Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Денисон Джанель: " Пойдем Со Мной " - читать онлайн

Сохранить .
Пойдем со мной! Джанель Денисон

        # Разбитые судьбы двух людей соединил лукавый купидон - мальчик по имени Энди. Однажды ему подарили книгу - «Приключения Энди», и он удивился: откуда писательница Меган Сэндерс все о нем знает? На фотографии она такая молодая, такая красивая, но совсем незнакомая…

        Джанель Денисон
        Пойдем со мной!

        ПРОЛОГ

        Папе нужна жена, а ему - мама. Семилетний Эндрю Филдинг нашел идеальную женщину для них обоих.
        Сидя за дубовым письменным столом, который сделал ему отец, и покусывая ластик на конце карандаша, Эндрю писал письмо Меган Сэндерс, приглашая ее приехать на его восьмой день рождения и побывать у него в школе во втором классе. Впервые он написал ей полтора года назад, прочитав ее книги из серии «Приключения Энди».
        Приключения были замечательные. Как раз такие, в которые попадал и он. И мальчик на иллюстрациях был похож на него - со светлыми волосами и карими глазами. Эндрю нравилось представлять себя героем книг Меган: вот он сражается с пиратами, вот строит крепости для защиты от индейцев…
        Она незамужняя, и детей у нее нет. Она даже написала в одном из писем, что ей хотелось бы иметь такого замечательного маленького сына, как он.
        А он хотел бы иметь такую маму, которая заботилась бы о нем и его папе и пекла бы печенье в плохую погоду. Его папе нужна жена, чтобы он чаще смеялся и улыбался и чтобы помирился с дедушкой и бабушкой.
        Все это могла сделать Меган, и Эндрю был уверен, что отец полюбит ее так же сильно, как и он.

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Папа! Она приедет, приедет! - Энди сбежал по ступенькам крыльца в тот момент, когда Кейн вылезал из своего пикапа. Он размахивал листком бумаги, и лицо его сияло от удовольствия. - Меган приедет на мой день рождения!
        От удивления брови у Кейна взлетели вверх.
        - Меган Сэндерс? Автор книг, которые ты читаешь?
        - Ага! Я написал ей, что она может остановиться у нас.
        Иногда Кейн жалел о том дне, когда вошел в книжный магазин и попросил хорошую детскую книжку для сына, который только что научился читать. Продавец сказал ему, что «Приключения Энди» - самая популярная серия среди маленьких мальчиков. Кейну понравилась броская обложка, а его сына до того очаровала сама книга, что тот написал автору восторженное письмо, положившее начало их дружбе.
        Кейн распахнул для Эндрю дверь, и они вошли в кухню. Дружить с писательницей, которая живет где-то далеко, - это одно, но пригласить ее в Линден?!
        - Эндрю, ты даже не знаешь ее.
        - Нет, знаю, и ты тоже знаешь. - Энди наморщил лоб. - Она нам звонила, ты говорил с ней по телефону.
        - Это не означает, что мы действительно знаем ее, - пытался объяснить Кейн.
        Наивная и искренняя радость в глазах сына померкла, плечи опустились.
        - Значит, ей нельзя приехать?
        Кейн почесал подбородок. Ему очень не хотелось разочаровывать сына.
        - Ты хоть прочитаешь ее письмо? - спросил мальчик с надеждой.
        Кейн посмотрел на лист бумаги, который протягивал ему Эндрю, потом подошел к раковине и повернул кран.
        - Лучше ты сам прочитай его мне, пока я моюсь.
        Меган сообщала, что хотела бы приехать в гости на машине и пробыть у них столько, сколько разрешит его папа. Закончив чтение, Энди выжидающе посмотрел на отца.
        - Можно она приедет? Папа, ну пожалуйста!
        Вытирая руки о кухонное полотенце, Кейн глубоко вздохнул.
        - Будет не слишком хорошо, если она остановится у нас.
        - Почему?
        - Потому что это неприлично. - После смерти Кэти у Кейна не было женщин, и он мог представить себе, какое удовольствие получат сплетники, если узнают, что в его доме живет женщина.
        Глаза Эндрю наполнились слезами, он с трудом сглотнул.
        - Это единственное, чего я хочу на свой день рождения. Я хотел повести ее в школу и познакомить со своими друзьями. Я сказал им, что она приедет. А если она не приедет, все решат, что я врун.
        Сердце Кейна сжалось, потому что Эндрю редко просил о чем-нибудь. Запустив пальцы в густые волосы, Кейн выглянул в окно. Он знал, что люди будут судачить о нем, но разве это впервые? И когда его вообще интересовало, что подумают соседи?
        - Пожалуйста, папа! - прошептал Энди.
        Разве он мог сказать «нет»? Больше всего он хотел, чтобы Эндрю был счастлив. И, если Меган так много значит для сына, он готов потерпеть немного ее присутствие. Ведь, в конце концов, она приедет как детская писательница и все время наверняка будет проводить в местной школе.
        - Хорошо.
        Глаза Эндрю округлились от восторга, и он начал пританцовывать вокруг отца.
        - Ура! Давай позвоним ей, пап!

        Сердце Меган Сэндерс дрогнуло, когда она увидела открывшуюся перед ней картину.
        В центре сарая, куда она вошла, спиной к ней стоял мужчина. На нем были выцветшие джинсы, облегавшие длинные мускулистые ноги, и вылинявшая голубая футболка, которая потрясающе очерчивала спину. Черные волосы, обсыпанные древесной стружкой и длинноватые по обычным меркам, закручивались на шее. Должно быть, это Кейн Филдинг, подумала она, почувствовав какое-то странное волнение.
        Увлекшись работой, он не слышал, как Меган вошла в сарай. Она вдыхала запах мужчины, опилок и льняного масла и наблюдала, как он шлифует деревянный брусок, потом медленно поглаживает его длинными сильными пальцами. Вот он повернулся, чтобы рассмотреть деталь на свету, и дал ей возможность увидеть его резкие черты и полные, чувственные губы. Она никогда не встречала такого необыкновенно сексуального мужчину.
        Чувствуя, что не может дольше просто так рассматривать его, Меган откашлялась.
        - Простите…
        Он оглянулся и пронзил ее взглядом прищуренных глаз. Она-то полагала, что отец Энди будет просто увеличенной копией светловолосого мальчика, а тут ничего похожего.
        - Простите, я не хотела беспокоить вас, - проговорила она, пытаясь унять сердцебиение. - Я стучалась в дом, но никто не открыл.
        Кейн смотрел, как она приближается к нему, и лицо его стало настороженным.

«Вот так теплый прием! - подумала она со страхом. - Может, не туда попала?» Улыбка замерла у нее на губах.
        - Могу я вам чем-то помочь? - Голос у него был красивый, глубокий и спокойный, полная противоположность настороженному взгляду.
        - Надеюсь, да. - Она постаралась улыбнуться. - Вы Кейн Филдинг?
        - Да. - Положив деревяшку на самодельный верстак, заваленный инструментами, он снова посмотрел на нее. - Чем могу помочь?
        Не обращая внимания на его угрожающий взгляд, Меган сделала последние три шага, разделявшие их, и протянула руку.
        - Меня зовут Меган Сэндерс.
        Он явно почувствовал облегчение, но настороженность не исчезла.
        - Вы - Меган Сэндерс? Вы совсем не похожи на свое рекламное фото.
        Он нерешительно взял протянутую руку, и сердце у Меган забилось сильнее. Ее охватило необъяснимое волнение, и это, как ни странно, ей нравилось. Из писем Энди и из коротких телефонных разговоров с его отцом она заключила, что Кейн - человек приятный, но она и представить себе не могла, что почувствует такое расположение к нему. Как будто знает его много лет.
        - Удивительно, что может сделать искусный визажист с прямыми волосами и обычными чертами лица, - улыбнулась она. - Очень рада наконец познакомиться с вами.
        Кейн отпустил ее руку. Она куда симпатичнее, думал он, чем на маленьком черно-белом глянцевом снимке на обложках ее книг. Обычные черты, сказала она? Вряд ли. У нее густые до плеч рыжеватые волосы, в которых могут затеряться мужские руки, и большие голубые глаза, живые и блестящие. Почти без косметики она казалась свежей и цветущей, совсем не такой, какой, по мнению Кейна, должна быть писательница, автор бестселлеров. Меган была миниатюрной, но отчетливо обрисованные простым платьем цвета лаванды женственные формы и стройные ноги прекрасно возмещали недостаток роста. Его тело едва заметно, но безошибочно напряглось. Досадуя, что она произвела на него такое сильное впечатление, он холодно сказал:
        - Я думал, вы приедете поздно вечером.
        Вообще-то вначале, увидев ее, Кейн решил, что она из социальной службы, куда в очередной раз обратились родители его погибшей жены, чтобы проследить, как он выполняет отцовские обязанности.
        Меган сцепила руки за спиной и улыбнулась, несмотря на его бесцеремонность.
        - Дело в том, что я добралась быстрее, чем рассчитывала. - Не дождавшись никакой реакции на свою реплику, Меган переступила с ноги на ногу и спросила: - А Эндрю уже пришел из школы? - В ее голосе звучало беспокойство.
        - Нет еще. - Кейн посмотрел на часы. - Автобус придет с минуты на минуту.
        - Не могу передать вам, как много для меня значит, что я смогу побыть с Эндрю.
        Кейн посмотрел на нее с недоверием.
        - Вы дружите со всеми почитателями?
        - Эндрю - первый, - призналась она. - Когда он пригласил меня на день рождения, я не могла разочаровать его.
        - Но почему именно мой сын?
        Выражение ее лица стало необычайно мягким.
        - Я очень люблю Эндрю.
        - Вы его почти не знаете.
        - Очень хорошо знаю! Мы переписываемся полтора года. Вы наверняка читали письма, которые он писал, рассказывая о себе и о вас.
        Если бы Кейн возразил ей, она могла бы подумать, что сын безразличен ему, но это было не так. Правда была гораздо сложнее.
        Сжав зубы, он начал убирать инструменты, разбросанные по верстаку. Потом накинул брезент на недоделанный книжный шкаф - подарок Эндрю ко дню рождения.
        - Давайте пойдем в дом и подождем Эндрю в прохладе. - «И я смогу подумать, как выпутаться из этой истории и что мне с вами делать», - добавил он про себя.
        Вслед за ним Меган вышла на яркий солнечный свет и направилась к дому. Войдя в парадную дверь, они прошли через маленькую гостиную в кухню.
        Он остановился у холодильника.
        - Хотите чего-нибудь выпить? Есть яблочный сок и пиво.
        - Яблочный сок, пожалуйста, - ответила женщина, садясь к столу.
        Кейн наполнил стакан и поставил перед нею.
        - Сколько вы планируете пробыть в Линдене? - спросил он, делая большой глоток пива.
        Их глаза встретились.
        - По крайней мере неделю, если это не проблема.
        Она рассеянно покусывала нижнюю губу, и он подумал: такой же у нее сладкий и нежный рот, каким кажется, или нет? Он отхлебнул пива, в надежде, что оно притушит огонь, который разливался у него по жилам.
        - У вас так много свободного времени?
        - Одно из преимуществ свободного художника. - Меган усмехнулась, и в глазах у нее заплясали искорки. - Сама себе назначаешь рабочее время и не отчитываешься ни перед кем, кроме себя или, в случае необходимости, редактора. - Она допила сок. - А вы возражаете?
        Он мигнул.
        - Возражаю против чего?
        - Чтобы я пробыла неделю. - Она потерла пальцем запотевший стакан.
        Да, конечно, он должен возражать. О чем, черт возьми, он думал, когда сказал Эндрю, что эта женщина может остановиться у них на целую неделю?!
        - Линден не слишком привлекателен для туристов. Здесь не хватит развлечений и на пару дней, не говоря уж о неделе.
        - Меня не интересуют городские достопримечательности, - ответила женщина, легко разбив его аргумент. - Я приехала, чтобы повидаться с Эндрю.
        Предполагая, что писательница привыкла к большим удобствам, чем он мог предложить, Кейн привел еще один довод:
        - Домик у нас маленький и без затей.
        Они с Эндрю жили просто, но он ни перед кем не стал бы оправдываться за тот дом, который унаследовал от отца. Тогда ему было семнадцать, а его сестре Диане - двенадцать, и он старался, чтобы ей здесь было хорошо. И только его жене не нравилась такая жизнь. Кэти Линден ничто не устраивало, особенно после того, как она узнала правду, которую он скрывал всю свою сознательную жизнь.
        - Мне ничего особенного не нужно, - возразила Меган. Она отнесла стакан в раковину и подошла к Кейну. - Я надеюсь, вы разрешите мне, пока я здесь, готовить, чтобы как-то отблагодарить вас за гостеприимство?
        Легкий женский аромат будоражил его.
        - Это не обязательно. По правде, я думаю…
        - Я настаиваю, - сказала она, оборвав его прежде, чем он откажет. - Кроме того, Эндрю говорил, что вы не очень любите готовить.
        Кейн поставил пустую пивную бутылку на стол, испытывая легкое раздражение.
        - Эндрю слишком много болтает, - проворчал он. Глубоко вздохнув, Кейн взглянул в ее широко раскрытые простодушные глаза и попытался начать сначала: - Меган, что касается вашего пребывания здесь…
        С улицы донесся шум автобуса, потом визг тормозов. Меган выглянула в окно, и глаза ее засветились радостью.
        - Это Эндрю?
        - Наверное.
        У нее перехватило дыхание.
        - Я встречу его.
        Она выбежала из гостиной, а Кейн остался один, проклиная блестящую идею сына… и себя самого - за то, что согласился.
        Через минуту и он вышел на лужайку перед домом. Остановился рядом с Меган, увидев, как Эндрю спрыгивает со ступенек автобуса. Закинув ранец на плечо, мальчик направился к ним. Замедлил шаги, когда увидел, что их двое, глядя по очереди то на Кейна, то на Меган, и расплылся в ослепительной улыбке.
        - Вот и он, - прошептала Меган, и в голосе ее послышался нервный смешок.
        - Меган! - пронзительно закричал Энди, спугнув с соседнего дерева целую стаю птиц. Он бросился к ней и, едва не сбив с ног, обхватил ее руками за талию. - Ты действительно здесь! - Голос его заглох, когда он прижался к груди Меган.
        Она тоже обняла его, и глаза ее заблестели от слез.
        - Конечно, я здесь, глупышка! - Женщина запустила пальцы в его светлые волосы. - Я же говорила, что приеду.
        Энди вырвался из рук Меган и посмотрел ей в лицо.
        - Почему ты плачешь, Меган?
        - Потому что я счастлива, - ответила она и всхлипнула. Она погладила подбородок мальчика, явно восхищаясь его формой. - Ты еще красивее, чем на школьной фотографии, которую прислал мне.
        Энди засиял.
        - И ты красивая. - Он посмотрел на Кейна, и ожидание и радость озарили детское лицо. - А ты как считаешь, папа, Меган красивая?
        Кейн встретился с нею глазами, наблюдая, как зарделись ее щеки, еще больше подчеркивая эту самую красоту.
        - Да, красивая, - подтвердил он.
        Женщина опустила голову и посмотрела в сторону, но он успел заметить радость в ее глазах. Солнце осветило ее опущенную голову, позолотив ровные прядки волос. Это цвет корицы, решил Кейн, размышляя, такие ли у нее теплые и мягкие волосы, какими кажутся.
        Они пошли к дому, и Энди перекинул свой ранец на другое плечо.
        - Ты уже давно здесь? - спросил он, искоса глядя на гостью.
        - Совсем недавно, - ответила она, поглаживая его по макушке ласково и по-матерински. - Но мы с твоим отцом уже познакомились.
        - Да? - Энди стрельнул глазами от Меган к Кейну и обратно. - И как вы, ребята, понравились друг другу?
        - Очень понравились, - мягко ответил Кейн.
        - Я так и знал. - От озорной усмешки на правой щеке Энди образовалась ямочка. Схватив Меган за руку, он потянул ее на ступеньки крыльца. - Пошли, Меган, я хочу показать тебе свою комнату и где я храню все твои книжки.
        И в тот момент, увидев искреннюю радость на лице сына, Кейн понял, что ни в какую гостиницу Меган не поедет.
        На пороге она остановилась и посмотрела через плечо на Кейна. От пленительной улыбки, которой она одарила его, кровь закипела в жилах, он вновь усомнился, разумно ли поступил, разрешив ей остаться в его доме на неделю.
        - Спасибо, Кейн, - мягко сказала она.
        И прежде чем он успел ответить, Эндрю утащил ее.
        Стоя на крыльце, Кейн думал о том, что она поблагодарила его за разрешение побыть с Эндрю, но не мог отделаться от чувства, что она имела в виду что-то еще.
        Горько усмехнувшись, он спустился по ступенькам и пошел в мастерскую. «Кого ты обманываешь, Кейн? - укорил он себя. - Что может найти такая женщина, как она, в простом деревенском парне, как ты?»

        - Посмотри, что сделал для меня папа, - сказал Энди и потрогал искусно вырезанную и ярко раскрашенную полку для книг в виде паровоза. - Здорово, правда?
        - Да, замечательно. - Она рассматривала работу Кейна, пораженная его мастерством и вкусом.
        - Сюда я поставил все «Приключения Энди», потому что это особые книги. - Мальчик наклонился, чтобы открыть нижний ящик стола. - Остальные книги здесь. Другого места у меня для них нет.
        Она заглянула в ящик, набитый книгами.
        - Должно быть, ты любишь читать.
        - Да. Папа тоже любит, когда я читаю. - Он задвинул ящик. - Он всегда приносит мне книги из большого книжного магазина в городе, но больше всего я люблю твои.
        - Я рада. - Меган села на диван и оперлась на подлокотник. Она получала удовольствие, просто наблюдая за Эндрю.
        - А посмотри-ка сюда, - продолжал он, отойдя в угол комнаты. Оседлав деревянного коня, он вдел ноги в стремена, натянул кожаные поводья и начал качаться. Прекрасно изогнутые полозья качалки бесшумно двигались по деревянному полу. - Папа сделал мне эту лошадь, когда мне было пять лет, и подарил на Рождество.
        Такой качалки она не видела ни в одном магазине.
        - Она тебе как раз по росту.
        - Точно, - мальчик взмахнул поводьями и взлохматил темно-коричневую, заплетенную в косу веревку, изображавшую гриву лошади. - А я тебе рассказывал, какую крепость и какие качели он сделал для нашей школы?
        - Нет. - Меган знала, что он расскажет ей все в мельчайших подробностях.
        Удовлетворенно улыбаясь, она слушала, как Энди нахваливает отца. Безостановочная болтовня мальчика была для нее как музыка. Он позволял ей забыть, хоть на короткое время, что мечты, которые она лелеяла, пока росла в разных чужих домах, были разбиты мужем, больше занятым продвижением по служебной лестнице, чем созданием семьи. После развода три года тому назад она погрузилась в сочинительство. Писала книги для детей, и это помогало ей заполнить пустоту. Написала «Приключения Энди» - о маленьком, не по годам развитом мальчике. И была уверена, что придумала его, пока Эндрю Филдинг не прислал ей восторженное письмо и не изменил ее жизнь, дав новое направление творчеству.
        - Меган, ты что?
        Маленькая теплая ручка обвилась вокруг ее руки, и она увидела озабоченное лицо Эндрю. Выпрямилась, досадуя, что чем-то расстроила ребенка.
        - Все в порядке, а почему ты спрашиваешь?
        - Потому что у тебя был грустный вид.
        Она улыбнулась ему и постаралась оправдаться:
        - Я просто подумала, что обещала твоему папе приготовить обед. Давай пойдем посмотрим, что можно сделать сегодня?
        Энди кивнул и неожиданно обнял ее.
        - С тобой так хорошо, Меган!
        Она улыбнулась в его детские мягкие волосы. Неделя пролетит очень быстро.
        - Мне тоже.
        Энди отодвинулся и широко раскрыл глаза.
        - Давай испечем шоколадное печенье! Я его очень люблю, и папа тоже.
        Она поднялась, спросила, стараясь не выдать своего удивления:
        - Твой папа печет печенье?
        Энди сжал ее руку и повел на кухню.
        - Нет, он покупает в магазине. Оно такое твердое! А мы любим мягкое, домашнее, какое я иногда приношу от бабушки.
        - Тогда испечем шоколадное печенье.
        - Да! - горячо подхватил мальчик, и у него в глазах появились озорные искорки.

        Энди запихнул в рот вилку с картофельным пюре и запил молоком, оставившим тонкие усики на его верхней губе.
        - Меган, ты самый лучший повар из всех, - похвалил он, вытирая рот салфеткой.
        - Она наш единственный повар, - вмешался Кейн. Он испугался, что Меган неправильно расценит замечание Энди - подумает, что через его дом прошел целый отряд женщин.
        Энди пожал плечами и продолжал уплетать за обе щеки, как будто его не кормили целую неделю.
        Кейн отвел взгляд и встретился глазами с Меган, сидящей напротив. Он хоть и неохотно, но согласился с высокой оценкой кулинарного искусства Меган. Он не ходил в магазин почти неделю, и все-таки она ухитрилась приготовить сытный, вкусный обед. Она достала замороженные грудки цыпленка, разморозила их в микроволновке - он даже не знал, что эта штуковина может такое делать, - потом обваляла в сухарях и поджарила на растительном масле со специями, пока корочка не стала коричневой и хрустящей, а мясо - нежным и сочным.
        - Какое замечательное пюре, да, пап? - спросил Энди, накладывая себе добавку. - Меган добавляет масло и молоко.
        - Семейный секрет? - криво спросил он, испытывая некоторую досаду - что ж, он не лучший повар, но ведь они с Энди не голодали до того, как за дело взялась Меган.
        - Скорее секрет Бетти Крокер.
        Он перестал обмакивать кусок курицы в самый замечательный соус, который когда-либо пробовал.
        - Простите?
        - Бетти Крокер. Это сорт пюре, - объяснила она, бросив на Кейна удивленный взгляд. - На коробке написано, что надо добавить горячего молока и масла.
        - Конечно. - В животе у Кейна сжалось, а на щеке задергалась жилка. - В следующий раз буду внимательнее.
        Он понял, что его замечание удивило женщину, но, к его облегчению, она прекратила разговор о пюре и обратилась к Эндрю:
        - А как мы будем праздновать твой день рождения?
        - Я хочу много народа, - ответил он, раздвинув руки, чтобы показать, какое большое общество хочет собрать. - Чтобы были ты и папа, мои школьные друзья и дедушка и бабушка Линдены.
        - Энди, ты же знаешь, что дедушка и бабушка всегда устраивают праздник в день твоего рождения. Значит, в четверг ты будешь у них.
        - А ты?
        Кейн никогда не присутствовал на этих ежегодных празднествах у Линденов. Его просто не приглашали, и хотя он знал, что скандала ему не устроят, если он придет, но атмосфера будет напряженная, а он не хотел расстраивать Эндрю, особенно в такой день. Он устало вздохнул.
        - Нет, я не приду, но мы проведем вместе пятницу. Мы можем пойти поесть пиццу, поиграть на игровых автоматах…
        Энди не привлекли столь радужные обещания.
        - Это совсем другое, папа.
        Но так было на протяжении последних пяти лет. У Кейна не хватало ни сил, ни желания нарушить традицию. Чувствуя на себе взгляд Меган, он посмотрел на нее, не сомневаясь, что увидит осуждение в ее голубых глазах. Кейну очень хотелось дать ей понять, чтоб не лезла не в свое дело, но мягкое выражение ее лица остановило его.
        Он резко отодвинул стул и встал, вдруг поняв, что задыхается. Ему не нужно сочувствие этой женщины. Он едва знаком с ней, и ему не нравится, что она оказывает на него такое сильное воздействие.
        - Извините, но я должен еще поработать в мастерской. - Холодно кивнув Меган, Кейн повернулся и вышел из кухни.

        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Прошло два дня, но дом пропитался ее смехом, наполнился легким цветочным ароматом, который щекотал ему нервы и ударял в голову быстрее, Чем глоток самого крепкого виски.
        Куда бы он ни повернулся, везде была она, улыбалась и разговаривала с ним своим сладким голосом. И, черт возьми, она готовила такое вкусное говяжье рагу и кукурузный хлеб, каких он никогда раньше не ел.
        Он не выдержит целую неделю, потому что каждый раз, когда она что-то говорит, он пытается представить, каковы ее губы на вкус. Она напоминает ему о том, как ему нравилось быть женатым, о том времени, когда он думал, что жизнь не может быть лучше…
        Тяжело вздохнув, Кейн подошел к открытой двери сарая и посмотрел на дом. Мягкий свет из окна гостиной манил его. Он старался не показываться остаток пятницы и всю субботу, чтобы дать Энди и Меган возможность получше познакомиться. Понимая, что нельзя все время быть затворником, он вернулся к своему верстаку и убрал инструменты, а потом двинулся к черному ходу.
        По всему дому разносилось сладостное пение Алана Джексона, его сопровождал женский и детский смех. В гостиной Кейн увидел, как Меган и Энди танцуют под быструю музыку на расстоянии вытянутой руки. Сын двигался скованно и неловко, а движения Меган были плавными и грациозными. Когда Энди спотыкался и не попадал в такт, оба покатывались со смеху, она подзадоривала его, и они продолжали.
        Любуясь этой сценой, Кейн прислонился к дверному косяку. На Меган были черные леггинсы, подчеркивавшие стройность ее ног, и белая блузка, полы которой она завязала узлом на тонкой талии. Волосы она собрала в хвост, но несколько коротких прядок выбились и обрамляли раскрасневшееся лицо.
        В конце песни она неожиданно закружила Энди. Он не сладил со своими ногами и упал на Меган, она потеряла равновесие, и они упали на кушетку. Не успел Энди еще опомниться от падения, как она начала щекотать его. Раздался визг и заразительный смех. Не удержавшись, Кейн хмыкнул.
        Меган тотчас же выпрямилась, широко раскрыв глаза.
        - Я не слышала, как вы вошли, - проговорила она, едва дыша и откидывая волосы с лица.
        Блузка собралась у нее под грудью и обнажила кожу, которая - он это знал - была нежная, как у ребенка. Отведя глаза от соблазна, Кейн подошел к кушетке.
        - Хорошо проводите время!
        - Меган учила меня танцевать тустеп, - объяснил Энди, и широкая улыбка расплылась по его лицу. - Весело. А ты, папа, хочешь попробовать?
        Кейн напрягся:
        - Я не танцую.
        Он рано начал работать, чтобы прокормить себя и сестру, и у него не оставалось времени на танцы. Единственный раз, когда он танцевал, - это на своей свадьбе, но тогда мелодия была спокойная, медленная и не надо было выделывать разные причудливые па.
        - Все танцуют, папа. - Энди подтащил Кейна к Меган.
        Кейн поднял руки вверх, пытаясь отразить то, что, как он понимал, надвигается.
        - Сынок, у меня две левые ноги…
        - А у Меган - две правые! - И Энди залился смехом. - Не волнуйся, пап, ты справишься. Это правда легко. Тебе только нужно положить одну руку на талию Меган, а другой держать ее, а Меган положит руку тебе на плечо. - Излагая инструкции, он тут же демонстрировал их на деле.
        Кейн и опомниться не успел, а его руки уже обнимали Меган. Большой палец скользнул под край ее блузки и слегка коснулся кожи. Действительно, кожа была нежнее, чем у персика. Он почувствовал, как она вздрогнула, увидел отклик в ее глазах. Продолжая мучить себя, он сделал глубокий вдох, наполняя легкие ее запахом.
        - А теперь слушайся Меган, - посоветовал Энди, когда из портативного радиоприемника над камином полилась новая песня.
        На губах Меган задрожала улыбка, потом в ее глазах появилось такое выражение, точно она хотела сказать: «Я могу это сделать и остаться хладнокровной». Со всей строгостью и профессионализмом учителя танцев она показала Кейну несколько движений, которые надо было освоить, чтобы танцевать тустеп.
        Все оказалось проще, чем он предполагал. Сделав круг по комнате, он повернул Меган и плавно повел ее.
        Энди радостно захлопал в ладоши, сидя на кушетке.
        - Ты танцуешь тустеп, папа!
        У Кейна дернулись губы.
        - Думаю, да.
        Они продолжали танцевать под ритмичную музыку, и он не слишком часто спотыкался или сбивался. Когда быстрая мелодия перешла в медленную, Меган захотела высвободиться, и ее пальцы заскользили с его плеча вниз. Он сам удивился, как крепко держит руку у нее на талии. Как ни глупо это было, он не хотел ее отпускать.
        - А для медленного танца правила такие же? Я хочу сказать, расстояние такое же? - спросил он.
        Меган посмотрела на Кейна, и сердце ее забилось, как птица в клетке.
        - Да, но обычно… - Она отвернулась. Его взгляд был слишком напряженным, слишком волнующим, и за этой чувственностью она разглядела одиночество и боль - такие же, как у нее самой, хотя она и не знала их причины, слишком уж он старался скрыть свою боль за безразличным видом.
        - Обычно что?
        Меган проглотила комок в горле и скользнула взглядом по легкой щетине на его щеке, по милой ямочке на подбородке, по его губам… нет, только не это. Она смело глянула ему в глаза.
        - Если люди… близки, мужчина может сильнее прижать женщину.
        Кейн скользнул рукой по ее спине медленным, ласкающим движением и притянул ее ближе.
        - Вот так?
        Она закрыла глаза, ощутив твердое, мускулистое тело, закаленное тяжелой физической работой.
        - Да.
        Люстра в комнате погасла, и единственным источником света стал тусклый отблеск из кухни.
        - Так приятней атмос… атмосфера, - заявил виновник, очень довольный собой.
        - Согласен, - пробормотал Кейн.
        Мелодия все длилась и длилась. От Кейна исходил запах древесной стружки, земной мужественности и тепла. Рука Меган поднялась по его руке и устроилась у него на шее, а пальцы были почти рядом с непослушными прядями волос. Их тела двигались как одно, медленно и страстно.
        - Вы сказали неправду, - прошептала она и откинулась назад, чтобы заглянуть ему в глаза. Кейн возвышался над нею, но ее не пугало, что он такой большой, наоборот, она ощущала себя в надежных руках, осознавая силу своей женственности. - У вас прекрасное чувство ритма.
        Он поднял брови, а в глазах было удивление и какой-то огонь, проникающий в самую глубину души.
        - В самом деле?
        - У вас замечательно получается, - улыбнулась Меган.
        Обнимавшая ее большая рука мягко сжалась.
        - Я способный ученик, когда предмет мне интересен.
        Сердце у нее замерло.
        Песня закончилась, и они перестали двигаться, хотя их тела продолжали касаться друг друга. Взгляд Кейна упал на ее рот. Меган смущенно облизнула нижнюю губу. Горячее желание полыхнуло в его глазах, и он часто задышал.
        Ей показалось, что она слышит шепот Эндрю:
        - Давай, папа, поцелуй ее!
        В глазах Кейна было столько желания и обещания, что она ждала, когда же он сделает это. Ее губы раздвинулись, и она затаила дыхание.
        Но Кейн, будто желая выйти из транса, замотал головой, отпустил ее и отошел. Поток холодного воздуха обдал ее руки, покрывая их мурашками.
        На этот раз она ясно услышала, как Энди пробормотал разочарованно:
        - Проклятье!
        Кейн повернулся к сыну, лицо его было как застывшая маска.
        - Думаю, на сегодня хватит удовольствий. Пора спать.
        - Но, папочка, можно мне еще немножко посидеть? - попросил Энди, опустив плечи. - Мне ведь завтра не надо в школу.
        Кейн выключил радио и посмотрел на часы над камином, его движения стали резкими.
        - Половина десятого. Ты и так уже засиделся на полчаса позже обычного, а завтра утром мы идем в церковь.
        Без дальнейших возражений Энди соскользнул с кушетки.
        - Ты меня укроешь, Меган?
        - С удовольствием. - Она откинула завиток светлых волос со лба своего маленького друга. - Пойди почисти зубы и надень пижаму. Я сейчас приду.
        Эндрю улыбнулся, и глаза его снова засияли.
        - Хорошо. - Он быстро побежал через холл в ванную.
        Меган потянулась и тронула Кейна за руку. Все его тело напряглось, и она немедленно опустила руку.
        - Кейн…
        - Это был лишь танец, Меган. - Голос стал грубым, как наждак, которым он обрабатывал дерево.
        Не только танец, и оба знали это. После нескольких долгих минут молчания Меган повернулась и пошла в комнату Энди.
        Улыбаясь, она села на край постели.
        - Приятных сновидений.
        - Спасибо. - Мальчик неожиданно приподнялся и крепко обнял ее за талию. - Я тебя люблю, Меган!
        Ее окутало теплом, проникшим в давно пустынные уголки сердца.
        - Я тоже тебя люблю.
        Прислонившись плечом к косяку, Кейн остановился у двери в комнату сына, но входить почему-то не хотелось.
        Эндрю уютно устроился на постели, и Меган поправила ему одеяло. Когда она собралась уходить, Энди схватил ее за руку.
        - Что случилось? - спросила она.
        - Ты хочешь стать… - Голос у него задрожал. - Ты хочешь стать моей мамой?
        Кейн был потрясен вопросом сына.
        - Моим самым большим желанием было бы стать твоей мамой, - ответила Меган, сжав ладонями лицо мальчика. - Но это не так просто.
        - Почему?
        - Потому что твой папа сам найдет тебе маму.
        Угрызения совести кольнули Кейна. После смерти Кэти он не задумывался о том, что Эндрю нужна мать. Почти шесть лет он считал, что им прекрасно живется вдвоем, пока в их жизнь не вошла Меган Сэндерс.
        Он не мог не заметить, как положительно влияет она на его сына. Тот никогда раньше так не светился. Но в планах Кейна не было женитьбы. Даже на женщине с такими голубыми глазами, что он хотел бы тонуть в них каждый день своей жизни.
        - А что, если я выберу тебя своей мамой? - настаивал Энди, не желая соглашаться с тем ответом, который дала ему Меган.
        Раздумывая, она разглаживала рукой одеяло.
        - А что, если я всегда буду твоим особым другом?
        Эндрю нахмурился, явно не удовлетворенный и таким ответом.
        - Ты можешь всегда с нами жить?
        Меган рассмеялась и стала поправлять подушку.
        - Не думаю, что это очень понравится твоему папе.
        - Ты ему нравишься. - Энди взял старого, потрепанного мишку. - Ты видела, как он улыбался тебе, когда вы танцевали?
        - Разве то была улыбка? - поддразнила Меган, ущипнув его за нос.
        Энди хихикнул, потом сказал серьезно:
        - Он бы не разрешил тебе остаться, если бы ты ему не понравилась. Он не всегда ворчит. Это потому, что бабушка и дедушка Линдены…
        - Выключаем свет, - объявил Кейн, войдя в комнату до того, как Эндрю успел рассказать Меган о старом конфликте с родственниками. Меган и так поняла, что Линдены имеют с ним дело только из-за внука.
        Укрыв Энди и выключив свет, он прошел с Меган в гостиную. Теперь, когда они остались одни, неудобно было долго молчать, и хорошие манеры, привитые матерью, заставили Кейна заговорить:
        - Хотите чего-нибудь выпить или сразу в постель?
        У Меган слегка поднялись брови. Лицо порозовело, а пальцы теребили воротник блузки.
        - В постель? - зазвенел ее голос.
        Она подумала, что он имеет в виду свою постель! Хотя образ Меган, лежащей на его кровати, вызывал в нем горячий прилив желания, с которым ему было очень трудно бороться, он подозревал, что ей нужно больше, чем просто провести вместе одну ночь.
        Кейн махнул рукой в сторону кушетки.
        - Я могу принести снотворное…
        - Нет, - легко выдохнула она. - Вообще-то я не устала.
        - Что тогда? Кофе, какао или глоток виски?
        Сам он склонялся к виски. Двойная порция успокоила бы его на ночь, и он не ворочался бы из-за эротических видений, которые не давали ему спать всю прошлую ночь.
        Она подумала секунду, потом у нее в глазах зажегся лукавый огонек.
        - Какао, если вас не затруднит.
        Он пожал плечами.
        - Думаю, с горячей водой проблем не будет.
        - Воду? - Она сделала гримаску. - Какао так не делают.
        - Энди не жалуется.
        - Возможно, Энди не жалуется, потому что не пробовал настоящего какао, - лукаво улыбнулась она.
        - Раз уж вы дипломированный повар, то покажите мне, как готовить настоящее какао.
        Он пошел следом за нею на кухню и помог найти нужные ингредиенты. Меган удивила его тем, что свободно чувствовала себя в его кухне и маленькой кладовке. Она даже прогоняла его с дороги. И Кейн устроился за кухонным столом, отдав ей бразды правления.
        - Я вообще-то полуночница, - объяснила она, наливая в кастрюлю молоко и зажигая конфорку. - Я привыкла засиживаться допоздна - до часу или двух.
        - В этом мы похожи. - Признание вылетело помимо его воли, обнаруживая общность интересов.
        Она нашла ложку в ящике и стала помешивать согревающееся молоко.
        - По правде говоря, мне лучше всего пишется по ночам. Открою вам секрет: моя последняя книжка - о том, как у Энди выпал зуб и как Зубная фея забыла взять его зуб и оставить ему четверть доллара.
        Кейн раскрыл рот от удивления:
        - В самом деле?
        - Признаю свою вину - воспользовалась рассказом Эндрю. Ребятам обязательно понравится.
        Кейн с ужасом представил себе, каким образом будет наказана его рассеянность - книгу ведь станут продавать повсюду.
        - Надеюсь, вы где-нибудь упомянули, что на следующую ночь раскаявшаяся Зубная фея оставила ему целых пять долларов?
        Смеясь, Меган положила в две кружки порошок и налила кипящего молока. Завитки пара наполнили расстояние между ними сладким запахом шоколада.
        - А корица у вас есть?
        - Если есть, то в буфете со специями.
        Она открыла буфет. Увидев банку с изображением корицы, поднялась на цыпочки, но немного не дотянулась. Встав позади Меган, он без труда достал маленькую баночку. При этом их бедра совместились, удобно совпадая по конфигурации. От такой близости Меган задохнулась и замерла, ухватившись руками за стол. Она старалась не смотреть на Кейна.
        - «Ошибка Зубной феи» - одна из моих любимых историй, - быстро проговорила она. - Я привезла Энди сигнальный экземпляр, подарю на день рождения.
        - Уверен, ему понравится. - Взяв ее руку, он положил ей на ладонь корицу и задержал пальцы дольше, чем требовалось.
        Сделав глубокий вдох, женщина повернулась к кружкам и посыпала корицу на какао.
        - Надеюсь, что так. Вы прочитаете рассказ и посмотрите, верно ли я отобразила события.
        Кейн не ответил, потому что любые его слова превратили бы приятный вечер в жуткий кошмар.
        - У вас все рассказы о моем сыне?
        - Да, теперь да. А начинала я писать в тот период своей жизни, когда мне надо было чем-то заполнить свободное время. Но потом ваш Энди стал для меня источником вдохновения.
        - Я не знал…
        Она вопросительно посмотрела на него:
        - Вы не читали ни одной из моих книг?
        Кейн съежился под ее испытующим взглядом.
        - Я думал, что это чисто детские книжки, - небрежно бросил он.
        - Так и есть, но я стараюсь увидеть их глазами Энди. Детская простота так драгоценна. Когда Энди потчует меня своими рассказами, я выбираю лучшие и слегка приукрашиваю их. Я обязана ему большей частью своего успеха. - Меган протянула Кейну кружку: - Попробуйте.
        Он сделал глоток, ощущая нежный шоколадный вкус с запахом корицы.
        - Мм. - Он облизал губы. - Такого вкусного какао я никогда не пил.
        Меган довольно улыбнулась и, взяв свою кружку, выплыла из кухни.
        Покачивая головой, он последовал за нею.
        В гостиной он поставил чашку на каминную доску, потом подбросил еще поленьев в огонь. Через несколько минут комната наполнилась теплом.
        - Это мама Энди?
        Кейн выпрямился и взглянул на фотографию в рамке, ту, что подарили Эндрю дедушка и бабушка, чтобы он не забывал свою маму. Из-под стекла им улыбалась светловолосая женщина с такими живыми, искрящимися карими глазами, что Кейн когда-то, много лет назад, сразу влюбился в них.
        - Да. Это Кэти.
        - Какая красивая! Должно быть, Энди очень недостает ее. - Меган села на кушетку и поджала под себя ноги.
        Он посмотрел на остатки какао в кружке. Треск пламени бил по ушам, как орудийные залпы.
        - Кэти умерла, когда Энди было всего два года. Он ее почти не помнит.
        Лицо Меган омрачилось грустью и сочувствием.
        - Мне очень жаль. Отчего она умерла?
        Кейн поднял глаза и стиснул зубы. Напомнил себе, что Меган впервые в Линдене и не слышала ужасных сплетен о Кейне Филдинге. Она не обвиняла его, не смотрела на него с презрением.
        - Простите за бестактность…
        - Она утонула в озере, - перебил он и наклонился, чтобы проверить огонь, не желая снова оживлять в памяти тот мрачный дождливый день, когда погибла Кэти. Он вспоминал этот день каждый раз, когда видел Линденов. Каждый раз, когда проходил мимо озера, которое украло ее жизнь.
        Меган положила локти на подлокотник кушетки и смотрела, как Кейн ворошит головешки в камине. Она размышляла о том, что нашла причину той боли, которую видела в его глазах.
        - Вы никогда не думали снова жениться? - спросила она приглушенным голосом, и что-то - в предвкушении ответа - сдавило ей грудь. Странно, ведь они познакомились всего два дня назад. Но знает-то она его полтора года, возразила она себе. И не надо забывать, что иной раз за резкими манерами скрывается мягкая, отзывчивая душа.
        - Нет. - Он небрежно бросил еще одно полено в камин, и от этого движения на спине у него заиграли мышцы.
        - Не нашли подходящей женщины?
        Покачиваясь на пятках, он смотрел в огонь.
        - Не искал.
        - А как же Энди?
        Он глянул на нее через плечо.
        - Энди слишком молод, чтобы жениться.
        И они улыбнулись друг другу.
        - Я не это имела в виду. Разве Энди не заслуживает того, чтобы у него была мать?
        Его шутливость мгновенно улетучилась. Пламя освещало его черты, выделяя темную щетину на подбородке. Глаза сверкали, как изумруды, пугающие и в то же время безумно красивые.
        - Я не хочу больше жениться, - резко возразил он, выпрямляясь во весь рост. - Мы с Эндрю прекрасно жили одни, пока вы… - Он понял, что сказал лишнее, и сжал зубы.
        - Не появилась? - закончила она, задетая его резким тоном и злыми словами. С ее стороны было бы глупо рассчитывать, что она может что-то значить для Кейна, когда очевидно, что он закрывается ото всех, кто пытается подойти поближе.
        Он запустил пальцы в волосы, сел в кресло напротив кушетки и тяжело вздохнул.
        - Простите, я не хотел вас обидеть.
        - Я понимаю. - Она действительно понимала. Очевидно, она задела чувствительную струну, напомнившую о прошлой боли, которая еще не утихла. Желание подойти, дотронуться и утешить было таким сильным, что едва не взяло верх над нею.
        - Знаю, что вам очень дорог мой сын, и он, очевидно, испытывает к вам такие же чувства. Ему повезло, что у него такая… подруга.

«А ты, Кейн Филдинг? Ты считаешь меня другом?» - чуть не спросила Меган. Отведя глаза, она стала смотреть, как ослабевшие язычки пламени лижут угли в камине.
        - Как у тебя дела, Меган?
        Этот тихим голосом заданный вопрос испугал ее.
        - Какие дела?
        Кейн смотрел на нее с интересом и любопытством.
        - Ты была замужем?
        - Я разведена.
        Он наклонил голову, по-мальчишески удивленно глядя на нее.
        - Да-а… муж у тебя был круглый дурак!
        Она не могла сдержать горькую усмешку. Филипп Сэндерс был не дураком, а бездушным карьеристом. Он так прямо и сказал, что дети помешают ему, что ради семьи он не может рисковать карьерой.
        Меган изучающе посмотрела на Кейна.
        - Почему ты так считаешь?
        Он уклончиво пожал плечами.
        - Я не ищу жену, Меган, но я не слепой.
        От этого небрежно брошенного комплимента Меган улыбнулась. Если будет неосторожна, она увлечется этим мужчиной, который всем своим видом старается внушить ей: «Не приближайся ко мне».
        Она тоже не слепая.

        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Хрустящий бекон и пышная яичница намного превзошли овсяные хлопья с холодным молоком, которые они с Энди обычно ели по утрам. Кейн посмотрел на женщину, создавшую вкуснейший завтрак, и решил сообщить ей о том, что беспокоило его все утро.
        Он положил салфетку на пустую тарелку.
        - Должен предупредить тебя, Меган, сегодня люди начнут болтать.
        Поставив в буфет тарелку, которую споласкивала в раковине, Меган вытерла руки. Ее изящная рыжеватая бровь от удивления поднялась, и женщина посмотрела сначала на себя, потом на Кейна.
        - У меня что, одежда не в порядке?
        Откинувшись на стуле, он оглядел Меган. Ее наряд вполне подходил для похода в церковь: персикового цвета блузка под горло застегнута на мелкие перламутровые пуговички, а юбка закрывает колени. Одежда строгая, как у школьницы, но он знал, что ее нижнее белье - полная противоположность. Он видел, как она доставала из чемодана кое-что, прежде чем пойти в ванную. Не мог удержаться и представил ее себе в тех узеньких трусиках и кружевном лифчике.
        Горячая волна разлилась по его телу, и он заерзал на стуле.
        - Нет-нет, все замечательно.
        Когда она подошла, у нее в глазах плясали чертики.
        - У меня что, лицо в яичнице? Или бекон торчит между зубами?
        Дьявольщина, она снова заставила его улыбнуться.
        - Нет, ты прекрасно выглядишь.
        - Тогда о чем все будут говорить?
        Он вздохнул, с трудом подбирая слова.
        - Меган, это маленький городок, у людей здесь свои устоявшиеся взгляды, и они только их считают правильными. Они выражают свое мнение, не задумываясь о том, что могут причинить боль другим. У меня такое чувство, что мы дадим сплетникам пищу для разговоров.
        - Прекрати, пожалуйста, - попросила она, округлив глаза. - Мы же взрослые люди!
        Его губы растянулись в мрачной ухмылке.
        - Уверен, что именно так они и будут рассматривать ситуацию.
        - А Энди? - Она ощетинилась, как львица, защищающая своего детеныша. - Я не хочу, чтобы Энди услышал что-нибудь эдакое.
        - Он и не услышит. Городские сплетники стараются не распускать языки в присутствии внука Линденов.
        После смерти Кэти Кейн больше всего боялся, что до Энди дойдут ужасные слухи и он поверит им. Но до сих пор этого, к счастью, не произошло.
        Меган наклонилась к нему и озорно подмигнула:
        - Надо же дать людям тему для разговоров!

        Работа у сплетников была в полном разгаре. Шагая по боковому проходу единственной в Линдене церкви к свободной скамье, Кейн услышал:
        - Что это за женщина с Кейном?
        Они пришли чуть позже остальных, потому что Энди не мог найти один из своих выходных кожаных мокасин, но их задержка была только к лучшему. Все уже уселись и ждали появления на кафедре преподобного Пола.
        Кейн остановился в шестом ряду от алтаря и пропустил Меган и Энди на свободные места. Энди помахал Кори, своему лучшему другу, сидевшему на два ряда позади них. Меган перехватила взгляд Кейна и озарила его лучистой улыбкой, которая подействовала на него словно удар в живот. Ее духи щекотали нервы. Воздействие, которое она оказывала на него, не поддавалось контролю.
        Проклятье! Он прошел за ней и сел рядом. Было тесновато, и его бедро прижалось к ее бедру; руку ему пришлось вытянуть вдоль спинки скамьи. Сидеть, так тесно прижавшись к ней, было настоящей пыткой, но он не мог сказать, что это ему не нравилось.
        Их позы показались слишком интимными жаждущей свежих впечатлений публике, в частности его теще. Кейн сразу углядел впереди безупречную прическу Патрисии. Ей было бы прекрасно видно всех троих, если бы она вытянула шею и подвинулась влево, что она без зазрения совести и сделала, чтобы рассмотреть Меган. Ее ледяные голубые глаза сузились от неодобрения, она поджала ярко накрашенные губы. Ее взгляд переместился на Кейна, и он кивнул в знак приветствия. Смутившись оттого, что ее маневры заметили, теща быстро повернулась к алтарю - как раз в тот момент, когда преподобный Пол поднялся на кафедру.
        Последующие сорок минут текли медленно, и Кейн время от времени ловил взгляды, украдкой бросаемые присутствующими на Меган. Наконец преподобный Пол благословил всех.
        Толпа медленно вытекала из церкви на яркий солнечный свет. Люди разбились на маленькие группки, чтобы пообщаться и поболтать. Слегка прикоснувшись к локтю Меган, Кейн вывел ее на травяную лужайку, где стоял его босс с женой и двумя маленькими сыновьями.
        - Забыл предупредить, - сказал Кейн, пока они шли по лужайке, - что воскресные дни Эндрю проводит у дедушки и бабушки.
        - Хорошо, что он регулярно бывает у них.
        - Он вернется только вечером.
        Меган поправила ремешок сумочки на плече.
        - Если ты беспокоишься, как меня развлечь, я сама найду, чем заняться несколько часов.
        - Замечательно. У меня тоже полно дел. - Обычно он проводил воскресные дни в мастерской, чтобы занять себя чем-нибудь и не прислушиваться к тишине в доме, пока в нем нет Энди. - Доброе утро, Джеф. - Кейн пожал руку высокому блондину, который был его единственным другом, и поцеловал в щеку Карен, жену Джефа. - Привет, Карен. Ты, как всегда, такая красивая!
        Женщина засмеялась и покачала головой, ее светлые волосы рассыпались по плечам, как шелк.
        - Ты умеешь польстить, Кейн. Кто твоя подруга? - Она откровенно разглядывала Меган оценивающим взглядом.
        - Это Меган Сэндерс. Меган, это мой босс, Джеф Гибас, и его жена Карен. Их сыновей зовут Тэннер и Кори. - Он указал на двух светловолосых мальчиков, которые играли с Эндрю немного поодаль. - Джеф управляет лесопилкой, где я работаю.
        Меган улыбнулась и пожала им руки.
        - Приятно познакомиться с вами.
        - Взаимно. - Карен хитро посмотрела на Кейна. - Как тебе не стыдно, почему ты не рассказал нам, что с кем-то встречаешься?
        - Я не встречаюсь, - возразил он. - Это подруга Энди по переписке.
        Джеф усмехнулся, недоверчиво вскинув брови.
        - Подруга по переписке?
        - Я пишу детские книжки. Серия называется «Приключения Энди», - объяснила Меган. - Мы с Эндрю уже давно переписываемся, и я приехала на его день рождения.
        - Вот как, - протянула Карен с сомнением - ей бы очень хотелось верить, что между Кейном и Меган происходит нечто более значительное. - Что ж, добро пожаловать в Линден. Нам бы очень хотелось, чтобы вы, Кейн и Эндрю пришли к нам пообедать.
        - Вряд ли у нее будет для этого время, - произнес Кейн, прежде чем Меган успела ответить. Он содрогнулся при мысли, что Карен и Меган останутся наедине. Ему нравилась Карен, но он знал, она не преминет заняться сводничеством.
        - Видишь, Кори, я же говорил, что она приедет, - самодовольно заявил Энди и встал рядом с Меган.
        - Вот здорово! - Светловолосый кареглазый Кори уставился на Меган. - Вы действительно Меган Сэндерс, которая пишет книги?
        Она улыбнулась, совершенно не замечая, на какую высоту вознесли ее юные почитатели.
        - Да, это я.
        - Потрясающе! - По лицу Кори медленно расползлась улыбка. - А вы не могли бы написать книгу о мальчике по имени Кори?
        Она подумала немного.
        - Я очень занята созданием книг об Энди, но уверена, что у Энди есть друг по имени Кори.
        Глаза Кори сделались круглыми, как монеты в полдоллара, и он повернулся к Энди.
        - Ты слышал? Я буду твоим другом в книжке!
        Вдруг Эндрю схватил Меган за руку.
        - Вон бабушка и дедушка! Пошли, Меган, я хочу познакомить тебя с ними.
        Кейн засунул руки в карманы брюк и следил за тем, как они идут, с трудом подавляя желание остановить Меган. Патрисия Линден никогда слова доброго не сказала о своем зяте, и он подозревал, что это отношение распространится и на Меган.
        Карен легонько ударила его по руке своей сумочкой, заставив обернуться.
        - Ты что, собираешься стоять здесь и смотреть, как Эндрю скармливает ее этой барракуде?
        - Меган - взрослая женщина и умеет за себя постоять. И, кроме того, Патрисия злится не на Меган, а на меня.
        - Этого не скажешь, если обратить внимание, каким змеиным взглядом она уставилась на нее.

        Меган в последний раз взглянула через плечо на Кейна, а потом - на двух пожилых людей, которые душу готовы были отдать одному ребенку, а всю горечь душевной боли - одному взрослому. Она обязательно, несмотря ни на что, узнает, в чем тут дело.
        Они остановились перед четой Линденов, олицетворяющих богатство даже своей одеждой. Холодный, оценивающий взгляд женщины пронзил Меган насквозь. Мужчина смотрел на нее со сдержанным любопытством. Горожане украдкой поглядывали на них в ожидании скандала.
        - Бабушка, дедушка! Это мой лучший друг, Меган Сэндерс, - гордо объявил Энди, и на щеке у него появилась ямочка.
        Патрисия Линден фыркнула, ее взор потемнел от презрения.
        - Вы все-таки приехали!
        Меган выдавила из себя улыбку, решив быть любезной, несмотря на напряженность, возникшую между нею и родственниками Кейна.
        - Приятно познакомиться с вами, миссис Линден.
        Патрисия взглянула на протянутую руку Меган, как будто это была спрятавшая голову змея. Женщина явно игнорировала попытку Меган быть любезной, но та продолжала держать руку протянутой. Молчаливое состязание продолжалось.
        Через несколько долгих неловких секунд, когда ни одна не сдалась, большая мужская рука обхватила руку Меган.
        - Меня зовут Харольд, я дедушка Энди. Добро пожаловать в Линден.
        Патрисия метнула взгляд на мужа, но он ответил ей улыбкой, делая вид, что не замечает кипящего в ней возмущения.
        - Меган остановилась у нас, и нам вместе просто здорово, - сообщил Энди. - Она даже научила меня и папу танцевать.
        - Остановилась у вас в доме? - прохрипела Патрисия.
        Меган открыла было рот, чтобы разъяснить ситуацию и защитить честь Кейна, если понадобится, но Энди опередил ее:
        - Папа разрешил ей.
        Меган внутренне застонала, представляя, что подумает эта женщина, судя по ее округлившимся глазам.
        - Как удобно, - заметила Патрисия ехидным тоном.
        Харольд положил руку на плечо жены.
        - Пэтти…
        Патрисия не обратила внимания на предостережение мужа и надменно подняла подбородок. Ее взгляд устремился мимо Меган туда, где стоял Кейн, а потом вернулся обратно.
        - И как долго вы намерены пробыть в Линдене, миссис Сэндерс?
        Меган еле сдерживала растущее раздражение.
        - По крайней мере с неделю.
        Патрисия запыхтела от возмущения, ее грудь ходила ходуном.
        - Не думаю, что это подходит для моего внука…
        Стараясь предотвратить ссору, которую явно затевала его жена, Харольд обратился к Эндрю:
        - Ну как, сынок, ты готов пойти на рыбалку со своим дедушкой?
        Энди промолчал и, нахмурив брови, посмотрел на Меган.
        - А Меган можно пойти с нами?
        - Воскресенья - наши дни, Эндрю, - обрезала его Патрисия, ехидно улыбнувшись. - Разве ты не хочешь провести день со своим дедушкой?
        Энди был смущен ее резким тоном. У него задрожала нижняя губа.
        - Но я думал, что Меган могла бы тоже пойти.
        Сердце Меган разрывалось. Склонившись к нему, она улыбнулась и легонько тронула его за подбородок, желая приободрить.
        - Энди, я найду чем заняться, и я буду ждать, когда ты вернешься домой. - Она пригладила его волосы и поцеловала в щеку.
        Патрисия протянула внуку пальцы.
        - Пошли, становится жарко, а ты знаешь, что твоему дедушке нельзя долго находиться на солнце.
        Энди с неохотой дал ей руку.
        Харольд запустил пятерню в свои редкие седые волосы, выражая взглядом просьбу о прощении, которую он не мог произнести в присутствии жены. Меган стояла, глядя, как они уходят втроем, и недоумевала, что же такое ужасное произошло, что создало эту пропасть между Линденами и Кейном.
        Эндрю обернулся.
        - Пока, Меган. - В его голосе были слезы.
        - Пока, дорогой! Поймай для меня большую рыбу. - Она послала ему воздушный поцелуй, а он потянулся и поймал его. Улыбка затмила горечь в его глазах, и он запихнул знак любви в карман.
        С тяжелым сердцем Меган повернулась и направилась туда, где оставила Кейна. Даже те прихожане, что наблюдали ее встречу с Линденами, уже рассаживались по своим машинам. Развлечение закончилось.
        Меган потерла пульсирующий висок. Неужели Кейну приходится испытывать подобное при каждой встрече с родственниками? И неужели все они не понимают, что больше всех от их разрыва страдает Энди?
        Кейн стоял, прижавшись спиной к стволу огромного тенистого дерева, занимавшего почти весь двор, и был похож на бунтаря, к которому опасно приближаться. Он надел на себя непробиваемую для всего города броню, но ей не составит труда заглянуть за нее.
        Меган остановилась перед ним, подойдя так близко, что могла погладить ямочку на его окаменевшем подбородке.
        - Какие приятные люди эти Линдены, - насмешливо произнесла она.
        - Я придерживаюсь такого же мнения, - с сарказмом откликнулся Кейн, наблюдая, как отъехал кремовый «кадиллак» Линденов. Отойдя от дерева, он направился к машине Меган. Она быстро пошла за ним, вынимая из сумочки ключи. Поравнявшись, она рискнула и спросила:
        - Что произошло между тобой и Линденами?
        Он остановился около ее машины. На какое-то мгновение ей показалось, что сейчас он расскажет всю правду, но вместо этого горькая усмешка скривила его рот.
        - Это длинная история, Меган, а у тебя осталось всего пять дней отпуска.
        Он открыл дверцу, протиснулся на переднее сиденье и закрылся в машине.
        Понимая, что таким образом он посоветовал ей не лезть не в свои дела, она состроила ему через стекло гримасу. Однако он смотрел прямо перед собой.
        Длинная история или короткая, Меган решила использовать каждый из своих пяти дней. Самое малое, что она могла сделать для Энди до своего отъезда, - это подарить ему полную семью.

        Три сигнала «кадиллака» означали завершение дня, который Эндрю провел с дедушкой и бабушкой, и конец уединения Кейна в мастерской. После утреннего разговора около церкви у него создалось впечатление, что она повторит свой вопрос о взаимоотношениях с Линденами, а у него не было ни малейшего желания ворошить прошлое.
        Стерев со лба пот и опилки, Кейн вышел из сарая, чтобы встретить Эндрю, как у них было заведено каждую неделю, и внезапно остановился.
        Меган уже выскочила из дома и была на середине дорожки, а Эндрю бежал к ней. Когда он оказался в ее объятиях, «кадиллак» уже выехал на улицу и оставил за собой легкое облачко пыли - единственный след пребывания здесь четы Линденов. Кейн уже привык к процедуре, установленной тещей, а Меган была потрясена тем, что они уехали, даже не помахав малышу на прощанье.
        Он увидел, как Меган что-то сказала Энди. Тот послушно кивнул и пошел к дому, а Меган решительной походкой зашагала к сараю. Кейн с трудом подавил в себе желание юркнуть в сарай и на несколько часов включить электропилу.
        - Ужин готов, - сообщила она, засовывая руки в задние карманы выцветших джинсов. Это движение натянуло мягкую хлопчатобумажную ткань рубашки на груди, подчеркивая ее форму. - Ты, наверное, проголодался, оставшись без обеда.
        - Да, - согласился он, заметив язвительную нотку в голосе Меган - она поняла, что он избегает ее. - Только уберу инструменты и тут же приду.
        - Они всегда подъезжают к почтовому ящику и сигналят?
        - Каждую неделю, - безучастно ответил он.
        - Они никогда не заходят и ни о чем с тобой не разговаривают?
        - Нет.
        Не в состоянии поверить, до чего дошли эти люди, Меган вылила накопившееся за день негодование:
        - Все вы - упрямцы и эгоисты.
        В темных глазах Кейна сверкнул гнев, но голос был обманчиво спокойным:
        - Ты ничего не знаешь о ситуации.
        - Я знаю одно: больше всех от этого страдает Энди. Кроме тебя, Харольд и Патрисия - единственные его родственники.
        - У Эндрю есть тетя, - возразил Кейн, обороняясь.
        Она вспомнила, что во время одного из телефонных разговоров Энди упоминал, что у отца есть сестра в Айдахо, а бабушка и дедушка Филдинги умерли до его рождения.
        - Это не одно и то же. Линдены всегда будут неотъемлемой частью жизни Энди, поскольку вы живете в одном городе. Напряженность между тобой и Линденами очевидна, и она воздействует на мальчика.
        У Кейна вырвался смешок:
        - Должно быть, у тебя хорошая, благополучная семья.
        - Совсем наоборот. Когда мне было восемь лет, мои родители погибли в автомобильной катастрофе, и я жила в таком количестве чужих домов, что всех даже не помню.
        В глазах Кейна промелькнуло сочувствие.
        - Извини!
        - Ничего. Вот поэтому я понимаю, как важна для ребенка семья. Я уверена: что бы ни произошло между тобой и Линденами, примирение возможно.
        Подбородок у него дрогнул.
        - Такого слова в словаре Линденов нет.
        - Но мог бы ты хотя бы попытаться…
        - Нет. - Это слово прогремело как гром.
        Он наклонился ближе, и опасный блеск его глаз закрыл незажившую, болезненную рану, которую она видела несколько секунд тому назад.
        - Ты ничего не знаешь об этом, Меган, поэтому не лезь, - заключил он угрожающим голосом, повернулся и пошел прочь.

        Вдохнув чистого свежего воздуха, Меган выдернула еще один сорняк из клумбы около дома, получая удовольствие от своего занятия.
        Меган привыкла к одиночеству и не тяготилась им. Но эти несколько дней с Энди показали, насколько пустой была ее жизнь. Ее не прельщало возвращение в маленькую квартирку в шумном Сиэтле, унылое существование с редкими перерывами на дружескую болтовню с редактором или подругой. Особенно ее удручали мысли, что она будет получать письма от Энди не чаще раза в неделю и лишь изредка говорить с ним по телефону. А ведь сейчас, рядом с ним, она была просто на седьмом небе.
        Вздохнув, Меган погрузила пальцы в мягкую землю. Завтра, когда Кейн уйдет на работу, а Энди - в школу, она купит несколько кустиков цветочной рассады. Это придаст дому более жизнерадостный вид. И ей будет чем заняться до их возвращения.
        Меган смахнула со щеки прядь волос и улыбнулась, вспомнив, как сегодня утром побывала с Энди в его школе. Он очень разволновался, а его товарищи засыпали ее вопросами. Большинство из них прочитали всю серию «Приключений Энди». Учительница, миссис Грэхем, была мила, но сдержанна и так же задумчиво наблюдала за ней, как и люди в церкви.
        В целом Меган хорошо провела время, особенно по сравнению со вчерашним вечером, когда Кейн после ужина извинился и ушел в свой сарай. Она так и заснула, не дождавшись его. Меган быстро сообразила, что каждый раз, когда Кейн хочет уйти от разговора, он уединяется в мастерской. А вчера он явно хотел избежать ее расспросов об отношениях с Линденами.
        Звук подъезжающего автомобиля прервал размышления Меган. Прикрыв глаза от солнца, она увидела, как высокая, стройная молодая женщина вылезла из старого голубого
«форда». Ее выцветшие джинсы были порваны и обтрепаны на самых интересных местах, а тонкая футболка обрисовывала грудь. Густые черные волосы ниспадали мягкими волнами до талии. Меган решила, что ей двадцать с небольшим - слишком молода по сравнению с Меган, но достаточно взрослая, чтобы быть подружкой Кейна. Он сказал ей, что не собирается снова жениться, но это не означало, что он живет монахом.
        Женщина подошла к Меган, и яркая улыбка озарила ее привлекательное лицо.
        - Привет, - дружески сказала она, при этом ее темные восточные глаза были полны тайны.
        Приглушив укол ревности, Меган ответила улыбкой.
        - Здравствуйте. - Она выпрямилась, стряхнула землю с рук и коленей, стесняясь своего неопрятного вида. - Если вам нужен Кейн, то его нет дома.
        - Кейн? - Прекрасно изогнутые брови взлетели вверх. - Вы шутите? Его никогда нет, когда я приезжаю. По-видимому, это его больше устраивает.
        - Не поняла. - Меган была уверена, что неправильно расслышала слова молодой женщины.
        - Меня зовут Джойс, я репетитор Энди. Занимаюсь с ним по понедельникам и четвергам.
        - Ах, репетитор? - Энди ничего не говорил ей о репетиторе, и Кейн - тоже. Меган посмотрела на часы. - Энди сейчас будет дома. Не хотите ли войти и выпить чего-нибудь холодненького? А я с удовольствием отдохну. - «И заодно узнаю, почему Энди нужен репетитор, если у него только отличные отметки», - добавила она про себя.
        Женщины прошли в кухню. Меган вымыла руки и достала из холодильника кувшин с лимонадом.
        Джойс села у стола, на губах у нее заиграла загадочная улыбка.
        - Так это правда, что говорят?
        Меган насторожилась, но ее рука не задрожала, когда она наливала бледно-желтую жидкость в два высоких стакана.
        - Кто что говорит? - спросила она ровным голосом.
        - В городе говорят, что вы живете с Кейном. - Джойс с невинным видом посмотрела на Меган.
        - Чтобы все было ясно, я не живу здесь, я приехала повидать Эндрю.
        - А-а, - промолвила тихо Джойс, хотя по блеску ее глаз было ясно, что у нее свое собственное мнение и оно совпадает с мнением остальных.
        Подавив возмущение, Меган поставила на стол два стакана холодного лимонада и спросила, желая переменить тему:
        - А что, у Эндрю проблемы в школе?
        - Нет, он прекрасный ученик. Насколько мне известно, у него только отличные отметки, даже минусов не бывает. Но Кейн настаивает, чтобы я занималась с Энди два раза в неделю, а мне нужны деньги. Если я не буду делать этого, будет кто-нибудь другой.
        Меган не понимала логики Кейна. Почему он так непреклонен в своем желании, чтобы Энди занимался после школы с репетитором?
        - Так какой же Кейн на самом деле? - спросила Джойс голосом, слегка осипшим от любопытства. - Я хочу сказать, что у каждого свое впечатление о человеке, но никто не знает настоящего Кейна.
        - Он хороший отец, - ответила Меган.
        - И это все?! - Джойс округлила глаза и залилась смехом.
        - Он очень приятный человек, - добавила Меган, не поддаваясь на провокацию.
        - Одному Богу известно, как я старалась привлечь его внимание, но он не проявил никакого интереса. - Тяжело вздохнув, девушка откинулась на спинку стула и стала накручивать на палец прядь волос. - Он платит мне деньги за репетиторство и даже не удостаивает взглядом. Многие одинокие женщины в городе с удовольствием погуляли бы с ним, но он такой угрюмый! И потом, этот случай с его женой…
        - Какой случай?
        Глаза Джойс широко раскрылись.
        - А вы не слышали?
        Меган поняла, что приближается к чему-то, что, возможно, является ключом ко всем тайнам, и ее грудь до боли стеснило ожидание.
        - О чем?
        Хитрая улыбка изогнула губы Джойс. Прижав к груди руку, она наклонилась к Меган и до шепота понизила голос:
        - Он убил свою жену.

        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        На мгновение у Меган остановилось сердце, по коже побежали мурашки.
        Но она не успела расспросить девушку, так как в этот момент вернулся из школы Эндрю. Они с Джойс пошли заниматься в гостиную, а Меган, онемев от шока, начала готовить ужин. Она долго обдумывала обвинение, но потом окончательно отвергла его. Ведь если Кейн убийца, он был бы за решеткой, рассуждала она. Тогда зачем люди сочиняют и распространяют такие жуткие слухи и почему Кейн позволяет им это делать?
        Ужин прошел как в тумане.
        - Со стола все убрано, Меган, - прервал ее размышления Энди.
        Она взяла из его рук грязные тарелки и положила их в раковину.
        - Спасибо, милый.
        - Пожалуйста. - Вынув из ящика полотенце, мальчик бросился вытирать посуду, которая обсыхала на столе.
        - Где твой папа?
        - Пошел в душ. - Энди вытер тарелку и поставил ее на стопку чистых. - Он обещал, что мы сыграем в шашки до того, как я лягу спать.
        - Это, должно быть, здорово. - Улыбаясь Энди, она погрузила руки в мыльную воду и начала отмывать кастрюлю. - Почему ты не сказал мне, что у тебя есть репетитор?
        Энди покраснел и отвернулся.
        - Потому что я не хочу, чтобы ты думала, будто я глупый.
        Меган прекрасно понимала его состояние. Вытерев руки полотенцем, она подняла его лицо и заглянула в блестящие карие глаза.
        - Энди, ты можешь мне рассказывать абсолютно все, даже что ты марсианин, и я никогда не подумаю, что ты глупый.
        Ее слова и ласковый голос вызвали у него смущенную улыбку.
        - Тогда объясни, зачем она мне! Все, что она делает, - это проверяет у меня правописание слов, пройденных за неделю, и помогает выполнять домашние задания, как будто я без нее этого не сделаю! Еще она заставляет меня читать ей вслух. Говорит, папа просил ее, чтобы мы на каждом занятии прочитывали по две главы. Но все это я могу делать и без нее.
        - Справедливо, - признала Меган. - А почему ты не спросишь папу, зачем тебе репетитор?
        - Я спрашивал. Он сказал, что это даст мне преимущество перед другими детьми.
        - Знаешь, он прав. - Меган любовно взъерошила ему волосы.
        - Но мне не нравится, когда приходит Джойс. - У него в глазах мелькнула искорка надежды. - Может, ты попытаешься уговорить папу, чтобы она больше не приходила?
        Его надежда так глубоко тронула Меган, что она едва не сказала «да». Но она не может и не будет принижать авторитет Кейна.
        - Нет. Это решение твоего отца. Знаю, тебе трудно понять, но он лишь хочет сделать как можно лучше для тебя.
        Эндрю повесил голову, признав свое поражение.
        - Ты иди доставай шашки, а я, когда закончу здесь убирать, принесу вам с папой по куску яблочного пирога, который испекла сегодня.
        - Хорошо, - с готовностью согласился Энди, сразу позабыв о своих детских неприятностях, и весело поскакал из кухни.

        Как только Энди улегся, Кейн направился к двери, намереваясь провести в мастерской последующие несколько часов, по крайней мере до того, пока не уснет Меган. Он научился избегать ее, но, к сожалению, одиночество и прохлада сарая не уменьшали его тягу к ней, даже наоборот. Вот и сейчас - он слышал, как она идет за ним, ощущал мягкий женский запах, который приводил его в смятение.
        Ему надо скорее убраться из дома, пока он не совершил какой-нибудь глупости. Например, поддался искушению и снова дотронулся до нее… или поцеловал ее соблазнительные губы, а тогда уж вряд ли удастся остановиться.
        Отогнав эти ужасающие мысли, он стянул с вешалки у двери джинсовую куртку и всунул руки в рукава.
        - Кейн!
        У него сжало грудь при звуке ее милого хрипловатого голоса, произносившего его имя, но он не обернулся и не посмотрел на нее, опасаясь своей слабости, особенно теперь, когда поблизости не было сына, который помог бы соблюсти дистанцию.
        - Да?
        - Можно поговорить с тобой?
        Он уловил легкую дрожь в ее голосе. На ум пришло десяток разных отговорок, все трусливые и нескладные. Но у него не было желания снова возвращаться к разговору о родственниках жены. Резким движением он расправил воротник куртки.
        - Если это о Линденах…
        - Нет, не о них, - быстро ответила Меган. - Может, выйдем на крыльцо? Хочу кое о чем спросить тебя.
        - Хорошо, но сначала накинь вот это. - Он схватил другую свою куртку и бросил ей. - На улице прохладно.
        Она надела куртку - его любимую зимнюю куртку на овечьем меху - и застегнула молнию, потом подвернула рукава. Он знал, что мех впитает запах. Знал, что теперь всегда, надевая куртку, будет думать о Меган.
        Он зажег на крыльце свет и вывел ее на широкую веранду. Она села на качели - его свадебный подарок Кэти. От ее небольшого веса старая цепь заскрипела.
        - В чем проблема? - спросил он.
        - Сегодня до меня дошли слухи… - начала она тихим, приглушенным голосом.
        Прислонившись спиной к опоре крыльца, Кейн принял независимый вид.
        - Что за слухи? Что я ужасный отец и не забочусь о сыне? Или что я на грани банкротства?
        - Что ты убил свою жену, - произнесла она спокойно, хотя ее пальцы крепко сжимали искусно вырезанные подлокотники качелей.
        Сердце Кейна бешено забилось. О Боже, только не это! Он бы справился с чем угодно, только не с нежностью и пониманием в ее глазах. Она ждала, надеясь, что он опровергнет обвинение.
        - Это не слух, - выдавил он грубым, скрипучим голосом.
        На ее лице вспыхнул ужас, потом его сменил гнев.
        - Буду признательна, если прекратишь свои шуточки.
        - Ты ничего не знаешь обо мне, кроме того, что рассказал тебе Энди. А если узнаешь, тебе не понравится. Поэтому так же, как и в ситуации с Линденами, предлагаю тебе не лезть в это дело.
        - Нет. - Она поднялась с качелей и подошла к нему, всем своим видом выражая решимость. - Хочу знать, почему люди говорят такие ужасные вещи.
        Он сверкнул на нее глазами:
        - Потому что, возможно, в этом есть доля правды.
        - Я не верю, - мягко сказала она, и он увидел, что она не лжет.
        Он сжал кулаки, чтобы не прикоснуться к ней.
        - Поверь, Меган, - бросил он и собрался уходить.
        Она схватила его за рукав куртки и повернула к себе с такой силой, какой он никак не ожидал от нее.
        - Прекрати, черт возьми, прятаться! Ты мог одурачить целый город, но тебе не одурачить меня. Что бы ни случилось с Кэти, ты не виноват в этом. Она утонула, Кейн. Ты сам мне говорил.
        - Но я довел ее до этого, - гневно возразил Кейн.
        Запустив руку в волосы, он отвернулся. Он не должен был выплескивать свой гнев на Меган - она не виновата, что его эмоции так долго не находили выхода. Наконец-то кто-то захотел выслушать его, а не просто посудачить о том, что произошло между ним и Кэти. Господи, как он хотел рассказать свою версию этой истории, хоть немного облегчить душу! Набрав в легкие воздуха, Кейн решился.
        - Я познакомился с Кэти, когда мне было двадцать три, а ей двадцать, - начал он, отходя от Меган подальше. - Кэти просто гонялась за мной, и хотя я знал, что ее родители ищут партию получше для своей единственной дочери, но увлекся ею. Она была молоденькая, хорошенькая, и с нею было весело. Через шесть месяцев после того, как мы стали встречаться, она забеременела.
        Заскрипела цепь, это Меган снова села на качели.
        - Полагаю, Линдены не были в восторге.
        Он посмотрел на нее, и его рот скривился в подобии улыбки.
        - Беременность стала шоком для Кэти, кроме того, она боялась реакции родителей. Она решила сделать аборт. Но я любил ее и уговорил пожениться.
        В первые шесть месяцев их совместной жизни ему казалось, что они могут быть счастливы вместе. Но когда новизна роли хозяйки померкла, Кэти все надоело, ее уже не устраивал ни маленький домик Кейна, ни старый грузовик, ни ограниченный бюджет. Ей нужна была роскошь, к которой она привыкла в доме родителей.
        - После рождения Эндрю отец Кэти, который является президентом Линденского банка займов и кредитования, предложил мне должность вице-президента с жалованьем, которое более чем в три раза превышало мой заработок на лесопилке. Это Кэти попросила его дать мне работу.
        - И ты отказался?
        - Но я не мог… - Он стиснул зубы. - Я не хотел браться за эту работу.
        - Гордость помешала? - в ее голосе звучало сочувствие.
        - Да, частично.
        - А еще что?
        О другом было слишком унизительно рассказывать.
        - Терпеть не могу ходить в костюме и при галстуке.
        - Это, конечно, проблема, но с ней можно справиться, - улыбнулась Меган.
        - Помимо того, что я не хотел зависеть от Линденов и всю оставшуюся жизнь быть в долгу у них, я умею работать лишь с деревом - снимать кору, делать доски. Я ничего не понимаю в банковском деле.
        - Мог бы научиться, - заметила Меган, оттолкнувшись носком кроссовки и качнув качели.
        Именно об этом они и спорили с Кэти, пока он окончательно не объяснил ей, почему никогда не возьмется за прекрасную банковскую работу и не станет удачливым бизнесменом, как ее отец.
        - Я вполне мог содержать семью, работая на лесопилке, - заверил он Меган, в точности повторяя слова, которые говорил в тот роковой день жене.
        - Но не на том уровне, к которому привыкла твоя жена, - поняла Меган.
        Да, ей не нравилось, что он всегда будет просто рабочим. Но когда она узнала истинную причину, по которой Кейн отказался от административной должности, ей стало так стыдно за него, что она даже никому не рассказала.
        - После этого все стало другим. Она возненавидела жизнь здесь и жалела, что вышла за меня. Ее родители обвиняли меня в том, что я отказался от хорошей работы, в том, что у нее депрессия, а потом - и в ее смерти.
        - Это нелепо!
        - Может быть, и нет. Ей было плохо, и я не имею представления, что она делала у озера в дождливый день. - Он никогда не узнает этого и всегда будет жить с чувством вины, ощущать на себе любопытные взгляды и слышать шепот за спиной…
        Меган поднялась с качелей и подошла к нему. Тусклый свет на крыльце еще больше подчеркивал блеск сочувствия во взгляде. Измученная душа Кейна жаждала нежности и понимания, которых он не получил от жены, но которые так искренне предлагала Меган.
        - Прекрати винить себя в том, чего уже нельзя исправить. - Она медленно протянула руку и прижала ладонь к его щеке. - Кейн, - прошептала она так близко от него, что их дыхания слились.
        - Нет, - грубо ответил он и схватил ее за запястье. - Я только причиню тебе боль, Меган.
        - Ты на это неспособен.
        - Я могу погубить тебя. Так же, как погубил Кэти.
        Ее взгляд не замутился сомнением.
        - Никогда.
        - У меня не самая лучшая репутация в городе.
        Страстная улыбка изогнула ее губы. Она просунула руку под его куртку и прижала ладонь к груди. Его сердце бешено забилось.
        - Это преувеличение, - пробормотала она.
        Он едва не застонал. Господи, неужели она не понимает, что делает с ним? Что выворачивает его наизнанку и толкает на край пропасти?
        - Черт возьми, Меган, не теряй времени, брось меня.
        Она проигнорировала и это предупреждение.
        - Если ты стараешься отпугнуть меня, не трудись. - Она поднялась на цыпочки, так что их глаза оказались на одном уровне. - Слишком поздно. Ты мне уже небезразличен. - И прежде чем он успел ответить, ее губы легко скользнули по его губам.
        Это был самый приятный поцелуй в его жизни, честный и чистый. Ей все равно, что о нем говорят, она не бежит от него, как поступила бы любая разумная женщина. Вместо этого она обвила руками его шею, запустила пальцы в густые волнистые волосы на его затылке и прижалась к нему всем телом. Кровь забурлила в его жилах, и он обхватил ее бедра.
        - Меган…
        - Прекрати подавлять в себе то, чего мы оба так хотим, - прошептала она и глубоко заглянула ему в глаза. - Пожалуйста.
        Сдаваясь, с болезненным стоном он приник ртом к ее губам и раздвинул их. Поцелуй был таким долгим, что им не хватило воздуха. Когда Кейн наконец оторвался от ее губ, обоих пронзила дрожь.
        Собрав все свои силы, Кейн оттолкнул ее и двинулся к лестнице. Он должен уйти - искушение слишком велико.
        - Кейн!
        Неуверенность в ее голосе остановила его. Он нацепил маску холодного безразличия и посмотрел на нее. Да, она хочет быть нужной и любимой. А он не хочет, чтобы Меган страдала.
        Эта последняя мысль заставила его смягчить свои слова:
        - Я бы солгал, если бы сказал, что ты мне безразлична, но я уйду, пока мы не сделали того, о чем ты будешь сожалеть.

        Затуманенным взором Кейн смотрел на свое отражение в зеркале ванной. Он был бледен как смерть. На подбородке выступила темная поросль, глаза были красными. Он застонал от отвращения к себе. Он метался в постели всю ночь, желая Меган с такой силой, которой никогда не испытывал раньше. Даже холодный утренний душ не помог его напряженному и ноющему телу. Он уже точно знал: неудержимая тяга к ней не утихнет, пока она не уедет из Линдена.
        Бормоча ругательства, он натянул джинсы, потом синюю рабочую блузу, провел пальцами по мокрым волосам и вышел из ванной. Почувствовав изумительный аромат свежемолотого кофе, Кейн пошел на запах, а по дороге заглянул проверить, встал ли Энди и одевается ли, чтобы идти в школу.
        Он вошел в кухню и направился прямо к кофейнику. Меган стояла у стола и что-то писала на маленьком листочке. Она не отреагировала на появление Кейна. Через секунду с бумажкой и карандашом в руке она прошла мимо него к холодильнику.
        Он достал кофейную кружку, злясь на нее за то, что не обращает на него внимания, и на себя - за то, что это его задевает. Ему еще повезло, что она не дала ему кружкой по голове за дикое поведение вчера вечером.
        - Ты рано встала, - заметил он более ворчливо, чем хотел.
        Женщина улыбнулась ему одними губами - глаза с темными кругами в улыбке не участвовали.
        - Не могла заснуть.
        По крайней мере, не он один мучается, подумал Кейн, наполняя кружку крепким черным кофе. Он сделал глоток и стал смотреть, как Меган хозяйничает в его кухне.
        Она подошла к буфету и стала изучать содержимое полок. Ситцевый халатик до колен надежно прикрывал ее, пока она не потянулась, чтобы передвинуть некоторые пакеты. Подол поднялся, открывая стройные бедра, и ему мучительно захотелось погладить гладкую, нежную кожу. Меган резко обернулась, и он поднял взгляд на прекрасной формы груди, обтянутые тонкой тканью. Его тело тут же откликнулось волной желания.
        С глухим стуком он поставил кружку на стол, схватил пачку овсяных хлопьев из буфета и миску. Завтрак хоть даст ему возможность сосредоточиться на чем-то.
        - Ничего не получится, - сказала она за его спиной. - У тебя кончилось молоко. Я куплю сегодня.
        Обернувшись, Кейн наткнулся взглядом на ее губы. И опять его обдала волна воспоминаний - какие они вкусные, как мягко отвечали ему, полные страсти.
        - Нет, - процедил он сквозь зубы. - Я куплю после работы. - Меньше всего он хотел быть ей обязанным, даже таким малым, как покупка продуктов.
        - Тогда, думаю, ты не откажешься купить кое-что и для меня.
        У Кейна все замерло в груди. Он посмотрел на протянутый листок, и в нем поднялось тошнотворное чувство, которое он презирал.
        - Возьми, - сказала она, силой запихивая ему в руку листок. - Видит Бог, я приготовлю для тебя кое-что вкусное.
        - Неужели все это тебе нужно? - Он потрясал листком, как обвинительным приговором.
        Она посмотрела на него, ничего не понимая.
        - Да, все нужно. Я обещала Энди, что мы испечем шоколадное печенье.
        Как, черт возьми, он справится с этой невыполнимой задачей? Сердце у него в груди стучало, и он готов был рычать от бешенства.
        - А печенье в коробке не подойдет?
        - Нет. - Меган выхватила у него список, и ее обычно мягкие черты исказил гнев. - Поскольку это такая проблема для тебя, я все куплю сама. - Она повернулась и вышла из кухни, бормоча что-то себе под нос.
        Кейн вздрогнул, когда она захлопнула дверь в ванную. В кухню вошел Эндрю. Кейн не знал, было ли в его нахмуренном взгляде обвинение, или ему это показалось из-за собственных угрызений совести.
        - У нас нет молока для овсянки, - быстро сообщил Кейн, не желая объяснять стычку с Меган. - А как тебе вафля на завтрак?
        - Годится. - Усевшись на свое место, Эндрю порылся в рюкзаке на соседнем стуле и достал листок красной бумаги. - Это тебе. Забыл отдать вчера вечером.
        Кейн опустил замороженную вафлю в тостер, издали глядя на бумажку.
        - Что это?
        - Приглашение в школу на день открытых дверей, это будет в следующем месяце, - объяснил Эндрю без всякого энтузиазма. - Миссис Грэхем спрашивала, придешь ли ты.
        - Конечно, приду. Я ведь не пропустил ни одного дня открытых дверей, разве не так?
        - Не пропустил, - кивнул Эндрю.
        Кейн не понимал, что привело сына в такое грустное настроение.
        - Ты что, сынок, не выспался?
        Энди пожал плечами и наконец посмотрел на отца.
        - Я надеялся, что Меган тоже сможет пойти.
        Вот оно что, теперь все ясно.
        Выскочила румяная вафля, Кейн положил ее на тарелку, намазал маслом, полил сиропом и поставил перед Эндрю.
        - Энди, у Меган своя жизнь в Сиэтле.
        В глазах Эндрю сверкнул вызов.
        - Она - мой особый друг, папа.
        - Я знаю, что тебе нравится Меган…
        - Я люблю ее. - Тон и выражение лица Энди были очень серьезными. - А ты любишь Меган?
        Кейн осторожно отхлебнул кофе. Вопрос был таким невинным, к тому же Кейн был уверен, что его сын не знает всей полноты значения этого слова.
        - Она хорошая и красивая, и готовит вкусно, - добавил Энди, видя, что отец не знает, как ответить.
        - Я и сам вижу, сынок, что Меган хорошая и красивая, но это еще не означает, что я ее люблю.
        Мальчик опустил плечи.
        - Ты не знаешь Меган, как я знаю.
        Кейн знал Меган достаточно и мог бы влюбиться в нее, если бы позволил себе это. Но он боялся снова подпустить кого-нибудь близко к себе. Любить - значит полностью доверять, открывать свою душу. Риск слишком велик.
        Ощущая, как поднимается знакомая горечь, Кейн выплеснул остатки кофе в раковину и схватил со стола ключи от фургончика. На секунду задержался у двери, зная, что не может уйти, ничего не сказав Эндрю.
        - Удачного тебе дня в школе. - Кейн улыбнулся, но сын посмотрел на него с такой грустью, что у него чуть не разорвалось сердце. - И скажи миссис Грэхем, что я приду.
        Кейн проскользнул через гостиную к парадной двери и выскочил наружу как раз в тот момент, когда Меган выходила из ванной.

        ГЛАВА ПЯТАЯ

        - Вы что, поссорились с папой?
        Меган посмотрела на Энди, который стоял на табуретке около стола с лопаточкой в руке. Устало вздохнув, она вынула из духовки противень с шоколадным печеньем.
        - Просто твой папа и я… разошлись во мнениях. - Она сняла варежку, положила ее в ящик и выключила духовку.
        - О чем?
        - Взрослые дела. Тебе не о чем беспокоиться.
        - Но папа с тобой почти не разговаривает.
        - У него много забот.
        Она неприлично вела себя на крыльце, но она совсем об этом не жалела. Вот если бы ей удалось убедить Кейна, заставить его поверить, что он хороший и добрый… и уж конечно, не чудовище, каким его считают жители Линдена!
        Энди положил печенье на маленькую тарелочку.
        - Хочешь - отнеси папе печенье и поговори с ним, - предложил он, слизывая шоколад с пальцев.
        Меган покачала головой.
        - Лучше не надо.
        - Пожалуйста! - Он с надеждой посмотрел на нее. - Я ж тебе говорил, папа обожает домашнее шоколадное печенье. Может быть, он тогда перестанет ворчать.
        Меган улыбнулась, оценив конструктивные попытки Эндрю помирить ее с Кейном.
        - Сомневаюсь, что печенье изменит его отношение, - сказала она, вытирая стол.
        - Пожалуйста, Меган! Я хочу, чтобы папа так же сильно полюбил тебя, как я.
        Она нежно погладила его по щеке. Ребенок не понимает, что не уговоришь любить себя. Чувство либо есть, либо его нет. Судя по тому поцелую, какая-то искра вспыхнула между нею и Кейном, но секс и любовь - разные вещи.
        Но когда Эндрю посмотрел на нее так, будто именно она управляет луной и звездами, она не смогла отказать ему. О Господи, как же она будет скучать по нему! Она знала, что, когда уедет, в душе у нее будет огромная пустота.
        - Хорошо, дорогой, я попробую.
        Эндрю обнял ее.
        - Спасибо, Меган!
        - Ну что ж, будем надеяться, что твой отец не откусит руку, его кормящую. А пока я буду разговаривать с твоим папой, может, польешь анютины глазки и гардении, которые я посадила перед домом?
        Он расплылся в улыбке.
        - Хорошо.
        Меган взяла тарелочку с печеньем и пошла к двери черного хода, раздумывая, действительно ли можно приручить сладким этого дикого зверя.

        Меган вздрогнула, услышав пронзительный вой электропилы, доносящийся из сарая. Она помедлила, спрашивая себя, не лучше ли повернуть назад. Переступая с ноги на ногу, она посмотрела через плечо. Энди стоял у цветочной клумбы и поливал яркие цветы, которые она посадила, одновременно следя за нею. Он сделал ей поощрительный жест большими пальцами, и теперь уж точно обратного пути не было.
        Пригладив волосы, Меган сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и вошла в прохладное помещение. Кейн стоял к ней спиной, и она задержалась у двери, с удовольствием глядя на него - здесь он был в своей стихии.
        Он схватил со стола рулетку, обмерил доску, поставил карандашом отметки на дереве, надел защитные очки, поднял пилу и принялся пилить. Запах сосны наполнил воздух, смешиваясь с другими лесными запахами. Мускулы Кейна под синей рубашкой напряглись и натянули ткань. Ее пульс внезапно участился.
        Когда он выключил мощный инструмент и положил его на верстак, Меган решилась дать ему знать о своем присутствии.
        - Что ты мастеришь?
        Пальцы, которые ощупывали грубые края дерева, замерли, но Кейн не посмотрел на нее.
        - Изголовье кровати, - резким тоном ответил он, явно не желая поддерживать разговор.
        - Для себя?
        - Для сестры. У нее день рождения в июле. - Кейн снял пластмассовые очки и швырнул их на стол.
        - Для Дианы, правильно?
        - Точно. - Кейн по-прежнему не смотрел на Меган.
        - Вы дружны с нею?
        - Да, - буркнул он и схватил кусок наждачной бумаги.
        - Она часто видится с Энди?
        Кейн прошелся пальцами по только что выпиленной детали, потом стал тереть ее наждаком, прищурив от усердия глаза. Он так долго молчал, что Меган решила: он, наверное, не слышал ее. Наконец Кейн сказал:
        - Она не видела его после смерти Кэти, но она звонит.
        И продолжал работать, не обращая на нее внимания. Меган вздохнула от возмущения. Но нет, ему не удастся ее обескуражить. Она взглянула на толстую доску, которую обрабатывал Кейн. Было очевидно, что это заготовка для выполнения сложного дизайна.
        Вспомнив игрушки, сделанные им для сына, и слова Эндрю о том, что он сделал почти всю мебель в доме, Меган сказала:
        - Ты делаешь очень красивую мебель. Не думал брать заказы?
        - Нет.
        - Что ж, об этом стоит подумать. - Когда он не ответил, она поставила перед ним тарелку с печеньем. - Я пришла мириться, - мягко произнесла она.
        Он прекратил шлифовать и наконец взглянул на нее с насмешливой улыбкой.
        - Думаю, это Эндрю послал тебя.
        - Да, - согласилась она, пораженная жаром его зеленых глаз. - Но я все равно хотела поговорить с тобой.
        Кейн взял печенье, откусил и начал медленно жевать.
        - Ты уже забыла, в какую беду мы попали вчера вечером из-за такого вот разговора?
        И он так посмотрел на ее губы, что Меган покраснела. Однако тут же бесстрашно спросила:
        - Ты называешь то, что случилось между нами, бедой?
        - Если бы ты была разумной, то забыла бы об этом поцелуе.
        - Значит, ты будешь избегать меня до моего отъезда?
        - Постараюсь. - Он бросил в рот еще одно печенье.
        Она не знала, возмутиться ей или засмеяться.
        - А если я тебе помешаю?
        - Почему ты думаешь, что у тебя получится?
        - А почему ты думаешь, что у тебя получится?
        Они стояли нос к носу, кончики его башмаков и ее тапочек соприкасались. Исходящее от него тепло вызывало в ней трепет. Блеск зеленых глаз отражал множество чувств, начиная с гнева и кончая страстью. Сердце Меган забилось еще сильнее. Она сделала вдох, чтобы вернуть спокойствие.
        - Господи, Кейн, неужели мы не можем вести себя как цивилизованные люди?
        - Зачем? - Он демонстрировал непреклонность.
        - Ради Эндрю. Мальчик расстроен из-за того, что мы не разговариваем. Я не намерена провести остаток своего отпуска, думая только о том, как бы не раздражать тебя своим присутствием. - Она потерла лоб, чтобы успокоиться. - Знаю, ты не хочешь слышать этого, но ты мне небезразличен…
        - Ты ничего обо мне не знаешь, - оборвал он ее. Отвернулся и стал швырять инструменты в металлический ящик.
        Но Меган не собиралась позволить ему улизнуть в тот момент, когда она открыла ему свою душу. Подойдя ближе, она обвила пальцами его руку. Он замер и окинул ее ледяным взглядом. Но она не испугалась.
        - Я знаю главное - ты совершенно особенный человек.
        Горькая улыбка искривила его рот, и он убрал руку.
        - Да, такой особенный, что женщины выстроились в очередь у моей двери.
        - Может, и выстроились бы, если бы ты спрятал свои чертовы шипы. У тебя хорошая оборона, Кейн, но меня не проведешь.
        С громким стуком он швырнул молоток и взглянул на нее быстрым, пронизывающим взглядом.
        - Не обольщайся, дорогая. Перед тобой именно то, что ты видишь.
        - А я вижу человека обиженного и обманутого. Мне это знакомо, Кейн.
        В ответ он разразился грубым смехом.
        И тогда, поняв, что он снова воздвигает между ними стену, она решила рискнуть своим сердцем.
        - А тебе знакомо ощущение, что ты испытываешь чувство, которое сильнее всего, что ты испытывал раньше?
        - Нет, - ответил он сквозь зубы.
        Меган отважно повысила ставки в этой схватке характеров.
        - Что ж, именно это я испытываю к тебе.
        Часть крепостной стены рухнула, и она увидела за ней растерянного человека.
        - Чего ты хочешь от меня, Меган?
        То, чего она хотела, испугало ее до смерти, потому что она не помнила, чтобы когда-нибудь так сильно любила.
        - Я… я не знаю.
        Что-то темное появилось в его взгляде. Он двинулся к ней, и она инстинктивно отступила назад, пока ее спина не прижалась к прохладной стене сарая. Она не имела представления, что он задумал.
        Он оперся о стену, взяв ее в кольцо своих рук.
        - А я знаю, чего хочу от тебя. - Голос у него стал низким и грубым.
        У нее сердце зашлось от жара его глаз. Его тепло и запах щекотали ноздри.
        - Чего?
        Своими огрубевшими пальцами он коснулся ее шеи и нажал на то место, где учащенно бился пульс.
        - Закончить то, что мы начали вчера вечером.
        - Тогда сделай это, - ответила она.
        В его глазах мелькнуло удивление. И вдруг он взял ее лицо в свои большие руки и прижался к ней всем телом.
        Проглотив испуганный вздох, Меган замерла. Кейн накрыл ее губы своими. Пальцы его запутались в ее волосах. Он просунул ногу между ее ног, и она бесстыдно позволила ему это. Он все крепче прижимал ее к себе. Его неровное дыхание обдавало кожу жаром и влагой.
        - О Боже, Меган! - вздохнул он, оторвавшись от ее губ. - Что ты со мной делаешь? - И он принялся целовать ее шею. - Я так хочу тебя, что стал просто больным.
        Запустив пальцы в его густые волосы, она приподняла его голову, чтобы посмотреть в глаза. Теперь, когда барьеры рухнули, она поняла, что его удерживал страх влюбиться в нее.
        - Тогда ты хорошо знаешь, что испытываю я.
        - Тебе не нужно этого. - Дрожащие пальцы нежно прикоснулись к ее подбородку, отдавая ей частичку той нежности, которую, она знала, он прячет под своей болью.
        - Нужно! Больше всего на свете!
        Он закрыл глаза, из груди вырвался стон.
        - Нет. У нас ничего не получится.
        - А может, ты ошибаешься!
        Кейн помотал головой.
        - Все закончится тем, что ты разочаруешься.
        Она слегка куснула его за нижнюю губу, поддразнивая и отвлекая.
        - Замолчи и поцелуй меня. - Она облизнула нижнюю губу и медленно изогнулась к нему. - Поцелуй меня еще, - попросила она.
        И он поцеловал ее бездонным, переполненным таким страстным желанием поцелуем, что она задохнулась. Может быть, подумала она, между ними есть что-то такое, что могло бы стать счастьем всей жизни. Если бы только он дал себе этот шанс!
        Губы Кейна двинулись к мочке ее уха, легкая щетина царапнула нежную кожу, и она вздрогнула. Его пальцы медленно расстегивали пуговицы ее блузки. Прохладный воздух коснулся ее груди, и соски затвердели под кружевом лифчика. Он потрогал их через ткань, и ей пришлось закусить губу, чтобы не вскрикнуть.
        В этот момент вмешалась слабая, но разумная часть мозга и вернула ее к действительности.
        - Кейн… Остановись! Не здесь.
        - Меган… Что мне делать с тобой? - спрашивал он между поцелуями.
        Господи, она знала, чего хочет от него, но звук приближающихся шагов окончательно рассеял туман, который затмил ей разум.
        - Кейн, - взмолилась она, отвернув голову. - Не здесь!
        Но он становился все неистовее.
        - Приходи в мою комнату сегодня вечером.
        Она отчаянно извивалась, но он еще крепче сжимал ее в объятиях.
        - Нельзя, Кейн… пожалуйста, прекрати…
        Потрясенный женский возглас позади Кейна сделал то, чего не могла сделать Меган. Кейн выпрямился, желание в его взгляде затмили тревога и всепоглощающий ужас. С нежностью, от которой у нее заныло сердце, он запахнул ее блузку и только потом повернулся к женщине, стоявшей на пороге сарая. Он больше беспокоился о репутации Меган, чем о себе самом.
        Скорость, с какой Кейн превратился в холодного, отчужденного человека, поразила Меган. Быстро застегнув блузку, она посмотрела через плечо на маленькую, приземистую женщину в старомодных очках. И с портфелем. Меган скосила глаза на карточку, пришпиленную к ее простому синему платью, и разглядела слова «Отдел социального обслуживания». Женщина была социальным работником! Меган едва не застонала от досады.
        - Чем могу помочь, миссис Хендерсон? - спросил Кейн таким ледяным голосом, что Меган удивилась, почему женщина сразу не окоченела.
        Миссис Хендерсон поджала губы.
        - Я разбираюсь с жалобой, но теперь и сама вижу, что здесь серьезная проблема.
        - Вас Линдены прислали?
        - Это конфиденциальная информация, - ответила она, надменно подняв подбородок.
        Кейн резко выдохнул.
        - Что ж, они не в первый раз подают на меня жалобу.
        Женщина перевела взгляд с Кейна на Меган, изучая ее с некоторой долей презрения.
        - Мне кажется, у них были все основания.
        Меган ощущала всю тяжесть своей вины. Именно она ответственна за то, что произошло: она подстрекала его. Если бы она не ответила на его поцелуи и ласки с таким жаром, их чувства не стали бы неуправляемыми. Но теперь поздно размышлять. Если она не поторопится все исправить, пострадает Эндрю.
        Она подошла к Кейну. Он был в ярости. На нее, на себя, на ситуацию. Но за яростью в глубине его зеленых глаз она видела страх и знала, что страх этот связан с Эндрю.
        Меган взглянула на социального работника, желая принять на себя всю вину, чтобы защитить двух людей, которые стали так много значить для нее.
        - Миссис Хендерсон, это вина не Кейна…
        - Он, кажется, был заинтересованной стороной, мисс…
        Меган покраснела.
        - Меган. Меган Сэндерс, - произнесла она, глядя, как женщина записывает ее имя. - Все не так на самом деле. - В ее голосе звучало отчаяние.
        - Неужели? - Женщина рассматривала ее с нескрываемым любопытством. - Тогда, может быть, вы объясните, что я видела?
        Вдруг Меган осознала, какой у нее должен быть вид. Волосы падали на лицо и плечи спутанными прядями, губы пощипывало после крепких поцелуев.
        - Я… мы… - На ум не приходило ничего похожего на правду.
        - Меган, не надо. - Голос Кейна был сильным, ровным и уверенным. - Давайте пройдем в дом и обсудим все там.
        - Что ж, это будет хорошее начало. - Повернувшись, миссис Хендерсон вышла из сарая.
        Глубоко и смиренно вздохнув, Кейн последовал за нею.
        Меган схватила его за рукав, пытаясь задержать. Господи, он, наверное, ненавидит ее!
        - Кейн, эта женщина блефует, говоря, что Линдены подали жалобу.
        Горькая улыбка появилась у него на губах.
        - Как и все остальные в этом городе, миссис Хендерсон так глубоко увязла в кармане Линденов - или, правильнее, в кармане Патрисии, - что я не сомневаюсь: она в любом случае должна была придраться к чему-либо во время этого визита.
        - О, Кейн, мне так жаль, - прошептала Меган, не в состоянии словами выразить свои переживания.
        С нежностью, от которой у нее заныло сердце, он провел рукой по ее щеке, а на суровом лице появилось что-то, похожее на улыбку.
        - Мне тоже, Меган, - пробормотал он. - Мне тоже.
        Она смотрела ему вслед, пораженная его нежностью и удивленная тем, что он не винит ее. От облегчения она едва не расплакалась. Но времени не было, ведь сейчас будет решаться судьба Эндрю.
        Меган вышла из сарая и услышала, как Кейн просит сына поиграть на улице, пока он обсуждает дела с социальным работником.
        В гостиной визитерша уселась в кресло и поставила рядом свой портфель. Меган хотела сесть на диван, но глубокий голос Кейна остановил ее:
        - Меган, пожалуйста, я хочу поговорить с миссис Хендерсон наедине.
        Ее первым желанием было возразить. Они оба виноваты в том, что произошло в сарае, и, если наказание затрагивает интересы Эндрю, она хочет участвовать в разговоре. Но, взглянув на мрачное лицо Кейна, она поняла, что он рискует слишком многим и хочет сам разрешить ситуацию.
        Бросив ему понимающий взгляд, она обошла кофейный столик.
        - Принесу чего-нибудь прохладительного.
        Она вошла в кухню и стукнула себя по лбу.
        - Прохладительного, Меган? - пробормотала она, прислонившись к столу. - Это ведь совсем не гостья.
        Чтобы чем-нибудь занять себя, она поставила на поднос стаканы, лимонад, печенье. На это ушло минуты три. Не находя себе места, она металась по кухне. Больше не в состоянии выносить одиночества, она встала у двери и напрягла слух, чтобы уловить, о чем говорят в гостиной.
        - Эндрю нужно постоянное окружение, состоящее желательно из двух родителей, а не одного, который ведет себя согласно своим легкомысленным желаниям, - строго выговаривала миссис Хендерсон. - Просто не годится, чтобы с вами жила женщина…
        - Меган не живет с нами, - ответил Кейн, сдерживая возмущение.
        - Как бы то ни было, это не оправдывает ситуации, когда я застала вас двоих в… компрометирующей позе, что вряд ли может способствовать правильному воспитанию Эндрю. - Женщина глубоко вздохнула. - Мне очень жаль, Кейн, но у меня нет другого выхода, как рекомендовать, чтобы Линдены получили временную опеку над Эндрю, пока ситуация не изменится.
        - Я возражаю, - сказал он дрожащим от гнева голосом.
        Меган услышала шелест бумаги.
        - Отчет, который я сегодня составлю и подам, покажет вас не в лучшем свете.
        Меган закрыла рот рукой, чтобы не зарыдать от отчаяния. Слезы жгли глаза, комната завертелась перед глазами. О Господи, что она наделала? Прислонившись к стене, она судорожно старалась что-нибудь придумать, чтобы исправить ужасное положение, в которое поставила Кейна. Она никогда не простит себе, если явится причиной разлуки отца с сыном.
        И вдруг ее озарило. Решение было отчаянным, но необходимым, чтобы спасти Кейна и оставить Эндрю там, где он должен быть, - с отцом.
        Не давая себе времени тщательно обдумать свой план, она схватила поднос с угощением и вошла в гостиную. Кейн взглянул на нее, и опустошенность и страдание на его бледном лице придали ей смелость, необходимую для выполнения плана.
        Она поставила поднос на кофейный столик и села рядом с Кейном так близко, что их бедра соприкоснулись. Однако он слегка отодвинулся.
        - Кейн еще не сообщил вам потрясающую новость?
        Женщина нахмурилась и посмотрела на нее поверх очков.
        - Какую новость?
        - Меган, - в голосе Кейна звучало предостережение, - я думаю, миссис Хендерсон не интересно знать эту новость.
        Он не хотел ее помощи. Но у него не было выбора.
        - А чего тут стесняться? - нежно спросила она, разливая по стаканам лимонад удивительно твердой рукой.
        - О чем вы говорите? - настаивала миссис Хендерсон.
        Меган быстро взглянула на Кейна, умоляя его довериться ей, а потом - на социального работника.
        - Мы с Кейном переписывались полтора года, и он только что попросил меня выйти за него замуж, как раз когда вы нас застали. Я приняла его предложение.
        У миссис Хендерсон брови поползли вверх, а глаза были полны скепсиса.
        Преодолевая внутреннюю дрожь, Меган улыбнулась Кейну, который неподвижно сидел около нее. Затишье перед бурей, подумала она. Его выдавали лишь сжатые в кулаки руки.
        - Разве не так, дорогой? - спросила Меган, чувствуя, что миссис Хендерсон ждет его подтверждения.
        Прошла целая вечность. Потом, как будто осознав, что другого выхода нет, Кейн выдавил из себя:
        - Да.
        Миссис Хендерсон тут же смягчила суровое выражение своего лица. Оно расплылось в улыбке одобрения.
        - Даже не знаю, что и сказать…
        Меган продела свою руку под локоть Кейна, прекрасно осознавая, что ее ждет расплата, когда миссис Хендерсон уйдет. Но это уже неважно, потому что она избавила Кейна и Энди от серьезных неприятностей.
        Глядя на будущего мужа, она улыбнулась с обожанием.
        - А как насчет поздравлений?

        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Бессильная ярость раздирала Кейна. Кулаки буквально чесались, и он не знал, как выпустить кипящий в нем гнев.
        Убедившись, что миссис Хендерсон выехала со двора, он захлопнул входную дверь и бросился в гостиную. Меган стояла у окна, глядя на лужайку и скрестив руки на груди.
        - Черт возьми, что ты наделала?!
        Женщина вздрогнула от его резкого тона и обернулась. В ее голубых глазах не было сожаления.
        - Это единственное, что я смогла придумать, чтобы не позволить ей разлучить тебя с Эндрю.
        - Черт побери, женщина, я не просил тебя приезжать сюда, и я не желаю, чтобы ты лезла в мою жизнь! - Он двинулся к ней с угрожающим видом… И был очень удивлен тем, что она не тронулась с места - наоборот, стояла, гордо задрав подбородок. - Бога ради, Меган! Чем ты думала?
        - Главное - что она не будет рассматривать жалобу, - ответила Меган, защищаясь.
        - Да, но теперь она думает, что мы поженимся! А через несколько часов об этом узнает весь город. Что мы тогда будем делать? Ты хоть подумала о последствиях своего блестящего плана?
        - Да.
        - В самом деле? - спросил он, медленно растягивая слова, не в состоянии скрыть сарказм.
        Меган глубоко вздохнула.
        - Знаю, это звучит по-идиотски, но может быть, стоит всерьез подумать о браке?
        Сердце вырывалось у него из груди, он весь покрылся холодным потом.
        - Это звучит не просто по-идиотски, это полный кретинизм.
        Меган медленно подошла к нему.
        - А я так не думаю.
        Она не отводила взгляда, гипнотизируя его. Он никогда не встречал такую самоотверженную женщину, такую любящую и щедрую. Женщину, которую больше заботили интересы Эндрю, чем свои собственные. А он-то, дурак, отталкивал ее, отказывался от сладкого искушения и чего-то необыкновенно дорогого! Но он будет еще большим дураком, если позволит ей войти в их жизнь. Меган захочет узнать все его тайны, докопается и до той, самой страшной. А когда ей это удастся, она будет в шоке. Кейн не хотел видеть, как ее нежные голубые глаза станут метать искры негодования.
        - Меган, - сказал он, - я знаю, что ты хочешь помочь, но брак - это не выход.
        - Почему ты так уверен? - мягко спросила она.
        Ее настойчивость и веселила, и раздражала его.
        - Потому что я не подхожу на роль мужа и мне не нужна жена.
        - Что будет с Эндрю, если мы не поженимся? - спросила она, беспокойно сжимая руки. - Миссис Хендерсон предоставит Линденам опеку?
        Кейн подошел к окну, оперся рукой о раму и стал смотреть, как Эндрю гоняет футбольный мяч на лужайке перед домом. Господи, он не выдержит, если потеряет сына, единственного человека, который придает смысл его жизни!
        Кейн тяжело вздохнул.
        - Как только ты уедешь, я все улажу, не беспокойся.
        - Разве я могу не беспокоиться? - спросила она, повышая от гнева голос. - Ведь это я виновата в том, что случилось сегодня. И я никогда не прощу себе. - Ее глаза наполнились слезами. - Особенно если у нас есть возможность избавить Эндрю от перехода из семьи в семью.
        - Меган, - сказал он мягко, почти с ангельским терпением, - брак не решит моих проблем с Линденами. - Брак с другой женщиной только даст Линденам еще одну причину ненавидеть меня.
        - Может быть, но зато у них не будет оснований обращаться за предоставлением опеки.
        Верно, подумал он, это одно из преимуществ брака. Другим преимуществом будет теплая, ожидающая его в постели жена и разделенная страсть, от которой он никогда не устанет. В нем шевельнулось желание, когда он представил себе, как занимается любовью с Меган, как крепко прижимает ее к себе…
        Но при свете дня реальность имеет отвратительную особенность расставлять все по своим местам. Различия между ними огромны. Она готова пожертвовать очень многим, а ему нечего предложить взамен.
        - Ты ведь всю жизнь прожила в Сиэтле. Почему ты готова отказаться от него ради такого маленького городка, как Линден? Тебя ничто не связывает с ним.
        - Здесь Эндрю, - просто ответила она. - Я всегда хотела, с самого детства, чтобы у меня была крепкая семья, где все очень любят друг друга.
        - Как же получилось, что ты разошлась со своим бывшим мужем?
        - Потому что он считал свою карьеру более важной, чем семья и дети. - Она пристально посмотрела на Кейна. - Мне дороги тепло и близость, которые объединяют меня с Эндрю, особенно потому, что я была лишена этого, когда росла в чужих семьях. Знаю, тебе это может показаться глупым, но я наконец нашла место, где чувствую, что нужна.
        - В Линдене? - недоверчиво спросил он.
        Она улыбнулась.
        - Мне никогда не нравилась жизнь в большом городе, но я там выросла, и мой бывший муж хотел остаться там. А здесь совсем по-другому течет жизнь: медленно, свободно, красиво…
        Их взгляды встретились. Интересно, если бы она выросла здесь, в Линдене, были бы они друзьями? Женился бы он на Кэти или сразу увлекся бы Меган? Он не мог не задуматься о том, как совсем по-другому могли бы сложиться их жизни, если бы они знали друг друга раньше…
        - Теперь, когда я все выложила о себе, - сказала Меган, - ты знаешь, почему я без колебаний вышла бы за тебя замуж, уехала бы из Сиэтла и растила Эндрю. Я очень люблю его, и ты очень нравишься мне.
        - Я знаю, но… разве этого достаточно?
        - Пусть это будет брак по расчету, - быстро предложила она, словно опасаясь, что он откажется. - Эндрю нужна материнская забота, и я могу дать ему это. Я буду готовить, стирать и убирать дом. Я могу поставить свой стол вон в том углу и писать книги дома, рядом с Эндрю. - Меган закусила нижнюю губу, с мольбой глядя на Кейна. - Поверь, у меня нет других мотивов, кроме желания стать для Эндрю матерью. Я не хочу, чтобы он разрывался между тобой и Линденами.
        Кейн верил ей, он видел, как она относится к Эндрю, и знал, что она никогда не обидит его. Все ее доводы были очень убедительны, но он помнил об обещаниях другой женщины и о том, что она в конце концов отвергла его. И вновь его охватывали сомнения.
        - Не знаю, Меган, - сказал он, глядя на свои руки. - Я не планировал снова жениться.
        - Понимаю, - ответила она тихо. - Но, пожалуйста, подумай о моем предложении… ради Эндрю.

        Меган наблюдала, как в темноте к дому движется большая, смутно различимая фигура. Кейн наконец вернулся. У нее замерло сердце, а пальцы крепче сжали цепь, на которой висели качели.
        Принял ли он решение? Весь остаток дня она проигрывала в уме их разговор. И вместе с мыслью, что ей хотелось бы жить в Линдене и помогать растить Эндрю, в голову пришла мысль о том, что она влюблена в Кейна.
        Любить Кейна было страшно и увлекательно, так же как кататься на «русских горках». Она улыбнулась. Без сомнения, жизнь с Кейном будет именно таким катанием - с ямами, поворотами и неожиданностями.
        Он с шумом поднялся по ступенькам, сел рядом с ней на качели, и они заскрипели от его веса.
        - Где Эндрю?
        - Принимает ванну.
        - Хорошо. Эндрю - самое важное в моей жизни, и я не хочу потерять его, не хочу, чтобы он оказался втянутым в борьбу за опеку. - Кейн потер ладони о джинсы. - Я решил принять твое предложение.
        - Я рада, - ровным голосом ответила она, подавив в себе желание обнять его.
        - Но прежде, чем ты принесешь себя в жертву, я бы хотел заранее оговорить некоторые вещи.
        - Хорошо. - Она ожидала, когда разорвется бомба.
        - Я не влюблен в тебя и сомневаюсь, что это когда-нибудь произойдет.
        Она рассматривала его заявление как тактический ход.
        - Но я хоть нравлюсь тебе? - спросила Меган, с любопытством склонив голову.
        Взгляд его стал испуганным, и он тут же нахмурился.
        - Да. Но не принимай это за любовь.
        Ну что же, она ему нравится, и этого пока хватит.
        - Что еще я должна знать?
        - Из меня плохой муж. Я уже рассказывал тебе, каким ужасным был мой первый брак.
        Меган опустила голову, чтобы спрятать улыбку, понимая, что Кейн старается запугать ее. Она расценила это как положительный знак.
        - Я рискну. Что еще?
        - В городе обо мне сложилось определенное мнение, и мои родственники не выносят меня. - Он положил руку на спинку качелей. - Вступив в брак, ты должна будешь смириться с домыслами и на свой счет.
        - Я уже говорила тебе, что переживу сплетни. А что касается твоих родственников, спасибо, что их только двое. - Меган качнула качели, оттолкнувшись от земли носком туфли. - Что еще я должна знать?
        Он потрогал прядь ее волос, потом нежно заправил за ухо.
        - О браке по расчету не может быть и речи.
        Ее пульс участился, и она облизнула внезапно пересохшие губы.
        - И что это означает?
        - Это означает, что ты будешь спать в моей постели каждую ночь, и я хочу пользоваться своими правами супруга. - Его пальцы легонько ласкали ее щеку. Он улыбнулся. - Я хочу тебя, Меган. Судя по тому, как ты реагируешь на мои прикосновения, это взаимно. Ты согласна на мои условия?
        Она кивнула, не решаясь заговорить.
        - А у тебя есть условия?

«Только чтобы ты доверял мне и со временем полюбил меня», - хотела бы она ответить, но понимала, что он не готов услышать такое откровение.
        - Только одно. - Чувствуя, что он успокоился и ему хорошо с ней, она решила рискнуть: - Я не хочу, чтобы между нами были ложь или секреты.
        Его тело напряглось. Темные тени легли на лицо.
        - У каждого есть секреты, - сказал он резко.
        - Я поведала тебе свои, рассказала о своем детстве, о неудачном замужестве…
        Его горький смех резанул ее по нервам.
        - Ты же знаешь, что я убил свою жену. Она не стала возражать ему.
        - Думаю, есть что-то еще.
        Было похоже, что она переступила штрафную линию: его глаза сузились, он наклонился к ней, и его губы изогнулись в такой дикой улыбке, что можно было испугаться. Можно было, если бы он не напомнил ей раненого зверя, пытающегося отбиться от врага. Но она не была врагом, и эта мысль помогла ей остаться на месте.
        - На то они и секреты, Меган, чтобы их никто не знал.
        - Но иногда нужно кому-то довериться, поделиться своим сокровенным!
        - Верь мне, Меган, во мне есть кое-что такое, чего тебе лучше не знать. Помни об этом, и у нас все будет хорошо. - Он поднялся, что означало конец разговора. - Если тебя это устраивает, я договорюсь с судьей Гриффином на пятницу.
        Меган посмотрела на него, и у нее упало сердце от его мрачного вида. Конечно, это не было похоже на предложение руки и сердца, как в ее первом браке. Но ведь и Филипп оказался далеко не сказочным принцем, напомнила она себе.
        - Хорошо. Я начну улаживать дела в Сиэтле.
        Он холодно кивнул и открыл дверь, но на пороге остановился и взглянул на нее.
        - Подумай еще раз о своем решении, - сказал он бесцветным тоном, - я бы не хотел в скором будущем заниматься разводом.
        Он вошел в дом, и Меган почувствовала холод и одиночество. Но она знала, что не пожалеет о своем решении остаться в Линдене в качестве жены Кейна и новой матери Эндрю. Она знала, что жизнь и время имеют обыкновение сглаживать острые углы.

        - Не могу поверить, что ты уговорила меня на это, - бормотал Кейн, когда они шли по вымощенной булыжником дорожке к элегантному двухэтажному особняку в викторианском стиле.
        Меган сдержала улыбку. Кейн никогда не признался бы, но она знала, что он нервничает, идя на праздник, который Линдены ежегодно устраивают в честь дня рождения Эндрю. Особенно потому, что Линдены не знали об их приходе.
        - Если мы собираемся быть семьей, нам надо и действовать как семья. - Прижимая одной рукой подарок для Эндрю, она просунула другую под локоть Кейна. - Поэтому улыбайся и постарайся использовать ситуацию наилучшим образом. Посмотри, как счастлив Эндрю.
        Выражение лица Кейна смягчилось, когда он глянул на скачущего впереди них Эндрю. Узнав утром, до того, как пойти в школу, что отец и Меган хотят пожениться, он во весь голос закричал: «Ура! - и начал носиться по гостиной, повторяя: - Это самый лучший подарок на мой день рождения!»
        - Меган, папа, поторопитесь! - Эндрю ждал у двустворчатых дубовых дверей со стеклянными вставками, приплясывая от нетерпения.
        Меган заулыбалась:
        - Не волнуйся, без тебя праздник не начнется.
        Как только они поднялись по лестнице, Эндрю без стука открыл дверь и вбежал внутрь.
        - Попробуйте все догадаться! - радостно закричал он.
        Входя в дом, Меган крепко уцепилась за руку Кейна, чтобы он не сбежал в последний момент. Здесь было полно взрослых и детей. Вестибюль был украшен воздушными шариками и серпантином, а в соседней гостиной клоун показывал детям фокусы.
        Патрисия Линден улыбнулась внуку, еще не видя, какие гости идут вслед за ним.
        - В чем дело, Эндрю? - спросила она, поправляя воротник его рубашки.
        - Меган и мой папа собираются пожениться! - Его возбужденное лицо сияло.
        После сообщения Эндрю внезапно наступила тишина. Стоявшие поблизости от входа взрослые прекратили разговаривать и уставились на Меган и Кейна. Они не были удивлены, просто любопытствовали, подтверждая слова Кейна о том, что миссис Хендерсон уже распространила эту новость.
        Патрисия выпрямилась и посмотрела поверх головы Эндрю. Ее губы сжались в тонкую линию в знак неудовольствия.
        - Мы уже слышали.
        Улыбаясь, несмотря на деликатность ситуации, Меган прошла вперед, ведя сопротивляющегося Кейна. Она рассчитала, что единственным способом обыграть Патрисию в ее собственной игре было подавить ее любезностью.
        - Здравствуйте, Патрисия. - Она отдала женщине подарок для Эндрю, таким образом намекая ей, что они планируют остаться на праздник. - Какой у вас чудесный дом!
        - Спасибо, - сухо ответила та, повернулась и направилась в соседнюю комнату, подзывая через плечо внука: - Пошли, Эндрю, твои гости уже ждут.
        Никто не подошел поздороваться с ними. Меган заметила Харольда, который, хотя и улыбнулся ей и кивнул в знак приветствия, однако и шага не сделал в их сторону.
        Разозлившись на такое отношение, Меган оставила Кейна поговорить с Гасом - мастером с лесопилки и, очевидно, единственным, кто не боялся гнева Патрисии, - и вышла во внутренний дворик.
        Здесь в тени стоял длинный стол для пикников, уставленный огромным количеством прекрасных закусок. Она налила себе пунша из большого охлаждающего кувшина, сделала глоток и стала смотреть, как Эндрю с друзьями по очереди бьют палкой по пиньяте, наполненной сладостями.
        - Это впервые, - услышала она гортанный женский голос.
        Меган повернулась и увидела Джойс, которая, должно быть, только что пришла.
        - Что впервые?
        - Кейн пришел на праздник Энди. Должно быть, вы имеете на него влияние.
        - Он и сам хотел прийти, - возразила Меган, сделав еще глоток пунша.
        - Я слышала, вас можно поздравить.
        - Да, спасибо. Завтра у нас свадьба.
        Лучший друг Эндрю разбил пиньяту, конфеты рассыпались по земле, и дети, визжа от восторга, бросились их собирать. Меган улыбалась, наблюдая за этой сценой и мечтая, что на будущий год они устроят Эндрю праздник в своем доме, а Линдены придут в гости.
        - Не знаю, как вам это удалось, но, похоже, у вас хороший улов, - сказала Джойс, прерывая мысли Меган.
        - Да, правда, - кивнула она. Взглянув мимо Джойс, Меган увидела, как к ним идет Кейн. Разве может он завоевать симпатии людей таким холодным и официальным видом?
        - Привет, Джойс, - резко сказал он.
        - Привет, Кейн, - ответила девушка, виновато опуская голову. Она помахала какому-то молодому человеку и поспешила ретироваться. - Желаю вам счастья.
        - Знаешь, Кейн, если ты будешь продолжать сторониться людей, им ничего не останется, как продолжать сплетничать. - Меган прижалась к нему, положив руки ему на грудь, так, чтобы все видели. Его сердце стало биться быстрее от ее прикосновения, и ее женское самолюбие было вполне удовлетворено. - Я знаю, что ты совсем не такой, каким они тебя считают, но ты должен постараться доказать им это.
        - Я никому ничего не должен.
        В этот момент Патрисия объявила, что пришло время разрезать торт и открывать подарки.
        Меган потащила Кейна к толпе людей, собравшихся вокруг Эндрю. Они протиснулись к столу, чтобы встать рядом с виновником торжества, и Эндрю весь лучился, глядя на них. Когда поздравительная песенка закончилась, Кейн улизнул, предпочитая сидеть в одиночестве, а не стоять в очереди за куском торта рядом с Меган.
        Меган поздравила Эндрю, крепко обняла его и взяла два куска торта. По дороге к Кейну она увидела Патрисию, стоявшую у длинного стола, и подошла к ней.
        - Патрисия!
        Пожилая женщина обернулась и увидела Меган. Неприкрытая враждебность вспыхнула в ее бледно-голубых глазах.
        - Думаю, нам нечего сказать друг другу. - Она продолжала накрывать салаты пластиковой пленкой.
        - Это вы так думаете, а я хотела бы поблагодарить вас за такой прекрасный праздник для Эндрю.
        Патрисия выпрямилась.
        - Он мой внук, - сказала она. - Мой единственный внук, и я сделаю что угодно, лишь бы он ни в чем не нуждался.
        Пальцы Меган сжали картонные тарелки с тортом.
        - Кейн - хороший отец, и у Эндрю есть все.
        Патрисия бросила холодный взгляд в сторону Кейна.
        - Кроме, может быть, родной матери.
        Только усилием воли Меган удалось сохранить хладнокровие.
        - Патрисия, я очень сожалею, что ваша дочь погибла, но мне хотелось бы, чтобы мы были друзьями. Особенно потому, что я стану частью вашей семьи.
        - Частью моей семьи? - Она посмотрела на Меган сверху вниз. - Если вы думаете, что сможете заменить Кэти…
        - Я не хочу заменять ее! - перебила Меган в ужасе, что кто-то мог усмотреть такое в ее намерении выйти замуж за Кейна. А потом уловила тень грусти и боли в глазах Патрисии и поняла: та действительно боится, что Эндрю забудет свою родную мать. Меган посочувствовала пожилой женщине и начала подыскивать слова, чтобы выразить свой миролюбивый настрой. - Я очень люблю Эндрю и очень хочу стать ему матерью, но он никогда не забудет свою настоящую мать.
        - Не сомневаюсь, - холодно ответила Патрисия. Взяв картофельный салат, она прошествовала мимо Меган с высоко поднятой головой.
        Расстроенная своим поражением, Меган направилась к Кейну, радуясь, что тенистое дерево заслоняло их с Патрисией и он не узнает об их перепалке.
        - Принесла тебе кусок торта, - объявила Меган, стараясь развеселить его.
        - Тебе не кажется, что мы слишком засиделись?
        После стычки с Патрисией - определенно, размышляла Меган. Но нельзя допустить, чтобы один неприятный разговор помешал достичь цели.
        - Нет. Сейчас Эндрю открывает подарки. - Она посмотрела на часы. - Еще часок - и хватит.
        Кейн тяжело вздохнул.
        - Меган! - закричал Энди, пробираясь к ним с книгой, которую она для него написала. - Это новая книга - о, Зубной фее! Как здорово!
        - Я рада, что тебе нравится. Может быть, попросим твоего папу прочитать ее тебе?
        Смятение на лице Кейна удивило ее, равно как и его бледность.
        - Папа говорит, что я уже большой, чтобы мне читали, - вмешался Эндрю, опустив голову и водя по траве кроссовкой. - И время от времени он заставляет меня читать ему, хочет убедиться, что мое чтение на уровне.
        - Тогда прочитаешь эту историю нам обоим.
        - Хорошо. - Энди ухмыльнулся и посмотрел на Кейна. - Пап, тебе весело? - Он прижал книгу к груди, ожидая ответа отца.
        Кейн не знал, что сказать, глядя мимо сына на всех этих людей, которые могли быть его друзьями, но были лишь знакомыми. Меган толкнула Кейна локтем в бок.
        Кинув ей недовольный взгляд, но послушавшись ее молчаливой подсказки, Кейн улыбнулся сыну:
        - Да, приятель, мне очень хорошо.

        - Замуж? Ты сошла с ума?
        Меган отвела от уха трубку, пока высокий голос ее лучшей подруги путешествовал по проводам.
        - Я в полном рассудке, Джуди.
        - Господи Иисусе! Ты же едва знакома с ним.
        Меган прислонилась к стене. Она думала, что хорошо знает Филиппа, а что из этого вышло?
        - Кейн - хороший человек, и ты знаешь, как я отношусь к Энди.
        - Да, знаю, - ответила Джуди, и ее голос стал мягче.
        Меган рассказала о случае с миссис Хендерсон и о том, что бабушка Энди без труда получила бы право опеки.
        - Я… я люблю Кейна, - призналась она. - И я знаю, что нравлюсь ему. Он даст мне возможность вырастить ребенка, которого я люблю всем сердцем.
        - Меган. - В голосе Джуди было отчаяние. - Все это так не похоже на тебя! Ты всегда была такая рассудительная!
        Меган засмеялась:
        - Я не сошла с ума. Первый раз в жизни я почувствовала, что нашла свое место. Мне нравится в Линдене. Нет толкотни, нет сложностей, простая жизнь, к которой я всегда стремилась. А теперь у меня еще есть и семья.
        - Тогда я счастлива за тебя, но я буду скучать, - искренне сказала Джуди. - А что делать с твоими вещами?
        - Пусть мебель останется в квартире. Если тебе не трудно, пришли мне мои личные вещи и рукописи самолетом.
        - Нет проблем. Завтра же все отправлю.
        Они проговорили еще полчаса, обсуждая будущее. Когда пришло время прощаться, глаза Меган увлажнились.
        - Меган, убедись, что тебе это действительно нужно, - посоветовала еще раз Джуди, подруга, которая всегда старалась защитить Меган от жестоких разочарований.
        Меган улыбнулась, смахивая со щеки слезу.
        - Я никогда еще не была так уверена.

        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        - Данной мне властью объявляю вас мужем и женой. - Судья Гриффин улыбнулся: - Можете поцеловать невесту.
        Кейн повернулся и посмотрел на стоявшую рядом женщину. Его жена. Само это словосочетание вызывало прилив тепла, наполнявшего его гордостью собственника, чего он совсем не ожидал. Чувство было не такое уж неприятное.
        В скромном розовом платье, с рыжеватыми волосами, собранными на затылке в затейливый пучок, Меган являла собой невесту в полном смысле этого слова. Сияющая и красивая. Ее бездонные голубые глаза излучали радость, в них были и более глубокие чувства, которые он не успел разглядеть. Щеки были покрыты легким румянцем. В правой руке она сжимала маленький букет, который выбрал для нее Энди. Бутоны красных роз и нежные белые цветы трепетали при каждом вздохе.
        Он все еще держал ее левую руку, на которую надел простое золотое кольцо. Оно принадлежало его матери. Ни бриллиантов, ни других выкрутасов. Он был настроен начать их брак практично.
        - Пап, он сказал, что ты можешь поцеловать ее, - прошептал Энди тоненьким голосом.
        Джеф, который был шафером Кейна, подтвердил:
        - Да, Филдинг, мы ждем.
        Меган нервно засмеялась, а Кейн бросил другу неодобрительный взгляд, прежде чем посмотреть на жену. Господи, помоги ему не обмануть ожидания, которое блестит в ее глазах!
        Отогнав сомнения, он прижался к ее губам в быстром поцелуе.
        Обежав Джефа, Энди весело обнял новобрачных, а потом стал танцевать по кабинету, напевая:
        - У меня новая мама, у меня новая мама!
        Радуясь приподнятому настроению Эндрю, Меган подписала брачное свидетельство, потом передала ручку Кейну. Немного поколебавшись, он поставил рядом с ее именем неразборчивую закорючку.
        - Поздравляю, - сказал Джеф, похлопывая Кейна по спине. - Вот уж не думал, что ты снова наденешь хомут на шею.
        Карен запечатлела на щеке Кейна сестринский поцелуй.
        - Я чувствовала, что между вами что-то происходит. - Обернувшись, она тепло обняла Меган. - Вы оба такие счастливые.
        Кейн действительно был счастлив, он понимал это и перестал бороться с собой. Что плохого, если в день свадьбы он порадуется восторгу Эндрю, тому, что собрались верные друзья, и тому, как робко держит его за руку Меган и смотрит на него с таким благоговением, что у него дыхание перехватывает.
        - Пойдемте все, - пригласил Джеф, подводя их к двери кабинета. - Я угощаю свадебным обедом.
        Через полчаса праздник продолжился в отдельном кабинете у Каллагана - самом лучшем ресторане Линдена. Бегло просмотрев меню, Кейн заказал бифштекс, который особо рекомендовал официант. Джеф попросил принести самого лучшего вина и воды для детей.
        - Я хочу предложить тост. - Разлив вино по бокалам взрослых, Джеф поднял свой бокал, и все последовали его примеру. - За Кейна и Меган. Пусть ваша любовь выдержит и радости и горести.
        - Ваше здоровье! - Карен чокнулась с Меган и Кейном, положив начало цепной реакции за столом.
        После обеда Джеф и Карен забрали Эндрю на выходной к себе, объяснив ему, что Меган и Кейну надо побыть одним. Без непрестанной болтовни Эндрю поездка домой была необычно спокойной, только скрытая сексуальная напряженность нарастала между ними. Оба знали, что произойдет вечером…
        Джеф настаивал, чтобы Кейн взял неделю отпуска и поехал куда-нибудь со своей молодой женой, но мысль о том, что он должен будет провести наедине с Меган целых семь дней и ему некуда будет бежать, если возникнет необходимость, вынудила Кейна отказаться от щедрого предложения босса. Дома он по крайней мере может прийти и уйти, когда захочет.
        Кейн свернул на подъездную дорожку и поставил автомобиль возле дома. Они молча подошли к крыльцу. Лунный свет блестел на серебряном ведерке для льда, стоявшем на ступеньке, а из него выглядывало горлышко бутылки с шампанским.
        - Тут и карточка, - сказала Меган, поднимая маленький белый конвертик, прислоненный к ведерку. - Давай посмотрим, от кого это.
        Кейн и сам заметил письмо, но не сделал даже попытки поднять его.
        - Не могу представить, кто еще в этом городе захотел нас поздравить.
        Меган прочла и протянула ему карточку:
        - Что ж, кто бы это ни был, он пожелал остаться неизвестным.
        Сердце Кейна застучало в горле. Это была открытка со свадебными колоколами в уголке. Его охватила настоящая паника. Она странно посмотрела на него, и он понял, что должен немедленно что-то придумать.
        - У меня куриная слепота, - резко сказал он, прищурившись. - Что тут написано?
        - «Поздравление и наилучшие пожелания - от друга», - весело прочитала Меган и засунула карточку в конверт.
        - Кто бы ни прислал шампанское, я намерен получить от него удовольствие.
        Меган опустила ресницы.
        - Мне нравится это предложение, - произнесла она тихо.
        Кейн неохотно отпустил ее, взял ведерко со льдом, свободной рукой открыл для Меган дверь и прошел за нею в темный дом. Поставил шампанское на кофейный столик, зажег лампу, снял пиджак и галстук и расстегнул три верхние пуговицы рубашки, чтобы легче было дышать.
        Пока он сражался с пробкой, Меган поймала по приемнику станцию, где звучали баллады, и сделала такую громкость, чтобы музыка заполнила напряженную тишину.
        У него не было специальных бокалов для шампанского, поэтому он принес из кухни два стакана и наполнил их искрящимся напитком. Они сдвинули стаканы в молчаливом тосте и выпили.
        - Разве нет такой традиции, чтобы жених танцевал со своей невестой? - спросил он, притягивая ее к себе, чему она совершенно не сопротивлялась. Он хотел держать ее в объятиях, трогать ее, потонуть в ее цветочном запахе. Желая, чтобы она забыла обо всем, Кейн провел рукой по ее спине до самого низа. Дыхание толчками вырывалось у нее из горла, глаза широко раскрылись от возбуждения. Нежный вздох перешел в тихий стон желания. Приподняв пальцами ее подбородок, он завладел ее губами, и она страстно прильнула к нему.
        Через минуту оба они задохнулись и вынуждены были прервать поцелуй.
        - Если мы сейчас не остановимся, то окажемся в одежде на этой кушетке.
        Меган облизнула нижнюю губу, еще влажную и распухшую от поцелуя, и улыбнулась ему искушающей улыбкой.
        - Я… я пойду переоденусь, - прошептала она.
        Просидев полчаса и выпив два стакана шампанского, Кейн вошел в спальню.
        Свет был потушен, но комнату освещали пять свечей, которые Меган поставила на ночной столик и шкафчик и зажгла, создав романтическую атмосферу. Сладкий запах ванили пропитал воздух, щекоча ему нервы.
        Она разобрала постель, аккуратно сложила покрывало и раскрыла хрустящие простыни. Еще утром она перенесла в его спальню свою одежду и личные вещи.
        Услышав шорох, Кейн обернулся, и у него пересохло во рту - на Меган была шелковая ночная рубашка персикового цвета, доходившая до середины бедер, и, когда она переступала босыми ногами, легкая кромка заманчиво колыхалась. Он поднял взгляд выше, туда, где кружева обнимали и обрисовывали ее грудь. Волосы были рассыпаны по плечам, отливая золотом при свете свечей. Он едва не застонал от сладких обещаний ее взгляда.
        - Иди ко мне, - пробормотал он.
        Она двинулась вперед, но остановилась на расстоянии вытянутой руки.
        - Я уже решила, что ты передумал.
        - Я серьезно отношусь к брачным обетам и отрицательно - к разводу. Только смерть разлучит нас. - Он засмеялся и медленно обошел вокруг нее. - Я всего лишь мужчина, Меган. И, как любому мужчине, мне нужна моя жена. - Встав позади нее, он положил руки ей на плечи и повернул ее так, чтобы она увидела в зеркале их отражение. Потом скользнул ладонями по ее бедрам и прижал ее к себе. Он услышал ее нежный вздох и шепнул на ушко: - Нервничаешь?
        - Немножко. - Меган вздрогнула и выгнула спину, почувствовав, что его ладони коснулись ее живота.
        Покрывая поцелуями ее шею, он продолжал сквозь шелк поглаживать углубления и изгибы ее тела, специально обходя те места, которые, как он знал, особенно жаждали его прикосновений.
        - У меня такое ощущение, - сказала она, задыхаясь и широко раскрыв глаза, - как будто это в первый раз!
        - Так и есть, - ответил он, заглядывая ей в лицо. - Со мной.
        Взяв его ладонь, она поцеловала ее, а потом неторопливо потянула к себе. Ее жаждущий, открытый взгляд прожег ему душу. Она прижала его руку к своей полной, упругой груди, а когда его пальцы сомкнулись вокруг мягкого холмика, она прошептала:
        - Я твоя, Кейн! Что угодно сделаю, лишь бы ты был счастлив.
        Убрав руку с ее груди, он потер шершавой подушечкой большого пальца ее нижнюю губу.
        - Все что угодно?
        - Да. - В ее бездонных глазах светились доверие и желание.
        - Сними для меня ночную рубашку. Медленно.
        Шока, которого он ожидал, не получилось. Напротив, жена удивила его своим дерзким ответом:
        - Я надела ее для тебя. Ты и снимай.
        Он усмехнулся. Да, Меган никогда не будет кроткой, покорной женой, которая слушается приказаний мужа. Но это еще больше возбуждает его.
        Желая обойти ее в этой любовной игре, он поднял ее руки и положил их себе на грудь. Ее прикосновение даже через рубашку опалило его. Она смотрела на него, вопрошая глазами, полными нескрываемой страсти. И тогда он положил ее пальцы на пуговицы своей рубашки.
        - Я сниму с тебя рубашку после того, как ты разденешь меня.
        Она так соблазнительно улыбнулась, что он понял: не важно, кто кого разденет первым, но он пропал.
        Да, пропал, подумал он через несколько секунд после того, как она сдернула с его плеч рубашку и губами нащупала чувствительную точку пониже уха. Она расстегнула ему пояс и раскрыла молнию.
        - Теперь моя очередь, - пробормотал он.
        Взяв край ее ночной рубашки, он стал медленно поднимать его, пока не снял рубашку через голову. Наклонившись, он поцеловал Меган, повернул к кровати и уложил. Он раздвинул ей ноги и лег между ними. Меган потонула в круговороте волнующих ощущений. Она стала задыхаться, голова у нее кружилась, внутри все пылало. Глаза Кейна в мерцающем свете свечей сверкали, как изумруды.
        - Сделаешь для меня все что угодно? - глухо спросил он, напоминая ей о данном ранее обещании.
        Она отдала бы ему сердце и душу, если бы он попросил. Но ему не это было нужно. Нет, он хотел полного подчинения.
        - Что угодно! - прошептала она.
        - Обхвати меня ногами. Крепко.
        Она сделала так, как он просил, и он овладел ею с нежностью, тронувшей ее сердце. Она никогда не думала, что может испытать такое удовольствие. Когда буря улеглась, он благодарно поцеловал ее, и ей захотелось рыдать. Ее большой, свирепый воин с вечно опущенным забралом оказался самым ласковым, самым щедрым мужчиной.
        Но если бы она ему сказала об этом, он никогда не поверил бы.
        Он прижал ее тело к своему и обвил руками.
        - Я думаю, миссис Филдинг, - сонно пробормотал он ей в ухо, - что мог бы пристраститься к этому.
        Сердце Меган разрывалось от любви и надежды.

        Меган проснулась одна, и, хотя она не была особенно удивлена отсутствием Кейна, ей было неприятно, что мужа нет рядом. Она тешила себя надеждой, что брак сблизит их. И в те несколько прекрасных часов вчера вечером ей казалось, что она разрушила все преграды и коснулась его души. Но…
        Вздыхая, она легла поперек кровати и положила руку на его подушку. На пальце поблескивало золотое кольцо, напоминая об ее обязательствах по отношению к этому мужчине. Она никогда не относилась легко к своим обязанностям и сделает все, чтобы залечить его старые раны.
        Миссис Филдинг. Она улыбнулась - ей нравилась и ее новая фамилия, и как ее произносил Кейн. Ей многое нравилось в муже, особенно когда он улыбался и смеялся. Правда, это бывало не часто, но теперь все будет по-другому.
        Приняв душ и приведя себя в порядок, Меган вытащила из шкафа одну из рубах Кейна и надела ее. С легкими брюками смотрится неплохо.
        Вернулась в спальню и открыла верхний ящик комода, который Кейн освободил для ее белья. Засунув руку под стопку легких шелковых вещей, она вытащила свадебный подарок, который купила для него, когда ездила два дня назад в город. Прижимая к груди завернутый в серебряную бумагу подарок, она пошла в холл на поиски Кейна.
        Он был в кухне - облокотившись на дверь черного хода, смотрел во двор. Задумчивое выражение его лица остановило Меган. Им было хорошо вместе в постели, а как насчет быта?
        Он повернулся и посмотрел на нее. Мгновенная вспышка голода в его глазах застигла Меган врасплох, и она покраснела.
        - Привет, - произнесла она немного хриплым со сна голосом.
        - Доброе утро, - ответил он, с легким недовольством разглядывая то, что она держала в руках.
        Так они стояли несколько долгих секунд, и каждый ждал, чтобы другой сделал первый шаг. Наконец она сдалась и сократила расстояние между ними. Взяв мужа за руку, Меган подвела его к столу, посадила на один из стульев, а потом уселась ему на колени.
        - Я кое-что приготовила для тебя. - Она вложила ему в руки плоский сверток, желая увидеть, понравится ли ему подарок, который она с такой любовью выбирала.
        - Мой день рождения еще только в ноябре.
        - Я запомню на будущее. Однако это свадебный подарок. Я увидела ее, когда ездила в город, и поняла, что она должна быть твоей. - Меган горела нетерпением увидеть его реакцию. - Открывай!
        - Хорошо. - Он разорвал бумагу и увидел толстую книгу в кожаном переплете. Он замер, не замечая, как обертка полетела на пол, и смотрел на обложку, заголовок и имя автора, написанные золотыми буквами.
        - Зачем это? - спросил он странным тоном.
        Она с любопытством вскинула голову, уверенная, что он разыгрывает ее.
        - Это тебе. Открой и посмотри.
        Кейн медленно переворачивал страницы. Их украшали глянцевые фотографии различных предметов мебели с подробным описанием, как сделать каждый из них. Мебель была замысловатая и элегантная, для ее изготовления требовалось умение такого опытного столяра, как Кейн.
        - Уверена, у тебя целое собрание таких книг, но это новое издание, и я не могла устоять.
        Что-то, похожее на гнев, мелькнуло в его взгляде.
        - Тебе не понравилось? - спросила она, не сумев скрыть обиду.
        Кейн проглотил ком в горле и с усилием улыбнулся, чтобы не разочаровывать ее. Ему была приятна ее забота, но разве могло понравиться то, что унижало его? Каждый раз, глядя на эту книгу, он будет вспоминать об огромной пропасти, разделяющей их с Меган.
        - Прекрасная вещь. Ну, а мне нечего тебе подарить.
        Она вздохнула от облегчения, заерзала у него на коленях и положила руку на его обнаженную грудь.
        - Ты подарил мне больше, чем я когда-либо мечтала иметь.
        - Эндрю? - догадался он. Он положил книгу на стол и опустил руку ей на колено, решив, что она прекрасно выглядит в его рубашке. Однако еще больше она нравилась ему без всякой одежды.
        - Эндрю… и себя, - прошептала Меган.
        - Я не такой уж большой подарок, - заметил он грубо, не желая нести ответственность за тот высокий пьедестал, на который она его водрузила. Одно неверное движение, и он сломает себе шею при падении.
        - Нет, большой. - Она улыбнулась улыбкой сирены и снова заерзала.
        Его охватило желание, и он застонал, не в состоянии сопротивляться.
        - Ты используешь меня? - пошутил он.
        - Конечно. Для чего тогда муж, если не использовать его по назначению? - И она медленно расстегнула свою рубашку.

        Меган выскочила из спальни, где переодевалась, и подняла в гостиной трубку телефона, который звонил уже в третий раз.
        После ее приветствия наступило молчание, потом неуверенный женский голос спросил:
        - Кейн дома?
        Она слышала, как льется вода в ванной, где она оставила Кейна, после того как они вместе приняли душ. Меган покраснела, что было смешно - ведь тот, кто звонил, не мог прочитать ее мысли.
        - Он в ванной, - ответила она. - Хотите что-нибудь передать?
        - Это его сестра Диана. А Эндрю нет дома?
        - Нет, его нет. - Понимая, что может вообразить сестра Кейна, Меган решила, что лучше представиться, прежде чем Диана сделает неправильный вывод.
        - А я - Меган, жена Кейна.
        - Жена Кейна? - В голосе Дианы послышалось недоверие. - Кейн женился? Почему же он не сказал мне?
        - Все случилось так внезапно…
        Чувствуя, что золовке нужны подробности, она рассказала ей о своей дружбе с Эндрю и поняла, что Диана уже знает о ней из писем Эндрю. Что касается их с Кейном брака, она сказала ей то же самое, что и миссис Хендерсон: они с Кейном переписывались последние полтора года, и их отношения переросли в нечто большее.
        - Уверена, Кейн хотел позвонить вам, чтобы сообщить новость, - закончила она.
        - Ну да! - возмущенно воскликнула Диана. - Кейн очень редко звонит и никогда, никогда не отвечает на письма. Но это, возможно, потому, что он тратил все время на письма к вам. - В голосе Дианы послышались насмешливые нотки.
        Меган не стала разуверять ее, но ей показалось странным, что Кейн не отвечает на письма сестры.
        - Не сомневаюсь, рано или поздно я бы узнала обо всем от Эндрю, - продолжала Диана. - Хоть он регулярно пишет мне.
        Меган улыбнулась.
        - Постараюсь, чтобы он так же делал и впредь.
        - Хорошо, - удовлетворенно сказала Диана, и тон ее стал более сердечным. - Меган, позаботься о моем брате за меня, хорошо? Он слишком много пережил. Он вырастил меня после гибели наших родителей, и я знаю, ему здорово досталось с Кэти. Мне было так трудно решиться уехать и бросить его, но моему мужу предложили более оплачиваемую работу. Мы прекрасно понимали, что он никогда не сможет заработать таких денег, как сейчас, если мы останемся в Линдене. Но я очень скучаю по Кейну и Эндрю.
        Меган была уверена, что Эндрю и Кейн отвечают ей тем же.
        - Попробую уговорить Кейна взять отпуск и приехать к вам.
        - Буду очень рада! - взволнованно ответила Диана.
        Они поговорили еще несколько минут. Когда Кейн вышел из ванной, она передала ему трубку, чтобы сестра могла поздравить его с женитьбой.

        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        В следующий четверг вечером Кейн вернулся с работы, ожидая, что увидит возле дома машину Джойс, и очень удивился, что она уехала, не получив еженедельного жалованья. Наверно, Меган заплатила, подумал он, вылезая из фургона.
        Они были женаты меньше недели, но уже завели распорядок, который бывает у давно женатых пар. Он стремился скорее попасть домой и увидеть ее, посидеть за кухонным столом, обедая и рассказывая о новостях прожитого дня. Как настоящая семья. Энди спросил Меган, может ли он называть ее мамой, и восторг в его глазах умилил Кейна.
        Он вошел в кухню, поставил на стол коробку из-под завтрака, потом прислушался к голосам в гостиной: Энди читал из учебника, а Меган помогала ему произносить наиболее сложные слова.
        - Где Джойс?
        Меган испуганно посмотрела на него.
        Энди перестал читать и, вложив закладку между страницами, закрыл книгу.
        - Привет, пап. Джойс нет здесь.
        - Она не пришла на урок?
        - Она приехала вовремя, - сказала Меган, складывая школьные тетради, разбросанные на кофейном столике. - Я заплатила ей за неделю и отпустила.
        - Что? - Его голос поднялся на октаву. - И она не вернется?
        - Нет.
        Он раскрыл рот от удивления, не веря, что она так осмелела.
        - Ты отпустила ее, не спросив меня?
        - Я хотела поговорить об этом сегодня вечером, - объяснила Меган.
        - А я бы хотел поговорить об этом сейчас. - Он повернулся и вышел в кухню, слыша их голоса:
        - Мама, пожалуйста, уговори его!
        - Буду стараться изо всех сил, - ответила Меган.
        Кейн расхаживал взад и вперед, его разрывали противоречивые чувства.
        - Ты не имела права отпускать Джойс. - Он сжал руки в кулаки и пригвоздил ее яростным взглядом, с трудом сдерживая себя. - Я нанял Энди репетитора по определенным соображениям.
        Меган скрестила руки на груди, не испугавшись его свирепого вида.
        - По каким?
        Кейн замер. Только одно соображение стучало в его голове: «Я хочу, чтобы мой сын имел все преимущества, которых не было у меня. Я хочу, чтобы Энди поступил в колледж и добился успеха в жизни». Но он не мог произнести этих слов, потому что ему было слишком больно вспоминать о том, что пришлось пожертвовать своим образованием. А теперь, став взрослым, он каждый день своей жизни расплачивается за эту жертву. Он давно поклялся себе, что Эндрю никогда не узнает неприятностей и унижения из-за того, что не получил образования.
        Или из-за того, что не умеет читать.
        Однако Меган, видимо, что-то поняла, даже не зная правды. Выражение ее лица смягчилось, и она подошла к нему.
        - Эндрю обижается. Он сказал мне, что только у детей, которые не могут учиться сами, есть репетиторы.
        Кейн сделал резкий выдох и отвернулся. Не подточил ли он уверенность сына в собственных силах? Не навредил ли?
        - Папа!
        Кейн посмотрел на Эндрю, который стоял у кухонной двери.
        - Да?
        - Я больше не хочу заниматься с Джойс.
        Кейн не мог легко расстаться со своими убеждениями.
        - Иногда нам приходится делать то, чего не хочется…
        Меган крепко сжала руку Кейна, прервав нравоучения.
        - Кейн, выслушай сына.
        Он сжал зубы, но замолчал.
        - Мне нравится Джойс, - продолжал Эндрю, - но она учит меня тому, что я уже знаю.
        - Она помогает тебе делать домашнюю работу, - заметил Кейн.
        - Поскольку я дома, когда Энди приходит из школы, я могу проверять у него уроки, - вставила Меган.
        - Папа, пожалуйста! - умолял Эндрю. - Мне не нужна Джойс. У меня только отличные отметки.
        - А если отметки станут хуже?
        - Если такое случится, в чем я сомневаюсь, - подчеркнуто сказала Меган, давая понять Кейну, что она не допустит этого, - мы вновь обратимся к Джойс.
        Кейн почувствовал, что его аргументы рассыпались. Он не мог вечно опекать Эндрю и понимал, что надо оказать ему доверие, иначе сын возненавидит и его, и учебу. Но главное, что обнадеживало его, - Меган следит за успехами Эндрю.
        - Папочка, договорились? - Сын с надеждой протянул руку Кейну, пока тот не задал еще какого-нибудь вопроса.
        Кейн понял, что проиграл, и достойно принял поражение.
        - Договорились, - заключил он, пожимая руку Эндрю.

        - Энди, одевайся скорей. Пора в церковь, - крикнул Кейн, идя через холл на восхитительный запах кофе. - Выезжаем через полчаса.
        В кухне Меган что-то аккуратно записывала в блокнот.
        - Доброе утро, - радостно приветствовал ее Кейн. Он открыл холодильник и посмотрел на его скудное содержимое.
        Жена постучала кончиком ручки по бумаге и вскинула бровь.
        - Что-то у тебя слишком хорошее настроение сегодня.
        Он кинул взгляд через плечо и лениво улыбнулся.
        - А что, есть причины для грусти?
        - Думаю, нет, - игриво ответила она. - У тебя осталось время только проглотить тарелку овсянки.
        - Сойдет. - Он закрыл дверцу холодильника и подошел к столу. - Мы где-нибудь позавтракаем после церкви. - Он перекинул ее волосы на спину и задержал пальцы на атласной коже шеи, чувствуя, как дрожь тут же пробежала по ее спине.
        - Кейн, прекрати!
        На самом деле она не хотела, чтобы он прекратил. Он видел в ее глазах желание, румянец залил ее щеки. Но в любую секунду сюда мог войти Эндрю, и Кейн убрал руки. Он склонился и быстро поцеловал ее в раскрытые губы, пробормотав:
        - Мне нравится, когда ты краснеешь. - Выпрямившись, он взял кружку. - Налить тебе?
        - Да, пожалуйста. Со сливками и ложечкой сахара.
        Он пошел к кофеварке, а она приписала еще несколько наименований к своему списку. Кейн наполнил обе кружки и стал искать сахар в розово-белом пакете на второй полке. Он исчез, а это был полный двухфунтовый пакет. Предположив, что Меган израсходовала его на выпечку, он сказал:
        - И сахар кончился.
        - Ах, да, забыла! Я положила сахар, соль, муку и кофе в банки.
        Нахмурившись, Кейн закрыл дверцу буфета и обернулся.
        - В какие банки? - В его голосе зазвучала тревога, осторожности, так как он почувствовал, будто вдруг оказался на минном поле и ему надо следить за каждым своим шагом.
        Меган продолжала писать в блокноте.
        - В те, что на столе.
        Он осмотрел стол и увидел четыре керамические емкости с цветочками и четко написанными названиями. Он напрягся. Вчера их не было.
        - Откуда эти банки? - спросил он небрежным тоном.
        - Они были среди вещей, которые прислала Джуди. Мне показалось, что они оживят кухню. Тебе нравится?
        - Да, замечательно, - пробормотал он, хотя терпеть не мог перемен. Ему хотелось, чтобы в кухне все было по-старому. Он знал, где что стоит, и все мог найти с закрытыми глазами, если понадобится. Но разве можно сказать ей об этом, не обидев или не возбудив подог зрение?
        - В которой же сахар? - небрежно спросил он.
        - Там написано. Думаю, ты сам справишься.
        Конечно, справится. Он всегда справлялся. Если бы не справлялся, правда давно бы выплыла.
        С кофе в руках он подошел к банкам, осторожно рассматривая их. Буквы насмехались над ним. «Привыкай изворачиваться, Кейн, - сказал он себе. - У тебя впереди много лет. Кроме того, обман так давно стал частью твоей жизни, что сделался второй натурой».
        Он открыл крышку первой банки и увидел белые кристаллы. Попал! Приготовил чайную ложку и остановился, вспомнив, что она говорила и про соль тоже. Украдкой посмотрев на Меган и убедившись, что она занята, он облизнул мизинец, опустил его в банку и попробовал на вкус. Соль!
        Во второй банке находился кофейный порошок, а содержимое третьей было похоже на то, что в первой. Не желая рисковать, он сначала попробовал его на вкус.
        Когда он поставил перед Меган кружку с дымящимся кофе, она сделала глоток, наслаждаясь вкусом сливок и кофе.
        - М-м, замечательно. Спасибо.
        Он сел рядом с ней.
        - Всегда пожалуйста.
        - Завтра, когда Энди вернется из школы, я поеду за покупками. Хочешь еще что-нибудь прибавить к списку? - Она положила перед ним свой блокнот. - Я пока еще не знаю, что вы с Эндрю любите и чего не любите, поэтому буду благодарна, если ты поможешь.
        Кейн взял блокнот и посмотрел на список. Через несколько секунд вернул его без всяких замечаний.
        - Мы все любим, кроме лимской фасоли и печенки.
        - Вам легко угодить. А что особенно любите?
        Он усмехнулся.
        - Печенье с кремом и домашние спагетти.
        - Прекрасно! - Она добавила к списку несколько наименований. - А теперь - ты.
        - Нет, покупай, что тебе нужно. - Вынув из кармана кошелек, он отсчитал несколько двадцатидолларовых банкнот и придвинул к ней. - Хватит?
        - Конечно, - ответила она. - Если не хватит, у меня еще есть деньги.
        - Я заплачу за все, что тебе нужно.
        Кейн показывает гордость, думала она. Но разве не могут оба супруга вносить каждый свой вклад? Обхватив руками кружку, Меган откинулась на спинку стула и сделала глоток кофе.
        - Я хотела кое о чем спросить тебя.
        - О чем?
        - Что, если мы откроем совместный чековый счет?
        - Меня это не интересует. - Его тон был твердым и непреклонным.
        - Я внесу свою долю в фонд семьи, продолжала Меган, давая ему понять, что у них союз с равным участием, куда войдут и ее авторские гонорары. - А у тебя может быть свой собственный чековый счет, если ты хочешь…
        - У меня нет чекового счета, и я не хочу заводить его. Мне достаточно сберегательного.
        Меган посмотрела на него, раскрыв рот.
        - А как ты расплачиваешься за покупки?
        - Наличные вполне подходят для этого.
        - Оплачиваешь все счета наличными? - Она недоверчиво покачала головой.
        - Да. А у тебя с этим проблемы?
        Она нахмурилась из-за его резкого, оборонительного тона.
        - Ты просто сэкономишь массу времени, если подпишешь чек и отправишь его по почте, вместо того чтобы бегать по городу с кошельком.
        Он долго молчал. В его взгляде был вызов и закипающий гнев.
        - Если тебе не нравится, как делаю я, расплачивайся чеками.

        Спустя два дня Меган припарковалась на стоянке около единственного городского банка - Линденского банка займов и кредитования, все еще размышляя, почему Кейн так гневно отреагировал на ее предложение о совместном чековом счете. Неужели он подумал, что она хочет завладеть его деньгами?
        Странное поведение мужа удивляло и интриговало ее. То он нежный и остроумный, то холодный и отчужденный… Она ведь не собирается сорить его деньгами, по натуре она бережлива, а совместный чековый счет упростит их финансовые дела…
        Из церкви они вернулись одни, потому что Эндрю остался у Линденов. Кейн обнял ее и поцеловал с такой страстью, что все напряжение между ними растаяло. Он был гордым человеком, и она расценила его поведение как молчаливое извинение.
        Меган вошла в банк и направилась к хорошенькой брюнетке, за столом. На карточке, прикрепленной к ее платью, значилось: «Дебби Дэвис, менеджер по вкладам».
        Молодая женщина приветливо улыбнулась.
        - Добро пожаловать в Линденский банк, - заученно сказала она. - Чем могу помочь?
        Меган не успела ответить, как на столе зазвонил телефон, и женский голос произнес:
        - Дебби, госпожа Петерсон на первой линии по поводу доверительного счета.
        - Извините, я освобожусь через минуту, - сказала Дебби, беря трубку.
        Меган понимающе кивнула и отошла от стола, давая возможность менеджеру по вкладам пообщаться с клиенткой. Скользнула взглядом по золотым табличкам на стеклянных дверях кабинетов и улыбнулась: за дверью с табличкой «Харольд Линден, президент» горел свет.
        Пока Дебби разговаривала по телефону, Меган отошла еще на несколько шагов и удостоверилась, что Харольд в кабинете. Она увидела его профиль, когда он откинулся в кожаном кресле, держа в руках какой-то документ. Она вернулась к столу Дебби, и у нее появилась идея.
        Женщина повесила трубку, сложила руки на столе, внимательно глядя на Меган.
        - Так о чем мы говорили?
        - Я хотела бы повидать мистера Линдена.
        Дебби смутилась.
        - Вам назначено?
        - Нет, но я уверена, что он примет меня.
        - Как вас зовут?
        - Меган Филдинг.
        Карие глаза Дебби округлились.
        - А-а, - выдохнула она, как будто хотела сказать: «Так это о вас все говорят». - Я не уверена, что он сейчас у себя.
        Меган понимала, что сотрудница должна охранять покой своего босса, но ей очень хотелось поговорить с Харольдом без зловещего присутствия его жены. Какими бы ни были разногласия между Линденами и Кейном, она хотела урегулировать их мирным путем.
        Меган терпеливо улыбнулась и поправила на плече ремешок сумки.
        - Если только у него нет близнеца, который сидит за его столом, я бы взялась утверждать, что он на месте.
        Дебби подняла трубку и нажала три цифры.
        - Мистер Линден, извините, что беспокою, но здесь некая Меган Филдинг хочет видеть вас.
        Меган услышала голос Харольда, доносящийся из кабинета, но не могла разобрать, что он ответил. Она это узнала, как только Дебби положила трубку.
        - Он сказал, что примет вас. Его кабинет вон там.
        Харольд встретил ее у дверей своего кабинета, его лицо выражало интерес. На нем был элегантный костюм в тонкую полоску и красивый галстук. Несмотря на возраст и редеющие седые волосы, он был очень приятный мужчина.
        - Добрый день, миссис Филдинг, - вежливо приветствовал он.
        - Пожалуйста, просто Меган, - ответила она, желая покончить с формальностями.
        Он улыбнулся, и она увидела симпатию в его глазах.
        - Что я могу для вас сделать?
        - Я хотела бы поговорить с вами о Кейне и Эндрю.
        Он не удивился и не выставил ее вон.
        - Пожалуйста, проходите и садитесь.
        - Спасибо. - Она вошла в кабинет, и он закрыл дверь от любопытных клиентов и служащих.
        Сидя в одном из кресел у его стола, Меган чувствовала запах кожи и трубочного табака. Теперь, попав сюда, она не знала, что сказать.
        Харольд первым нарушил молчание:
        - Хоть с опозданием, но поздравляю вас с вступлением в брак.
        Его искренний тон удивил ее.
        - А я думала, вам это неприятно.
        - Не буду отрицать, что новость была для меня шоком, как и для большинства из нас, но Эндрю такого высокого мнения о вас, и он теперь счастливее, чем когда-либо. Его благополучие - моя основная забота.
        - А Патрисия испытывает такие же чувства?
        Харольд нахмурился, и на лбу показались резкие морщины.
        - Конечно.
        - Тогда почему она продолжает воевать за чувства Эндрю?
        - Мы ничего подобного не делаем, - возмущенно ответил Харольд. - Мы очень любим Эндрю и никогда не мучили бы его таким образом.
        - Но вы делаете это, намеренно или нет. - Она продолжала, ни в коем случае не желая оскорбить его. - Проявляя враждебность к Кейну, вы ставите Эндрю в центре раздора. Напряженность между вами ужасна, и, хотя Эндрю принимает ваше поведение, потому что он ребенок и не знает другого, потом, когда ему придется выбирать между вами и отцом, он может возненавидеть вас обоих.
        В карих глазах Харольда появилась грусть.
        - Знаю, - сказал он мягко.
        - Тогда почему вы допускаете, что вражда продолжается, если можно покончить со всем этим несколькими простыми словами?
        Харольд тяжело вздохнул и поднялся. На мгновение Меган показалось, что он попросит ее уйти, но он подошел к окну во всю стену, в которое можно было наблюдать за медленным ходом линденской жизни, и сказал:
        - Потому что моя жена не может простить Кейну то, что он сделал с нашей дочерью.
        Не в состоянии поверить, что Линдены настолько недалекие люди, Меган встала рядом с Харольдом, готовая защитить мужа.
        - Кейн лишь взял на себя ответственность и женился на девушке, которая забеременела от него.
        Харольд взглянул на нее, очевидно удивившись, что она знает такие подробности об отношениях Кейна и Кэти.
        - Это он рассказал вам?
        - Да. Он также рассказал, что очень любил Кэти.
        - Должно быть, вы сами очень любите Кейна, раз пошли на такие крайние меры.
        Она улыбнулась.
        - Да, я очень люблю Кейна и Эндрю и не хочу, чтобы кто-нибудь из них страдал из-за того, что можно легко уладить.
        - Меган, я знаю, Кейн неплохой человек…
        - Тогда зачем вы позволяете, чтобы все думали, будто он убил вашу дочь?
        Харольд сжался и покраснел от замешательства.
        - Никто на самом деле так не считает.
        - Это еще хуже. Разговоры о том, что он убил ее, усугубляют его чувство вины.
        - Я не знал этого.
        - Если человек слышит о себе одно и то же много раз, он начинает верить в это. Как вы могли допустить, чтобы распространялась такая ужасная ложь?
        - Как ни стыдно признаться, думаю, Патрисии было легче смириться со смертью Кэти, обвиняя Кейна и не веря правде.
        Меган скрестила руки на груди и осталась на месте, боясь спугнуть его откровенность.
        - А в чем эта правда?
        Взяв фотографию в медной рамке, он посмотрел на портрет своей молодой красивой дочери. И когда наконец перевел взгляд на Меган, в его глазах читалась неподдельная скорбь утраты.
        - В том, что мы избаловали Кэти, и она вышла замуж за Кейна, рассчитывая слишком на многое.
        - Кейн старался, как мог, содержать семью.
        - Знаю. Но я никогда ни в чем не отказывал Кэти. Она была нашим единственным ребенком и всегда умела вить из меня веревки. Когда она попросила меня дать работу Кейну, я подумал, что это хорошая возможность для него. Кроме того, мое дело стало бы семейным. Но у многих мужчин своя гордость.
        - У Кейна ее чересчур много, - пробормотала Меган.
        Харольд поставил фотографию на полку и опустился в кресло.
        - Том, его отец, был таким же. Очень упрямый, но трудяга. Я уважаю Кейна за это, но надеялся, что он согласится работать под моим началом, а когда я уйду на покой, сможет взять бразды банковского бизнеса в свои руки.
        - Кейн не так скроен, чтобы носить костюм и галстук, - с легкостью заметила она.
        С задумчивым выражением Харольд сжал пальцы.
        - У Кейна была такая трудная жизнь! В раннем возрасте он потерял родителей и один растил сестру. Ему никогда ничего не хотелось сверх обычного, и он был удовлетворен работой на лесопилке. Кэти мечтала слепить из Кейна кого-то, кем он не желал быть. Я знаю, что их отношения стали натянутыми после того, как он отказался от работы у меня, и Кэти… всем жаловалась, как она несчастна. - Он глубоко вздохнул. - А когда она погибла, Патрисия потеряла голову. Самым легким для нее было возложить вину на Кейна.
        Меган поняла, сколько боли накопилось у обеих сторон. Она сочувствовала горю Линденов, но пора было прийти к примирению и подумать о будущем.
        - Надо прекратить этот конфликт.
        Харольд незаметно смахнул влагу с ресниц.
        - Он продолжается так долго, что никто из нас не знает, как это сделать.
        - Ну, для начала нам надо, чтобы Патрисия и Кейн поняли то, что мы с вами уже знаем. К сожалению, Кейн слишком горд, чтобы сделать первый шаг.
        - А Патрисия слишком упряма.
        - Тогда устроить это должны мы. А что, если вы приведете ее к нам на обед, скажем, недели через две в пятницу? За это время вы сможете убедить ее поговорить с Кейном.
        - Думаю, больше шансов привести ее без предупреждения.
        - Да, наверное, так лучше и для Кейна, чтобы не было времени колебаться.
        - Меган, - неуверенно начал Харольд, - не ожидайте слишком многого. Столько лет продолжается эта вражда, что потребуется немало времени, пока Патрисия примет Кейна и вас.
        Взяв сумочку, она поднялась.
        - Знаю, но у Эндрю должна быть семья.
        - Да, вы правы, - тепло улыбнулся Харольд. - Постараюсь сделать все возможное. - Он вышел из-за большого стола, который разделял их, и протянул ей руку.
        - Спасибо, что зашли. Эндрю повезло, что у него такая мачеха.
        - Мне еще больше повезло, что у меня есть он. Буду поддерживать с вами связь, Харольд.
        - Надеюсь, шампанское вам понравилось.
        Взявшись за ручку двери, Меган замерла. Так это он - тот друг, что прислал им бутылку шампанского?
        Она улыбнулась.
        - Спасибо, очень понравилось.

        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Кейн сидел на кушетке в гостиной, свет лампы отражался на глянцевых страницах книги в твердом переплете, которую Меган преподнесла ему как свадебный подарок.
        Он не мог заснуть, хотя было уже два часа ночи. Его тело насытилось любовью с Меган, но он испытывал беспокойство, от которого не мог избавиться. Он побродил по дому, и его необъяснимо потянуло к книге по изготовлению мебели. В одиночестве, когда никто не следил за его реакцией и когда не было никаких вопросов, связанных с текстом книги, он мог разглядеть и проанализировать иллюстрации. Он решил выполнить один из эскизов без объяснения, просто чтобы доказать себе, что он это может.
        Но картинки стали расплываться перед глазами, когда он мысленно вернулся к женщине, которую оставил в своей постели. К женщине, которая запала в его душу и заставила почувствовать то, что он не хотел чувствовать. Одним взглядом или прикосновением она прогоняла одиночество, которое так долго было его постоянным компаньоном. Как могло такое случиться?
        Прошла почти неделя после размолвки по поводу чекового счета. Он вел себя как подонок, но, к счастью для него, Меган было легко отвлечь поцелуями и ласками, и она быстро прощала. Это нравилось ему в ней. Нравились ее улыбка и шутки, и как она произносила его имя, когда они сливались воедино.
        Зато ему не нравились перемены, которые она внесла в его дом, пусть даже эти изменения были незначительными. Ему было достаточно найти свою одежду не в тех ящиках или увидеть туалетные принадлежности не на тех местах, как у него начинался приступ тревоги.
        И вдруг, будто он мысленно вызвал ее, она тихо подошла к нему, со спутанными волосами и в его рубашке. Глаза их встретились, и что-то пробежало между ними. Не сексуальный разряд, но что-то, несомненно, очень интимное. Чувство такое сильное и глубокое, что тронуло его душу.
        Закрыв книгу, он выпрямился.
        - Почему не спишь?
        Она сонно улыбнулась.
        - Могла бы задать тебе тот же вопрос, но, думаю, ответ очевиден.
        Опустившись рядом с ним на кушетку, Меган подобрала под себя обнаженные ноги и прижалась к нему.
        - Мне приятно, что тебе нравится книга. А то я сомневалась.
        Он нежно убрал пряди волос с ее щеки.
        - Это самый лучший подарок, который мне когда-либо дарили. - То была правда. Ему никогда никто не дарил ничего, выбранного с таким вниманием.
        Она засияла.
        - Я рада, потому что ты это заслуживаешь. - Она вздрогнула и прижалась к нему.
        - Замерзла? Хочешь, пойдем в спальню или развести огонь в камине?
        Она подняла голову, посмотрев на него страстным взглядом.
        - Трудно сделать выбор.
        - А зачем нам вообще идти в спальню, если у нас здесь есть замечательная кушетка? - спросил он и принялся разводить огонь.
        - Этот шкаф для посуды сделал ты?
        - А что, он выглядит кустарным?
        - Наоборот! - Она внимательно разглядывала искусную резьбу. - Он прекрасно выполнен и не похож на серийную вещь с конвейера мебельной фабрики.
        Ее комплимент был так приятен его самолюбию, что он сказал правду:
        - Я сделал его к первой годовщине нашей свадьбы с Кэти.
        Она выпрямилась и удивленно посмотрела на него.
        - Почему же в нем ничего нет?
        - Кэти хотела обеденный уголок к нему, но я так и не сделал его.
        На самом же деле она сказала: «Я не хочу иметь мебель, на которой нет знака изготовителя. Люди подумают, что мы купили ее на барахолке». После таких слов у него пропало всякое желание что-либо делать.
        - Этот шкафчик красив сам по себе.
        Интересно, восхищалась бы она его талантом, если бы он признался, что неграмотен и что вполне мог неправильно соединять детали, но каким-то образом ухитрялся все делать правильно?
        - У меня есть посуда и хрусталь, которые я еще не распаковала. Ты не возражаешь, если я поставлю их сюда?
        Кейн пожал плечами и повесил кочергу на крючок, потом приладил экран.
        - Если хочешь.
        - Конечно, хочу. - Она прошла через комнату и опустилась на колени около него. - Прекрати скромничать, Кейн. Ты не думал продавать свои изделия?

«Много раз, но с продажей связано столько бумажной волокиты, а я на это не способен», - мысленно ответил Кейн, а вслух сказал:
        - Кто захочет купить это?
        - Если бы ты попробовал, то смог бы продавать мебель и игрушки. Ты можешь зарабатывать, занимаясь тем, что тебе нравится. У тебя потрясающий талант, ты делаешь такие красивые вещи!
        У Кейна все сжалось в животе. Меган была предельно открыта и честна с ним, а он отвечал ей только ложью и обманом.
        - Это всего лишь хобби, Меган. И ничего больше.
        - Знаешь, вначале писательство тоже было моим хобби.
        Он обрадовался перемене темы.
        - Ты не всегда писала?
        - Профессиональной писательницей я стала не так давно, а раньше публиковалась в журналах. По профессии я секретарь по юридическим вопросам, а писать начала после развода. Пришлось много работать, мне не раз отказывали, пока наконец я не получила заказ на свою собственную серию.
        - Ну, а я не люблю рисковать.
        Она потрогала пальцами щетину на его подбородке. Прикосновение было легким и благоговейным.
        - Ты же рискнул со мной.
        - Мне повезло. Вы, миссис Филдинг, - пробормотал он, опуская голову, чтобы подразнить ее, и целуя в губы, - оказались удачным приобретением.

        - Кейн, не мог бы ты зайти ко мне в кабинет?
        Просьба Джефа насторожила Кейна, ведь босс никогда не вызывал его в офис за те полтора года, что руководил лесопилкой. Кейн поднял свежеоструганную доску и положил ее в штабель. Пять минут спустя он уже сидел перед начальником.
        Джеф проглядел бумаги в папке и вытащил одну.
        - Как тебе известно, я руковожу лесопилкой всего лишь пару лет, и у меня не было времени на все. Но недавно я прочитал твое послужное дело и заметил, что ты отказался от нескольких повышений!
        - Я доволен тем, что имею.
        Джеф удивленно посмотрел на него. Потом продолжал, то ли не слыша, что сказал Кейн, то ли намеренно пропустив мимо ушей его заявление:
        - Рой Питерс увольняется через две недели. Он переезжает в Калифорнию. Освобождается место снабженца, и я хотел бы предложить его тебе. - Нет.
        - У тебя зарплата будет значительно выше. - Нет.
        - Ты прекрасно подходишь для этой работы, Кейн, - возразил Джеф. - Ты знаешь лесопилку вдоль и поперек.
        Руки Кейна сжались в кулаки. У него появилось странное ощущение, как будто все это уже было с ним когда-то. Кейн вспомнил горечь Кэти, когда он отказался от предложения ее отца, и подумал, что не вынесет такого же непонимания со стороны Меган. Но и повышения он не мог принять.
        - Спасибо за предложение, но нет.
        Джеф откинулся в кресле и стал с любопытством разглядывать Кейна.
        - Не возражаешь, если я спрошу, почему?
        Кейн посмотрел на него, представляя, как отреагировал бы его босс, если бы он сказал правду.
        - Я должен указать в твоем деле причину отказа.
        - Напиши: личная причина.

        Кейн ехал с работы домой, и его наполняла знакомая злость, вытесняя даже ту малейшую уверенность в себе, которую он почувствовал после разговора с Меган. Он не мог получить повышение даже там, где работает с двенадцати лет, а Меган полагает, что он способен завести собственное дело.
        Кейн вылез из фургона, вяло поздоровался с Эндрю, который играл во дворе, и вошел в дом через кухню. Остановился на пороге, стараясь сразу заметить новые перемены.
        Должно быть, она распаковала еще одну коробку со своими вещами и побывала в магазине. Занавески с оборками обрамляли окно над раковиной, на столе стояли цветы, лежали новые салфетки-коврики под тарелками и матерчатые салфетки - у каждого прибора.
        Он заметил также какие-то новые приспособления на столе и полотенца, не обтрепанные по краям. Что еще она заменила в кухне?
        Испытывая злость и раздражение, Кейн поставил на стол коробку из-под завтрака и открыл буфет, где обычно хранил продукты и посуду. Вместо его тарелок с оббитыми краями стояли тарелки и салатницы в цветочек. А продукты оказались в другом буфете. К тому же Меган постепенно заменяла известные ему продукты на другие, по своему вкусу.
        Он резко выдохнул и захлопнул дверцу буфета. Из-за накопившегося за день напряжения в сочетании со страхом, которого он не мог выразить, что-то лопнуло у него внутри.
        - Я больше ничего не могу найти в этом доме! Когда ты закончишь перестановки и украшательство, останется ли здесь хоть что-нибудь мое?
        У нее расширились глаза, и она отступила на шаг назад.
        - Я только хотела добавить кое-что из своих вещей. Если тебе это неприятно…
        Его взгляд упал на связку писем, которую она прижимала к груди. От дурного предчувствия у него побежали мурашки по спине, а ноги стали ватными. О Боже, только не это…
        Он подскочил к ней и выхватил письма. Его грубость напугала ее.
        - Где ты взяла их? - потребовал он, заранее зная ответ. Он знал также, что она нашла больше, чем эти невскрытые письма. В горле поднялась желчь, и его замутило.
        - Я нашла их в нашей спальне.
        В стенном шкафу, на верхней полке, за коробками и старыми свитерами. Смачно выругавшись, он пронесся мимо нее и замер на пороге гостиной. Страх тисками сжал его грудь. Коробка, которую он так тщательно спрятал, стояла открытая, а содержимое было рассыпано на кофейном столике. Невскрытые письма, несколько фотографий его родителей и сестры, и самое заметное - учебники Эндрю из детского сада и первого класса.
        Кейн закрыл глаза. На него нахлынули мучительные воспоминания о тех вечерах, когда он засиживался допоздна, глядя на буквы и слова и не понимая, что они означают. Он почувствовал себя оскорбленным и чертовски униженным. Как будто она заглянула в самую потаенную часть его души. Он медленно обернулся и посмотрел на нее.
        - Зачем ты, черт побери, рылась в моих личных вещах?
        - Кейн, я твоя жена, - почти умоляюще ответила Меган, а глаза стали такими голубыми, каких он никогда не видел. - Если ты не можешь доверять мне, то это не брак.
        Она провела трясущейся рукой по рассыпавшимся волосам, потом прижала пальцы к губам, следя, как он положил письма на стол и стал собирать в коробку все, что там хранилось. Взяла связку писем и, когда он попытался забрать их у нее, с вызовом отступила назад.
        - Это письма от твоей сестры, - ровным голосом сказала она. - Почему ты не открыл и не прочитал их?
        Забрав у нее письма, он швырнул их в коробку.
        - Не твое дело.
        - Нет, мое, - горячо возразила она. - Никаких тайн, никакой лжи, помнишь, Кейн?
        Но у него была своя тайна, и ужасная, а ложь стала единственным способом удержать его на плаву.
        - Я сказал, что это не твое дело! - резко бросил он. Взял коробку и вышел.

        Он снова стал избегать ее.
        Поздно вечером, сидя на качелях, Меган закуталась в теплую куртку Кейна. Но холод был у нее внутри. Прошло три дня после их стычки, и все это время он не прикасался к ней и разговаривал, лишь когда этого требовала вежливость.
        Размолвка с Кейном очень ее огорчала, к тому же беспокоил тот факт, что он скрывает от нее какие-то стороны своей жизни. Вспомнив его резкие слова о том, что у него не осталось ничего своего в доме, она стала раздумывать, не сожалеет ли он об их браке и о том, что она вторглась в их жизнь. Может, она взяла слишком быстрый темп, так много изменяя в его жизни? Ведь он столько лет жил в одиночестве…
        Нераспечатанные письма от сестры, которые она нашла, его реакция на них и содержимое той коробки озадачили ее. Она вспомнила замечание Дианы о том, что Кейн никогда не отвечал на ее письма, однако же, когда она спросила его об этом, он разозлился и ушел. И у нее по-прежнему не было ответов.
        Дрожа от холода и щемящего одиночества, Меган прислонила голову к цепи, поддерживающей качели. Ей не хватало тепла рук мужа, ей отвратительны были его сдержанность и ледяная вежливость, после того как она узнала, каким нежным и щедрым он может быть.
        Этим вечером повторится то же, что было в последние три дня: Кейн вернется из мастерской после полуночи, полагая, что к этому времени она уже уснула… Меган вздохнула и пошла в дом. Надела тренировочный костюм, забралась в постель и сжалась в комок под одеялами. Ее ожидала еще одна долгая, холодная, одинокая ночь.

        Меган сидела в уголке их с Кейном спальни, где она поставила стол и компьютер для работы. Отложив в сторону свои черновики, она взяла в руки сочинение Энди «Семья» - целую книгу, которую он сделал из чертежной бумаги, украсив своими рисунками. Он получил первое место за свое сочинение и с гордостью показал его ей накануне дня открытых дверей в школе. Маленький мальчик на нескольких страницах с большой любовью и старательностью выражал свой взгляд на семью. Единственное, чего не хватало в этой истории, это улыбающихся дедушки и бабушки.
        Меган надеялась, что такое положение изменится после сегодняшнего обеда с Патрисией и Харольдом. Ее совесть была неспокойна - она не сказала Кейну, что пригласила Линденов на обед, и не представляла, как он отреагирует. Она вообще не представляла, чего можно от него ждать, не знала, когда ее слова или поступки могут взорвать его, как часовой механизм бомбы.
        Тяжело вздохнув, она положила сочинение Эндрю на полку над своим столом, откуда могла доставать его каждый день. Проверив, как тушится мясо с морковью и картошкой к обеду, она села за стол и погрузилась в новую книгу, чтобы хоть на несколько часов забыть о своих семейных проблемах.
        Около половины второго она услышала, как приехал с работы Кейн.
        Меган не обернулась, хотя каждой клеточкой своего существа трепетно отзывалась на его присутствие. Заскрипели пружины матраса, когда Кейн сел на край кровати позади нее, потом раздался стук падающих башмаков. И все это в полном молчании. Она закрыла глаза. Вот к чему они пришли. Чужие люди, которых объединила только любовь к Энди…
        Она повернулась на вертящемся стуле и заглянула ему в лицо. Кейн тоже посмотрел на нее, лицо его было непроницаемым, а под глазами залегли темные тени. Протянув руку, она могла прикоснуться к нему. Но не сделала этого.
        - Я начала новую книгу. Называется «Отец Энди женится».
        Это сообщение не вызвало ни малейшего проблеска интереса у Кейна, словно Меган завела разговор о погоде. Ей хотелось ударить его или бросить что-нибудь в него, просто чтобы вызвать хоть какую-нибудь ответную реакцию.
        Но тут он скинул блузу, и у нее все пересохло во рту. Ноющая боль появилась внизу живота, обостряя все ощущения.
        - Не хочешь прочитать набросок моей новой книги?
        Боль исказила его черты, он побледнел. Точно так же реагировал он на дне открытых дверей, когда она дала ему прочитать сочинение Энди.
        - Кейн, что с тобой?
        - Ничего, - грубо ответил он.
        Он хотел встать, но она не собиралась отпускать его. Прижав руку к его груди, она толкнула его на матрас. Смело села ему на колени и взяла его лицо в свои руки. Он попытался увернуться, но она держала крепко.
        - Господи, Кейн, не лги мне! Я больше не могу выносить твоего молчания и того, что ты избегаешь меня.
        Его тело содрогнулось, а глаза молили о прощении. «О Боже, я не хочу тебя потерять», - словно говорил он.
        - Люблю тебя, - прошептала она.
        Он задрожал всем телом. Искра надежды промелькнула в его глазах. Каким бы мимолетным ни был этот взгляд, ей было достаточно. Она хотела дать ему столько любви, чтобы он смог выгнать всех демонов, которые изводят его. Столько любви, чтобы он поведал ей о том, почему так болит его сердце.
        Обняв его за шею, Меган скрепила свое признание поцелуем. Он страдает, и ее единственная цель - утешить его. Сделать так, чтобы он принял ее помощь.

        Она любит его. Сознание этого наполняло Кейна Удивлением, а также сомнением. Он знал, как хрупка бывает любовь, как легко разрушить иллюзию счастья. Кэти любила его, пока не узнала правду.
        Он взглянул на женщину, которая, прильнув к его груди, крепко спала, получив удовлетворение от любви. Меган была дорога ему, ни одна женщина так не действовала на него.
        Он заботливо накинул простыню на ее обнаженные плечи. Она вздохнула и обвила ногами его ноги. Может, она и не будет в шоке, если он скажет ей правду? Может, она не отвергнет его? Господи, когда его чувства к Меган превратились в узел, который он не может распутать? И почему она все осложнила, влюбившись в него?
        Она снова зашевелилась и на этот раз подняла голову, чтобы посмотреть на него. Она была сонной, растрепанной и необыкновенно желанной. Он улыбнулся, несмотря на одолевавшие его тревожные мысли. Если бы они никогда не покидали спальню и не сталкивались с реальной жизнью, его тревога и беспокойство исчезли бы.
        - Чему ты улыбаешься? - пробормотала она.
        Он прикоснулся к ее раскрасневшейся щеке, погладил припухшие губы, которые так страстно целовал.
        - Тебе.
        Она улыбнулась со вздохом сожаления.
        - Надо вставать.
        - Зачем? - лениво поинтересовался он.
        - Во-первых, Энди придет в любую секунду.
        - А во-вторых?
        Она помолчала, набрала в легкие воздуха и сказала:
        - Я пригласила Линденов на обед.

        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Кейн отдернул руку и уставился на Меган.
        - Что ты сделала? - Его обманчиво спокойный голос скрывал ярость.
        - Я сказала, что пригласила на обед Харольда и Патрисию, - с легкостью повторила она, как будто приглашала его родственников в гости каждую неделю.
        Он отодвинулся от нее, подобрал с пола джинсы и натянул их.
        - Что, какие-нибудь сложности? - В ее голосе послышался вызов.
        - Сложности? - Он разразился скептическим смехом. - Мы терпеть не можем друг друга. Они считают, что я убил их дочь! Я бы сказал, что это большие сложности. - Он запустил пятерню в волосы. - О Боже, как ты могла сделать такую глупость?
        Она решительно вздернула подбородок.
        - По-моему, в этом нет ничего глупого. Тебе необходимо помириться со своими родственниками, но этого не произойдет, если ты не постараешься достойно вести себя в создавшейся ситуации. Может быть, сегодня вам удастся забыть старые обиды.
        - Вряд ли. - После смерти Кэти он пытался говорить с Патрисией, но все его попытки были отвергнуты. - Не могу поверить, что Патрисия согласилась на этот… - он резанул рукой по воздуху, пытаясь подобрать нужное слово, - этот фарс.
        Меган вылезла из кровати, накинула шелковый халат и затянула пояс.
        - Все зависит от тебя, - сухо заметила она.
        - И когда ты собиралась сообщить мне об этом запланированном тобою маленьком приеме?
        - Прямо перед их приходом.
        - Вот это здорово! - Он выхватил из ящика футболку и натянул ее через голову. - Дождаться последнего момента, а потом преподнести мне свой маленький сюрприз.
        - Посмотри на себя, Кейн. Вот именно поэтому я и хотела сказать тебе в последнюю минуту. Ты взвился из-за ерунды.
        - Ерунды? - Кейн почти кричал. - Знаешь, что будет, когда они приедут сюда? Либо мы усядемся в общей комнате и будем просто молчать, бросая друг на друга недовольные взгляды, либо начнутся такие оскорбления и обвинения, что у тебя голова пойдет кругом.
        - Знаешь, ведь можно попробовать поговорить спокойно.
        - О чем? О том, сколько горя я доставил Кэти? Что я повинен в ее смерти? Неплохо для начала, да? - Он повернулся и стал вышагивать по комнате. - Ты же видела, как было на дне рождения Энди.
        Меган встала на его пути, чтобы остановить, потом нежно положила ладонь на его щеку.
        - Попробуй. Пожалуйста, Кейн.
        Но он схватил ее руку и отвел в сторону, не желая, чтобы нежность тронула его сердце и сломила сопротивление. Он знал, что сделал бы для Меган все что угодно. Что угодно, но только не это.
        - Нет. Прошлое не изменишь.
        - Ты прав, - уступила она. - Но ты можешь изменить будущее. Если ты не хочешь сделать этого для себя, тогда сделай это для Энди.
        - Он уже приспособился.
        Меган сложила руки на груди и с осуждением посмотрела на него.
        - С твоей стороны чрезвычайно эгоистично заставлять ребенка приспосабливаться, когда ты имеешь возможность прекратить ссору.
        - Это не так просто, Меган. - Чувствуя себя загнанным в угол, он надел башмаки, собираясь уйти - подальше от Меган и ее заблуждений.
        - Ты снова убегаешь, Кейн, - мягко сказала она, ощущая, что задела его за живое.
        Он сверкнул на нее глазами, по привычке воздвигая между ними стену. Это был единственный известный ему способ сохранить гордость.
        - Да. И что?
        Она даже не вздрогнула от его тона. Смотрела на него, не отводя глаз.
        - Я хотела бы знать, от чего ты убегаешь.
        - Тебе не надо этого знать.
        - Ты все время повторяешь это, но я хочу наконец узнать правду.
        - Правда только осложнит дело. - И он направился к двери.

        - Почему папа не пошел сегодня в церковь?
        Они уже въезжали в город, и Меган посмотрела на сидящего рядом Энди.
        - У него дела дома, - солгала она. - Ей не хватило смелости сказать ему, что Кейн рассердился на нее. Снова.
        - Какие дела?
        - Думаю, он хочет побыть какое-то время один.
        С момента провала идеи обеда с Линденами Кейн снова стал холодным и отчужденным.
        После того как Кейн выскочил из дому, Меган позвонила Харольду и отменила обед. Он все понял, но был разочарован. В последние две недели он обсуждал ситуацию с Патрисией и, хотя особо не надеялся, что его жена готова забыть о прошлом, полагал, что со временем она захочет мира и взаимопонимания в семье.
        - Может быть, сегодня мне не ездить к бабушке и дедушке? - сказал Энди, слишком серьезно для восьмилетнего мальчика. - Я могу остаться дома, и мы испечем для папы торт.
        Меган улыбнулась, хотя у нее было тяжело на сердце.
        - Дорогой, это чудесная мысль, но твои дедушка и бабушка так ждут тебя в этот день! - Она не могла отрицать, что Линдены просто счастливы от общения со своим внуком. - Ты ведь знаешь об этом, верно?
        - Да, но иногда мне хочется, чтобы мы были все вместе. - Он повесил голову и уставился на колени. - Кори говорит, что его бабушка и дедушка все время приезжают к ним. - Он смущенно посмотрел на нее. - А почему мы так не можем?
        Она вздохнула, подбирая слова.
        - Энди, иногда между семьями бывают разлады. Именно это произошло между твоим папой и дедушкой с бабушкой. Я стараюсь все уладить, но это требует времени.
        Он улыбнулся, и показалась ямочка на щеке.
        - Я знал!
        - Знал что?
        На лице мальчика появилось довольное выражение, прелестное и одновременно обезоруживающее.
        - Что ты постараешься помирить папу с дедушкой и бабушкой. Мне кажется, ты нравишься дедушке.
        Выключив зажигание, Меган спросила:
        - А бабушке?
        - Она мне не говорила.
        Меган протянула руку и потрепала его по волосам.
        - Не забудь передать им сегодня, что я считаю их замечательными бабушкой и дедушкой.
        У Энди глаза заблестели от счастья.
        - Хорошо.
        Они вылезли из машины и направились в церковь вместе с толпой народа. Мальчик с беспокойством посмотрел на нее своими карими глазами.
        - Испечешь для папы печенье, пока меня не будет? - В его голосе послышалась надежда. - Это его развеселит.

        Меган завернула оставшегося от вчерашнего обеда жареного цыпленка в фольгу и засунула в бумажную сумку вместе с виноградом и шоколадным печеньем, которое она испекла, вернувшись из церкви. Приготовления к пикнику завершала бутылка вина, которую она купила по дороге домой.
        Кейн уехал в город меньше часа назад, сказав, что ему надо забрать товары, которые он заказал в хозяйственном магазине. Она очень хотела сделать ему приятный сюрприз, подготовив этот пикник. Решив, что ее не должно быть дома, когда он вернется, она быстро написала ему записку, приглашая встретиться с нею у озера, у большого дуба, и подписалась: «Люблю, Меган». Она положила листок бумаги на кухонный стол у самой двери, чтобы он обязательно увидел его, когда войдет.
        Она быстро прошла короткое расстояние до места их встречи, расстелила одеяло, которое взяла с собой, и разложила угощение. Потом прилегла на одеяло, расстегнув блузку, чтобы обнажить упругую грудь, задрала до бедер юбку и приняла сладострастную, соблазнительную позу. И стала ждать.
        Секунды превращались в бесконечные минуты, пока она обдумывала стратегию соблазнения. На деревьях шелестели листья, щебетали птицы. Небо было безоблачным, день - прекрасным. В конце концов она поддалась прохладному дуновению весеннего ветерка и ласковому плеску воды и заснула.
        Проснулась она внезапно и посмотрела на часы. Прошло два часа, но Кейн не пришел.
        Расстроенная его пренебрежением, она собрала нетронутую еду и всю обратную дорогу уговаривала себя, что, вероятно, Кейн задержался в городе и еще не вернулся домой. Конечно же, он не специально проигнорировал ее приглашение.
        Однако предположения рассыпались в прах, когда она поднялась на пригорок и увидела его фургон возле сарая. Чем ближе она подходила к дому, тем тяжелее становилось на сердце. Злясь на себя за то, что поверила в невозможное, и на Кейна - за его пренебрежение, Меган вошла в сарай и со стуком поставила сумку на верстак. Кейн оторвался от работы и устало посмотрел на сумку и на нее.
        - Вот твой ленч. Было бы прекрасно, если бы мы съели его вместе, но, я думаю, у тебя не было настроения находиться в моем обществе, что для меня не ново.
        - О чем ты говоришь? - не понял Кейн.
        - О записке! - ответила она. В горле у нее саднило, а нервы были на пределе. - О той, что в кухне, где я прошу тебя встретиться со мной у озера.
        Он молча отвернулся. Сняв защитные очки, отшвырнул их в сторону.
        - Я не видел никакой записки.
        - Как ты мог не заметить ее?! Она была на столе!
        - Я не заходил в дом.
        - Поскольку ты проводишь все время в мастерской, в следующий раз я положу тебе записку на верстак!
        Он подошел к ней.
        - Меган…
        - Забудь об этом, Кейн. Просто забудь. - Она вытерла хлынувшие слезы, голос ее дрожал. Она проклинала его за то, что он разбил ей сердце. Она не знала, как ей быть. - Я больше не повторю ошибки, ожидая от тебя большего, чем ты можешь дать.
        Он стоял, не двигаясь, и выглядел таким же несчастным, какой чувствовала себя она. Но это не принесло ей удовлетворения, а лишь наполнило грустью. Ему не нужно ее сердце. Не нужна ее любовь.
        Рыдания душили ее. Она повернулась и выскочила из сарая.
        Она слышала, как он выругался, а потом с громким стуком швырнул что-то в стену сарая. Она вздрогнула и ускорила шаг. Больше всего ей хотелось разорвать на мелкие кусочки эту чертову записку.
        Вытирая щеки, Меган вошла в кухню и стала искать записку на столе, потом на полу, потом принялась переворачивать все подряд.
        Записки нигде не было.

        Меган методично разбирала грязное белье, голова у нее болела, сердце ныло. Такую ужасную беспомощность она испытала единственный раз - после развода.
        Проглотила поднимающийся в горле ком, полная решимости не проливать больше слез. Особенно когда в соседней комнате Энди делает уроки.
        Закусив нижнюю губу, она взяла джинсы Энди и проверила содержимое карманов. Нашла обертку от жвачки, четверть доллара и стеклянный шарик, потом бросила джинсы в кучу темной одежды. А вот джинсы Кейна. В его карманах обычно тоже лежит всякая ерунда. Она залезла в боковой карман джинсов и нащупала скомканный клочок бумаги.
        Внутри у нее все замерло. Она посмотрела на бумажный комок, как будто это было ядовитое насекомое. Голова закружилась, кровь застучала в ушах. Это была записка, которую три дня назад она написала Кейну, та самая, которой, по его словам, он не видел.
        В голове у Меган проносилось множество вопросов. Почему Кейн солгал, что не нашел ее? Она отчаянно искала ответы, вспоминая все, что произошло за последние две недели, как будто просматривала видеокассету в ускоренном режиме. Паника в его взгляде, когда она дала ему список для магазина, отсутствие чекового счета, невскрытые письма сестры…
        У нее сложился лишь один логический вывод. Правда поразила ее, как удар молнии, записка выпала из рук.

        Войдя в кухню и увидев Меган, спокойно сидящую за столом, Кейн понял: что-то случилось. Ее бледное лицо с покрасневшими глазами и распухшим носом подсказало ему, что она плакала. Им овладело беспокойство. Он посмотрел ей на колени и заметил, что она держит что-то в руках.
        Меган положила измятый клочок бумаги на стол, чтобы ему было видно, и не произнесла ни слова. Интуиция подсказала ему, что она все знает. Он поставил коробку для завтрака на стол, вынул из холодильника пиво, растягивая время в ожидании града обвинений.
        Он совершил ошибку, взяв записку и запихнув ее в карман, но он так расстроился и разозлился, что сделал это машинально. Еще большей ошибкой было то, что он забыл записку в джинсах. И теперь вот расплачивался за свою глупость. Неужели это будет концом его брака - во второй раз? Мысль, что он потеряет Меган, сжала ему сердце.
        - Где Энди? - спросил он.
        - Убирает у себя в комнате. Я хочу знать, почему ты сказал мне неправду о записке.
        - Не хотел обидеть тебя.
        - Мне больно, что ты находишь нужным скрывать от меня правду.
        - Не знаю, о чем ты говоришь.
        Допив пиво, он выбросил бутылку в мусорную корзину и пошел к двери.
        Меган встала со своего места, отрезав ему путь, а глаза горели неистовым, яростным огнем.
        - Нет, знаешь, ты не уйдешь, пока мы все не выясним.
        Кейн свирепо сверкнул на нее глазами:
        - Чего ты хочешь от меня?
        - Я хочу твоего доверия. - Она прижала ладонь к его щеке. - Я хочу услышать правду, настоящую правду.
        Она все знает! Как бы он ни оттягивал неизбежное, от правды не уйти. Он так устал изворачиваться, обманывать и лгать!
        - Тебе нужна правда, Меган? - Схватив ее за кисть, он отвел ее руку так, чтобы она не могла ею действовать, когда он будет открывать свой самый страшный секрет. - Правда в том, что я не умею читать!
        Он замер, ожидая ужасающей реакции, которой боялся с того дня, как они поженились. Но совсем неожиданно увидел на ее лице сочувствие.
        - Ох, Кейн, почему же ты не сказал мне?
        Он выпустил ее руку и отошел.
        - А что я должен был сказать? «Ах, кстати, я не умею читать, извини, дорогая, я никогда ничего не добьюсь…»
        - Прекрати, Кейн! - горячо воскликнула она.
        Но он уже не мог остановиться. Прорвались годами накопленные досада и горечь.
        - Это правда. Я только начал учиться в школе, как моя мать умерла, и я должен был ухаживать за маленькой сестренкой, пока отец работал, чтобы прокормить нас…
        Закончив рассказ, он уселся на стул и обхватил голову руками, чтобы не смотреть на Меган. Господи, что он наделал? Теперь Меган оставит его!
        Но она легонько помассировала его плечи и сказала:
        - Ты можешь научиться.
        Он вскинул голову и с укором посмотрел на нее:
        - Господи, Меган, неужели ты думаешь, что я не пытался?
        - Почему же ты не попросил кого-нибудь помочь?
        - Потому что я не мог рисковать - тогда весь город узнал бы, что я неграмотный. Я рассказал о своей беде только одному человеку и испытал столько унижения, что его хватило бы на целую жизнь.
        - Кэти?
        - Да. Из-за того, что я не умею читать, мне пришлось отказаться от работы в банке ее папаши, а моя жена так переживала, что решила развестись.
        Меган охнула, ее глаза округлились от удивления и сочувствия.
        - О Господи, так вот почему ты отказался от работы, предложенной Харольдом? - Она озадаченно покачала головой. - Но Харольд не знает, что ты неграмотный.
        - Это потому, что его дочь была потрясена, ей было стыдно, она не хотела, чтобы все узнали, что она вышла замуж за такого дурака.
        Из глаз Меган брызнули слезы.
        - Ты не дурак!
        Он сжал зубы.
        - Черт побери, Меган, мне не нужна твоя жалость.
        - Я плачу не из жалости! Какой же ты болван! - воскликнула она, схватив его за рубашку и резко тряхнув. - Мне больно за тебя.
        Господи, как он хотел погрузить пальцы в ее шелковистые волосы, целовать ее губы и проснуться после этого кошмара в ее объятиях! Но он недостоин тех слез, что струятся из ее глаз.
        - Когда я выходила за тебя замуж, я не питала иллюзий, - сказала она с сожалением. - Но я хотела быть матерью Энди и женой тебе. Я надеялась, что со временем мы станем дороги друг другу. Надеялась, что будем делиться секретами, надеждами и опасениями. Я люблю тебя, Кейн. Это что-нибудь значит для тебя?
        Он промолчал.
        - Это не должно означать конец, Кейн, - умоляла она. - Если ты решишься, это будет только начало.
        Испытывая щемящее чувство страха, Кейн смотрел, как Меган снимает с пальца обручальное кольцо и кладет его на смятую записку, которая все еще лежала на столе. На записку, которую он не мог прочесть.
        Она решительно подняла голову, но подбородок у нее дрожал.
        - Когда ты будешь готов довериться мне и победить свою неграмотность, тогда у нас будет настоящий брак и настоящая семья.
        На этот раз ушла Меган.

        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        - Пап, что значит «неграмотный»?
        Кейн опустил вилку с яичницей, не донеся ее до рта. Он залился краской. Хорошо еще, что Меган сейчас принимает душ.
        - А почему ты спрашиваешь?
        - Потому что я слышал, как вы с мамой ругались, потому что ты… - он наморщил нос, вспоминая слово, - неграмотный.
        Кейн заерзал на стуле, расстроившись, что сын подслушал ссору и скоро узнает, что его отец не умеет читать. Но лгать Эндрю он не хотел.
        - Я не люблю, когда вы ссоритесь, папа, - промолвил Энди, прежде чем Кейн успел ответить на его вопрос.
        - Я тоже не люблю.
        То, что в последние три дня Меган отгородилась от него, беспокоило его больше, чем он мог предположить. Теперь он хорошо понимал, каково ей было каждый раз, когда он отталкивал ее. После того, как он испытал, какой теплой, открытой и щедрой может быть его жена, ее отчуждение убивало его.
        Кейн носил в кармане ее обручальное кольцо, и не проходило часа, чтобы он не вспоминал об их разговоре. Кроме того, он боялся, что у него не хватит тактичности, чтобы все сгладить. Боялся, что уже слишком поздно для извинений. Он закрыл глаза, чтобы унять биение в висках. Потому что знал, что Меган ждет не извинений.
        - Мама больше не улыбается и, кажется, все время плачет.
        Кейн сделал глоток горячего кофе, стараясь не отвечать на это замечание. А что он мог сказать? «Да, это из-за меня Меган страдает. У меня больше гордости, чем здравого смысла»?
        Хотя Меган и вытянула из него самый сокровенный, самый ужасный секрет, она ни разу не высмеяла его, не оттолкнула. Поразительная женщина.
        - Что означает это длинное слово, папа?
        Набрав воздуха в легкие, Кейн сказал:
        - Это значит, что я не умею читать. - Он задержал дыхание, ожидая, что сын расхохочется, начнет дразнить его или убежит в замешательстве.
        Но Энди задумчиво посмотрел на отца.
        - Я могу научить тебя, - сказал он и просветлел.
        Спокойствие, с каким сын воспринял это сообщение, передалось и Кейну.
        - Я подумаю над твоим предложением.
        Поддержка Эндрю и помощь Меган придали бы ему уверенности в себе. Но его не оставляли горькие воспоминания о том, как отвергла его другая женщина.
        - Надеюсь, что вы, ребята, скоро помиритесь, - сказал Эндрю. - Я хочу снова видеть, как она улыбается и смеется. И ты тоже, папа. - Слезы заблестели у него в глазах. - Ты поссорился с бабушкой и дедушкой, а теперь и с мамой…
        О черт! За последнее время он только и делал, что приносил близким ему людям боль и слезы. Права Меган. Он эгоист и думает только о себе, а не о благе семьи. Он использовал свою неграмотность как предлог, чтобы не сталкиваться с прошлым. Он подогревал разлад между собой и Линденами, скрывая правду под толстым слоем обиды.
        Засигналил школьный автобус, и Эндрю, попрощавшись, вылетел из дома.
        Тяжело вздыхая, Кейн собрал со стола тарелки, думая о женщине, которая стала его женой.
        Он любит ее. Нет смысла отрицать это. А если любит, то разве не обязан ради нее сделать все, чтобы восстановить их брак? Забыть свою гордость и довериться ей?
        Его первый брак закончился трагично, и здесь он не может ничего изменить. Но он может постараться наладить отношения с Линденами и начать все сначала, не только ради Энди, но также ради своего нового брака. Он не может опять потерять самое лучшее, что есть у него и у его сына.

        Он странно вел себя все утро.
        Меган искоса поглядывала на Кейна, когда они отъехали от дома Джефа и Карен, куда отвезли Эндрю погостить.
        Теперь она осталась наедине с Кейном на целых двадцать четыре часа. При нормальных обстоятельствах она с удовольствием провела бы весь день и всю ночь со своим мужем. Но в данный момент нельзя было сказать, что они испытывают счастье оттого, что вместе. Нет, их брак стал браком по расчету, что было отвратительно.
        Он не сказал ей и двух слов с самого утра, когда сообщил, что днем они уедут. Она понятия не имела куда, но, судя по сосредоточенному выражению лица Кейна и тому, как остервенело он сжимал руль, когда ехали по городу, речь шла не о пикнике.
        - Узнаешь, когда приедем.
        Меган откинулась на сиденье и стала ждать, пока Кейн не остановился перед домом Линденов. Она перевела взгляд с двухэтажного особняка на Кейна. Он выключил зажигание, вытащил ключ и глубоко вздохнул.
        - Что мы здесь делаем? - тихо спросила она.
        Он встретился с нею глазами, и его глубоко затаенная боль откликнулась в ней нежностью.
        - Думаю, давно пора нам достойно поговорить. Я лишь следую твоему совету. Готова?
        Она посмотрела на дом, размышляя, как будут реагировать Линдены на их внезапный визит.
        - Я не смогу этого сделать, если тебя не будет рядом. Ты придаешь мне смелости. - Он открыл ей дверцу, и она схватила его за руку.
        - Кейн, мне надо знать, ты делаешь это для меня?
        Он нежно провел пальцами по ее щеке. В его глазах сверкало глубокое чувство, которого она не видела раньше.
        - Нет, я делаю это для себя, чтобы покончить с прошлым. И для нас, чтобы мы могли быть семьей.
        Тяжесть, которая была у нее на сердце всю последнюю неделю, исчезла. Что бы ни случилось сегодня, она знала, что они вместе. Поступок Кейна доказывал: он очень хочет, чтобы их брак состоялся.
        Меган пошла вслед за ним по дорожке. После того, как он позвонил в дверь, она взяла его под руку, поддерживая теплом и любовью. Он смотрел на дверь, как будто это был вход в его прошлое, куда он не хотел возвращаться. Его ладонь взмокла, и он нервно переступал с ноги на ногу.
        - Нервничаешь? - Глупый вопрос, но она хотела заставить его говорить, чтобы он не окаменел, пока откроют дверь.
        - Немного, - согласился он, потом, криво усмехаясь, добавил: - Патрисия вполне может захлопнуть дверь перед моим носом.
        К счастью, дверь открыл Харольд, который, увидев их, испугался.
        - У Энди все в порядке?
        Кейн ничего не ответил, и тогда Меган сказала:
        - Все в порядке.
        - Кто это, дорогой? - раздался голос Патрисии за спиной Харольда, потом она возникла рядом с мужем. Когда она увидела, кто пришел, у нее округлились глаза.
        Кейн немного отступил, но Меган сжала его руку. Он сделал глубокий вдох, потом быстро сказал на выдохе:
        - Патрисия, можно войти? Мы… я бы хотел поговорить с тобой и Харольдом.
        Патрисия поджала губы, перебирая жемчужные бусы на шее.
        - Что бы ты ни хотел сказать, можешь сделать это здесь.
        Меган кинула взгляд на Харольда, умоляя его о помощи.
        - Дай человеку шанс, Пэтти, - торопливо попросил Харольд. - Проходите. - Крепко взяв жену за руку, он повел всех в гостиную.
        Они уселись друг против друга. Патрисия нервно ерзала на софе, Кейн тер ладони о свои джинсы, а Харольд беспомощно смотрел на Меган, как бы спрашивая: «Что мы теперь должны делать?»
        Неловкость - вот как можно было описать атмосферу. Меган легонько толкнула Кейна в бок.
        Он откашлялся и, прекратив нервно двигать руками, сжал их в кулаки.
        - Я… - Голос у него прервался, и он снова откашлялся. - Я должен кое-что сообщить вам обоим, - сказал он твердым, решительным тоном. - То, что должен был рассказать давно. Я… я неграмотный.
        Наступила тишина, а Харольд и Патрисия с недоверием уставились на него.
        - Великий Боже! - воскликнул Харольд.
        Ужас исказил лицо Патрисии:
        - Ты не умеешь читать?
        Меган вздрогнула от ее пронзительного тона и еле сдержалась, чтобы не вскочить и не защитить мужа.
        - Нет, не умею.
        - Ты серьезно?
        - Очень серьезно. - Он сделал глубокий вдох, как будто набираясь сил, чтобы продолжать. - И поэтому мне пришлось отказаться от работы в банке.
        Патрисия охнула.
        - Но… но Кэти не говорила нам об этом! Она дала нам понять, что ты наотрез отказался от работы, потому что не хотел принимать подачки. Но это не было подачкой!
        - Я знаю. - Кейн сжал губы. - Кэти не сказала вам правды, потому что была шокирована. Она не хотела, чтобы кто-нибудь узнал о моем позоре.
        Харольд с любопытством наклонил голову.
        - А почему ты рассказываешь об этом сейчас?
        Кейн посмотрел на Меган, она ободряюще улыбнулась ему, стараясь передать улыбкой всю свою любовь.
        - Я надеюсь, что мы можем заключить мир и начать все сначала.
        - Не думаешь ли ты, что опоздал на пять лет? - Патрисия встала с полными слез глазами. - Это не вернет Кэти.
        - Мне жаль, что с Кэти так случилось, - тихо и сочувственно сказал Кейн. - Не я виноват в ее смерти. Я любил ее, когда мы были женаты, но ее нет, и никто из нас не может изменить это.
        - Кэти - все, что у нас было! - Обвинение вырвалось вместе с рыданием, полным отчаяния и материнской боли.
        - Я знаю. - Кейн опустил голову и сжал руки между коленей, потом поднял глаза на Патрисию. - Но у нас остался Эндрю, и он всех нас очень любит. Разве мы не можем постараться быть друзьями или, по крайней мере, корректно относиться друг к другу ради него?
        Харольд взял дрожащую руку жены и мягко усадил ее на софу рядом с собой.
        - Думаю, мы должны попробовать, - обратился он к ней.
        - Я тоже так думаю, - подхватила Меган.
        Патрисия разрыдалась, прижавшись к мужу в поисках утешения.
        - Я люблю этого мальчишку больше всего на свете!
        - Тогда забудьте обиды, Патрисия, - сказала Меган. - Ничто не помешает нам стать одной семьей.
        - Мы попробуем, - откликнулся Харольд, прежде чем его жена успела возразить. - Разлад длился слишком долго. Пора закончить его сейчас же.
        К невероятному удивлению всех присутствующих, Патрисия кивнула трясущейся головой и прошептала:
        - Да, закончим его сейчас.

        Как только они вернулись домой, Меган обняла мужа, в ее глазах светились любовь и восхищение.
        - Я очень горжусь тобой.
        Его руки скользнули по ее спине, взгляд был чистым, прямым, в нем не осталось недомолвок и тайн. Она притянула к себе его голову и прильнула губами к его губам. В этом поцелуе была трепетная нежность, что-то особое, превосходящее все, что было между ними до этого дня. Страсть была другого качества - более глубокая и уверенная, ведь у них была целая жизнь впереди.
        Кейн оторвал от нее губы, но она не досадовала, потому что знала, это будет еще и еще, в любой момент, когда она пожелает.
        - Хочу спросить у тебя что-то очень важное, - начал Кейн. - Поможешь ли ты мне научиться читать?
        Его неуверенный тон тронул ее.
        - Я бы обиделась, если бы ты не попросил меня.
        На его лице отразилось облегчение. Он откинулся, чтобы посмотреть ей в глаза. Но не отпустил, а только крепче прижал к себе.
        - Я был лишен многого из-за своей неграмотности, а теперь хочу все узнать. С тобой.
        Она улыбнулась, наклонив голову.
        - Знаешь, я все хотела спросить тебя… Не обидишься? Как ты справляешься, выходишь из положения, не умея читать? - Она почувствовала, что у нее зарделись щеки от этого вопроса, но Кейн не рассердился. - Я хочу сказать, куда ни посмотри, везде требуется что-то прочитать.
        - Нужно использовать другие возможности. - Он пожал плечами. - Запоминаешь, в чем у тебя сложности, и стараешься быть осторожным. Учишься запоминать ярлыки, цвета упаковок и тому подобное.
        - Очень увлекательно! Жаль, что скоро тебе не придется больше этого делать.
        - М-м. - Он завладел ее губами и снова поцеловал. - Забыл сказать тебе еще кое-что, - прошептал он, прикасаясь губами к чувствительному месту пониже уха.
        - Еще секрет? - осторожно спросила Меган.
        Он посмотрел на нее. Необыкновенные зеленые глаза горели таким сильным чувством, что она затаила дыхание.
        - Да. Я люблю тебя, Меган Филдинг!
        Сердце у нее подскочило, а глаза наполнились слезами радости.
        - Но есть еще кое-что. - Отпустив ее, он порылся в кармане и вытащил кольцо - не ее обручальное кольцо, а новое, украшенное сверкающими бриллиантами.
        Подарок поразил Меган. Оторвав взгляд от кольца, она посмотрела на Кейна.
        - Оно необыкновенно красивое. Но, должно быть, стоит целое состояние! Простое обручальное кольцо твоей матери прекрасно подходило…
        Кейн взял ее левую руку и надел кольцо на безымянный палец, снова делая ее своей женой.
        - Продавщица в ювелирном магазине сказала мне, что оно называется кольцом вечности. А поскольку я связан с тобою навечно, думаю, оно подходит.

        Энди не мог поверить своим глазам: его мама и папа разговаривают с бабушкой и дедушкой Линденами. И даже улыбаются!
        Зазвучали церковные колокола, объявляя о начале воскресной службы. Все направились в церковь. Меган обернулась и осмотрела двор. Увидев, что Энди играет с друзьями, она улыбнулась и помахала, чтобы он шел вместе с ними.
        Он взял Меган за руку и просиял, глядя на нее. У него есть мама, которую он любит. У папы есть жена, и теперь он много смеется и улыбается. И бабушка с дедушкой больше не злятся на его отца.
        Энди нашел для них для всех замечательную женщину!
        Теперь осталось сделать только одно. Он посмотрел на Меган и выпалил:
        - А когда у меня будет братишка или сестренка?
        Мама покраснела, а папа засмеялся. Восторг заблестел в глазах дедушки, а бабушка улыбнулась. Мама и папа посмотрели друг на друга особым взглядом, который он уже видел раньше, потом отец взлохматил ему волосы.
        - Мы подумаем, сын, - пообещал он.
        Энди ухмыльнулся. Он не мог дождаться, когда прилетит аист.

        ЭПИЛОГ

«У Энди появилась сестричка». Кейн прочитал вслух заголовок новой книги Меган. Слова были произнесены медленно и четко, сильным и уверенным голосом. Он раскрыл книгу и показал красочные иллюстрации двум детям, которые сидели по обеим сторонам от него, а потом начал читать рассказ о самом последнем приключении Энди.
        Меган оперлась о косяк двери в комнате Энди и улыбнулась. Днем она получила сигнальный экземпляр книги, и ей понравились иллюстрации, на которых были изображены Энди и его сестра Эмили двух с половиной лет.
        У Эмили были большие голубые глаза и шелковистые черные волосы, она с обожанием поглядывала то на своего старшего брата, то на Кейна, прижимая к груди медвежонка, которого подарил ей Энди в тот день, когда она родилась.
        Им уже становилось тесно в маленьком доме, и они решили пристроить еще две комнаты: для Эмили и для Меган, которой нужен был кабинет, особенно теперь, когда она получила заказ на создание новой серии - «Проделки Эмили».
        Жизнь шла хорошо. За последние три года было много работы, были и неприятные моменты и ссоры, - Кейн проявлял свое упрямство, - но любовь и узы, которые всех их связывали, помогали преодолевать трудности.
        Кейн дочитал последнюю страницу, потом закрыл книгу и встретился взглядом с Меган. Он улыбнулся ей улыбкой, которая до сих пор зажигала в ней возбуждение и предвкушение, а потом посмотрел на детей.
        - Ну хорошо, ребята, пора спать, - объявил он, вставая. - Завтра утром идем в церковь.
        Эндрю соскочил с кровати Эмили и лег в свою, Меган поцеловала его и пожелала ему сладких снов, а Кейн поцеловал Эмили. Потом они поменялись местами.
        Меган подоткнула одеяло вокруг Эмили и поцеловала ее.
        - Я увижу завтра бабу и деда Линден? - четко спросила Эмили.
        Меган улыбнулась.
        - Да, завтра после церкви ты увидишься с бабушкой и дедушкой.
        Линдены сделали Эмили своей приемной внучкой и теперь не только приглашали к себе, но и сами частенько заезжали в гости. Меган очень старалась, чтобы Патрисии было уютно в их доме, и ее терпение и настойчивость принесли свои плоды. Теперь пару раз в неделю Патрисия «оказывалась поблизости» и заходила повидаться, принося детям подарки.
        - Спокойной ночи, - сказала Меган и услышала два сонных голоска. Она выключила свет и закрыла дверь. Кейн схватил ее за руку и потащил в спальню. Она не возражала. - Эмили так быстро растет, - заметила Меган по дороге.
        - И она такая же красивая, как ее мать. - С мягким щелчком Кейн запер дверь и улыбнулся ей такой улыбкой, от которой она вся затрепетала. Он медленно подошел к ней, и от блеска его глаз у нее забилось сердце.
        - Хочешь еще одну? - спросил он, проворно расстегивая пуговицы на ее блузке.
        Меган вздохнула:
        - Нет, только после того, как ты наладишь работу в магазине.
        Кейн наконец уступил ее уговорам делать то, что ему нравится. Научившись читать, он приобрел уверенность, что сможет добиться того, о чем мечтал. С помощью Харольда получил в банке ссуду и открыл в городе маленький мебельный салон. Так что дело стало на прочную основу. Дважды в неделю Кейн ходил на курсы для взрослых и планировал получить аттестат об окончании средней школы.
        - Мм, - Кейн не мог оторваться от ее шеи, и эти любовные покусывания вызывали у нее дрожь во всем теле. - Приходила миссис Шайбе и заказала сундук в приданое своей дочери, а Билли Телман хочет, чтобы я помог ему сделать верстак и стеллажи для гаража.
        Меган откинулась назад, ловя его взгляд.
        - А когда же у тебя будет время для меня?
        - Для тебя я всегда найду время, - ответил он низким призывным голосом.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к