Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Денисон Джанель: " Любовь Это Не Иллюзия " - читать онлайн

Сохранить .
Любовь - это не иллюзия Джанель Денисон

        # Грэй не верил ни в любовь, ни в семейное счастье. Он считал это иллюзией, создаваемой человеческой фантазией…

        Джанель Денисон
        Любовь - это не иллюзия

        Глава первая

        Мэрайа Стивенс собирала свою разбросанную по спальне одежду, стараясь не разбудить мужчину, раскинувшегося на огромной кровати. Простыни обвились вокруг его длинных мускулистых ног, прикрывая бедра.
        Отвернувшись от соблазнительной обнаженной груди и плоского живота, Мэрайа сосредоточилась на своих поисках. За восемь месяцев встреч с Грэем Николсом она видела-перевидела его обнаженным, но до сих пор всякий раз при взгляде на него просыпались ее женские инстинкты. От прикосновений, даже простых целомудренных ласк ее бросало в жар и сердце таяло. Грэй Николс прекрасно знал об этом и вовсю пользовался ее слабостью.
        Из окна в комнату лился лунный свет.
        Грэй зашевелился. Она посмотрела на него. Он потянулся, как большой ленивый кот, а затем повернулся в сторону, где, по его предположениям, спала Мэрайа. Рука взлетела вверх и упала на кровать. Длинные черные ресницы дрогнули, и их взгляды встретились. Девушка замерла.
        У него были невероятные глаза. Соблазнительные, теплые и одновременно сексуальные. Уже во время первой встречи она подумала о том, что это идеальные глаза для спальни. Они могут одним-единственным взглядом заставить женщину отбросить все сомнения и раздеться.
        Знакомое внутреннее тепло охватило ее. Мэрайа сопротивлялась порыву сделать то, о чем просили эти глаза: сбросить рубашку и скользнуть под одеяло.
        - Привет, - произнесла она.
        - И тебе привет, - его голос со сна звучал хрипловато, улыбка светилась чистым подлинным грехом. - Что делаем?
        - Одежду собираю. - Наконец она заметила трусики около стенного шкафа, как они оказались там? Она подняла и надела их.
        Перекатившись на свою сторону кровати, Грэй оперся на локти, наблюдая за тем, как она наклоняется.
        Посмотрев на часы, он сказал:
        - Полпервого. Останься на ночь.
        - Не могу.
        Он нахмурился.
        - А почему?
        Мэрайа включила лампу на ночном столике. Проводя щеткой по завиткам длинных, до пояса волос, она посмотрела на него в зеркало.
        - У меня нет смены белья, и у меня очень рано встреча с важным клиентом.
        - Пусть этим займется Джейд.
        При упоминании сестры, которая была ее партнером по дизайну интерьеров, Мэрайа покачала головой.
        - Босс просил именно меня встретиться с ним. - Она начала заплетать косу. - Это очень консервативный бизнесмен, который хочет переоборудовать свой офис. Боюсь, что необычное яркое восприятие Джейд отпугнет его.
        Грэй усмехнулся.
        - Ты права. Ее клиентура имеет склонность к эксцентричности.
        - Вот почему нам так хорошо работается вместе. У каждой свой стиль, который предоставляет нашим клиентам большое разнообразие выбора.
        - Я тоже предоставлю тебе некоторое разнообразие выбора. Иди сюда, - позвал Грэй.
        - Мне надо идти, Грэй. - В ее голосе звучало сожаление. - Правда.
        Он тяжело вздохнул.
        - Терпеть не могу, когда ты удираешь от меня.
        - Я никогда не удираю от тебя. - Открыв его ящик в комоде, она начала досмотр содержимого и извлекла тренировочные брюки, затягивающиеся на поясе шнурком.
        - Ну а теперь что ты делаешь?
        - Беру их напрокат, чтобы не возвращаться домой в костюме. Ты не возражаешь?
        - Возражаю. - Быстрым движением он ухватил ее за запястья, притянул к кровати и прижал к своему горячему телу. Мэрайа охнула и увидела, как темные хищные глаза наполняются желанием. Брюки выпали из ее рук. - А тебе идет моя рубашка.
        Он обволакивал ее соблазнительным очарованием, она не могла и не хотела сопротивляться ему. Просто удивительно, каким нежным он мог быть наедине с ней, но каким безжалостным и вызывающим казался другим.
        - Да? - хрипло спросила она.
        - Угу. - Он провел языком по ее шее, в то время как она расстегивала рубашку. Его пальцы уже ласкали ее груди. - Когда на тебе ничего нет, ты выглядишь еще лучше.
        Она закрыла глаза и выгнула шею. По спине пробежала сладкая дрожь предвкушения. Нет, нужно остановить это безумие!
        - Грэй. - В этот момент у нее перехватило дыхание.
        Он поднял голову и пристально посмотрел ей в глаза.
        - Ты так замечательно вписываешься в мою жизнь, - пробормотал он.
        Ее сердце пустилось галопом. Эти слова были самым пламенным его признанием. Она часто думала о том, что их отношения развивались слишком быстро, с яростной страстью, которая и пугала, и возбуждала.
        Грэй упрямо завоевывал ее, его настойчивость ясно говорила, что он хочет, чтобы она оказалась в его постели. И тем не менее, зная о его намерениях, Мэрайа безумно влюбилась в него. Затем наступила роковая ночь в его офисе, когда за поцелуем последовали интимные ласки и нескромные обещания. Когда он мягко прижал ее к кожаному дивану, сердце ее зашлось и ей безумно захотелось заниматься с ним любовью.
        К ее великому удивлению, он не бросил ее ради следующего завоевания в соответствии со своей репутацией, о которой Мэрайа узнала от его коллег-мужчин. Им было хорошо вместе, они замечательно подходили друг другу в постели. Временами она думала, что очень мало о нем знает. Он никогда не делился с ней своим прошлым. Вероятно, воспоминания были слишком эмоциональными и болезненными. Она уважала его тайну, надеясь, что со временем он будет доверять ей и расскажет о многом.
        - Терпеть не могу твои внезапные уходы посреди ночи.
        Ей нравилось, когда он начинал вот так по-мальчишески дуться. Она слегка прижала ладони к его груди, ощущая твердые мышцы.
        Он взглянул ей в глаза.
        - Я хочу просыпаться каждый день и видеть тебя рядом.
        - О чем ты говоришь, Грэй?
        - Ты знаешь, на следующей неделе я переезжаю.
        Да, его новый дом, возвышавшийся на холме над пляжем Малибу, был сногсшибателен. Последние шесть месяцев Мэрайа провела в бесконечных обсуждениях по подбору плитки, ковров, образцов тканей и обоев, а также мебели для каждой комнаты.
        - Отделка закончилась два дня назад, в начале следующей недели будет доставлена мебель. К пятнице ты сможешь въехать. Я буду счастлива помочь тебе уложить вещи и перебраться…
        Он прижал к ее губам два пальца:
        - Мэрайа, я хочу попросить тебя о чем-то важном.
        Она никогда не видела его таким взволнованным. Неужели и он понял, что тоже любит ее? И брак станет логическим развитием их отношений?
        Она ждала момента, когда ее попросят стать женой, целую вечность. С самого детства Мэрайа мечтала о замужестве и детях. Она провела языком по нижней губе.
        - О чем?
        Он с напряжением смотрел ей в лицо.
        - Мы встречаемся вот уже восемь месяцев, - объявил он хриплым голосом.
        Она улыбнулась, пытаясь ободрить его.
        - И ты еще ни с кем не был так долго. Ты как-то говорил об этом.
        - Верно. - Он провел рукой по изгибу ее талии к бедру. - Мне никто не нужен, кроме тебя. Ты все, что мне нужно. Ты умна, красива, весела и чертовски сексуальна.
        - С помощью лести ты получишь все что угодно, Николс. - Мэрайа обвила руками его шею, чувствуя одновременно и томление, и радостное возбуждение. - Я очень рада, что ты так думаешь.
        - Я уверен, что встретил единственную и неповторимую девушку.
        Радость и ожидание счастья нахлынули на нее. Она так надеялась услышать слова, которые навсегда изменят ее жизнь.
        - Ты хотел о чем-то попросить меня, Грэй.
        Он колебался. Откашлялся и затем:
        - Ты… я думаю, что нам стоит… А, черт, - пробормотал он в отчаянии.
        Видя, как трудно ему сделать предложение, она решила помочь.
        - Да, Грэй, я выйду за тебя замуж.
        Но он побледнел и отшатнулся. Его лицо исказилось от ужаса.
        - Выйдешь замуж? - Он подавился этим словом.
        - Да. - Мэрайа нахмурилась. Она не поняла его намерений? - Ты ведь это пытался сказать?
        Неистово замотав головой, он быстро спрыгнул с кровати.
        - Нет!
        Мэрайа села, в смущении стягивая рубашку на груди.
        - Тогда чего ты хотел?
        Он схватил брюки и поспешно натянул их. И начал ходить по комнате огромными шагами. Рот его превратился в кривую линию. Чувствуя себя идиоткой, Мэрайа пыталась успокоить.
        - Грэй, - тихо произнесла она.
        Он резко остановился у кровати.
        - Я… я хотел, чтобы ты переехала вместе со мной.
        Что-то внутри нее оборвалось.
        - Переехать с тобой? - повторила она, молясь о том, что чего-то не расслышала.
        - Это практическое соглашение, учитывая, что мы уже фактически живем друг с другом. Большую часть времени ты проводишь здесь, но я устал метаться между нашими домами. А поскольку ты живешь с сестрой, у тебя дома нам негде укрыться.
        Пытаясь выбраться из состояния шока, она уставилась на мужчину, которого любила.
        - Ты… ты хочешь жить вместе?
        Грэй вздохнул с облегчением и улыбнулся.
        - Ага.
        - Нет. - Она любила его, но теперь это не имело значения, она не могла жить с любимым человеком на правах наложницы.
        - Нет? - изумленно переспросил он.
        - Нет! - решительно сказала она. - Я не могу, Грэй.
        - Но почему? Ты знаешь обо всех моих дурных привычках, - он пожал плечами, - да и немного их у меня.
        В ответ на это самоуверенное заявление она только приподняла бровь.
        - Ну, ладно, у меня несколько дурных привычек, - признался он, - но едва ли выдавливание зубной пасты посередине тюбика - преступление. Да, я знаю, ты терпеть не можешь, когда я бросаю белье на пол, но я же его убираю.
        Если бы эти откровения были по другому поводу, то Мэрайа хохотала бы. Но ей хотелось плакать.
        - Дело не в плохих привычках, Грэй. Дело в преданности.
        - Я предан тебе, - оскорбленно произнес он.
        Мэрайа проглотила комок в горле и ощутила горечь отчаяния.
        - Не настолько. Это не считается.
        - Я ни с кем не встречался за все время, пока был с тобой. - Она увидела, как он стиснул зубы. Знакомое непроизвольное движение, показывающее, что он теряет контроль над ситуацией. - Восемь месяцев - самый длинный период, на который меня когда-либо хватало. И это не считается?
        - Считается. - Лгать Мэрайа не могла.
        - Если это считается, то почему ты не можешь переехать ко мне?
        - Потому что в тот день, когда я перееду к мужчине, я надену обручальное кольцо. Я говорю о подобной преданности. Вечной. Полной. Между двумя любящими людьми.
        Грэй поскреб лоб. Он выглядел несчастным.
        - Ты знала, что я не собираюсь жениться, когда мы начали встречаться.
        - Да, но я надеялась, что твои чувства изменятся.
        - Они и изменились, - с ударением на последнем слове подтвердил Грэй. - Я беспокоюсь о тебе больше, чем о ком-либо.
        - Я тронута. - Как жаль неосуществившуюся мечту! - Но теперь этого недостаточно.
        - Месяц, неделю, день назад этого было достаточно.
        - Я люблю тебя, Грэй. - Она не первый раз признавалась ему в любви, но внезапный ужас в его глазах был таким же подлинным, как и первый раз, когда она сказала ему об этом.
        - Я знаю, дорогая…
        - Ты любишь меня?
        - Я никогда не просил ни одну женщину жить со мной.
        - Понимаю. Я должна расценивать это как честь?
        Грэй заметался по комнате. Он никогда не выражал вслух своих чувств, он никогда не говорил, что любит ее. Но Мэрайа знала, что их отношения отличались от обычных. Когда он как-то особенно смотрел на нее, она была уверена, что любима.
        - Не знаю, является ли мое чувство к тебе любовью, - начал он, нанося мощные удары по ее самолюбию. - Мэрайа, я не верю в любовь.
        Она не знала этого. Ей стало больно и грустно. Всю свою жизнь Мэрайа была окружена любящими людьми. Как она могла не заметить этой циничности в Грэе, как могла она думать, что ему надо время, чтобы влюбиться в нее?
        - Люди должны заботиться друг о друге, это я понимаю, - продолжал он. - А любовь - это милое словцо, обозначающее некий миф. Я что, о тебе мало думаю?
        - Мои родители любили друг друга и прожили счастливо в браке тридцать девять лет.
        Он бросил на нее скептический взгляд.
        - Твои родители в меньшинстве. Моя мать утверждает, что была влюблена четыре, нет, пять раз. Столько же раз она разводилась. Если подобная суета связана с любовью и браком, мне такого добра и даром не надо.
        Мэрайа раздумывала. Незачем добиваться его признания, чтобы понять: у него было несчастливое детство. Она знала только, что он был единственным ребенком и что ему шел всего лишь четырнадцатый год, когда умер его отец. Каждый раз, когда она спрашивала его о семье, Грэй прекращал разговор на эту тему.
        - Почему вдруг брак стал так важен для тебя, Мэрайа?
        - Он всегда был важен. - Она встала с кровати, но Грэй преградил ей путь.
        - Он не был важен, когда ты жила с Дэйлом Симмонсом.
        Мэрайа вздрогнула.
        - Вот почему я не сделаю этой ошибки опять. Слишком удобно жить с кем-нибудь, не зарегистрировавшись. Все удобства брака без каких-либо обязательств. Я хочу быть уверенной в будущем. Все или ничего. И мы с тобой были достаточно долго вместе, чтобы понять, получится наш союз или нет.
        Грэй явно думал, что не получится. Мэрайа попыталась обойти его, но он вновь не пустил ее. Его напряженный взгляд был прикован к ее лицу.
        - Ты любила его? - внезапно спросил он.
        - Да.
        - Он любил тебя?
        - Да, по крайней мере какое-то время.
        - Парень путался с другими женщинами у тебя за спиной! - Он схватил ее за руки. - Неужели после этого тебе не ясно, что любовь - это далеко не все?
        Да, Дэйл кормил ее пустыми обещаниями, которые она не могла распознать по своей наивности. Ей хотелось думать, что в свои тридцать два она стала мудрее, чем была в двадцать шесть.
        - Благодаря этому опыту я научилась быть осторожной с мужчинами, с которыми встречаюсь. Но это не разубедило меня в необходимости быть преданной любимому всю жизнь. Я хочу этого, Грэй, я и с тобой хочу именно постоянства, а не временного удобства совместной жизни, чтобы потом понять, что на самом деле надо другое, лучшее.
        Руки Грэя опустились. Он никогда не чувствовал себя таким растерянным. Мэрайа просила невозможного. Он мог сказать ей то, что она хотела услышать. Но если их отношения и были основаны на чем-то, так это на доверии и честности, и он не хотел примешивать сюда ложь. И никак не мог он сказать ей, что в его планы входит женитьба. Ни на ком. Никогда.
        - Я… я не могу, Мэрайа, - прошептал он.
        Слезы выступили у нее на глазах, но голову она не опустила.
        - Тогда, я думаю, каждому из нас надо поискать себе кого-нибудь еще. - Она прошла мимо него.
        Он заметил, как она смахнула слезу. Он не хотел причинять ей боль. Грэй не был в состоянии дать ей то, что она хотела, но и потерять ее он не мог.
        - Я не хочу искать другую женщину, Мэрайа.
        - Придется, так как я больше не собираюсь поддерживать такие отношения. Я хочу мужа, Грэй, и детей. Ты хочешь детей?
        Ее вопрос застиг его врасплох.
        - Как я и думала, - устало проговорила она, не дождавшись ответа. Смирение сквозило в ее голосе.
        Он провел рукой по подбородку. Ему были ненавистны воспоминания о собственном детстве; воспоминания, причинявшие ему боль, должны были оставаться похороненными глубоко в сознании.
        - Я слишком стар, чтобы быть отцом.
        Она пристально посмотрела на него. Грэй по ее внимательному взгляду понял, что она видит его насквозь.
        - Слишком стар или испуган?
        - Что ты хочешь этим сказать? - отозвался он, проклиная про себя ее проницательность.
        Она пожала плечами.
        - Стать отцом так страшно.
        У него вырвался едкий смешок.
        - Да, у меня не было достойного примера в детстве, и меня, признаться, не слишком привлекает перспектива стать отцом.
        - Понимаю, - печально произнесла она.
        С тихим отчаянием он думал, как объяснить эмоции, нахлынувшие из прошлого двадцатилетней давности. Горькие воспоминания об отце, который вымещал на ребенке недовольство жизнью.
        Мать, боясь гнева мужа, не защищала своего ребенка от эмоционального и словесного унижения, которому отец постоянно подвергал сына.
        Нет, Мэрайа никогда не поймет этого, будучи воспитанной в здоровой семье.
        Грудь сдавило, стало трудно дышать. Всю свою сознательную жизнь он упорно трудился, сумев превратить небольшую организацию, занимавшуюся охранными системами, в огромную корпорацию. Он научился контролировать себя и не теряться в самых различных ситуациях, а главное - ни от кого не зависеть, кроме себя. Не было ничего, чего бы он не мог добиться, если хотел.
        Кроме Мэрайи. Как он ни старался, ему никак не удавалось «приручить» ее.
        Она повернулась к нему, ее голубые глаза сверкали от слез.
        - Думаю, нам лучше расстаться.
        Грэй не двинулся, только сжал руки в кулаки.
        - Значит, все кончено?
        - Мы стремимся к разным целям. Теперь это очевидно. Не имеет смысла дальше встречаться. - Она прерывисто вздохнула. - До свидания, Грэй.
        Он смотрел, как она уходит, и чувство беспомощности овладевало им. Большую часть жизни он провел один, но никогда до этого момента не был таким несчастным и никому не нужным.

        - Мэрайа, сколько ты собираешься киснуть?
        Она оторвалась от вечерней газеты и взглянула на Джейд.
        - Я не кисну, - пробормотала Мэрайа и потянулась к тарелке с виноградом.
        - Не кисла до прошлой недели. Боже, Мэрайа, ты даже не позволяешь мне стирать сообщения Грэя с автоответчика, так тебе хочется слышать его голос. Ты даже не замечаешь, что у нас закончилась пленка.
        - Куплю новую, если оставишь меня в покое.
        - Ни за что. Кто-то должен вытянуть тебя из болота, в котором ты завязла. Ну, посмотри на себя. - Джейд с негодованием затрясла головой. - Выбираешься из дома, только чтобы пойти на работу, но и там бессмысленно пялишься в пустоту. И учти: нельзя жить на одном винограде.
        Мэрайа взяла еще одну виноградину.
        - А почему?
        Джейд раздраженно выдохнула.
        - Никогда не видела тебя такой. Даже при расставании с Дэйлом.
        Конец взаимоотношений с Грэем наступил неожиданно. Она любила его больше, чем других мужчин, с которыми у нее были близкие отношения.
        - Мэрайа, - мягко произнесла Джейд, усаживаясь рядом с сестрой, - даже мама с папой беспокоятся за тебя. Особенно папа. Ты знаешь, каким он становится, когда кто-то обижает его дочек. Он был готов схватить револьвер и нанести Грэю визит.
        Мэрайа резко вздернула голову.
        - Скажи, что ты шутишь.
        Джейд пожала плечами, на ее губах появилась легкая улыбка.
        - Он чувствует себе обязанным защищать нас. Ему нравился Грэй, как и всем нам. И, я думаю, он надеялся на свадьбу. И на внука.
        Мэрайа застонала при мысли о том, как жаждет отец замужества дочерей.
        - Этого не случится в ближайшее время, по крайней мере с Грэем. Свадьба и дети - это то, чего он страшится больше всего.
        - Если дело обстоит именно так, то пора отправляться на поиски новых и более удачных приключений.
        Мэрайю передернуло.
        - Не хочу, - произнесла она тоскливо.
        Сострадание смягчило взгляд Джейд.
        - Мэрайа, ни один мужчина на свете не стоит такого самоуничтожения. Поверь мне, уж я-то знаю.
        Сестра была права. Мэрайа погрязла в жалости к самой себе, но от этого ведь ситуация не менялась. И как быть с невыносимой тяжестью на сердце?
        - О, Джейд, я не знаю, что делать. Я так тоскую по нему. Меня уже почти не беспокоит, что он не желает жениться на мне, просто хочу быть с ним. Но я знаю, что мы все равно расстанемся. Я не хочу пережить все заново.
        - Мэрайа, тебе надо выбраться из дома и познакомиться с новыми людьми, чтобы забыть Грэя.
        - Если бы это было так легко.
        - А ты попробуй.
        Мэрайа нахмурилась, заметив радостный блеск в глазах Джейд.
        - Прежде всего мы полностью изменим твою внешность. С короткими волосами ты будешь выглядеть неотразимо. Затем надо освежить твой гардероб. У тебя великолепная фигура.
        Мэрайа сомневалась, что таким способом ей удастся избавиться от сердечных страданий.
        - Когда начнем меняться? - тоскливо спросила Мэрайа.
        - На этой неделе. В субботу пойдем к парикмахеру, приведем в порядок твои волосы. А остаток дня посвятим маникюру, педикюру, массажу. Все.
        Улыбка расплылась по лицу Мэрайи.
        - Похоже, день будет насыщенным.
        - Да это не все. - Откинувшись на спинку стула, Джейд сказала: - Затем мы пойдем поохотиться на мужчин в ночной клуб Рокси.
        - Поохотиться на мужчин? - голос Мэрайи стал хриплым.
        - Поищем нового друга. - Джейд наклонилась поближе и одарила Мэрайю ослепительной улыбкой. - Для тебя.
        Позволять Джейд распоряжаться своим гардеробом и косметикой было одно, а разрешать ей командовать ее личной жизнью - совсем другое.
        - Я не хочу нового друга.
        - Думаешь, что не хочешь, но жизнь продолжается, и она не делает тебя моложе. Ты помнишь Ричарда Сойера?
        Мэрайа была сбита с толку.
        - Ты имеешь в виду того адвоката, который консультировался с тобой по поводу переоформления своего офиса?
        - Именно. Высокий, светловолосый, богатый, тело шикарное, - весело расписывала Джейд. - Пару недель назад он заинтересованно спрашивал о тебе.
        Мэрайа настолько принадлежала Грэю - телом, сердцем, душой, - что одна только мысль, что другой мужчина может касаться ее, держать за руку, была ей неприятна.
        - Не знаю, Джейд… - Сердце ее взбунтовалось, но умом она понимала, что подобные знакомства в любом случае необходимы. Потому что она мечтала о муже и детях.
        - Я скажу ему, что последнее время ты не занята.
        Мэрайа вздохнула.
        - Ну хорошо, договаривайся.
        Джейд радостно захлопала в ладоши.
        - Да появится новая Мэрайа!

        Глава вторая

        Мэрайа вошла в здание, где находились офисы компании Грэя «Системы безопасности Николса».
        В ожидании лифта Мэрайа вспоминала советы Джейд, как вести себя при расставании с Грэем. В тот момент ее советы казались простыми и легковыполнимыми. Теперь она хотела бросить все и бежать домой.
        С мягким приглашающим шелестом раскрылись двери лифта. Она сейчас увидит Грэя - через две недели постоянной муки и бессонных ночей. Господи, неужели эта душевная боль никогда не пройдет?
        Подавляя приступ слез, она шагнула в лифт и нажала на кнопку четырнадцатого этажа. Двери закрылись, и Мэрайа очутилась внутри зеркального куба.
        Мэрайа смотрела на свое отражение, новая прическа ей нравилась. Тонкие пряди подчеркивали простой стиль и обращали внимание на ее голубые глаза и высокие скулы, которым так завидовала сестра.
        Интересно, а что подумает Грэй о ее новой внешности и резкой перемене в одежде. Когда Мэрайа вновь взглянула на свое отражение, в памяти всплыло воспоминание, живое, возбуждающее. Она была одна с Грэем в этом самом лифте. Они спускались вниз, проведя несколько часов в его офисе за обсуждением цветных образцов обоев для его библиотеки в новом доме. На девятом этаже он нажал на «стоп», лифт остановился.
        Мэрайа закрыла глаза, воспоминание ожило. Она мысленно видела, как Грэй движется к ней, в глазах - бесстыдный сексуальный блеск. Он прижал ее к зеркальной стене; юбка заскользила вверх. Его пальцы скользнули под резинку колготок.
        Мэрайа задохнулась, когда он снял ее колготки и трусики одним быстрым движением.
        - Грэй, что ты делаешь? - проговорила она, однако послушно помогала Грэю избавить ее от белья и туфелек.
        Он отбросил белье в сторону, вынул жемчужную заколку из волос, затем погрузил пальцы в шелковые пряди, рассыпая их по ее плечам.
        - Я хочу тебя.
        Ее тело мгновенно вспыхнуло желанием, но скромность удерживала девушку от полной капитуляции.
        - Мы не можем делать это здесь!
        Видимо, ее ужас позабавил Грэя и подхлестнул его страсть.
        - Ну, конечно же, можем, дорогая. - Его губы приблизились к ее уху, язык коснулся чувствительной кожи, когда он прошептал: - Уже поздно, и есть еще два лифта. На этот никто не будет обращать внимания еще некоторое время. Нам даже не надо полностью раздеваться.
        Его руки скользнули между ее ног. Уткнувшись лицом в ее шею, он застонал.
        - О, Грэй! - Колени Мэрайи подгибались, но Грэй поддерживал ее. Она закусила губу, чтобы не закричать.
        - Я всегда мечтал об этом. Каждый раз, когда спускался в лифте один, мечтал остаться здесь с тобой вдвоем. Вот как сейчас. Доставь мне удовольствие.
        И она доставила. Расстегнув блузку, Грэй обнажил ее грудь.
        - Боже… - Дыхание Мэрайи перехватило, когда его губы стали ласкать напрягшийся сосок.
        - Тебе хорошо? - проговорил он между поцелуями.
        - Да, - прошептала она, чувствуя, как растет возбуждение, вызванное его ласками. Откинув голову, она запустила пальцы в его волосы. Когда он опустился перед ней на колени, она задрожала от сладкого предчувствия.
        - А будет еще в тысячу раз лучше, - хрипло пообещал он. Его рот, горячий, влажный, приник к ее жарким недрам.
        При воспоминании о каждом эротическом слове, произнесенном им, о каждом движении рта и рук по ее телу у Мэрайи вырывался стон. Как отчаянно она цеплялась за него, когда он, наконец, проник в нее…
        - Мисс Стивенс, с вами все в порядке? - раздался где-то далеко женский голос. - Мисс Стивенс?
        Мэрайа открыла глаза, с ужасом обнаружив, что двери лифта открыты, а секретарь Грэя, Джини, странно смотрит на нее.
        - Извини, Джини, я просто задумалась. - Она шагнула из лифта. После этого путешествия в прошлое она хотела оставить вещи Грэя на столе в приемной и убежать. Она была уверена, что, увидев его, либо расплачется, либо бросится ему в объятия. - Я хотела оставить кое-какие вещи Грэя.
        Джини подошла к своему столу и потянулась к телефону.
        - Позвольте, я позвоню Грэю.
        - Это не обязательно, Джини, - поспешила заверить ее Мэрайа. - Я оставлю вещи тут на столе, и ты передашь их ему после моего ухода.
        Джини непреклонно покачала головой.
        - Он рассердится, если я не скажу ему, что вы здесь, а последние дни он очень легко выходит из себя. У него резко испортился характер, - призналась она, понизив голос. Но в ее тоне сквозила теплота к боссу, а также понимание. - Мне строго-настрого приказано немедленно извещать его, если вы позвоните, и я уверена, что то же самое касается вашего пребывания здесь.
        Мэрайе нравилась Джини, и она не хотела, чтобы у той были неприятности.
        Тем временем Джини подняла трубку и нажала на кнопку внутренней связи.
        - Грэй, мисс Стивенс здесь. - Она помолчала, потом сказала: - Нет, я смогу остаться и подождать звонка Фрэнка Уэйсмана. Я пришлю ее к вам.
        Повесив трубку, она виновато посмотрела на Мэрайю.
        - Вы ведь знаете дорогу.
        Мэрайа кивнула и, охваченная паникой, двинулась в кабинет Грэя. С каждым шагом ее нервозность увеличивалась. Руки стали влажными, сердце гулко стучало в груди. Перед толстой двойной дверью в кабинет она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, полная решимости сделать эту встречу как можно короче.
        Она вошла в большую просторную комнату. Из-за стола, заваленного бумагами, быстро поднялся Грэй.
        - Ты не отвечала на мои звонки, - обвинил он ее первым делом.
        Сердце Мэрайи тоскливо сжалось. Он выглядел ужасно. Она не помнила, когда видела его таким изможденным и усталым. Темные волосы были всклокочены, лицо осунулось. Вокруг глаз залегли тени.
        Борясь с желанием броситься к нему, она поставила сумку у маленького стола в конце комнаты.
        - Я не отвечала на твои звонки, потому что знала, что скоро увижу тебя.
        - Мэрайа, это бред. Я надеялся, что ты придешь в себя, но… - Грэй нахмурился, а затем выражение ужаса исказило его лицо. Он стремительно обогнул стол. У Мэрайи даже не было времени опомниться, как Грэй уже стоял перед ней. - Что ты сделала с волосами? - почти прорычал он.
        - Я отрезала их. - Это было произнесено сильным, уверенным голосом женщины, контролирующей ситуацию. Но почему она не чувствовала этого?
        - Вижу, - сухо отозвался он.
        Мэрайа вспомнила, как он наматывал длинные пряди ее волос на руку и медленно наклонял ее голову для поцелуя или как он возбуждался, когда ее волосы каскадом падали на его тело.
        Встретившись с его горящим взглядом, она поняла, что он думал о том же. Мэрайа прикусила нижнюю губу и отвернулась. Эта новая встреча и сознание, что она никогда больше не будет с ним, причинили ей еще большую боль, чем первоначальная ссора.
        Грэй не мог понять, почему она избавилась от длинных шелковистых волос, если знала, как он любит их. Чтобы сорвать свою злость? Нет, это было на нее не похоже. А потом его озарило.
        Взгляд его сузился:
        - К этому имеет отношение Джейд, да?
        Мэрайа презрительно поджала губы.
        - Конечно, нет.
        Лгунья, подумал он, отмечая и другие изменения, которых не увидел поначалу, когда она вошла. Он был слишком поглощен своим негодованием из-за того, что она избегала его целых две недели.
        Затем взгляд его скользнул к углублению между грудей. Они были великолепны, но она никогда не выставляла их напоказ, предпочитая блузки, которые застегивались под горло. Только он знал, какими полными и совершенными были эти груди, и ему это нравилось.
        Через тонкий материал блузки он разглядел кружевное белье, исчезающее за поясом юбки. Кровь его закипела, когда он подумал, что Мэрайа поменяла практичное белье на сексуальное, стимулирующее воображение мужчин.
        Грэй опустил глаза и еще более напрягся. Юбка Мэрайи оказалась на четыре дюйма короче, чем обычно. Да и черные чулки она надевала только в особенных случаях. Мэрайа выглядела смущенной, но в то же время утонченной и чертовски сексуальной.
        - Не помню, чтобы ты раньше носила мини-юбку. - Уж он бы запомнил. О Господи, обязательно запомнил бы. Глубоко запрятанные собственнические инстинкты взыграли в нем, проснулось варварское желание уничтожить любого мужчину, который посмеет взглянуть на нее с вожделением… как он сам делал.
        Мэрайа пожала плечами, явно не имея понятия о том, что может сотворить с душевным состоянием мужчины короткая юбка, так соблазнительно облегающая бедра. А каблуки… Боже, из-за них ее ноги казались просто бесконечными. Сотни эротических фантазий вспыхнули в мозгу Грэя.
        Она не имела права выглядеть такой свеженькой и дерзкой, особенно когда он сам после двух невыносимых недель чувствовал себя старым и уставшим.
        - Новый внешний вид - идея Джейд, да? Чего ждать в следующую нашу встречу? Покрасишь волосы в рыжий цвет?
        - Грэй, пожалуйста, не усложняй все. Я не хочу бороться с тобой. Давай останемся друзьями.
        - Друзьями? - Он уставился на нее, не веря своим ушам. Да не нужны ему спокойные платонические отношения с ней! Они ведь так замечательно подходят друг другу.
        За исключением двух вещей, которые, как она утверждала, ей необходимы и на которые он не давал ей повода надеяться: любви и брака.
        - После всего, что мы значили друг для друга, что мы сделали и разделили вместе, ты хочешь, чтобы мы стали друзьями?
        - Да. Мне хочется думать, что мы разумные взрослые люди, вполне способные поддерживать дружеские отношения.
        - Да не хочу я быть твоим другом, Мэрайа! - Он быстро приблизился к ней и схватил ее за руки, заглянув в глаза. - Я хочу быть твоим возлюбленным. Я хочу чтобы все было так, как раньше.
        - А я хочу детей.
        Он съежился как от удара.
        На лице Мэрайи появилось выражение разочарования, и она отдернула руки.
        - Хочу, чтобы ты знал: я встречаюсь с другим.
        При мысли о мужчине, прикасающемся к ней, Грэй пришел в ярость.
        - Замечательно, - пробормотал он. - Просто замечательно. - Его желудок скрутило.
        - Я думаю, тебе тоже следует найти кого-нибудь.
        Он хрипло рассмеялся.
        - Ну и как я должен это сделать, если каждая женщина, на которую я смотрю, никогда не сравнится с тобой? Мэрайа, если бы ты знала, как мне не хватает тебя.
        В ее взгляде он прочитал то же самое, но она не произнесла ни слова. В душе Грэй проклинал ее силу воли.
        - Я не сплю по ночам, не могу сконцентрироваться днем и пью лекарства.
        - Мне жаль, - произнесла она мягко.
        Резко остановившись перед ней, он заметил:
        - Надеюсь. Ты ведь знаешь, что виновата. Не могу я отпустить тебя. Ты со мной каждую секунду, днем и ночью… - И он прикоснулся к ее щеке.
        У Мэрайи перехватило дыхание, но она взяла его руку и решительно отвела в сторону.
        - Грэй, прекрати.
        - Почему? Это же правда. - Он почти уже добился своего, видя, как она борется с желанием. Чтобы закрепить достигнутый успех, он приблизился. Мэрайа попыталась отступить назад, но помешало кресло. Грэй, не касаясь ее, продолжал низким хриплым голосом: - Каждый раз я отправляюсь спать с мыслью о тебе. Я вижу тебя во сне. Утром у меня все болит. Просыпаясь, я протягиваю руку, но тебя нет рядом со мной.
        Внизу ее шеи забился пульс, и она тяжело вздохнула.
        - Мне тоже нелегко.
        - Да? - Грэй положил руки по обеим сторонам кресла за ее спиной, Мэрайа оказалась в ловушке. - Ты просыпаешься с такими же ощущениями? - Ее взгляд сказал ему то, что отказывался произнести язык. Наклонив голову, он прижал губы к ее уху и продолжил этот мучительный для обоих разговор: - А когда ты понимаешь, что меня нет рядом, ты закрываешь глаза и представляешь мои руки и губы на своем теле?
        Мэрайа издала еле слышный стон и прижала руки к его груди, отчего огонь желания тотчас опалил его. Брюки сделались неудобны и тесны, но он усилием воли держал себя в узде.
        - Ты нечестно играешь, - прошептала она.
        Глубоко вдохнув ее сладкий женский запах, Грэй немного отстранился и заглянул ей в глаза. Раскрасневшаяся, она казалась немного изумленной и удивительно красивой. При иных обстоятельствах он немедленно занялся бы с ней любовью. При иных обстоятельствах и она сама умоляла бы его об этом. Но сегодня все было иначе.
        - Мое предложение остается в силе, - произнес он.
        Мэрайа слегка нахмурилась, и поволока страсти исчезла с ее глаз.
        - Переехать к тебе?
        - Да.
        У нее вырвался возглас возмущения, и она толкнула его так, что он отступил. Мэрайа шагнула в сторону.
        - Тогда и мой ответ остается в силе.
        - Так не должно быть. - Его голос, полный разочарования, стал громче. - Мы были совершенно счастливы, пока… - Сжав зубы, он сунул руки в карманы и принялся играть таблетками от головной боли, которые теперь постоянно таскал с собой.
        - Пока что? Пока я не поняла, что ты не любишь и не можешь любить меня? Пока мы не заговорили о браке и я не поняла, что мы по-разному смотрим на наши отношения? - Ее лицо выражало злость и боль. - Да не могу я избавиться от желания выйти замуж и завести семью, Грэй. Я хочу надежных, на всю жизнь, честных отношений с мужчиной, который любит меня так же, как и я его. И хочу иметь детей до того, как состарюсь. И не хочу попусту тратить год или два на любовь к тебе, когда знаю, что в конце концов мне придется все равно уйти.
        Ее доводы были убедительны.
        - Не помню, чтобы раньше ты была такой упрямой, - с трудом проговорил он. - Джейд имеет к этому отношение?
        Смех Мэрайи прозвучал напряженно.
        - Нет, я всегда была упрямой, когда дело касалось моих убеждений. Кстати, ты настолько же упрям в своем нежелании жениться на мне.
        - На то есть особые основания. - Грэй подошел к окну и задумался. Он много раз был свидетелем того, как его отец оскорблял мать, и сам часто подвергался оскорблениям. Мужчина обвинял своего ребенка в том, что по его вине попал в ловушку, женился без любви. Все это производило глубокое впечатление на мальчика.
        В течение многих лет этот жизненный урок лишь закрепился при общении с многочисленными отчимами, вереницей протянувшимися через его жизнь, и коллегами и соперниками по бизнесу. Ему всегда удавалось избежать эмоциональной привязанности, чтобы полностью сконцентрироваться на работе. В деловых кругах по крайней мере он пользовался уважением, чего никогда не мог добиться от собственного отца.
        - И что это за основания? - произнесла у него за спиной Мэрайа, отрывая его от мыслей. - Я провела с тобой восемь месяцев, но так по-настоящему и не узнала тебя.
        Грэй повернулся.
        - Ты лучше всех знаешь меня.
        - В некоторых отношениях - да. - Мэрайа расхаживала по кабинету, разглядывая награды на стенах. - В физическом и деловом отношении знаю, но понятия не имею о том, что творится в душе Грэя Николса. Я практически ничего не знаю о твоей семье и детстве, о том, как ты рос и почему ты не можешь или не хочешь жениться и создать семью. - Мэрайа замолчала, с любопытством разглядывая его. - Я не сомневаюсь, ты сильный человек, но что движет тобой? Знаю, ты сделал эту компанию из ничего, без всякой посторонней помощи. Не потому, что ты сказал мне, но потому, что я прочитала это здесь. - И Мэрайа указала на статью из престижного делового журнала, которую Грэй вставил в рамку. - Откуда исходит эта сила?
        Ответ уже был готов вырваться у него, как и накопленная за годы горечь. Мэрайа не понимала, что она знала о нем больше, чем он позволял узнать любой другой близкой ему женщине. Уже это пугало его.
        Мэрайа вздохнула и села на край стола.
        - Как можем мы построить прочные отношения, когда ты просто не доверяешь мне и не хочешь поговорить?
        Грэй почувствовал, что его охватывает злость.
        - А мы и говорим.
        - Всегда только обо мне, моей семье и моем бизнесе. И никогда о твоей жизни. Или, скорее, о твоем прошлом. Думаю, поэтому для меня было удивительно, что ты не веришь в любовь и что ты никогда не хотел жениться. А я всегда этого хотела.
        Пальцы Грэя крепко стиснули в кармане пузырек с таблетками.
        - Думаешь, из тупика нет выхода?
        Грациозно соскользнув со стола, Мэрайа сказала:
        - Как насчет того, чтобы оставаться друзьями?
        Грэй решил: уж если это единственный способ видеться с ней, то ему стоит согласиться.
        - Ну что ж, друзья так друзья. - Его настроение немного улучшилось. - Как насчет поцелуя, чтобы скрепить сей пакт?
        - Как насчет подарка вместо поцелуя? - Мэрайа вручила Грэю пакет.
        - А это еще для чего? - Грэй с любопытством рассматривал пакет.
        - Для тебя. - В глазах ее оставался веселый блеск, который он так любил. - Я купила это во время нашей поездки в Сан-Франциско два месяца назад.
        Грэй улыбнулся, вспоминая, как удивил ее однажды, показав ей авиабилеты и сказав, что у них номер в пятизвездочном отеле в Сан-Франциско.
        - Неплохо провели время, да?
        - Неплохо, - спокойно согласилась она.
        - В будущем тоже могло быть неплохо.
        Ее взгляд остался спокойным.
        - Нет, Грэй, не для нас.
        Первый удар, подумал он, зная, что ему потребуется время, чтобы убедить ее в том, что они принадлежат друг другу. Он вновь обратил внимание на сверток, сорвал обертку и обнаружил красивую дорогую картину, которую они видели в одной галерее. Им обоим понравилась эта картина. Она называлась «Убежище влюбленных». На первый взгляд она казалась самой обычной: черная пещера в скалах, тянувшихся вдоль пустынного пляжа, кристальная сине-зеленая вода… Но при близком рассмотрении они заметили силуэты двух влюбленных в объятиях друг друга. Это было и красиво и в то же время носило оттенок интимности.
        - Спасибо. - Грэй почувствовал смущение и благодарность. Он знал, как она сама хотела получить эту картину. Понимала ли она, что он каждый раз при взгляде на картину будет вспоминать ее?
        Улыбка Мэрайи светилась подлинной радостью.
        - Это подарок на новоселье.
        - Занималась домом в основном ты, а потому заслуживаешь того, чтобы повесить картину. У меня есть для нее отличное место. В спальне.
        Мэрайа сразу же разгадала его хитрость.
        - Я думаю, ты и сам справишься.
        Второй удар. Едва ли она могла обвинять его за эту попытку. Грэй осторожно прислонил картину к стулу.
        - Кстати, дом выглядит замечательно, но пустынный без тебя.
        - Рада, что тебе он нравится. - Она была польщена его комплиментом. - Если не возражаешь, я бы хотела прислать фотографа, чтобы он сделал несколько снимков. Я договорюсь на то время, когда ты будешь дома.
        - Это будет замечательно. - Он бросил взгляд на часы. Было почти шесть, и он знал, что сегодня уже ничего не успеет сделать. - Ты поужинаешь со мной? - небрежно спросил он. - Я могу заказать сюда что-нибудь из китайского ресторана. Цыпленка с лимоном хочешь?
        - Ты же знаешь, чем закончится этот ужин.
        Верно. Каждый раз, когда они обедали в офисе, они заканчивали его любовью. На диване. На ковре. На его столе. Ему хотелось бы думать, что Мэрайа окажется слабой.
        - Да, я мечтаю, чтобы это было больше, чем просто ужин. - Улыбка грешника заиграла на его губах. - Но обещаю, что буду хорошо себя вести.
        - Ты никогда не ведешь себя примерно. - Мэрайа выпрямилась и провела рукой по очень короткой юбке. - Кроме того, не могу. У меня на семь назначена встреча.
        Его охватила ревность, и он почувствовал потребность в таблетке успокоительного.
        Мэрайа подняла бумажный пакет и поставила на стол.
        - Это последние твои вещи из моего дома.
        Две таблетки.
        - Вот так, значит?
        - Да, - прошептала она. - Ты поедешь на шестидесятую годовщину моего отца?
        - А я приглашен?
        - Конечно. Мой отец всегда был о тебе высокого мнения.
        - Даже после нашего разрыва?
        Мгновение она обдумывала подходящий ответ.
        - Папа был… разочарован, услышав, что мы больше не встречаемся.
        Уважение было обоюдным. Грэй познакомился с Джимом Стивенсом почти год назад, когда они заключали контракт на установку сложной охранной системы в инвестиционной компании Джима. Он был удачливым бизнесменом. Было очевидно, что он и хороший семьянин. Джим гордился своими дочерьми. Когда Грэй случайно упомянул, что строит дом по индивидуальному заказу, Джим настоял, чтобы он позвонил его дочери Мэрайе и проконсультировался по вопросу внутреннего дизайна. Грэй не хотел, чтобы кто-то помогал ему в создании дома. Однако чтобы сохранить процветающую компанию Джима в числе своих клиентов, он из вежливости позвонил Мэрайе. Один вечер за обсуждением дизайна его дома, и он понял, что должен постоянно видеть рядом с собой эту женщину.
        Теперь, восемь месяцев спустя, счастье и блаженство закончились.
        - Грэй, - послышался голос Джини по внутренней связи. - Звонок от мистера Уэйсмана, который вы ждали.
        Он забыл об этом. Уэйсман уже вот-вот был готов подписать контракт на двести тысяч долларов, а его оказалось очень трудно склонить к этому.
        - Спасибо, Джини, я отвечу, а ты можешь быть свободна.
        Грэй хотел, чтобы Мэрайа осталась, но та уже направлялась к двери.
        - Думаю, Грэй, увидимся на приеме у моего отца.
        Две недели. Четырнадцать дней мучительных размышлений, предложит ли ей другой парень то, что он не мог обещать ей. Только полный дурак не сделает этого!
        - Да, увидимся там.

        Глава третья

        - Господи, Грэй, ты выглядишь ужасно.
        Грэй взглянул на своего друга Марка Дэвиса, который сел на свободный стул рядом с ним.
        - Нормальное состояние для настоящего периода, - пробормотал Грэй, делая глоток скотча. - Чувствую себя ужасно.
        Понедельник был «мужским» днем. Грэй, Марк и несколько других коллег - приятелей встречались, чтобы немного выпить и пообщаться в неофициальной обстановке. Сегодня Грэй хотел, чтобы его оставили в покое. По сравнению с загорелым, энергичным Марком Грэй чувствовал себя выжатой тряпкой. Даже работа, всегда служившая для него спасением, не отвлекла его от мыслей о Мэрайе.
        Марк сделал знак бармену.
        - Эй, Бруно, я возьму «Бадвейзер» и подогретые орешки. - Он посмотрел на Грэя. - Ого. Чистое виски?
        Грэй пил чистое виски в редких случаях, когда у него было отвратительное настроение. Алкоголь ударял в голову тяжело и быстро, мешая мысли и воспоминания. Может, если ему повезет, он так накачается, что не будет мечтать сегодня о Мэрайе.
        Бруно принес Марку пиво и орешки. Марк поблагодарил его и сделал жест в сторону Грэя.
        - Налей еще бедняге, Бруно, - сказал Марк.
        Грэй бросил кубики льда в свой пустой стакан.
        - Двойной.
        Бруно приподнял бровь, но ничего не сказал, ухватил бутылку скотча и налил двойную порцию.
        - Похоже, сегодня водителем буду я. - Марк взял ключи от машины Грэя и отложил их подальше.
        - Угу. Если я начну петь или что-то в этом роде, стукни меня по голове.
        - Стукну, - сказал Марк и сделал глоток.
        Марк и Грэй познакомились в Южно-калифорнийском университете на третьем курсе. Сходство интересов, бурная жизнь, заполненная бесконечными вечеринками и множеством женщин, связали их узами мужской дружбы. Они стали друзьями и оставались ими на протяжении долгих лет. Грэй наблюдал за женитьбой Марка и последующим отвратительным разводом. После брака остались двое мальчиков.
        По мнению Грэя, ужасный брак Марка был еще одним примером того, чем заканчивались хваленые свадебные церемонии. Статистика, да и его собственный опыт показывали, что счастья в браке не существует. Почему Мэрайа не могла понять этого?
        Марк протяжно свистнул и дружески похлопал Грэя по плечу.
        - Не можешь отделаться от мыслей о ней?
        В ответ Грэй лишь махнул рукой.
        Марк усмехнулся, не обидевшись.
        - Да, конченый ты человек.
        Грэй всегда мог безболезненно избавляться от любых отношений с женщинами, но почему же он не мог забыть Мэрайю? Дело было в том, что он не хотел ее забывать.
        - Мерзко, когда тебя отправляют на свалку?
        Может, в этом все дело, подумал Грэй. За все эти годы, начиная со старшей школы, никто никогда не бросал его. Именно он прекращал отношения, разбивая сердца и вызывая гнев стольких женщин, что и вспомнить было трудно.
        Никто никогда не бросал его. Грэй нахмурился. Хотя поступок Мэрайи и уязвлял его гордость, но была и более глубокая причина его депрессии, которой он не понимал. Без нее его жизнь стала совершенно другой. И когда Грэй бродил по этому огромному пустому дому, он ловил себя на том, что прислушивается, будто пытается услышать ее голос и серебристый смех. Не было ее запаха в постели, французского ванильного кофе в буфете и сливочно-орехового мороженого в морозильной камере.
        Когда же все эти мелочи начали приобретать значение?
        - Ты видел ее последнее время, Грэй? - Марк захватил горсть орехов. - У нее шикарная новая стрижка, она сменила свои костюмы на коротенькие юбочки и облегающие брюки. У нее бесподобные ноги.
        Грэй сверкнул глазами.
        Словно читая мысли друга и понимая, как далеко он зашел, Марк поднял руки:
        - Эй, не я один смотрел, Грэй.
        - Где ты видел ее?
        - Пару раз в ночном клубе у Рокси. - Марк пожал плечами. - Она была там в субботу вечером.
        - У Рокси? - Грэю показалось, что внутри у него что-то оборвалось. - Это же рынок невест.
        - Ага. Высшего качества.
        Грэй глотнул остатки виски и жидкость обожгла его, словно адский огонь.
        - С кем она была?
        - С Джейд.
        - Учтем, - пробормотал Грэй. - Еще кто-нибудь?
        - Только восемь или десять парней, пытавшихся заполучить ее. - Марк сделал глоток пива. - Должен сказать тебе, Грэй, она была необычайно сексуальной.
        Отлично. То, что он и хотел услышать.
        - Она танцевала с кем-нибудь?
        - Нет, но не потому, что не хватало желающих.
        Грэй потер подбородок и выругался.
        - Я подошел к ней и поздоровался, мы поболтали немного, пока не появился парень, которого она знала.
        - Должно быть, тот парень, с которым, как она сказала, встречается.
        - Джейд сказала, он адвокат.
        - Она танцевала с ним?
        - Нет.
        Грэй закрыл глаза и облегченно вздохнул.
        - Зато уехала с ним.
        Грэй застонал - нескромные сцены стали сменять друг друга перед его глазами. Нащупал в кармане флакончик, извлек две таблетки. Но после выпитого ликера они могли плохо подействовать.
        - Никогда не видел раньше, чтобы ты так убивался из-за женщины. - В голосе Марка звучала озабоченность.
        Мэрайа была не просто женщиной. Она была всем, чего он желал, но он даже не подозревал, как она была ему необходима, пока они не расстались. Мэрайа нужна ему больше, чем кто-либо другой.
        Марк добродушно подтолкнул его локтем.
        - В этом огромном море женщин есть и другие рыбки. По крайней мере, ты так говорил после моего развода с Шейлой. - Он наклонился ближе. - Вон та брюнетка пожирает тебя глазами. Спорю, если ты ей намекнешь, что она тебе интересна, она в лепешку разобьется ради тебя.
        Грэй обернулся. На него смотрела красавица с роскошным телом, втиснутым в короткое джинсовое платье. Длинные ноги, волнистые волосы, такие же длинные, как раньше у Мэрайи. Грэй подождал, не возникнет ли сексуальное влечение. Не было даже намека. Все дело только в том, что он хотел одну-единственную женщину.
        Господи, он с ума сойдет из-за нее!
        - Она меня не интересует, бери себе. - Грэй начал раскалывать кубик льда, пытаясь разобраться в своих мыслях. - Просто не понимаю, что было не так со мной и Мэрайей. Все казалось идеальным.
        - Должно быть, пропала искра.
        - Искра?
        - Знаешь, как женщинам нравится эта искра возбуждения, которое они испытывают, когда вы танцуете в первый раз. Должно быть, она исчезла у вас обоих.
        Для них с Мэрайей никогда в этом не было проблемы. Он мог просто по-особенному посмотреть на нее и вызвать такое возбуждение, что едва хватало сил сдерживаться до тех пор, пока они не оставались одни.
        - Не думаю, что дело в этом.
        - Точно в этом. Уж поверь мне.
        Грэй внезапно рассмеялся.
        - Как могу я верить тебе, когда твой собственный брак разрушился так молниеносно.
        - Спорю, что у вас, ребята, было удобное ежедневное общение, - засмеялся Марк.
        Да, Грэю было удобно с Мэрайей. Она была его любовницей и лучшим другом.
        - Думаю, да.
        - Это обычно является признаком, что из отношений исчезла всякая романтика. А когда уходит романтика, женщина начинает искать более существенное. Как правило, кольцо или пожизненные обязательства. Обычно это момент, чтобы освободиться или пересмотреть отношения.
        Грэй не хотел освобождаться, может, ему надо было пересмотреть их совместную жизнь. Он никогда не считал себя романтиком. Возможно, ей казалось, что он не ценит ее. Грэй нахмурился.
        - Марк, я пересмотрел наши отношения, я хочу сохранить их. - Он поверить не мог, что спрашивает мнения Марка и просит его совета. - Что мне теперь делать?
        - Романтизируй ваши отношения. Женщины любят подобные штучки.
        Грэй съежился. За всю жизнь ему ни разу не пришлось ухаживать за женщиной. Он даже не знал, как это делается.
        - Поверь, Николс, - увещевал Марк. - Это нисколько не труднее, чем убеждать потенциального клиента.
        - Потрудись объяснить поподробнее.
        - Это просто. Вкладываешь в нее немного денег - вино, обеды, цветы, украшения… Несколько романтических жестов - и она придет к тебе.
        Грэй был неуклюж, когда дело касалось такой романтики, но, может, это было то, чего хотела Мэрайа. Он пытался просить, умолять, но это не сработало. Ему нечего терять.

        - Это надо прекратить. - Джейд вошла в кабинет Мэрайи, неся еще один шикарный букет, на этот раз ярко-розовые тюльпаны и розы. Подвинув букет персиковых лилий, Джейд поставила на освободившееся место хрустальную вазу. - Кабинет начинает смахивать на похоронный зал. Но последние несколько недель соответствует царящей здесь атмосфере, - Джейд понизила голос, - словно кто-то умер.
        Отложив срочный счет на деревянные жалюзи, Мэрайа повернулась в кресле. Вокруг нее стояло около двадцати букетов и цветочных композиций всевозможных форм и сочетаний. За всю жизнь Мэрайа не получала так много цветов.
        - Ну и как ты думаешь, можно ли его остановить? Кроме того, мне это нравится. У меня ощущение, что я потеряла моего лучшего друга. Грэй был моим другом.
        - Грэй мужчина, Мэрайа. Собака больше друг, чем мужчина. Пес надежен и умеет привязаться к человеку и привязать его к себе.
        Мэрайа вздохнула, не зная, радоваться или сердиться на романтические поступки Грэя.
        - Мужчины не любят, когда их отвергают, - сказала Джейд.
        - Я подумала, что будет лучше, если каждый из нас пойдет своей дорогой.
        - Это одно и то же, Мэрайа. - Джейд выудила маленький белый конвертик, приютившийся среди роз и тюльпанов. - Посмотрим, что герой-любовник скажет на этот раз.
        Мэрайа выхватила конвертик. С каждым букетом Грэй присылал послание. Содержание варьировалось от любовных романтических, испепеляющих эротических до глупых юмористических. Каждое письмо было особенным. Мэрайа не знала, чего ожидать на этот раз.
        Джейд разорвала конверт и вслух прочла:
        - «Роза и тюльпан лучше, чем один цветок. Всегда твой, Грэй». - Она засмеялась и покачала головой. - Этот мужчина знает, что сказать.

«Всегда твой», не «с любовью», с болью в сердце подумала Мэрайа.
        - Должна признать, все это довольно романтично, - сказала Джейд.
        - Цветы не изменят моего мнения по поводу наших отношений.
        - Нет, но лестно знать, что кто-то хочет тебя настолько, что так тратится. - Джейд зарылась лицом в розы и глубоко вдохнула. - Должна сказать тебе, сестренка, не думала, что у Грэя есть эта жилка.
        Нет, Мэрайа не защищала его. Он по-своему романтичен, но в своих стремлениях никогда не был слащав или слабохарактерен. Грэй всегда действовал напрямую, просто и рассудительно, не делая никаких легкомысленных предварительных шагов, если хотел получить что-нибудь. Это возбуждало ее больше, чем цветистые слова или подарки со смыслом.
        - Ричард романтичен? - Джейд вывела Мэрайю из задумчивости.
        Та посмотрела на сестру и попыталась подобрать точное, но вежливое описание человека, с которым встречалась.
        - Ричард… симпатичен.
        - Симпатичен? - Джейд смотрела на нее так, словно она сошла с ума. - Только и всего? Да Ричард самый шикарный представитель мужского племени!
        Мэрайа начала понимать, что она, по-видимому, в чем-то ошибается, раз не может разделить мнение сестры.
        - Он хорошо целуется?
        - Неплохо.
        Джейд наклонилась ближе, глаза ее озорно поблескивали.
        - А у вас было… ну, ты понимаешь?
        Ричард явно намеревался достичь этой цели. Мэрайа не знала, сколько ей еще можно будет сдерживать его, пока это не станет явным и не нанесет удар его самолюбию.
        - Нет.
        - Нет? - Джейд была разочарована и немного обеспокоена. - Он не голубой?
        - Он абсолютно нормальный, а к концу свидания у него больше рук, чем у осьминога щупальцев. - Мэрайа вздохнула и потерла висок. - Я не готова к интимным отношениям, думаю, что с Ричардом у нас не получится.
        - Ты не могла бы подождать до конца следующей недели, прежде чем сказать ему об этом? - Джейд сложила ладони и в отчаянии посмотрела на Мэрайю. - Пожалуйста.
        - Почему?
        - Потому что к тому времени мы получим полный перевод за внутреннюю отделку его офисов.
        Мэрайа все поняла, хотя ей и не хотелось так поступать с Ричардом.
        - Хорошо. Мы едем вместе на день рождения отца, но после этого я с ним порываю. Не хочу завлекать его.
        У входа раздался чей-то голос, и они повернули головы. Молодая женщина стояла в дверном проеме и держала небольшую коробку, упакованную явно для дамы.
        - Прошу прощения, могу я видеть Мэрайю Стивенс?
        - Да, это я, - сказала Мэрайа.
        - Это для вас. - Улыбка женщины была ослепительной, когда она вручала Мэрайе подарок. - Мы обычно не разносим товары, купленные у нас, но ваш друг хотел сделать вам сюрприз, а также удостовериться, что вы получили его.
        - Большое спасибо, что принесли, - произнесла Мэрайа.
        - Пожалуйста. - Глаза женщины сверкнули. - Пусть этот подарок доставит вам настоящее наслаждение. Ваш друг сам выбирал его.
        - Откуда это? - спросила Джейд, кода женщина ушла.
        - «П.Дж. Нижнее белье и аксессуары», - прочитала Мэрайа на золотой этикетке в углу упаковки.
        - Звучит заманчиво. Ну скорее открывай, - нетерпеливо попросила Джейд.
        Мэрайа сняла крышку и замерла.
        - О Господи! - выдохнула Джейд. По лицу ее расползалась широкая улыбка. - Этот мужчина знает, что дарить.
        В коробке был черный атласный с кружевом пояс для чулок, три пары черных соблазнительных прозрачных трусиков и три пары прозрачных черных шелковых чулок с тонкой кружевной лентой по верху.
        Мэрайа достала из вороха атласа конверт. Сестра охала и ахала, восхваляя вкус Грэя. Мэрайа прочла:

«Ты, кажется, увлекаешься симпатичным бельем. Позволь рассказать тебе о моей фантазии: на тебе черный пояс с подвязками, чулки и шелестящие трусики под откровенным коротеньким платьицем. Сейчас ночь, и, хотя вокруг люди, никто не видит нас в нашем укромном уголке, как я ласкаю гладкую упругую кожу твоих бедер в том месте, где заканчиваются чулки, проникаю рукой в твое мягкое, горячее, чувственное лоно.
        Помни о моей фантазии…
        Всегда твой,
        Грэй»
        Мэрайа застонала. Лицо ее горело от возбуждающих слов Грэя. Инстинкты обострились, она испытывала неодолимое желание. Безжалостный, он знал, где ее слабое место.
        - Неплохо, а? - улыбаясь, спросила Джейд.
        Мэрайа кивнула и напрягла бедра, пытаясь уменьшить боль внутри.
        Джейд делала попытки заглянуть в карточку, но Мэрайа быстро спрятала ее в конверт. Джейд надулась.
        - Не поделишься?
        Мэрайа покачала головой, все еще не в состоянии говорить. Она откашлялась и подвинула к себе коробку, пытаясь изо всех сил освободиться от эротических фантазий Грэя.
        - Что мне делать со всем этим, с цветами? - Она ничего не могла больше придумать.
        - Наслаждайся, - Джейд поплыла к двери, - потому что долго это не будет продолжаться.

        Грэй узнал этот голодный блеск в глазах спутника Мэрайи, взгляд хищника, говоривший мужскому населению о том, что он собирается добиться удачи с женщиной, которая держит его под руку. Если они еще не спали вместе, - а Грэй думал, что едва ли это произошло, судя по напряжению Мэрайи, стоявшей рядом с высоким блондином, - то мистер планировал осуществить это сегодня вечером.
        Только если я не предотвращу это, подумал Грэй, подавляя первобытное желание заехать кулаком в лицо адвокату.
        Грэй начал наблюдать за ними. Он не мог оторвать глаз от Мэрайи. Облегающее тело черное кружево на подкладке казалось прозрачным, охватывая все его изгибы от груди до середины бедер. Короткие рукава оставляли обнаженными плечи, подчеркивая выпуклость груди; зубчатый подол, длинные ноги в прозрачных чулках.
        Спутник наклонился к Мэрайе и что-то сказал. Она откинула голову и улыбнулась. Ее шелковые волосы метнулись волной и облаком легли вокруг лица. Адвокат прижал руку к спине девушки и провел ее на несколько шагов вперед.
        При виде этого интимного жеста у Грэя скрутило желудок, и он засунул стиснутые кулаки в карманы.
        - Выглядит потрясающе, а? - ехидно спросила сестра Мэрайи.
        Грэй бросил на Джейд злой взгляд.
        - Ты портишь ее.
        Джейд расхохоталась достаточно громко, чтобы привлечь внимание стоявших рядом мужчин.
        - А это так здорово. Моя сестричка-пуританка проклюнулась из своего кокона.
        Грэй проворчал в ответ такое, что могло бы опалить уши Джейд, если бы та расслышала.
        Она остановила проходившего мимо официанта и взяла бокал шампанского. Сделав глоток, посмотрела на Грэя.
        - Ты хочешь сказать, тебе не нравится ее новый образ?
        - Мне она очень нравилась такой, какой была раньше, до того, как ты решила стать для нее феей из сказки.
        Джейд усмехнулась.
        - Ей необходимо было внести кое-какие изменения в свой образ, особенно если она хочет иметь мужа.
        Грэй оглянулся в поисках официанта. Ему срочно потребовалось выпить.
        - Удивлен, что ты не составила список холостяков, выстроившихся в очередь за ней, - сухо прокомментировал он.
        Джейд указала в сторону сестры.
        - Я думаю, Ричард неплохой улов, но с Мэрайей сейчас непросто.
        - Ты организовала это сама?
        Джейд пожала плечами и допила шампанское.
        - Джейд, я сейчас удавлю тебя.
        - Ну-у-у, - протянула она, хлопая ресницами, - уж очень я нравлюсь тебе.
        Несмотря на ее наглость и острый язычок, она была ему симпатична. Только ей нужен был мужчина, который бы немного ее «смягчил».
        Джейд положила ладонь на его руку и заговорила проникновенным голосом:
        - Грэй, Мэрайа сходит с ума по тебе, лгать не буду, но, если ты не собираешься жениться на ней, тебе надо отпустить ее.
        Не мог он сделать это, хоть и знал, что Джейд права. Мысль о том, чтобы никогда не видеть больше Мэрайю, была равносильна тому, чтобы вырвать сердце из своей груди.
        - Думаю, не познакомиться ли мне с ее новым кавалером. - Одарив Джейд улыбкой, Грэй уверенным шагом направился к Мэрайе.
        Мэрайа увидела приближающегося Грэя. По лицу ее скользнуло удивление, сменившееся усталостью: в ней словно боролись противоречивые чувства.
        Гости, поздравив хозяев, рассаживались за обеденным столом. Грэй уже почти подошел к Мэрайе, когда вдруг его заметил Джим. Грэй не мог игнорировать виновника торжества.
        Он поздоровался за руку со стариком, следя за удаляющейся Мэрайей. Что-то мелькнуло на ее левой лодыжке. Горный хрусталь. Грэй возликовал.
        Объявили приглашение к столу. Грэя усадили рядом с молодой женщиной, которая сразу принялась за него, явно давая понять, что она одинока, доступна и весьма им заинтересована, несмотря на его намеки, что он не заинтересован.
        Как только убрали десертные тарелки, Грэй извинился, игнорируя разочарованные надутые губы женщины.
        Грэй ходил минут десять, прочесывая пеструю толпу в поисках Мэрайи. Наконец он заметил ее со спутником в затемненной части балкона. Огромная пальма в кадке с мигающими огоньками тускло освещала уединившуюся парочку. Мужчина нежно поглаживал щеку девушки.
        - Мэрайа? - Грэй приблизился. Мужчина отпрянул от нее.
        Сначала на ее лице было удивление, затем облегчение. Она вышла из тени на освещенное место. Блондин обернулся и, прищурившись, оглядел Грэя, несомненно, испытывая раздражение.
        Грэй, не обращая на него внимания, одарил Мэрайю широкой ухмылкой.
        - Очень рад видеть тебя. Кажется, прошла вечность после нашей встречи, да? Вижу, мой заказ выполнили, - добавил он небрежным тоном.
        - Я… я получила его. Спасибо.
        - Всякий раз, когда слышу тебя, испытываю редкое наслаждение. - Он повернулся к блондину и с приятной улыбкой протянул руку: - Не думаю, что мы раньше встречались. Грэй Николс, близкий друг Мэрайи.
        - Ричард Сойер. Приятно познакомиться. - Мужчина неохотно пожал руку Грэя. - Друг Мэрайи - мой друг.
        И что Мэрайа нашла в нем? Брачное предложение? При этой мысли его передернуло.
        - Ты ведь не возражаешь, если я украду Мэрайю на пару минут потанцевать? - спросил Грэй так, что Ричард не мог отказать, чтобы не показаться ревнивым любовником. - Хочется вспомнить старые времена.
        Ричард натянуто улыбнулся.
        - Думаю, что на один коротенький танец я могу ее отпустить.
        - Я приведу ее в целости и сохранности, не волнуйся.
        И повел молчаливую и явно сердитую Мэрайю к танцевальной площадке. Звучала медленная музыка, и он притянул партнершу к себе, наслаждаясь ощущением мягкого роскошного тела, и пьянящим ароматом духов.
        Мэрайа отказывалась смотреть на Грэя, и он заметил, что губы ее сжаты в злую узкую линию.
        - Не думала же ты, что навсегда избавишься от меня? Неужели нельзя потанцевать?
        Мэрайа одарила его ледяным взглядом.
        - Если ты заметил, я здесь не одна.
        - О, прекрасно заметил!
        - Но это не остановило тебя, и ты разыграл настоящее сражение самцов.
        По мере того как они танцевали, она расслабилась и вскоре непринужденно обнимала Грэя.
        - Я приехала на прием с Ричардом. Мне не стоит танцевать с другими. - Звучало это так, будто она убеждала себя.
        - Кажется, мистер Сойер не скучает в одиночестве. - И Грэй посмотрел налево. Мэрайа проследила за его взглядом. Агрессивная дама, бывшая соседка Грэя за столом, теперь усиленно работала над Ричардом, который совсем не возражал против ее присутствия.
        - Едва ли я могу упрекать его после того, что ты только что вытворял. - В глазах Мэрайи отражалась борьба эмоций. - С каких пор ты стал таким бессердечным?
        - Я в отчаянии, - искренне признался он мягким голосом. - Когда твой вкус на мужчин мог так резко измениться в худшую сторону?
        Мэрайа попыталась отстраниться, но Грэй не ослабил хватку.
        - С кем я встречаюсь, тебя не касается.
        - Ричард - объект охоты с целью замужества?
        В ее глазах мелькнула боль.
        - Не на тебя же охотятся. Так что успокойся!
        Самое ужасно, что он заслужил такое к себе отношение, но радости от этого было мало. Медленный танец закончился, и зазвучала быстрая музыка. Мэрайа слегка оттолкнула его, он выпустил ее и смотрел, как она удаляется: голова высоко поднята, спина прямая. Взгляд его скользнул ниже, и Грэя резко обдало волной жара. Какой мужчина в здравом уме мог упустить такую женщину?
        Мэрайа вышла на веранду, выходившую в сад. Найдя укромное затененное место, она глубоко вздохнула.
        И потом еще долго никак не могла избавиться от дрожи во всем теле. Что за черт, Грэй до сих пор возбуждает ее!

        - Ну, так как, вы с адвокатом уже спали вместе?
        Услышав знакомый низкий голос, Мэрайа вздрогнула. Этот мужчина не мог смириться с тем, что его отвергли. Хватка у него, как у питбультерьера.
        - Тебя это не касается. - Она даже не обернулась.
        Его руки легли на перила по обеим сторонам от Мэрайи. Спиной, бедрами ощущала она его нависшее над ней тело. Пульс участился, теплота разлилась по венам. Она изо всех сил сопротивлялась желанию откинуться и очутиться в его объятиях.
        Грэй наклонился к самому ее уху и произнес низким хриплым голосом.
        - Предполагаю, что нет, но не из-за отсутствия желания мистера Сойера.
        Мэрайа была поражена его проницательностью. Их укромное место и его близость волновали ее, она пыталась отыскать в себе остатки мужества, чтобы прекратить это безумие.
        - Конечно, он собирается совершить этот подвиг сегодня вечером, когда отвезет тебя домой.
        Мэрайа повернулась, язвительный ответ был готов сорваться с ее губ, но тут же испарился, когда она поймала взгляд Грэя. В лунном свете блеснули его золотисто-карие глаза, соблазняющие, горячие, дикие.
        Она поежилась, так как хорошо знала этот взгляд.
        Грэй медленно погладил ее по волосам, скользнул по полуоткрытым губам, по обнаженной груди, приподнятой корсетом платья, и вновь посмотрел ей в глаза. Хитрая улыбка мелькнула на его губах.
        - Кстати, сегодня ты выглядишь умопомрачительно.
        Необычная слабость разлилась по всему ее телу.
        - Грэй, ты должен прекратить это, - прошептала она. Потому что у меня нет сил сопротивляться тебе, говорил ее взгляд.
        - Не могу. - Он схватил ее за руки и увлек в затемненный скрытый угол веранды. Быстрее, чем она успела сообразить, он притянул ее к себе, рука скользнула по колену, по бедру и все выше, выше…
        Мэрайа задохнулась, но не могла и пошевелиться.
        - Грэй, что ты делаешь?
        Но было и так очевидно, чем он занимался. Его палец прошел по эластичной ленте ее чулка и по атласной подвязке пояса, который он купил ей.
        Улыбка его светилась подлинным грехом высочайшей пробы.
        - Помни о моей фантазии…

        Глава четвертая

        Помни о моей фантазии…
        Надевая подаренное Грэем белье, Мэрайа знала, что он ожидал этого.
        Голоса вокруг и льющаяся из окон музыка стали звучать все глуше и глуше. Мир вокруг Мэрайи таял, остались только они одни с Грэем в укромном алькове.
        - Грэй…
        Она не могла поверить своим ушам: ее голос был полон неистового желания.
        - Шшш, детка, - прошептал он, лаская ее шею теплыми влажными губами. Его пальцы скользнули за края ее трусиков и потянули их вниз.
        Грэй больше ничего не сказал, но им никогда не требовалось говорить что-нибудь друг другу в таких случаях. Он провел руками по изгибам ее бедер и талии, поднимая ее платье. Обнаженное тело обдало холодным воздухом. Руки Грэя скользили по ее груди и затем потянули вниз рукава платья. Ее роскошные груди заколыхались перед его глазами.
        Он увлажнил палец и прикоснулся к ее набухшему соску. Прежде чем она успела вскрикнуть, рот его накрыл ее губы в глубоком поцелуе, отчего у нее закружилась голова. Язык Грэя прикоснулся к ее языку, руки мяли и ласкали ее груди. Ногой он широко развел ее ноги, и его плоть стала увеличиваться между их прижатыми друг к другу телами.
        Она хотела его, несмотря на то, что их в любую минуту могли обнаружить. Тело Мэрайи вздрагивало от желания, она почувствовала внутри горячую влагу, там, где вновь были его пальцы, проникавшие все глубже.
        Теперь Грэй ласкал ее так, что она вскрикнула, но он приглушил страстный крик поцелуем.
        Испытывая нестерпимую потребность прикоснуться к нему, она провела рукой под его смокингом, сжала отвердевшую плоть. Его тяжелое сердцебиение смешивалось с ее прерывистым пульсом. Она жаждала, чтобы он проник в нее. Если бы кто-нибудь проходил мимо, то увидел бы пару в любовном объятии, даже не догадываясь о том, как далеко они зашли.
        Восхитительные картины, рожденные воображением, скольжение его пальцев по шелковистой коже и невероятные поцелуи уничтожили последние ее бастионы. Тело Мэрайи охватили конвульсии экстаза, и она застонала.
        Теперь она знала, чем заканчивается эта фантазия.
        Грэй осторожно оборвал поцелуй и положил голову Мэрайи себе на плечо, пока девушка не стала дышать ровно. Его собственное дыхание было прерывистым. Грэй поглаживал ее волосы и спину. Шепча успокаивающие слова, он не обращал внимания на свое желание, настойчиво влекшее его к ее лону.
        С нежностью, тронувшей сердце Мэрайи, Грэй привел в порядок ее платье и расправил подол. Провел пальцем по ее нижней губе, слегка припухшей и влажной от его неистовых поцелуев.
        - Спокойной ночи, дорогая, - прошептал он хрипло. Засунув руки в карманы, он повернулся к по боковой лестнице веранды и исчез в ночи.
        Мэрайа долго смотрела в его сторону. Пораженная и ничего не соображающая, она попыталась унять дрожь, все еще сотрясавшую ее тело. На дрожащих ногах она вышла из затемненного угла, подошла к перилам и вцепилась в холодный металл.
        Ее душили слезы гнева и разочарования.
        - Черт тебя подери, - с ненавистью прошептала она.
        Грэй специально соблазнил ее. Он пометил ее, словно она была его собственностью, оставил на ней свое клеймо, чтобы другой мужчина не прикоснулся к ней. Если бы он все еще был рядом, она бы дала ему пощечину.
        Ты тоже хороша. Даже и не пыталась сопротивляться ему.
        В это мгновение чьи-то руки тяжело опустились на ее бедра. Она резко обернулась, но у щеки мужчины рука ее замерла. Это был Ричард. Мэрайа дернулась назад, ужаснувшись тому, что она только что чуть не сделала.
        Он был тоже удивлен.
        - Эй, это всего лишь я. - Ричард сильнее ухватился за ее талию.
        - Я… я прошу прощения. - Мэрайа попыталась освободиться, но у него были стальные объятия. Чуть не отдирая его пальцы от себя, она поняла, что попалась. - Ты напугал меня.
        - Я не хотел. - Он медленно притягивал ее к себе, в глазах его сверкала похоть. - А я думал, куда ты подевалась.
        Мэрайей овладела паника. План Грэя сработал. При мысли о другом мужчине, прикасающемся к ней, она готова была бежать, хотя она никогда и не думала, что они с Ричардом станут настолько близки.
        - Ричард. - В этот момент она испуганно вздрогнула, потому что он накрыл ее грудь руками.
        - Нравится? - Он явно ошибочно принял ее испуг за удовольствие. - Как насчет того, чтобы пройтись по саду и найти местечко, чтобы побыть вдвоем?
        Лицо ее исказилось гримасой. Она очень спокойно убрала его руки со своей груди.
        - Если не возражаешь, я, пожалуй, поеду.
        - Отлично, - с воодушевлением воскликнул он, проводя рукой по ее ягодицам и сжимая их. Он раздевал ее взглядом. - К тебе или ко мне?
        Мэрайа увернулась.
        - Ко мне. У меня сильнейшая головная боль.

        Легкие жгло, мышцы икр и бедер напрягались при каждом шаге. Последняя миля до дома всегда была самой тяжелой. Обычно рядом с ней был Грэй, подгонявший ее и не позволявший сдаваться, но те дни были давно в прошлом. По выходным теперь она бегала трусцой одна.
        Свернув на пешеходную дорожку через парк и удаляясь от дома, Мэрайа глубоко вздохнула и попыталась избавиться от гнева и напряжения, охвативших ее. После возмутительного поведения Грэя прошлой ночью, ее ответа на это и идиотского приставания Ричарда по пути домой она больше ничего не хотела, кроме тишины и спокойствия.
        Внезапно она услышала приближавшегося бегуна. Ей не надо было оглядываться, чтобы понять, кто это.
        - Доброе утро, прелесть моя.
        Стиснув зубы, она увеличила шаг.
        - Симпатичный денек, не думаешь?
        Был, пока не появился ты.
        Низкий хохот прокатился по ее нервам, и вновь он был рядом с ней.
        Она все еще надеялась, что, если не будет отвечать ему, то он оставит ее в покое.
        Этого не случилось. Грэй был в отличном расположении духа.
        - Ты знаешь, дела у тебя улучшаются, - сказал он. - Обычно к этому времени ты уже валилась на обочину.
        Не удержавшись от соблазна, Мэрайа подставила ему подножку, и он плюхнулся на землю.
        Довольная собой, Мэрайа отбежала в сторону и сладчайшим голоском воскликнула:
        - Боже, Грэй, с каких пор ты стал таким неуклюжим?
        Быстрее пантеры он вскочил на ноги. Решительный взгляд говорил о многом. Сердце Мэрайи подпрыгнуло, она повернулась и помчалась от него изо всех сил.
        Но разве от него убежишь? Уже через пару секунд он обхватил ее за талию. Она потеряла равновесие, взвизгнула, покачнулась и упала, увлекая его за собой. Он подхватил ее голову, чтобы она не ударилась.
        Мэрайа почувствовала тяжесть его тела, скользкого от пота. Его грудь с силой надавила на ее груди, его мускусный запах проникал в ее легкие с каждым вздохом. Жар, исходивший от него, угрожал поглотить ее полностью. Она попыталась освободиться.
        Грэй приподнял бровь и усмехнулся.
        - Неуклюжий, да? А с каких пор у тебе появился такой замечательный ротик?
        Взгляд его потемнел, и Мэрайа испугалась. Если она срочно не сделает что-нибудь, он поцелует ее, а как только это случится, она за себя не отвечает.
        Запустив пальцы в его густые влажные волосы, она мягко, но уверенно оттянула назад его голову.
        - Быстренько слезай с меня, иначе я закричу.
        Его рот искривился в улыбке.
        - Кто-то сегодня встал не с той ноги? - протянул он хрипло. - Или не с той кровати?
        - У-би-рай-ся. - В ее голосе слышалось предупреждение.
        Медленно, ох, как медленно он поднялся на ноги, затем предложил ей руку. Она в ярости отбросила ее.
        - Ты еще имеешь наглость! - Тут она дала себе волю и нанесла ему удар в грудь. Кулак Мэрайи отскочил от каменной мышцы. Грэй даже не поморщился.
        - Если ты еще раз прикоснешься ко мне, я не отвечаю за свои действия.
        Нахмурившись, он потер то место, куда она нанесла удар.
        - Ты бесишься из-за вчерашнего?
        Вскрикнув, Мэрайа побежала прочь, боясь, что не сдержит себя и накинется на него с кулаками.
        - Быстро соображаешь, Николс!
        Он догнал ее, но благоразумно не стал к ней прикасаться.
        - Что я сделал?
        Мэрайа остановилась. Она еще тяжело дышала от бега.
        - Ты хорошо знаешь, что ты сделал! Ты вел вчера себя по-идиотски.
        - Ах, это… - Его голос был одновременно и грубым, и сексуальным, улыбка искривила его губы.
        - Да, это, - с ненавистью повторила Мэрайа. Она старалась не думать об этой невероятной эротической фантазии, которую он осуществил. - Не только «это», но и то, что ты ушел!
        Тыльной стороной руки Грэй медленно провел по ее взмокшему лбу, в золотистых глазах сверкнула дьявольская радость.
        - Из-за этого ты и бесишься? Что я в конце ушел?
        - Ох! - Яростный вопль нарастал в груди Мэрайи и она сжала кулаки. Самонадеянность его была безграничной. - Ты специально соблазнил меня!
        Грэй стал серьезным.
        - Я не мог вынести даже мысли, что ты будешь спать с другим мужчиной.
        - Не тебе решать, с кем я сплю, Грэй. И у тебя нет права…
        - Заниматься с тобой любовью? - предположил он.
        - Да!
        Грэй понизил голос.
        - Я не слышал, чтобы этот очаровательный ротик сказал «нет». Ни разу. И я не сделал и половины того, что хотел.
        Мэрайа ахнула. Возникшие в ее воображении картины были слишком шокирующими.
        - Ты сумасшедший, - сказала она и пошла к своему дому.
        Грэй поймал ее за руку.
        - Твой сумасшедший, так же, как и ты моя сумасшедшая. Посмотри мне в глаза и скажи, что это не так.
        Она не могла произнести ни слова. Его пальцы обхватили ее руку. Мэрайа вздрогнула. Грэй безжалостно продолжал:
        - На тебе были надеты пояс и чулки, потому что ты хотела, чтобы я их увидел, подумал об этом и сошел с ума.
        Да, она подсознательно рассчитывала на это.
        - Ну и все сработало, Мэрайа. - В его голосе звучал еле слышимый вызов. - Ты выглядела чертовски сексуально, и Ричард собирался одержать победу. Я не мог вынести это. Ты моя, Мэрайа.
        - Ты обращался со мной как со своей собственностью вчера вечером. Мне это совсем не понравилось!
        - Я обращался с тобой так, как ты этого хотела. - Она открыла было рот, но он продолжал: - Может, умом ты понимала, что все кончено, но тело твое думало по-другому. Вчерашняя ночь это доказала.
        Грэй отпустил ее руку и провел пальцами по волосам.
        - Поверить не могу, что ты тратишь время на такого придурка.
        Мэрайа не хотела говорить ему, что она порвала с Ричардом прошлой ночью.
        - Так же, как я тратила время с тобой?
        Рот Грэя превратился в жесткую линию, и она могла поклясться, что в его глазах мелькнула боль.
        - Так вот как ты думаешь о наших отношениях?
        Нет, подумала Мэрайа, и сердце ее сжалось от боли при воспоминании обо всем, что у них было, когда они жили вместе. Я упивалась каждой минутой, проведенной вместе с тобой, и я всегда буду хранить воспоминание об этом. Но я не могу продолжать вот так, без твердых обязательств и обещания стабильности.
        Слезы подступили к ее глазам, она повернулась. Грэй загородил ей дорогу.
        - Черт побери, отвечай же.
        Мэрайа посмотрела на Грэя. Солнце освещало его сзади и предательски меняло выражение невероятной нежности и смятения на его лице. Это был Грэй, которого видела только она. Чуткого, нежного, бесконечно заботливого. Это был тот Грэй, с которым она хотела прожить до последнего дня, только вот он не верил в счастливую совместную жизнь.
        - Я люблю тебя, Грэй, - прошептала она, поддаваясь внезапному желанию прикоснуться к его щеке. - Я жалею о том, что все закончилось…
        Он поймал ее запястье и, притянув к себе, прижал ее руку к своей щеке.
        - Никто не говорит, что это должно закончиться, - сказал он хрипло.
        - Я говорю, - произнесла Мэрайа. - Ты не можешь дать мне того, что мне нужно. Ты даже не хочешь попытаться.
        Грэй сжал зубы, взгляд стал жестким.
        - Что ты хочешь, чтобы я сделал?
        Невозможного, подумала она.
        - Хочу, чтобы ты любил меня.
        - Как могу я дать тебе то, что для меня не существует? - Он отпустил ее руку. - Мэрайа, я даже не знаю, что такое любовь.
        Грустно. Грустно, что она не могла объяснить ему то, с чем он, очевидно, никогда не сталкивался. Чувство, которым она была окружена всю жизнь.
        Однако она попробовала сделать это - в самом упрощенном варианте.
        - Любовь - это внимание и желание делить все, жаждать общества любимого человека до такой степени, что одиночество причиняет нестерпимую боль.
        - Я испытываю сейчас такую боль, которой не испытывал ни разу в жизни. - По глазам было видно, что он говорил правду. - И я очень внимателен к тебе.
        - Но к себе в душу меня не пускаешь.
        Грэй сжался, молча признавая ее правоту.
        - А это поменяло бы что-нибудь?
        Мэрайе пришлось обдумать ответ, потому что она не собиралась лгать или зря обнадеживать его.
        - Честно, я не знаю, изменит ли это что-нибудь сейчас, но, возможно, я бы поняла, почему ты не веришь в любовь и бледнеешь при слове «брак».
        Он не отвечал, только смотрел на нее. В нем происходила внутренняя борьба. Он не хотел выставлять на свет всю мерзость, связанную с его воспоминаниями. Мэрайа не могла заставить его заговорить, как и не могла продолжать односторонних отношений.
        На этот раз, когда она уходила, он не остановил ее.

        - Ты скоро закончишь, Джон? - Мэрайа стояла в арке прохода, ведущего в столовую Грэя. Она наблюдала, как фотограф делает снимки комнат, богато обставленных мебелью красного дерева.
        - Через полчаса. - Джон зарядил свежую пленку.
        Остановившись в мраморном фойе, Мэрайа посмотрела на золотые часы. Она хотела выбраться из дома Грэя к пяти и избежать встречи с ним. Уже половина четвертого, а Джон, скорее всего, закончит снимать и уложит аппаратуру к половине пятого. Грэй обычно не уходил с работы раньше шести. Когда Мэрайа в это утро взяла ключи у Джини, секретарша сказала, что шеф будет на заседании большую часть дня.
        Мэрайа не видела Грэя больше недели с того дня, когда они вместе «бегали трусцой». Она разговаривала с ним по телефону, чтобы договориться о времени посещения дома. Ей удалось поговорить с ним быстро и сдержанно, несмотря на его попытки завести беседу в более интимные сферы.
        Мэрайа прошла через несколько разрывов с мужчинами, но она никогда раньше не испытывала такой боли и чувства потери. Интересно, пройдет ли когда-нибудь эта боль.
        Мэрайа поднялась по винтовой лестнице на второй этаж. Она помнила размер, форму и дизайн каждой комнаты, поскольку была там раньше много раз, когда строился дом, когда завершалась внутренняя отделка и ввозили мебель. Она вложила в этот дом столько сердца и души, потому что к этому побуждал ее Грэй, и она глупо верила, что когда-нибудь он будет их общим домом.
        На втором этаже было только три комнаты: спальня хозяев, спальня для гостей и небольшой тренажерный зал. Пройдя мимо спальни Грэя, она зашла во вторую комнату и мгновенно представила себе совсем не то, что в настоящий момент находилось в комнате. Вместо королевских размеров кровати под балдахином она в своем воображении видела белую детскую кроватку.
        Поток чувств захватил ее. Они с Грэем никогда не создадут семью, у них никогда не будет детей, она больше не будет лежать в его объятиях. Эта мечта неосуществима, но Мэрайа никак не могла отказаться от нее.
        Ей так хотелось поверить, что Грэй сумеет полюбить ее. Что он полюбит также и их будущих детей. Но Мэрайа чувствовала, что его мучают какие-то воспоминания и тайны, которыми он отказался делиться, которые являются препятствием для их совместной жизни.
        - В чем дело? Комната не нравится?
        Мэрайа вздрогнула. Резко обернувшись, она столкнулась лицом к лицу с Грэем.
        - Я стоял здесь около трех минут, наблюдая за тобой и ожидая, когда ты обратишь на меня внимание.
        - Я просто глубоко задумалась.
        - Ну и над чем ты так задумалась?
        Она не могла сказать ему правду.
        - Дом выглядит просто великолепно.
        - Благодаря твоему таланту. - Он оглядел комнату, словно видел ее в первый раз. - Дом весь наполнен тобой. Куда бы я ни посмотрел, везде вижу тебя. - Его напряженный взгляд притягивал ее, словно магнит. - Обои, кушетки, кровать… Мы все искали вместе.
        - Окончательное решение принимал ты сам, Грэй.
        - Не во всем, - мягко произнес он, словно поглаживая ее своим голосом. - Только в отношении кабинета. В отношении других комнат я соглашался с твоими предложениями.
        - Ты сожалеешь об этом?
        Он улыбнулся немного грустной улыбкой. Протянув руку, он нежно провел ладонью по ее шелковистой щеке.
        - Я сожалею только о том, что тебя нет рядом.
        Мэрайа сделала шаг назад, избавляясь от его прикосновения.
        - Грэй…
        - Никогда не чувствовал себя таким одиноким, - продолжал он, признаваясь в большем, чем она от него ожидала. - Я приезжаю домой с работы, ожидая, что ты встретишь меня чудесной улыбкой, но этого не происходит. Я могу поклясться, что слышу твой голос, твой смех. Я хочу, чтобы ты была здесь. Последние месяцы, когда строился дом, я только об этом и думал.
        Грэй не был способен на цветистые речи, его признание глубоко тронуло ее. И сразу же за этим нахлынул гнев, она устала от слез и боли!
        - А знаешь ли ты, о чем я думала, когда строился дом? Я представляла, что эта комната будет детской.
        Грэй нахмурился, лицо его побледнело.
        - Да, Грэй, - нервно продолжала она, хотя ее сердце сжалось при виде его лица. - Я представляла детей, бегающих по дому и играющих. Детей с твоими темными волосами и моими голубыми глазами. Представляла, как мы все вместе сидим за обеденным столом.
        Он уставился на нее, рот его был плотно сжат.
        Нет, он явно не хотел слушать о ее мечтах, а она не могла обойтись без них.
        - Я думаю, у нас разное восприятие будущего, - прошептала она. Ярость ее вся ушла.
        Он издал низкий хриплый вздох.
        - Думаю, ты права.
        - Мэрайа, я собрал оборудование, - послышался голос Джона снизу. - Пошли.
        Она сделала шаг, пытаясь обойти Грэя. Когда ее юбка коснулась его ноги, он схватил тонкий материал и, потянув, остановил ее. Взгляд его метал молнии, и она в который раз прокляла свое тело за то, как мгновенно оно реагировало.
        - Мэрайа…
        - Мне надо идти, - быстро проговорила она. Он нехотя разжал пальцы и напряженно смотрел на ее удалявшуюся фигуру.
        Его грубые ругательства жгли ее уши все время, пока она спускалась по винтовой лестнице.
        - Ты потерял контроль, Николс, - пробормотал он про себя.

* * *
        Усевшись поглубже в кожаное кресло джипа, Грэй ожидал, когда появится Мэрайа и он сможет осуществить свой отчаянный план. Был вечер пятницы, он припарковался рядом с машиной Мэрайи; стоянка была пуста.
        Он не разговаривал с ней целую неделю с того дня, когда она ушла из его дома с фотографом. И каждую ночь с тех пор он заново проигрывал в голове беседу, жалея, что не может предложить того, о чем она так мечтает и чего заслуживает. Брак и дети.
        Еще десять томительных минут, и, наконец, Мэрайа появилась на ступеньках.
        Теперь или никогда. Грэй выскользнул из машины и заспешил ей навстречу.
        - Грэй? - Она замедлила шаг, и взгляд ее стал усталым. - Все в порядке?
        Нашла, о чем спросить!
        - Ты поедешь со мной. - Взяв Мэрайю за локоть, Грэй подвел ее к джипу. - Забирайся внутрь.
        Менее чем через минуту они были уже на шоссе. Они направлялись на север.
        - Грэй, ты скажешь мне, что происходит?
        Бросив взгляд на Мэрайю, он вдруг начал улыбаться все шире и шире.
        - Я похищаю тебя на выходные дни.

        Глава пятая

        - Ты, наверно, шутишь.
        - Я вполне серьезен, - произнес он. - Разве я лгал тебе хоть когда-нибудь?
        - Но зачем похищать меня?
        - Чтобы мы были одни, - объявил он.
        Ну и логика! Мэрайа нахмурилась.
        - Мы и сейчас одни.
        Грэй увеличил скорость.
        - Мне нужно побыть с тобой наедине несколько дней.
        Два с половиной дня и две ночи в компании Грэя!
        - Это безумие, Грэй. - От его дурацкого сумасбродства ее охватили одновременно гнев и усталость. - Ты не можешь похитить меня с улицы и увезти, никому не сказав, где я. Отвези меня назад на стоянку.
        - Отвезу, - пообещал он. - В воскресенье вечером.
        Мэрайа попыталась подойти к этому более рационально.
        - Грэй, даже если бы я хотела… - а она этого не хотела, пыталась она доказать себе, - я не могу никуда поехать с тобой на выходные. У меня нет необходимых вещей.
        - Я куплю тебе все, что надо.
        Мэрайа покачала головой.
        - Джейд будет беспокоиться и злиться, если я не приду сегодня вечером домой. Мы собирались пойти с ней вечером развлечься.
        Тело его напряглось.
        - К Роки? - голос звучал сдавленно и недобро.
        - Неважно, куда я иду, важно, что у меня другие планы и Джейд будет нервничать, если я вдруг исчезну.
        - Сделаем небольшую остановку, и ты позвонишь ей.
        - Как великодушно, - пробормотала она, зная, что спорить бесполезно, раз уж он что-то решил. - Ну и куда ты везешь меня?
        - В Лэйк-Эрроухэд.
        Хотя это был и симпатичный город в горах, Мэрайа не могла взять в толк, почему он везет ее туда.
        - А что там?
        - Уединение.
        - Не понимаю. Почему ты так все осложняешь? Я хочу жить своей собственной жизнью.
        Он бросил на нее быстрый взгляд.
        - Все, что мне надо, - это выходные вместе с тобой. Чтобы нас никто не беспокоил, не прерывал, не звонил по телефону.
        - Впечатляет, - сухо произнесла она.
        - Так и должно быть. Я этого никогда не делал ни для кого. - Став вдруг серьезнее, он протянул руку и положил ее на колено девушки. - Пожалуйста, Мэрайа.
        Она не могла дышать из-за жара, охватившего ее. От легкого поглаживания его пальцев по чувствительному изгибу ноги ее пронзила дрожь.
        - Одни выходные, - умолял он хриплым голосом.
        Собрав все силы, прежде чем она потеряет всякую волю, Мэрайа взяла его руку и положила на приборную доску.
        - А с какой стати? Это ничего не изменит между нами, и я не хочу тратить целую субботу и воскресенье на улучшение того, чего уже давно нет.
        - Не улучшение…
        - Если ты заметил, каждый раз, когда мы остаемся одни, мы ссоримся, спорим и обсуждаем то, что нельзя решить.
        - Да, я заметил, - мрачно признал Грэй. Она заметила следы усталости на его лице и пустоту в глазах. - Мэрайа, я несчастен. Я надеюсь, что, если мы проведем выходные вместе, мы сможем что-нибудь придумать.
        Мэрайя больше всего на свете хотела что-нибудь придумать вместе с ним, но их представление о будущем было таким разным.
        - А думать не о чем, - тихо сказала она.
        Грэй смотрел вперед, стиснув зубы. Он молчал так долго, что она подумала, не вернули ли его эти слова на землю и не заставили ли понять, что их отношения закончились. Навсегда.
        Пальцы Грэя так впились в руль, что побелели костяшки.
        - Ты помнишь тот разговор в парке, когда ты сказала, что я ничего не рассказываю о себе?
        - Да, я все помню.
        - Я не рассказывал тебе всего о себе, особенно о моем прошлом.
        Мэрайа подняла голову, изучая его волевой профиль. Почему он признался в этом сейчас?
        - Я так долго сдерживал в себе некоторые эмоции, что просто не знал, как можно поделиться своим сокровенным, таким личным. Но я хочу попытаться сегодня кое-что рассказать тебе.
        Это и удивило, и обрадовало ее.
        - Да? - осторожно спросила она.
        Он коротко кивнул.
        - Да. Можешь ты дать мне шанс?
        Чтобы восстановить их отношения, потребуется гораздо больше, чем исповедь Грэя. Ведь необходимо, чтобы он признал и ее идеалы, которые никак не были его.
        - Грэй, я очень устала.
        - Пожалуйста. - В его глазах отражалось отчаяние, которого она никогда прежде не видела. Не было и тени самоуверенности, высокомерия. - И если ничего не изменится за эти выходные, я оставлю тебя навсегда. Клянусь.
        Она окажет ему эту маленькую услугу. Хотя бы для того, чтобы дать ему шанс очиститься от негативных воспоминаний, из-за которых он не мог отдать ей свое сердце.
        Она почувствовала прикосновение его пальцев на своей щеке. Мэрайа открыла глаза.
        - Пожалуйста, - попросил он.
        - Я останусь… на двух условиях, - произнесла она.
        - Все что угодно.
        Легкая улыбка заиграла на ее губах.
        - Мы разговариваем и лучше узнаём друг друга. Я хочу полной открытости и честности между нами.
        Темные брови сошлись на переносице.
        - Я всегда был честен с тобой.
        - Честен - да, но не открыт, когда дело касалось твоей семьи и прошлого.
        - Семейные узы - не моя излюбленная тема.
        - Не забывай, что это часть сделки.
        - Отлично, - сказал он. - И второе условие?
        - Мы не занимаемся любовью.
        - Ты навязываешь мне тяжелый контракт, золотко, - пробормотал он со злобой в голосе.
        Она подавила усмешку.
        - Договорились?
        Он глубоко вздохнул. Было видно, что ему не очень хочется соглашаться. Но в его глазах Мэрайа заметила блеск, которому, пожалуй, не стоило доверять.
        - Договорились.
        В условиях, которые она поставила перед ним, она не обмолвилась о прикосновениях или поцелуях. Грэй всегда находил предварительную игру самой интересной частью секса. Ему доставляло наслаждение доводить Мэрайю до медленного все ускоряющегося желания одними лишь соблазняющими словами, скольжением пальцев по ее телу и прикосновением губ к впадинкам и изгибам, отчего она вздрагивала и стонала. Нет, любовью в чистом виде они не будут заниматься. Но он повысит ее мнение о нем, используя каждый шанс.
        Положив руку на ее талию и пряча улыбку, он шел рядом с ней по дорожке, ведущей к коттеджу. Вокруг высились зеленые роскошные деревья, озеро впереди сверкало хрустальной лазурью. Это было тихое место, замечательное идеальное убежище.
        - Чей это дом?
        Вынув ключ из кармана, Грэй вставил его в замочную скважину и отпер ворота.
        - Марка.
        Поколебавшись, Мэрайа прошла во двор и огляделась.
        - Не знала, что у него есть домик в горах.
        - Это часть его условия о разводе. Жена получила «мерседес» и дом в лагуне Нигель, а ему достался этот коттедж. Он привозит сюда своих мальчишек.
        - С его стороны очень мило дать тебе возможность воспользоваться домом.
        - Если ты откроешь дом, я принесу продукты и остальные вещи.
        - Хорошо. - Мэрайа направилась к дому.
        Вернувшись к джипу, Грэй открыл заднюю дверь и взял две большие сумки.
        Грэй подогрел ужин, и они сели на кухне за стол. Надвигались сумерки, он поддерживал легкую беседу, создавая непринужденную уютную обстановку.
        Когда они закончили ужин и убрали на кухне, он предложил Мэрайе искупаться в горячей джакузи во дворе.
        - Я думала, что мы используем это время на разговоры.
        Грэй усмехнулся.
        - А почему это нельзя устроить в то время, когда мы будем отдыхать в джакузи?
        - У меня не было времени захватить с собой купальник, - сказала она.
        - А он тебе и не нужен, я тоже не привез плавок.
        Мэрайа скрестила руки на груди, на губах у нее играла полуулыбка.
        - Удобно, нечего сказать…
        Он не мог отрицать этого. Предложение было действительно удобным, и он будет дураком, если не воспользуется им.
        - Обещаю, что мы будем сидеть на противоположных концах ванны.
        Она внимательно смотрела на Грэя, изучая, насколько он искренен. Этот мужчина мог быть таким очаровательным и убедительным, что ей было трудно отказывать ему в такой мелочи, как посидеть и отдохнуть вместе в горячей ванне. За окном становилось темно, но она уверяла себя, что они смогут сдерживать свои чувства. Она сможет, по крайней мере.
        - Я пойду подогрею воду.
        - Давай, я выйду через несколько минут.
        Победоносно улыбаясь, Грэй отправился на балкон. Вскоре она услышала, как зажурчала вода.
        Мэрайа в ванной сняла платье и завернулась в полотенце, прочно завязав концы, и закрыв тело от груди до колен.
        От бурлившей воды в джакузи шел пар. Грэй сидел на стуле, положив голые ступни на перила и сцепив руки на животе. Он еще не разделся, но выглядел сексуальным и соблазнительным. Мэрайа почувствовала приятное покалывание, которое распространилось по телу; полотенце вдруг стало раздражать.
        Она беспокойно переступила с ноги на ногу. Чересчур много волнения для того, чтобы не беспокоиться.
        Взяв стакан вина с маленького круглого столика, Грэй сделал большой глоток и вновь наполнил стакан. Потом он посмотрел на Мэрайю.
        - Прекрасная ночь, а?
        Она ощутила себя школьницей, что было нелепо, учитывая интимность их отношений. Рассеянно проверяя прочность узла на полотенце, она взглянула на сверкающие звезды на чистом ночном небе.
        - Да, действительно…
        Грэй лениво, медленно, оценивающе оглядел ее с головы до ног.
        - Ты зайдешь в джакузи или будешь стоять так всю ночь? - В его голосе звучали веселые нотки, но глаза горели лихорадочным огнем.
        У Мэрайи засосало под ложечкой.
        - Я… хм, не одета.
        Поднявшись, Грэй поставил стаканы с вином на край ванны, затем быстро снял рубашку и бросил ее на стул.
        - Через секунду и я буду не одет. - Расстегнув кожаный ремень и брюки, он выжидающе уставился на Мэрайю.
        Мэрайа резко втянула воздух, хотя ей не стоило удивляться его наглости. У этого человека скромности не было ни на грош.
        - Грэй!
        - Что? - Он в упор смотрел на нее взглядом, в котором восхитительно сочетались грех и невинность. - Ты же не раз видела меня обнаженным. - Брюки и плавки скользнули вниз, и Мэрайе пришлось отвернуться, но, когда он заходил в ванну, краем глаза она заметила гладкое мускулистое тело и изгиб его тугих ягодиц.
        - Ух! - Грэй с наслаждением вытянул руки по краям ванны. - Отлично. Твоя очередь.
        Но Мэрайа не испытывала острого желания устраивать для него шоу.
        - Закрой глаза.
        Негодяй только рассмеялся низким горловым хохотом.
        - А я думал, что давным-давно избавил тебя от смущения.
        Так оно и было. Поначалу ее коробило то, что он делал с ней. Но со временем она обрела достаточно уверенности, чтобы полностью использовать свою чувственность и желания. Но это было раньше, когда она считала, что у них впереди будущее…
        - Закрой глаза, Николс.
        Он заворчал, но подчинился.

        - Ты обещал не смотреть!
        Грэй провел мокрой рукой по подбородку.
        - Ну и дурак я был, что пообещал тебе это! - воскликнул он, когда Мэрайа быстро села напротив него, скрыв тело под горячей водой. - Ты хоть понимаешь, как давно я не видел тебя обнаженной? С тех пор, как мы занимались любовью? Действительно занимались любовью? - Его голос звучал глухо.
        В объятиях ласковой воды Мэрайа почувствовала, как ее соски затвердели и начали побаливать. Она могла назвать ему точные даты, часы и минуты, когда они занимались любовью.
        - Понятия не имею.
        - Слишком много времени прошло, не думаешь?
        Она пожала одним плечом.
        - Я совсем не думала об этом, - слукавила она.
        Он сделал глоток вина.
        - Ричард будет спрашивать, где ты проводишь эти выходные? - мрачно спросил он.
        Ей стало жаль Грэя.
        - Мы с Ричардом больше не встречаемся.
        Она услышала вздох облегчения, хотя лицо Грэя оставалось мрачным.
        - Почему же?
        Мэрайа вытянула ноги и коснулась его ступни. Потому что он не ты. Потому что ты удерживаешь душу и сердце. Потому что я не могу забыть тебя, даже когда очень стараюсь.
        - Тебя это не касается.
        Грэй поймал ее ногу и поставил ее ступню на свое напрягшееся бедро. Мэрайа вздрогнула.
        - Расслабься, дорогая. Я хочу только помассировать твою ступню.
        Было слишком приятно, чтобы противостоять массажу. Она слегка расслабилась, пытаясь не думать о близости ее ступни от его…
        - Ричард был не очень хорош в постели, да? - резко спросил Грэй.
        Она чуть не подавилась смехом.
        - Мы не зашли так далеко!
        - Отлично. - Его большой палец нажал на впадинку под коленом. Блеск удовлетворения в его глазах начал гаснуть. - Кто следующий в списке подходящих холостяков?
        - Никто.
        - А в списке твоего отца?
        Мэрайа улыбнулась и, глубже опустившись в воду, положила голову на край ванны. Напряжение постепенно отпускало ее.
        - Ты думаешь, что я не могу сама найти себе кого надо?
        - Уж ты-то можешь. Просто я знаю твоего отца, когда дело доходит до его незамужних дочерей.
        Чтобы он помассировал и вторую ступню, Мэрайа храбро поставила ее на другое его колено, пошевеливая пальцами.
        - Знаешь таким, какой он есть сейчас?
        - Ага. - Под бурлящей водой его палец медленно скользнул между пальцев ее ног, лаская нежную кожу. - Помнишь, как мы познакомились?
        Как могла она забыть тот памятный день, когда она заглянула в его золотисто-карие глаза и сразу же стала горячей последовательницей теории любви с первого взгляда.
        - Да, помню. Мы познакомились на деловой встрече.
        - Твой отец свел нас. Как только я упомянул, что строю дом, он объявил, что его дочь самый лучший дизайнер по интерьеру в южной Калифорнии. Поэтому я согласился встретиться с тобой.
        Мэрайа любила и обожала отца и не стала обвинять его в маленьком сватовстве.
        Он провел рукой по ее лодыжке, сжал икру, затем начал разминать ее.
        Мэрайа вспомнила, как в первый вечер он преднамеренно уводил разговор от дела к более личной теме, например, встречается ли она с кем-нибудь.
        В Грэе никогда ничего не было целомудренного. Ни в том, как он настойчиво начал преследовать ее, ни в том, как он первый раз занимался с ней любовью.
        Этот мужчина был мастером соблазна. Он уничтожал ее сопротивление с помощью поцелуев и интимных ласк, пока она не сдавалась - сердцем, телом и душой.
        - Грэй, ты нечестно играл.
        - Я с ума сходил по тебе, - мягко, но внушительно произнес он. - И все еще схожу.
        У нее перехватило дыхание, и она посмотрела в сторону, в глубину темного леса вокруг домика Марка. Мэрайа верила Грэю. Их разрыв нельзя было считать окончательным. Да, он сходил с ума, но любил ли он ее?
        Устав от попыток понять свои чувства к Грэю, она попыталась было встать, но тут же села назад и попросила его подать полотенце.
        Грэй кивнул, зная, что они уже близки к тому, чтобы изменить свои существующие отношения. И он не хотел заканчивать такой вечер спором. И Мэрайа, очевидно, не хотела этого.
        Пока она смотрела в сторону, он вышел из ванны и быстро вытерся полотенцем. Одевшись, он вручил полотенце ей.
        - Думаю, тебе не нужна помощь, сама вытрешься?
        Взяв полотенце, она коснулась его руки, и в глазах ее вспыхнуло желание.
        - Да, думаю, я справлюсь сама, спасибо.
        Грэй усмехнулся и отвернулся.
        Образ ее тела, поблескивающего капельками воды в лунном свете, дразнил его, и ему пришлось приложить немало усилий, чтобы устоять на месте.
        - У тебя есть рубашка, в которой я могла бы спать?
        Грэй решил, что можно повернуться. При взгляде на нее он замер. Она была как ночная нимфа… видение чистоты и невинности, которое пленило его. Влажные распустившиеся волосы вокруг ее лица, пылающая кожа покрытая капельками воды, струйкой стекавшей с ее шеи в ложбинку между грудями. Он жаждал провести языком по этой водяной дорожке, ощутить вкус ее кожи, грудей, живота…
        - Грэй?
        - Ах, да, в чем спать тебе, - как во сне, произнес он. - Я купил тебе ночную рубашку в том бутике, около которого остановился. - Он выключил джакузи.
        - Ты купил ее ради моего удобства или своего удовольствия?
        Грэй рассмеялся.
        - Иди и посмотри сама. Я вел себя лучше некуда.
        Она последовала за ним в дом. Он нашел в сумке то, что искал, и протянул ей простую ночную сорочку.
        - Ни кусочка шелка или кружева, а край даже ниже колена. Одобряешь?
        Она осталась довольна.
        - Иногда ты удивляешь меня, Грэй. Она великолепна. - Взяв рубашку, Мэрайа пошла в ванную.
        Грэй наблюдал за колыханием ее бедер, думая о том, что бы она сказала, если бы узнала, что он также купил ей красную шелковую кружевную рубашку, о предназначении которой гадать не приходилось. Улыбка тронула его губы. Он приберег ее на то время, когда она, наконец, придет в себя и поймет, что они принадлежат друг другу.
        Мэрайа вышла из ванной.
        - Где я сплю?
        - Ты прекрасно знаешь то место, где я хотел бы, чтобы ты спала.
        В его объятиях, свернувшись, словно теплый довольный котенок. Дыхание ее щекочет его грудь, благоухание, смешанное с чисто женским запахом, окружает ее. А среди ночи руки ее начинают исследовать его тело, ласкать его живот, вниз по бедрам, пока не коснутся его набухшей плоти…
        - Мы не заснем, - проговорила Мэрайа хрипло, прочитав его мысли.
        Учитывая возбуждение, которое ему не удалось смирить в джакузи, она была права.
        - А это будет плохо?
        - Мы заключили договор, Грэй, но даже не выполнили первого условия, не говоря уже о втором.
        - Мы поговорим, - пообещал он глухим расстроенным голосом. Обойдя диван, он схватил ее за руку и повел к спальне. - У нас еще два дня, чтобы поговорить обо всем.
        - Спокойной ночи, Грэй.
        Не нравилось ему, что им пренебрегали. Ему предстоит бессонная ночь, а она будет крепко спать. Одна.
        Поддаваясь желанию, он запустил руку в ее волосы. Губы ее приоткрылись, и глаза широко распахнулись. Он собирался украсть поцелуй! В последнюю секунду она повернула голову, и его губы скользнули по подбородку Мэрайи.
        - Грэй, нет, - произнесла она прерывающимся голосом.
        Он усмехнулся и отстранился, проведя большим пальцем по ее щеке.
        - Твоя сила воли изумляет меня.
        В ее синих глазах, когда она взглянула на него, бушевала гроза.
        - Меня тоже. Тебе невозможно сопротивляться, Николс.
        Его пальцы прошлись по ее затылку и стали перебирать волосы.
        - Тогда почему ты сопротивляешься тому, чего, как мы оба знаем, ты хочешь?
        - Потому что я никогда не занимаюсь сексом ради секса. - И, отведя его руки от лица, Мэрайя попыталась обойти Грэя.
        Но он взял ее голову в свои руки.
        - Так ты думаешь, это будет секс ради секса?
        Мэрайа вздернула свой упрямый подбородок.
        - В каком-то смысле, да. У тебя всегда был здоровый сексуальный подход, и я уверена, ты не привык к воздержанию. То есть, если ты вообще воздерживался, - добавила она.
        Он метнул на нее гневный взгляд.
        - Конечно, воздерживался!
        Она была поражена этим взрывом.
        - Я не хотела тебя оскорблять.
        - Это получилось случайно, - резко сказал он, мрачно глядя на нее.
        Мэрайа глубоко вздохнула и отвернулась, словно его близость причиняла ей боль.
        - Ты волен встречаться с любой женщиной, Грэй, так же как и я встречалась с Ричардом.
        Пораженный ее равнодушием, он схватил Мэрайю за руку и прижал в том месте, где ощущалось особенно сильное напряжение. Взгляд ее заметался, и она приглушенно вскрикнула. Ответная теплая волна с головой окатила Грэя.
        Он наклонился, провел губами по ее щеке, горлу, ниже уха.
        - Спасибо за согласие, родная. Существует только одна женщина, от которой я завожусь. - Он качнулся, сжал ее пальцы на напрягшейся плоти, которая продолжала увеличиваться, и, закрыв глаза, застонал, испытывая одновременно наслаждение и боль. - Только ты, Мэрайа. Мое отношение к другим женщинам бледнеет в сравнении с тем, что ты заставляешь меня почувствовать.
        Когда он перестал сжимать ее руку, она не убрала свою. Вместо этого ее пальцы стали ритмично поглаживать его.
        - Что я заставляю чувствовать тебя, Грэй?
        Его голова откинулась назад, он попытался сосредоточиться. Что он чувствовал? Тепло, ласку и то, что нужен кому-то. Как выразить это и не показаться олухом, он понятия не имел.
        Поэтому он сосредоточился на физическом ощущении, сотрясавшем его тело.
        - Думаю, ответ очевиден.
        Черты Мэрайи исказило разочарование, и она отдернула руку.
        - Думаю, да, - с сожалением произнесла она. - Спокойной ночи, Грэй. - Мэрайа скользнула в спальню и закрыла дверь. Замок щелкнул мягко, но внушительно.
        С изумлением смотрел он на дубовую дверь, не в состоянии поверить, что Мэрайя действительно старается обезопасить себя от него.
        Прислонившись к стене, он закрыл глаза, проклиная собственную тупость.
        - Необходим тонкий подход, Николс, - пробормотал он, испытывая беспредельное отвращение к себе.

        Глава шестая

        - Оно очень большое!
        Наклонившись близко к уху Мэрайи, Грэй прошептал:
        - Неужели ты не хочешь его?
        Глаза ее раскрылись от изумления.
        Мэрайа постучала пальцем по витрине ювелирного магазина, указывая на пятикаратный бриллиантовый перстень, сверкающий на черном бархате. Они ходили по набережной вдоль магазинов после легкого завтрака в кафе для гурманов, когда экстравагантное кольцо привлекло ее внимание.
        - Оно же очень дорогое.
        - Мои мужские безделушки больше впечатляют, чем этот невзрачный бриллиант, - произнес он с притворной гордостью.
        Мэрайа закинула голову и рассмеялась легким смехом, более теплым, чем яркое солнце над ними. Где-то между прошлой ночью и сегодняшним утром напряжение между ними начало ослабевать. По крайней мере, эмоциональное напряжение, с гримасой думал он, зная, что физическая боль не уменьшится, пока он не заполучит Мэрайю. На всю жизнь.
        И ему было необходимо сегодня и завтра заставить ее думать так, как он хочет, убедить ее, что жить вместе гораздо практичнее, чем состоять в браке.
        Мэрайа бросила на него косой веселый взгляд.
        - Думаю, ты не слышал, что бриллианты лучшие друзья женщины.
        Грэй провел ладонью по ее спине, скользнул под ее шелковые волосы. Шея девушки была теплой, и он погладил ее мягкую кожу.
        - Бриллианты, возможно, лучшие друзья женщин, но есть одна драгоценная штучка еще более важная для них.
        Мэрайа дерзко вздернула бровь.
        - И что же такого в ней особенного?
        - Она отзывается на ласку, ею восхищаются, с ней занятно играть, она так и тянется к женщине, стараясь доставить ей редкое наслаждение. - Ему нравился их игривый спор.
        Мэрайа пыталась скрыть улыбку.
        - Праздник, который всегда с тобой?
        - Совершенно верно.
        Грэй вновь посмотрел на кольцо, поразившись, как оно ловит свет в окружении дрожавших разноцветных огней. Даже он должен был признать, что перстень уникальный по дизайну и размеру. Он никогда не дарил украшений женщинам. Такой подарок казался слишком личным и по-своему интимным. Но ему хотелось подарить это кольцо, которым она, кажется, восхищалась, как знак его привязанности к ней. Напоминанием, что она небезразлична ему, что он рад, что она есть в его жизни и что он хочет быть с ней всю жизнь.
        - Оно нравится тебе? - небрежно спросил он.
        - Это другой вопрос. Несмотря на величину, оно очень элегантно.
        - Если хочешь, оно будет твоим. - Услышав свои отрывистые слова, он сделал гримасу. Так держать, Николс. Это настоящий романтический жест.
        - Ты серьезно?
        - Разве я стал бы шутить, говоря о такой дорогой вещи?
        - Это обручальное кольцо, Грэй, - устало произнесла Мэрайа. - Свадебное кольцо.
        Грэй побледнел. Потом он пожал плечами.
        - Кольцо как кольцо. Все зависит от того, какие чувства человек вкладывает в подарок.
        Мэрайа скрестила руки на груди. Она была уже слегка раздражена.
        - А ты явно не придаешь этому кольцу большой ценности.
        - Конечно, придаю, - возразил он, явно не в восторге от того, что она рассматривает его чувства в категориях бриллиантов и золота. Теперь он понимал, почему уклонялся от подобных подарков в прошлом. - Это кольцо станет символом того, как ты дорога мне. Подарком, который ты бы смогла носить и который напоминал бы обо мне.
        - Вроде сувенира из нашей бывшей совместной жизни?
        Сувенир? Грэй едва сдержался, чтобы не вспылить. Почему она так все усложняет? Почему необходимо обременять обычный подарок какими-то еще эмоциями.
        - Считай это кольцо подарком на память, - произнес Грэй и тут же сжался. Это тоже не очень-то звучало.
        - Подарок любовнице?
        Его душевное спокойствие таяло на глазах.
        - Я никогда не говорил, что ты моя любовница.
        - Я стала бы ею, если бы приняла это кольцо на иных условиях, а не на тех, для чего оно предназначено, - страстно произнесла Мэрайа. - Это кольцо должно связать двоих людей в любви, Грэй.
        - Да? - И он цинично расхохотался. В его смехе звучали враждебность и самозащита. - Кольцо так и не заставило моего отца полюбить мою мать и не связало ее ни с одним из последующих четырех мужей. И я серьезно сомневаюсь в том, что самое новое кольцо, которое она недавно надела на палец, навечно свяжет ее с моим последним отчимом!
        Время шло, а они все смотрели друг на друга. Туристы и местные проходили мимо, но Грэй не обращал на них внимания. Господи, он не мог вынести недоверия и грусти, отразившихся на лице Мэрайи.
        - Твоя мать была замужем пять раз? - Она еще не верила.
        - Ага, - резко ответил он, живо вспоминая два развода, когда он был ребенком, и страдание при каждом последующем. - И после очередного разрыва моя мать неизменно впадала в глубокую депрессию, игнорируя все и всех, включая меня, и начинала жалеть себя, пока не появлялся новый мужчина и не уделял ей немного внимания. Она цеплялась за это, думая, что влюблена, жаждала этого еле уловимого чувства так сильно, что представляла некую любовь, хотя ее и не было.
        Это был порочный круг мужчин и отношений между ними и его матерью, в центре которого Грэй неизменно оказывался. И с каждым новым ухажером Грэй становился все воинственнее и враждебнее в попытках скрыть свою боль.
        - Вполне приличный послужной список семьи Николсов.
        - Это не твой послужной список, Грэй. - Сострадание смягчило ее черты.
        - Верно, и никогда им не станет. - Он поклялся в этом еще давно.
        Испытывая отвращение к этой теме и к тому, как он был сух с Мэрайей, Грэй повернулся и пошел прочь, сосредоточив взгляд на ясном голубом озере.
        Мэрайа пошла за ним, не собираясь так просто оставить эту тему. Как ни трудно это было для него, это помогло ей понять причины его замкнутости. И возможно, дало ей оружие, чтобы бороться с его страхами.
        Она остановила его, взяв за руку.
        - Грэй, подожди.
        Когда он посмотрел на нее, то увидел в ее взгляде страдание и муку.
        - О, Грэй, - прошептала она. - Прости меня. Мне так жаль.
        Он нахмурился еще сильнее.
        - С какой стати? Неудача в любви моей матери не твоя вина.
        Он не так понял ее. Она жалела маленького мальчика, у которого не было нормальной семьи. Его горький опыт в детстве привел к тому, что он избегал семейных обязательств.
        Она видела счастливый брак. Он - худший.
        - Но это и не твоя вина, - нежно произнесла она. - Ты не несешь ответственности за выбор своей матери.
        Он отвернулся, но она успела заметить, как он уязвлен.
        - Возможно, но это доказывает, что любовь, если она существует, не длится долго.
        - Послушай, Грэй, никто не говорит, что в браке легко. У моих родителей были размолвки, но они мирно решали свои проблемы. Брак - это ответственность, залог взаимоуважения и умение находить компромисс. Нельзя игнорировать очевидные проблемы или удирать при первом признаке беды.
        - Ты удрала от меня, - поспешно заметил он.
        Мэрайа не могла сдержать улыбку.
        - Это другое. Ты не оставил мне ничего, за что надо было бы бороться. Если бы ты дал мне что-нибудь, хоть что-то, стоящее борьбы, я была бы рядом всегда.
        - Как брак, например?
        На этот раз его лицо не побледнело, и у нее появилась надежда.
        - Сначала мне нужна твоя любовь.
        Он смотрел на нее, казалось, целую вечность.
        - Ничего не говори, Грэй. Подумай обо всем, что я сказала, хорошо? Ты знаешь мои чувства к тебе, и они не изменились, пока мы не жили вместе. Но я не хочу, чтобы ты говорил мне о любви, потому что думаешь, будто я хочу услышать это. Я хочу, чтобы эти слова шли от сердца.
        Он взял ее руку и прижал к груди.
        - А что, если это никогда не случится? - произнес он. - Я имею в виду любовь.
        - Если любовь так и не посетит тебя, тогда, я думаю, нам не суждено быть вместе. А если это случится, ты сразу почувствуешь.
        Рука его сжала талию Мэрайи.
        - Мэрайа, я не хочу терять тебя, я с ума схожу от одиночества.
        - Очень неплохое начало для любви.
        Он казался удивленным.
        - Ненавижу, когда другой мужчина прикасается к тебе, - прорычал он низким голосом.
        Мэрайа рассмеялась, ощущая внутри легкость.
        - Думаю, это называется ревность, а не любовь. Ты разговариваешь со мной и делишься своими мыслями. Это часть того, что называется любовью.
        Озорные огоньки зажглись в его глазах.
        - Сейчас я покажу тебе общение, - сказал он решительно.
        Он потянулся к ней, но Мэрайа попыталась ускользнуть. Грэй оказался проворнее, и она очутилась в его объятиях.
        - Ага, ты любишь, когда я начинаю говорить, да?
        - О, Грэй. - Она вздохнула. Это было так естественно - обвить его руками за шею. И ее не трогало, смотрел ли кто-нибудь за ними, потому что она знала, что они похожи на влюбленных, даже если Грэй и не признавал этого. - Ну что мне делать с тобой?
        - Я постараюсь что-нибудь придумать, - проговорил он, многозначительно поигрывая бровями.

        Мэрайа обозревала настольные игры, которыми были завалены полки в шкафчике в прихожей Марка. Она искала, чем бы занять время, оставшееся до сна. Несмотря на бурный день, она не устала. Надежда придавала ей силы.
        Услышав, как Грэй прошлепал босыми ногами из кухни в гостиную, она оглянулась и увидела, что он ставит два бокала на кофейный столик и наливает вино.
        Грэй поднял голову и встретился с ней взглядом. От его улыбки ей стало радостно на душе.
        - Что ты делаешь? - спросил он.
        - Нашла игры и подумала, что неплохо бы поиграть.
        В камине потрескивали поленья. В комнате стало тепло и уютно.
        - Голосую за покер на раздевание.
        Она многозначительно посмотрела на него.
        - Ты же знаешь, как плохо я играю в карты.
        - Вот на это я и рассчитываю, - протянул он, вожделенно поблескивая глазами.
        Мэрайа покачала головой, но не чувствовала ни малейшего раздражения. Она посмотрела на полки и приметила свою любимую игру.
        - Как насчет игры в слова?
        Грэй уселся на кушетку.
        - Никогда не играл раньше.
        - Шутишь? - Но его серьезное лицо сказало ей, что он говорит правду.
        - В какую же игру ты играл?
        - Я раскладывал пасьянс.
        Она была уверена, что он дразнит ее, пока не встретилась с ним глазами. Пасьянсы - занятие одинокого человека.
        Сочувствие к нему наполняло ее грудь.
        - Твои родители никогда не играли с тобой?
        - Мама была слишком занята тем, что пыталась доставить удовольствие отцу, - весело ответил он, наблюдая за бледно-золотой жидкостью, кружащейся в его бокале. - А мой отец не располагал к себе.
        Мэрайа сделала глоток вина. Она задумалась, вспоминая свое счастливое детство. Ее родители всегда были рядом, они жили ради нее и Джейд, поддерживали, подсказывали, создавая для них чудесный мир детства.
        - Неужели вы не делали ничего вместе? Не жили в палатках? Не жарили шашлыков на природе? Не ходили на пляж?
        - Нет. Мне везло, если отец иногда заявлялся к обеду и шлепал меня по макушке в знак приветствия. - Его губы растянулись в ухмылку. - Мои родители поженились не при традиционных обстоятельствах.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Причина, по которой мои родители поженились, была беременность матери. Мой отец взял на себя ответственность за это, но я рано понял, что лишь служил помехой Аарону Николсу. Я был постоянным нежелательным напоминанием об ошибке, которую он совершил, и о цене, которую ему пришлось за нее платить.
        - Но он ведь любил тебя?
        Грэй грубо рассмеялся.
        - Если он и любил, то я никогда не чувствовал этого, а он не показывал это никак, мать тоже не выражала любви. Она по-своему заботилась о нем, но он никогда не слышал от нее: «Я люблю тебя». Поэтому и он также никогда не произносил этих слов. Ни для кого. Мой отец умел оскорблять и заставлять меня чувствовать свою никчемность. Я помню, когда играл с другом во дворе и пропустил мяч, то споткнулся и упал. Мой отец стоял на крыльце и будто ждал этого. Он набросился на меня, высмеивая мою неуклюжесть. Он сказал, что только такой неуклюжий идиот, как я, мог не поймать такой легкий мяч. И с этого дня он не упускал ни одного момента, чтобы высмеять и унизить меня.
        Мэрайа онемела от того, что рассказывал Грэй о своем детстве.
        - Мой друг был достаточно умен и ушел, но мне некуда было идти. Однажды соседи стали свидетелями, как мой отец вопил, что я ни на что не сгожусь в жизни и что я сделал его несчастным. И пока он так издевался, мать стояла на крыльце, наблюдая за происходящим. Затем он схватил меня за шиворот и втащил в дом, продолжая оскорблять.
        - Твоя мать ничего не сказала, не защитила тебя? - недоверчиво спросила Мэрайа.
        Грэй посмотрел на нее через плечо, его губы искривила усмешка.
        - Она никогда ничего не говорила в мою защиту.
        - Но почему?
        - Она больше всего боялась потерять отца, разозлить его. Она слова не могла произнести против даже тогда, когда он ругал ее. Она делала все, чтобы добиться его любви, но так и не добилась этого. Маленьким я так хотел доставить удовольствие отцу, но очень рано понял, что это невозможно. Он только и думал, как побольнее унизить меня и выместить гнев и злобу на мне, а иногда и на моей матери.
        - Но ты же был невинным ребенком, Грэй!
        Он равнодушно пожал плечами.
        - Аарон Николс был холодным и бессердечным человеком, до сих пор не понимаю, что моя мать нашла в нем, как она могла любить такого жестокого мерзавца. Не было бы счастья, да несчастье помогло - он погиб в автокатастрофе.
        Только мать не извлекла урока. Немного погоревав, она отправилась на поиски любви, высматривая ее во всех неподходящих местах и цепляясь за любого мужчину, который проявлял к ней хотя бы малейший интерес. Многие использовали ее, некоторые женились на ней, но ни один не дал ей любви, которой она искала всю жизнь.
        - Ты общаешься с ней? - тихо спросила Мэрайа.
        Грэй продолжал упорно ворошить угли.
        - Три раза в году, - бесцветным голосом произнес он. Сейчас Грэй чувствовал равнодушие и пустоту. - В дни рождения: мой и ее, еще на Рождество. Нам нечего сказать друг другу. У нее своя жизнь, у меня - своя.
        Он услышал, как Мэрайа горестно вздохнула за его спиной.
        - Грэй…
        Он повернулся, сжимая кулаки.
        - Не правда ли, далеко не идеальное детство? - Он не желал сочувствия. Он уже смирился с давно прошедшим своим несчастным детством. Слабость матери научила быть сильным, а безразличие отца и злобные нападки усилили решимость добиться в жизни успеха.
        - Да, твое детство действительно далеко от идеального, - произнесла она с болью в голосе.
        - И не говори, оно, конечно, было никудышной подготовкой к будущему отцовству. У меня понятия нет, как надо обращаться с детьми, я цепенею при виде младенцев. - Грэй уставился на потрескивающий огонь, пытаясь собрать все мужество, чтобы рассказать об одолевающих его страхах. - Ты помнишь тот день в моем кабинете, когда ты сказала, что быть отцом страшно?
        - Да.
        - Что ж, ты права. - Он внимательно посмотрел на нее. - Сама идея взять на себя ответственность воспитать ребенка пугает меня до ужаса. А вдруг я все испорчу, не смогу? А если я похож на своего отца больше, чем думаю?
        Мэрайа нежно улыбнулась, стараясь успокоить и вселить веру в него.
        - Я абсолютно уверена, что к своим детям ты будешь чувствовать нежность и заботу.
        Грэй стиснул зубы и засунул кулаки в карманы брюк. Он так хотел поверить ее словам.
        - Как можешь ты быть такой уверенной?
        Мэрайа встала и приблизилась к нему. В ее взгляде светились глубокое чувство любви и понимание.
        - Потому что я знаю, что ты добрый и заботливый, а это то, что делает мужчину хорошим отцом.
        Грэй покачал головой.
        - Думаю, мне не хочется выяснять это на деле. Я не хочу иметь детей, Мэрайа. Никогда не желал никакому ребенку того, что пережил сам.
        Мэрайа обошла вокруг него и, прижавшись к его спине, обхватила руками за талию. Теплота охватила его. Она положила голову ему на плечо и провела ладонями по его груди и животу.
        - Ты никогда не обидишь ребенка, Грэй.
        В его горле встал комок. Переплетя ее пальцы со своими, он поднял ее руку и прижался к ней губами, затем притянул к себе, и она очутилась в его объятиях. Грэй смотрел на единственную женщину, которой он был небезразличен, которую действительно интересовало, что его мучает. Он рассказал ей о несчастливом своем детстве, а она слушала с сочувствием. И хотя он все еще не мог заставить себя пообещать ей того, что она так желала, она смотрела на него с обожанием.
        - Спасибо, - прошептал он, чувствуя огромную нежность к ней.
        - Нет, это тебе спасибо за откровенность.
        Он был уверен, что теперь их вечер и закончится. Странно, глаза Мэрайи так весело блестели, что в них не осталось и тени грусти.
        - Та-а-ак, - замурлыкала она, и в ее голосе звучали многообещающие нотки. Она гладила его грудь и шею, постепенно сливаясь с ним. - Ты готов поиграть в слова? Я хороший учитель, а ты всегда был способным учеником.
        Его брови поползла вверх.
        - Я-то думал…
        Мэрайа рассмеялась.
        Грей старался взять себя в руки и обуздать свои желания. Она возбуждала его больше, чем любые его невероятные плотские фантазии. Грэй ничего не мог сделать с собой - он постоянно хотел ее.
        Он вспомнил о втором обещании и застонал от разочарования.
        - Мэрайа, я не могу уговорить тебя на покер на раздевание?
        Она отрицательно покачала головой. Однако он заметил блеск желания в ее ярко-синих глазах.
        Выскользнув из его объятий, Мэрайа схватила его за руку и потянула на ковер перед камином. Они сели; между ними лежала игровая доска. Мэрайа объяснила простые правила игры. Партнеры должны были по очереди составлять из букв слова, получая за них определенное количество очков. У кого больше, тот и выиграл. Грэй молниеносно освоил игру.
        - Быстро учишься, - одобрительно произнесла Мэрайа. Грэй наполнил их бокалы вином.
        - «Дурь», «дру», - задумчиво бормотал он, рассматривая буквы. Усмехнувшись, положил свои буквы «Р», «У», «Д», «Ь» после «Г».
        - «Грудь»?
        - Я не виноват, это буквы так легли, остальные слова были короче. - Грэй поднял вверх руки: сдаюсь. - А кроме того, мне нравится слово «грудь».
        Она вздрогнула, ее соски напряглись, безжалостно напоминая о том, как давно к ним не прикасались руки, горячий влажный рот…
        Мэрайа сделала глоток вина, надеясь, что алкоголь снимет нарастающее возбуждение.
        Ее глаза сузились.
        - Ты уверен, что никогда прежде в это не играл?
        Из его груди вырвался раскатистый смех.
        - Конечно, нет.
        - Ты жульничаешь?
        Грэй покачал головой, нисколько не обидевшись на ее обвинение.
        - Ты решила поиграть в эту игру, радость моя, не я.
        Сделав еще глоток, она допила вино, почувствовав, что тело немного расслабилось.
        - У тебя слишком легко получается, - обвиняющим тоном заявила она.
        Скрыв улыбку, он взял бутылку и вновь наполнил ее бокал. Но когда в следующее мгновение он составил слово «лонолюб», Мэрайа расхохоталась.
        - Нет такого слова.
        Но Грэй лишь небрежно выбирал себе новые буквы.
        - Есть.
        - Докажи. Где у тебя словарь? - И она вскочила на ноги. Но Грэй схватил ее за руку.
        - Мне не нужен словарь, я сам отношусь к лонолюбам.
        Его большой палец поглаживал ее запястье с внутренней стороны. Пульс Мэрайи участился.
        - Рассчитываешь, что я поверю тебе на слово? - произнесла она, чувствуя, что ей не хватает дыхания.
        - Ни в коем случае! - Настойчивость читалась в его глазах, полных неутоленного желания. - Одних слов, безусловно, мало. Ты хочешь доказательства? Я докажу тебе. - Он опустился перед ней на колени. - Через секунду наши губы сольются, ненаглядная моя, - хрипло пробормотал он и с силой прижался ртом к ее губам. Это был медленный, эротичный и искусный поцелуй.
        По ее телу пробежала дрожь, вызвав тихий стон, и она закрыла глаза и отдалась бездумной неге, охватившей ее тело. Рука, ласкавшая ее волосы, стала решительнее, и мелодия поцелуев перешла от медленного соблазнения к более страстным мотивам. Она всем телом ощущала его зов, чувствовала его желание в том, как внезапно и порывисто его губы опустились на ее рот и полностью завладели им.
        Не прерывая поцелуя, Грэй придвинулся ближе, задев доску и разбросав квадратики с буквами. Но игра больше не интересовала Мэрайю. Все, что теперь имело значение, - это рука, крепко охватившая ее грудь, и упоение, которые она впитывала с поцелуем Грэя.
        Он осторожно уложил ее на ковер перед камином. Затем сорвал с себя рубашку и опустился рядом.
        - Господи, что ты делаешь со мной, Мэрайа, - беспомощно простонал он и приник ртом к ее губам.
        Грэй покрывал ее подбородок осторожными поцелуями, потом шею, пока, наконец, его язык не коснулся тугого соска. Затем он взял его губами и глубоко втянул.
        Мэрайа вскрикнула, она прижимала его голову, в то время как он занимался сначала одной грудью, потом другой. Нетерпеливо она сцепила ноги у него на пояснице и подтолкнула его вперед. Грэй повиновался каждому ее движению. Он ритмически выгибался и стонал низким хриплым голосом. Мэрайа запрокинула голову, и тело ее начало содрогаться от неистового желания.
        Грэй стиснул зубы, подавляя острую потребность избавиться от шорт и взять Мэрайю, быстро и грубо. Он никогда не мечтал о чем-то таком, что выходило из-под его контроля. Он хотел соблазнить ее, это верно, но он никак не рассчитывал, что она так захочет этого, особенно после того, как она потребовала, чтобы они не занимались любовью в эти выходные.
        Но этого-то как раз она и хотела. Он видел это в ее глазах, затуманившихся страстью, в ее возбужденном лице, в ее прерывистом дыхании.
        Это не было романтическим воссоединением с Мэрайей, о котором он мечтал. Правда, сегодня между ними возникла особая связь. Грэй безумно хотел Мэрайю, но боялся эту связь нарушить. А вдруг она потом будет сожалеть о случившемся, когда на место улетучившегося желания вторгнется реальность.
        - Грэй! - хрипло произнесла она.
        Ее мечтательное и возбужденное выражение лица грозило сломить его сопротивление.
        - Мы заключили договор, помнишь? - с трудом произнес он. Дьявол, это она должна была бы напомнить ему об этом!
        Мэрайа либо не помнила об условии, которое сама поставила перед ним, либо это ее больше не интересовало.
        Ее пальцы нашли лямки на поясе его шорт и нетерпеливо потянули. Хорошо, что она не могла дотянуться до его пуговиц и молнии, иначе он был бы конченым человеком.
        Приподняв голову, Мэрайа потерлась носом о его шею, осторожно ухватила зубами кожу и затем смягчила любовное покусывание, проведя в том месте языком. Он попытался встать, но ее пальцы ухватились за его пояс, ноги, сомкнувшиеся вокруг него, намертво удерживали его на одном месте.
        Хриплый беспомощный смех вырвался у него.
        - Я изо всех сил пытаюсь держать себя в руках, Мэрайа, но мне нужна твоя помощь, чтобы сдержать данное мной обещание. Не заниматься любовью.
        Грэй убрал волосы с ее лица, прислушиваясь к подрагивающему под ним телу. Дрожь от слишком огромного напряжения, которое теперь искало выход. Он, возможно, и не утолит своей жажды, но это не означало, что он не мог удовлетворить ее.
        Он легко провел рукой по ее бедру и вниз по ноге.
        - Позволь мне сделать все, что нужно, - пробормотал он. Грэй знал: все что нужно, - это тайное скольжение пальцев между складками плоти, жар и прикосновение его рта, мягкое поглаживание языка, чтобы ее тело получило удовольствие, которого оно ищет.
        Мэрайа встряхнула головой и глубоко вздохнула, словно собираясь с мыслями.
        - Нет, когда мы занимаемся любовью, я хочу, чтобы ты прошел со мной от начала до конца.
        Его пульс участился.
        Мэрайа осторожно прикоснулась к его подбородку, на ее губах дрожала улыбка.
        - Но сегодня ночью ты будешь просто держать меня в своих объятиях, хорошо?
        Он повернулся и поцеловал ее ладонь.
        - Мне бы очень этого хотелось. - Нельзя было сказать, что он мечтал провести еще одну ночь в одиночестве.
        Соскользнув с нее, он поморщился. Его возбужденное тело кричало от разочарования. Он помог ей подняться, поправил ей блузку, чтобы Мэрайа не соблазняла его своим роскошным телом, и позволил ей пойти в ванную одной.
        Прошло некоторое время, возбуждение унялось. Мэрайа забралась в постель Грэя и уютно свернулась в его объятиях. Ее дыхание щекотало его грудь, рука обняла его талию. Она уснула.
        Грэй не спал. Поглаживая ее волосы, он, охваченный радостью, обнаружил в себе то, чего ранее никогда не испытывал. То, что он испытывал только с Мэрайей.
        Одно он знал наверняка. Он не хотел, чтобы это теплое радостное чувство покинуло его.

        Глава седьмая

        - В котором часу мы сегодня уезжаем? - спросила Мэрайа.
        Солнце лилось сквозь кружевные занавески, согревая ее, как объятия Грэя накануне ночью. Она уже тосковала об этой проведенной с ним ночи, о том, как он лежал, прильнув к ней сзади, как его ладонь постоянно искала ее грудь.
        Мэрайа улыбнулась при воспоминании о его сладком поцелуе в шею в тот момент, когда она проснулась, о его достойном восхищения воздержании. Она проснулась, чувствуя, как сзади нее что-то твердеет и увеличивается. Ему бы ничего не стоило стянуть с нее ночную рубашку и трусики. Она так отчаянно хотела вчера, чтобы он проник в нее. И все еще хотела до боли сегодня утром.
        Мэрайа со вздохом посмотрела на него. Интересно, слышал ли он ее вопрос. Задумавшись, он стоял напротив нее по ту сторону кровати с решительным выражением на лица.
        - Грэй!
        - Я думал, можем ли мы остаться здесь еще на несколько дней.
        - Еще на несколько дней? - отозвалась она, нахмурившись.
        Грэй небрежно пожал плечами.
        - Только до конца следующей недели.
        - До конца недели! Грэй, не думаю, что это хорошая идея.
        - Это замечательная идея. Моя лучшая идея! - Он швырнул подушку к изголовью, когда их взгляды встретились, в глубине его глаз светилась необычная дерзость, от которой ей стало явно не по себе. - Марк сказал, что я могу пользоваться домом сколько угодно, так почему бы не воспользоваться этим обстоятельством?
        - Потому что я встречаюсь с клиентами, прорабатываю контракты, короче говоря - работаю!
        - И я тоже, но дело может подождать неделю, - решительно сказал он, глядя ей в глаза. - Я хочу освободить все мое расписание для тебя. Для нас.
        - Не могу поверить в то, что ты говоришь! - Мэрайа быстро подошла к краю кровати, пытаясь вразумить Грэя, который вел себя так неразумно. - Ты не можешь держать меня заложницей целую неделю…
        - Спорим? - Греховная улыбка искривила его губы; он медленно двинулся к ней. - Мне нравится, что ты моя пленница, но я милосерден…
        Мэрайа резко остановилась, увидев эту завораживающую улыбку, от которой подкашивались ноги, замирало сердце.
        - Тогда ты останешься, а я уеду. Отдай мне ключи от джипа, - проговорила она, не веря, что сможет уехать.
        - Обыщи меня, - и Грэй поднял руки, чтобы она могла легко дотянуться до каждого дюйма его тела. - Если найдешь ключи, мы уедем.
        Теперь она видела только любимое тело любимого человека.
        - Ну почему ты это делаешь?
        Она не успела опомниться, как Грэй протянул руку, обнял ее за шею и прижал рот к ее губам. Означал ли этот поцелуй, что она может завоевать его любовь? Господи, неужели она надеется на невозможное?
        - Вот почему я делаю это, - со значением произнес он, глаза его полыхали огнем, возбуждением и чем-то еще неведомым ей. Он взял ее лицо в свои руки, словно пытаясь удержать.
        Как будто она хотела куда-то уйти.
        - Что-то внутри меня произошло за эти выходные дни, Мэрайа. Что-то чудесное и что-то пугающее меня. Но что бы это ни было, я хочу разобраться в этом, и мне нужна твоя помощь. Я хочу подольше побыть с тобой наедине. И чтобы не было никакого вмешательства со стороны.
        - Грэй, мы не можем укрыться от посторонних на такой долгий срок, на пять дней, забросить работу и пренебречь своими обязанностями.
        Ее протест звучал очень слабо. Конечно, Джейд могла справиться со всем, что надо было сделать, успешно.
        - Я твердо решил, Мэрайа. - Он провел рукой по ее спине и сжал, притягивая к себе ее тело. - И я это сделаю во что бы то ни стало.
        Его поведение могло бы вывести Мэрайю из себя, однако она жаждала быть с ним наедине так же, как и он. Грэй был готов отказаться от многого ради нее, ради того, чтобы разобраться в их отношениях. Она страстно хотела этого же.
        - Мы поедем в деревню, чтобы купить еще продуктов, я позвоню Джини домой и скажу, чтобы она отменила все мои планы на эту неделю, а ты скажешь об этом Джейд.
        - Мне надо это делать? - простонала Мэрайа в его плечо, изо всех сил зажмурившись. - Джейд отречется от меня.
        Грэй усмехнулся, потом посерьезнел.
        - Она выживет. То, что происходит между нами, гораздо важнее.
        И он был прав. Мэрайа тоже почувствовала за последние несколько дней… надежду на будущее.
        - Ну хорошо! Пойдем, сделаем несколько телефонных звонков, - проговорила она.

        - Ты совершенно сошла с ума? - донесся до нее сердитый голос Джейд. - Поднять меня в пятницу посреди ночи и удрать из города вместе с Грэем на выходные - это одно, но на целую неделю?
        Мэрайа была в слишком хорошем настроении, чтобы негодование ее сестры испортило его.
        - Я остаюсь, Джейд.
        - Этот прохвост заморочил тебе голову!
        Мэрайа с улыбкой посмотрела в сторону бакалейного магазина, куда зашел Грэй, пока она звонила из телефонной будки рядом с магазином. Да, она безумно влюблена в этого мужчину!
        - Джейд, у меня нет ничего срочного ни в офисе, ни на заводе, так что ты справишься; в крайнем случае это подождет до моего приезда.
        - Мэрайа, оставь мне хотя бы телефон, чтобы я могла дозвониться, если что-то потребуется.
        - Увы, здесь нет телефона, поэтому мне повезло.
        - Как удобно, - брюзжала Джейд.
        - Здесь очень милое романтическое гнездышко. - Мэрайа намеренно подстрекала сестру.
        - Ты совсем обезумела. Что заставило тебя сбежать с Грэем на целую неделю?
        Любовь, подумала Мэрайа. Надежда. Грэй поделился с ней частью своего прошлого, чего раньше никогда не было. Она хотела успокоить его. Со временем бесконечная любовь и терпение, она была теперь почти уверена, изгонят эти страхи и принесут уверенность, что он станет любящим мужем и отцом.
        Отец Мэрайи научил ее сражаться за то, во что она верила. Она верила в Грэя и в то, что его чувство могло расцвести. Ей надо было показать ему, насколько чудесна любовь. Показать, что любовь замечательна и не имеет ничего общего с воспоминаниями его несчастного детства.
        - Неужели все мои усилия были напрасны? - спросила Джейд. - Неужели ты не выучила ни одного урока, которые я преподала тебе за последние недели?
        - Например?
        - Например, не доверять сладким обещаниям.
        Это был лозунг Джейд, а не Мэрайи. Кроме того, Грэй еще ни разу не дал ей повода не доверять или сомневаться в нем.
        - Я верю, что намерения Грэя честны.
        - Ты спала с ним, да?
        - Не твое дело.
        - Спорю, он обещает тебе все на свете, да?
        - Ничего он мне пока не обещает!
        - Что ж, учитывая мечтательность, звучащую в твоем голосе, ты рассчитываешь, что он предложит тебе руку и сердце. Сдаюсь, Мэрайа. - Джейд вздохнула, уступая поле битвы. - Ты безнадежна. В следующий раз, когда Грэй разобьет тебе сердце, вспомни, что я говорила об этом.

* * *
        Сидя на огромном гладком валуне за домиком Марка, Грэй смотрел на озеро, чувствуя себя довольным и отдохнувшим первый раз в жизни.
        Это был замечательный летний день, жаркий, но легкий ветерок и высокие сосны, окружающие озеро, создавали живительную прохладу. Отдыхающие катались по озеру на лодках, дети на плотах и надувных камерах проплывали мимо домика Марка.
        Почему так долго задерживается Мэрайа? - гадал Грэй. Она обещала, что выйдет через несколько минут. Он уже соскучился по ней.
        Она уговорила его открыться ей и рассказать о своем болезненном прошлом. Ожесточение, так долго жившее в нем, ослабло, уступая более приятным переживаниям, которые Мэрайа пробудила в нем. Его чувства к ней также изменились за последние несколько дней. Они стали богаче, сильнее и глубже. Грэй чувствовал себя самым счастливым человеком на земле, и Мэрайа имела самое прямое отношение к этому.
        Он не был уверен, можно ли назвать это новое чувство любовью.
        - Грэй! - Мэрайа села рядом с ним на валун. Она придвинулась поближе, захватив его ноги своими. - Что ты делаешь?
        - Жду тебя.
        - Ну вот, я здесь. - Она улыбнулась и весело поцеловала его в щеку. - Чем хочешь заняться сегодня?
        Глядя на эти чудесные губы так близко от него, чувствуя ее ноги, он хотел только одного: целый день заниматься любовью с ней - в кровати, на диване, в солярии среди буйства природы, перед теплым камином… сотни эротических сцен промелькнуло пред ним.
        - Мы бы могли исследовать одну из тропинок за домиком Марка, отправиться в пеший поход.
        Обняв его за талию, Мэрайа погладила его плоский живот.
        - Грэй, я здесь для того, чтобы расслабиться. Я против того, чтобы ты мучил меня таким образом.
        - Мы найдем простую тропинку. - Подняв ее ноги, он опустил их себе на колени и начал разминать их. - А когда вернемся, то сможем облегчить любую боль в джакузи. А если и это не поможет, то я буду счастлив стать твоим личным массажистом.
        - Хмм, - она довольно хмыкнула. - Звучит соблазнительно.
        Грэй едва не застонал, когда ее груди прижались к его спине.
        В этот момент вниз по дорожке промчались трое мальчишек и с разбегу бросились в воду. Кто нырнув, кто плашмя, тут же всплыв на поверхность, брызгая друг в друга водой. Грэй рассмеялся над шумными детьми и их трюками.
        - Хм, похоже, им весело, а? - спросила Мэрайа.
        - А тебе жарко и не по себе? - лениво протянул он. - Может, тебе надо остыть?
        - Я в полном порядке. - Мэрайа толкнула его в бок, чтобы он вел себя прилично. - Я имею в виду, этим мальчишкам, кажется, очень весело.
        Они следили за детьми еще несколько минут, потом Мэрайа спросила:
        - Ты когда-нибудь скучал по брату или сестре, которых у тебя не было?
        - Как можно скучать о несуществующем? - резко сказал Грэй, пожав плечами. Благодарение Богу, Мэрайа оставила без внимания его резкий тон. Он не хотел говорить о том, как ребенком мечтал о брате или сестре, с кем можно было бы играть или делиться секретами. Какое счастье, когда с тобой рядом человек, который нуждается в тебе, заботится и любит так же, как и ты как и ты.
        Мэрайа рассмеялась, когда один из мальчишек толкнул другого в воду, затем третий сразу же прыгнул за ними.
        - Представить себе не могу, какое бы у меня было детство без Джейд.
        - Вероятно, спокойное, - сухо отозвался Грэй.
        - И одинокое, - задумчиво добавила она.
        - Ага, - согласился он. - Вы двое хорошо ладили?
        - Не всегда, - признала Мэрайа, в голосе ее слышалась сестринская любовь. Она задумалась. По ее лицу было видно, что она погрузилась в воспоминания.
        - Обычное соперничество сестер?
        - Да нет, мы никогда не соперничали. Мы сердились и спорили по пустякам. Но быстро мирились. Джейд всегда оказывалась рядом, когда была нужна. И теперь тоже. Я не обменяла бы ее дружбу ни на что другое. Ничто не может сравниться с любовью и дружбой сестры. Ты не знал этого, Грэй.
        - Я говорил тебе, что мои родители не были способны общаться с детьми. У меня не было ни брата, ни сестры. И друзей у меня было немного, потому что мой отец отпугивал их.
        - Посмотри, как братья могут веселиться вместе. - Она показала на резвящихся в воде детей. - Неужели тебе не хотелось бы смотреть, как растут твои собственные дети, радоваться за них, быть частью их жизни. Я хочу, чтобы у меня было много детей.
        Грэй пытался отгородиться от чувств, зарождавшихся в нем.
        Вниз по дорожке спешил мужчина. Он направился к мосткам, крича:
        - Ребята, мама приготовила завтрак, выходите из воды.
        - У-у, папа, - заныл один из них, - мы еще мало поплавали!
        - Мы еще не наигрались, - заявил другой и столкнул братьев в воду, нырнув за ними.
        Потом один из мальчишек вскарабкался по лестнице на мостки и, разбежавшись, толкнул отца, и они оба упали в воду.
        Их веселье было таким заразительным, что Грэй тоже засмеялся; напряжение от разговора с Мэрайей незаметно прошло.
        Когда мужчина с детьми ушел, Грэй стянул сандалии Мэрайи и, подхватив ее на руки, понес к мосткам.
        - Грэй? Что ты делаешь?
        - Пользуюсь правом сильного. - С этими словами он спрыгнул в воду.
        И как было хорошо веселиться и смеяться, забыв о времени!

        Глава восьмая

        Мэрайа сидела рядом с Грэем в уютном маленьком зале дорогого ресторана. В центре стола горела свеча. Поймав его ненасытный взгляд, устремленный на нее, она пожалела, что они не одни.
        - Я хотел бы знать, что у тебя под платьем. А точнее, чего нет. - Он провел рукой по ее бедру и вверх, пока не коснулся пальцами округлости груди. - Бюстгальтера нет, верно? - Грэй перешел на лукавый шепот.
        Мэрайа опустила пальцы в десерт и поднесла их к его губам.
        - Платье специально сшито так, чтобы носить его без бюстгальтера. Тебя еще интересует, что на мне не надето?
        Его взгляд потемнел, и он схватил ее за руку, прежде чем она успела убрать ее, медленно втянув ее палец в рот. Другой рукой он взялся за ее колено и начал неспешное продвижение вверх, под платье.
        Затем, коснувшись верха чулок, рука скользнула между ее бедрами, мягко пытаясь развести их. Он чувствовал, как ее тело отвечало на все движения его рук.
        Греховная усмешка искривила его губы, он наклонился ближе, она видела в его глазах жар и желание.
        - Я могу сейчас выяснить, что на тебе есть под этим платьем. - Голос его изменился, стал хриплым.
        Помня, как легко он соблазнил ее на террасе на приеме ее отца, Мэрайа не сомневалась, что Грэй выполнит свое обещание, несмотря на то, что рядом было множество людей. Неделя рядом с ним, эмоциональная близость, которой ранее они не испытывали, ночи, проведенные вместе, хотя и без секса, оказывали на них обоих свое воздействие.

        Его палец прошелся вдоль ее бедра по эластичной ленте трусиков, затем углубился, пока не достиг того места, где смыкались ее бедра.
        - Ага, на тебе надеты трусики, но едва ли это препятствие для такого храбреца, как я. - Чтобы доказать это, он провел рукой по шелку, отчего она задрожала от нахлынувших на нее ощущений.
        Грэй самоуверенно улыбнулся. Мэрайа стиснула ноги и зажала его пальцы между бедрами. Неужели она опять уступит ему?
        - Вам что-нибудь угодно еще?
        Мэрайа отпрянула при звуке голоса официанта, появившегося за плечом Грэя. Сердце ее колотилось в груди, а лицо горело от стыда.
        Хорошо бы, чтоб все подумали, что между ними идет просто частная беседа, и ничего больше. Но Грэй, мошенник, напомнил ей о реально происходящем, легонько пошевелив пальцами.
        - Только чек, но не торопитесь, - сказал он официанту в следующее мгновение, быстро повернувшись в его сторону.
        Официант отошел.
        Мэрайю охватила дрожь при виде дерзости, поблескивающей в глазах Грэя.
        - Убери руку, - сказала она ему тихим голосом.
        Он не сделал ни малейшего движения.
        - Ты первая начала, - проговорил он.
        - А теперь я заканчиваю это.
        - Когда закончу я, это будет более интересно.
        Мэрайа не сомневалась. Ни на минуту.
        - Раскрой ножки, сладкая моя, - увещевал он ее.
        - Грэй! - зашипела она.
        Он хохотнул, отчего она взбесилась еще больше.
        - Не могу убрать, пальцы в ловушке.
        - Ой! - Лицо Мэрайи вновь загорелось. Она расслабила мышцы, и он убрал руку.
        В этот момент несколько официантов прошли к соседнему столику с тортом и спели песню «Счастливая годовщина», обращаясь к пожилой паре.
        Когда стихли аплодисменты и официанты удалились, Мэрайа, извинившись, обратилась к виновникам торжества:
        - Сколько лет вы уже женаты?
        Муж с обожанием посмотрел на свою жену:
        - Сорок восемь лет.
        Женщина смутилась.
        - И будь такая возможность, я бы все снова повторил, - улыбнулся он и поцеловал жену.
        - Поздравляю вас, - сказала Мэрайа и, задумчиво посмотрев на Грэя, продолжила: - Не правда ли, здорово - любить друг друга после стольких лет?
        - Удивительно, как люди могут оставаться вместе сорок восемь лет. Но я ни за что не поверю, что они все еще любят друг друга.
        - Конечно же, любят, - возразила она.
        Мэрайа видела, как в нем нарастает напряжение, но она хотела обсудить эту важную тему для них, разрешение которой разобьет или создаст их будущее.
        - Люди сохраняют брак и без любви по многим причинам.
        - Например? - мягко, но настойчиво спросила она.
        - Обязательства. Товарищеские отношения. Думаю, люди привыкают друг к другу и знают, чего ожидать от этих отношений. - Он нетерпеливо посмотрел на часы и пробормотал: - Где же этот официант?
        - Стоит только посмотреть на эту пару, чтобы понять, что они все еще любят друг друга. Это видно в каждом заботливом взгляде, в каждом нежном прикосновении. - Такие отношения она видела между своими родителями. О таких отношениях она мечтала в своей будущей семье.
        Грэй посмотрел на соседей, глаза его сузились.
        - Должен признать, что я видел этот взгляд у моей матери, когда она сидела с кем-нибудь из своих многочисленных приятелей и мужей, - цинично объявил он. Теперь взгляд его стал проницательным. - Итак, скажи мне: в чем разница между подлинной любовью и желанием быть любимым, настолько сильным, что ты видишь любовь там, где ее нет?
        В голосе Грэя Мэрайа услышала боль и гнев.
        - Иногда люди женятся, когда это, возможно, не стоило бы делать, - вздохнула Мэрайа. - В этом случае есть выход - развод, но все ведь зависит от основы, на которой покоится брак. Чтобы брак был удачен, необходима большая преданность и желание мужа и жены сохранить его.
        В этот момент принесли счет, Грэй расплатился и повел Мэрайю к выходу, придерживая за талию.
        С тяжелым сердцем возвращалась она в домик. Они молчали. Грэй не верил в любовь. И она уже начала отчаиваться, что он так и не испытает этого чувства. Он боялся быть отвергнутым, боялся отдать себя полностью, а в результате потерять все.
        Мэрайа хотела убедить Грэя в том, что любовь - великое чувство и счастлив тот, кого она посетила.
        Когда они зашли в домик, Мэрайа уже приняла важное решение и надеялась, что ее план сможет осуществиться.
        Она включила свет, затем повернулась к Грэю.
        - Не зажжешь ли камин?
        В домике было прохладно.
        Грэй молча направился к камину и начал аккуратно складывать поленья. Он разжег огонь и смотрел, как разгораются дрова. Мэрайа очень огорчилась, что между ними возникла отчужденность.
        Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и встала у Грэя за спиной.
        - Ты сказал, что твоя мать была замужем несколько раз, но неужели невозможно, чтобы она по-своему любила каждого мужа?
        Он поставил медную кочергу и, выпрямившись, посмотрел ей в лицо.
        - Да, каждого и по-своему, кроме меня, глупого несмышленыша, которому так хотелось получить хоть немного любви от своей матери, ему так необходимы были ее ласка и нежность. Но моя мать жила в мире сказок и искала принца, который увез бы ее от будничной жизни, наполненной ежедневной нудной работой. Любой мужчина, уделявший ей хоть немного внимания после смерти моего отца, становился для нее новым рыцарем, хотел он этого или нет.
        - Тогда как ты понимаешь любовь?
        Грэй двинулся к маленькому бару и налил себе приличную порцию виски.
        - Ты прекрасно знаешь, что я думаю о любви, - отозвался он и поднес стакан к губам.
        Мэрайа перехватила стакан, прежде чем он успел отпить глоток, и поставила виски подальше от него. Он бросил на нее мрачный взгляд, но она в ответ только нежно улыбнулась. Она не могла позволить, чтобы виски заменило ему то физическое и душевное наслаждение, которое она хотела сегодня ему доставить.
        - Ты не веришь в любовь, но скажи, пожалуйста, что ты вообще знаешь об этом чувстве?
        Он обратил на нее пылающий взгляд.
        - Не хочу разводить философию по этому поводу.
        - Хорошо, - спокойно продолжила она. - Тогда скажи мне, что ты думаешь о наших отношениях?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Почему после девяти месяцев мы все еще вместе? - мягко спросила она. - Что привлекает тебя во мне и что сделало наши отношения такими продолжительными?
        - Мэрайа…
        Обвив рукой его за шею, она ласково потерлась о его щеку.
        - Тогда это должно быть исключительно физическое влечение, - нежным голосом прошептала она.
        Взгляд его потемнел, и он стиснул зубы. Да, его физически очень влекло к ней, и он все больше возбуждался каждый раз, когда ее тело прижималось к нему.
        - Ты прекрасно знаешь, что это не единственное, что привлекает меня к тебе.
        - Как я могу что-то знать, если ты не говоришь мне?
        Мэрайа, стоя рядом, соблазнительно покачивала бедрами. Грэй смотрел в нежные синие глаза, подернутые пеленой желания, и понял, что ни разу не говорил ей, что она значит для него. Наверно, сказать ему это было так же важно и необходимо, как и Мэрайе услышать.
        - Я упрощу это для тебя, - проговорила она, медленно проводя языком по нижней губе. - Какие слова ты бы использовал, чтобы описать наши отношения?
        - Понимание, забота, уважение, доверие… - хищная улыбка искривила его губы - и бесконечное физическое влечение.
        Мэрайа весело рассмеялась.
        - Ты любишь меня.
        - Я не говорил этого, - осторожно заметил он.
        - Грэй, тебе и не надо. Ты только что точь-в-точь описал мои чувства к тебе. Это и есть любовь.
        Грэй хотел возразить, но почувствовал, что не может. Или не хочет. Он уже не был уверен.
        Мэрайа взяла его за руку и подвела к камину. Мягкий теплый свет очерчивал изгибы ее тела, окутанного кашемиром.
        Их взгляды встретились, и он с усилием сделал выдох. Руки его сжались в кулаки. Улыбка на губах Мэрайи была знойной и дразнящей. Он был околдован и переполнен странными чувствами, которых не мог понять. Единственное, что он чувствовал, это неистовое до боли желание прикоснуться к ней, опустить ее на пол и позволить рукам и губам ласкать каждый дюйм ее тела.
        Мэрайа подняла руки и опустила платье с плеч, обнажая тугие груди, впадинку между ними и темные соски. Мягкий шелк скользнул по рукам и замер на ее бедрах. Медленно, соблазнительно качнувшись, она опустила платье и осталась в розовых кружевных трусиках и матовых чулках до середины бедра, держащихся на тонкой кружевной ленте.
        Сердце его учащенно забилось, дышать стало тяжело.
        - Мэрайа? - он с усилием произнес ее имя. - А как твое соглашение?
        - Я беру его назад. Я хочу показать тебе, что такое любовь, на случай если у тебя остались какие-нибудь сомнения.
        Но все сомнения улетучились в тот момент, когда ее руки прикоснулись к его груди.
        За несколько секунд до того, как она наклонилась к нему, коснувшись губами его шеи, он поймал взгляд, в котором светилось удовлетворение. Грэй застонал, и его тело пронзила дрожь, когда ее язык приник к его шее, а зубы слегка коснулись кожи. Он чувствовал ее прохладные ладони на своем разгоряченном теле, медленно двигавшиеся вниз.
        Мэрайа знала, как доставить ему удовольствие, возбуждая его своей чувственностью и стремлением найти новые варианты любви. Она много раз являлась инициатором в постели, но он не мог вспомнить, когда еще она была такой настойчивой в стремлении получить желаемое.
        А получить она хотела его любовь.
        Он потряс головой, смятение в нем смешалось с желанием.
        - Мэрайа, детка…
        Она мягко оттолкнула его назад, и он прислонился к стене рядом с камином. Прежде чем он успел произнести хоть слово, она впилась в его губы и наградила его страстным долгим поцелуем.
        Грэй прижал ее к себе. Его руки наткнулись на ее трусики, и он нетерпеливо зарычал, собираясь их немедленно снять, но Мэрайа, прервав поцелуй, остановила его.
        - Пока нет, Грэй. Я еще не закончила…
        - Не закончила? - хрипло вырвалось у него. Что она еще собиралась сделать?
        - Не уверена, что ты хорошо понимаешь, насколько я люблю тебя. Я хочу отдать тебе всю любовь, которую я ощущаю в своем сердце. Позволь мне любить тебя. - И она стала покрывать медленными поцелуями его плечи, грудь, языком захватывая его соски. Потом прошептала: - Ты такой вкусный, - и опустилась перед ним на колени.
        Ему стало трудно дышать. Мэрайа прижала рот к тугим мышцам его живота, затем подняла голову и удерживала его взгляд, одновременно расстегивая его ремень и молнию. Она опустила его брюки и плавки, и восставшая плоть вырвалась наружу.
        - Прекрати, - прошептал Грэй. - Или я за себя не отвечаю.
        - Люби меня, милый, - хрипло прошептала Мэрайа.
        Господи, как он мог не любить ее? Эта мысль возникла, озадачив его. Но это казалось приятным и правильным, и он не боролся с ней. Сейчас, этой ночью, он даст ей все.
        Любовь. О, Господи, нет.
        Пугающие ощущения внутри него породили такую мощную волну, что все преграды рухнули, и он остановился только тогда, когда они оба достигли пика наслаждения.
        Тяжело дыша, Грэй опустился рядом с Мэрайей и прижал ее к себе, обняв, словно ребенка. Она уткнулась лицом в его шею и вздохнула глубоко. Она была счастлива.
        - Я люблю тебя, - проговорила она.
        Грэй закрыл глаза и судорожно сглотнул, боясь произнести то, что ей так хотелось услышать.

        Глава девятая

        Он любил ее.
        Мэрайа выполнила свое обещание устранить малейшее его сомнение. Следующие два дня Грэй занимался тем, что отрицал неизбежное. Затем он примирился с фактом, что его чувства к Мэрайе были любовью. А что еще могло объяснить учащенное сердцебиение, когда они были рядом, безумие чувств, когда она взглядывала на него так нежно, и бесконечную боль от ее отсутствия даже на самый непродолжительный период времени.
        С самого первого дня он увидел в ней нечто уникальное, особые замечательные черты, которые теперь полностью захватили его. Ни одна женщина не могла сравниться с ней в красоте тела и лица, уме и упрямстве.
        Улыбаясь, Грэй повернул свой джип на узкую улочку, ведущую прямо к домику. Он выехал из дома два часа назад, чтобы купить продукты к ужину, пока Мэрайа спала. А перед тем они занимались любовью - с неистовством, какого он не мог припомнить. Он собирался по-быстрому перекусить в деревне и вернуться до того, как она проснется, но, когда он проезжал мимо ювелирного магазина, который они видели на прошлой неделе, то остановился и, поддавшись порыву, купил кольцо, будучи уверен, что оно выразит все его чувства к ней.
        Его любовь. Думая о том, как развивались их отношения, Грэй понял, наконец, что любил ее с самого начала. Его сердце знало об этом, но ум отказывался принимать очевидное.
        Мэрайа убедила его посмотреть в свое прошлое, разобраться в своих чувствах, не жить обидами прошлого. Понять и простить. Тогда его не будет сковывать страх перед любовью.
        Грэй понял, что любит Мэрайю, однако его одолевали мысли о том, как долго продлится это чувство? Еще неделю? Месяц? Год или два? Сколько пройдет времени, когда она поймет, что он не способен создать семью. Что он не создан для любви. Да, он грубоват, душа его измучена; он не представляет себя отцом, он не может заниматься проблемами ребенка, его воспитанием.
        У него не было готовых ответов ни на один из вопросов.
        Все, что ему сейчас хотелось, - это ощутить и насладиться бесценным даром, который он нашел в Мэрайе. Он хотел быть рядом с ней, любить ее, а если это когда-нибудь закончится, расстаться друзьями и не иметь никаких сожалений. Очевидно, после того как они провели неделю вместе, учитывая все, что произошло между ними, она поняла причины, почему он не мог жениться на ней и создать семью.
        Но он хотел предложить ей от сердца и от души самые прочные отношения. Он был уверен, что она согласится на его предложение, зная о его любви к ней.
        Взяв продукты, Грэй вышел из машины и направился вверх по дорожке. В доме было темно, он улыбнулся, услышав, как шумит вода в душе. Он поборол соблазн присоединиться к Мэрайе.
        В кухне он распаковал продукты. Поставил приборы, в центре стола поместил свечу и зажег ее. Подарок положил под салфетку. Грэй включил свет и стал ждать Мэрайю…
        Скоро она вышла из ванной и появилась в дверях кухни.
        Дыхание у него остановилось.
        Одетая в алый шелк и кружево, Мэрайа казалась соблазнительным видением. Прозрачное кружево охватывало ее груди, шелковый материал вился вокруг ее ног мягкими ниспадающими складками.
        Он едва выдавил из себя:
        - Привет.
        - И тебе привет, - промолвила она хрипловатым голосом. И двинулась навстречу ему, покачивая бедрами.
        Грэй мгновенно почувствовал, как горячая волна желания охватила его.
        - Я убирала одежду и наткнулась на эту рубашку. - Она коснулась пальцами прозрачного кружева в фестонах, подчеркивающего красоту ее полной груди, от которой нельзя было оторвать глаз. - Предполагаю, что ты купил это для меня?
        - Да, - Грэй наблюдал, как набухли ее груди под кружевом и напряглись соски.
        Мэрайа улыбнулась и провела пальчиком по кружеву, тянущемуся вниз к бедру.
        - Ты купил ее одновременно с той персиковой рубашкой?
        Провокационный вопрос. Он помнил, что она ожидала от него подобной рубашки в ту первую ночь, и, хотя он преподнес ей тогда строгую персиковую, его желания сосредоточились на пикантном алом варианте.
        - Виновен.
        Мэрайа двигала пальчиком по бедру от разреза вверх. Он обеспокоенно следил за ней.
        - Ты плохой мальчик, Грэй Николс.
        - Очень плохой, - согласился он. И с каждой минутой чувствовал себя все более непослушным.
        - Придется подумать над соответствующим наказанием.
        - Поверь, дорогая, смотреть на тебя в этом лоскутке воздуха одна мука.
        - Вот и хорошо, - промурлыкала она. - Тогда все, что тебе надо делать, это смотреть.
        Грэй приподнял бровь. Она, должно быть, шутит.
        Но нет. Приблизившись, она расположилась у него на коленях. Грэй застонал, когда ее мягкая попка накрыла его напрягшуюся плоть, и он машинально взял ее за бедра.
        - Никакого прикосновения, - она убрала его руки, - пока я не скажу.
        Мэрайа оглядела праздничный ужин. Окунув креветку в соус, она поднесла ее к его губам.
        - Ты раскаиваешься?
        - Очень. - Он взял креветку, затем поймал ее за руку, чтобы показать, как он раскаивается. Язык его обвился вокруг одного пальца, потом другого, потом начал ласкать чувствительную кожу между пальцев. Ее глаза потемнели и подернулись дымкой, дыхание стало прерывистым.
        - Я страдаю, как никогда раньше.
        - Угу, - Мэрайа зашевелилась у него на коленях. - Я верю тебе, и, поскольку ты так очевидно переживаешь за свое непослушание, я награжу тебя. - Взяв его за руку, она положила ее себе на колено, затем повела ее вдоль разреза. Ноги ее разошлись, а тело двинулось навстречу пальцам и… на ней не было трусиков.
        Они застонали, и их одновременно охватила дрожь - ее - от удовольствия, его - от возбуждения.
        Грэй погладил ее щеку, затем медленно повел рукой вниз по ее шее и по плечу. Он удерживал ее возбужденный мягкий взгляд, в то время как рука его двинулась под тонкую бретельку и опустила ее. Одна кружевная чашечка упала, обнажив грудь, и Грэй накрыл ее своей рукой, разминая упругую плоть и играя соском.
        - Ты такой хороший, - Мэрайа вздохнула. Голова ее запрокинулась, и она выгнулась в руках Грэя, постанывая, когда он перекатывал сосок между пальцев.
        - Я прощен?
        Ее рот искривился в бесстыдной улыбке:
        - Я еще не решила.
        Господи, он любил эту женщину и знал, что никогда не устанет от ее дерзости, от ее огня. Зная, что лучшей возможности не представится, чем сейчас, он водворил бретельку на место и убрал руку. Она в смятении посмотрела на него, а он достал маленькую квадратную бархатную коробочку из-под салфетки.
        Взяв Мэрайю за руку, Грэй положил коробку ей на ладонь.
        - Может, это поможет тебе решить.
        - Что это?
        - Тебе.
        - Зачем? - Голос, равно как и выражение лица, был скептическим. - Сегодня не день моего рождения.
        Грэй обнял ее, пытаясь унять сердцебиение, он нервничал.
        - Неужели нужен день рождения, чтобы подарить тебе что-нибудь в знак того, как сильно… - он с трудом откашлялся и попытался опять: - Как сильно я люблю тебя?
        - Что ты сказал?
        Она пыталась заставить его произнести это вновь. Наверно, он должен привыкнуть к этому.
        - Я сказал… я люблю тебя.
        Ее глаза наполнились счастливыми слезами. Грэй почувствовал, как сладко защемило сердце. Он обнял ее и крепко прижал к груди.
        - Грэй, я знала об этом. Это один из самых счастливых дней в моей жизни.
        Грудь его распирали незнакомые, но такие нежные чувства, которых он, пожалуй, не испытывал никогда. Ее так легко обрадовать, сделать счастливой, подумал он. Доставлять ей удовольствие было так приятно.
        - Мэрайа, пожалуйста, открой коробочку.
        Она повиновалась и ахнула, увидев кольцо. Королевский бриллиант в один карат обрамляли алые рубины.
        Грэй прикоснулся к ее подбородку.
        - Думаю, кольцо говорит само за себя? Тебе нравится?
        - Оно невероятно красиво. Спасибо тебе, дорогой, - прошептала Мэрайа.
        Да, он тоже так думал. Кольцо было простым по дизайну и гораздо менее экстравагантно, чем то, которое они видели в витрине ювелирного магазина, но яркие рубины напомнили ему об огне в душе Мэрайи.
        После их спора на прошлой неделе он специально заехал в ювелирный магазин и изучил все имеющиеся там свадебные украшения. Он хотел выбрать что-нибудь личное. Продавщица заверила его, что такое кольцо обязательно будет говорить о чувствах к девушке так, как никакой браслет или ожерелье не скажет. Грэй прислушался к ее совету и купил это кольцо.
        Увидев восторг на лице Мэрайи, он отдал должное продавщице - она знала свое дело и тайные женские желания.
        Вынув кольцо из коробочки, он взял левую руку Мэрайи и надел его на безымянный палец, словно провозглашал свое право на эту девушку.
        - Я чувствую себя счастливым вместе с тобой. Я никогда не был так счастлив.
        Мэрайа весело рассмеялась, он нежно обнял ее от всей души. Они внимательно смотрели друг на друга.
        - Ты действительно любишь меня? - благоговейно произнесла она.
        - Разве я не говорил, что люблю тебя вчера ночью, когда ты соблазнила меня?
        - Да, бездельник, но ты на самом деле веришь в это сам?
        - Да, верю. - Грэй посерьезнел. - Мне очень страшно чувствовать себя влюбленным, но я надеюсь, что привыкну к этому состоянию.
        - Привыкнешь, - убежденно сказала Мэрайа, улыбаясь знойной улыбкой. - Я уж позабочусь об этом обязательно.
        Она начала целовать его, и губы ее были теплыми и мягкими. Поцелуй оказался тягучим, словно мед, но уже вскоре он стал жадным и страстным. Их руки начали скользить по телам друг друга. К нежности, охватившей Мэрайю и Грэя, примешивалось нестерпимое желание.
        Поцелуй все длился и длился, подготавливая их к более интимному акту любви. Не прерывая поцелуя, Мэрайа начала поудобней устраиваться у него на коленях. Он помогал ей, пока она не охватила его ногами, сидя лицом к нему.
        Оба знали, к чему это ведет, но это только обострило их ощущения. Он поспешно опустил бретельки ее белья, которое упало вниз, обнажив ее восхитительное тело. Под его взглядом ее груди набухали и соски твердели.
        Наконец Грэй откинулся назад, и его руки занялись тем, чем до этого занимался его язык.
        - Итак, я думаю, я должен показать тебе, как сильно люблю тебя?
        - Наверно, должен. - Она стала расстегивать его рубашку.
        Затем сняла шорты и плавки.
        Он предоставил ей выбирать ритм движений, будучи зачарован тем, насколько раскованно она наслаждалась им. Его язык и губы отдавали должное ее грудям, руки поглаживали живот, ее подрагивающие бедра. Он ласкал ее и шептал возбуждающие слова.
        Сладостный стон Мэрайи нашел отклик в его душе. Поймав ее губы своим ртом, он тоже застонал от накатившей дрожи и ощущений, которые были горячее огня и слаще обещаний небес.
        Любовь изменяет мир.
        Мэрайа обняла его за шею и прильнула к нему; их сердца стучали рядом. Тела были влажными, дыхание прерывистым. Через несколько минут она вздохнула и, не отстраняясь от него, попросила:
        - Скажи мне еще раз, Грэй.
        Закрыв глаза, Грэй провел рукой по ее спине, наслаждаясь потоком чувств, которые только она могла вызывать в нем:
        - О, Господи, Мэрайа. Я действительно люблю тебя.
        Он почувствовал, что она улыбнулась в его плечо:
        - Я знала.

        - Женщина, ты убьешь меня, - бормотал Грэй, лежа поверх Мэрайи.
        - По крайней мере, ты умрешь счастливым.
        - Да, какая замечательная смерть, - рассмеялся он. - Господи, где ты научилась всему этому?
        Коварная улыбка появилась на ее губах.
        - Мне не хотелось, чтобы ты скучал из-за предсказуемых отношений.
        - С тобой секс никогда не был и не будет предсказуемым.
        Мэрайа изогнула светлую бровь и занялась исследованиями его тела.
        Ее ласки исторгли из него стон, и он схватил ее за руку, чтобы остановить сладкую муку.
        - Дай мне хоть десять минут, чтобы набраться сил, а затем я буду счастлив позволить тебе показать мне свою опытность.
        Мэрайа оставила на его груди поцелуй и свернулась калачиком рядом с ним. У них впереди еще целая жизнь!
        Подняв руку, она вновь пришла в восхищение от сверкающих рубинов и бриллиантов. Это не было традиционное свадебное кольцо, но ведь и Грэй тоже не подходил под обычные понятия.
        Усмешка тронула ее губы, и у нее засосало под ложечкой. Ее родители будут взволнованы ее обручением с Грэем.
        Она посмотрела на него. Он лежал с закрытыми глазами, но легкое поглаживание его пальцев по ее талии свидетельствовало, что он не спит. Она подумала, что ей неплохо бы знать, есть ли у него какое-то предпочтение по поводу того, когда обменяться клятвами в любви, а потом уже сообщить ее родителям хорошие новости.
        - Ну, когда же ты хочешь сыграть свадьбу, Грэй? - Она уже была не в состоянии сдерживать возбуждение, рвавшееся наружу. - Я всегда мечтала о зимней свадьбе, но можно было бы пожениться и весной. Что ты предпочитаешь?
        Он слегка напрягся. Пальцы его замерли на ее спине, глаза медленно открылись и встретились с ее глазами, темные, отстраненные.
        - Мэрайа, я ничего никогда не говорил о свадьбе. - Его голос был обманчиво спокоен, хотя подрагивающая жилка на подбородке выдавала его смятение.
        Страх завихрился внутри нее, но ей удалось загнать поглубже подступающий к горлу комок.
        - Но ты сказал, что любишь меня, - прошептала она, понимая, сколько сомнения в ее собственном голосе.
        - Да, я люблю тебя, - мрачно подтвердил он.
        Мэрайа качала головой, не понимая, как мог он любить ее, подарить кольцо, но отказаться жениться на ней.
        - А кольцо?
        Грэй убрал руку, отодвигаясь от нее физически и эмоционально и, повернувшись к ней спиной, сел на край кровати.
        - Это не свадебное кольцо, - с трудом, но многозначительно произнес он.
        Мэрайа задрожала и вцепилась в одеяло, натянув его до самого подбородка. Ей вдруг стало холодно.
        - Свадебное кольцо становится свадебным, когда ты сам так решаешь. - Мэрайа глотала слезы. - Я бы с гордостью носила нетрадиционное кольцо и была бы твоей женой, Грэй. Что же тогда означает твое кольцо?
        Он отказывался смотреть на нее. Молчание наполнило комнату и становилось невыносимым. Она так надеялась, что у них может быть общее будущее.
        И так ошиблась!
        Ее терпение лопнуло.
        - Грэй, отвечай.
        Голова его шла кругом. Он посмотрел на нее - в его взгляде были боль и страх.
        - Почему ты усложняешь то, что может быть проще?
        - Отвечай. Почему ты подарил мне это кольцо?
        - Оно максимально выражает мои чувства к тебе, - он колебался. - Я люблю тебя. Сейчас, в этот момент, я не могу представить никого другого в моей жизни…
        - Но это может измениться?
        - Да, то есть, нет! Мэрайа, ты знаешь, как я отношусь к браку, и это не изменилось. И сомневаюсь, что когда-либо изменится.
        Сердце ее разрывалось.
        Встань и уйди, вертелось у нее в голове, но сердце ее требовало ответов.
        - Почему ты решила, что мое отношение к браку изменилось?
        - Я думала, что мы пришли к пониманию наших отношений. Что ты знаешь, что я не пойду на меньшее, чем брак.
        - После всего, что я рассказал тебе о моих родителях и детстве, мне казалось, ты поймешь мое отношение к браку.
        Он был абсолютно прав. Единственное, что она могла сказать в ответ, это то, что она надеялась показать ему, насколько могут быть замечательны отношения между мужем и женой, надеялась изменить его мысли.
        Мэрайа судорожно вздохнула, понимая, что они оба тайно надеялись склонить другого на свою сторону. И когда они дошли до грани, ни один из них не захотел отказаться от своей точки зрения ради другого.
        - Я надеялась, что ты увидишь, насколько необычно то, что происходит между нами, - спокойно произнесла она.
        - А я и вижу, насколько это необычно, - нетерпеливо отозвался он.
        - Но это недостаточно необычно, чтобы ты женился на мне.
        Грэй стиснул зубы.
        - Я никогда не говорил этого.
        - Словами - нет, но ты мог бы сказать это, потому что к этому сводится наш спор. - Мэрайа глубоко вздохнула, ей не хватало воздуха. - Ты хочешь, чтобы я носила твое кольцо, но не хочешь нести никакой связанной с этим ответственности и обязательств.
        Грэй отвернулся и подошел к окну, выходящему на озеро, блестевшее отражением луны.
        - Я знал, что покупка этого кольца не самая замечательная идея, - с отвращением пробормотал он.
        - Тогда зачем ты сделал это? - с вызовом спросила она.
        - Я сказал тебе почему. - Он оглянулся, пригвождая ее к месту своим взглядом. - Я люблю тебя.
        Почему этого недостаточно? - печально подумала Мэрайа. Потому что я хочу мужа, который будет заботиться обо мне, хочу детей, которых можно было бы любить. Я хочу провести жизнь с одним-единственным человеком и не хочу ненадежности, не хочу страшиться того дня, когда исчезнет волшебство и я останусь ни с чем, кроме пепла воспоминаний. Я хочу создавать воспоминания и передавать их своим детям.
        Но вряд ли Грэй понял ее мечты.
        - Итак, ты хочешь, чтобы я жила с тобой, спала в твоей постели, стирала твое белье и носила бы кольцо, сообщавшее всем мужчинам о том, что я занята, но в любой момент ты можешь решить, что больше не любишь меня и что совместная жизнь с женщиной искажает твой стиль?
        В глазах Грэя сверкнуло раздражение.
        - Ты говоришь так, будто это какое-то безликое соглашение.
        - Возможно, так оно и есть. - Она сняла кольцо с пальца, словно отрывая себя от Грэя, и положила украшение на ночной столик рядом с его бумажником. - Это кольцо ничего не выражает.
        - Оно очень многое значит для меня.
        - А для меня нет. Без свадьбы…
        - У меня нет намерения жениться. Никогда, - кратко произнес он не без некоторой враждебности. - Почему мы не можем просто наслаждаться тем, что имеем, столько, сколько оно существует?
        - Потому что я хочу, чтобы это существовало всегда.
        - Бумажка, объявляющая нас мужем и женой, едва ли гарантирует вечное счастье.
        - Нет, не гарантирует. Именно ты и я должны работать вместе, чтобы сделать нашу жизнь счастливой. - Она обошла кровать и приблизилась к нему. Как бы это ни казалось нелепым, она хотела быть рядом с ним в эти оставшиеся драгоценные моменты их проясняющихся отношений. - В жизни не существует гарантий, Грэй. Возможно, мы разведемся или, упаси Господь, кто-то из нас завтра умрет.
        - И в том, что любовь будет вечной, тоже не существует гарантии, - заявил он.
        - Ты абсолютно прав. - Мэрайа стояла перед ним, борясь с желанием протянуть руку и прикоснуться к его напряженному телу. - Но ты не должен допускать, чтобы твое несчастное детство повлияло бы на твою дальнейшую жизнь и на шанс быть счастливым с одной женщиной. Люди любят друг друга до тех пор, пока они вместе поддерживают свою любовь. - В ней еще теплилась надежда удержать его. - Любовь хрупка. Чтобы она росла, ее нужно питать и никогда не принимать как должное. Люди отдаляются друг от друга и разводятся потому, что они перестают заботиться друг о друге, о семье и не выполняют своих обязательств.
        - А почему ты так уверена, что это не случится с нами?
        - Я не уверена, но, пока мы любим, уважаем друг друга, я думаю, нам было бы неплохо вместе. Ты мой лучший друг, и я бы сделала все, что угодно, чтобы ты был счастлив.
        - Я тоже хочу сделать тебя счастливой. Но мне кажется, что для этого не обязательно жениться.
        - Я не хочу, чтобы мои дети были незаконнорожденными. - Эти слова вырвались у нее быстрее, чем она успела понять их. Но это была правда.
        - Я никогда ничего не говорил о детях. - Грэй побледнел.
        Мэрайа скрестила руки на груди.
        - За исключением того, что ты не хочешь их.
        Его губы сжались в тонкую жесткую линию.
        - По крайней мере, я честен. Детям нужен отец, который был бы рядом с ними, который растил бы их, поддерживая одновременно нежно и твердо. Я не могу сделать этого, Мэрайа. Я не знаю, как сделать это. Единственное, что я знаю, это бешенство и жестокость моего отца. - Грэй отвернулся и сосредоточенно уставился в окно. Потом очень спокойно и очень твердо произнес: - Им будет лучше, если у них будет другой отец, лучше.
        - Как ты ошибаешься, - прошептала она. - Как бы им повезло с тобой.
        Грэй резко обернулся, он был хмур.
        - Откуда, черт возьми, ты знаешь?
        - Из того, что ты сообщил мне об Аароне Николсе и что я знаю из собственного опыта, можно сделать вывод, что из тебя выйдет прекрасный отец.
        Его смех был полон сарказма.
        - Откуда ты можешь это знать!
        Мэрайа качала головой, отказываясь поддаваться на провокацию.
        - Я бы не думала о замужестве, если бы мой избранник не был бы нежным, добрым и любящим. У тебя есть эти качества, Грэй. А это как раз то, что мне больше всего нравится в моем собственном отце.
        Мэрайа видела, что он ведет с собой борьбу, - хочет поверить ей, но ранимый маленький мальчик внутри него цепляется за свое прошлое, за унижения со стороны отца и пренебрежение со стороны матери.
        Пока Грэй не избавится от этих страхов, у них не будет надежды на будущее.
        Он провел рукой по подбородку, несчастное выражение отразилось в его глазах.
        - Итак, все заключается в том, что ты хочешь все или ничего.
        - Да, наверно. Я боюсь. Быть любовницей - это не мой стиль. - Мэрайа прерывисто вздохнула, и, несмотря на то, что сердце ее рвалось на части, ее охватила странная спокойная уверенность. - Я хочу быть твоей женой, Грэй, матерью твоих детей, а не просто женщиной, с которой ты время от времени живешь и спишь. Если ты действительно любишь меня так, как говоришь, тогда брак будет следующим логическим этапом в наших отношениях. Мы сможем сделать все что угодно вместе, будучи мужем и женой.
        Он издал странный звук и стиснул кулаки.
        - Черт, Мэрайа… я не могу.
        Она не могла сдержать слез.
        - А я не могу любить тебя и быть с тобой изо дня в день, опасаясь, что каждый день может стать последним.
        Его глаза тоже увлажнились, и адамово яблоко судорожно задвигалось. Он сделал шаг к ней, остановился.
        - Мэрайа, пожалуйста, не делай этого с нами.
        - У меня нет выбора. - Она приблизилась к нему, коснулась губами его губ, пытаясь навсегда запомнить их вкус. Его тело задрожало, но он взял себя в руки и не шевельнулся. - Я люблю тебя, Грэй, - тихо сказала она, касаясь его щеки, подбородка, запечатлевая его малейшую частичку в своей памяти. - И, наверно, всегда буду любить. Даже если ты не понимаешь этого, ты бы стал замечательным мужем и отличным отцом. Когда-нибудь ты поймешь, от чего отказываешься, но будет поздно. Ты будешь один, жалея, что у тебя нет жены, которая была бы рядом, и внуков, которых ты мог бы баловать. Может, если тебе повезет, однажды ты воспользуешься шансом и обретешь счастье с какой-нибудь женщиной.
        - Я не хочу другой женщины.
        Мэрайа грустно улыбнулась.
        - И я не хочу никакого другого мужчины, но я хочу иметь мужа, равно как и любовника. Кого-нибудь, кто, я знаю, будет рядом, когда я состарюсь и поседею и стану чуть медленнее двигаться. Я хочу приходить домой к одному и тому же человеку в течение пятидесяти лет и все еще ощущать волнение, которое я чувствую каждый раз при взгляде на тебя. Я хочу, чтобы моя жизнь и жизнь моего мужа были наполнены детским смехом, чтобы после того как они вырастут, рядом со мной остался мужчина, который был бы мне другом, любовником - моей жизнью. - По щеке Мэрайи покатилась слеза, но она не вытирала ее. - Я хочу, чтобы ты был частью этого.
        Боль в его взгляде была такой раздирающей, что она была готова крикнуть, чтобы он забыл все сказанное ею, что она примет его на любых условиях.
        Но благодарение Богу здравый смысл одержал верх и помог сохранить чувство реальности.
        Комок горечи в горле исчез. Она знала, что делать, хотя сердце ее разрывалось от тоски.
        - Все кончено, Грэй, на этот раз навсегда, - произнесла она сдавленным голосом.
        - Мэрайа, не может быть, чтобы ты хотела этого.
        - Хочу, - прошептала она и повернулась, чтобы сложить свои вещи. - Медовый месяц кончился, Грэй, отвези меня домой.

        Глава десятая

        Мэрайа заморгала и тут же застонала. Ей хотелось умереть.
        Бросив взгляд на часы, она не поверила своим глазам: неужели проспала до полудня? Последнее время она чувствовала себя такой усталой, что никакой сон не приносил облегчения. Она с усилием выбралась из постели, надела свой старый любимый халатик и отправилась на кухню.
        Была суббота, но Джейд не было дома. Мэрайа была благодарна ей за маленькие одолжения. За последние пять недель со времени ее второго разрыва с Грэем сестра изо всех сил старалась вытащить ее из депрессии.
        Открыв холодильник, Мэрайа взяла чашку с виноградом, но тут же остановилась: ее желудок взбунтовался при мысли о еде. Слезы навернулись у нее на глаза, горло перехватило.
        Она была так взвинчена последнее время, что самые глупейшие вещи выводили ее из равновесия. Джейд уже отчаялась приноровиться к этим перепадам настроений, хотя она и не обвиняла сестру. Мэрайа сама не могла предвидеть, каково будет ее следующее состояние.
        Закрыв холодильник, Мэрайа направилась к кухонному столу, плюхнулась на стул и прислонилась щекой к прохладной деревянной поверхности. Закрыв глаза, попыталась сосредоточиться и влиться в реальность.
        Первые две недели после дней, проведенных в домике, она была занята тем, что отказывала Грэю в телефонных разговорах в офисе, слушала его мольбы на автоответчике дома и заставляла Джейд преграждать ему дорогу в дом.
        Потом это прекратилось. И молчание было хуже, чем его последние слова на автоответчике: «я люблю тебя». Она слушала их каждую свободную минуту.
        Мэрайа проглотила слезы. Она так скучала по нему и уже не в первый раз жалела о том, что они не могут вернуться в домик, к нежным ласковым отношениям, веселью, смеху и неистовой любви, воспоминания о которой будут преследовать ее всю жизнь. Та неделя была романтической идиллией. Она надеялась и мечтала и поверила, что ее любовь изменит Грэя.
        Мысли ее путались, напряжение уходило из тела. Она все больше цепенела. Она была такой усталой, такой усталой…
        Кто-то взял ее за плечо и потряс.
        - Эй, дорогая, все в порядке?
        Мэрайа резко очнулась и увидела Джейд, которая обеспокоенно склонилась над ней.
        - Да, - хрипло произнесла она. Убрав спутавшиеся волосы с лица, она посмотрела на часы. Оказывается, она проспала около часа. - Видимо, я отключилась.
        - Да, с тобой это частенько происходит последнее время. За столом на работе, в ванной, на кушетке, а теперь за столом на кухне. Сначала я приняла это на свой счет, когда ты отключилась во время нашего разговора, решив, что наскучила тебе. Не кажется ли тебе странным, что ты не можешь избавиться от гриппа и что я не подхватила его?
        - Вообще-то, я не думала об этом.
        - Это точно. Но я долго думала и, кажется, выяснила, в чем твоя проблема, - и Джейд положила на стол маленький коричневый пакетик. Осторожно Мэрайа открыла его и ахнула, увидев содержимое.
        - Тест на наличие беременности? Я больна, а не беременна! Я не могу быть беременной. - Одновременно с этим она лихорадочно вела подсчет в уме, вспоминая свои последние критические дни, которые почти и не были критическими, заняв всего два дня вместо обычных пяти. И под гулко стучащее сердце она выдавила:
        - Я принимаю таблетки.
        - Сделай мне одолжение! Ну пожалуйста!
        - Ты не права. - И схватив маленький пакетик, она исчезла в ванной, молясь о том, чтобы Джейд и в самом деле ошибалась.
        Менее чем через десять минут она вернулась совершенно ошарашенная.
        - Он положителен, - произнесла она и разревелась.
        - О, поздравляю тебя, сестричка, - Джейд встала и обняла ее.
        - Просто не понимаю, как это случилось.
        - Это происходит, когда двое людей находят себе развлечение, которое называется сексом, хотя я уже и не помню, что это такое. Это было так давно, что меня можно вполне считать девственницей.
        Несмотря на потрясение, Мэрайа улыбнулась. Глядя на ярко-синюю полоску, обозначавшую ее беременность, она покачала головой.
        - Что ты собираешься делать, Рая?
        - Сохраню ребенка, конечно, - ответила она, ни минуты не колеблясь. Воспитать ребенка одной будет, конечно же, нелегко, и она не думала, что это произойдет с ней, но иного выхода она не допускала.
        - Я и не сомневалась. - Сочувствие смягчило черты Джейд. - Ты скажешь Грэю?
        - Нет, я не собираюсь ничего говорить Грэю.
        - Почему нет? - ласково спросила Джейд.
        Несмотря на свою резкость, Джейд умела быть заботливой и деликатной.
        - Не хочу, чтобы он чувствовал себя обязанным по отношению к ребенку, которого не хочет.
        Джейд обдумала это, потом спросила:
        - А не думаешь ли ты, что он имеет право по крайней мере знать о существовании ребенка?
        - Если он узнает, он будет чувствовать себя обязанным жениться на мне, а я отказываюсь заставлять его делать то, что он не хочет, - как это случилось с его родителями.
        Ни за что не допустит она, чтобы с ними эта история повторилась.
        - У него была возможность жениться на мне, но вместо этого он отпустил меня.
        - Твоя беременность может изменить его решение.
        - Это не обсуждается.
        - Сказать или нет о прибавлении в семье маме и папе? Не говоря уже о том, что ты не выйдешь замуж за отца ребенка? - спросила Джейд.
        - Мама и папа привыкнут. Современные женщины постоянно заводят детей без мужей. Но они будут очень переживать, что у ребенка не будет отца. Да и я, мать-одиночка, тоже не обрадую их этим.
        Сестры задумались. Джейд поняла, что не сможет повлиять на решение Мэрайи.
        Просунув руку под халат, Мэрайа прижала ладонь к плоскому животу, восхищенная мыслью, что внутри нее развивается новая жизнь.
        Она не сомневалась в том, что ребенок был зачат в домике. Интересно, случилось ли это в ту ночь перед камином или когда Грэй сказал, что любит ее. Сердце защемило, глаза наполнились слезами.
        Ребенок был зачат в ту ночь, когда ее мир развалился.
        Пусть это был «незапланированный» ребенок, но он был ребенком любви. И ее ребенок будет окружен любовью, решительно подумала Мэрайа. Она подарит ему много любви. От любящей матери, родной тетки и восторженных дедушки и бабушки.
        - Ух ты, ребенок, - вздохнула Джейд, думая о чем-то своем. - Как ты полагаешь, это мальчик или девочка?
        Мэрайа закрыла глаза, представляя девочку с темными волосами Грэя и его золотистыми глазами, затем мальчика.
        - Не имеет значения, главное, чтобы был здоров.
        - Если мой голос что-нибудь значит, я надеюсь, что это девочка.
        Мэрайа притворно застонала, представляя отношения между Джейд и ее племянницей.
        - А первыми ее словами будут: «Пойдем в магазин».
        - Конечно, - засмеялась Джейд, глаза ее заблестели. - Кто бы это ни был, мальчик или девочка, я собираюсь баловать этого ребенка.
        - А у меня есть право голоса в этом деле?
        - Ни в коем случае. - Веселье на лице Джейд сменилось выражением нежности. - Я никак не могу поверить, что скоро стану тетей.
        - Ты будешь самой лучшей тетей!
        - А ты будешь мамой. - Голос ее был наполнен нежностью.
        Мэрайа тепло обняла сестру. Опять слезы. Остановятся они когда-нибудь?
        - Спасибо, Джейд, для меня это значит больше, чем ты можешь себе представить.
        - Эй, что это еще за слезы?
        - Я плачу от радости, - пробормотала Мэрайа, прекрасно зная, что это были слезы о Грэе, о потерянной радости, которой он будет лишен из-за того, что не станет частью жизни своего ребенка.

        - Не правда ли, это невероятно? - Мэрайа была все еще возбуждена, когда они с Джейд выходили из приемной акушерки и направлялись к ее машине. Она только что прошла обследование ультразвуком, будучи уже на пятом месяце, и испытала огромное облегчение, узнав, что ребенок здоров.
        - Да, невероятно, - улыбнулась Джейд. - Так замечательно услышать это маленькое сердечко и увидеть, как ребенок на самом деле двигается в тебе. - И она посмотрела на ультразвуковую фотографию, которую доктор дал Мэрайе: рентгеновский снимок, очерчивающий тело и головку ребенка. И вот в этой самой позе ребенок сосал большой палец. - Жалко, что детеныш скрестил ножки и мы не могли посмотреть, кто это: мальчик или девочка.
        - Только подумай, какой это будет сюрприз, когда он родится. - Мэрайа вынула ключи из сумочки. - А ты будешь прямо там, в родильной палате, когда это случится.
        - Не уверена. Знаешь, при виде крови мне становится нехорошо.
        - С тобой будет все в порядке. - Мэрайа провела ремень безопасности по своему округлившемуся животу и ободряюще похлопала Джейд по колену. - Больно будет только мне.
        - Грэй должен был бы быть там, а не я, - тихо произнесла Джейд.
        Мэрайа вздохнула, глядя через стекло в пустоту. Она думала о том же. Когда она увидела и почувствовала, как внутри шевелится ребенок, у нее от восхищения и изумления остановилось дыхание, и сразу за этим пришла щемящая грусть, которая обволокла ее сердце и сжала.
        Она не могла не испытывать сомнений и иногда - вины по поводу того, что утаила ребенка от Грэя. Он был его отцом, но все ее доводы всегда сводились к однозначному и простому утверждению: Грэй не хотел детей. Никогда. Нет, она не сомневалась в том, что он примет на себя ответственность за ребенка, но она не хотела, чтобы эта ответственность приравнивалась к материальному обязательству. Она хотела, чтобы эта ответственность родилась из безусловной любви к ребенку.
        Для нее не было сомнения в том, что он станет хорошим, заботливым отцом. Но ужасные горькие воспоминания об оскорблениях его отца подрывали эту уверенность. И не было никакой возможности доказать ему его неправоту, пока только он сам не поверит. И Мэрайа сомневалась в том, что за прошедшие пять месяцев его убеждения как-то изменились.
        Ухватившись за руль, она ждала, пока пройдет это стеснение в груди. Хотя эмоциональные внезапные взлеты и падения за эти месяцы постепенно сошли на нет так же, как и утренние приступы недомогания, не было дня, чтобы она не подумала о Грэе. Забыть его было невозможно. Когда бы она ни смотрела в зеркало, отражавшее изменения в ее организме, она думала о мужчине, участвовавшем в сотворении этого ребенка.
        Она посмотрела на Джейд. Сестра ждала ответа, но Мэрайе не хотелось сейчас спорить. Она достаточно спорила с отцом, хотя ее родители и приняли ее выбор.
        - Как насчет ланча за мой счет «У Максин»?
        - Это же через весь город.
        - Но это мое любимое место. Я не была там со времени обедов… - с Грэем. Она всегда опускала это имя, вычеркивая его из мыслей и сердца. - Ну, в общем, давно.
        Джейд подняла руки, словно сдаваясь.
        - Кто я такая, чтобы стоять на пути желаний беременной женщины?
        Мэрайа усмехнулась и нежно похлопала сестру по плоскому животу.
        - Ты умная женщина.

        - Что ж, должен признать, что ваши цены более чем справедливы, а отзывы о вас безупречны. - Сэм Хэйт положил на столик пятистраничное предложение Грэя и откинулся на сиденье. На его лице была удовлетворенная улыбка. - Я слишком долго откладывал установку новой системы безопасности. Работа ваша, если хотите.
        Грэй некоторое время смотрел на пожилого мужчину, не в состоянии заставить себя ощутить хоть крупицу восторга по поводу сделки в шестизначную цифру, которую Сэм Хэйт принял совершенно без усилий. Этот человек не придирался к высокотехнологичной системе безопасности, которую Грэй рекомендовал для его шикарных офисов, не торговался в цене по мелочам. Где же восторг по поводу такой легкой победы?
        - Ну, так как, Грэй, заключаем сделку или нет? - спросил Сэм. - У меня руки чешутся, так хочется установить эту систему. - И он потер руки, словно это была новая игрушка и он не мог дождаться, когда начнет играть с ней.
        Грэй сделал знак официантке, чтобы та принесла счет.
        - К концу недели я составлю контракт и пришлю его вам. Установка начнется в следующий понедельник.
        - Прекрасно. С нетерпением жду, когда мы начнем сотрудничать.
        - С нетерпением жду начала работы, - произнес Грэй машинально, думая о том, что последнее время он совсем не стремился работать. Со времени разрыва с Мэрайей работа стала возможностью убежать от реальности, забыть о том, что он упустил. Даже невероятный рывок, выведший его компанию в список 500 крупнейших компаний США, публикуемый журналом «Форчьюн», потерял свою привлекательность и больше не приносил приятного волнения.
        Однажды вечером, когда он сидел один в темноте, держа в руках бутылку пива, он понял, что его жизнь не имела четкой цели и направления. Да, он был достаточно состоятелен, чтобы купить все, что можно было купить за деньги, но он не стремился к материальному изобилию. В его душе поселилось гложущее его желание, отчего он стал испытывать беспокойство, одиночество и тоску.
        Несомненно, острая боль со временем пройдет, повторял он про себя. Но, черт возьми, сколько ему придется ждать, когда сердце перестанет болеть? Когда пройдет горькое сожаление от того, что он позволил ей уйти из его жизни?
        Никогда. Эта мысль душила и пугала.
        Подошла официантка, и Грэй мысленно отогнал эти мысли, упрятав их в самый дальний уголок души. Уплатив по счету, он схватил свой чемоданчик, и они с Сэмом вышли из кабинки, направляясь к выходу «У Максин».
        Грэй прошел мимо молодой симпатичной хозяйки ресторана, которая вела пару к столику, и она улыбнулась ему соблазнительной улыбкой, намекающей на возможное знакомство. У Грэя не появился ни интерес, ни искра желания. Неужели он стал настоящим монахом со времени ухода Мэрайи?!
        Комната для ожидающих была заполнена постоянными клиентами, и Грэю пришлось пробираться между ними. Его шаги замедлились, когда он заметил шелковистые светлые волосы, подстриженные на уровне плеч, что напомнило ему о волосах Мэрайи. Он мог поклясться, что уловил волну легкого цветочного аромата, который иногда исходил от нее.
        Он не видел лица женщины. Но он знал, что это не она. Это никогда не была она. Однажды он публично опозорился, побежав за женщиной, которая была очень похожа на Мэрайю со спины, схватил ее за руку, повернул к себе лицом и увидел, что незнакомка смотрит на него, словно он сумасшедший.
        Иногда он думал, что сходит с ума.
        Услышав смех с хрипотцой, так похожий на смех Мэрайи, Грэю захотелось поскорее уйти из ресторана и избавиться от воспоминаний.
        - Мэрайа Стивенс, столик на двоих, пожалуйста, - объявила распорядительница по внутренней связи.
        Грэй замер. Звук его сердца отдавался у него в ушах, и ему стало трудно дышать. Должно быть, он ослышался.
        - И сколько мне мириться с твоими капризами? - услышал Грэй знакомый голос за спиной. Дерзкий голос из прошлого. И опять чудесный смех.
        - Только еще четыре месяца.
        - Я готова потерпеть, но только не налегай так на острое и холодное - вдруг навредишь детенышу!
        Этот разговор звучал как нечто сюрреалистическое, но Грэй стал медленно поворачиваться. Отпустил дверь, невежливо оставляя Сэма на улице одного. И увидел блондинку и брюнетку, направлявшихся к ожидавшей их распорядительнице.
        - Мэрайа?
        Она повернулась: улыбка сияла на ее прекрасном лице и в глазах, но, когда она узнала его, улыбка сменилась выражением потрясения и недоверия.
        Их взгляды встретились.
        - Грэй? - Голос ее словно надломился.
        Очевидно, она не испытывала радости от их встречи. И смотрела на него устало и с нескрываемым опасением, которое расстроило его. Посетители входили и выходили, но все его внимание сосредоточилось на одной женщине, которую он не мог забыть.
        Перед Мэрайей выросла Джейд, словно пытаясь защитить ее.
        - Грэй, она не хочет видеть тебя, поэтому я прошу, чтобы ты ушел и не устраивал сцен.
        Злость двинула его вперед, и он стал медленно обходить людей в зале. Он посмотрел Мэрайе прямо в глаза.
        - Я хочу услышать это от Мэрайи.
        Джейд вздернула подбородок, но, прежде чем Мэрайа успела ответить, в дверях появился Сэм. Он посмотрел на Грэя, потом на Мэрайю, оглядел всех, понимая, что сейчас что-то произойдет, и произнес осторожно и участливо:
        - Хм, вы знакомы?
        - Да, - ответил Грэй одновременно с Мэрайей, произнесшей «нет».
        - Нет? - Грэй приподнял бровь, пристально глядя ей в лицо. Ты уже забыла, как близки мы были, спрашивали его глаза. Ты так легко можешь забыть обо мне, когда я последние пять месяцев живу в сплошной тоске, не желая ни одной женщины, кроме тебя?
        Глядя на него широко раскрытыми глазами, Мэрайа сделала шаг назад, но бежать было некуда, поскольку выход был за его спиной. Все кончено, Грэй, все кончено, кричал ее взгляд. Но именно неприкрытый страх в ее глазах заставил его остановиться. Когда он приблизился к ней, его шаги замерли, теперь он понял, что она как-то… изменилась.
        Лицо ее слегка округлилось, но по-прежнему оставалось прекрасным. Он опустил глаза ниже, на великолепную грудь, которая стала явно больше. Блузка свободно колыхалась вокруг талии и ложилась на округлый живот, слишком упругий для излишнего веса.
        Несомненно, она была беременна.
        Первобытная боль и ревность, охватившие его, были почти невыносимы. Больше всего смущала мысль, что он жалеет, что это не его ребенок.
        - Если вы простите нас, - напряженно произнес Грэй, глядя то на Сэма, то на Джейд так, что любые аргументы против отпадали. - Я бы хотел поговорить с Мэрайей один на один.
        Мэрайа в отчаянии посмотрела на сестру, но та лишь сказала:
        - Надо сказать ему.
        Сказать что? Что она нашла другого мужчину, жаждущего дать ей все, что он сам не мог?
        Сэм, поняв Джейд, кивнул и поддержал ее:
        - Что вы скажете, если я предложу вам выпить? - и протянул ей руку.
        Сухо улыбнувшись, Джейд взяла его под руку.
        - Да, думаю, смогу осилить персиковый дайкири.
        Грэй слегка поклонился нетерпеливо ожидавшей хозяйке и попросил ее сохранить столик Мэрайи.
        Это место не было идеальным для беседы, но сейчас Грэй не собирался думать об этом, потому что едва ли Мэрайа согласится на разговор в более уединенной обстановке.
        Она нервно провела языком по нижней губе и неловко переступила с ноги на ногу, потом произнесла:
        - Как поживаешь?
        - Первый класс. А ты?
        Она смотрела куда угодно, только не на него.
        - Замечательно.
        Несмотря на то, что у него все разрывалось внутри, он так страстно хотел прикоснуться к ней, что покалывало пальцы. Но больше она не принадлежала ему, чтобы касаться ее. Нет, судя по ее положению, она принадлежала другому мужчине.
        - Смотрю, ты не тратила время зря и завела семью. Кто же этот счастливец? Ричард?
        - Это не имеет значения, Грэй, - мягко произнесла она.
        - Имеет, черт побери, - рявкнул он. Хозяйка посмотрела в их сторону, и он сбавил свой пыл. - Мы расстались пять месяцев назад, а ты умудрилась уже найти себе мужа…
        - Это мог бы быть ты, Грэй, - ответила она.
        Он сжал зубы. Пришлось признать, что это было как раз то, что больше всего сводило его с ума. Настоящее неподдельное сожаление, с которым он жил каждый день. Он не хотел, чтобы она принадлежала другому, но и того, что она хотела, он тоже не мог ей дать.
        - Итак, ты влюбилась еще в кого-то? - Ему хотелось причинить ей такую же боль. - Это чертовски удобно, не правда ли?
        Ее лицо вспыхнуло, она мгновенно разъярилась так же, как и он. И еще больше она была уязвлена, он видел это.
        - Я ни в кого не влюбилась. - Голос ее был низким.
        - Думаю, это как раз показывает, что тебе не обязательно влюбляться, чтобы выйти замуж, да?
        - Я не замужем, - бросила она и вздрогнула от неожиданности этого своего признания.
        Глаза его сузились, и он внимательнее посмотрел на Мэрайю, изучая изменения в ее теле. Он мало знал о беременных женщинах, но внутренний голос нашептывал ему невероятные мысли. Нехорошее предчувствие и страх смешались с более сильной эмоцией, которой он не мог подобрать название.
        Она положила ладонь на живот, панически глядя на него.
        - Грэй, я должна идти, - внезапно произнесла она и повернулась к бару, чтобы забрать сестру. Он схватил ее за руку.
        - Отпусти меня.
        - Чей это ребенок?
        - Мой.
        - Черт, кто отец, Мэрайа?
        - Это не твое дело!
        - Нет, это мое дело!
        Глаза ее наполнились слезами, и нижняя губа задрожала. Он еле сдержался, чтобы не схватить ее в свои объятия, успокоить и извиниться за свое бессердечное поведение.
        Он требовал ответа, не думая о том, почему эта потребность была такой сильной, только знал, что не отпустит ее, пока не узнает правду.
        - Мэрайа, - произнес он, и в его голосе звучало предупреждение. - Для подтверждения отцовства существуют тесты.
        По ее лицу пронеслось выражение страха.
        - Зачем это тебе?
        Потому что я люблю тебя. Это было единственное объяснение, и он не возражал против него.
        - Ответь мне, пожалуйста, - хрипло произнес он.
        Она закрыла глаза, а когда открыла, он увидел и почувствовал ее поражение.
        - Ты, Грэй, ты отец ребенка, - прошептала она сдавленным голосом, и одинокая слеза покатилась по ее щеке.
        Оглушенный, он отпустил ее руку и понял, что пятится. Попытался вздохнуть, но не мог.
        Я отец ребенка. Эти слова дошли до него, словно издалека. Он будет отцом. Господи, не может он быть отцом. Он не знал, как им быть. А если у него не получится? Перспектива была такой пугающей, ошеломляющей, что он сразу же почувствовал себя больным.
        Мэрайа прошла, слегка оттолкнув его, через двери, возвращая его к реальности. Он слепо пошел за ней, поймав ее на полпути к парковочной площадке.
        - Мэрайа, - он встал перед ней, заставляя ее остановиться, - я еще не все сказал!
        - Говорить не о чем.
        - Почему ты не сообщила мне о ребенке, когда узнала, что беременна? - спросил он спокойнее, чем чувствовал себя.
        - Ты сам сказал, что дети тебе не нужны!
        Он вздрогнул, словно от пощечины. Каким же чудовищем она представляла его себе, думая, что его не волновало ее состояние?
        - Поскольку я отец, я несу ответственность перед ребенком.
        - Ответственность, которой, как ты ясно дал понять, ты не хочешь, - с жаром возразила она.
        - Неважно!
        - Мне ничего не надо от тебя. Я готова вырастить ребенка одна. Я не хочу никаких жертв с твоей стороны.
        Эти слова были как двойной удар в живот. Господи, она была права. Его сердце сжалось. Но неопровержимой истиной было то, что лучше бы этот ребенок не имел такого отца.
        Странное отчаяние охватило его. Страх смешался с сожалением, и к этой неразберихе примешалась глубокая тоска по тому запутавшемуся, измученному мальчишке, которым он был когда-то.
        Грэй судорожно проглотил комок в горле. Был один последний жест, который он мог сделать для своего ребенка. Его, Грэя, это убьет, если он повернется и уйдет, какая-то часть его души ссохнется и умрет, но он сделает это.
        Не было и речи о том, что он когда-нибудь ввергнет ребенка в ад, через который прошел сам.

        Глава одиннадцатая

        Грэй глянул на часы, направляясь к универмагу, находящемуся в центре Уилшиер-плаза, и ускорил шаг. Он опаздывал почти на полчаса на последнюю примерку у своего портного, который шил ему костюм по специальному заказу.
        Вся жизнь превратилась в сплошное размытое пятно со времени встречи с Мэрайей. Грэй выполнял свои ежедневные обязанности, но его затуманенный мозг был не в состоянии запомнить такую простую вещь, как встреча или деловое собрание. Слава Богу, что у него была Джини, которая освежала его память и не давала опуститься на самое дно тоски.
        Ребенок. Они должны были завести ребенка, судя по намерениям Мэрайи, она собиралась завести ребенка. Сама. Без его помощи. Она очень ясно дала понять, что ничего не ожидала и не хотела от него.
        И таким образом он ушел от нее и от ребенка без борьбы и каждый день жил, убеждая себя в том, что поступил правильно. Но мать и ребенок заслуживали большего, чем то, что он мог предложить им, например, душевное равновесие и надежную домашнюю обстановку, наполненную счастьем и любовью. Как мог он дать им то или другое, когда все, с чем ему приходилось сталкиваться, были враждебность, недовольство и пренебрежение.
        Так почему же он не мог избавиться от чувства, что совершает самую большую ошибку в жизни? Отбросив этот преследующий его вопрос, потому что он не мог дать на него вразумительного ответа, Грэй обогнул большой фонтан в центре и направился к магазину мужской одежды и принадлежностей.
        Внезапно он услышал плач и рыдания и оглянулся, все еще продолжая идти быстрым шагом. Двор был огорожен скамейками для уставших покупателей.
        Жалобные рыдания вновь донеслись до его слуха, приглушенные, но проникающие в самое сердце. Нахмурившись, Грэй замедлил шаг и начал заглядывать в беседки. Наконец он увидел, забившуюся в угол маленькую девочку. Она сидела подтянув колени к подбородку и обхватив их руками. Девочка смотрела на него со страхом, слезы катились по ее щекам.
        Она была совсем маленькой, с медвяно-каштановыми волосами, спускавшимися до плеч, и большими светло-голубыми глазами, взгляд которых проникал в самую глубину его души. Судя по росту, ей было лет пять.
        Очевидно, она потерялась и была напугана. Он мог понять ее, потому что чувствовал себя, как и она, - вне привычной обстановки, стремящимся найти дорогу домой.
        Но, как ни плохо было ему, Грэй не мог уйти и оставить девочку, не убедившись, что родители, в конце концов, нашли ее.
        Он сделал осторожный шаг навстречу. Она отодвинулась, дрожа всем телом. Плач усилился. Господи, неужели он был таким страшным? И тут же подумал, что для нее он был великаном. Или у детей было шестое чувство, помогавшее им узнавать того, кто их не любил?
        Мысль была неприятной.
        Засунув руки в карманы брюк, Грэй оглянулся вокруг, ища помощи, но рядом никого не оказалось. Ни одной женщины, которая справилась бы с подобной ситуацией. Но ребенка нельзя было бросить.
        - Ты в порядке, детка? - спросил он мягко. Дурацкий вопрос, но это было все, что он мог придумать, чтобы начать разговор.
        - Я хочу к маме, - заплакала она, подбородок ее дрожал.
        - А где она?
        - Не знаю. Я только остановилась у игрушек посмотреть в окно, а потом мамы уже не было.
        И скорее всего, мать девочки, в конце концов, тоже оглянулась и в ужасе поняла, что дитя исчезло. Несомненно, мать сейчас сходила с ума от беспокойства.
        Девочка опять начала плакать, отчего Грэй почувствовал себя беспомощным. Первая мысль была: что бы сделала Мэрайа? Ответ пришел сразу - она успокоила бы девочку.
        Заставив себя подойти ближе, несмотря на то что от ее рыданий у него все переворачивалось внутри, он опустился перед ней на корточки. Она была такой маленькой и уязвимой. Такой нежной и невинной. Невольно рука его протянулась и убрала мягкую прядь с ее лица. В следующий момент он был поражен тем, как в нем внезапно проснулось желание защитить ее.
        Грэй судорожно сглотнул. Господи, если он испытывал такое сочувствие к девочке, которую даже не знал, то можно было представить, что он чувствовал бы к своему собственному ребенку.
        Его ребенок. Которого носит Мэрайа. От подобного откровения голова пошла кругом.
        - Меня зовут Грэй, - представился он, пытаясь установить какой-то контакт и избавить ее от страха перед чужим. - А тебя как зовут?
        - Б-Б-Бранди, - произнесла она, запинаясь.
        - Какое красивое имя для такой симпатичной маленькой девочки. А что, если мы пойдем и вместе поищем твою маму?
        Она скептически оглядела его и вытерла слезы.
        - Мне нельзя никуда ходить с чужими.
        - Очень хорошее правило. - Грэй подумал, что было бы замечательно, если бы его собственный ребенок был так подготовлен. - Но не хочется оставлять тебя здесь совсем одну. Тут недалеко есть справочная, я уверен, что они могут найти тебе твою маму, но для этого нам надо туда как-то добраться.
        И Грэй выпрямился и протянул ей руку, зная, что, если она откажется пойти, он мало что сможет сделать.
        Девочка осторожно протянула руку и вложила крошечную мягкую ладошку в его огромную руку. Она доверилась ему! От того, как она прикоснулась и сжала его ладонь с такой надеждой, сердце Грэя подпрыгнуло. При виде этих больших синих глаз, только секунду назад переполненных слезами, а теперь сиявших доверием, колени Грэя ослабли. Теперь ее безопасность зависела от него. Он никак не мог подвести ее.
        Приноровившись к ее маленьким шагам, Грэй направился к справочной и сообщил о случившемся работавшей там молодой женщине. Та в ответ сообщила, что о пропаже уже поступило заявление, охранники и мать девочки ищут ее. Затем она взяла рацию и передала сообщение, что ребенок найден.
        - Они в другом конце. Как только найдут мать Бранди, сразу вернутся сюда. - И она посмотрела на ребенка, цеплявшегося за руку Грэя. - Хочешь посидеть рядом со мной, пока твоя мама не придет?
        - Нет, я хочу побыть с мистером Грэем.
        - Очень хорошо.
        - Может, попробуем, какое здесь продают мороженое, пока мы ждем? - Грэй заметил киоск напротив справочной.
        Блаженная улыбка разлилась по ее лицу, и она энергично закивала головой.
        - Я люблю шоколадное, - объявила она.
        - Я тоже.
        Несколько минут спустя они сидели рядом на деревянной скамье около справочной, у каждого в руках рожок с шариком шоколадного мороженого. Наслаждение от простоты ситуации разлилось по телу Грэя, теплое, словно солнечный свет. Он не мог вспомнить, когда последний раз ел мороженое из рожка, а факт, что он делал это вместе с ребенком и радовался этому, изумил его.
        Он будет отцом ребенка, зачатого в любви, их с Мэрайей любви.
        Желание невозможного становилось все сильнее с каждым днем. Сегодня оно превзошло все испытанное им ранее из-за этой потерявшейся маленькой девочки. Чтобы помочь ей, Грэю пришлось выполнить роль заботливого взрослого, и он не верил раньше, что способен на это. Несмотря на свои страхи, он оказался терпеливым, внимательным. Настороженность по отношению друг к другу прошла, теперь они непринужденно общались.
        Перспектива воспитания ребенка бросила его в жар, но при мысли о том, что он может упустить возможность этих незабываемых моментов общения со своим сыном или дочерью, ему стало еще хуже. Он не допустит, чтобы его сын или дочь думали, что он не любит их.
        А он будет любить их, вдруг с изумлением осознал Грэй. Он уже любил. Он хотел видеть их улыбки и слышать их смех. Играть в футбол с сыном или ходить на сольные балетные концерты свой дочери. Черт побери, он хотел быть частью всей их жизни и делить с ними каждую минуту их взросления.

«Из тебя выйдет прекрасный отец. Ты добрый, нежный, любящий…». Слова Мэрайи звучали в его голове, прогоняя последние сомнения. Она верила в него. Она была сильной, ничто даже отдаленно не напоминало в ней его собственную бесхребетную мать. Мэрайа любила жадно, без оговорок и условий.
        И она любила его. Как могло у него не получиться, если рядом будет она, направляя его и изучая родительскую науку вместе с ним?
        Дураком он был, что ушел. То, что хотела Мэрайа, было таким простым. Это было как раз то, чего он сам страстно желал всю жизнь, но изо всех сил отвергал: быть частью семьи, проходящей через плохие и хорошие периоды, семьи, полной уважения, доверия… и любви.
        Бранди похлопала его по руке, чтобы привлечь внимание, и он, взглянув на шоколадный отпечаток ее ручки на рукаве своей рубашки, поднял глаза на детское личико, перемазанное сладким мороженым. Он ждал, что испытает сейчас прилив раздражения, что показало бы, что он действительно сын своего отца и что у него такой же характер, но единственное, о чем он подумал, было, как хорошо, что сейчас он поменяет рубашку.
        Он понял, что будет бороться до последнего вздоха за Мэрайю и своего ребенка.
        - Спасибо, мистер Грэй. - Бранди смотрела на него с выражением, похожим на обожание. - Вы очень хороший и очень мне нравитесь.
        - А ты самая замечательная девочка из всех, с кем я имел удовольствие познакомиться, - и Грэй коснулся пальцем кончика ее носа.
        - Бранди!
        Истеричный вопль заставил Грэя и Бранди обернуться. Когда девочка увидела бегущую к ней мать, она соскочила со скамьи и бросилась в ее объятия.
        Женщина плакала и изо всех сил сжимала ребенка.
        - Огромное вам спасибо за то, что позаботились о моей малышке, - обратилась она к Грэю. - За всю свою жизнь я никогда не была так напугана.
        Грэй улыбнулся, вспоминая, как он нашел плачущую Бранди.
        - Думаю, в этом вы были не одиноки.
        Это было замечательно. Незнакомые, но приятные чувства охватили Грэя. Он знал, что никогда больше не увидит девочку, но никогда не забудет ее.

        - Пристегнись.
        Мэрайа раздраженно посмотрела на Грэя, но сделала то, о чем он просил. Она уже не знала, что ожидать от него с того самого дня, когда он ввалился в ее офис две недели назад, требуя, чтобы она позволила ему быть частью жизни его ребенка. Она не могла не размышлять о том, что привело к такой перемене.
        - Грэй, ты не можешь каждый раз похищать меня, когда мы начинаем спорить.
        Грэй опустил очки на нос и влился в поток машин.
        - Я не похищаю тебя.
        - Тогда как ты назовешь этот фокус, который ты выкинул на автостоянке? «Залезай в машину и не устраивай сцен», - процитировала она его.
        - Я пытался быть вежливым. Вокруг были люди, я не хотел, чтобы они слышали наш разговор.
        - Джейд будет ждать меня в офисе через час.
        - Джейд может подождать. А это не может. - Он остановился на красный свет и посмотрел на нее. - Нам надо поговорить, Мэрайа.
        - Я не хочу разговаривать, - твердо произнесла она.
        - Замечательно, тогда ты можешь послушать.
        И слушать она тоже не хотела, но и выбора у нее не было, разве что выскочить из машины. Полная решимости не вымолвить ни слова и не поддерживать беседу никаким другим способом, она принялась сосредоточенно смотреть в окно.
        Он свернул на идущую вверх по холму автостраду.
        - Ты знаешь, что я хочу быть частью жизни моего ребенка…
        Голова ее резко повернулась, и она прервала его, прежде чем он успел закончить мысль.
        - Я сказала, что не буду препятствовать тебе, - вот такая она была безответная и тихая.
        - Хорошо, потому что я не оставляю тебе выбора.
        Мэрайа ощетинилась. Кто он такой, что мог ставить подобные ультиматумы?
        Отец ребенка, вот кто. У него было законное право требовать возможности находиться рядом с ребенком.
        - Я хочу наблюдать за твоей беременностью.
        - Да?
        - Ага. Я ведь могу ходить с тобой к доктору?
        - Можешь. - Она едва не подавилась этим словом. Переживать с Грэем все стадии ее беременности будет замечательно. Она подумала, сможет ли пережить эти новые нетрадиционные отношения, которые у них возникли, основанные на их взаимной ответственности за ребенка внутри нее и больше ни на чем.
        - А те занятия, где обучают расслабляться и дышать?
        - Нет, - это было слишком личным и интимным. Разве могла бы она сосредоточиться на технике дыхания, когда мужчина, которого она любила, но не могла приручить, поглаживал бы ее спину или нежно ласкал ее живот? Ее внимание будет на нем, а не на занятиях.
        - Джейд будет мне помогать. - Мэрайа пыталась избавить его от того, чтобы он чувствовал себя обязанным находиться рядом с ней во время родов.
        - Ни за что. - Он был непреклонен. - Это не оскорбление Джейд, но я хочу быть там, когда ребенок родится.
        Чувствуя себя выжатой как лимон и не испытывая никакого желания пререкаться по поводу родительских планов Грэя, Мэрайа положила голову на подголовник.
        - Грэй, тебе не обязательно делать это…
        - Я хочу этого. Я настаиваю на этом. - Он свернул с автострады и остановился у знака «Стоп» на вершине холма. Затем перевел на нее взгляд, чтобы она полностью разглядела его мрачное выражение. - Ты ведь не собираешься усложнять мое общение с ребенком?
        Мэрайа поежилась от неприятного предчувствия, думая, зайдет ли он так далеко, что подаст в суд на опеку, если не получит своего.
        - Конечно же, нет. Я просто не хочу, чтобы ты думал, что я претендую на твое время.
        - А тебе и не придется, потому что я буду рядом много времени.
        Великолепно, просто великолепно.
        - Я знаю, что ты занят, Грэй. Я и не рассчитываю, что ты будешь видеться с ребенком каждый день…
        - Я найду время. Каждый день.
        Мэрайа глубоко вздохнула. Что она могла ему сказать на это? Ей хотелось, чтобы ребенок знал своего отца и постоянно общался с ним. Но как она сможет встречаться с ним каждый день, зная, что у него своя жизнь, в которой ей не было места.
        Грэй въехал на подъездную дорожку и выключил двигатель. Они стояли перед огромным двухэтажным домом. Мэрайа смотрела на эту конструкцию, дом, спроектированный и построенный для холостяка, который не имеет ни малейшего намерения привязывать себя к жене и уж, конечно, к ребенку, который оставит следы на его светлых коврах и разбросает игрушки по всему безупречно чистому дому.
        Мэрайа вздрогнула: большая теплая рука Грэя скользнула под ее блузку.
        - Грэй…
        - Я хочу сделать это вот уже две недели, с того самого дня, как я был в твоем офисе, но я боялся, что ты залепишь мне хорошую оплеуху.
        - А почему ты думаешь, что я не сделаю этого сейчас?
        - Я все-таки рискну, дорогая. Ребенок уже шевелится?
        - Да.
        - Ну и как?
        - Словно бабочки летают вокруг моего живота. А потом пару хороших ударов, чтобы не радовалась.
        - Ты очень красивая вот такая, - хрипло проговорил он.
        - Грэй, не делай этого.
        - Что? - Он посмотрел на нее невинными глазами.
        - Не усложняй это.
        - Неужели есть что-то плохое в том, чтобы говорить женщине, какая она красивая. Особенно когда она носит твоего ребенка? Я всегда хочу тебя, Мэрайа. Время, которое мы провели врозь, только усилило мое влечение к тебе. Заставило меня понять, что значит твое отсутствие в моей жизни.
        - Что мы здесь делаем, Грэй? - устало спросила она.
        Он долго молча смотрел на дом, затем сказал:
        - Я хочу тебе что-то показать. Пойдем со мной?
        Она уже было собиралась сказать нет, но было что-то в его глазах, что заставило ее согласиться.
        Мэрайа последовала за ним в дом и затем на второй этаж. Он остановился около спальни для гостей. Мэрайа нахмурилась. Грэй медленно открыл дверь… и тут она поняла.
        Меньше всего она ожидала увидеть то, что предстало ее глазам. Грэй отпустил ее руку, и Мэрайа осторожно вошла в комнату.
        Детская! Господи!..
        Белая колыбелька, в тон ей стол для пеленания и ночной столик заменили королевских размеров кровать, которая ранее занимала почти все пространство. Около окна теперь стояло кресло-качалка, и в нем сидел огромный плюшевый медведь с большим красным бантом.
        Ее грудь стеснило, когда она увидела, что стены оклеены обоями, которые она сама бы выбрала, - карусель зверюшек, - окрашенных в мягкие пастельные тона. Очевидно, комната была переделана профессиональным дизайнером, но как Грэй мог узнать, что это было то, что Мэрайа собиралась сделать в своей детской? Несомненно, ее ребенок будет счастлив в этой комнате.
        Слезы застилали ее глаза, но она попыталась скрыть их.
        - Что, тебе не нравится это? Джейд клялась, что это как раз то, что ты хочешь.
        - Ах, вот оно что! - Какое предательство! Она через силу улыбнулась. - Я уверена, малыш будет в восторге.
        - Я надеюсь, поскольку он или она будет жить здесь.
        Мэрайа в ужасе уставилась на него.
        - Ты имеешь полное право видеться с ребенком столько, сколько хочешь. Но этот ребенок не будет воспитываться нянькой.
        - Нянькой? Я, наверно, забыл сказать тебе… - Что?
        - Что я хочу, чтобы и ты жила здесь.
        - Это ужасно удобно для тебя.
        - Да, думаю удобно. Но почему бы мне не хотеть, чтобы мой ребенок и жена жили в моем доме?
        - Ты прекрасно знаешь, что я думаю по поводу совместной нашей жизни, я сожалею, что ты используешь этого ребенка, чтобы… чтобы… Что ты сказал?
        - Я сказал…
        - Но ты действительно хочешь этого? - она говорила быстро, словно слова Грэя, будь они произнесены вслух, изменят свое значение.
        - Да, я…
        - Ты действительно хочешь жениться?
        - Да, очень хочу. Я хочу жениться и не потому, что считаю это правильным, и даже не из-за ребенка. Это потому, что я люблю тебя и чувствую себя несчастным без тебя.
        Теперь Мэрайа улыбалась.
        - Я не верю своим ушам!
        - Я так боялся влюбиться, но знаешь что? Этот страх не имеет ничего общего со страхом потерять тебя. Я знаю, что нелегко быть мужем и отцом, но я, черт возьми, собираюсь очень хорошо позаботиться о том, чтобы ты не пожалела, что вышла за меня.
        - О чем ты говоришь, ведь я ждала тебя всю жизнь! Но что изменило твое решение?
        И Грэй рассказал ей о маленькой потерявшейся девочке, которую он нашел, и как одно это событие изменило его отношение к своему будущему.
        - Я хочу, чтобы мы были семьей.
        - О, Грэй, - прошептала она. На этот раз слезы были слезами счастья. - Я так люблю тебя.
        - Да, я тоже люблю тебя. И ты можешь быть уверена в этом, - проговорил Грэй и подтвердил эту клятву захватывающим поцелуем, от которого у Мэрайи не осталось ни малейших сомнений в душе и сердце.

        Эпилог

        - Хорошо, Мэрайа, когда начнутся схватки, ты должна тужиться, причем очень сильно, и тогда все быстро и легко закончится, - сказал доктор, стоя возле роженицы.
        - Ну, давай, дорогая, - прошептал Грэй, легонько потирая ей поясницу, которая страшно ныла с тех пор, когда начались схватки почти десять часов назад. Он был в ужасе от того, что приходится испытывать женщинам во время родов, и восхищался тем, какой решительной и сильной была Мэрайа во время этого долгого изматывающего периода.
        Теперь она начала дышать размеренно, значит, схватки начались опять. Грэй напрягся, и над его бровями выступили капельки пота.
        - Идите сюда, папочка, быстро, - сказал доктор. - Это вам надо увидеть.
        Грэй обогнул стол и встал рядом с доктором, и глаза его расширились.
        - Господи, головка вышла!
        Мэрайа напряглась всем телом, и Грэй увидел, как его ребенок скользнул в умелые руки доктора. Мэрайа обессиленно откинулась на подушки.
        Ребенок закричал.
        - Это девочка, - объявил доктор, широко ухмыляясь, и сестры хором принялись поздравлять родителей. Взяв стерильные ножницы, доктор вручил их Грэю.
        - Честь принадлежит вам, папочка.
        Грэй в ужасе уставился на ножницы, но доктор объяснил:
        - Вы должны перерезать пуповину.
        Грэй дрожащими руками перерезал связь между Мэрайей и ребенком.
        - Дочь, - прошептал Грэй, потому что он все еще не доверял голосу и боялся, что он надломится. - У нас дочь.
        Мэрайа устало улыбнулась.
        Грэй не верил, что такое бывает, но его любовь к Мэрайе за последние четыре месяца их супружества усилилась и обогатилась новыми оттенками ощущений.
        - Спасибо, дорогая, - проговорил он.
        - Я думаю, что ты тоже к этому приложил руку, Николс.
        - Руку? - усмехнулся тот.
        Мэрайа с деланным ужасом закатила глаза. Через несколько минут сестра возвратилась с их вопящей дочерью и бесцеремонно сунула ее в руки испуганному Грэю. У Кайлы, как они с Мэрайа решили назвать девочку, была пара здоровых легких и не было проблем в выражении своего неудовольствия. Лицо ее было красным, а маленькие ручки сжимались в злые кулачки.
        - Что мне делать с ней? - нервно спросил Грэй.
        - Любить, - просто ответила Мэрайа.
        Какая красивая девочка, с гордостью подумал Грэй. Он вложил палец в ее ладошку, и она ухватилась за него. В этот момент между отцом и дочерью возникла связь.
        Люблю! С этим проблем не будет! Какое великое счастье - любить!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к