Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Деверо Зара: " Шоу Для Избранных " - читать онлайн

Сохранить .
Шоу для избранных Зара Деверо

        # Молодая актриса, мечтающая сыграть «роль своей жизни», принимает странное предложение…
        Принимает - еще не догадываясь, что эта роль станет для нее настоящей жизнью. Новой, невероятной жизнью в мире темных соблазнов, пламенных страстей и неистовых, острых наслаждений.
        О ТАКОМ невозможно даже подумать…
        О ТАКОМ невозможно забыть!..

        Зара Деверо
        Шоу для избранных

        Глава 1

        -Я сыта этим по горло! - хлопнув дверью, в сердцах воскликнула Кейзия. - Ноги моей больше не будет в этой паршивой конторе.
        Она скинула туфли, швырнула на пол прихожей сумочку и вытащила заколку из волос. Волнистые золотистые локоны рассыпались по плечам, лаская бархатистую кожу. Кафельные плитки приятно холодили ступни. Кейзия вздохнула и уставилась на свое отражение в зеркале, мысленно вернувшись к возмутившим ее событиям этого дня.
        Владелец фирмы, выпускающей печатную продукцию, где Кейзия временно работала, давно положил на нее глаз. Но сегодня он окончательно вывел ее из себя.
        - Зайдите ко мне на минуточку, мисс Линдон, - приторным голоском сказал он, упирая на слово «мисс».
        Кейзия затравленно покосилась на табличку с надписью «Томас Митчелл. Директор», украшающую дверь, спиной к которой он стоял, и, понурившись, протиснулась мимо него в кабинет. Томас нарочно не отступил ни на шаг, чтобы она коснулась грудями его груди, и плотоядно ухмыльнулся. От него воняло дешевым одеколоном, настоянным на перегаре и поте. Директор хранил в сейфе бутылку виски и регулярно прикладывался к ней в течение рабочего дня. Сегодня было жарко, на лбу и над верхней губой у него выступила испарина. Томас Митчелл страдал ожирением и одышкой, на темечке у него образовалась лысина, но все это не мешало ему мнить себя сердцеедом. С подчиненными он держался заносчиво и грубо, поэтому все сотрудницы его презирали и ненавидели, за исключением, пожалуй, его верной секретарши. Эта сорокалетняя старая дева жила вместе с давно овдовевшей матерью и души не чаяла в своем начальнике. Очевидно, именно такой тип инфантильного и агрессивного эгоиста и был ее идеалом мужчины.
        Кейзия смекнула, что Том Митчелл к ней неравнодушен, как только приступила к работе в его фирме. Работать оператором компьютера ее вынудили стесненные финансовые обстоятельства. По профессии она была актрисой, но устроиться по специальности ей пока не удавалось, а кипа неоплаченных счетов на тумбочке росла.
        Кейзия облизнула пересохшие губки и прошла на кухню, чтобы приготовить чай. В доме было жарко и душно. Поставив на плиту чайник, она вышла во внутренний дворик, где был устроен маленький зеленый оазис. Здесь Кейзия сразу же повеселела и окинула взглядом свой любимый уютный уголок. Тихо журчала вода в фонтанчике у беседки, обвитой плющом, цвели цветы в горшочках и кадках, зеленели кустики. Мысленно поблагодарив свою покойную тетушку, подарившую ей этот дом, она села в плетеное кресло и вытянула ноги.
        Тетушка Кейзии тоже посвятила жизнь служению Мельпомене и, зная капризный норов изменчивой фортуны актеров, вложила в этот дом все свои накопления. Она же вырастила и воспитала Кейзию, фактически брошенную еще в детстве ее легкомысленными родителями. Часто бывая с тетей в театре, девочка заразилась любовью к драматическому искусству и рано познала нравы закулисной жизни. В отрочестве она с удовольствием примеряла сценические костюмы, найденные в сундуках в чулане тетушки, а когда она окончила начальную школу, тетя отвела ее в актерскую студию своей подруги Розы Уилсон, где Кейзия получила прекрасные уроки сценического мастерства. Кейзия вздохнула, мысленно поблагодарив покойную тетушку за всю ее заботу о ней, и улыбнулась, представив, как тетя Делия поставила бы на место Тома Митчелла, будь она жива. Первое время Кейзия сильно тосковала по безвременно усопшей воспитательнице и наставнице, но время смягчило боль утраты. Теперь помочь Кейзии было некому, ей приходилось рассчитывать на собственные силы. Поэтому она сразу же оттолкнула наглого Тома Митчелла, когда он, закрыв дверь кабинета, попытался
заключить ее в свои медвежьи объятия.
        - Не ломайся, Кейзия! - брызжа слюной, воскликнул он. - Не строй из себя недотрогу. Знаю я вас, артисточек! Зачем, по-твоему, я взял тебя на работу? Ты ведь не имеешь диплома даже машинистки. А с компьютером управится любая выпускница средней школы не хуже тебя. Ты должна быть мне признательна!
        - Я подам на вас в суд за сексуальное домогательство! - холодно заявила Кейзия, пятясь за письменный стол.
        Но Митчелл умудрился схватить ее своей лапой и расстегнул молнию на ширинке. Из прорехи выскочил мясистый возбужденный пенис и уставился на Кейзию своим слезящимся глазом. Едва увидев этот грозный причиндал, Кейзия зарделась и вспотела, так что кремовая шелковая блуза прилипла к спине.
        - Ну и как тебе это нравится? - осевшим голосом спросил директор, надвигаясь на нее со своей штуковиной наперевес. - Покажи, на что ты способна, и я повышу тебе жалованье. Сомневаюсь, что ты сможешь найти с твоим актерским дипломом хорошо оплачиваемую работу. Артисточек сейчас хоть пруд пруди, а на бирже занятости длиннющая очередь.
        Ситуация складывалась нелепая, босс явно отстал от веяний времени, оставшись на уровне пещерного человека, но от этого Кейзии не стало легче.
        С кухни донесся свисток - чайник подавал ей сигнал, что вода вскипела. Она прошла на кухню и залила кипятком пакетик с чаем, вспоминая, как директор бегал за ней по кабинету в сползающих на колени брюках и с торчащим из них членом. Кричать и звать на помощь было бесполезно, офис опустел, сотрудники ушли на обеденный перерыв. Том встал спиной к двери, перекрыв ей путь Кг отступлению, и принялся ожесточенно мастурбировать. Головка члена разбухла и побагровела.
        - Не ломайся, крошка, снимай трусики и повернись ко мне спиной! - воскликнул он. - Тебе понравится.
        - Катись к черту - крикнула Кейзия.
        - В самом деле, мисс Линдон? - ерническим, слащавым голоском поинтересовался босс. - Как бы вам самой не пришлось вылететь отсюда, если не станете покладистее!
        Головка разбухла и побагровела, готовая плюнуть в Кейзию своим молочным желе.
        - Я подам на вас в суд за незаконное увольнение! - крикнула она, понимая, что не осилит долгий судебный процесс, на котором вдобавок ей вряд ли удастся что-либо доказать.
        Митчелл побагровел и исторг сперму ей на юбку.
        - Ах ты, похотливый козел! - в ярости вскричала она и, воспользовавшись временной невменяемостью Митчелла после эякуляции, отпихнула его и выскочила из кабинета. Разумеется, работать в этой конторе она больше не собиралась.
        Возник вопрос, что делать?
        Кейзия помрачнела, ибо ответа не знала. Из невеселых размышлений ее вывел звук поворачиваемого в дверном замке ключа. Затем входная дверь открылась и захлопнулась, послышались шаги по коридору. Она вскочила и выглянула из кухни. Пришел один из ее постояльцев - Саймон.
        - Хотите чаю? - спросила она.
        - Разумеется! - остановившись, ответил он. - Спросили бы еще, католик ли папа римский.
        Кейзия покраснела под его изучающим взглядом и вновь с сожалением подумала, что природа порой вытворяет злые шутки с человеческой натурой. Она одарила этого человека чудесными карими глазами и вьющимися каштановыми волосами, высокой и стройной фигурой, симпатичным лицом с кожей оливкового оттенка, но наделила его противоестественной сексуальной ориентацией. Саймон снимал комнату вместе со своим любовником Карлом, танцором балета. Имея диплом архитектора, Саймон не утруждал себя работой и жил на неведомые Кейзии доходы.
        - Почему у вас кислый вид? - спросил он. - Что стряслось?
        Саймон был очень наблюдатели и безошибочно угадывал настроение Кейзии.
        - Я поссорилась с директором и ушла с работы, - ответила Кейзия, наливая в чашку горячий чай.
        - Наверное, приставал? - ухмыльнувшись, спросил Саймон. - Таковы уж все мужчины! У них одно на уме - как бы кому-нибудь засадить. Надеюсь, вы влепили ему пощечину?
        Саймон взял у Кейзии чашку и уселся за стол, закинув ногу на ногу.
        - Нет, но следовало бы его проучить, - сказала Кейзия. - Он обнаглел настолько, что стал мастурбировать в моем присутствии. Выплеснул сперму мне на юбку, мерзавец!
        - Брр! - Саймон содрогнулся. - Какая гадость! Немедленно снимите ее и бросьте в стиральную машину!
        Кейзия так и сделала, отправив следом за юбкой в стиральную машину блузку, кружевной бюстгальтер и чулки с поясом и подтяжками. Оставшись в трусиках, она сдернула с бельевой веревки сари и, обмотавшись им, удовлетворенно сказала:
        - Вот теперь я чувствую себя человеком, пусть и безработным.
        - И как же вы намерены выкручиваться? - спросил Саймон.
        Они с приятелем занимали весь верхний этаж, но Кейзия была вполне довольна такими жильцами. Саймон и Карл выглядели опрятно, вели себя прилично и уважительно. Кейзия знала, что всегда могла рассчитывать на их поддержку и сочувствие. Даже ее любовник Торин не понимал ее так, как эти гомосексуалисты.
        - Что-нибудь придумаю, - ответила Кейзия.
        - Пора вашему дружку Тори ну устроиться на работу, - сказал Саймон. - По-моему, он засиделся на вашей хрупкой шее.
        - Он пытался, вот и сейчас пошел на пробы, - вступилась за любовника Кейзия. - Четвертый канал набирает актерскую труппу для съемок нового драматического сериала.
        - Не понимаю, как вам удается с ним ладить! Он тщеславнее меня, а это о многом говорит, - заметил, ухмыльнувшись, Саймон, на дух не переносивший Торина Макквейда.
        - Я к нему привязалась, - со стыдом призналась Кейзия.
        - У всех нас есть свои слабости, - успокоил ее Саймон. - Вы не представляете себе жизни без этого нахального паразита Торина, я - без Карла. Совершенных людей в мире нет. Но Карл трудяга, он не щадит себя на сцене. Вы же понимаете, каково ему таскать на руках балерин, когда он их терпеть не может.
        - Торин тоже хочет работать, безделье его угнетает!
        - И теперь вы будете унывать с ним на пару Веселенькая перспектива.
        - Вы правы, я скучаю по сцене! Но устроиться в театр дьявольски сложно! - Кейзия села на табурет и тяжело вздохнула.
        - Странно, - сказал, пожав плечами, ее собеседник. - Вы прекрасно выглядите. Сколько вам лет? Двадцать четыре? Самый расцвет! А мне в августе стукнет тридцать. Это ужасно, скоро я превращусь в старика.
        - Не преувеличивайте, Саймон. Вы же знаете, что выглядите великолепно. - Кейзия рассмеялась. Саймон умел поднимать ей настроение.
        - Жаль, вы не видели меня, когда мне было девятнадцать, - ответил Саймон, тяжело вздохнув. - Мужчины вились вокруг меня, как пчелы вокруг прекрасного цветка. Однажды я поехал на каникулы в Грецию… - Он мечтательно закатил глаза к потолку. - Я сам выбирал, кому уделить внимание.
        - Это был лучший период в вашей жизни? - спросила Кейзия, поправляя прическу.
        - Это был пик! Потом я покатился вниз и теперь у подножия.
        В кухню ввалился Карл и, кинув на пол сумку, воскликнул:
        - Опять предаешься воспоминаниям о своих похождениях в Греции? Бьюсь об заклад, что слово в слово повторю всю твою одиссею! Не верьте ему, Кейзия, он все выдумал.
        - Да ты мне просто завидуешь! - огрызнулся Саймон. - Потому что своих поклонников ты можешь видеть только со сцены.
        - Зато как они мне рукоплещут! - парировал Карл. - Я едва стою на ногах после репетиции. Наш новый хореограф - настоящий садист, ему только кнута в руке не хватает для полного сходства с надсмотрщиком рабов.
        - Размечтался, шалунишка! - Саймон погладил его по коротко подстриженной голове. - Выпей с нами чаю, на тебе действительно лица нет.
        - Но вы хотя бы занимаетесь своим делом, - сказала Кейзия, наливая ему чаю. - А я вот вынуждена прозябать в вонючей полиграфической фирме, которую вдобавок возглавляет недоумок-онанист. Нет, с меня довольно! Насмотрелась!
        - Этот идиот стал мастурбировать у нее на глазах, - добавил Саймон. - Он перепачкал ей всю юбку.
        - Может, набьем ему морду? - спросил Карл.
        - Спасибо за сочувствие, но я не хочу, чтобы вас упрятали из-за меня за решетку, - сказала Кейзия. - Все, что ни делается, - к лучшему. Я наконец-то попытаюсь найти работу по профессии. Отсиживать задницу в конторе мне надоело.
        - Вы так хотите вернуться на сцену?
        - Разумеется!
        - Не стану ничего обещать, Кейзия, но, кажется, смогу вам помочь Я случайно стал свидетелем разговора двух наших парней в столовой. Они говорили о том, что владелец какого-то частного театра набирает новую труппу. Им, вероятно, сказали об этом их агенты из бюро «Сцена».
        - Это любопытно! - оживилась Кейзия. - Я сейчас же позвоню Чарльзу Хэгли. - Она подняла трубку и набрала номер телефона своего театрального агента. - Здравствуйте, говорит актриса Кейзия Линдон. Мне нужен Чарльз.
        - К сожалению, его сейчас здесь нет. Что ему передать? - последовал ответ.
        - Передайте ему, что я просила его срочно мне перезвонить!
        Кейзия положила трубку и, вскочив со стула, взволнованно прошлась по кухне. Предстоящий разговор и, вероятно, встреча с агентом не случайно вывели ее из душевного равновесия. Чарльз давно уже будоражил ее воображение, хотя и был значительно старше ее: ему было за сорок. Однако Кейзия убеждала себя, что обязана хранить верность Торину, своему нынешнему любовнику, и упорно не шла с Чарльзом на сближение. Теперь, когда она все же позвонила ему, он непременно должен был ей перезвонить.
        В кухню ввалился Торин и, не обращая внимания на сидящих за столом голубых, порывисто обнял Кейзию. Когда-то ей нравились его уверенные манеры и бесцеремонное поведение. Но в последнее время они начали действовать ей на нервы: уж слишком по-хозяйски вел себя любовник.
        - Ну, как прошли пробы? - спросила Кейзия, встревоженная злым выражением его васильковых глаз.
        - Я не дождался своей очереди и ушел из студии. Там собралось не менее полусотни неудачников, мне надоело среди них крутиться, - ответил Торин.
        - Ты снова упустил свой шанс! - всплеснула руками Кейзия. - Неужели нельзя было немного потерпеть?
        - Никаких шансов у меня там не было! - возразил Торин. - В чайнике еще есть кипяток? Умираю, хочу чаю! Впрочем, если в холодильнике осталось пиво…
        Он достал из холодильника запотевшую банку и, открыв ее, вышел во дворик, проигнорировав Карла и Саймона. Его неприязнь к ним озадачивала Кейзию, она не могла понять, испытывает ли он к ним антипатию как к гомосексуалистам или же втайне ревнует их к ней. Ему вообще не нравилось, когда она обращала внимание на других мужчин, он хотел владеть ею один, стать смыслом ее существования.
        - Пожалуй, мы пойдем к себе, - сказал Саймон. - Но если вам понадобится наша помощь, мы всегда к вашим услугам. Пошли, Карл!
        - Спасибо. - Кейзия чмокнула его в щеку. - Думаю, что ничего страшного не произойдет. У Торина просто плохое настроение.
        - Вот именно поэтому-то я и советую вам быть начеку. Желаю удачи с вашим агентом. Пока!
        Кейзия вышла во внутренний дворик, охваченная недобрым предчувствием. Торин сегодня буквально излучал угрозу. Впрочем, он был угрюм и мрачен всегда, поэтому-то ему и поручали играть злодеев. Обладая прекрасными внешними данными, Торин не утруждал себя заботами о повышении своего актерского мастерства, уповая на удачу. И ему везло гораздо чаще, чем Кейзии: он снялся в нескольких нашумевших телесериалах, успешно выступал на сцене ирландского драматического театра, агенты часто делали ему заманчивые предложения. Успех вскружил ему голову - и в результате он оказался не у дел.
        Они познакомились в пабе, расположенном неподалеку от «Ковент-Гардена», и в первую же ночь он ею овладел. Порывистый, страстный и ненасытный в любовных утехах, Торин вскружил Кейзии голову. Однако ее первый восторг вскоре сменился разочарованием: Торину ни разу не удалось довести ее до оргазма, ему мешал эгоизм. Она же не осмеливалась сказать ему об этом, будучи застенчивой и робкой по натуре. К тому же она боялась, что он бросит ее и уйдет к другой, более красивой и влиятельной, женщине. Она с радостью приняла бы предложение стать его женой, однако такового не последовало. Тем не менее Торин без тени смущения привез к ней свои вещи и обосновался в ее доме на правах хозяина.
        Постоянная сексуальная неудовлетворенность мешала Кейзии собраться с мыслями и принять какое-то конкретное решение. Вот и сейчас она ощутила томление в груди и жар внизу живота. Соски ее набухли и отвердели, промежность увлажнилась, клитор затрепетал. Торин сидел на каменной скамейке под карликовой ивой, поставив банку с пивом на пол и расставив ноги. Солнце, пробивавшееся сквозь крону дерева, покрыло его причудливым пятнистым узором. Мощный подбородок и вьющиеся волосы наводили на мысль, что среди его предков были ирландцы, цыгане и испанцы. Ведь не случайно от него исходили и невероятная мужская сила, и обаятельность!
        Он ни разу не поднял на нее руку, но слова Саймона странным образом взволновали Кейзию. Ей вдруг представилось, что Торин перекинул ее через колено и шлепает ладонью по ягодицам. Задний проход отозвался на эту мысль легким зудом.
        Солнце припекало. Кейзии стало жарко. Заметив ее, Торин допил пиво, протянул к ней руки и, обняв ее за талию, привлек к себе. Она томно охнула и закрыла глаза, вцепившись руками в его иссиня-черные кудри. Он начал целовать ее живот. От него пахло потом и мускусом. Кейзия вспомнила один из моментов их совокупления и затрепетала, ощутив острое желание немедленно ему отдаться.
        Торин взглянул на нее своими изумительными голубыми глазами, обрамленными черными ресницами, и хрипло произнес:
        - Сбрось сари! Я хочу видеть тебя обнаженной.
        Он нетерпеливо впился в узел у нее на животе своими длинными пальцами и стал его развязывать, громко сопя. Ткань поддалась и соскользнула с Кейзии, она осталась совершенно голой. Лучи солнца стали жечь ей спину и ноги. Торин принялся ласкать ее лобок и промежность, целовать набухшие соски. Она громко застонала, охваченная вожделением.
        Тело ее расплавилось от внутреннего и внешнего жара, наружные половые губы набухли и раскрылись, по ним уже стекал сок из лона. А нетерпеливый шалун-клитор высунул головку, напрашиваясь на особое внимание. Торин же продолжал слюнявить ее груди и теребить соски. Кейзия снова застонала, изогнулась и выпятила низ живота. Однако Торин не обращал на ее телодвижения никакого внимания, впившись ртом в сосок и сжимая рукой ягодицу. Попросить же его заняться клитором она стеснялась. Наконец Торин прохрипел:
        - Пошли в спальню!
        Обрадованная, Кейзия улыбнулась и прильнула к нему. Джинсы, плотно обтягивающие его бедра, топорщились в ширинке. Кейзия нетерпеливо расстегнула молнию и сжала в руке плотный и горячий пенис. Ей стало стыдно за свои мысленные упреки в его адрес. Ну где еще она найдет такого же красивого и сильного любовника? Она моментально простила ему эгоизм и бесцеремонность, мечтая лишь об одном - чтобы его член поскорее заполнил пустоту ее лона.
        Торин разжал объятия и, шлепнув ладонью Кейзию по заду, побежал в спальню. Когда она вошла в нее, он уже был раздет. Комната наполнилась специфическими ароматами. Не обращая на них внимания, Кейзия сдернула с кровати покрывало и прыгнула на матрац.
        Торин тотчас вогнал в ее узкое лоно свой громадный причиндал и стал ритмично работать торсом. Кейзия вскрикнула от сладкой боли и закрыла глаза. Они забились в исступленной, дикой любовной пляске. Она пыталась плотнее прижаться клитором к его лобковой кости. Торин продолжал вгонять в нее свой инструмент, не заботясь о том, чтобы доставить ей подлинное удовольствие. Кейзия изогнулась дугой. Торин сжал ее груди и прохрипел:
        - Скорее кончай, крошка! Я больше не могу сдерживаться!
        - Помедленнее, дорогой! Я еще не созрела, - пропищала Кейзия.
        - Зато я - вполне! - ответил Торин и, вогнав в нее член по самую мошонку, заржал, словно жеребец. Фаллос раздулся и, задрожав, исторг в Кейзию тугую горячую струю спермы.
        Кейзия огорченно ойкнула и застыла. Сделав свое дело, Торин извлек из нее пенис и, раскинув руки, уставился помутившимся от блаженства взором в потолок.
        Кейзия готова была взвыть от отчаяния: она опять не кончила, а этот хряк сейчас уснет и захрапит! Злая и расстроенная, она отвернулась и села на краю огромной кровати, не доставлявшей ей никакого удовольствия. Зачем ей эти белоснежные наволочки и кружевные пододеяльники? Уж лучше отдаваться мужчине на ковре, но получать удовлетворение, чем делать это на королевском ложе и потом мастурбировать, кусая губы и сдерживая слезы, выступившие от обиды. Где же найти партнера, который понимал бы значение клитора в интимных отношениях мужчины и женщины?
        Торин уснул и, как она и предполагала, захрапел, слегка дергаясь во сне. Кейзия запустила руку в мокрую горячую промежность и начала тереть пальцем клитор, просовывая другой палец во влагалище. С губ ее сорвался сдавленный стон, на лбу выступила испарина.
        Торин пошевелился во сне, и Кейзия замерла. Но, убедившись, что он не проснулся, она вновь стала массировать половые органы, ощущая сладкую боль внизу живота. По бедрам и ногам распространилось приятное тепло, по спине побежали мурашки. Дыхание стало отрывистым. Наконец у нее перехватило дух, и все завертелось перед глазами. Пронзенная ослепительной молнией экстаза, она глухо застонала и закусила губу. Стенки лона сжали пальцы, клитор затрепетал. Она принялась тереть его изо всей силы - и вдруг словно бы взлетела над кроватью и умчалась в безвоздушное пространство. Кровь ударила ей в голову, по позвоночнику промчался электрический ток, колени стали словно ватные. Она забыла о присутствии Торина и закрыла глаза, охваченная неописуемым блаженством. Рука стала влажной от соков. Пот стекал с нее ручьями. Если бы не Торин, она получила бы желанное удовлетворение гораздо быстрее. Но теперь злость на него прошла, ей все стало безразлично.
        Резкий звонок телефона вернул ее с розовых пушистых облаков на грешную землю.
        Звонил мобильный аппарат Торина, лежащий на столике у изголовья кровати. Кейзия потянулась было к нему, но Торин открыл глаза и, вскочив, сам схватил трубку.
        - Алло? Да, узнал. Привет! Хорошо, договорились. Я буду там завтра утром. Отлично. Да, разумеется! Меня все устраивает. До свидания!
        Он отключил телефон и вновь лег на кровать.
        - Это насчет работы? - спросила Кейзия, устроившись рядом с ним. - Тебе дают роль? Ну, не молчи же, расскажи!
        - Ты очень любопытна, моя киска! - Торин лениво улыбнулся. - Да, мне предлагают работу. Но не в театре, а в несколько иной сфере… Это звонила Аманда Кейт. Мы с ней познакомились сегодня в студии. Разговорились о том о сем, я посетовал, что не могу найти приличную работу. Вот она и предложила мне стать ее личным шофером. Я согласился. Теперь буду возить на лимузине звезду экрана.
        - Кем? Шофером? - переспросила Кейзия.
        - Да, моя дорогая. Водителем личного автомобиля кинозвезды. - Торин саркастически усмехнулся.
        - Но почему она выбрала именно тебя? - спросила Кейзия.
        - Потому что ее шофер угодил в больницу. Я просто попался ей на глаза в нужный момент. Ты же постоянно капаешь мне на мозги своими упреками, что нам не хватает денег. Разве не так? Вот я и схватился за ее предложение. Ты снова не довольна? Тебе не угодишь!
        Торин резко сел на кровати, спустив ноги на пол.
        - Но ведь Аманда Кейт укатает тебя до смерти! Ты забудешь дорогу домой! Она постоянно в разъездах! - воскликнула Кейзия.
        - Пусть это тебя не волнует, крошка! Главное, мне будут платить приличное вознаграждение. Кроме того, я буду вращаться среди известных режиссеров. Может быть, мне предложат роль в каком-нибудь фильме. Это лучше, чем сидеть дома и ждать, пока позвонит агент!
        Он говорил очень быстро и сбивчиво, но Кейзия слушала его молча и не перечила, зная, что он рассердится. Голова ее уже ничего не соображала, она была ошеломлена этой новостью. Королева «мыльной оперы» прослыла неугомонной нимфоманкой, готовой лечь под любое живое существо. Такая перспектива не казалась Кейзии радужной. На душе у нее скребли кошки.

        Глава 2

        -Так чем я могу быть вам полезен? Впрочем, не говорите, я попытаюсь угадать! Торин отхватил роль в бродвейском шоу, а вас снедают зависть и желание играть вместе с ним!
        - Не угадали, - сказала Кейзия и невольно улыбнулась Чарльзу, от которого ее отделяли не менее двух десятков шагов. Разговор происходил в офисе агентства, на седьмом этаже престижного высотного здания на набережной Каннон.
        Чарльз выглядел весьма респектабельно в своем безупречном белом костюме, сшитом на заказ. Шелковая рубашка с распахнутым воротом и модные итальянские штиблеты придавали его облику молодцеватости и элегантности.
        Чарльз одарил посетительницу очаровательной белозубой улыбкой и пошел к ней навстречу, вытянув вперед руки с ухоженными ногтями.
        - Вы ждете от меня новостей относительно работы. Но их у меня нет, поэтому-то я и не перезвонил вам вчера. Вы же знаете, я вам всегда звоню, когда появляется интересный вариант, - сказал он, лаская ее ироническим взглядом серых глаз.
        - Я сама вчера случайно узнала об одной вакансии и решила попросить вас провентилировать этот вопрос, - мелодично ответила Кейзия, испытывая приятное волнение.
        В это утро она с особой тщательностью подбирала туалет для визита в театральное агентство и остановилась на изящном облегающем платье кофейного цвета на бретельках, едва прикрывающих лямки бюстгальтера такого же оттенка. Его кружева ласкали соски, и томление, возникавшее в груди, вызывало легкое щекотание в промежности, прикрытой кружевными трусиками. Чарльз наверняка оценил бы этот гарнитур, если бы мог на него взглянуть, подумалось ей, и по спине у нее побежали мурашки.
        Кейзия решила не надевать чулки на свои загорелые ноги и ограничилась тем, что аккуратно наложила золотистый лак на ногти, прежде чем надеть босоножки из мягкой кожи. В целом ее наряд больше соответствовал обстановке тропического курорта, чем будничного Лондона, хотя столбик термометра и поднялся выше тридцатиградусной отметки. Но Кейзии было в нем удобно, и это придавало ей уверенности в себе.
        - Расскажите мне об этом поподробнее, - сказал Чарльз и разлил из серебряного кофейника по чашкам кофе.
        Офис был обставлен с отменным вкусом: два широких кожаных дивана белого цвета, шелковистый белый ковер на полу и кофейный столик со стеклянной столешницей. Несколько антикварных безделиц придавали интерьеру дополнительную роскошь.
        - Признаться, я сама осведомлена об этом лишь в общих чертах, - сказала Кейзия, присаживаясь на диван. - Один из моих жильцов. Карл, вскользь обронил, что случайно стал свидетелем любопытного разговора двух актеров. Они говорили о каком-то частном театре, где требуются артисты на временную работу. А я как раз осталась не у дел из-за ссоры со своим боссом, который меня домогался… В общем, вы понимаете, Чарльз, насколько важен сейчас для меня любой шанс трудоустроиться. Ребята, которые снимают у меня помещение на втором этаже моего дома, сочувствуют мне. Один из них - танцор балета Карл - особенно мил… Но это я так, к слову… - Кейзия окончательно смутилась и умолкла.
        Чарльз окинул ее внимательным взглядом и сел рядом с ней на диван, вытянув ноги и скрестив их в лодыжках. Кейзия невольно отметила, как оттопырилась у него ширинка. От Чарльза веяло дорогим мужским одеколоном и холодной самоуверенностью роскошного сибарита, - Я знаю этих людей, мы как-то вместе обедали. Торин тоже присутствовал. Вспомнили? - промолвил он с легким сарказмом в голосе. - Так в чем заключается суть дела?
        Кейзия выпрямила спину, как школьница, отвечающая строгому учителю, и промолвила, стараясь говорить спокойно:
        - Хорошо. Дело было так. Я потеряла место и вернулась домой расстроенная. Карл вскользь упомянул о случайно подслушанном им разговоре двух танцоров кордебалета о том, что один владелец приватного театра набирает новую труппу. Собственно говоря, это все.
        - Вот как? А фамилия владельца частного театра вам не известна? - спросил Чарльз, вскинув брови.
        - Увы, нет! - всплеснула руками Кейзия.
        - Он не упоминал компанию «Рейвенхерст»? Кажется, она сейчас ищет свободных артистов.
        - Нет. А что это за компания? Я впервые о ней слышу! Почему вы не рекомендовали ей меня? - с едва сдерживаемой яростью спросила Кейзия. Уж не считает ли Чарльз, подумала она, что у нее не хватает таланта для этого театра?
        Чарльз нахмурился. После недолгого молчания он спокойно сказал:
        - Мне подумалось, что вам это не подойдет.
        - Почему же? У них какие-то особые требования к актерам? Может быть, мне придется выступать обнаженной? Или участвовать в групповом половом акте на сцене? - спросила Кейзия.
        Чарльз сделал строгое лицо и мягко ответил, накрыв ее маленькую ручку своей большой ладонью:
        - Нечто в этом роде. Эта компания довольно-таки необычна. Театр находится в усадьбе в Дорсете. Его владелец Джерард Фарнол - эксцентричный мультимиллионер. Он сам пишет сценарии для своих спектаклей и сам же их потом ставит. Случается, он осуществляет постановку пьес других драматургов-авангардистов.
        - Вы с ним знакомы и видели его спектакли? - спросила Кейзия, заподозрив, что Чарльз что-то утаивает от нее.
        - Да, - кивнул он. - Я посылал некоторых своих клиентов к нему на пробы.
        - И что же? - спросила Кейзия, чувствуя, что утрачивает самообладание.
        Чарльз передернул плечами и пригладил свои седоватые волосы.
        - Кому-то из них улыбнулась удача, кому-то - нет. За свою работу актеры получили приличное вознаграждение, но почему-то не захотели поделиться впечатлениями о пребывании в усадьбе. Но по имеющимся у меня сведениям я сделал вывод, что это нечто дикое, непристойное и возмутительное.
        - Вы хотите сказать, что там не обошлось без секса?
        - И не обычного, а довольно своеобразного, пикантного, так сказать.
        - Боже мой! - воскликнула Кейзия и откинулась на спинку дивана. - И вы решили, что меня это не заинтересует? Любопытно, на чем основывались ваши суждения?
        - Я считаю вас серьезной актрисой, достойной солидной работы, - ответил Чарльз, всплеснув руками. - Вам впору играть на сцене Королевского шекспировского театра, а не в эротических постановках Фарнола, чьи фантазии выходят за рамки приличия.
        - Мне кажется, это именно то, что мне нужно, - твердо сказала Кейзия, вскинув подбородок. - Я не могу упустить шанс хорошо заработать. Вы можете рекомендовать меня ему на пробный просмотр?
        Чарльз прищурился:
        - Вы действительно этого хотите? Не переоцениваете ли вы свои возможности? Если Фарнол заключит с вами контракт, вам придется жить в его усадьбе и целиком посвятить себя работе над ролью. Учтите, вы не сможете ни расторгнуть договор, ни убежать. К тому же Фарнол очень требовательный режиссер.
        - Работа меня никогда не пугала.
        - В этом я не сомневаюсь. Но тут совершенно иной случай. Вам могут предложить весьма необычные задания.
        - Например?
        - Я не вправе раскрывать детали. Но я позвоню его партнерам, Магде и Джонти, и выясню, насколько обоснованны эти слухи.

        Чарльз заговорщицки подмигнул Кейзии и стал набирать чей-то номер телефона. Кейзия любовалась его уверенными движениями.
        - Алло! - произнес он в трубку. - Могу я поговорить с Магдой Манчини или с Джонти Маршаллом? Ах это ты, Магда! Не узнал! Как дела, милочка? Ах вот как! Благодарю за приглашение, непременно буду! - Он сделал руками выразительный жест, означающий, что Кейзии не следует обращать внимание на этот банальный треп двух театральных агентов, и продолжил разговор:
        - Я слышал, что Джерард Фарнол снова набирает актеров в свой балаган. Ах вот оно что! Новая интерпретация «Синей Бороды»? Неужели? Колоссально! Ах, это будет порнографическая версия? Так я и предполагал. Послушай, одна моя клиентка хотела бы участвовать в пробах. Ее зовут Кейзия Линдон. Чудесная актриса и славная девочка. Зеленоглазая блондинка с умопомрачительной фигурой. Нет, вряд ли ты могла о ней что-то слышать. Это пока лишь восходящая звезда. Я не шучу! Разве я когда-нибудь ошибался? Нет, это не одна из моих юных пассий. Я говорю вполне объективно. Ну и когда же ей прийти? Ах, можно даже сегодня? Через часок? Замечательно! Адрес прежний? О'кей! Пока, моя птичка! Да, и вот что еще, Магда: не пытайся превратить ее в бесстыжую нимфоманку, хорошо? Да, чуточку можно, но не более того. До встречи! - Он положил трубку.
        - Огромное спасибо, Чарльз! - воскликнула Кейзия. - Я на седьмом небе от счастья. А ведь вчера готова была повеситься от безысходности. Не знаю, как мне отблагодарить тебя за эту любезность!
        - Какие-то неприятности дома? Проблемы с Тори-ном?
        - Да, в некотором смысле. Трудно жить с эгоистом.
        - Я это понял, как только впервые взглянул на него. Чарльз порывисто приподнял Кейзию с дивана, взяв ее под локти. Она напряглась, но тотчас же расслабилась, представив, как чудесно будет оказаться в объятиях этого зрелого мужчины, испытывающего к ней влечение и внушающего ей взаимное чувство. Предшествующие этой встрече события совершенно раздавили и обессилили ее, она не могла даже мастурбировать. Поэтому ей требовался крепкий пенис, способный проникнуть в ее плоть, заполнить собой ее росистое лоно, растянуть шелковистые стенки и долбить его до тех пор, пока она не испытает восхитительное удовлетворение.
        Но когда Чарльз привлек ее к себе, упершись массивным твердым стручком в низ живота, она простонала:
        - Я не могу!
        - Но почему? Это так давно назревало, - интимным тоном прошептал он ей на ухо, сжимая рукой грудь.
        - Я люблю Торина! - пропищала она, чувствуя, как подкашиваются у нее ноги.
        Чарльз наклонил голову и стал жадно сосать сосок через ткань.
        - Это пройдет, - сказал Чарльз. - Он недостоин тебя. Его рука проникла ей под юбку и сжала ее горячую ягодицу. Второй рукой он коснулся промежности и стал тереть клитор.
        Кейзия сладострастно застонала и обмякла, прижавшись к нему и порывисто дыша. Чарльз продолжал целовать ее груди, одновременно творя чудеса своими пальцами. Трусики ее стали влажными, бюстгальтер сдавливал вздымающуюся грудь и мешал ей дышать. Чарльз ловко расстегнул его и, спустив с плеч лямки платья, отошел на шаг, чтобы полюбоваться ее прекрасным полуобнаженным телом. В глазах его читалась страсть. Кейзия решительно стянула платье до пояса, представив его восхищенному взору свои полные груди, впалый живот и манящий изгиб бедер.
        Чарльз протянул руку к соску, потер его пальцами и вдруг резко просунул вторую руку под ее трусики. Кейзия не смогла устоять перед столь многообещающим жестом и начала двигать торсом, прижимаясь промежностью к его руке. Угадав ее желание, Чарльз нащупал клитор и стал его теребить, шепча:
        - Какая ты славная, Кейзия! Как давно я ждал этого прекрасного момента. - Он просунул палец во влагалище и стал им быстро двигать там вперед и назад. - Какой милый у тебя розовый бутон! Как приятно ощущать его бархатные лепестки, вдыхать дурманный аромат! Любопытно, ласкает ли его так, как я, Торин, доводит ли он тебя до блаженства своими ласками?
        - Не часто, он многого не понимает, - с досадой ответила Кейзия, не желая вспоминать о своем сожителе в такой чудесный миг. Ей хотелось в полную меру насладиться им, и Чарльз, догадавшись об этом по ее взгляду и голосу, промолвил:
        - Не будем больше говорить о грустном, прелесть моя! Лучше предадимся наслаждению.
        С этими словами он провел пальцем по ее росистему лону и дотронулся до его самого чувствительного местечка, похожего на пестик. Кейзия задрожала и ахнула. Чарльз уложил ее спиной на диван и, опустившись перед ней на колени, начал сосать ее груди и массировать клитор большим пальцем, проникая всеми остальными во влагалище, горячее и влажное.
        Кейзия сжала руками свои набухшие груди и, мотая головой из стороны в сторону, стала щипать и дергать соски. Чарльз с интересом наблюдал игру страстей на ее лице, не забывая творить чудеса с ее сокровенными углублениями и выпуклостями в промежности, разбухшей, покрасневшей и горячей.
        Кейзия пришла в неистовство от всех этих его знаков внимания. Ей было приятно осознавать, что она не ошиблась в своих предчувствиях, что он действительно обладает редкой нежностью и страстностью. Более того, он стоически терпел муки неутоленного сладострастия, заботился лишь о ней, а не о себе. Его член рвался из-под молнии наружу, мошонка, вероятно, тоже разбухла, но он упорно повторял:
        - Кончи, моя дорогая, я прошу тебя!
        Наконец его старания увенчались успехом: Кейзия достигла пика экстаза и разразилась дикими стонами, не в силах молчать, когда внизу живота возникли спазмы.
        Чарльз вскочил и, наклонившись, жадно поцеловал ее в губы, словно бы желая разделить с ней радость оргазма. Потом он стал покрывать поцелуями ее лицо и поглаживать ладонями по волосам.
        Постепенно дыхание Кейзии нормализовалось, сердце стало биться в нормальном ритме. Но во влагалище ощущалась тягостная пустота, стенки его продолжали судорожно сжиматься. Она открыла глаза и, погладив ладонью его по гладко выбритой щеке, спросила:
        - А тебе самому разве не хочется испытать удовольствие?
        - Конечно же, «хочется, моя прелесть, - с иронической улыбкой ответил он. - Но чутье говорит мне, что ты пока не готова к соитию со мной. Ведь оно для тебя не пустячное дело, верно? И тебе будет трудно насладиться им в полной мере, пока ты не разорвешь отношения с Торином. Я подожду.
        - У тебя есть любовница? - спросила Кейзия, почему-то испытывая легкое раздражение при мысли, что Чарльз привязан к другой женщине.
        - В настоящее время нет. Я хотел бы завязать с кем-то более серьезные отношения, чем те, что основаны на желании быстренько удовлетворить свою страсть. Не все мужчины одинаковы в этом плане, надеюсь, ты это знаешь.
        Его взгляд был настолько искренним, что Кейзия устыдилась своих подозрений и еще раз убедилась, что утратила веру в представителей мужской половины человечества. Умелые и нежные ласки Чарльза наполнили ее уверенностью в себе и спокойствием. Он вел себя, как истинный джентльмен, напомнив ей, что благородное поведение все еще возможно в нынешний суетливый и корыстный век, агонизирующий в преддверии неизбежного финала.
        - Прости, Чарльз, я вела себя глупо, - смущенно пролепетала она, приняв сидячее положение и собираясь уйти. - Рано или поздно я разберусь в своем отношении к Торину.
        - Лучше не откладывай это в долгий ящик, - наставительно сказал Чарльз и протянул руку, чтобы помочь ей встать. - Поезжай на встречу с агентами фирмы «Рейвенхерст», а потом позвони мне и расскажи, чем закончился ваш разговор. У тебя ведь есть номера всех моих телефонов, не так ли?
        - Да, спасибо тебе за все, - сказала Кейзия и стала приводить себя в порядок.
        - Я вызову такси, - сказал Чарльз. - Да, вот адрес! - Он отдал ей сложенный вчетверо листок бумаги. - Я провожу тебя до лифта.
        Когда дверь кабины закрылась и она стала опускаться, Кейзия потрогала щеку, на которой еще горел прощальный поцелуй Чарльза, и подумала, что с радостью осталась бы с этим мужчиной навсегда. Ей вдруг стало страшно возвращаться в опасный мир человеческих страстей. Но уже в следующее мгновение женское любопытство, растревоженное рассказом Чарльза о компании «Рейвенхерст», взяло верх над опасениями, и Кейзия, сделав глубокий вдох, стала обдумывать свои следующие шаги к намеченной цели.

        - Это звонил Чарльз Хэгли. Он сказал, что пришлет к нам одну из своих артисток, - грудным голосом произнесла Магда, нежась в джакузи, занимавшем значительную часть просторной комнаты. На фоне черной мраморной ванны ее розовая кожа казалась глянцевитой и шелковистой.
        - Она хочет работать у Джерарда? - спросил Джонти, войдя в ванную и сбросив на пол халат, чтобы присоединиться к Магде.
        - Конечно, дорогой! Но сначала мы с ней тоже немножко развлечемся. - Она хрипло рассмеялась.
        - Прекрасно, - ответил он и залез в джакузи. Магда окинула его сладострастным взглядом и подумала, что он отлично обрамляет ее смуглую красоту. Джонти являл собой образчик холеного английского аристократа с типичной для этого класса внешностью - гибким телом, светло-каштановыми волосами, бледным лицом и голубыми глазами с поволокой, напоминающей дымку, зависшую над котсволдскими холмами в предрассветный час.
        - О да! - воскликнула она. - Мы славно повеселимся! Магда протянула руку к его мошонке и сжала ее в кулаке. Пенис тотчас же встал, розоватый и толстый, и уставился на нее своим единственным слезящимся глазом.
        - Прекрати, шалунья! - прорычал Джонти.
        - Не сердись, дорогой. Тебе ведь самому приятно! - промурлыкала Магда, совсем как большая кошка, и, прищурившись, добавила:
        - Или тебе напомнить, что ты должен мне подчиняться?
        Джонти побагровел, пенис задрожал от напряжения.
        - Я хочу спокойно принять ванну. Я все утро суетился и страшно вспотел. Мне нужно отдохнуть и привести себя в порядок, - сказал он. - А Джерард наверняка заждался свежего куска мяса. Вот уж он обрадуется, когда мы принесем ему его на тарелочке!
        Он плюхнулся в воду и сел напротив Магды, раздвинув ноги. Она дотронулась пальчиками ступни до его мошонки. Джонти вздрогнул и откинул голову на край ванны. Магда легонько надавила большим пальцем ноги на основание торчащего члена, потом переключилась на фиолетовую головку.
        Джонти зарычал, словно грозный лев, чем еще больше возбудил Магду. Ей нравилось ощущать свою власть над этим богатым изнеженным аристократом, не ведающим в отличие от нее, что такое лишения и нужда. Она достигла своего нынешнего положения, пускаясь во все тяжкие и не гнушаясь самых подлых приемов. И теперь она упивалась своими достижениями. Ни Джонти, ни властолюбивый Джерард Фарнол уже не могли обойтись без нее.
        Она потеребила головку члена пальчиком и подумала, что здесь-то и находится то самое слабое местечко, ради ублажения которого мужчины готовы пойти на все. И как бы ни пытались они завуалировать свои низменные устремления, какой бы дымовой завесой ни маскировали свои похотливые намерения, все равно рано или поздно эти покровы с них спадут, обнажив сущность сластолюбивого зверя, готового воткнуть пенис в любую щель.
        Они до самой смерти остаются мальчишками, только их игрушки становятся более дорогими и изощренными. Любой нормальный мужчина стремится присосаться, словно младенец, к женской груди и утонуть в лоне, откуда он когда-то и появился на белый свет. Как хорошо, что она родилась не мужчиной, а женщиной, подумала Магда и победно придавила ступней весь мужской причиндал Джонти.
        Он брызнул на нее водой, подняв ладонью волны, и, подавшись вперед, попытался поцеловать ее груди, шепча:
        - Ты моя богиня, Магда!
        - Тогда доведи меня до оргазма! - приказала она. Джонти взял в руку душевую насадку шланга и, включив воду, направил тугие струи на клитор. Магда раздвинула ноги и закрыла глаза, выпятив низ живота. Возбужденный клитор напоминал большую блестящую жемчужину. Волосики были тщательно удалены с лобка и срамных губ. Магда предавалась сладострастным играм постоянно и с женщинами, и с мужчинами, не в силах сделать окончательный выбор между ними. Ей нравились и прикосновения женских губ и пальцев, и грубое проникновение пениса в ее сокровищницу наслаждения. И то и другое доставляло ей божественное наслаждение. Не пренебрегала она и фаллоимитаторами. Но особое упоение Магда находила в мастурбации.
        Джонти усердно поливал ее из душа, направляя струи то на груди, то на живот. Магде представилось, что она бежит босиком по лугу под теплым летним дождем, а за ней наблюдает, хищно оскалившись, демонический Джерард с насмешливой ухмылкой на тонких губах и звериным блеском в янтарных, как у тигра, глазах. Ее ягодицы непроизвольно сжались, а кожа словно бы вспыхнула, едва лишь она вспомнила, как хлестал ее по спине кнутом этот садист. По ее телу растеклось блаженство, в последнее время Магда втянулась в садомазохизм.
        Тугие струйки воды, бьющие снизу, щекотали ей ягодицы и анус, покалывали преддверие влагалища, ласкали икры и пятки. Джонти направил струйки душа на клитор. Магда застонала, пронизанная миллионами микроскопических иголочек, и повела крутыми бедрами. Поверхность воды покрылась кругами и пузырьками. Клитор затрепетал. Магда подумала, что ей давно пора украсить его золотым колечком - она слышала, что это обостряет ощущения при соитии и мастурбации.
        Она замерла, чувствуя приближение оргазма. Острые коричневато-красные соски торчали из-под воды. Джонти стал поливать их из душа. Магда блаженно улыбнулась, чувствуя, как наливается тяжестью низ живота и усиливается сладкое томление в груди. С губ ее сорвался легкий стон.
        Джонти направил струи воды на клитор и, повернув кран, усилил напор. Именно этого Магде и хотелось. Каждая клеточка тела, каждый нерв откликнулись на стимуляцию. Джонти выждал, пока все мышцы Магды напряглись, и, опустив насадку душа в воду, стал дразнить струйками ее анус.
        Балансируя на грани экстаза, Магда в ярости воскликнула:
        - Не мучь меня, мерзавец! Ты ведь знаешь, чего я хочу!
        Воображение Магды нарисовало красочную сцену проникновения огромного мужского члена в ее задний проход. По телу ее пробежала сладостная дрожь. Магда начала вертеться, норовя подставить под струйки свое наиболее чувствительное место. Дыхание ее участилось, до желанного оргазма оставалось совсем немного. Она протянула руку и сжала разбухшую головку члена Джонти, крикнув:
        - Укуси меня за клитор! Тогда я позволю тебе овладеть мной!
        - Ты не обманешь меня, богиня? - с дрожью в голосе спросил Джонти, чей пенис уже дымился, словно разгневанный вулкан, готовый извергнуть пепел и лаву. Говоря это, он тем не менее продолжал поливать из душа ее анус.
        Потеряв контроль над собой, Магда крикнула:
        - Ты поплатишься за все, жалкий червяк! Но сегодня я позволю тебе вогнать в меня свой мерзкий стручок.
        Джонти осклабился, хищно раздувая ноздри, и вновь стал раздражать струйками клитор, явно не желая его сосать. Но и водного массажа было достаточно, чтобы сердце Магды затрепетало и где-то внутри ее произошел взрыв. Она задергалась и завыла в исступленном оргазме. Джонти не стал медлить и вогнал в нее член. Он вошел во влажное жаркое лоно, как нож в масло. Магда закинула ноги ему на плечи, вцепилась ногтями в спину и заработала торсом так, что глаза у Джонти полезли из орбит.
        Вода выплеснулась из ванны на пол. Джонти стал быстро и ритмично двигать торсом. Магда млела от охвативших ее сладостных ощущений. Пенис проникал все глубже и глубже в ее лоно и наконец изверг горячее семя. Джонти с трудом отдышался и стал извиняться за то, что кончил слишком быстро. Она милостиво простила его на этот раз, но пообещала, что в следующий раз обязательно накажет за аналогичную оплошность.
        - Сегодня я утешусь с красоткой из театрального агентства, которую обещал прислать сюда Чарльз, - хриплым голосом добавила она. - Надо же проверить, на что она способна.
        Лондон задыхался от жары и духоты. Оксфорд-стрит походила на преисподнюю, столь детально описанную Данте. Гудящие автомобили напоминали чертей, готовых растоптать копытами изнемогающих под солнцем пешеходов, снующих по переходам и тротуарам. Водитель такси обтер вспотевший лоб тыльной стороной ладони и сказал:
        - Проклятые туристы! Лезут прямо под колеса! А сезон только начался. Погода нынче в Лондоне стоит, как на юге Франции.
        - Как вы думаете, такая необычная жара - результат парникового эффекта? - спросила Кейзия, ерзая на сиденье. Бедра ее вспотели и липли к кожаной обивке, промежность увлажнилась, а по спине струился пот. Кондиционеры в такси были не предусмотрены.
        - Понятия не имею, - ответил водитель и улыбнулся, взглянув на нее в зеркальце.
        От набережной до Холборна было довольно-таки далеко, и Кейзия измучилась в салоне за время поездки. Утешением являлось только то, что оплатил ее Чарльз. Он сказал, что включит эту сумму в свои представительские расходы. Возражать Кейзия не стала.
        Наконец такси свернуло на тенистую площадь - один из немногих уголков города, где сохранилась пышная зеленая растительность. А ведь когда-то через Лондон гоняли стада скота на Смитфилдский рынок, а юные прекрасные пастушки пасли на берегах Темзы гусей.
        Кейзия выбралась из такси и пошла по тротуару вдоль великолепного здания XVIII века, представляя себя одной из девиц той эпохи, одетой в юбку с фижмами и белый напудренный парик. Наконец она увидела на одной из дверей табличку с нужным ей номером, поднялась по ступенькам лестницы и постучала в дверь медной колотушкой в форме львиной головы.
        В прихожей раздался глухой звук. Однако отворить ей дверь не торопились. Кейзия нетерпеливо переступила с ноги на ногу. Прошла минута. Кейзия собралась было уйти, как вдруг дверь наконец распахнулась и перед ней возник человек, одетый в черное обтягивающее эластичное трико и черную накидку. Его лицо было смертельно бледным, глаза обведены сурьмой, черные волосы всклокочены, а губы словно бы перепачканы кровью. Но главное, нельзя было понять, женщина это или мужчина.
        - Вы Кейзия Линдон? - бесцветным голосом спросило странное существо.
        - Да, - робко ответила Кейзия.
        - Проходите, вас ждут!
        Кейзия вошла в прихожую, пол которой был выложен разноцветной плиткой, и скользнула взглядом по гипсовым обнаженным фигуркам, стоящим в нишах. Стены были покрыты дорогими рельефными обоями, потолок украшен лепниной. Странный человек неопределенного пола провел ее в гостиную, отделанную еще более вычурно, и исчез, как сквозь пол провалился.
        Кейзия огляделась: высокие лепные потолки, створчатые окна, стеклянные двери, выходящие во внутренний дворик, - все это не могло не вызвать у нее восхищения. Во дворике имелся небольшой плавательный бассейн, неподалеку от которого стоял круглый столик под полосатым навесом. Удобные шезлонги так и манили лечь в них и, вытянув ноги, облегченно вздохнуть.
        Кейзия подумала, что неплохо было бы и ей устроить в своем дворике бассейн. Нужно лишь заработать деньги. А для этого необходимо не ударить сегодня лицом в грязь и продемонстрировать все, на что она способна.
        Из радужных фантазий ее вывел грудной женский голос.
        - Мисс Линдон? Чарльз говорил мне о вас. Я Магда Манчини.
        - А меня зовут Джонти Маршалл, - добавил мужчина, вошедший в гостиную следом за ней.
        Магда оказалась высокой дородной дамой с оливковой кожей и копной иссиня-черных волос на голове. Ее внимательные черные глаза напоминали бездонные колодцы, от тела исходил сильный аромат цветочных духов и мускуса. Кейзия предположила, что в ее жилах бурлит гремучая смесь кровей ее предков - выходцев из Италии и Восточной Европы. Джонти походил на выпускника Оксфордского университета - бледное лицо, голубые глаза, светлый чуб, ниспадающий на глаза. Скорее всего это был отпрыск старинного аристократического рода. Казалось, он сейчас подойдет к ней и спросит, не желает ли она сыграть с ним в теннис.
        - Очень любезно с вашей стороны принять меня сразу же после звонка моего агента, - наконец произнесла Кейзия, прикидывая, чего можно ожидать от этой странной парочки. После предупреждения, сделанного Чарльзом, воображение рисовало их в причудливых позах во время извращенного совокупления. По коже Кейзии поползли мурашки. Лучше бы Чарльз не рассказывал ей об устраиваемых здесь оргиях!
        На дебелое тело Магды нельзя было не обратить внимания. Ее наряд подчеркивал все изгибы, выпуклости и вогнутости ее фигуры. На фиолетовой длинной юбке сбоку имелся разрез, обнажающий голое бедро; глубокое декольте блузки позволяло рассмотреть ее дынеподобные груди. На ногах у нее были золотистые босоножки на высоких каблуках.
        - Мы всегда рады новым лицам, не так ли, Джонти? - густым грудным голосом воскликнула Магда, поправляя крашеные волосы. Груди всколыхнулись, и сквозь тонкую ткань обозначились соски.
        - Позвольте мне называть вас просто Кейзией! - с подкупающей улыбкой сказал Джонти, скользнув масленым взглядом по фигуре гостьи.
        - Расскажите нам о себе, - попросила Магда и грузно опустилась на диван, обитый пестрой тканью, - он стоял возле огромного мраморного камина, украшенного орнаментом в форме виноградных кистей и двумя фигурками обнаженных юношей, стоящими по бокам. Их эректированные фаллосы, казалось, нацелились гостье в глаза, мошонки впечатляли своими солидными объемами. Ноги у Кейзии стали словно ватные.
        Она присела, чтобы не упасть, на Край позолоченного стула и сделала успокаивающий вздох, мысленно моля Бога помочь ей с честью пройти это нелегкое испытание.
        Однако беседа протекала довольно легко. После того как она рассказала свою биографию, Джонти и Магда стали задавать ей вопросы. Кейзия отвечала не задумываясь.
        - Не желаете ли освежиться коктейлем «Маргарита»? - спросила Магда.
        - Я никогда его не пробовала, - ответила гостья.
        - Тогда вы зря прожили жизнь! Джонти, приготовь нам коктейли покрепче, не скупись на текилу.
        Кейзия повертела в руках высокий стеклянный бокал, край которого был обсыпан солью, понюхала смесь, состоящую из текилы, сока агавы и лайма, апельсинового ликера и льда, вздохнула и сделала первый глоток. У нее закружилась голова, и она поставила бокал на столик, решив воздержаться от рискованного эксперимента, чтобы не испортить о себе впечатление.
        - Может быть, вы хотите, чтобы я вам что-нибудь прочла? - спросила она.
        - Что ж, это было бы неплохо, - сказала Магда. - Мы собираемся поставить пьесу на основе истории о Синей Бороде - так звали одного старого извращенца, запрещавшего своей молодой жене отпирать потайные двери в его замке.
        - Здесь много ассоциаций, которые становятся понятны, если применить к ним учение Фрейда, - вставил Джонти.
        - Вот вам часть сценария, можете прочесть слова принцессы Ясмины, невесты-девственницы, - сказала Магда, протягивая ей распечатку.
        - Это правда, что театр принадлежит Джерарду Фарнолу? - спросила Кейзия.
        - Да. И эту пьесу написал тоже он. Правда, идея пришла к нему после того, как он прослушал оперу Бартока «Замок герцога Синяя Борода» и прочитал несколько книг, трактующих эту легенду с позиции психоанализа, - ответила Магда.
        - Сама легенда весьма оригинальна, она полна символов и иносказаний. Не последнее место занимает в ней мысль о том, что любая женщина подсознательно стремится подчиняться мужчине и терпеть его насилие, - многозначительно добавил Джонти. - Подсознание приходит в конфликт с сознанием, и это побуждает женщину бросать мужчине вызов. Круто закручено!
        - Вы позволите мне пробежать текст? - спросила Кейзия.
        - Начните с конца первого действия, с того места, где Синяя Борода демонстрирует свою силу юной Ясмине. Желая подчинить ее своей воле, он хлещет ее кнутом во время свадебного торжества, - сказала Магда и, вскочив с дивана, сняла висевший на стене черный кожаный кнут и прошлась с ним по комнате. При этом разрез на бедре разошелся, и Кейзия увидела, что у нее стройные и красивые ноги. На мгновение она увидела и ее обритую промежность.
        Клитор Кейзии отреагировал на это мимолетное видение странным образом: он затрепетал и стал увеличиваться. Ей захотелось дотронуться до Магды и поласкать ее. Текст едва не выпал у нее из рук. Кейзия покраснела и потупилась. Никогда прежде у нее не возникало желание приласкать женщину. Но сейчас с ней происходило нечто странное.
        - Вы готовы, Кейзия? - постукивая кнутовищем по ладони, спросила Магда. - Тогда следуйте указаниям автора во время чтения. Я буду играть роль Синей Бороды. Встаньте передо мной на колени. Итак, я говорю: «Ты - моя невеста. Я - твой господин и супруг. Ты должна научиться беспрекословно мне подчиняться!»
        Задача, стоявшая перед Кейзией, была не из легких. Без всякой подготовки ей требовалось вжиться в незнакомый образ. Ведь она знала лишь то, что Ясмина - девственница, неосмотрительно согласившаяся стать женой многоопытного герцога Синяя Борода, хотя и ее подруги, и родственники противились этому неравному браку.
        Кейзия упала на колени, зажав сценарий в дрожащей руке, и стала взволнованно говорить:
        - О, мой супруг и любовник! Отчего ты столь жесток ко мне? В чем я провинилась?
        - Впредь ты не должна позволять себе никакие вольности, - резким мужским голосом произнесла Магда и, обойдя Кейзию, взмахнула кнутом. Раздался характерный звук удара, приглушенный ковром.
        Кейзия вздрогнула. По спине ее побежали мурашки. Но в промежности возникло необычное ощущение. Ударит ли ее в следующий раз Магда по-настоящему? Что она почувствует при этом? Прежде ее еще никогда не хлестали кнутом.
        - Ты прекрасна, Ясмина! - воскликнула Магда и дотронулась кончиком кнутовища до оголенных плеч Кейзии.
        На коже ее возникли пупырышки, трусики увлажнились. Не осмеливаясь поднять голову, Кейзия-Ясмина покосилась на ноги Магды. От ног в босоножках с ремешками вокруг щиколоток пахло потом, к нему примешивался особый тонкий аромат ее половых органов.
        - Вы мне льстите, мой супруг и повелитель! - тонким голоском воскликнула Кейзия, испытывая при этом действительно неосознанный страх.
        - Ты выше любых похвал и достойна всего, чем я владею. За одним исключением: тебе запрещается отпирать мои потайные двери.
        - Но почему?
        - Не задавай лишних вопросов! - Магда хлестнула Кейзию кнутом по спине - не сильно, но чувствительно.
        - Ой! - вскрикнула Кейзия. - На сцене так не бьют! Расставив ноги, Магда покачала кнут в руке и, оскалившись, словно голодная волчица, возразила:
        - Но ведь вы понимаете, что автор стремится достичь максимального реализма! Если вы хотите получить эту роль, а вы, по-моему, ее достойны, - вам придется немного потерпеть. Искусство, как вам известно, требует жертв. Вы готовы принести себя в жертву искусству?
        - Не уверена, - честно призналась Кейзия, потирая саднящее плечо.
        - Уступите, Кейзия, и вы раскрепостите свою психику! - воскликнул Джонти. Кейзия обернулась и с удивлением отметила, что под джинсами у него обозначился эректированный член. - Учитесь подчиняться!
        - Сейчас я покажу вам, как это нужно играть, - сказала Магда и, обернувшись к застывшей у стены бесполой фигуре, приказала:
        - Подойди ко мне, жалкая тварь!
        Странное существо, пол которого Кейзия так и не сумела определить, приблизилось к ней и, упав на пол, стало целовать ей ступни.
        - Ее зовут Ленка. Она сделает все, что я прикажу. Верно, Ленка?
        - Да, госпожа! - последовал ответ.
        Служанка встала на колени, распахнула накидку - и изумленному взору Кейзии предстала абсолютно плоская мускулистая мужская грудь, правда, с колечками, пропущенными через соски. Кольца были продеты и через верхнюю губу, и через левую бровь. В Кейзии проснулось сексуальное томление. Она поняла, что здесь ей скучно не будет.
        Магда потрепала Ленку по голове, наклонилась и страстно поцеловала ее в губы. Ленка сладострастно застонала и попыталась было прикоснуться к хозяйке, но та ловко отпрянула, взмахнула рукой и огрела рабыню кнутом по спине. Ленка упала ничком на пол.
        Магда обошла ее распростертое тело и, встав напротив оцепеневшей Кейзии, воскликнула:
        - Добро пожаловать в нашу счастливую семью бродячих артистов! Я буду рекомендовать вас Джерарду. Кейзия положила текст на столик и ответила:
        - Я живу с одним мужчиной, тоже актером, и не уверена, что смогу с ним расстаться. Не могли бы вы и его принять в эту труппу? Он талантлив и хорош собой.
        - К сожалению, милочка, мужчин у нас достаточно, а вот женщин нам не хватает. Будет обидно, если вы откажетесь от роли Ясмины. Вряд ли вам подвернется еще раз такой шанс. Ведь вы начинающая актриса, насколько я понимаю.
        - Это так, - согласилась Кейзия. - Я не отказываюсь от роли и признательна вам за это предложение.
        Вот только если бы еще…
        - Хорошо, пусть ваш любовник тоже приходит, - вдруг сказала Магда. - Как ты считаешь, Джонти? Но вот нужен ли он вам здесь? В усадьбе живет не менее десятка красавцев актеров и еще больше очаровательных актрис. Жизнь там покажется вам праздником! Подумайте и сделайте свой выбор. Но учтите: репетиции начнутся уже со следующей недели!

        Глава 3

        Первым порывом Кейзии было вернуться домой и все рассказать Торину. При всех своих недостатках и собственнических замашках, он иногда говорил дельные вещи, особенно о закулисной жизни. И все же нельзя было сбрасывать со счетов и то, что Торин из ревности и зависти высмеет ее и отговорит от этой затеи. Кейзию охватили сомнения. Перед ней вновь встал извечный вопрос: что делать?
        Она вовсе не была уверена, что Торин будет ждать, пока она вернется из Дорсета в Лондон. Следовательно, согласившись на сделанное ей предложение, она рисковала, а расстаться с любовником пока не была готова. Пребывание в усадьбе могло затянуться надолго. Короткие отлучки вряд ли спасли бы ситуацию. Следовательно, ей неизбежно следовало сделать выбор. На это, однако, Кейзии недоставало духа. Она уже сожалела, что поехала на встречу с Магдой и Джонти. Занятая противоречивыми мыслями, Кейзия не обращала внимания на духоту и толкотню в метро и едва не проехала свою станцию. Непростая дилемма не выходила у нее из головы, пока она шла пешком от станции до дома. Но жажда мешала ей сосредоточиться и принять верное решение.
        Вот почему Кейзия вздохнула с облегчением, когда наконец вошла в свою прихожую.
        - Торин! - крикнула она. - Я вернулась!
        Ответа не последовало, дом был пуст. И как это всегда с ней случалось во время непредвиденных отлучек Торина, она приуныла. Очевидно, она успела сильно привязаться к своему коварному ирландцу и нуждалась в нем гораздо больше, чем он в ней.
        Кейзия вяло прошла на кухню, надеясь найти там записку - случалось, что Торин оставлял ее на столе, когда внезапно куда-то исчезал. Вот и сегодня листок бумаги лежал под грязной чайной чашкой. В записке говорилось, что Торин отправился проведать своего закадычного дружка Уолта и вернется не очень поздно.
        Уолт Баргейт был художником и театральным декоратором, время от времени он ссужал Торину деньги. У него была своя студия, иногда он устраивал в ней вечеринки для друзей. Раз или два Кейзия тоже там была, но явиться без приглашения не осмеливалась. Ей стало обидно, что Торин исчез из дома именно сегодня, когда ей предложили работу. Мог бы посидеть с банкой пива напротив телевизора и посмотреть до ее возвращения свой любимый спортивный канал. Так нет же, как назло ему приспичило проведать приятеля!
        Чтобы успокоиться, Кейзия налила себе в бокал апельсинового сока, залпом выпила его и собралась сходить в мастерскую Уолта, благо до нее было рукой подать. Побитую малолитражку - их единственное средство передвижения - взял Торин. С трудом переставляя ноги, Кейзия поплелась в мастерскую пешком, проклиная Торина за бесцеремонность. Ему и в голову не приходило, что машина могла понадобиться ей самой. Он возомнил себя ее полноправным хозяином и пользовался ею по своему усмотрению.
        Она вышла на авеню и свернула в парк, решив пройти коротким путем по тропинке. Мастерская Уолта находилась в пристройке старинного дома, служившей некогда конюшней. Строение хорошо сохранилось. На каменной стене, увитой плющом, нежился кот. Заметив Кейзию, он впился в нее настороженным взглядом своих желтых глаз. Во дворе дома она увидела свою машину и повеселела. Входная дверь оказалась открытой. Кейзия вошла и поднялась на второй этаж. Там, в одной из квартир, расположенных по длинному коридору, и устроил студию Уолт.
        Кейзия с завистью подумала, что его родители до сих пор ему помогают, поэтому-то он и может позволить тебе арендовать квартиру для мастерской. Ее же папаша - законченный алкоголик и уже давно не писал ей писем, а мамаша только и делала, что развлекалась с молодыми любовниками.
        Дверь квартиры, которую снимал Уолт, была распахнута, оттуда неслась негромкая музыка. Пела Арета Франклин, что показалось Кейзии подозрительным: ни Торин, ни Уолт не увлекались джазом, первый предпочитал слушать мелодии в стиле «диско», второй обожал Моцарта. Сама же Кейзия любила классические музыкальные произведения, особенно оперу.

        Она вошла в просторную студию, залитую светом из окон, и огляделась. Вдоль стены стояли холсты в подрамниках и мольберт с незаконченным портретом обнаженной женщины. Половину помещения занимали театральные декорации и реквизит: чучела животных, увядшие цветы, старые театральные костюмы, старинное оружие и другие причудливые предметы, используемые художником в работе.
        Помимо всего этого, здесь имелись компьютер, телевизор с огромным экраном, видеомагнитофон и стереосистема, а из мебели - диван и кресла. Две комнаты квартиры были отведены под спальни. На кухне можно было найти все необходимое для приготовления пищи, ванная радовала взор прекрасной отделкой и чистотой. В общем, друзья наверняка завидовали владельцу этого роскошного холостяцкого жилища. Сейчас, как показалось Кейзии, оно пустовало. Куда же все подевались, недоумевала она. Видимо, отправились в паб.
        Из большой спальни донесся подозрительный звук. Кейзия прислушалась и, заинтригованная странным повизгиванием, на цыпочках подкралась к двери, открыла ее и - застыла на пороге, потрясенная представшей ей картиной.
        На разобранной кровати лежала голая женщина, ее искаженное гримасой сладострастия лицо напоминало блаженный лик святого мученика, подвергаемого пытке. Приглядевшись, Кейзия узнала в ней ту самую актрису - звезду «мыльных сериалов», водителем машины которой нанялся Торин. В его служебные обязанности, очевидно, входили и другие функции. К их исполнению он, несомненно, относился чрезвычайно прилежно.
        В данный момент Торин стоял, упершись коленками в край кровати и приспустив джинсы, и самозабвенно овладевал Амандой Кейт. Его пенис ритмично входил в розовато-лиловую расселину между ее задранных ног. Объемистый зад дивы телеэкрана покоился на подушке. Мошонка Торина смачно шлепалась по ее мясистым ляжкам, по ягодицам стекал густой сок.
        Позвоночник Кейзии пронзил электрический ток, она словно приросла к полу, охваченная ревностью и яростью. Вытаращив остекленелые глаза, она молча наблюдала это отвратительное зрелище. Но постепенно к этим чувствам присовокупилось противоестественное желание потискать дыне образные груди Аманды и потеребить ее коричневатые торчащие соски, а еще лучше - просунуть ладонь между ее половыми губами, поросшими темными курчавыми волосами, а потом сжать в кулаке мошонку Торина и дернуть за нее.
        Она впервые стала невольной свидетельницей совокупления, если, разумеется, не считать виденных ею порнофильмов. И собственная реакция на это действо повергла Кейзию в смущение. Ей не только хотелось убить Аманду и покалечить неверного Торина, но и немедленно примкнуть к ним - ласкать груди Аманды, сосать соски, лизать и нюхать ее половые органы.
        Во второй раз за день у нее возникло противоестественное влечение к женщине, и это вселяло в нее тревогу. Но больше всего ее притягивал голый зад Торина. Она умирала от желания сжать в руке основание пениса и почувствовать влажное и горячее лоно Аманды своей кожей, подергать ее за клитор. Короче говоря, ей хотелось руководить чужим соитием.
        Промежность Кейзии увлажнилась и набухла, клитор задрожал, как заячий хвостик, сердце готово было лопнуть. Как назло, все испортил Торин. Он заметил ее и, прервав половой акт, в сердцах воскликнул:
        - Это ты, Кейзия? Какого дьявола тебе надо? Аманда взвизгнула, он непроизвольно вогнал в нее пенис до упора и задергался, извергая семя. Звезда «мыльного» телесериала протяжно застонала и тоже затряслась в экстазе.
        Придя в себя, она вытаращила на Кейзию глаза и воскликнула:
        - Что за ерунда? Это кто такая? Никаких съемок! Я запрещаю фотографировать меня!
        Торин вытянул опавший пенис из влагалища и угрюмо заметил, с ненавистью глядя на Кейзию:
        - Она не из газеты. Это моя подружка.
        - Бывшая подружка! - вставила Кейзия. - Заруби это у себя на члене.
        - Что это значит? - воскликнул он, застегивая ширинку. - Нас с Амандой связывают чисто деловые отношения. Это не серьезно!
        - Мне плевать на ваши отношения. Я ухожу! - вскричала Кейзия. - Нет, уезжаю на своей машине. Все кончено. Прощай! А вам, мисс Кейт, желаю приятного времяпрепровождения. Надеюсь, вы научите его, как следует удовлетворять женщину. Иначе он вряд ли долго у вас продержится. До сих пор его нельзя было назвать хорошим любовником.
        - Постой, Кейзия! Давай поговорим! - закричал Торин, обеспокоенный потерей бесплатного стола и крова.
        - Нам не о чем разговаривать. Я все решила. - Кейзия остановилась в коридоре и, обернувшись, добавила:
        - И передай Уолту, что я больше не хочу его видеть!
        Она решительно вышла из студии, хлопнув на прощание дверью, и, спустившись во двор, села за руль автомобиля. Кусая губы, она подъехала к дому. Но, войдя в свою прихожую, разрыдалась.

        - Что происходит? - спросил Саймон, явившийся спустя час. - Зачем ты вытаскиваешь в коридор все эти ящики и чемоданы?
        - Мы с Торином расстались. Это его пожитки. Впрочем, кассеты я, пожалуй, оставлю, ведь это я их покупала. Пусть трахает Аманду Кейт под ее музыку.
        Слезы вновь хлынули ручьем из ее глаз. Карл, вошедший в дом вслед за приятелем, только покачал головой.
        - Вас, я вижу, все это не удивляет! - закричала Кейзия и уткнулась лицом в свитер Торина.
        - Я всегда знал, что он ничтожество, - сказал Саймон и обнял ее за плечи. - Он не стоит твоих слез. Но Кейзия разревелась еще пуще.
        - Да, этот слизняк тебя не достоин, - поддержал его Карл.
        - Нужно поменять дверные замки, - деловито заметил Саймон.
        - Этим мы сами займемся, - добавил Карл. - Послушай, он ведь может заявиться сюда и устроить дебош. У тебя есть какой-нибудь приятель, у которого ты смогла бы сегодня переночевать?
        - Возможно, меня пустит к себе на одну ночь, мой агент Чарльз, - шмыгнув носом, ответила Кейзия.
        - Тогда отправляйся к нему немедленно! Мы сами разберемся и с замками, и с Торином. Ох, не завидую я ему! У меня давно чешутся руки набить ему физиономию.
        - Сначала нужно позвонить. На сегодня с меня достаточно сюрпризов, - сказала Кейзия и набрала один из номеров телефонов Чарльза.
        - Мне за тобой приехать? - спросил он, угадав по тону ее голоса, что она расстроена.
        - Как-нибудь доберусь сама, - ответила Кейзия.
        - Жду тебя через полчаса. Брать с собой ничего не нужно. Зубные щетки у меня имеются в большом ассортименте. Если ты не появишься, я снаряжу поисковую экспедицию.
        - А чистые трусики захватить? - попыталась пошутить, глотая слезы, Кейзия.
        - Думаю, что и трусы найдутся, - ответил Чарльз. Это насторожило Кейзию: не хватало только ей связаться с извращением, коллекционирующим нижнее белье своих любовниц! Сейчас ей требовался нормальный во всех отношениях мужчина, который без лишних слов овладел бы ею и тем самым успокоил. Она заколебалась, стоит ли ей к нему ехать. Однако сомнения терзали ее недолго, другого выхода у нее просто не было. Она записала адрес и поехала, ощущая себя неприкаянной сироткой.
        Чарльз обитал в старинном изысканном доме - он был построен в 1900 году для состоятельных людей, желающих иметь в Лондоне не дом, а шикарную квартиру. По тем временам это было новшеством. Даже его старомодный лифт был сделан из красного дерева и украшен резьбой. Механизм, тщательно отлаженный и смазанный машинным маслом, действовал бесшумно. Когда Кейзия поднялась на нужный этаж и двери кабины открылись, она увидела Чарльза - он ждал ее в дверях своей квартиры. Кейзия выбежала из лифта и упала в его объятия.
        Чарльз подхватил ее на руки и, внеся в просторный холл, ногой захлопнул за собой дверь. Кейзия рыдала у него на плече, словно девочка. Чарльз поцеловал ее в темя и прошептал:
        - Не убивайся, дорогая! Он этого не стоит.
        - Умом я это понимаю, - сквозь слезы сказала Кейзия. - Но перед глазами у меня стоит его стручок, внедряющийся в промежность Аманды. Фу, какая гадость! - Она разрыдалась еще пуще. - Лучше бы я этого не видела.
        - Постарайся не думать об этом, - посоветовал ей мудрый Чарльз и погладил по попке.
        - Как он посмел это сделать, после всего того, что было между нами, подлец! - не унималась Кейзия.
        - Он еще молод, у него большие амбиции, - сказал Чарльз, ставя ее на ноги у стенки и сжимая ее груди. - Такие дамы, как Аманда, высасывают из глупых юнцов все жизненные соки, подобно вампирам, а насытившись, вышвыривают их вон. Правда, ему могут дать одну-две малозначительные роли в какой-нибудь очередной «мыльной опере». Лучше расскажи, что тебе сказали Магда и Джонти? Ты сумела произвести на них должное впечатление? - Он погладил ее по спине.
        - О да! Они сказали, что я могу приезжать в их усадьбу. Но сейчас, Чарльз, мне не хочется говорить об этом. Мне нужно забыть о Торине! Овладей мной скорее! Где спальня?
        - Ты уверена, что хочешь этого? - спросил Чарльз, глядя ей в глаза и сжимая одной рукой ягодицу, а другой - грудь.
        - Да, да, да! - с жаром воскликнула Кейзия. Вожделение охватило ее с необыкновенной силой. Она впервые очутилась наедине с Чарльзом в его квартире и не могла больше сдерживать влечение, которое уже давно испытывала к нему. Соски ее отвердели, словно бы под воздействием его мужской харизмы, запах его одеколона дурманил ей голову. От Чарльза веяло уверенностью и успехом. Его энергия передалась Кейзии, и в клиторе у нее вспыхнул пожар. Ей живо вспомнилось, как Чарльз быстро и умело довел ее утром до оргазма, и захотелось вновь испытать с ним это блаженство.
        Он был одет в черную тенниску от Армани и тренировочные штаны, сквозь ткань которых отчетливо обозначались контуры напрягшегося пениса. Утратив самоконтроль, Кейзия просунула руку и сжала член. Он задрожал, приветствуя ее. По спине Кейзии побежали мурашки, промежность ее увлажнилась, а колени задрожали. Все завертелось у нее перед глазами.
        Чарльз наклонился и горячо поцеловал ее в губы, просовывая в рот язык. Они прижались друг к другу, упиваясь сладким долгим поцелуем. Руки Чарльза сжимали ее груди. Она норовила покрепче прижаться лобком к пенису. Клитор трепетал, пронзенный его флюидами.
        Чарльз отстранился и, взяв ее за руку, увлек в спальню. Интимный полумрак в этом элегантно обставленном будуаре располагал к пылким любовным играм. Окна были затянуты индийскими расшитыми занавесками, огромная антикварная кровать покрыта пурпурным покрывалом, словно в опочивальне раджи. И сам воздух был, казалось, пропитан неукротимой восточной страстью.
        Чарльз погладил Кейзию по волосам и стал осторожно ее раздевать, так, словно бы освобождал от предохранительных слоев ваты драгоценную фарфоровую статуэтку. Его забота приятно возбуждала Кейзию, как и его культурное обхождение, и поставленный голос. А его проницательный мудрый взгляд пронзал ее насквозь.
        Груди ее набухли, словно бутоны роз. Чарльз снял с нее бюстгальтер и стал покрывать их поцелуями. Затем он расстегнул молнию на юбке и стянул ее. Кейзия осталась в одних белых трусиках. Окинув ее пылающим взглядом, Чарльз стащил с себя одежду. Тело его не имело изъянов, очевидно, он постоянно тренировался в спортивном зале и плавал в бассейне. Плечи у него были широкие, руки и ноги - мускулистые, живот подтянутый, а пенис угрожающе велик.
        Чарльз прыгнул на кровать и, обняв Кейзию, сразу же просунул палец во влагалище. Срамные губы распухли, клитор начал пульсировать.
        Кейзия ахнула и, сжав пенис в кулаке, принялась мастурбировать. Чарльз стянул с нее трусы и сдавил пальцами ее порозовевший хоботок, высунувшийся из наружных половых губ. Кейзия прижалась к Чарльзу низом живота и застонала от нахлынувших острых ощущений. Оргазм не заставил себя долго ждать, она вздрогнула и, охнув, кончила.
        Кейзия раздвинула ноги еще шире и обвила ими его бедра. Пенис вошел в нее целиком и заполнил собой лоно. Кейзия принялась ритмично двигать торсом. Чарльз то вытягивал из лона свой чудесный инструмент, то вновь вонзал его. По телу Кейзии волна за волной распространился чудесный жар. Она завизжала, охваченная сладострастным экстазом, и быстрее задвигала бедрами. Фаллос продолжал ритмично входить до упора в ее бархатистый любовный тоннель и выходить из него, чтобы тотчас же вернуться. Руки Чарльза ласкали груди Кейзии, а губы - ее шею.
        В глубине ее лона возник легкий зуд и моментально распространился по животу и бедрам. Кейзия задрожала, охваченная приливом нового оргазма. Чарльз ловко ущипнул ее за клитор - она пронзительно вскрикнула и, закинув голову, затряслась. Чарльз засадил ей свой инструмент в последний раз и кончил, стиснув руками ее ягодицы.
        На какое-то время все помутилось перед глазами Кейзии, словно бы она погрузилась в пучину удовольствия и захлебнулась им. Так хорошо ей уже давно не было. Мастурбация после бурного, но удручающе непродолжительного соития с Торином не доставляла ей такого глубокого удовлетворения. Головка члена Чарльза достигла глубин лона и высвободила всю накопившуюся там энергию. Очнувшись от забытья, Кейзия не сразу сообразила, где она находится. Все случившееся казалось ей фантастическим сном. Она даже подумала, что рядом с ней лежит Торин, пахнущий потом и умиротворенно посапывающий.
        Словно бы угадав ее настроение, Чарльз успокаивающе погладил ее по голове и потерся колючей щекой о ее нежную щеку. Кейзия облегченно вздохнула и, внезапно почувствовав слабость и сонливость, откинулась на подушки и крепко уснула, словно бы провалилась в черноту. Чарльзу так и не удалось узнать, как прошел ее визит к Магде и Джонти. Но его это не слишком опечалило.

        Складывая сумки и чемоданы в багажник своей старенькой малолитражки, которую Кейзия любовно называла «Долли», она думала лишь об одном - выдержит ли машина испытание долгой дорогой. Она обошлась Кейзии всего в триста фунтов стерлингов и прослужила ей полтора года, ни разу не сломавшись. Однако пока что Кейзия ездила только по Лондону, а путешествие в Дорсет - совсем другое дело. В пути всякое могло случиться.
        - Ничего не забыла? - спросил Саймон, когда она захлопнула крышку багажника.
        - Кажется, нет, - ответила Кейзия, вспотевшая на солнцепеке во время лихорадочных сборов. Небо, раскрашенное на востоке в розовый, абрикосовый и светло-зеленый цвета, сулило хорошую погоду на весь день.
        - Завидую тебе, - сказал Саймон. - Я бы тоже с удовольствием укатил сейчас на взморье. - Он помог уложить ей на заднее сиденье тяжелый баул и добавил:
        - А мы сможем проведать тебя там? Пригласишь нас на выходные?
        - Я позвоню вам, как только обоснуюсь на новом месте. У тебя есть номер телефона, по которому меня можно будет разыскать?
        - Да, я записал. Не беспокойся, мы присмотрим в твое отсутствие за домом. Только не удивляйся, если, вернувшись, ты обнаружишь, что мы организовали здесь клуб геев.
        Это было сказано с таким непроницаемым лицом, что Кейзия подумала, что он говорит вполне серьезно.
        - Я на все согласна, лишь бы Торина здесь больше не было, - сказала она. Как ей стало известно по слухам, Торин первое время бесился, но теперь свыкся с ролью нового жеребца Аманды Кейт и появлялся с ней на тусовках теле - и театральной богемы.
        - Не беспокойся, - заверил ее Саймон, - он вжился в роль любовника богатой светской львицы и вполне ею удовлетворен.
        Боль, причиненная ей Торином, все еще не утихла окончательно, хотя фирма Джерарда Фарнола и нарисовала ей заманчивые перспективы их сотрудничества. Она была признательна Чарльзу, помогшему ей пережить трудную минуту и ничего не потребовавшему взамен. Он лишь сказал, прощаясь, что примчится в Дорсет по первому же ее зову.
        Вот почему она с легким сердцем отправилась в путешествие и, проезжая в плотном транспортном потоке по Хаммерсмитскому мосту, подумала, что ей повезло с друзьями. Очутившись наконец на магистральном шоссе, она прибавила скорость и даже стала насвистывать легкомысленную мелодию, наслаждаясь быстрой ездой и сменяющимися пейзажами. Она засиделась в Лондоне и нуждалась в свежем воздухе и новых впечатлениях.
        В конце концов она пришла к выводу, что может поздравить себя со вступлением в новый жизненный этап. За плечами остались месяцы поисков работы, случайные заработки и нервотрепка с Торином. Отныне она станет зарабатывать на жизнь своей профессией и талантом, а не бессмысленными занятиями, отупляющими мозг и нагоняющими тоску. Ей предстояло впервые исполнить на сцене театра главную роль - Ясмины в оригинальной пьесе, написанной автором частного театра.
        Но вот понравится ли она Джерарду Фарнолу? Пройдет ли она пробы, которые будет проводить лично он? Что он попросит ее прочесть? Может быть, выбрать что-нибудь из Шекспира? А вдруг ее попросят что-нибудь спеть и станцевать?
        Кейзия поймала себя на том, что снова разнервничалась, и сделала успокаивающий вздох. Она всегда превращалась в комок нервов перед ответственным испытанием, но неизменно удачно выдерживала его, как только перевоплощалась в какого-то персонажа. Войдя в роль, она держалась естественно и уверенно, что подкупало самых строгих экзаменаторов. Но главную роль ей никогда еще не предлагали, так что основание для волнения все же имелось.
        Кейзия вставила в магнитолу кассету и стала слушать запись оперы Бартока «Замок герцога Синяя Борода», проникаясь оригинальной музыкой и леденящим кровь содержанием этого шедевра. Кассету дал ей Чарльз, посоветовав ознакомиться с ней до прибытия на место, что, на его взгляд, должно было помочь ей произвести на Джерарда нужное впечатление.
        Теперь Кейзия могла наслаждаться классической музыкой, когда ей вздумается, а не пререкаться с Торином. Она улыбнулась и стала внимать ариям героев оперы, исполняемым по-английски. Голоса певцов ласкали слух богатством оттенков и глубиной звучания, превосходным было и оркестровое сопровождение. Воображение стало рисовать ей дикие сцены.
        Почувствовав легкое головокружение, Кейзия решила остановиться и перекусить в станции технического обслуживания, а заодно и зайти в туалет. На осуществление этого плана у нее ушло всего несколько минут, после чего она продолжила свое путешествие, надеясь завершить его еще засветло. Как назло, малышка «Долли» раскапризничалась, и Кейзии пришлось снизить скорость. Но даже недовольное пофыркивание мотора не могло испортить ей настроение: взор ее радовали зеленые просторы Солсберийской равнины, огромные культовые каменные глыбы Стоунхедж и холмы на линии горизонта, а слух - звуки оперы Бартока. Кейзии казалось, что она попала в рай. Для полного блаженства ей не хватало бойкого ангелочка: он бы унял зуд в ее промежности, на которую давили узенькие трусики, и потискал ей груди с торчащими сосками, просвечивающими сквозь цветастую ткань сарафана. Кейзия тряхнула головой, отгоняя неуместные мысли, и сосредоточилась на вождении автомобиля.
        Очертания дорсетских холмов становились все отчетливее, но застрять в них на ночь Кейзии совершенно не хотелось. А капризная «Долли» могла застыть на месте в любой момент, из-под ее капота давно выбивался подозрительный едкий дым. Кейзии стало страшно при мысли, что она окажется в кромешной темноте среди привидений и горных духов. Брр!
        Нога непроизвольно надавила на педаль газа, и машина, недовольно заурчав, понесла ее к придорожному поселку. Запись оперы кончилась, и Кейзия поставила другую кассету - с ариями из «Кармен». У нее снова разыгрался аппетит, и она притормозила возле трактира, откуда доносились вкусные запахи. Заказав лепешек с клубничным джемом и взбитыми сливками, она развернула карту местности и стала ее изучать. Оказалось, что усадьба «Рейвенхерст» находится неподалеку от деревни Горскомб, совсем рядом с побережьем.
        Слава Богу, она была почти на месте! Долгое путешествие утомило ее, у нее разболелась голова и разнылась спина, от ее былой уверенности не осталось и следа. Остатки энтузиазма исчезли, когда спустя полчаса в совершенно пустынной местности ее машина угрожающе зарычала, пару раз чихнула и остановилась как вкопанная.
        - Проклятие! - Кейзия ударила со злости кулаком по рулевому колесу. - Я ведь недавно заливала бензин в бак. В чем же дело?
        Она выбралась из салона и открыла капот, хотя не имела ни малейшего представления об устройстве мотора. На нее пахнуло горелым маслом и раскаленным металлом. Из радиатора валил пар.
        - Ну, Долли, я тебе это припомню! - прошипела Кейзия, тупо уставившись на хитросплетение проводков и пластмассовых трубочек среди загадочных частей двигателя. С таким же успехом она могла бы пытаться разгадать загадку происхождения вселенной или образования черных дыр, а заодно и понять квантовую теорию. - Нашла время капризничать!
        Она даже не услышала, как к ней подошел какой-то мужчина, и вздрогнула, когда он вкрадчивым голосом произнес:
        - Похоже, что у вас возникла серьезная проблема, мисс!
        - Кто вы такой? - обернувшись, спросила Кейзия, с опаской разглядывая голубоглазого молодого парня с загорелым веселым лицом и выгоревшими на солнце белобрысыми волосами.
        - Меня зовут Джефф Уинтерборн, мисс! Вам повезло, что я пошел домой этой дорогой. Если позволите, я взгляну на мотор. Может быть, смогу выручить вас из беды.
        Кейзия облегченно вздохнула и улыбнулась.
        - Буду вам очень признательна, - ответила она, скользнув любопытным взглядом по фигуре своего неожиданного спасителя. Парень был приземист и мускулист, бицепсы на его руках свидетельствовали, что он не чужд физического труда. Белая майка обтягивала могучую грудь, а старые голубые джинсы настолько плотно прилегали к телу, что под тканью отчетливо вырисовывался толстый пенис.
        Вид этого органа моментально вызвал у нее бурную ответную реакцию - соски отвердели, а в голове возникли несвоевременные фантазии. Ей живо представилось, как этот деревенский парень станет овладевать ею в разных позах, и захотелось расстегнуть молнию у него на ширинке и выпустить на волю его удавчика. Она почти явственно почувствовала прикосновение его мозолистых рук к своей нежной коже. По спине у нее побежали мурашки, несмотря на то что она стояла на солнцепеке. Где-то неподалеку пронзительно вскрикнул кроншнеп. Кейзия стряхнула с себя сексуальное наваждение и отошла наконец от машины, давая Джеффу возможность исправить поломку. Он наклонился над чревом «Долли», покопался в нем своими длинными пальцами, потом выпрямился и с улыбкой произнес:
        - Попробуйте запустить мотор!
        Кейзия повернула ключ зажигания - и двигатель ожил.
        - Вы просто гений! - радостно воскликнула она. Джефф обтер руки об джинсы, оставив на них грязные следы, и спросил:
        - А куда, собственно говоря, вы направляетесь, мисс?
        - В «Рейвенхерст», мне нужен там владелец частного театра. Кстати, позвольте представиться: Кейзия Линдон, актриса. Мне предложили сыграть главную роль в новом спектакле мистера Фарнола. Вы слышали о нем?
        - Я у него работаю, - ответил Джефф, вперив в нее пристальный взгляд своих васильковых глаз. - Присматриваю за усадьбой, плотничаю, помогаю в театре. Если желаете, я покажу вам кратчайшую дорогу.
        - Прекрасно, садитесь в машину! - воскликнула Кейзия, скользнув взглядом по его промежности. - Вы женаты?
        - Нет, - ответил молодой человек, усевшись рядом с ней на сиденье для пассажира. От него пахло молодым здоровым мужчиной. - Пока никого не присмотрел. А вы?
        Кейзия покачала головой и тронула машину с места.
        - Мне нужно делать карьеру!
        Джефф прижался бедром к ее ноге. Она покосилась на него, чувствуя, что он сделал это умышленно. Солнце слепило ей глаза, ветерок трепал его светлые волосы. Джефф помолчал и вдруг положил руку ей на грудь.
        - Вы всегда обходитесь без бюстгальтера?
        Кейзия почувствовала, что наступил момент истины: либо она отбреет его сейчас же, либо… Противиться не было сил, он был слишком привлекателен и вдобавок холост. К тому же ей хотелось поскорее забыть Торина.
        - Вы торопитесь? - спросил Джефф, сжимая ей грудь. Кейзия резко затормозила, взяла сумочку с заднего сиденья и, окинув Джеффа плотоядным взглядом, сказала:
        - Пошли! Посмотрим, на что еще ты способен.
        От удивления парень онемел и вытаращил глаза: он явно не ожидал от нее такой прыти. Глаза Кейзии потемнели, в душе проснулось желание взять кнут и отхлестать им Джеффа по ягодицам, как это проделала с ней недавно Магда. Пусть знает, что не только ему дано быть охотником, пусть почувствует себя в шкуре преследуемого зверя.
        Джефф покорно пошел следом за Кейзией за холм. Она достала из сумки плед и расстелила его на земле. Джефф натянуто ухмыльнулся и сел, все больше возбуждаясь. Бугорок на его потрепанных джинсах заметно увеличился.
        Ей еще не доводилось иметь дело с деревенскими парнями. Она решила, что с ними лучше сразу брать быка за рога, и спросила:
        - Будем трахаться?
        Оказалось, что Джефф был человеком решительных действий. Он молча обнял Кейзию и, повалив ее на спину, раздвинул коленом ее ноги и задрал юбку на голову. Клитор Кейзии затрепетал. Джефф наклонился и жадно поцеловал ее в губы. От него пахло перегаром, сыром и луком. Он еще не уверовал в свою удачу и действовал неуклюже. До многоопытного, галантного Чарльза ему было очень далеко. Но именно его грубость и возбуждала Кейзию. Ей вдруг подумалось, что Джефф и во время соития вряд ли проявит джентльменские манеры и позволит ей кончить первой. Но она прогнала эту дурацкую мысль и решила перехватить инициативу, чтобы контролировать процесс совокупления.
        Отстранившись, она расстегнула молнию у него на джинсах и сжала пенис в руке, с удовлетворением отметив, что парень не носит трусов. Похожая на шляпку шампиньона головка члена быстро побагровела и заблестела, в прорези выступила прозрачная капля. Кейзия облизнула губы, наклонилась и, глубоко вздохнув, слизнула ее. Парень ахнул и прорычал.
        - Осторожнее! Иначе я выстрелю спермой тебе в лицо.
        - Разве мы не будем трахаться? Ты передумал? - поддразнила его Кейзия, сильнее сжимая член в кулаке.
        - Как бы не так! - воскликнул Джефф и снова полез целоваться, бесцеремонно обхватив рукой ее шею.
        Язык проник ей в рот, толстый и горячий, словно пенис. Свободной рукой Джефф начал сжимать ее груди. Головка члена упиралась при этом ей в живот. Кейзия готова была ему отдаться, но Джефф внезапно прервал игру и, убрав член в штаны, застегнул молнию.
        - Нас могут здесь случайно увидеть! - заявил он.
        - А ты такой стеснительный? - язвительно спросила Кейзия, шире раздвигая ноги, чтобы он мог видеть ее промежность. Трусики ее стали мокрые от соков.
        - Здесь неподалеку есть одно чудесное местечко, куда я всегда вожу девчонок, - ответил Джефф. - Пошли скорее, и ты узнаешь, стеснительный я или нет.
        Кейзия неохотно встала и подхватила с земли плед. Джефф повел ее по тропинке в рощицу. Они остановились на поляне, поросшей высокой пружинистой травой. Джефф прижал Кейзию спиной к дереву и вновь извлек из штанов свой пылающий член. Посапывая от нетерпения, он задрал ей подол.
        - Минуточку! - стукнула его по пенису Кейзия. - А презерватив у тебя с собой?
        Джефф шмыгнул носом, полез в задний карман и, достав из него пакетик, протянул его ей со словами:
        - Надевай сама!
        Она извлекла презерватив из пакетика и ловко натянула его на член. Джефф стянул с нее трусы. Она переступила через них, и он грубо схватил ее за влажную промежность. Кейзия раздвинула ноги. Его пальцы проникли в лоно. К ее удивлению, Джефф стал тереть пальцем клитор, приговаривая:
        - Тебе ведь приятно, когда кто-то надавливает на твой клаксон?
        Вместо ответа она тихонько взвизгнула, мысленно благодаря небеса за то, что парень имеет представление о физиологии женщины, хотя и весьма своеобразное. Джефф моментально обнаружил наиболее чувствительное местечко и начал его массировать. У Кейзии все поплыло перед глазами, ноги начали подкашиваться, она спросила:
        - Может быть, лучше приляжем?
        Они повалились на землю, пьянея от запахов леса и теплых лучей солнца, проникающих сквозь густую листву, и Джефф стал сосать ее соски, продолжая ласкать рукой низ живота. Она шире раздвинула ноги, и он нажимал всей ладонью на преддверие лона, щедро орошавшего его руку соками. Клитор дрожал и настоятельно требовал внимания его языка.
        Джефф плотоядно взглянул на ее живот и бедра, Кейзия согнула ноги в коленях и выпятила срамные губы.
        - Поцелуй! - потребовала она, поводя бедрами. Клитор сверкал на солнце, словно бриллиант. Джефф вздохнул и нырнул в ее промежность. Кейзия запустила пальцы в его волнистые волосы и сжала ладонями виски. Он стал лизать и сосать ее чувствительный бугорок, постепенно все больше входя во вкус. Кейзия впилась в его голову ногтями, сладострастно постанывая. Внезапно Джефф оторвался от ее лона и хрипло спросил:
        - Ты уже не хочешь трахаться?
        - Потом, не сейчас. Продолжай! - крикнула Кейзия и притянула его голову к преддверию влагалища.
        Джефф глухо зарычал и впился в него ртом. Клитор радостно устремился навстречу его языку. Кейзия закинула голову и, вытаращив глаза, раскрыла рот. По ее подбородку побежала слюна. Шумно втягивая горячий летний воздух, она стала двигать торсом, возносясь все выше и выше к розовым облакам. По телу ее пробежала сладостная дрожь, тысячи крохотных иголочек впились в пальцы ног, икры, бедра и ягодицы. Соски стали твердыми и острыми, как рожки козленка. В клиторе что-то взорвалось - она содрогнулась и на миг потеряла сознание.
        Джефф оторвался от ее трепещущего лона и, не дожидаясь, пока Кейзия придет в чувства, всадил в него пенис. Стенки влагалища радостно сжались. Джефф принялся в бешеном темпе работать торсом, сжав руками ее тугие аппетитные ягодицы. Наконец его разъяренный дракон исторг огненную струю густой жидкости в недра Кейзии, Джефф издал радостное ржание и задергался. Но прежде чем он успел навалиться на Кейзию всей своей обмякшей тушей, она ловко соскользнула с его раскаленного шампура и встала. Джефф ее больше не интересовал, она трахнула его - и этого достаточно. Продолжать общение с ним она не собиралась.
        - Пора ехать в усадьбу, - сказала она и наклонилась, чтобы поднять трусики, валявшиеся мокрым комком под деревом.
        Джефф нахмурился, но, окинув ее оценивающим взглядом, сказал:
        - А ты, как я вижу, порядочная стерва.
        - Какая уж есть, - невозмутимо ответила она. - Побаловались - и довольно. А разве вы, мужчины, не норовите уйти, как только облегчите мошонку? Ты отстал от жизни, Джефф! Женщины теперь ни в чем не уступают мужчинам. Пошли, отвезешь меня в
«Рейвенхерст». Я не хочу приезжать туда ночью.
        Она шлепнула его по голому заду и первой зашагала по тропинке. Что-то недовольно бормоча себе под нос и на ходу застегивая ширинку. Джефф бросился догонять ее.

        Глава 4

        -Зайди ко мне после урока, - надменно промолвила Магда, строго глядя на покрасневшего от смущения танцора, с которым она занималась.
        Он обжег ее вызывающим взглядом, расправил плечи и выпятил вспотевшую грудь. Пот стекал по его головной повязке на нос и брови, темные кудри тоже совершенно промокли, отчего казались почти черными. Трико обтягивало его тело настолько плотно, что были отчетливо видны все мускулы и сухожилия. Особенно привлекала к себе внимание Магды тазобедренная часть его организма - ее детали выступали так явственно из-под влажной эластичной ткани, что Магда лишь от одного взгляда на них вновь почувствовала себя юной балетоманкой. От этих крепких икр, бедер и ляжек трудно было оторваться, а вид увесистых мужских причиндалов, скованных трико, вновь породил в голове Магды сакраментальный вопрос: как можно терпеть адские муки, неизбежно сопровождающие эрекцию, в таком наряде? Клитор ее затрепетал.
        Может быть, этот парень из породы голубых? Нет, пожалуй, он бисексуал. Это следовало уточнить. Говорил этот юноша на безупречном английском с типично лондонским акцентом. Однако представился как Антон Дона-то, вероятно, это был его сценический псевдоним. В его миловидных чертах лица угадывались страстность и пылкость выходцев из средиземноморских стран. Горячий темперамент ощущался и в его манере танцевать, и в случавшихся порой буйных выходках. Все это наводило Магду на мысль, что хотя сам он, возможно, и родом из Эссекса, предки его прибыли туда из теплых стран. Молодой танцор подавал большие надежды, но нуждался в постоянном присмотре и плетке, ради его же пользы.
        От него пахло потом, смешанным с ароматом одеколона «Драккар нуар». Он обтирался полотенцем, позволив себе короткий отдых, хотя остальные танцоры продолжали заниматься под руководством опытного хореографа Сьювелла Гардена, получившего прекрасную подготовку в «Ковент-Гардене».

        - Вам не понравилось, как я сегодня работал? - наконец выдавил из себя Антон, и Магда милостиво улыбнулась, довольная, что задела его мужское самолюбие.
        - Я этого не говорила, - сказала она грудным сладкозвучным голосом. - Я лишь позволила себе сделать несколько замечаний, учтя которые ты смог бы добиться большего эффекта. Роль Хассана чрезвычайно важна, поскольку, по замыслу автора, он состоит в скрытой гомосексуальной связи с Синей Бородой. И ты должен выразить это в танце, донести до зрителей одну из самых тщательно скрываемых тайн герцога. Следуй указаниям хореографа, и тогда тебя ожидает громкий успех на премьере. Критики не оставят этот спектакль без внимания, о тебе узнает весь лондонский бомонд.
        - Движения, которых требует от меня мистер Сьювелл, очень сложные и даются мне с большим трудом, - признался танцор, массируя правую икру.
        - Я понимаю, - сочувственно промолвила Магда и положила руку на его бедро, твердое, как сталь. - Когда-то я сама танцевала в балете. Правда, потом я перепробовала множество других профессий.
        Юноша внимательно посмотрел ей в глаза, словно бы пытаясь прочитать ее сокровенные мысли. Но ему было не суждено узнать по выражению лица Магды, какой долгий и тернистый жизненный путь она прошла. А ей пришлось хлебнуть лиха на своем веку: она была и танцовщицей, и стриптизершей, и фотомоделью в порнографических изданиях, и исполнительницей роли строгой госпожи в играх состоятельных господ, обладающих не только огромным влиянием, но и маленькими слабостями. Начав свое восхождение на Олимп успеха в нежном возрасте, она достигла вершины в расцвете сил и возможностей и теперь могла почивать на лаврах. В свои тридцать лет Магда обладала отменным здоровьем, цветущей внешностью и сложившимися сексуальными потребностями. А главное, она имела возможность забавляться с любым количеством притягательных любовников, таких, например, как Антон. Сейчас именно он стал предметом ее внимания.
        - Будет полезно продолжить наш разговор, - проворковала она, похлопав его по упругой ягодице. - И лучше всего сделать это в купальне, где мы совместим полезное с приятным.
        Двадцать артистов - танцоров кордебалета и корифеев - многократно отражались в зеркалах репетиционного зала, находившегося во флигеле театра. Именно здесь Магда обрела наконец свое истинное призвание, соответствующее ее устремлениям и талантам, и была благодарна за это паркам - богиням человеческих судеб. Ведь если бы им не было угодно сделать прадедушку Джерарда трансвеститом, он вряд ли бы построил этот театр, в котором сам играл женские роли в финансируемых им возмутительных спектаклях. Теперь его портрет висел в отделанном позолотой и малиновым плюшем фойе, являя посетителям облик худосочного господина в напудренном белом парике, с гусарскими усами и прозрачными крыльями эльфа за спиной. Проходя мимо него, Магда не преминула воскликнуть;
        - Упокой, Господи, душу этого безумного англичанина!
        - Это вы о ком? - смущенно спросил Антон.
        - Расскажу как-нибудь в другой раз, - с загадочной улыбкой ответила Магда и повела его к открытому плавательному бассейну, окруженному гипсовыми статуями древнегреческих богов и вазонами с цветами, между которыми стояли удобные диванчики.
        Очутившись в раздевалке, отделанной мрамором, Магда начала медленно раздеваться, делая соблазнительные телодвижения. Антон следил за ней разгоревшимся от вожделения взором, постепенно приходя в сильнейшее возбуждение.
        - Костюмчик не жмет? - участливо спросила она, косясь на его увеличившийся пенис, стесненный балетным трико. Она стянула трусики и покрутила их в воздухе на указательном пальце перед самым носом у ошалевшего танцора.
        Он с шумом втянул ноздрями воздух и спросил:
        - Не жмет? Что вы имеете в виду? Взгляд его уперся в низ ее живота, блестящий от испарины.
        - Пенис, разумеется! - ответила Магда и, покачивая великолепными бедрами, приблизилась к Антону. - Я мечтаю об этом весь день, - томно сказала она, вешая трусики ему на плечо и сжимая ладонью бугор в промежности.
        - Не дразните меня, Магда! Вы хотите, чтобы я овладел вами? - спросил Антон, грубо обняв ее обнаженное тело.
        - У тебя еще остались на это силы? - поддразнила она его.
        - Сейчас узнаешь, стерва! - прорычал Антон и потащил ее к бассейну.
        И не успела Магда сообразить, что он намеревается сделать, как Антон ловким движением руки швырнул ее в воду. Магда плюхнулась в нее, взметнув сноп брызг, и стала погружаться, пуская пузыри и клянясь отомстить сполна дерзкому обидчику, осмелившемуся оскорбить ее самым гнусным образом.
        Антон расхохотался и удалился.

        - Спасибо, Джефф! Дальше я доберусь как-нибудь сама, - сказала Кейзия, когда автомобиль въехал в монументальные каменные ворота, по бокам которых стояли две фигуры геральдических зверей, держащих в передних лапах щиты.
        - О'кей, мы еще, надеюсь, увидимся! - непринужденно воскликнул он и вышел из машины.
        Кейзия поехала дальше по подъездной дорожке, пролегающей между березами. Внезапно впереди возникло огромное здание с множеством окон, сверкающих в лучах закатного солнца, и с малиновыми остроконечными башенками. Оно возвышалось над окрестностями, словно могучий сверкающий великан. Усадьба под названием
«Рейвенхерст» была построена много веков назад и пустила в дорсетскую землю глубокие корни.
        - Вот это размах! - пробормотала Кейзия, вытаращив глаза от восхищения, граничащего с трепетом.
        Дом был окружен вековыми вязами и густым лиственным лесом. Дорожка вывела Кейзию на площадку у мраморного бассейна с фонтаном в виде бронзовых мифических тритонов, резвящихся с русалками. К парадным дверям вела гранитная лестница с широкими ступенями, над которой нависал большой козырек. Кейзия выбралась из автомобиля и уставилась на фасад здания, в котором ей предстояло прожить в течение месяца. Она не торопилась войти в дом, проникаясь его историческим духом. День угасал, золотя на прощание зубцы башен и высвечивая мелькающих под сводами галереи летучих мышей. Где-то зловеще ухнул филин, пронзительно вскрикнула сова, заверещали напуганные их зловещими криками птицы, усевшиеся на ночлег в своих гнездах на верхушках деревьев.
        Кейзии вдруг стало одиноко и жутко, она пожалела, что не попросила Джеффа сопроводить ее до особняка. Но с другой стороны, она поступила мудро, интуитивно почувствовав, что ей не следует входить в дом с хорошо известным здесь мужчиной. Это могло испортить первое впечатление о ней владельца усадьбы «Рейвенхерст» - эксцентричного и всемогущего Джерарда Фарнола.
        На ступеньках лестницы появилась рыжеволосая длинноногая девица в сарафане. Она помахала Кейзии рукой, как старой знакомой, и крикнула:
        - Привет! Ты, должно быть, и есть Кейзия Линдон? - воскликнула она, подойдя поближе. - Мне поручено тебя встретить. Кстати, меня зовут Викки Эндрюс, я начинающая драматическая актриса.
        - По-моему, здесь все такие, - рассмеявшись, сказала Кейзия.
        - Ошибаешься! - возразила Викки, помогая ей выгрузить багаж. - Среди нас есть вполне состоявшиеся театральные актеры, такие, например, как Ричард. Это восходящая звезда! Он будет играть главную мужскую роль. Сейчас он на съемках одного телевизионного фильма. Я имею в виду Ричарда Сьюдли.
        - Как? Того самого? - ахнула Кейзия. - Он будет играть герцога Синяя Борода?
        - А разве есть другой актер с такой же фамилией? Пошли, я провожу тебя в дом! - Викки подхватила два чемодана и стала подниматься по ступенькам.
        Кейзия взяла по сумке в каждую руку и пошла следом, переваривая на ходу полученную информацию. Значит, ей предстояло играть вместе с величайшим актером Великобритании, великолепным исполнителем роли Марка Антония в телевизионной версии шекспировской драмы «Антоний и Клеопатра». Кейзии не хватало слов, чтобы выразить чувства, охватившие ее в связи с этим. Ричард Сьюдли был ее кумиром, она бережно хранила программку спектакля, на котором была в Королевском шекспировском театре в Страдфорде. Начинал же он, как и многие знаменитые ныне актеры, играя незначительные роли в провинциальных театрах или участвуя в экзотических постановках доморощенных режиссеров вроде эксцентричного мистера Фарнола. Но где бы ни выступал этот необыкновенный артист, его игра неизменно была преисполнена энергии и динамики. Знакомые образы представлялись зрителю в новом, оригинальном свете, благодаря чему классические произведения обретали современную трактовку.
        - Он сейчас здесь? - спросила Кейзия, забыв, что Викки уже говорила, что артиста в данный момент нет в усадьбе.
        - Мы ожидаем его со дня на день. Джонти извелся от нетерпения, - ответила Викки.
        - А мистер Фарнол?
        - Он где-то здесь, но его пока еще никто не видел. Всем заправляют его компаньоны - Магда и Джонти.
        - А ты впервые сюда приехала?
        - Да, и страшно боюсь.
        - Я тоже, - призналась Кейзия.
        - Я провожу тебя в твою комнату, - сказала Викки. - Можешь часок вздремнуть, а потом одевайся к ужину. Всем ведено собраться в холле. Нас представят боссу и дадут возможность познакомиться друг с другом.
        Преодолев гигантскую лестницу и пройдя через множество проходов и коридоров, девушки наконец очутились перед массивной дубовой дверью, которая вела в роскошную комнату, достойную принцессы. Кейзия онемела от восхищения, а Викки принялась носиться по просторной комнате, бурно выражая свой восторг, словно бы это помещение предназначалось ей самой.
        - Какая прелесть! - восклицала она. - Моя спальня поменьше, но тоже очень уютная. Во всяком случае, лучше, чем каморка, которую мы с подружкой снимали в Бристоле. Я считаю, что мне повезло. Пусть у меня и незначительная роль - служанки Ясмины, зато я получу бесценный опыт и поживу за городом. Для начала артистической карьеры это совсем неплохо, верно? А Ясмину будешь играть ты? Скажу по секрету, что все девчонки из кордебалета лопнут от зависти, узнав, что я первая с тобой познакомилась. Всем любопытно, что собой представляет артистка, выбранная на главную роль.
        Викки подкупала своей откровенностью и непосредственностью, что в закулисном мире редкость. Обычно актеры ненавидят друг друга и норовят напакостить коллеге. Каждый мнит себя гением, а других считает посредственностями. За их деланным дружелюбием скрывается змеиное коварство.
        Попрощавшись с Викки, Кейзия стала распаковывать багаж и изучать обстановку своего нового жилища. Стены комнаты были обшиты дубовыми резными панелями и обиты бархатом. В громадном камине можно было встать в полный рост. Потолок украшала лепнина. Повсюду висели картины в позолоченных рамах, мягкие диванчики прекрасно гармонировали с креслами из тисненой, с золочением, кожи. Фигуры, вышитые на гобеленах, словно бы танцевали в лучах заходящего солнца, пробивавшихся сквозь стекла больших арочных окон.
        Кровать являла собой воплощение давнишней мечты Кейзии: с четырьмя стойками, инкрустированным изголовьем, пологом из парчи и с кистями, она была покрыта красным атласным покрывалом с узором в виде дамасских роз и райских птиц.
        Такое ложе могло принадлежать только знатному вельможе потрясающей наружности: с длинными кудрями, ниспадающими на плечи, в камзоле, отделанном кружевами, и со шпагой на бедре.
        Кейзия с удовольствием легла на кровать и дала волю фантазии. Разумеется, она моментально обрела сексуальную направленность. И хотя рассудок подсказывал ей, что нужно встать, принять душ и привести себя в порядок перед ответственным вечерним мероприятием, лень оказалась сильнее. Кейзия начала ласкать груди, томимые внутренним жаром, вспоминать, как сосал ее соски Джефф, как текли из лона по ногам соки, как шумно пыхтел ее неожиданный любовник. Ее поступок на дороге нельзя было назвать осмотрительным, однако содеянное прибавило ей уверенности в себе. Ведь не успела она доехать до места своего назначения, как уже получила первый трофей. Это свидетельствовало о ее неразборчивости, но почему-то не огорчало ее. Напротив, ей было приятно вспоминать о своей победе над этим темпераментным молодым бычком в придорожном леске.
        Одними воспоминаниями Кейзия не ограничилась. Тело ее требовало физического удовлетворения. Нервы натянулись, как струны арфы, и, казалось, звенели. Она разделась, сняла трусики, намереваясь все же встать и отправиться в ванную.
        Но пальцы сами собой очутились внизу живота, и тотчас же из промежности пахнуло ароматом совокупления с Джеффом. Кейзию охватило неукротимое желание вновь испытать оргазм. Клитор задрожал, она начала тереть его пальцем. По телу разбежались огненные струйки. Ненасытный бутончик набухал и пульсировал, требуя немедленного удовлетворения. Кейзия застонала, придя в экстаз, раздвинула ноги и, прыгая на кровати, воскликнула:
        - Да, да!
        Какая-то непостижимая сила зашвырнула ее под облака, она взвизгнула, пронзенная яркой молнией, и затряслась, зажмурившись и учащенно дыша.

        Джерард Фарнол, он же лорд Ормели, потомок головорезов, которых привел в Англию Вильгельм Завоеватель, герцог Нормандии, устроился поудобнее в троноподобном кресле и, нажав кнопку на пульте дистанционного управления монитором системы тайного наблюдения, уставился на экран. Объектив скрытой видеокамеры был нацелен на кровать исполнительницы роли главной героини в его пьесе. В данный момент она самозабвенно мастурбировала.
        Под недремлющим оком скрытых камер находились и другие актеры, приглашенные лордом Ормели в усадьбу. Созерцание их рукоблудия доставляло ему особое удовольствие. Помимо этого, подсматривая за своими гостями, Джерард узнавал их распорядок дня, склонности и особенности поведения.
        Его желто-зеленые глаза прищурились, рот исказился в волчьем оскале. Магда оказалась права: эта девица обладала всеми необходимыми качествами, чтобы сыграть Ясмину. Именно такой - темпераментной яркой блондинкой со стройным и гибким телом - он и представлял ее себе. Фигура Кейзии в достаточной степени округлилась, чтобы угадать в ней зрелую сладостную женщину. Особенно прекрасными были ее бедра и ягодицы, так и напрашивающиеся на хлыст или плетку. Джерард сладко зажмурился, представив, как он будет с упоением хлестать по ним своим длинным кнутом, пока они не покроются кровавыми рубцами. Его твердый фаллос поднялся вверх, словно удав. Ждать встречи с новой жертвой ему оставалось недолго…
        Полы шитого золотом халата лорда Ормели распахнулись под натиском разбухшей багровой головки члена. Стоны и вздохи Кейзии на экране монитора становились все пронзительнее и громче. Пенис лорда Ормели начал вздрагивать, он щелкнул его по головке пальцем.
        Магда многое бы отдала, чтобы увидеть эту сцену, однако Джерард слишком дорожил возможностью полюбоваться столь изысканным зрелищем в одиночестве, чтобы разделять это удовольствие с кем-либо еще. От возбуждения у него зашевелились волосы на затылке, а кожа покрылась пупырышками. Вот Кейзия положила палец на клитор и ввела другой палец в лоно. Рука ее грациозно выгнулась и стала ритмично двигаться, ноги широко раздвинулись, бедра заходили ходуном, голова начала мотаться из стороны в сторону на подушке. На полных бедрах цвета взбитых сливок заблестел сок.
        Рука Джерарда непроизвольно потянулась к пенису и сжала его. Лорд начал двигать ею вниз и вверх, вниз и вверх. Головка поблескивала, из ее отверстия появилась прозрачная густая капелька. Воображение рисовало Джерарду сцены совокупления с Кейзией, а потом и с артистками кордебалета. Они пока не знали, что их ждет, но очень скоро им придется исполнить все его прихоти. Он никого не пощадит! Он им всем покажет, каких жертв требует подлинное искусство! Сердце лорда готово было выпрыгнуть из груди. В голове мелькали фантастические образы, звучала фантасмагорическая музыка. Лорд не жалел, что не стал композитором, художником или поэтом. Он нашел свое призвание в самом главном из всех искусств - в режиссуре. Ему нравилось манипулировать людьми, ощущать свою власть над ними. Это возбуждало его так, как ничто другое.
        На экране Кейзия изогнулась дугой в экстазе сладострастия, сотрясаемая шквалом оргазма. И в следующий миг его мошонка, переполненная семенем, сжалась - и струя спермы выплеснулась наружу. Отчаянно мастурбируя, лорд Ормели побагровел от напряжения и часто задышал. Оргазм его протекал настолько бурно, что пенис произвел три семяизвержения подряд, прежде чем успокоиться и обмякнуть.
        Джерард откинулся на спинку кресла и погладил член липкой от семени ладонью. Кейзия раскинула руки в стороны и блаженно закрыла глаза. Джерард ухмыльнулся, зная, что скоро он будет ласкать ее лоно и целовать груди, посвящая в актрисы своего театра. Его ненасытный петушок побывает во всех ее тайных отверстиях, а шаловливый язычок отведает ее божественного нектара.

        Кейзия с наслаждением подставила груди под тугие струи душа. Вода струилась по ложбинке между ними, животу и ногам, капала с сосков и застревала в намокших волосах на лобке, чтобы потом обласкать ее наружные половые губы.
        Закрыв от удовольствия глаза, она отдалась ниспадающим на нее каскадам теплой влаги, лениво растирая тело губкой, пропитанной ароматным шампунем, и наслаждаясь приятным запахом обильной пены, покрывшей ее кожу. Она чувствовала себя очистившейся и словно бы заново родившейся. Сексуальные ароматы уже не дурманили ей голову, она была готова сосредоточиться на делах.
        Убаюканная звуком льющейся из душа воды и отгороженная от остального мира стеной густого пара, Кейзия не расслышала звука открывающейся двери и вздрогнула как ужаленная, когда Магда, войдя в ванную, сказала:
        - Я надеюсь, милая Кейзия, что вы нашли здесь все, в чем нуждаетесь!
        Кейзия нащупала кран и, повернув ручку, выключила воду. Пар рассеялся, и на пороге она увидела Магду, протягивающую ей махровое полотенце. Кейзия торопливо обмоталась им, чувствуя, как стучит сердце, растревоженное бесцеремонным вторжением посторонней женщины. Нужно было запереть дверь! Но ей и в голову не приходило, что к ней могут вломиться в самый неподходящий момент.
        Выйдя из ванной в спальню, Кейзия испытала новое, легкое потрясение: служанка Ленка нахально копалась в ее вещах!
        - Увы, мадам, в ее гардеробе нет ни вечернего наряда, ни даже платья для коктейлей, - разведя руками, сокрушенно констатировало странное создание.
        Так оно и было на самом деле, поскольку Кейзия не успела пройтись по магазинам перед выездом из Лондона и приобрести что-то для торжественного случая. Она сложила в чемоданы и сумки свои старые штаны, майки, купальники, спортивную обувь, босоножки и летние ежедневные платья, не подумав о том, что ей может потребоваться нечто более приличное.
        - У меня есть нарядное вечернее платье! - воскликнула, подумав, Кейзия. - И черные туфли. Но это больше подошло бы для другого случая…
        - Не волнуйтесь, милочка, - перебила ее Магда, - я все улажу. Позвольте мне вас обтереть насухо. - Она стала растирать ее полотенцем. Это было очень приятно.
        - Но вы в таком красивом платье! - возразила Кейзия, с восхищением разглядывая ее наряд из золотистой ткани, наверняка сшитый в шикарном модном ателье. По фасону он напоминал платья, которые носили голливудские кинозвезды в тридцатых годах двадцатого столетия: диагональный крой, плотно облегающий груди лиф, переливающиеся бретельки и открытая спина. Такой стиль предпочитали роковые женщины, не скрывающие, что хотят казаться вампирами. Юбка подчеркивала выразительные формы ее обладательницы и обвивала ноги, как хвост русалки.
        Иссиня-черные волосы Магды были заколоты на макушке, что подчеркивало выразительность ее огромных глаз и изящность высоких скул. Серьги в виде подвесок сверкали при малейшем телодвижении, бриллиантовое колье на шее ослепляло. Сбоку на юбке имелся длинный разрез, и при ходьбе бедро обнажалось так, что не оставалось сомнений в том, что белья на Магде нет. Она держалась самоуверенно и даже нагло.
        - Джерарду нравится, когда его женщины выглядят ослепительно, - сказала она. - Я помогу вам выбрать подходящую вещь из нашего гардероба. Ленка, открой стенной шкаф! - приказала она служанке.
        Незаметные непосвященному двери небольшой кладовой, устроенной в потайной нише, открылись, и изумленному взору Кейзии предстали платья и костюмы разнообразных фасонов, висящие в ряд на плечиках в прозрачных пластиковых чехлах. Магда выбрала платье из белого атласа и сняла его с вешалки.
        - Это для меня? - спросила Кейзия. - Чудесная вещица! Но почему вы выбрали именно белый цвет?
        - Потому, милочка, что принцесса Ясмина - девственница. Этот наряд поможет вам быстрее вжиться в образ.
        - Джерард - последователь системы Станиславского? - спросила Кейзия, сбрасывая полотенце и прикладывая платье к голому телу. Соски ее набухли и отвердели, в клиторе возникла пульсация.
        Магда улыбнулась, заметив ее смущение, и сказала:
        - Он знаком с учением знаменитого русского режиссера, но выработал и собственный подход к театральному искусству. Он потребует от вас глубокого погружения во внутренний мир вашей героини. Вам придется почувствовать все сомнения Ясмины, все ее опасения и тревоги перед соитием с многоопытным мужчиной и ее печаль по поводу разлуки с семьей. Впрочем, вы сами все поймете, когда прочтете сценарий. До репетиции у вас будет для этого время.
        Близость женщины-вамп и собственная нагота возбуждали Кейзию вопреки ее воле. Она плохо понимала, что говорит ей Магда.
        Взяв платье, Магда передала его служанке и сжала груди Кейзии. Та застонала и невольно припала к ней всем своим обнаженным телом, опьяненная внезапным прикосновением и ароматом духов многоопытной брюнетки. Противиться ее воле Кейзия была не в силах. Магда прошептала ей на ухо:
        - Оденем тебя несколько позже, а сейчас тебе нужно успокоиться перед выходом к ужину. Я тебе помогу!
        Она погладила рукой ее влажные волосы, потом спину и сжала ягодицу, просунув другую руку в промежность. Срамные губы Кейзии стиснули ее пальцы. По коже ее побежали мурашки, но вовсе не от ужаса перед объятиями матерой лесбиянки. Длинные умелые пальцы ее совратительницы проворно действовали в ее лоне, вызывая в ней настоящую бурю противоречивых чувств.
        Кейзия пошире расставила свои длинные стройные ноги, бесстыдно выпятив набухшие округлые груди с торчащими от возбуждения твердыми сосками, и сделала глубокий вдох. Глаза ее засверкали, по ногам потек сок. Магда кивнула служанке, и та встала у Кейзии за спиной.
        В зеркало ей было прекрасно видно, как Ленка обхватывает ее руками и сжимает груди. Магда опустилась на колени и, раздвинув пальцами ее срамные губы, начала слизывать с них нектар и теребить языком клитор.
        Кейзия закинула голову и завизжала, пронзенная сладостными ощущениями. Потом она снова стала смотреть в зеркало, приходя в экстаз как от манипуляций двух лесбиянок, так и от созерцания этого. Вскоре они полностью овладели ее телом и волей. Кейзия не могла не признать, что они доставляли ей неописуемое наслаждение.
        Еще шире расставив ноги, Кейзия часто задышала, ощущая сосками руки Ленки и промежностью язык Магды. Не в силах сдерживать стоны, она дала волю рвущимся наружу утробным звукам. Магда стала сильнее сосать ее клитор. Кейзия жалостливо запищала и задергалась, с трудом удерживаясь на ногах. Но Ленка крепко держала ее за груди, время от времени пощипывая ее ягодицы и бедра. При этом она смотрела через ее плечо в зеркало и приговаривала:
        - Только женщине дано понять, что нужно другой женщине. С тобой это впервые? Можешь не сомневаться, что не в последний раз!
        Кейзия лишилась дара речи, трепеща от безумного вожделения. Все утратило смысл, кроме одного - достижения оргазма. Искусные манипуляции двух блудниц, совративших ее, не оставляли сомнений, что желанная цель вскоре будет ею достигнута. Разочаровывать ее не входило в намерения Магды и Ленки, и благодаря их слаженным и умелым действиям клитор Кейзии готов был расцвести, словно набухший бутон, а соски грудей пылали, красные, как маки.
        Язычок служанки проникал в ее ушную раковину и ласкал самые нежные участки шеи, в то время как Магда жадно слизывала с ее лона половой секрет, причмокивая губами от удовольствия. Чувствовалось, что ее рот - это прекрасно настроенный инструмент, которым она виртуозно пользуется в своих низменных интересах. Кейзия поняла, что впадает в исступление и ничто уже не может предотвратить ее головокружительное падение с пика наслаждения. Тонким, пронзительным голоском она вскрикнула:
        - Ой, ой, ой! Сейчас, сейчас…
        - У нее неплохо получается, правда? - деловито заметила Ленка, сжав ее груди так, что у Кейзии перехватило дух.
        - Я поняла, что она оправдает наши ожидания, как только взглянула на нее, - сказала Магда, оторвавшись на миг от клитора, и внезапно дернула за него так, что у Кейзии почернело в глазах. В следующий миг она кончила, издав звериный крик, и затряслась. Щеки и шея ее покраснели, глаза заблестели, лоб вспотел, рот раскрылся.
        Магда выпрямилась и, задрав подол платья, начала тереть пальцем собственный клитор, красный, большой и мокрый.
        Ленка проворно расстегнула молнию на своем гимнастическом трико, черная ткань разошлась, и Кейзия увидела, что лобок ее побрит, а в клиторе блестит колечко с бриллиантом. Бесстыдница похотливо сверкнула глазками и, облизнув алые губы, уставилась на отражение своей промежности в зеркале. Послюнявив палец, она принялась дергать за колечко.
        Магда еще выше задрала подол платья, и взору Кейзии предстали ее стройные ноги, узкая талия, крутые бедра и полные груди.
        - Если хочешь, можешь меня потрогать, - вкрадчиво промолвила Магда. - У тебя есть опыт обращения с женщиной?
        - Нет, - несколько смущенно ответила Кейзия.
        - Тогда я стану твоей первой любовницей, - сказала Магда и гортанно расхохоталась. Она взяла руку оцепеневшей гостьи и положила ладонью на свою влажную и горячую промежность.
        Преддверие ее влагалища оказалось на ощупь гладким и приятным, как атлас. Кейзия подошла к ней поближе, просунула в лоно два пальца и, наклонившись, стала сосать дынеобразные бархатистые груди, пахнущие духами.
        - Нет, дорогая Кейзия, ты не лесбиянка по натуре, - огорченно констатировала Магда. - Но это не страшно, мы всему тебя обучим. Для начала делай все так, как я скажу, и смотри, что делает Ленка. Опустись пониже!
        Кейзия встала на колени и дотронулась до розовой впадины ее промежности, как это делала только что с ней сама Магда. Ей было непривычно видеть гладкую, лишенную волосиков главную часть женского организма, бросающую ей вызов своим странным видом. Казалось, что срамные губы ехидно улыбаются, видя ее неопытность и робость. Кейзия раздвинула их и увидела розоватые нежные пластинки, влажные и пахнущие морскими водорослями. Кейзия просунула палец в отверстие между ними и начала им там двигать. Магда охнула и, уронив руки, задвигала торсом и сладострастно завыла.
        Тем временем Ленка поставила ногу на низенький стульчик. Кейзия, как ей и было приказано, внимательно наблюдала за ее действиями. Влагалище Магды крепко удерживало ее палец и, казалось, втягивало его в себя, норовя утащить в свои бездонные глубины всю руку. Великолепные бедра Магды наводили Кейзию на мысль о таинственных закоулках в нижней части ее торса, где легко заблудиться. Но все же она, движимая любопытством, не прекращала свой эксперимент и погружала палец все глубже и глубже, подумывая о том, чтобы ввести туда всю ладонь. Новая сексуальная игра возбуждала ее сильнее, чем забавы со своей шкатулкой удовольствия. Этот же величественный ларец сладострастия так чудесно блестел и манил к себе жемчужиной клитора, что от него трудно было оторваться. Однако Ленка просунула в свой волшебный ларь сразу два пальца, а другой рукой принялась тереть свой розоватый червячок.
        - Не отвлекайся! - прикрикнула Магда на Кейзию. - Поцелуй меня в живот!
        Кейзия всунула в ее лоно второй палец и, неумело чмокнув в пупок, провела языком влажную дорожку до основания лобка. Набрав полную грудь воздуха, она наклонилась и, закрыв глаза, взяла в рот головку трепещущего клитора. Магда зарычала. Восприняв это как одобрение ее действий, Кейзия начала сосать скользкий отросток, теребя его твердую головку языком. Слюна стекала по ее подбородку, смешиваясь с нектаром хлюпающего лона брюнетки.
        Внезапно Магда замерла и, поднатужившись, издала дикий, почти звериный вой. Клитор задрожал во рту Кейзии. Магда вцепилась пальцами в ее волосы и принялась тереться низом живота о ее лицо. В следующий миг застонала от удовольствия и Ленка. Утратив самоконтроль, Кейзия просунула средний палец в свое влагалище и стала их самозабвенно догонять.

        Спускаясь по лестнице в зал, Кейзия чувствовала себя несколько странно в роскошном белом наряде. Ее настроение больше соответствовало не робкой девственнице-невесте, а бесстыжей портовой девке, готовой обласкать весь экипаж торгового судна, сошедший на берег после полугодового плавания. Несколько озадаченная охватившим ее куражом, Кейзия не знала, радоваться ли ей своему новому сексуальному опыту, обретенному после разрыва с Торином, или же оплакивать утрату невинности.
        Платье, выбранное для нее Магдой, было вызывающе открытым и украшенным кружевами, сквозь которые просвечивали едва ли не вываливающиеся наружу груди, с красными торчащими сосками, похожими на две клюквины. Короткая юбка, полупрозрачная и пышная, являла на обозрение публики все ее тайные прелести, поскольку Магда запретила ей надевать трусики. Правда, ей позволили надеть белые сетчатые чулочки на кружевных подвязках и неброские туфельки. Кейзии еще не доводилось представать в таком виде перед общественностью, и она очень волновалась. Вероятно, именно поэтому ее промежность увлажнилась, а сердце заколотилось, как птичка в клетке.
        Но едва лишь она очутилась среди своих коллег-актеров, как ощутила уверенность и прилив энергии. Все это были главным образом молодые люди приятной наружности, облаченные в вечерние туалеты: мужчины щеголяли в черных или белых смокингах, а дамы - в модных платьях самых разных фасонов. Здесь собрались танцоры, певцы и актеры, осветители и механики сцены, декораторы и художники. Кейзия заметила в толпе Джеффа, он кивнул ей, однако не подошел.
        - Привет! - услышала она голос Викки и обернулась. На девушке было надето нечто совершенно не соответствующее торжественному собранию - коротенькая юбочка леопардовой расцветки и переливающийся бюстгальтер. - Какое миленькое платье! - воскликнула она. - Просто чудо! Настоящая невеста!
        - Мне его одолжила Магда, - сказала Кейзия улыбаясь. Ей было приятно видеть знакомое лицо. Захотелось по-дружески потрогать промежность Викки и проверить, надела ли она трусики.
        Но стоило лишь ей увидеть Джонти, как любопытство, еще недавно совершенно ей несвойственное, к женским половым органам сменилось привычной тягой к особям противоположного пола. Еще бы, ведь Джонти выглядел дьявольски привлекательным в своем безупречном вечернем костюме и галстуке-бабочке. Приблизившись к Кейзии, он густым, хорошо поставленным голосом произнес:
        - Добрый вечер! Позвольте мне представить вас остальным членам труппы.
        Он с серьезным и торжественным видом подвел ее к группе актеров и представил им. Кейзия прониклась ощущением собственной значимости и почувствовала себя важной персоной. Расставшись с Торином, она не только узнала много нового, но и стала более самоуверенной. Она познакомилась с актрисой Анной Роукби, исполняющей роль первой жены герцога Синяя Борода, коварной и ревнивой Карензы. Поболтав с ней, Кейзия лучше поняла глубокий замысел Джерарда, его творческую концепцию. С помощью легенды и аллегорий он пытался отобразить в своей постановке современные противоречия и конфликты между мужчинами и женщинами.
        - А где же Джерард? - спросила она у Джонти, когда гости стали усаживаться за большой стол.
        - Кто его знает! Он любит преподносить всем сюрпризы, - ответил он, разглядывая снующих с подносами юных очаровательных официанток. Кейзию больше занимали официанты, одетые в узкие черные брючки и белые сорочки.
        Когда всем подали кофе и ликер, в дверях возникла странная возня. Кейзия обернулась и увидела, как в зал, грубо оттолкнув официанта, вошел мужчина в кожаных доспехах мотоциклиста и со шлемом под мышкой. Лицо его было в пыли и перепачкано машинным маслом.
        - Ричард! - вскричала Магда и, вскочив из-за стола, побежала к знаменитому актеру.
        - Вы все сожрали или оставили немного и для меня? - рявкнул он, покрывая могучим голосом шум в столовой.
        - Ты опоздал на два дня - воскликнул Джонти.
        - Прости, старина, меня вынудили к этому важные обстоятельства, - с разбойничьей ухмылкой ответил Ричард. - Моя бывшая жена попыталась выманить у меня кругленькую сумму, помимо той, что ей причитается по условиям развода. Впрочем, мне на это наплевать. Обыкновенные женские фокусы! А кто это рядом с тобой? - спросил он, пожирая маслеными глазами Кейзию.
        Ее бросило в дрожь от его плотоядного взгляда. В жизни ее кумир оказался еще более импозантен, чем был на сцене. Высокий, стройный и гибкий, он двигался как пантера, его черная грива волос развевалась. Кожаные штаны плотно облегали мускулистые бедра и массивную мошонку. На ногах у него были надеты мотоциклетные ботинки. Твердо очерченный рот и волевой подбородок выдавали сильный характер, большой нос свидетельствовал о несомненных скрытых мужских достоинствах. Короче говоря, Ричард Сьюдли сразу же затмил всех мужчин, находившихся в зале, и стал центром всеобщего внимания - Разреши мне представить тебе твою Ясмину, - сказала Магда. - В миру ее зовут Кейзия Линдон.
        Он протянул Кейзии руку и, прищурившись, промолвил:
        - Уверен, мы сработаемся и славно повеселимся. По спине Кейзии пополз холодок.

        Глава 5

        Но напрасно Кейзия тешилась надеждой прыгнуть к Ричарду в кровать и позволить ему делать с ней все, что ему вздумается. Магда решила его монополизировать и укатила с ним на мотоцикле, бесстыдно задрав подол юбки и надев на голову запасной шлем, придавший ей сходство с валькирией. Помахав им рукой, Кейзия обернулась и увидела Джонти.
        - Позвольте мне показать вам наш театр, - сказал он. Кейзия тотчас же забыла Ричарда и взяла его под руку. Они прошли по газону к входу в здание театра, отделанному в стиле барокко, и Джонти прижал ее спиной к белой колонне. Взошла полная луна. Пахло жимолостью, растущей вдоль стен, прелой листвой и землей. Мощный пенис Джонти уперся в низ живота Кейзии. Глаза ее подернулись дымкой, как ночное небо.
        - Как здесь красиво, - чуть дыша прошептала она, поводя бедрами.
        - Вы чудесно смотритесь в этом интерьере, - прошептал Джонти, поглаживая ее по щеке. - Сожмите груди, мне хочется полюбоваться вами при лунном свете.
        Проникновенный звук его бархатного баритона моментально возбудил Кейзию. Груди ее набухли, соски отвердели. Она стала их щипать. Глаза Джонти потемнели от вожделения. Он сжал ладонями ее лицо и страстно поцеловал в рот, просунув в него горячий беспокойный язык. По спине Кейзии побежали мурашки, она учащенно задышала и плотнее прижалась к его мужской твердости мягким низом живота. Он судорожно вздохнул, и она стала тереться лобком о головку члена, чувствуя, как увлажняется ее промежность от соков лона. Сообразив, что на ней нет трусиков, Джонти сжал рукой ее грудь и уперся в низ живота коленом. Кейзия охнула и задрожала, клитор начал пульсировать, перед глазами у нее все поплыло. Рука Джонти сжала преддверие влагалища, палец проник между трепетными наружными губами в сокровенное углубление. Сок потек по ногам Кейзии, она шире расставила их, и Джонти просунул в лоно всю ладонь. Кейзия застонала и обмякла, повиснув у него на шее. Джонти теребил клитор и творил чудеса с ее промежностью, умудряясь вводить пальцы и в лоно, и в анус. Это было восхитительно. Приподнявшись на цыпочках, Кейзия наслаждалась
этими чудесными мгновениями. Джонти не торопился овладеть ею, он лишь ласкал ее интимные места, постепенно доводя ее до экстаза.
        - Может быть, пройдем в театр? - прошептал он. - Там нам будет гораздо уютнее, и никто не помешает. Я хочу овладеть тобой не спеша, всеми мыслимыми и немыслимыми способами.
        Он извлек палец из влагалища и с удовольствием его облизал. Спотыкаясь, Кейзия неверной походкой последовала за ним в коридор, заставленный корзинами со всяким хламом и увешанный фотографиями и афишами старых спектаклей. Они миновали несколько гримерных и очутились за кулисами. Почувствовав знакомый запах сцены, Кейзия высвободила руку и огляделась по сторонам. В полумраке декорации выглядели жутковато. Пахло сыростью, пылью, потом и дешевыми духами.
        - Добро пожаловать в наш театр! Здесь тебе предстоит провести месяц, а может быть, и два.
        Джонти прошелся по сцене, и дощатый настил заскрипел у него под ногами. Лицо его казалось смертельно бледным, глаза - запавшими и зловещими. По спине Кейзии пробежала дрожь.
        - Я не думала, что здесь такая большая сцена, - сказала она, прикрывая глаза ладонью от слепящего верхнего света.
        - Лорд Сайрил, прадед Джерарда, создал этот театр для постановок грандиозных спектаклей, в которых он сам играл все главные женские роли, - обнимая Кейзию за талию, сказал Джонти. - Старикан был с причудами.
        - Я уже об этом и сама догадалась, - ответила Кейзия и рассмеялась. Она потихоньку начала привыкать к своему новому дому, он уже не казался ей жутким и мрачным.
        - В музее этого театра сохранились его портреты и сценические костюмы, - продолжал Джонти, залезая ей под юбку.
        - И на какое количество зрителей рассчитан зал? спросила Кейзия.
        - На пятьсот человек, - ответил Джонти и сжал ее грудь. - Давай пройдем в гримерную, там есть диван.
        Он погладил ее по ягодице и дотронулся кончиком пальца до ануса. - Я должен проверить, на что ты способна.
        Кейзия не стала возражать и сопротивляться. Джонти привлек ее к себе и жарко поцеловал. Она обмякла в его объятиях, ноги ее подкосились. Не дойдя до гримерной, Джонти повалил Кейзию на сцену и, встав на колени, поспешно разделся. Руки его дрожали от нетерпения.
        Дальше он повел себя уже совсем не по-джентльменски: сжал руками груди Кейзии и начал ожесточенно вводить между ними пенис. Словно завороженная, Кейзия наблюдала, как оголяется фиолетовая головка и как появляется на ее конце прозрачная густая капелька. Но это зрелище только раззадорило ее, ей захотелось почувствовать фаллос внутри себя, стиснуть его стенками лона, сжав ногами бедра Джонти. Он, однако, пришел в такой восторг и от ее бюста, и от своего занятия, что быстрее задвигал торсом. Головка пениса побагровела и набухла. Кейзии показалось, что оттуда вот-вот брызнет семя. Неужели Джонти такой эгоист? Неужели она останется с носом?
        Словно бы прочитав ее мысли, он отстранился и, надавив пальцами на основание своего впечатляющего инструмента, лег рядом с Кейзией на бок, сжав член в кулаке.
        - Я хочу, чтобы сначала кончила ты, - сказал он, к ее огромному облегчению.
        Кейзия покосилась на головку пениса и благодарно погладила Джонти по волосатой груди. Он порывисто ввел в ее влажную промежность ладонь. Она застонала. Он стал массировать клитор. Кейзия начала двигать бедрами в одном ритме с его движениями, чувствуя, как наполняется сладким ощущением низ ее живота, как набухают половые губы и трепещет клитор. Блаженство ее достигло своего пика, Кейзия кончила и, тихонько подвывая и постанывая, задрожала, стиснув пальцы Джонти влагалищем. Едва лишь она пришла в себя, как он ввел член в ее лоно, бесцеремонно закинув ее ноги себе на плечи. Его мускулистые ягодицы ритмично поднимались и опускались, фаллос входил в Кейзию по самую мошонку. От удовольствия она зарычала и закрыла глаза. Джонти все яростнее пронзал ее своим горячим инструментом и наконец с удовлетворенным ржанием излил в нее густую жидкость. Кейзия пронзительно взвизгнула. Внезапно в театре вспыхнул свет. На сцену упал ослепительный луч прожектора, Джонти и Кейзия очутились в центре круга света, их полуобнаженные, слившиеся в соитии фигуры многократно отражались в зеркалах. Раздались аплодисменты, из
кресла в первых рядах партера поднялся сутуловатый мужчина и пророкотал;
        - Прекрасно, молодцы! Я сам чертовски возбудился, глядя на вас.
        Он взобрался на сцену. Кейзия выбралась из-под Джонти и встала, спеша поправить чулочки и одернуть юбку. Она чувствовала себя законченной распутницей и от этого еще больше возбуждалась. Лицо и плечи ее стали пунцовыми, груди вывалились наружу, волосы спутались, юбка порвалась, по щекам текла тушь, а по ногам - внутренние соки. Она благоухала смесью запахов пота, спермы и женского секрета. Колени у нее дрожали.
        - Очаровательно, - сказал незнакомец, окинув ее оценивающим взглядом. - Совращенная девственница во плоти! Именно такую актрису я и искал на главную роль в своем спектакле. Именно такой я и представлял себе Ясмину в финальном акте, когда ее растлит и лишит иллюзий герцог Синяя Борода. Кстати, позвольте представиться: Джерард Фарнол, владелец поместья и этого балагана. А вы, как я догадываюсь, Кейзия Линдон. Рад познакомиться!
        Гладко выбритый и сухопарый, он был одет в черные штаны и рубаху, на босых ногах у него были черные штиблеты, янтарно-зеленые глаза злодейски сверкали. Пульс у Кейзии резко участился при виде этого хищного самца.
        - Вы довольны ею, хозяин? - раздался противный голос Ленки из кабинки осветителя. Ленку не было видно за прожектором. Несомненно, они с Джонти обо всем сговорились.
        - Пока все нормально, - ответил он, пожевав губами. Кейзия, устыдившись вдруг своего вида, гневно обернулась к Джонти и укоризненно воскликнула:
        - Зачем вы устроили этот позорный спектакль? Вы же знали, что на нас смотрят!
        - Оказывается, она умеет показывать когти! Что ж, это прекрасно! - заметил Джерард. - Я доволен.
        - Я приехала к вам работать, а не забавлять вас! - в сердцах воскликнула Кейзия, рассерженная его покровительственным тоном.
        - Заблуждаетесь, мисс Линдон! Вы здесь именно для того, чтобы развлекать меня, - возразил Джерард и расхохотался демоническим смехом. Джонти и Ленка подобострастно захихикали.
        Кейзии стало ясно, что она угодила в ловко расставленные сети. Она почувствовала себя так, словно бы ее засасывала трясина. Джонти успел привести себя в порядок и снова выглядел безукоризненно. Ей же было впору провалиться сквозь сцену. Готовая разрыдаться, она воскликнула:
        - Кажется, я попала в скверную историю! Это совершенно не входило в мои планы. Я, пожалуй, уеду отсюда.
        - Я вас не отпущу! - строго крикнул Джерард. - Вы согласились сыграть главную роль в моем спектакле, и подыскивать вам замену и поздно, и хлопотно. Успокойтесь, и давайте поговорим о работе. Договорились?
        - Но я даже не успела прочесть до конца сценарий! - возразила Кейзия, поняв, что пропала окончательно. - Кажется, сюжет основан на любовной истории, не так ли?
        Джерард сунул руки в карманы штанов и прислонился к декоративной колонне. Его длинный член отчетливо вырисовывался под тканью. Он прищурился, усмехнулся и промолвил:
        - А что такое любовь? Бальзак сказал, что это игра, в которой все оказываются обманутыми.
        - Это звучит цинично! - воскликнула Кейзия.
        - Я бы сказал, что такова жизнь, - невозмутимо парировал Джерард и подкупающе улыбнулся, став в этот момент чем-то похож на Торина.
        Кейзия поправила бюстгальтер и провела ладонью по своим взъерошенным волосам, это всегда ее успокаивало. Джерард продолжал сверлить ее взглядом, его вытянутое лицо стало серьезным и холодным.
        - Я реалист по натуре, верю в искусство и творчество. Любовь выдумали наивные барышни.
        - Значит, вы в нее не верите? - спросила Кейзия. Джерард отделился от колонны и подошел к ней вплотную. Кейзия почувствовала, что она словно бы вросла в сцену. Джерард усмехнулся и сжал руками ее груди. По телу Кейзии пробежала дрожь, влагалище сжалось, в глубине его возникло томление. Соски ее встали торчком. Джерард резко задрал ей подол юбки, обнажив голые бедра, коснулся пальцами волос на лобке и, нащупав клитор, надавил на него.
        Кейзия пошатнулась, почувствовав головокружение. Джерард хищно улыбнулся, потер ее чувствительный бугорок и, понюхав палец, изрек:
        - Пожалуй, на сегодня с вас довольно? Вы получили свою порцию впечатлений. Завтра на первой репетиции вы должны быть отдохнувшей и свежей. Вас ожидает сюрприз. Мне все о вас известно! Даже то, что ваш последний любовник Торин сожительствует с Амандой Кейт, отвратительной актрисой и похотливой стервой.
        - В котором часу начнется репетиция? - холодно спросила Кейзия.
        - В половине девятого. Надеюсь, к этому времени вы будете в хорошей форме и почувствуете сексуальный голод.
        - Не беспокойтесь, я вас не подведу, - сказала Кейзия и шагнула к кулисам, но Джерард остановил ее, сказав:
        - Нет, не туда. Я покажу вам потайной ход. В этом доме их немало, имейте это в виду! Мой прадед распорядился, чтобы от театра прорыли подземный проход в дом, чтобы иметь возможность тайком от моей прабабушки встречаться с ирландскими матросами. Когда у него родился наследник, он окончательно порвал с женой и отдался своему пороку, не в силах более скрывать свою склонность к гомосексуализму.
        - Откуда вам все это известно? - спросила Кейзия.
        - Он вел дневники, они сохранились в библиотеке. На старости лет мой прадед систематизировал свои записи, кое-что в них исправил, и теперь они представляют собой весьма занимательное чтение. Следуйте за мной. И ты, Джонти, тоже!
        Джерард открыл незаметную дверь в глубине сцены и по винтовой лестнице спустился в подземелье.
        Кейзия поежилась, охваченная странным предчувствием, и последовала за ним. Она проникалась все большим интересом к этому необычному человеку, хотя его надменные манеры и выводили ее из себя. Они очутились в подвале, освещенном лампочками, среди нагромождения бутафории и поломанных декораций. Кейзия дотронулась до кареты, с которой облезла позолота, а обшивка растрескалась, и с легкой грустью сказала:
        - Меня всегда поражало, как убого выглядят прекрасные вещи, как только они попадают в кладовку. По-моему, свет рампы обладает волшебной силой преображать предметы.
        - Мы, скоморохи и фигляры, сами творим иллюзии. Наше оружие - сладостный обман, и публике он милее горькой правды! - с ухмылкой бывалого мошенника воскликнул Джерард и, подняв зажженную свечу над головой, пошел впереди Кейзии по сырому тоннелю, с арочного свода которого капала вода. Джерард остановился перед ржавой металлической дверью, отпер ее и вышел наружу. За ним на свежий ночной воздух из затхлого подземелья выкарабкались Кейзия и Джонти. Кейзию трясло, она покрылась испариной. Нет, не такой представлялась ей старинная дворянская усадьба! Джерард растворился во мгле, и до спальни Кейзию сопроводил Джонти. Кивнув ей на прощание, он поспешно ушел, за что она была ему благодарна, поскольку устала и нуждалась в отдыхе.
        Как только за Джонти закрылась, тихонько скрипнув, массивная дубовая дверь, покрытая причудливой резьбой, Кейзия потянулась и, облегченно вздохнув, стала раздеваться. Платье промокло и пропахло сыростью и потом. Она с наслаждением сняла его, стянула рваные чулки и, скинув туфли, голая прошлепала босиком к буфету. В нем она обнаружила припасы чая, кофе, какао и сухого молока, а также голубой фарфоровый чайник. Заварив крепкий чай, она села на диван и потянулась к телефону.
        Несмотря на поздний час, Саймон ответил ей почти сразу же. От звука его проникновенного баритона Кейзии стало теплее и спокойнее, словно бы она укуталась в шерстяной плед.
        - Значит, ты добралась до места нормально? Ну и каковы же твои первые впечатления? - спросил он.
        - Пока все хорошо, - ответила Кейзия. - Доехала благополучно, лишь под конец моя старушка «Долли» раскапризничалась. Но мне помог один местный парень по имени Джефф. Настоящий, крутой самец, он бы тебе понравился.
        - Значит, ты его оприходовала, как я догадываюсь. Ну, признавайся: вы с ним позабавились на лужайке?!
        Они еще немного поболтали, наконец Саймон устал от банальных разговоров и сказал:
        - Ну, желаю тебе успеха, крошка! И чтобы все мужчины стали твоими.
        - И девочки тоже, - игриво добавила Кейзия.
        - Мне их не жалко. Однако этот Джерард, судя по твоему рассказу, опасный маньяк.
        - Так оно и есть, - согласилась Кейзия.
        - И тебе это нравится? - с тревогой спросил Саймон.
        - Не очень, - поспешила успокоить его Кейзия.
        - Послушай, малышка, не вешай мне лапшу на уши! Я ведь знаю, что стоит лишь тебе увидеть наглого мужчину, ты готова снять трусики и позволить ему делать с тобой что угодно. Да у тебя на заднице вытатуировано: «Я твоя подстилка, можешь вытирать об меня ноги!» Разве не так?
        - Типун тебе на язык! - сердито огрызнулась Кейзия, хотя и знала, что Саймон прав.
        Положив трубку, она вновь почувствовала себя одинокой. Тоску усиливали портреты давно умерших вельмож, смотревшие на нее со стен огромной комнаты. Вспомнив, что в доме полно потайных ходов, она почувствовала озноб и залезла под одеяло, со страхом ожидая, что вот-вот бесшумно откроется потайная дверца и маньяк нарушит ее покой и уединение.

        На другое утро Кейзия встретилась с балетмейстером.
        - Меня зовут Сьювелл, - представился он, расплывшись в обаятельной улыбке и обтирая носовым платком испарину с коротко подстриженной головы. Его открытое загорелое лицо, испещренное морщинами, дышало мужественностью. - Я должен привести это стадо баранов в должную форму. - Он кивнул в сторону молодых артистов кордебалета. - Мне сказали, что и вас нужно обучить нескольким оригинальным танцам. Это верно? - Он прищурился и окинул ее пытливым взглядом.
        - Впервые слышу об этом! - с искренним ужасом воскликнула Кейзия, застыв возле стола с разнообразными холодными закусками, горячими блюдами, овощами и фруктами. - Я давно не танцевала на сцене, хотя и занималась регулярно йогой и спортивной гимнастикой.
        - Но ведь вы учились в балетной школе, не так ли?
        - Да, но это было тысячу лет назад!
        - Тогда все в порядке. Вы наверняка все вспомните, как только мы начнем заниматься. Вашим партнером будет Антон, он вам поможет. Верно я говорю, Антон? - спросил балетмейстер, обернувшись к сидящему за столом брюнету в свитере, надетом поверх гимнастического трико.
        Мускулистый и стройный, он обладал хорошо очерченным ртом и носом с горбинкой. Другие танцоры всячески старались привлечь к себе его внимание. Он поднял голову и, скользнув по Кейзии оценивающим взглядом, промолвил.
        - Вы, должно быть, играете Ясмину. А я - Хассана, любовника герцога Синяя Борода. Присаживайтесь! - Он кивнул на свободное место рядом с собой.
        Кейзии не хотелось сидеть рядом с этим самовлюбленным баловнем женщин. Он старался держаться надменно и холодно, хотя на самом деле млел от их восхищенных и многообещающих взглядов.
        - Садись же, раз он тебя приглашает, - толкнула Кейзию локтем в бок Викки. - Он такой славный!
        Кейзия протиснулась мимо Антона к своему месту, коснувшись ногами его колен, и села.
        В столовую вошел Ричард. Завидев Кейзию, он направился прямо к ней, говоря на ходу:
        - А вот и моя невеста-девственница! Джерард говорит, что вы неплохо осваиваетесь на новом месте. Это похвально!
        Плотно позавтракав, все отправились в репетиционный зал. К полудню жара усилилась, стало душно. Но Джерард гонял Кейзию до седьмого пота, не считаясь с тем, что она новичок на профессиональной сцене. Вновь и вновь он прерывал ее и восклицал, состроив недовольную мину:
        - Нет, не верю! Вы должны изображать влюбленную девушку, оставившую ради возлюбленного всех друзей и близких. Он ваш кумир, ваш идол! Вы боготворите этого мудрого и опытного мужчину, личность которого окружена завесой тайны. Итак, начнем все с самого начала!
        Ричард расхаживал по сцене, читая свою роль, что особенно раздражало Кейзию и мешало ей сосредоточиться. В присутствии этого самоуверенного сердцееда она чувствовала себя дурой, напрасно возомнившей себя талантливой драматической актрисой.
        Под конец репетиции она почти уверовала, что совершила колоссальную ошибку, выбрав эту жизненную стезю. Ей никогда не достичь тех высот актерского мастерства, которых достиг Ричард. В этом легко было убедиться, послушав, как непринужденно он произносит свой текст. Возможно, уединившись в спальне, она и казалась себе гениальной и блистательной актрисой. Но, оказавшись среди настоящих мастеров сцены, она поняла, что все ее знания и весь опыт, полученные во время учебы и непродолжительной работы в качестве исполнительницы ролей второго плана, ровным счетом ничего не значат. Да как она осмелилась на эту авантюру? Как дерзнула стать партнером бывалых профессионалов?
        Наконец Джерард объявил перерыв на обед и послеобеденный отдых.
        - Но потом прошу всех вернуться сюда! Мы продолжим репетицию до ужина, а потом порепетируем еще немного, когда станет прохладно, - добавил он, выразительно поглядывая на Кейзию. - Так что не расслабляйтесь! Можете разойтись. Но главную героиню прошу задержаться. Итак, дорогая Кейзия, вы определенно делаете успехи. Но вам не хватает раскованности. Для сцен в начале пьесы ваша робость вполне оправданна. Но не забывайте, что Ясмина учится распутству! Вы должны вжиться в образ начинающей блудницы. Впрочем, в вас это заложено самой природой. Вам предстоит сыграть эпизод, в котором Ясмина подвергается телесному наказанию. Вас когда-нибудь били кнутом по голой заднице?
        Этот вопрос застал Кейзию врасплох, она густо покраснела, хотя и без того распалилась в ходе репетиции.
        - Может быть, вас привязывали к стойкам кровати? - сверля ее взглядом, спросил режиссер.
        Это было уж слишком. Да какое он имеет право вторгаться в ее интимную жизнь?
        - Это не ваше дело! - вспылила Кейзия и, подхватив с помоста листки со своим текстом, собралась уйти.
        - Вы не правы, милочка, - ледяным тоном заметил Джерард. - Я должен знать о вас все. Иначе грош мне цена как постановщику пьесы. Ведь вы играете главную героиню!
        - Вы нахал! - вскричала Кейзия. - Я не намерена выворачиваться перед вами наизнанку даже за огромные деньги!
        - Я вижу, вы до сих пор не можете поверить в свою удачу, вот и ерепенитесь, как практикантка. Вам пора бы усвоить, что тот, кто платит, вправе требовать соответствующую отдачу за свои деньги. Вам оказаны почти королевские почести, обещан достойный гонорар. Так что потрудитесь отвечать на мои вопросы хладнокровно, это в ваших интересах. Итак, я спрашиваю еще раз: вас вовлекали прежде в садомазохистские игры?
        - Катитесь вы к черту! - отрубила Кейзия и покинула зал.
        Джерард разразился гомерическим хохотом, что ее окончательно доконало, и она громко хлопнула дверью.

        Викки старалась поменьше находиться на солнце. С ее нежной веснушчатой кожей можно было легко обгореть. Поэтому Кейзия предложила ей воспользоваться защитным лосьоном, флакончик которого предусмотрительно захватила с собой на пляж.
        - Спасибо, - улыбнувшись, сказала Викки, беря флакон.
        От усадьбы на пляж можно было попасть, пройдя по узкой крутой тропинке и спустившись по каменным ступенькам. Водяные валы накатывались на скалы и рассыпались солеными брызгами. Солнце приветливо улыбалось девушкам с голубого неба. Словно завороженная Викки уставилась на белые гребни волн, прислушиваясь к вою ветра и гулу океана.
        - Здесь так легко дышится! - сделав глубокий вдох, воскликнула она. - Не то что в вонючем Бристоле. Пошли вон в то уютное местечко за валунами, там тихо.
        Кейзия сняла трусики и пошла босиком по мокрому песку.
        Викки скользнула завистливым взглядом по ее стройной фигуре и длинным ногам и закусила губу, подавив желание погладить ее по мохнатому треугольнику внизу живота. Расстелив полотенце, она плюхнулась на него и расстегнула молнию на шортах. Под ними на ней были надеты маленькие трусики в черно-белую полоску. Остаться совершенно обнаженной, как Кейзия, она не решалась даже на частном пляже.
        - Я пошла в актрисы, поддавшись уговорам мамы, - сказала она, щурясь от яркого света. - До того как она вышла за папу, она мечтала об артистической карьере. Папа служил в военном ведомстве. Мои родители простые люди, но я благодарна им за то, что они помогли мне окончить колледж и театральное училище. Они, наверное, гордятся мной.
        Кейзия тряхнула головой, и волосы рассыпались по плечам. В лучах солнца она казалась Викки Афродитой. Поймав ее восторженный взгляд на своих упругих полных грудях, Кейзия снисходительно улыбнулась;
        - Я всегда принимаю солнечные ванны голой. А ты не хочешь последовать моему примеру?
        Она вылила из флакона на ладонь немного лосьона и стала наносить его на кожу, нежную и шелковистую на ощупь.
        - Терпеть не могу следов от купальника на теле. С ними я становлюсь похожей на зебру. К счастью, у меня дома есть славный тенистый внутренний дворик, где я загораю.
        - В Лондоне? - удивленно спросила Викки и машинально развязала узел на лямках бюстгальтера. Груди у нее были маленькие и острые, покрытые бледной кожей, хотя спина, руки и ноги успели загореть.
        - Да, - кивнула Кейзия. - Я получила этот дом с садиком в наследство от своей тети. Кстати, тоже актрисы. Если хочешь, я натру тебе лосьоном спину.
        - Да, пожалуйста! - обрадовалась Викки и повернулась к ней спиной. Промежность ее увлажнилась при одной лишь мысли о том, что к ней прикоснется такое божественное создание, как Кейзия. Лесбиянкой Викки себя не считала, она имела значительный сексуальный опыт общения с парнями. Первый раз она отдалась своему сокурснику, правда, не получив от этого никакого удовольствия. Потом были и другие любовники, но почти никто из них ее не удовлетворял. Во всяком случае, она не прекратила заниматься мастурбацией, что нравилось ей гораздо больше, чем трахаться.
        Странные ощущения, возникшие у нее при виде обнаженной Кейзии, повергли Викки в недоумение. Она решила, что это следствие длительного воздержания: ведь после разрыва с Кеном у нее целый месяц не было мужчины! Внизу живота возникло томление. Ей определенно пора было трахнуться!
        Викки легла на живот и, прижавшись щекой к полотенцу, закрыла глаза. Похоть расползлась по всему телу. Солнце начинало припекать. Внезапно на нее упала чья-то тень. Викки втянула ноздрями воздух и почувствовала характерный запах женского лона, смешанный с ароматом защитного лосьона. Соски ее тотчас же отвердели и уперлись в ткань полотенца. Она повела бедрами, плотнее прижимаясь к песку. Ей хотелось потереть рукой клитор. Кейзия стала наносить лосьон ей на спину, Викки сладострастно застонала. Приятные запахи кружили ей голову. Кругообразные движения ладони Кейзии по ее спине будили в ней похоть. Она стала совсем мокренькой.
        - Как приятно, - прошептала она.
        - Я знаю. Что может быть лучше, чем лежать вот так на пляже и наслаждаться массажем, шумом прибоя и запахом моря? С моей помощью у тебя скоро будет такой загар, что все будут думать, что ты отдыхала на Багамах.
        - Ты так много знаешь и умеешь! - восхищенно сказала Викки. - Надеюсь, что ты и меня кое-чему научишь?
        Кейзия растерла лосьоном ей спину и легла на свое полотенце.
        - Ты имеешь в виду актерское мастерство? - сонно спросила она, закрыв глаза.
        - Да, но не только… На меня можно положиться, я никогда тебя не подведу. У меня спокойный характер, я исполнительна и дисциплинированна. Вот почему меня никогда и не брали на роль сказочной королевы, а предлагали играть эльфа. Короче говоря, я обыкновенная посредственность и звезд с неба не хватаю.
        Кейзия рассмеялась:
        - Не ты одна такая! Я тоже в юности возомнила себя великой актрисой, но оказалось, что до звезды мне далеко. Однажды я дерзнула сыграть главную роль в спектакле
«Трамвай „Желание“«, и критики подняли меня на смех. И они были правы.
        Кейзия зевнула и надела солнцезащитные очки.
        - К вам можно присоединиться? - услышала Викки негромкий мужской голос и, подняв голову, увидела приближающегося к ним загорелого молодого человека, в котором она узнала одного из рабочих сцены.
        - Привет, Джефф! - воскликнула, заметив его, Кейзия. Она ничуть не смутилась своей наготы, что озадачило Викки. Парень был симпатичным, Викки поборола смущение и приподнялась на локтях, чтобы получше разглядеть Джеффа. Он был одет в шорты, и когда сел, пенис высунулся из-под короткой штанины. Викки с трудом подавила желание пощелкать пальчиком по лиловой головке.
        - Я думал, что мне придется валяться здесь в одиночестве, - соврал Джефф, поглядывая на ее груди. - Когда же вы успели пообедать?
        - Обед был час назад, - лениво отозвалась Кейзия.
        - Как машина? Бегает? - спросил Джефф и облизнул губы.
        - Не знаю, думаю, что да, - холодно ответила Кейзия.
        Викки была заинтригована, между этими двоими явно что-то произошло, решила она.
        Кейзия встала, покидала свои купальные принадлежности в сумку и сказала:
        - Схожу осмотрю бухту, может быть, поплаваю. Ты идешь со мной, Викки?
        - Я подойду попозже, - ответила Викки, умирая от похоти.
        Проводив Кейзию недоуменным взглядом, Джефф подсел к Викки поближе и воскликнул:
        - Какая муха ее укусила? Вчера, когда я помогал ей завести ее машину, она была очень мила со мной.
        - Вы с ней занимались сексом? - спросила Викки.
        - Возможно. А почему тебя это волнует? Ты ревнуешь? Не беспокойся, сил у меня хватит и на тебя, крошка! - Джефф улыбнулся и сжал рукой ее грудь.
        - Докажи, что ты не врешь, - прошептала Викки, пронзенная электрическим током.
        Глаза Джеффа были такие же голубые, как небо над морем. От их взгляда у Викки все помутилось в голове. А когда он порывисто обнял ее и поцеловал, она совершенно сомлела. Его напористый язык проник в ее рот. Викки застонала и сильнее прижалась грудями к его мускулистой волосатой груди. Джефф деловито просунул руку в ее мокрую промежность и нажал пальцем на самое заветное местечко. Трусики Викки стали мокрыми.
        Она потянула за язычок молнии на его шортах - из ширинки выскочил лиловый удавчик. Джефф сжал его в руке и стал мастурбировать. Викки не выдержала и дотронулась до головки. Джефф зарычал и, сняв с нее трусики, поднес их к лицу и понюхал. Головка члена побагровела и стала толще. Викки сжала ее в кулаке, в качестве ответного жеста Джефф стал массировать ей клитор. При этом оба учащенно дышали и потели как от солнечных лучей, так и от внутреннего жара. Викки утратила над собой контроль и принялась еще быстрее манипулировать с его пенисом. Давление пальцев Джеффа на ее лоно усилилось. Викки впала в экстаз и сладострастно застонала. Джефф вскочил и, упав на нее, вогнал пенис во влагалище. Викки взвизгнула и завертелась. Совершив несколько возвратно-поступательных телодвижений. Джефф выплеснул в ее лоно семя.
        Отдышавшись, он перекатился На бок и, погладив Викки по волосикам на лобке, ласково улыбнулся.
        - Кто из нас двоих лучше, я или Кейзия? - спросила она.
        - Вы обе хороши, каждая по-своему, - дипломатично ответил Джефф, кладя ладонь на ее промежность. - Хотя и стервы.
        - Ты врешь, мой милый, - рассмеявшись, сказала Викки. - Но, честно говоря, мне все равно. Главное, нам обоим было хорошо.

        Глава 6

        -На сегодня достаточно, - сказал Джерард. Труппа встретила эти слова дружным вздохом облегчения.
        - Пока все идет неплохо, - продолжал он, окинув удовлетворенным взглядом актеров. - Но до совершенства еще далеко. Нужно упорно работать, дети мои! Работать, работать и еще раз работать! Только в этом случае мы достигнем успеха.
        - Дорогой мой, ты в этом уверен? - с сомнением воскликнула грациозная Анна Роукби, прослывшая одной из лучших драматических актрис современности. Даже после утомительной многочасовой репетиции она выглядела свежей и бодрой, как и подобает подлинной профессионалке. - По-моему, это непосильная задача для такого слабого состава. Так что не строй иллюзий.
        - Анна, душка, - воскликнул Джерард, обнимая ее за плечи, - ты, конечно же, права! Задача перед нами стоит колоссальная. Но разве нам впервой преодолевать трудности? Я уверен, что и на этот раз мы победим.
        Джерард похлопал другой рукой по заду Хелен Блейк, исполнительницу роли второй жены Синей Бороды по имени Таня.
        - Что скажешь, моя прелесть? - спросил он у нее.
        - Все получится, Джерард! - ответила стройная брюнетка с короткой стрижкой. - Я в тебя верю! Ради тебя я отказалась от роли в телевизионном спектакле.
        Слушая этот разговор, Кейзия не могла понять, почему столь блистательные актрисы боготворят Джерарда и прощают ему все его тиранические замашки. Своими мыслями она поделилась позже с Викки. Подружка немедленно выдвинула свою версию, показавшуюся Кейзии весьма правдоподобной:
        - Наверное, он хорошо их оттрахал, когда они были помоложе.
        Вид самой Викки мог бы служить эталоном облика сексуально удовлетворенной женщины: щечки ее раскраснелись, глаза светились радостью, даже ее походка стала уверенной и самодовольной. Кейзия, умышленно
        оставившая ее наедине с Джеффом на пляже, была искренне рада за подругу.
        К ним подошла Ленка, одетая в лиловый облегающий спортивный костюм, и хриплым голосом сказала:
        - Мистер Фарнол просит вас зайти к нему.
        Кейзия окинула ее недоверчивым взглядом и спросила:
        - Зачем? Ведь репетиция закончена!
        - Понятия не имею, - пожала плечами Ленка. - Мое дело передать вам его слова. Он ждет вас в своих апартаментах.
        Кейзия едва держалась от усталости на ногах, однако все же поплелась за служанкой во флигель, теряясь в догадках о причине неожиданного приглашения. Неужели Фарнол остался недоволен ее исполнением роли Ясмины? Впрочем, для этого у него были все основания: она пока не вжилась в образ, да и текст знала скверно. Ленка уверенно открыла входную дверь и повела Кейзию по широкому коридору, освещенному настенными светильниками, напоминающими по форме человеческую руку. Стены его были увешаны картинами в духе творений Рубенса и Рембрандта. Ленка распахнула перед Кейзией дубовую дверь и взмахом руки предложила ей войти в просторный зал, обставленный старинной мебелью и обитый резными панелями, между которыми висели громадные зеркала в позолоченных рамах. С украшенного лепниной потолка свисала большая хрустальная люстра. Звук шагов женщин по натертому до блеска паркету разносился гулким эхом по всей гостиной. Ленка остановилась перед следующей парой дверей и, постучавшись, распахнула их. Кейзия сделала робкий шаг вперед и застыла на месте, пораженная увиденным.
        Повсюду горели свечи, в бронзовых подсвечниках на буфете, в напольных медных канделябрах и в чугунных жирандолях. Их колеблющийся свет падал на медные трубы готического органа и, отражаясь, вспыхивал в настенных зеркалах, чтобы погаснуть в складках полога огромной кровати. Густой запах благовоний, тлеющих в курильницах в форме драконов, дурманил голову. У Кейзии запершило от едкого дыма в горле и заслезились глаза. Драпировка спальни, выдержанная в черных и малиновых тонах, внушала животный страх впервые попавшему сюда человеку. По спине Кейзии пополз холодок, ужас схватил ее за горло своей костлявой рукой. Взгляд ее устремился на ложе, стойки и навесы которого напоминали своей формой усыпальницу в стиле эпохи Возрождения, и глаза ее полезли из орбит. Как же можно спать на такой кровати? Ведь лечь на нее - все равно что добровольно улечься в склеп!
        Из темных глубин своей опочивальни появился Джерард. Он был наг и нахально ухмылялся. Покраснев до корней волос, Кейзия уставилась на его колоссальные мужские причиндалы, болтавшиеся между худых ног, заросших густыми черными курчавыми волосами. Его плоский живот и мускулистая грудь тоже были покрыты буйной растительностью. Насладившись произведенным на Кейзию впечатлением, Джерард холодно промолвил абсолютно безапелляционным тоном:
        - Сегодня ты проникнешься ощущениями, охватившими Ясмину в ее первую брачную ночь, деточка!
        Он наклонился и, подхватив с пола черный шелковый халат, надел его.
        - Разве репетиция на сегодня не закончена? - промямлила, придя в себя от потрясения, Кейзия и затравленно покосилась на дверь, подумывая об отступлении. Но путь к нему преградила Ленка - прислонившись к двери спиной, она скрестила на груди руки и насмешливо смотрела на Кейзию.
        Джерард ухмыльнулся и, затянув потуже пояс о халата, промолвил тоном терпеливого наставника, объясняющего очевидные вещи своему несмышленому подопечному:
        - Вы же не станете утверждать, что не нуждаетесь в моих дополнительных консультациях? Я делаю все это ради вашей же пользы, моя милая Кейзия! Я хочу, чтобы вы стали звездой! У вас есть для этого все данные. И конечно же, вы не поленитесь приложить еще немного усилий, чтобы достичь этой цели!
        - Что я должна сделать? - спросила Кейзия, с подозрением глядя ему в глаза. Врожденное женское чутье подсказывало ей, что здесь таится подвох. Но наивная вера в доброту человеческой натуры толкала ее на необдуманные поступки. В голове Кейзии все смешалось.
        - Не бойся, ты только выиграешь от всего этого! - послышался из полумрака спальни томный голос Магды.
        Кейзия посмотрела в ее сторону и увидела, что она полулежит на диване, а перед ней стоят на коленях Джонти и Антон.
        Магда встала, и ее волосы рассыпались по плечам. Одета она была очень странно: в черные кожаные доспехи, блестящий металлический головной убор с плюмажем из страусовых перьев, длинные перчатки и высокие сапоги на шпильках. На промежности имелся большой вырез, из которого выпирали бритые темно-красные срамные губы. Пышные груди были перехвачены ремнями, набухшие соски стояли торчком.
        Поводя бедрами, Магда приблизилась к Кейзии, и та увидела, что в руке она сжимает рукоять плетки. По телу Кейзии пробежал озноб, анус ее сжался от страха, клитор задрожал. Постукивая рукоятью плетки по ладони, Магда промолвила, глядя ей в глаза:
        - Слушайся Джерарда, крошка! Он всему тебя научит. Повинуйся ему, и ты добьешься успеха.
        Магда нежно поцеловала Кейзию в губы, и ее охватило желание прильнуть к этим колоссальным грудям, стесненным кожаными ремнями, и обнять ее. Взгляд Кейзии случайно упал на Джонти и Антона, и она раскрыла рот от удивления: мужчины стояли на полу на четвереньках абсолютно голые, на шеях у них были ошейники с шипами. Куда подевались их мужественность и самодовольство! Видели бы сейчас их поклонницы! Кейзии не верилось, что бравый помощник Джерарда Джонти совсем недавно овладел ею на сцене театра. Сейчас он походил на жалкого раба.
        Магда натянула поводки, пристегнутые к их ошейникам, и снисходительно промолвила:
        - Вам разрешается меня облизать!
        Джонти высунул язык, совсем как послушный пес, и стал облизывать ее влажную промежность. Будь у него хвост, он бы наверняка им завилял.
        - Фу, неловкий раб! Ты плохо стараешься! Сколько раз можно повторять, что нужно работать не только языком, но и пальцами! За свою провинность ты будешь наказан, червяк!
        Она ударила его по заднице плеткой, на коже вспыхнул красный рубец.
        - Смилуйся, богиня! Я исправлюсь! - простонал Джонти. Магда вскинула руку и стегнула плеткой Антона по спине.
        - Это тебе за то, что ты плохо соображаешь! Встань, болван, и поласкай мои сиськи!
        Удар странным образом подействовал на потенцию Антона: его пенис немедленно встал в полный рост, сверкая каплей на лиловой головке. Антон вскочил и с подобострастным видом стал исполнять приказ своей повелительницы.
        Кейзии было странно наблюдать, как богоподобный мужчина в расцвете сил унижается перед бесцеремонной Магдой и с радостью подставляется под ее удары. Ничего подобного Кейзия раньше не видела, хотя и читала об этом в порнографическом журнале, купленном Торином. Как ни странно, ей вдруг захотелось облачиться в такой же кожаный костюм, какой был на Магде, и отхлестать обоих мужчин по голым задницам, мстя за все оскорбления и унижения, нанесенные ей коварным ирландцем.
        Но еще с большим наслаждением она исполосовала бы плеткой самого Торина, а потом наступила бы острым каблуком ему на яйца, чтобы понял, что женщин следует уважать.
        Пока Кейзия предавалась своим необузданным фантазиям, Антон усердно сосал и теребил соски Магды, а Джонти лихорадочно ласкал ее клитор. От этого зрелища Кейзию охватило вожделение, от нетерпения она передернула плечами и переступила с ноги на ногу. Заметив это, Джерард приказал:
        - Разденьте ее!
        - Слушаюсь, хозяин, - поклонившись ему, сказала Магда, моментально превратившись из госпожи в рабыню, и, взяв Кейзию за запястье, подвела ее к Джонти и Антону. При виде их возбужденных членов кровь Кейзии вскипела. Мужчины взяли ее за руки и потащили в кровать.
        - Сейчас ты превратишься в Ясмину, деточка! - промолвил Джерард проникновенным голосом. - И, подобно ей, познаешь радость от гармонии контрастов. Ты ведь знаешь, как приятно ощутить во рту сладость после горечи, почувствовать разгоряченной кожей струи воды, насладиться шоколадом вместе с крепким кофе по-турецки, почувствовать освобождение от тяжкого бремени, облегчение после боли. Магда уже познакомила тебя с лесбийскими играми. Сейчас ты перевернешь еще одну страницу книги любовных премудростей.
        - Причем по своей воле, малышка, - сказала Магда, ставя ногу на кровать. - Без всякого принуждения, уверяю тебя.
        Из ее промежности в ноздри Кейзии ударил острый специфический запах. У нее закружилась голова, а ноги стали словно ватные. Охваченная любопытством и сладострастием, она затрепетала. И в следующий миг в ней зашевелилось что-то темное и страшное, проснувшееся от долгой спячки. Ноздри ее начали хищно раздуваться, по бедрам потекли соки, груди стали вздыматься, а в глазах появился похотливый блеск.
        Магда ловко сняла с нее блузу и велела ей скинуть туфли. Кейзия повиновалась.
        - Теперь снимай юбку! - приказала Магда. Под ней на Кейзии было надето кружевное шелковое нижнее белье цвета абрикоса. Ей почему-то вспомнился Чарльз с его пристрастием к красивому дамскому белью. Но снимать с нее трусики и бюстгальтер стал не милый Чарльз, а зловещий Джерард. Затем он кивнул своим помощникам, и те уложили Кейзию на кровать. Она с трепетом ждала, что будет дальше.
        Джерард, одетый в черный халат, расшитый восточными узорами, внимательно наблюдал за происходящим. Раздвинув полы халата, следил за реакцией Кейзии. Его пенис не остался бесстрастным во время этой сцены. Кейзию охватило волнение, промежность ее еще больше увлажнилась, соски грудей набухли.
        Сильнее всего возбуждало Кейзию то, что Джерард угадывал все ее тайные желания, знал ее темные устремления, читал ее мысли. Он сочувствовал ей и поощрял ее фантазии, сам испытывая при этом колоссальное удовлетворение, упиваясь своей проницательностью и властью над подсознанием прекрасной женщины.
        Напряженно вглядываясь в ее лицо, Джерард наклонился и, погрузив пальцы в ее густые волосы, потерся щекой о ее щеку. На нее пахнуло запахом его кожи и дорогого одеколона, она повела бедрами, испытывая настоятельную потребность ощутить клитором прикосновение шелка его халата. Кейзия согнула в коленях ноги и, раздвинув их, обнажила росистые трепетные лепестки своего ароматного цветка.
        Лицо Джерарда стало суровым, он дернул ее за волосы и прорычал:
        - Разве я позволил тебе это? Как тебе не стыдно, дерзкая проказница? Я накажу тебя за твой поступок. Ты ничего не должна делать без моего согласия. Понятно?
        Кейзия на мгновение замерла от испуга, но быстро пришла в себя и перешла из обороны в наступление.
        - Это говорит герцог Синяя Борода или владелец усадьбы? - с вызовом в голосе спросила она.
        - Это говорит твой повелитель! Только так ты должна отныне меня называть. Ясно?
        - Но это же смешно! - воскликнула Кейзия, и ей тотчас же стало не до смеха, потому что Джерард стиснул пальцами клитор и дернул за него.
        Кейзия застонала и учащенно задышала.
        - Ну, так как нужно меня называть? - спросил Джерард, потирая распухшую головку клитора пальцами.
        Кейзии стало трудно дышать, едва слышно она прошептала:
        - Повелитель! Сжалься!
        Она была готова на все, лишь бы он продолжать теребить ее заветный бутон, а еще лучше - ввел палец во влагалище и помассировал его изнутри. Соски ее отвердели.
        Джерард порывисто поднял ее с кровати и перекинул через стул, стоявший напротив трюмо. В зеркале отразились ее раскрасневшееся лицо и взлохмаченные волосы. У нее за спиной Магда совокуплялась с Джонти, сев на него верхом. Член входил в ее лоно по самую мошонку, руками Джонти теребил ее соски. Магда мотала головой в металлическом шлеме с плюмажем и по-звериному ревела:
        - Еще! Еще!
        Антон подошел к ней сзади и, приподняв ее за оттопыренные ягодицы, засадил пенис в анус. Магда зарычала и уперлась плюмажем в изголовье дивана, чтобы ей было удобно тереть рукой клитор.
        - Как видишь, существует множество оригинальных способов получения сексуального удовольствия, - наставительно заметил Джерард. - Им всем троим сейчас очень хорошо. Именно искусству совокупления и будет обучать Синяя Борода свою невесту-девственницу. Этому же будешь учиться здесь и ты. Но ты должна быть послушна мне, иначе тебе не сыграть эту сложную роль. Да и в жизни мои уроки тебе пригодятся.
        Кейзия промолчала, не зная, что сказать в ответ. Сочтя это выразительное молчание за знак согласия, Джерард не спеша привязал шарфом ее запястья к ножкам стула и, полюбовавшись позой, которую она приняла, раздвинул пошире ее ноги. Кейзия замерла в предчувствии чего-то необыкновенного, такого, что запомнится ей навсегда. Джерард пощекотал кончиками пальцев ее клитор - она застонала. Но очередной утробный стон Магды, кончившей в десятый раз благодаря усердию своих послушных рабов, продолжавших ее ублажать, заглушил ее голос. Кейзия покосилась на зеркало: в нем отражались пенис Джерарда, высунувшийся из-под черного китайского халата, и отвислая мошонка. Кейзию захлестнул сильнейший шквал вожделения, у нее свело судорогой клитор и заломило во влагалище. Наверное, подумалось ей, такое ощущение охватывает сучку в период течки. Вот до чего довел ее Джерард. Нет, Торину до него далеко!
        Джерард просунул в лоно палец и принялся массировать его. Кейзия стремительно взлетела на пик экстаза. Но в решающий момент изувер-наставник извлек палец из ее сокровищницы наслаждений. Вертя задом, Кейзия простонала.
        - Еще, умоляю!
        Он схватил ее за волосы и, подняв ей голову, строга спросил, глядя в глаза:
        - Ты ничего не забыла?
        - Прости, повелитель! Но мне так хочется почувствовать облегчение! - проскулила Кейзия, чуть не плача от боли и огорчения.
        - Очень хочется? - спросил он, осклабившись.
        - Да, повелитель!
        - Я удовлетворю твое желание. Но сначала отстегаю тебя тростью. Ты согласна?
        - Чем? Тростью? - Кейзии подумалось, что она ослышалась.
        - Ты все верно поняла, крошка. Сначала я хорошенько разогрею тебя, а потом позволю испытать блаженство. Когда твоя задница будет пылать от ударов, ты острее почувствуешь всю его прелесть.
        С этими словами Джерард повернулся, взял из фарфоровой вазы гибкую бамбуковую трость и постучал ею по ладони. Сообразив, что он настроен серьезно, Кейзия похолодела.
        - Но меня никогда в жизни не били! - попыталась протестовать она, чувствуя непривычное возбуждение, смешанное с ужасом.
        - С нами постоянно случается что-то в первый раз, - возразил Джерард и, взмахнув тростью, резко опустил ее на ягодицы Кейзии. Перед глазами у нее поплыли оранжевые круги, а кожа начала гореть, словно бы ее прижгли раскаленным клеймом. Кейзия вскрикнула и завопила:
        - Не смейте! Прекратите! Ай! Ой! Мне больно! Удары посыпались на нее градом. В промежности вспыхнул пожар, глаза вылезли из орбит.
        Но Джерард продолжал хлестать ее тростью, входя в раж от ее пронзительного визга и вида красных рубцов на нежной бело-розовой попке. Слезы брызнули из глаз Кейзии. Жар растекся по бедрам и животу, проник в лоно. Кейзия пыталась высвободиться, отчаянно вертелась и дергалась на стуле, визжала, выла и стонала. Ей казалось, что все ее тело наполняется раскаленной лавой. Лишь извержение вулкана могло принести ей облегчение. Боль и похоть смешались, и в результате кровь в жилах Кейзии вскипела. Ей захотелось, чтобы удар трости пришелся на половые губы и клитор. Внезапно она почувствовала во влагалище пальцы Джерарда. Он стал совершать ими ритмичные движения, имитируя половое сношение. И едва его палец коснулся клитора, Кейзия задергалась. Оргазм пронзил все клеточки ее истерзанного тела, достиг всех нервных окончаний, затмив ощущение боли в исполосованной тростью заднице.
        Наступила гнетущая тишина. Кейзия затаила дыхание и замерла в тревожно-сладостном ожидании следующего поступка Джерарда. Ягодицы ее пылали, хотя пожар в лоне и начал затухать. Она предполагала, что Джерард засадит ей пенис, но этого не случилось. Разочарованная и раздосадованная, она закусила губу, чтобы не разрыдаться. Джерард развязал шарф и помог ей подняться. Коленки ее затекли и ныли. Она пошатнулась и, упав на Джерарда, дала наконец волю слезам.
        - Как вы посмели так со мной поступить? Это кошмар! - проскулила она.
        Он рассмеялся и ущипнул ее за соски.
        - Однако же финал тебе понравился, не так ли? И это только начало! Завтра ночью я отведу тебя в камеру пыток!
        - Нет! - вскричала Кейзия. - Только не это!
        - Но ведь Ясмина должна там оказаться, - заметил Джерард.
        - А Ричард тоже там будет? Он ведь играет герцога - владельца замка! - спросила Кейзия, разглядывая в зеркале свою задницу, покрывшуюся багровыми рубцами. - Он не станет меня пытать?
        - Ты все узнаешь в свое время, - уклончиво ответил Джерард и, сжав руками ее крутые бедра, уперся мокрым и толстым концом пениса в ложбинку между ягодицами.
        Но почему же он не продолжает? Почему не вводит пенис во влагалище? Кейзия интуитивно наклонилась и попыталась сесть на член. Однако, к ее полному разочарованию, Джерард отпустил ее, вкрадчиво сказав:
        - Сейчас я смажу твою попку специальным кремом, и рубцы быстро исчезнут.
        Он уложил ее ничком на кровать и стал наносить на кожу прохладный крем.
        Кейзия с наслаждением вдыхала его аромат, смешанный с характерным запахом мужских половых органов. Постепенно боль ушла, сознание Кейзии просветлело, и она поняла, в чем заключается притягательность мазохизма. Находясь во власти Джерарда и утратив волю к сопротивлению, она почувствовала необыкновенное умиротворение. Агонизирующий оргазм сменился отрешенностью. Такого покоя она никогда прежде не чувствовала. Убрав салфеткой лишний крем, Джерард помог ей встать. И только тогда Кейзия заметила, что Магда и ее рабы ушли. Джерард разлил по хрустальным бокалам вино и, протянув один из них Кейзии, задумчиво произнес:
        - Синяя Борода чем-то похож на сказочное чудище, за которого выходит юная красавица. С той лишь разницей, что герцог оказывается на поверку скверным мальчишкой, а чудище - добрым заколдованным принцем. А вы смогли бы сразу определить, кто есть кто? Не многим женщинам, да и мужчинам, это удается. Ведь страсть ослепляет, не так ли?
        - Я еще не разобралась в замысле автора, - Сказала она. - Но мне думается, что чем глубже я в него проникну, тем лучше буду играть на сцене Ясмину.
        Она отпила из бокала и поймала себя на том, что довольно-таки странно вести непринужденный разговор об искусстве с мужчиной, минуту назад поровшим ее тростью.
        - По-моему, вы уже вошли в образ Ясмины, - с улыбкой сказал Джерард. - Пожалуй, я открою вам один секрет. Не спешите одеться, следуйте за мной!
        Кейзия не стала спорить. Ночь выдалась теплая, они с Джерардом остались одни, и выражение его глаз, взгляд которых то и дело скользил по ее обнаженному телу, вселяло в нее надежду, что он вот-вот овладеет ею.
        Джерард отодвинул в сторону испанский гобелен и провел ее в маленькую потайную комнату.
        - Раньше вельможи припудривали здесь свои парики, - сказал он. - Я же использую эту каморку для иных целей.
        Вдоль стены стояли телевизионные мониторы, напротив - стул на гнутых ножках. С потолка лился приглушенный неоновый свет. Джерард взял в руку пульт дистанционного управления и нажал на кнопку. На экране возникло изображение. Кейзии стало ясно, что скрытые видеокамеры установлены по всему дому - в спальнях, ванных и даже в туалетах. Приглядевшись, она поняла, что видит интерьер своего будуара.
        - Это самая красивая комната в доме, - заметил Джерард.
        - Значит, у меня не случайно возникло ощущение, что за мной наблюдают! - сказала Кейзия. - Как вам не стыдно!
        - Я получил колоссальное удовольствие от увиденного, - невозмутимо ответил Джерард. - Мы с тобой мастурбировали в унисон, малышка, Жаль, что ты этого не знала.
        Лицо Кейзии стало пунцовым при воспоминании о своем рукоблудии, тело пронзили тысячи иголочек, захотелось потереть клитор. Любопытно, подумалось ей, а сколько раз Джерард кончил одновременно с ней? Может быть, он успел пресытиться ею визуально?
        - Нет, все-таки это не честно! - сказала она.
        - Не принимай это близко к сердцу, малышка. Я наблюдал не только одну тебя, подсматривать за чужими забавами - мое увлечение. Тебе тоже понравится. Вот взгляни-ка сюда!
        Он нажал на другую кнопку.
        - Это Голубая комната, предназначенная для гомосексуалистов.
        На экране два танцора самозабвенно занимались извращенным сексом. Кейзия раскрыла рот и затаила дыхание.
        - Тебе доводилось раньше видеть что-то подобное? - спросил у нее Джерард. - Нет? Тогда смотри внимательно. Ты их узнала?
        - Это ребята, исполняющие роли стражников в замке Синей Бороды, - ответила Кейзия. - На вид крутые парни.
        - Да, это Билл Лейн и Роберт Хемминго. Славные мальчики.
        На экране эти «славные мальчики», один - с бородой, второй - гладко выбритый, вытворяли неприличные фокусы. Роберт прижал партнера спиной к стене и, расстегнув на нем рубашку, стал целовать его соски. А Билл начал тереть рукой сквозь ткань джинсов член Роберта. Потом они стали целоваться.
        У Кейзии отвердели груди и заломило внизу живота. Джерард уткнулся головкой пениса в ее анус.
        - Интересное кино, верно? - пробормотал он, сжимая ее груди.
        Она тихонько ахнула и повела бедрами.
        Тем временем парни разделись. Билл улегся лицом вниз на кровать. Роберт взял со столика флакончик с гелем и стал смазывать им его анус. Билл раскинул в стороны ноги и зарычал. Роберт встал на колени и, примерившись к его заду, всадил в него пенис.
        Но не успел он сделать и нескольких телодвижений, как Билл спросил:
        - Может быть, лучше я возьму в рот? Что-то побаливает задний проход, в прошлый раз ты перестарался.
        Роберт извлек из ануса член, Билл перевернулся и, встав на колени, начал жадно его сосать. Роберт вскоре резко вскрикнул и кончил. Билл довольно вытер губы и сказал.
        - Теперь твоя очередь!
        Роберт улыбнулся и взял его пенис в рот. Билл кончил очень быстро, испачкав спермой ему всю бороду После этого Роберт все же поставил Билла на четвереньки и стал иметь его в задний проход, причем с остервенением. Эффект не замедлил сказаться - оргазм его протекал очень бурно. После этого любовники стали умиленно целоваться.
        Джерард выключил монитор. Экран погас. Но возникло изображение на соседнем экране. В комнате, декорированной в палевых тонах, на ковре сидела перед зеркалом женщина. Широко раздвинув стройные длинные ноги, она внимательно разглядывала промежность. Одежды на женщине не было, если не считать ажурных черных трусиков. Кожа поражала своей безупречной гладкостью, груди - плотностью и округлостью. Соски походили на клюквины. Она оттянула край своих тончайших трусиков и дотронулась до срамных губ.
        - Это же Анна Роукби! - прошептала Кейзия.
        - Она ведет себя не совсем так, как подобает воспитанной леди, - заметил Джерард, теребя соски Кейзии - Любопытно, что подумали бы о ней поклонники, если бы увидели ее за этим занятием?
        - Нам лучше на это не смотреть, - сказала Кейзия, чувствуя, как учащается ее сердечный ритм.
        Анна раздвинула срамные губы пальцами и стала вводить в углубление между ними палец. Преддверие влагалища порозовело и заблестело, половые губы набухли. Анна легла на бок и вытянула ногу. Строение интимной части ее тела стало видно еще более отчетливо. Анна потерла клитор, ахнула и кончила, глядя в зеркало. Ее лицо исказилось сладострастной гримасой.
        Вдруг из-за полога появился голый юноша. Анна улыбнулась ему, он опустился на колени и, задрав ей ноги, засадил пенис во влагалище. Срамные губы Анны сомкнулись, словно бы желая втянуть член вместе с мошонкой. Юноша начал быстро двигать торсом, упираясь в пол руками.
        - Она утверждает, что он ее секретарь, - язвительно заметил Джерард.
        - Какое это имеет значение? Главное, что им хорошо! - вступилась за коллегу Кейзия.
        Экран погас, и Джерард включил следующий монитор. На этот раз фигурировала Хелен Блейк, она сидела, скрестив по-турецки голые ноги, посередине кровати и рылась в сумочке. Наконец она извлекла оттуда несколько фаллоимитаторов, разных по размеру и цвету, и стала раскладывать их на кровати. Кейзия могла рассмотреть и оценить всю ее коллекцию. Некоторые экземпляры были точной копией пениса, с толстыми венами, лиловой головкой и обрезанной крайней плотью. Картину дополняла морщинистая мошонка, притороченная к пенису особым образом. Другие приборы жужжали, когда их включали, третьи поражали своей толщиной и длиной. Хелен выбрала вибратор с вращающейся головкой и, полюбовавшись им, раздвинула ноги. Кейзия затаила дыхание. Джерард продолжал тискать ее груди.
        Хелен поднесла прибор к своему клитору и включила его. Не прошло и нескольких секунд, как ее маленький «друг» довел ее до оргазма. Хелен закрыла глаза, вскрикнула и запрыгала на месте, словно мячик.
        - А ведь когда-то женщины пользовались для подобных забав свечами и карандашами. Я думаю, скоро наступит эра киберсекса, - сказал Джерард.
        Кейзия начинала злиться. Когда же он засадит ей свой чудный натуральный инструмент? Почему он медлит?
        Влагалище начинало зудеть, сок стекал по ногам. Однажды Кейзия прибегла к помощи вибратора, но это было в пору ее романтической юности, на вечеринке у подруги, где все присутствующие расхаживали в нижнем белье. Вводя в лоно своего пластмассового приятеля, она тогда представляла соитие с одноклассником. Встретившись с Тори-ном, Кейзия выкинула эту игрушку.
        Джерард показал ей забавную картину чьего-то совокупления в полутемном саду, резвые игры танцовщиц в бассейне, бурную сцену в кустах, спальню Викки, где она трахалась с Джеффом, потом будуар Магды - там неугомонная брюнетка терзала Джонти.
        Кейзия попросила показать ей пыточную камеру, но Джерард отказал в ее просьбе.
        - Это лучше увидеть своими глазами, крошка, - добавил он и наконец-то засадил ей пенис в анус.
        Кейзия вскрикнула и, зажмурившись, полностью отдалась новым острым ощущениям. Вскоре сперма Джерарда уже обильно стекала по ее ногам.

        Глава 7

        -Ну, как дела? Джерард еще никому не отрубил яйца? - бодрым голосом спросил Чарльз, когда они разговаривали по телефону.
        - Нет, но он близок к этому, - ответила Кейзия. - Актеры частенько выводят его из терпения во время репетиций.
        Она присела на подлокотник кресла и скользнула взглядом по красивой панораме, вид на которую открывался из окна спальни: по бархатистому газону, аккуратно подрезанным кронам тисовых деревьев вдоль аллеи и клумбам с цветами.
        - «Рейвенхерст» - это настоящий земной рай, - продолжала. - Я рада, что очутилась здесь.
        - И я рад за тебя, Кейзия. А теперь ответь: с кем ты там трахаешься?

«Ну вот, начинается! - вздохнув, подумала Кейзия. - Он в своем репертуаре, теперь придется вдаваться в нежелательные подробности!»
        - А с чего ты решил, что я тут этим занимаюсь? - пошла на хитрость она, все еще надеясь обмануть проницательного Чарльза Хэгли. Жара усиливалась, и Кейзия подула на свои слегка вспотевшие груди. Синоптики обещали к вечеру грозу.
        - Только не пытайся убедить меня, что ты записалась в монашки, милочка! Лучше скажи, там действительно царит атмосфера жуткого разврата, как утверждают сплетники?
        - Возможно, однако нам, артистам, пока не до секса. Джерард гоняет нас на репетициях до изнеможения.
        - Я слышал, он замышляет нечто грандиозное. Это верно?
        - Пока это секрет. Сюда то и дело наведываются нахальные репортеры, но уезжают отсюда, так ничего и не разнюхав. Джерард ведет очень тонкую политику с прессой.
        - Уж не увлеклась ли ты им, моя дорогая?
        - Не говори глупости, Чарльз! Он мой режиссер. Разве можно путать работу с развлечением? - поспешила опровергнуть его догадку Кейзия, хотя и почувствовала зуд в анусе и легкое жжение в области ягодиц, напоминающие о «контрастных» ласках антрепренера, обладающего оригинальным взглядом как на театр, так и на секс. На миг ей почудилось, что его густое горячее семя потекло по ее ногам, и она поежилась, охваченная несвоевременным приступом похоти. Ей страстно захотелось снова отведать и плетки, и нежных ласк.
        - Готов побиться об заклад, что у вас с ним что-то было, - не унимался Чарльз. - Этот старый развратник не пропускает мимо себя ни одну танцовщицу кордебалета. А ты все-таки ведущая актриса!
        - Тогда ты проиграешь! - солгала Кейзия. - Между нами ничего не было!
        - Не верю! На Джерарда это не похоже. Неужели он утратил былую форму? - с сомнением сказал Чарльз.
        - Ты его так хорошо знаешь?
        - Достаточно хорошо, чтобы не сомневаться, что он затащил тебя в свой знаменитый будуар.
        Кейзия покраснела и, желая сменить тему, спросила:
        - Ты слышал что-нибудь о Торине?
        - Он приходил ко мне недавно и расспрашивал о тебе, - ответил Чарльз.
        Сердце Кейзии екнуло, но быстро успокоилось: после спонтанных совокуплений с Чарльзом, Джеффом, Джонти, Джерардом и Магдой она несколько остыла к своему бывшему жеребцу и могла говорить о нем почти хладнокровно.
        - Ты сказал ему, где меня можно найти? Как он выглядит? Все еще работает на Аманду?
        - Да, я сказал ему, что ты получила главную роль в новом спектакле известного режиссера и вскоре станешь звездой. Мне хотелось его позлить. Выглядит он хорошо, но слегка помятым, видимо, сказываются недосыпание и пьянство. Аманда таскает его с собой на все вечеринки, он все еще ее герой. Говорят, она хлопотала за него перед продюсером своего «мыльного сериала». Ему дадут роль безвольного гуляки, пустого прожигателя жизни. На большее он и не способен.
        - Зрительницы сойдут от него с ума, у него богатая актерская фактура для такой роли, - заметила Кейзия.
        - Это точно, - поддакнул Чарльз с легкой иронией в голосе.
        - Но меня это не волнует, между нами все кончено, - добавила Кейзия.
        - Мне показалось, что он все еще надеется восстановить с тобой прежние отношения, - сказал Чарльз. - Он оживился, когда услышал, что ты делаешь головокружительную артистическую карьеру.
        - Это его проблема! Нужно было думать раньше и не совать член в первую попавшуюся щель, - резко сказала Кейзия. - Пусть теперь кусает локти.
        После разговора с Чарльзом она отправилась на примерку костюмов в комнату, отведенную Крейгу Фиа, известному дизайнеру и модельеру. Из-за сложности пьесы и растянутости действия во времени актерам предстояло часто менять наряды. Поэтому Крейг дневал и ночевал в мастерской.
        Кейзия уже видела эскизы своих костюмов, и с нее сняли мерки. Предполагалось сшить для Ясмины вечерние платья, наряд невесты и несколько восточных костюмов в духе сказок из «Тысячи и одной ночи», поскольку значительная часть действия отображала фантазии главной героини, влюбленной в амбициозного интригана.
        Облачив Кейзию в гаремные шальвары, прозрачную накидку и переливающуюся безрукавку-болеро, Крейг поцокал языком и промолвил, плотоядно потирая ладони:
        - А ты смотришься весьма аппетитно, малышка!
        - Все получилось так, как вы хотели? - спросила Кейзия, вертясь перед большим зеркалом. - Не слишком ли все открыто и прозрачно?
        - Нет, все замечательно, милашка! - воскликнул дизайнер, скользя по ней изучающим взглядом. - Но вот трусики на сцену надевать не надо, это испортит весь мой замысел. Сними их сейчас же, и посмотрим, насколько это изменит твой облик.
        Кейзия неохотно подчинилась, убедив себя, что так надо ради искусства. Глазки Крейга заблестели при виде треугольника волос на лобке и заметной темной линии под ним, просвечивающей через шифон.
        - Вот так гораздо лучше, - сказал он, подтянув свои мешковатые штаны с пузырями на коленках, абсолютно не соответствующие его статусу одного из лучших модельеров Парижа, Милана, Лондона и Нью-Йорка. - Для пущего эффекта было бы неплохо побрить твою киску. Ты так не считаешь?
        - Джерард мне тоже это советовал, - пролепетала Кейзия, не уверенная, что должна так легко сдавать свой последний интимный бастион.

        - На Востоке принято, чтобы наложницы шейхов, живущие в гареме, удаляли волосы с тела, - ободряюще улыбнулся Крейг. - Не унывай и не капризничай из-за пустяков, как эта старая кляча Анна. На тебе чудесно сидит любое платье, ведь ты молода и прекрасна. Эта дура Анна повсюду таскает за собой своего прихвостня-секретаря. Он мне надоел, несносный мальчишка! Постоянно лезет со своими замечаниями и советами. Можно подумать, что это она, а не ты главная героиня.
        После примерки Кейзия вышла прогуляться в парк. Ноги сами принесли ее к театру. Ей хотелось наполниться ощущением сцены, что было возможно только в одиночестве. В голове ее образовалась настоящая мешанина из слов ее роли, выразительных жестов и танцевальных па. На все это наложились ее интимные отношения с Джерардом, в которых она до сих пор не разобралась. После той памятной ночи, когда он отлупил ее тростью и поимел в анус, он утратил к ней интерес как к любовнице. Это обескураживало и интриговало Кейзию, она постоянно думала о нем. Особенно яркими становились ее воспоминания по ночам, когда перед ее мысленным взором возникало его демоническое лицо с большим носом, янтарными глазами и насмешливой ухмылкой, а в ушах звучал его язвительный голос. В нижней части ее тела моментально вспыхивало пламя страсти, и она принималась самозабвенно мастурбировать. Но это приносило ей лишь кратковременное облегчение.
        В театре было темно и прохладно, что радовало после прогулки в жаркий полдень. Ничто не нарушало тишину, а полумрак пронзали редкие лучи солнца, проникающие сквозь вентиляционные отверстия на крыше. Кейзии стало страшно: в этом большом безлюдном доме, возможно, обитал дух безумного лорда Сайрила. Но едва лишь она подумала, что к ней, актрисе, дух будет добр, как послышались шаги по лестнице, ведущей в подземный ход. Кейзия оцепенела, охваченная ужасом, по ее спине пополз холодок. Она, оказывается, не была готова к встрече с привидением.
        - Эй, кто там? - сдавленным голосом окликнула она призрака прадеда Джерарда, подкравшись на цыпочках к входу в потайной лаз.
        - Это я, Ричард! - раздалось снизу.
        - Что ты там делаешь? - спросила Кейзия, вздохнув с облегчением.
        - Просто знакомлюсь с этим таинственным проходом. Спускайся сюда, Кейзия! Если, конечно, не боишься встретиться с привидением, - крикнул Ричард. - Ты в них веришь?
        - Я пока точно не знаю, - призналась Кейзия и стала осторожно спускаться по скользким ступеням. - В таких местах, как это, меня охватывает страх.
        - Честно говоря, у меня тоже дрожат поджилки. Но вдвоем нам будет не так страшно, верно?
        Ричард протянул ей руку и улыбнулся, обнажив ровные белые зубы. Она взглянула на его лицо с изогнутыми бровями, впалыми щеками и чувственными губами и ощутила волнение. Свет проникал в преддверие подземелья через круглое зарешеченное оконце под арочным сводом. Кейзия почувствовала, как учащается у нее пульс и увлажняется промежность. Они были одни в этом старинном мрачном сооружении и стояли совсем близко друг к другу. Соски ее отвердели под майкой, внизу живота возникло жжение, клитор заныл, требуя стимуляции. Она впервые оказалась наедине с Ричардом и поэтому разволновалась. Во время репетиций он либо болтал с другими актерами, либо обсуждал производственные вопросы с режиссером. По сюжету пьесы он был ее мужем, старым развратником и колдуном. Она же, Ясмина, его боготворила и готовилась подарить ему свою юность и девственность. Ослепленная любовью, бедняжка не догадывалась об истинных намерениях коварного извращенца и легко поддалась обману. Ричард прекрасно исполнял свою роль, и Кейзия, многому научившись от него на сцене, хотела поближе познакомиться с ним и в жизни. Однако до сих пор ей это
не удавалось. И вот наконец такая возможность у нее появилась.
        - Тебе не кажется, что нам давно пора сблизиться? - сказал он и порывисто обнял ее.
        Она почувствовала, какое горячее у него тело и какие нежные губы, и разомлела в его объятиях. Его язык проник ей в рот, руки сжали ягодицы, а в живот уперся через ткань его твердый пенис. Веки Ричарда потяжелели, глаза потемнели, ноздри хищно раздувались. Шумно втягивая ими воздух, он стал покрывать поцелуями ее лицо и шею. Она крепче прижалась к нему, трепеща от вожделения. Он стал теребить ее соски, поглаживать чувствительную нишу между половыми губами, нажимая на клитор.
        Кейзия расстегнула молнию на джинсах и сжала его горячий пенис с влажной головкой. Дрожь пробежала по ее телу, клитор задергался, влагалище разбухло, анус сжался.
        Ричард взял ее за руку и, проведя по тоннелю мимо старых декораций, тюков и ящиков, повалил на обшарпанную кушетку, стоявшую у стены. Не произнеся ни слова, он задрал ей подол юбки, стянул с нее трусы и окинул восхищенным взглядом обнажившиеся женские прелести, опушенные золотистыми волосиками. Ее половые губы раскрылись, и показались трепетные розоватые лепестки, едва прикрывающие манящее темное отверстие. С замирающим сердцем Кейзия ждала, когда же Ричард встрепенется и перейдет от созерцания к действиям. Наконец он вышел из оцепенения и, наклонившись, дотронулся до ее самого заветного места. Стон сорвался с губ Кейзии, она стала пунцовой от предвкушения блаженства.
        Ричард сел на кушетку, и Кейзия схватила рукой его нефритовый пест, словно бы опасаясь, что Ричард встанет и убежит. Но он продолжал ласкать ее сокровенный бугорок, не забывая и о таинственной расселине под ним. Его длинные пальцы доставляли Кейзии неподдельное наслаждение, и вскоре она забилась в сладостном удовлетворении. Ричард перекинул через нее ногу и ввел в ее лоно свой жезл. Кейзия поерзала на кушетке и, задрав ноги, обхватила ими его торс. Ричард стал рьяно двигать им, норовя проникнуть в недра лона. Кейзия запрыгала на кушетке в одном ритме с ним. Вскоре они перешли из рыси в галоп. Старая, облезлая кушетка подозрительно заскрипела, грозя вогнать лопнувшую пружину Кейзии в попку. Но любовников это не смущало, их бедра ходили ходуном. Ричард то извлекал свой раскаленный меч из ее расплавленных глубин, то вновь погружал его в них по самую рукоять. Обхватив его ногами и руками, Кейзия стала кусать его шею от страсти, издавая звериные звуки. Ричард зарычал и засопел. Оба вспотели, но не прекращали свою яростную пляску на ложе любви. Наконец Ричард громко вскрикнул и, содрогнувшись, излил в
лоно горячее желе. Кейзия сладострастно застонала. Эхо разнесло их любовные возгласы по всему подземелью. А снаружи прогремел гром. От избытка чувств Кейзия снова кончила. Ричард встал и воскликнул:
        - Небеса благословили нас! Как это эффектно! За окошком хлынул ливень.
        - Теперь нам еще долго не выбраться отсюда, - томно сказала Кейзия со счастливой улыбкой.
        - И сюда никто не заглянет. Так что предлагаю все повторить! - сказал Ричард, плотоядно улыбаясь. Кейзия раздвинула ноги, блаженно закрыв глаза.
        Расхаживая по сцене с сигаретой в одной руке и с толстым сценарием в другой, Джерард громко воскликнул, стараясь перекрыть голосом шум, производимый плотниками и электриками за кулисами:
        - Сегодня мы попробуем иной подход к третьему действию! Как вам известно, Синяя Борода приводит Ясмину в камеру пыток и демонстрирует ей всевозможные способы получения извращенного удовольствия. Все, кто занят в третьем акте, последуют за мной, остальные - в репетиционный зал вместе с Джонти. Ричард, ты мне не понадобишься, я сам буду читать текст герцога. Займись пока хореографией, лишняя репетиция не повредит. Танцы - наиболее сложный элемент всего спектакля, нужно добиться в их исполнении совершенства.
        Он излучал столь мощную энергию, а весь его облик был настолько демоничен, что никто из актеров не посмел ему перечить. Группа, занятая в третьем действии, беспрекословно последовала за ним, и среди них Кейзия. Она даже на миг не усомнилась в безопасности затеи Джерарда.
        И лишь очутившись в длинном полутемном подземном коридоре со сводчатым потолком, Кейзия ощутила тревогу. Щурясь от яркого колеблющегося света факелов, пылающих в кронштейнах, вмонтированных в стены, она толкнула локтем Викки в бок и сказала:
        - Не нравится мне это!
        - Мне тоже, - призналась подруга, сглотнув ком, подступивший от страха к горлу.
        Наконец они вошли в большой и мрачный зал с каменным полом. В конце его имелся помост, напротив которого сидели на стульях странные люди в серых длинных плащах. Их лица скрывали капюшоны. К девушкам подошел Джерард, держа в руке кнут, и предложил им взойти на сцену.
        В этой жутковатой обстановке Кейзия почувствовала себя испуганной и смущенной невестой герцога, и это необычное ощущение разбудило в ней вожделение, По настоянию Джерарда она надела марокканскую мантию - джеллабу из тонкой, как паутина, узорчатой ткани. Сквозняк шевелил складки ее наряда, и материя приятно ласкала обнаженное тело. Кейзия все больше проникалась благоговейным трепетом, охватившим ее героиню, попавшую в камеру пыток в замке герцога Синяя Борода. Она почти слилась со своим сценическим образом. Из скрытых динамиков зазвучала проникновенная музыка - аранжировка произведений Равеля, Рихарда Штрауса и Дебюсси, а также Ланса Хиггинса, великолепного английского композитора и исполнителя. Кейзия повнимательнее присмотрелась к декорациям и содрогнулась: они почти в точности повторяли антураж одной из сцен спектакля, созданный на главной сцене театра плотниками и декораторами. С той лишь разницей, что в подземелье помост был обставлен более мрачными и страшными приспособлениями для пыток. Здесь имелись: дыбы, крестовина для распятия, специальная скамья для допросов с пристрастием, «испанские
сапоги», различные табуреты и стулья, разнообразные петли и крючья, а также тиски. Неужели Джерард намерен опробовать все это на ней, чтобы таким извращенным образом содействовать ее перевоплощению в Ясмину? Кейзии не хотелось в это верить.
        Она затравленно обернулась, и взгляд ее упал на висящие на стене другие ужасные орудия пыток: темные повязки, маски, кляпы, наручники и кандалы, а также кнуты, хлысты, плетки, розги и разнообразные палки. Откуда-то сбоку, из потайной двери, вышли два негра с блестящей от масла кожей, под которой бугрились мышцы, и встали, скрестив на груди руки, надменно вскинув головы в тюрбанах и широко расставив голые ноги. Их чресла прикрывали набедренные повязки, на красных кушаках висели кривые сабли.
        Затем стали появляться и раздеваться юные красотки - блондинки, шатенки и брюнетки. Они принимали соблазнительные позы и покачивали бедрами, исполняя танец живота. Фигуры у всех девушек были стройные, бедра крутые, груди полные. Промежности у некоторых тщательно выбриты, у других же, напротив, излишне волосисты. Все они позволили привязать себя к скамьям или распятиям за лодыжки и запястья, при этом их срамные губы бесстыдно вывернулись, все линии фигуры обозначились более отчетливо.
        Потом Магда вывела на помост группу скованных одной цепью рабов в металлических ошейниках. Сама повелительница вырядилась в черную кожаную баску, черные чулки и туфли на высоких каблуках. Торчащие соски выпирали из-под верхней кромки корсета, набухший клитор отчетливо выделялся на фоне темной манящей расселины. Наружные половые губы были украшены золотыми кольцами, а в основании лобка сверкал крупный бриллиант. Магда щелкнула пальцами - и грозные темнокожие стражники куда-то увели большую часть рабов, оставив госпоже двоих для ее забав. Магда начала играть с толстым членом одного из них и дотрагиваться концом хлыста до мошонки и ягодиц другого, присматриваясь к анусу.
        Джерард окинул взглядом эту живописную сценку и, повернувшись лицом к Кейзии, промолвил:
        - Ты должна в точности исполнять все мои приказы. Это будет способствовать твоему проникновению в образ Ясмины, лучшему осознанию роли. Опыт, который ты здесь обретешь, расширит уже полученные тобой навыки и знания. Помни, что Синяя Борода обещал наказать Ясмину за нарушение его запрета открывать потайные двери. Тебе уже известны многие его секреты, как то: что Каренза обеспечила ему богатство, Таня дала ему армию, Хассан утолял его тайную страсть. Теперь ты должна пройти последний экзамен, чтобы доказать, что ты его действительно любишь.
        - Но почему здесь нет исполнителя главной мужской роли, Ричарда? - спросила Кейзия, затравленно озираясь. - И зачем сюда пригласили эту странную публику? - Она кивнула в сторону людей в серых плащах с капюшонами.
        - Эти уважаемые гости - наши коллеги, спонсирующие мой проект. А за Ричарда текст буду читать лично я, - ответил с обаятельной улыбкой Джерард и сделал стражникам условный знак.
        В соответствии со сценарием те подскочили к Ясмине и, схватив ее за руки, потащили к распятию.
        - Не бей меня, Синяя Борода! Пощади! - звонким голосом, пронизанным неподдельным ужасом, вскричала Кейзия.
        - Ты нарушила запрет открывать потайные двери и должна поплатиться за это. Теперь ты поймешь, что неведение - это подлинное блаженство, а познание умножает скорбь, - промолвил Джерард, читая текст роли герцога.
        - Пощади ее, господин. Накажи меня вместо нее! - взмолилась Викки, упав на колени. Она играла роль Розы, служанки Ясмины.
        Синяя Борода огрел ее кнутом по спине и холодно произнес:
        - Тебя накажут за твои прегрешения, но не вместо нее! Ты содействовала ей в проникновении в запертые комнаты.
        Кейзия, чьи руки стражники безжалостно приковали к крестовине, взглянула на Джерарда и содрогнулась: одетый во все черное, он производил своим обликом и голосом впечатление подлинного злодея, преисполненного серьезными намерениями.
        Публика загудела и, придя в волнение, отбросила скрывающие лица капюшоны. Оказалось, что среди присутствующих есть как женщины, шикарные и грациозные, так и солидные мужчины. Все они сняли свои балахоны, оставшись в дорогих модных нарядах, и приготовились лицезреть пикантное шоу для избранных. Дамы закинули ногу на ногу, мужчины нетерпеливо заерзали на стульях. Это были люди, облеченные властью и ворочающие миллионами. Всех их объединяло желание стать зрителями оригинального спектакля для посвященных.
        Стражники сорвали с Кейзии платье, и зрители впились маслеными взорами в ее распростертое обнаженное тело. Руки ее сковывали наручники, ступни ног были накрепко схвачены железными браслетами, а промежность не была прикрыта даже узкой кожаной полоской, как во время репетиций. Перед глазами у нее все плыло, мозг не работал.
        К ней приблизился Джерард - Синяя Борода, и сердце Кейзии затрепетало в груди, как птица, рвущаяся из клетки. Она жаждала этого прикосновения, кровь ее вскипела от вожделения. Сейчас она готова была на любые муки, чтобы ощутить в себе его великолепный фаллос.
        Краем глаза Кейзия увидела, как он взял со скамьи гибкий хлыст и стукнул им по ладони.
        - Ты не смеешь меня бить! - воскликнула Кейзия слова своей роли. - Я принцесса!
        - Никто не может указывать мне, что делать, даже ты! - ответил герцог и, обойдя ее, уперся головкой пениса в ложбину между ее ягодицами.
        Она застонала и завиляла задом, норовя выпятить его так, чтобы попасть отверстием на желанный жезл.
        - Ты хочешь, чтобы я овладел тобой здесь, на глазах у благородной публики? - спросил Джерард и, обняв ее, потер пальцем клитор.
        - Да! - страстно ответила она. - Пусть смотрят!
        - Но сценарием это не предусмотрено! - язвительно заметил Джерард.
        - К черту сценарий, будем импровизировать, - пробормотала Кейзия, снедаемая похотью. Возбуждение ее достигло пика, она хотела кончить.
        Джерард рассмеялся и отошел. Кейзия сделала глубокий вдох, готовясь к удару хлыстом. Он не заставил себя ждать, со свистом пронзил воздух и обжег ягодицы.
        Кейзия застыла, испытав настоящий шок. Затем она ощутила резкую боль и взвизгнула. Слезы брызнули у нее из глаз. Она задергалась, безуспешно пытаясь высвободиться. Джерард просунул руку в ее росистую промежность и пощекотал кончиками пальцев набухшие лепестки ее бутона сладострастия. Кейзия ахнула от удовольствия. По спине у нее побежали мурашки. На лбу и над верхней губой выступила испарина. По бедрам потек сок из лона и с низа живота по бедрам растеклось тепло.
        Зал пришел в неистовство от восторга. Зрители обменялись рукопожатиями и восторженными репликами, удовлетворенные таким началом представления. Некоторые мужчины сорвались с мест и, подбежав к закованным в цепи прекрасным рабыням, начали их щупать. Двое самых нетерпеливых пожилых джентльменов расстегнули ширинки и засунули члены блондинкам в рот, дергая их за груди. Послышались подозрительные звуки, вздохи, стоны и шлепки по округлым задам. Воздух в помещении сгустился, насыщенный ароматами массового разврата.
        Блудливо покачивая пышными бедрами, Магда подошла к солидному седовласому господину и спросила, лучезарно улыбаясь:
        - Не желаете ли опробовать одного из моих юных рабов, сэр Джайлс! Я сама его вышколила, он делает все, что угодно.
        - Неужели? - Сэр Джайлс погладил свой член, выпирающий из-под округлого животика.
        - Можете в этом убедиться, сэр! - сказала Магда и, натянув цепь, прикованную к ошейнику раба, стоявшего возле ее ног на четвереньках, приказала ему:
        - Наклонись пониже!
        Она зачерпнула мизинцем немного душистого вазелина из баночки и смазала им его анус.
        Сэр Джайлс тоже подцепил указательным пальцем чуточку ароматного снадобья, намазал им свой солидный вздыбленный пенис и, взяв раба за бедра, вогнал член в задний проход. Раб взвыл, сэр Джайлс удовлетворенно крякнул и стал энергично двигать торсом.
        - Ради Бога, Джерард! Отвяжи меня от этой дурацкой деревяшки и трахни! - вскричала Кейзия.
        - Не волнуйся, крошка, ты не останешься неудовлетворенной. Наберись терпения, я приготовил тебе сюрприз, - заверил ее он и, замахнувшись, огрел ее кнутом. На коже ягодиц возник второй красный след. Кейзия завизжала и впилась ногтями в крестовину. Последовал третий удар, потом еще один. Голос Кейзии охрип от истошного крика, обессиленная, она повисла на оковах.
        Она не сомневалась во власти над ней господина, он доказал это сполна, оставив неопровержимые доказательства на ее заднице. Под конец экзекуции боль переросла в пронзительное вожделение. Разум Кейзии окончательно помутился. Она извивалась, выпячивая груди и вертя задом, и опасалась лишь одного - что он не выполнит свое обещание и не заполнит томительную пустоту в ее секретных углублениях.
        Пока Кейзию терзали сомнения, вокруг нее шла настоящая оргия. Викки стояла перед ней на коленях и поливала слезами ее ноги, восклицая:
        - О, моя прекрасная принцесса! Что он с тобой сделал!
        Следуя сценарию, Джерард кликнул солдат - безжалостных наемников-головорезов, одетых в современные камуфляжные костюмы и сапоги.
        Они отвязали Кейзию от распятия, один из них взвалил ее на плечо и понес к кушетке. Зад несчастной актрисы пылал от ударов кнутом. По сценарию солдаты должны были подвергнуть ее групповому изнасилованию. Кейзии завязали темным шарфом глаза, потом кто-то стал целовать ее груди, живот и промежность. Пахло потом, плавящимся воском свечей, духами, пудрой и половым секретом. Кейзию не только лобызали, но и поглаживали, ощупывали, щекотали и щипали. Кто-то прикоснулся мягким мехом к ее промежности. Кейзия ахнула от восхитительного ощущения. Сейчас же чьи-то пальцы принялись теребить ей соски. Но едва лишь она застонала, как чьи-то губы запечатали ее рот поцелуем. Кто-то вставил ладонь ей в лоно, другой невидимый шалун всунул палец ей в анус. Перед глазами у Кейзии все завертелось.
        Вокруг нее все крутилось, охало, стонало, чавкало, кричало и визжало. Ощущая близость множества горячих и пахучих тел, она стиснула в кулаке чей-то могучий член, а другой рукой ухватилась за чью-то мошонку. Кто-то водил мокрой головкой по ее грудям и животу, другой пенис касался ее губ. Ей бесцеремонно задрали ноги и начали натирать вазелином анус и срамные губы. Потом в лоно проскользнул объемистый гладкий предмет, вероятно, фаллоимитатор. Она искренне обрадовалась ему и, дернувшись всем телом, испытала первое облегчение.
        Не давая ей прийти в себя, кто-то засадил ей свой горячий твердый пенис, тиская груди. Чьи-то руки сжали ее бедра. За первым мощным ударом головки пениса по недрам ее лона последовал второй, потом третий, четвертый.
        Живой детородный орган долбил ее, словно паровой молот и Кейзия стала задыхаться от рвавшегося наружу протяжного утробного стона. Молчаливый мачо, ритмично работавший торсом, продолжал свое мужское дело. Кейзия не знала, кто это - Джерард или кто-то из гостей. Но ей это было безразлично. Она упивалась ощущением волшебного мужского инструмента в своем расплавленном чреве, мотала головой, стиснув зубы, и сжимала свои внутренние мускулы так крепко, как только могла, пока упоительный экстаз не разлетелся на миллионы ослепительных брызг.

        Глава 8

        -Ты предвидела нечто подобное? - спросила Кейзия у Викки, лежа вместе с ней в ванне.
        Не поднимая глаз от пузырьков пены на поверхности воды, Викки хрипло ответила:
        - Слухи о чем-то в этом духе циркулировали среди актеров. Ведь кое-кто из них побывал здесь раньше.
        - Могла бы предупредить, - заметила Кейзия, нахмурившись.
        Викки тряхнула намокшими концами плохо подколотых на макушке рыжих волос и с развратной ухмылкой спросила:
        - А что это изменило бы? Тебе ведь шлея попала под хвост, милочка! Ты напросилась, чтобы тебя оттарабанили. Можно подумать, я не видела, как ты смотрела на Джерарда во время репетиций. Впрочем, любая с радостью попробует, что у него за штуковина в трусах. Так что считай, что тебе повезло.
        - Значит, овладел мной все-таки он? - прищурившись, переспросила Кейзия, не уверенная, кто так основательно размял своим инструментом ее потайные углубления. Ягодицы до сих пор саднели, а в лоне и в заднем проходе не исчезало ощущение, что там поработали рашпилем. После окончания шоу для избранных ее отнесли в спальню и бросили на кровать. Когда же она очнулась и сняла с глаз повязку, то увидела рядом с собой Викки.
        Сейчас подруга взяла желтую губку, вылила из флакона на нее немного шампуня и стала осторожно мыть ее плечи и руки.
        - Значит, ты не знала, кто тебя трахал? - спросила она, лукаво усмехаясь.
        - Мне завязали шарфом глаза! - огрызнулась Кейзия. - Как я могла что-то увидеть?
        Тело ее постепенно расслаблялось, наполняясь негой.
        - Зато ты все прекрасно прочувствовала, если судить по твоим стонам и вздохам. Меня ведь тоже должны в этой сцене изнасиловать солдаты, все вместе и поочередно. А трахал только один из них, остальные смотрели, как ты вертишься под Джерардом. Сам же он так увлекся, овладевая тобой в самых невообразимых позах, что забыл о сценарии.
        - Ты преувеличиваешь! - сказала Кейзия, пытаясь скрыть удовлетворение, охватившее ее при этих словах подруги. Несколько последних дней она мучилась подозрениями, что Джерард потерял к ней сексуальное влечение. Теперь же, получив подтверждение в обратном, она воспрянула духом.
        - Вовсе нет! - воскликнула Викки, нанося пену на груди подруги. - Честно говоря, я тебе завидую. У него такой шикарный пенис! Такого здоровенного я еще ни у кого не видела. А как умело он им орудует! Любо-дорого взглянуть! - Она звонко расхохоталась.
        - Насчет размеров я согласна, - с улыбкой заметила Кейзия, почувствовав жжение в анусе и томление в лоне. - Мне немножко больно сидеть.
        Она откинулась на покатый край ванны из муарового мрамора и скользнула взглядом по узорчатой плитке. Любопытно, подумала она, наблюдает ли он за ней? Неужели снова мастурбирует? Перед ее мысленным взором возник его ослиный пенис с лиловой обрезанной головкой, и ее бросило в жар. Она вдруг разозлилась на Джерарда за его бесцеремонность. Как он посмел так поступить с ней на глазах у множества людей! Она актриса, а не публичная девка!
        Руки Викки нежно поглаживали ее бедра и колени, от их прикосновений Кейзия начала таять, проникаясь противоестественным вожделением к особе своего пола. Шаловливые пальчики Викки подобрались к ее бедрам и, намыленные, без труда проникли в потайные отверстия. Викки откровенно улыбнулась и вопросительно взглянула Кейзии в глаза, словно бы желая на всякий случай заручиться ее согласием.
        Кейзия чуть заметно кивнула.
        Викки наклонилась и стала лизать ее возбужденные соски, едва касаясь кончиком языка то одного, то другого и одновременно с этим продолжая массировать распухший клитор. Мелкая дрожь в промежности Кейзии перешла в крупную, влагалище сжалось, и в клиторе возникла пульсация. Сердце Кейзии затрепетало, дыхание участилось, ее окатило жаром.
        Наверное, извращенец Джерард наблюдал эту картину, яростно мастурбируя. Вероятно, его флюиды непостижимым образом передались Кейзии, и она пришла в исступление. Выгнув спину и выпятив дынеподобные груди, она оттопырила лобок, желая видеть, как пальчики Викки доведут ее до оргазма. Вода хлынула ручьями с ее живота и бедер. А перед глазами возникло собственное розоватое лоно, нарочито откровенно выставленное перед объективом скрытой видеокамеры. Пусть этот мерзавец, этот эгоист-онанист видит, чего он лишает себя, и выплескивает семя на экран монитора и на пол своего крохотного чулана! А ведь если бы он только захотел, если бы повел игру иначе с самого начала, она бы принадлежала ему одному.
        Кейзия истошно завизжала, пронизанная миллионами раскаленных игл, и стала превращаться в лаву.
        Викки осторожно поддержала ее, обхватив руками за талию и плечи, и, помогая ей спуститься с небес на землю, пробормотала:
        - Мужчины грубы и неуклюжи! Им не дано понять наши потребности. Они похожи на пришельцев с другой планеты. Вот почему я обожаю забавляться со своими подружками.
        - Тогда почему ты размениваешься на этих грубиянов-мужчин? - громко спросила Кейзия, желая, чтобы их разговор достиг ушей Джерарда. Ей почему-то вспомнились игры с Магдой, и захотелось причинить ему боль.
        Викки развратно осклабилась и, потискав свои груди, ответила:
        - Зов природы! Никуда от него не денешься. Как говорится, не будем трахаться - вымрем, как динозавры и мамонты.
        - Как это цинично! - воскликнула Кейзия, протягивая руку к груди подружки, сосок которой манил ее к себе, словно спелая вишенка. - А как же романтика? Любовь, подвенечное платье, медовый месяц и все такое прочее?
        Вместо ответа Викки повернула кран и включила душ. Тугие теплые струи подействовали на них обеих отрезвляюще и вспенили воду в ванне.
        - Мне хорошо с Джеффом, но порой хочется побыть одной и не думать обо всех этих глупостях, - сказала она.
        Кейзия принялась сосать ее груди и тереть пальцем клитор. Викки заохала от наслаждения и закрыла глаза. К аромату пены присовокупился неповторимый запах женского секрета. Подружки обнялись и прижались друг к другу, упиваясь сладостью долгого поцелуя, просовывая в рот язык и пощипывая чувствительные места. Вскоре они стонали в унисон и наконец одновременно кончили, задрыгав ногами и подняв в ванне маленький шторм. Это так вдохновило обеих актрис, что они продолжили свои игры, выбравшись из ванны. Спальня наполнилась женскими визгами и звуками прерывистого дыхания, перемежающимися грудными сладострастными стонами.

        Зал ресторана поражал своими размерами и обилием разнообразных растений: они почти закрывали стены, обклеенные дорогими золотистыми обоями, завораживали посетителей острыми листьями и дурманили специфическим ароматом. Тычинки диковинных оранжевых цветов напоминали своей формой фаллос, а сладковатый нектар, стекающий по лепесткам, ассоциировался с соками женского лона как своей консистенцией, так и умопомрачительным запахом. Все эти обманчивые прелести манили к себе не только взоры гостей, но и мошек, блошек, божьих коровок и паучков.
        - Это настоящий тропический лес! - сказал Чарльз своему собеседнику, сидевшему напротив него за столиком, и в очередной раз позавидовал его голливудскому загару.
        Мужчина, которого он разглядывал, был поджар, мускулист и похож на главного героя сериала «Секретные материалы». Он выглядел моложе своих лет, его серые холодные глаза выдавали твердый характер, умело скрываемый обаятельными манерами и очаровательной белозубой улыбкой. Макс Эйбельсон, а именно так звали этого господина, не церемонился с соперниками, пробиваясь на вершину успеха, и безжалостно сметал со своего пути любого, кто угрожал осуществлению его мечты - стать известным и влиятельным кинорежиссером. Он пускал в ход недозволенные приемы, ум и хитрость, проявлял чудеса изворотливости и в результате достиг-таки Олимпа кинобизнеса и теперь получал колоссальные гонорары.
        Чарльзу он нравился, несмотря на его невыносимый характер и чудовищные амбиции. Что бы ни говорили о нем неудачники, он обеспечивал финансовый успех любому проекту, за который брался, а любой актер, снявшийся в его фильме, вскоре становился звездой экрана.
        - Мне здесь нравится, - оглядев зал ресторана, промолвил Макс. - Обстановка чем-то напоминает декорации фильма «Парк Юрского периода». Между прочим, по кассовым сборам он все-таки уступил «Титанику». Публике не угодишь!
        - Ты собираешься снять нечто столь же потрясающее? - поинтересовался Чарльз, отхлебнув из чашки крепкого кофе.
        - Мне хотелось бы это сделать, - с иронической улыбкой ответил режиссер, пожав плечами. - А что это за шоу, на которое ты меня заманиваешь? В чем суть его сюжета, и кто из звезд в нем участвует?
        Чарльз, знавший Макса на протяжении многих лет, чувствовал, что его опыт и оригинальный подход, помноженный на талант Джерарда, дадут великолепный результат. Интуиция еще ни разу его не подвела. Он закурил сигарету и стал излагать фабулу пьесы «Синяя Борода».
        Выслушав его с бесстрастным лицом. Макс сказал:
        - Я бы хотел это посмотреть.
        - Премьера на следующей неделе.
        - Где? В Лондоне?
        - Нет. В частном театре, находящемся в поместье одного антрепренера. В Лондоне спектакль пойдет позже.
        - Кто из звезд в нем участвует?
        - Ричард Сьюдли.
        Макс вскинул брови, пожевал губами и спросил:
        - А кто исполнительница главной роли?
        - Кейзия Линдон, молодая, но подающая большие надежды актриса, моя протеже.
        - Милый Чарльз! - раздался пронзительный женский возглас, перекрывший и шум в ресторане, и приглушенные звуки, проникавшие в зал снаружи.
        Мужчины разом обернулись и увидели стремительно направлявшуюся к ним по проходу Аманду Кейт. Она летела, как боевой корабль на всех парусах, грозно выпятив груди, и, подойдя, сразу же обрушила на Чарльза поток слов;
        - Как я рада, что встретила тебя здесь! Ради Бога, угости меня кофе, я умираю. Мы с Торином только что вырвались с одной вечеринки, затянувшейся до утра. Торин, милый, достань у меня из сумочки сигарету и зажигалку. Спасибо, душка! Чарльз, представь меня своему другу!
        Она окинула Макса плотоядным взглядом. Чарльзу показалось, что она сейчас пощупает его мошонку и пенис и заглянет ему в рот, как это принято делать, покупая жеребца.
        Представив ей своего приятеля, Чарльз подозвал официанта и заказал еще кофе. Аманда вальяжно развалилась в кресле. Вид у нее действительно был потасканный: волосы всклокочены, грим на лице смазан, полные груди едва ли не вываливались наружу из-под корсажа черного бархатного платья, подол которого едва прикрывал ее промежность, так что подвязки на чулках, обтягивающих ляжки, можно было разглядеть в деталях. Даже Чарльза, известного своими либеральными взглядами, это шокировало. Торин, ее спутник, походил на ирландца-лудильщика. С небритыми впалыми щеками и синими кругами под блестящими и красными от беспробудного пьянства глазами, с давно не стриженными и не мытыми волосами, в мятой тенниске и затасканных джинсах, он являл собой образчик сурового героя-любовника из рабочей среды. В такой роли ему вскоре и предстояло сниматься в очередном «мыльном сериале», где главную героиню играла Аманда.
        - Вы слышали что-нибудь новенькое о Кейзии? - спросил он, игнорируя кислую мину, которую сделала при этих словах Аманда.
        - Мы с ней недавно разговаривали по телефону, - ответил Чарльз.
        - Об этой новой пьесе ходит множество интригующих слухов. Когда состоится премьера?
        - В следующую субботу.
        - Вы будите на ней?
        - Разумеется! И Макс, я надеюсь, тоже.
        - Тогда и я пойду! - воскликнул Торин. Аманда взорвалась от гнева.
        - Черта с два! - крикнула она так громко, что на нее обратили внимание все, кто был в зале. Несколько человек посмотрели в ее сторону, а юный симпатичный официант побежал к их столику, чтобы взять у нее автограф.
        Чарльз едва не расхохотался, наслаждаясь игрой телезвезды. Казалось, она была готова разорвать своего любовника на куски, как тигрица. Но тот упрямо повторил, закинув ногу на ногу:
        - Я хочу видеть, как будет играть Кейзия.
        - Неужели? Откуда вдруг такая преданность? В таком случае я тоже туда поеду, самостоятельно, и полюбуюсь на ее скандальный провал! - заявила Аманда. - И перестань чиркать зажигалкой! Если ты не знаешь, чем занять руки, я найду им лучшее применение! - С этими словами она взяла руку Торина и сунула ее в свою промежность.
        Чарльз встал из-за стола, элегантный и моложавый импресарио, неотразимый в своем сизо -
        сером костюме в полоску, сшитом на заказ известным итальянским мастером, и, положив на стол салфетку, промолвил:
        - Не будем мешать вам ворковать, голубки! Макс, ты поедешь со мной на такси в мой офис?
        Торин вытащил руку из влажной промежности Аманды и спросил, жалостливо взглянув на Чарльза:
        - У вас не найдется лишнего билетика?
        - Все билеты распроданы, но я постараюсь, - ответил с милой улыбкой Чарльз и, кивнув Аманде, грациозно удалился, мысленно представляя вечер премьеры нового шоу в приватном театре.

        Ноги болели, ныла поясница, голова шла кругом, но Кейзия не падала духом и с нетерпением ждала своего первого выхода на сцену перед зрителями в роли юной Ясмины, невесты герцога по прозвищу Синяя Борода. Она еще никогда не ощущала такого душевного подъема, как теперь. Впрочем, и вся труппа актеров, участвующих в спектакле, жила ожиданием премьеры. Викки считала, что веру в успех вселил во всех неутомимый демонический Джерард, причем не без помощи гипноза.
        Но порой Кейзия ловила себя на том, что она боится опозориться. И это заставляло ее вновь и вновь репетировать наиболее трудные для исполнения эпизоды.
        Вот и сегодня она задержалась, чтобы повторить одну сценку с участием Антона. В ней Ясмина отпирает одну из запретных дверей и понимает, что у ее будущего супруга есть любовник - прекрасный и гибкий Хассан. Он объясняет ей языком танца, что Синяя Борода никогда не полюбит женщину так, как он любит мужчин.
        Хореография этой сцены была весьма сложной, музыка - завораживающей и тревожной. Антон исполнял серию прыжков через всю сцену, высмеивая наивную Ясмину и демонстрируя ей свое преимущество. Затем он внезапно хватал ее за талию и поднимал над головой. Ясмина изгибалась и извивалась, изображая отчаяние и горе, и прикрывала рукой глаза, чтобы выразить всю глубину своего стыда за предательство герцога.
        Опуская ее на сцену после этого па, танцор потерся об нее твердым пенисом и прошептал:
        - Встретимся после репетиции. Я хочу тебя!
        Его сильная рука скользнула по ее спине и сжала ягодицу, обтянутую трико. Кейзия почувствовала к нему ответное желание и решила, что соитие с ним пойдет ей на пользу: снимет нервозность и усталость, наполнит ее тело молодой энергией. От Джерарда и Ричарда, с которыми она регулярно и часто совокуплялась в последнее время, Кейзия устала, ей хотелось новых ощущений.
        Продолжая выделывать сложнейшие танцевальные движения, Антон незаметно ласкал ее соски и дотрагивался до половых губ, исподволь разжигая в ней похоть и добиваясь большей выразительности исполнения. Движения его были проникнуты чувственностью, вспотевшее тело блестело, мускулы играли под кожей, белозубая улыбка при ярком свете казалась ослепительной. Он был воплощением бисексуальности, живым страстным Хассаном, которому безразлично, с кем делить любовное ложе - с мужчиной или с женщиной. И, поддавшись его волшебным чарам, Кейзия тоже изнемогала от вожделения в его страстных объятиях. Она была готова лечь на сцену и позволить ему разорвать на ней танцевальный костюм, чтобы вогнать свой прекрасный любовный инструмент в ее сокровищницу наслаждения.
        Ее сексуальное желание было столь велико, что она направилась в свою комнату, как только репетиция закончилась, даже не поговорив с режиссером. Антон последовал за ней.
        Они молча разделись и, не обращая внимания на запах пота, упали на кровать и стали удовлетворять друг друга всеми известными им способами, задействуя руки, губы, языки и половые органы. Огромное ложе с четырьмя стойками по углам скрипело и стонало под ними, готовое в любой момент рухнуть, не выдержав накала их борьбы. Липкий пот катился с них градом. Антон был неутомим. Кейзия стонала, мотая из стороны в сторону головой. Но перед ее мысленным взором все отчетливее вырисовывался тот эпизод в камере пыток, когда Магда охаживала кнутом этого мужественного на вид красавца, заставляя его исполнять все ее желания.
        Ягодицы Антона напряглись, бедра ходили ходуном, он вгонял пенис в лоно Кейзии самозабвенно и яростно, будто бы норовил проникнуть в его таинственные глубины, дарующие неземную радость. Мышцы на его спине и животе отчетливо обозначились, как это и бывает у настоящего мачо в момент наивысшего напряжения всех его сил. Но Кейзия знала, что способна управлять им в своих интересах, и получала от этого дополнительное удовольствие. Антон овладевал ею грубо, но именно этого ей и хотелось. После первого семяизвержения он лишь перевел дух и тотчас же усадил ее на свой воскресший жезл и начал сосать груди. Она поерзала на нем и неожиданно заявила:
        - Нет! - После чего слезла с пениса, чем повергла Антона в недоумение. Он недовольно зарычал, но она сжала его мошонку и прошептала:
        - Тихо! Наберись терпения. Всему свое время. Вспомни, чему тебя учила Магда.
        - Не говори так, ты ведь другая, не такая, как она! - возразил он и попытался извернуться и поставить ее на четвереньки.
        Но Кейзия раскусила его замысел и, встав возле кровати, спросила:
        - А ты в этом уверен?
        Любая другая женщина не стала бы тратить время на выяснение отношений с красавцем во время совокупления, а воспользовалась бы всеми его мужскими достоинствами в полной мере. Его темные волосы разметались по плечам, бронзовая от загара кожа блестела, большой напряженный фаллос пришел в полную боевую готовность, мошонка переполнилась семенем, глаза сверкали.
        Кейзия дотронулась до лиловой головки его члена - та затрепетала от прикосновения ее пальцев, а крайняя плоть поползла вниз. Кейзии захотелось сесть на это чудо природы и, медленно опускаясь на него, насладиться каждым мгновением его проникновения в ее лоно. Она сглотнула ком, представив, как пенис заполнит влагалище и войдет в него до упора. Но вместо того чтобы так и поступить, Кейзия положила руку на клитор и стала мастурбировать. Зрачки Антона расширились, потом глаза полезли из орбит. Головка фаллоса побагровела, Антон в отчаянии воскликнул, ощущая боль от неудовлетворенности в чреслах:
        - Боже, не мучь меня, Кейзия!
        - Тебе хочется мне засадить? - спросила она, надеясь, что за ними тайком наблюдает Джерард.
        - Да, конечно! И как можно быстрее! Ты такая красивая, такая желанная, кажется, я влюбился в тебя! - лихорадочно бормотал он, сжав член в кулаке и мастурбируя.
        Она едва не сжалилась над ним, но вовремя опомнилась.
        Он, конечно же, лгал, готовый сказать ей что угодно, лишь бы излить семя в ее нежное лоно.
        - Вначале мы поиграем! - сказала Кейзия, оставив на некоторое время клитор в покое, чтобы не кончить раньше, чем она рассчитывала.
        На физиономии Антона вновь отобразилось недоумение.
        Кейзия подошла к гардеробу и достала из него два шарфа, чулки и кожаный пояс. Антон, судя по выражению его лица, понял, что она замышляет.
        Кейзия не торопясь, упиваясь своей властью над ним, приблизилась к Антону и привязала его шелковыми шарфами за запястья к изголовью кровати. Он не сопротивлялся и не возражал, а просто смотрел на нее с возрастающим интересом и нетерпением, о чем свидетельствовал его подрагивающий мощный пенис. Кейзия развернула тонкие чулки телесного цвета и привязала ими лодыжки Антона к стойкам кровати. Теперь он предстал перед ней абсолютно беспомощным, словно бабочка, приколотая булавкой к картонке коллекционера. Кейзия могла поступить с ним как угодно, удовлетворить любой свой каприз.
        Антон хранил молчание и видимое спокойствие, но член выдавал его с головой: ему, очевидно, нравилось все, что она с ним делала, и от умиления на единственном глазу этого органа навернулась слеза. Кейзия села на край кровати и, погладив пенис по лиловой головке, неожиданно нажала пальцем на его основание, чтобы предотвратить преждевременное семяизвержение.
        - Стерва! - прошипел Антон, покрываясь потом.
        Кейзия улыбнулась и подергала его за соски, после чего лизнула головку. Пенис задергался, надеясь, что его заглотят целиком. И Кейзия не стала его разочаровывать: она наклонилась и принялась лизать, покусывать и сосать нежно любимое ею место мужского тела. Оно оказалось солоноватым на вкус и весьма жестким. В рот эта колбаска входила с трудом и загадочным образом заполняла собой всю оральную полость и гортань. Побаловавшись ею вволю, Кейзия напомнила себе, что чересчур увлекаться одним блюдом не стоит, и, следуя примеру Магды, оставила побагровевшую сардельку на время в покое, чтобы развлечься с ремнем. Взяв его в руку, она встала, широко расставив голые стройные ноги, и, состроив свирепую физиономию, размахнулась и огрела Антона ремнем по бедрам, едва не задев головку члена.
        Он шумно выдохнул воздух и покрылся испариной. Ему стало трудно дышать. Пенис побагровел и гневно задрожал. На бедрах вздулись красные рубцы. Кровь вскипела в жилах Кейзии, она пришла в экстаз и стегнула Антона еще раз. Еще недавно она бы не осмелилась на это, но теперь все изменилось. Кейзия вспомнила Тома, мерзкого директора Тома из полиграфической фирмы и огрела беднягу танцора ремнем в третий раз. Потом она добавила два горячих удара за предателя Торина.
        Антон задергался, пытаясь освободиться. Пот стекал по его красному лицу ручьями, пенис раздулся до невероятных размеров и, посинев, вздрагивал от перенапряжения. Глаза его вылезли из орбит и помутнели, дыхание участилось, взгляд выражал укор и мольбу.
        Кейзия подцепила сложенным в петлю ремнем мошонку и потянула ее вверх, желая получше рассмотреть морщинистую кожу, покрытую волосами, в основании напряженного члена, готового еще немного поднатужиться и извергнуть семя.
        - Ради Бога, Кейзия, не терзай меня! - прохрипел Антон, изнемогая от восхитительного сочетания боли и удовольствия. Яички начали судорожно подергиваться, мышцы промежности напряглись. Приближалась эякуляция.
        - В чем дело, Антон? - приторным голоском спросила Кейзия. - Ты хочешь, чтобы я позволила тебе кончить?
        - Да, да! - выдохнул он.
        - Тогда попроси меня как следует, - строго сказала она и шлепнула ладошкой по члену. Брызги сока с головки разлетелись в разные стороны. - Обращайся ко мне с благоговейным трепетом, как к Магде.
        - Смилуйся, госпожа! - простонал Антон.
        - Богиня! - поправила его она и вновь огрела ремнем.
        - Виноват, богиня! - прохрипел Антон. Кейзия отложила ремень в сторону и, сев на Антона, сжала коленями его бока. Головка члена уперлась ей в анус. Кейзия стала тискать свои полные груди и теребить пальцами отвердевшие соски. В ее промежности нарастало щемяще-сладостное томление, тело требовало удовлетворения. Кейзия самодовольно улыбнулась, глядя в переполненные похотью глаза Антона, и принялась тормошить средним пальцем клитор, сжимая другой рукой срамные губы. Сквозь пальцы сочился густой липкий пахучий сок. Антон облизнул свои пересохшие от волнения губы. Кейзия взглянула на его мясистый язык и прониклась желанием почувствовать его своим распускающимся бутончиком. Зачерпнув из него пальчиком немного нектара, она смазала им губы Антона. Он облизнул их и восхищенно охнул.
        Кейзия стала проворнее теребить клитор, дергать и щипать его. Наконец она сказала:
        - А теперь попроси разрешения лизнуть мой аленький цветочек! Может быть, я позволю тебе его пососать.
        - О таком я не смею даже мечтать, моя богиня! - пролепетал Антон, и член его закивал головкой в подтверждение искренности этих слов.
        Кейзия приподнялась и, передернувшись, опустила свои божественные ягодицы на его похотливую физиономию так, что он поневоле высунул язык, задыхаясь от нахлынувших ощущений, и попал кончиком точно в клитор. Губы его инстинктивно сомкнулись, и он начал жадно сосать сладкий отросток, время от времени проводя шершавой поверхностью языка по нежнейшим розовым мембранам преддверия лона. Антон быстро вошел в раж и слегка прикусил клитор. Кейзия взвыла, дернулась и, закинув голову, затряслась. Антон засопел под ней и захрипел, пытаясь вдохнуть толику свежего воздуха. Это привело Кейзию в еще больший экстаз, и она перешла в галоп, повизгивая и постанывая всякий раз, когда ее пронзало электрическим током. Оргазм следовал за оргазмом. Стенки влагалища то сжимались, то расслаблялись, надрывные стоны перешли в протяжный вой. Распалившись, Кейзия вскочила и, попятившись, уселась на твердый фаллос. Антон зарычал, словно дикий зверь, и, пыхтя, начал быстро двигать торсом, торопясь добавить собственного молочного желе к ее медовому нектару. Вскоре ему это удалось. Победно вскрикнув, он затих.

        - Они чрезвычайно гармонично смотрятся вместе как на сцене, так и в кровати, - выключив монитор, произнес Сьювелл и засадил член своей секретарше Надин, стоявшей на полу на четвереньках. Пенис без труда вошел в ее сизую расселину. Балетмейстер сжал руками ее бока и начал быстро двигать торсом.
        - Да, эта пара подает большие надежды! - задумчиво сказал Джерард, продолжая, по своему обыкновению, онанировать.
        Магда почмокала губами и задумчиво закатила глаза к потолку. Происходившее в будуаре Кейзии для нее представляло исключительно созерцательный интерес. Антона она и в грош не ставила как мужчину, но ценила как танцора, приносящего доход театру. Симпатизировала Магда только Джонти, которого знала много лет и как коллегу, и как любовника. Он еще ни разу ее не подвел.
        Сейчас Джонти возлежал рядом с ней на диване, она ободряюще потрепала его по лохматой голове и пошлепала ладонью по щеке. Сладостное пыхтение и сопение Кейзии и Антона разогрели Магду, ей захотелось немного побаловать себя. Она недавно искупалась в море, и теперь ее тело пахло морскими запахами и естественными женскими ароматами. Пенис Джонти пришел в боевую готовность. Магда уселась на него, и Джонти засунул ей во влагалище свой указательный палец, поняв ее с одного взгляда.
        - Пока ты купалась при луне, - промолвил он, двигая членом и пальцем в ее лоне, - мы с Джерардом распили бутылочку отменного вина в честь окончания репетиций. Признаться, я дьявольски устал. Ведь работа режиссера-постановщика не сахар, как тебе известно. А на этот раз нам пришлось изрядно повозиться с декорациями.
        - Кому ты это рассказываешь! Можно подумать, я новичок в театре, - сказала Магда и, потянув за язычок молнии на ширинке, расстегнула ее.
        Надин повизгивала, вертя задом, над которым трудился неутомимый балетмейстер. Джерард уставился на побагровевшую головку собственного члена, косясь одним глазом на экран включенного монитора. Магда взглянула на прозрачную каплю на единственном глазу его фаллоса и сглотнула подступивший к горлу ком, содрогнувшись от игры чувств на сосредоточенном лице эксцентричного антрепренера. Взгляд его сфокусировался на кулаке, сжимавшем багровую головку фаллоса. Ему никто был не нужен, даже для секса, и Магда не могла не уважать эту особенность его натуры. Джерард иногда снисходил до совокупления с ней, но делал это механически и скорее с ненавистью, чем с любовью. Он был законченным эгоистом, но Магда не теряла надежду, что в один прекрасный день Джерард поддастся женским чарам и попадет в плен к какой-нибудь обольстительной красотке. Возможно, ею окажется Кейзия. Что ж, время покажет, подумала Магда и вплотную занялась Джонти.

        Глава 9

        -Я не смогу! - простонала Кейзия, уронив голову на лежащие на гримерном столике руки. Она была готова разрыдаться от отчаяния.
        - Уверяю тебя, все будет отлично! Ты справишься! - ободряюще воскликнул Ричард и стал нежно массировать ей спину. - Как говорил мой учитель сценического мастерства, актер начинает играть по-настоящему, когда он побеждает страх. Держись естественно и произноси слова отчетливо и громко.
        Это был вполне разумный совет.
        Кейзия посмотрела на себя в зеркало, окаймленное электрическими лампочками, и пробормотала:
        - Нет, я наверняка с треском провалюсь! Джерард мне этого не простит. Может быть, мне лучше отказаться? Пусть мою роль возьмет Джессика Лукас, у нее больше опыта.
        - Не вздумай доставить такое удовольствие этой старой кляче! - вскричал Ричард. - Не вынуждай меня работать с ней. У нее жутко воняет изо рта. Как же я смогу целовать помойку у всех на глазах? - Он содрогнулся от отвращения.
        - Она завидует мне и ненавидит меня, - сказала Кейзия, начиная хныкать. - Не сомневаюсь, что она втайне посылает на меня порчу с помощью ворожбы вуду, втыкает в куклу заколдованные иголки или делает что-нибудь еще в этом духе.
        - Дорогая моя, не надо смотреть так мрачно на мир! - сказал Ричард, изобразив оптимистическую улыбку. Он выглядел невероятно солидно в безупречно пошитом фраке с черным галстуком, предназначенном для выступления в первой сцене первого акта спектакля. Сегодня была генеральная репетиция в сценических костюмах.
        Природа наградила этого человека завораживающими выразительными глазами. И сейчас, подчеркнутые гримом, они пронзали Кейзию насквозь. Припудренная кожа актера потемнела, горбинка носа стала светлее, рот - больше, а скулы острее и выше. Благодаря мастерству опытного гримера облик Ричарда стал строже, а иссиня-черная бородка придавала ему дополнительную привлекательность, удачно сочетаясь с пышными волосами на голове того же цвета. От него веяло уверенностью обаятельного зрелого мужчины. Он превратился в герцога по прозвищу Синяя Борода.
        И все же он оставался Ричардом, добрым и нежным. Он сжал руками груди Кейзии и тихо сказал:
        - Я знаю, как тебе помочь! С этими словами он отошел к двери и запер ее. Кейзия повернулась на стуле и изумленно уставилась на него. Она была в атласном нижнем белье, отделанном кружевами. Белое шифоновое платье, которое она собиралась надеть, висело на вешалке. Завтра ей предстояло выйти в нем на сцену из-за кулис и предстать перед зрителями, театральными критиками и коллегами по актерскому цеху. Все эти люди соберутся в частном театре в старинной усадьбе, чтобы получить изысканное удовольствие, и в случае если она не оправдает их надежды, они разорвут ее на кусочки.
        Но внутренний голос неустанно внушал ей, что она должна рисковать, потому что влюблена в театральное искусство и вполне им овладела, что ей нравится кого-то изображать, а притворство - у нее в крови. Выйдя на сцену, Кейзия преображалась и полностью отдавалась актерской игре. Рассудком она понимала это, оставалось лишь набраться смелости и убедительно сыграть Ясмину. Но робость сковала ее волю.
        Ричард вернулся к ней, глаза его сверкали, из расстегнутой ширинки выглядывал пенис. Ричард подхватил: Кейзию под мышками своими сильными руками и усадил ее на столик. Кейзия заерзала, ощущая ягодицами баночки с пудрой и кремом, тюбик губной помады уперся ей в анус. Но эти маленькие неудобства ничего не значили в сравнении с охватившим ее восторгом. Ричард отодвинул в сторону ее трусики и ввел палец в росистое лоно. Кейзия охнула и, зажмурившись в предвкушении блаженства, сжала в кулаке его нетерпеливый пенис и прошептала:
        - Только не торопись, позволь мне кончить первой! Ей срочно требовалось облегчение, и многоопытный Ричард нашел верное решение: он послюнявил палец и стал тереть им клитор, держась на некотором расстоянии, чтобы соки лона не брызнули на брюки. Своими ловкими манипуляциями он быстро вознес ее на вершину экстаза, и Кейзия, расправив крылья, воспарила, выкрикивая бессвязно;
        - Ах, Ричард! Ох, Ричард! Еще! Еще!
        Не медля ни секунды, он вогнал ей в лоно свой причиндал. Она дико вскрикнула, ощутив головокружительную твердость его мужской плоти, и запрыгала на гримерном столике. Ричард подхватил руками ее ягодицы и стал работать своим инструментом с колоссальной энергией, глядя ей в глаза и хрипло говоря:
        - Смотри на меня, я сейчас кончу! И действительно, его серые глаза подернулись поволокой, он открыл рот и, громко охнув, выплеснул в нее груз, отягощавший его мошонку.
        Кто-то настойчиво постучал, и голос за дверью возвестил:
        - Мистер Сьюдли, через пять минут ваш выход!
        - Благодарю, я приду! - невозмутимым тоном ответил Ричард.
        - Как он узнал, что ты здесь? - спросила Кейзия, опуская ноги.
        - У него особый нюх на интрижки между актерами. Где еще быть исполнителю главной мужской роли, как не в твоей гримерной? Ты ведь Ясмина, моя невеста. Теперь по всему театру распространятся сплетни и домыслы, - с улыбкой ответил он и элегантно застегнул ширинку, демонстрируя образцовую выдержку, свойственную лишь великому актеру. По его бесстрастному лицу трудно было предположить, что минуту назад он испытал бурный оргазм. - Одевайся, дорогая, - добавил он. - Нас ждут великие дела! Мы должны показать всем, что такое настоящий класс, и утереть завистникам носы.

        Все было готово для того, чтобы начать генеральную репетицию спектакля. Осветители проверили работу всех приборов и замерли у пульта; застыл в ожидании начала шоу в своей кабинке ответственный за шумовые эффекты; заняли свои места в оркестровой яме музыканты, а кое-кто из них тихонько настраивал инструмент. Дирижер Ланс Хиггинс перелистывал партитуру, делая в ней пометки. Рабочие сцены нервно расхаживали за кулисами, получив последние указания своего бригадира Джеффа - он недавно получил повышение и был этим чрезвычайно горд и доволен. Механизм технического сопровождения спектакля работал очень четко. Каждый знал, где ему следует находиться и что делать.
        Викки вскарабкалась на мостки, устроенные на колосниках для управления занавесом и декорациями, и, вцепившись в поручни, оглядела с высоты сцену, над которой нависла паутина тросов, канатов и проводов. Одетый в новый синий комбинезон с рацией на поясе, Джефф внимательно вглядывался в происходившее за кулисами.
        - Сверху декорации вовсе не кажутся живыми, как из зала, - заметила Викки. - Почему такая разница в восприятии?
        - Все дело в освещении и в зеркальном эффекте, дорогая, - с важным видом объяснил Джефф. - А ты неплохо выглядишь!
        Он скользнул одобрительным взглядом по ее фигурке, казавшейся особенно привлекательной в наряде французской горничной, который состоял из короткой юбочки, черных чулок с подвязками, туфель на шпильках, фартука и корсажа.
        Воровато оглядевшись по сторонам и убедившись, что их никто не видит, Джефф обнял Викки и залез к ней под юбку, где быстро нащупал нужное местечко и стал водить по нему пальцем.
        - Прекрати! Вот-вот поднимут занавес! - воскликнула Викки.
        Джефф поцеловал ее в губы и, прижимаясь напрягшимся членом к ее увлажнившейся промежности, промолвил, глядя ей в глаза:
        - Послушай, а почему бы нам не пожениться? Чем мы хуже других? Будешь жить со мной в деревне. Тебе понравится!
        - Ты делаешь мне предложение? - спросила Викки, хлопая ресницами. - А как же моя актерская карьера?
        - Ты не хочешь обменять ее на наше супружеское счастье? - просунув язык ей в ухо, спросил Джефф.
        Викки едва не расплакалась, как тогда на пляже, после их первого соития, принесшего ей восхитительную радость. «Нет, - говорила она себе, - нельзя повторять старые ошибки! Я чересчур чувствительна и романтична! Пора стать серьезной и позаботиться о своей карьере. Но как же совместить ее с любовью?» Джефф ей нравился, но говорить сейчас с ним серьезно не хотелось. Она высвободилась из его объятий и, одернув юбку, сказала:
        - Мне нужно идти, скоро мой выход.
        - Хорошо, увидимся после репетиции! - улыбнувшись, сказал Джефф и добавил:
        - К черту, милая!
        Он знал, как суеверны артисты, и не стал желать ей удачи: в театре это не принято, как и свистеть за кулисами - последнее непременно предвещает полный провал.

        Спустя несколько часов вся труппа собралась в Зеленой комнате на производственное совещание. Вид у актеров был унылый, генеральная репетиция прошла даже хуже, чем предполагала Кейзия.
        - Молодцы! - воскликнул неунывающий Джерард, мало похожий на того тирана, которым он казался всем еще недавно, когда орал на артистов и понукал рабочих сцены, заставляя их работать до изнеможения. - Уверен, что завтра вечером, на премьере, все будет столь же чудесно, сколь отвратительно все было сегодня на репетиции. Таков закон театра. Предлагаю всем не думать о завтрашнем спектакле, забыться, напиться, перетрахаться, на худой конец - искупаться в море. Только не думайте о
«Синей Бороде»! Между прочим, все билеты раскуплены на месяц вперед благодаря умело распространенным мной слухам и рекламе. Так что не переживайте, деньги вы все равно получите. А в следующем месяце мы выступаем на сцене роксбургского театра.
        Ричард, потягивая смесь джина с тоником из высокого бокала, заметил:
        - Что ж, после провинции и эта сцена сгодится. Нам предстоит изнурительный марафон гастролей. Возможно, на какое-то время я отлучусь, у меня контракт с одной телевизионной студией.
        Зеленая комната была декорирована причудливой лепниной и настенной живописью, пол устлан красным ковром, стулья сверкали позолотой, во всем ощущался стиль пышной эдвардианской эпохи. Работал буфет, обслуживая артистов, бойкий буфетчик не забывал флиртовать с танцовщицами кордебалета.
        На душе у Кейзии, как ни странно, стало легко и спокойно. Ей все больше нравился и творческий коллектив, и театр, в котором ей предстояло работать. Она чувствовала себя уютно в этой старомодной обстановке, среди таких ее непременных атрибутов, как хрустальные люстры в фойе, зеркала в позолоченных рамах, удобные плюшевые кресла в ложах и малиновые бархатные занавеси в тон занавесу на сцене.
        Кейзия смирилась с мыслью, что играла отвратительно. Дважды она забывала текст, и ей подсказывал суфлер. Мало того, она зацепилась за гвоздь, порвала белое платье в первом же акте. А исполняя с Антоном па-де-де, она потеряла туфлю. Напасти преследовали ее на каждом шагу. Несомненно, она жалкая недоучка и самонадеянная бездарность, не достойная даже приближаться к сцене. Что ж, значит, такова ее жалкая участь!
        - Выпей это залпом, крошка, - сказал Ричард, протягивая ей бокал. - И пошли покатаемся на мотоцикле. Быстрая езда и свежий ветер прекрасно успокаивают расшалившиеся нервы.
        Кейзия благодарно улыбнулась, до глубины души тронутая его вниманием и заботой, и с радостью приняла предложение проветриться. Ей вдруг стало страшно и душно, она больше не могла спокойно смотреть на артистов, которые, хотя и переспали друг с другом, готовы были перегрызть сопернику глотку из-за престижной роли, позабыв о том, что провели эту ночь в одной постели. В этой атмосфере коварства и притворства суровый на вид Ричард казался ей милым плюшевым медвежонком.

        В ожидании Кейзии Ричард присел на сиденье «харлея» и, вытянув ноги, скрестил их в лодыжках. Из-под его кожаных штанов выпирала мошонка, а неунывающий петушок подпирал головкой пупок. Он довольно похлопал ладонью по гладкому бензобаку и улыбнулся: «харлей» был голубой мечтой его юности, и он гордился, что наконец-то осуществил ее. Эту мечту он лелеял в трудные, голодные студенческие годы и не утратил в период своего становления в качестве профессионального актера.
        Он не гнушался никакой работы, следуя семейной традиции, участвовал в пантомимах, фарсах, балаганных спектаклях, но к своим тридцати шести годам добился успеха. Не обошлось в его карьере и без курьезов, однажды он так испугался визга дородной актрисы-сопрано, оглушившей его своим пением, что со страху громко испустил воздух. Зал покатился со смеху и потом долго рукоплескал такой оригинальной трактовке образа слуги.
        Так или иначе, он добился своего, вновь подумал Ричард, любовно поглаживая своего стального коня. Но помочь родителям он не успел, они умерли от недоедания и болезней. Ричард глубоко вздохнул, отгоняя неприятные воспоминания, и посмотрел на наручные часы: почему задерживается Кейзия?
        Солнце еще не нырнуло в море, но зависло над водной гладью, окрасив горизонт в оранжевый цвет. Легкие, пушистые облачка, окаймленные золотом и багрянцем, плыли по лазурному небосводу. Ричард скользнул рассеянным взглядом по конюшням и гаражам во дворе усадьбы и невольно позавидовал достатку антрепренера, которым он был обязан своему происхождению, а не тяжелому упорному труду. Самому Ричарду часто доводилось играть аристократов и даже принцев крови и королей, но об обладании их сказочным богатством он не мог даже мечтать. Некоторое утешение он находил в отображении их характеров, привычек и манер, в чем достиг совершенства. Однако при любом удобном случае он подмечал детали быта жизни сильных мира сего, чтобы потом использовать свои наблюдения в работе. Именно поэтому он мастерски воспроизводил мимику и манеру речи известных персон, в точности воспроизводил на сцене их жесты. Свои навыки он постоянно приумножал и оттачивал.
        Мощенный булыжником двор был освещен фонарями. Выходя из дома, Кейзия улыбнулась Ричарду, невольно отметив, как заманчиво оттопырилась его ширинка. В свою очередь, он не мог не обратить внимания на ее стройные, длинные ноги и внушительный бюст. Ему вспомнилось, как дурманно пахли его пальцы после соития с ней. Он выпрямился и, помахав ей рукой, воскликнул:
        - Конь застоялся, прошу в седло!
        - Это настоящий дракон, - с улыбкой ответила Кейзия, надевая шлем, который Ричард протянул ей.
        - Что именно ты имеешь в виду? - переспросил он, косясь на свой член.
        Она расхохоталась:
        - Разумеется, мотоцикл! Впрочем, и эта штуковина тоже обладает звериным норовом!
        Кейзия тряхнула кудрявыми волосами, пахнущими розовым маслом, и Ричарда охватило романтическое настроение. Эта удивительная женщина странным образом ассоциировалась у него с запахами свежескошенного сена и шиповника, милыми его сердцу с детства. Его ноздри хищно пошевелились, пенис напрягся, четче обозначившись под кожей штанов. Ричарду захотелось немедленно овладеть Кейзией, причем самым извращенным образом.
        - Мне следовало надеть джинсы, - сказала она, садясь на мотоцикл. - Но сегодня жарко!
        - Затяни потуже ремешок шлема и покрепче обхвати меня за талию, - сказал Ричард. - Все будет нормально.
        Помогая ей сесть в седло, он порывисто привлек ее к себе и жадно поцеловал в пухлые податливые губы. Ее слюна показалась ему слаще меда, он сжал рукой ее грудь и почувствовал, как набухает и отвердевает сосок. Кейзия застонала, он погладил ее по спине и неохотно отпустил, рассудив, что еще успеет насладиться и ею, и быстрой ездой: вечер только входил в свои права, а впереди была еще долгая летняя ночь.
        Ричард опустил щиток шлема и с наслаждением, как свою любимую любовницу, оседлал мотоцикл. Кейзия сцепила пальцы у него на животе. Ричард приподнялся и, улучив подходящий момент, нажал правой ногой на рычаг. Двигатель взревел, дрожь передалась наездникам, вызывая сексуальные ассоциации.
        Выехав на шоссе, Ричард прибавил газу. Ветер трепал концы его длинных волос, выбившихся из-под шлема, и больно стегал по лицу, проникая под щиток. Тело его вибрировало вместе со стальным конем, наполняясь легкостью и блаженством. Скорость опьяняла и возбуждала Ричарда сильнее, чем любой наркотик.
        Он упивался своей властью над этим железным зверем, несущим его по серой ленте асфальта со скоростью сто миль в час. Но рассудок наездника оставался холодным, вскоре он убавил скорость и свернул на дорожку, пролегающую через лесок. Заехав в безлюдное место, Ричард выключил мотор и, поставив мотоцикл на тормоз, спросил:
        - Ты не замерзла, дорогая?
        - Немножко, - призналась она, зябко передернув плечами. - Но все равно я в восторге.
        Он положил снятые шлемы на сиденье и протянул Кейзии руку, приглашая ее последовать за ним в кусты. Сумерки сгущались, небо на западе стало бронзовым, волны тихо шуршали, накатываясь на песчаный берег.
        - Я обнаружил этот чудный уголок совершенно случайно, - сказал Ричард, поддерживая Кейзию под локоть. - О нем никто из актеров пока не знает. Согласись, здесь спокойнее, чем в купальне возле усадьбы, где круглосуточно резвятся девицы из кордебалета. А сейчас там вообще отдыхает вся труппа. Здесь же мы будем с тобой вдвоем.
        Ричард был женат и разведен, имел множество любовниц и не знал отбоя от поклонниц. Однако сердцем его внезапно овладела Кейзия.
        На пляже было полно сухого леса, прибитого к берегу волнами. Набрав достаточно дров, Ричард устроил костер, и они с Кейзией расположились у огня, привалившись спинами к валунам.
        - Замечательно! - сказала Кейзия, согревая над пламенем ладони.
        Ричард снял ботинки и хрипло сказал, преодолевая желание овладеть ею немедленно:
        - Не хочешь искупаться?
        - Я не надела купальник, - смущенно ответила она. Ричард торопливо стянул брюки, и ее взору предстал его пенис.
        - К чему эти условности? - спросил Ричард.
        - Ты прав, - сказала Кейзия и стала раздеваться.
        Груди ее напоминали спелые дыни. Пенис Ричарда взволнованно задрожал, в мошонке возникла боль. Он сорвался с места и побежал трусцой к морю, чувствуя, как ветерок ласкает горячую кожу. Нырнув с разбегу в холодную воду, он сделал несколько мощных гребков и вынырнул далеко от берега. Внезапно кто-то схватил его за член. Он испуганно вздрогнул: откуда здесь взялась русалка? Рядом с ним с шумом вынырнула Кейзия. У Ричарда отлегло от
        сердца.
        Он схватил ее за плечо, но она выскользнула, словно рыба, и тогда Ричард чмокнул ее в губы, неуклюже обхватив руками талию. Несмотря на холод, пенис встал торчком, как штык. Ричард просунул руку в промежность Кейзии и почувствовал, как она горяча. Охваченный неукротимой страстью, он сжал ее ягодицы и насадил на свой огненный жезл. Кейзия обхватила ногами его бедра, стенки влагалища сжали пенис, словно тиски. Ричард поплыл вместе с ней к берегу, достигнув которого сразу же повалил ее на спину. Пенистые волны накатывались на них, придавая моменту особую, ни с чем не сравнимую прелесть.
        Она выпятила груди, и Ричард стал теребить ее соленые и покрытые песком соски. Песок был повсюду, даже на половых органах, и это обостряло их ощущения. Ричард стал облизывать ее груди, потом опустился ниже, поцеловал пупок и, проведя языком влажную дорожку до волосиков на лобке, вгрызся в преддверие лона, причмокивая от удовольствия. Кейзия тихонько постанывала и, поводя бедрами, любовалась звездным небом и полной луной. Чем глубже проникал его язык в ее сокровищницу удовольствий, тем сильнее ее трясло. Она стала вскрикивать. Ричард ввел во влагалище два пальца. Кейзия затряслась и кончила, прошептав:
        - Еще, Ричард! Умоляю!
        Он принялся сосать ее разбухший клитор, рыча от сладострастия и упираясь членом в песок. Волны хлестали по его оттопыренному заду, словно бы подгоняя, как Магда кнутом.
        - Ну, Ричард, давай же! - воскликнула Кейзия, войдя в экстаз, и раздвинула ноги.
        Он встал на колени, его дикий взгляд упал на ее бледное лицо. Освещенная лунным светом, Кейзия казалась ему неземным существом. Но ее аппетитные бедра и манящее влагалище были вполне земными и реальными. И поэтому Ричард без колебаний засадил ей свой истомившийся член и стал двигать торсом. Кейзия обхватила его ногами, пытаясь втолкнуть его еще глубже в свою волшебную пещеру. Их тела слились, и вскоре тягостная боль в мошонке сменилась пьянящим предчувствием семяизвержения. Семя бурлило и рвалось наружу. И когда его горячая тугая струя наконец устремилась на свободу по фаллосу, сердце Ричарда заколотилось в груди так, что на миг ему показалось, что после эякуляции он умрет. Но опасался он напрасно: едва кончив, он ощутил райское блаженство.
        Они немного полежали на спине, ласкаемые волнами, затем Ричард подхватил Кейзию на руки и отнес ее к костру. Там, защищенный от ветра камнями, он снова овладел ею, на этот раз не спеша, наслаждаясь податливой женской плотью и красивым лицом, освещенным отблесками пламени.
        - Когда в следующий раз я буду играть Гамлета, ты станешь Офелией, - прошептал он ей на ухо, кончая.
        Она стиснула пенис стенками влагалища и забилась в оргазме, разразившись радостным хохотом.
        - Я вижу, ты уже входишь в роль, - одобрительно сказал Ричард, вытягивая пенис из лона.
        Кейзия блаженно улыбнулась, глаза ее засверкали.
        - Ты определенно создана для этой роли, - уверенно заявил Ричард и, глубоко вздохнув, опять овладел ею.
        Кейзии показалось, что звезды засверкали ярче. Она сильнее обхватила ногами и руками мускулистое тело Ричарда и, сладострастно подвывая мерному шуму прибоя, погрузилась в пучину неистовства. Ветер разносил вскрики любовников по всему дикому пляжу и трепал их спутанные волосы, луна серебрила их слившиеся в одно целое чресла. Распалившись, они не унимались до утра и только перед рассветом забылись ненадолго сном, убаюканные едва слышным потрескиванием малиновых угольев затухающего костра.

        Аборигены предпочитают называть Горскомб деревней, но приезжему человеку трудно с этим согласиться, поскольку к его услугам имеются и крытый рынок, и универмаг, и бистро, и трактир, а рядом с церковью, возведенной в нормандском архитектурном стиле, находится публичная библиотека, во флигеле которой расположился краеведческий музей.
        Кейзия несколько раз наведывалась сюда и поэтому с радостью приняла предложение Викки прошвырнуться по магазинам. Мотивировала подруга свою идею так:
        - Репетиций сегодня все равно не будет, до вечернего спектакля делать нечего, а мне хочется расслабиться. По-моему, лучше всего этому способствует прогулка на благотворительную распродажу. Я уже выполнила все инструкции нашего папочки Джерарда - нахрюкалась и трахнулась, и теперь мне для полного умиротворения недостает лишь какой-нибудь дешевой, но милой безделицы.
        - Я готова составить тебе компанию, - сказала Кейзия, стараясь не смотреть на Ричарда, - но если нас подведет моя старушка «Долли», прошу не обижаться.
        Кейзия все еще оставалась во власти навязчивых воспоминаний о минувшей бурной ночи, явственно ощущая в себе фаллос Ричарда и его большие, сильные руки на своей груди. Он уже бодрствовал, когда ее разбудили яркие солнечные лучи, и обрадовал ее еще разок перед тем, как они отправились в обратный путь. Однако когда они встретились в столовой перед завтраком, он поприветствовал ее так, словно бы ничего не случилось, чисто по-товарищески. Кейзию это задело, и у нее пропал аппетит. Но чего, собственно говоря, она хотела? Как еще он должен был вести себя, встретившись с ней на людях? Раструбить на весь свет о том, что произошло между ними этой ночью? Так это вряд ли кого-либо удивило бы, поскольку не спала сном праведника вся труппа! Все актеры выполняли указания своего антрепренера. Так что на объявление в газете и утреннем выпуске телевизионных новостей об их предстоящем бракосочетании рассчитывать ей не приходилось. Но как все-таки было бы чудесно прочитать на первой полосе нечто в таком духе: «Новый роман Ричарда Сьюдли! Звезда экрана и сцены намерен жениться на юной и пока еще малоизвестной актрисе
Кейзии Линдон сразу же после ее успешного дебюта в театрализованном представлении „Тайны замка герцога Синяя Борода“.
        Кейзия ответила на формальное приветствие Ричарда с подчеркнутой холодностью, решив, что время все расставит по своим местам. Однако сердце не желало успокаиваться этим умозаключением, утверждая, что он был необычайно страстен с ней на диком пляже неспроста, что она значит для него нечто большее, чем девица из кордебалета. Однако, поразмыслив, Кейзия начала склоняться к доводам рассудка. А он нашептывал ей, что нужно хорошенько подумать, прежде чем бросаться головой в омут неравного брака, пусть и гипотетического. Ведь Ричард не может не ставить выше всего карьеру, поскольку он является одним из известнейших английских актеров. Он должен в первую очередь заботиться о своем реноме. А нужен ли ей такой супруг? Что станет с ее собственной артистической карьерой? О ней ей придется забыть. В семье не может быть больше одной звезды, и вряд ли ею станет она.
        Вот с такими мыслями Кейзия и отправилась с неунывающей подружкой Викки в Горскомб на своем стареньком автомобиле. День выдался погожий. До деревни девушки добрались благополучно и довольно быстро, однако уже на въезде в нее их ожидал сюрприз: узкая подъездная дорожка к торговому центру была забита машинами, найти место для парковки Кейзии удалось с большим трудом. Ей еще не доводилось видеть подобного оживления в этой провинциальной деревушке, все улочки и переулки были запружены приезжими. По обрывкам их разговоров она догадалась, что люди прибыли сюда исключительно ради премьеры нового спектакля в домашнем театре известного антрепренера. «Синяя Борода» притягивала к себе заядлых театралов со всей страны, фабула этой пьесы была у всех на устах. Кейзию охватило жуткое волнение: ведь это ей предстояло выйти перед этой толпой на сцену в роли главной героини - наивной и доверчивой невесты-девственницы коварного и развращенного старого герцога! По спине актрисы поползли мурашки, ее бросило в холодный пот. И она подумала, что это даже хорошо, что никто не знает, как она провела ночь перед премьерой.
        Рассматривая безделушки на прилавках торгового центра, Кейзия вдруг спохватилась, что ей некому писать письма и не для кого покупать сувениры.
        - А как же твои родители? - спросила с удивлением Викки, отбирая приглянувшиеся ей красочные открытки.
        - Они давно забыли о моем существовании! Их всегда заботили исключительно собственные проблемы, - отмахнулась Кейзия. - Есть у меня двое приятелей, Саймон и Карл. Славные ребята. Но они непременно приедут сюда сами. Они тебе обязательно понравятся, Викки!
        Магазин от Красного Креста, где подружки надеялись купить модные вещи по доступной цене, был почти пуст, хотя ассортимент товаров нельзя было назвать скудным. Выбирая себе обновку, Кейзия успокоилась, а когда увидела черное шелковое платье с открытой спиной и на тонких бретельках, сшитое в известном модном ателье, пришла в щенячий восторг. Все ее тревоги испарились, как только она зашла в примерочную кабинку и разделась. Глазки Викки загорелись при виде выбранного ею платья.
        - Послушай, тебе дьявольски повезло! Ведь оно совсем новое, в упаковке! Покупай и не раздумывай, наденешь его вечером на банкет по случаю премьеры!
        - Ты, пожалуй, права, - сказала Кейзия. - Я его возьму.
        Щечки ее раскраснелись от волнения, глазки засверкали. Она сразу же почувствовала себя увереннее.
        - А что выбрала ты? - спросила она у Викки.
        - Вот это! - Подруга указала пальцем на зеленое платье с узором в виде красных маков фасона далеких пятидесятых. - По-моему, все просто упадут, когда увидят меня в таком наряде. Представляешь, как я буду смотреться, танцуя в нем рок-н-ролл! Все сделано по моде той славной доброй эпохи: и подкладка, и талия, и лиф! Джефф обалдеет. Кстати, вчера он сделал мне предложение.
        - Ну а что же ты? - спросила Кейзия, вытаращив глаза от изумления.
        - А ничего, - пожала плечами Викки, выходя из кабинки и отдавая покупки продавщице, чтобы та их упаковала. - Может быть, я вернусь к этому разговору, если он поедет с театром в Лондон. А сейчас мне нужно думать о карьере, а не о замужестве.
        Расплатившись и забрав свои пакеты с логотипом Красного Креста, девушки вышли из прохладного павильона на солнцепек и направились было к зданию старинного трактира, как вдруг Кейзия остановилась как вкопанная и ахнула, прикрыв ладошкой рот.
        Из дверей трактира выходил ее бывший любовник под ручку с Амандой, разодетой, словно пугало, в цветастый жакет, желтые шелковые брючки и шляпу с широкими полями. В ушах ее сверкали золотые серьги в форме колец, грудь украшало ожерелье из крупных драгоценных камней.
        - Боже мой! Это же Торин! - прошептала Кейзия.
        - Тот самый похотливый хряк, о котором ты мне рассказывала? Ты права, он действительно выглядит сексуально. Но раз он тебя не удовлетворяет, зачем же расстраиваться? Плюнь и забудь!
        - Мне не хотелось бы столкнуться с ним нос к носу, - пробормотала Кейзия. - Тем более перед спектаклем. Мне это не пойдет на пользу. Пошли скорее отсюда, пока он меня не увидел!

        Глава 10

        -Добро пожаловать в мой дом! Теперь он станет и твоим домом! - произнес положенные ему слова герцог Синяя Борода, и Кейзия ступила на ярко освещенную сцену, выйдя из-за кулис.
        Она изобразила почтительный реверанс. Ричард ободряюще подмигнул ей, повернувшись спиной к зрителям. И Кейзия тотчас же превратилась в принцессу Ясмину.
        - Для меня это большая честь, мой господин! - произнесла она.
        Все дальнейшее происходило словно в сказке. Кейзия вышла из образа, лишь когда в финале опустился занавес, отделивший актеров от аплодирующего зала. Рядом с ней стояли Ричард, Джерард и Ланс Хиггинс, вышедшие на поклоны. Зал требовал их снова и снова. Слышались восторженные возгласы. Успех спектакля был очевиден. Кейзия ликовала, хотя едва держалась на ногах. Премьера прошла удачно, а это означало, что впереди у Кейзии еще много выходов на сцену в главной женской роли этой пьесы.
        Наконец она уединилась в своей артистической уборной и, рухнув на стул, выпила из картонного пакета апельсинового сока. В горе у нее совсем пересохло, пальцы дрожали. Не успела она отдышаться и успокоиться, как в гримерную начали заносить букеты цветов, шикарные розы кроваво-красного цвета, розоватые нежные гвоздики, белые трепетные лилии с поразительно яркими зелеными листьями. Следом за цветами появились и посетители.
        - Молодец, малышка! Высший класс! - сказал, ввалившись к ней без стука, Саймон и заключил ее в объятия. Слеза умиления сверкала на его щеке.
        - Мы не сомневались в твоем успехе, крошка! - заявил Карл, когда настала его очередь целовать удачливую дебютантку. - Ты даже не представляешь, как мы за тебя рады! Правда, Саймон?
        - О да! - кивнул его дружок. - Мы должны это отметить, как только у тебя будет выходной.
        Приятели были одеты в одинаковые белые костюмы и смотрелись потрясающе.
        - Как же я рада вас видеть, мои великолепные близнецы! - умиленно воскликнула Кейзия.
        - Мы в твоем распоряжении! Но если хочешь, мы исчезнем. Как ты скажешь, так и будет, - сказал Карл.
        - А где вы остановились? - спросила Кейзия, присаживаясь на стул у гримерного столика, чтобы привести себя в порядок.
        - В местном отеле, - сказал Саймон. - Какая у тебя чудесная пудра! Можно мне припудрить носик? Кстати, догадайся, кого из общих знакомых мы встретили!
        - Разумеется, Торина и Аманду, - ответила Кейзия. - Утром я их видела, когда ездила в супермаркет. Они меня не заметили, слава Богу!
        - Не волнуйся, мы не дадим тебя в обиду, - заверил ее Карл, непроизвольно сжав кулаки.
        - И я тоже! - воскликнул вошедший в гримерную Чарльз. - Прими мои поздравления, дорогая! Ты была великолепна. - Он наклонился и чмокнул Кейзию в щеку.
        - В самом деле? - спросила растроганная актриса.
        - Разумеется! Можешь не сомневаться! Кстати, я хочу познакомить тебя со своим другом Максом Эйбельсоном. Он недавно прилетел из Лос-Анджелеса. Заходи, Макс!
        В гримерную пружинистой походкой вошел представительный загорелый брюнет с коротко подстриженными волосами и голливудской улыбкой. Он был одет в темно-серый шелковый костюм, белую сорочку с распахнутым воротом и сандалеты от Гуччи. На его запястье сверкали золотые часы марки «Сейко». Пахло от него дорогим мужским одеколоном.
        - Здравствуйте, мистер Эйбельсон, - сказала Кейзия, протягивая ему руку.
        Он крепко, по-американски, пожал ее и склонил голову в изящном поклоне:
        - Рад с вами познакомиться, мисс Линдон! Вы позволите пригласить вас на ужин?
        Не задумываясь Кейзия ответила:
        - Да!
        Так же легко она ответила и на другой его вопрос, заданный, правда, значительно позже и сформулированный с подкупающей прямотой;
        - Вы позволите мне вас трахнуть?
        - Да! - воскликнула она.
        Но это случилось уже после того, как они с Максом побывали в ресторане, куда он отвез ее на своем серебристом автомобиле марки «БМВ». Заводя мотор, Макс заметил:
        - Эта наглая парочка - Торин и Аманда - мне дьявольски надоела. Они лебезят и заискивают передо мной, надеясь, что я предложу им роли в моей картине. Черта с два! Терпеть не могу лицемеров!
        Он поджал губы, отчего его строгий профиль обрел суровый вид, и сосредоточил внимание на управлении машиной. Узкое шоссе петляло между холмами, встречные автомобили могли в любой момент ослепить водителя. Наблюдая за его уверенными движениями, Кейзия прониклась к нему еще большим расположением. Ее половые губы набухли и увлажнились.
        - Не желаете ли сигарету? - спросил Макс.
        - Да, с удовольствием! - ответила она, испытывая потребность в никотине, чтобы успокоить нервы, расшалившиеся после волнений, пережитых ею за долгий и трудный день.
        Макс протянул ей пачку и услужливо щелкнул золотой зажигалкой, продолжая следить за дорогой. Кейзия глубоко затянулась и раскашлялась: сигарета оказалась крепче, чем «Мальборо», к которым она привыкла.
        - До недавнего времени Торин был моим постоянным любовником, - сказала, отдышавшись, она.
        - Для меня это не новость, - невозмутимо пробурчал Макс. - Чарльз охарактеризовал его мне как амбициозного и беспринципного ублюдка, которому подавай все сразу - и деньги, и славу, и женщин. Просто олицетворение всех семи смертных грехов!
        - Но вы не станете отрицать, что он талантлив, - заступилась, справедливости ради, за Торина Кейзия.
        - Вы на редкость великодушны, - заметил Макс и одарил ее теплой улыбкой.
        Ресторан при деревенской гостинице славился своей отменной кухней. Недавно модернизированный и отремонтированный, он сохранил дух старинного трактира, с его дубовыми опорными балками, резными стенными панелями и огромными каминами, а также старинными фресками, сохранившимися под слоями штукатурки. Несколько портили общее впечатление современные красно-золотистые обои в баре, но этот огрех декораторов с лихвой компенсировали вполне уместные здесь стулья с плетеными сиденьями и большие овальные столы на гнутых ножках. На стенах были развешаны занимательные предметы старины - оловянные кувшины, кружки, упряжь, скрещенные копья и старинные флаги. В углу стояли рыцарские доспехи, шлем с забралом напомнил Кейзии мотоциклетный шлем Ричарда, но она вовремя воздержалась от погружения в воспоминания, связанные с ним.
        Окончательно успокоилась она, выпив бокал мартини.
        - Надеюсь, что Торин и Аманда сегодня здесь не появятся, - сказала тем не менее она, с опаской озираясь по сторонам.
        - Уверен, что нет. Им сегодня нужно подсуетиться в усадьбе. Туда понаехала целая армия фоторепортеров и театральных критиков. Аманда вывернется перед ними наизнанку, лишь бы ее фотография угодила на первую полосу газет. Пожалуй, она даже может донага раздеться на глазах у всех. Любопытно, сиськи у нее свои или силиконовые? Кстати, у вас они, надеюсь, естественные? - Макс покосился на груди Кейзии.
        - У меня-то как раз свои, родные, - заверила его она, чувствуя, как отвердевают под его взглядом соски под лифом нового платья.
        - Это радует, - сказал Макс и плотоядно облизнулся. Взгляд Кейзии упал на его промежность, и она густо покраснела, заметив, как взбугрилась ширинка. Может быть, не стоит ходить вокруг да около и, отказавшись от ужина, перейти к основной части программы? Зачем тратить время на условности, когда и так все ясно?
        Макс не угадал ее мысли и стал рассказывать о своей работе, удачно сдабривая повествование забавными историями о голливудских актерах и смешными анекдотами. Затем разговор плавно переключился на другие темы - литературу, драматургию, музыку. Кейзии было приятно узнать, что Макс тоже обожает оперу.
        - Кстати, я привезла с собой несколько дисков с интересными записями, - словно бы невзначай сказала она. - Мы могли бы их послушать.
        Официант подал им холодную закуску - авокадо, фаршированное креветками.
        - С удовольствием, - ответил Макс. - Но я пробуду здесь только до утра понедельника. Мне нужно съездить в Лондон на деловую встречу. А завтра вечером я еще раз посмотрю спектакль, чтобы к воскресенью составить о нем полное представление. Мы с Джерардом задумали снять фильм по этой пьесе. Сценарий я хочу попросить написать Хиггинса.
        - Вы собираетесь снимать художественный фильм? - Кейзия едва не подавилась куском авокадо.
        - Да, именно так, - кивнул Макс. - Согласитесь, это вечная тема, во все времена существовали наивные влюбчивые барышни и коварные обольстители. Я полагаю, что на основе этой пьесы можно создать великолепную психологическую драму, насыщенную идеями великого Фрейда. Синяя Борода станет у меня не просто убийцей-маньяком, но и опасным садистом-бисексуалом. Как вам нравится такая идея?
        - А что будет с Ясминой? - спросила Кейзия, косясь на официанта, принесшего на подносе блюда с разнообразными овощными салатами и горячими закусками, от одного аромата которых у нее потекли слюнки. Здесь были и аппетитные колбаски, и телячий паштет, и ветчинный рулет, и цыплячьи грудки под белым соусом. - На ваш взгляд, она тоже ненормальная?
        - Несомненно, у нее имеются серьезные психические отклонения: навязчивые идеи, фобии, дефекты личности, сексуальные комплексы, - не задумываясь ответил Макс, наполняя охлажденным белым вином хрустальные бокалы. - Лишенная родительской опеки, она ищет суррогатного отца и находит его в лице маньяка. Типичный комплекс Электры!
        - Замысел у вас уже почти созрел, не так ли? - сказала Кейзия, попробовав вина.
        - Вы правы, - кивнул Макс, любуясь ее раскрасневшимся личиком.
        Официант убрал грязную посуду и принес шербет и шампанское «Шабли».
        - Но картину покажут и в Лондоне, не правда ли? - спросила Кейзия, прикидывая, как поведет себя Макс, когда они уединятся в его номере: без затей оттарабанит, поставив ее на четвереньки, или же опробует на ней различные сексуальные ухищрения? Она склонялась к последнему варианту: в облике Макса ощущались темные тайные желания и ненасытная жажда нового. Воображение же знаменитого кинорежиссера вообще не знало границ. Она невольно поежилась.
        - Мой фильм пойдет на экранах всего мира! - с апломбом заявил Макс. - Действие его будет разворачиваться и в Англии, и в Америке. Я надеюсь, что вы будете сотрудничать со мной, Кейзия?
        - Сотрудничать? - переспросила она не веря своим ушам. Макс подчинил ее своей воле, как Синяя Борода - Ясмину. Она не могла устоять перед сильными мужчинами этого типа. Сколько же можно наступать на одни и те же грабли?
        Он наклонился и дотронулся рукой под столом до ее колена. Кейзию бросило в жар, над верхней губой выступила испарина. Колени ее раздвинулись, ей стало тесно в трусиках, прилипших к промежности.
        Макс слегка поскреб колено пальчиком, и лишь от одного его легкого прикосновения по телу Кейзии пробежала дрожь, а набухшие соски и клитор пронзило током. Она сжала в руке бокал, но лицо ее осталось бесстрастным. Глядя на нее, никто из присутствующих в ресторане не заподозрил бы, что она охвачена сексуальным желанием.
        - Без вас картина не получится, - продолжал Макс, лаская слух Кейзии своим проникновенным баритоном. Ей казалось, что он овладел ею, не вставая из-за стола. - В роли Ясмины я вижу только вас! - повторил Макс. - И никого больше. Кстати, сцена порки кнутом вышла очень убедительной. Я был растроган почти до слез.
        Они еще о многом говорили в тот вечер, но после этих слов все это уже не имело для Кейзии значения; мысленно она была в его власти и, машинально поддерживая разговор, представляла продолжение рандеву в его номере. Возможно, поэтому она и ответила согласием на его бесхитростное предложение в конце ужина.
        Разумеется, Макс занимал самые шикарные апартаменты в гостинице, с боем отвоеванные им у Аманды. Когда они вошли. Макс откупорил бутылку «Кальвадоса» и, наполнив рюмки, протянул одну из них Кейзии.
        Они выпили, и он выключил верхний свет, оставив зажженными только лампы на тумбочках возле изголовья кровати. Затем он распахнул двери балкона, и в комнату ворвался свежий воздух. Кейзия присела на диван, держа в руке пустую рюмку и ощущая во рту вкус алкогольного напитка, наполнившего ее тело приятным теплом.
        Задернув шторы, обворожительный американец вернулся к ней и стал целовать ее в губы. Кейзия замерла, не решаясь перехватить инициативу. Чутье подсказывало ей, что у него свои, особые, взгляды на секс и он не потерпит, чтобы ему навязывали иной подход к отношениям между мужчиной и женщиной. Поначалу ей показалось, что он придает их интимному свиданию серьезное значение и не намерен сводить его к банальному совокуплению.
        Он спустил с ее плеч бретельки платья и, полюбовавшись грудями, погладил по спине, слегка нажимая подушечками пальцев на чувствительные точки позвоночника. Когда же дело дошло до сосков, Кейзия уже горела от страсти. Наконец Макс расстегнул ширинку и явил ее взору солидный пенис - длинный, толстый и обрезанный. Он гордо торчал из курчавых волос на лобке, поблескивая глянцевитой лиловой головкой, венчающей увитый набухшими венами ствол. Макс положил руки на плечи Кейзии, словно бы придавливая ее к полу, и, одурманенная мускусным запахом его мощного полового органа, она склонила голову, чтобы слизнуть каплю с прорези на головке. Макс вынудил ее встать на колени и впихнул пенис ей в рот, так что его конец уперся в гортань. У нее помутилось в глазах от ощущения, что ей засунули туда кляп. Макс молча и сосредоточенно начал двигать тазом, и Кейзия стала усердно сосать фаллос, проникающий все глубже и глубже в оральную полость.
        Наконец она почувствовала, что Макс напрягся и его яички подтянулись. За этим должна была последовать эякуляция, но этого не случилось вопреки ожиданиям Кейзии, уже приготовившейся с жадностью проглотить выплеснутое ей в рот горячее густое желе. Макс вытащил пенис у нее изо рта и стал водить головкой, словно указкой, по ее лицу - сначала по бровям, потом по глазам, затем по носу и подбородку. Он даже сунул член ей в ухо, затем провел им по горлу и наконец уткнулся в ложбинку между грудей. Кейзия стиснула ими пенис, и, весьма довольный. Макс поцеловал ее и стал раздеваться. Кейзия последовала его примеру и быстренько стянула с себя платье, трусики и чулки, после чего легла на кровать и стала ждать, что будет дальше. Как она и предполагала, на теле Макса не оказалось ни грамма лишнего жира, оно было стройным и мускулистым, с ровной, чистой кожей. Длинные ноги, прямая спина и плоский живот являли собой чудесное обрамление его главного, на взгляд Кейзии, органа, который стоял, вытянувшись по стойке «смирно», и смотрел своим единственным глазом в потолок.
        Макс лег на Кейзию и стал ее медленно и ритмично иметь. Она ожидала, что он вот-вот положит на свои плечи ее согнутые в коленях ноги и усилит нажим своего лобка на ее клитор. Но, сделав еще несколько ритмичных телодвижений, Макс извлек пенис из лона, сел на кровати, скрестив ноги по-турецки, и изрек;
        - Позволь мне пропустить тебя к финишу первой.
        Кейзия улыбнулась и шире раздвинула ноги. Лепестки ее орхидеи раскрылись, и Макс начал осторожно массировать ее нежный бугорок.
        Кейзия судорожно вздохнула, глядя на него из-под опущенных ресниц, и подумала, что подлинный мастер остается таковым во всем, и даже к сексу он относится как к высокому искусству.
        - Тебе нравится, когда тебя трогают здесь? - спросил он проникновенным голосом. - Я тебя понимаю, мастурбация - это очень тонкое дело! Оно не терпит суеты и спешки! Здесь главное - добиться постепенного нарастания остроты ощущений. А это достигается упорными тренировками!
        Голова Кейзии заметалась по подушке, легкие прикосновения пальцев Макса к головке клитора сводили ее с ума, перед глазами у нее поплыли оранжевые круги. Она была близка к вершине возбуждения, когда Макс стал теребить другой рукой ее разбухшие соски. Он делал это с пугающей, почти механической монотонностью, словно человекоподобный робот, и Кейзию охватил мистический ужас. Она почувствовала, что может кончить в любую секунду. Макс склонился над клитором и легонько поцеловал его. Вздох облегчения вырвался из груди Кейзии, она повела бедрами. Макс стал осторожно усиливать нажим на головку клитора. Кейзия застонала и стала вскрикивать:
        - Ах! Ах! Ах!
        Пристально следя за сменой эмоций на ее лице, Макс довел ее ритмичной мастурбацией до столь мощного оргазма, что Кейзия взвизгнула и затряслась. Макс немедленно согнул ее ноги в коленях и, сжав руками бедра, ввел в лоно член. Стенки влагалища радостно стиснули его. Совершая ритмичные телодвижения, Макс хладнокровно продолжал совокупление, не забывая массировать клитор. Кейзия вскоре потеряла счет оргазмам.
        Но ей хотелось, чтобы он перешел наконец к грубым, примитивным действиям, овладел ею, как дикарь, прямолинейный и бесцеремонный. Она жаждала сильных ударов головкой пениса по сокровенным участкам лона, настоящих сексуальных потрясений. Желая спровоцировать его на это, Кейзия закинула ноги ему на спину и запрыгала на кровати.
        - Спокойнее, я все сделаю сам, - сказал Макс и, вынув пенис из влагалища, надел на него презерватив.
        - Встань на четвереньки, - приказал ей он суровым тоном.
        Кейзию бросило в дрожь, она поняла, что сейчас он наконец-то продемонстрирует, что скрывается за его внешним спокойствием, сорвет покров хладнокровия со своих истинных, глубинных чувств и ввергнет ее в такой экстаз, который она долго будет помнить. Она с готовностью заняла нужную позу и уперлась головой в подушку.
        Прошла секунда, потом другая. По комнате распространился специфический запах пачулей. Кейзия украдкой обернулась и увидела, как Макс выливает из флакона на ладонь масло. Он растер им ее спину, потом - ягодицы и, наконец, ложбину между ними. Тревожные предчувствия Кейзии усилились. Что он замышляет?
        Но Макс не дал ей времени на размышления над этим вопросом - он развел руками ягодицы и засадил ей пенис в анус по самую мошонку. У Кейзии перехватило дух и вывалился наружу язык, в глазах у нее потемнело. Уткнувшись лбом в матрац, она сжала ягодицами фаллос, но это не помешало Максу засадить его ей еще раз. Кейзия зарычала, не в силах выразить словами охватившие ее противоречивые чувства. Макс стал долбить ее с устрашающей силой. Срамные губы Кейзии набухли так, что вывернулись наружу, а клитор вырос до размеров маленького пениса.
        Макс крепко сжал его пальцами и стал массировать. Кейзию сотрясал оргазм, из глаз ее посыпались искры. Член Макса пронзал ее насквозь, толчки его стали быстрыми и свирепыми. Чувствуя себя экзотической бабочкой, беззаботно порхавшей среди цветов удовольствия, пока садист-энтомолог из Америки не напялил ее живьем на булавку, Кейзия взвизгнула и завертела задом. Макс похлопал ее по крутому боку и снисходительно промолвил:
        - Не трепыхайся, крошка! Я понимаю, что с непривычки у тебя болит попка, но это скоро пройдет. Расслабься и наслаждайся!
        Ответом ему стал отчаянный утробный стон.
        Но он не разжалобил деловитого американца, он продолжал внедряться в таинственный темный узкий тоннель. Кейзии казалось, что его бур вот-вот пронзит ее насквозь. Наконец Макс утратил над собой контроль, издал глухой протяжный рык и кончил, задергавшись под истошный вой своей жертвы.
        Кейзия рухнула ничком на кровать. Макс упал на нее сверху, вдавив в матрац своей массой, и она почувствовала, как боль перерастает в райское наслаждение.
        Очнувшись от забытья, она обнаружила, что Макса с ней рядом нет. Ей захотелось окунуться в наполненную до краев ванну и хорошенько вымыться. Ее мутный взгляд скользнул по комнате. Одежда режиссера тоже исчезла, на его подушке лежала записка, в ней говорилось: «Дорогая, мне позвонил Чарльз, убегаю на деловую встречу с ним и с Фарнолом. Дождись меня!»
        Кейзия посмотрела на часы, было уже половина третьего. Она ощущала бодрость и смутное беспокойство, в крови все еще бурлил адреналин, в ушах звучала музыка Хиггинса, перед глазами мелькали черные точки, по лицу расплывался грим. Затем, совершенно внезапно, подъем сменился упадком. Рассудок и тело сковала усталость.
        Кейзия тяжело вздохнула. Разумеется, ей не следовало подниматься после ужина в его апартаменты. Разумнее было поехать в усадьбу и спокойно выспаться. Она ведь понимала, флиртуя с Максом, что закончится все это сексом. Так и случилось, он трахнул ее, но как! Теперь ей трудно будет сидеть целую неделю. Нет, определенно эксперименты с анальным сексом пора заканчивать.
        В заднем проходе саднило сильнее, чем после близости с Джерардом, в лоне полыхал пожар, все его нежные перепонки ныли. Кейзия спустила ноги с кровати на пол и потянулась за махровым халатом Макса. После недолгих поисков ей удалось обнаружить небольшие запасы спиртных напитков. Она налила в бокал джина и тоника и включила телевизор. Беглый просмотр нескольких каналов не принес утешительных результатов: ни учебная передача, ни новости, ни спор юных самоуверенных гениев о сексе, ни старый черно-белый художественный фильм ее не заинтересовали. Кейзия собралась было залезть в ванну, когда внезапно кто-то настойчиво постучался в дверь.
        Решив, что это вернулся Макс, Кейзия с радостной улыбкой открыла ее и обомлела: перед ней стоял, ухмыляясь, Торин. Он тотчас же прижал дверь ногой, чтобы помешать Кейзии захлопнуть ее у него перед носом.
        - Какого черта! - рявкнула она.
        - Разве так встречают старых друзей? - воскликнул он, напирая на нее и дыша ей в лицо перегаром.
        - Я тебя сюда не приглашала, убирайся! - крикнула Кейзия, чувствуя, что он настроен весьма воинственно. Это было заметно по дьявольским огонькам, пляшущим в его пронзительно-синих ирландских глазах, и недоброму оскалу.
        - Ты здесь не хозяйка, так что не командуй! - хрипло возразил Торин. - Это номер Макса Эйбельсона, он наверняка продраил твою задницу своим обрезанным ершиком. Разве не так? Впрочем, я пришел поздравить тебя вовсе не с этим, а с твоим удачным дебютом, Кейзия. Ты была вчера великолепна! Знаешь, я подумал, что нам нужно помириться. Ты так не считаешь?
        - Ты сделал свой выбор, Торин! Теперь твоя подружка - Аманда Кейт. Поэтому уноси отсюда ноги, пока я не позвала на помощь, - ответила Кейзия, дрожа от ярости.
        Она попыталась захлопнуть дверь, но Торин больно сжал ей запястье и, дернув за руку, привлек к себе. Все повторялось - и бурное выяснение отношений, и возня в дверях, и сумбурное примирение. Очевидно, не так-то просто вырвать из своего сердца человека, с которым ты прожила вместе не один месяц, подумала Кейзия.
        Она понимала, что Торин хочет причинить ей боль, продемонстрировать ей свою силу и власть над ней, подчинить ее своей воле. Так было раньше, но теперь, после всего случившегося с ней за время их разлуки, после успешного выступления на сцене, она не собиралась сдаваться без боя.
        - Я уже не та, что прежде, - сказала она. - Я изменилась, Торин. Уходи по-хорошему, прошу тебя! Я вызову полицию!
        - Ой, правда? - пропел он ерническим голоском. - Вот напугала. Только публичного скандала нам сейчас и не хватает. Я слышал, ты переспала со всеми кобелями из этого балагана, именуемого приватным театром. Что с тобой? Тебе понравилось быть общедоступной девкой, Кейзия? Ты вошла в роль грязной, похотливой сучки?
        Говорят, что тебя перетрахали все местные кобели. Это правда?
        - Тебе виднее! Убирайся к своей Аманде и спроси у нее, хорошо ли быть сучкой. Отпусти меня! - вскричала Кейзия.
        Ею овладел страх. Глаза Торина угрожающе сузились, рот исказился в насмешливой ухмылке. Не хватало только, чтобы он расквасил ей нос или поставил фонарь под глазом. Через несколько часов ей нужно снова выйти на сцену!
        - Потаскуха! - воскликнул Торин, напирая на нее всем своим вонючим от пота и перегара телом. - Да как ты посмела сменить замки и выставить мои пожитки за порог? Как ты посмела лишить меня возможности пользоваться автомобилем? Ты не имела на это никакого права! Спуталась с гомосексуалистами…
        - Извини, но я вправе распоряжаться своим имуществом по собственному усмотрению! - возразила Кейзия. - Это мой дом и моя машина! Ты сам виноват во всем, это ты мне изменил! И не смей указывать мне, с кем нужно дружить! Пошел вон отсюда!
        Кейзия старалась внушить себе, что только так и нужно разговаривать с подонками. Торин всегда был мерзавцем и остался им. Как она могла так долго унижаться перед этой сволочью! Как могла она позволить ему подавить ее волю!
        - Сколько мужиков ты соблазнила, дрянь? Отвечай! - злобно прорычал Торин и резко схватил ее за промежность. - Фу, черт! Да ты даже не подмылась! От тебя несет спермой Эйбельсона за милю! Чем он обворожил тебя? Обещал сделать из тебя кинозвезду? За это ты позволила ему оттарабанить тебя во все щели? Ну, говори!
        - Я сама этого хотела, ясно? Ему ничего не требовалось мне обещать! - вскричала Кейзия, впадая в истерику. Все вошло в хорошо накатанную колею, домашний спектакль развивался по старому сценарию. Она очутилась, сама того не желая, в капкане прежних моделей поведения. Как трудно, однако, избавиться от засевших в печенках привычек! Они оба - и она, и Торин вели себя точно так же, как и раньше, когда жили в ее лондонском доме. Видимо, им не дано было разойтись спокойно, как подобает нормальным зрелым людям.
        Торин расхохотался и злобно прошипел:
        - Ну и каков этот чудный еврейский мальчик в постели? Тебе понравился его обрезанный инструмент?
        - Заткнись! - рявкнула Кейзия и, оттолкнув его, плотнее запахнула полы халата. - Уходи, оставь меня наконец в покое. Между нами все кончено, ты ничего не изменишь, даже не пытайся.
        - Ты уверена? Посмотрим! - прорычал Торин и, схватив ее за волосы, привлек к себе и жадно впился в ее рот.
        Кейзия попыталась отпихнуть его, но он крепко ее держал, боль мешала ей бороться с ним. Она все же попробовала вцепиться ногтями в его наглую небритую физиономию. Но он схватил ее за запястье и вывернул ей руку за спину так, что она присела, взвыв от резкой боли. Закусив губу, Кейзия попыталась двинуть ему коленом по яйцам, но он разгадал ее маневр и увернулся, злобно воскликнув:
        - Ах ты дрянь! Ты пожалеешь, если попытаешься повторить этот номер!
        Его хватка была железной, и Кейзия вдруг обмякла, уступив мужской силе. Торин сжал рукой ее ягодицу и привлек к себе. Она почувствовала, что его член уперся ей в лобок. После этого она окончательно размякла и прекратила сопротивление. Влагалище предательски заныло, тело наполнилось предательской похотью. Вопреки логике Кейзия вдруг захотела почувствовать в себе хорошо знакомый мужской орган.
        Промежность ее тотчас же увлажнилась, груди набухли. Почувствовав, что она тает от его поцелуя, Торин просунул ей в рот язык. Она ощутила знакомый вкус его губ, характерный запах тела и совершенно сомлела. Торин потащил ее к кровати и, подхватив под коленками, повалил на матрац.
        Обезумев от выпитого виски, ревности и вожделения, он был преисполнен решимости немедленно взять реванш и доказать Кейзии, что все еще властвует над ней. Он расстегнул ширинку и, взгромоздившись на Кейзию, с чудовищной силой вогнал ей в лоно свой дымящийся причиндал, твердый, как камень. Стенки влагалища стиснули его, и Торин вспотел, сообразив, что теперь он уже не хозяин положения, а неосмотрительный голодный зверь, попавшийся в капкан хитрого ловца.
        Он попытался вытянуть свой инструмент из ее тисков, чтобы вновь вогнать его в тесное отверстие. Однако Кейзия, поняв свое превосходство над ним, так сильно сжала член стенками влагалища, что он застрял и начал раздуваться. Кейзия испытала чувство, очень сходное с самодовольством. Она взглянула в его глаза и увидела, что он все понял, но ничего не может с этим поделать. Выждав, пока он смирился со своим поражением, Кейзия резко подалась лобком вперед и вверх, прижимаясь клитором к основанию члена. Торин взревел, как раненый хищник. В воображении Кейзии возникла фантастическая картина - застрявший в пасти свирепой зубастой вагины фаллос, тщетно пытающийся освободиться. Кейзия начала ритмично сжимать и разжимать стенки влагалища, слегка двигая тазом, выдаивая из Торина мужскую силу и сперму, высасывая его жизненные соки. Наконец пенис задрожал. Торин вскрикнул и задергался в исступленном оргазме, выплеснув в лоно Кейзии всю свою энергию.
        Получив свое, она столкнула его и, раздвинув ноги, принялась самозабвенно тереть пальцем свой голодный клитор, как делала это прежде. Оргазм не заставил ее долго ждать, он пронзил все ее тело ослепительным светом чистой радости и наполнил его блаженством. Все вернулось на круги своя.
        Торин все еще лежал на кровати, прикрыв рукой глаза, с вывалившимся из ширинки обмякшим пенисом. Кейзия порывисто села, запахнула полы халата Макса и ледяным голосом произнесла:
        - А теперь убирайся! И больше не огорчай меня, иначе тебе точно несдобровать!

        Глава 11

        Критики были единодушны в своем восхвалении нового шоу. Ежедневная газета
«Гардиан» советовала всем поклонникам Мельпомены отказаться от просмотра очередного куска любимого «мыльного сериала» ради «Синей Бороды», с Ричардом Сьюдли в роли восхитительного злодея. «Дейли телеграф» рекомендовала всем театралам продать родную бабушку и купить билет на новый спектакль, способный соперничать даже с «Кошками». Критик утверждал, что пропустить представление с участием восходящей звезды Кейзии Линдон - это позор и преступление. А «Ивнинг стандарт» на все лады пела «Синей Бороде» дифирамбы, называя это представление незабываемым и потрясающим.
        Вернувшись в усадьбу, Кейзия обнаружила в своей комнате Саймона, просматривающего утренние газеты с рецензиями о вчерашнем спектакле.
        - Ну и как тебе все это нравится, милочка? - воскликнул он. - Мы с Карлом ночевали здесь. Джерард нам это позволил.
        - Все нормально, - сказала Кейзия, швырнув сумочку на кровать, и взглянула в зеркало. Новое платье уже не казалось ей таким шикарным, как накануне. Вид у нее самой был изрядно потасканный и оставлял желать лучшего.
        Макса она так и не дождалась, позавтракала и на такси поехала в усадьбу. С Торином наконец-то все было навсегда кончено. Кейзия прочитала о себе в газетах хвалебные отзывы, выпила кофе и пошла принимать душ, преисполненная веры в свои возможности и решимости жить отныне осмотрительно.

        С каждым новым спектаклем слава «Синей Бороды» росла, привлекая в частный театр в усадьбе «Рейвенхерст» все новых и новых зрителей. Актеры блистали своим мастерством и талантом, обеспечивая представлению стабильный финансовый успех. Деревушка Горскомб стала популярной среди туристов, их приток побил все рекорды. Магда и Джонти уже видели себя в Голливуде, их восторгу не было границ. Они по-прежнему предавались извращенным утехам в пыточной камере, но даже кнут, регулярно опускавшийся на бедра Джонти, не мог отбить у него охоту пофантазировать о грядущем розовом будущем.
        - Публика валит к нам валом, наш тихий уголок превратился в престижный курорт! - мечтательным голосом воскликнул он, лежа голым на грубой скамье для пыток лицом вниз.
        - Молчать, жалкий раб! - вскричала Магда и огрела его кнутом по заднице. - Я не разрешала тебе открывать рот!
        - Прости, госпожа! - дернувшись от пронзившей его тело сладостной боли, произнес заискивающим голосом Джонти.
        - Прощаю, но в последний раз! - важно сказала Магда, расхаживая по камере в своем черном кожаном наряде с вырезами для грудей и прорехой в промежности, из которой выглядывали ее розовые срамные губы.
        Пальцы ее рук были унизаны перстнями с драгоценными камнями.
        - Благодарю тебя, моя богиня! - пробормотал Джонти. Капюшон, надетый на его голову, приглушал звук его голоса.
        - Мы напали на золотую жилу, - рассуждала вслух Магда, машинально постукивая кнутовищем по его плечам и лопаткам. Вся спина бедняги покрылась вздувшимися красными полосами. Не лучше выглядели и ягодицы, исполосованные кнутом. - Пожалуй, я останусь в Голливуде, если мы туда переберемся, - добавила она, прикидывая, по какому месту лучше огреть партнера.
        - Сплюнь, а то сглазишь! - заметил он, чем вызвал у нее бурю гнева.
        - Молчать, негодник! - Она взмахнула рукой и смачно ударила Джонти кнутом чуть повыше ягодиц. Он удовлетворенно зарычал, испытывая неописуемое наслаждение. - Разумеется, мы туда поедем! Джерард подписал с Максом договор! Кейзия их обоих очаровала. У нее светлая голова! Я ею горжусь. Она посетовала, что ей трудно иметь дело с американцем, потому что он предпочитает трахать ее в зад. Впрочем, и Джерард, насколько мне известно, этим грешит. Я показала ей, как растянуть анус с помощью фаллоимитаторов разной длины и толщины. Она усердно тренируется, чтобы не огорчить своих покровителей. Им ведь нужно иногда расслабляться после работы, верно?
        - Ты, как всегда, проницательна и права, богиня! Не могла бы ты снизойти до того, чтобы позволить и мне снять стресс?
        - Жалкий червяк! - рявкнула Магда. - Да как ты посмел просить меня об этом! Сначала докажи мне свою преданность, а там посмотрим, как с тобой поступить!
        - Ради тебя я готов на все, богиня!
        - Сейчас мы это проверим, - сказала Магда. - Эй, Ленка! Помоги-ка мне перевернуть этого раба лицом вверх.
        Отвязав Джонти от скамьи, женщины положили его на спину. Ленка стала охаживать его кнутом, а Магда села промежностью на его голову, так чтобы губами и языком он мог ублажать ее клитор и волшебную темную расселину. Вскоре пыточная камера наполнилась сладострастными стонами и криками.

        - Они умеют отдыхать, - одобрительно сказал Джерард, наблюдая вместе с Кейзией в своей потайной комнате забавы коллег. - Магда и Джонти - мои надежные помощники. Без них я не смог бы осуществить этот грандиозный проект. И я не забываю отдавать им должное при любом удобном случае.
        Кейзия взглянула на экран монитора и вздрогнула: бедра Магды чувственно дрожали, на ее лице читалось блаженство. Джонти усердно удовлетворял все ее прихоти. Глядя на них, Кейзия тоже захотела поласкать свои половые органы. Проницательный Джерард угадал ее желание и, положив ладонь на преддверие ее лона, начал его поглаживать, приговаривая.
        - Какая ты нежная на ощупь. И все же будет лучше, если я побрею твои прелести. Сними трусики и ляг на кровать!
        Она молча подчинилась, ощущая приятное волнение от звука его голоса. В последнее время подчинение доставляло ей все больше удовольствия. Командные нотки в мужском голосе бросали ее в сладостную дрожь. Вот и сейчас по спине ее побежали мурашки. Она легла на кровать, и Джерард принялся ласкать ей груди. Горячая волна растеклась по животу и бедрам. Клитор начал набухать, нежные половые губы увлажнились.
        Станет ли Джерард привязывать ее за щиколотки и запястья к стойкам кровати? Завяжет ли шарфом ей глаза? Будет ли он ее хлестать плеткой? От этих догадок Кейзия еще больше возбудилась Ей не терпелось поскорее почувствовать в себе его твердый толстый член, испытать оргазм, совокупившись с этим таинственным мужчиной, чьи желания она так и не научилась угадывать, предпочитая покорно подчиняться его указаниям.
        Джерард вновь преподнес ей сюрприз: он принес из ванной фаянсовый таз, подсунул под зад Кейзии полотенце и взял со столика опасную бритву. Она похолодела.
        - Что ты собрался со мной сделать? Перерезать мне горло?
        - Не бойся, я умею с ней обращаться. Меня обучил этому мой парикмахер. Только опасной бритвой можно гладко выбрить кожу. Твоя милая сокровищница удовольствий станет похожа на попку младенца. Расслабься и доверься мне!
        Кейзия вытянулась на кровати и закрыла глаза, не в силах смотреть на сверкающее в его руке острейшее лезвие. Он велел ей раздвинуть пошире ноги и держать себя покрепче руками за бедра. Кейзия так и сделала, согнув ноги в коленях. Прохладный воздух приятно ласкал ее горячую промежность. Клитор нервно подрагивал, с опаской выглядывая из срамных губ, волоски на лобке шевелились, словно бы предчувствуя свою печальную участь.
        Джерард смочил лобок и намылил его с помощью кисти. Затем он осторожно сжал одной рукой наружные половые губы, и Кейзия услышала, как бритва выскребает волосы с лобка. Палец Джерарда давил на клитор, Кейзии с большим трудом удавалось лежать не шевелясь. Ощущение острого лезвия в опасной близости от ее нежного, чувствительного бугорка обостряло ее желание отдаться Джерарду, почувствовать в себе не только его пальцы, но и нечто более существенное. Пока же в любой момент он мог порезать ее бритвой. От этих мыслей у Кейзии закружилась голова, стенки лона сжались, ягодицы напряглись. Стараясь не шевелиться, она открыла глаза и увидела, что Джерард аккуратно продолжает выбривать ее промежность. Лицо его при этом оставалось суровым и бесстрастным, но бугор на ширинке выдавал его истинные чувства. С каждой секундой член и мошонка все отчетливее вырисовывались под светло-голубой джинсовой тканью.
        Он выпрямился и, подойдя к столику, на котором стоял фарфоровый тазик, наполненный водой, сполоснул бритву. Гладко выбритый лобок стал белым и холодным, а вся промежность выглядела беззащитной. Джерард подошел к ней и, наклонившись, стал осторожно выбривать срамные губы.
        - Готово! - наконец воскликнул он и облегченно вздохнул. - Хочешь взглянуть? - Он взял со столика зеркальце и поднес его к низу живота Кейзии.
        Кожа промежности стала нежно-розовой и удивительно свежей, темная расселина - еще более привлекательной в своей бесстыдной наготе. Кейзия не удержалась и просунула в отверстие средний палец. Клитор сразу же стал увеличиваться и подрагивать.
        Джерард зачерпнул пальцем из баночки какого-то пахучего крема и обильно смазал им всю выбритую поверхность тела. Снадобье охлаждало кожу, но возбуждало сексуальные желания. Пронизанная непривычными ощущениями, Кейзия ахнула и повела бедрами. В клиторе возникло томление. Она стала тереть его, закрыв глаза, и вскоре достигла оргазма, забыв, что за ней наблюдает Джерард. Очнувшись, она обнаружила, что он пристально смотрит ей в глаза, а из расстегнутой ширинки торчит здоровенная змея с головой кобры. Кейзия отчаянно заморгала, отгоняя жуткое видение, и, когда окончательно пришла в себя, сообразила, что это огромный пенис Джерарда нацелился на ее влагалище своим единственным глазом.
        Ни слова не говоря, Джерард приблизился и, взяв руками ее под ягодицы, вогнал член во влагалище. Лицо его оставалось бесстрастным, взгляд - бессмысленным. Он с отрешенным видом оттарабанил Кейзию, кончил, обтер свой инструмент полотенцем и, убрав его в ширинку, застегнул молнию. Все это произошло настолько быстро, что Кейзия не могла вспомнить, кончила ли во время соития она сама. Ее поразило, что Джерард овладел ею самым банальным образом, без всяких ухищрений. Она встала, довольная, что угодила ему, и, слегка покачиваясь, оделась.
        - Увидимся завтра, - ровным голосом сказал Джерард, словно бы между ними ничего не произошло, и включил стереосистему. Комната наполнилась звуками «Патетической симфонии» Чайковского. - Сегодня у меня много работы. До свидания!
        Кейзия покинула комнату, вполне удовлетворенная сложившимися между ними отношениями. Джерард остался ее господином, следовательно, во время их следующего рандеву он непременно воспользуется и кнутом, и наручниками. Кейзия просияла, представив себе, какое ее ожидает удовольствие, и ускорила шаг. У нее тоже было много важных дел.

        Поставив вытянутую поднятую ногу ступней на поручень, Кейзия грациозно нагнулась вперед, вытягивая при этом руки и машинально поглядывая в огромное зеркало, занимающее почти всю стену балетной студии.
        Остальные актеры закончили обязательные утренние занятия в танцевальном классе, но она задержалась, не удовлетворенная проделанной работой. Антон говорил, что у нее все прекрасно получается, Сьювелл тоже рекомендовал не слишком усердствовать и не волноваться понапрасну. Но Кейзии хотелось достичь совершенства.
        Представления в приватном театре усадьбы «Рейвенхерст» близились к завершению, в субботу должно было состояться последнее шоу. После этого вся труппа и рабочие сцены отправлялись в Лондон, на гастроли. Даже Джефф решил принять в них участие, уступив требованию Викки. Театральная общественность столицы с нетерпением ожидала прибытия прославленного творческого коллектива.
        Пот тек с Кейзии градом, повязка на голове и трико промокли насквозь, все ее мышцы ныли. Она почувствовала приятную усталость и решила, что на сегодня хватит, теперь можно расслабиться и принять душ.
        Дверь студии распахнулась, вошел Ричард, одетый в спортивные штаны, кроссовки и свитер. Через плечо его было переброшено полотенце.
        - Я так и думал, что ты здесь! - обрадованно воскликнул он. - Никак не угомонишься? Смотри не переутомись!
        - Ты ведь знаешь, что нам предстоят ответственные Гастроли в Лондоне! - вяло возразила она. - Я хочу быть в полной боевой готовности.
        - Мы покорим Лондон, вот увидишь, малышка! - Воскликнул Ричард и, подойдя к ней, чмокнул в щеку. - Тебе не помешает принять душ, девочка! И мне, впрочем, тоже.
        Они вышли в раздевалку, и он быстро разделся и швырнул на скамейку свою влажную одежду. Его мускулистое загорелое тело блестело, притягивая к себе взгляд Кейзии. Сердце ее заколотилось, она протянула руку и погладила его волосатую мощную грудь. Он улыбнулся и лениво потянулся, став похожим на большого сытого кота. Кейзия судорожно вздохнула и, закусив губу, присела на скамейку и тоже стала снимать с себя одежду. Плитка холодила ступни, разгоряченные тренировкой. Кейзия сняла повязку, и волосы рассыпались по ее покатым плечам. Она убрала со лба влажную прядь и взглянула на застывшего напротив нее Ричарда. Его член наливался мужской силой, взгляд был устремлен на ее лишенную растительности промежность.
        Она смущенно улыбнулась и потупилась.
        - Кто тебя побрил? - спросил Ричард.
        - Джерард, - ответила Кейзия. - Немного смешно, правда?
        Она ласково погладила лобок, поросший колючими короткими волосиками, не заметными издали.
        - Мне нравится! - Ричард приблизился и сжал ее промежность рукой. - Очень приятно!
        Она замерла, позволяя ему удовлетворить ее пальцами. Он потер ей клитор и порывисто привлек к себе. Она не сопротивлялась, истосковавшись по его ласкам. Головка члена уткнулась в ее пупок. Кейзия затрепетала, охваченная внутренним жаром. По ногам ее потек густой ароматный сок. Соски отвердели.
        - Мы, кажется, хотели помыться, - пролепетала она.
        - Ты права! - согласился Ричард и, взяв ее за руку, повел в душевую кабинку.
        Едва тугие теплые струи обрушились на их головы, как их тела сразу же расслабились, напряжение спало. Ричард намылил Кейзию с головы до ног и начал тереть ее губкой. Она блаженно улыбалась, закрыв глаза. Вдруг его рука сжала низ ее живота. От неожиданности она завизжала. Ричард начал тереть клитор и, обняв ее за плечи, страстно целовать в губы. Кабинка наполнилась густым паром и запахами их тел, смешанными с ароматом шампуня. Оторвавшись от Кейзии, Ричард прохрипел:
        - Я безумно по тебе соскучился.
        - Как ты можешь говорить такое, когда мы каждый вечер встречаемся на сцене? - возразила Кейзия, делая вид, что не понимает, к чему он клонит.
        - Не притворяйся, ты все прекрасно понимаешь! - воскликнул Ричард и, подхватив ее своими сильными руками под мышками, усадил на свой стальной пенис.
        - Сильнее, Ричард! - вскрикнула она, ощущая головку в самой глубине лона. - Не жалей меня! Вот так, вот так!
        Он стал безжалостно насаживать ее на фаллос, словно тряпичную куклу, заставляя ее стонать и визжать.
        - Ты надолго это запомнишь! - приговаривал при этом он.
        В этом положении Кейзия не могла кончить, но это было не важно. Главное, она доставляла удовольствие партнеру по сцене. О своем удовлетворении ей не нужно было беспокоиться. Ричард снова и снова вгонял в ее лоно пенис, рыча и мотая головой, как разъяренный зверь. Наконец он закинул голову и, дико вскрикнув, кончил. Отдышавшись, он поставил Кейзию на плиточный пол и, вытянув из нее член, недовольно сказал:
        - А ты не кончила!
        - Ну и что? - спросила Кейзия.
        - Обещаю удовлетворить тебя в следующий раз, - сказал Ричард и поцеловал ее в губы. - Пошли на пляж!
        - А когда мы встретимся наедине в следующий раз? - спросила Кейзия, хитро прищурившись.
        - Разве это так важно? Ты ведь никуда от меня не денешься, Кейзия Линдон! - ответил Ричард и стал вытираться полотенцем.

        - Знаешь, Викки, Ричард, конечно, хороший парень и предан мне, но я не уверена, что он именно тот мужчина, который мне нужен! - сказала Кейзия, когда они с подругой пили чай на кухне в ее лондонском доме.
        - Ах, как я тебя понимаю, моя дорогая! Девушке так трудно сделать окончательный выбор! - сказала Викки, ерзая на табурете. - У меня точно такая же история с Джеффом. Не знаю, выходить за него или нет.
        - Но ведь потом можно будет и развестись, - сказала Кейзия, рассматривая свою фотографию на обложке журнала.
        - Фу, как это гадко! И хлопотно! Я рада, что мои родители все еще вместе! - воскликнула Викки.
        - А мои давно живут порознь, в детстве я очень переживала из-за этого, - сказала Кейзия. Она вздохнула и налила себе еще чаю из чайника. - Теперь меня называют звездой, но я пока себя ею не чувствую. Может быть, это ощущение придет ко мне позже, когда я снимусь в художественном фильме. Все-таки хорошо быть богатой, верно! Я уже купила себе новую машину. Разве я не заслужила толику счастья после стольких лет тяжелого труда и лишений? Мне хочется не задумываясь сорить деньгами. Правда, говорят, что это грех.
        Викки расхохоталась и сладко потянулась.
        - А мне нравится грешить! - сказала она. - Раз начав, я уже не в силах остановиться. Кстати, Макс дал мне роль в своем фильме. Здорово, правда? А Джефф присмотрел квартирку в Хампстеде и собирается внести за нее первый взнос. Может, все-таки выйти за него замуж?
        - Если ты все еще сомневаешься, лучше поживи пока здесь, - сказала Кейзия.
        Зазвонил телефон, она сняла трубку. Звонил Чарльз, он пригласил ее на деловой обед. Они договорились встретиться в час дня в его офисе.
        Закончив разговор, Кейзия самодовольно улыбнулась.
        Чарльз, несомненно, любил ее и собирался предложить ей руку и сердце. Но были и другие варианты, например, Макс.
        Вскоре и он позвонил ей и предложил поужинать с ним вечером. Кейзия ответила, что сегодня она занята, но с удовольствием встретится с ним завтра. На том и порешили.
        Положив трубку, она подперла кулаками подбородок и задумалась. На ком же из этих двоих лучше остановить свой выбор? Впрочем, зачем спешить, решила она и улыбнулась. Весь мир теперь лежал у ее ног, все искали ее дружбы. И даже Торин время от времени ей позванивал. Но она определенно не созрела для семейной жизни. Теперь ее больше волновало другое - успех у зрителей и артистическая карьера.
        Она надела свое лучшее платье, взглянула на себя в зеркало и, подхватив сумочку со столика, уверенной походкой отправилась на деловую встречу со своим импресарио.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к