтому почти прекратила дышать, но сердце у меня билось, как сумасшедшее.
        - Не смейтесь,- упрекнул его Николка.- Я вам говорю то, что вижу. Вот Анна! Все бегает, ищет чего-то!.. Поклонники, глупости, инфантильность. Скажите, для чего?
        - Анне нравится изображать из себя ребенка. Она прирожденная актриса.
        - Нет.
        - Нет?
        - Нет. Анна хочет, чтобы ее увидели. Как ребенок начинает плакать в надежде, что к нему придут и обратят на него внимание, так и Анна стремится стать объектом внимания. Вашего внимания!
        - Что ж, у нее прекрасно получается. Анна заплакала - и вы получили пулю в бок. Смешно?
        - Не очень,- признался Николка.- Но как мне было поступить иначе? Поверьте, я так сильно люблю ее, что готов на все ради ее счастья!.. И когда я узнал, что она расплакалась в вашем присутствии, то решил: вы и есть причина ее слез, и был в ярости! А вы с легкостью могли бы проигнорировать вызов задиристого мальчишки, но вы приняли его со всей серьезностью!
        Александр Михайлович заиграл что-то веселое и быстрое.
        - Теперь наши весенние выстрелы не имеют никакого значения!
        - Имеют!
        - Ну, может быть, только для вас. Но не для Анны.
        Николка уже почти кричал, как всегда в минуты возбуждения.
        - Не для Анны? Неужели же вы ничего не видите, Александр Михайлович? Да все, что она делает,- ради вас, ради вашего внимания к ней!! Она даже меня любит, чтобы вам показать, как она способна любить! И поверьте, Александр Михайлович, мне не просто быть объектом любви, в которой я не способен разделить, где - мое, где - ваше!
        Супруг как-то странно замер, осмотрел Николку с головы до ног и сказал медленно:
        - Не думал, что вы можете так рассуждать. А относительно любви не волнуйтесь - все ваше.
        Николка, раскрасневшийся и недовольный, как всякий невыслушанный до конца спорщик, заходил по комнате. Я невольно улыбнулась: выправка и юношеские жесты делали Николку милым и забавным.
        - Ах ты, негодник!- зашептала я, вонзаясь в руку Николке острыми ногтями.- Пойди-ка в мою комнату, мне надо с тобой поговорить!
        - Это еще зачем?- упрямился тот.
        - Затем, что ты вдруг стал слишком разговорчивым! Наболтать Александру Михайловичу такого!..
        - Что?- закричал Николка.- Ты подслушивала?
        Я впилась в его руку еще сильнее.
        - Выбирай выражения!- потребовала я.- Я случайно услышала: вы же для своих тайных бесед даже не удосужились прикрыть дверь! Что мне оставалось - заткнуть уши и выйти в сад?
        Николка сначала покраснел, потом краска сошла с его лица.
        - Я все равно не буду перед тобой оправдываться,- заявил он.- И от своих слов не откажусь.
        Я, не выпуская из своей руки Николкину руку, пошла наверх.
        - Эй!- пытался сопротивляться брат.- Что еще за безобразие! Я буду звать на помощь! Отпусти меня! Что тебе нужно?
        Я захлопнула в спальне дверь.
        - Вот теперь будем говорить!
        - Не буду я с тобой разговаривать!- заявил Николка.- Ты ведешь себя как… распоследний римский император. Приказываешь, руку мне исцарапала…
        - Ты в самом деле считаешь, что я живу только ради того, чтобы понравится Александру Михайловичу?
        - Ну, не живешь… Но большая часть твоих поступков слишком прозрачна. Ты влюблена в собственного мужа, как гимназистка!- бросил Николка.
        Я резко повернулась к зеркалу, успела отметить неровные ярко-алые пятна на своих скулах.
        - Хорошо! Я скажу тебе,- решилась я.- Меня не интересует Александр Михайлович. Ты ошибся. Я люблю другого мужчину. Я познакомилась с ним здесь, на дачах. Он - все для меня. Целый мир, целая Вселенная. Он как бог для меня. Понимаешь, Николка! Я никогда и никого так не любила…
        - Лжешь!- крикнул он.
        И вышел вон, хлопнув дверью.
        Без Любомирского было скучно, меня не развеселил и Николкин визит. Напротив, утомил и заставил понервничать не в меру. По вечерам - супруг остался на некоторое время на даче - мы собирались за вечерним чаем, беседовали. Но я почти не говорила, держала в руках книгу, иногда листала страницы. Николка беспрестанно злился.
        - Успокойтесь, Николай,- посоветовал ему Александр Михайлович,- если у Анны Николаевны нет желания говорить с нами, то не будем досаждать ей.
        - Да я ей не сказал ни слова!- попытался оправдаться Николка.
        - Вы смотрите на нее неодобрительно, а Анна Николаевна любит, когда ей говорят комплименты и разные приятности,- с улыбкой сказал Александр Михайлович. Но разве это была улыбка?
        Одно только желание задеть меня. Или показать Николке, каким наивным тот был во время своей детской исповеди.
        - Неодобрительно?!- вскричал Николка, отталкивая от себя чашку чаю.- Как прикажете мне смотреть на Анну? Ей не четырнадцать лет, чтобы так неучтиво забывать о правилах хорошего тона!
        - Оставьте,- протянул Александр Михайлович.- Давайте-ка лучше сразимся в шахматы, господин офицер.
        Я не сказала в тот вечер ни слова, все мои мысли были заняты исключительно Вадимом Александровичем.

«Вот удивительно,- рассуждала я про себя,- я знаю человека всего несколько недель, а думаю о нем в любое время суток, есть не могу, спать не могу, пальцы дрожат при одном только упоминании его имени!.. И если бы наши отношения были плавными - но нет! Он то задевает меня своей откровенностью, то подтрунивает над моими чувствами, то любезничает со мной!.. Столько чувств сразу! Я и недовольна им, и довольна! Как в детской сказочке - с ним тесно, а без него скучно. …И еще Николка выдумал какие-то совершенные глупости относительно Александра Михайловича!
        В саду уже царила грозовая летняя тьма. Я вышла на террасу, на которой меня настиг радостный крик Николки:
        - Вам - мат, Александр Михайлович! Вам - мат!!
        Александр Михайлович даже рассмеялся.
        - Не может быть!- притворно забеспокоился он.
        - Мат! Господи!- не унимался Николка.- Первый раз в моей жизни я поставил вам мат! Боже мой!
        Я заглянула в зал. Александр Михайлович курил и с улыбкой убирал фигуры с доски.
        - Постойте!- вдруг заволновался Николка.- Кажется… Постойте, постойте! А вы не поддались ли мне нарочно?- с вызовом спросил он.
        - Вот еще!- сдвинул брови Александр Михайлович, стараясь спрятать усмешку.
        - Но вы, кажется, могли пойти ладьей!.. Вы не могли пропустить той комбинации!..
        - О чем вы, Николай?
        - Зачем вы убрали шахматы?- обиженно спросил Николка.
        На столе стояла чистая шахматная доска, и мне припомнился спиритический сеанс. В саду зашумели листвой деревья. «…И любовь из них большее,- про себя повторила я. - Откуда это слова?»
        - Анна Николаевна,- окликнул меня Александр Михайлович,- Николай мне влепил отчаянный мат. Как вы думаете - это оттого, что я стал слишком стар и глуп, или оттого, что нынешняя молодежь умнее нас?
        - Я не следила за ходом игры.
        - Не обязательно следить,- сказал он серьезно.- А как вы думаете - много ли матов у меня еще будет впереди?
        - Не знаю… - сказала я немного растерянно.
        - Вы отличный игрок!- заверил его Николка горячо.- Мой выигрыш - частный случай везения, не более того.
        Александр Михайлович покачал головой.
        - Везение или нет… Бывает, что крохотный, незначительный единичный проигрыш может расстроить на всю жизнь - запомнится и все изменит в дальнейшем.
        Николка блеснул улыбкой.
        - Я очень надеюсь,- сказал он весело,- что сегодня у вас не тот самый роковой проигрыш, о котором вы только что сказали!
        - Нет, конечно. Но, кто знает, может, он близится? Грядет, как говорят наши газетные апокалиптики.
        Раздался гром, заставив меня вздрогнуть, а Николку рассмеяться. Дождь зашумел по окнам. Забегала прислуга, убирая плетеные кресла с террасы.
        - Вам бы в пророки пойти, Александр Михайлович,- сказал Николка.- вот как складно у вас получается. И гром небесный вовремя, и молнии тут как тут.
        - В юродивые мне пора,- усмехнулся он.
        Николка уехал в столицу, а туманным утром я увидела Вадима Александровича, идущего к моей даче. Я, как гимназистка, быстро сбежала по дорожке ему навстречу. Сердце мое билось слишком часто, улыбка не сходила с губ.
        - Вадим Александрович!- окликнула я его.- Как же я вам рада! Мы не виделись восемь дней, я знаю, я нарочно считала.
        - Доброе утро, Анна Николаевна!- поклонился он.- У меня были дела, но я поторопился их уладить и вернуться к вам. При всей нервозности наших отношений жить без вас я уже не могу.
        - Вы опять за старое!- сказала я, пропуская его и закрывая калитку за ним.- Кстати, приезжал Александр Михайлович, он передал вам поклон. И благодарит за сдержанность во время катания в лодке.
        - Вы в долгу не остаетесь!- покачал головой Любомирский.- Вы шутите или говорите правду?
        - Конечно, шучу! И хоть Александр Михайлович не ревнивец, я не рискнула рассказать ему о нашем с вами летнем приключении. Идемте гулять вдоль пруда! Хотя - подождите!.. У меня для вас подарок!
        - Неужели?- удивился он.- Чем я удостоился такой милости с вашей стороны?
        - Вы проводите со мной много времени и не даете мне скучать! Должна же я вас как-то отблагодарить!
        Подарок был приготовлен еще утром, я положила его на видное место. Сходить за ним, вернуться и быстро протянуть Вадиму Александровичу нарядный небольшой плоский сверток, перевязанный белой лентой, было делом нескольких минут.
        - Вы меня заинтриговали, честное слово!- с улыбкой сказал Вадим Александрович.- И потом, в последний раз я получал подарок от дамы в тринадцать лет. И дамой была моя матушка.
        - Разворачивайте!- с нетерпением попросила я.- Я хочу посмотреть, понравится ли вам!
        Вадим Александрович развернул бумагу и достал мою фотографию.
        - Когда вас не было, на дачи приезжал какой-то фотограф - и все словно обезумели, начали делать семейные фотографии, фотографии детей, я тоже поддалась общему порыву. Очень боялась, что не смогу ее подарить в день вашего приезда, но фотограф, к счастью, не подвел.
        - Не знаю, как вас благодарить, моя милая Анна Николаевна!- серьезно сказал он.
        - Не благодарите!.. Примите на добрую память. Я скучала без вас, а таким образом я всегда смогу быть рядом с вами.
        - Вы даже представить себе не можете, как я того желаю,- и я услышала искренне грустные нотки в его голосе.
        Я стояла, прислонившись к раскидистому дереву, Вадим Александрович сидел на траве чуть поодаль, в зубах у него была длинная травинка, он бросал мелкие камушки в воду.
        - Анна Николаевна, вы когда-нибудь думали о том, что будет, когда лето закончится? - спросил он.
        - Нет, Вадим Александрович,- честно призналась я.
        - А я в вагоне, когда ехал сюда, задумался. Странно получается… Дачи будто иной мир. Сюда приезжают, здесь влюбляются, а потом наступает осень, и снова - город, общество… Иногда мне кажется - встретимся мы с вами после Рождества, а вы меня и не вспомните. Не кивнете даже.
        - Что за глупости вам приходят в голову.
        - Отчего же - глупости! Или вы думаете, что все будет иначе?
        - Думаю, что да.
        - И как же будет, по-вашему?- заинтересованно спросил Любомирский.
        И я мечтательно начала рассказывать.
        - Будет светлое лето. Всегда. И через месяц и через два. И через три. Вы будете приходить ко мне после обеда, читать книги. Потом вы начнете писать мне стихи. Учтите, хорошие стихи, иначе я на вас обижусь. Мы будем кататься на лодке. Пить чай с новым вареньем. Обязательно с вишневым вареньем. Вы же любите вишневое варенье. Так? Духов мы больше не будем вызывать, слишком это страшно, мне не понравилось, если честно. По вечерам мы будем танцевать под аккомпанемент сверчков.
        Вадим Александрович медленно повернулся ко мне.
        - Вы совершенный ребенок, Анна Николаевна.
        - И пусть,- сказала я.- Что предлагаете вы? Вадим Александрович подошел ко мне, оперся плечом о дерево.
        - Уедем. Куда вам угодно - в Париж, в Венецию, в Вену. Сегодня же. Не будем собирать чемоданов, строить планов на будущее. Просто возьмем - и уедем. Вся жизнь будет только для нас. Любое ваше желание исполнится. Всегда будет лето. Вы слышите меня, Анна Николаевна? Всегда будет лето.
        В душе у меня все перевернулось.
        - Что вы такое говорите, Вадим Александрович?- едва смогла сказать я.- Не мучьте меня.
        - Я много думал о вас,- сказал он, глядя на воду.- Вы кокетливы и инфантильны, но я ни капли не обманывался, говоря вам, что люблю вас такой, какая вы есть. Я не мыслю без вас себя. Весь мой день наполнен мыслями о вас, в каждом движении я вижу вас. Вы всюду. И в ваших глазах постоянно видится мне какой-то тревожный зов. Если я не прав, простите великодушно. Я поступаю дурно, предлагая вам уехать со мной. Но не вижу другого выхода,- он криво усмехнулся.- Соглашайтесь, Анна Николаевна, пока не закончилось лето.
        - И вы бы взяли меня?- откликнулась я, приближаясь к нему совсем близко.- Вот так: от мужа, со всеми моими глупостями и причудами?
        - И стал бы счастливейшим из смертных!
        - Не говорите мне этого… - сердце отчаянно колотилось, во рту было солоно, мне не хватало воздуха.
        - Представьте,- продолжил мои мучения Вадим Александрович,- мы бы поселились в маленькой парижской гостинице, жили бы при закрытых дверях, а вечерами гуляли по улицам и наслаждались тем, что мы вместе - на всю долгую жизнь. По утрам бы нас будило воркование голубей, сидящих на подоконниках, и потом вы в домашнем светлом платье сидели бы у зеркала и перебирали свои локоны. А потом мы… Впрочем, я даже не знаю, как вы относитесь ко мне, а предлагаю вам оставить мужа и уехать со мною. Простите,- и тут он перевел взгляд с воды на меня.- Почему вы плачете?
        Поспешно вытерев слезы и злясь на себя за собственную слабость, я ответила:
        - Нет, что вы! Это ветер с реки. И кажется, пыль… Пожалуйста, не обращайте внимания. Вы говорили… Ах нет! Не надо! Иначе… Иначе я соглашусь. Я… безнравственна! Как я могу говорить вам такое!..
        И я поспешила уйти, но долго поднималась по крутой дорожке, а узкая юбка мешала мне идти быстро. Любомирский быстро догнал меня.
        - Анна Николаевна, постойте же. Прошу вас, не нервничайте! Давайте поговорим спокойно! Я люблю вас! Но почему вы говорите, что почти готовы ехать со мною, и все-таки уходите?
        - Оставьте!- попросила я.- Наш разговор не приведет ни к чему хорошему!
        - Анна Николаевна!..
        Мне казалось, что в каждое мгновение я могу упасть в обморок, но я взяла себя в руки и сказала ровным голосом, не выдавая ни волнения, ни страха:
        - Вадим Александрович, я буду предельно серьезна… Нам нельзя видеться. Я, кажется, уже говорила вам. Оставьте меня. Не приходите ко мне ни завтра, ни в какой другой день. Я не желаю вас видеть. Наши отношения могут… Нет! Что я говорю! Просто оставьте меня. Я не буду ничего вам объяснять.
        На следующий вечер я ждала его. Он не шел. Наверно, решил последовать моим словам:
«Нам нельзя видеться…» Но, боже мой, как же я ждала его. Волновалась… Сто раз подходила к зеркалу оглядеть себя в новом шелковом белом платье. И каждый раз оставалась недовольна собою.
        Он все-таки пришел.
        - Анна,- улыбнулся он, увидев меня, открывающую ему дверь.- Девочка моя… Чистая…
        - Вадим,- я закусила губы.- Вадим,- как взывает к спасению молящийся, повторила я.
        В сладком ужасе закрыла глаза и почувствовала, как мой пылающий лоб остужают его губы. Во мне бились страх, гордость и влечение к Вадиму огромными птицами. Птицы разрывали мне душу своими крыльями, кричали и впивались в меня острыми хищными когтями. Дыхание у меня прекратилось. А он, обнимая меня, подошел к камину, на котором стоял старинный канделябр, и гасил пальцами одну задругой свечи.
        В темноте он осторожно и нежно поцеловал меня в губы.
        - Вадим…
        - Не говорите ничего,- зашептал он.- Идемте к окну. Мы будем стоять за задернутой шторой и смотреть в сад.
        Он перецеловал кончики моих пальцев.
        - Не бойтесь меня,- едва слышно прошептал он. Я боялась не его, а себя.
        - Вадим, не уезжайте,- неожиданно сказала я. И сама удивилась своим смелым словам.
        - Не могу, душа моя. Поверьте мне, я с нескрываемым удовольствием остался бы навсегда у ваших ног, чтобы читать вам книги, чистить ваши туфли, приносить перчатки, но обстоятельства выше меня.
        - Я вам не верю,- сказала я.- Вы просто, как и все мужчины, стремитесь к подвигам, к славе, считаете своим долгом бежать куда-то, что-то делать! Вам до женщин нет никакого дела! Вы объясняетесь в любви, а потом исчезаете! Совсем как мой муж!- и тут я поняла, что сказала совершенно лишнее и ненужное постороннему человеку.
        - Значит,- сделал свои выводы Вадим,- вы предпочтете, чтобы я все бросил и стал вашей нянькой?
        - Совершенно верно!- ответила я без тени улыбки.
        Он опустил голову.
        - Вы мне дадите две недели на размышления?
        - Два дня!- ответила я. Дарья принесла горячий кофе. Мы молчали, пока она расставляла перед нами чашечки.
        - Нет, жизнь моя, двух дней мне будет недостаточно.
        - Тогда забудьте меня,- серьезно сказала я.
        - Не будьте капризным ребенком, Анна! Я отмахнулась от него, потом отвернулась, чтобы скрыть слезы.
        - Вы невероятно жестоки,- пробормотал он.- Сколько вы еще будете жить на даче?
        - Поинтересуйтесь у моего мужа.
        Александр Михайлович был не в духе. Его все раздражало: что кухарка пересолила суп, что в комнатах слишком много света, что наступила ужасная жара, что Таня слишком громко ходит; а Таня снова была на даче. Я молча выслушивала его претензии ко всему на свете и думала о Вадиме.
        - Удивляюсь, Анна Николаевна, как вы могли отпустить от себя Таню, слишком подозрительно, что она не при вас. Мы приехали вместе. Надеюсь, не будете недовольны тем, что я привез Таню сюда… Где вы?- спросил, наконец, Александр Михайлович, понимая, что я давно потеряла нить разговора.
        - Мне скучно,- призналась я, листая книгу, которую не дочитал мне Вадим.
        Муж, естественно, не забыл упомянуть о нем.
        - Куда же исчез ваш новый почитатель? Даже более того - читатель!
        Я подняла на Александра Михайловича глаза и сказала подчеркнуто спокойно:
        - Он уехал сдавать переводы, что-то ужасно срочное и безотлагательное,- ответила я.
        Муж мой заметно побледнел. Расстегнул верхнюю пуговицу сорочки.
        - Так это правда? Правда - то, что все сейчас болтают?
        - Не понимаю, о чем вы!- беспечно ответила я.- В конце концов, объяснитесь, почему вы хватаетесь за сердце! Таня, принеси… Таня! Принеси Александру Михайловичу капель!
        Я закрыла книгу и положила ее себе на колени. Александр Михайлович медленно приходил в себя после капель и моих слов.
        - Почему вы разволновались?- равнодушно поинтересовалась я.- Только не говорите, что высшее общество заинтересовалось Шиллером или Гете!
        - При чем здесь Шиллер или Гете?- спросил Александр Михайлович.
        - Вы сами сейчас мне сказали… Постойте, я запуталась! Вадим Александрович сказал мне, что переводит немецкую классику.
        Александр Михайлович слабо улыбнулся.
        - Как это похоже на Вадима Александровича! Немецкая классика! Бесподобно! Наверняка немецкая классика в литературной, более того, в стихотворной обработке! Так?
        - Кажется, действительно что-то такое,- беспомощно пробормотала я, теряясь в догадках.
        - Анна, Вадим Александрович служит в Генеральном Штабе. Вам, как дочери военного, я надеюсь, не надо объяснять, что за классику он переводит?
        Я ахнула, схватилась за книгу и стиснула до боли в пальцах кожаный корешок.
        - Теперь ваша очередь пить капли?- спросил меня муж.- Таня! Капли Анне Николаевне! И побыстрее! Боже мой, почему ты так громко ходишь?!

«Александр Михайлович не прав, не прав,- твердила я про себя.- В чем не прав Александр? Да! В том, что Таня громко ходит. Нет, вовсе не громко, просто очень быстро. Особенно когда несет капли! Нет! Что за бред! Не то! О чем я думала? Да, о том, что Вадим говорил об обстоятельствах, которые выше его! Конечно! Переводы. Нет! Все не то! О чем я подумала? Господи!»
        - Александр Михайлович, вы только что сказали, что все о чем-то болтают… - и страшная догадка вспыхнула в моем мозгу.
        Вы еще спрашиваете! Разговоры уже несколько лет ходят, одна вы не слышите их! Все только и говорят, что о скорой войне! Нет и часа, чтобы не услышать об этом! Болтают все, словно каждый понимает в стратегии и… Вы меня даже не слушаете!- с упреком бросил он.- Проклятый день! И почему начинается невыносимая жара! Таня, открой окна, иначе мы все здесь задохнемся и погибнем. Таня! Боже мой! Иди же скорей! Ты делаешь все по десять лет!
        Война… Слово из старых газет и книг. Господи! Александр сказал!.. Вадим! Ведь он уйдет на войну! И Николка! Господи! Господи!
        - Александр Михайлович! Мне дурно!
        - Успокойтесь, Анна, пока нет повода для беспокойства. Если бы вы чаще читали газеты…
        - Если бы вы чаще со мной говорили!- перебила его я.- Я живу как на необитаемом острове! Газеты же я ненавижу! Почему я ничего не знала о слухах! У меня брат военный! Я беспокоюсь за него! Не молчите! Ответьте мне!
        - Вы кричите как фурия!
        - Анна Николаевна, я понимаю, что вам это не понравится, но вам придется вернуться с дачи домой,- сказал Александр Михайлович на следующий день.
        - То есть как? Как прикажете вас понимать?- растерялась я.
        Мне казалось невозможным покинуть дачу столь рано, да еще ничего не сообщив об отъезде Вадиму Александровичу.
        - Сейчас наилучший вариант - жить дома. Слава богу, я была удивлена настолько, что мне не хватило сил устроить Александру Михайловичу истерику, иначе бы мое поведение слишком бросалось в глаза.
        По приезде домой Александр Михайлович без промедления отправился на место службы. Вернувшись через несколько часов, заявил, что уезжает в столицу по делам, вероятнее всего, на неделю.

«Тогда зачем вы привезли меня сюда?» - хотела спросить его я, но Александр Михайлович был слишком поглощен своими мыслями, сборами, и я так и не спросила.
        После дачной суеты дом наш казался унылым и заброшенным, никто к нам не приходил, зато много звонили по телефону. Трубки я не брала, потому что совершенно не желала говорить ни о причинах отсутствия Александра Михайловича, ни на политические темы, которые только и занимали общество. Все газеты полнились сумбурными статьями, и, пролистав одну, я больше не притрагивалась к ним.
        И потом появился Николка - раздраженный и резкий, но решительный и гордый. Было три часа ночи, я даже испугалась, но увидела его и все поняла без слов.
        - Я всего на несколько часов,- сказал Николка.
        - Сейчас я переоденусь,- сказала ему я.
        Через четверть часа я была уже в гостиной. Говорили мы о каких-то незначительных пустяках, о которых и вспоминать глупо, да и ненужно вовсе.
        Мы прощались с Николкой как-то страшно. Было раннее утро, Таня зажгла свечи. Через полчаса Николке надо было выезжать. Он пил крепкий кофе, не смотрел на меня, думал о своем. Я, совершенно сбитая с толку случившимся за последнее время, стояла рядом, приглаживала его волосы. Не понимала, что сейчас - поздний вечер или рассвет. И постоянно мне виделся в Николке мальчик с отцовской шпагой…
        - Пора, Анненька… - Он встал.
        Я ухватилась за его руку. Не остановить мне времени. «Пора»,- сказал младший брат, и его надо проводить. Но пальцы судорожно сжались.
        - Не печалься, золотце.- Он отодвинул меня, нежно попытался разжать пальцы, и я не выдержала. Золотцем называл меня отец. И вот Николка повторил его слова - неумышленно, конечно, но так до боли похоже!.. Я всхлипнула.
        - Прекрати,- нахмурился он.- Пора.
        - Я… Да…
        Притянула к себе дорогое его лицо, лихорадочно начала целовать его щеки, брови, нос, губы, глаза.
        - Я люблю тебя, мальчик мой! Больше всего на свете! Слышишь?- говорила я и осыпала его лицо поцелуями, он засмущался моего порыва, но не мог высвободиться от моих рук.
        - Что ты… Мне пора… - Он обнял меня, я закрыла глаза, ловя каждый миг.- Все. Прощай, Анненька!
        Он вышел прямо и твердо. Я схватилась за виски и замерла. Таня прикоснулась к моей руке. Я жестом отослала ее к себе. Подошла к окну. Николки уже не было - только никак не могла улечься пыль на дороге. Когда еще свидимся?.. Один Бог знает. Я медленно перекрестила дорогу, по которой он уехал.
        Мрачно было в доме, часы громко отсчитывали минуты. Тихо, тревожно. Свечи я задула. В столовой царил полумрак еще не наступившего утра. Стол со скатертью, которая кажется зеленоватой в неясном свете из окна. На столе - чашка недопитого Николкой кофе. Чашка красивая - золотая внутри, голубая с золотом снаружи. А кофе уже остыл. Я прикоснулась к ручке этого голубого чуда. Совсем недавно ее касались Николкины руки. Я дотронулась до нее, и мне показалось, что так я стала чуточку ближе к брату. Сама понимала, что обманываю себя, но верила собственным мыслям и выдумкам! Пусть - обман. Ветки били по стеклу, и тень от них металась неровно по полу. Что за ветер! Тоска…
        И вдруг каким-то неведомым чутьем я поняла: этот день последний… Но в чем? Для кого? Не знаю… Я поняла не словами, не умом, а сердцем, душой своей холодной и мрачной поняла, что прошедшего не повторить. И не сберечь.
        - Таня, я не могу не проводить его!
        - Господи, что вы выдумали?!
        - Я не отпущу его!
        - Анна Николаевна, вы не можете ехать! Вас увидят! Может, мне записку ему отнести?
        - Нет, Таня, я поеду. Она заломила руки.
        - Я с вами тогда! Если что - к модистке ехали, случайно знакомого вашего встретили!
        Тетка его, женщина резкая и неприятная, вышла на порог ко мне сама. Осмотрела с головы до пят, мрачно заглянув в глубины вуали. Лицо ее выражало скорбь.
        - Нет. Вадима Александровича здесь нет. Вероятно, он на вокзале. Собственно, почему он вас интересует?
        - Я думала проститься с Вадимом Александровичем,- ответила я.
        - Не стоит, он от вас сбежал на войну. Прощаться,- значит расставаться навсегда. Вы не имеете права поступать с Вадимом подобным образом. Ступайте домой. Я боюсь, что вы сможете навлечь на него беду.
        И она развернулась и ушла.
        Я же осталась смотреть на дубовую дверь, и взгляд мой скользил по мореному дереву медленно и тупо.
        Вечерело уже, когда он раскрыл мне дверь какого-то подвальчика. Было много народу. Дам не было, почти все мужчины были в форме - торжественные и улыбчивые. Было очень темно и накурено, свечи чадили. И обстановка была торжественная и будто траурная.
        - Вадим,- зашептала я, едва мы сели за крохотный столик.
        - Зря мы здесь. Только в ресторан я не решился вас пригласить. Там много ваших знакомых можно встретить. Боюсь и волнуюсь я за вас. Слышите?
        - Вадим, не отпущу вас!
        - Душа моя!- он улыбнулся.- Мне по вашей милости дезертиром становиться?
        - Вадим, вы всесильны, сделайте что-нибудь! Останьтесь!
        - Я на войну ухожу! Вам понятно?!- резко сказал он и потом перешел на тревожный шепот: - На войну! Отчизне служить! Умереть за нее, если надо!
        - Вадим Александрович… Я буду вашей, если вы останетесь!
        Мысль о сражениях настолько будоражила его, что он рассмеялся на мои слова, хотя месяцем раньше звезду бы с неба достал, намекни я на нечто подобное! У мужчин одна страсть - война! Ненавижу! Я вспомнила сияющее Никол кино лицо. Счастье для мужчин - проливать собственную кровь и слезы своих женщин.
        - Не время шутить! Что за детские шалости… Вы обещаете невозможное, если я выполню невозможное. Однако нам пора. Мой поезд скорый уходит скоро. Простите за каламбур.
        - Я провожу вас! Я не могу вас оставить так. Он целовал мои руки.
        - Нет, я вынужден вам отказать, моя дорогая фея. Вас узнают. Зачем вам лишние разговоры, кривотолки, порочащие вашу репутацию? Езжайте домой.
        - Вадим Александрович!
        Он чуть не силой, ибо я была почти без чувств, выводил меня из кафе. Я цеплялась за него, и пальцы мои скользили по его кителю. Какой-то значок оцарапал мне руку, было неприятное саднящее чувство.
        - Вадим Александрович, я умоляю вас!
        Мы остановились в темном коридоре, с улицы доносились голоса, сумерки ложились на город.
        - Мне страшно за вас.
        - Анна Николаевна… Помните обо мне.
        - Что вы говорите! Не смейте мне такого говорить! Я… Я не могу без вас. Я потеряла голову, я схожу с ума. Я вас люблю!..
        - Нет, милая Анна. Вы выдумали свою любовь ко мне. Поверьте. Это я вас люблю. Вы же просто не противитесь моему чувству.
        Он поцеловал меня в губы. Не поцеловал - сорвал поцелуй тайком! Украдкой, прячась от людей, в темном коридоре дурного кафе.
        - Если вы считаете, что я не люблю вас, то почему целуете?
        - Я тешу себя надеждой, что я ошибаюсь… Анна! Мне пора.
        - Не уходите! Я обещаю пойти за вами на край света. Останьтесь, и я останусь с вами,- я говорила безумные бесстыдные слова, не задумываясь.
        Он покачал головой.
        - Это хорошо, что нам необходимо на время расстаться. Время и расстояние поставят все на свои места.
        - Вы отвратительно бездушны!- гордость не дала мне продолжить упреки.
        - Простите меня, мое счастье. Я посажу вас в экипаж.
        На улице он поцеловал мне руку, когда я уже сидела рядом с Таней.
        - Прощайте, госпожа Зимовина.
        - Прощайте,- больше я ничего не смогла сказать. Я забылась, но, увидев собственный дом, очнулась и приказала: - На вокзал! Быстрее! Как можно быстрее!
        Мы с Таней пробиралась сквозь толпу.
        - Какой у него вагон?- кричала мне Таня, потому что разговаривать нормально было невозможно.
        - Не знаю!- ответила я в полном отчаянии.
        - Анна Николаевна,- услышала я где-то сбоку. На меня с удивлением и восхищением смотрел Сергей Иванович, совершенно неузнаваемый в военной форме. Из-за его плеча ревниво выглядывала супруга, заплаканная и похожая от этого на гимназистку.
        - Простите,- сказала я.- Простите, я спешу! И мы с Таней прибавили шагу. Торжественные звуки маршей сливались с криками, многоголосицей и причитаниями. Вся какофония звуков смешалась с моими мыслями, образовав чудовищный коктейль. На секунду я вдруг увидела его в окне.
        - Таня, там!
        Но поезд тронулся, заревел, как раненый зверь, и выпустил пар.
        Я остановилась, не замечая, что меня со всех сторон толкают и задевают локтями.
        - Анна Николаевна,- дотронулась до моей руки Таня.- Надо идти.
        И я пошла за ней. Конечно, в тот момент я еще не осознавала, что началась Первая мировая война.
        Глава 8
        С ранней юности я не могла спокойно переживать августовские дни. Когда неожиданно спадает июльская жара, когда природа начинает готовиться к последующему отдыху, когда на столе появляются груши и яблоки с нарядным глянцем, будто с картин фламандских мастеров, начинает быстрее обычного биться сердце; до боли оно шепчет страшные сказки. Беспричинная грусть закрадывается в душу, и перед глазами встает туман с охладевшей воды.
        Мной овладевало беспокойство, я вздрагивала при любом шорохе и стуке. Нервозность изматывала меня до предела, я теряла сон, из рук все валилось. Я не знала, куда себя деть, чем заняться.
        Именно в такие дни у меня ощущалась потребность в Боге, меня тянуло в храм. Мне хотелось скрыться под мрачными тяжелыми куполами в прохладе, где мерцание и треск свечей и огоньки лампад окутывал удушливый запах ладана. И чтобы пели. Мне хотелось потом сидеть в церковном садике на некрашеной скамье, слушать шум ветра, видеть издалека женщин в черном.
        Через неделю, а может, через две после до времени завершившегося лета ко мне приехала Вирсавия Андреевна.
        - Обидно, не правда ли?- возбужденно заявила она.- Сидим, как старухи, у домашних печей, а на дачах еще не начались дожди! Видно, не купидон, а сам лукавый прицелился в сердце того сумасшедшего мальчика!
        - О чем вы говорите?- спросила я. Вирсавия Андреевна сверкнула глазами. До чего же она была хороша в тот миг! Одетая по последнему крику столичной моды, с влажными черными глазами, с темными кругами под ними - свидетельством беспокойной деятельности в последнее время, с бледными губами, словно из них кто-то выпил всю кровь,- она была похожа одновременно и на святую мученицу, и на колдунью из старых легенд.
        И странное, почти сатанинское веселье было ей к лицу.
        - Я говорю об убийце эрцгерцога и его супруги. Вы, вероятно, газет не читали!.. Я тоже, представьте себе, не читала. Но знаю,- она рассмеялась, запрокинув голову.
        И потом погрустнела, сложила руки на коленях.
        - Я думала, вы будете какое-то время в столице,- сказала я.
        - В столице мне теперь делать нечего: все разъехались. Всех я проводила…
        Конечно, я не спросила, кого она имеет в виду - близких знакомых или любовников? Но в темных глазах Вирсавии Андреевны было столько тоски, что я постаралась заговорить о чем-то другом. Но Вирсавия Андреевна сказала мне:
        - Я видела вашего супруга в столице. У него были какие-то дела, но он любезно уделил мне полчаса своего драгоценного времени! Он даже проводил меня до моей гостиницы. Я нахожу Александра Михайловича очень милым человеком.
        - Наверно, вы правы,- сказала я не очень уверенно.
        - Александр Михайлович сказал, что будет дома в это воскресенье, так что у вас есть три дня…
        - Три дня?- переспросила я.
        - Мне кажется, что женщине не мешает знать, когда приедет ее супруг,- сказала Вирсавия Андреевна.
        - О, я слишком ленива, чтобы скрывать от него что бы то ни было,- ответила я почти равнодушно.
        В день приезда Александра Михайловича вечером у меня была головная боль, в висках стучало и билось. Я то сдерживала себя, то принималась кусать платочек, то снова успокаивалась и делала отрешенный вид. Таня предлагала мне кофе, чай, пыталась отвлечь разговорами, но ничего не помогало. Перед глазами плыли кресла, в душе смеялись его глаза, слышался голос: «Он сбежал от вас на войну».
        - Неправда!- твердо вслух сказала я.
        - Простите?- Александр, как оказалось, уже полчаса сидел рядом, пил кофе.
        Я смутилась, покраснела, рассмеялась, отшутилась. Потом пожаловалась на жару, головную боль, на шум за окном. Александр выслушал меня, высоко подняв брови, словно говоря мне, что не верит ни слову, но при этом не может найти причину моего дурного расположения духа.
        Я почему-то стала без всяких оснований подозревать супруга в неверности, и подобные мысли были мне неприятны. Еще летом я надеялась, что Александр Михайлович заведет себе любовницу, и тогда я буду морально освобождена от обязательств перед ним, а с приходом осени я вдруг испугалась своих летних желаний.
        Я устроила супругу настоящий скандал.
        - Почему вы задержались так надолго?- спросила я.
        - Анна Николаевна!- воскликнул он.- Я, кажется, говорил вам о том, когда я приеду, и не задержался ни на один день! Или вы неожиданно стали скучать по мне? Признайтесь!..- хотел он обратить все в шутку.
        - Нет! Вы не говорили мне ни слова!- кричала я.
        - Помилуйте! Повторил несколько раз! Не моя вина в том, что вы не удосужились запомнить!
        - Вирсавия Андреевна видела вас!- истерически выкрикнула я ему в лицо.
        - Это дурно?- спокойно спросил меня он.
        - Это не дурно! Но вы уделили ей время, кажется, значит, вы были недостаточно заняты! И для чего вам, позвольте спросить, понадобилось провожать Вирсавию Андреевну до ее гостиницы?
        - О боже мой,- медленно проговорил Александр Михайлович.
        - Ответьте мне, я прошу вас!
        - Вам нельзя так волноваться!..- сказал мой супруг.
        - Конечно, вы правы, нельзя! Тогда зачем вы прилагаете все усилия для того, чтобы вывести меня из состояния равновесия? Почему? Вам нравится видеть меня бледной и измученной? Вы хотите, чтобы я стала уродливой?! Конечно, я понимаю, что Вирсавия Андреевна - потрясающая красавица и мне никогда рядом с ней не стоять!.. Но… - Я перевела дыхание и потом продолжила: - Для чего вы провожали ее в гостиницу? Для чего?!
        - Анна Николаевна!.. Опомнитесь! Что вы говорите? Не стыдно вам?.. Прислуга может услышать!..
        - Ненавижу вас,- выкрикнула я.
        - Успокойтесь, Анна! Я вынужден буду позвонить доктору!
        - Я ненавижу вас! Убирайтесь!- кричала я.- Уходите в свой кабинет, сидите там со своими бумагами!
        Отсутствие первое время весточек от Николки и Любомирского сделали меня замкнутой и нервной особой, но, к счастью, окружающие были замкнуты и взбудоражены не меньше меня - у всех на войну ушли либо родственники, либо просто близкие люди. Мое страстное ожидание новостей смешивалось с чувствами тревоги и вины.
        Я была в гостиной, что-то рассеянно читала, когда вбежала Таня, она была несколько бледна. Я подняла на нее удивленно глаза.
        - Что произошло?
        - От Вадима Александровича пришло первое письмо!
        - Подай,- приказала я, стараясь скрыть страшное волнение.
        Письмо в моей руке предательски дрогнуло, я отвернулась от Тани и медленно ушла в свою комнату, присела там на кушетку, положила письмо на столик, осмотрела с расстояния конверт, попыталась успокоить сердце. Но не выдержала - взяла письмо снова, руки дрожали, и я никак не могла вскрыть его, но наконец справилась и развернула лист.
        И словно увидела Вадима Александровича, словно услышала его голос: «Здравствуйте, любовь моя! Пишу на клочках бумаги, простите меня великодушно! Настроение у нас всех приподнятое.
        Господа офицеры - удивительное сословье, с нами есть все - от чернильниц до гитар, будто на музыкальный турнир ехали сражаться! Мелькали города и села за вагонным окном, сейчас мы уже на месте, а я ни минуты не дышу, не подумав о вас!
        Счастье мое! Сны мои полны вами. Видел вас в белом платье. Вы были как невеста в храме, прекрасны, даже посмотреть на вас не смел.
        И еще одна любопытная вещь - на вокзале в один момент мне показалось, будто вижу я вас. Но рассейте мои сомнения, напишите, что я ошибаюсь».
        Не в силах читать дальше, я отложила письмо, подумала с нежностью: «Милый Вадим!
„Музыкальный турнир!“ Только вы можете говорить о войне, сравнивая ее с музыкальным турниром! Боже мой, знали бы вы, как мне непросто сейчас…»
        Еще через день пришло коротенькое письмо от Ни-колки, тоже сумбурное и странное.
«Анна,- писал он,- ты можешь мне сказать, что я трижды романтик и законченный идиот при этом, но я счастлив находиться в тех условиях, в которых я есть сейчас! Признаться, никогда раньше я не думал, что война может принести удовлетворение, но я здесь и, повторюсь, счастлив. Береги себя, обо мне не волнуйся. Поклон Александру Михайловичу! Честь имею!
        Николай».
        Естественно, я передала поклон супругу. Александр Михайлович поинтересовался настроением Николки, и я зачитала ему письмо. В зале при этом находилась еще и Таня. Когда я замолчала, Александр Михайлович нахмурился, потянулся за пепельницей, но долго не решался закурить. Таня закусила губы и вышла, пряча слезы.
        - Анна Николаевна,- проговорил Александр Михайлович медленно,- в ответном письме передавайте Николаю от меня поклон. И как сестра намекните, что… - он сделал долгую паузу, вероятно, подбирая слова,- чтобы он был осторожней. Зная горячий нрав вашего брата, я не могу сдержаться и не передать эту просьбу. Но, умоляю, завуалируйте ее, насколько возможно.
        - Да, конечно,- сказала я, не поднимая на супруга глаз.
        До его слов мне и в голову не приходило, что Николкино письмо могло быть продиктовано бравадой и лихостью.
        Письма Николке и Вадиму Александровичу я писала всю ночь - со слезами, вздрагивая при каждом шорохе. У меня получилось два совершенно разных письма, с разными настроениями, с разным языком, даже слова в каждом из них выглядели неодинаково. Я не рискнула их перечитывать, запечатала, когда в окна уже заглядывал осенний рассвет.
        Глава 9
        В сентябре я в полной мере ощутила, что жизнь изменилась. Общество постепенно освобождалось от патриотического неистовства. Город опустел и притих. Осень пришла совсем незаметно, окутала деревья желтизной, дохнула на воду прохладой. Александр Михайлович теперь целыми днями и вечерами пропадал по делам службы, даже поздними вечерами его не было дома. Предоставленная самой себе, я чувствовала себя одинокой и опустошенной. Осень для меня стала чем-то обрывочным: какие-то картины, слова, люди, письма…
        В середине сентября я съездила в госпиталь и предложила свои услуги. Сказать по чести, я и сама не знала, зачем решилась идти на курсы медсестер, вероятно, на меня подействовал пример императрицы и великих княжон. В одежде сестры милосердия, в белой косынке, которая была мне очень к лицу, я вдруг почувствовала, что так смогу кому-то помочь, и этим помогу Николке и Вадиму Александровичу. В голове у меня крутилась странная мистическая мысль: все мои действия отразятся в полной мере на судьбе двух мужчин, которые для меня одинаково дороги.
        Первое время раненых было совсем мало. В мои обязанности входило разносить таблетки и воду по палатам. Приезжала я в госпиталь с удовольствием, рано утром, вместе с врачами. Александр Михайлович каждый день осведомлялся, не утомляюсь ли я, не сложна ли для меня эта работа, и я чувствовала, что его возросший интерес - ко мне.
        В один из дней я неожиданно столкнулась в дверях с Вирсавией Андреевной.
        - Здравствуйте,- улыбнулась она.
        - Боже мой! Вы?- воскликнула я, забыв о словах приветствия.- Я была совершенно уверена, что вы сейчас живете в столице! В нашем городе вас не видно, в обществе вы не бываете, и я решила, что вы все-таки уехали!..
        - О нет! Слишком сложно для меня не видеть там тех людей, к которым я привыкла!- призналась она.- Я, кажется, уже говорила вам об этом… Господа на войне, дамы - в ожиданиях. А вы, значит, тоже решились предложить свою помощь госпиталю…
        Я ответила что-то невнятное: слишком велико было мое удивление. Лишь заметив, что лицо Аверинцевой без обычного для нее тщательного макияжа, я понемногу пришла в себя.
        - Я слышала о вас,- невозмутимо продолжала она, будто не замечая моего волнения и молчания.- Илья Ильич говорил о вас весьма и весьма лестно. Сказал, что если вы будете учиться дальше, то будете одной из лучших медсестер в госпитале. У вас хорошие задатки.
        - Минуточку,- остановила ее я.- Вы знаете Илью Ильича, хирурга?
        - Конечно! Я вижу, вы в недоумении! Но я тоже приезжаю в госпиталь.
        - Вы шутите!.. Я ни разу вас не видела!
        Она легко пожала плеча, становясь спиной к сырому осеннему ветру.
        - Я приезжаю в ночную смену. Для многих работать по ночам сложно или неудобно, а мне совершенно все равно. Мне не надо иметь на работу по ночам разрешения супруга или отца… Тем более что моя прежняя жизнь с балами до утра три - четыре раза в неделю приучила меня спать только днем!
        Выглядела Аверинцева удивительно непривычно: в скромном коричневом платье, совсем без украшений, она напоминала скорее выпускницу бестужевских курсов, но никак не великосветскую даму. Весь облик Вирсавии Андреевны был нов: взгляд ее стал мягче, около глаз обозначились тонкие морщинки, которые не только не портили ее, а, наоборот, придавали ей особое очарование.
        - Анна Николаевна, милая, что же вы так смотрите на меня?- спросила она наконец. - Не ожидали, что я способна на что-то иное, кроме развлечений?
        - Не в том дело!..- запротестовала я. Но Вирсавия Андреевна рассмеялась.
        - А думайте, что пожелаете! Но мне пора идти. И вас, вероятно, дома уже заждались.
        Так мы и распрощались.
        Больничные покои сияли белизной, они успокаивали меня, отвлекали от изматывающих мыслей о брате и возлюбленном. Но вот среди раненых появился молодой мальчик, до боли напоминавший мне Николку. Сначала я держалась от него подальше. Я боялась, что мой интерес к нему будет слишком заметен.
        Познакомились мы за неделю до его выписки. Я разносила воду, когда он спал - в беспокойстве и с испариной на лбу. Пришлось подойти к нему, прикоснуться к его горячей руке. Мальчик вздрогнул и сказал очень отчетливо:
        - Андрей!..
        Но потом открыл глаза, увидел меня, смутился.
        - Простите.
        - Ничего,- сказала я.- Вы метались во сне. Это я разбудила вас.
        - Благодарю,- отозвался он.- Я вас вижу каждый день, но ко мне вы не подходите. Как вас зовут?
        - Анна Николаевна.
        - А меня - Владимир. Но вы, вероятно, знаете.
        - Знаю,- ответила я. И неожиданно призналась: - Вы очень похожи на моего брата. Он сейчас на фронте… Вы звали во сне какого-то Андрея.
        Владимир опустил глаза.
        - Андрей мой друг. Был… Он погиб.
        Не знаю почему, но я поняла, что мальчику надо высказать свою беду. Присев на стул подле него, я приготовилась слушать, почему-то мне стало важно знать, что у него на душе. И Владимир тоже не нашел в моем поведении ничего странного, словно так и должно быть - после минуты знакомства взять и потребовать исповеди.
        И я с вниманием и тревогой выслушала долгий рассказ Владимира.
        - С Андреем Маркиным,- начал Владимир,- мы познакомились еще в училище, учились бок о бок несколько лет, а друг друга не знали, не замечали. Юнкер как юнкер, общих интересов у нас с ним не было. Был он спокоен, набожен и прост. Над ним сначала пытались подтрунивать, но он не обижался, прощал всем, и охота дразнить его пропала даже у самых отъявленных задир.
        - Вам,- не раз говорил Маркину полковой священник отец Матвей,- следовало не здесь учиться… Другого вы порядка человек… Не военный.
        Маркин поднимал на него едва ли не мученический взгляд.
        - Знаю, батюшка,- вздыхал он,- но отец никак меня в семинарию не хотел отпускать и не пустил.
        К иконам Маркин относился благоговейно. Работа в корпусном соборе доставляла ему неизменную радость. Его пальцы вычищали закапанные воском подсвечники так, словно он всю свою жизнь был церковным служкой. За работой он пел чистым голосом на память псалмы, приводя в умиление загрубевшие сердца преподавателей.
        С нами Маркин говорил мало, а больше со степенным отцом Матвеем рассуждал на богословские темы. Он и домой к нему ходил. Не имевшая детей жена священника привязалась к Маркину, звала его сыночком, кормила вкусными обедами и каждый раз совала на прощание в руки пакетик с румяными пирожками.
        Маркин, не помнивший покойной матери, сначала к подобным ласкам относился настороженно, но потом растаял.
        - Матушка Варвара!- придя, с порога звал ее он.- Гостей не ждете?
        В комнатах его звонкий голос вызывал переполох. Шурша юбками, к нему бежала матушка Варвара, целовала его льняные волосы, тревожно заглядывала в его глаза.
        - Похудел! Вытянулся!- каждый раз причитала она.- Да неужели же вас там не кормят?!
        От ее рук пахло хлебом, воском, в голосе слышались забота и сочувствие. Я был как-то в доме отца Матвея, случайно зашел с Андреем. Не знай я, кто Маркин, кто отец Матвей, подумал бы, что они отец и сын.
        Потом началась война. Мы с Маркиным попали в один батальон. В крохотном городке М-ске наши заняли гимназию, оттуда и отбивались. Городок маленький, а был стратегически важен. Как-то в разведку направили меня. Я собирался в город.
        - Господи, а вдруг дознаются?- Глаза Маркина были расширены страхом.- Что вы будете делать, Владимир?
        - Не дознаются,- проворчал я, надевая все штатское, ставшее мне за последние несколько месяцев тесным, и холодея от одной мысли о провале.- Как они поймут, что я пришел отсюда? Одежда на мне обычная…
        - Выправка!..- скулил Маркин.- Может, мне пойти? Я хоть за поповича сойду, а то и за продавца газет. Но вы же - офицер! У вас на лбу большими буквами написано!..
        Остальные наблюдали сборы молча.
        - Тихо!- цыкнул на Андрея я.- Ждите меня около полуночи, может, чуть позже.
        Андрей не отставал от меня ни на шаг.
        - Поклянитесь мне, что не будете задираться!
        - Андрей, вы Писание лучше моего знаете. Там сказано, что нельзя клясться!- рассмеялся я, стараясь приободрить его и приободриться сам.
        - Можно! Сейчас можно! Будьте осторожнее! Вдруг дознаются!
        - Ох, Андрей, если вы так громко будете меня оплакивать, то, конечно, поймут, кто я и откуда. Так что ведите себя потише, а я уж постараюсь, чтобы все было в порядке,- покровительственно сказал я.
        - Я молиться за вас буду!- горячо признался Маркин, не стесняясь своего простодушного порыва.
        - Хорошо. Молитесь.
        И я выбрался в раннюю ноябрьскую темноту. Знал, что Маркин смотрел мне вслед. Оказалось, что Андрей закрыл за мною дверь черного хода и пошел в корпусный собор - молиться, как и обещал. Потом он рассказывал, что молитв в его сердце было слишком много, они натыкались одна на другую, мешали сосредоточиться на сложных и красивых словах. Но в этой бесхитростной сумятице было столько прозрачной надежды на Божье чудо, что чудо свершилось.
        Со мною ничего не случилось, в ресторане я кое-что узнал, пришел в два часа ночи - здоровый и невредимый. Все поднялись с кроватей, обступили меня, хлопали по плечам, говорили, что тревожились. Я знал, что от меня пахло сыростью и водкой, но я был по-настоящему счастлив. Маркин поспешно вытер глаза. Потом мы с ним проговорили остаток ночи.
        Следующие дни нам пришлось отстреливаться. У каждого был свой пост. И вот пришел момент, когда Андрею суждено было выстрелить. Сначала он решил, что не попал, но человек, сделав еще один шаг, упал и больше не шевелился. Замер и Маркин. Он ждал, не веря содеянному. Казалось, сейчас человек поднимется, отряхнется, погрозит кулаком ему, Маркину, и уйдет. Но человек лежал. Потом Маркин заметил бурое пятно, расползающееся вокруг неподвижного тела.
        Он подавил дрожь в пальцах. Аккуратно приставил к стене винтовку и вышел. Он шел, натыкаясь на стены и косяки, в глазах стояло красное пятно, в горле - как он сам говорил - тошнотворный шерстяной комок.
        Он не понял, сколько пропало времени, когда по коридорам началась беготня и крики.
        - Где Маркин?
        - Маркина не видели?
        - Почему он оставил пост?!
        - Маркин! Отличный выстрел.
        - Да где же он!!
        Его нашли в корпусном соборе, стоящего на коленях перед иконой Богоматери.
        - Господа! Вот он! Мы обступили его.
        - Молодец, Андрей!!
        - Поздравляем!
        - Боевое крещение пройдено!
        Мы кричали, не смущаясь присутствия икон, и тормошили Маркина, а он повернулся, осмотрел нас всех, как бы не узнавая, не вставая с колен, словно прося прощения у нас тоже, и прошептал тихо и страшно:
        - Господа, я убил человека…
        И шум стих. Все замерли, осознавая, что и враг - человек и что его жизнь тоже жизнь. Первым опомнился капитан Иваницкий.
        - Андрей,- он положил на плечо Маркину свою руку.- Пойдем. Расступитесь, господа.
        У Маркина подгибались колени, и его тошнило. Иваницкий тащил его в классную комнату, оборудованную под спальню, и страх, плескавшийся в зрачках Андрея, передался и мне.
        - Это я назначил его на стрелковый пункт. Это я виноват,- потом не уставал повторять Иваницкий.- Надо было самому вставать! Надо было!..
        Ночью у Маркина был бред. Он кричал во сне:
        - Нет, нет! Не подходи! Нет!
        Иваницкий будил его, Маркин хватал его влажной холодной рукой и спрашивал:
        - Кого я убил? Мужчину? Не ребенка? Мне снилось, что я убил ребенка, маленькую девочку.
        Весь следующий день Маркин ни с кем не разговаривал. Его окликали, отвлекали от навязчивых мыслей.
        Он говорил:
        - Все в порядке. Война есть война!- и беспомощно улыбался.
        Ночью он спал тревожно и все-таки относительно спокойно. Но утром всех разбудил его чистый голос. Пение было едва слышно, однако проснулись все.
        Поспешно оделись и пошли на голос. Утренняя молитва звучала так, будто ее пел ангел. С того дня Андрей только молился. Не узнавал никого из нас…
        На следующий день выпал снег, днем была перестрелка, ночью была перестрелка. Мы с Иваницким держали ночную вахту. Остальные спали после тяжелого дня. Мы не заметили, как Андрей выбрался во двор. Мы увидели его только тогда, когда он пошел по направлению к воротам, босой, не переставая креститься… Раздался одиночный выстрел. Я, помнится, зажмурился. Потом еще один. Маркин упал.
        Что мог я сделать?.. Я не мог даже плакать тогда… Мы с капитаном обошли здание, проверили черный ход, потом вернулись.
        - Господи, да он живой,- с ужасом прошептал Иваницкий.
        - Не может быть!..- отозвался я, чувствуя, как подкашиваются ноги.- Нет, Сергей, не может быть! Я видел, ему попали в голову.
        Иваницкий мрачно посмотрел на меня.
        - Я только что видел, как он шевельнулся.
        И приоткрыл дверь. Порыв морозного ветра замел в коридор снег. Было темно. Без слов мы с Иваницким вышли во двор. Сергей остановился на широком крыльце. Мы оглянулись, но нужно было идти, раз уж решились. Снег под ногами сухо хрустел.
        Оказалось, что Андрей был еще жив. Вокруг его головы как будто сиял нимб из разбрызганной крови. Мы вернулись за самодельными носилками, уложили на них Маркина и перенесли его в едва протопленную комнату, охая от тяжести погрузневшего тела.
        Сергей присел рядом с Андреем на пол перед кроватью и замер, вглядываясь в темноту окна. Я немного потоптался рядом, а потом Иваницкий сказал:
        - Пойду в город.
        - Не ходи,- уныло прошептал я.
        - Пойду… Узнаю, что там. Может, поесть принесу.
        - Не ходи, рассвет скоро. Увидят.
        - Пойду… Надо.
        И Иваницкий ушел, не прощаясь. Кажется, предутренний сон сморил меня, но в темноте раздалось:
        - Владимир…
        Я вздрогнул, не узнав голоса Маркина: голос стал хриплым, надсадным, медленным.
        - Владимир,- повторил Маркин.
        - Я тут,- громко зашептал я и прикоснулся к руке Андрея.- Я тут. Слышишь?
        Маркин вздохнул.
        - Я сначала подумал, что умер,- признался он.- Оказалось, что нет… Жаль!.. Владимир… Застрели меня!- неожиданно ясно и громко попросил он.- Господи! Мама! Мамочка!.. Больно!
        - Андрей.- Мой лоб покрылся предательской испариной.- Терпи, Андрей! Будет легче! Главное, что ты живой!
        Маркин дернулся, затих. Я замер, ожидая самого страшного, но тот дышал - прерывисто и редко. По подушке была размазана кровь, она сваляла волосы Маркина, окрасила их в неприятный коричневый цвет. Ночью Маркин кричал.
        Я просидел рядом всю ночь, изредка забываясь короткими липкими сновидениями. Рассвет был серым, как лицо Маркина на бурой подушке. Я присмотрелся и не смог поверить, что одна только ночь, полная физической боли и забытья, способна подобным образом изменить человека. В тайне я всегда немного завидовал внешности Маркина и его успехам у барышень, но сейчас передо мной лежал незнакомец с чужим острым лицом.
        Утром все занялись своими обычными делами: чистили оружие, строили планы, как выбраться из нашего невольного заточения, как отбиться, как вызвать помощь. У нас не было ни медикаментов, ни врача. Решено было оставить Маркина в покое и ждать. Я был при Андрее. Часам к десяти утра он очнулся.
        - Владимир,- едва слышно позвал он.
        - Андрей, что?
        - Сейчас ночь?- невнятно спросил. Тогда я растерялся.
        - А что?- спросил я осторожно, видя, как солнце выходило из-за туч, но вдруг понял, что солнечного света Андрей не видит.
        - Нет… Ничего. Электричества не дали? Нет? Сволочи… Зажги хоть свечку,- и вновь потерял сознание.
        Около полудня Андрей позвал меня еще раз.
        - Я вдруг подумал, что жутко хочется вишни.
        - Хочешь, я достану вишню! Я достану!- почти плача начал обещать я.
        - Нет,- слабо слазал Маркин.- Забудь. Я так. Что же мы все сидим в темноте? Скорее бы день!.. Мне что-то легче стало. Это хорошо, что ты меня не застрелил, когда я просил тебя. Я вдруг понял, Володя, что я жить хочу. Я очень хочу жить. Сейчас лежал и думал - вот окончится вся эта дрянь, поеду к маме… Скажу ей…
        Маркин снова запнулся, может быть, вспомнил, что его мать уже много лет как умерла.
        - Что, Андрей?- наклонился к нему я.
        - Ничего…
        И умер, так и не поняв, что новый день уже наступил.
        Владимир замолчал. Молчала и я, зная, что в подобных случаях нельзя ни сочувствовать, ни утешать - и то и другое будет неискренним, а поэтому болезненным и лишним. Мне показались знакомыми какие-то фамилии из его рассказа, но я не подала виду.
        - Мне сказали, что меня скоро выпишут,- сказал он.
        - Да, я слышала,- ответила я.- Илья Ильич говорил не далее, как вчера.
        - А я даже не помню, как меня ранило,- признался Владимир.- Наверно, это хорошо. Как вы думаете?
        - Думаю, что хорошо,- сказала я.
        Мы беседовали с ним еще несколько раз, я немного рассказывала про Николку. Владимир мечтал о сражениях и подвигах. Через неделю он уехал, оставив в моей душе странную смесь переживаний и нежности.
        - Анна Николаевна,- сказала мне другая медсестра,- вам сегодня велено присутствовать на перевязке.
        - Как!- удивилась я.- На перевязке? Я еще и уколов делать не умею!
        - Илья Ильич сказали,- отозвалась она.- Поступили сведения, что скоро привезут еще раненых, надо готовить персонал.
        - Когда мне подойти?
        - Через четверть часа.
        Медсестры стояли полукругом вокруг больного. Доктор Илья Ильич объяснял, как накладывать бинты. У солдата было повреждено колено. Я заглянула в рану, увидела кровь, и мне стало дурно, меня начало тошнить. Темные волосы на ноге раненого привели меня в ужас.
        - Анна Николаевна, подайте мне бинт,- как сквозь сон услышала я глубокий голос Ильи Ильича.
        - Простите?- переспросила я.
        - Вы невнимательны. Я попросил подать мне бинт.
        - Простите,- сказала я, но даже не пошевелилась. Медсестры начали шептать мне что-то, просили поторопиться, даже раненый посмотрел на меня, но я никак не могла сдвинуться с места.
        - Вам плохо?- спросил меня доктор.
        - Нет,- ответила я одними губами.
        - Анна Николаевна,- сказала Илья Ильич,- на операциях нет времени ждать.
        - Я не могу,- отозвалась я.
        - Берите с собой нашатырь. Екатерина Андреевна, подайте мне бинт.
        Молоденькая сестра милосердия подала доктору бинт, и он начал делать перевязку. Несколько мгновений я смотрела на то, как проступает на белом кровь, глубоко вздохнула и выбежала, громко хлопнув дверью.
        Дождавшись, когда выйдет доктор, я заявила:
        - Илья Ильич, я ухожу.
        - Да, пожалуйста,- разрешил он,- вам сегодня надо отдохнуть и набраться сил. То, что вы видели сейчас,- царапина…
        - Нет, вы не поняли,- перебила его я.- Я ухожу насовсем!
        - Помилуйте, голубушка! Нам нужны ваши руки, уже завтра нам обещали завести еще сотню раненых!
        - Не могу!- И я сорвалась на крик: - Вы же не будете меня держать силой в этом аду! Я чуть не сошла с ума, когда все это увидела!
        - Анна Николаевна!
        Но я уже стягивала с себя белую косынку, нервно комкала ее в руках.
        - И не упрекайте меня!.. Вы не посмеете мне приказывать!..
        Дальше было беспамятство, резкие запахи медикаментов и моя спальня. Домой меня забрал Александр Михайлович.
        Дома меня ожидало письмо от Любомирского, наполненное каким-то странным духом неприятия. Я прекрасно помнила, с каким восторженным настроением он уезжал, и не могла понять, что с ним там произошло.

« Жизнь моя, Анночка! Здесь безумно нудно и скверно, мне не хотелось бы жаловаться вам, но уже написаны эти строки. Проявите капельку сострадания - пишите чаще! Это единственная моя просьба к вам.
        Война при ближайшем рассмотрении - порочна и страшна. Мы, выросшие на парадах и романах, не имели представления и о сотой доле того, что может быть здесь. Настроение еще держится нервно-патриотическое, но и оно скоро исчерпает себя, поверьте моему слову. Еще и еще убеждаюсь я в бессмысленности и гнусности происходящего. Уходит смысл, остается пустота и распущенность. Солдаты не понимают элементарных приказов. Офицеры трусливы и кичливы.
        Я пока не у дел. Развлечений здесь нет. С утра - карты, вечером пьем водку, иногда балуемся кокаином. На днях играли в «Гусарскую рулетку». Щекочет нервы, а впрочем - бессмысленная, глупая и противная игра. Вот весь незатейливый наш досуг.
        Не так давно получил ваше письмо, уловил аромат ваших пальцев, перецеловал каждую строчку. Схожу с ума без вас. Трепетно храню вашу фотографию. Вы мой ангел-хранитель!
        Без вас - ваш
        Вадим Любомирский».
        На следующий день ко мне приехала Вирсавия Андреевна. Не снимая пальто, она прошла в зал, где находилась я. Я поднялась к ней навстречу с радостной улыбкой, надеясь на слова сочувствия, но Аверинцева была холодна.
        - Извольте пояснить ваш поступок,- сказала она.
        - Я все объяснила вчера,- резко ответила я.- Мой приход в госпиталь был добровольным шагом, и никто не смеет меня удерживать там. Или я не права?
        Не знаю, что больше испугало меня - боль или звонкий удар, но, только прижимая руку к лицу, я поняла, что Вирсавия Андреевна ударила меня. Пощечина оказалась резкой и неожиданной, и я застыла, не веря тому, что произошло.

«И что будет сейчас?- пронеслось у меня в голове.- Что делать мне? Сказать, чтобы она убиралась вон, я не смогу. Смолчать? Но я чувствую себя правой не меньше, чем чувствует себя правой Вирсавия Андреевна!»
        Пока я приходила в себя, Вирсавия Андреевна присела на диван, закрыла лицо ладонями, сквозь пальцы сочились светлые слезы, и я, забыв обо всем, бросилась к ней, встала на колени перед ней. Я гладила ей колени, плечи, руки и умоляла прекратить плакать. Аверинцева даже не всхлипывала, но слезы не прекращались. И мне оставалось только шептать несвязный и глупый лепет, который заставил меня саму расплакаться.
        - Вы думаете, мне просто было вот так взять и уйти!..- уже начинала оправдываться я, но не смогла остановить себя.- У меня брат на войне!.. Вы понимаете - брат! Еще совсем мальчик… И если бы знали, как я его люблю, как он дорог мне!.. У меня нет никого ближе… Никого…
        И уже Вирсавия Андреевна обнимала меня, утешала.
        - Что вы, милая моя, не надо! Прошу вас! Я сама была не своя, когда узнала, что вы ушли!.. Но и вы поймите меня! Вы - молодая женщина, полная сил, способная, вы пришли работать ради своего брата, это же каждый без труда понимает!.. И вдруг - прилюдная истерика, крики. Все бы вас поняли, если бы вы, почувствовав себя дурно, ушли тихо, незаметно, растворились без следа, но уйти со скандалом!.. Это же немыслимо!.. Хотя кто я такая, чтобы давать вам указания? Простите меня, милая Анна Николаевна!
        - Вы простите меня!- в ответ твердила я.- Но я не могу быть там!.. Уже запах медикаментов приводит меня в полнейшее отчаяние!.. Нет!.. Я не смогу быть в госпитале…
        - Не тревожьтесь!.. Не вы - так будет другая!.. Вы правы, не стоит мучить себя, раз душа не лежит к делу… Господи…
        И мы плакали обе, пока не появился Александр Михайлович. Он сделал несколько шагов по зале, увидел нас - заплаканных, обнимающихся и уже обессилевших от слез, замер, словно ожидая услышать что-то ужасное, но я слабо махнула рукой, и прогоняя, и одновременно успокаивая его.
        - Интересное дело!- наконец опомнился мой супруг.- Прихожу домой в надежде увидеть что-нибудь приятное, а нахожу неиссякаемый источник влаги! Это нехорошо, дамы! Что стало причиной рыданий?
        Мы с Вирсавией Андреевной, смущаясь и оправляясь, стали приходить в себя, смеясь, перебивая друг друга, уверяя, что слезы себе выдумали только для того, чтобы поплакать: слезы ради слез.
        - Милые дамы,- с улыбкой проговорил Александр Михайлович,- у вас есть четверть часа до обеда, так как за столом я хотел бы видеть вас в добром расположении духа.
        Он пошел в кабинет, но остановился и заметил:
        - Вирсавия Андреевна, вы можете снять пальто. К счастью, у нас дома достаточно тепло.
        Аверинцева покраснела, с изумлением заметила, что она еще в верхней одежде, рассыпалась в извинениях, рассмеялась.
        - Как с вами легко, Александр Михайлович,- тепло сказала она,- вы сказали всего несколько фраз, а вся неловкость исчезла… - но после разрумянилась еще больше, извинилась и пошла отдать пальто прислуге.
        Во время обеда Александр Михайлович пробыл с нами совсем недолго, вернулся к своим делам в кабинет и велел принести ему туда кофе, а мы с Вирсавией Андреевной проговорили почти до темноты, пока ей не настало время ехать в госпиталь.
        - Скажите мне, Анна Николаевна, сильно я поменялась за последнее время?- спросила она.
        - Трудно сказать,- честно ответила Аверинцевой я.- Для многих было бы весьма неожиданно узнать, как вы переменили образ жизни. Но мне кажется, что только сейчас вы стали собой.
        - Мне и самой кажется странным, что я начала работать в госпитале,- отозвалась она задумчиво.- Хотя… На все есть явные и тайные причины… Вы пришли туда ради брата… И у меня есть на душе кое-что… Да-авний грех… Возможно, я его сейчас и отмаливаю. Я понимаю, что говорю загадками, но мне непросто говорить с вами откровенно.
        Она встала, подошла к окну, потерла висок. Ее стройная, словно девичья, фигура вырисовывалась в проеме окна и казалась вырезанной из бумаги.
        - Ответьте мне еще на один вопрос… Только по чести!- она говорила жестко, нервно. Резко повернулась ко мне и сказала: - Может ли убийца работать в больнице? Имеет ли он право лечить или помогать в лечении, если уже убил однажды? Я вздрогнула.
        - Что вы имеете в виду?
        - Ничего! Просто ответьте мне!
        - Если доктор убил по оплошности, то это его врачебная некомпетентность, но иногда случаются трагические ошибки, от нас не зависящие…
        - Значит, оправдать можно все?- со злой усмешкой спросила она меня.
        - Нет, не в оправданиях дело, а в истинных причинах,- сказала я, не совсем понимая, о чем идет речь.
        Вирсавия Андреевна присела рядом со мной, прикоснулась к моей руке своими ледяными пальцами и сказала, глядя мне в глаза пытливо:
        - Я убила своего супруга… Вернее, не убила, а стала причиной его смерти. Мы поехали на богомолье… В монастырской гостинице не хватило места, и мы остановились в ближайшей деревне… Был Чистый Четверг… Мы с мужем пошли в баню… Потом хозяин дома, в котором мы остановились, угощал нас ужином, за столом по обычаю была вся семья. И мальчик… Лет двадцати… Вот нам с ним двух взглядов и хватило… Поверите ли, я даже имени его не помню… Или не знала никогда?.. На следующий день я сказалась больной, на молитвы не поехала. Не знаю почему, но супруг вернулся раньше,- и тут она рассмеялась, обнажив белые зубы.- Я тогда тоже так смеялась, увидев мужа из-за плеча этого мальчика! Смеялась! Смеялась! Голая, бесстыжая… Но как же мне было сладко знать, что супруг увидел меня в постели,- она запнулась.
        Пальцы ее дрожали.
        - Вы понимает меня? У супруга тогда случился удар. Он умер через два часа - на Страстную Пятницу. Боже мой!.. На Пасху его, конечно же, не отпевали… Перенесли похороны на понедельник. И весна стояла теплая, нежная… Помнится, я плакала только потому, что много нервничала, принимая соболезнования. А на похоронах закрывала лицо платком и смеялась. Смеялась!.. Несколько минут мы молчали.
        - Не думайте об этом,- сказала я.- Наверно, мои слова бессердечны, но - забудьте о той Страстной Пятнице.
        - Я и не помню почти ничего,- сказала Аверинцева серьезно.- Но как вы думаете - могу я после всего случившегося быть сестрой милосердия?
        - Да,- сказала я, пожимая ее холодные пальцы. Вирсавия Андреевна улыбнулась и опустила ресницы.
        В госпиталь я больше не вернулась.
        Глава 10
        Второе Николкино письмо меня испугало.

«Прости меня, моя дорогая Анненька, за все мои грехи - большие и маленькие, за совершенные и несовершенные,- писал он.- Не спрашивай ни о чем - просто прости. Мы все под Богом ходим, и только один Бог ведает - как долго. Я жив и здоров, за меня не волнуйся, просто молись. Мне, кроме твоих молитв, больше ничего не надо, только знать, что ты счастлива, вот и все мои желания.
        Поклонись от меня Александру Михайловичу. Честь имею.
        Николай».
        - Как понимать Николку?- спросила я Александра Михайловича, прочитав ему письмо.
        - Как?- переспросил он.- Понимайте буквально.
        - Вероятно, случилось что-то серьезное.
        - Вероятно. Просто ваш брат, Анна Николаевна, повзрослел,- сказал Александр Михайлович, закуривая.

«Повзрослел,- подумалось мне,- Боже мой, знать бы, через что он прошел, взрослея…»
        От Вадима Александровича приходили письма не так часто, как от Николки, но каждое письмо было праздником. О том, что Любомирский пишет мне, мой супруг, как я думала, не знал: вся корреспонденция приходила в полуденное время, когда его не было дома.

«…Я знаю,- читала я в очередном его письме, помеченном серединой сентября,- что вы ничего не измените ни в себе, ни в своей жизни. Фамильная честь для вас важнее счастья. И - простите. Пишу так, как будто виню вас. Но я не могу больше ждать изо дня в день ваших писем, молиться на них, вглядываться в строчки и угадывать среди них ваш взгляд. Я не могу больше целовать ваши конверты, вдыхать едва оставшийся аромат ваших духов. О, если бы вы отпустили меня! Я бы уехал на край света, в провинцию. Завел бы жену, воспитал бы четверых детей, только скажите - прощайте…»
        С досадой я отложила письмо. «Что за жестокие слова!- подумала я, прижимая руки к вискам.- Да, я не изменю ничего в своей жизни. Но позвольте мне любить вас! Только любить! И я ничего не попрошу в ответ. Женитесь, уезжайте на край света, но позвольте мне думать о вас, видеть вас в снах, перечитывать ваши письма. Позвольте мне волноваться и молиться за вас!»
        Я положила перед собой лист бумаги и открыла чернильницу. Нашла перо в ящике стола. Надо написать ответ. «Добрый день, Вадим Александрович! С радостью…» Нет!
«Милый мой Вадим Александрович!» Что за фамильярный тон! Как мне написать о своих чувствах? Как мне дать понять этому жестокому человеку, что я не желаю расставаться с его тенью? Почему я должна забыть его поцелуи? Это несправедливо! Почему, в конце концов, он требует от меня всего этого?! Я взяла новый лист и вывела без слов приветствия: «Я вас не отпускаю».
        Вечерами Александр Михайлович читал газеты, хмурился, курил уже в моем присутствии. Я просматривала списки погибших, Таня обычно стояла рядом, за моей спиной.
        - Нет,- как счастливое заклятье произносила я.
        - Слава Богу, нет!..- говорила Таня и уходила. Я откладывала газету, брезгливо осматривала свои руки.
        - Ненавижу типографскую краску! Каждый раз руки словно в саже! Отвратительно! Что за мука читать списки…
        Или делилась с супругом горьким новостями:
        - Кстати, видела имя сына Елизаровых, Георгия. Не знаю, как переживет гибель Георгия Наталья Кирилловна. Александр Михайлович, вы помните его? Такой тихий приветливый юноша!.. Кажется, у него была невеста. Нелегко.
        С каждым днем я видела все больше знакомых фамилий.
        От Николки письма стали приходить реже. От Любомирского в октябре пришло всего одно.

«…Видел вас во сне. Вы были очень красивой, как тогда, когда мы гуляли у пруда. Вы смеялись и олицетворяли само счастье. Но мой сон прервали грубым толчком, и я отправился переводить показания какого-то австрийского офицера. Я должен был спросить его про укрепления и боеприпасы, но почему-то спросил, есть ли у него семья. Мы беседовали с ним довольно долго. Он показал мне фотографию своей жены в медальоне. На этом наш разговор прекратили. Пришлось вновь вернуться к действительности. Австриец сразу побледнел, потускнел. Уходя, я приободрил его как мог. Наверно, мужчины во всем мире одинаковы, они уходят на войну с фотографиями любимых женщин вместо того, чтобы сохранять мир и видеть женщин рядом. Не обращайте внимания на мои слова, я с утра сегодня занудствую.
        В прошлом письме я имел дерзость написать то, что написал. В этом же прошу совсем противоположного - отвечать мне и сообщать о своих планах. Простите, милая Анна Николаевна, это нервы. Я не понимаю, что со мной происходит. Я вдруг очень устал. Когда закончится война (это - ключевая фраза, мы все говорим только о том, что будет, когда закончится война), приду домой, поселюсь в деревенской глуши и начну крапать стихи. Вы, конечно, со мной не поедете… И это совершенно правильно. У вас - муж… Прекрасный человек, надо признать! Я же в провинции женюсь (женитьба становится уже навязчивой идеей!), растолстею и буду ходить по пятницам в баню.
        Вы, верно, уже заскучали, что ж - разрешите откланяться. Целую ваши теплые ладони. Я вам не говорил никогда, потому что не понимал, в чем дело. Я только сейчас понял - у вас удивительно хорошие руки. Когда вы дотрагивались до меня, я чувствовал их тепло и силу. Добрую силу, без которой я не смог бы жить на свете, если б не знал, что она есть. Всегда ваш
        Вадим Любомирский».
        Мысли мои сначала крутились вокруг счастливых летних дней. Затем незаметно перешли на будущую женитьбу Вадима. Конечно, я не остановлю его. И зачем мне надо его останавливать? Смысл? Нет смысла! Но я воистину хочу, чтобы Вадим любил меня, и никого больше.
        Нет, в деревню он не поедет. Что за глупости приходят в голову! Он умрет там со скуки без вечных знакомых, без светской жизни и восхищенных взглядов дам. Значит, мы все-таки будем видеться. Интересная перспектива.
        Ревность жила в моем сердце, но я не желала ничего дурного моей еще не существующей сопернице. Я уже заранее даже любила его будущую супругу, хотя совершенно не представляла ее себе. Наверно, очень молодая. Вероятно, мы будем дружить семьями. Карты, вино, ужины… А потом я замечу округлившийся живот мадам Любомирской. Господи, дай мне сил пережить радость и счастье другой женщины без гнева и слез.
        И никто не спросит о том, что будет с нами - с Вадимом Александровичем и мною. Никого не заинтересует, почему мы не встретились раньше, чтобы соединить судьбы и руки. Зачем вопросы? Мы с Любо-мирским совершенно чужие люди. И - Боже ты мой! Как я буду завидовать его счастливой маленькой супруге! Никогда мне не взять на руки в ворохе кружевных пеленок темноволосого ребенка!.. Никогда мне не прильнуть на рассвете ко лбу любимого!..
        В непонятном расстройстве я быстро просмотрела списки в газете. Таня неизменно была рядом со мной.
        - Списки с каждым днем все длиннее и длиннее!..- пожаловалась я ей.- Кажется, нет.- Я посмотрела еще раз в газету.- Нет.
        - Ох, Господи, спаси и сохрани,- тихо сказала Таня.
        - Таня, страшно, когда можно увидеть имена самых близких людей здесь.
        - Я за Николая Николаевича каждый день молюсь,- живо сказала она.- А Александр Михайлович, слава богу, дома.
        Я закрыла глаза и закусила на мгновение губы. Таня строго оглядела меня и прошептала, не желая верить своей догадке:
        - Или вы говорили о… Вадиме Александровиче тоже?..
        - Тише, Таня… - умоляюще сказала я.- Не надо, прошу тебя!..
        Но Александр Михайлович стоял в дверях. Я вздрогнула, увидев его.
        - Таня,- сказал мой супруг негромко,- оставь нас.
        Таня бросила на меня взгляд и ушла.
        - Вы хотели бы поговорить со мною?- спросила я Александра Михайловича.
        - Если у вас есть желание разговаривать,- сухо ответил он.
        Он прошел к окну, потом - к дивану, но не присел. Осмотрел меня, спросив разрешения, закурил. Его пальцы нервно дрожали.
        - Анна,- начал он тихо,- я думаю, вы прекрасно понимаете, о чем я хочу поговорить. Мне надоело жить так, словно я ничего не знаю. Согласитесь, глупо притворяться и делать вид совершеннейшего идиота.
        - О чем вы?
        Он резко отвернулся, его скулы обозначились под гладко выбритой кожей, но голос остался ровным:
        - Анна, неужели вы полагаете, что мне неизвестно о письмах Любомирского к вам?
        Сердце в груди замерло и застучало в два раза быстрее обычного.
        - Что еще вам известно?- спросила я, чувствуя, как алый румянец заливает мне лицо.
        - А ничего мне больше неизвестно!- выкрикнул Александр Михайлович.- Достаточно! Мне надоели сочувствующие взгляды! Мне надоели перешептывания за спиной! Мне надоело замечать, что вы что-то от меня прячете! Мне надоело видеть, как господа поджимают губы, здороваясь со мной, а дамы жеманятся и хихикают.
        - Что вы такое говорите!..- перебила его я.
        - Весь город только и говорит, что о вашем дачном романе. С прогулками, с катаниями по пруду, с поздними визитами с обеих сторон.
        Я пошатнулась. Как?.. Каким образом?..
        - Надеюсь, что у вас хватит ума не отрицать очевидного!- зло бросил он.
        Мне показалось, будто невидимая душная шаль окутала меня и тянет в бездну забытья и сна.
        - Ответьте мне, Анна!- Александр Михайлович наклонился ко мне.- Ответьте хоть что-нибудь!
        - Нет,- сказала я.
        Александр Михайлович быстро ходил по гостиной, нервно курил, ронял пепел на ковер. Видимо, эта беседа давалась ему нелегко. Тем более что приходилось говорить только ему, а я молчала. Минут пять прошло для меня в состоянии оцепенения, и снова Александр приблизился ко мне и сказал:
        - Анна, скажите, вы не боялись летом, что я смогу догадаться о ваших отношениях с Вадимом Александровичем?
        - Я не понимаю вас,- прошептала я, поднимая на него взгляд.
        - Не понимаете? Или не хотите понять? Или предпочитаете видеть во мне тихого и покорного рогоносца? Я не буду с вами лукавить, Анна. Для меня не было секретом то, что Вадим Александрович ухаживал за вами. Я хорошо его знаю… знал… И когда он появился, то мне подумалось, что вы им непременно заинтересуетесь. И тогда я решил - лето, отсутствие мужа… Вы - молодая и красивая женщина, совершенно несчастливая в жизни семейной… А почему бы и нет?.. Пусть вы измените мне. Но хотя бы не с каким-нибудь солдафоном, а с человеком, который не будет трепать вашего имени и хвастать дачной победой. Вадим Александрович показался мне идеальной кандидатурой на роль вашего любовника. Я уже заранее уступил вас ему. Узнай я наверняка о вашей связи с Вадимом, я бы принял это известие спокойно. Я был готов к нему. Но…
        Я расплакалась.
        - Зная Вадима Александровича как человека, способного ответить за свои поступки, я ждал от него чего-то,- продолжил супруг.- Ждал, что он попросит развода для вас. Еще в июле мне казалось, что вы непременно уедите с ним в Мюнхен… Но случилась война… Сейчас уже средина осени… И я, обманутый муж, знаю, что вы получаете письма с фронта не только от брата… И молчу!.. И вы живете в моем доме, как будто ничего не произошло. Скажите, вы остались со мной на какой-то неопределенный срок, пока Вадим Александрович не снимет для вас дом?.. Или до окончания войны? Или ваш роман окончился вместе с летом?
        - Нет!- сквозь слезы крикнула я.- Вы не можете так говорить!.. Вы сами признались!.. Вы были…
        Так вот почему вы делали такой отрешенный вид по приезде на дачу! Вы, оказывается, все решили…
        У меня начались судороги, прибежала прислуга, Таня принесла мне холодной воды, кто-то еще - холодное полотенце на лоб. Александр Михайлович немного понаблюдал за суетой вокруг меня и ушел в кабинет - неспешно и прямо. Мне хотелось его окликнуть, но голос куда-то пропал.
        И вот на следующий день после разговора с супругом к нам зашел Егорушка. Я слышала его веселый голос, но не спустилась, подумав: «Одни мальчики сейчас на фронте, а у других только развлечения на уме! Даже не спущусь поклониться! Скажусь больной».
        И тут же в комнату постучалась Таня.
        - Анна Николаевна,- сказала она, проходя,- вас Александр Михайлович просят спуститься.
        - Что? Просят?..
        - Просят.
        - Глупости какие!.. Не спущусь! Я больна, у меня истерика! И кажется, он знает почему! И кажется, он является одной из причин моего дурного самочувствия.
        Таня опустила голову.
        - Там…
        - Знаю,- тут же перебила ее я,- там Егорушка! Не желаю его видеть!
        - И что мне передать Александру Михайловичу?
        - Что я сказалась больной!- настаивала я на своем.
        Но через десять минут Александр Михайлович сам постучался в мою комнату.
        - Боже мой,- недовольно сказала я,- я просила меня не беспокоить! Что вам угодно?
        - Анна Николаевна, прошу, оставьте на время ваши капризы,- строго сказал супруг, - спуститесь к ужину. Я бы вас ни в коем случае не побеспокоил бы, но Егорушка очень желает видеть вас.
        - У некоторых людей есть неприятный талант - являться не вовремя, когда их совершенно никто не ждет,- заявила я.
        - Он не будет долго раздражать вас своим присутствием,- заверил меня супруг.- Он заехал попрощаться.
        - То есть как - попрощаться?..- растерялась я.
        - Присоединяйтесь к нам и узнаете все новости,- сказал Александр Михайлович.
        Егорушка встретил нас у подножия лестницы.
        - Господи!- воскликнула я, едва узнав его.- Егорушка! Вы ли это?
        - Добрый вечер, Анна Николаевна!- с веселой улыбкой поклонился он.
        Он был в форме, очень коротко стрижен и был неузнаваем. Я протянула ему руку. Егорушка поцеловал мои пальцы.
        - Вот и помирились… - тихо сказал Александр Михайлович.
        - И что дальше, Егорушка?- спросила я.
        Мы прошли в столовую, я неожиданно для себя разволновалась. К еде даже не притронулась. Только смотрела на него не отрываясь.
        - Дальше?- переспросил Егорушка.- Я же на фронт еду, вы, вероятно, и так поняли.
        - Но вы не должны…
        - Охотником еду!
        Александр Михайлович закурил. Егорушка быстро взглянул на него и снова обернулся ко мне.
        - А что? Почему нет? Я же еду без песен и патриотических выкриков. Просто понял недавно, что здесь мне делать нечего. Из университета я ушел. Скучно. И на войне, даст Бог, на что-нибудь сгожусь. А если судьба погибнуть - то обо мне плакать некому. Матушка меня прокляла. Он усмехнулся.
        - Что вы такое говорите, Егорушка!- воскликнула я.
        - Не обращайте внимания,- сказал он.- Матушка - дама импульсивная. Воспитать меня не сумела, вот и додумалась до проклятий.
        Александр Михайлович молчал, беседовали мы с Егорушкой долго, а супруг просто слушал и много курил.
        Часы пробили одиннадцать.
        - Надо идти,- сказал Егорушка.
        - Я провожу тебя,- проговорил медленно Александр Михайлович.
        - Стоит ли?
        - Хотя бы буду точно знать, что ты уехал,- нервно пошутил супруг.
        Егорушка рассмеялся, поднялся из-за стола.
        В гостиной, еще не одеваясь, он как-то нерешительно помялся, обернулся ко мне, словно желая что-то сказать.
        - Егорушка?
        - Анна Николаевна, разрешите попросить вас!..- со смущенной улыбкой сказал он.
        - Да, конечно!.. Может быть, вам подарить платок?- улыбнулась я.- Я буду вашей дамой сердца, если вы хотите… Помните?..
        Егорушка слегка покраснел.
        - Помню… Но… Благословите меня, Анна Николаевна!- решился Егорушка.
        Я прижала пальцы к вискам. Мальчик опустился передо мной на колени, я перекрестила его, он перехватил мою руку, надолго прильнул к ней губами.
        - Я не боюсь,- тихо сказал он.- Наверно, это плохо.
        - Храни вас Бог, Егорушка,- сквозь слезы прошептала я.
        И еще через несколько дней пришли дурные вести - погиб Сергей Иванович. Я пропустила его имя в списках, поэтому ничего не знала о случившемся. Известил меня Александр Михайлович.
        - Надо съездить к Марии Владимировне,- сухо сказал он.
        - Марии Владимировне?..- не поняла я.
        - Так зовут супругу Сергея Ивановича,- мрачно ответил Александр Михайлович.- Вдову…
        Я замялась.
        - Только не говорите мне, что некоторые новости приходят не вовремя и у вас совершенно нет никакого желания сочувствовать женщине, имени которой вы даже не удосужились запомнить.
        - Что вы такое говорите! Вы оскорбляете меня!- заметила я.
        - Надеюсь, вы все-таки не вынудите меня наносить визит одному?- спросил он.
        - Я буду готова через час,- едва сдерживая гнев, сказала я.
        В доме Сергея Ивановича было несколько визитеров, которых я не знала, но их знал Александр Михайлович. Через анфиладу комнат где-то в глубине дома мигали свечи. Пахло ладаном.
        Александр Михайлович держался со мной отчужденно, словно едва знал меня. Мне было тоскливо. Вскоре к нам спустилась Мария Владимировна. Выглядела она ужасно: с воспаленными глазами и сухой кожей, она казалась сорокалетней женщиной.
        Под огромной шалью просвечивали уже размытые очертания талии, готовой превратиться в живот.
        Она беседовала с нами совсем недолго, иногда смотрела на меня ревниво и неприязненно. Когда мы начали прощаться, Мария Владимировна задержала меня и сказала тихо, чтобы никто не смог услышать:
        - Сколько я о вас слышала и не верила, что вы такая… А теперь понимаю! Вам легко - вы холодны к страстям человеческим… Не обижайтесь на меня за сказанное. Сейчас я только и могу это сказать - и вы простите! Вы не посмеете не простить! Знали бы вы, сколько слез я из-за вас пролила в горькой ревности!.. Но - все пустое… Сергей Иванович так о тех слезах и не узнал. Бог ему простит, а я уже давно простила. И вам простила. Вы счастливая, Анна Николаевна!.. Вы счастливы своей холодностью. Только я счастливее вас. Даже сейчас, в своем горе, все равно счастливее.- Лоб ее покраснел, на висках бились тонкие жилки.
        Я смотрела на нее, некрасивую, готовую расплакаться, и поняла, что почти ненавижу ее. И тут вмешался Александр Михайлович.
        - Простите, Мария Владимировна,- сказал он быстро и уверенно.- Вам следует сейчас позаботиться о себе и отдохнуть. Мы непременно заедем на днях.
        - До скорой встречи, Александр Михайлович,- сказала она, прощаясь только с ним. Мне она кивнула и медленно пошла на второй этаж.
        Казалось бы, погиб человек. В течение нескольких лет он бывал в нашем доме, ухаживал за мною с завидным постоянством, дарил мне цветы, но я не чувствовала ни боли утраты, ни сожаления. Единственное, что меня трогало и обижало,- слова Марии Владимировны. Но и к ней, и к ее жалкому положению я также не испытывала сострадания.
        В какой-то момент я подумала, что мы продолжаем быть соперницами даже после смерти Сергея Ивановича, но постаралась отогнать от себя крамольные мысли. «Но она сама!.
        Она первая заговорила!..- думалось мне.- Что она хотела услышать от меня - слова раскаяния? Признания в чем-то? » Мне и в голову не приходило, что поступок Марии Владимировны был продиктован отчаянием молодой женщины, которую всегда сравнивали с другой.
        За упокой души Сергея Ивановича я не молилась. Мои молитвы были только о живых. Наверно, потому, что в моем сердце безраздельно властвовали Ни-колка и Вадим Александрович, и тревога за них не оставляла мне сил беспокоиться еще за кого бы то ни было.
        Глава 11
        Меня разбудил голос Степана.
        - Угодники Божий, Матушка Владычица, Мария милосердная! Ох ты, батюшка! Что ж делается! Батюшка!
        За окнами было еще темно, лампада сияла ровным светом, а голос Степана лился навязчиво и долго:
        - Батюшка! Батюшка!
        Уже две недели я жила в старом родительском доме. Супруг с равнодушием отнесся к моему отъезду. Я чувствовала себя одинокой и предавалась воспоминаниям. Однажды мне показалось, что мне снится сон из детства. Я видела себя маленькой девочкой; за тонкой перегородкой в комнате - няня, иконы, лампадка… Отец, верно, собирается на охоту, а Степан по привычке причитает, что-то укладывает, бегает на непослушных ногах, торопит прислугу, тормошит конюха… Но ледяной ветер дохнул на окна, шторы пропустили холод, и я окончательно пришла в себя.
        Отец умер пять лет назад. Кого же Степан рискнул назвать батюшкой? Не сошел ли с ума наш старик? Может, муж мой приехал? Не может быть! Он должен быть сейчас за много верст от меня. Да и не будет Степан его называть батюшкой!
        Господи! Тревога разлилась медленно по сердцу. Что происходит? Я скинула одеяло, дрожащими руками почти на ощупь взяла мамину шаль. Что я волнуюсь? Глупо!.. Ах, пеньюар… Чуть было в сорочке не вышла.
        Кружева пеньюара скользнули по щиколоткам, шаль укутала меня от плеч до колен. Темно. Я шла по темному дому, натыкаясь на кресла. Сердце билось у горла. Было такое ощущение, будто я одна в заснеженном, темном доме. Голоса Степана не было слышно. Может, мне померещилось? Страх холодной рукой провел мне по спине. И тут снова голос Степана:
        - Батюшка!
        Посреди гостиной стоял Степан, дверь на крыльцо была распахнута.
        - Анна Николаевна, батюшка наш приехал,- улыбнулся сквозь слезы мне он.
        - Ты в своем уме?- строго спросила я его.- Почему дверь открыта?
        - Так батюшка наш,- растерялся старик. Отец умер пять лет назад. Пять лет!
        - Степан…
        - Батюшка наш,- забормотал он,- Николай Николаевич!..
        - Кто?- повернулась я.
        Он смотрел на меня укоризненно.
        - Николка?! Он тут? Где?
        - В конюшню пошли.
        - Ах, Степан, прости! Я думала…
        И я побежала к брату. Господи, Господи, чудны дела Твои! Николка! Мой милый Николка! Что ж ты меня не разбудил раньше? Я бежала, пока не забарахталась в сильных руках.
        - Анненька!
        - Николка!- И я поняла, что слезы сами льются из глаз.- Живой! Господи!
        И мы замерли друг против друга, не в силах говорить, только что-то искали в глазах. Я обняла его, вдруг поняв - обнимаю я не младшего брата, г взрослого мужчину, который только что приехал с войны.
        - Да ты босая! Глупенькая!- ив его голосе смешались нежность, тревога и бесконечная любовь.
        И вот я уже у него на руках, он несет меня в дом, и мне безумно неловко, словно я нахожусь не с родным братом, с которым дралась в детстве, а с малознакомым человеком, совсем чужим мужчиной.
        - Ты зачем не обулась?- спросил он.
        Откуда знала? Я и не заметила, что снег холоден, что пеньюар и сорочка до колен в снегу, что шаль лежит где-то около крыльца.
        Степан уже поднял всю прислугу на ноги. Я нервничала, без толку суетилась, мешалась, не знала, куда усадить Николку, что предложить ему в первую очередь.
        - Анна,- решил все вопросы он сам,- мне - горячую ванну, чистое белье и завтрак. Прости, но на мне, наверно, пуд грязи. И вероятно, насекомые. Будь осторожна!
        - Да, да… Степан, ты слышал. Позаботься о завтраке Николаю Николаевичу.
        Николка отдал шинель Степану.
        - Идем,- позвала я,- идем наверх.
        От Николки пахло лошадьми, потом и каким-то особым дорожным запахом - кожи и порохом, что ли…
        Мы вошли в его комнату.
        - Вот я и дома. Что ты так смотришь? Я знаю, что выгляжу просто отвратительно. И вид мой не для светского раута… Вот мой дом, я приехал сюда, чтобы найти капельку отдыха и обрести здесь надежду. …Переоденусь сию же минуту. Надоело военное барахло, прости за грубость. Мы совсем одичали… Я дома. Другого и не надо ничего.
        - Да, Николка, да!- Мысли, стайкой бродившие в голове, бросились врассыпную. Что мне сказать? Он был упоен возвращением, я в море чувств совершенно утратила дар речи.
        - Прислуга мечется,- улыбнулся он. В дверь постучали.
        - Ванна готова,- присела в книксене вошедшая Таня.
        - Спасибо, милая,- отозвалась я.
        - Спасибо, милая,- задумчиво бросил Николка, едва ли осознавая, что повторяет мои слова.
        - Таня, где белье?- спросила я.
        - В ванной, Анна Николаевна.
        - Ступай.
        Я смотрела на Николку с восторгом, но тревога не отпускала меня.
        - Ничего-то в нашем старом доме не изменилось,- сказал задумчиво он.
        И начал раздеваться. Я вновь почувствовала себя неловко. Вышла, спустилась в столовую.
        - Радость-то!- встретил меня в дверях Степан.
        - Да.
        В окна заглядывал невзрачный рассвет.
        На лице Николки лежала печать усталости. Он привел себя в порядок, волосы теперь лежали ровными рядами, халат на чистом белом теле казался особенно темным. Только в глазах брата светилась грусть. Он как бы с удивлением взглянул на чистые ногти. Губы его дрогнули.
        - Шампанское?- спросил у меня Степан.
        - Водка есть?- оторвался от созерцания чистых ногтей Николка.
        Я с удивлением перевела взгляд на брата.
        - Принеси, Степан,- распорядился он.
        - Сию минуту, батюшка,- поклонился старый слуга.
        Николка вступил на место отца - вот и приказы по дому, хозяйские жесты и нелепое Степаново «батюшка». Кто-то из прислуги раскладывал по тарелкам завтрак. Не помню ни вкуса, ни запаха. Николка ел за троих, хвалил. Я смотрела на него, думала, отвечала невпопад.
        - Ты не меняешься,- заметил он.- В первый день наших встреч ты всегда очень странная, задумчивая, и сейчас не слушаешь меня даже. Ты не представляешь, как я обижался на тебя за это раньше.

«Другой, совершенно другой человек»,- твердила про себя я.
        - Какие у тебя планы, Николка?- спросила я.
        - Неделя в нашем дворянском гнезде, потом - дорога, потом - опять война.
        - Как война?
        - Я в коротком отпуске, не более того!
        - Я думала, ты… - растерянно пролепетала я.
        - Не расстраивайся,- усмехнулся он,- лучше расскажи, как ты поживаешь.
        Я побродила взглядом по столу, рюмка у Николки была пуста.
        - Все хорошо.
        - Исчерпывающий ответ,- он положил серебряную вилку на место, взял нож, начал чертить им непонятные узоры по белой праздничной скатерти.
        - Что у тебя с мужем?- сухо спросил он.
        - Все прекрасно,- поспешно отозвалась я. Слишком поспешно, чтобы мне можно было поверить.
        - Когда он в столице, а ты - в родительском доме? Не лги мне!
        - Не лгу. Я устала быть там. У нас тоже своя война. Вечный траур, слезы, скорбные списки в газетах. Моя жизнь тонет в постоянном страхе. Я просыпаюсь и боюсь, я засыпаю и боюсь. Мужа почти не бывает дома. И потом, здесь я хотя бы не вижу своих подруг в черных платьях.
        - Не убедила. Степан, вели подать кофе в гостиную.- Николка скомкал салфетку.- Идем.
        И я поняла, что наш разговор только начинается. «Как он страшно, удивительно молод»,- вдруг промелькнуло у меня в голове. Я с грустью отметила окружавшую нас старую, еще родительскую, мебель, парадные портреты дедов и прадедов.
        Печаль, которую я не могла себе объяснить, примешивалась к радости встречи, сжимала горло. Николка что-то говорил, рассуждал на вечные наши темы. Обычный разговор. И очень чувствовалось, что мы отвыкли друг от друга. Я принесла Николке плед. Мы сидели в креслах папы и мамы, пили крепкий обжигающий кофе.
        - Анна…
        - Да, Николка?- и тут я поняла, что называть его Николкой, как в детстве, уже нельзя. В его взгляде читался возраст. Он стал старше меня. Его серые глаза смотрели смерти в лицо. Тонкие аристократические пальцы, что выводили изящным почерком стихотворные строки в моих альбомах, недавно несли кровь и гибель. Грех, грех на нас всех.
        - О чем ты думаешь?
        - Не обращай внимания, Николай. Я, сам понимаешь, очень рада, поэтому просто глупею от счастья на глазах. Разве нет? Вот посмотри - руки дрожат. Я безумно волнуюсь и переживаю за тебя. И вдруг ты дома, рядом со мной.
        - Разреши, я закурю.
        - Ты куришь?- с грустью спросила я. Но не посмела ему запретить.
        - Извини, Анна, я устал. Прикажи приготовить мне постель. Я отдам несколько распоряжений Степану и поднимусь к себе.

«Пусть отдохнет,- подумала я.- Наберется сил. Господи, сколько же сил нам всем еще надо? Зачем нам война? Зачем она нужна молодым мальчикам, которые еще не жили? Господи, дай ответ!»
        Я постучалась, вошла после разрешения.
        - Не поверишь,- сказал Николай,- думал, вот только доберусь до дома, лягу и просплю весь отпуск. А сна нет. Присядь рядом со мной. Тебе к лицу темное платье, Анненька. Ты такая строгая в нем. И немножко на монашку похожа.
        - Какая же я монашка?- улыбнулась я, приглаживая волосы брата.- Я грешная.
        Мы все грешны перед Богом. Мне кажется, в твоей жизни произошло что-то большое, что едва не сломало тебя. У тебя на всем облике лежит печать счастья и опустошения. Что с тобой? Ты очень красивая молодая женщина. Я хочу уткнуться в твои колени и заплакать от нежности. Что с тобою, сестра? Скажи мне…
        Я молчала, и совсем без перехода он вдруг произнес:
        - Ты знаешь, у меня была любовница.
        - Как ты сказал?
        - Я хочу быть честным с тобой до конца. Я расскажу тебе, что угодно о себе. Только не молчи! Ответь мне, ты счастлива?
        - Николай, сейчас война. О чем ты говоришь?
        - Я был на войне. И что? Я посылал солдат на верную смерть. Я орал на них и грозил расстрелом. И что? Ты должна быть счастлива хотя бы потому, что не видела и тысячной доли…
        - Я работала немного в госпитале.
        - Значит, тысячную долю ты видела. Однако ты здесь.
        - Мне страшно.
        - И мне. Особенно ночью. Видишь во сне дом, цветущие вишни, двор, залитый весенним солнцем. Но просыпаешься от запаха пороха и знаешь, что сегодня похоронят либо тебя, либо твоих друзей.
        Я повернулась к нему.
        - Николай, расскажи мне… - и я осеклась, зная, что не имею права спрашивать брата о его личной жизни.
        Расскажу,- как-то совершенно легко сказал он.- В середине августа я получил задание свезти письмо в город, имело оно характер личный, даже интимный. Адресовалось даме и передано должно было быть без промедлений. Поэтому отправитель снабдил меня билетами на поезд и разрешением задержаться в означенном городе на два дня на случай непредвиденных обстоятельств. Ехал я с удивительным чувством, словно вез не письмо, а ценный клад, о котором никто не должен догадываться. Лето еще только-только отошло от жары, небо было чистое и ясное и уже по-осеннему синее. В поезде было нешумно, и полупустой вагон меня еще больше успокоил. Я, знаешь ли, не люблю ненужного шума. Настроение было странное. С одной стороны, я был спокоен и счастлив, но, с другой - что-то тревожило меня, и я не знал что. Я был совершенно один, знакомых рядом не было, и это все вместе давало удивительное чувство свободы, которым я хотел насладиться в полной мере.
        Потом ко мне подошла цыганка, я ссыпал ей какую-то мелочь. Она быстро заговорила, что я буду всю жизнь счастлив и всякие тому подобные глупости. Я засмеялся и спросил, что у меня будет сегодня вечером. Она осеклась, потом взяла мою руку, сказала: «Женщина» - и ушла.
        На следующей станции в мое купе подсела хорошенькая барышня. И - поверишь ли?- странное дело, совсем недалеко идет война, а я этого совершенно не чувствовал в тот момент… Мы разговорились. Говорили о погоде, о римских поэтах. Она восторженно смотрела на меня, я сам себе казался очень остроумным и веселым. Потом я помог ей с багажом и, совершенно теряя голову от собственной уверенности и наглости, спросил:
        - Где я могу увидеть вас вновь?
        Она покраснела, опустила глаза, но я ждал ее ответа.
        - После полудня я прихожу в парк.- Она подробно и сбивчиво описала мне место, где находится ее любимая скамейка.- Вы придете?- спросила она с надеждой.
        - Завтра же,- пообещал я.
        На том мы и распрощались. Помня о скорейшей передаче письма, я пошел на поиски. Солнце уже село, но было еще светло, а во мне пели на разные голоса птицы. Я представил, как я приду завтра к условленной скамейке, как мы продолжим начатую в вагоне беседу. Весь в планах на завтра, я немного заблудился, но расспросил у прохожих про адрес и наконец вышел к нужному мне дому. Было почти темно, и я засомневался, примут ли меня в такой час, но все-таки постучал в дверь.
        Открыла мне приходящая горничная, которая уже собралась к себе домой. По ее удивленному лицу стало ясно, что меня здесь не ждали.
        - У меня письмо,- сказал я. Она протянула руку.
        - Я передам, подождите минуточку. Может, там надобен ответ.
        Я сказал, что отдать письмо должен лично. Горничная на сей раз не удивилась. Я был приглашен в зал и оставлен на некоторое время. Потом снова пришла горничная, передала, что ко мне сейчас выйдут, и ушла, сказав, что ей не оплачивают ночные часы. Фраза неприятно задела меня. Я остался ждать. Темно-синий ворсистый бархат кресел, на стенах - какие-то картины, и я отметил про себя, что жилье это хоть и с претензией, но все-таки дешевое.
        - Вы ко мне?- услышал я голос и повернулся на него.
        И понял, что значит онеметь от неожиданности. Передо мной стояла королева. И осанка, и гордая голова, и маленькие руки - все говорило о благородстве происхождения. Я поклонился, но мне вдруг захотелось упасть к ее ногам и поцеловать край ее одежды. Она подошла ко мне, окутала ароматом своих духов. Я увидел маленькую родинку на ее высокой шее и не мог оторвать от нее взгляда. Я понимал, что бледен, смешон и взъерошен, что от моей вагонной бравады не осталось и следа, что передо мною не маленькая барышня, готовая смотреть мне в рот, а наверняка роковая дама, избалованная мужским вниманием!
        - У вас письмо?- снова заговорила она.
        И снова я не ответил, только кивнул. Но, по-видимому, она привыкла к тому, что мужчины теряют голову в ее присутствии, поэтому не стала меня ни тормошить, ни высмеивать. Она указала мне на кресло, сама зажгла свечи, предложила мне чаю и взяла письмо, снова прикоснувшись ко мне шлейфом своего аромата.
        Письмо было коротким: я видел несколько ровных строчек, но читала она его долго, перечитывала, бледнея на глазах.
        - Что ж,- сказала она ровным голосом, но я понял, что дался он ей с великим трудом. Видно было, что ей плохо. Она почувствовала мою неловкость, смущение, желание уйти, чтобы не мешать ей.
        - Не торопитесь,- властно остановила она меня.- Или вам надо обратно на поезд?
        - Нет!- сказал я.
        - Побудьте еще немного. Вы же понимаете, что я сейчас не в себе. Пожалуй, и застрелиться смогу. Вы же не хотите, чтобы я умерла?
        И тут я впервые увидел ее глаза. Они были черны, как два бездонных омута, с тонкими голубыми краями, за которые уже опасно заходить. Я смотрел в ее до предела расширенные зрачки и не мог пошевельнуться.
        - Так что же?- рассмеялась она. Наваждение рассеялось, она прикрыла глаза длинными ресницами, будто для того, чтобы остановить действие чар.- Мне убить себя?
        - Не надо,- сказал я, не узнавая собственного голоса.
        - Почему?- спросила она.
        Я не понимал. Она смеялась мне прямо в глаза и ждала моих слов.
        - Вам нельзя… Вы просто не можете… Вы не должны… - От моих глупых слов мне стало жарко и неловко, еще больше захотелось уйти.
        Она внимательно посмотрела на меня то ли с сочувствием, то ли с удивлением. Глухо рассмеялась. Но почти сразу же оборвала свой неприятный смех.
        - Нет?- спросила она.- Так почему же? Вы ведь так и назвали мне ни одной разумной причины.- Она посмотрела мне в глаза внимательно и строго.- Вы, вероятно, меня за королеву приняли,- сказала она, прочитав легко мои мысли.- Но я не королева. Вы, как и многие другие, ошибаетесь. Я - всего лишь содержанка. Продажная девка, иными словами. Кто позовет ночевать, к тому и иду.
        Теперь мне стало душно от ее слов. Казалось, и горностаевая мантия исчезла с ее плеч, и венец растаял над ее головой. Передо мной была женщина с безумными глазами и порочной улыбкой.
        - Противно вам?- спросила она.
        - Нет,- ответил я и не лгал.
        Она посмотрела на меня внимательно.
        - Раз не противно, останетесь на ночь?
        Все перевернулось во мне. Пронеслись в воспоминаниях дорога, залитая солнечными лучами, краснеющая барышня из моего купе, слова: «Завтра же»… Кто их произнес? Я? И появление в маленьком зале величавой королевы, которая могла бы стать вечным предметом моего тайного поклонения. Я не посмел бы и мечтать, что такая женщина позволит мне ухаживать за собою. И ее слова, от которых повеяло пламенем преисподней,- не шутка ли? Сейчас она расхохочется, как русалка или вилисса, и выставит меня вон. Но она ждала.
        Я стоял и смотрел на кончик ее черной туфли.
        - Останусь,- сказал я, вскинув на нее взгляд. Она ласково мне улыбнулась.
        - Очень хорошо! Так давайте познакомимся. Меня Маргаритой зовут. А вас?
        - Николаем.
        - Присаживайтесь,- предложила она.
        Она подошла ко мне, пробежала гибкими пальцами по ручке кресла, зашла за его спинку, перегнулась ко мне, положила руки мне на плечи и зашептала.
        - Вот и хорошо. Я хоть и дрянная девка, но для вас, только для вас, буду хорошей. Только вот, чтобы уж вы все до конца поняли, я и деньги с вас возьму. Рубль. За ночь. За целую ночь, как самая дешевая проститутка. Согласны? От ее слов, горячего дыхания, от ее запаха я едва не терял сознание.
        - Маргарита…
        - Вам стыдно давать мне деньги?- спросила она, снова угадав мои мысли.- Не стыдитесь. Вы же покупаете сигареты? Вы же платите в лавке за любую вещь.
        - Но вы… - перебил ее я.
        - Так это то же самое. Вы поймете. Сегодня же поймете!
        Мы поднялись на второй этаж, и только в ее спальне я понял, что со мной происходит. Сладкая и грешная тайна за семью печатями раскрывалась передо мной во всей своей прелести и порочности.
        Мы немного поболтали, потом она указала мне на ванную комнату, поцеловала в лоб, и я ушел купаться. Пришел я обратно довольно быстро, когда она меня еще не ждала. Она сидела в низком кресле рядом с крохотным столиком, а в ее руках была стеклянная трубочка, которую я сначала принял за сигарету. Присмотревшись, я понял, что ошибся, тем более что в глазах Маргариты я увидел испуг.
        - Что это?- спросил я.
        Она посмотрела на меня и тихо сказала, не желая лгать:
        - Кокаин.
        Зрачки ее стали еще чернее, они дышали, пульсировали, напоминая теперь не черные омуты, а спрутов на холодном океанском дне. Мне показалось, что рядом со мной ведьма, но она заговорила, и вся неловкость тотчас исчезла. Она хищно облизывала губы, но и этот ее жест почему-то мне нравился.
        Скрывая свою стыдливость, она жадно целовала меня, откровенно и захлебываясь шептала нежности. Да, она была стыдлива, но я не понял этого тогда. Понял, но много позже. Я же не помнил себя, мне казалось, что королева, снизошедшая до простого смертного, вдруг стала моей собственностью, отчего было и жутко, и радостно.
        Утром я проснулся поздно, еще в постели вспомнил все свое вчерашнее приключение, улыбнулся и быстро встал. Удивительно хорошо и ново было осознавать себя в доме малознакомой женщины после ночи бурных ласк. Я искупался и отправился искать хозяйку. Она была на кухне и уже приготовила нам завтрак.
        - Доброе утро,- пропела она, осматривая меня, словно за ночь я мог неузнаваемо измениться.- Горничная по выходным дням не работает,- пояснила она.
        Я обнял ее, скользя руками по ее прекрасному телу, поцеловал в маленькую родинку на шее.
        - Маргарита,- спросил я,- я смогу остаться у тебя еще на ночь?
        - Рубль,- спокойно ответила она. Я отпрянул.
        - Маргарита, дружок,- сказал я как можно ласковее,- зачем тебе этот дурацкий рубль? Ведь ты его выдумала, чтобы оскорбить и унизить себя. И меня тоже. Давай я принесу тебе огромный букет роз. И если тебя будет интересовать его цена, то она будет в десятки раз большей!
        Она только отмахнулась от меня.
        Весь день мы провели вместе. За плотными шторами ее спальни не было ясно - день на дворе или ночь. Под утро, устало целуя меня и прижимаясь к моей груди щекою, она закрыла глаза.
        - Маргарита, будь только моей,- попросил тогда ее я.
        Она горько рассмеялась.
        - Вот еще! Глупости какие! Ты сможешь меня содержать? Ты сможешь мне снять дом? Обеспечить выезд? Наряды?
        - Нет. Не сейчас. Но, может быть, через несколько лет…
        - Через несколько лет,- перебила она меня,- я буду старухой с гнилыми зубами и сединой в волосах. Неужели я буду нужна тебе такой?
        И так как я молчал, она продолжила:
        - Этот мир принадлежит молодым и поэтому жестоким животным. Остальным в нем нет ни места, ни дела! И потом, через несколько лет меня просто не будет на этом свете. Мой сладкий яд действует верно.
        - Маргарита,- в отчаянии прошептал я,- но ведь есть лечебницы…
        - Я сама не хочу,- улыбнулась она.- Ах, не надо грустных глаз! Тебе-то что за печаль? Я не жалею! И ты не жалей! Просто я не хочу умирать старой. Я боюсь старости.
        Когда я уходил, она все-таки настояла на том, чтобы я отдал ей два рубля за проведенные у нее ночи. Долго и страстно она целовала меня в прихожей, боясь расплакаться.
        - Я приду к тебе,- пообещал я.
        - Нет,- сказала она. Потом подумала и сказала.- Приходи.
        Я поспешил на вокзал. Уже в вагоне подумал о том, что я подлец сразу по нескольким причинам. Во-первых, потому, что привезя даме письмо, очевидно, от любовника, который является моим начальником, я остался с дамой, совершив прелюбодеяние и возжелав принадлежащее ближнему своему. Во-вторых, я нарушил свое слово, данное юной барышне, и не пришел к ней в назначенное время. И в-третьих, что меня тяготило больше всего, я не зашел в храм Божий, как собирался сделать по приезде в город, и предпочел молитве рублевую женщину. Четыре смертных греха и две бессонные ночи не давали мне покою.
        На перроне меня ждал начальник.
        - Вы передали письмо?- спросил он, едва успев поздороваться.
        - Да,- сказал я, пряча глаза, надеясь, что лгать мне хотя бы сегодня не придется, но я ошибся.
        - Как она приняла его?- тревожно спросил он.
        - Я передал через горничную, подождал ответа, но мне сказали, что ответа не будет, - сказал я, гладя ему в глаза.
        - Так где же вы были два дня?!
        - Вы сами дали мне разрешение задержаться,- возразил я.
        - Действительно,- пробормотал он.- Иногда теряешь голову от всей этой суматохи! Вы не видели ее? Нет? Ну, может, оно и к лучшему…
        Осенью мы вошли в тот самый город, он был наполовину покинут жителями, опустошен и грязен. Неизвестно на что надеясь, я направился по адресу, который запомнил, как
«Отче наш». Я подошел к дому, но увидел во дворе других людей: играли дети, женщина возилась с крохотной собачонкой, мужчина курил. Я спросил у него про бывших жильцов. Он ничего не знал.
        Наверно, я сильно изменился в лице, потому что женщина разволновалась, и меня пригласили войти в дом. Все вещи и мебель были на прежних местах, казалось даже, что еще сохранился запах ее дорогих духов. Казалось, она сейчас войдет в зал и скажет, что к ней приехали родственники. Но ее не было. Мне подали стакан ледяной воды. На меня смотрели с любопытством, но в то же время вполне доброжелательно. Я извинился за причиненное беспокойство, окинул в последний раз взглядом комнату, в которой первый раз увидел Маргариту, и ушел.
        Николка окончил свой долгий рассказ и посмотрел на меня. Но в его глазах я не увидела ни раскаяния, ни сожаления, вероятно, он даже радовался, что более не встретил эту женщину. И я, в свою очередь, не ощущала, что проникла в чужую тайну, подсмотрела за чужой жизнью, подслушала чужой шепот…
        Совершенно неожиданно брат спросил меня:
        - И ответь же мне, Анна, ты счастлива?
        - Не знаю, как тебе ответить,- призналась я.- А ты? Ты сможешь ответить себе на свой вопрос?
        - Я видел настоящую любовь. Я отвернулась.
        - Нет, это не та женщина, о которой я сейчас тебе рассказывал. Да… Кажется сегодня придется говорить только мне. Ничего, может, и у тебя найдется несколько откровенных слов… Забирайся на постель с ногами, а то замерзнешь. Ну, что ты стесняешься? Давай спрячемся под одним одеялом, как в детстве! Слушай, раз уж я такой страшный болтун сегодня. Случилось у нас затишье на несколько дней. Мы были рады выдавшейся свободной минутке. Письма писали, собирались у одного князя, не буду называть имени. Нам, молодым, были особенно лестны его приглашения. Сидим, скромничаем. Пьем водку. И вдруг заходит речь о любовных романах. Шутки, подробности… бог с ними! Обращаются к одному, а он - известный сердцеед. Назовем его господин N. Его спрашивают: «Чем-нибудь нас сегодня порадуете?» Молчит.
«Сколькими красавицами пополнили вы свой победный список перед уходом на фронт?» -
«Список моих побед, господа,- отвечает господин N,- завершается Ватерлоо». Встал и вышел. Мне потом рассказали, что у него даже фото есть. Но не в этом суть. Там, на оборотной стороне,- молитва. И пусть себе молитва, так ведь молитва - женщине! Вот тебе и история о любви. Но она и не жена ему вовсе. Бог знает кто.
        - Что ж, такое часто бывает.
        - Я вижу, ты разочарована?
        - Но с чего ты взял, что это и есть настоящая любовь?- отмахнулась я.- Молись хоть дереву в лесу! Пиши молитвы хоть на заборе! Я не понимаю.
        - Фамилия Любомирский тебе ни о чем не говорит?
        Сердце мое упало, руки безвольно легли на колени.
        - Кажется, это знакомый моего мужа,- ложь была тиха, глаза устремлены в пространство.
        - И твой муж подарил ему твою фотографию?
        - Перестань мучить меня! Откуда тебе известно про фотографию? Вадим Александрович тебе ее показывал? Говорил что-то про меня? Он ее потерял, быть может? И ты ее нашел?
        Николка сдвинул брови, заговорил задумчиво:
        - Фотография… Фотография… Как тебе объяснить… Тебе любой скажет, что там мы становимся фаталистами. И мало того, что фаталистами, но и фетишистами. У каждого есть маленький божок… У кого - благословление матушки, крестик на шнурке, у кого - локон жены в медальоне, просто подобранный на счастье камушек, найденный на дороге. Да любая мелочь, на которую никто другой и не обратит внимания. И главное - не потерять фетиш, иначе… смерть… - Он сделал паузу, вздохнул.- Мы отдыхали вповалку… Через час должно было быть наступление. Любимирский полулежал в кресле, рассматривал фотографию. Все знали, что у него есть некое фото, тоже фетиш, но никто его ни о чем не расспрашивал. И тут неожиданно кто-то произносит слова молитвы. Мы все обернулись. Перед Любомирским стоит Кирилл Маслов… Я тебе уже говорил о молитве, вот так ее неожиданно прочитали. А Кирилл в тот же день попал в отчаянную переделку и вышел из нее без единой царапины!.. Кто бы мог подумать! И все посчитали молитву чудодейственной. Смешно, скажешь? Может быть, и смешно. Только мы каждый день молились. Анна! Тебе - молились! Тебе, пойми! Безумие!
Грех! А молились!
        Я прижала руку к пылающему лбу.
        Николка потер виски и обнял меня за плечи. Дурная мысль пронеслась в голове: эти руки обнимали чужую женщину, эти пальцы в восхищении скользили по ее телу.
        - Анненька,- мучительно сладко говорил он, и мерещилось мне, будто сам демон искушения сидит рядом и вглядывается в душу мне ненасытными глазами,- возьми и убеги с ним.
        - Что ты говоришь?
        - Убеги. Брось мужа. Напишешь ему письмо, извинишься, объяснишь, что любишь другого мужчину.
        - Это бесчестно. Прекрати.
        - Любомирский любит тебя. И тебе нужен человек, с которым ты почувствовала себя… - он сделал паузу, обдумывая следующее слово, и слово было банальным,- женщиной.
        - Николай, поздно уже говорить о Любомирском.
        - Ты не сказала мне самого главного.
        - Милый мой! Николка! Как я понимаю тебя! Но твои старания и слова напрасны. Я ничего не изменю в своей жизни. И не потому, что ленива или боюсь. Нет! Я сама ничего не хочу менять.
        - Но почему, Анна? Объясни!
        - Николка, ты идешь напролом. Так нельзя. Одно дело сказать - уйди от мужа, будь с другим. И совсем иное - уйти от мужа, быть с другим. Что мне греховное падение? Душными июльскими ночами я не находила себе места. Супруг подходил к моему креслу, трогал за руку. Я говорила про головную боль, недомогание, дурное расположение духа. Но однажды прямо сказала ему: «Заведите себе любовницу». Он вздрогнул.
«Непременно»,- пообещал он и больше не тревожил меня.
        Летом много времени со мной был Вадим Александрович. И он, как ты сейчас, тоже был бесстыден. Говорил: «Поедемте в Париж. На неделю, на месяц, на всю жизнь. Вы и я. Ни о чем не задумываясь, возьмем и уедем! Хотите?» Я смеялась, говорила: «Ах, Вадим Александрович, конечно, хочу! Но не поеду!» Может, я не люблю его? Если бы любила - уехала бы, наверно. Отдалась бы ему в вагоне. Бродила по парижским улочкам, немая от счастья. Что же мне делать, если я не люблю Вадима Александровича? На какой шаг ты меня толкаешь? Боже мой, что я говорю? Да я все его письма ко мне помню! До строчки, да сгиба… Я люблю его. Люблю… Но Николка смотрел на меня с тревогой, недоумением и во всем его облике сквозила жалость ко мне. Нехорошая жалость - как к беспомощному существу, которое запуталось в собственных следах и теперь ходит по кругу.
        Утром следующего дня я встала рано, решила принести Николаю чай в постель. Кухарка приготовила мне поднос, и я пошла на второй этаж, неумело балансируя на ступеньках. В дверях его комнаты я столкнулась с Таней. По тому, как поспешно она запахнула на груди шаль, я неожиданно поняла, что вошла в Николкину комнату она еще вчера.
        Она замерла, опустив голову.
        - Таня,- прошептала я. Я не поняла до конца, что произошло. Таня не могла… Николка не мог… Господи, все сошли с ума, и я в первую очередь.- Таня!- шепотом воскликнула я, перепугавшись за нее.
        Она молчала, не глядя на меня.
        - Он тебя обидел?.. Он… Что он сделал с тобою, бедная моя девочка?..
        - Нет,- расплакалась она.- Нет, не вините его! Она принялась защищать Николку. Если бы я начала бить ее по щекам, это бы ее не удивило. Но я испугалась за нее. Боялась искренне и всерьез, зная хрупкость Тани и ее строгую мораль.
        - Это я,- повторяла она.- Я сама пришла к нему! Сама! Он ни в чем не виноват! Простите! Простите меня, Анна Николаевна!
        Я закусила губы.
        - Как сама?- не поняла я. Поднос прыгал у меня в руках.- Не бойся, скажи мне правду, Таня. Он обидел тебя? Николай привел тебя в комнату силой?
        - Нет, нет… Вы не поймете… Он - с войны. Под смертью ходил, смертью дышал. Он не имеет греха за собой в эту ночь… Я все на себя взяла. Устал он. Только женщина сможет спасти мужчину. Я увидела его и подумала, что если он приедет из дома на войну, то и погибнет тут же. Ему моих сил надолго хватит… Я ему все отдала. Вы простите меня…
        И она, пошатываясь, ушла в свою каморку. Я проводила ее взглядом, действительно ничего не понимая. Вошла к Николаю в комнату. Поставила поднос на ночной столик, неловко звякнули блюдца и серебряные ложечки. На смятой постели Николай блаженно обнимал подушку. Услышав посторонние звуки, пробормотал.
        - Не уходи, Танечка…
        И увидел меня. Сел на подушках резко.
        - Что ты так на меня смотришь, сестра?
        С размаху я ударила его по лицу, но пощечина получилась смазанной и нелепой. И я разрыдалась.
        - Таню жалеешь?- спросил он.- А кто бы меня пожалел. Не надо мне твоей жалости. Я ласки хочу! Просто, чтобы кто-то поцеловал и в глаза посмотрел без спешки! А ты - ледяная. Мимо смотришь. Своими мыслями занята. Любишь своего Вадима и люби сколько душе угодно. Только плохо у тебя получается. Ты - страдаешь, он - места себе не находит! Где счастье от вашей любви? Где оно? Ты виновата.
        Скупая ты. От тебя тепла не дождешься. Сиди со своими прелестями до старости. А я в глыбу льда не желаю превратиться! Я Тане благодарен! Я ее никогда не забуду!
        Он сидел на кровати - очень молодой и красивый, как языческий бог. Плечи его были широки и сильны, а на коже оставались еще следы смятой простыни.
        - Может быть, и женишься на ней! Мезальянса в нашем роду еще не было! Может, откроешь моду на прислуге жениться!- сквозь слезы обиды крикнула я ему в лицо.
        - Думаешь, ей нужны мои подачки, вроде женитьбы? Сама говорила мне, что Таня у тебя святая. Да она Богу одному принадлежит. Поэтому такая добрая и щедрая. Она за эту ночь все грехи мои замолила!
        - Безумец! Зачем ты сделал такое!..
        - Замолчи, ты не смеешь мне указывать. И только потому, что никого и никогда не сумела полюбить по-настоящему! Мой тебе совет - езжай к мужу! Не будет тебе счастья с Любомирским. Он бросит тебя через месяц. И правильно сделает! Ты - чужая для любви. Муж же твой - человек спокойный и обстоятельный. Он простит тебя и смирится со всем, только бы видеть тебя рядом с собою. Может, ты его и сумеешь немного полюбить. И оставь Любомирского! Отпусти его. Не виноват же он в том, что был идиотом, когда влюбился в тебя, совершенно не зная, кто ты на самом деле!
        - Я думала, что ты - святая!- кричала я на Таню, будто она сама убедила меня в собственной святости.- Ты не святая, ты… ты - девка. Грязная девка! Ты спала и с моим мужем тоже? Отвечай мне!
        - Нет.
        - Грех тебе, Таня! Такой грех, что ты и в жизни его не отмолишь! Грех!
        - Что вы мне о грехе говорите! Вы не Бог. И я не Бог. Только нету греха за мною. Нет! Слышите, Анна Николаевна! Грех - это когда без любви, а я шла к Николаю Николаевичу по любви и от любви! Из милосердия, из любви к вашему брату.
        - Замолчи,- приказала я.
        Пришел Николай. Оперся о косяк. Лицо грустное. Таня посмотрела на нас с ним. Начала собирать вещи в узел. Не смущаясь моего и Николкиного присутствия, положила белье, чулки, два платья, свою вторую шаль.
        - Простите меня, коли что не так.
        - Я отвезу тебя, Таня,- мягко сказал Николка, останавливая ее в дверях.
        - Не надо, Николай Николаевич,- попыталась воспротивиться она.
        - Отвези ее, Николка!- закричала я.- Отвези с глаз моих долой! Навсегда! Отвези ее в публичный дом, где место таким тварям, как она.
        Не знаю, что на меня нашло. Злость с полной силой овладела мною. Мне казалось, чем сильнее я накричу на Таню, тем спокойнее на душе у меня станет. Но покой не приходил. Мне казалось, что Таня украла у меня тайком что-то важное, дорогое, милое сердцу. Я ненавидела ее. И не понимала почему.
        Но потом я увидела в дверях гостиной ее и Николая, уже одетых, готовых уехать. И все поняла, с ужасом зажала рот ладонями, чтобы не закричать. Но крика все равно не было.
        - Николка, вернись,- прошептала я, но шепот мой никто не услышал.
        Я поднялась с трудом в свою спальню и сидела там без движения в старом глубоком кресле, пока за окном все предметы не слились в одно темное месиво. Я поняла причину своей ненависти к Тане. И мне было страшно признаться в абсурдности причины. Таня отняла у меня Николку. До сей ночи он был только моим, и ничьим больше. Бог с ней, любовницей, с которой он расстался. Я никогда не видела ее и вряд ли увижу! Но Таня! Хлопотливая и молельная девушка, которая с легкостью жертвовала собой ради меня, не должна была так грубо оступиться. Николка только мой, и не надо отнимать его в стенах моего же дома. Я люблю его, и никто не сможет его полюбить сильнее меня! Никто не имеет права смотреть на него, дышать тем же воздухом, что и он, если я не разрешу этого! Но Таня посмела! Ревность заглушила во мне голос разума, ревность жестокая, черная, неблагодарная, убила все. Породила на пепелище ненависть. Обрушила на меня зловонный поток грязи.
        И Николка тоже хорош! Принять у себя мою служанку! Мою служанку! И я поняла, что не мезальянс Николкин меня страшит, а то, что близкие мне люди отняли у меня друг друга. И Таня, моя Таня, моя горничная и поверенная моих полночных тайн, принадлежит теперь не мне, а Николке!
        Я очнулась от стука в дверь.
        - Анна Николаевна, ужинать подавать?
        - Николай Николаевич приехали?
        - Нет.
        - Тогда не надо.
        У меня отняли самое дорогое - Николку и Таню. Отняли? Ведь брат останется моим братом, даже если уйдет на войну вновь или женится, возвратясь с войны. Он любит меня! Кто же в силах отнять его у меня? Но голос ревности вновь оказался сильнее. Он будет делиться любовью с другой женщиной! И то. что раньше было моим безраздельно,- его любовь, будет делиться, дробиться, мельчать. Любовь должна литься к одному человеку, а не делиться между многими.
        Я не спросила у Николая о Тане, когда он вернулся. Но ночью мне приснился отвратительный сон, который меня растревожил. Мне снилось, будто я поднимаюсь по грязной, заплеванной лестнице со скользкими и высокими ступенями. За тонкими стенами жили люди, слышались голоса, обрывки криков и ругани. Я не знала, что делала здесь. Вышла, однако, на площадку и постучалась в дверь. Из нищей комнаты вышла девушка со следами помады на губах. Она брезгливо осмотрела меня.
        - Будь осторожна,- сказала она вглубь комнаты. Оттуда не отозвались.
        Я вошла. Увидела вытертый половичок на полу, чисто выскобленные полы вокруг, разбитый диван, служивший, очевидно, постелью, без полога, стол. В углу была икона.
        - Что вам?- около печи с изразцами стояла Таня. Платье на ней было серым, румянец со щек сошел, будто краски платья его растворили. Она прижимала к груди руки, словно защищаясь.
        - Ты тут живешь?- спросила я.
        - Да.
        Я выглянула в окно. Там бежала быстрая, мутная до желтизны, река, неся щепки и ветки. Поток ее был быстрым и гремел. Мне стало не по себе.
        - Вы ступайте домой, Анна Николаевна,- сказала озабоченно Таня.
        - Ты ждешь кого-то? Она опустила глаза.
        - Я - грязная девка, не надо вам со мною и говорить. Я грехов своих не отмолю уже. Поздно. Уходите!
        Николая провожали всем домом. Бабы совали ему в руки бумажные иконки. Николай, простившись со всеми, повернулся ко мне.
        - Тебе, Анненька,- сказала он,- сейчас лучше вернуться домой. Пожила тут, отдохнула. Возвращайся.
        - Я вернусь. Через неделю, обещаю тебе.
        - О Тане не хочешь меня спросить? Ты о ней и словом не обмолвилась.
        - Не буду я тебя ни о чем спрашивать.
        - Как знаешь. Дай бог тебе счастья, Анненька. Мы обнялись, и я безутешно расплакалась у него на плече.
        - Ничего… - повторял он.- Ничего. Не плачь!.. Я обязательно напишу тебе письмо, как только случится свободное время. Жди. И ты мне напиши! Знаешь, как там твоих писем не хватает! Казалось бы - вчера пришло, а уже нового ждешь!..
        - Я напишу!- сквозь слезы пролепетала я.
        - Прощай, Анненька!- сказал он и потом много раз целовал мое заплаканное лицо.
        И потом начались снегопады. Густой белый вихрь царил за окнами, словно приказывая сидеть на месте и никуда не двигаться. И я подчинилась его воле. Присела у окна и начала вспоминать - то ли в полудреме, то ли наяву,- всматриваясь в снег и не замечая, что комнату уже заливает густая иконная темнота.
        Полная няня, с простым русским лицом, держит на руках младенца, а я прошу ее:
        - Нянюшка, покажи мне снова Николеньку! Я хочу поиграть с ним.
        - Голубушка моя,- отвечает та, улыбаясь,- братик еще маленький, он не будет играть с вами.
        - Почему, нянюшка?- тяну я, привставая на цыпочки.
        - Потерпите, моя голубушка, вот вырастет братик, еще наиграетесь вместе.
        Очень красивая маман красит губы у большого зеркала, а я тоже пытаюсь увидеть себя, я встаю на мягкий пуфик, но, пошатываюсь, хватаюсь руками за воздух, падаю и сметаю почти все с туалетного столика - на ковре просыпанная пудра, пролитые духи. Маман в ужасе, гнев искажает ее лицо почти до неузнаваемости.
        - Дрянная, гадкая девчонка!- кричит она на меня, и я начинаю плакать, полная раскаяния за содеянное.
        В дверях появляется нянька с испуганным Никол кой на руках.
        - Почему ты не смотришь за ребенком?!- кричит на нее маман.
        - Простите, барыня,- начинает оправдываться та, но маман топает ногой и выходит из комнаты.
        Я еще плачу, у меня ушиблена коленка, мне обидно. Глядя на меня, начинает плакать Николка. В окно я вижу, как уезжают в гости родители.
        Весна, пышные кусты сирени, какой-то удивительный звон в свежем воздухе. Я смотрю в сумеречное небо, мне нравится острый месяц, теплые звездочки.
        - Нянюшка,- спрашиваю я,- отчего звезды меняются?
        - Ничего не меняется,- отзывается та.
        - Нет, нет! Зимою звезды холодные и сверкают, а сейчас горят тихо.
        - Глупая девочка… - бормочет маман, прислушиваясь к моим рассуждениям.
        Я долго смотрю на нее и все-таки говорю:
        - Вы просто не знаете!- и поворачиваюсь к няне.- Нянюшка, отчего звезды меняются?
        - Видно, Господом так заведено, дитятко,- тихо и покорно говорит она.- Все, что на земле и на небе есть - все в Его власти.
        - Пора Анне нанять гувернантку,- заявляет маман отцу.- Иначе эта дура научит ее…
        Около ног маман играет Николка.
        Потом - первая влюбленность. Мне было лет семь или восемь, ему - на десять лет больше. Он был каким-то родственником соседей, приезжал вместе с ними однажды к нам, и я еще долго не могла его забыть, хотя в памяти быстро стерлись черты его лица. Помнилось только, что он сказал мне: «Ты - маленькая русалка!»
        Потом - первая любовь. Влюбилась я в кузена маман, он был лет на двадцать старше меня, звали его Петр Николаевич. Я по неловкости своей, будучи с ним наедине, разбила вазу в гостиной, жутко засмущалась - так, что поранила палец об осколки. Он сказал, что ничего не скажет моим родителям, и занялся моим порезом. От его прикосновений мне было особенно хорошо, и я, набравшись смелости, спросила:
        - Отчего вы так редко бываете у нас?
        - Вы бы желали видеть меня чаще?- спросил он и улыбнулся.
        - Да. Вы - добрый. Для чего-то возитесь со мной и моим пальцем.
        В его волосах сверкало несколько седых волос, но глаза были молодыми и удивительно привлекательными.
        - Но не могу же я оставить самую красивую барышню в округе!- сказал он.
        С того для я начала страдать от ревности - Петр Николаевич был женат и имел троих детей, а мне было всего четырнадцать… И все в нем мне казалось идеальным: и то, как он говорит нараспев «Аничка!..», и то, как он смотрит на меня, и как держит себя с другими людьми.
        Вскоре он уехал с семьей в Англию. Когда он приехал прощаться, родители устроили большой ужин, отец и маман беседовали с ним и его женой, дети гонялись вместе с Николкой по двору, забыв о правилах хорошего тона. Я, как молодой дикий зверек, всех сторонилась.
        Но Петр Николаевич нашел для меня минутку, когда рядом никого не было.
        - Иди, иди ко мне… - тихо сказал он, протягивая мне руки.
        И я с радостью шагнула к нему в объятия, всего на мгновение, чтобы впервые почувствовать себя женщиной…
        Вскоре приехал Александр Михайлович. Его приезд не был шумным, Степан открыл ему двери, взял верхнюю одежду и сказал, что я в зале. Я слышала голоса, но видения детства и отрочества были столь яркими, что я не обратила на разговоры в вестибюле никакого внимания.
        - Здравствуйте, Анна Николаевна,- сказал супруг, подходя ко мне.
        - Добрый день…
        - Я приехал за вами. Будет вам ребячиться… Поедемте домой,- спокойно и обстоятельно, как говорят с очень маленькими детьми, сказал он, даже не присаживаясь.
        Я не смотрел на него, сказала куда-то в пустоту.
        - Зачем вы приехали? Зачем вы просите меня вернуться? Не все ли вам равно - будет ли официальный развод или мы просто прекратим жить в одном доме? Я могу жить и здесь.
        - И вас не пугает перспектива остаться в провинциальном заснеженном доме?
        - Я не знаю,- призналась я.
        - Думаю, что вам стоит вернуться в наш дом.
        - И вы готовы простить мне мой дачный роман?- с вызовом спросила я, сама не понимая, зачем я говорю эти слова.
        Александр Михайлович огляделся. Он не приезжал сюда с тех пор, как состоялась наша с ним помолвка.
        - Дачный роман?- переспросил он.- Конечно, я вам его прощаю. Нет ничего проще, чем простить то, чего не было.
        - Почему?- со слезами спросила я на высоких нотах.- Почему вы мне не верите?
        Он устало посмотрел на меня и сказал:
        - Потому что вы - страшная фантазерка, моя дорогая. Вам нравится играть в роковую женщину. Но давайте на время сделаем антракт.
        Я расплакалась, прижимая ладони к лицу. Он был рядом, но не утешал, даже не говорил ни слова.
        - Я никуда не поеду с вами!.. Я буду жить здесь!.. Я не хочу никого видеть!..- сквозь слезы говорила я.- Я умру!.. Я покончу с собой!..
        Отняв руки от заплаканных глаз, я увидела, что Александр Михайлович стоит около окна, смотрит на метель и курит. Не слыша моих всхлипов, он повернулся.
        - Давайте попьем чаю,- как ни в чем не бывало предложил он.- Нам надо еще ваши вещи упаковать, духи и прочая, прочая… Кстати, вы очень хорошо выглядите, Анна Николаевна. Видно, провинция идет вам на пользу… Через два дня, когда мы уже будем дома, весь город будет только и говорить о вашем удивительном цвете лица!..
        Я чувствовала себя неловко, поэтому всю дорогу до станции молчала и даже не смотрела на Александра Михайловича, тот, в свою очередь, не обращал на меня никакого внимания, напевал что-то едва слышно и много курил. Но в поезде он вышел из своей задумчивости и вспомнил, что я рядом.
        - Анна Николаевна, если не секрет, не могли бы вы поделиться, чем вы занимались в мое отсутствие?
        Я подняла на него глаза, но так и не смогла определить точно, смеется ли он надо мной или его вопрос продиктован искренним интересом.
        - Приезжал Николка,- очень сдержанно ответила я.
        - Об этом я знаю.
        - Как?- не на шутку удивилась я.- Откуда вы могли узнать?
        Александр Михайлович подмигнул мне.
        - Николай Николаевич почтил меня своим присутствием раньше вас. Конечно, он не сказал вам о своем визите ко мне, чтобы вы не дулись на него. Но вы не должны обижаться: никто не виноват, что по сетке железнодорожных путей я находился к нему ближе, чем вы.
        Я была неприятно поражена.
        - И как долго у вас был Николка?
        - Переночевал одну ночь. Но не переживайте вы так!..
        - И наверно, он опять наговорил вам несусветных глупостей относительно меня?
        Поезд качнуло, я ухватилась за бархатную обивку дивана.
        - Нет, что вы! Он был слишком уставшим для того, чтобы философствовать,- ответил Александр Михайлович.
        - Видно, он неплохо отдохнул, так как со мной… - поезд опять качнулся, как бы предостерегая меня от лишних слов, но я была в негодовании и поэтому продолжила: - Кстати, если вам интересно знать, Николка предлагал… скорее, советовал мне бросить вас и убежать с любовником куда глаза глядят!
        - В самом деле?
        - Да, да!
        - Ну, его можно понять. Я бы тоже вам предложил нечто подобное, только вы обиделись бы на меня, поэтому я никуда вас от себя не отпускаю! Более того, бегу вслед за вами, везу вас обратно в свой дом.
        - Очень мило с вашей стороны!..
        - И даже мысли не допускаю о ваших любовниках. Вы для меня, как жена Цезаря, выше всяческих подозрений!
        - Какое благородство!..
        - С вашей стороны, прежде всего. Другая женщина на вашем месте и вправду бы наставила мне рога. Или сбежала с благословления брата. Вы же тихо и примерно дождались меня в родительском гнезде в обществе портретов не менее благородных предков. Это достойно уважения.
        - Действительно?
        - Возможно, даже будет воспето в народных песнях. Хотя вы не любите фольклора. Скажем так, Алексей Петрович возьмется за литературную обработку данного сюжета.
        - Может быть, вы предложите более достойную кандидатуру?- попросила я.
        - Позвольте, но больше никто из наших общих знакомых не пишет стихов.
        - Надо свести новые знакомства,- предложила я.
        - Пожалуй,- сказал Александр Михайлович, замолчал и начал смотреть в окно.
        За окном все было белым и ровным. Настолько белым, что мне не верилось, как снежная белизна по весне может превратиться в воду и уйти под землю.
        - Я ведь тоже не терял времени даром,- сказал мне Александр Михайлович.- Думаете, мне приятно было сознавать, что моя супруга в истерике уезжает бог знает куда - в давно заброшенный дом, неизвестно зачем, неизвестно как надолго… Я был жесток с вами. Простите меня. Простите мою недоверчивость к вам. Скорее всего мой поступок был продиктован не чем иным, как ревностью, но теперь-то я понимаю, что не имел права вас ревновать… Естественно, если бы вы полюбили другого мужчину, то я бы и слова вам не сказал против и отпустил бы вас навстречу новому счастью… Ведь, полюбив, вы бы сказали бы мне о новых чувствах? Не стали бы мучить себя и меня ненужной ложью?..
        Произнося последнюю фразу, он смотрел в сторону, и мне подумалось: муж дает мне место для отступления, но будь я даже изменницей и скажи сейчас: «Я чиста перед вами», он бы поверил, потому что сам нашел мне оправдания и слова для них.
        И я ничего не стала говорить Александру Михайловичу - вовсе не от жестокости, а оттого, что слишком много лжи окружило меня за последнее время, и я начала ее бояться, как дети боятся темных углов, чуланов с пауками и нянькиных сундуков, полных ненужного тряпья.
        Глава 12
        - Вы звали меня?- спросил Александр Михайлович, проходя в мою спальню.
        Я лежала в постели уже неделю.
        - Боюсь, что не вас,- сказала я, пряча от него лицо.
        - Как у вас темно и душно. Позвольте, я открою хотя бы шторы.
        - Не надо!- почти крикнула я, собрав все силы.- Пусть все будет так, как есть!
        Супруг поторопился успокоить меня.
        - Анна Николаевна, вам нельзя волноваться. Скоро должен подойти доктор.
        - Я не хочу никого видеть,- простонала я.
        - Хорошо,- терпеливо сказала он,- я попрошу его сегодня не осматривать вас.
        - Да, попросите… - И спросила после паузы: - Александр, у вас есть время?
        - Сколько вам угодно!- с готовностью ответил он. Я задумчиво сжала виски.
        - Раньше вы так никогда не говорили… Присядьте. Там, в кресло. И не смотрите на меня. Обещаете?
        - Обещаю.
        - Отчего у нас так тихо?- спросила я. Александр Михайлович сначала опустил глаза, потом окинул мою спальню обеспокоенным взглядом и сказал:
        - Если вы хотите, я могу петь в кабинете и топать ногами.
        - Отчего к нам никто не приходит? Где все?
        - Вы желали бы развлечься?- спросил супруг настороженно.
        - Господи, как же тихо!- сказала я и откинулась на высоких горячих подушках.
        Одним холодным декабрьским утром мне отчетливо показалось, что я схожу с ума в своей запертой комнате с занавешенными шторами, не общаясь ни с кем, только иногда - с Таней. Или Тани не было рядом, и я разговаривала с ее тенью? Тишина поселилась в доме с тех пор, как в злополучный вечер я увидела в газете Николкино имя в списках погибших.
        Я отказывалась верить, отказывалась пить и есть, я не хотела жить. Тоска давила на грудь все сильнее с каждым днем. Я боялась проснуться на утро живой и продолжить пытку, когда не надо больше пить кофе и читать скорбные списки, в душе надеясь не встретить там родной фамилии. Все ушло, газеты я больше не брала в руки. Угрюмо и зло смотрела на иконы. Я сходила с ума. Тани не было в нашем пустом доме! Это я приказала ей уйти.
        Я не плакала. Молча бродила по комнате и удивлялась тому, что раньше я могла разговаривать, смеяться и петь! Тоска залила мое сердце. Боль накапливалась, как дождевая вода в лужах, но не уходила.
        Глубокой ночью я проснулась, тихо выбралась из-под одеяла, босой прошла к туалетному столику, оглянулась, а потом выдвинула один из ящиков и достала фотографию Николки. Поспешно захлопнула ящик, не замечая, что прищемила пальцы и из-под ногтей проступила кровь, испачкавшая потом край фотографии.
        - А мне сказали, будто ты погиб!- тревожно заговорила я с Николкой.- Ни минуты не верила! Это они придумали. Я знаю, что имя твое в газете, которая так неприятно испачкала мне руки типографской краской,- ошибка. Ты жив, просто не можешь написать мне письмо. Не беспокойся, я жду.
        Хочешь, я прямо сейчас напишу тебе? Ты говорил, что всегда ждешь от меня писем! Вот я и напишу!
        Поставив фотографию брата у зеркала, я взяла чистый лист и письменные принадлежности, начала писать при свете лампады. Я часто обращалась к Николке:
        - Ты совсем не изменился… Когда ты приезжал ко мне в родительский дом, ты показался мне странным - чужим и далеким. А теперь ты снова мой Николка. Какой ты красивый, мой дорогой мальчик!- Но тут я увидела свою кровь на снимке.- Что это? Ответь мне, Николай, что это? Кровь? Боже мой… Боже мой. Ответь мне! Николка!- закричала я, забыв о том, что сейчас ночь и все спят.
        Остаток ночи прошел в суматохе: приехали доктора, мелькало очень бледное лицо Александра Михайловича, мне делали уколы. Но мне было все равно. Внутри меня настойчиво проворачивалась одна и та же мысль: «Нет моей Тани, и никогда уже не будет. Я сама ее выкинула из моей жизни!» В какой-то момент я подумала, что во мне поселилось неизвестное животное. Мохнатое чудовище, которое скреблось о стенки души острым коготком. Мне вдруг показалось, что это я убила Николку, поделив свою любовь между ним и Вадимом Александровичем. И что Таня - все-таки святая. Я вспомнила ее слова, что она сможет защитить Николку от войны. И я ей не дала защитить его! Я убила и ее святость, растоптала ее грязным и обидным словом. Кто же теперь будет молиться за мою семью? Мы все остались без нашей домашней святой, которая говорила с Богом на понятном Ему языке.
        - Анна Николаевна,- тихо сказала она, входя в комнату.
        - Таня.- Я долго обнимала ее, плача и не стыдясь своих слез.- Ты ли это? Или у меня бред?
        - Это я, Анна Николаевна! Успокойтесь, ради Бога. Вот я вам воды холодной принесу, а то вы все плачете!
        - Таня! Ты вернулась? Ты не уйдешь от меня? Таня! Ты простила меня?
        Впервые за много дней я спокойно уснула.
        - Таня, как ты пришла ко мне?- спросила я потом.
        Она долго хмурилась.
        - Александр Михайлович ко мне приехали, просили. Но я все отказывалась. Говорю, на что я в вашем доме, как бы не навредила больше прежнего! А он говорит, что худо вам очень. Приехала с ним. Несколько дней просто жила, боялась вам на глаза попасться, да вы все равно не выходили из спальни. А потом ночью вы кричали, меня звали. Вот я и решала к вам зайти.
        - Таня, милая моя святая девочка. Ты простила меня! Ты - простила!
        - Я не Бог, чтобы прощать или не прощать. Зла у меня на вас никогда не было.
        И тут я поняла, что что-то не сходится в Таниной истории.
        - Таня, откуда Александр Михайлович знал, где ты жила?
        Она покраснела.
        - Не заставляйте меня говорить.
        - Нет уж, ты скажи.
        - Ему Николай Николаевич сказали. Они же потом, из дома родительского, сюда поехали на поезд да зашли. Сказали, чтобы Александр Михайлович позаботились обо мне, чтоб я нужды не знала. Адрес дали.
        - Александр Михайлович тебе помогал?
        - Они предлагали, но я отказалась. Мне не надо ничего. Крыша над головой есть, меня кормят, одевают.
        Мне припомнились мои же собственные слова: «Отвези ее! Отвези ее в публичный дом!»
        - Где ты жила, Таня?- с ужасом произнесла я.
        - В монастыре, Анна Николаевна. Я к постригу готовлюсь.
        Таня осталась на неопределенное время. Она снова была моей горничной, ухаживала за мною. Казалось, что между нами ничего и не произошло. Я уже забывала те грубости, которые говорила ей. Для меня она снова была моей милой Таней, с которой делилась и радостью, и горем, которой доверяла тайны.
        По ночам я часто просыпалась. И думала.
        Таня не стала отчаиваться, когда я выгнала ее. И не опустилась, как я предполагала. Ничего в ней не изменилось. Та же спокойная уверенность, забота, нежные руки. И мечту свою она начала исполнять. Верно, сразу сказала Николке, чтобы он отвез ее в монастырь. Постучалась в тяжелые ворота женской обители, попросила о приюте.

«Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам…» Ты прав, Господи! Что помогает ей? Я думала мучительно, металась по подушкам. Есть у Тани сила, которая помогает ей. В чем она? В вере. У меня нет твердости в вере. У меня был Николка, мой брат. Я любила его всепоглощающей слепой любовью. Но не стало Николки. Ради чего мне жить теперь? Я не так люблю Бога, как Таня, и не смогу посвятить Ему всю свою жизнь. Николка, бедный мой мальчик! В чем мне искать смысл моего существования? У Тани ее Бог, ценность вечная, незыблемая. Что есть у меня?
        - Принеси ножницы,- сказала я как-то Тане, и только тогда я вдруг заметила, что в комнате у меня исчезли все острые предметы.
        Она не посмела спросить, для чего мне понадобились ножницы, пошла за ними.
        Я подошла к зеркалу, отдернула пыльную простыню, скрывающую гладкую отражающую поверхность. Едва сдержала крик ужаса, готовый вырваться из моего горла. На меня смотрела высохшая женщина с лихорадочно горящими глазами, седыми прядями в растрепанных волосах. Я видела таких женщин в домах скорби, где перемешались душевные недуги и извращенный быт времени.
        Я не знала, как мне вылить весь ужас отвращения к самой себе, но тут появилась Таня. Она за плечи отвернула меня от собственного отражения.
        - Анна Николаевна, милая, прилечь бы вам, идемте,- залепетала она, помогая мне подняться и доводя до кровати.
        - Таня, ты видела, какой я стала… Девочка моя, ты видела!
        - Тише, Анна Николаевна, тише. Я молюсь за вас, каждый вечер молюсь. Только, видно, грешная я. Толку от моих молитв мало, но я верю. Жду. Господь всегда знает, что делает. И вы верьте. И вы молитесь.
        - Таня, я - старуха… В душе у меня колодец, а в нем - ледяная вода. Вот бы утопиться там, Таня. Как ты думаешь? И волосы у меня уже седые. И жить я не хочу.
        - Милая моя Анна Николаевна, не печальтесь, сколько можно! Поплачьте лучше. Сгубите вы себя. Не молчите, хоть со мною разговаривайте, а то не ровен час…
        И тут Таня закрыла лицо ладонями.
        - Не надо, Таня,- прошептала я.- Лучше скажи, как там Александр Михайлович.
        - Глаз по ночам не смыкают, за вас тревожатся. Похудели страшно. По утрам жалуются на самочувствие. Но за лекарствами не велят идти. Нервы, говорят.
        - Таня, ты ножницы принесла?- вспомнила я.
        - Да,- испуганно прошептала она.- Зачем вам они?
        - Таня, отстриги мне волосы.
        - Что вы говорите, Анна Николаевна! Что вы придумали?!- закричала она.
        - Устала я от них, отстриги.
        - Нет!
        - Прошу тебя, Таня, не перечь мне! Может, с ними я всю тоску сниму. Словно тянут они меня. Не хочу.
        Она плакала, умоляла не делать этого, наконец согласилась, взяла ножницы и со слезами подошла ко мне. Отрезала она совсем мало, кончики, но плакала над ними, как над живыми. Я откинулась на подушки.
        - Иди, Таня.
        - Я волосы ваши в печке сожгу.
        - Делай, как знаешь. Принеси мне чаю.
        - Может, и ужин прикажете?
        - Иди же,- сказала я.
        В дни, когда я изо всех сил боролось с сумасшествием и тоской, ко мне приехал Алексей Петрович. Приехал в полдень, очевидно, только потому, что не искал встречи с Александром Михайловичем.
        - Анна Николаевна,- встретил он меня, спускающуюся по лестнице к нему,- поверьте, новость о гибели вашего брата стала ужасным ударом для меня! Я, конечно, понимаю, что в этой трагедии нельзя кого бы то ни было винить! Остается только скорбеть вместе с вами! Вы даже представить себе не можете, как тяжело вас видеть в слезах и трауре! Я с вами, знайте об этом.
        - Откуда вы, Алексей Петрович?- спросила я.- Вас не было видно с самой весны.
        - Я, Анна Николаевна, был в Крыму по коммерческим делам. Пришлось задержаться. Кстати, вы получали мои письма?
        - Да, благодарю вас.
        - Но я так и не договорил… Когда я увидел имя вашего брата в списках!.. О Боже мой!.. Я словно почувствовал, что какая-то лавина накрыла меня с головой. Я не верил своим глазам.
        Говорил он долго. И когда я старалась перевести разговор, он, ненадолго отвлекшись, опять возвращался к бесконечному некрологу. Мне было неприятно слушать его. После очередной его тирады, я спросила:
        - Кажется, Алексей Петрович, вы не были знакомы с моим братом?
        - Не имел удовольствия быть представленным. Но…
        Я перебила его крайне невежливо:
        - Извините, сейчас у меня нет времени. Не могли бы вы прийти в другой раз?
        - Да, да, разумеется,- поспешил откланяться Алексей Петрович.- Поклон вдове вашего брата!
        Потом ко мне приехала Вирсавия Андреевна. Она ничего мне не сказала, просто поцеловала меня в лоб, присела рядом, взяла мою руку в свои руки, и так мы и сидели - долго, глядя друг другу в глаза. Но, Боже ты мой, только тебе известно, как много мы выразили этими молчаливыми взглядами. Разве можно передать словами боль, которая тебя не отпускает? Разве можно в полной мере принять в свою душу несчастье другого человека?
        - У вас, моя дорогая,- сказала мне тихо Вирсавия Андреевна,- сейчас есть только один выход - забыть о любовнике.
        - О… - отозвалась я,- если бы он когда-нибудь был любовником, его было бы проще забыть.
        Аверинцева покачала головой.
        - Вам надо поговорить с Александром Михайловичем.
        Вечером следующего дня я, в черном траурном платье, спустилась по широкой лестнице со второго этажа, оглядела пустую гостиную. Медленно прошла к кабинету Александра Михайловича, постучала в его дверь.
        - Войди!- послышалось оттуда, вероятно, он решил, что его беспокоит кто-то из прислуги.
        Я замерла на пороге, ожидая, когда он посмотрит в мою сторону.
        - Чего тебе?- не поднимая глаз от бумаги, спросил он. Повернулся.- Анна? Что же вы стоите там?- Он вышел из-за стола.- Проходите. Садитесь в кресло. Вот плед, я сейчас укутаю ваши ноги, иначе вы можете простудиться.
        Мы присели на диван, он бережно укрыл мои ноги, мимолетно дотронулся до руки прохладными пальцами.
        - Я пришла,- сказала я, и дыхание прекратилось. Он внимательно смотрел на меня, а я заговорила горячо и сбивчиво:
        - Я пришла к вам. Понимаете? К вам. Навсегда. Я буду любить вас. Как только смогу. Простите меня, если сможете! Я пришла к вам. Выслушайте меня, Александр Михайлович,- я не буду вам лгать: осенью я так и не сказала ничего определенного о моих отношениях с Вадимом Александровичем, но, думаю, для вас будет важно знать, что Любомирскии был для меня не больше, чем одним из моих поклонников!
        Я никогда не изменяла вам!.. Со дня нашего венчания я была только вашей женой, и ничьей больше. Моя глупая самонадеянная натура могла бы побороть голос разума, я этого не буду отрицать, но ничего не произошло! Ничего!.. Возможно, я просто запуталась в своих влюбленностях, в желании показаться вам неодинокой и вполне счастливой, но я обманывала сама себя самым страшным и бесстыдным образом.
        И… сейчас я благословляю начавшуюся войну… войну, которая убила моего брата… Благословляю, потому что, если бы не она, я, возможно, никогда бы не стала по-настоящему вашей женой. А знали бы вы, как я к этому стремилась все годы супружества - не понимая в чем дело, делая массу ошибок, раня вас и изводя себя. И все мои поклонники были только для того, чтобы вы смогли обратить на меня внимание!..
        - Анна…
        Он не ожидал моего визита.
        - Анна… - повторил он и не нашел слов. Слова были у меня.
        - Вы мне муж. Я буду вас любить. Вы мне верите?
        - Да. Вам, конечно, верю.
        - Простите меня.- Я взяла его руку. Поцеловала.- Простите.
        Он сидел, словно окаменев. Стал глыбой перед тяжелым письменным столом. И огромный стол, заваленный книгами и папками бумаг, и фигура мужа вдруг обрели общие очертания. Я смотрела в глаза Александру и без слов говорила, что буду ему хорошей женой. И крыша нашего дома заменила нам высокие храмовые купола во время нашего второго венчания. И я не знала счастья большего, чем смотреть на мужа и знать о том, что нет для меня человека совершеннее.
        Вечером я пришла к нему в спальню. Он читал, горел неяркий ночник.
        - Анна,- сказал он, поднимаясь с кресла.
        - Что вы читаете?- спросила я.
        - Вы вдохновили меня перечитать Песнь Песней… - с неловкой улыбкой ответил он, словно извиняясь за свой выбор.
        - Почитайте,- попросила я, присаживаясь в его кресло.
        Он взял в руки Библию.
        - «Вот, зима уже прошла; дождь миновал, перестал; цветы показались на земле; время пения настало, и голос горлицы слышен в стране нашей; смоковницы распустили свои почки, и виноградные лозы, расцветая, издают благовоние. Встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди! Голубица моя в ущелье скалы под кровом утеса! покажи мне лице твое, дай мне услышать голос твой, потому что голос твой сладок и лице твое приятно…»
        Он прекратил читать. За окнами было морозно и ветрено. Кремовые шторы ограждали нас от всего мира. И мне показалось, что сейчас я тринадцатилетней отроковицей с надеждой и трепетом вхожу к своему царю. Александр Михайлович смотрел на меня с ожиданием. Не было сомнений в том, что он волнуется за меня, как и в первый день нашего супружества, даже больше, потому что я едва смогла оправиться от событий уходящего года.
        - Я пришла, чтобы остаться с вами на ночь,- смущаясь откровенных слов, сказала я.
        Он поцеловал меня в лоб.
        - Не правда ли, странно… Мы уже женаты несколько лет…
        - Молчите, молчите,- прервала я его.- Сейчас надо говорить именно мне… Поверьте, я перебираю свои поступки, мысли, наше прошлое и прихожу к выводу, что так остро я еще никогда не любила вас. Признаюсь, я любила вас, и любила очень сильно - глупой детской любовью со всеми детскими страхами и переживаниями. Но теперь это чувство не только в моем сердце, как прежде, оно окутывает меня, защищает меня, оберегает, делает сильнее, лучше. Как вы, когда вы рядом, когда заботитесь обо мне. Я еще никогда не чувствовала себя настолько женщиной, как сейчас. И все это вместе мне не дает покоя, не дает спокойно жить, существовать. Мне кажется, что мужчины, даже просто смотря на меня, совершают преступление, потому что я - ваша, и ничья больше.
        В воскресенье в храме я встретилась с Марией Владимировной. Она первая кивнула мне, я также слегка поклонилась, и мы вместе вышли после богослужения.
        - Добрый день, Анна Николаевна,- сказала она.
        - Добрый день,- немного настороженно ответила я, боясь ее соболезнований.
        Но она заговорила о погоде, о Рождестве. Осмотрев меня, она сказала мягко:
        - Вы простите меня за сказанное в прошлый раз.
        - Забудьте, Мария Владимировна,- попросила я.- Забудьте, как и я уже забыла.
        - А вы очень хорошо выглядите,- сказала она.- Словно нашли что-то драгоценное.
        - Может быть, вы и правы,- отозвалась я.
        - Вот ведь как бывает… - сказала она тихо.- Каждый Божий день что-то находится, что-то теряется. И даже в потере может быть находка. Скажи мне кто, что я овдовею через полгода брака, разве бы я вышла замуж? …Мне скоро матерью становиться. Потеряла супруга, но приобрела ребенка…
        И я подумала тогда: «Я же, потеряв брата, нашла супруга. Как все переплелось в нашей жизни!..»
        - Только,- задумчиво сказала Мария Владимировна,- тех, кто потерял, все-таки больше.
        Я не могла с ней не согласиться. Она вскоре распрощалась со мной, и мы разошлись в разные стороны.
        Уже минуло Рождество с его неповторимым хвойным запахом, приближался новый год, от которого мы все ждали только одного - мира в душах и на земле. В самом конце декабря морозным свежим днем я вернулась с прогулки. Меня встретила Таня, смущенная и тревожная.
        - Что случилось, милая?- спросила я.
        - Там… В гостиной,- Таня замолчала.
        - Говори же!
        - Вас дожидаются…
        - Таня, что за глупые выходки! Доложи как положено.
        Таня поджала губы и сказала:
        - Вас желают видеть Вадим Александрович Любомирский.
        Наверно, я побледнела. Достав платок, я не знала, что с ним сделать, покусала краешек. Ноги отказывались идти. Значит, Вадим Александрович здесь… И ждет меня. Но я не смогу подойти к нему, как прежде. Страх словно опутал меня. Нет, нет, ни за что на свете! Я совсем недавно объяснилась с супругом. Я не могу предать Александра еще раз! Господи!
        - Анна Николаевна, сказать, что вы не принимаете?- прошептала Таня.
        - Постой!
        И сама стояла, внезапно обессилевшая.
        - Постой, Танечка… Какой он?- спросила я с ужасом, не понимая, что я делаю.
        - Не знаю,- сказала Таня со слезами на глазах.- Я не знаю…
        Я не могу увидеть его! Иначе я упаду к его ногам и умолю увезти из этого дома!
        - Таня,- сказала я,- я не могу туда пойти.
        - Анна Николаевна…
        - Но,- перебила ее я,- я должна…
        - Нет!- Таня взяла меня за руку.- Не надо! Я почти не видела ничего впереди себя.
        - Добрый день, Вадим Александрович,- сказала я.
        Он резко обернулся ко мне.
        - Добрый день, Анна Николаевна.- Он не сводил с меня глаз.
        Я смотрела на него, не шевелясь. Мне показалось, что он изменился: то ли на его висках блеснуло несколько седых волос, то ли в голосе прозвучала некая усталость, но это уже был не прежний Любомирский. Он приблизился и поцеловал мне кончики пальцев.
        - Присядемте,- сказала я.
        Несколько минут мы сидели молча, почти не двигаясь.
        - Расскажите мне о себе,- сказала я.
        - Я приехал на несколько дней,- сказал Вадим Александрович.- Жизнь моя однообразна и скучна, вряд ли она покажется вам интересной темой для разговора.
        Эти губы когда-то целовали меня. Нежно, страстно. И если бы он сказал мне тогда, летом… Но он говорил о своих чувствах, о том, что хочет увезти меня! А я? Я предлагала ему себя, как приз,- лишь бы только он не уезжал. И как я могла волноваться за него больше, чем за брата? Нет, что за бред… Я волновалась за них одинаково.
        - …Рождество я встретил в вагоне. Не слишком уютно, но зато…
        Почему я не слушаю его? Его руки… Почему они дрожат, почему он хочет притронуться ко мне? Если это случится, я упаду в обморок!.. Надо позвать Таню.
        - Надолго вы в отпуск?- спросила я.
        Или он уже говорил? Я ничего не помнила из его слов, я чувствовала себя очень утомленной.
        - Все зависит от обстоятельств. Он смотрел на меня встревоженно.
        - С вами все в порядке?- спросил он.
        - Думаю, что да. Не стоит беспокоиться. Я встала, он поднялся тут же.
        - По четвергам мы с супругом принимаем. Будем рады вас видеть.

«Он изменился,- подумала я,- очень изменился. Он… Или это изменилась я?»
        - Не думаю, что у меня получится навестить вас вновь,- услышала я его голос.
        - Всего вам доброго,- сказала я.
        - Анна Николаевна! Простите меня…
        - За что?
        - За то, что потревожил вас.
        - Все в порядке.
        - Я о нашем летнем приключении,- сказал он, улыбаясь как-то неестественно.
        - Мне должно вас благодарить за него. Он стиснул зубы.
        - Я жалею… Я обо всем жалею теперь. Может быть, вы помните?.. «Любовь есть причина бед…» Вы помните?
        - Любовь?.. Вадим Александрович, истинная любовь не может быть причиной бед.
        Он еще не уходил, колебался, а потом сказал:
        - Я должен вам кое-что вернуть.
        - Разве?- удивилась я.
        Он достал из внутреннего кармана конверт.
        - Я всегда носил их с собой. Теперь не имеет смысла. Возьмите.
        Я приняла из его рук этот конверт, раскрыла его, но, услышав удаляющиеся шаги, подняла голову и увидела, что Вадим Александрович уходит. Не имело смысла задерживать его, и я смотрела, как закрывается за ним дверь. Присев на диван, я раскрыла конверт. Там были мои письма к Любомирскому. А среди них что-то плотное, завернутое в белую бумагу. Я развернула бумагу и обнаружила свою фотографию - ту самую, которую подарила ему еще летом на даче. Я вгляделась в черты своего лица.

«Неужели прошло только полгода?- подумалось мне.- Невозможно поверить. Какая я здесь легкомысленная и счастливая. Надобно все это сжечь, чтобы и пепла не осталось». Легко вздохнув, я положила письма в большой конверт, попыталась уложить и фотографию, но она никак не поддавалась, и тут я заметила на ее оборотной стороне несколько строк, выведенных мелким почерком.
        Помня, что я не писала на ней ни слова, с забившимся сердцем дрожащими руками я перевернула фотографию, уронив все письма на пол, и прочитала сквозь туманную завесу бессильных слез: «Достойно есть прославлять Тебя, прекрасную, непорочную, светлую, равную по благости ангелам небесным, истинную свою любовь, милость Божью, Тебя величаю».

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к