Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Денисон Джанель: " Устоять Невозможно " - читать онлайн

Сохранить .
Устоять невозможно Джанель Денисон

        # Красавец байкер, излучающий флюиды сексуальности и опасности… Какая женщина устоит перед таким мужчиной?
        Уж точно не истосковавшаяся по вниманию сильного пола хозяйка кафе Лиз Адамс!
        Но Стив Уайльд частный детектив. И Лиз поручила ему расследовать исчезновение своей кузины.
        Дело очень серьезное, и мисс Адамс из последних сил пытается не смешивать профессиональные отношения с личными.
        Однако Стив с каждым днем становится все настойчивее, и оборона Лиз скоро падет…

        Дженелл Дэнисон
        Устоять невозможно

        Глава первая

        Лиз Адамс всегда безудержно тянуло к парням именно такого типа. Непослушные, чернее смоли волосы, бездонные голубые глаза, красивое тело - все в нем притягивало Лиз. В своих фантазиях она видела его обнаженным и готовым к сексу. В этом мужчине чувствовалась необузданная животная страсть, которая будоражила все ее женские инстинкты, превращая их в непреодолимые желания. Лиз уже очень давно не испытывала ничего подобного.
        Она страстно желала этого красавца, зачастившего в последнее время в ее кафе
«Суета сует». Глядя на него, Лиз отвлекалась от многочисленных обязанностей и забот, которые тяжким грузом навалились на нее. Парень оторвал взгляд от книги, их глаза на мгновение встретились, и Лиз заметила, как он улыбнулся. От этой усмешки, изогнувшей его чувственные губы, можно было умереть. Лиз бросило в жар. Она с трудом сдерживала желание подойти, сорвать с него одежду и отдаться ему тут же, на диване для посетителей или даже на полу. Лиз не слишком волновало место действия.
        Схватив влажное полотенце, она принялась протирать кофеварку. Невольный вздох томления вырвался из ее груди; в этом вздохе были подавленные желания трех долгих лет. Лиз недавно исполнился тридцать один год, и она была уверена, что достигла пика своей сексуальности: на протяжении последних нескольких недель Лиз очень хотела секса. С того дня, как этот парень забрел в кофейню и зажег в ней огонь, она каждую ночь погружалась в мир греховных плотских фантазий.
        Слишком много времени прошло с тех пор, когда мужчина последний раз покрывал поцелуями ее чувственное тело. Ее так давно не бросало в жар от прикосновения сильных мужских рук, шелковистой кожи и размеренных, медленных, скользящих движений мужского плуга глубоко внутри, жаркого орудия, которое не заменит ни один вибратор. Лиз тосковала по мужчине из плоти и крови.
        Сидящий в углу парень волновал ее. Все: и черная кожаная куртка, и самоуверенный взгляд манящих глаз - говорило ей, что он бунтарь. А ведь после неудачного брака с Тревисом Лиз дала себе слово никогда больше не связываться с такими мужчинами.
        Но увы, Лиз ничего не могла поделать - ее тянуло к парням, которые ходят по лезвию бритвы. К мужчинам, которые все решают сами, к твердым, непредсказуемым, безрассудным искателям приключениям. Увидев «харлей дэвидсон» посетителя, она многое поняла об этом человеке: он мужествен, неукротим, дерзок и бесстрашен. Законы и правила писаны не для него.
        Лиз знала, что этот парень совершенно ей не подходит, что такие типы не дают женщине ничего, кроме боли. Знала, но… ее все равно к нему влекло. Влекло очень сильно.
        - Ты не будешь против, если я сделаю себе кофейку, пока ты занимаешься уборкой?
        Голос Моны Оуэн вернул Лиз к реальности. Она подняла глаза на свою задушевную подругу, хозяйку книжного магазинчика «Слово», вплотную примыкавшего к кофейне. Лиз улыбнулась. Она уже привыкла к тому, что Мона каждый день бесплатно перед закрытием заведения допивает кофе.
        - Конечно, угощайся.
        Мона добавила кусочки льда в приготовленную смесь, включила блендер на пару секунд, налила вспененный напиток в пластиковый стаканчик и бросила туда соломинку.
        - Слушай, как там Валери?
        Напоминание об исчезновении кузины отрезвило Лиз и заставило остро почувствовать свою беспомощность, к которой она с каждым днем все больше привыкала. От Валери не было известий с вечера пятницы, когда та уехала, оставив странную записку. В записке говорилось, что в выходные девушка собирается на корпоративную вечеринку с Робом, своим новым бойфрендом, богатым клиентом агентства "Все, что пожелаете", в котором Валери работала. Агентство оказывало секс-услуги по телефону.
        Надо сказать, что Валери была очень легкомысленной особой - она вполне могла сбежать с бойфрендом. Ей всегда была свойственна импульсивность и желание эпатировать окружающих. Но выходные наступили, а потом прошли, и вот уже вечер вторника, а вестей от нее все нет.
        Работа в этом сомнительном агентстве нравилась Валери, но Лиз все это очень беспокоило. Чего стоят, например, вечеринки-фантазии, на которых практиковались совсем другие услуги и сексуальные игры. Она не могла не беспокоиться о том, что Валери по уши влюбилась в своего клиента и сбежала с ним. Но найти Вэл можно было только через агентство «Все, что пожелаете».
        - Ты не хочешь позвонить в полицию? - спросила Мона.
        - Уже звонила, - вздохнула Лиз, взяла кувшин, вылила кипяток в мыльную воду в раковине и принялась нервно скрести чайник. - Я позвонила в полицию и поговорила с офицером, но как только упомянула про записку Валери, где ничего не говорится о похищении, он с облегчением ответил, что пока нет никаких оснований подозревать, что совершено преступление. Все, что он может сделать, - это завести дело и принять у меня заявление о без вести пропавшей родственнице.
        С каждым днем тревога Лиз росла, а новостей от кузины так и не было. Пока ей удавалось скрывать исчезновение Валери от ее родителей. Год назад Бен и Салли Кларк переехали из Чикаго на юг Калифорнии. Это были замечательные добрые и сердечные люди, растившие Лиз с двенадцати лет, после того как умерли ее родители. Дядя и тетя всегда относились к девочке как к собственной дочери, и это вызывало протест Валери, вздорной бесшабашной эгоистки.
        Если бы Лиз не пообещала тете и дяде, что будет присматривать за Валери и постарается уберечь ее от неприятностей, она не стала бы обращать внимание на эксцентричные выходки кузины. Но Лиз взяла на себя обязательство приглядывать за Валери и даже жила с ней в одной квартире. После разрыва с Тревисом Лиз обрадовалась просьбе родственников. Ей очень хотелось доказать, что она серьезная и ответственная девушка.
        Чувство вины и глубокого разочарования руководили Лиз, и ситуация с Валери, разумеется, была не в ее пользу. Особенно после того, как она солгала тете Салли, когда та позвонила в понедельник вечером, чтобы поговорить с дочерью. Лиз сказала, что Валери уехала за город с другом, но совсем скоро тетя позвонит снова. Лиз терпеть не могла покрывать Валери, однако сейчас у нее не было выбора.
        - Что ты собираешься делать? - спросила Мона, помешивая соломинкой густой ледяной напиток.
        Лиз не хотела расстраивать родственников новостью о том, что Валери зарабатывает на жизнь сексом по телефону, и, пока позволяют обстоятельства, собиралась хранить это в тайне. Мисс Адамс предпочла расследовать исчезновение кузины единственным известным ей способом. Она прикусила нижнюю губу и, набравшись храбрости, рассказала о своем секретном плане Моне.
        - Я позвонила в агентство «Все, что пожелаете» - туда, где работала Валери, - как будто ищу работу. И меня пригласили на собеседование завтра утром в одиннадцать.
        Мона вытаращила глаза.
        - Ты что, дура? Не понимаешь, как это опасно?
        Лиз промолчала. Что тут скажешь? Но и отказываться от своего плана она не собиралась.
        - Это единственное, что я смогла придумать, чтобы добыть информацию о Валери. Наверняка в этом заведении кто-нибудь что-нибудь знает о ней или хотя бы видел ее на вечеринке.
        Мона с сомнением покачала головой:
        - Думаю, не стоит заниматься этим в одиночку.
        Лиз провела рукой по волосам и вздохнула.
        - Полиция не берется за это, так что у меня нет выбора.
        Подруга задумалась и несколько минут молчала, уставившись куда-то вдаль. Вдруг она радостно улыбнулась:
        - Слушай, надо привлечь к этому Стива Уайльда!
        Лиз с недоумением взглянула на нее, выкладывая на тарелку булочки и печенье:
        - Кого?
        Мона бросила пустой стаканчик в мусорную корзину и показала пальцем на объект вожделения Лиз:
        - Стив Уайльд. Тот парень, которым ты бредишь вот уже целый месяц. И не отрицай! Я наблюдаю за вами: как только ты отводишь от него влюбленный взгляд, он начинает глазеть на тебя. И должна сказать, что этот парень смотрит голодными глазами не только на твое печенье. - Мона одобряюще подмигнула подруге.
        Уайльд. Дикарь. Господи, даже фамилия у него соответствующая. Лиз отвела от него взгляд. Герой ее грез встал из-за стола и, поигрывая мускулами, накинул потертую кожаную куртку. Сердце Лиз затрепетало. Она не могла сопротивляться его неотразимому обаянию.
        Стив взял со стола книгу и ключи и посмотрел на Лиз. Она поймала его взгляд - наглый, прямой и непростительно сексуальный, такой же, как и его обладатель. Парень кивнул головой в знак благодарности, и от этого движения непослушный завиток волос упал ему на глаза, подчеркнув брутальную красоту. У Лиз перехватило дыхание от адресованной ей сводящей с ума улыбки. Ее грудь заволновалась и напряглась, соски набухли, и волна желания захлестнула ее. О да, от одного вида этого человека она теряла голову.
        Парень вышел из кафе, оставив Лиз в плену эротических фантазий. Она обратилась к Моне:
        - Откуда ты знаешь, как его зовут? Давай рассказывай.
        Подруга достала из стеклянной баночки печенье и принялась жевать.
        - Он несколько раз покупал у меня кое-какие книги, и мы немного поболтали.
        Это значило, что Мона знает не только его имя, но и возраст, семейное положение и профессию. Доев печенье, Мона облизала пальцы.
        - Слушай, тебе пора снять кольцо. Потому что он думает, будто ты несвободна. Вам давно уже пора пообщаться.
        - Не смеши меня, - возразила Лиз.
        - Я абсолютно серьезна. - Мона была настроена весьма решительно. - Сними кольцо и возвращайся к людям. Пришло время избавиться и от кольца, и от этой твоей одежды, и от комплексов, - добавила она многозначительно.
        Золотое колечко поблескивало в свете ламп - Лиз не снимала его со дня смерти Тревиса. Оно как будто посмеивалось над одинокой, полной ограничений жизнью своей хозяйки.
        Лиз отчаянно выкарабкивалась из финансовой дыры, в которой оставил ее покойный муж три года назад. Она не хотела никаких отношений с мужчинами. Только не сейчас, когда дела немного пошли на лад и у нее снова появились деньги в банке.
        Лиз постаралась вернуться к проблеме с Валери:
        - Ты говоришь - привлечь Стива Уайльда. А с какой целью?
        - Хоть он и выглядит отчаянным парнем, на самом деле Стив хороший человек. Я уверена, что он может тебе помочь. - Голос Моны зазвенел. - По крайней мере, даст тебе какой-нибудь дельный совет или даже расследует исчезновение твоей кузины. Тебе не придется рисковать жизнью.
        Итак, хороший парень с внешностью бунтаря - интригующее сочетание.
        - У меня нет денег на частного детектива. Ты же знаешь. - Последние три года Лиз жила в режиме жесточайшей экономии. Пока почти все ее сбережения уходили на выплату долгов Тревиса. - Мне с трудом хватает на ремонт генератора, а ты говоришь - нанять сыщика.
        - Возможно, мистер Уайльд согласится на оплату натурой, - предположила Мона и подмигнула. - У меня есть его визитка, если тебя это, разумеется, интересует.
        Учитывая все обстоятельства, Лиз подумала, что консультация такого профессионала, как мистер Уайльд, не повредит, и любой его бесплатный совет сможет помочь ей в поисках своенравной кузины.
        - Конечно, мистер Уайльд меня интересует, - ответила она и тут же спохватилась, поняв, насколько двусмысленно прозвучали ее слова: - Вернее, его визитка.
        - Понятно, - глаза Моны лукаво блеснули. - Я сейчас вернусь.
        Лиз смотрела вслед подруге. От смутного предчувствия чего-то опасного сердце ее заколотилось еще быстрее.
        Она клялась себе, что намерение обратиться к Стиву Уайльду, предмету ее сексуальных фантазий, вызвано сугубо деловыми соображениями. Умом Лиз понимала, что не стоит связываться с ним, но тело говорило совсем другое.
        Стива Уайльда было трудно чем-то удивить, однако он был весьма озадачен, когда секретарша Беверли сообщила, что его дожидается Лиз Адамс. Минутой позже она - женщина, о которой он грезил последнее время, - появилась в кабинете. Ее ярко-зеленые глаза встретились с его взглядом.
        Посетительница выглядела невероятно сексуально. Он видел ее только в рабочей одежде: джинсах, футболке и фартуке. Ничего откровенного или облегающего на ней не было, но Стив по походке понял, какое роскошное и соблазнительное у нее тело. Женское тело он очень ценил.
        Сейчас Лиз была в узкой юбке шоколадного цвета, доходящей до колен, и блузке в тон. Наряд подчеркивал ее сногсшибательную, умопомрачительную фигуру, которой он не мог не восхищаться.
        В отличие от своих братьев - Эрика, поклонника женских попок, и Адриана, сходившего с ума от красивых ног, - Стив был, в первую очередь, почитателем женской груди. Ему нравились пышные и упругие груди, не помещавшиеся в его ладонях. Он очень любил ласкать их и играть с ними.
        Вырез ее блузки был таким глубоким, что открывал взору ложбинку между грудей, от вида которой у него зачесались ладони. Стив заметил, что сквозь бюстгальтер просвечивают соски. Он представил бархатистую кожу напряженных сосков на своих губах, на языке и почувствовал, как его бросило в жар, а в паху разлился огонь.
        Едва заметным кивком он подал знак секретарше, и та тихо закрыла за собой дверь. Лиз подошла к его столу. Юбка подчеркивала талию и соблазнительный изгиб бедер. Со своего места Стив беспрепятственно изучал чувственное тело неожиданной посетительницы, отмечая про себя прелестные округлые очертания ее попки и длинных, слегка загорелых ног. Стив представил себе, как эти ноги обвивают его тело.
        Он поедал ее глазами, всю, начиная с мягких сверкающих губ и заканчивая розовыми ноготками на пальцах ног, выглядывавших из открытых босоножек на высоком каблуке.
        К его великому удовольствию, в ней не было ни утонченности, ни изысканности, ни хрупкости. Напротив, она была очень хорошо сложена, у нее было пышное и роскошное тело, прямо созданное тля знойного безудержного секса. Именно такого, как он любил. К сожалению, у него уже давно не было женщины, соответствующей его сексуальному аппетиту и способной исполнить все его желания в постели.
        Пытаясь стряхнуть удивление и возбуждение, вызванные неожиданным визитом Лиз, сыщик встал и обошел стол, чтобы поприветствовать ее:
        - Вы - Лиз из кафе «Суета сует».
        Он протянул ей руку, ожидая, что она сделает то же самое.
        - Именно так, - подтвердила девушка, завлекающе улыбнувшись.
        Ему показалось, что его ударили под дых. Ее ладонь скользнула в его руку, утонув в ней.
        Лиз позволила сильно сжать свои пальцы, как бы признавая его превосходство. Ее ладонь оказалась мягкой и теплой, его рукопожатие было крепким и уверенным. При первом же соприкосновении между ними мгновенно вспыхнула искра желания, способная перерасти в настоящий пожар.
        Стив бесстыдно и ласково поглаживал ее руку, и Лиз не пыталась отнять ее. Наоборот, она смотрела ему прямо в глаза и ждала, когда он отпустит ее. Первое впечатление Стива об этой женщине подтверждалось: она сильная и независимая, уверенная в своей привлекательности. Она может давать и благодарно получать, когда дело касается секса. Стиву импонировали подобные свойства характера. Он понял, что она обладает сильной волей и дерзостью. К тому же Лиз не только красива, но и умна.
        Что и говорить, хорошее сочетание. Жаль только, что она замужем - об этом говорит кольцо на левой руке.
        Как только он выпустил ее ладонь, она сказала:
        - Вашу визитку мне дала Мона. Надеюсь, вы не возражаете?
        Ах, Мона, болтливая, но дружелюбная особа из книжной лавки «Слово», которой очень нравилось выяснять подробности о своих покупателях.
        - Ну что ж, придется поблагодарить ее за оказанную услугу!
        В последнее время Лиз занимала все его мысли, не оставляла ни днем ни ночью. Он просыпался, покрытый потом, тело его ныло от напряжения и возбуждения. В сновидениях Лиз была с ним, он ласкал ее мягкое тело, сжимал его так же, как, проснувшись, сжимал свой собственный член, чтобы дать выход небывалому возбуждению.
        И теперь, когда она стояла перед ним, он взял себя в руки и спросил, насколько было возможно, спокойным голосом:
        - Чем могу быть полезен, миссис Адамс?
        - Мисс Адамс.
        Он взглянул на кольцо, которое она машинально теребила. То обстоятельство, что женщина сама пришла к нему и теперь находится на его территории, давало ему право задавать прямые личные вопросы:
        - Разве вы не замужем?
        Она отрицательно покачала головой, при этом ее шелковистые белокурые волосы ласково коснулись лица и упали на плечи.
        - Нет, я не замужем.
        Кольцо на пальце говорило об обратном, но Лиз ничего не стала объяснять. Стив узнал главное и теперь был готов идти к своей цели.
        Молодых людей разделяло чуть больше полуметра, и их взаимное влечение было очевидным. Чтобы добиться своего, надо действовать. А он желал только ее.
        Но прежде всего надо было узнать причину, по которой она пришла к нему. Склонив голову набок, Стив произнес:
        - Итак, вы здесь, потому что…
        Лиз глубоко дышала, ее грудь вздымалась. Наконец она проговорила:
        - Я хотела бы воспользоваться вашими услугами.
        Ее голос зазвучал по-деловому, но Стив не смог сдержать улыбки.
        - В любом случае, присаживайтесь и давайте обсудим, какими именно услугами вы хотите воспользоваться, - растягивая слова, произнес он и указал стул за ее спиной, после чего обошел вокруг стола и сел в кожаное кресло.
        Ее щеки порозовели от некоторой двусмысленности ситуации. Лиз уселась на стул и закинула ногу на ногу.
        - Вы частный детектив, и я надеюсь, вы сможете мне помочь. Моя кузина Валери Кларк пропала без вести.
        Ее заявление обезоружило его полностью. А он-то размечтался, что она сейчас начнет к нему приставать.
        Как бы там ни было, но многолетний опыт и простого полицейского, и частного детектива подсказывал ему, что посетительница предельно откровенна и просьба ее не выдумана - он прочел это в ее глазах.
        Лиз стала рассказывать об исчезновении своей двоюродной сестры Валери Кларк, о том, что девушка работала в агентстве «Все, что пожелаете» - занималась там сексом по телефону, о ее новом бойфренде, клиенте, с которым Валери недавно начала встречаться.
        Стив делал в блокноте пометки. Потом он задал несколько вопросов и выяснил, что тревога Лиз по поводу этого сомнительного агентства вызвана услугами, оказываемыми уже не по телефону. Лиз была уверена, что Валери встречалась с этим мужчиной и после работы.
        Откинувшись в кресле, Стив вертел в руках авторучку и, видя надежду в глазах своей клиентки, согласился найти ее пропавшую кузину.
        - Честно говоря, я не удивлюсь, если агентство «Все, что пожелаете» на самом деле предлагает своим клиентам больше, чем просто поцелуи. В таких заведениях принято устраивать частные вечеринки и приглашать на них своих постоянных клиентов, которые тратят много времени и денег на секс по телефону. А там распространяются наркотики, всякие стимуляторы и предлагаются различные сексуальные услуги. Это большой бизнес, там крутятся огромные деньги. Поэтому конторы типа «Все, что пожелаете» имеют и постоянный штат сотрудниц, и клиентуру. Думаю, дела у них идут неплохо.
        Лиз кивнула в знак согласия.
        - Мне так неприятно, что Валери зарабатывает себе на жизнь подобными вещами. Я ее уговаривала отказаться от этого занятия. Я знаю, что она бывала на подобных вечеринках и с другими клиентами, и с тем парнем, с которым недавно стала встречаться.
        - Вы знаете, как его зовут?
        - Роб. Фамилию не знаю.
        Видно было, что девушка очень волнуется. Она встала и подошла к окну.
        - Мы с Валери живем вместе. В последнее время случалось, что она уезжала на день или на два с Робом, но не дольше, чем на выходные. - Ее голос звучал виновато. - Я ничего о ней не слышала уже три дня и очень боюсь, что с ней случилось что-то ужасное. Искать этого Роба я могу только через агентство «Все, что пожелаете».
        Взгляд Стива задержался на профиле Лиз. Она пересказывала свой разговор с полицейским. В ее голосе звучало разочарование, когда она говорила о том, что ей предложили всего лишь оставить заявление об исчезновении человека и ждать, пока не появится какой-нибудь более существенный повод для расследования. Проработав в полиции не один год, он прекрасно знал всю их кухню, как знал и то, что начинать искать пропавшего человека следует как можно скорее, по горячим следам.
        За что бы такое зацепиться?
        Стив был полностью согласен с Лиз - исчезновение Валери наверняка связано с этим телефонным борделем. Попробуй проведи тут обычные следственные мероприятия. Вряд ли кто из гостей вечеринки согласится давать показания. Чтобы узнать, была ли Валери на злополучной вечеринке, в какое время она оттуда ушла и кто такой этот Роб, нужны неформальные связи, и тогда любая, даже самая маленькая зацепка сможет помочь найти пропавшую.
        Проще всего, конечно, предъявить удостоверение офис-менеджеру и задать вопросы о Валери и о том, что вообще происходит в этом чертовом агентстве. Но любое упоминание о расследовании произведет на хозяев заведения далеко не лучшее впечатление и дюжий вышибала выставит любопытного детектива вон, предупредив, чтобы не возвращался. Выходит, действовать надо неофициально.
        - Если вы хотите, чтобы я занялся этим делом, мне нужно как-то получить приглашение на подобную вечеринку-фантазию, а это займет некоторое время: мне придется войти в контакт со служащими и действовать на основании полученных от них сведений.
        Лиз быстро обернулась, ее зеленые глаза радостно засветились:
        - Я вам помогу.
        Он насупил брови, не поняв намека:
        - Каким образом?
        Она посмотрела на часы и снова на него.
        - Через час мне назначено собеседование в агентстве «Все, что пожелаете»: я хочу наняться на должность телефонного оператора в вечернюю смену. Валери рассказывала, что устроиться туда на работу проще простого, и я подумала, что если бы мне удалось попасть в эту фирму, я смогла бы что-нибудь разузнать.
        Он удивился ее дерзкому поступку.
        - Это очень…
        - Глупо? - закончила Лиз его фразу.
        Она напряглась, как будто готовилась защищаться.
        Стива снова охватило возбуждение: он по опыту знал, что она будет такой же страстной и неистовой и в постели.
        - Я бы сказал, очень смело.
        - Ах, вот как! - Она успокоилась и улыбнулась, как ему показалось, чертовски сексуально. - Спасибо.
        - Не за что.
        Он в самом деле хотел сделать ей комплимент. Не так уж много женщин обладают такой храбростью и силой духа, чтобы впутаться в столь сомнительный и опасный бизнес ради того, чтобы найти пропавшую кузину.
        Интересно, готова ли она предаваться фантазиям и эротическим играм просто ради удовольствия? Разумеется, с ним. Выяснив, что она не замужем, Стив хотел знать подробности.
        Но пока что он стучал ручкой по записной книжке, раздумывая о намерении девушки работать с ним в паре. Обычно Стив не позволял клиентам встревать в дела, которые расследовал. Но он не мог отрицать того, что, если бы Лиз внедрилась в этот бордель, ему было бы намного легче попасть на их вечеринку. Что, возможно, откроет доступ к информации о местонахождении Валери. Поскольку сыщик подозревал, что Лиз все равно попытается проникнуть в агентство, согласится он на это или нет, Стив подумал, что лучшее для нее - быть с ним, тогда он будет уверен, что она в безопасности.
        - Я возьмусь за это дело, - сказал Уайльд, отдавая себе отчет в том, что предлагает свои услуги не только для того, чтобы выполнить заказ.
        Когда Стив сталкивался с делами, в которых в опасные ситуации были втянуты молоденькие девушки или женщины, он всегда вспоминал о своей шестнадцатилетней дочери Штеффи.

«А если бы это была Штеффи?» - думал он и брался за работу в надежде на благополучный исход дела и обретение душевного равновесия.
        Судя по рассказу Лиз о кузине, жизни Валери не грозит смертельная опасность, но всякое бывает, зарекаться нельзя.
        - Мне потребуются все сведения о Валери, все, что вы о ней знаете. - Он достал из бокового ящика бланк заявления. - Вспоминайте все подробности: номера банковских счетов, кредитных карточек, социального страхования, водительских прав. И еще мне нужна ее недавняя фотография. Короче, пишите обо всем, что сочтете полезным для успешных поисков.
        - Я проверю ее почту. - Лиз замолчала на мгновение. - Я кое-что нашла в стопке документов на ее столе. Я наткнулась на квитанцию об оплате паспорта, и это показалось мне странным.
        - Это уже кое-что, - Уайльд сделал пометку в блокноте. - Она когда-нибудь говорила, что собирается уехать?
        Лиз покачала головой:
        - Нет. Как ни странно, за границу Валери не тянуло. Но ведь все когда-нибудь бывает в первый раз.
        - Тут есть над чем подумать. Возможно, она уехала из страны с этим Робом. Но нам нужны ключевые фрагменты этой головоломки, к примеру, фамилия Роба. Без нее трудно вычислить, где Валери находится.
        Он еще что-то записал и отложил авторучку.
        - Кстати, мой обычный тариф - сто пятьдесят долларов в час плюс расходы. Но в таком деле, как это, может потребоваться многочасовая подготовительная работа, и я предлагаю такой вариант: пять тысяч в месяц. Сюда будут входить мои услуги, оплата круглосуточной связи, а также расходы на мою собственную безопасность и профессиональные консультации на время вашей работы в телефонном борделе.
        Лиз вздрогнула, услышав такую сумму:
        - Пять тысяч? Ого! Это больше, чем я планировала.
        Стив пожал плечами:
        - Возможно, я не самый дешевый детектив в городе, зато один из лучших.
        Лиз рассмеялась, но в ее голосе звучало разочарование:
        - Я не сомневаюсь в ваших способностях и профессионализме, однако пять тысяч - это в четыре раза больше той суммы, которую я могу себе позволить. - Она сказала это так, будто только что проиграла кучу денег.
        Ее полный отчаяния взгляд отозвался в нем болью. Но девушка быстро взяла себя в руки и на ее губах мелькнуло что-то вроде улыбки.
        - Видимо, мне следует поблагодарить вас за потраченное время и советы, которые вы мне дали, и отправляться домой.
        Стива охватила паника, и, прежде чем Лиз развернулась к выходу, он выпалил:
        - Подождите.
        Девушка удивленно взглянула на него. Они стояли лицом к лицу.
        - Да?
        Стив почесал подбородок и решительно произнес:
        - Я готов расследовать это дело за тысячу долларов.
        На самом деле ему было неприятно брать у нее даже эту тысячу, поскольку было ясно, что девушка на мели, несмотря на популярность своей кофейни.
        Лиз гордо подняла подбородок и расправила плечи. Стив заметил, что, несмотря на всю браваду, ее задело это предложение.
        - Зачем вам это? - Ее голос звучал удивленно и нерешительно.
        В самом деле, зачем? Целый рой причин пронесся в его голове. Но главное - Стив не хотел, чтобы она в одиночку лезла в этот вертеп. Окажись Лиз в этом агентстве, у нее не будет никакой связи с внешним миром, а он хочет держать ее в поле зрения, чтобы с ней не случилось беды. Этого Стив никогда себе не простит, особенно теперь, когда ему известны все детали дела. Действиями Лиз в таком сложном деле надо руководить, и руководить будет именно он.
        Уайльд протянул руку, стараясь выглядеть раскованно:
        - Скажем так: у меня сейчас мало работы и уйма свободного времени.
        Судя по скептическому выражению ее красивого лица, Лиз не поверила, но спорить не стала - так велико было ее отчаяние и желание найти кузину.
        - Хорошо, если вы так решили, будем считать, что мы заключили сделку. - Она вздохнула с облегчением и полезла в сумку за чековой книжкой.
        - Кроме этой тысячи, я отдам вам все деньги, которые заработаю в агентстве. Это хоть как-то компенсирует ваши расходы.
        - Не беспокойтесь о моих расходах. Тысяча долларов меня вполне устраивает.
        Лиз поджала губы:
        - Мне не нужна благотворительность. Я отдам вам свою зарплату, так как это часть нашей сделки.
        Заинтригованный решимостью девушки, Стив протянул ей бланк заявления.
        - Ну ладно, если вам от этого станет легче.
        - Да, легче, и я на этом настаиваю. - Она выписала чек и протянула ему.
        Детектив взял чек, сложил пополам и убрал в верхний ящик стола. Позже секретарша обналичит его. Стив снова взглянул на Лиз и увидел, как она облизнула нижнюю губу. Он представил, как эти мягкие губы и нежный язык ласкают что-то другое… жадно упиваясь упругой разгоряченной кожей его члена, скользя по эрогенным зонам, по всей его длине. О да…
        Его неудержимо тянуло к Лиз. Возбуждение шло из всех клеточек тела и становилось невыносимым. Если они собираются работать бок о бок, Лиз следует знать, какие чувства он к ней испытывает.
        - Я хочу предупредить, что меня тянет прикоснуться к вам, и я не знаю, черт побери, как сдержаться, - произнес он.
        В груди Лиз все замерло от этого бесстыдного заявления, жар растекся по всему телу, пульс участился, но внешне ей удалось остаться невозмутимой, хотя она была не в состоянии отрицать, что его откровенный интерес возбуждает ее. Как он садится в кресло, как уверенно держит ее взгляд - потрясающий мужчина!
        Темноволосый синеглазый мерзавец, у которого нет ни капли совести и сомнений. Он привык брать то, что ему нужно.
        Она была предметом его желаний. Уже не одну неделю он мечтал о ней. Услышав его вызов, Лиз продемонстрировала ничуть не меньшую дерзость:
        - Разве я просила вас держаться от меня подальше?
        Черные брови Стива резко взлетели вверх, а быстрый, обезоруживающе чистый взгляд синих глаз буквально пронзил Лиз. Уайльд был удивлен таким ответом, но ее безрассудство восхитило его.
        - Приятно, что наши чувства взаимны. Я захотел тебя сразу, как только увидел в кафе. Я зашел выпить, а ты спросила, чего я желаю, - ошеломил он Лиз своим признанием. - Но кольцо у тебя на пальце сдерживало меня, и я не стал за тобой ухаживать. Теперь же, когда я узнал, что ты не замужем и что наши интересы совпадают, возможно, настало время наконец-то открыть тебе мои истинные желания?
        Лиз положила руку на живот, чтобы унять внезапно возникшую дрожь. Она не верила своим ушам - неужели он действительно это говорит? Перед ней сидел мужчина ее мечты, ставшей реальностью. В добропорядочной Лиз вдруг проснулась распутница, которую пьянит взгляд этого возбужденного отчаянного парня и дух приключений, витающий вокруг него.
        Она молчала, и он продолжил:
        - Именно потому, что я так сильно тебя хочу, думаю, будет справедливо, если я сразу скажу, что был женат и, если это имеет для тебя значение, не стремлюсь к серьезным долговременным отношениям.
        Она сдержанно улыбнулась, оценив его честность и размышляя о тех безнравственных вещах, которые он ей предлагает:
        - Ну, в этом наши интересы совпадают.
        Стив склонил голову и внимательно посмотрел на нее:
        - Ты разведена?
        - Вообще-то, я вдова, хотя наш брак должен был закончиться разводом, - сказала Лиз, открыв ему больше, чем собиралась.
        Она сильно сомневалась, что подробности ее личной жизни имеют отношение к делу.
        - Тем не менее, ты по-прежнему носишь обручальное кольцо?
        Его взгляд скользнул по ее левой руке.
        Лиз крутила золотое колечко на пальце, в первый раз почувствовав неудобство: она носила его с единственной целью - избежать мужских приставаний.
        - Кольцо мамино, тетя сохранила его после смерти моих родителей и отдала мне в день восемнадцатилетия. Я ношу его потому, что в настоящее время тоже не стремлюсь заводить серьезных отношений.
        Стив откинулся в кресле, рассеянно почесал подбородок, изучая Лиз на расстоянии, а затем неожиданно спросил:
        - Ты меня боишься?

«Странный вопрос», - подумала она.
        - А что, должна бояться?
        - Зависит от ситуации и обстоятельств.
        Лиз чувствовала, что Стив зачем-то проверяет ее.
        - Да или нет?
        Сердце бешено заколотилось у нее в груди, по телу пробежала нервная дрожь.
        - Нет, не боюсь.
        Он поманил ее пальцем. Его невероятно синие глаза мерцали, искушая, маня и соблазняя, отчего все внутри нее затрепетало.
        - Тогда иди сюда и докажи это.

        Глава вторая

        Лиз сразу поняла, что Стив Уайльд из тех парней, которые, соблазняя женщину, не обманывают ее. Во всяком случае, ее, Лиз, он не обманывал.
        Он непринужденно раскинулся в офисном кресле. Господи, как же он хорош - настоящий мачо. Стив даже не пытался сдержать нетерпение, ожидая, когда она подчинится его приказу.
        Его взгляд был нагло самоуверенным - как будто у него есть полное право быть таким. Как будто он знает, что его самонадеянность возбуждает ее.
        Так и было.
        Лиз могла лишь гадать, что сейчас произойдет, но она была готова ко всему. От предвкушения у нее внутри все закрутилось, как в водовороте, и, будучи не в состоянии больше сопротивляться обаянию Стива, она подошла к нему, села на колени, кожей почувствовав его упругие мускулистые бедра. Прикосновение джинсов к ее обнаженным ногам безумно возбуждало.
        Несмотря на отсутствие опыта в подобных развлечениях, Лиз настроилась вести себя смело и уверенно. В конце концов, если она собирается работать в телефонной секс-службе, ей нужно поднабраться сноровки.
        Одной рукой она обняла его за шею, другой стала расстегивать рубашку, глядя при этом прямо в его возбужденные синие глаза, в которых сверкали золотистые крапинки. Лиз ощущала запах его напряженного тела, чувствовала под своей ладонью его глубокое и неровное дыхание.
        Он засунул руку ей под юбку. Жар его длинных пальцев обжег ее, они щекотали гладкую чувствительную кожу бедра.
        - Поцелуй меня, - произнес он.
        Она почувствовала, что он не позволит ей уйти после невинного рукопожатия. Только не после того, как они выяснили, что их тянет друг к другу и она призналась, что хочет его прикосновений. Ну, конечно, Стиву нравятся и погоня, и дерзкий вызов. Сейчас он явно с интересом ждал, как же она докажет, что слово у нее не расходится с делом и она по-настоящему желает его.
        Удивительно, но с ним Лиз не испытывала ни малейшего унижения оттого, что тоже хотела его. В течение трех лет она была благоразумной, практичной, вела целомудренный образ жизни, а сейчас вдруг поняла, что настало время удовлетворить свои сексуальные желания и страсть к приключениям и ненадолго забыться.
        Опустив голову, она медленно, нежно и сладко поцеловала его в теплые губы.
        Вдруг ее охватили смятение и неуверенность. Такого ли поцелуя он хотел? Лиз откинулась, чтобы взглянуть на его лицо.
        Очевидно, что ее первая попытка соблазнить не произвела на него впечатления.
        - Это все, на что ты способна? - спросил он, надменно улыбаясь.
        Лиз следовало бы обидеться, но было понятно, что язвительное замечание Стива не что иное, как вызов. Он проверял ее, чтобы понять, как далеко она может зайти и удовлетворит ли любой его каприз. Она желала его так давно, она страстно хотела испытать все, что он может ей предложить, поэтому решила продемонстрировать, что готова на все ради него и не собиралась быть пассивной с таким агрессивным мужчиной.
        Проведя одной рукой по его шелковистым волосам, другой она взяла его за подбородок, большим пальцем надавила на него, и его губы раскрылись. В этот раз, когда их губы встретились, Лиз пропустила медленную многообещающую прелюдию и перешла прямо к главному. Ее язык проник в его рот и сплелся с его языком. Она затрепетала, не в состоянии остановить эту медленную агонию страсти, которая распространилась по ее животу и вызвала липкую влагу в расселине.
        Уверенная, что предоставила ему достаточно доказательств своей страсти, Лиз начала замедлять темп только для того, чтобы он включился в эту игру. Стив крепко взял ее голову рукой и стал удерживать; потом она услышала хриплое рычание вместе с ропотом недовольства, вырвавшиеся из его груди. Он нашел своими губами ее рот и крепко поцеловал.
        Он властвовал над ней самым бесцеремонным образом, целовал ее со всем пылом.
        Сила и глубина его страсти буквально опалили Лиз. Горячие прикосновения руки Стива к ее обнаженным ягодицам возбуждали ее, обещали потрясающее наслаждение, которое она вот-вот испытает.
        Его длинный, твердый эрегированный член уперся в бедро Лиз, и ее воображение разгорелось: каково это - почувствовать, как его внушительных размеров орудие входит в нее, ритмично пульсируя и нанося могучие удары.
        Она затрепетала от этой мысли и застонала. Боже, как давно это было, как давно…
        Ее грудь под бюстгальтером поднялась, и Лиз стала двигаться у него на коленях, необузданная и жаждущая. Его губы и язык тем временем продолжали страстно и нежно целовать ее. Зная, что их отношения мимолетны, так, для развлечения и удовольствия, Лиз дала себе свободу и отбросила комплексы. Давать щедро и принимать жадно. Последний раз насладиться этим неукротимым отчаянным самцом, прежде чем остановить свой выбор на обычном добропорядочном мужчине. Чтобы дядя и тетя гордились ее выбором и чтобы этот надежный мужчина загладил то огромное разочарование, какое вызвал у них Тревис.
        Такие мысли блуждали в голове Лиз, а тело отчаянно желало большего физического контакта. Она расстегнула три пуговицы на блузке и дотянулась до его руки на своем бедре. Она прижала его большую теплую руку к беспокойно пульсирующей артерии на своей шее, а потом дерзко направила ладонь к груди.
        Стив без усилий захватил инициативу, его пальцы проникли в кружевной бюстгальтер и прикоснулись к женственным изгибам тела. У Лиз вырвался радостный стон, когда он обхватил грудь ладонью и стал сладострастно ласкать ее нежную плоть.
        Рука, удерживающая ее голову, притянула Лиз ближе, он продолжал целовать ее влажные губы. Их языки соединились. Стив теребил ее чувствительный напряженный сосок, зажатый между пальцами, играл с ним, а ее сладострастные стоны вырывались прямо ему в рот, и, бесстыдно изгибаясь от его прикосновений, она просила еще.
        Внезапно он закончил страстную прелюдию и приник лицом к ее шее. Дыхание обоих было быстрым и прерывистым.
        - Боже, - пробормотал Стив.
        Всего одно слово, говорившее об их обжигающей страсти.
        Лиз хрипло рассмеялась, но вдруг взяла себя в руки и вернулась к реальности:
        - Мне нужно идти.
        Стив оторвал голову от уютной ложбинки на ее шее, его ресницы опустились, скрывая глаза, и на губах появилась грешная ухмылка.
        - Ну да, нужно, но сначала ты доделаешь тут все дела, сядешь на стол, раздвинешь ноги, задерешь юбку до талии, а я встану у тебя между ног, - и с видом собственника он сжал ее грудь.
        Ее щеки раскраснелись от столь откровенного предложения, и, хотя соблазн был велик, важные дела требовали ее внимания: долг и взятые на себя обязательства одержали победу над страстью.
        - Я не хочу опоздать на собеседование в агентство «Все, что пожелаете», - напомнила она ему.
        - Ты права. У нас будет куча времени закончить то, что мы начали.
        Он медленно убрал ладонь с ее груди, застегнул блузку и поднял на нее взгляд:
        - Официально заявляю, что вторая попытка была намного удачнее первой, дорогая. Мне не нравятся женщины, которые скромничают и стесняются брать то, что им нужно, и давать то, что нужно мне. Ты лишена обоих недостатков.
        Комплимент прибавил ей уверенности в себе, и она не смогла удержаться, чтобы не улыбнуться:
        - Спасибо.
        Соскользнув с его колен, Лиз расправила юбку, пытаясь привести себя в порядок и восстановить дыхание.
        Он тоже поднялся с мучительной гримасой на лице, пытаясь совладать с оттопыривающимся бугорком на джинсах, подхватил ключи с письменного стола и направился к двери.
        - Ну что, идем?
        Она перехватила его руку, когда он проходил мимо нее, и спросила в недоумении:
        - Что значит - идем?
        - Поскольку я официально приступил к делу, я везу тебя на собеседование, - ответил он просто.
        Она нахмурилась:
        - Стив, мне не нужен шофер, я сама в состоянии доехать.
        Через секунду лицо Стива посуровело, и стало понятно, кто тут главный.
        - Послушай, тебе нужно научиться беспрекословно доверять мне, если хочешь, чтобы наше совместное предприятие было успешным. Я должен, насколько это возможно, быть как можно ближе к тебе, особенно когда это касается дела, которое я расследую. Кроме того, мне необходимо знать, где находится офис агентства. Пока ты будешь на собеседовании, я смогу разнюхать, что это за контора, и решить, надо ли установить за ней наблюдение.
        Не в состоянии оспаривать такие веские аргументы, Лиз кивнула и потянулась к сумочке:
        - Ладно, ты - босс.
        Она повернулась и вздрогнула от неожиданности, увидев его прямо перед собой.
        Стив схватил ее огромными ладонями за плечи, не отводя потемневшего от страсти взгляда:
        - Не забывай, кто тут главный.
        Крепко прижав ее к своему мускулистому телу, он поцеловал ее страстно и глубоко, как будто она полностью ему принадлежала. У Лиз подкосились ноги, и голова стала совсем легкой.
        Как только Стив выпустил ее из объятий, она облизнула нижнюю губу. Лиз уже привыкла к его возбуждающему запаху и к его уверенности в себе. Оба эти качества поразили ее.
        - Почему ты это сделал?
        - Захотелось, - ответил он, вполне определенно решив дать ей понять, что берет то, что хочет, иногда даже не спрашивая разрешения. - Раз уж ты на какое-то время моя, тебе следует привыкнуть и наслаждаться такими неожиданностями.
        В любое время, в любом месте. Она прочла этот соблазняющий призыв в его глазах и приняла вызов. Неожиданность, непредсказуемость, импульсивность - это было именно то, чего она страстно желала: добавить немного остроты и радости в благоразумную размеренную жизнь, которую она вела последние три года.
        Лиз рассчитывала, что Стив Уайльд даст ей то, что она хочет.

        Сквозь стекла солнечных очков Стив лениво осматривал пятиэтажное кирпичное здание, в котором скрылась Лиз. Дом выглядел так же, как и другие здания в деловом центре Чикаго.
        Поговорив у входа со служащим агентства «Все, что пожелаете», Уайльд выяснил, что фирма занимает весь третий этаж. Он отсчитал три этажа, но темная зеркальная пленка на окнах защищала жизнь компании от глаз посторонних и надежно охраняла ее секреты.
        Следующие двадцать минут он сидел в своем черном внедорожнике в последнем ряду парковки и ждал. Он наблюдал, как люди входят и выходят из здания. Кто-то был в деловом костюме с портфелем в руке, кто-то - в джинсах. Ничего необычного, привлекающего внимание или указывающего на то, что компания занимается чем-то предосудительным, а тем более оказывает интимные услуги.
        Стив сделал вывод, что устанавливать наблюдение бессмысленно. Если агентство «Все, что пожелаете» и проводит какие-то разнузданные вечеринки, то, конечно, не здесь. Нет, наверняка есть другое уютное местечко, где важные клиенты реализуют свои сексуальные фантазии и пользуются прочими сомнительными услугами. И Лиз предстоит получить доступ в этот закрытый мир порока и разврата, чтобы добыть сведения о местонахождении Валери и о ее последнем бойфренде.
        Но сначала Лиз нужно устроиться оператором службы «секс по телефону». Он не сомневался, что она легко получит работу. В ней чувствуются решимость и дерзость наряду с внутренней чувственностью. Все это наверняка привлечет внимание работодателя, так же как привлекло его при их первой встрече.
        Минуты ожидания тянулись бесконечно долго. Стив не отводил взгляда от входа, а его мысли вернулись к воспоминаниям о том, с каким пылом Лиз ответила на его поцелуй. Пламя страсти, охватившее их, говорило о том, что их сделка будет равноправной, они будут дарить друг другу бесчисленные удовольствия. Горячий всепоглощающий секс - много секса, и в любом случае они оба этого хотят.
        То что произошло в его кабинете, еще больше возбудило Стива и напомнило о том, как давно он не был с женщиной. Возможностей было много, но он никого не хотел видеть в своей постели, кроме Лиз. Весь последний месяц она играла главную роль в его мучительных эротических снах. Сейчас эти фантазии становились реальностью. Скоро обнаженная Лиз окажется под ним, ее пышная грудь будет в его власти, и он будет лизать ее соски, упиваться ими. Скоро он сможет вдохнуть аромат, исходящий от ее кожи, попробует на вкус самые сладкие, самые горячие ее кусочки. Скоро его орудие войдет в ее глубины, и он почувствует, как она крепко прижимает его к себе ногами, и они оба испытают оргазм.
        Его чресла охватило пламя ожидания, он заерзал на сиденье, раздраженно вздохнул, но это не ослабило напряжения. Скоро. Нужно терпеть и ждать своего часа. Главное - найти пропавшую кузину Лиз и обеспечить ее безопасность. Своим взаимным влечением они насладятся потом, когда не нужно будет ни о чем думать, кроме как о себе самих.
        Пытаясь прогнать эти мысли и вернуться к делам, Уайльд продолжал наблюдать за выходом из здания. Пять минут спустя он облегченно вздохнул: Лиз появилась на пороге, и можно наконец-то подумать о чем-то еще, кроме секса.
        Лиз была не одна - ее сопровождала миниатюрная брюнетка, они что-то обсуждали, идя к машине незнакомки. Поговорив еще минуты две, девушки расстались. Лиз двинулась к машине Стива, покачивая бедрами. Ее легкая походка просто завораживала его, как, впрочем, и все в ней.
        Лиз села, закрыла дверцу и одарила его ослепительной улыбкой.
        - Я устроилась на работу, - объявила она, явно довольная собой.
        Ее безграничная радость заставила улыбнуться и его.
        - Я и не сомневался, что у тебя все получится, - сказал он и повернул ключ в замке зажигания. Он выехал с парковки и поехал к своему офису. - Как прошло собеседование?
        - Это, разумеется, было не совсем обычное собеседование, - усмехнулась Лиз.
        Стив опустил стекла в машине, и, когда они повернули на автостраду и поехали быстрее, ветер начал трепать ее шелковистые белокурые волосы, а ткань блузки обтянула грудь.
        - Я зарегистрировалась у сотрудницы на входе, потом она провела меня в большой кабинет. Там сидел мужчина. Он представился Антонио Гардениасом, одним из владельцев компании. Бегло просмотрел мое заявление, но, кажется, не заинтересовался ни моими рекомендациями, ни перечислением фирм, в которых я работала. Кафе «Суета сует», кстати, там не упоминается.
        Стив крепко вцепился в руль, представив, какие документы мог потребовать Антонио у потенциальных кандидаток, которым предстояло заниматься сексом по телефону.
        - Что же его заинтересовало?
        - Звучание моего голоса - ведь именно он будет привлекать и удерживать клиента на проводе. - Она откинула волосы от лица и, пожав плечами, продолжила: - Он сказал, что у меня нежный сексуальный голос, который возбуждает мужчин.
        - Да, возбуждает, - хрипло подтвердил Уайльд, на собственном опыте испытавший, что ее завораживающий голос может сделать с мужчиной.
        Закрыв окна, он включил кондиционер, чтобы воздух слегка умерил его пыл.
        - Что еще?
        - Он хотел знать, существуют ли какие-то вещи, которые я не смогу обсуждать с клиентом по телефону, или, может быть, я не приемлю какой-то секс, считаю его извращением.
        - Ну, и что ты ответила? - Стиву стало любопытно, каковы ее представления о дозволенном в сексе.
        - Я сказала, что не признаю садизма, изнасилований и инцеста. - Ее передернуло, когда она об этом говорила, и Стив тоже поморщился от отвращения. Потом она продолжила: - Антонио сказал, что его это устраивает, поскольку есть другие девушки, готовые удовлетворить такие просьбы. Некоторым сотрудницам такое даже нравится.
        - Ну, с тобой все понятно, дорогая, - протянул Стив, откинувшись на спинку сиденья и обхватив рукой ее шею. - Я тоже не извращенец.
        - Приятно слышать, - улыбнулась она благосклонно. - За исключением того, о чем я сказала, я способна почти на все. Или, по крайней мере, могу изобразить.
        Он оторвал взгляд от дороги и, прищурившись, посмотрел на нее, и лишь потом понял, что она не видит выражения его глаз за темными стеклами очков.
        - Даже не пытайся играть со мной.
        Она округлила зеленые глаза, с трудом сдерживая смех:
        - Слова настоящего мужчины.
        Он провел большим пальцем по ее нежной шее и почувствовал, как она затрепетала, увидел, как ее соски напряглись и стали заметны под блузкой.
        - А ты как думала?
        Лиз изумленно приподняла бровь, точно так, как это делал он. Она пыталась сдержаться, но ее тело возбужденно отвечало на его прикосновения.
        - И ко всему прочему еще и самоуверенный.
        - Да, я уверен в успехе, когда речь идет о том, чтобы доставить удовольствие партнерше, - заявил он, желая внести ясность в их отношения. - В сексе мне нравится все, - продолжал он. - Особенно прелюдия и горячая бешеная эрекция, переходящая во взрывной оргазм. Для меня самое главное, когда я рядом с женщиной - рядом с тобой, если точнее, - быть уверенным в том, что тебе тоже хорошо. Когда возбуждаешься ты, возбуждаюсь и я. Когда настает момент, мне нравится, что я довожу тебя до оргазма и чувствую, как от прикосновения моих пальцев, моего языка, моего орудия ты кончаешь. Чувствую внутренние судороги, сотрясающие твое тело. Еще ни одна женщина не смогла это сымитировать.
        Она поежилась на сиденье и откашлялась, но ей не удалось скрыть стон томления, который вызвали его слова.
        - Не думаю, что нам придется говорить об имитации.
        - Я тоже так думаю, - самодовольно сказал Стив.
        Сейчас его голос прозвучал высокомерно и так, как будто ему было совсем наплевать.
        - Так вот, собеседование, - Лиз наконец удалось справиться с голосом от сексуального напряжения у нее перехватило дыхание. - Антонио еще говорил о продвижении и возможностях карьерного роста в компании, если я буду «хорошо работать» и создам свою постоянную клиентуру. За удержание клиента на проводе дольше пятнадцати минут выплачиваются премии.
        Стив только кивал, никак не комментируя ее слова.
        - Он упомянул о частных вечеринках, на которые приглашаются только самые популярные девушки и их постоянные клиенты, но не стал вдаваться в подробности, что именно происходит на этих вечеринках. Сказал, что мы обсудим сверхурочную деятельность позже, когда у меня возникнут самые доверительные отношения с клиентами и я буду готова перейти на другой уровень.
        - Надеюсь, что у нас с тобой возникнут такие отношения.
        На ее лице читались благодарность и облегчение.
        - Я буду ходить на такие вечеринки только с тобой, поэтому включи в свои услуги и этот пункт.
        - Разумеется, дорогая.
        Теперь, когда она принадлежит ему, он ни за что не позволит другому мужчине сопровождать ее на подобную вечеринку.
        - Когда приступаешь?
        - Сегодня вечером. Думаю, так лучше. Чем скорее я попаду туда и заведу знакомства, тем быстрее я смогу получить сведения о Валери.
        Лиз рассеянно теребила подол юбки, притягивая взгляд Стива.
        - Я сказала ему, что у меня одна работа уже есть и что я ищу только подработку, поэтому он назначил мне смену с девяти вечера до полуночи. Это значит, что мне придется поменять график работы обслуживающего персонала в кафе, чтобы они закрывались сами, без меня.
        Взгляд Уайльда вернулся к дороге, он стал вворачивать на боковую улицу, к своему офису.
        - Это сложно?
        - Нет. Двое моих работников будут даже рады поработать полную смену и даже сверхурочно - я сократила их рабочий день, чтобы уменьшить расходы. - Ее слова подтверждали, что она не может выплатить Стиву более высокий гонорар, несмотря на то, что дела в ее заведении идут весьма успешно. - Если они с чем-то не будут справляться, им всегда сможет помочь Мона, - продолжала она. - Но я доверяю своим людям. Они у меня уже больше года. Я готова сделать все что угодно, только бы отыскать Вэл, - твердо сказала она.
        Стив Уайльд припарковал машину, заглушил двигатель и повернулся к ней:
        - Кстати, что это за девица, с которой ты вышла из здания?
        Подхватив сумочку, Лиз ответила:
        - Ее зовут Роксана, работает под именем Рокси. Она очень приветливая. Рокси рассказала мне кое-что об этом бизнесе, назвала меня девственницей, поскольку сегодня мой первый выход. Да, я забыла: Антонио дал мне псевдоним Синди. Я должна пользоваться им в целях конспирации, чтобы не привлекать внимания маньяков к моему настоящему имени. А вот номер телефона, по которому ты можешь позвонить.
        - Так-так, Синди. - Стив усмехнулся и взял протянутую ему ярко-красную визитку агентства «Все, что пожелаете» с эмблемой, номером телефона и многозначительным слоганом «За гранью разумного». - Что касается Роксаны, я думаю, с ней легко общаться. Когда представится удобный случай, можешь сказать, что ты подруга Валери и именно благодаря ей пошла на эту работу. Можешь расспросить ее о Валери, упомянуть имя Роба, сказать, что от нее уже давно ничего не слышно. Может, она что-то скажет. Но постарайся заранее обдумать все свои вопросы, чтобы они прозвучали естественно. Дай Роксане возможность рассказать все самой, чтобы у нее не создалось впечатления, что ты ее допрашиваешь.
        Лиз кивнула и вздохнула так устало, что он посочувствовал ей. Огромный груз тревог был у нее на душе, глаза смотрели виновато. Стив сожалел, что негодяйка Валери так огорчала Лиз. Он надеялся, что эта девица понимает, как крупно ей повезло с заботливой родственницей, готовой разыскать ее во что бы то ни стало.
        Жаль, что он не в состоянии развеять тревоги Лиз и уверить, что все будет хорошо. Стив Уайльд не дает лживых обещаний. Он не станет полагаться на свой нюх в деле о легкомысленной Валери до тех пор, пока у него не появятся доказательства, подтверждающие его предположения.
        Стиву вдруг захотелось дотронуться до Лиз и утешить ее, и это его удивило. Чтобы избавиться от этого чувства, он открыл дверцу автомобиля со своей стороны.
        - Пойдем, я провожу тебя до машины.
        Она пошла за ним следом. Молча они дошли до ее серебристой «тойоты-селики». Машине было минимум десять лет, требовались срочный ремонт кузова и покраска. Понятно, что для хозяйки это не первоочередная задача. Лиз повернулась к нему, и он заметил в ее глазах тщательно скрываемое беспокойство.
        - Ну что ж, я готова.
        Стив понял, что она осознает, во что ввязалась. Он ласково коснулся ее щеки.
        - Мне жаль, что тебе придется пройти через такое дерьмо.
        Девушка успокоилась, и едва уловимая улыбка мелькнула на ее соблазнительных губах.
        - Я сделала бы то же самое и без твоей помощи, но должна признаться, я благодарна тебе за то, что мы смогли разработать хоть какой-то план. Мне легче, что я не одна.
        - Да, ты не одна, - сказал Стив и достал из бумажника визитку. Попросил у нее ручку и написал свой домашний телефон чуть ниже номеров сотового и пейджера. - Если я понадоблюсь, звони не раздумывая днем или ночью.
        Она взяла визитку, положила в сумочку и поправила на плече ремешок.
        - Спасибо.
        - Не надо благодарить. Это моя работа. - Он не стал говорить, что никогда раньше не давал клиентам домашнего телефона. - Я уверен, что ты сегодня вечером прекрасно справишься.
        - Спасибо, что веришь в меня.
        Казалось, почти все ее первоначальные опасения исчезли, хотя какая-то тревога все-таки осталась.
        - Я не привыкла разговаривать о сексе с кем попало, да еще используя непристойные выражения. Мне придется поработать над собой, чтобы справиться не просто хорошо, а отлично, чтобы меня не выгнали, пока я не узнаю, где Валери.
        - Всегда поступай так, как считаешь правильным. - Уайльд снял темные очки и зацепил за ворот рубашки. - Когда придет время заводить дружеские отношения с коллегами, действуй открыто несмотря ни на что. Одевайся соответственно, выглядеть надо так, как будто тебе хочется развлечься.
        - Надо порыться в шкафах Валери, потому что мои наряды вышли из моды и я в них совсем не похожа на тусовщицу. - Лиз коснулась волос, раздумывая, как придать своей внешности более разбитной вид. - Ну, а ты когда вступишь в игру?
        - Я позвоню в одиннадцать пятнадцать и стану лучшим твоим клиентом. Говори как можно больше непристойностей.
        Он соблазнительно поднял бровь, изо всех сил стараясь выглядеть легкомысленно, чтобы ее волнение немного улеглось.
        Лиз рассмеялась, встряхнула головой, и веселые чертики заплясали в ее зеленых глазах:
        - Не могу дождаться.
        - Я тоже.
        Стив Уайльд действительно с нетерпением ждал этого момента.
        Лиз прекрасно понимала: от нее требуется угождать клиентам - именно через эту работу она сможет найти кузину, а для Стива это повод воспользоваться услугами телефонной секс-службы для своего удовольствия и разделить с ней, Лиз, свои фантазии.
        Воздух наполнился сладким ожиданием и страстью. Он неотрывно смотрел на девушку, весь в плену ее образа. Солнце подсвечивало сзади ее белокурые, до плеч, волосы, в которых бежали золотые ручейки, и нежно ласкало ее гладкую кожу так, что ему тоже захотелось притронуться к ней губами и попробовать ее на вкус. Если бы у него не было на руках нескольких срочных дел, которые нужно расследовать в ближайшее время, он бы уговорил ее вернуться к нему в офис и заняться безудержным сексом.
        Вместо этого он решил ограничиться поцелуем. Надо как-то прожить эти долгие часы, пока они снова не окажутся вместе наедине и не смогут отдаться друг другу.
        Медленно приблизившись, Стив прижал ее к дверце автомобиля и обнял за плечи. Она почувствовала его мускулистое напряженное тело.
        Казалось, она не возражала, чтобы ее захватили в плен. Ее взгляд дерзко впился в его глаза, и она нисколько не отставала от него. Лиз уцепилась за ремень на его джинсах и притянула к себе, так что их животы и бедра сомкнулись, а его увеличивающееся копье обрело наконец-то тихую гавань в гостеприимной ложбинке у нее между ног.
        Блаженный вздох вылетел из ее губ, и она вкрадчиво прошептала:
        - Мне нравится, как наши тела прилепились друг к другу. Мы прекрасная пара.
        - Черт, - пробормотал он.
        Ее откровенное признание задело его до глубины души, и, воодушевленный взаимным желанием, он не смог сдержаться - потерся об ее холмик, от этого эрекция болезненно отозвалась в нем, и было непонятно, наступит ли облегчение.
        - Представь, как нам будет хорошо, когда мы будем раздеты.
        - Уже представила, - раскрыла она свою тайну. От ее нескромных слов и нежного мечтательного выражения лица он как будто улетел в космос. - Ты снился мне с тех пор, как появился у меня в кафе.
        После такого потрясающего откровения ее ресницы опустились и нежный румянец залил щеки, как будто она стеснялась, что так нескромно ведет себя с мужчиной, однако ей нравилось ощущение власти над ним, которую она приобрела, открыто заговорив на эту тему.
        Ее руки отпустили его талию, и горячие ладони оказались на мускулистой спине, огонь ее тела проникал через рубашку. Она задрала подбородок, демонстрируя свою дерзость:
        - Ты еще помнишь, что говорил сегодня о горячей бешеной страсти?
        Он застонал, поняв, что она хочет воспользоваться его собственными соблазняющими словами против него. Он не заслуживает лучшей участи.
        - Да, помню, - сказал он, справившись наконец-то с комом в горле.
        Губы Лиз легонько, дразня коснулись его подбородка.
        - Ты знаешь, месяц - очень долгий срок для того, кто страстно желает, и чаша моего терпения вот-вот переполнится.
        Ему стало трудно дышать. При одной мысли о ее возбужденном ждущем теле он сходил с ума. Эта мысль заставляла его пылать, терять самообладание, но он хотел дать ее телу и заключенной в нем радости настоящую разрядку.
        Боже, она была так сексуальна! Все внутри у него болело, ладони покрылись испариной от пламени, какого еще ни одна женщина не зажигала в нем. Лиз оказалась умелой обольстительницей и искусительницей, которая, без сомнения, не упустит своего, когда дело коснется исполнения ее чувственных эротических капризов.
        Поднеся ладонь к лицу Лиз, Стив дотронулся до ее щеки, провел большим пальцем по линии подбородка и заговорил:
        - Нам нужно решить, что делать с твоими желаниями.
        Не в состоянии больше ни сдерживать свою будоражащую кровь страсть, ни сопротивляться ее манящему взгляду, он нагнулся к ней, и Лиз с готовностью уступила. Ее губы раскрылись от его решительного натиска, его язык, дразня, скользнул глубоко и медленно в ее рот и наполнил ее желанием.
        Звук въезжающей на парковку машины заставил их отстраниться друг от друга. Начинается, подумал Стив. Нечего было выставлять на всеобщее обозрение свои отношения с Лиз.
        - Дерьмо, - пробормотал он и, увидев ее изумленно открытые глаза, объяснил: - Это мой партнер по бизнесу Камерон. Прощу прощения, что выставил тебя в таком свете.
        Ее щеки порозовели, но, казалось, она совсем не стыдилась и не чувствовала неловкости.
        - Ты имеешь в виду, что нас застали на месте преступления?
        Шутка разрядила обстановку и заставила его улыбнуться:
        - Да.
        - Ну-ка, давай кое-что выясним, - заявила она, удерживая его взгляд, пока ее рука дерзко продвигалась от его плеча до груди. - Я добровольно позволила тебе поцеловать меня, я хотела поцелуя так же сильно, как и ты. Ты ни в чем не виноват.
        Эта женщина не переставала его удивлять, ему нравилось, что она могла быть такой отчаянно смелой. Кивком он дал понять, что согласен, и отступил, чтобы встретиться со своим партнером и лучшим другом со времен колледжа, который как раз вылезал из своего «порше-бокстера» цвета голубой металлик. Камерон направился к ним, с откровенным любопытством разглядывая Лиз. Казалось, он был доволен увиденным.
        У Стива кольнуло в животе от непривычного приступа ревности. Он не был ревнивым и, разумеется, никогда не чувствовал конкуренции со стороны друга, придерживавшегося принципа: полюбил и бросил. Но сейчас инстинкт собственника дал о себе знать.
        Камерон приблизился, и Стив решил пресечь неизбежные вопросы:
        - Лиз, позволь тебе представить моего партнера Камерона Синклера. Кэм, это Лиз Адамс.
        Лиз вежливо протянула свои изящные пальцы для приветствия:
        - Приятно познакомиться.
        Кэм покачал головой.
        - Это мне приятно, - сказал он.
        Обезоруживающая и обворожительная улыбка скользнула по его губам.
        Лиз нисколько не впечатлили ни его светлая шевелюра, ни смазливая внешность, ни попытки пофлиртовать с ней. Она просто улыбнулась и оглянулась на Стива.
        - Мне пора.
        Уайльд охотно согласился. Чем скорее она уедет, тем скорее он сможет втолковать Кэму, что тот ошибается и что, во-первых, Лиз уже занята, а во-вторых, она их клиентка.
        Открывая для Лиз дверцу машины, он подождал, пока она усядется и пристегнется, прекрасно зная, что его друг не сводит глаз с ее гладких загорелых ног.
        Стив закрыл Кэму обзор, чтобы тот не мог разглядеть всех прелестей Лиз.
        - Договорим вечером, - сказал он и закрыл дверцу ее маленького авто.
        - Что за телка? - спросил Кэм, как только Лиз отъехала.
        Стив догадывался, что интересует Кэма: кроме имени Лиз ему хотелось знать, какие отношения их связывают и что они скрывают.
        - Она моя клиентка, и я с ней встречаюсь. Советую тебе: держи руки и мысли при себе.
        Брови Кэма удивленно поползли вверх, он развел ладони в умоляющем жесте и спросил:
        - А как же насчет уговора не путать работу с личной жизнью?
        Стив сердито сказал:
        - Я просто ставлю тебя перед фактом: она уже занята.
        - Очевидно, ее занял ты, судя по поцелую, который я прервал.
        - Иди к черту, Синклер, - нахмурился Уайльд.
        Камерон захихикал и хлопнул Стива по спине. Кажется, плохое настроение напарника его не волновало.
        - Я тебе уже несколько месяцев говорю: пора перепихнуться с кем-нибудь. Ужасно рад, что ты внял моему совету и нашел чертовски сексуальную женщину. - Радостный взгляд Кэма наткнулся на серьезное лицо Стива. - Но я должен заметить, что ты первый раз совмещаешь личные отношения с работой. Что произошло?
        Стив пожал плечами:
        - Есть смягчающие обстоятельства.
        Он должен выбросить из головы эту женщину и свои чувства к ней.
        Камерон прищурил глаз, очевидно, догадываясь, что на карту поставлено гораздо больше.
        - Наверное, какой-то особенный случай.
        - Да, так и есть.
        Стив потер разламывающиеся от боли виски. Солнце сильно припекало голову, а вопросы Кэма добавляли головной боли.
        Придется обрисовать партнеру ситуацию, чтобы тот был в курсе дела на случай, если потребуется его участие.
        - Пошли, я все объясню в кабинете.

        Глава третья

        Копившееся внутри Стива напряжение было вызвано сильным сексуальным влечением и беспокойством, от которых невозможно было избавиться. С тех пор, как Лиз покинула его офис, сдерживаемое нетерпение возрастало с каждым часом.
        Глубоко вздохнув, Стив стал нервно ходить взад и вперед по гостиной. Вообще-то, он был спокойным парнем, не нервничал, даже когда сталкивался с задержками и проволочками в делах. Многочисленные нюансы работы приучили Стива выдерживать долгие ожидания и длинную, скучную и монотонную слежку. Временами это была ужасно невеселая и утомительная работа, и в долгом ожидании, предстоящем нынешним вечером, не было ничего необычного.
        К сожалению, мозг - мощный центр возбуждения, который может вызывать в воображении всевозможные провоцирующие сценарии развития событий, способные свести с ума. В деле Лиз ни наблюдать, ни даже вести обычную слежку было не за кем.
        По крайней мере, сейчас.
        Пока стрелки часов медленно ползли к четверти двенадцатого, он представлял, как Лиз где-то на третьем этаже здания развлекает телефонных клиентов откровенными разговорами о сексе, используя свои женские приемы, чтобы воплотить в реальность сокровенные мужские фантазии. Разговаривая с мужчинами на такие темы, она отправляет их в мир необузданного секса.
        - Боже, - пробормотал Стив, не в состоянии прогнать разочарование, прибавившееся к другим необъяснимым чувствам, последние полтора часа поглощавшим все его мысли.
        Он провел ладонью по своей густой шевелюре, досадуя, что повел себя как собственник, и неожиданно осознал, что эта женщина глубоко затронула его чувства. Черт побери, как быстро. Он привык контролировать все стороны своего существования: свою сексуальную жизнь, женщин, которых он выбирал для встреч, и поэтому ему не нравилось, что он не может подавить в себе необычную реакцию на экстравагантное занятие Лиз, пусть временное и вынужденное.
        Нервно передернув плечами, Стив успокоился, напомнив себе, что очень скоро наступит его очередь разжечь в ней огонь и страсть, разделить с ней свои запретные желания и узнать о ее фантазиях.
        А потом, поздно вечером, они дадут себе волю и воплотят эти фантазии в реальность.
        После того как возбуждение внутри утихло, желудок заурчал от голода. Удивительно, Стиву хотелось есть, когда в голове бурлили такие неспокойные мысли. Хоть он и пообедал не так давно, очевидно, вся его энергия была потрачена днем во время изматывающей тренировки в домашнем спортзале. Подумав, что у него как раз осталось время на вечерний перекус до часа икс, когда он должен позвонить Лиз, он порадовался этому развлечению. Стив отправился на кухню и тщательно осмотрел холодильник. Отсутствие продуктов его очень огорчило. Он не любил ходить по магазинам, еще больше ненавидел готовить: его тошнило от этих забот, неизбежных в холостяцкой жизни.
        Взяв последнюю холодную бутылку пива и уже распечатанный пакетик с чипсами, он поднялся во вторую спальню, переоборудованную в домашний офис, уселся за стол и включил компьютер. Пока компьютер загружался, мысли Стива снова вернулись к его разговору с Камероном после отъезда Лиз. Он ввел партнера в курс дела - рассказал о пропавшей Валери и о ее работе в агентстве «Все, что пожелаете».
        Уайльд не коснулся своих отношений с Лиз и того, что происходит в их личной жизни. Все, что не имеет касательства к делу, не должно интересовать никого, кроме них самих. Настоящий друг и понимающий компаньон, Кэм уважал частную жизнь и не выспрашивал подробностей.
        Стив бросил несколько чипсов в рот, глотнул пива, проверил почту, похохотал над кучей шуток ниже пояса, которые его брат Адриан любил присылать ему и Эрику, но сообщение, заставившее его улыбнуться, было от Штеффи, и в груди снова проснулось теплое чувство.
        Ему нравилось получать весточки от своей шестнадцатилетней дочери, особенно с тех пор, как она почти три года назад переехала в Техас вместе с Джанет, своей матерью, и отчимом Хью. Стив скучал по Штеффи. Электронные письма, телефонные разговоры, редкие встречи - всего этого мало. У Штеффи сейчас переходный возраст, и общение с отцом очень важно для нее именно теперь.
        Он хватался за любую возможность: электронная переписка, присланные через Интернет фотографии, - чтобы быть в курсе жизни дочери. Он читал письмо и представлял себе, как выглядели выразительные голубые глаза девочки в тот момент, когда она писала ему обо всех своих новостях, о школьном театральном кружке и о парне, с которым она как-то раз ходила на танцы.
        Стив щелкнул мышкой по вложенным файлам и просмотрел фотографии, сделанные дочерью на цифровую фотокамеру, которую он подарил ей на Рождество. Среди них были фотографии Джанет и Хью. Они были счастливы в браке, им нравилась жизнь в Техасе. Были и снимки Штеффи, позирующей перед камерой со своей любимой охотничьей собакой Баффи.
        На другом снимке его дочь была в длинном вечернем платье. Она выглядела просто потрясающе, так утонченно для своего нежного возраста. Штеффи стояла рядом с рыжим парнем, обнимавшим ее за талию и, по мнению Стива, слишком близко прижавшим ее к себе. Ее руки лежали у него на груди, их головы соприкасались, глаза Штеффи светились любовью, и это причиняло Стиву боль, оттого что он все это уже знал.
        Стив глотнул еще пива, чтобы избавиться от неприятного ощущения. Его дочери позволено ходить на свидания. Когда они с Джанет, учась в старших классах, стали постоянно встречаться, им тоже было по шестнадцать лет. После двух лет свиданий, через месяц после окончания школы, Джанет обнаружила, что беременна.
        Через восемь месяцев Стив стал женатым девятнадцатилетним папашей с прелестной малюткой дочкой, которая, едва появившись на свет, навеки привязала его к себе. Он горбатился на двух работах, чтобы обеспечить свое неожиданно образовавшееся семейство, а после окончания Полицейской академии устроился на хорошо оплачиваемую работу в Чикаго.
        Десять лет он посвятил воспитанию Штеффи, делал все возможное, чтобы сохранить свой брак, несмотря на растущее напряжение между ним и Джанет, и серьезно относился к работе полицейского, пока не получил пулю в правое плечо, задевшую нервные окончания. Слава Богу, все обошлось. Единственное неудобство он испытывал, когда поднимал что-то тяжелое или слишком долго занимался гирями. К сожалению, по мнению докторов, после ранения со временем могли возникнуть осложнения. Стива настоятельно рекомендовали перевести на другое место. Это означало сидячую бумажную работу. Можно было еще выписывать штрафы за неправильную парковку. Но подобная деятельность была не для него, поэтому он поменял свою работу на профессию частного сыщика.
        Из-за постоянных стрессов на работе в семье у него начались неурядицы. Очень долго они с Джанет старались их не замечать. Но когда она заговорила о разводе, он не стал возражать. Уже много лет Стив Уайльд понимал, что они тянут лямку супружества только ради Штеффи.
        Они расстались друзьями, и оба стали гораздо счастливее после развода.
        Сейчас, когда прошло больше шести лет, Стив стал убежденным холостяком. Ему нравились его образ жизни и его профессия. Жаль только, что Штеффи так далеко. Он ответил дочери и проверил другие письма.
        Наконец наступило время позвонить Лиз и представиться постоянным клиентом, чтобы изо всех сил постараться раскрыть ее секреты и фантазии и разделить с ней свои.
        Он очень хотел услышать, как она обольщает с помощью слов.
        Уайльд допил пиво, выключил компьютер и направился в спальню. Переоделся в боксерские трусы, чтобы чувствовать себя удобнее, взял беспроводной телефон с ночного столика и уселся на своей широченной кровати, в которой ему стало вдруг очень одиноко. Все его мысли были только о том, чтобы Лиз заняла пустующее место рядом с ним.
        Набирая номер, он вспомнил, как Лиз передала ему визитку. Устроившись среди подушек, он был готов соблазнять и быть соблазненным.
        Телефон на столике резко зазвенел, и Лиз автоматически взглянула на часы, чтобы засечь время, - так она делала каждый раз, когда к ней поступал звонок, уже два часа с начала смены.
        Было одиннадцать пятнадцать - время, намеченное для звонка Стива. Но это мог быть и кто-нибудь другой, кто своими дурацкими разговорами о сексе удержит ее на телефоне еще десять или двадцать минут.
        Пожалуйста, ну пожалуйста, пусть это будет Стив, просила Лиз, когда еще одна оглушительная телефонная трель эхом отозвалась в маленькой комнатке. Ее телефон представлял собой укрепленные на голове наушники и микрофон, а руки оставались свободными, и, чтобы ответить на звонок, нужно было просто нажать кнопку на телефоне. Девушка потянулась к горящей кнопке и коснулась ее указательным пальцем. Сердце бешено заколотилось в груди от ожидания и страха: кто там, на другом конце провода?
        Боже, она думала, что не справится еще с одним любителем поговорить на интимные темы. Лиз поежилась от отвращения, вспомнив нескольких своих сегодняшних клиентов, кончавших от разговоров с ней. Желая побыстрее завершить разговор, она очень убедительно изображала оргазм. Возможно, ее ждала похвала и комплименты начальства.
        Она не могла понять, что же такого заманчивого находила Валери в работе оператором телефонной секс-службы. Лиз отнюдь не была ханжой, но считала эту работу отвратительной: ведь приходится участвовать в интимных и абсолютно откровенных разговорах со множеством безликих незнакомцев. От нее требовались героические усилия, чтобы отделить свое собственное «я» от сексуальной кошечки, которую ждал клиент, а значит, нужно было притворяться искушенной и опытной женщиной, не гнушающейся непристойного, необычного и извращенного секса.
        Все ради того, чтобы найти своенравную девчонку и не втягивать тетю и дядю в подробности очередной нелепой выходки Валери.
        В этот момент в третий раз требовательно прозвучала оглушительная трель телефона. Лиз ответила на звонок, чтобы никто не заглянул узнать, почему телефон надрывается. Заставив себя вернуться к своей новой роли, девушка спокойно вздохнула и заговорила:
        - Привет, малыш. - Так отвечать посоветовала одна из новых коллег.
        Сказав нечто подобное, легче сломать лед в отношениях и заставить клиента почувствовать себя особенным.
        - Привет и тебе, - произнес знакомый мужской голос, растягивая слова.
        От этого низкого голоса сердце Лиз заколотилось быстрее.

«Стив. Спасибо, Господи!» - с облегчением выдохнула она и почувствовала головокружение.
        - Это Синди? - спросил он, изо всех сил стараясь изобразить преданного ночного клиента.
        - Она самая, из плоти и крови, - игривый ответ родился в голове легко и был произнесен без всякого притворства.
        - М-м, мне понравилось, как это прозвучало, - чувствовалось, что Стив улыбается, как всегда, соблазнительно.
        Вся усталость Лиз вдруг испарилась. Девушка откинулась в кресле, прикрыла глаза и мысленно представила себе Стива. Густые шелковистые волосы наверняка взъерошены. Грешные, голодные, полные страсти голубые глаза. Она не могла дождаться момента, когда увидит и почувствует его стройное мускулистое тело. Чтобы представить картину полностью, оставалось узнать только одно.
        - Где ты? - с любопытством спросила она, поправляя наушник на голове.
        - В спальне, в кровати, - сказал он нежно и соблазняюще. - На мне почти ничего нет.
        О да, он был очень, очень плохим парнем. В уме возникло непрошеное видение: Стив, на постели, в классической позе, как на обложке журнала «Плей-герл», руки за головой, зовущий взгляд, гладкое обнаженное тело, задрапированный бугорок между ног. От возбуждающей фантазии грудь Лиз сразу напряглась, стало пощипывать соски, они затвердели. Ее тело впервые за этот вечер так отреагировало на мужчину. Хорошо, что именно на Стива.
        В тесной комнате было жарко и душно, и она была уверена, что именно звонок Стива повысил температуру до немыслимых величин. Схватив бутылку, девушка быстро глотнула воды, чтобы смочить внезапно пересохшее горло.
        - Я думала, что одиннадцать пятнадцать никогда не наступит. Не могу даже выразить словами, как я рада тебя слышать.
        - Взаимно. Думаю, для нас обоих это был очень длинный вечер, - он сделал паузу: пусть она поймет, что он тоже страшно рад ее слышать. - Ну и как все прошло?
        - У меня развивается клаустрофобия, - произнесла Лиз и рассмеялась, окинув взглядом комнатку два на два метра, которую ей выделили на этот вечер: стены выцветшего серо-желтого цвета, никаких излишеств, ничего, что привнесло бы хоть немного радостного настроения. - Мой так называемый кабинет размером примерно со шкаф. Здесь невыносимо душно. Хорошо хоть, я здесь одна.
        Слава Богу, иначе она бы упала в обморок от всех стонов, криков и тяжелого пыхтения.
        - Тебе удалось поговорить с кем-нибудь из операторов?
        - До начала смены и во время десятиминутного перерыва - очень недолго.
        Скинув сандалии, Лиз задрала ноги и положила их на стол, шевеля пальцами перед маленьким переносным вентилятором, который она поставила на стол, чтобы было хоть какое-то движение воздуха.

«Еще тридцать пять минут беззаботной болтовни со Стивом, и смена закончится», - подумала она с облегчением.
        - Роксаны сегодня не было, но я познакомилась с другими девушками.
        - Хорошее начало, - в голосе Стива звучало одобрение. - Кто-нибудь уже упоминал Валери?
        - Нет, удобного момента заговорить о ней не было.
        Она вздохнула, надеясь, что ей потребуется всего несколько дней, чтобы установить дружеские отношения с коллегами и получить ответы на волновавшие ее вопросы или же для того, чтобы начальство пригласило ее на частную вечеринку агентства.
        - Не будь так строга к себе. Это только первый вечер, - сказал Стив, как будто прочитав ее мысли. - Ну, как поболтала с клиентами?
        Она прикусила нижнюю губу, сомневаясь, стоит ли делиться омерзительными подробностями с мужчиной - воплощением сексуальности. Красавец в расцвете сил, ее идеал.
        - Хочешь правду?
        - Дорогая, - растягивая слова, сказал он нежно. - Я всегда хочу только правду.
        Вот так. Правда и ничего, кроме правды. Она и сама такая же - не любит вранья. Лиз схитрила, но все же не солгала:
        - Скажем прямо, так себе работа. Мне не нравится трахаться по телефону.
        - Может, все зависит от того, хорош ли клиент? - предположил Стив, и в его приятном баритоне прозвучала озорная нотка.
        Подразумевалось: такой клиент, как он. Лиз молча признала этот веский аргумент.
        - О чем сегодня просили тебя клиенты? - настаивал Стив.
        Вероятно, он почувствовал, что она пытается уйти от ответа, и не собирался отпускать ее так легко. Негодник!
        - Тебе ведь не нужны мелкие подробности?
        - Нет, как раз нужны, - пробормотал его хриплый голос.
        От этого натиска Лиз охватила дрожь. Стив был беспощадным и бесстыжим - ясно было, что девушке не уйти от этого разговора. Сейчас его интересовали пикантные подробности ее новой работы.
        - А ты не перестанешь уважать меня после того, как я поведаю, чем занималась весь вечер?
        Его низкий гортанный смех прозвучал несколько натянуто.
        - Не перестану.
        Немного подумав, Лиз вспомнила наименее неприличные из сегодняшних своих разговоров.
        - Два звонка были довольно откровенными, но мужчины были заинтересованы только в быстром обмене словами, как при половом акте. Некоторым нужен был оральный секс, один хотел, чтобы я притворилась девственницей. Было трудно - с девственностью я давно уже рассталась, - сказала она, усмехнувшись и тряхнув головой. - Некоторые звонки были совсем непристойными, и я произносила такие слова и так все описывала, что, наверное, мои родители перевернулись в гробах.
        - Я уверен, они тебя простят, - засмеялся Стив.
        Лиз улыбнулась, расслабилась и приготовилась получить, наконец, удовольствие от телефонного разговора.
        - Другой попросил меня надеть что-нибудь сексуальное и исполнить для него стриптиз.
        - И что ты для него надела?
        - Облегающее черное платье, которое едва ли что-нибудь прикрывает, и туфли на высоком каблуке. А под платьем черные в сеточку чулки, подвязки и бюстгальтер, который совсем ничего не скрывает, а трусиков нет. Разве не этого хотят все мужчины?
        - Лично я предпочитаю женщин в красном, но уверен, что ты осчастливила своего клиента.
        Она не смогла стереть с лица глупой ухмылки.
        - Судя по крикам и стонам, он сполна получил то, за что заплатил.
        - Не сомневаюсь.
        От его смеха у нее потеплело внутри. Она была рада, что придумала такой игривый остроумный ответ.
        - Кто-нибудь из звонивших тебя завел?
        Резкий переход на интимную тему ошеломил ее, но Лиз, не задумываясь, ответила:
        - Нет. - Она могла поклясться, что услышала его облегченный вздох. - Я никого из тех мужчин не знаю, и разговоры с ними были с моей стороны чисто механическими, безликими и лишенными чувств.
        - Тогда давай посмотрим, смогу ли я завести тебя.
        Ей внезапно стало жарко и страстно потянуло к Стиву. О да, она знала, что он может завести ее и сделать это ему очень легко. Его вкрадчивый сексуальный голос уже возбудил ее, заставил мечтать о том, как она почувствует вкус его губ, как его неторопливые опытные руки будут ласкать ее тело, заставляя гореть от страсти и оживать от малейших прикосновений.
        Она скрестила ноги и сжала бедра, пытаясь подавить нетерпение и причиняемую им сладкую боль, которая собиралась где-то внизу живота.
        То, что Стив предлагает сейчас, - всего лишь слова. Порочные, грешные слова и намеки, которые возбуждают ее и волнуют. Веселые, недозволенные игры ума, которые мучают и дразнят их обоих. Лиз хотела поиграть с ним, потому что это был мужчина, о котором она мечтала и которого желала.
        В отличие от всех предыдущих звонков, мысль о том, что она участвует в воображаемой прелюдии со Стивом, возбудила ее.
        - Скажи-ка мне, что на тебе на самом деле надето, - попросил он.
        На самом деле одета она была повседневно, ничего дерзкого или откровенного, что бы она описала другому клиенту, спросившему об этом. Она хотела предстать в более непристойном наряде, в чем-нибудь красном, как он любит, но решила воздержаться от излишеств при их первой прелюдии к телефонному сексу. Их взаимное влечение было таким сильным, что было неважно, как она на самом деле одета.
        Лиз коснулась шеи. Ее кожа была скользкой от легкой испарины, и пульс беспорядочно забился.
        - На мне легкая блузка из хлопка и мини-юбка. Я тебе уже говорила, что здесь жарко, и я заколола волосы, чтобы они не закрывали шею, но этого мало. В приемной продаются маленькие переносные водораспыляющие вентиляторы, и думаю, продавщица неплохо на этом зарабатывает, - добродушно проворчала она.
        Ленивый смех Стива распространялся по телефонной линии, вибрации мужского голоса задевали ее самые потаенные мысли.
        - Надо полагать, ты приобрела такой вентилятор? - спросил он.
        - Ага. - Этот самый мини-вентилятор стоял сейчас на столе, изо всех сил пытаясь гнать на нее теплый воздух комнаты. - Время от времени я опрыскиваю лицо, чтобы освежиться.
        - Надо подумать, как еще его можно использовать. - В этом высказывании прозвучало какое-то обещание. - Расстегни блузку, я хочу видеть твою грудь. По-настоящему.
        Его внезапный нахальный приказ удивил ее, но он действительно этого хотел. Ему нужно было, чтобы она не притворялась, а просто словами описывала свои действия и создавала картинку в его воображении.
        Он хотел, чтобы все было по-настоящему.
        Сердце Лиз билось в груди, как птица в клетке. Она не почувствовала никакого смущения, в самом Деле начав оголяться и исполнять прихоть Стива.
        Жаль, что его здесь нет и он не сможет насладиться представлением.
        Она убрала ноги со стола и хотела рассказать, как она расстегивает блузку, но Стив прервал ее, очевидно, услышав неуверенность в голосе:
        - Кто-нибудь заглядывал проверить тебя сегодня вечером?
        - Нет.
        Она взглянула на плотно закрытую дверь. Никто даже не заглянул к ней, чтобы удостовериться, что она не задохнулась в этой душегубке.
        - Они могут следить за всем на пульте управления.
        - Ну, тогда они не будут тебя тревожить, ведь они в курсе, что ты разговариваешь с очень требовательным клиентом и не хочешь его разочаровывать. - Его голос стал до предела грубым, как и он сам. - И поскольку я оплачиваю звонок, я хочу получить все сполна. Расстегивай блузку!
        В другой раз Лиз резко ответила бы на такой жесткий приказ. Но сейчас она знала, что агрессивность - лишь часть его фантазии.
        Она оглядела пустую комнату в поисках чего-нибудь подозрительного на потолке или стенах, что было бы похоже на камеру слежения. Ничего не найдя, она повернула кресло так, чтобы сидеть лицом к стене напротив двери, и стала расстегивать пуговицы на блузке. Как только она обнажила напряженные груди, демонстрируя талию и живот, мысль о том, что она совершает что-то запретное, подняла уровень адреналина в ее крови до немыслимого предела. Сначала она была скованна, но опасность того, что ее в любой момент могут поймать с поличным при исполнении такого скандального представления, доставляла огромную радость ее мятежному духу. Ей безумно нравились бесстыдство Стива и риск, на который она шла вместе с ним.
        Девушка радовалась и тому, что ее тело трепетало там, где пальцы касались кожи, расстегивая блузку до последней пуговицы. У нее перехватило дыхание.
        - Полностью расстегнулась, - сказала она и удивилась тому, как изменился ее голос.
        - Опусти бюстгальтер пониже, чтобы я смог увидеть твою грудь.
        Облизывая пересохшие губы, она выполнила то, о чем он ее просил. Срывая материю с пышного бюста, она освободила свои напряженные груди от бюстгальтера, и соски тотчас вырвались, как бы прося приласкать их и поиграть с ними. Она так и поступила, описывая Стиву каждую порочную ласку, дразня его воображение. Но оказалось, у него в голове был свой собственный план сексуальных действий.
        - А теперь задери юбку, чтобы я смог увидеть трусики.
        И опять его голос требовал подчинения.
        Встав на непослушные ноги, Лиз быстро задрала юбку и показались розовые трусики. Она снова присела, мысленно благодаря его за то, что он не попросил ее снять их, хотя она все равно чувствовала себя раздетой. Не в силах сопротивляться эротической фантазии Стива, она взглянула на себя, и ее лицо загорелось: это была бесстыдная демонстрация собственного тела.
        Он превратил ее в бесстыжую шлюху. И ей нравилась эта дерзкая и свободная женщина, которую он своими уговорами выманил из ее тела.
        - Ты готова пойти дальше?
        - Да.
        - Возьми вентилятор и опрыскай водой груди, живот и бедра, - пробормотал он. - И направь воздух от вентилятора так, чтобы он обдувал твое влажное тело.
        Ее бросило в дрожь, как только первые капли воды попали на ее разгоряченную обнаженную кожу, одновременно освежая и невероятного возбуждая ее. Она была уверена, что именно этого и хотел Стив. Лиз разбрызгала воду по всему телу, установив вентилятор на столе так, чтобы бодрящий поток воздуха ласкал ее.
        Она откинула голову, прикрыла глаза, ее мозг был переполнен наэлектризованными до пределами ощущениями, пробуждавшими долго дремавшие желания.
        - Боже, как низко я пала.
        - Жаль, что я не вижу тебя, - его дыхание участилось. - Но поскольку меня нет рядом, я хочу, чтобы ты сама прикасалась к себе и представляла, что это мои пальцы, губы и язык притрагиваются к твоему телу. Расскажи мне, что ты чувствуешь и нравится ли тебе прикосновения и ласки. Посвяти меня в свои тайны.
        Тихий голос рассудка напомнил Лиз о том, что ее в любой момент кто-нибудь может застать за этим занятием, но она подняла руку и легко провела пальцами по ключице и вниз по ложбинке между грудей, дрожа от медленного коварного прикосновения.
        - Моя кожа такая разгоряченная, - прошептала Лиз, нарочно говоря так, чтобы Стив представил себе тот чувственный образ, который она для него создавала. - Разгоряченная, влажная и даже скользкая. Чувствуешь, какая у меня скользкая кожа?
        - Ага, - его голос звучал низко и хрипло.
        Затрепетавшие ресницы Лиз сомкнулись, она представила, что он сидит рядом с ней, шепчет ей на ухо ласковые слова и его руки касаются ее тела.
        - Твои теплые руки ласкают и сжимают мою грудь, а большие пальцы нажимают на напряженные соски…
        - Я касаюсь твоей груди своими горячими губами. - резко прервал он ее, поменявшись с ней ролями и беря на себя лидерство. - Я покусываю твои соски, сейчас мои губы раскрываются и я беру твою грудь в рот, сильно и крепко ее посасывая.
        Лиз застонала, ошеломленная испепелявшей ее страстью. От каждого слова, произнесенного Стивом становилось все жарче. Она чувствовала, что игра выходит из-под ее контроля… и теперь она принадлежит только ему.
        - У тебя такие гладкие бедра. Я слизываю влагу с твоей кожи на пути к твоему холмику. Я чувствую твой пьянящий запах, твое возбуждение. Ты ведь хочешь кончить, правда?
        Бедра Лиз задрожали. Желание распространялось в ней, как сладкая, мучительная, непереносимая боль. Пульсирующая. Трепещущая. Требующая, чтобы ее успокоили. Почти невозможно было сопротивляться.
        - Стив…
        - Просунь пальчики в трусики, Лиз, - произнес он голосом, не терпящим возражений. Он заставил ее ждать долгие мучительные мгновения, прежде чем спросил: - Они мокрые?
        Под тонкой тканью трусиков ее расселина набухла и стала влажной от желания и страсти. Она так ему и сказала:
        - Насквозь.
        - Для меня?
        - Да, для тебя. И ни для кого другого.
        - Боже, мое копье стоит как скала. - В хриплом низком голосе Стива звучало дикое возбуждение. - Чувствуешь, как сильно я тебя хочу?
        Набравшись храбрости, Лиз стала такой же дерзкой, как он.
        - Я взяла твой член рукой, - сказала она осипшим голосом. - Я ласкаю его, держу крепко и уверенно.
        - О да, - подбодрил он.
        - Он такой твердый, разгоряченный и пульсирующий…
        - Да, он именно такой. Возьми его в рот, - прошептал Стив.
        Лиз стала говорить, заполняя его мозг яркими возбуждающими деталями: какой бархатистый и влажный у нее рот в тот момент, когда она сосет его… быстрее, сильнее, глубже. Она услышала, как его дыхание стало прерывистым, и ее собственное дыхание тоже участилось.
        - Вот дерьмо… Я кончаю.
        Хриплое ругательство перешло в глухое рычание и резкий шипящий выдох. Потом раздался длинный низкий стон удовольствия.
        Лиз все еще летала в своих фантазиях, ей потребовалось еще несколько секунд, чтобы вернуться в реальность. Сладкий туман, застилавший ее мозг, медленно рассеивался, и наконец Лиз поняла, что она наполовину раздета и мучительно возбуждена, а Стив далеко.
        Она обнаружила, что потрясена и обижена тем, что он в самом деле испытал оргазм. Или нет?
        - Ты в самом деле?
        - Да, в самом деле, - пробормотал он. - И не могу даже сказать, как сильно я этого хотел. Ведь я ходил возбужденный с тех самых пор, как ты ушла сегодня днем из офиса.
        Она точно знала, каково ему было, потому что ее собственное тело все еще испытывало напряжение и неудовлетворенность, настолько мучительные, что ей казалось, будто эти приступы похожи на нарастающую лихорадку.
        - Между прочим, твоя смена окончена.
        - Ох!
        Она взглянула на часы и поняла, что уже три минуты первого. Неужели он оставит ее такой… неудовлетворенной?
        - Мы с тобой скоро поговорим, ладно?
        - Не сомневаюсь. - Она моргнула, полная разочарования.
        От того, что Стив внезапно попрощался, на нее нахлынули разные подозрения.
        - Точно.
        Отключившись, она сняла наушники и поправила одежду, не в состоянии поверить, что этот негодяй утолил свою похоть и оставил ее неудовлетворенной и взвинченной до предела!

«Черт бы его побрал», - подумала Лиз раздраженно.
        Каждая частичка ее тела дрожала от неутоленного желания. Она была на взводе и решила глубоко дышать, но это только распалило ее. Интересно, как она доберется домой, не дав телу необходимую разрядку?
        У нее не было выбора - оставалось только ждать. Лиз понимала: потребуется больше, чем быстрый, ею самой спровоцированный оргазм, чтобы погасить огонь, горящий внутри.
        Пытаясь изобразить на лице спокойствие, девушка еще раз осмотрела блузку и юбку, убедилась, что все в порядке, схватила свой вентилятор-пульверизатор, уложила его в сумочку и вышла из комнаты. Идя в центральную часть учреждения к Дорин, менеджеру ночной смены, которая попросила ее отметиться после окончания работы, девушка пересекла внутренний холл, наполненный эхом голосов других операторов, все еще обслуживающих своих клиентов за плотно закрытыми дверями.
        Зона центральной приемной была комфортна и хорошо обставлена, стулья с мягкими сиденьями, на фоне кремовых стен висели репродукции известных картин. Случайный посетитель этого офиса вряд ли догадался бы о том, что на самом деле здесь происходит.
        Дорин, красивая женщина лет сорока с небольшим, коротко постриженная брюнетка со стройной фигурой, в одежде от известного дизайнера, сидела за главным компьютером фирмы, на мерцающем экране которого собиралась вся информация о клиенте и операторе. Оказалось, что именно здесь контролируют работу вечерней смены.
        Позади Дорин, в огороженном углу просторной приемной, четыре диспетчера-оператора постоянно работали на пульте управления, быстро соединяя входящие звонки и отправляя подробную информацию и отчеты по сети на главный компьютер.
        Судя по суперсовременной технике, агентство «Все, что пожелаете» - богатая компания, которая ни на чем не экономит. Нет, Антонио и другие компаньоны, кем бы они ни были, занимались своим бизнесом очень серьезно.
        Лиз подошла к стойке, звеня ключами, чтобы привлечь внимание женщины:
        - Я закончила работу.
        - Минутку, я подготовлю бумаги, чтобы ты в них расписалась, - ответила Дорин, нажала несколько клавиш на компьютере, после чего из принтера стали вылезать листы бумаги.
        Она собрала их и быстро просмотрела, а принтер все еще продолжал печатать.
        - Для новичка ты быстро уловила суть. Хорошо поработала с последним клиентом. Ты его удерживала на линии больше сорока минут.
        Лиз почувствовала необходимость объяснить этот необычайно длинный звонок:
        - Он очень одинок, и ему просто нужно было с кем-нибудь поговорить.
        Дорин рассмеялась, закатила глаза, а потом посмотрела на нее с неприкрытым цинизмом:
        - Ну да, каждый раз, когда такие чуткие люди будут к тебе прилипать, ты будешь получать премию.
        Лиз продолжала тянуть время, изображая энтузиазм новичка:
        - Он пообещал позвонить еще, и если мне повезет, то я смогу на него рассчитывать и неплохо на нем заработать.
        - Конечно, сможешь.
        Дорин плавным движением положила бумаги на стойку и протянула ей авторучку:
        - Подпиши отчет и можешь идти.
        Взглянув на документы, Лиз попыталась расшифровать значение многочисленных цифр и информацию в отчете - она не собиралась подписывать неизвестно что.
        - Это журнал регистрации твоего рабочего времени, продолжительности телефонных звонков, а последние четыре цифры - номер телефона клиента. Просто основная информация для нас. - Дорин открыла папку с файлами с именем Лиз и номером сотрудника на обложке. - Как только ты подпишешь, отчет сразу пойдет в твой личный архив, а наутро отправится к Антонио. Он просматривает все отчеты и расшифровки телефонных разговоров работников, прежде чем будет дано добро на оплату.
        - Расшифровки? - Холодок пробежал по спине Лиз, когда она подумала, что их разговор со Стивом записывался.
        Ведь она говорила о Валери и слишком уж по-приятельски беседовала со Стивом в начале, прежде чем они перешли от слов к делу.
        Дорин кивнула:
        - Все звонки контролируются и записываются.

«Но это незаконно», - хотела сказать Лиз, однако прикусила язык, уверенная в том, что Дорин вряд ли беспокоит нарушение гарантированных конституцией прав граждан.
        - Все мои разговоры были записаны?
        - Все до одного.
        Лиз почувствовала, как ноги у нее подкосились. Почему Стив об этом не подумал?
        Администратор собрала последние распечатанные страницы отчета и рассеянно на них взглянула:
        - Я знаю, поначалу это пугает, но Антонио настаивает на таком порядке и прочитывает все расшифровки. Не переживай, ты привыкнешь и через какое-то время даже не будешь задумываться о том, что Большой Брат подслушивает.
        Ужас охватил Лиз, она почувствовала приступ тошноты, у нее засосало под ложечкой. Она поставила свою подпись на отчете и покинула здание, благодаря бога за то, что снаружи стоит ночной охранник, наблюдая за парковкой, и следит, чтобы она без происшествий дошла до своей машины. Как только Лиз села в машину, зазвонил мобильник. Нахмурившись, она выудила его из сумки, и, хотя не узнала высветившийся на экране номер, ответила на звонок в надежде, что это Валери.
        - Алло.
        - Это я, - выдохнул низкий голос Стива, одновременно и разочаровав, и утешив ее. - Я просто хотел убедиться, что у тебя все в порядке и ты дошла до машины.
        - Да, я уже в машине. - Сидя в полумраке автомобиля, она разглядывала третий этаж.
        Тонированные стекла скрадывали свет и позволяли лишь мельком увидеть, как за ними двигаются тени.
        - Хорошо, что ты позвонил, - нам надо кое-что обсудить.
        - Все в порядке?
        Лиз почувствовала в его голосе тревогу, и беспокойство эхом отозвалось в ней. Она еще раз испытала благодарность за то, что ей не приходится проходить через все это в одиночку.
        - Я не знаю. Когда моя смена подошла к концу, Дорин, ночной менеджер, заставила меня подписать отчет с регистрацией рабочего времени, продолжительностью телефонных разговоров с каждым клиентом в отдельности и последними цифрами номеров телефонов звонивших. Кроме того, они распечатывают все разговоры, отчет идет к Антонио на рассмотрение и только потом решается вопрос об оплате.
        - Наверное, таким образом он подбирает клиентов для своих закрытых вечеринок.
        - Я тоже так думаю.
        Как он может быть спокойным, когда она так панически боится? И как он не понимает последствий их интимной беседы?
        - Стив… мы говорили о Валери, и наш разговор был записан. - В голосе Лиз звучали и страх, и разочарование.
        - Нет, не был, - сухо ответил он. - Я не знал, как у них поставлено дело, поэтому принял меры предосторожности и установил на телефон шифратор.
        Девушка с облегчением выдохнула. По крайней мере, он умеет соображать на ходу. Разумеется, это часть его работы, но в дальнейшем они не смогут использовать защиту шифратора.
        - Тебе не придется им больше пользоваться. Особенно если по содержанию телефонных разговоров Антонио определяет, кого приглашать на вечеринки.
        - Не волнуйся, я позабочусь об этом.
        Успокоившись, она не могла не спросить:
        - Почему ты не сказал мне, что разговоры могут записывать?
        - Потому что хотел, чтобы ты была спокойна и действительно попрактиковалась в свой первый день на работе, не контролируя себя. Кстати, ты была просто великолепна. На самом деле, восхитительна.
        Смена темы напомнила ей о том, что он, самовлюбленный мерзавец, бросил ее неудовлетворенной.
        - Рада, что ты приятно провел время.
        - А ты разве нет?
        Его голос звучал искренне и удивленно. Да, ей понравилась эта соблазнительная беседа, но ее тело все еще горело от неутоленной страсти.
        - Скажем так: ты кончил, а я нет.
        Стив засмеялся низким грудным смехом, призывно сексуальным, и еще больше ее взволновал.
        - Бедняжка.
        Лиз надоело слушать, как он ее дразнит, и она решила, что пора заканчивать разговор.
        - Спокойной ночи, Стив! - произнесла она нежно и, не дождавшись ответа, разъединилась и включила зажигание.
        Лиз ехала домой, опустив все стекла в машине, ночной ветерок трепал ее распущенные волосы, охлаждал неутоленное желание, бушующее в теле.
        К сожалению, прохладный ветерок, ласкающий ее кожу и обнаженные бедра, напомнил об их разговоре со Стивом и о вентиляторе, который он превратил в атрибут эротической игры. Девушка беспокойно заерзала на сиденье, но это трение лишь сильнее возбуждало. Ее пальцы вцепились в руль. Видимо, придется заняться мастурбацией. Необходима разрядка, иначе заснуть не удастся.
        Лиз свернула на свою улицу. Около ее дома стоял знакомый черный «харлей-дэвидсон». Сердце у нее заколотилось. Она покачала головой. Нет, это не может быть Стив - она еще не отдала ему заполненное заявление со своим домашним адресом.
        Однако, подойдя к квартире, в которой они жили вместе с Валери, Лиз обнаружила высокого темноволосого красавца в черных джинсах и кожаной куртке, нахально прислонившегося спиной к ее двери. Несмотря на сильный соблазн, и, черт побери все, бурную радость, она шла медленно, не желая сразу бросаться в его объятия.
        Стив стоял с таким видом, как будто у него было полное право находиться здесь. Его густые, пахнущие ночью волосы были спутаны после поездки, черная щетина очерчивала контуры лица, а яркие синие глаза манили. Большими пальцами он уцепился за пояс джинсов, нога подпирала стену. Казалось, ничто в этом мире не волнует его.
        Лиз знала, что не стоит недооценивать его легкомысленную позу и причины, которые привели его сюда. В конце концов, он смелый и чрезмерно уверенный в себе плохой парень, который берет все, что хочет и когда хочет.
        Как сегодня вечером по телефону.
        Лиз ощутила исходящую от него скрытую силу, увидела его чувственные, возбужденные глаза, следившие за ее приближением. Она почувствовала, как ее тело обмякло и инстинктивно ответило на ошеломившее их обоих взаимное влечение. Комок, подкативший к горлу при его первом прикосновении, продолжал душить ее. Желание стало невыносимым.
        Чтобы удержаться и не поддаться своей фантазии, Лиз задрала подбородок и пронзила его слегка пренебрежительным взглядом:
        - Как ты узнал, где я живу?
        - Кто хочет, тот может, - произнес он насмешливо. - Я, знаешь ли, частный детектив.
        - Что ты тут делаешь?
        Стив соблазнительно улыбнулся.
        - Дорогая, ты ведь не хочешь, чтобы соседи услышали, какие разговоры ты ведешь под дверью.
        Она проигнорировала предупреждение.
        - Ты не попадешь в квартиру, пока не скажешь, зачем сюда пришел.
        - Я думаю, что мы оба знаем зачем, - ответил он, наклонившись к ней совсем близко, его теплое дыхание обдувало ее шею, а губы щекотали ухо. От его влажного языка девушку бросило в дрожь, а он озорно и грубо прошептал: - Но если у тебя все еще остались сомнения, то я скажу. Я здесь, чтобы оттрахать тебя.

        Глава четвертая

        Лиз глубоко и быстро вдохнула, ее зрачки расширились от услышанного. Не желая отказываться от своих слов, Стив не стал извиняться. Он хотел именно ошеломить и даже шокировать Лиз. Он знал, что существует два варианта развития событий. Его слова могут обидеть ее, и тогда она даст ему пощечину или резко откажет - в таком случае он будет знать, что переступил черту дозволенного. Если же она окажется достаточно дерзкой и согласится заняться с ним безудержным сексом, тогда она будет рада его появлению на своем пороге.
        Сейчас пришла пора предпринять следующий шаг. Стиву необходимо было знать, что она готова на все. Он хотел убедиться, что их сексуальные аппетиты совпадают и что Лиз будет его добровольной партнершей, с радостью подчинится его агрессивной натуре. Ему нравились горячие и полные страсти встречи с женщинами. На самом деле он был совсем не таким мягким, вежливым и благородным, как могло показаться на первый взгляд.
        Ее ответ должен определить, что будет дальше: ограничатся ли они тем, что было, или же дикарю, скрывавшемуся за красивой внешностью, позволено будет вырваться наружу.
        Редкая женщина на это пойдет.
        Он приподнял бровь:
        - Итак?..
        Лицо Лиз ничего не выражало:
        - Скажем так: если бы ты не приехал меня оттрахать, я бы ужасно разозлилась, что ты бросил меня в таком состоянии.
        О да, у стоявшей перед ним женщины предостаточно мужества. Это обстоятельство его еще больше завело.
        - Я растроган.
        Стив взял из ее безвольных рук ключи от квартиры, она не возражала. Он открыл дверь и вежливо взмахнул рукой, приглашая в темноту комнаты:
        - Только после вас.
        Как только оба вошли, Стив запер дверь, провел ее в гостиную и прижал своим большим телом к первой же твердой поверхности, желая, чтобы вечернее соблазнение завершилось полной капитуляцией Лиз. Он бросил на пол ключи и сумочку, где лежал знаменитый вентилятор, о котором она рассказала и так заинтриговала возможностями, таившимися в маленькой игрушке.
        Только тусклый свет из кухни освещал их. Одной рукой Стив обнял Лиз, глядя прямо в глаза, а другой стал медленно расстегивать пуговицы на ее блузке.
        - Ты думала, я брошу тебя в таком состоянии на всю ночь?
        Нежный укор светился в ее взгляде:
        - Но ты ведь хотел, чтобы я так подумала, верно?
        Он уткнулся в шею девушки, чтобы скрыть улыбку, восхищенный ее догадкой, хотя и не собирался признавать, что она права. Нет, намного веселее спорить с ней: ему нравилось ее бесстрашие и бунтарский дух, ее уступка становилась для него еще дороже.
        - Только негодяй может быть таким бесчувственным, - ответил Стив игриво.
        Покончив с пуговицами, он стянул с нее блузку, сдвинул лямочку бюстгальтера, нежно поцеловал обнаженную кожу и почувствовал, как Лиз задрожала.
        Ее пальцы порхнули к нему, нащупали куртку и выдернули рубашку из джинсов.
        - Забавно, но именно так я все себе и представлял после разговора по телефону. - Он рассмеялся своим низким глубоким смехом: - Видимо, мне придется очень постараться, чтобы заслужить твое прощение. Ведь я повел себя как эгоист и бросил тебя неудовлетворенной.
        - Да, тебе придется очень постараться, - ответила она дерзко, и в голосе ее звучал вызов.
        - Я и собираюсь.
        Стив приласкал напряженную грудь Лиз и почувствовал, как она вся затрепетала от его прикосновения.
        - Дело в том, что, если бы я тогда не кончил, я теперь не смог бы быть таким неторопливым. Подумай об этом и не сердись. Секс по телефону был для меня всего лишь закуской, а теперь мы перейдем к основному блюду.
        Бровь Лиз смешно изогнулась:
        - Похоже, что так.
        Он пожал плечами:
        - Мне необходимо было кончить. Зато сейчас я могу доставить удовольствие тебе.
        Стив неторопливо коснулся твердых сосков Лиз, прижимая их под прозрачным бюстгальтером и нежно пощипывая набухшие кончики, чтобы дать понять, что ей предстоит.
        - Уверяю тебя: то, что я собираюсь с тобой сделать, не идет ни в какое сравнение с телефонным сексом. Спешить в таком деле нельзя.
        Ему нравилось делиться с ней своими фантазиями, но того, что он получил от секса по телефону, было недостаточно. Стиву требовался полный физический контакт с женщиной: ощущение нежных изгибов ее тела, вкуса кожи, его сводили с ума стоны и прикосновения пальцев. Наконец-то.
        Ярко светящиеся глаза девушки горели от возбуждения и нетерпения.
        - Кто сказал, что мне не к спеху? - спросила Лиз - само воплощение жестокой искусительницы.
        Стив услышал в ее голосе насмешку, но не собирался так легко и быстро отдавать ей лидерство, да и вряд ли это вообще когда-нибудь произойдет.
        - Дорогая, у тебя нет выбора - я мечтал об этом мгновении с первой нашей встречи в кафе, с тех пор, как поймал твой взгляд. Мечтал, как буду раздевать тебя догола, видеть, как обнажаются твои груди, как ты будешь кончать снова и снова.
        Она взглянула на него сквозь опущенные ресницы:
        - Учитывая, что ты оставил меня на взводе, не думаю, что мой оргазм будет для нас проблемой.
        Он застонал при мысли о ее неудовлетворенном желании.
        - Я овладею тобой и, думаю, ты простишь меня за то, что я был тогда эгоистом.
        - Увидим, - поддразнила она.
        Она дотронулась до него, от прикосновения ее красивых прохладных пальцев, ласкающих разгоряченную кожу, мышцы его живота напряглись. Стив знал, что не сможет долго сдерживаться, как запланировал, если ее руки будут касаться всего, чего ей захочется, и стянул другой рукав и лямочку бюстгальтера с плеча, а потом и с руки.
        Кружевной материал сполз вниз, и у Стива потекли слюнки при виде пышной обнаженной груди. Зрелая, тяжелая грудь так и просила, чтобы он прикоснулся к ней пальцами, влажным языком, медленно, горячо всасывая ртом…
        Собрав все свое терпение, он быстро связал лямочки бюстгальтера, а свободные концы блузки обмотал вокруг запястий Лиз. Прежде чем она успела что-то понять, Стив завязал узлом блузку чуть ниже ее груди, надежно закрепив руки, чтобы ограничить ее движения.
        Она дернулась, ошеломленная тем, как легко он обуздал ее же собственной одеждой и она оказалась такой беззащитной.
        - Ты с ума сошел? - пробормотала она.
        - Просто я очень находчивый. Если я сказал медленно, значит, действительно буду все делать медленно, а то, что ты связана, дает мне возможность делать с тобой все, что я захочу.
        Стив немного отступил, его руки скользнули под юбку и задрали ее до талии. Он не смог удержаться - скользнул ладонями дальше и сжал ягодицы. Ему нравилось, что все тело Лиз такое мягкое и податливое.
        Вздох удивления и восторга вырвался из ее груди:
        - Что это ты делаешь?
        - Лапаю тебя, - усмехнулся он, довольный произведенным эффектом.
        Наполовину раздетая и связанная девушка выглядела очень сексуально. Ее грудь была напряжена, потемневшие соски стояли, а волосы цвета спелой пшеницы упали на бледные плечи и прекрасное лицо.
        Ее длинные ноги, бедра с нежным изгибом могут обнять мужские бедра, заключить их в свою бесконечную мягкость, когда он будет совершать сильные и глубокие толчки. Он не прикоснулся к ее трусикам - в основном для того, чтобы не сойти с ума. Для начала он будет терять голову от других прелестей Лиз.
        Скинув куртку, Стив бросил ее на стул, отстегнул кобуру на плече. Осторожно положил оружие на стол, стянул футболку и бросил ее на пол.
        - Это нечестно, - хрипло возмутилась Лиз. Ее глаза горели желанием при виде того, как он раздевался, - Я тоже хочу прикасаться к тебе.
        Ему было приятно, что увиденное ей понравилось.
        - Я никогда не говорил, что играю по-честному.
        Стив подошел к Лиз. Она стояла, опираясь о стену. Его орудие пульсировало, оно было уже совсем твердым. Он хотел ее до боли.
        - Возможно, если ты будешь хорошей девочкой, я тебе что-нибудь позволю позже.
        Ее восхищенный взгляд медленно изучал прекрасные линии его груди и вдруг наткнулся на татуировку в кружочке на правом бицепсе. Она стала ее рассматривать с неприкрытым интересом.
        - Мне нравится твоя татуировка. Она что-нибудь означает?
        Стиву не хотелось сейчас говорить об этом. Он сделал татуировку сразу после развода, много лет назад, как символ вновь обретенной свободы и холостяцкой жизни, и еще для того, чтобы скрыть шрам от пули, оставшийся на плече. В центре замысловатого рисунка он написал имя одной-единственной женщины, которая навсегда будет в его сердце. Он ни с кем не желал это обсуждать, даже с Лиз. Красавец мужчина лениво улыбнулся:
        - Это просто талисман.
        Лиз ладонями обняла его бока, как будто хотела дотянуться и коснуться вытравленного краской рисунка.
        - Ты с ней выглядишь крутым и опасным.
        - Я и есть крутой и опасный.
        Его попытка стать серьезным провалилась, в голосе зазвучал смех.
        - Ну разумеется, ты именно такой, - великодушно согласилась девушка, хотя очевидно было, что он ее нисколько не напугал.
        По крайней мере не очень сильно. Однако настроен он был весьма решительно.
        Лиз облизала губы, и они стали влажными и блестящими, маня его клюнуть на ее приманку и попробовать на вкус.
        - Эта непокорность и опасность, исходящая от тебя, заводит меня, а татуировка еще больше возбуждает.
        Она специально провоцировала его, и он это знал.
        - А ты не загордишься, если получишь то, что хочешь?
        Вдохновленный недавним разговором по телефону, Стив подхватил вентилятор и включил его, направив струю прохладного воздуха прямо на Лиз. Ее соски тотчас напряглись и стали цвета спелой малины, а светящиеся глаза расширились от удивления. Она поняла его замысел:
        - Стив…
        Услышав в ее голосе слабый протест, он нажал на кнопку и распылил ей воду на шею, грудь, обнаженный живот и голые бедра.
        Она задрожала всем телом, ее дыхание стало глубоким. Стив уставился на ее влажную кожу и манящее тело, любуясь, как вода собирается в капли и тонкими струйками стекает по нежной коже.
        Боже, он в жизни не видел ничего более сексуального, возбуждающего, соблазнительного. И она первая полностью все ему позволила, доверила свое тело и дала возможность только ему одному доставить ей удовольствие. Это само по себе уже сильно заводило Стива. Без сомнения, Лиз стала настоящей и безрассудной его страстью, и, как наркоман, он собирался одурманить себя ею.
        Стив до боли желал приласкать это гладкое блестящее тело, пока Лиз связана и беспомощна. Он убрал вентилятор и надавил ладонью на ее горло, а другой рукой провел вниз до соблазнительной ложбинки. Его ладони стиснули ее груди, полностью накрыв их, и, скользя пальцами по ее выпуклым соскам, медленно продолжали путешествие, касаясь дрожащего живота и потом еще ниже - влажных гладких бедер. О, эти бедра - он не мог дождаться, когда они крепко обнимут его.
        Лиз застонала, полностью отдаваясь прекрасному ощущению. Горячие ищущие ладони Стива скользили по ее изголодавшемуся телу, оживляя эрогенные зоны и возбуждая до головокружения, до муки. Его пальцы направились к изгибам талии, бедер, потом стали нежно ласкать окружности белоснежных грудей.
        Вдруг Стив убрал руки, и Лиз томно застонала. Медленно, мучительно медленно он преодолел небольшое расстояние, все еще разделявшее их тела.
        Его твердая широкая грудь осторожно прижалась к ее чувствительной груди, обнаженные животы соприкоснулись, обжигая друг друга. Он притиснул ее своими бедрами к стене, не давая возможности ускользнуть. В полумраке их глаза встретились. Его эрегированный член четко выступал напротив ее холмика. Он стал вращать бедрами, давая ей возможность почувствовать давление массивного орудия, и она отозвалась на это движение сладким стоном, которого не смогла сдержать.
        - Тебе нравится?
        Лиз шире расставила ноги и изогнулась навстречу.
        - О да, - взволнованно прошептала она, расстраиваясь от собственного бессилия и оттого, что он соблазнял ее так медленно и вдумчиво.
        Лиз не могла пошевелить руками, чтобы взять то, что ей хотелось.
        - Тогда это тебе тоже понравится.
        Стив губами стал касаться ее губ, его теплое дыхание пахло мятой. Когда он скользнул языком по ее нижней губе, Лиз открыла рот и охотно впустила его. Он стал целовать ее глубоко, ненасытно, как голодный, и она ответила ему, скользя телом по его телу в том же ритме, в каком двигался его язык.
        Одной рукой Стив ласкал ее округлое бедро, одновременно касаясь другой ее трусиков, а потом схватил за колено и поднял ее ногу себе на талию, плотно прижав своим бедром, навалился чреслами, заставляя почувствовать его всего.
        Каждый миллиметр его тела.
        Его твердый поршень давил и терся о ее нежную плоть, а грубая ткань джинсов касалась ее влажных трусиков. Все эти ощущения довели Лиз до оргазма, о котором она мечтала много часов. Дней. Недель.
        Ощущения были очень глубокими. Сжав руки в кулаки, Лиз продолжала волнообразно двигаться на мускулистом бедре Стива, пока все ее тело не забилось в конвульсиях. Оторвав губы от его рта, она наконец-то сдалась и пронзительно закричала от наслаждения.
        Если бы Стив не прижал ее к стене своим могучим торсом, Лиз бы упала на пол без сил.
        Он уткнулся носом ей в шею и нежно поцеловал влажными губами ее ушко:
        - Хочешь еще?
        - Да.
        У нее перехватило дыхание, ее совсем не беспокоило, что она может показаться ненасытной. Она уже очень давно не чувствовала ничего подобного, оргазм был потрясающий, но Лиз знала, что одного раза ей недостаточно.
        - Но только по-другому. Развяжи меня.
        - Еще рано.
        Их тела разомкнулись, но только для того, чтобы Стив расстегнул юбку, все еще закрученную вокруг бедер девушки, небрежно стянул вместе с трусиками и откинул в сторону, оставив на ней только блузку и бюстгальтер, завязанные вокруг талии. Девушка оказалась совсем раздетой. Оценивающим взглядом он осмотрел ее обнаженное тело, все еще в каплях воды, делавших ее невыносимо развратной.
        - Это одна из моих фантазий, - пробормотал он, его горящий взгляд остановился на светлом холмике у нее между ног. - Хочу, чтобы ты была полностью в моей власти.
        Она на самом деле была в его власти. Он мог делать с ней абсолютно все, что хотел… и она знала, что позволит ему все.
        Подняв руку, Стив плавным движением провел пальцем по густым светлым волосам на лобке и повторил линию между ее нежными половыми губами, так ласково, как будто их коснулась своими крылышками бабочка. Лиз задрожала. Застонав, она раздвинула бедра, и он снова прикоснулся к ней кончиками пальцев, как раз для того, чтобы раздразнить ее, но не утолить вновь растущий голод.
        Лоно Лиз напряглось и стало влажным от желания, порочная ласка сводила ее с ума. Она запрокинула голову, упираясь руками в стену, готовая просить о том, о чем мечтала.
        - Стив… пожалуйста.
        Его плечо оказалось рядом с ее головой, они стояли лицом к лицу, и Лиз в упор рассматривала его мужественные дерзкие черты, а он лениво изучал ее шелковистое тело, В его горящих синих глазах сквозило еле сдерживаемое желание, при каждом вздохе его грудь касалась ее бюста, распаляя сильнее и сильнее.
        - Пожалуйста - что?
        Она облизала пересохшие губы:
        - Ты пообещал мне кое-что большее.
        Стив улыбнулся.
        - М-мм. Да, пообещал.
        Он не дал ей того, чего она ждала, - еще одного быстрого ослепляющего оргазма. Нет, вместо этого он опустил взгляд на ее пышное тело, которым еще предстояло насладиться. Ее грудь поднялась в ожидании, соски так напряглись, что почти болели.
        Опустив голову, Стив потерся щекой о мягкую грудь, как о подушку, его темная щетина колола нежные соски Лиз. Его губы ласково коснулись соска, и девушка почти зарыдала от облегчения. Язык щекотал нежную кожу. В то же мгновение его палец глубоко проник в ее расселину. Лиз не ожидала такого внезапного нападения. Прежде чем она успела прийти в себя, его зубы нежно потянули ее сосок и второй палец проник в нее. Она жалобно застонала от боли. Ее мозг медленно и очень долго проваливался куда-то, голова пошла кругом. Все тело напряглось, когда она почувствовала, что и третий палец погрузился в нее.
        - Прекрати. - Она тяжело задышала. - Не надо больше.
        Стив мгновенно убрал один палец, но два остались внутри.
        - Черт побери, как ты сжалась, - сказал он, спрятав лицо у нее на груди.
        Девушка хрипло рассмеялась:
        - Наверное, оттого, что я давно этим не занималась, а у тебя очень большие руки.
        - Да, это верно.
        Он ткнулся лицом в ее шею и стал лизать ее.
        - Но если ты чувствуешь, что даже двух пальцев для тебя уже много, тогда моему копью будет там совсем тесно.
        Лиз живо это представила, и новый поток влаги просочился где-то в глубине вместе с дрожащим теплом, как раз там, где в ее холмике зарылся большой палец мужчины. Постоянное давление стало мучительным, и она решилась попросить его о том, что ей было так нужно.
        - Стив, сделай так, чтобы я кончила.
        Он стал ласкать ее уже знакомыми движениями. Очень быстро Лиз снова отправилась на вершину блаженства, все внутри сжалось и запульсировало от удовольствия. Прежде чем она полностью очнулась от оргазма, прежде чем у нее появилась возможность перевести дыхание и восстановить равновесие, Стив уже стоял перед ней на коленях, его темные волосы на фоне загорелой кожи казались совсем черными.
        Татуировка на его плече двигалась, пока он руками широко раздвигал ее дрожащие бедра, развел еще шире, не давая ей выбора, заставляя подчиняться своим приказам. Его ладони скользнули вверх, и он большими пальцами широко раскрыл ее, выставил наружу нежную сердцевину из плоти, скрытую между ног.
        Стив резко вскрикнул будто от боли, и придвинулся еще ближе, тяжело дыша. Его небритая щека терлась о ее бедро, дыхание согрело ее бугорок, он попробовал его на вкус и принялся медленно и долго лизать. Воздух в ее легких оказался как будто в ловушке, и, когда его похотливый язык стал нежно проталкиваться внутрь, Лиз смогла только жалобно застонать. Он неторопливо проскользнул вглубь и обратно из ее женственных складочек, оставляя влажный горящий отпечаток после томительного французского поцелуя.
        Он ласкал ее пульсирующий клитор, его язык делал круговые движения, медленно облизывая и посасывая, немыслимо ускоряя биение ее сердца. Потом его губы завершили свое дело, язык пронзил ее жарко, жадно, доведя до сладких судорог.
        Лиз собралась в следующую дикую гонку и в этот раз испытала бурный оргазм, взрываясь от страсти и извиваясь. Не в состоянии больше стоять связанной, она сильно рванулась и ослабила узел вокруг талии. Другой яростный рывок - и узел полностью развязался. Она поняла, что может освободиться в любой момент.
        Проведя пальцами по шевелюре Стива, она схватила его за волосы и оторвала его губы от своего тела.
        - Боже, не надо больше, - проговорила она, втягивая в себя воздух и трепеща. - Пожалуйста.
        Он рассмеялся и прислонился головой к ее мягкому животу.
        - Посмотрим, - повторил он с усмешкой ее слова.
        Лиз заставила его взглянуть ей в лицо, а не на обнаженное тело, однако взгляд любовника быстро скользнул на грудь. Его глаза потемнели и горели желанием, губы были влажными от ее сока, и он, коленопреклоненный, смотрел на нее, как раб на госпожу.
        Легкая нервная дрожь пробежала по всему ее телу. Возвышаясь над ним и понимая, что теперь управляет она, Лиз ощутила, что значит доминировать.
        - Мне угрожает следующий оргазм? - игривым и повелительным голосом спросила Лиз.
        - Детка, - Стив потерся о нее, и бесстыжая ухмылка плохого мальчишки появилась на его лице, - я бы сказал, что это не просто обещание. Я еще не закончил.
        Через мгновение он встал, еще через секунду перекинул ее через плечо, так что ее попка оказалась наверху, а сама она болталась вверх тормашками. Сильные мужские руки обняли ее за бедра, доказывая, кто на самом деле играет главную роль в этом сценарии.
        - Где у тебя спальня? - требовательно спросил Стив, двигаясь через маленькую гостиную к темному холлу.
        - Первая дверь слева, - ответила Лиз, и через секунду он бесцеремонно швырнул ее навзничь на кровать.
        По комнате ходили тени. Звук расстегиваемого кожаного ремня вызвал у нее дрожь восторга, возникшего где-то глубоко внутри. Желая увидеть его прекрасное тело полностью обнаженным, она дотянулась до края кровати и щелкнула выключателем маленького ночника на столике, от чего комната осветилась ярким светом.
        Утром Лиз торопилась и не успела застелить постель. Простыни оказались восхитительно прохладными и жесткими. Девушка откинулась на подушки. Она смотрела, как Стив достал несколько упаковок презервативов из кармана и бросил их на постель, прежде чем расстегнуть ширинку на джинсах. Он стянул их вместе с плавками и швырнул в сторону, выпрямился, впервые давая ей возможность разглядеть его полностью.
        Ничуть не смущаясь своей наготы, Стив стоял весь разгоряченный и возбужденный. У Лиз комок подступил к горлу - впервые зрелище обнаженного мужчины произвело на нее такое впечатление.
        Ни одна фантазия не могла сравниться с тем, что она увидела в реальности. Она знала, что у него широкие плечи, но они оказались еще шире на фоне стройной талии и узких бедер. И еще эта татуировка на бицепсе, казавшаяся такой привлекательной, - метка бунтовщика, живущего по своим собственным правилам. Он был мужественным, брутальным, с твердой квадратной челюстью, темной щетиной на лице и напряженным взглядом. Все в Стиве Уайльде было необыкновенно мужественно.
        Лиз рассматривала густые волосы на его груди, переходящие в маленькую струйку на рельефном животе и еще ниже - в самой значительной и выдающейся части его тела. Она с трудом сглотнула. Эрегированный член стоял прямо на фоне живота, указывая на пупок, и был невероятно большим.
        - Раздвинь ноги, - хрипло потребовал он.
        Она раздвинула бедра, Стив схватил презерватив, разорвал упаковку зубами и натянул резинку. От него исходили волны желания, Лиз догадалась о его нетерпении по быстрым движениям. В глазах мужчины, когда он бросил на ее тело разгоряченный взгляд, читался неутоленный сексуальный голод. На его лице не дернулся ни один мускул, он сдерживался, но ноздри затрепетали, как у животного, уловившего запах самки.
        - Ты поняла, что в первый раз медленно и нежно не получится?
        В его голосе было еле уловимое предупреждение, и пока она оценивала предоставленный ей шанс сказать «нет», он уже приступил к делу. Сейчас ей требовалось именно то, что он предлагал: животный и ничем не сдерживаемый секс.
        - Знаю.
        С подножия кровати Стив заполз на матрац и опустился между ее ног. Схватив Лиз за колени, он потянул ее к себе, и широко раскрытые ноги оказались на его талии. Он бедрами закинул ее бедра на себя, и под тяжестью его тела девушка оказалась в ловушке. Его плечи нашли опору как раз рядом с ее лицом, и он стал вращать бедрами, устраивая толстую головку своего члена напротив входа в ее сердцевину.
        Глядя ей прямо в глаза, он продвинулся вглубь на пару сантиметров, давая ей ощутить размеры, дразня и обещая большее.
        - Как только я окажусь внутри тебя, я буду двигаться сильно и быстро. - Его голос сел до глухого хрипа.
        Лиз прикоснулась пальцами к щетине на его лице, легкое покалывание только усилило ее возбуждение.
        - Я готова, - произнесла она сипло. - Я готова только для тебя.
        - Тогда принимай меня. Всего меня.
        Стив вошел в нее сразу, одним толчком погрузившись во влажную глубину.
        Несмотря на свою готовность, девушка задохнулась от удивления, когда мышцы внутри нее сжались вокруг его копья.
        Его широко открытые глаза засветились в ответ, давая ей почувствовать страсть и жар и еще что-то незнакомое. Прежде чем Лиз смогла уловить последние ощущения, прежде чем она подумала о первоначальном дискомфорте, Стив уже полностью овладел ею и начал двигаться, его тело волнообразно качалось, ускоряя мощные ритмичные толчки.
        Низкий гортанный нетерпеливый крик вырвался из его горла, и он набросился на Лиз, целуя с отчаянной, неистовой страстью, застигнув ее врасплох. Его язык вращался у нее во рту в том же ритме, в каком его скользкая плоть двигалась у нее внутри.
        Из того чувствительного участка тела, где их тела смыкались, исходила дрожь. Лиз почувствовала, как он полностью овладел ею - и телом, и душой, - и разговор о простоте отношений как-то забылся. До известной степени это обстоятельство возбуждало чувства, как будто не существовало того дела, что ненадолго объединило их.
        Стараясь не думать об этом, Лиз вся растворилась в удовольствии, которое Стив дарил ей. Пробежав пальцами по изгибу его спины, она крепче обняла ногами его упругие ягодицы, чтобы прижаться еще теснее, глубже, и покинула собственное тело, почувствовав сладкие судороги следующего оргазма.
        В этот раз, когда она достигла пика удовольствия, он был сверху. Хрипя, он прервал поцелуй и запрокинул голову.
        - Лиз.
        Когда конвульсии утихли, Стив опустился на нее и спрятал лицо у нее на шее. Его прерывистое дыхание было горячим и влажным, а сердце колотилось так же неровно, как и ее собственное.
        На губах Лиз заиграла улыбка. Она провела пальцем по его спине, наслаждаясь восхитительным ощущением тяжести мужского тела. Она еще никогда не чувствовала себя настолько удовлетворенной.
        Без сомнения, Стив Уайльд - та фантазия, которую стоило ждать. Во всех смыслах этого слова. И пока они вместе, она насладится им на полную катушку.

        Глава пятая

        Приняв ванну, Стив снова скользнул в постель Лиз, игнорируя внутренний голос, предупреждавший, что следует одеться и уйти. Было поздно, а у него не было привычки ночевать у женщины, с которой он встречается. Слишком много ожиданий возникло после этой близости. В самом деле, провести ночь у женщины означает признать, что отношения перешли на совершенно другой уровень. Такие отношения подразумевают неторопливый утренний секс, веселое мытье под душем и совместный завтрак. Это целый набор эмоциональных проблем, которых он избегал после развода, и у него никогда не было желания нарушить установленные им самим правила.
        Сегодня вечером он был жестоко соблазнен. За все эти годы Лиз была первой женщиной, которая заставила его подумать о том, каково это - просыпаться в обнимку с подругой и заниматься любовью медленно, не спеша, прямо с самого утра. Завтракать с ней в постели и присоединяться к ней в душе, весело дурачась, прежде чем, широкой улыбаясь, полностью восстановившись умственно и физически, отправиться на работу.
        Такая перспектива сильно его манила, и от этого было невозможно отмахнуться. Черт побери! Он уйдет через несколько минут.
        Вздохнув полной грудью, Лиз повернулась к нему, их глаза встретились, ее взгляд был мечтательным. Сладкая улыбка приподняла уголки ее розовых распухших от его страстных поцелуев губ, и он ответил ей ленивой понимающей ухмылкой.
        Стив вышел из нее всего несколько минут назад. После всего того, что они вытворяли, ему показалось странным, что она вдруг так стыдливо натянула на себя простыню. Он все равно видел контуры ее груди и сосков и притягательный изгиб бедра под тонкой тканью. Ее кожа порозовела от тепла и ласки, белокурые волосы спутались на подушке, как нежное шелковое облако.
        Насытившись, Лиз выглядела красивой, одурманенной и блаженной. Как женщина после бурного секса.
        Копье Стива дернулось и напряглось в повторном приступе страсти и желания. Он хотел ее снова, и это было невероятно - ведь еще несколько минут назад он чувствовал себя полностью опустошенным. Но одного только воспоминания о том, какая она ненасытная, было достаточно, чтобы воспламенить энергичного парня на следующий заход. К счастью, она была вся в его власти, так же как и ее дикая необузданная страсть. Лиз показала ему сегодня вечером, что он может делать с ней все что захочет, что она с готовностью и охотно исследует темные желания и запретные фантазии. Это здорово, поскольку фантазий в голове у него много.
        Не беспокоясь о том, чтобы прикрыть наготу, он растянулся на боку, подперев рукой голову, и задал ей необыкновенно интересовавший его вопрос:
        - Сколько времени ты постилась?
        Она застонала и поморщилась, подняв глаза к потолку, пытаясь скрыть смущение:
        - Боже, что, это так заметно?
        Он довольно рассмеялся. После дикого, страстного секса ее огорчение очень его подкупало.
        - Ну, может быть, чуть-чуть, - Стив нежно коснулся пальцем ее подбородка, чтобы заставить снова взглянуть на него. - Ты была так увлечена. Не подумай, что я жалуюсь, - я ведь только выиграл от того, что ты так долго сдерживала страсть.
        Она невесело усмехнулась:
        - Сексуальная неудовлетворенность и не такое с людьми делает.
        - Поверь, я знаю, я чувствовал то же самое с тех пор, как положил на тебя глаз, - сказал Стив со значением.
        Целый месяц он страстно мечтал о ней, как ни о какой другой женщине. Несмотря на все беспокойные эротические фантазии, которые временами мучили его, оставляли разгоряченным и портили настроение, Лиз стоила того, чтобы ждать столько времени.
        - Ну же, признавайся!
        Ее пальцы рассеянно теребили и собирали в складочки простыню у нее на груди.
        - На самом деле тебе не хочется этого знать, - пробормотала она.
        - Дорогая, если бы меня это не интересовало, я бы не спрашивал. - Его голос звучал очень искренне.
        - Ну так сколько? Год? Два? - строил он догадки.
        - Почти три года, - призналась она. - С тех пор, как умер муж.
        Брови Стива поползли вверх.
        - Ничего себе! - удивился он.
        Три года! Он был поражен, что ни один мужчина не сумел уговорить ее лечь с ним в постель.
        Стив взял руку Лиз в свою, провел пальцем по золотому колечку. Драгоценность, принадлежавшая ее матери.
        - Думаю, это из-за кольца.
        Лиз рассмеялась, в ее светящихся глазах сквозило согласие. Потом пожала плечами и посерьезнела:
        - Думаю, дело только в том, что я ждала, когда ко мне подойдет нормальный парень и уговорит меня завести с ним роман, а обстоятельства будут благоприятными.
        Их обстоятельства были просто идеальными.
        - Ну, значит, мне повезло. - Стив потерся щетиной о нежную прохладную ладонь Лиз и увидел, как ее соски напряглись и стали видны под простыней. - Но три года - это ужасно долго! Ты же не жила, а просто существовала! Конечно, я понимаю - скорбь по умершему мужу, но почему ты столько лет хотела, чтобы мужчины думали, будто ты несвободна?
        Стив ожидал ответа, что муж был ее единственной настоящей любовью и что она ни с кем не могла встречаться после его смерти, потому что была совершенно опустошена и ей потребовалось время, чтобы крепкие чувства утихли. Это было самое логичное объяснение.
        - Мужчины и свидания - не главная моя задача. У меня есть кафе, и последние три года работа в нем требовала очень много времени.
        Лиз тихонько отняла руку, и Стив почувствовал, что она уходит от разговора.
        Ответ удивил его. Он был удобным, очень логичным и слишком уклончивым для женщины, которая не останавливалась ни перед чем, чтобы все думали, будто она несвободна. Он нутром чувствовал, что есть какие-то другие причины ее одиночества. В голосе Лиз звучало притворное безразличие и одновременно защитная нотка. Видимо, он затронул глубоко личное.
        Поскольку головоломки и разгадывание тайн ему нравились, Уайльд продолжал настаивать:
        - Женщины управляют бизнесом и одновременно ходят на свидания. Некоторые даже имеют мужа и детей.
        - Их не бросили по уши в долгах мужчины, которых они знали и которым доверяли.
        - Кто с тобой так обошелся? Муж?
        - Да.
        Она тряхнула головой и выдохнула так сильно, что взъерошилась ее челка.
        - Боже мой, не верится, что мы об этом говорим.
        Стиву тоже не верилось в это, поскольку он был не из тех, кто любит болтать на интимные темы и делать личные признания после секса.
        Но теперь, когда все уже было сказано, он хотел выяснить настоящую историю кольца, сверкавшего на руке Лиз, и подробности ее прошлого, которому она так удивительно долго хранила верность.
        Спрятав ногу под простыню, он ткнулся в ее голень и как бы между прочим нежно пощекотал пальцами ног ее гладкую кожу.
        - Что произошло?
        Она повернулась на бок лицом к нему, расстояние между ними было меньше вытянутой руки, и тихонько вздохнула:
        - Я была наивной и влюбилась в безрассудного неукротимого обольстителя, который знал, что нужно сказать, чтобы завоевать девушку, и он проделал со мной этот фокус.
        Стив убрал за ухо упавшую ей на щеку прядь волос - уж очень захотелось дотронуться до девушки.
        - Знаешь, я бы не сказал, что ты производишь впечатление наивной женщины.
        - Ну ладно, значит, я была слепой дурой. - В ее голосе звучало осознание собственной вины и угрызения совести. - Непринужденные манеры Тревиса очень меня привлекали, видимо, потому что сама я всегда была разумна и практична. Я с нетерпением ждала, когда же кончится длинный рабочий день в кафе. Он был дерзким и склонным к авантюрам, а мне это давало ощущение свободы, для меня это было ново, восхитительно и притягательно. Поэтому, когда после трех месяцев свиданий он предложил мне выйти за него замуж, я согласилась, и у нас очень скоро состоялась свадьба, а мои тетя и дядя узнали об этом потом.
        Она поморщилась.
        Стив изо всех сил сопротивлялся своему порыву, заставшему его врасплох, утешить ее, разгладить эти беспокойные морщинки ладонью.
        - Видимо, они были не в восторге от того, что их не пригласили на свадьбу.
        - Они были не в восторге от самой свадьбы. И от Тревиса. Он им никогда не нравился. - Она зевнула. Позднее время, длинный рабочий день и физическая усталость давали о себе знать. - Мы сильно поссорились с дядей и тетей, и я впервые в жизни повысила на них голос, защищая Тревиса и свое право выходить замуж за кого хочу. - Голос Лиз стал совсем тихим - видно было, что она очень сожалеет о случившемся. - Теперь, по прошествии стольких лет, я понимаю, что они имели все основания не доверять моему мнению о Тревисе, потому что смотрели в корень, не как я, - видела только его смазливое лицо и обворожительную улыбку. Они понимали, что внешность была для него способом получить желаемое.
        - А хотел он тебя?
        Лиз кивнула.
        - Так мне казалось, может быть, потому что я была рада угодить. Да, я была наивной, когда речь шла о мужчинах, которые так умело обманывают женщин. Он здорово меня обманул.
        - Как?
        - В первые полгода нашего брака, после того как закончился медовый месяц, я увидела и другие его стороны. Он даже не пытался скрывать эгоизм и высокомерие. За два года нашего супружества он не мог удержаться ни на одной работе. Я работала за двоих: пыталась сделать все, чтобы кафе «Суета сует» приносило доход. Начала свое дело, одолжив денег у родственников и взяв кредит для малого бизнеса в банке. Выплачивать долги было очень трудно. И поскольку я проводила много времени в кафе - больше двенадцати часов в день, - у Тревиса было полно времени на развлечения.
        Стив почувствовал, как в нем поднимается гнев.
        - Он по крайней мере должен был помогать тебе в кафе.
        - Он всегда находил отговорки, почему он этого не может, - горько рассмеялась Лиз. - А самой любимой отговоркой было то, что ему постоянно надо ходить на собеседования по поводу работы, но все они оканчивались ничем. Если я заговаривала об этом, мы начинали ссориться. Иногда он буянил, обвинял меня в том, что я ему не доверяю, и пропадал на несколько дней. А когда возвращался, то не говорил, где был, - просто ему, видите ли, нужно было время, чтобы остыть. Через какое-то время я уже не могла с этим мириться.
        Дальнейший сценарий их брака был ясен.
        - Ты подала на развод?
        - Мне не представилось такого шанса, - отрывисто произнесла девушка, и Стив увидел в ее глазах боль. - В ночь, когда я собиралась потребовать развода и выставить его за дверь, он врезался на своей спортивной машине в телеграфный столб на скорости сто тридцать километров в час и погиб на месте - не был пристегнут. Его спутница тоже погибла. Как я позже узнала, у них давно был роман.
        Грудь Уайльда сдавило. Ну что тут скажешь? Он чувствовал себя скверно и был потрясен тем, что ей пришлось перенести.
        - Понимаешь, что я имела в виду под наивностью?
        Она не ждала его ответа - он явно поверил, что она рассказала ему правду.
        - Эти неприятности были унизительными еще и потому, что через месяц после его смерти я начала получать по почте счета по его кредитным картам, которые он оформил на нас обоих, но скрыл от меня. Он покупал ювелирные украшения и оплачивал обеды в шикарных ресторанах, в которых я никогда с ним не бывала, останавливался в роскошных отелях, когда не ночевал дома. Он делал минимальный платеж по кредитной карте и покупал кучу вещей для своей подружки: от мебели и одежды до стереосистемы за пять тысяч долларов, которая ему, очевидно, очень нравилась. К своему ужасу, я узнала, что должна десятки тысяч долларов, потому что все это добро было оформлено и на мое имя.
        Лиз помахала левой рукой - на ней светилось золотое колечко.
        - Вот мы и подошли к кольцу, которое я ношу, и трем годам без секса, - сказала она весело, как будто и не говорила о своем печальном прошлом и о неудачах в личной жизни. - Короче говоря, все деньги, что я зарабатывала, уходили на оплату долгов, и при этом я стремилась не потерять кафе. Потом еще деньги, что дали мне тетя с дядей, - я еще полностью их не вернула.
        Теперь Стиву стало понятно, почему девушка с таким трудом приняла его предложение сократить размер гонорара за помощь в поисках своей непутевой сестрицы и почему она обязательно хотела выписать чек, чтобы оплата услуг Стива не повисла у нее на шее очередным долгом. Они заключили сделку, хотя в тот момент он и не подозревал, что Лиз так его заинтригует - и не только сексом.
        Всего час назад Лиз была бесстыжей самкой, а сейчас превратилась в ранимую женщину, но и это тоже привлекало его. Она настроилась на то, что никто ей не поможет выбраться из долгов, оставленных покойным мужем. Сейчас она тоже брала всю ответственность за поиски Валери на себя.
        - Я не могла себе позволить последние три года такие развлечения, как свидания и мужчины.
        - И меня?
        - Ты, мистер Уайльд, очень занятный персонаж, подвернувшийся очень вовремя, - сонно улыбаясь, она ласково провела ладонью по его татуировке. - Я точно знаю, что у нас за отношения. Мы оба не хотим никаких заморочек, поэтому наша договоренность просто идеальна.
        Она говорила те самые слова, которых Стив ждал бы от любой другой женщины. Однако, услышав их от Лиз, он почувствовал, как у него свело скулы. Его реакция была неожиданной и похожей на безусловный рефлекс. Лиз правильно все говорит, и он постарается хорошенько запомнить, что отношения у них временные. Это означает, что нужно заканчивать свидание и уходить прямо сейчас.
        - Я пошел, - резко сказал Стив. - Ты вот-вот заснешь, а мне завтра надо рано быть в офисе. Я планирую поговорить с несколькими людьми, у которых есть связи, и понять, смогу ли разнюхать, что происходит в этом телефонном борделе.
        Сползая с постели, он натянул трусы и джинсы. Вся остальная его одежда была в гостиной.
        - Я закрою за тобой. - Соскользнув со своей стороны кровати, Лиз взяла поношенный халатик, лежавший на стуле. - У меня есть еще заполненное заявление с личными данными Валери и то, что я смогла найти, когда копалась в ее бумагах. Вот здесь номера банковских счетов и кредитных карт. Я выписала их из отчетов вместе с номером социального страхования. Вот девичья фамилия ее матери на случай, если она тебе потребуется, чтобы проверить ее счета.
        - Прекрасно. Каждая мелочь может пригодиться.
        Стив в последний раз взглянул на прелестные изгибы тела Лиз, прежде чем она набросила на себя халат, еле прикрывающий попку, и завязала пояс на талии.
        - Странно, что одна маленькая деталь может привести к чему-то очень важному.
        Лиз вышла из спальни. Стив пошел следом, не отрывая взгляда от ее покачивающихся бедер. Всем своим существом он впитывал запах нежной и соблазнительной женщины.
        Лиз тихо ждала, пока он надевал футболку, осторожно пристегивал кобуру с оружием и набрасывал кожаную куртку. Чувственные зеленые глаза девушки жадно следили за мужчиной - казалось, она готова его съесть.
        Когда он оделся, она протянула ему заявление. Стив мельком взглянул на него, затем свернул и положил в карман.
        Лиз прошла мимо, чтобы открыть дверь, но Стив вдруг поддался порыву - обнял и наклонился к ее лицу с жадно открытым ртом. Лиз в точности повторила движения своего любовника: обняла его за шею и без капли сомнения с восторгом ответила на поцелуй. Ее соблазнительное тело таяло в его объятиях, без слов говоря о том, что она не возражает, чтобы он остался.
        Стив не смог сдержать глубокий стон. Все его мужское естество почувствовало, что она абсолютно голая под этим тонким халатиком, и нужно только расстегнуть молнию, прижать ее к стене и снова погрузиться в ее нежные глубины и потерять голову еще раз.
        Но если он, черт побери, отсюда не уйдет, никому из них не удастся сегодня поспать и все закончится тем, что он, невыспавшийся, весь день будет ходить как дурной, а ему этого совершенно не хочется, поэтому он должен постоянно себя контролировать.
        Стив прервал страстный поцелуй и увидел молчаливый вопрос и горячую надежду в ее сонных глазах, и поэтому передумал оставаться. Он шагнул в сторону и хрипло произнес:
        - Я ухожу.
        Она облизала губы и, милостиво приняв его решение, открыла ему дверь.
        - Тогда спокойной ночи!
        Их взгляды встретились, он сделал длинную, слишком длинную паузу.
        - Спокойной ночи, - произнес он в конце концов и ушел, хотя для этого ему потребовалась вся сила воли.

        Утренний наплыв посетителей в кафе «Суета сует» занял все мысли Лиз, ее руки без перерыва готовили неиссякаемый поток капуччино, латте и мокко. Она была рада тому, что занята, особенно если учесть, что прошлой ночью, после ухода Стива, провела слишком много времени в раздумьях. Девушка вспоминала невероятную прелюдию и секс, которым они занимались, и как это было здорово - позволить себе полностью раскрепоститься. Она никогда прежде не делала этого. Лиз ничего не утаивала от Стива. Ее партнер был дерзким и властным, а она становилась с ним жадной и бесстыжей. Но Стив, кажется, не возражал.
        Лиз очень устала после бурной ночи, но долго проворочалась в постели, еще раз прокручивая в голове разговор о ее браке. Их отношения - мимолетная сексуальная связь, не предусматривающая эмоциональной близости.
        Стив настаивал. Она совсем не хотела говорить на эту тему, но Лиз позволила засыпать себя вопросами и охотно на них отвечала. Глубокий гипнотизирующий голос, успокаивающие прикосновения и неподдельный интерес, который она видела в его глазах, - и ей вдруг стало так легко, что она раскрылась перед ним, выдала все тайны своей семейной жизни. Так давно никто не проявлял к ней внимания, и так давно мужчина не обращался к ней так, будто ему действительно не все равно, что она скажет. И Лиз все выложила своему чуткому слушателю. После того как она столько всего рассказала о себе и своей жизни, ей было вдвойне любопытно узнать о его браке и особенно о той женщине, имя которой написано у него на плече.
        Она многое рассказала Стиву, но все же о нескольких волнующих эпизодах и секретах ей удалось умолчать. Стив был таким понимающим слушателем, он даже возмущался безрассудством Тревиса. Но Лиз едва ли заслуживала поддержки Стива, потому что сама была небезупречной.
        Лиз Адамс не открыла ему, как была расстроена тем, что своим замужеством огорчила дядю и тетю. Ведь Лиз знала, что они не одобряют ее выбора. В поисках радостей и приключений девушка пошла против воли родственников, не понимая, что бездумное поведение мужа может разрушить все, чего она с таким трудом добилась в жизни.
        Сейчас она пожинала плоды собственной беспечности и пыталась возместить ущерб, причиненный прошлыми ошибками, которые ей стоили очень и очень дорого. Разговор шел не только о деньгах, но и о том, что ее опрометчивые поступки причинили боль тете и дяде. Она очень старалась вернуть их расположение, загладить свою вину за то, что позволила какому-то сомнительному типу использовать в своих целях.
        Теперь она знала, какого рода отношения у них со Стивом. Он не собирается подчинять ее себе, использовать. И она инстинктивно чувствовала, что он не такой человек, чтобы кем-то пользоваться.
        Во всяком случае, не сейчас, когда она добровольно дает ему то, что он хочет.
        В начале одиннадцатого наступила передышка. Лиз была уверена, что барменша Глория управится сама, и, сварив Моне кофе, понесла угощение в книжную лавку «Слово». В магазине новых и подержанных книг, соединенном с кафе «Суета сует», посетители гуляли в проходах между книжными полками в поисках интересного чтения. У некоторых были напитки из ее кафе. Постоянным покупателям, естественно, очень нравились услуги Моны и Лиз, им было удобно, что можно приобрести и книги, и вкусный кофе в одном месте.
        - Доброе утро, - поприветствовала всех Лиз и направилась за прилавок, где Мона сортировала подержанные книги.
        Движения подруги были медленными и вялыми.
        - Я принесла тебе гостинчик.
        Мона благодарно потянулась к кофе.
        - Двойной эспрессо? - с надеждой спросила она.
        - Конечно.
        Мона прикрыла глаза, втягивая запах ароматного напитка, с клубами пара поднимавшегося от стаканчика, и благодарно застонала.
        - Как мило, - она глотнула дымящегося кофе и вздохнула: - Откуда ты узнала, что сегодня утром мне необходима порция кофеина?
        - По тебе видно, - Лиз облокотилась на прилавок и опустила руки в карманы фартука. Она уже давным-давно научилась определять по утрам настроение подруги. - Если ты не ходишь с бодрым видом по кафе и не надоедаешь моим клиентам еще до открытия, это верный признак, что ты устала, раздражена или у тебя что-то на уме.
        - Устала, - пробормотала Мона и поглядела на Лиз поверх пластикового стаканчика. - Если бы я не была такой усталой, я бы обиделась на это «надоедаешь».
        Лиз подняла брови, не обращая внимания на слова подруги:
        - Тоже не выспалась?
        - М-м-м. Мы с Брэдом ходили на дискотеку и плясали до рассвета. Хотя, надо полагать, мой вечер был не таким интересным, как твой. - Мона наклонилась к Лиз, и вдруг оказалось, что она уже проснулась и готова внимательно слушать. - Как прошла первая ночь в роли оператора телефонной секс-службы?
        Лиз сморщила нос:
        - Это не та профессия, в которой я бы стала делать карьеру. Думаю, я по-прежнему буду заниматься тем, что мне лучше удается, - варить кофе.
        - О Валери что-нибудь узнала?
        - Нет пока. Я познакомилась с несколькими девушками, и надеюсь, они разоткровенничаются и поделятся своими сведениями о ней, если им вообще что-нибудь известно. - Лиз быстро взглянула в сторону кафе - убедиться, что Глория справляется без нее. - Я стараюсь не впадать в отчаяние. Стив предупредил меня, что поиски займут некоторое время.
        Мона понимающе кивала, но выглядела очень заинтересованной и не удержалась - выплеснула свое любопытство:
        - Хорошо провела время в разговорах о сексе?
        - Поначалу нет, - ответила Лиз, содрогнувшись от воспоминаний. - Столько извращенцев позвонило.
        Мона рассмеялась. Очевидно, кофеин подействовал и настроение ее улучшилось.
        - Только потому, что это были незнакомцы. - Она сделала еще один вселяющий силы глоток. - А как со Стивом поболтали?
        Лиз уже рассказала Моне об их со Стивом плане использовать его, чтобы получить приглашение на вечеринку агентства «Все, что пожелаете».
        - Нормально, - намеренно уклончиво ответила она.
        Мона скептически прищурила глаза:
        - Просто нормально?
        - Ну ладно, все прошло хорошо. - Ее лицо разрумянилось от воспоминаний, и она поправилась: - Лучше, чем хорошо.
        Мона широко улыбнулась:
        - Ну, вот мы и добрались до главного.
        В этот момент к прилавку подошла посетительница с целой стопкой книг, и Мона строго погрозила Лиз пальцем:
        - Не забудь, на чем мы остановились.
        Как будто Мона позволила бы говорить о чем-то другом. Лиз ждала, пока подруга обслужит покупательницу, упакует для престарелой дамы книги и вернется, нетерпеливо ожидая услышать детали.
        - Давай подробности, - сказала Мона.
        Лиз представила подруге свою собственную краткую и внятную версию ночного телефонного разговора со Стивом, не желая делиться воспоминаниями о жарких эпизодах. Она утаила подробности, но дала Моне достаточно сведений, чтобы та имела возможность сделать собственные выводы.
        Мона кивнула:
        - Ну как, наладились у тебя отношения со Стивом?
        - Деловые отношения - да, - выразительно уточнила Лиз.
        - В твои деловые отношения входит жаркий секс по телефону, - возразила Мона, продолжая сортировать в коробке на прилавке дешевые подержанные книги. - Наверняка, разговаривая о делах, вы достигли полного удовлетворения!
        Лиз рассеянно нащупала в кармане карандаш.
        - М-мм. Можно сказать и так.
        Хотя до оргазма во время секса по телефону дошел только Стив, он, как и обещал, легко исправил это позже.
        Мона подловила мечтательную улыбку на губах Лиз - ну прямо любопытная кошка.
        - Мне кажется, что вы занимаетесь не только делами, - Мона бросила на Лиз беглый взгляд и хитро усмехнулась. - Ты переспала с ним этой ночью?
        Лиз инстинктивно захотелось все отрицать, но она вовремя вспомнила, что Мона все-таки ее единственная подруга, которой она безгранично доверяет, поэтому какой смысл лгать. К тому же своих отношений со Стивом она не скрывает.
        - Ага.
        - Вот это да! - Мона потрясенно уставилась на подругу. - Я знала, что ты победишь.
        Лиз пожала плечами, пытаясь казаться невозмутимой:
        - Ничего серьезного.
        - А никто и не говорит, что отношения должны быть серьезными, - ответила Мона практично, но с неподдельной заботой в голосе. - Просто получай удовольствие от мистера Уайльда столько, сколько получится.
        Лиз с легкостью согласилась с подругой:
        - Я так и собираюсь поступить.
        - Скажи мне одно, - Мона наклонилась и тихим шепотом, очевидно, не желая, чтобы разговор стал достоянием чужих ушей, спросила: - Он так хорош, как можно себе представить?
        Воспоминания о том, как он хорош, пронеслись в голове Лиз, ее сердце затрепетало, и она почувствовала себя девчонкой, которая влюбилась в плохого мальчишку-одноклассника. Именно так она себя чувствовала - молодой и необыкновенно бодрой. Лиз с нетерпением ждала новой встречи с любовником.
        - Он… необыкновенный во всех смыслах. - Это было единственное прилагательное, которое она смогла подобрать, чтобы правильно описать Стива Уайльда. - Честно говоря, он лучше всех, кто у меня был.
        Стиву удалось чудесным образом разбудить в ней страстную женщину, и он легко руководил ею. С Тревисом у нее не было такой свободы - муж считал, что в сексе получать удовольствие должен только он.
        - После трех лет одиночества ты можешь, наконец, получить удовольствие от жизни. Не вздумай ни о чем жалеть.
        Лиз рассмеялась. Ее отношения со Стивом, без сомнения, доставляли ей порочную радость. Но она не собиралась лелеять глубоко засевшее чувство вины за то, что не смогла выполнить самую пустячную просьбу родственников - приглядеть за Валери.
        Лиз снова кинула взгляд на свое кафе и увидела Генри, пожилого мужчину, поставлявшего ей молочные продукты. Радуясь тому, что можно отвлечься от беспокойных мыслей, девушка ухватилась за возможность заняться своим заведением.
        - Надо идти принимать молоко, - сказала она Моне, как только к кассе подошла следующая клиентка с выбранными книгами.
        - Хорошо, поговорим позже, - Мона улыбнулась. - Кстати, спасибо за порцию кофеина.
        - Не стоит благодарности, - Лиз обошла прилавок и на ходу весело ткнула подругу в бок. - Если это поднимает тебе настроение, неужели я тебя не порадую?
        - Да, то, что ты провела ночь с необыкновенным Стивом, действительно подняло мне настроение, - дерзко ответила Мона. - Мне повезло, что я в курсе событий твоей жизни.
        Лиз только покачала головой и пошла в кафе, назад в реальную жизнь, к повседневным обязанностям.

        Глава шестая

        За несколько минут до семи часов вечера знакомый гул мотоцикла под окнами кафе привлек внимание Лиз, и тотчас дрожь нетерпения пробежала по ее телу. Поскольку всех ее клиентов уже обслужили и двое служащих второй смены застилали столы скатертями, она принялась готовить напиток, который Стив всегда заказывал, - карамельный фрапуччино - эспрессо, молоко, сахар, лед и карамель.
        Смешивая напиток в блендере, она через окно видела, как Стив Уайльд снимает шлем и приглаживает пальцами густые растрепавшиеся волосы. Он спрыгнул с мотоцикла и достал из багажника кожаный портфель. Красавец мачо, от вида которого перехватывает дыхание, вошел в кафе, нашел ее взглядом и подмигнул. От этого интимного приветствия внутри у нее все стало таять.
        Он сел на свободный диван в углу. Довольно скоро Лиз почувствовала опасность: сидевшие в другом углу худые, как модели, молодые женщины изо всех сил старались привлечь его внимание. В глубине души она считала, что недостаточно хороша для Тревиса, что ее тело несовершенно, именно поэтому он разочаровался в их браке, и теперь, когда в ее жизни появился Стив, мужчина, перед которым не могла устоять ни одна женщина, старый комплекс неполноценности проснулся и показал свою уродливую физиономию.
        Лиз твердо сказала себе, что Стив Уайльд выбрал ее, и сейчас, похоже, вполне удовлетворен. Он не замечал других женщин, которые пялились на него, ожидая улыбки или знака, что он их заметил, проходя мимо столиков. Казалось, девицы были обижены его безразличием, а Лиз, надо сказать, была сбита этим с толку.

«Девчонки, пошли вон, - подумала она, торжествуя. - Он принадлежит мне одной».
        Кэти, молоденькая студентка колледжа, работающая у Лиз по вечерам, обошла стойку и спросила:
        - Обслужить его?
        - Нет, я сама. - Лиз налила кофе в пластиковый стаканчик. - Я передохну немного, если понадоблюсь - зови. - И она указала в сторону, где сидел Стив.
        Кивнув, девушка взяла тряпку и принялась вытирать столы.
        В напиток Лиз добавила немного настоящих взбитых сливок и хорошенько сдобрила карамельным сиропом, зная, что такого понятия, как «слишком много карамели», для ее мачо не существует.
        Через минуту она уже несла ему стаканчик в дальний уголок, который он выбрал, подальше от других посетителей.
        - Привет, - произнесла она нежно и присела рядом с ним на диван, расцветая от исходивших от него флюидов.
        Стив улыбнулся, и Лиз сразу растаяла, а ее сердце бешено заколотилось.
        - Привет и тебе, - пробормотал он.
        Голос его звучал тепло и ласково, а в глазах сияла любовь. Он потянулся к напитку и опустил соломинку в густую жидкость.
        - У меня не будет неприятностей за то, что вступаю в неформальные отношения в рабочее время?
        Поняв, что он ее дразнит, Лиз откинулась на диванную подушку и расслабилась, желая получить удовольствие от времени, проведенного вместе с ним. Их колени соприкасались, и это казалось таким же естественным, как способность дышать.
        - Поскольку я - босс, ты будешь отчитываться только передо мной.
        - Неплохо, - он повел бровями, взял напиток, и длинный, низкий оценивающий стон вырвался из его груди:
        - Боже, какие потрясающие фрапуччино ты делаешь!
        Стив вел себя так возмутительно, что Лиз не смогла удержаться от смеха. Сейчас ей было хорошо, а ведь жизнь последнее время была такой безрадостной.
        - Почему ты так любишь карамель?
        - Это у меня с детства, - ответил он. - Когда я был мальчишкой и приходил к бабушке, у нее всегда были карамельные подушечки в кармане фартука, и она всегда меня ими угощала. Мне казалось, что ее карман был бездонным, и конфеты в нем никогда не заканчивались. Эти карамельки стали для меня особым угощением, поскольку у мамы дома не бывало таких конфет.
        Нежная улыбка смягчила его суровые черты и позволила Лиз взглянуть на него с другой, неожиданной, стороны, которая вызвала в ней ответную нежность. Она развернулась к нему и положила руку на спинку дивана. Ее пальцы оказались всего в нескольких сантиметрах от его широкого плеча. Лиз чувствовала исходящий от него жар, запах чистого мужского тела, и ей захотелось оказаться с ним наедине.
        - Я всегда думал, что это наша с бабушкой маленькая тайна, пока братья не рассказали мне, что она давала им те же самые карамельки из того же кармана, - тихо проворчал он. - Помнится, я был так разочарован, узнав об этом, что разругался с братьями. Ведь они получали то, что я считал только своим. Мы даже подрались из-за этого.
        Лиз рассмеялась. Ей понравилась эта история. Она представила озорных плутишек - Стива и его братьев.
        - У тебя есть братья?
        - Ага, два. Эрик и Адриан. Я старший, и когда мы были маленькими, они всегда были занозой у меня в заднице.
        В его хриплом голосе зазвучала зависть к братьям.
        Лиз захотелось, чтобы Стив продолжал рассказывать о братьях и семье, но он не стал распространяться дальше, хотя она знала, что у нее есть право на любопытство. Лиз вдруг испугалась, что, если узнает о нем слишком много, Стив станет ей нравиться больше, чем нужно.
        - Видно, тебя это очень сильно ранило. И твоя страсть к карамели уменьшилась?
        - Ничуть. Как и в детстве, мне нравится этот сладкий маслянистый вкус. Сейчас, став взрослым, я по-прежнему считаю, что вкус карамели такой насыщенный, сливочный… и очень соблазнительный.
        Он указательным пальцем перемешал сироп со взбитыми сливками, а потом поднес его к ее рту:
        - Попробуй и скажи, что ты думаешь по этому поводу.
        Ее сердце бешено заколотилось от этой игры, которую он затеял в общественном месте. Хитрый взгляд подзадоривал вступить в нее, и Лиз знала, что есть только два варианта: или снова стать разумной и практичной женщиной, какой она была в течение трех лет, и оттолкнуть его руку, или использовать всю свою чувственность и ответить на дерзкий вызов.
        Она быстро оценила ситуацию. Они сидели в углу, его широкие плечи развернулись и перекрыли обзор, заслонив ее от любопытных взглядов. Чтобы ответить на его непристойное поведение, девушке ничего больше и не требовалось.
        Любовник нетерпеливо касался губ Лиз липким пальцем, нагло раскрывая их. Не отводя от него взгляда, она подчинилась молчаливой команде - открыла рот, и палец Стива проник в ее теплые влажные недра.
        Лиз знала, какова карамель на вкус. Девушка была из тех редких представительниц женского пола, которым нравится маслянистый густой слой карамели на шоколадке, но она не могла даже вообразить, насколько это лакомство может быть возбуждающим на разгоряченной, солоноватой мужской коже, не думала, что слизывание карамели с мужского пальца так ее заведет. Судя по напряженному лицу Стива и по тому, как тяжело он задышал, его это шоу тоже возбудило.
        Он попытался отдернуть руку, но Лиз схватила его за запястье и остановила. Конечно, это он начал свой скандальный фокус, но закончить его пожелала она. Она обвила языком его палец, слегка царапая зубами и покусывая кончик, прежде чем снова втянуть его глубоко в рот, продолжая слизывать карамель.
        Дыхание Стива со свистом вырывалось сквозь зубы, зрачки расширились, стали темными и светились голодным блеском, и Лиз почувствовала свою женскую власть над ним. Бугорок в районе его молнии на джинсах говорил об эрекции, и Лиз бросило в дрожь: она знала, что нарушила самообладание Стива.
        Наконец она отпустила его палец.
        - Насыщенный, густой и соблазнительный, - прошептала девушка и медленно провела языком по нижней губе. - Думаю, я только что открыла новый афродизиак.
        - Карамель? - спросил Стив, и голос у него дрогнул.
        Хитрая улыбка мелькнула в уголках ее рта:
        - Только в подходящей обстановке.
        Когда смысл сказанного дошел до него, его ноздри затрепетали и румянец разлился по щекам.
        - Если бы здесь не было посетителей и твоих служащих, ты бы уже давно лежала на спине, а я бы слизывал этот карамельный сироп с твоего тела. С каждого его сантиметра.
        От этой эротической фантазии у нее так напряглись соски, что стало даже больно. Внизу она почувствовала влагу и напряжение, но ей удалось совладать с собой и ответить дерзко и бесстрашно:
        - Ты уверен?
        Он зарычал, и от этого пещерного звука у нее по спине побежали мурашки.
        - Не дразни меня, дорогая.
        Тон Стива был игриво-запугивающим, и Лиз подумала, что он не выполнит своей угрозы и не овладеет ею прямо здесь, на диване. И она не позволит ему, улучив момент, затащить ее в чулан или в туалет.
        Стив глубоко выдохнул и заерзал. Поставив стакан на дубовый стол перед диваном, он потянулся к папке с документами.
        - Давай поговорим о деле, - произнес он и вытащил из папки листки бумаги, исписанные мужским почерком. - Я проверил квитанцию на паспорт Валери, которую ты мне отдала, и не был ли куплен билет на самолет по ее внутреннему или заграничному паспорту.
        Они забыли о веселье и занялись добытой Стивом информацией о пропавшей девушке.
        - Что ты раскопал? - с волнением спросила Лиз.
        - К сожалению, ничего особенного. - Он перелистал бумаги и пробежал по ним глазами. - Мне удалось проверить ее расходы по кредитным картам, чтобы понять, не приобрела ли она билет каким-то другим способом, но тоже неудачно.
        - Как ты думаешь, она все еще в Чикаго? - с надеждой спросила Лиз.
        - Нет, совсем не обязательно. Авиабилет для нее мог приобрести Роб, - уверенно произнес Стив. - Что касается твоей кузины, то она очень много тратила по кредитке, в основном на одежду и нижнее белье.
        Это не удивило Лиз:
        - Естественно. Валери всегда выглядит так, будто сошла со страницы глянцевого журнала. Она очень легко тратит деньги.
        - Очень большая покупка, просто непомерная, почти на тысячу долларов, была сделана в один день. Я посетил этот магазин, поговорил с продавцами, показал им фото твоей кузины, но они только подтвердили, что она там бывала. - Темные брови Уайльда сошлись на переносице. - Был еще счет из отдела доставки на четыреста пятьдесят долларов - многовато за обыкновенную доставку сумки. Поэтому я решил разобраться, что бы это значило. Оказалось, доставили полный комплект багажа, включая верхнюю одежду.
        Глаза Лиз расширились:
        - Я ничего об этом не знала.
        Стив пристально посмотрел на нее.
        - Вы с кузиной не очень-то близки, да?
        - Мы выросли вместе, - ответила девушка виновато. - Мы близки с ней, как сестры.
        - Но у сестер, живущих вместе, обычно нет секретов друг от друга, - мягко возразил Стив.
        - Да. - Слова давались ей с трудом. - Мы росли вместе, но у нас совершенно разные характеры, и поэтому, когда мы повзрослели, отношения стали портиться.
        Более того: Валери была на Лиз в обиде. Она жаждала внимания и постепенно превратилась в капризную и легкомысленную особу. Но Лиз считала себя отчасти виноватой в этой перемене. Валери была единственным ребенком в семье, и родители души в ней не чаяли. И когда неожиданно появилась другая девочка, Лиз, Валери сочла себя лишенной половины родительской любви.
        - Я люблю Валери, - тихо сказала она. - И сделаю для нее все, что потребуется. Но я бы не сказала, что мы с ней лучшие подруги.
        Это признание причинило боль гораздо большую, чем можно было предположить. Совсем девочкой, в двенадцать лет, Лиз приехала к тете и дяде. С того самого дня она мечтала подружиться с Валери. Лиз всегда хотела иметь сестру и изо всех сил старалась наладить отношения с Вэл, пока не поняла, что кузина не собирается отвечать ей взаимностью. Но все же Лиз почему-то всегда надеялась, что Валери изменит свое мнение и станет ей настоящей сестрой.
        Умные глаза Стива, казалось, проникали глубоко в душу и задевали чувства, которые дремали годами. Как и прошлой ночью, когда он убедил ее рассказать о Тревисе.
        Девушке стало не по себе под его проницательным взглядом. Интересно, смог ли он понять, что она постоянно чувствует себя в неоплатном долгу перед тетей и дядей? Ведь они приняли ее, сироту, после смерти родителей.
        Она отвернулась и глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.
        - Что еще ты выяснил?
        К ее облегчению, он оставил эту тему и перешел к делу.
        - По сведениям из банка, которые мне удалось получить, в пятницу Валери сняла пятьсот долларов наличными со своего счета. - Он закрыл портфель и положил его на кофейный столик. - Смотри: Вэл купила кучу всякого барахла и сняла с кредитки наличные. Все это заставляет думать, что она собиралась в путешествие.
        Его рассказ уменьшил тревогу Лиз, но до конца не успокоил. Она не сомневалась, что Стив тоже не будет полагаться лишь на догадки. Лиз было необходимо узнать, где находится Валери, услышать ее голос и убедиться, что та в безопасности и уехала по своей воле. Это нужно сделать прежде, чем тетя Салли позвонит и выяснит, что Лиз врала ей, и Лиз придется признать, что Валери уехала с мужчиной, о котором никто ничего не знает, и вообще занимается невесть чем.
        - И что теперь делать? - спросила она.
        Пусть Стив ведет расследование, она ему полностью доверяет.
        Он положил ладонь на ее бедро и нежно сжал его.
        - Мы будем следовать нашему первоначальному плану. Начнем с агентства «Все, что пожелаете».
        Лиз не стала убирать его руку, хотя она не столько успокаивала, сколько волновала. Жар его ладони проник сквозь джинсы, обжигая кожу и возбуждая чувства. Она вспомнила восхитительное ощущение от прикосновения его ласковых пальцев, обнимавших ее рук, и почувствовала, как сильно забилось сердце.
        - Ничего не изменилось? Ты все еще хочешь более подробных сведений? - спросил он, забыв о ее возбуждении.
        - Ничего, кроме того, что я тебе уже сказала.
        - Я в тупике. В деле образовалась пауза. Надо искать мужчину, с которым она, предположительно, находится. Все, что нам остается, это продолжать игру с агентством «Все, что пожелаете» и получить приглашение на одну из их вечеринок, чтобы, по крайней мере, выяснить фамилию Роба, разузнать, кто он, и напасть на его след. Надеюсь, он приведет нас к Валери.
        Лиз кивнула, понимая, что Стив прав.
        - Боже мой, это ты, Стив? - услышали они тихий женский голос, полный безграничного удивления. - Черт меня побери, это ты.
        Неожиданное появление постоянной посетительницы кафе «Суета сует», остановившейся рядом, заставило Лиз понять, как они выглядят со стороны: сразу видно, что они близки - Стив обнимает ее с видом собственника. Она попыталась как бы невзначай отодвинуться, чтобы Стив мог убрать руку, но он удержал ее, заставляя остаться на месте.
        - Привет, Джил. - Стив приветливо улыбался, глядя на женщину, - ну и встреча!
        Джил часто заходила в кофейню, Лиз знала девушку и симпатизировала ей. Интересно, что связывает ее со Стивом? Надо же, они хорошо знакомы.
        - То же самое могу сказать и я. - Джил удивленно подняла брови, ее зеленые глаза сверкали. - Я не думала, что изысканные напитки в твоем вкусе. Что ты тут делаешь?
        Он не обиделся.
        - Мне нравятся и напитки, и атмосфера этого заведения, - медленно растягивая слова, ответил он.
        Джил взглянула на стаканчик на столе, затем на Лиз и усмехнулась.
        - Хм-м, понимаю, - произнесла она, очевидно, делая какие-то выводы.
        Стив рассеянно водил пальцем по бедру Лиз, но взгляд его был прикован к Джил.
        - А ты что тут делаешь?
        Джил поправила на плече ремешок шикарной сумочки.
        - Мы с Эриком были в ресторане, отмечали большой заказ на рекламу, которым я занималась весь месяц, и решили выпить кофе, перед тем как поехать домой.
        Лиз ухватилась за эти слова как за предлог, чтобы уйти.
        - Пойду приготовлю для вас напитки.
        - Не надо, - Джил подняла руку со свежим маникюром, решительно останавливая Лиз. - У тебя же перерыв. Что, больше некому обслужить нас? - с улыбкой показала она на Кэти.
        - Эта женщина кого угодно уболтает, - сказал Стив, нисколько не заботясь о том, что Джил услышит.
        - Только когда это необходимо, - Джил отбросила гладкие, золотисто-каштановые волосы и заговорщицки подмигнула Лиз: - С этими Уайльдами, когда представится возможность, научишься всему.
        Ух ты! Лиз не могла себе представить, что у нее когда-нибудь установятся такие отношения со Стивом, что она сможет им управлять. Чувствуется, что командирский характер у него в крови.
        Пока Джил делала заказ, Стив встал и перенес в их уголок стулья, как будто смирившись с тем, что их гостья останется с ними. Как только Джил присела, Стив опустился на диван рядом с Лиз и перевел взгляд на Джил.
        - Похоже, вы уже знакомы? - спросил он.
        - Шапочно, - ответила Лиз и потерла бедро там, где была рука Стива. - Джил часто заходит по утрам, но я не предполагала, что вы знакомы.
        Лиз произнесла эту фразу дерзко и непринужденно, и стало ясно, что ей хочется узнать больше, а Джил была только рада этому.
        - Я встречаюсь с его братом Эриком.
        С одним из братьев, о которых Стив рассказывал всего несколько минут назад. Как тесен все-таки мир! Лиз вспомнила, что раза два видела Джил с симпатичным черноволосым парнем, и по тому, с каким обожанием тот смотрел на Джил, Лиз поняла, что это ее бойфренд.
        Подошла Кэти с двумя охлажденными кофе-латте, и Джил стала доставать кошелек, чтобы расплатиться, но Лиз остановила ее:
        - Сегодня за счет заведения.
        - Как мило. Спасибо, - улыбнулась Джил.
        Стив раскинул руки на спинке дивана, его ладонь легонько коснулась шеи Лиз, и от этого прикосновения девушка вздрогнула. Он намеренно выводил ее из себя, даже не пытаясь скрыть своего влечения.
        - Ну, так где мой брат?
        - Паркует машину. Сейчас придет. - Джил повернулась к входу, и ее лицо засветилось, когда вошел высокий, хорошо сложенный мужчина.
        В отличие от Стива, который, казалось, не вылезал из джинсов, на его брате была отутюженная рубашка, брюки цвета хаки и легкие кожаные мокасины.
        Голубые глаза, такие же прекрасные, как у Стива, оглядели посетителей. Джил махнула рукой, чтобы привлечь его внимание. Он шел по кафе так же, как Стив, не обращая внимания на женщин, которые буквально пожирали его глазами. Взгляд Эрика был устремлен только на подругу, и лишь спустя какое-то мгновение он разглядел Стива на диване рядом с Джил.
        - Что здесь происходит? - Эрик иронично и с интересом смотрел на брата, усаживаясь рядом с Джил. - Я и не знал, что сюда пускают всякий сброд.
        - Если уж тебя сюда пустили, то и остальным тоже можно, - возразил Стив.
        По их шуткам Лиз поняла, что братья любят друг друга.
        Джил покачала головой.
        - Хватит вам! - мягко сказала она и положила руку на плечо Эрика. - Эрик, ты помнишь Лиз, хозяйку кафе?
        - Разумеется, - брат Стива усмехнулся.
        Судя по чертам его красивого лица, уверенность в себе и гипертрофированная сексуальность была в этой семье фамильной чертой. Эрик, как и его старший брат, излучал обаяние и был очень привлекателен.
        - Приятно видеть, наконец, что вы не на ногах и не работаете, как обычно.
        Его искренние слова заслужили ее улыбку.
        - Мы со Стивом обсуждали дела, - сказала Лиз, пытаясь хоть на минуту забыть о руке Стива, которая почти касалась ее шеи.
        Ни Джил, ни Эрик, казалось, не поверили ей, а Стив не торопился подтвердить ее слова.
        Размешивая соломинкой латте, Джил обратилась к Стиву:
        - Эрик как раз говорил сегодня за обедом, что тебе, ему и Адриану до вечеринки в субботу нужно купить комплект для гольфа фирмы «Келевей», который ваш отец хочет получить на шестидесятилетие.
        Стив снова открыл папку и заглянул в ежедневник.
        - Как насчет того, чтобы встретиться завтра в час?
        - Если обед будет за твой счет, - ответил Эрик.
        - Скряга, - пробормотал Стив.
        Эрик беззаботно пожал плечами:
        - Ну если ты приглашаешь, зачем же отказываться?
        - Прекрасно. - Стив записал время и дату встречи. - Обед в «Макдоналдсе».
        Эрик рассмеялся:
        - Ну и кто из нас скряга?
        Слушая, как они подшучивают друг над другом, Лиз вдруг почувствовала себя не в своей тарелке. Она оказалась свидетельницей приятной дружеской встречи, хотя совсем не предполагала, что ее короткая интрижка со Стивом приведет к знакомству с его семьей.
        А Стив тем временем вел себя странно - подавал ей какие-то непонятные знаки. Он открыто объявил Лиз, что был женат и что не хочет никаких обязательств и проблем, и совершенно очевидно, что он не чувствует неловкости перед братом из-за того, что тот встретил его с женщиной, с которой у него кратковременный роман. Лиз сама не знала, как к этому относиться. Ей, пожалуй, не нравилось думать, что их отношения - такие же, какие он заводил с другими женщинами.
        Не в силах разобраться в своих противоречивых чувствах, она решила, что пора возвращаться к работе. Надо, чтобы Джил в этот раз не помешала ей уйти.
        - Прошу прощения, но до вечера мне еще надо переделать кучу дел. - Она встала, поправила фартук и улыбнулась парочке, сидящей напротив: - Было приятно с вами пообщаться.
        - Нам тоже, - сказала Джил и кивнула головой. - Может быть, встретимся как-нибудь, когда ты будешь посвободнее?
        - К сожалению, когда я здесь, мне нужно работать, - грустно улыбаясь, произнесла Лиз.
        Чтобы не дать Джил возможности предложить что-нибудь еще, например пойти вчетвером куда-нибудь в другое место, Лиз повернулась к Стиву:
        - Договорим позже?
        В его синих глазах невозможно было ничего прочитать, и это еще больше смутило Лиз. Он кивнул в знак того, что все понял.
        - Можешь на меня рассчитывать.
        Это она знала. Он оказывает ей поддержку и помощь в поисках кузины, а кроме того, доставляет ей удовольствие и разжигает страсть, о которой она мечтала.
        Ничего больше.
        Отходя от стола, она услышала, как Джил говорит Стиву, что он должен пригласить Лиз в субботу на вечеринку по случаю дня рождения отца и что всем будет приятно с ней познакомиться. К счастью, ответ Уайльда Лиз уже не расслышала. Она не хотела слышать, как он скажет «нет», не хотела знать, какой предлог выдумает, чтобы отказаться от этой затеи. Она этого не вынесет. Не то что бы она была вправе обвинять его в чем-то. Она ни друг, ни родственница. Неважно, что она мучительно хочет быть среди таких близких друг к другу, веселых и доброжелательных людей, принадлежащих к его семье.
        Пройдя мимо барной стойки, девушка направилась к подсобке в дальней части кафе, примыкающей к офису. И тут внутри у нее все перевернулось - Лиз поняла, что, сама того не ожидая, по уши влюбилась в Стива. Слишком увлеклась - и вышла за рамки договора.
        Нужно тщательно разделять чувства и удовольствие, иначе этот негодяй украдкой поселится в ее сердце. Если уже не сделал этого.

        Лиз отчаянно нуждалась в передышке после полутора часов трудных телефонных разговоров, в которых она импровизировала, как могла. Сняв наушники и микрофон, она кинулась из маленькой душной комнатки агентства на улицу, глотнуть свежего воздуха. В помещении для сотрудников висели клубы табачного дыма, там рассказывали о войнах, происходящих между операторами, которые видят в других женщинах фирмы только соперниц. Лиз необходимо было прогуляться - иначе она задохнется.
        Она спустилась на лифте вниз, зашла в кафе, купила бутылку воды и пачку печенья. Затем толкнула двойные стеклянные двери и оказалась в ярко освещенной зоне отдыха. За одним из круглых столиков сидела Роксана.
        Лиз мельком видела ее перед началом смены, но у них была только минутка, чтобы обменяться приветствиями, после чего они разошлись по комнаткам и принялись за работу. Лиз поняла, что нужно воспользоваться представившейся возможностью, и надеялась, что ей удастся завязать разговор.
        Охранник прогуливался по парковке, он вряд ли помешает. Полная луна висела в черном ночном небе, освещая темные волосы Роксаны и придавая девушке умиротворенный романтический вид, полностью противоречивший занятию, которым она зарабатывала на жизнь.
        Молодая женщина подняла глаза, кажущееся спокойствие исчезло, взгляд ее был печален, и Лиз посочувствовала ей. В день, когда у Лиз было собеседование, Роксана единственная отнеслась к ней по-дружески и дала ей, «девственнице», пару советов. Лиз пришло в голову, что, возможно, Роксане хочется побыть одной.
        - Можно к тебе присоединиться?
        - Буду рада компании. - Искренняя улыбка подтвердила ее слова.
        Лиз села напротив. С первой их встречи она пришла к выводу, что такие, как Роксана, - редкость в этом бизнесе, а о дружбе между сотрудниками и говорить не приходится. В отличие от большинства пресытившихся, ожесточенных и вульгарных женщин, вызывающе одетых, с ужасными манерами и речью, Роксана была тихая, без претензий и очень сдержанная. Она приходила, отрабатывала свои часы и, кажется, ни с кем здесь не общалась. В отличие от остальных, она не смотрела на Лиз с подозрением, как будто та ей чем-то угрожала.
        Роксана подняла взгляд на мерцающие звезды в ночном небе, и у нее вырвался тихий вздох:
        - Здесь так приятно и спокойно. Без этих десяти минут передышки я бы не выдержала.
        Лиз всем сердцем согласилась:
        - Именно поэтому я пришла сюда. Не оставаться же на перерыв в служебной комнате.
        - Только входишь во вкус и начинаешь отдыхать, как перерыв кончается, - сказала Роксана. - Мне даже по ночам снятся телефонные звонки.
        Лиз рассмеялась. Отвращение в голосе Роксаны говорило о том, что она взялась за эту работу не по призванию, а по необходимости. Лиз понимала это и сочувствовала девушке, ведь и она сама была в таком же безвыходном положении. Но для нее, по крайней мере, эта работа временная, а сколько Роксане еще придется работать в этой фирме ради заработка, неизвестно.
        Раскрыв пакет с печеньем, Лиз протянула его своей новой подруге:
        - Угощайся печеньем. У меня много, могу поделиться.
        Роксана была такой худой и маленькой, что немного лишних калорий не угрожали ее фигуре.
        Но девушка, кажется, не привыкла к таким проявлениям дружбы и, принимая угощение, пробормотала слова благодарности.
        Лиз тоже взяла печенье.
        - Если не секрет, скажи, сколько времени ты тут работаешь? - С любопытством спросила Лиз, вспомнив все же совет Стива ни к кому не приставать с расспросами.
        - Уже четыре месяца, - Роксана быстро опустила голову, как будто смутившись, - еще одна странность в человеке, зарабатывающем на жизнь таким сомнительным делом. - Тебе, наверное, интересно, что такого привлекательного я нашла в этой работе и почему уже так давно здесь?
        - У всех свои причины, - ответила Лиз, подозревая, что Роксана действительно попала в безвыходное положение. - Думаю, что, как и я, ничего замечательного ты здесь не нашла.
        - Нет, не нашла, - подтвердила Роксана и попробовала печенье. - У меня двое маленьких детей, которых нужно кормить, а здесь я зарабатываю больше, чем где-нибудь в другом месте. У меня ни диплома, ни профессии.
        Лиз мельком глянула на руку Роксаны - обручального кольца не было.
        - Ты не замужем?
        - Мы разводимся. Муж ушел из семьи полгода назад, бросил меня с детьми, а их нужно поднимать, выплачивать кредит. Он сказал, что его заел быт, и ушел искать свое место в жизни.
        Лиз внутренне вся сжалась, слишком хорошо зная, как сказывается на самооценке женщины такое отношение мужа. Кажется, у них с Роксаной много общего.
        Покончив с печеньем, Роксана стряхнула с рук крошки.
        - Я не работала после рождения первого ребенка пять лет, поэтому мне, такой неопытной, было нелегко найти работу. Мое резюме - без опыта работы и рекомендаций - не интересует работодателей.
        Лиз подвинула печенье поближе к Роксане, и та взяла еще одно.
        - Я думаю, ты найдешь работу, несмотря на отсутствие опыта.
        Лиз считала, что каждый должен иметь шанс проявить себя. Несколько лет назад она взяла на работу людей без опыта и совершенно об этом не жалела. Трудно поверить, что другие работодатели поступают по-другому.
        - Подруга, которая раньше здесь работала, рассказала, как легко сюда устроиться и как много денег можно заработать за неделю. После многих безуспешных собеседований я дошла до такого отчаяния, что решилась. - Роксана передернула изящными плечами. - И Антонио дал мне работу.
        - Мне об этой фирме тоже рассказала подруга, - сказала Лиз, слегка изменив направление разговора, чтобы попробовать поговорить о Валери. - Может быть, ты даже знаешь ее - Валери Кларк.
        Роксана минуту размышляла:
        - Да, знаю. У нее темные волосы и зеленые глаза?
        - Да. - В груди Лиз всколыхнулась надежда, но она сдержала нетерпение. - Давно не могу ее нигде поймать и не встречала во время своих смен. Ты ее, случайно, не видела?
        - Кажется, нет. По крайней мере, на этой неделе.
        Поняв, что Роксана отвечает искренне, Лиз продолжала:
        - Она встречается с парнем по имени Роб, своим клиентом. Ты ничего о нем не знаешь?
        - Не имею понятия, с кем она встречается, - ответила Роксана, заправляя пряди волос за уши. - Она не из моей компании.
        Лиз была уверена, что такой вежливой фразой Роксана дала понять, что Валери не тот человек, которого она выбрала бы в подруги.
        - Если ты ее увидишь или услышать, что кто-то говорит о ней, дай мне знать. Она мне нужна.
        - Конечно, но тебе лучше поговорить с другими операторами. - Роксана помолчав, добавила: - Если память мне не изменяет, твоя подруга много времени проводила с Трикси Лейн, хотя вряд ли это ее настоящее имя. Она может знать, куда делась Валери.
        Вот, наконец-то настоящая зацепка. У Лиз заколотилось сердце.
        - Она сегодня вечером здесь?
        Роксана отрицательно покачала головой:
        - Нет, Трикси на телефоне больше не работает.
        - Не работает? - Лиз разочарованно вздохнула.
        - Трикси - девочка для вечеринок, как их тут называют.
        Роксана взяла еще одно печенье, видно, чувствуя себя с Лиз просто и спокойно.
        - Наверняка Антонио говорил тебе о местных вечеринках? - После утвердительного кивка Лиз она продолжала: - Большинство хочет продвижения по службе, потому что на одной вечеринке девочки зарабатывают в три раза больше, чем на телефоне за неделю.
        Конечно, это зависит от количества клиентов. Как только тебя берут на вечеринки, ты сама решаешь, будешь ли продолжать работать оператором.
        Глаза у Лиз расширились, она была изумлена и огорошена, поняв, что Валери - одна из таких девочек на вечеринках. Теперь у нее есть еще один повод изощряться в разговорах с клиентами, чтобы добиться приглашения на вечеринку, а эта Трикси казалась самым хорошим источником информации о Валери и о Робе.
        Лиз взглянула на часы. До окончания перерыва всего несколько минут, а у нее еще оставалось несколько вопросов.
        - Ты ходишь на эти вечеринки?
        - Нет. - Это позвучало твердо и решительно. - То есть приглашали, но мне это не интересно. Я слышала, что это не вечеринки, а настоящие оргии. Это не для меня. Хотя и секс по телефону тоже не для меня, - быстро поправилась она, и ее подбородок гордо приподнялся. - Сейчас весь мой заработок уходит на оплату счетов. Как только приведу в порядок свои финансы, пойду в колледж - хочу получить диплом медсестры.
        Лиз все прекрасно поняла, потянулась через стол и сочувственно положила руку на плечо Роксане. Она испытывала симпатию к этой молодой сильной женщине.
        - Ты молодец, и у тебя все будет хорошо.
        - Спасибо, - Роксана робко улыбнулась. - Для меня это важно.
        - Не за что, - довольная полученными сведениями, Лиз встала, подхватила пустой пакет из-под печенья и бросила его в урну. - Надо поторапливаться в офис, а то нас начнут искать и оштрафуют за долгое отсутствие.
        Лиз спешила, потому что должен был позвонить Стив.

        Глава седьмая

        - Это снова ты, - у Лиз от волнения перехватило голос. Она очень обрадовалась и с напускной скромностью, которая легко зажгла кровь Стива, произнесла: - Я не была уверена, что ты позвонишь.
        Лениво улыбаясь. Стив откинулся на подушки в изголовье кровати. Сегодня вечером они не будут болтать попусту, не будут вспоминать работу. Состоится только откровенный вводный курс в секс по телефону, чтобы записи ее разговоров, которые будет читать Антонио, не вызвали подозрений.
        Для Стива конспирация была делом привычным. Последние два часа он размышлял над предстоящим разговором: о чем они будут говорить и куда это их заведет. Как и прошлой ночью, он был готов совместить работу и удовольствие. Все ради того, чтобы к Лиз проявили интерес. Он надеялся, что их обоих пригласят на вечеринку-фантазию.
        - Не смог удержаться, - пробормотал он низким и глубоким голосом, а в паху у него уже саднило от предвкушения. - Я страстно хочу тебя. И только тебя.
        Они произносили те самые слова, которые обычно говорят друг другу операторы и клиенты.
        Любому, кто их слушает, стало бы понятно, что он выбрал ее. Все выглядело очень правдоподобно и должно было убедить хозяина фирмы, что Стив - тот клиент, которого стоит пригласить на закрытую вечеринку.
        - Мне понравилось, как это прозвучало, и ты мне тоже нравишься, - мурлыкала Лиз чувственно и интимно.
        - Я думал о том, чем мы с тобой занимались прошлой ночью и какими были разгоряченными и взволнованными.
        Яркие и возбуждающие образы всплыли в его голове, и он чуть не застонал.
        - Ты пользуешься вентилятором?
        - Конечно. Он не дает мне расплавиться. Я втайне надеялась, что ты позвонишь, потому что ты тоже не выходил у меня из головы после вчерашней ночи. Я все вспоминаю твои руки, ласкавшие мое тело, влажное тепло твоих губ на моей груди и бесстыжий язык, который доставил мне столько удовольствия. Ты помнишь, что ты сделал со мной прошлой ночью?
        Может быть, Лиз говорила о сексе по телефону, но Стив почувствовал, что она имеет в виду горячую встречу в ее квартире.
        Он наслаждался агрессивностью, которую его подруга так открыто демонстрировала. Но он не хотел, чтобы сегодня соблазняла только она.
        - Я помню все. Встреча прошлой ночью оставила неизгладимый след в моей памяти. - Помню, какая ты на вкус, помню твою нежную кожу и твой аромат. Ты была такой разгоряченной, что мои пальцы стали совсем мокрыми, как только я к тебе прикоснулся. Я помню твои стоны, когда я тобой овладел, и каким тугим и сладострастным оказалось твое тело, когда оно сжало мой член.
        Единственное, что выдавало волнение Лиз, - ее прерывистое дыхание. Он возбудил ее беззастенчивым напоминанием о проведенном вместе времени, но она не подала вида.
        - Ты был очень хорош прошлой ночью, - произнесла она с улыбкой. - Мне никто не доставлял такого удовольствия.
        Слова Лиз ласкали слух Стива и льстили его мужскому самолюбию. Но он легко поверил в ее признание, ведь он чувствовал ее оргазмы и то, как ее мышцы сокращались вокруг его пальцев и обнимали его копье. Своим нежным обволакивающим пламенем она довела его до разрядки, а потом он увидел ее взгляд - взгляд удовлетворенной женщины.
        - У меня была цель доставить тебе удовольствие, - растягивая слова, произнес мужчина.
        - Ты ее добился, - заверила Лиз. - Скажи, чего ты хочешь сегодня?
        - Ты есть в меню? - спросил Стив напрямик.
        Он хотел ее, чувствовал себя необыкновенно возбужденным и ненасытным.
        - Я всегда есть в меню, - ответила девушка чарующе нежным голосом. - Расскажи мне о своих фантазиях, и мы их исполним.
        Стив поймал свое отражение в зеркальной дверце шкафа напротив кровати. Он никогда не приглашал женщин в свою спальню и никогда не пользовался этими зеркалами по назначению. Стив понял, что его фантазия включает и зеркало, растянувшееся на половину комнаты. В нем отразится, как он будет двигаться на Лиз, внутри нее, будут видны их страстно сплетенные обнаженные тела.
        По такому сценарию он бы и хотел сыграть.
        У Стива в голове рождалось множество фантазий, с этим проблем не было. Однако он еще не принял решения.
        - Я мужчина, дорогая. У меня полно фантазии. В последнее время он все же отдавал предпочтение одной, главной.
        - Выбери свою самую любимую, которая тебя больше всего возбуждает, - ворковала Лиз. - И мы посмотрим, можно ли воплотить ее в реальность.

«Боже, как она хороша в сексе по телефону», - отметил Стив про себя.
        Пенис образовывал бугорок на его трусах и доказывал ее способность соблазнять и возбуждать его своим бархатистым голоском и обворожительными словами. А как она облизывала его палец в кафе! Она делала это на редкость бесстыже.
        Грешная улыбка приподняла уголки его рта. Он точно знал, какую именно фантазию хочет с ней разделить.
        - Как насчет того, чтобы полить тебя всю теплым карамельным сиропом? - озорно предложил он, продолжая рискованную игру, затеянную в кафе.
        - Ну ты и негодник, - пробормотала Лиз, поняв, что именно вдохновило его на эту фантазию.
        - Кто-то мне сказал, что считает карамель афродизиаком, естественно, когда она правильно подана, - сказал Стив со значением. - Думаю, мне придется согласиться. Я хочу, чтобы она была подана на тебе.
        - Я стану всем, чем ты захочешь.
        В ее голосе звучало соблазнительное обещание, и Стив сердцем почувствовал связь, возникшую между ними.
        - Расскажи, что ты хочешь сделать с карамелью, - просила девушка, готовая удовлетворить его необычную просьбу.
        Он растянулся поудобнее на кровати и отдался фривольной фантазии, какой никогда не предавался с женщиной по телефону или в реальной жизни.
        - Я хочу всю тебя облить карамелью, начиная с ямочки на шее и заканчивая длинными ногами. Я хочу увидеть, как густой золотистый сироп прольется на твою гладкую кожу, образуя лужицы на животе, стечет тонкой струйкой до твоего холмика и просочится между ягодиц. А потом я покрою теплой карамелью твои соски, пока они не превратятся в острые пики… Они еще не затвердели и не напряглись?
        - Да, - выдохнула она прямо ему в ухо так нежно и взволнованно, что его пульс участился.
        - Я сделаю их еще тверже и тогда стану слизывать липкую сладкую карамель с твоей груди, втяну в рот соски, языком и зубами поцарапаю их. - Его голос осип, жар тела стал невыносимым. - Я хочу больше, а ты?
        Она слегка застонала.
        - Да, я тоже.
        В голосе Лиз чувствовалась сексуальная неудовлетворенность. Член Стива напрягся и стал пульсировать. Он положил на него руку.
        - Я мажу карамелью твой живот, бедра, раздвигаю их, чтобы стереть липкими пальцами жидкость с твоих половых губ и смешать ее с твоим сладким соком.
        - Да, - страстно прошептала Лиз.
        Прикрыв глаза, он представил, как она выглядит: все ее соблазнительные округлости и нежную расселину, блестящие от карамели и от ее собственного желания. Восхитительная женщина. У Стива потекли слюнки, а сердце забилось в груди, как отбойный молоток.
        - А сейчас я приступаю к пиршеству, - он облизал губы в ожидании. - Я облизываю твои груди и собираюсь нежно покусать животик, залезть языком в пупочек. - Видений в голове было так много, а грубый и неукротимый звук, родившийся в его горле, был похож на рычание голодного самца. - Ты так хороша на вкус, что я не могу насытиться. Так бы и съел.
        Дыхание Лиз стало быстрым и неглубоким, как будто она была на грани оргазма. Эта мысль ласкала его орудие, от самого основания члена вверх до наполненной кровью головки. Как бы ему хотелось, чтобы это были ее, а не его руки. Он представил себе ее потеплевшую и порозовевшую кожу, нетерпение и удовольствие, написанные на лице, горящие от желания зеленые глаза.
        - Я хочу, чтобы ты кончила, - произнес он низким голосом.
        Она помолчала и сказала:
        - Нет, только не здесь.
        Лиз охватила легкая паника, и Стив не стал настаивать. Он понимал, что окружающая ее обстановка к этому не располагает. Но он хотел услышать, как приостановится дыхание и она будет долго, долго стонать, когда достигнет кульминации. Он, конечно же, хотел увидеть все это и даже больше: он хотел быть с ней рядом.
        - Позже?
        Простой вопрос содержал в себе очень многое, Лиз поймет, он в этом не сомневался.
        - Да. Он стоит того, чтобы его подождать.
        Он рассмеялся над ее севшим голосом. Их ночь только начиналась.
        - Тогда не заставляй меня долго ждать.
        Лиз поняла: он будет в ее квартире, когда она вернется домой.
        Лиз разъединила звонок Стива, - слава богу, последний на сегодня. Она была разгорячена, кожа покрылась испариной, сердце билось, а голова шла кругом, но отнюдь не от духоты в комнате.
        Она сжала руками бедра, почувствовала болезненность в груди, каменную твердость сосков и боль от хлопчатобумажной ткани бюстгальтера.
        Да, она была так близка к тому, чтобы кончить, и могла легко дать Стиву то, что он просил, но что-то остановило ее и не позволило выполнить его просьбу. После того как она испытала наяву и в реальности огонь и восторг от прикосновения его губ, ладоней и всего тела, Лиз не хотела искать утешения в самоудовлетворении. Она знала, как будет здорово, когда они окажутся вместе.
        Девушка глубоко вздохнула, изо всех сил пытаясь взять себя в руки, прежде чем покинуть комнату. Стив был неотразим, его магнетизм был таким сильным - даже по телефону. Он гипнотизировал ее и задевал все чувствительные струнки, искусно вовлекал в свои фантазии и делал ее их неотъемлемой частью. Какую потрясающую вещь он сегодня придумал!

«Карамель, - мечтала она с улыбкой, - надо отдать должное его изобретательности».
        Никогда раньше ее сексуальная жизнь не была такой веселой и захватывающей.
        Сняв наушники и микрофон, Лиз встала и собрала свои вещи. У нее не было сомнений в том, что Стив будет ждать ее в квартире. В конце разговора он намекнул на такое, что она не могла дождаться встречи с ним.
        Она очень сильно хотела его. Бесстыдно. Все ее тело дрожало от вожделения и восторга. Она знала, что они займутся любовью.
        Нет, они займутся сексом, поправилась Лиз, рассердившись на себя за эту оговорку. Любовь не входила в их отношения, и пока у нее хорошо получалось отделять чувства от удовольствия.
        Они договорились, что будут с удовольствием заниматься сексом, и Лиз решила воспользоваться настоящим мужчиной, каким был Стив. Думая об этом, она планировала возбудить Стива так же сильно, как он взволновал ее своей фантазией. Лиз отдалась ему прошлой ночью, а сегодня вечером главной будет она. Она исполнилась решимости свести любовника с ума от вожделения и удовольствия.
        Лиз точно знала, что собирается сделать для воплощения в реальность своей чувственной мести, но сначала надо зайти в свое кафе по пути домой, чтобы забрать там кое-что.
        Как только Стив впустил Лиз в квартиру, он горячо и жадно поцеловал ее, но она быстро отклонилась, несмотря на желание, обжигавшее их обоих. Он запустил руку ей под футболку, касаясь груди, а другой сжимал ягодицы под брюками, повторявшими изгибы нежного тела. Но она ловко увернулась.
        Вдохнула воздух и положила ладонь ему на грудь, отстраняя от себя. Ее глаза блестели от смеха и желания.
        - Спокойно, мистер Уайльд! Я приготовила для тебя кое-что особенное, но при твоей скорости я не смогу побаловать тебя вкусным и восхитительным угощением, которое приберегла специально для тебя.
        - Побаловать меня решила, да? - Он усмехнулся, вспоминая, когда в последний раз кто-нибудь так старался доставить ему удовольствие и проявлял о нем заботу. - Не могу представить себе ничего более восхитительного, чем ты сама, но ты меня заинтриговала.
        - О, я думаю, что у тебя от такого сюрприза слюнки потекут, - дразнила Лиз Стива с хитрым выражением лица. Она раскачивала перед ним белый бумажный пакет с логотипом своего кафе. - И он вот здесь, в пакете.
        Итак, сюрприз был из кафе, и, значит, наверняка с ее полочек со стряпней.
        - Ты принесла мне печенье, - сказал Стив и потянулся к пакету, уверенный, что отгадал.
        Лиз отскочила, чтобы он не смог до нее дотянуться, и покачала головой:
        - Не-а.
        - Сдоба со сливочным сыром? Ты знаешь, как я обожаю твои булочки.
        Он опустил взор на ее округлые груди, скрывавшиеся под футболкой, и соблазнительно изогнул бровь. Лиз рассмеялась весело и заразительно:
        - Знаешь, сегодня вечером у тебя совершенно новая роль.
        Поскольку Стив в ближайшее время никуда не собирался, кроме спальни Лиз, он снял куртку и бросил ее на барный стульчик, а сверху положил кобуру.
        - Ты возьмешь меня каким-то новым способом?
        - Вовсе нет, - она облизала губы, и они стали влажными и блестящими. - Я хочу, чтобы ты был плохим. Я тоже хочу быть плохой.
        - Дорогая, ты можешь быть со мной такой распутной, какой только пожелаешь.
        Судя по ее игривому поведению, он понял, что сегодня их встреча не будет такой интенсивной, как вчерашняя, и был рад появлению новых правил в этой игре.
        Уперев руки в боки, он не отрываясь смотрел на сюрприз, которым его соблазняли, не в силах сдержать растущее любопытство.
        - Мне и правда интересно, что у тебя в пакете.
        - Хм, я заставлю тебя ждать и гадать. - Лиз плавно подошла к столику, разделявшему гостиную и кухню, и опять повернулась к нему.
        По мнению Стива, между ними было слишком большое расстояние.
        - Прежде чем ты отгадаешь, что это за сюрприз, мне необходимо знать, доверишься ли ты мне сегодня, позволишь ли мне делать все, что я захочу.
        Вопрос был задан очень серьезно, и Стив понял, что его разрешение значит для его новой пассии очень много. Он протянул к ней руки в знак согласия:
        - Детка, я весь в твоем распоряжении.
        - Нет, я хочу приказывать.
        Она задрала подбородок, и ее самоуверенное дерзкое поведение завело Стива еще больше. Он терялся в догадках, что же находится в пакете и какие такие похотливые идеи посетили Лиз. Пока Стиву нравилось доминировать в сексе, но он с радостью готов был уступить ей лидерство. Он находил ее самоуверенность очень сексуальной, а какой же мужчина в здравом уме не захочет оказаться во власти такой женщины?
        Только не он, конечно.
        Не в силах сопротивляться обаянию Лиз, Стив полностью отдался ей на милость.
        - Считай меня сегодня своим покорным слугой.
        Нежная соблазняющая улыбка скользнула по ее губам.
        - Тогда пойдем со мной.
        - Не возражаю, - ответил он.
        Услышав сексуальный подтекст в его ответе, Лиз приподняла бровь и потянулась к его руке. Соблазнительница хотела, чтобы он следовал за ней.
        Мужчина сделал шаг навстречу, взял ее за руку и был потрясен ощущением тепла и нежности, нахлынувшим на него, когда их пальцы сплелись.
        Он прошел за ней в спальню и снова взглянул на оставленный белый пакет.
        - Мы ничего не забыли?
        - Потерпи, - она потащила его вперед. - Очень скоро дойдет очередь и до сюрприза.
        Как только они оказались в спальне, Лиз отпустила его руку и приказала:
        - Разуйся и сними носки.
        Выполняя ее приказ, Стив с жадным интересом наблюдал за тем, как Лиз подошла к старому дубовому зеркальному шкафу, стоящему у стены. Она тщательно обыскала ящики и через минуту повернулась к нему, растягивая в руках пару черных колготок. Черт возьми, сама мысль о том, что можно сделать с этим предметом женской одежды, вызвала волну жара в области паха.
        Стив даже не стал спрашивать, какой длины колготки, сильно сомневаясь, что девушка ему ответит, но был уверен, что сам скоро все узнает.
        Бросив колготки на постель, Лиз снова уверенно приблизилась к нему. Ореол чувственности окружал ее. Без предисловий она вытянула его рубашку из-под ремня джинсов, он помог ей и снял рубашку через голову. Не отрывая от Стива взгляд, прикусив нижнюю губу, Лиз положила ладонь ему на грудь и нежно погладила живот, обвела кончиками пальцев выступавшие ребра, спустилась ниже, и он застонал от удовольствия, когда ее пальцы стали делать круговые движения по всей длине его толстого копья, скрывавшегося под джинсовой тканью.
        Его тело дернулось, когда она стала его ласкать, и это было все, что он смог сделать. Он хотел сорвать с нее одежду и овладеть ею прямо здесь, на полу.
        - Где презервативы? - резко спросил он, пытаясь, пока совсем не потерял голову, не забыть о важном.
        - Нет необходимости, - Лиз покачала головой: - Я убрала их в ящик ночного столика.
        Она отвернулась, и Стив заметил сомнение в ее глазах, полностью противоречившее тому образу бесстыдницы, какой она была до этого момента. Он провел пальцем по подбородку и повернул к себе ее лицо.
        - Что ты хочешь сказать? - требовательно спросил он.
        Она вздохнула:
        - Что они не нужны. Я все еще пью таблетки, - она неловко передернула плечами, - чтобы поддерживать регулярный цикл, и я просто подумала…
        Стив остановил ее, приложив палец к ее нежным влажным губам.
        - Я ценю твое предложение. Но я никогда не занимаюсь сексом без презерватива. Я здоров и верю, что ты тоже здорова, но у меня уже есть дочь от первого брака, и горький опыт показал, что лишняя защита не помешает.
        От этих откровений, которые сорвались с губ Стива, глаза Лиз широко распахнулись. Но она не стала задавать вопросов, решив, что предыдущий брак - не самая удачная тема для разговора в тот момент, когда они готовы перейти к удовольствиям.
        Вместо этого она обняла его за шею и нашла губами его губы. В этот раз Стив позволил ей повелевать и охотно следовал за ней. Она провела ладонью по его волосам, прижалась грудью к его груди, и ее язык скользнул ему в рот.
        Он стал поглаживать ее бока и бедра, но она схватила его за запястья, толкнула на кровать, и ему пришлось послушно сесть и наблюдать за ее раздеванием.
        Соблазнительница скинула босоножки, стянула через голову футболку и бросила ее на пол. Потом расстегнула застежку на бюстгальтере, и ее роскошная грудь вырвалась наружу, плотные соски топорщились навстречу Стиву, как будто просили, чтобы к ним прикоснулись.
        Он понял, что Лиз проверяет его выдержку.
        Затем она расстегнула молнию на брюках и, покачиваясь, стянула их, не оставив на себе ничего, кроме трусиков. Манящая улыбка свела почти на нет все попытки Стива оставаться спокойным. Он ждал, когда же девушка наконец избавится от последней полоски ткани, но она задумала что-то другое.
        - Ляг на спину, - приказала она и подошла к зеркалу, закалывая волосы.
        Затем встала на колени у него в ногах, и он видел, как соблазнительно качаются ее груди, пока она подползает к нему. Его губы раскрылись, ожидая, что ее соски окажутся у него во рту. Но она выпрямилась и села на него, широко расставив ноги. Горячая влажная расселина обожгла его через ткань, разделявшую их обнаженные тела. Он гладил пальцами внутреннюю поверхность бедер, пока она не кинула на него суровый взор и ехидно не рассмеялась.
        - Просто невозможно удержаться и не коснуться тебя, когда ты сидишь на моем животе.
        - Правда? - Лиз подхватила колготки и нежно провела шелковистым нейлоном по его груди. - Подними руки и возьмись за спинку кровати.
        Стив с трудом выдохнул и сделал все, что она требовала. Он страдал от того, что не мог достать губами ее грудь, трепещущую всего-то в нескольких сантиметрах от его лица. Девушка привязала его запястья колготками к спинке кровати, и он вспомнил, как сам связал ее прошлой ночью. Он-то не был уверен, что ему нравится быть связанным, - хотелось получать наслаждение от прикосновений и физического контакта.
        - Тебе обязательно меня связывать?
        - Я уже поняла, что ты не можешь держать руки при себе.
        Лиз расстегнула ремень, джинсы, осторожно двигая собачку на молнии, стянула джинсы и плавки, а Стив приподнял бедра, чтобы помочь ей. Когда все было снято, она увидела его поднятое копье, показывающее, что ракета готова к взлету.
        Женщина была потрясена этой частью мужского тела. Она приласкала пальцами чувствительную головку члена, похожую на сливу, и он дернулся.
        - Боже, какое чудо, - пробормотала она.
        - Чудо? - недоверчиво засмеялся Стив.
        Ей не хватало слов, чтобы описать самый основной атрибут его мужественности.
        - Да, чудо, - уверенно сказала Лиз, озорно кивнув головой. Она поцеловала свои пальцы и передала воздушный поцелуй его пульсирующему орудию. - Не переживай, парень, сегодня ты получишь свою долю внимания.
        Стив застонал, поняв, что она разговаривает с его членом. Лиз отодвинулась и направилась к двери. Как она может уйти, бросив его, привязанного нагишом к кровати?
        - Эй, куда ты?
        - За обещанным сюрпризом.
        Нахально виляя попкой в трусиках, она исчезла в дверном проеме. Стив был поражен, его раздирало любопытство. Лиз вернулась через несколько минут с пластиковой бутылкой, наполненной чем-то золотистым.
        - Что это? - рискнул он спросить.
        Вращая бедрами, она сняла трусики. Стыда в ней не было ни на грош. Она снова оседлала его, широко раскинув ноги, и его ненасытный и восхищенный взгляд окинул всю ее обнаженную красу, начиная от спелых грудей, талии и бедер до раскинутых ног и густых светлых волос, растущих на холмике.
        - Ты хотел карамели, и ты ее получишь, - она потянулась к пластиковой бутылке и выдавила ему на грудь струйку липкого сиропа. - Очень много. Густой, сладкой и соблазнительной.
        Стив чувствовал кожей шелковистую, теплую карамель, и неистовое возбуждение жгло его изнутри.
        - Эй, это была моя идея! - Правда, именно он упомянул по телефону о карамели. - Это я должен был привязать тебя к кровати.
        - Не слишком ли поздно ты об этом вспомнил? - Они встретились взглядами, и на губах Лиз заиграла улыбка. Она стала рисовать пальцами липкой карамелью на его груди, на твердых сосках и на животе. - Да, это твоя идея, но я внесу небольшие изменения, которые позволят мне руководить процессом. Я собираюсь тебя съесть.
        Аромат сливочной карамели наполнил комнату, и Стив застонал, уверенный, что сейчас умрет и попадет на небо. Лиз прикусила нижнюю губу и разлила дорожку из сиропа до его пупка. Его эрегированное копье скользнуло по складочке между ее ягодицами. Если бы руки Стива были свободными, он приподнял бы ее бедра, а потом опустил, насадив на свое орудие, и заставил ее резво скакать на нем.
        Но ему ничего не оставалось делать, как только сдаться на ее милость и мириться с медленными, возбуждающими движениями, увеличивавшими его восторг.
        Закончив разрисовывать Стива, Лиз пробежалась губами по упругим мышцам на его груди и нежно укусила. Ощутив во рту сладкий вкус его кожи, она застонала, и в ответ по его телу пробежала горячая дрожь.
        Ее чувственный взгляд встретился с его взглядом, и она улыбнулась, возбужденно и блаженно. Розовый язычок нырнул вниз, стал двигаться кругами в сладком месиве, которое она устроила на его груди и ниже. Лиз прикусила напряженный чувствительный сосок Стива, и тот сразу же сжался. Чресла Стива напряглись еще сильнее.
        Лиз не спеша вылизывала его, целовала грудь, живот, покусывала еще ниже, нежно смакуя, и царапала зубами кожу, покрытую карамелью, поедая его, как большой соблазнительный десерт, приготовленный специально для того, чтобы она пировала и получала удовольствие. Эта фантазия пришла в голову мужчине, а воплощала ее в жизнь женщина Стив вдруг понял, что Лиз сидит, широко раздвинув его ноги, а ее изголодавшийся взгляд вбирает в себя его выступающее, причиняющее боль орудие.
        Облизав губы, она взяла бутылку с карамелью, щедро налила себе в ладошку и растерла. Восторженный блеск глаз выдал ее откровенные намерения. Она взяла его орудие руками, измерила его длину долгими, горячими и ласковыми движениями. Стив сжал зубы от мучительно сладкой пытки. Ее пальцы слегка задевали головку пениса, на которой от каждого движения выделялась смазка, приближая яростный оргазм.
        - Лиз, - хрипло прорычал он.
        Девушка не обратила внимания. Видно, еще не закончила изводить любовника пытками. Склонив голову, круговыми движениями она стала касаться головки языком, лизать и покусывать член, уделяя его орудию обещанное внимание. Медленно, не торопясь, она слизывала карамель, смакуя его запах, благодарно вздыхая и стеная, заставляя мужчину корчиться. Когда Стив был уверен, что он уже на грани безумия, она наконец раскрыла рот. Его ноздри задрожали, дикое вожделение поднялось в нем, когда она, обхватив его толстый, твердый член губами и языком, глубоко взяла его в рот, а скользкие пальцы крепко обняли его у основания. Лиз довела Стива до грани оргазма, а потом приостановилась, чтобы волна сексуального напряжения отступила, прежде чем начать снова.
        Все его тело содрогалось от неистовой бушующей страсти. Никогда еще он не испытывал ничего подобного. Разумеется, у него бывал оральный секс и раньше, но никогда прежде ни одна женщина не наслаждалась им так, как Лиз. Она не торопилась, не переставала восхищаться его телом, блаженствуя от его запаха и возбуждения. Она нарочно растягивала удовольствие, как будто его наслаждение было ее собственным.
        Язык Лиз двигался кругами. Она пососала член Стива, сначала нежно, потом энергичнее, сильнее, жадно поедая его. Дыхание Стива превратилось в свист, а руки инстинктивно потянулись к девушке. Резкое движение еще больше затянуло узел из нейлона на запястьях и напомнило, что именно она сегодня правит балом.
        Он был полностью в ее власти и подчинении.
        Мышцы живота Стива сжались, он уперся пятками в матрац, часто и тяжело дыша, пытаясь не допустить оргазма.
        - Если ты не перестанешь, я кончу, - хрипло произнес он.
        Она не перестала, а он был не в состоянии держаться дальше.
        Последняя тонкая ниточка его самоконтроля порвалась. Лиз подвела его к финалу своими ладонями и ртом и отправила в грандиозный полет на крыльях удивительного пульсирующего оргазма, после которого он ослабел и почувствовал себя полностью истощенным.
        Придя в себя, Стив ощутил, как Лиз продолжает волшебный путь по его груди, еще томительнее облизывая, ненасытно пощипывая и целуя его. Она снова села на него, широко расставив колени, и ее попка легко устроилась у него на животе. Дыхание девушки стало прерывистым, и она взглянула на него потемневшими от страсти и первобытного голода глазами.
        - Развяжи меня, я хочу прикоснуться к тебе, - сказал он, желая дать ей то, в чем она нуждалась.
        Она тряхнула головой, несколько прядей волос выпало из заколки и ласкало ее покрасневшее лицо. Она выглядела очень возбужденной и невероятно сексуальной.
        - Я еще не закончила.
        Что же такое можно сделать, чтобы стало еще лучше? Однако он не собирался спорить. Он будет смотреть на нее, и его мужская сила восстановится на второй раунд.
        Подхватив бутылку с карамелью, она разлила ленточку золотистого сиропа на кончики грудей, и он, загипнотизированный, смотрел, как жидкость стекает струйкой на ее волнующие соски, формируется в капельки, которые ему мучительно хотелось поймать языком.
        Лиз стала ладонями втирать блестящую карамель в свои груди, водить скользкими пальцами вокруг сосков, подергивать их, ловя ртом воздух и трепеща.
        Кровь в жилах Стива закипела.
        - Подними грудь и оближи, - сказал он хриплым голосом. Она засомневалась, но он продолжал настаивать: - Прошу тебя.
        И Лиз выполнила его просьбу. Скользя ладонями по роскошным грудям, она подняла их к раскрытому рту и, пробуя, щелкнула языком по одному соску, а потом по другому. Ее веки прикрылись, она медленно, сладострастно слизывала карамель с покрытой сластью кожи.
        - Пососи их, - приказал Стив.
        Его член опять оживал, мужская фантазия разыгрывалась, пока женщина доставляла себе удовольствие. Она поймала сосок губами, страстно покусывая его зубами, всасывая набухшую грудь. Ее ресницы затрепетали и закрылись, она превратилась в наглую развратницу, губы, язык и пальцы играли с грудями, и капризный стон вырвался из горла. Стив сходил с ума, но не мог притянуть ее к себе.
        - Я тоже хочу попробовать это.
        Обняв его за плечи, Лиз наклонилась так, что ее соски слегка коснулись его. Он поймал один и стал слизывать сладкую карамель с ее кожи. Девушка застонала, сжала ягодицы и резко села, пытаясь достичь удовлетворения. Ее голова откинулась, а руки скользнули по телу, слегка касаясь торса Стива, пачкая карамельным сиропом живот и внутреннюю поверхность бедер. Липкие пальцы дотянулись до разбухших половых губ, скользнули по завиткам волос, а потом во влажное тепло ее лона.
        Тихо постанывая, она поглаживала себя, и Стив разочарованно зарычал, желая сам доставить удовольствие любовнице. Этот звук заставил Лиз взглянуть на него, и нежная грешная улыбка коснулась ее губ. Она убрала руку, лежавшую между ног, и коснулась влажными пальцами его рта. Его губы раскрылись, язык принялся слизывать карамель и сок с ее пальцев, чтобы снова возбудить их обоих.
        Он обсасывал ее пальцы, а она двигалась на нем, ее упругие ароматные груди поднимались и опускались, бедра вращались по кругу в дикой скачке на его теле.
        Стив так сильно хотел ее, хотел попробовать ее на вкус и довести до оргазма. А руки его были все так же привязаны. Он мог получить то, что хотел, и дать ее телу разрядку.
        - Сядь на меня, детка, - резко потребовал он.
        Лиз посмотрела разгоряченным затуманенным взглядом, слова любовника слегка шокировали ее и возбудили еще сильнее. У него голова пошла кругом, когда она широко раздвинула ноги и встала на колени чуть в стороне от его головы, давая ему доступ к покрытому волосами холмику. Она взялась за спинку кровати, чтобы опереться, а он схватил ее руки своими так, что она не могла вырваться или отодвинуться.
        На какое-то мгновение Лиз оказалась в его власти. Стив торжествовал, что она попалась в плен и подчинилась ему.
        Она затрепетала, когда он ткнулся носом и поцеловал внутреннюю поверхность ее бедра, вздохнула, когда его дыхание защекотало влажную, нежную плоть, застонала, когда он наконец-то попробовал ее на вкус, медленно, осторожно полизывая, и закричала, как только он стал касаться языком клитора, давая наконец то, чего она страстно хотела. Ее пальцы вцепились в его ладони, пока он жадно втягивал ее в рот и упивался вкусом карамели и запахом женщины. Все это было необычайно сладко. Его язык, горячий и агрессивный, безжалостный и требовательный, проникал глубоко, ненасытно и жадно ласкал и сосал. Еще один толчок его языка, и у нее вырвался сладострастный стон. Сила оргазма опрокинула Лиз, и она достигла кульминации с дикой, восхитительной энергией.
        Стив не позволил ей уйти сразу. Он медленно прикасался к ней, растягивая удовольствие, заставляя ее терпеть, пока последний спазм не пробежал по ее выбившемуся из сил телу и она не стала хватать ртом воздух. Он выпустил ее руки, и она упала на бок, их тела прилипли друг к другу, склеенные засыхающей карамелью.
        Лиз потянулась и развязала узел на его руках, заглянула ему в глаза с довольной улыбкой:
        - Это было просто невероятно.
        Он опустил руки, и сведенные судорогой мышцы его плеч расслабились.
        - М-мм, просто голову снесло, - согласился он, хотя был опять готов и горел желанием начать все заново.
        Она поцеловала его в уголок рта, ее глаза светились:
        - Забавно!
        Он рассмеялся, очарованный ее игривым настроением, и подыскал слово, чтобы одержать над ней верх:
        - Весело.
        Коснувшись пальцами груди Стива, Лиз взяла кусочек застывшей карамели и стала сосать ее.
        - Вкусно и очень возбуждает. - Потрясающе.
        Ему нравился ее сладкий восторг и то, что она не боится быть дерзкой и распущенной в сексе и в фантазиях. Как она умеет наслаждаться своим телом - так же сильно, как и телом мужчины.
        Тут девушка отняла руку от живота мужчины и поморщилась: липкий сироп приклеился к ней, как клей.
        - Ладно, хватит. Думаю, нам нужно принять душ.
        - Меня не нужно просить дважды, - ответил Стив, засмеявшись, и по пути в ванную взял презерватив с ночного столика.
        Они еще не закончили - съели только закуску, а главное блюдо еще впереди.

        Глава восьмая

        Лиз встала под горячие струи душа и вздохнула, когда Стив начал намыливать ее, большими ладонями смывая остатки карамели с влажной кожи. Он сам предложил помыть ее, и она позволила это. После трех лет полного самоотречения так приятно было сознавать, что тебя балуют.
        Густой пар кружился вокруг них. Стив причесал пятерней свои темные вымытые волосы и убрал их с лица.
        - Тебе хорошо? - спросил он.
        Его ладони массировали ее груди, а большие пальцы легонько теребили соски.
        - О да, - выдохнула Лиз.
        Она не могла не притронуться к его мускулистым рукам, не спеша проводила пальцами по татуировке, широким плечам и мускулистой груди.
        Он чувствовал приятное тепло, а она смаковала его мужской запах, когда он нежно поглаживал ладонями ее податливое тело.
        Сильными длинными пальцами Стив вымыл девушке голову. Его ласки были медленными и томными. Он наносил ароматную пену, чтобы смыть липкий сироп, на живот, между ног и на длинные ноги девушки. Это нежное исследование ее тела расслабляло и вместе с тем возбуждало их обоих. Лиз почувствовала необыкновенную легкость, хотя все ее нервы снова стали бурно реагировать. Стив смыл спереди пену с ее тела, откинул влажные волосы, чтобы они не мешали намыливать ей спину и попку. Лиз уперлась ладонями в кафельную стену, а Стив стал сильно массировать ее плечи. Она застонала от удовольствия, которое доставляли его умелые чувственные руки, успокаивающие ее уставшее тело.
        - Что было на работе сегодня вечером? - спросил он, поглаживая пальцами ее шею.
        Неужели он думает, что она в состоянии сейчас соображать? Видимо, да. Поэтому она изо всех сил постаралась переключится мыслями от удовольствия к делу.
        - Вообще-то, все прошло хорошо. Удалось поговорить с Роксаной.
        - Ну и?.. - подтолкнул он.
        Его пальцы работали с мышцами, от его прикосновений по спине прошла дрожь. Вся трепеща, Лиз прикрыла глаза, когда его ладони скользнули вдоль бедер и легко коснулись ягодиц, сжимая и массируя их.
        - Роксана работает на эту контору примерно четыре месяца, так что она немного знает о тамошних вечеринках.
        - Она там бывает? - Стив легко раздвинул ее ступни, пальцы скользнули в расселину между ног, слегка коснувшись набухших половых губ.
        В ответ на дразнящую ласку Лиз застонала и тряхнула головой.
        - Нет, она не хочет становиться девочкой для вечеринок, как их там называют. Она вспомнила Валери, когда я упомянула ее имя, но призналась, что никогда не общалась с ней, потому что Вэл ей не нравится, - сказала она, отчаянно пытаясь вспомнить разговор с Роксаной, игнорируя бесстыжие попытки Стива отвлечь ее. - Рокси назвала другого оператора, с которой Валери, похоже, дружит. Трикси Лейн. Но Роксана думает, что это не настоящее ее имя.
        - Скорее всего, так и есть. - Стив стал лить воду на спину Лиз, как водопад, и смывать пену ладонями.
        Ее кожа стала нежной, как атлас, и чистой с головы до кончиков пальцев.
        - Похоже, нам необходимо с ней пообщаться.
        Лиз дышала с трудом. Раскрытые губы Стива едва коснулись ее шеи, язык слизнул влагу, выступившую капельками на коже. Его дыхание было горячим, и ее соски снова затвердели в ожидании ласки. Она с трудом подобрала слова:
        - К сожалению, Трикси сейчас работает только девочкой для вечеринок и не занимается больше телефонным сексом - она достаточно зарабатывает на вечеринках. Единственный способ найти ее - получить приглашение на вечеринку. Будем плясать от этого.
        - Тогда завтра мы расплавим телефонные провода жаркими разговорами, - произнес Стив и ткнулся носом в ее шею, а потом слегка коснулся мочки уха.
        Она повернула голову, чтобы ему было легче достать. Горячая вода все лилась и лилась на них.
        - Мне становится жарко.
        Он рассмеялся, услышав эту двусмысленность, подвинулся поближе и прижался грудью к ее спине. Мускулистая рука скользнула по талии и притянула ее попку к его паху, так что эрегированное орудие нашло уютное местечко между ягодиц девушки. Его свободная рука играла с ее грудью и слегка пощипывала соски. Лиз с трудом дышала и извивалась. Его пальцы бегали по ее животу, как по клавишам рояля, проникли в ее скользкую расселину, раскрывая и подставляя под водяные ручейки, дразнившие клитор, а член скользил вдоль ее нежной разбухшей плоти сзади.
        Все ее тело дрожало, приближался следующий оргазм. Она была не против, чтобы Стив овладел ею таким способом, но остановила атаку обольстителя, схватив его за руку.
        - Я хочу кончить, когда ты будешь внутри меня, - прошептала она. - И здесь, в душе, презерватив нам не понадобится, - Ей было любопытно, почему он каждый раз пользуется презервативами.
        Стив ослабил хватку, но не отпустил ее.
        - Черт побери, ты отвлекаешь меня, - пробурчал он, уткнувшись ей в шею.
        Лиз рассмеялась, но поняла, что он хочет закончить разговор об агентстве, прежде чем они займутся более приятными делами.
        - Ты говорил, что мы расплавим телефонные провода своими жаркими разговорами.
        Он тяжело выдохнул, собираясь с мыслями.
        - Я говорил, что в телефонных разговорах нам следует перейти на другой уровень отношений, - сказал он, осыпая ее плечо нежными поцелуями, не в силах удержаться. - Нам нужно продемонстрировать возникший интерес друг к другу и выразить желание встретиться лично. Надеюсь, что Антонио ухватится за эти слова и решит, что тебя стоит сделать девочкой для вечеринок, а меня пригласить в качестве клиента.
        - Уже почти неделя, как Валери пропала, - слова сорвались с губ Лиз и прозвучали более отрезвляюще, чем ей хотелось бы.
        Стив нежно развернул ее к себе, и вода каскадом упала ей на плечи, скатываясь вниз по изгибам тела. На мгновение она почувствовала свою уязвимость, но это было вызвано не наготой. Она вся была в его власти, но ее эмоции вырвались наружу, и она ощутила, насколько беззащитна перед ним. Стив, казалось, почувствовал в ней перемену.
        - Все хорошо? - спросил он и нежно убрал прядь волос с ее лица.
        Тепло и участие, сквозившие в его прикосновении, глубоко проникли в сердце девушки, вызвав желание открыть глубоко спрятанные мысли.
        - Я просто расстроена и переживаю из-за Валери. - Лиз все больше возмущалась тем, что кузина поставила ее в такое дурацкое положение.
        И потом, черт побери, в ней слишком глубоко засели мучившие ее вина и чувство долга.
        Неподдельная забота светилась в голубых глазах Стива.
        - Мы найдем ее.
        Ей хотелось верить ему: обнаруженные факты, в которых он пытался разобраться, подтверждали его слова и утешали девушку.
        - Это же так просто: ей бы только позвонить по телефону и сообщить, что уехала и хорошо проводит время со своим Робом. Я просто разрываюсь: с одной стороны, хочется просто сказать: к черту все это дерьмо, а с другой - мучаюсь тем, что необходимо сообщить тете и дяде, что у Вэл все в порядке. Ведь они - единственные мои близкие родственники.
        - Я знаю, - сказал Стив просто, понимая, каково ей. - Как только мы узнаем фамилию Роба, где бы он ни был, мы найдем его и Валери.
        - Надеюсь. - Голос Лиз дрожал, эмоции вырвались сквозь все преграды самообладания.
        Стив долго и пристально смотрел на нее, а потом стал убаюкивать, как в колыбели, нашел ее рот своими губами и медленно нежно поцеловал, словно это было лучшим способом успокоить. Лиз почувствовала радость и страсть, и забыла обо всем остальном. Она вцепилась в Стива, и, когда его теплый, влажный язык проник в ее рот, жадно приняла его.
        Грудь вздымалась неровно и бурно. Она была уверена, что Стиву передается биение ее сердца. Густой горячий пар поднимался вокруг них, и от воды, льющейся из душа, их кожа стала скользкой и эротичной. Его дыхание участилось, глубокие поцелуи становились настойчивее и вызывали все более сильную страсть. Он прижал ее к теплой кафельной стене своим крепким мускулистым телом, ладони обняли бока девушки, руки обхватили ягодицы. Он втиснулся бедрами в нее, твердое копье терлось о влажные, шелковистые половые губы.
        Лиз дрожала, держась за его плечи, ее желание становилось все ощутимее, сильнее и мощнее - почти непреодолимым. Она увернулась от его губ, с трудом дыша.
        - Стив… Я хочу чувствовать тебя внутри.
        - Мне тоже туда надо, - произнес он низким голосом.
        Выключив воду, он схватил ее за руку, распахнул дверь душевой кабины и повел за собой. Вода капала с их тел на коврик на полу, он потянулся за полотенцем. Она думала, что он вытрет ее, но он положил пушистое полотенце на туалетный столик и усадил ее сверху.
        Стив широко раздвинул колени Лиз, встал между ног и положил руки ей на бедра, обжигая своим прикосновением. Его глаза потемнели от возбуждения, он игриво нырнул в ее влажные, дрожащие груди. Губы Стива раскрылись, голодный рот втянул сосок, покусывая и лаская языком. Лиз провела пальцами по его мягким влажным волосам и застонала, когда его губы обожгли ее шею.
        - Стив, не дразни меня больше.
        Он дотянулся до презерватива, принесенного в ванную, и быстро натянул его.
        - Откинься и обопрись о столешницу, - приказал Стив.
        Лиз сделала, как он просил, поняв, что в таком положении ее бедра наклонятся и ему будет удобнее. Он положил ее колени на свои локти и широко раздвинул ее ноги. Она была на взводе и готова к встрече с ним. Головка члена безошибочно нашла вход, продвинулась на пару сантиметров, мучая и дразня, - Лиз знала, что осталось по крайней мере пятнадцать сантиметров. Обняв талию Стива ногами, она предложила ему продвинуться, и, низко, утробно рыча, он уткнулся в изгиб ее шеи и погрузил свой член во влажное тепло одним целенаправленным и ласковым движением, не дав ей времени перевести дыхание.
        - Боже, как здорово, - он начал двигаться внутри нее, вынимая и погружая свое копье сильными, быстрыми, ритмичными ударами.
        Волна страсти, которую было невозможно сдержать, нахлынула на Лиз, требуя сдаться мужчине, который был с ней единым целым. Ее бедра дрожали, а мышцы внутри сомкнулись, когда наступил оргазм. Экстаз, чистый и сладкий, так дико манящий, охватил ее, и она унеслась на чувственной волне, содрогаясь и шепча со стоном имя любовника.
        - Да, - со свистом вылетело из груди Стива.
        Он откинул голову, стиснул зубы. Мускулы на его руках напряглись, живот вибрировал, последняя волна пробежала по всему телу, и он погрузился в обжигающий оргазм.

        - Думаю, у Стива появилась новая подружка.
        Стив только что откусил сэндвич с котлетой, когда Эрик решил так, между прочим, произнести эту фразу, давшую пищу для обсуждения. Братья обедали в своем любимом баре, перед тем как отправиться в магазин принадлежностей для гольфа и выбрать подарок отцу на день рождения. Поскольку рот у Стива был набит, он смог только пристально уставиться на Эрика - ему не понравилось, что тот упомянул Лиз в присутствии Адриана.
        - Новая подруга? В самом деле? - Адриан, младший из Уайльдов, всегда заинтересованно слушал, когда речь заходила о женщинах, и ухватился за эту весть с таким же энтузиазмом, с каким занимался скайдайвингом, прыгая с самолета с высоты четырнадцати километров.
        - Давай рассказывай, Стиви.
        Старший брат прожевал кусок, проглотил его и запил холодным пивом. Он посчитал, что наилучший способ выйти из этой ситуации - сказать как можно меньше.
        - Да нечего рассказывать.
        - Ну ладно, не скрытничай, - произнес Адриан, растягивая слова, раздражая Стива знакомым приемом. - Она сексуальная?
        - Невероятно сексуальная, - авторитетно произнес Эрик.
        Покончив с сэндвичем, Стив стер соус для спагетти с пальцев и поднял брови, взглянув на Эрика:
        - А что это ты разглядываешь Лиз, когда у тебя есть Джил?
        Эрик пожал плечами, ничуть не смутившись:
        - Трудно не заметить, что у Лиз такие большие…
        - Не смей так говорить, - оборвал Стив брата на полуслове.
        Адриан посмеивался, отправляя в рот салат, радуясь перепалке братьев.
        - Глаза! - пояснил Эрик, изобразив изумление: неужели кто-то мог подумать, что он имел в виду другое?
        - Я хотел сказать, что у нее великолепные глаза. Они необыкновенного зеленого цвета. А ты о чем подумал?
        Стив даже не пытался вдаваться в подробности и бросил на Эрика красноречивый взгляд, требуя сменить тему.
        - Итак, Эрик видел твою даму, - задумчиво произнес Адриан. - Ну и как, это у тебя серьезно?
        - Когда это у меня было что-то серьезное? - резко произнес Стив, чувствуя себя неважно под испепеляющим взглядом брата.
        Он начинал признавать, что его интрижка с Лиз переросла в нечто большее, чем легкомысленный флирт. Он уже не мог выбросить ее из головы. Стив понял это и не знал, что делать, поскольку действительно не искал долгих отношений с женщинами. Во всяком случае таких, которые могли бы привести к женитьбе. Ведь каждая женщина мечтает о замужестве.
        - Эй, можешь не защищаться, - Эрик миролюбиво протянул руку, его темно-голубые глаза смотрели виновато.
        - Мне просто интересно: раз в Эрика уже попала стрела амура, не произошла ли цепная реакция.
        Эрик не отрицал, что влюбился, и блаженно улыбался.
        - Будь осторожен. А вдруг амур уже метит в тебя и попадет тебе прямо в задницу, когда ты меньше всего этого ожидаешь.
        Адриан театрально вздрогнул:
        - Нет, этого не будет. Плавали, знаем. Я признаю, что тебе с Джил повезло. Но мне нравится жизнь, свободная от всяких обязательств и требований. Я прихожу и ухожу, когда захочу. Ни перед кем не отвечаю, кроме самого себя. Для меня это лучший вариант. - Адриан обмакнул ломтик картофеля фри в кетчуп и снова обратился к Стиву: - Итак, возвращаемся к нашему влюбленному и его подруге Лиз…
        - Она моя клиентка, и я расследую ее дело, - произнес старший брат, надеясь, что эти слова прекратят обсуждение его любовных похождений.
        - Совмещаешь приятное с полезным? - Адриан поднял бокал пива, салютуя брату.
        Стив отодвинул тарелку в сторону и откинулся на стул.
        - Меньше всего на свете я хочу обсуждать с вами свои отношения с Лиз.
        Стив не из тех, кто рассказывает о своих любовных связях. Он уважает ее и не позволит никому думать о ней плохо. Особенно этому бабнику Адриану с очень подходящей кличкой «распутник».
        - Очень приятная женщина, - искренне произнес Эрик. - Она хозяйка кафе «Суета сует».
        - Я слышал об этом заведении, но не бывал там, - Адриан потянулся через стол и стащил с тарелки Стива картофель фри. - Если там так хорошо, мне нужно как-нибудь туда заехать.
        - Общайся со своими спортивными фанатками, Адриан, - сказал Стив. Он знал, что эти распущенные, на все согласные женщины брату больше по вкусу. - Они из кожи вон лезут, чтобы тебе понравиться, в том числе и в постели.
        - Ты знаешь, я люблю, когда мне бросают вызов, а женщины такого сорта - они такие… легкодоступные, если ты понимаешь, о чем я.
        Стив понимал больше, чем Адриан мог себе представить. Наконец-то брат стал разборчивее, легкий секс без обязательств, очевидно, больше не привлекает его. Стив был рад этому. Слишком много времени Адриан пользовался услугами безотказных девиц, зализывая рану, нанесенную женщиной, в которую когда-то был влюблен.
        Официантка убрала со стола тарелки и спросила, не хотят ли они заказать десерт. Братья отказались, и перед Стивом положили счет. Обед оплачивал он, поскольку накануне пообещал это Эрику. Правда, они все-таки пошли не в «Макдоналдс», а в свой любимый бар. Он вынул бумажник и заплатил по счету. Теперь можно было отправляться в магазин принадлежностей для гольфа.
        Эрик прочистил горло и стал вертеть в руках ключи от автомобиля.
        - Эй, послушайте, прежде чем уйти, я должен сказать вам что-то…
        Наконец-то внимание переключилось на Эрика. Стив был рад, но серьезное лицо брата встревожило его.
        - Кажется, это действительно важно. - Эрик перевел взгляд со Стива на Адриана: - Это одно из самых важных решений в моей жизни.
        Поразительно, что Адриан не сделал никакого саркастического замечания, а то Стив уже был готов пнуть младшего брата под столом по ноге, если тот скажет что-нибудь неподходящее. Видимо, Эрик хотел рассказать им что-то очень важное, поскольку очень редко бывал таким серьезным. Это привлекло внимание братьев.
        - По поводу чего? - спросил Стив, заметив, что тишина затянулась.
        - Я хочу жениться на Джил.
        - Ты спятил? - выпалил Адриан, но опомнился, когда Стив все-таки вразумил брата пинком. - Я имею в виду, ты абсолютно в этом уверен?
        - Я люблю ее, - ответил Эрик просто, не обратив внимания на слова брата. Опустив руку в карман брюк, он вытащил маленькую бархатную коробочку. - Я купил это сегодня утром. - Он открыл крышку и показал кольцо с большим бриллиантом.
        - Бог ты мой, Эрик! - Адриан отвернулся, как будто блеск бриллианта ослепил его.
        - Ничего себе, - восхищенно протянул Стив, забыв на минуту свой собственный горький опыт и неудачный брак. - Ну и ну!
        - Я не стал бы шутить по такому поводу. - Эрик со щелчком захлопнул коробочку и спрятал ее обратно в карман. - Кроме Джил, мне никто не нужен. Она единственная, с кем бы я хотел прожить до конца своих дней. В последнее время я даже начал подумывать о том, чтобы завести детей. Понимаешь, биологические часы тикают, - пошутил он.
        Стив рассмеялся. Он никогда не видел брата таким счастливым. Здорово, что Эрик нашел женщину, с которой хотел бы прожить всю жизнь.
        - Готов благословить тебя. Вы с Джил идеально друг другу подходите. И я знаю, что мама с папой тоже будут приятно удивлены и обрадованы.
        Адриан в ужасе потряс головой:
        - Ты, наверное, сильно влюбился, потому что кольцо, должно быть, стоит целое состояние.
        - Она достойна большего, - пожал плечами Эрик, как будто деньги его совсем не интересовали. - Хочу сделать официальное предложение на дне рождения папы в присутствии родственников и друзей.
        - Ты уверен, что она скажет «да»? - шутя спросил Адриан.
        - Я бы не стал делать предложение, если бы не знал абсолютно точно, что она согласится, - уверенно ответил Эрик. - Официальный брак - следующий шаг в наших отношениях, и я думаю, мы оба к нему готовы.
        Стив улыбнулся:
        - Я искренне рад за вас обоих.
        Адриан легонько хлопнул Эрика по спине:
        - Я тоже.
        - Спасибо. Я бы сделал предложение Джил и без вашего согласия, но для меня одобрение братьев значит очень много. - Эрик окинул Стива и Адриана благодарным взглядом, потом его глаза задержались на старшем брате. - Слушай, может, действительно приведешь Лиз к отцу на день рождения? Я уверен, она отлично впишется в компанию наших родственников и друзей.
        Пригласить Лиз значило сделать серьезный шаг в личной жизни, а Стив не был готов совершить такой скачок в отношениях. Поэтому он предпочел дать брату уклончивый ответ:
        - Я подумаю.

        Вечер пятницы в агентстве секса по телефону был очень напряженным. После того как Лиз словесно удовлетворила более дюжины клиентов, она была уверена, что каждый Том, Дик и Гарри решил обойтись без свиданий и обратился в агентство «Все, что пожелаете», чтобы восполнить недостаток общения с женщинами единственным доступным им способом. Телефоны диспетчеров разрывались от звонков, и Лиз была так занята, что проработала без передышки до перерыва. Как только она заканчивала один разговор, сразу поступал следующий звонок, у нее хватало времени только перевести дыхание, прежде чем поприветствовать очередного клиента и начать все сначала. В десять минут двенадцатого позвонил мужчина по имени Стен, от которого недавно жена ушла к молодому жеребцу. Мужчина очень нуждался в поддержке, которую могла оказать только женщина. Неважно какая. Он не жаждал секса или физического удовольствия. Он хотел поговорить и рассказывал ей о том, чем зарабатывает на жизнь, как встретил свою бывшую жену, сколько лет они прожили вместе и как он узнал об ее измене. Лиз не потребовалось много времени, чтобы понять, что Стен
одинокий, беззащитный человек, желающий утвердиться в собственных глазах, и она изо всех сил старалась исполнить для него особенную фантазию, щедро сдабривая свои слова комплиментами и уверениями.
        Это был самый легкий и самый нетребовательный клиент за весь вечер. К сожалению, он удерживал ее на линии почти полчаса, но Лиз было приятно, что она может заработать дополнительную сумму денег, которая пойдет на оплату услуг частного детектива. Лиз молилась, чтобы ей представился шанс поговорить со Стивом, прежде чем закончится смена. У них была задача, которую необходимо выполнить.
        Наконец разговор с несчастным Стеном закончился, и как только она отключилась, телефон снова зазвенел. Волнуясь, она ответила.
        - Привет, дружок, что у тебя сегодня на уме?
        - Ты.
        Лиз улыбнулась. Голос Стива был сексуальнее самого греха, от него пальчики в сандалиях сжались. Лиз откинулась в кресле, и приятное ожидание сменилось напряжением в чреслах.
        - Ты тоже у меня из головы не выходил. - Ей не надо было врать - этот мужчина никогда не выходил из ее головы.
        - Мне это нравится, - пробормотал он. - Хочешь знать, о чем я думал весь день?
        Лиз могла только представить. Они провели этот день врозь, оба были заняты на работе, и ей очень не хватало разговоров с ним, не хватало его самого.
        - Расскажи мне.
        Он выдохнул в телефонную трубку:
        - Я думал о том, каково это - встретиться с тобой.
        Ну разумеется, он прямо перешел к делу, подумала Лиз с удивлением, но она знала, что сегодня состоится разговор, в котором прозвучит просьба встретиться.
        - Но ты уже встретил меня, - произнесла она, изображая робкую и застенчивую девушку и представляя все так, как будто их знакомство было только телефонным. - Ты знаешь, кто я, и ты проводишь со мной каждую ночь.
        - Синди, - сказал он, назвав ее телефонным псевдонимом. - Я знаю твое имя, но теперь я хочу встретиться с тобой. По-настоящему. Лично. Лицом к лицу. Близко-близко.
        Внутри у Лиз как будто что-то взорвалось. Зная, что для Стива означает
«близко-близко», она захотела этого так же сильно.
        - Мне бы хотелось того же.
        - Ты для меня стала больше, чем фантазия. - Его хриплый голос гипнотизировал ее, так же как и слова. - Я очень тебя хочу.
        Нервная дрожь пробежала по телу девушки.
        - И это после прошлой ночи, когда ты меня облил карамелью? - дразнила она, напомнив ему не только о телефонном разговоре, но и о том, что произошло у нее дома.
        - М-мм, - еще одно глубокое громкое рычание из глубины его горла.
        - Это удовлетворило лишь мою потребность в сладком, и ты действительно была сладенькой. А то, что мне сейчас необходимо, так это горячий физический контакт. С тобой.
        Ее пульс участился в первый раз за этот вечер, она сжала ноги, зная, что Стив подводит к следующему возбуждающему диалогу, который наверняка причинит ей сладкую боль и заставит страстно желать его.
        - Если бы мы встретились лично, что бы ты со мной сделал?
        - Думаю, ты догадываешься, что именно, - его голос дрогнул от сексуального голода. - И я кое-что придумал. Руки связывать не буду.
        Она рассмеялась нежно и чувственно:
        - Я была бы разочарована, если бы ты меня опять связал.
        - Мы с тобой встретимся впервые, как два незнакомца, и между нами мгновенно пробежит искра страсти. И никто из нас не сможет этого отрицать, - пробормотал он низким глубоким голосом. - Страсть завладеет нами, мы не сможем ей противиться и овладеем друг другом любой ценой.
        Боже, как же она его хотела.
        - Да, я думаю, именно так все и произойдет. Пламя опалит нас мгновенно, - согласилась она и продолжила фантазию: - Комната будет темной, наши взгляды встретятся, и мы не отведем глаза. Нам не нужно будет слов, потому что мы знаем, что произойдет, и мы оба этого хотим. Руки и губы скажут все о наших желаниях.
        Дыхание Стива стало прерывистым.
        - Мы не успеем даже раздеться. Ты сядешь на меня верхом, и я глубоко в тебя войду.
        Низкий стон вырвался из ее груди, прежде чем она смогла его остановить.
        - Боже, ты такая влажная и горячая, - резко произнес Стив и тоже застонал. - Каждым своим движением ты как будто сжимаешь мой член крепким жадным кулачком.
        Ее внутренние мышцы сомкнулись, отреагировав на слова, она закрыла глаза и представила, как сплелись их тела. Она почти чувствовала его член внутри себя, такой гладкий, большой и твердый.
        - Хочу тебя, - произнес Стив яростно, отчаянно и агрессивно. - Встретимся сегодня вечером?
        - Я… не могу, - сопротивлялась она, четко следуя исполняемой роли.
        - Ты хочешь встретиться со мной? - потребовал он ответа.
        Она прикусила нижнюю губу:
        - Больше всего на свете.
        - Тогда давай встретимся как незнакомцы под покровом ночи.
        - Не знаю… - Она изобразила нерешительность. - Я не хочу нарушать правил и общаться с клиентом без разрешения.
        - Ты не нарушишь правил, если никто не узнает, - возразил он.
        Он был очень убедителен, и в середине разворачивающегося спектакля Лиз вдруг подумала: не так ли Валери завязала отношения со своим клиентом? Роб был так же настойчив, а Валери не смогла сопротивляться его обаянию? Она допускала, что это действительно могло произойти.
        - Я хочу тебя, - продолжал Стив. Его интонация собственника обожгла ее душу, стирая границу между фантазией и реальностью. - Я очень сильно тебя хочу и сделаю все что угодно, чтобы обладать тобой. Больше не будет телефонных фантазий. Я хочу реальной встречи, хочу, чтобы твоя кожа касалась моей, хочу вдыхать твой запах и утолить твое желание.
        Голова Лиз пошла кругом, тело охватил огонь, а в голове пело: да! да! да!
        - Хочу увести тебя туда, куда захочешь. - Его голос стал грубым, как у первобытного человека, и в нем звучало такое же нетерпение, какое она чувствовала в себе. - Ты тоже этого хочешь?
        - Да, - выдохнула девушка.
        Она была такой распущенной и возбужденной, кожа стала горячей и чувствительной, а расселина болела. Лиз была готова ко всему, к любому сексу, какой бы он ни пожелал.
        - Хорошо, - довольный голос Стива звучал немного надменно. - Тогда давай посмотрим, как ты это осуществишь.
        - Я сделаю все, - пообещала она.
        Они приступили к исполнению своего плана. Оставалось только ждать и наблюдать, схватит ли Антонио наживку.

        Глава девятая

        В слабо освещенной комнате они не отводили глаз друг от друга, радуясь встрече. Их взгляды были вызывающе сексуальными, сосредоточенными и полными решимости. Два незнакомца внезапно почувствовали взаимное влечение и оказались на грани близости. Оба мечтали об этой жаркой чувственной встрече, мечтали получить удовольствие и удовлетворение.
        Он был высоким, стройным, мускулистым, с темными взъерошенными волосами. Синие глаза светились от страсти. Мужчина бросил молчаливый вызов, продолжив игру, которую они начали по телефону менее часа назад. Он был мужественным, соблазнительным и немного опасным, но Лиз тянуло к нему. Спокойная уверенность добавляла ему привлекательности, заставляя девушку мучительно осознавать это. Стив придвинулся ближе, медленно, как хищник, сокращая расстояние между ними, и сердце Лиз заколотилось в груди, ожидая, когда же фантазия превратится в реальность.
        Любовники оказались в маленькой гостиной Лиз, в которой были только обеденный столик и стулья.
        Но богатое воображение унесло их в куда более экзотическое место, далекое от ее разумной, полной обязательств жизни.
        Стив остановился прямо напротив нее, так близко, что она почувствовала через одежду жар его тела, вдохнула пьянящий запах мужчины, горячую смесь жара и запретной страсти. От его теплого дыхания пряди ее волос трепетали на щеках. Между ними проскочила настоящая сексуальная искра, которой невозможно сопротивляться и которая разгоралась с каждой минутой.
        Ни одного слова не было произнесено, но этого и не требовалось. Лиз подняла руку и провела пальцами по затылку Стива, потянулась губами к его рту и поцеловала глубоко и жадно. Его рот был таким же горячим и страстным, язык - наглым и жадным. Он быстро сорвал футболку, их раскрытые губы снова встретились, зубы царапали и покусывали, языки соприкасались и сплетались. Руки Лиз обняли широкую грудь Стива, длинные пальцы теребили соски, ладони играли на его напряженном животе, как на музыкальном инструменте. Со стоном Стив положил руки ей на плечи и спустил лямочки бюстгальтера. Они упали на изгибы локтей, и он не стал тратить время и снимать прозрачные кружевные чашечки, а оттянул ровно настолько, чтобы можно было взять руками груди и поиграть с сосками.
        Лиз почувствовала, что теряет над собой контроль, и наслаждалась возможностью совершать дикие поступки, чего прежде она никогда ни с одним любовником не делала: не предавалась фантазиям о незнакомце и не наслаждалась бездумным необузданным сексом, получая чистое пьянящее удовольствие. Но Стив - именно тот мужчина, которому она доверила свое тело и всю себя. Мужчина, который заставил ее почувствовать себя удивительно женственной и желанной, как будто она была создана специально для него. И пока длится их роман, она будет полностью принадлежать ему.
        Тяжело дыша в ожидании бешеного соития, вдохновленная фантазией, она дотянулась до пряжки на ремне и распустила его, потом расстегнула верхнюю пуговицу и молнию, стянула джинсы и плавки. Копье Стива, твердое, как скала, вырвалось на свободу. Лиз обхватила его ладонью и провела по всей длине большим пальцем, размазывая каплю, выступившую на головке пениса.
        Все тело Стива содрогнулось в ответ. Он склонился к ее губам с диким рычанием, его язык прошел глубже, а ладонь залезла под мини-юбку и стянула трусики. Они упали на щиколотки, и Лиз скинула их с ног.
        Горячей рукой он скользнул по ее бедрам, и длинные ищущие пальцы проникли в расселину между ног. Она была уже влажной. Стив нашел клитор влажным пальцем и ласково коснулся его, затронув все нервные окончания. Лишь одно электризующее прикосновение - и Лиз кончила. Оргазм был быстрым, лихорадочным, она стала задыхаться и открыла рот, глотая воздух.
        Стив увернулся от ее губ и схватил стул, стоявший позади нее, сел, быстро вынул презерватив из кармана джинсов, все еще висящих у него на коленях, и натянул его. Широко раздвигая ей ноги, он рванул ее к себе, схватил за талию и посадил к себе на колени. Его орудие проникло в ее скользкую плоть и безошибочно обнаружило вход. Стив потянул бедра девушки вниз и, погружаясь в плотно обволакивающее тепло, насадил ее до полной остановки. Лиз резко вдохнула от этого вторжения, а Стив застонал протяжно и низко. Он раскачивался вместе с ней, его тело напряглось и дрожало. Она взяла его за плечи, легко подхватив ритм, который он задал, и поскакала на нем верхом, как безумная.
        Юбка взлетала вверх и опускалась, закрывая то место, где они соединялись, что добавляло встрече эротизма. Рука Стива бродила по спине Лиз, а пальцы поднялись на затылок. Он намотал пряди ее волос себе на кулак и потянул ее голову назад, другую руку положил ей на поясницу. Ее тело изогнулось, и грудь коснулась его груди.
        Их тела крепко прижались друг к другу, она скакала на нем, а он усыпал ее шею и напряженные груди нежными влажными поцелуями, кругами водил языком вокруг ее твердых сосков, и его теплое дыхание касалось их. Он жадно ласкал ее, полизывая и покусывая упругие соски, дразня до тех пор, пока это не стало невыносимым. Схватив Стива за волосы, Лиз притянула его раскрытые губы к мучительно покалывающим от вожделения холмикам грудей, молча требуя ласки. Он подчинился и втянул столько, сколько смог, в глубь своего влажного бархатистого теплого рта.
        Стив сосал грудь Лиз, и снова волна возбуждения охватила ее. Она не смогла удержать стон, слетевший с губ, не сдержала судорог, начавшихся глубоко внутри, там, где Стив вошел в нее полностью. Она двигалась на нем все быстрее и быстрее, и поток восхитительных ощущений захлестнул ее тело и заставил качаться из стороны в сторону в интенсивном, неистовом оргазме.
        Он хрипло застонал, схватил ее бедра и стал подбрасывать в сумасшедшем темпе вверх-вниз, погружая в нее свое большое копье. Лиз крепко прижалась к Стиву, по его телу прошли сильные судороги. Кончив, любовники растворились друг в друге, их руки и ноги сплелись, оба были без сил и не могли двигаться. Лиз слышала только бешеное биение их сердец. Казалось, что время остановилось…
        Была глубокая ночь, Стиву страшно хотелось есть, и он решил поискать что-нибудь съестное на кухне. Лиз выскользнула из постели - быстро принять душ и переодеться во что-нибудь более удобное. Он пообещал, что дождется ее и никуда не уйдет до ее возвращения. По правде говоря, ему совсем не хотелось уходить. Все важное они уже обсудили. Оба понимали - теперь ход за Антонио.
        Стив нахмурился, осознав это, но был не в состоянии отрицать правду. Помимо невероятного, сводящего с ума секса и полной совместимости их тел, он просто получал удовольствие, когда находился рядом с этой женщиной. Лиз подходила ему по всем параметрам: и по уму, и по характеру. Ему было приятно проводить с ней время, она оказалась превосходной любовницей, и он все никак не мог ею насытиться. Три грани были слиты воедино так, что заполнили внутри него пустоту, о существовании которой он даже не подозревал, пока не пришла Лиз и не скрасила его одиночество своим присутствием, своей твердостью и даже своей незащищенностью.
        Сердце Стива тяжело застучало в груди, и он мгновенно выбросил из головы эти мысли. Нет, он не влюбился в Лиз. Да, ему нравилось быть с ней. Да, он заботился о ней. Да, она была веселой и сексуальной и возбуждала его, как ни одна женщина на свете, но он ни за что не станет влюбляться в нее.
        От этой простой мысли ладони вспотели. Стиву нравилась его жизнь такой, какая есть, и статус холостяка пришелся ему по вкусу. Разведясь с женой и имея обожаемую шестнадцатилетнюю дочь, он справлялся с домашними делами сам и совсем не думал о новой жене, создании семьи или построении длительных отношений с женщиной, но все-таки, хотя его чувства к Лиз были непостоянными и изменчивыми, это не было похоже на обыкновенную интрижку.
        - Если ты голоден, я могу сделать тебе сэндвич.
        Слова Лиз прервали ход его мыслей, он обернулся и увидел, как она босиком вошла в маленькую кухоньку, приветствуя его нежной улыбкой. На ней была теплая поношенная безрукавка и штаны на шнурке. Волосы были влажные и растрепанные, лицо после купания порозовело. Стив уловил аромат ее шампуня, и у него все оборвалось внутри. Ему до боли захотелось уткнуться носом ей в шею, погрузиться в ее сладкое благоухающее тепло, захотелось упасть с ней рядом на кровать и заснуть в ее объятиях.
        Да, совершенно ясно, что он очень сильно в нее влюбился.
        - Решил перекусить, чтобы убить время, - Стив доел последнее печенье и запил водой из бутылки. - Кстати, у тебя несколько сообщений на автоответчике.
        Взгляд девушки пробежал по небольшому устройству на столе рядом с телефонным аппаратом. Цифровое табло горело, показывая два непрослушанных сообщения.
        - Вот дерьмо, - она пересекла кухню, качая головой, - неужели я первым делом не проверила автоответчик?
        - Думаю, тебя немного отвлекли.
        - Это не извинение, - без всякого сомнения, она обвиняла себя. - А вдруг звонила Валери?
        Ее горячность поразила Стива. Он понял, с каким отчаянием она искала свою кузину, ей хотелось, чтобы ее убедили, что с Валери все в порядке. Но он не понимал, почему Лиз берет на себя ответственность за исчезновение Валери, ведь она не могла этого предотвратить. Он скрестил руки на груди и попробовал применить практический подход:
        - Давай надеяться, что она сообщит, где находится, или по крайней мере скажет, что у нее все замечательно и она жива и здорова, и ты перестанешь беспокоиться.
        И тогда конец расследованию, подумал он про себя. Наверное, это будет концом их отношений. Он сделал очередное удивительное открытие, от которого в груди у него все сжалось.
        Она отвернулась и нажала кнопку автоответчика. В записи первого звонка были гудки. Второй звонок был от тети Салли, она оставила сообщение для Валери, и Лиз мгновенно застыла, услышав ее голос из микрофона.
        - Привет, Валери, милая. Это мама. Уверена, Лиз передала тебе, что я звонила в начале недели, но ты, наверное, была занята. Она рассказала мне, что ты уехала за город с другом на несколько дней, и я надеюсь, что застану тебя. Хочу узнать, как ты поживаешь. - Тетя Салли вздохнула, в ее голосе было разочарование. - Мы с папой собираемся в Сан-Диего в отпуск на четыре дня, поэтому я постараюсь связаться с тобой на следующей неделе. Мы любим тебя и скучаем.
        Автоответчик запищал, и Лиз нажала кнопку перемотки. Облокотившись на барную стойку, она повесила голову, опустила плечи и тяжело вздохнула.
        Судя по словам Салли, тетя и дядя Лиз ничего не знают.
        - Ты не рассказала им об исчезновении Валери?
        - Нет, - Лиз подняла на него глаза, в глубине которых боролись самые разные чувства, и главное - угрызения совести. - Пока это возможно, я буду скрывать.
        Не желая, чтобы их разговор закончился на столь интригующей теме, Стив спросил:
        - Почему?
        Она подняла голову:
        - Потому что у них за последние несколько лет было достаточно разочарований.
        Повернувшись к Стиву спиной, Лиз стала наливать воду в чайник. Девушка стояла неестественно прямо, и создавалось впечатление, что она намеренно отвернулась, чтобы он не смог увидеть и понять выражение ее лица. Но ее голос говорил красноречивее всяких слов.
        - Это очень личное? - мягко спросил он, стараясь, чтобы слова прозвучали легко и просто.
        - Да, это очень личное. - Она поставила чайник на горелку, зажгла газ и повернулась к нему. - Тетя и дядя не имеют представления, чем их дочка зарабатывает на жизнь, и если у меня получится, я хочу избавить их от этой информации.
        Она повернулась и потянулась в шкафчик за чашкой, ее безрукавка задралась, открывая нежную кожу, и у него зачесались руки - так ему захотелось приласкать ее и попробовать на вкус. Еще лучше сорвать эту одежду и уткнуться в соблазнительные груди и овладеть ею снова здесь, на кухне. Он вовремя остановил себя, чтобы страстное желание не захватило все его мысли и тело, и сконцентрировался на разговоре.
        - Почему ты считаешь, что обязана защищать Валери и отвечать за ее поведение?
        Она взглянула на него нахмурившись, взяла чайный пакетик и бросила его в чашку.
        - Я так не считаю.
        - Считаешь, - возразил он, обрывая ее на полуслове. - Почему-то ты берешь на себя вину за то, что Валери сбежала с Робом, и я хочу понять почему.
        От волнения Лиз поджала губы. Стив приготовился к тому, что она пошлет его к черту и скажет, что это не его дело. Но в облике этой сильной женщины сквозили отчаяние и боль чувствительной души, и от этого внутри у него все оборвалось.
        - Расскажи мне, Лиз, - попросил он девушку.
        Стив прекрасно знал, что ей просто необходимо выговориться, а ему очень хочется услышать, что она скажет.
        Несколько секунд Лиз сомневалась, прежде чем решиться довериться ему.
        - Год назад тетя и дядя переехали в Калифорнию и попросили, чтобы Валери жила у меня, а я за ней присматривала. И вот она попала в переделку. Хорошо я справилась с поручением, да?
        - Твоей кузине двадцать четыре года, - возразил Стив. - По закону она совершеннолетняя и достаточно взрослая, чтобы не нуждаться в опекуне.
        - А что мне оставалось делать? Сказать тете и дяде, что я не хочу, чтобы она жила у меня? - Лиз была взвинчена до предела. - Что не буду присматривать за ней ради них?
        - Я уверен, что Валери нашла бы себе жилье, если бы ты сказала тете, что не хочешь, чтобы в твою личную жизнь кто-то вмешивался.
        Чайник засвистел, Лиз подхватила его за ручку, налила в чашку кипяток и вздрогнула:
        - Послушай, я не жду, что ты поймешь причины, по которым…
        - Но я хочу понять, Лиз. - Он действительно рассчитывал разобраться во всем, даже если это выходило за рамки расследования.
        Этот разговор был очень важен для них обоих. Стив не смог побороть чувств, захлестнувших его, как волна, и даже не стал им сопротивляться, почувствовав ее разочарование и боль.
        - Я хочу знать, почему ты чувствуешь себя в ответе за кузину и почему ты берешь на себя вину за ее исчезновение.
        Лиз оперлась бедром на барную стойку, ее пальцы стиснули чашку.
        - Я просто не могу снова разочаровывать тетю и дядю.
        Ему не нравилось, что их разделяет пространство, но он не посмел подойти, догадываясь, что она этого не хочет.
        - Снова?
        Она резко покачала головой, отчего мокрые пряди волос полетели на плечи.
        - Все очень сложно, и нам не надо заводить этот разговор, поскольку он не имеет никакого отношения к расследованию.
        Пройдя мимо него, Лиз направилась в гостиную, уселась в кресло-качалку и стала пить маленькими глотками травяной чай.
        Бог мой, она упряма, но он тоже не промах. Он пробьет брешь в стене, которую она воздвигла вокруг себя. Не обращая внимания на ее поведение и тон, он последовал за ней в гостиную и присел на софу в противоположном углу.
        - Возможно, этот разговор очень важен для расследования.
        Девушка оживилась:
        - В каком смысле?
        Он пожал плечами, как будто ответ был очевиден:
        - Ты уже рассказала, что вы с Валери не ладили, и если я узнаю причину, это поможет мне лучше понять ваши с ней отношения.
        Лиз еще раз глотнула чая и посмотрела на него поверх чашки.
        - И чем это поможет расследованию?
        Стив мягко боролся с ее нежеланием открыться, потому что начинал понимать, с какой заботой нужно обращаться с этой женщиной, когда дело касается семейных тайн. Снаружи она была сильной и настойчивой, а внутри, там, где, по ее мнению, никто не видит, хрупкой и ранимой. Но он кое-что уловил и понял, что она действительно чувствует.
        - Лучше узнав характер Валери, я смогу понять мотивы ее поступков, - объяснение прозвучало логично, но это был предлог, чтобы успокоить ее и заставить открыться, доверить ему не только свое тело.
        Удивительно, но Лиз ему доверилась.
        - Мотив всех ее поступков - желание привлечь всеобщее внимание. Если это будут родители - прекрасно.
        В голосе девушки не было горечи. Странное признание, которое он хотел полностью понять.
        - Почему Валери хочет привлечь к себе внимание?
        - Из-за меня.
        - Из-за тебя? - скептически переспросил Стив.
        Он был сбит с толку.
        - Да, из-за меня, - подтвердила Лиз совсем тихо и уставилась на дно чашки. - Когда мои родители умерли, мне было двенадцать лет, и тетя Салли и дядя Бен были моими единственными родственниками. Они взяли меня к себе, воспитывали, как будто я была их собственной дочерью. В то время Валери было только шесть лет, и она была единственным ребенком в семье. После рождения Вэл тете удалили матку, и поскольку она не могла больше иметь детей, девочка стала центром вселенной для своих родителей, но тут появилась я.
        Убрав руки за спину и наклонясь, Стив сцепил кисти в замок.
        - Видимо, Валери не очень-то понравилось, что ты вошла в их семью?
        - Да.
        Лиз подняла на него свои зеленые глаза, и грустная улыбка тронула ее губы.
        - Она обижалась на малейшее проявление внимания, которое оказывали мне, хотя я не очень-то об этом просила. Она смотрела на меня как на конкурентку, укравшую или забравшую половину из того, что должно было по праву принадлежать ей. - Указательный палец Лиз скользил по кромке чашки. - У нас с Валери все превращалось в состязание. Но особенно, когда дело касалось внимания тети и дяди. Поскольку у меня не было родителей, я хотела, чтобы тетя и дядя меня любили, и это приводило Валери в ярость.
        - Похоже, родители совершенно испортили ее, - резко сказал он. - Очевидно, что она не привыкла ничем делиться.
        Лиз поставила чашку на журнальный столик и свернулась клубочком в уютном кресле.
        - Я очень старалась. Хотела нравиться тете и дяде: была послушным ребенком, помогала по дому, хорошо училась и не попадала в неприятные истории. Валери, наоборот, превратилась в капризного ребенка, а потом в трудного подростка.
        Стив почесал рукой небритый подбородок. Он прекрасно знал, что его собственная дочь никогда бы не отбилась от рук и не вышла бы из-под контроля. Ее любящая, но строгая мать не позволила бы такого, и он тоже не потерпел бы вздорного поведения, даже живя в другом штате.
        Но каждый родитель воспитывает своего ребенка по-своему, он знал об этом.
        - Я так понимаю, Валери получала то внимание, которое требовала?
        - Да, тетя и дядя давали ей все, о чем бы она ни попросила, лишь бы она была довольна. - Лиз провела рукой по сохнущим прядям белокурых волос. - Они всегда находили оправдание ее вызывающему поведению, а я, конечно, знала, что никто кроме меня не виноват в ужасной перемене, случившейся с девочкой.
        - Ты сама была ребенком, - возразил Стив.
        Ему ужасно не нравилось, что она в столь юном возрасте считала себя в ответе за другого человека, хотя ей полагалось думать об игрушках и платьях.
        - Валери изменилась не из-за тебя.
        Стив чувствовал, что Лиз не согласна с ним, но, очевидно, решила не спорить.
        - Чтобы как-то уравновесить вызывающее поведение Валери мне пришлось стать хорошей девочкой. Я очень хотела, чтобы тетя и дядя гордились мной и никогда не пожалели, что взяли меня к себе. Я всегда хотела, чтобы они знали, как я им благодарна и как ценю их любовь и поддержку. Ведь я могла оказаться в сиротском приюте. - Лиз поежилась.
        Да, ей очень повезло, что она попала к заботливым родственникам. Но оставался еще один вопрос, который надо было выяснить.
        - Лиз, ты сказала, что не хотела разочаровать тетю и дядю снова. Что ты подразумевала под словом «снова»?
        - Я уже говорила - я делала все что могла, чтобы они мной гордились. Я поступила в колледж, получила степень бакалавра по экономике. Когда я принимала решение открыть кафе «Суета сует», они поверили, что я способна сделать кафе прибыльным заведением и даже одолжили мне денег, чтобы помочь начать бизнес. - Она рассеянно теребила золотое колечко, то, которое заставляло мужчин думать, что она замужем. - Все шло хорошо, пока я не встретила Тревиса.
        Стив слышал историю о ее покойном муже, но, очевидно, там было что-то еще помимо того, что она рассказала. Он терпеливо ждал, когда она продолжит рассказ, зная, что будет сидеть здесь часами, днями, неделями, чтобы выяснить о ней побольше.
        Она на мгновение опустила веки, как будто припоминая, потом снова открыла глаза. Но взгляд ее был устремлен куда-то вдаль, как будто в прошлое.
        - Я сказала, что тетя и дядя были далеко не в восторге от моего выбора. В первый раз я по-настоящему не обратила внимания на их мнение. А после того как Тревис погиб и все кончилось тем, что я оказалась на грани банкротства из-за его долгов, для меня настал момент, когда они могли сказать: «Мы же тебе говорили». Но тетя и дядя были достаточно великодушными и не сказали ничего, чтобы я не почувствовала себя еще хуже. - Лиз снова взглянула на Стива, и что-то вроде улыбки промелькнуло в ее глазах. - Я знала, что они разочаровались во мне, и мне больно думать, что я потеряла их, уважение из-за своего скоропалительного и безрассудного решения. Они моя семья, и после всего, что они сделали для меня, я их так разочаровала. - Ее голос охрип, и она сглотнула, прежде чем заговорить снова. - Вот к чему я пришла. Восстанавливаюсь после несчастного брака, в конце концов привела свой бизнес в порядок и он опять стал прибыльным, а я не могу даже справиться с простой просьбой присмотреть ради них за Валери.
        Стив еле сдержался, чтобы не обхватить ее за плечи и вернуть к действительности.
        - Валери достаточно взрослая, чтобы принимать самостоятельные решения и пожинать их плоды, - Стив сказал это в последний раз, зная, что Лиз нужно самой прийти к этой мысли и привыкнуть к ней.
        Детские чувства и эмоции затуманивают ей голову. Что бы он ни сказал, что бы ни сделал, это не заставит Лиз понять правду, пока она сама, взрослая женщина, в нее не поверит.
        - Валери ужасно повезло, что у нее есть человек, который о ней так сильно печется.
        - Я просто хочу найти ее и убедиться, что с ней все в порядке, - сквозь зубы произнесла Лиз. Груз ответственности угнетал ее. - Надеюсь, что тетя и дядя об этом никогда не узнают.
        Этот неприятный инцидент будет исчерпан. Но впереди - новые эксцентричные выходки взбалмошной кузины, которые Лиз тоже будет терпеть и скрывать, чувствовать ответственность и жить так, чтобы радовать тетю и дядю, вместо того чтобы сделать приятное самой себе.
        Иногда люди поступают плохо или совершают ошибки, о которых потом жалеют. У Стива самого на душе был груз, с которым ему придется жить всегда. Он тоже кое-что хотел сделать по-другому, например больше времени и внимания уделять семье, пока брак еще не начал разваливаться. Но Стив понял, что не может позволить этим ошибкам управлять его жизнью, что ему надо жить дальше. А Лиз, оказывается, все еще живет прошлым из-за страха подвести людей, которых она очень любит.
        Сейчас, свернувшись клубочком в кресле, она казалась такой потерянной и одинокой, хотя он сидел на софе всего в каком-то метре от нее. Лиз была невероятно бескорыстным человеком. Женщина, которая хотела только одного: чтобы вокруг нее все было хорошо и правильно. В себе она видела только недостатки и пороки. Ему до боли хотелось разрушить преграду между ними, и он протянул к ней руку:
        - Иди сюда.
        Лиз тут же вложила свои пальцы в его ладонь, и этот доверчивый жест доставил Стиву радость, согревшую его от головы до пят. Он мягко вытянул девушку из кресла и усадил себе на колени так, что ее попка удобно угнездилась на них. Она подходила ему просто прекрасно, и не только физически.
        - Я здесь, - прошептала она и робко улыбнулась ему.
        Боже, что происходит? В глубине души он знал, что происходит, и начал понимать, что абсолютно беспомощен в борьбе против сильных чувств, которые она вызывала в нем, пусть даже эти чувства пугали его до смерти.
        Положив руку ему на грудь, она расслабилась в его объятиях, прижалась к нему и вздохнула:
        - Расскажи мне, вы с братьями тоже боролись за внимание родителей?
        Он погладил ее по спине и легко помассировал напряженные мышцы шеи, наслаждаясь прикосновением ее шелковистых волос, которые струились между пальцев. В отличие от ее потерь и переживаний, его детство было безмятежным.
        - Мы с братьями знали, что нас любят одинаково. Нам уделяли много внимания, и причин бороться за него не было.
        Лиз положила голову Стиву на плечо, ее пальцы рассеянно гладили его шею.
        - Тебе очень повезло, - произнесла она, ее теплое, влажное дыхание касалось его.
        Он услышал задумчивость в ее голосе и коснулся губами ее затылка.
        - Да, повезло, - ответил он и почувствовал себя таким счастливым, потому что у него есть такая крепкая семья, прочные родственные узы и преданность, которых, без сомнения, ей так не хватает.
        - Пойдем со мной завтра на день рождения отца, - вдруг предложил он.
        Эта мысль витала в его голове, но Стив все не решался ее высказать.
        Лиз была поражена и, подняв глаза, попыталась понять выражение лица Стива. Ее глаза широко распахнулись. Он был удивлен так же, как и она, хотя не сожалел о том, что пригласил ее, и о том, что это выходило за рамки их договоренности. Он хотел поделиться с ней чем-то особенным, заставить забыть хоть ненадолго о боли и неизвестности, в которых она жила всю последнюю неделю. Зачем ей оставаться наедине со своими неспокойными мыслями, пока он будет праздновать день рождения отца со своей семьей, если он в силах дать ей ощущение принадлежности к их семье?
        Лиз нервно облизала губы и покачала головой:
        - Стив, я не могу.
        Взяв ее за щеку, он ласково коснулся большим пальцем ее нежной, как у младенца, кожи, и вдохнул аромат ее свежего тела.
        - Милая, это просто вечеринка.
        - Но это семейная вечеринка, - подчеркнула девушка, ясно давая понять, что она не имеет к ней никакого отношения.
        - И что, я не могу привести подругу? - возразил он и щелкнул пальцем по ее вздернутому носику.
        - И что, это я? - спросила она тихо, с подтекстом. - Подруга?
        Она его любовница. Сексуальная сирена, которая вьет из него веревки. Очаровательная женщина, которой он все никак не может насытиться.
        - Да, мне бы хотелось думать, что мы друзья. Но ты, кроме того, женщина, с которой я встречаюсь.
        Женщина, в которую он сильно и очень быстро влюбился. Все так просто и сложно одновременно.
        Она соскользнула с его колен и села на подушку рядом. Теплое и уютное мгновение прошло.
        - Я не хочу, чтобы у твоих родственников создалось неправильное впечатление по поводу наших отношений. Я имею в виду, что на самом деле мы не встречаемся.
        Неожиданная волна разочарования нахлынула на него.
        - Нет?
        - Мы ведь не ходим на свидания. - Она взмахнула тонкой рукой, пытаясь правильно высказаться. - У нас… просто интрижка.
        Его рот скривился от гнева. Значит, у них краткие и ни к чему не обязывающие отношения? Стив был ужасно этим раздражен. И она хочет, чтобы все было поверхностно! Правда, это именно то, о чем они договорились.
        - Возможно, мне нужно назначить тебе свидание, чтобы считалось, что мы официально начали встречаться. - предложил он вполне серьезно.
        Лиз рассмеялась без всякой радости.
        - Я не выпрашиваю у тебя свидания, Стив, или чего-нибудь такого. Я принимаю наши отношения такими, какие они есть. И я знаю, что это за отношения.
        Так она разубеждала его, и казалось, ее совершенно устраивают условиях их сделки. Выходило, что только он чувствует себя неспокойно и желает… большего.
        - Я могу пообещать, что моя семья примет наши отношения такими, какие они есть. - Он потянулся за ее рукой. Ее пальцы были прохладными по сравнению с его ладонью, и он согрел их своим теплом. - В отличие от моего брата Адриана, который верит, что приглашение женщины на встречу с родителями может угрожать милой его сердцу холостяцкой жизни, я спокойно могу пригласить подругу к отцу с матерью. - Он не стал говорить, что она была единственной женщиной, которую после развода он хотел бы пригласить домой. - Моя семья понимает, что я не ищу серьезных отношений, но уверен, что ты им понравишься.
        Свет лампы в гостиной смягчил ее черты, глаза засияли. Он понял, что Лиз колеблется, и решил воспользоваться своим преимуществом.
        - Думаешь, что ты никого не знаешь на вечеринке? - Его рука ласкала косточки на ее пальцах. - Ты уже встречалась с моим партнером Камероном и моим братом Эриком, ты знакома с Джил, а это практически половина семьи. - Если не считать еще полусотни друзей и родственников, которые тоже будут там. Но подавлять ее такими мелкими подробностями не имело никакого смысла. - Что касается тебя, - настойчиво продолжал он, - я думаю, передышка пойдет тебе на пользу и отвлечет тебя от тревожных мыслей хотя бы на несколько часов.
        Лиз открыла было рот, чтобы возразить, но Стив инстинктивно почувствовал, что она скажет, и помешал ей:
        - Не ссылайся на работу в кафе, я прекрасно знаю, что у тебя есть очень толковые работники, которые могут справиться с делами.
        Неохотная, но довольная улыбка появилась на ее лице.
        - Ты что, читаешь мысли?
        - Я просто стараюсь предугадать возможные аргументы, которые ты предложишь, потому что ответ «нет» не принимается.
        Он поцеловал ее ладонь, и ему понравилась ее реакция - огонь желания зажегся в ее взгляде.
        - Ты ведешь себя как босс, ты слишком настойчив.
        - А ты слишком упряма, и я думаю, мы квиты. Ну как, согласна? - Стив поднял брови, ожидая, осмелится ли она отказаться.
        Лиз закатила глаза и признала свое поражение.
        - Хорошо, я согласна.
        - Молодец.
        Взяв лицо Лиз в ладони, Стив поцеловал ее - долго, медленно и глубоко. Со вздохом уступая, она сплела пальцы вокруг его шеи, и он толкнул ее на софу, растянулся рядом, наполовину накрыв девушку собой, и его нога оказалась у нее между ног. Их губы слились, его рука залезла ей под пижаму и поиграла с пышной грудью. Ласка была словно прикосновение перышка, и он почувствовал, как ее грудь напряглась. Лиз возбужденно вдохнула. С улыбкой на чувственных губах он поднял на нее глаза.
        - Я рад, что ты передумала, а то мне бы пришлось прибегнуть к пыткам.
        Она хрипло рассмеялась, совсем не испугавшись.
        - Может, ты все-таки меня помучаешь?
        Стив потянул за шнурок на спортивных штанах Лиз, ослабил узел, и его ладонь проскользнула на ее бедро. Погрузив руку между ягодицами, он обнаружил, что на ней нет трусиков. Она была горячей и влажной, и его пальцы, лаская, пробрались в нее легко и глубоко. Она застонала и вся изогнулась навстречу ему, ее глаза покрылись поволокой страсти.
        - Конечно, - прохрипел он, сняв напряжение, накопившееся в ней, и наблюдая, как ее сотрясают судороги. - Помучить тебя для меня наивысшее наслаждение.
        И он исполнил свое обещание. Мучение было медленным, сладострастным и приятным и принесло им обоим радость и огромное удовлетворение.

        Глава десятая

        Лиз решила, что вечеринка по случаю дня рождения отца Стива будет тихим скромным семейным праздником. Однако мужчина, который уговорил ее прийти на праздник, видимо, забыл упомянуть о примерно пятидесяти приглашенных друзьях и родственниках.
        Лиз сидела за круглым столом в тени большого дерева и потягивала лимонад, совершенно ошарашенная огромным количеством гостей. Все собравшиеся толпились на большом заднем дворе Уайльдов, по случаю дня рождения празднично украшенном в стиле Дикого Запада. Оркестр исполнял музыку кантри, а участники вечеринки танцевали тустеп на открытом внутреннем дворе. Для гостей был накрыт огромный стол. Всем подходившим предлагали самые вкусные блюда, чувствовалось, что хозяева хотели угодить гостям. В баре под открытым небом рекой лились напитки и пиво. Кругом царило веселье, солнце светило ярко, а легкий ветерок создавал приятную свежесть. Обстановка была радостной. Появление Лиз вызвало интерес и привлекло любопытные взгляды, особенно когда Стив настоял на том, что будет держать ее за руку. Самые близкие родственники Уайльдов оказались очень приятными и искренними людьми, как и было обещано. Лиз была представлена отцу и матери Стива, которые ей сразу понравились. Адриан, единственный брат, которого ей еще предстояло увидеть, по словам Анжелы, матери Стива, опаздывал из-за похода в горы, куда он сегодня рано
утром поехал с клиентом. Ждали, что Адриан скоро приедет, и Лиз было очень любопытно увидеть братца, которого и Стив, и Эрик называли не иначе как распутник.
        Взрыв веселого смеха привлек внимание Лиз к людям, сидящим за одним с ней столом. Для нее, Джил и Камерона, близкого друга и партнера Стива, братья рассказывали смешные байки о давно минувших годах, о своем даре с самых юных лет привлекать внимание женщин.
        - Помнишь, Эрик, как ты уговорил Тесс Каллен пойти в раздевалку и поиграть в доктора? - медленно растягивая слова, спросил Стив, делая глоток холодного пива. - Вам обоим было по семь лет, она в тебя влюбилась и с радостью играла пациента.
        Эрик наклонил голову и засмеялся.
        - Да, помню.
        Джил сидела рядом и искоса с любопытством наблюдала за ним. В ее взгляде читалось изумление, было очевидно, что ей хотелось услышать побольше.
        - Жду не дождусь узнать, как ты воспользовался ситуацией.
        - Я? - Эрик изобразил невинность, хотя озорная искорка в глазах выдала его с головой. - Я никогда ничего подобного не делал.
        - Это точно, мне ли не знать! - Джил жестом попросила Стива продолжить рассказ.
        - Мама решила угостить детишек печеньем и, заглянув в окошко раздевалки, застала Тесс со спущенными до колен трусиками, а Эрик делал понарошку ей укол в голую попу.
        За столом раздался смех, и Лиз тоже рассмеялась. Она легко могла представить Эрика не по годам развитым озорным мальчуганом, заигрывающим с девочками. Камерон отсалютовал Эрику бокалом пива и сгреб в пригоршню смесь орешков из тарелки.
        - Оказывается, ты был сердцеедом.
        - Я и сейчас такой, - ответил Эрик с этой их фирменной ухмылочкой, фамильной чертой Уайльдов, которая, без сомнения, заставляла трепетать множество сердец, но теперь принадлежала только одной женщине. - Я всегда был любителем красивых попок, даже сейчас. Мне повезло, попка Джил соответствует мировым стандартам.
        Джил закатила глаза, ее щеки слегка порозовели.
        - Лесть поможет тебе добиться всего на свете.
        Эрик ткнулся в ее шею, не пытаясь даже в присутствии друзей и родственников скрыть обожания.
        - Боже, как я на это надеюсь, - игриво сказал он.
        Она толкнула его в бок локтем, пытаясь урезонить:
        - Что ты делаешь? Веди себя прилично.
        - И какая в этом радость? - он поднял брови. - Ты знаешь, если я правильно помню, у меня до сих пор дома лежит этот медицинский набор.
        Джил прижала руку к его губам, желая остановить поток красноречия.
        - Вот тебе мой братский совет, - произнес Стив, откидываясь на мягкую спинку складного стула. - Лучше помолчи, иначе тебе сегодня придется спать в раздевалке. Да еще и одному.
        Он усмехнулся.
        - Это ты все затеял, - добродушно проворчал Эрик. - У тебя тоже рыльце в пушку, большой брат.
        - Вот об этом я точно хочу услышать. - Джил встрепенулась сразу же, как только центр внимания сместился на Стива. - А ты, Лиз?
        Лиз понравилась женская солидарность, проявленная Джил. Она была уверена, что Стив был таким же докой по части женского пола, как и его брат.
        - Ну конечно.
        Эрик притворно улыбнулся.
        - Помнишь, папа как-то в выходные взял нас всех троих на озеро ловить рыбу, а ты большую часть времени только и делал, что пялился на девчонок в открытых купальниках?
        Стив пожал плечами, ничуть не раскаиваясь.
        - Что тут удивительного - мне тогда было тринадцать лет, у меня гормоны играли в крови. Конечно, я не мог отвести глаз от девчонок.
        - Проблема в том, что ты пытался произвести на них впечатление, демонстрируя свое удилище.
        - Впечатление наверное было незабываемым.
        Стив метнул на друга усмиряющий взгляд:
        - Я не делал ничего предосудительного.
        - В самом деле? - Эрик изогнул бровь, давая всем понять, что у истории есть продолжение.
        - Тогда как ты объяснишь, что, закидывая удочку, ты зацепился крючком за верх купальника девчонки, стоявшей позади тебя?
        - Это была случайность, - сказал Стив и спрятал руку за спинкой стула Лиз.
        - Ты сразу же этим воспользовался. - Эрик сжевал несколько орешков арахиса. - Как только она пронзительно закричала, ты бросил удочку и спрыгнул, чтобы помочь вынуть крючок из ее крошечного купальника. Мне было хорошо видно, чем все кончилось: вместо того, чтобы вытащить крючок, ты стал ощупывать ее груди.
        Стив хитро рассмеялся, его пальцы рассеянно касались руки Лиз.
        - Она, кажется, совсем не возражала против моих попыток снять ее с крючка.
        - Пока папа не пришел помочь своему сыну-подростку и девушка не узнала, что тебе только тринадцать и еще молоко на губах не обсохло.
        - Немудрено, что она ошиблась. - Стив прикончил пиво и поставил бутылку на стол. - Я для своего возраста был крупным.
        - Ну вот, опять ты преувеличиваешь свой размер, - сразу же возразил Эрик.
        В его дружеской шутке содержался озорной намек.
        Братья наперебой рассказывали байки друг про друга. Вечеринка продолжалась, Джил с Эриком и Стив с Лиз были в ее центре, среди громкой музыки, великолепной еды и прекрасного торжества. Лиз призналась себе, что ей здесь нравится. Очень нравится. На несколько чудесных часов, прежде чем идти на работу, она позволила себе радоваться жизни.
        Гости и родственники остановились у их столика, чтобы поздороваться и познакомиться. Не было ни одного человека, который бы не понравился Лиз. Некоторые даже бывали в ее кафе и узнали в ней хозяйку заведения.
        - Ох-хо, надвигаются неприятности, - тихо пробормотал Камерон.
        Все посмотрели в направлении его взгляда и увидели, что к их столику медленно подходит невысокая женщина с черными шелковистыми волосами и серыми глазами. Белые джинсы сидели совсем низко на ее красивых бедрах, а топ полностью открывал ее плечи, шею и загорелую талию.
        Лиз заметила, что Камерон смотрит на женщину с нежностью. Остальные мужчины за столом приветствовали ее с радушной улыбкой.
        - Я услышала, что среди вас есть кто-то новенький, и решила подойти и представиться, - произнесла красивая молодая женщина, подойдя совсем близко к Лиз и протягивая ей руку для приветствия:
        - Я Миа Уайльд, кузина Стива.
        Девушки тепло и дружески пожали друг другу руки.
        - Приятно познакомиться.
        - Миа известна как Дикое Дитя, - представил ее Камерон. - И прозвище, разумеется, ей очень подходит, не так ли, дорогая?
        Миа улыбнулась Камерону, не обижаясь.
        - Само существование единственной девочки в семье среди стольких мальчишек заставляет стать немного… дикой.
        Она улыбнулась соблазнительно и дерзко, и в этот момент между ней и Камероном пробежала искорка.
        - Хочешь попытаться приручить меня, мой сладкий?
        - Не в этой жизни, - ответил Камерон и приложился к бутылке.
        - Ну давай, Кэм, - подзадоривала Миа. Она встала рядом с Камероном и провела рукой по его плечам. - Многие пытались, но никому не удалось. Ты мог бы оказаться первым.
        Камерон повернул голову и, поскольку его взгляд был на уровне ее пупка, он поднял глаза вверх, медленно и лениво осматривая ее всю от живота до лица.
        - Что, желающих больше нет?
        - Полно. - Она наклонила голову и слегка вьющиеся волосы ласково коснулись его лица. - Но мне нравятся настоящие бойцы.
        - Найди себе другую игрушку, Миа, - отверг он ее предложение, хотя видно было, что все его тело напряглось, и именно она была этому причиной, - я этим не интересуюсь.
        - В чем дело, мой сладкий, боишься, что укушу? - она обнажила свои белые ровные зубки.
        - Так обычно действует барракуда, - ответил Камерон сухо, хотя его взгляд полыхал зеленым огнем и он едва сдерживался. - Но учти, что я настоящий мужчина, так что держись от меня подальше.
        - Это не проблема, - сказала Миа хрипло, - мне нравится, что ты настоящий мужчина.
        - Ох, мальчишка, - пробормотал Стив так тихо, что только Лиз смогла его услышать среди музыки и шума.
        Но этого было достаточно, чтобы понять, что между Миа и Камероном шла непрекращающаяся битва, в которой никто не хотел уступить. Но наблюдать, как эти двое общаются, забавно, решила Лиз.
        Кэм решительно покачал головой:
        - Нет, спасибо, нет, дорогая. Я не собираюсь попадаться на эту наживку и рисковать своим мужским достоинством.
        Миа ласково коснулась щеки Камерона.
        - Я буду обращаться с ним очень заботливо. Обещаю.
        На другом конце стола Эрик поперхнулся пивом.
        - Бог мой, Миа, как ты можешь быть такой вульгарной?
        Небрежно пожав хрупкими плечиками, девушка бросила:
        - Мужчинам обычно нравится, когда женщина открыто говорит о своих намерениях.
        - На мой счет ты ошиблась, - резко сказал Камерон. - Я не похож на других мужчин, которых ты обвела вокруг пальца.
        - Нет, ты не такой. Возможно, именно поэтому ты мне нравишься. - Ее голос был нежным и невероятно интригующим. - Если передумаешь, ты знаешь, как меня найти.
        Прежде чем Камерон смог что-то произнести в ответ, она через стол помахала рукой Лиз и сказала:
        - Приятно было познакомиться.
        Лиз улыбнулась:
        - Взаимно.
        Девушка пошла дальше и смешалась с толпой гостей. Камерон проводил ее долгим и пристальным взглядом. Потом он посмотрел на сидящих за столом и потер ладонью подбородок:
        - Клянусь, я никогда не встречал такой чертовски невыносимой женщины.
        Стив улыбнулся.
        - Забавно, она ведет себя так только с тобой.
        - Потому что я за ней не бегаю, как все остальные парни. Как за сучкой, у которой течка! - Камерон залпом выпил остатки пива.
        Было похоже, что ему потребуется еще парочка бутылок.
        - Я вижу, что тебя тянет к Миа, но не позволяй этой самке одурачить тебя. Ей только двадцать пять лет, но за этим красивым фасадом скрывается очень много интересного.
        Камерон поерзал на кресле, сдерживая беспокойство.
        - Мне не нравится, как она себя ведет.
        - Когда-нибудь ты поймаешь ее наживку, - произнес Эрик. - И потом, берегись, вместе вы просто взрывоопасны.
        Камерон недоверчиво фыркнул.
        - Я не нуждаюсь в ней и не хочу ее. Мне нравятся женщины нежные и мягкие, а не те, что каждый раз приводят меня в бешенство. А эта - как роза с этой дерьмовой кучей шипов в придачу. У меня нет желания, чтобы меня кололи.
        - Может быть, их просто нужно срезать, - предположил Эрик.
        Кэм и Стив застонали от смеха, а Джил хлопнула Эрика по руке:
        - Боже, какое ужасное сравнение!
        Камерон встал и схватил пустую бутылку из-под пива.
        - Извините, но мне необходимо что-нибудь покрепче, - раздраженно произнес он и направился к открытому бару.
        Эрик посмотрел на Стива.
        - Как ты думаешь, сколько времени потребуется, чтобы эти двое в конце концов поняли, что идеально подходят друг другу? - рассмеялся Стив. - Если послушать Камерона, этому не бывать, по крайней мере в этой жизни.
        - Хм-м, это очень плохо, - задумчиво сказал Эрик. - Потому что именно Камерон необходим Миа, чтобы удержать ее дома.
        Джил удивленно взглянула на него:
        - С каких это пор ты стал знатоком любовных отношений?
        - С тех пор, как встретил тебя, конечно, - Эрик быстро поцеловал Джил в губы и резко встал, потянув ее за собой. - Пойдем, разрезают торт в честь именинника. Пошли посмотрим, что там на десертном столике.
        - Обратите внимание, как он быстро меняет тему, когда речь заходит о наших отношениях.
        Глаза Джил весело светились, но, несмотря на шутки, все видели, как она любит Эрика.
        Как только пара оказалась на достаточном расстоянии, Стив сказал:
        - Это все потому, что мой братишка ужасно нервничает.
        - Нервничает? - Лиз стало любопытно. - А мне он показался вполне спокойным. Как ты это определил?
        Стив потянулся и убрал у нее со щеки прядь волос. В его жесте чувствовалась нежность.
        - Потому что я знаю Эрика и улавливаю его настроение, а еще я знаю, что сегодня вечером у него есть все основания для того, чтобы нервничать.
        - Ох! А что случилось? Не скажешь?
        - Не-а. Я не могу сказать, но ты очень скоро поймешь сама, что я имел в виду. - Чувственные губы Стива улыбнулись и смягчили отказ, и Лиз забыла обо всем, кроме него. - Хочешь еще лимонада?
        - Конечно. - Руку об руку они направились к столу с напитками. - А что происходит между Миа и Кэмом? - спросила Лиз, поскольку события, которые разворачивались вокруг, очень заинтересовали ее.
        - Мы с Камероном друзья уже многие годы, и он знает Миа с тех пор, как она была еще подростком. У нее есть три старших брата, и девчонка всегда была сущим наказанием. Она, кажется, любит острые ощущения, когда дело касается мужчин, и она бесится из-за того, что Кэм не поддается ей. Но это совсем не так, ты сама все видела.
        - Поэтому Миа еще больше заводится и пытается завоевать его внимание. Тут все понятно.
        - Точно. - Стив наполнил бокал льдом и лимонадом из большой бутыли. - Честно говоря, ей нужен кто-то вроде Камерона, кто не побоится ее агрессивного, дерзкого характера, но Кэм довольно успешно сопротивляется.
        - Агрессивного и дерзкого? - Она усмехнулась, взяв бокал из его рук. - Мне кажется, это типичная черта Уайльдов.
        - Тебя это не устраивает?
        Он держался очень самоуверенно. Лиз скрыла улыбку, поднеся к губам бокал.
        - Нет, пока ты знаешь, где твое настоящее место.
        - В твоей постели? - игриво предположил он.

«В моем сердце» - Мысль сама собой возникла в голове Лиз, и пульс ее участился.
        - Да, ты действительно хорошо себя ведешь в моей постели.
        Он низко наклонился к Лиз, его рука обняла ее за талию, притягивая, и Стив уткнулся носом рядом с ее ухом, отчего дрожь пробежала по всему телу девушки.
        - Полагаю, что удовольствие взаимное.
        Но временное, напомнила она себе. Как и ее присутствие здесь, на вечеринке, и привязанность Стива, и ее место в его жизни. И никак иначе.
        Анжела, мать Стива, подошла налить себе содовой. Она выглядела немного усталой, но и счастливой - вечеринка явно удалась.
        - Я так закрутилась с гостями, что у меня не было времени поговорить с вами.
        - Мы понимаем, - сказал Стив, нисколько не стесняясь, что обнимает Лиз в присутствии матери и еще десятков людей.
        Анжела улыбнулась Лиз. Ее глаза были такими же синими, как у сына, а черные как смоль волосы пострижены по последней моде.
        - Вам нравится здесь?
        - Очень нравится, - уверила ее Лиз, и это было правдой.
        Она радовалась, что Стив убедил ее прийти.
        - Замечательно, - довольно сказала Анжела. - Вам досталась какая-нибудь еда?
        - Досталась, и очень много. Цыпленок барбекю, печеные бобы и салат. - Все было очень вкусно.
        - Еще много добавки, так что не стесняйтесь и угощайтесь всем, что есть на столе, и десертом.
        Отец Стива, Пол, появился рядом с женой с тортом в руках.
        - Будьте осторожны: она воспитала трех здоровых мальчишек, даже четверых, если считать меня. Она любит, чтобы все плотно покушали, - в подтверждение своих слов он похлопал себя по животу, который для его шестидесяти лет был очень даже аккуратным.
        - Даже теперь, когда мальчики выросли и разбежались, моя жена готовит столько, что хватит накормить небольшую армию.
        Анжела выпрямилась во весь рост - она была чуть ниже ста семидесяти сантиметров - и посмотрела на Пола, как и подобает жене.
        - Я люблю готовить, а с этими мальчишками никогда не знаешь, когда и кто из них заедет, но всем им нравится, как я их кормлю.
        - Ну, кажется, Джил кормит Эрика довольно хорошо, потому что он теперь посещает твои обеды очень редко. - Пол задумчиво посмотрел на своего старшего сына. - И должен признать, что и Стив тоже редко заглядывал к нам последний месяц.
        - Я был занят на работе, - стал оправдываться Стив, а Лиз подумала, не из-за того ли он стал реже обедать у родителей, что проводил так много времени в ее кафе.
        - Кроме того, - продолжал Стив, - вы можете всегда рассчитывать на Адриана, он все подъест. У него не желудок, а бездонная бочка.
        - Эй, кто это говорит обо мне в мое отсутствие?
        Лиз обернулась на звук низкого мужского голоса и увидела еще одного Уайльда. Невозможно было ошибиться: черные как смоль волосы, синие глаза, красивые черты лица. И то, с какой легкостью он изображал плохого мальчишку.
        - А-а, самый отчаянный смельчак и сорвиголова среди моих сыновей наконец-то приехал, - весело сказал Пол. - Рад, что ты выжил в очередной экспедиции и можешь присоединиться к празднику.
        - Я бы не пропустил твою вечеринку ни за что на свете. С днем рождения, папа. - Адриан тепло обнял отца, затем поцеловал мать в щеку. - Привет, мамочка.
        - Ты еще не обедал? - спросила Анжела и, прежде чем он ответил, добавила: - Уверена, что ты ничего не съел за весь день, а на столе все блюда еще теплые.
        - Я как раз собираюсь туда через минуту, - пообещал он, ослепляя мать улыбкой.
        Она похлопала его по руке:
        - Обязательно пойди.
        Пол и Анжела ушли и растворились среди гостей, а Адриан повернулся к Лиз и Стиву, и медленная оценивающая улыбка приподняла уголки его рта:
        - А кто это у нас здесь?
        - Это Лиз, - произнес Стив, и его рука еще крепче сжала ее талию. - Лиз, это еще один мой брат, Адриан.
        Девушка протянула руку:
        - Приятно познакомиться.
        Вместо того чтобы пожать ей руку, Адриан подхватил ее и галантно коснулся губами пальцев.
        - Нет, это мне приятно, - он окинул взглядом фигуру девушки, потом вновь посмотрел на ее лицо. А затем обратился к брату: - Да, у нее действительно большие…
        Лиз почувствовала, как Стив замер.
        - Глаза, - закончил фразу Адриан.
        Он подмигнул Лиз, и Стив, напрягшись, выдохнул. Было ясно, что он раздосадован поведением брата. Лиз не могла понять почему. Казалось, что комплимент Адриана был как-то связан с шуткой, известной только братьям.
        - Уверен, что тебе хочется выпить, - Стив показал на длинную очередь жаждущих заказать напиток. - Бар вон там.
        - Слушай, может, принесешь мне пивка, а мы с Лиз пока потанцуем.
        Адриан взял из ее рук бокал лимонада и отдал его Стиву, не обращая внимания на хмурое лицо старшего брата.
        - У меня все еще высокий уровень адреналина после сегодняшнего восхождения. Ты ведь не против?
        Стив посмотрел так, как будто хотел разбить этот бокал вдребезги. Лиз не понимала, что происходит между братьями. Но ясно было, что Адриан хороший парень. Она находила забавным собственнический инстинкт Стива, который, похоже, не мог вынести мысли о том, что брат положил на нее глаз.
        Лицо Стива дернулось, но выдержка у него была хорошая, и ему удалось сдержанно улыбнуться.
        - Разумеется, я не возражаю.
        - Великолепно. - Адриан взял Лиз под руку и увлек за собой во внутренний дворик, где гости наслаждались чудесной игрой оркестра.
        Плавным движением он заключил ее в свои объятия, его руки легли за изгиб ее талии, и он повел ее в тустепе сквозь толпу. Адриан хорошо танцевал, а судя по прищуренному взору Стива, наблюдавшему за ними, он также хорошо умел разозлить своего братца.
        К черту ревность, Стиву не о чем беспокоиться. Адриан, возможно, очень красив и умеет соблазнять женщин, но Лиз оставалась спокойной. Ее новый знакомый никак не влиял ни на гормоны, ни на частоту пульса. Сердце девушки трепетало, только когда она была со Стивом.
        Но ей понравился легкий характер Адриана, и она хорошо чувствовала себя с ним, даже когда он изо всех сил старался очаровать ее. Лиз улыбнулась ему и потребовала у него объяснения его несносного поведения.
        - Почему у меня такое впечатление, что ты эта делаешь специально?
        Его хитрые синие глаза смотрели из-под полуопущенных ресниц невинно и весело.
        - Что делаю?
        О да, он был хороший парень, и можно себе только представить, сколько женщин влюбились в него из-за этой его озорной сексуальной улыбки.
        - Ты специально пошел со мной танцевать, чтобы позлить брата.
        Адриан расхохотался, плавно маневрируя мимо пары, танцующей медленнее, чем они.
        - Виновен по всем пунктам. Но я не мог удержаться. - Его рука как будто нечаянно скользнула с талии ниже. - Я всегда наслаждаюсь, когда в моих руках оказывается такая красивая женщина. Да и не так часто случается вывести его из себя. Очевидно, ты его очень волнуешь. Конечно, это не очень красиво с моей стороны, но, черт побери, он так смешно реагирует.
        Лиз еще раз перехватила взгляд Стива, пристально наблюдавшего за ними со своего места в баре. Казалось, он с удовольствием задушил бы братца за то, что тот обнимает Лиз.
        - Тебе этот злой взгляд кажется смешным?
        - Ага. - Голос Адриана стал низким и снисходительным. - Не могу припомнить, когда в последний раз он вел себя с женщиной как собственник.
        Лиз было очень приятно, но вместе с тем и немного страшно слышать это.
        - По-моему, ты неправильно все воспринимаешь. Мы со Стивом вместе расследуем одно дело, которое, как я надеюсь, скоро раскроется.
        - Ох-хо-хо, - он быстро закружил ее в танце и снова схватил за талию.
        - Я знаю своего брата, Лиз, и могу тебя уверить, что его радар настроен на твою волну и ни на какую другую. Он, конечно, никогда не признается в собственнических настроениях, но мне это представление доставляет огромное удовольствие. И ты тоже, - добавил он, быстро подмигнув. - Сейчас, когда я увидел тебя, я могу понять, почему Стива так к тебе тянет. Ты очень красивая, естественная и при этом открытая и веселая. Именно такая подруга нужна Стиву.
        Этот искренний комплимент согрел Лиз душу, и поскольку девушка не собиралась посвящать Адриана во все подробности своих отношений со Стивом, она снисходительно приняла это высказывание.
        - Спасибо.
        Адриан перевел взгляд куда-то за ее спину и радостно улыбнулся.
        - Вспомни черта, и он тут как тут.
        Стив вмешался и остановил их кружение.
        - Вот пиво, - произнес он, всучив Адриану в руки бутылку. - Подошла моя очередь.
        Адриан безропотно ослабил хватку и передал Лиз Стиву.
        - Не волнуйся, большой брат, клянусь: она невредима, и ее добродетель не пострадала.
        - Не сомневаюсь, - проворчал тот.
        Адриан рассмеялся и направился к шведскому столу, по пути здороваясь с приглашенными. Оркестр заиграл медленную мелодию, Стив воспользовался возможностью и притянул Лиз к себе, обхватив рукой ее талию. На девушке были юбка-саронг и топ, жар его тела проникал сквозь ткань одежды, ее гормоны с сумасшедшей скоростью вырвались на свободу, ускорив биение сердца. Лиз вдруг захотелось, чтобы они оказались наедине, захотелось целовать его и ласкать его тело. И чтобы он делал то же самое.
        Танцуя, она блаженствовала от его пьянящего мужского запаха и оттого, что все его внимание было обращено на нее. Обвивая руками его шею, прижимаясь чувствительным бюстом к его груди, она улыбнулась ему:
        - Твой брат…
        - Заноза в заднице? - закончил он за нее.
        Заметив веселый огонек в его ярко-синих глазах, она расхохоталась и покачала головой.
        - Я хотела сказать, что твой брат просто очаровашка.
        - Хм-м. - Стив нежно притянул ее голову к себе на плечо и ласково коснулся волос. - Думаю, бывают моменты, когда и он ведет себя как пай-мальчик.
        Расслабившись в сильных и надежных руках Стива, Лиз с удовольствием прикрыла глаза и позволила ему укачивать себя под ритм медленной музыки. Давно уже мужчина не заботиться о ней, еще дольше никто не давал ей возможности почувствовать свою уникальность, неповторимость. Песня закончилась слишком быстро, и вместо музыки из колонок послышался голос Эрика, обращавшийся к участникам вечеринки.
        - Минуточку внимания! Я хочу сделать заявление, - стоя на помосте для оркестра, произнес он в микрофон, и все глаза устремились на него. - Сначала я хочу поздравить отца и пожелать ему долгих лет жизни. Стив, Адриан и я купили ему подарок, которым наш папа наверняка будет часто пользоваться - сейчас, когда он вышел на пенсию. Но у меня сегодня особый подарок, который предназначен для обоих моих родителей. Где вы, мама, папа? - Взгляд Эрика пробежал по собравшимся во внутреннем дворике, пока не нашел Анжелу и Пола, которые махали ему руками из толпы гостей.
        - Обратите внимание, - сказал он родителям с широкой улыбкой на лице, указав на стол, за которым раньше сидели Лиз и Стив. - Джил, можешь подойти сюда, дорогая?
        Девушка очень удивилась приглашению на сцену, но выполнила просьбу Эрика. Видно было, что она очень волнуется. Очевидно, она понятия не имела, что он задумал. Никто не знал, кроме, может быть, Стива, с гордостью наблюдавшего за братом.
        Как только Джил оказалась рядом с ним, все затихли и с интересом стали наблюдать за происходящим. Эрик поднял левую руку девушки и, глядя ей в глаза, сказал:
        - По-моему, лучшего места для того, что я задумал, нет. Здесь мои добрые друзья, родственники и моя семья.
        Он опустил руку в карман брюк, достал черную бархатную коробочку и со щелчком открыл крышку, показав красивое сверкающее обручальное кольцо с бриллиантом.
        - Джил, ты выйдешь за меня замуж? - спросил он спокойно, звонко и уверенно.
        Джил открыла рот от удивления, потом прикрыла его ладонью, глаза ее расширились от услышанного. Она недоверчиво переводила взгляд с кольца на Эрика и обратно. Тишина затянулась, и Эрик улыбнулся:
        - В чем дело, бриллиант недостаточно большой?
        - Он само совершенство, - голос Джил сорвался, а рука, которая потянулась к бархатной коробочке, задрожала. - Ох, Эрик, ты это серьезно?
        От такого смешного вопроса он передернул плечами:
        - Милая, я люблю тебя. Конечно, я серьезно.
        Ее глаза наполнились слезами, она взглянула на него с обожанием:
        - Я тоже люблю тебя, Эрик.
        - Скажи ему «да» и избавь от мучений! - заорал Адриан через двор, и все заулюлюкали и закричали.
        Эрик улыбнулся брату и снова обратил свой взор, полный надежды, на Джил:
        - Ну?
        - Да, - сказала она шепотом, а потом громче: - Да!
        Он легким движением надел ей на палец прекрасное кольцо, завершая их официальную помолвку. Послышались поздравления и аплодисменты. Пол с Анжелой пробирались к сцене, чтобы поздравить сына и будущую невестку.
        Стив громко свистнул и прокричал:
        - Так и надо, братишка!
        Анжела радостно обняла Эрика и Джил, придя в восторг от неожиданного поворота событий. А когда она наклонилась к микрофону, ее синие глаза сияли от радости:
        - Один вне игры, остальные два на подходе!
        Стив охнул, Адриан стал яростно отрицать такую возможность, а все вокруг смеялись.
        Следующие несколько часов прошли быстро, и теплый полдень плавно перешел в прохладный вечер. Но вечеринка по-прежнему продолжалась: появилась еще одна причина для веселья, и семейство Уайльдов справлялось со всем просто прекрасно.
        Лиз болтала с Миа и Джил, разделяя ее радость. Мужчины куда-то пропали, и она вдруг поняла, что уже почти восемь вечера. Извинившись, девушка отправилась на поиски Стива, который разговаривал со своими кузенами, братьями Миа, - Алексом, Джоэлом и Скоттом, которого она видела раньше. Еще трое красавцев-холостяков, на которых и заканчивался пока что клан Уайльдов.
        Желая привлечь внимания Стива, Лиз коснулась его руки, и он взглянул на нее с обезоруживающей улыбкой.
        - Здесь очень здорово, но мне пора домой - подготовиться к вечерней работе. Я вызову такси.
        - Нет, только не это, - твердо ответил Стив. - Я сам отвезу тебя, а потом вернусь сюда. Пара пустяков.
        Лиз не стала спорить и приняла его предложение. Она попрощалась, поблагодарила Анжелу и Пола за гостеприимство и пошла со Стивом к его внедорожнику. Как только они уселись в авто, Стив провел рукой по ее волосам, а потом притянул к себе. Без прелюдий их губы слились, рты раскрылись, приглашая к более глубокому и близкому обладанию. Его язык вошел вглубь, нагло, жадно, и Лиз задрожала от жара и желания. Стив слишком быстро, на ее вкус, прервал поцелуй, и они прижались друг к другу лбами. В автомобиле было темно, воздух наэлектризовался от их обоюдного желания.
        - Боже, как мне это было необходимо. - Его губы пробежали по ее лицу вверх до ушка. - Я так скучал по тебе сегодня.
        Она склонила к нему голову, и он осыпал поцелуями мочку ее уха. Соски Лиз напряглись, мучительно мечтая о ласках его рук и губ и влажном прикосновении языка.
        - Поправь меня, если я ошибаюсь, но я была рядом с тобой почти весь день.
        - М-мм, но сделать с тобой перед всеми то, что я хотел, было бы неприлично, - сказал он хрипло.
        - А, - она улыбнулась. - В этом смысле я тоже по тебе скучала.
        Их губы снова слились в долгом, медленном поцелуе. Когда Стив отпустил Лиз, чтобы она перевела дух, ее кожа горела, дыхание прерывалось. Она кое-как успокоилась и резонно заметила:
        - Нам действительно нужно ехать, иначе я опоздаю на работу.
        Он медленно и чувственно коснулся пальцем ее влажных губ.
        - Ты всегда можешь сказать, что была с клиентом.
        - Ха-ха, - она потерлась носом о его нос. - Нам все еще необходимо притворяться и стараться быть убедительными по телефону.
        - Пока мы с такой проблемой не сталкивались. - Он нехотя отпустил ее, завел мотор, и через минуту они уже оказались на дороге, ведущей к дому Лиз.
        Она откинулась на сиденье, думая о том, как было бы хорошо не ходить на работу. Меньше всего на свете она хотела слушать непристойные речи клиентов. Она бы хотела провести остаток вечера наедине со Стивом. Но работа есть работа, ее необходимо выполнять. Надо искать эту дуру кузину.
        - Ты довольна тем, как провела время? - спросил Стив.
        - О да, очень. - Его лицо освещали уличные огни, Лиз рассматривала его профиль - губы, твердый подбородок. - Мне понравилась твоя семья.
        Она завидовала Стиву, потому что они с братьями и кузенами были дружны, а ей в отношениях с Валери этого не хватало.
        Потянувшись к ручке коробки передач, Стив наткнулся на ее руку и сплел свои пальцы с ее.
        - Ты им тоже понравилась.
        Интересно, он говорит ей это, чтобы только сделать приятное?
        - Откуда ты знаешь?
        Стив остановился на красный свет и взглянул на Лиз с искренней нежностью и заботой:
        - Они мне сами сказали.
        Он и не подозревал, что идеально завершил ее поистине идеальный день.

        Глава одиннадцатая

        Стив повесил трубку, закончив еще одну ночь телефонного секса. Он уже второй раз выразил желание лично встретиться с Лиз.
        Сегодня вечером девушка поделилась с ним своими возбуждающими фантазиями. Она воспламенила его словами, зажгла в нем неугасимое, яростное желание. Даже сейчас, когда он ложился в постель, его орудие под трусами-боксерами было подобно скале. Желание вцепилось в него когтями, когда он снова и снова проигрывал в уме фантазию Лиз, ожидая, когда пройдут эти десять минут, за которые она должна зарегистрироваться и сесть в машину.
        Лиз хотела, чтобы за ней гнался, поймал и заставил сдаться жестокий пират, мужчина, которого она страстно желала. Но девушка никогда бы не призналась, что ее тянет к нему, потому что это было нечто запретное. Делясь со Стивом откровенными яркими деталями, она втянула его в увлекательный мир фантазий, рассказывая о разных способах, при помощи которых наглый властный пират заявит на нее свои права, и как он овладеет ею - дико, страстно, волнующе. Лиз будет добровольной пленницей этого опасного разбойника, которого она желает, забыв обо всех приличиях. В конце концов она сдалась ему, забыв обо всем.
        Это была восхитительная эротическая фантазия. Стив был совсем не против исполнить ее для Лиз. Действительно, он уже рассматривал различные варианты воплощения в жизнь их авантюрного плана. Еще несколько минут он позволил себе пофантазировать о возможных заманчивых сценариях развития событий, потом взял мобильник и набрал номер ее сотового. Лиз ответила быстро.
        - Привет. - Ее голос звучал приглушенно и устало и не так бойко, как всего пятнадцать минут назад.
        Неудивительно, если учесть, что долгий день затянулся далеко за полночь.
        - Мне было очень приятно, - сделал он ей комплимент.
        - Тебе понравилось? - промурлыкала она, довольная своей властью над ним и умением соблазнять.
        - О да, мне понравилось. Очень. - Эрекция свидетельствовала о выдающемся таланте Лиз сочинять такие соблазнительные сексуальные сказки. - Ты хочешь, чтобы я купил повязку на глаз?
        Она нежно засмеялась, его дыхание шелестело в трубке.
        - Ты выглядишь как пират даже без повязки.
        Он ворочался на кровати, пытаясь найти для разгоряченного тела прохладное место на простынях.
        - У тебя усталый голос.
        - Конечно. - Лиз вздохнула. - Видимо, работа в две смены наконец-то меня добила.
        - Ты, наверное, права. - Он услышал, как она подавила зевок, и улыбнулся: - Сегодня был очень напряженный день.
        - Да, но напряжение было приятное. - В голосе Лиз прозвучала благодарность, и Стив порадовался, что отважился позвать ее на день рождения, а она приняла приглашение.
        Он хотел провести этот день с ней и со своей семьей, хотел отвлечь девушку от ее проблем. Она так хорошо вошла в их компанию! Для Стива было очень важно, что он познакомил ее со своими братьями, родителями и другими родственниками. Чувства переполняли его. Он провел столько лет, избегая серьезных отношений с женщинами! Лиз не была похожа ни на одну женщину, с которыми он встречался после развода.
        Стив не представлял, что произойдет с их отношениями после того, как они найдут кузину и дело будет закрыто, но надеялся, что Лиз будет рада продолжить встречаться с ним. Для него это решение было важным шагом, но он был готов его сделать, потому что просто не мог представить, что расстанется с ней.
        - Скажу тебе вот что, - произнес он, принимая мгновенное решение за них обоих. - Я тоже выбился из сил. Давай отложим на потом.
        - Ты действительно этого хочешь?
        - Конечно, хочу. - Он проигнорировал пульсацию в чреслах, которые возражали против такого варианта, но убедил себя, что не умрет от ночи воздержания. - Я очень хочу прийти и стать твоим пиратом, но думаю, что хороший крепкий сон требуется нам гораздо больше.
        Ему нужно было время и одиночество, чтобы разобраться в своих чувствах к Лиз, которые становились все сильнее.
        - Я не возражаю.
        Стив не мог определить, испытывает ли она облегчение или разочарование, и решил, что, наверное, и то и другое понемногу.
        - Кстати, - продолжала она, - я проверила график работы в агентстве «Все, что пожелаете», и завтра, оказывается, у меня выходной, поэтому я проведу весь день в кафе, чтобы доделать все дела и выполнить бумажную работу. На следующей неделе надо провести инвентаризацию.
        - У меня тоже полно дел в офисе, - произнес Стив, сидя на краешке кровати.
        Он уставился на свое отражение в зеркальных дверцах шкафа, стоящего напротив него, и сразу в его воображении всплыла сцена, где они вдвоем исполняют ее пиратскую фантазию.
        - Поговорим завтра.
        - Ты знаешь, где меня найти.
        - Знаю. - Он рассмеялся и пожалел, что не встретится с ней сегодня, но знал, что так будет лучше. - Будь осторожна, и приходи ко мне во сне.
        - Не сомневайся, так и будет.

        Лиз закончила сводить дебет с кредитом. Она была вне себя от радости, обнаружив, что после оплаты всех издержек она получила довольно приличную прибыль. Доход от заведения вырос на десять процентов по сравнению с предыдущим месяцем. Отличные новости - ведь целых три года она пыталась выкарабкаться из долгов. Шаг за шагом она приближалась к заветной цели. Сейчас главной задачей для нее было отдать долг тете и дяде и постепенно погашать все остальные финансовые обязательства. Она выписала чеки на оплату, добавив пару сотен долларов сверху к оговоренной сумме, потому что сейчас она могла это себе позволить. Отложила еще несколько сотен на оплату услуг Стива - он же был частным детективом. Этот долг она также собиралась оплатить полностью.
        Довольная тем, что успела сделать за день, Лиз закрыла свою амбарную книгу и положила ее в офисный сейф позади рабочего стола. Стрелки на часах приближались к половине восьмого. Сегодня был напряженный и результативный день, но она чувствовала себя бодро и совсем не устала, хотя столько всего успела сделать.
        Странно, Стив почему-то не появлялся. Когда она днем позвонила домой прослушать сообщения на автоответчике, один из звонков был от Антонио с просьбой о встрече в агентстве в понедельник утром в одиннадцать. Он сказал, что появилась возможность повышения, о которой он хотел бы с ней поговорить. Лиз была очень рада, что они со Стивом этого наконец дождались, и немедленно набрала номер его сотового, но в ответ раздался голос автоответчика. Она оставила Стиву сообщение, но тот не перезвонил, а ведь прошло уже три часа.
        Со вздохом разочарования девушка подхватила стопку оплаченных квитанций и выписок с банковского счета и принялась заполнять их на старой конторке у дальней стены.
        Работа была чисто механической и позволяла о многом подумать, например поломать голову над тем, куда запропастился Стив и чем он занимается. Один день врозь - а она уже скучает по нему больше, чем позволяют приличия. Но в ее скоротечном романе со Стивом просто нет места для тоски.
        Сердце Лиз неистово заколотилось в груди, дыхание прерывалось, когда она поняла, что давно забытое чувство посещает ее все чаще. Она покачала головой. Нельзя позволять себе влюбляться в Стива - если она совершит такую глупость, он разобьет ей сердце. Да, он замечательный, заботливый и щедрый любовник. Но ей не нужен еще один легкомысленный парень, рассекающий на мотоцикле любитель приключений, который говорит, что не хочет брать на себя пожизненные обязательства.
        Стив отлично подходит для веселого романа, но не для серьезных отношений. Она уже позволила одному такому типу сбить ее с пути и до сих пор расхлебывает последствия бурных отношений. Не говоря уже об обещании приглядывать за кузиной.
        - Привет, красотка, - произнес низкий глубокий голос у нее за спиной и оторвал девушку от размышлений, - хочешь, чтобы тебе сегодня повезло?
        Лиз испуганно обернулась, но сразу же перевела дух, увидев Стива, лениво навалившегося на дверной косяк у входа в ее маленький офис. На нем были черные джинсы в обтяжку и свитер с длинными рукавами и воротником-хомутиком. Кожаная куртка небрежно висела через плечо. Было видно, что сегодня он не брился, щеки заросли темной щетиной, а густые черные волосы были взъерошены. На его губах промелькнула озорная улыбка, а в ярко-синих бесстыжих глазах читалось непристойное предложение.
        Стив выглядел как человек с дурной репутацией, он был божественно красив и готов совершить еще немало грехов.
        Да, из него вряд ли получится хороший муж, но она знала наверняка, что этот мужчина мог исполнить любую ее фантазию. Лиз уже разрешила себе заниматься сексом со Стивом, пока есть такая возможность, и сейчас собиралась осуществить задуманное.
        - Привет и тебе. - Она закончила последние подсчеты, закрыла конторку и вернулась обратно к своему рабочему столу. - Что ты тут делаешь?
        Стив оттолкнулся от дверного косяка и прошелся по маленькой комнате. Казалось, он заполнял собой все пространство.
        - Я был тут рядом и решил заглянуть.
        - Очень хорошо. - Девушка улыбнулась, натягивая канцелярскую резинку на оплаченные счета, которые ей нужно было завтра утром отправить по почте. - Ты приехал за карамельным фрапучино?
        - Нет, за тобой. - Он стоял по другую сторону стола, опираясь на него бедром, его пальцы скользнули в передние карманы джинсов. - Ты уже обедала?
        Лиз отрицательно покачала головой. Только сейчас она поняла, как голодна.
        - Нет, я была так завалена работой, что даже не думала о еде.
        - У меня есть шансы угостить тебя обедом? - Стив заговорщицки подмигнул.
        Ее бросило в дрожь от скрытого подтекста его вопроса. Никаких сомнений, судя по озорному блеску его глаз, он сказал это специально.
        - Я бы сказала, что твои шансы очень велики. Я только что доделала все самое необходимое. Мне надо дать указания менеджеру ночной смены, а потом я буду совершенно свободна и в полном твоем распоряжении.
        Пятнадцать минут спустя они шли от центрального входа кафе к мотоциклу, припаркованному на обочине. Увидев «Харлей Дэвидсон», Лиз резко остановилась и подняла на Стива глаза:
        - А где машина?
        - Возле дома. - Он уже отстегнул от мотоцикла черный шлем и держал его в руках. - Я думал, будет здорово прокатить тебя на мотоцикле. Как тебе моя идея?
        Как ни странно, идея Лиз понравилась. Это все потому, что она доверяет Стиву. Он предлагал ей немного легкомысленного веселья после напряженного рабочего дня. Заманчивое приключение возбуждало необузданную сторону натуры Лиз и давало возможность выпустить на свободу откуда-то из глубины души плохую девчонку, которую мог выманить только Стив.
        Она расхохоталась от радостного волнения.
        - Не то слово!
        - Тебе понравится, - пообещал он, водрузил ей на голову шлем и подал кожаную куртку.
        Лиз погрузилась в теплое ароматное облако, исходящее от его одежды. Стив застегнул на ней молнию и поднял воротник, окутывая ее своим восхитительным пьянящим запахом. Лиз чувствовала его тепло. Куртка была на два размера больше, чем нужно, но в ней она ощущала себя в безопасности. Те же чувства вызывал и хозяин куртки.
        Пока байкер надевал шлем, взгляд Лиз скользил по угрожающего вида мотоциклу, на который ей предстояло взобраться. Огромный, хромированный, весь блестящий, покрытый черной эмалью с надписью «Дикарь», которая переливалась всеми оттенками оранжевого, желтого и красного на бензобаке между рулем и сиденьем. Эта надпись подходила ему идеально и заставляла вспомнить строчки из песни про любовь с таким же названием: «Дикарь, я, кажется, тебя люблю».
        Лиз прогнала эту мысль, испугавшись, что слова песни окажутся пророческими. Она вдохнула прохладный ночной воздух, поняв, что уже никогда не сможет спокойно слышать эту песню - будет вспоминать Стива и проведенные вместе ночи.
        На мотоцикл забрался сначала Стив, а потом, следуя его указаниям, и Лиз оседлала кожаное сиденье и устроилась позади него, раздвинув ноги и обняв его сзади руками. Он завел двигатель, и вся махина возродилась к жизни. Пульс у Лиз подскочил, она ощущала всем телом вибрацию мотоцикла, которая волновала и дразнила воображение.
        - Держись за меня! - крикнул он ей через плечо.
        Ее не пришлось просить дважды. Лиз прижалась к его надежной сильной спине и уютно примостилась, сцепив пальцы на его напряженном животе. Он еще раз нажал на газ своего мощного байка, и они поехали.
        Стив проехал по Лейк-Шор-драйв, прокатил ее по Норд-авеню-бич и Линкольн-парку. Ночью все достопримечательности выглядели просто потрясающе: сочетание цветных огней и ничем не ограниченного обзора завораживало. Впереди широко раскинулась дорога. Лиз неслась на мотоцикле, и ветер ласкал ее лицо. Девушка взбодрилась, к ней вернулось чувство свободы, покинувшее ее после того, как она вышла замуж за Тревиса. Она наслаждалась близостью Стива и этими ощущениями, растекавшимися по всему телу и заряжавшими ее энергией.
        В куртке Стива девушка чувствовала себя, как в теплом коконе. У нее замерзли пальцы, она нахально задрала свитер Стива, и ее руки проникли под его рубашку, чтобы согреться теплом его тела. Кожа на его плоском животе была восхитительно горячей. Стив даже не вздрогнул от ее прикосновения, и она застонала, благодарно проводя ладонями вдоль его ребер, а ее пальцы начали согреваться.
        Согрев руки, она продолжала его ласкать, рассеянно поглаживать грудь, бока, живот - ей нравилось к нему прикасаться. Очень скоро он повернул на улицу, которая вела на северный причал и к магазинам, аттракционам и ресторанам, расположенным вдоль оживленной набережной.
        Они слезли с мотоцикла. Потребовалось время, чтобы Лиз восстановила равновесие, - ноги все еще тряслись от вибрации мотора. Стив снял с нее шлем и провел рукой по волосам, приводя их в порядок, а нежный взгляд его глаз говорил, что от прикосновения к шелковистым прядям он получает несказанное удовольствие.
        Лиз окинула взглядом причал и поняла наконец замысел Стива.
        - Ты обманом привез меня на свидание?
        Стив рассмеялся и крепко сжал ее ладонь. Они пошли к самому популярному у туристов месту.
        - Я тебя не принуждал, дорогая. Ты забралась на мой мотоцикл добровольно.
        Лиз не смогла с ним спорить, да ей вовсе и не хотелось этого.
        - Было здорово, - признала она.
        - Что именно - понравилось лапать меня?
        Она рассмеялась, почувствовав себя беззаботной и легкомысленной. Это состояние не посещало ее уже три года.
        - Это тоже, а еще кататься на мотоцикле.
        Он нежно сжал ее ладонь:
        - Я почувствовал, что тебе нравится.
        Чуть склонив голову, она окинула его изучающим взглядом.
        - Ты когда-нибудь катал девушек на своем мотоцикле? - Вопрос сорвался у нее с языка, прежде чем она успела остановиться.
        Казалось, вопрос его не смутил, хотя напряжение в глазах противоречило его легкомысленному поведению.
        - Ты первая, кому я это предложил.
        Его ответ вскружил ей голову.
        - Мне повезло, - сказала она, ничуть не заботясь о том, что в ней говорит собственница.
        Он быстро поцеловал ее в губы, и ей страстно захотелось глубокого и долгого объятия.
        - Больше чем просто повезло.
        Они заказали обед в обычном ресторане с видом на гавань, в котором подавали морепродукты, и разделили на двоих большое блюдо с моллюсками, жаренными на сильном огне в масле, с креветками, мидиями и крабами. Они начали кормить друг друга всем этим великолепием, не обращая внимания на измазанные рты и пальцы.
        Лиз глотнула ледяной воды и взглянула на Стива.
        - Ты получил мое голосовое сообщение?
        - Ага, получил. - Он обмакнул жареного моллюска в соус и поднес к ее губам, а потом облизал оставшуюся на пальцах приправу.
        - Меня не было дома, я проводил наблюдение по одному делу и подумал, что мы сможем поговорить обо всем вечером с глазу на глаз. Ну так что сказал Антонио?
        - Его сообщение было кратким, но по существу, и именно таким, на которое мы так надеялись. - Лиз окунула последнюю креветку в чесночный соус и поднесла к его губам. Он медленно, чувственно потянулся языком за кусочком, у нее внутри все затрепетало от предвкушения. - Я договорилась о встрече с Антонио в одиннадцать завтра утром. Он сказал, что хочет поговорить о возможности моего карьерного роста.
        Стив вытер рот салфеткой и, поскольку они уже опустошили блюдо, движением руки пригласил официантку.
        - Надо полагать, это означает, что тебе предложат работу девочки на вечеринках.
        Став подождал, пока уберут со стола, и заказал десерт.
        - Кусок чизкейка с пралине и карамельный мусс.
        Как только официантка ушла, Лиз сказала:
        - Я не соглашусь, если Антонио предложит мне пойти на вечеринку не с тобой, а с каким-нибудь другим клиентом.
        Лицо Стива окаменело.
        - Будь спокойна, я не пущу тебя одну на такое мероприятие. Этого не будет, черт меня побери, я не позволю даже на одну ночь какому-то мужчине подумать, что ты принадлежишь ему.
        Он говорил так, как будто имел на нее права, и это потрясло Лиз.
        - А что, если, попав на это сборище, мы не узнаем ничего, что даст нам возможность напасть на след парня, с которым встречалась Валери?
        - В любом случае нет никаких гарантий, поэтому давай не будем опережать события, ладно? - Он заботливо и нежно прикоснулся ладонью к ее щеке. - Давай пока сделаем только один шаг.
        Она снова доверилась ему:
        - Хорошо.
        Принесли чизкейк с двумя десертными вилочками. Стив захотел сам кормить Лиз лакомыми кусочками. Десерт был очень вкусным, а карамель раздразнила ее аппетит и напомнила об эротической встрече, состоявшейся несколько ночей назад.
        Он поднес к ее губам еще один кусочек, упрашивая открыть рот и съесть. Она не стала отказываться.
        - Ты хочешь откормить меня?
        - Вовсе нет, - медленно произнес он, слизывая карамель с уголков губ. - Просто хочу удостовериться, что у тебя есть запас энергии на потом.
        - На потом? - Она подняла бровь, заинтригованная. - Что вы задумали на сегодня, мистер Уайльд?
        Его потемневшие неотразимые глаза были устремлены на нее:
        - Это сюрприз, милочка.
        Желание медленно жгло Лиз изнутри, а на ее лице возникла полная надежды улыбка.
        - Ты собираешь стать моим пиратом?
        - Ага, - ответил он, вполне убедительно изобразив злобного и распутного пирата-грабителя.
        Она облизала губы, чувствуя аромат карамели и конфет и мечтая прикоснуться губами к телу Стива.
        - Чего ты ждешь? Увези меня домой и изнасилуй.
        Лиз начала привыкать к неожиданностям, и именно эта черта делала Стива безумно привлекательным и неотразимым. Он не стал отвозить ее в кафе, чтобы она забрала свою машину, не повез и к ней домой. Они отправились на окраину, за город, пересекли район с большими аккуратными домами, принадлежащими представителям среднего класса.
        Не имеет значения, куда везет ее Стив. Лиз знала, что ночь закончится исполнением запретной фантазии и ее желания будут полностью утолены. Этот мужчина привык доводить до конца все, за что брался.
        Вибрация двигателя мотоцикла между ног наэлектризовала Лиз, она предвкушала удовольствие. Наконец мотоцикл замедлил ход, и Стив свернул на дорогу, подъезжая к двухэтажному зданию. Подъемные металлические ворота гаража открылись, он заехал на место рядом с внедорожником и заглушил двигатель.
        Они слезли с мотоцикла, Стив поддержал Лиз, потому что ее немного укачало. Они сняли шлемы, Лиз скинула кожаную куртку, Стив бросил ее на сиденье «харлея». Лиз стала растирать озябшие руки, в одной блузке она сразу же замерзла. Но она знала, что мужчина очень скоро ее согреет.
        - Где мы? - спросила она, входя в дом.
        Глупый вопрос, но почему-то Лиз нужно было знать их конечную остановку.
        Прежде чем открыть дверь, он быстро набрал код на панели, висящей на стене, отключая сигнализацию.
        - У меня.
        Лиз удивилась, но не спросила, почему он сегодня решил привести ее в свою холостяцкую берлогу. Ей не хотелось вдаваться в детали, и она решила, что это просто смена декораций.
        Он распахнул дверь. Дом был погружен в кромешную темноту. Лиз взглянула на темное лицо Стива, пристально посмотрела в его разгоряченные, голодные глаза и затрепетала, но на этот раз не от холода. Тусклый свет из гаража окружал голову Стива ореолом, и он стал похож на падшего ангела… Нет, скорее на опасного разбойника, а может быть, грабителя и пирата.
        Стив склонил голову и пробормотал:
        - У тебя тридцать секунд, чтобы спрятаться от меня, милочка, прежде чем я пойду тебя искать. И как только я поймаю тебя, ты станешь моей и будешь делать, что мне захочется. Поняла?
        Она нервно кивнула и от нарастающего напряжения ее голова пошла кругом.
        Лиз стала его пленницей, его рабыней. Прошлой ночью она начала по телефону возбуждающую игру, но сейчас Стив Уайльд закончит ее и грубо заявит на девушку свои права. У Лиз не было и тени сомнения, она знала, что сегодняшняя фантазия будет чем-то абсолютно новым и еще не испытанным.
        - Раз, - он начал отсчитывать секунды. - Два…
        Кровь ее разогрелась, заставляя сердце биться в груди быстрее. Она помчалась в дом - как будто нырнула в бесчисленные незнакомые лабиринты затемненных комнат, темных дверных проемов, мебели и мрачных коридоров. Постепенно ее глаза привыкли к полумраку. У Стива было преимущество, потому что он знал план дома, но это Лиз не смутило, потому что она мечтала, чтобы ее наконец-то схватили и изнасиловали. Но ее замысел был таков: сначала насладиться игрой в прятки, а это значило, что надо как можно дольше избегать жадных рук хозяина.
        Когда он досчитал до двадцати, она повернула налево и очутилась, как оказалось потом, в гостиной. Там стояли кресла с замшевой обивкой и телевизор с большим экраном. Лиз не имела понятия, куда бежать дальше, сердце неистово билось в груди, пульс бешено скакал, когда Стив стал приближаться к цифре тридцать. А потом дом наполнился зловещей тишиной.
        Охваченная приступом паники, она повернула в коридор. Стив приближался к ней с противоположной стороны. Вздрогнув от неожиданности, она, как спринтер, бросилась обратно, забежала на кухню и спряталась за какую-то мебель.
        Стив содрал с себя свитер, бросил на стол и медленно обошел его в поисках Лиз. Тонкая полоска лунного света пролилась из окна кухни, освещая его широкую грудь, и от этого глаза Лиз заблестели, как переливающаяся ртуть.
        - Снимай блузку, или я сорву ее с тебя, когда поймаю.
        - Если поймаешь, - дразнила она.
        Стив продолжал подкрадываться к ней с улыбкой хищника на чувственных губах.
        - Даже не сомневайся. Считай, что я тебя предупредил.
        Лиз удалось выбраться из кухни и она побежала по коридору. Казалось, он вырос прямо перед ней просто из ниоткуда. Лиз вскрикнула и повернулась - и побежала обратно на кухню. Но Стив настиг ее, схватил сзади за талию и прижал к столу.
        Его губы впились в ее шею.
        - Ты можешь бежать, но тебе не скрыться, - выдохнул он ей прямо в ухо.
        Лиз затрепетала от восхитительного, полного страсти желания. Играя роль упрямой бунтующей пленницы, она потянулась к сдерживающей ее руке и попыталась вырваться из объятий Стива, но силы были неравными, и они оба знали это. Попка Лиз плотно прилегала к его чреслам, и его эрегированное копье, сдерживаемое джинсами, обжигало ее даже сквозь ткань. Под натиском его бедер она не шелохнулась, мужчина поднял руки к первой пуговице на блузке, и его пальцы нырнули в ложбинку между грудей. От его ласки ее соски напряглись до боли. Верный своему слову, он резко рванул ткань, и первая пуговица полетела через всю кухню.
        Еще один рывок - и блузка с треском разорвалась. От потрясения Лиз глубоко втянула в себя воздух и застонала, а Стив грубо дернул чашечки бюстгальтера, и его большие ладони накрыли ее груди. Он сжимал и растирал ее плоть, нежно дергая соски.
        Лиз кусала губы, чтобы не закричать от блаженства. Будучи пленницей, она не доставит ему такого удовольствия. Он стянул рваную тряпку, в которую превратилась ее блузка, и бросил на пол. Через секунду за ней последовал и бюстгальтер. Стив развернул Лиз к себе и уложил ее спиной на стол. Его горячие влажные губы сомкнулись вокруг ее соска, руки ласкали грудь.
        Сдерживая стон, девушка закрыла глаза и схватилась за край деревянной столешницы обеими руками. Его нежный бархатистый язык лизал и поглаживал, зубы покусывали, и волны жара катились по ее телу. Длинные ищущие пальцы впились в ее живот, и Стив отступил назад, чтобы расстегнуть джинсы.
        Отказываясь сдаваться ему так легко, она быстро приняла решение и метнулась в сторону, сумев избежать захвата, поскольку он не ожидал, что она взбунтуется. Лиз помчалась со всех ног по темному коридору и взбежала по ступенькам на второй этаж. Она интуитивно направилась влево и проскочила в какую-то дверь. Ванная, к которой примыкала еще одна комната, сообразила Лиз.
        Она услышала скрип ступенек, поняла, что Стив приближается, и спряталась за дверью. Девушка вжалась в стену, мучительно возбужденная, желая и трепеща от предвкушения запретного удовольствия и чувствуя головокружение.
        У мужчины была удивительно легкая поступь - только тень выдавала его присутствие, когда он прошел мимо ванной, а потом вдруг остановился. Девушка затаила дыхание, когда он распахнул дверь и вошел, не включая свет. Прохладная деревянная дверь коснулась ее ничем не прикрытых сосков, и от ожидания, что ее поймают, у нее в животе все оборвалось, а голова закружилась. Она боялась потерять сознание. Через несколько мгновений он отступил и прошел по коридору в следующую комнату, а она перевела дух.
        - Выходи-выходи, я найду тебя, где бы ты ни пряталась. - Стив пытался одурачить ее, голос преследователя был низким и завораживающе чувственным.
        Когда он оказался в другой части верхнего этажа, она беззвучно пробралась в соседнюю комнату, которая оказалась домашним спортзалом. Продвигаясь к дверному проему, который вел обратно в коридор, она замерла в ожидании, прислушиваясь ко всем звукам и движениям Стива. К сожалению, она могла услышать лишь громкое биение собственного сердца. Воспользовавшись случаем, она кинулась из комнаты и круто повернула по коридору, а затем неожиданно врезалась, как в стену, в груду мышц. Стив схватил ее за плечи. Прежде чем она смогла восстановить равновесие, он прижал ее к стене. Его руки схватили ее лицо, удерживая ее, его рот страстно овладел ее губами. Его шелковистый язык проник глубоко и сплелся с ее языком. Пират упал ей на грудь, придавив ее соски своим волосатым торсом. Стив расставил ноги пошире, чтобы удерживать ее коленями, он вращал бедрами, терся готовым к бою копьем по ложбинке между ее ног. Стон пленницы вырвался прямо в рот преследователя. Его фантазия заключалась в том, что она будет сопротивляться, а он заставит ее подчиняться. Именно с той частью роли, где необходимо было сопротивляться, ей
особенно трудно было справиться.
        Стив потянулся и сломал застежку на ее джинсах. Он спустил их и трусики вдоль бедер, его руки скользнули по ягодицам. Он безжалостно стянул штанины вниз по ногам и оставил их на коленях, чтобы они сковывали ее движения. Потом пират встал на колени перед Лиз, коснулся ее живота горячим и влажным ртом, его язык нежно ласкал ее бедро, зубы покусывали холмик. Ее расселина пульсировала, болела, волновалась, страстно желая прикосновений его языка, ласки его пальцев.
        Ладонями он раздвинул ее ноги настолько, насколько позволяли брюки, спутавшие ноги внизу, и укусил чувствительную внутреннюю поверхность ее бедра. Она открыла рот и задрожала. Щетина на его щеках царапала ее нежную кожу, увеличивая желание.
        Ладони Стива поднялись и тщательно исследовали влажные складочки ее расселины, разделяя набухшие от его прикосновений половые губы. Пират мял, дергал их, они принадлежали только ему. Она задержала дыхание, когда он наклонился и глубоко погрузил в нее свой язык. Он лизал и водил языком по ее губам, нажимая сильно, отступая медленно, дразня ее и держа на грани сладких судорог, только чтобы оттянуть ее оргазм.
        Лиз стиснула кулаки, пытаясь сопротивляться безумному желанию схватить его за волосы на затылке и усилить давление его рта и толчки языка.
        - Стив, - произнесла она, и он услышал в ее голосе отчаяние.
        Он поднял на нее потемневшие от желания глаза.
        - Я хочу, чтобы ты вымаливала у меня то, чего хочешь.
        Рабыня отрицательно покачала головой, и тогда он продолжил мучить ее дальше, увлажняя ее, посасывая, но сдерживая разрядку. Удовольствие нарастало от каждого горячего прикосновения его языка, и в ней копилось напряжение. Ее голова прижалась к стене, тело изгибалось, добровольно отдавшись его жадному языку, исступленно выпрашивая наслаждения, на пороге которого она находилась.
        Он вынул язык, и она застонала.
        - Умоляй, милочка, - грубо приказал он и принялся лизать ее снова.
        И снова его язык похотливо танцевал по ее плоти, так умело, тепло и влажно.
        Чувство неудовлетворенности было таким ошеломляющим, что она зарыдала и в конце концов сдалась на милость пирата.
        - Пожалуйста, - с трудом произнесла она, часто и тяжело дыша, зная, что одно слово позволит ей получить все, о чем она так страстно мечтает. - Пожалуйста, сделай так, чтобы я кончила.
        Тут же длинный большой палец пирата проник глубоко в нее, он накрыл своим ртом клитор и стал засасывать его. Она вся сжалась и ощутила необыкновенную легкость. Резкий прерывистый крик вырвался из ее горла, когда оргазм достиг вершины и все ее тело задергалось в судорогах.
        Как только внутренние волны стихли, Стив сдернул джинсы и трусики с ее коленей. Пират склонился перед ней, волнуясь, стащил ткань с ног и помог ей перешагнуть через снятую одежду, раздевая ее полностью. Лиз не желала, чтобы разбойник удерживал ее за плечи, даже после того, как он великодушно доставил ей удовольствие. Прежде чем Стив смог отступить и прижать ее к стене, рабыня толкнула его в плечо. От неожиданного удара он потерял равновесие и упал навзничь.
        Лиз помчалась в сторону, чтобы он до нее не добрался. Стив выругался, громко хохоча, и выбился из темного, пугающего образа, в который так органично вошел. Воспользовавшись выигранным мгновением, рабыня побежала по коридору… прямо в спальню своего хозяина. Осознав ошибку, она развернулась, чтобы направиться к лестнице, и быстро остановилась, увидев силуэт Стива в дверном проеме, блокирующий единственный спасительный выход.
        Ее сердце трепетало при виде серьезного противника. Стив был вызывающе сексуален, внушителен, мужествен, с мускулистым руками и накачанным животом. Все говорило о его неоспоримом преимуществе. Длинное твердое копье отчетливо выделялось под грубой тканью черных джинсов. Он уже успел где-то на полпути снять обувь и носки.
        - Ты заплатишь за свои фокусы, неблагодарная девица, - проворчал он, и хотя она знала, все это только игра и он никогда не сделает что-нибудь против ее желания, она не смогла удержать дрожь от угрозы, прозвучавшей в его голосе.
        Он играл свою роль просто великолепно.
        Захлопнув дверь в спальню, он запер ее со звучным щелчком, потом ткнул выключатель на стене, и в спальне загорелся свет. Лиз с трудом перевела дух, когда он окинул взглядом ее обнаженное тело.
        - Сейчас ты именно там, где я хотел тебя увидеть. - Он поманил ее пальцем. - Иди-ка сюда, - приказал он.
        Она, бунтуя, задрала подбородок.
        - Нет.
        Казалось, Стив воспринял ее отказ как откровенный вызов. Соблазнительная улыбка заиграла на его губах, и он неторопливо вошел в комнату. После каждого его уверенного шага Лиз отступала - как будто они играли в кошки-мышки. Пират продолжал подкрадываться к ней, он сумел совершить маневр и загнал ее в дальний угол спальни, хотя они были довольно далеко друг от друга.
        - Иди сюда, - сказал он снова, в этот раз еще тверже. - Сдайся, и я буду нежен с тобой. Если не послушаешься, будешь пожинать плоды своего неповиновения.
        Она не хотела, чтобы он был с ней нежным. Она снова была необыкновенно возбуждена и страстно мечтала о горячем, грубом соитии. Рабыня хотела увидеть, какое наказание придумал для нее пират. Лиз попыталась уклониться от его рук, но Стив схватил ее. Она взвизгнула, когда его пальцы вцепились в ее волосы и притянули ближе. Вздрогнув от неожиданности, Стив какое-то мгновение колебался, и лишь когда увидел выражение ее лица, убедился, что не зашел слишком далеко. Только после того как Лиз перестала протестовать, он продолжил игру.
        - Кажется, тебя необходимо проучить, чтобы ты помнила свое место. Становись на колени, - произнес он низким голосом, почти рыча.
        Он толкнул ее вниз. Ей пришлось подчиниться и стать на колени перед ним. Огромная выпуклость на его джинсах оказалась как раз на уровне ее лица. Свободной рукой он сумел ослабить ремень, расстегнул молнию на джинсах и запустил ладонь, чтобы освободить свое твердое копье.
        Он погладил пальцами свое орудие по всей длине, и она заворожено наблюдала, как оно становилось все больше. Притянув ее голову ближе, он коснулся головкой большого напряженного пениса ее закрытых губ. Его плоть окончательно отвердела и была как разгоряченный бархат. Лиз задрожала от желания.
        - Открывай рот.
        Кулак, удерживающий ее за волосы, сжался еще сильнее, но она никуда не собиралась бежать. Рабыня признала его превосходство, потому что тоже хотела доставить ему удовольствие.
        Глядя в его разгоряченные глаза, Лиз раскрыла губы и втянула его так глубоко, насколько смогла, обволакивая горячим теплом, лаская шелковистым языком основание его копья. Лиз практически проглотила его, а Стив сжал ее затылок рукой, удерживая, направляя, и его бедра ритмично вращались, а копье скользило вглубь и обратно.
        - Да-а, - со свистом вырвалось из его горла, и его лицо исказила судорога.
        Лиз знала, что он близок к оргазму, чувствовала, как он изменился, стал горячим и солоноватым, чувствовала, как ритмично бьется жилка на основании его фаллоса. Он сильно содрогнулся, и она круговыми движениями провела языком по его набухшему чувствительному кончику, потом плотно сомкнула губы на верхушке и пососала его, сильно поднимая, увеличивая его удовольствие лаской губ. Он стонал, прикрыв глаза, и совершил ошибку, отпустив ее волосы.
        Она обрела свободу и опьянела от нее. Пленница не могла не воспользоваться этим. Набравшись смелости, она проглотила его всего целиком в последний раз, почувствовала толчок его тела и поняла, что он на грани взрыва. Она отступила, отпустила его фаллос и вскочила на ноги, прежде чем он понял, что она убежала.
        Его искрящиеся, полные страсти и голода синие глаза сощурились. Лицо пирата исказила кривая улыбка.
        - Не жди пощады, когда я тебя поймаю.
        Отпустив ее на мгновение, Стив подошел к ночному столику рядом с кроватью, вынул упаковку из ящика и натянул презерватив. Пират даже не потрудился снять джинсы, из расстегнутой ширинки торчало готовое к бою орудие.
        Стив повернулся, опять подкрадываясь к ней. Спрятаться было негде, избежать встречи с ним не было никакой возможности, и они оба знали это. Было ясно, что он получает огромное наслаждение от охоты, от погони и от добычи. Вскоре он загнал ее в ловушку между собой и кроватью. Она попыталась пробраться по матрацу, но успела пройти только полпути, когда большая рука схватила ее за щиколотку и беспощадно потянула назад.
        Лиз завизжала и замолотила ногами. Она случайно пнула его и попала в бедро, он заворчал, пробормотал ругательство, но продолжал тащить ее назад, туда, где стоял сам, на другую сторону кровати. Ее ноги коснулись пола, пират заломил ей руки за спину и заставил наклониться. Ее груди расплющились на мягком стеганом одеяле. Она извивалась, чтобы освободиться, и он придавил ее своими бедрами к краю матраца. Рабыня почувствовала горячее тяжелое давление его орудия вдоль бороздки ягодиц, и предвкушение запретного удовольствия прошло по ней волной.
        Она услышала звук освобождаемого из петель на джинсах кожаного ремня и растерялась: он потянулся и быстро закрепил его чуть выше ее колен, связывая ноги так, чтобы она не смогла снова убежать. Стив склонился над ней сзади, и их тела соприкоснулись.
        Под его тяжестью Лиз сильнее вжалась в матрац.
        - Хочешь, чтобы я и руки тебе связал? - грубо прошептал он ей в ухо.
        Она отрицательно потрясла головой, хотя от своего беспомощного связанного состояния, усиливающего его удовольствие, она пришла в восторг.
        - Нет, - выдохнула она и схватилась пальцами за одеяло. - Я буду хорошей девочкой, обещаю.
        Стив расставил ноги шире, грубая ткань его джинсов царапала кожу девушки, но это очень ее возбуждало. Он погладил ладонью ее спину, его рука скользнула по ее попке, и пальцы проникли в упругую расселину между ними. Пират тщательно изучал ее все глубже и обнаружил, что она вся мокрая от желания, и приласкал влажные складочки, размазывая ее сок, готовя ее к встрече с ним.
        Лиз застонала, поднимая бедра, и потянулась навстречу ему, насколько смогла, страстно мечтая о том, что он наполнит ее до краев. Стив пристроил головку своего орудия напротив ее скользкого отверстия и вошел в нее на пару сантиметров, ровно настолько, чтобы подразнить. Она втянула в себя воздух, желая, чтобы он раскрыл ее ноги шире. Они прижимались друг к другу еще ближе, а обладание стало еще более возбуждающим.
        Стив снова склонился над ней и схватился руками за матрац. Его рот едва касался ее щеки, она чувствовала его горячее, тяжелое, влажное дыхание на своей коже.
        - Это именно то, чего ты хотела милочка? - его вопрос резал ей слух.
        - Да, - бесстыже ответила Лиз.
        Он вошел в нее на всю длину. Его большое, горячее, шелковистое копье раздирающим ударом пронзило ее. Лиз удержалась от резкого крика, а пират застонал и вынул свое орудие, прежде опять погрузиться, двигаясь в ней без остановки.
        Никакой пощады, сказал он, и он действительно не пожалел ее. Стив царапал зубами ее плечо, кусал шею, Лиз капризно стонала от поднимающихся откуда-то из ее глубин воспламеняющих, восхитительных ощущений. Его пальцы запутались в ее волосах, он повернул ее голову, заставляя взглянуть на их отражение в зеркальном шкафу.
        - Смотри, как я тебя трахаю, - хрипло потребовал он.
        Лиз не смогла отвести взгляда от зеркала, даже если бы захотела. Ее загипнотизировало отражение их тел. Она завороженно смотрела, как Стив взгромоздился на нее сзади, наполовину раздетый, как его тело прижимало ее вниз, превращая в рабу его желаний.
        Выражение лица Стива было диким: его свело судорогой, небритые челюсти были стиснуты. Его бедра бились, мускулы на его руках и на спине двигались, и холмики мышц собирались каждый раз, когда он глубоко пронзал ее. Погружаясь ладонями в матрац, она подняла попку и стала двигаться, отвечая на его толчки. Рычание рождалось в его горле, и он содрогнулся. Еще крепче сжимая ее волосы в кулаке, Стив схватил ее за талию, рука скользнула ниже, а он продолжил вбивать в нее свой фаллос, скользя по ее лобку и водя пальцами между ее связанных ног, где Лиз была вся влажная от желания. От первого прикосновения к клитору она задрожала и растаяла. Вторая умелая ласка вырвала из нее низкий измученный стон. Его рот впился в ее шею, его язык ласкал ее кожу, а потом Стив вонзил зубы в нежный изгиб ее плеча. Тройное чувственное нападение его рта, фаллоса и пальцев, умело обращающихся с ее телом, разрушило всю ее защиту, и Лиз содрогнулась от долгого яростного оргазма.
        Ее внутренние мышцы сомкнулись вокруг него, и она часто и тяжело задышала, глубоко втягивая воздух. С низким, первобытным рычанием он наконец-то отдался во власть оргазма. Стив откинул голову, пронзил ее последний раз резко и быстро, а потом замер.

«Лиз», - сорвалось с его губ, когда обжигающая разрядка отправила его за грань удовольствия, прямо в царство бездумных ощущений тела.

        Глава двенадцатая

        Лиз перевернулась на спину и медленно вытянулась, чувствуя себя совершенно отдохнувшей, несмотря на то, что Стив ночью порядком утомил ее. Мечтательная улыбка коснулась губ девушки. Она погрузила лицо в мягкую подушку, вдыхая запах мужского семени и неуловимый аромат, который принадлежал только Стиву. В этом аромате смешалось тепло, запах его кожи и легкая нотка цитрусовой парфюмерии.
        Лиз со вздохом открыла глаза и разочаровано обнаружила, что лежит в кровати Стива одна, а потом припомнила, как он на рассвете разбудил ее, медленно приласкав ее груди, его губы оказались на ее шее, а тело осторожно навалилось на нее. Она пошевелилась под ним, раздвигая ноги, чтобы его бедра удобно устроились, и он погрузился в нее и начал двигаться.
        В отличие от ночного соития, быстрого и сумасшедшего, он овладел ею медленно, уткнувшись ей в шею, нежно проводя рукой по волосам, изгибаясь вдоль ее тела, а его лобок терся именно там, где нужно. Стив поднял глаза, их взгляды встретились, между ними вновь зажглось пламя страсти. Ее оргазм нарастал постепенно, все внутри нее покалывало, в ней поднимались неутихающие волны восхитительных ощущений. Он тоже кончил с длинным низким стоном, вырвавшимся из груди.
        Это было замечательное пробуждение. Лиз вспомнила, как ее пальцы ласково коснулись его спины и изгибов его упругого зада, и свои сонные, бессознательные слова:
        - Мне нужно идти.
        - Еще пять часов утра, поспи немножко, - его губы любовно коснулись ее щеки, и ей показалось, что душа покинула ее нежное удовлетворенное тело. - Я отвезу тебя попозже.
        Лиз не смогла сопротивляться этому сладкому заботливому предложению и снова свернулась калачиком под мягким теплым одеялом. Она слышала, как он встал и принял душ, но была слишком усталой, чтобы проснуться полностью и присоединиться к нему, хотя эта мысль ее очень привлекала. Она спокойно и глубоко заснула. А сейчас, взглянув на часы, Лиз увидела, что уже четверть девятого, а она обычно вставала в шесть утра - рабочий день начинался рано.
        Она не беспокоилась о кафе. Утренняя смена могла справиться в час пик понедельника и без нее. Но сегодня у нее была назначена встреча с Антонио. Встреча, на которую Лиз не собиралась опаздывать, учитывая, что было поставлено на кон.
        Отбросив одеяло, она нехотя села на край кровати, и прохладный утренний воздух заставил ее поежиться. В изножье кровати Лиз обнаружила мужскую рубашку с длинным рукавом и поняла, что это для нее, ведь ночью Стив разорвал ее блузку. Лиз скользнула в нежный хлопок и закатала рукава: они были слишком длинными. Она не знала, где ее трусики, поэтому пошла без нижнего белья, радуясь, что рубашка доходит до середины бедра.
        Наконец-то она увидела спальню при дневном освещении. Оглядев себя в зеркале, Лиз осталась недовольна: волосы в полном беспорядке, тушь размазана, и весь ее вид свидетельствует о том, что ночь была бурная. Она хотела пощадить Стива и избавить от такого зрелища хотя бы сегодня, поэтому взяла его расческу, чтобы придать видимость порядка непослушным прядям, смыла остатки макияжа.
        На туалетном столике в ванной оказалась нераспакованная зубная щетка. Лиз задумалась - зачем это Стиву под рукой такой запас туалетных принадлежностей? Но тут же рассердилась на себя за то, что так переживает из-за мелочей. Конечно, он был подготовлен к встрече с ночными гостями. Лиз попыталась подавить приступ ревности, схватила зубную щетку, разорвала упаковку и начала чистить зубы.
        Но в сердце как будто застряла заноза. Нежность и страстное желание от встречи к встрече росли, как будто Лиз отдавала частичку себя, когда они были вместе, каждый раз, когда оказывались в постели.
        Прошлой ночью у них был действительно горячий, необузданный секс. Но сегодня утром… господи боже, она чувствовала, что в это утро они занимались любовью в самом чистом, интимном смысле этого слова. Этого она не могла отрицать. Потрясенная, она положила руку на сердце, пытаясь сдержать чувства, бушующие внутри.
        Но ее чувства ничего не меняли: ни их договора, ни сделки, ни временных отношений. Еще раз напомнив себе об этом, Лиз собралась и спустилась вниз - встретится лицом к лицу со Стивом.
        Сидя за кухонным столом, Стив просматривал утреннюю газету: скользил взглядом по статьям и заголовкам, не понимая смысла напечатанного. Его мысли были поглощены совсем другим… Женщиной, которая сейчас спала в его кровати и с которой впервые со времени своего развода он был рад проснуться утром.
        Конечно, Стив мог отвезти ее домой после бурной ночи. Но ему понравилось, что она так доверчиво заснула в его объятиях, сплетясь с ним своим теплым нежным телом. Когда серый рассвет разбудил его и он обнаружил спящую рядом Лиз, он не запаниковал и не испугался. Вместо этого он потянулся и снова нежно приласкал ее, и ее реакция на прикосновение снова зажгла в его крови огонь.
        Она всю ночь спала в его постели, и казалось, что так и должно быть.
        Стив налил себе кофе. Последние шесть лет его устраивала беззаботная холостяцкая жизнь. Он встречался с женщинами, когда в этом была необходимость, но без обязательств и обещаний. Эти романы не затрагивали чувств, и так было легче, но сегодня утром его осенило, что, оказывается, нужно было найти именно ту женщину, которая эти чувства затронет. Стив всегда хотел жить с одной-единственной женщиной.
        И Лиз стала для него этой женщиной.
        Их короткие встречи больше не ограничивались только великолепным сексом. Да, она подходила ему физически и была открыта ко всему, что давало им удовольствие, как, например, вчерашнее эротическое шоу. Но ему с каждым днем становилось все яснее, что роль временного любовника - не для него. Он хотел большего, чем просто кратковременный роман.
        Стив уже нарушил одно из своих правил, приведя Лиз домой и оставив ее на ночь. Для него это был серьезный поступок, который красноречивее всяких слов покажет Лиз, что он хочет, чтобы она была в его жизни не только на время поисков ее пропавшей двоюродной сестры.
        - Пахнет кофе!
        Стив повернулся на голос Лиз, осипший после сна, и его тело заволновалось оттого, как она сексуально выглядела в его рубашке, с прелестным румянцем на щеках. О да, он мог бы привыкнуть к ее постоянному присутствию в своем доме.
        - Я только что заварил целый кофейник, - произнес он, улыбаясь. - Хочешь?
        - Не откажусь от чашечки. - Лиз настороженно подошла к столу и запустила руку в свои растрепанные волосы. Она чувствовала себя неловко. - Извини, я не собиралась оставаться на ночь, - сдержанно сказала девушка, и Стив подумал, что это забавно: такой должна была быть его собственная реакция после бурно проведенной ночи.
        Достав чашку из шкафчика, он наполнил ее дымящимся кофе и постарался, чтобы Лиз успокоилась.
        - Я хотел, чтобы ты осталась, и мне понравилось просыпаться с тобой. Никому никакого вреда мы не причинили и преступления не совершили. - Для того, чтобы она доверила ему, он скользнул рукой по ее талии, нашел губами ее губы и поцеловал со всем жаром и страстью, которые с каждым прикосновением к ней все увеличивались.
        Ее руки оказались на его голой груди, а его рот соблазнил ее, и она наконец-то сдалась: он услышал то, что хотел услышать, - ее нежный вздох согласия.
        Стиву было очень интересно, есть ли на ней что-нибудь под рубашкой, но он отодвинулся и провел пальцем по ее влажным губам:
        - М-мм, ты пахнешь мятой.
        Она легко рассмеялась и плавно увернулась от его объятий. Этим утром она была какой-то сдержанной.
        - Спасибо. - Лиз положила сахар в кофе и задумчиво глянула на него: - У тебя запас зубных щеток для ночных посетительниц?
        Он хотел развеять ее опасения: нотка неуверенности, которая звучала в ее вопросе, говорила красноречивее всяких слов. Стив стал глубже разбираться в ее чувствах: она испытывала волнение оттого, что их отношения изменились, и не совсем доверяла ему. У нее создалось ошибочное впечатление, что у него много подружек. Стив поспешил успокоить ее:
        - Я ненавижу ходить за покупками, ты это поймешь по плачевному состоянию моих кухонных шкафчиков и практически пустому холодильнику. Поэтому я покупаю все оптом, - сказал он. - Зубные щетки продаются в упаковке по пять штук. Если тебе от этого станет легче, я могу показать остальные три, они все еще лежат в ящике.
        Лиз густо покраснела и покачала головой.
        - Прости. С моей стороны это было непозволительно. - Она ответа взгляд и глотнула кофе. - Ты можешь приводить к себе разных женщин хоть каждую ночь. Я не имею права тебя допрашивать.
        Если бы это сказала любая другая женщина, Стив полностью согласился бы с ней, но Лиз - женщина особенная. Стив признал и принял этот факт. Он полагал, что настало время доказать это.
        Опираясь на стол, он коснулся ладонью подбородка Лиз и посмотрел ей в лицо. В широко распахнутых глазах девушки промелькнула неуверенность, ранимость, и внутри у него что-то дрогнуло. Он глубоко вздохнул.
        - Co времени моего развода ты первая женщина, которая спала всю ночь в моей постели.
        Лиз была удивлена и потрясена его признанием. Потом до нее дошел смысл услышанного, и мгновенная вспышка тревоги промелькнула в ее глазах.
        Черт побери, не форсирует ли он события? В этот момент он решил, что ему ничего другого не оставалось: он подозревал, что в его распоряжении лишь пара дней, за которые ему необходимо переубедить ее и заставить думать так же, как он. Лиз была для него больше чем временная любовница, и он хотел, чтобы она осталась в его жизни. Навсегда.
        Потому что он любил ее.
        Сердце Стива стучало сильно и быстро, и он наконец облек чувства, бушующие в его груди, в слова. Он не боролся с ними и не отрицал их существования. Он позволил им накрыть себя волной и стал привыкать к этим чувствам, к сознанию, что она единственная женщина, которая идеально подходит ему, с которой он чувствует себя полноценным физически и эмоционально.
        Уайльд оставил это признание на потом, подозревая, что, узнав всю глубину его чувств, она запаникует и уйдет в себя, что уже произошло сегодня утром. Момент еще не настал.
        - Можешь не сомневаться и спрашивать меня обо всем, - сказал он, нарушая затянувшуюся паузу. - Если это будет вопрос, на который я смогу ответить.
        Сказав это, он прошел через кухню в кладовку, решительно настроившись возобновить обычный утренний распорядок. Хотя с Лиз уже ничто не будет обычным.
        Он тщательно обыскал скудные запасы шкафчиков в поисках съестного.
        - Похоже, тебе придется выбирать между хлопьями «Капитан Кранч» и «Популярными тарталетками с клубничной начинкой».
        - Завтрак чемпионов, да? - Она расхохоталась, ее лицо оживилось, и от этого ему полегчало. - А эти «Популярные тарталетки» замороженные?
        Голос Лиз звучал весело, и это обнадежило Стива. Он засмеялся. Оказывается, ему по сердцу все ее слова и поступки.
        - Ага, и посыпанные сахаром. Вместе с чашкой кофе это придает силы.
        Лиз села и поставила обе их чашки с кофе на стол.
        - Прекрасно, я возьму одну.
        - Ну и правильно. Молока у меня нет, тебе пришлось бы есть хлопья всухомятку, - сообщил он и поставил коробку так, чтобы она могла дотянуться.
        Лиз рассмеялась, и смех прозвучал искренне и беззаботно. Сняв целлофановую упаковку, девушка раскрыла коробку.
        - Ты ведь не шутил, когда говорил, что ненавидишь ходить по магазинам?
        - Не-а. - Он уселся на стул рядом с ней и взял тарталетку. - Мне и готовить не нравится.
        Она откусила кусочек выпечки с клубничной начинкой.
        - А-а, настоящий холостяк.
        Он передернул плечами.
        - Фастфуд мне нравится - старая привычка, еще с тех времен, когда я работал полицейским посменно, со скользящим графиком, и не обедал дома. Папа не шутил, когда говорил, что мама всегда готовит нам, мальчишкам, еду впрок. В общем, я питаюсь довольно неплохо. - Он откусил большой кусок тарталетки, проглотил и сказал: - Если тебе хочется чего-то более солидного, у меня остались ребрышки и курочка после отцовской вечеринки. Если ты ешь такое на завтрак.
        Лиз сморщила носик:
        - Нет, спасибо, я лучше съем тарталетку.
        Молодые люди продолжали завтракать, и девушка бросила взгляд на татуировку, украшавшую предплечье Стива. Стало ясно, что Лиз что-то задумала, и он терпеливо ждал, когда она решится и задаст ему вопрос, читавшийся в ее глазах.
        Лиз взяла вторую тарталетку и, встретившись с Уайльдом взглядом, глубоко вздохнула.
        - Так я могу задать любой вопрос, какой захочу? - спросила она, вспомнив сказанные им слова.
        В ее голосе слышалась дразнящая нотка, но интуиция подсказала ему, что легкомысленное поведение - лишь попытка замаскировать что-то очень важное и серьезное для нее.
        - Конечно, но что у тебя на уме?
        - Мне стало любопытно, - она потянулась к нему и провела пальцем по знаку на его плече, - здесь вытатуировано имя Штеффи. Это твоя бывшая жена?
        Этот вопрос задавали многие женщины, но Стив Уайльд подсознательно пытался избегать слишком личных расспросов. Однако он пообещал Лиз, что в любом случае ответит ей. Сейчас он готов впустить ее в свою личную жизнь и понимает, что это серьезный шаг в их отношениях. О его прошлом, о его браке и дочери она знала очень немного. И он хотел, чтобы она поняла, какой он на самом деле. Не только частный сыщик и мужчина, с которым она делит сексуальные фантазии.
        Кроме того, что бы ни случилось между ними, требовалась полная честность и полная открытость, и он был готов к этому.
        - Штеффи - моя шестнадцатилетняя дочь Стефани.
        Зеленые глаза Лиз изумленно расширились.
        - Не может быть! Ни за что бы не подумала, что у тебя есть шестнадцатилетний… ребенок. Ты упоминал о своей дочери, но я думала, что ей максимум десять лет.
        - Спасибо за комплимент, но мне тридцать пять, и иногда я чувствую себя в два раза старше, - пошутил он.
        Он видел, что она высчитывает в уме, продолжая дожевывать тарталетку.
        - Это значит, что тебе было девятнадцать, когда она родилась.
        Он допил кофе и кивнул:
        - Именно так.
        Она стряхнула крошки с рук, размышляя над этим признанием.
        - Ты сделал татуировку, когда она родилась?
        - Нет, я решил сделать эту отметку после того, как развод был уже делом решенным. Это был поступок бунтаря, о котором, как ни удивительно, я никогда не пожалел. Что касается имени Штеффи, я знал, что она будет единственной женщиной, которая навсегда останется в моем сердце, и мне не придет в голову пытаться вывести татуировку.
        В глазах Лиз заплясали веселые искорки и мелькнуло что-то очень сентиментальное.
        - Ужасно трогательно. Ей повезло с отцом.
        - Она моя радость, и я очень ее люблю. - Откинувшись на стул, он рассеянно провел пальцем по кромке пустой чашки. - К сожалению, у меня не получается видеться с ней так часто, как мне бы хотелось, поскольку она живет в Техасе с Джанет, своей матерью, и с отчимом Хью.
        Лиз склонила голову и заправила за ухо прядь белокурых волос, падавшую ей на лицо.
        - Тебе, наверное, тяжело приходится.
        - Да. Мои родители тоже очень скучают по ней - она их единственная внучка. Но я пользуюсь любой возможностью, чтобы побыть с ней: месяц летом, неделю-другую в течение года. Посылаю ей почтовые открытки. - Он улыбнулся - он всегда улыбался, когда говорил о дочери. - Она любит писать длинные письма и посылать их по электронной почте, поэтому я всегда в курсе событий ее жизни.
        Стив вспомнил последнее сообщение, которое получил, и ее снимки. Он встал, поставил обе чашки в раковину и сказал:
        - Пойдем. Я хочу тебе кое-что показать.
        Он провел ее в гостиную к открытым дубовым книжным полкам у стены, наполненным компакт-дисками, видеокассетами и кучей фотографий. Он взял фото восьмилетней Штеффи с беззубой улыбкой, в спортивной форме для игры в софтбол, и показал ее Лиз.
        - Вот моя маленькая девочка. Сейчас она не такая уж и маленькая. Когда делали этот снимок, она была сорванцом.
        - Она прелесть, - сказала Лиз и взглянула на него, изучая черты его лица. - У нее твои темно-синие глаза и улыбка.
        - Да, так оно и есть, - с гордостью сказал Стив.
        Он показал Лиз остальные фотографии, начиная с момента, когда дочь только начинала ходить, до подросткового возраста и еще много других. Были фото вместе с ним, с его родителями, с Джанет и ее новым мужем Хью на церемонии окончания восьмого класса. А потом самый последний снимок, который Стефани прислала ему.
        - Она только что прислала мне это фото по электронной почте, я чуть не умер, когда увидел ее такой повзрослевшей.
        - Она превратилась в красивую молодую женщину, и ее парень, кажется, очень в нее влюблен.
        Стив нахмурился.
        - Не думай, что я этого не заметил.
        Лиз подняла брови, и веселая улыбка коснулась ее губ:
        - Ты беспокоишься о том, что происходит в голове этого мальчишки, когда он думает о ней?
        - Черт, я знаю, что происходит в его голове, - ответил он по-отцовски неодобрительно. - Мы с Джанет стали встречаться, когда нам было по шестнадцать, и нам не потребовалось много времени, чтобы пройти стадию хождения за ручку и поцелуев.
        Она внимательно изучала другое фото, где Джанет и Штеффи были вместе.
        - Сладкая парочка еще со старших классов школы? - спросила она.
        - Да. Через два года, сразу же после выпуска, она забеременела, и мы поженились, - сказал он, скривившись. - Кстати, мы пользовались противозачаточными таблетками. Представь себе, мы попали именно в этот статистический один процент людей, которым не помогают пилюли.
        Лиз невольно съежилась, вспомнив слова, которые он произнес несколько дней назад, когда она сообщила, что принимает таблетки, - о том что слишком много защиты не бывает.
        - Во всяком случае, у меня есть горький опыт. Штеффи - доказательство этого, но я уже не могу представить себе жизни без нее.
        Лиз мгновение помолчала, а потом попыталась задать еще один вопрос:
        - Ты не против, если я спрошу, что произошло у вас с Джанет?
        Невозможно отрицать: в ее глазах светилось любопытство.
        - Вовсе нет, Давай посидим. - Стив взял ее за руку и повел к коричневому замшевому дивану.
        Как только они устроились, он вытянул длинные ноги, скрестил их и закинул руки за голову.
        - Давай сориентируемся, откуда мне начать?
        - С самого начала, - вежливо предложила она.
        Если ей так интересно послушать о его прошлом, он более чем готов выложить ей все подробности.
        - Мы с Джанет поженились потому, что она забеременела, а это далеко не лучший повод для вступления в брак. Но мы любили друг друга и были уверены, что наш брак удастся. В первые два года я вкалывал и зарабатывал достаточно денег, чтобы Джанет сидела со Штеффи и не работала. Потом я решил осуществить свою мечту и стать полицейским, но Джанет была не в восторге от такой идеи. Тем не менее, это была хорошо оплачиваемая работа, и, что мне особенно нравилось, каждый день было новое приключение.
        Повернувшись к Стиву лицом, Лиз свернулась калачиком, подогнув под себя голые ноги.
        - Почему меня это нисколько не удивляет?
        Потому что она начинала лучше узнавать его. Он не стал говорить этого вслух, но был уверен в том, что она и дальше будет отлично понимать его.
        - Что я могу сказать? Мне нравится азарт погони, - произнес Стив и подмигнул.
        Лиз широко раскрыла глаза.
        - Продолжаем историю?
        - Во всяком случае, моя работа стала причиной неприятностей в семье. Кроме того, нам пришлось растить ребенка, когда мы сами были слишком юными. Я очень много работал в ночную смену, сверхурочно, когда мне предлагали, чтобы отложить немного деньжат. К сожалению, моя опасная работа и ненормированный рабочий день начали раздражать Джанет и в итоге разрушили наш брак. Потом меня подстрелили, когда я был при исполнении, и это еще больше все усугубило.
        Потрясенная, она втянула в себя воздух.
        - Тебя подстрелили?
        - Да, как раз сюда, - он поднял правую руку и показал на рваный шрам, спрятанный под замысловатым узором татуировки. - Как считаешь, татуировка скрывает его?
        - Да, действительно скрывает. - Лиз подняла на него глаза, и Стив заметил тревогу на ее лице, отчего ему стало теплее на душе. - А ранение было серьезное?
        - Были задеты нервные окончания, как раз настолько, что моя реакция ухудшается, когда на улице холодно или когда я перетружу руку. Мой лейтенант не хотел отвечать за меня, если, попав в перестрелку, я не смогу как следует стрелять.
        Оглядываясь назад, Стив понимал, что решение лейтенанта было правильным, и то, что он тогда был так зол, сейчас не имеет значения.
        - Итак, настал переломный момент в моей жизни. Я не собирался браться за бумажную работу и сидеть в кабинете, - продолжал он, - это было не по мне. Мне нужно общаться с людьми, мне нравится распутывать дела. Поэтому переход в частные детективы был для меня логичным шагом.
        - А твой брак? - напомнила она.
        - Распался после того, как меня подстрелили. - Стив потер ладонью небритый подбородок. - Джанет уже не могла это выносить, мы оба знали, что после десяти лет что-то у нас не заладилось, и мы оставались вместе практически только из-за Штеффи. Поэтому мы решились на мирный развод.
        - Это здорово, что вы остались друзьями, - тихо произнесла Лиз.
        Стив даже не мог вообразить себе какое-то другое расставание.
        Его рука скользнула ей под рубашку, он положил ладонь на ее бедро.
        - У нас с Джанет общая дочь, и ее благополучие - для нас самое важное в жизни. Она удивительный ребенок. После нашего развода дочь довольно быстро привыкла к этому, и теперь у нее прекрасные отношения с новым мужем Джанет.
        Стив ласково провел пальцем по коже Лиз, и ее глаза потемнели от желания, но это прикосновение не отвлекло ее от разговора.
        - Ты бы женился на Джанет, если бы она не забеременела?
        Вопрос был не из легких, но на самом деле он об этом даже не думал. В девятнадцать лет у него появились обязательства, и он никогда не задавался вопросом, что ему делать.
        - Думаю, мы с Джанет были бы еще какое-то время вместе, но не уверен, что наши отношения перешли бы в брак. До того как она забеременела, у нее были планы поехать на восток в колледж, я всегда хотел стать полицейским, а ей это никогда не нравилось, поэтому я считаю, что каждый из нас пошел бы своей дорогой. Но не имеет смысла размышлять о том, что могло бы произойти. Я никогда не сожалел о том, что все так получилось.
        - Ты удивительно быстро приспосабливаешься, - пошутила она с едва уловимой улыбкой.
        - Все в жизни происходит не просто так, и иногда не остается ничего кроме как смириться.
        Так же как и с его чувствами к ней. Неожиданными, да, но такими дорогими для него.
        Она крутила на пальце кольцо, и он понял, что обрушил на нее слишком много: и свое прошлое, и неудавшийся брак, и признание, что она первая женщина, которая провела ночь у него дома. Сейчас ей необходимо настроиться на встречу с Антонио.
        - Думаю, надо собираться. Я отвезу тебя в кафе, чтобы ты забрала свою машину и не опоздала на встречу, - предложил он.
        Лиз кивнула и встала, потом оглянулась на него:
        - Ты не против, если я быстро приму душ и переоденусь?
        - Ванная в твоем распоряжении, - сказал он и почувствовал резкое одиночество, когда она встала с дивана. - Бери там все, что тебе нужно.
        Лиз теребила воротник рубашки.
        - Поскольку моя блузка порвана, если ты не возражаешь, я возьму у тебя в долг рубашку, чтобы добраться до дома.
        - Конечно.
        От рубашки будет пахнуть Лиз.
        Девушка повернулась и вышла из гостиной, а он смотрел, как она поднимается по лестнице. Ему страстно захотелось последовать за ней, рассказать, что на самом деле его чувства к ней переменились. Но Стив знал, что сейчас гораздо важнее дать ей время тщательно обдумать все, что произошло между ними за последние двадцать четыре часа. Необходимо постепенно ее переубедить, а не принуждать к тому, к чему она еще не готова.
        Возможно, сердцем она с ним, но разум еще не воспринял всей правды, и Стив не хотел торопить ее. В конечном счете, с его стороны нехорошо взваливать на нее груз эмоций сейчас, когда все ее внимание должно быть сконцентрировано на решении вопроса с Валери.
        И только господь бог знает, насколько запутаны ее дела. Он надеялся, что, когда эта неразбериха с Валери закончится, Лиз придет к выводу, что ей больше нет необходимости жить для других, что пришло время жить своей жизнью и только ради себя.

        Лиз присела на стул напротив рабочего стола Антонио так тихо, как только сумела. Когда хозяин телефонного борделя встретился с ней взглядом и спокойно и дружелюбно улыбнулся, она крепко стиснула руки на коленях, а в животе у нее нервно забурлило.
        Несмотря на то что Антонио зарабатывал на сексе, он был на удивление приятным мужчиной, представительным бизнесменом в очень дорогом костюме, у него был
«мерседес» самой последней модели, и он управлял компанией, которая, по мнению Лиз, зарабатывала миллиарды. Она слышала от своих сотрудниц, что шеф хорошо обращается с подчиненными. Это было необычно для такого рода бизнеса. Антонио умел польстить женщине и придать ей уверенности, чтобы получить то, что ему было необходимо.
        В настоящий момент все его обаяние было направлено на Лиз.
        - Я просто поражен записями ваших разговоров, особенно с клиентом в одиннадцать пятнадцать вечера, - сказал он, переходя сразу к главной причине, по которой пригласил ее на встречу. - Оказывается, вы заманили постоянного клиента, который очень заинтересован во встрече с вами.
        - Да, именно так, - поддакнула Лиз.
        Ее щеки залил настоящий румянец, когда она подумала о том, что Антонио посвящен в откровенные разговоры, которые она вела со Стивом.
        - Он очень настойчив.
        - И очень предан именно вам, судя по его звонкам. - Антонио откинулся на высокую спинку своего кожаного кресла и задумчиво посмотрел на нее поверх сцепленных куполом пальцев. - Что вы думаете по этому поводу?
        - Я польщена, и мне кажется, он довольно приятный парень, - ответила Лиз с улыбкой. - А еще мне приятно, что после его звонков я получаю премию.
        - Вы бы хотели зарабатывать больше? - спросил Антонио, уцепившись за ответ, который она заранее запланировала.
        Из разговора с Роксаной Лиз знала точно, на что он намекает, но Антонио вел себя очень осторожно.
        - Разумеется, я хотела бы зарабатывать больше, но я не совсем понимаю, куда вы клоните.
        - Когда я принимал вас на работу, я упомянул о повышении при хорошей работе, а вы справляетесь со своими обязанностями. За месяц вы заработали больше, чем остальные операторы, - похвалил Антонио. - Многие операторы, которых я нанял, получили повышение и стали девочками на вечеринках. В их обязанности входит посещение частных вечеринок, обслуживание клиентов и исполнение их желаний уже лично. И поскольку я считаю, что вы готовы к такому шагу, я предлагаю вам эту возможность, если вы хотите.
        Лиз легкомысленно пожала плечами:
        - Если разговор идет о больших деньгах, я, конечно, заинтересована.
        Казалось, он был очень рад ее ответу.
        - Что вы думаете о личной встрече с клиентом?
        Если бы вместо Стива был кто-нибудь другой и если бы все это делалось не ради того, чтобы связаться с Трикси Лейн, Лиз резко отвергла бы такое предложение. Черт побери, она бы даже не оказалась здесь, если бы не исчезновение Валери.
        - А что я с этого буду иметь? - спросила она нагло.
        Он улыбнулся, очевидно оценив ее прямолинейность:
        - Конечно, деньги. Сорок процентов с тысячи долларов - именно столько стоит для клиента посещение вечеринки.
        Тысяча долларов! Голова Лиз пошла кругом от суммы, которую он так небрежно назвал. Она была ошеломлена и поражена, что кто-то платит такие бешеные деньги, чтобы принять участие в этих безобразиях. Если только не…
        - Что мне придется делать за такие деньги?
        - Развлекать своего клиента всю ночь, любыми способами, какими он только пожелает - Антонио пожал плечами, выражение его лица было сугубо деловым. - Исполнять наяву те фантазии, о которых вы говорили с ним по телефону.
        Она уже исполняла со Стивом и эти фантазии, и многие другие. А теперь надо будет демонстрировать их отношения публике, подумала Лиз с дрожью и почувствовала неуверенность от того, что втянулась в эту игру. Но она решила идти до конца.
        Антонио продолжал:
        - Есть много вещей, которыми вы оба сможете воспользоваться: отдельные кабинеты для реализации фантазий и стимулирующие средства, которые могут быть приобретены клиентом за дополнительную плату.
        Лиз не могла вообразить, что придется принимать стимуляторы. Как только они раздобудут сведения о Робе, если они вообще обнаружат что-нибудь существенное, она убежит оттуда. Навсегда.
        Девушка проглотила комок в горле и изобразила восторг.
        - Что мне нужно сделать, чтобы обговорить это со своим клиентом?
        - Он уже проявил желание встретиться с вами, поэтому сегодня вечером, когда он вам позвонит, пригласите его сопровождать вас на вечеринку агентства «Все, что пожелаете» завтра вечером. Если он согласится, тогда вы переведете его звонок к Дорин, которая расскажет ему обо всех денежных вопросах и о проезде в особняк агентства. Вас обоих заберет лимузин нашей компании.
        Она молча обдумывала детали, чувствуя благодарность Стиву за то, что он будет рядом с ней всю ночь.
        - Если вам понравится быть девочкой для вечеринок, вы сможете заниматься только этим, или можете вернуться к работе оператора, или совмещать обе эти работы. Выбор за вами, но чем больше мужчин вы пригласите на вечеринки, тем больше денег заработаете за одну ночь.
        Лиз внутренне вся съежилась, зная, что такое девочка для вечеринок. Не этим ли занималась Валери? От этой мысли Лиз почувствовала себя дурно. Она все больше узнавала характер Валери, и он выходил за рамки образа юной бунтарки, в которую кузина превратилась из маленькой девочки. Перед ней предстала женщина, требующая к себе внимания и желающая добиться своего любым способом. Поведение Валери было безрассудно, опасно, глупо и эгоистично по отношению к родителям и Лиз.
        Она начала задаваться вопросом, так ли уж сильно она тревожится за сестру.
        Лиз немедленно отогнала подальше эту мысль, потому что она шла вразрез с ее представлениями о семейных отношениях и даже об отношениях с кузиной, никогда не желавшей делить своих родителей с осиротевшей девочкой. Ведь Лиз хотелось лишь одного - чтобы ее любили. Она пообещала тете и дяде, что позаботится о Валери, и воспринимала эту обязанность очень серьезно.
        У нее не было выбора, ей нельзя снова разочаровать своих родственников, и Лиз согласилась сделать такой шаг и стать девочкой на вечеринках, пригласить Стива в качестве своего первого клиента. А посещение для него будет стоить тысячу долларов. Но выйдя из офиса Антонио, она начала переживать не из-за того, что придется пойти на вечеринку, - она беспокоилась из-за денег, и эта проблема камнем висела у нее на шее. Еще одна тысяча из кармана Стива, и еще одна тысяча прибавилась к той сумме, которую ей необходимо выплатить за его услуги.
        Лиз планировала отдать ему все, что заработает в качестве оператора. Но Стив вернет только сорок процентов из потраченных денег - все, что она получит на этой чертовой вечеринке. Она уже давно была не в состоянии оплачивать свои текущие расходы. А теперь еще тысяча долларов. Долги увеличивались как снежный ком.

        Глава тринадцатая

        Стив смотрел, как Лиз беспокойно переминается с ноги на ногу, излагая подробности недавней встречи с Антонио. Сразу же после встречи она пришла к нему в офис, и несмотря на то, что с Антонио все прошло гладко и так, как и было запланировано, все равно что-то не давало ей покоя.
        - Если все прошло так гладко, что же тогда тебя беспокоит?
        Ока замерла и, поджав губы, пристально посмотрела на него. Стив знал: в чем бы ни крылась причина волнения Лиз, все равно это скоро выйдет наружу.
        - Попасть на вечеринку будет стоить тебе еще тысячу долларов.
        Разумеется, он не рассчитывал, что им удастся пробраться туда бесплатно, но по смущенному выражению лица Лиз было ясно, что она расстроена дополнительными расходами, связанными с поисками негодяйки Валери.
        - Это не проблема, - сказал Стив спокойно. - Я беру расходы на себя.
        Лиз гордо вскинула голову и сложила руки на груди.
        - Ты же знаешь, я верну тебе все деньги. До последнего цента.
        На этот счет он не беспокоился. В отличие от Лиз, Стива денежные проблемы не волновали.
        - Лиз, о деньгах я даже не думаю.
        Все это можно сделать так: она возьмет в долг некоторую сумму и потом по частям будет возвращать. Но Стив был готов оплатить вход на вечеринку из собственного кармана, поскольку Лиз была ему небезразлична, а для нее это так важно. Соответственно, это становилось так же важно и для него. И неважно, что он думал о Валери и об участии в этом деле Лиз.
        Стив встал, обогнул стол и заключил Лиз в объятия. Поначалу она была холодна и напряжена, и, успокаивая девушку, он тихо гладил ее по спине. Стив улыбнулся, когда она наконец расцепила руки, скрещенные на груди, и прильнула к нему, показывая, что принимает его физическую и моральную поддержку.
        Интересно, когда в последний раз кто-нибудь проявлял о Лиз заботу или просто выражал ей поддержку. Стив готов был поспорить, что это было давно, если принять во внимание стремление Лиз самой заботиться об окружающих и ее потребность к месту и не к месту угождать своим родственникам, чтобы сгладить таким образом факт своего бурного и недолговечного замужества. Она так боялась потерять людей, которые любили ее, что пускалась в крайности, желая вознаградить их за любовь, и изменить этой прочно укоренившейся привычке она сможет только тогда, когда наконец признает, что за все в жизни ей предстоит отвечать только перед собой.
        - Послушай, самое главное - тебе удалось устроить так, что мы попадем на вечеринку, - сказал он и нежно провел губами по ее виску, вдыхая ее мягкий, женственный аромат. - И вечером, после моего звонка, все пройдет так, как мы запланировали. Я буду твоим кавалером на этой вечеринке, ты сведешь меня с Дорин, я выясню некоторые детали. К завтрашнему вечеру, я надеюсь, мы разузнаем все, что нам нужно, от Трикси, и это поможет мне определить, где искать этого Роба.
        Словно спохватившись, что слишком сильно прижалась к Стиву, Лиз высвободилась из его объятий.
        - Клянусь, когда дело касается Валери, кажется, что конца этому не будет. - Ее голос дрожал, выдавая огорчение. - Только мне удалось снова наладить бизнес и расплатиться с долгами Тревиса, и вот теперь это.
        Стив, конечно, устроит головомойку ее двоюродной сестре за то, что она заставила пройти Лиз через весь этот ад, но самой Лиз необходимо понять, что Валери - взрослая женщина и что поступки, которые она совершает - какими бы они ни были: правильными, неправильными или опасными, - это ее поступки. И весь груз ответственности за последствия, к которым они приведут, предстоит нести тоже ей. И больше никому. Точно так же, как и поступки Лиз - исключительно ее поступки и больше ничьи.
        Она слишком часто чувствует вину, даже в тех случаях, когда для этого нет никаких оснований, и таким образом удовлетворяла потребность Валери привлекать к себе внимание окружающих. И пока Лиз так поступает, ее двоюродная сестра будет манипулировать ее чувствами. Но все, что мог сделать Стив, - дать ей понять, что он пойдет туда ради нее, сделать так, чтобы она поняла, насколько она ему небезразлична. Он приложит все свои силы, чтобы защитить ее, и сделает, черт возьми, все, чтобы разыскать эту кузину и положить конец тревогам и переживаниям Лиз.
        А дальнейшее их будущее будет зависеть только от нее.

        - У меня срочная посылка для Лиз Адамс.
        Лиз подняла голову, отвлекаясь от приготовления ирландского кофе и бросила взгляд на молодого человека, стоявшего по ту сторону стойки, который сверялся с квитанцией. Он был одет в форменную рубашку сине-зеленого цвета с названием курьерской службы, вышитым на кармане. Под мышкой у него был зажат блокнот, в одной руке - плоская белая коробка, перевязанная лентой, с большим красным бантом, а в другой - полиэтиленовый мешок, в какие обычно упаковывают одежду.
        Удивленная и немало смущенная, Лиз обслужила посетителя и взглянула на курьера:
        - Лиз Адамс - это я.
        - Отлично. - Он улыбнулся и, перекладывая предметы из рук в руки, положил блокнот на прилавок и извлек ручку, которой ей надлежало расписаться.
        - Подпишите здесь, внизу, и все эти предметы - ваши.
        Лиз вытерла мокрые руки о махровое полотенце и покачала головой:
        - Но я ничего не заказывала.
        По крайней мере в «Чувственных удовольствиях» - точно. На полиэтиленовом мешке было название именно этого бутика.
        - Ну, я всего лишь занимаюсь доставкой, - сказал парень, пожимая плечами. - И если вы - Лиз Адамс, то этот заказ ваш.
        Чувствуя себя неловко под устремленными на нее взглядами работников и посетителей заведения, Лиз расписалась и забрала пакеты у курьера. Она попросила Кэти обслужить оставшихся в очереди клиентов и добавила, что если понадобится ее помощь, то она будет в офисе.
        Оказавшись в задней комнате, Лиз повесила упаковку с одеждой в металлический шкаф и поставила изящную коробку на стол. Заметив, что к полиэтиленовой упаковке прикреплен маленький белый конверт, она отцепила его, вынула оттуда открытку и прочитала написанное печатными буквами мужским почерком:

«Увидимся вечером. С любовью, Стив».
        Ее рука задрожала, и сердце бешено заколотилось в груди. Не «искренне твой», не
«всего наилучшего», а «с любовью».
        Всего одно слово всколыхнуло целый поток эмоций и заставило девушку вспомнить все те мелкие перемены в поведении Стива, которые она подмечала в последние несколько дней и которые становилось все труднее игнорировать. Без сомнения, в его взгляде, обращенном на нее, была нежность и подлинное чувство, а в прикосновениях не было намека на сексуальное влечение, а только ласка и понимание того, как долго она обходилась без мужского внимания и заботы.
        Любовь. Чувство насколько прекрасное, насколько и сложное, пугающее.
        Лиз тяжело вздохнула и, не обращая внимания на ноющую боль в груди, занялась подарками, которые прислал ей Стив. Она была абсолютно уверена, еще не открыв их, что этот негодяй прошелся по магазинам и купил наряд, который ей предстоит надеть сегодня на вечеринку под названием «Буйная фантазия».
        Прошлым вечером они разговаривали по телефону, и она пригласила Стива на эту закрытую вечеринку. Он, естественно, не возражал. По его словам, с Дорин удалось договориться без каких-либо проблем, и Лиз предстояло изображать его любовницу. Сегодня вечером в шесть часов принадлежащий компании лимузин заедет сначала за ней, затем заберет Стива и отвезет их обоих в особняк, где эта вечеринка, собственно, и состоится.
        Они не виделись и не разговаривали с того самого момента, когда Стив вчера вечером ласково сказал, чтобы Лиз шла домой и хорошенько отдохнула. Она была разочарована, что он не проявил желания зайти к ней, но понимала, что это к лучшему. По крайней мере для нее. При той скорости, с которой происходили события, через день или два их дела со Стивом будут закончены, и ей придется снова привыкать к одиноким ночам.
        Стук в дверь заставил ее вскочить и отвлечься от невеселых мыслей. Она обернулась и увидела Мону, глаза которой светились от любопытства, изучая то коробку на столе, то так и не открытый мешок с одеждой.
        - Ну, что там за срочная посылка? - невозмутимо спросила Мона.
        Лиз с удивлением подумала, что, судя по всему, Мона видела, как прибыл курьер, и теперь без тени стеснения пришла сюда разнюхать, что к чему.
        - Это от Стива.
        Засунув открытку обратно в конверт, она опустила это нежное послание в верхний ящик стола.
        - Сегодня вечером мы оторвемся на полную катушку.
        Глаза Моны понимающе округлились:
        - Вы вдвоем идете на эту оргию?
        - Да.
        Лиз кратко описала, как в последние дни развивались события, имевшие отношение к ее делу, а затем упомянула про последовавшее за ними приглашение на частную вечеринку, которое она сделала Стиву.
        - Наверняка Стив прислал мне вещи, которые я должна буду надеть сегодня вечером.
        - Ну так чего же ты ждешь? - с ободряющей улыбкой спросила Мона. - Посмотрим, какой у Стива вкус, когда дело касается того, как одеть женщину.
        - Давай, - согласилась Лиз, которой и самой не терпелось увидеть, что лежит в мешке.
        Лиз раскрыла пакет, и они с Моной разом лишились дара речи, когда она достала оттуда прекрасное блестящее красное платье, так не похожее на все, что доводилось ей носить.
        - Ух ты, - прошептала Лиз и тут же усмехнулась, вспомнив, что Стив предпочитал на женщинах красный, а не классический черный цвет.
        - «Ух ты» - это точно. Ты должна примерить, я посмотрю, как оно на тебе выглядит, - настаивала Мона.
        А Лиз подумала, что она просто обязана убедиться, что платье подходит ей по размеру.
        - Я сейчас вернусь, - сказала она и забрала наряд в комнату отдыха персонала, которая располагалась в задней части складского помещения.
        Через несколько минут Лиз тщательно изучала свое преобразившееся отражение в маленьком зеркале над раковиной, позволявшем ей видеть себя только до подола платья, который был чуть выше колена.
        Но и этого было достаточно, чтобы удостовериться, что платье действительно подходит ей по размеру. Глубокий V-образный вырез подчеркивает форму ее груди и практически полностью оголяет спину, лиф из блестящей ткани подчеркивает изгибы ее тела, при этом не выставляя их напоказ.
        Лиз собиралась надеть что-нибудь из гардероба Валери и потому в глубине души была взволнована тем, что выбрал для нее Стив. Она никогда не носила таких шикарных платьев - повода не было. Поэтому ей никогда не доводилось чувствовать себя достаточно уверенной в себе и сексуальной. Она не могла отделаться от этого нового ощущения, которое, несмотря на печальные обстоятельства, нравилось ей и радовало ее.
        Бросив последний взгляд в зеркало, она пошла в офис, где Мона нетерпеливо дожидалась ее возвращения.
        При появлении Лиз широкая улыбка озарила лицо подруги.
        - Ты выглядишь превосходно, я просто поражена. У Стива Уайльда, без сомнения, отличный вкус.
        Лиз повернулась, чтобы Мона могла посмотреть на нее со всех сторон.
        - И размер, кстати, определил точно, - заметила она с легким смешком.
        Однако его задача оказалась слишком сложной, поскольку платье было облегающим не по всей длине, от талии оно становилось свободным и немного кокетливым. Единственной плотно прилегающей частью был лиф с глубоким декольте.
        - Похоже, у него было достаточно возможностей видеть тебя обнаженной, раз он так удачно выбрал то, что подходит к твоим формам. - Мона игриво повела бровями. - Посмотрим, что там в коробке номер два?
        Лиз сдернула с коробки ленту, чувствуя себя маленькой девочкой, которую балуют роскошными подарками ко дню рождения. Разница была лишь в том, что сегодня не день ее рождения, и это придавало совершенно особый оттенок и неожиданному сюрпризу, и вниманию со стороны Стива. Лиз понимала, что никогда не забудет этого волнующего ощущения.
        Она открыла крышку, разорвала розовую оберточную бумагу и почувствовала, как краснеет с головы до ног от вида тех интимных предметов, которые там оказались. Она перебрала пальцами край атласного пояса с подвязками, который оказался в комплекте с тонкими шелковыми чулками, и вдруг почувствовала, как по телу пробежала легкая волна возбуждения, когда взгляд ее упал на маленькие прозрачные трусики с удобными завязками по бокам, за счет которых этот кусочек ткани удерживался на теле. В коробке не было бюстгальтера, но к платью, которое Стив купил для нее, он был и не нужен.
        - О боже… - произнесла Мона и перевела взгляд с белья на Лиз. - Стив явно все предусмотрел, а?
        Ошеломленная его щедростью, Лиз смогла лишь кивнуть в ответ.
        - Он даже вложил сюда подходящую к наряду сумочку. Единственное, чего не хватает, чтобы завершить композицию, - это пары красных открытых туфель.
        - Что означает, что сегодня во второй половине дня мы вдвоем отправляемся за покупками, - улыбнулась Мона. - У меня есть человек в книжном магазине, который пару часов сможет управляться с делами, а ты что скажешь?
        У Лиз были старые красные туфли-лодочки, но она не могла себе позволить невзрачной обувью нарушить сногсшибательный эффект, который производил присланный Стивом комплект.
        - Да, я тоже смогу.
        Кроме всего прочего, она лучше пойдет по магазинам, чем будет сидеть в офисе и с усиливающейся нервной дрожью думать о предстоящей вечеринке.
        - И давай уж, пока мы будем в городе, приведем в порядок твои ногти и волосы, - предложила Мона, весь вид которой говорил, что она уже вся в предвкушении похода по магазинам. - Я так думаю, что все это стоило Стиву небольшого состояния, и ты не можешь надеть умопомрачительное платье вот так просто, не приняв вид сексуальной обольстительницы.
        Мона произнесла эту фразу просто так, от общего возбуждения, которое в ней вызвало все происходящее, однако Лиз почувствовала секундное замешательство при мысли о том, сколько же денег потратил на нее Стив. Но она тут же перестала обращать внимание на тихий голос рассудка, звучавший где-то внутри нее, и запретила себе думать о стоимости подарка. Это единственный подарок, который она приняла от него, не ощущая никаких угрызений совести, поскольку ей так хотелось выглядеть и в какой-то мере быть соблазнительной, утонченной женщиной, которая могла бы привлечь к себе его внимание.
        Завтра сказка закончится, но сегодня вечером она будет его самой смелой фантазией.

        Стив не мог оторвать взгляда от шикарной женщины, которая выглядела так, что перехватывало дыхание. Лиз расположилась рядом с ним на заднем сиденье лимузина. Они ехали к особняку, расположенному в элитном районе Линкольн-парка, где и должна была состояться вечеринка «Буйная фантазия».
        Лиз выглядела просто потрясающе.
        Когда Стив выбирал для нее красное платье, он не мог себе представить, что это будет настолько ошеломляющее зрелище. Платье, макияж, сделавший ее зеленые глаза еще выразительнее, но при этом не подавивший мягкость черт лица, прическа - все было просто потрясающе. Светлые волосы Лиз были подняты, открывали шею и линию подбородка и всю спину - от плеч до самого низа. Кроме того, она была в открытых красных туфлях, благодаря которым ее ноги, обтянутые чулками, выглядели невероятно длинными и стройными.
        Но при всей соблазнительности облика, под всей внешней мишурой Лиз оставалась приятной, здравомыслящей земной женщиной, к которой он сейчас испытывал непреодолимое влечение и будет испытывать его всегда. И когда в полумраке салона лимузина их взгляды встретились, он безошибочно определил, что она волнуется в ожидании этого вечера.
        Стив взял девушку за руку. Покрытые красным лаком ногти казались ему очень соблазнительными. Ему хотелось отвлечь Лиз от тревожных мыслей, и он заговорил о том, как она очаровательна:
        - Ты очень хороша.
        На щеках Лиз проступил румянец, который так гармонировал с красным глянцем ее губ.
        - Спасибо… за комплимент и за все остальное.
        Улыбнувшись, он провел большим пальцем по ее запястью:
        - Пожалуйста - и за комплимент, и за все остальное.
        Он подмигнул ей, давая понять, что прекрасно понял, к чему относится это «все остальное»: к платью и белью, которое он ей купил. Несмотря на то что разделительная перегородка между ними и водителем была поднята, они между собой почти не разговаривали, словно опасаясь, что кто-нибудь может услышать их беседу.
        Стив положил ладонь на ее колено и стал игриво перебирать край ее платья.
        - Не возражаешь, если я взгляну на все остальное? - без всякого смущения спросил он.
        - Милости прошу, - дерзко ответила Лиз.
        Стив медленно, постепенно начал приподнимать ярко-красную ткань…
        Он заглянул ей в глаза еще раз и полностью доверился своему воображению, когда проводил пальцами вдоль одной из подвязок, а затем улыбнулся, дойдя до трусиков и почувствовав, как участилось ее дыхание. Он нащупал завязки и почувствовал напряжение в паху, когда ему пришло в голову, как просто было бы потянуть за них и устранить тонкую преграду между его пальцами и ее мягким телом.
        - Очень, очень мило, - пробормотал он и убрал руку из-под ее платья.
        - Спасибо. - Возбуждение в голосе Лиз добавляло силы той страсти, которая читалась в ее глазах.
        Он провел рукой по ее шее, опускаясь в глубокий вырез платья, с наслаждением наблюдая за тем, как от его ласк колышется ее грудь и под платьем начинают твердеть соски.
        - Ты выглядишь просто неотразимо, но этому платью кое-чего не хватает.
        Она нахмурилась:
        - Интересно, чего же.
        - Сейчас покажу. - Он запустил руку в карман пиджака, вытащил плоскую, отделанную бархатом коробочку и, откинув крышку, извлек оттуда изящное ожерелье из бриллиантовых сердечек, которые переливались на свету, и серьги в том же стиле.
        От потрясения Лиз лишилась дара речи и, широко раскрыв глаза, смотрела на Стива. Она покачала головой. В этом жесте, так же как и в ее тоне, звучала непреклонная решимость.
        - Стив, нет.
        Он предвидел ее реакцию, но не собирался мириться с ее «нет».
        - Прости дорогая, я настаиваю.
        Стив непринужденно извлек ожерелье из бархатной коробочки и, открыв замок, расстегнул его.
        - Если сегодня вечером ты - моя девушка, то я хочу, чтобы ты выглядела как разодетая охотница на мужчин.
        Если принимать во внимание ту игру, в которую они играли, в его просьбе, в принципе, не было ничего необычного, и если бы она начала спорить, это было бы с ее стороны проявлением дурного тона. Это Лиз понимала, Тем не менее Стив догадался, что ей не понравилось его предложение, хотя она послушно повернулась к нему спиной и позволила надеть на себя ожерелье.
        Идея купить ей еще и аксессуары к платью пришла под влиянием секундного порыва. Когда продавщица в бутике предложила ему в подарок к купленному платью колье из фальшивых бриллиантов, Стив решил, что Лиз должна надеть настоящие камни. Она это заслужила. А он мог позволить себе такую покупку.
        Застегнув колье, Стив чуть задержал руку возле шеи Лиз и поцеловал теплое, гладкое плечо. Он почувствовал, как дрожь прошла по ее телу. Она бросила взгляд через плечо, пытаясь вглядеться в его лицо, рассмотреть выражение, которое, как он надеялся, передавало все бушевавшие в нем чувства.
        - Это уж слишком, - возмутилась девушка шепотом.
        Это было далеко не «слишком», по крайней мере он еще не дал ей всего того, чего она заслуживала. Если бы только она пустила его в свое сердце.
        - Я сам разберусь.
        Лиз тяжело вздохнула и, не отрывая взгляда от любовника, задумчиво потрогала ожерелье, пытаясь нащупать места соединения бриллиантовых сердец. В глазах девушки Стив совершенно ясно увидел отблески любви. Он был уверен в этом, хотя, возможно, она пока и не готова была это признать.
        Что ж, на сегодняшний вечер этого открытия будет вполне достаточно.

        Они окунулись в непринужденную атмосферу коктельной вечеринки. Лиз держала Стива под руку и старалась находиться возле него, чтобы дать понять девицам, присутствовавшим на вечеринке, что он пришел с ней. Она постоянно ловила на себе и Стиве заинтересованные взгляды. В этих взглядах содержались немые вопросы, предложения сексуальной близости, отчего становилось ясно, что сексуальные контакты и обмен партнерами будут самыми популярными развлечениями этой ночи.
        При этой мысли Лиз вздрогнула и, пытаясь унять нервную дрожь, сделала один глоток вина и еще крепче сжала руку Стива. Она не собирается ни с кем делить своего парня, и они уберутся отсюда сразу же, как только им удастся добыть интересующую их информацию.
        Кроме того, Лиз решила, что если эта вечеринка не принесет никакого результата в поисках Валери, то она позвонит дяде с тетей и, несмотря на то, что это будет нелегко, все им расскажет и предоставит возможность самим разбираться в сложившейся ситуации. Со своей стороны она сделала все что могла и не хотела больше скрывать отсутствие двоюродной сестры теперь, когда с момента ее исчезновения прошло столько времени.
        - Все в порядке? - спросил Стив, очевидно, почувствовав, что она ощущает некоторый дискомфорт. - Если ты чувствуешь себя здесь неловко, мы можем уйти.
        Лиз была признательна ему за заботу, за его нежное и покровительственное отношение к ней, но она должна была довести это дело до конца. Собираясь с силами, она сделала глубокий вдох и изобразила на лице чувственную улыбку, какими девушки из эскорта обычно одаривают своих клиентов.
        - Мы зашли уже слишком далеко. Назад пути нет.
        - Молодец. Я постараюсь увести тебя отсюда, как только появится такая возможность, - пообещал Стив и поцеловал ее.
        Поцелуй вышел длинным и страстным и должен был показать всем, кто его видел, что права на Лиз принадлежат только ему. Дав ей наконец возможность перевести дух, он предложил:
        - Может, пойдем осмотрим это модное место?
        Она медленно кивнула, поставила пустой бокал на поднос проходившего официанта и последовала за Стивом в ту часть величественного здания, которая была предназначена для «фантазий», где собравшиеся наблюдали за происходящим в специальных просмотровых комнатах и за дополнительную плату присоединялись к тем, кто им понравился. Складывалось впечатление, что если Стив был заинтригован всеми предлагавшимися развлечениями, то Лиз, наоборот, интересовали только украшения и оформление комнат, предназначавшихся для оргий; у нее не было ни малейшего намерения познакомиться с запретной стороной «Буйной фантазии».
        Особняк представлял собой большое, богато украшенное здание, состоявшее из пяти надземных этажей и двух, находившихся ниже уровня земли. Каждая комната, казалось, была пропитана пороком, а в оформлении присутствовали мотивы, отражавшие всевозможные фетиши и извращения - вуайеризм, садомазохизм, групповой секс. Все это должно было еще сильнее возбуждать плотские желания и порочные фантазии. В большинстве залов были установлены огромные зеркала, занимавшие все пространство от пола до потолка, и большие плюшевые диваны, на которых любовники могли предаваться утехам. Кроме того, все желающие могли запастись разнообразными приспособлениями в лавке, которая торговала секс-продукцией. Для обеспечения безопасности секса повсюду были расставлены большие вазы с презервативами. Проходя мимо, гости без всякого стеснения брали их пригоршнями.
        Среди присутствующих Лиз узнала нескольких девушек со своей работы. Одеты они были довольно недорого, но настолько вызывающе, что Лиз не могла вспомнить, чтобы раньше ей доводилось видеть такие наряды. Она в сравнении с ними казалась скромной барышней. Некоторые из присутствовавших женщин были настолько непосредственны, что прямо на ее глазах начинали откровенно флиртовать со Стивом, давая таким образом понять, что готовы на все. Лиз испытывала приступы ревности, и ей приходилось осаживать этих хищниц, в то время как Стив сверкал обворожительной улыбкой и, пользуясь расположением девиц, пытался выяснить, где можно найти Трикси Лейн.
        Довольно быстро выяснилось, что Трикси была очень известной тусовщицей, которая порхает то здесь, то там.
        По мере того как вечеринка набирала ход, комнаты быстро наполнялись изнывающими от похоти гостями, а непринужденная атмосфера в особняке сменилась общим ожиданием и предвкушением плотских наслаждений. Многие присутствующие уже не обременяли себя выбором места для секса. Лиз со Стивом стояли у бара, рядом с которым находился заполненный под завязку танцпол. Чувственный ритм располагал к движениям, откровенно имитирующим половой акт.
        Напитки текли рекой, отчего стеснение уходило прочь, и по мере того как гости становились все более и более раскованными, Лиз не раз довелось почувствовать касание чьих-то рук на своих ногах и ягодицах, хотя все видели, что она пришла с кавалером. Давка на танцполе все возрастала, и когда она сказала Стиву, что ей нужно на свежий воздух, он немедленно вывел ее на примыкавший к этому помещению балкон. К несчастью, на балконе они оказались не одни, очевидно, многим пришла в голову та же самая мысль.
        Стив прислонился к кованым перилам и подтянул ее к себе так, что она оказалась между его расставленных ног, а их животы и бедра соприкоснулись. Он провел рукой по ее обнаженной спине, нежно погладил ягодицы и прижался губами к шее.
        - Ты очень взвинчена, - сказал он, чувствуя ее напряжение. - Хочешь уйти?
        Когда губы Стива оказались так близко от ее шеи, Лиз негромко застонала. Ей не хотелось сдаваться слишком быстро, однако они находились на вечеринке «Буйная фантазия» уже больше двух часов, и Лиз уже начинала подумывать, что поиски Трикси окажутся безрезультатными. Кроме того, она чувствовала себя очень неловко среди пар, которые все активнее занимались плотскими утехами. Всего в полуметре от них на кресле холла две женщины и мужчина, сбросив одежду, предавались страстным и откровенным ласкам, и у Лиз не было ни капли сомнения, чем это все в результате закончится.
        - Повезло парню, - весело сказал Стив, тоже наблюдавший за эротической сценой, разворачивавшейся рядом с ними.
        Одна из женщин оседлала партнера и склонилась над ним, предлагая ему ртом ласкать обнаженную грудь, вторая в это время расстегнула молнию на его брюках, достала член и принялась делать ему минет.
        Стоны партнеров разносились по всему балкону. Лиз покраснела, ее дыхание стало прерывистым. Стив прижал свои бедра к ее бедрам так, что эрегированный член оказался в ложбинке между ее ног, и Лиз была шокирована, почувствовав, как сильно она возбуждена. Это походило на просмотр порнофильма, но действие разворачивалось прямо перед ними.
        Лиз попыталась отвернуться, но Стив не позволил.
        - Если они занимаются этим на глазах у всех присутствующих, значит, нет ничего зазорного в том, что мы смотрим и возбуждаемся, - произнес он, и его горячее дыхание дразнило ее ухо, в то время как пальцы ласкали бедра, отчего ее ноги раздвигались все шире, так, что он смог еще плотнее прижаться к ее изнемогающей в ожидании секса плоти.
        Трио сменило позу: теперь мужчина лег на спину. Одна из женщин ввела в себя его член и начала энергично двигаться, вторая раздвинула ноги над его ртом.
        Лиз решила, что с нее уже довольно впечатлений, и когда она уже собиралась заявить Стиву, чтo хочет уйти и завершить вечер где-нибудь в ротном местечке, вдвоем, их разговор прервали.
        - Не хотелось нарушать ваше уединение, любовнички, - промурлыкал хриплый женский голос за спиной у Лиз, - но я слышала, что вы спрашивали Трикси Лейн.
        Стив собрался, выпрямился и отодвинул Лиз так, что она оказалась сбоку от него, но продолжал держать ее за руку.
        Шикарная, чувственная рыжеволосая женщина, одетая в прозрачное черное платье, коснулась руки Стива своей большой грудью и улыбнулась ему отработанной улыбкой обольстительницы, в предназначении которой не могли ошибиться ни мужчины, ни женщины.
        Кто бы ни была эта женщина, она желала Стива.
        - А вы?.. - любезно поинтересовался Стив, растягивая слова.
        - Очевидно, та, кого вы ищете. - Трикси не обращала внимания на присутствие Лиз и бросила на Стива еще один оценивающий взгляд, в котором читался явный интерес. Видимо, удовлетворившись увиденным, она предложила: - Пошли со мной, обсудим, что я могу для тебя сделать.
        Такого бесстыдства Лиз еще не доводилось видеть. Самое ужасное, что эта женщина была им нужна - она могла сообщить столь нужную им информацию!
        Трикси повернулась, изящно и соблазнительно тряхнув рыжими локонами, и пошла к застекленной створчатой двери, на балкон, покачивая стройными бедрами. Она была уверена в эффекте, который производила на мужчин, поскольку большинство присутствовавших оборачивались и глазели на нее, пока она шла к выходу. Красотка бросила последний взгляд через плечо и поманила Стива пальчиком, приглашая его последовать за собой.
        Он скрипнул зубами и бросил на Лиз огорченный взгляд, говорящий о том, что он разрывается между необходимостью уйти и желанием остаться. Это была та ниточка, ради которой они и пришли сюда, и, хотя Лиз не могла заставить себя сказать «да», которого, как казалось, он ждал от нее, они оба понимали, как ему надо поступить.
        - Черт, - сказал Стив, расстроенный тем, какой поворот приняли события. - Я скоро вернусь.
        Он двинулся вслед за Трикси, стараясь не потерять ее в толпе, собравшейся в помещении, где находились бар и танцевальная площадка.
        Лиз последовала за ним, держась на почтительном расстоянии, заметив издали, что Трикси направилась на третий этаж, где располагались комнаты для игр. Она остановилась на лестничной площадке и ждала, пока Стив догонит ее. Когда он подошел, губы женщины тронула порочная улыбка. Трикси наклонилась к Стиву, слишком близко, по мнению Лиз, и что-то сказала ему на ухо, а затем зашагала по коридору.
        Стив постоял в нерешительности несколько мгновений и последовал за ней, а Лиз почувствовала, как внутри у нее все сжимается. Определенно, ей не хотелось знать, ни каким образом Стив планирует заполучить требуемую информацию от Трикси Лейн, ни что эта женщина рассчитывает получить взамен.
        О боже, ей так захотелось выпить!
        - Похоже, тебе необходимо выпить.
        Оцепенев от фразы, которая дословно озвучила ее собственные мысли, Лиз бросила взгляд на симпатичного светловолосого парня и подумала, отразилось ли на ее лице царившее внутри смятение и отчаяние.
        Решив, что ничего страшного в том, что она примет его предложение, не будет, Лиз изобразила улыбку и произнесла достаточно громко, чтобы не мешала музыка:
        - Я бы с удовольствием выпила бокал шардоне.
        Через несколько минут он вернулся с бокалом вина. Лиз сделала большой глоток, а затем еще один.
        - Спасибо, - сказала она, сразу же почувствовав согревающее и успокаивающее действие вина.
        - Пожалуйста. Меня зовут Джон. Может, потанцуем? - Он махнул рукой в сторону переполненного танцпола.
        Лиз понемногу успокоилась и решила, что ничего особенного не произойдет, если она потанцует с этим Джоном под энергичную музыку. По крайней мере это отвлечет ее от мыслей о том, чем занимаются Стив и Трикси там, наверху. Она переживала не за Стива. Больше всего ее волновала Трикси Лейн, ее женские штучки и то, как она собирается ими распорядиться.
        - Конечно, почему нет?
        Лиз допила шардоне и позволила Джону увлечь себя в гущу движущихся тел.
        По мере того как она двигалась в такт музыке, ее тело становилось все горячее, а кожа все чувствительнее. В сосках покалывало и пульсировало внизу живота, между бедер, а общее напряжение возрастало с каждой секундой. Она почувствовала себя сексуально одержимой, охваченной лихорадочным состоянием, вожделеющей так сильно, что, казалось, была не в силах себя контролировать.
        Джон понимающе улыбнулся и неожиданно с пылающими от похоти глазами придвинулся к ней, притянул ее к себе и начал гладить груди. Одна в океане тел, с затуманенным сознанием, двигаясь в такт чувственной музыке и вспышкам света, Лиз, казалось, была не в состоянии сопротивляться, не в состоянии обуздать внезапно возникшее чувство голода, которое все продолжало увеличиваться, увеличиваться, увеличиваться…
        Стыд и стойкое предчувствие того, что должно произойти, заставили ее сердце бешено колотиться в груди. О боже, что с ней? Постепенно она начала понимать, что-то было в ее бокале. Должно быть, туда что-то подмешали.
        Кто-то пристроился у нее за спиной, и ее одурманенному мозгу потребовалось немалое время, чтобы осознать, что она зажата между двумя мужскими телами с явными признаками эрекции. Эти двое терлись об нее, гладили ее бедра и ягодицы. Чей-то язык коснулся ее плеча, и она вздрогнула от отвращения. Дурман стал медленно проходить, и она почувствовала себя ужасно. Она услышала, как Джон сказал второму мужчине: «Давай отведем ее наверх, в какую-нибудь из игровых комнат» - и затрясла головой, пытаясь выговорить «нет». Однако ее тихий голос затерялся среди грохочущей музыки.
        Ее потащили сквозь толпу танцующих. Лиз охватили страх и мрачные предчувствия, когда она поняла, что собираются сделать эти двое. Она попыталась вырваться из их объятий, но знала, что справиться с ними, находясь в заторможенном состоянии, не хватит ни физических, ни душевных сил.
        Они пробрались через бар и нос к носу столкнулись со Стивом, который спускался по лестнице с верхнего этажа. Лиз позволила себе с облегчением разрыдаться… но вдруг заметила рыжеволосую красавицу, которая стояла рядом с ним с очень довольным и удовлетворенным выражением лица. У Лиз в сознании успел промелькнуть вопрос: что хуже - видеть Стива вместе с Трикси и воображать себе все, чем они занимались, или страдать от цепенеть от страха, зная, что эти незнакомцы хотят трахнуть ее. Взгляд Стива сфокусировался на мужчинах, которые расположились по бокам от Лиз и держали ее за руки, каждый со своей стороны.
        - Куда вы ее ведете? - спросил Стив.
        - Не твое дело, - ответил Джон и двинулся мимо него.
        Стив положил руку ему на плечо, останавливая на полушаге. Его улыбка не предвещала ничего хорошего.
        - Это мое дело, приятель, - произнес он таким тихим, угрожающим тоном, что мужчина немедленно отпустил руку Лиз. - Я заплатил за то, чтобы провести эту ночь с ней, и если только она сама не захочет пойти с вами, то она - моя.
        Стив перевел взгляд на Лиз, и под властной, агрессивной маской она разглядела раскаяние в том, что он оставил ее одну, такую уязвимую и слабую.
        Лиз энергично покачала головой, отчего ее головокружение усилилось.
        - Нет, нет, я не хочу никуда ни с кем идти, - прохрипела она, чувствуя, что во рту у нее все пересохло.
        - Парни, найдите себе другую девушку, с которой можно позабавиться, - сказал Стив, и те отпустили ее.
        Они ушли, недовольные тем, как все повернулось, но, с другой стороны, проверять терпение Стива они явно не хотели. Через несколько мгновений они скрылись в баре, очевидно, чтобы подобрать себе другую женщину для утех.
        Стив молча оглядывал Лиз. В глазах его был вопрос: все ли с ней в порядке? Но прежде чем он успел спросить, его вниманием завладела Трикси.
        - Сладкий, давно уже мне так легко не доставались деньги, - соблазнительно прошептала Трикси и провела рукой по груди Стива, дойдя до самого пояса его брюк. - Так приятно иметь с тобой дело.
        Лиз впилась в нее взглядом, подавляя желание броситься на эту женщину и выцарапать ей глаза. К сожалению, Трикси не могла оценить, насколько Лиз взбешена, поскольку не отрывала глаз от Стива.
        Улыбка, которой Трикси одарила его, была такой же интимной, как и ее прикосновение.
        - Если вы с подружкой захотите попробовать втроем, обращайтесь ко мне, не пожалеете, - сказала она и, повернувшись, снова растворилась в суете вечеринки.
        Лиз раздирали чувства в диапазоне от негодования и ревности до сильного сексуального возбуждения, которое по прежнему заставляло вибрировать ее нервы. Последнее ощущение она пыталась не замечать, хотя чувствовала, как кипит ее кровь, а тело требует разрядки.
        Несмотря на возбуждение, ей удалось произнести:
        - Если ты пришел сюда за этим, то можешь на меня не рассчитывать.
        - Я однолюб, - ответил Стив, пожимая плечами. - В этом смысле я старомоден.
        С трудом сглотнув, она сделала шаг назад, чувствуя себя обманутой и беззащитной.
        - Ах вот как?! Настолько старомоден, что бросил свою девушку и свалил наверх с этой рыжей?
        Удивленный ее резким тоном, Стив приподнял брови и собирался ответить, но Лиз повернулась и зашагала прочь, прежде чем он успел что-нибудь сказать. Все ее тело ломило, да и голова соображала еще не очень хорошо, и поэтому она не очень представляла себе, куда направляется. Но все это не имело значения. Стив догнал ее, сжал руку и повел в зал рядом с баром и танцполом.
        Из бара доносилась музыка, а фигурные светильники от Тиффани создавали в зале чувственную атмосферу полумрака. В оформлении преобладала отделка бархатом: тяжелые портьеры, диваны, стулья, подушки и даже орнаменты на стенах.
        Это помещение и название имело соответствующее: «бархатная комната». Она вся была заполнена парочками, которые продолжали предаваться пороку, пока Стив вел ее в дальний угол комнаты. Он резко повернул ее к себе лицом и прижал спиной к стене, отделанной бархатной драпировкой.
        Он сжал голову Лиз руками и наклонился так близко, чтобы она могла разглядеть в его глазах и бушевавший в них огонь, и обиду, словно он не мог понять ее реакции и был задет тем, что девушка усомнилась в нем. Лиз раскрыла рот, чтобы извиниться, сказать ему, что ей что-то подсыпали и это привело с одной стороны к помутнению рассудка, а с другой - к сексуальному возбуждению и невозможности себя сдерживать. Но Стив заговорил прежде, чем она успела хоть что-то объяснить.
        - Все, чем мы занимались с Трикси наверху, касалось нашего дела, - жестко сказал он. Скользнув губами по ее подбородку и легким толчком прижав к стене, он проговорил ей прямо в ухо: - С тех пор как я увидел тебя, я не особо задумываюсь о других женщинах. Если мне нужна будет женщина, я трахну тебя.
        Лиз закрыла глаза и застонала: слова Стива усилили ее желание. Она почувствовала, как его большой эрегированный член упирается в низ ее живота, и от нетерпимого желания ощутить его внутри себя она чуть не потеряла сознание. Она страстно желала почувствовать его движение, которое вызвало бы у нее долгожданный оргазм.
        - Ты хочешь знать, чем мы с Трикси занимались там, наверху?
        Она покачала головой и скользнула руками по его талии. Ей захотелось снять с него брюки, ласкать его член руками, а затем взять его в рот. При этой мысли дыхание Лиз участилось.
        - Нет, не хочу.
        Она верила ему. Верила по-настоящему. Во всем виновато ее состояние - это оно сыграло с ней злую шутку, рисуя в воображении самые ужасные картины. Лиз ощущала себя так, будто она на американских горках, и конца трассы не видно.
        - Я все равно тебе расскажу, - сказал он и посмотрел ей прямо в глаза.
        В комнате было темно, но их взгляды без труда нашли друг друга.
        - Я дал Трикси две сотни, а она взамен сообщила мне фамилию Роба и еще кое-какую информацию, которая облегчит нам поиски твоей кузины. Трикси была любовницей Роба и, очевидно, неплохо его знает.
        Вот так. Лиз была бесконечно благодарна ему за эти обнадеживающие новости. Но после того как Стив помог избавиться от мучившей ее неопределенности, кое-что еще давило на нее и требовало решения, несмотря на то, что в зале вместе с ними находились другие люди. Правда, большинство из них были так заняты удовольствиями, что обращали мало внимания на окружающих.
        Лиз начала растягивать пояс на его брюках, но он остановил ее прежде, чем она успела расстегнуть молнию. От неожиданности Стив шумно втянул в себя воздух.
        - Лиз, черт подери, что ты делаешь? - хрипло прорычал он.
        Она слегка укусила его за подбородок и через брюки начала поглаживать его внушительных размеров орган.
        - Мне подсыпали какую-то дрянь в вино, и теперь я вся горю. Я хочу, чтобы ты был внутри меня. Здесь. Сейчас.
        Он тихо выругался, и все его тело напряглось, словно он пытался защитить ее и показать, что она принадлежит ему. Лиз поняла, что он думает, как бы разыскать тех двоих и хорошенько их отделать.
        Но в тот момент Лиз думала, как по-другому использовать его красивые руки. Схватив его за запястье, она засунула его руку себе под платье и стала двигать его ладонь вверх, вдоль подвязок, державших чулки.
        - Стив… прикоснись ко мне.
        Она застонала и вздрогнула, когда его пальцы оказались под ее трусиками и сначала коснулись горячих, влажных складок, а затем проникли внутрь ее изнывающего тела. Она сразу же кончила, прикусив нижнюю губу, а ее тело содрогалось от прокатившейся волны облегчения, которое наполнило ее тело.
        Но этого оргазма было недостаточно. Лиз чувствовала приближение второго: жар снова начал распространяться по телу, медленно продвигая ее к вершине наслаждения.
        - Пожалуйста, Стив, - умоляюще попросила она.
        Он поднял голову и пристально посмотрел ей в глаза, а его рука, влажная от соприкосновения с ней, скользнула по ее телу и замерла у завязки, на которой держались трусики.
        - Что «пожалуйста»? - спросил он тихо и жестко.
        - Трахни меня, - прошептала она.
        Вот такая просьба. Вот такой вызов. Похоже, это мерзкое, бесстыдное место завело ее почище любых стимуляторов, которые ей подсыпали. Не было никаких причин объяснять, что ей сейчас необходимо, при помощи сложных конструкций и формулировок. В тот момент для того, чтобы получить полное удовлетворение, ей было необходимо немедленно и как следует совокупиться.
        От всей сдержанности Стива в мгновение ока не осталось и следа, и вместо того чтобы развязать завязки на трусиках, он стащил их с нее и сунул в карман пиджака. Чувствуя, как сердце выскакивает из груди, он вытащил член, достал из находившейся поблизости вазы презерватив и, разорвав упаковку, надел его.
        Затем он схватился руками за обнаженные ягодицы Лиз, подтянул к себе, раздвинул ей ноги и одним движением приподнял ее. Она сомкнула ноги вокруг его бедер, и, подавшись вперед всем телом, он вошел в нее. Крик, который вырвался у нее, затерялся в доносившихся из бара звуках ритмичной музыки, наполнявших «бархатную комнату».
        Стив заслонял ее от окружающих, и в полумраке, который наполнял комнату, можно было разглядеть только пару, слившуюся в чувственных объятиях, если в том темном углу, который выбрал Стив, вообще можно было что-то разглядеть. Любой мог догадаться, чем они занимаются, но тем не менее их тела были полностью целомудренно прикрыты - ее платьем и его пиджаком, что делало все происходившее еще более увлекательным.
        Она сцепила руки у него на шее и, чувствуя его мускулы на руках, плечах и ягодицах, уперлась в него локтями. Ей нравилось это первобытное начало в характере Стива: то, как легко она заставила его потерять контроль над собой.
        Уткнувшись лицом в изгиб его шеи, она жадно вдыхала запах самца, исходивший от него. Она прикусила мочку его уха, затем провела по уху языком и тут же почувствовала, как все мышцы внутри нее начинает сводить в предвкушении приближающегося оргазма.
        - О боже! - закричала она прямо ему в ухо, чувствуя, что скоро достигнет очередного сладостного пика. - Я сейчас опять кончу.
        - Давай.
        Она чувствовала у себя на горле его горячее, влажное и напряженное дыхание. Он судорожно вздрогнул и кончил.
        После того как буря улеглась, она прильнула к нему, ощущая перемену, произошедшую с ним, затем спустила ноги на пол.
        Стив встретился с ней взглядом и нежно убрал локоны, спадавшие ей на лицо:
        - Мы получили информацию, за которой пришли, так что давай к чертовой матери сваливать отсюда.
        Она была абсолютно того же мнения.

        Глава четырнадцатая

        Вместо того чтобы сесть в предоставленный компанией лимузин, Лиз и Стив поехали домой на такси и, как только оказались в квартире Стива, прямиком отправились в спальню. Лиз опять чувствовала возбуждение. Ей казалось, что она не может насытиться Стивом. Все, что он мог сделать теперь, когда они оказались в его спальне, - это дать ей то, в чем она так нуждалась.
        Страсть против страсти.
        Плоть против плоти.
        Бешеный стук сердца против бешеного стука сердца.
        Лиз торопилась: когда она стаскивала со Стива пиджак, ее движения были полны нетерпения и агрессии. Потом она с тем же остервенением начала расстегивать пуговицы на рубашке. Затем она набросилась на брюки, пытаясь снять и их.
        Стив не мог себе представить, что этот вечер, который они провели вместе, завершится именно так. Ну конечно, он предполагал, что они в конце концов окажутся в постели, но никак не думал, что она возьмет инициативу в свои руки и будет стремиться к безрассудным чувственным наслаждениям, а потому хотел сделать все, чтобы об этой ночи у Лиз остались самые волнующие воспоминания. Кроме того, ему казалось, что теперь, когда у него есть вся информация, необходимая для поисков Роба, это будет последняя ночь, которую они с Лиз проведут вместе. Завтрашний день расставит точки над «i» и, возможно, даст точное указание, где находится Валери. И как только он даст Лиз конкретную информацию, которая ее интересует, она, скорее всего, прервет их отношения, ведь она уверена, что лежащая на ней ответственность и принятые обязательства важнее, чем ее собственное счастье.
        И если сегодняшняя ночь - все, что у него осталось, то он, черт побери, сделает все, чтобы она запомнилась навсегда.
        Он нежно обхватил ее запястья и отвел руки от своих расстегнутых брюк.
        - Лиз, не будем торопиться.
        - Я хочу тебя, - упрямо сказала она и начала целовать его грудь, провела языком по его соску и слегка прикусила его.
        Он, вздрогнув, тяжело вздохнул и сделал попытку отвлечься от ее беззастенчивых попыток смутить его.
        - Я тоже тебя хочу.
        Однако его желание обладать ею простиралось дальше простых ощущений, лежавших на поверхности. Он хотел ее сердце, ее тело и ее душу.
        Она взглянула на него глазами, полными желания, тело ее горело, ее била дрожь.
        - Стив, мне нужно…
        Прерывая ее на полуслове, он прижал палец к ее мягким теплым губам.
        - Ш-ш-ш. Я знаю, что тебе нужно, и ты получишь то, чего хотела там, на вечеринке. Быстрое, жаркое, яростное совокупление.
        - Но теперь моя очередь быть главным, и я собираюсь заняться с тобой любовью. Медленно, спокойно, основательно.
        Обняв ее одной рукой за талию, Стив подтянул ее и крепко прижал к себе. Он поглаживал ее щеку, прикасаясь к ней ладонью, и, чувствуя, как девушка вся дрожит от вновь возникшего настойчивого желания, встретился с ней губами. Длинным, страстным поцелуем он унял бившую ее дрожь и медленно, как бы нехотя толкая ее язык своим, обуздал ее неистовую страсть. Он руководил ею, не обращая внимания на ее попытки ускорить темп и наброситься на него, до тех пор, пока не почувствовал, что ее напряжение прошло.
        Увидев наконец, что она расслабилась, он начал расстегивать молнию на ее платье. Две полоски ярко-красной ткани упали, обнажив ее до пояса, и на шее осталось только сверкающее бриллиантовое ожерелье, а в ушах - переливающиеся в свете лампы серьги.
        - Ты такая… такая красивая, - восторженно прошептал он.
        Стив скользнул губами по ее подбородку, и ее руки оказались у него на груди, а ногти слегка впивались в его упругое тело. Он провел языком по ее шее и взял в руки ее большую грудь, отчего Лиз с наслаждением глубоко вздохнула. Наклонив голову, Стив стал облизывать ее соски, захватывая их по очереди ртом.
        Лиз сдавленно вскрикнула и жадно подалась к нему, словно умоляя не останавливаться. Она запустила руку в его волосы, сильнее прижимая его голову к своей груди. Стив давал ей то, что она хотела, но делал это неспешно, и это, как он и рассчитывал, только увеличивало ее возбуждение и страсть.
        Руки Стива скользнули под платье и стащили с Лиз трусики, а потом и само платье. Шелковистая ткань упала на пол к ее ногам. Большие ладони очутились на ее гладких обнаженных ягодицах, и он провел рукой вдоль подвязки к краю облегавшего ногу чулка.
        Стив уложил Лиз прямо посередине кровати и стал раздеваться сам. Ее взгляд остановился на его эрегированном, напряженном члене, и, облизав губы, она, словно дразня его и проверяя, насколько он возбужден, коснулась рукой своего живота. Ее зеленые глаза излучали страсть, неудовлетворенность, а тело постоянно двигалось, словно его кололи тысячи маленьких иголок.
        С соблазнительной улыбкой Стив снял с нее сначала одну туфлю, затем другую и швырнул их на пол, после чего лег рядом с Лиз. Он гладил ее ступни до тех пор, пока она благодарно не застонала, потом отцепил поясок и медленно, без всякой спешки снял чулки. Желая доставить ей как можно больше удовольствия, Стив водил руками по ее нежной коже, ласкал и массировал бедра и ноги и чувствовал, как напряжение покидает ее. В конце концов ее тело стало гибким, а дыхание - глубоким и ровным.
        Стив рассматривал Лиз, задерживал внимание на нежных женственных изгибах тела, на переливающемся ожерелье со сдвоенными сердцами, которое по-прежнему было на ней…
        Если бы она только отдала ему свое сердце, как отдавала тело.
        Лиз расслабилась. Приглашая его, она раздвинула ноги и прошептала, словно молитву, его имя, и Стив почувствовал, как что-то неистовое и нежное сжалось в его груди. Он знал, что это.
        Любовь.
        Он лег на нее. Его бедра оказались между ее разведенных ног, а грудь плотно легла на ее груди. Он обхватил руками голову девушки так, чтобы их лица оказались друг напротив друга, глядел прямо ей в глаза, не позволяя смотреть в сторону, и видел, как меняется их выражение по мере того, как его член медленно входит в нее. Теперь, когда не было презерватива, Лиз обволокла его тесным, скользким жаром. Стив судорожно вздохнул от ощущения того, что они с ней одно целое и ничто не разделяет их плоть.
        Она задохнулась от неожиданности и, схватив его за плечи, попробовала сопротивляться:
        - Стив… подожди… хватит. - В ее голосе была паника. - Ты не надел презерватив.
        Он поймал ее руки, которыми она пыталась его оттолкнуть, и, сплетя ее пальцы со своими, вытянул их вверх, так, что она оказалась в полной его власти.
        - Ты приняла таблетку, - хриплым голосом напомнил он ей, зная, что не это волнует ее больше всего.
        Она знала, как важно для него это единение с ней, понимала, на что он пошел, когда отказался предохраняться.
        - Так хорошо, когда нас ничто не разделяет. Там так горячо, так мягко и упруго.
        Она закрыла глаза и застонала, когда он проник в нее особенно глубоко. Его движения были интенсивными, но медленными, и это усиливало удовольствие. Он поцеловал ее в губы, касаясь ее языка своим, и немного приподнялся, чтобы она обвила его ногами. Потом он остановился, поднял голову и встретился с ней взглядом.
        - Чувствуешь? - прошептал он, лежа на ней.
        Он видел, как на ее шее пульсирует какая-то жилка, и знал, что Лиз постарается избежать ответа.
        - Чувствую… что?
        - Как наши сердца бьются. Твое и мое. Вместе. - Он помолчал, давая ей возможность проникнуться чувством соединения их сердец, а затем открылся ей: - А любовь? Ты чувствуешь ее, Лиз?
        Он ожидал, что она начнет отказываться, но слезы, наполнившие ее глаза, ошеломили его так же, как и ее ответ.
        - Да, - сказала она, и в ее голосе были боль и сомнение. Он никогда не видел ее такой беззащитной. - Чувствую.
        Наступил момент, когда он должен был произнести самое главное, и это оказалось намного проще, чем он предполагал. Он чувствовал, что поступает абсолютно правильно:
        - Я люблю тебя.
        Стив не стал дожидаться ответа Лиз, потому что это и не было нужно. Он знал, какие чувства она испытывает к нему, и поэтому, даже несмотря на то, что она молчала, у него не осталось никаких сомнений по этому поводу.
        Стив продолжал неторопливо, нежно любить ее. Его тело боготворило ее тело. Была еще одна причина, чтобы Лиз осталась с ним.
        До утра.
        Навсегда.
        Но утром Лиз исчезла, оставив на столике у кровати бриллиантовые серьги с сердечками и ожерелье - подарок, который она отказалась от него принять.
        Стив потер рукой небритый подбородок, не столько удивившись, сколько расстроившись от того, что девушка ушла посреди ночи, не разбудив его и не попрощавшись. Это явно походило на разрыв отношений. Без всяких споров и лишних эмоций, которые только все усложняют и с которыми ей бы пришлось столкнуться. Точно так же она многие годы жила, избегая выяснения отношений со своей кузиной. Чего она добилась своим нежеланием выяснять отношения? Только одиночества.
        Дело закончено. Около часа дня, после недолгого разговора с Лиз по телефону и заключительного отчета по делу о поисках двоюродной сестры, Стив закрыл папку, которую он завел на Валери Кларк и Роба Истона. К счастью, Валерии была жива-здорова и уехала по собственной воле. Вот уже полторы недели она развлекалась в Париже с клиентом, которого встретила на вечеринке.
        Получив информацию, которой предыдущим вечером поделилась с ним Трикси, разыскать Роба оказалось до смешного просто. Пикантные сведения, которые сообщила ему женщина, оказали неоценимую услугу. Теперь Стив знал, что Истон - один из топ-менеджеров компании, занимающейся разработкой программного обеспечения, в Чикаго, а также то, что он живет в очень престижном районе города. Как сказала Трикси, Роб падок до хорошеньких женщин, и для того чтобы удовлетворить свои многочисленные желания, пользуется услугами секса по телефону и посещает различные вечеринки. Кроме того, Роб любит отдыхать в экзотических местах с девушками, с которыми знакомится на подобных вечеринках. Валери - не первая женщина, которую он вывез за границу, очевидно, и не последняя.
        Из кусочков и обрывков информации, поступившей этим утром, Стиву удалось узнать, что прошлая ночь была последней, которую Валери и Роб провели в дорогом парижском отеле, и что завтра они возвращаются в Штаты. Их самолет прилетает во второй половине дня.
        Ничто не указывало на криминал или на то, что Валери угрожает какая-то опасность. И это больше всего успокоило Лиз во время их последнего разговора. Стив, конечно, не мог ничего поделать, но ему хотелось, чтобы Лиз хоть немного разозлилась на Валери и на то, что та постоянно манипулирует ее чувствами и в какой-то степени ее жизнью. Но он знал, что суть проблемы Лиз не в этом - девушка слишком поглощена выполнением того, что подсказывает ей чувство долга, и слишком старается угодить дяде и тете. В результате она жертвует собственным счастьем и отказывается от надежды обрести его в будущем. В этом не осталось никакого сомнения после того, как она сбежала от него прошлой ночью. Отдаление Лиз от Стива сквозило и в тоне, которым она разговаривала с ним по телефону. Исключительно деловой, как будто между ними никогда не было близости. За все время их беседы Лиз ни разу не отклонилась от темы, связанной с Валери, ни разу не обмолвилась о его чувствах и о том, что было сказано ночью. После его искреннего признания их отношения уже не могли оставаться такими, как прежде. Но, как показалось Стиву, Лиз
предпочитала делать вид, что этой ночью между ними ничего не произошло.
        Глубоко вздохнув, Стив вытащил папку с новым делом. Следующие несколько часов он провел за телефонными разговорами. Звонки были связаны с делом о пропаже человека. Он нащупывал возможные версии, искал в Интернете необходимую информацию.
        Динамик внутреннего телефона загудел, и послышался приятный голос секретарши:
        - Стив, к вам Лиз Адамс.
        Странное чувство нахлынуло на него. Все это как будто уже было. Неделю назад, нуждаясь в его услугах, она появилась у него в офисе и начался их роман, переросший в большое чувство. Интересно, зачем она пришла на этот раз? Судя по ее поведению, вряд ли для того, чтобы сделать ответное признание в любви.
        - Пусть войдет.
        Стив обогнул стол, как раз когда в комнату вошла Лиз.
        Он улыбнулся, она улыбнулась в ответ, хотя улыбке не удалось скрыть тревогу, которая читалась в глубине ее глаз и поблескивала, как огонь маяка, предупреждая о том, что Стиву следует держаться на расстоянии. Что он и сделал, хотя ему нестерпимо хотелось подойти к ней, прикоснуться, обнять и покрепче прижать к себе.
        Шутливо-вежливый тон отдалял их друг от друга, поэтому не имело смысла ходить вокруг да около, и Стив сразу перешел к делу:
        - Что привело тебя ко мне?
        Лиз рассеянно поправила сумочку на плече и выпрямилась, чувствуя, что выбрала чересчур официальную линию поведения, если учесть, как близки они были.
        - Я просто хотела поблагодарить тебя за все, что ты сделал для меня и для того, чтобы найти Валери. Я испытала огромное облегчение, когда узнала, что с ней все в порядке.
        А как быть с тем, что этой паршивке было наплевать, когда ты места не находила от переживаний и беспокойства?
        Стив удержался от этого язвительного замечания, потому что знал: в ответ она займет оборонительную позицию. Вспомнит и об этом пресловутом обещании, которое, испытывая вину за прошлые поступки и неудачный брак с Тревисом, она дала дяде и тете.
        - Если я правильно помню, то поисками Валери мы занимались вместе, - напомнил он, изо всех сил пытаясь не показать огорчения. - Я бы не смог получить информацию о Робе так быстро, если бы ты не пригласила меня на вечеринку «Буйная фантазия».
        - Как бы то ни было, я признательна за твой совет и за то, что ты организовал весь процесс поиска. Не могу представить, как бы я пошла вчера на вечеринку без тебя.
        Лиз вздрогнула. Стив был уверен, что она вспомнила о тех двоих любителях развлечений, из лап которых он ее вырвал.
        Девушка заправила за ухо выбившийся локон.
        - Поговорив с тобой по телефону, я пошла в агентство «Все, что пожелаете» и уволилась. Я хотела попрощаться с Роксаной, единственной, кто относился ко мне по-дружески. Я рада, что больше там не работаю, и очень переживаю за нее - в какое ужасное положение она попала!
        Стив заметил, что Лиз занервничала и стала говорить быстрее, перейдя почти на скороговорку. Он знал, что она пришла сюда по какой-то другой причине. Когда она открыла сумочку и достала оттуда конверт, Стив замер.
        Стараясь не глядеть ему в глаза, Лиз протянула ему белый конверт без надписи.
        - Я заехала еще и для того, чтобы передать тебе это.
        Он спрятал руки в карманы джинсов.
        - Что это? - спросил он, хотя догадывался, что находится в конверте.
        Она небрежно пожала плечами:
        - Я получила расчет в агентстве и выписала чек на твое имя. Там сумма, которая вполне покроет неделю работы, включая вчерашнюю вечеринку. Кроме того, в конце месяца я получу деньги в кафе, поэтому я позволила себе включить их в чек. Надеюсь, мне удастся с тобой расплатиться.
        Стив почувствовал, как все в нем закипает от злости, и до боли сжал челюсти. Он не мог больше выносить этой благодарности. Уверенность девушки, что чеком она сможет чистенько и аккуратненько завершить их отношения, обижала и бесила его.
        - Лиз, мне не нужны твои деньги. Да и благодарность тоже.
        Он перевел взгляд с конверта, который теперь находился между ними, на ее лицо, и руки в карманах сжались в кулаки. Она так прекрасна. Так беззащитна. Так боится рискнуть и остаться с ним.
        - Я делал это все для тебя, потому что мне так хотелось. Может быть, наше дело и началось с долговых обязательств, но теперь мне не нужно ни денег, ни признательности.
        Он хотел ее любви, он нуждался в ней.
        На ее лице промелькнуло удивление и страх перед возможными последствиями - чувство, которое слишком сильно влияло на ее жизнь. Тем не менее она ничего не ответила.
        - Мне ужасно обидно, что ты думаешь, будто должна мне что-то, - продолжал он, прикинув, что терять ему нечего. - Ты нагружаешь себя ответственностью и обязательствами и испытываешь чувство вины перед кем угодно, только не перед самой собой.
        Она вся напряглась, пытаясь защититься:
        - Ты не имеешь ни малейшего представления о моей жизни.
        - Обидно это слышать, особенно учитывая, как близки мы были и через что нам пришлось пройти вместе. Я понимаю твою жизнь намного лучше, чем ты думаешь, - жестко сказал он, уже не силах сдерживаться. - Когда ты наконец перестанешь прятаться за чувством вины и долга по отношению к дяде и тете за то, что они воспитывали тебя после смерти родителей? Я уже не говорю о Валери, которая вообще этого не заслуживает.
        - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - сказала Лиз, но ответ прозвучал слишком поспешно и неубедительно.
        - Неправда, понимаешь. - Он прислонился к краю стола, кляня себя за то, что вынужден причинять ей боль, но понимая, что необходимо помочь ей разобраться в чувствах, которые она испытывала с тех пор, как еще в детстве осталась сиротой. - Для тебя проще и привычнее быть за все в ответе и стремиться сделать всем приятно, чем допустить возможность того, что тебе может быть причинена боль. Лиз, я не хочу делать тебе больно, я хочу любить тебя. Но ты должна пустить меня в свое сердце.
        Она отрицательно покачала головой.
        - Я не могу дать того, что тебе нужно, - произнесла она дрогнувшим, полным тревоги голосом. - Я возвращаюсь в кафе. Мне нужно присматривать за Валери, и после всего, что было с Тревисом…
        Он поднял руку, останавливая поток оправданий и объяснений:
        - Солнце мое, нам всем приходится сталкиваться с различными проблемами. По большому счету, все это ерунда.
        Очевидно, она не имела особого желания разбираться со своими проблемами.
        - Тебе нужно жить своей жизнью и для себя, а не для кого-то другого. А это значит - не бояться рисковать и принимать решения. Только это может сделать тебя счастливой.
        Стива просто убивало то, что его слова абсолютно не трогали Лиз. В конце концов он протянул руку и провел тыльной стороной ладони по ее теплой мягкой щеке.
        - Ты так поглощена заботой об окружающих, а кто позаботится о тебе, Лиз? Кто окажется рядом с тобой, когда тебе будет необходимо прислониться к чьему-то плечу? Кто улыбнется тебе, когда тебе это будет нужно, или обнимет, чтобы рассеять твои страхи и дать тебе почувствовать, что ты не одна?
        У нее не было ответа, и это его печалило.
        - Позволь, я буду этим человеком в твоей жизни, - прошептал он. - Доверься мне и доверься своим чувствам.
        Она тяжело вздохнула, но ничего не ответила. Поднеся руку девушки к губам, Стив поцеловал ее, чувствуя, как дрожат пальцы, и понимая, что он сказал все что мог. Что будет дальше - решать ей.
        - Когда ты будешь готова испытать свою судьбу со мной - ты знаешь, где меня найти.
        Она положила конверт на стол и, бросив на него последний взгляд, повернулась и пошла к выходу. Смотреть на ее полные слез глаза и на то, как она уходит из его офиса и из его жизни, было невыносимо тяжело.

        Находясь среди коллег и посетителей кафе, Лиз чувствовала себя как никогда несчастной и одинокой. Весь день она трудилась без отдыха, стараясь постоянно занимать чем-нибудь руки и голову и подавлять гнетущее, тревожное чувство, которое засело в ней с того самого момента, как она покинула офис Стива. Но теперь, когда, свернувшись калачиком, она лежала на диване, попивая горячий чай и ожидая появления Валери, у нее было время все обдумать. Лиз снова и снова прокручивала в голове свой последний разговор со Стивом. Пора было разобраться в себе, в своих поступках, в своей жизни и своем будущем.
        Нужны ли были все те жертвы, которые она приносила многие годы, и стоило ли приносить самую главную жертву - позволить Стиву уйти?
        Он любил ее. И от одной этой мысли у нее что-то сильно сжималось в груди и учащался пульс. Та последняя ночь, когда они занимались любовью и когда соединились не только их тела, но и сердца, теперь казалась просто волшебной. Она не смогла тогда ничего ему сказать, но сомнений не было - она тоже его полюбила.
        Лиз не знала, что с этим делать. Страх впустить Стива в свое сердце был сильнее, чем желание полностью связать с ним свою жизнь.
        Недовольно вздохнув, она взъерошила волосы и налила себе еще одну чашку чая - ее до костей пробирал озноб. К сожалению, лекарства от любви еще не придумали.
        Звук ключа, вставляемого в замочную скважину входной двери, отвлек Лиз от печальных мыслей и заставил стрелой пронестись по комнате и распахнуть дверь. На пороге, застыв от неожиданности, стояла Валери с многочисленными сумками и пакетами в руках. Она бросила на Лиз сердитый взгляд:
        - Господи, Лиз, разрыв сердца может случиться. - Она быстро оглядела сестру и ухмыльнулась: - Ты выглядишь просто отвратительно.
        В ответ на приветствие своей кузины Лиз покачала головой. Ни «привет, как дела», ни даже «черт, мне надо было сказать тебе, что я собираюсь уехать из страны на десять дней». Оказывается, Валери больше волнует, как Лиз выглядит. Поразительно.
        - Ну, наверное, по сравнению с тобой я действительно выгляжу не очень. - С этим Лиз была согласна.
        На голове у нее творилось бог знает что, она была ненакрашена и одета в старую пижаму. Ее сестра, напротив, выглядела невероятно шикарно, с новой прической, безупречным макияжем и в очаровательном костюмчике, правда, чересчур открытом.
        Валери подняла с пола свой новый чемодан, явно авторской работы, и прошествовала в квартиру.
        - Захвати сумки, ладно? Я думала, умру, пока дотащу все это до дома.
        Стиснув зубы, Лиз втащила две самые большие сумки в комнату, просто для того, чтобы ускорить процесс. Валери в это время разбирала покупки. Лиз подумала: почему Роб не проводил Валери до дома? Может быть, потому, что Роб не джентльмен и зациклен на самом себе в не меньшей степени, чем ее сестра. Лиз пришло в голову, что они прекрасно подходят друг другу.
        Валери развалилась на диване и манерно вздохнула:
        - Я полностью вымотана.
        - А я чуть не сошла с ума, переживая за тебя, - ответила Лиз, не в силах больше сдерживать раздражение, которое копилось в ней последние двое суток, - Где ты была?
        Она знала ответ, но хотела услышать его от сестры.
        - Неплохо проводила время в Париже, - сказала Валери с самодовольной улыбкой, не обращая никакого внимания на переживания Лиз. - И лучшее в этой поездке - то, что все расходы оплачивались.

«Наверняка в качестве компенсации за то, что ты с ним спала», - подумала Лиз, но оставила это резкое замечание при себе.
        Вместо этого она скрестила руки на груди и уставилась на сестру ясным, открытым взглядом.
        - А тебе не приходило в голову, что стоило сообщить мне, где ты находишься?
        Плечо Валери приподнялось, изобразив какой-то безразличный жест.
        - Я оставила тебе записку.
        - В которой ничего не было сказано конкретно. Ты написала, что собираешься провести уик-энд с Робом, и ни слова про то, что на полторы недели собираешься уехать из страны.
        От раздражения Лиз начала говорить громче. Валери изучала свой французский маникюр.
        - Мои планы поменялись. Давай, ругай меня.
        Лиз чувствовала подкатывающую к горлу злость.
        Разглядывая свою самовлюбленную сестру, она все больше и больше расстраивалась.
        - Раз ты купила сумки и чемодан и еще до поездки подала документы на загранпаспорт, значит, ты знала, что уезжаешь не только на выходные. Так что не надо мне говорить всякую чушь про то, что твои планы изменились. Ты и раньше знала об этой поездке, и у тебя было полно времени, чтобы сообщить мне о ней, а учитывая то, что мы живем вместе, сообщать, куда ты едешь и когда возвращаешься - проявление элементарной вежливости.
        - Ты хочешь узнать, почему я не сказала тебе о поездке? Хорошо, вот тебе правда, - произнесла Валери, и в ее голосе зазвучали нотки раздражения. - Если бы я сказала тебе, куда еду и с кем, мне бы пришлось выслушать целую лекцию о том, как я должна себя вести. Я не желаю этого слушать! Ты никогда не одобряешь моих поступков, так какой смысл говорить тебе раньше времени?
        - Я переживаю за тебя.
        Ответа не последовало. Ни одного теплого слова. Лиз почувствовала, что Валери разозлилась, и переживала это до глубины души. Лиз хотела, чтобы окружающие относились к ней доброжелательно, в том числе и кузина. А Валери явно таила в душе злобу за то, что Лиз досталась часть любви и внимания ее родителей.
        - Черт побери, Валери, в крайнем случае ты могла бы позвонить из Парижа или каким-то другим образом дать мне знать, что ты жива и с тобой все в порядке. Веришь или нет, но я тут чуть с ума не сошла.
        Не проронив ни звука в ответ, сестра холодно смотрела на нее.
        - С тех пор как ты уехала, твоя мать постоянно звонила, и мне уже пришлось ей один раз соврать. Я больше не собираюсь этого делать.
        - А я тебя просила? - огрызнулась Валери.
        - Нет, ты меня не просила, но что мне надо было говорить твоим родителям? - Лиз металась по комнате, пытаясь любым способом дать выход избытку энергии, который накопился у нее внутри. - Что ты зарабатываешь на жизнь сексом по телефону и встречаешься со своими клиентами, посещаешь оргии и летаешь через океан с любовниками? Ты что, действительно хочешь, чтобы твои родители узнали, что у тебя за работа и с чем она связана?
        Валери решительно выпрямилась:
        - Ты и понятия не имеешь, с чем связана моя работа.
        - К несчастью, имею, - сказала Лиз, и в ее голосе чувствовалось явное отвращение к работе, которую выбрала ее сестра. - Для того чтобы разыскать тебя, я неделю проработала в этом вертепе и сходила на их вечеринку «Буйная фантазия», для того чтобы найти Трикси Лейн и разузнать про Роба, о котором у большинства девушек, посещающих эти вечеринки, сложилось определенное мнение! Так что я прекрасно знаю и про твою работу, и про все радости, с ней связанные!
        - Ух ты! Никак, мисс Уси-Пуси Я-за-всех-в-ответе пришлось из-за меня извозиться в грязи? - нахально растягивая слова, произнесла Валери. - Как приятно узнать, что в тебе еще сохранилось немножко смелости и тяги к приключениям!
        Лиз пропустила сарказм сестры мимо ушей.
        - Валери, я сделала это ради тебя. Потому что мы с тобой родные люди, и я хочу быть уверена, что ты в безопасности и с тобой все в порядке. А еще я сделала это ради твоих родителей.
        Валери поднялась и подошла к ней. Между ними оставалось не больше метра, и Лиз увидела в глазах сестры ненависть.
        - А кто просил тебя делать что-нибудь ради меня? - спросила Валери. - Я точно не просила, и все равно ты вечно позволяешь себе лезть со своей помощью и пытаешься меня контролировать, чтобы я непременно была пай-девочкой. Так вот, сестричка: в отличие от тебя, у меня нет никакого желания быть хорошей девочкой, поэтому займись лучше своей жизнью.
        Оскорбительные слова, произнесенные Валери, были как ушат холодной воды. Она часто заморгала, осознав вдруг, в какую дрянь превратилась Валери. Лиз поняла, что всегда старалась быть ее противоположностью, чтобы уравновешивать ее разнузданное поведение, и когда их брак с Тревисом подошел к печальному концу, Лиз подсознательно сравнивала свои недостатки с недостатками сестры. В ней тогда соединились разочарование и чувство вины, потому что она всеми силами добивалась одобрения дяди и тети и ни в коем случае не хотела их расстраивать. Так она пыталась отплатить им за то, что после смерти родителей их дом стал ее домом, а их семья - ее семьей.
        Лиз знала, что всегда будет безгранично благодарна им за то, что они вырастили ее, но теперь ей не нужно получать от них одобрения. Она стала взрослым человеком, и хотя брак с Тревисом был ошибкой, Валери наделала еще больше ошибок, а дядя и тетя не перестают любить ее.
        Слова кузины больно ранили Лиз, но, черт побери, может быть, в них есть искорка здравого смысла?
        Да, ей нужно заняться своей жизнью, как язвительно посоветовала ей Валери. Теперь у нее должна начаться новая жизнь, прямо здесь, сейчас. Никаких отговорок, никакого чувства вины, никаких обременяющих мыслей.
        Лиз не могла изменить ни Валери, ни своего отношения к ней. Ясно, что в Валери всегда будет жить чувство обиды, и это проблема Валери, а не ее. Нет необходимости терпеть самовлюбленность и высокомерие сестры. Они обе уже взрослые женщины, и Лиз не надо больше отвечать ни за кого, кроме себя.
        И Валери пора сделать то же самое.
        Она встретилась с Валери взглядом и порадовалась произошедшей в себе перемене.
        - Я думаю, подошло время подыскать тебе квартиру, - спокойно, но очень серьезно произнесла Лиз.
        Это предложение полностью ошарашило Валери.
        - Я никуда отсюда не уеду, - возразила она.
        - Отлично. Тогда, принимая во внимание, что это твоя квартира, искать жилье буду я.
        Лиз знала, что ей придется объясняться с дядей и тетей, но и с ними она будет вести себя так же твердо и решительно, как только что с Валери.
        - Я не собираюсь больше мириться со всем этим. Я не буду мириться и не буду иметь с тобой дел, потому что в этом нет необходимости.
        Лицо сестры выражало смятение и недоверие, главным образом потому, что ей никогда раньше не доводилось видеть Лиз так решительно настроенной. А Лиз чувствовала себя просто отлично, эта уверенность раскрепостила ее.
        Она так устала от чувства вины и других моральных обязательств, которыми сама себя нагрузила. Так устала быть одна, так боялась довериться мужчине, в котором заключался для нее весь мир. Стив привнес в ее жизнь ощущение захватывающего приключения, о котором она всегда мечтала, но при этом не позволял ей отрываться от реальности и никогда намеренно не причинил бы ей боль. Нежный, щедрый, он не боится жить с открытым сердцем. Красивый, сексуальный мужчина, который любит ее и ждет от нее ответных чувств.
        Лиз прошла мимо сестры в спальню и переоделась в джинсы, майку и спортивные туфли. Собрав волосы в хвостик, она взяла сумочку и ключи и ушла, бросив и квартиру, и Валери - пусть живет, как ей вздумается.
        Свет уличного фонаря падал в салон ее машины и играл бликами на кольце Лиз. Тяжело вздохнув, она сняла его с безымянного пальца левой руки, и надела на правую руку, демонстрируя тем самым, что она свободна и готова к приключениям, хотя ее сердце тоскует по человеку, пленившему ее душу.
        Стив ждал ее, и оставалось только поехать к нему и заявить на него свои права.
        Раздался телефонный звонок, Стив взял трубку в соседней со спальней комнате и, занятый своими мыслями, отвлекавшими от телешоу, автоматически произнес:
        - Алло.
        - Привет, Дикарь, - прошептал знакомый женский голос, вмиг заставивший его встрепенуться. - Как поживаешь?
        Это была Лиз. Она говорила тем низким, завлекающим тоном, которым разговаривала по телефону в агентстве. Его тело моментально среагировало на этот голос.
        С того момента, когда два дня назад Лиз вышла из его офиса, Стив был в ужасном настроении. Он постоянно думал о ней, терзался мыслью, не слишком ли настойчив и нетерпелив он был, требуя ответного признания в любви. Стив думал: а может быть, это и к лучшему, что он лишился ее, потому что он так желал ее любви, нуждался в ней, как никогда и ни в чем в своей жизни.
        И вот теперь, когда он уже уверовал, что между ними все кончено, она объявилась и сделала первый шаг. Надежда вернулась, но Стив все еще был осторожен.
        Приглушив звук телевизора, он честно ответил:
        - Да не очень.
        - Я тоже. - В ее мягком голосе была слышна изрядная доля разочарования. - Сижу здесь одна, чувствую себя одиноко и подумала, что ты захочешь составить мне компанию. Может, нам удастся поднять друг другу настроение?
        Стив вжался в диван, сгорая от желания понять, к чему весь этот разговор.
        - Что ты задумала?
        - Хочу рассказать тебе об одной своей фантазии.
        Стив знал, насколько жаркими могут быть их фантазии.
        - Давай.
        Последовала пауза. Он слышал ее прерывистое дыхание. Наконец Лиз начала.
        - Я работаю в кофейне, и есть один человек, который несколько раз в неделю заходит туда. Он носит косуху и ездит на «харлее» с надписью «Дикарь». Он так невероятно сексуален, что каждый раз, когда наши взгляды встречаются, мое сердце готово выпрыгнуть из груди. Я часто размышляла о том, каково это - находиться рядом с ним, отказаться от всех обязательств, груза лежащей на мне ответственности и запретов и начать жить в его мире.
        Губы Стива тронула улыбка, он встал и заходил по комнате.
        - И ты воплотила свои желания в жизнь?
        - О да, - выдохнула Лиз, и он представил себе, как она тоже улыбается.
        - Обстоятельства свели нас, и у нас завязался бурный роман, который превзошел самые смелые мои ожидания. Он бесстрашен, с ним интересно, а еще он прекрасный, страстный любовник. Но кроме того, он может быть невероятно нежным и чувствительным. И когда я с ним, я понимаю, что наконец нашла свою вторую половинку.
        Рука Стива сильнее сжала трубку.
        - Так что же тебя удерживает?
        - Я боялась довериться ему, - сказала она, и ее голос трогательно дрогнул. - Довериться тебе.
        В этот момент раздался звонок в дверь, но Стив не обратил на него внимания, потому что сейчас ничто не имело значения, только Лиз, этот разговор и то, чем он в конце концов закончится.
        - А теперь?
        - Я готова попробовать.
        Вот оно! Стив почувствовал выброс адреналина. Во входную дверь постучали. Стив никого не ждал, поэтому открывать не пошел.
        - Что же заставило тебя изменить мнение?
        - Вчера вечером Валери вернулась домой, и, оказавшись лицом к лицу с ней, я поняла, что ты был прав: мне пора перестать жить чужой жизнью. Я готова рисковать и принимать решения, и это должно помочь мне стать счастливой.
        Это откровение было ему приятно, ведь она заслужила счастье, как бы там ни было. Даже если это означает, что она выбирает жизнь без него.
        - Ты молодец, - прошептал он.
        - Я должна кое-что тебе сказать, - продолжала она, и в ее голосе появились нетерпеливые нотки, - мне давно необходимо сказать тебе…
        Стук повторился, на этот раз более настойчивый. Похоже, придется посмотреть, кто там шумит.
        - Черт! - рявкнул он, расстроенный тем, что им мешают в тот момент, когда Лиз собирается сказать самое главное. - Подожди секундочку.
        Стив прошел в холл и рывком открыл дверь, собираясь прогнать незваных гостей. Но за дверью в ореоле золотистого света, падавшего от светильника у входной двери, стояла Лиз. Ее зеленые глаза светились любовью, надеждой и уверенностью.
        Она нажала «отбой» на своем мобильном телефоне.
        - То, что мне необходимо тебе сказать, нужно говорить лично, а не по телефону. Это и есть лучшая часть моей фантазии, потому что она становится реальностью.
        Лиз не отрываясь смотрела ему в глаза, и на ее лице было написана любовь. Стив понял: все, о чем он мечтает, сбудется.
        - Я верю тебе, Стив. Верю всем сердцем и всей душой, и готова отдать тебе и то и другое полностью. Мне нужно, чтобы ты был в моей жизни, и самое главное - я тебя люблю.
        Испугавшись, что она может передумать, что все это только плод его воображения, Стив втащил ее в дом и захлопнул дверь. Через мгновение они оказались там, где и должны были оказаться, - в спальне.
        Обхватив ее лицо руками, он целовал ее долго, сильно и страстно, не скрывая своих чувств. Наконец он поднял голову. Оба они тяжело дышали. Стив не мог дождаться момента, когда войдет в нее, когда они станут одним целым. Он снял рубашку, стащил рубашку и с Лиз. Она была без бюстгальтера, и Стив обхватил руками ее груди, лаская соски нежными прикосновениями пальцев.
        Закрыв глаза, Лиз издала вздох, полный блаженства, и ее тело выгнулось от его прикосновений.
        - Я знаю, ты не стремишься к браку, но пока между нами будут такие отношения, я хочу оставаться с тобой.
        Стив уже забыл о своем зароке никогда больше не жениться - за время их знакомства он поменял свое мнение, так же как, впрочем, и Лиз.
        - Я люблю тебя, Лиз, и я хочу сделать так, чтобы то, что происходит сейчас между нами, не кончалось.
        Лиз пристально посмотрела на него, удивленно заморгав ресницами. Стив улыбнулся.
        - Признаю: когда у нас все только начиналось, я не предполагал, что наши отношения перерастут во что-то большее, чем просто увлечение. Но это случилось. Я никогда раньше не испытывал таких чувств. Я вдруг понял, что мне нужно все и сразу!
        - Что значит «все»? - Лиз с нетерпением ожидала ответа, не сводя со Стива широко открытых глаз.
        - Я не предполагал, что найдется женщина, которая сможет заставить меня снова задуматься о создании семьи. Но с тобой я хочу этого, - произнес он, чувствуя, как сердце бешено колотится в его груди. - Лиз, выходи за меня замуж.
        - Я согласна, - слезы радости блестели на ее глазах. - Я хочу, чтобы ты всегда был рядом, хочу каждое утро видеть твою улыбку, которая останется со мной на весь день. И мне нужны твои объятия, которые рассеивают страхи и напоминают мне, что я не одинока.
        Стив вспомнил, как спрашивал у Лиз, кто сможет внести покой в ее душу. Теперь Стив был безумно рад, что этим человеком оказался он.
        - Я буду рядом с тобой, обещаю.
        - Я хочу, чтобы ты был счастлив со мной. - Лиз обвила его шею руками и молча прикоснулась губами к его губам, подтверждая свои чувства молчаливым, искреннем поцелуем.
        Стив опустил ее на кровать; поцелуи становились все более страстными и по мере того, как влюбленные освобождались от одежды, - все более энергичными и нетерпеливыми. Наконец, изнывая от желания, они остались совсем обнаженными.
        Он лег на нее, расположившись между ее раздвинутых ног, чувствуя возле своего члена теплую и влажную плоть. Девушка была готова принять его. Но Стив не вошел в нее, он пока медлил. Как прекрасно было просто чувствовать ее под собой!
        Лиз ласково коснулась щеки Стива и нежно улыбнулась:
        - Должна сказать, что твое предложение оказалось как нельзя кстати, поскольку мне негде жить.
        - Что-что? - нахмурился он, уверенный, что ослышался.
        - Я велела Валери искать себе другую квартиру, а когда она отказалась, я сказала, что она может оставаться, а я - ухожу.
        Стив тихо рассмеялся, удивляясь, как жестко вдруг стала действовать его Лиз. И тут же вздрогнул: ведь она решила переехать к нему!
        - Я так горжусь тобой, - произнес Стив.
        Лиз слегка выпятила подбородок, демонстрируя свою решительность и непреклонность. Стив всегда знал, что эти качества свойственны ее натуре, просто нужно было их разбудить.
        - Вообще-то я и сама собой горжусь.
        Стив снова стал серьезным. Он вошел в нее, чувствуя, как идеально их тела подходят друг другу, и дал еще одно обещание, в которое ей предстояло поверить:
        - Теперь это твой дом. Здесь. Со мной.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к