Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Делайл Анна: " В Твоей Власти " - читать онлайн

Сохранить .
В твоей власти Анна Делайл

        # Король Яков IV намерен любой ценой водворить мир в Шотландии - и лучшим выходом ему кажутся браки между английской и шотландской знатью.
        Для Великобритании это означает мир и спокойствие, а для прелестной английской аристократки Клементины… ужасную судьбу - ведь ей придется стать женой «дикого горца» Джейми Камерона!
        Клементина страшится и ненавидит своего супруга-незнакомца. Однако проходят дни, недели, и юная красавица попадает во власть его мужского очарования, а в сердце ее зарождается пылкая любовь.

        Анна Делайл
        В твоей власти

        Глава 1

        Лохабер, Шотландия, 1606 год
        - Нет, парень. Ты не можешь сейчас взять и уйти. Это будет нехорошо. Ты должен, по крайней мере, поприветствовать ее.
        - Почему? - Джейми Камерон сердито пнул сапогом тлеющее на краю камина полено. Дремлющая рядом собака подняла голову и настороженно посмотрела на хозяина.
        Двоюродный брат Джейми Алекс пожал плечами:
        - Впрочем, поступай как хочешь. Никто лучше меня не знает, что спорить с тобой бесполезно.
        В ответ Джейми перевел мрачный взгляд с языков пламени на лицо кузена.
        - Не испытывай мое терпение, Алекс. Ты же знаешь, как я взбешен. В любом случае, - с горечью добавил Джейми, - по нашим обычаям жених не должен видеть невесту до свадебной церемонии.
        - Об этом я ничего не знаю, - признался Алекс, - но как посмотрит на это семья невесты? Если, конечно, они сопровождают ее. Не сомневаюсь, что в первую очередь они захотят встретиться с тобой.
        - Почему меня должно это заботить? - резко ответил Джейми. - Мне было приказано жениться на девушке. И никто не упоминал, что я обязан развлекать всю ее семью. - Круто повернувшись, он подошел к окну и застыл перед ним.
        Джейми был высоким, мощным мужчиной, сущим богатырем, и с детства отличался вспыльчивым характером. Видя, как тяжело кузену взять себя в руки, Алекс в который раз убеждался в необузданности его нрава - недаром члены клана последние несколько недель ходят на цыпочках вокруг своего молодого предводителя. С момента возвращения Джейми из Лондона, от королевского двора, который он презирал даже в лучшие времена, Джейми находился в ярости: король Яков предъявил ему ультиматум - жениться на англичанке.
        Алекс отлично знал все оттенки настроений своего кузена, но редко видывал Джейми в таком опасном состоянии. Они были одногодками - родились с разрывом в несколько месяцев - и большую часть своей жизни провели здесь, в горной Шотландии, в замке Гленахен. Никто не знал Джейми Камерона лучше, чем Алекс, и теперь Алекс страшился, что бурный характер Джейми возобладает над его здравым смыслом и ввергнет шотландцев и англичан в войну. Видит Бог, Алексу вовсе не хотелось, чтобы англичанка стала хозяйкой в Гленахене, и ему было ненавистно смотреть, как гордый Джейми вынужден покориться прихоти другого человека, хоть бы и короля. Но слишком многое было поставлено на карту.
        - Джейми? - Алекс подошел к кузену и положил руку ему на плечо. - Джейми, о чем ты думаешь?
        Джейми резко обернулся и вперил в лицо брата гневный взгляд. Однако, увидев тревогу в его глазах, смягчился.
        - Ох, да не тревожься ты, Алекс. Не такой уж я дурак. - Джейми запустил пальцы в волосы. - Я смирился со своей женитьбой и не прогоню невесту прочь. Я знаю, что король вполне способен исполнить свои угрозы. Конечно, ему бы доставило огромное удовольствие, если бы он смог лишить меня моих земель. Но ты же знаешь, что этим я никогда не стану рисковать, потому что пострадаю не один. Я не смогу жить с сознанием того, что из-за меня весь клан оказался выброшенным из домов. Я никогда не поставлю преданных мне людей под удар.
        - Да, я это знаю.
        - Тогда верь мне и будь спокоен.
        - Ладно. - Алекс еще раз всмотрелся в лицо кузена. Огонь, пылавший в его темных глазах, несколько ослаб, но рот все еще был сжат в тонкую жесткую линию. Оба брата понимали, что угрозы короля Якова нельзя игнорировать. Король уже не раз доказал, что без промедления наказывает тех, кто не подчиняется его приказам. Так было, когда он направил войска подавить мятежные пограничные кланы Джорджа, графа Данбарского. Одно это привело к тому, что на виселицу попали больше сотни человек. То, что казненные в большинстве своем были воры и разбойники, не оправдывало в глазах шотландцев их убийства. Потому что так вели себя жители Пограничья в отношении друг друга на протяжении столетий. Таков был здешний порядок вещей. Но король Яков показал им этой бойней, что с ним шутки плохи, неисполнения своих приказов он не потерпит.
        - Неужели король искренне верит, что теснее сплотит два свои владения, соединив наши семьи браком? - помолчав минуту, спросил Алекс.
        Джейми пожал плечами:
        - Кто знает. Это давняя практика, и не только в этой стране. Однако я думаю, что на меня его выбор пал не случайно. Ты ведь знаешь, что отец едва скрывал свою неприязнь к королю. Несомненно, Якову доставляет большое удовольствие показать свою власть над нашим кланом. А еще большее удовольствие он получит, если сможет разорить наш клан. Ты знаешь не хуже меня, что Яков регулярно обкладывает большим налогом своих подданных для поддержания роскошного образа жизни. Наш король - расточитель самого худшего толка, хотя и не глупец. Его изобретательность в планах пополнения пустой казны не знает границ.
        Никогда не стали бы эти двое высказывать где-либо в другом месте свое мнение о правящем монархе, но доверие братьев друг к другу было абсолютным. И хотя Камероны были давними и верными сторонниками Стюартов, ни Джейми, ни Алекс не питали особого уважения к королю Якову, находящемуся сейчас у власти. Но как сын шотландской королевы Марии Стюарт, в свое время горячо любимой горцами, он мог полагаться на их преданность.
        Алекс видел, что Джейми по-прежнему в гневе, и попытался его отвлечь.
        - А вдруг ты будешь приятно удивлен? Вдруг невеста тебе понравится?
        - Сомневаюсь, - пробурчал Джейми. - Балованная испорченная английская девчонка? И наверняка такая же развратная, как придворные особы. Наш король не стал бы терпеть при дворе ее дядю, если бы тот не разделял его извращенные, похотливые наклонности. Я слышал, что Генри Грей сейчас ближе всех к Якову. И потом, что может знать и понимать эта неженка о жизни здесь? Я поражен, что ее семья вообще согласилась на этот брак.
        - А я нет. Ты завидный жених, Джейми. И сам это знаешь. Разве мало пытались завлечь тебя в брачные сети? - улыбнулся Алекс. - Эта женитьба огорчит многих незамужних девиц.
        Хотя от Джейми ждали, что он со временем женится и родит наследника, но все, от самой последней посудомойки в замке Гленахен до ближайших родственников, пришли в ужас, узнав, что король Яков устроил брак их лэрда с англичанкой. В этих краях даже жителей равнинной Шотландии считали иностранцами, а уж тех, из-за рубежа… Те были не просто иностранцами, а заклятыми врагами! Несмотря на заявление короля Якова, что отныне нет нужды в границе между двумя его владениями, ненависть и подозрительность продолжали жить, и не слабели. Вражда между шотландцами и англичанами длилась веками, память об обидах и мщении укоренилась глубоко. Так что навязанная горцам в хозяйки англичанка заранее вызывала горькую досаду и неприязнь.
        Джейми знал об этом, и тем тяжелее ему было осознавать, что он попал в капкан. Пренебречь прямым приказом короля было немыслимо: слишком высокую цену пришлось бы заплатить его клану. А потому Джейми вынужден был забыть о гордости и согласиться взять в жены навязанную Яковом девушку, девицу вроде бы безупречного происхождения и воспитания, племянницу сэра Генри Грэя, интимного друга короля. И сегодня состоится их свадьба.
        Злость и досада, нараставшие все последние недели, сегодня достигли пика, потому что всякая надежда на избавление от этой напасти окончательно растаяла.
        Однако будь он проклят, если станет сидеть весь день на месте, покорно дожидаясь прибытия гостей-англичан, дабы их приветствовать! Есть много других приятных занятий, которыми легко заполнить досуг.
        Вглядываясь в сгущающийся за окнами туман, Джейми сознавал, что если в такую погоду поскачет прочь из замка, многие сочтут его безумцем. Но ведь он отлично знает все вокруг. Это его земля, и он может пройти и проехать по ней с завязанными глазами.
        - Алекс, я уезжаю, - объявил Джейми решительно и в два длинных шага был у двери. На пороге он обернулся и успокоил верного кузена: - Не волнуйся. Я вернусь вовремя. - И исчез за дверью, оставив огорченного и встревоженного Алекса одного.

        Глава 2

        Наконец из-за густого тумана они увидели сланцево-серые стены замка Гленахен. Он оказался всего в нескольких ярдах. Клементина растерянно всматривалась в мощную крепость, высившуюся перед ней, и думала, согревают ли когда-нибудь солнечные лучи эти серые камни. Сейчас об этом было трудно составить какое-либо мнение - она еще слишком мало видела.
        Наконец всадники въехали через арку входа в мощенный камнем внутренний двор замка. Предводитель эскорта быстро спешился и подошел к Клементине. Бесконечно признательная за помощь, Клементина позволила ему поддержать себя при спуске с седла.
        - Благодарю вас, сэр, - улыбнулась она мужчине, когда тот осторожно поставил ее на землю.

«Если все обитатели этого замка такие же, как Хью Камерон, возможно, жизнь здесь окажется не слишком трудной», - подумала Клементина. Хью держался непринужденно и доброжелательно, манеры его были приятны, а выговор не очень отличался от ее собственного. Рейчел была не права, когда пугала ее, что в этой стране говорят на чужом языке. Клементина мысленно поблагодарила судьбу уже за это.
        Впрочем, особенно разглядывать окружающих и обстановку времени не было - Хью предложил Клементине руку и сразу повел вверх по широким ступеням сквозь арку двери, украшенную резной гирляндой дубовых листьев - древней эмблемой клана Камеронов.
        Оказавшись внутри, Клементина с нарастающим уважением огляделась. Зал, в котором она стояла, с высоким сводчатым потолком из мощных балок и широкой нависающей галереей на каменных арках, казался просто огромным. Стены были украшены старинным оружием и гобеленами, а из середины зала брала начало широкая каменная лестница. Клементине, привыкшей к современной обстановке ее родного Нортамбертон-Парка, все это показалось каким-то средневековьем.
        Несмотря на огромный камин, в котором полыхали поленья, в зале было холодно, и Клементина посильнее запахнула на груди подбитый мехом плащ.
        - Полагаю, вам следует пока остаться здесь, а я извещу остальных о вашем прибытии, - произнес Хью, проводив Клементину в комнату, соседствующую с холлом.
        Тут было намного уютнее. Перед большим камином, в котором весело горел приветливый огонь, стояли кресла с пышными подушками. Тяжелые занавески на окнах были плотно задернуты, не пуская внутрь промозглую непогоду.
        Хью помог Клементине избавиться от плаща и раскинул его на спинке кресла для просушки.
        - Вам будет удобно подождать здесь несколько минут? - спросил он с искренней заботой во взгляде.
        - Да, благодарю вас. Н-но как насчет Бесси? Кто-нибудь позаботится о ней?
        - Да. Она наверняка уже на кухне и греется у очага. Ее, должно быть, уже кормят.
        Клементина кивнула. Ей о многом хотелось бы расспросить этого человека, Хью Камерона, двоюродного брата ее нареченного. Он доброжелательно обращался с ней во время их долгого путешествия на север, но природная замкнутость и нарастающее волнение помешали Клементине заговорить. Поэтому она снова молча задумалась, как давно привыкла. Последние десять лет, которые она провела под опекой брата ее отца, сэра Генри Грэя, и его жены Маргарет, приучили Клементину сдерживать и скрывать свои чувства, молчать, когда язык жгло от желания высказаться. Это качество ей очень пригодится и теперь, если ее будущий муж захочет от нее кротости и послушания. Чего именно ждет от нее этот Джейми Камерон, Клементина не знала, но тревожное предчувствие подсказывало ей, что он будет ею разочарован. Она сознавала, что не обладает роскошной фигурой, которая нынче в моде, и в свои девятнадцать лет уже утратила надежду стать выше ростом. Она считала себя маленькой худышкой. Это мнение утвердилось в ней благодаря постоянным замечаниям и насмешкам Маргарет Грэй и ее младшей дочери Рейчел.
        По правде говоря, суждение это было излишне жестоким: Клементина, несмотря на небольшой рост и хрупкую фигуру, вовсе не была худой, а природным грации и женственности ее гибкого юного тела позавидовали бы многие женщины.
        Впрочем, больше всего Клементину тревожила ее привычка заикаться, особенно проявлявшаяся, когда она смущалась. Клементина очень боялась, что этот недостаток вызовет у мужа отвращение. Открытое презрение Рейчел к ее выговору и едва сдерживаемое нетерпение тети Маргарет сильно подорвали уверенность Клементины в себе и лишь усиливали заикание. Больше всего она боялась разговаривать с людьми, нагонявшими на нее страх. Вдруг этот Джейми Камерон, встретившись наконец с ней, почувствует такое разочарование, что тут же отошлет ее обратно в Нортамбертон? Как вынесет она такое унижение? Клементина боялась даже думать об этом. Несомненно, в этом грехе обвинят ее. Ее позор будет полным и непростительным.
        Клементина всегда не любила и боялась тетю Маргарет. Она давно мечтала как-то убежать от этих родственников, но теперь, в двухстах милях от Нортамбертон-Парка, ее радость от разлуки с Грэями перерастала в настороженность и страх. Может быть, она сменила одного тирана на другого? Она же почти ничего не знает о Шотландии. До нее доходили лишь какие-то обрывки сведений, источником которых была в основном жизнерадостная и дерзкая служанка Молли Гримшо. По словам Молли, шотландцы были не слишком цивилизованной нацией и до сих пор жили примитивно, как дикари. Особенно это касалось горцев. Впрочем, Клементина не очень доверяла утверждениям Молли, ведь сам король был шотландцем. А матушка короля, несчастная королева Мария, казненная в год рождения Клементины… О ней вообще говорили как о женщине утонченной и образованной.
        Оставшись одна, Клементина чувствовала себя слишком напряженно, чтобы просто сидеть, и встала у камина, пытаясь согреться. Платье ее отсырело и было забрызгано дорожной грязью, густые золотистые волосы растрепались. Клементина постаралась торопливо привести себя в порядок, хотя без зеркала это было трудно, и напряженно ждала кого-нибудь. Но долго никто не шел. Услышав наконец приближавшиеся шаги, Клементина вскинула голову и попыталась придать лицу выражение спокойствия и достоинства. Руки она крепко стиснула, чтобы их дрожь не выдала истинное состояние ее чувств.
        Дверь отворилась, и на пороге появилась плотная матрона средних лет, одетая в черное с головы до ног. Волосы ее были забраны под чепец, так что ни волоска не выбивалось. Вид у женщины был суровый, но едва она приблизилась к Клементине, выражение ее лица смягчилось.
        - Добрый день, миледи. Я мистрис Керр, домоправительница здесь, в Гленахене.
        - Я очень р-рада с вами познакомиться. Я-а Клементина Грэй, - заикаясь, проговорила Клементина, сердясь на себя за то, что так и не сумела побороть волнение. В конце концов, это была всего лишь домоправительница. Почему же она испытывала такой страх?
        - Знаю, знаю. И вы, должно быть, измучены дорогой?
        - Я немного устала, - призналась Клементина.
        Женщина говорила с сильным шотландским акцентом, непривычным Клементине, но девушка обнаружила, что понимает ее лучше, чем многих встреченных ею после пересечения границы с Шотландией.
        - Пойдемте, я провожу вас в вашу комнату. Вам нужно поскорее скинуть эту мокрую одежду.
        - Спасибо. Мне бы очень этого хотелось, - благодарно пролепетала Клементина.
        Мистрис Керр взяла в охапку ее мокрый плащ и жестом пригласила Клементину к выходу из комнаты.
        - Тут недалеко. Этот старый замок огромен, но главные покои расположены как раз над нами. - Домоправительница стала подниматься по широкой каменной лестнице, и Клементина последовала за ней, смущаясь множества любопытных глаз, наблюдающих за ней.
        Вскоре они добрались до двери нужной комнаты, и мистрис Керр пригласила Клементину войти.
        - Мне ужасно жалко, что больше никто вас не приветствовал, но Джейми, наш лэрд, уехал из замка, а остальные заняты приготовлениями к свадьбе.
        - Ничего. Я не обижаюсь. По правде говоря, я рада, что смогу… п-привести себя в порядок перед тем, как встречусь с кем-либо, - искренне ответила Клементина, имея в виду прежде всего своего жениха.
        Грустно размышляя, что ничего о нем не знает - в глаза его не видала! - она позволила на миг почувствовать жалость к себе. Хотя немногим девушкам в ее положении разрешалось выбрать себе мужа, они, по крайней мере, видели своих нареченных до свадьбы. Но даже этого было не суждено. Брачный договор подписан, и оставалось лишь совершить свадебный обряд в часовне замка Гленахен, чтобы связать Клементину с этим горцем на всю жизнь.
        Девушка подошла к большому овальному зеркалу у окна, всмотрелась в свое отражение и расстроилась. Какое, жалкое, бесцветное существо глядело на нее. Кружево у горла обвисло и смялось, юбки были забрызганы грязью.
        - Я не сомневаюсь, что все вы очень заняты приготовлениями к свадьбе, мистрис Керр, но, м-может быть, кто-нибудь принесет мне горячей воды? - попросила Клементина, заметив в углу лохань для мытья. - М-мне очень хотелось бы смыть с себя дорожную грязь.
        - Да-да. Я это устрою и еще принесу вам в комнату поднос с едой. А потом вам нужно будет отдохнуть.
        - Спасибо, - промолвила Клементина с искренней признательностью. - И е-еще одно, мистрис Керр… моя служанка Бесси… М-можно ей будет переночевать здесь одну ночь перед возвращением домой?
        - Ох да, конечно! Девушка и не может пока ехать: она, наверное, так же измотана, как и вы. Мы позаботимся о ней. Не тревожьтесь.
        - Спасибо, - улыбнулась Клементина, - вы очень добры.
        Оставшись одна, она внимательно оглядела комнату. Стены были до половины обшиты деревянными панелями, мебель отличала роскошная обивка. Тяжелые винно-красные драпировки украшали кровать и большое окно, врезанное в толстую каменную стену. Постель манила к себе, но Клементине не хотелось пачкать чистые простыни своей грязной и влажной одеждой, и в ожидании воды она удовлетворилась тем, что уселась в кресло у огня.
        Вскоре раздался легкий стук в дверь, и на пороге появилась мистрис Керр с подносом в руках. На нем было холодное вареное мясо и свежеиспеченные, еще теплые булочки. Следом в комнату вошли две служанки с ведрами горячей воды, над которой поднимался пар.
        - Повариха просит прощения за скудный обед, миледи, но на кухне все заняты приготовлениями к свадебному пиру.
        - К с-свадебному пиру? - удивленно переспросила Клементина.
        - Да-да. Не каждый день лэрд женится. У нас в замке не было свадьбы лет двадцать, а то и больше.
        - О… понимаю… - Почему-то Клементине не приходило в голову, что ее бракосочетание станет праздником, за что она тут же мысленно выругала себя. Почему, собственно говоря, этим людям не устроить пир? Только потому, что она ждет этой свадьбы со страхом, словно приговора?.. Это вовсе не означает, что окружающие должны испытывать те же чувства.
        Откусывая понемножку хлеб, Клементина наблюдала, как служанки наполняют лохань. Каждой пришлось сходить за водой три раза, пока все было готово для купания, так что Клементина смогла хорошо рассмотреть девушек. Они были очень похожи… как сестры. У обеих были светлая кожа и темно-рыжие волосы, не собранные ни в какую прическу, так что пряди свободно рассыпались по плечам и спине. Самая маленькая из девушек исподтишка посматривала на приезжую, не в силах побороть любопытство, и Клементина, поймав один такой взгляд, робко улыбнулась служанке.
        В свою очередь, Анни Керр тоже внимательно изучала Клементину. Бедная англичанка выглядела робкой и застенчивой. А где были ее родичи? Когда Анни вошла в гостиную, встречая невесту лэрда, и увидела одинокую фигурку с испуганным лицом и широко распахнутыми глазами, все ее предубеждения растаяли. Перед ней была совсем юная девушка, почти девочка, которая не выглядела на свои девятнадцать лет. Как могла семья отправить ее сюда одну, лишь в сопровождении служанки? Они ведь должны были понимать, каково это ей. А Джейми… Конечно, его гнев остынет, когда он увидит свою невесту, потому что она очень хорошенькая малышка. Да, Джейми не сможет злиться и дальше, увидев ее… И Анни улыбнулась про себя, очень довольная тем, как все поворачивается.
        Не прошло и часа, как Клементина, чистая и освежившаяся, отдыхала в уютной постели. Ее вещи были распакованы, платья развешаны, а подвенечное служанки унесли, чтобы отгладить. Мистрис Керр настояла, чтобы Клементина ничего не делала, только отдыхала весь день, готовясь к обряду бракосочетания. Так что хоть ее голова и гудела от тревожных мыслей, измученное тягостным путешествием тело наслаждалось чудесной мягкой постелью. К этому добавилось тепло камина, благодаря которому Клементине недолго удалось бодрствовать. Вскоре она крепко спала. Так крепко, что не слышала, как несколько часов спустя в комнату вошла Анни и отдернула занавески кровати. Только когда домоправительница положила руку ей на плечо и позвала по имени, Клементина шевельнулась. Какой-то миг она не могла сообразить, где находится, но затем взгляд ее упал на женщину рядом, и Клементина тут же все вспомнила.
        - Время одеваться, миледи. Не хотелось мне вас будить, но у нас остался всего час до церемонии.
        - О… неужели я проспала весь день? - удивилась Клементина, отбрасывая с лица спутавшиеся чистые локоны и торопясь встать с кровати.
        - Да-да, но вам это было необходимо. А теперь идите сюда, я причешу вас.
        Клементина послушно села на стул перед зеркалом, и Анни ласковыми, но твердыми движениями принялась расчесывать густые вьющиеся волосы цвета меда. Она обвила шелковистые пряди вокруг головы много раз, а потом тщательно скрепила гребнями.
        - Нелегко, наверное, было приехать сюда к чужим людям, чтобы выйти замуж за человека, которого никогда в жизни не видела, - начала Анни, привыкшая всегда говорить то, что думает. - Что, некому… из родных… некому было сопроводить вас на свадьбу? Например, вашей матушке?
        - Нет, - покачала головой Клементина. - М-моя матушка умерла, когда мне было шесть лет, а отец умер два года спустя.
        - А как насчет братьев или сестер? У вас что, вовсе нет родичей?
        - У-у меня есть дядя Генри и тетя Маргарет. После того как умер отец, не оставив сына, поместье в Нортамбертоне перешло к дяде Генри. О-он переехал туда со всей семьей… и я осталась с ними.
        - И что, никто из них не захотел проводить вас сюда?
        - Н-нет. Они не любят путешествовать, а дорога слишком дальняя.
        Клементина прикусила губу, мечтая, чтобы эта доброжелательная женщина прекратила свои расспросы. Анни почувствовала, что девушке неприятны ее слова, и замолчала, но задумалась, что же это за люди, родственники Клементины, позволившие столь юной племяннице в одиночку справляться с подобной ситуацией. Сердце мистрис Керр еще больше потеплело к чужестранке.
        - Какой он? - прервал размышления Анни тихий голосок Клементины.
        - Кто? А-а, вы имеете в виду нашего лэрда. - Домоправительница заулыбалась. - Вы спрашиваете у женщины, пристрастной к нему. Я его вынянчила и заботилась о нем много лет и люблю его, словно он мой родной сын. Так что, будьте уверены, я слепа к его недостаткам… если они у него есть! - Мистрис Керр рассмеялась.
        - Пожалуйста, продолжайте.
        - Ладно. Джейми - просто красавец: высокий, сильный. Вы скоро и сами увидите. Думаю, тем, кто его плохо знает, его вид кажется устрашающим, но это только внешность. Он добрый и щедр ко всем, кто ему предан, то есть ко всем членам клана. Он любит сам выбирать себе дорогу в жизни, поэтому так рассердил его приказ короля Якова жениться. Никогда я не видела лэрда в такой ярости, как в тот момент, когда он понял, что не может ослушаться королевского приказа и отказаться от невесты-англичанки, а не жениться на ком хочет…
        Анни резко оборвала рассказ, увидев в зеркале побледневшее лицо Клементины.
        - Прости, девочка. Я слишком разболталась. Не тревожься. Джейми не устоит перед твоим красивым личиком и полюбит тебя. Я это знаю. Ему просто не по душе делать то, что велят другие. Он любит решать все сам.
        Анни отвернулась от девушки, чтобы взять разложенное на постели прекрасно отглаженное платье. А Клементина уставилась на себя в зеркало. Все складывалось куда хуже, чем она предполагала. Ее будущему мужу ненавистна мысль о браке с ней. Еще ужаснее то, что мысль о женитьбе на ней привела его в бешенство. Просто он не осмелился ослушаться короля. Как же произнесет она слова брачного обета, зная, что будущий супруг заранее, еще не узнав, презирает ее? Непрошеные слезы заволокли Клементине глаза. Она судорожно вытерла их, надеясь, что мистрис Керр этого не увидит: эта женщина явно была предана лэрду и, конечно, представить себе не могла чье-то нежелание стать его женой.
        Клементина поднялась на ноги и кротко стояла, пока Анни надевала на нее через голову сначала скользящую атласную нижнюю юбку, а затем само свадебное платье. Если бы это событие было счастливым, Клементина была бы в восторге, что наряжена в такую красоту. Никогда не было у нее столь роскошной одежды. Но вместо радости она стояла отрешенно, безразлично позволяя ловким пальцам Анни застегнуть и зашнуровать корсаж, выпустить и расправить над локтями пышные рукава.
        - Ты выглядишь красавицей, дитя, - восхищенно сказала Анни и отступила на шаг, любуясь своей работой. - Есть у тебя какие-нибудь драгоценности? Может, что-то на шею?
        - Да. М-мои жемчуга. Я д-должна была сама о них вспомнить!
        Клементина повернулась к резной деревянной шкатулочке. Этот простой ящичек и его скромное содержимое были бесконечно дороги ей, потому что когда-то принадлежали ее матери. Пальцы не повиновались Клементине, и, увидев ее неуклюжие попытки, Анни пришла девушке на помощь.
        Клементина замерла на мгновение перед зеркалом. Глядя на свое отражение, она не узнавала себя - перед ней стояла изысканная и невозмутимая леди. Пышная юбка из темно-золотистого атласа, более широкая, чем доводилось носить Клементине раньше, колоколом расходилась вниз от тоненькой талии. Богато расшитый лиф плотно облегал высокую грудь… Дядя Генри настоял на том, чтобы Клементину снабдили внушительным количеством новых нарядов и дорогим подвенечным платьем. Клементина могла лишь догадываться, почему ее скупой родственник не желал выглядеть нищим в глазах будущей родни… Она чуть улыбнулась, представив, как раздосадовала дядю эта вынужденная трата.
        О, если бы здесь была ее милая матушка… Если бы ей не пришлось быть в этот миг столь одинокой… Чувствуя, что слезы снова щиплют ей глаза и готовы побежать по щекам, Клементина поспешно отвела взгляд от зеркала. Она рассердилась на себя зато, что позволила унынию овладеть ею. Жалость к себе слишком легко подчиняла ее чувства.
        Отрывистый стук вырвал Клементину из меланхолии. Она быстро взглянула на Анни, но та спокойно отворила двери, и на пороге возник Хью Камерон с небольшим букетиком цветов в руке. Восхищенный взгляд, которым кузен жениха окинул Клементину, позволил ей несколько успокоиться.
        - Миледи, вы настоящая красавица.
        Клементина благодарно улыбнулась в ответ и, прежде чем принять букетик, присела в неглубоком реверансе.
        - Благодарю вас, сэр.
        - Джейми - просто счастливец, хотя сомневаюсь, что он это осознает. Все собрались внизу в часовне. Вы готовы?
        Клементина посмотрела на Анни.
        - Д-думаю, да. В-вы тоже пойдете вниз, мистрис Керр?
        - Да. Я никогда бы не пропустила свадьбу лэрда, миледи.
        - Н-нет. Конечно, н-нет, - нервно заикаясь, откликнулась Клементина.
        Волны страха побежали по ней, сводя спазмами желудок. Руки и ноги ослабели. Пытаясь сообразить, как же идти на подгибающихся ногах, Клементина молила Бога только о том, чтобы не упасть на пути в часовню, чтобы та оказалась не слишком далеко.
        Решительно вздернув подбородок, она промолвила:
        - Не будем медлить. Пойдемте.

        Глава 3

        Клементина, как во сне, плыла по узкому проходу часовни среди моря незнакомых лиц. Ей казалось, что все это происходит не с ней. Голова слегка кружилась, и, несмотря на множество ярких свечей, закрепленных каменных стенах, она едва различала лица толпившихся вокруг чужаков.
        Затем глаза ее выхватили огромную фигуру в конце прохода и сосредоточились на ней. Это был очень красивый высокий мужчина в пледе Камеронов и белоснежной рубашке. Он стоял, держа прямо спину и высоко подняв голову, и не сводил с невесты сурового немигающего взгляда.
        Приближаясь, Клементина опустила глаза: она была не в силах смотреть ему в лицо. От его холодного взгляда у нее подкашивались ноги, и она все тяжелее опиралась на руку поддерживающего ее Хью. Но когда они добрались до алтаря, Хью отступил в сторону, и Клементина осталась бок о бок со своим суженым.
        Священник начал что-то говорить, и Клементина с трудом заставила себя посмотреть на гневное, нависшее над ней лицо. Дыхание ее стало неровным, судорожным, она прикусила губу, чтоб не вскрикнуть. Никогда не видела Клементина мужчин такого огромного роста. Злое выражение на лице жениха испугало ее. Было странно, что глаза столь глубокого нежно-коричневого цвета могут так леденить душу.
        Клементина услышала низкий рокочущий бас, с певучим шотландским акцентом произносивший слова брачного обета. Затем настал ее черед. Она повторила клятву, тщательно выговаривая каждый слог, но сил ее хватило лишь на шепот. Затем Клементина ощутила, как большие твердые и теплые руки крепко сомкнулись на ее маленькой и холодной ладошке, и надели ей на палец кольцо.
        Клементина перевела взгляд на свою руку и подумала, что обручальное кольцо слишком большое и тяжелое. Она наверняка его потеряет.
        Священник произнес еще несколько слов о Боге и браке, и все кончилось. Теперь Клементина была навечно связана с этим незнакомцем. Ей вдруг подумалось, что вряд ли какая-либо невеста чувствовала себя в подобный момент столь же одинокой и потерянной.
        Широкие ладони мужа плотно легли ей на талию, он наклонил голову и коснулся губами ее щеки. Этого поцелуя явно ждали присутствующие, но не невеста. Глаза Клементины потрясенно округлились, она попятилась и чуть не споткнулась, если бы руки на талии не помогли ей удержаться на ногах. Щеки ее запылали от смущения. Не поднимая глаз, Клементина почувствовала, что муж взял ее за руку и повел прочь от алтаря.
        Они пришли в большой зал, где был накрыт свадебный стол. Усевшись на возвышении, Клементина смогла наконец оглядеться. Если б она была спокойнее, ей, пожалуй, понравился бы вид столов, накрытых камчатным полотном и убранных букетами из полевых цветов и листьев. Но она пребывала в страшном смятении и видела перед собой лишь несчетное число шотландцев, в таких же пледах, как ее муж, - они смотрели на нее недружелюбными взглядами и мрачно перешептывались. Праздником и не пахло.
        Но вдруг заиграли скрипачи. Их музыка заполнила тишину и несколько смягчила враждебное молчание и царившее в зале напряжение. Слуги спешили разнести по столам угощение, и вскоре перед гостями появилось множество аппетитных блюд. На массивных тарелках громоздились оленьи окорока, бараньи и говяжьи ноги, зажаренные целиком гуси, куры и большие рыбины, форель и лосось. А между ними стояли миски со сластями, засахаренными абрикосами и другими фруктами. В центре стола, прямо перед Клементиной, разместился целый жареный ягненок. Изо рта у него торчал пучок зелени… Девушка отвела взгляд - от вида этого бедного животного ее замутило.
        Рядом с Клементиной сидел ее муж, человек, с которым ей предстояло прожить всю жизнь. Разворот его широких плеч подавлял ее. Она ощущала себя совсем маленькой и даже прикрыла на миг глаза, размышляя, как же пережить ей эту трапезу… не говоря уже об остальной жизни. Они сидели на одной скамье, гораздо ближе и теснее, чем ей хотелось бы, так что каждый раз, когда супруг тянулся к кубку с вином, его локоть задевал ее бок.
        Когда муж поднял кубок в очередной раз, Клементина воспользовалась случаем и посмотрела на него искоса. Волосы у него были черные и густые, худощавое лицо загорело, несомненно, от долгого пребывания на воздухе. Нос был прямой, лоб широкий, а вот рот показался Клементине тонким и жестоким. За время их пути от часовни она раз или два ловила на себе ледяной взгляд мужа, но теперь он, слава Богу, не сводил глаз с кубка.
        Внезапно супруг обратился к Клементине, и она от неожиданности пролила на скатерть несколько капель вина.
        - Надеюсь, путешествие не было для вас утомительным?
        - Нет, м-милорд, - пролепетала Клементина, поднимая глаза на сидевшего рядом с ней великана.
        - А как вам понравились наши горные графства?
        Глава Камеронов произносил эти фразы с такой холодной учтивостью, что Клементине было ясно: он не пытался любезным разговором смягчить напряженность, но, напротив, намеренно старался ее смутить.
        Право, она предпочла бы, чтоб он вовсе не заговаривал с ней. И не смотрел в ее сторону. Эти мрачные темные глаза приводили Клементину в замешательство.
        Однако она постаралась вздохнуть поглубже и ответить ему:
        - Мы п-проезжали по местности, не похожей на привычную мне, м-милорд. Я-я никогда раньше не видела таких пейзажей. Все эти г-горы и долины выглядят впечатляюще, но грозно. Не х-хотелось бы мне путешествовать т-там одной.
        - Вам на самом деле девятнадцать лет?
        Ошарашенная внезапной сменой темы разговора, Клементина растерянно взмахнула ресницами и возмущенно уставилась на супруга:
        - Уверяю вас, сэр, что это действительно так. Мне исполнилось девятнадцать несколько месяцев назад.
        Легкая улыбка тронула его губы.
        - Приношу вам свои извинения за сомнение, но вы выглядите моложе.
        Муж двинул ладонью в сторону ее хрупкой фигурки, и Клементина почувствовала, что краснеет.
        - Вы почти ничего не ели. Скажите, у всех английских девушек такой плохой аппетит?
        - Н-нет. В-вовсе нет, - заикаясь произнесла Клементина, вспоминая тетку и двоюродную сестру. - Мои кузины, Рейчел и Анна, отсутствием аппетита не страдали.
        - Тогда мне следует угостить вас каким-нибудь вкусным кушаньем, чтобы вы поели еще.
        Джейми отрезал и предложил Клементине несколько тонких ломтиков радужной форели, а затем вновь отвернулся и заговорил с каким-то мужчиной, не обращая больше на молодую жену никакого внимания.
        Форель оказалась изумительно вкусной, но Клементина смогла съесть лишь небольшой кусочек. Ее горло сжимала нервная судорога, так что она едва могла глотать. Клементине было жаль, что она не может отдать должное выставленным на столах яствам, и она надеялась, что собравшиеся не сочтут ее неблагодарной или чересчур привередливой в еде. На нее было направлено множество глаз: одни смотрели с любопытством, другие - с откровенной враждой. И то, что совершенно незнакомые люди с первого же взгляда проявили к ней такое недружелюбие, казалось Клементине непонятным и огорчительным.
        По мере того как шло время, она, несмотря на отсутствие аппетита, продолжала прихлебывать теплое вино с пряностями из стоявшего перед ней кубка, и постепенно его сладкая крепость начала согревать ей кровь и притуплять страхи. Приободрившись таким образом, Клементина впервые обратила внимание на юношу, сидевшего справа. Он выглядел еще моложе ее, у него были густые рыжевато-каштановые волосы, коротко остриженные, и белая кожа, гладкая, как у ребенка. Их представили друг другу, когда они садились за стол, и Клементина вспомнила, что его зовут Дейви.
        - В-вы всегда так едите? - робко поинтересовалась она.
        - Нет, конечно, нет! - рассмеялся Дейви. - Это из-за нынешнего большого праздника.
        Клементина сделала еще один глоточек вина и снова обратилась к нему:
        - Я вижу, что у большинства один и тот же плед. Вы тоже К-Камерон?
        - Да, я тоже. Мой отец приходился младшим братом отцу Джейми.
        - Значит, вы двоюродный брат моего мужа?
        - Да.
        Дейви был очень милым улыбчивым юношей с приятным лицом, и Клементина решила, что он ей нравится. Несколько расслабившись, она спросила, неужели он всю свою жизнь провел в Лохабере.
        - Да, я здесь родился. Как и мой брат.
        - Ваш брат?
        - Алекс. Тот, что сидит с той стороны от Джейми.
        - О-о, - протянула Клементина. Этого мужчину ей тоже представили, и она почувствовала себя неловко под его изучающим пристальным взглядом. - Я и не знала, что вы братья.
        - Он всю жизнь был мне больше отцом, чем братом. Наши родители умерли много лет назад, и Алекс с Джейми заменили мне отца.
        Клементина ощутила волну симпатии и некое родство с этим осиротевшим юношей, воспитанием которого занимались двое таких суровых мужчин.
        - Я т-тоже знаю, что значит потерять родителей, - сказала она. - Вам, должно быть, было очень одиноко.
        - Одиноко? - удивился Дейви. - В Гленахене невозможно быть одиноким. А что касается моих родителей, то они умерли, когда я был младенцем. Так что не могу сказать, что тоскую по ним: ведь я их никогда не знал.
        - А-а. - Клементина отхлебнула еще вина и осторожно поставила кубок на стол. Право, ей больше не стоит пить… голова уже начала кружиться.
        - Еще вина, Клементина? - раздался над ухом низкий голос мужа.
        Прежде чем она успела ответить, Джейми наполнил ее кубок, и Клементина заметила, что рука его подрагивает. Ей пришло в голову, что муж уже не совсем трезв. До сих пор Клементине не доводилось видеть мужчину или женщину в изрядном подпитии. Однако голос Джейми утратил холодность, с которой он до тех пор к ней обращался, а глаза заблестели необычайно ярко… Может, так на него подействовало вино.
        - Не хочешь ли выпить, Клементина, за наше счастливое совместное будущее? - спросил Джейми, заметив, как неохотно она берется за кубок.
        Клементина услышала в его голосе нотку сарказма и разозлилась. Он не делал никаких усилий, ничего не предпринимал, чтобы как-то облегчить ее положение. Тем не менее, она приняла предложенное вино и сделала маленький глоток, надеясь, что муж после этого переведет свое внимание на что-то другое. Но Джейми не унимался и даже попытался шутить:
        - Как думаешь, Клементина, станешь ты мне хорошей женой?
        Клементина помедлила с ответом, потому что больше всего ей хотелось поставить на место этого надменного и наглого великана, но рисковать все же побоялась. Проклиная мысленно свою трусость, она пробормотала:
        - Я п-постараюсь, милорд.
        Однако внутренне она решила, что отныне он достоин ее презрения. Она презирает его за то, что он намеренно старался уязвить ее плохо скрытым пренебрежением, отражавшимся во взгляде и манере обращения, в его надменном превосходстве. А теперь она почувствовала, что он еще и насмехается над ней.
        Клементина ощутила, как глаза ее наполняются слезами, и в ужасе, что опозорится перед всеми этими чужими людьми, прикусила губу и постаралась дышать глубже и ровнее. Сломаться здесь и сейчас означало подтвердить предубеждение против нее, заранее возникшее у этих шотландцев, согласиться с их мнением, что она недостойна быть женой предводителя их клана… С чем Клементина, утратившая к этому моменту всякую веру в себя, легко могла согласиться.
        Вдруг в холле раздались странные звуки. Никогда еще не приходилось Клементине слышать подобную музыку. Она ее ошеломила. Подняв голову, девушка поискала глазами ее источник. Между длинными столами вышагивал, приближаясь к возвышению, где она сидела, какой-то мужчина. Он дул в какие-то странные, собранные в ряд трубки. Одет он был в тот же самый необычный наряд, как и остальные гости, что, видимо, являлось здесь заменой мундира: шафраново-желтую рубашку, поверх которой был наброшен большой, многоярдовый кусок шерстяной клетчатой ткани, плед Камеронов, собранный вокруг талии, а затем переброшенный через плечо и закрепленный там. Музыка не показалась Клементине неприятной, так что она слушала ее с любопытством и даже с благодарностью, потому что отвлекла мужа. Джейми вновь отвернулся от Клементины, заговорил с Алексом Камероном и больше не делал попыток вовлечь ее в беседу.
        Она продолжала возиться со своей едой и вином. Трапеза тянулась бесконечно, но Клементина погрузилась в свои мысли, лишь иногда обмениваясь несколькими словами с Дейви. Настроение собравшихся Камеронов постепенно менялось, что, по ее мнению, было связано с количеством поглощенного ими вина и эля. Во всяком случае, Клементина больше не чувствовала себя мишенью, на которую устремлены все взоры. Она перестала быть объектом их любопытства. Все были заняты едой, питьем и общением. Клементина подозревала, что если захочет, может незаметно ускользнуть из-за стола и из зала, но печальная мысль - не будет ли хуже стать изгоем, женщиной забытой и одинокой, - останавливала ее.
        Постепенно Клементина стала изнемогать от усталости, едва не падая со скамьи. Она готова была заплакать, но тут кто-то коснулся ее плеча. Обернувшись, Клементина увидела за собой Анни Керр.
        - Простите меня, миледи, я не могла не заметить, что вы чуть не заснули. С разрешения вашего мужа я провожу вас в вашу комнату.
        Клементина с надеждой взглянула на мрачное лицо соседа.
        - Да, Анни. Забери ее. А я останусь тут подольше, - произнес Джейми и, покачиваясь, поднялся на ноги, помогая Клементине встать. Удивленная его галантностью, она принудила себя стоять прямо на подкашивающихся ногах, пока муж склонился над ней, целуя руку. - Доброй ночи, леди жена. Анни позаботится о вас. Пока.
        Прежде чем Клементина успела задуматься, что он имеет в виду, Анни Керр потащила ее прочь из зала к широкой лестнице.
        - Благодарю вас, мистрис Керр, - сердечно промолвила Клементина. - Я… Я чуть не заснула сидя. Не стоило мне пить так много вина.
        - Вы пили не больше других. Даже меньше кое-кого, - отозвалась Анни, и Клементина поняла, что та имеет в виду ее мужа.
        - С-скажите, он всегда пьет так… так обильно? - робко спросила Клементина, когда они поднимались по широким каменным ступенькам.
        - Нет. Сегодня он топит в вине свою совесть.
        - Совесть?
        - Да. Он прекрасно понимает, что должен был бы вести себя с вами добрее. Но дай ему время, девочка. Ему просто нужно время.
        Клементину это высказывание мистрис Керр озадачило, и она продолжала размышлять над ним, даже когда они добрались до спальни. Неужели у этого ужасного мужчины есть совесть? Клементину обуревали сомнения на этот счет, но мистрис Керр знала его всю жизнь.
        В комнату доносились снизу звуки музыки и шум веселья. Судя по всему, уход новобрачной поднял шотландцам настроение.
        - К-как вы думаете, мистрис Керр, скоро все пойдут на покой? Или празднество продлится всю ночь?
        - Это зависит от лэрда, девочка. Никто не может уйти до него.
        - А-а, - протянула Клементина, опускаясь на стул перед туалетным столиком.
        Анни тем временем стала расстегивать ей крючки на платье. Последние сведения лишь утвердили Клементину во мнении, которое уже создалось у нее о муже. То, что никто не может уйти прежде лэрда, представлялось ей каким-то дремучим варварством. А этот бедный юноша… Дейви… Неужели ему тоже придется через силу высиживать за столом до тех пор, пока его лэрд не упьется до бесчувствия?
        Рассеянно вынимая гребни из волос, Клементина посмотрела на левую руку, теперь отягощенную золотым кольцом. Что будет, если она снимет его? Не покажется ли это оскорблением мрачному лэрду? Но если она оставит его на пальце, оно скорее всего затеряется в простынях во время сна. Так что Клементина решилась и, сняв кольцо, бережно положила его на туалетный столик. Если бы так же легко могла она освободить от оков свою жизнь…
        Все это время Анни Керр не переставала болтать о том и о сем, что выглядело как-то тревожно. Клементина украдкой обернулась и подозрительно посмотрела на служанку. В эту минуту Анни разворачивала одну из прелестных ночных сорочек, бывших частью приданого Клементины. Сшитая из тонкого льняного полотна, она была украшена по лифу нежными розовыми бутонами и бантами.
        Клементина встала, и Анни надела на нее этот изящный ночной наряд, расправила складки и завязала ленточки на груди.
        - А теперь, девонька, присядь: я расчешу твои волосы.
        Клементина послушно уселась вновь против зеркала, нервно теребя ленточки на запястьях. Она сознавала, что должна была бы падать от усталости, но голова ее шла кругом от мыслей о прошедшем дне и грядущей ночи. Ей хотелось, чтобы Анни задержалась и еще немного поговорила с ней.
        - Мистрис Керр?
        - Что такое?
        - Скажите, вы здесь жили всегда? С эт-тим кланом?
        - Нет, я родилась на равнинах, за много миль отсюда, в Пертшире. Я была личной служанкой Элис Макферсон, которая вышла замуж за Якова Камерона, отца Джейми. Я приехала сюда с ней, когда она стала невестой, как и вы. - Анни положила щетку для волос. - Теперь, девонька, ты выглядишь чудесно.
        - Благодарю вас. Н-но какой она была? Я имею в виду Элис. Рада она была приехать сюда и выйти замуж за Якова Камерона?
        - Да. Она влюбилась в него с первого взгляда. Спокойной ночи, миледи. Теперь я должна вас оставить.
        Клементина поднялась на ноги.
        - Спасибо вам за помощь. Я ув-вижу вас ут-тром?
        Ей ужасно не хотелось, чтобы эта женщина уходила. С ней все происходящее казалось обыденным и спокойным… безопасным. Клементина просто боялась остаться одна в этом огромном покое.
        - Увидите. А теперь мне пора, - твердо сказала Анни и распахнула дверь. Помедлив мгновение на пороге, она обернулась к Клементине: - Не тревожься, девонька. Он хороший человек, лучше всех. Он не будет грубым с тобой нынче ночью. - С этими словами она вышла из комнаты и тихо притворила за собой дверь.
        Клементина присела на огромную постель, размышляя над словами этой пожилой женщины. Он не будет с ней грубым?.. Нынче ночью?! Означает ли это, что она ночью снова увидится с ним? Поэтому мистрис Керр так старательно ее причесывала и выбирала красивую рубашку? Нет. Быть не может! В конце концов, это ведь был брак по приказу, брак лишь по названию. Между ними не было никакого притворства, не было речи ни о каких чувствах, так почему же муж должен прийти к ней в комнату?
        Клементина не была настолько наивна, чтобы не знать о том, что брак включает в себя некое физическое соединение брачной четы, но ни на миг не воображала, что ее муж, не желавший их союза, захочет сделать ее женой в этом смысле.
        Неведомый доселе страх постепенно заползал ей в душу. Он начался где-то в желудке и растекался по всему телу вплоть до кончиков ног и рук. Клементине сразу вспомнились странные ухмылки и отдельные фразы Молли, служанки в Нортамбертон-Парке. Эта девушка вечно хихикала то по одному поводу, то по другому, часто по поводу того, где и с кем спит та или иная служанка или слуга. И всегда она судорожно прикрывала рот ладошкой, а глаза ее наполнялись проказливым весельем, когда Клементина просила ее объяснить, на что та намекает. Если бы Клементина тогда настояла и заставила Молли рассказать об этом подробнее, она знала бы сегодня, чего ей ждать.
        Клементина медленно обвела взглядом комнату. Какая же она огромная! Достаточно велика для двоих. А кровать… и говорить нечего. Может быть, стоит запереть дверь? Но если это и вправду была комната ее мужа, запереться от него было бы опасно: он наверняка разозлится, а ей вовсе не хотелось видеть его разгневанным. Снизу продолжали доноситься смех и музыка, так что, думала Клементина, какое-то время у нее явно еще оставалось. Может быть, если она уснет, муж не станет ее тревожить?
        Раздвинув занавески, Клементина скользнула под холодную простыню и, пытаясь поудобнее устроиться на огромной постели, свернулась в клубочек и незаметно задремала.
        Однако сон был неглубоким и беспокойным, а вскоре громкий шум заставил Клементину резко открыть глаза. Кто-то стоял снаружи двери и дергал засов. Окончательно проснувшись, Клементина замерла, с колотящимся сердцем всматриваясь в темноту. Прикроватные занавески не были задернуты, но свеча давно выгорела, и в комнате стоял непроглядный мрак. Клементина увидела, как отворилась дверь, и высокая фигура двинулась через порог, а потом ногой захлопнула за собой дверь. Сомнений не было: это был муж. Не было в замке никого другого столь же мощного и высокого… да и кто другой осмелился бы войти в ее спальню?
        Джейми покачивался, с трудом удерживаясь на ногах, а затем вообще тяжело прислонился к стене, стараясь зажечь свечу. В конце концов, ему удалось справиться с этой задачей, и мягкий желтоватый свет озарил комнату. Освещенное снизу колеблющимся пламенем, лицо его приобрело какой-то сатанинский вид, и Клементина поспешила крепко зажмуриться.
        Джейми приблизился к постели, нетвердой рукой поставил свечу на столик у изголовья и тяжело опустился на кровать рядом с Клементиной.
        - Уже спишь, женушка? - услышала она низкий рокочущий бас. - Я-то думал, ты меня дождешься, - в голосе мужа зазвучала едкая ирония, - свадьба еще не закончилась…
        Клементина приоткрыла глаза и увидела, как муж борется со своим пледом, желая освободиться от него. Неловкие пальцы завозились с пряжкой на плече… раздались проклятия… Поняв, что муж сидит к ней спиной, Клементина полностью открыла глаза, осмелясь наконец рассмотреть вблизи объект ее ужаса и отвращения. В конце концов, он справился с неподатливой одеждой и раздраженно швырнул плед на пол, а затем взялся за рубашку. В этот миг храбрость оставила Клементину, и она снова крепко зажмурилась и зарылась поглубже в покрывала. Теперь Клементина не сомневалась, что этот великан намерен разделить с ней постель, и со страхом зажала рот ладонью, чтобы приглушить свое судорожное дыхание.
        И все же она вскрикнула от неожиданности, когда, резко сдернув покрывала, супруг опустился рядом с ней на широкую постель. Оцепенев от ужаса, Клементина напряженно затаилась, едва осмеливаясь дышать. Муж тоже лежал неподвижно рядом, так близко, что жар его тела согревал Клементину, и от этого тепла она почему-то стала успокаиваться. Но внезапно супруг к ней повернулся и обнял ее. Это нежданное объятие неприятно ошеломило Клементину, и она стала отбиваться.
        - Лежи тихо, - услышала она. - Мне не хочется причинять тебе боль.
        Но эти слова лишь усилили ее стремление освободиться. Когда же Клементина поняла, что совершенно беспомощна, что громадное тело мужа просто пригвоздило ее к постели, лишив малейшей возможности шевельнуться, ею овладел слепой ужас. Одна из его рук нашла завязки ее лифа, потянула и получила доступ к груди. Клементина почувствовала полное унижение.
        Джейми пришел в брачный покой, совершенно не собираясь этой ночью делать Клементину женой в полном смысле. Это еще успеется, мысленно рассуждал он. Король ясно дал понять, что ожидает от этого союза наследников, так что Джейми не видел причин особенно откладывать неизбежное. Кроме того, невеста оказалась очень миленькой малышкой, достаточно привлекательной, чтобы исполнение долга не было неприятным. А сейчас он с удивлением понял, что прикосновение к шелковистой коже ее груди невероятно возбудило его… и вообще ему было приятно держать ее в объятиях. Джейми вдруг пожалел об огромном количестве выпитого вина и попытался прогнать из головы туман: ему захотелось остро прочувствовать нежданно приятные ощущения, разбуженные близостью молодой жены.
        Почувствовав напряженность Клементины, Джейми нашел ее нежный рот и приник к нему поцелуем, надеясь успокоить свою невесту и прогнать ее страх. Но вместо этого он ощутил на губах вкус ее слез и удивленно поднял голову. Зная о вольной морали королевского двора и всех связанных с королем лиц, Джейми не был уверен, что его невеста будет девственницей. Юность девушки вовсе не была защитой от хищных придворных распутников. Даже если дядя держал ее в глуши Йоркшира, далеко от Лондона, это не гарантировало непорочности. То, что Клементина может испытывать отвращение к нему, Джейми и в голову не приходило. Он никак не рассчитывал, что она отчаянно расплачется в его объятиях. Разглядывая освещенное свечой несчастное личико, Джейми читал на нем ее ранимость и испуг, отчего тут же отпустил Клементину и откинулся на спину. Насильно овладеть девушкой, которая этого не хочет, совсем не входило в его намерения. Джейми очень огорчился, что, одурманенный вином, не сразу заметил нежелание невесты заняться любовью. Ее крайнее нежелание.
        Некоторое время он лежал неподвижно, собираясь встать и удалиться в свою комнату, но постель была такой мягкой и теплой… Да и вино, казалось, лишило его всякой способности двигаться. Голова его вновь затуманилась, и на этот раз сил бороться с этим у него не было.
        Клементина кусала губы, чтобы ни вздохом, ни звуком не обратить на себя внимание мужа. Она не знала, почему он вдруг отпустил ее. Мысль о том, что Джейми ощутил угрызения совести, не приходила ей в голову, так что, затаив дыхание, она с трепетом ждала дальнейшего. Когда его глубокое и ровное дыхание подсказало ей, что он заснул, Клементина осмелилась отодвинуться подальше от своего мучителя и свернуться клубочком. Ее трясло. Она не ожидала, что близость Джейми так на нее подействует. Слава Богу, что он не стал продолжать интимные прикосновения. Воспоминание о том, как его руки со знанием дела вольно бродили по ее телу, заставляло Клементину содрогаться. Почему никто не предупредил ее об этом… о тех странно волнующих вещах, которые он с ней проделывал? Да-да, странных, волнующих и смущающих!.. Но все же он не причинил ей боли, как она боялась. А мог бы… Он посмотрел ей в глаза и сразу отпустил, а потом заснул.
        С огорчением и тревогой Клементина задумалась, собирается ли он снова спать в ее постели. Будет ли она обязана каждую ночь подвергаться его ласкам? Что-то подсказывало ей, что он вновь будет ждать того же и даже большего.
        Она решила, что должна придумать, как ей избежать подобной участи, но в голову ничего не приходило. Ум отказывался дать ей подсказку, и как Клементина ни старалась, никакого выхода найти так и не смогла. Она попала в ловушку и теперь была навсегда связана с человеком, которого терпеть не могла. «Пока смерть не разлучит нас», - с содроганием вспомнила она слова брачного обета.
        Громадное тело мужа казалось ей устрашающим даже во сне. Не в силах расслабиться и заснуть, Клементина вглядывалась широко открытыми глазами в темноту ночи. Наконец физическое и душевное изнеможение одержали верх, и она провалилась в пучину сна без радости и сновидений.

        Глава 4

        Утром Клементина проснулась первой и на мгновение подумала, что лежит в Нортамбертоне, в старой своей спаленке. Серые тени вокруг постепенно обрели форму в свете начинающегося дня, а вместе с ним волной нахлынули воспоминания о прошедшей ночи. Осторожно повернув голову, Клементина осмелилась бросить взгляд на мужа. Он все еще спал. Одна рука небрежно была заброшена на подушки. Клементина облегченно вздохнула. Возможно, ей удастся крадучись выбраться из постели, Одеться и покинуть комнату до того, как он проснется. Конечно, она понятия не имела, куда ей деться. Все равно! Куда-нибудь. Да-да, отправиться куда глаза глядят было гораздо, лучше, чем оказаться в спальне, когда он проснется.
        Она уже настроила себя на подъем, когда снаружи, откуда-то снизу, до нее донеслись странные резковатые звуки. Клементина помедлила, но вскоре сообразила, что именно эту музыку, этот странный инструмент она слышала вчера вечером, и удивилась, кому понадобилось играть на нем так рано. Прежде чем она собралась подняться, муж ее зашевелился, и у Клементины перехватило дыхание. Она оцепенела.
        Джейми повернулся к ней всем телом и положил тяжелую руку ей на талию. Теперь Клементина оказалась в капкане. Уже было достаточно светло, чтобы она могла ясно разглядеть черты его лица. Спящий он выглядел моложе, чем показалось накануне. Расслабленное спокойствие убрало с его лица надменность, которая так неприятно поразила ее вчера. Пожалуй, если бы Клементина встретила его при других обстоятельствах, и он обошелся бы с ней полюбезнее, она могла бы даже счесть его привлекательным. Если бы только он не был таким огромным. Нет, никогда не сможет она чувствовать себя легко и уютно рядом с таким великаном. Все Камероны отличались высоким ростом, но никто не мог сравниться с ее мужем. Все называли его Джейми, даже домоправительница, но Клементина чувствовала, что никогда не сможет так к нему обратиться.
        Внезапно муж снова зашевелился, слегка застонав, и Клементина тут же отвернула лицо, притворяясь спящей.
        Джейми снова застонал и поднес руки к вискам, мысленно проклиная волынщика под окнами. Будто не мог Энгус разок пренебречь своим долгом… хоть в это утро! И какой демон владел им вчера? Кто заставлял его столько пить? Голова гудела, как котел, он едва мог открыть глаза. Только в ранней юности Джейми был настолько глуп, чтобы довести себя излишеством выпивки до таких мучений.
        Бережно, стараясь не тряхнуть головой, Джейми постарался сесть на постели. Помедлил, закрыв глаза, потому что тошнота подступила к горлу. Посидел не двигаясь и почувствовал себя немного лучше. Мысли начали проясняться, и тут он вспомнил, что находится в комнате не один. Бросив взгляд на постель, он увидел хрупкую фигурку своей новообретенной супруги. Она лежала спиной к нему, так что над простынями виднелась только россыпь медово-белокурых кудряшек.
        Несмотря на головную боль, события вчерашнего дня вспомнились Джейми, точнее, нахлынули водопадом. Вчера вечером они обвенчались, а затем вместе сидели на свадебном пиру. Его невеста оказалась совсем не такой, как он ее себе представлял. Вообще-то как именно представлял он себе свою свадьбу, Джейми уже не мог вспомнить. Во всяком случае, он думал, что его замок заполонит толпа англичан обоего пола с манерами и моралью, соответствующими королю, который их наслал на него. Джейми хорошо помнил, с чем познакомился во время двух своих посещений королевского двора в Уайтхолле: алчность, честолюбие и распутство… Однако ему доложили, что назначенная королем невеста прибыла лишь с одной-единственной служанкой. Это было облегчением, но и загадкой. Сама девушка оказалась очень юной, почти ребенком.
        С нарастающим стыдом Джейми вспомнил, как напугал Клементину прошлой ночью, навязывая ей свои ласки. Ему и в голову не приходило, что король Яков прислал ему столь наивного и неопытного ребенка. А то, что Клементина была невинна и наивна, сомнений не вызывало. Да, она была невинна и робка. Это удивило Джейми и порадовало. Ему было бы невыносимо жениться на одной из придворных шлюх. Это было бы страшным оскорблением имени Камеронов, но обстоятельства королевского приказа были таковы, что Джейми ждал от своего развратного и взбалмошного монарха чего угодно.
        Он вновь посмотрел на девушку, все еще спящую, и ощутил острое раскаяние и почти разозлился. Он был зол главным образом на короля, поставившего его в такое положение, и на себя за то, что проявил несвойственные ему предвзятость и легкомыслие.
        Резким рывком Джейми спустил ноги с постели и тут же пожалел об этом, потому что торопливость вызвала новую волну тошноты. Сжав голову руками, он постарался побороть слабость. Не хватало еще опозориться перед молодой женой. Бедняжка, наверное, и так считает его животным, так что не стоит усугублять это впечатление.
        С трудом заставив себя встать на ноги, Джейми обошел постель и схватил халат. Он не хотел наготой оскорбить, по всей видимости, уже оскорбленные чувства жены. Помедлив мгновение, он встал над постелью и принялся рассматривать Клементину. Вчера он был слишком зол, чтобы ее разглядывать, а потом, когда ему этого захотелось, было слишком темно. Теперь, глядя на спящую девушку, Джейми осознал, что она просто прелестна. Глаза ее были закрыты, и он, увы; не мог вспомнить их цвет. Жаль. Но все остальное ему понравилось… и весьма. Сочный ротик с пухлой нижней губкой, прямой аккуратный носик, кожа чистая и светлая, как свежие сливки. Джейми заметил тени у нее под глазами. Возможно, прошлой ночью Клементине не спалось? С этими кудряшками, рассыпавшимися по подушке, она походила на ангела. И выглядела такой невероятно юной…
        Джейми отвернулся. Нет, он не позволит хорошенькому личику повлиять на себя, и не станет терзаться угрызениями совести. В конце концов, прошлой ночью он легко мог овладеть ею, но не стал делать этого… что само по себе могло удивить всех… если бы стало известно. Ведь от любого мужчины ждут, что в брачную ночь он овладеет женой, девственна она или нет. Разве не так? Большинство невест-девственниц, несомненно, испытывают тревогу перед первым разом или даже страх… Это вполне ожидаемо. Так почему же он чувствует себя таким виноватым, хотя лишь слегка прикоснулся к ней?
        Войдя в свою комнату, примыкавшую к их покоям, Джейми начал одеваться, безуспешно пытаясь выбросить из головы мысли о девушке, спящей в соседней спальне. Ему, пожалуй, не помешало бы глотнуть свежего воздуха, чтобы прочистить мозги, но сначала стоило поесть: только тогда желудок перестанет его тревожить. Может быть, он сумеет найти Анни и послать ее к жене. Та всегда знает, что нужно делать.
        Размышляя об этом, Джейми спустился в малую столовую. И по пути столкнулся именно с суровой домоправительницей.
        Анни была занята надзором за слугами, приводившими в порядок большой пиршественный зал. Она как раз ступила через порог каменной арки, когда Джейми вышел из коридора и столкнулся с ней.
        - Доброе утро, Анни, - поприветствовал он домоправительницу. - Можно тебя на пару слов?
        - Да, милорд. - Анни приблизилась к Джейми без улыбки, с которой обычно отвечала ему.
        - Ты себя плохо чувствуешь сегодня, Анни? - озабоченно осведомился Джейми. Он испытывал искреннюю привязанность к бывшей своей няньке и защитнице.
        - Со мной все в порядке, - сухо ответила служанка.
        Джейми с подозрением уставился на Анни. Она явно была чем-то обижена. Он слишком хорошо знал ее, чтобы этого не понять, но нынче утром у него не было ни сил, ни желания выяснять причину ее плохого настроения. Голова безумно болела, и он рвался из замка на воздух. На свежий и холодный весенний воздух.
        - Моя жена еще спит, - начал Джейми, - может быть, ты немного погодя отправишь в комнату поднос с едой, чтобы ей не пришлось спускаться на завтрак. Думаю, что она немного устала…
        - В этом я не сомневаюсь, - сердито отрезала домоправительница.
        - Ладно, Анни, - вздохнул Джейми, - что тебя сегодня тревожит? Очевидно, я чем-то тебя обидел? Я хочу знать, чем именно. - Он обаятельно улыбнулся, стремясь развеять гнев своей бывшей няньки, как не разделал в прошлом, но Анни продолжала сурово хмуриться.
        - Не дело и не место мне упрекать вас…
        - Но ты все равно это сделаешь. Давай, не тяни.
        - Я первая готова признать: никому из нас не понравилась ваша женитьба на англичанке и то, что вас принудили делать это не по своей воле. Но… - Анни быстро оглянулась вокруг, чтобы удостовериться, что их никто не подслушивает, - вчера я провела много времени с вашей невестой. Я была единственной, кто с ней был, и я очень пожалела бедную девочку. Нет у нее никого, кто бы о ней позаботился, и она вовсе не просила, чтобы ее сюда прислали. - Домоправительница укоризненно посмотрела на Джейми. - Я наблюдала за ней во время свадьбы. Она была очень напугана, но старалась не показать этого. А на пиру… она старалась не уронить себя среди вашей пьяной компании. Я благодарю небо, что рядом с ней сидел юный Дейви. Он по крайней мере отнесся к ней по-доброму. А вы не приложили ни малейшего усилия, чтобы ободрить ее и как-то помочь. Ты меня удивил, Джейми Камерон. Никогда не думала, что ты способен так гадко себя вести. Я рада, что нет на свете твоей матушки, она бы очень расстроилась. Ладно, теперь я схожу и погляжу, как там бедняжка.
        С этими словами Анни повернулась и направилась к лестнице, оставив Джейми в полном замешательстве.
        Столовая была пуста, в замке еще никто не вставал. Джейми был рад, что он завтракает в одиночестве - не надо ни с кем вести пустые разговоры. Быстро поев овсянки со сливками, он задумался над словами Анни. Старая служанка была права… как всегда. Девушка была страшно напугана еще во время венчания. Джейми вспомнил, как дрожала в его руке ее рука, когда он надевал ей кольцо на палец. Такая маленькая ручка, а кольцо было таким огромным. Нужно будет позаботиться, чтобы его подогнали по размеру. Джейми снова пожалел, что не запомнил цвет глаз Клементины. Как мог он этого не заметить? Что еще он упустил? Будь прокляты его гнев и гордыня!
        Джейми все-таки решил перед выходом из замка нанести жене краткий визит. Надо же как-то извиниться перед ней.

        Клементина подождала ровно столько, сколько требовалось для того, чтобы убедиться, что муж ушел насовсем. Притворяясь спящей, она чувствовала, что он ее рассматривает, и была в ужасе: вдруг бы он услышал, как сильно бьется ее сердце, и понял, что она не спит. Но затем Клементина услышала его шаги в соседней комнате - видимо, он одевался, - а затем стук захлопнувшейся двери. Она поняла, что осталась одна.
        Отбросив покрывала, Клементина встала, подошла к окну и выглянула наружу, выискивая глазами человека, играющего на странном инструменте. Плотно прижавшись лицом к стеклу, она с трудом разглядела фигуру бородатого мужчины, который словно бы маршировал взад и вперед под ее окном. Ленточки, украшавшие его инструмент, трепетали под утренним ветерком…
        Легкий стук в дверь прервал наблюдения Клементины. Она обернулась и увидела входящую мистрис Керр. На служанке было то же темное платье, что вчера, но суровые черты ее не смягчала улыбка. Но тем не менее Клементина была рада приходу Анни.
        - Доброе утро, миледи. Надеюсь, я вас не разбудила?
        - Нет, - улыбнулась Клементина домоправительнице. - Не разбудили. Я-я размышляла, что это за музыка слышится снизу.
        - Это Энгус, утренний волынщик, - объяснила мистрис Керр.
        - А что это за странный инструмент, на котором он играет?
        - Это его волынка. У нас в обычае начинать день со звуков волынки.
        - Он играет каждое утро?
        - Да, - откликнулась Анни, и глаза ее лукаво блеснули при виде явного изумления Клементины. - Со временем ты к этому привыкнешь. Хочешь, чтобы я принесла завтрак? - спросила служанка. - Я могу принести тебе сюда поднос.
        - С-спасибо, но я н-не очень голодна. - Клементина отошла от окна и присела на краешек постели. - М-может быть, чашку теплого молока.
        Анни посмотрела на бледное несчастное личико новой хозяйки замка, на тени под глазами, так резко выделявшиеся на ее белой коже, и ощутила приступ жалости к этой маленькой чужестранке. Злость на молодого лэрда, которую она испытала ранее, усилилась еще больше.
        В этот момент дверь отворилась, и сам Джейми показался на пороге и решительно направился к жене, тяжело стуча сапогами по деревянным половицам.
        - Анни, я хотел бы поговорить с женой. Наедине.
        Клементину так смутило его появление, что она не могла поднять глаза от пола. Оказаться в его власти, так скоро и так неожиданно, раньше, чем она успела приготовиться к такому испытанию… «Это несправедливо», - подумалось ей. Но тут, к ее удивлению, на помощь пришла мистрис Керр.
        - Нечего мучить это дитя прямо сейчас, Джейми Камерон! - сердито воскликнула служанка. - Разве не видишь, что она не хочет, чтобы ты тут был? А теперь уходи, имей совесть оставить нас в покое хоть ненадолго.
        Джейми стоял не двигаясь, лишь глаза его переходили с отвернувшейся жены на негодующую Анни. Какое-то мгновение он помедлил в нерешительности. Может быть, действительно лучше и добрее будет оставить сейчас девушку на попечение Анни?
        - Ладно, - коротко пробормотал он и, повернувшись на каблуках, направился к двери. Он почти переступил порог, когда Анни окликнула его:
        - Когда сойдешь вниз, отыщи Сару и пришли ее сюда с горячей водой.
        Единственным признаком того, что Джейми услышал приказ Анни, была еле заметная задержка в шаге, а затем он скрылся из виду.
        Клементина с возросшим уважением посмотрела на домоправительницу. Анни улыбнулась ее удивлению и сказала:
        - Ох да, с Джейми очень легко, когда знаешь, как с ним обращаться. Он знает, что я зла на него нынче утром и что он это заслужил. Так что сделает то, что я прошу.
        Несмотря на смущение, Клементина сумела улыбнуться в ответ:
        - Неужели он взаправду сделает то, что вы просили?
        - Да. Это-то он сделает.
        Действительно, не успела Анни выйти за дверь, чтобы принести завтрак, как в комнату с ведром теплой воды вошла рыжеволосая девушка, которую Клементина запомнила по вчерашнему дню. На слова благодарности, робко произнесенные Клементиной, она ответила лучезарной улыбкой. Затем служанка удалилась, и, оставшись одна, Клементина стала умываться. Мысли ее вновь обратились к мужу. Она надеялась, что тот уехал на весь день, и страшная минута встречи с ним лицом к лицу отдалилась. Клементине подумалось, что сегодня она не сумеет справиться с неловкостью откровенного разговора с ним. При одном воспоминании о его вольностях, когда он целовал и ласкал ее груди, щеки Клементины заливал жаркий румянец. Нет, Господи Боже, она не вынесет даже мысли об этом…
        Едва она успела осушить лицо и руки, как в комнату вернулась Анни с подносом, на котором стояла чашка горячего молока и горкой громоздились горячие булочки.
        - Чувствуете себя лучше? - осведомилась домоправительница. - Я поставлю еду на стол и подойду вам помочь.
        - Я сегодня должна что-то делать? - немного погодя поинтересовалась Клементина. Она уже оделась и уселась перед очагом, чтобы поесть принесенный Анни завтрак. - Или мне можно как угодно распоряжаться временем?
        Клементина разломила теплый ячменный хлеб и чуть-чуть помазала его медом.
        - Вы теперь здесь хозяйка, - откликнулась Анни, - и отвечаете только перед мужем. Так что можете делать что захотите.
        При одном упоминании слова «муж» лицо Клементины вспыхнуло, и ей с трудом удалось проглотить кусочек.
        - Да, к нему нужно привыкнуть, - улыбнулась Анни. - Постарайтесь пока не оценивать его.
        - Н-но я не могу не оценивать, - тут же отозвалась Клементина, - и-и он мне совсем не н-нравится. - Опустив глаза, она продолжала: - Его м-манера и обращение кажутся мне ужасными. Но я, к-конечно, не должна так говорить о нем с вами. Это н-нечестно по отношению к нему.
        - Сомневаюсь, девочка, что его обращение могло вас очаровать. Это все его проклятая гордыня…
        - Гордыня?! - воскликнула Клементина. - Я с-скорее назвала бы это надменностью. Он н-не может вынести, чтобы к-кто-то принуждал его к ч-чему бы то ни было. Но я-то н-ничем не заслужила его неприязни. К-как я могла… если он д-даже не знаком со мной? И все-таки он испытывает ко мне отвращение… Н-не из-за того, кто я такая, а просто потому что я - это я. Я н-нахожу это непростительно в-высокомерным.
        Анни увидела, что глаза Клементины наполнились слезами, а руки задрожали. Взяв маленькие белые ручки в свои, крепкие и теплые, служанка попыталась утешить девушку.
        - Не расстраивайся, дитя. Все уладится, вот увидишь. А теперь скажи: хочешь, чтобы сегодня кто-нибудь показал тебе замок и все вокруг? Тебе могло бы это понравиться.
        Клементина проглотила слезы, стыдясь своей вспышки. В конце концов, эта женщина обожала человека, о котором она отозвалась так нелестно.
        - Я могу и сама прогуляться. Чуть позже. А если я з-заблужусь, то всегда с-смогу спросить у кого-нибудь дорогу.
        - Ладно. Постарайтесь не пропустить обеда или ужина. Вашего присутствия будут ждать.
        - Спасибо. Я н-не пропущу.
        Домоправительница открыла дверь, чтобы удалиться, но Клементина поднялась на ноги.
        - М-мистрис Керр…
        - Что такое?
        - Я-я просто хотела поблагодарить вас. П-поблагодарить за все. - Девушка покраснела и опустила глаза в пол. - Без в-вас я бы никогда н-не справилась.
        - Не тревожьтесь, дитя, - успокаивающе улыбнулась Анни, - все уладится. Все будет хорошо.
        Оставшись одна, Клементина снова села у огня. Без ободряющего присутствия Анни она вновь резко ощутила свое одиночество. Уныние, как тяжелое облако, опустилось на Клементину, но, в сущности, она к этому привыкла и научилась терпеть.
        Подойдя к туалетному столику, Клементина взяла щетку для волос и начала расчесывать густые волосы, волнами ниспадающие до середины спины. Она ни в коем случае не станет на весь день запираться в комнате, как в келье, и предаваться жалости к себе. Кроме того, всякий раз, как взор ее падал на постель, она вспоминала прошедшую ночь и ЕГО.
        Последним рывком Клементина провела щеткой по волосам, решила, что так сойдет, и торопливо подвязала их голубыми лентами. Теперь она забудет на время о своем муже и постарается получить удовольствие от обследования новой территории.
        Надеясь, что никто не остановит ее и не попытается заговорить, Клементина выскользнула в коридор и решительно зашагала по каменным плитам. Стены коридора были освещены множеством свечей и часто прерывались дверьми, ведущими в другие комнаты. Пройдя до конца коридора, Клементина оказалась на верхней площадке главной лестницы. Еще одна, меньшая, лестница начиналась тут же, и Клементина, решив, что скорее встретит людей, если направится вниз, начала подниматься по ступеням.
        Она оказалась в другом коридоре, также с большим числом дверей, но, не желая нарушать ничей покой, не стала заглядывать в комнаты, а просто прошла по нему до конца и обнаружила еще одну лестницу, вьющуюся наверх узкой крутой спиралью. Возможно, она вела в одну из башен.
        Клементина начала взбираться по ступенькам, надеясь, что не нарушает каких-то запретов и не окажется там, где ее появление будет нежеланным. Впрочем, разве не была она теперь здесь хозяйкой? К этому ей нужно поскорее привыкнуть. Продолжая подниматься наверх, она подумала, что ее положение, ее жизненный статус существенно выросли. Большая честь оказаться хозяйкой такого огромного замка.
        На половине лесенки Клементина остановилась, чтобы перевести дыхание. Ноги и легкие выражали отчаянный протест, так что она присела на холодную ступеньку, но вскоре нетерпение и любопытство заставили ее встать и продолжить начатый подъем.
        Она карабкалась выше и выше и наконец добралась до верха и оказалась под самой крышей, на чердаке. В противоположном конце помещения находилась массивная деревянная дверь, из-под которой пробивался дневной свет, подсказывая, что здесь имеется выход. Клементина подняла засов и осторожно толкнула дверь, но ничего не произошло. Она снова толкнула ее, на этот раз сильнее, дверь поддалась, и дневной свет ослепил девушку после полумрака переходов и лестницы. Клементина застыла в дверном проеме, привыкая к свету. Дверь вела на круговую дорожку вдоль парапета низкой каменной стенки, ограждающей чердачную крышу. С жадным интересом устремилась Клементина на узкую дорожку.
        Солнечный свет!.. Неужели только вчера она сомневалась, что он вообще заглядывает в эту страну? Как же она ошибалась. Весенний ветер был, конечно, холодноват, но воздух настолько чист и прозрачен, что Клементина видела все на многие мили вокруг. Пожалев, что не захватила плащ, она обхватила себя руками и продолжила наслаждаться прекрасным видом.
        Замок был расположен в долине меж высоких гор. Под стенами простирались обработанные поля и луга, на которых паслись овцы и коровы. По окрестностям были разбросаны домики и хижины, их трубы курились дымком. На западе круто вздымались горы, их далекие вершины были увенчаны снежными шапками. Между горами и замком среди деревьев сверкало озеро, небольшое, наверное, в милю шириной, а длиной и того меньше, но сиявшее под солнцем как драгоценность. Клементина сознавала, что в пасмурный день вода будет выглядеть черной, придавая озеру мрачный вид: по пути сюда она насмотрелась на суровые шотландские «лохи». Но нынче утром озеро выглядело великолепно, и Клементина глаз не могла оторвать от божественного зрелища.
        Пораженная и очарованная, взволнованная и возбужденная необыкновенной красотой этой земли, она стояла, не обращая внимания на ветер, сорвавший ленту с ее волос и рвущий их, как полотнище знамени. Растрепавшиеся пряди хлестали Клементину по лицу, а она громко смеялась, широко раскинув руки, наслаждаясь очищающей силой вольного ветра.

        Джейми гнал коня, понукая скорее промчаться по последнему ровному отрезку пути перед стенами замка. Не удалось ему достичь умиротворения. «Жизнь больше никогда не станет прежней», - размышлял он. Женитьба, жена, независимо от того, желанная или нет, налагали на него новую ответственность. Новые обязательства. Разумеется, ни ответственность, ни обязательства не были для Джейми чем-то незнакомым. Он сталкивался с ними с рождения, но теперь все было иначе. Джейми хорошо умел управляться со слугами, арендаторами, крестьянами, он легко решал их проблемы, даже со своими двоюродными братьями ладил без труда, но он совершенно не знал, как обращаться с юной женщиной, полностью зависящей от него… Да еще и такой, которая испытывает к нему явное отвращение. Это следует изменить. Было бы невыносимо сознавать, что ты связан узами с женщиной, которой ты неприятен. Невыносимо для обоих. Ему нужно будет вести себя с женой подобрее, нужно заслужить ее уважение… Однако, подумал Джейми, добиться этого после вчерашнего будет непросто. Зря он встретил ее с такой незаслуженной холодностью, а потом еще так грубо тискал в
постели.
        Джейми проклинал свою чрезмерную гордость. Разве не из-за этой дьявольской гордости он настроил себя выискивать недостатки в бедной девочке, заранее не любил ее, так напился на пиру и вообще вел себя ужасно оскорбительно? А позднее, когда вино затуманило ему голову, чуть не изнасиловал бедняжку. Слава Богу, что у него хватило ума остановиться. К черту королевское желание поскорее видеть их наследников. Он никогда больше не прикоснется к жене, пока она сама его об этом не попросит. Пока не будет молить его об этом. «Но, - сокрушенно подумал Джейми, - это весьма маловероятно».
        Ветер усиливался и гнал по небу темные облака. Джейми поднял глаза и заметил какое-то движение и цветное пятнышко на северной башне. Кто мог туда забраться в такой непогожий день? Вроде бы какая-то женщина… Вообще-то он знал в замке лишь одну женщину с таким цветом волос.
        Стремительно ворвавшись в ворота, Джейми спрыгнул с коня и не глядя швырнул поводья конюху. Он мчался через две ступеньки, сердце отчаянно билось в груди. Почему она оказалась там наверху? Не может быть, что его поведение заставило ее подумать о… смерти?! Для чего еще станет чужеземка забираться на башню и стоять там на предательски опасном ветру? Разве она не знает, как легко порыв ветра может перебросить ее через парапет?
        Наконец Джейми добрался до верха. Тяжело дыша, он приостановился у двери, понимая, что если внезапно ворвется на крышу, то может испугать Клементину и она упадет вниз.
        Медленно, осторожно Джейми переступил порог и шагнул на крышу. Гул ветра заглушил звук шагов, и Клементина не услышала его приближения. Она стояла спиной и, казалось, полностью была погружена в свои мысли. Ее волосы реяли вокруг головы и плеч, ветер рвал одежду… Но казалось, она этого не замечала. Клементина была очень миниатюрной, теперь же она показалась Джейми еще более стройной и хрупкой, хотя он знал, что под платьем скрываются очень женственные формы.
        Джейми тихо приблизился к Клементине и окликнул ее, одновременно крепко схватив за обе руки. Девушка мгновенно закричала и стала отбиваться.
        - Клементина, - начал было Джейми, поворачивая жену к себе лицом и не выпуская из объятий. Но тут же замолчал при виде того, как лицо ее исказилось откровенным паническим страхом. - Не бойся, я ничего тебе не сделаю. - Джейми постарался говорить ласково, успокаивающим тоном. - Ты не должна была одна подниматься на башню при таком ветре. Разве ты не понимаешь, что сильный порыв может сбросить тебя вниз? - Джейми чувствовал, как отчаянно дрожит Клементина, сознавал, что, тихо подкравшись, напугал ее до смерти. - Не знаю, почему ты здесь очутилась, но, видимо, ты не подозревала, насколько это опасно. Господи, как ты дрожишь! Ты замерзла? - продолжал он, легко касаясь ее щеки. - Почему ты не накинула плащ?
        Джейми тихонько направил Клементину к двери чердака, укрывая ее от ветра.
        - Я-я… Прошу прощения. Я н-не собиралась выходить наружу, - выговорила Клементина, упорно не поднимая глаз на мужа. - Я п-просто изучала обстановку, - добавила она, ужасно стесняясь своего заикания.
        - Ты пробыла здесь довольно много времени, - ласково сказал Джейми. - Я видел тебя снизу, когда возвращался с верховой прогулки.
        - Я… м-меня потрясла красота окрестностей… гор и озера. Я н-никак не могла уйти. Если вы этим недовольны, я б-больше не стану приходить сюда, м-милорд.
        Джейми удивленно опустил глаза на Клементину и нежно приподнял ее подбородок, чтобы посмотреть ей в лицо.
        - Посмотри на меня, Клементина.
        Голубые. Глаза у нее были голубые, как небо, и просто великолепные, хотя в эту минуту их переполнял такой страх, что Джейми онемел. Никогда никто не смотрел на него с таким ужасом, даже противники на поле боя.
        Желая успокоить жену, он выпустил ее подбородок и взял в руку ее холодные пальчики.
        - Я очень рад, что тебе понравились наши места. Но я должен настоять, чтобы в следующий раз ты позволила мне сопровождать тебя. А теперь позволь увести тебя с холода. - И держа Клементину за руку, Джейми повел ее вниз по крутым ступенькам.
        Клементине хотелось, чтобы муж отпустил ее, ей неприятно было чувствовать его большую руку, так плотно обхватившую ее маленькую ладонь. Но по крайней мере он вроде бы не сердился. Когда Джейми схватил ее там, на башне, и повернул к себе, на один жуткий миг Клементине показалось, что он пришел, чтобы навсегда избавиться от нее - распрощаться с нежеланной невестой, скинув с башни вниз. Но затем его лицо отразило тревогу и заботу. Должна ли она теперь поверить, что муж явился туда, волнуясь о ее безопасности? Клементина не была в этом полностью уверена, но кротко подчинилась и позволила свести себя вниз по длинной лестнице.
        У подножия Джейми остановился и, обернувшись к Клементине, вдруг произнес, удивив и себя, и молодую жену неожиданным предложением:
        - Куда теперь? Если ты не слишком устала и хочешь продолжить свой осмотр, я могу какое-то время побыть твоим провожатым. Там налево находится картинная галерея, уверен, ты в ней еще не была.
        - Н-нет, не была. И д-да, пожалуйста, если можете… М-мне хотелось бы увидеть вашу к-картинную галерею, - ответила Клементина, несмотря на то, что меньше всего ей сейчас хотелось оставаться в обществе мужа. Но отказаться от такого любезного предложения было бы невежливо. Кроме того, ей действительно хотелось увидеть картины.
        Клементина поспешно стала приглаживать растрепавшиеся волосы, понимая, что после того, как она постояла на ветру, она, должно быть, выглядит ужасно. Однако ее кудри так безнадежно спутались, что оставалось лишь связать их сохранившейся второй лентой и забыть на время об их существовании.
        Джейми с улыбкой наблюдал за тщетными попытками жены привести себя в порядок. У Клементины были очень густые волосы, и никакое легкое приглаживание справиться с этой непослушной массой растрепавшихся на ветру кудрей явно не могло.
        - Ты прекрасно выглядишь, - улыбнулся Джейми. - Поверь мне.
        Бросив на мужа быстрый взгляд, Клементина впервые за их краткое знакомство увидела его улыбку, и то, как преобразилось его лицо, поразило ее. Лэрд сразу стал выглядеть моложе и привлекательнее. Сознавая, что слишком дерзко уставилась на него, Клементина покраснела и поспешно отвела глаза. Джейми снова взял ее за руку, и Клементина опять невольно вздрогнула. Первым ее желанием было выдернуть руку из его пальцев, но оскорблять мужа после проявленной галантности ей не хотелось. Интересно, выпустил бы он ее руку, если бы знал, как отчаянно это ее смущает? Почему-то Клементина сомневалась в этом.
        И оказалась права. Джейми не собирался отступать. Он и сам не знал, какая сила заставила его взять Клементину за руку, но ему понравилось ощущение этой нежной женственной ручки в своей ладони. Поглядев вниз на личико жены, Джейми заметил, что ветер заставил покраснеть ее щечки, а может быть, Клементина покраснела от волнения? Голубизна платья в точности совпадала по оттенку с голубизной ее потрясающих глаз, и Джейми снова подивился, как мог он вчера их не заметить. Его жена была поистине красавицей, с тонкими чертами лица, изумительным цветом глаз и волос. Она не казалась ни тщеславной, ни самодовольной, но Джейми пока не доводилось встретить женщину, которая не чванилась бы своей красотой, так что он решил воздержаться от оценок характера Клементины. Еще его удивило, что девушка заикается. Интересно, всегда ли это бывает? Вчера он многого не замечал, в том числе и заикания, но сегодня он сразу обратил на него внимание, потому что Клементина заикалась почти все время. Да, решил Джейми, ему предстоит еще многое узнать о своей жене… К собственному удивлению, такая перспектива показалась ему
заманчивой.

        Глава 5

        Картины оправдали все ожидания Клементины. Портреты мрачных воинов, перемежающиеся портретами их жен, тянулись рядами вдоль галереи. Ни одна из женщин на портретах не выглядела такой беспомощной и недостойной роли хозяйки замка, как она, думала Клементина. Джейми горделиво перечислял имена и подвиги своих предков. Наконец они добрались до портрета, на котором явно был изображен отец Джейми. Сходство было так велико, что Клементина поняла это сразу. Старший и младший Камерон отличались лишь тем, что глаза и волосы Джейми были темнее. Но затем Клементина заметила рядом изображение кроткой женщины, такой же черноволосой и черноглазой, как Джейми.
        - П-полагаю, это ваша матушка?
        - Да.
        - Она очень красивая.
        Джейми улыбнулся:
        - Хотел бы я вас познакомить. Она бы вам понравилась. Ее все любили. Она умерла, когда мне было пятнадцать лет, а отец тремя годами позже. Думаю, что он не смог перенести потрясения от ее смерти.
        - М-мне очень жаль. Н-наверное, для вас это было страшным ударом.
        Клементина увидела, как погрустнели глаза ее мужа. Помолчав, он ответил:
        - Это было трудное время. Мне до сих пор их не хватает.
        Глядя на смену выражений лица Клементины, Джейми невольно улыбнулся, так быстро любопытство перешло в сочувствие, а потом поспешно в привычную ему настороженность. Каким удивительно открытым было ее лицо, каким очаровательно выразительным и искренним. Джейми заметил тени у нее под глазами и внезапную бледность. Испугавшись, что жене стало плохо, и она может упасть в обморок, он подвел ее к сиденью, устроенному в оконном проеме массивной стены замка, и, мысленно проклиная себя за то, что утомил ее, предложил отдохнуть.
        - Ты побледнела, Клементина. Очень устала?
        Она благодарно опустилась на подушки, пробормотав:
        - Немножко.
        Забота мужа удивила ее и несколько встревожила. Он уселся рядом, не пытаясь снова взять се за руку, и Клементина смогла остаться спокойной.
        - Расскажи мне о себе. Как я понимаю, твои родители умерли, но ты жила с родственниками?
        - Да, - Клементина повернулась к Джейми и отбросила со лба упавшие на глаза волосы, - с б-братом моего отца, Генри, его женой Маргарет и их дочерьми, Анной и Рейчел.
        - Тебе наверняка было грустно с ними расставаться. Ты должна знать, что они могут навещать тебя, когда пожелают. Мы будем рады им.
        Говоря это, Джейми с сожалением вспомнил, как противна была ему мысль о том, что придется оказывать гостеприимство ее английской родне. Теперь, всматриваясь в застенчивое личико молодой жены, он вдруг осознал, что говорит искренне, так как ему не хотелось, чтобы она чувствовала себя здесь одинокой.
        - По правде говоря, меня удивило, что никто из твоих родственников не сопровождал тебя на свадьбу.
        - Я… о-они… они не захотели с-совершать такое длинное путешествие, м-милорд, - пролепетала Клементина, опуская глаза. - Дорога сюда от Йоркшира далека, а у них много забот. Сэр Генри часто бывает при дворе.
        - Это я понимаю. Из-за этого мы и поженились… из-за близости твоего дяди к королю. А сама ты когда-нибудь встречала короля Якова?
        - Нет, - покачала головой Клементина. - Я н-никогда не бывала в Лондоне. Вообще-то до сих пор я дальше границ Нортамбертон-Парка и не выезжала.
        Джейми недоверчиво уставился на жену.
        - Тогда меня тем более удивляет, что твоя тетка не потратила несколько дней, чтобы присутствовать на свадьбе племянницы. Тебе наверняка было очень невесело ехать сюда без поддержки родных и друзей.
        Клементина ничего не ответила. Она сидела, напряженно выпрямившись, опустив глаза и не отрывая взгляда от своих сжатых рук. Но Джейми не мог унять своего любопытства и продолжал расспросы:
        - Тебе было грустно расставаться с ними?
        - Не особенно, - запинаясь ответила Клементина. - Я н-не знала, что меня ожидает… з-здесь. Но ехала сюда с охотой. Мои родственники не принуждали м-меня к этому браку.
        Она чувствовала себя очень неловко: направление, которое принял разговор, ее смущало. Получилось, будто она рвалась выйти за Джейми. Клементина могла лишь надеяться, что муж не станет так думать, но как ей объяснить, чтобы он понял: брак с ним был для нее выходом из неприятного положения.
        Но тут Джейми удивил ее, заметив:
        - Бедная Клементина, полагаю, ты была там не слишком счастлива. Кто-нибудь был там к тебе добр?
        Она стала нервно теребить ленты, украшавшие лиф ее платья.
        - М-моя кузина Анна, старшая дочь тети Маргарет, была мне подругой, н-но она вышла з-замуж и уехала… несколько лет назад…
        Тут Клементина опомнилась и резко замолчала, изумляясь своей внезапной откровенности с этим мужчиной, этим чужим ей человеком, ставшим еще одним из ее угнетателей.
        Но Джейми взял ее руки в свои, отпуская на волю несчастные ленточки, которые Клементина так безжалостно терзала, - было очевидно, что его вопросы ее расстроили, а это совсем не входило в его намерения, - и, ласково гладя большими пальцами ее ладони, вновь заговорил, осторожно подбирая слова:
        - Я не пытаюсь тебя смутить, Клементина. Нравится тебе это или нет, но мы муж и жена, и я стараюсь узнать тебя получше.
        Ему хотелось, чтобы девушка посмотрела на него и он смог бы понять выражение этих чудных глаз. Но глаза ее были упорно устремлены вниз. Ярко заалевшие щеки доказывали со всей ясностью, что его близость ее тревожит и пугает. Поэтому Джейми попытался продолжать:
        - А насчет прошлой ночи…
        - М-молю вас, н-не надо… - Клементина отвернулась и попыталась вырвать руки из его ладоней. Да она просто умрет от стыда, если он станет обсуждать это.
        Однако Джейми настаивал:
        - Я не надеюсь, что сразу смогу заставить тебя понять… но поверь: я глубоко и искренне сожалею, что так вел себя. Я несколько недель был очень зол… с тех пор, как вернулся от короля… Но вымещать свой гнев на тебе… тебе, такой же жертве, невинной жертве, было непростительно. - Джейми провел рукой по своим волосам. Разговор проходил труднее, чем он рассчитывал. - Не выказать тебе ни капли сочувствия и внимания, а затем явиться к тебе в спальню, вообразить, что ты охотно примешь меня, было вообще несусветной дерзостью и самонадеянностью. Даю тебе слово, что больше никогда так не поступлю, и ты можешь жить в Гленахене мирно и спокойно. В полной безопасности. Я не прошу и не жду прощения, но надеюсь заслужить твое доверие. - Джейми бережно взял Клементину за подбородок и повернул ее растерянное личико к себе. - Я стану тебе мужем и во всех других смыслах, и под моей защитой никакая беда тебя не коснется.
        Клементина утратила дар речи. Сначала слова Джейми вогнали ее в краску, но вскоре она сообразила, что он приносит ей извинения, и поняла инстинктивно, что такому человеку, как лэрд Камерон, это дается очень нелегко. Кроме того, он обещал держаться от нее подальше. Это успокаивало… если только его слова не были обманом.
        Но тут Джейми внезапно убрал руку, выпуская ее подбородок, и поднялся на ноги.
        - Если хочешь привести себя в порядок перед обедом, тебе лучше поспешить. А то мы опоздаем, и наше отсутствие привлечет всеобщее внимание.
        Клементина тоже встала. Она без особой радости думала о том, что придется обедать под враждебными взглядами этих людей, но именно поэтому нельзя было предстать перед ними в растрепанном виде.

        Немного позже Клементина уже спускалась по широким ступеням главной лестницы об руку с мужем. Платье она не сменила, но тщательно расчесала и пригладила волосы, а Джейми терпеливо ждал, пока жена сочтет свой вид достаточно опрятным. Пока они спускались к обеденному столу, Клементина мысленно молила Бога, чтобы ее встретили не слишком неприязненно. Однако к ее удивлению и облегчению, Джейми повел ее не в огромный пиршественный зал - а она-то думала, что здесь каждая трапеза проходит с таким же размахом и великолепием, как вчерашняя, - но в небольшую столовую, где было накрыто едва на полдюжины персон.
        Как только они вошли, Хью Камерон приблизился к ним и крепко взял Клементину за свободную руку.
        - Как приятно вновь видеть вас, миледи. Вы выглядите еще прелестнее, чем я помню. - Хью тепло улыбнулся девушке и поцеловал кончики ее пальцев.
        - И мне приятно снова видеть вас, сэр.
        Знакомое лицо среди многих мне неизвестных, - мило улыбнулась Клементина в ответ, и очаровательная лукавая ямочка возникла в уголке ее рта.
        Наблюдая этот обмен любезностями, Джейми почувствовал прилив раздражения, возможно неразумного, но тем не менее очень острого. Его разозлило, что первая увиденная им улыбка жены была адресована другому мужчине. И ему весьма не понравилось, в какой приятельской манере разговаривала Клементина с Хью. Возможно, с его стороны было ошибкой доверить Хью сопровождать свою невесту из Англии сюда. Джейми задумался о том, насколько они могли сблизиться во время путешествия, и проклял себя за то, что не отправился за Клементиной лично. Хотя он прекрасно знал, почему так поступил. Он тогда носился со своей гордостью и не мог унять обиду.
        Джейми осторожно направил Клементину мимо Хью к тому краю стола, где стояли Дейви и его старший брат Алекс.
        - Как я понимаю, ты уже по прошлому вечеру знакома с Дейви и Алексом. - Это был не вопрос, а утверждение, и оба брата отвесили Клементине почтительные поклоны. - Их отец, Александр, приходился младшим братом моему отцу. Ты видела его портрет в галерее, хотя среди стольких многих могла и не запомнить.
        - Конечно, я его запомнила. Я-я внимательно его рассмотрела. И потому его узнала, что Дейви очень похож на своего отца.
        Клементина вновь улыбнулась, на этот раз юному Дейви. Тот, хоть не вышел еще из юношеского возраста, уже был также высок ростом, как его брат, и Клементине пришлось задрать голову, чтобы посмотреть в лицо молодому человеку. Она была благодарна ему за компанию во время вчерашнего пира и не видела причин менять доброе мнение о нем.
        Однако с Алексом все было по-другому. У него были такие же каштаново-рыжие волосы, как у Дейви, но на этом сходство заканчивалось. Алекс больше походил на Джейми. Их легко было принять за родных братьев. Правда, Алекс был чуть ниже ростом, но значительно шире в кости. Мощный разворот плеч свидетельствовал об огромной силе. Клементине пока не довелось заметить хотя бы тени улыбки на суровом лице Алекса, и она решила, что ей нужно быть с ним настороже и держаться подальше.
        Рядом с Алексом стоял коренастый мужчина лет примерно сорока. Джейми представил его, назвав Айаном Дугласом, дальним родичем и капитаном гарнизона. Клементина улыбнулась ему, но в ответ получила лишь резкий кивок. По всей видимости, Дуглас также относился к противникам брака лэрда с англичанкой.
        Впрочем, Клементине было некогда размышлять об этом, потому что Джейми вновь взял ее за руку и повел к двум дамам, стоявшим возле камина. Старшей, женщине с интересной и броской внешностью, было лет тридцать - тридцать пять. Ее темные волосы были зачесаны назад и убраны под чепец, украшенный драгоценными камнями. Она стояла выпрямившись, гордая и надменная, хотя нельзя сказать, что лицо ее выражало недоброжелательность. А вот девушка, стоявшая рядом с ней, была поразительной красавицей. Клементина просто не могла отвести от нее глаз: такой безупречной красоты она никогда раньше не видела. У девушки были темно-рыжие волосы, белоснежная кожа и стройная фигура, гибкая и тонкая. Ее платье цвета меди было перепоясано шарфом из шотландки, похожей узором и расцветкой на уже ставший привычным плед Камеронов.
        Клементина узнала этих женщин, она видела их вчера на свадебном пиру, и робко улыбнулась им, - к своему стыду, она не могла припомнить их имен. Слишком многих представили ей вчера, и к тому же она очень нервничала. Но тут Клементине на помощь пришел Джейми.
        - Ты, разумеется, помнишь по вчерашнему дню, - произнес он, - Мередит и Кэтрин. Но поскольку новых лиц было слишком много, я помогу освежить тебе память, Клементина.
        Джейми еще раз представил ей этих дам, уточнив, что мать Хью, Мэри, была из Макдоналдов, и теперь брат Мэри, Локлан Макдоналд, с женой Мередит и дочерью Кэтрин гостят в Гленахене, так как их замок в Инвермалли сейчас перестраивают и обновляют. Пока он не станет обитаемым, их семья будет жить в замке Камеронов.
        В то время, когда Джейми представлял Клементине Мередит и Кэтрин, в комнату вошел Локлан Макдоналд. Он склонился над рукой Клементины, поцеловал кончики ее пальцев и извинился за опоздание. Это был высокий мужчина, ростом почти как Джейми, но очень худой. Ястребиное лицо венчала шапка густых и пружинистых рыжих волос, уже щедро тронутых сединой. Локлан улыбнулся Клементине, но глаза его оставались холодными, так что девушка испытала облегчение, когда старший Макдоналд отпустил ее руку.
        - Вы уже познакомились с Мередит и нашей дочерью Кэтрин? - осведомился он.
        Клементина кивнула, а затем всеобщее внимание перешло к столу, потому что слуги начали вносить еду. Все заняли места за столом, и Клементина вновь оказалась между Джейми и Дейви, который сразу занял ее беседой. Девушка была очень признательна молодому человеку за это и, чувствуя себя не такой скованной, как накануне, нашла его общество приятным, а разговор занимательным.
        Спустя какое-то время Мередит Макдоналд, сидевшая напротив Клементины, обратилась к ней, интересуясь ее мнением о Шотландии. Клементина, испытывая робость перед столь изысканной и взрослой дамой, отвечала как могла.
        - Природа з-здесь великолепная, мадам. Гораздо красивее, чем я себе п-представляла. Особенно горный край. - Клементина замолчала, но лицо Мередит выражало ожидание дальнейшего рассказа, так что девушке пришлось продолжать: - На последнем отрезке п-пути мы попали в п-плотный туман, так что я-я н-не могла толком увидеть Лохабер…
        Говоря это, Клементина вдруг услышала как бы со стороны свое ужасное заикание, и на нее обрушилось осознание ее нынешнего положения. Теперь она была хозяйкой огромного замка, в котором ей придется принимать бог знает сколько влиятельных особ… а она спотыкается на каждом слове… Угнетающая перспектива. Но леди Мередит, казалось, была довольна ответом Клементины, потому что, наклонив голову, сказала:
        - Без сомнения, вы чувствуете себя разочарованной, что не смогли увидеть все владения вашего мужа, но со временем такая возможность у вас появится.
        Хью тут же нагнулся вперед и поймал взгляд Клементины.
        - Вы уже осмотрели замок, миледи? Если нет, я почту за честь, если вы позволите мне вас сопровождать.
        - Э-это очень любезно с вашей с-стороны, сэр. Мой муж уже провел меня по верхнему этажу и показал картинную галерею, но з-здание такое огромное. - Она улыбнулась. - Т-тут, наверное, множество к-комнат, которые мне еще предстоит осмотреть.
        - Отлично. Значит, договорились. Я буду…
        - Полагаю, что нет, - резко прервал кузена Джейми, так что Клементина вздрогнула: она и не думала, что муж слушает их разговор с Хью. - Сопровождать мою жену при осмотре ее нового дома - занятие не для тебя, - произнес Джейми, темнея лицом, - или кого бы то ни было другого. Я буду сам исполнять эту обязанность.
        Клементина широко открыла глаза. Ее изумил тон, которым были произнесены эти слова, причем в обращении к родственнику. Но Хью они вовсе не обидели, скорее несколько смутили. А Джейми невозмутимо возобновил свой разговор с Алексом, словно ничего особенного не произошло. Клементина постаралась скрыть свое потрясение и тихо вернулась к трапезе.
        Собственно говоря, она уже съела, сколько смогла, но продолжала сидеть за столом, не желая привлекать внимания. Присутствующих, казалось, совсем не удивило грубое обращение ее мужа с Хью. Неужели родственники Джейми так привыкли к смене его настроений, что теперь это их не трогает? Неудивительно, что он с возмущением принял приказ короля жениться на ней: Джейми привык сам чувствовать себя королем.
        Клементина с грустью задумалась об этом. И все же нынче утром муж был необычайно добр с ней. Наверное, Джейми был прав, считая, что долг мужа познакомить жену с ее новым домом, но разве не мог он быть потактичнее с Хью?
        - Не нужно притворяться, что ешь, если наелась, дорогая, - прервал ее размышления голос Джейми.
        Клементина настороженно подняла на мужа глаза, но лицо его было спокойным, без малейших признаков недавнего раздражения или злости. Наоборот, с легкой улыбкой Джейми взял вилку из ее рук и бережно положил на тарелку.
        - Спасибо, - пролепетала Клементина. - Я н-не могу сравняться с в-вами аппетитом.
        - Да уж, это вряд ли, - отозвался Джейми, и губы его еще больше раздвинулись в улыбке. Клементина не могла понять, что его так позабавило.
        Когда все закончили трапезу и поднялись из-за стола, Клементина извинилась, сказав, что хочет привести в порядок свои вещи наверху, и удалилась в спальню. На самом деле ей просто хотелось отдохнуть, ничего не делая. До конца дня было далеко, но она чувствовала себя усталой и, едва добравшись до своих покоев, скинула туфли и упала на широкую постель. Через мгновение Клементина уже спала. Книга, которую она приготовилась читать, так и осталась лежать рядом нераскрытой.

        Глава 6

        Когда Клементина открыла глаза, солнце уже спустилось низко к горизонту. Увидев, что в комнате темно, девушка торопливо спрыгнула с кровати и подошла к окну. Как же крепко она спала! Но зато теперь чувствовала себя совершенно отдохнувшей.
        Приподнявшись на цыпочки, Клементина уткнулась носом в стекло и стала всматриваться в сгустившиеся сумерки. Вид из окна был не таким пугающе прекрасным, как утром с башни, но не менее живописным. И хотя меркнувший свет преобразил горы в темные силуэты, отсюда также удавалось многое рассмотреть. Было в этом суровом пейзаже нечто сильное, первобытное, будоражащее кровь. Какими скучными казались в сравнении с этой дикой природой волнистые холмы и долины Йоркшира!
        Вскоре босые ноги замерзли, и, сообразив, что с приближением сумерек в комнате еще больше похолодает, Клементина поспешила к огню. Ей пришлось подбросить в гаснущие угли поленьев, чтобы согреть руки перед тем, как выбрать платье к ужину. У Клементины теперь было много новых нарядов - все красивые, - так что отдать какому-то предпочтение было очень трудно. Она и представить себе не могла, насколько официальными были здесь общие трапезы.
        В дверь постучали, и на пороге появилась Анни Керр с ведерком теплой воды.
        - Анни, как я рада, что вы п-пришли. Я н-не знаю, что мне надеть. Здесь к ужину очень строго одеваются?
        Анни улыбнулась озадаченной девушке. Если самой большой ее проблемой было, что надеть нынче вечером, значит, дела идут на лад.
        - Дамы Макдоналдов большие модницы. Вы, наверное, уже успели это заметить, - ответила Анни, - но вы здесь хозяйка. Надевайте что хотите.
        Домоправительница подошла и стала вместе с Клементиной перебирать развешанные в шкафу наряды. Руки Анни задержались на бархатном платье насыщенного синего цвета.
        - Вот это, думаю, очень подойдет, миледи.
        - Да, оно чудесное, - вздохнула Клементина, поглаживая мягкую нежную ткань, - я не п-привыкла иметь столько роскошных нарядов, Анни.
        Приложив платье к себе, Клементина подошла к зеркалу.
        - Нам нужно поторопиться, а то вы не поспеете присоединиться к остальным до ужина.
        Быстро скинув с себя смятое платье, в котором она заснула, Клементина умылась и надела поданные Анни чистую сорочку и нижнюю юбку. Затем она повернулась к служанке, чтобы та помогла ей с платьем. Нежно льнущий к коже бархат вызывал необычайно приятные ощущения. Лиф плотно облегал фигуру, а пышная юбка колыхалась при каждом шаге. Довольно глубокий вырез открывал белоснежную грудь. Рукава были подхвачены ниже локтя синими же лентами и отделаны нежным кружевом.
        Клементина терпеливо стояла, пока Анни застегивала пуговицы и расправляла юбку.
        - А теперь займемся вашей прической.
        Клементина кивнула и присела к туалетному столику. Анни начала бережно расчесывать растрепавшиеся волосы, стараясь не дергать их без нужды.
        - У м-меня никогда не получалась гладкая и аккуратная прическа, - жалобно проговорила Клементина. - Тетушка очень огорчалась, что я не умею держать свои волосы в порядке, как полагается благовоспитанной молодой девице, такой, на которой д-джентльмены захотят жениться…
        - И все же вы вышли замуж раньше, чем ее Рейчел. Разве не так?
        - М-мда. Н-но она часто напоминала мне, что я ничего не сделала, чтобы привлечь своего мужа. Он был вынужден жениться на мне, ни разу не повидав. З-за глаза.
        - Это верно, однако я не сомневаюсь, что ваш супруг скоро будет считать себя большим счастливцем. Если уже, так не считает.
        - Нет. Я в-вам не верю. - Клементина поймала в зеркале взгляд Анни. - Я знаю, вы хотите меня ободрить, но Анни, я в-вовсе не так наивна. Я п-понимаю, что лэрд Камерон мог выбрать кого хотел из многих, и уверена, что в Шотландии м-много красавиц.
        - В этом вы правы, но Джейми пришлось бы долго искать такую красивую, как вы.
        Клементина расхохоталась, услышав эти слова.
        - Ох, Анни, вы так добры ко мне! Я, п-правда, очень вам благодарна и рада иметь в вас друга, но не нужно мне так льстить.
        Анни расчесывала густые вьющиеся локоны Клементины, пока они не заблестели как шелк, а затем подхватила их с боков черепаховыми гребнями.
        - Думаю, так сойдет. Вы настоящая красавица!
        Клементина встала и подошла к высокому большому зеркалу.
        - Спасибо, Анни. Мне очень н-нравится это платье, - сказала она, бережно прикасаясь к бархату. - Но не к-кажется ли вам, что вырез на нем слишком глубок? - Рука Клементины потянулась к лифу, безуспешно пытаясь подтянуть его повыше. - Я чувствую себя раздетой. Я не привыкла носить такие ф-фасоны.
        - Оставьте все как есть, миледи. Вам нужно привыкать к таким лифам, потому что большинство платьев так скроены. А теперь извините меня: я должна идти вниз. Мне еще многое нужно сделать до ужина.
        - Да, конечно. Я знаю, сколько у вас дел, и очень ц-ценю вашу помощь.
        - Мне это в радость, - улыбнулась Анни, - но все же нам нужно будет подобрать для вас собственную служанку. Внизу многие хотели бы занять это место.
        - А как насчет той девушки… т-той, что вчера наполняла мою ванну? - предложила Клементина, вспоминая ее дружелюбную улыбку. - Она такая миленькая.
        Анни на миг задумалась.
        - Вы, верно, имеете в виду Сару. Да, она будет рада вам услужить. Я поговорю с ней.
        - Спасибо. Я буду очень признательна.
        Едва за домоправительницей закрылась дверь, Клементина вновь подошла к зеркалу и, вспоминая ее слова, стана вглядываться в свое отражение. Неужели ее и впрямь можно назвать красивой? До сих пор она считала, что выглядит не слишком ладно. Чересчур маленькая, чересчур худенькая и совершенно невзрачная. Хотя в этом наряде она уж точно не кажется невзрачной, удовлетворенно подумала Клементина.
        Еще раз критически оглядев себя в зеркало, девушка заметила, что хотя ее талия и бедра были совсем не широкими, грудь, приподнятая вверх по-модному узким лифом, оказалась весьма округлой. Клементине и раньше приходилось видеть дам в платьях с таким глубоким вырезом, но владевшее ею чувство неловкости не проходило. Поэтому, порывшись в комоде, она нашла маленькую кружевную косынку, прощальный подарок кузины Анны, и, вернувшись к зеркалу, старательно прикрыла ею вырез платья.
        Мгновение спустя дверь отворилась, и в комнату вошел Джейми. При виде жены губы его растянулись в восхищенной улыбке. Он не мог налюбоваться ее стройной фигуркой, особенно глаз задержался на волнующе вздымавшейся груди. От Джейми не могло укрыться, что Клементина пытается прикрыть ее каким-то жалким клочком кружева.
        Джейми быстро шагнул к жене, намереваясь убрать ненужную тряпицу.
        - Ты выглядишь прелестно, - пробормотал он и, взяв руки Клементины в свои, поцеловал нежные кончики беленьких пальчиков. - Но тебе не нужна эта… - он снял с шеи косынку, - платье гораздо лучше выглядит без нее.
        Клементина опустила глаза и залилась краской. Ее очень рассердило, что муж так бесцеремонно распоряжается ее нарядом.
        Рука Джейми легко скользнула по щеке Клементины к подбородку и замерла там, лаская большим пальцем полную нижнюю губку. Джейми почти поддался порыву поцеловать сочный ротик жены, ведь она выглядела так очаровательно, но заметил, как бешено забилась жилка на ее тоненькой шейке, и понял, что снова пугает Клементину.
        Отступив на шаг, он опустил руку и, предлагая ее жене, спросил:
        - Я пришел сопроводить тебя на ужин. Ты готова?
        - Д-да, благодарю вас, - откликнулась Клементина и положила трепещущую кисть руки на рукав его камзола.
        - Ты замерзла? - Темные глаза Джейми ничего не упускали.
        - Н-нет, мне хорошо. Спасибо.
        - Может, хочешь захватить с собой шаль?
        Клементина прочла на лице мужа искреннюю заботу и поспешила ответить:
        - Нет, правда. Мне вовсе не холодно.
        Ей действительно не было холодно, тем более что от руки Джейми исходил жар, распространявшийся по всему ее телу!
        Бесконечно долгий ужин прошел без неприятностей. Клементина снова сидела между Джейми и Дейви. Девушка лишь дивилась аппетиту Камеронов и размышляла о том, все ли шотландцы так много едят или только этот клан. Ветчиной, олениной, бараниной, куропатками и фазанами был заставлен весь стол, а служанки не успевали подавать новые блюда и доливать кубки и кружки. Ко времени десерта - когда на стол подали всевозможные сладости и пропитанные бренди фруктовые пирожные, Клементина уже наелась до отвала. Она сидела, тихонько попивая вино, и ждала, пока не начнут убирать со стола. Не уверенная, что надлежит ей делать теперь, Клементина задумалась, не ждут ли другие дамы какого-то сигнала с ее стороны, чтобы покинуть комнату, и невольно посмотрела на Мередит Макдоналд. Однако внимание Мередит целиком было поглощено Джейми. Казалось, они беседовали о чем-то забавном, поскольку оба улыбались.
        Наконец Джейми поднял глаза и поймал взгляд Клементины. Шутливость его тут же сменилась заботой.
        - Ты хочешь удалиться? - спросил он.
        Клементина кивнула и, смущенно поднявшись из-за стола, нерешительно пожелала всем доброй ночи.
        Джейми встал вслед за женой, подав ей руку, пошел ее провожать. Этого Клементина не ожидала, и когда они взошли по главной лестнице к дверям ее комнаты, сердце девушки сильно забилось. Вспомнив утренние извинения и обещания мужа, она все-таки сумела кое-как подавить страх, уговаривая себя, что Джейми наверняка не станет так скоро нарушать данное слово.
        Они вошли в спальню. Клементина высвободила свою руку и повернулась к нему лицом.
        - Доброй ночи, милорд, - с трудом, стараясь не заикаться, выговорила она.
        Минуту Джейми стоял не двигаясь и напряженно всматривался в лицо жены, затем его темные глаза смягчились, и уголки губ чуть приподнялись.
        - Я ведь дал тебе слово. Помнишь? Тебе не нужно меня бояться. Доброй ночи, моя дорогая. - Он снова взял ее руки в свои, и медленно поцеловал сначала одну ладошку, потом другую, после чего тут же покинул комнату.
        Опустившись на край постели, Клементина вслушивалась в удаляющиеся шаги мужа. Она закрыла глаза и прижала руки ко рту. Неужели это тот же мужчина, который вчера вел себя так гадко? Открыв глаза, Клементина посмотрела на свои руки, повертела их, внимательно осматривая. Сегодня лэрд много раз касался их… всякий раз по-разному: гладил пальцы и ладони, целовал их… Она раньше и не представляла себе, какие волнующие ощущения способно пробудить простое прикосновение к руке.
        Вздохнув, Клементина направилась к зеркалу, вынимая на ходу гребни из волос. Нескрепленные локоны рассыпались по плечам. Джейми сказал, что в этом платье она выглядит прелестно. Надо будет снова его надеть… а может быть, безопаснее будет не надевать?..
        С трудом справившись с пуговицами, Клементина вновь подумала, что если будет носить подобные наряды, без служанки ей не обойтись. Она вдруг, вспыхнув, поняла: Анни, видимо, предполагала, что сегодня ей поможет раздеться муж. Наверное, мистрис Керр будет потрясена и огорчена, обнаружив, что Джейми не делит постель со своей женой. Возможно, она решит, что Клементина отказывается исполнять свой супружеский долг? И все же девушка надеялась, что это не так, она успела полюбить домоправительницу и дорожила ее расположением.
        Натянув через голову шерстяную ночную рубашку, Клементина скользнула под одеяло, соображая, сумеет ли заснуть после нескольких часов дневного отдыха. Но сон пришел, хотя оказался неспокойным и полным тревожных сновидений. Не раз Клементина внезапно просыпалась, задыхающаяся, вся в поту от ощущения глубокой тоски и отчаянного одиночества. В конце концов, она встала и зажгла оставленную у двери свечу. Умиротворяющий мягкий свет несколько развеял страхи, и вскоре Клементина смогла спокойно заснуть.

        Джейми, покинув спальню супруги, не испытывал желания вернуться к гостям и домочадцам, но и усталым себя он не чувствовал. Он направился в библиотеку, где налил себе кубок вина и уселся с томиком Вергилия, стремясь успокоиться. Однако сосредоточиться на поэзии он не смог: мысли его были заняты молодой женой. С каждой их встречей Клементина казалась ему все более желанной. Нет, нелегко ему будет соблюсти поспешно данную клятву держать руки подальше от нее. Но она была так юна и невинна… Да, невинна и наивна, как котенок… Джейми понимал, что, если есть у него хоть капля чести, он должен заботиться о ней и обращаться с ней ласково. По-доброму.
        Странно, как могут одни сутки все изменить. Еще вчера ему была противна и ненавистна сама мысль о будущей супруге, о ее приезде, ее присутствии в замке, а сейчас Джейми мог думать лишь о том, как сделать ее счастливой. Утренние слова Анни звучали в его мозгу. Действительно, матушка очень бы на него рассердилась. Отец тоже. Он плохо себя повел. В этом никаких сомнений не было. Ему остается только одно, думал Джейми, рассеянно вертя в руках пустой кубок: какое-то время держаться от Клементины подальше и надеяться, что она привыкнет и к нему, и к жизни в Гленахене.

        Глава 7

        Последующие дни прошли без особых происшествий. Джейми сохранял свое намерение оставить Клементину в покое и держаться в стороне, он лишь сопровождал ее к вечерней трапезе, а также к обеду и завтраку. Он даже воздерживался от посещения ее спальни, желая спокойной ночи у двери. Словом, всегда старался обращаться с Клементиной как можно учтивее, и только. Дни текли, и ему казалось, что молодая жена начала чувствовать себя с ним непринужденнее. Хотя сам он не мог сказать того же о себе. Напротив, чем больше он видел Клементину, тем больше его к ней тянуло. Он начал понимать, что иметь под боком такое соблазнительное и недоступное существо весьма мучительно. С каждым днем, с каждой ночью Джейми становился все беспокойнее. С Клементиной он был по-прежнему терпелив, со всеми же остальными все более и более раздражителен. Чтобы хоть как-то сдерживать свой гнев и не срываться на окружающих по пустякам, он стал больше уделять времени плаванию. Вода горного озера, такая же ледяная, как снег на горных вершинах, с которых она брала свое начало, несколько охлаждала его кровь, а физические упражнения помогали
ему тратить избыток энергии.
        По вечерам он держался от жены в отдалении, пока Дейви и Хью вели с Клементиной разговоры. К дружбе с Дейви Джейми относился терпимо, но с трудом подавлял свою неприязнь к Хью. Как-то, примерно недели через две после свадьбы, когда они все собрались перед ужином в холле, Джейми увидел милую улыбку Клементины в ответ на какие-то слова Хью и понял, что больше выдержать этого не может. Широкими шагами он подошел к ним и резко произнес:
        - Я хотел бы немного побеседовать с женой.
        Переведя суровый взгляд с Хью на Клементину, он увидел, как сползает с ее лица улыбка, и почувствовал острое раздражение. Что нашла она в этом слабом глупце Хью? Джейми бесило, что Клементина так явно радуется обществу кузена, но вся сжимается в присутствии мужа. Сдержав порыв гнева, он произнес:
        - Я припоминаю, что не исполнил своего обещания провести вас по замку. Возможно, завтра мы сумеем исправить эту ошибку.
        - Я-я… м-мне это будет очень п-приятно, милорд, - смиренно ответила Клементина, слишком хорошо помня, как властно настаивал он на том, что лично выполнит эту обязанность.
        - Отлично. Я зайду за вами утром после завтрака.
        Верный слову, Джейми появился на следующее утро у двери супружеской спальни. Клементина встала рано и торопливо оделась, боясь, что муж застанет ее в ночной рубашке. Одетая в нежно-розовое платье, кокетливое, но скроенное более скромно, чем остальные в ее гардеробе, Клементина встретила Джейми сдержанно.
        От него не ускользнуло, что жена намеренно выбрала такой несоблазнительный наряд, и легкая улыбка тронула его губы, когда он целовал кончики ее пальцев.
        - Миледи, вы сегодня очаровательны. Розовое вам к лицу.
        - Благодарю вас, - пролепетала Клементина, краснея.
        - Готовы ли вы к нашей прогулке? Думаю, мы можем начать с нижних этажей и постепенно поднимемся наверх. Хотя, конечно, вы должны будете сказать мне, если я вам наскучу или утомлю вас.
        Клементина безмолвно кивнула. Ну почему, почему она испытывает такую тревогу? Ведь если бы он собирался ее изнасиловать, ему достаточно было бы войти к ней ночью, а этого он не делал. Кроме того, она почти не сомневалась, что может доверять его слову. Так отчего же в присутствии этого мужчины она испытывает такое смущение?! Почему ей так нелегко с ним?!
        Когда они спускались по главной лестнице, Джейми взял Клементину за руку, и пальцы ее напряглись в его теплой ладони, желая выйти на волю, но не решаясь на это. Впрочем, Клементина сомневалась, что муж выпустит ее руку, и не хотела вступать в унизительную схватку, в которой не имела ни малейшего шанса победить.
        Многие из комнат нижнего этажа Клементина уже успела посетить, но Джейми провел ее через несколько новых, не виденных ею ранее. В основном это были оружейные залы, богато обставленные и очень хорошо оснащенные. По мере их совместной прогулки Клементина успокоилась и позволила себе расслабиться, даже решилась задать несколько вопросов. Джейми оказался проводником заботливым и знающим, так что утро пролетело незаметно. Они долго бродили по обширным покоям замка. Некоторые части его были построены более пятисот лет назад, и Клементина невольно увлеклась рассказами мужа об интересной и полной драматизма истории клана Камеронов, в которой было немало кровавых столкновений с врагами внешними и внутренними.
        Постепенно добрались они и до той башни, где Джейми нашел Клементину в первое утро после свадьбы. Сегодня было так же ветрено, и когда они вступили на парапетную дорожку, Джейми обнял жену своими сильными руками и крепко прижал к себе, порождая в Клементине ощущение необычайного уюта и безопасности. Девушка и вправду ощущала себя защищенной, и это чувство удивительно грело. В конце концов, Джейми проявлял к ней сочувствие и внимание… просто как к человеческому существу… Клементина давно не испытывала ничего подобного.
        Джейми со своей стороны старался как можно полнее использовать возможность близости с женой. Как чудесно было ощущать нежность ее упругого тела, тесно прижатого к его груди. Джейми пришлось призвать все свое самообладание, чтобы не дать волю рукам и не позволить им скользить по изящному тонкому стану Клементины. Вместо этого он искоса, украдкой изучал ее совершенный профиль. Она же с невозмутимым спокойствием смотрела на открывающиеся с башни дали. Холодный ветер так прелестно разрумянил ее щеки, растрепал волосы, что желание поцеловать ее стало для Джейми нестерпимым, просто мучительным - настоящей физической болью. Невольно Джейми начал придумывать план, как его осуществить. Держаться от жены в отдалении он уже не мог - пытка постоянно сдерживать себя в ее обществе грозила совсем его добить. Этак в минуту слабости он возьмет ее силой или убьет чрезмерно внимательного к ней Хью. А может быть, сделает и то и другое… Нет, ему придется начать ухаживать за Клементиной, соблазнять ее, и нужно быть готовым к тому, что на это уйдет немало времени.
        Джейми бережно дотронулся до щеки жены.
        - Ты, кажется, замерзла, Клементина? Хочешь вернуться внутрь?
        - Н-нет. Право же, нет. Мне так здесь нравится! Я хотела как-нибудь прийти сюда с моим рисовальным альбомом, когда будет не так ветрено. - Легкая улыбка тронула ее губы.
        Джейми, глядя на Клементину, испытал удовольствие: она почти улыбнулась ему. Он также заметил, что и заикание ее уменьшилось. Не то чтобы оно было неприятно Джейми, скорее оно казалось ему трогательным, но он уже осознал, что Клементина заикается, если нервничает. Так что это отражало состояние ее души. Чем спокойнее она становилась с ним, тем меньше заикалась… А это был прогресс.
        - Боюсь, уже близится час обеда, - наконец произнес Джейми, - Анни не любит, когда нарушают ее распорядок, так что нам лучше поспешить вернуться.
        Он свел Клементину по винтовой лесенке вниз и остановился у последней ступеньки, чтобы убрать с ее лица взлохмаченный ветром локон. То, что его большие руки смогли сделать это так нежно и бережно, поразило Клементину. Она замерла и стояла не шевелясь, позволяя мужу поухаживать за собой.
        - Так-то лучше. А то ты была совсем растрепанная.
        Клементина подняла на Джейми глаза и прошептала с возвратившейся робостью:
        - Спасибо.
        Ей показалось, что в его темных глазах мелькнула жажда. Но он мгновенно овладел собой и только лишь взял ее за руку и повел вниз. Так что, возможно, это ей просто показалось?
        Этим вечером за ужином Клементина лишь играла с пищей у себя на тарелке. Желудок сводили спазмы. Большую часть трапезы она ощущала на себе взгляды мужа, очень ее смущавшие. Какое-то странное выражение, таившееся в глубине его глаз, вызывало у нее тревогу и волнение. Пытаясь отвлечься, она повернулась к Кэтрин Макдоналд, в этот раз сидевшей рядом с ней, и сердечно улыбнулась девушке. Кэтрин была милой, но мучительно застенчивой, так что поддерживать с ней беседу было делом тяжким. Как выяснила Клементина, Мередит приходилась ей мачехой и, хотя внешне проявляла заботу к падчерице и вроде бы любила ее, была настолько сильнее по натуре, что Кэтрин словно гасла в ее тени.
        - Ты скучаешь по вашему дому в Инвермалли? - поинтересовалась Клементина.
        - Иногда, - тихо отозвалась Кэтрин. - Но мне нравится гостить в Гленахене.
        Легкий румянец заиграл на ее щеках, когда вслед за тем мачеха дополнила ее ответ:
        - Джейми очень гостеприимный хозяин. Гленахен всегда был для тебя вторым домом, не правда ли, дорогая?
        Кэтрин покраснела еще больше, а Клементина задумалась, почему слова Мередит так смутили девушку.
        Когда слуги убрали со стола, Клементина приготовилась было привычно извиниться и уйти, но неожиданно для себя обернулась к Кэтрин и спросила:
        - Ты играешь на каком-нибудь инструменте?
        - Я играю на арфе, - ответила та. - Немножко.
        - Тогда, если ты не слишком устала, может быть, ты захочешь п-пойти со мной? Мне давно хотелось посетить здешнюю музыкальную комнату. Кажется, ею никто не пользуется.
        - Действительно, мы туда редко заходим, - тихо сказала Кэтрин. - А жаль. Мне бы хотелось туда заглянуть. - Она посмотрела на Мередит, которая кивком дала свое согласие, и девушки вместе покинули столовую.
        Войдя в музыкальную комнату, маленький круглый покой в нижнем этаже одной из башен, Клементина сразу направилась к клавесину, единственному инструменту, на котором умела играть более-менее сносно. Сначала она лишь рассеянно перебирала клавиши, но соблазн был слишком велик, и, подтянув низенький стульчик, она села перед инструментом и позволила рукам свободно бродить, подбирая мелодию. Прошло много времени с тех пор, как она последний раз играла на клавесине, и пальцы ее утратили нужную гибкость. Но вскоре былая сноровка вернулась, и Клементина целиком погрузилась в музыку. Это занятие так поглотило ее, что она не услышала, как отворилась дверь и у нее появились слушатели. Девушка заметила их, лишь когда закончила пьесу и за спиной разразились аплодисменты.
        Круто обернувшись, Клементина увидела Мередит и Локлана Макдоналд, а также Хью и Дейви и попыталась извиниться за невнимание:
        - Ох, я н-не заметила, как вы вошли! Н-надеюсь, этот шум не помешал вам?
        - Вовсе нет, - уверила ее Мередит. - Я давно не слышала, чтобы кто-то играл на этом инструменте. Со смерти Элис.
        - В-вы имеете в виду Элис Камерон? Она тоже играла на клавесине?
        - Блестяще, - ответила Мередит, растягивая тонкие губы в улыбке.
        Клементина поспешно поднялась со стульчика.
        - О Боже! Т-теперь я понимаю, какой неумелой вам кажусь.
        - Но вы чудесно играете, - настойчиво проговорила Кэтрин. - Пожалуйста, не останавливайтесь.
        - Ладно. Но сначала м-мне хотелось бы п-послушать твою игру на арфе.
        Кэтрин кивнула и, присев к инструменту, заиграла. Она говорила, что владеет арфой лишь немножко, но Клементине ее искусство показалось превосходным. Теперь в ее глазах Кэтрин преобразилась в какое-то совершенное существо, обладающее всеми достоинствами, которых сама она была лишена: грацией, красотой, изящными манерами и благородной осанкой. С нескрываемым восхищением она залюбовалась девушкой, наслаждаясь ее игрой.
        Локлан Макдоналд приблизился к Клементине, и она мельком улыбнулась ему. Как должен он гордиться такой прелестной и талантливой дочерью!
        Словно прочитав ее мысли, Локлан наклонился к уху Клементины и, понизив голос, сказал:
        - Мы ждали, что однажды она заключит блестящий брак. Не стану отрицать, мы надеялись, что Джейми женится на ней, но король, Боже храни его милость, решил иначе. Дослушаться короля немыслимо. Не так ли?
        Локлан добродушно улыбался, но Клементина вздрогнула. Негодование затопило ее, и неприязнь к этому человеку выросла стократ. Какая бестактность сообщить ей об этом. Он ведь гость в ее доме. Разумеется, Джейми был лишен возможности выбрать себе невесту, но как же неблагородно со стороны Локлана напоминать об этом… вслух.
        Не в силах придумать подходящий ответ, Клементина продолжала хранить достойное, по ее мнению, молчание. Достаточно оправившись от укола, она еще внимательнее вгляделась в лицо Кэтрин, пытаясь понять, любил ли ее Джейми, искренне надеясь, что не разбила сердца двух влюбленных. Как ужасно стать причиной такого несчастья! Но Клементине не показалось, что Кэтрин испытывает к ней неприязнь.
        Нет, если бы она любила Джейми, ей не удалось бы так ловко скрывать свои чувства. Однако слова Макдоналда многое объясняли, особенно отношение Мередит к Клементине. Сначала ей казалось, будто эта женщина не доверяет ей из-за ее английской крови, что она считает ее недостойной быть женой Джейми из-за его положения главы могущественного клана. Но видимо, Мередит считала Клементину захватчицей, укравшей у Кэтрин ее нареченного. Неудивительно, что она питала к англичанке такую нескрываемую неприязнь.
        От огорчения Клементина пропустила момент, когда Кэтрин кончила играть. Слушатели вновь стали настаивать, чтобы Клементина села за клавесин. Встрепенувшись, она ответила им вымученной улыбкой и вернулась к инструменту. Однако, начав играть, она забыла обо всем. Музыка отвлекла ее от грустных мыслей, и вскоре Клементина почувствовала покой и свободу. Слушатели попросили ее сыграть еще несколько вещей, причем Хью взял на себя труд переворачивать страницы нот. Закончив, Клементина мило улыбнулась ему, благодаря за помощь.
        - Возможность оказать услугу такой талантливой музыкантше - уже удовольствие, миледи. И такой красивой, - добавил Хью, склоняясь к ее руке.
        Клементина встала от клавесина, несколько смущенная такими непривычными похвалами и вниманием. И тут она в первый раз заметила Джейми. Настроение ее сразу испортилось. Она не знала, что муж находился в комнате; судя по недовольной гримасе, он не был очарован ее способностями.
        - Пожалуйста, не уходите, - запротестовал Дейви, когда Клементина сделала шаг назад от инструмента. - Вас еще должны послушать Алекс и Джейми.
        - Хорошо. - Клементина улыбнулась его юношеской восторженности, благодарная, что хоть кто-то из присутствующих высоко оценил ее усилия. Она снова села за клавесин и стала перелистывать ноты в поисках знакомых мелодий.
        Джейми рассердила не музыка, а та картина, которую он застал в музыкальной комнате. Видеть, как Хью фамильярно склоняется над Клементиной, а она радостно улыбается ему, было нестерпимо. В Джейми рождались непривычные, неизвестные ранее чувства. В конце концов, это была ЕГО жена, и ему было неприятно оказаться свидетелем ее непринужденной болтовни с другим мужчиной. С мужчиной, которого он не любил и которому никогда не доверял. То, что Клементина так весело улыбалась Хью, а на него - мужа - смотрела с настороженностью, привело Джейми в бешенство. Он почувствовал желание сбить Хью с ног… уложить его лицом в грязь!
        Едва владея собой, Джейми обернулся к Дейви и с нескрываемой злостью сказал:
        - Ты не прав, Дейви. Думаю, к этой минуте все в Гленахене услышали игру Клементины. Ведь клавесин не самый тихий инструмент на свете. - Обернувшись затем к жене, он добавил: - У тебя был долгий утомительный день. Пойдем, пришло время отдохнуть.
        - Но я в-вовсе не устала, м-милорд, - отозвалась Клементина, не обратив внимания на опасные нотки в голосе мужа. - Я буду рада играть и д-дольше.
        Никто в комнате не вымолвил ни слова: все услышали в отрывистой речи лэрда предостережение.
        - Не спорь со мной, Клементина. Я сказал тебе, что надо идти, и не потерплю ослушания. - В голосе его звучала откровенная угроза. Клементина растерянно уставилась на мужа, потрясенная его тоном. Она ошеломленно застыла с листком нот в руках.
        В порыве слепой ярости, удивившей его самого, Джейми пересек комнату и, схватив девушку за руку, повел ее за собой.
        Едва они остались одни, Клементина резко высвободила руку и, выпрямившись во весь свой миниатюрный рост, впилась разгневанным взглядом в лицо Джейми. Возмущение непонятным, неразумным поведением мужа пересилило ее страх перед ним.
        - Т-ты думаешь, что тебе стоит только щелкнуть пальцами, чтобы все послушно подчинились?! - задыхаясь и заикаясь, сердито выговорила Клементина и, не дожидаясь ответа, продолжила: - Т-ты думаешь, мне приятно, что меня выволакивают из комнаты у всех на глазах? Как ты смеешь?!
        - Если не нравится, в следующий раз делай, что тебе велят, - отвечал Джейми, все еще не владея собой.
        Как получилось, что он так быстро рассвирепел? Что-то с ним неладно. Он ведь знал, что Клементина не собиралась вести себя вызывающе, даже если намерения Хью были не такими невинными. И все же он не удержался и унизил ее перед всеми.
        Синева ее глаз потемнела от гнева и теперь походила на цвет штормового моря. Джейми завороженно уставился на жену. Ему стало неловко за свою несдержанность.
        - Клементина… - начал он, кладя руку ей на плечо. Она в раздражении скинула ее прочь.
        - Я с-сама найду сегодня дорогу к себе! М-мне не нужны и нежеланны твои проводы!
        Резко отвернувшись, Клементина направилась прочь от мужа, но Джейми снова поймал ее за руку. Зрелище ее негодующего лица, напряженная осанка окончательно развеяли остатки его злости. Улыбка тронула его губы. Реакция жены очень удивила его. Он думал, что она струсит от его резких слов, но она явно сочла, что с ней обошлись несправедливо, и разозлилась. В Джейми пробудилось восхищение ее отвагой, и он широко заулыбался.
        - Что, р-ради всех святых, ты находишь в этом смешного? - требовательно осведомилась Клементина, тщетно стараясь выдернуть руку из его сильных пальцев. - Я н-не вижу ничего забавного в публичном выговоре!
        - Полагаю, что нам стоит продолжить наш разговор где-нибудь в другом месте, - почти весело произнес он. - Уверен, что ты тоже не хочешь, чтобы окружающие слушали нашу перебранку.
        Крепко сжав пальцы на ее тонком запястье, Джейми потащил Клементину вверх по лестнице. Какой маленькой и хрупкой была ее рука! Опасаясь причинить Клементине боль, Джейми слегка ослабил хватку, но не так, чтобы жена могла освободиться.
        Приведя Клементину в ее спальню, Джейми свободной рукой закрыл за ними дверь и, повернувшись, спросил:
        - Так на чем мы остановились?
        Клементина упрямо молчала. Может быть, она слишком далеко зашла, повысив на него голос? Конечно, Джейми ее сильно разозлил, но теперь, оставшись с ним наедине в запертой комнате, Клементина снова струхнула. Однако, не желая, чтобы муж догадался об этом, она вызывающе уставилась на него, глядя как могла дерзко. Его же глаза откровенно смотрели не на ее лицо, а куда-то ниже, на… грудь, которая продолжала неистово вздыматься после бурной вспышки.
        Клементина постаралась успокоить дыхание, что было совсем нелегко под страстным взглядом Джейми. С трудом сглотнув, она наконец нашла подходящие слова.
        - Я-я обращалась к вам с просьбой, милорд, не делать выговоры прилюдно, - заикаясь произнесла она.
        - Должен ли я понимать так, что вы предпочитаете выслушивать их здесь, в этой комнате?
        Клементина потупилась:
        - Д-да, милорд.
        Вид жены, стоявшей перед ним с опущенной головой в ожидании неизвестно какого наказания, ужаснул его. Неужели она думает, что он станет ее бить? Потрясенный таким поворотом событий, Джейми немедленно отпустил запястье жены и взял ее маленькие ладони в свои.
        - Клементина, Клементина!.. Не смотри так потерянно! Я вовсе не собираюсь тебя наказывать. Это я виноват. Я вспыльчивый, и сегодня мой горячий характер прорвался… по причинам, которые тебе не понять. Ты меня прощаешь?
        Клементина подняла на него настороженный взгляд:
        - Да, милорд.
        - Джейми. Меня зовут Джейми.
        - Я знаю.
        - Я хочу, чтобы ты звала меня по имени.
        - Х-хорошо.
        - Скажи: Джейми.
        - Дж-Джейми, - заикаясь произнесла Клементина, и он расплылся в улыбке.
        Клементина прикусила губу и снова потупилась. Краска стыда загорелась на ее щеках.
        - Дорогая, что теперь тебя встревожило?
        - Мое заикание. Оно тебя забавляет.
        - Вовсе нет, глупышка. - Джейми выпустил руки жены и нежно коснулся пальцами ее лица, лаская чистый овал. - Я нахожу его очень милым и трогательным. Все в тебе кажется мне трогательным.
        Клементина удивленно посмотрела на мужа и увидела его обезоруживающую улыбку.
        - Меня по-разному называли, но Дж-Джейми - никогда. Мне это нравится.
        И тогда заулыбалась Клементина. Просто не смогла удержаться. Милая ямочка возникла у нее на щеке, а в глазах засветилось лукавство.
        - А я уж было испугался, что мне больше не посчастливится вызвать улыбку на твоем лице, - сказал Джейми. - Но я очень рад, что мне не пришлось долго ждать.
        В ответ на эти слова улыбка Клементины неуверенно дрогнула, будто решая, оставаться ей на лице или нет. Не желая испортить их хрупкое взаимопонимание, Джейми торопливо сменил тему.
        - Клементина, ты ездишь верхом?
        Девушка вновь не удержалась от улыбки.
        - Как же, по-твоему, смогла бы я добраться до твоего Гленахена?
        - Наверное, мне стоит задать вопрос по-другому, - засмеялся Джейми. - Ты любишь кататься на лошади? Я подумал, что мы могли бы завтра поехать на верховую прогулку. Если погода не испортится. Я показал бы тебе озеро.
        Сияющие глаза жены подсказали Джейми ответ еще до того, как она его произнесла.
        - О да! Пожалуйста!.. Мне очень хочется поехать на прогулку, и я с удовольствием погляжу на озеро!
        - Значит, решено. После завтрака я поведу тебя в конюшни. У меня есть кобылка, которая идеально тебе подойдет. Хотя, конечно, выбор остается за тобой.
        Как прелестна Клементина в своем счастливом волнении, подумал Джейми. Щеки ее слегка зарумянились, чуткие губки растянулись в лучезарной улыбке. Соблазн сгрести ее в объятия и зацеловать до смерти был почти неодолимым. Но тут ее улыбка увяла, и Джейми понял, что Клементина почувствовала его желание.
        - А теперь тебе лучше отправиться в постель. Побереги силы на завтра, и мы насладимся долгой прогулкой.
        Он запечатлел на щечке жены легкий поцелуй, но как-то исхитрился при этом захватить на миг уголок ее рта. Впрочем, Джейми тут же выпрямился и спокойно попрощался:
        - Доброй ночи, Клементина.
        А затем он ушел, оставив ее, растерянную, устремившую взгляд на закрытую дверь. Клементина изумленно поднесла пальцы к губам. Поцелуй Джейми был так краток, что у нее не было времени возразить или отстраниться… И все же после него губы ее слегка покалывало, словно иголочками. Возникло какое-то странное ощущение, в котором не было ничего неприятного…
        Клементина торопливо разделась и скользнула под одеяло, надеясь, что сон не заставит себя долго ждать, а потом так же быстро наступит утро.

        Глава 8

        Чудесные аппетитные запахи, встретили Клементину, когда она утром сбежала по лестнице вниз. Кроме двух служанок, никого не было видно. Даже собаки, спавшие у громадного камина в зале, не шелохнулись, когда девушка проходила мимо.
        Впервые спускалась она к завтраку так рано и страшно обрадовалась, что остальные обитатели замка еще спят, а значит, ей не обязательно есть наверху.
        Клементина наполнила тарелку овсяными лепешками с медом и уселась на деревянную скамейку. Без шумной компании даже пища показалась ей вкуснее. На протяжении всей жизни Клементине вечно приходилось находиться на глазах, под критическими взглядами ее родственников или посторонних людей, ожидающих, что она что-то не так скажет. Поэтому она очень ценила минуты одиночества.
        Чудесные лепешечки были горячими и ужасно вкусными, так что Клементина наслаждалась ими от души.
        - Приятно видеть, с каким аппетитом ты ешь, - раздался над головой знакомый голос, и Клементина подпрыгнула от неожиданности, смутившись, что ее застали с набитым ртом. - Я уже не надеялся увидеть, как ты уплетаешь за обе щеки, - продолжал Джейми, подходя к жене.
        Он был уже одет в плед, из-под которого виднелась белая льняная рубашка с закатанными до локтей рукавами. Через руку у него был перекинут плащ, который Джейми бросил на спинку стула.
        Клементина с трудом проглотила то, что было у нее во рту, и, отодвинув скамейку, встала.
        - Я-я п-подумала, что нужно хорошенько поесть перед прогулкой, вдруг мы задержимся.
        Ей хотелось, чтобы муж поскорее сел и не возвышался над ней, словно гора.
        - Не смотри виновато, - улыбнулся Джейми. - Я искренне рад, что ты ешь с аппетитом. Пожалуйста, не останавливайся из-за меня.
        Он окинул Клементину внимательным взглядом. Сегодня она была как никогда очаровательна. Темно-зеленое платье соблазнительно облегало ее грудь и изящную талию, сочный цвет бархата подчеркивал белизну кожи и яркость волос.
        Джейми поднял руку и бережно снял крошку с нижней губки жены. Он знал, что она отдернет голову, но не в силах был устоять перед соблазном прикоснуться к ней.
        Клементина попятилась на шаг и притворилась, что разглаживает юбку.
        - Я уже много съела, милорд. Благодарю вас.
        - Джейми.
        - Джейми, - удалось ей выговорить без заикания.
        Вчера вечером идея о совместной верховой прогулке показалась Клементине просто замечательной, но сегодня, оказавшись лицом к лицу с реальностью, мысль о том, что ей, видимо, придется провести много часов в обществе мужа, заставила Клементину занервничать.
        - Тогда, если ты закончила с едой, нам следует отправиться в конюшню. - Джейми подал жене руку и повел ее через боковую дверь во двор замка.
        Это был первый выход Клементины наружу после приезда. Неужели прошло всего две недели? Ей казалось, что она приехала не меньше двух месяцев назад.
        Солнце сияло ярко, и Клементина ощутила прилив радости, на душе посветлело. Легким шагом пошла она бок о бок с мужем.
        Счастье вливалось в нее с лучами солнца, с каждым дуновением ветерка, Клементина сознавала, что оно отражается на ее лице.
        Джейми ласково сжал руку жены.
        - Почему ты не сказала мне, что любишь ездить верхом? Я давно устроил бы эту прогулку.
        Скоро они вошли в конюшню, в довольно большое строение, сложенное из того же серого камня, что и замок. Джейми подвел Клементину к маленькой гнедой кобылке, которая была уже оседлана и готова к выезду.
        - Это Артемида. Мне кажется, она идеально тебе подойдет, - начал он, - но если ты захочешь другую лошадь, можешь пойти и выбрать.
        Однако Клементина уже была очарована бойкой лошадкой.
        - О, Джейми, она т-такая красавица! Я с удовольствием стану на ней ездить!
        Джейми обратил внимание на то, что Клементина даже не заметила, как естественно скользнуло с ее уст его имя: она была слишком занята тем, что гладила морду лошади и ее шею.
        - Тогда Артемида твоя. Больше никто на ней ездить не будет.
        Клементина, продолжая оглаживать кобылку, обратила широко открытые глаза к мужу.
        - Ты п-правду говоришь? Она будет моей собственной? - И, увидев, что Джейми не шутит, выдохнула: - О, благодарю тебя! Благодарю! - Клементина вновь повернулась к лошадке и прижалась лицом к ее морде.
        Джейми заметил, как у жены увлажнились глаза.
        - Я рад, - усмехнулся он обескураженно. - Если бы я знал, что ты так обрадуешься этому подарку, я не заставил бы тебя ждать так долго.
        Реакция жены изумила Джейми. Можно было подумать, что ей никогда не принадлежало ничего своего. Неужели ей ничего не дарили?
        Джейми помрачнел, осознав, что, по всей вероятности, так оно и было. Гнев овладел им при мысли о том, с каким недобрым пренебрежением относились к Клементине ее родственники. Что ж, он постарается возместить ей упущенное. Отныне он засыплет ее подарками.
        - Ну как, поехали? - спросил Джейми.
        Клементина кивнула, все еще не владея собой. Джейми положил руки ей на талию и легко подсадил в седло, а затем и сам вскочил на коня, мощного, длинноного вороного жеребца.
        Клементина поспешно пригладила юбку, прикрывая обнажившиеся икры, взяла у грума поводья и послала лошадь вперед по булыжникам дворика.
        Конюх, державший коня Джейми, отпустил узду и быстро попятился - Зевс рвался на волю, он нетерпеливо тряхнул головой и затанцевал под седоком. Но уверенная рука хозяина скоро призвала жеребца к порядку. Дождавшись, когда лошадка жены поравняется с Зевсом, Джейми легонько тронул поводья, и они вместе с Клементиной поскакали к воротам.
        Жаждущая ощутить на лице солнце и ветер Клементина понуждала кобылку вперед.
        Возможно, ей следовало надеть шляпу, чтобы не испортить цвет лица. Но настаивающая обычно на этом тетя Маргарет была далеко, и ругать ее было некому.
        Улыбаясь своим мыслям, Клементина тряхнула поводьями и ударом пятки послала Артемиду в галоп. Джейми не отставал. Он любовался легкой и уверенной посадкой жены, тем, как искусно управляла она лошадью. Такой счастливой он еще ее не видел. Быстрая скачка разрумянила ей щеки, лицо горело жизненной силой, глаза сверкали удовольствием. Джейми был безумно рад от сознания того, что сделал Клементину счастливой. Какой милой и неизбалованной она оказалась! Без малейших признаков притворства и фальши, которыми страдали многие известные ему женщины.
        Они приближались к озеру Лох-Строун, и им пришлось замедлить бег коней, чтобы спокойно проехать через заросли серебристых берез, окаймлявших берега. Несмотря на весеннее солнышко, день был холодным, и Клементина порадовалась, что надела одно из теплых платьев, особенно когда они въехали поддеревья. Ее удивляло, что Джейми выбрал этот путь, потому что вокруг было много открытых подъездов к воде и широких лугов для прогулки. Однако когда рощица поредела и они выехали на поляну, простиравшуюся до края воды, Джейми спешился и, подойдя к жене, спустил ее на землю.
        - Слышишь шум водопада?
        Клементина кивнула.
        Взяв ее за руку, Джейми подвел ее к краю поляны, где с гладких черных скал, с высоты в двадцать футов, падал в озеро небольшой, но быстрый поток воды.
        Перед ними расстилалась гладь озера, прерываемая лишь внушительной грудой камней в середине - небольшим островком красного гранита, густо поросшего вереском.
        Сегодня вода была темно-синей, почти черной, а солнце светило так ярко, что окружающий пейзаж отражался на глади озера, словно в зеркале.
        Клементину взволновала красота открывшегося вида. Она безмолвно стояла, наслаждаясь великолепным зрелищем, рука ее по-прежнему лежала в ладони Джейми.
        - Это великолепно! - сказала она зачарованно. - Я-я очень благодарна тебе, Джейми, за то, что ты привез меня сюда.
        Клементина повернулась к мужу и с признательностью посмотрела на него. Она была польщена тем, что он ей показал это место, потому что чувствовала - оно было для него особенным.
        - Я раньше часто приходил сюда, а теперь редко нахожу для этого время. Иногда я забываю, как здесь мирно и спокойно. - Джейми снял плащ и расстелил на земле, чтобы Клементина могла сесть, а сам, не заботясь об одежде, бросился на лиственный ковер рядом с ней.
        - Когда мы с Алексом были мальчишками, часто прыгали с утесов в воду и плавали на остров.
        Клементина ахнула, потому что вода в тени скал выглядела черной и угрожающе глубокой.
        - Ты был сумасшедшим! Прыгать сюда на такую глубину! С такой высоты!..
        - Вода всегда была холодной, даже летом, - засмеялся Джейми. - Но нам было все равно. Мы считали это отличным приключением. Счастливое было время.
        Клементина настороженно посмотрела на мужа:
        - А сейчас вы несчастливы?
        - Счастливы, конечно, но ребенком я не чувствовал тяжести ответственности. Жизнь была беззаботной… Одно большое приключение. Теперь у меня есть все это. - Джейми обвел вокруг себя рукой. - И масса обязанностей включительно. От меня зависит много людей. Пойми меня правильно, Клементина. Я не хотел бы изменить свою жизнь. Я страстно люблю Гленахен. Он у меня в крови, - Джейми откинул черную прядь со лба, - но иногда так здорово вспомнить беззаботную юность. Должен тебе признаться, меня очень баловали. - Он лукаво улыбнулся. - Братьев и сестер у меня не было, и родители портили меня от души.
        - Неужели?
        - Ей-богу. Разве ты не заметила? Ведь поэтому-то я такой упрямый и своенравный. Ужасно злюсь, когда не могу получить то, что хочу.
        Рука Клементины бродила в листьях, и Джейми, поймав ее ладошку, поцеловал тонкие пальчики.
        Клементина покраснела и потупилась, поняв намек мужа. Что же это он с ней делает?.
        Он подарил ей красивейшую кобылку и доказал, как ценит ее, показав этот необыкновенный, дорогой ему уголок. Он был щедр, добр и заботлив, а когда улыбался, выглядел необыкновенно привлекательным, отчего становилось все труднее испытывать к нему неприязнь… Знаки его внимания доставляли ей удовольствие - этого никак нельзя было отрицать… Легкая улыбка тронула губы Клементины.
        Джейми осторожно потянул жену к себе, приглашая ее прилечь рядом.
        Тревожные мурашки опять побежали по спине - Клементина попыталась отстраниться. Джейми лежал на боку, опершись на локоть, а свободной рукой стал гладить ее шею у ключиц. Глаза его буквально пожирали ее. Глупо было бы сомневаться в его намерениях.
        - Нет, - прошептала Клементина, - не надо…
        Но Джейми медленно наклонился к ее лицу и легко коснулся нежного рта. Клементину обдало жаром, и она ощутила, как бешено забилось ее сердце в груди. Она хотела было оттолкнуть Джейми, но… почему-то не смогла. Не было сил. Странное тепло разлилось по всему телу, расслабляя, лишая воли.
        Джейми на миг приподнял голову, чтобы заглянуть Клементине в глаза, но они были закрыты - длинные ресницы тенью лежали на разгоревшихся щеках… Возможно, ему не следовало так поступать, может, на этом и остановиться… Но она была так соблазнительна!..
        Джейми снова наклонился к жене и поцеловал оба уголка ее рта по очереди, а потом нежно раскрыл ей губы языком. Любовно и бережно он проник в ее рот, все время напоминая себе: не следует спешить, не дай Бог спугнуть ее. Клементина была так приятна на вкус - от нее нельзя было оторваться!.. Поцелуй Джейми становился все более страстным и нетерпеливым, а объятия - все теснее и жарче…
        Что же касается Клементины, то она больше не пыталась его останавливать. Никогда, даже в самых безумных снах, она не представляла, что поцелуй может быть таким чудесным, что он заставит ее млеть и трепетать, вынуждая бороться с чувствами, ранее неведомыми.
        Ее руки медленно поднялись и обвили его шею, а затем внезапная волна непонятного томления нахлынула, прокатилась по ней… И Клементина прильнула к мужу всем телом.
        Ощутив ее отклик, Джейми начал терять самообладание. Губы Клементины, необыкновенно нежные и теплые, раскрылись в ответном поцелуе, а ее юное тело выгнулось, отдаваясь наслаждению без остатка… Джейми позволил своей руке скользить по гибкому стану, но преграда одежды мешала и раздражала. Бархат платья был тонким и шелковистым, но Джейми хотелось коснуться кожи, которую скрывала ткань.
        Внезапно он понял, что если сейчас же не остановится, будет поздно: он действительно начнет срывать с жены одежду. И это непременно ее напугает.
        Не выпуская Клементину из объятий, Джейми заставил себя оторваться от ее рта.
        - Клем, Клем, - хрипло пробормотал он, - я привез тебя сюда вовсе не для того, чтобы соблазнить. Клянусь. - Джейми ласково отвел с ее лба блестящие завитки. - Но ты так очаровательна, что я не мог удержаться и не поцеловать тебя.
        Клементина внезапно смутилась. Она отвернулась от Джейми и, как только он отпустил ее из объятий, села, растерянная, пытаясь взять себя в руки. Дрожащей рукой она отбросила с лица растрепанные волосы - гребни выскользнули из прически, и теперь Клементина безуспешно пыталась их отыскать.
        - Клементина…
        Она робко взглянула на Джейми и покраснела при виде горящего в его глазах желания. Протянув руку, он коснулся ее щеки тыльной стороной ладони.
        - Не смотри так огорченно, малышка. Не раскаивайся. В конце концов, мы муж и жена, так что нам позволено целоваться.
        Небрежный тон Джейми скрывал его истинные чувства. Он был потрясен больше, чем готов был признаться. Поцелуй возбудил его гораздо больше, чем он считал для себя возможным. Как же близок он был к тому, чтобы овладеть женой прямо тут, под пологом леса. Но как же может он добиться ее доверия, если не будет касаться ее?
        Он встал и помог Клементине подняться на ноги, но снова задержал ее в своих объятиях, не желая отпускать на волю. Вместо этого он еще раз крепко прижал ее к груди.
        Клементине была очень кстати его поддержка, потому что ноги ее ослабели и подгибались. Она безвольно замерла, прильнув к Джейми, пока он сам не разжал руки. Обхватив ладонями ее хрупкие плечики, он пристально всматривался в ее разрумянившееся лицо.
        - Не нужно стыдиться, что поцелуй доставил тебе удовольствие, Клем. - Голос Джейми звучал ласково, успокоительно, и Клементина, расхрабрившись, подняла на него глаза. - Так и быть, буду целовать тебя чаще, целовать постоянно… и тогда это не будет казаться тебе таким странным.
        Его улыбка обезоружила Клементину, и на ее щеке заиграла столь любимая Джейми ямочка.
        - Т-ты большой плут, Дж-Джейми Камерон. Разве я п-просила, чтобы ты меня целовал? Ты просто взял и поцеловал.
        - Не помню, чтобы ты сопротивлялась, - ухмыльнулся он, радуясь тому, что Клементина успокоилась.
        - По-твоему, кто-нибудь м-может тебе помешать делать то, что ты х-хочешь? П-посмотри, какой ты огромный! - запротестовала она и направилась к лошади. - М-можем мы проехаться в-вокруг озера? - спросила Клементина, желая сменить тему разговора. - Есть у нас время на это?
        - Да. Мы можем делать вес, что вздумается. - Джейми снова подсадил ее в седло и передал поводья, а затем сам сел на коня.
        На противоположной стороне озера деревьев было меньше и берег был более пустынным и открытым. Поэтому оба они пустили лошадей в галоп. Артемиде удавалось скакать наравне с более мощным жеребцом Джейми. Клементина порадовалась, что прогулка вокруг озера дала ей достаточно времени, чтобы привести мысли в порядок. Как могла она забыть, что именно этот мужчина обошелся с ней холодно в день свадьбы и ужасно напугал в первую брачную ночь? Неужели она настолько стосковалась по вниманию и доброте, что готова терпеть, нет… желать! его прикосновений?! И почему ее тело так отозвалось на это? Ощущения и чувства, затопившие Клементину, выбили почву у нее из-под ног, но самым постыдным было то, что она с готовностью прильнула к нему… и целовала его в ответ. Ее бурный отклик слишком ясно показал обоим, как рада она его ласкам.
        На обратном пути Джейми украдкой, но внимательно наблюдал за Клементиной и прекрасно догадался, какая буря бушевала сейчас у нее внутри. Очевидно, она была смущена и встревожена своей отзывчивостью, тем самым откликом на его ласки, который доставил ему столько удовольствия. Право, вчера вечером, когда он предложил жене эту поездку, его намерения были самыми чистыми. Но он недооценил силы своего влечения к ней. Он сам удивлялся своей страсти, потому что Клементина ничем не походила на тех женщин, с которыми он в прошлом вступал в необязательные, но приятные отношения. Правда, у его жены было ангельское личико, но вообще-то Джейми предпочитал высоких крупных женщин, более опытных и зрелых. Он никогда не увивался за невинными девушками. Более того, он ни разу не спал с девственницей. А эта… она была юная, наивная и чуть не вполовину меньше его ростом. Так почему один ее вид приводил Джейми в невероятное возбуждение и мысли о ней не покидали его ни днем, ни ночью?
        Тем временем предмет его мучений бодро ударил кобылку пятками и пустил ее рысью. Джейми послал Зевса вслед за лошадью Клементины. Поравнявшись с Артемидой, он увидел, что жена его улыбается и продолжает понукать свою лошадку.
        Джейми сжал бока своего жеребца. Клементина хочет опередить его? Устроить скачки? Джейми знал, что кобылка хоть и резва, но с его мощным жеребцом не сравнится. Однако задор Клементины и ее верховое искусство произвели на Джейми большое впечатление. Впрочем, это восхищение вскоре сменилось испугом, потому что Клементина абсолютно бесшабашно пустилась вскачь через пустоши. Встревожившись за безопасность жены, Джейми настиг Клементину и, перехватив поводья, перевел кобылку с рыси на более спокойный бег.
        - Зачем ты это сделал? - требовательно спросила Клементина с некоторым возмущением.
        - Ты поскакала слишком быстро. Сомневаюсь, что ты смогла бы сама остановить Артемиду, - упрекнул Джейми жену.
        - Разумеется, смогла бы! Т-ты что, сомневаешься в моей способности управлять л-лошадью?
        Клементина попыталась выдернуть у мужа поводья, но хватка Джейми была крепкой, и он продолжал замедлять ход лошадей.
        - Здесь почва слишком неровная, чтобы так рисковать. Если тебе не жаль себя, подумай о лошади.
        Клементина озадаченно уставилась на Джейми. Гнев ее стал быстро убывать, когда до нее дошла причина его тревоги.
        - Неужели ты д-думаешь, что я захочу п-подвергнуть опасности это ч-чудесное животное?! - заикаясь выговорила она, придя в ужас от мысли, что Джейми счел ее такой небрежной. - Ты с-сомневаешься в моей сноровке? Сам-то, поди, много раз скакал здесь, и гораздо быстрее! - Клементина снова попыталась вырвать у мужа поводья, продолжая смотреть на него сердитым взглядом.
        - Верно, однако я много раз проезжал по этим местам заранее; больше, чем ты можешь себе вообразить. Я знаю каждую выбоину и каждую заячью нору на мили вокруг.
        Клементина попыталась сообразить, понял ли он, как обидел ее своим предположением. Разве он не догадывается, какой драгоценной и любимой стала для нее красавица Артемида? Да она скорее себе свернет шею, чем причинит ей вред! Джейми же смотрит на нее сверху вниз с возмутительной снисходительностью! Клементине захотелось даже его ударить… Он ухитрился не только испортить чудесную прогулку, но и снова унизить ее, потому что они уже приблизились к воротам замка, и, наверное, половина его обитателей могли наблюдать за перетягиванием поводьев.
        Повернувшись к нему, Клементина сказала:
        - Если я д-дам тебе честное слово больше не скакать так быстро, смогу я получить назад свои поводья, милорд?
        Она не могла скрыть сарказма в голосе, и Джейми поспешил отвернуться. Однако Клементина успела заметить веселые огоньки в его глазах. Она открыла было рот, чтобы излить на Джейми свой гнев, но он бросил ей поводья и направил жеребца через арку входа во внутренний двор замка. Клементине не оставалось ничего другого, как проглотить свою гордыню и последовать за ним, словно наказанное дитя. Так она и сделала, мысленно клянясь, что в следующий раз поедет кататься без него. Зачем ей его сопровождение, если все, что он сделал, - это поцеловал ее, а затем снова глубоко оскорбил? Придумав свой план, Клементина немного повеселела, хотя постаралась не показывать этого мужу, то есть изо всех сил сохраняла возмущенное выражение лица.
        Быстро спешившись и тем лишив Джейми удовольствия обнять ее за талию, Клементина передала поводья подбежавшему конюшему и гордо поплыла в замок впереди слегка улыбавшегося мужа.
        Не то чтобы Джейми нравилось злить свою молодую жену, но она так очаровательно выглядела, когда злилась, что он не мог не наслаждаться этим зрелищем. Ему отчаянно хотелось поцеловать ее, стереть поцелуями надменность и гнев с ее лица… Прямо здесь, перед всеми конюхами и другими слугами. Но Джейми боялся, что тогда она его долго не простит. И будет права, она ведь правильно догадалась, что сам он не раз мчался во весь опор по тем же пустошам. И вообще всегда гнал коня… Разница, однако, была в том, что он не боялся за себя, но мысль о том, что его хрупкая жена упадет с лошади, так его встревожила, что он просто не мог удержаться, чтобы ее не остановить. Клементина вызывала в нем острое стремление защитить, уберечь ее от возможной опасности. Таких чувств Джейми никогда не испытывал, а она сочла его настойчивость за неуважение к ее искусству наездницы. Нет, в будущем, если он хочет избежать ссор и споров, ему надо быть более тактичным.

        Глава 9

        - Ты совершенно права, Сара, я именно этот наряд имела в виду. Я никогда раньше не носила таких ярких цветов, но сегодня… - Клементина одарила служанку ослепительной улыбкой, - сегодня я чувствую в себе уверенность.
        Поначалу очень робкая, Сара уже освоилась с новой хозяйкой и общалась с ней непринужденно, считая, что менее требовательной и более добросердечной дамы на свете нет.
        Однако сегодня Клементина оказалась гораздо требовательнее обычного, ей захотелось выглядеть наилучшим образом, и она готовилась к выходу с особой тщательностью. Не жалея сил. Если обычно угодить ей было легко, то нынче она перемерила все имеющиеся наряды, прежде чем остановила свой выбор на темно-алом атласном платье, которое Сара предложила ей с самого начала. У платья был очень глубокий вырез, даже больше, чем у бархатного синего, но сегодня Клементина решила перебороть свою стеснительность и отважилась во что бы то ни стало надеть его к ужину. Ей до отвращения надоело, что все считают ее чуть ли не ребенком. Она же хотела быть просто красивой женщиной. Красивой и уверенной. Может быть, тогда муж пожалеет, что испортил их верховую прогулку, на которой обращался с ней так, как с неопытной малолеткой… При воспоминании о том, как Джейми ее отчитывал, а потом - и того хуже - забавлялся ее гневом, Клементина начинала злиться еще больше. Нет, нынче вечером она постарается доказать ему, что она не ребенок, а женщина и достойна всяческого уважения.
        Клементина не видела мужа с момента их возвращения в замок, но прошедшие часы не успокоили ее униженную гордость и не утихомирили ее злость. Джейми просто играл с нею, сердито размышляла Клементина, воспользовался ее чувствительностью, а она, как глупая девчонка, бесстыдно прильнула к нему. После же, почувствовав, как она растревожена и возбуждена, он намеренно разозлил ее… чтобы позабавиться!.. Еще хуже было то, что Мередит Макдоналд, как подозревала Клементина, наблюдала за их стычкой. Это было заметно по тому, как самодовольно улыбалась эта дама днем при встрече. Конечно, Мередит не могла слышать их перебранку, но она не могла не понять, что между ними произошла размолвка.
        Застегнув последний крючок и последнюю пуговицу, Сара принялась аккуратно расчесывать волосы хозяйки и почти успокоила ее своими нежными и плавными движениями.
        - Хотите, чтобы я подняла локоны наверх, миледи? Зачесать их вот так? - Волосы Клементины еще оставались влажными после ванны. Сара приподняла спадающие до талии волнистые пряди и собрала их на макушке в свободный узел.
        - Да, Сара, так мне нравится, - довольно улыбнулась Клементина, изучая свое отражение в зеркале, пока девушка заканчивала ее прическу.
        Напоследок Сара вытащила одну прядь, чтобы та пружинистым завитком упала на белоснежное плечо и грудь, и отступила на шаг, любуясь своей работой.
        - Вам нужно всегда так причесываться, миледи. Это вам очень идет.
        Клементина еще раз внимательно оглядела себя. Новая прическа действительно очень ей шла. А платья с открытым глубоким вырезом лифа, с тесно облегающим талию корсажем и пышной, доходящей до пола юбкой не только делали ее старше и выше ростом, но и как нельзя лучше подчеркивали все достоинства ее женственной фигуры.
        Улыбаясь, Клементина обернулась к Саре:
        - Мне никогда не удалось бы самой так уложить волосы. К-как ты думаешь, прическа не распадется во время ужина?
        - Нет. Я хорошо закрепила ее, миледи. Вы красавица.
        - От такой лести я раздуюсь, как самодовольная жаба… и сразу подурнею. Куда денется тогда моя красота? - рассмеялась Клементина. Она задумчиво разгладила рукой алую ткань платья и слегка нахмурилась. - Тебе не кажется, что этот цвет слишком ярок для меня? Может быть, стоит все-таки сменить его на г-голубое?
        - Ну уж нет! - вдруг послышалось за спиной. - Все выглядит идеально.
        Клементина и Сара круто развернулись на звучный бархатный бас - никто из них не заметил, как в комнату через дверь, соединявшую их покои, вошел Джейми.
        - Можешь идти, Сара, - произнес он, не сводя глаз с жены.
        Сара присела в книксене и чуть не бегом покинула комнату, оставив Клементину наедине с мужем. Джейми понял, что он ошеломил ее, а это вовсе не входило в его намерения. Ему придется извиниться за внезапное вторжение, но это потом, а пока он хотел просто насладиться этим чудесным зрелищем. Темно-алый цвет, конечно, был смелым выбором, но как же он шел Клементине… а покрой лифа… приподнимавший ее белоснежную грудь… он был поистине дерзким!..
        - Мне жаль, что я так вас напугал, - наконец вымолвил Джейми. - В следующий раз я обязательно буду стучать.
        Его темные глаза ласкали лицо Клементины, они на миг задержались на ее губах, затем скользнули вниз по стройной фигуре.
        Джейми приблизился к жене и подцепил пальцем локон, который Сара так искусно пристраивала на открытой белоснежной груди. Джейми повертел локон в пальцах, касаясь теплой нежной кожи, отчего у обоих по телу пробежали мурашки. Джейми улыбался, но кроме улыбки, в его глазах бродило что-то непонятное… тревожащее. Клементина попыталась заговорить, чтобы как-то его отвлечь.
        - В-вы пришли, ч-чтобы сопровождать меня вниз? - выдохнула она, стараясь сдержать нервно вздымающуюся грудь.
        Клементина уже сожалела о таком выборе платья и, стоя перед мужем, ощущала ужасную неловкость. Джейми навис над ней, как огромный хищный орел, его большие руки лежали у нее на плечах. Какой дурочкой она была!.. Вообразила, что может взять ситуацию под контроль, поразить мужа новообретенной зрелостью… А едва он вошел в комнату, лишилась дара речи, растеряв всю злость и обиду. В его присутствии она словно впадает в оцепенение… Но отчего?! От страха? Вряд ли… Может, из-за мрачного предчувствия, что произойдет нечто такое, что ее ошеломит и напугает?
        Клементина послушно подняла на мужа глаза и, погрузившись в темную пучину его хищного взгляда, прочла в нем желание, которого так страшилась. «Только не снова это! - подумала она. - Не здесь, не сейчас!»
        Джейми опустил голову, и Клементина закрыла глаза, ожидая почувствовать на губах его губы… Но он сперма поцеловал ее в шею, потом в обнаженное плечо, рассылая по всему телу горячую волну возбуждения… Клементина попыталась глотнуть, но рот пересох, дыхание участилось, стало неровным… Джейми проложил поцелуями дорожку от шеи к уголку рта и нежно прикусил нижнюю губку… Его руки, скользнув по талии, плотно легли Клементине на спину и притянули ее тело к своему.
        - О Боже, Клем, Клем, - пробормотал он и, раздвинув языком губы, завладел чудесной сладостью рта.
        Это был рай. Райское наслаждение касаться ее, держать в объятиях, вкушать… В эту минуту Джейми сомневался, что когда-нибудь в полной мере сможет утолить жажду целовать эту маленькую женщину.
        Ласкай ладонями шелковистую кожу, он скользнул губами по ее шее и стал осыпать легкими поцелуями плечи и соблазнительные полушария юной груди…
        Клементина ощущала, как странное тепло расходится волнами по ее телу, расслабляя все члены, заставляя ее бессильно трепетать.
        - О! - еле выдохнула она. - О, Джейми! - И прильнула к мужу.
        Джейми это ободрило, и он вновь завладел ее ртом. По мере того как росла его страсть, поцелуй становился все жарче, и Джейми еще крепче прижимал к себе Клементину. Всякие здравые рассуждения, вообще все мысли покинули его, осталась лишь отчаянная потребность овладеть ею… Руки осмелели, они вольно бродили по груди Клементины, спускались на талию, все теснее привлекая ее.
        Несмотря на пышные складки платья, Клементина ощущала твердую плоть Джейми, его нарастающее желание, отчего страсть захлестнула ее бурной волной, а страх исчез, будто его и не было… Руки Джейми оказались у нее на плечах и стали настойчиво сдвигать вниз ткань платья. Наконец его ладонь скользнула в лиф и завладела грудью. Едва это произошло, как Клементина очнулась, оторвавшись от губ Джейми, и, задыхаясь, зашептала:
        - Нет! Ты не должен…
        Но Джейми снова поймал ее губы и вновь нежно приник к ним поцелуем, пока Клементина вновь не стана откликаться на его страсть. Джейми распустил ленты ее сорочки и высвободил упругие груди, продолжая ласкать их руками…
        Клементина почувствовала жар где-то внизу живота и горячие волны, расходившиеся оттуда по всему ее телу…
        Когда же Джейми опустил голову и рот его втянул вершинку одного соска, рассудок вернулся к Клементине, и она попыталась высвободиться. С нарастающей паникой она стала отталкивать Джейми обеими руками, едва удерживая в горле испуганный крик.
        Джейми почти пропал: желание швырнуть Клементину на постель, и удовлетворить похоть было почти неодолимым. Но он сумел совладать с собой и отпустить ее. Правда, сердце его стучало так, словно вот-вот вырвется из груди, а кровь бешено бурлила, но Джейми отступил на шаг. Впрочем, ему пришлось тут же протянуть к Клементине руки, потому что она зашаталась и готова была упасть.
        - Господи, Клем! Я не хотел тебя огорчить… расстроить… - Голос Джейми звучал хрипло от страсти.
        Он ласково прислонил Клементину к груди… Да что с ними происходит? Раньше он всегда мог себя контролировать. Эта девушка просто заворожила его. Прикасаться к ней и не овладеть ею было просто пыткой… Но ей нужно время. Рано или поздно Клементина придет к нему, в этом он теперь уверен: ее отклик на его ласки и поцелуи был таким страстным; он чуть было не испортил все своей поспешностью, резким нажимом, бурей натиска!.. Пока она к этому не готова…
        - Святый Боже, - еле выговорил Джейми. - Ты не представляешь, что со мной делаешь. Один твой взгляд, одно прикосновение к тебе… и я теряю разум…
        Но Клементина очень хорошо представляла себе, как действует на Джейми, ведь она и сама чувствовала то же самое. Все еще потрясенная той самозабвенной страстью, которую испытала, когда он целовал и дерзко ласкал ее, бесконечно смущенная своим откликом, она застыла, прильнув к его груди. Лишь спустя несколько мгновений ее пальцы робко скользнули вверх, чтобы вновь завязать ленты, стягивавшие ее сорочку.
        При виде неуклюжих движений Клементины Джейми чуть отстранился, отвел в стороны ее руки и сам завязал неподдающиеся ленточки, а потом поправил платье, чтобы все было в порядке.
        - С-спасибо, - заикаясь пролепетала Клементина, все еще алая от смущения.
        - Не стесняйся меня, Клем. - Джейми нежно приподнял ее подбородок. - То, что произошло между нами, те чувства, которые мы испытали, были прекрасны, и я не желаю, чтобы ты их стыдилась. А теперь я покажу тебе кое-что. Хочешь посмотреть?
        Клементина растерянно кивнула, не понимая, как он может разговаривать так непринужденно и связно, когда она едва могла вздохнуть. Не говоря ни слова, она смирно стояла и смотрела, как Джейми достает из кармана небольшой бархатный кисет, пытаясь сообразить, о чем идет речь. Джейми вложил кисет ей в руки, и она так же молча опустила глаза, разглядывая его.
        - Открой, - произнес Джейми. - Это твое.
        С озадаченным видом Клементина сунула пальцы в бархатный кисет, нащупала там что-то прохладное и вытащила сверкающее золотое ожерелье, унизанное прекрасно ограненными бриллиантами.
        - О, Джейми! - прошептала Клементина, любуясь ожерельем. - Но Джейми… - Она нахмурилась. - Я не могу п-принять это от тебя. Это слишком щедрый… я…
        - Почему нет? Ты моя жена. Разве это не дает мне право дарить тебе украшения? - Джейми улыбался, глядя на Клементину сверху вниз. - Подойди сюда, малышка. Позволь, я помогу тебе его надеть.
        Взяв с ее ладони ожерелье, он обвил им шейку Клементины и застегнул замок все еще дрожащими пальцами.
        - А теперь подойди к зеркалу. - Джейми взял жену за руку и подвел полюбоваться отражением. - У меня есть еще для тебя драгоценности - украшения моей матушки, но большинство из них следует переделать, или нужны новые оправы - старые слишком и громоздкие, и грубые.
        - Это ожерелье такое красивое, - пробормотала Клементина, не в силах отвести глаз от своего отражения. - У м-меня н-никогда не было и вполовину такой красивой вещи.
        - Тогда это очень подходящий подарок, потому что я никогда не видел девушки и вполовину такой прекрасной, как ты, - страстно проговорил Джейми, понимая, что ничуть не кривит душой. Он был уверен, что и при королевском дворе, среди всех его красавиц, Клементина выделялась бы своей прелестью.
        - Благодарю вас. - Клементина повернула к нему раскрасневшееся от удовольствия личико. - Я н-никогда и не мечтала, что буду носить такое роскошное украшение! - С этими словами она, к удивлению Джейми, порывисто поднялась на цыпочки, притянула к себе его лицо и поцеловала. Затем быстро попятилась и застенчиво, не поднимая глаз, принялась расправлять складки на юбке. - Н-наверное, нам уже нужно быть внизу, в зале. Все, верно, удивляются, что нас нет.
        - Они наверняка догадываются, где мы и чем занимаемся, - рассмеялся Джейми. - Но ты права, нам не следует заставлять их ждать. - Он вновь стал серьезным, заметив, как на лице Клементины ясно отразилось ее смущение. - Я никогда не видел девушки, которая бы так легко краснела. Ты неповторима, Клементина, - ласково сказал Джейми; мягкий взгляд его темных глаз словно утонул в ее зрачках.
        Джейми наклонился к жене и вновь легонько провел губами по ее трепещущему рту, а затем предложил свою руку, и они пошли вниз.
        Потрясенная великолепным: подарком мужа, а также его комплиментами и все еще взволнованная поцелуями, Клементина старалась взять себя в руки и привести в порядок мысли. Возможно ли, что Джейми стал испытывать к ней… нежность? А может быть, он просто пытается загладить вину за ужасное отношение в самом начале?.. Но не меньше ее обескуражил собственный отклик на прикосновения мужа. Как это возможно, что ее тело отвечает на ласки Джейми, в то время как разум велит держать его на расстоянии?.. Но ведь тебе трудно бояться и не доверять человеку, когда тот относится к тебе по-доброму, тем более, если собственную плоть неудержимо влечет к нему… А этому, как понимала Клементина, ей следует противиться изо всех сил, потому что, хоть она и была по природе страстной и порывистой, она знала, к чему такая страстность может привести - уже насмотрелась за свою недолгую жизнь. Опасно желать чего-то слишком сильно, особенно жаждать местечка в чьем-то сердце… ведь окружающие вечно предают. Как бы ты ни старалась, люди, к которым ты привязываешься, либо умирают, либо отворачиваются от тебя… Поэтому-то и не стоит
привязываться к кому бы то ни было…
        Они вошли в Большой зал и увидели, что все давно собрались. Подведя Клементину к Мередит и Кэтрин, стоявшим у массивного камина, Джейми извинился, что они с женой заставили себя ждать.
        - Вы же знаете, обычно я не опаздываю, - улыбнулся он, - но женатого мужчину многое может отвлечь. - Джейми ласково посмотрел на Клементину, и та покраснела, смущенная его намеком.

«Интересно, был бы Джейми так же бестактен в обращении к Кэтрин, если бы был в самом деле ею увлечен?» - подумала она.
        Появившаяся Анни Керр объявила, что ужин готов, и все направились в столовую. Клементина, которая задержалась ненадолго, чтобы кое-что обсудить с Анни, несколько отстала от всех, не считая Мередит, которая также осталась позади. Клементина, поравнявшись с ней, мило улыбнулась гостье при входе в длинный коридор, ведущий к столовой. Но улыбка вскоре сползла с ее щек - в глазах Мередит сверкали гнев и нескрываемое презрение. Когда она заговорила, слова ее были полны яда.
        - Ты никогда не удержишь Джейми возле себя, - желчно произнесла она. - Ты для этого слишком наивна и проста.
        Клементина изумленно уставилась на Мередит и заикаясь переспросила:
        - П-простите, я не поняла.
        - Ты меня прекрасно расслышала, - резко ответила Мередит. - Ты воображаешь, что заинтересовала его, но долго это не продлится. Ему всего лишь нужно исполнить королевский приказ - зачать наследника - и все. После этого ничто не удержит Джейми около тебя. Ты не в его вкусе.
        - А-а откуда вы знаете, каков его в-вкус? - возмутилась Клементина, взбешенная тем, что эта женщина, гостья в ее доме, так разговаривает с ней.
        - Не думаю, дорогая моя, что Джейми захочет, чтобы я отвечала на этот вопрос, - самодовольно отозвалась Мередит, многозначительно глядя в глаза Клементине, которая, разумеется, поняла ее намеки.
        - В-вы, мадам, вторгаетесь в область, к-которая вас не касается, - резко сказала Клементина и с покрасневшим от гнева лицом быстро пошла к столовой, стремясь поскорее оставить позади эту женщину с ее гадкими инсинуациями.
        В течение долгой трапезы Клементина старалась не думать о том, что сказала Мередит, но в конце концов поняла, что ничего не получится. Слова этой женщины весь вечер не выходили у нее из головы, мучая и терзая сердце, пока Клементина не почувствовала себя совершенно больной. Ее просто стало мутить. Она продолжала уговаривать себя, что сказанное Мередит не может быть правдой - она просто старается уязвить ее самым действенным способом. Если бы супруга Локлана Макдоналда действительно когда-то наслаждалась любовной связью с Джейми, рассуждала Клементина, разве бы стала она настаивать на его браке с Кэтрин - с собственной падчерицей? Нет, такого быть не могло!
        Мечтая поскорее оказаться в тишине и покое своей спальни, Клементина сразу по окончании трапезы извинилась перед гостями и, сославшись на головную боль, вышла из-за стола. Однако не успела она подняться по лестнице в свою комнату, как рядом оказался встревоженный Джейми.
        - Что с тобой? - поинтересовался он, и в голосе его звучала искренняя забота. - Ты заболела?
        - Нет, просто голова болит, - ответила Клементина. - Сон все излечит.
        - Может быть, принести тебе что-нибудь? - взволнованно спросил Джейми. - Тебе ничего не нужно?
        - Со м-мной все будет хорошо. Пожалуйста, возвращайся за стол. Мне скоро станет лучше.
        Но Джейми стоял на месте и не уходил. Он взял Клементину за руку и повел в спальню. У двери он остановился и, целуя жену в лоб, ласково сказал:
        - Спи спокойно, малышка.
        Затем, оставив Клементину на попечение Сары, которая ждала свою госпожу в комнате, спустился в столовую.
        Гораздо позже, после того как Сара ушла и Клементина осталась наедине со своими мыслями, недоверие к словам Мередит стало слабеть. Прикинув, что жена Локлана Макдоналда была всего лишь на семь лет старше Джейми и к тому же необычайно хороша собой, Клементина легко могла допустить, что он испытывал влечение к этой злой красавице. Но на что намекала Мередит в своих откровениях? На то, что Джейми был близок с ней давно, еще до ее брака, или на недавнюю связь? Неужели Джейми и вправду мог стать любовником чужой жены? Если спросить его об этом напрямую, не примет ли муж ее любопытство за дерзость? Ведь его поведение до брака с Клементиной, да, в сущности, и сейчас, не должно ее касаться. Они ведь лишь называются мужем и женой… Нет у нее прав на его привязанность, на его чувства. Было бы наивно считать, будто у Джейми в прошлом не было любовниц. Так почему же мысль об этом так ее тревожит?
        Клементина долго лежала без сна, стремясь побороть свои чувства и примириться с ситуацией, в которой оказалась. Наконец она убедила себя не обращать внимания на все случившееся и даже почувствовала некоторую жалость к Мередит, которая была уже не так молода и красота которой вот-вот начнет увядать. Да и потом, напомнила себе Клементина, очень скоро эти Макдоналды уедут. По слухам, к лету их дом в Инвермалли приведут в порядок, и он снова станет обитаемым, так что осталось потерпеть всего месяц или два… С этой счастливой мыслью Клементина наконец успокоилась и заснула.
        А вот к Джейми этой ночью сон не шел. Часы текли, а он лежал и не мог заснуть, стремясь подавить раздражение и досаду от того, что его жена находилась всего в нескольких футах… Но была так далеко. Эта девушка завораживала его своей божественной красотой, и он ни о чем другом не мог думать. Платье, в котором была сегодня Клементина… Догадывалась ли она, как хотелось ему сорвать его и любовно изучить нежное тело, скрывающееся под ним? Если бы Клементина только заподозрила это, то верно, никогда бы больше не надела его.
        Джейми сознавал, что желает Клементину больше, чем когда-либо желал других женщин… и не был уверен, что его выдержки хватит надолго. То, что Клементина была его женой, лишь ухудшало положение, ведь это давало ему полное право войти к ней в любое время - он мог взять ее прямо сейчас!.. Соблазн был слишком велик, но Джейми не мог так поступить, ведь Клементина доверяла ему. По крайней мере, начала доверять, и нельзя было никоим образом разрушить эту зарождающуюся веру. Однако совсем не прикасаться к жене было выше его сил, и Джейми боялся, что когда станет целовать ее в следующий раз, вряд ли сумеет сдержать себя в узде.
        Может, вообще стоит на какое-то время отдалиться от нее? Охладить чувства? Да, именно так и следует поступить. Он поедет в Эдинбург. Там у него достаточно дел, которые помогут отвлечься, займут время и внимание. Заодно можно будет проведать двоюродную бабушку и сходить к ювелирам, чтобы те заново оправили старинные украшения рода Камеронов, большинство из которых слишком старомодны и уродливы для его очаровательной юной женушки…
        Окончательно уверившись в необходимости отъезда, Джейми смог наконец заснуть и получить несколько часов отдыха.
        Когда на следующее утро Джейми увидел за завтраком Клементину, ее покрасневшие от бессонницы глаза вновь укрепили его решимость уехать на несколько дней. Ему было ясно, что Клементине тоже не удалось выспаться, и вина за это лежит на нем. Он слишком рьяно надавил на нее вчера, зашел слишком далеко, а потом… Словом, она совершенно очевидно лишилась покоя.
        Джейми нагнулся, чтобы поцеловать жену, затем отодвинул стул и уселся рядом с ней.
        - Ты сегодня лучше себя чувствуешь, Клем? - спросил он, наливая себе глубокую тарелку горячей овсянки.
        - Да, спасибо, - откликнулась Клементина, глядя с улыбкой, как щедро Джейми добавлял в кашу сливок и пахты.
        Это было правдой: ночь помогла ей не то чтобы смириться, но принять как данность намеки Мередит. Когда они встретятся в следующий раз, Клементина сделает вид, будто никакого разговора между ними не было.
        Какое-то время они ели молча, довольные обществом друг друга. Наконец Клементина доела овсянку и перешла к молоку. Она пила его маленькими глотками и смотрела, как Джейми разделывался с добрым куском отварной форели, который только что положил себе на тарелку.
        - Мне нужно будет съездить в Эдинбург на несколько дней, - произнес Джейми, - уладить некоторые дела. - Говоря это, он внимательно наблюдал за выражением лица Клементины, и с удовольствием подметил, как вместо облегчения, которое он ожидал увидеть, на лице жены проступило огорчение.
        - К-когда ты едешь?
        - Прямо сейчас. - Джейми отодвинул стул от стола и встал. - Я намерен выехать пораньше.
        Клементина тоже поднялась, и Джейми взял ее руки в свои ладони.
        - А когда ты вернешься? - спросила она, ощущая, как сплелись ее пальцы с его пальцами.
        - Наверное, через две недели. Не больше. Алекс и Дейви позаботятся о тебе, пока меня не будет. - Джейми коснулся рукой ее лица. - До свидания, малышка Клем. - То, что она ожидала его поцелуя, было очевидно. От Джейми не укрылось, как застыла Клементина, подняв к нему личико и робко улыбаясь. Никогда он не видел зрелища прелестнее. Нагнувшись с поцелуем к жене, он вдохнул ее аромат и, не в силах удержаться, прежде чем выпрямиться, легонько провел губами по ее губкам.
        - До свиданья, - отозвалась Клементина и сдержанно проводила Джейми взглядом, пока он шел к двери.
        Две недели без него! А может, и больше. Это ведь прекрасная новость, не так ли? Она может в одиночестве кататься верхом, изучать окрестности, а главное, ей не нужно будет бороться с внутренними противоречиями, которыми сопровождалось его присутствие. Так почему же ее буквально захлестнуло глубокое разочарование?
        Джейми немедля отправился в конюшню. Прощание с Клементиной далось ему труднее, чем он ожидал, но он знал, что решение удалиться на некоторое время было верным. Он сел на коня и пустился в дорогу. Выехав рано, Джейми рассчитывал проехать задень много миль. Однако сначала решил остановиться на берегу озера Лох-Строун.
        Спешившись, Джейми разделся догола и бросился в ледяную воду. Как всегда, холод озера ожег его, словно хлыстом, но это пошло ему на пользу. Сильными гребками Джейми проплыл пару сотен ярдов и лишь потом повернул к берегу. Ухватившись за обнажившийся корень ивы, он вылез на сушу и бросился ничком на ковер вереска. Все еще тяжело дыша, потому что намеренно плыл с большой скоростью, он дал себе несколько мгновений отдыха, а потом встал и натянул одежду. Это зверское ледяное купание достаточно охладило его пыл… но надолго ли?
        Снова взметнувшись в седло, Джейми направил бег коня на юго-восток и решительно изгнал из головы все мысли о Клементине.

        Глава 10

        - Доброе утро, Сара, - приветствовала Клементина служанку, которая тихонько вошла в ее комнату.
        Сара думала, что хозяйка еще спит, как полагалось бы любой знатной леди в такой ранний час, и собиралась разжечь в камине огонь, не будя ее. Однако Клементина, проснувшись некоторое время назад, успела встать и одеться.
        - Доброе утро, миледи. Я и не думала, что вы подниметесь так рано.
        Клементина рассмеялась:
        - Вижу, вижу. Но с-солнце сейчас встает раньше, а я люблю просыпаться с рассветом. Глупо тратить такой день, валяясь до обеда в постели.
        - Причесать вас, миледи? - спросила Сара.
        - Да, пожалуйста. - Клементина уселась перед зеркалом, небрежно играя лентами платья, а Сара принялась за работу, расчесывая и приглаживая ее непокорные локоны. - Закрепи их понадежнее, - попросила Клементина девушку, - я собираюсь покататься верхом.
        Клементина испытывала чувство какой-то странной пустоты, настроение было ужасным. Это началось почти сразу после отъезда Джейми, с той минуты вчерашнего утра, когда она пожелала ему доброго пути. От нее потребовалось много усилий, чтобы скрыть свои истинные чувства, но видно, ей и сейчас это плохо удавалось, потому что она поймала в зеркале сочувственный взгляд серых глаз служанки.
        - Уверена, что лорд Камерон вскорости вернется, миледи, - постаралась ободрить свою госпожу Сара. - Он не любит надолго уезжать из Гленахена, да у него нынче есть и другой повод поспешить. - И к растерянности Клементины, хорошенькая шотландка лукаво ей подмигнула.
        Окончательно смутившись, Клементина молча ждала, пока девушка закончит работу.
        - Вот и ладненько! Не думаю, что прическа скоро растреплется.
        - Спасибо, - сдержанно отозвалась Клементина. Непривычная фамильярность служанки вызвала у нее неловкость. - Т-теперь можешь идти. Встретимся с тобой перед ужином.
        Улыбающаяся девушка быстро присела в книксене и выскользнула из комнаты. Клементина вышла сразу за ней, задержавшись лишь на мгновение, чтобы взять перчатки. Внизу она торопливо проглотила любимый завтрак - овсяное печенье с медом - и направилась в конюшню.
        Разумеется, никто в этот ранний час ее здесь не ждал. Конюшня была безлюдной, за исключением одного конюшего, который при виде Клементины поспешно вскочил на ноги. Скинув шапку, мальчишка, онемев, поклонился госпоже: до сих пор ему не выпадала честь готовить к выезду собственных лошадей лэрда.
        Клементина тепло улыбнулась пареньку - ему было от силы лет двенадцать. Он относился к тем немногим местным горцам, кому она могла смотреть прямо в глаза - остальные были значительно выше ростом.
        - Прекрасный день, не так ли?
        - Ага.
        - Я не видела тебя здесь в прошлый раз, тебя зовут…
        - Хэмиш, миледи, - поклонился паренек.
        - Так вот, Хэмиш, нынче д-день идеально подходит для верховой прогулки, так что я именно это и собираюсь сделать.
        - Ага, миледи. Я выведу вашу лошадь. Вы ведь ездите на Артемиде?
        - Верно. - Клементина проследовала за Хэмишем к стойлу своей кобылки и принялась ласково гладить ее шелковую морду, глядя, как конюший седлает Артемиду.
        - Правда, она красавица?
        - Ага, миледи. Лэрд сам ее вырастил и обучил. А вон там ее мамаша. - Хэмиш указал на противоположный денник, где стояла другая лошадь и мирно жевала овес.
        - А кто ее отец?
        - Зевс. Большой вороной жеребец, на котором ездит лэрд.
        Ну конечно, улыбнулась Клементина про себя, как это она раньше не догадалась? Разумеется, ведь Зевс был отцом Артемиды, богини охоты и луны. Клементина отступила в сторону, чтобы дать дорогу Хэмишу и кобылке, которую он уже выводил из стойла.
        Мальчик подвел Артемиду к деревянной приступке для посадки. Клементина поблагодарила Хэмиша и встала на приступку, чтобы половчее сесть в седло. Снисходительная улыбка приподняла уголки ее рта, когда паренек отвел глаза. Ну не забавно ли, что кто-то испытывает робость в ее присутствии?! Быстро оправив юбки, Клементина стремительно послала лошадь вперед. Норовистую кобылку не нужно было понукать, и вскоре они летели по полям и лугам и дальше по открытым просторам пустошей…
        Так установился порядок дней Клементины. Каждое утро она по нескольку часов ездила верхом, возвращаясь, ела в одиночестве в своей комнате, потом читала и отдыхала, а затем появлялась Сара и помогала ей одеться к ужину.
        Дни текли быстро и незаметно, и вскоре Клементина осознала, что ощущает покой и довольство, давно ей неведомые. Трапезы, которые она делила с Макдоналдами и оставшимися в замке Камеронами, стали проходить легче. Хью был обаятелен и держался как истинный джентльмен, Дейви, казалось, никогда не уставал от общества Клементины. Его чувство юмора было во многом сродни ее собственному, так что скоро они стали друзьями. Сдержанность Кэтрин постепенно сходила на нет - было не похоже, чтобы девушка страдала от безответной любви. Это успокоило Клементину и сняло большую тяжесть с ее души. С Мередит, которая больше не повторяла своих недобрых намеков, Клементина старалась держаться вежливо, но отстранение.
        Даже слуги подобрели к молодой хозяйке. Анни и Сара с самого начала были доброжелательны и вели себя с ней сердечно, но Клементина часто ощущала, что остальные относятся к ней подозрительно, а некоторые даже враждебно. Клементина решила, что они просто начали к ней привыкать, ведь Гленахен слишком долго обходился без хозяйки. Она не понимала, что ее солнечное расположение духа и быстрая улыбка, заразительный смех - вся теплота, так долго подавляемая и расцветшая от внимания и заботы, к ней обращенных, действовала на всех как глоток свежего воздуха. Милая женственность Клементины озаряла суровость замка, в котором преобладали мужчины. Сама же Клементина знала одно: она здесь счастлива…
        Дейви взял в привычку сопровождать Клементину во время верховых прогулок, и, поскольку ей хотелось побольше и получше узнать местных жителей, она уговорила его познакомить ее с обитателями коттеджей по границам владений Камеронов. Вскоре Клементина стала заглядывать к ним и сама, а они всегда привечали ее.
        Прошло всего две недели после отъезда Джейми, а Клементина уже почувствовала себя здесь как дома. Но одного человека она все же побаивалась - Алекса Камерона. Она даже подозревала, что Алекс иногда следует за ней во время ее утренних прогулок, но не осмеливалась потребовать у него объяснений по этому поводу, хотя его слежка была ей крайне неприятна. Он резко отругал Клементину за то, что она уехала без сопровождения. Ей казалось, будто Алекс выслеживает ее, надеясь, что она повторит ту же глупость или совершит еще нечто подобное, заслуживающее осуждения, чтобы доложить об этом Джейми сразу по его возвращении. Поэтому Клементина стала намеренно избегать Алекса, выезжая по утрам в разное время. Однако не только Алекс Камерон не одобрял ее вылазки…
        Однажды хмурым и сырым утром, когда Клементина тихо сидела в своей комнате и читала, ее навестила Анни. С тех пор как Сара стала постоянной служанкой Клементины, Анни редко находила повод к ней прийти, так что Клементина была несколько удивлена, хотя и обрадована ее появлением. Ведь Анни стала первым ее другом в чужой Шотландии.
        - Здравствуй, Анни, - произнесла Клементина, поднимаясь со стула, чтобы приветствовать пожилую женщину. - Чем могу быть тебе полезна? - Анни Керр занимала в замке среднее положение между служанкой и родственницей, так что к ней обращались с большим почтением, чем к обычным слугам. - Есть у тебя время посидеть со мной? - С этими словами Клементина придвинула к огню еще один стул.
        - Да, я присяду. Спасибо, миледи, - ответила Анни, усаживаясь поудобнее. - Вы, кажется, освоились здесь?
        - Да, это верно. Все т-так добры ко мне. Все оказывают м-мне гостеприимство… и я это очень ценю.
        - А наш лэрд? Он ведь скоро должен вернуться?
        - Да, думаю, что скоро. Он с-сказал, что будет отсутствовать не дольше д-двух недель.
        - Он… он хорошо с тобой обращался, девонька? - осторожно поинтересовалась Анни. В глазах ее светилась озабоченность.
        - Д-да, разумеется. Он б-был очень внимателен, но… - Клементина замолчала и прикусила губу, не зная, стоит ли продолжать. - Он все еще для меня загадка, Анни. Одну минуту он д-добрый, хоть и вспыльчивый, а в следующую - просто нетерпимый. Такой непредсказуемый…
        - Да, он такой, - тепло улыбнулась Анни и добавила: - Ты должна понять, он ведь сейчас оказался в ловушке. Поэтому-то он такой хмурый и напряженный.
        - В ловушке? - недоверчиво переспросила Клементина. Ей и в голову не приходило, что у Джейми могут быть какие-то неприятности. Он производил впечатление человека, у которого нет никаких проблем.
        - Парень растерян: он ведь никогда раньше не влюблялся.
        Клементина хорошо расслышала слова Анни, но не могла их сразу тол ком уяснить. Странная тяжесть спустилась на душу. Клементина решила, что Анни говорит о Кэтрин Макдоналд… но она тут же отбросила эту мысль. Джейми вел себя с Кэтрин совсем не как влюбленный. Затем Клементина подумала о Мередит. Неужели его чувства к этой надменной женщине столь глубоки? Нет, непохоже. Должно быть, есть какая-то другая… Наверняка она живет в Эдинбурге! Неудивительно, что он так поспешно туда уехал.
        Образ Джейми, держащего в объятиях какую-то женщину, целующего ее так, как он недавно целовал ее, Клементину, возник перед ее мысленным взором, и она опустила глаза, не желая показать Анни, как огорчило ее это неприятное известие. Однако домоправительница наклонилась вперед и взяла Клементину за руку.
        - Неужели ты не видишь, как он тебя любит?
        - Меня? - резко вскинула голову Клементина. - Нет, ты ошибаешься. Т-ты не знаешь, о чем говоришь! - Она выдернула дрожащие пальцы из ладони Анни. - Если он и л-любит кого-то… то не м-меня. М-может быть, он сейчас с ней, - горько добавила Клементина.
        Но Анни улыбаясь покачала головой:
        - Нет у него никакой другой возлюбленной. В этом вся его проблема. Тебя он хочет, но боится, что ты его не хочешь, поэтому-то и держится в отдалении. Это его и мучает.
        - Я в это не верю, Анни.
        - Поверь старой женщине. Я хорошо знаю нашего парня. Я видела, как он на тебя смотрит, и надеюсь, что ты дашь ему шанс оправдаться.
        Клементина отвернулась и стала смотреть на дождь за окном. Вот почему пришла к ней домоправительница: хотела этими сказками о любви убедить ее отдаться Джейми… Нет, она не обманется, потому что знает, что Джейми ее не любит. Да и с чего бы ему ее любить?
        Не желая продолжать трудный разговор, Клементина встала со стула, и Анни тоже поспешно поднялась на ноги, сообразив, что хозяйка хочет, чтобы она ушла. Но около двери служанка помедлила.
        - Еще одно, миледи. Я думаю, что вам не стоит ездить на прогулки одной. Почему бы вам не брать с собой кого-нибудь из мужчин?
        - Я п-предпочитаю ездить одна, - негодующе отозвалась Клементина. - Насколько я знаю, мой муж был не против этого. У тебя в-все?..
        - Да, это все, но я умоляю вас: будьте осторожны.
        - Буду, Анни, - чуть спокойнее ответила Клементина. - И спасибо тебе за заботу.
        Анни сдержанно кивнула и удалилась, оставив ее наедине со своими мыслями.
        Вновь опустившись на стул, Клементина вздохнула. Слишком растерянная и встревоженная нахлынувшими мыслями, она не торопилась вернуться к книге, которую читала ранее. Она уставилась в огонь и наблюдала за языками пламени, размышляя о том, сознает ли Анни, как заманчиво ее скрытое предложение. Клементина так долго была лишена любви и просто доброго отношения, что готова была почти на все, чтобы заслужить любовь. Если бы только она смогла поверить в то, что кто-то ее любит! Но поверить в это у нее не получалось. Но если позволить Джейми разделить с ней постель, позволить ему овладеть ею… Если это приведет к тому, что он к ней привяжется?.. Если бы Клементина поверила в это, она не колебалась бы ни минуты. Она вытерпела бы все, пусть делает с ней, что ему вздумается. Но нет, поверить в это она никак не могла. Похоть и любовь несовместимы, а Джейми если и чувствовал к ней что-то, то только вожделение. Не более того.
        Однако непонятно, почему мысль о том, что у Джейми есть любовница, так ее огорчила. Это ведь должно умерить его желание овладеть ею, уменьшить угрозу насилия? Ведь если его энергия тратится где-то еще… Как ни странно, это отнюдь не радовало Клементину. Она вздохнула и откинула голову на спинку стула. Как непонятна и запутанна жизнь! А она слишком неопытна, чтобы во всем разобраться. Ладно, пока она будет вести себя так, как раньше, - будет наслаждаться утренними верховыми прогулками, несмотря на непрошеные советы окружающих, и ждать приезда Джейми.
        Непонятно, почему вообще все так тревожатся, что она выезжает одна? Она никогда не приближается к границам земли Камеронов и всегда катается, не теряя из вида озеро Лох-Строун. Так что потеряться, заблудиться она никак не может. Неужели ее считают такой безмозглой? Способной отправиться в одиночку через горы? Сбежать обратно в Англию? Кажется, только Хью полностью ей доверяет. Более того, он открыто поощряет ее независимость, и Клементина бесконечно благодарна ему за это.
        В высшей степени раздосадованная посторонним вмешательством в свою жизнь, пусть и доброжелательным, Клементина решила встать завтра пораньше, чтобы избежать бдительного надзора Алекса и насладиться в полной мере покоем и уединением.

        Глава 11

        На следующее утро погода выдалась пасмурная. Низко нависшие над горизонтом тучи вот-вот обещали пролиться дождем и собирались испортить привычную прогулку.
«Впрочем, если повезет, я успею покататься всласть», - думала Клементина, направляясь к конюшне.
        Конюший Хэмиш уже держал ее кобылку наготове, и Клементина тепло поблагодарила старательного паренька. Она шагом выехала из внутреннего двора замка, а затем легкой рысью направила лошадь прочь от внешних строений. Вскоре Клементина пустила кобылку вскачь и помчалась в сторону озера Лох-Строун. Бодрящая свежесть и прозрачная чистота горного воздуха, сверкающая красота пейзажа, празднично яркая даже в этот пасмурный день, наполняли ее сердце невыразимой радостью. А полное одиночество - ведь вокруг не было ни души, только она и ее Артемида - доставляло ей бесконечное наслаждение. Она была одна и свободна! Здесь ничто не могло ее коснуться. Скачка взбудоражила Клементине кровь, растрепала волосы, и девушка, заливисто хохоча от восторга, мчалась вперед, стремясь оставить замок далеко позади.
        Вскоре она оказалась за озером, и Клементина придержала бег лошади, чтобы полюбоваться серой гладью Лох-Строун, отражавшей затянутое тучами небо. Легкий бриз гнал барашки по поверхности воды, искажая отражение окрестных гор и деревьев. Он вздымал небольшие волны, нагоняя их на берег, и это зрелище так увлекло Клементину, что она не удержалась и вновь пустила Артемиду рысью, желая лучше познакомиться с западным берегом.
        Она скакала по пологому склону, пробираясь между порослью молодых березок и сосен к кромке воды, когда вдруг почувствовала, что седло под ней немного ослабло. Крепко вцепившись в узду, Клементина пригнулась к крупу лошади, пытаясь нащупать рукой упряжь, и ощутила отсутствие в ней напряжения. Видимо, что-то развязалось или распуталось. Клементина наклонилась еще ниже, надеясь все-таки укрепить седло, как вдруг ни с того ни с сего оно поползло с лошади, увлекая ее на землю. Чувствуя, что сердце от страха подскочило куда-то к горлу, Клементина отчаянно схватилась за шею Артемиды, вцепившись пальцами в гриву. Это позволило ей удержаться чуточку дольше, но когда расседланная лошадь внезапно повернула, огибая пень срубленной сосны, Клементина съехала вместе с седлом с крупа Артемиды, и ее швырнуло наземь. Сильно ударившись плечом и головой, принявшими на себя всю тяжесть ее тела, Клементина так и осталась лежать, неподвижная, скорченная, полускрытая можжевельником.

        Легкий дождик уже начался к тому времени, как Джейми въехал во двор замка. Он устал от долгих часов в седле и нетерпеливо оглядывался по сторонам, высматривая кого-нибудь, чтобы передать своего коня. Но никого не было видно, и; спешившись, Джейми сам повел Зевса в денник. Там он увидел Хэмиша и сразу понял, что что-то случилось, потому что на лице паренька была нескрываемая тревога. Джейми шагнул к конюшему и положил руку ему на плечо.
        - Хэмиш, где все? Что, черт возьми, произошло в мое отсутствие?
        - Это хозяйка, милорд. Леди Клементина…
        - Что с ней?! - требовательно воскликнул Джейми. - Где она?
        - Не знаю. Она выехала утром покататься, а лошадь вернулась без нее. Вот сейчас все ее ищут.
        - Она поехала одна?
        - Да, - признался мальчуган, явно готовый расплакаться.
        - Почему, ради всех святых, никто ее не сопровождал? - почти прокричал Джейми, но, увидев, как съежился Хэмиш от его гнева, понял всю тщетность своего крика. Джейми замолчал и, взяв себя в руки, с усилием постарался говорить тише. - Почему она поехала одна, Хэмиш? Куда она направилась?
        - Я не знаю, милорд. Только она каждое утро ездила к воде.
        Джейми понял, что зря теряет время. Расспрашивать паренька дальше было бесполезно. Нужно скорее приступать к поискам жены. Снова сев на усталого коня, Джейми рысью выехал из ворот замка и поскакал к озеру. Не проехав и полпути, он наткнулся на Алекса и Дейви. Они прочесывали лес около воды и увидели Джейми издалека. По мрачному и тревожному выражению его лица братья поняли, что Джейми уже знает о случившемся.
        - Вижу, Алекс, что вы ее пока не нашли. Неужели никто не видел, куда она поехала?
        - Нет. Боюсь, что нет.
        - А как насчет ее следов? Неужели ты не можешь их обнаружить? - Метнув на Алекса гневный взгляд, поинтересовался Джейми - он говорил с двоюродным братом гораздо резче, чем когда-либо.
        Но Алекс лишь опустил глаза и покачал головой:
        - Мы старались, но дождь начался одновременно с возвращением ее лошади и смыл все следы. Мы знаем только, что Клементина выехала с восходом, а несколько часов спустя ее кобылка вернулась без нее и без седла. Мы решили, что седло почему-то съехало, и она упала…
        - Скажи лучше, парень, почему она была одна? - возмущенно воскликнул Джейми.
        Он поверить не мог, что его родич так беспечно отнесся к безопасности Клементины в его отсутствие.
        - Мне очень жаль, Джейми. Большинство дней я ее сопровождал, правда, Клементине очень это не нравилось. Она все время старалась избавиться от моего присутствия. Боюсь, что сегодня ей это удалось. - Алекс был очень огорчен случившимся, но еще тяжелее ему было смотреть в глаза брата, полные тревоги и боли.
        - Ладно, это мы обсудим позднее. Не будем терять времени. Я намерен объехать западный берег озера. Ты уже послал туда кого-нибудь?
        - Да. Все способные держаться на лошади мужчины заняты поисками… Несколько человек на той стороне озера.
        - Что ж, по моему разумению, если бы Клементину сбросило с лошади ближе к дому, кобылка вернулась бы быстрее, - промолвил Джейми, поворачивая коня к дальнему берегу озера.
        - Может, ты и прав, - согласился Алекс. - Я последую за тобой. А ты, Дейви, оставайся здесь.
        Братья готовы были пуститься в путь, но Джейми, видя расстроенное лицо юного кузена, на миг задержал коня около него и сказал:
        - Не тревожься, Дейви. Мы ее найдем. Скоро.
        Джейми произнес это с уверенностью, которую на самом деле не ощущал, но ему не хотелось, чтобы юноша так огорчался.
        Джейми пустил коня вскачь, с болью осознавая, что если бы с Клементиной было все в порядке, она бы давно вернулась к замку пешком. Что, если она лежит где-то без чувств… несколько часов на холоде… под дождем…
        Он быстро постарался отбросить эти мысли, поняв, что ему невыносимо вообразить себе, будто жена покалечена… или хуже того.
        Ветер усиливался, а дождь постепенно превращался в ливень. Он злобно хлестал по лицу с каждым порывом ветра. К тому времени как Джейми с Алексом достигли западного берега озера, видимость стала совсем плохой, и только его отличное знание местности позволяло братьям продолжать поиски дальше. Спешившись, Алекс и Джейми стали прочесывать лесные заросли до самой кромки воды. Это оказалось очень трудно. Дождь лил не переставая, палая листва скользила, так что они еле удерживались на ногах.
        Джейми все время звал Клементину, снова и снова выкрикивая ее имя, но тщетно. Он боялся, что шум дождя и свист ветра уносят и заглушают его слова, едва те слетают с его губ. Шли минуты, начало смеркаться, и страх, который Джейми старательно не допускал в душу, начал настойчиво овладевать им, Он понимал, что даже если Клементина покалечилась не сильно, холод сделает свое злое дело. Его милая женушка-англичанка не привыкла к суровости горной погоды, и перенесет ее невзгоды хуже, чем местные жители.
        Алекс прекрасно сознавал, что гнев, сверкавший в глазах Джейми, был лишь щитом, скрывавшим его тревогу. Ему было ясно как день, что его кузен успел сильно привязаться к жене, и Алекс молил Бога, чтобы они нашли ее живой. Наверное, Бог услышал его молитвы, потому что именно Алексу повезло обнаружить Клементину. Они приближались к берегу озера, когда он заметил в отдалении среди зарослей можжевельника проблеск синей материи, какую-то синюю кучку одежды на земле.
        Алекс сложил ладони рупором и прокричал:
        - Джейми! Сюда!
        Они бегом помчались к Клементине, и Джейми упал рядом с ней на колени, в то время как Алекс отвел колючие ветки, нависшие над хрупкой фигуркой.
        - Клементина! Боже мой, Клементина! - восклицал Джейми, хватая жену за запястье в поисках пульса. Кожа ее казалась ледяной, и Джейми испытал глубочайшее отчаяние, потому что не сразу ощутил под пальцами слабое биение жизни. Он затаил дыхание… - Слава Богу, она жива, - с облегчением выдохнул Джейми и обернулся к Алексу: - Я слышу ее пульс, но нам нужно поскорее доставить ее домой. Быстро. Сообщи остальным, что мы нашли ее, и возвращайся сюда. Мне может понадобиться помощь.
        Алекс кивнул и поскакал прочь. Сбросив с себя плащ, Джейми расстелил его на земле рядом с Клементиной и с величайшей осторожностью, чтобы как-нибудь не повредить ей, переложил жену на эту подстилку. Затем он отвел с ее лба спутавшиеся локоны и с болью в сердце заметил, что Клементина бледна до прозрачности. Он бережно ощупал виски. Волосы на одном из них взмокли и потемнели от крови. Однако дальнейший осмотр позволил ему вздохнуть с некоторым облегчением - рана выглядела не слишком серьезной. Скорее походила на глубокую царапину. Других видимых увечий Джейми не обнаружил, но Клементина была такой похолодевшей - смертельно холодной. Он поплотнее укутал ее плащом и, подняв, как дитя, прижал к груди, чтобы согреть своим телом, Клементина была легкой и маленькой, как ребенок, хрупкой и беззащитной. У Джейми все сжалось внутри при мысли, как долго пришлось ей пролежать на мерзлой мокрой земле.
        Оказавшись в комнате Клементины, Джейми бережно положил жену на широкую постель и лишь потом стал освобождать ее от промокшей одежды. К приходу Анни он успел снять с нее платье и стал расшнуровывать сорочку. Анни поставила на стул рядом с постелью ведро горячей воды, положила поблизости несколько одеял и направилась к Клементине, намереваясь закончить работу Джейми. Анни видела, что он необычайно расстроен тем, что случилось с его женой. Такой отчаянной муки Анни не видела на лице лэрда со смерти его отца, покинувшего этот свет несколько лет назад. К тому же Джейми очень устал, проделав долгий путь верхом от Эдинбурга. Он был небрит, плед его насквозь промок, а голые ноги были запылены и забрызганы грязью.
        - Я сделаю это за тебя, - тихо произнесла Анни.
        Но Джейми заколебался, явно не желая уступить ей свое место при Клементине.
        - Джейми Камерон, будь благоразумным, - сердито продолжала Анни. - Ты не знаешь, насколько она покалечилась. Дай мне ее осмотреть.
        - Наверное, ты права, - неохотно согласился он, - только Анни… будь с ней поосторожнее.
        Анни не стала обижаться на оскорбительное предостережение, потому что видела, как Джейми расстроен, и ловко сняла с Клементины остальную одежду и закутала ее в одеяла. Затем служанка бережно смыла теплой водой кровь и грязь с лица девушки и обнажила рану у линии волос. Сама по себе рана не была особенно серьезной, но огромный синяк, распространившийся на всю щеку, придавал ей ужасный вид.
        - Я не вижу других ран, кроме этой, Джейми. Есть еще ссадина на плече, но думаю, ничего у нее не сломано. Хотя, не сомневаюсь, болеть все будет сильно.
        Плечо Клементины действительно представляло собой ужасное зрелище. Оно было сине-черным и отекшим. Синяк распространился от ключиц на предплечье.
        - Ей сейчас нужны тепло и покой. Я посижу с ней, пока она не очнется, а тогда позову тебя. Будь уверен.
        - Нет, - отчаянно потряс головой Джейми, - я ее не оставлю.
        - Да ты посмотри на себя, парень. Ты выглядишь немногим лучше своей жены. Тебе нужно переодеться в сухое и поесть горячего, а потом вымыться теплой водой и поспать.
        - Нет. Я никуда не уйду, - упрямо отозвался Джейми. - Огонь быстро высушит на мне одежду, а если хочешь, чтоб я поел, принеси ужин сюда.
        Анни неохотно кивнула. Когда этот мужчина что-то решал, переубедить его было невозможно. Она оставила его около жены, и Джейми притулился рядом с ее неподвижным телом, все еще бесчувственным и бледным.
        Он взял в руку ее маленькую ладошку и стал согревать своим теплом… Когда он прикоснулся к Клементине там, у озера, ее кожа была ледяной на ощупь, и он на мгновение счел жену мертвой. Отчаяние пронзило его с такой силой, что этого момента ему вовек не забыть. С некоторых пор жизнь Клементины стала для него важнее всего на свете. Он вдруг осознал, что чувствует огромную ответственность за нее, а не просто испытывает вожделение при взгляде на ее тело. Увы, он испытывал глубокое душевное притяжение к Клементине. И отрицать этого уже не мог… Внезапно Джейми ощутил необычайную нежность к жене. Его влюбленность не ослабило даже долгое пребывание в Эдинбурге. С неизъяснимой любовью он поднес к губам тонкие пальчики и начал их целовать…

        Стараясь прорваться сквозь туман, затопивший ее сознание, Клементина начала приходить в себя. Она еще не понимала, где находится, но чувствовала, что уютно и мирно лежит в теплой и мягкой постели и кто-то держит ее за руку, вливая в нее ощущение безопасности и покоя. Вот только голова все еще ужасно болит… Клементина попыталась открыть глаза, и наконец ей это удалось. Но даже слабое усилие отзывалось во всем теле такими страданиями, что Клементина не сумела сдержать стона и снова в изнеможении смежила веки. Вторая попытка оказалась более удачной, и Клементина смогла оглядеться, хотя сосредоточить взгляд на чем-либо было по-прежнему непросто. Казалось, комната и все в ней расплывалось и шло кругами.
        - Клементина, - услышала она знакомый голос. - Клементина, - повторил голос. - Слава Богу!
        Постепенно из тумана проступило лицо Джейми.
        - Джейми, - прошептала Клементина, - Джейми, это ты? Ты ужасно выглядишь.
        - Да, это я, твой муж, и да, я ужасно выгляжу, - заулыбался он, проводя свободной рукой по щетине на подбородке. А затем улыбка сползла с его лица. - Ты нас жутко напугала. Как ты себя чувствуешь?
        - Т-терпимо, - солгала Клементина.
        - Где у тебя болит? - ласково спросил Джейми.
        - Больше всего голова.
        - Ты ударилась головой и плечом. Вот здесь. Но мы не знаем, есть ли у тебя еще какие-нибудь скрытые увечья или ушибы.
        - Кажется, нет. - Клементина закрыла глаза. Разговор ее утомил, он требовал слишком много усилий.
        - Хочешь попить?
        - Ммм…
        - Не шевелись. Я тебе помогу.
        В голосе Джейми звучала такая нежная забота, что Клементина открыла глаза и с любопытством уставилась на мужа. Он налил в чашку воды из кувшина и возвратился к постели. Подложив руку под плечи Клементины, Джейми осторожно приподнял ее, чтобы было легче напиться. Клементина глотнула воды, но комната поплыла у нее перед глазами, и, закрыв глаза, Клементина позволила Джейми вновь опустить ее на подушки. Туман заволакивал голову, и бороться с ним не было сил.
        Джейми поднял руку спящей жены и прижал к губам. Слава Богу, что она очнулась хоть на минуту. Ему не раз приходилось слышать о людях, которые после удара головой долго находились без сознания. Живые и неживые одновременно. С такими травмами никогда нельзя знать, что происходит внутри. Но Клементина пришла в себя и смогла сказать несколько слов вполне четко и здраво. Теперь дыхание ее стало ровнее и легче. Джейми почувствовал, что она просто уснула, а не провалилась в бесчувствие.
        Он встал и подошел к креслам у камина. После нескольких бессонных ночей, проведенных в дороге, и нынешних волнений Джейми ощущал полное изнеможение. Несколько ранее Анни принесла сюда наверх ужин и вновь «предложила посидеть с Клементиной, но Джейми категорически не хотел оставлять жену.
        - Я посплю в этом кресле, - ответил Джейми. - Видит Бог, мне приходилось спать и в худших местах, поэтому нынешняя ночь меня не пугает.
        Скинув сапоги, Джейми устроился в кресле и вытянул ноги, чтобы они наконец отдохнули. Со своего места ему прекрасно была видна постель со спящей женой, поэтому он надеялся, что не пропустит момент, когда она проснется.
        Клементина!.. Господи, как ему повезло! Она была такой нежной и милой… такой красивой. Закрыв глаза, Джейми вспоминал вкус ее губ, ощущение мягкости ее кожи и отчаянно вновь захотел почувствовать ее в своих объятиях. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы она так же желала его. Не будучи тщеславным и самовлюбленным, Джейми тем не менее отлично знал, какое впечатление производит на противоположный пол. Казалось бы, ему ничего не стоит увлечь такую неопытную девушку. Но они неудачно начали знакомство. Простит ли Клементина его когда-нибудь за это? Последнее время ей вроде бы нравилось его общество, а может быть, его поцелуи… Здесь, в Лохабере, у нее не было ни друзей, ни родных, так что вполне возможно, что это было лишь следствием одиночества.
        Привычный спать в неудобном положении, на голой земле или на полу, где единственной подстилкой и защитой был плед, Джейми уснул через несколько минут. Он проснулся незадолго до того, как на рассвете в комнату, крадучись, вошла Анни - она обнаружила лэрда там же, где и оставила накануне, - сидящим у постели жены. Взъерошенным, но уже не таким усталым. Выражение отчаяния и изнеможения сошло с его лица.
        - Доброе утро, Джейми, - тихо поздоровалась Анни. - Как поживает наша больная?
        - Мирно спит. Погляди сама.
        И Анни увидела, что Клементина действительно спит крепким сном, грудь ее вздымается ровно, и лицо порозовело.
        - Ночью она несколько раз просыпалась. Я давал ей воды.
        Боясь разбудить Клементину, они оба разговаривали шепотом, понимая, что сон - лучшее лекарство.
        - Позвольте-ка мне посидеть с ней, - сказала Анни. - Вам нужно вымыться и переодеться. - Но, видя, что Джейми ни в какую не хочет уходить, Анни заметила с некоторой обидой: - Ты что, Джейми Камерон, не доверяешь мне свою жену?! Я позабочусь о ней ради тебя.
        - Ладно, Анни. Конечно, я тебе доверяю. Я скоро вернусь.
        Служанка кивнула и заняла его место возле Клементины.

        Когда Клементина открыла глаза, она увидела Анни, которая суетилась в комнате, наводя порядок. Прошло несколько минут, пока домоправительница заметила, что ее подопечная проснулась. Анни поспешила к постели.
        - Как хорошо, что ты очнулась, девонька, - заговорила служанка. - Как ты себя чувствуешь? - Она положила прохладную руку Клементине на лоб.
        - Спасибо, гораздо лучше. Только небольшая слабость.
        - Этого и следовало ожидать. Теперь тебе надо подкрепиться, но сначала я должна сказать твоему мужу, что ты проснулась. Он всю ночь просидел рядом с тобой и согласился отойти, чтобы умыться и сменить одежду, только после того, как я поклялась позвать его в ту же минуту, как ты проснешься. - С этими словами Анни выскользнула за дверь, тихонько притворив ее за собой.
        Клементина закрыла глаза. А она-то решила, что присутствие мужа ночью ей почудилось.
        Спустя мгновение дверь распахнулась, и в спальню ворвался Джейми. Прежний Джейми - чисто выбритый, хорошо одетый и уверенный в себе. Клементина не могла сообразить, нравится ли ей этот надменный лэрд также, как взволнованный измученный горец, который сидел у ее постели прошлой ночью. Ночью ей показалось, что она увидела настоящего Джейми, скрывающегося под маской невозмутимости. Ночью ей хотелось его утешить… Но сон одолел ее прежде, чем она смогла это сделать.
        - Доброе утро, Клем. - В мгновение ока Джейми оказался рядом и уселся на край постели, а затем взял Клементину за руку.
        Клементина слегка улыбнулась: ей понравилось его прикосновение. Она уже привыкла радоваться каждому физическому контакту с ним.
        - Ты сегодня выглядишь гораздо лучше. Болит меньше?
        - Да, спасибо. Я… я ведь упала с лошади? Правда?
        - Угу. И несколько часов пролежала под дождем, прежде чем мы тебя нашли.
        - К-когда ты вернулся из Эдинбурга?
        - Как раз чтобы принять участие в отчаянных поисках. Тебя обнаружил Алекс, - добавил Джейми и улыбнулся, когда Клементина удивленно округлила глаза:
        - А-Алекс?
        - Ага, он нашел тебя в кустах за озером.
        - Тогда мне нужно будет поблагодарить его при встрече, - пробормотала Клементина, дивясь тому, что человек, который не одобрял ее и сурово предостерегал против прогулок без сопровождения, оказался ее спасителем. Она почувствовала себя виноватой. - Эт-то он принес меня обратно?
        - Нет. Я был рядом, когда он тебя нашел. Тебя принес домой я.
        - Ты м-меня принес? - Губы ее изогнулись в улыбке. - Спасибо. - Улыбка исчезла, сменившись озабоченностью. - Мне очень ж-жаль, что я доставила всем с-столько хлопот, - нервно заикаясь, произнесла Клементина. - Всем п-пришлось столько в-времени потратить из-за м-меня. Меня в-ведь предупреждали, чтобы я не ездила одна, а я была т-такой глупой и упрямой, Джейми. М-мне так неловко. - Клементина закрыла глаза, ожидая выговора, но ответом было молчание. Она снова открыла глаза и с удивлением увидела на лице мужа улыбку. - Т-ты на меня не сердишься?
        - Конечно, сержусь, - продолжал улыбаться Джейми. - Но только зверь и грубиян будет ругать больную и несчастную, совсем беззащитную девушку. Полагаю, что ты раз и навсегда усвоила этот урок. - Говоря это, Джейми гладил большим пальцем запястье Клементины, а потом поднес ее руку к губам и нежно поцеловал в ладонь, добавив: - Я ощутил такое облегчение, когда мы тебя нашли. Ты можешь припомнить в точности, что произошло?
        - Думаю, да. Я объезжала озеро, как делаю каждое утро, и решила подъехать поближе к кромке воды. Я ехала л-легким галопом - н-не слишком быстро… к-клянусь, - когда что-то случилось с м-моим седлом. Не знаю, как это объяснить, но оно в-вдруг ослабло. Это движение испугало кобылу, и она рванулась вперед. Я должна была бы ее сдержать, но не сумела. Помню, что упала… и больше ничего.
        Клементина закончила свой рассказ совсем тихо: речь требовала большого напряжения сил. Голова снова начала болеть, уставшая Клементина вновь закрыла глаза.
        Осознав, что переутомил жену, Джейми ужасно огорчился.
        - Прости, я тебя измучил. Отдохни. Анни скоро появится здесь с едой, бульоном, кашкой или чем-то там еще… Она обожает ухаживать за больными и быстро поставит тебя на ноги.
        Однако прошло несколько дней, прежде чем Джейми и Анни вдвоем смогли влить в Клементину больше двух-трех глотков бульона. У нее разболелось горло, а головная боль перешла к концу первого же дня в жестокую лихорадку. Состояние Клементины из неприятного перешло в тяжелое с бредом и горячкой. Когда Джейми и Анни пытались заставить девушку проглотить хоть немножко пищи, ее начинало отчаянно тошнить. Жар одолевал ее, и Клементина металась на постели. Бред ее был бессвязным и неясным, но временами Джейми удавалось различить одно-два слова. Казалось, Клементина воображала себя по-прежнему в Йоркшире, потому что обращалась к своим кузинам, но иногда смотрела на Джейми, вроде бы узнавая его. Джейми чувствовал, что в такие моменты просветления Клементина понимает, что он рядом, и старался успокоить ее нежными словами и напоить хотя бы двумя-тремя глотками воды.
        На второй день, когда Джейми бережно обтирал влажной губкой пылающее лицо жены, она внезапно села на постели, отбросила его руку и воскликнула:
        - Мамочка, это ты?!
        Джейми ласково прижал плечи Клементины к подушке, но она попыталась слабыми руками оттолкнуть его, жалобно восклицая:
        - Она не выпускает меня наружу, но здесь так жарко сегодня, мамочка. Пожалуйста, скажи ей, чтобы она пустила меня на воздух…
        Звучавшее в голосе жены отчаяние надрывало Джейми сердце, и он постарался ее успокоить.
        - Все в порядке, Клем, - ласково бормотал он, - тебе скоро полегчает. Обещаю. Верь мне.
        После этого Клементина на какое-то время успокоилась и крепко заснула до утра.
        Однако на третий день, посмотрев на бледную былинку, в которую превратилась жена, Джейми начал терять надежду на ее выздоровление. Клементина дышала с трудом - казалось, каждый вдох требовал от нее невероятных усилий, пульс был частым и прерывистым. Жизненная сила ее таяла на глазах. Однако к ночи Клементина стала менее беспокойной, и на четвертый день болезни лихорадка оставила ее и девушка пошла на поправку.
        Первое, что увидела Клементина очнувшись, было изможденное лицо Джейми. Она попыталась улыбнуться, чтобы успокоить мужа, попробовала заговорить, чтобы разгладить напряженные морщины у него на лбу, но это оказалось ей не по силам, и она снова закрыла глаза. Легче было заснуть. Впрочем, сквозь дрему Клементина услышала голос Джейми, повторявший:
        - Клементина, не уходи. Ты меня слышишь? Проснись!
        Голос его звучал требовательно, и Клементина принудила себя открыть глаза. Неужели Джейми сердится на нее?
        - Так-то лучше. Ты была очень больна, Клем. Несколько дней. Но теперь тебе лучше, и ты должна постараться не засыпать. Тебе нужна вода. Вода и пища. Ты больше не должна спать. Пока. Понимаешь меня?
        Клементина широко открыла глаза, ставшие просто огромными на ее осунувшемся лице, и слабо кивнула.
        Подведя руку жене под плечи, Джейми приподнял ее и поднес к пересохшим губам чашку с водой. Клементина медленно отпила, а затем Джейми вновь опустил ее на подушки.
        - Спасибо, - прошелестела Клементина охрипшим голоском.
        - Хорошая девочка. А теперь полежи тихонько, а я позову Анни. Тебе нужно подкрепиться чем-то, кроме воды.
        К ночи состояние Клементины улучшилось еще больше; Анни несколько раз приносила ей небольшие тарелочки, то со своей особой похлебкой, то каким-то куриным бульоном по собственному рецепту с целебными травами, которые она выращивала специально для лечебных целей. Через несколько дней неустанного ухода Клементина уже сидела в постели, опираясь на гору подушек. Она продолжала изумляться неустанной заботе, которую оказывал ей муж. Он почти не покидал ее комнаты и постоянно развлекал смешными и увлекательными рассказами. Джейми чутко замечал моменты ее слабости, следил за тем, чтобы Клементину не беспокоили, когда ей требовалось отдохнуть, даже принял ее сторону в споре с Анни, когда Клементина умолила, чтобы ей позволили принять ванну. Служанку это желание не очень обрадовало, но Клементина так умильно просила, что Джейми поддержал ее, и Анни пришлось подчиниться.
        Несколько позже Клементина пожалела о своей настойчивости, потому что, когда по ее требованию Джейми покинул спальню, чтобы не смущать ее, и она с помощью Анни улеглась в большую лохань с горячей водой, оказалось, что вылезти оттуда сама она не может. Огорченная своей слабостью и понимая, что вряд ли Анни сумеет перенести ее на руках в постель, Клементина была вынуждена разрешить Джейми вернуться.
        До слез смущенная собственной наготой, она сжалась в комочек под водой, потому что за всю жизнь никто, кроме Анни и Молли, не видел ее полностью обнаженной.
        Джейми не нужно было уговаривать прийти на помощь. Он повел себя очень достойно, сурово подавив желание посмеяться над затруднением жены. Клементина изо всех сил старалась скрыться от него под мыльной водой, но то тут, то там из-под пены были видны изящные изгибы ее юного тела.
        - М-мне очень жаль, Д-Джейми, что я доставляю столько хлопот, - опустив глаза и беспрерывно заикаясь, произнесла Клементина, когда он приблизился к лохани, - но я к-как бы здесь з-застряла.
        - Вижу, вижу. Не тревожься, я быстро вытащу тебя оттуда, - жизнерадостно откликнулся Джейми, закатывая рукава.
        Взгляд Клементины взлетел к его лицу.
        - Н-но ты н-намочишь свою од-дежду, - запротестовала она, взволнованная новой напастью, но не в силах найти иного решения. - М-может быть, если я б-буду держать перед собой полотенце, а т-ты поможешь мне встать…
        - Успокойся, Клементина, - прервал Джейми сбивчивую речь жены, - ну и что с того, если я немного помокну? И потом, не нужно так смущаться. Я твой муж, кто, по-твоему, раздевал тебя после падения?
        Клементина растерянно уставилась на Джейми. Краска медленно залила ее щеки, когда она сообразила, о чем он говорит.
        Пожалев ее, Джейми постарался побыстрее покончить с этим делом. Нагнувшись, он взял жену в охапку и, не обращая внимания на стекавшую на пол воду, перенес Клементину в кресло у камина, где Анни уже расстелила парочку больших полотенец.
        Клементина ахнула от удивления, как ловко и скоро все произошло. Она очутилась в кресле, не успев продумать дальнейшие возражения. Тем не менее смотреть в глаза Джейми ей было стыдно, и она крепко зажмурилась - это было самое унизительное переживание в ее жизни.
        Не испытывавший подобных чувств Джейми только радовался возможности насладиться зрелищем прелестного тела Клементины. И хотя от болезни она похудела и теперь выглядела очень жалко, но Джейми понимал, что пройдет несколько дней и при условии, что она будет хорошо питаться, фигура ее снова станет идеальной.
        Исполнив долг, Джейми подошел к окну, пережидая, пока Анни поможет Клементине надеть чистую ночную сорочку. По правде говоря, ему и самому нужны были эти несколько минут, чтобы отвлечься от волнения, вызванного ощущением нежного тела в своих объятиях. Кровь его забурлила, все чувства всколыхнулись. Джейми понимал, что ничто не сможет излечить его от желания видеть Клементину в своей постели, от жажды обладать ею. Он-то думал, что разлука и расстояние помогут ему остыть, но все дни пребывания в Эдинбурге он не переставал томиться и тосковать по дому. И хотя не раз ему предоставлялась возможность утолить похоть, Джейми не смог заставить себя прикоснуться к другой женщине. Он хотел Клементину, и только ее. Он будет обладать ею. Со временем. Теперь больше, чем когда-либо, он должен быть терпеливым, ведь она едва не умерла и еще какое-то время будет слаба.
        Нервно запустив пальцы в волосы, Джейми обернулся и с облегчением увидел, что Клементина уже одета в сорочку с высоким воротом. Девушка свернулась клубочком в большом кресле, и Анни расчесывала ее влажные волосы. Видно было, что она уже пришла в себя и успокоилась.
        Поймав взгляд Джейми, Клементина сжала губы. Все-таки он хитрец, подумала она, теперь понятно, почему он поддержал просьбу о ванне, - без сомнения, он рассчитывал, что придется помогать именно таким образом. И ведь не заставил себя долго ждать и сразу явился, как только Анни позвала его.
        - Я сам этим займусь, Анни, - сказал Джейми, протягивая руку к щетке для волос. - У тебя наверняка полно других дел.
        - Это точно, - согласилась Анни, отдавая Джейми щетку. - Но вы, миледи, не сходите с этого кресла, пока волосы не высохнут у огня, иначе снова заболеете.
        - Не сойдет, Анни. Я позабочусь об этом, - кивнул Джейми.
        - Тогда оставляю вас в его умелых руках и пришлю наверх Сару с обедом.
        Оставшись наедине с Клементиной, Джейми уселся на ручку ее кресла и бережно провел щеткой по длинным влажным волосам. Он был рад возможности прикоснуться к жене и не торопился, наслаждаясь ее шелковистыми упругими локонами.
        - Ты уверена, что тебе тепло? - поинтересовался он спустя некоторое время, дотрагиваясь до щеки Клементины.
        Она кивнула.
        - А тебе? Т-твоя одежда, наверное, совсем мокрая.
        - Не очень. Огонь уже высушил мою рубашку.
        Какое-то время они молчали, тихо наслаждаясь обществом друг друга, потом Клементина нарушила тишину:
        - Джейми?
        - Что?
        - Я должна поблагодарить тебя за все. Я… я знаю, ты был здесь со мной все время моей б-болезни. Оставался в комнате и ухаживал за мной. Я х-хочу, чтобы ты знал, как я тебе признательна.
        - Даже не вспоминай об этом, дорогая, - очень серьезно откликнулся он. - Я рад, что ты поправилась. - Джейми отложил щетку и взял руки Клементины в свои ладони. - Возможно, ты еще найдешь способ отблагодарить меня когда-нибудь, - продолжал он, перебирая тонкие пальчики.
        Джейми пылко всматривался в голубые глаза Клементины - взгляд его карих глаз был нежен и горяч.
        Прежде чем он успел сказать что-то еще, в комнату вошла Сара с подносом, полностью заставленным едой. Клементина громко возмутилась:
        - Неужели Анни думает, что я смогу все это съесть?!
        - Конечно. Если хотите стать сильной, нужно есть как следует, - бойко отозвалась Сара, пристраивая поднос на маленьком столике рядом с креслом Клементины.
        - Не волнуйся. Я позабочусь, чтобы она съела все до крошки. Предоставь это мне, - сказал Джейми.
        Сара удовлетворенно кивнула и оставила супругов наедине. Клементина с ужасом смотрела на полные тарелки. Глаза же Джейми смеялись. В центре подноса стояло огромное блюдо с тушеным мясом и овощами, а по краям Анни ухитрилась втиснуть еще тарелки с холодным мясом, овсяными лепешками и горкой сластей, а также чашку теплого молока.
        Клементина вздохнула и откинулась на спинку кресла.
        - Мне не съесть и половины!
        - Знаю, - улыбнулся Джейми, - съешь сколько сможешь. С чего начнем? Может быть, с тушеного мяса? Оно выглядит очень аппетитно, к тому же есть его нужно горячим.
        Подняв блюдо, Джейми приготовился кормить жену с ложечки.
        - Не такая уж я калека, что не могу ложку до рта донести! - негодующе воскликнула Клементина. - Будь так любезен, отдай ложку мне. Я уверена, что справлюсь сама.
        Джейми передал ложку Клементине и, откинувшись на спинку кресла, стал наблюдать за женой. Его взгляд не мог оторваться от ее рта. Впрочем, когда Клементина это заметила, Джейми тут же отвел глаза. Он не хотел, чтобы она сочла его похотливым, если догадается, о чем он думает.
        Мысли Джейми снова перешли на произошедший с женой несчастный случай и последующую болезнь. Несчастный случай? Джейми решил пока не волновать Клементину, но когда она окрепнет, ему придется рассказать ей о своих подозрениях.
        Хэмиш, сообразительный конюший, обратил внимание на состояние упряжи кобылки Клементины. На следующее утро после этой истории он показал Джейми найденное седло, и Джейми не мог не согласиться с Хэмишем, что подпруга явно была подрезана. Намеренно. Тот, кто это сделал, прекрасно понимал, что быстрая скачка дорвет кожаный ремешок. Да, это было сделано намеренно, но с какой целью? Зачем кому бы то ни было причинять вред Клементине? Конечно, многие не любили и презирали англичан и не одобряли женитьбу Джейми на Клементине, но сам он не сомневался, что рьяная преданность всех Камеронов распространяется и на его жену. Кроме того, насколько он понимал, за время его пребывания в Эдинбурге Клементина не бездельничала. Она сумела подружиться почти со всеми обитателями Гленахена. Ее неудержимая и нескрываемая доброта растопила даже самые суровые сердца Камеронов.
        Джейми собирался предостеречь жену и попросить впредь быть более осторожной, но пока что ему не хотелось тревожить ее. Пока она находилась в своей комнате, ей никакая опасность не угрожала, поэтому и волновать ее не было смысла - пусть сначала окрепнет.
        - Тебя что-то беспокоит? - спросила Клементина. Джейми удивленно поднял голову. Обычно он не позволял эмоциям отражаться на лице.
        - Ничего. Я просто задумался. Как тебе тушеное мясо?
        - М-может, и ты немного поешь? Оно очень вкусное.
        - Нет, благодарю тебя, - рассмеялся Джейми, - оно слишком похоже на кашку для больных, я стараюсь избегать такой пищи. Но не тревожься, если ты наелась, я уберу остатки. Почему бы тебе не отведать что-нибудь еще? Например, овсяных лепешек? - Джейми передал жене тарелку с лепешками. - Я знаю, что ты их любишь.
        - Люблю. - Клементина взяла одну и стала потихоньку объедать краешек. - П-пожалуйста, Джейми, возьми хоть одну. Я же не смогу съесть всю эту гору лепешек.
        - Ладно. Помогу тебе, но только потому, что их пекла мистрис Макнаб - она делает их лучше всех.
        Наконец Клементина объявила, что больше не может проглотить ни кусочка. Она откинулась на спинку кресла, в тревоге ожидая, что Джейми заставит ее попробовать еще и сласти. Но муж снова удивил ее.
        - Полагаю, теперь можно все это убрать? Ты молодец, хорошо поела. - Он отставил поднос. - Отнести тебя в постель?
        Джейми заметил темные круги, появившиеся у Клементины под глазами, и не хотел, чтобы она переутомлялась.
        - Это необязательно. Я и с-сама смогу дойти, если ты поможешь мне встать на ноги! Дай мне руку. - Клементина наклонилась вперед, готовясь приподняться, но Джейми был проворнее и подхватил ее на руки.
        - Поставь меня на пол! - вскричала Клементина. - Я м-могу ходить. Здесь всего несколько ярдов!
        - Но мне нравится носить тебя на руках. Неужели ты будешь так жестока и лишишь меня этого удовольствия?
        - Н-нет. Но ты же не хочешь, чтобы я разучилась ходить? - выговорила Клементина, ощущая всю ненадежность тонкого барьера между их телами - ее легкой сорочки и рубашки мужа. Она ощущала сквозь них тепло и твердость его груди, силу обвивавших ее рук. В объятиях этого мужчины она чувствовала свою хрупкость и уязвимость. Особенно сейчас, когда Джейми смотрел на нее таким жарким взглядом, не торопясь опустить ее на постель.
        Когда он устроил ее на подушках, Клементина поспешно натянула одеяло до подбородка и лишь потом пробормотала слова благодарности, ожидая, что Джейми тут же уйдет. Но он уселся рядом, на край постели, и, взяв Клементину за руку, начал перебирать ее пальцы - это, кажется, вошло у него в привычку.
        - Знаешь, Клементина, если проголодаешься, имей в виду, что есть нужно часто и понемножку. Тут у нас в обычае есть помногу два или три раза в день и ничего - в промежутках. А ты, очевидно, привыкла перекусывать по чуть-чуть. Так что тебе нужно делать это регулярно, особенно сейчас, когда ты нездорова. Полагаю, трапезы в обществе твоих родственников были малоприятны, - добавил Джейми, вглядываясь в лицо жены. - А когда находишься в ситуации неприятной, кусок не лезет в горло.
        Клементина кивнула:
        - Это верно…
        - Твоя тетка, наверное, причиняла тебе много неприятностей?
        - Иногда, - неохотно призналась Клементина.
        - Я так и думал, - сердито буркнул Джейми, вставая с постели. - Хотел бы я получить возможность причинить этой женщине столько же мучений, сколько она доставляла тебе. Может быть, в будущем нанесем ей визит?
        - О нет! - побледнела Клементина. - П-пожалуйста, даже не думай об этом!
        - Собственно, почему бы нет? Уверен, что твоя тетушка очень радовалась, отсылая тебя навсегда к диким горцам, подальше от цивилизованного мира… в надежде, что в этой глуши ты будешь несчастна. Мне хотелось бы доказать ей, как она ошиблась. - Джейми ехидно улыбнулся. - Если понадобится, я могу выглядеть очень воспитанным и образованным джентльменом, почтенным во всех отношениях и безумно влюбленным в свою молодую жену. Представь, как разочаруется старая ведьма.
        - Нет, Джейми, пожалуйста, прекрати…
        Услышав, как дрогнул ее голос, Джейми перестал метаться по комнате и круто обернулся. Крупные слезы катились по щекам Клементины, и при виде их Джейми опустился на колени у постели жены и привлек Клементину в свои объятия.
        - Клем… Господи! Я Тебя расстроил! Не плачь, пожалуйста. Яне могу видеть тебя такой несчастной.
        Обескураженный реакцией жены на свои слова, Джейми принялся утешать ее со всей своей нежностью. Он гладил ее, целовал волосы и баюкал, как ребенка, до тех пор, пока рыдания не прекратились.
        - Прости меня. Я н-не знаю, почему расплакалась, - шмыгала носом Клементина. Находя утешение в руках Джейми, она все теснее прижималась к его груди. - Не отпускай меня. Еще немного.
        - Я не хотел этого, милая. - Джейми поцеловал душистые волосы жены. - Мне правда очень жаль, я повел себя бестактно. Я ведь знаю, что ты была там несчастна. Тебе, должно быть, неприятно вспоминать об этой женщине.
        Клементина кротко покоилась в кольце его рук, прильнув щекой к мощной груди. Каким небесным блаженством было ощущать себя защищенной, чувствовать заботу Джейми и его тревогу о ней! Он только что назвал ее милой. Никто после смерти родителей не называл ее иначе как «кузина Клементина» или «леди Клементина». Никогда никаким ласкательным прозвищем или словом!.. Легкая улыбка тронула ее губы: теперь она узнала, что Джейми так же испытывает к ней нежность, как и она к нему. Признать это оказалось совсем нетрудно. Сложнее было сказать себе, что сама-то она питает к нему гораздо более сильные чувства… что она его любит.
        Внезапное осознание этого потрясло Клементину. Но, подумав немного, она поняла, что любовь к Джейми уже давно постепенно овладевала ею. Еще до его отъезда. Частично это было следствием магнетического влечения, притягивавшего ее к нему, но в еще большей степени на нее повлияли его доброта, уравновешенность и забота о ней.
        Она сама не очень понимала, почему сейчас разразилась беспомощными слезами. Мысль о встрече с теткой была не настолько страшна, чтобы рыдать в голос… Нет, ее огорчало другое: муж заявил, что может разыграть любовь к ней, чтобы досадить тете Маргарет, то есть подразумевалось, что на самом деле никакой такой любви он к ней не испытывает.
        Клементина тяжело вздохнула, понимая, что любовь несет горько-сладкие переживания. Особенно если она безответна. Но Джейми ни в коем случае не узнает, что его слова причинили ей сердечную боль. Пусть лучше он считает ее трусихой, испугавшейся свидания с теткой-тиранкой. В общем-то доля истины в этом была. Эта женщина действительно всегда вселяла в нее страх.
        Отогнав усилием воли неприятные мысли, Клементина теснее приникла к Джейми, позволив себе роскошь наслаждаться его нежностью и заботой.
        Вскоре ровное дыхание Клементины подсказало Джейми, что она заснула. Бережно опустив ее на подушки, он какое-то время полюбовался ее прелестным лицом, а потом запечатлел на ее лбу легкий поцелуй и покинул комнату.

        Глава 12

        - Вам лучше остаться в постели, миледи. Лэрду не понравится, что вы встали и расхаживаете по комнате, - твердила Сара, переминаясь с ноги на ногу около хозяйки, которая перебирала свои платья, размышляя, что ей надеть.
        - Мне все равно, Сара. Я слишком давно нахожусь взаперти. Сегодня я с-спущусь к ужину, что бы он ни говорил. И п-помоги мне одеться.
        - Лэрд будет ругаться.
        - Не бойся, я скажу ему, что ты ни при чем, что это я приказала тебе. Но с-сначала мне нужно умыться. П-пожалуйста, принеси мне г-горячей воды.
        С большой неохотой Сара помогла Клементине вымыться и приготовиться к вечерней трапезе.
        Последние несколько дней время тянулось бесконечно, и Клементину стало раздражать ее вынужденное пребывание в спальне. Джейми, несомненно, желал ей добра, но не привыкшая к бездействию Клементина очень скучала и томилась… Правда, последние дни ей были разрешены посетители - с Дейви они играли в шахматы, с Кэтрин просто болтали о том о сем - это помогало как-то скоротать бесконечные дневные часы, но Клементина все равно рвалась на волю и сегодня готова была вытерпеть любое неудовольствие мужа.
        Сара помогла ей надеть любимое платье из синего бархата и завязала на затылке волосы в простой узел.
        - Спасибо, Сара. А т-теперь я хочу, ч-чтобы ты нашла моего мужа, если сможешь, и прислала его ко м-мне. Думаю, мне понадобится его помощь, чтобы спуститься по лестнице.
        - Сказать лэрду, чтобы он пришел и забрал вас? О, миледи, я не смогу это сделать!
        - Не робей, Сара, - успокаивающе улыбнулась Клементина. - Он тебя не съест. Если н-не сможешь заговорить с ним сама, попроси кого-нибудь из слуг-мужчин.
        Но этого не понадобилось, так как в туже минуту дверь комнаты отворилась, и предмет их разговора шагнул на порог. Сара быстро присела в книксене и поспешила оставить супругов наедине.
        - Какого дьявола ты собираешься делать? - требовательно поинтересовался Джейми, едва за служанкой закрылась дверь. - Тебе еще нельзя вставать с постели.
        - Почему же нет? - спросила Клементина, упрямо выставив вперед подбородок. Такой Джейми ее еще не видел. - Я не могу просидеть здесь всю оставшуюся жизнь. Голова у м-меня не болит, энергия в-вернулась и бьет ключом. П-пожалуйста, Джейми, разреши мне пойти с тобой, - с отчаянием взмолилась она.
        - Ты хочешь сегодня спуститься к ужину?
        - О да! - Клементина чуть не захлопала от радости в ладоши, услышав примирительную нотку в голосе мужа, и с достоинством прибавила: - М-мне бы этого очень хотелось.
        - Что ж, в таком случае мне нужно пойти и переодеться, потому что я собирался поесть с тобой здесь, в комнате. Если подождешь пять минут, я вернусь и провожу тебя на ужин. Только давай договоримся: ты вернешься в свою комнату сразу после трапезы. Я считаю тебя еще слишком слабой. Чего доброго, подумаешь просидеть полночи за клавесином.
        - Разумеется, нет, - поспешно согласилась Клементина.
        - Тогда ладно. Я вернусь через пять минут.
        И действительно, Джейми не заставил себя долго ждать.

«И как это мужчинам удается так быстро переодеваться?» - подумала Клементина. Ей бы понадобилось для этого вдвое больше времени.
        Джейми подал руку, и она с благодарностью оперлась на нее. Ноги все еще дрожали, но Клементина старалась держаться твердо - ей не хотелось опозориться, споткнувшись на крутых ступеньках.
        Пока они спускались, Джейми все время поглядывал на жену. Она выглядела достаточно окрепшей, только на щеке виднелся слабый след от синяка, хотя в целом пугающе изможденный вид пропал… И все-таки Клементине требовалось время для окончательного выздоровления - это было заметно и по ее бархатному платью, которое ей стало немного широковато.
        Джейми удивило и порадовало то, что жена сумела так быстро найти силы и встать с постели, ведь перенесенная ею болезнь была очень тяжелой. Большинство знакомых ему дам при таких обстоятельствах повели бы себя иначе - они бы радовались случаю оказаться окруженными заботой и вниманием. Джейми вновь подумал, какая отважная малышка досталась ему в жены. Оставалось лишь надеяться, что она больше не попадет ни в какие неприятности.
        Их появление в столовом зале изумило немногих собравшихся там людей. Слуги быстро добавили на столе два прибора, а Клементину сразу окружили Камероны и Макдоналды, выражая радость по поводу скорого ее выздоровления. Только Дейви не удивился приходу Клементины и, едва представилась минута, отозвал ее в сторонку. Понизив голос, он произнес с заговорщическим видом:
        - Наверное, тебе безумно надоело сидеть взаперти. Впрочем, я не сомневался, что ты скоро уговоришь Джейми выпустить тебя на волю.
        - Это было нелегко, - рассмеялась Клементина. - Он неохотно позволял мне даже переходить с постели на кресло.
        - Знаешь, Клементина, нам здесь тебя не хватало. Привыкнув видеть за столом твое веселое личико, трудно было вечер за вечером сидеть в окружении всех этих серьезных зануд.
        Клементина порозовела от удовольствия, ведь она не привыкла к комплиментам.
        - Ты из жалости добр ко мне, Дейви Камерон?
        - Нет, нет. Я действительно так думаю. Посмотри: даже у Айана Дугласа… довольная физиономия.
        Прежде чем ответить, Клементина глянула на Дугласа.
        - Он просто радуется, что вернулся его хозяин. Это никак м-меня не касается.
        - Верно. Последние дни мы Джейми почти не видели. А когда он появлялся, был мрачен и рассеян. Знаешь, Клементина, такое впечатление, что он предан тебе, как щенок. Он ведь не отходил от твоей постели ни на час.
        Клементина вспыхнула и пробормотала:
        - Н-не дразни меня, Д-Дейви.
        - Извини меня, - попросил он прощения, хотя виноватым не выглядел.
        В этот момент рядом с Клементиной возник Джейми.
        - Что ты там шепчешь моей жене, юный Камерон, от чего она так краснеет?
        Клементина сверкнула взглядом, глаза ее умоляли Дейви не повторять свои слова.
        - Я всего лишь восхищался ее нарядом, - беспечно отозвался Дейви. - Он изумительно подходит к ее волосам и глазам.
        - Да, это так. Но меня интересует, что ты сказал ей на самом деле. Ладно, не имеет значения. Кажется, ужин уже подали. Идемте, детишки, за стол.
        Все заняли свои места, и Клементина с радостью обнаружила, что сегодня не сидит рядом с Мередит. Как бы она ни уговаривала себя, эта женщина со своим самодовольным и многозначительным видом была ей неприятна. От Клементины не скрылось, что Мередит восприняла ее выздоровление без особого восторга… скорее с горьким разочарованием. Так же как и Локлан. Не желая предаваться грустным мыслям, Клементина повернулась к сидевшему возле нее Хью.
        - Как чудесно вновь спуститься вниз, - весело проговорила она, с улыбкой поймав его взгляд. - Так приятно видеть всех вас.
        Хью ответил ей столь же сердечной улыбкой и сказал:
        - Я неустанно молился о вашем выздоровлении, леди Клементина. Нас всех огорчило ваше исчезновение, а потом, когда вы нашлись, ваша болезнь.
        - Неужели?.. Спасибо, Хью. Очень любезно с вашей стороны так переживать о случившемся, - ответила Клементина и наклонилась к Алексу, сидевшему напротив: - Как мне сказали, вам я обязана своим спасением. Позвольте принести вам особую благодарность. Я бесконечно п-признательна вам, Алекс, за вашу настойчивость в поисках, - произнесла Клементина с милой улыбкой.
        - Я сделал не больше остальных. Мне просто посчастливилось найти вас. И поверьте, - Алекс посмотрел на Джейми, при этом уголки его рта чуть приподнялись, - ваш муж отблагодарил меня в полной мере, он очень обрадовался, получив вас обратно.
        Это была самая долгая и самая красивая речь, которую Клементина слышала из уст Алекса Камерона. Он выглядел очень довольным, произнося эти слова, хотя, возможно, просто был рад оказать услугу Джейми.
        Выругав себя мысленно за скептицизм, Клементина напомнила себе, как чудесно быть живой и здоровой, снова сидеть здесь со всеми за столом, и решила наслаждаться без затей тем, что родич Джейми ее принял как свою. Клементине очень нравилось ощущать себя частью этой большой семьи.
        Настроение ее оставалось радостным на протяжении всего ужина, и она ела с большим аппетитом, поддерживала легкую беседу с теми, кто сидел неподалеку, и вовсе не чувствовала усталости и потому с некоторым разочарованием восприняла просьбу-приказ мужа удалиться на отдых сразу после еды. Джейми взял Клементину под руку и проводил до двери спальни, а там остановился и повернулся к ней лицом:
        - Доброй ночи, Клем. Надеюсь, ты не очень утомилась за вечер?
        - Нет. В-вовсе нет. А т-ты возвращаешься вниз?
        - Нет, - покачал голой он. - Я тоже собираюсь лечь спать пораньше. - Он наклонился и нежно поцеловал жену в щеку. - Полагаю, Сара ждет тебя, чтобы помочь тебе раздеться. Увидимся утром.
        С этими словами Джейми отпустил ее руку и, сделав несколько шагов к своей двери, поднял засов и не оглядываясь вошел внутрь. Он знал, что Клементина продолжает стоять там, где он ее оставил, и очень хотел вернуться, чтобы сжать ее в объятиях… А потом? Он знал, что случится дальше, потому и не обернулся. Сегодня он долго не заснет…
        Подойдя широкими шагами к окну, Джейми отворил его и глубоко вдохнул леденящий ночной воздух, он распустил шнуровку рубашки, чтобы охладить разгоряченное тело. Все зря!.. Что толку пытаться отвлечься от запретных мыслей. Воображение рисовало Джейми картины того, как Сара помогает Клементине снять платье, расчесывает ее волосы. Делает все то, что так хотелось проделать ему самому… Неужели эта пытка никогда не кончится? Желание видеть Клементину в своей постели перешло в какую-то одержимость. Все его тело пылало, обжигаемое потребностью, какую он никогда ранее не испытывал. Черт побери, ведь она была его женой! Как ухитрился он загнать себя в такую ловушку? Впервые в жизни он, будучи в полном праве, когда все ждали от него исполнения супружеского долга, боялся сделать это.
        Клементина также не могла отвлечься от мыслей о муже. Она удивлялась, почему он ее не поцеловал. Она понимала, что он все еще тревожится по поводу ее здоровья, но ведь он был не прав. С ней все в порядке. Может быть, он ждал от нее какого-то знака… сигнала, что она будет рада его прикосновению?..
        - Это все, миледи?
        Клементина совсем позабыла о Саре и теперь поспешно отпустила служанку:
        - Да, Сара, спасибо. Ты можешь идти.
        - Доброй ночи, миледи.
        - Доброй ночи, Сара.
        Клементина услышала, как закрылась за девушкой дверь, и, подойдя к окну, уставилась невидящим взглядом в темное небо. Ночь была холодной, так что, несмотря на плотную ночную рубашку, Клементина задрожала. Ноги застыли, и нужно было поскорее забираться под одеяло. Однако ночное небо было так прекрасно, воздух так чист и прозрачен, что Клементина лишь крепко обхватила себя руками и осталась у окна. Когда Джейми целовал ее в последний раз? Эти его поцелуи возносили ее на вершину блаженства, ранее не испытанного, и она жаждала вновь ощутить на себе прикосновения мужа, почувствовать его жаркий ласкающий ее губы рот. Но что произойдет потом? Если она предложит ему себя. По правде говоря, мысль о том, чтобы разделить с ним ложе, ее пугала. Но любовь захватывала ее целиком, заполняя все мысли. Пусть Джейми не отвечает ей взаимностью, но ведь он такой добрый… он был так нежен с ней и ласков. Ей хотелось угодить мужу, как-то его отблагодарить. А что могла она предложить ему, кроме себя? Неужели будет такой страшной жертвой сдаться его страсти? Конечно, ручаться она не могла, но подозревала, что именно в
этом ключ к привязанности Джейми. Привязанности, о которой она мечтала больше всего на свете.
        Мгновенно решившись, Клементина быстро шагнула к двери между их комнатами и, пока мужество не изменило ей, торопливо постучала. Только что она ему скажет? Как даст ему понять, что согласна, что готова ответить на его желание? Она стояла на подгибающихся ногах, и несколько мгновений, понадобившихся Джейми, чтобы подойти к двери и распахнуть ее, показались Клементине целой вечностью.
        - Клем! - воскликнул Джейми, оказавшись с ней лицом к лицу, - Что, ради всего святого, ты делаешь, стоя босиком на полу в одной ночной рубашке? Ты снова заболеешь.
        Он шагнул к ней и сжал горячими ладонями ее хрупкие плечики, но Клементина лишь молча уставилась на него, не в силах вымолвить ни слова. Мужество покинуло ее. Она попыталась открыть рот, чтобы объяснить… но не смогла выдавить ни звука.
        С трудом глотнув, она попыталась все-таки что-нибудь сказать.
        - Я… м-мы… - Но к полнейшему стыду и ужасу, слова не шли с языка.
        Глаза Клементины налились слезами, и расстроенный ее волнением Джейми притянул к себе дрожащее тело жены и прижался щекой к душистым локонам.
        - Что случилось? Почему ты плачешь?
        Клементина лишь беспомощно смотрела на него сквозь слезы и мотала головой.
        Подхватив ее на руки, Джейми пошел к креслу у огня и уселся, усадив жену на колени; нежно прижав ее к себе, он гладил Клементину по голове и терпеливо ласково расспрашивал:
        - Ну, расскажи мне, что тебя так расстроило?
        - Ничего. Я н-не расстроена. - Она ущипнула его рубашку, удивляясь про себя, почему он еще одет, ведь прошло довольно много времени после их расставания.
        - Понимаю, малышка. Не торопись, соберись с мыслями и скажи, о чем ты хотела поговорить.
        Клементина подобрала ноги и свернулась в комочек у него на коленях. Ей было уютно и приятно так сидеть, прильнув к нему. Ощущение правильности происходящего вернулось к ней вместе с отвагой, и она вновь попыталась сказать то, что задумала:
        - Я х-хотела тебе сказать… с-собиралась спросить…
        Джейми едва мог расслышать ее слова, потому что Клементина говорила, уткнувшись ему в плечо.
        - Ну-ну? - подбодрил он ее.
        - М-мне было одиноко. Я надеялась, что, м-может быть, ты останешься со мной?
        Руки Джейми сжались вокруг ее хрупкого тела.
        - Ох, Клем! Ты понимаешь, о чем просишь?
        - Угу. Думаю, что да.
        В наступившей тишине Клементина вновь стала тревожиться, что неверно судила о чувствах мужа. Может быть, он вовсе ее не хочет? Как справится она с унижением, если он ее отвергнет? Но тут Джейми коснулся ее подбородка и, приподняв его, заглянул Клементине в лицо. Его большой палец гладил ее пухлую нижнюю губку.
        - Ты представить себе не можешь, как трудно было находиться рядом с тобой и не сметь коснуться. - Голос его от волнения стал еще ниже. - Я так хочу тебя, Клем. Так нуждаюсь в тебе. - И, чувствуя, что задохнется от жажды, если не ощутит ее вкус, Джейми нагнул голову и, отведя водопад золотых волос, приник губами к трепещущей жилке на шее Клементины. Его рот бродил по ее коже, такой изумительной на вкус, что Джейми не хотел отрываться. Но ему нужно было посмотреть Клементине в глаза, чтобы удостовериться, что она согласна, что она так же хочет его, как он ее. И когда Джейми увидел в них отражение своей страсти, он понял, что его время пришло. Склонив к Клементине лицо, так что его теплое дыхание слилось с ее вздохами, он надолго и с нежностью приник к ее губам.
        - Ты этого хочешь, милая? - еле слышно пробормотал он.
        - Ммм… - Руки Клементины медленно поднялись и сомкнулись у него на шее. Она прильнула к нему еще теснее.
        Джейми сдвинул ночную рубашку вниз с ее плеч и стал осыпать их мелкими поцелуями, затем бережно запрокинул головку Клементины и вновь завладел ее ртом. Слабый стон сорвался с ее уст, когда Джейми раздвинул языком ее губы и вошел в нежнейшую влагу ее рта, отдаваясь без остатка долгому поцелую. Знакомая истома заполнила все тело Клементины… Прошло какое-то время, прежде чем Джейми оторвался от ее губ и прошептал:
        - Думаю, нам лучше перейти в твою постель, малышка.
        Клементина говорить не могла, она лишь хотела, чтобы Джейми не останавливался и шел дальше. Не противясь, она позволила ему взять себя на руки и бережно опустить на постель. Он лег рядом и возобновил поцелуи, в то время как рука его отыскивала ленты, стягивавшие ее сорочку.
        Джейми распустил банты лифа и сдвинул ткань, обнажив груди. Его рука стала ласкать их атласную кожу, и у Клементины перехватило дыхание. Слабо постанывая, она инстинктивно выгнулась навстречу Джейми, и руки ее впились в его плечи.
        Ободренный ее отзывчивостью, Джейми стал смелее и спустил сорочку до талии, позволив своим губам проложить жаркий влажный след поцелуев по нежному горлу, от трепетно вздымающейся груди до отвердевших вздернутых сосков. Он медленно втянул в рот сначала один сосок, немного погодя другой. Затем он сдвинул сорочку по бедрам вниз, и она предстала его взору совершенно обнаженной. При виде ее из груди Джейми вырвался глухой низкий стон, и резкая боль пронзила чресла.

«Медленнее, медленнее», - мысленно твердил себе Джейми. Он еще не мог до конца поверить, что жена сама пришла к нему сегодня, и все еще боялся спугнуть и оттолкнуть ее. Боялся оскорбить ее резким натиском. Единственной его заботой было дать ей наслаждение в это первое знакомство со страстью, поэтому, сдерживая свои желания и нужду в удовлетворении, Джейми продолжал гладить и целовать Клементину, пока она не прильнула к нему, дрожа, как в лихорадке.
        Высвободившись из ее рук, он на мгновение отодвинулся, чтобы раздеться. Сорвав с себя рубашку, он бросил ее на пол, где стоял.
        Тяжело дыша, пылая от возбуждения, вся трепеща от чувств, вызванных Джейми, Клементина вперила взгляд в него, не в силах отвести глаза от прекрасного мощного обнаженного торса. Никогда раньше не доводилось ей видеть раздетого мужчину, и теперь красота скульптурных мышц его совершенного тела заворожила ее. С нескрываемым восхищением она любовалась Джейми, краснея от своей дерзости. Он продолжал снимать с себя одежду, и в какой-то момент глаза Клементины потрясенно метнулись к его лицу, и она в смущении начала отворачиваться.
        Заметив ее реакцию, Джейми быстро заключил Клементину в объятия и продолжал целовать до тех пор, пока вновь не почувствовал, что она расслабилась. Спустя мгновение он откинул голову и, поглаживая шелковистые изгибы юного тела, заглянул в прелестные сапфировые глаза. Колеблющийся свет свечей и мерцание языков пламени камина нежно озаряли волшебную картину.
        - Как ты прекрасна, Клем! Ты просто совершенство, - хрипло пробормотал Джейми и приник поцелуем к ее шее. - Ты веришь мне, Клем? Я лишь хочу дать тебе наслаждение. - Его рука ласкала ее грудь, нежно задевая напрягшийся сосок, отчего Клементина никак не могла сосредоточиться на смысле слов.
        - Ммм! - простонала она.
        Джейми подхватил жену на руки и погрузил свое лицо в ее душистые волосы, на миг прижав Клементину к себе так крепко, что она чуть не задохнулась. А потом вновь начал ее ласкать.
        Клементине казалось, что его руки и губы находятся всюду одновременно: целуют, гладят, мнут… Неожиданно она почувствовала теплое дыхание Джейми на внутренней стороне бедер и ахнула, когда ощутила, как рот его прижался поцелуем к ее влажным складкам, а затем двинулся вверх и снова скользнул по груди. Вся сдержанность, все запреты отступили под натиском желания, захватившего каждую частичку ее тела. Клементина сомкнула ладони на затылке Джейми и притянула его голову к себе. Она не понимала, что именно делают с ней его прикосновения, как пробуждают в ней чувства ранее неведомые, но ей уже было все равно. Ей хотелось только одного: чтобы Джейми не останавливался. Она млела в томной неге и сжимала его в объятиях так, словно от этого зависела ее жизнь.
        Напряжение Джейми возросло до предела. Он едва мог сдерживать желание, которое разбудило в нем гибкое юное тело Клементины.
        Джейми снова позволил своей руке спуститься ниже, лаская атласные бедра жены и отыскивая чувствительное местечко между ее ног. Наконец его пальцы коснулись нежнейших, объятых пламенем лепестков и, раскрыв их, добрались до манящего влагой источника наслаждения. Джейми ощутил, как напряглась Клементина, и как зачастило ее дыхание… Продолжая ласки, он еще сильнее припал к ее рту, бормоча между поцелуями:
        - Доверься мне, Клем. Расслабься.
        Постепенно сопротивление Клементины растаяло. Джейми почувствовал, как желание вновь овладело ею…
        Больше выдержать он не мог. Приподнявшись над Клементиной, он развел шире ее колени и, вонзаясь со всей страстью в трепещущее лоно жены, дал восторжествовать желанию. Он вошел в нее быстро и глубоко - намерение быть бережным на миг отступило.
        Клементина вскрикнула от боли, острой и неожиданной, но тут же затихла - боль почти сразу рассеялась и мгновенно забылась, сменившись невыносимым мучительным наслаждением.
        Сгорая от захватившего ее тело пожара, задыхаясь от всепоглощающего блаженства, Клементина уцепилась за Джейми, инстинктивно откликаясь своим телом на его движения, приподнимая бедра навстречу его выпадам. Что-то вне ее понимания и самообладания вынуждало ее выгибаться, отчаянно и самозабвенно стремиться к чему-то, отдаваясь без остатка страсти, завладевшей ею целиком… Внезапно ее тело содрогнулось и забилось в лихорадочных судорогах набегающего волнами экстаза, и она закричала, не в силах удержать в груди рвущийся на волю восторг.
        В тот же миг, ощущая, как по его плоти, стремительно нарастая, несется обжигающий поток огня, Джейми присоединил свой низкий горловой стон к крику Клементины и, изливая в горячую бездну океан бушевавшего в нем наслаждения, опустился в изнеможении на грудь жены, вновь и вновь повторяя ее имя… Спустя мгновение Джейми, чтобы не причинить вреда хрупкому телу, скатился на бок, увлекая Клементину за собой. Чуть переждав, пока утихнет бешеный стук сердца, он снова нашел ее губы и поцеловал… Откинув со лба Клементины спутавшиеся волосы, он увидел, что глаза ее блестят от непролитых слез.
        - Я сделал тебе больно? - тревожно поинтересовался он.
        Переполненная чувствами, Клементина не могла вымолвить ни слова и лишь отрицательно покачала головой. Она теснее прильнула к Джейми, и так они замерли в объятиях друг друга, удовлетворенные и усталые, изумляясь чудесному восторгу, который только что испытали вдвоем.
        Немного погодя Клементина набралась храбрости и, дотянувшись, поцеловала Джейми в шею.
        - А-ах! - простонал он и принялся гладить ее своими широкими ладонями по спине. Эта хрупкая девочка оказалась такой чуткой и отзывчивой, такой любящей и ласковой!
        Джейми погрузил свое лицо в волосы Клементины, стараясь впитать в себя весь их чудесный аромат, и с удивлением ощутил новый отклик своего тела, казавшийся невозможным после бури страсти, испытанной недавно.
        Клементина почувствовала, как возбуждение мужа вновь наполняет ее желанием, его руки и губы бродили по ней, лаская, играя, дразня, так что она не противясь позволила Джейми перекатить себя навзничь и снова бережно войти в нее. На этот раз не было отчаянного натиска, они двигались медленно и нежно. Джейми вновь вознес их к сверкающим высотам блаженства, а потом они оба погрузились, сплетя руки и ноги, в томную негу довольства, проваливаясь в глубокий сон.

        Глава 13

        Джейми был приучен просыпаться с рассветом, как бы поздно он ни лег накануне. Впрочем, с удовольствием припомнил он, прошлой ночью отдохнуть ему почти не удалось.
        Предмет его мыслей свернулся рядом с ним клубочком в глубоком сне и не собирался просыпаться. Опершись на локоть, Джейми любовался женой. В бледном свете начинающегося дня ее волосы казались темными на фоне светлой прозрачной кожи, они спутанными волнами рассыпались по подушке, обрамляя осунувшееся личико. Губы Клементины чуть приоткрылись, давая увидеть светящиеся жемчужные зубки. Простыня сползла, обнажив плечо и одну высокую упругую грудь. Все в его молодой жене возбуждало Джейми, все части ее тела. Соблазн коснуться ее снова был велик, но, видит Бог, она нуждалась в отдыхе. Он не давал ей спать почти половину ночи, а ведь она только оправилась от болезни. Поэтому Джейми удовольствовался тем, что, не сводя с нее глаз, подцепил пружинистый медовый локон и медленно навернул его на палец. Спящая Клементина выглядела совсем юной и еще более прелестной, чем бодрствующая. Однако она не была ребенком. Прошлой ночью она это доказала, явив себя женщиной, на удивление страстной. Ее отзывчивость радостно возбуждала Джейми.
        Осторожно выбравшись из-под одеяла, он подошел к окну. Небо выглядело пасмурным и унылым. Следовало ждать дождя. Подходящая погода, чтобы вовсе не спускаться в зал и оставаться наверху с Клементиной. Хотя ему не нужна была подобная отговорка, чтобы находиться в постели с женой среди дня. Мурашки от холодного воздуха пробежали по телу, напомнив Джейми, что он стоит голым, хотя уже достаточно светло - это может смутить Клементину. Он поспешно прошел в свою комнату, чтобы умыться и одеться. Затем он направился вниз и встретил по пути Сару с подносом.
        - Доброе утро, Сара. Что-то ты слишком рано несешь завтрак моей жене.
        - Да, милорд, - присела Сара, с трудом удерживая поднос в равновесии. - Леди Клементина всегда просыпается очень рано, милорд.
        Сара не могла посмотреть ему в глаза. Для нее он был самым могущественным человеком на свете, внушающим страх и почтение. Его присутствие лишило ее дара речи.
        - Я сам отнесу его жене… Что тут такое?
        - Горячее молоко, милорд.
        - Ладно, отнесу молоко.
        Онемевшая Сара передала ему поднос, снова присела в книксене и потрясенно проводила взглядом мощную высокую фигуру, поднимающуюся по ступеням. Удивленная и ошарашенная этой встречей, она, спотыкаясь, вернулась на кухню, сомневаясь, поверят ли там ее рассказу о том, что лэрд сам прислуживает своей жене.
        Джейми отворил дверь спальни Клементины и тихонько вошел. Он не ждал, что она уже проснулась, но Сара оказалась права: жена уже зашевелилась под одеялом, потягиваясь, как сонный котенок. Когда он поставил рядом с кроватью поднос, она открыла глаза, узнала его и тотчас села на постели, быстро подтянув одеяло под самый подбородок.
        - Джейми? А я думала, это С-Сара. Ты м-меня напугал.
        - Прошу прощения. - Он улыбнулся и, усевшись на краешек постели рядом с ней, завладел ее руками и стал их целовать. - Доброе утро, Клем. Надеюсь, ты хорошо спала? - Его ласкающий взгляд был полон воспоминаний о прошедшей ночи, и она мило покраснела.
        - Д-да, спасибо. Я хорошо отдохнула.
        Под пристальным взглядом мужа теплая волна пошла по всему ее телу, и Клементина смущенно опустила ресницы. Господи Боже! Как же она его любила! Наверняка это ясно читалось у нее на лице.
        - Могу я предложить тебе молока?
        - Спасибо. - Клементина подняла глаза и подрагивающими руками приняла от мужа горячий напиток. - А в-вы уже поели? - спросила она.
        - Нет. Я не думал, что ты проснешься в такую рань, спускался вниз и по дороге встретил Сару, - объяснил Джейми. - Но раз ты встала, мы можем приказать, чтобы нам подали что-нибудь сюда наверх. Если, конечно, ты не хочешь спуститься в зал.
        - Да. То есть я хочу сказать: конечно, нет. М-может быть, нам следует сойти вниз? Все же м-могут задуматься, где мы. - Клементина отвела глаза и залилась краской. Трудно было четко излагать мысли под ласкающим взглядом Джейми. Неужели она теперь была обречена постоянно краснеть в его присутствии? И хуже того, он даже не пытался скрыть, как это его забавляет.
        - Клементина, ты же знаешь, что никто не встает так рано, как ты и я. Никто не обратит внимания, если мы проведем здесь половину утра. Однако если хочешь, если ты предпочитаешь, я буду рад сопроводить тебя вниз. Тебе нужна Сара, чтобы помочь одеться? Или… - он обвел быстрым взглядом ее фигуру, - или же я могу сегодня исполнить ее обязанности?
        Клементина сама удивилась своему смущению. В конце концов, после прошлой ночи Джейми знает каждый дюйм ее тела… Но почему-то в ясном свете дня ее застенчивость, полностью отброшенная ночью, вновь вернулась с необычайной силой. Однако Клементине страшно хотелось угодить Джейми, и эта решимость стать ему хорошей женой придала ей отваги. Она кивнула, соглашаясь, тем самым несказанно удивив Джейми.
        - Т-ты отлично с-справишься.
        Скользнув на край постели, она выскочила из-под одеяла и торопливо потянулась за халатом, так что Джейми смог лишь мельком увидеть ее стройную наготу.
        Ему не нужно было повторять дважды. Он быстро, как кошка, обогнул кровать и помог Клементине набросить розовый атласный пеньюар. С игривой заботой он завязал ленты у ворота, причем его пальцы как бы ненароком касались сливочной гладкой кожи. Он не ожидал, что Клементина согласится на его предложение помочь ей одеться, и был приятно этим удивлен. Значит, она старается преодолеть свою робость перед мужем.
        Взгляды их встретились, и Клементина улыбнулась Джейми. Улыбнулась легкой смущенной улыбкой, лишь слегка приподнявшей уголки ее рта. Джейми принял эту улыбку за приглашение и, не тратя времени, приник к ее губам. Он ощутил вкус меда, которым было подслащено молоко, и пробежал языком по ее теплым и нежным, манящим, таким приятным губкам. Его пальцы ловко распустили ленты ее халата, позволив легкому одеянию соскользнуть на пол. Не отрываясь от ее рта, Джейми повлек Клементину обратно к постели, а когда дальше идти было некуда, бережно опустил на покрывало. Затем с невыразимой нежностью он принялся вновь разжигать страсть, слившую их воедино прошлой ночью.

        Дело шло к середине дня, когда Джейми и Клементина наконец покинули спальню. Они начали рука об руку спускаться по лестнице, и тут Джейми неожиданно повернул к своей комнате, где обычно проводил деловые переговоры.
        - Мне не хочется портить это чудесное утро, Клем, но теперь, когда ты совсем оправилась, нам нужно кое-что обсудить, - произнес Джейми, плотно закрывая за ними дверь.
        - Что же такое важное ты собираешься обсуждать со мной, Джейми Камерон? - беспечно откликнулась Клементина. Она пересекла комнату и, подойдя к окну, прижалась щекой к стеклу. - Какая унылая погода. Думаю, скоро пойдет дождь. А может быть, у тебя на уме что-то иное? - И она, обернувшись, кокетливо посмотрела на мужа. Сегодня она ощущала себя совсем другим человеком. Одинокое дитя куда-то исчезло, а вместо него появилась молодая женщина, счастливо уверенная в том, что любимый муж отвечает ей взаимностью. Ну по крайней мере увлечен ею и испытывает к ней привязанность. Такого не скроешь. Возможно, он даже со временем полюбит ее… хотя Клементина подозревала, что такой мужчина нелегко поддастся нежным чувствам.
        - Мне жаль, что приходится говорить об этом, - начал Джейми, поглаживая тыльной стороной ладони ее щеку, - но я должен кое-что тебе рассказать.
        Клементина сложила ладошки, как послушный ребенок. Улыбка сошла с ее лица. Ей очень не понравился тон мужа, он говорил так мрачно и серьезно. Глаза Джейми, были полны тревоги.
        - Сядь рядом со мной. - Он притянул ее к себе на подушку в амбразуре окна. - Я предпочел бы не волновать тебя этим, но боюсь, что теперь, когда ты встала с постели и станешь выходить, я обязан тебя предостеречь. Клем… я не думаю, что твое падение с лошади было случайностью. Я полагаю, что кто-то намеренно хотел тебе навредить. Могу лишь догадываться, что это сделал кто-то обиженный на меня, а тебя просто сочли более легкой мишенью. Я не хочу тебя огорчать, но ты должна быть осторожной. Например, ты не должна уезжать на прогулку без меня. Я вообще думаю, что ты не должна выезжать одна, пока я не разрешу эту проблему.
        Джейми протянул руку к щеке Клементины и отвел назад выбившийся локон.
        - Можешь не сомневаться, что; пока ты со мной, я никому не дам причинить тебе вред. Я буду защищать тебя ценой жизни.
        Клементина успокоилась.
        - Джейми, ты не можешь всерьез так думать. Это б-было простое падение с лошади… и не первое для меня. Т-такое может случиться с каждым.
        - Нет. Все не так просто. - Джейми поднялся на ноги и, подойдя к письменному столу, открыл один из ящиков. - Вижу, что должен показать тебе кое-что. Это подпруга седла, которым ты пользовалась в тот день. Юный Хэмиш отдал мне его наследующее утро после твоего падения. Он заподозрил - и я должен был с ним согласиться, - что кто-то подрезал ее почти до конца, оставив нетронутой лишь узкую полоску. - Джейми передал Клементине поврежденный ремешок, чтобы она смогла его рассмотреть. - Виновник этого знал, что при быстрой скачке подпруга не выдержит и порвется.
        Клементина, не говоря ни слова, помяла в пальцах злосчастный кусочек кожи. Радость, которую она испытывала всего минуту назад, уходила из сердца. Помолчав, она подняла глаза на мужа.
        - Нет, Джейми. Я не могу п-поверить в то, что кто-то сделал это намеренно. Подпруга могла просто износиться. Край р-разрыва неровный.
        - Да, отрезали не острым ножом, но, по моему мнению, она не могла износиться за один раз. Кроме того, Хэмиш наверняка заметил бы надорванность, когда седлал тебе кобылку в то утро.
        - Я ценю твою заботу и тревогу, но не могу с-согласиться, что…
        - Твое мнение в этом вопросе не является решающим, - прервал Джейми Клементину, раздосадованный ее возражениями. - Я твой муж. Это дает мне право и обязывает меня делать все для твоего благополучия и защиты. Я запрещаю тебе выезжать верхом без меня, по крайней мере, до того времени, пока я все не выясню. И я не хочу, чтобы ты бродила одна по замку, особенно по отдаленным и запущенным его углам, вроде северной башни, где я как-то тебя застал.
        Клементина изумленно уставилась на мужа.
        - Т-ты, верно, ума лишился! Из-за этого… - она помахала перед носом Джейми рваным ремешком, - я… я не д-должна никогда быть одна? Хочешь, чтобы за мной с-следили как за ребенком?! Что плохого может со м-мной случиться в твоем замке?!
        - Я пока ни в чем не уверен, но не хочу рисковать твоей безопасностью, - терпеливо объяснил Джейми, стараясь не давать волю раздражению.
        - Ты хочешь сказать, что здесь есть кто-то, кому ты не д-доверяешь?
        Джейми пожал плечами и посмотрел в окно.
        - Послушай, Клем, сейчас я просто не знаю, что и думать. Но я намерен разобраться в том, что происходит. Дойти до сути. И прошу тебя, пока это не произошло, будь осторожной.
        Новая мысль вдруг осенила голову Клементины, и она, внимательно посмотрев на мужа, сердито бросила:
        - А м-может быть, ты мне не доверяешь? С-считаешь меня опасной для себя и для д-других?
        - Не говори чепухи! - взорвался Джейми, устремив на Клементину мрачный взгляд. - С чего бы мне пришло такое в голову? Ты просто дитя. Упрямое дитя.
        Сверкая глазами, Клементина вскочила на ноги.
        - З-знаешь, что я думаю, Джейми Камерон? Я полагаю, ты сам п-придумал такую уловку, чтобы я не могла выйти из замка. Ты с самого п-первого раза, когда мы выехали в-вместе, дал мне понять, что считаешь меня безрассудной. Тебе, наверное, стыдно быть женатым на англичанке, да к тому же такой ветреной и неосторожной, которой больше всего нравится скакать одной… не разбирая дороги. Ведь так?
        - Если бы дело было в этом, - сердито откликнулся Джейми. - Мне не нужно было бы искать предлоги, чтобы держать тебя взаперти. Но ты моя жена, и твой долг беспрекословно мне повиноваться.
        - М-может, я и дала обет подчиняться т-тебе, когда нас венчали, но я не твоя собственность. С-слышишь? Я ничья не с-собственность! - Сжав кулачки, Клементина почти выкрикнула эти слова в лицо мужу.
        Джейми встал и сразу оказался настолько выше ростом, что она сразу потеряла всякое преимущество: пока он сидел, она еще могла смотреть на него сверху вниз, но не теперь. Джейми взял ее за подбородок, так что она вынуждена была смотреть ему в глаза, и проговорил опасно сдержанным тоном:
        - Я думаю иначе, дорогая моя. Согласно законам нашей страны, муж является собственником жены и всего, что ей принадлежит. Ты моя, и я могу делать с тобой все, что захочу… так что я имею право запереть тебя в твоей спальне. Это сразу облегчит мне мою задачу. Но… - добавил Джейми, смягчив тон, - я знаю, что это будет жестоко, а я не хочу плохо обращаться с тобой.
        - Об этом говорить поздно, милорд, - процедила сквозь зубы Клементина. - Полагаю, вы милостиво разрешите м-мне удалиться? У м-меня сегодня много важных дел. - И не дожидаясь ответа, она круто повернулась, на каблуках и вылетела из комнаты.
        Джейми молча наблюдал ее уход. Ему очень хотелось нагнать жену и хорошенько встряхнуть, чтобы вбить ей в голову немного здравого смысла, но он решил дать ей остыть. Клементина так разозлилась, с таким сарказмом выговорила «милостиво разрешите»… Его губы растянулись в невольной улыбке, когда он вспомнил негодующее выражение ее лица. Ну и характерец! У его кроткой женушки норов был под стать его собственному. И отвага… Ни одна женщина не осмеливалась так ему отвечать, да еще когда он сам был взбешен. Он прекрасно знал, как большинство людей боятся его гнева. И справедливо боятся! Но Клементина… не отступила. Она встретила его гнев своим и спорила… причем не в первый раз.
        Но возможно, Клементина права? Не слишком ли поспешил он с подозрениями, не нашел ли подспудно повод, чтобы держать ее под контролем? Нет! Подпруга была повреждена намеренно. Могла ли она износиться раньше и остаться не замеченной конюхами? Нет, эту мысль Джейми быстро отбросил. Не могли конюхи оказаться настолько слепы.
        Джейми уселся за стол, подперев голову руками. Ну и утро! Часы, проведенные с Клементиной в ее спальне, были просто чудесными. В его объятиях она была такой упоительно страстной. Начальная робость, смущение от того, что она днем лежит с ним нагая, быстро исчезли. Более того, она так же бурно наслаждалась их близостью, как и он. А теперь они поссорились. Джейми вовсе не хотел ее разозлить и готов был признать, что повел себя чересчур властно и напористо. Но ведь он привык всю жизнь отдавать приказы и требовать беспрекословного их исполнения, терпеть непослушание не в его правилах. Разумеется, ему следовало вести себя потактичнее, сдерживать свой нрав. Ему вовсе не хотелось отталкивать Клементину, особенно теперь, когда они наконец стали близки. Но ведь он хотел любой ценой защищать ее! Его тревожило даже то, что жена ушла из его комнаты одна. Только бы она в порыве своеволия не вышла за пределы замка. Джейми тяжело вздохнул. Как ему разгадать, что творится вокруг? Он надеялся, что сможет быстро решить эту задачу… до того, как Клементина в очередной раз подвергнется опасности.
        Тем временем Клементина была вне себя от гнева и никак не могла успокоиться. Она прямым ходом отправилась к себе в комнату, надеясь там, в тишине и одиночестве, привести свои мысли в порядок. Она долго металась, перебирая в памяти последний разговор с мужем. Как Джейми осмелился говорить с ней подобным образом! Заявить, что он владеет ею как собственностью! Это было невыносимо! Каким же надменным бывает он порой. И подумать только, что она воображала, будто освободилась из-под власти тирана! Соблазн немедля отправиться на конюшню и оседлать Артемиду был велик. Клементина с трудом удержала себя, чтобы этого не сделать, - она решила не пороть горячку и постепенно успокоилась.
        Клементина, вздохнув, бросилась в кресло. Вся ее злость прошла, оставив на душе грусть и усталость. Конечно, она никогда не сможет пойти наперекор Джейми и, само собой, не победит его. В конце концов, ей придется идти на попятный, как это было в прошлом с тетей Маргарет. Проклиная свою трусость, Клементина сморгнула набежавшие слезы. Как гадко Джейми повел себя: испортил такое чудесное утро! Она наслаждалась каждым мгновением их ласк. Жизнь открыла ей новые неизведанные тайны, утолила такие потребности, о которых она даже и не подозревала. Джейми тоже, кажется, получил удовольствие от их соития. Впрочем, сейчас Клементина усомнилась, доволен ли он был самим их слиянием или тем, что наконец овладел ею… сделал своей. В конце концов, ему ведь всегда претило, что она его отвергла. Что ж, теперь он должен быть счастлив, с горечью подумала Клементина, ведь она отдалась ему добровольно и без оглядки, позволила взять то, что, по его мнению, полагалось ему по праву…
        Размышляя о том, как все вокруг бросаются выполнять малейшую прихоть Джейми, Клементина поклялась себе, что никогда не станет такой, и решила выйти на воздух прогуляться. Ничего не случится, если она всего лишь совершит короткую прогулку.
        Определившись в намерениях, она перекинула через руку плащ, выглянула за дверь, чтобы убедиться, что вокруг никого нет, и по узкой лесенке тихо проскользнула в сад.
        Небо посветлело, и слабые лучи солнца начали прогревать влажную землю. Плотно закутавшись в плащ, Клементина зашагала бодрой походкой, чтобы не замерзнуть. Сад не представлял собой ничего особенного. Он был порядком запущен. Слишком много лет прошло с того времени, когда хозяйки замка последний раз занимались им, грустно подумала Клементина. Небольшой огород, на котором выращивали овощи и травы, был более или менее ухожен, но было совершенно очевидно, что никто и не пытался разводить возле замка цветы. Маленького цветника явно давно не касалась женская рука: он заглох и зарос бурьяном. Клементина решила, что когда-нибудь непременно поговорит об этом с Джейми.
        При мысли о муже сердце ее забилось чаще. Неужели она никогда не сумеет относиться к Джейми равнодушно? Даже теперь, после ссоры, после того, как она ужасно разозлилась на него, тело ее начинало пылать от одного его имени. Рассердившись на себя, что не может его возненавидеть, она прибавила шаг и вскоре оказалась около внешней стены замка. Осмелится ли она выйти за нее? Кто-то ведь наверняка сообщит об этом Джейми.
        - Доброе утро, миледи, - раздался за спиной голос.
        Клементина круто обернулась и успокоилась, увидев приближающегося к ней Хью.
        - О, здравствуйте, Хью. Кажется, погода улучшается. Не правда ли? Я решила подышать воздухом, пока она снова не испортилась.
        - Надеюсь, что я не помешал вашему уединению? - поинтересовался Хью, подходя к ней.
        - Нет. В-вовсе нет. Я буду рада вашему обществу, - солгала она, больше всего желая остаться одной.
        - В таком случае позвольте мне вас сопровождать, - произнес Хью и предложил Клементине руку. - Мы можем обойти сад. Какой он ни есть.
        Скрывая разочарование, Клементина оперлась на предложенную руку и приготовилась к скучному обсуждению достоинств замка Гленахен, потому что Хью, несмотря на свою доброжелательность, был собеседником нудным.
        Однако на этот раз он ее удивил.
        - Хватит ли у вас сил подняться по лестнице? - спросил он.
        Клементина с любопытством посмотрела на Хью:
        - Что в-вы имеете в виду?
        - Ну-у, если вы желаете поглядеть на лучший вид во всей Шотландии, я провожу вас на самый верх башни Эйдана. - Хью показал рукой на высящуюся поодаль от основного замка мощную круглую башню, сложенную из огромных камней. - Это древнейшая часть замка. Одна из немногих на западе горной Шотландии, оставшихся нам от пиктов. Она названа в честь того же Эйдана, или Эдина, который дал имя Эдинбургу.
        Интерес Клементины усилился, но она с сомнением оглянулась вокруг.
        - Не знаю. А т-туда можно подниматься?
        - Разумеется. Сейчас ею почти не пользуются, разве что как наблюдательной вышкой, когда мы ждем гостей, друзей или врагов. А еще в ней держат узников. Правда, навряд ли им удается полюбоваться видом - окна в камерах расположены слишком высоко, чтобы из них можно было выглянуть.
        Глаза Клементины округлились от ужаса.
        - И сейчас там тоже есть узники, Хью? Я имею в виду, Джейми сейчас д-держит там пленников?
        - Нет. По крайней мере, я этого не знаю, - успокоил ее Хью. - Но пленники, конечно, раньше там были. Главным образом после столкновений с другими кланами. - Хью внимательно посмотрел на свою спутницу. - Было даже несколько англичан.
        - Что случилось с н-ними потом?
        - О, я уверен, Джейми поступил с ними так, как считал нужным. Вы, наверное, уже поняли, что он человек суровый. И не склонный прощать.
        Клементина с трудом глотнула. С языка рвалось множество вопросов, но преданность Джейми удержала от них. Какого бы мнения ни была она о своем муже в данную минуту, она понимала, что обсуждать с Хью его поступки и характер, а тем более порицать его было бы неправильно. Хью почувствовал, что Клементина замкнулась, и сразу же постарался сгладить впечатление. Жизнерадостно улыбнувшись, он указал на вход в башню, к которой они почти подошли.
        - Войдемте, Клементина? Тут никого нет, и вы не пожалеете, когда подниметесь наверх.
        - Право, не знаю, Х-Хью. Д-Джейми это не понравится. Я в этом уверена.
        - Он был бы недоволен, если бы вы отправились туда одна. Но вы находитесь под моей защитой, со мной вам ничто не грозит, - уговаривал он ее. - Неужели вам нужно просить у мужа разрешения на каждый поступок?
        Слова Хью возымели желаемый эффект. Клементине все еще хотелось побунтовать против мужа… хоть немножко, ради поддержания своей независимости и самоуважения. Впрочем, Джейми вряд ли узнает, что она сюда ходила. Сама она уж точно ему об этом не расскажет, да и Хью вряд ли это сделает. Не то чтобы его предложение так уж увлекло Клементину, но желание доказать свою независимость оказалось сильнее благоразумия, и она решительно кивнула:
        - Ладно. Мне х-хотелось бы посмотреть. Покажите мне эту б-башню. Однако у меня сегодня много дел, так что нам не стоит здесь з-задерживаться. - Говоря это, Клементина оглянулась через плечо, почти ожидая увидеть мужа, с мрачным видом спешащего за ней, и поэтому не заметила торжествующего блеска в глазах Хью.
        - Тогда вперед. Предупреждаю: подъем здесь крутой.

        Глава 14

        Войдя в нижнее помещение древней башни, Клементина вздрогнула и остановилась при виде представшего перед ней зрелища. Узкие ступеньки винтовой лестницы уходили вверх в непроглядную тьму.
        - Нет, Хью, я не могу туда взбираться. Т-там слишком темно.
        Но Хью уже зажигал укрепленный на стене светильник, и скоро вокруг разлился свет, принеся с собой уют и покой. Сняв факел со стены, Хью шагнул к лестнице.
        - Пойдемте, Клементина, - сказал он, - когда мы поднимемся наверх, вы поймете, какое это увлекательное приключение. Уверяю вас.
        - Ладно. - Клементина неохотно шагнула вперед и последовала за Хью вверх по узким темным ступенькам.
        Факел в его руке отбрасывал достаточно света, чтобы подъем был безопасным, и Клементина постаралась успокоиться. Действительно, ее страхи были просто детскими. Это было всего лишь старое здание, мрачное и темное из-за отсутствия окон. Несколько раз им пришлось останавливаться, чтобы Клементина могла перевести дух, при этом она с огорчением заметила, что испачкала подол пылью. И руки ее тоже были грязными, потому что, поднимаясь, она для уверенности вела рукой по стене. Ведь темная спираль ступенек была невероятно крута.
        - Если темницы такие же грязные и холодные, как эта лестница, в зимние месяцы пленники, должно быть, заболевали и умирали? - упавшим голосом проговорила Клементина.
        - Да, не сомневаюсь, что с некоторыми так и было. Многие находили здесь свой конец, - обыденным тоном отозвался Хью. Клементина подумала, что мужчины, видимо, привыкли относиться спокойно к подобным вещам.
        Больше она ничего говорить не стала, но размышления ее сделались еще более тревожными. Неужели Джейми и вправду держит кого-либо взаперти в этих ужасных условиях? Клементина знала, что преступников часто содержат в нечеловеческих условиях: впроголодь, в грязи… часто подвергают пыткам… Но Джейми… она полагала, что Джейми не такой, что он выше подобного обращения с узниками. Тем более что его пленники не обычные преступники, они были его соотечественниками-шотландцами, взятыми в плен во время клановых междоусобиц.
        Клементина отводила глаза всякий раз, когда они проходили мимо очередной темницы, но не могла сдержать воображения и содрогалась, представляя несчастных, прикованных к холодным сырым каменным стенам, в лохмотьях, едва держащихся на истощенных телах. Она задумалась, сколько узников здесь умерло за прошедшие столетия, свидетелями каких невыносимых страданий были эти стены.
        Теперь Хью быстрее взбирался по ступенькам, и Клементина с трудом успевала за ним.
        - Хью, - задыхаясь, окликнула она его, - Хью, помедленнее. Я не могу за вами угнаться!
        - Но мы уже почти добрались. Я почти на крыше! - весело отозвался он, явно не стараясь замедлить шаг.
        Клементина поняла, что в своем возбуждении от подъема он не станет ее ждать, и заставила себя карабкаться быстрее. Но она была еще слишком слаба после недавней болезни и скоро поняла тщетность своих стараний его догнать. Ноги ее ныли от напряжения, она тяжело дышала и проклинала порывистость, заставившую ее войти в эту злосчастную башню. Свет факела Хью был уже почти не виден, и Клементина остановилась, понимая, что хочет только скорее выбраться отсюда. Почему, ну почему она допустила, чтобы он уговорил ее на эту дурацкую выходку? Сцепив руки, Клементина сделала два глубоких вдоха, стараясь не терять самообладания, и вновь позвала Хью голосом, уже совсем потерянным:
        - Хью, пожалуйста, вернитесь. Я хочу спуститься вниз!
        - Но я уже почти добрался, - услышала она в ответ. Голос его становился все тише, значит, расстояние между ними увеличивалось.
        - Нет! Хью, пожалуйста! - В ее просьбе зазвучали слезы. - Я б-больше не могу. Пожалуйста, помогите мне спуститься! - закричала Клементина и чуть не подпрыгнула, потому что ей показалось, будто снизу раздались какие-то неясные звуки. Хью утверждал, что сейчас здесь не было узников, но может быть, он ошибался. Клементина замерла на мгновение, напрягая слух. И вдруг снова услышала неясный шорох. Тогда она отчаянно позвала: - Хью! Не оставляйте меня здесь… Пожалуйста, вернитесь!
        Но при этом она уже поняла, что Хью ее не слышит, ведь он ей не ответил. Привычный страх темноты, окутавший Клементину как саван, овладел ею, и она расплакалась. Она знала, что теряет над собой последний контроль, кошмары затопили ее сознание. Она крепко прижала ладони к лицу, стремясь сдержать страх, но жуткие воспоминания вырвались на свободу. Воспоминания о том, как она своими маленькими кулачками тщетно колотит в массивную дверь в кромешном мраке в тесной каморке, куда запирала ее тетка. Иногда это заточение длилось по нескольку часов, в зависимости от меры задуманного наказания. Сотрясаясь от рыданий, Клементина опустилась на ступеньки. Слезы ручьями текли из ее глаз, и она пыталась их остановить. Прижав ладони ко рту, чтобы заглушить рвущийся из горла крик, Клементина вслушивалась в неясный шорох - сомнений больше не было: ниже нее на лестнице кто-то двигался, приближался к ней… Вдруг чьи-то огромные руки схватили ее железной хваткой за плечи, и Клементина, едва не теряя сознание, закричала в голос.
        - Клем, Клем, все в порядке. - Джейми старался удержать ее беспорядочно машущие руки. - Это я, Джейми. Не бойся.
        Но никакие слова не могли пробиться к бьющейся в истерике женщине. Клементина продолжала изворачиваться и брыкаться с силой, удивительной для такого хрупкого существа.
        Крепко прижав жену к груди, Джейми не переставал уговаривать и успокаивать ее до тех пор, пока она не перестала бороться и не поникла в изнеможении. Хотя Клементина больше не вырывалась, Джейми ощущал, что тело ее сотрясается от рыданий, и продолжал гладить и шептать ласковые слова, пока она не затихла окончательно.
        Мерцающий свет факела вдруг возник над их головами, и голос Хью позвал:
        - Где ты, Клементина? С тобой все в порядке?
        - Не беспокойся, - прорычал Джейми, - теперь оставь нас, а с тобой я разберусь позже.
        - Джейми, я… я понятия не имел… - забормотал Хью. - Я думал, она идет прямо за мной…
        - Я сказал - убирайся! - в бешенстве закричал Джейми.
        Хью больше не стал спорить. Он осторожно пробрался мимо них и, не говоря ни слова, стал спускаться вниз, оставив Клементину и Джейми снова в полной темноте.
        Усевшись на выщербленные ступеньки, Джейми притянул жену к себе на колени и прижал ее мокрое от слез личико к груди. Рыдания Клементины перешли в легкое всхлипывание, но дрожь по-прежнему сотрясала хрупкое тело. Джейми обуревало сильнейшее желание догнать Хью и бить до тех пор, пока он не завопит и не начнет молить о пощаде. Но Джейми понимал, что Клементина отчаянно нуждается в его помощи, и сдержался. Каким был мотив, которым руководствовался Хью, приведя ее сюда, Джейми мог предположить, но почему кузен не остался с Клементиной, не помог подняться по лестнице? Почему, черт бы его побрал, он покинул ее в темноте? Джейми знал, что непременно вытянет из него правду. Позднее. Даже если придется выбивать ее силой, но сейчас главным было позаботиться о жене.
        Не говоря ни слова, Джейми поднялся на ноги, продолжая держать Клементину на руках, и, прижимая к груди, медленно понес вниз по узким ступенькам винтовой лестницы. Сделать это в кромешном мраке было нелегко. Когда наконец они добрались до входа, Клементина глубоко вздохнула от облегчения. Она жадно втягивала в себя свежий воздух, стремясь поскорее забыть затхлый запах камней лестницы. Однако облегчение быстро сменилось стыдом, когда она вспомнила свою трусость: в конце концов, это была всего лишь старая башня. Как теперь объяснить это мужу?
        Клементина не решалась поднять глаза. Она боялась увидеть на лице Джейми выражение… Чего? Торжества и удовлетворения?.. Разве не прав он был, запрещая ей покидать замок, предостерегая от неприятностей? А может быть, в его глазах она прочтет нескрываемый гнев из-за ее непослушания или, еще хуже, презрение к ее страху… Не в силах посмотреть в лицо Джейми, Клементина зажмурилась.
        Она не хотела видеть ничего этого. Как унизительно потерять самообладание в присутствии Джейми! Немного ранее он назвал ее ребенком, и она только что подтвердила его правоту. Как сможет такой человек, как Джейми Камерон, вероятно, не знавший ни единого мгновения страха, понять ее панику, полнейший ужас перед темнотой? Особенно если все опасности, кроме отсутствия света, были только в ее воображении.
        Клементина зашевелилась в объятиях мужа.
        - Ты можешь опустить меня наземь. Со м-мной все хорошо. Спасибо, - напряженно проговорила она, все еще избегая смотреть ему в лицо.
        Когда Джейми подчинился и бережно поставил Клементину на землю, она, прежде чем повернуться и уйти на нетвердых еще ногах, оправила юбку, но головы не подняла. Однако Джейми задержал ее за руку.
        - Клементина…
        - М-мне нужно идти, милорд. У меня много д-дел.
        - Каких дел?
        - Я д-должна умыться и переодеться. - Она указала на свою грязную одежду. - П-пожалуйста, пустите м-меня. - Она попыталась вырваться от Джейми, но он лишь крепче сжал пальцы и, круто повернув ее к себе, потребовал:
        - Клементина, посмотри на меня.
        Она затрясла головой, устремив глаза в землю. Но Джейми пальцем приподнял ее грязное заплаканное личико и заглянул в опухшие от слез глаза.
        - Не надейся ускользнуть от меня так легко. Я хочу услышать объяснение, и немедленно, - ласково, но твердо сказал Джейми.
        - Х-хорошо. Я думала просто прогуляться, - неуверенно начала Клементина. - Я н-не знала, что там б-будет так страшно… - Голос ее стих до шепота, и Джейми увидел, что глаза ее вновь наполнились слезами.
        Взяв жену за руку, Джейми потянул ее к стоявшей неподалеку скамье и усадил рядом с собой. Затем он отдал ей носовой платок и терпеливо стал ждать, пока Клементина осушит глаза и высморкается.
        - Мне очень ж-жаль. Я н-не хотела снова плакать, - пробормотала она.
        - Знаю. И мне вовсе не хотелось доводить тебя до слез. - Джейми взял Клементину за руку и сочувственно произнес: - Успокойся и не торопясь расскажи мне, что случилось. Ты решила прогуляться. Что заставило тебя лезть на старую башню? Я увидел тебя из своего окна и поверить не мог, что ты на это решилась.
        Джейми знал, что должен отругать жену за то, что она, едва выслушав его приказ оставаться внутри замка, тут же помчалась наружу. Но она была уже достаточно наказана, так что, может быть, эта история отобьет у нее охоту к дальнейшим приключениям.
        - Я не с-собиралась. Я имею в виду, ч-что это Хью предложил… а я согласилась. - Клементина повесила голову, прекрасно понимая, что заслужила резкий выговор, потому что с таким пренебрежением ослушалась мужа.
        - Думаю, тебе лучше начать с самого начала.
        - Угу. Ну, когда я ушла от т-тебя, я сразу направилась в свою комнату. А немного п-погодя подумала, что подышать свежим в-воздухом будет п-полезно… для выздоровления.
        Клементина покраснела и отвела взгляд в сторону.
        - Продолжай.
        - Я пошла в огород, сочтя его м-местом, вполне безопасным для п-прогулки… и не слишком изолированным. Ты понимаешь?
        - Да, понимаю.
        - Я расстроилась, видя, в каком плачевном состоянии находится сад, и тут появился Хью и поздоровался со мной. Он попросил р-разрешения меня сопровождать.
        - Которое ты не колеблясь ему дала?
        - Разумеется. - Клементина посмотрела на мужа с некоторым вызовом. - Он п-предложил показать мне башню. Уверял, что с ее к-крыши открывается л-лучший вид во всей Шотландии.
        - Это некоторое преувеличение, но вид оттуда действительно потрясающий. И ты согласилась?
        Клементина кивнула и опустила глаза. Вторую часть истории рассказывать было несравненно труднее.
        - Т-там внутри было очень темно, и я засомневалась, что м-мне хочется идти д-дальше… Д-даже с факелом. И подъем был очень крутым. Я в-вынуждена была несколько раз останавливаться и переводить дыхание.
        - А Хью ожидал тебя?
        - О да, - поспешила сказать Клементина. - То есть сначала да. А п-потом, когда мы приблизились к верху б-башни, он…
        - Он оставил тебя далеко позади, - прервал ее Джейми с понятной досадой.
        - Я с-сомневаюсь, что он это сознавал. - Клементина неловко заерзала на скамейке. - По к-крайней мере я полагаю, что он подумал, будто я ненамного отстала и м-могу следовать за его факелом.
        - А почему же ты не пошла за ним? - ласково спросил Джейми.
        Клементина попыталась высвободить руки из пальцев мужа, но он крепко их удерживал.
        - Я очень испугалась, - наконец тихо выговорила она. - Я н-не могла идти ни вперед, ни назад.
        Она снова зажмурилась, надеясь удержать рвущиеся наружу слезы. Но Джейми гладил ее ладошки большим пальцем, и эта успокоительная ласка вместо суровых упреков совсем ее расслабила. Слезы ручьем полились у нее из глаз.
        - Клем, Клем, - утешал ее Джейми, пытаясь осушить ее слезы платком. - Все позади. Пожалуйста, не плачь. У меня сердце разрывается, когда ты так несчастна.
        - Прости, - хлюпнула носом Клементина. - Т-ты, должно быть, считаешь м-меня совсем глупой.
        Джейми привлек ее к себе и нежно поцеловал душистые волосы.
        - Милая, тебе не надо стыдиться, что ты боишься темноты. Дело ведь в этом? Ты этого стесняешься?
        - Ч-частично, - с трудом выговорила Клементина и снова высморкалась.
        Джейми внимательно посмотрел на расстроенное лицо жены. Потеки от слез выделялись светлыми дорожками на ее грязных щеках, глаза опухли и покраснели, но она показалась ему самой прелестной девушкой на свете. Клементина старательно сжимала губы, чтобы они не дрожали, и хотя слезы высохли, но мокрые ресницы слиплись стрелами, напоминая о пережитой буре.
        Джейми испытывал неодолимый соблазн ее расцеловать, и уже было склонился к Клементине, но тут ему в голову пришла внезапная мысль, и он отпрянул от жены.
        - Это ведь из-за Хью? Неужели он посмел приставать к тебе? Да я разорву его на части, если он тебя коснулся!..
        Клементина вскинула на Джейми потрясенные глаза.
        - Нет, разумеется, он ничего такого не делал. Как т-тебе могло это в голову п-прийти?!
        У Джейми отлегло от сердца. То, как Клементина удивилась его словам, сразу сняло все его подозрения.
        - Он держался как истинный д-джентльмен. Он просто переоценил мою выносливость. Т-тебе не в чем его упрекнуть.
        - Угу.
        Джейми?
        - Что?
        - Ты к-когда-нибудь… запирал там л-людей? - робко начала Клементина. - В этой б-башне? В этих мерзких темницах?
        - Такое случалось в прошлом, но уже давно никаких узников там не держали. Почему ты спрашиваешь? - Джейми с любопытством взглянул на Клементину. По крайней мере, она перестала плакать.
        - Мне это к-кажется бесчеловечным, - тихо произнесла она. - М-мне невыносимо думать, что людей держат в к-клетках как зверей… какое бы преступление они ни совершили.
        - Ты почувствовала бы совсем иное, если бы близкие твои были убиты, сестры изнасилованы, а дома сожжены дотла. Некоторые люди просто животные, Клем, и заслуживают такого наказания.
        Клементина подняла на Джейми потрясенный взгляд.
        - Здесь совершались такие преступления?
        - В последние годы нет. В наших краях настал некоторый мир. Но еще во времена моего отца и деда такое происходило постоянно.
        - А ты держал там кого-нибудь, Джейми? - переспросила Клементина. Ей отчаянно хотелось узнать ответ на этот вопрос. Она инстинктивно знала, что лгать Джейми не будет.
        Он вздохнул, отпустил ее руку и запустил пятерню в свои волосы.
        - Хотелось бы мне сказать тебе, что я этого не делал, потому что знаю, какой ответ ты жаждешь услышать, но правда состоит в том, что я сажал людей под замок. Несколько лет назад здесь было совершено очень неприятное преступление, подробности которого я не стал бы рассказывать, чтобы тебя не огорчать. - Джейми опустил глаза на внимательное лицо Клементины. - Однако поскольку ты все равно не успокоишься, пока все не выяснишь, скажу. Отец Хью, двоюродный брат моего отца, был признан виновным в убийстве своей жены, матери Хью, и ее новорожденного младенца. Он подозревал ее в измене, связи с другим мужчиной, а ребенка считал плодом этой связи. А поскольку нрав у него всегда был буйный и ревнивый, в приступе ярости он убил обоих. - Джейми посмотрел на взволнованное лицо Клементины и замолчал, продолжив немного погодя: - Рассказывать дальше?
        - Конечно, я хочу узнать остальное.
        - Ну что ж, хорошо. Полагаю, ты все равно однажды услышала бы эту историю от кого-нибудь другого. Отца Хью сразу же поймали и заключили на короткое время в башню. Вскоре ему был вынесен единственно возможный приговор, и он был казнен.
        Клементина ахнула от заключительных слов мужа и заметно побледнела.
        - Должен тебе сказать, - добавил Джейми, - меня удивляет, что Хью повел тебя туда. Это место должно навевать на него печальные воспоминания.
        Клементина безмолвно кивнула.
        - Бедный Хью, - помедлив произнесла она. - Сколько лет было ему, когда это случилось?
        - Девятнадцать. Он на два года моложе меня, а это произошло семь лет тому назад.
        - О… а я подумала, что это б-было давно. Кто тогда признал его отца виновным и приговорил к смерти? - спросила Клементина, хотя уже догадывалась, кто отвечал за правосудие в замке.
        - Думаю, ты знаешь на это ответ. - Джейми не собирался говорить так резко и, намеренно смягчив тон, продолжил: - Мне было всего двадцать лет, когда это случилось, и это было одной из самых тяжких обязанностей, которые мне пришлось исполнить. Хоть я твердо знал, что приговор мой справедлив. Отец Хью был убийцей и заслуживал смерти. Здесь, в горах, - ты должна это знать - мы сами судим преступления. Лэрду принадлежит власть карать преступников, и он должен делать это быстро и решительно.
        Облака немного рассеялись, и полуденное солнце согревало спины Джейми и Клементины во время разговора. Клементина молча обдумывала сказанное, стараясь разобраться в своих мыслях и чувствах. Ее муж вынес смертный приговор двоюродному брату отца, будучи немногим старше ее. Какая ужасная ответственность для такого молодого человека. Джейми принял решение, с которым будет жить всю оставшуюся жизнь. А как же Хью? Как, наверное, ненавидит он Джейми. Как вообще может он здесь оставаться? А может быть, он ненавидел своего отца и рад был, что того казнили за убийство его матери? Клементина содрогнулась при мысли о горькой судьбе этой женщины. И невинного ребенка. Она не спросила ни возраст, ни пол младенца. Она не хотела этого знать, и была благодарна Джейми за то, что он не рассказал, как они умерли. Несомненно, именно жизнь с таким жестоким человеком привела эту женщину в объятия другого. Клементина знала, что измена мужу считается преступлением, но разве можно за это наказывать смертью?
        Бросив взгляд из-под ресниц на Джейми, она увидела, что муж смотрит не на нее, а вдаль, на горы. Ее поразило, что лицо Джейми изрезано морщинами, слишком глубокими для мужчины его лет. В конце концов, ведь ему было всего двадцать восемь. Клементине стало ясно, что он много перестрадал и телом, и душой. О телесных страданиях говорили его бесчисленные шрамы - следы кровавых битв, участником которых ему довелось быть. Еще утром она обратила на них внимание, а сейчас лицо Джейми отражало бремя забот, свалившихся на него с юных лет, и Клементине захотелось успокоить его душу, разгладить напряженные морщины.
        Она протянула руку к лицу мужа и нежно коснулась щеки.
        - Джейми, я… - И больше ничего не успела сказать, потому что он поймал ее пальчики своей большой ладонью и поцеловал, упиваясь ее сочувственным взором.
        - Значит, ты не считаешь меня кровожадным дикарем?
        - Нет, никогда, - замотала головой Клементина. - Н-но как относится к этому Хью? Наверное, ненавидит тебя?
        - Я и сам часто размышлял об этом. Внешне это не заметно, и все же… Будь я на его месте, я, несомненно, возненавидел бы человека, убившего моего отца. Хью был так близок с ним, восхищался им, вечно старался, хоть и безуспешно, соответствовать его требованиям. Он должен глубоко страдать из-за своей утраты… Но не мог же Хью рассчитывать, что я отпущу убийцу безнаказанным?! Впрочем, возможно, он надеялся, что я ограничусь заключением его в темницу… Пусть пожизненно… а не приговорю к смерти.
        - О нет! Это наказание было бы куда более жестоким, - бурно возразила Клементина. - Это в-ведь так ужасно, навсегда лишить чел-ловека с-свободы. Оказаться до конца жизни в тюрьме… Я н-не могу представить себе приговора с-страшнее!
        Джейми с любопытством посмотрел на жену:
        - Кое-кто может с тобой поспорить. Считается, что сохранить жизнь любой ценой лучше, чем вовсе ее потерять.
        - Может быть, для кого-то это предпочтительнее, н-но я сомневаюсь, что с-смогла бы сохранить рассудок, если бы м-меня надолго заперли в темноте. - Клементина говорила со страстной убежденностью и с такой силой сжимала руки, что побелели костяшки пальцев.
        Джейми очень бережно разжал ее кулачки и заключил нежные ладошки в свои загрубевшие ладони.
        - Видно, что ты очень переживаешь насчет этого, - ласково произнес он, подозревая, что Клементина готова быть с ними откровенной. - Может, расскажешь мне, почему это так?
        Но Клементина лишь покачала головой:
        - Я не могу.
        - Малышка, у меня нет желания принуждать тебя заново пережить нечто неприятное… Но иногда простой рассказ о том, что тебя волнует, облегчает душу. Я заметил, что сегодня темнота напугала тебя до ужаса.
        Клементине не хотелось, чтобы мнение Джейми о ней стало еще хуже, а обсуждение ее детских страхов наверняка приведет именно к этому. Но подняв глаза, она увидела на лице мужа только сочувствие, и оно вырвало у нее признание, которое Клементина никогда не думала произносить вслух.
        - Моя т-тетка… Она часто запирала м-меня… к-когда была чем-то недовольна… тем, что я сделала… Она з-знала, что я б-боюсь находиться взаперти, и п-потому считала это идеальным н-наказанием. - Клементина замолчала, прикусив губу. - Эта к-каморка была такой т-тесной… к-как шкаф… и т-там было всегда темно. Иногда я ч-чуть не теряла р-рассудок. Прости. Ты, верно, считаешь м-меня н-нелепой и смешной трусихой. Н-но я не могу находиться запертой, тем более в т-темноте.
        Джейми едва мог расслышать ее шепот, но четко уловил смысл ее слов и был потрясен жестокостью того, что с ней делали. Эта женщина, ее тетка, была просто чудовищем. Он хотел узнать все подробнее, но побоялся окончательно расстроить жену. Она и так сегодня днем была доведена до крайности, и теперь ей нужно было успокоиться, а не отвечать на допрос, даже самый бережный.
        Джейми поднял упавший ей на глаза локон и ласково заложил за ушко.
        - Нет, женушка, я никогда так не подумаю. Я нахожу тебя очаровательной, - любовно произнес он. - Мне твоя тетка представляется дьяволом во плоти, и я сделаю все, чтобы ты о ней позабыла. А что касается твоей боязни… Не огорчайся и не стыдись. Даже сильные мужчины, храбрейшие воины испытывают тайные страхи, а с ними не поступали так жестоко, как с тобой.
        Клементина подняла голову и вновь заглянула в глаза Джейми. На губах у нее заиграла робкая улыбка.
        - Ты так по-доброму м-меня успокаиваешь, хотя, несомненно, тебе самому чувство страха н-неведомо. Тебе нужно напрячь все твое воображение, чтобы представить себе, к-как кто-то может его испытывать.
        - Нет, здесь ты не права, - с чувством возразил Джейми. - Я испытал настоящий ужас, почти панику, когда ты тогда потерялась у озера. - Склонив к ней голову, он нашел ртом ее губы и скользнул по ним легким поцелуем.
        Клементина, смутившись, отпрянула от мужа.
        - Нет, милорд, не здесь. Мы на виду у всего замка.
        - У меня есть имя, Клем, и я хочу услышать его из твоих уст. Даже если ты на меня сердишься. Может, еще один поцелуй убедит тебя? - И прежде чем Клементина смогла увернуться, Джейми снова нашел ее рот.
        - Не надо… Джейми, - еле выговорила Клементина сквозь смех. - Перестань!..
        - Пусть любуются. Мне не нужно ничьих одобрений и разрешений, чтобы поцеловать собственную жену.
        Клементина уперлась руками ему в грудь.
        - Нет. Я серьезно говорю. Не з-здесь!
        Джейми поднял голову и с улыбкой заглянул ей в глаза.
        - Не здесь? Это приглашение продолжить в другом месте?
        - Нет. Мне н-нужно умыться и переодеться. П-посмотри, как я испачкалась. - Клементина повертела руками, представляя их на обозрение мужа. - Я не могу, чтобы меня в-видели такой.
        - Возможно, мне стоит тебе помочь? - Джейми окинул алчущим взглядом ее тесно облегающее платье и остановился на лифе. - Купать и одевать тебя будет чудесным полуденным времяпрепровождением.
        - Джейми! - укоризненно воскликнула Клементина, краснея. - Ты что, больше ни о чем не можешь думать?
        Качая головой, Джейми обвел пальцем низкий вырез ее платья, лаская белоснежную упругую грудь.
        - Когда рядом со мной такая соблазнительная малышка, признаюсь, что мои мысли не могут сосредоточиться на ином. И кроме того, - лукаво улыбнулся он, - не забывай, что король ждет от этого союза наследников. Твой долг повиноваться ему неукоснительно и немедленно.
        Клементина поспешно вскочила на ноги, сбросив слишком волнующие и предприимчивые руки мужа. Она вспомнила, что совсем недавно то же самое говорила ей Мередит.
        - М-может, это и т-так, - сильно заикаясь, промолвила Клементина, - но я все р-равно не м-могу позволить т-тебе ласкать себя на л-людях… как к-какую-то…
        - Какую такую? - ухмыльнулся Джейми.
        - Ты знаешь, ч-что я имею в виду! - фыркнула Клементина и возмущенно двинулась прочь.
        Но Джейми догнал ее в два больших шага и серьезно попросил:
        - Прости, что дразнил тебя. Примешь мое извинение?
        Клементина посмотрела на молящее лицо мужа и почувствовала, как гнев ее рассеивается. Улыбка изогнула кончики ее губ. Нет, перед ним действительно нельзя было устоять. И он это знал! Что могла она сделать? Она была беззащитна перед его обаянием… Ах, если бы только его самоуверенная надменность не поднимала так часто голову!
        Клементина вздохнула, прекрасно понимая, что как бы он себя ни вел, изменить свои чувства к нему она не сумеет. Решив использовать преимущество, которое давало ей его нынешнее настроение, Клементина подняла на Джейми глаза, надула нижнюю губку и сказала:
        - Я приму ваши извинения, м-милорд, если вы будете добры ко мне… по крайней м-мере д-день или два.
        - Это мне будет нетрудно, - отозвался Джейми, многозначительно выгнув бровь.
        - Я в-вовсе не это имела в виду. И в-вы прекрасно это з-знаете, - укоризненно сказала Клементина.
        - Ладно, - вскинул руки Джейми и засмеялся. - Я признаю свое поражение и весь в твоей власти. Командуй. Сейчас уже поздно, однако если завтра ты захочешь, чтобы мы отправились с тобой на верховую прогулку, обещаю, что так и будет. Как тебе такое послушание?
        - О да! Пожалуйста, поедем! - Клементина в восторге захлопала в ладоши. - Я буду счастлива!
        - Тогда решено.
        Джейми посмотрел на сияющее лицо жены и с облегчением не заметил никаких следов недавнего огорчения. Он подумал, какая же она прелестно неизбалованная, если такой небольшой знак внимания так ее обрадовал. Мысленно Джейми дал себе слово сделать все, что в его силах, чтобы отныне жизнь Клементины была полна счастьем, чтобы она больше не знала жестокости и пренебрежения. С этой решимостью он взял ее под руку и повел в замок.

        Глава 15

        Джейми потыкался носом в нежную шейку Клементины, и она зашевелилась в его объятиях. Лениво потянувшись, она повернулась к нему лицом. Никогда не спалось ей так крепко, без снов и кошмаров. Сон рядом с длинным мускулистым телом мужа, в кольце его рук, давал ей непривычное ощущение защищенности и уюта. Его сила отгораживала ее от опасностей окружающего мира. Клементина не могла припомнить, когда ей было так хорошо, как теперь в объятиях мужа, и она испытывала неодолимое желание каким-то образом его отблагодарить. То, что Джейми испытывал удовольствие, разделив с ней постель, что ему нравилось ощущать их близость, было очевидным. Поэтому Клементина теснее прильнула к нему и стала покрывать мелкими поцелуями его плечи и шею, а потом скользнула губами по его груди. Скульптурно вылепленный торс мужа завораживал ее. Клементина осторожно пробежала кончиками пальцев, обводя мощные мышцы, шрамы, испещрявшие тело Джейми. Ее огорчило их число: Клементина подумала о ранах, о боли, которую он перенес, и стала легонько целовать эти следы битв.
        - Джейми, - пробормотала она немного погодя.
        - Ммм…
        - Пожалуйста, скажи мне, что я должна делать, - застенчиво попросила Клементина. - Я хочу д-доставить тебе т-такое же удовольствие, какое д-дал мне ты.
        Джейми перекатился на спину и притянул Клементину к себе, так что она оказалась лежащей сверху, на его груди. Он отодвинул упавшую ей на лицо пышную массу вьющихся локонов и низким хрипловатым голосом произнес:
        - Ты и так доставляешь мне удовольствие, милая. Ты даже не представляешь какое. - Его руки чувственно бродили по ее спине, бедрам, груди. - Ощущать твое тело, прильнувшее ко мне… Выше этого наслаждения нет ничего.
        Клементина почувствовала, как откликается всем существом, всей кожей на прикосновения мужа; она тоже начала гладить его, твердо решив возбудить его точно так же, как он возбуждал ее. Повернувшись на бок, она набралась храбрости и позволила своей руке скользнуть вниз от его груди, следуя за ручейком темных волос, который, сужаясь, спускался по мощному торсу к основанию его силы. Взгляд ее проследил за темной полоской и уперся в то, что ее так пугало, и возбуждало, рука осторожно коснулась напрягшейся плоти и торопливо отдернулась.
        - Нет, не останавливайся! - Джейми вернул ладошку Клементины на место.
        Она начала осторожно ласкать его плоть, скользя пальцами взад и вперед, невольно приходя в возбуждение от собственных движений. Джейми испустил благодарный стон, поощряя действия жены. Через несколько мгновений он отвел ее руку и, приподняв Клементину за бедра, опустил нежное, жаждущее тело на себя так, что Клементина оказалась сверху. Положив ладони ей на плечи, Джейми бережно толкнул ее, усаживая на себя верхом. Клементина ахнула, ощутив глубочайшее проникновение его плоти в себя.
        - Я сделал тебе больно?
        - Нет, - выдохнула Клементина.
        - Скажи мне, когда остановиться… если тебе не понравится.
        Она кивнула, не в силах выговорить ни слова, потому что Джейми задвигался в ней, сначала медленно и бережно, постепенно ускоряя выпады, разжигая огонь нарастающей в них страсти, до тех пор, пока Клементина не начала тихо содрогаться над Джейми, охваченная сладчайшей мукой вновь охватившего ее восторга… Еще мгновение, и она мягко поникла ему на грудь. Прижав ее к себе, Джейми перекатился на бок, и они замерли сердце к сердцу, не желая разомкнуть объятия, нарушить колдовские чары, слившие их воедино.
        Однако в конце концов с большой неохотой Джейми разжал руки и откинулся навзничь.
        - Нам лучше подняться с постели, а то весь день пройдет. Ты не забыла, что мы сегодня собирались покататься верхом?
        Клементина покачала головой, связная речь оставалась ей недоступной. Она внимательно наблюдала за мужем, который голым расхаживал по комнате. Он весь состоял из твердых мускулов, а плечи… невероятно широкие, сильные, они просто приковывали ее влюбленный взгляд. Да, а кожа… она была нежной и теплой на ощупь. Клементину поражала разница их фигур: ее, девически тонкой и хрупкой, и его, большой и мощной. И еще удивительным было притяжение их тел друг к другу. Притяжение, влечение… какое слабое название для чувств, которые Клементина испытывала к мужу. Сначала ею владели страх и неприязнь, затем влечение, но далее из него возникла всепоглощающая любовь, разрастающаяся не по дням, а по часам. Ребенком Клементина часто представляла себе, как встретится с рыцарем в сияющих доспехах и он подхватит ее на руки и увезет далеко от Нортамбертона. Он полюбит ее и будет всегда о ней заботиться… Но никогда-никогда, даже в самых смелых мечтах, не могла она вообразить, что это будет так… что тело ее будет пылать от одного прикосновения Джейми, что от одного его доброго слова, одной улыбки ее будет охватывать
восторг. А еще, что у этой монеты будет оборотная сторона, что любовь окажется такой мучительной, что неодобрительное замечание из его уст или хмурый вид заставят ее сердце налиться свинцом, что они лягут камнем ей на душу, сокрушая нестойкую уверенность в себе. Клементина могла бы справиться с мыслью о том, что Джейми не чувствует к ней любви, ведь она успела убедиться, что он искренно жалеет ее и старается о ней заботиться. И несомненно, он испытывал к ней настоящую страсть. Но долго ли она будет длиться? Что, если Клементина скоро наскучит мужу и он перенесет свое вожделение на кого-то еще? Как переживет она, что ее отбросят за ненадобностью?
        Осознав, что настроение ее стремительно ухудшается, понимая всю бесцельность таких размышлений, Клементина постаралась выбросить из головы мрачные мысли и выскользнула из-под покрывал. Нет, она будет радоваться каждой минуте этого дня, пить счастье полной чашей.
        Быстро умывшись, Клементина натянула сорочку, а затем темно-зеленое платье с широкой свободной юбкой, удобной для верховой езды.
        Заметив усилия Клементины, которая в отсутствие служанки с трудом справлялась с пышным платьем, Джейми поспешил на помощь жене и быстрыми, ловкими движениями вскоре умело ее зашнуровал.
        - Может быть, тебе вообще стоит отказаться от услуг Сары? - сказал он, закончив работу. - Я легко сойду за твою горничную.
        - Я, знаешь ли, н-не могу весь день одеваться и раздеваться, - рассмеялась Клементина. - У Сары есть еще много других обязанностей, так что тебе скоро надоест ухаживать за мной.
        - Я могу расчесывать твои волосы…
        - Ммм… именно это мне сейчас и нужно, - согласилась Клементина, запуская пальцы в беспорядочную массу кудрей.
        - Я могу переодевать тебя в ночную рубашку и укладывать вечером в постель.
        - Тебе п-придется научиться пришивать пуговицы и ч-чинить порванную одежду.
        - А еще я могу тебя купать. - Темные глаза Джейми выразительно скользнули по ее фигуре.
        - Это ты сможешь. - Клементина не могла сдержать страсть, охватившую ее тело под его жарким взглядом, и удовольствие, которое доставили ей его слова. Да, она любила этого мужчину, особенно тогда, когда он был в этом настроении. Под его взглядом она чувствовала себя красивой и желанной, то есть испытывала чувства, ранее ей незнакомые… и такие приятные. Его восхищение наполняло Клементину новой уверенностью в себе, рассеивая все слабости и страхи, которые таяли, как снег под весенним солнцем.
        Она порывисто схватила руку Джейми и потянула его к двери.
        - Пошли. Мы уже потратили половину утра.
        - Будь по-твоему, дорогая, - улыбнулся Джейми, - но должен тебе заметить, что, хотя сам нахожу твой вид очаровательным, как всегда, другие могут ему удивиться.
        Клементина, выпустив руку мужа, опрометью бросилась к зеркалу.
        - О, понимаю тебя, - хихикнув, она схватила щетку для волос, - эти волосы, они вечно доставляют мне кучу хлопот. Они такие непослушные, временами я просто прихожу в отчаяние. - Клементина безжалостно стала раздирать и приглаживать взлохмаченные кудри. - Еще ребенком я включала в вечерние молитвы просьбу проснуться с гладкими послушными волосами. Хотя тетя Маргарет говорила, что просить об улучшении внешности гадко, что это признак тщеславия… и вообще желание изменить Богом данную внешность - богохульство.
        - Тогда мне нужно будет поблагодарить Господа, потому что я ничего не хочу в тебе менять. Отдай мне щетку. - Джейми взял щетку из рук жены и стал уверенными движениями бережно расчесывать длинные, вьющиеся локоны. - Ты не должна ругать свои волосы, Клем, ведь они прекрасны, - добавил он и, накрутив на палец, с нежностью поцеловал ее шелковистую спираль. - Эта твоя тетка-драконша, должно быть, тебе завидовала. Любая позавидовала бы этому. Ты наверняка превосходила красотой ее дочек, она и запугивала тебя, чтобы унизить и усмирить. - Джейми нахмурился. - По-моему, твоя тетка очень злая и гадкая женщина. Мне очень жаль, что я не могу изменить для тебя прошлое, проведенное с нею. Но мне хочется, чтобы ты позабыла те времена. Смотри в будущее.
        Клементина услышала в голосе Джейми еле сдерживаемый гнев. Встретившись в зеркале со взглядом мужа, она увидела его огорченное лицо и удовлетворенно вздохнула: как замечательно было знать, что Джейми расстроен из-за нее, что его трогают ее беды.
        - Я п-постараюсь, если ты этого хочешь, - с благодарной улыбкой откликнулась Клементина.
        - Да, уж постарайся. - Джейми не стал выказывать гнев, который ощущал каждый раз, когда думал о том, как плохо обращались с Клементиной родичи, которым было доверено ее воспитание. Думать о чувствительном ребенке, годами терпевшем унижения и наказания от рук жестокой женщины, было невыносимым. Джейми хотелось помчаться в Йоркшир и отомстить, хотя он понимал всю тщетность и бессмысленность подобного опрометчивого поступка, кроме, пожалуй, глубокого удовлетворения, которое он бы ему доставил. Но Клементине это умиротворения не принесет. Нет, ему оставалось лишь позаботиться о том; чтобы дороги той женщины и Клементины никогда больше не пересекались.
        - Ну, вот и все. И я бросаю вызов Саре: утверждаю, что лучше она бы не сделала, - провозгласил Джейми, отступая на шаг, чтобы полюбоваться своей работой. Волосы Клементины спадали на спину сияющим водопадом чистого золота.
        Клементина поблагодарила мужа и ловкими пальцами быстро заплела косу.
        - Так годится, - заметила она и с улыбкой повернулась к мужу. - Я готова.
        Клементина выглядела такой юной и наивной, что сердце Джейми перевернулось в груди. Коса оттянула назад пышные волосы, и прекрасные голубые глаза, сияя радостью, уставились на него. Несколько мгновений Джейми просто стоял и молча любовался женой. Потом ответил:
        - Да, я тоже готов. Пошли. - И взяв ее за руку, повел из комнаты.

        Холодный ветер хлестал Клементину в лицо, но она наслаждалась его чистотой и свежестью. Ей всегда нравилось быть на воздухе, свободной от тесных стен и запретов. Скачка по просторам полей, не отмеченным признаками цивилизации, наполняла ее первобытной неудержимой радостью и бесшабашностью. Она была свободна, как птица, и поистине ощущала, что может полететь.
        Клементина глубоко вдыхала аромат цветущего вереска и кожей ощущала солнце на запрокинутом лице. Это было одним из величайших наслаждений жизни. Разумеется, теперь не единственным. Через море лилового вереска она бросила взгляд на Джейми, который ехал рядом, но на некотором расстоянии. Уже более двух недель он сопровождал ее на этих прогулках. Казалось, он понимал и разделял ее потребность в этом просторе, в одиноком беге лошади. Они теперь многое делили: и ночи, полные страсти, и любовь к лошадям, и задор бешеной скачки по пустошам.
        Клементина знала, что должна быть бесконечно счастлива, потому что жизнь ее была почти идеальной, но одно не переставало ее тревожить. Ей казалось, что Джейми так и не полюбил ее, и эта мысль никак не давала ей покоя в последние дни. Муж продолжал одаривать ее знаками внимания, его страсть не знала удержу. Да, страсть и желание Джейми были очевидны. Но присутствие Мередит Макдоналд было постоянным напоминанием о его прошлом. А самодовольное и самоуверенное утверждение этой женщины, что Джейми вскоре устанет от жены, занозой сидело в голове Клементины, отравляя радость, потому что теперь ей было что терять. Ее любовь к Джейми, потребность в нем продолжали расти до такой степени, что скрывать эти чувства ей приходилось с величайшим трудом.
        Клементина так глубоко задумалась, что чуть не столкнулась со всадниками, двигавшимися на них с Джейми. А когда заметила, сердце ее неприятно екнуло. К ним направлялись Мередит, Локлан и Кэтрин Макдоналд. Клементина ощутила острое разочарование. Утренние прогулки с мужем часто были единственным временем, когда они могли наслаждаться обществом друг друга, потому что в замке Джейми никак не удавалось избежать постоянных требований Макдоналдов пообщаться с ним. Клементине было ясно, что и Локлан, и Мередит испытывали горечь от несостоявшегося брака дочери с Джейми. Разве не заявил об этом Локлан очень откровенно в первые же дни после свадьбы? Но Клементина подозревала, что груз разочарования существенно облегчало сознание того, что сравнение с Кэтрин было далеко не в пользу Клементины. Она понимала, что в глазах Макдоналдов она выглядела неподходящей женой для вождя могущественного клана и, более того, лишь подчеркивала преимущества Кэтрин. Чего они надеялись этим достичь, было ей непонятно, однако Клементина испытывала неприязнь и недоверие к чете Макдоналдов.
        Вот Кэтрин была совсем другой. Она была милой и застенчивой и, если и питала какие-либо неприятные чувства к Клементине из-за ее брака с Джейми, хорошо их скрывала. Но по правде говоря, Клементина не верила, что эта девушка испытывает к Джейми какие бы то ни было чувства, и подозревала, что сердце ее занято другим. Нужно было быть слепой, чтобы не замечать, что взоры Кэтрин все время обращались к Алексу Камерону, а он, в свою очередь, тоже был к ней неравнодушен.
        - Надеюсь, мы не нарушаем покой новобрачных, - рассмеялась Мередит, придерживая коня возле Джейми. - Но день сегодня слишком хорош, чтобы сидеть взаперти. - Она тепло улыбнулась ему. - Можно нам к вам присоединиться?
        - Если вам будет угодно, - отвечал Джейми без особого колебания, и Клементина с грустью подумала, что если он и разделял ее разочарование, то умел спрятать его гораздо искуснее.
        Локлан придержал коня подле кобылки Клементины и, понаблюдав за ней несколько мгновений, заметил:
        - Совершенно очевидно, Клементина, что вы в седле чувствуете себя весьма уверенно.
        - Да, вы нас всех вгоняете в краску, - добавила Кэтрин, направляя свою лошадь поближе к отцу.
        - Должна признаться, что всегда любила верховую езду, - ответила Клементина. - Джейми подарил м-мне эту ч-чудесную лошадку, - добавила Клементина, оглядываясь на мужа и Мередит, которые поотстали. Внимание Джейми, казалось, было полностью поглощено Мередит: он хохотал над чем-то ею сказанным. Однако Мередит подняла глаза и заметила взгляд Клементины. Лицо ее выразило насмешливое презрение. Клементина быстро отвела глаза, расстроенная и наглостью этой женщины, и своей собственной уязвимостью.
        - Эти дни необычайно ясные и теплые для нашего горного края, - заметила Кэтрин. - Нам нужно в полной мере ими воспользоваться.
        - Д-да, я уже заметила, что в-вы привыкли к более суровой погоде, - откликнулась Клементина. - Возможно, нам стоит устроить общую прогулку куда-нибудь. - Ей показалось, что Кэтрин намеренно отвлекла ее внимание от Мередит и Джейми, и она задумалась, искренней ли была ее доброта или же она надеялась предоставить мачехе возможность побыть с Джейми наедине.
        - Прогулку? - спросила Кэтрин. - Куда?
        - О, я не знаю. Что-нибудь в-вроде пикника. Вам этого хотелось бы?
        - О да! - с восторгом воскликнула Кэтрин. - Это замечательная мысль.
        - Тогда я поговорю об этом с кухарками, к-как только мы вернемся, и попрошу их приготовить н-нам назавтра еду.
        - Если погода сохранится такой же, - пессимистически заметил Локлан Макдоналд.
        - Ой, ну конечно, сохранится, - улыбнулась ему Кэтрин. - Было бы слишком жестоко с ее стороны нас разочаровать.
        Клементина никогда еще не видела Кэтрин такой оживленной и разговорчивой и теперь догадалась, что молчаливость девушки была вызвана просто-напросто ее застенчивостью. Клементина прониклась к Кэтрин симпатией и надеялась, что вскоре они станут подругами.
        Они проехали последний поворот на пути к озеру, и Клементина погнала лошадку вперед, чтобы быстро проскакать последний отрезок дороги. На сердце у нее все равно было тяжело, потому что она никак не могла изгнать из мыслей ни нахальное поведение Мередит, ни то, с каким завороженным вниманием смотрел Джейми на эту женщину. Это внимание в глазах Клементины лишь подтверждало мнение Мередит, что тот предпочитает общество женщин взрослых и опытных.
        Вдруг ее мысли прервал всадник, подтянувшийся к ней:
        - Хочешь поскорее вернуться домой, малышка?
        Клементина растерянно обернулась и увидела Джейми, ласково улыбавшегося ей.
        - Нет, - покачала она головой. - Я просто позволила Артемиде как следует разогреться перед тем, как провести целый день в конюшне.
        - Хотелось бы мне предложить покататься подольше и отвезти тебя подальше в луга, но я должен ехать с Алексом в Ахнакарри. Нам нужно там разрешить спор между арендаторами, и это займет весь день.
        В голосе Джейми звучало искреннее огорчение, и Клементина с любопытством посмотрела на мужа. Неужели он почувствовал, что она ревнует его к Мередит? Ей хотелось бы набраться храбрости и спросить, как он относится к этой зрелой красавице, спросить, какое место в его жизни та занимает… Но у Клементины не было этой решимости, и вопросы остались незаданными.
        Они добрались до внутреннего двора замка немного раньше Макдоналдов, и Джейми, спешившись, подхватил на руки Клементину и спустил ее на землю. Она увидела, что Алекс уже ждет его, и не сделала попытки задержать мужа.
        Джейми сказал, чтобы она шла внутрь замка, и, мимолетно коснувшись ее щеки, выехал с Алексом из ворот.
        К вечерней трапезе Клементина оделась с величайшей тщательностью. Она сознавала, что не может сравниться с Мередит величественностью, но настроилась выглядеть как можно лучше и выбрала в качестве вечернего наряда темно-алое атласное платье, которое так понравилось Джейми, когда она впервые его надела.
        Сара все еще причесывала ее, когда в комнату явился Джейми. Клементина, заслышав шаги мужа, обернулась и встретила его лучезарной улыбкой. Путь от Ахнакарри был неблизкий, и она с радостью восприняла известие, что Джейми постарался вернуться в тот же день.
        Вообще-то он вернулся в Гленахен полчаса назад, но, мечтая оказаться в обществе жены, торопливо вымылся, переоделся и сразу же поспешил в комнату Клементины. При виде жены глаза Джейми зажглись огнем, но он терпеливо дождался, пока Сара закончит ее прическу.
        - Спасибо, Сара, - улыбнулась служанке Клементина, когда та завершила свою работу. - Я без тебя не справилась бы.
        Сара широко улыбнулась в ответ, потому что хоть комплименты и благодарность всегда слетали с уст ее госпожи, но сегодня при этом присутствовал сам лэрд, и его одобрение вызвало краску удовольствия на щеках девушки.
        - Больше ничего не нужно, миледи?
        - Нет, Сара. Можешь идти.
        Джейми с трудом дождался, когда за служанкой закроется дверь, и тут же шагнул вперед и обвил талию жены рукой, целуя ее в шею и нежную округлость груди.
        - Джейми, не сейчас, - запротестовала Клементина, слабо упираясь в его широкие плечи.
        Джейми поднял голову и устремил на жену взгляд, полный жаркого желания.
        - Именно это я хотел сделать в тот раз, когда вошел и впервые увидел тебя в этом платье.
        - Но т-ты это и сделал тогда… если память мне не изменяет.
        - Да, конечно, я так и сделал, но сначала мне пришлось с большим трудом тебя уламывать и соблазнять.
        - Так это было для тебя т-трудом? А я-то д-думала, удовольствием, - произнесла Клементина с притворной надменностью. - Если тебе т-так тяжко целовать меня, возможно, тебе следует от этого в-воздержаться? Не хочу, чтобы ты с-себя перетруждал!
        Джейми протянул руку к личику жены и нежно погладил бархатистую щечку.
        - Трудом было не целовать тебя, как ты прекрасно знаешь, лисичка, а сдерживать свои чувства. - Он наклонил голову так, что их рты почти соприкоснулись, и пробормотал: - Я думал, что умру от желания… так я тебя хотел, Клем.
        Затем он легонько поцеловал ее и, не удержавшись, внезапно резко и сильно притянул к себе и впился поцелуем в губы с яростной страстью, изумившей его самого. Когда наконец он поднял голову, выражение его лица было таким нежным, что Клементина поверила, будто он и в самом деле ее любит… ну, пусть немножко…
        Она подняла руку и коснулась его щеки.
        - Джейми, я… т-ты сделал меня очень счастливой.
        Джейми поймал рукой ее тонкие пальчики и прижал к губам.
        - Я рад этому, милая, - тихо прошептал он, - потому что очень хочу, чтобы ты была счастлива. - После этих слов они долго всматривались друг в друга, пока он в конце концов не оторвал взгляда, говоря: - Как бы сильно ни хотелось мне остаться здесь с тобой, нам следует спуститься вниз к гостям.
        Клементина вздохнула. Она чуть было не проговорилась, что любит его, но в последний миг не смогла произнести этих слов. Зачем рисковать теми отношениями, что сложились, провозглашая ненужную ему любовь? Возможно, он этого не хочет.
        Джейми услышал вздох Клементины и увидел сомнения, затуманившие ее взор, но понял их как разочарование, вызванное его словами, и снял руки с ее плеч, чтобы бережно погладить нежную кожу, светившуюся в вырезе платья.
        - Разумеется, мы можем заставить их подождать немного дольше.
        И Клементина, стряхнув нахлынувшую меланхолию, обвила шею мужа руками и шепнула с обольстительной улыбкой понимания:
        - Мне бы очень этого хотелось. Пусть подождут.

        Глава 16

        Следующий день выдался таким же ясным и теплым, как предыдущий. Клементина была возбуждена и по-детски радовалась предстоящему пикнику на берегу озера. Она весело ехала рядом с Мередит и Кэтрин и даже начала сомневаться в некоторых подозрениях относительно этой многоопытной дамы, потому что Мередит все утро пребывала в прекрасном настроении. Компания из восьми человек, возглавляемая Джейми, приближалась к озеру Лох-Строун. Клементина подумала, что муж, вероятно, ведет их к поляне близ водопада, и надеялась, что это не так, потому что наивно считала, что это место с некоторых пор принадлежит только им двоим. Ей казалось, что появление там других людей обесценит испытанные ими чувства. Однако вскоре она с облегчением увидела, что муж привел их на широкий восточный берег, открытый солнцу и лишь слегка затененный серебристыми стволами берез.
        Спешившись, Клементина и Кэтрин стали прогуливаться вдоль берега, осторожно пробираясь между торчащими из земли корнями деревьев. Стоял один из тех нечастых безветренных дней, когда, казалось, воздух совершенно недвижен и на молчаливых деревьях не колышется ни один листок. Спокойная гладь озера отражала совершенный пейзаж. Даже два белых облачка, как на картине, застыли в небесной синеве.
        Клементина, вполне освоившаяся с обществом Кэтрин, вдруг осознала, что ей будет не хватать этой тихой и милой девушки, когда та уедет. Она набралась смелости и сказала об этом своей новой подруге.
        Кэтрин улыбнулась в ответ на слова Клементины и, порывисто сжав ей руку, проговорила:
        - Да, мне тоже. Но мы всегда будем рады, если ты надумаешь нас навестить. Ты ведь приедешь к нам в гости?
        - Мне бы этого хотелось, - машинально отозвалась Клементина, хотя тут же поняла, что это не совсем так. Действительно ли ей хочется стать гостьей Мередит Макдоналд? От дальнейших размышлений на эту тему Клементину спас Дейви, провозгласивший, что завтрак готов. Девушки повернули назад, к импровизированному столу.
        Клементина сняла плащ и накинула его на низкую ветку дерева, а потом опустилась рядом с Кэтрин на расстеленные по земле покрывала. Корзины с едой были открыты, их содержимое выставлено на самодельных столах, и Джейми, наполнив для девушек тарелки с едой, расположился поблизости. Он прилег и с удовольствием наблюдал за болтовней подруг, радуясь крепнувшей дружбе. Клементине было необходимо женское общество. Не то чтобы она жаловалась ему на его отсутствие или намекала на нечто подобное, однако Джейми знал, что так жене будет легче. Спустя несколько минут к ним приблизился Алекс и уселся рядом. Не говоря ни слова, кузены обменялись взглядами. Джейми знал, что мысли Алекса отвечали его собственным. Сидевшие бок о бок девушки являли прелестную картину. Их пышные юбки соприкасались, сама их внешность дополняла друг друга. Ярко-рыжие волосы Кэтрин и ее белоснежная кожа сияли на фоне зелени платья, изящно подчеркивая белокурую красоту Клементины и ее бледно-розовый наряд.
        После еды все пошли неспешно прогуляться вдоль края воды. Солнце ласково светило им в спины. Клементина с удовольствием разулась бы и, подобрав юбки, побродила босиком по воде, но она понимала, что, будучи леди, не должна себе этого позволять. Ей пришлось удовлетвориться зрелищем того, как Дейви пускает плоские камешки по поверхности озера.
        Наконец все засобирались домой. Джейми поднял Клементину, чтобы посадить на лошадь, и чуть задержал руки у нее на талии.
        - Мы закончим паковать вещи, и я сразу догоню тебя.
        Клементина кивнула. Улыбка слегка изогнула ее губы. Сегодня муж был очень внимателен к ней, и она была бесконечно благодарна за эту заботу в присутствии Макдоналдов.
        Клементина послала свою кобылку вперед и позволила себе мысленно возблагодарить судьбу за несомненный успех этой вылазки на природу. Нужно будет поскорее вновь устроить нечто подобное. Они отъехали не слишком далеко, когда она сообразила, что так и оставила свой плащ на ветке дерева, под которым они сидели. Придержав лошадь, Клементина обернулась к ехавшей рядом Кэтрин:
        - Я забыла свой плащ. Вернусь за ним.
        - Я поеду с тобой.
        - Нет, - покачала головой Клементина, поворачивая лошадку. - В этом нет нужды. Езжай в замок, я быстро съезжу назад и скоро тебя догоню.

        Джейми отвязал поводья своего жеребца от ветки и приготовился сесть на него, когда заметил забытый Клементиной плащ. Он сделал шаг в сторону, намереваясь его забрать, и только тут обратил внимание, что остался не один. Неподалеку, прислонившись спиной к березе, стояла Мередит Макдоналд и с ленивым интересом наблюдала за его движениями.
        - Кажется, твоя жена небрежно обращается со своей собственностью.
        Джейми подобрал плащ и перекинул его через седло жеребца.
        - Чего ты хочешь, Мередит? - спросил Джейми с нескрываемым раздражением.
        - Полагаю, ответ тебе известен, - сказала она, делая шаг навстречу, - ты притворяешься безразличным, Джейми Камерон, но я слишком хорошо тебя знаю. - Мередит подошла вплотную и с улыбкой положила руки ему на плечи. - То, что когда-то произошло между нами, Джейми, было слишком хорошо, чтобы забыть навсегда, - голос ее звучал хрипловато волнующе, - ты не должен позволять обстоятельствам этому мешать.
        Какое-то мгновение Джейми молча смотрел на Мередит, и во взгляде его не было тепла. Крепко сжав ее запястья, он снял с себя ее руки.
        - Все переменилось, - твердо произнес он. - Я женат. Между нами все кончено. Навеки.
        Но он видел, что его слова не произвели на Мередит никакого впечатления, потому что ее глаза маняще светились, а пальцы старались сплестись с его пальцами.
        - Ты об этой девочке? Но ты же ее не хочешь. Мы все это знаем. К чему же притворяться?
        - Моя жена, - коротко прервал Мередит Джейми, - не твоя забота. И если ты воображаешь, что я стану обсуждать ее с тобой, ты еще глупее, чем я думал.
        Его инстинктивная защита жены вызвала вспышку злости у собеседницы. Глаза Мередит бешено сверкнули, Джейми заметил это и рассмеялся:
        - Если бы я был Локланом, я избил бы тебя за такое наглое и распутное поведение.
        Разъяренная Мередит попятилась, но затем взгляд ее упал на приближающуюся к озеру всадницу. Даже с такого расстояния Мередит узнала, кто это: розовое платье Клементины ярко выделялось на фоне зелени. Проглотив сердитый ответ, она снова поймала взгляд Джейми.
        - Хорошо, если ты хочешь, чтобы все закончилось, пусть так и будет. - Она изобразила смиренное прощение, нежно улыбнулась ему и, прежде чем он успел понять ее намерения, обвила его руками за шею и поцеловала, промолвив: - Пусть это станет нашим прощанием.

        Клементина заметила две фигуры у озера и замедлила бег лошади. Она считала, что Мередит уехала с остальными вперед, но явно ошиблась. Неуверенная, стоит ли ей продолжать путь или повернуть назад, она колебалась, не решаясь проехать последний отрезок пути. Джейми стоял к ней спиной и не видел ее приближения. Клементина же решила, что эта пара намеренно осталась позади, чтобы побыть наедине. Тогда Джейми будет недоволен, что она прервала свидание. Все выглядело так, словно руки мужчины и женщины крепко сплелись. Задрожав от увиденного, Клементина попыталась взять себя в руки и скрыть волнение. Она собиралась продолжать путь, словно бы не заметила происходящего, когда, к ее потрясению, расстояние между Джейми и Мередит сократилось и пара замерла в поцелуе любовников.
        Круто повернув лошадку и потому не заметив, как ее муж свирепо отбросил от себя Мередит, Клементина резко ударила Артемиду пятками в бока. В горле поднялось рыдание, но Клементина подавила его. У нее в голове стучала только одна мысль: поскорее убраться отсюда… сбежать! Что она и сделала, жестко погоняя лошадь на всем обратном пути в замок. На полдороге она без объяснений миновала остальную компанию, слишком расстроенная, чтобы думать о хороших манерах. Однако к тому времени как она спешилась во внутреннем дворе, Дейви ее догнал и, когда Клементина попыталась ускользнуть в замок, придержал ее за руку.
        - В чем дело? - спросил он с искренней тревогой. - Тебе стало нехорошо?
        - Нет. Н-немного, - потрясла она головой. - Просто внезапная головная боль… - Голос ее дрожал, и она сомневалась, что сумеет выдавить еще хоть слово.
        Дейви сказал, что она бледна как смерть, и предложил, чтобы она легла в постель. Слабо кивнув и жалко улыбнувшись, она вошла в дом.
        Сначала она побежала к себе в комнату, но едва рука ее легла на задвижку, она передумала. Сюда может прийти Джейми, а сейчас у нее не было сил видеть его. Клементина повернулась и побежала, слепая от слез, по узкой лестнице на следующий этаж.
        Поднявшись лишь настолько, чтобы скрыться от чужих глаз, она опустилась на ступеньки. Ноги не держали ее. Она задыхалась от напряжения и отчаяния. Закрыв лицо руками, она тщетно пыталась найти объяснение, иное, кроме очевидного. У нее было ощущение, что огромная рука сжала ей сердце и выжимает досуха. Слезы ручьем полились по ее щекам. Воображать романтическую связь мужа с эффектной красавицей было тяжело, но видеть это… невыносимо…
        Если бы не собственные глаза, Клементина никогда бы не поверила, что Джейми способен на тайное свидание с этой женщиной. Ей казалось, что физическая сторона их брака удовлетворяет его так же, как ее. Почему же тогда ему понадобилась другая? Подолом юбки Клементина вытерла слезы. Нет, этого ей не понять, да и откуда знать ей ответ на этот вопрос? Что ей известно о мужчинах и их потребностях? Она новичок в подобных играх… неопытная и наивная. Возможно, Джейми искренне любил Мередит, с отчаянием подумала Клементина, а она, незваная англичанка, встала между ними.
        Сзади раздались шаги, и Клементина вскочила на ноги, торопливо вытирая остатки слез.
        - А, это вы, Хью. Я п-подумала, что в-вы еще не вернулись с прогулки.
        - Нет, я вернулся пораньше. Но вы чем-то расстроены? - произнес он заботливо, склоняясь к ней. - В чем дело? Почему вы плачете?
        Клементина снова опустилась на ступеньку. Горло болело и сжималось, какое-то время она не могла заговорить. Хью уселся рядом и осторожно обнял ее за плечи.
        - Что вас так огорчило? Это Джейми?
        - Н-нет, то есть да, - выговорила Клементина сквозь слезы. - О, Хью! Я знаю, что м-мне не надо об этом г-говорить, но я хочу спросить у в-вас кое-что. И м-мне нужен честный ответ. Вы з-знали, что Джейми с Мередит были… О, я не… не з-знаю… - И она снова зарыдала.
        - Не плачьте. Вот, возьмите мой платок.
        Клементина приняла платок дрожащей рукой и высморкалась.
        - Так-то лучше. А теперь о вашем вопросе. По-моему, я знаю, о чем вы хотели спросить, и, хотя Джейми не одобрил бы этого разговора, я буду с вами абсолютно откровенен. Если вы этого действительно хотите. - Хью замолчал и вопросительно посмотрел на Клементину. Та кивнула:
        - Пожалуйста, продолжайте. Я должна это знать.
        - Это правда, что Джейми и Мередит когда-то были любовниками… Да. И если бы это зависело от нее, продолжали бы быть ими по сей день.
        - Понимаю. Я так и д-думала. - Клементина прикусила губу, твердо решив держать себя в руках. - Мередит очень красива. Не правда ли?
        - Да. Джейми всегда умел ценить красоту.
        Клементина плотно сжала губы, стараясь не заплакать вновь.
        - Это объясняет, почему она так меня не любит.
        - Да. Несомненно, она видит в вас соперницу.
        - П-почему же тогда она хотела, чтобы Д-Джейми женился на Кэтрин? Если хочет сохранить его для с-себя? - Клементина подняла растерянные глаза на Хью. - Я этого н-не понимаю.
        - Потому что она считает, что может управлять Кэтрин, а если та выйдет замуж за Джейми, получит беспрепятственный доступ к нему, - без обиняков объяснил Хью. - Но с вами в качестве жены видеться с ним ей будет весьма затруднительно.
        - Понимаю. - Клементина не могла, да и не имела никакого желания рассказывать Хью, что нынче днем видела Джейми и Мередит вместе. Лучше, чтобы он думал, будто эта связь закончилась… или по крайней мере считал, что так думает Клементина.
        - Полагаю, теперь м-мне лучше вернуться к себе. - Она поднялась на ноги. - Спасибо за в-вашу честность. Я бы не в-вынесла, если бы вы попытались м-мне солгать.
        - Теперь с вами все будет в порядке?
        - Угу. Я п-постараюсь отдохнуть перед ужином и успею прийти в себя, - отозвалась Клементина, хотя, направляясь в свою комнату, понимала, что вряд ли когда-нибудь ей снова будет хорошо.
        Закрыв за собой дверь своей спальни, она устало оперлась на нее, шепча:
        - О, Джейми, если бы ты любил меня…
        Подойдя к кровати, она легла и свернулась на ней клубочком. Слезы ее высохли, но она ощущала глубокую сердечную пустоту и сильнейшее изнеможение.
        Спустя несколько мгновений дверь отворилась, и вошел Джейми. Он бросил ее плащ на спинку кресла и приблизился к постели.
        - Клементина, - тревожно позвал он, - ты не заболела? Я тебя искал. Дейви сказал, что у тебя болит голова.
        - Я… я д-думаю, что перегрелась на с-солнце, - с трудом выдавила Клементина. - Если полежу немного, д-думаю, все скоро пройдет.
        Не желая смотреть на Джейми, она уткнулась лицом в подушку, боясь, что если взглянет на мужа, то снова представит его обнимающим Мередит, а этого вынести она не может.
        Джейми присел на край постели и коснулся лба Клементины.
        - Может быть, принести тебе чего-нибудь? Холодной воды?
        - Н-нет, - Клементина чуть заметно потрясла головой, - со м-мной все будет хорошо. Мне п-просто нужно полежать с закрытыми глазами.
        - В таком случае, милая, я тебя покину. Попытайся заснуть.
        Джейми поцеловал ее в лоб, затем встал. Несколько мгновений он с тревогой наблюдал за женой, а потом направился к двери и вышел из комнаты.
        Убедившись, что муж ушел, Клементина свернулась калачиком и опять погрузилась в свои грустные мысли.
        Отчаяние вновь овладело ею. Наконец в совершенном изнеможении Клементина уснула и проснулась, лишь когда Сара пришла помочь ей одеться к ужину.
        - Ох, Сара, - воскликнула Клементина, поспешно садясь на постели, - я не слышала, как ты вошла!
        - С вами все в порядке, миледи?
        Клементина покачала головой:
        - Все хорошо. Я просто крепко заснула. Не знаю, как я так заспалась.
        Она спустила ноги с кровати и механически стала готовиться к вечеру. Ей придется встретиться со всеми лицом к лицу и притворяться, что все хорошо. По крайней мере, никто, кроме Хью, не догадается о ее огорчениях.
        - Что вы сегодня наденете, миледи?
        - Я не знаю, Сара. В-выбери сама, - рассеянно откликнулась Клементина.
        Она умылась и, пока Сара пересматривала ее платья, надела сорочку и нижнюю юбку.
        - Я не видела, чтобы вы надевали вот это, миледи, - сказала Сара, показывая ей платье белого шелка, вышитое по лифу бледно-розовыми цветами.
        - П-право, не знаю. - Клементина с сомнением посмотрела на платье - оно больше подходило юной девушке, а не элегантной женщине. Если верить Мередит, именно такие женщины нравились Джейми. Но если он так увлечен Мередит, то вряд ли обратит внимание на наряд жены.
        - Пожалуйста, миледи, примерьте его, - уговаривала Сара. - Это такое красивое платье.
        - Ладно. Надену его, - безразлично согласилась Клементина.
        Настроение у нее было ужасное, и ей было все равно, как она выглядит. Она позволила Саре надеть платье, застегнуть и зашнуровать его.

«Действительно чудесное», - подумала Клементина, окидывая себя взглядом в зеркале и щупая нежную ткань.
        Пожалуй, Сара была права. Рукава, более короткие, чем обычно, заканчивались у локтя, где их стягивали бледно-розовые ленты. Такого рода наряды носили в детстве ее кузины Рейчел и Анна. Это платье также сочетало белое и розовое, только скроено было на женскую фигуру.
        Она неподвижно сидела, пока Сара расчесывала ее блестящие, пышные локоны. Разумеется, девушка заметила, что ее хозяйка расстроена, но не подала виду, за что Клементина была очень благодарна Саре.
        - Мне кажется, что вам лучше идти с распущенными волосами. Это больше подойдет к платью, - проговорила Сара под конец.
        Клементина встала и подошла к большому зеркалу.
        - Ты так считаешь? Может, ты и права. - Клементина знала, что юные шотландки почти всегда носили волосы именно так, распущенными. Она с трудом выдавила из себя улыбку. - Спасибо, Сара, т-ты можешь идти.
        Клементина бросила в зеркало последний взгляд и тоскливо подумала, что выглядит моложе, чем всегда, но сил переживать по этому поводу у нее уже не было. Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, так как при мысли о предстоящем вечере ее начинало мутить, она направилась к двери.

        Глава 17

        Джейми увидел жену, едва та вышла из комнаты, - Клементина нерешительно замерла у двери, словно робея или даже страшась повернуться и взглянуть на него.
        - Клем, - начал Джейми, почти подойдя к ней, но тут она обернулась, и у него перехватило дыхание. Клементина, с ее чудесными льющимися по плечами золотыми кольцами волос, в белом платье, льнущем к телу, подчеркивая ее красоту, выглядела неземным видением, миниатюрной богиней Венерой.
        - Клем, - повторил Джейми, беря руки жены в свои. - Ты сегодня необыкновенно красива. Я шел к тебе, чтобы сопровождать вниз. - Он внимательно вгляделся в ее лицо. - Я уже заходил к тебе чуть раньше, но ты спала. Ты уже пришла в себя? Голова больше не болит?
        - Нет. Спасибо. - Клементина потупила взор, явно смущенная пристальным, проницательным взглядом мужа.
        - Ты бледна.
        - Со м-мной все в порядке. Правда-правда. - Клементине удалось выдавить из себя улыбку. - Может б-быть, это п-платье делает меня бледной.
        Джейми протянул руку и провел пальцем по лифу платья вплоть до талии.
        - В этом платье, дорогая, ты просто обворожительна. Более чем всегда. Понять не могу, почему ты не надевала его раньше.
        Клементина с трудом глотнула.
        - Его выбрала Сара. Мне к-казалось, что в нем я в-выгляжу слишком… н-незрелой.
        - Но ты действительно молода. - Джейми ободряюще усмехнулся. - Тебе нужно чаще носить красивые наряды.
        Он взял жену за руку, и они вместе спустились в зал. Макдоналды еще не пришли, но Клементина, как только смогла, высвободила руку из пальцев Джейми и присоединилась к Дейви, одному из немногих шотландцев, с которым чувствовала себя легко. Она знала, что Дейви постарается позабавить ее своей болтовней и отвлечь от неприятных мыслей. Спустя несколько мгновений в зале появились Макдоналды. Первым гордо выступал Локлан под руку с красавицей женой, с другого бока чуть поотстала его столь же красивая дочь Кэтрин.
        Клементина придвинулась ближе к Дейви.
        - Сегодня вечером оставайся рядом со мной, Дейви, - попросила она. - М-мне нужна поддержка.
        Дейви посмотрел на нее сверху вниз с добрым лукавством.
        - Что, общение с нашими гостями уже не радует?
        - Да. Кэтрин очень милая, но Мередит… - Клементина умолкла.
        - Знаю. Она просто ведьма, - засмеялся Дейви.
        - И Локлан… - Клементина понизила голос, чтобы никто их не подслушал, - что в н-нем такого особенного? У меня от него м-мурашки по коже… - Она содрогнулась.
        - Да не обращайте на него внимания, - жизнерадостно отозвался Дейви. - Он старик себялюбивый, но по-моему, безвредный.
        - Мне кажется, они считают, что я украла Джейми у Кэтрин. У меня такое чувство, будто они меня ненавидят.
        - Это правда, что они считали Джейми чем-то вроде положенного приза для своей дочери. Так считали бы многие родители, ведь, поскольку мы родичи, Джейми и Кэтрин знакомы с детства. Но они опоздали. Не так ли? Теперь они ничего не могут поделать, и придется им искать ей другого столь же подходящего жениха.
        - Если т-только со мной не случится чего-нибудь, - прошептала Клементина, удивив саму себя таким поворотом мысли.
        - Не надо таких мрачных предположений, - резко откликнулся Дейви. - Это на вас не похоже.
        - Да, к-конечно. Мне не следовало т-так говорить. Я сказала это не подумавши, - торопливо согласилась Клементина и, подняв глаза, поняла, что должна умолкнуть, если не хочет, чтобы окружающие услышали их разговор.
        Алекс Камерон подошел побеседовать с Кэтрин, и Клементина вновь обратила внимание, что он предпочитает общество этой робкой красавицы всем другим. Он должен радоваться, подумалось Клементине, что Джейми уже женат. Да, судя по тому, каким влюбленным и теплым взглядом смотрел Алекс на Кэтрин, он должен был с восторгом приветствовать любую невесту Джейми.
        Мередит, одетая в великолепное платье янтарного бархата, как всегда, решительно направилась к Джейми. Клементина в который раз удивилась, почему Локлан не видит, как беззастенчиво и нагло флиртует его жена с хозяином замка. Разве он слеп? Неужели муж настолько влюблен в жену, что готов игнорировать ее бесстыдное поведение, лишь бы не вызвать ее недовольство? Неужели он не видит, что выглядит дураком в глазах всех присутствующих? Клементина почувствовала жалость к Локлану, находя в нем жертву безответной любви. Но сочувствие это тут же улетучилось, едва тот приблизился к Клементине. Она вновь ощутила прилив инстинктивного недоверия и настороженности. Однако верный ее ожиданиям Дейви поддерживал легкий, непринужденный разговор и не давал Локлану увести Клементину к соседнему диванчику.
        Наконец подали ужин, и хотя Клементина рада была возможности сесть, трапеза из жареной оленины и дичи аппетита у нее не вызвала. Не желая привлекать к себе внимания, она отведала кусочек своей любимой форели и отломила краешек пышного овсяного рожка. Соседями по столу у нее были Локлан с одной стороны и Хью с другой, причем оба старались увлечь ее беседой. Клементина мужественно выдержала длинную трапезу, стараясь не смотреть на мужа, сидевшего на противоположном конце стола между Мередит и Кэтрин. Зная проницательность Джейми, она старалась не встречаться с ним глазами, чтобы он не прочел ее мысли.
        Со своей стороны Джейми, несмотря на непрерывный поток болтовни, который изливала на него Мередит, незаметно посматривал на жену в течение всего ужина. Что-то ее тревожило. В этом он не сомневался и задумался, не сказанула ли ей что-то огорчительное Мередит. Не доверяя злому языку этой красотки и зная о ее способности к интригам, он прилагал все усилия, чтобы у той не было шанса остаться с Клементиной наедине.
        Джейми самого сейчас удивляло, что привлекательного находил он когда-то в этой женщине. Верно, она была красива, но в сравнении с прелестью и невинностью Клементины выглядела слишком многоопытной и вульгарной. Ее цинизм, когда-то казавшийся ему забавным, теперь утомлял и раздражал. К тому же Мередит была хитрой стервой. Поэтому-то Джейми и позволил ей поговорить с ним сегодня у озера, до того, как они вернулись в замок, предупредив, вернее, пригрозив, что если она каким-либо образом попробует огорчить Клементину, ей не поздоровится. Ответная реакция Мередит была вполне предсказуемой: наигранная наивность и невинность… Удивление, что Джейми мог так о ней подумать, что мог предположить, будто она испытывает неприязнь к его юной жене. Но Джейми отлично знал характер этой женщины. Он знал, что его женитьба взбесила Мередит, ведь она рассчитывала, что он женится на Кэтрин. Несомненно, она преследовала при этом какую-то свою цель: связь двух кланов дала бы ей неограниченный доступ к нему. Она совершенно ясно и недвусмысленно дала Джейми понять, что надеется на возобновление их отношений. Хочет вновь
разжечь погасший огонь. Да если бы он захотел, то мог бы взять ее прямо там, на берегу озера… Но теперь его влекла к себе лишь одна женщина. Его жена. Клементина. Джейми знал, что никогда не найдет другой женщины, к которой испытывал бы такую нежность и которую бы так желал. Честолюбивая чета Макдоналдов постоянно навязывала Кэтрин. Но Джейми, хоть и считал ее красивой и милой, полагал, что они с Алексом созданы друг для друга. Кэтрин всегда любила Алекса, так что Джейми никогда не пытался завоевать ее сердце. Это оказалось к счастью, потому что если бы он был женат, не досталось бы ему это чудесное существо, сидевшее сейчас на противоположном конце стола. Не вошла бы в его жизнь Клементина. Хоть бы скорее кончился этот ужин, этот день. Вид Клементины возбуждал все его чувства. Он больше ни о чем не мог думать.
        Наконец нескончаемая трапеза окончилась, и Клементина, подняв глаза, обнаружила Джейми рядом с собой.
        - Ты выглядишь усталой, Клем, - сказал он. - Думаю, что мне стоит проводить тебя наверх… Если, конечно, ты готова удалиться на покой?
        Последние слова он произнес с улыбкой, напоминавшей о том, прошлом разе, когда был так настойчив и безрассуден с ней.
        Клементине действительно больше всего хотелось покинуть общество. Она кивнула и, пожелав гостям спокойной ночи, охотно последовала за мужем.
        Когда Хью и Локлан, прощаясь, поцеловали ей кончики пальцев, она с трудом удержалась, чтобы не вырвать руку у пожилого мужчины, а потом безразлично наблюдала, как Джейми целует в щеку Кэтрин и Мередит. По-родственному. Клементина не могла не заметить, как хорошо смотрелись рядом Мередит и Джейми, оба высокие, красивые, черноволосые. Джейми даже не пришлось наклоняться, целуя Мередит, потому что она была всего лишь на полголовы ниже его. Никогда так не сожалела Клементина о своем маленьком росте. Сознание собственных недостатков просто затопило ее грустью. Она с трудом взяла себя в руки, стремясь, чтобы овладевшее ею отчаяние не отразилось на лице.
        Они молча поднимались по ступеням, каждый был погружен в свои размышления. Клементина с тяжелым сердцем задумалась о том, собирается ли Джейми нынешней ночью разделить с ней постель и хочет ли этого она сама. Ее ужасала мысль, что, несмотря на открывшееся предательство и недоверие к нему, ей все же хочется его ласк. Она боялась, что стоит ему прикоснуться к ней, и она обо всем позабудет, отдаваясь ему с желанием и страстью.
        Еще она подумала о Кэтрин. Клементине было любопытно, женился бы на ней Джейми, если бы король не навязал ему жену из Англии. Даже Дейви говорил, что брак между Кэтрин и Джейми был вполне возможен. Насколько более подходящей хозяйкой Гленахена стала бы рыжеволосая красавица с царственной осанкой, умелая во всех домашних делах и, самое главное, шотландка. Клементина не сомневалась, что любой мужчина, каждая женщина и ребенок в Шотландии, если бы выбор зависел от них, предпочли бы, чтобы Джейми женился на Кэтрин Макдоналд. А сам Джейми? Если он до сих пор увлечен мачехой Кэтрин? Да, это сильно осложнило бы обстановку.
        Клементина так погрузилась в свои мысли, что не заметила, как они добрались до ее комнаты.
        Едва они вошли в спальню, Джейми резко захлопнул дверь и запер ее на задвижку. Обернувшись к Клементине, он с безумным блеском в глазах притянул ее к себе и припал к ее губам жадным поцелуем. Не говоря ни слова, продолжая пожирать ее рот своими губами, он наступал на нее, загоняя к стене, пока они не уперлись в панели комнаты. Обхватив Клементину за талию, Джейми легко поднял ее вверх так, что лицо ее оказалось чуть выше его глаз, и принялся покрывать жаркими поцелуями ее шею, плечи, грудь…
        Ошеломленная, захваченная врасплох, Клементина едва могла перевести дыхание и уж точно не успела рассудить, хочет она этого или нет - все страхи и сомнения разлетелись в дым под напором его желания, сразу передавшегося ей.
        Держа Клементину одной рукой, другой Джейми расстегнул свою одежду и, подняв шуршащие юбки жены, мгновенно вошел в нее… стоя. Изумленная его напором, Клементина лишь ахала и стонала, покорно принимая каждый его беспощадный выпад. Он двигался в ней непрерывно, безжалостно - вжимая хрупкое тело в деревянные панели комнаты.
        Таким Клементина его еще не знала и, хоть не была к этому готова, мгновенно откликнулась на его яростную страсть, зажигаясь ею, отдаваясь Джейми с не меньшим пылом, словно, от этого зависела ее жизнь…
        Когда все закончилось, Джейми уткнулся лицом в ее волосы и прижал к себе так крепко, что Клементине на миг показалось, будто у нее вот-вот треснут ребра.
        Дождавшись, когда стихнет громовой стук их сердец, Джейми отнес жену на постель и бережно уложил на покрывало. Ласково перебирая растрепавшиеся локоны, отводя от разгоревшегося личика выбившиеся прядки, он не сводил с Клементины глаз, полных нежности и тепла.
        - Я знаю, что был сейчас груб с тобой, - хрипловато произнес он, - надеюсь, я не сделал тебе больно.
        - Нет. - Клементина поспешно потрясла головой. - Ты не причинил мне боли.
        Однако Джейми, коснувшись ее распухших губ, нахмурился: на кончике его пальца осталась капелька крови.
        - Я поранил тебя, - сказал он с настоящим раскаянием и тут же смочил водой носовой платок, чтобы бережно вытереть Клементине рот. - Мне очень жаль, малышка. Ты, наверное, считаешь меня зверем, - бормотал он виновато, - но я так тебя хотел весь день, что ожидание свело меня с ума.
        Клементина не могла вынести вида сильнейшего раскаяния, отразившегося на лице мужа, и коснулась его щеки.
        - Все хорошо, Джейми. Ты правда не причинил мне боли. Это б-было чудесно.
        Она закрыла глаза, растерянная и совсем запутавшаяся… Или Джейми был на редкость умелым лжецом и обманщиком, или она ошибалась в своих подозрениях. Его жажда обладать ею была такой неподдельной, и хотя поначалу эта страсть ее смутила, под конец его пыл только усилил испытываемое наслаждение. Видеть, как Джейми теряет власть над собой, испытывая эту необузданную страсть, было почти так же хорошо, как знать, что он ее любит. Если бы только она была уверена, что Джейми хотел именно ее… Клементину вдруг пронзила мысль: а что, если так же он вел себя с Мередит или, того хуже, минуту назад представлял, что в его объятиях Мередит, что это в нее он вонзается с таким самозабвением?
        Клементина постаралась выбросить из головы эту гадкую мысль, но она никак не уходила, и глаза вновь защипало от слез.
        - Милая, не засыпай, - услышала Клементина шепот мужа. - Ты не сможешь хорошо отдохнуть, если заснешь одетая и зашнурованная. Сядь, я тебя раздену.
        Голос Джейми, привычные движения раздевания помогли Клементине успокоиться и отвлечься. Ей удалось справиться с расстроенными чувствами и удержаться от готовых пролиться слез.
        Затем Джейми разделся сам и, скользнув к Клементине под покрывала, притянул ее в свои жаркие и нежные объятия. Он готов был начать все снова. Обнаженное тело жены, такое нежное, вновь возбудило его чувства, несмотря на недавнее полное удовлетворение. Эта юная женщина проникла в его кровь, как лихорадка, она манила его день и ночь. Джейми подумал, что хотя они с Клементиной уже две недели наслаждались блаженной близостью, его голод по ней не собирался утихать. Напротив, с каждым днем Джейми желал жену еще больше. Сегодня в зале он еле сдерживался и увлек ее в спальню, едва представилась возможность сделать это, не нарушая требований вежливости к гостям. Затем, едва они оказались в спальне, он в буйном нетерпении напал на нее как зверь. Никогда ни с кем он так себя не вел, не терял власти над собой и своими чувствами. Джейми знал, что ошеломил Клементину, возможно, даже потряс пылом своих ласк, напором страсти. После она была тихой и почти пришибленной. Клементина сказала, что он не причинил ей боли, но Джейми в этом сомневался. Теперь, нежно покачивая ее в объятиях, он вспоминал свое нетерпение и,
хотя подозревал, что жена вовсе не такая хрупкая, как кажется на вид, боялся, что напугал ее, мысленно проклиная себя за несдержанность.
        Надеясь, что Клементина еще не хочет спать, Джейми потыкался носом в нежную шейку, намереваясь возбудить в жене желание, но она не откликнулась.
        - Клем, ты не спишь? - прошептал Джейми.
        Клементина не спала, но разговаривать с мужем ей хотелось меньше всего. Поэтому она лежала тихо, расслабленно, надеясь, что он скоро уснет. Видимо, это его убедило, так как больше попыток разговаривать он не делал, и вскоре по его ровному глубокому дыханию Клементина поняла, что Джейми заснул.
        Осторожно высвободившись из объятий мужа, Клементина откатилась на край постели, не желая разбудить его своим плачем. Слезы лились из ее глаз сами собой. Клементина не пыталась их останавливать - она издергалась, слишком устала физически и эмоционально, чтобы их сдерживать… Постепенно она успокоилась и погрузилась в сон, но кошмары преследовали ее и во сне…
        Когда утром Клементина открыла глаза, солнце давно уже встало. Джейми рядом не было - он ушел.

        Глава 18

        Не первый раз с тех пор, как Джейми и Клементина стали спать вместе, она просыпалась одна. Но нынче отсутствие мужа только укрепило ее грустные подозрения, что она ему наскучила. С тяжелым сердцем Клементина оделась сама, неуклюже сражаясь с непослушными шнурками и пуговицами. Приведя себя наконец в божеский вид, она направилась вниз.
        Ни есть, ни разговаривать с кем-то ей не хотелось, поэтому она не пошла в столовую, хотя Макдоналдов, вероятно, там еще не было. Они редко появлялись ранее полудня, а этот час пока не настал. Клементина решила отправиться в библиотеку, и тихонько пошла по выложенному плитами коридору. Может быть, книга принесет ей некоторое успокоение или по крайней мере временно отвлечет от горестных мыслей.
        Однако не успела она войти в библиотеку, как вынуждена была круто повернуть назад. Оказывается, Джейми пришла в голову та же идея, и сейчас он уютно расположился в одном из больших кресел у окна, чтобы воспользоваться естественным светом.
        - Клем! - радостно вскочил Джейми на ноги при виде жены и в два шага покрыл разделявшее их расстояние. - Не уходи! - Он положил руку Клементины на плечо. - Мне не хотелось утром тебя будить: ты так мирно и крепко спала. Клем, что-то неладно? Почему ты не смотришь на меня?
        Клементина не могла заставить себя посмотреть мужу в глаза, но Джейми бережно взял ее за подбородок и настойчиво приподнял ее лицо вверх. Она попыталась отвести глаза в сторону, но муж крепко держал ее, и Клементине ничего не оставалось, как встретиться с ним взглядом. Джейми заметил темные круги у нее под глазами, явное свидетельство бессонной ночи, и тревожно нахмурился:
        - Тебе нехорошо?
        - Н-нет. Со мной все в порядке. У м-меня п-просто был беспокойный сон.
        - Тогда почему ты отводишь глаза? - настаивал Джейми. - Это все из-за вчерашнего?
        Не в силах отрицать правду, Клементина огорченно посмотрела ему в лицо.
        - Прости, малышка. - Джейми взял ее за руки и стал нежно поглаживать большими пальцами крохотные ладошки жены. - Меньше всего мне хотелось причинить тебе боль, но ты не можешь вообразить, что это такое - хотеть кого-то отчаянно… до умопомрачения.
        - Прекрати! - воскликнула Клементина, будучи на грани слез. - П-пожалуйста, прекрати. Ничего больше не говори. - Она охотно верила, что он не хотел причинять ей боли, но не могла стоять и спокойно обсуждать с ним его похотливые порывы. К кому бы они ни относились.
        - Клем?!
        Клементина снова подняла на Джейми глаза и увидела, что он смотрит на нее с тревогой.
        - Ты меня не слушаешь. Ведь так?
        Она потрясла головой и пробормотала:
        - П-прости, я не знаю, что со м-мной сегодня творится.
        - Не хочешь прокатиться верхом? У нас до обеда еще есть время… если тебе это по силам.
        Как Джейми и надеялся, при этих словах личико Клементины ожило.
        - Да, очень х-хочу. Но м-мне, наверное, лучше будет переодеться? - Она опустила взгляд на пышные муслиновые юбки своего утреннего желтого платья. Но желание прогуляться с Джейми одолело практические соображения. - Нет. Я справлюсь и в этом.
        - Хочешь, чтобы я захватил твой плащ?
        - Спасибо.
        Клементина робко улыбнулась мужу и тихо стояла, дожидаясь его возвращения. Возможно, она ошиблась. Нынче утром Джейми был полон нежнейшей заботы. А может быть, в нем говорило чувство вины? Она ведь не могла отрицать то, что видела собственными глазами. Если он был виноват, раскаяние было вполне естественным проявлением чувств. Крепко зажмурившись, Клементина на миг зажала уши ладонями, чтобы вытеснить из памяти ужасную картину вчерашнего. Нет, она насладится своей верховой прогулкой и не станет думать о будущем, отложит тревоги на завтра.
        Они поехали к озеру, на то место, куда Джейми провожал Клементину во время их первой поездки почти два месяца назад. Теперь, когда дни стали длиннее и теплее, а солнце выше стояло в небе, все вокруг казалось ярче и зеленее. Солнце пригревало, воздух ласкал, и Клементина чувствовала, что ее меланхолия начинает рассеиваться.
        Они скакали по узкой ленте дороги, вьющейся сквозь лиловый вереск в полном цвету, ощущая на лицах волны его сладкого аромата. Достигнув места, где край леса упирался в береговую линию, они замедлили бег коней. Джейми перевел своего жеребца на шаг и поехал бок о бок с кобылкой Клементины, искоса наблюдая за женой. Желтое платье и вправду мало подходило для верховой езды, слишком оно было пышным. Широкая сборчатая верхняя юбка мешала Клементине управлять лошадью. Но как же это типично для Клементины, мысленно улыбнулся Джейми, проявить подобное нетерпение! Как же ей не хотелось тратить время на переодевание… Какой же порывистой была его прелестная женушка! А ведь он и сам стал таким, нахмурился Джейми. Но если она едва вышла из детского возраста, он-то был достаточно взрослым и опытным, чтобы так грубо овладеть ею прошлой ночью. Джейми выругался про себя: нет, ему нужно срочно научиться быть более сдержанным.
        Лес поредел, а спустя еще несколько минут супруги выехали на поляну. Джейми спешился и, подняв на руки Клементину, снял ее с седла со всеми ее растрепавшимися юбками. Они рука об руку прошагали последние несколько ярдов и уселись на один из больших гладких валунов, среди которых изливался в озеро прозрачный горный поток.
        Клементина рассеянно шевелила пальцами в ледяной воде, играя со струйками. Как это воздух может быть таким теплым, размышляла она, а вода холодна, будто свежетающий снег?
        Джейми почувствовал, что жена не настроена разговаривать, и довольствовался тем, что любовался ее изящным профилем. Солнце превратило ее локоны в расплавленное золото, а щеки слегка порозовели от скачки. С каким упоением он зацеловал бы ее сейчас, а еще лучше овладел ею прямо здесь, на усыпанной опавшими листьями земле… Видит Бог, он хотел этого как никогда, но сдержался, настороженно пытаясь уловить настроение Клементины. К тому же ему вовсе не хотелось, чтобы у неё сложилось впечатление, будто она нужна ему только для этого. Это было совсем не так. Он желал, нет, он нуждался в гораздо большем. И готов был предложить много больше. Гораздо больше. Осознание смысла его раздумий пронзило и обожгло его как удар молнии. Он ее любил… Любил по-настоящему! Любил все это время, с первой их встречи. В порыве стыда он вспомнил, как был с ней резок, и чувство вины охватило его. Но быстро своим обаянием и тонкой красотой прокралась Клементина в его сердце, и теперь он стал ее вечным пленником.
        Джейми изумился тому, что не сразу это понял. Не похоже на него было так медленно схватывать очевидное. Хотя… он ведь давным-давно дал себе зарок не ставить себя в столь уязвимое положение, не принимать в сердце никого, не испытывать таких глубоких чувств к кому бы то ни было. Он давно убедил себя, что не способен отдаваться таким сильным и нежным чувствам. КАК ЖЕ ОН ОШИБАЛСЯ! Доказательство его неправоты сидело рядом, невинное, свежее, прекрасное. С каждым днем все более чарующее. Теперь его влекло к ней сильнее, чем когда-либо. Джейми жаждал прикоснуться к Клементине, но сознавал, что пока не пришло время для громких заверений в любви. Она ушла в себя, и ему прежде всего необходимо было развеять ее уныние.
        - Хочешь подойти к воде, Клем? - спросил Джейми. - Лошади, наверное, охотно попьют.
        Клементина покачала головой:
        - Мне здесь так уютно. Т-ты сам своди их туда.
        - Ты могла бы разуться и побродить босиком по воде… или даже поплавать, - улыбнулся Джейми. - Вокруг никого нет.
        - Н-нет. Я п-плавать не умею. Я с радостью посижу з-здесь, пока ты не вернешься.
        - Ладно. Но здесь лошадям слишком круто спускаться к воде. Мне нужно будет вернуться назад и провести их лесом. Ты уверена, что с тобой все будет хорошо? - озабоченно спросил Джейми, быстрым движением погладив жену по щеке.
        - Угу. Все б-будет хорошо. Я просто еще слишком б-быстро устаю. Вот и все.
        Не слишком успокоенный, Джейми тем не менее поднялся на ноги, подошел к лошадям и, бросив последний взгляд на Клементину, повел Зевса и Артемиду по тропе обратно.
        Клементина следила за ним с тяжелым сердцем. Нынче утром он был так добр к ней, но в своей неуверенности она решила, что в нем говорит вина. Возможно, он привязался к ней и не хочет ранить ее чувства, но если ее подозрения верны - а как им не быть верными, если она собственными глазами видела его поцелуй с Мередит! - ей здесь не выдержать. Она здесь не останется! Жить в тесной близости с мужчиной, которого любишь телом и душой, и делить его с другой женщиной? Нет, это будет невыносимо!
        Клементина встала и подошла к краю скалы полюбоваться видом на озеро. Если придется ей покинуть Шотландию, она навсегда сохранит в памяти дикую красоту этих мест. Она полюбила этот край. Ее сердцем завладел не только мужчина, но и земля, его породившая. Клементина заметила цаплю, низко летевшую над водой в сторону скалистой бухточки. Возможно, там у нее гнездо. Ах, ей бы свободу этой прекрасной птицы…
        В эту минуту Клементина услышала за спиной шаги и начала оборачиваться со словами
«Джейми…», но резкий толчок в спину сбил ее с ног и сбросил с обрыва. Ошеломленная внезапностью этой атаки, Клементина испустила лишь тихий вскрик, а затем стремительно полетела вниз и ударилась о воду. Отчаянно хватая ртом воздух, Клементина начала погружаться под ледяную воду. Быстро намокшие юбки потащили ее своей тяжестью на дно. Клементина боролась, брыкалась, стараясь выбиться на поверхность, и ей удалось вынырнуть, глотнуть полной грудью драгоценный воздух, но множество нижних юбок и широкая верхняя были слишком громоздки и тяжелы, и ее вновь утянуло под воду. Холод черного озера почти сразу сковал ей руки и ноги и все ее тело.
        Истинный ужас охватил Клементину. Неужто ей суждено умереть в этой ледяной пучине? И тело ее не найдут никогда… Решимость помешать этому придала ей силы, и она, отчаянно барахтаясь, сумела вынырнуть еще раз на поверхность, глотнуть живительного воздуха и увидеть берег всего в нескольких ярдах от себя. Однако силы Клементины были почти на исходе, руки и ноги еле двигались, и она вновь погрузилась в глубину. Мысли затуманились… Клементина поняла, что тонет… умирает. Странное оцепенение растеклось по всему телу, и она перестала бороться, беспомощно отдаваясь на волю волн. Черная вода сомкнулась вокруг нее.
        Но в этот момент сильные руки схватили ее и потащили наверх. Она вновь ощутила дуновение воздуха на лице, но вдохнуть его уже не могла, как не могла и пошевелиться. Однако кто-то тряс ее, она слышала голос Хью, моливший ее:
        - Клементина! Очнись! Открой глаза!..
        Она слышала голос, но он казался таким далеким. Может быть, она грезит? Однако голос звал так отчаянно и настойчиво, что Клементина невольно откликнулась и подчинилась приказу. Она заставила свои веки приподняться и вдруг зашлась в приступе жестокого кашля. Повернувшись на бок, Клементина вытянулась на грязи берега и не могла отдышаться, захлебываясь и откашливая воду. Ей показалось, что теперь-то она точно умрет. И все это время она слышала голос Хью, уверявший ее, что все будет хорошо. Хью стоял около нее на коленях, положив руку ей на плечо, как вдруг - Клементина еще не успела толком прийти в себя - его утешения прервал бешеный рев. Как воплощение первобытной ярости явился Джейми и, схватив Хью за горло, швырнул его на землю.
        - Убери руки от моей жены! - кричал он. Со свирепостью, превосходившей все ранее испытанные им чувства, он вновь потянулся к Хью и поднял его с земли. - Ты давно на это напрашивался. Ты злобный маленький ублюдок! - Джейми буквально выплюнул эти слова и ударил кулаком в лицо своего противника.
        - Прекрати! Нет… Джейми! - Голос Клементины породил на каркающий стон. Она попыталась подняться на ноги, но тут же упала на колени, запутавшись в мокрых юбках. - Джейми, - отчаянно взмолилась она, - не надо!
        Джейми обернулся к Клементине, все еще полный гнева.
        - Не лезь в это!
        - Нет, ты не понял! - воскликнула она, откидывая со лба спутанные мокрые пряди. - Он вытащил м-меня из воды!
        Но Джейми не слушал, его внимание было полностью обращено к Хью, валявшемуся на земле.
        Клементина сделала новую попытку встать, но дрожащие ноги отказывались подчиняться, и она снова опустилась на размокшую глину. Жгучие слезы катились по ее щекам, прокладывая светлые дорожки по испачканному грязью лицу. «Как он может?! Как он может?!» - повторяла она про себя.
        Вонючая грязь теперь покрывала Клементину с головы до ног - все ноющее от изнеможения и боли тело, но, увидев, что Джейми снова поднял ее спасителя и прижал к дереву, явно намереваясь прикончить, она с усилием заставила себя подняться. На подкашивающихся ногах она заковыляла к Джейми и прорыдала:
        - Прекрати, т-ты - чудовище! Оставь его в п-покое! Ты уже д-достаточно его покалечил. - И, протянув руку, дала Джейми бессильную пощечину. - Он спас м-мне жизнь. Ты что, н-не слышишь? И я не б-буду стоять и смотреть, как т-ты пытаешься лишить его жизни!
        Джейми отпустил Хью, буквально уронив его на землю, и шагнул к Клементине. Но она отпрянула от него, не скрывая страха и отвращения. Дрожа всем телом, опустилась она в береговую грязь. Ей было холодно. Так холодно… До нее наконец стал доходить весь ужас случившегося. Кто-то пытался ее убить и, если бы не Хью, преуспел бы в своем намерении.
        Зрелище отчаяния и огорчения жены наконец проникло сквозь приступ ярости, владевший Джейми. Он опустился на колени рядом с Клементиной и попытался ее обнять, но она с рыданием оттолкнула его руки.
        - Оставь м-меня в покое. П-просто оставь в покое.
        - Нет, Клементина, не так, - ласково, но твердо произнес Джейми. - Я хочу услышать объяснение. Когда я видел тебя последний раз, ты, сухая, сидела высоко на камне над водопадом. А теперь только погляди… Что, черт возьми, произошло?
        Прежде чем он дождался ответа, к ним, спотыкаясь, приблизился Хью, держась рукой за щеку.
        - Господи Боже, Джейми, зачем ты это сделал? По-моему, ты мне челюсть сломал.
        Джейми бросил на него презрительный взгляд и произнес уже лишь с оттенком прежнего гнева:
        - Тебе очень повезло, что я вовремя остановился. Благодари за это Клементину. А теперь я жду ответов. Что, ради всего святого, случилось?
        - Я сидел вон там неподалеку, - тут же начал Хью, тыча пальцем в прибрежные кусты, - и вдруг услышал всплеск. Я посмотрел туда, но ничего не заметил.
        - Ты просто случайно там сидел и глазел на воду? - недоверчиво переспросил Джейми.
        - Да. - Хью продолжал прижимать ладонь к окровавленному рту и явно старался не обращать внимания на сарказм, звучавший в голосе Джейми. Морщась от боли в разорванной губе, он сказал: - Ты больно дерешься, Джейми Камерон, хотя знать не знаю, за что ты меня избил.
        - А я тебе не доверяю, - коротко ответил Джейми. - И если твое объяснение меня не удовлетворит, ты снова почувствуешь на себе мой гнев, так что продолжай рассказывать.
        Глаза Хью рыскнули в сторону от пронзительного взгляда Джейми, и он продолжил:
        - Какую-то минуту я смотрел на озеро и вдруг понял, что там кто-то есть, что происходит что-то неладное. Я прыгнул в воду и вытащил твою жену. - Он указал на Клементину, все еще бессильно лежавшую на берегу. - Я решил, что тонет кто-то из местных ребятишек. Представь же мое удивление, когда в моих руках оказалась леди Клементина. Я понял, что она почти утонула, когда я до нее добрался, потому что она уже не трепыхалась и погружалась в глубину.
        - Это правда, Клем? - повернулся Джейми к жене. Голос его невольно стал мягче, когда он обратился к ней.
        - Да, правда, - тихо ответила она. - Я бы умерла, если б не Хью. Но в-ведь я тебе это уже т-твердила.
        Клементина не хотела смотреть ни на того, ни на другого. Она знала, что выглядит как дохлая мышь, мокрая и перемазанная вонючей грязью. Кроме того, она была перепугана и потрясена. Кто-то столкнул ее в воду! Кто-то сильный бросил ее с камня, чтобы она разбилась насмерть и утонула. Если бы не Хью, это покушение удалось бы. Она уже была бы мертва. Лежала бы, мертвая и холодная, на дне ледяного озера. Клементина содрогнулась, изо всех сил стремясь сохранить самообладание. Потом рядом с ней вновь оказался Джейми.
        - Возьми по крайней мере мой плащ, - произнес он. - Ты посинела от холода.
        Клементина кивнула, не глядя мужу в глаза.
        - Клем, - ласково начал он, - что произошло? Я ведь отошел всего на минуту. Ты поскользнулась?
        Ее глаза метнулись к нему. Решение было принято мгновенно.
        - Да, я п-поскользнулась. Я старалась п-получше разглядеть воду, п-перегнулась и… - солгала она, зная, что в противном случае он найдет повод обвинить в случившемся бедного Хью.
        - Понимаю. Думаю, теперь нам надо поскорее доставить тебя домой. Сейчас тебе нужнее всего горячая ванна.
        Клементина охотно согласилась с Джейми. У нее начали стучать зубы, и тело трясло то ли от холода, то ли от пережитого страха. Но у нее хватило сил запротестовать, когда Джейми нагнулся, чтобы подхватить ее на руки.
        - П-пожалуйста, опусти м-меня, - взмолилась она. - Я могу идти с-сама. Нет нужды м-меня нести. К-кроме того, ты весь намокнешь и перемажешься, как я.
        - Как будто меня это тревожит. И вообще, ты уже должна знать, что я люблю носить тебя на руках, - улыбнулся он.
        Клементина поняла, что Джейми старается развеять ее потрясение и огорчение, хочет успокоить ее и очаровать. Что ж, на этот раз его обаяние не подействует. Он неисправимый грубиян, привыкший силой навязывать всем свое мнение и свою власть. Он вечно всех подавлял. Бедный Хью. Клементина знала, что обязана ему жизнью, и ее расстроило, как Джейми с ним обошелся, как жестоко на него напал. Ей претило, что муж не задумываясь жестоко набросился на кузена, с гораздо большей силой, чем требовали обстоятельства. Клементине жестокость была ненавистна, а для Джейми она была естественным выражением чувств.
        Однако, несмотря на эти размышления и решимость отвергнуть любые попытки мужа ее утешить, она не могла не наслаждаться теплом его большого сильного тела. Ощущением безопасности, которое оно ей давало. Вода была такой холодной. Холодной, глубокой и страшной. Клементина пыталась подавить дрожь, сотрясавшую ее тело при мысли о случившемся. Если бы Хью не оказался поблизости…
        Мучимая мыслью, что кто-то желал ее смерти, Клементина испытывала леденящий страх, но попыталась задвинуть эти размышления подальше и вернуться к воспоминаниям о том миге, когда ее столкнули вниз. Но, как ни старалась, не могла сообразить, кто же это сделал. У нее не было возможности даже мельком увидеть руку, толкнувшую ее, хотя, вероятнее всего, это был мужчина, ведь толчок был очень мощным… или же очень сильная женщина…
        Клементина с огорчением осознала, что в Гленахене найдется немало людей, которые обрадуются ее исчезновению или смерти. Например, Локлан Макдоналд, который не скрывал недовольства от ее брака с Джейми. Затем Мередит, полная жгучей зависти и ревности. У нее был, пожалуй, самый сильный мотив. Но хотя Клементина подозревала, что у этой женщины хватит силы злобно сбросить ее в озеро, ей было трудно поверить в вину надменной красавицы. Какой страшной должна быть женщина, способная на убийство?! Еще был Алекс Камерон, который постоянно с подозрением следил за ней издали. Клементине казалось, что он презирает ее за то, что она англичанка. Хотя именно он нашел ее, когда она упала с лошади, и помог вернуться домой. Да любой Камерон, подумалось Клементине, может ее ненавидеть. Ее, англичанку, насильно обвенчанную с вождем их клана. Одного этого достаточно, чтобы хотеть ее смерти. А как насчет самого Джейми? Будет ли он горевать, если ее не станет? Или обрадуется обретенной свободе? Эта мысль была слишком мучительной, но она прокралась Клементине в голову и не желала уходить. Джейми так разозлился на Хью,
что чуть не убил родича - человека, который ее спас. Как было бы всем удобно, если бы она умерла…
        Волна одиночества нахлынула на Клементину и сковала льдом ее сердце. В Гленахене нет никого, кому бы она могла доверить свои страхи. Не было здесь места, в котором она могла бы чувствовать себя в безопасности. Слеза скатилась у нее по щеке, и Клементина поспешно вытерла ее уголком плаща. Что ж, в следующий раз она будет готова к нападению. Она достанет какое-нибудь оружие. Может быть, дирк - небольшой кинжал, который сможет незаметно спрятать на себе, пока будет решать, как ей быть дальше. Больше она не поставит себя в уязвимое положение.

        Джейми понимал, что Клементину потрясла не только история с падением в озеро, но и проявленная им жестокость к кузену. А еще он не поверил ее рассказу: у Клементины были такие выразительные глаза, и они выдавали ее всякий раз, когда она что-то утаивала. Кто-то столкнул ее с обрыва. По всей вероятности, тот же самый человек, который подстроил ее падение с лошади. Джейми проклинал свою беспечность: как он мог оставить ее одну?! Но почему она солгала? Вероятно, чтобы защитить Хью. Джейми сознавал, что утратил контроль над собой, что никаких доказательств вины Хью у него не было. Но когда он увидел мужчину, склонившегося над телом жены, в нем словно что-то оборвалось, и если бы не выражение ужаса в глазах Клементины, он бы не скоро пришел в чувство. Жена смотрела на него так, словно ждала, что Джейми обратит свою ярость на нее… Как могло такое прийти ей в голову?! Расстроенный этим воспоминанием, он прижал крепче к груди свою любимую, готовый защищать ее ценой жизни, потому что жизнь без нее теряла всякий смысл.
        А что касается Хью, Джейми жалел, что так легко спустил ему происшедшее, потому что не верил родственничку ни на йоту. Было ясно, что Клементина считает его своим спасителем, но Джейми знал, что тот спокойно мог прятаться в кустах и столкнуть ее в озеро, а потом спуститься к воде и успеть вытащить ее на берег. Но с какой целью? Просто чтобы выставить себя героем в ее глазах? Или он действительно собирался утопить ее, но в последний момент у него не хватило духа осуществить злодеяние? А может быть, он намеревался всего лишь напугать ее, как тогда в башне?
        Джейми опустил взор на бледное напряженное личико жены. Она притворялась, что спит в его объятиях или пребывает в обмороке… явно для того, чтобы не дать ему продолжить свои расспросы. Когда он думал о том, как она бессильно барахталась в ледяной воде, а тяжелые, напитавшиеся водой юбки тянут ее на дно, у него живот сводило судорогой. Эта картина приводила его в ужас, и он решительно задвинул страшные мысли в глубь сознания.
        Спешившись с коня, Джейми ступил за ворота замка с Клементиной на руках, ощутив мгновенное чувство вины: уже второй раз он приносит в дом мокрое, похолодевшее, бесчувственное тело жены. Он должен бы охранять ее лучше и сделает это, даже если придется с этой минуты посадить ее под замок.
        У подножия лестницы им навстречу вышел Алекс.
        - Что, ради всех святых, произошло? - воскликнул он, изумленно уставясь на мокрый, сочащийся грязью сверток в руках Джейми. - С ней все в порядке?
        - Да. Все будет хорошо. Она не ранена, а просто вымокла и замерзла после невольного купания в озере. - Глаза Джейми предостерегали кузена от излишних расспросов. - Подожди меня здесь, Алекс, - добавил он. - Мне нужно отнести ее наверх, а затем я вернусь к тебе.
        - Ладно. - Алекс с любопытством проводил взглядом Джейми, который привычно через две ступеньки поднимался по лестнице. Хрупкая ноша нисколько его не отяготила и не замедлила его шаг.
        Достигнув верхней ступеньки, Джейми громко позвал Анни, и от его зычного рева Клементина вздрогнула. Анни не появилась, но Джейми углядел вдалеке Сару и окликнул ее:
        - Скорее отыщи Анни и приведи ее в комнату моей жены. И скажи ей, что нужно приготовить горячую ванну.
        Войдя в комнату, Джейми посмотрел на лицо Клементины, и уголки его рта чуть изогнулись.
        - Вижу, что ты уже очнулась. Прощу прощения, что испугал тебя криком. - Он посадил жену на стул у огня. - Я уложил бы тебя в постель, но ты такая грязная и мокрая - чего доброго, еще отругаешь меня за то, что я перепачкаю твое покрывало.
        Клементина отвернулась и, обратив лицо к камину, чопорно произнесла:
        - Это очень з-заботливо. С т-твоей стороны. Мне и з-здесь хорошо.
        Она явно продолжала на него сердиться. Джейми огорчился, но подумал, что долго это не продлится. Он хотел остаться, объяснить свое поведение и расспросить, почему она солгала. А больше всего ему хотелось снова взять ее в охапку, расцеловать и успокоить словами любви. Но Алекс ждал внизу, и Джейми не терпелось рассказать ему обо всем случившемся. У Алекса была самая трезвая и разумная голова в Гленахене. И потом, Джейми не был уверен, что Клементина сию минуту станете ним разговаривать. Анни позаботится о ее здоровье, он же приласкает ее чуть попозже. Запустив пятерню в и без того взлохмаченные волосы, Джейми бросил последний тоскливый взгляд на жену и, не сказав ни слова, покинул ее.
        Едва дверь за ним закрылась, ее тут же отворила Анни Керр.
        - Ох, девонька, что это ты с собой сделала? - ахнула она, завидев Клементину, все еще закутанную в плащ Джейми. И хотя одежда ее стала подсыхать, волосы до сих пор стояли всклокоченной копной, и вся она с головы до ног была перепачкана темной грязью с берега озера.
        - Я упала в оз-зеро, Анни. М-мне очень жаль, что я так п-перемазалась.
        Глаза Клементины, казавшиеся огромными на бледном осунувшемся личике, наполнились слезами, но Анни поспешила ее успокоить:
        - Не расстраивайся, девонька. Мы скоро приведем это платье в порядок, и Сара уже несет горячую воду. Тебе нужно как следует вымыться.
        Действительно, не успела она договорить, как в комнату уже входила Сара в сопровождении двух служанок с ведрами воды. Не прошло и минуты, как Клементина лежала в лохани, полной горячей воды, и Анни бережно промывала ее локоны. Несмотря на жгучее любопытство, Анни не стала мучить молодую хозяйку вопросами. Домоправительнице было ясно, что Клементина пережила какое-то приключение, что-то большее, чем простое падение в озеро. И если она правильно оценила обстановку, у миледи опять произошел разлад с лэрдом. Вздохнув, служанка сполоснула волосы Клементины, которая за все время не проронила ни слова, и разочарованно подумала, что такой поворот событий не обещает ничего хорошего. А ведь последнее время эта чета, казалось, была счастлива друг с другом, и надежды Анни воспарили… Но вот опять наступила неопределенность, и будущее снова стало неясным.

        Глава 19

        Алекс, мрачнея, выслушал подозрения Джейми. Он теперь узнал все, что было известно Джейми, включая подробности злосчастного происшествия в башне, которое, как подозревал Джейми, Хью подстроил намеренно. Возможно, он был виноват и в падении Клементины с лошади.
        - Наверняка это дело рук Хью, - произнес Алекс, едва Джейми закончил свой рассказ. - Я никогда его не любил и ему не доверял. Даже мальчишкой он был очень жесток. Я хорошо помню, как он любил мучить беззащитных и беспомощных животных.
        - Да, Алекс. Я с тобой полностью согласен, но у него мог быть еще какой-то мотив, чтобы причинить вред Клементине. Но зачем тогда он вытащил ее из воды? Она настойчиво уверяет, что он спас ее, и я в это верю, потому что сама она не справилась бы с тяжелой намокшей одеждой. Кроме того, Клементина незадолго до того, как я ее оставил, сказала, что не умеет плавать.
        - Возможно, он передумал, - предположил Алекс. - Запаниковал в последнюю минуту, когда до него дошел ужас этого преступления.
        - Угу. Или же его целью было не убить ее, а напугать?
        - Он ненавидит тебя, Джейми. Ты должен это знать. С того самого убийства его матери и маленького брата и казни отца. Он этого тебе не простил. Временами я наблюдал за выражением его лица, когда он на тебя смотрит, и думаю, что он способен на все.
        - Ты прав. - Джейми опять взъерошил волосы. - Но при чем здесь Клементина? Она же не причинила ему никакого вреда. По правде говоря, она относится к нему доброжелательнее многих.
        - Это так, однако он, может быть, хочет таким образом ранить тебя.
        - Но если Хью ищет мщения, большего удовлетворения он добился бы, убив меня, - возразил Джейми.
        - Он трус. Он тебя боится. Признайся, ведь намного легче наброситься на Клементину, нежели на тебя - посмотри, какой ты огромный. К тому же он знает, как ты дорожишь своей женой. Это всем видно. Он знает, что если причинит боль ей, страдать будешь и ты. А сегодня он, наверное, очень доволен, что заставил тебя выглядеть злодеем в ее глазах.
        - Господи Иисусе! У меня большой соблазн сию же минуту найти его и разорвать на части…
        - Нет, Джейми, не надо этого делать. Что, если мы ошибаемся?
        - Не ошибаемся. Я уверен, - рявкнул Джейми, сердито расхаживая по комнате.
        - Я тоже думаю, что нет, - кивнул Алекс, - но у нас не должно оставаться никаких сомнений. Тебе нужно его каким-то образом подловить.
        - Да, Алекс, ты прав. Хотя мне ненавистна мысль откладывать разбирательство с этим негодяем, но меня не поймут, если расправлюсь с ним без видимой причины… Нам нужны настоящие доказательства.
        - После того как ты набросился на него утром, Хью наверняка понимает, что ты взялся за него всерьез.
        - Пожалуй. Что ж, нам придется глаз с него не сводить. Он скоро опять попытается что-нибудь предпринять. А я, если понадобится, запру Клем в ее спальне. Она, конечно, меня за это не поблагодарит, но я не могу рисковать ее безопасностью. - Джейми на минуту задумался и снова обратился к Алексу: - Мы заманим его в ловушку, и сделаем это сегодня.
        Подойдя к низкому буфету, он налил два кубка вина из стоявшею на нем фаянсового кувшина и передал один брату, а потом осушил свой до дна и тут же наполнил снова.
        - Я придумал, что делать, но мне потребустся твоя помощь.
        - Только скажи.
        - Тогда слушай: под тем или иным предлогом я нынче вечером уеду из замка. Все увидят, как я на Зевсе покидаю его. Ты удостоверишься, что этот пес Хью узнает о моем отъезде, который продлится до утра. Если он намерен закончить свою гнусную работу, он наверняка постарается воспользоваться шансом завершить ее этой ночью, зная, что Клементина спит одна и совершенно беззащитна.
        Алекс удивленно поднял брови:
        - Ты используешь ее как приманку?
        - Нет. Никогда! На ночь я помещу ее в мою комнату… под замок, потому что не хочу, чтобы она стала свидетельницей того, что произойдет. Если какой-то мужчина проберется ночью в комнату моей жены, я буду вправе убить его на месте. А ты, Алекс, должен будешь потихоньку впустить меня в замок, когда все улягутся спать.
        - И я вместе с тобой буду поджидать его в комнате Клементины… в качестве свидетеля, а возможно, и более того.
        - Спасибо. - Джейми улыбнулся, довольный тем, что скоро поймает негодяя. - Знаешь, Алекс, ты был прав, когда сказал, что я к ней неравнодушен, - порывисто добавил он, снова удивив кузена. - Несколько недель назад мне это бы и в голову не пришло. Я был зол, как сто тысяч чертей. Помнишь?
        - Это точно, - ухмыльнулся Алекс.
        - Наверное, со мной было невозможно находиться рядом. Ты же прекрасно знаешь, как я не люблю признавать свои ошибки… но я был не прав. Тебе тоже, Алекс нужно жениться. Может, и ты, как я, найдешь семейную жизнь приятной.
        - Только не я! Я пока не хочу быть скованным по рукам и ногам, - рассмеялся Алекс. - Возможно, когда доживу до твоих лет…
        Джейми лишь фыркнул в ответ - Алекс был всего на несколько месяцев моложе его! И потом, Джейми не сомневался, что Алекс вскоре заговорит о женитьбе на Кэтрин Макдоналд. Кэтрин такая милая девушка, она станет идеальной подругой Клементине.

        Тем временем Клементина наслаждалась отдыхом, лежа в постели, чистая, сухая и согревшаяся. Она радовалась тому, что наконец-то осталась одна. Правда, она чувствовала себя немного виноватой перед Анни: та с готовностью бы выслушала ее доверительный рассказ, но Клементина просто не могла поделиться происшедшим. Анни была слишком предана Джейми. Она наверняка отправится прямо к нему и все ему сообщит. Воспоминание о Мередит в объятиях мужа продолжало преследовать Клементину, и поэтому довериться Джейми она не могла. Нет, здесь ей не с кем было поделиться и посоветоваться. Джейми… О, если б она могла выбросить его из головы! Если бы он полюбил ее, тогда она бы не чувствовала себя такой ненужной и потерянной…
        Кроме постоянного желания обладать ею, думала Клементина, он вроде бы искренне привязался к ней. Но что, если желание близости вызвано исключительно требованием короля родить наследника?.. Как безжалостно было со стороны Мередит сообщить об этом! Возможно, Джейми хочет, чтобы она как можно скорее забеременела, и он мог бы вернуться к прежним развлечениям. А что будет, если первой родится девочка? Тогда муж снова вернется к ней… И снова… пока она не произведет на свет мальчика, будет делить с ней постель? Неужели ей суждено навсегда оставаться племенной кобылой?
        Несмотря на эти грустные размышления, Клементина понимала, что любит Джейми. И это угнетало ее еще больше. Отогнав печальные мысли, она вернулась к насущным проблемам: ей следовало решить, как поступать сейчас. Тот, кто желал ей повредить, мог сделать новую попытку, а она в нынешних своих сомнениях не могла положиться на защиту Джейми. После стольких лет душевного одиночества, когда она должна была сама заботиться о своем благе, как неосторожно было с ее стороны довериться приязни другого человека? О, как же легко было бы опереться на него!.. Но события последних дней в два счета вернули ее к реальности. «Никому не верь, полагайся лишь на себя». Как могла она так легко забыть эти слова, хотя твердила их себе на протяжении многих лет?
        Клементина вздохнула, голова у нее шла кругом. Вдруг она чуть не подпрыгнула на месте - в дверь тихо постучали, Клементина закрыла глаза, притворяясь спящей. Ей не хотелось ни с кем разговаривать. Когда в комнате раздались решительные шаги, она догадалась, что вошел Джейми, и сердце ее забилось с такой силой, что ей подумалось, будто муж не может не услышать его стук. Шаги замерли возле нее, и на один волнующий миг Клементина ощутила на лице дыхание мужа. Но затем он отодвинулся, а спустя мгновение она услышала, как замок тихо щелкнул.
        Спрыгнув с кровати, Клементина на цыпочках приблизилась к двери и прислушалась. Она различила удаляющиеся по коридору шаги Джейми и решила, что он приходил узнать, не хочет ли она пообедать. Бог даст, он поверит в ее сон и теперь не скоро ее побеспокоит. Скоро все будут заняты трапезой внизу, и это даст ей идеальную возможность проскользнуть в оружейный зал и завладеть каким-нибудь кинжальчиком… не очень большим, чтобы его легко было спрятать на себе.
        Несколько мгновений спустя Клементина осторожно приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Там было пусто. Со вздохом облегчения она покинула комнату и тихонько направилась вниз по узкой черной лестнице, ведущей в помещения для слуг, кладовые и оружейный зал. Клементине потребовалось немного времени, чтобы его найти, и вскоре она уже стояла перед бесчисленными рядами оружия. Здесь было все: от тяжелых двуручных мечей до арбалетов и даже пик. Многое относилось к прошлому веку и явно просто украшало стены, но были и современные клинки. Клементина выбрала себе аккуратный, довольно легкий кинжальчик с тонким лезвием, с которым она бы вполне смогла управиться. Оглядевшись, чтобы убедиться, что никто не подглядывает, она приподняла подол и спрятала его в шнуровке нижней юбки.
        Развешанные по стенам древние щиты и латы заинтересовали Клементину настолько, что она задержалась, разглядывая их. Она легонько пробежала пальцами по какому-то щиту, испещренному царапинами и вмятинами, размышляя об истории их происхождения. Сколько раз приходилось его владельцу бессмысленно проливать кровь? А может быть, он служил благородной цели, защищая добро от зла? Погрузившись в размышления, Клементина вздрогнула от внезапного непонятного звука позади. Сердце ее подскочило к горлу, но, обернувшись, она не заметила никого и ничего. Наверно, рассудила она, кто-то из слуг прошел мимо двери, но во всяком случае, ей стоило поторопиться. Какая же она дурочка! Ей нужно было схватить кинжал и тут же убежать в свою комнату. Ее присутствие здесь вызовет кучу вопросов… Впрочем, возможно, ее не заметят. Помедлив минуту, Клементина прислушалась к посторонним звукам, но, так и не услышав ничего, двинулась к двери, через которую вошла.
        То, что произошло в следующее мгновение, стало для Клементины полной неожиданностью, у нее даже не было времени как-то прореагировать на случившееся. Позади раздался свистящий звук, и она с ужасом увидела, как в деревянную обшивку стены рядом с ней вонзилась арбалетная стрела. Ощутив жжение в предплечье, Клементина опустила глаза и заметила сбегающую по руке алую струйку крови. Сдержав рвущийся из груди крик, Клементина вихрем подлетела к двери и выбежала в коридор. Не задерживаясь ни на секунду, не обращая внимания на рану, она со всех ног кинулась вверх по той самой лестнице, по которой недавно спускалась, и налетела прямо на Хью Камерона.
        - Господи Боже, Клементина! Куда ты так мчишься? - Он удержал ее за плечи, чтобы она не упала, и вдруг заметил окровавленный рукав платья. Раскрыв рот, Хью изумленно округлил глаза. - У тебя кровь идет! Что, ради всего святого, случилось с тобой теперь?
        - Я… я не уверена, - откликнулась Клементина, стараясь говорить внятно. - Д-Джейми… Г-где Д-Джейми?
        - Мне самому интересно. Он прошел этим путем всего несколько мгновений назад и скрылся куда-то. Я его ищу. Ты его там не встречала?
        Клементина побелела и растерянно посмотрела на Хью. Она почувствовала, что у нее подгибаются ноги, и оперлась спиной на стену.
        - Клементина… С тобой все в порядке?
        Встревоженный голос Хью донесся до нее словно издалека, но она сумела ответить:
        - Отведи м-меня наверх. В м-мою комнату. Пожалуйста, Хью.
        Клементина еле шептала, потому что стены и пол качнулись и стали смыкаться вокруг нее.
        - Но что у тебя с рукой?.. Что случилось? - взволнованно спрашивал он. - Мне позвать Анни?
        С нечеловеческим усилием Клементина выпрямилась и промолвила:
        - Н-нет. М-мне не нужна помощь. Я смогу помочь себе сама. - И, глянув вниз, на руку, добавила: - Это пустяк.
        Ее смертельно бледное лицо свидетельствовало, что это не так, но Хью кивнул и, взяв Клементину за здоровую руку, помог ей подняться по ступенькам и проводил в комнату.
        - Ты уверена, что не нуждаешься в помощи? Может, позвать кого-нибудь? - вновь спросил Хью. - По-моему, ты выглядишь неважно.
        - Нет. П-пожалуйста, Хью, оставь м-меня. Я б-буду очень т-тебе благодарна, если т-ты никому не упомянешь об этом.
        - Не понимаю почему, но если ты настаиваешь, не буду… при одном условии: ты должна пообещать, что если тебе понадобится помощь, ты обязательно позовешь меня.
        - Спасибо, - откликнулась Клементина, до глубины души тронутая заботой Хью. Она была искренне благодарна этому человеку, который уже не один раз спас ее и с первой их встречи проявлял к ней доброту и сочувствие.
        - Я н-наверняка так и п-поступлю. И б-благодарю тебя за помощь, но сейчас, п-пожалуйста, уходи.
        С большой неохотой Хью покинул комнату, и Клементина закрыла за ним дверь. Заперев засов, Клементина прислонилась спиной к двери. Голова у нее кружилась, и она испугалась, что если немедленно не сядет, то просто упадет в обморок. На дрожащих ногах добралась она до любимого кресла перед камином и буквально упала в него, закрыв глаза. Неизбежные слезы подступили к горлу, но Клементина прикусила губу и сдержала их. Не время было расклеиваться.
        Да, события явно шли к завершению. Она не могла себя больше обманывать: тот, кто желал ее смерти, был решительно настроен довести начатое до конца без промедления. Когда Хью сообщил ей, что видел неподалеку от оружейной комнаты Джейми, она на какой-то жуткий миг подумала… но нет! Этого быть не могло! То, что он оказался неверным мужем и любовником, не свидетельствовало о том, что он желает ее смерти. Нет! Ни один мужчина не может нежно ласкать женщину, заниматься с ней любовью и тут же хладнокровно планировать ее убийство. Если, конечно, он не какое-то чудовище. Поверить в то, что это Джейми! Нет, кто угодно, только не он! Клементина стала осматривать свою руку. Рана саднила, но не была серьезной. Стрела разорвала рукав платья и чиркнула по предплечью, задев его недостаточно глубоко, чтобы вызвать большое кровотечение, кровь уже остановилась. При мысли о том, как близка она была к смерти, Клементину замутило. Волна тошноты утвердила ее в мысли, что ей нужно уезжать отсюда. Если она здесь останется, то наверняка погибнет, и ждать этого она не собиралась.
        Грусть легла ей на сердце, когда она вспомнила, как счастлива была всего несколько дней назад. Не только из-за любви и желания, которые пробудил в ней Джейми, но также от чувства привязанности к этим людям, этому краю. Поначалу настороженная, Клементина с каждым днем все больше чувствовала себя здесь защищенной… своей. Как могла она так себя обманывать? Она жаждала любви, приязни и потому слишком поспешно вообразила, что все ее приняли. Как могла она быть такой наивной?! Шотландцы ненавидели англичан много столетий. Почему же они должны были признать своей и приветствовать в своем доме девушку-англичанку, чужестранку, захватчицу, которую насильно забросили в их среду?
        От жалости к себе слезы побежали по щекам Клементины. Если бы она не полюбила Джейми так сильно, ей было бы легче.
        Уронив лицо в ладони, Клементина рыдала, пока не иссякли слезы. Тогда она подняла голову и, не в силах одолеть отчаяние, уставилась сухими глазами в огонь.
        Спустя какое-то время Клементина взяла себя в руки: слезы не помогут. Она это знала по опыту. Ей понадобятся все силы, чтобы бежать отсюда. Но где может она найти убежище? У тети Маргарет? Ни в коем случае. Тетушка тут же с позором отправит ее назад и Шотландию. Если бы у нее были деньги, она жила бы потихоньку где-нибудь одна. Однако дамы ее происхождения не живут одни. Но как сумеет она содержать двоих, себя и Молли, служанку из Нортамбертона, которая почти наверняка поедет за ней? Все это лишь фантазии, ведь денег у нее нет. А может, есть? У нее было ее обручальное кольцо и другие украшения, подаренные Джейми. Нет, обручальное кольцо она не продаст никогда. Но вот что касается драгоценностей… Будет ли считаться кражей, если она заберет их? Разумеется, будет, решила Клементина. Ведь украшения, которые подарил ей Джейми, принадлежали его роду на протяжении многих поколений. У нее есть жемчуга матери - единственная памятная вещь, которую ей позволили оставить у себя. Неужели она сможет их продать? Снова отчаяние охватило Клементину, но она с усилием сглотнула слезы и сумела не дать им пролиться.
Ей нужно будет найти себе какую-нибудь работу. Молли ей поможет. И мистрис Джессоп, кухарка в Нортамбертоне, тоже. Ей бы только добраться до Йоркшира, а там она найдет родных мистрис Джессоп. Она знает, где те живут. Им приходится кормить много своих ртов, но они наверняка приютят ее на короткое время, если она сможет предложить им что-то ценное. Была еще одна ценная вещь, которую Клементина собиралась взять с собой из Гленахена и которую считала своей собственностью, - Артемида. Кобылка была подарком, а Клементина понимала, что шансов благополучно совершить путешествие на юг пешком у нее нет. Значит, она поедет верхом. Теперь стоило хорошенько обдумать план побега…

        Глава 20

        Первым делом ей нужно было снять перепачканное кровью платье. Оно было цвета слоновой кости, и окровавленный рукав сразу бросался в глаза. Однако раздеться без посторонней помощи и с больной рукой оказалось не таким простым делом. Тем не менее, в конце концов Клементина справилась с этим. Торопливо сбросив окровавленную одежду на кровать, она натянула темно-синее шерстяное платье, теплое и гораздо более подходящее для предстоящего трудного пути, и принялась готовиться в дорогу. Она завернула жемчужное ожерелье в льняной платок и, подняв подол, привязала сверток к поясу нижней юбки, рядом со спрятанным ранее кинжалом.
        От всех этих движений рука ее снова стала сочиться кровью, и Клементина, прикусив губу, прижала пальцы к ране, чтобы прекратить кровотечение. Почему она не перевязала ее? Впрочем, на темно-синей ткани кровавое пятно не должно было выделяться слишком явно. Теперь ей нужно было запастись на дорогу едой. Ехать предстояло почти неделю, и запас еды был необходим для благополучного исхода. Потребуется вызвать Анни и… Нет, лучше Сару: та не будет задавать лишних вопросов, если ее попросить принести еду в спальню.
        Однако прежде чем Клементина начала обдумывать дальнейшие шаги, в дверь легонько постучали.
        Подойдя к запертой двери, Клементина помедлила, держа руку на засове.
        - Кто там?
        - Это Кэтрин Макдоналд, - последовал ответ.
        Обрадовавшись, что это не Джейми с требованием объяснений, Клементина открыла дверь и впустила девушку.
        - Я не хотела тебя тревожить, - смущенно произнесла Кэтрин. - Надеюсь, что не помешала?
        - В-вовсе нет, - вежливо ответила Клементина. - Пожалуйста, входи.
        Она попятилась, пропуская гостью в комнату.
        - Чем я могу б-быть тебе полезна?
        - Я услышала о происшествии на озере нынче утром, а когда ты не спустилась к обеду, подумала, что, может быть, ты еще не оправилась от произошедшего.
        - С-садись, пожалуйста, - предложила Клементина Кэтрин, не желая выглядеть невежливой. Она показала девушке на кресло у камина и придвинула второе для себя. - С т-твоей стороны очень любезно справиться о моем з-здоровье, но к-как видишь, я уже п-пришла в себя.
        Кэтрин внимательно изучала Клементину, пока та говорила, и затем удивила ее, искренне промолвив:
        - Прости меня за прямоту, Клементина, но должна заметить, что выглядишь ты не очень хорошо. Ты безумно бледна. Ты уверена, что тебе не надо лечь в постель?
        Согретая сердечной заботой Кэтрин и чувствуя ее искренность, Клементина выдавила из себя улыбку. Какая жалость, что у нее не будет возможности ближе подружиться с этой милой девушкой, к которой она все больше проникалась симпатией. От ее прелестного лица веяло такой добротой, что было очевидно: Кэтрин Макдоналд не только красива, но обладает благородными душевными качествами, пусть и не заметными сразу из-за ее робости и ненавязчивости.
        Однако Клементине и в голову не приходило, насколько проницательна и настойчива была Кэтрин. Та правильно оценила отважную попытку жены лэрда скрыть расстроенные чувства. От Кэтрин не укрылось, что Клементина долго плакала, потому что глаза ее были красными и опухшими, резко выделяясь отчаянным выражением на бледном лице, а голос звучал глухо и напряженно, как после длительных рыданий. Кэтрин хотелось как-то утешить Клементину, но она не знала, что сказать.
        - Н-нет. Теперь мне г-гораздо лучше, спасибо, - наконец выговорила Клементина, с трудом улыбнувшись натянутой улыбкой. - Я н-не могу в-весь день лежать в постели. Я сойду с ума от скуки.
        Сочувственное выражение лица гостьи чуть не лишило ее самообладания.
        Кэтрин наклонилась к Клементине и взяла ее за руку.
        - Я знаю, что мы едва знакомы, но мне ясно, что ты нуждаешься в утешении. Я сочту за честь, если ты мне доверишься и позволишь разделить твои проблемы.
        Клементина не выдержала, и слезы вновь побежали по ее щекам.
        Забрав свои руки у Кэтрин, она прижала их к лицу, стремясь заглушить рыдания.
        Кэтрин стремительно опустилась перед ней на колени.
        - Клементина, пожалуйста, позволь мне тебе помочь! Все не может быть так плохо, как ты думаешь.
        - Н-нет, может, - прорыдала Клементина. - Хуже н-не бывает.
        - Ты поссорилась с Джейми? - мягко настаивала Кэтрин.
        - Х-хуже. Т-ты мне не п-поверишь, если расскажу.
        - Разумеется, я тебе поверю, - уговаривала ее Кэтрин.
        Но Клементина, склонив голову, терпела, не в силах доверить ей ни словечка о своих мучительных подозрениях.
        Тогда Кэтрин, будучи весьма сообразительной, спросила:
        - Это касается моей мачехи?
        - Ч-частично, - растерянно подняла голову Клементина.
        - Я знаю, что она бесстыдная кокетка и никогда не любила общество девушек моложе и красивее ее, - продолжала Кэтрин. - Она наговорила тебе гадостей? Не обращай на нее внимания. Она не сможет повлиять на привязанность Джейми к тебе.
        - Т-ты очень добра, что стараешься м-меня утешить, - промолвила Клементина, награждая подругу слабой дрожащей улыбкой, - но все г-гораздо сложнее. Об остальном п-просто не могу сейчас г-говорить.
        - Тогда я не буду настаивать, - откликнулась Кэтрин. - Но если тебе когда-нибудь понадобится друг, можешь просить меня о чем угодно.
        Наблюдая, как борется Клементина со своими эмоциями, стремясь взять их под контроль, Кэтрин вновь была поражена ее крайней юностью. Хотя она знала, что жена Джейми была всего на два года моложе, но выглядела сущим ребенком, особенно теперь, когда съежилась в большом кресле. И это дитя было замужем за Джейми Камероном, волевым сильным мужчиной, самым устрашающим из всех, кого Кэтрин знала. Неудивительно, что к такому мужу бедняжке Клементине было трудно привыкнуть. Но несмотря на свою нетерпимость и нетерпеливость, Джейми был хорошим человеком - это Кэтрин также знала наверняка. А еще Кэтрин подозревала, что именно Клементина может смягчить его нрав, потому что видела, как глаза Джейми каждый раз теплели при взгляде на жену.
        - Может быть, я могу тебе что-то подать? Воды, например? - предложила Кэтрин.
        Клементина подняла на нее благодарные глаза.
        - Спасибо. У м-меня правда пересохло в горле.
        - Неудивительно, разве можно столько плакать! - улыбнулась Кэтрин, похлопывая Клементину по ладони. Затем она встала на ноги и направилась за кувшином воды, стоявшим у постели Клементины. Там она не могла не обратить внимания на брошенное поперек кровати платье. Его окровавленный рукав нельзя было не заметить.
        - Это твое? - поинтересовалась Кэтрин, приподнимая платье, чтобы лучше рассмотреть пятно на рукаве. - Похоже на кровь. Я знаю, это не мое дело, но… ты поранилась?
        Клементина вскочила с кресла и выхватила платье из рук Кэтрин.
        - Нет. К-конечно, нет!
        - Я не хочу вмешиваться не в свое дело, - настаивала Кэтрин в своей манере, деликатно, но в то же время твердо, - но если это не кровь, то что?
        Клементина отвела глаза в сторону. Ей не хотелось лгать этой милой девушке.
        - Я… я думаю… это д-должно быть… О, я не знаю, как оно туда попало, - наконец выговорила она, так и не найдя подходящего объяснения.
        - Клементина, - умоляюще произнесла Кэтрин, - пожалуйста, доверься мне! Я в жизни достаточно насмотрелась на пятна крови, чтобы узнавать их… А здесь и рукав разорван. Что произошло?
        - Ладно. Ты права. Сегодня д-днем я поранила руку.
        - И по-моему, очень сильно, потому что кровь текла обильно. Мистрис Керр позаботилась о тебе?
        Клементина отвернулась и пошла обратно к креслу. Головокружение возобновилось, а ей не хотелось падать в обморок при Кэтрин. Она оперлась на спинку кресла, чтобы удержаться на ногах, и сделала два глубоких вдоха.
        - Клементина! - воскликнула встревоженная Кэтрин, она подбежала к девушке и помогла той усесться. - Так-то лучше. Ты побелела как полотно. Я решила, что сейчас упадешь без чувств. А теперь, бедное дитя, дай мне осмотреть твою руку, потому что, я подозреваю, ты ее так и не перевязала.
        С большой неохотой Клементина распустила завязки на запястье и позволила нежным пальцам Кэтрин сдвинуть ткань рукава до плеча. При виде раны Кэтрин с ужасом втянула в себя воздух, так как рана, хоть и неглубокая, вновь закровоточила и выглядела не лучшим образом. Поставив рядом кувшин с водой, Кэтрин смочила чистую льняную тряпочку и стала осторожно смывать кровь.
        - Как это произошло? - немного погодя поинтересовалась она.
        Клементина откинула голову на высокую Спинку кресла и закрыла глаза.
        - Это был несчастный случай. Я оказалась в неподходящее время в ненужном месте.
        - Но обо что ты так пораниласъ? - взволнованно спросила Кэтрин.
        Наступило минутное молчание, а затем Клементина, которая уже не в силах была что-либо выдумывать, ответила:
        - Это была стрела. В-выстрел из арбалета.
        - Стрела?! - потрясение воскликнула Кэтрин. - Кто-то стрелял в тебя из арбалета?
        Клементина поспешно открыла глаза и умоляюще проговорила:
        - Пожалуйста, говори потише. Я же тебе сказала, что это был несчастный случай. Отклонившаяся стрела какого-то охотника.
        - Джейми знает об этом?
        - Нет. - Клементина наклонилась вперед и свободной рукой крепко ухватила Кэтрин за рукав. - И он не д-должен об этом узнать. Дай м-мне слово, что никому не расскажешь.
        - Я… я, право, не знаю, - Кэтрин отвела глаза, - по-моему, ему нужно рассказать об этом.
        - Пожалуйста, - взмолилась Клементина, - прошу т-тебя, обещай мне… Если хочешь м-мне помочь, храни это про себя.
        Кэтрин молча закончила обмывать рану и начала ловко ее бинтовать другим кусочком полотна.
        - Мне это не нравится, - наконец произнесла она. - Мне нужно знать, почему ты настаиваешь на сохранении тайны.
        - Потому что Джейми наверняка накажет того, кто это сделал. А я не хочу, чтобы человека наказывали за то, что он случайно меня р-ранил.
        Клементине было очень неприятно лгать и обманывать подругу, но иного выхода она не видела. Как сможет она объяснить ей, что боится доверять даже собственному мужу? Кэтрин никогда не поймет этого, ведь она росла в семье, где о ней все заботились и всегда охраняли. Кэтрин не знает, что значит рассчитывать только на саму себя.
        - Ладно. Можешь положиться на мое молчание. Но мне все равно это не нравится, - пожала плечами Кэтрин. - Я лишь надеюсь, что ты знаешь, что делаешь.
        Клементина расслабилась и вновь откинулась на спинку кресла.
        - Спасибо, - прошептала она. - Ты очень ко мне добра.
        - Надеюсь, и впредь буду такой. Вот. Теперь тебе будет не так больно.
        Клементина наградила Кэтрин слабой дрожащей улыбкой. После перевязки рука болела гораздо меньше. Теперь нужно было снова лечь в постель и отдохнуть. Как же все это трудно!
        - Кэтрин, - нерешительно проговорила Клементина, - есть еще кое-что, о чем я хочу тебя попросить.
        - Да?
        - Я не д-думаю, что смогу присоединиться к в-вам за ужином. Я слишком устала и хочу пораньше лечь спать. Т-ты не могла бы, если можно, распорядиться, чтобы м-мне принесли сюда что-нибудь поесть. Я очень г-голодна.
        - Бедное дитя. Ты, должно быть, умираешь от голода. Неужели никто не принес тебе сюда обед?
        Клементина покачала головой:
        - Я спала.
        - Тогда, конечно, я принесу тебе что-нибудь. Чего бы ты хотела?
        - Что-нибудь простое, - робко ответила Клементина. - Может быть, хлеба и сыра. Но я и вправду очень голодна, так что не могла бы ты принести побольше?
        Кэтрин одарила Клементину сердечной улыбкой, подумав, что, вероятно, бедняжке стало лучше, если у нее появился аппетит.
        - Я тебе принесу полный поднос, а ты уж сама решай, сколько тебе нужно. Но пообещай мне до моего возвращения не двигаться.
        - Обещаю. И, К-Кэтрин… спасибо тебе. Спасибо за все.
        Клементине хотелось как-то выразить свою бесконечную благодарность милой девушке, но она боялась пробудить ее подозрения и больше ничего не прибавила.
        Кэтрин ласково улыбнулась в ответ. Бедная девочка выглядела такой несчастной, словно несла на плечах тяжесть всего мира. Отбросив гнетущие сомнения, что происходит нечто весьма странное, Кэтрин направилась на кухню. Конечно, проблемы Клементины ее не касались, но Кэтрин тревожилась обо всех Камеронах. Она прониклась симпатией к жене лэрда, а к самому Джейми относилась с приязнью и уважением, ну и, разумеется, был еще Алекс. Алекс! Бесчисленное число раз Кэтрин задумывалась о том, замечает ли он ее… заметит ли когда-нибудь? С такой мачехой, как Мередит, притягивающей мужчин, как горшок меда притягивает пчел, Кэтрин пребывала в очень невыгодном положении. Она не раз думала об этом.
        Какое-то время спустя Кэтрин вернулась в комнату Клементины с тяжелым подносом, нагруженным овсяными лепешками, сотовым медом, свежими ячменными булочками, а также разнообразными сырами и холодным мясом. Она вошла в комнату на цыпочках и заулыбалась при виде мирно спящей Клементины. Она поставила поднос на столик, подбросила парочку поленьев в огонь и тихонько выскользнула в коридор.
        Едва дверь за ней закрылась, Клементина открыла глаза и оглядела принесенную еду. Все легко можно было завернуть и взять в дорогу. Она тут же принялась за работу.
        Завершив приготовления, Клементина нервно заходила по комнате. Тревожные мысли крутились в голове, не давая покоя. Наконец она приказала себе остановиться и успокоиться. Иначе она обессилеет еще до начала путешествия.
        Клементина прекрасно понимала, что если она пустится в дорогу до того, как все уйдут на отдых, ее отсутствие будет замечено слишком скоро, поэтому она заставила себя лечь в постель и быть готовой, если понадобится, вновь притвориться спящей. Самым большим ее страхом было, что может прийти Джейми. Он может почувствовать, что она бодрствует: во всем, что касалось ее, у него было какое-то шестое чувство. Клементине не хотелось, чтобы он оказался рядом, когда близился час ее отъезда.
        Слезы вновь защипали глаза. Она прижала пальцы к глазам и с трудом глотнула. Только не теперь. У нее еще будет время, чтобы наплакаться всласть. А сегодня ей нужно быть сильной.
        Уютно устроившись под покрывалом, Клементина заснула, хотя еще минуту назад не поверила бы в такую возможность. Она все еще спала, когда Джейми, крадучись, вошел в спальню. Для мужчины своих размеров он двигался необычайно легко. Он любовно посмотрел на мирное личико жены и подумал: «Вот лицо ангела». Ее прелестная сливочная кожа была бледнее обычного, но вид был отдохнувший, и на этот раз она действительно спала, а не притворялась. Истинная лисичка. Джейми так хотелось поцеловать жену - ее полуоткрытый ротик выглядел так маняще! Но для этого ему снова необходимо завоевать доверие жены, а не пользоваться ситуацией. Джейми сомневался, что, проснувшись, Клементина примет его ласки.
        Усевшись в кресло возле постели, он приготовился ждать, когда она проснется.
        Терпение его вскоре было вознаграждено, потому что спустя несколько минут Клементина зашевелилась. Она была слишком возбуждена, чтобы заснуть глубоко. Вернувшись к реальности, она резко села на постели, потрясенная тем, что вообще смогла заснуть, и задумалась, который теперь час.
        Прошло несколько мгновений, прежде чем Клементина заметила мужа, который, вытянув длинные ноги, тихо сидел в кресле и не сводил с не глаз.
        - Джейми! Что т-ты здесь делаешь? - выпалила она.
        Джейми поднялся с кресла и с обаятельнейшей улыбкой подошел к жене. От его внимания не ускользнуло, что при его приближении Клементина отпрянула и вжалась в подушки. Он нахмурился и, усевшись на краешек постели, взял Клементину за руку.
        - Хорошо отдохнула?
        Мысли Клементины закружились вихрем. Она молила, чтобы Джейми поскорее ушел. Ей было невыносимо наблюдать, с какой нежностью он смотрит на нее. Это подрывало ее решимость, появлялся соблазн все ему рассказать, облегчить душу.
        - У м-меня страшно болит г-голова, - выдавила она из себя, прижимая пальцы к вискам для пущего правдоподобия, - и единственное лекарство - это п-побольше спать.
        Взяв обе ее руки в свои ладони, Джейми гладил тонкие белые пальчики, ласково приговаривая:
        - Бедная Клементина, я понятия не имел, что тебе так плохо. У тебя был очень плохой день. Ведь так?
        Она без слов покачала головой и закрыла глаза.
        - Ты пропустила обед и, наверное, голодна?
        - Нет, - откликнулась Клементина и бросила на Джейми взгляд из-под ресниц. - К-Кэтрин была так добра, что п-принесла мне поднос с едой… и побыла со м-мной.
        - Побыла? Я рад. Вы, кажется, нравитесь друг другу?
        Клементина кивнула:
        - Она б-была очень внимательна к-ко мне. Она очень добрая.
        - Да, она такая.
        Клементина опустила голову и пропустила появившееся на лице мужа выражение тоски.
        - А т-теперь, Джейми, п-пожалуйста, уйди. От всех этих р-разговоров у меня голова б-болит еще сильнее.
        - Может быть, мне прислать к тебе Анни? - нахмурился Джейми. - Ты выглядишь совсем больной.
        - Нет. Молю тебя просто оставить м-меня в покое… Мне н-нужно как следует выспаться, и все б-будет хорошо.
        - Ладно, но я принесу тебе что-нибудь от головной боли. По-моему, тебе лучше будет поспать сегодня одной, в моей спальне. У тебя явно был тяжелый день, и нужно, чтобы тебя никто во сне не побеспокоил.
        - Н-но почему мне н-нельзя остаться здесь? - огорченно спросила Клементина. - Почему ты не м-можешь спать в своей к-комнате? - То, что ее изгоняли в другую комнату, очень встревожило Клементину. Ей не приходило в голову, что Джейми может так легко и открыто пренебречь ее желаниями.
        - Потому что я хочу спать здесь. Доверься мне, Клем, - решительно объявил Джейми. - Я не могу объяснить тебе все. Просто верь мне.
        Клементина растерянно уставилась на мужа. Поверить ему? Пока жива, она больше не поверит ни единому человеку! Она душой и телом предалась этому мужчине, а он ранил ее в самое сердце. Она и представить себе не могла, что такое возможно! Спальня Джейми примыкала к ее комнате и была гораздо меньше по размеру, да и постель там рассчитана на одного… Неужели Джейми не мог дождаться, пока ее уберут с его глаз долой? Чтобы она перестала быть помехой Мередит. Это ее, свою тайную любовницу, он собирается попозже привести сюда!..
        - Собери все, что тебе понадобится на ночь, и устраивайся в соседней комнате. Я возьму для тебя у Анни что-нибудь от головной боли. - Он выпустил руки Клементины и встал с постели, предоставив ей собрать нужные вещи. Не желая покидать комнату, где испытала столько счастья, Клементина медлила. Подойдя к окну, она последний раз огляделась… Затем, собравшись с духом, вошла в комнату мужа.
        Джейми потребовалось не много времени, чтобы найти Анни. Он отвел ее в сторону и попросил:
        - Моя жена все еще не пришла в себя после сегодняшнего испытания. Может быть, ты сможешь приготовить ей какое-нибудь сонное питье?
        - Ох, бедная девонька! Конечно, смогу. Я сама отнесу его ей.
        - Э-э… Лучше не надо, - смущенно пробормотал Джейми. - Так она может не захотеть его пить, а я постараюсь ее уговорить.
        Анни с подозрением посмотрела на Джейми.
        - Что ж… Хорошо. Но и ты не слишком настаивай, Джейми. Клементина после давешнего купания в очень плохом настроении.
        - Я знаю, Анни. Поверь мне, я хочу ей только добра.
        Спустя полчаса Джейми вновь поднялся по лестнице с чашкой какого-то зелья, приготовленного Анни, которое, по ее клятвенному заверению, заставит взрослого человека проспать всю ночь не шелохнувшись.
        У Клементины был такой несчастный вид, когда он велел ей перебраться в другую комнату, такой обиженный… Джейми не хотел ее больше ничем расстраивать, он лишь желал заключить ее в объятия, сказать, что любит ее, хотел убаюкать, прогнать все страхи. Но ему нужна была еще одна ночь. Утром опасность останется позади… если, конечно, сработает ловушка, которую придумали они с Алексом. А она должна сработать: они ведь так тщательно все продумали.
        Сейчас самым важным было уговорить Клементину выпить содержимое этой чашки. Джейми хотел, чтобы она крепко проспала всю ночь, которая, возможно, будет весьма бурной. Чувства Клементины и так были напряжены до предела - Джейми сомневался, что она выдержит зрелище его смертельной схватки с Хью. Но выбора у него не было. Если он просто запрет ее в спальне, она, заслышав шум, испугается… Видит Бог, ему совсем не хотелось запирать Клементину, зная, как пугает ее заключение. Будет гораздо лучше, если она проспит спокойно всю ночь. Он скажет ей, что принес лекарство от головной боли, а завтра объяснит все, как есть.
        Однако решимость Джейми не раскрывать жене своих намерений подверглась испытанию, когда он, войдя в спальню, заметил ее огорченный вид. Глаза Клементины покраснели и опухли от слез, и, когда Джейми приблизился к ней с чашкой в руке, на бледном личике жены отразился ужас.
        - Выпей это, Клем, - ласково произнес Джейми. - Это лекарство облегчит головную боль.
        Клементина приняла из рук мужа питье и с сомнением посмотрела в чашку. Не хочет ли Джейми ее отравить? Ну уж нет! Она не притронется к этому странному зелью. Но пока лучше притвориться, что готова исполнить требование.
        - Спасибо, - кротко проговорила Клементина. - Т-ты очень заботлив. - Поднеся чашку к губам, она сделала вид, что пьет. - О, оно д-даже приятно на вкус, - солгала она с легкой улыбкой. - А теперь, пожалуйста, оставь м-меня, я выпью его и засну д-до утра. Больше м-мне ничего не надо.
        Джейми нагнулся и ласково поцеловал Клементину в лоб.
        - Если тебе действительно больше всего нужно одиночество, я позабочусь, чтобы тебя никто не тревожил. Спокойной ночи, малышка. Увидимся утром.
        Клементина смотрела, как Джейми уходит, стремясь запечатлеть в памяти его образ… его лицо, фигуру, звук его голоса. Чтобы хватило ей на всю жизнь. От нее потребовалось невероятное усилие воли, чтобы не побежать за ним… не умолять его остаться и любить ее, вызволить из этого кошмара. Но вместо этого Клементина осторожно вылила питье в ночной горшок и, улегшись на кровать, притворилась спящей. Она не сомневалась, что именно такое действие должно было оказать на нее принесенное зелье.

        Глава 21

        За ужином Алекс принес сотрапезникам извинения Джейми. Его отъезд в Ахнакарри для посредничества в распре между двумя членами клана вопросов не вызвал. Всем было известно, что Джейми часто уезжал из замка по своим делам. Без хозяина и хозяйки никто не стал задерживаться после ужина, и все рано удалились на покой. Вскоре все стихло, факелы были погашены. Алекс, как и планировалось, проскользнул вниз и открыл окно конторы Джейми. Всего через минуту или две появился Джейми, и они вдвоем заняли свои места в пустой спальне Клементины.

        Стояла тихая ночь. Ни ветерка, ни шороха не заглушало звук шагов Клементины. Пробираясь к конюшне, она проклинала свое невезение. Ну почему именно сегодня вокруг была такая абсолютная тишина?
        Поплотнее закутавшись в плащ, чтобы защититься от холодного ночного воздуха, Клементина незамеченной проскользнула в денник Артемиды. Мысленно попросив прощения у кобылки за то, что уводит ее в столь долгое путешествие, она дрожащими руками оседлала ее. Клементина старательно пыталась подавить ужас при мысли, что вот-вот окажется одна в лесу ночью. Больше, чем врагов-людей, она боялась волков, бродивших в шотландских гоpax. Однако передумывать было поздно. Клементина медленно подвела кобылку к дверям конюшни, моля Бога, чтобы все спали, и выглянула в ночь, проверяя, свободен ли путь. Но когда она уже приготовилась вывести Артемиду во двор, сильная рука обхватила ее сзади и широкая ладонь крепко зажала рот. Клементина забилась, извиваясь - паника придала ей силы, обычно ей несвойственные, - и она отчаянно брыкалась, пиная нападавшего.
        - Клементина! Уймись, - прошипел чей-то голос, - перестань вырываться. Это я - Хью.
        Клементина обернулась. В глазах ее стоял ужас, плащ сбился и затруднял движения.
        - Что, ради всего святого, т-ты здесь делаешь? - сердито прошептала она. - Я ч-чуть не умерла со с-страху! К-как ты сумел так ко м-мне подкрасться?
        - Прости. Я боялся, что ты можешь закричать, если увидишь кого-то.
        - Вполне могла. - Клементина стала успокаиваться, но теперь ее беспокоило, что Хью помешает побегу. - Ч-что ты здесь делаешь н-ночью? - требовательно спросила она, продолжая говорить тихо.
        - То же самое я могу спросить у тебя, - ответил Хью. - Однако я, кажется, догадываюсь, что ты задумала.
        - Неужели? - дерзко отозвалась Клементина.
        - Да. Догадываюсь. И не могу сказать, что виню тебя.
        - Продолжай. Что, по-твоему, я делаю?
        - Ты нас покидаешь. Возвращаешься к своим дяде и тете.
        - И почему я это делаю?
        - Об этом также нетрудно догадаться. Ты здесь несчастна и, думаю, уже поняла, что Мередит по-прежнему его любовница.
        Клементина вздрогнула от этих слов и низко склонила голову.
        - М-мне не нужно было в-выходить замуж за этого человека. Я д-должна была отказаться ехать с-сюда.
        - Но ты же не знала, что его сердце занято другой, - сочувственно заметил Хью.
        Клементина молча кивнула. На душе было так тоскливо, что слова не шли с языка.
        - Ты уверена, что хочешь сбежать?
        - Уверена. Зная все, я не могу здесь оставаться. Я сомневаюсь, что в Шотландии найдется хоть один человек, которому нравилось бы мое присутствие здесь, - жалобно пролепетала она.
        - Нет, один такой найдется. Твоя дружба очень много для меня значит.
        Клементина подняла глаза на Хью, очень тронутая его преданностью.
        - Ты всегда был так добр ко мне, - промолвила она. - Ты как-то обещал мне помочь. Вот т-теперь я прошу т-тебя о помощи. Я прошу, чтобы т-ты никому не рассказывал о м-моем отъезде. Дай мне в-время убежать подальше, потому что у меня есть основания бояться за свою жизнь. Я д-должна добраться до границы, прежде чем меня хватятся.
        - Я поступлю по-другому, - ответил Хью. - Я сам буду сопровождать тебя до границы, потому что сомневаюсь, что одна ты туда доберешься. Я хочу быть уверенным в твоей безопасности.
        Клементина изумленно уставилась на Хью:
        - Н-но твое отсутствие з-заметят еще д-до того, как ты вернешься.
        - Мне все равно. Я придумаю для них какую-нибудь сказку. Не медли, - настойчиво сказал Хью, - нам нужно поскорее уехать. Дорога каждая минута.
        Клементина положила руку ему на плечо.
        - Я в неоплатном д-долгу перед тобой, Хью, и б-благодарю тебя от в-всего сердца. - Повернувшись к своей терпеливой кобылке, она добавила: - Признаюсь, что одна мысль об этом путешествии нагоняла на меня ужас. Но с тобой… Если т-ты сможешь проводить м-меня до границы, я буду бесконечно благодарна т-тебе.
        Хью поспешно оседлал коня, и они тут же, крадучись, стали пробираться к воротам. Хью уверил сонного часового, что все в порядке, и Клементина, закутавшись с головой в плащ и держась в тени, проскользнула мимо ворот. Оказавшись за стенами замка, они во весь опор поскакали на юго-восток.
        К счастью, было полнолуние и дорога была ярко освещена. Клементина ловко управляла Артемидой и сосредоточенно думала о дальнейшем путешествии, не позволяя черным мыслям отвлекать себя. Хью ехал немного впереди нее, указывая путь, и она вновь и вновь благодарила Бога, пославшего ей такого спутника. Хотя Клементина примерно знала направление, в котором лежала граница с Англией, отыскать ее ночью самой было бы почти невозможно. Клементина осознала это со всей очевидностью, когда они пробирались через все встречные сосняки. Ведь она проезжала здесь только один раз - неужели с тех пор прошло всего два месяца? - и позабыла, каким суровым был этот край, какой запутанной была дорога, петляющая по горам и долинам.
        Когда лес сомкнулся темной стеной и бег коней поневоле замедлился, Клементину проняла дрожь. Она поплотнее закуталась в плащ - ее пугал не только пронизывающий холод, но и доносившийся время от времени издали волчий вой, от которого кровь стыла в жилах. Дорога предстояла долгая и тяжелая, но Клементина была решительно настроена отъехать как можно дальше от Гленахена, пока ее побег не обнаружился. Она не сомневалась, что за ними пустятся в погоню, ведь Джейми захочет выказать притворное желание ее вернуть. А вот когда это не удастся - если она исчезнет без следа, - тогда со временем он с может аннулировать их брак. И тогда он наверняка будет в душе благодарен ей за сегодняшний поступок. Разве не предоставила она ему свободу от навязанных брачных уз? Эти размышления вогнали Клементину в жуткую тоску, не помогала даже мысль, что, возможно, она осчастливит Джейми.
        Решительно выбросив из головы мысли о муже, Клементина ободряюще похлопала лошадку по шее и, наклонившись вперед, тихонько пробормотала ей на ухо несколько ласковых слов.
        - Прости, Артемида, что так поступаю с тобой, но потерпи еще немножко.
        Они ехали без остановки до тех пор, пока горизонт не порозовел от первых лучей солнца. Клементина не представляла, что может выдержать подобное напряжение: у нее ныло все тело, немела рука, держащая поводья. В ту минуту, когда она решила, что точно свалится с седла от изнеможения, Хью остановил своего коня и спешился. Они находились на небольшой полянке, по краю которой журчал небольшой ручеек. Клементина понимала, что коней нужно напоить, что им необходимо отдохнуть, и такое скрытное место идеально подходило для небольшой передышки.
        Хью помог Клементине спуститься с седла, и она, обмякнув, прислонилась к нему, слишком усталая, чтобы держаться на ногах. Он помог ей дойти до мшистой подушки поддеревьями, и Клементина благодарно опустилась на землю.
        - Благодарю тебя. К-как, по-твоему, мы далеко отъехали от замка? - спросила она, устало откидываясь. Глаза се закрылись сами собой.
        - Примерно миль тридцать. Завтра проедем больше: там местность не такая пересеченная.
        Тридцать миль… Клементина постаралась скрыть разочарование.
        - У меня в чересседельной сумке есть еда. Возьми, поешь.
        - Ты тоже должна поесть, Клементина, - попенял Хью, - если хочешь довести свое путешествие до конца.
        - Ладно, - согласилась она и, принудив себя подняться, послушно откусила кусочек хлеба с мясом, которые ей вручил Хью. Но затем веки ее вновь отяжелели, глаза не хотели оставаться открытыми, и Клементина, завернувшись в плащ, свернулась в комочек и отдалась на волю своей усталости. Она спала, не замечая холода, не обратив внимания на торжествующее выражение лица своего спутника.

        Если бы Клементина знала, какой переполох сейчас творился в замке Гленахен, сон ее не был бы таким безмятежным. Не прошло и часа после ее тайного отъезда, как Кэтрин, которая никак не могла заснуть от беспокойства о Клементине, встала с постели, накинула на плечи халат, взяла в руки подсвечник со свечами и выскользнула в коридор. Она была абсолютно уверена, что Клементина скрыла от нее что-то ужасное, и ругала себя за то, что беспечно оставила ее одну, тем более в отсутствие Джейми.
        Пройдя на цыпочках по коридору до спальни Клементины, Кэтрин нащупала ручку двери и медленно ее толкнула. Комната была погружена во мрак и тишину. Предположив, что Клементина спит, Кэтрин все же вошла внутрь, чтобы удостовериться, что с подругой все в порядке.
        Высоко подняв свечи, чтобы не споткнуться, она осторожно ступала по комнате, боясь разбудить Клементину. Она почти приблизилась к постели, когда кто-то вдруг схватил ее сзади мертвой хваткой и оторвал от пола. Выронив подсвечник, Кэтрин приготовилась закричать, но широкая ладонь зажала ей рот. Какое-то время Кэтрин беспомощно барахталась в сильных руках, а затем кто-то снова зажег свечу, и она увидела рядом с собой Алекса.
        - Думаю, теперь ты можешь отпустить ее, Джейми. Если, конечно, она пообещает, что будет вести себя тихо, - произнес Алекс, глядя в глаза Кэтрин.
        Девушка торопливо кивнула и была немедленно отпущена. Обернувшись, она увидела, что стиснул ее так крепко именно Джейми.
        - Джейми, - отчаянно прошептала она, вовремя вспомнив свое обещание не шуметь. - Что ты здесь делаешь? Я полагала, что ты далеко отсюда, в Ахнакарри!
        - Как видишь, я здесь, - так же тихо отвечал Джейми. - И могу задать тебе тот же вопрос. Почему ты крадешься к постели моей жены среди ночи?
        - Я не могла заснуть, тревожась о Клементине. - Кэтрин бросила взгляд на постель и впервые заметила, что она пуста. - Где Клементина? - озабоченно поинтересовалась она. - С ней все в порядке?
        - Да, она спит в соседней комнате. В полной безопасности. Могу тебя уверить, - поспешно ответил Алекс, огорченный расстроенным видом Кэтрин.
        - Но почему вы оба… Я имею в виду, что вы вдвоем здесь делаете? - спросила Кэтрин, ничуть не успокоенная.
        Джейми и Алекс переглянулись.
        - Это длинная история, рассказывать ее сейчас нет времени, - начал Джейми. - Достаточно сказать, что у нас есть причины подозревать, что жизнь Клементины находится в опасности. И мы устроили ловушку… в которую ты, дорогая, сейчас и попалась.
        Кэтрин, остолбенев, смотрела на Джейми, на мгновение лишившись дара речи. Наконец, обретя способность говорить, она захотела узнать, кто мог желать Клементине вреда.
        - У нас есть разумное предположение, которое мы надеемся сегодня проверить.
        - А я помешала вашим планам? Мне очень жаль. Я сейчас же вернусь к себе.
        - Не так быстро. - Джейми поймал Кэтрин за рукав, когда она повернулась уходить. - Я должен знать, почему ты так встревожилась по поводу моей жены.
        Кэтрин на миг заколебалась, борясь со своей совестью. Клементина так непреклонно настаивала на том, что Джейми ничего не должен знать о ее неприятностях.
        - Я провела с ней некоторое время сегодня днем, - медленно начала Кэтрин, тщательно подбирая слова. - Клементина казалась такой расстроенной. И я не могла заснуть в тревоге о ней.
        - Она сегодня упала в озеро, - ответил Джейми.
        - Я знаю. Да, но мысли ее были заняты не только этим.
        Джейми пристально наблюдал затем, как Кэтрин говорила, и не сомневался, что она знает что-то еще. Это было видно по глазам девушки.
        - Расскажи мне, Кэтрин, - попросил Джейми, - что, по-твоему, ее тревожит?
        - Я не вполне уверена… - нерешительно начала Кэтрин. - Я знаю не все, а то немногое, что мне известно, поклялась хранить в тайне.
        Она замолчала и перевела взгляде Джейми на Алекса и обратно. Она была уверена, что эти двое думают лишь о благе Клементины, и в свете того, что только что упомянул Джейми, было бы неверно держать его в неведении.
        Так что, мысленно попросив у Клементины прощения, Кэтрин заговорила:
        - Когда я зашла, она плакала. Я решила, что она услышала разговоры о тебе и Мередит.
        Кэтрин опустила глаза под возмущенным взглядом Джейми, понимая, что не должна бы обсуждать столь деликатный вопрос перед двумя мужчинами. Но, глубоко вздохнув, снова набралась мужества и продолжала:
        - Клементина, без сомнения, сама заметила, с какой фамильярностью обращается с тобой моя мачеха.
        - Она ревнует меня к Мередит?! - недоверчиво переспросил Джейми, чувствуя легкую вину: кто мог напеть про его прошлые отношения Клементине? И где могла услышать об этом Кэтрин?
        - Да, но произошло кое-что еще. Клементина не хотела объяснять, но я обнаружила в ее спальне платье… брошенное на постель. Рукав был разорван и весь в крови. Сначала Клементина отрицала все, но потом призналась, что ранена.
        Кэтрин смолкла при виде ошарашенного этим известием Джейми, однако Алекс сжал ее руку:
        - Пожалуйста, Кэтрин, продолжай.
        Отведя глаза от Джейми, который, едва владея собой, явно был готов обрушить свой гнев на первого встречного, Кэтрин, чувствуя себя под защитой Алекса, продолжала:
        - Клементина позволила мне перевязать свою рану. Не слишком серьезную… Кто-то выстрелил из арбалета, и стрела попала ей в руку.
        - Что?! - взорвался Джейми и угрожающе шагнул к Кэтрин. - Господи Боже, почему ты не рассказала об этом раньше? - Он метнул на Кэтрин свирепый взгляд, и она невольно отшатнулась, сделав шаг к Алексу.
        - Джейми, - предостерегающе произнес Алекс, - ты не можешь винить в этом Кэтрин. Дай ей договорить.
        - Прости. - Джейми порывисто откинул волосы со лба. - Пожалуйста, продолжай. Ты знаешь, кто в этом виноват?
        - Нет, Клементина не видела кто, но настаивала, что это была случайность… шальная стрела.
        - Говоришь, рана не слишком серьезная?
        - Не серьезная, - смогла успокоить Джейми Кэтрин. - Я промыла ее и перевязала.
        - Почему же, черт возьми, она не рассказала об этом мне?.. - с досадой воскликнул Джейми.
        - Не знаю, - осторожно промолвила Кэтрин, - она казалась очень напуганной и - прости меня за прямоту - по-моему, говорила о тебе с недоверием.
        Джейми похолодел от этих слов, но он сознавал, что они правдивы. Он подумал, что Мередит наверняка из ревности сумела коварными наветами настроить Клементину против него. Интересно, какие гадости эта женщина ей наговорила? Да еще Клементина увидела утром его буйное поведение у озера… Вполне естественно, что с тех пор она сжималась при виде его в комок. Да, Хью и Мередит постарались. Им есть за что ответить.
        В эту минуту Кэтрин испытала к Джейми искреннюю жалость: такой, казалось бы, всегда неуязвимый, он явно был глубоко ранен ее словами. Джейми, несомненно, любил жену, и Кэтрин не сомневалась, что он всегда будет к ней добр.
        А затем Джейми удивил и Кэтрин, и Алекса. Голосом, охрипшим от волнения, он сказал:
        - Я люблю ее больше самой жизни. Я лучше умру, чем причиню ей хоть малейший вред. Мне больно думать, что она мне не доверяет. - Он отвернулся и заходил по комнате.
        - Ты говорил Клементине это? - мягко поинтересовалась Кэтрин.
        Джейми обернулся и нахмурил брови:
        - Нет.
        Кэтрин снисходительно улыбнулась. Как все эти мужчины клана Камеронов похожи друг на друга: гордые, сильные, но, несмотря на свою страстность, суровые и молчаливые, когда речь заходит о делах сердечных.
        - Понимаю, - промолвила Кэтрин. - Об этом нужно сказать, Джейми. Дай ей знать, что ты чувствуешь… Я уверена, что Клементина нуждается в твоей любви. - Замолчав на миг, она добавила: - Возможно, конечно, я не права, но…
        - Что? Говори, что ты хотела сказать.
        - Ну, когда я уходила от нее, у Клементины был такой грустный вид… Я всего лишь шла на кухню принести по ее просьбе ей еды, а она смотрела на меня отчаянными, молящими глазами…
        Джейми пристально посмотрел на Кэтрин. Ужасное подозрение рождалось в его мозгу. Он резко шагнул к двери в свою спальню.
        - Джейми! Ты не должен ее будить! - воскликнула Кэтрин.
        Но он уже распахнул дверь в соседнюю комнату, обнаруживая подтверждение своим ужасным подозрениям. Постель Клементины была пуста.

        Глава 22

        За несколько минут Джейми перебудил ползамка и обыскал все вокруг. Вскоре стало понятно, что Хью тоже отсутствует, а еще немного спустя задыхающийся от бега конюший сообщил, что из конюшни пропали кобылка Клементины и еще один конь.
        - Будь он проклят! Вечно ему гореть в аду! - гневно закричал Джейми, услышав эти вести, и стукнул кулаком по мощной дубовой двери. - Пусть только попробует ее обидеть. Его никакой Бог не спасет. - Эти слова Джейми произносил, пристегивая на ходу меч и накидывая плащ.
        - Я еду с тобой, - сказал Алекс, - и Айан Дуглас тоже. Мы найдем его.
        - Найдем-то найдем, но боюсь, как бы нам не опоздать, - свирепо пробормотал Джейми.
        Гнев захлестывал его, бешеным пламенем горел в глазах. Он знал, что на этот раз убьет Хью. Да! Как бы ни повернулось дело, этот человек на свете не жилец.
        Еще несколько минут, и три всадника выехали в ночь. Луна светила так ярко, что нужный след они нашли без особых усилий, тем более что ни Хью, ни Клементина не пытались скрыть его. Они гнали коней, и знание местности позволяло им уверенно и быстро ехать даже ночью. Все они понимали, что дорога каждая минута, каждый миг повышал их шансы догнать беглецов до того, как с Клементиной что-либо случится.
        Первые несколько миль открытых пустошей они проскакали быстро, но затем, въехав в густой лес, окружавший берега озера Лох-Лохи, вынуждены были сбавить шаг. Дорога шла по предательски крутому берегу впадавшей в озеро быстрой речушки Спен и пересекала ее. Когда тропа расширилась настолько, чтобы два всадника могли ехать рядом, Алекс нагнал жеребца Джейми.
        - Ты думаешь, она поехала с ним по своей воле? - осторожно поинтересовался Алекс у кузена, неуверенный, как тот воспримет его вопрос.
        - Да, - мрачно откликнулся Джейми. - Я не знаю, что именно наговорил ей этот хитрый пес, но явно что-то такое, отчего она перестала доверять мне и решилась на побег. - Он бросил сумрачный взгляд на брата. - Можешь не сомневаться, когда я его поймаю, он пожалеет, что родился на свет. Я вырежу его сердце и скормлю собакам.
        Да, он обязательно так поступит! При мысли о том, что Клементина доверилась этому негодяю, у Джейми кровь стыла в жилах. Какой же, наверное, несчастной и напуганной она себя чувствовала, если бежала из замка ночью… тайком. Ведь ей, в сущности, некуда ехать.
        Намерения Хью оставались тем не менее загадочными. Может быть, он вывез ее в лес, чтобы убить? А может быть, захотел ее для себя и собирается изнасиловать? Джейми не сомневался, что найдет их, но страшился, что настигнет их слишком поздно. Он понимал, что если Хью решит причинить ей вред, Клементина окажется беспомощной в его руках. Что может противопоставить маленькая хрупкая женщина мужчине-воину, даже такому не слишком крупному, как Хью Камерон?
        Мучительные мысли о жене, возможно, уже убитой или изнасилованной, не покидали Джейми за все время ночной погони, с ними же он встретил рассвет. Когда первые лучи наступающего дня стали пробиваться сквозь полог леса, трое мужчин достигли небольшого ручья. Спешившись, они внимательно осмотрели берег.
        - Не вижу никаких следов, - спустя минуту объявил Джейми. - Они, должно быть, проехали вверх по течению, чтобы избежать погони.
        - Нам нужно было взять с собой побольше народа, - заметил Айан, на коленях осматривавший землю с того места, где кончались следы, - я не вижу никаких признаков, что они здесь были. Нам следует разделиться.
        - Да, давайте здесь разъедемся, - согласился Джейми, не видя иного выхода. - Вы, Айан и Алекс, поедете вниз по течению, а я направлюсь к истоку. Хорошенько оглядывайте оба берега, не могли они далеко уехать по такому каменистому дну.
        Еще договаривая, Джейми вскочил в седло и стал осторожно пробираться по мелководью между камнями. В неясном свете это делать было трудно, но он утешал себя мыслью, что Хью и Клементине тоже пришлось замедлить шаг, тем более что они ехали в большей темноте.

        Хью сидел напротив скорчившейся Клементины и наблюдал, как она спит. Хотя он тоже устал от долгих часов в седле и от холода, он не хотел терять ни минуты. Он понимал, что должен был убить ее, как собирался первоначально. Бог ведает, случаев ему представлялось немало. Но было в Клементине что-то трогательное, не позволявшее ему просто погасить ее жизнь. Уговорить Клементину покинуть замок и мужа было единственным выходом - не мог Хью позволить Джейми охранять ее. Не заслуживал глава Камеронов счастья, тем более с такой женщиной, как эта.
        Хью подобрал выбившуюся прядку золотых волос и стал нежно перебирать ее в пальцах. Тот выстрел из арбалета был рискованным. Он вообще не собирался ее задеть, но запугать Клементину оказалось труднее, чем он рассчитывал. Зато теперь она в его руках, и он овладеет ею, прежде чем решит, как от нее избавиться. Это будет зависеть от того, насколько она ему понравится. Возможно, он на какое-то время оставит ее при себе, а может быть, убьет прямо здесь, на месте.
        С нарастающей дерзостью Хью пробежался пальцами по щеке Клементины. Она была такой безупречно гладкой и нежной, а затем позволил ладони коснуться ее рта.
        Внезапно проснувшись, Клементина отдернула голову.
        - Что это в-вы делаете? - ахнула она.
        - Всего-навсего любуюсь твоим прелестным личиком, дорогая моя, - последовал нежданный ответ.
        Клементина поспешно села.
        - Вы н-не имеете права меня к-касаться. Сколько в-времени вы это делали? - требовательно спросила она, с каждым словом становясь все решительнее, хотя особой уверенности не ощущала. От манеры Хью, от его голоса повеяло на нее смертельным холодом. Никогда раньше Клементина не видела его таким.
        Будто не слыша вопроса, Хью снова протянул руку и отвел от лица Клементины упавший завиток. В глазах его зажегся опасный огонь.
        Клементина отшатнулась и торопливо вскочила на ноги, стараясь не поддаваться захлестнувшей ее панике. Что она наделала?
        Отчаянно стараясь сохранять спокойствие, Клементина произнесла с властной интонацией:
        - Если Д-Джейми узнает об этом, он тебя убьет.
        Хью запрокинул голову и расхохотался:
        - Это муж, которого ты бросила? Не думаю. Он только и дожидался твоего отъезда, чтобы упасть в объятия другой. С чего бы ему помогать тебе?
        Слова его больно ранили Клементину, но она твердо решила не выказывать слабости.
        - П-пусть так, но м-мне самой это неприятно. Думаю, что вам л-лучше уехать немедленно. Отсюда я найду дорогу с-сама.
        - Храбрые слова, дорогуша. Но я ехал так далеко не затем, чтобы возвращаться без вознаграждения.
        - Вознаграждения? - озадаченно переспросила Клементина, но выражение его глаз быстро рассеяло ее недоумение. - Вы с ума сошли! - взорвалась она, отступая на шаг. - Я н-никогда не д-допущу, чтобы вы прикоснулись ко мне. Ни в-вы и никакой другой мужчина. Только Д-Джейми. Это может б-быть только Джейми… - с рыданием закончила Клементина, все дальше пятясь от Хью, но его рука рванулась, как гадюка, и вцепилась в ее запястье. Он притянул Клементину к себе и, поскольку она продолжала вырываться, крепко схватил за другую руку.
        - Отпусти меня! Не смей! - задыхаясь, кричала она, барахтаясь в его руках и уворачиваясь от его алчного рта.
        Хью издевательски рассмеялся:
        - Будешь драться, лишь еще больше себя измучишь. Лучше смирись с тем, что я намерен овладеть тобой здесь и сейчас, прямо в лесу.
        - Никогда! - закричала Клементина и резко пнула Хью в голень. Но объемные юбки смягчали ее удары, и толку от них было мало.
        Хью только рассмеялся еще больше:
        - Покорность была бы предпочтительнее, но если мне придется взять тебя насильно… так тому и быть.
        Теперь Клементину охватил настоящий ужас, и она стала бороться изо всех сил. Отчаянно. Она вывертывалась и громко кричала.
        - Замолчи, мерзавка! Никто тебя здесь не услышит! Не трать зря сил. - Но крики Клементины его встревожили, и Хью ослабил хватку, освободив одну руку, чтобы зажать Клементине рот. Однако едва он это сделал, как Клементина впилась зубами в его ладонь.
        Воспользовавшись растерянностью Хью, Клементина вырвалась и бросилась к лошадям. Однако Хью быстро догнал ее. Ухватив Клементину за волосы, он рванул ее к себе.
        - А теперь, красотка лисичка, - с фальшивой ласковостью произнес он, - тебе придется стать послушной. Мое терпение кончилось.
        Одной рукой Хью продолжал крепко удерживать Клементину за волосы, а второй взял ее за горло.
        - Какая хрупкая и тонкая. Как легко выжать из тебя жизнь, - пробормотал он и, словно в доказательство, дал Клементине почувствовать силу своих пальцев. Клементина застыла, понимая, что не сможет высвободиться из этой мертвой хватки. Кровь бешено застучала в ее висках, Клементина ощутила головокружение… но Хью внезапно отпустил ее горло и улыбнулся: - Я не спешу губить жизнь такой красавицы.
        Лицо его стало жестоким, он принудил Клементину опуститься на колени и начал рвать лиф ее платья. Ткань легко поддалась под пальцами Хью. Клементина вновь заметалась, стала бороться, царапаясь и крича во все горло, но Хью наотмашь ударил ее по лицу, и она распростерлась на земле.
        Ошеломленная, Клементина все-таки открыла глаза и увидела, что Хью навис над ней, распуская шнурки своей одежды. Лицо его было искажено похотью, и она поняла, что случится, если она как-нибудь себе не поможет. Клементина не забыла о спрятанном кинжальчике, и покорно лежала не шевелясь, моля Бога о шансе неожиданно пустить его в ход. Было ясно, что Хью считает ее сломленной, потому что он не сделал ни малейшей попытки как-то связать ее, а просто опустился перед ней на колени и вздернул вверх ее юбки. Клементина мгновенно выхватила кинжал и вскочила на ноги.
        Размахивая оружием, она приказала насильнику:
        - Стой, г-где стоишь! Не подходи б-ближе!
        Продолжая смотреть на Хью, Клементина пятилась к лошадям. Одной рукой она нащупала за спиной поводья, но когда отвела глаза, чтобы вставить ногу в стремя, Хью использовал эту единственную возможность и, бросившись на Клементину, схватил за руку. Дико крича и не обращая внимания на то, что режет руки, Клементина отчаянно боролась за кинжал, который Хью выдирал из ее пальцев. Но все усилия оказались тщетны: Хью был гораздо сильнее. Скоро он одолел Клементину и стал оттаскивать ее от лошади.
        Джейми понял, что нашел их. Этот последний крик раздался всего в нескольких ярдах. Внезапно он вылетел на поляну и вынужден был сразу остановить коня. Он увидел Клементину - Хью держал ее одной рукой, а второй прижимал к ее горлу кинжал.
        - Джейми! - выдохнула Клементина с облегчением, несмотря на ужас, охвативший ее.
        - Итак, ты нас нашел, - небрежно произнес Хью с поразительным хладнокровием. - Слезай с коня.
        Джейми подчинился, стараясь не спугнуть Хью. Теперь Клементиной овладел новый страх, потому что ненависть, сверкавшая в глазах ее насильника, когда он смотрел на Джейми, была безумной… казалось, она заполнила воздух вокруг них. Клементина качнулась, стремясь перевести внимание Хью на себя.
        - П-почему ты это делаешь? - пролепетала она.
        - Разве ты не знаешь? - насмешливо усмехнулся ее мучитель. - Он убил моего отца. Я не то чтобы хотел причинить вред тебе… Нет, я хотел уязвить его, - он указал на Джейми, - я хотел, чтобы этот надменный ублюдок узнал, что значит терять. Как потерял я. Твое появление предоставило мне идеальную возможность. Сначала я собирался тебя убить…
        - Значит, тогда в башне и мое падение с лошади…
        - Да.
        - И т-тогда на озере. Это ТЫ меня столкнул?! - продолжала Клементина, видя, что Джейми постепенно, дюйм за дюймом приближается к ним, а внимание Хью отвлечено. - Почему же т-ты меня спас?
        - Мне показалось это такой пустой затеей. Я понял, что мое мщение будет слаще, если ты сбежишь от него со мной. Я собирался как следует напугать тебя, но ты оказалась упрямой. Очень кстати пришлись ухищрения Мередит, и я… - Хью заметил движения Джейми. - Ах ты, хитрая сучка! - Он теснее прижал нож к горлу Клементины и заорал, обращаясь к Джейми: - Стой, где стоишь! Иначе, клянусь, я ее зарежу!
        По шее Клементины потекла тонкая струйка крови, девушка прикусила губу, чтобы не вскрикнуть. Джейми застыл на месте, не делая попытки приблизиться.
        - Отпусти ее, Хью, - повелительно потребовал он, не сводя глаз с жены. - Твоя война со мной, а не с ней.
        - Но посмотри, как ее страдания мучают тебя, - издевательски протянул Хью, позволяя своей руке скользнуть в разорванный лиф Клементины и взять ее грудь. Клементина закрыла глаза: прикосновение Хью было ей мерзко.
        - Я убью тебя за это, - произнес Джейми хриплым от ярости голосом.
        Он напрягся, готовый прыгнуть на негодяя и разорвать его в клочья, но лезвие кинжала, прижатое к шее Клементины, делало Джейми бессильным. Никогда в жизни не испытывал он подобного - одновременно ощущая страх и беспомощность. Боль и ужас в глазах Клементины разрывали ему сердце, он понимал, что должен что-то предпринять немедленно. Отстегнув меч, Джейми бросил его на землю и протянул руки в сторону Хью.
        - Подходи, будь мужчиной. Ты ведь воюешь со мной. Смотри: я безоружен. - Джейми сделал шаг вперед. - Воспользуйся шансом сделать то, о чем мечтал столько лет.
        Безумный страх отразился на лице Клементины, когда она поняла его намерение.
        - Нет! Нет! - закричала она, возобновив свою борьбу, но все было тщетно: она лишь ощутила, как лезвие глубже вжалось в ее шею.
        - Нет, лучше меня, Хью, - хладнокровно предложил Джейми. - Возьми мою жизнь за нее.
        Хью уставился на безоружного человека перед собой. Вот настал его шанс. Как долго он мечтал ощутить кровь этого мужчины на своих руках, и вот Джейми Камерон в его власти. Безоружный… всего в двух шагах… Считай, что мертвец!
        Быстрым движением Хью швырнул Клементину на землю и обнажил меч.
        - Ты прав: я давно ждал этого момента. - Он направил конец меча на Джейми и шагнул вперед. - Готовься к смерти, убийца!
        - Не-ет! - Клементина с трудом поднималась на ноги. - Не-е-ет! Только не Джейми! - вскричала она и бросилась на Хью как раз в тот миг, когда тот сделал выпад.
        Джейми кинулся к Клементине на помощь, но было поздно. Меч Хью вонзился в нее. Она зашаталась и упала наземь.
        Кинувшись к Хью, Джейми вырвал меч из его руки и, толкнув изо всех сил спиной на дерево, пронзил его сердце. Не тратя времени на то, чтобы высвободить меч, он подбежал к Клементине и упал рядом с ней на колени.
        - О Боже мой, Клем! Жизнь моя, любовь моя, зачем ты это сделала?!
        С ужасом увидев, что сорочка и платье Клементины уже потемнели от крови, Джейми стал рвать остатки ткани с плеча, чтобы обнажить рану. Он увидел, что меч вошел чуть ниже правой ключицы и оттуда на грудь, а с нее на землю текла ровная безостановочная струйка крови. Как мог поспешно он оторвал длинный лоскут от нижней юбки жены и прижал комком к ране. Затем сменил его на новый, потому что тот быстро намок от крови. Клементина быстро теряла силы, и Джейми понимал, что если не остановить кровотечение, его жена не выйдет из леса живой.
        - Клем, Клем, - бормотал он. - Ты не можешь покинуть меня теперь.
        Веки ее затрепетали, и глаза открылись на звук его голоса.
        - Джейми, - попыталась выговорить, скорее выдохнула Клементина.
        - Шшш! Не пытайся разговаривать, милая. Просто лежи тихо. Я скоро доставлю тебя домой.
        При этих словах глаза ее открылись еще шире, и она вновь сделала попытку заговорить, но не смогла набрать в грудь достаточно воздуха… сил не хватило.
        - Пожалуйста, Клем, - нежно говорил Джейми, - передохни. - Он отвел растрепавшиеся волосы с ее лба. - Отныне все будет хорошо.
        Джейми смотрел на нее с такой убежденностью, что Клементина почти поверила его словам. Но странная слабость одолевала ее… Ей стало тяжело думать… и она погрузилась в темную пучину беспамятства.

        Спустя полчаса на поляне появились Алекс и Айан. Они тут же бросились к Джейми и растерянно уставились на лежащую на земле Клементину. Она выглядела бледной, безжизненной, как труп, и когда Джейми повернул к ним отчаянное лицо, Алекс решил, что она мертва.
        - Ты опоздал? - мрачно спросил он.
        - Почти. Она жива, но я боюсь трогать ее с места, потому что она потеряла слишком много крови и не переживет дороги домой. Я останусь с ней, и буду делать, что смогу, а вы двое скачите в замок за едой, одеялами и всем, что может понадобиться.
        - Ладно, - кивнул Алекс. - Вернемся как можно скорее.
        - Хочешь, кто-то из нас останется с тобой? - предложил Айан, но Джейми лишь покачал головой:
        - Я сам могу за ней присмотреть. Езжайте, но сначала избавьтесь от него. - Он махнул рукой в сторону обвисшего на мече Хью Камерона.
        - Ладно. Предоставь это мне, - пробурчал Айан. - Езжай вперед, Алекс, я тебя нагоню.
        Алекс молча кивнул и положил руку на плечо кузена.
        - Я вернусь к ночи со всем необходимым, - произнес он и ускакал, Айан вскоре последовал за ним, оставив Джейми и Клементину одних.
        Первым делом Джейми разжег костер - Клементине нужно тепло, а кроме того, он сможет нагреть на нем воду, чтобы обмыть ее раны. Огонь также поможет людям из замка найти их в чаще леса.
        Джейми принялся за работу, и скоро костер запылал. Затем Джейми вернулся к жене и сначала смыл кровь с ее плеча. Сильное кровотечение прекратилось, но кровь все еще сочилась, так что он прижал к ране свежий комок ткани и туго перевязал рану очередными лоскутьями от нижней юбки. Затем Джейми осмотрел руки Клементины. Как же отважно она сражалась с этим безумцем: обе маленькие ладошки жены были пересечены бесчисленными порезами. Промыв раны на руках, Джейми плотно перевязал их новыми лоскутками. Затем он стер кровь с шеи жены, где Хью так жестоко прижимал лезвие кинжала. Эта рана оказалась неглубокой, но вид крови на теле Клементины так его мучил, что Джейми постарался удалить все ее следы. Бережно приподняв жену, он закутал ее в свой просторный плащ и уложил на подстилку из собранной ими сосновой хвои. Плащ жены Джейми свернул и положил ей под голову.
        Клементина оставалась без чувств и не шевелилась, что было в общем-то хорошо, потому что рана ее наверняка была очень болезненна. Поскольку кровь идти перестала, у Джейми появилась надежда, что Клементина выкарабкается. Он почти не сомневался, что жизненно важных органов меч не задел: дышала Клементина легко, и значит, главной заботой было избежать нагноения и лихорадки. Джейми не раз наблюдал, как воины, он сам в том числе, поправлялись и после более серьезных ранений. Однако опыта ухаживания за ранами женщин у Джейми не было, и он понятия не имел, насколько жизнеспособной окажется его Клементина.
        Подкинув в костер еще веток, Джейми сел у огня и стал смотреть на жену. При воспоминании о том, как этот негодяй Хью мучил ее, подверг издевательскому жестокому испытанию, у него сводило спазмами желудок. Клементина была такой доверчивой, такой ранимой, а он не сумел защитить ее, как обещал перед алтарем и спустя день после свадьбы, когда клялся уберечь от всяких бедствий. Каким надменным и самоуверенным он выглядел, и вот что случилось…
        Время текло медленно. Джейми тревожно следил за состоянием жены. Он понимал, что сейчас сон - лучшее лекарство, потому что, кроме ран, Клементина еще очень утомлена ночной скачкой.
        Какое же отчаяние должна была она испытывать, если решилась на побег. Но когда Джейми вырвался из леса на поляну, он прочел в глазах Клементины облегчение. Разве не так? Хотя в тот момент, разочаровал себя Джейми, она была бы рада любому вмешательству.
        При мысли о Хью Камероне руки Джейми сами сжались в кулаки. Ему хотелось, чтобы тот все еще был жив, чтобы вновь убить его, но медленно и мучительно.

        По мере того как туман в ее голове рассеивался, возвращалась и боль. Клементина чувствовала, как каждый вздох молниями жгучей боли пронзает ей плечо и руку. Заставив глаза открыться, Клементина попыталась посмотреть вокруг, но еще не осознав, где находится, услышала голос Джейми.
        - Слава Богу, ты очнулась! - страстно произнес он. - Заставила ты меня поволноваться, малышка.
        Клементина почувствовала улыбку в голосе мужа, но улыбка эта не скрыла усталость и тревогу, отразившиеся на лице.
        - Джейми, - прошептала Клементина. - С тобой все в порядке?
        Ему пришлось сильно наклониться к жене, чтобы разобрать ее слова, но, уловив их, он заулыбался:
        - Да. Хорошо помыться и побриться - единственное, чего мне не хватает. - Затем, посерьезнев, он прикоснулся к щеке Клементины. - А как ты себя чувствуешь?
        - Л-лучше, - отозвалась Клементина. - Только слабость. - Но по глазам было заметно, что ей очень больно, несмотря на это храброе утверждение. - Где мы?
        - В лесу. Помнишь, как ты здесь оказалась?
        - Нет. Я вспоминаю, что скакала на А-Артемиде и… - Глаза Клементины вдруг расширились от ужаса: она вспомнила все, что произошло. - Хью… Где Хью?! - ахнула она и попыталась поднять голову.
        - Лежи спокойно, Клем. Или твои раны вновь начнут кровоточить.
        - Но м-мне нужно знать…
        - Я расскажу тебе обо всем, что произошло, если пообещаешь не шевелиться.
        Клементина с трудом кивнула. Выполнить это обещание ей будет легко.
        - Хью мертв, - без обиняков сообщил Джейми. - Я его убил.
        Клементина закрыла глаза, и, к своему ужасу, Джейми увидел, что из-под ее ресниц скатилась на щеку одна большая слеза. Джейми протянул руку и нежно ее смахнул. Не может быть, чтобы Клементина сожалела о смерти человека, который подверг ее таким испытаниям…
        - Это был единственный способ его остановить, Клем, - тихо начал Джейми. - Я не мог его пощадить. Он нашел бы другой случай, другой момент.
        При этих словах Клементина открыла глаза и возмущенно промолвила:
        - К-как ты мог предложить ему себя, Джейми К-Камерон?! Он ведь убил бы т-тебя!
        Слезы ручьем бежали по ее лицу. Одно рыдание… другое… Джейми беспомощно смотрел на жену, больше всего желая заключить ее в объятия и утешить, но понимал, что этим лишь разбередит ей плечо и доставит боль.
        - Клем, Клем, - хрипло произнес он, - пожалуйста, не плачь. Я не собирался умирать и оставлять тебя на его милость. - И, продолжая вытирать ей слезы, добавил: - Мне следовало бы рассердиться на тебя. Зачем ты подвергла себя такой опасности?! Это был самый безрассудный поступок, который я в жизни видел, но и самый отважный. Чудо, что ты осталась в живых. - Джейми взял одну из перебинтованных ладошек, поцеловал ее и хрипло произнес: - Когда я увидел, как меч этого безумца вонзился в тебя, я ощутил, что у меня вырвали сердце. Я решил, что потерял тебя навсегда. - Он посмотрел на жену с таким обожанием и тоской, так выразительно и страстно, что сомневаться в его чувствах к ней было невозможно.
        - Ты так ко мне привязан? - тихо спросила Клементина.
        - Я считал, что мои чувства к тебе очевидны, - улыбнулся Джейми в ответ. - Признаюсь, что я был несколько медлителен, потому что мне понадобился день или два, чтобы подпасть под твое очарование. А на то, чтобы признаться себе в том, что ты мне очень дорога, мне потребовалось времени немного дольше, ведь я испытывал чувства, до тех пор мне чуждые… и неожиданные. - Улыбка сошла с его лица. - Я лишь надеюсь, что наступит день, когда ты ответишь мне взаимностью. Я люблю тебя, Клем. Моя любовь к тебе безгранична, она умрет только вместе со мной. И я не позволю тебе от меня убежать, потому что без тебя моя жизнь станет бесцельной.
        Долгую минуту Клементина изумленно смотрела на Джейми, слишком переполненная чувствами, чтобы заговорить.
        - Ты себе не представляешь, - наконец промолвила она, - как я мечтала услышать от тебя эти слова. О, Д-Джейми, я так сильно тебя люблю… и так д-давно… Но я не смела надеяться, что т-ты ответишь м-мне тем же…
        Джейми приник к губам жены нежным поцелуем и тем заставил замолчать.
        - Шшш! Не разговаривай так много, - прошептал он, - береги силы для скорейшего выздоровления. Как я понимаю, твои слова означают, что ты охотно вернешься со мной в замок? В противном случае мне придется тебя похитить.
        Слабая улыбка заиграла на губах Клементины, но сознание снова стало уплывать. Не было сил держать глаза открытыми, и Клементина позволила сну овладеть собой.
        Джейми отходил от жены только для того, чтобы набрать сучьев для костра. Ему было достаточно просто сидеть и любоваться ее прелестным личиком. Клементина любила его. Любила по-настоящему… и сознание этого наполняло его счастьем, ранее неведомым… невозможным. Теперь оставалось лишь обеспечить ее выздоровление. Закутанная в его огромный плащ, она выглядела такой пугающе хрупкой, а лицо ее было бледным, как у призрака. Даже губы утратили привычный розовый цвет. Правда, спала она спокойно.
        Тени удлинились и стали лиловыми, на небесах уже возник серебристый месяц, когда Клементина стала вновь просыпаться. Вечерняя роса осела на землю, но лежащая у костра Клементина оставалась сухой и теплой. Открыв глаза, она увидела, что Джейми подкладывает хворост в огонь, и какое-то время молча наблюдала за ним, прежде чем он заметил, что она проснулась. Он тут же опустился рядом с ней на колени.
        - Ты долго и хорошо поспала, любимая. Надеюсь, ты чувствуешь себя лучше?
        - Ммм, - промычала она, улыбаясь. И это было правдой. - Но я умираю от жажды. У тебя есть вода?
        - Да. - Джейми подсунул руку ей под голову и, слегка приподняв, поднес ко рту чашку с водой.
        Глотая помаленьку холодную воду, Клементина размышляла о необычайной бережности, на которую способны мощные руки Джейми. Сила и бережность. Как редко они сочетаются в одном человеке. Клементина встретилась взглядом с мужем и улыбнулась.
        - Джейми?
        - Да?
        - Спасибо, что поехал за мной. Я н-не знаю, что бы я д-делала…
        - Шшш! Хватит. - Он приложил пальцы к ее губам. - Я не хочу, чтобы ты продолжала расстраиваться.
        - Н-но мне так жаль, что я п-причинила столько хлопот, - произнесла она дрожащим голоском. - М-мне очень жаль, что я убежала.
        - Не нужно, милая. Я понимаю, почему ты уехала. Ты знала, что кто-то пытается тебя убить.
        Джейми подобрал один из ее локонов и намотал себе на палец. Ему до боли хотелось прикоснуться к жене, обнять… но она была ранена и измучена.
        - Да, - тихо откликнулась Клементина. - А вчера с-случилось еще кое-что. Я т-тебе не говорила…
        - Знаю. Он выстрелил в тебя из арбалета.
        Клементина удивилась:
        - Откуда ты это знаешь?
        - От Кэтрин.
        - О! Я надеялась, ч-что она никому не расскажет.
        - А я рад, что она рассказала, потому что именно ее рассказ насторожил меня и позволил обнаружить твое отсутствие. - Джейми погладил Клементину по щеке. - Я жалею, что ты не пришла с этим ко мне, Клем.
        Отведя взгляд в сторону, она жалобно проговорила:
        - Я н-не знала, кому в-верить. Мне к-казалось, что в-всем будет лучше, если я уеду… Даже тебе.
        - Мне будет лучше? - изумленно повторил Джейми и, подумав, спросил: - Это Мередит? Ты решила, что мы любовники?
        Клементина кивнула с несчастным видом.
        - Когда-то мы ими были, - неохотно сказал Джейми, - но все это давно в прошлом, Клем. Теперь я люблю тебя, и только тебя. - Его глаза, темные, нежные, любящие, смотрели ей прямо в душу. - Я думал, что знаю, чего хочу от жизни. Воображал, что всем доволен. Но это было до того, как я узнал тебя. И теперь я сознаю, что был полуживым. Ты пробудила во мне чувства, которых я в себе не подозревал. Я никогда-никогда не испытывал ничего подобного ни к кому. Не стану отрицать, что до тебя делил ложе с другими женщинами, включая Мередит Макдоналд, но я никогда ни одну из них не любил. И точно не любил Мередит. Мне очень и очень жаль, что ты узнала о ней. - Джейми взъерошил волосы пятерней таким привычным жестом, который, Клементина уже знала, означает у него крайнее огорчение. Ей захотелось погладить мужа.
        - Я был молод и глуп, а ее опытность казалась мне тогда привлекательной. Но я, абсолютно точно, давно пожалел об этой связи. Кстати, а как ты о ней узнала?
        - От Мередит. Она рассказала м-мне об этом д-до того, как мы с тобой стали любовниками, - смущенно промолвила Клементина. - Она н-намекнула, что ты намерен всего лишь завести от меня р-ребенка по п-приказу короля, а потом… а потом… - Она запнулась и жалобно заглянула ему в глаза.
        - И ты ей поверила? - возмутился Джейми.
        - Не сразу. Н-но позднее я поняла, что в-вполне возможно, у вас была раньше связь… и с этим я смирилась.
        - И что было потом? - настороженно поинтересовался Джейми, еле сдерживая гнев и досаду. - Она наговорила тебе что-то еще?
        - Нет. Н-но я увидела вас вдвоем у озера. Я в-вернулась за плащом, а вы с ней еще оставались т-там. Я видела, как т-ты ее поцеловал.
        Клементина всматривалась в лицо мужа, соображая, огорчится ли он из-за ее слов. Но вместо ожидаемой вины лицо его стало рассерженным, и он горько заметил:
        - Это она меня поцеловала. Мы с ней спорили… можешь сама догадаться о чем. Вероятно, она заметила, что ты приближаешься, потому что вдруг она бросилась мне на шею и поцеловала. Я полагаю, ты не стала дожидаться дольше и не видела, как я оттолкнул ее от себя.
        - Нет, - виновато призналась Клементина.
        - А я так и сделал. Поверь мне. У меня не было никакого желания целовать эту мерзкую интриганку.
        - Но зачем ты выселил м-меня из моей спальни? - спросила Клементина, недоуменно морща лоб. - Я подумала… я предположила, что ты собираешься привести туда…
        - Привести в постель Мередит Макдоналд? В твою комнату? - Джейми на миг лишился дара речи. - Господи Боже! Я понятия не имел, что ты обо мне такого низкого мнения. Я перевел тебя в мою комнату, потому что мы с Алексом подстроили ловушку для Хью в твоей спальне. Я хотел, чтобы ты была вне опасности. Спокойно спала. Кстати, что ты сделала с сонным напитком Анни? Как я понимаю, ты его не выпила, потому что Анни утверждает, что он свалит с ног здорового мужчину на всю ночь.
        Клементина лукаво улыбнулась:
        - Я вылила его в ночной горшок.
        - Я не представлял себе, что ты можешь быть такой хитроумной, - фыркнул Джейми, а затем, посерьезнев, добавил: - или что ты убежишь от меня. Это тебя Хью надоумил или сама придумала?
        - Сама. Он н-ничего об этом не знал, пока не наткнулся на м-меня ночью в конюшне. Он предложил проводить м-меня до границы, и я посчитала это Божьим даром.
        - Ты собиралась ехать в Англию одна?! - изумленно воскликнул Джейми.
        - Прости м-меня, - прошептала Клементина, встревоженно вглядываясь в его лицо. - Я з-знаю, что это было с м-моей стороны очень легкомысленно, но право, иного в-выхода я не видела.
        Джейми недоверчиво покачал головой:
        - С твоей стороны это было очень мужественно, но невероятно глупо. Как я вижу, мне придется в будущем внимательно за тобой следить.
        Выражение его лица стало суровым, он повысил голос, и Клементина, вздрогнув, прошептала:
        - Не сердись на меня, пожалуйста. Не сейчас.
        - Я не сержусь на тебя, малышка, - поспешил ответить он более мягким тоном - Я сержусь на себя. Ведь я подозревал, что Хью что-то затевает. Поэтому-то мы с Алексом и собирались его подловить. Но он оказался слишком проворным для нас и намного хитрее, чем я думал.
        Глаза Джейми сверкнули при воспоминании о том, как он увидел Клементину в схватке с этим негодяем. Он лишь старался не думать, что произошло перед этим. О том, что она сражалась изо всех сил, отчаянно и храбро, свидетельствовали многочисленные порезы у нее на руках, но он знал, что не хочет даже думать о, возможно, случившемся изнасиловании.
        Каким-то шестым чувством Клементина прочла в глаза мужа мучительные сомнения и протянула к нему забинтованную руку.
        - Джейми, - мягко промолвила она. - Он пытался меня изнасиловать и успел порвать на мне платье, но у меня под юбкой был спрятан кинжал. Я выхватила его и почти убежала, но Хью поймал меня и стал его отбирать. Мы боролись, и тут появился ты. - Она на миг в изнеможении прикрыла глаза и почувствовала, как муж взял ее руку и поднес к губам.
        - Спасибо, что сказала, - глухо пробормотал он. - Я никогда не спросил бы тебя об этом.
        Открыв глаза, Клементина увидела, что он смотрит на нее с такой любовью, что сердце перевернулось у нее в груди. А затем Джейми наклонился к ней и поцеловал ее в лоб.
        - Прости меня. Я утомил тебя всеми этими разговорами, а тебе нужен отдых.
        Клементина слабо кивнула и закрыла глаза. Но отдохнуть ей пришлось всего минуту. Раздался приближающийся конский топот, и Джейми вскочил на ноги, хватая меч, но, узнав Алекса, тут же вложил его в ножны.
        - Ты, должно быть, мчался как ветер. Я не ждал тебя так скоро.
        - Да, мы торопились, - произнес Алекс, слезая с коня и оборачиваясь, чтобы помочь своей спутнице, - как она, Джейми?
        - Лучше, чем можно было надеяться. Привет, Кэтрин. - И Джейми удивленно поднял брови.
        - Она никак не желала остаться дома. Грозилась поехать следом одна, если я не возьму ее с собой.
        - Разве я могла доверить Клементину заботам двух мужчин? - осведомилась Кэтрин, поправляя юбки. Она опустилась на колени возле подруги, которая растерянно смотрела на нее и шептала:
        - Кэтрин, как ты здесь оказалась?
        - Я не могла предоставить заботы о тебе этой парочке, - улыбнулась Кэтрин, - как только я услышала, что случилось, я поняла, что должна поехать.
        Хотя Кэтрин произносила все это тепло и почти весело, она была потрясена состоянием Клементины. У той был мертвенный цвет лица, кожа сухая, как пергамент, и было очевидно, что раны ее многочисленны.
        - Бедное дитя, тебе очень больно?
        - Нет, - помотала головой Клементина, - мне уже гораздо лучше. Я долго спала.
        - Я захватила с собой мази и чистое полотно. Можно мне тебя осмотреть?
        - Конечно. Кэтрин?..
        - Что такое?
        - Мне очень стыдно, что я т-тебе лгала. А ты т-теперь проделала такой путь, чтобы м-мне помочь… Я не знаю, к-как тебя благодарить… - Больше Клементина не смогла произнести ни слова, потому что комок подступил к горлу.
        - Умоляю, не думай об этом, - поспешно откликнулась Кэтрин, - я рада, что могу тебя поддержать. Пожалуйста, не расстраивайся. - Говоря это, она разбинтовала грубую перевязку Джейми и открыла раненое плечо. Клементине пришлось прикусить губу, чтобы не потерять сознание от боли, но Кэтрин стала наносить свою лечебную мазь, и с ее уст сорвался лишь легкий стон.
        - Джейми хорошо очистил рану, - заметила Кэтрин. - Яне вижу признаков воспаления. Все должно быстро зажить.
        Она ловко наложила новую чистую повязку и занялась руками Клементины. Парочка порезов оказались очень глубокими и, по мнению Кэтрин, их требовалось зашить. Встав на ноги, она достала из чересседельной сумки нужные вещи и отозвала Джейми в сторонку.
        - Я считаю, что раны на руках следует зашить. У меня есть подходящая игла и нить, но Джейми, - Кэтрин с трудом глотнула, ощущая, как сводит желудок при мысли о предстоящей работе, - мне понадобится твоя помощь.
        Он кивнул, хорошо понимая, что Кэтрин имеет в виду. Ему нужно будет крепко держать руки Клементины во время этой пытки.
        - Клементина, - начала Кэтрин, снова опускаясь возле нее на колени, - твоим порезам необходимы несколько стежков, иначе они не заживут как следует. Ты согласна, чтоб я их тебе зашила?
        Испуганный взгляд Клементины метнулся к мужу.
        - Д-да. Делай, что считаешь н-нужным.
        Приготовившись к тому, что, как он знал, будет одним из самых мучительных его переживаний, Джейми встал на колени около жены. Приговаривая успокоительные слова, он взял ее руку в свои и крепко прижал к коленям, чтобы Кэтрин могла начать работу.
        Клементина сжала губы, полная решимости не проронить ни звука и не пытаться вырвать руку! Она устремила взгляд на лицо мужа, черпая в нем силы. Был уже поздний вечер, но Кэтрин расположилась таким образом, чтобы на раны падал свет от костра. Она работала ловко и проворно, но к тому времени, когда она покончила с первой рукой, белое лицо Клементины покрылось капельками пота, а глаза были полны непролитых слез.
        Джейми ласково взял вторую тонкую кисть и крепко обхватил пальцами изящное запястье. Вид этой крохотной изрезанной ладошки рвал ему душу. Он все отдал бы за то, чтобы избавить любимую от боли. Клементина была такой храброй: его маленькая женушка не издала ни стона. Он отлично понимал, каково это, когда протаскивают иглу сквозь тело. Многие известные ему мужчины не могли молча вынести такое испытание. Поэтому он надеялся; что Клементина упадет в обморок и не почувствует худшей боли, но она выдержала.
        Наконец Кэтрин завершила работу и подняла глаза.
        - Спасибо тебе, Джейми. Без тебя бы я не справилась, - мягко проговорила она.
        Положив на швы немного мази, она плотно забинтовала руки Клементины и встала с колен.
        - Оставайся с ней, Джейми, пока я согрею суп.
        Джейми молча кивнул. Еда сейчас лучше лекарств поможет раненой восстановить силы.

        Глава 23

        Следующие два дня прошли незаметно. Джейми и Кэтрин поочередно ухаживали за Клементиной, так что у каждого было время поспать. Она, казалось, с каждым часом восстанавливала силы и к концу второго дня чувствовала себя значительно лучше.
        Погода была к ним добра: лишь легкий дождик моросил время от времени, причем от самого сильного они укрывались под примитивными навесами, которые соорудили Джейми с Алексом. Вдобавок к привезенной еде им удалось поймать силками парочку зайцев, так что недостатка в пище у них не было. Тем более что несколько часов спустя после приезда Алекса с Кэтрин к ним явился Айан с дополнительными припасами. Айан вскоре пустился в обратный путь в Гленахен с добрыми вестями, что Клементина поправляется. В лесу остались Джейми с Алексом и две женщины.
        Клементина была этим довольна, ей совсем не хотелось двигаться. Чудесное открытие, что Джейми ее любит, поддерживало в худшие моменты, и Клементина с радостью готова была оставаться и дольше в этом блаженном уединении. Однако на утро третьего дня, открыв глаза, она увидела непривычную суету вокруг нее и поняла, что Джейми намеревается возвращаться в Гленахен. Клементина смотрела, как он собирает и укладывает пожитки. Кэтрин готовила завтрак, а Алекс, едва заметный в кустах у ручья, занимался лошадьми. Обратив внимание на то, что она проснулась, Джейми бросил свою работу и опустился возле нее на колени.
        - Как ты себя сегодня чувствуешь, Клем?
        - Гораздо лучше, - улыбнулась она ему в ответ.
        - Ты хорошо выспалась?
        - Хорошо. - Этому, безусловно, помогло то, что он всю ночь лежал рядом с ней, согревая своим телом.
        - Нынче утром ты выглядишь несравненно лучше, чем накануне: не такой бледной. Как твое плечо?
        - Хорошо. Не поможешь ли мне сесть?
        Подсунув под нее руки, он приподнял Клементину и затем уселся рядом.
        - Вот так лучше, - улыбнулась она, - теперь я вижу вас всех.
        Тем временем Кэтрин закончила свою стряпню, и они вчетвером позавтракали. Правда, Джейми пришлось кормить Клементину из-за ее пораненных рук. В дружеском молчании они съели свой нехитрый завтрак, состоявший из похлебки и черствого хлеба. Клементина с удовольствием заметила, что за последние дни ничто не омрачило и не умерило притяжение между Кэтрин и Алексом. Она также обратила внимание, что Алекс не сводит глаз с Кэтрин, а та, если обнаруживала на себе его жаркий взгляд, только мило краснела и отвечала застенчивой улыбкой. Клементина порадовалась за них. Зная по опыту, какое блаженство любить и быть взаимно любимой, она всем сердцем желала Кэтрин испытать такое же счастье.
        Немного спустя голос Джейми прервал тишину:
        - Ну и как ты считаешь, Кэтрин, если мы поедем медленно, короткими переходами и сделаем по крайней мере одну остановку на ночь?
        Кэтрин встала и отряхнула крошки с юбки.
        - Клементина, как, по-твоему, сможешь ты перенести дорогу?
        - Чтобы возвратиться в Гленахен? Д-да, конечно.
        Клементина понимала, что возвращение в замок неизбежно, но ее смущала предстоящая встреча с Локланом и Мередит Макдоналд. Наверняка они смеются над ее сумасбродным побегом.
        Как всегда проницательный, Джейми ласково коснулся ее щеки и сказал:
        - Если ты предпочитаешь отдохнуть здесь, пока не пройдет боль, мы можем это сделать. Но я подумал, что стоит поскорее доставить тебя в удобную постель. Ты там поправишься быстрее.
        - Разумеется, я себя чувствую достаточно сильной, - вздохнула Клементина, отгоняя страхи. - Просто здесь т-так мирно и уютно, что не хочется думать о возвращении к придирчивым людям.
        - Об этом, милая, не тревожься, - поспешно успокоил ее Джейми, - я не подпущу к тебе никого, кроме тех, о ком ты особо попросишь. Способна ты посидеть минутку без моей поддержки?
        Клементина кивнула.
        - Умница. Мы с Алексом закончим укладывать вещи, и в путь.
        Кэтрин воспользовалась этой возможностью, чтобы поговорить с Клементиной. Опустившись возле нее на колени, она понизила голос до заговорщического шепота:
        - Ты уверена, что справишься с дорогой?
        - Угу. Если мы поедем медленно, со мной все будет хорошо, - улыбнулась Клементина подруге. - Джейми не даст мне упасть со своего коня.
        - В этом ты можешь быть абсолютно уверена. Сомневаюсь, что он теперь отпустит тебя от себя хоть на шаг. Он обожает тебя, Клементина. Да ты сама должна это знать. Теперь ты счастлива?
        Клементина ослепительно улыбнулась.
        - Больше, чем мне когда-либо мечталось. Я так сильно его люблю!
        - Знаю.
        - А ты любишь Алекса?
        - С детства, - вздохнув, отозвалась Кэтрин.
        - Он с тобой говорил о своих чувствах?
        - Нет. Но полагаю, что он наконец-то меня заметил.
        - Это же очевидно! - хихикнула Клементина. - Ты что, слепая? Да он глаз не может отвести от твоего лица.
        - Ты так думаешь? - с искренним удивлением переспросила Кэтрин.
        - Я это знаю. И сильнейшее мое желание, чтобы вы всегда жили с нами в Гленахене.
        Кэтрин посмотрела в глаза Клементины и порывисто поцеловала ее в щеку.
        - Я тоже очень этого хочу.
        - Эй, дамы, готовы в путь?
        Джейми и Алекс закончили сборы и возвращались к ним.
        - Полагаю, что да, - ответила Кэтрин, поднимаясь на ноги.
        Обняв жену за талию, Джейми помог ей подняться с земли. Она была рада его поддержке, потому что чувствовала себя слабой, словно беспомощный котенок, и сомневалась, что сможет стоять самостоятельно.
        - Алекс поднимет тебя ко мне в седло, Клем. Так будет проще всего.
        Алекс подхватил Клементину как пушинку и держал на руках, пока Джейми садился на Зевса, а затем бережно передал мужу. Тот усадил ее перед собой и крепко, но ласково обвил рукой талию. Держа другой рукой поводья, Джейми пустил коня ровной рысью.
        Клементина позволила себе откинуться назад, склонив голову на плечо мужа. Любые испытываемые ею неудобства уравновешивались наслаждением от близости с любимым. Как отличалось обратное путешествие домой, подумала она, от предыдущей скачки, когда она убегала из замка. Неужели это происходило всего четыре ночи назад? Слава Богу, что Джейми последовал за ней! Клементина содрогнулась при мысли о том, что могло случиться той ночью, если бы он не разыскивал ее так настойчиво.
        Ощутив, что жена дрожит, Джейми тревожно посмотрел вниз:
        - С тобой все в порядке, Клем? Может, хочешь остановиться?
        - Нет. Все хорошо. Я п-просто вспомнила обо всем.
        - Постарайся не думать об этом. Отныне я с тебя глаз не спущу… На этот раз уж точно.
        Клементина уютнее устроилась в объятиях мужа, и они замолчали. Спустя какое-то время Клементина снова обратилась к нему:
        - Джейми?
        - Ты все еще бодрствуешь? А я-то думал, что ты давно заснула.
        - Нет. Я д-думала об Алексе и Кэтрин.
        - Намереваешься стать свахой? - фыркнул Джейми.
        - Ну-у, они вроде бы так подходят друг другу. Как ты думаешь, он скоро с ней заговорит о женитьбе?
        - Рано или поздно. Алекс не из тех, кто торопит события.
        - Но они знакомы много лет, - насупилась Клементина, - и обожают друг друга.
        - Ах, милая, дай им время.
        - Но я не могу видеть, как страдает Кэтрин, - вздохнула Клементина. - Почему он заставляет ее ждать так долго? Она заслуживает лучшего отношения.
        - Ты предлагаешь, чтобы я подтолкнул Алекса? Каким-нибудь намеком?
        Клементина повернула голову и умоляюще заглянула ему в глаза.
        - Но ведь это не повредит?
        - Нет, - расхохотался Джейми. - Пожалуй, не повредит. Посмотрю, что можно сделать. Алекс не тот человек, которого можно уговорить на то, что ему не по нраву.
        Довольная достигнутой договоренностью, Клементина теснее прильнула к Джейми. Он был таким умиротворяюще теплым.
        С каждым шагом мощного жеребца тело Клементины сотрясалось, и мучительная боль в плече нарастала. Однако в конце концов изнеможение одолело Клементину, и она забылась сном. Джейми почувствовал, как она расслабилась, и дыхание стало ровным и медленным. Он поцеловал жену в макушку и прошептал:
        - Спи долго и мирно, любимая. Нам предстоит утомительное путешествие.
        И он был прав. Только к концу следующего дня усталые путники прибыли наконец в замок Гленахен. Въехав во внутренний двор, Джейми соскользнул с коня, продолжая держать жену в объятиях. Клементина не спала, но напряженное лицо ее было мертвенно-бледным от боли. Последний отрезок пути оказался самым тяжелым, и выносливость ее была на пределе.
        Джейми пронес жену прямо наверх в спальню и бережно положил на кровать. Анни следовала за ним по пятам и тут же принялась снимать с Клементины грязное и порванное платье.
        - О-ох, бедняжка! Лежи спокойно, и мы скоро устроим тебя поудобнее, - успокаивающе приговаривала она.
        - Прости, Анни, - слабым голосом пробормотала Клементина, - за то, что доставила всем столько хлопот.
        - Нет, дитя. Не ты, а этот негодяй Хью. Никогда бы такого о нем не подумала. Он многих здесь обманул своим притворством, но к счастью, не всех. - Она бросила взгляд на лэрда: - Джейми Камерон… уходи восвояси: тебе тоже нужно поесть и отдохнуть, как и остальным. Мне здесь твоя помощь не нужна. - Джейми открыл было рот, чтобы возразить, но Анни его опередила: - Иди, иди. Делай, как я сказала. Твоей жене больше всего нужен отдых, а этого не получишь в комнате, полной народа. - Анни подтолкнула Джейми к двери. - И помыться тебе нужно, а то пахнешь бог знает как.
        При этих словах лицо его впервые расплылось в улыбке.
        - Ладно, ладно. Но я скоро вернусь, вымытый и сытый.
        Затем он оставил Анни наедине с больной.
        - А теперь дай-ка мне посмотреть, что у тебя болит, - оказала Анни, разматывая повязку с плеча Клементины и пристально вглядываясь в рану. - Да, рану этот пес нанес тебе серьезную, но, кажется, она заживает неплохо. А что у тебя с руками? - продолжала Анни, разбинтовывая ладони.
        - Я порезалась, - тихо отозвалась Клементина. Анни шумно втянула воздух, увидев аккуратные стежки на глубоких порезах.
        - Кто это делал?
        - Кэтрин. Она сказала, что иначе они плохо заживут.
        - Что ж, она была права. Какая она у нас сообразительная.
        - Анни… а мне м-можно выкупаться? - внезапно попросила Клементина. - М-мне неловко просить тебя, но м-мне очень неприятно себя чувствовать грязной. Помывшись, я буду лучше спать.
        - Вообще-то слишком много движения тебе ни к чему, - решительно отвечала Анни, но затем сочувственно заметила, - хотя, возможно, теплая вода смягчит боль и пойдет на пользу ранениям.
        Клементина радостно кивнула, улыбнувшись ее дипломатичности.
        Спустя немного времени она уже лежала в глубокой лохани, полной горячей воды. Ощущение чистоты казалось ей райским блаженством, а теплая вода действительно умерила болезненность ран.
        Однако тихое наслаждение длилось недолго. Дверь комнаты отворилась, и вошел Джейми. Он успел умыться, побриться и переодеться, то есть снова выглядел вполне цивилизованным лэрдом. При виде лежащей в ванне жены он удивленно поднял брови и направился к ней.
        - Как тебе, мой ангел, удалось уговорить Анни допустить такое? - поинтересовался он, наклоняясь и целуя ее мокрые локоны.
        Клементина перевела взгляд на Анни, которая не замедлила с ответом.
        - Твоя жена уверила меня, что не заснет ни на секунду, коли не смоет с себя грязь и пыль. - Анни с сомнением покачала головой. - Мне это не нравится, что и говорить, но раз уж ты здесь, Джейми, то можешь оказаться полезным. Я как раз обдумывала, как доставать ее из этой лохани и переносить в постель, где ей давно следует находиться.
        Джейми расхохотался:
        - Ну, в этом искусстве я поднаторел!
        Он шагнул к лохани, не обращая внимания на слабые протесты Клементины, и с готовностью засучил рукава.
        - Право же, Джейми, т-ты вовсе не должен этого делать. Ты н-намочишь свою чистую рубашку.
        - Тогда я сниму ее совсем. Можешь идти, Анни. Я отлично справлюсь в одиночку.
        Когда дверь за Анни закрылась, Джейми стащил с себя рубашку и наклонился над лоханью.
        - Это в-вовсе не обязательно. Уверяю т-тебя.
        - Может быть, и так, но ты ведь не откажешь мне в удовольствии? - произнес Джейми с проказливым огоньком в глазах, от которого у Клементины по телу прокатилась жаркая волна.
        Подхватив ее на руки, он отнес жену в постель и, секунду помедлив, чтобы полюбоваться ее наготой, уложил на расстеленные там полотенца. Бережными ласковыми движениями он промокнул полотенцем ее тело, а затем укрыл одеялом. После этого он перевязал чистыми лоскутами руки Клементины и, действительно сбросив намокшую одежду, забрался в постель рядом с ней и нежно привлек в объятия.
        Джейми отвел от лица жены мокрые локоны и посмотрел в ее ясные голубые глаза.
        - Я и не думал, что скоро смогу вот так обнимать тебя, нагую… Я не делаю тебе больно?
        - Нет, - прошептала Клементина.
        - Я люблю тебя, Клем. И всегда буду любить.
        - Докажи.
        Медленная нежная улыбка расплылась по лицу Джейми.
        - Не знаю, можно ли нам… - промолвил он. - Я не хочу причинить тебе вред. - Но тело его не слушало доводов разума и своевольно откликнулось на слова жены.
        - Люби меня, Джейми, - простонала Клементина страстным шепотом. - Пожалуйста.
        И он подчинился, медленно, с бесконечной нежностью и терпением, а потом в блаженной истоме после излитой страсти они заснули, не размыкая сплетенных тел.
        На следующий день Джейми запретил всем, кроме Анни и Кэтрин, входить в комнату Клементины. «Нечего ее тревожить», - просто объявил он и велел с любыми вопросами о ее здоровье обращаться к нему. Он также сообщил интересующимся, что Хью насильно заставил ее покинуть Гленахен, чтобы тем самым избежать пространных объяснений по поводу угроз и подозрений, вынудивших жену прибегнуть к такой защите. Так что побег ее стал выглядеть просто как похищение, осуществленное злобным и мстительным человеком.
        После завтрака Джейми отвел в сторону Локлана и Мередит и тактично предложил им, поскольку жена его слишком больна, чтобы развлекать гостей, всем уехать домой, за исключением Кэтрин, оказавшейся незаменимой в заботе о Клементине. Он сказал, будто ему известно, что ремонт в их собственном замке в Инвермалли почти завершен и что он не сомневается: жить там будет вполне удобно.
        Просьба Джейми оставить в Гленахене незамужнюю дочь, при том что единственной возможной ее дуэньей станет молодая женщина, к тому же прикованная к постели, не вызвала у Локлана Макдоналда особого энтузиазма. Но когда сама Кэтрин решительно заявила, что ничто не заставит ее покинуть Клементину в такой час, отец вынужден был дать согласие. Впрочем, у Локлана мелькнуло подозрение, что настойчивость дочери связана с чем-то большим, нежели просто забота о больной подруге. Он давно заметил, что глаза дочери загорались при виде Алекса Камерона, и не имел никаких возражений против их союза, если она действительно этого жаждет. В конце концов, счастье Кэтрин, так напоминавшей своей тихой прелестью его покойную первую жену, было для него важнее иных соображений. А он уже начал подозревать, что счастье свое она найдет в Гленахене с Алексом Камероном. Так что, поборов гордость, несколько уязвленную тем, что его выставили за дверь, он повел жену в отведенные им комнаты, чтобы проследить за тем, как укладывают вещи.

        Глава 24

        - Ты не думаешь, что вырез платья слишком глубокий? Мне он кажется просто неприличным.
        - Нет, Кэтрин. Ты выглядишь очаровательно, - успокаивала Клементина взволнованную девушку. - Ты красавица невеста.
        - А мои волосы… Тебе не кажется, что мы завили их слишком сильно? - Кэтрин вплотную приблизилась к большому зеркалу, чтобы в сотый раз тщательно оглядеть себя, и поймала в нем улыбающееся лицо Клементины, стоявшей за ее спиной.
        - Прости, Кэтрин, - хихикнула та. - Но на мой взгляд, ты выглядишь безупречно, ты прелестна. Это просто предсвадебное волнение заставляет тебя тревожиться о внешности. Поверь, когда Алекс т-тебя увидит, он сочтет себя счастливейшим из смертных.
        Легкий стук в дверь прервал разговор подруг, и голос Джейми произнес:
        - Кэтрин, жених начинает думать, что ты изменила решение. Ты все еще не готова?
        Клементина подбежала к двери и приоткрыла ее.
        - Разумеется, она готова. Это всего лишь последние мгновения предсвадебного волнения. Мы появимся через м-минуту, - проговорила Клементина в щелку и, закрыв дверь, обернулась к Кэтрин: - Пора идти. Пошли?
        Кэтрин кивнула, и Клементина, крепко взяв ее за руку, повела прочь из комнаты.
        - Ты выглядишь красивее, чем когда-либо, Кэтрин, - покачал головой Джейми и поцеловал ей руку. - Вы обе красавицы, - добавил он, находя руку жены и целуя ее тоже.
        Они действительно были несказанно хороши. Волосы Кэтрин были уложены легкими локонами, забраны назад и заколоты заколкой. Прическу украшали мелкие белые цветочки. Белый атлас платья облегал стройный стан Кэтрин, подчеркивая все достоинства ее женственной фигуры. Лицо светилось счастьем. Платье Клементины было в том же роде, но сшито из бледно-розового атласа, волосы украшены цветами, а шею обвивал тройной ряд жемчугов, подаренных Джейми.
        Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, Кэтрин одарила стоявших по обе стороны друзей ослепительной улыбкой и начала долгое шествие к часовне.
        Брачная церемония была простой и краткой, а последовавший за ней пир шумным и веселым. Яства были одно лучше другого, и гости ели и пили до отвала в свое удовольствие. Когда наконец жених и невеста уехали, провожаемые восторженными криками и добрыми пожеланиями, Джейми взял Клементину за руку, и они тихонько выскользнули из зала. К радости и удивлению Клементины, когда они подошли к подножию лестницы, Джейми подхватил ее на руки и поспешил вверх по ступенькам.
        - Это я должен был сделать, - страстно прошептал он, - сразу после нашей свадьбы в этом замке.
        - В тот день я умерла бы от ужаса, - поспешно успокоила его Клементина с улыбкой на губах - Ты показался мне тогда угрюмым чудовищем.
        - А теперь ты так не считаешь? - Джейми лукаво выгнул бровь. - Что ты думаешь обо мне сейчас?
        - Я считаю тебя самым лучшим, - тихо промолвила она, нежно прикасаясь к его щеке. - И я л-люблю тебя с каждым днем все больше.
        Они дошли до ее комнаты, и Джейми, не спуская Клементину на пол, ногой прикрыл за ними дверь. Залюбовавшись лицом жены, самым дорогим для него на свете, он тихо сказал:
        - Ты не можешь любить меня больше, чем я тебя.
        Клементина попыталась сдержать улыбку, но обаятельная ямочка все-таки заиграла у нее на щеке.
        - Хочешь об этом поспорить?
        - Нет, - помотал головой Джейми. - Я не собираюсь спорить с тобой. Я предпочитаю посвятить время более приятным вещам.
        - Джейми, поставь меня на пол. Я д-должна кое-что тебе сказать.
        Джейми осторожно поставил жену на ноги, и Клементина направилась к окну. Он подошел сзади и обнял ее за талию, тычась носом в нежную шейку.
        - Откуда такая серьезность, милая? Что тебя тревожит?
        - Ничего меня н-не тревожит. Наоборот, я н-надеюсь, что ты обрадуешься. - Она повернулась в кольце его рук и посмотрела мужу в глаза. - Я беременна. Мы, кажется, станем родителями.
        - Ребенок? О, Клем, дорогая, любовь моя! - Джейми притянул жену к себе и тут же отпустил. - О Боже! Я тебе не навредил?
        - Разумеется, нет! - рассмеялась Клементина и сама теснее прильнула к нему. - Ты рад?
        - Как же мне не радоваться?
        - Ну-у, я стану толстой и неуклюжей, так что я подумала…
        - Ты всегда будешь красавицей. Ох, и умница же ты! Как давно ты об этом узнала?
        - Только сегодня. Я, знаешь ли, очень невежественна в подобных вещах. Это Анни сообразила и сегодня утром сказала мне о своих подозрениях.
        - И ты весь день скрывала такой секрет?
        - Угу, - пролепетала она. - Я хотела сначала отпраздновать свадьбу Алекса и Кэтрин.
        Джейми с любовью посмотрел на жену. В мягком лунном свете, льющемся из окна, ее кожа светилась. Он погладил атласную щечку, стремясь запомнить это драгоценное мгновение.
        Клементина вновь повернулась к окну и уставилась в бархатную темноту ночи. Облокотясь на подоконник, она любовалась звездами, особенно яркими на фоне черного неба, и, помолчав, добавила:
        - К-когда я была маленькой, а мама уже знала, что умирает, она рассказала мне, что звезды - это души людей, ушедших от нас навсегда. Находясь на небесах, они хранят своих любимых внизу… на земле. Мама с-сказала, что будет продолжать любить меня и заботиться обо м-мне, даже когда уйдет навек. - Тыльной стороной ладони Клементина смахнула катившиеся по щекам слезы и продолжала: - Я д-даже тогда знала, что это в-всего лишь детская сказка, но мне отчаянно хотелось в нее поверить. Это было трудно, п-потому что со м-мной ничего хорошего не случалось. Но теперь я верю, - Клементина подняла на Джейми полные слез глаза, - я уверена, что сейчас мама улыбается м-мне с небес… видя м-мое счастье. Я в этом уверена, Джейми.
        - Я уверен, что так и есть, милая. - Его голос слегка дрогнул, он крепче обнял жену и поцелуем стер слезы с ее глаз. Затем он ласково уложил ее на постель и приник к ее губам страстным поцелуем так, что Клементина чуть не задохнулась.
        - Я так люблю тебя, - бормотал он, продолжая целовать ее снова и снова, до тех пор, пока Клементина не перестала думать о чем бы то ни было, кроме него и его страсти, которая медленно и неуклонно уносила обоих ввысь, к звездным вершинам блаженства.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к