Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Дарк Анна: " Свободные " - читать онлайн

Сохранить .
Свободные Анна Кисена Дарк

        Криста любила, ждала и верила, но её любовь разбилась о предательство. Адриану не оставили выбора и он решился на отчаянный шаг. И вот они встретились вновь. Что принесёт эта встреча: радость или боль? Или может им не стоило встречаться, ведь у каждого теперь новая жизнь. Смогут ли они преодолеть все преграды, которые их разделяют?

        АННА ДАРК
        СВОБОДНЫЕ

        ГЛАВА 1. КРИСТА

        Улыбнувшись охраннику, я вошла в здание, в лифте привычно нажала семнадцатый этаж, на котором располагается наша редакция. Уже чуть больше года я живу в Нью-Йорке и веду колонку советов в довольно популярной газете «Правда». Эта работа мне нравится больше, чем всё, что было до неё. Чудесный коллектив и довольно свободный график, да и просто можно сказать, душа лежит к этому делу. Устроиться сюда мне помог Трой, мой бывший одноклассник. Он и сам работает тут же, пишет статьи о мире бизнеса. Сейчас я чувствую себя успешной женщиной, которая чего-то да стоит, но так было не всегда.

        Четыре года прошло с момента, как я последний раз виделась с Адрианом Джонсоном - моей самой большой любовью, болью и ошибкой. Не дав мне никаких внятных объяснений, он посадил меня на поезд, который следовал в мой родной город. Снабдил папкой с легендой, согласно которой мы с ним знакомы не были, перевёл крупную сумму на счёт, открытый специально для меня, и исчез. Он оставил мне только записку, где говорил, что любит и мы обязательно встретимся. И я его ждала. Честно и искренне верила в него и его признание. Глупая.

        Оказавшись дома, я была разбита. Постоянно хотелось плакать, но я усилием воли я взяла себя в руки. Устроилась на работу продавцом-консультантом в бутик, расположенный в одном из торговых центров. Эту работу я ненавидела, как и мисс Никселс, хозяйку магазина. Это была молодящаяся дамочка, возрастом за пятьдесят, с отвратительным характером. Наверное, из-за этого самого характера, она в таком возрасте так и осталась мисс, без детей и родных. Стервой она была редкостной, обожала унижать работников и штрафовала за всё подряд. Но я терпела, в небольшом городишке с работой было туго, выбирать особо не приходилось. К тому же, дома ждали родные, в обществе которых можно было выкинуть из головы старую грымзу.

        Каждый день, минуту, час я ждала хоть какой-то весточки от Адриана. Звонка, письма, хоть чего-нибудь, но было глухо. Однако я верила ему и в него, успокаивая себя тем, что раз не выходит на связь, значит не может.

        Первое сомнение закралось почти два года спустя. Умерла Саманта, его бабушка, которая души не чаяла в Адриане и защищала его всегда, везде и перед всеми. Я её тоже любила, она была чудесной женщиной и моим другом. Известие о её смерти стало тяжёлым ударом. Еле отпросившись на несколько дней, я поехала на похороны. Почему-то я была уверена, Адриан там будет, просто не может не быть, ведь Саманта его единственный родной человек. На церемонии я беззвучно глотала слёзы, чувствуя себя последней дрянью. Да, я всей душой скорбела о Саманте, но так же я чувствовала безмерную горечь из-за отсутствия Адриана. Он не пришёл, и я никак не могла понять, как он мог. И опять я убеждала себя: не пришёл, значит нельзя.

        Беда, как водится, никогда не приходит одна. В этом я убедилась на собственной шкуре. Не прошло и двух месяцев, как я снова оказалась на похоронах. В этот раз я в голос выла, мечтая оказаться с ними, с моей семьёй. Мутными и безумными глазами, я смотрела на три могилы: мать, отец и сестра. Почему они? За что? Как такое могло произойти?

        Хорошо я помнила тот день: мои родные решили отправиться в гости к Типсонам, хорошим друзьям родителей. Мне удалось избежать этой вылазки, так как я пришла с работы смертельно уставшая, а вот сестру родители заставили пойти. Произошла обыкновенная, трагическая случайность - взрыв газа. Никто не выжил. Как же я жалела, что не пошла с ними!

        Я с головой нырнула в омут боли и отчаяния. Я мечтала быть с родными, разделить их участь. Никогда я не проливала столько слёз, как тогда. И только надежда на встречу с любимым не дала мне сойти с ума. Ночами рыдая в подушку, я звала его, умоляла прийти и облегчить невыносимую боль, но он не приходил. Я понимала, глупо ждать, Адриан меня не слышит и тем не менее надеялась. Именно вера, что мы встретимся и наконец будем вместе, дала мне силы жить дальше. Я продолжила ходить на работу, общалась с людьми. В общем, всё как всегда.

        А спустя почти полгода случилось то, что окончательно уничтожило остатки моего мира и меня. Я никогда особо не интересовалась новостями и уж тем более светскими, но однажды мне на глаза, когда я была на работе, попался журнал, который оставила моя сменщица. Я хотела его убрать в сторону, как мой взгляд наткнулся на фотографию и мир вокруг перестал существовать. Затаив дыхание, я жадно рассматривала фото Адриана, впитывая каждую чёрточку родного лица. Не сразу я заметила брюнетку, которую он обнимал. На ней было свадебное платье, а заголовок статьи гласил «Преуспевающий бизнесмен Адриан Джонсон женился на Оливии Уайт, дочери промышленного канадского магната».

        И всё. Мир рухнул. Краски потухли. Смутно помню, как позвонила мисс Никселс и сказала, что ухожу домой. Мне было плевать на её истерику и угрозы увольнения. Я не могла работать, находиться с людьми, улыбаться им.

        Как попала домой, не помню. Хотелось выть, реветь в голос, но слёз не было. Внутри всё словно онемело от боли. Было чувство, словно у меня наживую, без анестезии вырвали сердце. Душа корчилась в агонии, каждый вздох давался с трудом. Всё вокруг погрузилось во мрак безысходности. Нет ничего страшнее, чем потерять надежду и смысл жизни. Мне просто не для чего было жить. Не осталось никого и ничего.

        «Мы ещё встретимся, верь мне, Криста. Я люблю тебя»  - я наизусть помнила текст его прощальной записки, где каждое слово было ложью. Я любила его так до полного помешательства, до потери своего «я». Была готова отдать ему всё, что бы не попросил. Верно ждала почти три года. Простила ему всё: плен, издевательства, насилие, унижения, всю боль, которую пережила по его вине. Всё простила и отпустила. Я ему верила, любила его. Он стал моим путеводным маяком, смыслом жизни, стимулом бороться. И в один момент всё рухнуло. Ничего не осталось.

        Все его слова были ложью. Я так его ждала, так любила, а он, не моргнув глазом предал меня. Да, наверное, он забыл обо мне на следующий же день. Теперь понятно, почему он перечислил на мой счёт столько денег, откупился. Он заранее знал, что не вернётся. Не собирался этого делать. Ну зачем, почему он оставил мне эту записку? К чему все эти слова, если он для себя всё решил? За что он так жесток со мной?

        Не знаю точно, сколько я пролежала почти без движения в постели. Я слышала, как надрывается телефон, слышала звонки в дверь, но никак не реагировала. Было всё равно, кто там и чего им нужно. Хотелось, чтобы все просто оставили меня в покое.

        Пока в один прекрасный день я поняла, так нельзя. Жить не хотелось совершенно, но и сделать последний шаг у меня не хватало духу. Слишком силён был во мне инстинкт выживания. Оставаться в отчем доме я больше не могла, мне никогда не обрести тут хотя бы иллюзию покоя. Собрав вещи, я покинула дом и город, направилась в Нью-Йорк. В тот момент мне хотелось затеряться в толпе и «Большое Яблоко» весьма подходил для этих целей. Всё время, что я провела в ожидании Адриана, я так и не притронулась к деньгам, которые он мне оставил. Это казалось чем-то не правильным. Но после его предательства я решила - к чёрту правильность, он оставил мне деньги и я воспользуюсь ими, хоть какой-то прок от моих мук. К тому же, я так и не решилась продать родной дом. Знала, что не вернусь, но рука не поднялась избавиться. Этот дом всё, что осталось мне на память от семьи. На деньги Адриана я купила себе квартиру в одном из довольно спокойных районов города и принялась за поиски работы.

        Я ходила, что-то делала, приходилось поневоле общаться с людьми. Мне не очень везло с трудоустройством, и я начинала отчаиваться. Неужели в таком большом городе, мне не найти ничего приличного и опять придётся работать в каком-нибудь бутике? Когда я уже почти растеряла все надежды на успех, случайно встретила Троя, который и помог мне стать ведущей колонки советов газеты «Правда».

        И если поначалу было невообразимо тяжело, не было желания чем-то заниматься, была только необходимость этого, то со временем, я втянулась. Именно работа, мне помогла. Может это не очень достойно, но становится легче жить, когда понимаешь, что не только тебе в жизни хреново и окружающих людей те же беды и проблемы. Удивительно, но мне нравилась моя работа, удавалось давать дельные советы. Парадокс: совершенно несчастный человек, потерпевший полное фиаско на любовном фронте, учит других как строить отношения и найти любовь. Однако, это было так.

        Постепенно работа стала моим смыслом жизни, позволила мне снова дышать. За год с небольшим, я приобрела свою аудиторию, появились поклонники, иногда даже узнавали на улице. Вроде никогда не была тщеславной, но мне это нравилось. У меня даже появился молодой человек - Эндрю. Наши отношения были спокойными, ровными. Я его не любила, но он мне нравился, в его чувства я старалась особо не вникать. Меня всё устраивало как есть, не было желания копаться. Он был хорошим собеседником и как любовник меня устраивал. А большего мне и не нужно.

        У меня была новая жизнь, работа, друзья, отношения, чему я была рада. Будучи личностью в определённых кругах известной, я понимала, рано или поздно я могу столкнуться с Адрианом. Вероятность подобного была ничтожна, но всё же была. И пусть при одной мысли о подобном по спине пробегал предательский холодок, для себя я давно всё решила. Безумная любовь, рассыпалась в прах и на её место пришла холодная ненависть. Да, я могла многое простить, почти всё, но только не предательство. Если судьба распорядиться так, что мы снова встретимся, я встречу его достойно. Нет, никаких упрёков или истерик, это унизительно. Лучше сдохнуть, чем показать как сильно он ранил меня, фактически убил. Потому что та Криста, которая его любила, верила и ждала его умерла в страшных муках, раненая в самое сердце, отравленная ядом предательства. Её больше нет. Есть новая я, умнее, рассудительнее, расчётливее. Женщина, которая больше не верит в сказки, которая больше не позволит кому-либо собой пользоваться.

        - Криста, у тебя всё готово?  - спросила Марта, главный редактор издания.

        - Эээ…  - растерянно протянула я, вырванная из своих мыслей,  - в принципе, да. Подредактировать бы только нужно.

        - На это нет времени,  - оборвала она меня.  - Я уверена, у тебя как всегда всё на высоте.

        - Нет времени? Так сдавать же материал нужно только вечером вроде,  - я не понимала, что происходит.

        - Поступил приказ сверху, подготовить пробный номер. Я толком не знаю, что там происходит. Вроде, как маячит хороший спонсор на горизонте и Флетчер хочет ему показать завтрашний выпуск,  - щебетала редактор.  - И, Криста, сегодня никаких досрочных уходов, думаю, ты и сама всё понимаешь.

        - Понятно,  - выдохнула я.  - Ладно, я сейчас отправлю тебе материал.

        Марта выскочила за дверь, как понимаю, отправилась дальше раздавать «пинки» сотрудникам редакции. К обеду в помещении царил жуткий хаос и я старалась без нужды не высовывать нос из своего уютного уголка. Спонсор, подумаешь, мне кажется у издания и так дела хорошо идут, хотя Флетчеру, владельцу издания, виднее. Да мне и разницы особой нет, у меня всё готово было ещё вчера. Звонок Эндрю поднял мне настроение. Похоже меня ожидает вполне приятный вечер, жаль только, что из-за этого спонсора нельзя уйти пораньше. Эх, ну и ладно.

        Внезапно вокруг наступила почти полная тишина, я выглянула за перегородку, все сидели и делали вид, будто усердно работают. Даже забавно. Через минуту стали понятны причины этой тишины. Флетчер появился, весь такой важный, и похоже не один. Находился мужчина далеко и перегородка мешала рассмотреть его собеседника. Марта, стоящая с ним рядом, увидела как я вытянула шею и одарила меня предостерегающим взглядом, говорящим: создай видимость деятельности. Пришлось послушаться, сесть на место и уткнуться в монитор. Меня словно разрядом в тысячу вольт пробило, когда я услышала мужские голоса, которые стали гораздо ближе. Второй голос был мне знаком… Не может быть! Это просто игра воображения, не более. Я сидела замерев и старалась глубже дышать, когда босс с важным видом встал у моего стола.

        - А это наша звёздочка Криста, она ведёт колонку советов, благодаря ей нам удалось увеличить тираж и приобрести новых читателей,  - произнёс он.

        - Наслышан,  - послышался бархатный, глубокий голос с хрипотцой.

        Такой знакомый голос. Собрав волю в кулак, я подняла взгляд и натолкнулась на лукавый взгляд голубых глаз. Нужно дышать. Соберись, Криста! Ты уже не та глупая девчонка, какой была раньше. Ты другая. Сильная. Так дай ему это понять.

        - Рад знакомству, мисс Паркер,  - произнёс Адриан, заставляя меня невольно вздрогнуть,  - Адриан Джонсон.

        - Взаимно, мистер Джонсон,  - ответила я, натянув на лицо холодную улыбку и придав ему самое надменное выражение, какое только могла.  - Вы извините, но у меня много работы.

        Уйди! Ну пожалуйста, пусть он уйдёт!

        - Конечно,  - кивнул брюнет,  - не будем вам мешать.

        Я сделала ошибку, посмотрев вслед мужчинам. Адриан обернулся и одарил меня очень странным взглядом, который вызвал у меня нехорошее предчувствие. Он словно говорил: мы скоро снова встретимся.

        Нет! Я не хочу. Не хочу с ним встречаться, видеть, знать. Слишком тяжело мне далось выстроить новую жизнь и стать той, кто я есть. В это мгновение я поняла, сколько бы времени не прошло, я никогда не была бы готова к этой встрече. Сколько бы я себя не убеждала, что другая и сильная, сейчас моё сердце бешено колотилось от страха и чего-то ещё, чего-то, чему я не могла подобрать названия.

        ГЛАВА 2. КРИСТА

        Дверь за спиной захлопнулась, и я прислонилась к ней, ощущая дрожь во всём теле. Я знала, что, если встреча с Адрианом всё же когда-нибудь состоится, просто мне не будет, но такого взрыва эмоций я не ожидала. Меня словно наизнанку вверх мясом вывернуло, стоило мне только встретиться взглядом с его арктическими глазами. Разом заныли все душевные и сердечные раны, заставляя стискивать зубы, дабы не взвыть на глазах у толпы.

        Одному Богу известно, чего мне стоило досидеть до конца рабочего дня. Улыбаться людям и делать вид, что всё в порядке, невообразимо сложно, когда внутри всё кипит. Я оказалась совершенно не готова к его появлению, а ведь сколько раз я воображала себе подобные ситуации! И в своём воображении я не была такой слабой и подавленной.

        Встречу с Эндрю я отменила, у меня просто нет ни сил, ни желания кого-либо видеть. Тем более мне не хочется любовных игр. Побыть наедине с собой и привести мысли и чувства в порядок - вот, что мне требуется. Парень, конечно, был разочарован, но в сложившейся ситуации мне просто нет до этого дела. Также я была безумно рада, что Лия, приятная девушка, с которой я познакомилась через Эндрю, и которая теперь жила у меня, снимая за бесценок комнату, уехала к родителям и будет только завтра. Да и приятной её не каждый мог назвать, в ней уживались стервозность и детская непосредственность. Она могла кому угодно и что угодно сказать прямо в лицо, шокируя этим. И если большинство людей такая черта характера раздражала, мне же это в ней наоборот нравилось.

        Но сегодня некое провидение подарило мне столь необходимое уединение. Мне нужен душ, а лучше ванна. Водные процедуры всегда помогали успокоиться и расслабиться. К сожалению, сегодня этот номер не прокатил. Тело, может, расслабилось, а в душе по-прежнему была буря. Меня терзало малодушное желание отключить все средства связи, выключить свет и забиться в уголок, словно меня нет, чтобы никто не нашёл. «Изменилась, стала умнее и сильнее? Как была, так и осталась трусливой, безвольной тряпкой!»,  - обругала я себя. Приготовив ужин, я уселась на постель и включила телевизор.

        Вкуса еды я не ощущала, да и совершенно не понимала, что за передача идет по телевизору. Только мне удалось наладить свою жизнь и обрести хотя бы слабое душевное равновесие, как Адриан Джонсон снова появился на горизонте. Уже не первый раз я задумывалась, что он как дьявольское клеймо на моей жизни. Когда он появился первый раз, я пережила море боли и различных мук, однако, неведомым, совершенно непостижимым образом, я смогла его полюбить. И как полюбить! Он стал моим наркотиком, зависимостью и я годы ждала его, подыхая от ломки. Всё время, которое я провела в ожидании его возвращения, было пронизано чёрной тоской и бедами, которые сыпались как из рога изобилия. И только когда я оставила его и всё связанное с ним в прошлом, моя жизнь пошла в гору. Как только я ощутила себя цельным человеком, личностью, снова появился он.

        Понятия не имею, знал ли Джонсон, что я работаю в этой газете или это простое совпадение… Совпадение, как же! Не верю я в них. В городе достаточно более известных и популярных изданий, а он появился именно в этом. Наконец, я поняла, что за чувство заставляет сжиматься внутренности в тугой узел. Страх. Мне стало страшно, что он появился неспроста. Появился, чтобы в который раз разрушить мою жизнь. Ведь я не сомневалась, теперь, после того, как мы встретились, это случится вновь. Уж слишком выразительным взглядом одарил меня этот ублюдок. Он теперь не оставит меня в покое. Я слишком хорошо знаю Адриана. Он привык всегда и во всём добиваться своего, и сейчас его цель - я. Конечно, может я слишком много о себе воображаю, но моё чутьё подсказывает именно так. И он не перед чем не остановится. Он как танк, стихийное бедствие, всегда прет вперёд, ломая и разрушая любые преграды. Ну не на этот раз. Теперь то я другая и вижу его насквозь. Не позволю больше с собой играть. «Ты сама то в это веришь?»,  - раздался вопрос в голове.
        Ненавижу! Ненавижу! Как же я его ненавижу!

        Да как он посмел снова появиться в моей жизни! После всего, через что я прошла по его вине! Гнусный предатель, бездушный ублюдок! Как я могла когда-то любить его?! Ненавижу!

        Одно знаю точно, если он ожидает, что я паду ниц к его ногам и буду безвольно сидеть там, взирая на него с немым обожанием, то его ждёт глубокое разочарование. Ничего, кроме презрения, он от меня больше не получит. Хватит. Слишком долго я ему верила и так долго ждала. Отдала ему душу и сердце, а он, не моргнув и глазом, вышвырнул их на помойку.

        Прикрыв глаза, я погрузилась в воспоминания, воскрешая в памяти ужасы, пережитые по его вине. Это ужасно больно, но мне это нужно. Они нужны мне, чтобы укрепить в душе ненависть, которая даст мне сил дать Джонсону отпор, если он решит влезть в мою жизнь. До самой ночи я купалась в жутких образах прошлого. Немудрено, что, когда я наконец уснула, меня до самого утра мучили кошмары.

* * *

        Сегодня пятница, и этому остаётся только радоваться. Два дня можно будет жить, не опасаясь столкнуться со «спонсором». Не успела я переступить порог, как поняла, что-то явно не так. Мужская половина коллектива была мрачной и хмурой, а женская явно витала где-то в облаках. Только я начала разбирать письма, как ко мне подошла Стейси, секретарь нашей Марты.

        - Привет, Криста!  - в привычной жизнерадостной манере приветствовала меня девушка.

        - И тебе хорошего дня,  - буркнула я, давая понять, что не расположена к общению.

        - Чего такая мрачная?  - вопрос задан был скорее для проформы.  - Ты спонсора нашего вчера видела? Это же вообще обалдеть! Какой мужик! Самец! Эх, жалко, что женат. Хотя, жена не стенка, подвинется. Как ты думаешь, у меня шанс есть вкусить от сексуального пирожка и насладится его белковой начинкой?

        Меня невольно перекосило. Сексуальный пирожок с белковой начинкой? Фу, пошлятина-то какая! Гадость. Всегда подозревала, Стейси не сильно обременена умом и моральными ценностями, но это… Её даже не смущает, что Адриан женат! Женат… При мысли об этом, болезненно кольнуло в груди, и я разозлилась на саму себя и глупую секретаршу, продолжающую щебетать. Какое мне дело до этого? Да пусть хоть сто жен имеет, мне до лампочки! И почему эта идиотка решила обсудить свои цели со мной?

        - Попробуй, может что и обломится,  - зло процедила я.  - Хотя, не вижу в нём ничего особенного, мужик как мужик.

        - Да ну тебя,  - обиделась Стейси.  - Все бабы в офисе слюной истекают одна ты, вся такая правильная. Но будь у меня такой мужик как твой Эндрю…

        - Но у тебя его нет,  - оборвала я девицу.

        - Злая ты. Про маскарад завтрашний помнишь?  - перевела она тему.

        Я застыла. С этими потрясениями сие мероприятие совершенно вылетело у меня из головы! А ведь недавно я с энтузиазмом готовилась и планировала повеселиться. За хорошую работу и повышение тиража, Флетчер решил отблагодарить коллектив, организовав вечеринку-маскарад на Хеллоуин. Ещё недавно я была полна предвкушением, сейчас же желания идти не было, только вот поздно давать задний ход. О моём согласии прийти знали абсолютно все, более того, я уже обещала Лие и Эндрю. Еле выпросила у Марты лишний пригласительный для подруги. Хочу я или нет, а идти придется, да и костюм давно готов. А может это именно то, что мне нужно? Отдохнуть, выпить, отвлечься? Да, пожалуй, я завтра пойду и буду развлекаться всем неприятностям назло.

* * *

        Взвизгнув шинами, машина такси унеслась прочь. Внезапно я почувствовала себя неуютно. Когда я выбирала костюм, то была уверена, что это будет круто. Мне хотелось выделиться, привлечь внимание, потому я решила прийти в костюме лесной нимфы. Наряд был весьма провокационный, я бы даже сказала откровенный. Костюм открывал много тела. Увидев его, Лия сказала, что мужики изойдут слюной, а девки подохнут от зависти. Эндрю и вовсе заявил, что в таком виде я из дома не выйду и вообще, этот наряд больше подходит стриптизёрше, а не его девушке. Путём долгих и беспощадных споров мне удалось отвоевать свой костюм. И вот сейчас я почему-то отчаянно трусила показаться в нём людям. Странная неуверенность в себе накрыла с головой. Взяв себя в руки, я гордо вскинула голову и направилась ко входу в ресторан.

        Эндрю оделся Робин Гудом, чтобы цветовая гамма наших нарядов хотя бы немного совпадала. Лия же была Мерлин Монро, хотя с её внешностью она скорее напоминала кудрявую Леди Гагу.

        Праздник был в самом разгаре. Стоило нам только войти, десятки любопытных взглядов, устремились в нашу сторону. И я отметила, что Лия была права. В мужских взглядах было восхищение и желание, в женских зависть и неприязнь. Мне стало резко неуютно. Лучше бы оделась монашкой или трупом невесты.

        - Да-а, подруга,  - протянула рядом Лия,  - ты сегодня нажила себе врагов в виде женской половины вашей конторы.

        Эндрю подхватил меня под локоть и повёл к ближайшему столику с закусками. Мужчина бросал агрессивно-предупреждающие взгляды на других представителей мужского пола и не отходил от меня ни на шаг, ревностно охраняя. В душе я ощутила странное тепло от осознания данного факта.

        Время неспешно текло вперёд, и несколько бокалов шампанского, и лёгкая атмосфера праздника сделали своё дело. Я расслабилась. Плюс, спустя минут десять после того, как мы вошли, на меня наконец перестали глазеть как на восьмое чудо света. В теле ощущалась приятная усталость после многочисленных танцев, настроение было приподнятым. А главное, я почти не вспоминала про Адриана Джонсона.

        Я стояла и слушала очередную историю Эндрю, как ощутила, что-то не так. Атмосфера в помещении неуловимо изменилась, люди притихли. Взглядом я окинула зал, чтобы понять, что происходит, как наткнулась на пристальный взгляд ярко-голубых глаз.

        Сердце пропустило несколько ударов. Что он здесь делает? Во рту мгновенно пересохло. Такого я не ожидала. Ещё хуже мне стало, когда Адриан небрежной походкой направился в нашу сторону.

        - С тобой всё хорошо?  - озабочено спросил Эндрю.  - Ты как-то побледнела.

        - Да,  - ответила я, стараясь придать уверенности своему голосу,  - просто, похоже, выпила лишку.

        Парень мне похоже не особо поверил, потому как хмуро и сосредоточено всматривался в моё лицо. Приближение Джонсона я ощущала кожей и безошибочно определила, что он стоит сзади.

        - Можно пригласить вас на танец?  - слова, подтверждающие мои ощущения, раздались за спиной.

        Адриан намеренно проигнорировал Эндрю, который положил руку мне на талию, как только подошёл брюнет. Собственнический жест, говорящий: «занято».

        - Я не танцую,  - с ледяной улыбкой ответила я, мысленно благодаря Эндрю, за то, что он рядом. Иначе я, наверное, упала.

        - Бросьте, мисс Паркер,  - бархатным голосом продолжал настаивать мужчина,  - всего один танец.

        Тут я поняла, он не отступит. Судя по всему, он жаждет общения. Я понятия не имею, что конкретно ему нужно от меня. Но знаю, даже если мне удастся отвертеться от танца, он найдёт другие тысячу и один способ добиться своего.

        - Хорошо,  - ответила я, глубоко вздохнув.

        Эндрю бросил на меня встревоженный взгляд, словно чувствуя моё состояние. Пришлось улыбнуться, как бы говоря: «всё в порядке».

        Адриан взял мою руку в свою горячую ладонь и повёл в центр зала. От его прикосновения меня пробрала нервная дрожь. В танце он прижимался ко мне теснее, чем того требуют правила, совершенно игнорируя мои попытки отстраниться. Как бы сильна не была моя ненависть, но близость его тела, его запах и прикосновения, как и раньше волновали кровь, заставляя сердце отбивать бешеный ритм.

        - А ты всё та же, Криста,  - услышала я хриплый шёпот у своего уха,  - как и прежде, сводишь меня с ума.

        - Чего тебе нужно?  - осведомилась я и, набравшись смелости, посмотрела ему прямо в глаза.

        - Ты,  - последовал незамедлительный ответ.

        Возмущение было так велико, что я чуть не задохнулась. Да как он смеет?! Чего он о себе возомнил и за кого меня держит? Будучи женатым человеком, он в наглую пристаёт ко мне! Неужели он думает, что я соглашусь быть его любовницей? Я снова взглянула в небесные глаза, полыхающие порочным огнём, и поняла, именно так он и считает. Стало больно и горько. А чего я хотела? Я сама в своё время дала Адриану тысячу и один повод так считать, когда всё прощала, на многое закрывала глаза, терпела, когда преданно ждала его почти три года. Прикрыв глаза, я по крупицам стала собирать свою ненависть, призывать на помощь силу воли.

        - Ты опоздал,  - отрезала я, одаривая мужчину презрительным взглядом.

        - Ты про этого идиота?  - самонадеянно поинтересовался Джонсон.  - Так я не вижу проблемы. Просто брось его.

        Вот это наглость! Я была так шокирована, что даже рот приоткрыла. Кто дал ему право так говорить об Эндрю? Да ему до него как до луны! И пусть шатен не будил во мне такую бурю эмоций, как Джонсон, но в нём я хотя бы была уверена. Он никогда ни к чему меня не принуждал, не пытался давить на меня или использовать себе во благо. Мы и не клялись друг другу в вечной любви, наши отношения строились на взаимном доверии и уважении. Том, чего я так и не получила от Адриана. Правда, я почти три года наивно полагала, что имею и то, и другое, но он доходчиво показал мне, что это не так. Урок был жестоким и болезненным, однако я его усвоила.

        - И не подумаю,  - прошипела я,  - мне хорошо с Эндрю. И даже если бы его не было, мне не нужны чужие объедки.

        Бездумные слова сорвались с языка, и я мысленно казнила себя. Ну что за идиотка?

        - Ревнуешь?  - вкрадчиво поинтересовался Адриан. В следующее мгновение его лицо стало совершенно серьёзным.  - Нам о многом надо поговорить, Криста. Я понимаю, ты сейчас зла и обижена, но уверяю тебя, ситуация не то, чем кажется.

        Как банально! Я подозревала, он может сказать что-то в этом духе, чтобы пустить мне пыль в глаза. Только всё равно ощутила укол разочарования. Он даже не продумал речь, рассчитывая, что я с радостью приму его обратно.

        Второй раз за вечер, люди в помещении замерли. Я бросила взгляд на вход и оцепенела. В ресторан вошла роскошная брюнетка. Мне хватила одной секунды, чтобы узнать её. Оливия Уайт, теперь уже Джонсон. На её фоне присутствующие казались серыми и безликими. В женщине присутствовали шарм и порода. Она была из тех, кому на улице оборачиваются вслед.

        - Ты ещё не понял?  - спросила я.  - Между нами всё давно кончено, Адриан.

        - Нет,  - упрямо сжал мужчина губы,  - я когда-то обещал тебе вернуться, и я…

        - Прекрати,  - оборвала я его.  - Пойми, мне всё равно. Может, когда-то я и любила тебя, но сейчас ничего нет, понимаешь? Всё перегорело, ушло. Ты чужой мне, так что давай каждый пойдёт своей дорогой. Тем более,  - прищурила я глаза,  - тебя ждут.

        Проследив за моим взглядом, мужчина сжал челюсти, и на красивом лице заиграли желваки. Похоже, он не очень-то рад видеть благоверную. Впрочем, мне ли не всё равно?

        Высвободившись из цепких объятий, я направилась к Эндрю, который напряжённо ждал неподалёку. Подойдя к мужчине, я обняла его и прижалась к его телу в поисках поддержки. Меня окатило волной благодарности, когда я почувствовала, как его руки обняли меня в ответ. Я впитывала его тепло, силу и молчаливую поддержку. Знаю, скоро мне придётся отвечать на вопросы, но сейчас Эндрю молчал, и я была ему за это благодарна. Бросив в зал взгляд из-под ресниц, я увидела, как брюнетка повисла на Адриане и целует его со всем пылом, показывая всем, что он её мужчина. Когда показательный поцелуй закончился, девушка подхватила мрачного, как туча Джонсона под локоть, и они покинули ресторан.

        Внутри шевельнулись, казалось бы, забытые горечь и тоска, но я, стиснув зубы, начала загонять их вглубь своего существа, стремясь похоронить их под шквалом леденящей ненависти, вызванной подлым предательством. Мне оставалось лишь надеяться, что Адриан мне поверил и больше не будет попыток вмешаться в мою жизнь. Только вот вера в это была слишком мала, ведь кто, как не я, знает, насколько он может быть упрям.

        ГЛАВА 3. АДРИАН

        - Что ты себе позволяешь?!  - зарычал я, как только мы оказались в машине.

        Меня буквально трясло от переизбытка эмоций. Не думал я, что эта сука посмеет так меня унизить! Явилась на вечеринку и утащила, буквально за шкирку, как нашкодившего щенка. Я вообще не подозревал о её намерении явиться в Нью-Йорк.

        - Это что ты себе позволяешь?  - взвилась в ответ Оливия.  - Как ты смеешь на глазах у целой толпы крутить шашни с какой-то стервой? Ты забыл, любимый мой, я - твоя жена! И я не просто какая-нибудь недалекая девка, с которой можно поступать как куском дерьма. Я - дочь Питера Уайта, и у нас договор. И пока ты носишь звание моего мужа, будь добр выполнять условия, иначе…

        В бешенстве я отвернулся к окну. Кто бы только знал, как велико желание свернуть её тоненькую шею. Я буквально вижу в своём воображении, как обрываю жалкую жизнь этой шлюхи. Не хочу даже слушать, что она скажет, так как заранее знаю все её слова.

        Жена. От одной только мысли я скривился. Со стороны, в глазах общества мы производим впечатление благополучной семейной пары, горячо любящей друг друга. Но никто не знал, как живёт чета Джонсон за закрытыми дверями. Кто-то, может, сказал бы, что мы идеально подходим друг другу. Жуткая стерва и циничный ублюдок. Возможно, этот кто-то даже был бы прав. Наш брак был сплошным противостоянием, пронизанным взаимными издевками и ненавистью. Во всяком случае, я эту стерву действительно ненавидел.

        - Заткнись,  - оборвал я её.  - Слушать противно.

        - Нравится тебе или нет, но ты будешь играть по правилам,  - зашипела брюнетка.  - Пока жив мой отец, ты должен быть паинькой.

        - Мне жаль его,  - саркастично бросил я.  - Интересно, подозревает ли папочка, как его дочка любит?

        Ответа не последовало и до самой квартиры мы ехали молча. Когда мы вошли в помещение, я узрел стопку чемоданов. Значит, «милая» жёнушка надолго. Блядь! У меня не было ни малейшего желания видеть её, тем более сейчас, когда встретил Кристу.

        Криста… При одном упоминании её имени болезненно заныло в груди. Я знал, что не должен был сейчас искать с ней встречи, но, чёрт возьми, просто не мог больше держаться в стороне. Я питал сильные надежды, что скоро этот фарс закончится, и я смогу со спокойной душой и широкой улыбкой послать эту стерву Оливию куда подальше. И всё равно я поторопился. Нельзя было появляться в жизни Кристы. Это ошибка. Особенно теперь, когда явилась «любимая» супруга.

        - Что ты делаешь?  - вытаращив глаза, спросил я, когда увидел, как девушка снимает одежду.

        С чисто эстетической точки зрения, Оливия была хороша. Изящные бёдра, тонкая талия и пышная грудь. Черные волосы почти до пояса, красивые черты лица и выразительные карие глаза делали её мечтой многих мужчин. Но не моей.

        - А как ты думаешь, супруг мой?  - с лёгкой издевкой начала она, подойдя ко мне совершенно обнажённой. Девушка начала расстёгивать пуговицы на рубашке.  - Я хочу твоей неистовой любви. Ведь ты не хочешь, чтобы я пожаловалась на тебя отцу?  - мурлыкала брюнетка.  - Или рассказала ему про твою рыжую?

        Руки невольно сжались в кулаки. В душе смешались ярость и отчаяние. И ведь я сам вырыл себе эту яму, из которой уже столько времени не могу выбраться. Нет ничего отвратительнее, чем ощущать себя на крючке, не иметь возможности распоряжаться своей жизнью. Как и любой мужчина, я любил секс, и был не против сбросить напряжение таким приятным способом. Но не с ней!

        Да, какое-то время, у нас была гармония в этом вопросе. Мы трахались часами напролёт, но это было словно в иной жизни. Сейчас при мысли о интиме с Оливией, меня охватывало привычное отвращение. Но был ли у меня выбор? Нет.

        Я был готов к личному противостоянию и даже к возобновлению жизни в бегах, но её папаша нашёл идеальный рычаг давления, в корне ломающий все попытки сопротивляться. Было противно оттого, что я, Адриан Джонсон, человек, не так давно владевший целым городом, стал марионеткой в чужих руках. А самое омерзительное, что я сам когда-то запустил механизм, ставший началом конца.

        - Хочешь, чтобы я тебя трахнул?  - спросил я, грубо схватив Оливию за волосы.

        - Да-а,  - протянула она, хотя я и так это знал. Её всегда заводили грубые игры. Она являла собой пример ярой мазохистки в постели.

        Не говоря больше ни слова, я направился в спальню. Когда жена зашла следом, я толкнул её на постель и начал быстро раздеваться. Карие глаза девушки горели предвкушением. Эрекции не было. Заметив это, Оливия опустилась на колени у моих ног и начала ласкать меня своим ртом. И как бы я не относился к этой девице в повседневной жизни, физиология взяла своё, и через несколько мгновений я был готов. Взяв брюнетку за плечи, я швырнул её на кровать, надел презерватив и устроился сверху.

        Девушка потянулась за поцелуем, и я отвернулся. Не хочу её поцелуев, её ласк, вообще не хочу иметь с ней что-либо общее. Не теряя ни одной лишней минуты на прелюдии, я вошёл в неё и совсем не удивился тому, что она была готова. Моя жена вообще отличалась ненасытным либидо и была готова трахаться двадцать четыре часа в сутки. Даже мне столько не нужно. Двигался я быстро, беспощадно вбиваясь в её лоно.

        - Придуши меня,  - простонала благоверная.

        Положив руку на её тоненькую шею, я не сильно сжал пальцы, мечтая в своём воображении довести дело до конца. Девушка подо мной хрипела, стонала и извивалась. Не сомневаюсь, влепи я ей сейчас пощёчину, она была бы рада. По сути, мы с ней познакомились в тот период моей жизни, когда меня повело на садо-мазо игры, они нас и сблизили на какое-то время. Но я быстро пресытился и её телом, и таким сексом. В неё это, похоже, укоренилось куда глубже.

        Ещё несколько рывков и Оливия выгнулась в оргазме, ещё несколько движений и я наконец достиг собственной разрядки. При этом я не почувствовал ничего. Просто выброс спермы, лишь расслабление для тела. Жена тяжело дышала, не обращая на меня внимания, поглощённая собственными ощущениями. Скатившись с неё, я снял кондом и, натянув брюки прямо на голое тело, вышел из комнаты.

        Ужасно хотелось в душ, но я не сомневаюсь, ближайший час комната будет занята Оливией. Внутри стойко держалось чувство гадливости. Привычное состояние после соитий с этой женщиной. Странное дело, подобной брезгливости не было после секса со случайными партнёршами. Вот, что значит отношение.

        Выйдя на лоджию, я закурил. А ведь этот вечер мог сложиться совсем иначе. Против воли губы исказила горькая улыбка. По улицам города мчались машины, многочисленные жители спешили куда-то. У каждого из них были свои беды и проблемы, и я уверен, что многие завидовали мне, как и любому ублюдку, смотрящему на них с глянцевых страниц журналов. Знали бы они…

        Когда четыре года назад в мой город пожаловал Дон Карлос, главарь мексиканской мафии, я и не предполагал, какие последствия будет нести этот визит. А точнее, моё несогласие играть по его правилам. У меня не было никакого желания связываться с торговлей живым товаром, даже для меня это было слишком грязно и бесчеловечно. Да и слишком проблематично. Только вот сказать «нет» такому, как Карлос, такой, как я, не мог. В итоге длительных переговоров, мы пришли к соглашению, что мой город будет чем-то вроде перевалочного пункта. Местом, где будут содержать рабов, прежде чем отправить их дальше.

        Однако меня подобный расклад не сильно устраивал. Какого чёрта именно мой город должен быть связан с этим дерьмом? Под моим чутким руководством случались частые «побеги» невольников, также они часто гибли при странных обстоятельствах. Я наивно полагал, что Карлосу надоест это и он выберет один из близлежащих соседних городов. Но вышло всё иначе. В моём окружении завелась крыса, которая донесла Дону о происходящем. Когда я узнал об этом, было слишком поздно, ФБР уже стоял у порога.

        Да-да, Карлос для начала решил на меня натравить официальные власти. Как мог, в спешке я отправил домой Кристу и организовал неприкосновенность бабушки, после чего пришлось удирать. Помимо властей, на хвост сели и люди Дона. Нельзя было оставаться на одном месте больше дня. Я рванул на север, в Канаду. Спустя пару месяцев стало немного легче. Карлос отозвал своих людей. Вместо этого он объявил награду за мою голову в размере пяти миллионов евро. Эта сумма достаточна, чтобы заставить криминальные элементы всех мастей, присматриваться к прохожим в поисках моего лица.

        Со мной была группа людей, но численность их стремительно сокращалась. Мы часто попадали в небольшие засады, и верные мне ребята погибали один за другим. Лишь спустя четыре месяца с начала моего изгнания, я узнал истинные причины такого преследования. Мой бунт и нежелание играть по навязанным правилам, дали толчок целой волне подобных инцидентов. Как выяснилось, ни один я не хотел иметь дела с невольниками. Многие последовали моему примеру, и Карлос в итоге потерял миллиарды, а его авторитет пошатнулся. Конечно же, привыкший к беспрекословному подчинению мафиози был в ярости и загорелся идеей громкой расправы над «мелкой сошкой» в назидании другим. Ситуация была безнадёжной, их смерти были совершенно бессмысленными, и я решил освободить их от данного когда-то слова.

        В итоге я остался один. Научился спать «с одним открытым глазом», не оставался подолгу на одном месте. Но всему рано или поздно приходит конец. Я коротал вечер в номере убогого отеля, такого же убогого городка, когда ко мне вломилась группа до зубов вооружённых парней. Я успел убить четверых, прежде чем меня скрутили. С мыслью о смерти я смерился ещё несколько месяцев назад, потому паники не испытывал. В какой-то мере, я воспринимал её как избавление.

        Около двух лет в бегах жизнь в постоянном напряжении и ожидании беды измотали меня. Моя самонадеянность стоила мне слишком дорого. Пока я скрывался, умерла бабушка, а я даже не смог приехать на её похороны. Не сомневаюсь, меня там ждали. И оттого было жутко горько. Даже узнал об этой беде спустя полтора месяца после того, как она случилась.

        За почти два года жизни на грани я отчаялся и начал терять надежду, что когда-либо смогу вернуться к нормальной жизни. Не проходило и дня, чтобы я не вспоминал про Кристу. Интересно, как она там? Ждёт ли меня? Или давно забыла и начала новую жизнь? Разумом я понимал, что так было бы лучше для неё. Ведь я не тот человек, который может ей что-то дать или хотя бы гарантировать безопасность. Но при мысли о девушке и каком-либо ублюдке с ней хотелось выть и крушить всё вокруг.

        Я не соврал ей в записке, я действительно влюбился в неё. Даже не так, я полюбил её каждой клеточкой души, да понял это слишком поздно. Даже сказать ей об этом глядя в глаза не смог. И если она встретит другого и начнёт с ним новую жизнь, то какое я имею право её осуждать? От меня она видела только боль, слёзы и разочарования. Есть люди, не созданные для отношений и чувств. Похоже, я как раз из этой категории.

        Вопреки моим ожиданиям, спустя три дня пути, я увидел не Карлоса, а Питера Уайта - крупную фигуру в криминальной структуре. Он как раз был из тех, кто может сказать Карлосу «нет» и даже позволить себе некую конфронтацию с ним.

        Как оказалось, парень, способный подпортить репутацию «мексикашке», невольно привлёк его внимание. Плюс, я приглянулся его дочке и Уайт с чего-то решил, что я идеально подхожу на роль её мужа. Если я почти два года смог выжить в таких условиях, то, определённо, много стою.

        Я сидел и никак не мог понять, чего от меня хотят. Просто отказывался понимать. Как выяснилось, Уайт был стар и ему требовался человек, который присмотрел бы за любимой дочерью и его делами, давая ему возможность хоть немного расслабиться. У меня не было ни малейшего желания снова лезть в противозаконное дерьмо. Хватит. Успел уже пересытиться всеми прелестями такой жизни. К моему удивлению, Уайт легко согласился, чтобы в мою юрисдикцию входили только дела его официальной корпорации. Ещё больше я изумился, когда он не стал протестовать против моего желания иметь своё, независимое дело. И конечно же, он обещал положить конец преследованию со стороны как властей, так и Карлоса.

        И всё это, Питер Уайт обещал мне в обмен на женитьбу на его дочери. И ряду условий, сопутствующих этому браку. Чем больше я слушал, тем сильнее понимал, что ему просто нужна послушная марионетка, а ещё старик мечтает осчастливить свою дочурку. Сказав мне не спешить с ответом, Уайт куда-то позвонил, и через полчаса в комнату вошла Оливия. Я всматривался в её лицо, которое мне казалось знакомым, но никак не мог вспомнить, кто она. И лишь когда нас оставили наедине, я признал в девушке одну из своих бывших любовниц, с которой пару недель жил в постели, практикуя извращённый жесткий секс.

        Когда мне это надоело, я как обычно разорвал с ней все контакты, а девица затаила злобу за это. Именно с её подачи старик нашёл меня и именно её идеей был наш брак. Она жаждала мести, хотела подчинить меня себе. Эта стерва имела просто колоссальное влияние на папочку и вертела им как хотела. Даже странно, что она раньше не затеяла вендетту его руками. Внимательно всё выслушав, я отказался. Быть добровольным рабом? Нет уж, увольте.

        Недобро прищурившись, Оливия вышла. Вернулась эта стерва уже в сопровождении своего отца. Тот, бросив на меня хмурый взгляд, заявил, что хотел сделать всё по-хорошему, ну раз я не согласен, то вскоре отправлюсь к Карлосу. Но перед этим, мне дадут вдоволь полюбоваться, как его люди развлекаются с моей рыжей девкой. От его слов я похолодел. Тогда-то я понял, они хорошо подготовились. И если за свою жизнь я уже устал бояться и страха почти не испытывал, то какое я имею право подставлять под удар Кристу? От одной мысли о финале в случае моего отказа, мне становилось дурно. Меня загнали в угол. И, не видя выхода из ситуации, я дал своё согласие.

        А дальше всё понеслось в бешеном ритме. Я открыл свою фирму в сфере грузоперевозок с обширными планами на будущее. Женился. Стал узнаваемым человеком. Со стороны моя жизнь казалась идеальной. А на самом деле… Идиотское существование, жизнь под постоянным прессингом влиятельного тестя. Жена, которую я на дух не переношу. И постоянная тоска. У меня не было сомнений, что Криста в курсе моей женитьбы и, зная девушку, я догадывался, как она это восприняла. Для неё я теперь последний урод, обыкновенный лжец и предатель.

        Четыре месяца назад у Уйта случился инсульт, который приковал его к постели и сильно подкосил здоровье. По сути, старик одной ногой был в могиле, но всё никак не подыхал. За этот год с лишним я сумел укрепить своё положение, обзавестись нужными связями. Как только Уайт отправится на тот свет, я обрету долгожданную свободу. Я успел подстраховаться и больше не боялся преследований Дона. У властей ко мне претензий тоже больше быть не могло. Я был совершенно чист. Мне не было дела, что станет с империей старика после его кончины. Меня интересовала лишь свобода от этих оков.

        Только всё это мечты осуществимы лишь после того, как Уайт покинет этот мир. До того момента, я вынужден продолжать играть отведённую мне роль. Даже будучи присмерти, старик оставался очень влиятельной фигурой. И моя стерва-жена не уставала об этом напоминать. Одним из условий нашего соглашения со старым ублюдком было то, чтобы его любимая дочурка была мной довольна.

        Затушив, неизвестно какой по счёту, окурок в пепельнице, я направился в спальню. На моё счастье, Оливия уже побывала в ванной и теперь видела десятый сон. Приняв душ, я собрал запасной комплект постельного белья и направился спать на диван в гостиную. Хоть в этом вопросе у меня осталось право выбора.

* * *

        Уже битый час я обсуждал вопросы финансирования издания с этим идиотом Флетчером. У меня сложилось впечатление, что он человек не особо далёкого ума, но с гигантскими амбициями, которые, скорее всего, и помогли ему достичь определённого успеха. Когда, наконец, бумаги были подписаны, я вздохнул с облегчением. Я планировал задержаться в Нью-Йорке и проконтролировать некоторые моменты лично, хоть изначально моя цель была иной…

        Выйдя из кабинета, я нарочно пошёл длинным путём, через редакцию. Оказавшись в помещении, где суетились люди, я окинул его взглядом и замер, разглядывая девушку. Весь воскресный день я провёл, ссорясь с женой и вспоминая Кристу. Словно моральный мазохист, я раз за разом прогонял в голове воспоминания, получая от них болезненное, извращенное удовольствие.

        Приехав в Нью-Йорк, я был полон планов и надежд. Рассчитывая на скорую кончину Уайта, я навёл справки о девушке. Жизнь у неё была тоже не сахар, и мне было чуть ли не физически больно читать о её бедах. Было горько, что меня не было рядом и я не смог поддержать её в те моменты, когда был особенно нужен. Не удивительно, что она возненавидела меня. От одного воспоминания о её взгляде, полном лютого холода, презрения и неприкрытой ненависти, мурашки пробегают по телу. До вечера субботы я был твёрдо настроен расставить все точки над «i», и, если понадобиться, вновь завоевать девушку. Но с приездом Оливии всё ужасно усложнилось и я просто не знал, что делать дальше. Эта сука ничем не побрезгует, а я меньше всего хотел, чтобы эта дрянь навредила девушке.

        Моя супруга, как бы дико это не звучало, любила меня. Правда, какой-то извращённой любовью, но всё же. В этом я был уверен. У каждого из нас было множество связей на стороне, но Оливия всегда была спокойна, зная, что деваться мне некуда и я вернусь к ней.

        Однако я видел её взгляд, когда она увидела меня с Кристой. Опасный взгляд с нотками сумасшествия. По всей логике, я должен отступить и оставить Кристу в покое. Только почему-то у меня чувство, что если я сделаю это сейчас, то это будет окончательный конец. У меня не останется шансов. Может, это и эгоизм, но я совсем не хочу её терять.

        Потому я замер, растерянно разглядывая профиль девушки. Словно почувствовав мой взгляд, Криста повернула голову и посмотрела мне прямо в глаза. Её взгляд обдал меня таким презрением, что я невольно содрогнулся и поспешил выйти из редакции. Прав я, если я сейчас уйду в сторону и оставлю всё как есть, то потом будет поздно. Но действовать сейчас слишком рискованно.

        В очередной раз судьба поставила меня перед отвратительным выбором, вынуждая или отступить, или рискнуть и не только своей жизнью. За себя я не боюсь, и готов сыграть в эту игру, вот только имею ли я право рисковать жизнью Кристы, втягивать её в это дерьмо? Ведь Оливия не из тех, кто привык проигрывать или мириться с поражениями.

        ГЛАВА 4. КРИСТА

        Стены родной квартиры дарили покой и ощущение защищённости. После того, как Адриан в сопровождении своей жены покинул вечеринку, я тоже не смогла там долго оставаться. Я была благодарна Эндрю, что тот не стал допытываться и сделал вид, что всё в порядке. Но разговора мне не избежать, это точно.

        Меня трясло после танца с Адрианом, в душе было небывалое смятение. Он заявил, что ему нужна я. Мне стало от этого страшно. Кому, как не мне, знать, на что способен мужчина во имя достижения желанной цели.

        А ещё я злилась. Как он может? После всего, через что мне пришлось пройти по его милости? Неужели у него не осталось ничего святого или хотя бы капли уважения ко мне? Уважение? Да откуда ему взяться, ведь я сама сделала всё, чтобы его не было. Именно поэтому он снова появился, уверенный, что я буду рада стать его любовницей. Что же, его ждёт разочарование.

        Откинувшись на спинку дивана, я прикрыла глаза. В голове вспыхнули образы сегодняшнего вечера. Он всё такой же, как и четыре года назад. Всё тот взгляд, руки, запах. Там, в зале ресторана, в его объятиях, на какой-то краткий миг мне показалось, будто и не было этих четырёх лет, наполненных горечью. Вот он, Адриан, такой до дрожи родной и вместе с тем совершенно чужой.

        Тоска, такая чёрная безысходность накатила на меня, что с губ сорвался болезненный стон отчаяния. Почему он так поступил? За что он так со мной? Ведь он же обещал, я ему так верила! Глаза начало неприятно печь, и я тряхнула головой, призывая контроль. Да я похоже совсем спятила! Сижу тут, готовая разреветься. Безвольная тряпка.

        Джонсон только и ждёт, когда я ослаблю бдительность, чтобы затащить меня в постель. Он ублюдок без моральных табу, ему плевать на жену, ему плевать на меня, ему вообще на всех плевать! Снова я вспомнила злое лицо мужчины, когда появилась его жена и нарушила его планы.

        Конечно, на невинную овечку эта Оливия не тянет, но и такого скотского отношения вряд ли заслуживает. Интересно, она знает о похождениях муженька? Если верить жёлтой прессе, знает, более того, и сама порой погуливает от него. Может зря я её жалею? Чёрт. Да какое мне вообще дело до всего этого?!

        - Криста,  - я дёрнулась вырванная из своих мыслей,  - слушай, ты ведь знаешь, меня не особо заботит семейный статус мужчин,  - Лия замялась, зная, как я отношусь к подобным вещам.  - Этот Джонсон, с которым ты танцевала… тебе он всё равно не нужен, он ведь женат… Я чего хотела узнать, ты не можешь поспособствовать знакомству с ним, он вроде как спонсор вашей газеты?…

        Дальше я её не слушала. Ведь ещё на вечеринке я краем глаза отметила, как подруга смотрит на Джонсона, но не придала этому значения. Как выяснилось, зря. При мысли о Лие и Адриане, внутри поднималась волна протеста, да такого сильного, что первым порывом было крикнуть: «не смей!». Я сдержалась. Она моя подруга, я ей объясню, и она как всегда поймёт. Должна понять.

        - Лия,  - начала я, тщательно подбирая слова,  - я хочу попросить тебя забыть про этого мужчину. Ты же знаешь, пусть я и не очень одобряю порой твои поступки, но никогда не вмешивалась. Но сейчас, я тебя заклинаю, выбери другого мужика.

        Подруга обескураженно хлопала глазами, явно не понимая, что происходит.

        - Помнишь я рассказывала тебе про человека, который перевернул всю мою жизнь, прошёл по ней и разрушил меня…

        - Только не говори, что это он,  - прошептала Лия, вытаращив глаза.

        Я лишь кивнула. На какое-то время в комнате воцарилась тишина. Подруга жаждала подробностей, но ждала, когда я сама заговорю. Сделав несколько очищающих вдохов-выдохов, я приступила к рассказу. Рассказала всё, опустив разве что самые личные и грязные подробности. Я говорила, как ненавидела его и как потом полюбила. Поведала нашу более чем странную историю.

        - Понимаешь, он никогда не говорил мне о любви, но я всё равно его любила. Да что там, я была им просто больна. Он был мне нужен как доза наркоману. Когда Джонсон посадил меня на поезд до дома, я нашла крохотную записку, где он обещал вернуться, просил верить и говорил, что любит. И знаешь что, Лия? Я поверила ему. У меня даже сомнений не возникло. Почти три года я его ждала. За это время я пережила свой личный Ад. Тоска не отступала не на секунду, а потом посыпались беды. Сначала умерла Саманта, его бабушка и мой хороший друг. Потом я похоронила свою семью. И последним ударом было известие о его женитьбе. Он просто убил меня, Лия. Я так его любила, по сути я жила им одним и для него одного, а он… он просто играл со мной. Ты помнишь какой я была, когда мы познакомились. Я только училась жить заново. Собирала себя по кусочкам. И сейчас я ненавижу его так же сильно, как когда-то любила. Я не хочу, чтобы он даже косвенно касался моей жизни, поэтому, прошу тебя, выбери другого мужчину.

        Во время моей исповеди подруга молчала. Похоже, она в шоке. Я же с отвращением обнаружила слёзы на собственных глазах. Тряпка. Сердито смахнув позорную влагу, я стала ждать ответа подруги.

        - Господи, Криста,  - наконец подала голос Лия,  - он для меня теперь не существует. Можешь быть спокойна, я не буду связываться с ним, тебе это неприятно, и я понимаю.

        - Неприятно? Да у меня внутри всё переворачивается от одной мысли, что он будет где-то неподалёку… Ты даже не представляешь, как я его ненавижу!  - с запалом произнесла я.

        - Ты уверена, что это ненависть?  - намёк подруги был весьма прямым и покоробил меня.

        - Уверена.

        С этими словами я направилась в душ, повторяя про себя, словно мантру: «ненавижу». И опять я вспоминала всё самое худшее, что пережила по его вине, подпитывая и культивируя свой негатив в отношении Адриана. Ища в нём силы для борьбы с этим дьяволом.

* * *

        Воскресенье прошло словно в тумане, да и понедельник не сильно отличался. За весь день я только раз видела Джонсона, и то мельком, чему была несомненно рада. Только ведь стопроцентной удачи не бывает. Ближе к концу рабочего дня мне позвонил Эндрю и изъявил желание встретиться. Пришлось согласиться. Не сомневаюсь, меня ждёт тяжёлый разговор.

        Он заехал за мной после работы. Не сговариваясь, мы поехали к нему, правда, каждый на своей машине. Как свои пять пальцев я знала квартиру Эндрю, не мало вечеров я провела тут. Молчание воцарившееся между нами было неловким и тяжёлым, но я не стремилась первая начинать неприятную беседу.

        - Слушай, Криста,  - как-то неуверенно начал Эндрю,  - я не хочу на тебя давить или что-то в этом роде, но думаю, всё же имею право знать правду. Ты ведь хорошо знаешь этого Адриана Джонсона?

        - Да,  - выдохнула я.

        - Кто он тебе?  - в голосе мужчины я уловила нотки страха и напряжения.

        - Уже никто,  - тихо ответила я.  - А когда-то он был всем моим миром.

        Замолчав, я тщетно надеялась, что Эндрю удовлетвориться ответом, но видимо зря. Мужчина продолжал молчать.

        - Мне неприятно даже вспоминать прошлое,  - продолжила я с тяжёлым сердцем.  - Было время, когда я любила его, верила ему, но он всё уничтожил. Предал меня. Сейчас по отношению к Джонсону у меня осталась только ненависть. Я ненавижу его, Эндрю. Однажды он разрушил мою жизнь и мне пришлось учиться жить с нуля. Далось это непросто, но я стала сильнее. Тебе нечего опасаться, Адриан Джонсон - мое прошлое, ты - настоящее, и я надеюсь будущее. А теперь давай закроем тему.

        - Извини,  - Эндрю выглядел немного виноватым,  - ты ведь понимаешь…

        - Да, понимаю. Твоё желание знать вполне закономерно,  - оборвала я его, желая поскорее перевести разговор в другое русло. Мне даже не верилось, что удалось отделаться несколькими фразами,  - Чем займёмся?

        На моё счастье, мужчина похоже тоже не был в восторге от неприятной обстановки, возникшей во время разговора. Он с энтузиазмом ухватился за возможность свернуть неприятную тему. Куда-либо идти настроения не было, и мы решили поужинать дома. Готовить мне было лень, поэтому мы заказали еду в ближайшем итальянском ресторанчике.

        Ужин прошёл за привычной приятной беседой. Мне вообще было уютно в обществе этого мужчины. Он не был сверху до низу положительным, как тот же призрак прошлого Фред, он был просто мужчиной. Обычным человеком, который смог расположить меня к себе.

        Обстановка была достаточно интимной: полумрак, тихая музыка… Вполне ожидаемо, что Эндрю захотел большего. А что я? Я не против. Мне это и самой нужно, хотя бы не надолго забыться в крепких объятиях, отпустить угнетающую реальность.

        Эндрю был умелым любовником, хорошо знающим женское тело. Он знал, как доставить удовольствие мне и себе. «Я могла бы его полюбить, если бы до этого по моей жизни не прошёлся торнадо, по имени Адриан Джонсон, уничтоживший во мне возможность испытывать это чувство»  - пронеслась в голове шальная мысль, пока руки Эндрю скользили по моему обнажённому телу, вызывая чувственную дрожь.

        Изо всех сил я старалась расслабиться, абстрагироваться от всех проблем и тревог, но всё было не так. Мужчина был нежен и предупредителен, но при этом достаточно горяч. Раньше ему всегда удавалось заставить меня забыться, но не сегодня. Я чувствовала, как его губы и руки скользят по моему телу, ощущала каждое движение его плоти, но стоило мне только прикрыть глаза, как в голове возникал образ Адрина. Его глаза, казавшиеся почти синими в моменты близости, его лицо, когда он кончает… Оказывается я всё помню. Моё тело до сих пор помнит его прикосновения.

        Отвратительно, занимаясь сексом со своим парнем, я вспоминаю это чудовище. Человека, который использовал меня и выбросил за ненадобностью, когда стала неугодна. Стало невообразимо гадко на душе. Обидно за Эндрю, который даже не подозревает о происходящем со мной, за себя, как оказалось, до сих пор разрушенную почти до самого основания.

        Естественно, никакого оргазма я не испытала, и Эндрю это сразу понял. Пришлось долго заверять его, что дело во мне и проблемах на работе. Он сделал вид, что поверил, только мне совсем не понравился взгляд, которым он при этом на меня посмотрел. Расстроенный и даже немного подавленный, словно чувствует происходящее.

        Как обычно, Эндрю настаивал, чтобы я осталась до завтра, и, как обычно, я направилась домой. Наверное, это глупо. Я смогла начать новые отношения, смогла допустить мужчину до своего тела, но не могу заставить себя спать с ним в одной постели.

        Мне всегда это казалось чем-то большим, чем секс или встречи. Засыпать и просыпаться с кем-то - это признать, что всё гораздо серьёзнее, что всё может закончится у алтаря. Признать наличие чувств. У меня конечно были к Эндрю чувства: уважение, симпатия, влечение. Мне было с ним легко и интересно, но это всё не то. Может когда-то я разрешу ему стать ко мне ещё ближе, но прямо сейчас я не готова.

        Припарковавшись на ближайшей от дома стоянке, я направилась домой, обуреваемая мрачными мыслями. Только я собралась войти в подъезд, как чья-то рука ухватила меня за локоть. Дальше за меня всё решили инстинкты.

        Вывернувшись из хватки и нанесла нападавшему удар в челюсть. После похищения, которое я пережила по воле Джонсона, я взяла несколько уроков самообороны, а в моей сумочке всегда присутствует перцовый баллончик, за которым я было потянулась, как услышала:

        - Блядь, Криста!

        Уже готовая брызнуть нападавшему в глаза перцем, я застыла и узрела перед собой Адриана. Похоже, я разбила ему губу. Сплюнув на землю кровь, мужчина вперил в меня мрачный взгляд.

        - А ты гостеприимна,  - подытожил Джонсон.

        - Какого чёрта ты тут забыл?  - меня охватило напряжение и это отразилось на голосе.

        - Мы с тобой прошлый раз не договорили,  - произнёс он.

        Точно. Не договорили. Пришла его жена и он ушёл с ней. Он правда не понимает, как унизительна для меня сама мыль что-то с ним иметь при таком раскладе? Или ему как обычно просто плевать?

        - Я тебе уже всё сказала,  - ответила я, стараясь, чтобы мой голос звучал ровно.  - Дай мне пройти.

        Адриан сканировал меня внимательным взглядом, и на миг мне показалось, что в его голубых, как небо, глазах проскользнула боль. Видок-то у меня, наверное, весьма красноречиво говорит, как я провела вечер. Уходя от Эндрю, я не стремилась навести лоск, ведь по мои расчётам, на улице, где можно встретить людей, мне предстояло провести минуты три, не больше.

        Поэтому я сейчас стояла в помятой одежде, со спутанными волосами, источая запахи секса и Эндрю. Ну и пусть. Адриан Джонсон - последний, перед кем я обязана отчитываться. Но против всякой логики и убеждений, щеки вспыхнули смущённым румянцем.

        - Нет,  - процедил он.  - Ты была у него? Скажи, ты была у этого ублюдка?

        Мужчина сильно стиснул челюсти. Он открыто и яростно ревновал, что не могло не потешить моё самолюбие. Тут же я дала себе мысленную оплеуху. Дура! Адриан просто собственник и он считает будто я, как и раньше, принадлежу ему. Его коробит, что кто-то смеет касаться того, что, по его мнению, принадлежит ему. Не нужно искать того, чего нет. Не надо романтизировать ситуацию.

        - Тебя это никаким образом не касается,  - ледяным тоном отрезала я.  - А теперь уйди с дороги.

        - Ещё как касается!  - с шокирующей страстью и отчаянием воскликнул Адриан.  - Ты - моя! Клянусь Богом, Криста, я убью его, если он ещё раз прикоснётся к тебе.

        - Да ты что!  - зашипела я зло.  - Твоей я была четыре года назад!  - снова наружу вылез мой проклятый характер, ставший источником стольких бед в прошлом. Планки и ограничители полностью сорвало, и меня понесло.  - Знаешь, я ведь верила тебе, любила тебя! Но тебе было плевать! Не нужны тебе были тебе чувства простой девушки, и ты выбросил их на помойку, как только на горизонте замаячила подходящая невеста! Не смей требовать от меня чего-то! Не смей даже в мыслях трогать Эндрю!

        - Всё не так!  - закричал он мне в лицо, заставив испуганно замереть,  - Всё это только ради тебя!

        Эмоции, которые я столько времени сдерживала прорвались наружу. Дыхание сперло, мне отчаянно стало не хватать кислорода, сердце больно билось о рёбра, а в глазах начали скапливаться слёзы. Ненавижу! Ублюдок! Бездушная сволочь! Как он может так говорить? Это ради меня он пошёл на предательство, которое меня уничтожило?!

        - Если хоть что-то случится с Эндрю, я сама тебя убью. Не знаю, как, но найду способ,  - задыхаясь, выплёвывала я слова.  - Исчезни из моей жизни! Ты даже не представляешь, как я тебя ненавижу! Ты предал меня! Ты правда думал, что я брошусь тебе на шею, стоит тебе только появиться?

        Адриан побледнел и смотрел на меня с немым отчаянием. Мне было всё равно. Я смотрела на его красивое лицо, которое стало для меня символом горечи, боли и предательства, и горела в собственном Аду. Я думала, что уже пережила это, переболела этой болезнью, но появившись в моей жизни, Джонсон заставил с новой силой вспыхнуть всю безысходность, в которой я пребывала, узнав о его женитьбе. Мне казалась я чувствую, как трещит по швам привычный, уютный мир, который я с таким трудом выстроила.

        - Криста, ты не понимаешь…  - начал он тихо.

        - И не хочу,  - мне удалось обрести подобие контроля, хотя внутри всё по-прежнему дрожало от переизбытка эмоций.  - Убирайся! Убирайся, и никогда не возвращайся.

        Мы замерли напротив друг друга. Глаза в глаза. Безмолвный поединок, битва силы воли, и ни один из нас не желал проигрывать. Не знаю, как, но я упустила тот момент, когда Адриан одним молниеносным движением, притянул меня к себе.

        Его губы впились в мои. Поцелуй был яростным, полным невысказанных эмоций и чувств, причинял боль. Я вспыхнула как спичка от близости человека, которого поклялась ненавидеть. Воля замерла, таяла, утекая сквозь пальцы.

        И как гром в тиши, в голове вспыхнули воспоминания, о поцелуе Адриана с женой. Это отрезвило меня. Привело в чувства и вызвало ярость, вперемешку с отвращением. Со всей силой, на какую только способна, я оттолкнула его. Воздух разорвал звон пощёчины, а руку ощутимо обожгло.

        Не в силах больше находиться рядом с Джонсоном, я развернулась и бегом бросилась в подъезд, под укрытие стен родной квартиры. Мысли и чувства смешались, в горле встал ком невыплаканных слёз. Я бежала от мужчины, словно от дьявола, в ушах стоял громогласный грохот собственного, хаотично бьющегося сердца.

        ГЛАВА 5. АДРИАН

        - Где ты был?  - первое, что я услышал, зайдя в квартиру.

        Оливия сидела, закинув ногу на ногу. На ней было маленькое, синее платье, которое было столь коротким, что я мог созерцать резинку чулок. Девушка была хороша. Воплощение соблазна и сексуальности, только меня данная картина не трогала. У меня давно пропали все порочные желания в отношении неё, поэтому я, окинув жену равнодушным взглядом, направился в комнату.

        - Эй,  - возмутилась Оливия.  - Я с тобой разговариваю!

        - На работе,  - стараясь держать себя в руках ответил я.  - Я был на работе.

        Мне совсем не хотелось разговаривать с этой женщиной, да и видеть её тоже. Только вот походу «дорогая» супруга не была со мной солидарна. Проследовав за мной в спальню, Оливия обвила мою шею руками, стремясь прижаться ко мне как можно сильнее.

        - Что ты делаешь?  - глупый вопрос. И так понятно, что ей нужно.

        - Ты так напряжён, милый,  - томно проворковала брюнетка мне на ухо.  - Я знаю отличный способ расслабиться. Трахни меня. Жёстко. Как это умеешь только ты.

        При мысли о сексе с женой к горлу подкатила тошнота. Она вообще сейчас была последним человеком, которого мне хотелось видеть. Её облик, запах и голос раздражали. Высвободившись из её объятий, я мрачно ответил:

        - Найди себе кого-нибудь другого. Я устал.

        - Это долго, а секса я хочу сейчас,  - не желая отступать, требовательно ответила девушка.

        Мысленно, в этот момент я скинул эту стерву с одиннадцатого этажа. Как меня угораздило когда-то связаться с этой сукой?! Похотливая стерва! Эмоции, которые мне с огромным трудом удавалось сдерживать, стали прорываться наружу.

        - Так купи себе вибратор и затрахай им себя до смерти!  - злобно прорычал я.

        На данный момент, мне было совершенно плевать на неё и все её угрозы. Я просто не мог находиться с ней рядом. Я не мог находиться рядом хоть с кем-то. Уединение и покой были необходимы как глоток свежего воздуха. Иначе я просто рехнусь.

        Лицо Оливии вытянулось. На нём застыло удивление, граничащие с шоком. Ещё бы, эта дрянь привыкла, что я почти всегда молча всё проглатываю. Не имея ни сил, ни желания оставаться с ней в одной комнате, я скрылся в душе.

        Включив музыку, я открыл вентиль. Настроив воду, встал под горячие упругие струи. Эмоции внутри кипели, подобно раскалённой лаве. Перед мысленным взором снова появилась Криста, вся такая помятая, весь её внешний вид кричал о горячих сексуальных утехах. От неё на несколько метров несло сексом и этим ублюдком.

        Ревность, отвратительная, бешеная и уродливая, словно яд, разъедающая душу, багровой волной затопила меня. Этот ублюдок посмел целовать её, прикасаться к её телу, заниматься с ней сексом! Меня душило желание найти мразь и убить его медленно и жестоко, отрезать его отросток и запихать ему в глотку, за то, что посмел тронуть Кристу. Моя! К неимоверной ярости приплелась оглушительная боль. Как она могла? Как посмела лечь с ним в постель? И хотя разум твердил, что девушка имела на это все права, принять подобное я был не в силах.

        Там, у её подъезда, я не сдержался и поцеловал её, но в мыслях мне хотелось сделать куда больше. Схватить девушку в охапку, утащить в какое-нибудь место, где нас никто бы не смог найти и помешать, и любить её, пока в её сознании не останется никого кроме меня. Вытрахать из неё любое упоминание о другом мужчине, чтобы помнила только меня и пахла исключительно мной. Чтобы и помыслить не могла об этом ублюдке.

        Образы в головке были так реальны, и я не сразу осознал, что ласкаю сам себя. Сколько лет мне было, когда я занимался подобным последний раз? Семнадцать? Не помню. Помню лишь, что было это очень и очень давно.

        Прикрыв глаза, я снова представил себе Кристу. Её огненные волосы, пухлые губы, гибкое и податливое тело, и такое горячее, узкое лоно. Я представлял, что сейчас она со мной, а пальцы всё сильнее сжимали напряжённый член, скользя по нему вверх-вниз, вверх-вниз… В момент разрядки я вскрикнул, ощутив нечто сродни оргазму. Открыв глаза и глядя, как густая сперма стекает по стенке душевой кабины, я почувствовал отвращение к себе. «Докатился, Джонсон, ты просто жалок!»,  - пронеслось в голове.

        Следом пришли опустошение и горечь. Снова и снова, я слышал в голове слова Кристы, слова, пропитанные болью и ненавистью. В её больших, серых глазах, как на ладони были видны, все её чувства и эмоции: боль, горечь, отчаяние и одиночество. Каждый упрёк, брошенный срывающимся от гнева и обиды голосом, ранил сильнее вражеской пули.

        Собираясь в Нью-Йорк, я, конечно, не думал, что всё будет легко и просто, но даже не предполагал подобного. Её ненависть, яростная и обжигающая, разрывала мне душу на части. Я и не подозревал, что мой нежный ангел способна испытывать столь сильные и разрушительные эмоции. Говорят, ненависть - оборотная сторона любви, то как же она должна была меня любить, чтобы так возненавидеть? Как сильна должна быть боль, чтобы человек так изменился?

        Она ведь стала другой, и порой мне казалось, я её вовсе не знаю. Но во мне жила надежда, что где-то там, под слоями холода и стервозности, ещё осталась та девушка, какую я помнил все эти годы. Немного наивная, удивительно правильная и добрая. Моя Криста. Я отказывался верить, что убил в ней всё лучшее и светлое. Нет. Так быть не может. Это ведь Криста. И я должен достучаться до неё! Но как? Ведь она меня не то, что слушать,  - видеть не хочет!

        Настроение упало ещё ниже, когда я вспомнил про свою «любимую семейку». Много раз мне приходилось убивать людей, но никому я так не желал смерти, как Питеру Уайту. Он стоял между мной и свободой. И пусть отравляла мне жизнь в основном Оливия, опасаться стоило именно его. Да, моя жена - первосортная сука, но без своего папочки, она всего лишь похотливая стерва. Пусть хитрая, и весьма неглупая, но не представляющая серьёзной опасности.

        Я не сомневался, что после смерти этого ублюдка, девушке достанутся огромные богатства, но ей не стать во главе дел отца, никто не захочет иметь дел с женщиной, тем более молоденькой шлюшкой. И как бы она не сопротивлялась, я стану свободен от проклятого уговора, обрету полную власть над своей жизнью, которой мне сейчас так не хватает.

        Покончив с водными процедурами и обретя некое душевное и эмоциональное равновесие, я покинул ванную комнату. Оливия ждала меня сидя на постели, и её взгляд не предвещал ничего хорошего.

        - Значит так, дорогой мой муженёк,  - начала она, и я мысленно застонал.  - Я пыталась быть к тебе лояльнее, зная твой характер, но и моему терпению есть предел. Я смотрела сквозь пальцы, на всех тех шлюх, которых ты трахаешь при наличии живой жены. Я прощала тебе грубость и неповиновение, и ты начал забываться. Если я узнаю, что ты снова связался с этой рыжей шкурой, то всё, что когда-то обещал мой отец, станет реальностью. Подыхать она будет медленно, но перед этим, я позволю тебе вдоволь полюбоваться, как несколько мужиков, час за часом, день за днём, имеют её во всех позах и во все отверстия. Не советую тебе проверять мои слова на достоверность.

        Замерев, я ощутил, как холодный пот крупными каплями выступает на спине. То, что супруга - редкая стерва, я знал всегда, но насколько далеко она готова зайти в своём желании отравлять мою жизнь и владеть мной? Она, действительно, готова натравить своего папочку, которым вертит как хочет, на совершенно невиновного человека, идя на поводу своей ревности и желаний?

        - Я знаю где ты был сегодня,  - продолжала Оливия.  - Знаю о том, как ты волочишься за этой рыжей. И пусть мне забавно наблюдать, как тебе дают по морде, рисковать я не хочу. Ты - мой! Эта сука тебя не получит.

        Вздохнув, я чертыхнулся про себя. В одном эта дрянь права - я начал забываться, слишком увлёкся и потому стал небрежен. Хватку что ли теряю? Как я мог не заметить слежки? Но так или иначе, я имею то, что имею. Пора взять себя в руки, сбить эту бестию с толку.

        - Ещё бы ты не знала,  - фыркнул я.  - Ведь мы с тобой похожи, дорогая. Только вот психуешь ты зря. Четыре года прошло, за это время многое поменялось. Например, мои взгляды на жизнь, да и Криста не такая, какой я помнил её. Но как бы то ни было, желания возвращаться в прошлое у меня нет. Ты, конечно, фееричная стерва, милая моя, но с тобой я остаюсь собой, в то время как Криста делала меня слабым. Ведь именно из-за неё, я когда-то согласился на этот фарс. Но знаешь что? Меня сейчас, как не странно, почти всё устраивает. У меня есть власть, деньги и женщина, которая всегда под рукой, но не полощет мозги, если мне хочется поразвлечься. Терять это я не намерен, так что прекрати забивать свою миленькую головку глупостями и трепать нам обоим нервы. Не буду скрывать, Криста - яркая особа, и я её хочу, но вот снова всерьёз с ней связываться желания нет. Уязвимость и слабость - не то, чего я хочу. И тем не менее, я её трахну. Может, и подружку её белобрысую попробую. Можешь звонить своему папочке, дело твоё. Но всё же, ты мне нравишься именно шириной своих взглядов, тем, что не стремишься накинуть
уздечку и затянуть поводок. Не порти моё мнение о себе и не превращайся в сварливую жену, и тогда у нас всё будет отлично. Не разочаровывай меня, Оливия.

        - Правда?  - склонив голову набок, протянула девушка.  - Так докажи это.

        Она распахнула полы коротенького халатика, под которым ничего не было, приглашая действовать. Нет, мой пылкий монолог не убедил её, но мне удалось пошатнуть её убеждённость в своих суждениях. Сейчас нужно не облажаться и правдоподобно доиграть свою роль. Притянув Оливию к себе, я глубоко поцеловал её, молясь, чтобы моё собственное тело не подвело меня в такой важный момент.

* * *

        Передо мной лежало несколько папок с личными делами. Всё же, полезно порой иметь знакомых, способных нарыть о человеке всё, не привлекая внимания. Решив узнать получше окружение Кристы, я и не предполагал, что всё окажется так плачевно. «Криста, девочка моя, что же за карма у тебя такая? Почему ты всегда притягиваешь к себе всякую шваль?»  - с тоской подумал я. Стало ужасно тяжело на сердце. Что с ней будет, когда она увидит истинные лица близких людей?

        Устремив взгляд в окно, я обхватил голову руками. У меня появилось ощущение, будто на меня рухнула многотонная, бетонная плита. Чтобы я не говорил Оливии, она права. Я зашёл слишком далеко. Опять всё испортил. Не сомневаюсь, «милая женушка» тщательно отслеживает каждый мой шаг, потому я должен убедить её в своих словах. Но чёрт… Это конец. Конец всему. Всем надеждам и планам. Конец шансу на возрождение отношений с Кристой. Пусть лучше она люто ненавидит меня, чем погибнет ужасной смертью из-за ревности себялюбивой стервы.

        Как такое произошло? Как мы дошли до этого? Почему я позволил этому случиться? Ответ мне известен, я был слишком самоуверен. Казалось, море по колено. Считал себя очень умным, хотелось всё и сразу…

        Теперь пожинаю плоды собственной глупости. И ладно бы это касалось только меня, за мои ошибки, болью и слезами расплачивается та, которая и так достаточно вынесла по моей вине. Зря, очень зря, я снова влез в жизнь девушки.

        Мало того, что причинил ей и себе лишние муки, так ещё и привлёк к ней совершенно не нужное внимание. Будь я благородным человеком, то, по всем правилам, должен был бы сейчас исчезнуть из жизни Кристы без следа, но я грёбаный эгоист, и просто не нахожу в себе сил снова уйти.

        Только вот на что я надеюсь? Решение принято, и оно, скорее всего, окончательно уничтожит нас. Криста никогда не поймёт и не примет. Больно. В груди всё сжимается и горит огнём от осознания, что будущего, которое я видел в мечтах, не будет. Но мне рано уходить со сцены. Я должен, просто обязан, отвадить от неё этих мразей. Остаётся надеяться, что она выдержит. Криста сильная. Сильнее меня, да и всех, кого я знал.

        Но желание хоть как-то объясниться, было слишком велико. Достав чистый лист бумаги, я сел писать своё письмо-исповедь, где рассказал о своих чувствах. Я не мог сейчас рассказать ей причины и мотивы, побудившие меня жениться, как не мог рассказать о грядущем. Так много хочется сказать и так мало можно говорить!

        Я молил её поверить мне и в меня, не зная, прочтёт ли она это письмо-крик души. Это была единственная, ничтожно маленькая надежда, что однажды настанет тот день, когда я смогу рассказать всё. Буду целовать её и прижимать к сердцу, не ощущая смертельной угрозы, нависшей над головой.

        Вручив письмо проверенному человеку, с наказом отдать его Кристе лично в руки, я отправился домой. Мой расчёт оправдался: благоверной в квартире не было, и я смог спокойно собраться. Сегодня мне необходимо блистать и очаровывать.

        Когда дело было сделано, я глянул на пафосного ублюдка, смотрящего на меня из зеркала, и скривился. Женщины падки на смазливую внешность и лесть. Надеюсь, это сработает и в этом случае. Невесело хмыкнув, я покинул квартиру.

        ГЛАВА 6. КРИСТА

        Раздраженно уставившись в монитор компьютера, я потерла усталые глаза. Было ощущение, будто в них песку насыпали - последствия бессонной ночи. После вчерашней встречи с Джонсоном я всю ночь не сомкнула глаз. Даже сейчас мне казалось, что я ощущаю ни с чем не сравнимый вкус его губ.

        Когда-то я добровольно отдала голубоглазому дьяволу свою душу и сердце. Спустя время, он швырнул их мне обратно, изуродовав до неузнаваемости. Мол, на, мне больше без надобности это добро. Больше года я старательно латала дыры в душе и по кусочкам собирала сердце. Коряво вышло, но мне приходится с этим жить. Я возвела вокруг себя стену невозмутимости и холодности, призванную оберегать мой маленький мир, который мне с таким трудом удалось создать. Наверное, со временем я бы окончательно обрела столь желанное душевное равновесие, да видно не судьба. Вновь в моей жизни объявилось стихийное бедствие по имени Адриан Джонсон. Мысленно я не раз готовила себя к возможной встрече, но реальность превзошла худшие ожидания.

        Всего три раза я видела мужчину, но уже ощущаю, как мой мирок покрывается трещинами, как улетучивается покой. Каждая новая встреча тяжелее предыдущей. Всё сложнее держать себя в руках. Всё острее ощущаются эмоции. И вот вчера я не справилась с собой. Унизилась перед этим чудовищем. И всю ночь во мне клокотали обида, горечь, боль, ненависть и непонимание. Раз за разом, я задавала в пустоту одни и те же вопросы: почему всё так? за что мне это? и, главное, как быть, как сохранить себя?

        И как итог, ночью я так и не уснула и сегодня чувствую себя больной и разбитой. Это красноречиво сказалось на моём характере: несколько раз я срывалась на окружающих по пустякам. К обеду вся редакция была в курсе моей брюзгливости и без надобности со мной старались не контактировать.

        - Мисс Паркер?

        Подняв голову, я увидела мужчину лет сорока.

        - Да. Вам что-то нужно?

        - Меня просили передать вам это лично в руки.

        С этими словами мужчина положил на мой стол белоснежный конверт и исчез из поля зрения. Взяв послание в руки, я повертела его и нахмурилась. Никаких опознавательных знаков. Ни марок, ни подписи, ни обратного адреса. Не нравится мне всё это. Решив, что двум смертям не бывать, а одной не миновать, я осторожно вскрыла конверт. И тут же судорожно запихнула обратно письмо, которое было в нём. Мне хватило одного мгновения, одного единственного взгляда, чтобы узнать почерк Адриана. Размашистый и ровный.

        Сердце отбивало чечётку в груди, ладони стали влажными. Мне было страшно читать это послание. Может выбросить от греха подальше? К чему мне знать, что там? Не хочу. Пусть лучше исчезнет из моей жизни! И вместе с тем, рука почему-то не поднималась порвать или выбросить письмо. Может позже, когда буду спокойнее, я решусь прочесть его.

        Появилась сильнейшая жажда компании. Первым делом я набрала Эндрю, но тот, к моему огромнейшему разочарованию, был занят. Бывали моменты, когда я ненавидела его работу и всех тех, кто не может найти время днём, чтобы решать свои проблемы. Опять из-за чьей-то блажи, мой парень неизвестно до каких часов вынужден работать. Эндрю - адвокат. И то, что он готов приехать к клиенту для решения его проблем, хоть ночью, повышает спрос на его услуги. И крадёт его у меня… например, сейчас. Когда он мне так нужен.

        Звонок Лие тоже оказался бесполезным. Подруга сначала не ответила, а потом и вовсе выключила мобильный. Ясно, значит она с очередным трахалем. Меня она порой поражала. Как бы я не старалась стать либеральнее, постичь подобный образ жизни мне было не под силу. Да и не хотелось особо.

        Девушка была сексуальной хищницей. У неё не было табу в этом вопросе. Кто-то, возможно, назвал бы её шлюхой, она же считала себя человеком широких взглядов и плевать хотела на мнение общества. Я же вообще старалась воздерживаться от оценки её поведения.

        Получив отказ даже от Троя, я совсем пала духом. Ситуация лишний раз заставила меня задуматься о том, что нужно бы расширить круг знакомых и друзей, чтобы не было подобных ситуаций. Мне просто необходимо отвлечься, поболтать с кем-нибудь о всяких мелочах, а не с кем. Я одна.

        Рабочий день подошёл к концу, но домой идти совершенно не хотелось. Поэтому я, отогнав машину на стоянку у дома, не заходя в квартиру, отправилась просто побродить по городу. У меня не было какой-то конкретной цели. Я просто ходила по улицам и разглядывала людей, таких разных. У каждого прохожего была своя история жизни, свои радости и горести. К кому-то судьба была более благосклонна, к кому-то менее.

        Невольно я задумалась о том, кем бы я стала, не встреть Адриана. Какой бы я была? Наверное, сейчас бы я получила повышение в той рекламной фирме, где некогда работала. Возможно, вышла бы замуж и родила ребёнка. У меня могла бы быть семья. И простая, как у всех, жизнь. Но всё сложилось иначе, и если на карьеру мне грех жаловаться, то в остальном… Я не то, что, семьёй обзаводиться не готова, я не могу сейчас себя даже заставить начать действительно серьёзные отношения. Не готова того же Эндрю подпустить ближе. Джонсону можно сказать «спасибо». Встреча с ним перевернула всю мою жизнь, сделав меня моральной инвалидкой.

        Спустя часа три, я ощутила позывы голода и усталость. Зайдя в первое попавшееся кафе, заказала чай и круассаны. Взгляд то и дело, невольно цеплялся за сумку, где лежало злополучное письмо. Да что я в самом-то деле?! Трусиха! Как маленькая девочка бегу от проблем и страхов!

        С такими мыслями я достала конверт и извлекла на свет божий лист бумаги, исписанный знакомым почерком. Сделав несколько очистительных, успокаивающих вздохов, я приступила к чтению.

        Здравствуй, Криста!

        Если ты читаешь это письмо, я в тебе не ошибся. Наверное, мне не стоило появляться снова в твоей жизни. Так сложились обстоятельства. Будь я хорошим парнем, то должен был бы оставить тебя в покое, но я всегда был далёк от благородства. И потому я не хочу этого делать. Помнишь, как нам было хорошо когда-то? Я помню и хочу повторения. Я хочу тебя. Ты злишься на меня, считаешь козлом. Это твоё право. Я не святой и далеко не лучший из людей. Однако прошу тебя, перестань со мной воевать. Не противься нашему взаимному притяжению, будь моей, и я дам тебе всё, что только попросишь. Деньги, драгоценности, карьеру, все блага нашего мира. Если тебя смущает моя жена, то напрасно. Оливия удивительная девушка. Понимающая с весьма широкими взглядами. Она не будет нам мешать. Не нужно видеть в моём предложении оскорбление, ведь любовница от слова любимая. Подумай над моим предложением, но не ищи меня. Я сам с тобой свяжусь.

        Жаждущий тебя,
        Адриан Джонсон.

        В горле встал ком слёз и тошноты. Хотелось просто орать. И как он смеет?! Как может предлагать мне такое, причём так открыто, не стесняясь. Да, нужно отдать ему должное, он хотя бы честен. Только это не делает его предложение менее мерзким и унизительным. От горечи, глаза начали жечь злые слёзы обиды. Изо всех сил стиснув челюсти, я мотнула головой. Больше никаких слёз. Я не буду больше плакать из-за него! Хватит!

        Только сейчас я осознала ужасающую истину: глупое сердце до последнего надеялось на лучшее. Пусть я гнала от себя даже мысли о нём, однако так хотелось верить, что он видит во мне нечто большее, чем тело для удовлетворения похоти. Что же, вот он, момент прозрения. Безжалостная правда. Не знаю, на какую реакцию рассчитывал этот ублюдок, но я буквально чувствую, как растёт и множиться моя ненависть. Он меня хочет? Ну что же, он получит. Ненависть и презрение. В неограниченных количествах!

        Внутри ощущалось какое-то неприятное онемение. Хотелось домой, где можно побыть в тишине и покое, без сотен глаз наблюдающих со всех сторон. Поймав такси, я добралась до дома с неким унынием отметив, что Лия дома. Значит, за покой придётся повоевать. Этот неиссякаемый источник энергии просто так не отвяжется.

        Зайдя в квартиру, я невольно поморщилась. Из комнаты подруги орала громкий хард-рок, да так громко, что даже в прихожей уши закладывало. Лия вообще любила громкую музыку и мне часто становилось жаль соседей. Обычно я старалась не обращать на это внимание, но не сегодня. Мне просто НЕОБХОДИМА тишина.

        - Лия, твою мать, выруби музыку!  - заглянув в её комнату, стараясь перекричать безумные вопли, крикнула я.

        Потом я замерла. Подруга была не одна, но не это заставило моё сердце и душу рухнуть в пропасть. Ритмично двигаясь и выгибаясь всем телом, Лия сидела верхом на Адриане! На его лице застыло непонятное, нечитаемое для меня выражение. Музыка же набирала обороты, а девушка ритм. А я стояла, не в силах вздохнуть.

        - Криста?  - испуганно пискнула «подруга». Я даже не заметила, что в помещении стало тихо.

        Девушка молниеносно спрыгнула с любовника и завернулась в простыню. Выражение её лица выражало нечто между виной и ужасом.

        - Пойду я, пожалуй,  - пробормотал мужчина.  - Я тут явно лишний.

        Я не стала смотреть, как они одеваются. Словно зомби, ровной и прямой походкой я вышла из комнаты и направилась к себе. Не думала я, не хотела верить, что Лия способна так со мной поступить. Ведь я же её просила, рассказала ей всё… А Адриан? Как можно быть таким бездушным чудовищем? Неужели, по его мнению, он мало помучил меня?!

        Лия и Адриан любовники… Сама видела, своими собственными глазами наблюдала, как они трахались. Два человека, которые мне не безразличны. Подруга и мужчина, которого я любила не один год. Правильно говорят: самую сильную боль причиняют близкие люди. Те, от кого не ждёшь предательства, не хочешь даже думать о вероятности подобного. Глупая я, ничему меня жизнь не учит. Сколько раз я говорила себе, никому на этом свете верить нельзя. И что? Пустила в свою жизнь Лию, а та безжалостно нанесла удар в спину. В самое сердце. И ладно бы она не знала о том, что связывало меня с Джонсоном, может, тогда было бы не так больно. Но ведь она знала и всё равно легла с ним в постель. Иуда. Предательница.

        Адриан ещё хуже. У меня вообще складывается впечатление, будто он специально так поступает. Делает всё, чтобы причинить мне как можно больше боли и страданий. Только за что?! Что я ему сделала? Это его плата, за то, что верила, любила, ждала? По его мнению, мне мало мук принесла его женитьба?

        Как только я оказалась в своей комнате, меня начала колотить крупная дрожь. Хотелось разреветься, взвыть в голос от невыносимой, жгучей, раздирающей в клочья боли, но слёз не было. Внутренняя истерика - вот как бы я назвала это состояние. Эти двое своим поступком подвели меня к грани. Я просто чувствовала, что балансирую на грани безумия. Ещё шаг, малейший толчок и я сорвусь.

        Сейчас я поняла всех тех, кто оказывался на скамье подсудимых за двойное убийство из ревности. Остатки разума порадовались, что у меня нет огнестрельного оружия, иначе я не уверена, что не пустила бы его в ход. Хотелось убить их. И её, и его. За всё. За Ад, в который они меня не задумываясь швырнули.

        - Криста,  - послышался голос Лии.

        Подняв голову, я увидела ту, что ещё недавно звала подругой.

        - Я понимаю, как это выглядит…  - залепетала она.

        - Полчаса,  - оборвала я поток бессмысленных звуков.  - У тебя полчаса, чтобы собраться и навсегда убраться из моего дома.

        Просто удивительно, как ровно звучит мой голос! Словно и нет конца света внутри.

        - Криста, умоляю, прости меня! Выслушай меня!  - взмолилась девушка.  - Ты же знаешь, какая я. Порой мне и самой противно становится от такого образа жизни. Но есть мужики, которым я просто не могу сказать «нет»! И этот Джонсон, именно такой. Это всё он…

        - Ты думаешь, мне интересно тебя слушать?  - без грамма эмоций спросила я.  - Думаешь, для меня имеет какое-либо значение, как вы оказались в постели? Нет. Всё просто, Лия. Я рассказала тебе о своём прошлом, рассказала, что связывало меня с этим мужчиной и что он значил для меня. Никогда я не лезла в твою жизнь, не судила твои поступки. За всё время я попросила тебя только об одном: ни при каких условиях не иметь ничего с Адрианом Джонсоном. Ты же не просто связалась с ним, ты с ним трахалась. При чём в моей квартире, на кровати, купленной на мои деньги! Всё, Лия. Конец истории. Дура я, наверное, но мне казалось, что я могу тебе доверять, хотя давно бы стоило задуматься, раз ты с лёгкостью рушишь счастье посторонних людей, разбивая их отношения и браки, то и моя просьба для тебя пустой звук. Так что избавь меня от пустых оправданий и выметайся из моего дома.

        Странное дело, но этот монолог принёс мне облегчение. Крохотное, но принёс. Словно удалось сделать малюсенький глоток воздуха. «Подруга» стояла нервно кусала губы, весь её вид взывал к жалости. Только вот меня это не трогало. Мне кажется, с этого вечера я вообще забуду, что значит это чувство. Ведь меня саму никто и никогда не жалел, действуя жестоко и как можно убойнее. Да и не нужна мне ничья жалость. Она унижает. Возможно, спустя время, я смогу сказать всем тем, кто ломал меня, стараясь уничтожить и поставить на колени «спасибо», ведь как известно, всё, что нас не убивает, делает нас сильнее. Вот только жива ли я?

        - Куда я пойду, Криста?  - всхлипнула Лия.

        - Мне всё равно,  - бросила я с каким-то садистским удовлетворением от её слёз. Началось? Схожу с ума? Становлюсь бездушной тварью? Может быть.  - Любовнику своему позвони. Он богат. Глядишь, что и придумает. А теперь пошла вон. Чтобы через полчаса о тебе тут ничего не напоминало.

        - Хорошо,  - размазывая по лицу сопли и слёзы прорыдала «подруга»,  - сейчас я уйду. Но мы поговорим. Позже. Когда ты немного придёшь в себя.

        В ответ я лишь ядовито улыбнулась. Девушка ушла, и я осталась одна. Мысли словно вязкая масса текли в голове, и только негромкий хлопок двери вернул меня в реальность. Вот теперь можно рыдать, выть, кричать. Я одна, и никто мне не помешает. Но глаза по-прежнему были сухими, не давая возможности облегчить тугой узел кошмара внутри.

        Прошлёпав на кухню, я достала бутылку вина. Налив целый стакан, выпила его залпом. А потом ещё и ещё. Слабая я всё же, раз ищу спасение в вине. Никчёмная. Всего лишь человек, которого носом ткнули, что он ничего и ни для кого особо не значит. Никому не нужная, наивная идиотка. Бутылка быстро опустела, и я открыла ещё одну. Направившись в гостиную, я буквально рухнула на диван. Понятия не имею, сколько прошло времени и сколько я выпила, но комната перед глазами начала странно покачиваться и в конечном итоге долгожданное забвение без снов и мыслей настигло меня.

        ГЛАВА 7. КРИСТА

        Говорят, утро добрым не бывает. Моё так вовсе напоминало кошмар. У меня болело всё. Буквально. Во рту была пустыня и настолько мерзкий вкус, что складывалось впечатление, будто я ела из помойной урны. Ужасно.

        Собраться на работу было не простой задачей. Как бы я не старалась, видок у меня был, мягко говоря, так себе.

        - Привет!  - жизнерадостно поздоровался Трой, как только я переступила порог редакции.

        - Привет,  - глухо буркнула я, скривившись от звука собственного голоса. Хриплого и неприятного.

        - Воу, Криста, что за запах!  - поморщился парень, но потом лицо его разгладилось и он, хитро прищурившись, спросил.  - У кого-то был весёлый и удачный вечер?

        Я одарила приятеля хмурым взглядом, которой должно быть многое ему сказал, так как парень быстро ретировался в неизвестном направлении.

        Работа совершенно не клеилась, к тому же я обнаружила, что к вечеру уже пора сдавать материал, а я за прошедшие дни почти ничего не сделала. Я была так выбита из колеи возвращением Адриана, что буквально забила на работу. Интересно, чем я всё это время занималась?

        Я старалась не вспоминать вчерашний вечер. Не думать. Не помнить. Не анализировать. Силой воли возвела хрупкую перегородку между собой и океаном боли из-за двойного предательства. Нужно держаться, иначе я, наверное, рехнусь.

        Жизнь - странная штука. Она любит играть с людьми, подкидывая жестокие испытания. Я, как никто другой, знаю, что нельзя прогибаться под их гнётом, иначе проиграешь. Я просто не имею права сдаваться, мне нельзя показывать слабость. Мне кажется, что я начинаю понимать игру, которую затеял Джонсон. Ведь мне уже знаком этот метод. Сломать, подавить, причинить как можно больше боли, заставить ощутить собственную ничтожность. Он уже делал это, только на это раз он мучает меня не физически, а морально. И потому я просто обязана быть сильной, улыбаться, как бы не было больно. Нужно только перетерпеть эту бурю в душе, войти с этим Адом в симбиоз.

        На словах всё просто, а вот на деле… Я разбирала письма читателей, стараясь абстрагироваться от жуткой реальности, дабы давать дельные советы. Люблю свою работу, она даёт мне силы. Я достала очередное письмо и стала вчитываться в текст:

        Дорогая Криста!

        Я не знаю, как мне быть, жить совершенно не хочется. Меня предали два самых дорогих мне человека. Недавно я застала своего парня, которого люблю до безумия в постели с лучшей подругой. Они оба просят прощения и клянутся, что сами не понимают, как так получилось. А я не знаю, как мне быть. Как жить дальше? Стоит закрыть глаза, и я снова вижу их вместе…

        Дальше читать я не смогла, перед глазами все расплывалась. Вот он, толчок в бездну. Слёзы, о которых я так мечтала вчера, хлынули неконтролируемым потоком. Вскочив с места, я бегом бросилась из редакции. Не хочу устраивать шоу на глазах у толпы. Закрывшись в кабинке туалета, я рыдала в голос. Выла, как смертельно раненый зверь.

        Истерика истощала мои силы, но давала выход адовым эмоциям, клокотавшим внутри. Не знаю сколько прошло времени, прежде, чем я обнаружила, что снова могу держать себя в руках и связно мыслить. И мне определённо стало легче. И пусть физически я ощущала себя вымотанной, в душе появились столь необходимый силы, чтобы жить дальше.

        К чёрту Джонсона. Лию туда же. Они не увидят моих слёз и боли. Я буду улыбаться назло им. Буду радоваться жизни, вопреки их подлому поступку. Примерно такой же совет, я дала своей читательнице. К вечеру колонка была готова и я, повеселев, собиралась домой. Нужно зайти в круглосуточный гипермаркет и накупить вкусняшек.

        - Вот мы и встретились, Криста Паркер,  - раздался женский голос, и я вздрогнула от неожиданности.

        Подняв голову, я увидела перед собой Оливию Джонсон, жену Адриана. Уже больше года, у меня сводит челюсти от одного только упоминания этого имени. Как бы я не ненавидела эту женщину, стоит отдать ей должное - она шикарна. Фигура, призванная сводить мужиков с ума, красивые черты лица, фарфоровая кожа и волосы цвета воронова крыла. Она источала ауру подавляющей самоуверенности и хищной сексуальности, в ней чувствовалась порода. На её фоне я ощутила себя совершенно серой и какой-то несовершенной. Мотнув головой, я сбросила с себя это чувство уязвимости и посмотрела женщине прямо в глаза. Я ничем не хуже её и Оливии придётся это понять. Похоже, она этого не ожидала, в карих глазах мелькнуло удивление.

        - Оливия Уайт,  - холодно усмехнулась я.  - Чем обязана?

        - Джонсон,  - елейным голосом поправила она меня.  - Оливия Джонсон. Я замужем, дорогуша и именно это привело меня сюда. Мне совсем не нравится, что мой муж уделяет вам столько внимания и вы это поощряете. Запомните, мисс Паркер, Адриан - мой! Вы мне не соперница, но всё же считаю не лишним предупредить: я вас уничтожу, если будете волочится за моим мужчиной.

        От её слов, у меня челюсть отвисла. Первым порывом было ответить что-нибудь из разряда «да забирай, мне не надо», а потом проснулся мой бунтарский характер. Мне захотелось уязвить эту стерву. Кем она себя возомнила? И пусть у неё больше денег, связи, о которых мне только мечтать остаётся, и Адриан её законный муж, но это не значит, что она лучше. Она такая же женщина, такой же человек, как и все. Она и так слишком многое получила от жизни, не приложив для этого никаких усилий. Она получила мужчину, которого любила я, но меня ей не получить. Не получит она уничижительных оправданий или страха.

        - Должна вас разочаровать,  - усмехнулась я.  - Ни коим образом я не поощряю преследования вашего мужа, Оливия Уайт… Он сам постоянно возникает на моём пути. Зачем ему это нужно? Спросите у него сами.

        Губы девушки в тонкую линию, а лицо буквально побелело от ярости. Я намерено второй раз назвала её девичью фамилию, и она это поняла. Её буквально трясло от злости. Ясное дело, она явно рассчитывала на другую реакцию.

        - И мне вот интересно, чисто так, из любопытства,  - ехидно продолжала я.  - Если я вам не соперница, то что вы тут делаете? Или вы беседуете со всеми женщинами Адриана?

        - Не играй со мной, девочка,  - прошипела Оливия.  - Я таких, как ты, пачками на завтрак ем. Я тебя предупредила и если ты умная, то послушаешь меня. Не советую связываться со мной.

        «Обломаешь зубки»  - хотелось ответить этой сучке. Я получала какое-то извращённое удовольствие от этой «милой» беседы. Адреналин в крови кипел, давая силы и подавляя страх. Я прекрасно понимала, эта женщина может быть опасна, с её деньгами и связями, ничего не стоит испортить мне жизнь, но не могла ей позволить одержать верх. Не позволю глумиться над собой. Хватит! Я и так слишком много плевков судьбы получила.

        - Я вас не боюсь,  - дерзко бросила я.

        Не добро прищурившись, Оливия фыркнула и покинула моё рабочее пространство. Прошло, наверное, минут пять, прежде, чем меня отпустило. Я наконец поняла, с кем говорила и какого влиятельного врага нажила. С другой стороны, подругами мы бы точно не стали. Не люблю, таких как она, с раздутым самомнением, убеждённых, что весь мир вращается вокруг них. А ведь, по сути, лиши их денег и привычных с рождения привилегий - и ничего не останется. Они никто. Как самостоятельные личности ничего из себя не представляют.

        Домой я добралась на удивление быстро, не забыв при этом, закупиться различными вкусностями. В голове я уже строила планы, которые заключались в том, чтобы сделать уборку и выбросить кровать Лии и всё, что от неё осталось. Оставив машину на стоянке, я направилась к дому и невольно скривилась, увидев «подругу», поджидающую меня у подъезда.

        - Ты что забрать забыла?  - ледяным тоном поинтересовалась я, поравнявшись с ней.

        - Нет. Мне необходимо с тобой поговорить. Я очень перед тобой виновата. Впервые за чёрт знает сколько лет мне стыдно за себя. И очень-очень горько. Криста, ты моя единственная подруга. Я никогда не умела ладить с женщинами, они меня всегда непереносили. До тебя у меня никогда не было подруг и только встретив тебя, я поняла, как была одинока. Я знаю, что сама всё испортила, но Криста, дай мне шанс! Скажи, что мне сделать, чтобы ты меня простила?

        Смотря на ту, которую ещё вчера, считала подругой, я недоумевала, как могла с ней связаться. Её показательные слёзы и мольбы, не произвели на меня никакого впечатления. И как я раньше не замечала этой фальши? Нет, всё-таки, я дура, раз подпустила так близко такую змею. Лия хорошая актриса, устроила яркое, правдоподобное представление, но на меня больше не действует.

        - Просто уйди,  - безразлично ответила я.

        - Но, Криста!  - девушка протянула ко мне руки и казалось, того и гляди встанет на колени. Переигрывает, однако.  - Каждый имеет право на второй шанс! Не лишай меня его. Ты хочешь, чтобы я тебя умоляла, так я умоляю. Прости меня!

        И опять ничего во мне не откликнулось на её призывы. Странный покой и безразличие владели мной.

        - Не трать ни своё, ни моё время. Не стоит так унижаться, это бесполезно.

        С этими словами я обошла застывшую у входа в подъезд девушку и направилась к лифту.

        - Ты всегда была такой правильной и категоричной!  - закричала Лия мне вслед,  - Всегда считала себя лучше других. Но это не так! Ты обычная, холодная стерва! Потому у тебя и нет друзей! И мужик твой…

        Больше я ничего не услышала, так как двери лифта закрылись, и он пришёл в движение. Нет смысла отрицать, слова этой дряни задели что-то во мне. Холодная стерва и раздутым самомнением, меня правда так видят окружающие? Чушь. Я никогда не считала себя какой-то особенной, лучше других. Но тем не менее, на душе стало муторно, ведь с друзьями у меня действительно напряг.

        Спустя пару часов квартира сияла чистотой. Я выкинула уйму барахла, оставшегося от Лии, а вот с ненавистной кроватью, придётся повременить до выходных. Самой мне не под силу её разобрать или сдвинуть с места, придётся нанимать людей. Ну и ладно. Просто закрою дверь в ту комнату, запру на замок.

        Расположившись перед телевизором и большой упаковкой шоколадного мороженного, я во всю пыталась погрузиться в незамысловатый сюжет фильма, шедшего по одному из каналов, как раздался звонок в дверь. Наверное, соседка - древняя старушка. Опять скорее всего у неё что-то случилось. Распахнув дверь, я почувствовала, как меня просто-таки приморозило к месту.

        - Да вы издеваетесь!  - прошипела я яростно.  - Сегодня что, День Подлой Твари? Впрочем, не важно. Твоя любовница здесь больше не живёт.

        Стоящий на пороге Адриан, чуть прищурился, но не стал никак комментировать мои нападки.

        - У меня кое-что есть для тебя,  - вместо этого сказал Джонсон и протянул мне довольно объёмную папку.  - Ты как магнит притягиваешь к себе мразей и неприятности, Криста. Думаю, ты найдёшь занимательным, содержимое этой папки.

        От возмущения я не могла даже вздохнуть. Даже не посчитал нужным извиниться за блядство, которое я наблюдала вчера вечером! При этом, он ещё судит моё окружение!

        - А началось всё с того, что когда-то в мою жизнь влез самонадеянный ублюдок,  - ядовито огрызнулась я.  - И с тех пор всё идёт через одно место.

        Адриан стоически молчал, разглядывая моё лицо, избегая встречаться со мной глазами. И снова цунами из боли, обиды и ненависти захлестнуло меня. Мне до крика захотелось с тереть это спокойствие с его физиономии, вернуть ему хотя бы малую часть той боли, что он причинил мне. Только вот я не знаю, как. Можно ли причинить боль человеку без сердца и души?

        - Как ты смеешь судить окружающих, когда сам являешься конченой мразью?  - процедила я сквозь зубы.  - Как ты посмел явиться сюда, ко мне, после вчерашнего? Или, по-твоему, ты не сделал ничего особо страшного?!  - я распалялась и громкость моего голоса росла.  - Ты хоть понимаешь насколько ты омерзителен? Нет? Ты трахнул мою подругу! Мою подругу, Адриан! И после этого смеешь являться и что-то, про кого-то говорить?

        - Она никогда не была твоей подругой!  - неожиданно закричал он мне в лицо. С его собственного наконец исчезло выражение безмятежного покоя. Оно исказилось, словно от невыносимой муки.  - Её даже зовут иначе! Она наёмница, заданием которой была слежка за тобой! Она, не моргнув глазом, ни на секунду не усомнившись, потащила меня в постель. Подруга бы так не поступила!

        Он тяжело дышал. Руки сжаты в кулаки, будто пытается себя от чего-то сдержать. Глаза пылают гневом и непонятным мне отчаянием. Он прав, только чем он лучше Лии? Его слова заставили меня насторожиться, появился интерес к содержимому папки.

        - Ты прав, но ты ничем не лучше её,  - с горечью констатировала я.  - Ты знал о том, кто она мне, ты знал, как мне будет больно, ты всё знал! И всё равно трахнул её! Скажи, Адриан, ты специально, да? За что ты меня так ненавидишь? Почему стремишься сделать как можно больнее?

        Мужчина побледнел и прикрыв глаза, судорожно вздохнул. Словно ему самому больно. Только я не верила в это. Я больше ему вообще не верила. Он обыкновенный подонок. Лжец.

        - Я не могу, Криста,  - выдохнул он,  - Когда-нибудь. Когда-нибудь всё тебе расскажу. Сейчас же всего лишь прошу немного веры. Помнишь моё письмо? Всё написанное там - чистая правда.

        - Ты про унизительное послание, где предложил мне стать твоей любовницей?  - оскорбилась я. Мне удалось частично вернуть контроль над собственными эмоциями и сейчас меня мучил жгучий стыд, за недавнюю вспышку откровенности. Дура! Опять унизилась!

        - Что?  - недоумённо выгнул Адриан бровь.  - Я тебе такого не предлагал!

        - Ага. А как же, стой, сейчас найду,  - оглядевшись, я нашла глазами свою сумку в которой носила злополучное послание, найдя его, я зачитала, особо полюбившиеся строки: - «Оливия - удивительная девушка. Понимающая, с весьма широкими взглядами. Она не будет нам мешать. Не нужно видеть в моём предложении оскорбление, ведь любовница - от слова любимая».

        Адриан выпучил на меня глаза и даже рот немного приоткрылся. Весь его говорил о крайней степени шока. Будто эти строчки, для него неожиданность. Хорошо играет, правдоподобно. Я бы, наверное, поверила, не знай, какой он на самом деле урод.

        - Дай сюда!  - он вырвал письмо из моих рук и побежал по нему глазами.  - Твою мать! Криста, я этого не писал!

        Я саркастично усмехнулась. Не верю. Больше ничему не верю. Не верю ни ему, ни в него. По какой-то причине, он решил дать задний ход и теперь отнекивается от собственного послания. Только вот я не до такой степени идиотка, чтобы купиться на лживые слова. Почерк его и даже манера разговора. Не хочу знать, что побудило его пойти в отказ, но и лапшу на уши вешать не позволю.

        - Уходи,  - холодно попросила я, не желая слушать новую ложь и оправдания. Устала. Надоело. Сегодняшний день меня вымотал, и душевная усталость навалилась многотонной плитой на меня,  - Просто уйди и оставь меня в покое.

        Впервые за всё время этого дурацкого разговора, Адриан посмотрел мне прямо в глаза. Его собственные, когда-то такие любимые, глаза, о чём-то кричали мне. Я не хотела знать, чего означает его взгляд. И потому качнув головой, захлопнула дверь перед его носом. Прислонившись к ней спиной, я съехала на пол, до крови закусывая губы. Глаза невыносимо пекло, из груди рвались рыдания, но я не давала им власти.

        Почему каждая встреча с ним, равна жестокой пытке? Почему, стоит только взглянуть на него, как всё самообладание и контроль летят к чертям? Почему больно так, что даже вздохнуть не получается? В этот момент мне захотелось раствориться, исчезнуть. Просто не быть. Не знать этого Ада, этой агонии и невыразимого отчаяния. Я так устала. Хватит ли мне сил выстоять до конца, или я сломаюсь под гнётом обстоятельств, череды бед и предательств? Сколько мук вообще может вынести человек, и я в частности? Не знаю. Знаю лишь, что я просто ОБЯЗАНА выстоять, иначе, потеряю и те крохи самоуважения, которые у меня остались. Я просто не имею права сдаваться. Потому закрыв глаза, я начала снова вспоминать всё самое гадкое, что сделал мне Джонсон. Старый фокус, но ненависть великое явление, в котором можно черпать столь необходимые силы.

        ГЛАВА 8. АДРИАН

        Руки чешутся свернуть кому-нибудь шею, а точнее одной редкостной суке. Домой ехать я пока не решался, опасаясь, что сорвусь и натворю дел, о которых потом придётся пожалеть, поэтому направился я в офис.

        Охранник на входе в офисный центр удивился столь позднему визиту, но ничего мне не сказал. Оказавшись в своём кабинете, я первым делам набрал Рея, моего заместителя, и потребовал найти Курта, парня, которому доверил доставку письма для Кристы. Я совсем не удивился, когда спустя полчаса мужчина мне сообщил, что не может найти его. И ничему меня жизнь не учит. Ведь кому как не мне знать, что в этом мире безоговорочно верить нельзя даже себе. Однако, я снова наступил на старые грабли, доверив столь ответственное дело постороннему.

        Эту мерзость, которая была выдана за моё письмо, я выучил наизусть, прочитав раз десять. Не нужно большого ума, чтобы понять кто за всем этим стоит. Оливия. Вот ведь сука! А я? Как можно быть таким идиотом?

        Только вот как не крути, а я по уши в дерьме. Криста убеждена, что эту гадость писал я и вряд ли её теперь можно в чём-то разубедить.

        Сердце в груди заныло от тоски и безысходности. Ошибки. Бесконечное количество моих ошибок привело нас к тому, что мы имеем, и я с потрясающей последовательностью совершаю новые. Зажмурившись, я издал невольный стон. Перед глазами так и стояло лицо Кристы, её глаза, полные ненависти и отвращения, а потом выворачивающей на изнанку боли. «Господи, родная, знала бы ты, как я люблю тебя. Как бесконечно сожалею о многом»,  - настойчиво билось в сознании.

        Мне было жутко от осознания реальности. Было не просто решиться на эту авантюру с «подругой» Кристы, но я искренне надеялся, что она, прочитав моё послание, услышит меня. Постарается меня понять и, может, даже когда-нибудь простит меня. Ведь целью этого мерзкого, на первый взгляд, поступка было показать ей сущность этой твари. Заставит задуматься обо всех остальных, кто окружает её, поверить содержимому папки. А ещё, так я надеялся сбить эту стерву Оливию с толку.

        А в итоге только всё усугубил. Оливия теперь знает о моих истинных чувствах и мотивах, больше нет смысла пытаться ввести её в заблуждение. В глазах Кристы, я конченая мразь. Это непередаваемое, невыносимо-мерзкое чувство - понимать, что вызываешь у любимой женщины лишь отвращение и ненависть. На мечтах о будущем с Кристой можно ставить крест. Я даже не могу, как должен бы сделать любой в данной ситуации, просить, нет, молить её о прощении. Слишком опасно. Для неё. Сердце стонало в груди, а душа билась в агонии, требуя отмщения тварям, разрушившим нас.

        До сих пор при воспоминании о вчерашнем вечере, на меня накрывает ощущение гадливости. Оказавшись дома, я с остервенением тёр мочалкой кожу до красноты, стремясь смыть не только запах этой шлюхи, но воспоминания о факте мерзкого греха. Если бы я только знал… Знал о подмене письма и том, как далеко моя стерва-жена зашла, я бы в жизни не подошёл к этой твари. Теперь к чувству омерзения примешались горечь и злость.

        Грязь. Кругом одна грязь. Я пропитался ей и мараю всё, к чему прикасаюсь. От неё не отмыться в душе, она въелась внутрь меня. Похоже, Криста была права, сказав, что именно моё появление стало катализатором череды бед в её жизни. Я эгоист, который не смог вовремя сказать себе «нет» и утащил её за собой в это болото.

        Глухая тоска и щемящая нежность, наполняли меня до краёв, когда я вспоминал НАШЕ прошлое. Те дни, когда мы, как двое самых простых людей, гуляли по улицам, были счастливы, любили. Да, именно любили. Не сомневаюсь, тогда Криста меня любила, как и я её. Только вот осознал я это слишком поздно. Мне вообще кажется, я полюбил её в тот же день, как увидел впервые, но был слишком самоуверен, озлоблен на мир и тащил за собой тяжкий багаж прошлого и ненужных сожалений о нём. Она избавила меня от этого, осветила собой мой мрачный мирок и помогла обрести свободу. А я в благодарность швырнул её на новый круг Ада, потому что был слишком глуп и самонадеян. И похоже, с тех пор ничего не изменилось. Разве что я научился смотреть своим страхам в лицо, признавать чувства и стал человечнее что ли.

        Устав от бесполезного самоедства и немного успокоившись, я отправился домой. «Любимая» жена ждала меня вальяжно расположившись на диване, потягивая красное вино.

        - Ты время видел?  - с порога начала Оливия.

        - И тебе здравствуй,  - буркнул я.  - Гляжу, у тебя это уже переросло в зависимость,  - кивнул на бокал в её руке.

        Меня вновь охватила жажда убийства. Как можно имея такую эффектную внешность, быть такой дрянью?

        - Тебя это, милый мой, ни капли не касается,  - пропела девушка.  - Я взрослая девочка, и сама могу решить, когда, как и чего мне делать.

        - Конечно,  - холодно улыбнулся я.  - Более того, я могу поспособствовать своему расслаблению. Ты ведь любишь экстази, кокс, а может героинчику?

        В голове вспыхнули образы в хлам обдолбанной жёнушки, жалкой и грязной. Фантазия была столь яркой, что я невольно улыбнулся. К сожалению, при всём своём разгульном образе жизни, Оливия никогда не переступала черту невозврата. А жаль, было бы неплохо, если бы эта стерва самоликвидировалась.

        - И не надейся,  - проворковала жена.  - Я буквально ощущаю твои мысли, милый.

        Хотелось выпить и принять душ, но важнее было разобраться с нерадивой стервой, которая по трагическому стечению обстоятельств является моей женой. При том нужно было держать себя в руках и не забывать, какие проблемы могут быть от этой женщины.

        Обойдя Оливию со спины, я положил одну руку ей на плечо и сжал. Другой я положил перед ней письмо и прорычал:

        - Что это?

        Женщина ощутимо напряглась. Буквально кожей я почувствовал, как она вздрогнула от неожиданности, и даже на миг растерялась.

        - Хм, не ожидала я, что моя маленькая шалость так быстро раскроется,  - произнесла она, взяв себя в руки.

        Шалость?! Я почувствовал, как закипаю. Её шалость в совокупности с моей глупостью поставили крест на всех моих планах и надеждах в отношении Кристы.

        - Знаешь, Адриан, сочиняя «любовное» послание от твоего имени, я даже не предполагала, что всё сложиться так удачно. Ты просто прелесть, милый мой, сыграл в полном соответствии с образом, который накладывает письмо,  - повертев бокал в руках, Оливия поставила его на стол и бросила взгляд из-под ресниц на меня.  - Трахнуть подружку благоверной на её глазах… Даже я бы до такого не додумалась. Скажи, ты надеялся убедить меня таким образом, что рыжая для тебя ничего не значит?

        Гадко, когда такая гадина, как Оливия, тыкает тебя носом в собственные уродливые ошибки. Сразу ощущаешь себя ещё ущербнее, чем раньше. А еще из слов жены я сделал вывод, что ей неизвестна моя осведомлённость о тварях, которыми она окружила Кристу.

        - А твоё письмо… Я и не подозревала, какой романтик мой муж. Какие слова ты ей говорил! Родное сердце, душа моя - прелесть, даже обидно, мне ты таких слов не говорил никогда.

        «Держи себя в руках, Джонсон»,  - твердил я про себя, сжимая кулаки. Мне нельзя убивать эту суку. Пока нельзя, но когда-нибудь настанет тот день, когда я это сделаю. При чём с большим удовольствием.

        - Как страстно ты клялся ей в любви!  - продолжала паясничать Оливия.  - Как молил о вере и терпении, обещал, что настанет день, когда вы будете вместе. Подожди,  - подняв палец к верху, она сделала вид, что задумалась.  - Цитирую: «Я полюбил тебя, как только увидел. Правда, был труслив, чтобы признаться в этом хотя бы себе. Пусть ты этого и не замечаешь, но ты всегда имела надо мной колдовскую власть, все мои попытки противиться этому были изначально обречены. Я твой раб, Криста, и я тебе обещаю, настанет тот день, когда я отдам себя в твоё распоряжение, на твой суд. И если ты дашь мне шанс, то посвящу свою жизнь тому, чтобы сделать тебя счастливой. И потому я молю тебя, поверь мне и в меня. Последний раз. Просто помни, всё, что я делаю, даже самые отвратительные поступки, ради твоего блага». И ещё много чего в этом духе,  - торжественно улыбаясь, закончила Оливия.

        Глаза моей жены светились насмешкой. Она явно получала удовольствие от своего монолога и ситуации в целом.

        Не передать словами, насколько отвратительно, когда втаптывают в грязь всё самое светлое и чистое, что ещё осталось в душе. В этом послании впервые в жизни я открыл кому-то свои чувства, без лжи и утайки вывернул душу, а эта тварь сунула туда свой нос. И теперь осмеивает всё самое сокровенное, самое дорогое и личное. Это даже не плевок в душу, а много хуже. У меня было ощущение, словно меня с головой окунули в жидкие помои и теперь я тону в них, захлёбываюсь. Ко всему этому примешивалось понимание собственной беспомощности. Я ничего не мог сейчас сделать без ужасающих последствий. И поэтому, стиснув зубы молчал, проглатывая это небывалое унижение.

        Подойдя к бару, я достал бутылку какого-то крепкого пойла и сделал несколько глотков прямо из горла, стараясь унять дрожь в теле. Мне нельзя терять голову. Нельзя срываться. Ведь именно этого эта стерва и добивается.

        - Адриан, любимый,  - снова услышал я ненавистный голос.  - Ты слишком напряжён. По-моему, на лицо нехватка секса.

        - Если это приглашение в твою постель, то вынужден отказаться,  - огрызнулся я.

        - Ну и в постель твоей рыжей тебе не попасть. Я видела её. Никогда бы не подумала, что правильные девочки могут так ненавидеть, как эта Криста тебя. Ты проиграл, Адриан. Признай это.

        Не выдержав, я буквально вылетел из комнаты. Как же я ненавижу эту мразь! Клянусь, когда-нибудь я найду способ добраться до неё и тогда буду убивать её медленно, дав сполна насладиться агонией. Тварь! Да как она посмела сунуться к Кристе?!

        Стоя под душем, я старался вернуть утраченный душевный покой. Ловко, однако, она меня сделала. Степень коварства этой женщины не знает границ. Я же наоборот, только и делаю, что ошибаюсь и всё порчу. Когда я вышел из ванной комнаты, жуткая усталость навалилась на меня. Не долго думая, я сгрёб комплект постельных принадлежностей и направился на диван, ставший мне уже родным.

        - Родная моя, любимая,  - целуя любимые губы, шептал я в перерывах,  - ты так мне нужна!

        Криста чуть отстранилась и улыбнулась мягко и ласково.

        - Я твоя, Адриан,  - произнесла девушка.  - Всегда была твоей.

        Наши губы слились, отправляя меня в счастливую нирвану. Как же хорошо! Моя! Только моя. Рядом. Сейчас. Всегда.

        Женский смех, громкий, знакомый и отчего-то кажущийся особо неприятным, ворвался в наш счастливый мир, заставив его покачнуться, начать таять.

        - Адриан, что происходит?  - с долей испуга спросила Криста.

        У меня не было ответа, вместо этого, я сильнее прижал к себе любимую, сминая её губы новым поцелуем…

        Но как бы я не цеплялся за прекрасное видение, сон утекал, как вода сквозь пальцы. Вот только поцелуй был реален! Чьи-то губы, терзали мои собственные, а язык нагло хозяйничал у меня во рту. Я распахнул глаза.

        - Твою мать! Блядь! Что за херня?!  - заорал я, мигом проснувшись. Меня целовал мужчина! Мужчина, чёрт его раздери!

        Вскочив на ноги, я хуком справа отправил ублюдка в нокаут. Адреналин в крови зашкаливал, такого утра у меня ещё не было.

        - А ты не слишком-то гостеприимен, милый,  - произнесла Оливия, плавно заходя в помещение.

        Бросив бешеный взгляд на жену, я рванул в ванную. Содрогаясь от отвращения, я три раза подряд, почистил зубы, но мне всё равно чудился его слюнявый, мерзкий язык. Гадость-то какая! В голове настойчиво билось: «Что, вашу мать, происходит?»

        Проигнорировав душ, я вышел в гостиную и упёрся в Оливию мрачным взглядом. Она сидела, словно ничего не произошло. Мутный тип тоже был на месте. И, странное дело, казался мне смутно знакомым.

        - А теперь, дорогая, объясни мне что происходит, кто это и что он тут делает?  - держать себя в руках было непросто. От одного взгляда на этого мужика, накатывало омерзение.

        - Адриан, ты разве не помнишь своего любовника Энтони?  - с ядовитой ухмылочкой, произнесла девушка.  - Да, милый, я знаю твой маленький секретик из прошлого.

        Меня словно оглушили, в голове зашумело, а к горлу подкатила тошнота. Много лет назад, после смерти Сары, жизнь казалась мне Адом. Я не видел в ней смысла и встал на путь саморазрушения. Не проходило и дня без бурных попоек, наркотиков и драк. Молчу про количество случайных половых связей. Я отчаянно искал хоть что-то, что помогло бы мне обрести равновесие. Я искал новых ощущений и в один из вечеров, как обычно закинувшись дурью и влив в себя количество алкоголя, не совместимое с жизнью, я решился на отвратительный, в корне ошибочный эксперимент. Это даже было скорее не решение, а некое помутнение разума, наитие, если угодно. В одном из злачных баров города, я познакомился с парнем, который предложил мне попробовать, как это с мужчиной, и чёрт меня дернул согласиться.

        Утром, когда пришёл в себя, я ужаснулся. Тело болело, зад горел огнём, я даже не протрезвел до конца. Но тем не менее, быстро натянув шмотки, я сделал ноги, умудрившись не разбудить парня. Когда я попал домой, поток раскалённо-омерзительных воспоминаний, накрыл меня с головой. Сначала меня долго рвало, потом я полдня провёл в ванной, стремясь смыть воспоминания. Но они не уходили, вызывая новые приступы тошноты. Я чувствовал себя больным физически и морально, не зная, как забыть, побороть отвращение. Со временем я смог успокоиться, зарыл данные воспоминания поглубже в закрома памяти и старался их не касаться. После того случая, я стал ярым гомофобом. Однополый секс во всех его воплощениях, вызывает отторжение на инстинктивном уровне. Никому я не рассказывал об этом позорном опыте, кроме Кристы. Только вот я уверен, она Оливии такое сообщить точно не могла. Тогда откуда вылез этот ублюдок?

        - Я была удивлена, когда Энтони несколько месяцев назад появился на пороге нашего дома во Флориде. И ещё сильнее удивилась, узнав вашу историю. По началу, я даже не поверила, но твой приятель убедил меня, показав ваше горячее хоум-видео,  - жёнушка кайфовала, откровенно глумясь надо мной.

        - Какое ещё нахер видео?  - зло спросил я.

        - Адриан, милый, только не сердись, но у меня есть привычка снимать свои игры,  - как-то смущённо пробормотал мужчина.

        Убить. Вырвать сердце. Уничтожить это недоразумение, а вместе с тем стереть любое упоминание о прошлом. Сжав кулаки, я двинулся на нежданного гостя, превратившись в голый инстинкт убийцы.

        - Стоять!  - раздался властный окрик Оливии.  - Не смей его трогать!

        Дёрнувшись всем телом, я замер, уперев в жену ненавидящий взгляд. Если силой мысли можно было бы убить, от неё ничего бы не осталось. Мужчина, побледнев, отошёл от меня на максимально возможное расстояние.

        - Твоё письмо заставило меня задуматься и понять, эта девка для тебя как наркотик, и ты пойдёшь на всё, чтобы быть с ней. Ты становишься всё более дерзким, выходишь из-под контроля. Пока мне удавалось сдерживать тебя и нейтрализовывать твои выходки, но я больше не хочу рисковать и решила себя обезопасить. Энтони хороший пиарщик и указом моего отца будет работать в твоей фирме. И по твоему лицу, я вижу, что не ошиблась, вызвав его. Он будет тебе живым предостережением. Чтобы ты не задумал, милый мой муж, советую тебе выкинуть это из головы. Если ты посмеешь пойти против меня, помимо того, что твоя девка станет первосортной, бордельной шлюхой, которую будут иметь каждый день десятки мужиков, пока не сдохнет, ты и сам пойдёшь по её стопам. Но перед этим, я так и быть, позволю в деталях тебе наблюдать за её жизнью, ну ты знаешь, уже обговаривали. А потом… Сначала весь мир узнает об нетрадиционных развлечениях богатого красавчика. Затем ты исчезнешь, предварительно получив репутацию серийного маньяка. Люди будут повсюду искать тебя, проклиная твоё имя, а ты проведёшь остаток своих дней шлюхой для лиц
нетрадиционной ориентации. И поверь, в отличии от твоей девки, тебе быстро сдохнуть не дадут, как бы ты об этом не мечтал. Смерть будет казаться освобождением.

        От простоты и жестокости уготованной мне участи, если я ещё хоть раз ошибусь, у меня закружилась голова, а на теле выступил ледяной пот. Она не может, не посмеет… И тут же понял: и может, и посмеет.

        Не желая больше находиться рядом с этими мразями, я устремился на улицу. Меня трясло как в лихорадке. Только сейчас я осознал, как далеко зашёл и сколько наделал ошибок. Понятия не имею, сколько времени я разгуливал по улицам, но на меня неожиданно снизошли удивительные покой и ясность мысли.

        Оливия загнала меня в угол, не оставила мне выбора. Точнее, выбор-то есть, но весьма паршивый. Смириться и продолжать жить ничтожеством без права выбора, подчиняясь командам себялюбивой суки. Или сыграть по-крупному. Всё или ничего. Победа даст мне свободу и власть, а проигрыш… Об этом лучше не думать. Оказавшись во власти Оливии и строя наивные планы, я решил отмыться, стать законопослушным гражданином. Но для достижения поставленной цели мне придётся поднять старые связи. Стать тем Адрианом Джонсоном, которым был когда-то. Ублюдком без принципов. Пусть я никогда уже не верну Кристу, но я огражу её от опасности и вырвусь из этого капкана. Никто больше не будет угрожать ей, подсылать всякий сброд к ней, и мной командовать больше никому не позволю. Имидж жадного до денег и власти урода поможет усыпить бдительность врагов, это мне и нужно. Мне необходимо закрыть чувства и эмоции на замок. Предстоит снова окунуться в грязь криминального мира. И я совсем не уверен, что при этом мне удастся сохранить себя. Но ведь отчаянные времена требуют отчаянных мер, верно?

        ГЛАВА 9. КРИСТА

        Папка, которую принёс Джонсон, уже несколько часов не давала мне покоя. Я так и не решилась её открыть. Было понимание, ничего хорошего для себя я там не увижу. Наверное, я трусиха, но мне было страшно.

        Хочу ли я знать, что там?

        Этот вопрос набатом пульсировал в голове. Может, лучше избавиться от папки и сделать вид, будто и не было её никогда? Не даром же бытует поговорка: счастье в неведении.

        И вместе с тем, такой поступок будет обыкновенным малодушием, шансом для врагов нанести очередной удар в спину. Так что, нет, побег от проблем ещё никому не помог от них избавиться.

        Была уже глубокая ночь, когда я решилась открыть этот «Ящик Пандоры». Быстро перебирая листы, а их было совсем немного, я нашла тот, где была фотография Лии. В графе рядом с фотографией напечатанным шрифтом было написано имя «Стефани Брукс». Рядом стоял год рождения. С мрачным удовлетворением я заметила, что про него она солгала.

        Внизу шли общие данные, такие как рост, вес, цвет волос, глаз, место рождения и так далее. Я быстро пробежала по сухой статистике глазами и наткнулась на строчку о профессии. «Наёмница».

        После в графе шло перечисление её профессиональных качеств, среди которых было владение различным холодным оружием, список винтовок и других стреляющих устройств (и как Адриан смог такое достать? Хотя, чему я удивляюсь: это же Адриан Джонсон!), несколько десятков стилей борьбы, многие названия которых я даже произнести не смогу; Лия-Стефани также была сильна в психологии, медицине и химии. Что-то защемило, когда я увидела пунктик «легко втирается в доверие». Да уж, кому как не мне про это знать.

        Дальше шло перечисление сильных и слабых сторон и прочая дребедень. Интерес вызвал текст в самом низу листа, написанный от руки, почерком Адриана.

        Главным её заданием, на данный момент, было внедриться к тебе в доверие и докладывать обо всех действиях, передвижениях и мыслях нанимателю, коим была моя жена, Оливия Джонсон. Вся личность Лии Купер - не более, чем тщательно продуманная легенда. Ты не задумывалась, почему почти за год, что вы знакомы, Лия, которая так часто ездила к родителям, ни разу не позвала тебя с собой? Эти поездки тоже не более, чем прикрытие для выполнение быстрых, разовых заказав: добыть сведения или убрать неугодного человека. Мне жаль рушить твои иллюзии, но эта женщина с самого начала ни в грош не ставила тебя ни во что, эпизод со мной лишь маленькое показательное представление. Ты и сама знаешь, как любит она мужчин и не брезгует почти никем, например, твоим парнем. Фото подтверждающие написанное прилагаются…

        И в самом деле, я нашла несколько снимков: Лия с пистолетом; Лия, которую и узнать почти невозможно; Лия в постели с Эндрю у него дома…

        Захлопнув папку, я старалась делать глубокие и равномерные вдохи. Это ведь не новость, что Лия не та, кем кажется? Или новость? И вообще, её зовут Стефани. Такого я уж точно не ожидала. Это слишком. Не хотят подобны факты укладываться у меня в голове. В душе и вовсе буря, я даже не могу разобрать, что чувствую. Наверное, это шок.

        Эндрю… казалось бы, достаточно того, что я узнала из написанного о Ли… Стефани, но всё же надо понять, кем является тот, кого я называла своим бойфрендом и всерьёз подумывала подпустить к себе ближе.

        Рядом с фотографией, прямо как и у Стефани, были написаны примитивные данные об имени и дате рождения. И опять и снова сухие данные, в которых нет особого секрета. Интерес же представляла приписка снизу:

        Пожалуй, единственный, кто не имеет никакого отношения к моей жене, но я бы не сказал, что из-за этого он лучше остальных. Как адвокат, он ничего из себя не представляет, полная посредственность, услуги его на данном поприще спросом не пользуются. Однако, он нашёл хороший способ заработка. Я бы назвал его альфонсом, хотя, наверное, элитная проститутка будет ближе. Знакомится с богатыми женщинами, которые страдают от одиночества и не хватки секса. Втирается к ним в доверие и исполняет любой каприз за их деньги. Единственное, что можно зачесть как плюс ему: не скрывает, что отношения носят больше коммерческий характер, нежели любовный. При этом умеет так себя преподнести, что женщины забывают, что всё куплено и не настоящее. Пользуется спросом в определённых кругах. Какой интерес преследует, поддерживая отношения с тобой, выяснить не удалось. Касательно того, что связывает его со Стефани, тоже узнать ничего не удалось, скорее всего просто похоть. Фото в подтверждение вышесказанного прилагаются, как информация о месте и времени, когда состоится следующая встреча. Можешь сама проверить.

        Ниже шли цветные снимки, на которых Эндрю в обществе различных женщин: гуляет с ними, обедает, занимается сексом.

        Стало больно. Горло сжало спазмом, появилось неприятное пощипывание в глазах. Нет, это не та оглушающая боль, которую я испытывала из-за Адриана, но всё равно. Ведь я ему верила, искренне надеялась, что когда-нибудь он поможет мне начать снова жить. Была к этому близка. Оказалось, мой парень и не мужчина вовсе, а так шлюха, проститутка. И я всего лишь идиотка, которая опять выбрала не того человека. Даже не особо хочется знать, что ему от меня нужно. Нет, вру, хочется. Но к чему выяснять отношения? Оно того не стоит.

        Была так же информация на Троя, из которой следовало, что он любовник жены Джонсона, который за её… кхм… сексуальные услуги, подрядился устроить меня на мою работу и докладывать ей обо всём, что я там делаю. И опять фото и место и время их встречи.

        Да и сама работа… Меня наняли под давлением со стороны, но, если верить словам письма, я многократно превысила самые смелые ожидания Флетчера, и он меня действительно ценит, как сотрудника. Но сам факт трудоустройства… Даже консьержи в моем доме были куплены и докладывали Оливии Джонсон: когда, как и кто.

        Внутри стало как-то холодно. Не было ни истерики, ни слёз. Просто пустота и холод, отрешённость. Будто и не со мной всё. Наверное, это защитная реакция психики на потрясения. Я так гордилась, что оставила прошлое в прошлом, окружила себя людьми, которые ни коим образом не касаются событий минувших лет. Оказалось же, вся моя жизнь хорошо распланированная и поставленная сцена, где я послушно играю отведённую роль. Спектакль для «избранных», не более того.

        Я не знаю, как ты поступишь, узнав эту информацию. Но хочу сказать, твоя вина в сложившейся ситуации лишь в том, что ты закрылась от мира, и лишь действуя целенаправленно, можно проникнуть под твою броню и привлечь твоё внимание. Потому и не оказалось в твоём окружении случайных людей. Хотя есть у меня опасения, что без Оливии тут не обошлось. Ты хороший человек, Криста. Просто живи и радуйся жизни. Не прячься от неё. Я же постараюсь, чтобы моя жена больше не лезла к тебе.

        Адриан Джонсон.

* * *

        Очередная бессонная ночь не лучшим образом сказалась на моём характере, потому на работе меня старались особо не донимать. Я же смотрела на окружающих и думала: кто ещё куплен?

        Вчера ночью, после изучения папки, первым порывом было позвонить продажным тварям, которые меня окружают, и высказать всё, что о них думаю. Силой воли я подавила неразумное стремление. Нужно успокоиться. Убедится для начала. И как назло, что у Эндрю, что у Троя, встречи были назначены на сегодняшний вечер, с разницей в полтора часа. Мне отчаянно не хотелось верить, что написанное правда, но при этом я просто не могла смотреть на Троя. Мне мерещилось, что на его лбу неоновыми буквами сияет слово: «предатель».

        Пытаясь уверить себя, что прочитанное и увиденное на фотографиях - бред, я позвонила Эндрю, с целью пригласить его провести вечер со мной. Когда он ответил, и я озвучила своё предложение, то повторяла про себя, как молитву: «Пожалуйста, согласись! Пусть всё окажется ложью!»

        - Детка, сегодня я не могу. Очередной вечерний вызов. Дело сложное, клиент - человек занятой. Я, конечно, постараюсь освободиться пораньше и, если что, позвоню тебе. Но ты же понимаешь, работа, есть работа,  - ответил он, как мне показалось, расстроенно.

        Он расстроен? Тогда что говорить обо мне?

        - Понимаю,  - произнесла я, стараясь, чтобы голос не выдал слёз, скапливающихся на глазах.

        Невообразимо тяжело, делать вид, что всё хорошо, когда внутри всё вопит от отчаяния и непонимания.

        - Ну не расстраивайся,  - заискивающе протянул мужчина на том конце.  - Зато завтра я целиком и полностью в твоём распоряжении. Обещаю.

        Мне хотелось крикнуть - «Не будет никакого завтра». Но взяв себя в руки, я закончила разговор, будто верю и согласна. Холодно, как холодно внутри!

        Как бы то ни было, работа мне моя всегда нравилась, и мне удалось отвлечься, и я сама не заметила, как наступил конец дня. На меня напало странное оцепенение. Дома я по-быстрому переоделась и направилась проверять первую наводку.

        Минут десять я просидела на лавке в нелепом камуфляже из очков и парика, прежде чем появился сначала Трой, а потом и Оливия. Парень сходу кинулся страстно целовать эту змею, она же была более, чем сдержана. На лице даже проступила брезгливость, когда он чуть отвернулся. Парочка направилась прочь из парка. Я же осталась сидеть, примороженная к месту. Следить за ними не имело смысла, и так всё ясно. Подтвердилось.

        Почти полтора часа оставалось до следующего разоблачения, и я продолжала сидеть все на той же скамейке не в силах пошевелится. Не было слёз, боли или чего-то в этом роде. Только страх немного поднимал сонную голову при мысли ехать и смотреть на досуг Эндрю. Мне не хотелось этого делать, но я заставила себя встать и пойти спустя минут сорок. Всё должно закончится сегодня, чтобы войти в завтрашний день оставив сомнения и окружающих меня тварей в сегодняшнем.

        Окраина города, не самый благополучный квартал. Сегодняшняя пассия Эндрю замужем. Муж о развлечениях благоверной знает и ему откровенно плевать. Условие одно: дети или общественность не должны знать о её связях на стороне. Дети. У них ведь полноценная семья и им этого мало. Нужны новые ощущения. Отвратительно. Мерзко. Грязно.

        Третий этаж, вот она дверь, за которой должен быть Эндрю со своей старухой. На миг застываю, раздумывая, что делать. Позвонить? Решаю сначала проверить, заперта ли дверь. О, чудо! Дверь без особого сопротивления открывается. Ну и безалаберность! Заходи, кто хочешь; делай, что знаешь.

        Из одной из комнат слышится музыка. Плавная, медленная, эротичная. Как механический робот я подхожу всё ближе, хотя так и хочется развернуться и бежать. Не видеть, что находится буквально в трёх шагах от меня…

        Там спальня. Небольшой столик сервирован фруктами и шампанским, а на огромной кровати жадно совокупляются двое. Женщина, лет пятидесяти, ухоженная, но природу не обманешь, и Эндрю. Парочка так поглощена действом, что просто не замечает присутствия постороннего. И внезапно я понимаю, не хочу устраивать разборок и сцен. Нужно просто выкинуть всех уродов из жизни, оборвать или свести к минимуму общение. Конечно, я понимаю, не миновать объяснений с тем же Эндрю, но эпичные сцены мне не нужны. Потому я просто ухожу. Наверное, я родилась под несчастливой звездой, потому как, почти достигнув выхода, я задеваю какую-то дрянь, напоминающую статуэтку и она с грохотом падает на пол. Немая сцена: любовники смотрят на меня, я на них. Пожав плечами, я разворачиваюсь и продолжаю свой путь.

        - Криста!  - раздаётся окрик Эндрю сзади, продолжаю идти.

        Не бежать, именно идти.

        - Стой,  - говорит мужчина, догнав меня.  - Я понимаю, как это выглядит, но это…

        - Не то, что я думаю?  - спокойно заканчиваю за него фразу я, всматриваясь в лицо, которое недавно было таким дорогим.  - Откуда ты знаешь, что я думаю?

        Эх, не хотела разбора полётов, да, видимо, не миновать.

        - Ну как же, я… Она…  - запинаясь подбирает мужчина слова.

        А мне становится смешно. Его любовница наверняка мечет молнии, мы стоим посреди подъезда, выясняя отношения, которых больше нет. Причём на Эндрю лишь простыня, которая так и норовит сползти на пол. Пытаюсь взять себя в руки, но несколько смешков всё равно срываются с губ.

        - Не трудись,  - наконец произношу я, глядя мужчине прямо в глаза.  - Я всё знаю. Знаю о богатых старушках, за деньги которых ты исполняешь все их желания,  - лицо Эндрю побледнело.  - И о простых похождениях знаю, например, о вашем досуге с Лией. И, думаю, не стоит объяснять, что с этой минуты нас ничего не связывает.

        - Чёрта с два!  - рычит мужчина и хватает меня за локоть, когда я разворачиваюсь, чтобы уйти. Брезгливо выдернув конечность, я выжидательно и дерзко смотрю на него.  - Единственное, за что мне стыдно, это связь с Лией. Я говорил ей, что это безумие и вообще мне не нужно, только она нимфоманка чёртова, отступать не хотела, а я… Я всего лишь мужчина со здоровыми сексуальными наклонностями. А это - только работа. Не более того. Единственная женщина, которая мне по-настоящему нужна, которая бередит душу и сердце, это ты.

        Какая искренность в глазах, а пыла сколько! Он так восхитительно играет или в самом деле не понимает, как отвратителен?

        - Ты альфонс и проститутка,  - к чертям мягкость и обходительность.

        - Ах, вот оно в чём дело,  - прищуривается Эндрю.  - Осуждаешь. Ты ведь правильная у нас. Только вот ответь на вопрос, чем эта работа хуже другой?

        - У всех своя мораль, как по мне, так это грязно и омерзительно. Я себя грязной ощущаю из-за того, что имела с тобой что-то.

        - Это хорошие деньги.

        - Деньги не стоят того, чтобы ради них продавать честь и совесть.

        - Можно подумать, окажись я портовым грузчиком, которому нужно неделю копить деньги на букет цветов, ты бы со мной связалась.

        - Именно! Потому что грузчик, честная, хоть и низкооплачиваемая работа!

        - Да брось, Криста. Кому ты лжёшь? Ты сама сколько зарабатываешь? К какой жизни привыкла?

        И тут я поняла, что зря тут время теряю. У Эндрю свои понятия, причём очень распространённые в наши дни, а именно: деньги не пахнут. Кому-то данная философия хорошо знакома и весьма близка, но не мне. Не понять мне, как можно продавать себя за бумажки в убеждении, что только они что-то значат в нашем мире. А как же честь, совесть, собственное достоинство? Их можно списать, выбросить за ненадобностью? Может, я слишком правильна, наивна и даже глупа по меркам нашего жестокого мира, но мне этого не понять. Как и Эндрю никогда не понять, почему в моих глазах лучше быть портовым грузчиком, чем элитной проституткой. У нас разное понятие морали и ценностей. Странно, что мы вообще когда-то сошлись. Не понимаю, как не увидела этого раньше. Может, просто не хотела видеть? Одно ясно, дальнейший диалог не имеет смысла.

        - Прощай, Эндрю.  - произнесла я тихо, без злости или раздражения. Не было их. Была лишь жалость к человеку, который так себя не ценит и так стремится к деньгам, что готов ради них на лечь в постель с кем угодно.

        Развернувшись, я продолжила свой путь к выходу. Мужчина ещё что-то кричал мне. Звал. Просил о разговоре. Я не повернулась. Зачем?

        Оказавшись на улице, я всей грудью вдыхая прохладный воздух. Странно, но я не ощущаю боли или ненависти. Брезгливость, да. Мне кажется, будто Эндрю осквернил моё собственное тело, прикатывая свои шары ко мне после этих пенсионерок. Невольно меня передёргивает, и я стараюсь не акцентировать на этом внимание. Выбросить из головы, как ненужный хлам.

        Сквозь морок тоски на меня снисходит чувство лёгкости. Словно огромный груз сбросила с плеч. Вроде бы должна выть от боли, реветь крокодильими слезами, проклиная судьбу-злодейку, а мне наоборот становится удивительно спокойно. Мысли плавные и чёткие.

        А ведь прав, наверное, Джонсон. Приехав в город более года назад, я была совершенно разбита и озлоблена на весь мир. Мне нужны были жильё и работа, но никак не люди. Любого, кто смел проявить ко мне больше интереса, чем к фонарному столбу, я встречала потоком резкостей и негатива. Немудрено, что у меня столь узкое окружение, состоящее сплошь из отборных уродов. Нормальные люди не стали бы связываться со злобной, неадекватной девицей. Возможно, мне бы стоило уехать. Начать всё с чистого листа. Так было бы проще, только вот где гарантии, что на новом месте история не повторится?

        Нет, никуда я не поеду. Нью-Йорк - огромный город, где живут миллионы. Уверена, при желании и здесь можно устроить свою жизнь. Работу бросать жалко и потому её менять я не буду, а вот окружение мне нужно кардинально новое. Эта шайка мразей в прошлом. А верно же говорят, трудности закаляют. После боли и потрясений, которые я пережила за последние дни из-за Адриана, произошедшее сейчас уже не особо ранит. Скорее вызывает грусть, злость, непонимание. Бог им судья. Впервые за очень долгое время, я шла по улицам, смотрела на мир широко распахнутыми глазами и совершенно искренне, пусть и с оттенком грусти, улыбалась.

        ГЛАВА 10. АДРИАН

        Любовь, ненависть или жажда мести дают больше сил, чем какие-либо внушения и убеждения. А что, если все эти составляющие объединены в одном человеке? Такой стимул способен заставить сдвинуть горы. И сейчас вся эта гамма чувств бушевала во мне.

        Постоянные угрозы Оливии, её давление и попытки всеми силами подавить мою волю заставили меня понять: нет смысла ждать и терпеть, надо действовать. Оливия не успокоится и с моей стороны чертовски наивно рассчитывать, что смерть старшего Уайта даст мне окончательную свободу. Да, это значительно упростит задачу, но у этой псевдо-жёнушки всё равно останется достаточно денег и связей, чтобы ещё долго отравлять мне жизнь.

        Для задуманного мне необходима ясная голова и хладнокровие. Я и так уже наворотил достаточно ошибок под властью эмоций. Хватит. Пора вспомнить, почему мне удалось в возрасте двадцати трех лет стать хозяином, пусть и маленького, но всё-таки города.

        Первым делом, я решил уехать из Нью-Йорка. Для обретения душевного равновесия мне лучше держаться подальше от Кристы, да и она вряд ли горит желанием меня не то, что видеть - знать.

        Оливия с восторгом восприняла новость о возвращении туда, где обосновался её папаша. В Вашингтон. А где ещё может обосноваться такой ублюдок, как Питер Уайт? Конечно же, поближе к высшей власти. Ещё один плюс от отъезда: Оливия станет спокойнее и прекратит так пристально следить за мной.

        Вернувшись в столицу Штатов, я сразу же начал поиски старых знакомых, способных достать почти любую информацию, найти кого угодно не привлекая внимания. На это ушло почти две недели. Приходилось быть осторожным. Не сомневаюсь, за мной по-прежнему следят, а телефон прослушивается.

        Обговорив все детали сотрудничества, я принялся за второй этап плана. Такие, как Уайт, не считаются с мелочами, для них нет частностей. Как деловой человек, я понимаю его. В бизнесе нет места сантиментам и жалости. Строя свою империю, он разрушил множество жизней, разоряя людей, лишая их всего.

        Я уже говорил, жажда мести - великий стимул, а у моего тестя столько врагов, готовых на всё, чтобы отомстить, что задача, поставленная мной, стала казаться ещё реальнее. Вряд ли человек, который годами взращивал и лелеял ненависть предаст или продастся, но про осторожность я, конечно же, не забывал. Мало ли.

        Среди людей, которые люто ненавидели Уайта и желали ему худших мук Ада, было в достатке весьма талантливых личностей. Незаметно они добывали необходимую информацию, очаровывая нужных людей, проникая в секретные базы данных империи Уайта. Сколько бы тесть не говорил, что я один из ближайших его помощников, человек, помогающий ему следить за благосостоянием его детища, я не был столь наивен, чтобы поверить, будто знаю все тайны его компании. Старая сволочь знала, как я отношусь к нашему родству, и потому тот был очень осторожен. Когда стали поступать первые данные о делах «Уайт Компани», я убедился в своей правоте. Всё, что я знал о империи тестя - лишь вершина айсберга.

        Приходилось соблюдать максимум осторожности. Никаких личных встреч или звонков. Обмен информацией шёл путём передачи мини-флешек. Незаметно, из рук в руки. Со стороны это выглядело, словно двое прохожих задели друг друга в толпе. Почти невозможно что-либо заметить и подкопаться, и я надеялся, что псы, нанятые Оливией следить за мной, тоже ничего не заметят. Оставшись дома, будучи уверенным, что никого рядом нет, я изучал добытую информацию и отдавал указания насчёт дальнейших действий.

        Дела у тестя шли в гору. Вот ведь старый сукин сын! Если все его планы осуществятся, он поимеет миллиарды. Только вот это противоречило моим планам, я хотел этих самых миллиардов его лишить.

        По приезду в Вашингтон, с Оливией стало чуть проще. По началу женщина ни на грош не верила в то, что я смирился со своим положением и отказался от «рыжей», но постепенно она всё же расслабилась. Со стороны я производил впечатление циничного и довольного жизнью ублюдка. Больше я не играл с женой в любезность, да она этого и не просила, однако в постель тащила с завидным постоянством. У неё была орава любовников на стороне, но она всё равно продолжала хотеть меня. Приходилось подчинятся.

        Как и все одержимые властью люди, я безжалостно давил конкурентов. Как любой сексуально активный мужчина, постоянно менял любовниц. Но тем не менее, каждый раз после секса с Оливией у меня появлялось неприятное чувство, которому я не мог найти названия. Нет, не отвращение или гадливость, они никуда не исчезли, просто я с ними свыкся. Ответ на мой несформулированный вопрос мне нечаянно дала Оливия.

        - Даже учитывая твою ненависть ко мне, ты великолепный любовник,  - промурлыкала та, когда я очередной раз одевался после секса с женой.

        Непросто поддерживать репутацию мужчины, с которого штаны спадают быстрее, чем звучит само слово «секс». Самое неприятное в этом, что для убедительности приходилось спать и с этой стервой. И если с другими женщинами мне ещё удавалось испытать слабое подобие оргазма, то с Оливией каждый раз - холостой выстрел.

        - В тебе явно есть блядские гены, дорогой,  - продолжала жена.  - Иначе я не знаю, как объяснить твою кобелиную натуру. У тебя много достоинств и среди них - ты просто отменная шлюха.

        И вот, как удар током. Вот что за ощущение не даёт мне покоя уже столько времени. Мне хотелось в привычной манере послать благоверную в далёкое и увлекательное эротическое путешествие, но слова застряли в горле. Омерзительно, только вот она в чём-то права. Со дня смерти Сары я, не задумываясь, постоянно менял партнёрш. Сколько побывало в моей постели за эти годы, а сколько ещё побывает? Скольких я трахнул и сколько женщин познали моё тело?

        Да, вроде как считается, что чем больше женщин побывало у мужчины, тем лучше. Вот только меру надо знать, я же забыл про понятие «мера» давным-давно. Да и сейчас не то время, чтобы вспоминать о морали или сексуальной брезгливости. Я Адриан Джонсон - мужчина, который трахает всё, что шевелится.

        И я старательно поддерживал этот имидж, выводя этим из себя жену и тестя. Как можно чаще я старался попадаться на глаза журналистам с самыми разными женщинами. Оливия психовала, крича, что я её позорю, примерно ту же песню пел и Питер Уайт. Жёнушка, разозлившись, даже пыталась отплатить мне той же монетой, пару раз засветившись на страницах жёлтой прессы с какими-то мужиками. Мне было не жарко, не холодно от этого. В этом вопросе она вела заранее проигранную битву, потому что мне было попросту всё равно где она, как и с кем. Чем меньше лезет ко мне, тем лучше.

        О Кристе я старался не думать. Не хотелось даже представлять, что она думает. Больно. Сразу в душе становилось холодно и тоскливо. Подобные чувства, как и мысли о девушке, я старался душить в зародыше. Нельзя. Подобные эмоции имеют разрушительное действие, делают слабым, а мне сейчас нельзя ошибиться. Возможно, поэтому я оставил пару человек присматривать за ней, но при этом сообщать мне только если случится что-то по-настоящему серьёзное. А может просто старался хоть немного совладать с собственной совестью, которая требовала оставить её в покое.

        Уже три с лишним месяца я ничего не знал о жизни девушки, которую люблю, кроме того, что ей ничего не угрожает и всё у неё, вроде, более-менее нормально. Порой мне ужасно хотелось узнать, чем она живёт, с кем общается, как в конце концов поступила, узнав о том, что представляет из себя её окружение? Или она не стала читать данные из папки? А может, не поверила? Я не знал и старательно боролся с собой, дабы не сорваться и не погрузиться с головой в её жизнь. Если я это сделаю, то прощай здравый смысл и холодный расчёт. Иногда в голову приходили пугающие мысли: что, если я тут решаю свои проблемы, а она встретит мужчину, которого полюбит? И тут же обрывал себя. Не время думать об этом.

        Целеустремлённость и терпение наконец-то были вознаграждены. С чувством мрачного удовлетворения, я смотрел на панораму города за окном. Три месяца понадобилось на сборы этих данных, три месяца изнурительного ожидания и бессилия от осознания, что почти целиком приходится полагаться на чужих людей, но оно того стоило. Конкуренты Уайта будут в экстазе, получив все секретные данные, разработки и планы «Уайт Компани». Переведя взгляд на монитор, я нажал заветное «отправить». Теперь остаётся только наблюдать, как «любимый родственник» теряет миллиарды и авторитет. Итак, первый шаг по уничтожению империи тестя сделан. Придётся снова ждать, ждать момента, чтобы нанести второй удар, который должен будет уничтожить «Уайт Компани».

        Если это не сведёт старого ублюдка в могилу, то придётся начать уже куда более опасную игру, цель которой: уничтожить Питера Уайта в глазах криминальных авторитетов. Но об этом пока рано думать.

        К сожалению, в жизни всё прекрасно не бывает. В этом я и убедился, когда в мой кабинет вальяжной походкой завалился Энтони. От одного его вида, у меня срабатывал инстинкт под названием «скривиться». Несмотря на то, что лицо парня мне казалось знакомым, я до последнего не верил, что этот он, человек из моего прошлого, живое напоминание о позорном падении. Оливия в итоге вручила мне диск со словами: «Это увлекательно».

        Несколько дней я собирался с духом. После просмотра видео я снова чувствовал себя семнадцатилетним подростком, не понимающим как он дошёл до такого. Как итог, мне было неприятно даже смотреть на Энтони, тот же, пользуясь защитой и благосклонностью моей жены, постоянно изводил меня двусмысленными намеками. Ублюдок. Рано или поздно я его либо убью, либо исполню его эротическую мечту: отдам его в какой-нибудь притон для геев. Сейчас же, пусть развлекается.

        - Адриан, сладкий мой,  - со слащавой улыбочкой произнёс он.  - Мне нужно, чтобы ты одобрил кое-что.

        С этими словами, Энтони протянул мне несколько листов. Ага. Проект новой рекламной компании. Как бы мне не хотелось зарубить его, а сделано было весьма толково. Поставив свою подпись, я перевёл на мужчину взгляд и снова почувствовал прилив отвращения, увидев в его глазах похоть. Гадость.

        - Свободен,  - холодно отрезал я, но Энтони и не собирался уходить.

        А дальше начался фирменный цирк для извращенцев. Отойдя от моего стола на несколько шагов, этот идиот начал… раздеваться! Вытаращив глаза, я словно окаменел. В себя я пришёл, когда дверь в кабинет отворилась и вошла Оливия, а с ней журналистка «Вашингтон Таймс».

        Энтони в блестящих стрингах выделывал немыслимые пируэты. Жена мстительно улыбнулась. Несчастная журналистка стояла с открытым ртом, а фотограф судорожно снимал открывшуюся его взору сцену, щелкая на кнопку фотоаппарата так, словно от этого зависела вся его жизнь.

        - Эм-м,  - нарушила молчание Оливия.  - Адриан, я ничего против твоих сексуальных увлечений не имею, но тут же посторонние.

        И тут наконец я словно очнулся. Вот тварь! Отомстить значит решила? Заранее всё спланировала. И я хорош. Что за столбняк на меня напал? И теперь это дерьмо будет во всех газетах! Блядь! Разбудите меня кто-нибудь!

        Переведя взгляд на Оливию, я увидел торжествующий блеск в её глазах. Ладно, милая, поиграем по твоим правилам.

        - Дорогая, я понимаю, что не лучший на свете муж и ты обижена на меня за всех тех женщин, но тебе не кажется, что это слишком? Не надо присылать ко мне своих любовников, чтобы они в деталях посвящали меня в детали ваших эротических игр в попытке заставить ревновать. Это лишнее. Первое, мне неприятно. Второе, я в уверен, что рано или поздно ты нагуляешься и мы наконец заживём нормальной жизнью.

        Я говорил протяжно, с ленцой в голосе, заставляя «любимую» злобно щурить глаза. Переведя взгляд на журналистку, я улыбнулся во все тридцать два:

        - Задавайте свои вопросы, мисс…

        - Мисс-сис,  - пискнула журналистка, судя по глазам, она до сих пор в шоке.  - Миссис Джулия Каммерсон.

        - Так вот, не будем терять время, миссис Каммерсон,  - произнёс я.  - Мне ещё нужно сопроводить Оливию в клинику. Опять она была неосторожна и делать аборт в одиночестве боится.

        Как я и рассчитывал, это добило молоденькую журналистку. Лицо её стало белее мела и выдавало ощутимое потрясение. «Да-а, молода ты ещё быть журналисткой. Слишком впечатлительна»,  - подумал я, наблюдая за девушкой. На Оливию мне и смотреть было не нужно, чтобы понять, что она в бешенстве. Энтони старался стать как можно незаметнее, натягивая шмотьё.

        - Может, мы перенесём интервью?  - с надеждой спросила девушка, косясь нервно на своего коллегу, который тоже застыл, весь обратившись в слух.

        - Да-да,  - очнулась жена и стала поспешно выпроваживать гостей.

        - Ты мне ещё за это ответишь,  - прошипела она в ярости и хлопнув дверью, вылетела из моего кабинета прочь.

        Её комнатный пёсик исчез ещё раньше, и теперь я наслаждался одиночеством. Фух, сейчас пронесло. Не ожидал я, что Оливия опустится до подобных подлянок. В принципе, я и сам хорош, как умудрился забыть о семейном интервью, назначенным на три дня? А секретарша почему не предупредила? И где она? Выглянув в приёмную, я увидел пустующее рабочее место. Так-с, ладно. С нерадивой мадам разберусь позже.

        Вернувшись в кабинет, я усмехнулся. Интересно, напишут ли журналюги что-нибудь? Вряд ли, слишком серьёзное издание для подобных статей. Но кто им мешает продать информацию жёлтой прессе? Надо будет поручить кому-нибудь, чтобы отследили, что произойдёт с фотографиями и грязью, которую наблюдали эти двое тут. Не хватало ещё, чтобы меня выставили извращенцем, мне хватает репутации плейбоя без тормозов.

        А вообще, нельзя забывать о жене. Женская ревность - страшная сила. Вполне возможно, это не последняя попытка испоганить мне репутацию или как-нибудь иначе отомстить.

        Но, несмотря на неприятный инцидент, произошедший пять минут назад, в душе я впервые за много месяцев ощущал небывалый подъём. Механизм запущен, теперь остаётся дожидаться результатов. Предвкушаю реакцию «дорогого» тестя, когда его империя начнёт трещать по швам. И это только начало. Они вместе со своей дочерью сделали ошибку, связавшись со мной и намеренно отравляя мою жизнь.

        Как известно, загнанный в угол зверь опасен.

        ГЛАВА 11. КРИСТА

        На словах начать новую жизнь легко, а вот на деле… Встав утром после вечера откровений, я, как обычно, направилась на работу. Мной владело странное состояние, не было тоски или горечи. Странно. Лишь ледяное безразличие. Вот как бы я охарактеризовала собственные чувства. Словно люди, о которых я вчера узнала столько нелицеприятных фактов, чужие. Никогда и не были для меня кем-то. Я их просто вычеркнула из своей жизни.

        Когда я собиралась на обеденный перерыв, ко мне, как обычно, в своей привычной весело-пофигистичной манере подошел Трой. Парень начал опять задавать вопросы о жизни и работе, а я смотрела на него и не понимала его. Как так можно? В душе шевельнулось что-то весьма напоминающее обиду, но я быстро избавилась от неприятного ощущения и, посмотрев ему прямо в глаза, произнесла:

        - Передавай привет Оливии Джонсон.

        Шокировано замерев, Трой во все глаза таращился на меня, а мне было как-то спокойно. Попросту всё равно. Развернувшись, я направилась к выходу, дабы наконец пообедать. Он догнал меня.

        К его чести, он не пытался лгать или убеждать, что я не так всё поняла. Он просто, с видом побитой собаки, начал рассказывать мне, что влюбился в неё без памяти с первого взгляда. В его сбивчивом рассказе, проскакивали такие высокопарные выражения, как «готов на всё ради неё» и «люблю больше жизни». А я смотрела на него и понимала, что даже ненавидеть у меня его не получается. Мне его просто жалко, о чём я и сообщила ему:

        - Мне жаль тебя, Трой,  - ровно произнесла я.  - Ради секса раз в полгода ты пошёл на подлость. Только вот никогда Оливия Джонсон не будет с тобой, она замужем и нужен ей только её муж. Ну ещё деньги и власть. Ты в её планы точно не входишь, поверь мне. Как ты думаешь, почему она поручила тебе шпионить именно за мной? Да потому, что я когда-то была знакома с её мужем, и она опасается возобновления наших с ним отношений. Их брак, похоже, далек от удачного. А ты просто дурак, подвернувшийся под руку для использования.

        Парень побледнел, но в глубине его виноватых глаз я видела признание собственной правоты. На его лице явственно проступало страдание. Похоже, Трой и сам понимает всё это, но вот только понимать и принимать - вещи разные, уж мне ли не знать. Ничего не ответив, он понуро побрёл прочь, а я, наконец-то, отправилась на свой законный обеденный перерыв.

        Дни шли в привычном ритме, я наконец начала понимать всю проблематичность ситуации, в которой оказалась. В теории всегда всё кажется проще. Я решила сменить своё окружение, наполнить жизнь новыми людьми. Но как это сделать? Всегда все знакомства завязывались как-то сами и потому я понятия не имею, как можно обзавестись новыми друзьями целенаправленно. На той же работе ловить мне некого и нечего. С каждым членом коллектива у меня так или иначе отношения сложились и менять их поздно.

        В редакцию по-прежнему приходило великое множество писем. Люди спрашивали, как им наладить отношения с родными или друзьями, как найти долгожданную любовь. И я давала им советы, причём, как ни странно, весьма дельные, если судить по количеству писем с благодарностями. А самой хотелось рассмеяться от горькой иронии: у меня самой не было ни семьи, ни друзей, ни отношений, но при всём этом я учу окружающих как поступать в тех или иных ситуациях. Кто бы мне дал совет, как наладить собственную жизнь.

        Дни стремительно летели вперёд. На меня всё чаще накатывали приступы жалости к себе. Раньше я никогда не боялась одиночества. С тех пор как я узнала, кто на самом деле меня окружает, я осталась совершенно одна. Никому ненужная. Даже позвонить, чтобы просто поболтать или выпить по чашечке кофе, некому. Полное, гнетущее одиночество, лишающее уверенности в себе. Неоднократно я задавалась вопросом: что со мной не так? Почему именно меня плотным кольцом окружили лицемеры и лжецы? Где все нормальные люди?

        Ответа на этот вопрос у меня не было. Иногда даже приходила пугающая мысль о том, что лучше бы я не открывала ту папку и жила как раньше. И тут же я её отметала. Жила бы среди ублюдков, встречалась с парнем-шлюхой - что тут хорошего?

        Эндрю, кстати, после того вечера приходил неоднократно. Просил дать ему немного времени разорвать старые связи, обещал завязать с ремеслом альфонса, клялся в любви. А я не верила, не видела я в его глазах соответствия мыслей и слов. Да если бы и было оно, не смогла бы переступить через это, через себя по сути, слишком я… брезглива.

        Так и продолжалась жизнь. Время шло вперёд. Я жила в гордом одиночестве. Засыпала и просыпалась одна. Телефон звонил лишь по рабочим вопросам. Часто сидя в кафе на обеде, я рассматривала веселые компании и сладкие парочки, думая: «как они нашли друг друга, как познакомились?».

        - С таким выражением лица тебе никогда не светит с кем-либо познакомиться,  - произнесла официантка, которая принесла мне в один из таких дней заказ.

        - Что, простите?  - недоумённо переспросила я.

        - У тебя на лице написано, что ты мечтаешь о какой-нибудь компании и очень одинока. Но при всём этом излучаешь враждебную энергетику. Подобное не располагает людей к знакомству.

        Подняв голову, я увидела перед собой молодую девушку и, странное дело, впервые. Раньше её тут видно не было. Темные волосы, тёплые карие глаза, приятное лицо, средний рост. Она казалось очень нежной и миловидной.

        - Я тебя тут раньше не видела,  - прищурившись спросила я.

        - Потому что я тут не работаю и не собираюсь. Просто подругу подменяю,  - ответила девушка, смотря на меня совершенно спокойно.

        - С чего ты взяла, что я жажду общения?  - задала я мучивший больше всего меня вопрос.

        - Это видно,  - немного печально улыбнулась она.  - Сама проходила подобное. Обычно я не стремлюсь к разговорам с посторонними, но просто есть в тебе что-то такое, что я не удержалась.

        Послышался сердитый оклик хозяйки заведения, заставив девушку помрачнеть. Казалось, она готова послать женщину далеко и надолго. Да, официанткой ей точно не быть. Может, это и глупо, но у меня сложилось впечатление, что незнакомая «официантка» явно не из тихих и робких.

        - Старая мегера,  - нахмурилась она.  - Слушай, мне сейчас некогда, но если тебе так хочется поболтать, то звякни мне сегодня вечерком. Один хрен, сегодня делать нефига.

        С этими словами она написала на салфетке номер и отправилась дальше работать. Я же сидела и пыталась понять: что это было? Ситуация выглядела даже несколько забавно. Обычно номера на салфетках оставляют девицы мужчинам в надежде на секс, а тут…, а что тут? Не знаю. Но тем не менее, салфетку с номером я закинула в сумку, предусмотрительно положив её в карман, чтобы та не порвалась.

        Тем же вечером, сидя дома, я обдумывала происшествие на обеде. Может, в самом деле позвонить? Не этого ли я ждала? Новые знакомства? Да пожалуйста! Мне положили его на блюдечке с голубой каёмочкой.

        И вместе с тем, меня одолевала странная робость. В конечном итоге, рассердившись на себя за трусость, я смело набрала номер девушки. Договорились мы с ней встретиться в другом кафе-мороженном. Звали её Моника, но для друзей она была просто Мони. Если верить её словам, начала со мной разговор она лишь потому, что увидела во мне себя пару лет назад. Как она выразилась, у меня было лицо человека, разочаровавшегося в жизни и людях, но не желающего с этим мириться, а потому страстно желающего всё изменить, но не знающего, как это сделать.

        С Мони мне было удивительно легко. Буквально спустя полчаса общения у меня сложилось ощущение, словно знаю её не первый год. Такое со мной было впервые. Так я и нашла себе новую подругу, в которой признала родственную душу.

        В том кафе она оказалась после долгих уговоров своей хорошей знакомой, которая слегла с тяжелейшим гриппом, но не желала терять место. Сама Мони работала в туристическом агентстве и у неё как раз был отпуск.

        Мы с ней часто пересекались, ходили на безбашенные вечеринки, веселясь как в последний раз. При всём этом, девушка не была глупой и ветреной, просто она стремилась к жизни, полной красок, а не пресному существованию. Придёт ещё время, когда придётся осесть дома в окружении детишек и мужа, а сейчас, пока молода и свободна, почему бы не оторваться?

        Местами мне казалось, будто ей от силы лет пятнадцать. Столько в девушке было непосредственности! А порой складывалась впечатление, словно она прожила на земле лет сто минимум, столь мудрыми были её суждения.

        Как и я, Мони в прошлом пережила череду предательств, прошла через дебри лжи и обмана и при том умудрилась не сломаться под гнётом обстоятельств. В отличии от меня, она рванула покорять Нью-Йорк с тремя сотнями баксов в кармане и спустя два года имеет хорошую карьеру и неплохие накопления. В планах у неё выкупить квартиру, которую она снимает. Целенаправленность, упорство и сила воли с лёгким и дружелюбным нравом невольно восхищали. Будь у неё больше власти, она могла бы войти в историю, изменив мир. Хотя, кто знает, что будет спустя годы, ведь ей оказалось всего двадцать четыре.

        И только ночами на меня нападала знакомая, стискивающими стальными тисками сердце, тоска. Я ненавидела себя за слабость, но ничего не могла с собой поделать. Мысли об Адриане сами собой, против воли забирались в голову и селили смуту в душе.

        Три с лишним месяца прошло с момента, как он, вручив мне ту злосчастную папку, исчез из моей жизни. И за всё это время я так и не смогла заставить себя забыть о нём. К тому же это было не так-то и просто. Жёлтая пресса то и дело взрывалась скандальными заголовками с его именем и пестрела фотографиями мужчины с самыми разными женщинами. В отличии от меня, Адриан явно не страдал, думая обо мне. От этого я злилась на себя ещё сильнее.

        «Безвольная тряпка! Ничтожная дура! Он и как звать тебя давно забыл, а ты тут всё продолжаешь вздыхать по нему. Приди в себя!»,  - постоянно повторяла я про себя. Да вот только самоубеждение не всегда работает, и сколько бы раз я не сказала себе нечто подобное, как бы не желала спокойно реагировать на его имя, получалось отвратно. Мягко говоря.

        Я ненавидела его за то, что он со мной сделал. Ненавидела за всю боль и унижения, которые пережила по его вине. Ненавидела за данные когда-то обещания и последующую череду предательств, но при всё этом сердце продолжало кровоточить, а душа - рыдать над осколками разбитых мечтаний и прахом загубленной любви.

        Мони познакомила меня со своими друзьями и знакомыми. Это оказались приятные во всех отношениях люди. Среди них были и молодые, свободные мужчины, которые оказывали мне недвусмысленные знаки внимания. Многие из них были очень даже симпатичными и успешными, и я бы рада ответить кому-нибудь из них, да что-то мне не давало. Словно некий барьер, который у меня никак не получалось переступить. Подруга со смехом назвала это «периодом усталости». Она искренне полагала, что мне просто нужно время отдохнуть от мужчин, чтобы негативный опыт забылся, сгладился немного. Потому, Мони дала мне совет не забивать лишним голову и просто получать от жизни удовольствие. Наверное, она права. Мне просто нужно время забыть Джонсона и прийти в себя.

        Так и продолжалась жизнь. Я работала, вечером встречалась с друзьями, с которыми мы ходили в кафе, кино или просто бродили по городу, в по выходным мы всей толпой отрывались в модных клубах Нью-Йорка.

        Поразмымслив однажды, я пришла к выводу, что, в принципе, если исключить обилие бед личного характера, моя жизнь сложилась даже более, чем удачно. Многие люди проносят через всю жизнь мечту вырваться из провинции и покорить большой город. Мне это удалось без особых усилий. Посадив меня четыре с лишним года назад на поезд до дома, Адриан открыл на моё имя счёт и перевёл туда такую сумму, что мне без проблем хватило на переезд в большой город и весьма недешёвое жильё в нём. А в результате махинаций его жены я получила работу, которая не только приносит хороший и стабильный доход, но ещё и нравится мне. Так что, меня можно назвать удачливой, если не считать, что за свою удачливость я заплатила душой и сердцем, пройдя через личный Ад, и до сих пор отголоски этого кошмара доносятся из прошлого, отравляя ядом боли. Но тем не менее, мне грех роптать на судьбу. Ведь многие за всю жизнь так и не достигают того, что есть у меня сейчас.

        - Можно?  - подняв голову, я увидела улыбающееся лицо Мони.

        Странно, обычно днём мы с ней не видимся. Она как бы работает, да и я тоже. Что привело её ко мне посреди дня?

        - Что-то случилось?  - осторожно поинтересовалась я.

        - С чего ты взяла?  - пожав плечами, девушка примостила свою пятую точку на углу моего стола.

        Лицо подруги не выдавало никаких признаков тревоги. Напротив, она казалась жутко довольной, глаза весело блестели.

        - Ты никогда не приходила сюда раньше в середине дня. Более того, ты даже не звонила просто так,  - всё же ответила я.

        - Ты права,  - хитро улыбнувшись, ответила Мони.  - Скажи, тебе мини-отпуск дадут?

        - Зачем?

        - А затем, что начальство посылает меня в филиал, который находится в Калифорнии. Делов там от силы на день, а мне выделили неделю с оплатой проезда и проживания. Скажу больше, у меня два билета, и мне прямо сказали - «отдохни, ты заслужила».

        Медленно до меня начала доходить причина эмоционального подъёма подруги. Ей явно не терпелось поехать и по каким-то своим причинам, в спутники себе она выбрала меня.

        - Ты только подумай,  - продолжала Мони.  - Солнце, песок, океан и куча загорелых мачо с упругими задницами. Веселье до утра и почти всё это на халяву!

        Невольно я представила себе всё это и мечтательно улыбнулась. Правда, улыбка быстро сползла с моего лица. Ни Марта, ни мистер Флетчер ни за что не дадут мне целую неделю. Моя колонка, по их словам, привлекла огромное количество читателей, следственно, отпустить меня - потерять деньги.

        - Звучит здорово, но меня в жизни не отпустят даже на день,  - ответила я с искренним расстройством.

        Помрачнев, Мони задумалась. А потом глаза её вспыхнули, что означало идею.

        - Слушай, поездка намечается лишь через две недели,  - затараторила она.  - Ты поговори с начальством, может тебе дадут разрешение, например, заранее сдать материал? Ну то есть придётся поработать, но ведь оно того стоит!

        А она же права. Почему нет? Распрощавшись с подругой, я направилась прямиком к Марте. Та же, посмотрев на меня огромными глазами заявила, что у неё нет прав решать такие вопросы и отправила меня к Флетчеру. Тот же, хмурясь, выслушал меня и с сомнением дал добро, только если я заранее всё подготовлю и сдам действительно качественную работу, а не спешный суррогат. Окрылённая неожиданными перспективами, я с удвоенной энергией принялась разбирать письма.

        И вот, спустя две недели и один день я сидела в зале ожидания аэропорта имени Джона Кеннеди и ожидала начала посадки на самолёт. Мысленно я была уже на пляже, под ласковыми лучами калифорнийского солнца. Предстоящий мини-отпуск я воспринимала с каким-то непонятным восторгом. Права Мони, мне просто нужен отдых и смена обстановки.

        - Готова?  - задорно спросила подруга, когда объявили посадку на наш рейс.

        - А то!  - с улыбкой ответила я, впервые за долгое время ощущая такой подъём и почти безоблачное, искреннее, светлое счастье.

        Вскоре самолёт взмыл в небо, оставляя позади пасмурный Нью-Йорк вместе с его проблемами.

        ГЛАВА 12. КРИСТА

        Уже пять дней мы с Мони отдыхаем в Калифорнии, а точнее в городе Золотых Врат - Сан-Франциско. Это рай на земле! Тепло, ласковый океан и море солнца. Уже раз сто я задала себе вопрос: ну почему я не поселилась здесь? Ведь мне бы хватило на это денег. Наверное.

        Первый день, как Мони и говорила, она провела в филиале компании и, как предсказывала, для того, чтобы утрясти возникшую проблему, понадобилось всего несколько часов. Я же это время использовала для разбора вещей, изучения отеля и близлежащих окрестностей. Вечером, когда подруга вернулась, мы отправились в ночной клуб, отмечать начало отпуска. А утром, после непродолжительного дня, мы грели косточки на пляже, после обеда гуляли по городу, а вечером опять развлекались.

        Так и потекла наша жизнь. Мони отрывалась по полной, даже завела ни к чему не обязывающий курортный роман. Я же к подобным подвигам была, мягко говоря, не готова. Подруга не стала настаивать, сказав: «Всему своё время». И я была с ней согласна. Солнце, океан и вечеринки - это заставило меня на время забыть о проблемах. Словно я перенеслась в другую реальность, где Нью-Йорка, со всем ворохом сопутствующих ему проблем, просто не существует. Однако до конца окунуться в счастливую нирвану у меня не получалось. Будто что-то стояло между мной и полным расслаблением. Что? Я не знаю. Я даже не могу сказать в какую категорию отнести собственную неспособность окончательно окунуться в ритм безбашенного веселья: предчувствие, самоубеждение или банальный страх? Наверное, последнее. Просто обычно, как только я позволяю себе расслабиться и поверить, что всё хорошо, обязательно случается что-то, что рушит всё это. Я убеждала себя в том, что у меня паранойя, но помогало это слабо.

        Отпуск подходил к концу. Я обходила небольшие магазинчики города, дабы запастись сувенирами на память. Настроение было превосходным, хотя порой и накатывала грусть из-за того, что всё скоро закончится. Мони убежала на очередное рандеву со своим Дейвом, парнем, с которым она завязала курортный роман, и потому я гуляла в гордом одиночестве. На подругу я не обижалась. Мне даже нравилась прогулка без постоянного щебетания девушки. Была возможность подумать и расслабиться в тишине и покое.

        Когда я вышла из очередного магазинчика, у меня появилось настойчивое ощущения чужого взгляда. Будто кто-то пристально наблюдает за мной. Внимательно оглядевшись, я поражённо замерла на месте. Через узкую дорогу от меня стоял Адриан Джонсон и неотрывно смотрел на меня. На мужчине были синие пляжные шорты и расстёгнутая на все пуговицы рубашка, с закатанными рукавами. Его пронзительные глаза были скрыты очками-авиаторами, но тем не менее я чувствовала его обжигающий взгляд, буквально пригвоздивший меня к месту. Видеть Адриана таким было весьма непривычно. Он выглядел как простой смертный, безумно сексуальный смертный.

        Чёрт! Да что со мной? О чём я думаю?

        Как он здесь оказался? Впрочем, какая разница? Надо убираться. Бежать. Спасаться. Сделать всё, лишь бы не быть с ним рядом.

        Не думая, ведомая непонятно какими порывами, я устремилась вдоль здания и заметив узкий проулок, нырнула в него. У меня не было ни малейшего понятия, что там: другая улица или тупик? Я просто шла, почти бежала от мужчины, которого до дрожи боялась. Нет, я не думаю, что он причинит мне намеренно какой-либо вред. Он опасен для моей психики, души и сердца.

        Проулок кончился, и я осознала, что оказалась в тупике. Позади послышались шаги. Или мой разум играет со мной? Не знаю, но меня накрыла паника. Судорожно оглядываясь вокруг я искала место где спрятаться. Выход. Только его не было. Не в контейнер же мусорный лезть? Когда я совсем отчаялась, то увидела неприметную дверь на стене одного из зданий. Метнувшись к ней, я подёргала ручку и к моему облегчению, оказалось открыто.

        Юркнув внутрь, я затихла. Похоже, это какая-то подсобка. Вокруг было полной стеллажей и коробок, залитых тусклым светом из дребезжащих ламп. Я чуть не закричала, когда дверь открылась и мои плечи стиснули сильные, мужские руки. Мне не нужно было поднимать глаза, чтобы понять кто передо мной.

        - Что ты здесь делаешь?  - услышала я голос Адриана.

        И всё же мне пришлось перевести на него взгляд, и я тут же утонула в пронзительной голубизне некогда родных глаз.

        - Я… я… Это ты что тут забыл?  - лучшая защита - нападение, верно?

        - Я тут по работе. Ты так и не ответила на мой вопрос,  - отчеканил он.

        - Отдыхаю. Я на отдыхе,  - выдохнула я.  - И вообще, убери руки.

        Когда наши взгляды встретились, я пропала. Я меня затягивало в темный омут, в водоворот страстей и эмоций. В глазах Адриана, было столько отчаяния, страсти, желания! «Это неправильно!»,  - шептал рассудок на задворках сознания, но я игнорировала это голос. Я стояла захваченная в плен чувств, которые так долго гнала прочь. Мир словно замер, были только я и он. Мы. Это его руки лежат на моих плечах, вызывая восхитительные мурашки, его аромат кружит голову.

        Как по команде наши губы встретились. Адриан целовал меня жадно, почти болезненно, покусывая губы. И я ему отвечала, устав быть сильной, бороться с собой и обстоятельствами. Так хочется побыть просто женщиной. Его женщиной. Наверное, именно поэтому я не издала ни звука протеста, когда он опустил лямки моего сарафана, обнажая грудь. Его умелые пальцы сжались на сосках, покручивая и потягивая их, вызывая волну сумасшедшего возбуждения. Губы Адриана оторвались от моих, позволяя сделать вдох кислорода, и переместились на шею, заставляя остатки разума растворяться в удовольствии. Послышался какой-то грохот. Адриан скинул какие-то коробки на пол и в следующее мгновение я сидела на чём-то. Стол? Стеллаж? А это важно? Весьма риторический вопрос в моей ситуации.

        Его руки настойчиво и умело ласкали моё тело, я сама не заметила, как моё летнее платье стало гармошкой на талии, а я сама столь же бесстыдно стаскиваю с него шорты. Безумие, но такое нужное. Необходимое, как воздух. У меня было чувство, что, если он сейчас остановится, я сойду с ума, так мне необходимы были его ласки и прикосновения. Так он мне был нужен. До сих пор. Спустя всё это время, он мне был нужен больше всего на свете, даже если в комплекте будет боль.

        Стон сорвался с моих губ, когда его пальцы, отодвинув в сторону полоску крохотных трусиков, коснулись влажных складок и громкий вскрик разорвал воздух, когда он погрузился в меня одним мощным толчком. Я словно забыла, какой он большой, и потому вторжение его плоти вызвало болезненный дискомфорт. Адриан замер на несколько секунд, давая мне привыкнуть, а потом отодвинулся и вошёл ещё глубже.

        Это никоим образом не походило на нежное занятие любовью. Это было соитие двух обезумевших животных. Страсть и похоть овладели мной, заставляя подмахивать Адриану бёдрами, чтобы как можно глубже ощутить в себе его член. Будто и не было никакого Эндрю и все четыре года я соблюдала строгий целибат. Меня одолевал первобытный голод по этому мужчине, заставляя забыв робость и стыд отдаваться ему без остатка, царапать его плечи, грудь и спину.

        Каждое его движение подталкивало меня ближе к краю и вот он, атомный взрыв, разорвавший мой мир, окрасивший его миллионом красок. Из моей груди рвался пронзительный крик наслаждения и восторга, но Адриан не дал ему сорваться с губ, закрывая рот властным поцелуем. Продолжая сжимать меня в объятиях, он продолжал совершать быстрые и сильные толчки, заставляя меня остро чувствовать его пульсацию во мне. А потом с грудным стоном извлёк член и несколько горячих струек белой, густой спермы обожгли мне бедро.

        За всё это время никто не произнёс ни слова. Мы оба задыхались. Меня била крупная дрожь, тело охватила восхитительная слабость, которая бывает только после отменного секса. Адриан прислонился влажным лбом к моему, силясь перевести дыхание, он тоже мелко дрожал в моих объятиях. Потом отстранившись, он натянул шорты и, взяв свою рубашку, вытер следы семени с моего бедра. И тут наконец я очнулась. Пришла в себя. Осознала, что мы только что сделали.

        После такого ядерного взрыва обязательно придёт апокалипсис. От этого никуда не деться, как бы не хотелось. Я взорвала бомбу и теперь мне расхлёбывать все последствия.

        Предательство всегда ранит, заставляет ненавидеть человека, который это сделал. А что делать, если это ты сам? У меня было именно это ощущение. Я предала саму себя. Отвращение к себе мешалось с ненавистью к моему любовнику, пробуждая ещё большую ненависть к себе. Мне перестало хватать воздуха, ужас произошедшего неподъёмным грузом обрушился на меня, раздавил. Разум не успевал за телом, потому моя рука взлетела в воздух. Мне хотелось с тереть с его лица это выражение спокойствия и блаженства, заставить ощутить хоть толику той боли, что рвала меня на части. Он не дал.

        - Нет,  - мягко, но властно произнёс Адриан, а потом поцеловал костяшки моих пальцев.

        - Ненавижу!  - процедила я сквозь зубы, ощущая позорные слёзы на щеках. Снова замахнулась, чтобы ударить его, и снова он перехватил мою руку.

        - Криста, успокойся! Послушай меня!  - в голосе Джонсона слышалась непонятная мне мольба.

        Только я не хотела слушать. Меня душили злость и унижение. Все оттенки самых разных негативных, разрушительных эмоций разрывали моё сознание, но одна преобладала над всеми ненависть. К нему, к себе. Ко всему и всем.

        - Ты ведь этого хотел? Об этом мечтал, да? Так можешь праздновать. Радуйся, ты победил. Ты трахнул меня, как того и хотел,  - шипела я, размазывая сопли и слёзы по лицу.  - Но если ты ещё раз подойдёшь ко мне, я убью тебя! Вырву твоё чёрное, гнилое сердце!

        С этими словами, я уже успевшая поправить на себе одежду, бросилась бежать прочь. Вслед мне раздавались окрики, Джонсон звал меня, но я лучше бы умерла, чем обернулась. Сама не знаю, как я попала в номер отеля.

        До боли и красноты тёрла мочалкой кожу в душе, желая смыть не то что следы, воспоминания о произошедшем. Меня по-прежнему била крупная дрожь. Мне было так плохо, что несколько раз в голове даже проскочили мысли о смерти.

        Всё, чем я так долго жила, в чём убеждала себя день изо дня, полетело ко всем чертям, обнажая уродливую истину - я зависима от него. Адриан Джонсон - тяжёлый наркотик. Я приняла дозу и наступило отрезвление, а за ним ломка. Душа и сердце, каждая частичка агонизировала, неистово вопила от неимоверной горечи. Невольно нахлынули воспоминания прошлого. Воспоминания, где мы были вместе, и я думала, что счастливы. Я была, это точно. А потом… Потом всё закончилось. В мою жизнь ворвалась реальность, заставив снять розовые очки и увидеть Адриана настоящим, таким, какой он есть без прикрас и масок.

        Больно. Как же больно! А ещё противно. От самой себя. Как я могла? Я столько времени провела, убеждая себя в том, что он полное дерьмо (что, кстати, правда), только толку от этого? Сегодняшний день наглядно показал: все мои моральные принципы яйца выеденного не стоят. Я всегда считала себя достаточно рациональным и разумным человеком, а на деле? Обычная девка, неспособная сказать «нет».

        Адриан победил. Он с самого начала сказал «я тебя хочу». И вот, пожалуйста, трахал меня как дешёвую шлюху в грязной подсобке. А самое мерзкое - мне понравилось. Я искренне наслаждалась моментом своего унижения.

        Невыносимо. Не могу. Мне не чем дышать!

        Из горла вырвался хрип, который перерос в громкий вопль. Я даже не сразу поняла это. Опустившись на пол душевой, я зажала рот руками, продолжая глотать слёзы.

        - Криста!  - послышался из-за двери голос Мони.  - Криста! Что с тобой? Открой дверь! Криста!

        И только сейчас я поняла, что напугала подругу. Я совсем забыла, что в мире есть кто-то кроме меня, и я позволила себе совсем скатиться на дно пропасти отчаяния. Распустила себя. Надо взять себя в руки. Хватит. Ну переспала я с Адрианом, и что? Разве на этом жизнь закончилась? Нет. Более того, наконец я поняла, что он всегда будет иметь надо мной своеобразную власть. Это стоит признать. Ведь признание проблемы - первый шаг к борьбе с ней. Я должна бороться, ведь я сильная, да? Да. И Мони права, когда говорила, что клин клином вышибают. Как бы сильна не была власть Джонсона надо мной, но я ему не принадлежу, я могу быть с другими мужчинами. И буду.

        - Всё в порядке,  - хриплым от рыданий голосом ответила я.  - Я сейчас выйду.

        - Точно?  - в голосе подруги звучало беспокойство.

        - Точно,  - и, как ни странно, мне даже удалось улыбнуться.

        Вечером я пошла вместе с Мони и Дейвом в местный диско-бар. Я не приветствую истерики, но сегодняшняя мне помогла, словно со слезами вышла большая часть негатива, что бушевал в душе. Мне стало легче. А некое смирение с ситуацией, признание проблемы и принятое решение дали надежду, что у меня ещё есть шанс быть счастливой.

        В итоге я познакомилась с Ричардом. Симпатичным шатеном тридцати трёх лет. Обаятельный, внимательный, сексуальный. Мне мужчина понравился, и я решила: почему бы нет?

        Ричард оказался местным и после нескольких часов, которые мы провели за выпивкой, танцами и разговорами, мы отправились к нему домой. Дом был небольшим, но уютным. Чувствовалось, что здесь живёт холостяк. Ни одной лишней детали, никаких статуэток, рамок, цветочков, ничего того, чем так любят женщины украшать жилище. Но тем не менее, весьма уютно. Светлые пастельные дома. Дизайн в стиле хай тек - каждая вещь на своём месте и чисто, как в операционной.

        Мужчина включил медленную музыку и принёс весьма изысканное вино. Романтика. Только вот мне это казалось лишним. Мы оба знаем, зачем мы тут. Зачем делать шоу из ни к чему не обязывающего секса? С другой стороны, я была ему благодарна. Он словно давал мне время подумать, настроиться.

        Но сколько бы я не оттягивала момент «икс», он наступил. Губы мужчины накрыли мои, а сильные и горячие руки заскользили по спине, задирая топ. И вот я уже в одном нижнем белье, Ричард дышит тяжело. Заметно, что он сильно возбуждён. А я словно замороженная, ни единой искры. Умелые ласки не разжигают страсти, сколько бы я не пыталась отыскать в себе хотя бы крохотную искру, из которой можно раскрыть пламя, ничего не находила. Пусто. Когда рука мужчины легла на грудь и сжала сосок, я ощутила нечто, похожее на панику. Чужой. Я его не знаю. Не хочу. Он не Адриан…

        - Ричард, пожалуйста, остановись,  - взмолилась я, стараясь отстранить мужчину.

        - Что такое?  - хриплый голос и пьяный от возбуждения взгляд.  - Я что-то не так делаю?

        - Нет,  - качнула я головой.  - Я просто не могу.

        Надо отдать Ричарду должное. Он оказался действительно замечательным. Не пытался настаивать, удерживать или грубить в ответ на отказ. А ведь было заметно, он меня сильно хочет.

        - Так я и знал,  - Ричард подарил мне несколько печальную улыбку.  - Ты не похожа на тех, кто практикует секс на одну ночь без обязательств. Наверное, это в тебе и привлекло меня. Я как бы тоже не поклонник подобного.

        Мы тепло простились. Я брела к отелю в ужасе от открывшейся истины: я зависима от Джонсона, куда сильнее, чем думала. Наверное, пройдёт много времени прежде, чем я смогу снова подпустить к себе мужчину. Главное, не пересекаться больше с Адрианом, иначе я обречена навеки. Из его сетей не выбраться.

        ГЛАВА 13. АДРИАН

        Солнце нещадно припекает обнажённые плечи и спину. Рубашку пришлось выбросить в ближайшую урну. Ссадины немного ныли, но это была приятная боль. Напоминание о произошедшем.

        В моей голове хаос. Мысли и чувства перемешались. Я совершенно утратил над ними контроль. Меня до сих пор потряхивает после встречи с Кристой.

        Лихо припарковавшись перед домом, я чуть ли не бегу в дом и оказавшись внутри, следую на кухню. Залпом выпиваю стакан воды прямо из-под крана. В голове до сих пор пульсирует мысль: что это было?

        Клянусь, я понятия не имел, что Криста находится в Сан-Франциско. Два дня назад я прилетел сюда, чтобы уладить кое-какие рабочие моменты. По правде говоря, я так же надеялся хотя бы три-четыре дня отдохнуть от Оливии, но она явно не разделяла моих стремлений, так как явилась следом за мной. Мы как обычно разругались, и в итоге она практически живет на пляжах и в клубах. Я днём гуляю по городу, а вечера провожу в барах. Почти идиллия. Главное, мы почти не пересекаемся.

        Вот и сегодня, я, как обычно, припарковавшись на одной из небольших улочек, отправился просто побродить по городу. Неспешным шагом я шёл вперёд, рассматривая людей и откровенно завидовал некоторым. Такими весёлыми и беззаботными они были. У них уж точно нет такой чокнутой семейки. Знаю, зависть - омерзительное чувство. Но, чёрт возьми, я тоже так хочу. Жить как хочу и с кем хочу, улыбаться миру и людям вокруг, да только вот не судьба. Пока что.

        Я глазам своим поверить не мог, когда увидел Кристу. Ни у кого я ещё не встречал таких волос. Настолько ярких, словно они были ожившим пламенем. Не заметить её просто невозможно. Девушка невольно притягивает к себе взгляды окружающих, в том числе и мой. Но всё же для верности я решил присмотреться, мало ли. Когда наши взгляды встретились, это был как удар молнии. Её выразительные серые глаза испуганно расширились, и Криста рванула прочь. Бежала от меня, как от чумы. А я пошёл следом. Зачем? Понятия не имею. Я просто хотел оказаться с ней рядом, хоть раз прикоснуться, вдохнуть её неповторимый аромат. Это желание было невообразимо сильным. Оно подчинило меня себе, заглушая голос разума. Я следовал за ней по узенькому проулку, где потом обнаружил девушку, прячущуюся от меня в какой-то подсобке.

        А потом я просто исчез. Растворился без остатка в глубине её любимых глаз… Прикрыв глаза, я вспоминал сей волнительный момент. Момент крышесносящей близости. Образы, вспыхнувшие у меня в голове, были так реальны, что казалось, будто бы я вновь наяву ощущаю вкус её губ, восхитительный аромат возбуждения и её.

        Чёрт. Мне кажется я чувствую под пальцами бархат её кожи, жар тела и шёлк волос. Горячую влажность, которая пульсировала вокруг моего члена, убивая меня чистым экстазом. Какая она узкая… Чёрт! Я почувствовал, что снова готов. Эрекция была просто каменной, вызывая яростный дискомфорт, требуя освобождения. И снова мой разум устремился по волнам памяти, где я наслаждался любимой. Грёбаный Ад!

        Можно ли кончить от воспоминаний? Мне кажется да, во всяком случае, я к этому близок. Испытанное мной недавно было неописуемо. Это был оргазм тела, души, сердца, психики. Всего, что составляет моё существо. Меня буквально разорвало на части, я одновременно побывал в Раю и Аду. У меня не хватает слов, чтобы описать свои ощущения. В моей жизни много секса, слишком много секса, но последний раз я испытывал подобное более четырёх лет назад с Кристой. Да эта женщина создана для меня! Только с ней я способен испытывать подобное, только с ней чувствую себя живым, могу дышать.

        - Как понимаю, мечтательное выражение на твоей мордашке и внушительная эрекция не в мою честь?  - услышал я голос Оливии и дёрнулся всем телом от неожиданности и разочарования.

        Последним человеком на земле, которого я сейчас бы хотел видеть, была моя жена. Чёрт бы её побрал! Даже воспоминаниями не даст насладиться. Я чувствовал адское раздражение из-за её появления. Мне казалось словно она лишила меня чего-то важного. Да и сам факт, что она подловила меня в столь личный момент, таким уязвимым, позитива не прибавлял. Одно присутствие жены в нескольких метрах от меня на корню обрубило возбуждение, заставив моё мужское естество опустится.

        - Ты очень проницательна,  - прошептал я ей, зайдя за спину.  - На такую суку, как ты, несмотря на все внешние данные, домкратом поднимать надо.

        Оливия побагровела от ярости: губы плотно сжаты, прищуренные глаза мечут молнии. А мне всё равно.

        Если бы взглядом можно было убить, я бы уже лежал без чувств.

        - Мне плевать кого ты трахаешь, но приходить словно ободранный кот - это слишком, даже для тебя,  - изрекла благоверная голосом, полным яда, проводя ногтем по царапинам на моей груди.

        - Если кому-то обломился качественный секс, это не повод так ярко демонстрировать зависть,  - елейно ответил я.

        Оставив жену кипеть в одиночестве, я скрылся в комнате. В душ я идти не хотел, хотелось хоть немного еще наслаждаться запахом любимой, который остался на моём теле. И всё же, в перепалке с женой был свой плюс. Это вернуло меня на землю.

        К сожалению, за опьянением всегда наступает похмелье. Так и тут, дурман наслаждения схлынул, позволяя разуму проясниться и в голову полезли совсем не радостные воспоминания. Я буквально видел перед собой раненый взгляд любимой, лицо, перекошенное от страданий и ненависти.

        Ну зачем я пошёл за ней? Где были мои мозги, когда я брал её? Хотя это, пожалуй, риторический вопрос.

        Я опять всё испортил, сделал ещё хуже. А было что портить? Куда уж хуже? Меня пробил озноб, когда я вспомнил взгляд Кристы полный лютой, холодной ненависти. Я был прав, это конец. Будущее для нас невозможно. Она меня презирает. «И хочет»,  - шепнуло что-то внутри. Только вот на одном сексе отношений не построишь. Эх.

        Тут я ощутил приступ раздражения. Сейчас не время об этом думать! Я просто обязан довести до конца начатое, а для этого мне нужна ясная голова. Хватит думать! Нельзя вспоминать. Будет для этого время. В будущем. Мрачном и наверняка одиноком, но хотя бы безопасном и свободном. Надеюсь.

        Глядя в окно на панораму океана за окном, я удовлетворённо усмехнулся. Механизм по уничтожению империи тестя запущен и начал приносить первые результаты. В газетах и не только всё чаще стали проскакивать заметки, гласящие, что у «Уайт Компани» проблемы. И самое приятное в том, что это было правдой.

        СМИ и приблизительно не знали, какой масштаб приобрели проблемы компании. Уайт был достаточно умён, чтобы это скрывать. Но скрывай - не скрывай, это не отменяет реальности. Империя стремительно тонет.

        Уже двое партнеров из Европы разорвали контракты, из-за чего старый ублюдок потерял миллионы. И я уверен, это только начало.

        В Калифорнии мы пробыли еще два дня, после чего вернулись в Вашингтон. Кризис в компании Уайта набирал обороты. Старый ублюдок уже понял, что кто-то слил всю имеющуюся секретную информацию, все планы и разработки. Конечно же, он начал со всем рвением искать в окружении «крысу». Я бы, наверное, разочаровался в нём, если бы меня не было в списке первых. Но, как бы дорогой родственник не копал под меня, как бы не проверял, чем я занимался последние месяцы, ему так ничего и не удалось найти. Со стороны я был чист, как слеза младенца. Не буду скрывать, я получал истинное удовольствие, наблюдая, как Уайт хватается то за голову, то за таблетки.

        Я убедительно играл роль обеспокоенного родственника, как аргумент приводя, что надеялся в итоге получить свой кусок от пирога, под названием «Уайт Компани». В итоге тесть поверил, что я не при чём, тем более, я ему даже немного денег выделил для урегулирования кризиса. Его поиски виновных ушли от меня в сторону, а я наблюдал и посмеивался. Выжидал подходящий для ключевого удара момент. Тем более целая армия народа продолжала обрабатывать людей Уайта, щедро снабжая их ложными данными. Эти люди лишний раз поразили меня, показывая каким громадным стимулом может быть ненависть, ведь всё это они в большинстве своём делали не ради денег, а ради самой идеи увидеть своего врага уничтоженным. Всё шло как по маслу. В душе я ликовал.

        Спустя примерно месяц после моего возвращения из Сан-Франциско деловой мир взорвала гонка гигантов. Конкуренты Уайта, получив данные о всех его разработках, стремились как можно быстрее придать набору букв и цифр форму и первыми выпустить пробные экземпляры продукции, тем самым получить деньги и славу. Старый ублюдок, наблюдая, как всё, чем занималось его детище последние годы, воплощается в жизнь руками противника, сдавал с каждым днём всё сильнее. У его дверей неотрывно дежурила целая орава врачей, готовая прийти на помощь при малейшей опасности.

        Даже Оливия с каждым днём становилась всё раздражительнее и мрачнее. На меня стала обращать меньше внимания, что однозначно радовало. Эта стерва понимала, дела у папочки плохи по всем фронтам. А если у отца проблемы, то и у неё тоже.

        И вот наконец настал час, которого я так долго ждал. Доведённый до отчаяния тесть решился на опасный, но вполне предсказуемый шанс. Он и раньше неоднократно играл на фондовой бирже, тем самым быстро поправляя дела. Я с самого начала предвидел этот шаг и даже знал, куда дорогой родственник отправит своего брокера. Нью-Йоркская фондовая биржа была его любимым местом для срубания лёгких денег, но не на этот раз. Во всяком случае, я на это надеялся. У меня понятия не было, в какую отрасль понесёт Уайта, и поэтому мы снабдили его ложными данными по нескольким самым вероятным направлениям. Я же зарёкся на будущее не соваться в подобное, уж больно смахивает на лотерею.

        Отменив все встречи, я мерил шагами кабинет. Именно сейчас непосредственно проходят торги и мне оставалось только ждать и надеяться, что я и толпа моих помощников не ошиблись и не просчитались, и Уайт покинет биржу полным банкротом. Я ждал новостей. Отвратительная вещь - ожидание. Хуже нет ничего. Осознавать, что ты не можешь никак повлиять на ход событий и тебе остаётся только ждать - ужасно.

        - Мистер Джонсон,  - раздался голос секретарши.  - На линии мистер Тайпсон…

        - Я же сказал: меня ни для кого нет!  - рявкнул я.  - Чего не понятного? И почините, наконец, селектор!

        Испуганно посмотрев на меня, женщина исчезла из поля зрения. А я понял, что повёл себя как истеричка, накричав на секретаршу. Сорвался. «Возьми себя в руки, Джонсон. Что сделано, то сделано. Ничего уже не изменишь. Остаётся только ждать»,  - раз за разом повторял я себе. Но толку от этой мантры было мало. Время тянулось медленно. Каждые минуты три я смотрел на часы и ждал. Время тянулось, как резина.

        Когда тишину кабинета разорвал звук входящего сообщения, я буквально подпрыгнул на месте. Ещё с полминуты я собирался с духом, прежде чем открыть его. А когда решился, то чуть не упал от обилия переполнявших меня чувств. «+»,  - был весь текст, означающий победу. Захотелось прыгать и кричать, выражая восторг, как обычно это делают дети. Уайт банкрот. От его легального бизнеса не осталось ничего. Да и авторитет в глазах криминальных королей быстро скатится на уровень плинтуса после этого. Это поможет, в случае чего, добить ублюдка без особых усилий.

        Когда-то Бред, человек, который помог мне стать хозяином маленького городка, говорил: «Война не всегда означает бойню. Но иногда слово и информация сильнее пули». Я, конечно, всегда это знал и в какой-то степени признавал, но только сейчас, наверное, до конца осознал смысл его слов. Никому не угрожая, не сделав ни единого выстрела, я разрушил одну из самых больших и влиятельных империй мира. Прав был Бред: информация правит миром. Ни деньги, ни оружие. Только информация и холодный расчёт дают полную власть.

        Осознание, что месяцы ожидания и вынюхивания не пропали даром, опьяняло. И потому мне пришлось приложить неимоверное усилие воли, чтобы взять себя в руки. Рано расслабляться, а тем более праздновать. Это ещё не окончательная победа.

        Вечером, когда я собирался домой, позвонила Оливия. Она истерично что-то лепетала, из набора слов и звуков, я понял только одно: окончательная и бесповоротная гибель любимого детища добила-таки Питера Уайта. Около часа назад у него случился обширный инсульт и армия врачей, дежуривших у его комнаты, оказалась бессильна. Жена вопила и требовала, чтобы я немедленно приехал в дом отца. Спорить я не стал и безропотно согласился.

        По дороге к особняку тестя я не мог поверить в свою удачу. Полтора года беспрерывного унижения и рабской жизни позади. Месяцы кропотливого сбора информации и ожидания принесли свои плоды.

        Свобода. Это чувство невозможно передать словами. Она окрыляет, пьянит, дарит ощущение эйфории. Я гнал с явным превышение скорости, но мне было плевать. На лице застыла совершенно идиотская, счастливая улыбка. Я прекрасно понимал, что пройдёт ещё не один день, прежде чем всё, связывающее меня с фамилией Уайт, останется в прошлом. Не нужно быть пророком, чтобы предвидеть истерики и угрозы Оливии. Эта женщина ещё попортит мне кровь, но сейчас я ощущал себя почти всесильным и был уверен, что выдержу любую её выходку. С теневым бизнесом Питера Уайта я никак не связан, от компании не осталось и камня на камне. Моё же дело является исключительно моим, полностью независимой компанией. Так что в плане дел и финансов я никоим образом не связан с этим семейством.

        Не просто было натянуть маску серьёзности, когда внутри всё просто-таки ликует от счастья. Жена выглядела несколько безумной. Нет, она не проронила ни слезинки по отцу, она безостановочно донимала семейного юриста, пытаясь выяснить, что у неё осталось. Потрясающие семейные ценности! У неё умер отец, который, несмотря на то, что был конченым ублюдком, любил её до беспамятства, а её интересуют только деньги. Глядя на этот цирк, я невольно скривился. Семейка Аддамс нервно курит в сторонке.

        Меня разрывало от желания прямо с утра следующего дня подать на развод, однако я решил подождать оглашения завещания. Случилось это спустя восемь дней со дня смерти Уайта. Как я и предполагал, самый большой куш отхватили его приемники со стороны теневого мира. Оливии досталась недвижимость и драгоценности, которые не отобрали в счёт долга после провала на бирже. Мне не осталось ничего. По сути, я вообще не понимал, зачем адвокат настаивал на моём присутствии. Наверное, потому что, согласно завещанию, мне доставалась часть акций «Уайт Компани», только вот фирмы уже не существует. Я сам лишил себя наследства. Однако мне это было глубоко безразлично, ведь взамен я обрел нечто бесценное: свободу выбора и действий.

        После встречи у адвоката, я провёл довольно суетный день на работе, а я придя домой застал Оливию, которая, похоже поставила себе задачу накидаться вдрызг. Правда, на моё счастье, она похоже только начала. Почему на счастье? Потому что у меня были свои планы на этот вечер.

        - Ты в курсе, что топить проблемы в алкоголе - признак недалёкого ума и слабости?  - вкрадчиво поинтересовался я.

        - Пошёл нахер, дорогой,  - огрызнулась Оливия.  - Ты отвратительный муж! Твоя жена осталась почти ни с чем, а тебе наплевать!

        Ни с чем? Да у неё недвижимости и побрякушек на десятки миллионов и немногим меньше лежит на личных счетах. На эти деньги можно несколько жизней прожить, не отказывая себе ни в чём!

        - Ты это только сейчас поняла?  - спросил я, скрестив руки на груди и насмешливо вскинув бровь.  - Ты знала, за кого замуж выходишь, и как я к тебе отношусь.

        - Ты мой муж, и ты обязан меня поддерживать!  - взвилась девушка, залпом выпив бокал коллекционного вина.

        Обойдя Оливию со спины, я положил ей руки на плечи, нагнулся к её уху и придав голосу интимную хрипотцу, прошептал:

        - Это поправимо, дорогая.

        Девушка сначала побледнела, потом покраснела, в потом и вовсе покрылась пятнами. Она быстро поняла мои намерения, и потому в глазах её мелькнула паника.

        - Ты не посмеешь,  - зашипела жена.

        - Уже посмел,  - заверил я её.

        - Я тебе не дам развод,  - нервно ответила Оливия.

        - Это и не нужно. Пресса просто кишит подробностями нашей личной жизни. Любой судья сочтёт это достаточным аргументом для расторжения брака,  - в моём голосе была непоколебимая уверенность.

        В ярости лицо супруги сделалось безобразным. Завизжав как портовая шлюха, она со всей силы запустила бутылку с вином в стену и выбежала из помещения, хлопнув дверью так, что содрогнулся весь дом.

        Бросив насмешливый взгляд на закрытую дверь, я направился в душ, по пути сбрасывая звонок одной из шлюх, которую трахал недели три назад. Девица звонит почти каждый день, не желая понимать, что наш секс, как и она, ничего для меня не значит. На счёт Оливии я не обманывался, в ближайшее время от неё можно ожидать чего угодно. Мне стало даже интересно, какой финт она выкинет на этот раз?

        Так же я не сомневался в реакции прессы на развод. Не сомневаюсь, вскоре СМИ выставят меня конченным уродом, бросившим жену в беде. Плевать. Они ни хрена не знают о моей жизни и наших взаимоотношениях. Публике иногда нужны отрицательные персонажи, ублюдки, которых можно обвинить во всех смертных грехах. К этому я готов. Возможно, это повредит моему бизнесу. Ну ничего, и не из таких ям выбирался. Пусть ругаются и негодуют. Я никогда не был хорошим мальчиком. Мне не привыкать. Уже привык и даже ловлю от людского негатива своеобразный, извращённый кайф. Я пережду эту бурю. Дождусь, когда обо мне все забудут. А потом организую супруге встречу с отцом.

        ГЛАВА 14. КРИСТА

        Поездка в Сан-Франциско оставила противоречивые воспоминания. Я смело могла бы назвать их приятными, если бы не встреча с Адрианом Джонсоном. Наше кратковременное пересечение, то, что произошло между нами, совершенно выбило меня из колеи. Эпизод с Ричардом стал последним гвоздём в гроб моих убеждений, что он мне не нужен и я могу легко стать счастливой без него. Не могу. Во всяком случае, сейчас. Я сделаю для этого всё от меня зависящее. Стану счастливой без Джонсона.

        Потому, после возвращения домой, я рьяно погрузилась в работу. Всеми силами я старалась делать всё, лишь бы не оставлять себе времени думать. После работы, едва заскочив домой в душ и переодеться, я отправлялась с многочисленными знакомыми, которые у меня появились благодаря Мони, гулять по городу и развлекаться, занимать свои мысли примитивными рассуждениями о том, как пройти куда-то или какой коктейль заказать. В общем, всё, чтобы только не оставаться наедине с собой и не погружаться в невесёлые раздумья. Порой моя жизнь мне напоминала стремительный бег. Бег от себя. Только разве это возможно?

        Не оставляя себе днём ни минуты времени для самоистязаний, я отчаянно боялась ночей. Когда-то я любила это время суток. Оно казалось мне волшебным. Время спокойствия, когда можно спокойно подумать обо всём.

        Сейчас же я ночей отчаянно боялась и всё по той же причине. Стоило только мне остаться одной в темноте, как меня атаковали мысли. Уродливые страхи выползали из тёмных уголков сознания. Но если со страхами усилием воли ещё можно было бороться, то труднее было это делать с воспоминаниями и, как бы абсурдно это не звучало, мечтами.

        Воспоминания накатывали волнами, захватывая в свой плен. Самое мерзкое, что вспоминалось, как правило, не плохое, а те дни, когда всё было хорошо. Короткий период времени, во время которого мы были парой, гуляли по улицам держась за руки, целовались как подростки где можно и нельзя. Были счастливы. И невольно мысли сами уносились в огромное количество «если бы».

        Что было, если бы четыре года назад он не ушёл? Если бы, как и обещал, вернулся ко мне, и не было бы никакой жены и предательств, разъедающих душу подобно кислоте? А если бы, несмотря ни на что, наплевав на гордость и принципы, я дала ему понять, что хочу быть с ним? Воображение рисовало десятки различных вариантов, и не все они были плохи… В некоторых мы были счастливы. Вместе.

        Всеми силами я гнала от себя подобные мысли. Нельзя, просто преступно, забывать, кто такой Адриан. Нельзя забывать о том, как он со мной поступил. Предавший однажды предаст и дважды. И если уж быть до конца честной, то этот мужчина принёс мне больше страданий, нежели счастья. Так о чём я вообще думаю?

        Спать я тоже боялась. Неожиданно вернулись кошмары, которые меня преследовали лишь первое время после плена у Адриана. Они сошли на нет с осознанием чувств к мужчине. И вот сейчас вернулись, к тому же в обновлённом составе. То он снова меня зверски насиловал, заставляя просыпаться с криками ужаса и отчаяния. Или говорил мне, чтобы я ни на что не надеялась, ведь он другую любит. А ещё во снах он снова и снова отправлял меня на поезде домой, оставляя после себя ту злополучную записку, которой я верила несколько лет, как последняя дура.

        Иногда сны причудливым образом мешались, но это не отменяло главного - так или иначе, я просыпалась в слезах, с чувством полнейшей безысходности и бешено колотящимся сердцем. В итоге, я просто боялась спать. Постоянный недосып не лучшим образом сказывался на характере и самочувствии.

        Жизнь текла своим чередом. Из газет я узнала о банкротстве и скоропалительной смерти Питера Уайта, тестя Адриана. Интересно, как он это воспринял? Чёрт! А мне не всё ли равно? Сейчас он, наверно, с женой, помогает пережить потерю родного человека. Обнимает и шепчет слова утешения, поддерживает своим присутствием. Ведь последнее время нет ни единой статьи о его похождениях налево. Даже в этом Оливия превзошла меня, ведь как я молила Небеса, когда погибли мои родные, чтобы он был рядом! Но его не было. И всё бы ничего, только вот горько на душе от подобных мыслей.

        Порой я просто ненавидела себя. За то, что слаба, что впала в зависимость от него и не знаю, как освободиться. Мне было противно от самой себя. От постоянных мыслей об Адриане. Тряпка! Безвольная идиотка! Он превратил мою жизнь в сущий кошмар, а я никак не могу прекратить думать о нём. Жалкая дура!

        Шоком для меня стала новость о том, что наше издание выдвинуло мою кандидатуру для получения премии «Гредиса». Подобную премию в Нью-Йорке вручали шестой год, основателем был некий Чарльз Гредис, победителей выбирали читатели посредством онлайн-голосования. Несмотря на молодость награды, подобное признание заслуг привлекало внимание как к номинантам, так и к победителям, открывая счастливчикам новые горизонты. И потому в душе разливалось приятное тепло от осознания, что пусть шансов получить заветную статуэтку немного, но это признание моих заслуг начальством. Да, я получила это место благодаря тому, что мою жизнь без моего ведома превратили в цирк, но теперь, когда маски сорваны, от былого балагана осталась только работа. И я без преувеличения люблю её и теперь знаю, что у меня получается и всё не зря. Да, конечно, я получаю письма от читателей, но подобное - это заслуга совершенно иного уровня.

        Вечер вручения премии стремительно приближался. Волновалась ли я? Наверно. Но всё же старалась не подавать виду, продолжая делать свою работу. Писем приходило всё больше. В редакции последнее время вообще царило оживление. Тиражи расходились, как горячие пирожки, плюс вложение Джонсона и вот, Флетчер загорелся идеей расширения, выхода на новый уровень. Я не особо интересовалась, однако Марта мне сказала, что если всё выйдет, как планирует босс, то я получу в своё распоряжение целый разворот, а это означало увеличение нагрузки и зарплаты.

* * *

        - Успокойся. Ты выглядишь просто потрясающе!  - Мони всеми силами пыталась меня подбодрить.

        Сегодня был вечер вручения премии «Гредиса» и пятница по совместительству. Для данного мероприятия я решила одеть классическое чёрное платье на тонких лямках, длиной чуть выше колена. Элегантно, но не вычурно. Классика вообще бессмертна. Волосы собрала в небрежный пучок, оставив пару прядок свободными, макияж «смоки-айс». И вот, пора ехать. Волнение зашкаливало, и Мони, которую я попросила сопровождать меня для поддержки, всеми силами старалась меня успокоить.

        - Ладно. Поехали,  - изрекла я выдохнув.

        Дорога прошла в тумане, я всеми силами старалась успокоиться, однако это было непросто. Казалось бы, чего волноваться? Только я нервничала. Никогда ещё в моей жизни не было подобного. Правда в этом есть и положительный момент. Со всеми этими волнениями из моей головы вылетели все мысли о Джонсоне.

        В просторном зале играла тихая музыка, которую перебивал гул голосов. Вокруг было полно людей. Все мужчины, как один, были одеты в костюмы, а женщины в вечерние платья. Блеск софитов и камней в драгоценностях дам, ослеплял. На фоне окружающей роскоши я ощущала себя чужой. И от куда столько пафоса? На подобном мероприятии мне приходилось бывать лишь раз, более четырёх лет назад, с Адрианом. И, как и тогда, мне совершенно не нравилась окружающая меня атмосфера. Но сейчас находиться тут было, прежде всего, в моих интересах, поэтому я тихонько стояла в стороне, стараясь не привлекать лишнего внимания. Люди всё прибывали, казалось, этому фарсу конца и края не будет. Отчаянно хотелось домой, а ведь церемония вручения даже не началась.

        И вот наконец спустя час с лишним, началось то, для чего все собрались. Гости расселись за свои столики, ведущие объявляли номинация и номинантов, не забывая немного рассказать о каждом. Нескончаемый поток лиц, информации и вспышки фотоаппаратов, от всего этого начала болеть голова. Поскорее бы уже объявили «Прорыв года», на который я номинирована. После можно будет незаметно исчезнуть.

        Мони, в отличии от меня, получала удовольствие от происходящего. Ничего удивительного, она вообще очень живая и общительная от природы. Я завидую её непосредственности и лёгкости восприятия. Мне бы так, тогда, возможно, я бы тоже смогла насладиться вечером.

        Знакомое ощущение чужого взгляда…нет не так, знакомого взгляда со стороны, заставило меня замереть на месте. Мне показалось, словно мир замер на какой-то момент, исчезли все звуки, кроме грохота сердца в груди. Повернув голову, я встретилась с некогда родными небесными глазами. Быстро отвернувшись, я всеми силами старалась унять дрожь, которая меня мгновенно прошибла. Чёрт! Что он здесь делает? Зачем приехал? Да, он спонсор «Правды», но какое отношение имеет к вручению премий в сфере журналистики? Страшная догадка пронзила сознание, но я быстро оборвала свои мысли. Он уже получил от меня желаемое и его нахождение в этом городе и зале, объясняется исключительно делами. Ведь так? Должно быть так!

        - Ты в порядке?  - прошептала мне на ухо Мони.

        - Что?  - встрепенулась я, не сразу осознав, что нужно от меня подруге.  - Да, всё хорошо.

        «Возьми себя в руки, Паркер! Не показывай окружающим своё состояние!»,  - мысленно обругала я себя.

        - Ты что-то больно бледная,  - не унималась девушка.  - Не стоит так волноваться. Ты победишь.

        Уф, похоже, Мони решила, что моё состояние связано с волнением из-за премии. Вот и славно. Хотя от одного понимания, что нахожусь в зале с мужчиной, который стал в моей жизни роковым, мне стало как-то не до премии. И уйти я не могла. Это выглядело бы верхом идиотизма в глазах общества и трусостью в глазах Джонсона. Ни за что нельзя показывать этому ублюдку, как на меня подействовало одно только его появление!

        Церемония двигалась своим ходом, но я уже ничего не замечала вокруг. Скорее бы всё это закончилось! Скорее бы можно было уйти! И плевать, что это малодушно бегство, я не готова сейчас к новым подвигам выдержки. Только есть ли у меня выбор?

        - Криста,  - громкий шёпот Мони ворвался в мои мысли.  - Криста, твою мать! Очнись! Ты победила!

        - Что?  - мне никак не удавалось сообразить, что нужно от меня подруге.

        - Дуй на сцену!  - нервно произнесла девушка и стала подталкивать меня в нужном направлении.

        Как сомнамбула я подошла к ведущему, который мне вручил изящное хрустальное перо. Тут наконец-то из спячки пробудился разум. Твою ж мать! Я что, правда стою тут, я победила? Эти аплодисменты мне? «Улыбайся!»,  - приказала я себе и растянула губы в неестественной улыбке. Во всяком случае, я надеялась, что гримаса, изображённая мной, похожа на улыбку. Некие инстинкты подсказывали, что я должна что-то сказать, и я говорила. Несла что-то о благодарностях, о том, что люблю свою работу и отвечая на вопросы стараюсь использовать личный опыт и просто поставить себя на место каждого написавшего человека. Пропустить ситуацию через себя. Слова легко шли с языка. Похоже, это действительно сидело где-то у меня в голове.

        На сцене я провела, наверное, минуты три, самые долгие несколько минуты в жизни. На протяжении всего этого времени я кожей ощущала пронзительный взгляд Адриана, и только немыслимые усилия воли позволили мне не начать искать его глазами в зале. Хотя тут и искать не надо. Третий столик у окна.

        Внутри всё неистово вопило и требовало одного. Бежать! Очень быстро бежать, унося ноги так, что остался бы лишь столб пыли. Но я заставила себя досидеть до конца вручения наград. Если и до этого у меня были сомнения в правильности побега с церемонии, то появление Джонсона окончательно убедило меня в необходимости остаться. Иначе он всё поймёт. Получит ещё один повод потешить и без того безразмерное эго.

        Моя номинация была одной из последних, поэтому, на моё счастье, ждать конца пришлось недолго. И вот, наконец-то, можно с чистой совестью уйти. Вот только Мони не горела желанием покидать мероприятие, ей хотелось остаться на фуршет. Для меня это было просто невыполнимо. Не могу. Не выдержу. Поэтому домой я отправилась одна. Слава Богу, подруга вроде не обиделась.

        Вихри самый разных и противоречивых мыслей атаковали моё сознание, пока машина такси медленно ползла к моему дому. Опять Джонсон замаячил на горизонте. Что это фатальное невезение или чёрный рок? А может он нарочно меня преследует с целью поиздеваться? Только вот за что? Я ничего ему не сделала.

        - Приехали,  - раздался голос таксиста, вырывая меня из мира мыслей.

        Расплатившись, я выбралась из машины и замерла, словно парализованная. На ступеньках, ведущих в подъезд, ничуть не заботясь о чистоте и сохранности явно недешёвых брюк, сидел Рай и Ад моей жизни - Адриан Джонсон.

        Первой мыслью было развернуться и бежать куда глаза глядят. Лишь бы подальше от него. К счастью, рассудок покинул меня не окончательно, заставляя понять, что это будет верхом малодушия и глупости. Сделав несколько глубоких, очищающих вдохов-выдохов, нацепив маску холодного равнодушия и гордо вскинув подбородок, я направилась к нему.

        - Что ты тут делаешь?  - ледяным тоном осведомилась я.

        - Не поверишь, но я жду тебя,  - голос ровный, лицо серьёзное.  - Нам нужно о многом поговорить.

        - Да неужели? Я так не думаю.

        Поднявшись со ступенек, Адриан подошёл ко мне вплотную. Не описать словами, чего мне стоило не отступить назад, тем самым показав свою уязвимость и страх.

        - Криста,  - тихий страстный шёпот.

        Мужчина протянул руку к моему лицу и тут я не выдержала и отступила. Просто не вынесла бы этого прикосновения. Любимые глаза сияли, в них было столько вины и сожаления… нежности и любви?

        - Уходи,  - что это? Нотки мольбы в голосе?

        - Нет,  - упрямо покачал Джонсон головой.  - Я никуда не уйду, пока ты не выслушаешь меня. Мне это нужно, да и тебе тоже. Сейчас я наконец могу тебе всё рассказать, объяснить…

        О, нет. Нет-нет! Я не хочу ничего слушать! Я хочу, чтобы он ушёл! Просто не могу больше, пусть он оставит меня в покое. Исчезнет из моей жизни, которая и так лежит в руинах.

        - Нет!  - воскликнула я.  - Мне не нужны твои оправдания, как собственно и ты сам. Тебе это нужно? Мне жаль, так как мне давно уже ничего от тебя не надо. Просто уйди и оставь меня в покое.

        - Однажды мне пришлось уйти, оставить тебя. Обстоятельства, в которых виноват только я, вынудили меня это сделать, но теперь я ни за что не оставлю тебя. Все эти годы, Криста, я помнил тебя, думал о тебе…

        - Заткнись,  - процедила я сквозь зубы, не желая ничего слушать.

        Я буквально чувствовала, как тает моё самообладание, рушатся стены выдержки. Ещё немного и разревусь прямо здесь. Такого позора я не переживу. Я просто обязана сохранить остатки собственного достоинства.

        - Заткнись и убирайся,  - уже спокойнее повторила я.  - Дай мне нормально жить, дай мне дышать! Хватит ломать мою жизнь! Неужели тебе мало того, что ты сделал? За что ты так со мной? Почему не оставишь в покое?!

        - Да потому что я эгоист! Не могу я, понимаешь, не могу я тебя оставить!  - только сейчас я осознала, что мы перешли на повышенные тона.  - Я не живу без тебя. Я лишь медленно подыхаю!

        - Весь мир в курсе, как ты подыхаешь!  - язвительно ответила я.  - Толпы девиц во главе с твоей женой не дадут тебе пропасть!

        Неосознанно мой взгляд упал на золотой ободок на безымянном пальце. Женат. Посмел явиться сюда и даже не посчитал нужным хотя бы лишний раз не напоминать о своём статусе занятого мужчины.

        - Блять!  - выругался Адриан проследив за моим взглядом. Потом, не раздумывая, он немного морщась стянул кольцо с пальца и швырнул куда-то в темноту. Благородный металл звякнул об асфальт. Будет кому-то радость от находки.  - Это ничего не значит, Криста. Мы разводимся. Оливия упрямится, но вопрос решённый.

        - Ты правда думаешь, мне есть до этого дело?  - спросила я, мысленно похвалив себя за ровный и уверенный тон.

        - Родная,  - сердце невольно ёкнуло, от такого неожиданного и ласкового обращения.  - Просто выслушай меня. Пожалуйста.

        Внутри меня всё дрожало. Сердце и душа жаждали послушать его, но рассудок не давал поддаться обманчивым чувствам. Слишком много боли он мне принёс, достаточно для того, чтобы в кое-то веки, послушать голос разума. Ведь однажды я уже пошла на поводу глупого сердца и ничего хорошего из этого не вышло.

        - Я не хочу,  - каждое слово давалось с трудом.  - Просто не могу. Слишком поздно, Адриан. Не нужно бередить былое. Оставь это, и меня заодно.

        Прикрыв глаза, он тяжело сглотнул. Руки сжаты в кулаки, на лице проступают следы борьбы. А когда Адриан снова открыл свои необыкновенные глаза, в них пылала непоколебимая решимость. Игнорируя моё стремление отстраниться и мою панику, он сделал шаг ко мне и приподняв кончиками пальцев мой подбородок, глядя прямо в глаза, произнёс:

        - Я знаю, что ты ненавидишь меня. Не веришь мне. Я разочаровал тебя, и ты считаешь меня предателем. Но я не отступлюсь, Криста. Я верю в нас и буду бороться за нас. Сейчас я дам тебе время успокоиться. Но я больше не оставлю тебя, не исчезну из твоей жизни. Привыкай к моему постоянному присутствию.

        С этими словами он коснулся моих губ совершенно поверхностным, невинным поцелуем и направился прочь, растворяясь в ночи. Я так и продолжала стоять совершенно оглушённая. Не в силах что-либо понять или анализировать. Кислорода отчаянно не хватало, горло сдавило спазмом. Всё это, эти события, его слова… Для меня это слишком. Слишком много эмоций.

        Я ими переполнена, но не знаю, как дать им выход. Потому продолжая хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, на ватных ногах, я направилась домой. Как только дверь квартиры захлопнулась за моей спиной, я, прислонившись к ней, съехала на пол. Меня колотила крупна, нервная дрожь, даже зубы стучали. У меня нет ни малейшего понятия, что нужно Адриану.

        Может, стоило его выслушать? Возможно. Но я не могу. Не готова снова рисковать. Устала. Чего от него ожидать можно ожидать я тоже не знаю. Понимаю лишь, что он настроен судя по всему серьёзно и мне нужно готовиться к осаде. Вот только не знаю, где взять на это силы. Если эта встреча далась мне так адски тяжело, то что будет дальше?

        ГЛАВА 15. КРИСТА И АДРИАН

        Криста

        После встречи с Адрианом я пошла домой и, проигнорировав душ и ужин, я выпила таблетку сильнейшего снотворного. У меня было твёрдое намерение обо всём подумать утром. И вот рождение нового дня свершилось, и вместе с ним навалилась столь пугающая реальность.

        Он снова вернулся… Моя роковая любовь, моё худшее проклятие. Я видела Адриана в самых разных проявлениях личности и характера: жестоким насильником, хладнокровным убийцей и человеком, способным пронести любовь через года. Казалось бы, я знаю о нём столько всего и вместе с тем понятия не имею, чего от него ожидать.

        «Я не живу без тебя, лишь медленно подыхаю… Родная…»

        В памяти явственно всплыли его вчерашние слова, заставившие моё сердце на миг остановиться и после пустить галопом. Господи! Как же больно! Как хочется поверить в иллюзию, о которой так мечтает глупое сердце! Поверить, что даже в нашей ситуации есть шанс обрести счастье. Всё исправить, склеить разбитое или взрастить новое на руинах старых отношений, чувств и мечтаний.

        Но его нет. Никаких шансов. Ни единого. Было бы верхом идиотизма снова поддаться. Когда-то я верила в него, всё прощала ему, закрывала глаза на любые его нелицеприятные поступки, в том числе и криминал. Я просто верила в него. Но жизнь жестоко ткнула меня носом в реальное положение дел. И снова делать ставку на него - преступная ошибка.

        Стоит только показать слабину, как Адриан снова поднимет меня до Небес, а потом швырнёт на самое дно Ада. Снова уйдёт, снова предаст, разрушив этим меня до конца. А есть ли то, что рушить? Кто я? Девица, бегущая по жизни от самой себя. Живая снаружи, но мертвая внутри. Пустая. И тем не менее, мне страшно. Откуда бы взяться таким сильным чувствам во мне, оболочке живого человека? Оттуда же, откуда и иррациональным чувствам к Нему.

        Страх сковывает внутренности при одной только мысли, что Адриан где-то поблизости. Что будет стараться снова проникнуть в мою жизнь. Нет. Ни за что. Ему больше нет веры. Я буду бороться до последнего. Только вот в победе я не уверена. Слишком слабая. До боли зависимая.

        Самое противное, что сегодня суббота. Выходной. И как не кстати! Работа - мой способ отвлечься, хотя ненадолго уйти от собственных проблем. А чем заняться сейчас? Убраться что ли? Да, механическая работа помогает немного расслабиться и прочистить мысли, но её хватает ненадолго. Через пару часов квартира сверкала, и я снова встала перед вопросом: как не думать о Нём?

        В собственной квартире я чувствовала себя ужасно уязвимой, зная, что Джонсон может заявиться сюда в любой момент. Вчера он ушёл, но обещал вернуться. Самое неприятное в том, что я была на все сто процентов уверена, это обещание он сдержит. И плевать ему, что я этого не хочу.

        К моему облегчению, сегодня он так и не появился. Вечером позвонила Мони, и мы по уже устоявшейся привычки направились покорять вечерний город. В это раз нас было совсем немного: я, Мони, Рейчел и Кларисса с Чаком. Для начала мы просто гуляли по улицам. Чак, как единственный мужчина, силился всеми возможными способами нас веселить. Он постоянно рассказывал разные анекдоты и просто забавные случаи из своей, и не только, жизни. Хорошая компания и позитив всё же смогли меня немного расслабить и у меня даже появилось эфемерное ощущение счастья. Словно и нет никаких поводов для беспокойства.

        Ближе к ночи мы завалились в довольно симпатичный клуб. Обычно, бoльшую часть времени я провожу за столиком, попивая коктейли и общаясь с теми, кого не поглотил танцпол. Но сегодня все было иначе. Спустя всего один коктейль меня магнитом потянуло на площадку для танцев. Музыка захватила всё моё существо. Окружающее пространство и люди просто перестали существовать. В танце я старалась дать выход скопившимся внутри эмоциям, полностью растворяясь в мелодии. Внезапно наступила тишина. Медленно, но я вернулась в реальность, с изумлением обнаружив, что люди вокруг расступились и смотрят на меня, кто с изумлением, а кто и с восхищением. Лицо вспыхнуло, и я поспешила укрыться за столиком, где обосновалась с друзьями. С небольшой сцены ведущий проводил какой-то конкурс, собственно, именно поэтому и остановили музыку, а я никак не могла прийти в себя. Сердце бешено стучало, в крови бурлил адреналин, мне было удивительно легко… я чувствовала себя свободной!

        Но постепенно эйфория схлынула. Поймав проходящего мимо официанта, я заказала ещё один коктейль. А потом ещё и ещё. Ребята продолжали отрываться в зале, но я похоже своё оттанцевала. От воспоминания о том, как на меня смотрело множество глаз, стало не по себе.

        Алкоголь - удивительная вещь. При достижении в крови определённой консистенции, он может способствовать желанию немедленно броситься покорять мир или наоборот, многократно преумножить меланхолию. Так как мир, а точнее клуб, я уже покорила, то на меня накатила безудержная тоска. Невольно тут и там я стала замечать влюблённые парочки. И так стало горько, что захотелось разрыдаться. Ну почему у меня не может быть так? Почему я полюбила такую сволочь, как Адриан Джонсон? И почему продолжаю любить?

        - Ну и что с лицом?  - обратилась ко мне внезапно вернувшаяся Мони. Иногда она двигается как ниндзя, честное слово!

        - А? Что?  - встрепенулась я.

        - У тебя такое лицо, словно у тебя кто-то умер,  - констатировала подруга.

        Ага, умер. Точнее умирает. Я умираю. Мне так невообразимо плохо! Просто невыносимо.

        - Да нет, вроде,  - отмахнулась я.  - Всё в порядке. Просто, я…похоже, немного перебрала.

        - Сказывай сказки,  - нахмурилась Мони.  - Ты после Сан-Франциско сама не своя, а уж сегодня так вообще… Я тебя просто не узнаю. Что тебя мучает, Криста?

        Ох, как же хочется всё рассказать! Выговориться. Но после того, как я недавно я узнала, что вся моя жизнь - лишь умелая постановка, а окружающие совсем не те, кем кажутся, лимит моего доверия к людям существенно уменьшился. Точнее, я вообще не чувствую в себе готовности окончательно довериться хоть кому-то. Ещё один «подарок» от Адриана. Ведь если бы не он, то и его жене не было бы до меня дела.

        Так что, я просто не могу ничего рассказать Мони. Хочу, но что-то словно не даёт мне. Где гарантия, что она не очередной шпион?

        - Всё со мной хорошо,  - я постаралась улыбнуться, дабы убедить девушку в свое искренности.

        - Как знаешь,  - понятно. Миссия провалена и Мони не обманулась ни моими словами, ни моей мимикой.  - Только нельзя держать всё в себе. Иначе в один, отнюдь не прекрасный, момент, это может тебя уничтожить. Я не буду лезть тебе в душу. Просто знай, я всегда рядом.

        С этими словами подруга направилась обратно в зал с намерением продолжить веселиться. Бросив тоскливый взгляд вслед девушке, я повернулась к недопитому бокалу. От одного вида алкоголя стало тошно. К чёрту. Заказав кофе, я продолжила наблюдать за танцующими людьми. Самой развлекаться мне не хотелось, но и уйти без объяснений было бы свинством.

        В клубе мы пробыли почти до самого утра. Оказавшись дома, я приняла быстрый душ и уснула, как только моя голова коснулась подушки.

        Утро было ужасным. Вроде и выпила не сильно много, а голова просто раскалывается. Глянув на часы, я немного обомлела. Проспала до обеда. Ну и соня! Выпив таблетку аспирина и приведя себя в порядок, я задумалась о планах на день. Их по сути и не было.

        Но дома находиться решительно не хотелось, и поэтому я, одевшись, направилась на улицу, решив просто погулять. Тем более, так меньше шансов встретить Джонсона. И пусть это малодушие, но я не хочу, просто не готова его снова видеть. А дом давно перестал быть надёжной крепостью. Чего стоит повернуть одну дверную ручку тому, кто вертел целый город?
        Адриан

        Вид из гостиничного номера открывался впечатляющий, но, тем не менее, жить тут постоянно я был не намерен. И уж тем более я не собираюсь жить в квартире Оливии. Мне нужно собственное жилье. Именно его поиску я и посвятил субботу. К сожалению, безуспешно. Похоже, риелтор плохо понимает, что мне нужно. Всё было «как-то не так», «слишком не то» и «ну, точно не это». Ладно, что-нибудь подберу.

        С поисков жилья мысли сами собой перескочили на Кристу. О ней я думал постоянно. Память услужливо подкинула нашу последнюю встречу, вызывая привкус горечи во рту. Моя девочка, самая родная и любимая, выглядела такой растерянной и ранимой! Омуты её глаз, полные боли, дали мне понять, что разговора у нас не получится. Не хочет меня слушать, и вряд ли бы услышала, будь я настойчивей.

        Она просто не готова. Возникает резонный вопрос: а когда она будет к этому готова и будет ли вообще? У меня сложилось настойчивое впечатление, что она явно мечтает, чтобы я попросту убрался из её жизни. И будь я благороднее, не таким эгоистом, наверное, так бы и сделал, но я не могу. Она нужна мне как воздух. Каждый день, минута, секунда вдалеке от неё наполненный агонией чёрной тоски и боли.

        Я просто подыхаю без неё. Медленно задыхаюсь со связанными за спиной руками так, что, как не тяни, невозможно даже схватиться ими за горло в лучших традициях голливудских фильмов. А сама жизнь уже начинала походить на какой-то плохой гибрид ужастика и слезливой мелодрамы.

        Как я предполагал, Оливия категорически отказалась давать мне развод. Отступать я не намерен и теперь остается ждать постановления суда. Неужели она не понимает, что я так или иначе разведусь с ней? Думает, я передумаю? Или боится, что при разводе оттяпаю львиную долю её состояния? Так я уже объяснял ей, что не нужно мне ничего от неё. Всё, что мне нужно - это свобода. Чтобы ничего больше меня не связывало с семейством Уайт.

        Но похоже, моя супруга мне или не верит, или просто ей нравится отравлять мне жизнь. Плюс ко всему, она жуткая собственница. Ей претит сама мысль о том, чтобы лишиться каких-либо прав на меня. К тому же, как бы дико это не звучала, она меня любит. Какой-то весьма извращённой любовью.

        Я идиот. И это ещё одна истина. До сих пор никак не могу прийти в себя. Припёрся к Кристе вести разговоры о будущем, объясняться, с обручальным кольцом на пальце! По правде говоря, я жутко нервничал перед встречей и попросту забыл о дурацком золотом ободке. Признаюсь, я испытал истинный моральный кайф, когда выкинул этот символ адского супружества. По началу, после свадьбы, я отчаянно стремился не носить кольцо, но папаша благоверной настаивал на этом. Я подчинился и в последствии привык просто не замечать его. И вот эта привычка сыграла со мной злую шутку. Вообще, давно нужно было выкинуть его к чёртовой матери. И пусть я избавился от кольца, перерезал ещё одну ниточку, связывающую меня с рабским прошлым, но белёсый след на пальце режет глаз, напоминает о неприятном. И, боюсь, Криста тоже заметит. Угораздило же загореть.

        Мне хочется смотреть в будущее с позитивом, но, к сожалению, я совершенно ни в чём не уверен. У меня есть лишь огромное желание вернуть любимую женщину, во что бы то не стало и чего бы не стоило. Только вот удастся ли?

        Теперь я могу рассказать ей почему женился, объяснить каждый нелицеприятный поступок. Только Кристе это уже не нужно. Я ей не нужен. Для девушки я теперь живой символ предательства. Ублюдок, который разрушает её жизнь, как только появляется на горизонте. Раз за разом. Тот, кто принёс ей слишком много боли. Тварь, прощения не достойная.

        Мне невыносимо видеть презрение и ненависть в её глазах. Её боль и вовсе раздирает меня на части. Больше всего на свете я мечтаю, чтобы любимая дала мне шанс, но понимаю, что получить его будет не просто. Я готов для этого на всё. Мне хочется молить её о прощении и, если бы это имело бы смысл, могло помочь, я бы умолял. Часами бы стоял на коленях. Гордость? К чёрту гордость, если на кону стоит счастье всей жизни. В любви вообще не может быть гордости. Моя покойная бабушка не раз говорила мне это, но понял я эту истину только сейчас. Только я знаю, что это не поможет, лишь сильнее опустит меня в её глазах.

        Мне придётся заставить её выслушать меня. Заново завоевать её доверие и любовь. И я готов. Готов бороться за нас и будущее до последнего вздоха. И пусть я понятия не имею, что делать, у меня нет никакого плана, но я не отступлю. Не сдамся. Когда-то она смогла мне простить чудовищное насилие и всю боль, которую я ей причинил. Она прощала мне свинское поведение и закрывала глаза на мой образ жизни, который совершенно не одобряла. Криста просто любила меня и принимала со всем моим дерьмом. Тогда я не осознавал, как она мне дорога и как сильно я её люблю. Но сейчас я готов и горы сдвинуть, если понадобится, чтобы вернуть былое. Нет, получить шанс построить новое. Начать с ней новую жизнь, которая будет гораздо лучше предыдущей. В которой я буду её любить так, как она заслуживает. Смогу защищать и оберегать от всех бед мира. Наслаждаться счастьем, делая её счастливой.

        В подобных мечтательных мыслях я покинул отель. Мне хотелось просто прогуляться. И спустя некоторое время я очнулся в квартале, располагавшимся неподалёку от дома любимой. Я не знаю, как тут оказался. Ноги сами меня сюда принесли.

        Оглядевшись вокруг, я шокировано замер. Что это: издёвка судьбы или её подарок? Но как бы там ни было, в кафе через дорогу я увидел Кристу, которая сидела у окна. В голове мгновенно созрел малюсенький, пусть и безрассудный план.

        - Девушка, у Вас не занято?  - спросил я, зайдя внутрь кафешки.

        - Что?  - рассеянно спросила Криста. Просто один в один, как при нашей первой встрече!

        - Я спросил: у Вас не занято?  - повторил я с улыбкой, стараясь выглядеть как можно обольстительнее.

        Когда до девушки наконец дошло, с кем она разговаривает, то брови сердито сошлись на переносице. В глазах вспыхнули знакомые презрение и ненависть, заставляя меня плотнее сцепить зубы, чтобы не реагировать.

        - Занято!  - отрезала Криста.

        Игнорируя её слова, я сел напротив. Серые глаза стали серебристыми от гнева.

        - Я же сказала занято!  - зло зашипела она.

        - Я все же рискну присесть,  - произнёс я с улыбкой.

        - Ты уже сел!  - воскликнула Криста, начиная терять терпение.

        - Да ладно тебе,  - примирительно произнёс я.  - Откуда столько негатива?

        Девушка уже было открыла рот, чтобы что-то ответить, как поражённо закрыла его обратно. В глазах мелькнуло узнавание ситуации. Секундная растерянность сменилась ледяным презрением, нанося ощутимы раны душе. Больно, когда любимый человек тебя ненавидит.

        - Не знаю, какую игру ты затеял, Джонсон, но у тебя ничего не выйдет,  - ровным и категоричным тоном изрекла девушка.  - Неужели сложно понять, не хочу я иметь с тобой ничего общего? Оставь меня в покое. Мне не нужны твои объяснения, мне вообще ничего от тебя не нужно. Всё, чего я хочу, это чтобы ты исчез из моей жизни.

        - Ты же знаешь, что я не могу,  - с тоской ответил я.  - Нельзя постоянно убегать. Нам нужно поговорить, Криста. Дай мне всё рассказать, объяснить тебе…

        - Нет,  - резко оборвала меня девушка.

        - Ну почему?  - спросил я, не желая отступать.

        - Может потому, что я действительно не хочу связываться с тобой? Потому, что во мне не осталось сил прощать или бороться. Во мне вообще ничего не осталось. Ты всё у меня забрал, так оставь хотя бы мне остатки собственного достоинства. Пойми, Адриан, я правда не хочу быть с тобой. Мне не важны твои слова или причины поступков. Я не люблю тебя больше, понимаешь?  - тихо произнесла Криста.

        А мне казалось, что с меня живьем содрали кожу и облили кислотой. До чего больно слышать подобные слова от человека, которым буквально бредишь. Нет. Нет-нет! Я отказываюсь в это верить! Она не могла так быстро меня разлюбить!

        - Значит я сделаю так, чтобы полюбила снова,  - так же тихо ответил я, с изумлением поняв, что сказал истинную правду.  - Ты вся моя жизнь и я буду бороться за нас.

        - Поздно, Адриан, слишком поздно.

        Сказав это, Криста покинула кафе. Её слова, страшные, жестокие и беспощадные, рвали на части мою чёрную душу. Слишком больно. Хочется выть и орать. Этого не может быть. Не может и всё тут. А если правда разлюбила? Мне всё же удалось превысить лимит её терпения и прощения? Она хочет сказать, это окончательный конец? Чёрта с два! Это только начало! Начало новой главы нашей жизни и отношений. И я не я, если отступлю. Если понадобится, я заставлю её снова меня полюбить. Понятия не имею, как, но я сделаю это. Ведь без неё ничего не имеет смысла. Мне просто не нужна эта жизнь без неё. Слишком долго я был вдали от любимой, слишком много заплатил, чтобы дожить до этого дня и потому я ни за что не отступлю. Впервые за все дни, у меня в голове зародилось подобие плана.

        ГЛАВА 16. КРИСТА

        День не заладился с самого начала. И дело не в работе или окружающих людях, а во мне. Опять я провела совершенно бессонную ночь и, как результат, раздражалась по поводу и без. Понимаю, глупо это, окружающие не виноваты в том, что моя жизнь превратилась в полное сумасшествие, но как объяснить это взвинченной нервной системе?

        Вчерашнее столкновение с Джонсоном в очередной раз выбило у меня почву из-под ног. На какой-то момент мне показалось, что я вернулась в прошлое. В момент нашей первой встречи. Так всё было похоже. После я весь вечер и всю ночь провела в метаниях. Мысли и воспоминания никак не хотели оставлять меня.

        Адриан Джонсон - не просто мужчина. Как бы я не пыталась, мне, наверное, никогда не забыть его, не избавиться от сводящих с ума мыслей о нём. Он стал ядом и впитался в мою кровь, он течёт по моим венам, отравляя и убивая меня. Как бы я много отдала, чтобы никогда его не знать! И вместе с тем, такая мысль вызывает у меня ужас.

        Ненавижу его, всем своим существом ненавижу за то, что превратил мою жизнь в Ад, а меня саму в зависимую от него тряпку. За то, что не могу жить как все. За то, что мне постоянно больно. Но самое ужасное, что этой ночью, ворочаясь с боку на бок, я с дрожью осознала одну убийственную истину - как бы сильна не была моя ненависть, во мне по-прежнему жива любовь к этому чудовищу. Как? Не знаю. Просто это так.

        Любовь и ненависть - эти два диаметрально противоположных и вместе с тем пугающе похожих по своей яркости и силе чувства живут во мне, борются с друг другом, рискуя столкнуть мой разум в пропасть безумия. Я больше не могу себе позволить его любить. Эта любовь - не то светлое и доброе чувство, приносящее счастье и радость. Она убивает всё, чего касается. И ненавидеть его тоже больно.

        Его слова о том, что он намерен остаться в моей жизни, хочет вернуть то, чего никогда и не было, вызывают у меня приступи животной паники. Не хочу. Единственное моё желание сейчас, это чтобы он оставил меня в покое. Именно поэтому я, наступая себе на горло, вырывая собственными руками сердце из груди, сказала ему вчера, глядя прямо в его неповторимые глаза, что не люблю его. Никогда бы не подумала, что смогу подобное. Но я смогла.

        Только в итоге мне стало ещё хуже. Когда я вышла из кафе, мне было не чем дышать, будто я задыхаюсь в агонии, плыву по огненной реке душевной боли. Только бы он поверил! Только бы оставил меня в покое, дав хотя бы просто существовать. Вести спокойное существование, а не болезненное подобие жизни, хотя оно и ближе к полноценности. Но больно. Отравляюще больно.

        - Криста, Флетчер просил тебя зайти к нему,  - вырвала меня из мира размышлений Марта.

        - Зачем?

        - Откуда мне знать?

        Настроение стало ещё хуже. Вызов на ковёр к боссу, как правило, не предвещает ничего хорошего. Что могло ему понадобиться от меня? Я вроде более чем хорошо работаю. Может это как-то связано с полученной наградой? Наверняка. Так что нечего боятся. Однако всё равно какое-то нехорошее предчувствие упорно не отпускало меня, пока я шла к кабинету начальника.

        - Проходи,  - улыбнулся мне мужчина, как только я переступила порог.  - Криста, девочка моя, ты же знаешь, как я люблю тебя…

        - Мистер Флетчер,  - прервала я его.  - Может сразу к делу?

        - Это мне в тебе и нравится: сразу берёшь быка за рога,  - похвалил меня он.  - Ты знаешь нашего спонсора, мистера Адриана Джонсона?

        - Допустим,  - кивнула я, стараясь не подавать виду, как сжалась всё внутри от упоминания этого имени.

        - Так вот, фигура он известная, публичная, я бы даже сказал, скандальная.  - «Ага, похотливый урод, трахающий всё, что движется»,  - пронеслось в голове.  - Несмотря на молодость, в его жизни произошло уже очень много событий.  - «Уж мне ли не знать»,  - снова подумала я.  - В общем он хочет написать автобиографию и просил, чтобы этим занималась ты.

        В помещении повисла звенящая, просто оглушительная тишина. Мысли в голове взбунтовались и пустились в бешеный пляс. Какая к чёрту автобиография?! Пошёл он к дьяволу! Вот что он задумал! Подобное предполагает длительное и неоднократное нахождение поблизости. Так у меня и шанса не будет выкинуть его из головы хотя бы ненадолго. Во ведь сволочь. Умный. Но сволочь.

        - Нет,  - всё, что я смогла выдавить из себя.

        - Нет?  - удивился Флетчер.  - Криста, я боюсь ты не понимаешь, какие перспективы открывает подобная работа. Это же счастливый билет! Да многие готовы чуть ли не на криминал пойти ради подобного шанса. Ты же не хочешь всю жизнь писать колонку советов?

        - Меня вполне устраивает моя работа,  - холодно отрезала я.

        - Ладно. В общем так. Джонсон, хочет именно тебя, и ты возьмёшься за это задание, нравится тебе это или нет,  - мрачно ответил мужчина, поведя бровью. Он раздражённо сложил руки перед собой, сцепив их.  - Иначе ищи другую работу. Я не хочу лишиться шикарного спонсора из-за твоих капризов. Сегодня после обеда он зайдёт в редакцию обговорить с тобой время для работы. Советую хорошо подумать обо всём. В конце-концов, это хорошие деньги. А пока можешь быть свободна.

        Ни слова больше не сказав, я пулей вылетела из кабинета. Шикарно! Просто лучше не бывает! Продажный сукин сын! Умом я, конечно, понимаю: это бизнес и любой бы на месте Флетчера поступил так же, но чёрт, я не могу! Не могу и не хочу писать биографию этого ублюдка! Уверена на всю тысячу процентов, что всё это лишь предлог. Ему совершенно не нужна никакая автобиография и никогда мир не увидит этой книжки. Сволочь! Настоящий урод! Решил загнать меня в угол, зная, как сильно я люблю свою работу и дорожу ей. Ненавижу!

        Время неумолимо летело вперёд, а мне в голову так и не пришло ни одной блестящей идеи, как выбраться из положения с минимальными потерями. По сути всё до безобразия просто: не хочешь писать? Да ради Бога, только будь добра, освободить место. Отвратительно. От безнадёжности ситуации на глаза наворачиваются слёзы. Как же это подло! И ведь если я откажусь, Флетчер уволит меня, я видела это по его глазам. Я не хочу терять это место! То, что я получила награду в сфере журналистики, ещё ничего не значит. Я окажусь на улице, никому нафиг не нужная. И даже если смогу найти подобное место, где гарантия, что и там Джонсон меня не достанет? Будь он трижды проклят!

        - Можно?  - до боли знакомый баритон разбил тишину на осколки.

        Буквально десять минут назад я вернулась с обеда. Мне так и не удалось принять чёткого решения. Разум твердил, что отказаться будет верхом глупости. Малодушным, трусливым бегством. Но душа испуганно замирала, от одной мысли о большом количестве часов рядом с этим дьяволом. Адриан Джонсон - истинное исчадие Ада. Не сомневаюсь, согласие обернётся для меня сущим кошмаром. Даже просто находиться рядом с ним пытка, а ведь он явно что-то задумал. Это будет не работа, а издевательство надо мной.

        - Будто тебе нужно моё разрешение,  - буркнула я. Сделав вид, что не заметил моего недовольства, Адриан уселся на стул неподалёку от меня. Взгляд голубых глаз гипнотизировал, лишал воли. Мужчина долго рассматривал меня, при этом не произнося не слова. Мне все это не понравилось.  - Зачем ты это делаешь?  - не выдержала я. Затянувшаяся пауза начала меня сильно нервировать.  - Сколько можно портить мне жизнь? Тебе мало моих страданий? Не насытился ещё моей болью? Когда же ты наешься-то?

        И тут я с ужасом поняла, что сорвалась. Меня понесло, и в который раз я сама унизилась перед ним. Ну что я за идиотка-то такая? Где вообще мои мозги?! Адриан же продолжал сидеть с невозмутимым выражением лица, словно и не было моего словесного поноса. Хоть на этом спасибо.

        - Успокойся, Криста,  - наконец изрёк мужчина.  - Если тебе станет легче, я больше не собираюсь донимать тебя попытками душевных разговоров. В конце концов, ты вчера достаточно доходчиво дала мне понять, что тебе ничего из того, что я могу дать, не нужно.

        - Тогда какого чёрта ты устроил этот цирк? Какая к чертям автобиография?  - так, Криста, спокойно.

        - Самая обыкновенная,  - пожал он плечами.  - Кому, как не тебе, знать, что за тридцать лет жизни я повидал больше, чем многие за всю. Я больше не собираюсь на тебя давить, мне надоело тебя уговаривать. У меня тоже ещё осталась гордость. Тебя я выбрал лишь потому, что ты меня знаешь лучше, чем кто-либо из живущих в мире людей, имеющих писательский талант. Так что, под словом работа, я имею ввиду именно работу. Если, конечно, ты сама меня не попросишь о чём-нибудь особенном,  - подмигнул мне Адриан.

        Что? Он вообще в своём уме? Издевается? Судя по чувственному изгибу точёных губ и порочному блеску глаз, нет. Решил, что если мы будем проводить рядом много времени, я сама на него наброшусь? Черта с два! Посмотрим, кто кого!

        - И не надейся,  - холодно усмехнулась я.  - Когда хочешь начать?

        - Сегодня. Я подъеду сюда к пяти часам. Сейчас у меня работа,  - последовал ответ.

        - Отлично,  - как можно увереннее бросила я.  - Жду в пять. Опоздаешь - ухожу.

        - Договорились.

        Мужчина ушёл, оставив меня переваривать произошедшее. Дерьмо. Я согласилась. Добровольно подписалась на тур в Ад и обратно. Никто не предоставит машину, а? Будь не ладен мой дух противоречия! Ну кто меня за язык тянул, зачем я это сделала? Хотела доказать ему, что не боюсь его и он не имеет надо мной власти? Браво! На словах-то всё легко, а как на деле выстоять? Ведь он только его вид поднимает в моей душе бурю. Господи, что я наделала?

        Весь оставшийся день прошёл, как в тумане. Я не видела никого и ничего. Из рук всё валилось, а попытки работать оборачивались полным фиаско. Неоднократно я порывалась сбежать. Просто уйти из редакции, а лучше уволиться и где-нибудь спрятаться так, чтобы Джонсон никогда больше меня не нашёл. Но я не сделала ничего из этого. Остатки собственного достоинства не позволяли пасть так низко.

        И вот уже пять вечера. Люди оживились, собираясь домой. Одна только я сидела, как замороженная. Надо лишь подождать минут пять, а потом можно с чистой совестью уйти. И плевать, что это бегство. Ни минуты лишней не буду ждать. Однако, моим надеждам, сбыться было не суждено. В одну, всего одну, минуту шестого мистер Кошмар-Моей-Жизни-Джонсон предстал передо мной. Его пунктуальности можно только поаплодировать и молча сверить наручные часы.

        - Надеялась, я не приду?  - самодовольно ухмыльнулся он.

        - Нет,  - процедила я, стараясь подавить разочарование. Я ведь правда на это надеялась.  - Давай к делу. С чего бы ты хотел начать?

        Далее, как бы это удивительно не было, общение сводилось, действительно, к работе. Адриан не спешно рассказывал о своём детстве, которое поначалу, пока жива была мать, ничем не отличалось от детства миллионов других людей. По моей просьбе, говорил он медленно и чётко. Диктофон записывал слова мужчины, и я делала в блокноте пометки о том, что казалось мне особенно важным.

        Странно и, возможно, глупо, но я с жадностью впитывала факты из жизни человека, который меня погубил. Адриан с бесконечным теплом отзывался о своей матери и бабушке. У него даже глаза сияли мягким голубым светом, но, как только речь заходила о его отце, эти самые глаза становились холоднее арктических льдов. Я и не заметила, как пролетело два часа.

        - Думаю, на сегодня хватит,  - ровно произнёс Джонсон, вынырнув из воспоминаний прошлого.

        - Да,  - кивнула я.  - Пожалуй, ты прав.

        Встав с места, он обошёл меня со спины. Его горячие ладони легли мне на плечи, посылая дрожь по телу, обжигая кожу сквозь одежду. Адриан чуть нагнулся, делая вид, будто рассматривает мои каракули в блокноте.

        - Есть вопросы?  - раздался низкий голос с сексуальной хрипотцой у самого уха, заставляя меня замереть.

        Его близость оглушала. Ненавязчивый запах одеколона и до боли родной запах мужского тела окутали меня, сбивая с мысли. Против воли в голове стали проскакивать не самые пристойные воспоминания, заставляя меня стиснуть зубы. Он слишком близко стоит! Опасно близко. Исходящее от его тела тепло, звук его голоса и просто сам факт его прикосновений будят порочную женскую сущность, которая и слышать не хочет голос разума. Боже! Что со мной происходит? Он феромонами надушился?

        Но нет, такие ухищрения Адриану явно не к чему. Он сам по себе ходячий секс. Едва уловимым движение рук и вот его пальцы, нежно и пугающе чувственно поглаживают обнажённую кожу ключиц. Меня мгновенно бросило в жар. Дышать стало сложнее, словно воздух стал липким и густым.

        - Что ты делаешь?  - прохрипела я напряжённо.

        - Спрашиваю, есть ли у тебя ко мне какие-либо вопросы.

        Горячее дыхание Адриана обжигает ухо и часть щеки, заставляя кожу покрыться мурашками. Голос такой эротичный, сладкий, словно патока. Я оцепенела, не в силах шевелиться, думать, действовать. Сердце в груди бьётся, как птица в клетке. Кровь бросается мне в лицо, когда я осознаю, что между бёдер у меня влажно. Разум кричит, молит меня очнуться, но я не в силах даже пикнуть.

        Да что такое? Что за наваждение? Откуда это сумасшедшее возбуждение? Почему он действует на меня лучше любых возбудителей?

        Мне становиться страшно от осознания того, что в помещении мы одни. Никто не помешает, не спасёт. Значит, я должна сама себя спасти. Просто обязана взять себя в руки. Правильно говорят: даже в самой тихой скромнице сидит распутница. Что уж говорить обо мне? Ведь я скромницей никогда особо не была. Но чёрт! Я всегда гордилась тем, что живу, руководствуясь разумом, а не инстинктами, как многие. И где он сейчас, разум этот? Где моя выдержка и самоконтроль? Теку, как последняя сучка, от близости человека, который неоднократно вывалял меня в грязи. Который меня насиловал, бил, унижал, пренебрегал мной и, в конечном итоге, обманул и предал.

        Болезненные воспоминания немного отрезвили меня, позволяя обрести необходимый контроль. Передёрнув плечами, я сбросила его руки и встала.

        - Нет. Вопросы я буду задавать, когда у меня будет на руках полный рассказ о Вашей жизни, мистер Джонсон,  - произнесла я в ответ.

        Повернувшись к нему лицом, я заметила немного недоумённый, обескураженный и даже разочарованный взгляд, но Адриан моргнув, быстро вернул себе выражение равнодушной безмятежности. Но ему явно не понравилось моё официальное обращение и вообще, что я смогла вырваться из его плена.

        - Хорошо,  - кивнул он.  - Давай продолжим завтра в это же время.

        Опять остаться с ним наедине в помещении где нет ни одной живой души? Нет! От одной мысли об этом, в душе поднималась волна паники.

        - Боюсь, я не смогу,  - ответила я, дрогнувшим голосом.  - У меня в шесть встреча с подругой.

        И зачем я оправдываюсь?!

        - Что же, ладно,  - до странного легко согласился мужчина.  - Когда?

        - Кафе «Сластёна», послезавтра в семь вечера. Подойдёт?  - выпалила я первое, что пришло в голову.

        А что, не худший вариант. Там хотя бы людно и я вряд ли снова окажусь в шаге от позорной капитуляции, готовой самостоятельно наброситься на него.

        - Договорились. До скорой встречи, Криста,  - и снова интимные нотки в голосе и порочный, обещающий неземные наслаждения, блеск в глазах.

        - До свидания, мистер Джонсон,  - сдержанно ответила я, стараясь унять ускорившее бег сердце.

        Наконец Адриан ушёл, а я села обратно в кресло, ощущая дрожь неудовлетворения во всём теле. Что это было? Как он завёл меня одним прикосновением и парой слов? Когда я стала похожа на похотливую, слабовольную идиотку? А ведь это только первая встреча. И он же не сделал ничего особенного. Так почему мне до боли и слёз хочется его догнать и потребовать, чтобы он подарил мне рай, который способен дать только Адриан? Что со мной, совсем ума лишилась?

        Просидев на рабочем месте ещё минут пятнадцать, я наконец покинула редакцию. Тело ныло от болезненного возбуждения, которое никак не желало уходить. Рассудок бунтовал, я кляла себя на чём свет стоит за то, что дала согласие на этот фарс. Да поможет мне Бог выстоять в этой войне. Ведь в своих собственных силах я совсем не уверена. Сегодняшний день, лишний раз показал мне, как я слаба и какую власть он надо мной имеет. Но сдаваться нельзя, ведь если я это сделаю, то вскоре снова буду лить слёзы и умирать от боли.

        Такие мужчины, как Адриан Джонсон,  - опасные хищники. Любая женщина в здравом уме должна бежать от них сломя голову. Иначе они полностью поглотят, подчинят себе выбранную жертву, покажут истинную нирвану, а потом хладнокровно вышвырнут из своей жизни, подобно ненужному хламу, тем самым убив в душе всё самое хорошее и светлое. Они просто не способны любить. Красивые и опасные, охотники по натуре, приносящие женщинам только горе. Таких надо обходить за километр с подветренной стороны. Жаль, я этого не понимала в своё время. Но я буду последней идиоткой, если снова поддамся ему, сдамся без борьбы. Ведь как бы сильны не были мои чувства к нему, я знаю, Адриану верить нельзя. Себе дороже выйдет.

        ГЛАВА 17. АДРИАН

        Работать совершенно не хотелось. Колонки цифр и сосредоточия букв на бумажных страницах казались мне китайской грамотой. Все мысли были далеки от рабочего процесса и мне никак не удавалось сосредоточится. Как я не пытался, ничего не получалось. Все помыслы так или иначе были о рыжеволосой бестии. О моей любимой девочке.

        Как она злилась, когда ей поставили неприглядный, с её точки зрения, ультиматум! Если бы взглядом можно было бы убить, я бы умер, как только подошёл к её столу вчера. Сколько негодования! Да, признаю, я играю не по правилам в какой-то степени. С другой стороны, какие могут быть правила, если дело касается любви?! Я сам себя не узнаю порой. Если бы кто-либо, до встречи с Кристой, сказал мне, что я буду размышлять о подобном и так себя вести, в жизни бы не поверил. Однако, это так. Я полон стремления вернуть любимую женщину, чего бы это не стоило.

        В тот момент, когда Криста во время встречи в кафе в очередной раз меня послала, я осознал, насколько бессмысленно донимать её просьбами поговорить. Это не полезнее, чем биться головой о стенку в такт вальса - музыка всё равно не заиграет, а тело Кристы не вскользнёт в руки. Девушка для себя всё решила и вряд ли словами можно её переубедить. Но я достаточно хорошо знал, что она очень чувственная натура. Также я понимал, что постоянное преследование и мои неожиданные появления на её пути вынудят девушку быть всегда настороже. Держать оборону круглосуточно. Именно поэтому я решился на это безумие с автобиографией. Нет, я не собирался издавать эту книгу. У меня нет ни малейшего желание раскрывать миру все секреты своей жизни и души. Только ей. Интересно, понимает ли это Криста? Понимает ли, что ей придётся услышать причины, которые вынуждали меня причинять ей боль?

        Теперь у меня будет время, официальный повод, находиться рядом, испытывая на прочность её барьеры чувственности. Я совсем не удивился, что вчера она устояла. Мне удалось её возбудить, я буквально чувствовал, как она пылает. Не зря, выходит, я оттачивал свои навыки обольщения и соблазнения на всех представительницах прекрасного пола, которые встречались мне на пути. Правда, дальше томных взглядов и улыбок делу я ход не давал.

        Эта игра имела и обратную сторону. Не только Криста испытывала мучительно сексуальное напряжение - вчера мне пришлось долго стоять под ледяными струями воды, дабы прийти в себя.

        И пусть мне самому будет не просто, с выбранного пути я не сверну. Если разумом Криста готова противостоять мне до последнего, то что она сможет противопоставить страсти? И пусть это не особо благородно, но выбора мне не оставалось. Сначала я заставлю сдаться её тело и потом, надеюсь, мне удастся достучаться до её разума, сердца и души. В противном случае, я хотя бы смогу рассказать ей, почему был вынужден неоднократно предавать…

        Звонок мобильного вырвал меня из размышлений, вызывая вспышку раздражения. Грёбаный риелтор! Когда я принял решение приобрести жилье в этом городе, то не ожидал, что такая, казалось бы, простая задача выльется в проблему. Мне хотелось, как можно скорее урегулировать вопрос с недвижимостью. Как назло, всё, что мне предлагали, было не тем.

        Договорившись встретиться с риелтором встретиться через полтора часа, я всё же уболтал себя поработать. Время пролетело незаметно. Через установленное время я переступаю порог очередной квартиры и понимаю: вот оно. Именно такое жильё я искал. Светлое помещение с большими, почти панорамными окнами. Два этажа, девять комнат, три санузла, огромная кухня и гостиная. Всё оформлено в стиле арт-деко, если не ошибаюсь. Красиво и гармонично. Требуется минимум ремонта, заменить кое-какую мебель и можно вселяться. В общем, это любовь с первого взгляда. Риелтор, женщина лет сорока, просияла, поняв, что наконец нашла желаемое. Обговорив все детали касательно покупки, я отправился обратно в гостиницу. Ну ничего, скоро наконец появится свой угол. Было тоскливо оттого, что Кристу я сегодня не увижу. Что же, нужно набраться терпения, а ещё обдумать поведения на завтрашний день.

        Заказав ужин в номер, я с головой погрузился в мысли будущем и воспоминания прошлого, потому не сразу отреагировал на стук в дверь. Посетитель, кем бы он не был, уходить не желал, и, выругавшись себе под нос, я отправился открывать дверь. Мои ноги приросли к месту, когда я стоял как истукан, созерцая на пороге жену, о которой последнее время попросту забыл. Какого чёрта она тут делает?

        - Пригласишь?  - первой нарушила молчание Оливия. Лицо девушки выражало безмятежность и дружелюбие. Как бы мне не хотелось захлопнуть дверь перед её носом, пришлось кивнуть и отойти, пропуская её внутрь. Устраивать сцену в гостинице не хотелось.

        - Зачем ты пришла?  - прямо и без обиняков спросил я.  - Как тебя вообще пропустили?

        - Адриан, я пока ещё твоя жена,  - произнесла она тихо.

        - Ключевое слово: «пока»,  - фыркнул я, испытывая желание избавиться от неё, как можно скорее.  - Говори, что надо, и уходи.

        Оливия молчала, пристально рассматривая меня. Затянувшаяся пауза действовала на нервы.

        - Снял кольцо,  - констатировала она.

        - Да. Что-то ещё?  - произнёс я, стараясь быть сдержанным.

        - Адриан,  - выдохнула Оливия и пройдя вглубь номера, устроилась в кресле.  - Ну зачем это нам?

        - О чём ты?  - прикинулся я идиотом.

        - О разводе. Посуди сам, мы с тобой очень похожи,  - мне хотелось возразить, но Оливия вскинула руку, призывая к молчанию.  - Нет, не перебивай. Мы оба любим власть, секс, силу. У нас своя мораль. Признаю, я была не лучшей женой и прошу… извинить меня за это,  - было видно, как девушка буквально выдавливает из себя слова, которые, по её мнению, унижали её достоинство.  - Но и ты не был образцовым мужем! С самого начала ты всем видом выказывал мне презрение и всячески старался показать, что я не более чем досадная помеха в твоей жизни. А сколько девиц побывало в твоей постели за время нашего брака?

        Смотря на супругу, которая произносила речь с таким вдохновение, я недоумевал: она серьёзно думает, что может заставить меня изменить своё решение?

        - Что лишний раз доказывает простую истину - наш брак был обречён изначально. Пришло время поставить точку в этом затянувшемся фарсе,  - изрёк я.

        - Ты не прав!  - горячо возразила Оливия.  - Просто давай начнём всё сначала?

        - Нет. Не вижу в этом смысла.

        - Смысл? Смысл в том, что я люблю тебя! Несмотря ни на что, люблю! И я знаю, что сама сделала всё, чтобы ты меня невзлюбил. Но дай мне шанс доказать, что я не так плоха. Дай НАМ шанс,  - я буквально оторопел и огромным недоверием смотрел на девушку, которая эмоционально жестикулируя несла откровенную чушь.  - Я даже готова закрыть глаза на твои мелкие интрижки. Да, больно. Но главное, чтобы ты был рядом. Ведь я понимаю, тебе нужно разнообразие. Подумай сам, кто ещё согласится на подобное?

        Наверное, я немного в шоке с устроенного Оливией представления. О том, что она меня любит, я знал всегда. Правда любовь её всегда была извращённой, больной. Да уж, в одном она права: мораль у неё и вправду далека от принятой в обществе. Только вот чтобы она не сказала, это не изменит моего решения. Презрение к Оливии давно превысило все мыслимые границы. У меня были на жизнь планы и при любом раскладе этой стерве не было там места.

        - Нет,  - повторил я уверенно.

        - Это из-за неё, да?  - прищурившись, зашипела девушка.  - Из-за этой рыжей шлюхи?

        - Ты забываешься!  - оскорбления в сторону Кристы поднимали в душе волну бешенства.

        - Забудь о ней,  - продолжала Оливия.  - Ты правда не понимаешь, что у тебя нет ни единого шанса? Она не похожа на нас, потому не простит и не примет твоих поступков. А если и случиться чудо и каким-то образом тебе удастся вернуть её, то она всё равно не сможет принять тебя до конца. Таким, как эта… Криста, нужны стабильность и спокойствие, полная уверенность и консервативность. Ты же никогда не сможешь жить жизнью среднестатистического человека, скука не для тебя, впрочем, как и моногамия…

        - Подожди,  - перебил я страстный монолог.  - С чего ты взяла, будто знаешь, что мне нужно? Что для меня, а что нет? Я точно знаю одно, ты точно не та женщина, которая мне нужна. Прекрати этот спектакль, Оливия. Мне надоело слушать эту ересь. Я разведусь с тобой и ничто этого не изменит.

        - Это твоё окончательное решение?  - маска благосклонности и терпимости начала сползать с лица девушки, обнажая сучью сущность.

        - Да,  - ответил я, абсолютно уверенно.

        - Ты ещё пожалеешь об этом, Адриан Джонсон!

        - Это угроза?

        - Нет, констатация факта. Не приходи ко мне, когда разочаруешься в своей рыжей шкуре.

        - Можешь даже не мечтать об этом. Но уясни себе: узнаю, что ты снова сунулась к Кристе и ничто не спасёт тебя.

        - Это угроза?

        - Предупреждение.

        Окинув меня пылающим, яростным взглядом, Оливия вскочила на ноги и выбежала из комнаты, хлопнув дверью так, что задребезжали стёкла.

        Как только нежданная и откровенно нежеланная гостья скрылась, я ощутил облегчение. Только сейчас я понял, как утомил меня этот бессмысленный разговор. Но самое неприятное то, что некоторые её слова нашли отклик в глубине моей сущности. Посеяли сомнения и даже страх.

        Я был уверен, что не захочу других женщин, пока Криста рядом, но смогу ли я превратится в примерного и законопослушного гражданина? Жить, заранее зная, что меня ожидает через день, неделю, месяц? С малых лет моя жизнь напоминает сплошной клубок событий и опасностей. Я никогда не знал постоянства и потому просто не знал, смогу ли так жить.

        И тут я разозлился сам на себя за то, что позволил этой стерве посеять сомнения в моей душе. Я смогу! Я хочу этого! Хочу спокойной и счастливой жизни рядом с женщиной, которую люблю. И готов работать над собой для достижения этой цели. Также я не верил, будто Оливия после сегодняшнего разговора оставит всё как есть. Скорее наоборот. И потому нужно быть настороже.

* * *

        Решив заранее посмотреть место, которое Криста выбрала для нашей встречи, я понял, что не прогадал. Она явно знала, что делает. Слишком людно! Как при таком столпотворении можно вести задуманную игру?

        Криста решила, будто нашла выход и нет никакой опасности? Что же, придётся её разочаровать. Переговорив с владельцем заведения, я обошёл несколько столиков, где сидели люди, лишний раз убеждаясь, что деньги творят чудеса. К назначенному часу я сидел в самом дальнем углу кафе на небольшом диванчике, в окружении достаточно интимного полумрака.

        Криста появилась точно в назначенное время. Когда девушка подошла ко мне, я видел недоумение и даже разочарование на любимом лице. Ей явно не нравилась обстановка. Столики вокруг нас пустовали, а выбранное мной место было достаточно уединённым.

        - Привет,  - улыбнулся я.

        - Здравствуйте, мистер Джонсон,  - произнесла Криста холодно.

        Что за нахер? Меня коробило такое обращение из её уст. Решила соблюдать дистанцию и официоз? Ладно. Посмотрим, как долго она продержится.

        Девушка села напротив меня, совершенно этим не удивив. На лице маска холодной отстранённости. Старается казаться профессионалом. Хорошо, подыграю ей. Позавчера всё вышло даже лучше, чем я предполагал. Я намеренно не давил на Кристу, нечем не выказывал своего интереса к её персоне, а говорил исключительно по делу. До определённого момента. Этакая техника отвлечения. Заставить девушку поверить в собственную безопасность и стремительно атаковать, пока она не готова к обороне.

        Видя настороженность Кристы, я понимал, она думает примерно о том же, и потому держится настороже. Это её не спасёт.

        Говорить о своей юности мне было не особо приятно. Это были не самые лучшие времена. Нищета, тирания отца. Как и прежде, говорил я медленно и чётко, притом часто и намеренно путаясь в собственных словах, заставляя Кристу уточнять и переспрашивать. Незаметно я пересел на диванчик, где сидела девушка, дабы пояснить непонятные моменты. К этому моменту мне удалось отвлечь её, заставить немного сбавить настороженность. Как только я оказался рядом, то снова ощутил барьер, который она возвела между нами. От неё буквально волнами исходила готовность бороться, дать мне отпор, если понадобится. И снова я говорил, убаюкивая её словами, заставляя расслабиться и забыться.

        - То есть, как это: «снижала оценки за то, что вы с Сарой были друзьями»?  - нахмурилась девушка, когда я пустился рассказывать ей о школьных буднях.

        - А так это,  - с совершенно серьёзным лицо произнёс я.  - Мисс Фирс была чопорной старой девой, которая за всю свою жизнь, наверное, не познала ни одного мужика. Однако это не мешало ей во всём подряд видеть непристойность и порок. Возможно именно это и сыграло основную роль в её мировоззрении, посылая пошлые мыслишки в её голову. То, что мы с Сарой были буквально неразлучны, для неё подобно красной тряпке для быка. И пусть к тому моменту я уже начал осознавать не совсем дружеские желания в отношении Сары, мы с ней были лишь друзьями.

        На последних словах, я намеренно понизил голос, придавая ему интимности. И это сработало. Зрачки Кристы расширились, и она судорожно вздохнула. Воздух заметно наэлектризовался.

        - Не совсем дружеские желания?  - на автомате переспросила девушка.

        - Именно,  - прошептал я, наклонившись к ней, вдыхая восхитительный аромат её волос.

        Криста замерла, её дыхание участилось. Не давая ей опомниться, на мою удачу, девушка была в юбке, и я, положив ладонь ей на колено, и касаясь кожи лишь кончиками пальцев, начал скользить по бедру вверх.

        - Что ты делаешь?  - её голос был хриплым шёпотом, который лишь сильнее распалил сжигающее меня пламя вожделения.

        - Наглядно показываю какие желания осознавал,  - ответил я, пальцами другой руки лаская нежную кожу щеки.

        Между нашими лицами оставались считанные сантиметры. Я тонул в серых омутах глаз, на дне которых плескалось вожделение и отчаяние. Даже сейчас, попав в плен страсти, Криста продолжала отчаянно бороться с собой. Увы, в этом я был ей не помощник.

        - Адриан…  - прошептала она голосом, полном обречённости и смирения с происходящим.

        - Криста,  - выдохнул я имя любимой, словно молитву.

        Мир замер, пронизанный чувственной интимностью воздух потрескивал. Я выпал из реальности погружённый в водоворот собственных ощущений, предвкушая наслаждение неповторимым вкусом губ любимой.

        - Криста?  - раздался над головой мужской голос, и прекрасный мирок окружающий нас со звоном разбился.

        Вздрогнув, девушка мотнула головой и, уперевшись ладонями в мою грудь, отстранилась, а потом и руки убрала, лишая меня ощущения своего тепла. Я стиснул зубы от непонятно откуда накатившего чувства потери.

        - Эндрю?  - с убивающим меня облегчением произнесла Криста.

        Вскинув взгляд, я углядел мужчину-проститутку, одного из тех, на кого не так давно составлял досье. Какого чёрта этот мудак тут забыл? Да ещё так вовремя! Мной овладели раздражение и злость, порождающие желание уничтожить ублюдка прямо здесь и сейчас. Но, к сожалению, этого делать было никак нельзя.

        - Извини, я немного опоздал,  - промямлило это ничтожество.

        Что? Опоздал? Они договорились встретиться или я чего-то не понимаю?

        - Ничего,  - улыбнулась ему Криста. Улыбнулась ему! Блядь!  - Мы как раз только что закончили. Кстати, познакомься, это - мистер Адриан Джонсон. Я пишу его автобиографию. Мистер Джонсон, это - Эндрю, мой… хороший друг.

        Меня словно ударили, разом вышибив весь кислород из лёгкий. Что за херня тут творится? Она не могла снова связаться с ним! Дать ему шанс, в котором так упорно отказывала мне. Или могла?

        - Приятно познакомиться, мистер Джонсон,  - произнес этот мужчинка, протягивая мне руку.

        - Взаимно,  - мрачно ответил я, с отвращением пожимая протянутую клешню.

        Мне удалось поймать взгляд этого альфонса и после короткого противостояния, он первый отвёл глаза. Слабак. И рукопожатие как у девки.

        - Мы пойдём, мистер Джонсон,  - немного нервно, кусая губы произнесла девушка.  - Позвоните мне завтра на работу, и мы договоримся о времени и месте следующей встречи.

        - Хорошо,  - кивнул я, стараясь подавить шквал бунтующих эмоций.

        Меня просто разрывало на части от злости и негодования. Что это сейчас было? Всё пошло не так! Вместо пленительного поцелуя и ещё одного шага к поставленной цели, я получил унизительную пощёчину. Ну Криста! Заранее продумала варианты, подготовилась, обезопасила себя. Ну ничего. Это лишь мелкая неудача, победа будет за мной!

        Но как побороть чувство потери, сильно смахивающее на отчаяние, от вида любимой девушки, удаляющейся от меня прочь? Этот проститут обвил рукой её талию, прижимая ближе к себе! Захотелось заорать: «Убери от неё свои грязные лапы!». Избить ублюдка до полусмерти за то, что посмел коснуться её! За то, что смотрит на неё липкими похотливыми глазёнками! Но я не мог. Дать волю эмоциям сейчас, означает заранее проиграть. И потому я лишь бессильно скрежетал зубами, смотря вслед удаляющейся парочке.

        «Моя!»  - кричало всё внутри. И я был преисполнен решимости воплотить задуманное в жизнь. Сильнее, чем когда-либо ранее. А этот козёл ещё поплатится за то, что посмел посягать на мою женщину! И плевать, что он этого не знает.

        Однако, нужно признать, что произошедшее - мой просчёт. Я слишком о многом забыл и многое упустил, погрузившись в мечты о Кристе. Больше я так не ошибусь. Она будет моей, и никакие Оливия или Эндрю больше не встанут между нами.

        ГЛАВА 18. КРИСТА

        «И зачем я согласилась?»,  - в сотый раз задавалась я вопросом, собираясь на очередную встречу с Адрианом.

        В ресторан! Что б его! Видите ли, у него сегодня в ресторане «Мираж» встреча с партнёрами, и для нашей задачи это - вполне подходящее место. И вроде бы всё в соответствии с моими требованиями, место людное… Но что-то не давало мне покоя. Может излишек пафоса, которым славится «Мираж»? Не знаю. Волнение никак не хотело меня покидать. Хотя чему я удивляюсь? Любая наша встреча - сильнейший стресс.

        Я устала, невыносимо устала от происходящего. Казалось бы, прошла всего неделя, как я начала работу над автобиографией Джонсона. Точнее, меня заставили. За это время я тысячу раз задалась вопросом: зачем я согласилась на этот фарс? Не лучше ли было уволиться и попытать счастье в других изданиях? Однако я понимала, если Адриан задался целью, он не отступит. Его цель я. И потому он бы достал меня везде. И всё равно я многократно порывалась написать заявление по собственному желанию, а потом сбежать. Спрятаться. И лишь понимание бессмысленности этой затеи, её глупости и малодушия, останавливали меня.

        Восемь дней прошло с момента, как Флетчер вызвал меня к себе и поставил мерзкий ультиматум. Пять раз мы за это время встречались с Адрианом, и каждая встреча была сплошным противостоянием. Джонсон тянул время, насыщая свои рассказы ненужными, лишними подробностями. Мне бы возразить, но часть меня не давала открыть рот. Непросто было признать, что мне интересно всё, связанное с этим мужчиной.

        Я бы получала огромное удовольствие, узнавая подробности его жизни, если бы могла хоть на миг расслабиться. Адриан был дьявольски хитёр. Поняв, что слушать его или иметь с ним что-либо общее я не намерена, он изменил тактику. Имея огромный опыт в общении с женским полом, он бросил весь шквал своей сексуальности и обаяния на меня. При каждой встрече он заводил меня, заставляя терять разум и связь с реальностью. Распалял страсть и вожделение, пугая меня до ужаса, показывая, какую власть надо мной имеет. И что-то мне подсказывало, он ни разу не довёл дело до конца отнюдь не из-за моих слабых попыток сопротивляться.

        Он ждал. Ждал моей полной и безоговорочной капитуляции. И самое ужасное, я этого хотела. Огромная часть меня жаждала сдаться на милость победителя и моё сопротивление держалось на чистом упрямстве. Здравый смысл терялся под напором чувственных желаний, и я не знала, как долго ещё смогу бороться.

        Да и методы борьбы, как показала практика, нужно выбирать осторожнее. С моей стороны было не лучшей идеей использовать Эндрю. Когда мы пять дней назад покинули с ним то кафе, я осознала, что дала ему ложную надежду. Это вогнало меня в ступор, и я не знала, как объяснить ему, что меня не интересуют отношения с ним. С минуту мы шли молча и как только повернули за угол, я сбросила руку мужчины со своей талии.

        - Эндрю…  - надо было что-то сказать, но слова упорно не шли.  - Понимаешь…

        - Понимаю,  - он грустно улыбнулся.  - Мы можем быть только друзьями, так?

        Потупив взгляд в землю, я лишь виновато кивнула.

        - Я всё понял, как только увидел тебя с ним. Между вами просто искры летели. И пришло осознание, что ты меня просто использовала. Только я не понимаю, зачем. Почему ты бежишь от этого парня?

        - Это сложно объяснить,  - пролепетала я.  - Ненавидишь меня?

        - Как ни странно, но нет,  - покачал Эндрю головой.  - Знакомство с тобой и твоя реакция на мой способ зарабатывать заставили меня на многое взглянуть под иным углом. Я никогда не смогу полюбить женщину с моралью, подобной моей собственной. А такая, как ты, никогда не примет этот род деятельности. Сейчас я молод и полон сил, востребован, но что будет лет через двадцать-тридцать? Когда внешняя красота и мужская сила уйдут, кем я буду и что у меня будет? Кому я, в конце концов, буду нужен? Потому я решил, что мне нужно менять свою жизнь. Нет, я никогда не был наивен и не думал, что то, что я делаю, есть хорошо. Но я как-то не понимал, что ли, что подобный заработок не делает мне чести. Я решил накопить денег и… Не знаю, хочу попробовать открыть свою автомастерскую. Мне всегда нравилось ковыряться в машинах. Ты стала переломным моментом в моей жизни, Криста. Заставила пересмотреть свои взгляды, и я просто не могу злиться или ненавидеть тебя. Разве что, мне немного тоскливо. Я не могу быть твоим другом. Прости. Невозможно быть другом человеку, которого любишь и хочешь. Думаю, это пройдёт, и я встречу
другую женщину. Сегодня я наконец понял тщетность своих попыток с тобой. Не знаю, что происходит между тобой и Джонсоном, но не делай глупостей. Он так на тебя смотрит… В общем, просто будь счастлива.  - он неловко переместил свой вес с ноги на ногу, заканчивая небольшую речь.

        Я не могла произнести ни единого звука, слушая монолог Эндрю. Это шок. Ещё недавно, при воспоминании о нём, я брезгливо кривилась. И внезапно заново прониклась к нему симпатией. Не как к мужчине, как к человеку. Мне хотелось, чтобы он нашёл себя и стал счастливым, но я не могла сказать и слова.

        Улыбнувшись, Эндрю легонько поцеловал меня в щеку и исчез в ночи. Мне стало грустно. Я не могла объяснить этого чувства, но оно было. Может потому, что у меня много тёплых воспоминаний связано с этим человеком? Не знаю. Однако надеюсь, что у него всё будет хорошо.

        С того дня я стала осторожнее в выборе средств для борьбы с Джонсоном. Пришлось обратиться к Мони. Я многого не могла объяснить подруге, но всё же она согласилась мне помочь. Я просто говорила время, и она звонила мне на мобильный. По моей задумке, звонок должен был помочь мне обрести утраченный самоконтроль.

        Только я в очередной раз недооценила Адриана. Ещё в кафе он понял мою тактику, а потому стал действовать несколько иначе. Он больше не ждал конца встречи, чтобы перейти в наступление. В любую минуту он мог начать свои манёвры, окуная меня в океан чувств, эмоций и ощущений.

        С каждым днём сексуальное напряжение между нами нарастало. Я испытывала физический дискомфорт. Слабая плоть предательски ныла, требуя удовлетворения. Разум протестовал против подобного и пока мне удавалось цепляться за доводы здравого смысла. Но на долго ли меня хватит? Ведь сейчас моё тело загоралось огнём страсти при одном только упоминании имени Адриана! Он всё же дьявол. В кого он меня превратил? Я просто не узнаю себя! Кто эта распутная девица, которая течёт как последняя дешёвка от одного только чувственного взгляда магнетических глаз?

        Всю дорогу до ресторана была напряжена, как струна. Хотелось плюнуть на всё, остановить машину и бежать! Не важно куда, лишь подальше от Адриана и опасности, которую он для меня представляет. По-хорошему, так бы и надо поступить. Уехать куда-нибудь и не возвращаться пока не вновь не обрету власть над собственным телом, а в голове не появится плана действий. Понимание пониманием, но я в очередной раз ехала на губительную встречу вместо того, чтобы спасаться.

        Адриан умело повышал во мне градус возбуждения, заставляя мучиться неудовлетворённостью. Я буквально ненавидела похотливое чудовище, в которое он меня превратил. Эту жаждующую секса девицу, которая по полчаса стояла под холодным душем, пытаясь на манер мужчин унять пылающий внутри огонь. И даже пыталась собственными руками принести себе облегчение. Унизительно и отвратительно. А ведь всего чуть более недели прошло!

        Всё это привело меня к неутешительным выводам: мне нужен мужчина. Нет, не так, мне нужен Адриан. Ведь даже в самых смелых размышлениях, попытки представить в роли любовника другого мужчину оказывались плачевны. Ничего кроме отторжения, смешанного с брезгливостью, я не испытывала. Даже Эндрю, с которым я некогда была близка, не подходил на эту роль. Но поддаться Джонсону? Унизительно капитулировать, опуститься на самое дно в собственных глазах? Нет, ни за что. Хотя какая-то часть меня понимала, это неизбежно, если я не убегу. Но что-то не давало мне этого сделать, заставляя раз за разом вступать в бесперспективную борьбу с Адрианом и с собой. Противиться, терпеть и ненавидеть себя за эту слабость. Ненавидеть его за такую жестокость. И вместе с тем любить частицей сердца, неподвластной логике и разуму.

        Расплатившись с таксистом, я вошла в ресторан. Меня ждали. Стоило произнести имя Адриана, как меня проводили к нему. Это была VIP-кабинка. И он был не один.

        Джонсон вальяжно расположился на диване, напротив него сидело двое мужчин и одна женщина. У всех был жутко деловой вид. И сам Адриан вёл беседу с серьёзным и сосредоточенным выражением лица. Глядя на это, я растерялась. Я определённо пришла вовремя, но видимо зря. Внутри всё смешалось. Одна часть меня была неимоверно рада, что удастся избежать бессмысленного противостояния, а вторая, к моему ужасу, разочарованно и обиженно вздыхала.

        - А вот и она,  - улыбнулся Джонсон, завидев меня.  - Криста Паркер - молодая и талантливая журналистка, которой я решился доверить тайны своего существования, дабы она донесла их в массы. Криста,  - обратился он ко мне.  - Познакомься - это мои деловые партнёры из Ванкувера: Френсис, Джеральд и Марта.

        Все трое со мной вежливо поздоровались, вынуждая меня сдавленно ответить на приветствие. При всём этом я так же не знала, что мне делать: уйти или остаться? Заметив мои терзания, Адриан за руку потянул меня к своему дивану и усадил рядом.

        - Сегодня, наверное, не получится поработать, но составь нам компанию,  - с улыбкой произнёс он.  - Мы закончим обсуждать дела, потом можно отдохнуть и насладиться ужином.

        Сначала я ощутила себя дичью, загнанной в капкан. Учёная опытом, я старалась садиться на как можно большем расстоянии от мужчины, а сейчас, в такой непосредственной близости, я просто окаменела. Внутри всё дрожало от напряжения и пылало от его близости. Я чётко ощущала запах его одеколона и терпкий аромат тела, тепло его бедра, прижатого к моему. В голове пульсировал красный знак опасности, но я продолжала сидеть вопреки логике. А потом, оценив ситуацию с точки зрения здравого смысла, расслабилась. Мы не одни и Адриан не сможет опять начать свои изощрённые, похожие на чувственную пытку, игры. Нужно расслабиться, досидеть до конца этого фарса и, вежливо попрощавшись, слинять.

        Всё моё тело инстинктивно дёрнулось, когда я почувствовала горячую ладонь на бедре, чуть выше колена. Что происходит? Бросив на Джонсона взгляд из-под ресниц, я увидела, что он целиком и полностью сосредоточен на беседе, смысл которой я почти не улавливала. Однако, его рука, которая медленно, но верно продолжала подниматься выше, сильно убавляла эту уверенность. Оцепенев, я сидела, боясь сделать лишний вздох. Мне хотелось вскочить, оборвать эту слишком уж откровенно-интимную ласку, но я не могла даже пошевелиться.

        Лицо Джонсона оставалось совершенно невозмутимым, ни одного взгляда не брошено на меня. Со стороны никому бы и в голову не пришло, что вытворяет своей рукой этот сосредоточенный на деле мужчина. А пальцы его тем временем, поднимались всё выше, задирая подол строгого тёмно-синего платья. Когда он коснулся обнажённой кожи, я мысленно взвыла, коря себя за то, что надела чулки. Дура! Опустив собственную руку, я постаралась избавиться от пыточного пятипалого инструмента, да не тут-то было. Почувствовав моё сопротивление, Адриан с силой сжал моё бедро. Синяки останутся.

        Не зная, что делать, я сидела замерев, стараясь не выдать происходящего мимикой лица, судорожно глотая воздух маленькими порциями.

        Для меня было загадкой, над которой лень размышлять, как он это делает, учитывая всю неудобность позиции. Меня ударило разрядом в тысячу вольт, когда его пальцы коснулись насквозь сырых трусиков. Этого ему было явно мало, поэтому, недолго думая, Адриан отодвинул полоску мешающей ему ткани и стал пальцами ласкать влажные складки плоти.

        Я горела в адском огне. Одному Богу известно, чего мне стоило поддерживать на лице маску невозмутимости. Напротив нас сидело три человека. Я не могла вскочить на ноги и высказать Джонсону всё, что думаю о нём. А если бы и могла, то вскочила бы? Но меня избавили от необходимости выбора. Я сидела, пылая от страсти, которая всё нарастала, грозя снести к чертям все грани самоконтроля, стискивала зубы, чтобы ни один стон наслаждения не сорвался с губ. Я ненавидела Адрина за то, что он со мной делал и себя за то, что позволяла это. Происходящее было так эротично, чувственно-восхитительно и так до боли унизительно, что я не знала, чего мне хочется больше: отдаться сжигающему в прах желанию или разрыдаться от обиды и унижения.

        Один палец скользнул внутрь, вынуждая меня до крови закусить внутреннюю часть щеки. Меня трясло мелкой дрожью, внутри нарастало несравнимой мощи цунами, подавляя все мысли. Всё, чего я страстно жаждала сейчас, это достичь пика, получить до боли необходимое освобождение. Перед глазами вспыхнули первые искры, предвестники фееричного финала, и тут Адриан убрал руку.

        - Мисс Паркер, с вами всё в порядке?  - как сквозь вату до меня донёсся голос Марты, частично возвращая в реальность. Заставляя осознать, где я нахожусь и ужаснуться этому.

        - Да,  - голос был глухим и хриплым, с потрохами выдавая ложь.  - Просто голова чуть закружилась. Всё хорошо. Правда.

        Марта, как и двое мужчин одарили меня настороженными взглядами, говорящими, что они мне не верят, и вернули своё внимание Джонсону. Сделав глоток вина, которое непонятно каким образом появилось передо мной, я старалась отвлечься, внимательно разглядывая собеседников Адриана и окружающий интерьер. Помогало слабо.

        Тело болело, меня лихорадило от возбуждения. Здравый смысл вылетел в трубу, стены, которыми я старалась оградить себя, обратились в прах. Пришло убийственное понимание: не сегодня, так завтра, это неизбежно произойдёт. Адриан не отступит, не оставит меня в покое, пока не получит своего. А хочет он меня, точнее, моё тело. Больно, мерзко, обидно. Поруганные светлые чувства шевельнулись в глубине души, прогибаясь под гнётом предательского тела, которое оказалось сильнее. Порок и вожделение сильнее разума и убеждений. Вся моя борьба, яростное сопротивление обречены изначально, так зачем затягивать агонию? Он победил, так пусть забирает своей приз - моё тело. Может после я хотя бы опять начну здраво и связно мыслить?

        Скосив глаза на Джонсона, я с мстительным триумфом отметила, что он тоже далеко не так спокоен, как старается показать. На виске в бешеном ритме билась жилка, на лбу выступила едва заметная глазу испарина, а брюки в районе паха красноречиво топорщилось. Во всяком случае, не одной мне сейчас тяжело делать вид, что всё в порядке.

        Мучительная встреча наконец подошла к концу, и компания напротив засобиралась уходить. Я была просто до слёз рада этому, еле сдерживалась, чтобы не начать их торопить. И вот наконец мы остались одни. Адриан откинулся на спинку дивана и глубоко вздохнул.

        - Зачем ты это сделал?  - не выдержав задала я вопрос.

        - Что «это»?  - поинтересовался мужчина.  - Ласкал тебя или не довёл дело до конца?

        Глупо конечно, но краска бросилась мне в лицо. Однако, он прав. Вопрос нужно формулировать точнее.

        - И то, и другое,  - выдавила я через силу.

        - Ласкал я тебя, потому что, хочу,  - он ожидал такого вопроса и не чуть не смутился.  - Ты моя женщина, Криста. Этого ничего не изменит. Ни люди, которые вмешиваются в наши жизни, ни обстоятельства, ни твои непонятные убеждения, которые мешают жить и тебе, и мне.

        В голосе Джонсона звучала абсолютная убеждённость в своих словах. Ах, если бы он меня не просто хотел, как приз, как трофей… Если бы он чувствовал ко мне что-то кроме желания обладать. Если бы его слова о чувствах не были ложью… Но факты - вещь упрямая, и они говорят громче любых слов.

        - И ты кончишь, любовь моя,  - на этих словах он нагнулся ко мне, а голос его стал низким, с гипнотизирующей меня интимной хрипотцой.  - Сначала от моего языка и пальцев, а потом от моего члена внутри тебя.

        Откровенность слов, чувственность голоса, горячее дыхание на моей коже окончательно выбросили меня из реальности. Подавшись вперед, я поцеловала Адриана в губы. Сама.

        - Так сделай это,  - прошептала я в приоткрытые губы мужчины, прервав поцелуй.  - Прекрати эти мучения. Я сдаюсь. Подари мне освобождение.

        Глаза Адриана потемнели, он глубоко и часто дышал, возбуждённый не меньше моего. Я не понимала, чего он тянет, почему не отвечает.

        - Ты точно этого хочешь?  - уточнил он.  - Потому что, если сейчас ты согласишься, то назад дороги не будет. Если у тебя есть сомнения, сейчас самое время передумать.

        В другой ситуации и с другим мужчиной, я бы оценила подобный вопрос и возможность отступить. Только эта возможность была не более, чем иллюзией. Я прекрасно знала, если я захочу сейчас уйти, он отпустит. Но непременно добьётся своего в ближайшем будущем.

        - Нет, я не передумаю,  - выдохнула я, вслух признавая своё поражение.

        - Поехали?  - спросил Джонсон, протягивая мне руку.

        - Поехали,  - согласилась я, уничтожая ещё один шанс бежать.

        Машина Адрина неслась по ночному городу в неизвестном мне направлении. Куда мы едем? Я не спрашивала. Это и не важно. Я была до странности убеждена, он не причинит мне физического вреда. Телесно я останусь цела и невредима. А душа… Кого она интересует? Джонсона никогда особо не заботили мои чувства.

        Как упрекать его? Если я сама сейчас еду непонятно куда с человеком, который испоганил всю мою жизнь, чтобы заняться с ним сексом? Я предаю саму себя. Только иначе я не могу. Устала, да и дальнейшее сопротивление обречено, лишь затянет мучения. Сегодня каждый получит свое: Джонсон моё тело, которым так хотел обладать, а я столь желанное удовлетворение убивающего меня желания.

        И пусть утром я ещё пуще возненавижу себя и наверняка увижу унизительное превосходство, а то и презрение, в невероятных глазах. Но это будет потом. Сейчас же, я его просто хочу. Жажду каждой клеточкой своего существа, как не хотела ни одного мужчину. Хоть ненадолго хочу позволить себе мечты, будто я нужна ему, любима им. И пусть всё мечты, но какие сладкие!

        ГЛАВА 19. КРИСТА

        По дороге… Куда? Не знаю, но пока мы мчались в машине сквозь ночь и никогда не спящий мегаполис. Джонсон сел за руль выпившим или он не пил? Да какая к чёрту сейчас уже разница! Я сама, добровольно села к нему в машину и мне остаётся лишь надеяться, что его самоконтроль и выдержка в данный момент, лучше моих. Однако, поручиться за это я не могу. Адриан постоянно прикасался ко мне. То проведёт пальцами по ноге, то руки коснётся. Словно боялся, что я передумаю.

        Передумаю? Какое там. На протяжении всего пути я сидела напряженная до предела, сжигаемая нестерпимым пламенем в предвкушении взрыва чувств и эмоций. Ни о чём, кроме близости с ним я не могла толком думать. Где-то в глубине сознания, слабо кричал голосок здравого смысла, взывая ко мне, стараясь донести до ополоумевшей меня, что это неправильно, так нельзя. Но я не слушала его. Если я сейчас не получу этого мужчину, не почувствую его ласк и поцелуев, не смогу ощутить его в себе, я просто сойду с ума. Он не просто нужен мне сейчас, он мне необходим, как лишний вздох умирающему.

        Лихо припарковавшись, мужчина вышел из автомобиля, я последовала его примеру. Джонсон взял меня за руку и минуты через три пути, мы оказались в комфортабельном подъезде. Адриан крепко прижимал меня к себе, одаряя лёгкими, но такими жгучими поцелуями. Заслужив укоризненный взгляд консьержа, мы наконец добрались до лифта. Несколько шагов по коридору, ещё секунд пятнадцать на открывание замков и вот мы внутри квартиры. Только дверь за нами захлопнулась, как мужчина прижал меня к стене и набросился на мои губы, словно голодающий.

        Вслепую, поглощённые друг другом, мы продвигались вглубь квартиры, натыкаясь на какие-то предметы, некоторые из которых с грохотом падали. Мне не было до этого дела и судя по всему, Адриану тоже. Наконец мы оказались в какой-то комнате, беглый взгляд позволил установить, что это спальня.

        Адриан безжалостно пожирал мои губы, пил дыхание, заставляя меня терять голову от избытка фантастических ощущений. Словно издеваясь, он не торопился. Губы, скользнув по щеке, сомкнулись на мочке уха, а потом неспешно двинулись вниз, к шее. Я же больше просто не могла терпеть! Поэтому, неумело, дрожащими руками, я начала стаскивать с мужчины одежду. Пиджак, потом дико рассердилась на огромное количество мелких пуговок на рубашке. Когда я наконец справилась с этим предметом мужского гардероба, руки сами опустились ниже и начали теребить пряжку ремня.

        - Торопишься, девочка моя,  - хрипло произнёс Адриан, оторвавшись, от ставшей сверхчувствительной кожи ключиц.

        - Пожалуйста, Адриан, я больше не могу ждать,  - взмолилась я, проклиная себя в душе за слабость.

        В ответ послышался лёгкий смешок и в следующий момент, Джонсон ловко расстегнул молнию платья и стащил его с меня. Следом отправились трусики и лифчик. Я хотела снять чулки, но он мне не дал.

        - Оставь,  - раздался то ли приказ, то ли просьба,  - ты в них просто невообразимо сексуальна.

        И я подчинилась. Поняв, что нахожусь перед ним фактически полностью обнаженная, тогда как сам Адриан скорее одет, нежели раздет, я вознегодовала и принялась с удвоенной энергией воевать с дурацкой пряжкой. Эта противная штуковина никак не хотела поддаваться и смилостивившись, мужчина сам расстегнул ремень, после чего снял брюки вместе с боксерами. Ещё одно, ловкое, почти неуловимое движение и носки отправились куда-то вглубь комнаты.

        И вот мы стоим друг перед другом в костюмах Адама и Евы, и таким это кажется правильным! Более четырёх лет прошло, а его тело всё так же совершенно: рельефные мышцы, ни грамма жира. Появилась несколько новых, незнакомых мне, шрамов, но у меня не было сейчас желания рассуждать над их происхождением. Невольно мой взгляд скользнул вниз и я судорожно вздохнула, увидев внушительный, в полной боевой готовности, член, который призывно поблескивал капелькой смазки. Адриан тоже не остался в долгу, голодным взглядом осматривая моё тело.

        На осмотр ушли считанные секунды, а потом мы как по команде бросились в объятия друг друга. Упав на огромную кровать, мы судорожно и нетерпеливо целовали и ласкали тела друг друга. Мне не терпелось ощутить его внутри, но у Адриана похоже были свои соображения на этот счёт.

        Прижимая моё тело своим, он целовал сначала нежную кожу шеи и ключиц, потом горячие губы взяли в плен напряжённую до боли розовую вершинку. Губами и языком, Адриан играл с моими сосками, посасывая и покусывая, то один, то другой, заставляя меня бесстыдно выпячивать грудь на встречу откровенным ласкам. Наигравшись с сосками, мужчина двинулся вниз, покрывая невесомыми, жгучими поцелуями живот, а потом и бёдра. Человечество не изобрело слов, чтобы передать гамму моих ощущений, когда я почувствовала горячие дыхание, опаляющее мою промежность. В следующее мгновение, язык Адриана прошёлся по влажным складочкам. Я взвыла от чувственного восторга, выгибаясь навстречу, запуская руки и шелковистые чёрные волосы. Губы и язык мужчины порхали над моим естеством, заставляя меня сходить с ума, испускать бесстыдные стоны. Напряжение всё нарастало, пока я не ощутила всю мощь девятого вала. Невероятный по силе оргазм ослепил меня и я закричала от восторга, желая сообщить всему миру как мне невообразимо хорошо.

        Постепенно стало возвращаться пусть слабое, но осознание где я и кто я. Меня лихорадило от пережитого. Адриан глубоко поцеловал меня и заставляя почувствовать вкус собственной страсти. Его пальцы умело поглаживали самую чувствительную часть моего тела и я снова почувствовала желание. Просто невероятно! После такого мощного оргазма, я снова хочу его. Нет, жажду до полной потери себя. Он почувствовал мой отклик, немного отстранившись, Джонсон взял член в руку и провёл вдоль промежности, смешивая мою страсть со своим желанием. Уткнувшись головкой в лоно, он не спешил действовать. Испытывал моё терпение, проверял на прочность.

        - Пожалуйста,  - всхлипнула я, не в силах терпеть эту пытку.

        - Чего ты хочешь, Криста?  - промурлыкал Джонсон мне на ухо. Сволочь! Как ему удаётся сдерживаться?!

        - Тебя. Внутри себя,  - простонала я, подаваясь навстречу.

        - Ты точно хочешь этого?  - издевался он.

        - Да!  - закричала я.  - Хочу! Не медли, Адриан! Я сейчас просто умру!

        На моё счастье, больше испытывать меня он не стал и плавным толком погрузился внутрь, заполняя, растягивая, заставляя испытывать ни с чем не сравнимое блаженство. А дальше… Дальше нас накрыло полное безумие. Медленные и неспешные толчки Адриана поначалу, сменились быстрым карающим ритмом к концу. Забыв обо всём на свете, забыв само значение слова «стыдно» я подавалась ему навстречу. Извивалась в руках мужчины и стонала, как наверное никогда в жизни.

        Мне надоело бездействие, немного усилий и я оказалась сверху. Теперь я правила балом, контролировала ритм и глубину его проникновений. Безудержное пламя, полыхающее в ярких голубых глазах, завораживало меня, усиливая ощущения. Дав мне поиграть во власть, Адриан снова вернул инициативу себе и я оказалась вжата в мягкую постель крепким мужским телом.

        Оргазм, восхитительный и такой желанный приближался. Я чувствовала, как напряжение и ощущения достигают своего пика, готовясь вылиться в мини-армаггедон в моём теле.

        - Чёрт,  - прохрипел Адриан,  - я больше не могу.

        Над своим ухом я услышала рёв мужчины и волна жидкого огня хлынула внутрь меня. Оргазм Адриана, подстегнул мой собственный и я вскрикнув, выгнулась под ним, улетая в сладостную нирвану.

        Когда реальность относительно вернулась ко мне, я обнаружила себя прижатой к горячему мужскому телу. Пальцы мужчины лениво путешествовали вдоль моего позвоночника, вызывая на коже толпу мурашек. Умопомрачительная нега накрыла меня. Напряжение, которое мучило меня последние дни схлынуло, тело было совершенно расслаблено, клонило в сон.

        К сожалению, никто не отменял способность мыслить. Постепенно ко мне пришло осознание случившегося. Горечь льдом сковала внутренности. Что же я наделала? Поддалась на его манипуляции, сдалась. Оказалась слишком слабой и безвольной. Как же гадко стало на душе! Отдалась ему как последняя шлюха! Больно, так больно, что становится нечем дышать. Однако, я понимала, мне нельзя показывать свои чувства. Нужно сохранить хотя бы те крохи, которые остались от чувства собственного достоинства и гордости.

        Надо уходить, бежать отсюда без оглядки! Не хватало ещё, чтобы пришла Оливия, его жена, и застала нас в одной постели. Боже! Как же я низко пала! Он ведь женат! Уже второй раз я переспала с женатым мужчиной! Никакие мои чувства и инстинкты, не могут оправдать подобного. Что со мной стало? Как я опустилась до этого?

        Не желая находиться здесь больше не минуты, я постаралась отстраниться, чтобы встать. Но рука Адриана крепче прижала меня к его телу, не давая двинуться.

        - Что ты делаешь?  - лениво поинтересовался мужчина.

        - Пусти,  - бесцветным голосом произнесла я,  - мне нужно идти.

        - Что?  - в голосе послышалось неподдельное удивление, а потом он стал безапелляционным и твёрдым, как металл.  - Никуда ты не пойдёшь!

        - Адриан, ты получил что хотел. Дай мне уйти,  - ответила я с горечью.  - Не хватало только, чтобы Оливия застала нас. Тебе может и всё равно, а мне нет.

        Джонсон сел и мне пришлось сделать то же самое. Взяв мой подбородок в плен своих пальцев, мужчина внимательно всматриваясь в мои глаза произнёс:

        - Оливия тут никогда не появится. Я уже говорил тебе, если ты забыла, мы с ней разводимся. Это моя квартира и она не имеет к ней никакого отношения. И нет, я не получил того, чего хочу. Точнее, я конечно хотел этого, но этого мне мало. Криста, ты - моя женщина и я никуда тебя не отпущу. Ты можешь убежать сейчас и мы можем продолжить это идиотское противостояние, теряя время и нервы, или же ты можешь остаться здесь, со мной, существенно облегчая жизнь нам обоим. Я неоднократно говорил тебе, что не отступлю и сейчас ничего не изменилось. Я не исчезну и буду бороться за нас. Со всем миром, и если понадобится, с тобой. Прими наконец как данность, что я есть в твоей жизни и никуда не собираюсь уходить.

        Состояние безысходности накрыло меня с головой. Ни тогда, ни сейчас я не верила в серьёзность его чувств и долговечность намерений. Глупо было полагать, что после одного раза он наиграется. Адриан - человек больших аппетитов. И конечно же, ему мало одного раза. А самое противное, он прав. Даже если я сейчас уйду, то всё равно, всё повториться. И будет повторяться до тех пор, пока ему не надоест. Раз за разом, он будет меня доводить до полной кондиции, до точки потери контроля и получать желаемое. И вряд ли увольнение и даже бегство помогут мне. С его возможностями, он достанет меня в любой точке земного шара. Так нужны ли эти сложности? К чему борьба, если она заранее обречена? Он так хочет моё тело? Так пусть получает. Скорее наиграется, скорее оставит меня в покое.

        - Твоя взяла, Джонсон,  - холодно ответила я.  - Если тебе так нужно моё тело, получай. Я больше не буду сопротивляться и у нас будет секс в удобное для обоих время.

        - Этого мало,  - протянул мужчина.  - Я хочу, чтобы ты жила здесь, со мной.

        От его слов захотелось горько и истерично рассмеяться. Ну конечно! Он хочет, чтобы я всегда была под рукой и ему не приходилось тратить лишнего времени и сил, дабы получить желаемое.

        - Нет,  - выдохнула я.  - Мне нужно личное пространство.

        - Это большая квартира с великолепной звукоизоляцией. Мы можем часами не пересекаться и даже не слышать друг друга,  - упрямствовал мужчина.

        - Мне нужно подумать,  - ответила я устало.  - Наедине с собой. У себя дома.

        Адриан сощурил глаза и плотно сжал губы. Было очевидно, он совсем не горит желанием отпускать меня от себя. Следы борьбы явственно проступали на красивом лице.

        - Хорошо,  - наконец согласился он.  - Но думай быстрее.

        Встав с кровати я с армейской скоростью оделась. Адриан тоже поднялся, минуту его не было, а потом он появился в одном банном халате. Молча мы дошли до выхода из квартиры.

        - Криста, сейчас я отпускаю тебя, но я всегда получаю желаемое,  - изрёк Адриан.  - Я не верю, что у тебя не осталось ко мне чувств и потому сделаю всё, чтобы ты была рядом.

        Ничего не ответив, я выскользнула за дверь. Всю дорогу до родной квартиры я ощущала вакуум в голове. Мыслей не было. В душе было холодно и пусто. Даже душ не привёл меня в чувства. Слава Богу, здравый смысл не совсем испарился и первым делом, попав домой я приняла таблетку экстренной контрацепции. Последнее, что мне нужно, это забеременеть от Адриана.

        Лёжа в собственной постели я поняла, он не отступит. Так или иначе он добьётся того, чего хочет. Хочет моё тело? Пожалуйста. Чтобы я жила с ним? И это можно пережить. Глядишь так ему быстрее надоем. Только почему мне так плохо? От чего так рвется душа и плачет сердце?

        «Ошибаешься, Адриан. Даже тебе не под силу иметь всё, что хочется. Ты можешь получить моё тело и даже заставить меня жить с собой, но мою душу ты не получишь никогда»  - с подобными мыслями, я провалилась в долгожданный сон.

        ГЛАВА 20. АДРИАН

        Выключив плиту, я уставился на омлет, не понимая, зачем вообще его приготовил. Наверное, потому что ещё со вчерашнего дня дал себе такую установку на это утро. Занимаясь бездумно завтраком, я не сразу понял, что смысла всё это не имеет.

        На вчерашний день я возлагал огромные надежды. Он должен был стать финалом адовой недели. Затевая эту игру в соблазнение, я знал, что просто не будет, но при этом даже приблизительно не представлял, какая меня ожидает пытка.

        Распаляя страсть и пробуждая животные инстинкты в Кристе, тоже самое я делал с собой. Иногда у меня складывалось ощущение, что мне гораздо хуже, чем ей. Каждый раз было невообразимо тяжело вовремя остановиться. Хотелось поддаться искушению, затащить девушку в укромный уголок и дать волю бушующему внутри пламени, позволить ему испепелить нас обоих. Но тогда бы это означало полное поражение. Криста точно бы не поняла, если бы я снова овладел ей в какой-нибудь подсобке, ловя момент, не давая шанса отступить. Потому я терпел. На вчерашний день я возлагал огромные надежды, и они оправдались. Частично.

        Любая другая девушка после столь длительной осады и последующего взрыва прекратила бы сопротивление, сдавшись на волю обстоятельств. Только вот Криста - не любая. Она всегда отличалась от других и вчера лишний раз доказала это.

        Мне казалось, я знаю её лучше, чем кто-либо, а порой складывалось ощущение, что и вовсе не знаю о ней ничего.

        Прошлым вечером мне хотелось убить к чёртовой матери засидевшихся канадцев. Я буквально физически ощущал, как тикает время, все самые смелые сроки, которые я отводил для этих переговоров, давно вышли, а они всё продолжали сидеть, переливая из пустого в порожнее. Криста, как обычно, была точнее часов. Одна из черт, которую я в ней люблю - она не из той породы женщин, которые вечно опаздывают, считая это нормой. Всё, что я планировал заранее, полетело в тартарары. Однако и отпустить девушку домой я в себе сил не нашёл. Одно её присутствие рядом было сродни мазохистскому кайфу.

        Когда она села рядом, окутывая меня тонким ароматом своих духов и пьянящей близостью, мне в голову пришла идея, великолепная своей дерзостью и простотой. Задуманное пробуждало в крови яростное желание и адреналин, требовало максимальной выдержки и концентрации. Присутствие канадцев добавляло моим откровенным действиям остроты. Воздух накалился до предела и потрескивал от напряжения. В момент, когда Криста была готова достигнуть столь желанного пика, я всё прекратил. И сразу же ощутил исходящие от девушки смятение и негодование, дикую и первобытную жажду получить разрядку. Держать лицо в такой ситуации просто немыслимо тяжело, внутри всё клокотало и рвалось от возбуждения и нетерпения. Я и сам находился на грани. На грани того, чтобы послать куда подальше деловых партнёров и наброситься на девушку прямо тут, в VIP-кабинке ресторана. Каким чудом мне удалось сдержаться и всё не испортить? Я и сам не знаю.

        Всё складывалось даже лучше, чем я изначально планировал. Гоня машину по направлению к квартире, я был уверен, что не зря отменил на следующий день все встречи и взял выходной, но ошибся.

        Произошедшее в моей постели было великолепно, просто умопомрачительно, истинная нирвана, сладкое безумие. Можно сколько угодно перебирать эпитеты, но ни один из них до конца не выразит весь спектр чувств и эмоций, пережитых вчера.

        Когда всё закончилось, мне никак не удавалось унять бешено колотящееся сердце, я был абсолютно, просто по-дебильному, счастлив. Желание Кристы тотчас уйти, её слова, пропитанные раскаянием и горечью, для меня были подобны ушату ледяной воды. Я просто не мог поверить, что она всерьёз собиралась покинуть меня в такой момент. Тогда-то я и понял, как недооценил девушку. Даже тогда, когда, казалось бы, ей стоило признать полное поражение, перестать бороться с неизбежным, по сути уже случившимся, Криста продолжала сопротивляться. Это угнетало и восхищало одновременно. Но больше всего злило.

        Да, я безусловно ценю в людях упорство и силу духа, но это уже слишком! Мне заранее следовало понять, какие в корне ошибочные выводы она сделает и быть к этому готовым, но я не был готов. Не готов к её боли, словам полным убеждения, что мне нужен только секс. А слова про Оливию и вовсе заставили скривиться. Жена была последним человеком, о котором мне на тот момент хотелось вспоминать. Сначала я растерялся от её напора, а потом решил на этом сыграть. Я ведь хотел, чтобы она осталась, хотел встретить с ней этот и сотни последующий дней. Разговор вышел не сильно приглядным, мне пришлось буквально принуждать её прекратить борьбу, шантажом вынуждая дать согласие на сожительство. Ничего. Сначала будет злиться и ненавидеть, но со временем я докажу ей, что мне нужно не только её тело.

        Но сейчас придётся есть в одиночестве завтрак, который я вчера мысленно планировал для двоих. Нужно просто немного подождать. Скоро она переедет ко мне и каждый день мы будем встречать вдвоем. И тут словно из ниоткуда вылезла пугающая, ужасающая своей вероятностью, мысль: что, если она не согласится? Если откажется переезжать ко мне? Мне совсем не нужен с ней перепих по-быстрому, в укромном уголке. Не буду лицемерить, я хочу её до судорог в теле, но не так! Мне так же нужны сердце и душа. Вся она, целиком, без остатка.

        Доев завтрак, я постарался отбросить в сторону тревожные мысли и стал бродить по достаточно просторной квартире. Я сам въехал в неё позавчера и ещё не успел толком всё изучить. Мне определенно нравилась приобретённая жилплощадь, правда, сейчас, под гнётом тяжёлых мыслей и убийственного ожидания, мне было неуютно на такой большой территории. Я ощущал себя потерянным и уязвимым. Не было ни малейшего понятия, чем занять этот день. Поехать на работу? Меньше всего сейчас мне хотелось видеть бесконечную череду ничего не значащих для меня лиц. Ничегонеделание тоже не радовало, и тогда я решил, что данный момент неплохо подходит для рассмотрения некоторых деловых вопросов, которые я всё откладывал за отсутствием срочности. Этакая нужная волокита. Воспользовавшись удалённым помощником, я зашёл на сервер компании и приступил к работе.

        На какое-то время, мне удалось выкинуть из головы всё лишнее. Звонок мобильного заставил меня подпрыгнуть на месте. Глянув на дисплей, я застыл. Криста. Вот и пришёл момент истины. Сейчас она либо подарит мне надежду, либо окунёт нас в новый круг изнурительного противостояния.

        - Криста,  - ответил я в трубку.

        - Я согласна, Джонсон. Через пару часов приеду. У меня есть некоторые условия, обсудим на месте. Правда, вряд ли тебя они остановят, так что приготовь мне комнату,  - холодный, ровный тон.

        Почувствовав, что девушка собирается бросить трубку, я поспешил ответить.

        - Тебе помочь?  - поинтересовался я.

        - Сама справлюсь,  - с этими словами она сбросила вызов.

        Глядя на безмолвный телефон, зажатый в руке, я невесело усмехнулся: даже в такой мелочи хочет проявить характер и независимость. Нет уж, дорогая. Я не согласен.

        Встретила Криста меня очень «гостеприимно». С порога заявила, чтобы я катился обратно, она и сама в состоянии добраться, адрес помнит. Игнорируя её возмущение и возражения, я взял одну достаточно объёмную сумку. И немало удивился, когда понял, что других сумок нет. Большинство в отпуск берут большей вещей.

        - У тебя так мало вещей?  - поинтересовался я, ожидая, что сейчас девушка вытащит ещё чемодан откуда-нибудь.

        - Меня не оставляет надежда, что ты достаточно быстро наиграешься,  - едко ответила она.  - Не вижу смысла таскать туда-сюда уйму барахла.

        «У нас впереди целая жизнь»,  - подумал я, но лишь кивнул на её слова. Спорить себе дороже.

        Любая из комнат в моей квартире была готова к заселению, поэтому по прибытии на место, я предоставил ей выбор. Криста выбрала комнату в белых и светло-зеленый тонах, с отдельным санузлом. Будь моя воля, я бы, конечно, поселил её в своей комнате и спала бы она в моей постели, но всему своё время. Мы ещё придём к этому. Постепенно.

        Аргументируя тем, что ей необходимо разобрать вещи, Криста выгнала меня из комнаты в моей же квартире. До самого вечера девушка не показывалась. От радости на меня напало вдохновение приготовить ужин на двоих. Поваром я был не из лучших, но не совсем безнадёжным. Что-нибудь простое мне было по силам. Пожарив картошку, я запёк курицу в духовке и нарезал овощной салат. Ко всему этому, я достал бутылочку красного вина и направился на поиски непокорной гостьи.

        По началу Криста категорически отказывалась ужинать со мной, предпочитая делать это в одиночестве в своей комнате. Чуть ли не с боем мне удалось вытащить её. Похвалив еду, она очень удивилась, что это еда не из ресторана, а приготовленная мной. Бросив на меня недоверчивый взгляд, Криста кивнула и взялась за столовые приборы. За столом повисла гнетущая атмосфера. На все мои вопросы она лишь кивала и отвечала односложно: да или нет. Стараясь хоть немного разрядить обстановку, я вспомнил бабушку и как она когда-то собирала нас всех вместе, за общим столом.

        - Саманта была чудесной женщиной,  - ответила Криста. Её лицо осветила тёплая, и одновременно грустная, улыбка. Она любила её и горевала о ней.  - А ты даже не пришёл на её похороны.

        Невольно рука сама сильнее сжалась, металл вилки больно впился в кожу, но я не обратил на это внимание. Короткий взгляд на Кристу не прояснил ситуацию. Она нарочно это сказала или как-то само вырвалось? Лицо девушки представляло безэмоциональную маску, ничего прочесть было нельзя. Да и разница? Её слова ранили. Ведь она была права. Причины не имеют значения. Меня там не было. Сколько раз я успокаивал собственную совесть повторяя, что просто не мог проводить в последний путь родного человека. Только легче от этого не становилось. Безумно захотелось объясниться и рассказать, как обстояло дело. Я уже было открыл рот, и тут же закрыл его обратно. Она не хотела слушать меня раньше, разве сейчас что-то изменилось? Нет. Так к чему сотрясать воздух?

        После ужина мы опять разошлись по своим комнатам. Через час в дверь спальни раздался лёгкий стук. Услышав мой ответ, Криста вошла в комнату. Что она здесь делает?

        - Я пришла обсудить условия нашего совместного существования,  - произнесла она с порога.

        - Внимательно слушаю,  - блядь! Я совсем забыл, что она говорила про какие-то условия.

        - Первое,  - начала девушка.  - Если ты вынудил меня с тобой жить, это не значит, что мы должны вместе завтракать, обедать и так далее. Между нами просто секс. Так что не нужно лживой заботы. Не пытайся лезть ко мне в душу. Второе, ты не вмешиваешься в мою работу, и я больше не пишу твою автобиографию. Мне вообще эта идея кажется нелепой, но, если тебе так надо, попроси Флетчера предоставить тебе другого журналиста. И третье, у меня есть своя жизнь. Есть друзья и свои интересы. Обещаю не шляться по мужикам, пока ты тешишь своё самолюбие, но не пытайся вставать между мной и людьми, которыми я дорожу. Я буду с ними видеться тогда, когда сама посчитаю нужным и где сама захочу. В том числе и в твоей квартире.

        - Ты закончила?  - поинтересовался я, когда она замолчала.

        - Да,  - быстрый ответ.  - Если что-то не нравится, я с радостью съеду прямо сейчас.

        Ну нет, не дождёшься, сладкая моя. Твои условия, конечно, существенно усложняют задачу, но я что-нибудь придумаю.

        - Меня всё устраивает,  - ответил я с улыбкой.

        - Перейдём к делу,  - холодно произнесла Криста и сбросила на пол халат. Под халатом абсолютно ничего не было. Сказать, что я в шоке, это ничего не сказать. Застыв на месте, я просто не знал, что говорить, и даже думать.

        - Криста, что ты делаешь?  - спросил я, сглотнув комок в горле. Предательская плоть восстала при виде столь желанного обнажённого тела. Это всё неправильно, чертовски неправильно!

        - У нас же договор,  - пожала она плечами.  - Делай своё дело, да я пойду спать. Устала.

        Забыв все слова, я как последний идиот хлопал ресницами.

        - А вот ещё одно условие,  - услышал я голос девушки и невольно напрягся.  - Я не хочу глотать какие-либо таблетки, они вредны для здоровья. Беременность от тебя не входит в мои планы, так что секс только с презервативом.

        Я, конечно, всегда надевал резинку со случайными партнёршами, но с Кристой этого делать не хочу. Мне хочется чувствовать её без всяких дурацких латексных разделителей. Заниматься любовью кожа к коже. Зря я что ли проходил полное обследование на венерические заболевания, прежде чем приступить к плану «возврат Кристы»? Однако я просто не знал, что ответить. События последних минут выбили меня из колеи и отключили мозги.

        - Криста, ложись спать,  - наконец выдохнул я, не придумав ничего лучше.

        Её восхитительное тело сводило меня с ума, но холодный, равнодушный взгляд убивал. Заняться любовью с ней сейчас казалось извращением.

        - Ты не хочешь меня?  - прямо спросила девушка.

        - Хочу,  - хрипло ответил я.  - Но не так, не сейчас. Поговорим об этом завтра, хорошо?

        - Ладно,  - опять никаких эмоций на лице и во взгляде.

        Подхватив с пола халат, Криста оделась и покинула мою спальню, оставляя меня совершенно оглушённым. Её поведение не укладывалось в моё видение мира, не укладывалась в то, что я знаю о ней. У меня было ощущение, словно она тоже затеяла игру. Я просто не верил в искренность её поведения. Криста - это страсть, пожар, взрыв, а не холод и отстранённость. Что же, она хочет поиграть в снежную королеву? Пусть, я найду способ растопить лёд, за которым она прячется.

        Впереди меня ожидают непростые дни. Сейчас же мне нужен отдых, дабы завтра были силы прийти к какому-нибудь решению, избрать технику поведения против её показного равнодушия.

        ГЛАВА 21. КРИСТА

        Сложно однозначно охарактеризовать мою жизнь в доме Джонсона. Если брать в расчёт исключительно факты, это унизительно. Меня невообразимо коробит от положения его любовницы, а то, что он женат, делает подобное ещё более невыносимым. Уже пятнадцать дней я живу в этом доме, и каждый из них - непрекращающееся противостояние.

        Поначалу я наивно полагала, что мои условия установят между нами какие-то рамки, а внешняя сдержанность и даже холодность остудят пыл мужчины… Как же я ошибалась! Да, в самый первый день это сработало. Мне удалось огорошить Адриана, и он отказался от секса, на что я, впрочем, и рассчитывала, но на второй день повторно подобное не прокатило. Из этого я сделала вывод: ему просто всё равно, как я себя веду и что чувствую. Секс был изумительным, настоящим ураганом чувств, но… Это не та жизнь, о которой я мечтаю или мечтала когда-либо. С тех пор каждую ночь мы отдавались пламенной страсти, опустошая друг друга до полного изнеможения, после чего я уходила к себе. Всегда. Неизменно. Адриан невообразимо злился на подобное, только мне было всё равно. Это позволяла сохранять в собственных глазах хотя бы иллюзию гордости и некой независимости.

        Стыдно признаться, даже самой себе, что мне невообразимо нравились наши ночи. Первое время я протестовала в душе, разум бунтовал против подобного предательства плоти, но я, спустя часы раздумий и дни душевных терзаний, наконец признала сей факт. Однако, ни за что на свете не признаю подобного перед кем-либо другим. Особенно перед Джонсоном. Хотя думаю, он и сам всё знает, видит и чувствует. В постели из меня никудышная актриса. Я просто не могу держать себя в руках и принимать безразличный вид. И данное открытие немало угнетало меня.

        Много раз я задавалась сокровенным «почему». Почему я таю, стоит этому мужчине прикоснуться ко мне? Почему так жажду его? Почему так слабы мои ненависть и отвращение? И самое главное, почему я такая безвольная тряпка?

        Когда же наступал день, всё кардинально менялось. Слабая плоть хоть и начинала ныть от одного только жаркого взгляда Адриана, но мне удавалось держать её в узде. Я могла себя контролировать, имела силы противостоять голубоглазому дьяволу, сопротивляться.

        Я старалась вести себя как можно прохладнее и сдержаннее, но Джонсон этого будто и не замечал. Он постоянно пытался со мной о чём-то разговаривать, интересовался всем, что касалось моей жизни, и даже постоянно что-то дарил, тем самым нарушая одно из моих условий: не лезть в мою жизнь и душу. Невольно я вспоминала прошлое, как я тогда об этом мечтала. Чтобы он вот так, просто и незатейливо, разговаривал со мной! Рассказывал о событиях своего дня, интересовался моей жизнью… Но нет, у Адриана постоянно была это его проклятая работа. Это криминальное дерьмо, которое я ненавидела всей душой. Он постоянно где-то отсутствовал, с кем-то встречался и что-то обсуждал. А даже если и был дома, то, как правило, его внимание занимали бесконечные бумажки и верный друг - ноутбук. Мне доставались лишь крохи его времени и внимания. Безмерно редкие и оттого бесценные выходные и ночи, полные огня. И вот сейчас, когда мне уже ничего не нужно и я просто не в состоянии снова пойти на самообман такого масштаба, он само внимание и учтивость.

        Поняв, что мужчина плевать хотел на всю мою отстранённость и конца его интересу и близко не видно, я начала ещё активнее противостоять ему. Я не соглашалась с ним ни в чём и порой, начав пререкаться с Адрианом, была банально не в силах остановиться. И ведь понимала, моё поведение глупо и абсурдно, но остановиться было выше моих сил. Мне так хотелось, чтобы ему всё это надоело, и он просто выставил меня вон. Я кричала на него, постоянно оскорбляла, выставляла не в лучшем свете при посторонних, если получалось, а ему всё не по чём.

        Я просто не могла понять: откуда столько терпения? О некоторых говорят, что они деньги по ночам печатают. А мне кажется, что у Адриана подпольное производство концентрированного терпения. Ведь я хорошо помнила его в прошлом. Горячий, импульсивный человек-вулкан, который мог взорваться в любой момент, по поводу и без. Он не терпел дураков и провокаций, не любил ждать. Он привык к беспрекословному исполнению своих желаний и, если кто-то был против, он просто перешагивал через человека, либо убирая его, либо подавляя. И, вроде бы, сейчас он поступил весьма в своём духе, принудил к сожительству шантажом, подавил сопротивление. Вместе с тем всё было не так. Он терпел любые мои выходки. Порой, во время особенно сильных ссор, я замечала, как в небесных глазах вспыхивало что-то звериное. Что-то, что заставляло меня в мгновение ока покрываться холодным потом. Ведь я лучше, чем кто-либо, знаю, на что способен этот мужчина. Знаю, как он может быть жесток и безжалостен. Однако, он ни разу за всё время так и не выказал агрессии. Джонсон просто делал глубокий вздох, прикрывал на секунду глаза, а после продолжал
смотреть на меня безмятежным взглядом. Но эти выражения, которые иногда всё же проскакивали в его глазах, заставляли меня помнить, кто он. Я хотела ему надоесть, хотела, чтобы он потерял терпение и выгнал меня. Но боялась, что он может просто утратить контроль и удариться в насилие. Но ведь кто не рискует, тот не пьёт шампанского, верно?

        Боялась ли я его? Может глупо, но нет. Почему-то я верила, что бить меня он не будет, как и насиловать. В наших «отношениях» это уже пройденный этап. Умом я понимала, моя вера в подобное абсурдна, но поделать с собой ничего не могла. Верую, ибо абсурдно. Может, в будущем я пожалею, что позволила себе дразнить зверя. Может, в один прекрасный момент он разорвёт в клочья моё тело, как делал это когда-то. Только вот я верила, что больше он не причинит мне намеренно физической боли, но лишь время покажет, права ли я.

        А вот реакция собственных друзей на Джонсона для меня стала ударом. Желая, в очередной раз досадить мужчине, в глупой надежде, что на этом его терпение лопнет, я в один из вечеров пригласила всю компанию в квартиру. Адриан любил своё логово, и в тот вечер он как раз позвонил, чтобы сообщить, что задержится. Какие-то проблемы на работе.

        Все, кого я позвала, пришли. Многие были в восторге от предложения пригласить своих друзей. Как итог: дом был полон народу, я не знала и половины. Люди сновали по дому и не обходилось без некого погрома, ведь алкоголь не способствует координации или сдержанности. Вернувшись, Джонсон сначала опешил, а потом поразил меня, присоединившись к гулянию. Потом он мне заявил нечто вроде «если пьянку нельзя прекратить, то нужно её возглавить».

        Друзья и залётные гости были в восторге от Адриана. И последующая встреча лишь укрепила их во мнении, что Джонсон - отличный парень.

        - Не понимаю, что тебя не устраивает в нём, Криста?  - вопрошала Мони.  - Мужик богатый, красивый, влюблён в тебя по уши. Что не так?

        - Мони, ты не понимаешь…  - с отчаянием в голосе сказала я, кусая губы и заламывая пальцы.

        Ведь она действительно не понимала. Я просто не находила в себе сил открыть ей тайную дверцу своего прошлого. Жизнь научила меня не доверять даже тем, кого называешь друзьями. Окончательно верить нельзя никому, даже себе. Мне ли не знать этого. И тем не менее, как мне хотелось открыться ей! Она бы поняла. Уверена, поняла бы и перестала донимать вопросами на тему того, почему я недолюбливаю этого мужчину. Но я не могла. Каждый раз, как только я открывала рот, чтобы сказать хоть слово в этом направлении, горло сдавливало спазмом, и я не могла произнести и звука.

        После пары дней расспросов и недоумений меня оставили в покое, перестав задавать уйму вопросов, на которые у меня не было ответов. Просто приняли как данность. Теперь люди, которые были моим островком спокойствия, способом хоть ненадолго забыть о гадкой реальности, с радостью приняли Адриана в свою компанию. У меня было ощущение, что меня предали, хотя и понимала, глупо это. Никто не обязан не любить Джонсона только потому, что я так сказала. Бывали мгновения, когда ненависть к нему была так сильна, что грозилась выплеснуться через край, вылиться в уродливую сцену. Он снова влез в мою жизнь и переманил моих друзей на свою сторону!

        И вот случилось то, что в очередной раз убедило меня в отвратительности мужчины. Буквально пять минут назад я хотела пройти на кухню, чтобы найти что-нибудь вкусненькое в холодильнике, как услышала голоса. Женский и мужской.

        В гостиной был Адриан, и в женщине я признала Оливию, его жену. Ни малейшего желания подслушивать у меня не было, но я почему-то замерла на месте. Буквально врастая в пол.

        - Ты не можешь так поступить, Адриан!  - взволнованно произнесла женщина.

        - Я уже поступил. Оливия, прекрати преследовать меня и оставь в покое,  - в голосе Джонсона сквозило раздражение.  - Мало того, что ты уже не раз устраивала сцены у меня на работе, так теперь ты явилась ко мне домой. Пойми наконец: теперь, когда твоего папочки нет, ничто не заставит меня оставаться с тобой. Я разведусь, чего бы мне это не стоило.

        - Я не позволю тебе этого сделать!  - воскликнула Оливия.

        - От тебя ничего не зависит…

        Дальше слушать я была просто не в силах и крадучись стала пятиться назад. И вот я в своей комнате. Негодование бушует в душе подобно лесному пожару. Да, Оливия - не та женщина, которую можно назвать приятным человеком, но она не заслуживает такого свинского отношения! В голове так и пульсировали слова этого гада: «Теперь, когда твоего папочки нет, ничто не заставит меня оставаться с тобой». Разве не сволочь? Женился на богатенькой наследнице, чтобы поправить при помощи её богатого и властного отца свои дела и как только его не стало, девушка стало не нужна. Как же это мерзко! Повод лишний раз убедиться, что Джонсон - бездушная скотина, которая ни перед чем не остановится во имя достижения собственных целей. И ведь я это всегда знала, просто раньше я его любила и закрывала на это глаза. Как глупо…

        И пусть внутри что-то безостановочно шептало: «Это не то, чем кажется», я отвергала саму возможность ошибочности своих выводов. Так было проще ненавидеть его. Проще беречь себя от колдовских чар мужчины, который принёс мне столько боли. Ведь с каждым днём мне становилось всё труднее сопротивляться ему. Так хотелось всё отпустить, поверить его ласковым взглядам и словам, окунуться в ощущение абсолютного счастья. И только горький опыт, осознание невозможности желаемого, продолжало сдерживать себя. День ото дня моя воля таяла под напором Джонсона. Я была близка к окончательной капитуляции и благодарна произошедшему за некое отрезвление.

        Ни слова я не сказала Адриану об услышанном разговоре, продолжая нашу странную игру. Он напирал, околдовывал, очаровывал меня, а я сопротивлялась. Так летели дни, удивительно похожие. Вместе с тем я была уверена, что до конца жизни буду помнить каждый. Спустя полторы недели Джонсон, сославшись на бизнес, улетел куда-то. На короткое время я вздохнула с облегчением. Вернулся он через три дня. Бодрой походкой, с сияющей улыбкой, он прошёл в гостиную и плюхнулся на диван рядом со мной, отвлекая от чтения книги.

        - Вот я и вернулся,  - объявил мужчина.

        - Я рада,  - глухо буркнула в ответ я.

        - Ну да, я вижу,  - скептически кивнул Адриан, а потом его лицо осветила такая счастливая, мальчишеская улыбка, что сердце невольно замерло.  - Поздравь меня.

        С этими словами он протянул мне постановление суда о расторжении брака. Всё-таки добился своего. Я, помня разговор, невольным свидетелем которого стала, ощутила странную жалость к черноволосой бестии.

        - Я теперь совершенно свободен!  - с торжеством изрёк мужчина.

        - Поздравляю,  - ответила я сухо.

        - Брось, Криста, неужели ты не понимаешь, теперь всё зависит только от нас! Весь мир принадлежит нам!  - и самое печальное, он верил в это. И, наверное, был прав, всё в наших руках, пока ему это интересно.

        - Это ничего не меняет,  - осадила я восторженный пыл мужчины.

        - Но… Криста, я думал…  - в миг растерялся он.

        - Ты ошибся.

        Я поняла его без слов. Он думал, что только его брак мешает мне окончательно сдаться. И я сказала правду: он ошибся. Не желая продолжать разговор ни о чём, я ушла в свою комнату, оставляя Адриана поражённо смотреть мне в след.

        Стало ли мне легче из-за его изменившегося статуса? Странно, но да. Только это не отменяло главного, я по-прежнему была готова до последнего бороться за свою независимость. Ведь только так я смогу сберечь остатки своей души. Я знаю, если я сдамся и снова доверюсь ему, а он опять предаст, выбросит наигравшись, я просто не выживу. И это не слова, брошенные на ветер от скуки. От осознания такой истины становилось по-настоящему страшно.

        ГЛАВА 22. КРИСТА И АДРИАН

        Криста

        Сегодня Флетчер был явно не в духе. Досталось и мне, к сожалению, но вполне заслуженно. Погрязшая в собственных проблемах, я стала плохо справляться со своей работой. Советы были поверхностными, ведь двадцать четыре часа в сутки мои мысли были очень далеки от рабочих реалий. После капитальной выволочки я решила попробовать собраться и всё же сдать наконец качественный материал. Для этого я взяла работу на дом и уединилась в своей комнате.

        Только вот сосредоточиться всё равно получалось плохо. Мысли так и рвались к голубоглазому дьяволу. Нет, я пока ещё не сдалась, продолжала бороться, но было невообразимо тяжело. А последнее время я вообще перестала понимать, что происходит. Всё чаще Джонсон пребывал в мрачном расположении духа, из чего я сделала выводы, что у него либо с бизнесом не ладится, либо мне удалось подойти к той грани, за которой кончается его терпение.

        Мне бы радоваться, да не получалось. Адриан часто приходил домой поздно, источая ароматы алкоголя и женских духов. Каждый такой вечер он старался не контактировать, стремясь закрыться от меня в своей комнате. Мои вопросы его раздражали и периодически он срывался, повышая на меня голос.

        - Криста, всё отлично,  - отмахнулся мужчина, когда я в очередной раз стала донимать его вопросами из серии «что и почему». Он выглядел таким измождённым, что мне стало его жаль.

        - Я вижу,  - скептически произнесла я.

        И тут произошло то, что меня поразило и одновременно напугало. Резко повернувшись ко мне, Джонсон взял меня за плечи и несколько раз встряхнул. Глаза его были какими-то стеклянными, взгляд безумным.

        - Почему ты мучаешь меня?  - закричал он.  - Я стараюсь дать тебе всё, что только возможно, но ты продолжаешь меня изводить. Почему, Криста? Зачем ты так поступаешь? Ведь нам было хорошо вместе, помнишь?

        Я оцепенела с такого неожиданного поворота событий. Во всём облике мужчины было столько отчаяния и мольбы, что сердце больно сжималось. В тот момент я, как никогда, была близка к тому, чтобы послать к чертям всю свою гордость и открыть ему собственные эмоции. Но я не могла сказать ни единого слова. Просто стояла и смотрела на него.

        - Почему ты молчишь?  - ещё раз встряхнув меня, спросил Адриан.  - Отвечай!  - закричал он, так и не дождавшись ответа.

        - Адриан, мы уже говорили…  - замямлила я, испытывая приступ отчаянного страха.

        Отчаявшийся и болезненный вид сменился агрессией. Злость исходила из каждой клеточки его тела, и впервые за всё время, проведённое в его обществе, я испытала неприкрытый страх физической расправы. На какой-то миг я увидела перед собой того зверя, который столько раз рвал меня на части в моих кошмарах.

        - Вон!  - раздался гневный рёв.  - Уйди!

        Решив не испытывать судьбу, я поспешила ретироваться, чувствуя, как по спине стекает холодный пот. В тот же вечер, спустя, наверное, час, Адриан пришёл ко мне. Мужчина извинялся за свой срыв. Говорил что-то о проблемах на работе. Только я понимала, что он лжёт. И ещё мне совсем не нравились его глаза, какие-то они были неживые.

        В последующие дни, если он приходил домой в подобном состоянии, то упорно старался избегать меня, да я и не настаивала на общении. Было страшно. А ещё болело в груди. С ним явно происходило что-то плохое, и я чувствовала себя виноватой. Не этого я хотела. Я просто хотела быть свободной, но не испытывала жажды мести, не хотела причинять ему боль. Может я ошиблась, и его чувства глубже, чем банальное желание обладать?

        Даже секс стал редким явлением. Мужчина не часто приходил ко мне. Все чаще в постели страсть подменяла обыкновенная грубость. Как-то раз я намекнула ему на это, после чего Джонсон просто встал, подобрал свои вещи и молча ушёл.

        По утрам Адриан был неизменно учтив и ласков. О тяжёлых вечерах мы не говорили, будто их не и не было вовсе. Только вот это не меняло положения вещей. Ему было плохо, я это отчётливо видела, и его муки причиняли боль мне. Уже три недели продолжается всё это. Мы оба устали, и я решила ослабить свои барьеры, дать шанс ему и себе. Просто поняла, так больше продолжаться не может. Не отпустит он меня, и мы будем изо дня в день балансировать на грани пропасти. Хватит.

        За завтраками я улыбалась ему, охотно разговаривала. Но не чувствовала прежней отдачи. Мужчина был внимателен и нежен, но насторожён. Я старалась давать ему поводы приходить домой пораньше: готовила ужины, придумывала культурную программу на вечер и даже намекала на жаркие ночи. Работало это редко. Адриан всё равно продолжал задерживаться и возвращался, неся на себя запах алкоголя и шлюх. Всё было бесполезно. Порой мне хотелось начать требовать, чтобы он прекратил это или отпустил меня, но я молчала, сама не зная, почему.

        Может, это самоубеждение, но почему-то я была уверена, что концом этой медленной поджарки в котле у Дьявола может стать моя полная капитуляция, что он возьмёт себя в руки, только если я наконец признаю то, что принадлежу ему. Почему бы и не сделать это? Вроде всё так просто. Да я не могла. Внутри по-прежнему стоял барьер из старой боли и обид.

        - Криста,  - раздался голос Джонсона.

        Погрузившись в невесёлые мысли, я и не заметила, как он вошёл. Подняв голову, я окинула его взглядом и ком встал в горле. Он был мертвецки пьян и впервые за очень долгое время не отводил глаз. Но лучше бы этого не было. Его взгляд вызывал в душе панику. Это был взгляд дикого зверя, совершенно безумный. И тут меня словно током прошибло. Он явно что-то принял, не могут у человека просто так быть такие огромные зрачки! Боже! И как долго это продолжается? И сама себе дала ответ: три недели, может, чуть больше. Что же ты делаешь, Адриан?

        - Под чем ты?  - спросила я, взяв себя в руки.

        - Со мной всё в порядке,  - изогнув губы в кривой усмешке, ответил мужчина.  - Я пришёл поговорить с тобой.

        - Ты пьян и под кайфом,  - возразила я сдержанно.  - Лучше отложить разговор до утра.

        Закрыв глаза, Адриан запустил обе руки в волосы и несколько раз глубоко вздохнул.

        - Я в порядке,  - тихо произнёс он, открыв глаза. И в самом деле, пусть глаза по-прежнему выдавали приём чего-то запрещённого, но из них исчез лихорадочный, агрессивный блеск. Просто взгляд усталого человека.

        - Криста, я долго думал… В общем, я отпускаю тебя,  - немного нервно выплюнул мужчина.

        - В смысле?  - что вообще происходит?

        - В прямом,  - произнёс Джонсон, было видно, что ему нелегко даётся контролировать себя.  - Уходи, Криста. В свою очередь, я обещаю больше не вмешиваться в твою жизнь. Я наконец понял, ты была права - нельзя войти в одну реку дважды. Я был так одержим идеей вернуть былое, что превратил наши жизни в Ад. Но на этом хватит. В Эдем обратно не пускают. Мы только мучаем друг друга. Я отпускаю тебя.

        - Адриан, послушай…  - начала я сама, не зная, что хочу сказать.

        - Нет!  - яростно оборвал Джонсон, неожиданно вспылив.  - Просто уйди! Нам не о чем разговаривать. Мы друг другу давно уже всё сказали.

        С этими словами он вышел прочь. Сильнейший хлопок двери выдавал его ярость и боль. Я же была просто оглушена. Свободна. Я добилась своего, он отпустил меня. Только где ощущение радости? Где?!
        Адриан

        Панорама Нью-Йорка, открывающаяся из окна, была яркой и величественной, невольно притягивая к себе взгляд. Вот и всё. Она ушла. Я сам её отпустил, и это правильно.

        Наша совместная жизнь превратилась в кошмар для нас обоих. Сначала я наивно полагал, что сопротивление Кристы быстро исчезнет под натиском ответных чувств, которых, как показала практика, не было. Долгое время я упорно отказывался верить, что когда-то она сказала правду. «Я не люблю тебя больше, понимаешь?»,  - как на повторе раздавались в голове её слова, сказанные мне когда-то. Тогда я отказывался в них верить, думал, это просто слова и всё можно исправить. Идиот!

        Именно поэтому я пошёл на низость и шантаж, а в итоге бросил нас обоих в адское пекло. Ещё ниже опустился в глазах той, которую люблю. Наверное, это и есть высшая справедливость. В своё время я сломал столько жизней, за мной влачится нескончаемый шлейф зла, причинённого невинным, и вот наступил час расплаты.

        Видит Бог, я старался, боролся за неё как мог. У меня невелик опыт в ухаживаниях за женщинами, обычно меня окружают девицы, с которыми это не требуется. Но я старался, делал всё, что знал и мог, чтобы сломить эту стену холода и обид между нами, только всё бесполезно. Складывалось впечатление, что чем сильнее я напираю, тем больше ширится пропасть между нами.

        Лишь ночами я мог чувствовать подобие счастья. В те моменты, когда, сжимая друг друга в объятиях, мы горели от страсти, умирая и возрождаясь вновь. А после оставался горьковатый привкус самообмана. Всё это не настоящее. Криста не по собственному желанию приходит в мою постель, а по принуждению. И становилось невыносимо гадко и тоскливо. Хотелось выть и бросаться на стены, но я продолжал бессмысленную борьбу.

        Вопреки здравому смыслу, я продолжал писать автобиографию, наняв для этой цели человека со стороны. Каждый будний день он приходил ко мне на работу, где мы час занимались данным вопросом. Зачем это делал, я сам не понимал. Когда всё было закончено, я забрал единственный экземпляр и спрятал его в сейф. Ведь я не был безумцем и прекрасно осознавал, если миру станет известно, чем я занимался не так давно, о всех тех преступлениях, меня в лучшем случае посадят до конца моих дней. Может, настанет день, когда я захочу посмотреть на свою жизнь со стороны.

        Оливия долгое время не могла смириться с мыслью о разводе. Вначале она рассчитывала действовать с помощью денег, пытаясь купить судью и всех, кто необходим ей для победы. На мое счастье, судья Хиллис, древний старик, отличался поразительной неподкупностью. Тогда эта стерва сменила тактику. Она приехала в Нью-Йорк и редкий день проходил без представлений, которые она устраивала у меня на работе. Оливия то угрожала, то устраивала театрализованные представления, признаваясь мне в любви, то начинала лить слёзы и умолять не бросать её. Мне было всё равно. Меня не трогали ни угрозы, ни признания, ни слёзы. Слишком хорошо я помнил свою семейную жизнь, слишком хорошо знал эту женщину. Да и просто не было ей места в моей жизни и планах. Один раз она даже явилась ко мне домой и устроила сцену там. Не сомневаюсь, её целью было привлечь внимание Кристы. На моё счастье, девушка не застала этот неприглядный эпизод. В итоге, мне всё же удалось освободиться от удушающих оков этого брака. До глупого я был убеждён, что это станет шагом вперёд в отношениях с Кристой, а вышло наоборот: я совершил два шага назад.
Девушка словно ещё больше отдалилась.

        Тогда-то наконец я и начал постепенно осознавать реальное положение дел. Всё зря. Я только мучал нас обоих, но не знал, где взять сил разорвать этот замкнутый круг. Все мои старания разбивались о стену, что воздвигла между нами девушка. И понимание ситуации всё усиливалось, причиняя жгучую боль. Это была агония. Каждый день с ней был сплошной войной, выворачивающей душу и опустошающей душевные резервы, но и без неё жизнь виделась совершенно пустой. Точнее, я вообще не видел жизни без неё.

        После очередных неформальных переговоров, которые закончились банкетом, мой хороший знакомый предложил способ ненадолго расслабиться. На несколько часов отключить проблемы. И я, находясь на грани нервного срыва, вымотанный бесполезной борьбой, согласился. Когда я вдохнул дорожку белого порошка, названия которого даже не спрашивал, жизнь заиграла яркими красками. Казалось, наконец-то проблемы отошли на второй план, мне просто стало всё равно на творящееся в моей жизни. На все проблемы как на работе, так и дома. Я подумаю об этом потом. Тогда же я хотел только развлечься и расслабиться. Крепкий виски, безымянная брюнетка и грязный секс в туалете клуба помогли на время почувствовать себя прежним уверенным в себе и счастливым хозяином своего мира.

        С тех пор периодически я позволял себе такой отдых. Возвращение в реальность было гадким, в это время раздражение и злость стремились взять меня под контроль. А ещё меня мучил стыд. Я не мог себя заставить смотреть в глаза Кристе, возвращаясь от очередной шлюхи. Не мог сознаться, что мне это нужно, чтобы окончательно не сойти сума от охватывающего отчаяния и бессилия. Поэтому я старательно избегал девушку такими вечерами. Только вот она видела всё и задавала вопросы. Я же не знал, что сказать, у меня не было ответов. Как мог я отмахивался от неё, пряча взгляд. Дураком я не был, и понимал, что только усугубляю ситуацию. Пока однажды не сорвался. Девушка опять начала донимать меня вопросами, и я сделал ошибку - посмотрел прямо ей в глаза.

        Во взгляде Кристы я отчётливо увидел жалость. Она, мать вашу, жалела меня! И тогда тормоза почти полностью отказали. Ярость багровой волной затопила сознание. Я был готов бороться и мириться со злостью, ненавистью и даже презрением в любимых глазах, но жалость… Слишком унизительно! Да как она смеет жалеть меня? Она… Меня?!

        Заметив мою ярость, девушка испугалась. Я видел этот страх во взгляде и был этому рад. Всё лучше, чем жалость. Мне было плевать на всё, хотелось отплатить болью за боль. Ну, или страхом. Я наслаждался ужасом в серых глазах. И лишь спустя час, когда эмоции улеглись, а в голове прояснилось, я испытал как на меня многотонной плитой навалилось чувство вины. Мне было до дрожи стыдно за этот срыв, за то, что я позволил себе такое поведение в её отношении. Я извинился, но легче не стало. Стало только хуже.

        Теперь в её взгляде я постоянно улавливал убийственную жалость, которая ранила сильнее самого острого ножа. Даже секс утратил свои краски, превратившись из шквала огня и страсти во что-то непонятное. Это чувствовал не только я, Криста как-то сказала, что я стал слишком груб в постели. Ещё один удар. Даже тут я всё испортил.

        Руки опустились окончательно, и я просто начал плыть по течению. Криста пыталась меня как-то растормошить. Ей не нравилась ситуация и моё поведение, она жалела меня. Но мне это было нахрен не нужно. Потому я игнорировал все её попытки заставить меня жить, как раньше. Зачем? Меня вполне устраивало почти всё. Утром я мог насладиться её обществом, которое приносило наслаждение и боль. Мне было чудовищно стыдно за вечера, но я не хотел ничего менять. Так бы, наверное, и продолжалось ещё долго, пока я не встретил Тима, того самого приятеля, который предложил мне расслабиться.

        - Приятель,  - произнёс мужчина, разглядывая меня, после очередной «дозы счастья».  - Ты бы не увлекался этим дерьмом. Как способ иногда отдохнуть, это самое оно, но проблемы ты этим не решишь. Чтобы не происходило в твоей жизни, ты этим сделаешь только хуже. Так что завязывай, пока окончательно не подсел. Ты уже выглядишь, как торчок.

        Его слова имели оглушающий эффект. Заставили меня впервые задуматься над тем, что я делаю. Как человек, который львиную долю времени толкал дурь на улицах, а потом стал источником её распространения, я как никто другой знал, что может сделать с человеком подобное зелье, потому всегда избегал подобной дороги. Не зря говорят, что среди наркоторговцев очень мало зависимых от собственного товара - примеры-то прямо под носом. А что сейчас? Куда я качусь?

        Тогда я и принял решение, что пора всё прекращать. Даже думать было больно, что скоро в моей жизни не будет Кристы. Но так будет правильно. Лучше для нас обоих. И я это сделал. Наверное, какая-то часть меня до последнего надеялась, что она откажется уходить, но она ушла. Ушла, забрав с собой весь свет из моей жизни. И вот я, жалкий неудачник, топлю своё горе в виски, мучаясь от жесточайшего наркотического отходняка. И такое будет продолжаться не один день, слишком я увлёкся этим дерьмом. Я был полон решимости выбраться из капкана, который почти окончательно захлопнулся, потому был готов терпеть любые муки. Я оступился, но ещё не упал.

        На утро, помимо ломки из-за дури, меня мучило жуткое похмелье. Позвонив на работу, я предупредил секретаршу, что меня какое-то время не будет. Пусть перенесёт важные встречи или отменит их. Пусть наконец поработает мой заместитель. В конце концов, зря я что ли плачу ему деньги?

        Дни слились в бесконечный кошмар. Тело болело, меня буквально разрывало на части. Уверенность в собственных силах таяла на глазах. Хотелось послать всё к чёрту и получить облегчение, которого я так жаждал. Уже трое суток длился этот Ад, конца и края ему не было видно. Я выберусь, обязательно всё выдержу. Не превращусь в животное зависимое от порции белого порошка. У меня в памяти было слишком много примеров того, куда приводит эта гадость, чтобы сдаться на волю слабости. Но как же тяжело, просто невыносимо. Всё во мне стремилось положить конец пытке и порой появлялся страх, что я переоцениваю собственные силы. Был правда и крохотный плюс во всём этом: физическая боль почти заглушала душевную агонию, вызванную расставанием с Ней.

        Неожиданный звонок в дверь вырвал меня из лёгкой дрёмы. Проклиная всё на свете, я поковылял открывать дверь и прирос к полу, увидев на пороге Кристу. Что она здесь делает?

        ГЛАВА 23. КРИСТА

        Внешний вид Адриана меня ужасал. Он выглядел жутко, совершенно болезненно и измождённо. Под глазами тёмные круги, глаза воспалённые, красные, волосы всклокочены, а лицо покрывала нездоровая бледность. Мужчина взирал на меня удивлённо, я бы даже сказала, ошарашено, но это длилось считанные мгновения. Удивление быстро сменилось хмуростью.

        - Что ты здесь делаешь?  - спросил Джонсон.  - Забыла что-то из вещей?

        Вроде бы простые вопросы, которые подразумевают простые ответы, однако я не знала, что сказать и как вообще себя вести. Эти трое суток стали для меня пыткой. Я буквально разрывалась между доводами здравого смысла и собственными чувствами с совестью. За это время мне пришлось с горечью признать, что мои чувства к Адриану гораздо глубже, чем мне хотелось бы. Я и до сожительства понимала, что зависима от него, а теперь зависимость превратилась в болезненную одержимость. По доводам логики и разума я должна бы радоваться тому, что он наконец отпустил меня. Победа. Я добилась своего. Но никакой радости я не испытывала, только щемящая тоска и даже некая паника жили в моей душе. И как я теперь без него?

        А ещё мне было страшно. Страшно за него до дрожи, до слёз. Среди моих друзей или знакомых никогда не было наркоманов, но я вдоволь насмотрелась на данное явление, живя с Адрианом и невольно краем глаза наблюдая за его бизнесом и всеми оттуда вытекающими. Наркотики - дорога, которая имеет лишь один, отнюдь не радостный, конец, если ей следовать. Один раз ступив на эту тропу очень сложно свернуть с неё и вернуться к нормальной жизни. И одна только мысль, что Адриан может так бесславно закончить свои дни, вызывала истерическую панику. Нет-нет! Кто угодно, но только не он! Он же сильный, умный, он же… Только факты говорили сами за себя: он связался с этим дерьмом, и я понятия не имею как глубоко увяз.

        Всё это лишь добавляла смятения в душе. Я металась по квартире, не находя себе места. Работа? Так она и вовсе почти встала. Мне было не до проблем чужих людей. Как я могла посоветовать кому-то что-то дельное, если все мои мысли крутились вокруг одного человека? Столько душевных сил я приложила для того, чтобы вырваться из плена Джонсона! И что, зря? Получается, что так. Ведь с каждым днём, часом и минутой, я всё больше сознавала: не хочу быть без него. И победа моя не победа вовсе. Мы оба проиграли, разрушив друг друга. Адриан с самого начала упорно ничего и слышать не хотел о моём нежелании жить или иметь с ним что-либо общее, я же пряталась от собственных чувств, которые крепли день ото дня, за стеной страха и глупой, иллюзорной гордости. Стремясь одержать верх в этом противостоянии, мы мучили друг друга, и, как закономерный итог, теперь страдаем оба.

        Только вот я чувствовала себя куда более виноватой, нежели винила его. С маниакальным упорством я старалась убедить себя, что Джонсон сам виноват. Он сам влез в мою жизнь, куда его никто не звал, он шантажировал и принуждал меня. Он причинил мне больше боли, чем многие люди видят за всю жизнь. Только было одно, но очень существенное «но»: было ли мне плохо с ним, пока мы жили вместе? Разве не старался он мне дать всё, чего только можно пожелать? Не сама ли я себя убедила, что он поганит мою жизнь? И все ответы, которые я давала самой себе, вгоняли меня в ещё большее уныние. Вот и получилось, что победа моя имеет горький привкус слёз. И если я страдала только душой и сердцем, то Адриан и вовсе оказался на краю пропасти, из которой не выбраться после падения.

        Проснувшись сегодня утром, я просто поняла - к чёрту всё! К дьяволу гордость, хватит культивировать искусственную ненависть. И если мне суждено вновь познать горечь потери и предательства, то так тому и быть. Я не верю, что смогу оправиться, если это случиться, но хотя бы позволю себе предварительно глоточек счастья. Как говорится: «Лучше сделать и пожалеть, чем всю жизнь сожалеть об упущенной возможности».

        И вот я здесь, с ужасом смотрю на мужчину, который стал моим самым сильным наваждением. На рокового мужчину своей жизни. И мне страшно. Я боюсь, что он меня прогонит, и я вовсе не нужна ему. Что я сама себе придумала вину, и его состояние никак не связано с происходящим между нами последние дни. Боюсь, что просто уже слишком поздно и ему не нужна ни я, ни моя помощь. Что он и вовсе доволен положением дел. Страшно, что, даже в случае, если он мне по-прежнему рад, зависимость стала слишком сильной, чтобы вытащить его. Что его тело и разум настолько зависимы от полосок белого порошка, что выбраться уже не суждено. Замерев, я стояла и силилась ответить хоть что-то, но слова упорно не шли.

        - Можно я войду?  - спросила я тихо.

        Кивнув, Адриан посторонился, пропуская меня в квартиру. За эти трое суток тут ничего не изменилось, в отличии от моей жизни и сознания, в которых произошёл просто масштабнейший переворот.

        - Как ты?  - ляпнула я первое, что пришло в голову, прекрасно осознавая, что задала банальный и глупый вопрос.

        - Отлично,  - выгнул Джонсон бровь, он вёл себя весьма прохладно, разрушая и без того шаткую уверенность в собственных силах.  - Что-то еще?

        - Зачем же ты так?  - прошептала я, не узнавая его.

        - Как?

        - Зачем связался с наркотиками?

        - А тебе не всё равно?

        В его голосе звучала издёвка, но я успела заметить проскользнувшую во взгляде боль. Адриан хотел уязвить меня, задеть, причинить боль и, самое противное, мне кажется, я это заслужила.

        - Нет,  - покачала я головой, заламывая пальцы на руках.

        - Да ну?  - ироничный тон, ледяная змеиная улыбка.

        - Адриан, хватит!  - взмолилась я, не в силах больше видеть открытую враждебность.  - Ты же не чужой мне. Я волнуюсь за тебя, мне страшно. Прекрати себя так вести, не отталкивай меня.

        На мою пламенную речь мужчина лишь криво усмехнулся. Глаза смотрели отрешённо, без капли теплоты. Но к моему облегчению, взгляд был ясный и осознанный.

        - Ты так хотела свободы, так воевала за неё… Ты её получила. Не ты ли, Криста, говорила, что ни знать, ни видеть меня не хочешь? Я дал тебе эту свободу, но ты опять недовольна. Я не понимаю тебя, крошка. Ты из тех людей, которые в любом случае ждали иного исхода и будут недовольны произошедшим? Это порой мешает жить, знаешь ли.  - всё это ровным, монотонным голосом, звучащим как-то механически.

        - Я и сама себя не понимаю.

        Каждое слово давалось мне с большим трудом. Адриан намеренно и хладнокровно подталкивал меня к признанию, к которому я не была готова. Однако я понимала, что иначе мне придётся уйти ни с чем. Прожить жизнь, полную горьких сожалений. А возможно и вовсе свихнуться от осознания собственного малодушия и трусости и от того, что из-за них я не смогла ему помочь и повторно позорно бежала, бросила его.

        - За эти дни, которые я провела дома, вдали от тебя, я много думала и поняла, что тут, с тобой, мне не так уж и плохо. То есть мне было тут хорошо. Не хочу я быть без тебя,  - с отвращением я слушала свой жалкий лепет. Сбивчивые и корявые объяснения. Но словно что-то не давало мне говорить свободно, душило, заставляя с усилием выплёвывать слова.

        - И что же тебе понравилось в твоём, как ты выражалась, плене?  - голос Адриана буквально сочился ядом.  - Хорошая жилплощадь и деньги? Ведь, опять же, по твоим словам, общество предателя, ублюдка и насильника тебя не особо прельщало. Так что тебя привело сюда, Криста?

        Каждое слово - хлёсткое и язвительное обвинение. Они больно били и первым порывом было начать оправдываться, но я молчала, пристально вглядываясь в красивое, но болезненное лицо. В глаза цвета неба. И именно в них я увидела то, что положило конец всем моим сомнениям. За притворным безразличием, цинизмом и холодом проскакивали истинные чувства: боль, тоска и страх. Внезапно, как по щелчку, в моей голове всё встало на свои места. Его поведение стало совершенно понятным. Адриан Джонсон, гордый властитель собственной жизни, привыкший быть сильным и независимым, с малых лет бросающий вызов людям и обстоятельствам, не хотел показывать свою слабость. Не хотел, чтобы я видела его уязвимость, боялся моей жалости. Он просто не понимал, пусть у меня и болит за него душа, но я пришла сюда потому, что просто не знаю, как жить дальше без него. Всё-таки он добился своего: вновь стал владельцем не только моего тела, но и сердце с душой принадлежат ему.

        - А может тебе понравилось трахаться со мной, а? Признавайся, Криста, тебе ведь нравилось то, что ты называла гадостью и принуждением?  - продолжал язвить Адриан.

        - Да, мне понравилось трахаться с тобой,  - с вызовом ответила я, гордо вскинув подбородок.  - Мне вообще нравится всё, что с тобой связано.

        - Правда?  - что-то недоброе мелькнуло в его взгляде.

        Я не успела ничего проанализировать или ответить, как Джонсон сделал шаг ко мне. Схватив меня за руки, мужчина ловко повернул меня к себе спиной и смахнув с декоративного столика вазу с цветами, нагнул и прижал меня к нему. В голове вспыхнули образы прошлого, страшного и болезненного насилия, сущего Ада, после которого мне даже сейчас иногда снятся кошмара.

        - Нет! Не смей!  - завопила я, испытав волну лишающего рассудка ужаса.

        - Тише, детка,  - насмешливо прошипел он.  - Тебе понравится.

        Ловко расстегнув пуговицу на моих джинсах, он спустил их с меня вместе с бельем. Раненой птицей я забилась в сильных руках, удерживающих меня в унизительном положении. Попытка закричать кончилась тем, что Джонсон зажал мне рот рукой. Я попыталась её укусить. Бесполезно. Несмотря на его болезненный вид, силы наши были не равны. Перед глазами вспыхнули искры, и я взвыла от боли, когда одним сильным и беспощадным толчком он погрузился в меня. Я была не готова, совершенно сухой. Поэтому его проникновение, приносившее обычного чувственный восторг, показалось мне худшим наказанием.

        Игнорирую моё сопротивление, любые попытки вырваться, мужчина продолжал вдалбливаться в меня со всей силы. Я испытала неподдельное изумление, когда сквозь поток разрывающей на части боли, стало пробиваться сокрушительное наслаждение. Член уже на встречал сопротивления моего тела, легко скользя во мне, с каждым толком увеличивая извращённый кайф, который я не должна бы испытывать. Но, тем не менее, испытывала. Боль и экстаз смещались в гремучую, взрывоопасную смесь. Не сразу я осознала, что сама двигаюсь Адриану на встречу, буквально насаживаюсь на его член. Что он больше не зажимает мне рот, а с моих губ срываются стоны прочного удовольствия.

        Пока он грубо имел меня, на задворках сознания разум исступленно шептал, что это неправильно, унизительно. Противоестественно испытывать в такой ситуации наслаждение. Это, наверное, какая-то патология и мне следует обратиться к специалисту. Но я не хочу. Мне слишком хорошо здесь и сейчас. В данный момент любые доводы разума не имеют значения. Я искренне наслаждаюсь каждым толчком Адриана. То, что изначально задумывалось как грубое насилие, переросло в откровенное совокупление.

        От очередного беспощадного проникновения моё сознание взорвалось фейерверком экстаза. Следом, прошипев какое-то грязное ругательство, с утробным стоном кончил Адриан. Его наслаждение, пульсация мужской плоти во мне лишь продлевали мою собственную эйфорию, заставляя до крови кусать губы.

        - Ну что, тебе понравилось, крошка?  - голос, полный яда и издёвки, вернул меня с небес на землю.

        Я совершенно забыла обо всём на свете, упиваясь ослепительным наслаждением с оттенком боли. Реальность вернулась слишком резко, оглушая и припечатывая меня к несчастному столу своей беспощадностью. Пока я билась в экстазе, забывая собственное я, Адриан преследовал лишь одну цель: причинить боль, наказать и унизить. И ему это удалось. Стало больно и обидно. Зачем он так, за что?

        - Молчишь?  - едко поинтересовался Джонсон.  - Почему? Тебе же нравилось трахаться со мной, нравилось то, чем я окружал тебя. Но знаешь, Криста, мне надоело. Не хочу больше строить из себя кого-то, кем на самом деле не являюсь. Ты была права - я ублюдок, насильник и урод. Теперь ещё можешь добавить и наркомана. Да, я такой. Оставайся, если произошедшее сейчас тебя устраивает, потому что отныне будет только так. Какое-то время мне нравилось играть роль хорошего парня, но наскучило.

        С этими словами он вышел из меня, и я услышала шорох одежды и отдаляющиеся шаги. Обессиленно осев на пол, я изо всех сил зажмурила глаза, чтобы не расплакаться. Хотя я и понимала, каждое действие и слово имели одну цель: заставить меня уйти, возненавидеть его, но мне всё равно было больно.

        Столько времени мы прожили под одной крышей, изводя и мучая друг друга. Я шла сюда, полная надежд, с намерением сделать всё, чтобы остаться, заставить Адриана услышать меня. А теперь просто не знаю, как мне быть и что делать. Душа, которую Джонсон сейчас всеми силами пытался вывалять сейчас в грязи, надрывно рыдает, и я стараюсь удержать эти слёзы внутри. Неужели всё зря? Нет, не верю. «Выхода нет только из гроба»,  - вроде так говорится? У меня есть выбор, совершенно не привлекательный, но есть. Уйти и ночами умирать, проливая слёзы в подушку, цепляясь за искусственную ненависть. Могу я и остаться, и мы снова погрузимся в свой новый персональный круг Ада, спустимся ещё ниже, ближе к Коциту[1 - Коцит - ледяное озеро в центре Преисподней.].

        Ну почему всё у нас не как у людей? Почему мы оба такие ненормальные и глупые? Не умеем вовремя разглядеть очевидного и начинаем признавать истину, когда близки к пропасти. Почему мы просто не можем быть счастливы?

        Понятия не имею, сколько я так просидела, наконец я почувствовала потребность к действию. Кое-как добравшись до бумажных салфеток на журнальном столике, я, как могла, привела себя в порядок. Идеально было бы принять душ, но сейчас для этого не время. Поправив одежду, по-прежнему испытывая дискомфорт от избытка влаги и следов минувшей страсти, я направилась в спальню хозяина. Вряд ли Адриан ждёт меня. Наверняка убеждён, что я убежала, размазывая слёзы по лицу, ведь он приложил для этого столько усилий. Что же, его ждёт сюрприз.

        Так и оказалось. Адриан спал прямо поверх одеяла. Я залюбовалась красивым телом мужчины, немного сетуя на присутствие на нём штанов. Очарование быстро развеялось, когда комнату огласил болезненный стон. Красивое лицо исказилось мукой. Джонсон что-то неразборчиво бормотал во сне, на его коже выступил пот. Не знаю, что ему снилось, но явно что-то неприятное. На краткий миг мне показалось, что он чуть приоткрыл глаза, а потом повернулся на бок и затих. Я была испугана и шокирована этими метаниями. Взгляд наткнулся на пустую бутылку из-под виски, и я невольно зажмурилась от негодования. Он в гроб себя загонит! Делает всё, чтобы как можно сильнее разрушить собственное здоровье. Любые сомнения, которые я испытывала до этого момента, развеялись как дым. Сейчас я нахожусь именно там, где и должна быть.

        На город опустилась ночь, а на меня усталость. В данную минуту я Адриану ничем не помогу. Нужно тоже поспать. Но предварительно я решила укрыть его. Вытащить одеяло из-под его тела возможным не представлялось, поэтому я позаимствовала плед из соседней комнаты.

        - Криста, родная, не уходи,  - зашептал Адриан, чуть приоткрыв глаза. Взгляд был совершенно не осмысленным, и я поняла, что он даже не осознаёт реальности и своих слов. Это просто бессознательный крик души.  - Пожалуйста, останься… Я так тебя люблю… Не уходи,  - продолжал шептать он, уцепившись за мою руку с удивительной силой.

        Эти слова, сказанные в бреду, стали целительным бальзамом для моей раненой души. В них не было фальши, они грели меня, дарили надежду. Потому я, не раздумывая, скользнула к Адриану под одеяло и обняла его. Он сразу затих и расслабился, словно на самом деле чувствуя моё присутствие.

        Прижимаясь к крепкому и горячему телу, я наслаждалась этими минутами близости. На душе было удивительно легко. Нет, я не думала, что теперь всё будет хорошо. В жизни не бывает конца в стиле «Жили долго и счастливо». Да и это ещё далеко не конец…

        Просто не будет, и мне оставалось только гадать, что принесёт с собой утро, и что ждёт нас в будущем. Адриан, несомненно, будет сопротивляться моему присутствию, боясь показаться жалким, потому не стоит ожидать извинений. А вот новых колкостей и попыток унизить, дабы я ушла,  - запросто. Но больше такой ошибки я не совершу. Не уйду, не брошу его. Мне с самого начала не следовало уходить. Невольно я ощутила шквал сожалений и даже злость на саму себя за собственные глупость и упрямство, которые привели нас к тому, что имеем сейчас.

        Но ведь ещё не поздно всё исправить, верно? Адриану придётся понять и принять, что я останусь тут. Осознать, что для меня он какой угодно, но только не жалкий. Если кто из нас и жалок, так это я. Слишком труслива, чтобы вовремя посмотреть в лицо правде и собственным чувствам.

        Я люблю его. Вот она, истина. И любила всегда. Но ведь проще прятаться за собственными обидами и страхами, слепо отрицая очевидное, чем признать правду. Вероятно, эта любовь меня погубит. Пусть так, но я буду бороться за любимого человека и больше не брошу его в беде. Не отдам во власть пагубного зелья. Главное, чтобы мне хватило на это сил.

        ГЛАВА 24. КРИСТА

        Открыв глаза, я не сразу сообразила, где нахожусь. Окинув взглядом помещение, я признала в нём комнату Адриана, а затем вернулись и воспоминания о тяжёлом вечере. В постели я была одна, простыня была рядом была холодной. Значит, он уже давно встал.

        У меня понятия не было о том, как вести себя сегодня. Вчера в крови бушевал адреналин, дающий мне силы и решимость, но сегодня, при свете дня, ко мне вернулись неуверенность и страх. Разум подсказывал, Адриан не хочет видеть меня сейчас рядом, и я не знала, как убедить его в том, что я должна быть тут. Где гарантия, что он просто не вышвырнет меня за дверь, применив грубую силу? Да и как, чем я могу ему помочь?

        Решив решать проблемы по мере их поступления, я направилась в душ. Уже стоя под горячими струями воды, я оцепенела. Вчера, из-за обилия событий и эмоций, я совсем упустила из виду факт, что вчера мы занимались незащищённым сексом. Осознав это, я принялась лихорадочно подсчитывать степень риска. Мои подсчёты давали надежду, что эта беспечность не будет иметь последствий. Но всё же надо подстраховаться. Если ещё не поздно. А если поздно? Что тогда? Боже… И снова я решила пока не думать об этом. Нужно попасть домой и принять таблетку экстренной контрацепции, они, вроде, действенны в течении суток… Или у Адриана спросить? С таким количеством любовниц у него должно быть что-то подобное, так, на всякий случай. Нет. Чёрт. Я и без этого не знаю, как и о чём с ним разговаривать.

        Выбравшись из душа, я насухо вытерлась и оделась. За это время я приняла решение переговорить с Джонсоном, а потом заехать домой. Я нашла мужчину на кухне. Он что-то сосредоточено печатал на ноутбуке и попивал кофе. Похоже, сон пошёл ему на пользу. Но несмотря на это, он всё равно выглядел неважно. По-прежнему болезненно бледный и какой-то мрачный.

        - Э-э… Доброе утро,  - промямлила я неуверенно. Подняв голову, Адриан вперил в меня взгляд арктических глаз. Несколько секунд мужчина пристально рассматривал меня, а потом криво усмехнулся.

        - Доброе. Должен признать, я удивился, обнаружив утром тебя в своей постели,  - произнёс он ровно.  - Я так понимаю, тебе вчера понравилось? Хочешь остаться? Так я не против. В этой квартире найдётся масса поверхностей, на которых я не против тебя разложить.  - И пусть я ожидала чего-то подобного, но всё равно душу царапнуло болью. Стиснув зубы, я молча проглотила обиду и продолжала молчать, ожидая, когда заготовленный для меня поток гадостей иссякнет.  - А, я понял, тебя заводит грубость,  - продолжал он изгаляться.  - Тебе нравится это и в постели, и в жизни. Ведь когда я обращался с тобой, как с куском грязи, ты была куда покладистей. Вчерашний вечер только подтверждает это. Что же, крошка, я к твоим услугам. Как захочешь, чтобы тебя жёстко оприходовали,  - обращайся. А сейчас можешь быть свободна.

        Я слушала и не верила своим ушам. Любые доводы разума о том, что это всё специально, мало помогали. Горло свело спазмом, в глазах появилась неприятная резь. Больно. Хотелось реветь. Его слова были такими беспощадными и жестокими, что я ощутила себя до невозможности жалкой. А потом разозлилась. Я не жертва, и слова его - лишь попытка ударить побольнее. Сюда я пришла, чтобы вытащить его из дерьма, в которое он влип, потому, что люблю его. Я больше не хочу быть безвольной жертвой, не собираюсь закрывать глаза на неприятные мне вещи. Поэтому я подошла к Адриану, стоящему и кривящему губы в ядовито-насмешливой улыбке, и залепила ему хлесткую пощёчину.

        - Это тебе за трусость, малодушие и ложь!  - крикнула я в лицо ошарашенного мужчины, а потом снова замахнулась.  - Это за то, что постоянно пытаешься навязывать мне свои правила!  - зло процедила я, и ударила третий раз: - А это, за наркотики! Как ты, человек, который знает об этом всё, мог влезь в эту клоаку?!

        Глаза Джонсона были огромны, он взирал на меня изумлённо. Адриан казался полностью дезориентированным и, казалось, утратил дар речи. Потом во взгляде ярко-голубых глаз вспыхнуло бесноватое пламя ярости.

        - Ещё раз попробуешь выкинуть что-нибудь подобное, и я сломаю тебе руку,  - прорычал он тихо, но яростно.

        Только на меня это не действовало, я не чувствовала страха. Я была зла не меньше него. Свою вину в происходящем сейчас я прекрасно сознавала. Но самоедство ещё никому не помогло, поэтому я отбросила его за бесполезностью. Сейчас главное не дать ему избавиться от меня, не отставлять одного. Не позволить натворить ещё больше дел. После вчерашнего бессознательного признания я знала, что он не причинит мне серьёзного зла. И все его слова - лишь бравада, цель которой напугать и причинить боль.

        - Не сломаешь,  - ответила я дерзко.  - Я тебе просто не позволю. Криста, которая тебя боялась и готова была терпеть любое скотство, осталась в прошлом. Так что можешь прекратить ломать комедию. Я здесь, чтобы помочь тебе, нравится Твоему Величеству это, или нет.

        Адриан резко отвернулся, я заметила судорожно сжатые кулаки. Мне оставалось только догадываться, какие мысли крутятся в его голове, но предпочитала не трогать его, ожидая решения.

        - Блядь!  - крикнул он и, в отчаянии пнув ни в чём неповинный табурет, вылетел с кухни.

        Первым порывом было пойти следом. Успокоить. Просто быть рядом, чтобы уменьшить смятение в его душе. Адриану было больно и тяжело, и я понятия не имела, как помочь ему сейчас. Пойти следом и обнять, говоря банальное «всё будет хорошо»? Только ему это не нужно. Слишком хорошо я знала этого сложного человека. Он не ждёт моей поддержки, он сочтёт её за жалость, оскорбится, и станет ещё хуже. Поэтому, горестно вздохнув, я осталась на кухне.

        Налив себе кофе, я размышляла о ситуации, в которой мы оказались. Мне никогда не приходилось лично сталкиваться с подобным. В моём окружении никогда не было наркозависимых людей. Странно устроена жизнь: каждый из нас знает о ужасах, которые могут твориться буквально по соседству, но предпочитает не замечать этого. Зачем думать о плохом? Ведь абсолютно каждый уверен, что с ним ничего подобного не случится, не коснётся его. Вот и я так же. Никогда не думала, что окажусь лицом к лицу с такой проблемой.

        - Криста,  - услышала я голос Адриана, который похоже взял себя в руки и смотрел на меня безмятежным взглядом.  - Тебе лучше уйти.

        Опять он за своё! Невольно, в негодовании, я закатила глаза.

        - Не перебивай,  - вскинул Джонсон руку, призывая к молчанию, заметив, что я открыла рот для возражений.  - Твоё стремление помочь очень благородно, оно греет мне душу, но… Криста, ты понятия не имеешь во что хочешь влезть. Поверь мне, я и сам в состоянии справиться с проблемой, и твоё присутствие будет только мешать. К тому же, ты с самого начала была права, мне не следовало преследовать тебя и снова вмешиваться в твою жизнь.

        Мне надоело слушать эту чушь. Не было больше сил смотреть, как любимый мужчина всеми способами гонит меня прочь из-за глупого страха разочаровать меня. Подойдя к нему в плотную, я поцеловала его. В свой поцелуй я постаралась вложить всю свою любовь, страсть и нежность, которые так долго держала под замком. Молчаливо объяснить, что, несмотря на любые его слова и даже поступки, я не уйду и буду с ним до конца. Слишком много мы оба наделали ошибок, и мне остаётся лишь надеяться, что ещё не совсем поздно хоть что-то исправить.

        Адриан застыл, просто окаменел, но я не отступала, продолжая ласкать его губы своими, и наконец он ответил. Сначала робко и неуверенно, но потом его руки крепко обняли меня, и я смогла ощутить всю силу его ответных чувств. На краткий миг всё вокруг замерло, исчезло, растворилось, осталось только ощущения тепла и счастья, согревающие изнутри, убеждали в правильности принятого решения и наполняли силами для борьбы.

        - Я не уйду,  - прошептала я, оторвавшись от таких сладких губ.  - И не проси. Просто пойми, я здесь не из-за жалости или чувства вины, а потому что ты мне нужен. Прости, что до меня это так долго доходило. Я люблю тебя, Адриан Джонсон. И, наверное, любила всегда. Я не хочу уходить, я с ума сойду в дали от тебя. Не гони меня. Дай мне попробовать помочь тебе. Ты прав, я понятия не имею, что нужно делать, но я узнаю, научусь. Просто дай мне шанс.

        Мы смотрели друг другу в глаза, и я видела всю ту гамму чувств, что была в его взгляде. Но больше всего там было тепла, нежности и любви. Он боролся с собой, как и я недавно выбирал между доводами рассудками и зовом сердца. Как могла, я молила его взглядом выбрать сердце и прекратить сопротивляться мне.

        - Это неправильно,  - наконец тихо ответил Адриан.  - Ты не должна разгребать дерьмо, в которое влез я. Дай мне время, и я сам всё сделаю. Просто подожди меня.

        - Хватит. Прекрати,  - с нотками мольбы в голосе попросила я его.

        - Неужели ты не понимаешь, хочу я того, или нет, я могу причинить тебе боль,  - во взгляде застыла мука.  - Криста, родная моя, прости меня за вчерашнее.

        - Тс-с, не нужно,  - покачала я головой, прижав палец к мягким губам.

        - Нужно. Я поступил как скотина. И я боюсь, что снова обижу тебя. Боюсь, что разочарую окончательно. Покажу всю свою слабость и ничтожность, недостойные мужчины. Думаешь, я не понимаю, куда влез? Понимаю. Наркотики - страшная вещь, и, если я сорвусь… Мне страшно. Страшно за тебя,  - выпалил мужчина на одном дыхании.

        - Я знаю тебя, Адриан, и уже ко всему готова. Ты меня не разочаруешь и не обидишь,  - уверенно заявила я.

        - Ты безнадёжна в своём упрямстве,  - улыбнулся Джонсон немного печально.

        - У меня был хороший учитель,  - в ответ я послала чуть лукавую улыбку.

        - Криста, моя Криста,  - прошептал мой любимый мужчина.

        Адриан вновь привлёк меня к себе и поцеловал настолько нежно, что защемило сердце. Внутри всё пело от радости. Я одержала первую, пусть маленькую, но победу. Впереди нас ждёт много проблем и боли. Только я готова сражаться. Впервые в жизни я не хочу больше плыть по течению. Не хочу ждать, когда кто-то всё решит за меня, быть жертвой обстоятельств. Впервые за всё время, что знаю этого мужчину, я чувствую, что тоже могу что-то сделать для него. Помочь. И я сделаю для этого всё, что только могу. И пусть я пока не знаю, что буду делать, но я обязательно узнаю. Придумаю.

* * *

        В одном Адриан был совершенно прав: я понятия не имела, что такое наркозависимость и как с этим бороться. Поэтому я тайком от мужчины принялась штудировать интернет. Я читала всё, что имело отношение к интересующей меня проблеме. Статьи, форумы, сайты, посвящённые борьбе с данным недугом. Выводы были неутешительными: мало кому удавалось соскочить с этого крючка и, как правило, людям требовалась помощь специалистов.

        Когда я осторожно поинтересовалась у Джонсона, что конкретно тот принимал, он, виновато потупившись, отмахнулся от меня. А когда намекнула, что не мешало бы обратиться за помощью в специально учреждение, и вовсе разозлился. Мужчина заявил, что он не наркоман и способен сам справится со своей проблемой, тем более не хочет давать в руки потенциальным врагам оружие. Он не верил в конфиденциальность информации в подобных заведениях, убеждённый, что это лишь вопрос денег - мол, всё в мире продаётся, стоит только назвать нужную цену. Пришлось отступить. Я понимала, что ничего не добьюсь, кроме ссор, если буду давить на него. Для начала решила просто понаблюдать за ним. Вдруг он тот редчайший случай, когда человек своими силами одерживает победу?

        В остальном всё было изумительно. Адриан наконец бросил попытки избавиться от меня и был нежным и внимательным, лишний раз поражая меня этим. Невольно заставляя задаваться вопросом: какой же Адриан Джонсон на самом деле? То, какой он сейчас - это всего лишь маска, или он раньше носил на себе завесу из жестокости, а теперь скинул её?

        Мужчина объяснил мне, что взял недельный отпуск на работе, дабы прийти в себя. Следственно, дома он пробудет ещё четыре дня. Два выходных и два будних. К своему собственному удивлению, я решила провести эти дни, решив сослаться на недомогание и выбить себе два дня, дома. Адриан рассердился, узнав об этом. Не знаю откуда, но он узнал о моих проблемах на работе и долго, как маленького ребёнка, выговаривал за безответственность. Но это ничуть не изменило моих намерений. Сначала я даже рассердилась за эти нравоучения на него, но потом сменила гнев на милость. Джонсон объяснил мне, что прекрасно понимает, как много значит для меня эта работа, и, пусть сейчас она отошла для меня на второй план, в будущем я возненавижу и себя, и его, если потеряю это место. Когда он успел так хорошо изучить меня? Но он был прав. Потому я решила, что буду работать дома в свободное время. Немало я удивилась, когда Адриан вызвался составить мне компанию, помочь отвечать на письма читателей. Мы посвятили этому весь вечер, и я была поражена результатом. Это будут лучшая колонка за всё время, что я работаю в издании!

        Когда пришло время ложиться спать, Адриан, не спрашивая моего мнения, утащил меня в свою комнату. Я же с радостью поняла, что не чувствую больше болезненного дискомфорта внизу живота, который ощущала утром.

        К моему изумлению, Джонсон привёл меня к себе просто спать, но у меня были иные планы. Мужчина виновато прятал глаза и бубнил что-то про то, что мог что-нибудь повредить мне вчера, потому лучше повременить с постелью. Я же проклинала свою болтливость, когда утром нечаянно сболтнула про то, что немного тянет внизу живота. И кто меня за язык тянул? Ведь хотела просто спросить, нет ли у него нужных мне таблеток, которые, кстати, были.

        Тем не менее, своего я добилась. Секс был. С умопомрачительной нежностью мужчина ласкал моё тело, доводя до полного безумия. Когда я была близка к тому, чтобы начать молить его о близости, он наконец-то вошёл в меня и двигался так плавно и медленно. Не привыкшая к подобному, я стала просить его ускориться, на что он мне ответил:

        - Я не хочу трахаться с тобой. Сегодня я хочу заниматься любовью, родная. Просто расслабься и получай удовольствие.

        И я расслабилась. Было просто убийственно нежно и умопомрачительно сладко. Ласковые прикосновения, лёгкие поцелую и медленно скольжение тел в одном ритме. С каждым движением его члена во мне я ощущала, как концентрируется внутри мучительное напряжение, которое в конечном итоге вылилось в ослепляющий оргазм. Совершенно необычный в своей новизне.

        Хотя с этим мужчиной вообще каждый раз отличается от предыдущего. У меня был не особо большой опыт в постели: всего два любовника. Но и этого хватило, чтобы понять, что настоящие счастье и наслаждение можно познать лишь в объятиях человека, которого по-настоящему любишь. Наверное, я никогда не смогу понять женщин, которые прыгают из койки в койку в поиске новых ощущений. Мне их жаль. Они так и не познали истинной нирваны, которую может дать лишь желанный не только телом, но и душой. За ночь мы ещё дважды совершили совместное путешествие в Рай, после чего уснули, прижавшись к друг другу, уставшие и счастливые.

        После того, как стало понятно, что никаких неприятных ощущений во время соития я не испытываю, мы стали бросаться в объятия друг друга с пугающей постоянностью, словно два подроста с бушующими гормонами, или влюблённые в медовый месяц. Секса было много, разного, но каждый раз восхитительного. В остальное время мы просто наслаждались обществом друг друга. Лакомились вкусностями, смотрели фильмы, слушали музыку и говорили, говорили, говорили.

        На какое-то время мы выпали из реальности, оставив весь остальной мир за пределами квартиры. По молчаливому уговору мы не касались тяжёлых тем прошлого или настоящего. Просто решили себе дать эти несколько дней счастья, пусть и весьма зыбкого. Но я действительно была счастлива, как, наверное, ни разу за все эти четыре с лишним года. А может и за всю жизнь. Это счастье пьянило, кружило голову и давало крылья и оттого мне становилось страшно каждый раз, когда я думала о будущем.

        Можно сколько угодно упиваться этим сладким самообманом, и пусть мы старательно избегали болезненных тем, каждый из нас понимал, что рано или поздно нам придётся их обсудить. Заново пережить боль, которую они причиняют. Жизнь вообще сделала меня параноиком. Я была из той категории людей, которые боятся быть счастливыми. Ведь каждый раз, когда судьба выделяла мне порцию счастья, она обязательно требовала за это жестокую расплату, и потому я боялась.

        Как-то Адриан заметил мою мимолётную хмурость, и когда я объяснила ему что к чему, крепко обнял и пообещал, что всё будет хорошо, вместе мы со всем справимся. И мне хотелось ему верить! Ведь я просто не представляла больше себя без него. За эти дни я совершенно потерялась в нём. Растворилась в этом мужчине без остатка. Он тёк по моим венам, делая меня свой частью, и я до ужаса боялась дней, когда нам придётся покинуть уютный Эдем, который мы сами себе создали. Я молила время двигаться помедленнее, но часы наоборот с пугающей стремительностью летели вперед, приближая конец этой сказки.

        И вот, завтра нам обоим на работу. С завтрашнего дня реальность снова вторгнется в нашу жизнь и неизбежно привнесёт в неё проблемы. Мне было страшно. Я боялась внешнего мира и того, что он может с нами сделать. Я боялась, что пока меня не будет рядом, Адриан снова сорвётся, ведь наркозависимость больше психологическое состояние, и окончание физической ломки не означает победу в войне. Я боялась людей, которые были против нашего счастья, например, бывшей жены любимого. Я боялась, что между нами снова может возникнуть стена отчуждения и непонимания из неразрешённых вопросов и старых обид. Я просто боялась снова его потерять. Однако, я ничего не могла поделать и мне оставалось лишь молить Всевышнего, чтобы возвращение в большой мир не разрушило основательно того, что мы обрели за эти четыре дня. Нашей любви, счастья, доверия.

        ГЛАВА 25. АДРИАН

        - Криста, я правда был на совещании,  - немного устало выдохнул в трубку.

        - Точно?  - уточнила любимая.

        - Да.  - мгновенно ответил я, не давая ей даже возможности предположить обратное.

        - Смотри мне. Дома будешь вовремя?

        - Конечно.

        - Тогда до вечера. Люблю тебя.

        - И я тебя, родная.

        В телефоне в ответ раздавались неприятные монотонные гудки, и я отложил аппарат в сторону. Голос девушки ещё звучал в голове, наполняя моё существо теплом, но с каждой секундой это приятное состояние становилось всё слабее. Накатывали привычные тоска, апатия, депрессия. Отвратительное состояние, накрывающее с головой каждый раз, стоило Кристе оказаться далеко, наполняло до краёв непонятной безысходностью. Как мантру я повторял про себя, что виной этому состоянию треклятое зелье, и на самом деле у меня нет причин поддаваться унынию. Не помогало. Вопреки всем доводам рассудка, мир вокруг казался серым и пустым, заставляя отчаянно стискивать зубы, дабы не поддаться губительному искушению. Не проходило и часа, чтобы я хоть раз не думал о столь желанной дозе. Мне ведь надо совсем немного, так, прочистить мысли, вернуть привычные краски окружающей реальности. Просто почувствовать себя немного более живым…

        Тряхнув головой, я постарался отогнать разрушительные мысли. Уж мне ли не знать, что поддаваться подобному соблазну категорически нельзя. Приём даже минимальной дозы не решит проблему, лишь усугубит её. Но, чёрт, как же мне погано! С каждым днём становилось всё труднее сдерживать себя. Я знал, эта депрессия - явление временное и должна в итоге пойти на спад, но когда это будет?

        Дома мне удавалось подавить это мерзкое упадническое состояние. Там была Криста, нежная, родная, до боли любимая. Одно её присутствие рядом после всего дерьма, которое свалилось на неё по моей вине, наполняло душу пьянящей эйфорией. Наверное, я из той категории придурков, которые начинают по-настоящему ценить что-либо, лишь когда подходят к черте полного невозврата, к «дедлайну». От одной мысли о том, что она могла бы уйти от меня навсегда, волной поднималась истеричная паника. Я бы, скорее всего, сдох в таком случае, угорел от наркоты и закончил свои дни в каком-нибудь притоне от передоза, стараясь спастись от беспощадной реальности. Но она рядом. Несмотря ни на что, рядом.

        Мне хорошо запомнились слова девушки о том, что она боится, когда всё слишком хорошо. Тогда я как мог её успокоил. Но знала бы она, как я её понимаю! Сейчас мы были вместе. Вместе просыпались по утрам, вместе проводили вечера после работы, вместе сгорали до тла от страсти по ночам. Были вроде как счастливы. Только это «вроде» не давало мне покоя. Моя фатальная ошибка заставила сосредоточится Кристу на «здесь и сейчас». Как могла она поддерживала меня, подбадривала, не понимая, что одного её присутствия и искреннего тепла, которое она щедро мне дарит, достаточно, чтобы сделать меня счастливым. Но она похоже не понимала и поэтому всеми силами старалась отвлечь меня от любых проблем. За более чем месяц, который мы живём, можно сказать, душа в душу, мы так не обсудили проблемы, которые молчаливым грузам лежали на наших душах. Криста боялась, что негативные эмоции могут спровоцировать срыв и отнекивалась от разговора. Оставляя его на потом. И пусть я был убеждён, что она ошибается, и разбор ошибок прошлого не станет толчком к рецидиву в настоящем, но я не настаивал.

        Почему? Не знаю. Может малодушничал, опасаясь, что перетряхивание старого грязного белья отдалит нас друг от друга. Понимание необходимости закрыть эту главу нашей истории не помогало. Пусть хоть пока всё будет хорошо. Конечно, всё это - самообман, имеющий горько-сладкий привкус, но мне так не хотело подвергать испытанию те хрупкие отношения, которые нам удалось построить. Чёрт, я грёбаный трус! Именно багаж прошлого не давал нам укрепить нашу связь. О каком доверии может идти речь, когда в неопределённости повисло столько болезненных вопросов? Но начать объясняться я так и не решался. Каждый раз откладывая разговор на потом. Например, когда болезненная жажда дозы, на грани одержимости, хоть немного ослабнет, и мир сможет приобретать хоть какие-то краски не только в присутствии Кристы. Эх, мне бы всего лишь каплю! Совсем крохотную дорожку…

        - Мистер Джонсон,  - разорвал тишину напряжённый и немного испуганный голос секретарши, звучавший из селектора.  - На линии мистер Эктон, и он…

        - Шли его нахрен,  - мрачно бросил я в ответ.

        Эктор - склизкий сукин сын, старше меня почти вдвое, с чего-то решивший, что на мне можно успешно нажиться. Вот уже две недели он донимает меня, предлагая совершенно не выгодный контракт, с какой стороны не посмотри. Мне уже надоело объяснять ему, что я не заинтересован в сотрудничестве, и меня просто разрывает от желания послать его трёхэтажным матом так, что грузчики в порту Нью-Йорка будут заворожённо оглядываться и молиться на мой лик.

        - И вообще, меня ни для кого нет,  - продолжил я, ощущая жгучую потребность побыть в одиночестве.  - Кроме мисс Кристы Паркер.

        - Хорошо, мистер Джонсон,  - пролепетала секретарша через аппарат на столе.

        Честно говоря, я сомневаюсь, что Криста явится сюда или станет звонить на рабочий телефон. Ну, а вдруг? Для неё я свободен двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Ну почти. Например, сегодня не смог ответить из-за дурацкого совещания, чем взволновал девушку и получил целый шквал вопросов.

        Она вообще звонила довольно часто. Признаться, по началу меня это дико злило, меня раздражал навязчивый контроль со стороны Кристы. А потом я привык. Смирился что ли, а может просто понял, что по-другому она не может и названивает потому, что очень волнуется и даже боится. Сейчас я получал удовольствие от частых созвонов, её голос в динамике телефона делал окружающую реальность чуть светлее.

        - Мистер Джонсон,  - снова я услышал голос Дженни, стоящей, к моему удивлению, около моего стола.

        - Чего тебе?  - грубо спросил я, не желая разводить лишние сантименты.

        - Я тут подумала… В общем, вы последнее время так напряжены, я могла бы помочь вам…

        Только сейчас я обратил внимание на внешний вид девушки. Волосы распущены слишком вульгарно для работы, слишком много пуговиц на блузке расстёгнуто, макияж слишком яркий. В глазах страх и желание. И в обоих эмоциях есть моя вина.

        Для меня не было секретом, что последнее время в отношении подчинённых я полная задница. Люди старались лишний раз без особой нужды не попадаться мне на глаза. И я их понимал. В присутствии посторонних, к которым у меня не было хоть каких-то мало-мальски тёплых чувств, моя хандра и апатия быстро сменялась раздражением и злостью. Я, как истеричка, срывался на людей по поводу и без, потому желающих со мной пообщаться было немного.

        Дженни тоже опасалась меня и даже сейчас это было видно, но в её взгляде было больше желания, нежели страха. Мысленно я линчевал себя за то, что когда-то по глупости спутался с ней. Тогда был очередной дерьмовый день, Оливия с самого утра сплясала румбу на моих нервах, переговоры с потенциальными партнёрами не удались, и к вечеру я просто был переполнен отрицательными эмоциями. Это был как раз тот период, когда я готовился утопить Уайта и держался от Кристы подальше для её же блага. В те дни я предпочитал снимать лишнее напряжение проверенным способом, с помощью секса. Тогда я пригласил Дженни в свой кабинет в конце рабочего дня и, после недолгого сопротивления, оказанного скорее для галочки, поимел её прямо на рабочем столе. После я какое-то время, пока дело Уайта не было закончено, практиковал такой способ релаксации, девушка была не против. Я сразу сказал ей, что это только секс и ничего более, повысил зарплату и периодически баловал премиями, вроде нас обоих всё устраивало. Когда решил заняться планом «вернуть Кристу», поставил точку в этой связи, и вроде как Дженни согласилась. Потому сейчас
мне был непонятен её порыв, учитывая, что мы уже давно решили этот вопрос.

        Знакомая злость стало подниматься в душе. Девушка обошла стол и склонившись, поцеловала меня в шею. С раздражением смотря на манипуляции бывшей любовницы, я задавался вопросом: какого хрена я не уволил её ещё давным-давно? Да, мне казалось это низким и недостойным поступком, тем более секретаршей она была толковой, но, как показывала эта ситуация, с ней придётся попрощаться.

        - Какого хера ты делаешь?  - зло прошипел я, ухватив её за запястье, когда проворные пальчики начали расстегивать на мне ремень.

        - Хочу помочь вам расслабиться,  - пискнула испуганно девушка, она явно рассчитывала на другой эффект от своих действий.

        - Я тебя просил об этом? Мы кажется уже всё решили,  - процедил я сквозь зубы, отталкивая девушку от себя.

        - Но я…  - начала было Дженни.

        - Уволена,  - оборвал я несносный лепет.

        - Но, мистер Джонсон!  - возмущённо воскликнула девушка.

        - В своё время я чётко обозначил все границы. Ты, похоже, этого не поняла или просто решила проигнорировать. Уходи. Расчёт получишь в бухгалтерии,  - холодно и категорично произнёс я.

        Бросив на меня злобно-обиженный взгляд, Дженни пулей вылетела из кабинета. Чёрт бы её побрал! Несмотря на принятое некогда решение соблюдать верность Кристе, остановиться сейчас, оттолкнуть девушку, которая так открыто предлагала себя, соблазняла, было адски тяжело. И если совесть и разум аплодировали мне, то тело сводило судорогой сильнейшего желания. Как же хочется трахаться! Грёбанное обострённое восприятие! Ещё один побочный эффект на уровне психики. Меня кидало из крайности в крайность, от полного безразличия до сильнейшего восприятия любых внешних раздражителей. Как сейчас: по сути, Дженни ничего особого сделать не успела, но я завёлся до предела и теперь старательно пытался взять себя в руки.

        - С твоей секретаршей явно что-то не так,  - проворковал до зубного скрежета знакомый голос.  - Сидит в приёмной вся в слезах и соплях. Милый, зачем же ты обидел девочку?

        Оливия стояла на пороге кабинета, как всегда холёная и ухоженная. Такие, как она, невольно притягивали мужские взгляды, но я уже насмотрелся в своё время, поэтому ощутил лишь усиление раздражения, которое грозило выплеснуться наружу, и я опасался за последствия.

        - Тебя это разве касается?  - осведомился я холодно.

        - Нет,  - пожала плечами экс-супруга.

        - Чего тебе надо?  - разводить пустую полемику не было никакого желания.

        - Не поверишь, но я просто захотела тебя увидеть,  - произнесла Оливия.

        - Посмотрела?  - спросил я едко.

        - Я скучаю, Адриан,  - в голосе грусть.

        - Прости, но ничем помочь тебе не могу,  - сухо резюмировал я.  - Поэтому, если это всё, можешь идти. Не трать своё и моё время.

        - Нет, это не всё. Адриан, так случилось, что я курсе твоей небольшой проблемы,  - услышал слова Оливии, я сразу напрягся.  - Хоть ты и являешься полным засранцем, но ты мне не чужой, и я по своим каналам пробила, во что ты вляпался. Твое стремление обрубить все и сразу похвально, но к чему так мучить себя? Особенность этого наркотика в том, что можно бросать постепенно, просто уменьшая дозу. Да, так дольше, но зато без физических и психических мук. Всего каких-то полгода, плюс-минус месяц и всё, кошмар позади.

        Мне хотелось рассмеяться в лицо этой стерве, пока я слушал бред, который она несла. Она правда рассчитывает, что я поверю? И тут я буквально прирос к месту, когда Оливия достала небольшое квадратное зеркальце, высыпала туда порцию белого порошка, сделав крохотную дорожку. Тело свело судорогой, я весь превратился в инстинкт. Вот оно - избавление от Ада, в котором я пребываю. Но что-то внутри надрывно кричало не делать этого, и потому я сидел, окаменев.

        - Адриан, милый, что же ты?  - проворковала Оливия.  - Не стоит так мучиться. Я предлагаю тебе действенный способ завязать, не подвергая себя лишним мукам. К тому же, ты же сам видишь, тут слишком мало, чтобы как следует накрыло. Просто немного расслабит. Следующий раз примешь ещё меньше и так до момента, когда тяга сойдёт на нет. Я по себе знаю. Помнишь, ты обвинял меня в злоупотреблении радостями жизни, в том числе и такими? Однажды я сама столкнулась с такой же проблемой и вот таким способом смогла бросить.

        Голос бывшей жены доносился словно издалека. Во мне боролись здравый смысл и инстинкт. Я обещал Кристе, что не сорвусь. Но ведь Оливия права - это совсем ничтожная доза. Лишь треть от привычной. Такое количество всего лишь чуть расслабит. Имею я хоть не долго отдохнуть от постоянной борьбы и напряжения?

        Взяв небольшую трубочку, игнорирую вопли здравого смысла, я вдохнул адскую смесь. В носу появилось привычное неприятное жжение, и я прикрыл глаза, пережидая неприятные ощущения. И вот мир заиграл яркими, неоновыми красками. Безысходность и тоска ушли, уступая место небывалому душевному подъёму. Проблемы? О чём вы? Я ощущал в себе силы справиться с чем угодно, чувствовал себя необыкновенно счастливым и живым, впервые за более чем месяц, которые я провёл во мраке. Даже присутствие Кристы не наполняло таким эмоциональным восторгом! По правде говоря, я начал немного уставать от её постоянного беспокойства, стремления делать всё правильно, по совести. Она совершенно не умеет отдыхать и наслаждаться жизнью. Научить её, что ли?

        - Адриан?  - позвал женский голос.

        Повернув голову, я окинул Оливию взглядом. Признаться, я забыл о её присутствии. Девушка казалась как никогда красивой и притягательной, а ещё моя душа была преисполнена благодарностью за глоток счастья, который она мне дала. Реальность вокруг делалась всё более инертной и расплывчатой. Мысли становились всё легче и проще. Я забыл значение слов «проблема» и «беспокойство». Во мне пылала жажда наслаждения жизнью. Когда Оливия, сев мне на колени, обвила шею руками и глубоко поцеловала, тело отреагировало яростной эрекцией. Всё моё существо жаждало разрядки, удовольствия, которое она может принести. И я не видел причин отказывать себе в этой радости жизни, тем более сжимал в объятиях красивую женщину, которая не против мне в этом помочь.

        Мир вокруг окончательно растворился, покрытая туманом реальность оставила при себе свои проблемы. Прикосновения, стоны, вздохи и безумная нирвана - вот из чего состоял мой мир. Податливое мягкое тело в руках, горячий влажный жар обволакивал меня снаружи, и не менее яростное и сладкое пламя пылало внутри. Мне было хорошо, невообразимо хорошо. В голове плавали обрывки мыслей, в них не было ни сюжета, ни смысла; поэтому ничуть не мешали моему счастью. Я весь состоял из концентрированного счастья, наслаждения, кайфа, и мне это чертовски нравилось.

        ГЛАВА 26. КРИСТА

        Душ мощным потоком лился сверху. Ледяной, но я не чувствовала холода. Холод воды ничто, по сравнению со стужей, царившей внутри. Когда кожу стало покалывать иглами боли, разум наконец одержал верх над бездумным порывом раненой души, и я выключила воду.

        Больше месяца постоянного беспокойства, неослабевающего напряжения, и вот он, финал. С самого начала я знала, что просто не будет. Готовилась к испытаниям, к возможным ссорам и даже срывам Адриана. Мне казалось, что я сильная и выдержу всё, но сегодняшнее… Боже. Ни черта я ни к чему не готова оказалась.

        Всё время, что мы были вместе, я старалась делать всё, чтобы ему было со мной хорошо и интересно. Чтобы у любимого мужчины было стремление возвращаться после работы домой, а не искать приключения где-то на стороне. Как могла я поддерживала его, приободряла. Не копалась в старых обидах, всеми силами выказывала свою любовь. И пусть местами я, может, и переходила границу, названивая Адриану по десять раз в день, но что я могу с собой поделать? Я беспокоюсь за него!

        Всё это время, несмотря на напряжение, которое витало в воздухе, я была счастлива. Адриан был рядом, такой родной и любимый. И мне, наивной, казалось, что он тоже счастлив. Неужели я ошиблась? Может ему не так уж и хорошо в моём обществе, раз он решился предать и меня и моё доверие?

        С самого утра у меня было отвратительное настроение. Было ужасно тяжело засунуть беспричинную мрачность подальше и улыбаться Адриану за завтраком. Похоже, у меня получилось, во всяком случае, он ничего мне не сказал. Несмотря на все доводы рассудка, говорящие, что я сама себя накручиваю, мне никак не удавалось отделаться от ощущения грядущей беды. Я всеми силами старалась игнорировать это, но не так просто заставить заткнуться собственную интуицию, которая вещала о непонятной опасности. Когда в районе обеда Джонсон в течении получаса не отвечал на звонки, я начала паниковать и уже была готова поехать к нему в офис, как он позвонил сам. Мужчина утверждал, что был на совещании. Его голос мягкий, с ласковыми нотками, на какое-то время усыпил беспокойство. Но не на долго. Не прошло и десяти минут, как снова вернулись необъяснимые негативные предчувствия. Устав воевать с собой, я решила поехать к нему на работу. Просто посмотреть на него, подчерпнуть сил в его теплых объятиях.

        По пути к офису Адриана я злилась сама на себя. Меня выводило из себя собственное поведение. Мне казалось, что я совершенно рехнулась, стала параноиком. Всего раз до этого я была на его работе, но меня сразу пропустили по временному пропуску, который мне дал Джонсон в мой первый визит. В приёмной никого не было, что немного удивило. Но особого внимания я не обратила, мало ли, секретарша отошла в туалет или ещё чего. С каждым шагом по направлению к двери кабинета, непонятный страх нарастал. Хотелось развернуться и уйти прочь. В конечном итоге, я разозлилась на себя за идиотизм и резко распахнула дверь кабинета.

        Открывшая взору картина до сих пор стояла перед глазами, рвала душу на куски. Прямо на полу, среди хаотично разбросанной одежды, Адриан, мужчина которого я любила до потери себя, изменял мне с бывшей женой. Я стояла, не в силах даже вздохнуть. В какой-то момент он поднял голову, и я смогла увидеть совершенно пустой, безумный взгляд человека под кайфом. Похоже он даже не сильно понимал, что к чему, и меня в упор не заметил. Зато меня заметила эта стерва, наградив насмешливым взглядом победительницы, после чего поцеловала Джонсона и чувственно изгибаясь в его руках, подмахивая ему бёдрами, встречая каждый его толчок.

        А я продолжала стоять, чувствуя, как всё внутри покрывается коркой льда. И когда эта шалава, бывшая некогда его женой, забилась в оргазме, оглашая помещение омерзительными стонами, оцепенение спало, и я со всех ног побежала прочь. Тело на инстинкте выполняло доведённые до автоматизма действия. Вскоре я добралась до дома, точнее до квартиры Адриана. Почему я приехала сюда, а не в свою родную квартирку, я не знаю. Наверное, привычка. Но я не стала думать об этом.

        Внутри всё горело адским пламенем, но все чувства и эмоции сверху покрылись слоем прочного льда, который не давал выпустить боль наружу. Желая почувствовать хоть что-то, получить толчок, который выведет эмоции из анабиоза, я прямо в одежде залезла под ледяной душ. Это не было плановым действием, скорее безумством по наитию. Но самое жуткое в том, что я не почувствовала холода. Я вообще ничего не чувствовала.

        Наконец тело всё же соизволило откликнуться на стресс и дискомфорт. Меня начала бить мелкая дрожь. Стало обжигающе холодно. Мокрая одежда начала сильно мешать, раздражать. Стараясь как можно быстрее избавиться от мокрых тряпок, облепивших тело и напитывающих его холодом, я принялась их нетерпеливо стаскивать, игнорируя жалобный треск ткани. Получалось плохо, мокрая ткань упорно липла к телу, вызывая всплеск раздражения, но, в конечном итоге, своего я добилась. Закутавшись в пушистый махровый халат, я отчаянно дрожала, а вслед за раздражением, наружу вырвались и остальные чувства. Как цунами, они заполнили душу и сознание, отравив отчаянием и горечью. И это было настолько невыносимо, боль была так велика, что я закричала. Просто заорала во весь голос, стремясь дать выход хотя бы части адовых ощущений. Мне было плевать, что могут подумать соседи. Было вообще на всё плевать.

        Весь этот месяц, несмотря на счастье, которое испытывала в его присутствии, я была настороже. Мысленно, на всякий случай, готовилась к беде. Я была относительно готова, что он может сорваться. И придётся потом переживать его ломку, стараться заново вытащить его из ямы и придумывать что-то новое. Предполагала даже измену со случайной девицей, ведь Адриан мне честно рассказал, как он отрывался под кайфом. Но она, Оливия, его бывшая жена,  - к ней я была не готова. Мысли о ней и так сидели занозой в сердце, несмотря на все заверения Адриана, что он к ней ничего не испытывает. Я знала, она не хотела развода, а потому жила в постоянном страхе, что бывшая Адриана появится вновь. Я ревновала к ней до зубного скрежета, до боли в сердце, и пусть причин вроде как не было, я сходила с ума при одном упоминании её имени. И вот это случилось. Он был с ней. Нет, не так,  - он трахался с ней!

        И почему так больно? Почему каждый вдох дается с трудом и кажется, что вместо кислорода я вдыхаю кислоту? Не зная, куда девать скопившиеся эмоции, я смела все пузырьки с полочки в ванной. Вылетев в коридор, схватила вазу, что стояла на маленьком столике и запустила ей в стену. Мне вообще хотелось разнести к чертовой матери эту квартиру.

        Приступ ярости прошёл так же быстро, как и начался. Внезапно просто я почувствовала оглушительную слабость и, сев на пол, прижала колени к груди и разрыдалась в голос. Я выла как смертельно раненный зверь, слёзы бурным потоком бежали по щекам. Понятия не имею сколько прошло времени, прежде чем моя истерика утихла, и я поняла, что больше не могу плакать, голос охрип. Стало чуточку легче и встал вполне закономерный вопрос: что делать? Уйти? Собрать вещи и сбежать, пока Адриана нет? Или остаться, дождаться его возвращения и устроить разбор полётов? Что? Почему-то оба решения не казались мне верными. Ну сбегу я, а станет ли мне легче? Нет. Устрою грандиозный скандал. А смысл? На меня снизошло странное понимание, на уровне убеждённости, что если он меня любит, то должен сам во всём признаться. Может тогда я найду в себе силы простить? А признается ли? Тоже не факт. Но и уйти я не могу. Я поняла это резко, пугающе внезапно. Я слишком люблю его, чтобы бросить сейчас, в беде. Да я вообще без него не могу! В конце концов, сбежать всегда проще, чем бороться.

        Время тянулось, будто резиновое. Как привидение, я бродила по квартире из угла в угол. Стрелки часов медленно приближались к двенадцати, а его все не было. Мой телефон стал жертвой ледяного душа, поэтому позвонить или ждать звонка было глупо. На данный момент, ничто в обстановке квартиры не выдавало моего бурного излияния эмоций.

        Адриан пришёл ночью, примерно часа в три. Дожидаясь его, я прилегла на кровать и задремала. Я не спешила выдавать себя, когда услышала крадущиеся шаги. На несколько секунд мужчина замер, а потом на цыпочках проскользнул мимо, но я всё-таки уловила отвратительный смрад её духов, запахом которых он был пропитан. Послышался шум льющейся воды. Душ он принимал долго. А когда постель рядом прогнулась, и я почувствовала руки, прикосновений которых недавно жаждала, не выдержала.

        - Где ты был?  - спросила я, открыв глаза и сев на кровати. При этом ненатурально зевнула для конспирации.

        Выглядел он паршиво: бледное лицо с едва заметной испариной, красные глаза, трясущиеся руки. Но сейчас я не испытывала жалости к нему. Мне было слишком плохо и больно.

        - Я попал в аварию,  - пробормотал он.  - А до этого на работе было ЧП, кто-то хакнул наш сервер…

        Я слушала этот бред, жалкую никчёмную ложь, и не знала, чего мне хочется больше: ударить его и сказать, чтобы прекратил врать, или снова разреветься, поддаться новой порции истерики, назревающей внутри. Но я не сделал ни первого, ни второго. Лишь несколько раз глубоко вдохнула-выдохнула, призывая спокойствие.

        - Ты в порядке?  - отстранённо спросила я, не находя сил смотреть ему в лицо и видеть омерзительную ложь.  - Выглядишь неважно.

        - Криста, я почти сутки не спал. На работе дурдом творился до самой ночи, я попал в аварию и ещё никак не мог дозвониться до тебя. Кстати, что у тебя с телефоном?  - выдал Джонсон.

        - Утопила нечаянно. Завтра новый куплю,  - отмахнулась я.

        В комнате повисло тягостное молчание. Мои надежды, что он сам во всём признается, с треском рассыпались в прах. И я просто не знала, как мне себя вести и что делать. Видимо, Адриан тоже не находил тем для разговора.

        - Спокойной ночи, родная,  - наконец тихо произнёс он и потянулся поцеловать меня. Я невольно отшатнулась, уходя от его прикосновений. Мне казалось, я умру, если он коснётся меня, или на коже останутся долго незаживающие язвы, как минимум.

        Тут мне вспомнилось моё решение остаться с ним и сделать всё, чтобы помочь ему. Несмотря ни на что и вопреки всему. Просто потому, что я люблю его. Именно поэтому я отчаянно надеялась на его признание, которое пусть и причинило бы боль, но принесло облегчение. Сейчас, когда его так и не последовало, я лелеяла надежду, что подобное просто больше не повториться. Наверное, это глупо, но иначе я просто не могу. Поэтому я пересилила себя и коснулась его губ лёгким, почти незаметным поцелуем. И еле удержалась, чтобы тут же не вытереть губы рукой. Перед глазами так и стояла сцена измены, заставляющая сердце кровью обливаться.

        - Спокойной ночи,  - выдавила я из себя ответное пожелание.

        Мы погасили свет, и я отодвинулась на самый край кровати, моля Бога, чтобы Адриану не пришло в голову обнять меня. Он и не трогал. Мы просто лежали в темноте и слушали дыхание друг друга. Я знала, что он не спит, как и он знал, что не сплю я.

        - Криста,  - наконец раздался голос в темноте.

        - М-м?  - ответила я неопределённо.

        - Я обманул тебя,  - тихий, прерывающийся шепот. Включив ночник, чтобы лучше видеть мужчину, я повернулась к нему и спросила:

        - Что ты имеешь в виду?  - сердце гулко и болезненно билось о рёбра в ожидании ответа. Адриан прикрыл глаза с по-прежнему слишком большими зрачками. На бледном лице проступили следы борьбы.

        - Я сорвался,  - наконец выдохнул он.  - Не было никакого ЧП и аварии. Я сорвался, Криста. Прости, я просто жалкий слабак.  - затаив дыхание, я ожидала продолжения, но видимо больше он ничего рассказывать не был намерен.

        - Как это произошло?  - прошептала я, всё ещё надеясь на полное признание.

        - Выезжал по делам, встретил старого знакомого и не смог отказать на предложение приобрести дозу. Приехал в офис, закинулся и до самой ночи приходил в себя,  - тихий и монотонный голос.

        - Это всё?  - не удержалась я.

        - Да,  - произнёс Адриан, старательно пряча взгляд.

        - Зачем?  - прошептала я, не зная, что больше означает этот вопрос: зачем принял дурь или зачем лжёт мне, утаивая часть правды.

        - Говорю же, слабак,  - отвернулся от с мукой.  - Я ничтожество, Криста. И самое противное, я знал, что разочарую тебя. Я старался, изо всех сил пытался держаться и всё равно сорвался. Прости.

        А мне хотелось плакать, горько и надрывно. Да, он признался в части греха, но утаил самое болезненное и важное - свою измену. Не просто измену, а с той женщиной, одно имя которой действовало на меня, как красная тряпка на быка.

        - Ничего,  - выдавила я, потому как не имела никаких душевных сил успокаивать его или поддерживать.  - Давай спать.

        - Ты злишься?  - тихий вопрос.

        - Очень,  - ответила честно.  - Но сейчас не время это обсуждать. Нам осталось спать почти ничего. Давай обсудим завтра.

        - Хорошо,  - кажется он вздохнул с облегчением.  - Прости меня, родная. Я люблю тебя.

        И Адриан притянул меня к себе и жадно поцеловал. Отпустив мои губы, он прижал меня к себе и вскоре, минут через десять, спал. А ко мне сон не шёл. Его прикосновения жгли кожу даже сквозь пижаму. Почти не мигая я смотрела в окно, где начинала заниматься заря, украдкой вытирая молчаливые слёзы. Было больно. Душа плакала вместе со мной. Ещё одна ложь, ещё одна боль встала между нами. И мне было страшно. Багаж наших нерешённых проблем был так велик, что я всё больше сомневалась в возможности совместного будущего. Слишком много всего стоит между нами. И даже сейчас, в течении этого месяца, Адриан обещал больше никогда мне не врать и сегодня солгал. Скрыл факт измены. Что, если это не первый раз? Смогу ли я жить, зная, что он мне изменяет? Нет, не смогу. Я даже не знаю, как пережить этот эпизод и эту ложь. И если такое повторится, то я просто не выдержу. Как это нестранно, но я верила, что он любит меня. Только вот его любовь была ядовитой, она отравляла и убивала меня, заставляя прямо сейчас корчится в болезненной агонии.

        ГЛАВА 27. КРИСТА И АДРИАН

        Адриан

        Болело всё. Абсолютно. Казалось, даже кончики волос ноют неприятной, пульсирующей болью. Поначалу я никак не мог сообразить, что же такое со мной произошло. Но потом память вернулась, многотонной плитой вины и отвращения вдавив меня в постель. Глухо застонав, я закрыл лицо рука, уже успев понять, что проснулся в одиночестве.

        Думать о случившемся не хотелось, но разве воспоминания спрашивают разрешения? Перед мысленным взором мутными обрывками крутились образы моего падения. Неясные, но оттого не менее остро-омерзительные. Желудок сжался, тошнота быстро подкатила к горлу, и лишь чудом я успел добежать до туалета. После, умывшись ледяной водой, я вглядывался в лицо мудака, который только и умеет, что разрушать всё, к чему прикасается.

        Оливия… Мать его, я изменил любимой и родной Кристе с этой сукой! Бесконечное «как я мог», или «как вообще у меня на неё встал», было вопросом весьма риторического характера. Физиологии, когда любой здравый смысл отключается, как-то похрен. Тело на умелые ласки реагирует вполне предсказуемо. И я бы рад был спрятаться, как-то постараться уменьшить собственную ответственность, говоря, что это всё наркотики, но чёрт, их же в меня не пихали силой. Я сам. Сам соблазнился, проявил минутную слабость, последствия которой не давали даже вздохнуть свободно.

        До красноты, до боли я тёр мочалкой кожу в душе, в абсолютно пустой попытке смыть воспоминания, но мне упорно чудился запах духов бывшей жены. Казалось, эта вонь въелась под кожу. Я ощущал себя невообразимо грязным и бесконечно виноватым. И сколько не проводи времени в душе, мне никогда не отмыться от этого предательства. Выйдя из душа, натянув бельё и одевшись в домашнее, я сел на кровать, трусливо оттягивая момент встречи с девушкой.

        Ещё вчера, когда реальность вернулась, оглушая своей жестокостью, я до победного сидел в офисе, стараясь хотя немного прийти в себя. Отойти от наркотического дурмана и когда окружающий мир, обрёл вроде более-менее привычную чёткость, обмирая от страха, направился домой.

        Оливия исчезла сразу после изнурительного секс-марафона. Я плохо помню сам процесс и почти не помню её лепет. С радостью вообще бы обзавёлся короткой амнезией. Но это было, я изменил Кристе. Как только понял, что могу относительно связно мысли и говорить, набрал девушке, но телефон был недоступен. Как сейчас помню состояние паники, которое поднялось в душе. Она всё знает? А может с ней что-то случилось? Ведь время был девятый час вечера и отсутствие звонков от любимой пугало. Хотелось немедленно рвануть домой, но я понимал, что показаться ей на глаза в таком виде - это вынести себе окончательный приговор. Когда я всё же явился домой, после душа и нелепых лживых оправданий, я понял, что просто не могу так. Криста не дура и прекрасно видит, как я выгляжу, да и последующие дни с неизбежной ломкой будут красноречивее любых слов.

        И я сознался. Рассказал о срыве, но не смог рассказать об Оливии. Это признание комом болезненного отвращения к самому себе встали в горле, и я просто не смог. Было слишком страшно. В любимых серых глазах и без того плескалась бездна разочарования и боли, а подобная правда её и вовсе добьёт. Криста клинически не переносила упоминаний о бывшей жене, и она не перенесла бы, узнай, что я ей изменил с Оливией. И я не стал рассказывать, умолчал, успокаивая совесть тем, что это во благо. Но когда девушка отшатнулась от моего поцелуя, мне на какой-то миг показалось, будто она всё знает. Но потом она сама поцеловала меня, даруя тем самым успокоение.

        И пусть Криста и не знала об измене, но я-то знаю. Эта, так называемая «ложь во благо», отравляла изнутри горечью и невообразимым чувством вины. Отвращение и ненависть к себе зашкаливали. Хотелось просто встать, достать из сейфа пистолет и пустить пулю в голову. Всем бы, наверное, было лучше. Но я понимал, мне просто не хватит духу, и я обязан жить с этим дерьмом. С этим отвращением к себе из-за собственной слабости и трусости, с этой горечью вины от собственного предательства. Ведь не так давно я обещал себе, что сделаю Кристу счастливой. А сам? Весь этот месяц она не находит себе места из-за меня, изводит себя беспокойством и страхом. Разве это может принести хоть кому-то счастье? Теперь я и вовсе доказал, что её страхи были не напрасны, и я лишь жалкий слабак, ничтожество, не имеющее силы воли. На всю тысячу процентов я был уверен, что теперь девушка будет мучиться пуще прежнего, ещё больше доводя саму себя.

        Я же заслужил и эту боль, разрывающую тело и эти угрызения совести, сводящие с ума. А ведь я клятвенно обещал больше не лгать ей. Но как признаться в подобном? Как вообще смотреть ей в глаза, после всего этого? Изменил, предал и малодушно солгал. Может, рассказать всё сегодня? Пусть она сама судит, насколько я виновен и может ли жить с таким уродом. Но нет, не могу. Опять же не хватает духу. Она мой кислород, я безнадёжно болен этой девушкой, и это признание будет сродни самоубийству. Только пустить в голову пять миллиметров свинца или повеситься - это быстро. А признание - это страдание каждый миг на протяжении нескольких невозможно долгих минут. Она не примет, не поймёт и, конечно же, не простит. И будет совершенно права.

        Устав от раздумий и понимая, что веду себя подозрительно, я направился в сторону кухни. Было страшно, словно я иду не к любимой девушке, а на встречу лицом к лицу с бесконечным количеством собственных грехов. Что я увижу в её глазах: отчуждение, разочарование, презрение, жалость? А может безразличие? Вчера Криста не стала упрекать или что-то говорить. Вдруг ей просто надоело так жить, и она устала от бесконечного вороха проблем, которые за мной волочились? Если она просто захочет уйти? И если такое случится, я обязан её отпустить, как безумно больно это не было…

        - Доброе утро,  - прозвучал тихий, родной голос.

        - Доброе,  - выдохнул я, не в силах посмотреть в глаза девушке. «Соберись, тряпка!»  - приказал я себе и поднял взгляд. И тут же отшатнулся. Девушка выглядела подавленной и даже больной, словно это не меня ломает, а её. В помещении повисла тишина, холодная и неуютная.

        - Скажи что-нибудь,  - попросил я, не выдержав этого молчания.

        - А смысл?  - подняла Криста усталый и даже пугающе пустой взгляд.  - Ты меня всё равно не слушаешь и не слышишь.

        - Родная,  - прошептал я, подойдя к девушке со спины, обняв и вдыхая дивный аромат волос.  - Я тебя слушаю. И обязательно услышу. Прости, что я такой идиот и слабак. Знала бы ты, как мне паршиво. И не только физически.

        - Моего присутствия тебе явно недостаточно,  - ровно произнесла девушка, передёрнув плечами, стремясь сбросить мои руки, и я отступил, не желая нагнетать обстановку.

        Криста была напряжена, всё её тело буквально кричало: «Не трогай меня!». На миг мне снова показалось, будто она знает всё, но я отогнал эти мысли. Она не стала бы молчать.

        - Тебе нужна помощь специалистов, Адриан. Твоя попытка показать собственную силу и независимость провалилась. Впрочем, поступай, как знаешь.

        И снова тишина, пропитанная её болью, разочарованием и моей бесконечной виной. Обратиться в клинику… Фактически, признать себя наркоманом. Только вот как бы противно не было, Криста права. Я оказался слишком слаб для самостоятельной борьбы. Весь этот месяц мучился сам и мучил её. И как итог срыв, измена, предательство и новая ложь. И нет никакой гарантии, что не сорвусь снова. Жалкий слабак, неудачник. Когда-то я дал себе обещание сделать её счастливой, может пришло время начать действовать?

        - Хорошо,  - хриплым голосом ответил я.  - Ты права. Я сегодня же обращусь в клинику.

        - Это правильное решение,  - вымученно улыбнулась мне девушка.  - Позвони, сообщи результаты. А сейчас мне нужно на работу.

        Девушка скрылась из кухни, оставляя лёгкий шлейф духов. На душе было горько и невообразимо муторно. Она не ушла, но я чуть ли не физически ощутил выросшую между нами стену. И некого было винить кроме себя. Сам виноват во всём, возможно, отбрось я излишнюю гордыню и послушай её раньше, всего этого не случилось бы. Разочарование Кристы ядом отравляло кровь, ранило душу, и я принимал эту боль, был благодарен за шанс, который она мне великодушно дала. Наверное, я поступил правильно, умолчав об Оливии. Тогда я бы точно остался в гордом одиночестве, окружённый лишь горькой тяжестью своих ошибок. Самое мерзкое, я был уверен, что Оливия ещё напомнит о себе. Криста неизбежно узнает о моей измене, слишком хорошо я знал эту суку. Оставалось лишь надеяться, что я успею к тому моменту хотя бы частично вернуть доверие любимой и её веру в меня. Возможно, тогда она найдёт в себе силы выслушать, понять и простить.

        Натворил я дел, и пришла пора исправлять содеянное. Ну или хотя бы начать делать хоть что-то, чтобы снова увидеть искреннюю, а не вымученную улыбку на лице любимой.
        Криста

        Дни слились в серую, вязкую массу. На утро после измены Адриана и его лжи, я проснулась, чувствуя странное онемение чувств. Словно в конец истощенная психика, включила какие-то защитные механизмы, спасая от полного безумия. Давая пережить первые дни, привыкнуть к положению дел.

        Но радовалась я рано. Теплый душ взбодрил меня, и это безразличие, вызванное похоже хроническим недосыпанием, спало. Снова стало оглушительно больно. И опять горькие слёзы на глазах. Ну сколько можно? Хватит. Я и так не чувствовала в себе никаких сил. Ни физических, ни душевных. Истерика просто добьёт меня.

        Механически одевшись, я направилась на кухню. Адриан пришёл спустя четыре чашки кофе и полтора часа времени. Выглядел он плохо, и, вопреки всей боли и обиде, которые терзали меня, я ощутила, как в душе шевельнулась жалость. Он определённо сильно сожалел, что сорвался, но жалеет ли он хоть каплю, что изменил и солгал мне? Может я наивная, но мне казалось, что да. И с каждой минутой, проведённой в его обществе, буквально физически ощущая мощные флюиды горечи и вины, исходившие от него, я всё больше укоренялась в этом мнении. Только что мне с его самоедства? Ведь он так и не признался, предпочитая ложь. Просто делал вид, словно и не было ничего.

        Короткий разговор, полный его раскаяния и моих отвратительных актёрских способностей. К моему удивлению, Адриан без возражений согласился обратиться в клинику. Это согласие лишь вызвало слабую улыбку. Если бы он изначально услышал меня! А так…

        Джонсон выполнил своё обещание. Первую неделю он каждое утро посещал учреждение, где ему делали укол какой-то гадости, которая облегчала симптомы ломки, позволяя ему работать. Также он посещал психолога в клинике, хотя и считал это пустой тратой времени.

        Две с половиной недели - именно столько времени прошло с момента его измены. Семнадцать дней я живу в постоянной борьбе с собственными болью, горечью и отчаянием. Адриан стоически молчал про Оливию, не зная, что лишь усугублял ситуацию. Не будь я сама свидетелем этой измены, возможно, была бы рада его молчанию. Ведь если отбросить всё это в сторону, наши отношения могли бы стать идеальными. Но я всё видела и знаю, а потому происходящее между нами было лишь пародией на отношения между мужчиной и женщиной. Я старалась, видит Бог, старалась изо всех сил сделать вид, будто всё нормально, словно не знала о его предательстве. Силилась обуздать боль, отчаяние и обиду, но это выше моих сил. Они жили в моей душе, отравляя кровь горечью. Это отражалось на моём поведении и характере.

        Его прикосновения я терпела через силу. И если объятия и поцелуи я научилась сносить без дрожи, то одна мысль о близости вызывала состояние, очень смахивающее на молчаливую истерику. В голове сразу всплывали образы его измены, и я просто не могла пересилить себя. Адриан сначала молчал, но в итоге начал выказывать недовольство, не понимая, почему я отталкиваю его. Я никак не объясняла ему своего поведения, просто не знала, что сказать. Моё отторжение причиняло ему боль, я видела это, но страдания мужчины не вызывали отклика в моей измученной душе.

        У меня вообще появилось ощущение, будто страдания породили во мне новую, совершенно неприглядную личность, которая периодически стремилась вылезти наружу. Всё чаще я ловила себя на жёстких словах, которые причиняли Адриану боль. Холодные и жестокие термины по отношению к нему часто срывались с языка. И мне потом становилось стыдно, но вместе с тем я больше не находила в себе сил и желания угождать мужчине, как раньше.

        Адриан был нежным и ласковым, молча проглатывал все мои выверты, которые стали неотъемлемой частью нашей жизни. Это были как короткие помутнения рассудка, когда всё негативные и разрушительные эмоции во мне, внезапно обострялись, достигали неконтролируемого пика и выплёскивались наружу в виду грубости и обидных слов. В такие моменты мне хотелось причинить ему боль, ранить посильнее. Чтобы он ощутил хотя бы эмоций и горечи, живущие во мне каждую минуту. Я мечтала вывести его на эмоции, чтобы в запале он наконец сознался в своей измене. Но он был спокоен, как удав, ничего его не брало, в то время как я самой себе напоминала конченую истеричку. Похоже психолог нужен мне не меньше, чем ему.

        И вот я поняла, что больше не могу носить всё в себе. Именно поэтому, сегодня я припёрлась в гости к Мони, где выложила подруге всё. Я рассказала ей про то, что мы были знакомы давно, про расставание и обещание вернуться. Про женитьбу и преследование. Про наркотики, свою безнадежную любовь и, конечно же, про измену и ложь.

        - И я просто не знаю, как мне дальше быть,  - шепотом, стирая слёзы с лица, закончила я свой рассказ.

        - Дааа,  - протянула подруга.  - Мексиканские сериалы отдыхают.

        - Что мне делать, Мони?

        - Ты поговорить с ним не пробовала?

        - Смысл? Если он сейчас лжёт, то где гарантия, что не начнёт врать, чтобы оправдаться?

        - Тоже вариант.  - откинувшись на спинку дивана, Мони хлебнула вермута и задумалась.

        Говорят, когда выскажешься, становится легче, и это правда. Мне действительно немножко полегчало. Но, к сожалению, было по-прежнему больно до крика. Не до истерики, конечно, но ужасно больно.

        - Слушай,  - наконец подала голос подруга.  - А если ему дать хлебнуть его же говна?

        - Ты предлагаешь мне переспать с кем-то, причём так, чтобы он об этом узнал, а потом делать вид, словно ничего не было? Нет, я так не могу. Извини, Мони, но лечь с кем-то в постель из соображений мести я не могу. Да и не хочу. Это мерзко.

        И я сказала чистую правду. Не могла я прыгнуть в койку с первым встречным, не так воспитана. От одной только мысли об этом внутри поднималась волна сокрушительного протеста.

        - Ну зачем же сразу с кем-то спать? Криста, ты узко мыслишь. Не только с помощью секса можно вызвать ревность. Просто перестань проводить с ним всё своё время. Выходи почаще в люди. Больше развлекайся, знакомься с парнями. В конце концов, я прекрасно знаю, что на измену ты не способна, но лёгкий флирт - это не измена.

        - То есть, ты мне предлагаешь начать шляться по клубам?

        - Не шляться, а почаще отдыхать. Да и кто знает, может ты встретишь куда более достойного мужчину и поймёшь, что Адриан тебе и вовсе не нужен.

        - Тебе же он нравился?  - на мои слова девушка сжала губы. Её глаза сверкнули гневом, а потом она громко фыркнула.

        - Нравился, пока я не узнала, какой он фрукт. Мне казалось, он любит тебя и сделает счастливой. Сейчас же я вижу, что он тебя просто-напросто убивает. К тому же, он оказался трусом, раз не признался.

        Как нестранно, слова Мони о любимом человеке вызвали неконтролируемое желание хоть как-то защитить его, даже несмотря на всю боль. Только что я могу сказать в его оправдание? Ведь я и сама не знаю, как отбелить его в собственных глазах. Я больше не чувствую даже того слабого доверия, которое было раньше. А ещё моя вера в него почти полностью исчерпала себя. У меня есть только моя любовь, больная и покалеченная, но до сих пор сильная и живая.

        - Я люблю его, Мони. Это, наверное, даже не любовь, а патология какая-то. Зависимость. Он стал частью меня. Без него я просто умру, понимаешь? Это зависимость похлеще, чем наркотики. Больше всего на свете я хотела бы его разлюбить, но это выше моих сил. На протяжении всего нашего знакомства он причиняет мне боль, но, вопреки здравому смыслу, моя любовь со временем становится только сильнее. Наверное, со мной что-то не так, раз после всего дерьма, которое я прошла по его вине, я не могу от него уйти. Я больная, да?

        - Нет. Ты просто слишком сильно любишь его. Хотя, как по мне, то он того не заслуживает.  - я нервно перебирала бахрому на подушках в гостиной подруги, поглядывая на неё.

        - Делать вид, будто ничего не случилось, я тоже не могу. Меня убивает его измена с этой шлюхой, но ещё больнее от его лжи. Почему он не сознаётся?

        - Боится. А ещё не понимает, какую причиняет боль. Криста, я всерьёз думаю, что порция хорошей ревности ему не повредит. Ты решила дать ему шанс и боясь лишний раз расстроить его, спровоцировать срыв, носишься с ним, как с малым дитём. Он привык, что ты постоянно с ним и вся твоя вселенная вращается вокруг него. Пусть поймёт, что он не единственный мужчина на планете Земля - да и во всей Вселенной в целом,  - и как больно ранит ревность и ложь.

        - Как ты себе это представляешь?

        - Да просто. Живёшь, отдыхаешь, развлекаешься. Общаешься с мужчинами и, конечно же, умалчиваешь об этом. Главное, не сиди с ним постоянно дома и не проводи рядом каждую минуту. Ну блин, тебя всему учить что ли надо? Тебе сколько лет, Криста?

        - Двадцать шесть,  - на автомате ответила я.

        И задумалась. А ведь в словах подруги что-то есть. Может, она права, и мне действительно нужно причинить Адриану ответную боль? Дать понять, как ложь и ревность отравляют душу? Как сама мысль о любимом человеке и ком-то другом вместе с ним способна довести до безумия? Да, наверное, Мони права. Может, осознав и прочувствовав Ад, в котором я живу, он наконец сознается? Не знаю, но больше так жить я не могу. И не хочу.

        ГЛАВА 28. КРИСТА

        Очередной рабочий день был позади, и я направлялась к Мони, дабы привести себя в надлежащий для клуба вид. Сегодня четвёртый день я не спешу домой. Не в силах больше находиться с Адрианом, который по-прежнему молчал про свою измену, я решила последовать совету подруги.

        Решиться было непросто. Слишком много сомнений в душе. Предугадать реакцию Джонсона мне возможным не представлялось. Ведь, по сути, за всё время, что я его знаю, настоящих поводов для ревности я ему не давала. Да, были Фред и Эндрю. Один даже был моим любовником. Только вот отношения с каждым из мужчин я строила во времена, когда искренне считала себя свободной. Будучи с Адрианом, я ни разу даже не взглянула в сторону других мужчин. Поэтому я понятия не имела, какая она, ревность Адриана Джонсона. Чего мне ожидать? Понятия не имею.

        Меня одолевал страх, что под гнётом негативных эмоций он может снова сорваться. Или тоже пойти по бабам в отместку. Также я опасалась, что могу разбудить в Адриане зверя, который, не считаясь с моим мнением, может закрыть меня в четырёх стенах и прибегнуть к насилию. Оставалось лишь надеяться, что благоразумия в нём больше, чем безумия. Идеально было бы просто заставить его прочувствовать все те муки, которые уже столько времени терзают меня саму. Получится ли? Шанс мал, но всё же.

        Это был огромный по своим масштабам риск. Вполне возможно, что я сама вбиваю последний гвоздь в гроб наших отношений. Но жить рядом с мужчиной и вдыхать воздух, пропитанный ложью, я больше не могла.

        Часто в голову мне приходила мысль, что всё это глупо. Ребячество какое-то, но боль и невыразимая обида, сжигающие душу, требовали банального отмщения. Сука, которую пробудил во мне Адриан, не желала засыпать и требовала крови мужчины. Иногда в голову забредала мысль о том, что стоило срочно остановиться и просто высказать Джонсону всё. Сказать, что я всё знаю, и потребовать объяснений. С логической точки зрения, это самый разумный выход. Только вот доверия к нему у меня не было.

        Верила ли я ему когда-нибудь? Да. В те далекие времена, когда, помимо физической боли, я не знавала боли предательства. Верила настолько, что была готова ждать его годами. И всё рухнуло в один день. А потом становилось лишь хуже. И сейчас, несмотря на то, что люблю его до боли и не могу даже помыслить себя отдельно от него, не чувствую к нему ни грамма доверия. Каждый раз, как мы расходимся каждый на свою работу, я только и жду нового предательства. У меня не хватает ни сил, ни смелости открыть ему свою душу по-настоящему. Да что там, я даже сексом с любимым человеком заняться не могу. Перед глазами встает сцена измены и мне упорно чудится, что от него пахнет другими женщинами. Я дошла до края, и сама понимала это. Не в силах больше выносить такое существование, я и решилась на этот рисковый, откровенно безумный план.

* * *

        Басы били по ушам, зал полон народу. Разноцветные лучи окрашивают лица людей, подобно краскам по фарфору: стоит прожектору отвернуться, и все бледнеют, становятся белыми, неживыми, пустыми. Красный, синий и зелёный цвета рябили перед глазами, сливаясь в какую-то невыразимую гамму оттенков. Люди изгибались под ритмы музыки и веселились, позабыв заботы. Хотелось бы и мне так, хотя бы ненадолго отрешиться от кошмара своей жизни. Нас было четверо девушек. Ещё вечером мы собрались у Мони и, под музыку, беззаботную болтовню и красное вино, собирались покорять танцпол. Повода для сбора, как такового, не было. Адриану я позвонила ещё из такси и сказала не ждать меня. Конечно же, он требовал объяснений, но я, коротко сказав, что иду отдыхать с девчонками, сбросила звонок. А потом и вовсе выключила телефон. И сейчас он по-любому места себе не находит. Ничего. Полезно. Не только мне искать пятый угол в прямоугольной комнате.

        Алкоголь постепенно делал своё дело, и я смогла немного расслабиться. За нашим столом царила лёгкая и оживлённая атмосфера. И когда жизнь стала казаться не такой мрачно-безнадёжной, мы всей компанией отправились покорять танцевальную площадку. Отдавшись во власть музыки, я двигалась по зажигательные ритмы, оставив где-то там все тревожные мысли. Внезапно горячие ладони легли мне на талию, но ощущения быстро просветили меня, что эти руки мне чужие. Обернувшись, я увидела высокого шатена с приятным лицом и карими глазами, в которых плескалось неприкрытые восхищение и жажда. И, как нестранно, мне это чертовски понравилось. Я почувствовала себя женщиной, красивой и желанной.

        - Привет, красавица,  - услышала я приятный голос.

        - И тебе здравствуй,  - ответила я чуть лукаво.

        Мужчина прижал меня чуть сильнее к своему телу, давая почувствовать животом свою эрекцию. Будь я в более адекватном состоянии, то наверняка испугалась бы. Подобные игры были мне в новинку. Раньше я всегда больше руководствовалась здравым смыслом, чем инстинктами. Но сейчас мне хотелось подразнить судьбу и этого мужчину. Устала я постоянно с чем-то бороться. Имею же я право чуть отдохнуть? Мони права, лёгкий флирт - не измена. Уж чего-чего, а спать с этим незнакомым красавчиком я не намерена. Дерзко взглянув ему в глаза, я произнесла:

        - А ты ничего. Я Криста.

        - Майк.

        Больше мне не хотелось вести с ним разговоров, и я снова отдалась танцу, извиваясь в руках партнёра, получая просто колоссальное удовольствие от процесса. Сама себя я казалась лёгкой, беззаботной и счастливой. Мужчина похоже был не склонен долго тянуть и решил сразу обозначить свои намерения. Его губы настойчиво прижались к моим, и я растерялась. Я не отталкивала его, но и не отвечала.

        Резкий рывок оторвал меня от… Майка? Кажется, так звали парня. Обернувшись, я натолкнулась на пронизывающий холодом взгляд голубых глаз.

        - Адриан?  - несвязно пролепетала я.

        - Эй! Приятель, девушка со мной. Найди себе другую цыпочку,  - возмутился мой пятиминутный знакомый.

        Понятия не имею, как он это сделал, но Джонсон так посмотрел на Майка, что тот сразу отступился от меня. Трус. Стало до слёз обидно. Вот тебе и восхищение с желанием.

        Ничего не говоря, Адриан крепко держал меня за руку и быстро пробирался через толпу, тащил меня за собой. Его появление было настолько неожиданным, что я даже протрезвела и теперь мною овладело беспокойство. Я чётко ощущала ярость и напряжение, волнами исходившие от мужчины. Чёрт. Не междометие, а настоящий Чёрт, тот, что в Аду водится. Именно на него сейчас был похож Адриан. Ну нахрен этот идиот целоваться полез? Я начала опасаться, что, в стремлении вызвать ревность, перегнула палку. Стало страшно, так как я понятия не имела о его намерениях.

        - Мои вещи!  - спохватилась я, стараясь вырвать руку.

        - Потом заберёшь у подружки,  - процедил Адриан сквозь зубы.

        - Но…  - начала было я.

        - Криста,  - рыкнул мужчина предостерегающе, и было в его голосе что-то такое, что я сразу заткнулась.

        Запихнув меня в машину, Джонсон сел на место водителя и рывком стартанул со стоянки клуба. Руки сжимали руль так, что побелели костяшки пальцев, челюсти крепко стиснуты. От чертовки зол. И мне стало, мягко говоря, не по себе. Решив, что выяснять отношения, пока он за рулём и в таком состоянии, глупо, я молчала. Минут через пятнадцать мы припарковались на подземной парковке, а ещё через пять переступили порог квартиры. И всё это молча. Адриан ничего не говорил, да у меня желание пропало. Какого чёрта? Я ничего сверх страшного не сделала. Уж точно бы наше знакомство с этим Майком закончилось, как и началось в клубе. Спать я с ним была не намерена. Так чего Адриан так бесится?

        - Ничего не хочешь мне объяснить?  - наконец нарушил тишину тот.

        - Нет,  - покачала я головой. Обойдя кухонный островок, Адриан достал из шкафчика бутылку виски, плеснул немного в стакан и залпом его осушил.

        - Криста, что происходит?  - услышала я тихий голос.

        Посмотрев на мужчину внимательным взглядом, я ощутила укол вины. Он выглядел осунувшимся, измождённым и совершенно подавленным. А потом вспомнились все эти дни, пропитанные горечью, отчаяньем, обидой и его ложью. И я ожесточилась. Снова настало время суки.

        - А что происходит? Тебе разве не нравится?  - промурлыкала я.

        - Чего тут может нравиться?  - вскипел Адриан.  - Может то, что ты уже три недели ведёшь себя так, словно я тебе чужой человек? А может я должен радоваться тому, что ты уже четвертый день после работы пропадаешь неизвестно - или известно, как сегодня,  - где? А, точно, я должен быть счастлив оттого, что какой-то мудак лапает тебя и вылизывает тебе гланды? Что мне тут должно нравиться?!

        Он уже не говорил, он кричал, выплёскивая наружу ярость. Он не скрывал свою ревность, а, может, просто был неспособен на это в данный момент. Маска спокойствия слетела, обнажая чувства Адриана. Я отчётливо видела боль, отчаяние, тоску, ярость. Но алкоголь вкупе с собственной многодневной болью и обидой сделал меня жестокой. Развязали язык.

        - Значит не нравиться, да? Интересно, почему вдруг? Или только тебе можно лгать, шляться и предаваться радостям жизни? Хорошо устроился. Есть покорная дура-Криста, которая всё стерпит, поэтому иногда можно позволить себе некие шалости, верно?

        Меня душили горечь и обида. Я понимала, что в чём-то перегибаю палку. Ведь, если быть честной, он не шлялся. Во всяком случае, сейчас. И измену изменой-то можно назвать с большой натяжкой. Поступил так он под действием наркотика, несознательно. Но ложь… Она была вполне сознательной. И именно она так отравляла мне кровь, причиняла больше всего боли, превращая в чудовище, жаждущее боли любимого человека. Но даже понимание несправедливости слов не останавливало меня. Словно сам дьявол вселился в меня. Я видела, как Адриан побледнел и отшатнулся от моих обвинений, но так и не остановилась.

        - Что ты так смотришь?  - продолжала я плеваться ядом.  - Думаешь я не знаю о твоём маленьком секретике? Как ты трахался с бывшей женой, а потом решил, что правду мне знать не положено?

        В глазах мужчины застыли ужас и боль. Лицо напоминала белоснежный бумажный лист. Он было открыл рот, чтобы что-то сказать. Возразить, наверное, или как-то оправдаться. Но я не дала ему произнести и звука, опасаясь новой лжи.

        - И не смей снова врать! В тот день я с самого утра не могла найти себе места. Интуиция, что б её, упорно предрекала беду. После того звонка, когда ты сам позвонил после совещания, я не успокоилась, напротив, мне стало только хуже. Считая себя двинутым параноиком, я поехала к тебе в офис. Думала, что увижу тебя, успокоюсь. И что я увидела по приезду? Верно. Своего любимого Адриана, который прямо на полу, как грязное животное, трахался с бывшей женой! До сих пор в подробностях помню эту гадость. А ведь меня ты даже не заметил. Поднял голову, отвратительным безумным взглядом торчка посмотрел прямо сквозь меня и вернулся к своему занятию. Зато жёнушка твоя была просто счастлива, увидев меня.

        - Криста, я…

        - Заткнись! У тебя было полно время высказаться и признаться, но ты предпочитал мне лгать!

        Всё, что копилось во мне всё это время, мучило меня и не давало дышать, вырвалось наружу потоком неконтролируемых, позорных слов. Откровенность так и лезла из меня, меня понесло, и я не могла остановиться, высказывая накипевшее.

        - Знаешь, как это больно, Адриан, видеть, как тебе спокойно лгут в глаза? Ты мне клялся, что больше не обманешь, и я, как последняя дура, ждала, когда же ты сознаешься. Но ты молчал, а я сходила с ума.

        - Родная, успокойся…

        Мужчина шагнул ко мне, желая обнять, но я отскочила от него, шипя, как дикая кошка. Я бы сейчас не вынесла его прикосновения. Чувства были обострены до предела, полностью обнажены и выставлены напоказ. И я боялась, что, если он дотронется до меня, я просто сойду с ума.

        - Я люблю тебя, Адриан, и ненавижу эту проклятую любовь. Именно она не дала мне уйти тогда, заставила до последнего надеяться и верить, ждать обещанной честности. Дура, идиотка, тряпка - вот, кто я. Это чёртово чувство убивает меня. Твоё жестокое лицемерие отравляет мне кровь. Мне больно, Адриан, будь ты проклят! Зачем ты встретился мне, зачем влез в мою жизнь? Почему продолжаешь мучить вопреки обещанию сделать счастливой? Почему?! За что ты так со мной?

        Истерика достигла своего апогея. Я кричала, плакала, обвиняла. Сама не заметила, как подошла к Адриану и теперь колотила кулаками по его груди. Со слезами уходили горечь, боль и силы. Под конец я ощутила полнейшие физическое и душевное истощение. Он прижал меня к себе и нежно гладил по спине и волосам, давая мне высказаться и выплакаться. Чуть укачивал, баюкал, как ребёнка. Впервые за много дней его объятия казались мне уютными. Приносили тепло, а не отвращение и желание помыться.

        - Криста,  - произнёс он тихо, когда истерика сошла на нет.  - Я конченный ублюдок. Но я люблю тебя, и…

        - Нет,  - покачала я головой, высвободившись из крепких объятий и отступив на два шага назад.  - Не надо. Не сейчас. Я не хочу. Потом… потом поговорим. Не трогай меня и не ходи за мной.

        С этими словами я рванула прочь, унося с собой воспоминания о бледном, потрясённом лице и небесных глазах, в которых застыли вина и страдание.

        ГЛАВА 29. АДРИАН

        Хлопнула дверь спальни, а я так и остался стоять на месте, раздавленный тяжестью собственных ошибок, совершенно оглушённый. Слова и обвинения Кристы, причём до отвратительности справедливые, до сих пор звучали в ушах. Мне хотелось как-то защититься, хоть что-то сказать в своё оправдание… Но что тут скажешь? Она права. И пусть всё, что я делал, кроме последнего греха, имело цель обрести с ней совместное счастье, это не отменяло боли, причинённой ей мною. Не меняло факта, что у меня не осталось ни единой крупицы доверия любимой. Как и того, что я, моя любовь, как и её собственные чувства, стали для неё не благом, а проклятием. Я сам стал для неё проклятием.

        Доковыляв до дивана, как подкошенный, я рухнул на него. Воздух в помещении пропитался болью, её и моей. Оттого мне с великим трудом давался каждый вздох, отравленный негативом кислород обжигал лёгкие. Было больно дышать, думать, жить.

        Кто-то мудрый однажды изрёк: «Благими намерениями выложена дорога в Ад». Как же я сейчас понимал смысл этих слов! Парадокс жизни в том, что, когда я жил и плевать хотел на всё и всех, достигая желаемого, не брезгуя никакими способами, жизнь была простой, понятной и даже приятной. Но, как только я захотел стать хоть немного лучше, всё рухнуло. Всеми силами борясь за своё право на счастье, живя иллюзорными мечтами, что настанет когда-то день, когда они осуществятся, я невольно оттолкнул ту единственную, нужную мне для счастья. И даже сейчас, пытаясь оградить от последствий и боли из-за моей ничтожной слабости и уродливой ошибки, я только усугубил ситуацию.

        Столько муки было в каждом слове Кристы! Столько боли и отчаяния застыло в любимых глазах! Каждая слезинка, причиной которой стал я со своей глупостью, кислотой выжигали душу. «Твоё жестокое лицемерие отравляет мне кровь. Мне больно, Адриан, будь ты проклят!»,  - словно наяву слышал я слова любимой.

        - Я не хотел… Боже, родная моя, я не хотел делать тебе больно. Только уберечь,  - прошептал я в тишину комнаты и, конечно же, ответа на мои слова не было.

        Сердце болело, внутренности скрутило жгутом, а душа рвалась прочь из тела, когда пропитанные горечью слова вновь и вновь проплывали в голове. Больше всего на свете хотелось пойти следом и сделать хоть что-нибудь, чтобы облегчить её боль. Но Криста не хотела этого. В серых глазах явственно горела мольба не трогать её сейчас, и только поэтому я подчинился. Сидел на диване и скрипел зубами от бессильной ярости на ситуации и боли любимой, которая эхом отзывалась во мне, сливаясь воедино с моей собственной.

        На душе было так плохо, так грязно и тяжело, что порой я полностью поддерживал чувства любимой. Эта одержимость ею переходила все границы, сводила с ума и делала уязвимым. И я ненавидел это состояние. Ненавидел эту любовь и даже женщину, к которой её испытывал. А потом пугался собственных разрушительных мыслей. Наверное, так люди и сходят с ума. Потому что иначе, как зачатками сумасшествия, я эти сиюминутные порывы отчаянных чувств назвать не мог. Наша любовь приносит нам только муки, и вина в том лежит на мне. Моя самонадеянность, эгоизм и трусость привели нас к тому, что мы имеем. Если кого и ненавидеть, то себя.

        Эх, если бы можно было хотя бы ненадолго отключить все проблемы и боль! А ведь это возможно… Выход был. Простой и такой соблазнительный. Всего одна доза, и несколько часов искусственного счастья обеспечено. Уйдут все тревоги и метания, мир наполниться яркими красками, исчезнет боль…

        Чёрт! Я затряс головой, силясь прогнать соблазн. Это мерзкое наваждение. Наркотики не выход, а дорога в никуда. Не решат они проблем, только хуже станет. О чём я вообще думаю? Что за малодушные мысли, откуда это позорное желание поддаться слабости? Нет, хватит! Внезапно пришло ясное и пугающе своей очевидностью осознание: мы и так стоим на краю бездны. Проявлю слабость и всю оставшуюся жизнь, мне только и останется оплакивать упущенный шанс на счастье и собственноручно убитую любовь. И это понимание, почти полностью обрубило жажду дозы, страх потери превысил желание забыться. Даже дышать легче стало.

        За окном появились первые проблески зари. Сколько я тут уже сижу? До колик в сердце захотелось увидеть свою любимую и родную Кристу. Да, она просила не трогать её, не ходить за ней, но сколько уже прошло времени? Думаю, вполне достаточно, чтобы успокоиться. Нужно идти к ней. Эта потребность превратилась в первородный инстинкт, подчиняя себе. В голове не было плана действий или разговора, только безмерное стремление быть рядом и не дать ей надумать лишнего.

        Поднявшись, на онемевшие от долгого сидения ноги, я потянулся, ощущая протест в мышцах, и пошёл в сторону спальни. Бесшумно отворив дверь и зайдя в комнату, я увидел хрупкую фигурку девушки. Она лежала поверх покрывала, спиной ко мне, сжавшись в комок, по прерывающемуся дыханию и напряжению, которое исходило от Кристы, я понял, что она не спит.

        - Криста,  - прошептал я, когда лёг позади девушки и уткнулся носом в волосы, вдыхая любимый аромат.  - Прости меня. Я слабак, трус и ничтожество. Снова я предал твоё доверие. Бей меня, ругай, кричи, обвиняй, делай, что хочешь. Я полностью в твоей власти, только не гони меня. Мне не жить без тебя, родная. Я не могу даже дышать без тебя.

        Девушка продолжала молчать, но, к моей радости, её тело в моих объятиях расслабилось. Она продолжала молчать. И это молчание пугало, почти убивало меня. Мои чувства к Кристе, не были для меня откровением, ещё в начале своего изгнания, живя постоянно на грани, я понял, что люблю её. Но вот их сила… Наверное, только сейчас, подойдя к дедлайну (причём, в прямом смысле слова - наркотики быстро загоняют в земляную яму), я в полной мере осознал, как зависим от неё. Ни одно из сказанных мной сейчас слов не имело и тени лжи. Я действительно подохну без неё, рухну в бездну безумия. Она моё благословение и моё проклятие. Это любовь-одержимость, чувство на грани фола.

        - Ты сегодня сказала, что ненавидишь свои чувства ко мне… Знаешь, Криста, меня тоже пугает эта любовь. Я бы хотел любить тебя не столь сильно. Хотел бы иметь силы отпустить, но я не могу. Не знаю, как так вышло, но ты стала неотъемлемой частью меня. Я зависим, болен, истинный наркоман, но не белый порошок мне нужен. Ты мой наркотик.

        Невольно я запнулся, чувствуя, как жжёт в груди от бушующих внутри чувств. Как слова комом встали в горле, а меня сковал страх. Страх перед откровением, признанием, которое вроде бы и не было чем-то особенным, но очень много значило лично для меня. Только себе и только в мыслях я позволял себе осознавать эту истину. Потому, что эти мысли мне казались предательскими по отношению к той, чью память я чтил, несмотря на множество прошедших лет. Любовь и боль - две неразлучные сестры, которые всегда бродят рядом. И сейчас они приветом из прошлого рвали душу на части.

        - За свою жизнь, я любил только четырех женщин. Двое из них - моя мама и бабушка. Также, я не хочу и не буду открещиваться от чувств к Саре. Не к той психопатке, которая влезла в нашу жизнь около пяти лет назад. А к той нежной девушке, которая искренне любила этот мир, несмотря на его жестокость. Которая верила в лучшее и стала бы моей женой и матерью не родившегося ребёнка…  - сами эти слова, снова вернули к жизни, казалось уже пережитую и забытую боль.  - Я не раз думал об этом… И знаешь, что? Я думаю наши с ней чувства были неизбежностью, но я почему-то уверен, что они не пережили бы и десятой части тех испытаний, которые прошли наши. То была первая любовь, яркая, чистая, искренняя, но слишком неопытная. Мы не были готовы и вряд ли бы наша семейная жизнь сложилась. Наши с ней отношения изначально были обречены, раньше я этого не понимал. А сейчас… Сейчас, это уже не имеет значения. У нас с тобой всё иначе. Да, я не меньше твоего напуган силой этой любви и порой она мне кажется тяжким бременем, проклятием. Но потом я понимаю, только мы сами делаем свою жизнь, и только от нас зависит будут наши
чувства мукой, или наслаждением.

        Криста продолжала молчать, но по почти неслышному дыханию и тому, как она почти незаметно перебирала пальчиками складки на пледе, я понимал, что она меня внимательно слушает. Лица девушки я не видел, а потому понятия не имел о её мыслях и чувствах. Выворачивать душу наизнанку, не имея понятия услышат ли тебя, поймут ли, было страшно и неуютно. Мне оставалось лишь надеяться, что она сможет услышать меня.

        - Сейчас ты обижена на меня. Зла и разочарована. Твоя вера мне и в меня разрушена и не мне тебя осуждать за это. Мне многое нужно тебе рассказать и объяснить, но не думаю, что это тебе сейчас нужно. Но если хочешь, я расскажу всё, отвечу на любой вопрос.

        - Нет. Я не хочу,  - голос девушки был сиплым и приглушённым, выдавая множество пролитых слёз.

        - Дай мне шанс, Криста. Не отвергай и не гони…

        - Опять?  - глухо произнесла любимая.  - Сколько можно? Это пройденный этап, Адриан. Я столько раз слышала от тебя подобное… И каждый раз всё повторяется. Снова и снова, это бег по замкнутому кругу. Неужели ты этого сам не понимаешь?

        - Я знаю, что ты уже слышала подобное,  - хрипло произнёс я, судорожно вздохнув.  - Но смею просить снова. Просто не могу по-другому. Сейчас я даже в собственных глазах не претендую на звание хорошего и достойного человека,  - невольно в душе взметнулся шквал горечи, от правдивости собственных слов. Слишком низко я пал, слишком много жестоких ошибок совершил. Смогу ли я подняться?  - Но я готов работать над собой, я хочу этого, чтобы стать мужчиной достойным тебя. Понятия не имею как это сделать и с чего начать, но я придумаю, научусь.

        - Просто не лги мне,  - прошептала любимая.  - Говори правду, даже если она причинит боль. Мне хочется тебе верить, но я просто уже не знаю, как. Не знаю где найти в себе сил на эту веру. Невозможно жить, постоянно ожидая предательства и удара в спину. Рассудок говорит мне бежать, но я слишком слабая для этого. Мне кажется я на грани помешательства и мне страшно. Ну зачем ты опять вернулся?  - послышался всхлип, пропитанный неимоверным отчаянием и горечью, нанося ещё один шрам на моё чёрное, изуродованное сердце.

        - Больше всего на свете, я хочу, чтобы ты снова смотрела на меня глазами, где сияют любовь и вера в меня. И я сделаю всё для этого возможное, если ты мне позволишь,  - произнёс я тихо, преисполненный стремлением сдержать обещание.  - Мне бы очень хотелось соврать и пообещать, что всё будет просто и легко… Чёрт! Криста, я далеко не идеал. Не принц на белой кобыле, скорее уж антигерой. Но рядом с тобой мне хочется стать лучше, чем я есть на самом деле. И я готов работать над этим, но ошибки неизбежны, понимаешь?

        - Понимаю. Просто не играй больше со мной в свои игры,  - сухое рыдание послышалось в голосе девушки и наконец она повернулась ко мне лицом, смотря на меня огромными, ранимыми, заплаканными глазами.  - Не убивай меня ложью и предательством. Говори лучше правду, какой бы уродливой она не была. Даже если она несёт в себе боль. Я приму её. И к борьбе я готова, но только если мы будем на одной стороне. Откровенны с друг другом. Я устала от твоих тайн. Устало от борьбы в одиночку только потому, что ты не хочешь мне довериться. Не посвящаешь с свои мысли и планы. Не доверяя мне, ты убиваешь и моё доверие. Я живу в постоянном ожидании новой катастрофы. Больше не могу так.

        - Больше я тебя не обману и не предам.  - ответил я, моля Бога, чтобы дал мне возможность сдержать клятву.  - Я тебе многого не говорю не потому, что не доверяю, а потому что хочу уберечь от грязи, боли и разочарований.

        - Только всё наоборот выходит,  - подытожила Криста.

        - Да,  - согласился я тихо, не - Но я постараюсь исправиться. Я человек, Криста, и потому могу и ошибиться.

        - Я знаю,  - тихий ответ.

        Ни слова не прозвучало после. Криста доверчиво прижалась ко мне, и у меня защемило сердце от нежности. Девушка сейчас казалась такой хрупкой и усталой, что древние, как мир, инстинкты защищать и заботиться пробуждались во мне, призывая к действию. Оставив лёгкий поцелуй на лбу любимой, я крепче прижал к себе её тело, желая защитить её от всего мира, от его грязи и опасностей, с тоской понимая, что главной опасностью для девушки являюсь я.

        Подняв голову, девушка пристально посмотрела мне в глаза. Как бы я не старался, у меня никак не получалось разобрать выражение, застывшее в серых омутах.

        - Адриан,  - наконец произнесла она.

        - Что, родная?  - выдохнул я, радуясь тому, что она здесь. Не прогнала и не ушла.

        - Ты говорил мне, что находишься полностью в моей власти,  - осторожно произнесла девушка.

        - Я твой и душой и телом, Криста,  - ответил я, невольно насторожившись.

        Совершенно очевидно ей в голову что-то взбрело и у меня даже предположений не было и природе её мыслей.

        - Ты мне доверяешь?  - новый странный вопрос.

        - А ты как думаешь?  - я невольно фыркнул, оскорбившись её сомнениями.

        - Готов на время отдать мне власть и подчиниться моим требованиям?  - вкрадчиво поинтересовалась любимая, обдавая потемневшим взглядом серых глаз, в которых полыхнул огонь.

        - Что ты задумала? В какие игры играешь?  - осторожно поинтересовался я, начиная догадываться о её намерениях.

        - Раздевайся.

        Просьба? Приказ? Не знаю. Немного неуклюже встав с постели, я стащил носки, футболку и джинсы. Повернулся к любимой, вопросительно глядя на неё.

        - Полностью.

        Оказавшись без нижнего белья, почувствовал себя странно беззащитным и даже смущённым, под пристальным взглядом девушки. Мне даже показалось, что я покраснел. Было необъяснимое чувство, будто я вернулся на много лет назад и я неопытный подросток, собираюсь впервые познать радости секса и попрощаться с девственностью. Тряхнув головой, я постарался сбросить наваждение. Мне уже тридцать и про секс я знаю, наверное, всё.

        - Ложись.

        И я снова подчинился. Ситуация казалась абсурдно странной. Криста раньше никогда не пыталась верховодить в постели. Она чувственная и страстная любовница, близость с которой ураган, огненный шквал эмоций и истинный фейверк ощущений, но доминирование… Подобного я за ней никогда не замечал и оттого сейчас невольно насторожился, чувствуя подвох. Хотя, одна только мысль, что спустя столько дней воздержания, когда приходилось бороться с собственным вожделением при помощи ледяного душа, реже унизительного самоудовлетворения, пробуждала к жизни мужское начало. Криста скользнула взглядом по моему телу, немного задержав взгляд в районе паха и я снова смутился. Да что со мной такое?!

        - Криста, я всей душой за новые ощущения и сексуальные эксперименты, но мне было бы спокойнее, знай я заранее, чего ожидать,  - произнёс я хрипло, чувствуя смесь беспокойства и возбуждения.

        - Ты же вроде сказал, что доверяешь мне и отдаёшь себя полностью в мою власть?  - прошептала девушка мне на ухо. Горячее дыхание любимой, опалило кожу, вызывая табун приятных мурашек.

        - Ну да,  - кивнул я.

        - Ты или сейчас перестаёшь задавать вопросы, или я забираешь свои слова обратно,  - ого, ультиматум.  - Если всё же согласен довериться и подчиниться мне, то обещай не сопротивляться и держать руки при себе. Я запрещаю тебе прикасаться ко мне. Как бы не хотелось, терпи.

        - Тебе это так нужно?  - и почему мне так не по себе?

        Мне не раз доводилось позволять случайным партнёршам быть сверху, что создавало видимость их власти. Но сейчас меня ожидало нечто иное. Одно только требование Кристы, не прикасаться к ней, многого стоило.

        - Да.

        Одно короткое слово, и я понял, чтобы не задумала Криста, для меня это будет не простым испытанием. Её действия имеют цель не только получить сексуальное наслаждение, как же я долго мечтал об этом! Но и несут в себе нечто большее, пока мне непонятное. Она проверяет меня? Но как можно проверить что-либо сексом?

        Тем временем, Криста тоже разделась и меня обдало волной жара, от взгляда на красивое и столь вожделенной тело. Чёрт! Да от такой картины, даже у монаха тормоза сорвёт, не то что у простого смертного, к коим причислял себя я.

        Кровать мягко погнулась, когда девушка опустилась на неё. Губы любимой нашли мои, поцелуй был одновременно нежным и агрессивным, сводящим с ума. Чуткие пальчики скользили по моей груди, вызывая в крови истинный пожар. Проведя языком по шее, Криста нашла мой сосок и легонько прикусила его, вырывая из моей груди полу-вздох, полу-стон. Рука невольно, сама собой взметнулась вверх, зарываясь пальцами в огненные кудри.

        - Руки, Адриан,  - одёрнула меня любимая, голос её звучал довольно глухо.

        Проглотив ком в горле, я обоими руками вцепился в простыню, потому что не был до такой степени уверен в своей выдержке.

        - Чёрт, детка,  - сорвалось с губ, когда нежные руки, побежав по животу коснулись вздыбленного члена.

        Сказывалось длительное воздержание, помещение перед глазами плыло от сумасшедшего возбуждения. Мне казалось я кончу, когда пальчики любимой, плотно обхватив моё естество, несколько раз провели от основания и обратно. Потом девушка ласково сжала яички, снова найдя мои губы, Криста подарила мне глубокий и чувственный поцелуй. Дьявол! Эта женщина сама понимает, что делает со мной? Догадывается ли она, как тяжело мне даётся лежать бревном?

        Потом по комнате разнёсся приятный цветочный аромат. Да что она задумала? Любимые руки вновь пробежали по скованному напряжением телу, легонько лаская и ещё сильнее воспламеняя кровь, не обделив вниманием окаменевший член и мошонку. А потом рука Кристы скользнула между мне между ног. Ощутив маленький пальчик, поглаживающий анус, я напрягся, а когда он приник внутрь дёрнулся всем телом, чуть не заорав от шквала негативных эмоций и ощущений, накрывших с головой.

        На моём теле это была запретная зона. Не раз случайные любовницы, хотели поиграть в грязные игры с использованием секс-игрушек, в том числе и на мне, и подобным образом. Каждый раз, уловив подобные намерения, я выкидывал партнёршу за порог, потому что сама того не зная, она переступала черту, после которой секс мне был уже не нужен. Вот и сейчас, в голове вспыхнули воспоминания юности, наполняя меня отвращением и ужасом. Я наяву снова оказался в прошлом, где нажравшись дури и алкоголя, познавал границы собственных сексуальных желаний. Реальность разделилась на сейчас и тогда. Рассудок понимал, это крохотное вторжение на физическом уровне вызывает дискомфорт, не более, но фантомные ощущения были очень сильны. Словно я заново переживаю жуткую боль, разрывающую тело.

        Вот что задумала Криста, решила на деле установить, смогу ли я ради неё переступить через себя. По собственной дурости, я как-то раз сболтнул девушке, что не терплю даже случайных прикосновений к этой части тела и сейчас она ловко воспользовалась знанием моего табу. Жестокий эксперимент, проверка моей… Воли? Любви? Доверия? Правдивости слов, что ради неё я готов почти на всё? Ведь она должна понимать, какому испытанию подвергает мою психику и волю. Чего она хочет этим проверить и что доказать? Мне было не очень ясно. Понятно лишь, что для неё это извращённое издевательство надо мной имеет какое-то особое значение.

        Страсть, ярость, отвращение и неимоверное количество адреналина смешались в адский коктейль, грозящий лишить рассудка. Мной овладело неимоверное желание скинуть девушку с кровати, прекратить эту, отнюдь не приятную пытку. Не меньше мне хотелось подмять хрупкое тело под себя и осатанело трахать её до тех пор, пока буря в душе не уляжется или один из нас не лишиться чувств, от переизбытка секса. Но я не сделал ни первого, ни второго, отчаянно цепляясь за рассудок, который приказывал терпеть. В этот момент я сам не понимал, люблю я Кристу или ненавижу её за этот кошмар. Прикрыв глаза я постарался сосредоточиться на реальности. Стало ещё хуже. Мерзкие до рвоты, образы-воспоминания, заполнили сознание. Тогда я открыл глаза и нашёл взгляд любимой и стал смотреть в серые бездны, взглядом спрашивая: зачем ей это? И стало легче. Ощутимо легче. В сером взгляде застыли любовь, нежность, восхищение и сочувствие. Это даже немного успокоило меня. А потом палец исчез и я ощутил жар женского тела, поглотивший моё естество. И стало хорошо. Просто сказочно. Тугая, горячая, влажная, любимая и желанная. Моя. Руки
сами собой оказались на её ягодицах, чтобы помочь движению.

        - Убери,  - шепнула ласково, но властно.

        И я чуть не взвыл от несправедливости. Она явно смерти моей захотела. Со всей силы вцепившись в спинку кровати я тонул в океане ощущений, которые волнами накатывали на меня, заставляя забываться в экстазе, выгибаясь навстречу любимой. Движения девушки, сначала медленные и неторопливые, начали ускоряться и я инстинктивно подавался ей на встречу. Мы двигались в одном ритме, исполняя самый древний танец в мире. Я чувствовал, что близок к разрядке, стенки лона девушки сжались вокруг напряжённого члена и Криста откинулась назад, забившись в экстазе. Оргазм девушки подтолкнул меня к собственной разрядке. Нестерпимое наслаждение пронзило тело, вскрывая вены и взрывая каждую клеточку. Истинный Рай, ярчайшая нирвана на какое-то время вырвали меня из обычного мира, вырывая из груди громкий вскрик, полный триумфального наслаждения.

        В себя я начал приходить ощущая приятную тяжесть тела любимый и восхитительную слабость, которой налились мышцы. Криста устроилась на моей груди, я по-прежнему был в ней и это было чертовски приятное ощущение уютного тепла. И тепло это было не только телесным, но и душевным. Упоительное единение с любимой. А потом девушка встрепенулась, словно очнувшись ото сна и скатилась в сторону, невольно вызвав у меня разочарованный вздох. Не желая отпускать её от себя, я сгрёб любимую в охапку прижимая к себе.

        - Спасибо,  - выдохнула девушка мне в шею.

        Её благодарность имела много оттенков и мне не хотелось сейчас копаться в этом. Вместо этого, я приподнял пальцами её подбородок и невинно поцеловал в губы. Пальцы ощутили влагу на щеках и взгляд невольно застыл на влажных глазах.

        - Это просто переизбыток эмоций. Мне слишком хорошо,  - пояснила девушка.

        Немного поёрзав, Криста устроилась на моей груди. По-хорошему, нам обоим не помещал бы душ, но богатая на события, ощущения и эмоции ночь, вымотала нас до предела.

        - Люблю тебя,  - ответил я девушке,  - но, пожалуйста, не делай так больше. Для меня это… слишком.

        Криста сонно кивнула и оставила нежный поцелуй на моей груди.

        - Я так больше не буду,  - с какой-то детской непосредственность, пообещала любимая.

        Прошло ещё пару минут, прежде чем я понял, что мой ангел крепко спит. В душе впервые за многие месяцы, да что там, годы, царили полные покой и умиротворение. Тревоги и сомнения на время отступили и я чувствовал себя абсолютно счастливым. Не желая терять этот благостный настрой, я отбросил в сторону все лишние мысли и последовал за девушкой в царство Морфея.

        ГЛАВА 30. КРИСТА

        Вынырнув из плена сладкого сна, я хотела потянуться, но не смогла этого сделать, потому что была оплетена руками и ногами спящего Адриана. Повернув голову, я залюбовалась мужчиной. Во сне он казался расслабленным, спокойным и таким молодым. Губы чуть приоткрыты, длинные чёрные ресницы подрагивают во сне. Прилив чистой нежности накрыл меня с головой, и я, высвободив руку, погладила его по щеке, ощущая кончиками пальцев едва заметную щетину. Неожиданно Адриан распахнул глаза, в который раз поражая меня яркой, небесной голубизной радужек. Сонно моргнул и наконец сфокусировал взгляд на мне.

        - Доброе утро,  - улыбнулся мужчина и поцеловал мои пальцы, которые успел поймать своей рукой.

        - Доброе утро,  - прошептала я.

        Память услужливо подкинула события вчерашней ночи, и я почувствовала, как меня до краёв наполняют вина и стыд. Не так давно, ещё до событий с участием бывшей жены Адриана, мы самозабвенно придавались страсти, доводя друг друга до исступления, и я умудрилась «удачно» ухватить его за ягодицу. Джонсон тогда мгновенно окаменел, отодвинулся от меня, а через минуту пояснил про своё сексуальное табу. Любимый просил не переходить черту, и я горячо пообещала, что никогда не использую это знание во вред. А сама… Что я хотела этим доказать? Даже объяснить сложно. Мне просто хотелось убедиться, что его слова - не очередная красивая ложь, не пустой набор звуков. Хотелось понять, действительно ли Адриан готов ради меня работать над собой, переступая через себя. Потому что только так мы сможем прийти к единому знаменателю. Я готова бороться за него и за нас, готова меняться, но не хочу опять делать это в одиночку.

        Способ жестокий и даже глупый. Но ничего другого, по-умнее, мне в голову не пришло. Сиюминутный порыв. До сих пор ощущаю ком в горле, когда вспоминаю как мгновенно напряглось, буквально окаменело, тело любимого. Как дернулся от моего прикосновения. Как наяву вижу тот шок, отвращение и даже панику в небесных глазах. Растерянность и уязвимость. А потом там мелькнуло что-то тёмное, истинно дьявольское, я даже подумала, что он меня ударит или накажет, трахнув так, чтобы потом ноги свести не могла, но он просто лежал и терпел. Дрожал от отторжения и напряжения, перенося пытку. Я была поражена степенью его смятения, это не табу, а настоящая фобия, отдающая психологической травмой. И меня до глубины души тронуло то, что он вытерпел это ради меня. Восхитил его самоконтроль. Сам факт того, что Адриан Джонсон, неутомимый любовник и, как бы пошло не звучало, доминантный самец в постели, подчинился мне, значил много. С его стороны это было проявлением огромного доверия, и мне было стыдно, что я, воспользовавшись знанием его страха, так с ним поступила.

        Секс, последовавший за этим, был сногсшибательным, и я не смогла сдержать слёз от переизбытка эмоций. До такой степени я его в тот момент любила, так была благодарна ему за всё! А сейчас я не находила в себе сил взглянуть Адриану в глаза. Слишком стыдно.

        - Что такое?  - пытливо спросил мужчина, видимо, заметив моё состояние. Чуткие пальцы взяли в плен мой подбородок, и Адриан упорно пытался поймать мой взгляд, который я старательно отводила.  - Криста?

        - Ничего,  - промямлила я, досадливо закусив губу.

        - Кто-то, кажется, вчера говорил о честности и доверии,  - укорил меня он.

        - Мне стыдно за свой поступок. Я воспользовалась знанием твоих границ и твоим доверием для успокоения собственных нервов и тараканов в голове,  - ответила я тихо, мечтая провалиться сквозь землю.

        - Глупая,  - мягко засмеялся Адриан.  - Я не сержусь на тебя. Прощаю на первый раз. Но больше так не делай, мне это… эээ… неприятно,  - уже серьёзно закончил мужчина.

        - Обещаю. Больше никогда!  - произнесла я с пылом, преисполненная стремлением сдержать обещание.  - Кто первый в душ?  - сменила я тему.

        - Давай вместе?  - лукаво произнёс мужчина, сверкнув глазами.

        - Я помыться хочу, а не испачкаться ещё сильнее,  - смущенно-возмущённо воскликнула я.  - Мы и так вчера пренебрегли гигиеной.

        - Вообще-то я тоже преследую исключительно благородную цель привести себя в порядок,  - фыркнул Джонсон, делано оскорбившись. Но я заметила весёлых чертиков на дне его глаз.

        Конечно же, совместное принятие душа затянулось. Прежде чем тщательно отмыться, мы качественно, просто феерично, испачкались. И уже после наконец, действительно, помылись и направились в недра квартиры на поиски пропитания.

        После вчерашний изматывающих откровений и событий, последовавших за ними, ко мне снова вернулась жажда близости с этим мужчиной. Если до этого от одной только мысли о сексе с ним меня передёргивало от гадливости, а перед глазами стояла безобразная сцена, подсмотренная в его кабинете, то сейчас эта мысль вызывала сладкое томление в теле. Я радовалась, что не бросила приём таблеток, после нашей размолвки и чувствовала себя сейчас спокойно. От презервативов мы решили отказаться ещё когда решили попробовать наладить отношения первый раз. Мне и самой хотелось чувствовать любимого без латексных перегородок. По сути требование пользоваться резинкой было ничем иным, как способом лишний раз досадить Адриану.

        Завтрак прошёл в атмосфере лёгкости и умиротворения. А потом Адриан потащил меня гулять. На улицу пришла весна, и пусть до жары было далеко, но дни были довольно тёплыми.

        Мы бродили по Нью-Йорку, болтая о всяких пустяках. От нечего делать забегали в различные магазины, просто так, посмотреть. Правда, стоило только моему взгляду долго задержаться на чём-то, или не дай Бог, заинтересоваться чем, как Адриан это мне тут же покупал. Как итог, завтра нам должны были доставить кучу разного барахла. Правда я, воспользовавшись ситуацией, заставила мужчину купить и себе несколько вещей.

        Адриан старался не отпускать меня от себя ни на шаг. Постоянно обнимал или держал за руку. Когда я поинтересовалась причинами такого поведения, он просто пожал плечами и ответил:

        - А вдруг ты исчезнешь? Я слишком долго был без тебя и теперь не хочу рисковать.

        На такие слова я лишь фыркнула. Куда я денусь? Неужели он не понимает или не верит, что я слишком сильно его люблю, чтобы куда-либо исчезнуть?

        Отбросив проблемы в сторону, мы просто наслаждались жизнью и друг другом, давая себе столь необходимый перерыв в череде переживаний и ударов судьбы. В обычных придорожных кафешках мы объедались вкусностями. А потом снова бродили по улицам и дурачились, как дети.

        - Шакалы,  - презрительно фыркнул любимый, и я, проследив за его взглядом, увидела мужчину с фотоаппаратом, который увидев, что его заметили, поспешил затеряться в толпе.

        - Не переживай,  - поспешила я успокоить мужчину.

        Развод Адриана вызвал некий общественный резонанс. Пресса сделала из него настоящее беспринципное чудовище, бросившее жену в беде. И мне было стыдно вспоминать, как я сама думала так же. Любимый уже успел просветить меня на тему, что представляет из себя Оливия Уайт. И я ему верила, ведь я лично встречалась с этой женщиной и впечатление о ней было не из лучших. А когда сегодня я узнала, что она сама припёрлась в офис Адрина притащив с собой наркотики, то и вовсе задумалась на тему того, способна ли я на убийство?

        - Криста, радость моя, мне плевать что эти ублюдки напишут обо мне. Я уже давно привык к негативному мнению общества, и оно меня мало волнует. Но я не хочу, чтобы они смели трогать тебя,  - пояснил он, сжимая челюсти и зло сверкая глазами.  - Пусть только хоть букву грязи напишут о тебе, уничтожу!

        - Успокойся,  - улыбнулась я, заглядывая в любимые глаза.  - Мне плевать на прессу. Правда.

        И это было так. Меня не волновало, что могут сказать журналисты жёлтых газетенок обо мне. Я сама работала в сфере журналистики и прекрасно знала, чего стоят порой совершенно сенсационные статьи.

        Я была счастлива, таяла от нежного и любящего взгляда Адриана, мечтая, чтобы этот день не кончался. Но время неумолимо и конец дня мы встретили на вершине Башни Свободы, любуясь завораживающей панорамой Нью-Йорка на закате. Зрелище было необыкновенным, просто волшебным. В этот момент я любила весь мир, жизнь, а особенно мужчину, который обнимал меня, даря ощущение всепоглощающего счастья.

* * *

        После примирения жизнь потекла в привычном, и вместе с тем совсем ином, ключе. Я чувствовала себя лёгкой, необыкновенно окрыленной. На лице часто, сама собой, появлялась совершенно идиотская улыбка. Я была счастлива и мне жутко хотелось, чтобы были счастливы все вокруг.

        Но, к сожалению, без конфликтов не обошлось. Всего пять дней прошло с момента нашего воссоединения, как мы поссорились. Дело в том, что мне позвонила миссис Харрис, психолог Адриана, и спросила, где он пропадает. Поняв, что я не особенно понимаю смысл вопроса, она пояснила, что он не пришёл на сеанс, и телефон его отключен. Не передать словами мою панику, когда я услышала механический голос автоответчика, просящий перезвонить попозже. Дрожащими руками я набирала номер приёмной любимого, моля Бога, чтобы мрачные мыслишки в моей голове, были ошибочны. А когда секретарша соединила меня с Адрианом, я была готова убить его собственными руками. Нервное напряжение дало себя знать, и я накричала на него. Не желая выяснять отношения по телефону, Джонсон сбросил, сказав, что вечером всё обсудим. Тем же вечером, мы и вовсе разругались, так как этот невыносимый тип заявил, что больше не нуждается в услугах клиники. Мужчина утверждал, будто не испытывает более тяги к наркотикам. Я же верила в это слабо, особенно учитывая недавние события. Как итог, мы не разговаривали до вечера следующего дня. И я была
безмерно счастлива, когда смогла уговорить его сходить ещё на пару сеансов.

        Также проблемой стало примирить Мони и Адриана. Джонсон злился на мою подругу за идею испытания ревностью, считая, что она много на себя берет, и мне не стоит слушать советов глупой бабы, а лучше вообще не общаться с ней. Уже тысячу раз я прокляла свой длинный язык. Ну зачем только я рассказала ему это? Подруга, в свою очередь, никак не могла простить моему любимому измену и ложь. По её убеждению, оба поступка не достойны того, кто претендует называться мужчиной. Ни с кем из них я не хотела ссориться и просто не знала, как заставить этих двоих заключить мир. В конце-концов я устала пытаться примирить их и просто махнула рукой, сказав, что люблю их обоих и им придётся научиться уживаться, если они, конечно, любят меня. На мою радость, они вроде поняли, и оба в моём присутствии, пусть и с заметной прохладой, но терпели друг друга. Во всяком случае, попыток вредительства или открытых оскорблений не было.

        Также Адриан неоднократно поднимал тему прошлого и того, почему он женился. Я ценила его стремление к откровенности, но обнаружила, что сама малодушно трушу. Известие о его женитьбе и последующие после него дни были моей персональной Преисподней, и я боялась даже мысленно возвращаться в те времена. А это было неизбежно, если мы начнём этот разговор. И потому я оттягивала его как могла, каждый раз обещая себе и ему, что в следующий раз мы обязательно поговорим.

        В остальном всё было изумительно. Мне было просто поразительно хорошо с Адрианом, во всех смыслах этого слова. С ним даже молчание приносило удовольствие. И этот благостный настрой, сказался на моей работе. Желая осчастливить весь мир, я с особым рвением подходила к ответам на письма читателей, вкладывая в них душу и искреннее желание помочь. Даже заслужила комплимент от скупого на похвалы Флетчера.

        Вот и сейчас, я сидела, разбирая очередную порцию писем, когда раздалась мелодия телефона, сигнализирующая о входящем сообщении. Открыв сообщение, я застыла, буквально приросла к месту.

        Нужно поговорить. Жду через час в «Старбаксе».
        Оливия Уайт.

        Внутренности скрутило от дурного предчувствия. Ожидать чего-то хорошего от этой женщины глупо, и меня душил неприятный, малообъяснимый страх. Единственной общей темой для разговора у нас мог быть только Адриан. Неужели… Нет-нет. Это бред. Полная чушь. Во-первых, каждую свободную минуту он рядом. Во-вторых, я не верю, что он мог так со мной поступить. Или мог?

        Да о чём я? Он любит меня! Я это вижу, чувствую! Так что нужно взять себя в руки. Эта стерва просто бесится, что он выбрал меня, вот и всё. Ей нельзя верить и вообще, необходимо дать понять, что она зря старается. Я ей любимого мужчину не отдам.

        - Привет, родная,  - услышала я любимый голос. Перед тем как отправиться на встречу с бывшей женой своего мужчины, я решила позвонить ему самому, чтобы набраться сил и смелости. Звук его голоса действовал на меня целебно.

        - Привет, любимый.

        - Что-то случилось?

        Нотки беспокойства проскочили в голосе Адриана. Я невольно улыбнулась на это.

        - Почему сразу что-то случилось? Просто я соскучилась и мне захотелось услышать твой голос.

        - Я тоже скучаю. Может ну её, работу эту? Сбежим и отправимся гулять?

        - Мистер Джонсон, я, конечно, понимаю, что Вы весь такой большой и главный босс и увольнять Вас просто не кому, но меня уволить вполне могут. А работу я свою люблю, так что ничего не выйдет.

        - Убийца фантазий.  - я услышала, как фыркнул Джонсон в ответ, при этом чувствуя его улыбку, словно он тут, рядом.

        - Потерпи до вечера. Может и придумаем что-то с фантазиями.

        - Ладно, но учти, ловлю тебя на слове.

        - Договорились. Мне пора, меня Стейси на обед ждёт.

        Пришлось стонать, часы упорно намекали, что мне пора. А так бы хотелось ещё поболтать с любимым.

        - Люблю тебя,  - услышала я голос любимого, пропитанный нежностью.

        - И я тебя,  - прошептала я в ответ и нажала отбой.

        Разговор с Адрианом зарядил меня энергией и придал немного смелости. Выдохнув, я забросила в сумку телефон, проверила наличие кошелька и, расправив плечи, направилась на выход. Оливия Уайт была последним человеком, которого мне хотелось бы видеть, но проигнорировать её я не могла. Если она что-то задумала, я предпочитаю заранее это узнать. Главное, не забывать кто она и на что способна. Второе имя этой женщины - коварство.

        ГЛАВА 31. КРИСТА

        Зайдя в кофейню, я осмотрелась и быстро углядела Оливию. Не заметить её вообще было сложно. Яркая и ухоженная, она явно не вписывалась в обстановку этого места. Эта женщина была тут чужой, и это было, судя по взглядам других посетителей, заметно не только мне.

        - Всё-таки ты пришла,  - медленно растягивая слова, произнесла брюнетка.  - Ну здравствуй, Криста Паркер.

        - Чего ты хотела?  - прямо спросила я, игнорируя приветствие.  - Давай ближе к делу.

        Эта женщина, по вполне приятным причинам, была мне не приятна. Поэтому разводить с ней лишнюю полемику не хотелось. Надо узнать, что ей нужно и уйти.

        - К делу, так к делу,  - с ленцой в голосе ответила Оливия,  - Не знаю, как и чем ты привлекла Джонсона, да так, что он бегает за тобой, словно преданный пёс, но прошу тебя, оставь его. Отпусти его, брось.

        Чего? Она это серьёзно? Сначала я шокировано уставилась на собеседницу, а потом меня начал душить смех. Да ну, она походу издевается. Так я и отдала ей любимого человека. В своём ли он уме, эта мадам?

        - С чего вдруг?  - немного истерично хихикнув, наконец ответила я ей.

        - Насколько мне известно, о нашем небольшом с Адрианом приключении в его кабинете, ты уже знаешь.  - Я настороженно кивнула, понимая, что эти слова, только вступление.  - В общем, вот.

        На стол легла небольшая, аккуратная папка сиреневого цвета. Я покосилась на неё с опаской, никак не решаясь протянуть руку. Множество отвратительных идей уже крутилось в голове, и я боялась обнаружить в там подтверждение одной из них. Глубоко вздохнув, я всё же совладала с собой и, протянув руку, открыла папку. На стол выскользнуло несколько листов, и в одном из них я узрела снимок УЗИ. Кровь мгновенно заледенела, на теле выступил холодный пот от пронзившей меня догадки. Нет. Этого не может быть. Я не верю.

        - Что это?  - хрипло прошептала я, с трудом сглотнув ком в горле.

        - Да брось ты. Ведь поняла же всё. Так к чему эта игра в дурочку?

        В голове девушки слышались торжествующие нотки, в глазах триумф. Она явно наслаждалась моим смятением, шоком и болью.

        - Ты лжёшь,  - не веря в происходящее, замотала я головой, открещиваясь от ужасающей правды.

        - К сожалению, нет,  - усмехнулась Оливия.  - Должна признать, беременность не входила в мои планы, когда я пришла в офис Адриана. Мне просто хотелось отомстить. Я не из тех, кто прощает обиды. По моей задумке ты должна была узреть следы измены и, конечно же, насладиться обдолбанной мордашкой Джонсона, а потом бросить его. Адриан с горя бы бросился во все тяжкие и окончательно потерял бы человеческий облик. Ты меня удивила, простив ему откровенное предательство. Но сейчас я этому даже рада. Я не хочу быть матерью-одиночкой, Криста. У ребёнка должен быть отец, пусть даже и такой ублюдок, как Джонсон. Ты мне никогда не нравилась, однако, я верю, ты сделаешь правильный выбор. Лишь от тебя зависит, будет у моего ребёнка отец или нет.

        Всё вокруг словно замедлилось. Краски померкли. Я смотре вокруг себя, ища непонятно где ответ на вопрос: за что? Ещё недавно я была так самозабвенно счастлива, а сейчас всё разлетелось на осколки, да и они на глазах обращаются прахом.

        - Адриан знает?  - прошептала я, едва слышно.

        Мне не хотелось даже думать, что он снова солгал мне. Что пытался строить отношения со мной, зная о беременности бывшей жены. Он не мог так поступить. Просто не мог. Нет.

        - Нет,  - на наносекунду я ощутила облегчение, а потом пришло осознание: это всё равно ничего не меняет.  - Не знает. И я не собираюсь ему говорить, если ты откажешься отпустить его. Какой смысл? Он слишком помешан на тебе, и даже собственный ребёнок не заставит его отказаться от тебя. Так что всё зависит только от тебя. Подумай, Криста. А это,  - кивнула она на бумаги.  - Оставь себе.

        С этими словами Оливия ушла, оставляя меня совершенно раздавленную. Проснувшись сегодня утром, в объятиях человека, которого люблю до безумия, я была уверена, что готова сражаться за своё счастье. Готова бороться с любыми обстоятельствами, да хоть со всем миром. Была готова дать отпор этой бабёнке, когда шла сюда. Но что делать сейчас? Бороться с ребёнком? С невинным существом, которое не виновато, что так сложились события. Боже, за что?

        Дрожащими руками я сгребла бумаги обратно в папку и на непослушных ногах вышла из кафе. Двигаясь, как зомби, я брела обратно в редакцию. Люди шарахались от меня, словно от прокажённой. Хорошо я, наверное, выгляжу. Лишнее подтверждение этому я получила, когда пришла отпрашиваться к Флетчеру. Мужчина, как только глянул на меня, так сразу отпустил.

        Я не могла работать, находиться в офисе среди такого количества людей. Мне требовалось уединение. Побыть одной, подумать. О том, чтобы поехать домой, и речи быть не могло. Выключив мобильный, я села в автомобиль и поехала куда глаза глядят, главное выбраться куда-нибудь из города.

        Спустя, наверное, час езды со всевозможными нарушениями правил дорожного движения, я наконец выехала за пределы Нью-Йорка. И для верности проехав ещё немного, свернула на какую-то просёлочную дорогу и заглушила мотор. Вот, я одна, как того и хотела. Неведомая грань, которая удерживала меня от безумия рухнула и на меня словно цунами хлынули эмоции. Осознание реальности убивало меня. Я падала в бездну боли, не зная за что уцепиться. Господи, да может ли быть больнее? За что мне эта мука? Чем я так провинилась?

        Это конец. Всему. Я готова бороться со страхами, недоверием, фобиями: его и своими, с чем угодно, но я не могу бороться с ребёнком. Кто я такая, чтобы лишать малыша отца? Разве дают мои чувства мне право ломать жизнь невинного существа? Дети не должны отвечать за грехи родителей, и у них должна быть полноценная семья.

        У Адриана будет ребёнок. Её и его сын или дочь. Как же больно! Кто-нибудь, помогите! Я больше не могу!

        Мне казалось, я сейчас умру. Я задыхалась от отчаяния и боли. Словно без анестезии вскрыли грудную клетку и копаются внутри, в кулак сжимая сердце. Откинувшись на спинку сидения, я в голос взвыла, громко рыдая, давилась собственными слезами, оплакивая мечты, которым отныне не суждено сбыться. Никогда. Перед глазами проносились моменты нашего совместного счастья, доводя меня до сумасшествия. Всё кончено. Да зачем мне тогда вообще жить? К чему были все эти страдания, выпавшие на нашу долю? Почему судьба так жестока и забирает у меня всех, кого я осмеливаюсь полюбить? Зачем мне жизнь, где не будет его?

        Спустя какое-то время истерика схлынула, оставляя после себя оглушительную пустоту. Жить, действительно, не хотелось, но я буду. Назло суке-судьбе, назло этому миру. Меньше всего на свете мне хотелось подвергать себя новому испытанию, вновь погружаться в океан боли. Но я должна встретиться с Адрианом, просто обязана с ним поговорить и окончательно расставить все точки на «i». Не имею я права поступить иначе, он заслуживает правды и нормального, искреннего «прощай».

        Как могла, я привела лицо в порядок. Только толку было мало. Глаза казались маленькими красными щёлочками, и никакая косметика не может скрыть следы огромного количества слёз. Я должна быть сильной. Последний рывок перед новой, пусть и совершенно бессмысленной, жизнью.

        Когда я наконец добралась до дома и зашла в квартиру, мне удалось натянуть на лицо маску спокойствия. И пусть внутри всё горит от адской боли, но истерика сейчас мне не нужна. Лишние эмоции лишь усугубят ситуацию.

        Не успела за моей спиной закрыться дверь, как я увидела Адриана. Он стоял, прислонившись плечом к косяку, и вид его выражал недовольство. Невольно я залюбовалась любимым мужчиной. Одетый в простую белую футболку и черные джинсы, Джонсон сложил руки на груди. Черноволосая голова склонена чуть набок, упрямая прядка так и норовила упасть на глаза, а сами глаза чуть прищурены, взгляд вопрошающий.

        - И где ты была? Я звонил тебе на мобильный и на работу, и всё бес толку,  - он был явно сердит.

        А я стояла и смотрела на него, стремясь впитать каждую его чёрточку. Запомнить его таким вот, немного хмурым, очень красивым, бесконечно любимым и родным. Моим. Пока ещё моим. Последних несколько минут…

        - Мне нужно было побыть одной. Подумать,  - выдавила я с трудом.

        - О чём?  - вскинул мужчина бровь.

        - Сегодня я виделась с твоей бывшей женой. Вот. Посмотри.

        Наступая себе на горло, собственноручно вырывая сердце, я протянула Адриану папку Оливии. Вот и всё. Пути назад нет. Да и не было других вариантов. Достав бумаги, Адриан с минуту их перебирал, рассматривая. С его лица сошла вся краска, оно стало просто белоснежным, как фарфор. Единственным ярким пятном были его глаза, кажущиеся в этот момент огромными.

        - Мы должны расстаться,  - выдохнула я, давя в себе рыдания.  - У ребёнка должен быть отец, Адриан.

        Словно каменная статуя, мужчина застыл посреди гостиной, сверля меня взглядом, в котором сменялись тысячи эмоций. И в конце концов там застили отчаяние и недоверие. В сердцах швырнув бумаги в сторону, Адриан сначала запустил обе руки в волосы, а потом ожесточённо потёр лицо.

        - Не смей!  - закричал он мне в лицо, в два шага преодолев разделяющее нас расстояние.  - Запрещаю тебе даже думать об этом! Я никуда тебя не отпущу. Никогда. Ни за что. Я решу эту проблему, просто доверься мне. На черта ты вообще виделась с этой дрянью?!

        В этот момент Джонсон походил на безумного. Глаза лихорадочно блестели. Когда его последние слова дошли до моего сознания, я ужаснулась от посетившей меня мысли.

        - Что ты решишь, Адриан?  - прошептала я, пятясь от него.  - Ребёнок - не проблема, не вещь, а живой человек. Он не должен расплачиваться за ошибки родителей. И уж тем более умирать только потому, что мешает твоим планам.

        О его прошлом я знала всё. Знала, что на его руках кровь великого множества человек. Но это же ребёнок, его ребёнок!

        - Чёрт тебя побери, Криста,  - процедил мужчина сквозь зубы, и несильно встряхнул меня.  - Приди в себя! Не надо делать из меня монстра. Если Оливия решит рожать, я не собираюсь вынуждать её делать аборт. Но сними наконец розовые очки и посмотри на ситуацию трезвым взглядом. Оливия не та женщина, которая мечтает о материнстве. Ей не нужна семья. И этот ребёнок - лишь средство для достижения её целей. Не знаю пока, чего конкретно она хочет, просто развести нас или получить меня, но я не собираюсь играть в её игры. Она пойдёт на всё, лишь бы отомстить мне. К тому же, учитывая количество её любовников, шанс на то, что ребёнок мой, крайне мал. Поэтому, прошу тебя, успокойся и не пори горячку.

        Взяв моё лицо в ладони, Адриан пристально вглядывался в мои глаза. В голубых озёрах застыли любовь и мольба. И я его слышала. Доводы, приведённые любимым, не были лишены рационального зерна. Ох, если бы всё было, как он говорит!

        - А если это всё же твой ребёнок? Оливия не выглядела как женщина, собирающаяся на аборт,  - тихо ответила я, и одна слезинка скатилась по щеке.  - Что тогда, Адриан?

        - Тогда… Чёрт. Криста, мой собственный отец был редкостным куском дерьма. Можно сказать, отца у меня никогда и не было. Поэтому я не могу оставить собственного ребёнка. Да, я буду обеспечивать его и видеться с ним, только это ничего не меняет в отношении нас. Ни при каких обстоятельствах я не собираюсь иметь какие-либо личностные отношения с Оливией, понимаешь?

        Понимаю ли я? Как нестранно, понимаю. Только как принять подобное? Ведь если всё будет как сказал Адриан, то эта женщина всегда будет присутствовать в нашей жизни. Он правда верит, что мы сможем быть вместе и счастливы при таком раскладе? И, дьявол! Это совсем не правильно! Если это его ребёнок, то он просто обязан найти в себе силы построить семью с Оливией! У детей должна быть полноценная семья, ему ли этого не знать…

        - У ребёнка должна быть семья,  - опустив глаза произнесла я упрямо.

        - Я тебя умоляю,  - рассмеялся мужчина с издёвкой.  - Семья? Криста, мы с Оливией никогда семьёй не были и не станем. Наш брак был кошмаром, и если бы мы с ней попробовали создать семью, то ребёнок не увидел бы ничего хорошего, кроме отвращения и ненависти родителей к друг другу. Проклятье! Да такой суке, как Оливия, вообще нельзя иметь детей! Её же не интересует ничего, кроме денег и мужиков!

        И самое противное во всей этой ситуации, я признавала правоту каждого его слова, но мне всё равно было больно. Всё во мне дрожало от безумной надежды, что Адриан не имеет никакого отношения к интересному положению экс-супруги, но факты… У них был секс, она беременна и даты сходятся. Ну почему всё так? Когда наконец я перестану чувствовать эту одуряющую душевную боль?

        - Криста, родная моя, любимая,  - прошептал Адриан, заглядывая, казалось, мне в самую душу.  - Не разрушай всё, к чему мы так долго, через столько мук, шли. Ты же обещала бороться при условии, что будешь не одна. Так вот, я здесь, с тобой, рядом. Просто поверь хоть раз мне, пожалуйста. Я тебе обещаю, всё будет хорошо.

        Наверное, я эгоистка, но сейчас, слушая горячий шепот любимого и роняя тихие слёзы, я поняла, что не хочу уходить. Может, он прав, и всё это всего лишь очередная уловка его бывшей. Но даже если она беременна от него, то почему я должна лишать себя шанса быть счастливой? Почему должна отказываться от чувства, право на которое выстрадала годами слёз и одиночества? Ведь Адриан сказал правду, у них отношений не выйдет. Я это просто знаю, интуитивно чувствую. Просто удивительно, как эта истина не снизошла на меня раньше. Да, мне будет безумно больно и тяжело, если у него будет от неё ребёнок, и эта мерзкая баба вечно будет так или иначе в нашей жизни. Но без него вообще ничего не будет. Ни счастья, ни надежды, ни жизни.

        - Мне так страшно. Кажется, будто я стою на краю обрыва и вот-вот сорвусь,  - тихо произнесла я охрипшим голосом.

        - Я не дам тебе упасть. А если мы и упадём, то вместе. И при приземлении я буду снизу,  - проникновенно ответил Адриан, затягивая в небесную голубизну своих глаз.

        И я ему поверила. Просто поняла, он не лжёт. Об этом кричали и сердце, и интуиция. А разум… К чёрту разум. Я устала всегда стараться поступать правильно. Устала чем-то жертвовать. Это мой мужчина. Моя роковая любовь, и я не хочу его терять. Не хочу никому отдавать и не отдам. Никогда. Мой.

        Мягкие губы накрыли мои собственные, даря нежный и даже целомудренный поцелуй. Люблю его, безумно и безнадёжно. И помоги мне Бог, найти силы сберечь эту любовь, не дать разрушить её, но при этом не сломаться самой.

        ГЛАВА 32. АДРИАН

        - Адриан, ты меня вообще слушаешь?  - обратился ко мне Михаэль, мой заместитель.

        В голосе мужчины слышалось недовольство, и я его понимал. Но понимание важности темы совещания не помогало мне сосредоточиться. Все мои мысли были далеки от рабочих реалий. И всё же, усилием воли я заставил себя хотя бы на несколько минут влиться в рабочий процесс.

        - Я думаю, нам нужен этот контракт,  - гнул я свою линию.

        - Чёрт тебя побери, ты на статистику смотрел? Они только что прошляпили выгодную сделку, а их акции на треть упали в цене. К чему нам эти инвалиды, которые скорее всего доживают последние дни?

        Не знал Михаэль того, что знал я. Например, что упущенный контракт и падение акций - ход спланированный. Так «Апворс» пытались избежать ослабить бдительность конкурентов. Но сказать об этом на совещании, где помимо меня и Михаэля сидело ещё пять человек, я не мог. Потому и вёл себя как упёртый идиот, настаивая на заключении контракта, который, по моим прикидкам, принесёт хорошую прибыль.

        - Я всё сказал, мы подписываем контракт с «Апворс» и если это все вопросы на сегодня, то прошу меня извинить,  - устав от пустых препирательств, я воспользовался правом просто заставить принять мои требования. Всё же владелец компании я, и окончательное решение всегда за мной.

        Мужчины в зале всполошились, недовольные моим решением. Поднялся неодобрительный гул голосов. Мне же было плевать. Я не обязан разжёвывать им всё как детям, да и не хочу. Это бизнес, и иногда лучше быть единоличным владельцем информации.

        Стоило мне добраться до своего кабинета и остаться наедине с собой, как мысли снова захватили меня в свой плен. Мне было грех жаловаться на свою жизнь. Своё дело, приносящее солидный доход, молод, здоровьем и внешностью не обижен, любимая девушка рядом. Со стороны моя жизнь и вовсе казалось идеальной. Если бы всё было так просто!

        Нет, я никак не могу назвать себя несчастным человеком, но, к сожалению, и до безмятежного счастья далековато. Ровно неделя прошла после заявления Оливии о том, что она беременна от меня. И всю эту неделю мне пришлось ждать, когда эта стерва вернется из Сан-Тропе, куда укатила сразу после встречи с Кристой. Зачем она это сделала? Чёрт её знает. Может хотела со стороны насладиться нашими страданиями. Или, опасаясь моей реакции, ждала, когда я более или менее успокоюсь. Не знаю. Но встретиться с экс-женой мне удалось только сегодня утром. Разговор вышел нервный и пустой. Сам не понимаю, на что я рассчитывал, когда направился домой к этой женщине. Ничего нового я не услышал. Оливии утверждала, что ребёнок мой, и она собирается рожать, недвусмысленно намекала на возобновление отношений во благо не рождённого дитя. В общем, потраченное впустую время.

        Во взаимоотношениях с Кристой всё было куда проще и одновременно сложнее. Я видел, как девушка прячет свою боль за улыбками, как старательно борется с собой. И самое отвратительное крылось в том, что я ничем не мог помочь ей в этой борьбе. Это её демоны и только она может победить их. Всё, на что я сейчас был способен, это как быть к ней как можно внимательнее, поддерживать. Дарить нежность и любовь по отношению к моему ангелу, живущие во мне. И всё равно она страдала, хоть и тщательно скрывала это. Порой мне становилось страшно, что она всё же решит уйти от меня. Поэтому я всеми силами уже неделю старался докопаться до истины, но пока безуспешно. Хотя к сегодняшнему дню я почти полностью уверился, что не имею никакого отношения к интересному положению Оливии. Я вообще не уверен, что она беременна.

        Наверное, сама судьба играет со мной, но мне, вопреки моему желанию навсегда покончить с теневым бизнесом, опять пришлось обращаться к людям, вращающимся в этой сфере. Ни один частный детектив, действуя в рамках закона, никогда не добудет столько информации, сколько наёмные ищейки из криминального мира. А учитывая, что Оливия следы заметать умеет, именно к ним мне пришлось обратиться, пообещав немалый куш.

        Но даже им оказалось непросто. Оливия очень постаралась, чтобы никто не мог публично уличить её в связях с другими мужчинами. Только они были, в этом я не сомневаюсь. Целибат явно не про неё история. Да и слишком много белых пятен в её жизни за тот период, что меня интересует. Ко всему прочему, врач, который оформлял Оливии документы о беременности, почти сразу после этого ушёл в отпуск и улетел в тур по городам Европы. Интересно то, что любые попытки выяснить местонахождение мужчины терпели неудачу, он как в воду канул. Оттого моя уверенность в собственной непричастности к её беременности - да и вообще в том, что её, беременности этой, нет - крепла день ото дня.
        За эту неделю, иногда у меня возникало отнюдь не благородное желание просто найти эту стерву и свернуть её шею. Сделать благо миру. И я уверен, нашёл бы способ спрятать концы. Только вот… Криста не поняла бы, не приняла, и это стало бы убийственным финалом нашей истории. Мы всё это время старались как можно меньше касаться болезненной темы. На данный момент мне оставалось только просить девушку запастись верой и терпением. А так как сказать пока мне ей было нечего, я молчал. А так хотелось порадовать любимую, стереть печаль из любимых глаз.

        Мы по-прежнему жили вместе и отношения между нами были ровными и приятными, но не было той лёгкости, дарящей истинное счастье. Хотелось хотя бы ненадолго отрешиться от проблем, оставить тревоги где-то там. Наверное, поэтому я сейчас был преисполнен идеей провести с любимой выходные в дали от городской суеты. Я уже договорился с Эдом, начальником финансового отдела, о том, что проведу уик-энд в его домике в лесу. Четыре часа на машине и два дня в дали от цивилизации со всеми её неприятностями. Осталось только поговорить с Кристой.

* * *

        В квартире меня встретил потрясающий запах еды. До этого я и не догадывался, как же был голоден.

        - Наконец-то! Я тебя уже заждалась,  - произнесла любимая с улыбкой и подарила лёгкий поцелуй в губы.

        - Пробки,  - пожал я плечами и чуть скривился, вспоминая, как полчаса потерял в этом скоплении машин.  - Чем так изумительно пахнет?

        - В интернете вычитала новый рецепт приготовления мяса,  - прощебетала девушка.  - Давай приводи себя в порядок, я пока накрою на стол.

        Соблазнённый ароматами с кухни, я в рекордные сроки принял душ и переоделся в футболку и шорты. Оказавшись на кухне, которая плавно перетекала в столовую, я ещё раз ощутил приступ голода. Стол был накрыт, и я с огромным удовольствием принялся за еду, не забыв поблагодарить любимую.

        Наслаждаясь нежнейшим мясом и запивая его превосходным вином, я внезапно поймал себя на мысли, что мечтаю видеть эту женщину своей женой. Нет, у меня никогда не возникало сомнений, что я хочу провести с Кристой всю жизнь, но как-то никогда не задумывался о женитьбе. Одно это слово вызывало у меня отторжение после брака с Оливией.

        Странно, но именно делишки бывшей жены заставили меня о многом задуматься и на многое взглянуть под другим углом. Первой реакцией на новость о беременности бывшей был шок. Уже потом я стал размышлять рационально. Однако, это не отменяет факта, что я впервые всерьез задумался над вопросом детей. До этого дети казались мне чем-то абстрактным.

        Мне ещё двадцати не было, когда одна из случайных партнёрш, шлюха каких мало, понесла от меня и заявилась требовать денег на аборт. Я тогда дал ей их не раздумывая. Тогда я сам не знал, как буду жить завтра, и в этой легкодоступной бляди я никак не видел будущую мать своих детей. Это тогда стало мне уроком, и с тех пор я внимательно слежу, чтобы девушки уходили от меня «пустыми».

        События последних дней подтолкнули меня к размышлениям, хочу ли я иметь детей? Если честно, не особо. Во всяком случае, сейчас. Просто не представляю себя в роли отца, не чувствую этого в себе. Но если уж когда и захочу обзавестись наследниками, то только от Кристы. Также и с женитьбой, только её я хочу, и даже готов, назвать своей женой. Но всё это лишь в теории, в неком, пока ещё совершенно расплывчатом, будущем.

        - Превосходный ужин,  - честно похвалил я девушку.

        - Спасибо,  - она радостно, чуть смущённо улыбнулась. Я вообще обожал этот румянец на щеках любимой. Именно поэтому, часто любил говорить откровенные, иногда даже грязные, пошлости, заставляя Кристу вспыхивать от смущения.

        - Родная, я хотел с тобой поговорить,  - произнёс я, и тут же отвесил себе мысленно оплеуху, наблюдая, как улыбка сходит с её лица. Ну кто так начинает разговор? Ведь как правило, слова «нам нужно поговорить» и производные от них означают беду.

        - О чём?  - настороженный взгляд заставил чувствовать себя неуютно.

        - Как смотришь на то, чтобы провести выходные на природе? Только представь: ты и я, и никого больше на мили вокруг. Тишина и покой. Романтика.

        - Почему-то мне сразу вспоминаются фильмы ужасов, начинающиеся с того, что героям захотелось побыть в дали от людей,  - проворчала девушка.

        Со слов Кристы, я даже растерялся, не зная, как реагировать на её слова. Похоже, я просчитался, думая, что она поддержит идею отдохнуть от этого безумного мира.

        - То есть ты против?  - решил спросить я прямо.

        - Да нет,  - улыбнулась Криста, потом обошла стол и села мне на колени, обвивая руками мою шею.  - Я очень даже «за». И если нам встретиться в лесу маньяк, то это и то будет хоть какое-то разнообразие.

        - Черноват юмор, родная,  - усмехнулся я, целуя её в уголок рта.

        - Знаю,  - выдохнула девушка.  - Просто на работе сегодня был непростой день. Я вся в предвкушении предстоящих выходных, Адриан. Наверное, ты прав, смена обстановки - самое то. Вспомню молодость.

        - Расскажешь?

        - Да, конечно.  - Криста рассказала, как раньше она с семьей минимум раз в месяц, при условии подходящей погоды, выбирались за город. Жили в палатках и ели пищу, приготовленную на костре. Глаза любимой были наполнены такой печалью и тоской, что невольно сжималось сердце. Её боль отдавалась болью в моей душе.

        - Скучаешь по ним?  - произнёс я, заглядывая девушке в глаза.

        - Каждую минуту,  - закусив губу, ответила любимая.

        - Криста, мне так жаль,  - прошептал я, вкладывая в свои слова всё своё, совершенно искреннее сочувствие.  - Прости, что меня не было рядом, когда был тебе нужен.

        - Ты мне всегда нужен. Закрыли тему, Адриан,  - раздражённо произнесла Криста, мотнув головой.

        - Может пришло время обсудить…  - начал я, намекая на то, чтобы наконец закрыть тему прошлого.

        - Нет,  - оборвала меня она.  - Не сейчас.

        Мне было не понятно, почему Криста уворачивается от этого разговора. Ведь нам это обоим нужно. Всё обсудить, сбросить с души лишний груз прошлых обид и подозрений. Чего она боится? Почему тянет? Не знаю, но давить на неё не хочу. Пусть сама выберет момент, когда будет готова. Я подожду.

        - Сегодня я нашла в интернете интересный фильм, посмотрим?  - произнесла Криста, нарушив затянувшуюся паузу и переводя тему.

        Пальчики Кристы перебирали мои волосы. Её губы нежно коснулись моих, а потом аккуратные зубки прикусили нижнюю губу, посылая по телу приятную дрожь. Девушка ластилась ко мне как котёнок, и я был по до глупого счастлив, наслаждаясь её лёгкими ласками. Во взгляде были любовь и нежность, за которыми любимая прятала свою печаль. И глядя ей прямо в глаза, я поклялся себе, что когда-нибудь я заставлю эти серые омуты сиять от счастья.

        - Конечно,  - кивнул я, вставая со стула вместе со своей драгоценной ношей, с намерением перенести её в гостиную, на диван.

        Поцеловав меня, Криста вывернулась из кольца моих рук и направившись к ноутбуку, нашла интересующий её фильм. Когда девушка вернулась, я обнял её, прижимая к самому сердцу, самую любимую и драгоценную для меня. Поёрзав, она наконец нашла удобное положение, и мы окунулись в мир кинематографа.

        В итоге я так и не смог понять о чём был фильм, так как всё это время был занят Кристой. Млел от её близости, любовался ею, слушал дыхание. Это был поразительно уютный, очень домашний момент. Мне было хорошо душой и телом. И с изумлением я понял, что не прочь проводить так вечера до конца жизни.

        ГЛАВА 33. КРИСТА

        Домик, в который привёз меня Адриан, был маленьким, но очень уютным. И он в самом деле находился в настоящей глуши. Несколько часов мы ехали по различным дорогам, Джонсон пытался ориентироваться по системе спутниковой навигации, но иногда приходилось останавливаться и спрашивать дорогу. Пару раз мы свернули не туда и потеряли время, возвращаясь назад. Поэтому путь, который должен была занимать часа четыре, растянулся на шесть. Уставшие, но счастливые оттого, что наконец добрались, мы не стали заморачиваться над деликатесами и разогрели взятые с собой полуфабрикаты. Была уже глубокая ночь, когда мы наконец добрались до постели. Сейчас я порадовалась тому, что Адриан настоял на том, чтобы ехать в пятницу, иначе бы мы потеряли половину субботы.

        Встав с утра и позавтракав теми же полуфабрикатам, разогретыми в микроволновой печи, мы принялись неспешно разбирать пожитки и обживаться на месте временной дислокации. Похоже, тут давно никого не было, уборки было много, но мне нравилось создавать уют в этом маленьком уголке. Адриан пытался помогать мне в борьбе с пылью и грязью, но больше мешал, нежели приносил пользу. Он постоянно дурачился и смешил меня, чем сбивал с рабочего настроя. И даже если и пытался честно что-то сделать, то всё равно получалось у него неважно. Да, домашнее хозяйство явно не является сильной стороной моего любимого.

        Позже, мы нашли хорошее место для костра и уже через пару часов наслаждались мясом на гриле. Непринуждённый разговор обо всём на свете и удивительная лёгкость в душе. Словно все проблемы, которые ещё вчера мешали жить и даже дышать, остались где-то там, в другой реальности. А здесь есть только я и он, и наше счастье. Адриан был полностью прав, решив уехать хотя бы ненадолго из Нью-Йорка, и не передать словами мою благодарность ему за эту сказку.

        После еды, мы, взявшись за руки, отправились осматривать окрестности. Вокруг было просто изумительно красиво! Не тронутая людьми природа завораживала и настраивала на удивительно умиротворённый лад.

        - Откуда у твоего знакомого дом в таком месте?  - поинтересовалась я, пока мы неспешно бреди куда глаза глядят.

        - Понятия не имею,  - пожал плечами Адриан.  - Я не особо вникал. Главное, я знаю, что он достаточно безобиден и ловушки тут ожидать не стоит.

        Больше вопросов задавать я не стала. В самом деле, какая разница откуда у его знакомого дом в глуши? Главное в том, нам сейчас здесь хорошо. Будь моя воля, я бы, наверное, осталась тут жить, но понимала, что это не более чем фантазии и мечты.

        Постепенно мы вышли к довольно крупному лесному пруду. Я присела на берег, любуясь чудесным видом, как тишину разорвал громкий плеск воды. Увидев Адриана, который вынырнул в метрах десяти от берега, я похолодела.

        - Ты сумасшедший!  - закричала я на мужчину.  - Немедленно вылезай! На улице ещё не лето и вода, наверное, ледяная.

        В ответ он заливисто засмеялся и снова нырнул под воду. А у меня всё внутри сжалось от страха. Господи, дай мозгов этому безумцу! Он же простынет, а может и вовсе утонуть. Сведёт судорогой ногу и всё, нет у меня любимого мужчины. От охватившего меня ужаса, тело стала сотрясать крупная дрожь, а на глаза навернулись слёзы.

        - Родная, раздевайся и иди ко мне,  - услышала я окрик Адриана. Выглядел он счастливым и сиял как новенький цент.

        - Я похожа на самоубийцу? Или на врага собственному здоровью?  - спросила я сердито, а потом снова взмолилась: - Адриан, выходи пожалуйста! Мне страшно. Вдруг ты утонешь или заболеешь?

        Подплыв к берегу, чтобы не перекрикиваться на расстоянии, любимый выдал:

        - Криста, вода тёплая. Наверное, теплее, чем температура воздуха,  - видя мой недоумённый взгляд, он пояснил.  - Я изначально планировал сходить суда. Мне Эд рассказывал про это место. Вода в этом озере не замерзает никогда и даже зимой тёплая из-за горячих подземных ключей. Так что прекращай паниковать и иди сюда.

        Нет, он точно сумасшедший! Неужели он думает, что я в самом деле полезу в озеро? И тем не менее, я осторожно приблизилась к кромке воды и потрогала воду. Теплая! Даже очень. Наверное, испытанный мной шок, отразился на лице, потому что я снова услышала смех Джонсона.

        - Я тебя не узнаю, Криста,  - весело произнёс любимый.  - Где та смелая и отчаянная девушка, которую я знал?

        - Повзрослела,  - буркнула я в ответ.

        - Да брось, любимая. Если ты сейчас не решишься на это маленькое приключение, то потом будешь очень жалеть. Я же тебя знаю.

        Адриан выглядел счастливым и беззаботным, и уж точно не замёрзшим. Глядя на его сияющие глаза и озорную улыбку, я почувствовала, как во мне просыпается, казалось, навсегда забытый дух авантюризма и жажда приключений. Жизнь сделал меня осторожной, обилие потрясений заставило отчаянно стремиться к покою, но сейчас мне хотелось позволить себе это мини-сумасшествие. Ведь Джонсон прав, если я не решусь сейчас, то потом буду постоянно грызть себя за это.

        Гордо вскинув подбородок, под одобрительные слова Адриана, я начала спешно скидывать одежду. Особого холода не было, впрочем, и жары тоже.

        - Бельё тоже снимай,  - услышала я голос любимого и уставилась на него круглыми глазами.  - Иначе потом будешь мёрзнуть, пока будем добираться до домика.

        Я же по-прежнему стола застыв на месте, не зная, как мне поступить.

        - Любимая, тут на мили вокруг ни души, а стесняться меня… Тебе не кажется это глупым?  - дразнил меня мужчина.

        И я решилась. Оставшись в костюме Евы, я осторожно, мелкими шажками заходила в воду. И не потому что она холодная, а просто привычка, по-другому я не могла. Адриану быстро надоело смотреть на это шоу. Он очень быстро оказался рядом, схватил меня в охапку и окунул в воду. Мой весёлый виз огласил безлюдные окрестности. Потом я ругала его, на чём свет стоит, но моего настроя на долго не хватило, и уже через пять минут я хохотала вместе с Адрианом. Давно я не чувствовала себя так. Легко, свободно, весело! Хотелось, чтобы эти минуты никогда не заканчивались. Глядя на беззаботно веселящегося мужчину, я со всей ясностью осознала, никогда и никому, ни при каких обстоятельствах не отдам его. Слишком сильно я его люблю. И плевать на все доводы разума или совести. Он мой воздух, моё сердце, моя жизнь.

        Снова Адриан занырнул под воду, и я стала оглядываться, чтобы он не мог подплыть незамеченным и ухватить меня за ноги. И я заметила любимого, чистая и прозрачная вода способствовала этому. Но вопреки моим ожиданиям, мужчины вынырнул передо мной и наши губы оказались очень близко. Мне показалось, время в этот момент замедлило свой бег. Я смотрела на любимое и бесконечно дорогое лицо, видела, как по нему скатываются капельки воды. Взгляд небесных глаз гипнотизировал меня, я тонула в этой бездне, желая лишь одного: быть к Адриану как можно ближе.

        Воздух вокруг словно наэлектризовался. С глухим стоном, мужчина притянул меня себе и впился яростным поцелуем в губы. Язык собственнически проник в мой рот, исследуя влажные глубины. Его поцелуй, его руки, скользящие плавно по моему телу, зажгли в крови первобытный огонь. Со всей страстью, которая была сокрыта в моём существе, я ответила любимому. Мои собственные руки бесстыдно исследовали крепкое тело, подстёгивая возбуждение. Все доводы разума и логика были благополучно забыты, когда Адриан подхватил меня под ягодицы, побуждая обвить его торс ногами. Без долгих прелюдий и изнурительных ласк; один толчок бёдрами, и он во мне, заставляя задохнуться от острого чувства крайней наполненности. Вода облегчала ему задачу удерживать меня, поэтому мы смогли целиком отдаться процессу. Рваное дыхание, поцелуи-укусы, резкие толки Адриана и ощущение его внутри себя доводили до исступления, заставляя бессвязно шептать, как сильно он мне нужен. Плеск воды и наши смешанные стоны огласили лесную тишину. Меня переполняли чувства и эмоции. Такие острые, пряные, первобытные, как природа вокруг нас. Наслаждение
накатывала волнами, всё ближе подталкивая к точке нирваны и словно почувствовав, что я на пределе, Джонсон ускорил свои движения. Ещё немного, ещё один миг, и я взорвусь, переполненная этим счастьем и этим мужчиной. Крик нарастал в груди, поднимался ввысь и я уткнулась любимому в грудь, закусив губу.

        - Не сдерживайся,  - услышала я прерывающийся шепот,  - Кричи. Кричи для меня, я хочу слышать твоё наслаждение.

        И я закричала, громко, казалось мой вопль, преисполненный сокрушительного наслаждения, достиг звёзд. Я умирала в экстазе, чтобы воскреснуть, пробуждённая до боли родными руками. Громкий, почти животный рык раздался над ухом, последний раз Адриан с силой насадил меня на себя и затих, сжимая в крепких объятиях. Когда мужчина наконец разжал свою хватку, я почувствовала, что у меня совершенно не осталось сил. Эта вспышка испепеляющей страсти иссушила силы, оставляю после себя приятнейшую расслабленность.

        Подарив мне нежнейший, преисполненный благодарности и любви поцелуй, Адриан помог мне выбраться на берег. Как только прохладный ветерок коснулся обнаженного тела, я почувствовала, как меня сковал лютый холод. Меня трясло от холода, зубы отбивали громкую дробь. Тут же я ощутила, как на своих плечах мягкую ткань. Оказалось, Джонсон, заметив, как я ёжусь накинул, на меня свою куртку и уже вовсю растирал меня, осушая влагу и разгоняя кровь по венам.

        - Давай дальше сама,  - чуть посиневшими губами произнёс мужчина.  - Вытирайся и одевайся, пока совсем не замёрзла.

        Он сам, натягивал одежду прямо на сырое тело и, в отличии от меня, не трясся как осиновый лист. Скинув с себя его куртку, я последовала примеру Адриана и уже через пять минут была полностью одета. Он взял меня за руку и уверенно повёл по лесу. Начали сгущаться сумерки, но Джонсон шёл быстро, уверенно прокладывая дорогу. Скорее всего, он заранее задумал поход на озеро и изучил дорогу к нему. Сил задавать вопросы не было, и я доверительно шла следом за мужчиной.

        Когда мы наконец достигли домика, ноги мне казались не моими. Хотелось одного: лечь и спать. Усталость и холод довели меня до состояния странного безразличия ко всему. Но всё же я ощущала в душе приятное тепло оттого, что любимый мужчина рядом. Усадив меня на диван и завернув в два пледа, Адриан принялся разводить огонь в очаге. Не прошло и пяти минут, как помещение наполнилось мягким светом и теплом. Покончив с камином, он сел рядом со мной, и я, приподняв край пледа, пригласила его в свой тёплый кокон.

        Какое-то время, мы сидели так молча, прижавшись к друг другу, наслаждаясь этим покоем и близостью друг друга. Было так хорошо, будто неприятностей в мире и вовсе не существует. Я была просто и незатейливо счастлива, предвкушая ещё один прекрасный день.

        ГЛАВА 34. КРИСТА

        Утро я встретила в гордом одиночестве, ощутив укол разочарования, от такого положения вещей. Мне никак не удавалось определить, что же меня разбудило и лишь прислушавшись, я услышала странный, стучащий шум на улице.

        Лениво одевшись, я вышла из домика и замерла, залюбовавшись открывшейся мне картиной. По пояс обнаженный Адриан с молотком в руке, пытался сотворить что-то с покосившейся беседкой. Именно от сюда был слышен разбудивший меня стук. Так же, прислушавшись, я смогла различить едва слышные проклятия мужчины, похоже у него что-то не получалось. Но это не отменяло моего очарования зрелищем. Тело любимого блестело от пота, под кожей перекатывались упругие мышцы, волосы растрепаны. Ничего сейчас в нём не выдавало владельца фирмы, который множество часов проводит в сидячем положении. Красивый, немного дикий, мой.

        - Я тебя разбудил,  - с досадой, чуть скривившись, произнёс Адриан заметив меня,  - прости.

        - Ерунда,  - отмахнулась я, не желая портить чудесное утро.  - Мистер Джонсон, вам очень идёт молоток.

        Да, я дразню его. Мне безмерно нравится лукавая усмешка в его глазах. Мне просто хорошо от его присутствия рядом.

        - Нравится?  - спрашивает он хитро, принимая правила игры.

        - Очень.

        С этими словами я встаю и подойдя вплотную, целую его. Глубоко и жадно, упиваясь его близостью, с наслаждением вдыхая запах пота и любимого мужчины. Руки скользят по влажному телу и меня одолевает жажда большего, нежели поцелуй.

        - Родная,  - оторвавшись от моих губ стонет Адриан,  - я весь грязный. Подожди ещё немного, закончу, приму душ, и я весь твой.

        Мне не хочется отпускать его, но по глазам вижу, он это серьёзно. Становится несколько неловко. Да что со мной случилось, если даже у Адриана, который на весь мир прославился своими любовными похождениями, выдержки больше, чем у меня?

        Яркие солнечные лучи пробивались сквозь молодую листву деревьев, заставляя жмуриться. Щебет лесных пташек наполнял душу умиротворением. Адриан вернулся к своей работе, объяснив своё занятие тем, что хотел сделать мне сюрприз в виде завтрака в беседке, но она чуть на части не рассыпалась едва он вошёл в неё.

        Пока я любовалась мужчиной, то поняла, мне бы и самой душ не помешал. Ведь вчера вернувшись домой, мы так и не помылись, слишком уставшие и разомлевшие от купания и любовных утех. В нос стал настойчиво бить запах тины, и я даже подумала, что слова Адриана были намёком помыться мне. Решив не забивать голову лишним, я направилась в домик, с сожалением лишая себя созерцания любимого за работой.

        Как бы я не радовалась уединению и удалённости этого места от цивилизации, не могла не признать, что рада присутствию некоторых её благ. А именно: электрогенератору, скважине и бойлеру. Согрев воду, я быстро вымылась. Но к моему немалому сожалению, Адриан уже закончил с беседкой, когда я снова показалась на улице.

        - Надо будет сказать Эду, чтобы занялся пристройками у дома,  - критично осматривая свою работу пробормотал мужчина, заметив меня.  - Тут всё сгнило и толку от моих стараний немного.

        Собрав инструменты, Адриан подарил мне лёгкий поцелуй и удалился в дом. Без него мне стало тоскливо, но поддаваться сиюминутному настроению, я не хотела. Он что-то говорил про завтрак и потому я отправилась на кухню, посмотреть, что осталось у нас из еды. Пока мужчина приводил себя в порядок, я быстро соорудила простейший завтрак из сосисок и яиц.

        Несмотря на то, что беседка оказалась совершенна не пригодна к использованию, ели мы всё же на улице, на пледе, который Адриан притащил из домика. Было удивительно хорошо, и я молила время замедлить свой бег, ведь уже вечером нам уезжать. Хочется того или нет, придётся вернуться в большой мир, который так и ищет возможность нанести лишний удар и разрушить наши отношения. Но пока у нас есть несколько драгоценных часов, где нет никого и ничего, несущего несчастья, и мне хотелось насладиться ими сполна. Адриан охотно рассказывал о своих детских проделках, а я слушала его и любила. Любила так сильно, что это чувство распирало меня изнутри, не давая даже помыслить о жизни без него.

        - А теперь я хочу свой десерт,  - пошептал мужчина, когда еда кончилась, а разговоры о детских шалостях сошли на нет.

        С коварной усмешкой на точёных губах и с лукавым блеском потемневших глаз, он поцеловал меня. Его руки скользили по телу, зажигая кровь. Не имея ничего против порции наслаждения, я сама льнула к нему, со всей страстью отзываясь на его ласки и даря ответные. К моему лёгкому разочарованию, мужчина отрицательно покачал головой, когда я вцепилась в пояс его спортивных штанов. При этом, он ловко избавлял от одежды меня. И вот, совершенно обнажённая, я лежу перед Адрианом. Участившееся дыхание, и глаза, которые кажутся синими, выдают его состояние. Затаив дыхание я жду его дальнейших действий, полностью отдавшись в его власть. Наклонившись ко мне, мужчина дарит мне поцелуй, властный и голодный. Его язык беспрепятственно встречается с моим. Любимый руки скользят по телу, заставляя кожу покрываться мурашками, губы смещаются вниз, даря неземное блаженство. Контраст прохладного воздуха и обжигающе горячих губ, заставляет хватать ртом воздух, от остроты ощущений. Не пропуская, наверное, ни одного миллиметра кожи, лаская, целуя и даже покусывая, Адриан опускается всё ниже. Я вскрикиваю, когда влажный язык
касается сосредоточия моего желания. Острое, тысячевольное наслаждение проноситься по телу. Не обращая на это внимания, он продолжает сладкую пытку. Вскоре к языку и губам, присоединяются его пальцы, которые проникают внутрь, обостряя ощущения. Я сошла с ума, но мне дела нет до того, что всё это происходит на улице. Что мои стоны неприлично громкие. Я забыла значение слова «стыдно», извиваясь в любимых руках, запуская пальцы в волосы мужчины, оставляя царапины на его плечах. И когда наслаждение достигает своей кульминации, я кричу громко и пронзительно, сообщая миру о своём счастье, зная, как Адриану это нравится.

        - Вкусная,  - шепчет любимый, облизав губы, а потом целует меня, давая делясь своим удовольствием, заставляя меня почувствовать собственный вкус.

        Первый раз, когда он так сделал, я была шокирована и смущена. Невольно скривилась, считая произошедшее чем-то неправильным и грязным. Но Адриан постепенно приучил меня к подобному, утверждая, что тут нет ничего неправильного. Я привыкла и перестала протестовать. Пусть, если ему это нужно.

        Завернув меня в плед, он садиться прямо на землю и притягивает меня на свои колени. Глаза, по-прежнему темные от бушующих в нём порочных желаний, смотрят нежно и ласково. Постепенно, я прихожу в себя, и теснее прижимаюсь к любимому, преисполненная благодарности за путешествие в Рай. И внезапно меня одолевает потребность, буквально жажда отблагодарить его. Попробовать, довести до состояния, в котором недавно пребывала сама. Адриан часто практикует на мне оральные ласки, заверяя, что получает от этого удовольствие, но при том единого раза не попросил, и даже не намекнул на ответную услугу. В беседах о сексе, он всегда пугающе откровенен и поэтому я уверена, что он, как наверное и каждый мужчина, минет любит. Поэтому его поведение остаётся для меня загадкой.

        Мой первый и единственный опыт в этом вопросе, был кошмаром, жестоким насилием. С тех пор, одна мысль о подобных ласках вызывала отторжение на подсознательном уровне, до недавних времён. Некоторое время назад, я поймал себя на шокирующем понимании, что хочу знать вкус любимого мужчины. Даже посмотрела в интернете несколько статей на эту тему, но решиться никак не могла. И вот сейчас, я поняла что готова. Хочу этого.

        Уловив мои попытки раздеть его, Адриан поинтересовался, что это я делаю и я честно и прямо призналась ему в своих намерениях. Услышав мои слова, мужчина словно окаменел.

        - Нет, родная. Думаю, не стоит,  - наконец выдохнул он.

        - Что?  - изумилась я, почувствовав волну обиды в душе.  - Почему? Я не понимаю.

        - Криста, не только ты помнишь прошлое, и не только тебе снятся кошмары,  - его слова меня удивили, заставив вопрошающе всматриваться в его лицо.  - Неоднократно, в своих снах, я видел тот момент, когда силой взял твой рот. Самой поразительное, что если в реальности всё было словно в тумане, то во снах всё такое чёткое,  - он замолчал подбирая слова.  - Твоё лицо залитое слезами, глаза в которые бездна боли, ужаса, отчаяния и ненависти. Нет, я больше не хочу подобного видеть и не собираюсь принуждать тебя к таким ласкам. Нам и без этого хорошо.

        Его слова меня поразили. Стали шокирующим откровением. Почти пять лет прошло и даже я почти до конца смогла забыть и отпустить, а он до сих пор мучается чувством вины. Меня затопила волна нежности и любви, чистой и искренней, и я поцеловала любимые губы.

        - Пять лет прошло, Адриан,  - глядя прямо в глаза сказала я ему.  - Пора забыть былое. Я давно тебя простила, так сделай это и ты. Прости себя. И я в самом деле хочу сделать это,  - предвидя возможные возражения, я быстро продолжила: - Если почувствую что не могу, не хочу или мне не приятно, я остановлюсь. Не волнуйся. Так что раздевайся, расслабься и дай тебя попробовать.

        Теперь уже я снимала с него одежду. В отличии от Адриана делая это неуклюже, вызывая у него улыбку. И вот наконец я могу любоваться обнажённым, распростёртом на пледе, телом любимого мужчины. Ощущая трепет и покалывание на кончиках пальцев, я прикасаюсь к его коже. Целую сначала губы, потом шею, грудь, живот. И вот перед моим лицом воплощение его мужской силы. Внушительных размеров член, кое-где покрытый вздувшимися венами, подрагивает от напряжения. И вдруг кошмар возвращается. Я снова очутилась в том подвале, а передо мной стоял бесчеловечный изверг, жаждущий сломать меня и унизить, причинить как можно больше боли. И у него пронзительно-голубые глаза, в которых холод, похоть и насмешка. Подняв взгляд, я наяву вижу яркие глаза цвета неба, только в них беспокойство, нежность и любовь. Это помогает мне избавиться от наваждения. Этот мужчина не тот Адриан, бессердечный хозяин города, похитивший меня и державший в подвале, на цепи как собаку. Этот Адриан любит меня и пронёс это чувство сквозь года. Я это знаю, чувствую. Он не причинит мне боли и не унизит для удовольствия. Он другой, для меня другой.
Хотя и осталось в нём много от того садиста, но рядом со мной он держит эту часть себя под замком. И я верю, что его любовь сильнее жестокости.

        Нагнувшись, я слизнула с бордовой головки, капельку смазки. Адриан вздрогнул, шумно вдохнул прикрывая глаза. Воодушевлённая его реакцией, я осторожно взяла в рот головку его члена, пристально наблюдая за любимым. По его лицу пробежала судорога удовольствия, и я в конец осмелела. Вспоминая всё, что успела прочитать и слышала от подруг, я ласкала его губами и языком. Кожа на этой части мужского тела, была удивительно нежной, бархатной, очень приятной. Мои движения становились всё интенсивнее и вскоре тишину огласил первый, сдавленный стон, полный удовольствия. Шумное дыхание Адриана становилось всё чаще, руки непроизвольно сжимались в кулаки, комкая плед, в небесных глазах искрился чистый экстаз. Вскоре он стал выгибаться мне навстречу, рука легла мне на затылок, зарываясь пальцами в волосы. Осознанно или нет, он устанавливал свой ритм, подталкивая взять его глубже. И я старалась, рискуя порой задохнуться. И вот я ощутила, как его член начал пульсировать в преддверии скорой разрядки.

        - Остановись!  - взмолился Адриан прерывающимся, хриплым голосом.

        Но я и не думала останавливаться. Напротив увеличила напор и интенсивность ласк. Его дыхание, взгляд и каждое движение, выражали истинное наслаждение. Я ощущала триумф, понимая, что причина этого я.

        - А, чёрт!  - воскликнул мужчина.

        Пальцы в моих волосах сжались, по его телу пробежала сильная дрожь и в следующий миг мне в горло ударило несколько струек горячей, чуть солоноватой, терпкой жидкости. Я пила его удовольствие, впитывала в себя его нирвану, наслаждалась его счастьем. Мне нравился его вкус, нравилось своё воздействие на этого мужчину и даже власть над ним, которую я ощущала в этот момент.

        Когда всё закончилось, Адриан притянул меня к себе, крепко обнимая. Его сердце под моей ладонью, колотилось как сумасшедшее. На какой-то миг я растерялась, не зная, что делать дальше. Но он быстро решил мою проблему, поцеловав меня глубоко, жадно и благодарно. Не кривясь и не брезгуя, сам того не зная, снимая с моей души ещё один страх.

        Вскоре его сердцебиение успокоилось, а дыхание выровнялось. Мы лежали наслаждаясь легкостью в душе и приятной негой в теле. Сегодня мы не просто расширили свои сексуальные горизонты, мы сделали ещё один, маленький шаг в будущее. Встретились лицом с ещё одним страхом из прошлого, и дали ему бой, победили и похоронили его. Это вселяло надежду, что настанет день, когда наконец мы вытащим последний пыльный скелет из закромов прошлого и выбросим его. Сможем шагать вперёд, не оглядываясь назад.

* * *

        Каким бы сладким и волнительным не был секс, оставшееся время мы решили провести куда более невинно. Приведя себя в порядок, мы доели остатки сосисок и отправились гулять. Никогда бы не подумала, что простое хождение по лесу может доставлять массу радости. Адриан крепко держал меня за руку, переплетя свои пальцы с моими.

        Мы вышли на приличного размера поляну. Вокруг было удивительно красиво. Шелест ветра, щебетание птиц, чистейший воздух и присутствие рядом любимого человека, наполняли душу блаженством и верой в лучшее.

        - В детстве, когда пьяный отец в очередной раз начинал лютовать, я мечтал сбежать в место, подобное этому. Просто однажды мама, рассказала мне сказку, про волшебный лес, где исполняются все мечты, и все вокруг счастливы. Мне отчаянно хотелось найти этот лес и поселиться там вместе с мамой и бабушкой. Сейчас, мне кажется, я нашёл то место, о котором рассказывала мама.

        Я подняла на него взгляд, и лишний раз задохнулась от нахлынувших на меня чувств. Мне отчаянно хотелось стать его частью, чтобы ни на единую секунду не расставаться с ним. Так же меня удивило то, что он заговорил о матери. Этой темы он старался избегать, она была для него слишком болезненной, поэтому я никогда не лезла к нему с расспросами о ней.

        - Скучаешь по ним?  - мягко спросила я.

        - Да,  - чуть печально улыбнулся Адриан.  - Бабушка всю жизнь, что я её помню, поддерживала меня. Мама… Знаешь, Криста, за эти годы её образ утратил чёткость. У меня не осталось ни одной её фотографии. Бабушка всегда утверждала, будто я очень похож на неё. Но я очень хорошо помню её голос, она любила петь. Так же помню, что она была доброй и несчастной из-за ублюдка отца.

        - Уверена, она любила тебя,  - ответила я, сжав его руку.

        Адриан ничего не ответил на мои слова. Молча мы продолжили свой путь. Я чувствовала его печаль и затаённую боль из глубокого прошлого, и сильно сожалела, что никак не могла ему помочь. Но спустя минут десять, приступ меланхолии прошёл и он снова начал без умолку болтать.

        Я же шла рядом и понимала: он - моя судьба. Роковой мужчина в моей жизни. Никогда и никого я больше так не полюблю. Да и вообще ничего не будет без него. Сейчас он казался мне совсем мальчишкой. Передо мной был не жестокий хозяин города, не любвеобильный мачо и даже не расчётливый бизнесмен, я видела просто молодого мужчину. Иногда язвительный, порой немного пошлый, поразительно нежный и даже неожиданно сентиментальный, мой бесконечно дорогой и любимый.

        В домик мы вернулись к вечеру, немного уставшие от ходьбы, но счастливые. С великой неохотой мы собирались в обратный путь, возвращаться домой совершенно не хотелось. Не хотелось покидать это место, подарившее нам сказку. Только выбора не было.

        - Криста,  - обратился ко мне Адриан, когда мы уже сели в машину,  - пока мы ещё тут, я хочу тебе сказать одну вещь. Я тебя очень люблю. Ты - самое дорогое, что есть у меня в жизни. Ты моё всё, без тебя мне конец. И чтобы нас не ждало там, в обычном мире, я хочу чтобы ты это знала и помнила.

        После он упоительно сладко поцеловал меня и завёл мотор. Машина тронулась с места, и на глаза невольно навернулись слёзы, до того мне не хотелось уезжать. Здесь я была счастлива, смогла забыть о всех бедах.

        - Всё ведь будет хорошо?

        - Будет. Я сделаю для этого всё. Просто доверься мне.

        Кивнув, я уставилась в окно. Мне хотелось ему верить. Безмерно хотелось верить в лучшее. Автомобиль стремительно нёсся вперёд, всё дальше унося нас от волшебного домика в лесу. Впереди ждал Нью-Йорк и море проблем, которые несёт с собой повседневная жизнь, и люди, которые не желают видеть нас вместе. Нам несомненно ещё придётся побороться за своё счастье. Остаётся лишь надеяться, что наши лучшие дни ждут нас впереди, а не остались там, в маленьком домике, затерянном от людей в лесной глуши.

        ГЛАВА 35. АДРИАН

        Когда дверь кабинета закрылась за последним посетителем, я нажал кнопку селектора и попросил Минди, новую секретаршу, больше никого ко мне не пускать. Устал. Надоело. Бизнес, на самом деле, удивительно скучная вещь. Целый день перебираешь бумажки, сверяешь цифры на мониторе компьютера и общаешься, с совершенными, порой, идиотами.

        Прошло три дня, как мы с Кристой вернулись из лесного домика. И за все годы жизни я ещё никогда не ощущал себя таким живым, свободным и счастливым, как там. Глаза любимой тоже сияли счастьем и покоем, наполняя меня радостью до краёв. Не одной ей не хотелось покидать место нашего уединения. Ещё не доехав до города, я понял, с Оливией надо срочно что-то решать. Эта мстительная, себялюбивая дрянь не успокоится, пока не разрушит наши отношения и жизни.

        По возвращению меня ожидали новости. Первая: врач, который выдал бывшей жёнушке бумажки о беременности, найден в пяти километрах от Вены с перерезанными венами. Вторая: Оливия исчезла. Где-то затаилась, как гадюка, готовясь нанести новый удар исподтишка. Всё это лишь укрепило меня в принятом ранее решении: хватит с ней церемониться. Она предпочитает жёсткие и грязные игры, с применением силовых методов? Что же, я тоже умею в них играть. Осталось только найти эту суку и временно заполучить в свою власть, а там уже я узнаю всё о её беременности. Если таковая и есть, то уверен, сроки разнятся с названными ею. А пока одни из ищеек ищут Оливию, другие собирают на неё компромат. Временно это поможет избавиться от её поползновений, а потом… Да чёрт знает, что потом. Идеальным вариантом было бы убрать её. Только вот как объяснить такое Кристе? А может и не стоит ничего объяснять, а сделать всё по-тихому, чтобы она не знала? Не знаю. Ладно. Потом решу. Главное сейчас - это найти её. А ещё важно соблюдать бдительность, не давая ей возможность атаковать первой.

        Взгляд упал на два пригласительных на юбилей Брэндона Риза. Этот человек был из той редкой категории людей, которые вызывали у меня искреннюю симпатию. Риз был приятным мужчиной, который сам построил свою империю. Огромное количество торговых центров и магазинов Нью-Йорка принадлежали ему. В общении он был лёгким и приятным собеседником. Мне польстило, что он прислал приглашение на празднование своего сорокалетия, но, чёрт, сейчас это так не вовремя! Однако и отказаться я не мог. Мне нужно было получше наладить контакт с этим человеком и рядом других богатеев, которые несомненно будут присутствовать на этой тусовке. Осталось только сообщить Кристе, что в эту субботу мы идём на этот праздник денег. Вряд ли она обрадуется, но, надеюсь, поддержит меня.

        Мне не хотелось подвергать любимую лишнему стрессу. Как только мы вернулись в город, к ней вернулись её прежние настороженность, напряжение и даже тоска, но увы, мне придётся сделать это. Проскакивала даже мысль о том, что стоит пойти одному. Только это опять неудачный вариант. Там почти все будут парами, того требует негласное правило, да и Криста не будет сходить с ума дома, думая, что я флиртую с очередной девицей. Доверие - слишком хрупкая материя, чтобы его было легко вернуть полностью обратно.

        Долгий и нудный день, спустя множество нервов, неимоверное количество идиотов и бесконечный поток бумажек, подошёл к концу. От мысли, что скоро буду дома и увижу любимую, настроение поднялось на несколько пунктов вверх.

        - Родная, я дома!  - крикнул я с порога, едва оказавшись в квартире.

        В нос ударил соблазнительный аромат еды, и я понял, как успел проголодаться за этот день.

        - Мы тут!

        Зайдя в гостиную, я чудом удержал на лице приветливую мину. Криста была не одна, а со своей стервой-подружкой Мони, которую я из вредности называл полным именем Моника.

        - Мони зашла в гости,  - с ласковой улыбкой обратилась ко мне Криста.  - Ужин готов. Тебе накрыть?

        - Сам справлюсь,  - вымученно улыбнулся я.

        С Моникой мы обменялись кивками, которые были верхом приветливости между нами, и я отправился ужинать в одиночестве, желая этой Мони провалиться сквозь землю. И какой чёрт её принёс? Усевшись за барную стойку, я уткнулся в свою порцию бараньего рагу, настроение скатилось на отметку «минус». Вот и провёл вечер со своей девушкой. Уверен, эта стерва тут ещё не один час торчать будет. К болтовне девушек я старался не прислушиваться, мне это не к чему. Но когда тон разговора взлетел на несколько тонов, сделал это невольно.

        - Тише, Мони!  - сердито прошипела Криста.

        - А чего такого? Я всего лишь сказала правду!  - уже тише ответила девушка.

        - Ну хватит уже. Мы это миллион раз обсуждали…

        - Просто я не понимаю, Криста, как ты можешь всё это терпеть? От куда берёшь силы прощать? Ты пойми, я счастья тебе желаю.

        - Я счастлива.

        - Оно и видно. Он под кайфом изменил тебе с бывшей женой, и, несмотря на все твои заверения, что простила, я вижу, как тебе до сих пор больно. А ведь это повториться. Ты пойми, такие не меняются. И как бы он не старался быть хорошим мальчиком, рано или поздно кобелиная натура возьмёт верх. Как говориться: предавший однажды, предаст и дважды.

        - Мони…

        - Подожди, я не закончила. И даже если вдруг случиться чудо, и он сможет соблюдать верность, станет моногамен, то это только до первой дозы. Криста, наркотики - не шутки. И я лично не верю, что от этого можно излечится. Эта тяга к белому порошку будет у него всегда, и в конце концов он сорвётся. А потом ещё и ещё. Ты готова всю жизнь так жить? Встречать его с отходняком, пропахшего шлюхами, в очередной раз слушая клятвенные заверения, что такое больше не повториться, зная, что это всего лишь слова? Пойми же, глупая, я счастья тебе желаю, беспокоюсь за тебя. Не верю я в сказки, в то, что бабник и наркоман станет примерным семьянином, и вы заживёте долго и счастливо.

        - Хватит! Мони, я благодарна тебе за беспокойство, но больше не желаю слушать, как ты поливаешь грязью моего мужчину. Я верю ему и в него. Глупо? Пусть. Тебе сейчас меня не понять. Ты это поймёшь только когда сама полюбишь. Когда появится в твоей жизни человек, ради которого будешь готова на всё. Без которого просто не сможешь помыслить своей жизни. Я знаю, что Адриан совсем не идеален. Также понимаю, что у нас ещё будет множество проблем. Но я люблю его, и верю, что он любит меня. Я до последнего буду бороться за него, даже если против нас будет весь остальной мир. Так что хватит, Мони. Если ты вправду желаешь мне счастья.

        Дальше я слушать не стал. Сердце пело от восторга, согретое словами Кристы. Даже злость на эту невозможную девицу ушла. В какой-то степени её можно понять, эти слова не лишены логики. Но она ничего не знает обо мне, о нас. Уверен, ей предстоит удивиться. От недавнего недовольства не осталось и следа. Я чувствовал себя до глупого счастливым, понимая, что Криста меня любит. Искренне и беззаветно. Направляясь в спальню, я лишний раз дал себе клятву, что сделаю всё возможное, чтобы она была счастлива.

* * *

        - Не успели мы прийти, как я уже хочу домой,  - пробормотала Криста себе под нос, надеясь, что я не расслышу, как только мы переступили порог особняка Риза.

        - Успокойся, родная, и постарайся расслабиться,  - шепнул я ей.  - Обещаю, мы уйдём, как только появится возможность.

        Кивнув, девушка глубоко вздохнула и натянула на лицо приветливую маску. Мне удалось уговорить её пойти со мной на эту тусовку денежных мешков. Как я и ожидал, она была не в восторге. И видя её погрустневшее лицо, я был готов отправиться в гордом одиночестве, наплевав на глупое, неписаное правило. Но Криста быстро подавила эту идею в зародыше.

        И вот мы здесь. Глаза слепит роскошь и блеск камней в женский побрякушках. Многие расстарались, чтобы выглядеть как можно ярче и презентабельнее, но для меня все равно нет никого, краше Кристы. На девушке надето изумрудное платье в пол, на тонких лямках. Простое и элегантное, в сочетании с её волосами смотрится и вовсе сногсшибательно. Огненные локоны волнами струятся по плечам и груди, крохотные бриллиантовые серьги-гвоздики и подвеска в виде капли - вот и все украшения. Я хотел купить что-то более броское, но разве её переубедишь? Макияж был лёгким, подчёркивал достоинства лица, но не походил на тонны штукатурки, как у большинства присутствующих женщин. Туфли из чёрной замши и крохотная сумочка завершали образ. Я глаз не мог от неё оторвать, околдованный её красотой. С раздражением я заметил, что другие мужики тоже заметили мою принцессу. Их взгляды, у кого-то восхищённые, у кого-то откровенно похотливые, приводили меня в бешенство, вызывая в душе приступы жгучей ревности. Она моя! Убью любого, кто посмеет хотя бы подумать иначе.

        К сожалению, скрепя сердцем, мне пришлось себе напомнить, что я тут по делу. Первоочерёдно, найдя взглядом хозяина вечера в компании нью-йоркский акул бизнеса, я подошёл, чтобы поздравить и представить свою спутницу. После стандартного обмена любезностями, разговор сам собой переходит на темы бизнеса, и я с сожалением выпускаю руку Кристы, оставляя её одну.

        Собеседники менялись, с кем-то мне удавалось сразу найти контакт и договориться, что обсудим дела позже в более деловой обстановке, с кем-то нет. Налаживание необходимых связей в бизнесе - работа не из приятных. Порой приходится свои личные убеждения и принципы засунуть куда подальше, чтобы достичь желаемого. Вот и сейчас приходилось улыбаться редкостным ублюдкам и льстить им, содрогаясь от желания отойти подальше.

        - Джонсон, не стоит так пристально следить за своей пташкой,  - обратился ко мне Харрис, не последний человек в судостроительном бизнесе США.  - Не съедят её. Она конечно хороша, и, если чуть подправить внешность, станет, наверное, не хуже моей Келли,  - он кивнул на блондинку, ярко накрашенную, с пятым размером, явно силиконовой, груди.  - Но всё же думаю вам стоит расслабиться и дать девочке отдохнуть.

        - Я и не напрягался,  - коротко ответил я, не имея желания объяснять, что Криста ненавидит подобные мероприятия, и его Келли жалкая, искусственная уродина на фоне моего ангела.

        Изредка мне удавалось подойти к девушке, в эти моменты я как мог старался её развлечь, видя, как её мучает скука. Но на глаза снова и снова попадались необходимые мне люди, заставляя оставлять девушку в компании вина и случайных собеседников. Наконец выдался небольшой перерыв, так как новых нужных людей я пока не видел.

        - Потанцуем?  - обратился я к любимой.

        - С удовольствием,  - её радостная улыбка согрела мне душу.

        Клянусь, я не выбирал момент и даже не пытался что-либо подгадывать, приглашая Кристу потанцевать, поэтому объявленный вальс стал для меня сюрпризом. Имениннику захотелось станцевать со своей женой именно его. Девушка же и вовсе побледнела, и стала отказываться.

        - Я не умею,  - оправдывалась она.

        - Я тоже. Будем учиться вместе,  - парировал я.

        Надо признать, я чуть кривил душой, утверждая, что не умею танцевать вальс. В своё время Билли, убеждённый, что нужно уметь не только вести переговоры со всеми видами ублюдков и обращаться со всеми видами оружия, заставил пройти меня краткий курс светских манер и даже выучить несколько танцев. Поэтому сейчас я на автомате выполнял движения, заставляя девушку следовать за собой. В начале она была жутко напряжена, но вскоре смогла расслабиться и даже начала улыбаться.

        - Я чувствую себя золушкой на балу,  - шепнула Криста мне на ухо.

        - Родная,  - ответил я.  - Оглянись. Что ты видишь вокруг? Я кучу денежных мешков, в большинстве своём, преклонного возраста, в сопровождении безмозглых силиконовых барби. И даже если тут и найдётся небольшой процент настоящих и не совсем тупых девиц, им до тебя далеко. Так что ты никакая не Золушка, ты королева, Криста.

        - Ты мне льстишь,  - рассмеялась она.

        - Говорю лишь то, что вижу,  - ответил я, совершенно искренне.

        После мы ещё станцевали несколько танцев подряд, уже вполне обычных, и, отойдя в сторону, наслаждались неспешным разговором, вином и закусками. Криста наконец смогла немного расслабиться, глаза её перестали лихорадочно метаться в поисках укромного местечка, но она по-прежнему хотела уйти, и я её понимал. Однако пока не мог этого сделать, питая ослабевающую с каждой минутой надежду встретиться с МакФерсоном, сотрудничество с которым представляло для меня интерес.

        И он появился. С надменным выражением лица он разговаривал со стайкой заинтересованных бизнесменов. Было видно, ему скучно и совершенно не интересно ничего из того, что они могут ему предложить. Что же, пришёл мой черёд попытать счастье. Коротко объяснив Кристе, что к чему, я направился в нужном направлении. Поначалу при разговоре со мной во взгляде мужчины стояла всё та же скука, но спустя минут пять мне удалось привлечь его внимание и разжечь интерес. Я так увлёкся деловой беседой, что на какое-то время совсем выпустил Кристу из поля зрения. Пошарив глазами по помещению, я похолодел, увидев её. Она стояла на небольшом подиуме, где располагались столы с закусками и разговаривала с Оливией.

        На спине выступил холодный пот, горло сдавило от предчувствия беды. Надо срочно уводить Кристу отсюда и дать знать ребятам, где находится эта змея, чтобы не успела снова уползти в свою нору. Как она сюда вообще попала и что тут забыла? Уже не слушая МакФерсона, я как можно более быстро и вежливо свернул разговор, договорившись о встрече в его офисе, в понедельник.

        Не успел я сделать и трёх шагов, в направлении девушек, как раздался крик, и Оливия рухнула с подиума на пол. Она согнулась пополам, и я увидел, как по её ногам, на пол тонкой струйкой стекает кровь.

        - Мой ребёнок,  - причитала она, чередуя слова со стонами и всхлипами.  - Она толкнула меня,  - шептала бывшая жена и повернувшись к Кристе завопила.  - Ты! Ты убила моего ребёнка!

        На какой-то миг я просто оцепенел, время словно замедлило свой бег. Я смотрел на небольшую фигурку, корчащуюся на полу, потом мой взгляд перешёл на Кристу, смертельно бледную, её губы что-то шептали.

        - Не правда,  - мотала головой девушка.  - Она лжёт. Я не трогала её.

        Гомон голосов становился всё громче. Кто-то кричал срочно вызвать неотложку.

        - Адриан!  - завыла Оливия.  - Она убила нашего ребёнка!

        Десятки глаз устремились на меня, Оливию и Кристу. Самые разные эмоции застыли на лицах людей: жалость, презрение, любопытство. Вспышки фотоаппаратов ослепляли. Кто-то ощутимо толкнул меня, выводя из оцепенения. Отвратительность ситуации превосходила все возможные пределы. Понял я одно: Кристу нужно срочно уводить отсюда. Можете считать меня бессердечным отморозком, но я не чувствовал жалости к бывшей жене и ни разу не сомневался в том, мой ангел не виновата. Я понятия не имел, правда ли у Оливии выкидыш, но что-то мне подсказывало, что Кристе, которая сейчас того и гляди упадёт в обморок от ужаса, помощь куда нужнее. И плевать я хотел на мнение этих ублюдков. Хотя я не сомневаюсь, это аукнется мне в будущем. Многие любят корчить из себя праведников на публику. Не важно. Всё не важно, кроме того, чтобы защитить её от стаи этих кровожадных шакалов, готовых сейчас растерзать свою жертву.

        В помещение ворвалась бригада медиков. Они ловко положили Оливию на носилки. Быстро сделано. Наверное, Риз держал пару машин у дома, на всякий случай.

        - Адриан!  - кричала бывшая супруга, пытаясь зацепиться за мою руку.  - Наш малыш! Пожалуйста, ты мне нужен сейчас!

        Я еле удержался, чтобы прилюдно не послать её. Великая актриса пропала в ней. С каждой секундой я всё больше убеждался, что всё происходящее здесь спланировано. От осознания сего факта я почувствовал, как полегчало на душе. Я был твёрдо уверен, что поступаю правильно.

        - Родная, пойдём,  - потянул я Кристу за руку.

        - Я её не трогала,  - шептала девушка, переведя на меня безумный взгляд.  - Не трогала. Нет. Адриан, не верь ей. Я ничего не делала.

        - Я верю тебе. Пошли, Криста,  - мне пришлось применить немного силы, чтобы привлечь её к себе и иметь возможность увести.

        Как только Оливия исчезла из поля зрения, всё внимание толпы досталось нам. Я кожей ощущал осуждение и ненависть. Большинству было просто любопытно, для них произошедшее было очередным поводом для сплетен, не более. Однако от этого не становилось легче. Уже завтра эта мерзость будет во всех газетах и, может, теленовостях. И я с горечью осознавал, у меня недостаточно ни денег, ни власти, чтобы это предотвратить. Но я найду способ с этим разобраться, обязательно найду. В данный момент нужно успокоить Кристу. Поэтому, крепче прижав к себе девушку, которую била крупная дрожь, я грубо расталкивая толпу, направился к выходу.

        ГЛАВА 36. КРИСТА

        Хлопок входной двери заставил меня вздрогнуть, но не более того. Внутри всё словно замерло, будто я потеряла ту нить, которая связывает меня с реальностью. Поэтому я совершенно не помню, как попала домой. В ушах эхом отдавались крики Оливии: «Ты! Ты убила моего ребёнка!» А перед глазами была толпа людей. Только моё подсознание играло со мной в жестокие игры. Их лица мне виделись демоническими масками. В воздухе витали любопытство, осуждение и даже ненависть, объединяло присутствующих одно: все она, так или иначе, жаждали крови, моей крови. Казалось, я даже слышу перешептывание, в котором постоянно проскакивает слово «убийца». Всё это сквозь поры кожи впиталось в мою кровь, смертельно отравив её, заморозив реакции и заперев ураган чувств, которые буквально душили меня внутри моего тела. Всё, что я могла, бесконечное количество раз повторять: «Неправда, я ничего не делала». Но разве меня кто-то услышал, а если и услышал, счёл ли нужным обращать на это внимание?

        Годами я жила, сумев почти полностью убедить себя, что плевать хотела на мнение окружающих. И только сейчас поняла, как сильно заблуждалась. Как тяжела ноша общественной ненависти. А ведь это только начало. Уже завтра все возможные издания, наверняка, будут пестреть скандальными заголовками. Я стану персоной нон-грата для жителей этого города, а может и страны. Со временем шум уляжется, но никто ничего не забудет.

        Но я ничего не сделала! Совершенно! Словно сквозь вату до меня доносился обеспокоенный голос Адриана, лицо его казалось испуганным. Как я не старалась, мне никак не удавалось понять смысл его слов. Чувства внутри всё множились и не находя выхода застревали комком в горле, мешая дышать. Хотелось плакать и кричать, но глаза оставались сухими, и я не могла издать даже стон. В памяти всплыл эпизод, когда Адриан был близок к помешательству после повторной и уже окончательной смерти Сары от его собственных рук. Он нашёл свой способ выпустить злость и отчаяние наружу, может, и мне поможет?

        - Что ты делаешь?  - донеслось до меня сквозь шум в ушах, когда я начала шарить по телу мужчины, пытаясь расстегнуть пуговицы на рубашке.  - Криста?

        - Трахни меня. Предельно жёстко,  - произнесла я, не узнавая собственного голоса.

        - Чего?  - а вот в голосе мужчины мне послышались неподдельное изумление и непонимание.  - Криста, у тебя шок, и ты не в себе…

        - Да заткнись же ты!  - взмолилась я.  - Забыл, как пользоваться членом, Джонсон? Мне не нужен твой психоанализ или любовь сейчас, мне нужен тот Адриан, который жёстко трахал всё подряд без малейших угрызений совести.

        Не знаю, чего он увидел в моих глазах, но я ощутила, как сильные руки подхватили меня, и я больше не ощущала опоры под ногами. Следом послышались грохот и звон, и вот я лежу на твёрдой горизонтальной поверхности. Адриан рванул лиф платья, раздался жалобный треск ткани, кожу обдало лёгким холодком. Снова треск, и я лежу совершенно обнаженная перед Джонсоном, судя по всему, на кухонном столе. Вжик молнии, и я вскрикнула от резкого и неожиданного вторжения. Не давая мне опомниться, он закинул мои ноги себе на плечи начал двигаться. Жестко и беспощадно, его член глубоко врезался в меня, причиняя лёгкую и такую желанную боль.

        - Да, да, да…  - шептала я в забытьи.

        Ритм движений всё ускорялся, приближая кульминационный момент. Своё я получила, он быстро и безжалостно трахал меня, ни капли нежности в происходящем не было. Я её и не хотела. И вот наконец, сокрушительный оргазм ослепил меня, заставив закричать. Джонсон последний раз вонзился в меня и с глухим стоном замер, чуть навалившись сверху. Пережитая вспышка чувств, снесла стену сдерживающие мои эмоции. Они потоком хлынули по венам, в горле нарастал отчаянный вопль, глаза защипало. Мне не хотелось, чтобы Адриан стал свидетелем моей истерики, он и так уже слишком много видел. Поэтому я максимально грациозно соскользнула со стола, когда он отошёл и ничуть не смущаясь своей наготы, направилась в ванну, ощущая, как по бедру стекает его наслаждение.

        - Лучше бы я никогда не возвращался в твою жизнь,  - слышала я за спиной очень тихий шепот пропитанный горечью, который, похоже, не предназначался для моих ушей.

        Но я его услышала и это стало последней каплей, тем самым контрольным в голову. Едва завернув за угол, я со всех ног побежала. Оказавшись в ванной, я на полную мощность включила воду и встала под душ, молясь, чтобы Адриан не направился следом. Не могу, не хочу, чтобы он видел меня настолько разбитой и сломленной.

        Встав под воду, я села на пол и обхватив колени руками зарыдала. Нет, завыла, как раненный зверь. В голове набатом билось: за что? Хотя, ответ, пожалуй, очевиден. Эта сука мстила мне, потому что я не бросила Адриана, не отказалась от любви, не повелась на её интриги. Только сейчас, я до конца осознала, как прав был любимый, говоря, что эта женщина ни перед чем не остановиться и ничем не побрезгует, дабы добиться желаемого. Она дьявол в юбке. Унизила так, что вряд ли когда смогу отмыться, лишь потому, что я хотела быть счастливой.

        - Господи, родная,  - раздался голос Адриана и в следующий миг крепкие руки, игнорируя моё сопротивление прижали меня к его груди.  - Прости меня. Прости, что из-за меня, достаётся тебе. Это я виноват. Ей нужен я.

        - Уйди,  - хрипло взмолилась я.

        - Нет,  - твёрдо возразил он.  - Плачь, кричи, можешь даже разнести всё вокруг, но только при мне. Я не оставлю тебя одну бороться с отчаянием.

        Уткнувшись ему в грудь, я разрыдалась горше прежнего, выпуская наружу весь тот яд, который отравил меня сегодня. Его объятия давали мне силы, наполняя благодарностью за то, что не послушал меня и остался. Когда истерика наконец стиха, Адриан бережно, как ребёнка, вымыл меня. Происходящее вызвало ощущение дежавю, подобное уже было когда-то. Судя по слабой улыбке на его губах, он тоже вспомнил тот момент. Потом он мигом ополоснулся сам. Завернув меня в пушистый махровых халат, он накинул второй на себя и отнёс меня в спальню и бережно опустил на кровать. Лёг сзади и обнял, не говоря ни слова, будто чувствуя, разговоры сейчас ни к чему. Так я и уснула в тёплых объятиях бесконечно любимого мужчины, совершенно опустошённая морально и эмоционально.

* * *

        Воскресное утро встретило меня дождём и низкими тучами, нависшими над городом. Я молча проглотила завтрак, приготовленный Адрианом и удалилась обратно в спальню. Мы не говорили о случившемся вчера, мы вообще перебросились лишь парой незначительных фраз.

        Часы показывали, что я проспала почти до полудня. Внутри до сих пор было как-то пусто. Нет, я больше не ощущала ни горечи, ни отчаяния. Я просто была пуста и даже радовалась этому. Так было проще думать.

        Сейчас, глядя на ситуацию без примеси лишних эмоций, я видела её чётко и ясно. Всё, до малейшей детали, было спланировано. Эта женщина наверняка не один день готовилась нанести удар. Кровь… Разве можно спровоцировать выкидыш по расписанию, вплоть до минуты? Да и можно ли намеренно на такое пойти? Всё, это навело на мысли, а была ли Оливия беременна? Неужели эти кошмарные дни, наполненные страхом, болью и муками совести были бессмысленны? Похоже, что так. Всё это - её подлость, жестокость и беспринципность,  - вызывали в душе всполохи ненависти. Почему эта женщина просто не может оставить нас в покое?!

        Как я и ожидала, газеты уже выплёскивали со своих страниц потоки грязи и клеветы. Я видела, что Адриан напряжён и явно не хочет выпускать меня из дома. Но разве обязательно покидать квартиру, чтобы всё узнать? Интернет услужливо рассказал обо всём происходящем. Как бы я не готовилась, но статьи пошатнули моё спокойствие, точнее сказать, разбили его вдребезги. Заголовки были пронизаны сочувствием к несчастной, обманутой и брошенной Оливии, которую безжалостно лишили последней радости в жизни - её ребёнка. Адриана журналисты выставляли бессердечным подонком, бросившим жену, оказавшимся от собственного дитя в пользу любовницы. Так же его обвиняли в нечеловеческой жестокости по отношению к Оливии, некоторые даже умудрялись исказить факты до абсурда. Например, что он перешагнул, в прямом смысле этого слова, через истекающую кровью, корчащуюся от боли женщину, чтобы увести свою девку. Меня же открыто называли детоубийцей, потаскухой и разрушительницей чужих семей. Акулы пера превзошли самих себя, приписав мне всевозможные грехи и пороки. Самое мерзкое, что в статьях, где говорилось о прошлом вечере,
указывалось множество имен - так называемые свидетели. С отвращением я узнавала в них людей, которые недавно улыбались нам и говорили, какая мы с Адрианом прекрасная пара. Лживые лицемеры! Моральные уроды, стервятники, пирующие на чужой беде. Сколько мерзости и грязи! Когда же я научусь смотреть на этот мир с достаточной для собственной защиты долей цинизма?

        Воскресенье пролетело быстро и как в тумане. Я ждала понедельника, жаждала его, как никогда. Моя работа всегда помогала мне забыться, отрешиться от собственных бед. Мне было необходимо выбросить всё лишнее из головы, и я не знала лучшего способа, как занять эту самую голову чужими проблемами и их решением. Вот только я в очередной раз просчиталась, проявила крайнюю степень наивности.

        Как только я вошла в здание, то сразу же начала ощущать десятки осуждающих взглядов. Большинство не осмеливалось открыто демонстрировать неприязнь, но стоило мне пройти мимо, я буквально чувствовала, как меня мысленно поливают помоями. Когда я переступила порог редакции, стало ещё хуже. Коллеги, с которыми совсем недавно у меня были нейтральные и даже дружественные отношения, смотрели на меня с порицанием. И лишь немногие с сочувствием, будто знали, что на самом деле произошло и понимали степень человеческой подлости и жестокости. Мало кто решался заговорить, да и смысл? У меня не было желания оправдываться, ведь я ни в чём не виновата. Кто хочет осудить, тот осудит. Обычно людям совершенно не нужна правда, им нужен повод для сплетен и козёл отпущения, которого можно безнаказанно смешать с дерьмом. Этим неудачником оказалась я.

        Но и это было не худшим, что меня ожидало. На рабочем столе я обнаружила записку от Флетчера с просьбой зайти к нему в кабинет. Сердце тревожно сжалось, обуреваемое нехорошим предчувствием. И стояло мне увидеть начальника, я поняла, что не зря. Мужчина смотрел на меня с сочувствием, но настроен был решительно. Я сразу всё поняла. Его объяснения, что никто не захочет спрашивать советов, как построить отношения у женщины с такой репутацией, были лишними. Единственное, послабление, которое он мне дал, это позволил написать заявление по собственному желанию. Собственному желанию? Да уж. Только вот выбора у меня не было, никого не интересовало хочу ли я этого. Флетчер прежде всего был владельцем издания, и в первую очередь его интересовали тиражи и доход. И я больше не являлась доходным сотрудником, а вот испортить репутацию газете могла. Внутри всё протестовало и стонало от несправедливости, пока я трясущейся рукой заполняла форму. После, я на автомате собрала вещи и навсегда, не оглядываясь, покинула редакцию газеты «Правда». Бывшая жена Адрина не просто унизила и вываляла меня в грязи, она меня
уничтожила.

        Я не стала звонить Джонсону и жаловаться, а просто вернулась домой и свернувшись на постели в калачик смотрела в окно. В голове была уйма вопросов. Почему всё так? Почему кому-то достаточно просто встретиться и понять, что они взаимно любят друг друга, чтобы обрести счастье, а мы вынуждены проходить всё новые и новые круги Ада? И что ждёт нас в конце этого пути из боли и потерь? Счастье или окончательный крах и разрушение? Удастся ли нам выстоять?

        Потеря любимой работы была ударом в самое сердце. Мне нравилось то, что я делаю. Я была тем редким счастливчиком, для кого работа не являлась каторгой ради денег, а приносила искреннее удовольствие. Но теперь, стараниями этой суки, её нет. Как же я ненавидела сейчас эту женщину! Да будь она проклята!

        Размышляя надо всем этим, я не сразу заметила, как вернулся Адриан. Я слышала хлопок двери, но мне не хотелось вставать. Не умею я так искусно притворяться, что всё отлично, а портить лишний раз ему настроение ни к чему. Не сомневаюсь, у него самого сейчас на работе бедлам. То, что в субботу от сделал выбор в мою пользу вместо того, чтобы изображать убитого горем отца и прыгать вокруг Оливии, наверняка дорого обошлось его бизнесу. Но этот самый выбор, давал мне силы жить и надежду, что всё происходящее не напрасно.

        - Вот ты где!  - воскликнул Адриан, чуть ли не вбежав в комнату.  - Криста, ты смерти моей хочешь? Что у тебя с телефоном? Я думал с тобой беда какая случилась!

        - Разрядился,  - констатировала я, посмотрев на аппарат, не подающий признаков жизни, и почувствовав укол раскаяния, произнесла: - Прости. Я просто забыла о его существовании.

        Он застыл, видимо размышляя, стоит ли продолжить разнос или пока хватит. Голубые глаза пристально оглядывали меня несколько секунд, прежде чем угрюмость на его лице сменилась растерянностью и настороженностью.

        - А ты почему дома? Только не говори…

        - Да, меня уволили,  - с горечью произнесла я.

        - Родная,  - выдохнул сочувственно любимый.  - Это не конец света. Я всё улажу. Обещаю. Просто дай мне время.

        Столько обещаний я слышала за последние недели? Но только сейчас задумалась, чего они стоят и каков шанс, что он их сможет исполнить. Если в плане отношений, верности и прочих вещей этого направления, всё зависело только от Адриана, то в ситуациях, подобных этой, он был бессилен. Так к чему эти пустые обещания? Он так пытается меня успокоить?

        - Не обещай того, чего не можешь выполнить,  - резковато отрезала я.  - Лучше, сейчас вообще мне ничего не обещай. Я этого не хочу.

        - Но я…

        - Хватит.

        Я понимала, что поступаю жестоко и бью по больным местам, но у меня просто не было сил слушать новую порцию «обещаю». Мне хотелось совсем другого…

        - Адриан, я готова. Я хочу знать, почему эта женщина присутствует в нашей жизни и разрушает её. Хочу знать, почему ты женился на ней и чем вообще занимался все те годы, что мы были порознь.

        Видимо, Джонсон не разделял моего стремления к истине сейчас. Его взгляд был тяжёлым и каким-то обречённым. Мне же было всё равно. Нам давно нужно было поговорить и обсудить всё это. Я, и только я, виновата, что разговор до сих пор не состоялся. Сама отмахивалась от попыток любимого рассказать. Но сейчас я хотела знать всё, жаждала этого. Независимо от того, считает Адриан момент подходящим или нет.

        ГЛАВА 37. КРИСТА

        - Ладно,  - произносит Адриан, после немного затянувшейся паузы.

        Потом он отходит к окну и, встав ко мне спиной, заводит руки назад. Из-за излишне яркого дневного света я вижу только его силуэт. Он молчит, а я не тороплю. Даю ему возможность собраться с мыслями.

        - Думаю, ты и сама помнишь из наших бесед во время написания автобиографии, что с Оливией я знаком уже не первый год.

        - Да,  - кивнула я.  - Помню. Вы с ней две недели изучали постельные утехи в стиле БДСМ.

        На мои слова мужчина едва заметно кривится. Ему неприятно.

        - Да какое БДСМ, Криста. Так, баловство. Не спорю, использование различных девайсов может здорово разнообразить секс, но я не доминант и не хочу им быть,  - наконец Адриан повернулся ко мне лицом, но по глазам я видела, мыслями он сейчас далеко.  - Мне нравилось то, что мы с ней делали. Не стану отрицать, мне всегда нравился жёсткий секс. В те времена мне как раз хотелось чего-то такого, например, связать партнёршу. Только думаешь, каждая на такое согласиться? Мы с Оливией нашли общий интерес и с головой погрузились в удовлетворения собственных желаний. Правда, в процессе выяснилось, что всё же они у нас несколько различаются. Мне просто хотелось необычных сексуальных игр, ей же полноценный сессий. Она пыталась меня учить, настаивала, я отказывался связываться с чем-то опасным. Не до такой степени я отморозок, калечить девушек в постели как-то не для меня. И если в начале я был в восторге от наших игр, то в последствии меня они начали тяготить. Оливия - искусная любовница, наверное поэтому я тянул до последнего и наша связь продлилась две недели. Конец приходит всему: нашим «отношениям» конец
пришёл, когда она притащила с собой опасные плётки, иглы, ножи и девицу, чтобы на ней демонстрировать, как и что использовать. Тогда я и сказал ей, что нам с ней больше не по пути. Конечно же, она была не согласна. Сначала не поверила, потом закатила сцену со слезами и мольбами. Когда на всё это я заявил ей, что меня больше не интересуют ни она, ни секс с ней, та обозлилась. Из моего дома она уходила сыпя проклятиями и угрозами. Под конец Оливия пообещала мне, что я пожалею об этом. О её угрозах я забыл на следующий день, о ней самой - через неделю. Потом жил как привык: работа, девочки. Не прошло с тех пор и года, как встретил тебя. Думаю, нет смысла пересказывать нашу жизнь?

        Тут он был прав, я и сама всё знала. Странно, но сейчас, слушая о связи любимого с этой женщиной, я не испытывала ревности. Взрослею? Возможно. Какой смысл ревновать к прошлому? Мы тогда и знакомы не были. К тому же я всегда знала, у Адриана было много любовниц, как до меня, так и после. Главное, чтобы их не было сейчас.

        - Это, конечно, интересно, но не отвечает на вопрос: почему она сейчас ломает наши жизни и отношения?  - как бы познавателен не был его рассказ, но это я уже слышала, меня больше интересовало, что было после нашего расставания.

        - Знаешь, а я ведь дописал автобиографию, и у меня даже была мысль, что стоит дать тебе почитать её вместо этого разговора,  - отстранёно произнёс он.  - Это было бы проще для меня, но как-то недостойно и малодушно. У тебя наверняка будут вопросы, ответы на которые ты захочешь получить, не теряя времени.

        На его слова, я лишь кивнула. Я чувствовала, он оттягивает момент. Боится? Или просто никак не может подобрать слова?

        - Помнишь, я рассказывал тебе про визит дона Карлоса, главаря мексиканской мафии и его требования?  - спросил он и услышав моё тихое «да», Адриан продолжил,  - Так вот, в последствии, я серьёзно облажался. Да так, что подал пример другим, и наказать меня стало для него делом принципа. Интерес ФБР был только началом.

        Я слушала про то, как он бежал из города, а потом и из страны. Как узнал, что за мексиканцы назначили награду за его голову и скрываться приходилось не только от властей, но и от различных криминальных элементов. Как гибли его верные люди, и он дал им свободу, оставшись в итоге один. Больно было слушать, как он скитался из города в город, спал урывками, где придётся. Гонимый всеми, чужой в мире простых люде и в мире криминала. Сердце сжималось от его рассказа. Почти два года он прожил в этом Аду, в то время как я жила в уюте и комфорте с родными. Да, я ужасно тосковала по нему и иногда злилась, проклинала за то, что от него нет ни единой весточки. И только сейчас я поняла, как эгоистичны были мои мысли. Но разве я знала об этом тогда?

        И вот он сидит, расположившись в кресле неподалеку от меня, рассказывает всё это мне. Выжил. Несмотря ни на что и вопреки всему. Назло всем уродам, которые так жаждали его смерти. Он здесь, со мной, наперекор всем их стараниям. Мне до боли, до дрожи в теле хотелось оказаться сейчас к нему как можно ближе. Обнять, поцеловать, вдохнуть родной запах его тела, но я не позволяла себе эту роскошь. Раз он отсел от меня, то ему наверное так легче говорить, проще собраться с мыслями. И я не хотела ему мешать. Если мне тяжело слушать, то каково ему говорить, вспоминать этот кошмар?

        Дальше я услышала про встречу в Питером Уайтом, который сначала восхищался его живучестью и умом. Как он предлагал Адриану золотые горы, правда, с одним маленьким условием, о котором любимому поведала уже Оливия. Я чуть не задохнулась, узнав это самое условие. Женитьба на ней в обмен на различные блага и, главное, мою жизнь и свободу.

        - Мне просто не оставили выбора, Криста,  - Адриан сжал кулаки, стараясь обуздать эмоции.

        - Ты уверен, что они воплотили бы угрозы в жизнь?  - прошептала я тихо.

        - Более чем,  - глаза закрыты, челюсти сильно сжаты.  - Уайт - не тот человек, который будет просто пугать. В случае ослушания, он всегда выполняет обещанное наказание. Я в своё время был о нём много наслышан. Но даже не это убедило меня. Было достаточно просто посмотреть ему в глаза, чтобы понять - это не шутки.

        Всё внутри сжалось в тугой комок. Я стиснула зубы, чтобы не разреветься. Слишком хорошо я помню, как рыдала дни на пролёт. Как кричала в подушку от невыносимой боли, срывая голос. Как умирала, узнав о его женитьбе. Живы были воспоминания. И очень болезненны. Сложно, почти невозможно было заставить себя существовать, ещё тяжелее было собрать себя из осколков и жить. Ненависть тогда стала моей отдушиной. Она глушила боль и давала стимул хоть что-то делать, доказать всем, и в первую очередь себе, что я смогу обрести своё место в мире, возможно, даже счастье без него. Я ненавидела его всей душой, даже не понимая, ненависть - не панацея, а яд, убивающий душу. И неизвестно, кем бы я в итоге стала, если бы он снова не вернулся в мою жизнь.

        Осознание ошибочности собственного мировоззрения на протяжении такого периода времени приносило боль и горечь. Я его ненавидела, а он принёс во имя меня такую жертву. Отдал самое дорогое, что было у него и в нём - свою свободу. Дал накинуть на себя поводок, удавку, отдав мразям власть над собой.

        Рассказал Адриан и о своём браке. Кошмаре, которым тот являлся. Как они изводили друг друга. Как эта дрянь упивалась своей властью над ним, не скрывая, что всё это месть за обиду, нанесённую ранее. Эта сука всеми силами старалась его задеть и унизить. Конечно же, он пытался платить ей той же монетой, но сила была не на его стороне. Бесконечное количество любовников у обоих, издёвки и взаимная ненависть - вот чем был их брак.

        Поведал он мне и о своих надеждах и планах в те времена. Как ждал кончины тестя, который сильно сдал после инсульта, и как тот не хотел покидать этот мир. По его словам, он просто не смог сдержаться, когда оказался в Нью-Йорке и влез в мою жизнь, убеждённый, что дни родственничка сочтены. Я даже узнала зачем и почему он переспал с Лией, и как бессмысленно это в итоге оказалось. Я узнала, было как он рассчитался с Уайтом, и как Оливия молила не разводится с ней.

        Раскрытой книгой была сейчас история лет, проведённых в разлуке. У меня не было сомнений и правдивости слов Адриана, я каждой частичкой души чувствовала его неподдельную искренность. И любила его так сильно, как когда-то ненавидела. Даже сильнее. Если бы я только знала всё это раньше! Я бы не сходила с ума от боли и ненависти. Не мучила бы нас обоих. Сколько времени мы упустили и сколько пережили боли с момента его возвращения. И всё из-за меня! Он же просил меня поверить, а потом пытался рассказать. Именно моя ненависть, которую я так культивировала, не позволила мне поверить. Моё упрямство не дало выслушать. Глупая. Какая же я глупая!

        - Прости,  - произнесла я еле слышно.

        На меня навалилось невообразимое чувство вины. Оно неподъёмным грузом давило на мою душу. Я проклинала само его имя, в то время как он жил в Аду, на который подписался ради меня. Я оскорбляла и гнала его прочь, когда он наконец смог вырваться. Гораздо удобнее и проще считать себя жертвой, несчастной и обиженной, чем сделать над собой усилие и попробовать посмотреть на ситуацию под другим углом. Проще всё отрицать, чем просто выслушать и принять.

        - За что?  - в голосе удивление.

        - Я была такой дурой. Эгоисткой и трусихой. Мне было проще ненавидеть тебя, чем вновь поверить, или хотя бы задуматься, что всё иначе. А ведь ты столько раз говорил мне это. Прости.

        - Эй, ну ты чего,  - Адриан сел на постель и притянул меня к своей груди. Большими пальцами рук, он провел по моим щекам, вытирая слёзы. Только сейчас, я поняла, что плачу.  - Родная, тебе не за что просить прощения. Если бы не я, в твоей жизни никогда бы не было таких проблем.

        Мне не хотелось слушать подобное. Зачем, почему он так говорит? В этот самый миг, когда все обиды и проблемы казались такими мелкими и незначительными. Я просто тонула в чувствах к этому мужчине, не понимая, как могла когда-то ненавидеть его? Как могла в мыслях желать зла и больно бить словами? Собственное незнание истины казалось такой ничтожной причиной. Сколько раз я казнила себя за веру собственному сердцу? А ведь оно всегда было право. Оно не ошибалось, когда желало верить ему вопреки разуму. Сердце просто любило и было куда вернее и последовательней меня самой, и ему было больно за Адриана сейчас. Поэтому я не хотела слушать подобных слов.

        - Может ты и прав, и без тебя в моей жизни не случилось бы много негативных событий, но так же я бы никогда не узнала истинной любви и того счастья, которое ты мне даришь одним своим присутствием. Не научилась бы ценить это. Моя жизнь была бы посредственной и пустой. Я сама бы была пустой. Только рядом с тобой, в твоих руках, я ощущаю себя цельной и понимаю зачем живу на этом свете. И я чувствую себя виноватой перед тобой и перед самой собой, потому что если бы не моя преступная глупость, всё было бы… иначе. Проще. Лучше.

        Адриан по-прежнему прижимал меня к себе даря радость и силы. Его губы прижались к моему виску. А мне хотелось так много сказать ему! Сказать, как сильно я сожалею об упущенном времени, и как он нужен мне. Но слов не хватало. На меня напало косноязычие, которое было так не ко времени. Слова, которые мне всё же удавалось высказать, звучали бессмысленным, глупым лепетом, но, кажется, он понимал меня.

        - Криста,  - тихим голосом произнёс мужчина, чуть отстранив меня и внимательно смотря в мои глаза.  - Я всё это рассказ тебе не для того, чтобы ты выдумывала себе вину, которой нет. Всё случилось так, как случилось. Мы оба с тобой наделали ошибок. Все твои чувства и эмоции, которые ты испытывала из-за моей женитьбы, вполне обоснованны и понятны. А упрямство… Так я всегда знал, как ты можешь быть упряма. В общем, прекращай все эти «Я дура, и я виновата». Меня это коробит. В нашем прошлом достаточно тёмных и неприглядных моментов, но ведь сейчас мы вместе?

        Я кивнула, заворожённо вглядываясь в любимые глаза, сияющие нежностью. Я тонула в этой бездне, поражаясь такому яркому и насыщенному оттенку голубого.

        - Так имеет ли значение что было раньше? Ведь при желании, совместно, мы сможем решить любую проблему. Так что прекращай себя казнить. Отпусти это. И просто обещай мне на будущее, если что-нибудь случится, появятся сомнения или проблемы, ты не будешь спешить с выводами и закрываться в себе, а придёшь ко мне. Мы вместе всё обсудим и решим.

        - Хорошо,  - улыбнулась я, наверное, впервые за этот день.  - Но всё же я не должна была…

        - Тсс,  - приложил Адриан палец к моим губам, а потом легонько коснулся их своими.  - Мы, кажется, договорились ведь.

        Он просил отпустить и забыть преступные ошибки. И мне хотелось это сделать. Так сильно хотелось! Но в душе до сих пор плескалось сожаление, которое стремилось сорваться с губ в виде потока слов.

        - Знаешь,  - произнёс любимый, удобнее устраиваясь на кровати, не выпуская меня из объятий.  - У меня в своё время тоже был такой период, когда я постоянно казнил себя за прошлое.

        Да, знаю. Я чувствовала в нём эти эмоции и даже сейчас ощущаю что-то подобное.

        - Хочешь сказку расскажу?  - внезапно произносит он.

        - Сказку?  - спрашиваю я с недоумением.

        - Да,  - в голосе улыбка.

        - Давай,  - я потеряла нить разговора, но, может, оно и к лучшему.

        - Жил на свете тёмный принц. Он был жесток, властолюбив и любил красивых дев. Ни в чём он не знал отказа. Никто не говорил ему «нет». И вот, однажды увидел он красивую деву с огненными волосами и решил одарить её своим вниманием, оказать великую честь. Вот только не оценила она дара и посмеялась ним. Принц, оскорблённый в лучших чувствах, возжелал возмездия, которое видел в полном обладании девой. И тогда присвоил её себе, требуя признать его своим хозяином. Непокорной оказалась дева и пробудило её сопротивление в мужчине истинное безумие. Долго он пытался сломить красавицу и был при этом абсолютно бесчеловечен и страшно жесток. И добился своего однажды, не выдержала огневласая красавица пыток и надломилось что-то в её душе. И стала она безмолвной и полностью покорной, да только не почувствовал принц удовлетворения. Казалась бы, вот оно, дева полностью его, бери и пользуйся, да не тянет. Понял тогда несчастный глупец, что именно живость характера и непокорный блеск глаз так влекли его душу. Про беду прознала стара королева, которая и указала мужчине на его ошибки. И тогда они неподъёмной ношей
легли ему на плечи. Всеми силами он старался воскресить дух девы и, когда удалось, испугался. Много всего происходило с принцем и его девой, но он всегда держал с ней дистанцию. Пока однажды не напали на государство враги и принца не изгнали. И лишь оказавшись в дали от своей красавицы, понял он, как сильно нужна она ему, и что душа его затерялась где-то там, рядом с ней. А сердце она и вовсе похитила когда впервые посмотрела на него. И стало принцу очень одиноко. Осознал он наконец свои ошибки и их глубину. Вспомнил он и как ломал её, и как отталкивал. Горько стало принцу от этих воспоминаний. И тогда принц поклялся, что найдёт способ вернуться и сделать свою деву счастливой.

        Адриан замолчал, а я сидела притихнув ожидая продолжения сказки. Такой знакомой, только вот я пока никак не могла понять к чему он клонит.

        - Он вернулся?

        - Говорят, вернулся.

        - И?

        - Что «и»? Принц стал совсем другим человеком и научился не сожалеть о прошлом, ценить настоящее и думать о будущем. И если такой непробиваемый глупец смог это сделать, то ты и подавно сможешь. Я верю в тебя. Верю в нас.

        Взяв мой подбородок в плен своих пальцев, Адриан поцеловал меня. Мучительно нежно и так проникновенно, что сердце замерло, а потом пустилось вскачь. Эмоции переполняли меня. Любовь, нежность, благодарность. Мне хотелось принадлежать ему, подарить ему всю себя без остатка. Каждую частицу тела, души и сердца. Независимость больше не привлекала, никакие блага мира не были нужны, если они не подразумевали его рядом. Попроси он сейчас назвать его хозяином, то сделала бы это не задумываясь. Просто поразительно, как один человек может занять собой весь мир и заменить его. Стать смыслом существования. Тем, без кого тебя уже нет. Именно такой человек для меня Адриан, мой тёмный принц. И я постараюсь сделать всё от меня зависящее, чтобы у нашей сказки был счастливый конец.

        ГЛАВА 38. АДРИАН

        Парнишка, ещё совсем молодой, но с цепким, волчьим взглядом, оставил меня в гостиной шикарного пентхауса и попросил ждать. Квартира Карсуса была образчиком роскоши в стиле минимализм. Ни одной лишней детали в почти полностью белом интерьере. Самым ярким и живым пятном были панорамные окна, в остальном же помещение было холодным и безликим. Моя собственная квартира выглядела куда живее ещё до того, как я вселился туда.

        Пока я ждал хозяина апартаментов, я вспоминал Кристу. Мне вчера совсем не понравилось состояние девушки. Слишком подавлена была она, когда я пришёл. Неожиданностью стало требование рассказать о прошлом в такой и без того тяжкий период жизни. Только я обещал и пришлось держать данное слово, хотя я и считал момент выбран не самый удачный. Мне казалось, я давно готов к этому разговору-исповеди, однако, каждое слово почему-то давалось с трудом. Было тяжело вспоминать, ещё сложнее говорить. Криста слушала и не перебивала, за что я был ей благодарен. По окончанию рассказа я был в шоке, услышав «прости» и взгляд, полный вины и сожаления. Я всегда понимал, придёт момент истины, и, рассказывая о прошлом, я просто надеялся обрести её понимание и похоронить пару пыльных скелетов прошлого. Такого же я не хотел. Меня всегда поражало то, что девушка очень часто возводит в абсолют чувства и эмоции. Не хватало ещё, чтобы она придумала сама себе вину и изводила себя этим. Как мог, я её успокоил, но на душе было муторно и не спокойно. Мне не хотелось, чтобы она лишний раз страдала из-за меня. Ей и так досталось по
полной. Поэтому мне так отчаянно не хотелось оставлять её сегодня утром.

        Пришлось. Стараниями Оливии, у меня возникли некоторые проблемы с бизнесом, но гораздо меньшие, чем я ожидал. Мастерс разорвал мелкий и незначительный контракт, заключённый месяца два назад, а Курт отменил встречу. Моралисты хреновы! Ладно Мастерс, этот старикан в самом деле помешан на семейной морали. Он с самого начала с великим скрипом подписал контракт, но Курт… Да этот ублюдок просто кладезь пороков! В глазах общественности он примерный семьянин: жена и двое детей. Вот только мало кто знает, что в его доме под видом садовника проживает его любовник - Джон, и тройнички, а то и грязные оргии, если удаётся отправить куда детей,  - дело в этом доме вполне обычное. В остальном всё осталось по-старому. Куда хуже пришлось Кристе, она вовсе лишилась любимой работы, которая для неё так много значила. С самого утра, перед тем как направиться в свой офис, я нанёс визит Флетчеру. Этот ублюдок чуть ли не в ноги кланялся, не желая терять выгодного спонсора, но твёрдо стоял на своём - на такой должности сотрудники с такой репутацией работать не могут и не будут. Что же, это его выбор. Срок контракта через
полторы недели истекает, а дальше пусть как хочет.

        Оливия на достигнутом не остановится, в этом я был уверен. Возможно, она временно затаиться и снова ударит в спину, как и положено таким тварям. Жаль, как же жаль, что я не отправил её вслед за папашей, когда была такая возможность. Размяк я, однако. Слишком уж добреньким стал. Сейчас убивать её нельзя. Слишком велик шанс привлечь ненужное внимание и породить ещё большую волну слухов. Бывшая супруга умело устроила яркое шоу со спецэффектами. Подгадала и момент, и публику. Дрянь. Зная, что причинить серьёзный урон лично мне у неё не получится, она ударила по Кристе. По моей родной и любимой девочке. И я кожей чувствовал, ей мало. Она хочет окончательно уничтожить всё, до чего только сможет дотянуться. А значит, надо что-то делать. За этим я и пришёл к Карсусу.

        Хьюго Карсус - бесспорный авторитет в теневом мире не только Нью-Йорка, но и штатов в целом. Я очень надеялся, что мы сможем найти общий язык. Тогда я смогу приступить к устранению Оливии. Только бы заручиться поддержкой хозяина квартиры. Когда-то мы неплохо ладили, посмотрим, что выйдет сейчас.

        - Ммм, а ты хорошенький,  - услышал я томный, женский голос.

        В паре метров от меня стояла девица, в весьма откровенном наряде, с огромной грудью и волосами, крашенными в ярко-рыжий цвет. Один только явно искусственный цвет волос на этом пошлом чудище вызывал раздражение. У Карсуса совсем что ли вкуса нет?

        - Так бы и съела,  - облизнулась девица,  - Хью пока чуть занят и просил меня немного развлечь тебя.

        С этими словами рыжее чудовище пошло на меня. В темных глазах светилась похоть, заставляя внутренне поёжиться. То, что её прислал Карсус, я не сомневался. Он часто любил посылать своих шлюшек развлекать гостей. В нём почти полностью отсутствовал собственнический инстинкт по отношению к ним. Для него все эти девицы были просто мясом и глядя на нечто, приближающееся ко мне, я понимал его.

        - Мне и так хорошо,  - осторожно начал я.  - Обойдусь.

        - Нам будет хорошо,  - мурлыкнуло чудище и опустившись на колени у моих ног, положило руки на мой пах.  - Просто расслабься, голубоглазый.

        Наглость девицы настолько обескуражила меня, что я просто оцепенел. А рыжая не теряла времени даром. Ловко, явно имея обширный опыт за плечами, она расстегнула мой ремень и ширинку. Отточенным движением она провела рукой по члену, который не подавал признаков жизни. В кои-то веки не предал меня!

        - Хватит!  - наконец отмер я, и оттолкнул девицу.  - Я, кажется, уже сказал мне твои услуги не нужны!

        Тёмные глаза смотрели на меня растерянно. Рыжая явно не ожидала такой реакции на себя, была уверена в собственной привлекательности. Или моей безотказности?

        - Адриан, приятель, не вежливо так обращаться с дамами,  - услышал я голос Карсуса. Он откровенно забавлялся зрелищем.

        - Да, девчонка у тебя непонятливая, Хью,  - улыбнулся я, спешно приводя одежду в порядок.

        - Я думал, ты завязал с этим миром.

        - Верно думал.

        - Тогда что привело тебя ко мне?

        - Есть одно дело.

        Вкратце я изложил суть произошедшего. По глазам Карсуса видел, он забавляется, задавая вопросы и выспрашивая подробности. Хотелось потребовать прекратить это издевательство. Проблема в том, что я пришёл сюда не ссориться с ним, потому приходилось терпеть.

        - Ладно, хватит,  - наконец смилостивился мужчина.  - Я прекрасно знаю о произошедшем на юбилее Риза. Причём в разных изложениях и с кучей подробностей. Да и пресса достаточно красноречива. Не понимаю только, чего от меня-то хочешь?

        - Прикрытия.

        - А точнее?

        - У меня есть план, как разобраться наконец с этой змеёй. Но если что-то пойдёт не так, мне, скорее всего, придётся её убрать и я не хочу иметь проблем с друзьями её папочки, да и с законом тоже.

        - Вот как? Скажи только, Адриан, зачем я должен рисковать поссориться с весьма влиятельными людьми ради твоей вендетты?

        Наши глаза встретились в безмолвном поединке, мои голубые против его каре-зелёных. Каждый из нас помнил, как мы познакомились. И по чести, каждый понимал, Карсус мне должен. И если в ситуации с Доном его влияния было недостаточно, то сейчас в самый раз. Только помнит ли он про данную когда-то сгоряча клятву? Захочет ли ввязываться в это дерьмо?

        - Я бы не хотел произносить причины вслух и не пришёл бы, будь ситуация не столь плачевной,  - осторожно ответил я, прощупывая почву.

        - Хорошо,  - ответил Хью, после минутного молчания,  - Я помогу, если понадобится. Только ответь мне на вопрос, зачем это тебе? Оливия Уайт - горячая крошка. В ней есть всё, что только может пожелать мужчина, подобный нам. Неужели так любишь свою рыжую?

        Слова Карсуса меня покоробили. Рыжая. Так я мысленно прозвал чудовище, которое он ко мне подослал.

        - Её зовут Криста,  - буркнул я.

        - Это не ответ,  - покачал он головой.

        - Можешь считать и так. Хью, ты не поймёшь, пока сам не встретишь СВОЮ женщину.

        - Я так и понял, когда ты отшвырнул одну из моих лучших девочек, которую я тщательно отбирал посылая к тебе. Сати стройная, фигуристая, рыжая, а ты всё равно отказал.

        - Прекрати!  - не выдержал я.  - Ей до Кристы, как ползком до Луны,  - мне захотелось свернуть обсуждение своей личной жизни и вернуться к нашим «баранам».  - То есть, мы договорились?

        - Да.

        - Надеюсь, мне всё же не понадобится твоя помощь. Вряд ли Оливия владеет связями на высоком уровне. Без отца она просто кошелёк на шпильках.

        - Время покажет,  - философски произнёс Хью.  - Как насчёт отметить наше соглашение? Или ты всё ещё чураешься полной сексуальной свободы?

        Улыбка и блеск глаз, не оставили простора для фантазий. Смысл его предложения был предельно ясен. И мы оба знали, что эта шутка. Он каждый раз предлагал, я каждый раз отказывался. Правда, от этих шуточек всё равно не по себе было, ведь как известно - в каждой шутке доля шутки…

        - Не свободен я нынче,  - ответил я, хохотнув.  - Ругать меня будут, а может и бить. Так что, увы.

        Ещё немного пошутив, мы разошлись. Я чувствовал истинное облегчение. Карсус, несмотря на то, что более восьми лет прошло, всё тот же парень, жизнь которого я когда-то спас. И вот теперь» он не последняя фигура в нашей стране, и я получил его благословение.

* * *

        Видеть Оливию решительно не хотелось, да выбора нет. Пора наконец поставить точку в этой истории, пока эта стерва не разрушила всё, к чему я так долго шёл.

        Призвав на помощь всю свою выдержку и актёрское мастерство, я припарковался на подземной парковке дома, где находится её квартира. Угрожать ей бесполезно, она нихрена не боится. Применять силу чревато, хорошо постаралась, несчастная жертва в глазах миллионов. Остаётся хитрость. Только хватит ли мне сил? Не подведёт ли умение лгать? Смогу ли я?

        Когда я вошёл в квартиру, отперев дверь ключом, который остался у меня ещё со времён нашего брака, обескураженно замер, наблюдая чуть ли не оргию. Отличная звукоизоляция скрывала грохот музыки от соседей, опущенные жалюзи лишали посторонних шанса подсмотреть. «Потерпевшая» экс-супруга, которая после выкидыша должна бы соблюдать постельный режим, вольготно расположилась на диване. У её ног сидел какой-то парень и старательно разминал её ступни, не забывая языком и губами вылизывать каждый сантиметр кожи. Другой же малец, массировал её плечи, поил вином и постоянно норовил поцеловать или коснуться груди под прозрачным пеньюаром. Вокруг расположилось ещё несколько парочек, которые находились в стадии подобных прелюдий. Определённо, задержись я ещё минут на пятнадцать, застал бы полноценную оргию во всей красе. Хорошо «болеет» бедная брошенка!

        Подавив ненужный прилив ярости, я прошёл вглубь гостиной и ещё с минуту любовался открывшейся картиной. Пока экс-благоверная наконец не заметила меня.

        - Джонсон?!  - воскликнула она, выпучив глаза.  - Твою мать! Ты это… Как попал сюда?

        Оливия была напугана. Она не ожидала увидеть меня здесь и сейчас. Эх, жаль я не знал, что творится тут заранее. Из этого можно было бы извлечь море выгоды, если правильно обдумать… К чёрту. Момент упущен и надо действовать согласно плану. Поэтому я продолжал улыбаться, излучая дружелюбие и желание, которое должно было вызвать, в выбранном мной варианте, у меня происходящее вокруг.

        - Хоть ты не устраивай сцен,  - скривил я лицо.  - Надоела эта ваша женская паника.

        Брюнетка прищурилась, пристально вглядываясь в мои глаза и лицо, ища подвох. Маска сидела прочно и я продолжал порочно и лениво улыбаться.

        - Чего тебе надо?  - поинтересовалась она, отгоняя своих мальчиков.

        - Не поверишь, но просто хочу отдохнуть. Тебя хочу.

        Удалась мне, наверное, роль, потому как лицо экс-супруги, помимо вполне естественного недоверия, выражало шок.

        - Что это с тобой? Заболел? Как же твоя рыжая сучка?  - с издёвкой произнесла девушка.

        И опять ни один мускул ни дрогнул на лице.

        - Тут слишком шумно для разговоров, не находишь?

        Встав с дивана и сделав мне жест следовать за ней, Оливия направилась в сторону моего бывшего кабинета. Шла неспешно, словно королева, горделиво вскинув подбородок.

        - А теперь говори, чего тебе надо?  - окрысилась она, как только за нами закрылась дверь.

        - Блядь, и ты туда же,  - выдохнул я.  - Я уже сказал: устал и хочу отдохнуть. Ты хотя бы представляешь, что творится у меня дома твоими стараниями? Скандалы, слезы и снова скандалы. И так по кругу. Ты перегнула палку, Оливия. И к сожалению, заставила увидеть Кристу в ином свете.

        - Да ну? Разочаровался в своей неземной любви?  - саркастично поинтересовалась девушка.

        - Отчасти,  - отвёл я взгляд, старательно имитируя задумчивость.  - Просто… Она всегда казалась мне такой сильной, светлой, доброй. А сейчас, я вижу стервозную истеричку, которая питается моими нервами.

        - Сюда-то ты зачем явился?

        - Хотел увидеть ту, которая тоже жрала мне мозг и нервы, но расчётливо, не теряя контроля. Женщину, умудрившуюся обставить меня в моей же игре.

        Лесть. Да! Она всегда была на неё падка. У каждого свои слабые места. Оливия Уайт жить не может без лести и похвалы.

        - Посмотрел?

        - Ты меня гонишь?

        Подойдя к девушке вплотную, я шептал ей слова прямо в губы. Ещё одним её слабым местом был я сам. Именно поэтому она не смогла меня забыть и не захотела отпускать. Не привыкшая проигрывать, Оливия таяла от моих прикосновений. Я хорошо это знал и бессовестно пользовался этим знанием.

        - Да… Нет…  - она дышала часто и тяжело.  - Зачем ты это делаешь? Мучаешь меня из мести?

        - Это по твоей части. Я просто беру то, чего хочу.

        - И чего ты хочешь?

        - Как и говорил, тебя.

        - Я тебе не верю. Ты лжец, Джонсон.

        - Дело твоё. Буду ждать тебя сегодня в шесть вечера в «Чёрной розе».

        - Фу. Это же дыра дырой.

        - Зато нам никто не помешает.

        - Боишься, что узнает твоя Криста?

        - Нет. Папарацци раздражают.

        Оливия смотрела в мои глаза огромными глазищами. Зрачки её были расширенны от возбуждения, а во взгляде была… надежда? Я еле подавил порыв расхохотаться. Попалась рыбка.

        - Я не приду,  - поджала девушка губы.

        - Я всё равно буду ждать,  - жарко заверил я её.

        А потом привлёк к себе ближе и поцеловал. Глубоко, жадно и даже грубо. Как она то любит. Внутри клокотало отвращение, вырываясь наружу дрожью. Впрочем, мне удалось выдать это за возбуждение.

        - Сейчас мне нужно ехать. Подкинула ты мне работы. Но в шесть буду ждать.

        Не дожидаясь ответа, я покинул комнату, а затем и квартиру. Она придёт. В этом я не сомневался. Переведя дыхание, я направился в офис, хотя так хотелось домой. Нельзя. Мои, точнее наёмные, ищейки давно заметили придурков, которых подослала экс-супруга следить за мной. Нужно ехать на работу, нельзя вызывать подозрений.

        Пересидев нудную встречу с очередным идиотом, я наконец остался один. Запустив скайп, я посмотрел контакт Кристы, в сети её не было. Тогда достав «экстренный» мобильник, я набрал проверенному человеку, чтобы он навестил Кристу и попросил её зайти в программу.

        Изначально, я не хотел посвящать девушку в свои планы. И внезапно понял, она всё узнает и это станет нашим концом. Окончательным. Нет шансов сыграть эту партию незаметно, уж Оливия постарается, чтобы Криста всё узнала. Поэтому мне предстояло сказать девушке, которую я люблю до помрачения рассудка, что в очередной раз собираюсь её предать. Только поймёт ли она, выдержит ли?

        ГЛАВА 39. КРИСТА

        Мужчина, который сказал мне зайти в скайп, чтобы связаться с Адрианом, показался мне очень странным. Пугающим. Наверное, именно поэтому я так и не решилась задавать вопросов, более того, выполнила странную просьбу. Не успела я запустить программу, как раздался звонок и, ответив, я увидела лицо любимого мужчины.

        - Адриан, что-то случилось?  - происходящее мне казалось очень и очень странным.

        Он выглядел задумчивым и напряжённым. Благодаря хорошей камере мне даже удалось разглядеть печаль в любимых глазах. Сердце тревожно сжалось в ожидании ответа. Жизнь сделала меня параноиком, живущим в ожидании беды.

        - Привет, родная,  - улыбнулся Джонсон, заставив меня осознать, что я даже не поздоровалась с ним из-за переизбытка волнения.  - Поговорить мне с тобой нужно.

        Чёрт! Чёрт! Чёрт!

        Все самые худшие слова всегда произносятся после жутковатого «нам нужно поговорить».

        - Я слушаю,  - напряжённо выдавила я, но мужчина молчал. Видимо, подбирал слова. С каждым мгновение мне становилось всё хуже. Беспокойство грозило перерасти в панику.  - Не молчи, Адриан.

        - Просто я… Понимаешь, у меня есть план, как избавиться от Оливии,  - он снова замолчал.  - Блядь!  - страдальчески поморщился он.  - Почему так сложното-?

        Мелкая, неприятная дрожь стала сотрясать тело. У меня не было понятия, что хочет сказать мне любимый, но я уже поняла - дело дрянь. Отчаянно старалась взять себя в руки, но затянувшееся молчание отравляло страхом, мешая сосредоточится.

        - Что сложно?  - прошептала я.  - Просто скаж, как есть. Только не молчи.

        - Тебе не понравится,  - не предположение, просто констатация факта.  - В общем, я хочу убедить Оливию, что мне нужна только она. Только так мне удастся собрать достаточно компромата на неё и удастся немного подействовать на её разум.

        Он продолжал что-то говорить, но психика человека - странная штука. В определённых ситуациях, она может удивительным образом воздействовать на органы чувств и восприятие мира. Сейчас в моём мозгу пульсировали только четыре слова: «Мне нужна только она». Ядовитые, болезненные слова. Слова приговор, после которых мир, в очередной раз, начал с грохотом рушиться. Хотелось закричать, но мне не удавалось издать даже писка.

        - Криста! Криста, родная, ты меня слышишь?!  - словно издалека донёсся голос Адриана.

        Родная? Зачем он так? Больно… Не могу дышать… Вчера я думала, мы сделали шаг вперёд. Наивная, глупая идиотка.

        - Твою мать! Криста! Да посмотри ты на меня!  - закричал мужчина, и я, дёрнувшись, всё же перевела взгляд на экран ноутбука.  - Так, молодец. А теперь объясни, что это было?

        - Ты ещё спрашиваешь?  - безжизненно отозвалась я, ощущая горечь во рту.  - Это больно, Адриан. Больно, когда тебя бросают, в очередной раз предают, предпочитая кого-то богаче, ярче, с меньшим количеством проблем.  - слова не хотели идти с языка, застревали в горле.  - Ладно. Не беспокойся, к твоему приходу я уйду.

        Мужчина на той стороне, натуральным образом вытаращился на меня. На красивом лице застыло неподдельное изумление, вызывающее у меня недоумение.

        - Ты меня вообще слушала?  - наконец спросил Адриан.

        - Конечно. Я поняла, что тебе нужна только Оливия.

        - И это всё, что ты услышала из сказанного мной?

        - Да.

        Закрыв лицо руками, он яростно потёр его. Потом вскочил с места и с полминуты метался по помещению, в котором я узнала его личную мини-комнату с душем, гардеробом и прочими приятными мелочами, сокрытыми от посторонних глаз.

        - Так, Криста, успокойся. Выпей воды, или чего покрепче. Постарайся сейчас слушать меня ушами, а не эмоциями.

        - Хорошо,  - слабо кивнула я, игнорируя предложение выпить для успокоения.

        И он начал говорить. Немного нервно он пытался мне объяснить свой безумный план, который, по его мнению, был шансом раз и навсегда избавиться от этой женщины. Он был прост и жесток. И не только по отношению к Оливии. Он всем сулил боль и муку, но, по словам Адриана, иного выхода он не видел. Он хотел убедить её в том, что разочаровался во мне. Будто потеря работы стала последней каплей, и я превратилась в плаксивую истеричку, обвиняющую его во всех своих бедах, и потому он внезапно понял, каким кладом была Оливия. По его задумке, как только он убедит её в своей искренности, я должна буду где-нибудь их застать, закатить сцену, после которой мы расстанемся. А дальше они станут жить вместе. И в это время он будет внимательно наблюдать за ней, подталкивая к неразумным действиям, подмешивать в еду какую-то дрянь, которая в последствии сделает её не сильно адекватной. И все её выкрутасы он хочет записать и заснять на различную аппаратуру, и в последствии они станут именно тем компроматом, который её уничтожит. И всё бы ничего, и пусть звучит фантастично, в случае успеха это победа, но… Неужели нет
другого способа? Почему именно так? Именно он?

        - Ну как ты не понимаешь,  - с досадой ответил любимый, когда я озвучила свои «почему».  - Я просто не вижу другого выхода. Я ошибся, Криста. Надо было убрать её следом за папашей, но, похоже, я слишком вжился в образ хорошего парня. Пожалел её. Зря, как видишь. Просто я думал, что она не решиться на что-то серьёзное. Сейчас же понимаю, происходящее - только начало, и она не успокоится, не разрушив всё, что нас связывает, и нас самих, как личностей. У меня есть люди, способные найти почти любые скрытые факты биографии человека, и чем больше я узнаю об Оливии, тем страшнее мне становится. Она не совсем адекватна, родная. Она и раньше развлекалась подобным образом, разрушая пары и жизни, легко и играючи. Наш случай оказался сложнее и она помешалась окончательно. Она опасна, все жертвы её игр мертвы или в психбольницах. Мне противно это сознавать, но я стал для этой суки чем-то вроде одержимости. Она коллекционирует мои фотографии, которыми у неё обклеена целая комната в зачуханной квартирке на чужое имя. Убивать её сейчас нельзя. Слишком много внимания она привлекла к себе и случись с ней что, мы
будем первыми в списках подозреваемых. Общественность нас и вовсе растерзает. Ждать, пока уляжется шумиха тоже нельзя, слишком опасно. И другого вместо себя я подослать не могу. У неё были, наверное, сотни любовников. Но где они? Сейчас ей нужен только я. У других просто нет шансов подобраться к ней достаточно близко.

        Каждое слово Адриана убивало надежду отговорить его от этого безумия. По взгляду голубых глаз я видела, он уже всё решил. И даже мой разум, та его часть, которая отвечала за здравый смысл, вещала - он прав, это шанс на избавление от этой змеи. Но сердцу нет дела до доводов рассудка. Оно болело и плакало кровавыми слезами. И единственной тёплой и согревающей мыслью в этой пропасти отчаяния было то, что он наконец услышал меня. Честен со мной, не пытается действовать за моей спиной, не пытается лгать.

        - Скажи что-нибудь, Криста,  - прервал он затянувшееся молчание.

        - Ты будешь с ней… Как со мной, да?  - даже в мыслях представлять подобное было тяжело. Слишком больно.

        - Да.

        Одно слово, а сколько губительного смысла!

        - С той лишь разницей, что я тебя люблю больше жизни, а её хочу уничтожить.

        - Я не могу,  - прошептала я, и одинокая слезинка скатилась по щеке.  - Я сойду с ума, представляя вас вместе.

        - Родная, ты должна быть сильной. Я знаю, ты сможешь,  - прикрыв глаза, Адриан замолчал.  - Но если ты не хочешь… Если для тебя это слишком, я отпущу тебя. Не буду мучить и преследовать. Но я должен избавить мир от этой твари. Выбор за тобой, любимая.

        Отпустит? Но я не хочу! Не могу. Без него я умру. Он вся моя жизнь. Но как мне принять такое? Как отпустить любимого мужчину к другой? Жить, понимая, что ей он дарит улыбки и нежность, поцелуи и объятия? И пусть всё это не настоящее, и служит весьма коварной цели, только это… слишком. Для меня слишком. Мы столько всего пережили, столько прошли. Годы боли, слёз и потерь понадобились, чтобы он раскрыл мне душу и начал доверять настолько, чтобы посвятить меня во все детали задуманного безумия. Сейчас он был раскрыт передо мной и предельно честен. И эта правда убивала меня. Он оставил выбор за мной, и я просто не знала, как быть. Не могу отпустить, отказаться от него и как согласится не знаю. Должна. Обязана найти силы. Он женился, чтобы я могла просто жить своей жизнью, так неужели я сейчас брошу его в момент, когда нужна особенно сильно? В том, что моя поддержка сейчас ему нужнее, чем, наверное, когда-либо, я не сомневалась.

        - И как долго это продлится? Когда начнётся?

        - Сегодня. В шесть вечера у меня назначено с ней свидание.

        Боже. Я отчаянно зажмурилась, мечтая, что когда открою глаза, реальность вокруг меня изменится и всего этого не будет. Но чуда не случилось, передо мной по прежнему был раскрытый ноутбук на экране которого я видела Адриана.

        - Ты придёшь домой?

        - Приду, но когда не знаю.

        У меня не было больше сил осуждать всё это. Я не хотела знать детали и подробности задуманного, и поэтому постаралась перевести разговор на какую-то чушь. Адриан поддержал моё стремление и поболтав минут десять о ничего не значащей ерунде, мы распрощались.

        Время превратилось в вязкую массу, мысли в абстрактные обрывки, а чувства в колючий ком. Я просто сидела на кровати и таращилась в пространство, пытаясь осознать, как-то сжиться с мыслью, что скоро мне придётся уйти. Пусть и на время, но уйти. Отпустить Адриана в дом и объятия женщины, которую ненавижу всем сердцем. Мне всегда были противны бессмысленные насилие и жестокость, я была в этом вопросе пацифисткой. Но если бы я знала, что представляет из себя бывшая жена любимого и к чему, в итоге, приведёт присутствие этой женщины в нашей жизни, убила бы её собственными руками. Сейчас я поняла, что даже ненависть бывает весьма разнообразной. Как бы сильна не была моя ненависть к Адриану в прошлом, я всегда понимала, что не смогла бы причинить ему серьёзный вред. Эту суку я пристрелила бы без раздумий и сожалений. На миг, собственные кровожадные и мрачные мысли ужаснули меня, но только на миг. Стоило только вспомнить слова любимого, что мы не первые, чьи жизни она уничтожает, как от сомнений не оставалась и следа. Таким как Оливия не место среди людей. И мысль, что её можно остановить, и она никому
больше не причинит вреда, меня бы порадовала, если бы это не подразумевало адские душевные муки.

        Когда время перевалило за шесть вечера, я почувствовала, как просто схожу с ума. Он сейчас с ней. Это чудовищная в своей жестокости реальность. Отчаяние накатывало волнами, заставляя метаться по квартире, то плакать, то замирать в оцепенении. Хотелось схватить мобильный, позвонить Адриану и молить его бросить всё это. Но мы уже договорились, и я знала, он даже не ответит мне.

        Адриан пришёл около десяти вечера, помятый и весь пропахший этой сукой. Коротко поздоровавшись, виновато пряча глаза, он прямой наводкой направился в душ, от куда не выходил полчаса. И когда вышел, снова ни разу не посмотрел мне в глаза и даже не прикоснулся. Больно. До спазмов теле, до оглушительного крика. Я и сама не знала, рада я тому, что он держит дистанцию или нет. С одной стороны, мне требовалось его тепло, поддержка, понимание, что он рядом и любит меня. Только его объятия заряжали силой и несли облегчение. С другой, он пришёл от неё. Он целовал её, касался, наверняка был секс, и поэтому я не могла отделаться от ощущения, что он грязный. И этот диссонанс рвал меня на части, подводя к грани сумасшествия. Разговор за ужином не клеился. Редкие и сухие реплики, ответы невпопад. Мне стало страшно. Появилось чувство, что я теряю его.

        - Пожалуйста, Адриан, хватит так себя вести,  - взмолилась я, не выдержав.

        - Как?  - глухо ответил мужчина.

        - Словно мы чужие люди,  - прошептала я.

        Отбросив в сторону столовые приборы, он вскочил на ноги и начал нервно мерить шагами помещение, ероша волосы. Напряжение исходило от него волнами. Он был зол.

        - А как я должен себя вести, Криста?  - чуть ли не закричал он.  - Я не тупой и не слепой. Идя на этот шаг, я прекрасно понимал, будет и больно и тяжело. Но чёрт, как бы я не готовился… Ты видела своё лицо, когда я переступил порог квартиры? Знаешь какого это, видеть брезгливость и отвращение во взгляде любимой женщины и понимать, заслужил! Пусть это и не классическая измена, ни капли удовольствия я не получил, но факты от этого не меняются. Тебе больно, мои прикосновения тебе противны, а от этого больно уже мне. Так как я должен себя вести, а?

        Каждый звук его голоса был пропитан невероятной горечью. А его слова ранили, точно острый нож. Одно дело подозревать и воображать, другое увидеть и услышать подтверждение своих мыслей.

        - Адриан, ты не прав. У меня нет отвращения к тебе. Просто… Я гляжу на тебя и воображение рисует жуткие картинки. Мне мерещится её запах на твоей коже и одежде, и да, мне больно,  - и тут меня понесло, переживания и агония чувств, терзающие меня последние несколько часов, неконтролируемым потоком слов полились с языка.  - Я тут сходила с ума, пока ты развлекался с ней! Пока вы миловались, вели беседы и трахались, я на стенки лезла! А вернувшись, ты даже не смотришь с мою сторону! И это убивает меня, понимаешь? Представь, себя на моём месте. Если бы я, по каким-то причинам, пусть и по предварительному уговору провела несколько часов с другим мужиком, а вернувшись в упор тебя не замечала. Представил? А теперь представь, что ты понимаешь, что всё это лишь начало Ада и тебя ждёт впереди множество дней этого кошмара. Ну как?

        Я била словами и судя по тому, как после каждого Адриан становился всё бледнее, попадала чётко в цель. Я знала, что причиняю ему этим боль, но не контролировала себя. И когда наконец замолчала, с минуту ждала ответа. Прикрыв глаза, он молчал. А потом его лицо исказилось, словно от боли. На смену боли в голубых глазах пришла злость.

        - Как? Согласен, хреново. И я понятия не имею, как бы пережил это,  - скривившись произносит он.  - А ты себя на моём месте представить пробовала? Нет? Так я тебе расскажу. Ты знаешь, каково второй раз чувствовать себя загнанным зверем? Каково понимать, что единственный шанс уничтожить врага может стать фатальным, лишить тебя самого дорого в жизни? Но при этом знать, что бездействие - приговор без шансов? Ты себе представь хоть на мгновение, каково это - спать с человеком, от вида и запаха которого тебя тошнит, при этом убеждать его в своей страсти и любви, ни на миг не выходя из образа? Вообрази себе, что впереди у тебя чёрт знает сколько таких дней, и в каждом ты должна убеждать ненавистную тварь в своих чувствах? А человек которого ты любишь, убивает тебя взглядом, полным отвращения и с каждой секундой, тает надежда, что ваши отношения переживут этот кошмар?

        Природа наградила меня богатым воображение, поэтому я, действительно, представляла всё, что он говорит. И это было ужасно. Отвратительно. И до одури больно и страшно. Лично мне, такое точно не под силу. У меня нет такого контроля и выдержки. Стало стыдно. Но и боль не ушла. Потому я просто разрыдалась в голос.

        - Прости,  - всхлипнула я, чувствуя себя жалкой.  - Я не думала об этом. Я не знаю, как мне это вынести. Ты ошибся, Адриан, я слабая. Мне больно, и я знаю, что и тебе больно, но не нахожу в себе сил, чтобы поддержать тебя. Прости. Я люблю тебя. Очень. Задыхаюсь от этих чувств, поэтому не смей даже думать, что ты мне противен. Просто мне нужно время, которого у нас нет. Чтобы свыкнуться, принять реальность.

        - Родная моя,  - прошептал Джонсон, привлекая меня в свои объятия.

        Этот разговор, тяжёлый и болезненный, как ни странно, придал сил. Любовь Адриана тёплым коконом обволакивала меня, неся облегчение исстрадавшейся душе. Я чувствовала его тепло и его неповторимых запах, без посторонних примесей, которые недавно рисовало мне воображение. Это мой мужчина, любимый и родной, знакомый до кончиков ногтей. И впервые за весь этот поганый день наполненный горечью и отчаянием, у меня зародилась хрупкая надежда, что всё получится. Я выдержу, и мы наконец сможем быть вместе, оставив боль, страхи и сомнения в прошлом. Быть счастливыми, без вмешательства посторонних. Возможно, я уговорю его покинуть этот гнилой город и начать новую жизнь, где-нибудь в тихом, укромном месте. Главное, чтобы у Адриана всё получилось, и мы оба смогли пережить это время, не утратив любви и веры в друг друга.

        ГЛАВА 40. КРИСТА И АДРИАН

        Криста.

        С того памятного дня, когда Адриан посвятил меня в свой кошмарный план, прошло четыре дня. Четыре безумно долгих, наполненных отчаянием и горечью дня, и вместе с тем таких стремительно коротких, дня. Всё время, которое мы были наедине, посвящали близости, но не физической, а душевной. Разговаривали, мечтали и просто наслаждались минутами, которые можем провести вместе. А вот интима так и не было. Я просто не могла. И Адриан не настаивал, чувствуя моё душевное состояние.

        И вот сейчас я собираюсь на собственную казнь. Во всяком случае, ощущения именно такие. Я бы многое отдала, лишь бы не идти, не участвовать в этом уродливом фарсе, вот только выбора нет. Сегодня я должна «застать» любимого в небольшой кофейне с этой гадиной. С сегодняшнего дня больше не будет разговоров и объятий, не будет любимого мужчины рядом. Адриан всеми силами стремился приблизить этот день, желая поскорее положить конец обоюдным мучениям. Каждый из прошедших четырех дней был и счастьем, и преисподней одновременно. Я не понимала, рада я окончанию сладко-горькой пытки или нет. Буду придерживаться логики Джонсона: чем быстрее всё начнётся, тем быстрее всё закончится. Но всё равно не хочу. Не хочу видеть их вместе, не хочу участвовать в этом. Не хочу этой ситуации в целом.

        Для этой прогулки я выбрала Ирму, одну из немногих, кто остался со мной после скандала в прессе. Насколько же верно утверждение; «Друзья познаются в беде»! После того, как меня масштабно смешали с грязью, из почти двух десятков человек, которые называли себя друзьями, осталось всего семь. Семь человек, которые были от и до на моей стороне, не косились и не шептались за спиной. Остальные… Они были всего лишь знакомыми, собутыльниками, массовкой на вечеринках. И одной из этих семи верных мне друзей была Ирма. Почему я выбрала её, а не Мони? Наверное, потому что боялась реакции ближайшей подруги. Она и так-то недолюбливает Адриана, страшно представить её реакцию на это представление. Я уже давно уяснила, под давлением сильных эмоций девушка сначала говорит, а потом думает. Её гневные тирады вперемешку с утешениями мне точно не нужны. Тихая и рассудительная Ирма - куда лучший вариант для подобного мероприятия.

        Встретившись с подругой, мы привычно бродили по магазинам в «нужном» районе. Кто бы знал, как тяжело улыбаться и делать вид, будто всё хорошо, когда внутри всё обрывается от безысходности, в голове идёт отсчёт последних минут перед началом Ада.

        Непросто оказалось затащить Ирму в нужное кафе. Выбирая её для прогулки, я совсем забыла, что она фанат здоровой еды. Но всё же мне это удалось. Переступая порог заведения, я находилась в полуобморочном состоянии, при этом нужно было вести себя непринуждённо и естественно. Оказавшись внутри, я обвела взглядом зал, как бы выискивая столик для нас и… увидела их. Адриана и Оливию.

        В укромном уголке они сидели в обнимку, рука в руке. Казалось, будто они не замечают мир вокруг, погружённые в блаженное единение. Сердце сжалось, дыхание спёрло. Нужно доиграть отведённую роль до конца, только разве мне придётся играть? Боль и отчаяние настоящие, а слова… Много ли в наше время стоят слова?

        Ирма заметила мой взгляд, избавляя от необходимости тратить секунды на объяснения. Я подошла к ним, Адриан встал. На какое-то миг, время словно замерло. Мы просто смотрели друг другу в глазу, прощаясь на время, а может и навсегда. Я не знала. Понятия не имею, что было в моём взгляде, а в родных глазах плескались вина, мольба и страдание.

        В итоге я плохо помню происходящее в кафе. Я говорила заученные слова, получая в ответ давно заготовленные фразы. Оливия смотрела на меня с торжеством, празднуя победу. А я просто задыхалась, захлёбывалась в своём горе. Убеждения, что всё это не по-настоящему и временно, не спасали. Мне было слишком плохо, и я видела отражение собственных чувств в голубом взгляде. Со стороны же, наверное, сцена выглядела эффектно: крики, претензии, оправдания и, как апофеоз действа, Оливия, требующая убираться и больше не досаждать, признать поражение.

        Домой добиралась молча. Не было слёз, вообще. Ни в кафе, ни в такси. И хоть я заживо умирала, глаза были сухими, лицо спокойным. Дома я оставила Ирму в гостиной и пошла собирать вещи, которые ещё со вчерашнего вечера были упакованы в сумки. Зайдя в ванну, я достала из корзины с грязным бельем рубашку Адриана, вдохнула до боли знакомый аромат. И взвыла. Только получив столь желанную передышку в одиночестве, я ненадолго дала волю эмоциям. Кровь в венах кипела, в груди разрасталась чувство невыносимой, невосполнимой потери.

        Как бы мне хотелось ничего не чувствовать. Отключить на время все эмоции, отдать власть холодному рассудку, который требовал быть сильной и просто ждать. Ждать… Одно осознание того, что я вынуждена сидеть и ничего не делать, пока эта дрянь развлекается с моим мужчиной, вызывало боль и бешеную ярость. Несмотря на всю мою нетерпимость к насилию, я жаждала крови этой женщины. Можно ли ненавидеть сильнее, чем я ненавижу Оливию Уайт?

        Понимая, что долго засиживаться нельзя, я утёрла слёзы, ополоснула лицо холодной водой, подхватила сумки и вышла в гостиную. Покидая квартиру Адриана, я в очередной раз оставляла часть своей души. Подруга помогла мне освоиться в моей квартире и, дав обещание никому пока не рассказывать о произошедшем, ушла. Всё это время я чувствовала поддержку девушки, которая выражалась во взглядах и ободряющих прикосновениях. Она не говорила банальных «всё будет хорошо», за что я была ей благодарна.

        У меня не было аппетита и желания лезть в воду, поэтому, застелив постель, я сразу легла. Конечно же сон не шёл, несмотря на приличную дозу снотворного. В голове метались отчаянные мысли. Фантазия ядом отравляла кровь, выводя перед внутренним взором картинки досуга Адриана с Оливией. Во тьме ночи мне казалось, я окончательно лишилась рассудка. Воспоминания и воображение, прошлое и настоящее, всё смешалось в моём сознании, заставляя кусать губы от отчаяния и страха будущего. Сколько бы я не цеплялась за сказанные Адрианом слова, за все его клятвы, обещания и заверения в любви, у меня не было уверенности что мы - именно мы, а не я и он,  - сможем пережить этот Ад. Я боялась не выдержать, потому что уже сейчас чувствовала, как под гнётом реальности рассыпаются в прах надежда и вера в совместное будущее и счастье.
        Адриан.

        Синеватый сигаретный дым причудливым узором клубился в воздухе. Блаженно вдохнув порцию никотинового яда, я продолжал безразлично смотреть на стену. Оливия плескалась в душе, смывая следы грязного грехопадения, давая мне несколько минут вожделенного одиночества. На душе было невообразимо гадко, тоскливо и темно. Я не мог отделаться от ощущения грязи, и источником этой дряни был я сам. Который раз я убеждался, что я источник боли и бед для тех, кто имел глупость полюбить меня. Не желая зла, я мучаю окружающих, более того, даже самые благие из моих намерений, всегда оборачиваются для кого-то кошмаром. Как сейчас, например. Желая избавить мир от сумасшедшей бабы, я вверг любимую женщину в настоящее чистилище. А ведь столько раз обещал, что больше не причиню боли, и каждый раз нарушал обещание. Нарушаю и сейчас из-за собственной глупости и преступных ошибок. Будет ли этому конец? Или я до конца жизни обречен приносить страдания окружающим?

        Перед глазами постоянно возникало лицо Кристы. Её глаза - бездонные озёра, полные безысходности, жгучей боли и неимоверной горечи. Мольба во взгляде, немой призыв прекратить всё, на который я так хотел, но, увы, не мог откликнуться. И сейчас я испытывал удушающее чувство беспомощности и безотчётный страх, что происходящее сейчас станет последней каплей. Окончательной точкой, гранью, после которой не останется ничего. И так хотелось просто взять и свернуть тонкую шейку бывшей жены, избавляясь от необходимости иметь с ней дело. Нельзя. Оливия наделала шума, привлекла внимание к своей персоне. Ей сочувствуют, ей восхищаются, её любят. Наивные глупцы! Они даже не подозревают, какая уродливая тварь скрывается за маской невинной жертвы. Так всегда - за самой миловидной внешностью скрывается самая гнилая начинка.

        Взгляд упал на пол, где лежали использованные контрацептивы, заставляя скривиться от отвращения. Все последние дни я досадовал на Кристу, чувствуя её молчаливый протест при намёке на близость, и вместе с тем понимал её. Как я могу судить девушку, если мне на самого себя в зеркало смотреть противно?

        Снова затянулся горьким дымом. Да когда же эта сука освободит ванную? Так отчаянно хотелось в душ, хотя бы на несколько минут почувствовать себя чуточку чище, без удушающего запаха Оливии на своей коже. И, словно в ответ на мои чаяния, дверь открылась, и показалась сыто улыбающаяся брюнетка.

        - Соскучился?  - проворковала она.

        - Безумно,  - улыбнулся я, вернув на место маску безмятежности и довольства.  - Я быстро, не скучай.

        Подмигнув, я проскользнул мимо девушки. Ещё несколько минут отдыха перед продолжением жутковатого спектакля. Вода расслабляла, немножко притупляя одуряющую боль в душе, даря подобие сил. Покончив с водными процедурами, я не спешил покидать помещение, собирался с духом. И вот я вышел в спальню, готовый улыбаться, обольщать, лгать.

* * *

        Шикарный ресторан, один из лучших столиков и Оливия, сидящая, как герцогиня или графиня*. Тихая музыка и гул голосов. Люди тихо перешёптывались, перемывая нам косточки. Мой спутнице было наплевать на них и мне приходилось тоже натягивать маску безразличности, хотя внутри всё кипело от негодования.

        Психотропные, которыми я щедро подкармливал Оливию, делая её восприятие мира более размытым, а психику неустойчивой, к сожалению, имели и свой побочный, для меня, эффект. Девушка стала гораздо мнительнее. Ей везде чудились заговоры и предательство, о чём она прямо сообщала мне в виде истерик и обвинений. Потом слёзно извинялась, даже не подозревая, насколько была права в своих выводах. Четыре дня назад её словно заклинило, и она потребовала обнародовать наши отношения. Она больше не хотела скрываться и желала заявить о нашей связи на весь мир. Как бы мне не претила сама мысль подобного, пришлось согласиться, дабы не вызывать лишних подозрений. Мы вместе посетили выставку модного художника и привлекли внимание общественности. Уже на следующее утро заголовки печатных изданий кричали о нашем воссоединении. Меня журналисты называли блудным мужем, вернувшимся в лоно семьи, и, конечно же, эти шакалы не упустили возможность лишний раз окатить помоями Кристу, заявив, что шлюха-разлучница получила то, что заслуживает. Скрипя зубами, я улыбался и молча глотал это дерьмо, мечтая об одном - разорвать ублюдков
на части. Моя бедная девочка не заслуживает ничего из этой грязи. Как и той боли, которую я вынужденно причиняю ей.

        - Прекрасный вечер,  - улыбнулась Оливия.  - Предлагаю выпить за нас.

        Одарив экс-супругу сияющей улыбкой, я поднял свой бокал. Вечер плавно близился к своему завершению и был бы весьма приятным, будь рядом со мной другая женщина, а так я очень и очень ждал его окончания. Глаза Оливии сияли от удовольствия, она безостановочно болтала и дважды вытащила меня танцевать, лишний раз привлекая к нам внимание людей.

        - Адриан Джонсон,  - услышал я девичий голос и мне захотелось провалиться сквозь пол. Сложив руки на груди, у нашего столика стояла подруга Кристы - Моника.  - Гляжу, неплохо проводишь время?

        - И тебе здравствуй, Моника,  - произнёс я, стараясь сохранять спокойствие.  - И да, мне нравится вечер.

        - Тебя совсем совесть не мучает? Ночами спать не мешает?  - голос девушки буквально сочился ядом.

        - Нет, не мешает,  - а в душе всё выло от точности её слов. Я боялся ночей, потому что стоило только остаться в тишине и темноте наедине с собой, приходили воспоминания, рвущие сердце на куски.  - Это всё, что ты хотела узнать? Или ещё есть какие вопросы?

        - Да нет, мне хватает того, что я вижу. Всегда знала, что ты сволочь, но не думала, что до такой степени. И чего в тебе Криста нашла?  - яростно прошипела девушка.

        - Слушай, милочка, шла бы ты от сюда. Чего к моему мужчине пристала? За подружку обидно? Так она получила лишь то, чего заслужила. Нечего лезь к чужим мужьям. Адриан совершенно прав, что поимел её, опустил и избавился. И ты проваливай давай,  - влезла Оливия.

        Издав внутренний стон, я наградил благоверную тяжёлым взглядом и снова посмотрел на Монику. Скривив лицо в брезгливой гримасе, она смотрела на нас, словно на грязь.

        - Не тебе затыкать мне рот,  - бросила она Оливии, а потом посмотрела на меня.  - А тебе желаю на собственной шкуре испытать какого это, когда предают самые близкие. Надеюсь ты когда-нибудь сполна хлебнёшь горя и боли, которые будут в стократ сильнее тех, на которые ты обрёк Кристу.

        Моника ушла, как и остатки моего, пусть и притянутого за уши, настроения. Сама того не зная, девушка попала точно в цель с одной лишь ошибкой: я уже хлебнул всего, что она пожелала. Более того, я тону в этом болоте и понятия не имею, хватит ли мне сил выбраться.

        Заметив моё лицо, Оливия предложила отправиться домой и там продолжить наш отдых. Я поддержал её идею, испытывая при этом облегчение. Десятки любопытных взглядом давили на психику, вызывая раздражение.

        Пока ехали домой, я автоматически ласкал тело девушки через ткань платья, награждая её отработанными до мелочей «страстными» поцелуями. Мысли при этом были далеко. Я думал о Кристе, и как она сейчас. В общих деталях я знал о том, как она живёт, куда ходит и с кем общается. Но мне хотелось знать её мысли и чувства, которые были сейчас недоступны для меня. Я банально боялся, что она переняла взгляды той же Моники, и мне будет не к кому возвращаться, когда всё кончится. Всё, что мне сейчас оставалось, это продолжать свою игру и верить в лучшее. Как назло, Оливия оказалась крепким орешком, и пока я не добился ничего, кроме нервных срывов и истерик.

        - Хочешь?  - лукаво улыбаясь, Оливия кивнула на белую дорожку на зеркале, когда мы добрались до её квартиры.

        - Ты же знаешь, у меня были с этим проблемы и я больше и близко к этому дерьму не подойду. И тебе советую завязывать,  - строгим голосом отчитал я брюнетку.

        - Не будь занудой,  - ответила она и ловко увернулась, когда я попытался отобрать у неё наркотик.

        Миг и она вдыхает смертоносную пыль, блаженно прикрыв глаза. Пусть. Вся моя строгость напускная. Мне плевать, я был очень даже за, если бы она с концами залипла на этой дряни. Не жалко. Опустив взгляд на собственные руки, с неудовольствием отметил, дрожат. Её «хочешь»  - испытание моей воли. Я могу врать ей и кому угодно, но есть ли смысл врать себе? Хочу. Безумно. До дрожи в теле. Меня мутит от окружающей реальности, и желание хотя бы ненадолго сбежать в наркотическую нирвану безмерно велико. И только клятва данная себе и Кристе сдерживает от опрометчивого шага. Я сильнее этой тяги и могу сказать себе «нет». Поэтому выдохнув, я улыбнулся Оливии, притворно сердито качая головой.

        - Оливия, это не игрушки.

        - Я знаю.

        Она потянулась ко мне и поцеловала. Глубоко, проникая языком в мой рот. Я уже перестал чувствовать отвращение, привык, наверное. Просто механический процесс. Не более. Перевозбуждённая от вечера и дури, девушка буквально срывала с меня одежду, подталкивая меня к своей спальне.

        - Я хочу поиграть,  - томно прошептала брюнетка.

        Парадокс жизни: Оливия, которая в повседневности предпочитала быть стервозной сукой, играющей чужими жизнями и обожающей контроль, в постели предпочитала стезю нижней. Ей нравились тематические развлечения, и я доподлинно знал, в её жизни были настоящие домы, не то, что я. По сути, я самого начала нашего знакомства знал об этих её наклонностях, так что её настойчивое желание привнести что-то подобное в нашу сексуальную жизнь не стало для меня откровением. И в этот раз я согласился.

        Удивительное дело, как влияют на нас окружающие люди. В одиночестве я был далеко не лучшим представителем рода человеческого, но и не самым худшим. Когда рядом была Криста, всё моё гнилое нутро тянулось к свету, и я отчаянно старался быть лучше, чем я есть на самом деле. Оливия же пробуждала во мне всё самое худшее. Всю грязь и чернь моей души, все порочные и низменные наклонности. Рядом с ней я становился истинным ублюдком.

        С отвращение в душе я обнаружил, что мне нравятся такие вот «игры» с Оливией. Мне нравилось причинять ей боль, унижать её. И пусть она была убеждена, что всё это лишь сексуальные развлечения, я делал это с душой. Обхаживал её плетками, с великим трудом удерживая себя на грани, не переходя от порки к жестокому избиению. А потом ужасался, как низко я пал. А может это и есть настоящий я? Извращенец, моральный урод, ловящий кайф от чужой боли? Каждый раз я всеми силами старался прийти в себя, выкинуть из головы сами мысли о подобном. И из раза в раз делать это становилось всё сложнее. Теряю себя или, наоборот, становлюсь собой? Моё Эго** отказывалось нормально соотносить две стороны личности и это всё превращалось в такую кашу, от которой блевать будет даже спартанец.

        После небольшой порки, инициатором которой была сама Оливия, кожа её ягодиц была ярко-красной. Она тяжело дышала, буквально источая волны похоти. Я же сегодня, конкретно сейчас, не чувствовал совершенно ничего, вымотанный и опустошённый событиями вечера.

        - Ну же, Адриан, трахни меня,  - простонала девушка, стоя на коленях и держась за спинку кровати, она призывно выгибалась.

        - О да, детка,  - отозвался я и потянулся за резинкой.  - Я тебя сейчас жёстко отымею.

        - Не надевай, не нужно,  - в голосе недовольство.

        - Мы это уже обсуждали,  - отмахнулся я, надрывая пакетик фольги.

        И это было правдой. Оливия с самого начала была против использования презервативов, я же категорично стоял на своём. Мы даже повздорили из-за этого. Она клялась, что принимает таблетки, я же заявил, что не намерен рисковать. Одного раза мне уже хватило. Да и просто, мне хотелось хоть в чём-то соблюдать с ней дистанцию. Глупо? Возможно, но так мне нравилось больше.

        - Твою мать, Джонсон, расслабься ты уже!  - прохрипела она, изнывая от нетерпения. И всё равно вздрогнула, когда я грубо вонзился в неё со всей силы.  - У меня вообще детей быть не может, уже лет семь, наверное.

        И тут же она резко замолчала и как-то сжалась, осознав, что сболтнула лишнего. Вино, наркотики и перевозбуждение сыграли с ней злую шутку. Я же насторожился, понимая, вот оно - первый успех!

        - И что это значит?  - вкрадчив поинтересовался я, на автомате совершая новый толчок.  - У тебя совсем недавно, вроде как, выкидыш был.

        Какое-то время она молчала, двигаясь со мной в одном ритме. А потом, решила отпираться нет смысла и произнесла:

        - Да не было ничего. Ни беременности, ни выкидыша. Просто я испугалась, думала теряю тебя и с отчаяния и сочинила сказку. Прости меня, Адри. Я перед тобой очень виновата! Но я всего лишь женщина, которая любит и не хочет терять любимого.

        Вот ведь тварь! Изначально знал, чувствовал, не беременна она. Но надо отдать ей должное, её жестокость и подлость не знают границ! Желая досадить мне, она шла по головам, не брезгуя даже убийством. И, как результат, жизнь Кристы в руинах, а я тут, трахаю эту стерву, с трудом сдерживаясь от желания задушить её голыми руками.

        - Оливия, тебе не кажется, что это перебор?  - мягким, с придыханием, голосом поинтересовался я.

        - Возможно. Прости. Такое больше не повториться,  - хрипло ответила брюнетка.

        - И как же такое произошло?  - вопрошал я, ускоряя ритм, чувствуя приближение физической разрядки.

        - Неудачный аборт в молодости,  - простонала она.

        Больше я ничего не спрашивал, молча вколачиваясь в податливое тело. Разрядка не принесла удовольствия, пришлось симулировать оргазм, потому что мыслями я был далёк от происходящего действа. Обводя комнату взглядом, я молился, чтобы микро-гаджеты, установленные тут, зафиксировали факт этого признания. Плевать, что посторонние увидят наш секс. Главное, первое компрометирующие признание у меня есть. Внутренне я ликовал. И пусть это только начало, но оно наполняло душу верой, что вся эта грязь, боль и страдания не напрасны, и всё обязательно получится.

        ГЛАВА 41. КРИСТА И АДРИАН

        Адриан.

        «На работу, как на праздник»,  - это изречение последнее время чётко отражает мою жизнь. С каждым днём находиться в обществе Оливии становилось всё сложнее. Поэтому любую возможность побыть отдельно от неё я воспринимал с восторгом. Я и раньше любил своё дело, но теперь работа стала спасением, отдушиной, и я с радостью спасался от благоверной в своём кабинете.

        Порой мне рядом с Оливией становилось даже страшно. Психотропные и нанятые мной люди, и установленная в доме техника делали своё дело: девушка становилась всё более нервной. Часто мне она казалась и вовсе безумной. В попытке заставить её признаться в собственных грехах, я и группа верных мне людей превратили её жизнь в кошмар. Тени прошлого, её жертвы, которые давно погребены под двумя метрами земли, преследовали её в буквальном смысле слова. Она часто видела их в толпе, слышал их шёпот дома, и это сводило её с ума. Если раньше я просто, неоднократно заставал её в невменяемом состоянии, на что она отмахивалась, отговариваясь то плохим настроением, то кошмарами, но сейчас она уже не скрывала происходящего. Часто звонила на работу, говоря, что опять видела его или её, при этом не спеша пояснять, кого именно. Каждую ночь будила и с белоснежным лицом и глазами полными ужаса говорила, что слышит голоса. Тяжело было делать вид, будто я ничего не слышу. На славу ребятки постарались, казалось, словно и в правду обвиняющие шептания раздаются прямо из воздуха.

        Постоянно не выспавшийся, уставший от её истерик и отказов рассказать, что конкретно она слышит и видит, я отсиживался, и даже отсыпался в своём кабинете. У сложившейся ситуации был, правда, и свой плюс - Оливию всё меньше интересовал секс, чему я был несказанно рад. Интим с ней был тяжким испытанием, после которого оставалось чувство гадливости и грязи.

        Но и от определённых страхов избавиться мне никак не удавалось. А что, если она так и не заговорит? Вдруг она просто окончательно спятит? И это было бы даже неплохо, при условии, что она просто угодит в специальное учреждение. Только, зная Оливию, её характер и наклонности, я боялся, что она наоборот станет агрессивной и опасной. Если это случится - жертв не избежать, а, учитывая её лютую ненависть к Кристе, не сложно догадаться, кто будет первым в списке. От таких мыслей всё внутри леденело, и потому я старался как можно тщательнее приглядываться к девушке и малейшим изменениям в её поведении. За себя, я, как ни странно, страха не испытывал. Мне не привыкать к опасности.

        Эта игра на грани фола и постоянное напряжение невыносимо изматывали. Ко всему этому чёрная тоска, сжирающая душу, не отпускала ни на минуту. Я скучал по своему ангелу, невыносимо тосковал. Дни без неё казались безумно долгими и безликими. Элементарное незнание её мыслей и чувств вызывало страх. Страх порождал отчаяние. Всё чаще я задавался вопросом: не переоценил ли я собственные силы? И не придётся ли за мерзость, пусть и во благо, которую творю сейчас, заплатить собственной душой? Своего будущего без Кристы я не мыслил, однако с каждым днём его перспектива становилась всё более призрачной.

        - Адриан, помоги!  - именно это я услышал, ответив на звонок Оливии.

        - Что случилось? Оливия?  - всеми силами я старался казаться обеспокоенным.

        - Приезжай скорее. Пожалуйста,  - прошептала девушка и отключилась.

        Смотря на безмолвный телефон, я невольно поморщился. Вот и отдохнул от этой истерички. Что у неё там опять?

        Домой ехал в весьма мрачном расположении духа. Подобные инциденты уже стали нормой, поэтому я ожидал новой истерики. Шанс, что она наконец заговорит, был ничтожно мал. Просто поразительно. Самоконтроль Оливии вызывал невольное восхищение. Большинству людей достаточно хорошенько напиться, чтобы развязался язык. Она же хранила свои тайны, несмотря на любую дурь и обстоятельства.

        - Детка, я дома!  - крикнул я, зайдя в её квартиру.

        По молчаливому уговору мы жили в её квартире. Она была больше по площади и тут всё соответствовало вкусам и требованиям Оливии, поэтому она хотела жить тут, я же не протестовал.

        - Ты пришёл,  - подбежав ко мне, девушка крепко стиснула меня в объятиях. Её била крупная дрожь.

        - Конечно, пришёл. Что с тобой, солнце?  - спросил я мягко.

        Какое-то время она молчала, просто крепко прижимаясь ко мне. А потом отодвинулась и посмотрела испуганным взглядом мне в глаза. На лице застыла борьба. На что-то решала для себя.

        - Мне кажется, я схожу с ума. Я постоянно их то вижу, то слышу. Они преследуют меня, обвиняют. Они хотят моей смерти, Адриан!

        - Оливия, кто они? О ком ты говоришь? Я не могу тебе помочь и не могу защитить тебя, если ты мне не доверяешь.

        - Я… Я не могу. Я не хочу тебя терять. Ты… Даже ты не поймёшь.

        Она запиналась и заикалась одновременно. Ко мне же пришло понимание: вот он, момент, когда я наконец могу получить вожделенное признание, которое будет зафиксировано всеми доступными способами. Оливия смотрела на меня огромными глазами, в которых плескалось отчаяние. Сейчас в ней не было привычной стервозности, расчётливости и жестокости. Она была в отчаянии, очень напугана и совершенно раздавлена. Невольно в душе шевельнулось нечто, очень похожее на жалось. Тогда я вспомнил данные собранные на неё. Сколько жизней она сломала просто так, развлечения ради. Вспомнил полные боли глаза любимой женщины и собственное существование в браке с ней. Этого хватило, чтобы в зародыше задушить любое сочувствие к этой девице. Собрав всю волю в кулак, я представил родное лицо и, смотря Оливии в глаза взглядом любви (я надеялся, что мне это удавалось), поцеловал.

        - В мире, наверное, почти не осталось вещей, которые я не смог бы понять. К тому же я люблю тебя. Доверься мне. Позволь мне помочь тебе.

        И вместе с потоком слёз наружу хлынули отвратительнейшие признания. Она рассказывала, как впервые, совершенно нечаянно разрушила чужие отношения. В итоге отвергнутый парень свёл счёты с жизнью, а девчонка бежала из страны от собственной боли. Но раскаяния Оливия не чувствовала. Наоборот, странный восторг и чувство собственной неотразимости, ощущение непонятной власти наполнили её существо. И она стала намеренно искать пары, чьи чувства и отношения, были примером для окружающих, вызывали восхищение своей силой и глубиной. После сбора информации, она приступала к делу. Совращала и всячески развращала мужчин, подсылала своих людей к женщинам. И потом с наслаждением наблюдала, как между влюблёнными появляются недоверие, обиды, как рушатся отношения и семьи. И когда мужчина оказывался целиком и полностью в её власти, был готов ради неё на всё, она бросала его. Собирала жертв вместе и раскрывала карты. Но этого ей было мало. После она окончательно добивала свои «живые игрушки», отнимая у них всё. Работу, друзей, перспективы. Настраивала против несчастных родню. Лишала их воли. И если кто-то из жертв
отказывался ломаться окончательно, не сводил счёты с жизнью, не совершал преступлений и не сходил с ума, она им помогала. Убивала их или запирала в психушке, где уже врачи, предварительно купленные ей, превращали их в овощи при помощи сильнодействующих лекарств. И жертв этих было много. Двенадцать человек, шесть пар, как и говорилось в моём досье. И у двух пар были дети, которые теперь живут в детдоме.

        Так же Оливия раскрыла секрет согласия её отца на наш брак. Уайт, каким бы ублюдком он не был, дочь свою любил. Он был в ужасе от её «развлечений», и порой было непросто устранять их последствия. Ведь любимая дочь выбирала иногда людей весьма обеспеченных, имеющих некие связи. Только получив от Оливии клятвенное обещание прекратить развлекаться таким образом, он помог ей поймать меня в ловушку.

        К концу её рассказ, у меня было чувство, будто меня с головой макнули в омерзительно смердящие помои. Нет, я и сам святым не был. У меня достаточно грехов и руки по плечи в крови, но я никогда не убивал ради развлечения. Не разрушал чужие семьи от скуки. И пусть я заранее знал, что услышу, всё равно было жутко.

        - Ты меня ненавидишь теперь, да?  - прошептала Оливия.

        - Нет, что ты, солнышко,  - успокоил я её.

        Ещё, наверное, час я потратил, чтобы окончательно свести истерику брюнетки на «нет». Когда она легла спать, я напряжённо думал, как бы быстрее завершить этот фарс. Необходимые признания у меня были на руках, а значит пора заканчивать с этим. На душе впервые за эти бесконечно долгие полтора месяца было легко и радостно. Решено, что завтра я встречусь со своим человеком, передам ему копии данных, чтобы придал им приличный вид, способный убедить, если понадобится, и прессу, и власти в их подлинности.

* * *

        Последние сутки с лишним, прошли в напряжённом ожидании. Высказавшись, Оливия наконец притихла. Не будила ночью и даже на работу позвонила всего лишь дважды. Наврав ей про срочные деловые переговоры, я направился на встречу с Джеком, который собственно и должен был заниматься добытой информацией.

        Жутко волнуясь, я припарковался у его офиса и направился внутрь. Ещё немного, день или два, и кошмар будет закончен! Смогу увидеть Кристу, смогу постараться воскресить наши отношения… Так, сейчас не время думать об этом. Сначала дела.

        - Джек, что за пафос,  - поморщился я, переступив порог его кабинета.

        В помещении было темно. Густая тень скрывала от меня сидящего в кресле мужчину, виден был только силуэ, т и то смутно. И ещё он молчал.

        - Ладно, дело твоё. Птичка попалась. Сможешь всё сделать быстро?  - продолжал я, игнорируя его странное поведение: - Хочу поскорее покончить со всем и стать наконец свободным.

        - Я тоже жажду положить конец этому фарсу.

        От голоса, разорвавшего тишину, внутри все похолодело от ужаса. Этого не может быть!

        - И я это сделаю.
        Криста.

        Очередной отказ, уже не такой болезненный в бесконечной череде подобных. В этот раз хотя бы позвонили и вежливо известили, что не могут принять меня на работу. Обычно и этого не делают.

        Полтора месяца прошло с момента, как я снова живу в своей квартире, как я добровольно отпустила любимого мужчину в объятия другой. И с каждым днём жизнь становилась всё невыносимей. Слёзы давно кончились, и это ужасно. Страшно, когда внутри всё пылает от боли, и нет возможности облегчить душу слезами или хотя бы поделиться с кем-то своей бедой.

        Надо отдать должное подругам - они часто навешали меня и всячески поддерживали. Особенно Мони. Она вообще почти всё своё свободное время проводила со мной. Как я и ожидала, она была в бешенстве, узнав о «предательстве» Адриана. Грузчики в порту, наверное, покраснели бы, услышав, как она честила его. Я ничего не могла ей рассказать, а слушать потоки гневной брани и постоянное упоминание его имени было выше моих сил. Поэтому я попросила подругу ничего о нём не говорить и вообще сделать вид, будто его на свете не существует. И она меня послушала, хотя я видела, как порой ей хочется разразиться чередой ругательств в его адрес, особенно когда все газеты начали кричать о воссоединении Адриана с Оливией.

        Но как бы не старались девочки, лучше не становилось. Мной владели дикая ревность, жгучая ненависть и всепоглощающая боль - ядовитый коктейль чувств, уничтожающий всё светлое в душе. Лишающий сил и надежды.

        Вдали от Адриана я поймала себя на том, что всё чаще думаю: «А не стала ли я сама жертвой игры?». Безмерно жестокой и беспощадной. Может, он не с Оливией сыграть решил, а со мной? Может, они сидят где-то там и смеются над наивной идиоткой, которая, вопреки логики и здравому смыслу, на что-то надеется и чего-то ждёт. Подобные мысли были столь разрушительны, что я всеми силами гнала их прочь. Просто, если это правда, то я, наверное, просто не переживу.

        А ещё я неоднократно думала о наших взаимоотношениях, об этой любви, которая подчинила меня себе. Ведь это ненормально - то, что происходит сейчас. Вообще все наши отношения слишком далеки от понятия «нормально». Где моё разум, где моя гордость, как в здравом уме можно простить столько всего? Как можно дать любимому мужчине добро на связь с другой, и в это время ждать и мучиться? Неужели я уже лишилась рассудка? Ведь всё это слишком, и ни один адекватный человек меня не поймёт. А с другой стороны, какое мне дело до всех остальных? Это моя жизнь и я имею права делать с ней всё, что сочту приемлемым.

        В попытке хотя бы немножко отвлечься, я решила заняться устройством того, что осталось от моей жизни. Адриан открыл счёт на моё имя, куда зачислил более чем солидную сумму. Но мне не хотелось брать оттуда и цента. В свете последний событий, со всей этой неопределённостью и незнанием чего ждать и на что надеяться, у меня мысль воспользоваться его деньгами вызывала отторжение. Я не могла отделаться от мерзкого ощущения, будто это деньги за секс, и потому старалась медленно и крайне экономно расходовать свои личные накопления. Однако, они были весьма невелики, и потому мне была необходима работа. В начале я наивно полагала, что сумею без особых проблем найти её. Сейчас же, после огромного количества отказов, я совсем пала духом и отправляясь на очередное собеседование, уже почти ни на что не надеялась. Неужели у этой дряни, бывшей жены столь длинные руки? Не её ли это работа, что меня никуда не хотят брать? Или просто совпадение, и я слишком самонадеянна?

        Может я слишком многого хочу от жизни, и мой удел - продавец в дешёвом магазине? Ведь свою прошлую работу я получила только потому, что так было нужно Оливии. А правда, кому я нужна с моим ничтожным опытом и скандальной славой разлучницы и детоубийцы? Но мне до последнего не хотелось сдаваться, и поэтому я сейчас ехала на собеседование, а крохотное рекламное агентство.

* * *

        - Сожалею, мисс Паркер, но мы уже взяли сотрудника на эту должность,  - с неестественной, лживой улыбкой произнесла женщина из отдела кадров.

        Всё в ней: взгляд, интонация и даже эта мерзкая улыбка, говорили - лжёт. Стало до жути обидно и зло. Неужели нельзя прямо сказать - сотрудник нам нужен, но только не ты. К чему это вежливое лицемерие?

        - Понятно. Что же, извините за беспокойство.

        Добравшись до машины, я сложила руки на руле и упёрлась в них лбом. Как же я от всего этого устала! Внутри всё полыхало от негодования. Надоело слушать вежливую ложь, надоело, что многие смотрят на меня с таким пренебрежением, а то и отвращением. Несправедливо! Я ничего не сделала! Но кому это интересно? Сколько ещё должно пройти времени, прежде чем люди всё забудут? Ненавижу эту тварь! Из-за неё меня недолюбливает половина города. Она сейчас рядом с моим мужчиной. Ненавижу!

        Отчаяние, которое копилось и суммировалось в душе, всё чаще наталкивало на мысль, а не уехать ли мне из этого города? А ещё лучше из страны. Продать тут всё и бежать от пренебрежительных взглядов и злобного шепота за спиной. От этой боли, от Оливии и Адриана, с его проклятыми планами. Ведь должно же где-то быть место и для меня? Место, где я буду чувствовать себя дома. Где буду счастлива и спокойна. Но уехать означало сдаться. Признать своё поражение и слабость. Нельзя бегать всю жизнь, это может войти в привычку. Хватит уже того, что я сбежала из родного города. Да и друзья у меня тут хорошие, верные. Таких найти не просто.

        Включив зажигание, я тронулась в сторону дома. Мони обещала зайти и притащить какой-то, по её словам, классный фильм. Выбравшись из центра с его вечными пробками, я повернула в сторону своего района, решив объехать возможное скопление машин, выехала на узкую, пустынную дорогу. Мрачные мысли не давали покоя, за дорогой я следила краем глаза, не ожидая опасности. Я даже опомниться не успела, как машину сотряс сильнейший удар откуда-то сбоку. Мир перед глазами дрогнул и поплыл. Резкая боль пронзила левую руку и голову. Совершенно дезориентированная, я с огромным трудом, сцепив зубы, дабы не закричать от пульсирующей боли, открыла дверцу автомобиля и буквально вывалилась на улицу. Всё вокруг продолжало вращаться и покачиваться, встать на ноги было тяжело, но инстинкт требовал принять вертикальное положение. И когда я, цепляясь здоровой рукой за поверженную машину, все же поднялась, то мой взгляд упёрся в странного человека в чёрной одежде и маске. Страх вспыхнул в душе, давая осознать - это не несчастный случай. Не успела я и рта открыть, как «чёрный человек» ухватив меня за волосы, приложил к лицу
какую-то резко пахнущую тряпку, погружая мир во мрак.

        ГЛАВА 42. АДРИАН

        Сколько бы я не прятался за маской законопослушного и благопристойного бизнесмена, пресловутый инстинкт убийцы, который дремал во мне, сейчас проснулся. Ещё в детстве я понял, что этот самый инстинкт есть не у всех. Тогда я только учился отстаивать своё место под солнцем. Трагические события юности заставили меня осознать, что, несмотря на наличие этого инстинкта, я просто слабый мальчишка. Билли же в последствии придал мне необходимую огранку, превратил инстинкт в умение убивать быстро и чётко.

        Сейчас инстинкт убийцы не просто пробудился во мне, он завладел всем моим существом. Поэтому первый же бросившийся на меня противник был обречён. Увернувшись от летящего в лицо кулака, я скользнул ему за спину и отточенным движением переломил позвоночник в районе шеи. Тело бесформенной кучей скользнуло к ногам, краем сознания я отметил, что поверженный противник ещё совсем мальчишка. Но сожалений я не почувствовал, просто констатация факта. Убей или умри - именно эта истина эта истина сейчас пульсировала в венах.

        Следом на меня бросился ещё один крупный силуэт, и вновь я ушёл от удара в голову. Этот противник был подкованнее предыдущего, и потому не успел я опомниться, как получил сокрушительный удар в район печени. На какое-то мгновение вышибло дух и потемнело в глазах. Длилось это считанные мгновения, и потому я смог увернуться от удара по затылку, который, судя по всему, должен был отправить меня в нокаут. Схватив со стола Джека увесистую статуэтку и сделав обманный манёвр, я ударил мужчину в район виска. Издав глухой стон, он упал на пол. Адреналин бурлил в крови, обостряя чувства и реакцию. Я наслаждался происходящим, несмотря на опасность и боль в теле. В этот момент я отпустил на волю внутреннего зверя, позволил ему взять над собой верх. Опасения, сожаления и страх отошли на второй план, я весь был сосредоточен на поединке. Но глухой хлопок и острая, пульсирующая боль в лодыжке охладили мою кровь, отрезвили. Нога отказалась служить мне и я, стиснув зубы покачнулся, цепляясь за стену. Не успел опомниться, как сразу двое мужчин набросились на меня. Заломив руки за спину, они связали их, подобная
участь постигла и ноги. А под конец, для верности, несколько раз обмотали верёвкой, до боли туго затянув её. Они, зная, какая участь постигла их подельников, опасались меня. И это было бы смешно, не будь так грустно. Только когда меня небрежно, как мешок с дерьмом, швырнули на диван, я наконец осознал, что проиграл. Пощады от себялюбивой суки, сидящей за столом, ждать не стоит.

        В голове проносились множественные варианты развития событий, и от некоторых из них кровь в жилах обращалась в лёд. Я уже успел заметить тело Джека, небрежно спрятанное между шкафом и стеной. Очередная жертва безумия Оливии. Сколько их ещё будет? Но как бы я не винил её в гибели парня, собственную вину отрицать было глупо. Это я втянул его во все это. Хотя, с другой стороны, он знал о возможных рисках и всё равно пошёл на это. Жажда денег оказалась сильнее инстинкта самосохранения.

        Вперив в брюнетку злобный взгляд, я ждал следующего её хода. Она же, пристально разглядывала меня, по-птичьи склонив голову на бок.

        - Гляжу, ты не рад нашей встрече, любимый. Что же так? Ещё утром в любви объяснялся, а сейчас так недобро смотришь на меня,  - глумливо произнесла женщина.  - Молчишь? Ладно. Сейчас тот редкий случай, когда наши стремления удивительно схожи, я тоже хочу прекратить этот цирк.

        Замолчав, Оливия начала мерить шагами кабинет. Проклятая полутьма мешала разглядеть её лицо и понять, что она задумала. Впрочем, смысл гадать? В любом случае, хорошего ждать не стоит. И снова в голове понеслись варианты возможного будущего, отравляя душу страхом и горечью поражения. Больше всего я боялся, что, покончив со мной, эта сука возьмется за Кристу. Надо было её отослать куда-нибудь. Спрятать так, чтобы эта тварь её никогда не нашла. Наивный идиот, дурак, в себя поверивший.

        Было бы ложью утверждать, что я не боюсь смерти. Жажда жизни - сильнейший инстинкт любого живого существа. Но на уровне разума и психики я был к этому почти готов. Годы жизни в криминальной среде, где каждый день может стать последним, не прошли бесследно. И поэтому сейчас я не испытывал приступов удушающей паники по поводу собственного будущего.

        Мысли о единственной любимой женщине заставили меня остановить поток сожалений. Да, сейчас я проиграл. Да, я связан по рукам и ногам. Но я ещё жив, а это значит, что не имею права сдаваться. Для начала надо понять, что задумала эта чокнутая.

        - Ты урод, Джонсон!  - неожиданно закричала Оливия. Метнувшись ко мне, она ударила меня по лицу, намеренно полоснув ногтями, оставляя саднящие, кровавые следы.  - Я и в правду начала думать, что тронулась умом. День за днём я сходила с ума от страха, а, оказывается, это всё твоих рук дело!

        - И как давно ты всё узнала?  - задал я интересующий меня вопрос, считая его логичным и безобидным.

        - Вчера. После того, как вывернула тебе душу, а ты свалил восвояси. Пошла прогуляться и опять «призрак» из прошлого. Только в этот раз ему не удалось исчезнуть. Технические неполадки.

        Вчера?! Мой рассудок взбунтовался от её слов. То есть, она всё выяснила и даже ловушку приготовила за какие-то сутки?!

        - Деньги правят этим миром, милый,  - словно прочитав мои мысли произнесла она.  - Они дают власть и помогают приобрести необходимые знакомства.

        К сожалению, тут мне возразить было нечего. Оливия на все сто процентов права. Во все времена деньги были именно тем ключом, открывающим все двери. Они всегда давали владельцу и силу, и власть. У кого больше денег, тот и прав. К нему будут тянуться желающие поживиться. Конечно, глупо полагать, что деньги сделают царём и богом любого. Если ума нет и деньги бессильны, но, к моему ужасу, Оливия была умна, хитра и совершенно беспринципна.

        - И что дальше?  - я старался придать голосу безразличности, и, вроде как, получилось.

        - Дальше?  - задумчиво повторила брюнетка.  - А дальше я покажу тебе, что бывает, когда кто-то решает поиграть со мной.

        Эти слова Оливия буквально прошипела. Интонации были такими, что по позвоночнику пробежал холодок ужаса. Лишь усилием воли я заставил себя сосредоточится и не поддаваться не нужным эмоциям. Паника - худший помощник, в сложившейся ситуации.

        Не сказав больше ни единого слова, брюнетка кивнула мужчинам и вышла из помещения. Рывком поставив меня на ноги и буквально выворачивая из суставов руки, мне завязали глаза и грубо поволокли прочь. Сопровождающие не упускали случая лишний раз шваркнуть меня о какой-нибудь угол, пополняя коллекцию синяков и ссадин на моем теле. Плевать. Это всё мелочи. Стиснув зубы, я терпел блядское обращение, не пытаясь сопротивляться. Вырваться сейчас шансов не было. Также не имело смысла орать. Не сомневаюсь, Оливия всё продумала и глупо рассчитывать на помощь со стороны.

        Меня запихнули в автомобиль, и мы куда-то поехали. По моим ощущениям, дорога заняла чуть больше часа. И опять грубо, не упуская возможности лишний раз нанести ущерб моему телу, меня вытащили из машины и опять куда-то тащили. Спустя минут пять меня усадили на стул.

        - И его ты предпочитала мне?  - раздался мужской голос, показавшийся знакомым.

        Ответ Оливии мне расслышать не удалось. Отчаянно хотелось избавиться от повязки на глазах. И словно в ответ на мои мысли, ткань с лица наконец сдёрнули, свет полоснул по глазам, заставляя зажмуриться. Когда глаза привыкли к освещению, я осмотрелся и шокировано замер. Неподалёку от меня, вальяжно раскинувшись в кресле, сидел Хьюго Карсус.

        Кровь в жилах закипела. Ублюдок! Я рассчитывал на его поддержку в случае чего. Он же просто играл. Пришло понимание, что моя задумка изначально была обречена. Мучил только один вопрос: почему?

        - Адриан, не делай такое лицо,  - самодовольно ухмыляясь произнёс мужчина.  - Ты заигрался в благородство, друг мой, и забыл, в каком мире живёшь. Долг, конечно, хорошо, но я предпочитаю быть на стороне денег и силы, на стороне победителя. Хотя,  - он сделал вид, будто задумался.  - Возможно, тебе бы и удалось провернуть всё, только старушка-удача оказалась не на твоей стороне, чему я рад. Мне не пришлось вмешиваться. Пойми, приятель, я не мог позволить тебе погубить Оливию. Влюбился я, как мальчишка.

        При упоминании имени моей бывшей жены, глаза его вспыхнули порочным светом. Если бы я сам не видел этого, то в жизни бы не поверил, что Карсус повёлся на девку, однако это было так. Этой стерве удалось приручить его.

        - Любишь играть с людьми, Хью?  - криво усмехнувшись поинтересовался я.  - Что же ты позволил мне изводить свою любимую? Трахать её?

        Карие глаза Оливии распахнулись шире, и она гневно уставилась на Карсуса. На его же лице заходили жевалки.

        - Хотел, чтобы она наконец поняла, какое ты дерьмо, Джонсон,  - процедил он сквозь зубы.

        - Ты знал всё? Хью!  - истерично завопила брюнетка.

        Карсусу явно перестала нравиться ситуация. Лицо его становилось всё мрачнее.

        - Потом поговорим об этом.

        - Нет, сейчас!

        Вскочив на ноги, он схватил Оливию за руку и утащил из помещения. Обо мне временно забыли, чему я был рад. Осмотревшись, я никак не мог понять, где нахожусь. Крошечные окошки под высоким потолком, пол покрыт плиткой, площадь небольшая, наверное. Слишком темно, чтобы говорить наверняка. Кроме лампочки над головой, освещения больше не было. Подвал? Склад? Или что? Чем бы не было помещение, к моему прибытию явно готовились. Мебель была новой, стоял приятный запах спила дерева, немного перебивающий общий дух запущенности. Откуда-то издалека слышались приглушённые крики. Оливия явно не приняла игру своего любовника. Внутри меня поселилась какая-то безысходность. Наверное, до этого я подсознательно надеялся на помощь Хью, которого считал другом, и который обещал присматривать за ситуацией. И вот, надежда обратилась пеплом. Помощи не будет. У меня есть только я сам.

        Все попытки освободиться ни к чему не приводили, поднимая в душе удушливые волны паники. Неужели это конец?

        - Какие же вы, мужики, уроды!  - зло крикнула Оливия, вернувшись обратно. Одна.

        Буквально, подбежав ко мне, она со всей силы ударила меня по лицу. Во рту появился металлический привкус крови. В меня словно бес вселился, и я, в ответ на её действия, расхохотался.

        - Детка, тебе не приходило в голову, что вся проблема в тебе?  - выдавил я сквозь смех.

        - Веселишься?  - прошипела брюнетка.  - Смейся, пока можешь. Если надеешься задеть меня, то зря. Максимум, на что был способен, ты уже сделал. Ты ничтожен и глуп. Твоё сопротивление долго меня забавляло, но ты превысил грань моего терпения, и я не хочу больше играть с тобой. Ты моя шлюха, которую я имею, как хочу, во всех смыслах этого слова. Ты правда думаешь, что твой зачуханный городишко был нужен Дону? Ты никогда не задумывался, почему тебе всегда удавалось уйти от преследователей, несмотря на то, что каждый ублюдок спал и видел, как поймать тебя? А то, что мой отец тебя так легко нашёл и скрутил, не смущает?

        Каждое её слово казалось безумным бредом и, вместе с тем, имело рациональное зерно. От этого становилось жутко.

        - Мой папочка человеком был влиятельным и жестоким, но у всех есть свои слабости. Его слабостью была я, его единственная дочь. Для меня он был готов сделать всё. Все эти годы я писала сценарий твоей жизни. Я даже знаю, что ты отправил моего родителя в Ад, там ему и место. Он начал мне мешать. Его инсульт - моих рук дело. Я планировала избавиться от него чуть позже. Сам того не зная, ты решил одну из моих проблем. Вот только бизнес жалко, столько денег пропало. Ну и ладно. Единственный раз я ошиблась, решив ослабить поводок, и ты тут же вообразил себя всесильным хозяином жизни. Что же, я с самого начала предупреждала тебя, чем грозит неповиновение мне.

        В моей голове царил хаос. Мысли путались, всё моё существо отказывалось воспринимать такую реальность. Бред. Этого не может быть. Оливия, конечно, умна, но не настолько же! Неужели жестоким палачом моей жизни была она, а не мексиканский Дон? Да чушь. Быть этого не может. Я не верю. Отказываюсь верить.

        - Зачем?  - единственное, что удалось мне выдавить из себя. Тело сковало болезненной судорогой, во рту пересохло.

        - Зачем мне это?  - выгнула бровь Оливия.  - Ладно, признаюсь, в самом начале знакомства ты меня задел. Никто и никогда до тебя меня не бросал, а я, знаешь ли, не привыкла проигрывать. Мириться с обстоятельствами не для меня. И я решила показать тебе твоё место. Ну как, осознал, кто ты против меня?

        Она явно торжествовала, упивалась свой властью надо мной. Своей победой. Я же никак не мог принять реальность. Всё во мне отказывалось в это верить. Как так может быть, что одна случайная связь может в итоге пустит под откос всю жизнь? Это же абсурд! Оливия совершенно больная! Ужас забрался под кожу. Если сказанное ей правда, то я, мягко говоря, недооценивал её. Для неё нет ничего святого! Абсолютно! Она собственного отца, который в ней души не чаял, приговорила к смерти, только потому что он ей мешал в чём-то. Надо было её просто убить и плевать на последствия. Теперь её ничто и никто не остановит.

        - Лишний раз убедился, что ты обычная мстительная шлюха,  - со злостью и отвращением выплюнул я.  - От большинства ревнивых, истеричных баб тебя отличает только то, что у тебя с рождения были возможности, которых лишены остальные.

        - Думай, что хочешь,  - гаденько хихикнула брюнетка.  - А пока полюбуйся на свою любовницу. Я предупреждала тебя, какое её ждёт будущее, если ты меня слушаться не будешь. А после её, я возьмусь за тебя. Игры закончились, любимый.

        В противоположенном конце комнаты вспыхнул свет, позволяя мне рассмотреть хрупкую женскую фигурку с огненными волосами. Криста! Она лежала и не шевелилась. Первобытный, острый до боли ужас сковал моё тело и сознание. Как никогда раньше я был близок к состоянию панической истерики. Моя родная, нежная, любимая Криста тут. Я погубил её! В этот момент я был готов на всё, лишь бы уберечь её. Гордость и самолюбие перестали существовать. Я был готов в ногах у Оливии ползать, только бы спасти её.

        - Не надо,  - прошептал я, помертвев от страха.

        - Надо,  - безжалостно отрезала брюнетка.  - Я тебя предупреждала, любимый.

        В комнату вошло трое мужчин, одетых в одни лишь лёгкие, спортивные штаны. Из горла раздался хрип, грудную клетку сдавило, и я начал задыхаться. Безнадёжность и безысходность захлестнули с головой. Всё повторяется. Жестокая издёвка судьбы. Опять моей любимой женщине из-за меня грозит смертельная опасность. Опять несколько мужиков жаждут её тела. И опять я не могу ей помочь, защитить. Собственная беспомощность убивала. «Борись, Джонсон! Ты должен сделать хоть что-то!»,  - кричал внутренний голос. И он был прав. Я не имею права сдаваться. Должен быть выход. Должен! И я просто обязан его найти!

        ГЛАВА 43. КРИСТА И АДРИАН

        Криста.

        В ушах стоял противный, звенящий шум, сквозь который, будто издали, доносились голоса. Именно они меня и вырвали из забытья. Попыталась открыть глаза, но веки казались неимоверно тяжёлыми. Со второй попытки мне это удалось. Ох, лучше бы я этого не делала! Картинка казалась размытой, а ещё она отвратительно покачивалась, вызывая неконтролируемую тошноту. Желая прекратить эту пытки, я снова прикрыла веки. Мысли текли вяло и мне не сразу удалось вспомнить события, приведшие меня к столь странному и плачевному состоянию. И когда это мне наконец удалось, в душе всколыхнулся страх, который меня немножко взбодрил, заставив внимательнее слушать и всё же попытаться осмотреться.

        Борясь с приступами тошноты, я всё же смогла увидеть на расстоянии, метров, наверное, пятнадцати Адриана. Его вид не обнадёживал. Он был связан и избит. Вокруг него кругами вышагивала Оливия. И пусть мой мозг сейчас соображал крайне туго, я поняла, он доигрался. Стало страшно, по-настоящему страшно. Если и до этого, сам факт нападения и похищения не наводил на позитивные мысли, то смотря на пленённого Джонсона и вовсе стало жутко. А ещё меня жутко раздражал этот звон в ушах. Он мешал мне расслышать о чём говорят эта стерва и мой мужчина.

        Передо мной встал вопрос: стоит ли показывать, что я пришла в себя? Попытка пошевелиться отдалась головокружением. Тело и вовсе было словно не моё. Наверное, пока я была в отключке, меня накачали какой-то дрянью, дабы уменьшить моё сопротивление в случае чего. И всё же, лучше я пока продолжу делать вид, что нахожусь без сознания, может, удастся узнать что-то полезное.

        Стоило мне закрыть глаза, как реальность стала отдаляться. Я балансировала между сном и явью, выныривая то тут, то там. Наверное, именно поэтому я пропустила момент, когда надо мной зажёгся свет, и меня окружило трое мужчин. Один из них, ухватив меня за волосы, рывком поставил на ноги, заставляя зашипеть от боли. Мужчина, лет тридцати с небольшим, с волосами шоколадного оттенка и такими же глазами, вглядывался в моё лицо. Его можно бы было назвать красивым, если бы не звериная жестокость, застывшая во взгляде. Мгновенно я ощутила, как тело покрывается неприятными мурашками страха, отвратительнейшее предчувствие забирается под кожу.

        - Очухалась,  - констатирует «шоколадные волосы».  - Вот и славно. Я первый.

        И лишь когда мужчина толкает меня в руки своего приятеля, который начинает стаскивать с меня кофту, до моего замутнённого сознания доходит смысл его слов.

        - Нет!  - взвизгнула я, начиная отбиваться от мужских рук, которые рвали мою одежду.  - Не трогайте меня! Нет!

        Липкий ужас проникает в каждую клеточку моего существа, адреналин в крови зашкаливает, давая мне силу, которой я раньше за собой не замечала. Но что всё это против трёх мужчин, которые заведомо сильнее меня? Вскоре одежды на мне не осталось совсем, и обнажённая спина встретилась с холодным полом.

        - Держите её крепче!  - слышится голос, того, кто первый.

        Преодолевая моё сопротивление, он разводит мои ноги в стороны. Его дружок крепко держит мои руки, а третий тянется к моей груди. Мне удается извернуться и вцепиться в ненавистную руку зубами изо всех сил, так, что во рту ощущается вкус крови подонка.

        - Ах ты тварь!  - слышится злобное рычание.  - Кусаться надумала, сука!

        В следующее мгновение щёку обжигает сильнейший, буквально, оглушающий удар. Потом, следует удар по голове, после которого я теряюсь и чувствую, как сознание стремиться покинуть меня, а потом ещё один удар в живот, лишающий дыхания.

        Пока я балансирую между забвением и реальностью, как рыба, выброшенная на берег, хватаю ртом воздух, агонизирую от боли в теле, слышаться мужские голоса на повышенных тонах.

        - Угомонись, Мейсон! Она нужна мне живой и в сознании. Я не хочу трахать бесчувственный труп!  - доноситься до меня.

        И в этот момент я начинаю отчаянно стремиться в безмолвие. Потерять сознание, отключиться, лишь бы не видеть, не чувствовать и не осознавать происходящего. Сквозь ворох бессвязных мыслей и образов, что проносятся в голове, пробивается одна чёткая мысль - это конец, спасения ждать бессмысленно. Может у меня карма такая? За пять лет быть изнасилованной второй раз! И если прошлый раз я полюбила своего обидчика, то в этот раз подобное и звучит бредово. Вряд ли я вообще переживу всё это. Адриан проиграл, и возмездие настигло нас обоих. Не сомневаюсь, Оливия и для него приготовила что-то особенное.

        Острая боль пронзает измученное тело, когда насильник проникает в меня. И я кричу, срывая голосовые связи. Кричу не столько от физической боли, сколько от душевной муки. От отвращения, унижения и грязи, которые в этот момент проникли в мою кровь. До последнего, в глубине души я надеялась на чудо, которого не произошло. И даже такой милости, как потеря сознания, Небеса мне не послали. С каждым толчком мучителя, во мне будто отмирает частичка души. Из меня вытекают вера в людей и добро, желание жить и любить. Я что-то кричу, захлёбываясь слезами, но сама не понимаю, что. Пусть это прекратится! Не могу, не хочу, не выдержу!

        И в какой-то момент, я наконец понимаю свободна. Смотрю широко раскрытыми глазами в никуда, ожидая следующего палача, которого нет. Сбоку слышатся крики и звуки борьбы. Дальше всё происходит словно в замедленной съёмке. Краем глаза, замечаю мужчину, которого укусила. Он лежит на полу с неестественно вывернутой шеей. Двое его товарищей, уже успели от куда-то выхватить оружие. Адриан, который похоже и положил конец моему истязанию, выворачивает руку одному из них, и его тело несколько раз дёргается, пронзённое пулями «шоколадных волос». Джонсон толкает труп в направлении приятеля, и мгновенная заминка насильника позволяет им сцепиться в борьбе не на жизнь, а на смерть. Не в силах больше видеть кровь, отворачиваюсь и вижу Оливию, которая стоит и трясётся крупной дрожью, в её руках пистолет. У меня нет сомнений в её намерениях. Нет. Нет-нет! Я не позволю. Кривясь от боли, озираюсь по сторонам, в поисках оружия погибшего, несостоявшегося насильника.

        - Адриан Джонсон!  - раздаётся крик этой стервы и на мгновение, мужчины замирают.  - Если ты не будешь моим, то не достанешься никому.

        Мне наконец удалось найти пистолет. Руки дрожат, в глазах мутно от слёз, и зрение сильно расфокусировано. Щурясь, я целюсь в направлении женщины, раздаётся глухой хлопок. Сначала мне кажется, что я промахнулась, но потом Оливия поднимает на меня огромные глаза, в которых удивление и шок. По её кремовому платью, в районе живота, стремительно расползается алое пятно. Покачнувшись, женщина падает и больше не подаёт признаков жизни.

        И тут же меня покидают остатки сил. Голова касается пола и подтянув ноги к животу, замираю в позе эмбриона. «Вот и всё, последняя грань пройдена. Я - убийца. Надеюсь, ты выберешься, любимый, но я уже этого, наверное, не увижу»,  - проносится в моей голове, прежде чем я окончательно теряю связь с реальностью, погружаясь в мягкую, пушистую темноту. Тут хорошо. Так спокойно.
        Адриан.

        Происходящее было моим персональным Адом и чистилищем. Словно самый жуткий кошмар из пошлого вернулся, повторяясь почти в точности, пытаясь столкнуть меня в бездну безумия. Нет ничего страшнее, чем видеть, как мучают твою любимую женщину, без которой ты и дышать не можешь толком. Слышать её крик, полный невыразимой боли, которая отзывается в твоём теле и душе. И при всём этом осознавать собственную никчёмность и беспомощность, понимать, что именно из-за тебя над ней издеваются, бьют, насилуют.

        Когда эти ублюдки стали рвать одежду Кристы, я ощутил приступ паники. Когда её начали избивать, мной завладели злость и отчаяние. А когда я услышал душераздирающий вопль и увидел, как один из ублюдков устроился между её ног, то просто обезумел. Оливия, бросив на меня торжествующий взгляд, отвернулась и чуть отошла, чтобы сполна насладиться зрелищем. Я же рвался изо всех сил и сомневаюсь, что, если бы опасность грозила лично мне, смог бы разорвать верёвку. Но безумная ярость и ненависть на грани безумия, подарили мне необходимые для этого силы. Перед глазами была красная пелена, я весь превратился в голый инстинкт, в зверя жаждущего кровавой расправы. «Убить, уничтожить, разорвать на части»,  - это пульсировало в моей голове. Не знаю, как мне удалось, не привлекая внимания этой твари Оливии, освободить ноги, но как только я избавился от верёвок, то сразу же ринулся в бой.

        Ослеплённый ненавистью и жаждой убийства обидчиков любимой, я даже и не задумался о том, что они могут быть вооружены. Не думал я и о том, что в любой момент может прибыть подмога. Я вообще ни о чём не думал. Я просто бил изо всех сил. Если бы Билли был жив, то я сказал бы ему спасибо. Он хорошо натаскал меня. Если разум был где-то далеко, то тело помнило приёмы ближнего боя. Менее чем за минуту, я отправил двоих ублюдков в Ад и сцепился с последним. С тем, кто посмел осквернить тело моего ангела. Я не чувствовал ни капли боли от ударов противника. В какой-то момент, я услышал, как Оливия выкрикнула мою фамилию, на секунду замер, глянув на брюнетку, не понимая, что она говорит. В её руках был ствол, но страха я так и не испытал. Негромкий выстрел. Промахнулась что ли? Тут же я получил оглушающий удар в голову. Моя задумчивость, эта заминка, чуть не стоила мне поражения. Забыв про Оливию, я снова вступил в жестокий поединок без правил, концом которого может быть только смерть одного из нас.

        Не сразу я понял, что красная пелена перед глазами - это не просто состояние психики, а кровь, которая заливает глаза. Но мне было плевать. Меня не волновали собственные раны и их серьёзность. Весь мир сузился до меня и ублюдка, посмевшего тронуть мою женщину. В каждый удар я вкладывал максимум силы, ярости и ненависти. И всё остальное сейчас просто перестало существовать.

        Когда чьи-то руки схватили меня, стремясь обездвижить, я бездумно кинулся на новых противников. Но держали крепко, не вырваться. Я изо всех сил старался освободиться, но их было намного больше. Хлесткая пощёчина заставила меня замереть и вперить взгляд в нового врага, предпочитающего такой «стиль» боя. Своим глазам я поверил не сразу и даже моргнул от изумления. Передо мной стояла бывшая подруга Кристы, Лия.

        - Приди в себя, Джонсон!  - крикнула она.  - Мы тебе не враги.

        Девушка ещё что-то говорила, но я перестал её слушать, увидев, как какой-то мужик склонился над Кристой и тянет у ней свои руки. Новая волна безумия накрыла с головой, и я рванулся изо всех сил. Парни попались сильные, удержали. Новая пощёчина, вернула меня в реальность.

        - Прекрати истерику! Ей в больницу надо. И тебе, кстати, тоже,  - в голосе девушки сквозило раздражение.

        Дальнейшие события проходили как во сне. Кристу завернули в какой-то плед и понесли прочь. Не желая выпускать любимую из поля зрения, не доверяя никому, я со всех сил начал рваться следом и мне уступили, разрешив идти неподалёку. Меня не подпускали к ней близко, не давали прикоснуться, вызывая злость и отчаяние. Почему меня не пускают? Что с ней? Насколько серьёзно она пострадала?

        Краем глаза, я увидел, как выносят тело Оливии, тоже завёрнутое в плед. Так. Стоп. Тело? А что произошло с ней? Впрочем, не важно. Судя по всему, она ещё жива, потому как трупы, которые встречались в узком коридоре, никто не трогал, но, если эта тварь сдохнет, я буду только рад. Мне даже позволили ехать в одной машине с любимой, но опять же на расстоянии. В роли транспорта выступали мини-автобусы. Спустя где-то час мы достигли частной городской клиники и там мне уже не позволили следовать за моим ангелом. Вместо этого, чуть ли не насильно усадили на кушетку, потребовав раздеться до белья. Сначала пожилой доктор, хмурясь, осматривал меня, потом молоденькая медсестра обработала мои раны. Мне наложили пару швов, оказалось, что у меня была рассечена бровь и глубокая рваная рана на руке. Так же у меня оказывается треснуло два ребра и конечно же, огнестрельное ранение в лодыжку. Мужчина, который осматривал меня, подивился и заявил, что я родился в рубашке и скорее всего всё обойдётся, и мне не придётся хромать до конца жизни.

        Когда с медицинскими процедурами было покончено, я, конечно же, хотел найти Кристу. Тогда я и обнаружил двух амбалов у двери, которые не выпускали меня из палаты. Что за? Я пленник? Ответы я получил чуть позже, когда пришла Лия. К тому моменту я чего только не надумал себе! Люди вообще склонны драматизировать, а из-за того, что меня не выпускали и ничего не сообщали о Кристе, в голову лезли только самые страшные мысли. Когда пришла девушка, я уже мысленно готовился прорываться на волю с боем.

        - Какого чёрта меня не выпускают? Что, мать твою, происходит? Где Криста?  - набросился я на Лию, как только она показалась на пороге.

        - Тебя не выпускают, потому что ты можешь наломать сейчас дров. С Кристой всё в порядке. Она жива и скоро будет здорова,  - холодно отрезала девушка.  - Лучше бы спасибо сказал, вместо того чтобы набрасываться на меня. Не поспей мы вовремя, вы все были бы уже мертвы.

        - Спасибо,  - прохрипел я, понимая, что скорее всего, она права.  - Но откуда ты там взялась? Да ещё с группой поддержки, наличие которой тоже интригует. И вообще, зачем оно тебе надо, лезть в чужие проблемы?

        Только сейчас, немного успокоившись, я смог наконец взять себя в руки. Наверное, Лия права, и рядом с Кристой сейчас мне делать не чего. Да и озвученные мной вопросы требовали ответов. Сам факт появления этой девушки, да ещё с бандой крепких, до зубов вооружённых головорезов, сбивал с толку и плохо укладывался в голове.

        - Уж не для тебя старалась, не беспокойся. А вот судьба Кристы мне небезразлична. Мне есть за что благодарить её,  - отозвалась девушка. Её тон и взгляд не оставляли сомнений в её искренности.

        - Но откуда такие людские и оружейные ресурсы?  - продолжал допытываться я.

        Она рассказала мне. Причём, с каждым словом моё изумление росло в геометрической прогрессии. Ещё в те времена, когда получил досье на эту особу, я понял, что такая, как она, нигде не пропадёт и может добиться очень многого. Но масштабы её деятельности меня поразили. Она умудрилась окрутить и выскочить замуж за Джошуа, сына Дона Карлоса, человека, которого я долгое время считал повинным в половине своих бед. Я, конечно, слышал краем уха, что парень женился, но у меня и в мыслях не возникало, что его женой может быть Лия.

        Выскочив за него замуж, она услышала, как её муж с приятелями обсуждают Нью-Йоркскую заварушку. Поняв, что к чему, она взяла благоверного в оборот и вот, они тут. Оказывается, Джошуа тоже в городе, просто не считает нужным и интересным для себя общаться со мной. Свой визит сюда и помощь нам девушка назвала свадебным подарком мужа и настоятельно просила, чтобы он больше не влезал во всякого рода дерьмо. Тут она зря старалась, у меня не было не малейшего желания влезать ещё куда-то. Хватит, наигрался. Оливию, по словам жены будущего Дона, ожидало пожизненно заключение в психиатрической лечебнице с особо строгим режимом. Она утверждала, что моей экс-супруге оттуда в жизни не выбраться. Также новостью оказалась гибель Карсуса. Её муж был даже рад этому, теперь на место моего «друга» его папочка сможет посадить своего человека.

        Когда Лия покинула мою палату, моя голова разрывалась от обилия шокирующей информации. Если бы недавно мне кто-то сказал что-то подобное, я бы в жизни не поверил. Но, однако, всё случившееся и сказанное было правдой. Почему-то я был уверен, девушка сказала мне правду. Проглотить такую информацию было весьма сложно. Слишком все казалось сюрреалистичным и нереальным. Но выбора у меня не было, как молча переваривать услышанное.

        Мне ясно дали понять, что до утра из палаты меня не выпустят. И Лия, и врач советовали мне отдохнуть и поспать. Ночь принесла с собой не желанный отдых и покой, а множество страхов. Я искренне надеялся, что наконец-то всё закончилось. Только радости не было. На душе было тяжело, чёрная горечь владела мыслями. Я боялся за Кристу, за её состояние. Как физическое, так и эмоциональное. Жаждал с ней встречи, но и испытывал страх перед ней. До дрожи я боялся увидеть во взгляде любимой ненависть, ведь всё произошедшее моя вина. Я подвёл её. В очередной раз не сдержал обещание. Так же я боялся, увидеть её сломленной. В ушах до сих пор стоял её крик, полный просто нечеловеческой боли. В голове роились десятки вариантов, какой она будет, эта встреча, и почти все они были пугающими. Одно я знал точно, чтобы меня не ожидало, в каком бы состоянии не была Криста, я не брошу её. Не откажусь от неё, не оставлю. И если понадобиться, горы сдвину, но увижу в любимых глазах сияние счастья. Ведь она моё сердце, моя душа, мой воздух и мой смысл существования.

        ГЛАВА 44. КРИСТА И АДРИАН

        Криста.

        Открыв глаза, я отчаянно захотела обратно под полог спасительной и такой уютной темноты. Неприятное чувство овладело мной в этом помещении. А, собственно, где я? Беглый осмотр обстановки, навёл на мысль о больничной палате. Больница. А следом пришли воспоминания. Мучительные, болезненные, убийственные. Я не умерла, но рада этому не была. Произошедший ужас впитался в кровь, образы перед глазами грозили лишить остатков рассудка. Меня снова изнасиловали. И никогда мне этого не забыть, не отмыться от грязи, проникшей в душу. А ещё я убила человека. Пусть я и считала Оливию последней тварью, но это не отменяет факта её принадлежности к роду человеческому. В мыслях можно сколько угодно желать кому-то зла и считать, что да, убила бы с радостью, но на деле… На деле это Ад.

        Почему я здесь? Почему я до сих пор жива? Неужели после всего я не заслужила покоя? Больше всего на свете мне хотелось исчезнуть, раствориться в пространстве, не быть. Слишком страшна реальность, а у меня больше нет сил для борьбы. Я совершенно опустошена.

        Бежать. Бежать от сюда, спрятаться ото всех. Необдуманный порыв души, без вложения разума. Выдернув катетер, я встала на ноги, не успела дойти до двери, как в палату заглянула молоденькая девушка. Наверное, что-то не понравилось ей в моем внешнем виде, потому как она сразу позвала кого-то.

        - Мисс, вам надо лечь,  - обратилась она ко мне.

        - Я хочу уйти,  - прошептала я в ответ, делая шаг, чтобы обойти её.

        В следующее мгновение, в палату вошли люди. Ещё одна женщина и мужчина. Они что-то говорили мне и стали приближаться. Увидев это, я отчаянно шарахнулась в сторону. Мужчина! Меня накрыл неконтролируемый ужас. Нужно спасаться, бежать от него подальше. Мужчины - это боль, страх, унижение, смерть. В прошлый раз пройдя через боль и насилие, я не чувствовала такой обречённости. Да, я пыталась покончить с собой, замыкалась в себе, но при всём этом во мне была некая искра. Что-то, что не давало мне сломаться окончательно, смириться и принять кошмар вокруг. И я сопротивлялась изо всех сил, стараясь сохранить хоть немножко себя. Сдохнуть, но не покориться, отгородиться от реальности, чтобы не сойти с ума. Но сейчас… Сейчас ничего этого не осталось. От меня ничего не осталось. Я была не готова к случившемуся, слишком истощена морально и эмоционально. И не выдержала. Поэтому сейчас, скатившись в банальную истерику, я молила не трогать меня.

        Но моим палачам не было дела до моего лепета, до моих просьб не подходить. Меня схватили и потащили к кровати. Несколько пар рук держали меня. Потом я услышала мужской голос, который произнёс «держите её». И это перекликнулось с голосом из воспоминаний. И я заорала изо всех сил. Что-то кольнуло в районе плеча и сознание стало затуманиваться, уплывать. Последнее, что я помню, это женский голос, говорящий мне что-то ласковое, успокаивающее.

* * *

        Я проснулась резко, будто от толчка. В этот раз воспоминания пришли быстро. Резко сев я осмотрелась и замерла, увидев в кресле напротив Лию. Что она тут делает? Мне с ней расстались не самым лучшим образом. Но сейчас это было не важно. Она была лицом из прошлого, где не было ужаса и отчаяния, где я была личностью. Лицом из счастливых времён.

        - Здравствуй, Криста,  - улыбнулась она, несколько неуверенно.

        - Лия?  - похоже я всё же сорвала голос, он был тихим и хриплым. В горле неприятно саднило.  - Что ты тут делаешь?

        - Жду, когда ты проснёшься. Как ты?  - с искренним участием поинтересовалась девушка.

        И это участие стало последней каплей. Я разревелась, взвыла в голос. Между всхлипами я бездумно рассказывала ей всё. Всё что накипело, потоком слов и слёз вываливая на неё свою боль и отчаяние. И она слушала. Села ко мне на постель и гладила по голове как ребёнка. Когда истерика утихла, мне стало стыдно за своё поведение.

        - Извини,  - шмыгнула я носом.

        - Ничего.

        - Так как ты оказалась тут?

        Тут уже настала моя очередь слушать. Слушать и удивляться. Оказалось, своим нахождением тут, как и спасением, я обязана ей. За время, которое мы провели порознь, девушка успела встретить свою любовь и выйти замуж. А когда я узнала, за кого она замуж вышла, так и вовсе обомлела. Её мужем оказался враг Адриана, точнее, его сын. На моё замечание по этому поводу, Лия рассмеялась, утверждая, будто Джонсон, как и его городок, ни её мужу, ни его отцу были совершенно не нужны. Весь кошмар, который пережил Адриан, был результатом сделки с отцом Оливии. Данные факты меня настолько поразили, что я на какое-то время даже забыла о собственной беде. Лия говорила без умолку, всеми силами стараясь отвлечь меня, не давая мне времени думать лишнее, погружаться в чёрную пропасть отчаяния и одиночества.

        - Зачем тебе это, Лия?  - задала я, самый главный на мой взгляд, вопрос.

        - Ты позволила мне не просто увидеть, а почувствовать, что жизнь может быть не такой, к какой привыкла я. Я сама не поняла в какой момент из просто задания всё переросло в дружбу. Бескорыстно дарила мне тепло, не осуждала и ничего не просила. Я же тебе отплатила предательством. Знаешь, никогда мне не было так стыдно, как в тот момент, когда до меня наконец дошло, что я натворила. И тогда же я поняла, что больше не хочу жить, как жила, хочу стать другим человеком. И первое я для себя решила, что следующим моим любовником станет мужчина, к которому я буду испытывать нечто большее, чем просто вожделение. И вот, я люблю и любима, замужем за лучшим мужчиной в моей жизни. Джошуа не ангел, это я понимаю, но мне и самой святой не стать никогда. И я очень рада, что смогла сделать хоть что-то хорошее для тебя, что успела спасти твою жизнь.

        Ага, успела. Она действительно спасла меня, точнее, мою физическую, оттраханную ублюдком, оболочку. Стоп. Спасла меня. Это значит, что Адриан… Боже, нет. Пожалуйста… Видимо мои мысли отразились на моём лице, так как девушка поспешила добавить:

        - С Адрианом твоим тоже всё в порядке. Даже эта змея Оливия выжила.

        Облегчение, сильнейшее по своей силе, накрыло меня. Он жив, и я не убийца. Словно одним грязным, чёрным пятном на моей душе меньше стало. Только это мало что меняет. Прежней мне не быть и ничего не забыть. Просто не могу.

        - Джонсон, конечно, не подарок, но любит тебя. Я вообще не видела любви подобной вашей. Он буквально живёт в твоей палате, просто как-то так получается, что каждый раз, как ты приходишь в себя, он выходит по разным нуждам.

        И тут я поняла ещё одну горькую истину: я не хочу больше его видеть. Просто не могу. Да, я люблю его до боли, но лучше нам больше не видится. Я знала, что эта любовь погубит меня, так оно и произошло. Мне нечего больше дать ему, во мне ничего не осталось кроме грязи и горечи. Так к чему мучить его и себя?

        - Пусть он больше не приходит,  - прохрипела я.

        - Что?  - на лице Лии был шок.  - Криста, я понимаю, тебе плохо, ты растеряна, напугана и жизнь не в радость, но не руби с горяча. По одиночке вы просто погибните, как это объяснить - не знаю, просто чувствую. Вы сейчас нужны друг другу, как никогда раньше. Не делай ошибку.

        - Ошибкой было связаться с ним,  - жестко отозвалась я.  - Больше я не хочу его видеть. Адриан несёт с собой только боль, хаос и разрушения. Не хочу больше разочаровываться и на борьбу сил не осталось. Так что пусть убирается восвояси.

        - Ты не права…

        На языке у Лии явно было ещё много слов, но зазвонил её телефон, краткий разговор и виноватый взгляд в мою сторону.

        - Криста, это муж. Мне нужно идти. Я очень постараюсь ещё навестить тебя, но обещать не могу. Джошуа торопится уехать. Но ты всё же подумай над моими словами, не делай того о чём будешь сожалеть всю жизнь.

        И она ушла, оставляя меня в раздумьях. Но сколько бы я не думала, решение менять не хотела. Наши отношения изначально были обречены. Жаль, что поняла я это только сейчас.

* * *

        Проснувшись в следующий раз, я почувствовала, как внутри всё оборвалось. В том же кресле, где прошлый раз я видела Лию, сидел Адриан. Выглядел он неважно. На лице следы побоев и сильной усталости. «Ты себя ещё в зеркале не видела»,  - шепнул голосок в голове. Словно почувствовав, что я проснулась, он посмотрел на меня своими невозможно голубыми глазами.

        - Родная,  - выдохнул он, и встав пошёл ко мне.

        А на меня же при его приближении обрушились паника и ужас. Мужчина! Приближается мужчина! Бежать! И я рванула с кровати, катетер присоединённый к руке оказался вырван, брызнула кровь. Адриан, с лица которого сошли все краски испуганно замер.

        - Не подходи,  - жалобно проскулила я, забившись в угол.

        Он пулей вылетел из палаты, а вернулся уже в сопровождении врачей. К невыразимому облегчению, они все были женщинами. Строго отчитав, меня вернули в постель. Но расслабиться я не могла из-за присутствия Адриана. Мне хотелось попросить врачей выгнать его, но здравый смысл, в кое то веки, возобладал над инстинктами. Нам надо поговорить, расставить все точки, и я это понимала.

        - Ты напугала меня,  - выдавил мужчина, когда мы остались вдвоём.

        Проигнорировав его слова, я собралась с силами и сказало то, к чему готовилась не один час.

        - Я думаю, нам надо расстаться, Адриан.
        Адриан.

        Слова Кристы повисли в воздухе, лишая меня остатков дыхания. Я до сих пор находился в ужасе от её реакции на мою попытку подойти. Меня, конечно, предупреждали, что у моей девочки не совсем адекватная реакция на приближении мужчин, но я почему-то надеялся, что на меня это не распространяется. Ошибся. А её слова про расставание и вовсе добили меня, лишая опоры под ногами. Всё это время, пока я ждал, когда мне разрешат увидеть её, а потом пока она проснётся, я жил только мыслями о неё. Боялся, надеялся, но верил в лучшее.

        - В смысле?  - переспросил я, надеясь, что мне это послышалось.

        - Без смыслов. Просто расстаться. Попрощаться и отпустить друг друга,  - тихо ответила девушка.

        Я смотрел на неё и отказывался верить, что она говорит такие слова. И то, что я видел, меня ужасало. Она была сломлена, бледная тень, вместо привычной мне сильной духом девушки. И также я видел её уверенность в сказанных словах. Она отказывается от меня, от всего что между нами было. Хочет, чтобы я ушёл. Чёрта с два я уйду! Особенно сейчас, когда она в таком состоянии. Только как донести это до неё, не вызвав новый нервный срыв?

        - А если я не готов отпустить и не хочу прощаться?  - тихо спросил я.

        - Если ты, как говорил когда-то, любишь меня, то сделаешь это,  - прозвучало в ответ.

        - Но почему?

        - Потому что будущего у нас нет. Я банально боюсь одного твоего присутствия и у меня нет сил бороться с этим. Я устала, Адриан. Мне нечего больше тебе дать. Я совершенно пуста. Ничего не осталось, ни сил, ни желаний, ни любви. Только грязь и горечь. Так к чему мучиться обоим?

        Мне немыслимо сильно захотелось встряхнуть её, чтобы мозги на место встали. И я, наверное, бы так и сделал, если бы не знал какую реакцию у Кристы вызывает приближение доминантной особи «хомо сапиес». Её слова причиняли почти физическую боль. Мне было больно за неё. Не заслужила она, мой ангел, подобных мук. А слова про грязь и вовсе возмутили. Как она может? Откуда такие мысли? Хотя ясно, откуда,  - изнасилование и вытекающие из него последствия. От воспоминаний, нахлынула ярость. Захотелось оживить ублюдка и снова убить каким-нибудь особо жестоким и изощрённым способом.

        - Жизнь со мной для тебя - мучение?  - с трудом выдохнул я.

        - Жизнь вообще мучение,  - прошелестела девушка в ответ.

        И столько безысходности прозвучало в её голосе, что внутри всё сжалось от жалости. Милая моя, родная, что же с тобой стало? Как мне помочь тебе? Жгучая ненависть шевельнулась в душе к виновникам произошедшего. Жаль, эта мразь не сдохла! Хотя, возможно, это и к лучшему. Для Кристы смерть Оливии от её руки стала бы слишком тяжёлым грузом. Да и неизвестно, что хуже, смерть или жизнь в психлечебнице.

        - Не говори так, не смей,  - отрезал я жёстко, предвидя возражения.  - Жизнь прекрасна, и если ты напряжёшь память, то вспомнишь, что не так давно любила её.

        - Я была наивна и оказалась не готова к жестокой реальности.

        - Ты оказалась не готова к свалившемуся дерьму. Только дело не в наивности, а самой ситуации. К такому невозможно быть готовым.

        - Всё равно. Уходи, Адриан.

        Голос её звучал слабо, казалось, она готова сдаться. И мне бы порадоваться, только это подтверждало её слова об отсутствии сил бороться.

        - Нет, Криста. Я тебя услышал, теперь и ты меня послушай. Ты говоришь, что тебе нечего мне дать, а как же твоё присутствие рядом? В тебе ничего не осталось, кроме горечи и грязи? Так со временем боль притупится, а грязного в тебе ничего нет, уж поверь мне. Таких светлых и чистых людей ещё поискать. А всё остальное, если понадобиться, я буду любить за двоих, пока твои собственные чувства не проснуться. И я верю, что это случится. Ты сильная личность, Криста, но даже самым сильным людям свойственна слабость. И я буду рядом, хочешь ты того сейчас или нет. И ко мне ты привыкнешь, перестанешь бояться. Пусть сейчас тебе все мои слова кажутся бредом, но не руби с горяча. Дай нам шанс.

        Закончив свою речь, я почувствовал, что мне не хватает кислорода. Наверное, я и дышал через раз, стараясь донести до Кристы желаемое. А теперь мне оставалось лишь ждать её реакции.

        - Ты говоришь, как Лия,  - прошептала девушка тихо, откинувшись на подушки и прикрыв глаза.  - Она тоже просила не рубить с горяча. В остальном ты не прав, но, если тебе нужно пройти семь кругов Ада, чтобы понять это, твоё право. Это твой выбор, Адриан. Потом не обвиняй меня в испорченной жизни.

        Слова любимой звучали тихо и уверенно, напоминая угрозу. Но для меня это не имело значения. Я верил, что впереди у нас много счастливых дней. Главное сейчас достучаться до Кристы, вывести её из этого состояния обречённости и отрешённости. Помочь справиться со страхами и предубеждениями. И я почему-то искренне верил, в этот раз всё обязательно получится. Я так чувствовал. Впервые в жизни я был абсолютно уверен в чём-то. И даже если придётся учить её жить и любить заново, пусть так. Люблю её и не оставлю, чтобы она не говорила.

        ГЛАВА 45. КРИСТА И АДРИАН

        Криста.

        С первого своего дня в больнице я словно пребывала в трансе, который иногда разбавляли приступы паники и ужаса. В остальном всё было ровно и однообразно. Мыслительный процесс был вялым. Только на восьмой день своего пребывания там я ощутила смутное беспокойство и спросила Адриана, какое сейчас число, который, вопреки логике и здравому смыслу, продолжал чуть ли не жить в моей палате. Его ответ вызвал у меня приступ паники. Месячные, их не было уже два дня, а ведь мой организм всегда работал, как часы. Я закатила истерику, врачи сначала пытались уверить меня, что последствиями насилия были только травмы влагалища и никаких следов семени они не нашли, так что я не могу быть беременна. Но в последствии сдались, взяли материал для анализов и лишь подтвердили свои слова. Не беременна. Но успокоилась я только тогда, когда ещё спустя четыре дня пришли критические дни. Как никогда в жизни я была рада этому женскому недомоганию. Одна мысль зачать от насильника наполняла душу отвращением и страхом. Подобное стало бы моим концом. Я бы не смогла убить ребёнка, но и жить с напоминанием о худшем кошмаре тоже.

        В остальном всё было совершенно предсказуемо. Еда, приём лекарств и сон. А ещё Адриан рядом. В начале он не раз пытался нарушить незримую границу, которую я и сама объяснить не могла. Просто пока он на определённом расстоянии, я спокойна, но, стоит ему подойти слишком близко и всё, наступал неконтролируемый ужас. В конечном итоге мужчина смирился и перестал стараться подойти ко мне. Он пытался со мной разговаривать. Много чего рассказывал, но меня хватало только на вялые, невразумительные ответы. Желания разговаривать не было. Тот последний разговор иссушил остатки сил, и мне хотелось отгородиться от всего мира, хотелось тишины и одиночества. На большее я была просто не способна. Внутри были только горечь и грязь. Они поглощали все остальные чувства, делая меня безучастной к окружающей реальности.

        Почти каждый день ко мне приходила женщина-психолог, но толку от этих сеансов я не видела. Она меня скорее раздражала, нежели помогала. Со страхом и надеждой я ждала дня выписки. И чем ближе он был, тем сильнее становился страх и слабее надежда. Как мне жить среди людей? Я неполноценный фрик. Меня накрывает приступ неконтролируемой паники при приближении любого представителя мужского племени. А ведь внешний мир полон мужчин. Да и чтобы жить надо контактировать с окружающими, работать. А я не могу. Хочу, но не могу. Слишком велик страх. Да и не нужна я больше этому миру. В том же Нью-Йорке я всеми презираемый изгой. Отчаянно хотелось стать прежней, но сил на это не было. Жизнь жестока, и она ненавидит слабых. Я же именно такая, я слабая. Потому что не смогла совладать с собой, не выдержала и на финишной прямой споткнулась и упала, сломалась. Адриан на этот счёт имел свои мысли, он хотел, чтобы я жила с ним. Мне же это казалось глупым решением. Как мы можем жить в одном доме? Я душевная калека, которая только испортит ему жизнь. Но он же отказывался меня слышать, настаивая на своём. И я подчинилась,
потому что не нашла в себе сил на борьбу.

        Из больницы меня забирала Мони с девчонками. Они часто приходили ко мне. Это было… в душе при каждом их визите появлялось что-то тёплое. Не отвернулись и не забыли.

        Не сразу я осознала, что мы едем куда-то не туда. На все мои вопросы Мони отвечала, что это сюрприз. Полчаса по городу, потом минут сорок пять по небольшой и довольно пустынной трассе, и вскоре мы свернули куда-то в лес. Спустя минут пять мы въехали на территории прелестного особняка. Он был небольшой, двухэтажный. Выложенный серым камнем, с серой крышей томного оттенка. Никогда не любила этот цвет, но тут он был очень гармоничен и совсем не уродлив. Вокруг дома были ухоженные клумбы, которые, наверное, были восхитительны в разгар лета. А за домом оказался сказочный, казалось, что почти не тронутый человеком лет и небольшой, прекрасный пруд. Сказочное имение за городом.

        Встречал нас немного грустный Адриан. Ему явно было не по душе то, что он не мог забрать меня лично. Но я бы не выдержала поездки в одной машине с мужчиной. Слишком близко. И он это понимал. Я была искренне поражена узнав, что он купил этот дом для нас, а не арендовал, как я думала.

        Жизнь потекла размеренно и ровно. Конечно же, по периметру дома были охранники и они были мужчинами, но никогда они не приближались ко мне. Внутри дома работало две женщины, которые следили за порядком и чистотой, занимались приготовлением пищи, вели домашнее хозяйство. Также Адриан нанял и приставил ко мне женщину, которая была водителем, охранником и помощницей в одном флаконе. Но я никуда не выходила за пределы имения, так что она сидела без дела.

        И, казалось бы, наконец-то всё успокоилось, можно жить и радоваться жизни, но я не могла. Словно замёрзла изнутри, не в силах побороть свою апатию, опустошённость и страхи. За три месяца я сменила четырех психологов, уверовав в итоге, что Адриан зря деньги тратит. У меня было такое чувство, будто они вообще меня не слышат, всеми силами стараясь вогнать меня в некие свои рамки. Как итог - ноль результата и ощутимый рост отчаяния. Я навсегда останусь неполноценной девицей, неспособной жить в обществе. Рано или поздно и терпению Джонсона придёт конец. Невозможно вечность стучаться в закрытую дверь. Стараться и не получать ответа. А он старался. Изо всех сил пытался создать для меня максимально комфортные условия жизни, исполняя любой каприз. Приучал меня к своему присутствию, пытаясь сократить невидимую дистанцию. Ему это удалось, немного. За три месяца я смогла подпускать его на расстояние вытянутой руки, но это было всё. Мой максимум того, что я могла ему дать. И становилось ещё горьче в душе. Хотелось не просто помнить себя прежнюю и наши чувства, хотелось стать такой. Вновь ощутить любовь,
страсть и желание жить. Но ничего этого не было. И я ненавидела себя за это. Ненавидела слабое, аморфное создание, каким я стала. Но от себя не убежишь.
        Адриан.

        С самого начала я знал, что будет не просто. Многочисленные специалисты в сфере психологии предупреждали меня, что побороть страх и апатию Кристы - задача архисложная. Но они ошиблись. Это был мой личный Ад. Каждый день видеть любимую женщину и не иметь возможности прикоснуться, натыкаться на пустой взгляд и ужас при попытке приблизиться.

        Порой становилось совершенно невыносимо. Даже физиология была против меня. Я не был святым и грехов у меня столько, что в Аду давно готов отдельный котёл для меня (даже Дьявол не пойдёт на то, чтобы заражать моей греховностью рядовых грешников, евших, например, колбасу в Страстную пятницу), но когда-то я обещал Кристе и себе самому быть ей верным. И клятву нарушать не собирался. Период с Оливией старался не вспоминать, слишком противно, да и не знаю, можно в полном смысле слова считать это изменой. Теперь, когда выбор был только за мной, я не хотел отступать от своего выбора. Но при этом я был здоровым мужчиной со своими потребностями, которые игнорировал, стиснув зубы. До боли я хотел Кристу, но прекрасно понимал, об этом сейчас даже мечтать глупо. Иногда становилось жутко: если она никогда не придёт в себя, что тогда? Об этом я старался не думать, гнал подобные мысли прочь. Неприятный ночной конфуз спустя месяц меня добил. Мерзко проснуться в сырых трусах. Такое со мной последний раз было в возрасте тринадцати лет. И тогда, в комплект к систематическому холодному душу, пришло самоудовлетворение.
Это было отвратительно, но позволяло снять физическое напряжение. Просто разрядка для тела.

        Если бы ещё и с душой было так просто! Пока девушка была в больнице, я купил этот дом, помня, как мы мечтали когда-то жить в подобном месте. Чего мне это стоило, и вспоминать не хочется. Неизвестно, когда теперь рассчитаюсь с долгами. Я надеялся, что это место поможет исцелить душу Кристы, но она была всё такой же безучастной ко всему. Могла часами сидеть у пруда и бродить вокруг дома, но живее не становилась.

        Я просто не знал, как докричаться до нее. Все мои попытки хоть немного приблизиться к ней разбивались о полную, беспросветную апатию. Всё чаще я ловил себя на мысли, что просто проклят. В различную чертовщину не верил никогда, но просто не знал, как ещё объяснить тот факт, что за всю жизнь относительно долго я был только с тремя женщинами, и все трое тронулись рассудком. Неужели Криста навсегда останется такой? Прежней снаружи и абсолютно холодной и чужой изнутри? Может, это моё наказание за грехи прошлого - до конца жизни жить в одном доме с женщиной, которую безумно люблю и страстно желаю. С женщиной, которую погубил, и которая больше не способна ответить мне. Этакое личное чистилище. Ведь даже мысли не было отказаться от неё сейчас или спустя годы. Но если это моя кара, то за что ей этот кошмар за что? Криста ничего такого не сделала, чтобы так расплачиваться.

        Никогда раньше не праздновал свой день рождения, но в этот раз решил отступиться от собственных правил. Прислуга приготовила отменный ужин, приятная музыка. Пригласил несколько своих знакомых и её подруг. Предупредил парней держаться определённых границ. Криста старалась казаться живой, улыбалось неестественной улыбкой, а в глазах всё та же пустота. Ничего не изменилось. Этот вечер отличался от остальных лишь присутствием в доме людей, которые, как оказалось не нужны ни мне, ни ей.

        Каждый день мне вместе завтракали и ужинали, разговаривали. Хотя в основном говорил я. У меня вообще было чувство, будто она тяготится моим обществом. И это было чертовски болезненно. С каждым днём отчаяние и душевные муки становились всё невыносимее. Руки опускались. Я чувствовал себя совершенно бессильным и от этого хотелось выть.

        Но однажды Криста не спустилась к ужину, и я, испугавшись, что могло что-нибудь случиться, постучался к ней в комнату. Получив разрешение войти, зашёл и изумленно замер. Девушка сидела на постели поджав под себя ноги, перед ней был раскрытый ноутбук, а её глаза… Впервые за долгое время в них были эмоции, отличные от ужаса и паники. В них была жизнь.

        Так я узнал, что девушка тайком что-то пишет. Не сразу, но спустя бесконечное количество просьб, она дала мне возможность прочесть написанное. Это оказались небольшие, весьма мрачные рассказы. Похоже Криста выплёскивала на страницы «ворда» свои эмоции. Разруха, насилие, постапокалипсис - основное, что встречалось в её работах. При всём этом, если не цепляться за ощущение безнадёги, которым были пропитаны строчки, писала она не плохо. В принципе, я был не против. После этого она становилась мягче и даже общительнее. Но в остальном всё было по-прежнему. Как и раньше, она не подпускала меня к себе. И небольшой всплеск надежды, который я ощутил, начал сходить на «нет». Как бы я не старался привести любимую в чувства, она была глуха к моим попыткам.

        Так и наступила самая тяжёлая ночь в году. И пусть я уже не сходил с ума от боли и точки, как это было раньше, на душе было мрачно и черно. Я всем своим существом любил Кристу, но при этом помнил Сару. Она была моей первой любовью, искренней и чистой, и забывать её я не стремился. И несмотря на последние воспоминания о Саре, я продолжал помнить её как юную девушку, которую я не смог защитить. Каждый год в эту ночь, я переносился мысленно на годы назад. Не специально, просто это было сильнее меня.

        Поужинав с Кристой и дождавшись, когда девушка уйдёт к себе, я налил виски, который пил мелкими глотками, вглядываясь в крупные хлопья снега за окном. Мысли мои были далеко и не отличались позитивом. Горькие образы-воспоминания заполнили мой разум.

        - Адриан, не стоит,  - услышав тихий голос Кристы, я вздрогнул от неожиданности. Девушка вообще не часто начинала разговор первой.  - Отпусти наконец эту ситуацию и прости себя.

        - Иди к себе,  - выдавил я через силу.

        - Зачем ты мучаешь себя?  - голос послышался ближе, но я не хотел оборачиваться.

        - Да потому что я гублю всех, кто оказывается рядом со мной. Всех, кто имел глупость полюбить меня. Ты живой пример этому,  - нервно ответил я.  - Пожалуйста, Криста, сейчас неудачный момент для разговора. Я тебя очень люблю, ты самая большая ценность моей жизни, но я не готов не хочу обсуждать всё это. Я знаю, как тебе сейчас тяжело. Но и я устал, родная. Смертельно устал и сейчас хочу просто выпить в тишине и одиночестве.

        Может, это и крайняя степень идиотизма - прогонять девушку, внимания которой так долго жаждал,  - но я отчаянно боялся наговорить ей в таком состоянии лишнего. Обидеть ненароком. Ответом на мою речь была тишина. Потом раздался едва слышный шорох за спиной. Я был без рубашки, поэтому лёгкое прикосновение нежной руки к обнажённой коже было подобно мощному разряду тока. Потом я ощутил вторую ладошку. Девушка провела руками по моей спине, и мне казалось, след от её прикосновений пылает огнём. А потом, она обняла меня. Несильно, почти не прижимаясь. Её тело била крупная дрожь, а я и вздохнуть боялся.

        - Мне очень непросто сейчас, я оказалась слишком слабой. И я знаю, что тебе тоже трудно. Ты делаешь всё, чтобы я была счастлива, терпишь меня со всем багажом моих проблем, и я очень благодарна тебе за это. И пусть я не могу сейчас ответить тебе на всё, так как хотелось бы, но хочу, чтобы ты знал - ты не один и ни в чём не виноват. Ты всего лишь человек, а людям свойственно ошибаться. Так сложилось, что твоя жизнь оказалась чередой роковых ошибок и совпадений. Не нужно во всём винить себя.

        - Я постараюсь,  - срывающимся голосом прохрипел я, наслаждаясь её близостью.

        Её робкие прикосновения были бесценны для меня. Вдыхая воздух через раз, я находился где-то у ворот Рая, чувствуя, как за спиной раскрывает крылья надежда. Впервые за много лет я был искренне счастлив в Новогоднюю ночь. Почему-то в этот момент я всей душой поверил, что теперь всё будет хорошо.
        Криста.

        Пересилить свой страх было безумно тяжело. Но в ту ночь от Адриана исходили волны такой горечи и одиночества, что внутри всё сжалось. Стало больно за него. Рассказы, которые я начала писать, расшевелили спавшие внутри эмоции. И с каждым днём я сама всё больше страдала из-за собственной ущербности. Мне хотелось быть с Адрианом. Любовь, которая, как мне показалось просто исчезла после пережитого Ада, как и вообще все добрые и положительные, чувства и эмоции, вновь проснулась в моём сердце. Невозможность выразить её убивала меня. Я чувствовала себя последней неблагодарной тварью. Принимая всё, что даёт мне любимый, я ничего не давала в ответ. Просто не могла. Страх был сильнее разума. Но в ту ночь, я сама не знаю, как, но мне удалось пересилить себя. Я стояла, обняв его, вдыхая до боли родной запах его тела. Внутри кипела паника, которая боролась с наслаждением от его близости. Безумный коктейль эмоций.

        С тех пор будто рухнула непреодолимая стена. Я смогла наконец-то прикасаться к нему. Сначала дрожа от напряжения, страх был по-прежнему силён, и контролировать панику было невообразимо сложно. А потом стало легче. Спустя всего месяц ужинала и завтракала я, сидя исключительно на коленях Адриана. И это было прекрасно. Я чувствовала себя с каждым днём всё более живой. Начинала себя ощущать не просто человеком, а женщиной, любимой и желанной.

        Вот с желанной и была очередная проблема. Душой и сердцем я до беспамятства любила Адриана, но одна мысль о сексе вызывала ужас и отвращение. И это было серьёзной проблемой. Терпению любимого я поражалась. Если бы до всех этих событий, мне сказали, что Адриан Джонсон может быть таким терпеливым и чутким, хранить месяцами верность и целибат, я бы в жизни не поверила. Но это было так. Кто-то, может, скажет, что я наивна, раз верю, что он ни с кем не крутил романов и не спал, пока я была в неадеквате, мне всё равно. Я верила, чувствовала это каждой клеточкой своей души. Но на сколько его хватит? Не сможет же он вечность довольствоваться платоническими отношениями. Рано или поздно передо мной встанет выбор, преодолеть себя или потерять его.

        К моему ужасу, такой момент настал раньше, чем я ожидала. На улице был конец апреля и было на удивление тепло, для этого времени года. Адриан подготовил потрясающий, романтический ужин на берегу озера. Не знаю, как, но в итоге мы оказались в его спальне и когда его руки коснулись моих обнажённых ягодиц, я оцепенела. Тело стало каменным, душу сковал уродливый страх, о котором я успела забыть за последние месяцы, которые провела в сказке.

        - Родная, тебе сейчас страшно и этот страх не пройдёт сам. Только тебе под силу побороть его. Ты страстная и чувственная женщина, я знаю это, как никто другой. Пора тебе вспомнить об этом, ты так не думаешь?  - спросил Адриан заглядывая мне в глаза.

        - Не могу,  - прошептала я обессилено.

        - Можешь, я в тебя верю. Но если станет не под силу, просто скажи мне. Я тебя не обижу. Ты веришь мне?  - нежно поинтересовался Адриан.

        - Да…

        Никогда в моей жизни у меня не было такой долгой прелюдии. Он ласкал меня нежно, умопомрачительно чувственно, медленно, но настойчиво преодолевая моё сопротивление. Заставляя тело, для которого само понятие «мужчина» было синонимом зла, отзываться на ласки. Мне сложно было в это поверить, но Адриану удалось разжечь страсть, на которой я давно поставила крест. Я плавилась в его руках, вспыхивала от прикосновений мягких губ. Но когда он одним толчком оказался внутри, кошмар вернулся. Обрушился на меня словно цунами. Я снова видела перед собой лицо насильника, искаженное животной похотью. И я закричала, забилась раненой птицей в его руках.

        - Криста, родная, посмотри на меня!  - донеслось до меня сквозь пелену ужаса,  - Это я. Криста, я никогда не сделаю тебе больно. Посмотри же на меня!

        И я смотрела. Тонула в голубых, как небо, глазах. Кошмар рассеялся, оставляя после себя уродливый осадок.

        - Я люблю тебя,  - прошептал мужчина и снова толкнулся внутри меня.

        Такого у меня не было и, наверное, не будет никогда. Он двигался плавно и размеренно, не разрывая зрительного контакта. Глаза в глаза. И столько нежности, любви и обожания было в его взгляде, что из глаз брызнули слёзы счастья. С этими слезами изнутри словно выходили горечь и грязь, пропитавшие меня. Он был моим мужчиной. Моей панацеей или моей погибелью. Моим Раем и Адом. Без него меня просто нет. Происходящее было больше чем секс, сильнее, чем просто любовь. Единение не только тел, но и душ. Мы дышали в такт, сердца бились в унисон. Пусть я так и не смогла достичь оргазма, я была безмерно счастлива.

        После той ночи в нашу жизнь вернулись радости интимной жизни. В начале было не просто. Насилие заставило меня разлюбить собственное тело. Но Адриан каждый раз, порой по нескольку раз в день, доказывал мне, что оно восхитительно. Он терпеливо учил меня любить своё тело, чувствовать его, получать удовольствие и доставлять его ему. И надо сказать, учителем любимый был отменным. Большой опыт и полное отсутствие скромности в сексе делали своё дело. Он иногда такое вытворял, что и вспоминать стыдно. Но параллельно с радостями секса, он вбил в мою голову понимание, что всё происходящее в спальне за закрытыми дверями, при условии, что доставляет партнёрам удовольствие, прекрасно. В таких вопросах, по его убеждению, просто нет места такому понятию, как стыдно.

        А летом он сделал мне предложение, которое я не раздумывая приняла. А о чём, собственно думать? Он единственный мужчина, которого я люблю. Роковой мужчина, который был моим сердцем, душой и воздухом. Никого другого я больше не полюблю. Никогда. Да и не будет у меня без него жизни.

        И через месяц мы сыграли закрытую, скромную свадьбу, на которую пригласили только самых близких. Ни он, ни я не хотели пышных торжеств. Лично я бы вообще не отказалась, если бы мы были только вдвоём. Каждая женщина с детства мечтает встретить своего принца и выйти за него замуж. Моя мечта исполнилась. И пусть мой мужчина не был ни принцем, ни благородным герцогом, для меня он идеален. Другого мне не нужно. Со мной он нежный и ласковый, а то, что остальной мир считает его бессердечным ублюдком… Да пусть считают. Я знаю какой он на самом деле. И моя рука не дрогнула, когда пришёл момент обменяться свадебными кольцами. Как никогда я была убеждена в правильности происходящего. И когда святой отец объявил нас мужем и женой, я была не просто счастлива, у меня было чувство, будто я наконец оказалась дома. Наверное, я была рождена, чтобы в один прекрасный день стать Кристой Джонсон.

        Мы были совершенно счастливы. Отвоевали своё право быть вместе. Вырвали у суки-судьбы свою любовь. И поэтому сейчас, уехав в своё свадебное путешествие в тур по странам Европы, были совершенно счастливы. Вопреки всему мы смогли остаться вместе и стать истинно свободными от обстоятельств и чужих предрассудков. Теперь никто и ничто больше не будет диктовать нам свои условия. Не позволю. Пришёл наш черёд решать, как нам жить. И я намерена прожить свою жизнь максимально счастливо. Второй такой же не будет ни у меня, ни у кого-то ещё.

        notes

        Примечания

        1

        Коцит - ледяное озеро в центре Преисподней.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к