Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Делайл Анна: " Гордая Пленница " - читать онлайн

Сохранить .
Гордая пленница Анна Делайл

        # Шотландка, готовая на все, лишь бы отстоять свободу родной земли от захватчиков-англичан, Изабо Макферсон всей душой ненавидела предателей,
«продавшихся за английское золото», и помыслить не могла, что ей придется стать женой одного из них - лэрда Алистера Кемпбелла.
        Но юность мечтает, жаждет жить, - и Изабо предпочла брак с «ненавистным предателем» смерти от рук английских палачей… предпочла, еще не зная, что Алистер станет для нее нежным супругом и возлюбленным, мужчиной, который откроет ей всю сладость женской доли!..

        Анна Делайл
        Гордая пленница

        Август 1745 года
        Высадка принца Карла на западном побережье Шотландии ознаменовала начало его безуспешной попытки вернуть трон своему отцу Якову (Джеймсу) Эдуарду и династии Стюартов.
        К нему присоединились верные сторонники, и поначалу казалось, что якобиты могут добиться своей цели.
        Захватив Эдинбург, где почти не встретили сопротивления, они двинулись на юг, без труда разбили у Престона защитников ганноверского короля Георга и устремились оттуда к Дерби.
        Посягательство якобитов на английский престол заставило ганноверцев встряхнуться, они впервые осознали, что мятежники не просто «толпа голозадых разбойников», а хорошо подготовленная и организованная боевая сила. Поняв наконец всю серьезность угрозы, английский король Георг вызвал из Фландрии сына, и герцог Камберленд с огромной армией двинулся на север.
        Вопреки распространенному мнению большинство шотландцев поддержали короля Георга, сражаясь на стороне правительственных войск и добровольно присоединившись к герцогу, стремящемуся разгромить якобитов.
        Эта борьба, настроившая шотландцев друг против друга, разделившая семьи и кланы, закончилась в апреле 1746 года, когда герцог Камберленд, разбив армию мятежников, одержал победу, которая навсегда изменила жизнь в горной стране.

        Глава 1

        Ночь была ясной и тихой, полная луна ярко освещала каменистую местность. В общем, хуже положения не придумаешь, но Изабо вовремя увидела между деревьями свет бивачного костра и, спешившись, взяла кобылу под уздцы.
        Снег, хотя и неглубокий, заглушал стук копыт, тем не менее она не стала рисковать и повела лошадь в обход, пока тропинка вдруг не сделала резкий поворот к лагерю. Изабо замерла на месте, успокаивающе гладя морду лошади. Если она пойдет этим путем и дальше, то люди, сидящие у костра, наверняка заметят ее, а ей неизвестно, кто они, друзья или враги.
        Она невольно поежилась, но потом вспомнила о Робби, устыдилась своего малодушия и опять начала подкрадываться к лагерю. Когда она была уже совсем близко, ее нетерпеливая лошадь вскинула голову и сильно ударила копытами о землю. Господи, испуганно взмолилась Изабо, только бы этого не услышали люди у костра. Но сразу оборвавшийся разговор подтвердил ее опасения.
        Затаив дыхание, она гадала, то ли ей остаться на месте в надежде, что они примут этот шум за движение какого-нибудь дикого зверя, то ли бежать, надеясь, что они ее не поймают.

        Возобновившийся разговор не обманул Изабо. Через секунду от группы отделилась фигура, крадучись исчезла в тени деревьев, а за нею быстро последовала еще одна.
        Проклиная свою нерешительность, Изабо вскочила в седло, ударила кобылу пятками и, нагнувшись к ее шее, рванулась вперед. Увы, слишком кучно растущие деревья мешали бегству, и внезапно она увидела, что окружена со всех сторон. Изабо натянула поводья, пытаясь ускользнуть тем же путем, каким приехала, однако, куда бы она ни сворачивала, дорогу ей преграждал один из преследователей. Она кружилась на месте, отчаянно ища какую-нибудь брешь, и, когда наконец подумала, что нашла, снова ударила в бока лошади.
        Но из тени сразу появился мужчина и схватил ее лошадь за поводья. Она изо всех сил ударила его ногой, попав, как она рассчитывала, ему в голову, вырвала у него поводья и незамедлительно послала кобылу вперед. На миг Изабо показалось, что она свободна, но мощная рука ухватила ее за куртку, и она рухнула с седла, взметнув целое облако снега, забившего ей рот.
        Она лежала на мерзлой земле, стараясь успокоить дыхание, а над ней возвышалась темная фигура, обернутая пледом. Значит, шотландец, подумала она и тут же заметила в его руке клинок, блеснувший под лунным светом. Нужно действовать, или все будет кончено.
        Откатившись в сторону, Изабо вскочила, но, прежде чем она смогла убежать, железные пальцы стиснули ей руку, и шотландец грубо дернул ее назад.
        Тогда, нащупав у себя на поясе кинжал, она выхватила его из ножен, развернулась и бросилась на противника. К несчастью, лунный свет был слишком ярким, поэтому шотландец увидел блеск стали и успел перехватить ее запястье.
        - Брось это! - приказал он. - Немедленно брось это!
        Хотя у Изабо было такое ощущение, что он вот-вот сломает ей руку, выпускать кинжал она не собиралась.
        Она ударила его ногой по голени и с удовлетворением услышала, как он крякнул от боли. Затем он подтащил ее к ближайшей сосне и резко ударил ее руку о ствол.
        Изабо вскрикнула, уронила кинжал на снег и ждала, когда шотландец покончит с нею.
        - Алистер! Ты поймал его? - послышался голос из тени.
        - Да, - ответил человек, который держал ее. - Это просто мальчишка. Он пытался воткнуть в меня свой кинжал. - Шотландец пристально глядел на нее. - Что тебе понадобилось тут в столь поздний час, мальчик? Куда ты направляешься?
        Изабо молчала. В темноте она не могла как следует рассмотреть этого человека, вид ела только его силуэт, казавшийся огромным на фоне лунного света. Она стояла не шевелясь. Да и какой смысл бороться, когда запястье больно прижато к дереву. Но они думают, что она мальчик, а это уже хорошо.
        Из темноты появился второй человек, постарше, немного сутулый. Хотя на нем была шапка, Изабо не могла бы поручиться, что он тоже шотландец. Затем подошли остальные.
        Продолжая стискивать ее руку, Алистер нагнулся, поднял брошенный ею кинжал и сунул к себе за пояс.
        - Теперь я должен посмотреть на тебя, - сказал он и поволок Изабо к костру.
        Там она разглядела презренные цвета его килта: человек, захвативший ее в плен, - Кемпбелл. А еще она убедилась, что он действительно такой огромный, каким показался ей в темноте. Он стоял очень близко, возвышаясь над нею, и она подумала, что шотландец умышленно использует свое физическое преимущество, чтобы запугать ее.
        Изабо заставила себя посмотреть на противника. Его смуглое лицо казалось еще более угрожающим от яростного взгляда темных глаз, пристально изучающих ее, и от спутанных черных волос, которые выбились из-под повязки. Он выглядел столь неряшливым и опасным, что ей потребовалось все самообладание, чтобы не отпрянуть от него, и она быстро повернулась к собравшимся у костра. Пока она смотрела на них, Алистер Кемпбелл воспользовался случаем, чтобы разглядеть своего пленника.
        Стройный белокурый юноша в штанах и потрепанной куртке выглядел озябшим, голодным и явно испуганным. Тем лучше для предстоящей задачи.
        - Как тебя зовут, парень? - спросил Алистер. Молчание. - Если не хочешь сказать нам свое имя, может, тогда объяснишь, зачем ты крался вокруг нашего лагеря в такой час?
        Алистер с явным нетерпением ждал ответа и, не дождавшись, приказал:
        - Обыщи его, Патрик, давай поглядим, что тебе удастся найти.
        Когда старик принялся шарить в карманах ее куртки, Изабо снова начала отбиваться. Но Алистер тут же завел ей руки за спину, давая Патрику возможность избегать ее ударов ногами и доставать содержимое ее карманов: медальон на серебряной цепочке, два маленьких плоских камня, гладких на вид, плечевую брошь для пледа шотландского горца, которая при ближайшем рассмотрении оказалась знаком клана Макферсона, и, наконец, кое-что более интересное - сложенный лист бумаги.
        Эту сложенную бумажку Патрик Макфи, не умеющий читать, передал Айену Кемпбеллу. Тот опустился на колени возле костра, поднес развернутое письмо к свету и начал читать. Закончив, он взглянул на брата.
        - Ты должен сам это прочесть, Алистер. Такого предательского послания я никогда еще не видел.
        Алистер, державший своего пленника, снова обернулся к Патрику:
        - Найди, чем бы его связать.
        Когда старик дал ему кусок тонкой веревки, шотландец связал Изабо руки за спиной, оставил ее под надзором Патрика и, сев к огню, взял у Айена письмо.

«По моему убеждению, решение герцога укрыться в Абердине - это стратегия. Он просто выжидает, надеясь, что мы так или иначе себя проявим. Я намереваюсь добраться до него и жду только вашего согласия. После этого я вернусь в Абердин и сделаю (я верю) то, что должно быть сделано без всякого сожаления, что в значительной степени ослабит боевой дух его людей и кардинально изменит результат нашей борьбы».

        Аккуратно сложив письмо, Алистер встал. Его до глубины души потрясло очевидное намерение автора отнять жизнь у герцога Камберленда, сына короля, совершить убийство и государственную измену.
        Но когда Алистер заговорил, в его голосе не чувствовалось даже намека на волнение.
        - Полагаю, мы должны передать это в штаб герцога.
        Дональд, возьми письмо и отправляйся на рассвете в Абердин.
        Он вдруг повернулся и зашагал к Изабо, доставая из-за пояса кинжал.
        - А я тем временем узнаю, чья рука написала такой безрассудный образец подлости.
        Изабо молчала, пока он стоял перед ней, ожидающий и грозный.
        - Не твоя ли? - , гаркнул Алистер.
        Она вздрогнула, но продолжала хранить молчание, и он поднял кинжал, слегка задев острием ее подбородок.
        - Лучше бы ты сказал мне это сейчас, парень, ведь в конечном счете я все равно у тебя узнаю.
        - Не узнаешь! - неожиданно выкрикнула Изабо. - Пошли к черту, вы предатели, все до одного!
        Судя по голосу, парень моложе, чем кажется, подумал Алистер. Ладно, теперь не время для сентиментальности, может, он и юн, но достаточно взрослый, чтобы сделать свой выбор. Алистер шагнул вперед, острие кинжала уперлось в горло мальчика, он заметил, как пульсирует во впадинке жилка, и, надавив посильнее, сказал:
        - Будь уверен, мальчуган, я узнаю.
        На белом горле появилась тоненькая кровавая полоска. Юнец, видимо, почувствовал рану, ибо крепко сжал губы и зажмурился, однако не закричал, и было непохоже, что он собирается говорить.
        - Или ты просто гонец? Да? Если так, скажи, кто тебя послал.
        Изабо молчала, ощущая холодную испарину на коже и знакомую тошноту в желудке. Но угрозы шотландца не пустые слова: он - Кемпбелл, а они, как ей известно, на все способны. Хотя давление кинжала слегка уменьшилось, горло у нее продолжало болеть, она чувствовала, как по холодной коже стекает теплая кровь. Опасаясь, что вскрикнет, Изабо еще крепче зажмурилась. «Робби, пожалуйста, дай мне силы противостоять их угрозам…»
        - В этом письме достаточно сведений, чтобы осудить тебя за измену, несмотря на твой возраст. А ты ведь знаешь, что они делают с предателями, мальчик? - недобро усмехнулся шотландец.
        Теперь острие кинжала уперлось во впадинку, где бился пульс. Изабо почувствовала, как снова потекла кровь, и, открыв глаза, посмотрела на своего мучителя.
        - Да, я знаю и умру с чистой совестью, убийца… - Она быстро отвернулась, чтобы скрыть бегущие по щекам слезы.
        К ним подошел Айен Кемпбелл.
        - Не трать время, Алистер. Письмо у нас, а большего и не требуется. Убей его.
        Алистер медлил. Пленник снова поглядел на него, уже дерзко, чуть ли не призывая к действию. Один из многих якобитов, собратьев шотландцев, Алистер не раз отнимал жизнь у других в этой отвратительной гражданской войне, почему же теперь он медлит обагрить свои руки кровью еще одного человека? Может, потому, что тот слишком юн, а может, ему просто надоело убивать?
        Алистер опустил кинжал.
        - Нет, мы возьмем его с собой в Абердин, - сказал он. - Пусть они сами решают, как поступить с наемным убийцей. - И, обернувшись к Патрику, добавил:
        - Привяжи его к чему-нибудь, да покрепче. Имей в виду, если он сбежит, отвечать за это будешь ты.

        Ноги у Изабо так дрожали, что она не пробовала сопротивляться, когда ее толкнули на землю. Старик обмотал ей руки веревкой, а потом для верности еще привязал ее к дереву и потуже затянул узел.
        Очевидно, боялся гнева своего вожака, подумала она.
        Значит, ближайшие несколько часов она проведет в крайне неудобном положении, со связанными руками, зажатыми между ее спиной и шершавым стволом дерева. Не важно, она все равно умрет, так или иначе. Как бы ей хотелось уже быть мертвой… один удар тем кинжалом - и мгновенная смерть. Но теперь она должна мучиться, гадая, что они захотят с нею сделать, когда осознают утром свою ошибку. А это наверняка случится.
        Хотя куртка Робби, скрывающая ее женские формы, и ее остриженные волосы, перевязанные сзади на манер солдатской косички, ввели шотландцев в заблуждение, однако при ярком дневном свете эта маскировка никого больше не обманет.
        Потом они возьмут ее в Абердин, где она умрет, но уже не так быстро. А еще невыносимее было осознание того, что она потерпела неудачу, что сама доставила и, можно сказать, вручила письмо Робби прямо в руки людям Камберленда.
        Изабо наблюдала, как они готовятся ко сну. Двое бодрствовали, хотя она не собиралась никуда бежать.
        Связанная, словно тюк, она не могла бы этого сделать, даже если бы все они спали или умерли. Но теперь она не окоченеет, ибо в нескольких футах от нее жарким пламенем горит костер. Она закрыла глаза. В Форт-Вильяме ночью так холодно, что сон бежал от них, хотя они тесно прижимались друг к другу, чтобы согреться. Шли дни, осада продолжалась, истощение вкупе с погодой отнимало силы.
        Однажды утром они нашли одного из своих мертвым - парнишку лет семнадцати-восемнадцати без всяких следов ранения. Он просто замерз там, где ночевал.
        Ее это потрясло даже больше, чем кровь убитого в бою.
        За исключением Робби. Ничто не могло сравниться с тем ужасом, какой она испытала при виде Робби, которого они в тот день принесли к ней.

        Глава 2

        Первым встал шотландец, ранивший ее прошлой ночью. Он выглядел моложе, чем она предполагала, видимо, ему лет тридцать, и, судя по тому, как на него смотрели остальные, это явно их лэрд. Он был в свободной полотняной рубашке и сине-зеленом пледе Кемпбеллов.
        Этот клан Изабо ненавидела даже больше, чем англичан… их и каждого шотландца, примкнувшего к узурпатору.
        Когда он подкинул в огонь дров и повернулся в ее сторону, она быстро отвела взгляд. Старый Патрик опустился на колени возле пылающего костра, и постепенно воздух наполнился восхитительным запахом горячих лепешек и яиц. Изабо уже не помнила, когда в последний раз ела что-нибудь теплое, что-нибудь приготовленное, когда в последний раз чувствовала себя по-настоящему сытой.
        Алистер взял с огня свежую пресную лепешку, потом еще одну и направился к пленнику.
        - Ты проголодался? - спросил он, присаживаясь рядом. Изабо не ответила, и он повторил:
        - Мальчик, ты проголодался? Мы не имеем обыкновения морить голодом своих пленников, какое бы зло те ни замышляли.
        Свободной рукой Алистер повернул к себе ее худое бледное лицо, увидел засохшую на шее кровь, гладкую, без следов растительности, словно у девушки, кожу. Его вдруг осенило, и Алистер удивился, что не понял этого раньше, даже в темноте, по одному лишь голосу.
        Он принялся разматывать веревку, которой она была привязана к дереву, а закончив, с легким нетерпением спросил:
        - Почему ты не сказала мне прошлой ночью? Я никогда бы не стал воевать с женщиной.
        Изабо молча опустила глаза, и легкий румянец на ее щеках объяснил ему причину такой скрытности. Алистер начал развязывать узлы, с величайшим усердием затянутые Патриком. Значит, она думала, что находится среди насильников? Видимо, так. Отбросив веревку, он приказал:
        - А теперь давай свои руки.
        Изабо настороженно повернулась к нему спиной, чтобы он мог освободить ее, и увидела Патрика, который неодобрительно глядел на молодого вождя клана.
        - Ты что делаешь, Алистер? Он ведь сбежит, если ты его развяжешь.
        - Это не он, старина. Или ты ослеп?
        - Неужто девушка? - Патрик всмотрелся в лицо их пленника. - Никогда бы не сказал. По мне, она выглядит как настоящий парень, да в придачу еще полумертвый от голода. - К ним подошли остальные. Дональд Кемпбелл встал на колени, желая получше рассмотреть Изабо.
        - Я сам должен в этом убедиться, - сказал он с улыбкой и тут же протянул руки к пуговицам ее куртки.
        Она лягнула его, но он только засмеялся, перехватил сначала одну ее ногу, потом вторую.
        - Не прикасайся ко мне, развратный сукин сын! - закричала Изабо и, рывком высвободив ногу, сильно ударила его по рукам. - Я убью тебя, слышишь? Если прикоснешься ко мне, я тебя убью!
        - Оставь ее в покое, - сказал брату Алистер, освобождая пленницу.
        Она скрестила руки на груди и поморщилась: онемение сменилось болью, когда постепенно начало восстанавливаться кровообращение. Но ее взгляд был прикован к Дональду Кемпбеллу.
        - Ты не должна бояться их прикосновений, - заверил ее Алистер. - Возможно, у моих братьев дурные манеры, но они не сделают тебе ничего плохого. - Он протянул ей лепешку. - Съешь это.
        Изабо хотела отказаться, плюнуть в него, отшвырнуть еду, однако боль в желудке пересилила ее гордость. Она взяла его лепешку.
        Алистер встал, удивляясь собственной нерешительности. Хотя она и девушка, но, без сомнения, активная мятежница-якобитка. Письма, найденного ими прошлой ночью, более чем достаточно, чтобы отправить ее на виселицу. Он должен только отвезти ее в Абердин, как и собирался, когда думал, что она мальчик. Теперь этот план может оказаться слишком опасным. Женщина-враг способна всадить кинжал в грудь кому-нибудь из его людей, разве она не пыталась убить его? Тем не менее отплатить женщине было совсем нелегко. А сообрази он прошлой ночью, что взял в плен девушку, то вообще не стал бы вести себя с нею так жестоко. Ему было стыдно видеть кровь на ее горле. Кровь, пролитую им.
        Он слышал бесчисленные рассказы о дурном обращении с пленными, оказавшимися в руках военных, а ее вина слишком тяжела. Предательское убийство герцога Камберленда… Глядя на нее, Алистер вряд ли бы этому поверил, если бы сам не прочел то письмо. Власти наверняка будут ее допрашивать, возможно, применят пытки, чтобы узнать, что они хотят, а если она попадется в руки кому-нибудь совершенно бессовестному, ее по ходу дела непременно изнасилуют.
        Она выглядела очень юной, ей не исполнилось еще и двадцати, невзирая на ее показную храбрость, он видел, насколько она испугана.
        Алистер презирал якобитов, презирал их безрассудное, кровавое дело, но он не мог послать этого ребенка на смерть. Как не мог отпустить ее и позволить ей доставить по назначению письмо, которое он забрал у нее прошлой ночью. Он подозвал к себе Патрика:
        - Я буду сам управлять ее лошадью, а ты посади нашу пленницу в седло и свяжи.
        Кивнув, тот взял Изабо за руку, и она смиренно встала. Но Патрик был не глуп, он уже знал, что она использует любую возможность для бегства, поэтому крепко держал ее.
        - Я бы не стал об этом думать. Он ведь тебя поймает, девушка, так что нехорошо причинять всем такое беспокойство.
        Изабо не ответила и позволила ему подвести ее к лошади. Старик был прав, она действительно ждала, когда у нее появится шанс к бегству. Тюрьма означала смерть.
        Она предпочла бы умереть здесь, пытаясь обрести свободу, чем гнить в тюремной камере или быть повешенной. Кстати, если она выберет удачное время, ей, может быть, удастся сбежать.
        Но не сейчас. Хотя Патрик и не в том возрасте, чтобы ее поймать, если она вырвется, рядом еще по крайней мере шесть человек. Среди них рыжий Дональд, который протягивал к ней свои грязные руки, а теперь не выпускает ее из виду, и тот, кого они называли Айеном, - он прочел ее письмо, а затем подстрекал брата совершить убийство. Этот Айен как раз направлялся к своей лошади, время от времени поглядывая в ее сторону. Вероятно, подумала Изабо, если бы ему представился удобный случай, он бы сделал все возможное, чтобы увидеть ее мертвой. На нее устремлено столько глаз, что о бегстве пока нечего и думать. Их вождь Алистер уже сидел верхом на своем жеребце, крепко держа в руке поводья ее кобылы. Изабо без труда прыгнула в седло, затем с опаской взглянула на Патрика, который снова достал знакомую веревку.
        - Нет нужды меня связывать. По-моему, я и так далеко не убегу от того здорового ублюдка. - Заметив его нерешительность, она повернулась к Алистеру:
        - Скажи ему, что в этом нет необходимости.
        Однако шотландец был непреклонен.
        - Свяжи ее, - коротко бросил он. - Нам пора отправляться.
        - Ладно, если этого нельзя избежать, делай, что тебе ведено, - сказала она Патрику, задирая рукава и протягивая ему руки. - Хотя после вчерашней ночи от моей кожи мало что осталось.
        При виде кровоточащих царапин и содранной кожи на худых запястьях пленницы старик замешкался.
        - Или можешь просто связать тут. - Изабо указала на свою талию. - Привяжи меня к седлу. Если уж ты должен.
        Патрик вопросительно поглядел на Алистера и, получив от него согласный кивок, приказал:
        - Тогда не дергайся и подними руки.

        Утро было чудесным, небо безоблачным, снег, покрывавший землю, блестел под солнцем. Лошади старательно выбирали себе дорогу. В этой дисциплинированной шеренге не хватало только Дональда Кемпбелла, который давно отправился в Абердин с письмом.
        Алистер ехал в арьергарде, чуть впереди своей пленницы, намотав для верности себе на руку поводья ее кобылы и время от времени оглядываясь на Изабо. Та сидела очень смирно, держалась обеими руками за переднюю луку седла и, видимо, не собиралась нарушать строй.
        Они въехали в густой сосновый лес. Ветки деревьев гнулись под тяжестью снежных шапок, которые, подтаяв на утреннем солнце, с легким шелестом неожиданно падали и пугали лошадей.
        Эта местность была Изабо знакома, и она, скрывая нетерпение, ждала своего шанса. Она знала, что впереди, где тропинка круто идет вверх, лес становится гуще, потом тропинка превращается в дорогу, которая приведет их к очень крутому спуску.
        Когда они достигли этого места, ее надсмотрщик, как она и надеялась, все свое внимание сосредоточил на трудном участке пути. Изабо очень медленно опустила руку и, не сводя глаз со спины Кемпбелла, скользнула пальцами по левой ноге, пока не нащупала костяную рукоятку кинжала, спрятанного у нее в сапоге. Острое лезвие моментально освободило ее от веревки Наталии, после чего она также незаметно вернула кинжал в потайные ножны.
        Дождавшись, когда они поднялись на вершину холма, Изабо соскользнула с кобылы и бросилась в лес, напрямик сквозь деревья.
        Алистер сразу кинулся вдогонку, но она знала, что его жеребец не сможет преследовать ее между столь кучно растущими соснами, и шотландец вынужден будет спешиться. А бегает она быстрее. Кроме того, ее подстегивал страх, и она летела прочь словно ветер по гребню холма к крутому обрыву. Прыгнув вниз, она скатилась вместе со снежной лавиной до самого подножия.
        Изабо не оглядывалась, чтобы не терять драгоценные секунды, она и без того слышала, что он сзади, с каждым шагом неумолимо приближается к ней. Ручеек внизу еще не замерз, теперь она бежала по гальке, разбрызгивая ледяную воду, и уже начала уставать, а преследователь был совсем близко. Ей казалось, что его руки вот-вот схватят ее за куртку, что она чувствует его дыхание на своей шее.
        Изабо охватила паника. Он почти догнал ее, но она уже была рядом с тем местом, которое искала, местом, где почва заканчивалась отвесной скалой, и ручеек с высоты около пятидесяти футов падал в глубокий омут.
        Изабо закричала, когда он прыгнул на нее сзади, ткнув лицом в снег и подмяв ее под себя так, что она едва могла вздохнуть. Но его тяжелое прерывистое дыхание все-таки доставило ей некоторое удовлетворение: ему не слишком-то легко было ее поймать. Теперь громадный ублюдок испытает еще большее неудобство, волоча ее всю дорогу назад. Если сможет.
        Приподнявшись, Алистер завел ей руки за спину, больно придавил коленом к земле, чтобы она не двигалась, и начал ее обыскивать.
        - Ну и где он? Где ты его спрятала, маленькая дьяволица? - гневно спросил Алистер, тяжело дыша.
        Он быстро ощупал изнутри ее куртку в поисках какого-нибудь потайного кармана, затем ее пояс, штаны и сапоги. Зашвырнув кинжал в снег, он выпустил ее запястья и легонько шлепнул Изабо по спине.
        - Теперь мы оба промокли, а идти назад пешком долго. Полагаю, ты очень довольна собой.
        Изабо не ответила, видя ярость на его потемневшем лице и плотно сжатые губы. Ей хотелось, чтобы он слез с нее и позволил ей встать, но шотландец этого не сделал.
        Он продолжал сидеть на ней верхом, упираясь коленями в снег, и с таким бешенством ее разглядывал, что Изабо не осмелилась бросить ему очередной вызов. Он слишком большой и сильный, здесь, наедине с ним, она чувствовала себя даже более уязвимой, чем когда находилась среди его людей. Свои худшие дела человек творит, если рядом нет свидетелей.
        Внезапно с ближайшей сосны беззвучно сползла куча подтаявшего снега и рухнула на землю в ярде от них. Изабо опомнилась первая, быстрым движением вывернула свою руку из его железных клещей и, схватив пригоршню снега, бросила ему в лицо. Пока Алистер протирал глаза, она успела сорвать с его пояса кинжал.
        Положение для удара было очень неудобным, поскольку он сидел на ней верхом, но, изогнувшись дугой, она все же ухитрилась вонзить клинок ему в живот.
        Последовала борьба. Изабо чувствовала силу его ярости, боль в руке, которую он сжимал, видела кровь на снегу. Затем удар по голове, и все исчезло.

        Глава 3

        Очнувшись, Изабо обнаружила, что сидит перед Кемпбеллом на его жеребце, местность, по которой они едут, совершенно ей незнакома, значит, с тех пор как она потеряла сознание, прошло довольно много времени.
        Она сделала попытку выпрямиться, чтобы не касаться его тела, но шотландец одной рукой обнимал ее за талию и крепко прижимал к своей груди.
        - Очнулась наконец, - сказал он, - А то я уже начал думать, не убил ли тебя.
        Алистер говорил пренебрежительно, хотя последние несколько часов его не покидал страх, что он серьезно ранил пленницу. Он намеревался только оглушить ее, чтобы без лишних хлопот довезти до места, а она пять часов лежала в его объятиях бледная и неподвижная, словно труп. Но она сама привела его в бешенство. Даже не тем, что воткнула в него кинжал и теперь рана на животе горела огнем, главное, она застала его врасплох, использовав для нападения его собственное оружие. Девчонка, полумертвая от голода якобитка, умудрилась перехитрить его, а сейчас пытается высвободиться.
        - Сиди спокойно, - приказал он. - Нам еще предстоит долгий и трудный путь, ты не сделаешь его более легким, если начнешь постоянно крутиться в седле. Не хотелось бы снова оглушать тебя, - добавил Алистер, - но я это сделаю, попробуй только не подчиниться.
        Изабо подчинилась. Совсем не потому, что боится его угроз, говорила она себе, ведь в бессознательном состоянии невозможно предпринять новую попытку к бегству.
        Голова и челюсть у нее болели от его удара. Будет лучше на какое-то время затаиться.
        Хотя Изабо не имела желания общаться с безжалостным Кемпбеллом, она все-таки решила узнать, куда они направляются.
        - Это же дорога не в Абердин, о котором ты мне говорил? - осмелилась спросить она.
        - В Моришир, - коротко бросил он.
        Ничего удивительного, что местность ей незнакома.
        Теперь Изабо оказалась еще дальше от Инвернесса, чем в начале своего пути, и надежда на бегство стала с каждой милей слабеть. Интересно, почему они везут ее не в Абердин, как собирались? Но спрашивать у них, разумеется, бесполезно, и она молчала.
        Впереди были видны другие всадники. Насчитав пятерых, Изабо поняла, что одного не хватает, и обернулась. За ними скакал черноглазый Айен на тот случай, если она сделает новую попытку к бегству. Неужели они решили, что она способна убежать от этого жестокого человека, который сейчас держал ее? Видимо, она слишком резко обернулась, голова у нее опять заболела, пейзаж вдруг начал расплываться. Изабо закрыла глаза и сидела, уже не шевелясь.
        На этот раз первым нарушил долгое молчание Алистер.
        - Скажи мне, как тебя зовут. Просто имя, - добавил он, - если желаешь сохранить инкогнито.
        Раздраженная насмешкой в его голосе, она сначала не хотела отвечать, но потом все же повернулась к нему:
        - Мое имя Изабо. Я - Макферсон из Гэрлоха, мне плевать, кто об этом узнает. - И с гордым вызовом прибавила:
        - А на чьей я стороне, тебе известно.
        - Да, маленькая дурочка. А тебе известно, насколько безнадежно ваше дело?
        - Так вот почему ты сражаешься за узурпатора, - презрительно усмехнулась она. - Ведь Кемпбеллы всегда торопились принять сторону сильнейшего.
        Алистеру совсем не хотелось ввязываться в политические споры, но эта девчонка оскорбила его честь, более того, честь его клана, и он не мог оставить ее выпад без ответа.
        - Я сражаюсь за своего короля, законного короля этой страны, и делал бы это, даже если бы твоих друзей-мятежников было десять тысяч. - Увидев ее скептическое выражение, он пришел в ярость. - Ну, а как насчет Шерифмура? Тогда противник численно превосходил Кемпбеллов в четыре раза, и они что, отступили? Нет.
        Изабо подумала, что Кемпбеллу пришлось обратиться к истории тридцатилетней давности, чтобы найти пример заслуг своего клана. Прежде чем она снова отвернулась, Алистер успел заметить в ее взгляде насмешку и, чувствуя нарастающий гнев, решил подозвать Айена. Пусть он возьмет ее на некоторое время к себе, тогда посмотрим, долго ли она продержится столь высокомерно. Нет, он не доставит ей удовольствия, показав, что ее слова задели его, она расценит это как свою победу. Он посадил ее на своего коня, на его коне она и будет сидеть. До их возвращения домой.
        Они ехали молча. Алистер видел, что она старается держаться в седле неестественно прямо, будто малейший контакт с его телом мог ее осквернить. Постепенно и очень неохотно Алистер начал восхищаться ее стоицизмом. Она крайне измучена, наверняка голова у нее страшно болит в том месте, куда он ее ударил, в последнее время она явно голодала, слишком уж выдавались на ее лице скулы, да и запястья чересчур тонкие. Остальное было скрыто под курткой, но когда он поднял ее со снега у ручья и потом нес на руках, то почти не ощущал ее веса.
        - Сколько же тебе лет, Изабо Макферсон? - спросил он.
        - Не твое дело, - быстро сказала она, не удостоив его поворотом головы.
        - Простое любопытство, только и всего.
        Алистер подумал, что не дождется ответа, но она немного погодя все же ответила:
        - Мне двадцать лет.
        - Двадцать?
        - А что тут удивительного? - Изабо прижала руку к лицу, челюсть у нее страшно болела.
        - Я считал, ты моложе.
        Оба снова замолчали. Хотя уже начало темнеть, они не останавливались для привала. Изабо собиралась задать ему много вопросов; например, почему они едут в Моришир, так далеко, и что они собираются с ней сделать… Но ей не хотелось поддерживать беседу с этим человеком.
        Тем не менее, когда в сумерках возник силуэт замка и она поняла, что они почти у цели, ее охватил трепет, который не был страхом, она все же спросила:
        - Что это за место?
        - Замок Данлосси. Мой дом.
        - А почему ты не повез меня в Абердин?
        - Кажется, я уже говорил тебе, - после некоторого колебания ответил Алистер. - Я не воюю с женщинами.
        - Не воюешь с женщинами? - саркастически повторила Изабо, поворачиваясь к нему. - А как ты назовешь это и это? - Она показала на свою голову, ободранные запястья и порез на горле.
        - Ты сама виновата, - быстро возразил он. - Женщина, которая притворялась мужчиной, заслужила соответствующее обращение.
        - Значит, так, да?
        - Вот именно.
        - Ладно, а как с теми женщинами, чьих мужей ты убил, чьи дома сжег? Разве это не называется воевать с ними? Вы и другие вроде тебя способны делать еще более страшные вещи, я знаю. И они делают, я это видела.
        - Я не сжег ни одного дома, - негодующе произнес он. Сострадание к ней испарялось так быстро, что вскоре он забыл о его существовании. - И не делал еще более страшных вещей, как ты это называешь.
        Алистер внезапно умолк. С какой стати он вздумал оправдываться перед этой наглой девчонкой, своей пленницей? Но ее уколы раздражали его, и чем быстрее закончится их совместная езда на его жеребце, тем лучше для них обоих.

        На небе уже ярко блестели звезды, и резко похолодало, когда они въехали через арку ворот во двор замка.
        Изабо стояла, дрожа от холода, пока Алистер, крепко сжимавший ее руку, отдавал приказания своим людям.
        Замок с неровной линией крыши, над которой вздымалась массивная главная башня, и высокими мощными стенами выглядел не слишком гостеприимным. Это была крепость. Изабо даже отпрянула, когда Алистер потянул ее за собой, но хватка у него была железной, так что вскоре они поднялись по ступенькам и вошли в замок.
        Пораженная увиденным, не зная, что они собираются с ней делать, она стояла там, где Кемпбелл ее оставил, и обводила взглядом помещение. Огромный зал, куда они вошли, явно занимал всю площадь главной башни. Из него вело несколько дверей, за одной Изабо увидела просторную, богато обставленную комнату и сразу поняла, что находится в руках не какого-то рядового Кемпбелла, а вождя клана.
        Ее настороженный взгляд остановился на главном действующем лице, Алистере Кемпбелле, виновнике ее несчастий. Это он преуспел там, где других постигла неудача, это он стащил ее с седла, это он поймал ее, когда она почти ускользнула по снегу тем утром. Если бы не этот Кемпбелл, она бы сейчас уже была на полпути к Абердину. Наблюдая за ним, Изабо чувствовала, что всем сердцем ненавидит его замок, его клан и его самого. Высокий, прямой, очевидно игнорирующий полученную рану, он стоял, глядя на своего брата Айена и седого Патрика.
        Заметив кровь на его рубашке и повязку на животе, Изабо поспешно отвела взгляд. Одно дело ударить человека кинжалом в отчаянной попытке защитить себя, и совсем другое - видеть последствия этого.
        Мужчины обсуждали путешествие, но Изабо настолько обессилела, что ничего уже не слышала, голова невыносимо болела, перед глазами мелькали странные маленькие точки. Она моргнула, чтобы они исчезли, потом моргнула еще раз.
        Обсуждению не было конца. Появились другие люди, заполнив почти все огромное помещение. Может, они сейчас решают ее судьбу? Ну и пусть, оглушительные удары сердца отдавались у нее в ушах, затем каменный пол внезапно понесся ей навстречу.

        Когда Изабо снова открыла глаза, то обнаружила, что лежит на широкой кровати, под чистой простыней, а над ней склонилось прекрасное видение в модном платье, с густыми каштановыми волосами, свободно падающими на плечи.
        Увидев, что Изабо проснулась, молодая женщина молча вышла из комнаты и через несколько минут вернулась с человеком, которого Изабо совсем не желала бы видеть.
        Алистер Кемпбелл остановился возле кровати, глядя на пленницу. Он еще не сменил грязную одежду, сквозь прорезанную рубашку была видна окровавленная повязка, волосы в беспорядке. Он выглядел совершенным бандитом, каковым она его и считала, Изабо даже удивилась, что такой человек мог быть хозяином этого замка.
        Алистер повернулся к молодой женщине, которая стояла рядом с ним.
        - Сьюзен, попробуй ее накормить. Патрик тебе поможет. А ты… - Он снова взглянул на Изабо. - Если ты осмелишься поднять руку на кого-нибудь в Данлосси, я сдеру с тебя шкуру, слышишь? Только попробуй…
        Тут дверь открылась, и в комнату вошел Патрик Макфи с подносом. Кемпбелл покинул свой пост у кровати, чтобы поговорить с ним. Хотя разговаривали они тихо, Изабо кое-что расслышала.
        - Патрик, не оставляй ее наедине со Сьюзен и убедись, что дверь заперта, когда покинешь комнату. - Затем он улыбнулся Сьюзен и добавил:
        - Присоединяйся к нам после того, как вы тут закончите. Мы с Айеном только немного приведем себя в порядок и сядем обедать.
        Через некоторое время Сьюзен с Патриком тоже вышли из комнаты. Время было позднее, Изабо попыталась уснуть и не смогла, ее одолевали мысли о своей неудаче, о Робби, о своем горе.
        Твердое намерение выполнить его миссию поддерживало ее все те ужасные недели после гибели брата, но сейчас в душе у нее зияла пустота, настолько глубокая, что, как ей казалось, она может упасть туда и никогда больше не выбраться.
        Она чувствовала себя предателем, лежа в чистоте и тепле на этой удобной кровати, и почти хотела, чтобы они бросили ее в темницу.
        Почти. Изабо повернулась на бок. Огонь в камине ярко пылал, даря больше чем тепло, даря покой, ибо огонь - это жизнь и движение, что позволяло ей чувствовать себя не такой одинокой.
        Та женщина, Сьюзен, английская леди, судя по голосу, была вежлива и добра. Старик тоже, их доброта становится еще заметнее на фоне жестокости Алистера Кемпбелла. Интересно, долго ли они намерены держать ее здесь? Не выйдет. Если от свободы ее отделяет только запертая дверь, она найдет способ выбраться на волю. Повременит день или два, наберется сил и обязательно сбежит отсюда.
        Пока Изабо лежала без сна, обдумывая побег, Алистер Кемпбелл сидел внизу за обеденным столом с братом Айеном и кузиной Сьюзен Фэрфакс. После долгого путешествия мужчины с удовольствием ели вкусные блюда, но атмосфера в зале была отнюдь не умиротворенной.
        Различие мнений относительно судьбы пленницы грозило ссорой. Алистера бесила роль, которую ему сейчас приходилось играть. Ведь у него больше, чем у других, причин ненавидеть мятежников с их обреченным, изнурительным делом. Мало того, что он, как ни странно, оказался в положении защитника якобитки, так эта самая якобитка еще и ранила его гордость. Алистер невольно коснулся повязки наживете. До сих пор ни одна женщина не оскорбляла его подобным образом, и, будь на ее месте любой мужчина… он бы давно стал покойником.
        - Это ненадолго, - сказал Алистер. - Все почти закончено, потом она сможет вернуться к своим, но пока останется здесь.
        Сьюзен с любопытством глядела на кузена. Похоже, тот принял твердое решение насчет этой девушки.
        - А тебе не кажется, что она вполне может сбежать, Алистер?
        - Конечно, - тут же согласился Айен. - Посмотрела бы ты, как она бегала от нас в лесу. Жаль, что ты не загнал ее в первую же ночь, - добавил он, поворачиваясь к брату. - Или не повез в Абердин, как собирался.
        Этой девчонке не надо было видеть Сьюзен.
        - Я не возражаю, Айен, - заверила его кузина. - Она так слаба, что едва ли причинит кому-нибудь вред.
        - Слаба? - фыркнул тот. - А ты не видела живот Алистера? Тогда взгляни, что эта стерва с ним сделала, и будь осторожна.
        - Хватит, Айен. Мне известен ее дурной нрав. У меня больше причин знать это, чем у кого-либо из вас, но я никогда не отдам ни одну женщину военным. - Увидев выражение его лица, Алистер решительно добавил:
        - И это главное.
        Он с самого начала знал, что Айен не одобряет его решения привезти девчонку в замок, возможно, так считали все они. За исключением Патрика с его мягким сердцем и состраданием к якобитам, которое было всем известно, хотя он пытался это скрывать. Возможно, они правы, так как от девчонки одни неприятности: она непредсказуемая, отчаянная и неистовая, в любую минуту способная броситься на кого угодно из них.
        Да, ему не следовало разрешать Сьюзен идти в комнату пленницы. Кузина не привыкла к жестокости и враждебности, она слишком доверчива, а это делает ее уязвимой. Лучше присматривать за девушкой будет один Патрик. Какого дьявола отец Сьюзен позволил ей, даже поощрил отъезд в Шотландию в столь неспокойное время? К тому же вместо трех, как собиралась, она здесь уже восемь месяцев, и сейчас невозможно отправить ее домой, слишком опасно.
        Алистер поднял бокал и допил вино. Ничего, скоро она будет в Англии, конец уже виден.

        Глава 4

        - Ты не можешь держать меня тут взаперти, пока не кончится битва!
        - Это произойдет скорее, чем ты думаешь.
        - Неужели?
        Изабо стояла перед Алистером, кипя от нетерпения и бессильной ярости. Она была в сером шерстяном, плохо сидящем платье, которое они сумели для нее отыскать.
        За месяцы недоедания Изабо настолько отощала, что платье болталось на ней, как на вешалке, выставляя напоказ худобу плеч и выпирающие ключицы. Она гневно смотрела на него без малейших признаков страха, который испытывала вначале. Прошло уже три дня, и было ясно, что они не собираются причинять ей никакого вреда. Ее кормили, одевали, заботились о ее нуждах, однако не выпускали из комнаты, и ответственный за это стоял перед нею, бесстрастный, словно гранитная колонна.
        Внешне он разительно отличался от того дикаря, который поймал и так жестоко скрутил ее в заснеженном лесу. Внушительная, мощная, ладно скроенная фигура в безукоризненной рубашке и килте, чисто выбритое лицо, волосы собраны на затылке и перевязаны черной лентой.
        Теперь он действительно выглядел настоящим лэрдом.
        - Ты безжалостный негодяй. Мне это стало ясно, едва я тебя увидела.
        Сев на низкий сундук возле кровати, Изабо с возмущением повернулась к Алистеру и заметила, что он нахмурился. Конечно, ему не по душе напоминание о том, как он поступил с ней в первую ночь. Порез на горле до сих пор виден.
        - Да, ты принял меня за мальчика, но кем же надо быть, чтобы пытать ребенка?
        Подойдя, Алистер рывком поднял ее на ноги.
        - Я не пытаю детей, мегера! Ты явно была шпионом, хуже того, готовилась к убийству и, невзирая на свою молодость, достаточно взрослая, чтобы понимать, что ты делаешь. Кстати, - гневно добавил он, - если бы я действительно собирался выпытать у тебя все детали готовящегося преступления, неужели ты думаешь, я не смог бы этого сделать?
        Внезапно Алистер отпустил ее. Девчонка опять провоцировала его, а он снова шел у нее на поводу, чего она и добивалась в последние три дня. И опять чрезвычайно довольна собой, как если бы что-то доказала.
        - А тебе не приходило в голову, - произнес он, стараясь не повышать голос, - что я держу тебя здесь ради твоей собственной безопасности? Допустим, я позволю тебе уйти, и что дальше? Если ты даже выживешь, до бравшись по морозу до своих мятежников, тебя все равно ждет смерть. Вы почти разбиты, говорю тебе, и пощады не будет никому, в особенности убежденным заговорщикам вроде тебя. По-моему, ты еще должна благодарить меня, что находишься в этом замке.
        - Благодарить? - в изумлении повторила она. - Должна благодарить за то, что ты продал душу англичанам и безжалостно убиваешь своих братьев шотландцев? - Теперь уже Изабо потеряла контроль над собой. Она шла на него, покраснев от ярости, глаза блестели от непролитых слез. - Ты был в Форт-Вильяме, был при его осаде, Алистер Кемпбелл?
        - Да, был.
        - Ради всего святого, ты же шотландец, как ты мог?
        - Да, я шотландец, один из тех шотландцев, которые не желают видеть на троне вашего претендента.
        - Ну разумеется, ведь ты Кемпбелл, - выпалила она, - сын Дэрмида.
        Ее оскорбительный тон стал действовать ему на нервы, она говорила с ним так, будто считала его одним-единственным предателем страны, в ее взгляде сквозило презрение.
        Алистеру захотелось встряхнуть ее или сделать что-нибудь похуже, и, чтобы не поддаться искушению, он быстро покинул комнату, гадая, что за мазохистское стремление заставляет его каждый день навещать ее, хотя Патрик исправно снабжает пленницу всем необходимым.
        Когда раздражение постепенно утихло, Алистер признался себе, что это была цена за обретение спокойствия духа. Ее вид, румянец, глаза, сверкающие яростью, - на все это стоило посмотреть. Он с удивлением обнаружил, что не впервые задается вопросом, был прежде у нее любовник или нет. Жаль, если зря пропали такие пылкость и страсть.
        Вернувшись к себе, он достал вещи, которые они забрали после того ночного обыска. Алистер повертел в руках гладкие камни без всяких отметин, не представляя их значения для Изабо. Но еще больше он не понимал, зачем ей брошь. Мужская брошь, принадлежавшая кому-то из клана Макферсонов, возможно, ее любовнику. В открывающемся медальоне оказалась миниатюра дамы.
        Это не Изабо, волосы слишком темные, но столь же молодая и очень красивая. Алистер захлопнул крышку, досадуя на свое любопытство. Он не будет ни о чем ее спрашивать, иначе она только получит удовольствие, отказавшись просветить его.

        Благоприятная возможность явилась на следующий вечер в лице Сьюзен Фэрфакс, которая одна и без позволения решила навестить Изабо. После ужина она вошла в комнату пленницы, куда ее привело любопытство, а вовсе не ревность. Алистер очень переменился, с тех пор как привез молоденькую якобитку в Данлосси, был расстроенным и озабоченным. Может, другие этого и не заметили, но она улавливала в нем малейшую перемену, даже когда он пытался все скрывать.
        Повернув ключ и открыв дверь комнаты, Сьюзен увидела пленницу, свернувшуюся в кресле возле огня. Ей запретили навещать ее из-за враждебности Изабо, хотя, глядя тем вечером на худую, бледную словно привидение, с многочисленными синяками бедняжку, Сьюзен не могла поверить, что та в состоянии причинить ей какой-либо вред.
        Но сегодня поднялась с кресла и встала перед ней совершенно другая Изабо. Правда, столь же болезненно-худая, однако в ее больших серых глазах сверкал огонь, которого тогда не было, а в горделивой позе и манере держать голову чувствовалось достоинство. Поскольку густые светлые волосы она собрала по-мужски в косичку, а большинство синяков исчезло, стала видна безупречная кожа лица и шеи.
        Обе девушки были высокого роста, может, Изабо чуть выше, однако на этом их сходство заканчивалось. У Сьюзен Фэрфакс были добрые карие глаза, маленький рот и округлые формы, а глубокий вырез желтого бархатного платья выгодно демонстрировал ее роскошную грудь. Она излучала уверенность в собственной красоте и достоинствах.
        - Могу я на минутку войти? - с улыбкой спросила гостья.
        Изабо кивнула. Она прекрасно знала, почему Сьюзен не появлялась здесь с того первого вечера, и подозревала, что та пришла к ней втайне ото всех.
        - Я должна запереть дверь, а то получу выговор. - Сьюзен беззвучно повернула ключ и сунула его за тугой лиф. - Вот так. Алистер очень со мной строг и всегда оберегает меня. Он думает, - заговорщически добавила она, - что ты можешь причинить мне вред, если я приду навестить тебя. Но я не верю, что ты настолько жестока, как они думают. Можно я сяду? - Не дожидаясь разрешения, гостья села. - О тебе заботятся как следует? Ты выглядишь очень худой. Тебя хорошо кормят?
        - Если бы я нуждалась только в еде и тепле, - ответила Изабо, - тогда бы я была вполне счастлива.
        - А это не так?
        - Нет.
        - Должна признаться, меня удивляет несвойственная Алистеру жесткость обращения с тобой, - озабоченно произнесла Сьюзен и после краткого молчания спросила:
        - Это правда, что они говорят? Ты действительно принимала участие в восстании?
        На миг Изабо решила, что они специально подослали девушку, чтобы та попыталась добыть у нее сведения, используя свою доброту и ласковое убеждение. Нет, Сьюзен недостаточно хитра для подобного задания, и Алистеру Кемпбеллу это наверняка известно.
        - Да, участвовала, - коротко ответила Изабо.
        У гостьи разгорелись глаза.
        - И ты сражалась? Я имею в виду, ты убила кого-нибудь палашом или что-то вроде этого?
        Изабо не ответила, вспомнив тот холодный день на берегу Лох-Эйла и теплую кровь солдата, которая пропитала насквозь ее одежду, прежде чем ей удалось столкнуть его с себя, потом ее жутко рвало, и она заползла на четвереньках в ледяную воду озера.
        Проигнорировав ее молчание, Сьюзен с любопытством спросила:
        - Полагаю, ты занималась также другими вещами, доставляла письма и все прочее. Так говорит Алистер.
        - Да, я помогала чем могла, никакой тайны здесь нет, - сказала Изабо, прикидывая, как бы достать у нее ключ.
        Сьюзен намного тяжелее, чем она, выглядит сильной, несмотря на ее женственность. Правда, гостья не ожидает нападения, можно сбить ее с ног, к примеру, тем канделябром, она и крикнуть не успеет. Но Изабо не хотелось причинять вред девушке, которая была добра к ней, когда ее принесли сюда такую измученную и слабую.
        - А тебе приходилось встречать его? - спросила вдруг Сьюзен.
        - Принца? Да, - нехотя ответила Изабо.
        - Говорят, он красив?
        Впервые за долгое время Изабо улыбнулась.
        - Да, он высокий, светловолосый, с добрыми карими глазами, перед которыми невозможно устоять. Если бы ты встретилась с ним, Сьюзен Фэрфакс, то поняла бы, что я имею в виду.
        Это было сказано с глубоким чувством и произвело должное впечатление на слушательницу.
        - Пойму, если встречу. Конечно, влюбляться в него я не собираюсь, но все бы отдала, чтобы просто увидеть его.
        - У твоего кузена есть что сказать по этому поводу, - быстро произнесла Изабо.
        - Да, - вздохнула Сьюзен. - Какая неприятность, что такой молодой и красивый, а настолько безнравственный. Но это очень романтично.
        - Очень, - согласилась Изабо.
        - Значит, ты влюблена в него, потому и грустишь здесь?
        - Немного, - осторожно сказала Изабо. - Но тогда все мы были в него влюблены.
        - Немного? - Сьюзен распирало любопытство. - Если бы немного, ты не говорила бы с такой страстью. - Некоторое время девушка смотрела на нее с выражением, напоминающим сочувствие, а затем, понизив голос, заговорщически спросила:
        - Вы были любовниками?
        Изабо чуть не расхохоталась, представив свою единственную встречу с принцем Карлом Эдуардом, который едва взглянул на нее. Да и кто бы стал его винить, если она была в своих штанах, рубашке брата и с изношенным пледом на плечах?
        Какое-то время Изабо смотрела на свои руки, давая простор воображению собеседницы.
        - Вопрос очень личный, - наконец сказала она. - Об этом лучше знать, чем спрашивать. Я кое по кому скучаю, ужасно скучаю, и находиться здесь для меня тяжелое испытание.
        Слезы она могла вызвать у себя без труда, ведь ей было о чем горевать. Поднявшись, Изабо отвернулась от гостьи, которая немедленно встала рядом.
        - Я до сих пор не сознавала, насколько ты несчастна.
        - Зачем он держит меня здесь, не понимаю, - всхлипнула Изабо. - Он сказал, что не воюет с женщинами, а сам… сам держит меня взаперти. И я начинаю беспокоиться, - добавила она, быстро оценив отношение Сьюзен к ее кузену, - не имеет ли он… неприличных замыслов. - Изабо почувствовала, как дрогнула рука, лежавшая на ее плече. - Вчера он вошел, когда я была в одной рубашке. Я думала, он уйдет, но он этого не сделал… знаешь, он наблюдал за мной. - Она со слезами взглянула на девушку. - Я не хотела тебе говорить, но ты была очень добра ко мне и… полагаю, ты можешь понять, чего я опасаюсь.
        Сьюзен резко отвернулась и подошла к огню. Изабо успела заметить ревность на ее прелестном лице и с удовлетворением подумала, что все правильно рассчитала.
        - Если бы он не смог меня найти, - печально вздохнула она.
        - И где бы ты была, чтобы он не смог найти тебя? - бесцветным голосом осведомилась Сьюзен.
        - В… я не могу сказать где. Он… человек, о котором я постоянно думаю, послал меня туда, чтобы я ждала там, если придется бежать в… Ну, ты понимаешь, что большего я тебе сказать не могу.
        - Вероятно, далеко отсюда?
        - Конечно.
        - А если… - Сьюзен решительно взглянула на заплаканное лицо пленницы. - Если кто-то… не обязательно я, будет столь небрежным и не запрет эту дверь, ты найдешь одна дорогу к тому месту?
        - Найду.
        - И если тебя поймают, а они могут, ты знаешь, что им сказать?
        Изабо улыбнулась сквозь высыхающие слезы.
        - Разумеется. Что я сама открыла замок.

        Глава 5

        Все получилось на удивление легко. Изабо не чувствовала никакой вины за обман доверчивой Сьюзен, в конце концов ей не пришлось бить девушку по голове тяжелым медным канделябром.
        Штаны с курткой у нее забрали, платья было бы достаточно, если бы не холод по ночам. Зашнуровав ботинки, она уже пошла к двери, но быстро вернулась, сдернула с кровати толстый плед, бесшумно выскользнула из комнаты и оказалась чуть ли не в полной темноте.
        Коридор освещали всего две свечи на дальней стене, одну Изабо прихватила с собой. К несчастью, замок она совершенно не знала, поэтому несколько раз сворачивала в какие-то переходы, заканчивающиеся тупиком, пока вдруг не обнаружила за углом лестницу.
        Изабо замерла, напрягая слух, ничего подозрительного не услышала и крадучись двинулась к лестнице. Но тут неподалеку хлопнула дверь, и раздались тяжелые шаги человека, который шел в ее сторону. Она задула свечу и вжалась в то, что сначала приняла за стенную нишу. Только ощутив спиной щеколду, Изабо поняла, что это дверной проем, а так как шедший по коридору был уже совсем близко, она не стала размышлять, куда ведет эта дверь, просто отодвинула щеколду и скользнула в комнату.
        Там горело несколько свечей, в камине ярко пылал огонь. Моргнув несколько раз, чтобы привыкнуть к свету после темноты коридора, Изабо увидела, что находится в спальне, причем в спальне огромных размеров и великолепно обставленной. Сначала она подумала, что комната пуста, и стояла у двери, прижимая к груди плед, но вскоре ее взгляд остановился на пожилой леди, сидящей в кресле с высокой спинкой, которое было повернуто к огню.
        - Простите меня, - пробормотала Изабо, нащупывая пальцами щеколду за спиной. - Я… перепутала комнаты. Извините.
        Она уже повернулась к двери, но тут в коридоре послышались шаги и голоса. Она застыла, не представляя, что ей говорить или делать.
        - Я подумала, ты Сьюзен, - заметила старая леди. - Но ведь это не так?
        - Да, я не Сьюзен, - ответила Изабо, не спуская глаз с двери.
        - Тогда подойди ближе, чтобы я могла тебя рассмотреть.
        Голоса в коридоре звучали все громче и тревожнее.
        - Подойди ко мне, - повторила дама, поманив ее пальцем. - Я уже не так хорошо вижу, как прежде.
        Изабо медленно приблизилась к креслу. Несмотря на преклонный возраст, хозяйка комнаты в своем черном бархатном платье с кружевным воротником и манжетами выглядела настоящей светской дамой. На коленях у нее свернулась дымчатая кошка.
        - Да, теперь я вижу, что ты не Сьюзен, - произнесла старая леди и, как бы извиняясь за ошибку, добавила:
        - Я приняла тебя за нее, поскольку Сьюзен обещала зайти и почитать мне. Но сейчас уже поздно для этого, полагаю, скоро появится Дженни, чтобы уложить меня в постель. - Изабо беспокойно оглянулась на дверь и прислушалась. - Но пока, девушка, я бы хотела узнать, кто ты, по-моему, я тебя раньше не видела.
        Изабо редко не находила слов для ответа, но данные обстоятельства совершенно выбили ее из колеи. Она могла думать только о побеге, а старая леди, в обществе которой она вдруг оказалась, наверняка способна поднять тревогу, если у нее возникнут подозрения, однако ее возраст и хрупкость исключали любые насильственные меры. Изабо почувствовала себя абсолютно беспомощной, загнанной в ловушку. Тонкая старческая рука поднялась, чтобы почесать спящую кошку за ушами.
        - Я жду, - напомнила леди.
        - Меня зовут Изабо.
        - Ты недавно в замке Данлосси. - Изабо кивнула. - И ты заблудилась?
        - Да… все двери одинаковые.
        - Одинаковые, - согласилась хозяйка. - И кого же ты ищешь со своими постельными принадлежностями в руках?
        - Никого. Я никого не ищу, - покраснела Изабо.
        Но по крайней мере это была правда.
        - Тогда на минутку сядь у камина. Вот так. Уже теплее?
        Изабо кивнула, с удовольствием греясь у огня и в то же время чувствуя, как старая женщина изучает ее.
        - Ты ведь не служанка?
        - Нет, я не служанка.
        - Значит, гостья.
        Изабо не ответила. Пусть хозяйка сама это решит.
        - Если бы я могла передвигаться по дому, то давно бы знала, что у нас еще одна гостья. Но теперь я почти не хожу, только с помощью Дженни.
        Подняв голову, Изабо с сочувствием посмотрела на нее и робко спросила:
        - Вас беспокоят ноги?
        - И все остальное тоже, - засмеялась леди. - Но ты не должна огорчаться, - добавила она почти с озорной улыбкой. - У меня было время для жизни, и я отлично им воспользовалась. Я только удивляюсь, почему они не сказали мне про тебя. Им ведь известно, что я люблю узнавать обо всем, что происходит в Данлосси. В конце концов о чем еще мне думать, кроме этого.
        Ее слова лишь усилили беспокойство Изабо, но любопытство победило.
        - Вы его мать? Алистера? - Впервые произнеся его имя, она почувствовала в этом нежелательную интимность, ей было предпочтительнее думать о нем иначе.
        - Господь с тобой, - засмеялась леди, - я бабушка Алистера и давно слишком стара, чтобы быть кем-то еще. - Говоря, она пристально смотрела на Изабо. - Его мать умерла много лет назад, разве ты не знаешь?
        Изабо покачала головой. Она вдруг представила, как он разозлится, когда обнаружит ее здесь, ведь, по его мнению, она могла причинить вред старой женщине. Изабо поежилась от страха: он спустит с нее шкуру, так он сказал. Она с беспокойством посмотрела на дверь. В коридоре уже вроде бы тихо.
        - Я лучше пойду. Извините, что потревожила вас, я действительно заблудилась.
        - Нет, раз уж ты здесь, побудь со мной, - заявила собеседница. - У тебя необыкновенный голос, очень мелодичный. Я хочу, чтобы ты мне почитала.
        Если бы не ее отчаянное положение, Изабо наверняка бы расхохоталась. Почитать ей! Она снова взглянула на старушку и была поражена ее сходством с внуком.
        Несмотря на абсолютно седые волосы и морщинистое лицо, у нее такие же, как у внука, темные глаза и такой же прямой, вернее, слишком длинный нос. Старая женщина улыбнулась.
        - Алистер очень похож на меня, верно?
        - Именно об этом я и думаю.
        - И его отец тоже. А вот Дональд с Айеном другие.
        Их отец пошел в мужскую линию семьи.
        - Их отец? - невольно воскликнула Изабо. - Значит, у них не тот же отец, что… у Алистера?
        Поймав удивленный взгляд старушки, она испугалась, что ее неосведомленность все-таки возбудила подозрения, которых она старалась избежать, но старушка вдруг улыбнулась.
        - Объяснение довольно простое. Когда Александр погиб в Шерифмуре, Элизабет вышла замуж за его кузена Брендона. Дональд и Айен - сыновья Брендона.
        - Понимаю.
        Изабо опять покосилась на дверь. Скоро появится Дженни. Хотя леди не знала, кто она такая, но ее горничная, общавшаяся с другими слугами, наверняка догадается.
        - На каминной полке лежит томик стихов. Достанешь?
        - Конечно.
        Изабо взяла сборник сонетов. О, как проста могла быть эта жизнь - сидеть у огня, читать с ее семьей, в ее доме… Она раскрыла книгу и, стоя у камина, начала читать прямо с середины.
        Немного погодя Изабо увидела, что глаза у собеседницы закрыты, похоже, та задремала. Она аккуратно положила книгу на столик возле кресла, нагнулась за своим пледом, взяла с камина свечу и осторожно выскользнула в коридор.

        Далеко уйти ей не удалось. По шуму и суете внизу она поняла, что ее отсутствие обнаружено: слышались торопливые шаги снующих взад и вперед людей, хлопали двери, раздавались приказы. Кем, легко было догадаться.
        Не теряя времени, Изабо побежала к тому месту, где находилась маленькая винтовая лестница, ведущая наверх. Сейчас ей нужно получше спрятаться, а когда они перестанут ее искать, она выскользнет наружу.
        Изабо начала медленно подниматься по лестнице, держа свечу перед собой, и шла по ступенькам до тех пор, пока не оказалась в длинной галерее с широкими окнами. Встав у одного из них, она пыталась извлечь выгоду из своего положения. Свет луны позволял рассмотреть двор, и она узнала место, куда ее привезли в ту ночь. Изабо приоткрыла окно, высунулась наружу, посмотрела по сторонам, затем подняла голову. Похоже, над нею был еще один этаж.
        Она принялась искать путь наверх и вскоре обнаружила его за маленькой арочной дверью, совершенно незаметной в тени галереи. Тихо закрыв ее за собой и поднявшись по лесенке, Изабо очутилась в узкой комнате с низким потолком, грязной, заваленной ненужными вещами. Неиспользуемый чердак, превращенный в склад.
        Подняв свечу, она внимательно огляделась: если они тщательно обыщут дом, то найдут ее здесь, ей требуется место ненадежнее.
        На дальней стене чердака было маленькое оконце. Изабо отодвинула задвижку и толкнула раму, которая не хотела поддаваться, наверное, потому, что ее долгое время не открывали. Тогда, пристроив на полу свечу и плед, она уперлась в раму обеими руками и сильно надавила, окошко приоткрылось, но этого было достаточно, чтобы она могла выглянуть наружу и оценить положение. Изабо увидела, что крыша представляет собой обнадеживающее смешение коньков, труб и желобков, а под нею шел узкий выступ. Задув свечу, она вытолкнула через окошко плед, затем протиснулась сама. Удачно, что она худая, в противном случае ей бы это не удалось. Снаружи было холодно, Изабо порадовалась, что взяла плед, хотя он мешал ей, поэтому она с величайшей осторожностью двигалась по узкому выступу, стараясь не смотреть вниз. Зато она может вскарабкаться по мшистой черепице крыши и чувствовать себя наверху в относительной безопасности. Выбрав самую большую из дымовых труб, она доползла до нее, завернулась в плед и стала ждать. Вряд ли они возобновят поиски до утра. Погода, к счастью, была хорошая, ей повезло, думала она, прислонившись
головой к холодным камням трубы и глядя в совершенно чистое небо.

        Со своего наблюдательного пункта Изабо, оставаясь незамеченной, ясно видела, что происходит внизу. На рассвете около дюжины человек разошлись веером от ворот внутреннего двора, но с тех пор как они привезли ее в замок, снега не было, поэтому они не могли заметить ее следов»
        К полудню некоторые из них вернулись, но только не Алистер. Несмотря на голод и холод, Изабо все же чувствовала большое удовлетворение, представив, как он будет разъярен, когда узнает, что она исчезла.
        Кемпбелл вернулся с наступлением темноты, о чем возвестили сердитые голоса, доносившиеся с внутреннего двора. Конечно, он не из тех, кто легко принимает неудачу, и ей бы очень хотелось посмотреть, в каком настроении он предстанет вечером перед своими Кемпбеллами за обеденным столом.
        Зря она вспомнила про обед. После нескольких дней хорошего питания ее организм еще больше восставал против голода, чем прежде. Живот у нее болел, голова кружилась, и, прислонившись спиной к трубе, она закрыла глаза.
        Ей выпал шанс сбежать отсюда, но, чтобы добраться до цели, нужна еда, иначе она долго не протянет.
        Изабо мгновенно открыла глаза. Хотя положение луны на небе говорило о том, что ее сон был недолгим, она испугалась, поскольку засыпать ей вообще не следовало. Она потянулась, чтобы размять затекшее тело, и начала осторожно сползать по скату крыши. Весьма рискованное предприятие даже в лучших условиях, а крепкий ночной мороз сделал его намного опаснее.
        Спустившись на выступ и прислонившись к стене, она немного постояла, пока не почувствовала, что держит равновесие, затем медленно, шаг за шагом, пошла к чердачному оконцу. Конечно, ей приходило в голову, что во время поисков кто-нибудь мог обнаружить приоткрытое окно и снова запереть его, пока она сидела на крыше.
        К своему громадному облегчению, Изабо увидела, что все осталось по-прежнему. Она тут же просунула в щель онемевшие пальцы и легко открыла створки. Покинув чердак, она с сильно бьющимся сердцем отправилась в не менее опасное путешествие по темному замку.
        Довольно много времени ушло на поиски дороги вниз.
        Она преодолела уже два коридора, но один закончился лестницей, ведущей наверх, а второй - дверью в комнату. Остановившись возле окна, Изабо пыталась сообразить, где находится. В конце концов ей все же удалось найти главную лестницу, по которой она поднялась вечером, прежде чем те шаги заставили ее шмыгнуть в спальню бабушки.
        Изабо охватила паника. Вдруг она проведет всю ночь, бродя по лабиринту коридоров до самого утра? Тогда они уж точно найдут ее и потащат назад к рассвирепевшему Алистеру Кемпбеллу. «Легкий шорох за спиной, а потом дребезжание оконного стекла напугали Изабо до такой степени, что у нее чуть не выпрыгнуло сердце. Развернувшись, она увидела девушку, которая смотрела на нее широко раскрытыми глазами, явно пораженная не меньше Изабо.
        Она выглядела совсем юной, почти девочкой, прямые светлые волосы обрамляли очень привлекательное лицо.
        Она была в длинном пеньюаре, скрывающем ее фигуру, и крепко сжимала его у шеи обеими руками. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Незнакомка показалась Изабо тоже напуганной, значит, ее пребывание ночью в темном коридоре являлось столь же тайным.
        Девушка стояла всего пару секунд, затем прошла мимо нее в открытую дверь с правой стороны. Изабо услышала, как она быстро сбегает по лестнице, и, выждав минуту, последовала за незнакомкой, уверенная, что та слишком занята собственными недозволенными делами и потому не станет поднимать тревогу.
        Когда Изабо спустилась, девушка уже исчезла, зато внизу оказался узкий проход, который неожиданно вывел ее в огромный зал. Перед ней была дверь, через которую она вошла в замок. Неужели это случилось всего пять дней назад?
        Однако ей ужасно хотелось есть. Изабо начала заглядывать в многочисленные комнаты, соседствующие с залом, пока не нашла то, что искала. Как она и надеялась, остатки вечерней трапезы лежали на обеденном столе: холодное мясо в застывшем желе, ломти хлеба и ваза с яблоками. Попив воды прямо из графина, она завернула все, что могла, в большую салфетку и уже собиралась выйти, но тут за дверями зала послышались шаги и чей-то голос. Она застыла на месте, крепко прижав к груди сверток с хлебом и яблоками, надеясь, что они ищут ту девушку, бедняжка выглядела такой испуганной. Да поможет тебе Бог, кто бы ты ни была.
        Тем временем шаги стихли, но Изабо не осмелилась выйти в коридор. Вместо этого она распахнула окно, подобрала юбки, перекинула через подоконник одну ногу, потом вторую и прыгнула в снег. Несколько секунд Изабо сидела на корточках, чтобы удостовериться, что не привлекла ничьего внимания, затем быстро направилась к конюшням.
        В темноте она чуть не наступила на двух спящих там мужчин и уже более осторожно прокралась к самому дальнему стойлу. Искать в этой тьме собственную кобылу - напрасная трата времени, она возьмет любого коня, не станет даже седлать его. Подбросив на пол соломы, чтобы не производить ненужного шума, и ласково шепча успокаивающие слова выбранной наугад лошади, Изабо вскочила ей на спину.
        Осталось преодолеть пару ярдов до двери конюшни, и она вырвется из этого презренного замка. Даже если те люди сейчас проснутся, они вряд ли сумеют ее остановить. Но рядом послышалось какое-то движение, хлопнула в противоположном конце дверь, затем другая, и перед ней возник Алистер Кемпбелл.
        - Слезай! - приказал он. - Слезай немедленно!
        Она развернула лошадь, ударила ее пятками, направляя вперед, но там уже были люди. Она снова повернула к двери, которую заблокировал Алистер, конечно, он не уйдет с ее дороги. Он обхватил лошадь за шею, и повторилась та сцена в лесу. Изабо яростно лягнула его, но юбки смягчили удар, и он стащил ее с испуганного животного, которое, заржав, понеслось в дальний конец конюшни.
        Изабо, уронившая на пол яблоки и хлеб, теперь била Алистера обеими руками по лицу, крича:
        - Отпусти меня! Отпусти меня, проклятый ублюдок Кемпбелл!
        Отчаяние придало ей сил, и Алистеру стоило труда перехватить ее запястья и удерживать их.
        - Успокойся, маленькая ведьма!
        Но она продолжала отбиваться, пинала его ногами, затем впилась зубами в предплечье, прокусив его до крови, и все же он не отпустил ее. Более того, небрежно перекинув строптивицу через плечо, Алистер всю дорогу нес ее в столь унизительном положении к ней в комнату, где просто сбросил на кровать. Лежа с задранными юбками, с растрепавшимися волосами, Изабо ответила ему разъяренным взглядом.
        - Очень ловко, - сказал он. - В самом деле, очень ловко.
        Алистер тяжело дышал от ярости и напряжения, предплечье у него болезненно дергало в том месте, куда она его укусила. Он взглянул на окровавленный рукав.
        - Помнишь, что я сказал тебе, когда привез сюда?
        Помнишь, что я обещал с тобой сделать, если ты причинишь боль кому-нибудь в Данлосси? - Она промолчала, и Алистер шагнул к ней. - Ты помнишь? Я обещал тебя выпороть! - гаркнул он. - И ты этого заслуживаешь, ибо ты в большей степени дикарь, а не женщина, вот что я тебе скажу…
        Он вдруг замолчал и сделал глубокий вдох, понимая, что слишком уж разошелся.
        Но Изабо мгновенно села, глаза у нее сверкали гневом.
        - А я вот что скажу тебе. Я предпочитаю быть дикарем, чем трусом, - выпалила она. - Потому что ты и есть трус, Алистер Кемпбелл, раз сводишь счеты подобным образом.
        Да, я знаю про твоего отца, тебе хочется уничтожить якобитов из мести, но ты не можешь этого сделать, и вот ты здесь, утоляя свою жажду мести, отыгрываешься на женщине, которая не в состоянии дать тебе отпор.
        - Замолчи!
        - Не замолчу! - хрипло крикнула Изабо. - Пора уже кому-то заявить, кто ты на самом деле! Хотя, возможно, это ваша семейная черта, - добавила она, скривив губы. - Я слышала много разговоров о бегстве с поля сражения у Шерифмура. Кажется, твой отец был ранен в спину…
        Шагнув к ней, он с такой ужасающей силой схватил ее за руки, что едва не стащил с кровати.
        - Да как ты смеешь, глупая несведущая девчонка, бросать мне подобные обвинения! - прорычал он всего в паре дюймов от ее лица.
        Изабо закрыла глаза, чтобы не видеть его ярости. Она зашла слишком далеко, он просто обезумел и сейчас наверняка применит к ней физическое насилие.
        Внезапно Алистер толкнул ее на кровать и молча, даже не взглянув на нее, подошел к окну. Эта наглая мятежница довела его своими язвительными замечаниями и саркастическими взглядами до того, что он чуть не ударил ее. Лишь остатки самообладания заставили его справиться с гневом. Руки у него еще дрожали, но, убедившись, что опять владеет собой, Алистер обернулся.
        Она лежала, подтянув колени к груди и со страхом глядя на него, а когда он шагнул вперед, ее глаза чуть расширились. «Да, тебе следует быть настороже», - подумал он, хотя знал, что ярость прошла и уже никакие выпады с ее стороны больше не смогут довести его до такого состояния.
        - Могу я спросить, где ты была, пока мои люди впустую тратили время, прочесывая все окрестности? - спокойно поинтересовался Алистер, остановившись в метре от кровати.
        Изабо молчала. Столкновение потрясло ее больше, чем ей хотелось признаться, у нее выступили слезы, и она перевернулась на другой бок, чтобы он их не увидел. Это все от усталости, говорила она себе, от усталости и голода, которые сделали ее такой слабой и уязвимой, но она не может заплакать в его присутствии.
        Слезы обжигали ей щеки, горло еще болело, и она крепко прижала руки к лицу. Комнату заполнил свет, она слышала, как он поставил канделябр на прикроватный столик и сел рядом с нею.
        - Изабо? - Голос был почти ласковый, когда Алистер отвел ее руки от лица. - Изабо, взгляни на меня. - Она покачала головой. - Посмотри на меня, - повторил он.
        - Зачем? - резко спросила Изабо, открыв глаза. - Чтобы увидеть, как ты злорадствуешь?
        - Нет, ошибаешься. Мне просто не нравится, что ты плачешь.
        Куда подевался весь его гнев, секунду назад был, а теперь вдруг бесследно исчез? Удивительно. Это совсем не похоже на него, он не помнил случая, чтобы его обезоружили какие-то пустяки вроде женских слез. Алистер еще держал ее за руки, и она, высвободившись из его тисков, вытерла слезы рукавом.
        - Полагаю, ты не скажешь мне, как сумела выбраться из комнаты? Разумеется, нет, - вздохнул он и, не получив ответа, провел рукой по волосам.
        Честно говоря, он никогда еще не чувствовал себя настолько отвратительно, как в этот момент. До сих пор он ни разу не угрожал женщине насилием, правда, и ни одна женщина не доводила его до такого бешенства своими тщательно выбранными жестокими словами. Как будто она специально подстрекала его к варварским действиям, в чем и преуспела, а ее слезы заставили его чувствовать себя худшим из варваров.
        - Где ты пряталась? - спросил он. - Скажи мне хотя бы это.
        - На крыше, - вызывающе ответила Изабо. - Если бы ты быстрее соображал, то искал бы меня более тщательно в замке, а не гонял бы напрасно своих людей по окрестностям и не тратил бы зря собственное время.
        Алистер с облегчением улыбнулся, обрадованный тем, что она воспрянула духом.
        - А если бы ты соображала быстрее, то не считала бы меня дураком. Раз без лошади тебе далеко не уйти, и я это знаю, то, естественно, буду ждать тебя в конюшне.
        Подумать только, целую ночь и день она провела на крыше! Эта мысль ужаснула его. Он-то знал, насколько высок и опасен крутой скат, как ненадежна шиферная плитка.
        - Ты отважная женщина, - сказал Алистер. - Даже слишком отважная. Ты могла убиться.
        - Вот уж не думала, что тебя это волнует!
        Он встал.
        - Ты не права. Я не хочу, чтобы ты или кто-нибудь другой упал с моей крыши. Думаю, ты проголодалась?
        - Нет, - отрезала Изабо.
        - Значит, устала. Попытайся заснуть, и, пожалуйста, никаких больше фокусов.
        После его ухода она свернулась клубочком на постели и, дав волю чувствам, плакала до тех пор, пока не заснула, Утром Изабо обнаружила на подушке свои камни, медальон и брошь Робби.

        Глава 6

        Когда Патрик вошел в комнату с завтраком для Изабо, то сначала ему показалось, что она еще спит. Но, ставя около нее поднос, он с ужасом обнаружил, что девушка плачет.
        Старик замер в смущении, ибо не понимал женских чувств, да и не имел никакого желания их понимать. Однако уйти, оставив ее такой несчастной, ему тоже не хотелось, он жалел бедняжку с того самого момента, как они привезли ее сюда.
        Он подошел к кровати и неуверенно протянул руку.
        - Не надо плакать, девочка.
        - Я не плачу, - последовал заглушенный ответ.
        - Изабо… - Патрик коснулся ее руки, но она тут же отпрянула и села, повернувшись к нему спиной.
        - Уходи.
        Но старик был настойчив, обошел кровать с другой стороны и придвинул стул.
        - Никуда я не пойду, - упрямо сказал он. - Хотя бы до тех пор, пока ты не будешь лучше себя чувствовать.
        - В таком случае тебе придется долго ждать, Патрик Макфи, потому что мало надежды, что я почувствую себя лучше.
        Увидев ее имущество, лежавшее у Изабо на коленях, Патрик задумчиво кивнул.
        - Так я и думал. Кто он был, твой муж?
        Изабо покачала головой и прижала ладонь к дрожащим губам.
        - Мой брат, - прошептала она. - Мы с ним близнецы. Они убили его в Форт-Вильяме.
        Старик вздохнул.
        - Многие пали там, на всех родственников печали не хватит. - Он скорбно покачал головой, и некоторое время они сидели молча. - Да, после пятнадцатого года мы надеялись, что все закончится, что никто больше не умрет… - Поняв, что она слушает, он продолжил:
        - Тогда я был молодым человеком и сражался за Джеймса. - Старик поймал ее удивленный взгляд и улыбнулся. - Да, я сражался за него, а после мне пришлось бежать отсюда, потому что Александр Кемпбелл, отец Али стера, был за короля. Александр погиб в Шерифмуре, так никогда и не увидев сына, даже не зная, что у него сын. Алистер родился только шесть месяцев спустя. Он был хороший человек, Александр, его смерть очень меня опечалила. А уж как горевала его бедная молодая жена, и сказать нельзя…
        Потом они позвали меня сюда, в Данлосси, когда война кончилась. Я не ожидал, но они поступят именно так.
        Потом увидел, что ничего хорошего у нас из этого не выйдет, и поклялся больше не участвовать в войне. Стюарты ушли навсегда, дело сделано, и чем скорее вы все это признаете, тем скорее закончится кровопролитие.
        Хотя Изабо тронула история молодой вдовы и ребенка, оставшегося без отца, ее гораздо больше потрясла вера Патрика в неминуемое падение Стюартов.
        - Но если бы все шотландцы, объединившись, поднялись как один, принц бы уже был в Лондоне, неужели ты этого не понимаешь?
        Старик пожал плечами:
        - Может быть. Но этим бы дело не кончилось. Думаешь, Англия бы примирилась и ничего бы не предприняла? Нет, девочка. - Патрик встал и положил ей руку на плечо. - Ты должна понять, что все кончено, и решить, как жить дальше. А теперь съешь завтрак, что я тебе принес.
        Изабо не ответила, но по крайней мере слезы у нее высохли. Немного успокоенный, он вышел и запер дверь.

        - Я не могу находиться взаперти! - кричала она. - Да по мне лучше умереть, чем гнить здесь! - В ее голосе было столько отчаянной мольбы, что Алистер отвернулся.
        Два дня назад он принес брыкающуюся Изабо из конюшни и с тех пор осмотрительно не заходил сюда, встревоженный сочувствием, которое она у него вызывала.
        Алистера безмерно тронули ее слезы, воспоминание о них еще беспокоило его, он даже начал сомневаться, разумно ли то, что он делает.
        И бабушка выразила ему свое неодобрение, постоянно задавала вопросы. Реакция Мэри Кемпбелл удивила его, ибо он знал ее праведную ненависть к якобитам, которые тридцать лет назад отняли у нее старшего сына. Но Изабо почему-то ей по душе, она была в восторге от мужества и самообладания девушки, читающей у камина сонеты, пока ее искали по всему замку.
        - Но если я выпущу тебя, - сказал Алистер, не поворачиваясь к ней, - ты обязательно совершишь какую-нибудь глупость… сбежишь во время снегопада, и тебя занесет, или угодишь в руки тому, кто окажется гораздо менее щепетильным, чем я. А мне совсем не хочется, чтобы твоя смерть была на моей совести.
        - Твоя предупредительность не имеет границ, - буркнула Изабо.
        Повернувшись, Алистер увидел в ее глазах страдание.
        - Потерпи, ждать осталось недолго, - сказал он, чувствуя непреодолимое желание увидеть на ее лице улыбку.
        - Недолго, - безрадостно повторила она.
        Изабо села на сундук у кровати и сложила руки на коленях. Он внимательно изучал ее, гадая, что ей ненавистно в нем больше всего. Главное, он, по ее мнению, враг, но и то, что он неизменно одерживал победу в каждой битве между ними, было столь же плохо. Он задел ее гордость, к чему она не привыкла, как не привыкла находиться в заточении. Он все время доказывал ей свое физическое превосходство, снова и снова ловил ее, нес туда, где она не желала находиться, а сейчас загораживал дверь, которую даже не потрудился запереть, уверенный, что она не прошмыгнет мимо него.
        Изабо поймала взгляд его темно-карих глаз с длинными и густыми, как у женщины, ресницами. Но в остальном Кемпбелл выглядел очень внушительно и мог бы произвести на нее впечатление, но в данный момент возбуждал только желание побольнее ранить его гордость, заставить его пожалеть о своем обращении с ней, умерить его раздражающую надменность, для чего есть эффективное оружие, которым она владеет, - ее язык. Сегодня она была не в том настроении, чтобы препираться с ним, чувствовала себя усталой и безразличной, хотела, чтобы он поскорее ушел.
        Но Алистер не собирался оставлять ее одну. Изабо выглядела такой несчастной, тихо сидя на этом сундуке.
        Она была бледной, напряженной, с потухшим взором, что уже начало беспокоить его.
        - Если ты дашь мне слово, - медленно сказал он, - свое честное слово, тогда я, может, и дам тебе свободу в пределах замка…
        Она мгновенно вскочила, горя нетерпением. Черт возьми, уж не сошел ли он с ума, полагаясь на честное слово женщины, да к тому же якобитки. Но, видя, как осветилось ее лицо, он допустил, что это стоит риска, а кроме того, он почему-то знал, что может ей верить., - Однако, если у меня хоть на миг возникнет подозрение, что ты готова нарушить обещание, - торопливо прибавил Алистер, опасаясь, как бы она не сочла его слишком мягким, - ты немедленно окажешься взаперти, а ключ я выкину. Ты поняла меня, Изабо?
        - Да, поняла.
        - Тогда дай слово… леди, - с улыбкой закончил он.
        - Даю. - искренне ответила Изабо. - Только не навсегда, имей в виду, на какое-то время.
        - Месяц.
        Она колебалась.
        - Неделя. И я даю тебе слово.
        - Очень хорошо. А тем временем ты, возможно, почитаешь сонеты моей бабушке. - Он улыбнулся, заметив ее смущение. - Ты считала, она не расскажет мне о вашей неожиданной встрече?
        Изабо не знала, что думать, но он по крайней мере не выглядел недовольным.
        - Я не хотела ее беспокоить, - пробормотала она. - Это больше не повторится, клянусь.
        - Жаль, я уверен, что бабушка на это рассчитывает.

        Хотя Изабо все еще окружали высокие стены, но после многих дней заключения свобода бродить по замку была прекрасной, и она вовсю пользовалась этой возможностью. Она довольно быстро отыскала длинную галерею, по которой шла во время неудавшейся попытки бегства, и частенько туда наведывалась. Поскольку галерея находилась в отдалении, там было тихо, она могла спокойно читать, уходя от реальности своего заточения. Это стало ее любимым местом, хотя на стенах висели многочисленные изображения Кемпбеллов. Мертвые Кемпбеллы, сказала она себе, когда в первый и в последний раз внимательно осматривала портреты.
        Из высоких окон, тянувшихся вдоль южной и западной стен галереи, открывалась панорама местности, конечно, незнакомой Изабо, но очень красивой. В ясный день она могла увидеть вдалеке даже горные вершины, позволив душе устремиться к тому, что было за ними. Тем не менее тоска становилась порой настолько острой, что Изабо охватывала глубокая печаль. Она трусливо дала честное слово, получив неделю свободы за счет отказа от бегства, хотя знала, что борьба идет к концу.
        Разумеется, они не говорили об этом, по крайней мере в ее присутствии, ведь для них она шпионка. Но, видя, с каким оптимизмом ненавистные Кемпбеллы ждут исхода противостояния, насколько они уверены в победе, их победе, Изабо совсем пала духом.
        Ей требовалось все мужество, чтобы присоединяться к ним во время трапез, ибо они явно не одобряли решение Алистера освободить ее под честное слово. За исключением доброго Патрика и Дональда, смотревших на нее с выражением, которое беспокоило ее даже сильнее, чем ненавидящие и сердитые взгляды остальных. Изабо решила его избегать, но когда она в первый вечер шла к обеденному залу, Дональд появился на лестнице одновременно с ней. Случайность это или расчет, она не могла бы сказать. Он с преувеличенной галантностью предложил ей руку, Изабо отказалась, пренебрегая хорошими манерами, но в ответ на ее оскорбление Дональд лишь тихо засмеялся, и они вместе спустились по лестнице.
        Когда она вошла в зал, там уже были Алистер, его брат Айен и, конечно, Сьюзен Фэрфакс, которая, видимо, решила полностью игнорировать Изабо. Шурша юбками, она устремилась на свое место, а потом в течение всего обеда продолжала оживленно болтать и смеяться. Изабо сознавала, что все это воодушевление ни разу не было адресовано ей, и вполне справедливо, если вспомнить, как она заставила Сьюзен выпустить ее из комнаты.
        Изабо не могла не интересовать незнакомая девушка, проскользнувшая тогда мимо нее в коридоре. Она рассчитывала снова увидеть ее сегодня вечером, поскольку та явно не служанка, а член семьи. Но девушки не было.
        Возможно, она все-таки сбежала, на что Изабо очень надеялась, так как ее отсутствие нарушило спокойствие этой высокомерной семьи.
        Алистер Кемпбелл сидел во главе стола, не особенно разговорчивый, хотя время от времени улыбался на добродушные поддразнивания кузины. Изабо, которая решила, что Алистер совсем не нравится ей, но все же сохранила уважение к его уму, почувствовала, что была бы даже слишком высокого мнения о нем, если бы красота девушки сделала его глухим к ее пустой болтовне; Крайне этим раздраженная, Изабо сосредоточилась на еде, лишь изредка поднимая голову. И всякий раз она ловила взгляд Айена Кемпбелла, полный такого отвращения и ненависти, что кусок застревал у нее в горле. А поскольку он сидел напротив, ей трудно было избегать его взглядов. Может, он специально выбрал это место, чтобы действовать ей на нервы? Если так, он вполне преуспел, и она стала подумывать, не лучше ли есть в своей комнате.
        Пока она с трудом глотала их пищу, ей вдруг пришло в голову, что Айен даже своим существованием обязан якобитам. Ведь если бы отец Алистера не пал в битве при Шерифмуре, их мать, Элизабет Кемпбелл, не могла бы снова выйти замуж, и Айен, плод второго брака, никогда бы не появился на свет. Изабо улыбнулась, подумав, что хорошо бы, ей хватило смелости высказать это ему. Но единственного взгляда на его мрачное, злое лицо было достаточно, чтобы отказаться от этой затеи.

        Тем не менее на следующий день эта тема все же стала предметом разговора, только не с Айеном, а с Алистером, который случайно увидел Изабо сидящей у окна галереи.
        - Что ты здесь делаешь?
        - Читаю, - коротко бросила она, не отрываясь от своего занятия.
        Изабо очень гордилась, что отвергла попытки обитателей замка, особенно Алистера Кемпбелла, завязать с ней дружбу. Сев рядом, он протянул руку за томиком.
        - Шекспир. Ромео и Джульетта. Значит, ты романтическая натура, Изабо Макферсон? - с улыбкой спросил он.
        Она захлопнула книгу и положила возле себя.
        - Что тебе нужно?
        - Твое общество и больше ничего.

«Она выглядит прелестно, освещенная утренним солнцем», - подумал он. Распущенные волосы свободно падают ей на плечи, все отметины исчезли, открыв безупречную кожу, в Данлосси лицо и плечи у нее округлились, уже не так выпирали ключицы. Видя перед собой это воплощение женственности, трудно было представить то дикое создание, которое царапалось, кусалось и сыпало ужасными оскорблениями.
        - Чему ты улыбалась? - спросил он и, заметив ее недоумение, объяснил:
        - Вчера за столом. Я редко вижу твою улыбку, но прошлым вечером ты определенно улыбалась. Что-то развеселило тебя.
        - Странно, что в моем положении кто-то еще способен веселиться, - ощетинилась Изабо.
        - Я был удивлен, только и всего.
        - Не мудрено, ведь у меня нет повода для улыбок, не так ли, Алистер Кемпбелл?
        - Возможно, - признал он.
        Какое-то время она молча выводила пальцем узор на обложке томика.
        - Я смеялась над твоим братом, - наконец сказала она.
        - Над Айеном?
        - Да. - Изабо подняла голову и взглянула ему прямо в глаза. - Я чувствовала его ненависть, и мне вдруг пришло в голову, что на самом-то деле ему бы стоило благодарить меня и всех якобитов.
        - Благодарить?
        - Конечно. Если бы не существовало якобитов, он бы никогда не родился. По крайней мере до тех пор, пока твоя мать не нарушила бы супружескую верность.
        Алистер помрачнел, но старался обуздать свое бешенство. Сначала его отец, теперь его мать. Она, как и раньше, намерена издеваться над ним. А чего, в сущности, он ждал, зная про ее враждебное отношение и злой язык.
        - Ты говоришь отвратительные вещи, Изабо Макферсон, - резко произнес он. - Если бы ты была знакома с моей матерью, то не посмела бы делать подобные выводы.
        - Если тебе не нравятся мои соображения, тогда не проси меня их высказывать, - равнодушно ответила Изабо.
        Она разозлила Кемпбелла, оскорбив его семью. Ну и что? Может, теперь он уйдет.
        Но он не ушел, только задумчиво смотрел на нее. Прошлым вечером он жалел ее. Сидя вместе с ними за столом, она выглядела очень юной, одинокой и настороженной, выбирала еду так, словно их пища была отравлена. Но всякий раз, когда в нем пробуждалось сочувствие, она несколькими взглядами или словами вызывала его гнев. Алистер начал подозревать, что она делает это умышленно, что ее гордость не позволяет ей протянуть руку и принять оливковую ветвь мира, пусть даже совсем тоненькую. К своему удивлению, он вдруг обнаружил, что ему очень хочется проникнуть за эту неприступную стену, которую она вокруг себя воздвигла, облегчить внутреннюю боль, которая снедала ее. Когда после долгого молчания он заговорил, его слова оказались для нее полной неожиданностью.
        - Ты не должна обращать внимание на Айена. Он всегда такой суровый, но хороший и верный человек. Он тебя не обидит.
        - Я не боюсь твоего брата.
        - Разумеется, просто он тебя слегка настораживает, я видел, как ты на него смотрела. Но через день или два он уедет, и мы все тоже.
        - Куда? - встрепенулась Изабо. - Куда вы едете?
        - Если ты рассчитываешь, что я скажу тебе, - улыбнулся Алистер, - значит, ты не столь хитра, как я думал.
        - Вы едете сражаться?
        - Возможно.
        - И это, как вы говорили, последняя битва? - Лицо у нее побелело.
        Алистер взял ее за руки.
        - Кровопролитие должно кончиться. Я понимаю твои чувства, Изабо, но это должно кончиться.
        - Ты не знаешь, что я чувствую, - вскочила она. - И никто не знает.
        - В Форт-Вильяме ты потеряла брата, я знаю, мне Патрик сказал.
        - Да, ты был там, Алистер Кемпбелл. - В ее взгляде, устремленном на него, сверкало нечто граничащее с ненавистью. - И насколько мне известно, его сразил твой собственный меч. Теперь, всякий раз глядя на тебя, я думаю об этом.
        Он смотрел ей вслед, пока она не вышла из галереи, затем поднял томик, который она недавно держала в руках. И погладил обложку. Может, он сошел с ума, чувствуя то, что сейчас чувствует? Свое желание прикоснуться к ней он еще мог понять, ибо она в высшей степени прелестное создание. Непонятно другое: отчего при каждой встрече с ней его переполняет какая-то странная, доселе неведомая тоска. Ведь девчонка груба, раздражительна, вспыльчива, настоящая фурия, а он почему-то не мог выкинуть ее из головы, где бы ни находился, что бы ни делал. Положения хуже не придумаешь, такого он совершенно не ожидал, но скоро все это кончится, с облегчением подумал Алистер.

        На следующий день он снова искал ее. Разум приказывал не делать этого, твердя, что он только выйдет из душевного равновесия в то время, когда ему необходимы сосредоточенность и все его силы. Завтра они должны присоединиться в Нэрне к герцогу Камберленду, а оттуда двинуться навстречу остаткам армии якобитов, которая, судя по последним донесениям, истощена голодом и холодом, дезорганизована, половина их солдат уже разбежались. Они собрались в Куллодене, где Камберленд и намерен положить конец войне.
        Но едва Алистер увидел девушку, смотревшую из окна галереи на западные холмы, все мысли о предстоящем сражении вылетели у него из головы. Он видел только хрупкую фигуру Изабо в нелепой старой одежде, ее руки на оконном стекле, чувствовал ее грусть и одиночество, словно это были его собственные переживания. Услышав его шаги, она быстро повернулась и опустила руки.
        - Хороший отсюда вид, не так ли? - с улыбкой спросил он.
        - Да.
        Она снова отвернулась, и Алистер встал рядом.
        - Иногда, особенно в ясную погоду, ты можешь увидеть далекие вершины гор, - сказал он, глядя на ее волосы.
        Они были туго стянуты на затылке, как при их первой встрече, и Алистер подавил желание развязать кожаный ремешок, чтобы прикоснуться к золотистой массе шелковых локонов. Прикоснуться к ней.
        Однако ее лицо оставалось напряженным, тени портили белизну кожи, брови, темные по сравнению с волосами, были сдвинуты, и между ними образовалась легкая морщинка.
        - Если бы сегодня был ясный день, я могла бы видеть то, что за холмами, - прошептала она. - Если бы я могла стать орлом, то парила бы так высоко, где до меня нельзя ни дотянуться, ни остановить… Ты веришь в существование фей, Алистер Кемпбелл? Веришь, что они способны превратить нас в другие существа? Так я слышала.
        - Хочешь выйти на прогулку? - неожиданно услышал он свой голос. - Погода холодная, но довольно ясная. Конечно, я должен тебя сопровождать, так что, если хочешь, пожалуйста.
        - Да, я хочу, очень хочу.

        Глава 7

        Воздух холодил ей лицо, но он был чистым и свежим, поэтому Изабо глубоко дышала, наполняя им легкие. Как хорошо после стольких дней заключения почувствовать свободу, насладиться ощущением, что ее не душат высокие стены. Ей безумно захотелось широко раскинуть руки, обнять эту свободу, бегать, громко смеяться.
        Но рядом шагал ее тюремщик, без присутствия которого она бы чувствовала себя еще лучше. Они молча пересекли внутренний двор и прошли до опушки соснового леса, ограничивающего расчищенное пространство вокруг замка. Хотя снег не растаял, земля от утреннего мороза была твердой, и они шли быстро, чтобы согреться, выдыхая клубы белого пара. Изабо с трудом верилось в доброту Кемпбелла, но, поразмыслив, она не могла найти другой причины, которая заставила бы его подарить ей эту свободу.
        Она уже не боялась за свою безопасность или добродетель, если бы у него были подобные намерения, он бы давно мог ее изнасиловать. Видимо, это все-таки его доброта. Заметив, что она улыбнулась, Алистер спросил:
        - Ты не привыкла столько времени сидеть в закрытом помещении?
        - Да. Еще ни разу в жизни я не проводила целый день, сидя дома, пока ты не привез меня сюда.
        Он молчал, вспоминая, как она сопротивлялась заключению, и даже когда он разрешил ей свободно ходить по замку, она, кажется, большую часть времени проводила возле окон галереи. Он посадил ее в клетку, и она подобно дикому животному в неволе пала духом. Наверное, он был жесток с ней, хотя привез ее сюда из самых благородных побуждений. Возможно, он заблуждался.
        Возможно, для тех неприятных обвинений в трусости, которые она бросила ему, имелись основания, возможно, он хотел видеть ее одинокой, испуганной, наказанной. Ведь письмо отправлено, штаб герцога предупрежден, опасность предотвращена, он мог бы спокойно отпустить ее…
        Нет, сочувствие к ней лишило его здравого смысла.
        Если бы он позволил ей уйти, она бы теперь, по всей вероятности, уже погибла: умерла бы в плену или в дороге от мороза и голода. Сейчас, глядя на это оживленное лицо со здоровым румянцем, Алистер совершенно не жалел, что привез ее сюда. В ней было нечто возвышенное, чего он не понимал, чего не мог выразить словами, он только знал, что его тянет к ней, как ни к кому другому, что она пробуждала в его душе истинные, живые чувства, которые невозможно игнорировать. Алистер проклинал неприятности, войну, кровопролитие. В другое время, в другом месте он бы все отдал, чтобы сделать эту женщину своей…
        Изабо вдруг посмотрела на него, обнаружив, что он беззастенчиво изучает ее.
        - Прости меня за глупые слова о твоей матери, - сказала она. - Я не имела в виду, что она могла сделать нечто такое, чего не следовало бы делать. Я просто хотела оскорбить твоего брата.
        - У тебя это получилось. - Ее чистосердечное извинение обезоружило Алистера, и он улыбнулся.
        - Да, с моей стороны это было весьма грубо. Моя мать очень бы разочаровалась во мне.
        - Но она бы не возражала против оскорбления Айена?
        - Твой брат сам невероятный грубиян, Алистер Кемпбелл. Может, я и пленница, но…
        Она замолчала, и оба повернулись на топот приближающихся лошадей. Взяв Изабо за руку, Алистер отвел ее на край дороги, чтобы пропустить, казалось, бесконечную череду всадников, направляющихся к воротам замка. Большинство носило цвета Кемпбеллов. Одни громко приветствовали Алистера, другие махали ему рукой, кто-то останавливался поговорить с ним. Потом один из всадников спешился, но, прежде чем обратиться к своему предводителю, с любопытством взглянул на Изабо.
        - Ухаживаешь, Алистер? Удивлен, что ты нашел для этого время.
        - Ты неблагоразумный парень, Вилли, хотя ты всегда был таким. - Алистер схватил незнакомца за руку, и его улыбка свидетельствовала о том, что он не чувствовал ни малейшего смущения, чего нельзя было сказать про Изабо. - Я ждал вас не раньше вечера, - добавил он. - Вы не теряли времени зря.
        - Ну, если мы должны быть в Нэрне к завтрашнему утру…
        - Обсудим позднее. Это Изабо Макферсон, наша гостья в Данлосси, но, боюсь, не по собственной воле, так что следи в ее присутствии за своим языком.
        - Макферсон? - Улыбаясь, незнакомец с еще большим любопытством посмотрел на нее. - А ты ловкач, Алистер Кемпбелл. Мятежницы, которых передавали мне, были не такие привлекательные. Где ты ее нашел?
        - В Крейгелахи. Изабо, это мой кузен Вильям. На самом деле он мне троюродный, может, и четвероюродный брат.
        - Приблизительно, - согласился Вилли Кемпбелл.
        Манеры у него были отвратительные, но что Изабо могла поделать? Она перевела взгляд на колонну всадников, собравшихся теперь во внутреннем дворе. Значит, они идут в Нэрн. Может, Камберленд уже там? И что это могло означать? Их цель - Инвернесс? Она снова взглянула на молодого человека. Никакого сходства с Алистером, волосы светлые, почти как у нее, глаза голубые. «Еще один убийца Кемпбелл, - с горечью подумала она, - еще один меч, да и пришел он с таким множеством людей».
        После его ухода Алистер взял ее за локоть.
        - Теперь нужно идти в замок.
        Нехотя поворачиваясь, Изабо краем глаза уловила на опушке леса мимолетное движение, взметнувшийся плащ и отблеск светлых волос. Опять та девочка из коридора.
        Она уже открыла рот, чтобы спросить Алистера, кто это, но передумала. Если девушка что-то замыслила, тем лучше, к тому же Алистер ничего не видел. Однако Изабо сгорала от любопытства, ей хотелось поговорить с девушкой, и она непременно это сделает, как только появится благоприятная возможность.
        - Сегодня вечером тебе хорошо бы остаться в своей комнате, - предложил Алистер, когда они подошли к воротам. - Сама видишь, что в замке будет полно людей, из которых ни один не питает симпатии к таким, как ты.
        Изабо молча кивнула. Сборище всех этих Кемпбеллов вызвало у нее дурные предчувствия, она только рада не видеть их.

        Но и в своей комнате желанного укрытия она не нашла, ибо там ждала Сьюзен Фэрфакс, сидевшая на сундуке, которая встретила ее с открытой неприязнью.
        - Ты меня обманула, - без предисловий заявила она. - Никакого любовника у тебя нет, ты хотела вызвать к себе жалость, чтобы я помогла тебе. Значит, ты просто хитрая маленькая негодяйка, вот кто ты.
        Немного ошарашенная неприкрытой враждебностью, Изабо все же честно ответила:
        - Кое в чем я действительно обманула тебя, но я не лгала насчет того, что мне нужно бежать отсюда.
        - Поэтому виснешь теперь на Алистере? Хочешь обмануть и его тоже, прельстить любой ценой, пока не добьешься своего?
        - Я не висну на твоем кузене, - гневно возразила Изабо. - Он убийца, предатель, я хочу бежать от него, да, освободиться от него, от его проклятой тюрьмы, вообще освободиться от вас.
        - Тогда, возможно, ты освободишься раньше, чем предполагаешь, - объявила Сьюзен и, не сказав больше ни слова, покинула комнату.
        Изабо смотрела ей вслед, отлично понимая, что ее гложет. Это и дураку ясно. Видеть Сьюзен каждый вечер кокетничающей со своим кузеном за обеденным столом и после, когда все собирались в гостиной у камина, беседовали и смеялись, ее улыбки всегда предназначались Алистеру. Она хотела его, как, видимо, и он ее. Вот и хорошо, раз они желанны друг другу.

        Ночью Изабо снился дом. Они играли в узкой горной долине, когда были детьми, и Робби кричал ей: «Бо, Бо, подожди меня!» Она поворачивалась, чтобы взглянуть на брата, отставшего на несколько ярдов. Он изо всех сил перебирал босыми ногами, однако недостаточно быстро, и не сумел догнать ее.
        Им было по пятнадцать лет, когда Робби наконец опередил ее, хотя легкие у нее чуть не разорвались от бега по долине, он первым коснулся дерева, а потом, смеясь, повернулся и обхватил ее руками. Изабо расстроилась, он подшучивал над ней, она потребовала реванша, но Робби снова выиграл. Когда они, изможденные, лежали рядом в вереске, брат успокоил ее:
        - Не обращай внимания, Бо. Подумай, сколько раз побеждала ты, еще удивительно, что во мне осталась капелька гордости.
        Она повернулась, чтобы взглянуть на Робби, на его красивое лицо. Убрав волосы, закрывающие брату глаза, она с ужасом обнаружила, что вся рука у нее в крови, упала на него и кричала «Робби, Робби!», пока ее кто-то не поднял. Она снова вскрикнула при виде его крови, сочившейся на берег озера, смешиваясь с водой, а безжизненные глаза брата смотрели в небо.
        - Изабо, тебе это снится, проснись, проснись.
        Она почувствовала, что кто-то трясет ее, услышала голос и села, вцепившись в руки, которые держали ее, хотя глаза открыть не могла из страха оказаться на мрачном берегу Лох-Линха.
        Наконец Изабо все же открыла глаза, различила в темноте знакомый профиль человека, сидевшего рядом, и тут же поняла, где находится, кто ее держит. Она инстинктивно отпрянула, но слезы продолжали течь, и ей пришлось вытереть лицо краем простыни. Сон был таким явным.
        - Изабо, теперь все в порядке?

«Нет! - хотелось закричать ей. - Не в порядке. И никогда уже не будет».
        - Да, - тихо сказала она, положив голову на согнутые колени. - Прости, что разбудила тебя.
        - Не разбудила, - заверил Алистер. - Я не спал, не мог заснуть, поэтому встал и тут услышал, что ты кричишь, словно тебя убивают. Но это был только страшный сон, и я успокоился. Что тебе приснилось? - Изабо молчала, и он положил ей руку на плечо. Он думал, что она, по своему обыкновению, сразу отшатнется, но она даже не шелохнулась. - Не хочешь об этом говорить?
        Она покачала головой. Движение, почти неразличимое в темноте, он скорее почувствовал, чем увидел. Ему захотелось обнять ее, прижать к груди, успокоить, однако Алистер знал, что только напугает ее.
        - Пожалуйста, уходи, - как бы в подтверждение сказала Изабо.
        Он поднялся и, не желая уходить, немного постоял у кровати.
        - Теперь спи, твой кошмар вряд ли вернется.
        Когда он вышел, Изабо снова легла, но и под одеялом ее била дрожь. Он прав, кошмар не вернется. Да и как он мог вернуться, если никогда ее не покидал? Робби лежит в холодной земле у Лох-Линха, навечно там и останется. С битвы его принесли еще живым. Она держала его в своих объятиях, пока не наступила темнота и они не увели ее. У нее был только Робби, теперь не осталось никого.

        Утром она, встав коленями на стул и прижавшись лицом к стеклу, наблюдала за их отъездом. Сильный отряд из сотни мужчин, хорошо отдохнувших, сытых, вооруженных отличными мечами, которыми они будут разить соотечественников. Изабо почувствовала дурноту, ноги стали ватными.
        Услышав за спиной быстрые шаги, она повернулась и увидела входящую в галерею Сьюзен Фэрфакс.
        - Полагаю, ты надеешься, что все они погибнут, - заявила та.
        Изабо с отвращением смотрела на девушку.
        - Я не хочу, чтобы кто-то умер, и так уже слишком много погибших. - Она снова взглянула в окно на удалявшихся всадников. - Но я не хочу, чтобы и они убивали. Ты не знаешь, что это такое, а я знаю, я там была, и тебе, Сьюзен, это понравилось бы не больше, чем мне.
        Она встала и на плохо слушающихся ногах покинула галерею.

        Положив голову на согнутые руки и уткнувшись лицом в подушку, Изабо без конца представляла себе этих Кемпбеллов, идущих на битву. Куда они направляются, кого убьют, кто из них падет мертвым? Она надеялась, что многие, как бессердечно предполагала Сьюзен, но ей не хотелось видеть мертвым старого Патрика.
        Кемпбеллу не следовало брать с собой пожилого человека, а что касается самого Алистера, то его смерть лишь порадует ее. Он жесток и высокомерен, это он причинил ей боль и держал в заключении. Но образ Алистера Кемпбелла, лежащего в крови на поле битвы, настолько смутил Изабо, что она вскочила с кровати и в странном волнении принялась шагать по комнате, Но почему это должно ее волновать? Неужели несомненная красота мужчины заставляла ее вздрагивать при мысли о его смерти? А если бы он был маленьким, невзрачным, она бы меньше волновалась? И если так, что она за человек, раз на нее могут повлиять столь несущественные качества, как физическая красота?
        Подобные рассуждения очень встревожили Изабо, поэтому стук в дверь она восприняла с облегчением и поспешила ее открыть. На пороге стояла незнакомая служанка, которую она раньше не встречала.
        - Моя хозяйка послала меня за вами, - сказала женщина.
        - Твоя хозяйка? Сьюзен?
        - Нет, я служу леди Кемпбелл, и она хочет, чтобы я привела вас к ней.
        Бабушка. Изабо смущенно молчала.
        - Леди Кемпбелл хочет видеть меня прямо сейчас? - спросила она.
        - Да. Идемте со мной.
        Вскоре Изабо стояла на том же месте, спиной к закрытой двери, чувствуя себя не меньшей возмутительницей спокойствия, чем неделю назад. Как и в прошлый раз, старая леди сидела у камина и, так же поманив ее пальцем, сказала:
        - Подойди, чтобы я могла тебя видеть.
        Изабо послушно выполнила ее желание, затем, следуя приглашающему жесту хозяйки, села на низкую скамеечку. Несколько минут обе молчали, она понимала, что старушка изучает ее, и смущенно теребила платье.
        Если учесть, что сына этой женщины убили якобиты, а теперь ее внук готовился к сражению с ними, старая леди не могла испытывать к ней добрых чувств. Но Мэри Кемпбелл удивила ее.
        - Время для тебя не очень счастливое, да? - неожиданно произнесла она. Изабо покачала головой. - Вообще-то Алистеру не свойственна подобная грубость, но ты должна понять, что все это из-за его отца.
        Разгром мятежников для него что-то вроде личного крестового похода, даже в одиночку, если понадобится. Месть, понимаешь? Но ему не следовало держать тебя взаперти, бедняжка. Это жестоко, и, можешь быть уверена, я высказала ему все, что думаю.
        Слова Мэри Кемпбелл заставили Изабо вспомнить ее обвинения, которые она бросала Алистеру.
        - Я сама дала ему повод, - тихо призналась она. - Сказала ему отвратительные вещи, ранила его же собственным кинжалом. Не знаю, говорил ли он вам…
        - Да уж, ты заставила моего внука поплясать. И я рада, что теперь он думает о чем-то еще, кроме проклятых мятежников. - Заметив ее потрясение, Мэри Кемпбелл улыбнулась. - А ты считаешь, у него восстание на уме, когда он думает о тебе? Ну, сначала, может, так оно и было, но потом стало только оправданием, чтобы держать тебя здесь, и очень слабым оправданием.
        Изабо в ужасе вскочила.
        - Мадам, вы ошибаетесь! Вы совершенно не так все поняли!
        - Сядь, дитя, и не волнуйся.
        - Но уверяю вас…
        - Сядь, Изабо.
        Та села.
        - Полагаю, вы разговаривали со Сьюзен. Я действительно сказала ей кое-что… не правду… просто я надеялась… - Изабо умолкла, лицо у нее пылало. - В общем, я пробудила у Сьюзен ревность, чтобы она помогла мне бежать. Это был низкий обман.
        - У тебя есть мозги, девочка, вот и все. А наличие их отнюдь не причина для стыда, - ответила Мэри Кемпбелл, не сводя с нее глаз. - Просто удивительно, до чего ты напоминаешь мою бабушку Меган. Ее портрет на той стене. Его написали, когда она была не старше тебя. Подойди к нему.
        Радуясь возможности сменить неприятную тему, Изабо подошла к указанной стене, увидела портрет и застыла, охваченная дрожью. Перед ней была девушка, ненамеренно показавшая ей выход из замка той ночью. Меган, Меган Кемпбелл. Но этого не может быть, твердо сказала она себе, очевидно, та девочка - потомок этой Меган Кемпбелл, потомок, имеющий невероятное сходство с предком.
        Успокоившись, она с интересом разглядывала портрет.
        Девушка стояла у подножия широкой лестницы, в которой Изабо узнала главную лестницу Данлосси. Старая леди права насчет их сходства. Хотя девушка значительно полнее, у них обеих белая кожа, прекрасные глаза, редкое сочетание темных бровей и светлых волос, правда, у Меган волосы с рыжеватым оттенком.
        - Она себя обесчестила, - резко сказала Мэри Кемпбелл. - Разорвав помолвку, она сбежала отсюда. Тайком сбежала, с моим дедом. Семья никогда ей этого не простила, но ирония в том, что я, внучка Меган, благодаря замужеству вернулась в семью Кемпбеллов, стала хозяйкой дома, где она выросла и откуда была изгнана.
        Сбежала отсюда. Тайком сбежала с возлюбленным.
        Значит, никаких потомков, невероятно похожих на нее, в Данлосси нет.
        - Видимо, она его очень любила, если решилась на тайное бегство, - сказала Изабо.
        - Думаю, что так, - ответила Мэри Кемпбелл. - По всем рассказам ее отец был несноснейшим типом, поэтому я не слишком виню ее за бегство. В этом клане есть и хорошее, и плохое, как в любом другом.
        Изабо вернулась на скамеечку, аккуратно расправила юбки, потом снова взглянула на портрет, едва различимый с того места, где она сидела. Этого не может быть, повторяла она себе. Если призрак Меган Кемпбелл действительно бродит по коридорам замка, почему она показалась ей абсолютно чужой среди них? Девушка была здесь несчастна и потому решилась на отчаянный поступок. Возможно, она в самом деле хотела тогда помочь ей, вывести ее на свободу…
        Изабо заставила себя переключить внимание на Мэри Кемпбелл, надеясь, что старая леди переведет разговор на другие темы или, еще лучше, отпустит ее. Тщетная надежда.
        - Теперь что касается Сьюзен…
        - Я очень сожалею, что ввела ее в заблуждение, - быстро сказала Изабо. - Нельзя играть чувствами других людей. Особенно после того, как она была добра со мной..
        - Сьюзен Фэрфакс - интригующая кокетка, - презрительно ответила Мэри Кемпбелл. - И лучше бы ей поскорее вернуться к себе в Англию, потому что, пока в моем теле есть хоть искра жизни, Алистера она не получит.
        Изабо начала понимать намеки старой леди. Но если Мэри Кемпбелл рассчитывает на помощь в избавлении своего драгоценного внука от коварных посягательств интриганки Сьюзен, пусть ищет ее у кого-нибудь другого.
        Тут в дверь постучали, и вошла Дженни с подносом, что означало конец беседы, предмет которой стал чрезвычайно беспокоить Изабо.
        Служанка налила обеим чай, поставила на низкий столик возле хозяйки тарелку с маленькими кексами.
        - Спасибо, Дженни, это все. А теперь оставь нас, - сказала Мэри Кемпбелл и, когда дверь за служанкой закрылась, снова посмотрела на собеседницу. - Алистер говорит, что твоего брата убили в Форт-Вильяме. Другие родственники у тебя есть?
        Взгляд Изабо опять скользнул к портрету, и она покачала головой.
        - Больше никого.
        Старая леди обладала поразительной способностью перескакивать с одной неприятной темы на другую.
        - Наша мать умерла, когда мы были совсем маленькими, а отец вскоре после нее. Робби… это мой брат… - Она, крепко сжимая в руках чашку, умолкла, не в силах продолжать.
        Мэри Кемпбелл понимала ее чувства. Изабо сделала глубокий успокаивающей вдох и почти весело сказала:
        - Но вам не следует думать, что я совершенно одна.
        У меня есть Дункан с Элис, еще Мойра.
        - И кто они такие?
        Кажется, старая леди была несколько разочарована, услышав, что она не совсем одинока в жизни.
        - Дункан управляет нашим… моим поместьем близ Гэрлоха. Элис - его жена, они с Мойрой нас вырастили.
        Робби и меня.
        - А ты задумывалась о том, что случится с ними, со всеми вами, когда мятеж закончится?
        - Это зависит от того, кто победит, - немного вызывающе ответила Изабо.
        - Вряд ли тут есть какие-либо сомнения, моя дорогая. И когда все будет кончено, ты окажешься в довольно сложном положении. Думаешь, они вас отпустят безнаказанными? По крайней мере твою собственность конфискуют, твою и всех мятежников. Им нужна уверенность, что такое никогда не повторится. Тебя могут даже арестовать, это не приходило тебе в голову?
        - Я не боюсь того, что они сделают со мной, - поспешно ответила Изабо. - Меня больше пугает, буду ли я чувствовать себя виноватой.
        Старая леди смотрела на нее с осуждением.
        - Я не считаю тебя дурой, Изабо Макферсон, но говоришь ты одни глупости.
        - Вы правы, - после некоторого колебания согласилась Изабо. - Я боюсь заключения и судебного процесса, а кто бы не испугался? Но если это случится, я постараюсь, чтобы они не увидели мой страх.
        Мэри Кемпбелл вздохнула.
        - Ты не хочешь оказаться в заключении, я не хочу видеть, как Сьюзен преследует Алистера. Похоже, у каждого из нас свои проблемы. Но я думаю, - прибавила она с намеком на улыбку, - если мы постараемся, то сможем защитить тебя от неприятных последствий вроде ареста и заключения.
        Изабо молчала. Смысл предельно ясен. Неужели Мэри Кемпбелл действительно считает ее положение настолько отчаянным, что она согласится на такое предложение? Или старая леди думает, что путешествие по стране без сопровождения сделает ее настолько распущенной и безнравственной, что она позволит любому мужчине превратить ее в свою шлюху? Но кое-что осталось неясным. Как бы ей удалось соблазнить Алистера, если тот презирал и ее саму, и все, что с нею связано? Об этом старая леди умолчала.
        - Я думаю, вы ошиблись в своей оценке моего характера, мадам, - наконец ответила Изабо, поставив чашку на столик и поднимаясь.
        - Хорошенько подумай над тем, что я тебе сказала, Изабо Макферсон. Я понимаю, ты гордая молодая женщина, но все имеет свою цену, все.
        Изабо молча вышла из комнаты, прислонилась в коридоре к стене и закрыла глаза, чувствуя подступающие слезы.
        Меган, ты была столь же несчастной, как я? И столь же одинокой?

        Глава 8

        - Алистер! Боже мой, Алистер!
        Несмотря на пышность юбок, Сьюзен Фэрфакс буквально слетела по лестнице, оказавшись среди раненых, окровавленных мужчин, ликующих в зале. Не обращая внимания на любопытные взгляды, звон оружия и громкий топот сапог по каменному полу, она бросилась к Алистеру, который с трудом держался на ногах, обнимая за плечи брата Айена. Но когда Сьюзен увидела окровавленную рубашку кузена, глаза у нее расширились от ужаса, лицо побледнело, она покачнулась и эффектно упала на пол к его ногам.
        - Убери ее отсюда. Я не свалюсь и без тебя, - сказал Алистер брату.
        Айен очень в этом сомневался, но все же выскользнул из-под его тяжелой руки и нагнулся над бесчувственной девушкой.
        Повернув голову, Алистер увидел Изабо, замершую на главной лестнице.
        - Не упадешь в обморок при виде крови, Изабо?
        Та покачала головой.
        - Тогда помоги мне.
        Она пробежала через зал, ощущая знакомую смесь запахов минувшей битвы, и в нерешительности остановилась перед ним. Одну руку Алистер крепко прижимал к груди, другой сделал ей знак подойти ближе и, обняв ее за плечи, шагнул вперед.
        - Сам я в порядке, а вот с равновесием у меня неважно. Помоги мне только подняться по лестнице.
        Она довела его до комнаты, открыла дверь, потом уложила на кровать. Глаза у него были закрыты, и она подумала, что он едва ли находится в сознании. Окровавленный, грязный, небритый, совершенно изможденный. Ему требуется уход, только не ее, а Патрика. Видимо, надо сходить за ним.
        - Ты уходишь, Изабо? - прошептал он.
        Она вернулась к кровати и взглянула на его посеревшее лицо.
        - Я собиралась найти Патрика.
        - Он скоро придет. Останься со мной, Изабо.
        Она колебалась. Слишком много крови, возможно, его рана смертельна. На миг прикрыв глаза, она вспомнила другие битвы, других молодых людей. Почему ее должна волновать судьба этого человека?
        - Я останусь, - тихо сказала она. - Но я не желаю ничего слышать про битву. Ты понял меня?
        Когда Алистер, кивнув, опять закрыл глаза, она быстро разрезала его кинжалом повязку, чтобы осмотреть рану. Так вот откуда столько крови: рука была рассечена от плеча до локтя, рана глубокая, открытая. Срезав клочья рубашки, других повреждений, если не считать несколько синяков и царапин, Изабо не обнаружила. А вот рука - дело серьезное. Рану необходимо срочно зашить и туго перевязать, чтобы остановилось кровотечение.
        Тут дверь скрипнула, и вошел Айен Кемпбелл, такой же грязный, усталый, но, видимо, не раненый. Увидев ее, он нахмурился.
        - Убери от него руки! - прошипел он, вырывая у нее кинжал. - Оставь его в покое и уходи отсюда!
        Но у Алистера хватило сил, чтобы удержать ее.
        - Она будет со мной, Айен. Если меня требуется заштопать, пусть это сделают ее руки, а не твои громадные лапы. Дай Изабо все необходимое.
        Айен с возмущением посмотрел на брата, затем нехотя повернулся к Изабо.
        - Ты будешь разумной?
        Она кивнула.
        - Что тебе нужно?
        - Теплая вода, много полотна, иголка для шитья.
        Когда они снова остались наедине, Алистер слабо улыбнулся.
        - Ты ведь не прикончишь меня, правда?
        Комок застрял у нее в горле, поэтому она молча кивнула и стала удалять последние куски рубашки. Вскоре появился Айен со всем необходимым.
        Не обращая внимания на его враждебное молчание, Изабо принялась за дело. Видимо, он следит за каждым ее движением, чтобы она не воспользовалась положением Алистера и не вздумала ему отомстить. Его уверенность, что она способна причинить умышленный вред беспомощному человеку, раздосадовала Изабо, она склонилась над своим пациентом, стараясь не обращать внимания на зрителя.
        Глаза у Алистера были закрыты, но, судя по его крепко сжатому рту и невольному сокращению мышц, он находился в сознании. Изабо продолжала сшивать края раны и сделала около пятидесяти стежков, когда зашли Патрик с Дональдом. Хотя они тоже наблюдали за ее работой, с их стороны Изабо не чувствовала неодобрения, только беспокойство за Алистера. Казалось, делу не будет конца, но она, сдерживая дрожь в уставших руках, снова и снова втыкала иголку. Когда она закончила, Алистер открыл глаза и посмотрел на нее.
        - Спасибо.
        От его слабой улыбки внутри у Изабо все перевернулось: она причинила ему адскую боль, а он еще благодарит ее.
        Молча кивнув, она собрала грязные куски полотна, взяла таз с окровавленной водой и оставила раненого на попечение братьев.

        Позже, зайдя к ней в комнату, Патрик обнаружил ее сидящей на полу возле камина.
        - Могу я поговорить с тобой, девушка?
        Она кивнула. Старик закрыл дверь и сел рядом с Изабо на скамеечку.
        - Все кончилось. Я просто думал, кто-то должен тебе сказать об этом. Сегодня у Друммосси-Мьюр великая победа, все кончено.
        Она продолжала молча глядеть на огонь. Кончено. Нет оснований сомневаться в его словах, зачем ему лгать ей.
        - Это Камберленд? - спросила она.
        - Да, победа за ним.
        - А принц?
        - Он бежал, но его ищут.
        Она закрыла глаза. Господи, спаси его и сохрани.
        Патрик думал, что девушка сейчас заплачет, но она снова смотрела на огонь, будто зачарованная пляшущими языками пламени.
        - Изабо… У него жар, он зовет тебя. Пойдешь к нему?
        Да понимает ли старик, каково ей сейчас? Все их надежды и мечты разбиты несколькими простыми словами. «Все кончилось, ты должна знать», - звучали в ее ушах слова Патрика. Робби умер напрасно. Это почти невозможно пережить, и теперь Алистер Кемпбелл, орудие ее скорби, просил зайти к нему.
        Однако Изабо не могла не ответить на боль и мольбу во взгляде Патрика.
        - Что, так плохо?
        - Да, он весь горит.

        Когда Изабо подошла к кровати и увидела пылающее лицо Алистера, то, не задавая себе лишних вопросов, инстинктивно положила руку ему на лоб и почувствовала жар, который буквально ожег ей ладонь, - Ты прав, у него лихорадка, - сказала она Патрику.
        Услышав ее голос, Алистер приоткрыл глаза.
        - Изабо, ..
        - Лежи спокойно, тебе нужен сон. Дай отдохнуть уму и телу, это поможет тебе.
        - Послушай, Изабо, я пока еще в своем уме и помню день… завтра кончается твоя неделя… твое честное слово…
        Обещай мне, что не уйдешь. Они тебя поймают… обещай…
        - Не беспокойся обо мне, Алистер Кемпбелл.
        - Обещай, - повторил тот. - Они собираются переловить… всех до единого. - Речь у него становилась бессвязной, но взгляд был осмысленным и тревожным. - Не сейчас, пока я лежу больным… когда мне станет лучше…Я помогу тебе. Обещай, что не уйдешь.
        Его искреннее беспокойство за нее почти сразило Изабо. Она стояла у постели, глядя на пылающее от жара лицо человека, который причинил ей столько душевной боли.
        - Хорошо. Если ты сейчас заснешь, то обещаю, - тихо сказала она.
        Алистер откинулся на подушки. Только убедившись, что он действительно спит, Изабо вернулась в свою комнату.
        Час был поздний, она совершенно обессилела, однако сон не принес ей желанного отдохновения. Всю ночь ей снились крики раненых и умирающих, которые звали ее, но, к кому бы она ни подошла, все ускользали от нее, хотя она протягивала им руку, молилась за них. Она чувствовала свою слабость и беспомощность перед этой великой силой по имени Смерть.
        Утром она встала с тяжелой головой и еще не успела до конца одеться, когда в ее комнату без стука ворвалась Сьюзен.
        - Они собираются отрезать ему руку! - закричала она. - Патрик и Айен… они говорят, что должны… - Сьюзен закрыла лицо руками. - Я не могу этого вынести.
        Торопливо натянув платье, Изабо кинулась в спальню Алистера. Шторы на окнах были задернуты, поэтому ей понадобилось несколько мгновений, чтобы глаза привыкли к темноте. Но когда она подошла к кровати, то увидела, что Алистер не спит. Хотя свет горящей свечи падал на такое же, как и прошлой ночью, красное от жара лицо, но глаза у него были совершенно ясные, и он переводил гневный взгляд с Патрика, который был у кровати, на братьев, стоящих в изножье.
        Старик повернулся к ней.
        - Тебе здесь не место. Уходи.
        - Это ты, Изабо? - слабым голосом спросил Алистер. - Подойди ко мне.
        Выполнив его просьбу, Изабо с ужасом обнаружила, что рука у него вздулась от плеча до кисти.
        - Они хотят ее отнять, но я не позволю. Слышите?
        - Но тогда, парень, ты умрешь, - мрачно ответил Патрик.
        - Если ты отрежешь мне руку и я выживу, старый негодяй, я отрежу руку тебе и посмотрю, как тебе это понравится.
        Речь явно утомила его, и Алистер закрыл глаза. Но через секунду он снова взглянул на Изабо.
        - Сядь ко мне. - Он похлопал по кровати рядом с собой, и она робко присела. - Теперь слушай меня, Изабо. Как ты поняла, я не желаю быть расчлененным и очень рассчитываю на тебя… не позволяй им это сделать.
        Она молча смотрела на раненого. Ее глаза наполнились слезами, одна скатилась по щеке до подбородка, и Алистер, подняв здоровую руку, смахнул ее пальцами.
        - Ты плачешь? - тихо спросил он. - А я думал, ты обрадуешься, видя меня в таком жалком состоянии.
        Она покачала головой.
        - Ты выполнишь мою просьбу?
        - Да, - с трудом выговорила Изабо.
        - Спасибо. - Он улыбнулся и закрыл глаза.
        Она тут же обратилась к стоявшим мужчинам:
        - Вы слышали, что он сказал? Да? Не будет никакой резни, уходите отсюда со своими орудиями пыток.
        - Изабо, - умоляюще произнес старик. - Он умрет, разве ты не понимаешь?
        Она посмотрела на ужасающего вида руку.
        - Возможно, но будет так, как он хочет.
        Айен двинулся к ней, его глаза казались еще темнее на фоне бледного лица.
        - Я не уйду, не оставлю брата умирать, что бы ни говорила мне эта маленькая нахальная мятежница.
        Изабо вскочила с кровати.
        - Но ведь он может поправиться, об этом ты не подумал? И если вы сделаете по-своему, - яростно добавила она, - клянусь, я помогу ему отрезать руки вам, как он сказал, вам обоим.
        - Именно этого она и хочет, - сурово изрек Айен. - Видеть его мертвым.
        - Ты что, глухой? - шагнула к нему Изабо. - Это сказал он, твой брат, твой глава, и ты не подчинишься ему?
        - Он бредит, не знает, что говорит.
        Она подняла брови.
        - Ты слышишь, Дональд? Твой брат считает, что Алистер не в своем уме. Я так не думаю, а ты?
        После недолгого молчания тот медленно произнес:
        - Нет, я не думаю. - Побледнев, он в отчаянии переводил взгляд с Патрика на Айена. - Она права, мы не должны этого делать.
        - Тогда убирайтесь и оставьте его в покое, - быстро сказала Изабо.
        К ее удивлению, они подчинились. Айен с большой неохотой, Патрик и Дональд спокойнее, но с отчаянием в глазах. Потом она села на кровать возле своего пациента. Алистер спал, но метался в жару, белье и подушки были влажными от пота. Изабо принесла таз с водой, протерла ему губкой лицо, затем всю руку и края раны, куда попала инфекция, убрала влажную простыню, накрыла его сухой.
        В комнате было душно, и, раздвинув портьеры, она распахнула окно, чтобы впустить свежий воздух. Большего она пока сделать не могла, поэтому села и просто смотрела на него. Позже, когда вернувшийся Патрик настоятельно советовал ей отдохнуть, Изабо отказалась покинуть спальню из опасения, что без нее они сделают то, чего так усиленно добивались.
        На ночь она придвинула кресло к постели и свернулась в нем, как маленькая белочка, положив голову на руки.
        Три дня и три ночи, казалось, было очень мало надежды, три дня и три ночи Изабо оставалась с Алистером, бдительно охраняя его. Приходил и уходил Патрик, заглядывал Дональд, но Айен, возмущенный ее полновластием, держался в отдалении, как и Сьюзен, которая из-за своей чувствительности не могла переносить вида страданий.
        Вечером третьего дня, сидя на своем посту, Изабо гадала, почему выздоровление Алистера стало для нее таким важным. Еще недавно она бы только радовалась его смерти. Но сейчас он выглядел настолько молодым, безобидным, почти невинным, что в нем трудно было узнать того опасного человека, который поймал ее тогда в ночном лесу. Она вздохнула и протерла его лицо губкой.
        За последние дни она столько раз прикасалась к нему, что стала делать это уже без всяких колебаний. Все, конечно, вернется на круги своя, когда Алистер поправится, а он поправится, должен поправиться.
        Возможно, это была вера, которую он вселил в нее.

«Я очень рассчитываю на тебя», - сказал он, но в глубине души она знала, что в его словах было нечто большее.
        Когда на четвертое утро Алистер открыл глаза и увидел спящую в кресле Изабо, он нежно прикоснулся к завитку светлых волос, упавших ей на руку. Они такие мягкие, он улыбнулся. Потом взглянул на свою левую руку.
        Она была на месте, и он снова улыбнулся.
        Почувствовав его прикосновение, Изабо подняла голову и увидела, что Алистер внимательно смотрит на нее, а в его глазах нет даже следа лихорадки.
        - Тебе лучше, - просто сказала она. - Я знала, что ты справишься. - И немного застенчиво добавила:
        - Схожу за Патриком.
        Он не успел задержать ее, и через несколько минут Патрик уже стоял рядом с кроватью.

        У Алистера остались смутные воспоминания о последних днях: легкие руки прикасались к нему, нежный голос уговаривал его лежать спокойно, попить или перевернуться, и он знал, что Изабо ни на минуту его не оставляла.
        Алистер все время просил старика привести ее и всегда получал один и тот же ответ.

        - Пусть девушка отдохнет, - говорил Патрик. - Она выбилась из сил.
        И он подчинялся.
        Но когда к нему вернулись силы, возросла и его решимость увидеть Изабо. На следующий день, свежевыбритый, с туго привязанной к груди рукой он сам пошел искать ее.
        Пару секунд она с изумлением взирала на призрак, стоявший в дверях ее комнаты, затем вскочила и сердито поинтересовалась:
        - Ты что это вытворяешь? Тебе нельзя вставать.
        Прислонившись к дверному косяку, Алистер с улыбкой смотрел, как она идет к нему.
        - Почему ты не навестила меня?
        Но она взяла его за здоровую руку и повела обратно.
        - О чем только думает Патрик? - бормотала она по дороге. - Зачем он позволил тебе встать?
        - Он думает, что я сплю. Но ты не ответила на мой вопрос, Изабо.
        - Ты просил меня присмотреть за твоей рукой, Алистер Кемпбелл, и я это сделала, а сейчас тебе лучше.
        - Мне лучше? Когда Патрик столь грубо со мной обращается? Его руки не такие нежные, как у тебя.
        Изабо молчала. Он не слишком твердо держался на ногах, и она ввела его в комнату. Но он ухитрился захлопнуть дверь ногой, после чего прижал Изабо к закрытой двери и склонился над ней, опершись здоровой рукой о стену.
        Его действия не слишком ее тревожили, поскольку она знала, что в своем теперешнем состоянии Алистер относительно безопасен.
        - Ты спасла мне жизнь, Изабо Макферсон. Благодарю тебя.
        - А я и не знала об этом. По-моему, ты сам ее спас.
        Ты слишком упрям, чтобы умереть. - Он улыбнулся.
        - Хорошо, ты спасла мою руку, и в этом нет сомнений.
        Лицо Алистера было так близко, что она различила золотые искорки в черноте его глаз. Безобиден или нет, однако ей хотелось, чтобы он немного отодвинулся. Все-таки Алистер, стоящий на ногах и глядящий на нее сверху вниз, более опасное зрелище, чем Алистер, за которым она ухаживала последние несколько дней. Он слишком высокий, ей не нравилось, как он маячит перед ней, а еще больше не нравился бешеный стук ее сердца.
        Перестав улыбаться, он так настойчиво смотрел на нее, что Изабо покраснела и отвернулась.
        - Ты когда-нибудь позволяла мужчине целовать тебя?
        - Не твое дело, - по возможности безразлично ответила Изабо.
        - Правда? А я думаю, что мое, поскольку я собираюсь тебя поцеловать.
        Он начал ласково поглаживать ее по щеке, затем очень медленно склонил голову и прижался губами к ее рту. Она издала какой-то невнятный звук, видимо, протестуя, но протестовала она не слишком настойчиво. Окрыленный, Алистер провел языком по ее губам и, раздвинув их, завладел нежной теплотой ее рта. Она почувствовала, как он покачнулся, и обняла его обеими руками, но он нащупал стену, прислонился к ней и с улыбкой посмотрел на Изабо.
        - Видишь, что ты со мной сделала?
        Она молчала, не в силах ответить ему, только опустила голову и закрыла глаза.
        - Ты меня околдовала, - прошептал Алистер.
        Околдовала его? Она могла бы поклясться, что как раз наоборот. Сначала она ненавидела его больше всего на свете, боялась его угрожающих слов и мощного тела, а сейчас держит его в объятиях, чувствует себя такой же околдованной… и предательницей тоже.
        Вздохнув, Изабо опустила руки.
        - Теперь ложись в кровать, пока не упал.
        - Мне нравится твое предложение, если ты останешься со мной.
        Изабо молча отвела его к кровати, он без возражений лег, но едва она попыталась уйти, схватил ее за руку.
        - Посиди со мной, Изабо. - Она покачала головой. - Мне было нелегко привести тебя сюда, я не позволю, чтобы ты вот так взяла и ушла.
        Ответить Изабо не успела, потому что дверь открылась, и в комнату вошел Айен. Мгновенно охватив взглядом сцену, - рука брата, сжимающая руку Изабо, румянец на ее лице, опущенные глаза, - он понял, что явился не вовремя, помешал им в минуту близости, и нахмурился.
        Высвободив свою руку, Изабо нерешительно посмотрела на Айена.
        - Он встал с постели, а ему пока рано… ты должен приглядывать за ним, ты и Патрик. Теперь я оставляю вас, - пробормотала она и пошла к двери.
        - Только ненадолго, - сказал ей вслед Алистер, - иначе я опять приду за тобой.

        Вернувшись к себе, Изабо упала на кровать в полном смятении. Она справилась с болью и страхом, она справилась с горем и скорбью, но такого сильного волнения никогда еще не испытывала. Он спросил, позволяла ли она мужчине целовать ее. Разумеется, хотя и не так, без этого интимного слияния губ, которое заставило ее на несколько кратких мгновений ощутить себя частью его.
        Невольно она вспомнила тот ужасный день на берегу Лох-Эйла, когда на нее вдруг напал английский солдат.
        Он прижимал ее к земле, хватал за грудь, задрал юбку, пока ей не удалось вытащить из сапога кинжал и прекратить все это. Но он не открывал ей рот своими губами, он вообще не пытался ее целовать.
        Изабо перевернулась на живот и закрыла лицо руками, борясь с тошнотой, которая возникала у нее каждый раз при воспоминании о той схватке на берегу озера, о тяжести насильника, о смывании его крови ледяной водой.
        Алистер тоже прижимался к ней всем телом, но при этом ласково обнимал ее, она инстинктивно чувствовала, что он будет осторожным, нежным любовником. О чем она думает? Он же Кемпбелл, ее враг. Не прошло и недели с тех пор, как он убивал ее соратников. Изабо подумала о Мэри Кемпбелл, о ее оскорбительной попытке шантажировать. Может, старая леди заверила внука, что она, Изабо, охотно примет его ласки и согласна обменять свое тело на свободу? Не потому ли он и целовал ее?

        Глава 9

        Когда к Алистеру вернулись силы, Изабо с возрастающей тревогой стала замечать, что он все время следит за ней, и поняла его намерения: он снова искал с нею встречи наедине и рано или поздно этого добьется.
        Ее тревога оказалась вполне обоснованной. Хотя она всячески его избегала, но вскоре, когда она шла после ужина в свою комнату, Алистер подкараулил ее на лестнице.
        Он был бледен, видимо, прыгал через две ступеньки, чтобы догнать ее. Не слишком умно для человека, который должен лечиться. Он попытался схватить ее за руку, однако Изабо увернулась и, поднимаясь по лестнице, старательно придерживала обеими руками свои юбки.
        - Почему ты всегда так быстро исчезаешь после трапезы? - спросил он, не обращая внимания на ее реакцию. - Тебе не по душе наше общество, Изабо?
        Она даже не повернула головы и продолжала идти по ступеням.
        - Я устала и хочу отдохнуть.
        - Ты устала не больше, чем все остальные, Изабо Макферсон.
        - Откуда ты знаешь? - возразила она, посмотрев на него. - Откуда тебе знать, как я себя чувствую?
        Алистер шел рядом, и она поспешно отвернулась.
        - Мы ведь не съедим тебя, если ты немного побудешь с нами.
        Изабо молчала, ей хотелось поскорее укрыться в относительной безопасности своей комнаты. Но когда они достигли верхней площадки, он преградил ей дорогу.
        - Изабо, посмотри на меня. - Она упрямо глядела себе под ноги. - Изабо?
        Он поднял руку, чтобы прикоснуться к ее щеке, и она моментально отпрянула.
        - А чего ты ожидал? Что я буду сидеть с вами и слушать, как вы торжествуете, похваляясь своей победой?
        Алистер покачал головой.
        - Нет. Что касается меня, то я не вижу никакого повода для торжеств. Наша страна пережила гражданскую войну, погибло много людей. Разве я могу это праздновать?
        Она молчала, стараясь найти слова для ответа. Алистер выглядел искренним, но Изабо не хотела в это верить, ей требовался весь ее гнев, только он был для нее защитой. Если он снова прикоснется к ней…
        - Я не желаю быть с ними, - выпалила она. - Мне они не нравятся, вот и все.
        Изабо попыталась обойти его, и Алистер снова протянул руку, чтобы остановить ее. Когда он склонился над ней, она почувствовала его теплое дыхание на шее, а вслед за этим его губы скользнули по ее коже.
        - Не надо, - прошептала она. - Пожалуйста, не делай этого.
        В ее голосе Алистеру послышалось страдание, и, подняв голову, он увидел, что на глазах у нее слезы.
        - Есть нечто такое, Изабо, с чем невозможно бороться, - тихо сказал он.
        - Нет! - закричала она. - Все можно побороть, все!
        Он посторонился, дав ей пройти, и глядел на нее, пока она не завернула за угол. Затем прислонился к стене и закрыл глаза. Изабо ошибается, это невозможно побороть. Разве он не пытался, разве у него получилось?
        Оттолкнувшись от стены, Алистер направился в свою комнату. У него совсем не было желания присоединяться к остальным, он мог думать лишь о милом лице Изабо, страдании в ее глазах, о тонких руках, добровольно и страстно обнимающих его, о том единственном поцелуе.
        Алистер захлопнул дверь. Ему хотелось пойти к ней, но он знал, что не пойдет. Ее слезы… он ненавидел, когда она плачет.
        Идя от двери, Алистер машинально сбросил одежду, хотя о сне теперь не могло быть и речи. Поэтому он встал нагишом у распахнутого окна и, глядя на висевшую в небе луну, размышлял о превратностях судьбы, которая сначала забрала у него отца, дала ему ненависть и силу бороться за то, во что он верил, а потом столкнула его с этой девушкой, олицетворявшей все то, против чего он боролся. Она ничем его не поощряла, ничего от него не хотела и в то же время притягивала его своей красотой, грацией, непреклонным характером, пока он не возжелал ее так, как не хотел ни одну женщину.
        Алистер взглянул на шрам, казавшийся в лунном свете длинной темной полоской. Рука была еще слегка одеревеневшей, но хорошо заживала. Он никогда не сможет забыть то, что она для него сделала. Он держал ее взаперти, лишил свободы, о которой она мечтала, причинил ей несказанную душевную боль, а она, едва возникла необходимость, без колебаний пришла к нему на помощь.
        Этот долг невозможно оплатить. Алистер знал, что обязан позволить ей сделать все, чего она хочет, но тогда он ее потеряет, и он не был уверен, что разрешит ей уйти.

        Это именно ранение сделало Алистера уязвимым и зависимым от нее, решила Изабо, хотя оно дало ей возможность разглядеть за внешней оболочкой властного лэрда, бывшего ее врагом, мальчика Алистера, мужчину, единственного мужчину, который привел ее душу в смятение.
        Теперь, лежа на кровати, Изабо терзалась виной и сожалением. Как она позволила возникнуть такой сильной привязанности, вообще привязанности к одному из них? Она думала о Робби, обо всем, за что они сражались, до тех пор, пока ей чуть не стало дурно от этих мыслей. Она должна уйти отсюда прежде, чем ничего уже нельзя будет поправить, прежде, чем она уже просто не сможет заставить себя уйти.
        Она выполнила свое обещание, срок действия ее честного слова давно истек, она не сбежала, пока он болел.
        Теперь ей незачем тут оставаться, уйти совсем просто, ее больше не охраняют.
        На следующий день Изабо нашла свои штаны, рубашку и куртку Робби, которые они забрали у нее. Это было нелегко. Где находятся ее вещи, она смогла узнать лишь у Патрика, задав ему несколько хитрых вопросов.
        Но старик, конечно, сразу все понял, да и она не стала ничего отрицать, когда он спросил ее. Изабо объяснила, что ей нужно посмотреть, сохранился ли ее дом, или он, как многие другие, был полностью разрушен.
        - Вам незачем держать меня здесь, - добавила она. - Все кончено, вы сами не устаете мне об этом говорить.
        - Алистер знает о твоих планах? - спросил Патрик.
        - Не совсем.
        - Не совсем?
        - Ну, я не сказала ему, но ведь он и не предполагает, что я останусь тут навсегда.
        Патрик молчал, пока они не подошли к двери ее комнаты.
        - А далеко он, твой дом?
        - К западу от Лох-Мари, - ответила Изабо.. - На полпути между Гэрлохом и Мил-Дорейном.
        Старик ужаснулся.
        - Но ты не можешь отправиться в такой путь одна.
        Ты ведь не собираешься это делать?
        - Собираюсь и отправлюсь. До сих пор я же путешествовала одна, надену старую одежду, никто меня не тронет. - Изабо с улыбкой положила ему руку на плечо. - Ты был добр ко мне, Патрик Макфи, я благодарю тебя за поддержку и внимание, но теперь настало время уезжать, разве ты не понимаешь?
        Идя обратно, Патрик сокрушенно качал головой. Если он утаит это, Алистер его убьет, правда, он не давал Изабо обещания молчать, но, рассказав Алистеру, он предаст ее.
        Судьба все решила за него. Полчаса спустя он неожиданно столкнулся с Алистером в широком коридоре возле его комнаты. Тот стоял без куртки, держалевой рукой палаш, и рассекал им воздух.
        - Я поправился довольно быстро, не так ли? - улыбнулся он.
        - Да, поправился. Но у тебя всегда так.
        - Это все Изабо, - ответил Алистер, воткнув острие палаша в пол. - Ее искусное владение иглой. Я очень ей благодарен.
        Патрик вздрогнул.
        - В чем дело? Ты выглядишь так, будто проглотил нечто вредное. Что тебя беспокоит?
        - Ничего особенного.
        Это была жалкая попытка остаться верным Изабо, самое большее, что он мог для нее сделать. Главное - его верность человеку, который стоял перед ним.
        - Ничего особенного? - повторил Алистер. - Думаю, будет лучше, если ты все мне расскажешь, Патрик Макфи.
        - Это она… Изабо. Она говорит, что выполнила свое обещание, и раз ты опять здоров…
        Старик замолчал, ибо Алистер, не дослушав его, уже исчез.

        Через минуту, слегка запыхавшийся, даже не постучав, он распахнул дверь ее комнаты. Изабо стояла возле кровати в одной рубашке, и неожиданное появление Алистера, да еще с оружием, явно испугало ее.
        - Ты что, пришел убить меня? - после краткого молчания спросила Изабо.
        Взглянув на палаш, Алистер быстро поставил его к стене.
        - Я тренировал руку, - сказал он и захлопнул дверь. - А теперь объясни, что Патрик имел в виду, говоря мне про твое решение?
        Пока он шел от двери, Изабо вдруг сообразила, что стоит перед ним в одной рубашке, и быстро прижала руки к груди.
        - Я решила вернуться домой. Восстание… закончено, как вы мне твердите, мы больше не воюем, и у тебя нет права меня удерживать.
        - Нет права? - спросил Алистер, шагнув к ней. - Ты забыла о том изменническом письме? Ты думаешь, они тебя не повесят, если схватят?
        Ее глаза яростно сверкнули. Он предупреждал ее или угрожал? Внезапно она вспомнила слова бабушки.
        - Да, они смогут, если ты скажешь им, - вызывающе ответила Изабо. - Я думала, ты этого не сделаешь.
        - Но твое письмо у них, Изабо, они получили его на следующий же день.
        Значит, угроза. Наконец он это сказал. Теперь пообещает ей защиту, а затем будут условия. «Пожалуйста, Алистер, не говори этого. Не разочаровывай меня», - молила Изабо.
        - Но они не знают, что мне известно, кто его написал.
        - И ты не знаешь, потому что я тебе не сказала.
        - Нет, хотя могу догадаться. Будь уверена, Изабо, я никогда тебя не предам, но тебе не приходило в голову, что твоего дома, возможно, уже нет? Заякобитами охотятся по всей стране, их владения сжигают, грабят, хуже того…
        - Это мое дело, - вызывающе ответила Изабо.
        - И мое тоже, - возразил он. - Разве ты не знаешь, как я за тебя беспокоюсь?
        А вот и предложение защиты. Или? Она почувствовала некоторое смущение. Надо отдать ему должное, Алистер действовал намного тоньше, чем его бабушка. Как же она уязвима, стоя перед ним в одной рубашке! Как остро чувствует силу его рук, лежащих на ее плечах! Теперь самое время поставить точку, потом будет слишком поздно. Она должна сказать ему «нет», сказать, что никогда по своей воле не пойдет на такой компромисс. И не сказала, не отодвинулась, даже когда он наклонился и поцеловал ее. Она стояла, будто статуя, не зная, то ли припасть к нему, то ли бежать. За нее решили его руки, которые, скользнув с ее плеч, сомкнулись у нее за спиной.
        Поцелуй длился и длился, Изабо уже подумала, что сейчас потеряет сознание, но тут Алистер поднял голову и прошептал:
        - Я больше не выдержу, Изабо…
        Да, теперь условия. Он хочет лечь с нею. Прямо сейчас. При этой мысли у Изабо возникло не столь уж неприятное ощущение, но вернулось и то смятение чувств, которое заставило ее решиться на бегство от него. Почему она сразу не покинула замок? Откуда у нее безрассудное желание свести этого человека с ума?
        Тем временем его пальцы развязали тесемки рубашки, спустили ее с плеч, и Алистер начал ласкать обнаженное тело губами и языком. Изабо почувствовала, что слабеет, ноги у нее дрожат, и она бы наверняка упала, если бы сильные руки не сжимали ее в объятиях. Впервые она поняла, что на самом деле означает слово «желание». Задыхаясь, она со всей страстью, которую он пробудил в ней, отвечала на его поцелуи.
        Но благоразумие все же не покинуло ее. Изабо знала, что не сможет и не сделает того, чего он хочет. Она только позволит себе чуть больше, еще немножко этого необычайного желания, постепенно заполнявшего ее тело.
        Алистер рывком спустил ей рубашку до талии, обнажив грудь, затем подхватил на руки и понес к кровати, где продолжил свои ласки. Но когда он приподнялся, чтобы лечь на нее, Изабо вдруг ощутила беспокойство.
        - Нет, - прошептала она и, почувствовав на себе его вес, повторила:
        - Нет, пожалуйста.
        Алистер уткнулся лицом ей в шею, бормотал нежные, успокаивающие, ободряющие слова, и все же она не могла… не могла. Упершись ему в плечи руками, Изабо попыталась столкнуть его. Тщетные усилия, он был слишком тяжелым…
        - Прекрати, - всхлипнула она, - пожалуйста.
        Рыдание сдавило ей горло, и Алистер, испуганный ноткой истерии, быстро отскочил в сторону. Она вцепилась в спущенную рубашку и лихорадочно тянула ее вверх, чтобы прикрыться, глаза у нее панически расширились.
        Он хотел погладить ее по шее, но Изабо отстранилась и села. Явное страдание на ее лице заставило Алистера устыдиться… он так напугал своего бесстрашного маленького воина.
        Он сел рядом.
        - Иди ко мне.
        Но когда он попытался взять ее за руки, она только еще крепче сжала их, стягивая на груди рубашку.
        В этот момент дверь открылась, и, повернувшись, оба увидели на пороге Сьюзен Фэрфакс. К ее чести, Сьюзен удалось скрыть потрясение, вызванное этой сценой, она только сказала:
        - Алистер, у нас гости. Капитан Херстон со своими людьми.
        Потом Сьюзен развернулась и плотно закрыла за собой дверь.
        Несколько секунд, последовавших после ее ухода, царило абсолютное молчание, Изабо встала и повернулась к Алистеру спиной.
        - Тебе лучше уйти.
        Он подошел к ней сзади, обнял за талию и начал целовать, снова ощутив в себе нечто такое, чего не могло охладить даже несвоевременное появление Сьюзен.
        - Пожалуйста, уходи, - прошептала Изабо, но он прижался губами к ее шее, потом еще раз, еще. - Пожалуйста…
        Алистер неохотно опустил руки.
        - Хорошо, я приду к тебе позже. Мы должны поговорить, ты и я… - Он уже собрался принести ей нечто вроде извинения, однако счел это лицемерием, как будто он сожалеет о поцелуях и чувствах, которые испытывает. - Тебе лучше оставаться здесь, пока я не узнаю, чего хочет этот капитан.
        Поцеловав напоследок ее обнаженное плечо, он вышел из комнаты.
        Изабо упала на колени там, где стояла, закрыла лицо руками и плакала до тех пор, пока ей не показалось, что у нее сейчас разорвется сердце.

        В главном зале Алистер увидел около дюжины солдат в красной форме. Поодаль стоял, заложив руки за спину, их офицер, поглощенный созерцанием огня в камине.
        - Капитан Херстон, вы хотели меня видеть? - Алистер сделал краткий приветственный жест.
        Капитан был худощав, строен, с темными волосами и смуглой кожей, предполагавшей его французское или испанское происхождение. Человек, весьма честолюбивый, который рассматривал восстание якобитов как шанс быстро продвинуться по службе и признавал только собственную точку зрения. Он не любил ни страну, где сейчас находился, ни ее обитателей, поэтому с легкой неприязнью смотрел на хозяина в шотландском килте.
        - Добрый вам вечер, Кемпбелл. Да, я хотел поговорить с вами, и потому я здесь.
        Его тон был резким, даже неучтивым, ибо звание Алистера в ополчении герцога Аргила равнялось чину капитана, но Херстон с профессиональным высокомерием относился к добровольцам, считая их значительно менее ценной частью армии, в которой служили офицеры вроде него.
        Ему нечасто приходилось смотреть на стоявших перед ним людей снизу вверх, и тот факт, что шотландец был выше ростом, приводил Херстона в смущение. А уж выйти для приветствия офицера в смехотворной юбке - вообще наглость, с которой он не раз сталкивался во время своего пребывания в Шотландии.
        Но, сознавая, что был слегка невежлив с хозяином, он все же попытался это сгладить.
        - Вы получили ранение, насколько я понимаю, у Куллодена.
        - Да. - Алистер согнул левую руку и улыбнулся. - И, как видите, уже оправился.
        Любезный с виду, он проклинал внезапное появление англичанина. Его мысли занимала только Изабо, он хотел вернуться к ней, увидеть ее, объяснить, почему вел себя именно так, рассеять ее недоверие и страх.
        - Что я могу для вас сделать, капитан? - немного резко от нетерпения спросил он.
        - Можете нам помочь, - ответил Херстон. - Мы идем на запад, преследуя мятежников, точнее. Камеронов, и мне приказано найти вас. Чтобы вы не только помогли людьми, но и служили нам проводником по гористой территории отсюда и до Лохабера.
        Алистер нахмурился.
        - Мятеж подавлен, капитан. Я не собираюсь принимать участие в преследовании уцелевших.
        Капитан Херстон был явно шокирован ответом, ему потребовалось несколько секунд, чтобы обрести дар речи.
        - Вы шутите, сэр. Вам бы наверняка хотелось увидеть изменников отданными под суд?
        Алистер почувствовал нарастающий гнев. Этот человек глупец, но опасный глупец.
        - Нет, капитан, я не шучу.
        Англичанин взвился от негодования.
        - Вы отказываетесь участвовать в военных действиях короля?
        - Да, отказываюсь. В последний год я много раз сражался за него, теперь настало время уделить внимание своему замку. Боюсь, вам придется искать содействия у кого-нибудь еще.
        - Мне очень не нравится ваше отношение, сэр, - побагровел капитан. - Вряд ли оно понравится и моим начальникам.
        - Это ваши начальники, - пожал плечами Алистер. - Я остаюсь верным Аргилу, и если герцогу понадобится моя помощь, я с радостью ему помогу. Но вам - нет. Сегодня, - нехотя прибавил он, - вы можете воспользоваться нашим гостеприимством, поскольку время уже позднее, однако утром вы со своими людьми покинете замок.
        Уходя, Алистер надеялся, что капитан слишком оскорблен, чтобы обедать с ним. Встретиться с врагом на поле битвы - одно дело, но охотиться среди холмов за несколькими выжившими, голодными, возможно, ранеными людьми - об этом он даже помыслить не мог.
        В ярости он кинулся искать Патрика, чтобы сообщить ему о вероятном присутствии за обедом нежданных гостей.

        Оторвавшись от бумаг, капитан Херстон увидел возле двери предоставленной в его распоряжение комнаты очень красивую молодую женщину, одетую по последней моде. Он быстро встал из-за стола и с улыбкой пошел ей навстречу.
        - Добрый вечер, могу я вам чем-нибудь помочь, мисс..
        - Фэрфакс. Сьюзен Фэрфакс. И я действительно надеюсь, что вы мне поможете, капитан. - Чуть нервно посмотрев через плечо в коридор, она снова повернулась к нему.
        Херстон поклонился.
        - Весь к вашим услугам, мисс Фэрфакс.
        - Я хотела с вами поговорить. Я считаю это своим долгом.
        - Долгом? Тогда, полагаю, вам лучше войти в комнату.
        Еще раз выглянув в коридор и, очевидно, удовлетворенная тем, что никого там не увидела, Сьюзен вошла и закрыла дверь. Херстон ободряюще улыбнулся ей, гадая, что такое прелестное создание, явно английского происхождения, может делать в столь отдаленной, нецивилизованной части страны и почему женщина пришла сюда тайком.
        - Чем могу служить, мисс Фэрфакс?
        Когда она прошла по комнате, легкий запах лаванды напомнил капитану об Англии, но впервые за долгие месяцы Джереми Херстон не почувствовал желания быть там. Еще бы, прекрасная молодая женщина, атмосфера интриги, окружавшая красавицу…
        Херстон облокотился на каминную доску и терпеливо ждал продолжения.
        - Речь идет о женщине, которая сейчас находится в замке, капитан. Якобитка, изменница худшего толка. При ней было найдено изобличающее письмо. Его содержание, я уверена, напрямую угрожает жизни его светлости герцога Камберленда.
        - Вы лично видели это письмо? - нахмурился капитан Херстон;
        - Нет, оно было сразу же отправлено в штаб его светлости, но обладательница письма до сих пор не отдана под суд. Дав честное слово, что не сбежит, она все еще « находится в Данлосси. Однако у меня есть основания полагать, что она готовится к бегству рано утром, чтобы вернуться к своим сообщникам… в этом презренном заговоре. И я подумала, не станет ли это нарушением данного ею слова, а если так, не следует ли это предотвратить.
        - Разумеется, - быстро ответил Херстон. - Как ее имя?
        - Изабо Макферсон.
        - Макферсон. Да. - Он забарабанил пальцами по каминной доске. - И ваш лэрд, Кемпбелл, поверил честному слову этой женщины?
        Сьюзен кивнула.
        - Без сомнения, Алистер… он мой кузен… не подозревает, что она собирается бежать. Конечно, он даже понятия не имеет об истинном характере этой личности.
        Тот дикарь в юбке - ее кузен. Просто не верится.
        - Должен заметить, что я нахожу это в высшей степени безрассудным. Как можно столь легкомысленно полагаться на обещание женщины? Ее следовало немедленно арестовать и переправить властям.
        Отвернувшись, Сьюзен начала ходить взад-вперед по комнате.
        - Возможно, хотя в то время Алистер наверняка считал это лучшим образом действий.
        Капитан молчал. Да, новости чрезвычайно интересные. Он бы с превеликим удовольствием взял под стражу виновную в таком, как говорят, преступлении. А еще лучше, если бы в нем был замешан этот варвар Кемпбелл, однако его прекрасная осведомительница намерена защищать своего кузена. Почему - Херстон мог легко догадаться, но, скрыв разочарование, улыбнулся Сьюзен.
        - Значит, вы уверены, что якобитка собирается бежать рано утром? А может, сегодня ночью?
        - Может, и так, - нахмурилась Сьюзен. - Поэтому вам надо быть в полной готовности. - Она остановилась передним. - И еще одно, капитан Херстон. Советую никому не говорить о нашем разговоре, ни сейчас, ни за обедом. Делайте необходимые приготовления к ее аресту, но с большой осторожностью. Тут есть люди, которые могут ее предупредить.
        - Кто? Сторонники якобитов?
        - Нет, кто простил изменницу на том основании, что она женщина. Я, напротив, считаю, что угроза есть угроза и его светлость нужно защитить любой ценой.
        - Естественно, мисс Фэрфакс. Признаюсь, вы очень храбрая молодая леди.
        Сьюзен улыбнулась.
        - Я просто хочу воздать ей должное, капитан. Меня давно беспокоит ее присутствие в замке.
        - Можете положиться на меня.
        - Благодарю вас. - И, сделав реверанс, Сьюзен оставила капитана наедине с его мыслями.
        Однако свои деяния она еще не закончила. Следующей целью была комната Изабо, куда она вошла, не удосужившись постучать. Изабо в штанах и рубашке сидела на полу возле камина с книгой.
        - Ты отвратительна! - без обиняков заявила Сьюзен. - Ты легла с мужчиной, который является твоим врагом. Разве ты не предаешь этим свои убеждения?
        - Я лежу, с кем хочу, и тебя это совершенно не касается.
        Закрыв дверь, Сьюзен подошла к ней.
        - Ты шлюха! - как бы выплюнула она. - И никто больше.
        Изабо вскочила.
        - Ты даже понятия не имеешь, что я делаю и почему!
        Но слова англичанки потрясли ее до глубины души.
        Кажется, все судят о ней одинаково. Неужели они не в состоянии понять, что она может сама хотеть отдаться Алистеру, что ему не было нужды покупать ее?
        - Что ты делаешь, совершенно очевидно, - с презрением ответила Сьюзен.
        - Правда?
        - Ты используешь свое тело, чтобы купить свободу.
        Мне просто жаль Алистера, который стал жертвой твоего обмана. Но он мужчина, а мужчины, как ты, видимо, уже поняла, не слишком разборчивы, когда дело касается плотских удовольствий. Меня тошнит от тебя. Заявляешь о верности своему делу, а готова раздвинуть ноги для человека, убивавшего твоих соратников. Он рассказывает тебе про Куллоден, рассказывает о бойне, когда забавляется с тобой?
        Изабо шагнула к ней.
        - Убирайся! - прошипела она, схватила Сьюзен за руку и потащила к двери. - Убирайся отсюда, английская стерва!
        Пока они боролись на пороге комнаты, Сьюзен дала волю языку:
        - Умирающих без всякого сожаления оставили в болоте, раненых преследовали и добивали во время бегства. Рассказывает, что он сделал? Он рассказывает это тебе? Их семьи тоже погибли, нет сыновей, некого растить…
        Нащупывая ручку двери, Изабо пыталась не слушать ее безобразные речи. Последним отчаянным усилием она вытолкнула Сьюзен в коридор и захлопнула дверь. Ее била дрожь, и она прислонилась к стене. Конечно, ей следовало это знать. Изабо провела дрожащей рукой по лицу и медленно побрела к кровати. В общем-то слова Сьюзен ничего не меняли, она все равно уже решила уйти, но теперь это стало безотлагательным.
        Порывшись в маленьком секретере у окна, Изабо нашла бумагу, чернила, взяла перо и села за стол.

        Глава 10

        Когда утром Изабо тихо выскользнула из замка, было совсем темно и очень холодно. Но пока она седлала кобылу, а потом вела ее к воротам, темнота немного рассеялась, восточный край неба слегка осветился, и, направив лошадь на запад в сторону дома, она внимательно смотрела на темнеющую впереди дорогу, покрытую выпавшим за ночь снегом.
        Первый день мая, а шел снег. Редкий случай даже здесь, на севере, но Изабо казалось, что так и должно быть. Это ее мир, суровый и холодный, она почти радовалась ледяному прикосновению ветра к лицу и рукам.
        Повернувшись в седле, она бросила прощальный взгляд на замок, свою тюрьму. Интересно, Меган Кемпбелл тоже считала его тюрьмой? Но Меган бежала, бежала с любимым человеком и нашла счастье.
        Изабо легонько тронула поводья и продолжила свое путешествие, намереваясь думать о том, что ждет ее впереди, а не о том, что осталось позади. Когда она въехала в сосновый лес, ограничивающий владения Кемпбелла, она вспомнила первую ночь, приезд с Алистером в замок. Как ее тогда удручало и пугало заключение, теперь же по странной иронии она снова боится, на этот раз огорченная отъездом. Глубоко задумавшись, Изабо машинально наклоняла голову там, где ветви низко свисали над тропинкой, и безуспешно пыталась не думать об Алистере.
        Когда она проявила слабость, которая позволила ему проникнуть в трещину ее брони? Это был день перед сражением, решила Изабо, он увидел ее возле окна галереи, почувствовал ее отчаяние, разрешил ей выйти на прогулку, чего она так страстно желала. Именно тогда она поняла его доброту, которую упорно отказывалась признавать. Во-первых, он привез ее в Данлосси, хотя мог просто отправить ее в Абердин к англичанам. Во-вторых, и не спрашивая его, она была уверена, что это он вернул ей брошь Робби, медальон матери и даже камни, которые они с Робби хранили. Она похлопала по карману, убедившись, что вещи на месте. И наконец он разрешил ей покинуть комнату.
        Но все же этого недостаточно, чтобы завладеть ее сердцем. Большую роль сыграл его ум. Он понимал то, чего не понимали другие, они с ним одинаково чувствовали, во многом были похожи, трудно поверить, что почти всю жизнь они провели, не зная друг друга. Когда он прикасался к ней, ласкал, целовал, они как будто становились одним целым, она знала, что предназначена ему, а он ей, и удивлялась, отчего судьба была столь жестока, позволив ему родиться Кемпбеллом.
        Хотя уже рассвело, видимость оставалась плохой, так как шел снег, поэтому Изабо не подозревала, что находится в лесу не одна, пока рядом не грохнул выстрел. Кобыла встала на дыбы, чуть не сбросив всадницу, но Изабо пригнулась к ее шее, уцепилась за гриву и сумела удержаться в седле.
        - Стоять! - раздался голос из-за деревьев, а затем перед ней возник офицер в красной форме. - Изабо Макферсон?
        - Ну а если так, что тогда?
        - Если ты Изабо Макферсон, в чем я совершенно уверен, тогда именем короля Георга я тебя арестую.
        Изабо хватило двух секунд, чтобы оценить положение. Справа и слева появились солдаты, не меньше дюжины, еще один стоял позади, целясь в нее из мушкета.
        Она подумала, не прорваться ли сквозь их ряды. Они будут стрелять, но могут и промахнуться, возможно, пуля в спину была бы предпочтительнее тюрьмы его величества.
        Словно угадав безрассудные мысли Изабо, офицер поднял мушкет к плечу и выстрелил в ее лошадь.

        Утром, только встав и одевшись, Алистер тут же отправился в комнату Изабо. Он думал о ней всю ночь, представлял ее мягкие губы, раскрывшиеся для него, страстно и с готовностью отвечающие на его поцелуи, обнаженную шелковистую кожу, маленькую твердую грудь, ее стройное, податливое тело. Она была прекрасна, прекраснее всех знакомых ему женщин. Но сейчас его терзало раскаяние. Она еще не познала мужчину, в этом не было сомнений, а он торопил ее, настаивал, позволил собственному желанию взять верх над разумом, обращался с ней грубо и неумело, словно нетерпеливый юнец.
        Постучав, Алистер открыл дверь и заглянул в комнату.
        - Изабо?
        Комната была пуста, камин холодный, кровать аккуратно застелена, а на подушке лежало письмо. Чтение заняло у Алистера всего несколько секунд.

+++

«Я знаю, бежать - это трусость, но мне не хватает храбрости. Ты завладел моим сердцем, Алистер Кемпбелл, и разбил его. Я никогда тебя не забуду, но больше не желаю тебя видеть».

+++
        Тихо выругавшись, он с письмом в руке помчался наверх, в комнату Патрика.
        - Выкладывай, старик! - крикнул он с порога. - Говори все, что знаешь. Где она?
        Патрик, до его вторжения крепко спавший, туг же вскочил и протер глаза.
        - Кто?
        - Изабо! - громыхнул Алистер. - Куда, черт побери, она делась?
        - Изабо? - Старик наконец собрался с мыслями. - Она что, уехала?
        - Сегодня утром ты очень быстро соображаешь, Патрик Макфи, - нетерпеливо ответил Алистер. - Она тебе доверяла, и я хочу знать все, что она сказала тебе.
        - Думаю, она поехала домой. Она беспокоилась.
        - И где может быть ее дом?
        - К востоку от Гэрлоха. Так она говорила однажды.
        На полпути между Гэрлохом и Мил-Дорейном. Я поеду с тобой, - добавил старик, но, кроме него, в комнате уже никого не было.

        Снег продолжал идти, и когда спустя два часа Алистер проезжал мимо того места, где англичане схватили Изабо, он не увидел ни крови, пролитой ее раненой лошадью, ни следов, оставленных солдатами. Все было скрыто под двухдюймовым слоем чистого, нетронутого снега.

        После того как лошадь Изабо пала за несколько миль до Форт-Огастеса, англичане связали ей руки за спиной и остаток пути заставили идти пешком вместе с солдатами.
        Хотя было по-прежнему холодно, снег наконец перестал. И когда они, свернув с дороги на Инвернесс, начали спускаться подлинному крутому склону, Изабо смогла увидеть руины Форт-Огастеса на фоне Грейт-Глена - захватывающий вид, пробудивший в ней воспоминания о Робби, счастливом и торжествующем после освобождения форта от ганноверцев. Какими они были тогда самонадеянными, как все уверовали в свою победу. Но потом они двинулись к Форт-Вильяму, и это, она теперь понимала, было началом конца.
        Глядя сверху на Форт-Огастес, она видела, как сильно он пострадал во время осады армией якобитов. Правительственным войскам, которые потом вернули его себе, пришлось разбить в окрестностях громадный палаточный лагерь для размещения своих людей.
        К одной из этих палаток и шел сейчас ликующий капитан Херстон. А именно к палатке майора Грэма Летбриджа, в чьем ведении находились арестованные. Оставив Изабо под надзором двух солдат, капитан Херстон вошел в палатку, чтобы посовещаться с майором.
        Изабо устала, окоченела от холода, но чувствовала себя на удивление спокойной. Или просто смирилась с тем, что уготовила ей судьба? Она не знала. Возможно, она слишком измучена душой и телом, связанные руки потеряли чувствительность и казались ей парализованными, сил у нее хватало лишь на то, чтобы стоять прямо.
        Наверное, ее охранники тоже устали и замерзли. Они были совсем юными, почти мальчиками, и она прикидывала, не сможет ли убедить их, чтобы они развязали ее. Но тут снова появился капитан Херстон и ввел ее в палатку.
        Майор Летбридж сидел перед кипой бумаг в расстегнутом мундире, без парика, который лежал на столе. Когда они вошли, он поднял голову с коротко остриженными светлыми волосами, оглядел арестованную и сказал:
        - Вы меня поражаете, Херстон. Это действительно женщина.
        Он встал из-за стола. Изабо увидела, что майор на несколько дюймов ниже Херстона, коренастый, шея у него толстая, мощная. Плотный и очень сильный, подумала она.
        - Да, сэр, - ответил капитан. - Женщина, но она виновна, сэр.
        - Разумеется. - Майор смерил ее оценивающим взглядом. - Женщина в мужской одежде, ведущая мужскую войну и доставляющая изменнические письма.
        Летбридж прошелся вокруг нее, с отвращением глядя на ее одежду. Изабо, похолодев, окаменела от страха.
        Куда девалось ее недавнее спокойствие?
        Майор остановился перед ней.
        - И как же тебя зовут, маленькая предательница?
        - Изабо, - по возможности твердо сказала она. - Изабо Макферсон.
        - Развяжите ее, капитан, и принесите стул. Стул для леди, пожалуйста. Спасибо. - Он попросил Изабо сесть.
        Она сделала это с признательностью в душе, так как ноги отказывались ей служить, потом сложила руки на коленях и начала сжимать их, пытаясь вернуть чувствительность онемевшим пальцам.
        - Недавно я оказался в Абердине вместе со штабом герцога Камберленда, - продолжал майор. - О, я полагаю, вас это может заинтересовать. Где-то около месяца назад к нам в руки попало изобличающее письмо. Что вам известно об этом письме, мисс Макферсон?
        - Не видя его, - осторожно произнесла она, - я не знаю, о каком письме вы говорите.
        - А по-моему, вы прекрасно знаете, о каком письме идет речь. Его передал нам один из людей Кемпбелла, того самого, у которого вы провели весь прошлый месяц и который освободил вас под честное слово, что, как я считаю, было весьма неблагоразумно с его стороны. Мне бы очень хотелось выслушать его доводы, ибо я пока не нахожу объяснения, почему он сразу не передал вас надлежащим властям.
        Изабо молчала. «О, Алистер, зачем только я убежала от тебя!» Майор снова обошел ее, как хищник, приближающийся к жертве.
        - Назовите мне имя автора письма, Изабо Макферсон. Ничего другого мне от вас и не нужно. - Она не ответила. - Вы не отрицаете, что являетесь сторонницей якобитов?
        - Нет, этого я не отрицаю, - тихо сказала Изабо.
        - И не отрицаете, что были своего рода курьером?
        - Если бы у меня было письмо для передачи кому-либо, я бы не стала его читать и потому не знаю, то ли это письмо, о котором вы говорите.
        - Я вам не верю, - сказал капитан Херстон, до сих пор незаметно стоявший поодаль.
        - Мне безразлично, верите вы мне или нет, капитан.
        Он шагнул вперед, схватил ее за руки и больно сжал.
        - Безразлично, да?
        Она инстинктивно ударила его по ногам, однако высокие сапоги защитили голени Херстона, и ей не удалось причинить ему большого вреда. Сопротивление Изабо мгновенно было подавлено двумя солдатами.
        - Теперь свяжите ее, - приказал майор. - Свяжите покрепче и оставьте нас. - Дождавшись, пока солдаты выйдут, он встал перед Изабо. - Не советую с нами шутить, мисс Макферсон, вы лишь осложните свое положение. Вспомнили, кто автор письма? - холодно спросил он. Изабо покачала головой. - Кто вам его дал?
        - Я не знаю, было ли у меня письмо, которое вас интересует.
        - Разрешите вам помочь, мисс Макферсон. Вы имели при себе письмо, которое и было обнаружено. У нас есть заслуживающий доверия свидетель, подтвердивший, что это именно так.
        Значит, кто-то сказал им, решила Изабо, кто-то из замка Данлосси, вот почему капитан со своими людьми ждал ее тем утром в лесу. Видимо, Айен, это не мог быть Патрик или Дональд и, уж конечно, не Алистер. Возможно, старую Мэри Кемпбелл настолько прогневил отказ якобитки, что она вознамерилась ее наказать. В таком случае, горько подумала Изабо, она рада, что сидит здесь, лучше быть заключенной, чем шлюхой. Но это не избавило ее от страха. Как бы англичане ни поступили с ней, в одном можно не сомневаться: она еще пожалеет, что не погибла вчера в сосновом лесу.
        Майор приподнял рукой ее подбородок, заставляя смотреть ему в глаза. У него оказалась белые, совсем незаметные издалека ресницы, которые придавали ему какой-то странный, почти невинный вид, что ни в малейшей степени не соответствовало его характеру.
        - Кто дал вам письмо? - повторил Летбридж.
        - Он мертв, - прошептала она.
        - Его имя?
        Изабо прошиб холодный пот. Ей было стыдно за свой ужас, за то, что она не плюнула в лицо англичанину.
        Его рука опустилась с ее подбородка на горло. Он повторил вопрос, затем, не получив ответа, сдавил ей горло пальцами и сжимал его до тех пор, пока она не начала терять сознание. Но прежде чем наступило желанное для нее забвение, майор вдруг отпустил ее, и она, как выжатая тряпка, безвольно обвисла, кашляя и ловя ртом воздух.
        Когда Изабо немного отдышалась, майор придвинул второй стул и уселся перед ней, так близко, что касался ее коленями. Она попыталась отодвинуться, но он подтащил ее стул к себе и коленом раздвинул ей ноги.
        - Должно быть, этот человек вам слишком дорог, раз вы хотите защитить его имя даже после смерти. Он был вашим любовником?
        Распухшее горло страшно болело, и она сомневалась, что смогла бы ответить, даже если бы имела на то желание. Но руки майора, лежавшие между ее коленями, очень медленно двигались вверх, пока его прикосновение не стало уже непристойным.
        - Поэтому вы и храните молчание?
        - Нет! - хрипло выдавила Изабо. - Нет. Прекратите это, пожалуйста!
        Он с улыбкой продолжал ее держать, не причиняя боли, но так, что от стыда у нее потекли горячие слезы.
        - Если не любовник, тогда кто? Кто это был?
        - Его имя Джеми Макнаб, - всхлипнула Изабо. - Он убит в Куллодене, вы не сможете причинить ему вреда!
        Отпустив ее, майор отодвинулся. Если она лжет, это достаточно легко проверить. Он встал.
        - Забирайте арестованную, капитан. Найдите сержанта Макленнана, он даст пустую камеру. Я хочу обдумать это дело. - Летбридж перевел холодный взгляд на Изабо. - Если я обнаружу, что вы мне солгали, Изабо Макферсон, вы очень и очень пожалеете.

        Хотя верхняя часть форта превратилась в руины, его нижняя часть, где находилась тюрьма, уцелела. Изабо посадили в маленькую камеру с наклонным полом, который заканчивался дренажной канавой. Что в ней текло, она не знала, но пахло это ужасающе. Окна не было, единственным источником света была горевшая в коридоре свеча, отблеск которой проникал сквозь маленькую щель в двери камеры. Но его оказалось достаточно, чтобы увидеть, что она тут не единственное живое создание, это подтвердило и движение возле канавы, откуда доносился зловещий шорох.
        Изабо с дрожью села и прислонилась к стене, однако холод от камней вскоре заставил ее согнуться и обхватить колени руками. Обнаружат ли они ее ложь, ведь человек, написавший письмо, действительно мертв. Если бы она назвала имя Робби, они бы наверняка разрушили Глен-Брик, не пощадив ни мужчин, ни женщин, которые там еще живут.
        И конечно, она стала думать об Алистере. «Ты непременно совершишь какую-нибудь глупость и попадешь в руки тому, кто не будет столь щепетилен, как я», - вспомнила она его слова. Так оно и вышло. Она была в руках совершенно безжалостного человека, и подозрение, что он получает удовольствие от своей работы, лишь увеличивало ее страх.
        Алистер не позволит ему причинить ей вред, как-нибудь его остановит. Шмыгнув носом, Изабо вытерла слезы рукавом куртки, подняла голову и попыталась направить свои мысли на что-то полезное. Интересно, хоть кто-нибудь смог бежать из этого места? Вряд ли. При таком множестве солдат и запертых дверей. Ничего, она будет ждать и смотреть, не подвернется ли удобный случай. Если к тому времени ее не повесят.

        Глава 11

        С вершины последнего холма Алистер увидел долину, разделенную узким озером, густо поросшую деревьями с одной стороны и расчищенную с другой. В середине этой долины стоял белый дом, окруженный хозяйственными постройками.
        Алистер пришпорил коня, торопясь преодолеть оставшиеся две мили. Левая рука болела от напряжения, он продрог, устал и был рад, что путешествие близится к .концу.
        Трехэтажный дом из побеленного камня оказался довольно большим. Можно было предположить, что его надстраивали в разное время. Перед ним был прелестный сад с когда-то расчищенными дорожками и сводчатыми шпалерами, а теперь заросший лавандой, петрушкой и крапивой. Алистер счел его очень трогательным, он представил Изабо маленькой девочкой, бегающей по дорожкам, играющей, смеющейся, вместе с ее братом-близнецом. Мысль о брате вернула Алистера к действительности. На нем плед Кемпбеллов. Как бы его тут не закололи прежде, чем он найдет Изабо.
        Он спешился и, не увидев никого вокруг, решительно постучал в дверь. Через минуту, когда он уже снова поднял руку, дверь открылась, и появился старик. Он был в килте и домотканой рубашке.
        - Я пришел за Изабо, - без предисловий сказал Алистер.
        Старик внимательно его разглядывал, придерживая дверь рукой, и, похоже, мог захлопнуть ее в любой момент.
        - А к чему бы вам искать Изабо? - осторожно спросил он.
        - Это касается только ее и меня. - Алистер положил руку на дверь. - Теперь позвольте мне войти.
        - Ее здесь нет, - быстро произнес старик.
        - Не беспокойтесь, я не причиню ей вреда, - заверил его Алистер. - Думаю, она захочет меня увидеть, если вы скажете ей, что я здесь.
        Старик смотрел на него с подозрением.
        - Говорю вам, ее здесь нет, я не видел их обоих уже шесть месяцев.
        Что-то в тоне старика убедило Алистера, что он не лжет. Их обоих. Значит, ему не известно о судьбе брата?
        - Мое имя Алистер Кемпбелл, и, полагаю, я должен вам кое-что сообщить. Могу я поговорить с вами?
        Когда он как можно тактичнее исполнил свое незавидное обязательство, Дункан Маккензи некоторое время сидел молча, уронив голову на руки. Алистер отвернулся и подошел к окну. Старик плакал, бедняга, но рассказать ему правду было необходимо.
        Наконец Дункан поднял голову.
        - А что с Бо? Выдумали, она здесь, выходит, тоже не знаете, где она сейчас?
        - Нет.
        - Когда вы в последний раз видели ее, с ней все было в порядке?
        - Да. Я взял ее в плен раньше, чем Куллоден…
        - В плен? - Дункан поднялся, взгляд покрасневших глаз стал жестким. - А мне послышалось, вы назвали себя другом?
        - Я взял Изабо в плен ради ее собственного блага, старик. Она занялась весьма опасным делом, была захвачена с поличным, можно сказать, тогда я привез ее к себе в Данлосси, чтобы уберечь от беды. Я не бросал ее в темницу, ничего такого, - добавил Алистер, заметив взгляд старика. - Она спасла меня… это долгая история, поэтому я не собираюсь тратить время на рассказ. Изабо сбежала, и я думал, что она здесь. Как видите, я ошибся, но хочу ее найти, а когда найду, привезу домой, к вам.
        Плечи у Дункана поникли.
        - Ох, Робби, - горестно вздохнул он. - Бо не следовало уходить с ним. Как я теперь расскажу Элис и Мойре? - Старик покачал головой. - Должно быть, это разбило ей сердце, бедная Бо, она присматривала за ним, когда они были детьми. - По щекам у него катились слезы, и он вытирал их пальцами. - Бо старше брата всего на несколько минут, но думала, что вправе им командовать, и командовала. Найди ее, молодой Кемпбелл, если сможешь, и привези домой.

        Прошло целых три дня, прежде чем сержант Макленнан опять ввел шатающуюся от слабости, отвыкшую от дневного света Изабо в палатку майора.
        Ее посадили на тот же стул, затем сержант по указанию офицера так же связал ей руки за спинкой стула.
        Пока он занимался этим, Летбридж критически оглядывал пленницу.
        - Вы что-то побледнели, Изабо Макферсон. Похоже, наше гостеприимство не идет вам на пользу.
        - Ваше гостеприимство превосходит вашу подлость, - безрассудно сказала она.
        Майор улыбнулся.
        - Вам следовало подумать об этом до того, как вы связались с изменниками.
        Летбридж обошел стул, на котором она сидела, потом еще раз, чтобы, по своему обыкновению, запугать ее.
        Наконец он уселся на край стола и, не сводя с нее взгляда, приказал сержанту:
        - Оставь нас, жди снаружи, пока я не позову.
        Это молчаливое ожидание было невыносимым. Форма Летбриджа, его нарочитая официальность не скрывали холодной угрозы, и каждая частица ее существа трепетала от ужаса. Изабо молила Бога, чтобы майор скорее приступил к тому, что задумал, и быстрее с этим покончил. Она дрожала всем телом… пронизывающий холод камеры, эти бесконечные мили в снегу… она уже едва помнила, что такое быть в тепле.
        - Джеми Макнаб - плод твоего воображения, - сказал Летбридж, затем наклонился, открыл ящик стола и достал оттуда маленький тонкий нож. - Я не понимаю шуток, если из меня пытаются сделать дурака, Изабо Макферсон.
        Она смотрела на свои колени, чтобы не видеть ни майора, ни его ножа. Она просила у Бога мужества, чтобы противостоять этому человеку, заставить его поверить в ее неведение.
        Казалось, прошла целая вечность, пока Летбридж встал со стола и шагнул к ней. Плоской стороной лезвия он нажал ей снизу на подбородок, заставив поднять голову.
        - Теперь, я думаю, ты скажешь мне, кто написал письмо?
        Изабо услышала какой-то жалобный звук, осознала, что всхлипывает, и крепко сжала губы. Внезапно майор убрал нож с ее подбородка. Она вздрогнула и закрыла глаза в ожидании боли, которую тот наверняка собирался ей причинить, но он только разрезал кожаную ленту, стягивающую ее волосы.
        - Очень красивые, - заметил Летбридж и, взяв пучок мягких прядей, чуть ли не любовно пропустил их сквозь пальцы.
        Быстрым движением ножа он срезал пряди в дюйме от корней и продолжал свою работу до тех пор, пока весь пол вокруг стула не был усыпан ее локонами.
        Изабо едва осмеливалась дышать, боясь, что малейшее движение с ее стороны может спровоцировать его на болезненные действия. Он сделал шаг назад и оценивающе поглядел на нее.
        - Ну, а теперь, когда ты убедилась, насколько остро это маленькое лезвие, я полагаю, ты скажешь мне то, что я хочу знать.
        Горло у нее сдавило, во рту пересохло. Майор ждал.
        Она с трудом сглотнула, и ей все же удалось выговорить:
        - Джеми Макнаб. Это был он, я сказала правду. - Острие ножа мгновенно оказалось у ее груди. - Он так назвал себя! Другого имени я не знаю!
        Он позволил острию скользнуть к верхней пуговице ее рубашки, которая тут же отлетела. Изабо зажмурилась, чтобы не видеть ненавистное лицо майора.
        - Хорошо, что ты меня боишься, - сказал Летбридж, и она почувствовала его дыхание на своей щеке, когда нож опустился к следующей пуговице, - потому что я могу быть очень изобретательным, если потребуется. Тебе известно наказание за измену? - Она кивнула. - Тогда, Изабо Макферсон, как ты думаешь, что они с тобой сделают?
        - Они меня повесят, - чуть слышно прошептала она.
        Майор выпрямился.
        - Громче, пожалуйста. Я не расслышал. Что сделают?
        - Повесят. - Слезы, копившиеся в глазах, потекли по щекам.
        - Они сделают намного больше, моя дорогая, - улыбнулся он. - Им захочется помучить тебя, пока ты не умерла. - Отлетела следующая пуговица. - Вытянут из тела внутренности, потом начнут бросать их в огонь, кусок за куском, чтобы ты почувствовала запах своего горелого мяса.
        Они вырвут у тебя сердце, а если окажутся достаточно умелы и проворны, то сделают это до того, как ты испустишь дух. Такая вот тебя ждет судьба, Изабо Макферсон.
        Поскольку рубашка уже распахнулась до самой талии, майор одним рывком сдернул ее с плеч, обнажив Изабо грудь, затем начал медленно вести острием ножа по телу.
        Хотя он не ранил ее, не причинил ей боли, зато привел в такой ужас, что у нее перехватило дыхание.
        - Можем поэкспериментировать сейчас, - продолжал майор, усиливая нажим, и под ее грудью выступила кровь. - Интересно, что я успею из тебя вынуть, прежде чем ты умрешь. Если я постараюсь входить не слишком глубоко, то успею многое. Давай поглядим, а?
        Заставив себя посмотреть на лезвие и струйку крови, текущей из неглубокой раны, Изабо тут же представила свои внутренности, лежавшие на полу, ощутила холод пустоты. Рвота началась так неожиданно, что ее мучитель не успел отскочить.
        - Поганая сука! - прошипел он, ударив Изабо по лицу. Затем бросился к кувшину с водой и начал лить ее себе на руки.
        В опору палатки легонько постучали.
        - Кто это? - коротко бросил майор, и внутрь заглянул сержант Макленнан.
        - Депеша от полковника Фицпатрика, сэр.
        Летбридж вытер руки, взял послание и быстро пробежал его.
        - Очень сожалею, но мне придется отложить нашу беседу, примите мои глубочайшие извинения. - Отвесив Изабо низкий поклон, он вышел из палатки.
        Ей не оставалось ничего другого, как ждать, сидя привязанной к стулу и выставив напоказ обнаженную грудь.
        Облегчение от ухода Летбриджа портило лишь сознание, что он непременно вернется.
        Однако спустя полчаса вернулся не он, а сержант, который, войдя в палатку, старался не смотреть на Изабо, как будто его смущал вид ее обнаженного тела. Когда он развязал ей руки, она тут же крепко стянула на груди рубашку.
        - Мне приказано отвести вас назад, - пробормотал сержант. - Если вы подниметесь, мисс…
        Изабо считала это маловероятным, но ей так отчаянно хотелось покинуть это место, что, сделав громадное усилие, она поднялась.
        Всю дорогу сержант молчал, и она покорно шла с ним.
        Единственное, что она сейчас могла делать, это ставить одну ногу впереди другой. Но когда он последовал за ней в камеру, она мгновенно попятилась, не видя никакой причины, которая могла бы привести его в камеру, и стала оглядываться в поисках чего-нибудь для своей защиты.
        - Сядьте вот сюда, - указал сержант, но Изабо лишь крепче прижалась к стене. - Приказ майора, мисс. Пожалуйста, сюда.
        Он шагнул вперед, и ее охватила паника. Она попыталась увернуться, а когда сержант поймал ее, начала отбиваться. Но силы были неравны, и она не смогла оказать ему достойного сопротивления. Вскоре он подтащил ее к противоположной стене камеры, надел ей на руки кандалы, вмурованные в каменную кладку за ее спиной, потом, не сказав ни единого слова, даже не оглянувшись, вышел из камеры.
        Изабо тут же проверила, что он с нею сделал. Она была прикована к стене цепью не больше фута длиной, которая не позволяла ей ни стоять выпрямившись, ни подойти к дренажной канаве в случае нужды. Однако железные кандалы, рассчитанные на мужчину, свободно болтались на ее запястьях, и она попыталась освободить руки, смазывала кожу слюной, тянула изо всех, плача от напряжения, дергала снова и снова… тщетно.
        Изабо сдалась. Она чувствовала себя больной, слабой, голова у нее кружилась, так что приковывать ее не было никакого смысла. Это варварство. Неужели они думали, что она действительно может сбежать, преодолев массивную дверь, которая преграждала ей путь к свободе?
        Положив голову на согнутые колени, она стала думать об Алистере.

        Глава 12

        Когда Алистер вернулся в Данлосси, прошло уже шесть дней с тех пор, как исчезла Изабо. Он злился на себя за напрасно потраченное время и умирал от беспокойства за нее, поскольку ее исчезновение подозрительно совпало с отъездом капитана Херстона.
        Взяв несколько человек, своих братьев и Патрика, он двинулся тем же путем, какой, по его мнению, должен был выбрать капитан: на запад, но только с южной стороны Лох-Несса.
        Конечно, надежды отыскать их следы практически нет. За прошедшую неделю снег выпал и растаял, по дороге прошло слишком много людей. Однако на второй день им повезло, они встретили старую арендаторшу, которая подтвердила, что неделю назад видела здесь отряд англичан и среди них был один не английский солдат, видимо, пленник, судя по тому, как за ним приглядывали. Мужчина это или женщина, она издали не разобрала, но лошадь под тем человеком едва держалась на ногах, и солдаты вели спор, не бросить ли ее.
        Поблагодарив женщину, Алистер повернулся к своим людям:
        - Они повезли ее в Форт-Огастес.
        - Думаю, ты прав, - ответил Айен. В его взгляде мелькнула тень сомнения, возможно, нежелания.
        - Я должен ее найти, хотя не рассчитываю, что вы поедете со мной… любой из вас, - прибавил Алистер, жестом указав на всех сразу.
        - Я с тобой, - сказал Дональд, - и остальные тоже.
        Алистер кивнул.
        - Это ваш собственный выбор, но знайте, я ничего от вас не требую. Что касается меня, то я перед ней в долгу за мое спасение.
        - Да, - серьезно произнес Дональд. - Мы все тоже благодарны ей за это.
        Проезжая тем утром мимо трупа кобылы, хорошо сохранившегося при морозной погоде, Алистер со страхом подумал, что вскоре они могут увидеть бездыханную Изабо. Бессердечный капитан Херстон не будет особенно заботиться о ее удобствах. Если она замедлит их преследование, станет препятствием их желанию поскорее учинить бойню, не возникнет ли у них искушение пристрелить ее, как это бедное животное? Количество почерневшей крови указывало на то, что после смертельного ранения лошадь еще долго боролась за жизнь.
        - Это кобыла Изабо, - сказал Алистер, пытаясь скрыть дрожь в голосе. - Несчастное создание продолжало идти, пока его не настигла смерть.
        Они пришпорили коней и, нигде больше не останавливаясь, к полудню добрались наконец до форта. Пледы Кемпбеллов позволили им беспрепятственно ходить по лагерю, и они задержались только раз, когда попросили английского солдата проводить их к капитану Херстону.
        Молодой человек, который до того стоял, лениво прислонившись к стене форта, моментально выпрямился. Он не заметил их приближения, и ему было стыдно за проявленную невнимательность.
        - Капитана здесь нет. Он проходил через лагерь неделю назад, а сейчас, как я слышал, двинулся на север.
        - А когда он на прошлой неделе прибыл сюда, была с ним молодая женщина?
        - Да, пленная якобитка. Она еще здесь, сэр.
        Алистер на миг закрыл глаза. Еще здесь. Не исчезла, не умерла. Он почувствовал громадное облегчение, страх, который постоянно усиливался, с тех пор как он увидел труп лошади, начал исчезать.
        - Не скажете, кто у вас отвечает за пленных?
        - Майор Летбридж, сэр, - ответил молодой человек, не подозревая, какое действие произвели его слова на шотландца, который задавал ему вопросы.
        - Майор Летбридж? - повторил Алистер словно громом пораженный.
        - Да, сэр. Вы, очевидно, его знаете?
        - Знаю, - коротко произнес Алистер.
        Он никогда в жизни не забудет ни майора, ни раненых, нашедших убежище в хижине рядом с болотом. После битвы у Куллодена он был почти без сознания от потери крови, полуживой лежал на земле, пока Айен с Дональдом искали своих коней, и не мог вмешаться, когда Летбридж приказал сжечь хижину, а потом спокойно смотрел на огонь и слушал крики людей, запертых внутри… Нет, он никогда его не забудет. Перед возвращением в Данлосси он тогда велел Дональду узнать имя этого человека, хотя понятия не имел, встретит ли его когда-нибудь и что с ним сделает, если встретит.
        - Я хотел бы поговорить с майором Летбриджем, - медленно произнес он, стараясь не выдать своих чувств.
        - Боюсь, это невозможно. Майор отбыл на несколько дней в Форт-Вильям, сэр.
        - А кто его замещает?
        - Лейтенант Сандерс.
        - Тогда проводите меня к лейтенанту.
        Приказав своим людям дожидаться его возвращения, Алистер последовал за солдатом к одной из палаток.

        - Ваша жена? - в изумлении повторил лейтенант Сандерс.
        - Да, лейтенант, моя жена, и вы совершили ошибку, задержав ее.
        Молодой офицер выглядел очень смущенным. У него не было оснований не доверять этому шотландцу, который стоял перед ним, страшно разгневанный. Он из отряда добровольцев Аргила, верный офицер, отличившийся в сражениях под Фалькирком и Куллоденом.
        - Она же открыто призналась, что якобитка, сэр. Они нашли у нее письмо. Совершенно убийственное, если можно так выразиться.
        - Они нашли письмо? Очень в этом сомневаюсь.
        - Конечно, я не знаю подробностей, сэр, - признался лейтенант. - Дело расследует майор Летбридж, а он вроде считает, что ее необходимо судить за измену.
        - Полагаю, вам лучше отвести меня к ней, лейтенант.
        Сандерс встал.
        - Разумеется, сэр, - пробормотал он и вдруг с надеждой прибавил:
        - Может оказаться, что это не ваша жена, сэр, и произошла ошибка с опознанием личности.
        Лейтенант Сандерс был слабого телосложения, со светлой кожей и гладким лицом. Очень молод, подумал Алистер, еще один без особого воинского таланта, но с обширными родственными связями, которые обеспечили ему карьеру. Однако манеры довольно непринужденные, и он явно хотел сотрудничать.
        Они вошли в разрушенный форт, спустились по лестнице, и сержант повел их дальше. Коридор становился все уже, темнее, воздух был отвратительным, пол влажным, и Алистер начал опасаться того, что может увидеть, когда они дойдут до конца. Ему казалось немыслимым, что какой-либо человек может запереть женщину в подобном месте, но майор Летбридж не был человеком.
        Когда сержант остановился и, повозившись с засовами, открыл дверь камеры, Сандерс повернулся к Алистеру.
        - Она здесь, сэр. Это приказ майора Летбриджа. - И с долей беспокойства прибавил:
        - Не желаете войти, сэр?
        Поначалу Алистер вообще ничего не увидел, но когда его глаза немного привыкли к темноте, он смог различить неподвижную тень у дальней стены камеры. Он даже решил, что лейтенант прав, это не Изабо. Потом тень шевельнулась, и он вдруг узнал ее.
        Нагнувшись, так как потолок был низкий, Алистер быстро пошел к ней, однако, заметив, что лейтенант идет следом, довольно резко попросил его не мешать им, а затем опустился на влажный каменный пол рядом с ней.
        - Изабо…
        Ее голова лежала на согнутых коленях, и она вообще не двигалась. Похолодев от ужаса, Алистер протянул руку, погладил Изабо по голове и вместо густых локонов обнаружил какую-то жесткую щетину.
        - Господи, что они с тобой сделали?
        - Отойди, - прошептала она. - Пожалуйста…
        - Нет! Послушай меня, Изабо, я собираюсь увести тебя отсюда.
        - Ты не можешь! - Ей было стыдно, что он нашел ее в таком виде, на привязи, словно животное, грязную, и она заплакала. - Ты не можешь помочь мне, пожалуйста, уходи.
        - Могу, Изабо.
        Он крепко прижал ее к груди, почувствовал дрожь, пробежавшую у нее по телу, и ужаснулся при мысли, что она могла провести в таком состоянии дни, а возможно, недели. Алистер вспомнил, как она была несчастна в Данлосси, когда он запер ее в теплой, удобной комнате, где она чувствовала себя пойманным животным, но здесь…
        - Они причинили тебе боль? - Она покачала головой. - Летбридж тебя допрашивал? - Молчание. - Допрашивал? - Она кивнула. - Но он не делал тебе больно?
        - Нет, - чуть слышно произнесла она.
        Алистер наклонился к ее уху.
        - Знай, скоро ты выйдешь отсюда, Изабо. Если я не смогу договориться о твоем освобождении, то заберу тебя силой, ты поняла?
        Когда она кивнула, он взял ее за руки и обнаружил кандалы. Ощупав их, Алистер с большой осторожностью положил ее руки ей на колени, затем встал и повернулся к лейтенанту.
        - Снимите с нее это. Немедленно!
        Сандерс топтался на пороге камеры.
        - У меня нет ключей.
        Алистер подошел к нему.
        - Тогда у кого они, у сержанта?
        - Да, у меня, - отозвался сержант Макленнан.
        - Дайте их мне, - потребовал Алистер, протягивая руку. - И побыстрее.
        - Это приказ майора Летбриджа, - объяснил лейтенант. - Я очень сожалею.
        - К черту майора Летбриджа с его приказами? Вы хотите, чтобы я забрал их силой? - Ладонь Алистера вызывающе легла на рукоятку палаша.
        - Думаю, все можно уладить миром, - согласился лейтенант. - Он сам втайне считал варварством держать на цепи эту бедную женщину. - Но я попрошу вас сдать оружие, сэр.
        Яростно глядя на встревоженного молодого офицера, Алистер расстегнул портупею, вышвырнул ее за дверь камеры и стал на ощупь бороться в темноте с замком.
        Когда рука Изабо была свободна, он поднес ее к губам, затем сбросил куртку и накинул ей на плечи.
        - Мужайся, теперь уже недолго, - прошептал он. - Запомни, я сказал им, что ты моя жена.
        Изабо кивнула, но судорожно вцепилась в его рубашку. Он чувствовал ее ужас, знал, что она будет заперта в этом страшном месте, и не мог заставить себя уйти. Черт побери, если он хочет вытащить ее отсюда, то должен уйти немедленно. Покинув камеру, Алистер подобрал лежащую в коридоре портупею, застегнул на ходу пряжку и сунул монету в руку сержанту.
        - Принесите ей что-нибудь горячее и питательное.
        Кроме того, когда я вернусь, я не желал бы услышать, что вы плохо с ней обращаетесь, - угрожающе сказал он.
        В палатке лейтенанта Алистер с бешенством повернулся к молодому человеку.
        - Полагаю, только майор Летбридж несет ответственность за дурное обращение с моей с женой?
        Лейтенант нерешительно переступил с ноги на ногу.
        - Да, сэр, полагаю, что так.
        - Кто непосредственный начальник майора?
        - Полковник Фицпатрик, сэр.
        - Он здесь?
        - Нет, сэр. Последние две недели полковник находится в Форт-Вильяме.
        - С майором Летбриджем?
        - Майор Летбридж присоединился к нему лишь на этой неделе, сэр.
        - Тогда я тоже еду в Форт-Вильям. И надеюсь, что по возвращении, - добавил Алистер, выходя из палатки, - я найду мою жену в лучшем состоянии, чем сегодня.
        Путь до Форт-Вильяма, около тридцати миль по пересеченной местности, обычно занимает два дня, но, подгоняемый безотлагательностью дела, Алистер закончил путешествие тем же вечером.
        Несмотря на голод и усталость, он, не теряя времени, сразу отправился на поиски полковника Фицпатрика. Однако нашел его помощника и попросил немедленной аудиенции. К его досаде и разочарованию, тот сообщил, что полковник Фицпатрик обедает, предложив вернуться утром.
        - Я подожду, - ответил Алистер. - Только будьте добры сказать ему, что я здесь.
        Полковник был весьма недоволен, когда получил известие, что его дожидается очень решительный шотландец, представившийся капитаном милицейской армии герцога Аргила. Перед ним стояло блюдо тушеной оленины, лучшее, что он ел с той поры, как судьба забросила его в это несчастное место, и он не собирался портить себе удовольствие, выслушивая нетерпеливого шотландца прямо за столом.
        - Вы объяснили ему, что я обедаю? - спросил Фицпатрик адъютанта.
        - Да, сэр, он сказал, что предпочитает вас дождаться.
        Полковник вздохнул.
        - Тогда пусть ждет. Я пошлю за вами.
        Алистер прождал более двух часов и к тому времени, когда полковник соизволил его принять, был до крайней степени раздражен. Но, зная, что гневные слова делу не помогут, он унял свою гордость.
        Приветствуя высокого молодого человека, вошедшего в комнату без куртки, в одной рубашке и пледе Кемпбеллов, полковник Джон Фицпатрик снова поразился, как шотландцы могли приспособиться к такой суровой погоде, что ходят легко одетыми. Но хотя молодой человек был одет не по форме и не носил парика, волосы у него в отличие от других аккуратно собраны на затылке, да и голос довольно приятный. Обнаружив в своем визитере признаки родовитости, полковнике облегчением сел за стол и предложил Алистеру место напротив.
        - Благодарю, сэр. Но я постою.
        - Хорошо, стойте, если вам хочется, капитан Кемпбелл, - вздохнул полковник. - А теперь, полагаю, вы скажете, что за срочное дело привело вас ко мне в столь поздний час?
        Тон был не слишком ободряющим. Полковник явно считает эту аудиенцию вторжением, подумал Алистер, видимо, не стоило терять время, лучше было прийти утром.
        - Дело касается моей жены, - начал он.
        - Вашей жены? - удивленно повторил Фицпатрик.
        Если кто-то из его людей завел связь с женой Кемпбелла, тогда объясним гнев, который тот пытается сдержать.
        Полковнику совершенно не хотелось обсуждать семейные неурядицы, особенно поздним вечером, да еще с шотландцем, приближенным герцога Аргила. В подобных делах шотландцы чертовски неблагоразумны и вспыльчивы.
        - Да, сэр. Мою жену держат в тюрьме Форт-Огастеса, причем в условиях, в каких я не хотел бы видеть даже собаку.
        Полковник немного расслабился. Значит, не семейные неурядицы. Парень женился на мятежнице или шлюхе. Это он может уладить. Взяв орех из вазы на столе, он принялся крутить его в пальцах.
        - Насколько я понимаю, капитан Кемпбелл, ваша жена делает нечто такое, чего ей не следовало бы делать.
        Подойдя к столу, Алистер уперся ладонями в столешницу.
        - Единственное преступление моей жены состоит в том, полковник, что она сестра якобита и ее брат два месяца назад погиб у этого самого форта. Я нашел ее после его смерти, когда она заблудилась в долине. На ней была куртка брата, то ли для защиты от мороза, то ли в память о нем, а может, и то и другое. В этой куртке и нашли письмо, должен сказать, предательское, которое я переслал Камберленду в Абердин. Что касается Изабо, то я привез ее, больную, полумертвую от голода, к себе домой и заботился о ней. - Алистер убрал руки со стола и выпрямился. - Некий капитан Херстон, пользуясь моим гостеприимством в замке Данлосси, имел наглость захватить мою жену и передать ее в руки вашему майору Летбриджу, который почти две недели оскорблял ее и дурно с ней обращался.
        - Понимаю, - сказал полковник, не особенно тронутый его речью. - И что, по-вашему, я должен сделать?
        - Поскольку майор Летбридж находится в вашем подчинении, я хотел бы получить у вас санкцию на ее освобождение, сэр.
        - Освобождение заключенного, капитан Кемпбелл, не такое простое дело, как вы предполагаете. Я не могу отпустить вашу жену только на основании ваших слов по поводу ее невиновности. Требуется расследование и, вполне вероятно, суд. - Полковник встал. - Уже поздно, мне бы хотелось отдохнуть. Лейтенант Бек устроит вас на ночь, и мы встретимся утром, после того как у меня будет время обдумать ваше дело.

        Едва ответив человеку, который показал ему место, где он может провести ночь, Алистер сел на койку и закрыл лицо руками. Изабо сказала, что боль они ей не причинили, но это вряд ли. Майор Летбридж. Господи, почему ей суждено было попасть именно в его руки? Чутье подсказывало ему, что он должен скакать обратно, вырвать ее из этой ужасной тюрьмы, как он и собирался.
        Нет, тогда он лишь все усугубит, даст им повод окончательно затравить ее. Конечно, если только он не сумеет посадить Изабо на корабль и отправить во Францию. Но после краткого размышления Алистер понял, что не хочет отправлять ее во Францию, он хочет вернуться с ней в Данлосси, хочет, чтобы она всегда была рядом.
        Несмотря на усталость, он долго лежал, глядя в потолок. Без Изабо его жизнь была неполной. А почему он думает лишь о себе? Если побег станет единственным выходом, он поможет ей бежать и проследит, чтобы она в целости и сохранности добралась до Франции.

        На рассвете Алистер уже стоял возле комнаты полковника. Фицпатрик заставил себя ждать, и, что еще хуже, на этот раз его сопровождал Грэм Летбридж.
        Хотя Алистер видел майора только однажды, почти в бессознательном состоянии от потери крови, он сразу его узнал, ощутив непреодолимое желание прижать мерзавца к стене форта и воткнуть кинжал в его сердце.
        Но все же он сумел овладеть собой, вежливо ответил на приветствие и последовал за ними в комнату полковника. Тот занял свое место за столом и хмуро поглядел на стоявших офицеров.
        - По утверждению майора Летбриджа, ваша жена призналась, что была соучастницей заговора, предполагавшего убийство его светлости герцога Камберленда. Это серьезное обвинение, Кемпбелл, и вы не можете рассчитывать, что я освобожу ее. - Полковник сурово уставился на Алистера. - Ее следовало незамедлительно отправить в Абердин, как только было найдено письмо.
        - Да, если в самом деле все так, как вы говорите. - Алистер перевел обвиняющий взгляд на Летбриджа, - Но я не сомневаюсь, что в ваших руках, майор, она призналась бы даже в том, что она дочь самого дьявола.
        - Сэр, у вас обо мне не правильное суждение, - ответил Летбридж. - Вы намекаете, что я принудил женщину…
        - Мою жену.
        - В чем, сэр, она как раз и не призналась.
        Алистер шагнул к нему.
        - Вы отрезали ей волосы!
        - Весьма болезненная процедура, - хохотнул майор.
        - Вы приковали ее к стене канализационной трубы, заполненной крысами! - Алистер продолжал наступать, губы у него побелели от ярости. - Что за человек способен так обращаться с леди?
        - Леди? - фыркнул майор. - В моем понимании леди не ходят в штанах и мужской рубашке, не связываются с мятежниками. Хотя, - с улыбкой добавил он, - у нее имеются определенные… достоинства, и если узнать ее поближе…
        Закончить он не успел. Алистер бросился на него, прижал к стене, потом схватил за горло и тряхнул с такой силой, что голова майора ударилась о стену, а парик сполз набок.
        - Ты, злая трусливая дворняжка! - рявкнул он. - Я убью тебя, если ты прикоснулся к ней хоть пальцем! Я вырву твое поганое сердце, ты слышишь меня!
        Полковник Фицпатрик выскочил из-за стола с поразительной для его лет резвостью.
        - Кемпбелл! Немедленно отпустите майора Летбриджа!
        Команда отрезвила Алистера. Он выпустил майора, в такой же ярости на себя, какую только что испытывал к человеку с побагровевшим лицом, которого без всякого сожаления придушил бы на месте. Он сделал шаг назад и провел рукой по волосам.
        - Сожалею, что потерял самообладание, но вы должны понять, сэр, что этот человек оскорбил мою жену.
        - Майор Летбридж имел основания. Если ваша жена связалась с мятежниками и была их соучастницей в таком гнусном деле, она заслуживает подобного обращения. И я советую вам обуздывать свои низменные порывы, капитан Кемпбелл, иначе вы тоже окажетесь в одной из камер его величества. А теперь, прежде чем мы продолжим, извинитесь перед майором Летбриджем.
        Негодяй уже пришел в себя и наблюдал за ним с выражением, похожим на удовольствие, но Алистер подумал об Изабо, о том, что ее ждет, если он не добьется успеха, и собственная гордость показалась ему совершенно несущественной. Взглянув на Летбриджа, он вспомнил, что и сам не лучше обращался с Изабо при первой встрече: держал у ее горла нож, привязал в снегу к дереву, а когда она чуть не сбежала, так ударил ее, что она полдня не приходила в сознание.
        - Примите мои извинения, - нехотя произнес он, затем повернулся к Фицпатрику. - Должен признаться, я очень разочарован. После моей службы королю Георгу, после того, как я не раз с неизменной верностью сражался за него, причем не только я, но и все мои люди, его закон не позволяет мне вернуть мою жену, хотя, повторяю, она невиновна. Вся ее вина в том, что она надела чужую куртку, многие бы сняли одежду с трупа, чтобы защититься от холода. Они что, тоже в ответе за грехи умершего?
        - Прошу прощения, сэр, - обратился Летбридж к полковнику. - Этот человек готов сказать что угодно, лишь бы завлечь девчонку к себе в постель. Заклинаю вас не верить ему.
        - А это уж я сам решу, кому верить, кому нет, - холодно заметил полковник. - Не ваше дело сомневаться в честности капитана Кемпбелла. У него безупречная репутация.
        Теперь настала очередь майора Летбриджа покраснеть от гнева. Он смотрел на Алистера с неприкрытой враждебностью, кляня себя за допущенную ошибку.
        Полковник Фицпатрик опять встал. Кажется, дело много сложнее, чем он считал вначале.
        - По-моему, есть только один способ прояснить это неприятное дело. Так как ничего срочного меня здесь не задерживает, я вернусь завтра с вами в Форт-Огастес и сам поговорю с вашей женой, капитан Кемпбелл.
        - Благодарю, сэр. - Хотя Алистер получил даже больше, чем надеялся, он все же добавил:
        - Не могу ли я попросить вас отправиться сегодня? Потому что состояние, в котором майор Летбридж оставил мою жену, заставляет меня опасаться за ее жизнь.
        Полковник взглянул на Летбриджа и поднял брови.
        - Правда? В таком случае посмотрим, что я могу сделать. Если мне удастся быстро все закончить… - Он размышлял пару секунд. - Да, я полагаю, мы сможем выехать сегодня.
        Комнату Фицпатрика они покинули вместе, но когда дверь за ними закрылась, Алистер повернулся к майору и, сдерживая гнев, сказал:
        - Если ты обидишь ее или причинишь ей вред, я найду тебя, Летбридж. Найду днем и ночью, когда ты совсем этого не ждешь, и разорву тебя на куски. Ты понял меня?

        Глава 13

        Алистера бесила медлительность Фицпатрика и его свиты. Но если он, тревожась за оставленную в тюрьме Изабо, сгорал от нетерпения, то полковнику не было нужды торопиться, поэтому на полпути они устроили ночной привал, чтобы дать отдых себе и лошадям.
        В Форт-Огастес они прибыли только в середине дня.
        Алистер почти весело поздоровался со своими людьми.
        - Полковник Фицпатрик тоже приехал сюда, он хочет поговорить с Изабо. Я очень надеюсь, что все уладится. - Алистер отвел братьев в сторону и поинтересовался, есть ли новости об Изабо.
        - Вчера я опять разговаривал с этим сержантом, - ответил Дональд. - Из его слов я мог понять, что хуже ей не стало. По-моему, он жалеет ее…
        - Ага, держа ее в проклятых кандалах. Хороша жалость! - гневно прервал Алистер. - Когда я видел Изабо в последний раз, он сам же и приковал ее к стене.
        - По приказу майора, - напомнил Айен. - Я тоже поговорил кое с кем. Летбриджа тут не любят, и жестокость к Изабо… женщине!., не прибавила ему ни любви, ни славы.
        Алистер пристально смотрел на брата.
        - Значит, он пытал ее? Так?
        Айен отвернулся.
        - Конечно, глупо ждать от него благожелательности при допросах.
        Повернувшись к братьям спиной, Алистер смотрел на холмы по ту сторону долины. Теперь он убедился, что его подозрения не напрасны. Судя по вчерашнему поведению Летбриджа, тот, должно быть, считал, что он не знает про его мерзости в Куллодене… Алистер глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Но сумеет ли он сохранить хладнокровие, когда они встретятся снова?
        - Мне пора, - наконец сказал он. - Нужно отвести ее к полковнику. Оставайтесь тут, пока не закончится разговор. Я выйду к вам.
        Дональд положил ему руку на плечо.
        - Я всегда с тобой, Алистер. Что бы ни случилось, что бы ни требовалось сделать, я с тобой.
        - Я тоже, - прибавил Айен.
        Алистер несколько секунд молча изучал рукоятку палаша.
        - Надеюсь, полковник освободит ее. А если нет… В общем, спасибо.
        Увидев на посту того же сержанта, он едва удержался, чтобы не броситься на парня. Наивный Дональд может думать о нем что угодно. А он жаждет мести! Он готов покарать любого, кто связан с этим ужасным застенком.
        - Я забираю жену к полковнику Фицпатрику. Откройте дверь.
        Сержант Макленнан проводил его по мрачному коридору, отодвинул засов, и Алистер вошел в камеру.
        Изабо скрючилась на полу, неподвижное тело накрыто его курткой, лица не видно. Алистера охватило ужасное предчувствие. Он наклонился, приподнял куртку и дотронулся до ее щеки.
        - Изабо?
        Глаза приоткрылись, она подскочила, у нее вырвался то ли крик, то ли подавленный всхлип. Несколько секунд она тупо смотрела на него, потом ее взгляд стал осмысленным.
        - Алистер! Это ты! Мне снилось… О, Алистер…
        Он прижал ее к себе.
        - Все хорошо, Изабо. С тобой хочет встретиться полковник Фицпатрик. Но сначала выслушай меня, Изабо.
        То, что я скажу, очень важно.
        - Это был сон, - пробормотала она, настороженно оглядев камеру. - Они пропали. А может, их вообще тут не было? Я не знаю.
        Алистер начал беспокоиться, способна ли она связно ответить на вопросы полковника.
        - Запомни, я сказал им, что ты моя жена, - настойчиво повторил он. - Если они поверят, что мы женаты, то, возможно, разрешат мне забрать тебя. - Она кивнула. - Теперь о письме. Оно было в куртке твоего брата, но ты не знала о нем, поняла?
        - Нет! Я знала, знала! И хотела сделать это для Робби…
        Она заплакала. Алистер снова прижал ее к груди, чтобы успокоить и заглушить несвоевременное признание в измене, опасаясь, как бы оно не дошло до ушей сержанта Макленнана, стоявшего у двери.
        - Изабо, - прошептал он, - чтобы я никогда больше не слышал от тебя этих слов. Ты не знала о письме.
        Они должны поверить, что все делал твой брат, поняла?
        - Но я не хочу, чтобы обвинили Робби.
        - Твой брат мертв, - резко сказал Алистер. - Думаешь, он бы не взял на себя вину, если бы это спасло тебя?
        - Как ты не понимаешь, они же из мести разрушат Глен-Брик. Нет, я не могу, Алистер. Не могу им этого позволить.
        - Ничего подобного они не сделают. Пожалуйста, верь мне, Изабо.
        Она судорожно вздохнула. Суровые испытания последних дней так подействовали на нее, что она уже боялась за свой рассудок.
        - Я верю тебе, Алистер, - сказала она. - Но знай, я скорее умру, чем позволю им разрушить Глен-Брик. От него зависит судьба очень многих людей.
        - Понимаю. Не беспокойся, только помни, что я тебе сказал. Ты можешь встать?
        - По-моему, да.
        С его помощью Изабо встала, но держалась на ногах так неуверенно, что он подхватил ее на руки и отнес в палатку Фицпатрика.
        Увидев грязный тюк лохмотьев, с которым к нему вошел Алистер, полковник лишился дара речи. Это явно женщина. Но в каком состоянии! Одежда рваная, волосы обкромсаны, неприятный тюремный запах. Невозможно поверить, что это жена Кемпбелла, весьма привлекательного молодого человека, который так заботливо держал ее в объятиях. Полковник шагнул к ним, увидел, что глаза у нее закрыты, и озабоченно спросил:
        - Она без сознания?
        - Нет, сэр. Просто она слишком долго просидела в темноте и отвыкла от света.
        - Хорошо, посадите ее сюда. - Фицпатрик придвинул стул, и Алистер бережно опустил на него Изабо.
        Она сразу открыла глаза, заслонив их рукой, но успела заметить, что кроме Алистера с полковником тут находится и майор Летбридж. Она съежилась от страха, умоляюще посмотрела на Алистера, который опустился перед ней на колени и взял ее за руки. Лишь при ярком свете дня стало ясно, насколько она изменилась: ужасающая худоба, обезображенные волосы, мертвенная бледность кожи, глаза… Эти прекрасные серые глаза, в которых он привык видеть гнев, вызов, а однажды страсть, теперь выражали только страх и отчаяние.
        - Я тебя не оставлю, - успокоил Алистер. - Просто ответь на вопросы полковника.
        Фицпатрик придвинул второй стул и сел напротив, гадая, сможет ли он чего-нибудь добиться от нее. Она выглядела больной и полубезумной от страха.
        - Ваш муж предлагает нам убедительное объяснение в вашу пользу, - начал он. - Но мне бы хотелось, чтобы вы сами рассказали, как попало к вам это письмо. Вы знаете, о каком письме я говорю?
        Изабо кивнула:
        - Оно было в куртке. Не в этой. - Она посмотрела на куртку Алистера. - Та была другая.
        Она умолкла, и он испугался, что Изабо ничего больше не скажет. Когда она, борясь со слезами, прикусила нижнюю губу, Алистер успокаивающе сжал ее руку. Но внезапно она вскинула подбородок и взглянула на полковника с таким страданием, что никто бы не усомнился в ее словах.
        - Куртка моего брата Робби, - прошептала она. - Там были и другие женщины, которые ухаживали за ранеными. Он умирал, и я не разрешила им трогать его. Он умер на моих руках, я держала его, пока он не остыл. Даже тогда они могли только силой оторвать меня. Наверное, я была полубезумной, раз умоляла их оставить его вещи мне. На куртке была кровь, но я все равно взяла ее, потому что это куртка брата. Если вы думаете, что в то время я могла шарить по карманам и читать письма, тогда вы слишком высокого мнения о моем самообладании. Я увидела это письмо только в лесу возле Крейгелахи. Его вытащил у меня из кармана Патрик Макфи..
        - Она снова замолчала, и Летбридж быстро шагнул к полковнику.
        - Это ложь. Вы разве не понимаете? Мне она говорила совсем другое. Она пытается вас одурачить.
        - У него был нож, я очень испугалась… и много чего наговорила.
        Полковник встал.
        - Полагаю, я слышал достаточно. Майор Летбридж, оставьте нас.
        - Но, сэр…
        - Оставьте нас, я сказал. - Когда тот, холодно поклонившись, вышел, Фицпатрик повернулся к Алистеру. - Я не уверен, что ваша жена столь уж невиновна, капитан Кемпбелл. - Он мельком взглянул на Изабо. - Хотя, должен признать, мне стыдно видеть, как дурно обращался с ней офицер вооруженных сил его величества.
        Могу поручиться, что впредь ее положение будет улучшено, пока она…
        - Полковник, - неосмотрительно прервал его Алистер, - вы с ней познакомились, выслушали ее. Полагаю, вы не сомневаетесь, что она говорит правду?
        - Не советую надоедать мне, капитан Кемпбелл, - холодно произнес Фицпатрик, но потом вздохнул и, кажется, немного смягчился. - Она должна выступить перед властями в Карлайле. Ее должны судить.
        Алистер смотрел на него с нескрываемой враждебностью.
        - Если вы прекратите ее дело, то нет.
        - Я не могу.
        - То есть не хотите, - поправил его Алистер. - Поскольку это, несомненно, в вашей власти.
        Полковник Фицпатрик покраснел. Он не привык. чтобы младшие офицеры столь вызывающе оспаривали его решение.
        - Это беспримерный случай, капитан Кемпбелл. Речь идет о сыне короля. Я не могу замять такое дело.
        - Вы имеете в виду, что не позволите забыть про него, - гневно ответил Алистер. - Чье расположение вы хотите снискать, представляя мою жену убийцей?
        Камберленда? Его величества короля?
        Лицо полковника стало почти багровым.
        - Вы забываетесь, капитан!
        - Я ничего не забываю, - дерзко ответил тот. - И вряд ли забуду это.
        Фицпатрик не был глупцом и намек понял. У Алистера Кемпбелла есть связи в очень влиятельных кругах.
        Ну и что с того? Он не даст себя запугать, не пойдет на поводу у этого враждебного молодого человека, кем бы тот ни был.
        - Ее должны судить, - твердо повторил Фицпатрик. - Она будет отправлена в Инверлох, а оттуда морем в Карлайл.
        Окинув полковника ледяным взглядом, Алистер повернулся к Изабо. Она сидела очень спокойно, хотя лицо у нее оставалось напряженным.
        - И когда вы намерены это сделать? - с удивительным хладнокровием спросил он.
        - Полагаю, через день-два.
        - Могу я побыть наедине с женой, полковник?
        Фицпатрик быстро обдумал его просьбу. Он не доверял Кемпбеллу. Хотя вряд ли тот бросится на него. И все же варварский палаш шотландца вызывал опасения.
        - Думаю, нет. Может быть, позже, а сейчас я прошу оставить нас, капитан.
        - Оставить? - Круто развернувшись, Алистер воззрился на полковника. - Оставить ее в ваших руках? В руках ваших мелких сошек? После всего, что они уже с ней сделали? Никогда!
        Он потерял остатки самообладания, которые с трудом пытался сохранить, и в ярости шагнул к Фицпатрику, схватившись за рукоятку палаша. Но даже в таком состоянии Алистер осознал, что палатка быстро заполняется солдатами.
        - Вы думаете, я позволю вам забрать ее? - крикнул он. - Вы так думаете?
        Тут он почувствовал легкое прикосновение к руке и, повернувшись, увидел Изабо.
        - Прекрати. Сейчас же прекрати это.
        Он смотрел на нее, полуслепой от бешенства, а в голове проносились безумные мысли. Схватить ее. Раскидать солдат. Вырваться отсюда и… Нет, Изабо права. Ярость - плохой советчик.
        Алистер сделал медленный глубокий вдох и выпустил рукоятку палаша. В Карлайл они ее не отправят. Уж об этом-то он позаботится. Но сейчас не время.
        - Я понимаю, вы хотите, чтобы я ушел, - сказал он полковнику, глядя на солдат, которые теперь окружили его с двух сторон. - Но вы можете успокоить своих людей. Я уйду добровольно, как только получу ваше заверение, что майор Летбридж никогда больше не приблизится к моей жене.
        Фицпатрик задумался. Он бы с радостью дал такое заверение, но его беспокоили и сам Алистер Кемпбелл, и безрассудные планы, которые могли зародиться в этой горячей голове. Пожалуй, ему лучше посидеть несколько дней в заключении, пока его жену не переправят в Карлайл. Неистовый шотландец способен на любую глупость. С другой стороны, он родственник герцога Аргила и генерала Джона Кемпбелла. Его арест без всякого обвинения может показаться слишком дерзким. Но он и в самом деле вел себя угрожающе. Хватался за оружие, кричал: «Вы думаете, я позволю вам забрать ее?» Этого достаточно.
        Приняв решение, полковник сказал:
        - Даю вам слово, капитан Кемпбелл. Будьте уверены, я не хочу, чтобы ваша жена страдала от унижений и терпела лишения. Майор Летбридж больше не поднимет на нее руку и не увидит ее.
        - Благодарю, сэр.
        Алистер повернулся к Изабо. Ему хотелось как-нибудь успокоить ее, сказать, что он никогда ее не покинет, что непременно вернет ей свободу. Но вокруг стояли люди, а потому он лишь сжал ее руку.
        - Увидимся в Карлайле.
        - Это вы можете, - согласился Фицпатрик. - Но сейчас, капитан, прошу вас сдать оружие и следовать за этим лейтенантом.
        Алистер прищурился.
        - Сдать оружие? С какой стати?
        - На основании вашего крайне вызывающего поведения и неподчинения старшему офицеру. Предупреждаю, впредь любое ослушание, капитан, может привести к более суровому взысканию, чем несколько дней ареста в этом форте.
        Алистер сердито взглянул на полковника, но стал очень медленно расстегивать портупею, кляня себя за вспыльчивость, которая только навредила Изабо. И будет настоящим безумием, если он сейчас заартачится. Подавив желание швырнуть палаш под ноги Фицпатрику, он любезно протянул его.
        - И кинжал, с вашего позволения, тоже.
        Алистер снова подчинился. Конечно, и дураку ясно, что он помешает им отправить Изабо в Карлайл. Да и какой бы мужчина не попытался спасти жену? Его жена.
        Алистер посмотрел на нее, увидел глаза, блестевшие от слез, и, не обращая внимания на зрителей, поцеловал ее.
        - Не беспокойся, Изабо, все будет хорошо.
        Она молча кивнула, поскольку не могла говорить.
        Когда его увели, Изабо обернулась к полковнику и чуть слышно вымолвила:
        - Пожалуйста, не дайте им причинить ему вред.
        Фицпатрик улыбнулся:
        - Я арестовал вашего мужа, чтобы он сам не причинил себе вреда, миссис Кемпбелл.
        Она вздрогнула от непривычного обращения, но полковник этого не заметил, он уже разговаривал с сержантом Макленнаном.
        - Верните миссис Кемпбелл в ее камеру, но принесите ей свечи, одеяло и проследите, чтобы ее как следует кормили. Вот, пожалуй, и все. Благодарю, сержант.

        Глава 14

        Лежа в отведенной ему палатке, Алистер клокотал от ярости. Когда полковник согласился приехать из Форт-Вильяма, чтобы поговорить с Изабо, он по глупости поверил, что тот ее освободит. Алистера снедали гнев и раскаяние, главным образом потому, что он не оправдал ее надежд: вытащил из проклятой тюрьмы лишь затем, чтобы отправить назад с уверенностью, что ее повезут в Карлайл. Она была так печальна, когда его уводили, выглядела сломленной, и это разрывало ему сердце.
        Если бы он только мог передать весточку, если бы мог заверить, что собирается ей помочь. Никакая английская стража у входа не остановит его. Но пока не время. Пусть они утвердятся во мнении, что он им больше не помеха.
        Пусть себе едут в Карлайл, ни о чем не подозревая, не готовясь к встрече с ним.
        Тем не менее это не избавило его от беспокойства за теперешнее положение Изабо.
        Услышав снаружи голоса, он быстро сел, и через минуту в палатку вошел Ален.
        - Ты меня удивил, Алистер, - усмехнулся брат. - Я всегда считал, что у тебя есть голова на плечах. Видно, я ошибся, если ты не придумал ничего умнее, как оказаться под арестом.
        - Он сам подстрекал меня, а я только повысил на него голос.
        - Похоже, ты чем-то сильно задел полковника, раз они не захотели ничего слушать в твою защиту.
        Вскочив, Алистер начал шагать по палатке.
        - Конечно, не захотели. Не потому, что я оскорбил Фицпатрика. Просто ему надо держать меня тут, чтобы я не последовал за его людьми.
        Айен удивленно поднял брови.
        - Значит, они куда-то ее переводят?
        - Да. В Карлайл.
        - И что ты собираешься делать?
        - Помешать этому. Я недолго побуду здесь, чтобы усыпить их подозрение. Сделаю вид, что смирился, пока они не уедут. - Алистер остановился перед братом и тихо сказал:
        - Ты дашь мне знать, когда это произойдет. Мы выждем часа два, и потом я догоню их.
        Айен нахмурился, темные глаза еще больше потемнели, взгляд стал жестким. Но, хорошо зная брата, Алистер улыбнулся и положил руку ему на плечо.
        - Я это сделаю. Если нам с Изабо даже придется бежать во Францию, пусть так и будет..
        Отвернувшись, Айен долго молчал.
        - Ты готов от всего отказаться ради этой девушки? - наконец сурово произнес он.
        - Нет. Если Аргил замолвит словечко, то рано или поздно они простят меня. Я уговорю его, а тем временем буду с Изабо… если она захочет.
        Айен круто развернулся.
        - Если она захочет?
        - Вот именно, - улыбнулся Алистер. - Разве ты до сих пор не заметил, что моя якобитка не склонна делай» то, что ей говорят?
        - А если они поедут не по инвернесской дороге, чтобы тебя обмануть?
        - Тогда нам следует послать за ними своего человека.
        - Хорошо. Но ты знаешь, когда они собираются ехать?
        - Полковник сказал, через день-два, - пожал плечами Алистер. - Хотя меня не удивит, если это случится завтра утром или даже сегодня вечером, чтобы мы не успели подготовиться.
        Айен задумчиво кивнул:
        - Сейчас же отправлю кого-нибудь в форт.
        - Мне известно, что ты обо всем этом думаешь, Айен.
        Или, вернее, думал. Ты должен знать, что я очень ценю твою преданность.
        - Да, - улыбнулся Айен. - Вряд ли ты нам простишь, если мы оставим вас обоих в здешней тюрьме.
        - Я не собираюсь тут задерживаться. Они скверно выполнили задание, разоружая арестованного. У меня остался нож, а сзади на поясе этот кинжал. Взгляни на мою тюрьму, - прибавил Алистер, обводя рукой палатку. Можно подумать, они даже хотят, чтобы я сбежал, и, не сделав этого, я вызову подозрения. А я пока останусь. Айен, сейчас тебе лучше уйти. Но прежде узнай, где мой палаш и кинжал, я хочу их вернуть.
        Айен прекрасно знал, как они дороги Алистеру. Оружие перешло к нему от Александра Кемпбелла, его отца, погибшего при Шерифмуре.
        - Хорошо, я все сделаю.

        Они пришли за ней на рассвете. Изабо не спала, по-прежнему сидя у задней стены камеры, но ей было тепло, впервые с тех пор, как она покинула Данлосси. Сержант Макленнан принес одеяло и свечу, которая горела рядом с ней, освещая темные камни, сточную канаву да мерзких тварей, шныряющих поблизости. Они-то и не давали ей заснуть.
        Однако сегодняшняя ночь все же лучше прежних. У нее теперь есть одеяло, которое будет дополнительной защитой от крыс, левая рука свободна от кандалов. А раньше, в темноте, прикованная цепью к стене, она не могла себя защитить. Однажды ночью, когда она в изнеможении упала на пол и заснула, крыса вцепилась ей в горло.
        Охваченная ужасом, она сбросила проклятую тварь и потом в очередной раз попыталась освободиться от цепи.
        Стоя на коленях, она, как безумная, дергала ее, тащила во все стороны, даже не понимала, что делает с рукой. В конце концов она с рыданием привалилась к стене и лишь тут почувствовала боль в ужасающе опухшей руке.
        Скрип дверного замка отвлек Изабо от нежелательных воспоминаний. В камеру вошел сержант Макленнан, который принес ей горячий бульон. Она приняла его с благодарностью и начала пить.
        Вслед за Макленнаном появились два солдата, а затем молодой офицер, первый раз приводивший к ней Алистера.
        - Мы срочно отбываем в Карлайл, - сообщил лейтенант Сандерс. - Вы можете стоять, миссис Кемпбелл?
        - Да. - Она поставила чашку на пол и сделала попытку встать.
        - Пожалуйста, сначала допейте, мэм, - быстро сказал лейтенант.
        Изабо посмотрела на молодого человека, удивленная его манерами и заботой, потом встала, хотя ноги у нее дрожали от слабости. Лейтенант вывел ее из камеры, а когда она, сделав несколько шагов, пошатнулась, велел двум солдатам поддерживать ее. С их помощью Изабо поднялась по ступеням и вышла во двор, где ждали другие солдаты с лошадьми, готовые к отъезду.
        За ними под разрушенной стеной форта сидел Дональд Кемпбелл, он явно спал: голова лежала на согнутых коленях, плед свалился с плеча. Он был в тени, поэтому Изабо узнала его только по рыжим волосам и быстро отвела взгляд.
        Неужели Кемпбеллы собираются ей помочь? Значит, им известно, что утром ее отправят в Карлайл? «Если я не смогу договориться о твоем освобождении, то заберу тебя силой, ты поняла?» Конечно, она помнила слова Алистера, но его арестовали. Из-за нее.
        Изабо посмотрела на форт. Там где-то майор Летбридж. Хотя полковник сдержал слово и она больше не видела своего мучителя, но тот не преминет отомстить Алистеру. Ее размышления прервал лейтенант Сандерс, попросив сесть на лошадь.
        Изабо вставила ногу в стремя, но потеряла равновесие и вцепилась двумя руками в седло, чтобы не упасть.
        Молодой офицер тут же подсадил ее, и, оказавшись на лошади, она подняла лицо к восходящему солнцу. Оно было не слишком ярким из-за тонкого слоя облаков, зато воздух был чистым и свежим. Изабо глубоко вздохнула.
        К ней подошел солдат, и она покорно дала привязать себя к седлу, вспомнив, как в другое время, в другом месте яростно этому сопротивлялась. Но теперь она безоружна, измучена, у нее просто нет сил да и надежды на побег тоже. Пока ей не помогут. Изабо снова взглянула в сторону явно спящего Дональда Кемпбелла. Рядом с ним стояли оседланные лошади с притороченными сумками.
        Возможно, была его очередь сторожить вещи. И все же в душе шевельнулась крохотная надежда.

        Увы, спустя несколько часов от этой надежды и следа не осталось. Так как лейтенант Сандерс управлял ее лошадью, Изабо просто сидела, вцепившись в седельную луку и сосредоточенно глядя на дорогу. Слишком уж часто земля то проваливалась, то вздымалась перед ней.
        Если бы ее не привязали, подумала Изабо, она бы непременно свалилась с лошади.
        Однако, несмотря на полуобморочное состояние, она была потрясена видом селений, мимо которых они проезжали. Небольшие фермы либо сожжены либо покинуты, кое-где возле жалких куч спасенного имущества стояли женщины и дети. Это земли Макдональдса. Сердцем Изабо была с ними, она представила себе весь север Шотландии, подвергшийся безжалостному разорению. Картина оказалась слишком ужасной. Неудивительно, что она стала думать о том дне, уже не столь отдаленном, когда навеки отрешится от этого ужаса, когда снова увидится с Робби. Только бы поскорее. Она должна смело встретить то, что будет между сейчас и потом, встретить, не посрамив свое имя.

        Утро давно перешло в день, когда они сделали привал. Спешившись, лейтенант Сандерс тут же подошел к Изабо, развязал веревку и заботливо помог ей сойти на землю.
        - Я бы не стал вас привязывать, мэм, только боялся, как бы вы не упали с лошади.
        Он посадил ее возле шумящего водопада, где солдаты уже принялись за еду. Они дали ей хлеб и бутылку с водой, половину она использовала, пытаясь отмыть руки.

«К чему эти хлопоты? - думала Изабо, вытирая пальцы о куртку Алистера. - Ничего удивительного, что для них я всего лишь человеческое существо». Но тут она вспомнила, как смотрел на нее вчера Алистер. Он нежно смотрел на нее, обнимал, даже целовал. Казалось, он вообще не замечал, как ужасно она выглядит. Изабо вдруг почувствовала, насколько ей не хватает его, и украдкой вытерла пальцем глаза. Стараясь не привлекать к себе внимания, она начала есть хлеб и запивать его водой.
        Даже под защитой скал ветер пробирал до костей, поэтому Изабо тряслась от холода. Видимо, лейтенант тоже продрог.
        - Думаю, нам пора ехать дальше. Нельзя долго сидеть на таком холоде. Мэм? - Взглянув на Изабо, он смущенно произнес:
        - С нашего отъезда прошло немало времени.
        Может, пока солдаты поят лошадей, вы хотели бы… - Лейтенант умолк, но она поняла, что он имел в виду. - Конечно, я должен оставаться с вами, но я… в общем, я не буду… смотреть на вас, мэм.
        Изабо кивнула, и он повел ее к тому месту, где заросли ольхи могли скрыть ее от посторонних глаз. Ветер почти сбивал с ног, ледяные брызги водопада обжигали кожу. Изабо хотела прикрыть лицо, когда чьи-то сильные руки дернули ее в заросли. По привычке она начала сопротивляться, даже закричала бы от неожиданности и страха, но большая ладонь зажимала ей рот. Потом она увидела смуглое лицо Айена Кемпбелла и успокоилась.
        Он тут же отпустил ее, и повернув голову, Изабо остолбенела. Позади нее стоял лейтенант Сандерс с белым как мел лицом, и Алистер прижимал к его горлу палаш. Он выглядел таким свирепым, что Изабо отпрянула от Айена и яростно зашептала:
        - Нет, Алистер! Не трогай его, он не сделал ничего плохого!
        - Да? А почему он вел тебя в заросли? Ответь-ка мне, Сандерс, зачем ты хотел остаться наедине с моей женой?
        - Алистер! - настойчиво повторила Изабо. Несмотря на громадное облегчение и другие чувства, она не забыла, что в нескольких ярдах отсюда находится дюжина английских солдат. - Его привела сюда забота обо мне.
        Чтобы я могла ненадолго уединиться, вот и все.
        Понимающе кивнув, Алистер с чуть заметной улыбкой опустил палаш.
        - Ладно, за вашу обходительность, Сандерс, я оставлю вас в живых. Но боюсь, вам придется немного пострадать. Связанным и с кляпом во рту. - Он протянул руку. - Веревку, пожалуйста.
        Но англичанин был не трус и схватился за оружие.
        Лязг стали о сталь, короткий ожесточенный бой, и палаш Сандерса отлетел в сторону. Опасаясь, что солдаты могли услышать шум схватки, Изабо с тревогой посмотрела на заросли, а когда снова повернулась к Алистеру, тот уже нанес лейтенанту такой сокрушительный удар кулаком, что молодой человек рухнул на землю. От возмущения она потеряла дар речи.
        - Его скоро найдут, - сказал Алистер, беря ее за руку. - Пойдем.
        Из-за деревьев появились остальные Кемпбеллы, и она вдруг невольно усмехнулась. Изабо кивнула, и тогда ее спасители побежали в лес, продираясь сквозь колючие заросли, а поскольку она бежать не могла, Алистер подхватил ее на руки и без видимых усилий донес до поляны, где они оставили лошадей.
        Там он быстро переговорил со своими людьми, но Изабо не слушала. Еще несколько минут назад все казалось ей безнадежным, и вот она свободна, рядом с ней Алистер. Он и Кемпбеллы рисковали жизнью ради ее спасения, ибо, в чем она не сомневалась, Карлайл означал для нее смерть. Мужчины вскочили на коней, и когда Алистер наклонился, чтобы посадить Изабо перед собой, от водопада донеслись крики.
        - Они нашли твоего друга, - сказал он, беря поводья. - Нам лучше исчезнуть.
        С полмили они проскакали вместе, потом Кемпбеллы во главе с Айеном вдруг свернули и галопом помчались на восток.
        - Они покидают нас? - спросила Изабо, обернувшись к Алистеру.
        - Да, военная хитрость. Чтобы отвлечь преследователей. А мы поедем своей дорогой.
        Изабо настолько устала, что у нее даже не было сил расспрашивать его, хотя вопросов скопилось предостаточно. Главное, как он сумел найти ее в форте? Почему он так хотел освободить ее? Почему ради нее дал себя арестовать? А потом рисковал не только своей жизнью, но и жизнью своих людей? Все это было выше ее понимания.
        Освобождение казалось ей чем-то несбыточным, на что она даже не смела надеяться. Она только знала, что минута, когда он вошел в камеру и встал перед ней на колени, навсегда останется в ее памяти.
        Сначала она сочла это бредом, потом он дотронулся до нее, и она поняла, что это явь. Как ей хотелось броситься к нему, попросить, чтобы он спас ее, но победил стыд. А когда он ушел, стало еще хуже. Он пробудил надежду, которой до того не было… и она с ужасом думала, что английский майор вернется раньше Алистера.
        Но тот не вернулся, а теперь она в безопасности. Ее переполняло такое облегчение, такое страстное желание покоя, что гордость уже потеряла смысл. Изабо прислонилась головой к его плечу и закрыла глаза.
        Понимая, что ей нужен покой, Алистер всю дорогу молчал. Они еще не скоро выйдут из леса, окрестности Форт-Огастеса теперь кишат людьми. Он только надеялся, что большинство из них будет преследовать отряд Айенадо самого Данлосси.
        О том, что делать после освобождения Изабо, он думал все долгие часы в палатке и решил оставить бегство во Францию на крайний случай, поскольку ей не под силу такое путешествие. Сначала он возьмет ее с собой в Аппин, там находится сейчас его кузен, генерал Джон Кемпбелл. Хотя кузен сторонник ганноверцев, он любит его и вряд ли арестует Изабо, когда узнает, что она для него значит. В худшем случае он просто умоет руки. Но есть надежда, что Джон ему все-таки не откажет. А заручившись поддержкой столь влиятельного человека, он без труда избавит свою маленькую якобитку от неприятностей.
        Тропа впереди стала круче, Алистер перевел коня на шаг и наклонился к Изабо. Видимо, она заснула, руки безвольно лежат на коленях, почти чистые. Он даже увидел, что обе покрыты какими-то рубцами и ссадинами, а левая распухла от костяшек пальцев до запястья. Но еще больше Алистера встревожило темное пятно на рубашке. Явно засохшая кровь. Пока они неторопливо двигались на юг, объезжая с восточной стороны Форт-Вильям, он безуспешно отгонял мысли о том, что мог сделать с ней этот ублюдок Летбридж.
        Когда они подъехали к небольшому озеру, Алистер вдруг натянул поводья. Он больше не вынесет ни ее молчания, ни своего неведения. Он должен узнать, что случилось, пусть даже придется разбудить Изабо.
        Но она не спала.
        - Почему мы остановились?
        - Потому что я не тронусь с места, пока не узнаю, все ли у тебя в порядке, - ответил Алистер.
        Он соскочил с коня и подал ей руку.
        - Как видишь, да, - сказала она, когда ее ноги коснулись земли. - По крайней мере сейчас.
        - У тебя на рубашке кровь, Изабо.
        Она с отвращением посмотрела на грязную рубашку.
        - Это было давно, и крови не так много. Она уже высохла.
        Но Алистер не обратил внимания на ее слова.
        - Изабо, что с тобой сделал этот Летбридж?
        - Я хочу поплавать, - сказала она, не глядя на него.
        Было холодно, на вершинах холмов кое-где лежал снег, но Алистер не остановил ее. Раз она пока не хочет говорить, он должен уважать ее чувства. Глядя, как она идет к воде, он подавил желание пойти за ней, заставить ее рассказать о пережитом. Сейчас ему больше всего на свете хотелось вернуть то время, когда она еще не сбежала, и ничего не приходилось исправлять.
        Она неподвижно стояла у воды. Его охватило такое беспокойство, что он уже готов был сорваться с места, но Изабо сказала:
        - Теперь отвернись.
        Алистер подчинился, и она, сбросив одежду, нырнула в ледяную воду. Когда она снова появилась на поверхности, у нее зуб на зуб не попадал от холода. Она провела рукой по стриженым волосам, потом взяла пригоршню песка, смешанного с мелкой галькой, и терла себя до тех пор, пока не покраснела кожа. Наконец-то она чистая.
        Подняв голову, она увидела, что Алистер внимательно смотрит на нее. Изабо тут же присела, чтобы вода закрывала ей грудь.
        - У тебя есть какая-нибудь одежда? - крикнула она, стуча зубами. - Я не хочу снова надевать грязные лохмотья. Оставлю их здесь.
        Алистер успел заметить, что она не слишком пострадала, во всяком случае, телесно. Движется свободно и грациозно, а судя по ее резким словам, к ней возвращается прежняя строптивость. Алистер улыбнулся.
        Непостижимо. Сейчас его радует то, что когда-то раздражало в Данлосси.
        - Ничего другого нет, - сказал он. - Только рубашка, что на мне.
        - Тогда снимай ее. Мне она нужнее, чем тебе. - Алистер покорно снял рубашку. - Положи на тот камень и закрой глаза.
        Изабо быстро вышла из воды и оделась. Рубашка еще сохранила тепло его тела. Это было прекрасно. Она вдыхала его запах, не менее прекрасный, чем дарованное им тепло.
        - Могу я открыть глаза?
        - Да.
        Изабо уже закатывала рукава. Хотя рубашка была длинной, что оказалось очень кстати, но облепила мокрое тело.
        Алистер снова улыбнулся.
        - Ты хочешь выбросить и мою куртку?
        - Да. Я лучше замерзну до смерти, чем надену то, что пахнет сточной канавой.
        Она стояла перед ним, дрожа от холода, но он знал, что она сделает так, как сказала, и предпочел не спорить.
        - Тогда иди сюда. - Говоря это, он уже сам шагнул к ней и обхватил ее голыми руками. - Мы сейчас оба замерзнем, безрассудная девчонка.
        Он повел ее к лошади.
        - Подожди минуту.
        Изабо вырвалась и пошла к оставленной на берегу одежде, чтобы забрать из куртки свои вещи. Когда Алистер присел рядом, она держала в руке брошь Макферсонов.
        - Твоего брата? - спросил он. Изабо кивнула. - А это кто? Я давно хотел спросить, но боялся. Думал, ты ответишь грубостью, если я осмелюсь сунуть нос в твои дела.
        Она улыбнулась.
        - Моя мать. Я почти не помню ее, но храню этот медальон.
        Изабо начала подниматься и вдруг пошатнулась. Он тут же подхватил ее на руки, снова почувствовав страх за нее.
        - Я просто ослабела, - сказала она. - Я ведь не могла двигаться. Целые дни сидела, пока вы не пришли. Мне нужна тренировка, вот и все.
        Изабо впервые заговорила об условиях, в которых ее содержали, и он почувствовал неимоверное облегчение.
        Раз она могла это сделать, значит, ее рассудок остался невредимым после таких переживаний, которые могли погубить более слабого человека.
        - Тогда разреши тебе помочь.
        Опасаясь, что она снова начнет спорить, Алистер сгреб ее в объятия и понес к лошади.

        Глава 15

        Проехав еще две мили, Алистер остановился у заброшенной пастушеской хижины. Его беспокоила Изабо. Она храбрилась, но лицо у нее было мертвенно-бледным, глаза ввалились, и, хотя они закутались в его плед, она все время дрожала.
        Алистер развел костер, сварил последнюю овсянку, и, поев, они легли спать. Изабо не протестовала, когда он прижал ее к себе, потому что оба нуждались в тепле друг друга, а кроме того, хотя она никогда бы в этом не призналась, ей было необходимо чувствовать, что он рядом.
        От усталости она сразу заснула, но Алистер провел довольно беспокойную ночь. Близость ее податливого тела, едва прикрытого его рубашкой, доверчиво прижавшегося к нему, лишала его сна.
        На рассвете он почувствовал, что она шевельнулась, потом вздрогнула и застонала. Наверняка ей опять что-то снилось, и Алистер осторожно встряхнул ее.
        - Изабо, - тихо позвал он. - Изабо, Изабо…
        Она, похоже, не слышала его. Раздирая на себе рубашку, она подняла руки клину и разрыдалась. Поскольку Алистер не был уверен, что она проснулась, то, боясь, как бы она себя не поранила, сжал ее руки и перевернул на спину.
        - Изабо, это сон, только сон.
        В лунном свете он увидел, что глаза у нее открыты, но взгляд отсутствующий, и, хотя она больше не отбивалась, продолжала судорожно всхлипывать.
        - Только сон, - повторил он. - Теперь все прошло.
        Кивнув, она снова прижалась к нему, как будто от этого зависела ее жизнь. Алистер крепко обнял ее и спросил:
        - Что тебе снилось?
        - Разное, - прошептала она, уткнувшись ему в голое плечо, и надолго замолчала. Он уже подумал, что Изабо заснула, но она тихо сказала:
        - Там были крысы. Сначала мне удавалось их отгонять. Потом, когда он посадил меня на цепь, они, казалось, поняли, что я не могу двигаться, и совсем обнаглели.
        - О, Изабо, - простонал он.
        - Вот куда привел меня сегодня этот сон. Иногда я бываю и в других местах.
        Какое-то время они молча лежали, обняв друг друга.
        Алистер ни о чем больше не спрашивал, надеясь, что Изабо успокоится и опять заснет.
        - Алистер?
        - Да?
        - То письмо, которое я тебе оставила. Я написала, что не хочу тебя видеть. Никогда.
        - Помню.
        - Я рада, что ты не обратил на это внимания.
        - Я тоже, Изабо. Я тоже.

        Проснувшись утром в одиночестве, Изабо сначала испугалась. Он ведь не мог ее оставить? Конечно, нет, она до сих пор накрыта его пледом.
        Она встала и пошла босиком по рассыпающимся камням руин, где они спали, к тому, что напоминало дверной проем. Отсюда она увидела Алистера, стоявшего на коленях у ручья, берега которого густо заросли ольхой.
        Он был в одном килте и сапогах.
        Она еще не успела подойти, а он уже повернулся и с улыбкой смотрел на нее. Короткие волосы стоят дыбом. глаза припухли от сна, но выглядела она не так плохо: лицо уже не было слишком бледным, поскольку ей пришлось преодолеть сотню ярдов до ручья.
        - Ты выглядишь сонной.
        - А ты окоченевшим.
        - Естественно, - засмеялся он. - Я отберу свою одежду, если ты не будешь вести себя как следует. Это не пустая угроза.
        - Можешь взять это, - сказала Изабо, снимая плед.
        - Нет, оставь. Я только намочу его.
        Вскоре она поняла, что он имел в виду. Склонившись над ручьем, Алистер вытащил недавно пойманную рыбину, положил на камень и принялся чистить кинжалом. Время от времени он полоскал ее в воде, чтобы смыть чешую.
        Изабо удовлетворенно наблюдала за ним, поражаясь его ловкости. Когда это хозяин замка Данлосси научился ловить форель голыми руками? Он вдруг проткнул рыбу кинжалом, вспорол брюхо от головы до хвоста и вынул внутренности. Она с такой поспешностью отпрянула, что едва не упала.
        - Что, шотландская девушка настолько брезглива? - засмеялся Алистер. - Ты меня удивляешь, Изабо.
        Потом он увидел в ее глазах ужас и с трудом встал на ноги, вытирая руки о килт.
        - В чем дело? - Он схватил ее за руку. - Сядь, Изабо. Что случилось?
        - Ничего. - Она села на камень и попыталась улыбнуться, но губы у нее дрожали. - Меня немного затошнило. Сейчас уже все в порядке. Глупо с моей стороны, правда?
        Он встал перед ней на колени.
        - Ты глупая? Никогда бы не сказал.
        - Это из-за ножа, - призналась она, - и того, что ты сделал с рыбой. Ты застал меня врасплох. Я видела это тысячу раз, сама это делала…
        - Пока Летбридж не пригрозил тебе ножом, и пока я не сделал того же.
        - Ты?! Нет! Конечно, ты меня испугал, но ты не… ты не говорил мне ничего подобного. - Изабо отвернулась.
        - Что он тебе сделал? - Она молчала, и Алистер заставил ее посмотреть на него. - Что, Изабо? Скажи мне.
        Но она снова отвернулась. Когда он решил, что она ему не ответит, Изабо чуть слышно произнесла:
        - Много чего.
        - Что ты имеешь в виду?
        Она прикусила губу, не зная, сможет ли говорить об этом. Потом сделала глубокий вдох.
        - Его нож был хуже всего.
        - И что он сделал тебе своим ножом?
        - Он издевался надо мной. Отрезал мне волосы, рассказывал, что они делают с предателями вроде меня. Он срезал пуговицы с моей рубашки и сдернул ее с плеч. Я была привязана к стулу и не могла пошевелиться. Да и от страха тоже. Он водил острием ножа по моему телу, Алистер. Не могу описать, что я чувствовала, он выглядел таким порочным, как будто наслаждался тем, что делал. И все время говорил… если вспарывать умело, то… - Изабо опустила голову. - Предложил посмотреть, много ли он сумеет вытащить из меня, пока я не умру. И ранил сюда. - Она показала на живот. - Не глубоко, просто царапнул. А еще сказал, что я смогу чувствовать его руки у себя внутри, когда он… Я представила, что буду выглядеть, как эта рыба, и меня вырвало.
        Алистер крепко прижал ее к себе.
        - Прости, Изабо. Прости меня.
        Хуже всего нож, сказала она, значит, было что-то еще.
        Этот ублюдок мог ее изнасиловать. Есть определенные достоинства, если узнать ее поближе, хвастался Летбридж в Форт-Вильяме. Но возможно, он только смотрел на нее.
        Возможно, просто издевался, водя острием ножа по ее телу.
        Алистер зажмурился и в эту секунду решил, что убьет Грэма Летбриджа.
        - Ты больше не увидишь его, обещаю. Никогда.
        Он прикоснулся губами к ее рту, не собираясь целовать по-настоящему. Однако ее рот был таким мягким, податливым, видимо, она хотела, чтобы он продолжал.
        Алистер уже не торопился, как в прошлый раз, когда поддался нетерпению. Он вынудил ее соскользнуть с камня, и теперь оба стояли на коленях. Он продолжал ее целовать, и ей казалось, что она растворяется в этом поцелуе.
        Чем она так его привлекала? Почему он хотел именно ее? Ему не важно, что она в мужской рубашке. Что слишком худа. Что остриженные волосы беспорядочно торчат.
        Он хотел ее. И знал, что она тоже хотела его. Она не отстранилась. Наоборот, прижалась к нему еще крепче.
        Но, каким бы страстным ни было его желание, он не возьмет ее сейчас, лишь ради того, чтобы избавить от ужаса и воспоминаний о Летбридже.
        Он заставил себя разжать объятия и поцеловал ее закрытые глаза.
        - Думаю, мне пора готовить завтрак. А ты оставайся здесь. - Собственный голос показался ему незнакомым.
        Кивнув, Изабо села на камень, укрыла ноги пледом и смотрела, как он собирает дрова и разводит костер. Она уже видела Алистера голым, когда Патрик мыл его. Но тогда он был в полубессознательном состоянии, беззащитный, раненый, боролся за жизнь. Теперь он выглядел как молодой воин. Мускулистые руки и ноги, прямая широкая спина, волосы густые и темные, грудь почти безволосая, словно у мальчика.
        Он прекрасен, думала она, и, кажется, хотел ее. Что удивительно само по себе. Хорошо, что у нее не было зеркала. Она худая, бледная, волосы подстрижены, как у парня. Изабо провела рукой по голове. Не волосы, а просто неровная, безобразная щетина длиной вряд ли с дюйм, может, в некоторых местах два дюйма. Пройдут месяцы, пока она снова будет выглядеть женщиной. Изабо подобрала гладкий камешек, похожий на те, которые они собирали с Робби в долине. Волшебные камешки, приносящие, как они думали, удачу.

        Костер весело потрескивал. Изабо села поближе к огню, вытянула босые ноги и, наслаждаясь теплом, закрыла глаза. Снова испачкалась, корила она себя. Но это по крайней мере земля, а не тюремная грязь. Вскоре она почувствовала запах жареного, открыла глаза и увидела, что Алистер внимательно смотрит на нее. Он уже порезал рыбу на толстые куски.
        - Спасибо, - улыбнулась Изабо, и он сел рядом.
        После еды она свернулась клубочком возле костра и опять заснула. Алистер стремился отъехать как можно дальше от форта, но она выглядела такой усталой и нездоровой, что он не захотел ее тревожить.

        Несколько часов спустя ему все-таки пришлось ее разбудить. Он давно загасил костер, опасаясь, что дым выдаст их местоположение. Правда, маловероятно, что кто-нибудь их здесь отыщет, но он больше не мог рисковать безопасностью Изабо.
        Проснувшись, она сначала не поняла, где находится, но быстро сообразила, что им пора.
        - Зачем ты позволил мне спать? - укорила она его, когда он подсаживал ее на лошадь.
        - Может, и не следовало бы. У нас еще уйма времени. Я хорошо знаю местность, и, поверь мне, пока стемнеет, мы будем уже далеко отсюда.
        Изабо сидела перед ним, чувствуя себя хоть и не очень удобно, зато в безопасности. Она выспалась, отдохнула и могла наконец расспросить его.
        - Алистер, ты не должен был рисковать, ссорясь из-за меня с полковником, - начала она.
        - Я не хотел ссориться с полковником, - улыбнулся он. - Я рассчитывал, Фицпатрик тебя отпустит, и, когда узнал… ну хорошо, боюсь, я немного погорячился. И скоро пожалел об этом, - добавил он, заставив Изабо с тревогой обернуться.
        - Почему? Что они с тобой сделали?
        - Ничего, - быстро успокоил ее Алистер. - Они посадили меня в палатку, чтобы я мог уйти оттуда в любую минуту. Но я уже владел собой и знал, что мне лучше остаться, пока они не попытаются тебя отправить. Меня бесило, что я не в состоянии тебе помочь, Изабо, что ты должна вернуться в их тюрьму.
        Изабо с облегчением прислонилась к нему и на какое-то время замолчала.
        - Я думала, ты не придешь, - промолвила она. - Правда, я увидела Дональда и удивилась, но потом… Я решила, что ты в заключении, поэтому не надеялась тебя увидеть.
        Она была такой несчастной, что Алистер успокоил ее, поцеловав в щеку.
        - Изабо, - вздохнул он, - ты не веришь моему слову.
        - Значит, ты сбежал? Или тебя отпустили?
        - Еще чего. Мы с Айеном решили выждать часа два после твоего отъезда. Потом я разрезал палатку ножом, который они не нашли, и почти беспрепятственно добрался до своего коня. Айен и остальные уже меня ждали. Мы ехали за тобой все утро, пока твой лейтенант Сандерс не предоставил нам благоприятную возможность.
        - Он не мой лейтенант Сандерс, - возмутилась Изабо.
        - Он так беспокоился о тебе, подсаживал на лошадь, заботился о твоих удобствах.
        - Значит, вы следили?
        - Разумеется.
        Они помолчали. Изабо была счастлива. Выходит, он ни на минуту не забывал о ней.
        - А что у тебя с руками? - вдруг спросил он.
        Они выглядели ужасающе, особенно теперь, когда были чистыми после купания в озере.
        - Вот это из-за моей глупости. - Она прикоснулась к опухшей левой руке. - Я пыталась снять кандалы, хотя знала, что ничего у меня не выйдет. А остальное - работа крыс. - Изабо с отвращением взглянула на царапины и добавила:
        - Я тебе рассказывала.
        - Крысы! - воскликнул Алистер.
        Его голос раскатом грома разнесся в узком ущелье, по которому они спускались. Лошадь испугалась, и ему пришлось успокаивать бедное животное.
        - Ты говоришь, это сделали крысы? - спросил он уже более сдержанно.
        - Да.
        - Господи Иисусе!
        Оторвав взгляд от тропы, он снова посмотрел на ее руки, сраженный честным признанием. Раны были неглубокие, почти зажившие, но Алистер представил себе Изабо, прикованную в темноте к стене, пытавшуюся защитить себя.

«Они как будто знали, что я не могу двигаться… и совсем обнаглели», - вспомнил он слова Изабо. Неудивительно, что она так неистово пыталась вырвать руку из кандалов.
        Летбридж, твои дни сочтены, мысленно поклялся он.
        - Куда мы едем? - спросила Изабо, прервав его зловещие размышления.
        - В Аппин. Встретиться с моим кузеном Джоном Кемпбеллом.
        Она сидела, положив голову ему на плечо, но его слова заставили ее подпрыгнуть от возмущения.
        - Я бы повез тебя к Аргалу, только он сейчас в Лондоне. Знаешь, Джон его наследник, и англичанам не придет в голову искать тебя в этом месте.
        - Именно там я и не хотела бы оказаться! Алистер, ты в своем уме? Ты ведь собирался помочь мне. Или нет?
        - Я даже не стану отвечать на этот вопрос, Изабо Макферсон.
        - Генерал Кемпбелл! Нет, я не поеду к нему. Можешь оставить меня здесь, я сама выберусь отсюда.
        - Неужели?
        - Да.
        - А я думаю, что нет.
        Она была в ярости, однако не сделала попытки освободиться. Победить его все равно не удастся, а затевать бесполезную возню ей не хотелось.
        - Я не желаю, чтобы этот человек делал мне одолжение. Если он вообще снизойдет до него, в чем я сомневаюсь.
        - Откуда у тебя столь дурное мнение о нем? Ты лично знакома с моим кузеном?
        - Не знакома и не намерена это делать, - процедила она.
        - Вряд ли у тебя сейчас есть выбор, Изабо. Где и на чью поддержку ты можешь рассчитывать?
        Она молчала, но Алистер чувствовал ее обиду и невольно вспомнил их первое совместное путешествие на лошади. Неужели это было всего полтора месяца назад?
        - Почему ты не соглашаешься принять его помощь?
        - Думаю, это ясно.
        - Потому что он Кемпбелл?
        Изабо не ответила. Конечно, потому. И генерал не просто один из Кемпбеллов. Он наследник Аргила, вождь клана во время этой ужасной войны. Господи, какая же она лицемерка! Только что прижималась к Алистеру Кемпбеллу, провела ночь в его объятиях, хотела, чтобы он целовал ее.
        - Джон мог бы помиловать тебя. Если он сочтет тебя невиновной в этом преступлении, то его мнение будет решающим.
        - И он пойдет на это? - недоверчиво спросила Изабо.
        - Честно говоря, может, и нет. Хотя надеюсь, он сделает это по моей просьбе. Но в одном я совершенно уверен. Джон не захочет, чтобы ты… или я снова попали в руки к полковнику Фицпатрику. Он справедливый человек. Умный и честный.
        - Если он такой хороший и справедливый, тогда что он делает в Аппине? Добивает уцелевших якобитов?
        Алистер сжал зубы, стараясь подавить гнев.
        - Он приехал из Инверэри разоружить подозреваемых и принять сдавшихся, Изабо. Он не мясник.
        - Как ваш Камберленд.
        Алистер промолчал. Ему тоже не слишком нравилось, какими способами герцог Камберленд подавляет мятеж.
        Но он не собирался лить воду на мельницу Изабо и оставил свое мнение при себе.
        - Я лучше поищу другую возможность, - неожиданно выпалила она.
        - Ладно, - сказал Алистер, удивленный таким упрямством. - Я сожалею, что тебе неприятно мое предложение, но это ничего не меняет. Мы едем в Аппин. Оба.
        Хотя она не ответила, Алистер уже достаточно знал Изабо, чтобы принять ее молчание за смиренную капитуляцию. И что ему делать? Не тащить же ее туда силой?
        Это бесполезно, если она и с Джоном будет вести себя так грубо и оскорбительно.
        Но сейчас у него есть другие, более неотложные дела.
        Сегодня они вряд ли доедут до Аппина. Туман, весь день скрывавший вершины холмов, начал собираться в долинах, пошел мелкий дождь. Скоро их скудная одежда пропитается сыростью, а он чувствовал, что Изабо уже начала замерзать, и подгонял жеребца до тех пор, пока они не подъехали к озеру. В тумане смутно виднелись небольшие строения, несколько оборванных ребятишек выбежали им навстречу. Они с любопытством уставились на мужскую рубашку и голые ноги Изабо.
        - Что они подумают обо мне? - смущенно прошептала она Алистеру.
        - О тебе они подумают много лучше, чем обо мне, когда узнают цвета Кемпбеллов. Ибо, если я не ошибаюсь, это земля Макдональда.
        - Тогда поедем дальше.
        - Нет, ты устала, Изабо, да еще туман. А здесь будет хоть крыша над головой. Если нас приютят.
        Из хижины появилась худая женщина, босая, на домотканое платье накинут плед. Взяв Изабо за руку, Алистер подошел к ней.
        - Мы едем на юг, нам требуется крыша над головой.
        И печь, - добавил он. - Я могу хорошо заплатить.
        Взгляд женщины скользнул с обнаженной груди Алистера на его килт. Видимо, не узнав цвета Кемпбеллов, она посмотрела на Изабо в странной одежде и со стрижеными волосами. Догадавшись, что женщина не поняла его, Изабо повторила это по-гэльски и повернулась к Алистеру.
        - Она хочет знать, куда мы направляемся.
        - Тогда скажи ей, кто ты.
        Очевидно, услышав имя Макферсонов, женщина успокоилась.
        - Она говорит, что не может покормить нас. У нее много детей.
        - Ты иди с ней. А я скоро вернусь, как только добуду что-нибудь съестное.
        Изабо с сомнением посмотрела на него.
        - Думаю, нам не повредит, если мы одну ночь поголодаем.
        - Повредит, Изабо. Я пойду, - с улыбкой сказал Алистер. - Только дай мне слово, что не наделаешь за это время никаких глупостей. О делах потом. Твое слово, пожалуйста. Честное слово.
        Что бы она ему ни говорила, он не откажется от своего решения и повезет ее в Алпин.
        - Даю тебе слово, - серьезно произнесла она. - Я останусь тут.
        Но когда Алистер ушел, Изабо почувствовала себя одинокой и покинутой. Она смотрела ему вслед, пока он не скрылся из виду, и затем пошла за женщиной во двор.

        Когда спустя час Алистер вернулся, Изабо сидела возле огня, горевшего посреди хижины, и держала на руках чумазого малыша.
        - Что это у тебя? - удивленно воскликнула она.
        - Просто два зайца, - сказал он, передавая трофеи хозяйке, которая с признательностью улыбнулась и понесла их во двор. - Когда я был мальчишкой, Патрик научил меня ставить силки. А ты думала, я совсем беспомощный?
        - Ничего подобного. Но ты не перестаешь меня удивлять, Алистер Кемпбелл.
        - Вижу, ты позаимствовала одежду?
        Алистер с легким неодобрением оглядел ее наряд. Конечно, это было платье, но отвратительно тесное в плечах и груди, не достающее пары дюймов до лодыжек.
        - Да. - Изабо поставила малыша на пол и взяла его рубашку. - Так что можешь не пугать детей и снова одеться.
        - Уверен, они привыкли к виду и более голых мужчин, чем я, - заметил Алистер натягивая рубашку.
        - Да, - улыбнулась Изабо. - Но ты, кажется, не обратил внимания, что большинство мужчин несколько тщедушнее, чем ты. Твои варварские размеры будут по ночам являться бедным малюткам.
        - А я тебе когда-нибудь являюсь во сне, Изабо? - спросил он, не сводя с нее глаз.
        Пропустив его вопрос мимо ушей, она снова подхватила малыша на руки.
        Однако ночью, когда они вместе лежали у огня и тишину нарушало только шарканье скота в загоне, она вспомнила его слова. Он и правда являлся к ней в ее чутких беспокойных снах. Но она никогда не могла его найти… и ее охватывал ужас.
        Этой ночью она снова видела сон: холодное тело Робби в ее объятиях, крысы, ползающие по нему, она пыталась отогнать их, но они были шустрые и хитрые, их было слишком много.
        Она проснулась в холодном поту, Алистер осторожно тряс ее, шепотом уговаривал, пока она не успокоилась. Потом нежно поцеловал ее и прижал к себе.
        Изабо открыла глаза, когда еще не рассвело. Алистер спал рядом, ей хотелось до него дотронуться, но она боялась потревожить его. На лице отросла щетина, напомнив ей, как он выглядел, когда впервые нашел ее. Как она его ненавидела, считала предателем и убийцей. А теперь уже не сомневалась, что любит его.
        Но он хотел везти ее в Аппин, передать на милость генерала Кемпбелла, просить его… Ни за что! Лучше умереть, чем опуститься до этого. Не правда, она не хотела умирать, она хотела вернуться в Глен-Брик. А если они найдут ее там, она может скрыться в вереске. Она будет не первой, кто это делал. Элис с Дунканом позаботятся, чтобы она не умерла от голода. Но как туда попасть? Она не может убежать от Алистера, во всяком случае, в теперешнем состоянии. Он сразу поймает ее. Если только… если она не заберет его жеребца.
        Глядя на спокойное лицо Алистера, она видела подрагивание ресниц, видела тоненький шрам на виске, который не замечала раньше. Она уже подняла руку, чтобы прикоснуться к нему, и замерла, поняв, что не должна его будить.
        Изабо начала медленно отодвигаться, дюйм за дюймом. Только бы холодный воздух не разбудил его. Но он лежал спокойно и глубоко дышал. Когда она заставила себя подняться, то с минуту смотрела на него. Возможно, она больше никогда его не увидит. Ей вдруг так захотелось, чтобы он проснулся, остановил ее. Бросив на него прощальный взгляд, Изабо осторожно пошла к двери.
        Серый, безрадостный рассвет. Дождь скрывал холмы за озером. Жеребец Алистера был привязан к угловой подпорке хижины, защищенный от непогоды козырьком крыши, и она медленно шла к нему, чувствуя себя несчастной и пристыженной. Кем она стала, если вздумала бежать от человека, который рисковал жизнью, чтобы ее освободить, которого она любит? Да еще решила увести у него лошадь, как обыкновенный вор.
        Изабо долго стояла, взявшись за поводья, окоченев под ледяным дождем, в промокшем насквозь платье. Она думала о нем, о покое, дарованном его руками, всегда готовыми обнять ее. Думала о том, как он ласково к ней относился, хотя был ее врагом, но уже давно не давал ей это чувствовать. Казалось, он забыл все политические разногласия, которые заставили их воевать друг с другом.
        Вода стекала с лица на грудь и сзади на шею, но она продолжала стоять. Наконец она медленно, негнущимися пальцами начала отвязывать коня. Узел был тугим, пальцы окоченели, но ей все же удалось отвязать веревку. Изабо взяла поводья и снова замерла, опустив голову. Она просто не в состоянии это сделать.
        Когда она заставила себя повернуться, то увидела Алистера, стоявшего как статуя в дверном проеме. Сдерживая рыдания, не думая о мокром платье, она бросилась в его объятия.

        Глава 16

        Переждав непогоду, они через два дня въехали в Аппин. Солнце ярко светило на безоблачном небе, все кругом зеленело, по берегам обильно цвели желтые примулы, возвещая приход весны.
        Но Изабо не обращала внимания на эту красоту, ее тяготили мрачные предчувствия. Алистер был добр к ней, не осуждал за недостойный поступок, лишь мягко пожурил ее за неудачно выбранное для побега время.
        Она с благодарностью приняла его руку, когда они входили в дом, где первым навстречу им попался Вилли Кемпбелл, другой кузен, уже знакомый ей по Данлосси.
        Он, видимо, не признал ее, потому что с явным облегчением смотрел только на Алистера.
        - Не ожидал увидеть тебя на ногах раньше осени, - заявил он.
        Алистер усмехнулся.
        - Ты недооцениваешь ни меня, Вилли, ни искусство моего доктора. - Он взглянул на Изабо. - Кстати, вы уже встречались в прошлом месяце в Данлосси.
        Вилли Кемпбелл обратил на нее внимание и, узнав, поднял брови.
        - Продолжаешь укрывать мятежников, Алистер?
        Но взгляд был любопытным, от него не укрылись и дурно сшитое платье, и безобразно обрезанные волосы, и ее рука, которую по-хозяйски сжимал кузен. Вилли с большим интересом взирал на это.
        - Я приехал увидеться с Джоном, - сказал Алистер.
        - Он еще здесь. Наверху. Собирался ехать вчера, но неважно себя чувствует.
        Алистер нахмурился.
        - Его обычная болезнь?
        - Да. Мучит его весь месяц. Хотя он в этом не признается, имей в виду.
        Алистер опять посмотрел на Изабо. Она выглядела несчастной с тех пор, как сделала попытку бежать. Раньше она не позволяла себе надолго падать духом, и это сильно его беспокоило. Он наблюдал за ней, когда она стояла под дождем, борясь с нечистой совестью и, возможно, с чувством к нему. Ее нерешительность удивила его, дала ему надежду, что она все-таки примет его. Но он не мог видеть Изабо такой подавленной.
        Конечно, приезд сюда расстроил ее, он понимал ее сомнения после всего, что с ней случилось. Если бы не крайняя необходимость, он бы избавил ее от суровых испытаний. К сожалению, иного выхода он не видел.

        Генерал Джон Кемпбелл был удивлен неожиданным приездом кузена Алистера, но приятно удивлен. Он любил его отеческой любовью, которая возникла, наверное, оттого, что он был рядом с Александром Кемпбеллом, когда тот пал на поле битвы под Шерифмуром. Именно Джон забрал его палаш и кинжал, не зная, что у Александра будет сын, именно он вернул их Алистеру, когда тот научился владеть оружием.
        Теперь Алистер стоял перед ним, копия своего отца, необыкновенно здоровый для человека, который, по слухам, был серьезно ранен под Куллоденом. Генерал не встал с кресла им навстречу, зато радостно улыбнулся.
        - Алистер, ты замечательно выглядишь. Я слышал Другое.
        - Здравствуй, Джон. Очень мило с твоей стороны принять нас, хотя ты лежишь пластом, - сказал Алистер, закрывая дверь.
        Генерал взмахом руки отмел беспокойство кузена.
        Правда, ревматизм, который мучил его время от времени, особенно разыгрался в последние недели, и он уже устал от своей болезни. Но сейчас его больше интересовало, почему Алистер неожиданно приехал к нему с этой бездомной девчонкой и еще так нежно держал ее за руку.
        Болезненно сознавая, что генерал критически оглядывает ее, Изабо чувствовала себя даже большей замарашкой, чем прежде. Она не сомневалась, что его проницательный взгляд не упустил ничего и ему не нравится увиденное.
        Он сидел в кресле возле камина. Человек лет шестидесяти, с благородной осанкой, поразительно похожий на Алистера. Он был в длинном черном сюртуке с двумя рядами золотых пуговиц, безупречной полотняной рубашке и панталонах. Но эта элегантность заканчивалась на уровне колен, ибо голые ноги покоились в большом тазу с горячей ароматической водой.
        - Очень сожалею, что не могу приветствовать вас должным образом, - сказал Джон Кемпбелл, с отвращением покосившись на таз. - Утром была местная старуха с зельями. У меня слезятся от них глаза, но я поклялся не двигаться по крайней мере час. - Он посмотрел на Алистера и улыбнулся. - Итак, чем я обязан столь неожиданному удовольствию, ибо видеть тебя всегда удовольствие, Алистер. Вряд ли ты проделал этот путь, чтобы нанести мне светский визит.
        - Разумеется, нет, - признался Алистер. - Я приехал познакомить тебя с Изабо. - Он подтолкнул ее вперед. - Изабо, это мой кузен, генерал Кемпбелл. Джон, позволь мне представить Изабо Макферсон.
        Значит, он не собирался представлять ее как свою жену. Она вопросительно посмотрела на него.
        - Джону - ничего, кроме правды, - улыбнулся Алистер, придвинул ей стул и обратился к кузену:
        - Если Изабо удивлена, что я говорю правду, то лишь потому, что до сих пор я неоднократно лгал. Если ты нас выслушаешь, я расскажу тебе все, что со мной произошло до сегодняшнего дня. А потом, надеюсь, ты нам поможешь.
        - Нам? - спросил генерал, подняв брови.
        - Да, нам обоим. Поскольку недавно я тоже сбежал в Форт-Огастесе из тюрьмы его величества.
        Он начал с Крейгелахи, потом, не пропуская ничего, рассказал кузену о днях в Данлосси, попытке Изабо к бегству, о том, как она искусно спасла его руку от ампутации, о ее лишениях в камере, о своем гневе, который привел к его аресту, о своем побеге и спасении Изабо от лейтенанта Сандерса.
        Генерал выслушал кузена очень внимательно, иногда прерывал его, чтобы задать уточняющий вопрос, а по окончании рассказа посмотрел на Изабо. Она гордо встретила его взгляд, решив, что, хотя Алистер представил ее дело с ловкостью и трогательной любовью, Джон Кемпбелл вряд ли простит ее.
        - Теперь я хотел бы уточнить кое-что у вас, мисс Макферсон, - серьезно произнес он.
        Изабо кинула. Она чувствовала на плечах руки Алистера и, подавляя желание обнять его, ждала вопросов генерала.
        - Начнем с письма. Вы знали его содержание?
        - Да, я читала его много раз.
        - И понимали его смысл?
        - Да.
        - Вам не приходило в голову уничтожить его, поскольку вы знали, что это за документ?
        - Приходило, но я не хотела от него избавляться.
        - Простите, мисс Макферсон, - сказала генерал, пытаясь сохранить терпение. - Я не считаю вас дурой.
        Но разъезжать по стране с подобной уликой в кармане не кажется мне слишком умным. Особенно в такое беспокойное время.
        Изабо промолчала и впервые отвела взгляд.
        - Могу я быть уверенным, - уже более мягко произнес он, - что на ваше решение не уничтожать письмо и забыть его содержание повлияли некие сентиментальные причины?
        Изабо кивнула. Наступившее за этим молчание нарушил Алистер.
        - Она заплатила за свою ошибку, Джон. По-моему, с лихвой. Наказывать ее и дальше - это уже преследование.
        Джон Кемпбелл взглянул на кузена, стоявшего, положив руки на хрупкие плечи спутницы. Очень странно, что Алистер так ослеплен этой девушкой, этой мятежницей, которую следовало отправить в Карлайл, что и намеревался сделать полковник Фицпатрик. Глубоко вздохнув, генерал неловко передвинулся в кресле, так как у него снова начало побаливать левое бедро.
        - Если я с сегодняшнего дня буду считать тебя ответственным за поведение мисс Макферсон, ты уверен, что сможешь удержать ее от новых ошибок?
        Алистер улыбнулся.
        - Думаю, ты знаешь ответ.
        - В таком случае дай мне письменные принадлежности. Вон там.
        Алистер подошел к столу и быстро собрал все необходимое. Закончив писать, генерал аккуратно промокнул оба листа.
        - Держи, - сказал он, протянув один Алистеру. - Второй я отправлю полковнику Фицпатрику с извинением за твое высокомерное поведение. А также сообщаю ему, что дело решено, поскольку ты привез свою жену ко мне. - Он посмотрел на Изабо, потом на Алистера. - Полагаю, вы сделаете эту ложь истиной.
        Алистер с улыбкой помог Изабо встать.
        - Благодарю, Джон. Ты освободил меня от тяжести, которую я не мог бы вынести. А также спас меня от неудобств поездки во Францию.
        Генерал тоже улыбнулся, но лицо у него изменилось от боли, которую он пытался скрыть.
        - Я рад. Но прежде чем вы уйдете, один вопрос к вам, Изабо… Могу я вас так называть? - Она кивнула. - Тогда подойдите ко мне, Изабо. Я хотел бы знать, - тихо, чтобы слышали только они двое, сказал он, - собирались ли вы участвовать в презренном заговоре вашего брата?
        Изабо посмотрела на Алистера, стоявшего у двери, потом на генерала.
        - Да.
        - Ценю вашу честность, Изабо Макферсон, но в этом особом случае. Никогда больше не советую вам это повторять. И знайте, что я полностью на стороне полковника Фицпатрика. Вы уходите из этой комнаты свободной только в обмен на то, что вы сделали для Алистера.
        Ваша жизнь за его руку. Теперь можете идти.

        До Глен-Брика они ехали шесть дней. Алистер поклялся вернуть Изабо домой в целости и сохранности, но оба молчали о том, что будет с ними дальше, словно каждый из них боялся, как бы разговор на эту тему не помешал их близости. Почти целые сутки они проводили в объятиях, днем ехали на его лошади, ночью лежали под его пледом.
        Сопротивляясь желанию овладеть ею, Алистер обнаружил, что у него, оказывается, есть сила воли. Он был убежден, что Изабо не понимает его состояния, когда бессознательно прижимается к нему податливым телом. Ее доверие и наивность действовали на него отрезвляюще.
        Он часами лежал без сна, желая, чтобы все изменилось, чтобы она в самом деле была здорова, чтобы он имел право ее взять.
        Он не забыл ту ночь в Данлосси, когда бросился на нее, пренебрегая ее желаниями, поэтому теперь был крайне осторожен. Алистера беспокоила ее физическая слабость. Хотя она поправлялась, но еще не пришла в себя окончательно, днем часто засыпала, прижавшись к нему, пока они продолжали свое долгое путешествие на север.
        Но вместо того, чтобы успокоить Изабо, все его благие намерения и неожиданное самообладание произвели на нее обратное действие. Она решила, что Алистер хочет покинуть ее.
        Когда за несколько миль до Глен-Брика они собирали немудреные пожитки, она со страхом думала, что он все же обратил внимание на письмо, которое она в спешке написала ему. Стоя рядом с лошадью, спиной к нему, Изабо крутила стремя, как бы поправляя его, чтобы Алистер не заметил ее растерянности.
        - Ты слишком долго путешествовал, - сказала она. - Надеюсь, ты уедешь не сразу и погостишь в Глен-Брике. - Ну вот, это сказать было не так уж и трудно. Изабо повернулась к нему. - Останешься? Тут очень красиво, и море недалеко. Можно ходить на прогулку, наблюдать за тюленями… их здесь много… есть места, где можно купаться…
        - Я не собираюсь тебя покидать, Изабо, - с нежностью ответил Алистер. - Я твой муж и хочу остаться с тобой. И я не позволю, - уже более решительно добавил он, - чтобы ты в одиночестве разъезжала по стране. Ты меня поняла?
        Изабо засмеялась.
        - Ты собираешься удержать меня от новых ошибок, как велел твой генерал?
        - Я собираюсь на тебе жениться, Изабо.
        Они замолчали. Алистер сожалел, что проговорился, ибо все еще стоял на очень зыбкой почве. Он должен завоевать ее доверие. Он желал ей благополучия и счастья и чтобы она чувствовала себя с ним в безопасности. Разумеется, их влечет друг к другу, но этого недостаточно.
        Он хотел от нее все, но только без оговорок или сожалений с ее стороны, лишь тогда он может сделать Изабо полностью своей.
        Она сосредоточенно вставляла ногу в стремя, и Алистер, не говоря ни слова, подсадил ее. Изабо безумно захотелось повернуться и обнять его.
        Когда он взял поводья, она прижалась к нему спиной, как делала всю последнюю неделю, почувствовала его тело, уже знакомое, как ее собственное тело. Но брак?
        Его слова потрясли ее. Обязательство на всю жизнь. Неужели он мог думать об этом всерьез?
        А ей и не требовалось долго раздумывать, она без того знала, что всегда хотела быть рядом с Алистером, свободно называть его своим, любить без всякого стыда. Но сможет ли она когда-нибудь соединиться с Кемпбеллом, как бы много он ни сделал для нее? Может ли она быть уверенной, что не он убил Робби палашом, которым так искусно владеет? Что будет с теми, кто оставался в Глен-Брике? Кем сочтут ее Дункан с Элис и Мойра с Рори, если она выйдет за него? Предательницей? Возможно.
        Она устроилась поудобнее и прижалась губами к его шее.

        Глава 17

        Они приехали в Глен-Брик на склоне дня, когда воздух был теплым и чистым, солнечный свет, еще падавший в долине на воду, превращал ее в живое серебро. Так был мил сердцу этот знакомый вид, что Изабо захотелось раскинуть руки и обнять все вокруг. Но она возвращается без Робби и с такой болью в душе, что ее почти невозможно вынести.
        Правда, Алистер уже рассказал им. Он избавил ее от муки выражать свое горе словами, что наверняка разбило бы им сердце.
        Он прекрасно знал, о чем думает Изабо, поэтому, желая отвлечь ее, наклонился, поцеловал в щеку и беспечно спросил:
        - Тебя беспокоит, что ты привозишь домой скверного человека вроде меня?
        Обернувшись, Изабо слабо улыбнулась.
        - Да.
        - Но ты забываешь, что я уже познакомился с твоим Дунканом. Я был здесь раньше.
        - Но тогда они не знали, кто ты, а теперь я должна им сказать.
        - Дункан знает, что я Кемпбелл. А если попытаются повесить меня или насадить на вертел, ты ведь придешь мне на помощь, моя маленькая жена?
        - Я не твоя жена, Алистер Кемпбелл, - резко сказала она. - И вряд ли ею буду.
        Он улыбнулся, предпочитая видеть Изабо сердитой, чем скорбной, и поцеловал ее в шею.
        - Отсутствие волос имеет некоторое преимущество.
        Я могу целовать тебя вот так… и так. Очень привлекательная часть, ты знаешь это?
        - Перестань! - сказала она и, наклонившись вперед, попыталась увернуться. - Мы уже приехали, они увидят нас. Прекрати, Алистер!
        - Хорошо. Но только на время, запомни. Чтобы сохранить твою репутацию.

        Дункан, работавший во дворе, увидел их первым. Он прикрыл от солнца глаза рукой, чтобы рассмотреть, кто едет, и быстро исчез в доме. Вслед за этим на порог вышла женщина, потом еще одна.
        Изабо соскользнула с лошади, бросилась к двери, обняла сначала одну, потом другую женщину. Все три заплакали. Алистер, зная причину их слез, отошел в сторону, чтобы они без помех излили свое горе.
        Как же она рада, что ей не нужны слова! Она могла просто обнимать их. Они понимают и разделяют ее боль.
        Наконец Изабо оставила женщин, взяла Алистера за руку и потянула к двери.
        - Это Алистер Кемпбелл. Я очень ему благодарна.
        Алистер, ты знаком с Дунканом?
        Мужчины улыбнулись друг другу, потом старик подошел к нему и сжал его руку.
        - Мы страшно беспокоились. Не знали, найдете вы Бо или нет.
        - Я сам очень беспокоился, - ответил Алистер. - Мне повезло, и я все-таки нашел ее. - Он перевел взгляд на статную женщину лет пятидесяти, стоявшую рядом с Дунканом, которая смотрела только на Изабо.
        - Это его жена Элис, а это, - добавила Изабо, подводя его к другой женщине, - Мойра.
        Он содрогнулся и мог лишь надеяться, что его чувства не отразились на лице. Она была очень маленькой, худой, со скрюченными руками, похожими на лапки с когтями, которые цеплялись за одежду, ее верхняя губа была раздвоена до основания носа, а странные желтые глаза сверлили его таким пронизывающим взглядом, что Алистеру стало не по себе и он предпочел смотреть на Изабо.
        - Глен-Брик давно бы пропал без Элис и Мойры, - продолжала она. - Мы с Робби еще в детстве умерли бы с голоду.
        - Не желаете войти? - спросила Элис. - Я надеюсь, вы хоть ненадолго останетесь?
        - Да. Но прежде чем войти, я хочу вам кое-что сказать. Возможно, после этого мне придется ночевать в долине под открытым небом. По моему имени вы уже, наверное, догадались, что я не якобит, служу королю и воевал против вас. То есть вы можете назвать меня врагом.
        После его грубоватой речи наступило молчание. Алистер заметил, что все глядят на Изабо. Все, кроме Мойры, которая пялила на него свои желтые глаза. Он даже подумал, что у женщины неладно с рассудком.
        - То, что он говорит, правда. Но он спас меня, - заявила Изабо. - Я благодарна Алистеру и не откажу ему в гостеприимстве. Элис, у тебя найдется какая-нибудь еда?
        Я умираю с голоду.

«Она бодрится перед этими людьми, но выглядит изможденной», - подумал Алистер. Он-то знал, чего стоило ей заключение и долгое путешествие. Он вошел за ней в дом, решив уложить ее в постель, как только она поест.

        За длинным столом, кроме тех, кого Алистер уже знал, сидели еще несколько человек и среди них Рори Маклауд, сын Мойры. Крепкий, жилистый, выносливый, с такими же, как у матери, глазами, похожий на волка-одиночку. Он мало ел, а говорил и того меньше. Другие, судя по виду, работники, явно не обрадовались его присутствию. Время от времени они устремляли взгляды на него, врага и причину их несчастий. Однако в них было и замешательство, разве не он спас Изабо?
        Они ели великолепный бараний суп с овощами и горячие ячменные лепешки. К концу обеда Изабо совершенно обессилела и клевала носом. Возле нее тут же оказалась Элис.
        - Иди в постель, Бо, пока не уснула за столом. - Ее тон говорил, что она ждет возражений.
        Но Изабо с трудом открыла глаза и покорно встала.
        - Хорошо, я иду. - Она поцеловала всех по очереди и, дойдя до Алистера, спросила:
        - А где будет спать Алистер? Постель в гостевой комнате постелена?
        Она чуть не сказала «в комнате Робби», которая была рядом с ее спальней, но вовремя опомнилась. Это совсем ни к чему. Есть комната на втором этаже, предназначенная для гостей.
        Мойра встала из-за стола.
        - Я позабочусь.
        О чем это она позаботится? Если выражение лица соответствует ее намерению, то вряд ли это будут его удобства, подумал Алистер.
        Изабо улыбнулась, поцеловав и его тоже.
        - До завтра.
        Он погладил ее по щеке.
        - Спокойной ночи, Изабо.
        Это проявление чувств не осталось незамеченным.
        Когда женщины ушли наверх, а затем потихоньку исчезли остальные, Дункан повернулся к Алистеру и сурово произнес:
        - Надеюсь, вы знаете, что делаете. Она страшно горюет по брату. Вам не нужно волочиться за ней.
        Алистер встал и серьезно посмотрел на старика.
        - Я хочу на ней жениться. И можете быть уверены, я никогда ее не обижу.
        - Думаете, она согласится?
        - Если честно, не знаю. - Алистер сел и взял бокал с вином. - Ей кажется, что привязанность ко мне и верность делу несовместимы.
        - А как насчет вас? - спросил Дункан. - Брак с якобиткой не мешает вашей преданности?
        Алистер перестал разглядывать бокал.
        - Меня это вообще не беспокоит. Все кончено. Не могу сказать, что при необходимости я не стану опять сражаться за Аргила и короля. Но мои чувства к Изабо не имеют никакого отношения к войне. Это… - Он замолчал, так как дверь открылась и вошла Мойра.
        - Я позаботилась о вас, - отрывисто сказала она.
        - Благодарю. - Алистер поднялся, допил остатки вина и поставил бокал на стол. - Спокойной ночи, Дункан.
        Он повернулся, намереваясь спросить Мойру, куда идти, но та уже исчезла.
        - Я провожу вас.
        Алистеру показалось, что в глазах Дункана мелькнула насмешка. Значит, хоть у кого-то из этих людей есть чувство юмора.

        Комната была просторной, хорошо обставленной, правда, с низкими балками, и Алистеру пришлось нагнуться. Он поставил свечу на маленький столик у кровати и начал раздеваться.
        Удобная постель, теплое одеяло, но все удобства он бы отдал за то, чтобы с ним была Изабо, чтобы он чувствовал ее податливое тело, ее руки, обнимающие его за шею, теплое дыхание.
        Задувая свечу, он подумал, спит ли Изабо спокойно.
        Проведет ли она эту ночь без кошмаров, которые мучили ее во сне. Он все еще бодрствовал, когда она прокралась к нему со свечой в руке и на миг замерла у двери. Призрачная фигура в свободной белой ночной рубашке.
        - Я не могла заснуть, - прошептала она. - Я немножко побуду с тобой, не возражаешь?
        - Нет.
        Закрыв дверь, она подошла к нему.
        - Я тебя не разбудила?
        - Нет, я тоже не могу заснуть. Иди сюда, Изабо. - Он положил ее рядом с собой, заботливо укутал одеялом.
        Почувствовав, что ноги и руки у нее холодные, Алистер обнял ее. - Твои верные Элис с Мойрой наверняка бы прикончили меня, знай они, где ты сейчас находишься.
        - Да. - Изабо хихикнула и прижалась к нему. - Ой, Алистер! Ведь на тебе ничего нет?
        - Верно.
        Она немного помолчала.
        - У тебя что, привычка спать голым? Ты не мерзнешь?
        - Никогда.
        - Ты в самом деле теплый, - согласилась Изабо. - Я рада, что пришла к тебе.
        - Но это не безвозмездно. С тебя плата. - Алистер почувствовал, как она слегка напряглась.
        - Плата?
        - Да. Платой будет поцелуй.
        - Хорошо. Значит, только поцелуй.
        Закрыв глаза, она подставила ему губы. Алистер медлил, позволив взгляду задержаться на ее лице, она выглядела потрясающе красивой. Он погладил ее по щеке и слегка прикоснулся губами к приоткрытому рту. Это даже нельзя было назвать поцелуем.
        Неудовлетворенная тем, что все так быстро кончилось и она не успела как следует это почувствовать, Изабо сама припала к его рту. Господи, только бы ее слишком жаркий поцелуй не показался ему бесстыдным.
        Очевидно, Алистер так не считал, потому что, прижав ее к подушкам, начал покрывать ее лицо поцелуями.
        Когда он завладел ее ртом, его рука медленно прокралась к ее груди. Изабо затаила дыхание и непроизвольно вцепилась ему в плечи. Тогда он решился на следующий шаг: развязав ленты ночной рубашки, накрыл ладонью обнаженную грудь и начал ее массировать, пока не почувствовал ответное движение Изабо.
        Подняв голову, Алистер увидел, что глаза у нее открыты и она завороженно смотрит на него. Потом он снова наклонился и припал к ее груди. Изабо почувствовала, что уже не властна над собственным телом, которое теперь существовало как бы само по себе, томясь от неуемного желания. Его рот, казалось, поглощал ее грудь, рука скользила под ночной рубашкой, поглаживая, исследуя сокровенные места, которых не касался ни один мужчина… кроме Летбриджа. Она тщетно пыталась отогнать ужасную, непрошеную мысль. У нее было такое ощущение, словно она стоит, шатаясь, на краю пропасти. Изабо окаменела от страха. Но губы Алистера ласкали ее, руки нежно успокаивали, и ужас быстро исчез. Она снова отвечала на его поцелуи, и даже более пылко, чем минуту назад.
        Он раздвинул ей ноги, пальцы осторожно скользнули внутрь, сначала неуверенно, пробуя, отступая. Он проделывал это снова и снова, каждый раз входя немного глубже, пока шепот удовольствия не превратился у нее в крики. Он закрыл ей рот поцелуем.
        - Тише, любовь моя, - прошептал он.
        Но сдерживать себя Изабо уже была не в состоянии, Он лег на нее и, заглушая ртом ее крики, начал входить.
        Хотя он заранее решил сделать это очень медленно, учитывая неопытность Изабо, когда их тела сплелись, он думал лишь о том, как бы не причинить ей боль в своем безумном желании овладеть ею. Она вдруг открыла глаза, и он понял, что ей больно. Сердце у него перевернулось. Он нежно целовал ее, бормоча успокаивающие слова, пока не вошел до конца. Несколько секунд он лежал, пытаясь обрести самообладание. Но боль, видимо, прошла. Изабо сама прижималась к нему, и он стал опасаться, что все будет кончено раньше, чем начнется.
        - Изабо, полежи спокойно, одну минуту… просто не двигайся, любовь моя…
        - Алистер! Я не могу!
        Он тоже не мог. От его попыток сохранить самообладание не осталось и следа. Мощными толчками он входил в нее до тех пор, пока не почувствовал, что она замерла, и не услышал ее крики. Через секунду он, простонав, так сжал ее в объятиях, что она чуть не задохнулась.
        Какое-то время оба лежали, приходя в себя. Потом Алистер вспомнил про свой вес и освободил Изабо от тяжести.
        - Это был самый необычный поцелуй в моей жизни, - сказал он, нежно глядя на нее.
        Изабо улыбнулась. Она не знала, что все будет именно так. Что он с ней сделал, если она в такое время потеряла голову от страсти? Она глубоко вздохнула.
        - Ты не сдержал слово, - с укором сказала она. - Ты обманщик и соблазнитель.
        Алистер легонько поцеловал ее.
        - Ты, любовь моя, легла в постель с обнаженным мужчиной, который хотел тебя все эти недели. Ты соблазнишь и святого, не говоря уж о дьяволе вроде меня.
        - Да ты и есть дьявол.
        - Ах, дьявол? - Он резко прижался к ней бедрами.
        Изабо охнула. Когда он сделал это снова, она ему ответила. - Подними руки. - Она подняла, и он стянул с нее рубашку. - Так-то лучше. Ах, Изабо, до чего же ты восхитительна.
        - И ты тоже.
        Он засмеялся.
        - Восхитительный? Я? Меня еще никто так не называл.
        - Ты очень красивый, Алистер, не стану этого отрицать, - улыбнулась она, погладив его плечи, затем руку, чуть задержалась на шраме, который портил бицепс. - Вырезано рукой мастера, но ты живой и теплый.
        - Что живой и теплый, я согласен. Чувствуешь, насколько я живой ради тебя, Изабо?
        - Да. - Она закрыла глаза.
        - Изабо…
        Уже не опасаясь сделать ей больно, Алистер полностью отдался страсти, и она вторила ему, пока оба, совершенно выдохшиеся, не заснули в объятиях друг друга.

        Глава 18

        Утром, когда дверь приоткрылась, они еще спали. Но, пока Дункан набирался смелости, чтобы заглянуть в комнату, Алистер уже проснулся и лежал, опираясь на локоть.
        - Жалею, что разбудил вас, - извинился Дункан. - Это из-за Бо. Ее нет в комнате. Мы искали везде и не можем найти. Я подумал… - Он умолк, чувствуя неловкость. Однако поручение нужно выполнить.
        - Да, она здесь, - ответил Алистер. - Можете не искать ее.
        Их голоса разбудили Изабо, но, вспомнив, где находится, она тихо лежала под пледом, пока не услышала, что дверь закрылась.
        - Вылезай, он ушел. - Алистер стянул с ее лица плед и без малейшего сочувствия улыбнулся, видя ее замешательство.
        - Нужно было вернуться в свою комнату до рассвета. Я не хочу, чтобы они знали. - Изабо села и начала искать рубашку. - Ты мог бы солгать ему. А я бы потом незаметно проскользнула вниз. - Где же она?
        Алистер заставил ее снова лечь.
        - Перестань суетиться, Изабо.
        - Ты не понимаешь…
        - Я все понимаю, дорогая. Этим женщинам хотелось бы выпустить из меня кровь. Особенно твоей Мойре с ее волчьими глазами. Она считает меня дьяволом во плоти.
        - Она боится чужих, - призналась Изабо. - Ей нужно привыкнуть.
        Плед соскользнул с нее до пояса, и Алистер не мог отвести от нее глаз. Она была худая, намного худее всех женщин, с которыми он спал. Неудивительно после всего, что с ней случилось. При хорошем питании она быстро поправится, но и сейчас она невыносимо возбуждала его.
        - Алистер, сейчас же прекрати! - Изабо отвела его руку, тянувшуюся к ее груди. - Я с тобой разговариваю, ты должен слушать.
        - Я слушаю, - заверил он.
        Его рука продолжала ласкать ее грудь. У нее побежали мурашки, внутри разлился жар. Изабо вздохнула.
        - Я сказала, чтобы ты дал ей время.
        Алистер улыбнулся.
        - Время на что? Пожирать меня глазами?
        - Значит, она вчера смотрела на тебя?
        - Можно сказать и так, - засмеялся он. - Целый вечер испепеляла меня желтыми глазами, даже не моргнула ни разу.
        - Прекрати, я плохо соображаю, когда ты это делаешь.
        - Правда? - Он начал целовать шею, и она закрыла глаза.
        - Алистер, ну пожалуйста…
        Он поднял голову.
        - Хорошо. Скажи, любовь моя, чего ты от меня хочешь.
        - Я хочу поговорить с тобой о Мойре.
        - Тогда я весь внимание.
        Должно быть, он в самом деле любит ее, раз готов слушать про эту женщину в такой неподходящий момент.
        - С ней плохо обращались. До того как она пришла сюда, - объяснила Изабо. - Поэтому она так ведет себя с теми, кого не знает.
        - Очень прискорбно, - сказал Алистер.
        - Если Мойра вчера слишком пристально смотрела на тебя, это она читала твои мысли. Она видит то, чего не могут другие.
        - И сейчас тоже? - засмеялся он. - Изабо, только не говори мне, будто веришь, что старуха ясновидящая.
        Но смех замер, когда он увидел серьезное лицо Изабо.
        - Да, у Мойры есть этот дар. После смерти моя мать неоднократно являлась ей.
        - Привидение? - Алистер не мог сдержать улыбку.
        - Да. И она сообщила о приезде принца.
        - Все знали о приезде твоего принца. Даже его враги.
        - Но она также сказала о том дне в Гленфиннане прошлым августом, когда было поднято знамя восстания, Это был замечательный день.
        Зная, насколько шотландцы суеверны, Алистер не хотел обижать Изабо насмешками, однако сам он никогда в это не поверит. Мойра пыталась лишить его присутствия духа, сверля этим безумным взглядом. К тому же сейчас у Алистера были дела поважнее.
        - Изабо, мне очень жаль, что ты не хочешь, чтобы про нас узнали. Но теперь они знают, и тут ничего уж не поделаешь. Если они сохранят мне жизнь до того, как я поведу тебя к алтарю, мне хочется, чтобы ты была честной до конца.
        Он улыбался с такой нежностью, что сердце у нее перевернулось. Но лежа голой на спине с таким же голым Алистером Кемпбеллом, лежащим сверху… нет, она не так представляла себе предложение о браке. По крайней мере для нее, Изабо, все было не так просто.
        - Изабо, посмотри на меня, - насмешливо сказал он. - Ведь ты не колеблешься?
        - Не знаю. Может быть.
        Алистер нахмурился.
        - Ты же не думаешь, что я лег бы с тобой, не имея намерения жениться?
        - Не знаю. Возможно.
        - Изабо! Ты не можешь спать с мужчиной и потом не выйти за него.
        В серых глазах мелькнул вызов.
        - А разве ты женился на всех женщинах, с которыми спал, Алистер Кемпбелл? Или ты хочешь уверить меня, что до сегодняшней ночи оставался девственником?
        Алистер с изумлением смотрел на нее.
        - Конечно, нет. - Он слегка покраснел, досадуя на себя за это. - Мне тридцать лет, Изабо. Неужели ты думаешь, что я так долго сохранял невинность?
        - Я бы очень удивилась. А как насчет других твоих побед? Все отказали, когда ты просил их выйти за тебя?
        - Я не делал предложения ни одной женщине, - торжественно заявил он. - Никому, кроме тебя.
        - Что, у них уже были мужья, или все были проститутками? Отчего ты не хотел жениться?
        - Это не твое дело, - нахмурился он.
        - Но я хочу знать, - упрямо ответила Изабо. - Почему я должна выйти замуж, переспав с тобой, а другие нет?
        Он погладил ее пылающую щеку, нежно провел рукой по груди. На этот раз она не стала возражать, только вздохнула и закрыла глаза.
        - Потому что я люблю тебя, - сказал он. - Люблю так, как никогда и никого не любил, Изабо. Обнаружив письмо, которое ты оставила на подушке, я понял, что и ты меня любишь. Ты завладела моим сердцем и разбила его.
        - Я и правда люблю тебя, - прошептала она. - Так люблю, что у меня болит вот здесь. - Она прижала ладонь к сердцу.
        - Тогда отдайся мне!
        - Я уже это сделала! Прошлой ночью. Или ты забыл?
        - Забыл! Я никогда не забуду, что случилось прошлой ночью. До сих пор у меня ничего прекраснее не было.
        Но теперь, Изабо, я прошу твоей руки…
        - Я не могу! - закричала она.
        - Успокойся, дорогая. - Алистер положил голову ей на грудь, а когда через какое-то время посмотрел на Изабо, в ее глазах были слезы.
        - Значит, всему виной моя преданность королю. Неужели это может встать между нами?
        - Да, - прошептала она. - Это и остальное.
        - Твой брат Робби?
        Она молча кивнула, и на подушку скатилась слезинка.
        - Разве ты не знаешь, что я чувствую твою боль? - вздохнул он. - Когда ты испугана, обижена или расстроена, я чувствую это вот здесь. - Он приложил ее руку к своему сердцу.
        - Я должна подумать, - сказала она. - Дай мне время.
        - Хорошо. Я попытаюсь быть терпеливым.

        Когда они сошли вниз, там были только Элис и Мойра. В кухне повисла настороженная тишина, но Изабо без промедления направилась к столу и взяла лепешку.
        - Не ела таких вкусных лепешек с тех пор, как покинула дом, - весело сообщила она. - Их умеет печь только Элис.
        Та с мешалкой стояла у большой кастрюли с овсяной кашей. На лице неодобрение.
        - Тогда ешь, - сказала Элис, не поворачиваясь. - Ты сильно похудела.
        Алистер сел за стол, намазал лепешку толстым слоем масла и медом, чувствуя на себе взгляд желтых глаз. Мойра стояла в углу кухни. Нелепая фигура с болезненными руками, с искривленной спиной, отчего старуха казалась на несколько дюймов ниже, чем была на самом деле. Алистер бы посочувствовал несчастной женщине, если бы не жгучая ненависть в ее глазах. Соблазнитель их Бо, еще одно преступление, в котором он повинен.
        Он снова любил ее до того, как они покинули комнату. Со всей силой и нежностью, быстро поняв, что заниматься любовью или только переспать с женщиной не одно и то же. Ничто из прошлой жизни не подготовило Алистера к тем чувствам, которые обуревали его, когда он держал Изабо в объятиях. С этим не мог сравниться даже его пылкий юношеский опыт. К своему ужасу, он вдруг осознал, что его тело и сейчас реагирует на нее. Алистер поспешил направить внимание на что-нибудь другое, и один вид недоброжелательных женщин почти вернул ему спокойствие.
        Изабо, сидевшая напротив, озорно улыбалась, и он подумал, не читает ли она тоже его мысли. Она впервые была в собственной одежде и прекрасно выглядела в голубом платье, которое подчеркивало цвет ее глаз и волос. Конечно, облегающие штаны делали ее весьма соблазнительной, но платье Сьюзен, которое та дала ей в Данлосси, или домотканая хламида, которую она носила до вчерашнего дня, были просто ужасными. Какое наслаждение видеть ее бодрой и веселой. Хорошо бы эти женщины сочли, что именно он завлек ее к себе в постель, и не перенесли свое неодобрение на Изабо.
        Не успел Алистер подумать об этом, как она вдруг заявила:
        - Прежде чем вы станете обвинять в случившемся Алистера, позвольте вам сказать. Я пошла к нему по своей воле.
        Он тут совершенно ни при чем. И когда вы кого-нибудь поносите, вам нужно глядеть в мою сторону, а не в его.
        Изабо опять села и молча доела лепешку. Алистер улыбнулся, тронутый ее благородным желанием защитить его от гнева угрюмой Элис и злобной Мойры. Не оставить ли ему женщин наедине? Пусть Изабо поговорит с ними, выяснит отношения. Но он не хотел уходить, опасаясь, как бы женщины не набросились на нее с упреками.
        Поймав ее взгляд, Алистер снова улыбнулся.
        - Похоже, сегодня будет неплохой денек. Я решил прогуляться. Не хочешь пойти со мной? - Он выжидающе смотрел на Изабо, но она покачала головой.
        - Я останусь, помогу Элис и Мойре. У нас тут много дел.
        Понимающе кивнув, он вышел.

        День и правда выдался погожий, теплый, лето в этом году пришло на север Шотландии рано.
        Оглядевшись, Алистер увидел, что Дункан и Рори вместе с несколькими фермерами работают в поле. Судя по килтам, все Макферсоны. Он хотел было предложить им свою помощь, но потом решил, что они вряд ли ее примут.
        Дойдя до озера, Алистер пошел вдоль берега, густо заросшего серебристыми березами. В тех местах, где их ветки касались воды, на гладкой поверхности возникала легкая рябь. Он нашел плоский валун, покрытый зеленым мхом, и сел, дожидаясь Изабо.
        Когда она появилась на пороге доме, он помахал ей.
        Она тут же направилась к нему и села рядом, положив голову на согнутые колени.
        - Было очень плохо? - нежно спросил он.
        - Нет, они любят меня. И никогда не сделают несчастной.
        - А что было хуже всего? Что я не твой муж или что я Кемпбелл?
        - Плохо и то, и другое.
        Он наклонился и взял ее руку.
        - От одной неприятности можно легко избавиться.
        - А как насчет другой?
        Помолчав, Алистер сказал:
        - Не знаю, что тебе на это ответить. Кроме того, что время залечивает раны.
        - Но ведь это не только из-за Робби. И не только последний год. Разве ты не знаешь, что тут поносят все поколения Кемпбеллов?
        - Поносят? - усмехнулся он.
        - Да. Кажется, они всегда были единственными, с кем надо воевать или на кого держать обиду. Всегда. Почему ты родился Кемпбеллом? Ты мог быть Камероном или Макдональдом, тогда мы все бы тебе простили. - Изабо перебирала его пальцы, переплетая со своими, и чувствовала его изучающий взгляд. - Я знаю одно, - решительно сказала она. - Я больше не должна заходить в твою комнату и оставаться с тобой, раз мы не женаты.
        - Ты хочешь спать одна? - Изабо покачала головой. - И я не хочу. Мне никто, кроме тебя, не нужен, если ты меня не хочешь, моя жизнь станет одинокой. - Алистер поднес ее руки к губам, целуя сначала одну, потом другую ладонь. - Мне понадобилось тридцать лет, чтобы тебя найти, Изабо.
        Она неуверенно засмеялась.
        - Ты не искал жену тридцать лет, Алистер Кемпбелл!
        - Может, и не все тридцать. Но за это время я видел достаточно и понял главное. То, что мы с тобой нашли, - редкость. Я сам не ожидал найти то, что у меня было с тобой. И уверяю тебя, Изабо, я не отдам это без борьбы.
        Слезы жгли ей глаза, и она отвернулась, глядя на воду.
        - Ты сказал, что дашь мне время подумать, не будешь меня торопить.
        - Не буду.

        Глава 19

        За несколько дней, проведенных в Глен-Брике, он познал то, что Изабо, должно быть, испытывала, пока оставалась в Данлосси. Но он-то не пленник, как Изабо, он не боялся кучки здешних обитателей, которые обходили его при встрече, смотрели на него с подозрением и ненавистью, внезапно прерывали разговор, бормотали вслед несколько слов по-гэльски, наверняка проклятия или обвинения.
        Алистер знал, что они считают его не только убийцей их хозяина и соплеменников, но и гнусным преследователем якобитов даже после их поражения. Знают ли они о его связи с Изабо? Может, эта желтоглазая Мойра шепнула сыну и другим о последнем, самом ужасном из его грехов? Предатель, мясник, соблазнитель… Впрочем, его это не заботило. Он тут с единственной целью - убедить Изабо.
        Они каждый день вместе сидели за столом, разговаривали, смеялись, но он не мог даже прикоснуться к ней, это стало для него настоящей пыткой. Большее, на что он мог рассчитывать, - это короткая прогулка вокруг дома или, когда повезет, к озеру, и украденный поцелуй.
        Но ему все равно не удавалось избежать ни холодного неодобрения Элис, ни злобы Мойры, которая, похоже, была везде, куда бы он ни шел.

        Вернувшись с одной из таких прогулок и увидев возле южной стены дома огромную кучу дров, они сразу все поняли. В Северной Шотландии теперь жгли дома, независимо от положения их владельцев. Достаточно было подозрения в сочувствии якобитам, чтобы замок аристократа уничтожили также, как и небольшую ферму крестьянина.
        Изабо первая бросилась к дому, Алистер бежал за ней по пятам. Через боковую дверь кухни они влетели в комнату, где было полно солдат в красной форме.
        Дункан яростно отбивался от двух англичан, которые, подхватив старика под руки, пытались вытащить его наружу, а Элис висла на них.
        Изабо метнулась вперед, чтобы ввязаться в схватку, но Алистер успел ее поймать.
        - Нет, Изабо, так дело не пойдет.
        Она повернулась к нему, и он увидел в ее глазах муку.
        - Пусти меня! - закричала она, отбиваясь, и неожиданно замерла.
        Удивленный ее внезапной капитуляцией, Алистер проследил, куда она смотрит, и обернулся. У стены, не вмешиваясь в происходящее, стоял, капитан Джереми Херстон.
        Англичанин был удивлен не меньше их. Он не ожидал подобной встречи, и она его совсем не радовала, ибо напомнила ему о весьма негостеприимном поведении Алистера в замке Данлосси.
        - Кемпбелл! - невольно воскликнул он. - Что вы, черт побери, здесь делаете?
        - То же самое я могу спросить у вас. - Алистер взглянул на Изабо. Она уже не сопротивлялась, но он все-таки предпочел держать ее за руку.
        - Что я делаю? Выполняю свой долг.
        Судя по тону, Херстон явно считал, что Алистер не может сказать этого о себе. Но тот не попался на его удочку.
        - Изабо, ты уже знакома с капитаном Херстоном? - Она кивнула. - Тогда, полагаю, капитан будет рад покинуть нас, и мы пойдем наверх.
        - Нет! - быстро сказала она. - Я хочу знать, что он тут делает.
        - По-моему, все очевидно. Это дом якобита. У меня приказ сжечь его.
        - Сжечь дом? - возмутилась Изабо. - Вы этого не сделаете!
        - Вам лучше покинуть его. Или мои люди вас заставят. Вам тоже, Кемпбелл.
        - Чей приказ? - спокойно поинтересовался Алистер, - Приказ майора Летбриджа. На том основании, что хозяин этой собственности виновен в измене.
        - Хозяин этой собственности мертв, и вам это известно, капитан.
        Тот посмотрел на Изабо.
        - Возможно, хозяин и мертв, но его убеждения - нет.
        Во время их разговора борьба Элис и Дункана с солдатами прекратилась. Но, когда Алистер подумал, что в комнате восстановилось относительное спокойствие, все опять испортила Элис.
        - Вы не имеете права! - закричала она. - Никакого права. Убирайтесь, оставьте нас…
        Дункан, понявший, что пытается сделать Алистер, обхватил жену за плечи, опасаясь, как бы она не бросилась на английского капитана.
        - Уходите отсюда, - сказал им Алистер. - Предоставьте это мне.
        - Предоставить вам? - еще больше разъярилась Элис. - Вы с ними в сговоре, хотите все сжечь, вы…
        Алистер не обращал на нее внимания.
        - Уведи ее, - тихо сказал он Дункану. - Верь мне. - Тот повел жену к двери, хотя в его взгляде была тревога. - И ты, Изабо, тоже.
        - Нет. Алистер…
        Поняв ее беспокойство за него, он сжал ей руку.
        - Я просто хочу поговорить с капитаном, Изабо.
        - Тогда я могу остаться.
        - Приказываю вам обоим уйти. Если, конечно, вы не хотите сгореть вместе с домом.
        Алистер шагнул к Херстону.
        - Этот дом вы не сожжете, капитан. Поскольку он принадлежит мне. Я тут хозяин и предлагаю вам покинуть его.
        - Принадлежит вам?
        - Да, капитан. Изабо - моя жена, следовательно, я законный владелец Глен-Брика.
        - Я вам не верю, - резко ответил Херстон. - Вы по неизвестным мне причинам защищаете этих людей. И я хотел бы видеть письменное удостоверение.
        - Если вы сомневаетесь, тогда вам лучше обратиться к генералу Кемпбеллу. Или поинтересоваться у своего полковника. Я уверен, полковник уже осведомлен, что генерал Кемпбелл лично позаботился о том, чтобы Глен-Брик оставили в неприкосновенности. - Заметив его нерешительность, Алистер быстро добавил:
        - Генерал оказался достаточно мудрым. Он предвидел, что какому-нибудь дураку вроде вас придет в голову побеспокоить меня. Он написал письмо. Изабо, ты знаешь, где письмо генерала?
        - Да.
        - Будь добра, принеси его и покажи капитану. - После ее ухода он вплотную подошел к Херстону и спокойно произнес:
        - Если вы еще хоть раз тут появитесь, я вас просто вышвырну отсюда. Понятно, капитан?
        - Вы мне угрожаете? - вспыхнул англичанин.
        - Угрожаю, - подтвердил Алистер. - И советую запомнить это.
        Они молча смотрели друг на друга, пока не вернулась Изабо. Взяв у нее письмо, Алистер протянул его капитану.
        - Вот как вы это устроили, - мрачно сказал Херстон, закончив чтение. - Уговорили вмешаться своего кузена, своего покровителя. - Он бросил презрительный взгляд на Изабо. - Странно. Что потребовалось сделать, чтобы генерал Кемпбелл с его репутацией позволил себе вмешаться, защищая собственность мятежника?
        Намеки Херстона были отвратительными, но Алистер не хотел рисковать безопасностью людей и сдержал гнев. Он уже получил урок от стычки с Летбриджем. Сейчас главное, чтобы англичанин с солдатами убрался из Глен-Брика.
        - Не ваше дело подвергать сомнению побуждения генерала. Ваше дело подчиняться. А теперь уходите. И забирайте отсюда своих мародеров. - Но капитан стоял, глядя на него с такой злобой, что Алистер вынужден был добавить:
        - Хорошо, оставайтесь, если вы настолько глупы. Но вряд ли неподчинение приказу будет содействовать вашему повышению, на что вы определенно рассчитываете.
        Разъяренный Херстон собрался выйти, но потом задержался у двери.
        - Что касается меня, Кемпбелл, - произнес он, - то мне ваше присутствие здесь кажется подозрительным.
        На чьей вы стороне? Я очень сомневаюсь, что вам это сойдет с рук.
        - И это не ваше дело, - отрезал Алистер. - Теперь уходите.
        Капитан продолжал топтаться на пороге.
        - А что касается майора Летбриджа, то он поклялся, что добьется правосудия в этом деле. И можете быть уверены, он не отступит.
        - Убирайтесь! - Впервые повысив голос, Алистер снова шагнул к Херстону.. - Пусть ваши люди погасят свой чертов костер.
        Дверь за Херстоном захлопнулась.
        - Алистер, - вздохнула Изабо, - тебе следовало быть с ним повежливее.
        Но он еще кипел от гнева. Упоминание имени Летбриджа опять привело его в бешенство, и он сделал попытку улыбнуться, чтобы успокоить Изабо.
        - А я думал, ты хочешь, чтобы я прикончил его.
        - Да, это бы меня устроило, - согласилась Изабо. - Только я не хочу, чтобы он доставил тебе неприятности из-за… нас.
        Она продолжала хмуриться, - и Алистер обнял ее за плечи.
        - Не беспокойся, любовь моя. Это пустые угрозы.
        Ничего он не может сделать, он лишь пытался не уронить себя в наших глазах.
        Он уже хотел поцеловать ее, но, заметив краем глаза какое-то движение, обернулся и увидел Мойру. Старуха выскользнула из-за каменной плиты в коридор.
        - Я лучше пойду к ней, она слишком расстроена, - сказала Изабо и погладила его по руке. - Спасибо тебе за все, что ты сделал. Ты проследишь, чтобы они ушли?
        Он кивнул:
        - Об этом не волнуйся.

        Мойра сидела на лестничной площадке, обхватив голову руками, медленно раскачивалась взад-вперед и тихо скулила. Изабо села рядом, обняла ее худые плечи, ласково привлекла к себе.
        - Они ушли. Мойра, все ушли, - прошептала она.
        Некоторое время они сидела молча, потом Изабо взяла ее за руки. - Пойдем вниз? Они ушли.
        - Нет, один там остался.
        - Говорю тебе, все ушли.
        - Один там, - прошептала старуха.
        - Ты имеешь в виду Алистера?
        - Да.
        - Мойра, он не такой. Он не обидит никого из нас.
        Ты что, не слышала, как он разговаривал с капитаном и солдатами?
        Но та лишь прищурилась и сжала руки.
        - На его мече кровь, - яростно шептала она, - и твоя кровь тоже…
        Она вдруг умолкла и посмотрела вверх. Изабо проследила за ее взглядом.
        - Что там? - хрипло спросила она. - Что ты видишь, Мойра?
        Старуха молчала, отрешенно уставившись на верхнюю площадку лестницы и прерывисто дыша.
        - Что там? - повторила Изабо.
        - Это Робби, - выдохнула старуха. - Робби, он пришел…
        Изабо напряженно вглядывалась в темноту. Потом нащупала перила и встала. Ноги у нее дрожали, лицо стало абсолютно белым.
        - Робби… где ты?
        Ее дыхание, казалось, разрывало мертвую тишину. Внезапно в темноте что-то шевельнулось. Она моргнула, чтобы избавиться от черных точек перед глазами. Лестница наверху как бы начала плавиться, течь к ней, затягивая внутрь. Изабо стала падать и, когда надвинулась темнота, осознала, что перед ней дразняще парит восхитительная нежность. Она вытянула руки, но, прежде чем смогла дотянуться, темнота ринулась на нее и поглотила.

        Глава 20

        - Что ты сделала с ней, старая ведьма?
        - Оставь ее. Она нисколько не пострадала.
        - Нисколько не пострадала? Она могла упасть с лестницы, черт побери!
        Изабо слышала голоса, ужасные крики Мойры, чувствовала, кто-то ее поддерживает, и, открыв глаза, увидела сквозь пелену, что это Алистер. Его лицо было совсем близко, но он смотрел на Дункана, который стоял рядом.
        - Не можешь заткнуть ей рот, тогда уведи ее отсюда, - раздраженно произнес он.
        - Не шуметь, Бо очнулась. - Она увидела озабоченное лицо Элис. - Ну как, тебе лучше?
        Изабо кивнула, потом, вспомнив, перевела взгляд на лестничную площадку.
        - Тебе стало дурно, - объяснила Элис. - Просто обморок, вот и все. Но ты должна лечь в постель.
        По ее знаку Алистер поднял Изабо, отнес в комнату и положил на кровать, ему хотелось остаться, узнать, что произошло, но в ее лице не было ни кровинки, и она уже опять закрыла глаза.
        Присев рядом и взяв ее за руку, Элис начала что-то нашептывать ей, как испуганному ребенку, пока нежно протирала лицо Изабо мокрым полотном.
        - Оставьте нас, - резко сказала она. - Я могу сама за ней присмотреть.
        Алистер медлил, не желая уходить. Ладно, эта женщина по крайней мере в своем уме и знает, что делать.
        Он кивнул и вышел из комнаты.

        Если он думал, что случай с капитаном Херстоном изменит к нему отношение, то скоро понял свою ошибку.
        Элис теперь еще внимательнее следила за каждым его действием. Наверное, опасалась, как бы он, воспользовавшись их благодарностью, не позволил себе больших вольностей.
        Прошло целых два дня, пока он сумел избавиться от пристального наблюдения. Да и то лишь потому, что жена одного фермера начала рожать и Элис, как повивальную бабку, вызвали помочь ей.
        Дождавшись, когда Мойра ушла навестить роженицу, Алистер отобрал у Изабо книгу, взял за руку и увел из дома.
        - Мы отправляемся на долгую прогулку, - сказал он, изучая окрестности. - Я думаю, вон туда.
        Он шагал быстро, и она почти бежала, чтобы не отстать. Только решив, что они находятся достаточно далеко от дома, Алистер остановился и повернулся к ней.
        - Теперь, Изабо, расскажи мне, что случилось тогда на лестнице. Я хочу знать, почему вы держите это в таком секрете.
        - Никакого секрета нет, - ответила Изабо, переводя дыхание после быстрой ходьбы. - Там был Робби… на верхней площадке лестницы.
        - Я так и предполагал, что услышу нечто в этом роде, - пробормотал Алистер. - Значит, ты его видела?
        - Не совсем. Я что-то видела… нет, скорее чувствовала его. В этом я уверена.
        - Ты что-то видела. Что именно? Силуэт? Движение?
        Какую-нибудь тень?
        - Не знаю, - честно сказала она. - Но Мойра видела его так же ясно, как я вижу тебя… он был, как и в тот день, без пледа… - Она смертельно побледнела, вспомнив Робби, окровавленного, безжизненного.
        - Изабо! - Он сжал ей руки. - Ты что, не понимаешь? Она лжет, ничего она не видела. Ничего. Она пытается запугать тебя.
        - Нет! Она видела его, у него текла кровь, отсюда. - Вырвавшись, Изабо прижала руки к животу. - Здесь была смертельная рана. Мойра не могла это знать.
        Они молча глядели друг на друга, потом Алистер сказал:
        - Об этом легко догадаться. Многие погибают от таких именно ран, Изабо.
        - Считаешь, тебе все известно, да? По-твоему, существует лишь то, что ты видишь? Но есть нечто такое, чего не можешь понять ни ты, ни я, ни даже Мойра. То, что видно, слышно, может, ощутимо всего один миг. Потом оно исчезает, возвращается туда, откуда появилось.
        Алистер притянул ее к себе. - Перестань, Изабо, согласись, что не права. Ты хотела его видеть, ты представила, что чувствуешь его. А что касается Мойры, то она не видела ничего, вообще ничего.
        - Это ты не прав, Алистер Кемпбелл! Но ты слишком упрям и высокомерен, чтобы признать свою ошибку!
        Изабо отскочила от него. Однако Алистер не дал ей уйти, без предупреждения обнял сзади за талию и уткнулся лицом в шею.
        - Я не хочу с тобой ссориться, - прошептал он. - Может, забудешь все, что я тебе сказал, и пойдешь со мной?
        После долгого молчания Изабо кивнула и повернулась в его объятиях, не глядя на него.
        - Я просто хочу… опять увидеть Робби, - прошептала она. - Все бы за это отдала.
        Почувствовав, что она плачет, Алистер еще крепче обнял ее.
        - Мне жаль, очень жаль, что я огорчил тебя. - Он прижимался губами к ее волосам, пока она не успокоилась. - А теперь пойдем. Надо взглянуть, что на том холме.
        - Мил-Бьюде, - сказала она, вытирая слезы рукавом. - Оттуда прекрасный вид на холмы Ская.
        - Тогда посмотрим, - улыбнулся Алистер.
        Подъем быстро утомил Изабо, на полпути она упала в заросли вереска и очень расстроилась, что потеряла былую выносливость.
        Алистер прилег рядом и какое-то время любовался ею.

«Здоровая еда и свежий воздух пошли ей на пользу», - с удовлетворением подумал он. Но слезы еще дрожали на ее ресницах, и это омрачало его радость. К чему он затеял бесполезный спор? Верит Изабо сказкам, ну и пусть. Он не должен ее разубеждать, а тем более навязывать свое мнение. Она всегда расстраивается от подобных разговоров.
        Желание прикоснуться к ней стало невыносимым, и он прижал ее к вересковому ковру.
        - Я так соскучился по тебе, Изабо. - Он поцеловал ее, и она закрыла глаза.
        - Я тоже скучала по тебе.
        Они снова поцеловались, но когда он лег на нее, она воспротивилась. Алистер завел ей руки за голову и прижал их к земле.
        - Теперь, - с улыбкой сказал он, - ты в моей власти. Мне очень нравится смотреть на тебя, совсем беспомощную подо мной, как сейчас.
        Когда Алистер поцеловал ей грудь, Изабо показалось, что этот поцелуй обжег ее даже сквозь ткань платья, и у нее вырвался лихорадочный вздох. Она стала уже по-настоящему сопротивляться.
        - Пусти меня, Алистер. Мы не должны… не здесь.
        Нас могут увидеть.
        Нехотя подняв голову, он посмотрел в сторону дома.
        - Вряд ли, пока мы лежим в вереске… он наполовину скрывает нас.
        - Наполовину? - повторила Изабо. - А как насчет другой половины?
        Он со вздохом положил голову ей на грудь.
        - Ты нужна мне, Изабо. Я схожу по тебе с ума.
        - Я тоже, - призналась она.
        Алистер быстро взглянул на нее и улыбнулся.
        - Ну, если не в доме и не здесь, тогда где?
        Она молчала, зная, что должна сказать ему «нет». Ни здесь, нигде. Из-под ремешка у него вырвалась прядь волос, и она убрала ее с лица, пальцы тронули его бровь, затем морщинки у глаз, которые возникали, когда он улыбался. «До чего же я люблю тебя, Алистер, каждую твою частичку», - думала она, закрыв глаза, чтобы не видеть его, но это не принесло ей облегчения.
        - Если ты дашь мне встать, - сказала она, - может, я и покажу где. - Он мигом поднял ее с вереска. - Я поведу тебя в страну фей. Замечательное место, там нас уже не побеспокоят.
        Изабо взяла его за руку и повела по склону холма.
        - Мы с Робби всегда бежали сюда наперегонки. - Она взглянула на него и улыбнулась. - Я даже поколачивала его.
        Он злился, когда подрос, хотя не жаловался. Он был совсем не похож на меня. У него прекрасный характер. - Алистер молча шел рядом, боясь прервать ее. - Мы часто сюда приходили. А в канун Дня всех святых - обязательно после захода солнца. Только в это время человек мог войти в страну фей. Видишь? - Она указала на маленькие пологие холмики среди осин и берез.
        Алистер улыбнулся. Предполагаемые места обитания таинственных существ, фей, о которых она говорила. Он не знал, то ли она и правда верила в это, то ли рассказывала о детских впечатлениях. Словно угадав его мысли, Изабо повернулась к нему.
        - Рори как-то видел одну, - сказала она, когда они подошли к заросшему травой холмику. Это была женщина в зеленой одежде, но в голубой шапочке. Мы с Робби подолгу лежали тут в надежде, что нам тоже повезет. - Изабо улыбнулась. - Он был терпеливее меня, мог лежать часами не шевелясь. Робби говорил, что они слышат, как я верчусь, и не появятся. Вот здесь Рори и видел ее. Именно тут мы будем ждать. Ты веришь в фей, Алистер?
        В глазах у нее опять были слезы, и он знал, что она думает о брате. Потом, моргнув, она посмотрела на него.
        - Ты веришь?
        Алистер не хотел спорить, не хотел ее расстраивать.
        Но врать он тоже не хотел и покачал головой.
        - Наверное, у меня слишком мало воображения.
        - Тогда садись рядом со мной и не шевелись. Может, сегодня мы увидим кого-нибудь, и ты поверишь.
        Они сидели рядом. Изабо ждала появления фей, Алистер наблюдал за ней. Он умирал от желания, но она, кажется, погрузилась в воспоминания и забыла, что привело их сюда. Он не должен ей мешать, а то она подумает, что ему нужно от нее только одно - лежать с ней.
        Повернувшись, Изабо поймала его страстный взгляд, - Алистер! - прошептала она. - Ты правда любишь меня?
        - Да, - хрипло выдавил он. - Я люблю тебя больше всего на свете.
        Она улыбнулась.
        - Тогда не хочешь ли показать, как ты меня любишь?
        Прямо здесь. Не боишься, что феи увидят?
        - Я так хочу тебя, Изабо. Мне ни до кого нет дела.
        Пусть смотрят.
        После жадного поцелуя он взял ее за руки, нежно заставил подняться и начал расстегивать ей платье. Изабо не возражала, но, когда платье упало к ее ногам и он принялся за рубашку, она с беспокойством огляделась.
        - Может, не надо снимать?
        - Боишься фей? - улыбнулся Алистер. Она покачала головой. - Тогда я хочу видеть тебя. Всю, здесь, при свете дня.
        Говоря это, он стянул с нее рубашку. Теперь Изабо стояла перед ним, освещенная солнцем, нагая, чуть робкая, стройная и грациозная, как молодая лань.
        Алистер медленно провел ладонями от ее плеч до талии, затем так же медленно вернулся к груди. Она закрыла глаза и положила голову ему на плечо, отдавшись ласке. Изабо очнулась только на миг, вспомнив, что находится в долине, нагая, совершенно беззащитная. Но это ощущение было таким восхитительным, почти языческим, а мысль о том, что можно позволить ему делать все, как он хочет и когда хочет, еще больше возбуждала ее.
        Алистер разжал объятия всего на несколько секунд, чтобы раздеться, потом молча опустился перед ней на колени, обнял за талию, прижался лицом к ее животу и начал целовать. Он скользнул ниже, руками легонько раздвинул ей ноги, совсем немного, чтобы найти губами то, что он хотел. Изабо уперлась в его плечи, боясь, что ноги не выдержат и она сейчас упадет. Он, казалось, это почувствовал, на секунду остановился и потянул ее вниз.
        Она лежала на спине, вцепившись руками в траву, полностью отдавшись его воле, пока он продолжал свое исследование. Когда Изабо уже думала, что страсть поглотит ее, он вдруг лег рядом.
        - Нет, любовь моя, не сейчас, - очень нежно сказал он. - Мы только начали.
        Алистер снова наклонился, ласкал и целовал ей грудь, а руки гладили ее тело. Изабо отвернулась и закрыла глаза, чтобы не видеть ничего, только чувствовать то, что он делал с ней.
        - Нет, открой глаза. Смотри на меня, Изабо.
        Он двумя пальцами вошел в нее, и она невольно выгнулась. Но он тут же прекратил ласку, подождал и, когда она успокоилась, скользнул еще глубже.
        - Смотри на меня, Изабо.
        Она подчинилась, хотя спокойно лежать не могла и приподняла бедра. Он снова вышел, проделывая это до тех пор, пока она, почти рыдая, не взмолилась:
        - Алистер! Пожалуйста, не дразни меня… я больше не вынесу…
        - Не вынесешь? - прошептал он.
        Наградив ее страстным поцелуем, он прижал ее запястья к траве и только тогда вошел в нее. Он слышал ее крики, ощущал содрогания ее тела. Изабо казалось, будто неведомая сила раз за разом поднимает ее в воздух, хотя это было невозможно.
        Потом, когда они лежали рядом, не выпуская друг друга из объятий, Изабо прошептала:
        - Ты меня потряс. Мне казалось, что я улетела отсюда, но куда, не знаю…
        Алистер слабо улыбнулся.
        - И я тоже. Я до сих пор внутри… тут. - Он положил руку ей на грудь. - В тебе, навсегда.
        Солнце грело их обнаженные тела, им было так хорошо, что они забыли обо всем. Их губы соприкасались в поцелуе, они взглядом ласкали друг друга, лежа так спокойно, что бабочка села на лицо Изабо, и она улыбнулась. Алистер хотел смахнуть ее, но она удержала его руку.
        - Нет, пускай сидит. - Когда бабочка все-таки улетела, Изабо спросила:
        - Разве ты не знаешь, что должен заботиться о бабочках? Это они переносят наши души на небеса. Ты правда не знал? - Алистер покачал головой. - А ты знаешь, твои глаза тлеют, как угли, когда ты занимаешься со мной любовью? Эти маленькие золотые крапинки оживают и вспыхивают.
        - Каждая частица моего тела оживает, когда я у тебя внутри, поэтому и они тоже. - Он легонько обвел пальцем контур ее рта. - Видеть, ощущать твое желание, твое тело, полностью отдающееся мне… Я готов съесть тебя целиком.
        - Кстати, ты знаешь, что укусил меня? - Она прижала его руку к своей шее. - Вот здесь. Ты похож на того самого жеребца, которым так гордишься, - хихикнула Изабо. - Он тоже кусает своих кобыл, обслуживая их.
        Кожа в этом месте у нее покраснела, и Алистер нежно погладил ее.
        - Тебе больно?
        Она покачала головой.
        - Но когда я вижу, какой ты огромный, то даже удивляюсь, почему это мне не больно.
        Засмеявшись, Алистер перевернул ее на спину.
        - Женские формы будто созданы для этого, правда?
        - Наверное, - согласилась она. - Только должна тебе сказать, что ты был жесток, когда дразнил меня так долго.
        - Жесток я сейчас, а в то время считал, что ты получаешь удовольствие.
        - Да, жесток, - повторила Изабо. - Я думала, что умру. Когда-нибудь я то же сделаю с тобой. Прижму тебя, буду дразнить, мучить тебя и…
        - Прижмешь меня? И как же ты собираешься это сделать?
        - Не знаю. Но что-нибудь придумаю, - не сдавалась она. - Может, свяжу тебя, пока ты спишь. Да, именно так. Свяжу, а потом заставлю умолять меня.

        День уже клонился к вечеру, когда они вернулись домой и увидели Дункана, который сидел у двери на низкой деревянной скамье. Изабо выпустила руку Алистера и подбежала к старику.
        - Ребенок уже родился? - с нетерпением спросила она.
        - Да. С час назад. Все хорошо, с ней Элис.
        - А Мойра?
        Он кивнул в сторону дома.
        - Она будет не слишком довольна, что я сбежала украдкой. - Как и ты, - добавила Изабо, взглянув на Алистера. - Я лучше пойду к ней.
        - Только не одна.
        - Мойра не съест меня. Останься, поговори с Дунканом, а я успокою ее.
        Когда она скрылась в доме, Алистер сел рядом с Дунканом, прислонившись головой к стене. Конечно, старик догадался, почему их так долго не было. Интересно, что он думает? С самого начала Дункан вроде бы относился к нему лучше, чем его жена, не осуждал их отношений. Его терпимость удивляла Алистера. Он знал, как бы сам отнесся к мужчине, если бы тот соблазнил девушку, оставленную на его попечение.
        - Не беспокойтесь насчет Мойры, - неожиданно сказал Дункан. - Она ей не сделает ничего плохого.
        Алистер хмыкнул, выражая сомнение, и Дункан тут же повернулся к нему.
        - Вы напугали ее, вот и все. Она переживает за Бо.
        - Что я такого сделал, чтобы испугать женщину? На мой взгляд, это она здесь всех пугает.
        - Нет сомнений, она видит то, чего другие видеть не могут.
        - Если она так много видит, - с презрением ответил Алистер, - почему ж она до сих пор не заметила, что я не собираюсь причинять вам зло?
        Помолчав, Дункан после некоторых раздумий сказал:
        - Когда она пришла сюда, то была не старше, чем Бо сейчас. Обезумевшая от страха, нося под сердцем дитя.
        Английские солдаты изнасиловали ее, мучили, осмеивали, а потом бросили на явную гибель. Элсбет, мать Бо, нашла ее, беременную, умирающую от голода, и выходила. А когда родился Рори, научила Мойру ухаживать за ним. - Дункан изучающе поглядел на Алистера, словно оценивая его впечатление. - Она поступала как всякая мать. Когда Эслбет умерла. Мойра вместе с Элис заботились и о Робби, и о Бо. Для нее она все бы сделала, как и остальные. Но вы должны понять благодарность, какую чувствовала Мойра.
        - По-моему, было бы странно, если бы не чувствовала. - Алистер поднял листок, упавший на его килт, и задумчиво смял его в руке. - Из твоих слов я могу понять, что она не доверяет мне. Или всем мужчинам. Конечно, мне жалко ее. Но я не могу терпеть выдумки, которыми она пичкает Изабо… про ее брата и так далее… которые только расстраивают ее.

        Мойра стояла за кухонным столом, держа в скрюченных руках большой нож, и резала лук для бульона, кипевшего на огне.
        - Давай я порежу, - сказала Изабо.
        Старуха уставилась на нее долгим немигающим взглядом, который так ненавидел Алистер. Но Изабо давно к этому привыкла и без всякого раздражения протянула руку за ножом.
        - Знаешь, мне они не причинили горя, как тебе.
        - Ты еще наплачешься, и остальные с тобой, - мрачно ответила Мойра. - Отдавая себя такому человеку. Это не правильно.
        Сев за стол, Изабо принялась резать оставшийся лук.
        - Мойра, я люблю его. Иначе бы я не стала делать то, что делаю.
        - Ты не можешь делать того, что делаешь, - резко произнесла старуха. Она подошла к очагу и начала сосредоточенно помешивать бульон. Потом вдруг повернулась к Изабо. - Неужели ты думала, я не узнаю? Когда повела его в долину и опять позволила взять тебя.
        Ее резкость возмутила Изабо, она почувствовала, как заливаются краской ее лицо и шея.
        - Я уже не ребенок, чтобы мне говорили, что я могу делать, а чего не могу, - твердо заявила она.
        - Ты б осмелилась привезти Кемпбелла в Глен-Брик, если б твой брат не умер?
        Изабо посмотрела на нее сквозь слезы, которые не имели отношения к луку.
        - Он хороший человек, Мойра. Он бы понравился Робби.
        - Тогда с чего б ему тебя оплакивать, Бо? Почему бедный Робби плачет?

        Глава 21

        Алистер понимал, что ему нельзя задерживаться в Глен-Брике. Дома его ждали неотложные заботы, до которых у него не доходили руки из-за событий прошлого года. Если он и дальше будет пренебрегать своими обязанностями, то может подвергнуть испытанию верность людей даже своего клана. Не понимая, что он столько времени делает у якобитов, они, чего доброго, сочтут его сумасшедшим или, хуже того, изменником.
        Заложив руки за голову, Алистер вытянулся на постели, вспоминая день, проведенный с Изабо в долине, и впервые не знал, что ему делать. Если он сейчас уедет домой, то без нее. Она просила дать ей время подумать.
        Но если он уедет без нее, она может легко забыть, что случилось между ними. Встретит кого-нибудь, верного делу, которое стоило жизни ее брату и многим другим людям.
        Алистер давно потерял надежду заснуть и, предаваясь тревожным мыслям, следил, как маленький паучок над ним медленно движется от балки к балке. Когда его замысловатая работа стала почти невидимой в сгущающейся темноте, Алистер сбросил одеяло и подошел к окну. Воздух холодил голое тело, но он не спешил вернуться в теплую кровать. Она была слишком пустой, когда ее не делила с ним Изабо. Он слушал пение лесного жаворонка, смотрел, как долгий вечер тает в черноте ночи.
        Алистер уже собрался идти в постель, но тут дверь с легким скрипом открылась. Изабо, подумал он, неподвижно стоя возле окна. Кто еще мог ночью проникнуть в его комнату? Он с улыбкой ждал, что будет, когда она увидит пустую кровать.
        Но гостья была слишком маленькой, да и походка у нее…
        Алистер нахмурился. Он хотел неожиданно появиться перед Мойрой, но потом его одолело любопытство. Сначала неплохо бы узнать, какова цель ее ночного визита.
        Она подошла к кровати, и он вдруг почувствовал неприятный едкий запах, который показался ему знакомым. У изножья кровати Мойра остановилась, и, хотя он не мог рассмотреть, что она там делает, зато услышал какое-то шуршание. Запах стал почти невыносимым, глаза у него защипало, и Алистер порадовался, что стоит у распахнутого окна. Шел дым, но огня не было. Черт возьми, она жжет перья! Он знал этот запах с детства, когда болела его мать.
        Он быстро пересек комнату, схватил кремень и свечу. Уловив его движение. Мойра бросилась к двери, но он догнал ее, загородил выход, потом зажег свечу.
        - Ты что, вздумала заняться тут черной магией? - раздраженно спросил он. - И что это у тебя за орудия колдовства? - добавил он и указал на отвратительную связку предметов в ее руке.
        Мойра не произнесла ни слова, глядя в пол. Ну конечно, он же голый. Не будь он так разгневан, он бы не удержался от смеха. Если его вид привел Мойру в замешательство, тем лучше.
        - Что это? - повторил Алистер и, не получив ответа, шагнул к ней.
        Мойра вдруг завопила. Это был пронзительный, какой-то нечеловеческий крик. Она упала на колени, визжа, словно ненормальная, и Алистер, не зная, что ему делать, с ужасом смотрел на явно рехнувшуюся женщину.
        Но тут дверь распахнулась, и в комнату влетела Изабо. Она бросилась к Мойре, обняла ее, стала успокаивать, качала взад-вперед, как ребенка. Когда ужасные крики перешли в рыдания, Изабо обвиняюще взглянула на Алистера, который в смущении продолжал стоять у двери.
        - Что ты ей сделал?
        - Что я сделал ей? Лучше спроси, что она хотела сделать со мной, прокравшись в мою комнату с этим вонючим колдовством.
        - Не говори так. Никогда так не говори! - закричала Изабо.
        Но продолжить не успела, ибо в дверях появился Дункан, а вслед за ним Элис. Заметив выражение ее лица, Алистер вспомнил, что стоит перед ними в чем мать родила, и быстро обвязался пледом. Но он решил доказать им свою правоту. Или хотя бы попытаться это сделать.
        Поскольку он уже прилично выглядел, то наклонился к Мойре и, не обращая внимания на протесты Изабо, забрал у старухи зажатые в руке предметы.
        - Отдай это мне, - потребовала Изабо.
        Но Алистер разложил все на столике возле свечи. Перед ним лежал мертвый жаворонок, однако следов крови не было. Хотя перья сгорели, Алистер почему-то думал, что это произошло уже после смерти птицы. Непонятные палочки оказались ловко сплетенными ветками боярышника, что вряд ли могли сделать скрюченные руки Мойры. Птица была привязана к веткам косичкой из волос, на первый взгляд человеческих, но при внимательном рассмотрении оказавшихся конским волосом.
        - Алистер, пожалуйста. Она не собиралась делать тебе ничего плохого. Отдай это мне и забудь обо всем, - сказала Изабо.
        - Ты знала об этом?
        Она покачала головой и оглянулась на Мойру, которая тихо плакала в углу, ее успокаивала Элис.
        - Уведите ее отсюда, - приказал Алистер. - Оставьте нас одних.
        Изабо прикоснулась к его обнаженной руке.
        - Алистер, пожалуйста…
        - Они бы сожгли ее и за меньшее.
        - Я знаю. Потому что они бы не поняли. - Изабо умоляюще взглянула на него. - Алистер, она не колдунья, поверь. Вещи кажутся преступными, но Мойра верит не в дьявола. Это ее вера в фей.
        - Ну да. Мне бы следовало знать, - презрительно ответил Алистер. - Она же провидица. - Увидев, как расстроена Изабо, он добавил уже более мягко:
        - Ты правда считаешь, что я мог передать Мойру властям? Чтобы ее судили за колдовство? Вроде бы ты должна лучше знать меня.
        В ее взгляде были облегчение и благодарность.
        - Она из рода Маклаудов, - объяснила Изабо.
        - И что с того? - улыбнулся он.
        - Алистер Кемпбелл, иногда твое невежество меня поражает.
        - В самом деле? - с нежностью спросил он. Изабо выглядела такой юной в белой ночной рубашке, подросток, не более. - Возможно, тебе следовало бы просветить меня.
        - Все началось со старейшего главы клана Маклаудов. Как считают, он был ребенком, которого эльфы оставили взамен похищенного. - Изабо умолкла, ожидая насмешек, и, не дождавшись, продолжала:
        - С тех пор Маклауды хранили стяг фей в замке Данвеган. Ты правда не знал этого? - с любопытством спросила она.
        - Не знал.
        Алистер очень внимательно смотрел на нее. Она даже вообразила, что чувствует жар его тела с того места, где она стоит. Возможно, это были просто воспоминания о часах, которые они провели в долине.
        - Люди верят, что Маклауды при крайней необходимости могут позвать своих таинственных предков. Если они развернут стяг фей, трава превратится в многочисленных воинов, готовых к битве. Эта защита досталась им в наследство. Среди них есть люди с даром Мойры, часто они так же болезненны, как Мойра. Я всегда думала, что этот дар возмещает их телесную слабость.
        - А Рори?
        - В нем это не так сильно, как у его матери.
        Дверь в комнату была не заперта, поэтому они не видели Элис, пока та не подошла к ним.
        - Пора спать, Бо, уже поздно, - безжалостно сказала она.
        Изабо улыбнулась ему.
        - Тогда увидимся с тобой утром.
        Он кивнул и, поглядев им вслед, опять подошел к окну. Элис права, уже очень поздно, но спать ему все равно не хотелось. Время истекало, еще день или два, не больше. Он должен спросить Изабо.
        Почему же у него такое ощущение, будто его жизнь словно горсть песка в руках? Он пытается сжать кулаки, удержать его, но только беспомощно смотрит, как песок течет сквозь пальцы.
        Утро было чудесным, в зеркальной воде озера отражались березы. Изабо удовлетворенно вздохнула, они снова наедине. Она не позволит, чтобы Алистер своим упрямством испортил ей прекрасное настроение.
        - Я поговорила с Мойрой, это больше не повторится, - Что, никаких заклинаний и ночных визитов?
        - Алистер…
        - Хорошо, хорошо. Не буду тебя дразнить, - пообещал он. - Но чего она добивалась своими глупостями?
        - Чтобы ты уехал, - честно ответила Изабо. - Она хотела привязать жаворонка и боярышник к твоей кровати.
        - Она думала напугать меня такой ерундой, как мертвая птица? - с недоверием спросил Алистер.
        - Нет, конечно. А вот если бы ты всю ночь спал под боярышником, заклинание могло на тебя подействовать, - объяснила Изабо. - Окажись ты столь неосторожным.
        Алистер улыбнулся.
        - Но я всегда осторожен.
        - Возможно, и нет. - Изабо нахмурилась и пошла дальше.
        Под деревьями было нечто вроде тропинки, кое-где заросшей кустами, иногда путь им преграждала упавшая ветка. - Поэтому они шли медленно, что вполне устраивало Алистера. Обняв Изабо за талию, он поцеловал ее в шею.
        - Твои феи не украдут меня, обещаю.
        - И меня тоже, - вздохнула она.
        - Рад это слышать, - засмеялся Алистер. - Но при чем тут жаворонок? Я слышал его пение. До того, как вошла Мойра.
        - Ты слышал его? - быстро спросила Изабо.
        - Да, а что?
        - И ты что-нибудь почувствовал? Вялость, дремоту, печаль?
        - Нет. Почему ты спрашиваешь?
        - Говорят, феи часто принимают облик жаворонка.
        Тогда они поют особенно мелодично, завлекая смертного. - Изабо неуверенно посмотрела на него. - Особенно молодого человека. Попав в их преисподнюю, даже самые решительные и сильные из людей не могут оттуда выйти. Я думаю. Мойра хотела разозлить фей, когда подкинула тебе мертвого жаворонка. Она, видимо, надеялась, что они заберут и накажут тебя.
        - Изабо! Все это чушь, нелепое колдовство, разве ты не видишь…
        - Колдовство? Нет!
        Лицо у нее было настолько серьезным, что Алистер, слегка разжав объятия, заглянул ей в глаза.
        - Не беспокойся, я не собираюсь портить это утро спорами о колдовстве, любовь моя, - сказал он. - У меня на уме кое-что получше.
        Изабо расслабилась, затем посмотрела сквозь деревья на дом и уперлась руками ему в грудь.
        - Пора возвращаться, - со вздохом произнесла она.
        Но Алистер уже целовал ее. Сердце у Изабо перевернулось от того восхитительного чувства, которое рождало в ней каждое его прикосновение. Он потянул ее на траву.
        - Алистер, пожалуйста, - шептала она, - сюда могут прийти.
        - Только минуту, одну минуту, обещаю, - пробормотал он.
        Его рука скользнула под юбки, и она перестала сопротивляться. Тело безоговорочно подчинилось ему, и, когда через мгновение он заполнил ее, она бы закричала от внезапного наслаждения, если бы он не закрывал ей рот поцелуем до тех пор, пока все не кончилось. После этого она крепко держала его, охваченная необъяснимым страхом. Ей казалось, что, если она выпустит его из объятий, Алистер уйдет навсегда…
        - Изабо, любовь моя, ты плачешь? Я не обидел тебя?
        - Нет, - прошептала она. - Мне страшно, не знаю почему… я правда не знаю…
        Алистер почти не расслышал слов, зато остро чувствовал ее тревогу. Он нежно прижал ее к груди, дожидаясь, пока она успокоится.

        Ночью Изабо снился брат: здоровый, счастливый, веселый, он ласково подтрунивал над ней, вспоминал день, когда она так расстроилась, обнаружив, что он ее перерос. Впервые после гибели Робби сон не закончился печалью и ужасом.
        Открыв утром глаза и увидев комнату, заполненную солнцем, Изабо ощутила покой, какого так долго не знала.
        Даже страх потерять Алистера казался ей сегодня глупым и неоправданным. Потом она выглянула в окно и решила, что есть много такого, за что стоит благодарить Господа. Есть Глен-Брик, пестрая нетронутая долина, принц, бежавший в Скай, не преданный своими людьми, хотя за его голову назначали огромную цену. Когда Дункан прошептал ей эту замечательную новость, она хотела закричать от радости, но сдержалась и просто улыбнулась, чтобы не вызвать у Алистера ненужного любопытства. Дункан еще сказал, что их вождь. Клуни Макферсон, жив и надежно спрятан, ему помогают верные люди, которых немало. Все могло быть хуже, много, много хуже.
        Изабо увидела, что на полях кипит работа. Еще один прекрасный день, ярко-синее небо кажется еще ярче от зелени полей. О, пестрая долина, любимая земля… Дверь спальни открылась, и, повернувшись, она увидела входящую Элис.
        - Я уже заглядывала к тебе. Но ты крепко спала, я не хотела будить тебя. - Элис поставила тарелку с лепешками и мед на сундук в ногах кровати. - Ты здорова, Бо?
        На тебя непохоже так долго спать.
        - Все прекрасно, - весело ответила Изабо. - Я замечательно спала. И мне снился Робби, - добавила она и печально улыбнулась Элис. - Он был таким добрым, правда?
        - Да, был.
        - Когда я думаю о нем, то закрываю глаза и вижу его так ясно, будто это на самом деле. Элис, ты думаешь, он еще среди нас?
        Та присела рядом, взяла ее за руки.
        - Может быть, - тихо сказала она. - Кто знает, когда заберет его смерть.
        Опустив голову, Изабо глубоко вздохнула.
        - Порой я чувствую себя виновной в его смерти.
        - Виновной? - Элис нахмурилась. - Что за чушь?
        - Ну, я думаю, что могла бы его уберечь. Если бы я остановила его, то могла бы уберечь. Я понимаю, это война, ему надо сражаться. Но я не знала, что все будет так… ужасно. Если бы в тот день Робби проснулся немного позже или бы ел помедленнее, как я говорила ему, или просто занялся делами, которые могли отсрочить его отъезд…
        Тогда он мог бы оказаться в другом месте в другое время… тогда и все могло пойти по-другому. Мне бы хотелось, чтобы я остановила его…
        Элис, как в детстве, прижала ее к груди, и она позволила себе заплакать.
        - Девочка, не вини себя. Думаешь, Робби одобрил бы это?
        - Знаю, что нет, - прошептала Изабо. - Только порой бывает слишком тяжело.
        - Он умер, делая то, что хотел. Сражаясь за то, что считал правильным.
        - Да, но мы-то с тобой знаем, что Робби был не боец.
        Ему не следовало там находиться. Я должна была остановить его.
        - Ты не могла ничего поделать, девочка. Тебя нельзя винить. Только не за это.

«Только не за это. Они винят меня за другое. И не надо притворяться, что мне это неизвестно. Я знаю, что обо мне говорят».
        Элис вздохнула.
        - Не хотела обижать тебя, Бо. Особенно в тяжелое для тебя время. Но ты не должна была привозить его сюда, От правды не уйдешь.
        - Элис, ты не понимаешь, что я чувствую, - решительно сказала Изабо. - Вы с Мойрой видите лишь то, что он Кемпбелл и вы должны его ненавидеть. Я обязана ему жизнью, и даже больше того. Вы многого не знаете, я никому об этом не рассказывала. Если бы он не спас меня из тюрьмы, оттого человека… Ты не знаешь, каково мне было там, что этот человек со мной сделал…
        Проходя мимо открытой двери, Алистер уловил последние слова Изабо. Он тут же остановился и начал бесстыдно подслушивать их разговор.
        .
        Элис нахмурилась.
        - Что это ты говоришь… он ведь не изнасиловал тебя?
        - Нет. Хотя смог бы. Он причинил мне боль… просто ради удовольствия, в этом я уверена. Почти задушил меня и улыбался, когда я уже не могла вздохнуть. Потом он трогал меня в тех местах… где ни один мужчина не должен прикасаться к женщине, пока… Элис, я чуть не умерла со стыда. Он привязал меня к стулу, раздвинул мне ноги… держал их руками… все время хватал и сжимал меня там, чтобы я сказала ему о Робби… - У нее вырвалось рыдание. - Даже теперь для меня невыносима мысль о его руках на моем теле.
        Я чувствовала себя оскверненной, изнасилованной, понимаешь? Мужчины не применяют силу против женщин… большинство самых бессердечных мужчин никогда до этого не унизятся. А он - да. От отвращения меня вырвало. Я думала, что никогда больше не позволю мужчине прикоснуться ко мне. Даже Алистеру. - Она вздохнула. - Элис, ты должна понять, что мне нужен Алистер. Без него я не могу жить.

        Прислонившись головой к стене, Алистер закрыл глаза. Он думал, его ненависть к Летбриджу достигла предела.
        Он знал, что когда-нибудь прикончит ублюдка. Но теперь это не просто жажда мщения. Это его долг. Если он хочет навсегда освободить Изабо от мучивших ее кошмаров.
        Алистер поспешил уйти, не желая, чтобы увидели, как он подслушивает у двери. Она сказала, он ей нужен. Она не может без него жить. Эти слова вселяли надежду. Он заберет ее в Данлосси, а когда она безоговорочно и по праву станет его, он вернется в Форт-Огастес.

        Глава 22

        - Вот где ты прячешься?
        - Алистер! Смотри, чем заставила меня заниматься Элис! Шитьем! Я ненавижу это. Но она говорит, что я должна. Что моя мать любила шить и если я постараюсь…
        О, ты надо мной смеешься!
        Изабо бросила в него подушку, но Алистер увернулся и поцеловал ее в шею.
        - Я рад, что ты занимаешься делом, - которое свойственно леди, - сказал он, продолжая улыбаться.
        - Ха, - презрительно фыркнула Изабо. - Думаю, жизнь леди невероятно скучна, если нужно целыми днями сидеть за шитьем. Тебе понравилось бы так проводить время?
        - Но я же не леди.
        - Нет, ты не леди, и я очень этому рада. - Оглянувшись, не видит ли кто, Изабо встала на цыпочки и быстро его поцеловала.
        Он схватил ее прежде, чем она успела отойти.
        - И насколько рада?
        - Алистер, отпусти меня. Сейчас может вернуться Мойра.
        - Очень трудно застать тебя одну, Изабо. - Он со вздохом отпустил ее. - Я хочу выйти с тобой на прогулку.
        Она колебалась. Мойры вроде нигде не видно.
        - Хорошо, но только на минуту. Учти, сегодня на холм я с тобой не пойду.
        - И не надо. Я просто хочу поговорить.
        Алистер взял ее за руку, и она охотно последовала за ним. Когда они подошли к задней стене дома, Изабо слегка улыбнулась. Очень соблазнительно.
        - Хорошо, ты привел меня, куда хотел, Алистер Кемпбелл. И что же ты намерен со мной делать?
        Но он серьезно смотрел на нее, и она встревожилась.
        Улыбка исчезла.
        - В чем дело? Чего ты хочешь?
        - Я должен получить ответ. Я больше не могу ждать. Я хочу, чтобы мы поженились и ты уехала со мной, Изабо.
        Конечно, она знала, что это случится. Ее даже удивляло, что он ждал столько времени, особенно после войны. Он уже и так слишком долго отсутствовал.
        - Думаю, ты знаешь, что я не могу это сделать, - медленно произнесла она.
        Алистер обнял ее за плечи.
        - Я знаю, как ты относишься ко мне, Изабо. Для этого не нужны слова, все говорят твои глаза и тело. Я знаю, ты моя… только моя и навсегда моя.
        Ей так захотелось прижаться к его знакомому телу, что она едва не поддалась своему желанию.
        - Я не могу, - повторила она.
        - Почему? Скажи это словами, объясни, почему нет.
        Изабо сделала глубокий вдох, надеясь успокоиться, потом вздохнула еще раз.
        - Такого предательства я не смогу вынести, - выговорила она.
        Алистера, очевидно, не тронуло страдание, отразившееся на ее лице.
        - И кого ты боишься предать? Себя? Этих людей?
        Своего брата? - Изабо опустила голову. - Так я и думал. Я соперничаю с призраком. - Он вдруг сник, отошел в сторону и какое-то время стоял к ней спиной. Потом так же внезапно повернулся. - Твой брат умер. Он мертв. Я очень сожалею, поверь. Но сейчас ты уже не можешь обидеть его, что бы ты ни сделала.
        Побледнев, Изабо молча смотрела на него, ярость быстро сменила отчаяние.
        - Как ты смеешь! Ты мог бы предать своего отца или мать лишь потому, что оба умерли? Мог бы? А тебе не приходило в голову, что это мог быть и ты? Ведь ты сражался там, не так ли? Скольких ты убил под Форт-Вильямом? Или ты уже не можешь вспомнить, сколько из них пало от твоей руки, Алистер Кемпбелл?
        - Ты что, думаешь, это я мог убить твоего брата? - Алистер в отчаянии провел рукой по волосам. - И кто вбил эту злодейскую мысль тебе в голову? Мойра, да? Эта ведьма?
        - Нет. И перестань ее так называть.
        - Тогда кто?
        - Никто. Я подумала об этом.
        - Значит, ты?
        - Да.
        Они стояли друг перед другом, тяжело дыша, не готовые и не желающие уступить.
        Алистер первый нарушил гневное молчание.
        - Порой мне кажется, что тебе это доставляет удовольствие, - с горечью сказал он. - Видеть худшее, думать худшее. Тебе нравится устраивать ссоры - Нет!
        - Да. Ты слишком враждебна ко всем. А для женщины это неестественно.
        - Как ты смеешь говорить это обо мне! - закричала она.
        - Смею! Потому что ты портишь мне жизнь, Изабо Макферсон.
        - Тогда уходи, раз тебе не нравится! Возвращайся к своей драгоценной Сьюзен. Она-то не доставит тебе неприятностей!
        - Сьюзен? - недоверчиво повторил он.
        - Да. Или ты настолько же слеп, как и глуп?
        Алистер молча смотрел на нее.
        - Нет, я не глуп и не слеп. Я вижу, что твое предложение взять более сговорчивую жену, чем ты, весьма привлекательно.
        В таком бешенстве Изабо видела его только раз. Когда она попыталась бежать из Данлосси и он тащил ее в комнату. Она сказала ему тогда ужасные слова, а потом жалела об этом. Но только не сейчас. Робби она ему не простит.
        - Вот и бери! - крикнула она. - И наслаждайся тем, что взял!
        Изабо молча повернулась и в ярости зашагала к дому.
        Алистер не сделал даже попытки остановить ее.

        Одиночество без него было почти невыносимым. По утрам ей стоило громадных усилий заставить себя одеться, причесаться, даже поесть.
        Она бродила по дому, ко всему безразличная, не задерживалась больше на кухне, чтобы поговорить с Элис или Мойрой. Зачем? Увидев их, она думала лишь о том, что они не любят Алистера и откровенно радовались его отъезду. Будто сейчас она видела их другими глазами и боялась, что ее любовь к ним совсем пройдет. Тогда у нее не останется никого, вообще никого.
        Он, видимо, рад, что избавился от нее, думала Изабо. Нет! Конечно, нет. Он сказал это в гневе, он бы совсем не так относился к ней, если бы и правда считал ее плохой. Он уехал потому, что должен. Это она не захотела с ним ехать. Это ее вина. Но легче ей не стало.
        Может, и Алистера печалит расставание? Ее боль так сильна, что она даже не знает, сумеет ли с нею справиться. Как будто умерла часть ее или оторвана, внутри она истекает кровью, медленно, неумолимо, пока жизнь не покинет ее.
        Самое большое утешение Изабо находила в долине, где они с ним лежали, где осталась и его часть. Сюда она приходила, когда ей было уж совсем плохо. Казалось, если лежать неподвижно, с закрытыми глазами, то она почувствует его руки на плечах, его дыхание на лице.
        Однажды утром, гуляя в долине, Изабо поняла, что сделала величайшую в жизни ошибку, когда позволила ему покинуть ее. Она часть его, он часть ее, никто и ничто не может быть важнее этого. Она упала на траву и предалась горю, которое старалась превозмочь уже несколько дней. Выплакав все слезы, она лежала, не шевелясь, так долго, что бабочки опять стали на нее садиться.
        Она закрыла глаза и вскоре заснула беспокойным сном.
        В тишине среди листвы возникло слабое, как вздох, движение. Что-то почти неуловимое коснулось ее щеки.
        Бабочка, подумала Изабо. Но потом она вдруг почувствовала, что уже не одна, и открыла глаза. Солнце било ей в лицо, пришлось моргнуть, затем еще раз. От яркого света болели глаза, тени окружающих деревьев расплывались.
        - Кто здесь? - прошептала она, не двигаясь. - Кто это?
        Внезапно ее накрыла такая волна любви и нежности, что Изабо утонула в ней.
        - Робби! - закричала она. - Робби, где ты?
        Она быстро села. На миг солнце, казалось, заслонила тень. Как много бабочек, одна на каждого ушедшего, но в этом году столько умерло людей, неудивительно, что воздух заполнен бабочками.
        У нее полились слезы, рожденные печалью и радостью. Хотя Робби умер, она знала, что теперь он нашел покой.
        - Прощай, - чуть слышно прошептала она. - Прощай.
        - Я еду за ним, Дункан. Можешь сказать Элис и Мойре об этом после моего отъезда. Я не хочу слышать их мольбы и лепет.
        - Нет, девочка, ты не сделаешь этого.
        - Почему? Я не в первый раз буду путешествовать одна, а дорога на Инвернесс хорошая.
        - Ты не поняла. Его там нет.
        - Ну, может, он еще не приехал. Я и не рассчитываю догнать его перед Данлосси. Он намного меня опередил, но…
        - Он поехал на юг, - прервал ее Дункан. - Он не собирался домой вообще.
        - На юг? Что ты имеешь в виду? Куда же он поехал?
        Дункан пожал плечами.
        - Он не говорил мне. Сказал только, что едет на юг, когда я удивился, почему он не едет на восток.
        - И больше ничего? - Дункан отвел взгляд. - В чем дело? Что ты знаешь?
        - Не очень много, Бо. Вроде он сказал о каких-то счетах с кем-то.
        Изабо молчала. Счеты. Внезапно ее охватил страх.
        - А он не говорил, - медленно произнесла она, - что направляется в Форт-Огастес?
        - Ничего такого он не говорил. Если ты думаешь, что я думаю так же, как и ты, забудь про это. Прошло много времени. Ты его уже не догонишь.
        Она села рядом с Дунканом на скамью и закрыла лицо руками, поняв, что собирается делать Алистер. Его слова все еще звучали у нее в ушах: «Ты никогда его больше не увидишь, обещаю, никогда…»
        - Дункан, я знаю! Но как можно быть таким глупым? - Изабо вскочила. - Я поеду за ним.
        - Нет, Бо. Если он сам попадет в беду, чем ты поможешь?
        - Не знаю. Только я не могу сидеть тут, позволив ему делать то, что он, как я думаю, собирается. Он делает это для меня. Кстати, со мной кое-что произошло. Странное, но чудесное. Я не могу объяснить тебе, Дункан, но знаю, что должна ехать за ним. А если потороплюсь, то я смогу даже нагнать его.
        - И не надейся, девочка. Если он поехал в Форт-Огастес, теперь он уже там.
        - А может, нет. Он знает дорогу на юг не так хорошо, как я.
        Говоря это, Изабо шла к двери в кухню, и пока Дункан позвал ее, она уже взлетела по лестнице. Минут через десять она спустилась с толстым пледом в одной руке и листом бумаги в другой.
        - Бо, я не могу тебе позволить…
        - Ты не можешь остановить меня, Дункан Маккензи, - резко ответила Изабо, но потом более мягко прибавила:
        - Разве ты не понимаешь? Я не могу жить без него. Не могу потерять и его тоже…
        - Да, я так и думал.
        - Тогда дай мне пройти.
        - Я иду с тобой. Рори и я, мы оба идем с тобой.
        Глаза у нее увлажнились. Она смотрела на дорогое лицо человека, который столько лет заменял ей отца. Как же он постарел! Ох, Дункан. Ей захотелось обнять своего защитника, уткнуться лицом ему в грудь, как она делала, когда была ребенком.
        - Нет, - твердо сказала она. - Я поеду одна. Ты оставайся с Элис и Мойрой, присматривай за Глен-Бриком. И возьми это. - Изабо передала ему сложенный лист. - Это письмо генерала Кемпбелла. Храни его на случай, если опять появится капитан Херстон или кто-нибудь еще.
        - Бо…
        Она резко повернулась и увидела за спиной Мойру.
        - Нет, - сказала Изабо, шагнув назад. - Я не останусь. Ничто, что ты можешь сказать, меня не остановит.
        Ничто.
        Мойра ухватила костлявыми пальцами ее запястье и, не сводя с нее свой немигающий взгляд, спросила:
        - Что было с тобой в долине, Бо?
        - Точно не знаю, - осторожно сказала Изабо.
        - К тебе прикоснулись, - выдохнула Мойра. - Прикоснулись. Он приходил к тебе.
        - Да, приходил. - Изабо посмотрела на Дункана, затем опять на Мойру. - Это бабочки, я никогда не видела их так много.
        Старуха выпустила ее запястье и убрала руку.
        - Тогда он ушел.
        Изабо смотрела сквозь пелену слез на Мойру, не зная, чего хочет. Просто ждала от нее чего-нибудь еще. Может, заверения.
        Чувствуя это. Мойра ответила:
        - Часть Робби будет с тобой. Всегда, девочка. Вот здесь. - И она прикоснулась к ее сердцу.
        - Но я смогу почувствовать его, как сегодня?
        - Если он тебе понадобится - да.
        Изабо улыбнулась сквозь слезы.
        - Он был очень мне нужен сегодня. И он пришел.
        Он показал мне, что надо делать, Мойра. Не пытайся меня отговаривать, я своего решения не изменю.
        Мойра кивнула:
        - Ты должна идти к нему.
        - Это Алистер.
        Мойра опять кивнула.
        - Ты ему нужна, Бо, иди к нему. Да, я тоже почувствовала, когда он пришел к тебе, - сказала Мойра. - Я не боюсь признать, что раньше ошибалась. А теперь езжай, но будь осторожна.
        Изабо обняла ее и прошептала:
        - Спасибо.
        Потом она быстро поцеловала Дункана и выбежала за дверь.

        Глава 23

        Продолжая крутой спуск к Грейт-Глену, Алистер увидел знакомые руины Форт-Огастеса, угрожающие, пустынные и все же красивые на фоне зеленых холмов и Лох-Несса. Против своей воли он сразу вспомнил Изабо, заточенную в недрах руин, полубезумную от холода, ужаса и отчаяния. Вспомнил, как расстроился, когда не смог ее освободить и вынужден был оставить в тюрьме, даже не зная, удастся ли ему вытащить ее оттуда.
        Алистер не в первый раз спрашивал себя, зачем он приехал. Легче всего думать, что он здесь ради Изабо. Чтобы она никогда больше не встретилась со своим мучителем. Но в глубине души он знал, что сюда его привела собственная жажда мести, настоятельная потребность обагрить руки кровью этого человека.
        День уже клонился к вечеру, и он решил сделать привал на склоне холма, обращенном к форту. Отличный пункт наблюдения. Ему нужно время еще раз обдумать свой план. Сначала он хотел выследить Летбриджа, заманить в ловушку и просто зарезать, как обещал. Но теперь это вызывало у него угрызения совести.
        Другой выход: найти Летбриджа и вызвать на дуэль.
        Правда, Алистер не мог поручиться, что у такого негодяя есть честь. Летбридж способен отклонить вызов из-за трусости или каких-нибудь иных побуждений.
        Утром Алистер спустился к форту. Спал он хорошо, голова ясная, решение принято. Молодой солдат проводил его к палатке майора, где Алистер увидел англичанина без мундира, парика и небритым.
        Если Летбридж и был удивлен ранним приходом Алистера Кемпбелла или вообще его появлением здесь, то никак этого не выказал. Даже слегка улыбнулся, наливая в кружку горячую воду для бритья.
        - Доброе утро, Кемпбелл, - любезно произнес он. - Не возражаете, если я продолжу? А вы пока изложите дело, которое привело вас ко мне.
        - Разумеется, не возражаю, - столь же любезно ответил Алистер.
        Но желание выхватить у него бритву, сбить с ног и, не обращая внимания на мольбы о пощаде, перерезать ему горло от уха до уха, было так велико, что Алистер сжал кулаки, чтобы удержаться от опрометчивого поступка.
        - Чем я могу быть полезным? - Майор, изучая свое отражение в маленьком зеркальце, аккуратно водил бритвой по подбородку, Алистер шагнул к нему.
        - Может, вы помните нашу встречу в Форт-Вильяме? Помните, я сказал, что найду вас где угодно, если вы причините ей боль, и разорву на куски? Вы помните мои слова? ,
»
        Летбридж прервал свое занятие, вытер лезвие полотенцем, затем повернулся к нему и презрительно спросил:
        - А вы представляете, сколько тут людей под моим началом? Вы знаете, что недавно сюда прибыл герцог?
        Право, Кемпбелл, ваша запальчивость превосходит даже вашу глупость. Или вам не дорога жизнь?
        Он возобновил бритье, рука его оставалась твердой, очевидно, угроза не подействовала на него. Значит, майор не трус, чего Алистер так опасался.
        - Сначала я хотел просто темной ночью перерезать вам глотку. Но потом решил этого не делать. Конечно, я вас убью, - быстро прибавил Алистер, заметив его удивление. - Но в честном поединке. Я хочу вызвать вас, испытать ваше мастерство, вашу храбрость, вашу честность.
        Сражаться с вами на равных. Даже позволю выбрать оружие. Хотя ваша легкая шпага непривычна мне, я согласен биться и на них.
        Летбридж тщательно вытер полотенцем чисто выбритое лицо.
        - Дуэль приведет к тому, что оба мы окажемся перед военным судом.
        - Вы сами понимаете, что я предлагаю выбор. Если вы не будете драться, я все равно убью вас. Если не примете мой вызов, то навсегда покроете себя позором. Тогда вы конченый человек, Летбридж.
        - Я мог бы тотчас арестовать вас за эти угрозы. Тем более в свете вашего недавнего крайне сомнительного поведения в этом форте.
        - Могли бы. И чего добьетесь? Не расстреляют же меня за несколько грубых слов в ваш адрес. Потом я опять буду вас преследовать. Хотите провести остаток жизни, оглядываясь через плечо в ожидании, когда я нападу?
        Потому что я все равно вас найду и убью.
        Алистер выглядел угрожающе в килте и пледе, с тяжелым палашом на бедре. К тому же он был почти на голову выше плотного англичанина и с такой ненавистью глядел на него, что Летбридж, несмотря на гордость и браваду, почувствовал беспокойство. Во рту у него пересохло, и он провел языком по губам.
        - Хорошо, я буду сражаться с вами, Алистер Кемпбелл. Если хотите, можете воспользоваться своим варварским оружием, которое носите с таким самодовольством.
        Думаю, что смогу научить вас нескольким приемам, до того как покончить с вами.
        Алистер улыбнулся.
        - Когда?
        - Завтра. Тут есть поляна среди деревьев, на южной стороне озера, в миле отсюда. А время… Конечно, на рассвете. Какое же время можно придумать для подобных глупостей?
        - Тогда на рассвете.
        Чуть заметно поклонившись, Алистер вышел, а майор Летбридж тяжело опустился на стул… тот самый, на котором Изабо терпела его злые пытки.

        Алистер ждал на склоне холма за долиной. Он без труда нашел поляну, о которой говорил Летбридж, но предпочел не возвращаться туда до рассвета.
        Время тянулось невыносимо медленно, и, привязав жеребца к дереву, он стал подниматься на вершину в надежде, что физические усилия отвлекут его от непрошеных воспоминаний. На какое-то время он добился желаемого, восхищаясь изумительным видом, простиравшимся от Баденоха до холмов Ская.
        Когда дневной свет начал таять, он уже снова был на месте стоянки. Холмы, окружающие форт, стали фиолетово-черными, вода Лох-Несса почернела от длинных теней. Алистер сорвал с куста цветок, растер пурпурные лепестки пальцами и вдохнул аромат, который теперь означал для него лишь одно - Изабо.
        Он лежал на спине, закинув руки за голову, и думал о ней. Конечно, он найдет способ, должен найти, убедит Изабо простить его. Ведь без нее ему нет счастья. Женщины, равной ей, он никогда еще не знал. Ее храбрость сродни мужской, верность - тоже. Она была живой и страстной, но донельзя упрямой, не признавала своей не правоты. Порой он не знал, трясти ее или целовать, лечь к ее ногам или подчинить своей воле. Но он был уверен в одном: сочетание бесстрашного духа и неосознанной женственности совершенно опьянило его. Он не обманывал Изабо, когда обещал вечно принадлежать только ей. Он даже не мог представить, что в его жизни будет другая женщина после того, как он узнал Изабо. Правда, может случиться, что завтра уже не будет никаких размышлений. Возможно, английский майор окажется более достойным противником, чем он считает.

        Алистер проснулся задолго до рассвета. Откинув плед, он встал, потянулся, связал волосы на затылке, чтобы они не падали на лицо, И вдруг замер. К его ногам скатился маленький камешек. Алистер выхватил кинжал, прислушался. Ни шороха, ни звука. Но кто-то был над ним, в этом он не сомневался.
        С кинжалом в руке он стал крадучись подниматься по склону. Потом снова замер и прислушался. Кто бы это ни был, он еще там, потому что не слышалось никаких звуков, которые бы указывали на отступление.
        Добравшись до вершины каменистого холма и уловив движение, Алистер метнулся вперед, схватил возникшую перед ним фигуру, и они вместе рухнули вниз. К счастью, удар смягчили кустарник и трава, поэтому они приземлились благополучно. Лишь тогда Алистер понял, что держит в объятиях женщину, и сунул кинжал в ножны.
        - Изабо? - недоверчиво произнес он. - Это ты?
        Она уже поднялась на ноги.
        - Да, это я.
        Алистер схватил ее за плечи.
        - Маленькая дурочка! Разве ты не знаешь, как опасно красться в темноте за мужчиной? Я мог тебя заколоть.
        Об этом ты не подумала?
        Постепенно до него стало доходить, что Изабо натворила. Она здесь, во вражеском стане, где находится еще и Камберленд со своими людьми.
        - Ты здесь одна? С тобой нет Дункана или кого-нибудь еще?
        - Нет, я велела им остаться. Алистер…
        - Изабо, ты сошла с ума! Почему ты опять своевольничаешь? Я же сказал тебе, что нельзя ездить одной по стране.
        Облегчение, что она видит его целым и невредимым, быстро сменилось раздражением.
        - Я не твоя жена, Алистер Кемпбелл, - резко ответила Изабо. - Ты не имеешь права мне указывать, что я могу делать, а что нет.
        - А если бы ты… была моей женой, ты сделала бы то же самое?
        Она подумала.
        - В таких обстоятельствах - да. Я сделала бы то же самое.
        - Тогда мне пришлось бы выпороть тебя за это. Хотя и сейчас еще не поздно. Изабо, какая же ты упрямая. И глупая.
        - Я глупая?
        - Да, ты.
        Оба замолчали, разъяренные. Успокоившись, Алистер спросил:
        - Я не сделал тебе больно, когда мы падали?
        - Нет, - сердито произнесла Изабо, обиженная его словами.
        - Ты голодная?
        - Нет. Ты думаешь, я стану есть с человеком, который дважды назвал меня глупой?
        - Изабо…
        - Да еще угрожал выпороть… нет! Убери от меня руки, Алистер Кемпбелл! - Она вырвалась и отступила на шаг.
        - Ты знаешь, я никогда бы не смог причинить тебе боль.
        - Знаю?
        - Да, знаешь. Это пустые угрозы, тебе это известно.
        Она хотела напомнить ему, когда он причинил ей боль… Казалось, с того времени прошла целая жизнь… когда он схватил ее в лесу и сшиб с ног. Потом расхотела.
        В конце концов, у него была причина, ведь она пыталась его зарезать его же собственным кинжалом.
        - Ты охотишься за ним? Хочешь убить его?
        - Да.
        - Я этого не хочу.
        - Тебе не следовало приходить сюда.
        - Ты слышал меня? - спросила Изабо, повысив голос. - Я не хочу, чтобы ты его убивал. Не хочу, чтобы ты даже приближался к нему.
        - Послушай, Изабо, это не только из-за тебя. Мы уже встречались с ним раньше. На его совести много ужасных дел.
        Алистер обнял ее, пока говорил, и она стояла, прижавшись головой к его груди. Ей хотелось, чтобы он замолчал, чтобы они просто стояли вот так, чтобы не существовало ни майора Летбриджа, ни воспоминаний, ни их ссоры.
        - После Куллодена он приказал сжечь один дом. Там укрывались тридцать раненых шотландцев. Он сжег их живыми, Изабо. Я видел это, но я был ранен, ты знаешь, и не мог остановить его. Это было самое ужасное зрелище в моей жизни. Битва уже закончилась. Это было убийство. С тех пор я много раз слышал о грабежах и мародерстве, при этом всплывало его имя, снова и снова. Но после того, что он сделал с тобой, у нас уже личные счеты. Я должен убить его.
        Почему Изабо так неожиданно приехала в Форт-Огастес? Хотела помешать его встрече с Летбриджем? Или приняла решение? Он даже не смел надеяться.
        - Я скучал по тебе, - прошептал он.
        - Я тоже скучала по тебе, Алистер. - Она прильнула к нему и поцеловала. Я хочу, чтобы ты забыл про него и сейчас же уехал со мной.
        - Не могу, - вздохнул он.
        Жаль, что еще не рассвело и он плохо видит ее лицо.
        Рассвет. Алистер тут же вспомнил о поединке и задумался. Что ему делать с Изабо? Конечно, он не мог допустить, чтобы она увидела то, что произойдет между ним и Летбриджем. Но и отсылать Изабо одну в Глен-Брик он тоже не хотел.
        - Ты должна понять, что не отговоришь меня, - твердо сказал Алистер. - Я не успокоюсь до тех пор, пока этот человек будет ходить по той же земле, что и мы с тобой. Он знал, что я приду за ним, и даже не удивился, когда меня увидел…
        - Ты видел его? - прервала Изабо. - Когда?
        - Вчера утром.
        - Значит, ты условился с ним о дуэли? Алистер, он же не будет драться честно, ты знаешь это?
        - Может, и не будет. Я готов к подобной ситуации. И хочу, чтобы ты ждала здесь, - добавил Алистер, посмотрев на небо, которое с востока уже начало светлеть. - Под этими скалами ты будешь в полной безопасности. А когда все закончится, я приду за тобой.
        - Сидеть здесь? - недоверчиво повторила она. - Ты полагаешь, я буду сидеть тут, пока ты бог знает где рискуешь жизнью?
        - Да. - Алистер обхватил ее лицо руками. - Мне пора, скоро рассветет. Если ты покинешь это место прежде, чем я вернусь за тобой, я… - Он умолк, поняв, что все напрасно. Она не испугается никаких угроз. Кроме одной, возможно. - Ты будешь меня отвлекать, Изабо.
        Понимаешь? Мне потребуется быть начеку, а я стану беспокоиться за тебя.
        Изабо кивнула.
        - Да, ты прав. - Голос хриплый, покорный, безнадежный. - Не ходи, пожалуйста, - взмолилась она. - Алистер, я не вынесу, если потеряю тебя…
        Он вдруг ощутил проблеск надежды, впервые с тех пор, как покинул Глен-Брик. Возможно, и она сожалеет о своих словах.
        - Ты не потеряешь меня, клянусь, любовь моя, - заверил он, прижавшись губами к ее щеке и чувствуя на ней соленые слезы. - Я вернусь прежде, чем солнце взойдет над этими скалами.
        Оба повернулись и увидели, что темный силуэт над ними уже вырисовывается на фоне посветлевшего неба.
        Когда Алистер исчез в серой мгле наступающего рассвета, Изабо села и прислонилась спиной к камню. Она дрожала. Не от холода, от страха, что все пойдет не так. Ее снова охватило ужасное предчувствие, как после их неистовой любви у озера. Тогда она сочла это предчувствием, что он покинет ее. Ведь на следующий день Алистер и в самом деле уехал из Глен-Брика. Но теперь она стала подозревать, не было ли это предчувствием чего-то худшего. Алистер не сомневался в победе. Он сделал бы труп из маленького англичанина, если бы тот вел честную игру.
        А этого не будет, она уверена.
        Изабо вытерла слезы. Руины Форт-Огастеса четко выделялись на фоне неба. «Прежде чем солнце взойдет над этими скалами». Она посмотрела на собирающиеся облака и поняла, что солнце не появится. Зловещий признак. Она без колебаний встала и, привязав лошадь, начала спускаться по тропе.
        Изабо остановилась в зарослях кустарника, стараясь не обнаружить себя и не потерять из виду Алистера. Он стоял в одиночестве на краю поляны, острие палаша упиралось в землю. Потом начал делать выпады, сгибая и выпрямляя правую руку. Он повернул голову, и она поняла, что явился его противник. Вернее, противники, ибо первым из-за деревьев вышел майор Летбридж в парике и безукоризненном красном мундире, а за ним еще три солдата. Четверо.

«Господи, Алистер, какой же ты дурак, - с отчаянием подумала она, - неужели ты и правда рассчитывал, что он придет один?»
        Может, они собираются арестовать его и отвести в форт?
        Или хладнокровно убить прямо здесь, в долине? Нет, она не станет ждать, пока это выяснится. Она лучше сократит их преимущество. Изабо вытащила из ножен кинжал и, стараясь не шуметь, начала спускаться к ним.

        Алистер спокойно смотрел на противника. Наверное, он должен быть польщен, что Летбриджу понадобилось еще три солдата, чтобы справиться с ним.
        Но когда майор пожелал ему доброго утра, Алистера опять захлестнула ненависть к этому человеку.
        - Не удивлен, что мужчина, способный пытать женщин, слишком труслив, чтобы встретиться один на один с другим мужчиной. Желаете, чтобы я дрался с ними по очереди, Летбридж, или со всеми сразу?
        - Думаю, скоро вы подрастеряете свое высокомерие, - ответил майор, нарочито медленно расстегивая мундир.
        Передав его стоящему рядом солдату, он выхватил шпагу с более тонким и легким клинком, чем палаш Алистера.
        - Защищайтесь, Кемпбелл!
        Отсалютовав друг другу, они начали поединок.
        Изабо с гулко бьющимся сердцем наблюдала из-за деревьев, как два человека ведут смертельную игру. Алистер, конечно, выглядел более мощным и так легко управлялся с громадным палашом, что поразил ее. Но и англичанин был хорошо обучен, выказывая большую ловкость, чем Изабо могла ожидать от человека столь плотного сложения. Он вполне успешно защищался от, казалось, неутомимых выпадов Алистера. Над поляной стоял такой лязг, что Изабо хотелось зажать уши и крепко закрыть глаза. Но постепенно майор начал выдыхаться, испарина превратилась в большие капли пота, текущие по его побагровевшему лицу. Конечно, Алистер скоро покончит с ним. Конечно.
        Вскоре Летбридж, оттесненный на край поляны, дрогнул, и шпага была выбита из его руки. Но едва Изабо решила, что это конец, майор, тяжело дыша, выкрикнул:
        - Капрал, взять его!
        Алистер тут же развернулся к трем Солдатам, и все началось сначала. Произошло то, чего так боялась Изабо. Теперь она должна рассчитывать каждое свое движение, от этого зависела жизнь Алистера.
        Майор Летбридж в изнеможении стоял у дерева на краю поляны. Она подкралась к нему сзади, резким движением обхватила его рукой за шею, прижав острое лезвие к подбородку.
        - Скажи, чтоб остановились! - потребовала она, Слегка ослабив хватку. - Сейчас же!
        После некоторого колебания майор все же крикнул:
        - Джентльмены, эта леди хочет, чтоб вы остановились.
        Четыре пары глаз уставились на него, руки с оружием замерли, однако не опустились.
        - Бросить оружие! - крикнула Изабо, - На землю, и шаг назад!
        Три солдата медлили, смотря друг на друга. Изабо сильнее прижала клинок к горлу заложника.
        - Живо!
        - Вам лучше подчиниться леди, - посоветовал Алистер. - У меня остались шрамы от этого самого кинжала. - Его взгляд, брошенный на Изабо, ясно сказал ей, что он думает насчет ее вмешательства.
        Солдаты по очереди бросили оружие.
        - А теперь, если вы не дураки, - сказала Изабо, - возвращайтесь в свой лагерь. И чтоб я не видела больше ваши жалкие физиономии.
        Но солдаты колебались, не желая оставлять своего офицера в таком опасном положении.
        - Убирайтесь! Или я перережу горло толстому ублюдку! Причем с радостью.
        Не выпуская из виду солдат, Алистер наклонился за брошенным оружием, но тут заметил краем глаза движение и обернулся. Слишком поздно. Летбридж ударил Изабо локтем в живот. Она вскрикнула и упала на колени, выронив кинжал.
        Алистер бросился к ней, однако майор успел выхватить маленький пистолет и приставить дуло к ее виску.
        - Ты! - Он грозно посмотрел на Алистера. - Бросай свой палаш! А ты поднимайся! - Он схватил Изабо за руку.
        Оба подчинились. Изабо поймала взгляд Алистера.
        Она еще задыхалась и смогла только прошептать:
        - Прости меня…
        Алистер не ответил, сосредоточив внимание на майоре.
        - Отпусти ее, Летбридж. Она тут ни при чем. ;
        - Ни при чем? - повторил майор. - Право, Кемпбелл, это все, что ты можешь сделать? Если мне память не изменяет, она-то как раз и причастна ко всему.
        - Ошибаешься, - сказал Алистер. - Она не хотела, чтобы я приходил сюда. Пыталась меня остановить, - Упорно глядя на Изабо, он мысленно умолял ее взглянуть на него. - Хочешь получить известность как убийца женщин? При трех свидетелях эта история быстро распространится.
        - Смотря каких женщин, - небрежно ответил майор. - Эта ни у кого не вызовет сомнения в моей правоте. - Он взвел курок.
        Изабо зажмурилась.
        - Нет! - крикнул Алистер.
        Летбридж улыбнулся.
        - Прикончи его, капрал.

        Глава 24

        Пистолет у виска Изабо лишил Алистера возможности действовать, и он просто ждал, когда трое в красных мундирах его схватят. Первый солдат поднял свою рапиру и приставил острие к его горлу. Но Летбридж, словно оценивая Изабо, задумчиво глядел на нее. Судя по его выражению, он вроде бы не собирался ее убивать, и Алистер молил Бога, чтобы майора что-нибудь отвлекло.
        - Минуту, - сказал Летбридж. - До того, как вы убьете Кемпбелла, думаю, мы сможем немного поразвлечься с его женой.
        Он помолчал, размышляя, на его губах заиграла неприятная улыбка. Тишина была такой, что Изабо казалось, все слышат неистовый стук ее сердца. До сих пор она боялась смотреть на Алистера, чтобы не видеть, как он умрет. Но сейчас она уже испугалась за себя, в отчаянии взглянула на него и сразу поняла, что он пытается ей что-то сказать. Его взгляд опустился к ее сапогам, потом вернулся к ее лицу. Он хотел знать, при ней ли еще нож.
        Она чуть заметно кивнула. Но что они могли сделать? Вот если бы ей удалось отвлечь солдата со шпагой…
        Словно угадав ее мысли, Летбридж произнес:
        - Не спускай с него глаз, капрал, не отводи шпагу. А то моргнешь и станешь покойником, ясно?
        - Да, сэр, - ответил тот, сосредоточенно уставившись на Алистера.
        Потом Летбридж жестом подозвал остальных. Солдаты уже глазели на Изабо с большим интересом и предвкушением.
        - Хикс, Клермон, держите ее.
        Двое схватили ее за руки, прижали к дереву. Только убедившись, что солдаты надежно держат ее, майор опустил пистолет и ухмыльнулся.
        - Представляю, как скоро ты пожалеешь, что вынесла пребывание в Форт-Огастесе, маленькая якобитка.
        Держите крепче, она слишком прыткая, - резко сказал майор, встал перед Изабо и ухватил за подбородок. - Хотя это не совсем то, что я заранее для тебя придумал, но много больше…
        Закончить он не успел. Колено Изабо врезалось ему именно туда, куда она хотела попасть, и Летбридж, взвыв от боли, упал наземь. Тогда капрал и сделал роковую ошибку; повернул голову, чтобы посмотреть, что случилось. Алистер отбросил его руку в сторону, выхватил у него шпагу и кинулся на двух вооруженных солдат. Они сейчас представляли большую опасность, чем беспомощный капрал. Вскоре один упал, и Алистер обратил всю ярость на второго, но все же увидел, что капрал, схватив оружие павшего товарища, отбивается от Изабо. Она сражалась, как тигрица, пытаясь выбить у него шпагу. Но Алистер опасался, что тот скоро отобьется, и помчался к ним, подобрав на бегу свой палаш.
        Его противник бросился в погоню, и опять началась отчаянная схватка. Изабо отползла в сторону и с ужасом смотрела на Алистера. Казалось невозможным, чтобы один выстоял против двоих, даже если это Алистер. Подняв юбку, она потянулась за ножом в сапоге. Но чья-то рука ухватила ее запястье, и она вдруг увидела перед собой искаженное болью и яростью лицо майора Летбриджа. На миг она помертвела от страха. Потом вспомнила о ноже. Свободной рукой она выхватила его из сапога и всадила в живот англичанина.
        Летбридж ошарашенно посмотрел на рукоятку, непристойно торчащую в его теле, затем медленно сжал ее пальцами и с диким криком выдернул нож.
        Изабо попыталась встать, но майор схватил ее за щиколотку, и она снова упала. Хрипло дыша, он свалился на нее и занес окровавленный нож. Она вцепилась двумя руками в его запястье. Кровь майора уже пропитала ее платье, напомнив о другом случае. Она убила тогда, должна убить снова. Только он невообразимо тяжелый, а у нее больше нет сил.
        Она слышала свое рыдание, видела его мокрое от пота лицо и медленно опускающийся нож. Ярость вызвала последний всплеск сил. Она толкнула его, и нож воткнулся в землю рядом с ее головой. Теперь все кончено, Он снова занес нож, и она приготовилась умереть. И тут увидела краем глаза блеск стали. Пистолет майора.
        Она не знала, как им пользоваться. Никогда не держала в руках. Но сейчас не время раздумывать. Изабо вытянула руку, нащупала пальцами спусковой крючок. Прижала дуло к боку майора и выстрелила.
        Тело дернулось, нож стукнулся о землю. Он был мертв, но лежал на ней. Она попыталась его столкнуть, рыдая от отчаянных усилий. Тяжесть давила на нее, она уже не могла дышать. Когда она подумала, что сейчас умрет, тяжесть вдруг исчезла. Рядом стоял Алистер, весь в крови.

        Он молча поднял ее и повел с поляны, где остались лежать четыре трупа.
        Когда они подошли к его жеребцу, Изабо повернулась к Алистеру. Он был в крови, но это явно чужая кровь, а вот с шеи по рукаву текла его собственная.
        - Ты ранен, - прошептала она.
        - Слегка.
        - Дай посмотрю…
        - Нет! - Алистер отвел ее руки. - Не здесь. Мы должны поскорее убраться отсюда. Где твоя лошадь?
        - У скалы.
        Где должна быть и она. Алистер не сказал этого, но Изабо знала и без слов.
        - Тогда садись на жеребца.
        - Нет, сам уезжай, ты ранен.
        Ей хотелось, чтобы он прижал ее к себе, унял ее дрожь.

«Алистер, иди ко мне, я так сейчас в тебе нуждаюсь».
        - Садись, Изабо, - кратко приказал он.
        Не задавая лишних вопросов, она подчинилась. Он молча шел рядом, пока они не добрались до места, где она привязала свою кобылу. Расстояние всего в полмили, но оно показалось Изабо самым длинным в ее жизни.
        - Алистер, позволь мне осмотреть твою руку. Пожалуйста.
        Но он повернулся спиной, вскочил в седло, подождал, пока она сядет на свою лошадь, и начал крутой подъем к дороге на Инвернесс.
        В молчании прошли все утро и почти целый день. Изабо не сводила глаз с прямой спины Алистера, который ехал впереди. Только гордость помогала ей держаться в седле.
        Иногда ее вдруг начинала бить нервная дрожь, и она сжимала коленями бока лошади. Но она не упала на землю, чего опасалась, сумела подавить истерические рыдания.
        Алистер остановился только на берегу Лох-Рутвена. Оба спешились, однако Изабо стояла возле кобылы, не зная, сможет ли вообще двигаться. Но когда Алистер пошел к воде, она последовала за ним. Она думала, он хочет смыть кровь, и намеревалась сделать то же самое, потому что до сих пор была покрыта кровью того человека.
        Нет, Алистер просто стоял у воды, забыв о ее присутствии, и смотрел на холодную серую поверхность озера.
        Изабо ощутила, как в ней где-то глубоко нарастает гнев. Она попыталась дать ему волю, чтобы избавиться от него, но он только вспыхнул и погас. Она слишком устала, расслабилась после пережитого ужаса, почувствовала, что они в безопасности. Кроме того, пора бы осмотреть рану Алистера.
        Она подошла к нему, тронула за руку. Он повернулся так резко и неожиданно, что она вздрогнула.
        - Почему ты хоть раз в жизни не могла сделать так, как тебе ведено? - яростно спросил он. - Нас обоих чуть не убили, не говоря о худшем. Ты знаешь, что эти люди сделали бы с тобой? До того как убить, знаешь?
        - Да, я знаю.
        - Знаешь? Сомневаюсь. Они хотели развлечься. - Глаза у него потемнели от гнева. - Тебе кажется, ты все знаешь, потому что лежала со мной, Изабо? Но есть и другие способы взять женщину, не столь приятные. Они бы не погнушались ими, чтобы позабавиться с тобой. Все четверо. - Он вдруг схватил ее за руки, до боли сжал их. - Почему ты не способна делать то, что тебе говорят? Что с тобой?
        Алистер свирепо тряс ее, и у нее выступили слезы.
        Зато грубое обращение возродило ее гнев. Пытаясь сдержать его, Изабо спросила:
        - И что бы произошло, если бы я осталась? Ты бы сейчас лежал мертвым. Думаю, так.
        - Может, и нет.
        - Ты слишком высокого о себе мнения, если настолько в этом уверен, - едко сказала она. - Четыре вооруженных человека, один из них с пистолетом. Я была нужна тебе, Алистер, хотя ты никогда не признаешься. Ты чересчур самодоволен.
        Она вырвалась и подошла к воде. Гордость не позволила ей раздеться перед ним. Сняв только сапоги, Изабо попыталась смыть кровь с платья. Но за день кровь засохла, и сделать это было очень трудно. Взяв со дна пригоршню гальки, она терла платье до тех пор, пока чистая вода не стала мутной от крови… дурной, злобной крови Летбриджа, которая теперь будет преследовать ее во сне.
        Изабо отошла от этого места и возобновила чистку.
        Когда вода стала опять прозрачной, она умылась. Алистер не должен знать, что она плачет. Но слезы продолжали течь. Она пыталась остановить их, снова и снова опуская лицо в холодную воду.
        Чтобы успокоиться, Изабо старалась подумать о чем-нибудь приятном, отвлечься. В голову ничего не приходило, да и стоять целый день в воде тоже невозможно.
        Она вернулась на берег и с высоко поднятой головой пошла прочь.
        - Изабо!
        Она слышала, но продолжала идти, осторожно ступая босыми ногами по гальке.
        - Изабо! - Он догнал ее, взял за локоть.
        - Оставь меня в покое, - сказала она, не глядя на него.
        Алистер повернул ее лицом к себе, - Ты плачешь, - вздохнул он. - Так я и думал.
        - Я не плачу, - отрезала Изабо.
        - Прости меня. Я не должен был кричать на тебя после того, что ты сделала. Я очень сожалею.
        - Оставь меня. Просто оставь меня в покое.
        Она снова попыталась уйти от него, и снова, положив руки ей на плечи, Алистер остановил ее.
        - Ты поступила не правильно. Можешь не отрицать.
        Представляешь, как я себя чувствовал, зная, что не могу тебе помочь? Никогда я не казался себе таким беспомощным. Я думал, что потом убью тебя. За то, что ты заставила меня почувствовать, за твое вмешательство. Боже мой, я решил, что этот ублюдок все-таки убил тебя… вы лежали вместе, оба в крови… Изабо, никогда больше так не поступай.
        - А как, по-твоему, я чувствовала себя? - закричала она, уже не пытаясь скрыть слезы. - Когда эти люди собирались тебя убить?
        - Я бы не позволил им.
        - Ха!
        - Нет, правда. Я десять раз мог прикончить Летбриджа еще до того, как выбил у него шпагу.
        - О, ты мог бы?
        - Да. Я хотел заставить его перед смертью попотеть.
        Нагнать страху.
        Впервые за долгое время у нее появилась слабая улыбка.
        - Ты хвастаешься, Алистер Кемпбелл. Никогда от тебя не ожидала.
        Он улыбнулся, и она прикусила губу, не желая, чтобы он заметил, как на нее действует его близость. Но после всего, что произошло с его отъезда из Глен-Брика, она не могла броситься ему на шею, плача и умоляя никогда больше не покидать ее.
        - Я думаю, теперь надо посмотреть, где ты ранен, - сказала Изабо, чтобы практичностью отвлечь себя от подобных мыслей. - И никаких возражений. Расстегни рубашку.
        - Да ничего страшного, - ответил Алистер, но все-таки подчинился.
        Она вытерла слезы рукавом и принялась за работу, вскоре обнаружив, что рубашка присохла в том месте, где текла кровь. Она сходила за водой, чтобы отмочить ткань. Была небольшая рана у горла, где капрал прижимал рапиру, еще оказался неглубокий порез ниже локтя, уже на правой руке.
        - Думаю, эту руку ты не потеряешь. Но ее надо перевязать. - Изабо оторвала полоску от нижней юбки. - Ткань мокрая, но скоро высохнет и будет хорошо держаться. - Закончив перевязку, она с улыбкой взглянула на него. - Как теперь, лучше?
        Он кивнул:
        - Спасибо.
        Алистер не хотел спрашивать, почему она поехала за ним. Боялся услышать, что она просто хотела помешать его встрече с майором. Он чувствовал оставшуюся между ними сдержанность. Что бы ни привело ее сюда, его поведение могло все испортить.
        Общение с Летбриджем в форте почти сломило Изабо. А сегодня ради него ей снова пришлось встретиться с этим человеком, бороться с ним и убить. А что сделал он?
        Стащил с нее мертвое тело и отругал ее? Изабо трижды пыталась осмотреть его рану, а он в раздражении отмахивался от нее.
        - Я хочу, чтобы ты попыталась забыть этот день, - вдруг сказал он. - Выкинь из головы все, что произошло.
        - Не так-то легко забыть, что я сделала, Алистер. Уже второй раз я убила человека. Сегодня было то же самое, я защищала себя. Правда, я не думала, что будет настолько тяжело, что это будет преследовать меня. И, как тебе известно, был еще один, кого я пыталась зарезать. - Она взглянула на Алистера и по выражению его лица поняла, что это напоминание не понравилось ему. - Не беспокойся, я не назову его имя. Честно говоря, я даже не уверена, что смогла бы это сделать. Я умерла бы после того, что сделала. Его смерть недолго бы отягощала мою совесть.
        - Пусть и эта смерть не отягощает твою совесть, - быстро сказал Алистер. - Ты избавила мир от зла, вот и все. Я только жалею, что ты меня опередила.
        - Я тоже, - прошептала она. - Лучше бы это сделала твоя рука. - Изабо опустила голову, поэтому не увидела, с каким сочувствием и желанием он смотрит на нее. - Я не знаю, как ты одолел троих, Алистер, и не хочу знать. Скажу только, что благодарна тебе. - И она повернулась, чтобы уйти.
        Но он схватил ее за руку.
        - Благодарна? И насколько благодарна?
        - Совсем немного.
        Алистер посадил ее к себе на колени.
        - Совсем немного? - с улыбкой повторил он. - Это как же?
        Она почувствовала его теплое дыхание на своей щеке и обернулась. Он прижал ее к себе и целовал со всей страстью, пока она не вырвалась, чуть не задохнувшись.
        - Как ты можешь хотеть этого сейчас? - Она попыталась встать. - Разве ты не ранен, не устал, не голоден?
        - Да.
        - И я тоже. Со вчерашнего утра я не съела ни крошки. У тебя есть какая-нибудь еда?
        Он улыбнулся.
        - Я ведь предлагал тебе поесть, как ты помнишь. Ты сказала, что не голодна.
        - Конечно, была не голодна, - раздраженно ответила Изабо.
        - Ты слишком горда, - вздохнул он.
        - А ты нет? - Она нахмурилась, и Алистер встал.
        - Это голод портит тебе настроение. Помоги собрать дрова, и я разведу костер. Нет, - прибавил он, заметив, что она хочет что-то сказать, - ни слова больше, пока ты не поешь.

        Глава 25

        Алистер испек на металлическом листе простые овсяные лепешки. Свежие и горячие, они показались Изабо вкуснее любых яств. После еды ей и в самом деле стало гораздо лучше.
        Платье сохло возле огня, еда согревала изнутри. На Изабо напала дремота, но она чувствовала взгляд Алистера и прекрасно знала, что у него на уме. Откуда только берутся силы?
        Он устроился рядом, обнял ее за плечи.
        - Ну и как, теперь лучше?
        Изабо кивнула, с облегчением видя, что гнев у него прошел и он не отослал ее домой, чего она боялась. Не вспоминались резкие слова, которые они сказали друг другу перед его отъездом из Глен-Брика. Теперь она совершенно уверена, что те слова рождены были гневом, а не подлинными чувствами.
        Он все-таки не удержался и обнял ее. Изабо ощущала себя женщиной, не только желанной, но, самое главное. ное, любимой. Она удовлетворенно вздохнула и закрыла глаза, только на миг. А когда снова открыла их, в небе светило утреннее солнце, она лежала на траве одна, заботливо укрытая его пледом.
        Быстро сев, Изабо невольно огляделась и увидела его у самой воды, полускрытого кустами можжевельника.
        Алистер лежал так неподвижно, что она перепугалась до смерти. Но через секунду он вдруг сделал резкое движение, потом выполз из кустов, и она увидела, что он держит маленькую горную куропатку.
        - Доброе утро! - сказал он, вставая. - Хорошо спала?
        - Да, а ты?
        - Мог бы спать и лучше. - Поравнявшись с ней, Алистер легонько поцеловал ее. - Ты приводишь в смятение мужчину, Изабо. Возможно, я сегодня буду спать крепче. - Она покраснела, а он с улыбкой добавил:
        - Ты выглядела как ангел, спящий у меня на коленях. Не будь я таким эгоистичным и похотливым грубияном, я бы довольствовался тем, что каждую ночь просто смотрел бы, как ты спишь. - Она не ответила, но Алистер, казалось, не заметил этого. - Может, наберешь дров? А то костер почти потух.
        Кивнув, Изабо принялась собирать валявшиеся поблизости сухие ветки. Когда она вернулась, Алистер, вместо того чтобы ощипать птицу, кинжалом срезал с нее кожу.
        - Может, пойдешь к воде, умоешься? - спросил он, прервав свое занятие.
        - Ты пытаешься от меня избавиться? Думаешь, я упаду в обморок, если увижу, как ты используешь свой кинжал?
        Алистер взглянул на окровавленную тушку и возобновил работу.
        - Честно говоря, не знаю. Ты видела много такого, чего не следовало бы. Надеюсь, со временем ты сумеешь все это забыть.
        Старательно насадив птицу на тонкую заостренную палочку, Алистер подвесил ее над огнем. Кинжал и руки у него были в крови. Изабо почувствовала отвращение.
        Вряд ли она теперь сможет смотреть на кинжал, не вспомнив, что с ним связано.
        - Тебе следует помыться в озере, - сказала она.
        - Да, конечно.
        Увидев ее побледневшее лицо, Алистер подошел к воде, тщательно вымыл кинжал, вытер о подол килта. Закончив, он разделся и постоял на берегу обнаженный, если не считать повязки, затем нырнул, проплыл под водой несколько ярдов, вынырнул, перевернулся на спину и лежал, раскинув руки, Изабо наблюдала за ним, время от времени наклоняясь, чтобы повернуть жарившуюся куропатку. Вдруг ею овладело искушение присоединиться к нему. Она плеснула в огонь пригоршню воды, скинула одежду и подошла к берегу. Не зная, видит ли он ее, Изабо тихо, чтобы его не потревожить зашла в воду, которая была необычайно холодной. Она задрожала, крепко обхватила себя руками, но все-таки решилась и поплыла к нему, стараясь не шуметь. Он выглядел полностью расслабленным, может, спал. Глаза у него были закрыты, волосы, словно мягкое темное облако, лежали на поверхности.
        Она улыбнулась, Алистер не подозревает, что снарядом. Сделав глубокий вдох, Изабо нырнула, проплыла оставшиеся несколько ярдов и вынырнула под ним.
        Он едва не выпрыгнул из воды, когда она коснулась его, от потрясения даже не сразу поняв, что это она.
        - Изабо! Ты чуть не довела меня до разрыва сердца!
        Она со смехом начала отплывать, но он быстро догнал ее, схватил за талию, прижал к себе.
        - Негодная девчонка, решила остаться безнаказанной?
        Изабо смеялась, мокрая и скользкая, как угорь. Однако Алистер уже прочно стоял на дне, ее спина была крепко прижата к его груди.
        - И что, ты думаешь, я сейчас с тобой сделаю, Изабо Макферсон? - пробормотал он.
        Она перестала сопротивляться и расслабилась в его объятиях, так как не доставала ногами до дна.
        - Не сжимай меня слишком крепко, если не хочешь, чтобы я задохнулась.
        Он подчинился. Одна рука легла ей на грудь, другая скользнула ниже. Он прижался губами к ее шее и начал целовать. У нее побежали мурашки, и отнюдь не от холодной воды. Но когда Алистер снова прижал ее к себе, она почувствовала, что сзади в нее упирается его твердая плоть.
        - Алистер, - прошептала она, - что ты делаешь?
        Сейчас же прекрати это!
        - Прекратить? Ты что, не хочешь меня, Изабо? - Его пальцы уже раздвигали ей ноги. - А я думаю, хочешь… по крайней мере об этом говорит твое тело.
        - Да, но… не так, - выдохнула она.
        Изабо пыталась развернуться лицом к нему. Тщетно.
        Он стал нежно покусывать ее шею, медленно поднимаясь к мочке уха.
        - Я тебя не выпущу, Изабо, - страстно шептал он. - До тех пор, пока совсем не проглочу тебя…
        Она закрыла глаза, отдавшись желанию, которое стало единственно важным, а он настойчивым давлением искал вход. На миг она задохнулась, когда он заполнил ее.
        Ощущение было чрезвычайно острым, смешанным с обжигающей болью. Потом дыхание восстановилось, она хотела заговорить, но голос замер где-то в горле. Алистер продолжал закрывать ей рот поцелуем, нежно покусывать плечо, руку, опять возвращаясь к чувствительной шее. Она полностью растворилась в нем, уже не различая, где кончается ее тело и начинается его.
        Он продвигался внутрь сначала медленно, затем все быстрее, стараясь с каждым ударом войти глубже. Дрожа от возбуждения, Изабо услышала крик, разнесшийся над холодной водой озера. Крик беспримерного наслаждения… свой крик. Алистер крепко сжал ее и с последним ударом хрипло простонал ее имя.
        Она в изнеможении откинула голову на его плечо, с радостью ощущая поддержку его рук, иначе бы она непременно ушла под воду. Она пыталась слабо протестовать, когда он отпустил ее. Потом, возмещая потерю, развернулась к нему и стала целовать.
        Они на миг остановились, чтобы посмотреть друг на друга, затем Алистер молча понес ее к берегу и уложил на траву.
        Заметив синяки, напомнившие об ужасах вчерашнего утра, он почувствовал раскаяние. Сейчас она больше всего нуждалась в его нежности, а он так грубо повел себя. Он наклонился, поцеловал ее живот, нежно раздвинул ей ноги.
        Изабо глубоко вздохнула. Ее тело пресытилось, но его рот делал в сокровенном месте такое, что жар распространился по всему телу. Она снова почувствовала возбуждение, хотя минуту назад это казалось просто невозможным. Она закрыла глаза и опять вздохнула.
        Он вошел в нее осторожно, так как в этот раз собирался взять ее медленно, постепенно и сдерживал себя.
        Изабо чувствовала его напряжение, знала, что он пытается быть нежным. Что сожалеет о недостатке нежности, которую выказал ей в воде. Сердце перевернулось от любви к нему, страсть достигла вершины. Она вскрикнула, схватила его за плечи, чтобы притянуть к себе. Алистер замер на миг, ощущая, как ее нежные судороги держат его плоть, затем дал волю страсти.

        - Должно быть, наш завтрак уже обуглился, - сказал он.
        - Нет, я загасила огонь. Подумала, нас может что-нибудь задержать.
        Алистер улыбнулся ей.
        - Значит, ты сняла одежду с намерением соблазнить меня?
        Она склонила голову набок.
        - Нет, я хотела поплавать, но подумала…
        - Что я не смогу сдержаться, когда тебя увижу?
        - Ну, я не была уверена.
        - Можешь быть уверена, Изабо. Совершенно уверена. Если ты когда-нибудь выйдешь ко мне обнаженной, я ни за что не смогу удержаться. В общем, сейчас, когда ты подо мной, вроде как пленница, я хочу тебе сказать…
        Спросить тебя, - поправился Алистер. - Тут неподалеку есть церковь, не больше часа езды. Я хочу там остановиться, и мы поженимся. Я не забыл, что ты сказала мне в Глен-Брике, - быстро прибавил он, - но я знаю, что ты не стала бы рисковать, не пошла за мной, если бы и правда думала, что сможешь жить без меня. Я люблю тебя и знаю, что ты чувствуешь то же самое ко мне. И я не хочу слышать никаких…
        - Алистер, - прервала она, но он заставил ее замолчать долгим поцелуем.
        - И я, - выдохнул он, оторвавшись от нее, - не приму отказа. Я не вижу никаких достаточно серьезных оснований, которые бы стали препятствием для нашей любви друг к другу. И я…
        - Алистер! - воскликнула она. - Если ты дашь мне сказать, то мой ответ будет «да»! Я выйду за тебя. Я хочу этого больше всего на свете.
        Он так сжал объятия, что Изабо невольно вскрикнула и уперлась ему в плечи.
        - Ты ужасно тяжелый, Алистер Кемпбелл. Если ты сделаешь из этого привычку, тогда учись не так давить на меня.
        Он с улыбкой перевернулся, увлекая ее за собой.
        - Так лучше?
        Она кивнула.
        - Ты правда хочешь выйти за меня, Изабо?
        - Да.
        Он снова улыбнулся.
        - А я думал, ты будешь яростно возражать.
        - Я знала это с той минуты, как ты вчера ушел от меня. Я стояла на поляне, думала, сейчас тебя убьют, и ничто уже не имело для меня значения, кроме твоей жизни. Я бы все отдала, чтобы вернуть тебя, но решила, уже поздно. А потом ты был слишком разъярен. Я поняла, что все испортила и ты меня ненавидишь. Вспомнила, как ты говорил о более послушной жене… - Изабо прижалась лицом к его плечу. - Для меня самое ужасное - это жизнь без тебя.
        - Не плачь, - нежно сказал он. - Перестань сейчас же. У меня отвратительный характер, я знаю. Я сказал нечто ужасное, чего совсем не думал, что, - добавил он с улыбкой, - не ужаснее того, что сделала ты. Но я не переставал тебя любить. Ни на секунду.
        Она смотрела на него сквозь пелену слез.
        - Надеюсь, ты уверен, что хочешь именно этого?
        - Больше всего на свете.
        - А твоя семья? - настаивала она. - Твои братья? Не думаю, чтобы они слишком обрадовались, увидев меня.
        - Ошибаешься. Дональд с Айеном прекрасно знали о моих чувствах к тебе. Когда я искал тебя, пытался освободить из форта, а потом от Сандерса, они все время были рядом. Если уж кого и не примут, так это меня. Вряд ли я когда-нибудь заслужу признание в Глен-Брике.
        Она слабо улыбнулась.
        - Со временем они привыкнут, я всегда буду приезжать с тобой. Я не собираюсь покидать их, замужем я или нет.
        Алистер поцеловал ее в кончик носа.
        - Другого я и не ожидал. Конечно, мы будем ездить вместе. Но сейчас мы отправляемся в Данлосси.
        - А как же твоя бабушка?
        - Ты упорно споришь со мной, Изабо Макферсон.
        Ты думаешь, что для женитьбы мне нужно бабушкино одобрение?
        Изабо отвела взгляд.
        - Нет. Только будет жаль, если она не одобрит. Я имею в виду, жаль для вас. Для всех.
        - Послушай, любовь моя. - Он повернул ее к себе лицом, пригладил мокрые волосы. Они уже стали отрастать, чему Алистер был очень рад, ибо короткие волосы напоминали о Летбридже. Последнее напоминание. - Почему ты думаешь, что бабушка не одобрит? У меня было впечатление, что ты ей понравилась.
        Изабо молчала. Она никогда ему не скажет, что произошло между ними. Воспоминание об этом до сих пор приводило ее в замешательство и ярость. Старая леди видела в ней то, чего на самом деле не было. Сьюзен назвала ее шлюхой. Неужели она производила такое впечатление? Может, образ жизни, который она вела, сделал ее манеры слишком уж свободными, а ее саму более откровенной, чем следовало? Изабо вздохнула.
        - Думаю, тебе надо поесть и ты почувствуешь себя гораздо лучше. Не хочу, чтобы ты упала в обморок на собственной свадьбе.

        Глава 26

        На следующий день они приехали в Данлосси уже мужем и женой. Хотя Изабо была невероятно счастлива, однако, увидев дом Алистера, почувствовала тревогу. Раньше она была здесь несчастна, испуганна, одинока, а теперь снова предстанет перед этими людьми женой их лэрда. Она боялась не меньше, чем при встрече с ее недавними противниками.
        Она подумала о Меган Кемпбелл, которую уже давно не вспоминала. «Помоги мне смело встретиться с ними, потому что они не хотят меня». Возможно, Сьюзен Фэрфакс вернулась в Англию, узнав, что Алистер женился.
        Оставались еще братья Алистера, его бабушка, обитатели замка. И все, несмотря на его заверения, похоже, без особой радости воспримут новость об их союзе.
        Как только они въехали во двор, она повернулась к Алистеру и через силу улыбнулась. Но ей не удалось обмануть его.
        - Не беспокойся, - сказал он, беря ее за руку. - Теперь все будет по-другому. Ты хозяйка Данлосси, и я не позволю никому это забыть.
        В зале, куда они вошли, держась за руки, их встретил старый Патрик. Из окна верхнего этажа он увидел, как они подъехали, и сразу поспешил вниз. Узнав новость, он хлопнул Алистера по плечу и в обе щеки расцеловал Изабо.
        - Не думал, что она согласится, парень. Ты счастливец, Алистер Кемпбелл. Или знаешь, как уговорить. - Взглянув на повязку, он добавил:
        - Ты что, дрался за нее, да?
        Надеюсь, это не твоя невеста ранила тебя?
        - Нет. Хотя порой очень бы хотела. Думаю, семейная жизнь укротит ее.
        Через секунду рядом с ними возник улыбающийся Дональд.
        - Это и правда ты, Алистер. Мне показалось, я слышу твой голос. - Он посмотрел на Изабо, и его улыбка стала еще шире. - Ты даром время не терял, верно?
        - Да, - согласился Алистер. - Но ты должен учесть, что мне кое-что здорово мешало. Хочу сказать, что у тебя есть сестра, Дональд. - Он любовно взглянул на жену. - Сегодня утром мы поженились.
        Ее брат. Изабо вовсе так не думала и слегка напряглась, когда Дональд наклонился поцеловать ее. Она не забыла, в какое замешательство он приводил ее в прошлый раз. Но его поцелуй был невинным, очень братским и улыбка тоже. Потом он с любовью и удовольствием взглянул на Алистера.
        - Признаюсь, я уже не чаял увидеть тебя женатым, старший брат.
        - Я тоже, - добавил Айен.
        Все повернулись к нему. Он, как обычно, не улыбался, и тут Изабо впервые подумала, что значит для него женитьба старшего брата. Если бы Алистер остался холостым и бездетным, Айен был бы наследником Данлосеи. Она сразу отбросила непрошеную мысль. Ей не хотелось думать об этом в день свадьбы. Она хотела быть счастливой и пыталась улыбнуться Айену. Напрасные усилия, тот смотрел на Алистера.
        - Мог бы сообщить нам, - сказал он. - Мы все это время даже не знали, где ты.
        - Прошу меня извинить. - Алистер взял Изабо за руку. - , Но я подумал, вы сами догадаетесь, куда я поехал.
        - Конечно, догадались, - заверил его Дональд. - По крайней мере предположили. Мы только надеялись, что у тебя не будет других неприятностей.
        От братьев не ускользнули следы борьбы, оставшиеся на молодоженах: перевязанная рука Алистера, пятна крови на его рубашке, платье Изабо выглядело не лучше, один рукав даже наполовину оторван.
        - Неприятности были, - сказал Алистер. - Потом я расскажу, но сначала я хотел бы помыться и сменить одежду. Да, попросить Сьюзен найти что-нибудь подходящее для Изабо.
        Изабо молчала. Ей совсем не хотелось ни видеть Сьюзен, ни носить ее платья. Она слишком хорошо помнила безобразную ночную сцену перед своим бегством из Данлосси. Поэтому слова Дональда прозвучали для нее как музыка.
        - Сьюзен уехала, - сообщил он. - Неделю назад.
        Они с бабушкой, кажется, поспорили, весьма раздраженно. Она удалилась в глубоком возмущении. Мы дали ей несколько человек для сопровождения. Думаю, она побудет недолго у своей тетки в Абердине, а после вернется в Йорк.
        Изабо, с любопытством наблюдавшая за Алистером, заметила его облегчение.
        - Тогда пусть Дженни найдет что-нибудь, - предложил он. - Давайте спросим у нее.

        - Не надо было тебе связываться с ним. Дурак ты, Алистер Кемпбелл, вспыльчивый дурак.
        Алистер взглянул через стол на Патрика. В этот раз он был чистый, с удовольствием поел и теперь держал в руке бокал вина.
        - Может, и так. Но поверь, раздражение было слишком велико. - Алистер перевел взгляд на Изабо, сидевшую рядом.
        Она прекрасно выглядит в этом наряде. Когда-то он принадлежал бабушке и теперь вышел из моды, но был ей очень к лицу. Алистер улыбнулся и взял ее за руку. Во время обеда Изабо молчала, что неудивительно. Прошлый раз, когда сидела вместе с ними за столом, она была пленницей.
        А сегодня, что еще хуже, полчаса слушала его рассказ об их борьбе с Летбриджем. История, которая совершенно не доставляла ей удовольствия. Зато его братья должны благодарить ее за вмешательство в схватку, которая могла стоить ему жизни. Даже Айен выразил свою благодарность, и Алистер чуть не засмеялся, увидев изумление на лице Изабо.
        Но он совсем не так собирался провести эту ночь, их брачную ночь. Он хотел остаться наедине с женой, наверху, в своей комнате. Но сначала нужно уладить одно важное дело.
        - Ты закончила? - Изабо кивнула. - Тогда идем.
        Пожелав спокойной ночи Патрику и братьям, Алистер повел ее в комнату бабушки.

        Мэри Кемпбелл уже знала. Конечно, Дженни сообщила ей новости. Сразу после того, как попросила одежду. Макферсон в Данлосси. Совсем не то, чего она ждала. Во всяком случае, не от Алистера с его ненавистью к якобитам. Он хотел эту девушку, очень хотел, и кто бы стал его винить? Девушка красивая. Она даже сама поощряла его, надеясь, что Сьюзен оставит его в покое, уедет домой. Она так и поступила, узнав, что Алистер гоняется за девочкой по всей стране. Но женитьба? Брак?
        Мэри Кемпбелл вздохнула и повернулась к открывшейся двери.
        Когда они вошли, Алистер держал Изабо за руку и не отпустил, даже склонившись над креслом.
        - Полагаю, вы уже знаете новости от Дженни, - улыбнулся Алистер и поцеловал бабушку в щеку. - И я могу не устраивать представление.
        Мэри Кемпбелл посмотрела на Изабо. Выразительные серые глаза выдавали настороженность старой леди.
        - Зачем ты отрезала свои волосы? - спросила она.
        - Не по своей воле, - ответила Изабо, невольно поднимая руку к голове. - Он… в форте… Это сделал он.
        Алистер сжал ей руку.
        - С Изабо не слишком хорошо обращались в Форт-Огастесе, бабушка. Остриженные волосы - меньшее из зол.
        Взгляд Мэри Кемпбелл смягчился.
        - Ладно, прости меня. Это все Сьюзен. Я подозревала, она что-то замышляет, а узнала от нее самой на прошлой неделе.
        - Сьюзен? Что вы имеете в виду?
        - Она говорила с офицером, рассказала ему о твоей гостье… об Изабо, - поправилась старая леди.
        - Сьюзен выдала Изабо капитану Херстону? - воскликнул Алистер. - Господи! Чтоб ноги ее тут не было!
        Он в ярости бросил руку Изабо, подошел к камину, пытаясь овладеть собой, пнул ногой выпавшее сосновое полено. Но Мэри Кемпбелл смотрела на Изабо, - Подойди сюда, дитя. Подойди и сядь рядом.
        Изабо придвинула низкую скамеечку, на которой сидела в последний раз, когда старая леди позвала ее к себе.
        Она была потрясена. Неужели ревность Сьюзен оказалась настолько сильна, чтобы передать ее в руки тех людей? Неужели кто-то настолько ее презирал?
        - Сьюзен Фэрфакс - дура. Сомневаюсь, чтобы она ведала, что творит.
        Изабо слабо улыбнулась, благодарная Мэри Кемпбелл за эти слова.
        - Да. Возможно, она думала, что они после краткой беседы о вреде мятежа проводят меня домой.
        - Черта с два. - Алистер повернулся к ней. - Все она прекрасно знала. Наверное, ждала, что они тебя повесят, и была рада.
        Но, увидев, какое действие произвели его слова на Изабо, он упал перед ней на колени.
        - Прости, любовь моя, забудь ее, забудь все это! - Он поцеловал ей руки и повернулся к бабушке. - Уверен, вы нас извините, если вспомните, что это наша брачная ночь.
        Мэри Кемпбелл улыбнулась. Ее тронуло, какими любящими глазами внук смотрел на эту девушку.
        - Тогда поцелуйте меня и уходите. Оба, - прибавила она, заметив, что Изабо колеблется. - Надеюсь, твой. муж позволит тебе иногда приходить сюда и читать мне.
        - Позволит, - улыбаясь, заверила ее Изабо. - Я позабочусь об этом.
        Она повернулась к Алистеру.
        - А теперь идем, - сказал он, беря ее за руку.
        Она кивнула и, не оглянувшись, последовала за ним.
        В комнате, отгороженные ото всех дубовой дверью, Изабо и Алистер смотрели друг на друга. Он думал, что она выглядит еще прекраснее при свете камина и свечей.
        - Когда ты меня прогнала, - медленно сказал он, - мое будущее показалось мрачным и пустым. - Он подошел к ней, положил руки ей на плечи. - Я чуть не проклял день, когда встретил тебя. Словно ты вошла в мою жизнь, чтобы сказать: здесь все, чего ты хотел, Алистер Кемпбелл, но ты не можешь это иметь. Сладкая пытка.
        Но сейчас ты моя. Даже не верится.
        Она потерлась щекой о руку мужа.
        - Ты должен был знать, что я не имела в виду, чтобы ты покинул меня. Тебе следовало поспорить со мной.
        - Спорить с тобой? - засмеялся он.
        - Да. Алистер, - вздохнула она, - ты в самом деле ушел бы от меня навсегда? Ушел бы?
        - Нет. Я бы укротил свою гордость и вернулся. А если бы ты продолжала сопротивляться, я бы тебя похитил, запер в этой комнате и держал только для себя. Ты часть меня, Изабо.
        Закрыв глаза, она прижалась к его груди и почувствовала биение его сердца и силу рук, обнимающих ее.
        - И ты часть меня, - прошептала она. - Всегда.
        - Всегда, - согласился он, прикоснувшись губами к ее волосам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к