Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Детли Элис: " Два Полюса Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Два полюса любви Элис Детли
        Книга американской писательницы Элис Детли «Два полюса любви» - это две истории, объединенные общим началом: их герои страстно любят друг друга, но волею судьбы они оказались порознь и никакие деньги и почести не вернут им потерянного счастья. Удастся ли им возродить любовь, которую они потеряли, или придется смириться с неизбежным и подчиниться обстоятельствам?..
        Элис Детли
        Два полюса любви
        Верь мне
        Мариетта Дарси потушила сигарету и решила удостовериться, что Пер сделает все, как она ему сказала. А удостовериться надо было - тот едва держался на ногах.
        - Ты все понял?- спросила она, глядя ему в глаза.
        - Мариетта, дорогуша, какие проблемы? Черт, языком еле ворочает. Как-то он доберется до ее номера?
        - Ты не забыл, в каком номере она остановилась?
        - Нет, конечно! Восемьсот… сорок девять,- с запинкой произнес Пер.- Третий этаж.
        - Господи, Пер, как номер восемьсот сорок девять может находиться на третьем этаже! Ты в своем уме?
        Тот посмотрел на нее и икнул.
        - Расслабься, милочка… Я пошутил! На восьмом этаже! Номер восемьсот сорок девять на восьмом этаже. Я все знаю!
        Придурок! Мариетта едва не вцепилась ему в глотку. Боже, с какими типами приходится иметь дело. Но такая уж у нее судьба, иначе ее план не осуществишь.
        - Отлично.- Длинными красивыми пальцами она достала еще одну сигарету из пачки, лежавшей на столе, и прикурила от золотой зажигалки.- Ключ от номера у тебя. Первым делом, как войдешь, не забудь запереть дверь изнутри. Ясно? Затем иди в спальню - это из гостиной первая дверь направо. Что делать дальше - не мне тебе объяснять. Раздевайся и ныряй к ней в постельку. Она до смерти будет рада проснуться и увидеть тебя рядом. Усек?
        - Да, да, да.
        Его уже явно клонило ко сну. Хоть бы он не улегся на ночлег посреди ее спальни!
        - Если она начнет сопротивляться, будет посылать тебя ко всем чертям, не обращай внимания. Прошепчи ей на ухо какую-нибудь глупость, ты знаешь, мы, женщины, это любим. Но, ради Бога, умоляю, не забудь запереть за собой дверь!- Мариетта бросила взгляд на часы.- Ну, тебе пора.
        - Уже иду.
        Пер Лагерфест с трудом поднялся на ноги и нетвердым шагом направился к выходу.
        - Пожелай мне удачи!- прошепелявил он, обернувшись у порога.
        - Успехов! И не забудь про дверь.
        Он подмигнул ей и удалился, что-то напевая себе под нос. Идиот! Мариетта потушила недокуренную сигарету и, кусая губы, подошла к столику с напитками. Удастся ли ее план?
        Она налила себе немного виски и залпом выпила. Рука тут же снова потянулась к бутылке, но Мариетта сказала себе: стоп, хватит! Не хватает еще надраться, как Перу! С него-то что взять, в конце концов он мужчина. А ей-то не следует затуманивать себе мозги накануне самой грандиозной операции из тех, что она сумела провернуть.
        Пер направился в номер. Бенедикт спит как убитая, Фернандо уже вылетел сюда из Нью-Йорка, так, вроде все… Теперь остается только ждать. Ну ничего, Бене, ты еще узнаешь, как муженек тебя любит!
        Он шел по обыкновению легким пружинистым шагом, почти неслышно. Его шаги не отдавались в коридорах «Вестон-отеля» гулом, они скорее напоминали звук, какой бывает, когда кто-то крадется на цыпочках, не желая быть замеченным.
        Но Фернандо дель Альморавида не крался, просто он занимался спортом и приобрел легкую, изящную походку, а итальянские ботинки из тонкой мягкой кожи позволяли ходить почти бесшумно. Мало кто в Майербауме носил ботинки на кожаной подошве, но, в конце концов, и аристократов, которые могут похвастаться длиннющей родословной, в данный момент в городе не было. А коли уж ты аристократ, то сам Бог велел тебе передвигаться на лимузине и в самой дорогой обуви, пусть даже на улице льет как из ведра.
        Перед дверью восемьсот сорок девятого номера Фернандо остановился, пригладил черные волосы, из-за которых потеряли покой немало представительниц прекрасного пола, поправил шелковый галстук и нажал ручку.
        Дверь была заперта.
        Странно. Впрочем, вполне естественно, что Бенедикт решила запереться: ведь она в номере одна, мало ли что может случиться. Фернандо переложил букет роскошных роз из правой руки в левую и постучался.
        Ответа он не услышал.
        Он постучал еще раз. Безрезультатно. Может, она ушла? Но куда - в два часа ночи?
        - Могу я вам помочь?
        Горничная, знавшая, что перед ней граф, так и норовила сделать именитому постояльцу что-нибудь приятное.
        - Да,- ответил тот,- будьте так любезны. Жена забрала ключ с собой, а второго у меня нет.
        - Одну минуту, сеньор дель Альморавида, я спрошу у администратора. У него наверняка есть запасной ключ.
        - Благодарю вас.
        Фернандо обворожительно улыбнулся. Горничная вприпрыжку бросилась к администратору. Через минуту он уже держал в руках обещанный запасной ключ. Горничная, раскланявшись, испарилась, а Фернандо отпер дверь и вошел в номер.
        Включив свет в гостиной, он сделал несколько шагов, огляделся вокруг и, не заметив ничего подозрительного, направился в спальню - первая дверь налево. Вероятно, Бенедикт уже спит, поэтому и не слышала стука, решил он. Неожиданно он наткнулся на какую-то тряпку.
        Какая все-таки неряха эта горничная! Забыла у них тряпку для уборки. Фернандо наклонился и взял ее в руки. Нет, это не тряпка, это…
        Мужские трусы! Он с отвращением бросил их на пол и тут же снова поднял. Трусы! И, разумеется, не его. Дешевенькая поделка из синтетики с надписью: «Сделано в Китае».
        Ни секунды не раздумывая, он ворвался в спальню, нащупал выключатель и хлопнул по нему пятерней. Яркий свет залил комнату, и он увидел…
        Боже! Эта сцена не привидится и в кошмарном сне. Его жена, с которой они венчались всего три недели назад, приподняла голову, одна лямка ночной рубашки съехала с плеча, ее волосы были растрепаны…
        - Фер… нандо,- сказала она странным голосом, будто никак не могла прийти в себя.
        - Кого ты привела?- проревел он.- Кто у тебя в постели?
        Она смотрела на него непонимающим взглядом. Каково же было ее удивление, когда из-под одеяла показалась чья-то растрепанная светловолосая голова и заспанный мужской голос произнес:
        - Дорогая, что случилось?
        Бенедикт не верила своим глазам. Пер Лагерфест, брат ее подружки Саманты. Как он очутился здесь, в ее постели? И почему у нее в голове туман? А Фернандо? Он уже вернулся? Боже, он приехал и застал их с Пером Лагерфестом! Господи, какой ужас!
        Дальнейшие события развивались с головокружительной быстротой. Фернандо с налитыми кровью глазами бросился к кровати и, схватив Пера за запястье, швырнул его на пол. Тот что-то пробурчал и поднялся на ноги. Только тут Бенедикт поняла, что Пер совершенно голый. Фернандо, впрочем, не стал его разглядывать: дав несчастному шведу увесистый тычок в спину, он вытолкал его в гостиную и захлопнул за ним дверь.
        - Не волнуйся,- прошипел он.- Твой дружок рядом. Я сейчас уйду. Просто хотел сказать тебе, что чего-чего, а такого я от тебя никак не ожидал. Мы едва поженились, а ты, воспользовавшись первым же удобным случаем, привела к себе…
        - Фернандо, любимый!- Она бросилась к нему.- Я не знаю, как это произошло, ума не приложу, почему Пер здесь…
        - Ты не знаешь, почему он у тебя в постели?- Фернандо стал бледнее смерти.- Ты… ты… Потаскуха!- Он снял с пальца обручальное кольцо и швырнул его ей под ноги.- Вот! Отныне нас ничто не связывает!
        - Фернандо, выслушай меня!..
        - Не хочу ничего слушать! Не желаю иметь с тобой ничего общего!
        - Фернандо…- простонала она.
        Как ураган он вылетел из комнаты. Бенедикт бросилась за ним, но было уже поздно: он захлопнул за собой дверь номера, да так, что стекла задрожали.
        В отчаянии она уткнулась в диванную подушку и зарыдала.
        - Бенед-дикт,- послышался чей-то голос. На нее пахнуло перегаром.
        - Кто это был?- Пер Лагерфест склонился над ней и попытался ее погладить.- Он тебя обидел?
        Через пять минут Бенедикт, собрав вещи, вылетела из номера. А Пер еще долго сидел на полу и недоумевал, почему ответом на его полные сочувствия слова стала увесистая пощечина.
        В эту ночь в «Вестон-отеле» был лишь один человек, которому происшествие доставило неподдельное наслаждение,- Мариетта Дарси.
        1
        Она здесь, и наконец-то, после двух лет разлуки, он ее увидит. Хотя в группе туристов было человек пятнадцать и одеты они были во всевозможные наряды - в конце концов, они же приехали из разных стран,- Фернандо дель Альморавида без труда выделил среди них экскурсовода, молодую женщину в простом, но элегантном костюме. Она не заметила его - и потому, что в этот момент что-то отвечала туристу-скандинаву, и потому, что он был слишком далеко, и потому, что уже стемнело. А вот Фернандо был наготове и сразу же увидел ее.
        - Бенедикт…- Он выдохнул это имя, не успев даже еще как следует разглядеть ее.
        Ведь прошло два года с тех пор, как они виделись в последний раз. Но что значит это время! Он узнает ее где угодно - ее золотистые волосы, которым луна придала такой необычный оттенок, ее изящную фигуру, даже шаль, наброшенную на плечи, не могла бы носить ни одна другая женщина.
        Фернандо быстро отступил в тень переулка. Еще не хватало, чтобы она заметила его. Нет, им придется встретиться, но не так быстро. Он должен подойти к ней неожиданно, убедившись, что она ничего не подозревает.
        А пока остается только смотреть и ждать.
        - Дамы и господа, перед нами развалины замка принца Менсенского. Замок был построен шесть с половиной столетий назад…
        А этот звонкий голос! Актерское образование ей пригодилось: хотя Фернандо стоял далеко, ему было слышно каждое слово.
        - Разумеется, то, что мы видим сейчас, лишь жалкие остатки грандиозного комплекса, бывшего в то время подлинным административным и культурным центром Майербаума и прилегающих земель Нижнего Рейна, однако даже по сохранившимся деталям мы можем судить, насколько сильное впечатление производил замок на случайно забредшего путника и на окрестных крестьян.
        Ах, Бенедикт, сказал Фернандо, если бы ты знала, какое впечатление производит один только звук твоего голоса!.. Голоса, который я не слышал уже два долгих года!
        А ведь когда-то этот голос был для меня таким знакомым, таким родным. Когда-то этот голос говорил со мной о любви и верности, о нежности и страсти… И я влюбился, впервые в жизни влюбился по-настоящему и понял, что никого больше не полюблю. Потому что только тебе одной, Бенедикт, принадлежит мое сердце и в нем нет места для другой женщины.
        Ты презрела мою любовь, растоптала ее, но она не погибла…
        Фернандо разозлился на себя. Ведь стоило ему ее увидеть, и он снова принялся терзать себя воспоминаниями о прошлом! Хватит! Нельзя раскисать, иначе он никогда не осмелится показаться ей на глаза, заговорить с ней. А зачем же он тогда пришел сюда, если не ради этого?
        - …разрушенного в ходе Реформации,- закончила Бенедикт.
        Пора! Фернандо вышел из своего укрытия и направился к группе туристов. Издалека они, вероятно, приняли его за сотрудника музейного комплекса, которому что-то понадобилось выяснить у экскурсовода. А сама Бенедикт стояла к нему спиной, и поэтому-то для нее появление бывшего мужа явилось полной неожиданностью. Как и было задумано.
        Он остановился на полпути, зная, что высокие здания, расположенные вокруг, далеко разнесут эхо его слов.
        - Бенедикт,- сказал он негромко.
        Она была настолько увлечена своим рассказом, что отреагировала не сразу. Продолжала объяснять что-то, указывая на памятник старины, и Фернандо пришлось повторить, уже чуть громче:
        - Бенедикт…
        - Дикт… дикт…- эхом разнеслось кругом. Вот теперь уж наверняка услышала!
        Она дернулась и едва не упала: ее высокий каблук попал в просвет брусчатки мостовой.
        Только один человек на свете мог произнести ее имя вот так, на французский манер, с ударением на последнем слоге. Окружающие обычно обращались к ней «Бен», а если уж и называли полным именем, то ставили ударение как полагается.
        Но он всегда говорил, что его язык слишком нежен, чтобы коверкать такое красивое имя. Он будет произносить его на одном из трех самых красивых языков, которые знает,- так, как его произносят французы. К сожалению, говорил ей Фернандо, в итальянском и испанском - двух других красивейших языках - этого имени не встретишь.
        Фернандо… Но откуда он здесь? Ведь он ушел из ее жизни два года назад, уехал за тысячи километров отсюда. С тех пор они не общались и жили так, будто находятся на двух разных планетах.
        Нет, это не он!
        - Добрый вечер, дорогая,- сказал Фернандо, теперь уже на родном, испанском.
        Бенедикт обернулась, моля Господа, чтобы ее предположение оказалось ошибочным. Вдруг это просто чья-то дурная шутка?
        Но нет!
        - Фернандо…- едва выговорила она.- Это ты?
        Конечно, он, кто же еще! Широченные плечи, рост - мечта баскетболиста, курчавые черные волосы и блестящие глаза. А когда он вплотную приблизился к ней, развеялись последние сомнения.
        За время, что они не виделись, он немного изменился. Возмужал, его походка стала твердой, уверенной, но при этом не потеряла прежнего изящества и легкости. Голос сохранил бархатистые полутона, но теперь звучал мощно, властно, как у человека, который знает, что хочет, и не отступится, пока этого не получит.
        - Добрый вечер!- Он отвесил ей поклон, явно наслаждаясь театральным эффектом, сопровождавшим его появление.- Я счастлив снова тебе видеть.- На его лице сияла улыбка. Но отнюдь не улыбка радости. Белые зубы обнажились, придавая его смуглому рту хищное, угрожающее выражение.
        Бенедикт попыталась прийти в себя. Удивление удивлением, но нельзя же доставлять ему удовольствие видеть, как она растерялась!
        - Сомневаюсь. Счастье, по-моему, тут вовсе ни при чем.
        - А вот тут ты не права, ненаглядная.- Голос Фернандо был нежнее шелка.- Тут ты сильно ошибаешься.
        Он оглядел ее: побледневшие щеки, изящный изгиб шеи, грудь, тяжело вздымающаяся от неожиданного потрясения.
        - Во всяком случае,- сказала она,- я совсем не рада тебя здесь видеть.
        - Ты, возможно, и нет,- отвечал Фернандо.- А вот я уже давно предвкушал миг нашей встречи.
        Как ни старалась Бенедикт скрыть чувства, которые не испытывала уже давно, как ни пыталась подавить их в зародыше, усилия эти оказались тщетными. Она поняла, что достаточно ей хотя бы раз взглянуть на Фернандо, его мускулистое тело, черные волосы, как ее сердце начинает биться чаще, в груди появляется предательский холодок, как будто к ней нежданно-негаданно возвращается нечто, что она считала давно утраченным. Прежние мысли, прежние чувства, прежняя любовь…
        - Ты не хочешь меня видеть. Так ты сам сказал при нашем расставании,- тихо произнесла она.
        Помнится, он просто швырнул кольцо к ее ногам и вышел вон. Чего-чего, а уж этого Бенедикт никак не ожидала. Вне себя от потрясения она стояла и смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова. Будто язык проглотила. А надо было позвать его, умолять его остаться, объясниться с ним, сделать так, чтобы он понял, как ошибается.
        Но она не сдвинулась с места. Стояла и смотрела, как закрывается за ним дверь. Пока не почувствовала, что больше не в состоянии сдерживать рыданий.
        И вот прошло два года. Два года, которые не до конца стерли из ее памяти воспоминания и о нем и о той сцене, которая разыгралась при их расставании. За эти два года многое изменилось. Изменилась и сама Бенедикт. Теперь она уже не будет плакать, нет! И все же в ее уверенном тоне сквозили нотки горечи - верный признак того, что случившееся два года назад ей до сих пор не совсем безразлично.
        - Это же были твои слова. Тебя никто не тянул за язык. Ты сказал, что больше и на километр ко мне не подойдешь. Разве не так?
        - Так,- вынужден был признать Фернандо.- Но мои первоначальные намерения претерпели некоторые изменения.
        - С чего вдруг?
        - Нам надо многое обсудить. Например, твое письмо.
        Письмо! Письмо, в котором она требует развода. Значит, он согласен!
        Согласен… Согласен… Эти слова эхом отдавались в голове Бенедикт. Значит, на ее надеждах, что еще не все потеряно, что еще есть шанс разжечь былое пламя, что его любовь к ней не вполне угасла,- значит, на всех этих надеждах можно поставить крест. Обо всем забыть и не пытаться преодолеть всю ту ложь и боль, которые с такой силой окутали их взаимное чувство и разрушили его.
        Итак, былого не вернешь. По крайней мере, если судить по выражению его лица, о любви речи быть не может. Его темно-карие глаза мрачно поблескивают из-под длинных ресниц, но он даже не смотрит на нее, а лишь бросает короткий злой взгляд и снова отводит его. Какая уж тут любовь!
        Бенедикт ожидала, что он будет вести себя подобным образом. Именно поэтому она и решила не вступать с ним в переговоры, а просто послать ему официальное письмо с уведомлением, что начинает бракоразводный процесс.
        - Я жду,- сказал он холодным, ничего не выражающим тоном. И снова зыркнул на нее глазами.
        - Чего?- не поняла она.
        - Ты собираешься обсуждать свои личные дела здесь? Прямо в толпе зевак?- Фернандо презрительным жестом обвел рукой недоумевающих туристов.
        - Эй, мисс,- послышался голос с сильным южным акцентом.- Этот молодчик к вам пристает?
        Бенедикт и забыла, что она экскурсовод. И, судя по тому, как туристы хмурятся, им не очень-то понравилось направление, которое приняла экскурсия. Стоять и глазеть на черноволосого незнакомца в джинсах далеко не то же самое, что на развалины замков. Тем более что за экскурсию как-никак деньги уплачены.
        - Н-нет,- ответила Бенедикт,- просто…
        - Просто этот молодчик,- прогремел Фернандо, задрав подбородок и испепеляя взглядом техасца в широкополой шляпе,- забыл представиться. Фернандо дель Альморавида де Санта-Крус, граф де Наварра.- Он несколько мгновений помолчал, наслаждаясь впечатлением, которое произвел его титул, а затем добавил небрежным тоном, завершая эффектное представление: - К тому же я муж этой сеньоры. Это так, между прочим.
        Теперь эффект был полным. В толпе туристов раздались удивленные восклицания. Техасец переводил взгляд с Фернандо на Бенедикт, не понимая, что происходит, а затем спросил:
        - Мэм, это что, правда?
        А если сказать: вранье? Ведь он сам говорил: я не хочу иметь с тобой ничего общего. Ты мне противна, я презираю тебя! Это же его слова.
        Для нее он - никто. Да он и раньше ничего не значил в ее жизни.
        Только когда он в подобном расположении духа, лучше его не злить. Ибо стоит только вывести его из себя, и можно опасаться самых ужасных последствий. Он перевернет вверх дном все вокруг!
        А все почему? Потому что такие у него представления о роли мужчины. Одно дело мужчина - он может говорить все что угодно. Может отрицать, что между ними что-то было, может вообще заявить, что видит ее первый раз в жизни. Но если она скажет то же самое сейчас, в весьма подходящих для такого заявления обстоятельствах, он от злости на стенку полезет.
        - Правда, что греха таить,- ответила Бенедикт, чувствуя, как на нее наваливается невероятная усталость.- Мы… мы давно не виделись.
        - И ей, разумеется, даже в страшном сне не могло присниться, что я заявлюсь сюда.- Тон Фернандо был уже совсем иным. От аристократичной брезгливости не осталось и следа. Теперь он объяснялся с окружающими как представитель их круга, свой парень, случайно оказавшийся в компании друзей, с которыми давно не виделся. Все было на месте - обаятельная улыбка, мягкий, мурлыкающий голос, честный открытый взгляд.
        И результат не заставил себя ждать. Ему удалось растопить женские сердца, туристы-мужчины кивали, как бы говоря: «Ага, понятно!». Техасец же, который еще несколько минут назад бросился на ее защиту, теперь отступил в сторонку, не желая мешать воссоединению любящей пары.
        - Но,- тем временем продолжал Фернандо,- у меня и в мыслях не было ничего такого. Просто нам с женой нужно кое-что обсудить. Нечто личное. А по телефону с ней не связаться, дверь она не отпирает, можно подумать - скрывается от меня…
        - Я была в отъезде!- попыталась вклиниться Бенедикт.
        Но разве она была в силах соперничать с Фернандо. Он полностью и безоговорочно подчинил себе аудиторию. Эдакий обеспокоенный муж, который огорчен разрывом, происшедшим между ним и его женой, и из кожи вон лезет, лишь бы загладить свою вину. В конце концов, причина ссоры - сущий пустяк!
        И туристы, еще недавно с таким интересом слушавшие ее рассказ о древнем Майербауме, теперь развесив уши внимали сказкам Фернандо дель Альморавиды.
        - Я не мог больше ждать…- продолжал он,- и поэтому решился на последний, отчаянный шаг…
        Надо же! Пылкий влюбленный, одна мысль о разлуке для которого пытка.
        - …и пришел сюда, зная, что найду Бенедикт,- закончил тот.- Мне нужно было увидеть ее, вы же понимаете.
        Как же не понять! Лишь недоверчивый техасец решился задать Бенедикт последний вопрос:
        - Вы уверены, что вам не нужна помощь?
        - Не волнуйтесь, со мною все будет в порядке.
        Она не кривила душой. Конечно, Фернандо - циничный, безжалостный, заносчивый субъект, сноб, каких еще поискать, он привык, чтобы ему беспрекословно подчинялись. Но бить ее он не собирается, для этого он слишком хорошо воспитан. Он не причинит ей боли. По крайней мере, физической.
        А что касается душевной боли, то ее Бенедикт испытывала и до его появления. Один только факт, что где-то, пусть в тысячах километров от нее, живет человек, называвшей себя ее мужем, причинял ей невероятную боль. Ведь когда-то этот человек клялся, что любит ее всем сердцем. Но оказалось, что он лгал. Он не испытывал к ней и сотой доли тех чувств, которые она испытывала к нему. А потом и вовсе стал ненавидеть ее, не желая замечать, что наносит ей ужасную душевную рану.
        Нет, врешь, я так просто не сдамся, сказала себе Бенедикт. Ты считаешь, что добился победы. Погоди! Ты меня еще не знаешь!
        - Фернандо, в любом случае поговорить сейчас не удастся. Ты же видишь, я занята. Мне нужно закончить экскурсию.
        - Знаю, знаю, ангел мой,- произнес он приторно сладким тоном. Он ни капли не смутился и отреагировал на ее слова так, будто знал, что она их произнесет.- Я обо всем позаботился.
        Он сделал знак своей аристократической пятерней, и тут же как из-под земли возник Джоэл Карпинтер с толстой тетрадкой в руках. Той самой тетрадкой, в которой он делал записи, когда присутствовал на экскурсиях Бенедикт.
        - Добрый вечер!- поздоровался Карпинтер с ней и с окружающими.- Не волнуйся, Бенедикт, я слышал, на чем ты остановилась и,- он зашуршал листами тетрадки,- готов продолжить прямо с этого момента. Так что можешь идти. Я тебя отпускаю.
        Хорош гусь! Он, видите ли, ее отпускает! Да кто он такой! Жалкий служащий в экскурсионной конторе.
        - Не думаю…- начала она и почувствовала, что Фернандо взял ее под руку.
        - Дамы и господа, извините за этот… гм… инцидент,- сказал он, не давая ей ни секунды на протесты.- Надеюсь, вы понимаете: к неожиданному вторжению меня принудили обстоятельства, изменить которые не в моей власти. Теперь все проблемы решены. Вашим гидом будет мистер Карпинтер, а мы, с вашего позволения…- И Фернандо, не закончив фразы, поволок ее в сторонку.
        Несколько секунд туристы оглядывались,- все-таки не каждый день случается повстречать всамделишного графа!- но тут раздался жидкий тенорок Карпинтера:
        - Друзья, позвольте продолжить прерванный рассказ! В тысяча пятьсот двадцать пятом году, в самый разгар крестьянской войны…
        И Бенедикт поняла, что ее партия проиграна. Они потеряли к ней всякий интерес. Подумаешь, что она второй день ведет у них экскурсии! Зато у Карпинтера такой умный вид - очки, лысина и голос, как у престарелого профессора.
        - Ну вот, они ушли. Мы остались наедине,- раздался рокочущий баритон.
        Бенедикт повернулась к нему.
        - О чем таком важном ты хотел поговорить? И что, позволь спросить, обязательно было портить экскурсию? Разве нельзя было подождать, пока я закончу?
        - Дело не терпит отлагательства.
        - Да что ты! И что же столь безотлагательное привело тебя сюда, Фернандо?
        - Я тебе все расскажу. Только не здесь. Еще чего! Он будет ставить ей условия!
        - Если я сказала здесь, значит, здесь!
        Скорее всего, Фернандо хочет сообщить ей, что согласен на развод. Тогда лучше покончить побыстрее со всеми формальностями. Не нужно долгих предисловий и экивоков, пусть говорит напрямик! Пусть скажет: я согласен, ты свободна, до свидания!
        Так она легче перенесет эту утрату… Утрату воспоминаний, которые, несмотря ни на что, продолжают жить в ее сердце.
        Фернандо молчал.
        - Послушай, скажи, зачем приехал, и мы покончим со всем этим здесь и сейчас…
        - Нет! Не здесь! Не хватает только, чтобы все прохожие знали о моей личной жизни!- Как он может сказать то, что намеревается сказать, прямо здесь? Она рассмеется ему в лицо и будет такова. А он будет стоять и смотреть ей вслед как последний идиот. Влюбленный идиот.
        - Моя машина неподалеку. Поехали к тебе.
        - Еще чего!- Одна мысль, что Фернандо, ее любимый Фернандо, появится у нее в квартире, причиняла Бенедикт невыносимую боль. Стоило ему появиться, и старые чувства с прежней силой вспыхнули у нее в груди. Она не могла насмотреться на него, она вслушивалась в каждое слово, которое он произносил, втягивала запах дорогого одеколона, но не могла утолить свою жажду. Если он приедет к ней домой, как потом она забудет про то, что он был здесь, в ее комнате, рядом с ней…
        - Послушай, Бенедикт, уже темнеет. Я не намерен обсуждать свои личные дела на оживленной улице. Ты сядешь в мою машину, и я отвезу тебя…
        Бенедикт не дала ему договорить.
        - «Я не намерен», «ты сядешь»!.. Что за выражения?! Ты забыл волшебное слово «пожалуйста»? Или с плебеями не обязательно обращаться по-человечески?
        - Ну хорошо,- сдался Фернандо.- Поедем со мной. Пожалуйста!- В его тоне не было и тени вежливости. Лишь холодная насмешка.
        - А я не хочу!- заявила Бенедикт.- Скажи, что ты хочешь мне сообщить, тогда и решим, стоит ли ради этого куда-то ехать.
        - Как скажешь…- Он махнул рукой.- Если хочешь, чтобы все знали, зачем я здесь, я тебе скажу. Я приехал, чтобы…- Он замолчал.
        - …Дать согласие на развод,- закончила за него Бенедикт.- Что замолчал? Забыл слово «развод»? Ладно тебе, не нужно всех этих формальностей. В конце концов, я послала тебе письмо, поэтому давно догадалась, что ты хочешь сказать. Нечего было подбирать всякие там слова. Так бы и сказал: я хочу положить конец нашему браку.
        - Ошибаешься.- Теперь Фернандо говорил совершенно серьезно.- Ты еще никогда так не ошибалась. Я приехал сюда вовсе не для того, чтобы дать согласие на развод. Напротив, я хотел попросить тебя… Бенедикт, возвращайся ко мне!
        2
        - Возвращайся ко мне, я этого хочу! Чего-чего, а услышать такое Бенедикт никак не ожидала.
        - Что?
        - Ведь ты,- Фернандо испустил тяжелый вздох,- моя жена.
        Она смотрела на него, не в силах справиться с потрясением.
        - Я тебя не понимаю,- наконец проговорила она.
        - Что тут непонятного? Ты моя жена, я хотел бы, чтобы ты вернулась со мной на родину.
        - На родину? На чью родину?
        - На мою родину, Господи Боже! Неужели я говорю загадками?
        - Конечно! Зачем мне возвращаться на твою родину?
        - Потому… потому что я… не могу без тебя.
        Как тяжело дались ему эти слова! Фернандо едва не принялся скрежетать зубами от досады: может, и не стоило ей в этом признаваться? Но как поступить иначе? Ведь она делает вид, что не понимает о чем речь.
        - Нет,- возмущенно проговорила Бенедикт,- это уж слишком! Объясни, что ты имеешь в виду.
        - Только не здесь!
        - Почему не здесь?
        - Я уже говорил тебе: место явно неподходящее. Смотри, прохожие уже оглядываются на нас!
        Люди и впрямь оборачивались на странную парочку, вставшую посреди улицы в то время, когда большинство возвращается с работы или идет на вечернюю прогулку с детьми.
        - Ну ладно, уговорил, поехали!
        В конце концов, сказала себе Бенедикт, незачем колебаться! Ей действительно хочется узнать, что у него на уме. Как он планирует сделать так, чтобы она к нему вернулась? И, черт возьми; если есть хоть малейшая возможность их воссоединения, она сделает все, чтобы ею воспользоваться.
        И уж конечно не стоит стоять здесь и разговаривать о личном у всех на виду.
        - Где твоя машина?
        Фернандо жестом указал на стоявший в отдалении темного цвета автомобиль. Подойдя поближе, Бенедикт едва не присвистнула от удивления. Таких роскошных машин на старых улочках Майербаума ей еще не приходилось видеть. Впрочем, чему удивляться? Зная привычку Фернандо к роскоши, можно было предположить, что он приедет за женой не на подержанной малолитражке.
        Вот зачем он приехал, зачем просит ее вернуться - это уже вопрос посложнее. Ведь с его-то деньгами ему стоит только пальцем щелкнуть - и самые красивые женщины Европы слетятся к нему как мухи на мед. И не такой уж он верный муж, каким хочет казаться. Бенедикт знала, что она не первая женщина в его жизни. С его любовницей, Мариеттой Дарси, она встречалась лично. А сколько у Фернандо было еще таких, как Мариетта, можно только догадываться.
        Фернандо учтиво распахнул перед ней дверцу справа от водителя.
        - Прошу.
        - Нет. Я поеду сзади.- И Бенедикт залезла на заднее сиденье машины.
        Фернандо пожал плечами - ну прямо аристократ, которого оскорбили в лучших чувствах!- и сел на водительское место.
        - Едем на твою квартиру?
        - Да. Поверни направо и поезжай по главной улице до перекрестка, а потом…
        - Я знаю дорогу.
        Ах да, как же она забыла! Он же сам сказал туристам, что ломился к ней в дверь, а она не открывала.
        - Значит, это правда! Ты следил за мной!
        - Ты сама сказала: тебя не было в городе. Как же я мог следить за тобой?- парировал Фернандо.
        - Я ездила к Саманте. Ты ее не помнишь, мы с ней…
        Бенедикт осеклась. Как он может забыть Саманту, если именно с ее братом, Пером, она якобы изменяла ему. Так он сказал ей в тот день два года назад, когда объявил, что между ними все кончено.
        - Останови здесь,- сказала она, надеясь, что Фернандо не придал значения ее оплошности.
        Но, судя по тому, как он резко затормозил, имя Саманты не проскользнуло мимо его ушей. Бенедикт робко взглянула на него. Фернандо сидел, не отпуская руль, и хмурился. Атмосфера резко изменилась. Она почувствовала, что задыхается в машине, и распахнула дверцу.
        - Пойду открою дверь.
        Несколько секунд Фернандо неподвижно сидел в машине. Хорошо, что Бенедикт решила занять заднее сиденье. Если бы она села рядом с ним, он не выдержал бы и натворил глупостей.
        Ведь от нее по-прежнему исходит этот неповторимый аромат - смесь лаванды и еще какого-то нежного запаха. Что это, он так и не узнал. Но никогда не приходилось ему встречать духи с таким запахом. Этот аромат, ласкавший его ноздри, принадлежит одной женщине на свете, женщине, от которой у него когда-то помутился рассудок и которая до сих нор не может оставить его равнодушным. Даже если он ей совершенно безразличен.
        Настолько безразличен, что не постеснялась упомянуть Саманту Лагерфест. И ее распутного братца, от одной мысли о котором у него кровь стынет в жилах. А еще говорят, что от скандинавов не дождешься пылких чувств!
        Нет, хватит воспоминаний, от которых на душе становится так больно. Фернандо захлопнул дверцу машины, запер ее и пошел в дом. Бенедикт пропустила его вперед.
        - Какой у меня этаж ты тоже знаешь?- спросила она, когда он направился к лифту.
        Фернандо промолчал. Бенедикт сама нажала кнопку вызова. Когда они вышли на пятом этаже, он не смог сдержать удивленного возгласа:
        - Как, ты живешь… здесь?
        Вестибюль первого этажа имел более или менее приличный вид, но на пятом этаже уже были явно заметны следы ветхости и запустения.
        - А ты думал, я живу во дворце?- сказала Бенедикт и отперла дверь.
        Он протиснулся вперед, не слишком заботясь о вежливости, и оглядел гостиную. Небольшая комнатушка с колченогой мебелью, выцветшей обивкой на диване, стареньким телевизором на дешевой тумбочке. Лишь картины на стенах придавали этой мрачноватой комнате какую-то индивидуальность. Их Бенедикт подбирала сама.
        - Я… посылал тебе деньги.
        - Мне ничего от тебя не нужно. Я в состоянии сама позаботиться о своей жизни.
        - Вижу.- Он окинул обстановку критическим взглядом.
        - И нечего так смотреть!- воскликнула Бенедикт, которой было стыдно, что она живет в такой бедности, в то время как он ведет роскошную жизнь. Еще неизвестно, сколько женщин успело побывать в его постели, пока они не виделись!- Ты сам сказал: я не хочу иметь с тобой ничего общего. Ты сам меня бросил!
        - Что тебя удивляет? Будучи моей женой, ты переспала с другим мужчиной? Я что, должен был тебя за это по головке погладить?
        - Ни с кем я не спала!
        Он взирал на нее с насмешкой.
        - Ничего такого не было, Фернандо. Правда.
        Тогда, два года назад, он и слышать ничего не хотел. Просто сказал все, что о ней думает, развернулся и ушел. Даже не взглянул на прощание. Он отгородился от нее, благо при его деньгах это было нетрудно. Он не отвечал на звонки, не читал ее писем. Между ними пролегла пропасть, преодолеть которую Бенедикт при всем желании не смогла. И в конце концов махнула на все рукой. Она встретилась с адвокатом и по его совету отправила Фернандо письмо с официальной просьбой о разводе. Решение далось ей непросто, но в такой ситуации это был единственный выход. Может быть, хотя бы сейчас он выслушает ее и постарается понять.
        - Все было совсем не так. Не знаю, как все произошло, не знаю, как ко мне попал Пер, но… между нами действительно ничего не было.
        Фернандо был готов ей поверить. Ведь не может лгать женщина, говорящая с такой искренностью и прямодушной простотой. Она устремила на него свои глаза, такие наивные и нежные, словно моля: поверь мне, ради Бога поверь!
        Какой я все-таки осел! Бенедикт ведь актриса! Она посещала актерские курсы, и все эти приемы - печальный голос, нежный взгляд - отрабатывала на уроках актерского мастерства. А теперь проверяет свои навыки на нем.
        - Фернандо, ты должен понять…
        - Я ничего не должен!- вырвалось у него. На мгновение в его глазах вспыхнул гнев, но уже через секунду все прошло и в его взгляде не осталось ничего, кроме холодного безразличия.- Перестань говорить о прошлом,- произнес он уже спокойно.- К тому, о чем мы собирались поговорить, это не имеет ни малейшего отношения.
        - Как же так? Это имеет прямое отношение…
        - Я же сказал: хватит!
        - Но та ночь, пойми…
        - Это ты пойми!- прогремел Фернандо.- Если ты и дальше будешь напоминать мне о той ночи… о других ночах, о которых я могу только догадываться, я уйду. Ты этого хочешь?
        - Нет, нет, ради Бога!- Она произнесла эти слова едва слышно.
        - Если же ты хочешь,- продолжал он, как будто ничего не слышал,- чтобы я остался, тогда не вздумай напоминать мне отвратительные подробности того, что произошло той ночью. Пусть воспоминания улягутся сами собой. Иначе я не смогу снова принять тебя, не смогу переступить через свою гордость…
        А сможет ли он забыть о той ужасной ночи, которая привела к их разрыву? Сможет ли выбросить из головы унижение, которое испытал, узнав о ее измене. Измене, которой никогда не было.
        - Ты правда сможешь забыть о том… том…- Бенедикт в смущении умолкла.
        Фернандо по привычке исподлобья взглянул на нее.
        - Придется,- просто ответил он.
        - Не поняла,- Бенедикт действительно пребывала в недоумении,- что ты сказал?
        Но он уже решил оставить эту тему.
        - Я сказал, что согласен выпить кофе.
        Итак, он решил не пускаться в дальнейшие объяснения. Ну что ж, придется удовлетвориться тем, что уже сказано.
        - Я включила отопление,- сказала Бенедикт.- Сейчас здесь станет поуютнее. Если хочешь, сними пиджак.
        Он кивнул. Его пиджак, изготовленный из тончайшей шерсти, был почти невесомым. От него исходил едва заметный аромат дорогого одеколона. Мягкий и неуловимый, как сам Фернандо, подумала Бенедикт, вешая пиджак на плечики.
        - Чувствуешь, уже теплеет!- Она взглянула на него и тут же пожалела об этом. Ибо впервые с момента их сегодняшней встречи она смогла разглядеть его при нормальном освещении. Ее глазам предстали курчавые черные волосы, блестящие темно-карие глаза, гладкая смуглая кожа, мужественный подбородок и чувственный рот… Боже, Фернандо, казалось, даже не представляет, какое впечатление производит на женщин.
        - Что такое?
        Бенедикт заставила себя оторвать взгляд от его лица и, в смущении опустив голову, проговорила:
        - Я… приготовлю кофе.
        Фернандо встал с хлипкого диванчика и проследовал за ней на кухню, едва не задевая стены коридора широкими плечами. Бенедикт насыпала кофе в кофемолку и принялась крутить ручку, наполнив комнату щекочущим нос ароматом.
        - Почему бы тебе не воспользоваться кофеваркой?- спросил он.
        - Кофеварка для меня - непозволительная роскошь. Лучше объясни, с чем связано твое столь неожиданное решение.
        - Почему же неожиданное?.. Бене! Берегись!- Не успела она опомниться, как Фернандо прижал ее к себе и одним порывистым движением сорвал с нее шелковый платок, завязанный оригинальным узлом на груди.
        Бенедикт снова почувствовала пьянящий аромат одеколона, ощутила прикосновение к его мускулистой груди и замерла, наслаждаясь каждой секундой неожиданно вернувшегося к ней счастья. Она и не думала, что ей так захочется прижаться к нему, почувствовать его мощное тело, ища покровительства и защиты в его объятиях.
        - Фернандо,- едва слышно проговорила она,- что ты делаешь?
        Он высвободил руку и указал ей на платок, валявшийся на полу. Да, платку не повезло! Бенедикт и пискнуть не успела, как он сорвал его. Наверняка порвал нежную шелковую ткань. Однако Фернандо указывал на уголок платка. Что там такое? Боже, он обуглился!
        Господи, она так увлеклась кофемолкой, что совсем позабыла про осторожность. Еще мгновение, и платок превратился бы в пылающий обруч. Лишь в страшном сне может присниться, какие ожоги она бы получила, не будь у Фернандо такая быстрая реакция.
        А тот уже пожалел, что действовал по велению импульса. За ту сотую долю секунды, которая понадобилась ему, чтобы заметить, как загорелся уголок платка, принять решение и выполнить его, Фернандо, разумеется, не успел прикинуть все последствия своего поступка. Да, он, возможно, спас ей жизнь. Впрочем, если бы она смотрела не на него, а стояла лицом к плите, ничего такого не произошло бы.
        Нет, ему не следовало прижимать ее к себе. Достаточно было вновь увидеть ее лицо совсем рядом, ощутить ее длинные шелковистые волосы, словно струящиеся у него между пальцев, почувствовать ее дыхание, как он почувствовал, что снова погружается в пучину страсти, из которой едва выпутался несколько месяцев назад.
        Его охватило желание, которому он был не в силах сопротивляться, его тело напряглось, он опустил голову и увидел ее губы. Лицо Бенедикт будто плыло к нему в возникшем откуда-то тумане, ее губы трепетали, предвкушая поцелуй, и…
        И тут послышался грохот. Злополучная кофемолка не удержалась на краю разделочного стола и с размаху полетела на пол, подняв облако кофейной пыли.
        Фернандо, будто очнувшись от сна, оттолкнул от себя Бенедикт и, проклиная себя, ее, кофемолку, все на свете, бросился к окну.
        - Фернандо…- прошептала она.
        Но было поздно. Момент любви ушел.
        Однако того, что произошло, было достаточно. Эти несколько секунд раскрыли ей правду, правду, которую - она это знала - Фернандо предпочел бы похоронить в одном из самых глубоких тайников своей души. О, он дорого бы заплатил, лишь бы не было этих упоительных секунд, когда они стояли, прижавшись друг к другу, и ждали поцелуя, как когда-то, два года назад.
        - Ну, где же кофе?- рявкнул он.
        Бесится! Бесится, потому что знает, что попался.
        Значит, его чувства не умерли. Он по-прежнему испытывает желание, с которым не может бороться. Он хочет ее. Разумеется, он будет все отрицать, но она-то это знает.
        Когда он взглянул на нее несколько секунд назад, в его глазах она заметила нечто большее, чем простую физиологическую похоть. Нечто, что имеет вполне определенное название.
        Но не ошиблась ли она, думая, что прочла в его карих глазах любовь?
        3
        - Выпьем кофе в гостиной?
        Не дожидаясь, пока Бенедикт ответит, Фернандо направился прямиком в другую комнату, стремясь поскорее выбраться из тесной кухни. Он чувствовал, что ему не хватает воздуха, свободного пространства, что он задыхается, когда она так близко.
        Почему? Потому что он успел позабыть, как она соблазнительна. Едва она оказалась рядом, едва он почувствовал снова тепло и мягкость ее кожи, едва вновь вдохнул пьянящий запах ее волос, как желание вспыхнуло в нем с прежней силой.
        В груди его клокотала страсть, как тогда, два года назад. В то время она буквально свела его с ума и, не успев как следует поразмыслить, готовы ли они оба к браку, он предложил ей стать его женой. Она согласилась…
        - Осторожно! Боюсь, как бы этот диванчик не развалился, когда ты на него сядешь. Ты все-таки крупный мужчина.
        Но Фернандо пренебрег ее предупреждением. Диван жалобно заскрипел под его тяжестью, но выдержал. Бенедикт подвинула кресло поближе к нему и тоже села, положив ногу на ногу и приподняв юбку так, чтобы он мог как следует разглядеть коленку.
        - Итак,- произнесла она как-то уж слишком нежно,- ты собирался объяснить, что привело тебя в наши края.
        - По-моему, я и так уже все сказал.- Он забился в дальний угол дивана, подальше от Бенедикт. На нее он почти не смотрел. Он уставился в пол, словно не видел на свете ничего интереснее, чем старый дешевый ковер.
        - А по-моему, нет,- заявила Бенедикт.
        - Я сказал, что хочу, чтобы ты вернулась ко мне. Снова стала моей женой. Ты понимаешь, что ни в чем не будешь нуждаться. Любое твое желание будет тотчас исполнено.
        - Хочешь меня купить?
        Он взглянул на нее исподлобья.
        - Нет. Просто говорю, что сделаю все, что ты захочешь.
        Бенедикт наклонилась к нему.
        - Так говоришь, это будет настоящий брак? Мы будем жить как муж и жена?
        - Ну разумеется.
        Она облизала губы и с удовольствием увидела, как расширились его зрачки. В его глазах вспыхнуло страстное желание. Прием сработал!
        - Точно?- спросила она.
        - Точно!- Он не отрывал взгляда от ее чувственного рта.
        - Хочешь доказать?
        Настоящая пытка! Она провоцирует его, а он не может совладать со своей страстью. Фернандо не моргая смотрел на нее.
        - Тогда… поцелуй меня!
        Он резко откинулся на спинку дивана, подозрительно посмотрел ей в глаза и тут же отвел взгляд.
        - Что у тебя на уме?- проговорил он.- Задумала затащить меня в постель?
        - Может, да, а может, нет. Зачем тебе знать?- Бенедикт обворожительно улыбнулась.- Ведь когда-то тебе в любом случае придется поцеловать меня. Если, конечно, ты на самом деле хочешь, чтобы мы жили как муж и жена.
        - Бенедикт, послушай!..- начал он.
        Но она уже закусила удила. Сейчас или никогда! Она должна доказать всем - ему, самой себе,- что их чувства не умерли, что любовь и страсть, которые они когда-то испытывали друг к другу, по-прежнему живы в их сердцах.
        - Поцелуй, чего ты боишься! И мы посмотрим, в состоянии ли мы выносить друг друга. Если мне станет противно от твоего поцелуя, вряд ли стоит продолжать наши отношения. Верно?
        Фернандо едва сдержал тяжелый вздох. Воистину решение не из простых! С одной стороны, она, со своей обворожительной улыбкой, чувственными губами… и со страстным желанием, которое в нем будит. С другой стороны, он чувствовал, что, несмотря ни на что, в состоянии сдержаться. Ему хватит силы воли не поддаться на ее провокацию, он сможет устоять!
        Более того, он устоит даже после поцелуя. В конце концов, что тут такого? Всего один поцелуй, всего один!
        Посмотрим, имеет ли она над ним такую власть, как думает!
        Фернандо вдруг повернулся к ней и, не дав ей опомниться, притянул к себе. Она почувствовала прикосновение его губ, резкое, грубое. В нем не было ни малейших следов нежности. Но в ту же секунду, не успев ни о чем подумать, она разжала свои губы и ощутила его теплое дыхание.
        Его сердце колотилось с бешеной силой, дыхание стало резким, прерывистым, а в голове все поплыло. Поцелуй доставил ему невероятное наслаждение, и он понял, что пропал. После этого поцелуя он никогда не сможет оттолкнуть ее от себя, не сможет забыть о ней, не сможет остановиться, ибо желание дотронуться до ее нежного тела пересилит мужскую гордость.
        - Фернандо…- услышал он приглушенный стон.
        - Бенедикт… О Господи, Бенедикт, красавица моя…
        Он почувствовал, с каким трудом даются ему самые простые слова. Он разучился говорить, разучился думать. Осталось только одно - желание, страсть, не знающая границ. Он знал, что если не овладеет ею здесь, в эту секунду, то умрет, как путник, несколько месяцев скитавшийся по пустыни, путник, который наконец добрел до источника, но чувствует, что за несколько метров до спасительной влаги силы оставляют его.
        А Бенедикт? Ведь она чувствует то же самое. Она уже забыла, как и почему Фернандо оказался рядом с ней, с чего вдруг он принялся целовать ее. Ей хотелось только одного: чтобы этот поцелуй никогда не кончился, чтобы он длился вечно, ибо нет на всем белом свете ничего более сладостного, чем поцелуй любви.
        Теперь она была уже на диване, Фернандо приподнял юбку и, ощутив его пальцы на ногах и на бедрах, она снова застонала. Наконец он прикоснулся к тому месту, где сильнее всего пульсировало желание, и медленно отдернул руку.
        - Ты спросила, какого дьявола я сюда заявился…- Его голос напоминал то ли шепот, то ли приглушенное рычание зверя.- Что ж, я тебе объясню. Получив письмо, в котором ты требуешь развод, я понял, что ни за что не отпущу тебя. Потому что не могу без тебя. Со мной такого никогда не было. Я не могу есть, не могу спать, все время думаю о тебе. За эти годы я ни разу не отдохнул как следует. Стоило мне бросить дела и попытаться расслабиться, как передо мной вставал твой образ. Я представлял, как сжимаю тебя в объятиях, как мы занимаемся любовью… Когда сегодня после нескольких лет разлуки я снова увидел тебя, страсть с удесятеренной силой вспыхнула в моем сердце. Я почувствовал, что не могу справиться с этим непреодолимым желанием…
        Фернандо замолчал. Он взглянул ей в глаза, желая прочесть ее мысли, и провел пальцами по ее щеке. Бенедикт скосила глаза на его руку, затем посмотрела на него, но ничего не сказала.
        - Знаю,- прошептал он,- ты чувствуешь то же самое.
        - Да…
        Она и не думала отрицать, что он прав. От его прикосновений каждая клеточка ее тела наполнилась желанием. Достаточно было ему лишь поднести спичку, как любовь, которую она так долго таила, вспыхнула с новой силой.
        - Ты все правильно сказал,- прошептала она.- Я чувствую то же самое, что и ты.- Она взглянула на него.
        Ее взгляд притягивал его словно магнит. Ее губы приглашали, звали, требовали, чтобы он снова поцеловал ее.
        И Фернандо перестал колебаться. Он нежно обнял ее, погладил золотистые волосы и, наклонившись, снова коснулся этих зовущих губ. Но на этот раз нежно, легко, будто спрашивая: ты этого хочешь? Ты правда хочешь этого?
        Да, да, отвечали ее губы. Поцелуй меня!
        Теперь он уже не просил, он требовал, а она отвечала ему. Ее поцелуй сказал ему все: как она желает его, как готова отдать ему всю себя и принять любой его порыв.
        Он встал, держа ее в своих мощных руках, и она поняла, что он задумал. И как было не понять, если ей тоже этого хотелось? Нет, не он потащил ее в спальню, она пошла с ним по доброй воле: ведь именно этого она желала больше всего на свете.
        Он безошибочно нашел спальню. Впрочем, в такой маленькой квартирке было легко ориентироваться. Итак, они вошли в спальню, не прекращая поцелуя, словно обещая друг другу все наслаждения, которые только доступны мужчине и женщине.
        В их груди горел один и тот же огонь, огонь, заставлявший ее трепетать от одного прикосновения его пальцев, расстегивающих молнию. Ее юбка упала на пол, а Фернандо принялся расстегивать маленькие пуговички на блузке. За блузкой последовал лифчик.
        Он не торопился, напротив, действовал медленно, тем самым еще больше усиливая свое желание. Бенедикт же не могла больше терпеть. Ее тело затрепетало в предчувствии того, что им сейчас предстоит, ноги не держали ее. Она медленно опустилась на кровать.
        - Бенедикт, радость моя… Моя любимая…- Фернандо шептал ей нежные слова, чувствуя, как дрожит ее тело. Теперь он целовал ее шею, плечи, грудь. Он облизнул ее сосок, затем прикоснулся губами к ее напрягшемуся животу.
        - Фернандо…- выдохнула она, чувствуя, как он снимает с нее трусики и прикасается губами к месту, которое секунду назад было прикрыто шелком.- Фернандо…
        Он остановился, чтобы снять одежду. Рывком сорвал с себя белье и бросился в постель. Его поцелуи стали яростными, он прикасался к ней не нежно, а требовательно, как мужчина, который не в состоянии сдерживать свои порывы. Его смуглые пальцы выводили кружочки вокруг ее сосков, его теплые руки ласкали ее грудь. Бенедикт вскрикнула и откинулась на подушки.
        - Я так долго этого ждал,- шепнул Фернандо.- Целую вечность…
        - Вечность…- повторила Бенедикт.
        Теперь он не прикасался к ее груди руками, он ласкал ее губами, языком и говорил:
        - Больше мы не будем ждать… Никогда… Теперь ты в постели, рядом со мной…
        - Да, Фернандо, любимый, да…
        Это был не стон, скорее крик: его губы сомкнулись на ее соске, она ощутила тепло и еще что-то, отчего вся изогнулась. Бенедикт закрыла глаза, чтобы ничто не отвлекало ее от наслаждения, которое она испытывала. Ее тело буквально кричало от желания, в то время как сама Бенедикт потеряла способность передавать свои мысли словами.
        Но Фернандо понимал ее и без слов. Ей не нужно было ни о чем его просить, он сам знал, что она хочет, он предугадывал ее желания. Его пальцы прошлись по влажным волоскам в нижней части ее живота, и, услышав ее стон, он почувствовал, каким сильным может быть вожделение.
        - Радость моя, прелесть моя, любимая…- Он перешел на испанский. Разве может какой-то другой язык выразить в нескольких словах всю глубину любовного томления и силу страсти?- Любимая…
        Только полный страсти мужчина может так произнести это слово. И неважно на каком языке.
        Фернандо раздвинул ее ноги и лег между ними. Бенедикт приподняла бедра, приглашая его войти, и услышала его возглас. Скорее всего, так в подобных ситуациях кричал еще древний предок человека.
        Лежать вот так уже достаточно, по крайней мере пока. Просто осознавать, что он с ней, он внутри нее и ей так хорошо именно потому, что те долгие дни и месяцы, что его не было рядом, наконец-то закончились. И он вернулся, вернулся, чтобы дать ей наслаждение…
        - Бенедикт…- Он говорил хрипло, тяжело дыша.- Бене, любимая…
        И он задвигался в ней сначала медленно, потом все быстрее, сильнее. В его глазах горела страсть, этот взгляд пронзал ее насквозь, его голова откинулась назад, подбородок напрягся.
        Так они поднимались все выше и выше, и наконец, испустив крик, он обнял ее и прижал к себе. Они потеряли всякую связь с внешним миром, окружающее перестало для них существовать. В этот миг на свете были только двое: Фернандо и Бенедикт.
        Так началась эта долгая жаркая ночь.
        Когда Бенедикт снова начала осознавать, где она и с кем, Фернандо лежал рядом. Он вздохнул от удовольствия и потянулся.
        - Ты в порядке?- спросил он.
        Бенедикт чувствовала, как бешено колотится ее сердце, слышала свое тяжелое дыхание, но наслаждение, которое она испытала, было ни с чем не сравнимо, и Фернандо это знал.
        - Я в порядке,- ответила юна.- Мне еще никогда не было так хорошо.- И она заснула.
        Разбудило ее шлепанье босых ног. Фернандо выскользнул из постели и, на цыпочках пройдя в ванную, включил воду. Через мгновение он вернулся, увидел, что она не спит, и подмигнул ей. Одной рукой он подхватил ее под плечи, другой обнял за талию и понес ее в ванную.
        - Эй, ты что?- Она спросила просто так, для приличия. Ведь на самом деле ей было все равно. Самое главное, что он рядом, что она чувствует его мускулистые руки, ощущает запах его кожи, а раз так - он может сделать с ней все что угодно, она не будет жаловаться.
        - Только спокойно,- сказал он, открывая дверь душевой кабинки.- Я решил, что ты не прочь сполоснуться.
        - Зачем? Я так хочу спать!- Бенедикт придала голосу усталое и обиженное выражение.
        - Доверься мне, любимая, и тебе ничего не придется делать. Я обо всем позабочусь. Предоставь все мне.
        Фернандо не покривил душой. Опустив ее на пол, он включил воду посильнее, спросил, не слишком ли горячо. Она прошептала:
        - Нет.- Ведь ей было и впрямь хорошо. Даже прикладывать усилия, чтобы устоять на ногах, было не обязательно: одной рукой он поливал ее из душа, а другой поддерживал.- Вот здорово!
        Она прислонилась к нему. Шелковистые волосы на его груди щекотали ей плечи, ее ягодицы касались его бедер. Он повесил шланг и принялся массировать ее грудь, потом начал спускаться все ниже и ниже…
        - Ради Бога, не останавливайся,- попросила она.
        Вскоре удовольствие переросло в желание. Его крепкие пальцы зажигали в ней страсть, до предела обостряли чувствительность в самых интимных местах ее тела. Фернандо испытывал те же ощущения, в этом она не сомневалась.
        - Я хочу тебя,- шепнула она ему в ухо.- Давай займемся любовью прямо здесь.
        Он вздохнул от предвкушаемого удовольствия.
        - Твое желание для меня закон.
        Не медля ни секунды, он приподнял ее. Ноги Бенедикт сжались вокруг его торса, и, издав звериный рык, он вошел в нее. Никогда она не испытывала оргазма так быстро, никогда так сразу не теряла чувства реальности…
        Все закончилось. Фернандо выключил воду, она увидела это уголком глаза. Еще не придя в себя, она почувствовала, что он заворачивает ее в большое махровое полотенце и несет обратно в спальню. Он нежно, как мать ребенка, вытер ее и опустил на простыню. Бенедикт схватила его за руку.
        - Не уходи! Не покидай меня!
        - Любимая, разве я могу оставить тебя, когда мы только начали?..
        На нее накатил сон. Уже в полудреме она почувствовала, что он лег рядом. Обхватив ее за талию, он прошептал:
        - Спи, спи, радость моя. Ты проснешься, а я буду рядом. Отныне я всегда буду рядом. Больше я тебя ни за что не отпущу.- Он поцеловал ее волосы.- Теперь ты понимаешь, почему я хотел, чтобы ты вернулась. Не отрицай, мы созданы друг для друга. И эта ночь тому доказательство.
        Он сказал: «Больше я тебя не отпущу, мы созданы друг для друга!». Значит, есть надежда. Ведь она думала, что он ее к себе и близко не подпустит. Оказалось же, что она нужна ему. Правда, это всего лишь первый шаг, еще неизвестно, что ждет их впереди, но, по крайней мере, они преодолели расстояние, которое их разделяло.
        С этими мыслями Бенедикт заснула. А Фернандо еще долго лежал, уставившись в потолок, и наслаждался каждой минутой, проходившей рядом с женщиной, которую он любит. Пусть то, что было в прошлом, останется позади. Сейчас она рядом с ним, и то, как страстно она отвечала ему сегодня, доказывает: он единственный мужчина в ее жизни.
        Фернандо решил забыть про то, что было раньше. А вот про то, что случилось этой ночью, он не забудет никогда. Потому что благодаря сегодняшней ночи он знает: Бенедикт его жена и всегда ею останется.
        - Всегда!- сказал он по-испански и испуганно замолк, опасаясь, что она проснется.
        Но Бенедикт спала крепким сном.
        - Всегда!- повторил он уже тише и положил свою тяжелую ладонь ей на плечо, как бы утверждая, что она - его собственность.
        4
        Фернандо! Бенедикт пощупала рукой. В постели рядом его нет. Куда же он делся?
        - Ты не это, случайно, ищешь?- раздался знакомый голос.
        И она сжала в ладони чью-то мускулистую руку.
        Бенедикт подняла глаза. Фернандо уже оделся. Так рано!
        - Иди ко мне,- позвал он.
        Он поцеловал ее, и Бенедикт поняла, отчего проснулась. Он будил ее поцелуем, чтобы сообщить, что уходит.
        - Но куда?- спросила она.
        - Возьму свои вещи. Я решил выписаться из гостиницы, в которой остановился.
        - А ты вернешься?
        Спросонья Бенедикт даже не подумала, что этот вопрос покажется ему глупым.
        - Конечно, глупышка! Заберу свои пожитки и тут же вернусь.
        - Точно?
        - А ты сомневаешься? Думаешь, что вчерашняя ночь меня ничему не научила?
        - А чему она тебя научила?
        - Поцелуй меня - и узнаешь.- Его глаза, горящие желанием, пробежались по ее изящному телу: бледная кожа лица, красивая длинная шея, на которой еще остались следы его поцелуев, трепетная грудь, на которую ниспадали длинные золотистые волосы.- Вижу, ты боишься меня поцеловать,- проговорил он.- Ладно, будь по-твоему…- И, не дав ей опомниться, он чмокнул ее в губы.
        Бенедикт ответила ему страстным поцелуем.
        - Кажется, все ясно,- проговорил Фернандо, когда они оторвались друг от друга.- Этот поцелуй сказал мне больше, чем слова. Теперь я точно знаю, что мы созданы друг для друга.
        После поцелуя она была не в состоянии говорить, но он же сам сказал: ему не нужны слова. Фернандо застегнул пиджак и добавил:
        - Даю тебе час на сборы. Когда вернусь, чтобы была готова. Я заказал билеты, мы едем в аэропорт.- Он повернулся и вышел.
        Бенедикт несколько секунд пребывала в недоумении. В аэропорт? Но зачем?
        Тем не менее она принялась собирать вещи. Пытаясь справиться с неподатливой застежкой чемодана, она услышала, как кто-то колотит кулаком в дверь. Кто же еще мог стучать, кроме Фернандо?
        - Ты мог бы позвонить, вместо того чтобы стучать,- заметила она, распахнув дверь.- Звонок рядом.
        - Не хотел пугать тебя противным звуком.
        - Ничего, я не из пугливых.- Раздражение Бенедикт было напускным. Под маской досады она скрывала свое смущение. Стоило вспомнить вчерашнюю ночь, и ее лицо заливала краска стыда.
        - Догадываюсь,- услышала она в ответ.- Тебя ничто и никто не испугает.
        - Вчерашняя ночь тому доказательство,- ядовито проговорила она в ответ.- Извини, что дословно повторяю то, что ты уже говорил сегодня.
        - Да что ты говоришь? А я думал, тебе понравилось!- Фернандо почувствовал, что его понесло.- Или ты скучала по Перу Лагерфесту?
        Упоминание этого имени произвело странный эффект. Бенедикт замолчала и словно сжалась в комочек, а потом медленно произнесла:
        - По кому я скучаю, это тебя не касается. Позволь напомнить, что еще вчера ты настаивал, чтобы его имя не произносилось в этой комнате. Что случилось сегодня? Ты передумал, и теперь мы можем обсудить то, что случилось два года назад?
        Ответом ей был гневный взгляд, пронзивший ее насквозь. Но она приказала себе не смущаться и продолжала:
        - По-моему, настало время поговорить обо всем начистоту. И, ради Бога, перестань корчить из себя оскорбленную невинность! В конце концов, это ты пригласил ко мне на день рождения свою любовницу. Надо же до такого додуматься!
        - Я ее не приглашал. Она сама пришла. Или тебя устроило бы, чтобы я поставил охрану на входе и выдал им список приглашенных?
        Почему бы и нет, подумала Бенедикт. В конце концов, можно было что-то придумать, если он действительно не хотел, чтобы Мариетта Дарси присутствовала на вечеринке.
        - Не отпирайся. В самый разгар праздника ты взял и улетел в Нью-Йорк, даже не подумав, что я буду чувствовать!
        - У меня возникла срочная необходимость. Я же объяснил тебе тогда: ничего нельзя было поделать, мне нужно было лететь в Америку.
        - Вот как? А я, значит, не в счет?
        - Послушай, Бенедикт, давай не будем ворошить прошлое. Лучше…
        - Что лучше? Фернандо, Бога ради, прими хоть какое-нибудь решение. Вчера ты говоришь, что хотел бы забыть о том, что случилось два года назад, сегодня сам заводишь разговор о Пере и Мариетте, потом говоришь: не будем ворошить прошлое. Так чего же ты хочешь? Я должна знать, прежде чем мы полетим к тебе на родину.
        Она догадалась, куда они направляются, хотя он ей ничего не говорил! И не отказывается лететь с ним. Даже несмотря на те гадости, которые он ей только что сказал. Ах, Бене, любимая!..
        - Значит,- переспросил он, не веря своим ушам,- ты все-таки полетишь со мной?
        - По-моему, ты не спрашивал моего мнения. Ты просто приказал, чтобы я была готова, и уехал в свой отель. Разве нет?
        - Нет…- На мгновение Фернандо закрыл глаза. Теперь его тон изменился. Он говорил мягко, словно умолял ее о чем-то.- Я никогда тебе не приказывал. И в этот раз… Я лишь попросил тебя. Попросил лететь со мной, быть рядом в качестве моей жены…
        - И ты обещаешь, что между нами все будет… наш брак… будет настоящим?
        - Как же иначе? Ведь мы на самом деле муж и жена. Сегодня ночью ты делила со мной постель. Я предлагаю тебе разделить со мной жизнь. Предлагаю стать мне настоящей женой.
        На лице Бенедикт расцвела улыбка.
        - В таком случае едем!- И она подхватила его под руку.
        Перелет был продолжительным: все-таки им пришлось пересечь океан. Выходя из самолета, Бенедикт почувствовала, как пахнуло ей в лицо жарой. Да, теперь понятно, почему накануне Фернандо так отчаянно кутался в плащ, хотя на улице было совсем не холодно. По сравнению с теплым климатом Южной Америки, у нее в квартире был просто Северный полюс.
        В аэропорту их ждал «мерседес» с открытым верхом. По-видимому, заказывая билеты, Фернандо позвонил и к себе домой и попросил прислать машину без шофера. За руль он сел сам: он любил прокатиться по живописным окрестностям своего поместья. Конечно, быть графом в Южной Америке далеко не то же, что в Европе. Но ведь он потомок знатного испанского рода, а его обширным владениям позавидовали бы многие кастильские герцоги. Кроме того, дело не в титуле, а в деньгах, а уж этого добра у Фернандо дель Альморавиды хоть отбавляй.
        - Смотри!- Он указал на величественный замок, возвышавшийся в ста метрах от них.- Нравится?
        - Еще бы!- вздохнула Бенедикт.
        Ей всегда нравились величественные старинные постройки. Поэтому-то она с такой гордостью показывала туристам, прибывшим в Европу, архитектурные памятники, сохранившиеся от прежних времен. Ей казалось, что так она восстанавливает утерянную связь времен, подпитывается энергией предыдущих поколений. Вот почему, когда встал вопрос о работе, она решила стать экскурсоводом.
        - С этого холма он весь как на ладони,- сказал Фернандо.
        - Да,- согласилась с ним Бенедикт, кивнув с видом профессионала.
        - Значит, вот где ты живешь!
        - Собственно, здесь живу не я, а мои родители. У меня собственная вилла. Мы еще на ней побываем, она в Эстранхеросе, это милях в десяти к западу. Но я не зря привез тебя сначала сюда. Родители в жизни мне не простят, если я не познакомлю тебя с ними.
        Фернандо, честно говоря, даже не мечтал, что этот день наступит. Даже сегодня утром, уезжая за вещами в гостиницу, он не знал, что будет, когда вернется. Ведь она могла захлопнуть дверь прямо у него перед носом и вычеркнуть его из своей жизни.
        Вот почему он, вместо того чтобы позвонить, принялся колотить в дверь. Ему хотелось хоть немного собраться с духом, доказать себе, что он готов к самому худшему.
        Но худшего не произошло. Она сидит с ним рядом в машине и ждет, когда они снова отправятся в путь.
        - По глазам вижу, ты еще что-то хочешь сказать,- проговорила Бенедикт шутливым тоном.
        Фернандо молча кивнул. Но она поняла: то, что он скажет, ей вряд ли понравится. Слишком уж серьезным был его взгляд.
        - Видишь ли, Бенедикт…- Он запнулся.
        - Да? Почему ты замолчал?
        - Дело в том, что… В общем… ты не все знаешь.
        - Вот как?! Чего же я не знаю?
        - Не знаешь, почему ты здесь.
        Бенедикт устремила на него непонимающий взгляд.
        - Как же не знаю, я отлично знаю. Ты попросил меня лететь с тобой, и вот я здесь.
        Фернандо пожевал губами. Его глаза были опущены, он избегал смотреть на нее.
        - Ты не знаешь, в каком качестве я попросил тебя приехать.
        - Фернандо, скажи мне правду! Ради Бога, не томи!
        - Я и впрямь пригласил тебя к себе на родину. Но здесь ты будешь не в качестве моей жены, а в качестве…
        - Любовницы?!
        - Нет, невесты. Я скажу родителям, что мы помолвлены.
        Бенедикт недоверчиво покачала головой.
        - Невесты? Как это понимать?
        - А что тут неясного?
        - Ты что, смеешься надо мной?!- Она едва не задохнулась от возмущения.- К чему этот маскарад? И вообще, не пора ли тебе объяснить, что происходит?
        - Я и пытаюсь это сделать, но ты рта не даешь мне раскрыть.
        Бенедикт демонстративно откинулась на спинку сиденья и замолчала.
        - Мои родители,- сказал Фернандо,- не знают, что я женился. Они вообще не подозревают о твоем существовании. Представь себе, как они отреагируют, если я заявлюсь вот так, ничего не сообщив, и скажу, что ты моя жена!
        - По-моему, у тебя было достаточно времени, чтобы решить, как им все объяснить,- сухо заметила Бенедикт.
        - Ты не понимаешь… Мой отец тяжело болен. У него слабое сердце. Сильное потрясение его убьет.
        - Прости.- Бенедикт была смущена.- Я не знала.
        - Врачи не берутся утверждать, сколько он еще протянет. Но в последнее время ему стало лучше. Не хочу портить то, чего моя мать добилась за эти годы, проводя бессонные ночи у его постели.- Фернандо вздохнул.- К тому же моим родителям очень хочется, чтобы я женился. Не узнать о том, что это произошло за их спиной два года назад, а женить меня как следует, так, как они всегда об этом мечтали: венчаться в церкви, устроить в замке пир…
        - Но это означает, что нам придется второй раз проходить брачную церемонию. Ты об этом подумал? Изображать, что для нас обоих все происходящее впервые в жизни. Лгать, глядя в глаза священнику! Неужели я на такое способна?
        - Придется сделать над собой усилие.
        Ну вот, он снова говорит как урожденный аристократ, эдакий благородный идальго, оскорбленный беспечным отношением сеньориты к жизни. Будет так, как я хочу, заявляет он. И ему даже в голову не приходит, что кому-то, может быть, вовсе не хочется подчиняться его приказам и рабски исполнять его малейшие желания.
        - Опять ты думаешь только о том, чего хочешь ты!- взорвалась Бенедикт.- А обо мне ты подумал? Тебе не приходило в голову, что мне не захочется играть по твоим правилам? Или тебе на всех наплевать, лишь бы ублажить собственное «я»?
        Фернандо и бровью не повел. Он смотрел на нее в упор, не выказывая ни малейших признаков смущения, словно терпеливый учитель на непослушную девчонку, которую никак не удается перевоспитать.
        - Послушай, Бенедикт…
        - Нет, это ты послушай, красавчик! Я не собираюсь тебе подчиняться. Я не рабыня, а свободная женщина и буду вести себя так, как сочту нужным.
        - Разумеется. Но постарайся понять, почему я так настаиваю на этом спектакле. Подумай, что бы ты испытала, будь ты на месте моего отца. Как бы ты чувствовала себя, если бы тебе сказали, что твой сын женился два года назад, а ты об этом ни сном ни духом?
        - Я все понимаю.- Бенедикт тяжело вздохнула.- Но и ты пойми меня. Я не могу беспрекословно следовать твоим указаниям.
        - Почему? Разве я прошу тебя совершить какое-то зло?
        - Конечно. Ты хочешь, чтобы я прикидывалась твоей невестой. Тогда как мы уже давно женаты.
        - Это не Бог весть какая ложь. Неужели ради того, чтобы порадовать двух пожилых людей, один из которых тяжело болен, ты не способна на такой невинный обман? В конце концов, ты же актриса!
        - Во-первых, я уже давно не играю в театре, а во-вторых, у актеров есть пьеса, сценарий, которому они следуют. И они получают деньги, поскольку для них спектакль - это не развлечение, а тяжелая работа.
        - Хорошо.- Фернандо взял ее за руку.- Я напишу сценарий, я дам тебе все, что попросишь, только сделай это. Сделай это, ради меня, ради моих родителей. Ради нас с тобой!- Он смотрел в ее печальные глаза и говорил: - Мы встретились месяца три назад в Европе. Я приехал туда по делам, меня пригласили на вечеринку, здесь мы и познакомились. Это была любовь с первого взгляда. Едва увидев друг друга, мы безумно влюбились и поняли, что не можем жить порознь. Мы хотим оформить наши отношения, хотим как можно быстрее пожениться.
        - Перестань…
        Но ее протест подавил гипнотический взгляд, которым пронзал ее Фернандо; его слова уносили ее обратно в прошлое. Она вспоминала, как они познакомились, как стали встречаться, как…
        - Подумай, Бене,- продолжал Фернандо,- разве ты забыла, что все так и было?- Он нежно поцеловал ее в губы.- Ты же помнишь, что в первую же встречу нас словно магнитом потянуло друг к другу?
        Разве можно стереть из памяти самые прекрасные моменты в жизни, моменты, о которых она так часто вспоминала, когда его не было рядом?
        Бенедикт бросила взгляд на огромный замок, повернулась к Фернандо и покачала головой.
        - Нет, ничего не выйдет! Это здание пугает меня. Я боюсь, что я не смогу прикидываться.
        - Перестань, у тебя все получится. Но, если нужна помощь, ты только свистни.- И, не дав ей и секунды на размышление, он схватил ее за руку, развернул и прижал к своей груди.- Может, так ты станешь более сговорчивой?- проворчал он.
        Он прижался к ее губам, и у Бенедикт все поплыло перед глазами. В небе сияло солнце, но разве может сравниться светило с жаром, переполнявшим ее душу? Ее сердце яростно забилось, кровь быстрее заструилась в жилах, в висках застучали молоточки.
        Она обхватила руками его мощный торс, ощущая сквозь мягкую ткань рубашки, как напряглись его мускулы. По ее телу будто пробежал электрический разряд, она изогнулась и поняла, что он не отпустит ее, пока сам того не захочет. Но и Бенедикт хотелось подольше побыть в его объятиях.
        Когда он наконец ее выпустил, ее дыхание было прерывистым, щеки раскраснелись, глаза лихорадочно блестели. Но ведь Фернандо для нее и впрямь как лихорадка, как болезнь.
        Или нет! Ведь он соединил в себе все то, чего ей всегда хотелось от мужчины.
        - Ну вот,- удовлетворенно пробурчал Фернандо,- теперь ты и вправду похожа на мою невесту, женщину, без памяти влюбленную в мужчину, за которого собирается выйти замуж.
        А как же иначе! Ведь она действительно любит его до безумия! Чувство, которое она испытывала к Фернандо, никогда не исчезало, какой-то огонек всегда теплился в ее сердце, несмотря на то что они наговорили друг другу, несмотря на продолжительную разлуку.
        - Едем?- спросил он.
        - Едем!- решительно кивнула она.
        Будь что будет! Она поехала с ним, чтобы он убедился: все, что он думал о ней, неправда, она так его любит, что никогда не изменила бы ему. А ведь он думал, что она легла в постель с первым встречным! Понял ли он сейчас, как ошибался? Или все нежные слова, которые он шептал ей, лишь спектакль, такой же спектакль, как их помолвка?
        Машина остановилась перед замком. Вблизи он казался еще более внушительным, его огромность подавляла Бенедикт, заставляя чувствовать себя маленькой и беззащитной.
        - А что, если твои родители не придут от меня в восторг?
        Фернандо рассмеялся.
        - Ты думаешь, что такая очаровательная девушка, как ты, может кому-то не понравиться? Им нужно лишь одно: чтобы ты принесла мне счастье. Так оно и будет, я уверен.
        Мне бы твою уверенность, подумала Бенедикт, но ничего не успела сказать. Тяжеленные дубовые двери распахнулись, и на пороге появилась немолодая темноволосая женщина.
        - Фернандо,- сказала она, раскрывая объятия,- мальчик мой! С возвращением! А эта очаровательная девушка…
        Очаровательная девушка! Они с матерью даже выражаются одними и теми же словами.
        - …полагаю, это и есть твоя невеста?
        Фернандо обнял Бенедикт и направился к матери.
        - Мама, Бене, я хочу, чтобы вы познакомились.- Он незаметно наклонился и прошептал Бенедикт на ухо: - Давай же, улыбнись! Ты же обещала сделать меня счастливым. А я тебя отблагодарю. Сегодня ночью.
        5
        На макушках деревьев еще поблескивали солнечные лучи, но лес, видневшийся в отдалении, уже казался темным пятном, печальным и одиноким. Как Бенедикт, облокотившаяся о подоконник и наблюдавшая за тем, как природа встречает закат.
        Еще никогда прежде не приходилось ей чувствовать себя такой одинокой, всеми покинутой. И это в доме, в котором полным-полно народу! Но они - одна семья, она же для них посторонняя, самозванка. Да, ее приняли с королевскими почестями, она познакомилась с графиней дель Альморавида и с ее мужем, отцом Фернандо. Но ее не оставляло чувство, что она обманщица. И в то же время, что ее жестоко обманули, над ней посмеялись.
        Она не невеста Фернандо, она его жена, законная супруга, но он и виду не подает, что помнит об этом. И помнит ли он об этом на самом деле?
        Раздался стук в дверь.
        - Кто там?
        - Фернандо, кто ж еще!- Он не скрывал иронии.- А ты ждала кого-то другого?
        - Никого я не ждала!- Бенедикт распахнула перед ним дверь и тут же отошла в глубь комнаты, предоставив ему самому решать, заходить или нет, закрывать дверь или оставлять ее открытой.- Зачем пришел?- Не слишком любезно! Но пусть привыкает.
        - Я же образцовый хозяин. Должен же я узнать, хорошо ли устроилась моя гостья, удобно ли ей, не нужно ли чего.
        Бенедикт внимательно посмотрела на него. Элегантный черный костюм, в котором она видела его еще во время обеда, превосходно гармонировал с его смуглой кожей. Он снял пиджак и, держа его в руках, ослабил узел «бабочки» и расстегнул несколько пуговиц тончайшей белой рубашки.
        - Фернандо, ради Бога. Ты видел, в каких условиях я живу. Так что эта комната для меня настоящий дворец.
        - Тебе правда ничего не нужно?
        - Нет, не нужно! Спокойной ночи.
        Бенедикт повернулась к нему спиной, давая понять, что разговор окончен. Но он сделал вид, что не понял намека.
        - Але, оп!- Он извлек из-под полы бутылку вина и два бокала.- Ну как? Текут слюнки? Я припас ее для тебя!
        Бенедикт скосила глаза на бутылку.
        - Это еще что такое?
        - Догадайся!- Фернандо подмигнул ей.- Вино из местных виноградников. Наших виноградников. Лучших виноградников на свете.
        Она молчала.
        - Попробуй, тебе понравится.
        - Что скажут твои родители?
        Фернандо недоуменно взглянул на нее.
        - Скажут о чем?
        - Об этом. О том, что ты заявился посреди ночи ко мне в комнату, с бутылкой вина и с самыми решительными намерениями. Им не покажется несколько преждевре…
        - Тут нет ничего преждевременного!
        - Но я наедине с тобой…
        - Ну и что?- Он сохранял полнейшее хладнокровие.- В конце концов, мы с тобой муж и жена.
        - Да, но они-то этого не знают. Они думают, что мы всего лишь помолвлены.
        - Этого достаточно. Они живут не в пещерное время и знают, что мало кто сейчас ждет до свадьбы, прежде чем заняться сексом.
        - Нет, все-таки…
        - Что - все-таки?- Фернандо извлек из кармана штопор и принялся со знанием дела орудовать им.- Напротив, родители удивятся, узнав, что мы не захотели уединиться. Раз мы помолвлены, резонно предположить, что мы безумно любим друг друга и пользуемся любой возможностью, чтобы остаться наедине и поворковать друг с другом.
        - Ты же знаешь, что все это вранье!- вырвалось у Бенедикт.
        На мгновение он прекратил возиться с бутылкой. Ее сердце екнуло, она обругала себя за неосторожные слова, но тут раздался хлопок, Фернандо извлек пробку и взял бокал.
        - На-ка, попробуй.- Он протянул ей искрящийся на свету напиток. Бенедикт взглянула на него как-то испуганно, но он молчал, и она сделала глоток.
        Фернандо был доволен собой. Он и виду не подал, что обратил внимание на ее слова. По тому, как он протянул ей бокал, как предложил попробовать вина, было невозможно догадаться, какую боль испытал он, услышав, что она считает их безумную любовь враньем.
        А чего ты хотел?- спросил он у себя. Чтобы она так сразу заявила: я люблю тебя, я не могу без тебя? Нет, если бы он был наивным мечтателем, он еще смог бы рассчитывать на нечто подобное. Но Фернандо дель Альморавида никогда не отличался мечтательностью. Наоборот, он был человек вполне приземленный. Правда, до тех пор пока не встретил Бенедикт.
        Она перевернула его жизнь, заставив на многое посмотреть иначе. И даже после разрыва, происшедшего два года назад, он не смог забыть ее. Он постоянно думал о ней и безумно страдал, а когда снова увидел ее силуэт в Майербауме на фоне романтических развалин, понял, что за время разлуки любовь в его сердце лишь еще больше окрепла.
        - Восхитительно!
        Фернандо тряхнул головой. О чем это она?
        Ах да, вино.
        - Я знал, что тебе понравится.
        Бокал с рубиновым напитком подчеркивал красоту ее губ. Он вспомнил вкус ее поцелуев. Его тело начало трепетать от желания, ему захотелось поцеловать ее, но он знал: так нельзя себя вести, нужно сдерживаться, незачем проявлять слабость.
        - Может, и мне выпить глоток?- произнес он с нарочитой веселостью.- А то что-то пить хочется.
        Бенедикт не предложила налить ему, хотя бутылка стояла на столике рядом с ней.
        - Ты почти не ел за ужином,- вдруг сказала она.
        От неожиданности Фернандо чуть не уронил бутылку.
        - Значит, ты заметила?
        - Естественно.
        - Но сама-то ты тоже ничего не ела.
        - Ты вел себя не лучше. Родители решат, что нам не понравилась стряпня повара. Попомни мои слова, завтра они его уволят!
        - Ничего подобного,- рассмеялся Фернандо.- Мои родители видят, как безумно мы влюблены друг в друга, и понимают, что нам было не до еды. К тому же вполне естественно, что ты нервничаешь.
        - Я не нервничаю! Наоборот, я не встречала никого добрее твоих родителей. Они были ко мне так внимательны, так заботливы. Я чувствовала себя, как в родном доме. Это ужасно!
        - Что ж здесь ужасного?
        - Как ты не понимаешь, они так добры, я не могу их обманывать. Играть перед ними комедию, которую ты придумал. Теперь, после того как я познакомилась с ними, мне еще больнее разыгрывать из себя твою невесту.
        Фернандо отпил из бокала и задал вопрос, делая вид, что спрашивает лишь из вежливости:
        - Хочешь выйти из игры?
        - Нет, конечно!- Бенедикт не заметила, как он с облегчением вздохнул.- Твой отец замечательный человек, так ужасно, что он болен.
        - Да. Не волнуйся, ты ему тоже понравилась.
        - Но теперь я не смогу сказать, что соврала ему. К тому же лгать родителям - это так ужасно.
        Он кивнул.
        - Понимаю. Однако мы обо всем договорились.
        Фернандо понимал, что имеет в виду Бенедикт. Мать так долго ждала, когда же наконец ее единственный сын женится, что, едва ей представилась возможность, тут же принялась устраивать будущую свадьбу. За обедом она только и говорила, кого пригласит на торжественный ужин, в каком соборе будет венчание, что нужно подать на стол. Ей и в голову не приходило, что ситуация довольно далека от традиционных представлений о свадьбе.
        Бенедикт закусила губу. Он посмотрел на нее, сел рядом, погладил ее волосы, прижал к себе.
        - Успокойся, все будет в порядке. Ведь я с тобой.- Он вынул из кармана маленький бархатный футлярчик, достал из него великолепное кольцо с бриллиантами и надел ей на палец.
        Бенедикт не сопротивлялась.
        - Какая прелесть!- наконец произнесла она.- Но как ты узнал, какой у меня размер?
        Его губы скривились в ухмылке.
        - Ведь я уже заказывал для тебя кольцо, забыла? Помнишь, я обещал тебе, что подарю к помолвке настоящее кольцо с бриллиантами. Но мы так торопились, что мой заказ не успели выполнить в срок. Что ж, теперь у тебя есть обещанное кольцо.
        Она вспомнила кольцо, которое надела ему на палец в день свадьбы. Это кольцо он швырнул ей под ноги при расставании. Это кольцо хранится у нее с тех пор в маленькой шкатулке, которую она повсюду возит с собой. И сейчас эта шкатулка лежит в маленьком ящичке трюмо.
        Ей бы радоваться подарку… Но на душе у нее было пасмурно. Она вспомнила, что шепнул ей на ухо Фернандо перед тем, как они вошли в замок: «Этой ночью я тебя отблагодарю!». Вот, значит, что он имел в виду. Она должна вести себя как паинька, безропотно исполнять малейший его каприз, радоваться его подаркам. А в обмен он потребует вознаграждения. Именно за этим он и пришел сюда среди ночи.
        - Да…- многозначительно произнесла она.- Итак, когда же я буду платить тебе добром за добро?
        Фернандо, разумеется, понял намек, но виду не подал.
        - Не понимаю, о чем ты. Я не ставил никаких условий. Это кольцо я дарю тебе просто так. Потому что все, кто помолвлен, носят кольца. Родители были бы неприятно удивлены, если бы я не подарил тебе кольцо.- Он говорил с нарочитой холодностью, так, словно речь шла не о помолвке, а о деловом соглашении.- Думаю, я поступил правильно. Иначе у них возникли бы всякие ненужные вопросы, они стали бы сомневаться в истории, которую мы наплели…
        - Наплели! Ты очень хорошо выразился. Для тебя все происходящее просто-напросто спектакль! Тебе плевать, что я не могу прикидываться, не могу…
        - Ты не можешь! И что же прикажешь делать? Рассказать, как все было на самом деле? Поведать, почему мы с тобой расстались? Ты этого хочешь? Чтобы я сообщил им, как застал тебя в постели с другим мужчиной, а ведь не прошло и двух недель с момента нашей женитьбы.
        - Я пыталась тебе все объяснить!..
        - А тут не нужны никакие объяснения. Мне и так все было ясно. У меня, слава Богу, глаза на месте.- Он в раздражении вскочил и принялся ходить по комнате.
        - Как ты не понимаешь,- воскликнула она,- все было подстроено!
        - Как же! Пер Лагерфест был в твоей постели? Отвечай, да или нет?
        - Да.
        Не могла же она сказать «нет», когда он сам все видел. Она проснулась и, к своему ужасу, обнаружила рядышком в постели Пера Лагерфеста. Как он туда попал, осталось для нее загадкой. Времени выяснить это у нее не было. Фернандо рвал и метал, ему не были нужны объяснения, ему хотелось побольнее оскорбить ее.
        О той ночи Бенедикт не могла вспоминать без содрогания. Вот слышатся шаги в коридоре. Человек останавливается. Ключ поворачивается в замке. Дверь распахивается. Зажигается свет.
        В дверном проеме стоит ее муж, бледный как смерть, с безумным взглядом. Он молчит и смотрит на нее. Лишь несколько секунд спустя он обрел дар речи. В жизни Бенедикт уже случалось, что ее несправедливо обижали, но еще никогда ей не было так больно.
        - Так что же ты стесняешься лгать моим родителям? Ты же обманывала меня в том, что для меня важнее всего на свете.
        - Неправда! Никогда, никогда в жизни я…
        - Ты клялась мне, что любишь меня больше всего на свете. Что ты хочешь остаток жизни провести со мной, что никто другой тебе не нужен…
        Бенедикт задрожала.
        - …что ты не ляжешь в постель с другим мужчиной,- безжалостно продолжал Фернандо.- Разве не так?
        Уж лучше бы он ударил ее, лучше пощечина, чем эти холодные, бездушные слова, которые он цедит сквозь зубы. Его презрение ранит и отзывается болью, ибо каждое слово вонзается ей прямо в сердце.
        - Фернандо, как ты не можешь понять…
        - Я все могу понять. Но не надо говорить мне: «все было подстроено», «меня подставили». Может, оно и так, но у тебя нет никаких доказательств, а в голословные утверждения я не поверю, ты уж прости.- И он удовлетворенно замолчал, довольный своим красноречием.
        Бенедикт взглянула ему в глаза, но не увидела в них гнева и жестокости. Она прочитала в них лишь боль и отчаяние.
        - Я здорово простудилась, чихала, кашляла, температура была жуткая. Саманта Лагерфест дала мне какие-то таблетки, то ли антибиотики, то ли транквилизаторы, не помню. Короче говоря, я их выпила и заснула как убитая. А проснулась, когда ты вломился в комнату.
        - Естественно, вломился! Ведь дверь была заперта изнутри. Мне пришлось просить у портье другой ключ.
        - Значит, Пер ее запер!
        - Может быть. Только как он попал к тебе в номер?
        - Не знаю!- Бенедикт взмахнула руками.- В самом деле не знаю.
        Что толку в этих объяснениях, если он все равно ей не верит? По правде говоря, на его месте она тоже вряд ли поверила бы в эту невероятную историю: легла в постель одна, а проснулась с каким-то мужчиной! Невероятно!
        - В тот день мы поспорили…
        - Я помню!- Фернандо сверкнул на нее глазами.- Незачем напоминать, у меня с памятью все в порядке. Мы не поспорили, а поругались, и ты решила отомстить мне - переспать с другим.
        - Как у тебя язык поворачивается говорить такое!
        В глубине души Фернандо не мог поверить, что Бенедикт способна так поступить. Что она пойдет на измену, лишь бы отомстить ему. Он жизнью готов был поклясться, что она его любит и никогда не предаст их любовь. А оказалось, что она провела ночь с Пером Лагерфестом, и этого он не мог ей простить.
        - Ведь в тот день у меня был день рождения. Первый день рождения, который мы могли бы провести вместе. А ты, не обращая внимания на мои просьбы и мольбы, бросил меня и полетел в Нью-Йорк.
        - Ты же знаешь, на то были причины. Отец был в Нью-Йорке по делам, мы с ним давно не виделись, за несколько месяцев до этого я наговорил ему лишнего и в тот момент торопился загладить свою вину. Как ты не можешь понять: я должен был с ним встретиться.
        Конечно, теперь-то она все понимает. Сегодня она впервые увидела отца Фернандо, и он очаровал ее. К тому же тогда, два года назад, его отец был болен, сердце давало о себе знать, и наверняка он тяжело переживал ссору с сыном.
        Но тогда Бенедикт ничего не хотела слушать.
        - Если ты так хочешь лететь по делам в Америку, ради Бога! Вижу, тебе наплевать, что у меня завтра день рождения! Ну и черт с тобой! Лети, куда хочешь, хоть в Америку, хоть в Австралию, хоть в Антарктиду! Только не думай, что, если ты бросил меня, я не найду никого, кто утешит меня в мой день рождения!
        Глупая угроза. Она вела себя как ребенок, даже не представляя, как обернутся против нее ее собственные слова.
        - Прости,- сказала она,- я вела себя как последняя дура. Ты, наверное, ненавидишь меня за это?
        - Нет. Как я могу ненавидеть тебя?
        Если бы он ее ненавидел, то неужели бы отправился в Европу, чтобы найти и привезти сюда? Скорее наоборот, получив официальное письмо с требованием о разводе, он потер бы руки от удовольствия и тут же настрочил бы ответ: я согласен. Но нет, он поехал к Бенедикт, чтобы уговорить ее вернуться, потому что мысль о том, что он навсегда потеряет ее, причиняла ему невыносимую боль.
        - Если б я ненавидел тебя, думаешь, ты была бы здесь?- спросил он.- Нет, красавица, я простил тебя.
        Простил!..
        Бенедикт ушам своим не поверила. Еще секунду назад она думала, что он по-настоящему любит ее, но стоило ему произнести это слово - «простил»,- как все ее надежды обратились в прах.
        - Не нужно мне твоего прощения за то, чего я не совершала! Если бы ты любил меня по-настоящему, то тебе не понадобились бы никакие доказательства моей невиновности. Потому что, когда любят, верят, верят полностью, безоглядно. А ты не веришь мне, значит, не любишь, значит, для тебя наш брак ошибка. Тогда лучше всего покончить с этой ошибкой раз и навсегда.
        Мысль о том, что в ту ночь два года назад он совершил худшую ошибку в своей жизни, никогда не покидала его. Бывают в жизни происшествия, к которым мысленно возвращаешься снова и снова и никак не можешь решить, правильно ли поступил. Или заставил страдать того, кого любишь больше всего на свете?
        Картина того, что произошло два года назад, до сих пор стояла перед его глазами. Он знал, что воспоминания об этом будут преследовать его до конца жизни. А он даже не знает, была ли Бенедикт действительно виновата в том, в чем он ее обвинял.
        Нужно выяснить это, узнать наконец, что произошло. Бенедикт права: если бы он действительно ее любил, то не захлопнул бы за собой дверь, не ушел, даже не оглянувшись. Он бы остался, выслушал бы ее, попытался разобраться что к чему.
        Но нет! В нем полыхало оскорбленное достоинство. Гордость затмила его разум. Он ни о чем не мог думать, лишь все время повторял себе: какой я идиот, что в нее влюбился, что верил ей!
        А теперь… Сможет ли он все выяснить, когда прошло уже два года? И сможет ли она простить его, если окажется, что она действительно ни в чем не виновата?
        - Фернандо…
        - Извини, Бенедикт. Не сейчас. Я не могу…- Он встал и направился к выходу.- Наверное, ты права. Мы совершили ошибку и должны ее исправить. Прости, я больше не буду тебе докучать.- И, даже не оглянувшись, вышел из комнаты.
        6
        - Ты все одна да одна.
        - Что вы говорите?
        Бенедикт никак не ожидала, что на террасе кроме нее кто-то есть. Поэтому и замечание, сделанное отцом Фернандо, явилось для нее полной неожиданностью.
        - Вижу, мой сын тебя совсем забросил,- продолжал Родриго дель Альморавида.
        - Да нет. У него какие-то дела. Он на виноградники поехал, кажется, или еще куда-то.
        Виноградники… Чем не предлог? Все сойдет, лишь бы она оставила его в покое. Первое время Фернандо еще выдумывал разные объяснения, говорил ей, куда он поедет и зачем. Но сейчас он даже перестал затруднять себя изобретением правдоподобных историй, чтобы объяснять свое отсутствие. Просто вставал с утра пораньше, пока Бенедикт еще спала, и потихоньку выскальзывал из комнаты. А возвращался уже на закате.
        - На виноградники?- нахмурился Родриго.- Зачем же он каждый день ездит на виноградники? Виноград и без него вырастет. Фернандо должен быть здесь, рядом с будущей супругой.
        - Ничего, он скоро вернется,- поспешила успокоить его Бенедикт. Но сама-то она вовсе не была в этом уверена. Прошел месяц с тех пор, как они уехали из Европы и поселились в фамильном замке. Сразу же, не успели они показаться на глаза родителям Фернандо, были начаты приготовления к свадебной церемонии и медовому месяцу.- Наверное, Фернандо хочет убедиться, что все в порядке,- сказала Бенедикт, надеясь, что ее голос звучит не слишком неуверенно.- В конце концов, мы довольно долго будем отсутствовать, надо удостовериться, что на виноградниках справятся и без него.
        Сама Бенедикт тоже была занята подготовкой к свадьбе. То она ездила к портнихе на примерку, то встречалась с родными Фернандо, то беседовала со священником в преддверии церемонии. Вся эта суета помогала ей хотя бы днем не вспоминать о том, что Фернандо ее избегает. Впрочем, по вечерам, когда он наконец возвращался, говорить с ним было совершенно невозможно, так что теперь она была даже рада, когда он уходил.
        - Дон Родриго, как вы себя чувствуете?- спросила она, желая сменить тему.
        - Нормально. Даже отлично! Ведь я - потомок великого Альморавиды! Разве можно мне выглядеть как старая развалина?- Он улыбнулся.
        Старый граф действительно превосходно держался, учитывая, что сердце постоянно давало о себе знать. По рекомендации врача он был вынужден бросить курить, но время от времени его рука по привычке тянулась к жилетному карману, где когда-то лежала великолепная гаванская сигара. Тем не менее он никогда не жаловался на здоровье, ходил всегда подтянутый, тщательно одетый, чисто выбритый - настоящий испанский аристократ.
        Впрочем, в нем не было ни капли снобизма. Он гордился славой своих предков, а в Бенедикт видел женщину, которая будет достойным членом семейства Альморавида.
        - Ты выйдешь замуж за Фернандо,- говорил он,- и я смогу умереть спокойно, зная, что наш род не оборвется, а ты будешь для моего сына достойной супругой. У вас родятся дети, которые тоже унаследуют титул графов де Наварра.
        Сердце Бенедикт болезненно сжалось. Родриго дель Альморавида и не подозревает, что его сын относится к своей будущей жене с полнейшим равнодушием. Да, он оказывает ей знаки внимания, которые предписываются правилами приличия, но не более того. Пылкие чувства, вспыхнувшие в нем, когда он приехал в Майербаум, казалось, умерли, и теперь уже навсегда. Он редко заходит к ней, на ее вопросы отвечает банальными отговорками, а о том, чтобы заниматься с ней любовью, нет и речи.
        В комнату вошла служанка.
        - Извините, дон Родриго!- обратилась она к хозяину поместья.
        - Да, Мария, что случилось?
        - К вам посетительница. Сеньорита Дарси.
        - Мариетта? Но я думал, она в Париже. Что ж, хорошо, скажи ей, что ее примут.
        Мариетта Дарси! Любовница Фернандо! Бенедикт поняла, что должна вмешаться. Если накануне свадьбы в доме появляется такая интриганка, как Мариетта, значит, дело нечисто. Надо узнать, что у нее на уме.
        - Дон Родриго,- обратилась Бенедикт к старому графу,- вижу, вы устали. Если хотите, я поговорю с Мариеттой. Мы уже встречались с ней в Европе.
        Родриго дель Альморавида понимающе улыбнулся.
        - Спасибо, Бенедикт. В самом деле поговори с ней, если тебя это не очень затруднит. Я был бы тебе очень признателен. Ступай, Мария!
        - Слушаюсь, сеньор.
        - Сообщи мадемуазель Дарси, что ее сейчас примут,- сказала Бенедикт.
        Яркий свет хрустальной люстры залил комнату. От неожиданности Бенедикт чуть не вскрикнула. В дверном проеме появился силуэт Фернандо.
        - Ты сидишь здесь, одна… В темноте… Почему?
        - Я… я размышляла.
        Фернандо почувствовал что-то неладное. Было в ее позе, поджатых губах, отстраненном взгляде нечто такое, от чего он сразу застыл в напряжении. Осторожно, сказал он себе, опасность совсем рядом!
        - И о чем же ты размышляешь?
        - О свадьбе,- уклончиво ответила Бенедикт.
        Впрочем, она не покривила душой. Ведь она на самом деле думала о свадьбе. О себе и о Фернандо. И о Мариетте Дарси, вернее о том, что она сказала. Бенедикт решила, что проверит ее слова, и если окажется, что все сказанное Мариеттой правда, то…
        - Ясно.- Фернандо с облегчением вздохнул, но атмосфера в комнате была по-прежнему накалена. Что-то здесь не так. Но что?- Ну расскажи, чем ты занималась сегодня?- Он уселся в кресло напротив нее.- У тебя была еще одна примерка?
        - Нет, платье уже готово.
        - Значит, вы с мамой занимались оформлением праздничного зала?
        - Да нет. Мы давно с ней все обсудили и решили, как и чем его украсить.
        - Понятно,- протянул Фернандо.- Выходит, у тебя нет никаких дел?
        - Выходит, так.
        - Отлично! Значит, ты не откажешься завтра пообедать со мной в ресторане? Нет, постой, давай проведем вместе целый день!
        - Как скажешь…
        Бенедикт была немало удивлена. Фернандо сам превратил их жизнь в спектакль: жених и невеста, которые готовятся к венчанию, но при этом почти не разговаривают друг с другом, даже редко видятся. И ей не оставалось ничего иного, как принять эту игру, прикидываться счастливой невестой, у которой на уме только свадьба и будущая счастливая жизнь.
        Для этого пришлось собрать в кулак всю свою волю, пришлось проявить все актерские способности. Так трудно изображать любовь, когда знаешь, что к тебе не испытывают ничего, кроме физиологического влечения, того самого влечения, которое заставило их провести вместе ту ночь в Майербауме, накануне прилета в Америку.
        Итак, Бенедикт играла спектакль и даже начала считать, что неплохо справляется со своей ролью. Пока на горизонте не появилась Мариетта Дарси и не рассказала ей кое-что о ее будущем (и нынешнем!) муже.
        - Да уж, пожалуйста, не откажи мне в такой любезности,- язвительно проговорил Фернандо.- Как родители поверят, что мы любим друг друга, если мы проводим вместе полчаса в день, а то и меньше, встречаясь лишь за обеденным столом?
        - Не вини меня! Ведь ты вечно занят, у тебя вечно какие-то дела. Будущая свадьба тебя совсем не интересует.
        - Почему же не интересует? Интересует. Но я знаю, что вы с мамой позаботитесь обо всем гораздо лучше меня.
        - Тебе не мешало бы тоже принять участие в подготовке церемонии. У твоей мамы грандиозные планы на этот счет…
        - Знаю, знаю.- Фернандо тяжело вздохнул.- Я ее единственный сын. Неудивительно, что она столько сил положила на то, чтобы организовать все по высшему разряду. К тому же эта болезнь отца… Неизвестно, сколько он еще протянет. Нам всем хочется доставить ему хоть немного радости, чтобы он отошел в мир иной с сознанием того, что его сын женился по любви и счастлив в браке.
        - В последнее время он приободрился.
        - Естественно. Ведь теперь появилась хоть какая-то перспектива в жизни, хоть какой-то смысл продолжать жить дальше. Это твоя заслуга.
        - Почему же моя? Наша…- Бенедикт закрыла глаза, пытаясь сдержать слезы. Неужели правда то, что сказала Мариетта? Ей не верилось, что Фернандо мог так поступить, но с каждым словом, которое он произносил, в ее сердце укреплялись подозрения, которые пробудила француженка.
        Фернандо не понял, чем вызвана такая ее реакция.
        - Что-то ты не слишком счастлива, как я посмотрю. А жаль. Любая другая на твоем месте прыгала бы от радости. Еще бы! Дизайн твоего свадебного платья разработал сам Пьер Карден, его шьют в Париже и подгоняют здесь, в Америке, причем ты чуть ли не каждый день ходишь к портнихе. В одном из красивейших соборов мира состоится твоя свадьба, а в ожидании этого события ты живешь в великолепном замке. Об этом можно только мечтать!
        Мечтать… Неужели она мечтает только о дорогом платье и роскошных подарках? Да нет, конечно! Сошла бы самая простая церемония, лишь бы знать, знать наверняка, что Фернандо любит ее так же, как она его. Одной любви достаточно, ибо, как говорится, с милым рай и в шалаше.
        - Для кого-то,- медленно сказала Бенедикт, не поднимая головы,- вся эта мишура самое главное в жизни. Но не для меня. Лично я предпочла бы венчаться в маленькой церквушке в Майербауме…
        - Но там сейчас зима! Там идет снег!- в ужасе проговорил Фернандо.
        - Ну и что?
        Какая разница: снег, град, ураган!.. Если ты счастлива, то тебе любая погода нипочем. Пусть небо затянуто облаками, но если у тебя на душе сияет солнце, если ты летишь на крыльях любви, зная, что жених любит тебя, а ты любишь его, венчание, которое произошло в самый ненастный день, превратится в настоящий праздник, вспоминать о котором ты будешь всю жизнь.
        Как тогда, в Майербауме…
        - Ты помнишь нашу первую свадьбу?- вдруг спросила она.- Я случайно набрела на небольшую лавочку, где продавалось свадебное платье, которое нам обоим так понравилось.
        - Да… Я как раз вспомнил, какой прелестной ты в нем была.- Все эти годы, думая, что ненавидит ее, он вспоминал день свадьбы. Она идет в простом белом платье, вместо букета в руках у нее алая роза, ее золотистые волосы распущены, глаза сверкают от счастья. Да, пожалуй, такое никогда не повторится.- Пьеру Кардену придется несладко,- сказал Фернандо.- Вряд ли у него получится создать нечто лучшее, чем то платье, в котором мы поженились.
        - Получится,- успокоила его Бенедикт.- Он не придумает ничего лучше… Просто оно будет другим. Как и торжественный прием на несколько сотен гостей.
        - Не то что наш пикник у реки?- Фернандо вспоминает то же, что и она.- Помнишь, какой пир мы устроили тогда…
        - Да,- кивнула она.- Сияло солнце, пели птицы…
        - …И мы были счастливы. Я не мог поверить своим глазам: неужели такое возможно, неужели ты моя жена?- Фернандо вдруг нахмурился.- Может, мне уже тогда нужно было наплевать на свою гордость и привезти тебя сюда, устроить настоящую церемонию?
        - Вроде той, что сейчас?
        Он кивнул.
        - Хочешь узнать правду? Так я тебе скажу.- Воспоминания о том, что сказала Мариетта, добавили ее словам привкус горечи.- Мне ничего этого не нужно. Для счастья ничего не надо, только любовь. Я тебя так любила… Что до нашей свадьбы… Повторить ее снова все равно не получится. И наш брак тоже. Это все в прошлом.
        - Положим, майербаумской идиллии не воссоздать, согласен. Но разве нельзя на этот раз заменить ее?
        - Чем?
        До Фернандо вдруг дошло. Она не сказала: я люблю тебя. Она сказала: я тебя так любила. Сказала: это все в прошлом.
        А он уж собрался было заявить ей о своих чувствах. Прошлое - это прошлое, а он любит ее сейчас, и ничуть не меньше, чем тогда. А она? Что, если она охладела к нему?
        Нет, лучше не торопить событий. И так два года он мучился одной и той же мыслью: она не любила меня так же сильно, как я ее. Эта мысль неотступно преследовала его,- да что там!- преследует до сих пор. Поэтому он боится обнажить перед ней свои чувства. Вдруг она не любит его или любит не так, как он ее? Тогда она растопчет его любовь, но сможет ли он жить дальше, если это снова произойдет?
        Итак, спокойно! Фернандо ничего не скажет ей о любви. Он скажет о другом.
        - Все же я думаю, что у нашего брака есть будущее.- Он тщательно подбирал слова.- Например, дети…
        Реакция Бенедикт поразила его.
        - Дети?- спросила она с каким-то раздражением.- Ты хочешь, чтобы у нас были дети?
        Последняя надежда, что она ошибалась, рассыпалась в прах. Стало быть, Мариетта ей не солгала. Конечно! Достаточно посмотреть ему в глаза, чтобы понять, что о любви не может быть и речи. Дети, наследники - это другое дело! Вот что ему от нее нужно.
        - Ну разумеется,- ответил он.- Я же с самого начала сказал: мы будем жить как муж и жена. Со всеми последствиями, которые из этого вытекают.
        Бенедикт вскочила и принялась ходить по комнате.
        - Твой отец тоже этого хочет. Хочет, чтобы у нас были дети. И чем скорее, тем лучше.
        Фернандо кивнул.
        - Лишь мысль о внуках и поддерживает в нем жажду жизни. Он хочет застать тот момент, когда снова будет слышен детский смех, будут суетиться нянечки и слуги, хочет своими глазами увидеть тех, кому суждено унаследовать титул графов де Наварра.
        - Понимаю.
        - Знаешь, он заговорил о свадьбе, когда мне исполнилось пятнадцать. Ведь я его единственный наследник. А мои дети станут преемниками титула. Конечно, тогда вся эта болтовня о женитьбе, о детях меня порядком забавляла. Я и сам только-только вышел из детского возраста. А он не унимался, продолжал настаивать на том, чтобы я начал подыскивать себе жену. Чем дальше, тем больше: когда мне исполнилось двадцать пять, он едва не сосватал мне одну особу. Но тут я взбунтовался, у нас был крупный разговор. Мы сильно повздорили, я сказал ему все, что думаю о его затее, и в тот же день уехал в Европу. Там мы с тобой и познакомились.
        - Но теперь ты понимаешь, что он прав?
        - Да… К тому же мне не хочется омрачать последние годы его жизни. Должен же я хоть как-то загладить свою вину перед ним. Он так страдал из-за нашего разрыва. Потом мне почти тридцать, в таком возрасте многие мужчины решают, что настала пора остепениться, завести семью, детей.- Фернандо замолчал. Его глаза помрачнели, он сжал губы.
        Бенедикт поняла, о чем он думает.
        - Ничего,- сказала она,- я закончу за тебя твою мысль. Ты подошел к тому возрасту, когда все приличные аристократы уже нашли себе подругу жизни. У тебя тоже была жена, только об этом твоим родителям не было ничего известно. И ты не спешил сообщать им об этом, потому что жена оказалась из той породы, которыми не пристало гордиться. Так? Ты был рад до смерти, что избавился от меня, что наши отношения в прошлом и это прошлое никогда не вернется.
        Бенедикт ожидала, что Фернандо будет протестовать, скажет: как ты можешь так думать?
        Но он ни слова не сказал. Просто стоял и смотрел на нее ничего не выражающим взглядом. И молчал.
        Разумеется, глупо надеяться на что-то еще. До последней секунды у нее не пропадала надежда, что Мариетта Дарси лжет, плетет интриги, желая их разлучить, поэтому и заявила ей: ты ему и даром не нужна, ему от тебя нужны лишь дети!
        Но оказалось, что Мариетта сказала правду, горькую правду.
        - Так объясни мне,- проговорила Бенедикт,- зачем ты зазвал меня сюда? Зачем настаивал, чтобы я поехала с собой.
        - Ты и так это знаешь.
        - Нет, не знаю!
        Когда она согласилась поехать с ним, ей все представлялось в ином свете. После той ночи в Майербауме она знала: даже если он не любит ее по-настоящему, он испытывает к ней настолько сильное влечение, что не сможет жить в разлуке с ней.
        Оказалось, все далеко не так. Мариетта Дарси открыла ей глаза на истинные мотивы его поступка. Ей предстоит выполнить чисто техническую роль: дать наследника. А на остальное ему наплевать. В конце концов, проблем с тем, чтобы найти себе подругу на одну ночь, у него не возникнет.
        - Я не могу понять, зачем я тебе понадобилась. Да, тебе нужна жена, поскольку только законная супруга графа может родить ему наследника. Но зачем было звать меня сюда? Ведь я просила у тебя развода, ты мог бы написать, что согласен, и наши отношения на этом и закончились бы. А потом женился бы еще на ком-нибудь. На ком-то, кто гораздо больше подходит на роль графини.
        - Я не мог дать тебе развода. Мы венчались в храме, а католичество запрещает разводы - по крайней мере я не могу развестись, если хочу унаследовать титул отца. Среди аристократов разводы не приняты.
        Вот оно что! От его слов Бенедикт стало еще больнее. Ведь Мариетта Дарси сказала ей то же самое, почти теми же словами!
        - Теперь ясно. Поэтому-то ты и поехал в Майербаум, заштатный городишко, к черту на кулички? Чтобы притащить меня с собой сюда в качестве первой и единственной законной жены? Чтобы порадовать священника?
        - Я приехал за тобой, потому что ты мне нужна.- Но в его голосе не чувствовалось и толики любви. Он цедил слова сквозь зубы, как будто каждое давалось ему с неимоверным трудом.- Бенедикт…
        - Что, скажешь, я не права? Будет тебе прикидываться! Я же все знаю. Твой отец так прямо и сказал: ты просто обязан жениться и дать наследников.
        - Да. Именно в таком свете он видит наши с тобой отношения.
        - А ты? Ну конечно, у тебя другие планы!- Она говорила с неприкрытым сарказмом.
        - Что ты хочешь от меня услышать? Что я никогда не думал о детях? Мы оба знаем, что это не так. Но, помимо этого, между нами есть нечто еще, нечто большее…
        - Еще бы!
        Как хотелось Фернандо сжать ее в объятиях. Так бы она поняла, что их отношения на самом деле замешаны не только на его обязанностях перед родителями и тем титулом, который достанется ему по наследству. Что есть, как он только что сказал, нечто большее. Такое, что словами сразу и не опишешь. А вот если обнять ее, поцеловать, заставить ее забыть все страхи… Тогда, возможно, она поймет и примет его слова, не будет такой холодной и безразличной.
        Но нет! Бесполезно. Между ними возникла стена отчуждения, преодолеть которую он не в состоянии. Глаза Бенедикт стали жесткими, враждебными, ее взгляд пронизывал его ледяным холодом.
        Вот почему он даже не попытался прикоснуться к ней. К тому же он дал себе слово, что не дотронется до нее, пока история, происшедшая два года назад, не выяснится окончательно.
        - Теперь ты знаешь, почему я хотел, чтобы ты вернулась,- проговорил он.
        Да уж, теперь-то она все знает. Знает наверняка.
        Какой наивной глупышкой она была! Мечтала о том, что они начнут все сначала, что создадут настоящую семью.
        Но что станет основой их брака? Любовь? Куда там! Секс. Вот что имел в виду Фернандо, когда сказал, что между ними есть нечто большее.
        Самый простой, неприкрытый, животный секс.
        Достаточно взглянуть на Фернандо, и все станет ясно. С каким сытым удовлетворением он говорит! Как торжествующе блестят его глаза! Да, он получил свое. Он настоял, чтобы она вернулась, поскольку хотел порадовать старика отца, находящегося при смерти. Но, снова встретив ее в Майербауме, он понял, что ему она тоже нужна. Для секса.
        Как жена она ему совершенно неинтересна. Что его интересует - так это постельная часть их отношений. Он получил женщину, которая удовлетворит его половую страсть. Ну а сердце, любовь… При чем здесь они? Ни при чем.
        А она-то хороша! Позволила обмануть себя, отвечала на его ухаживания как полная идиотка. Стала такой женой, которую он желал, дала ему как раз то, чего он хотел.
        - Бенедикт…- Он шел к ней. Встрепенувшись, она отступила на шаг.- Какая разница, почему я захотел, чтобы ты вернулась? Ведь ты вернулась - и это главное.
        Сейчас он ее поцелует! Она поняла это по его глазам. Притянет ее к себе и примется целовать, чтобы сломить ее сопротивление, показать, какая она беззащитная.
        Бенедикт знала: стоит ей почувствовать его губы - и все будет кончено! Она не устоит, не сможет сопротивляться.
        - Не прикасайся ко мне!
        Он остановился на полпути. Его глаза яростно блестели.
        Но Бенедикт не отводила взгляда.
        - Не желаю, чтобы ты подходил ко мне! Ясно?
        Он не пошевелился. Что-то мелькнуло в его глазах, но не более того.
        - Вполне,- ответил он.
        Он подстроился под ее тон: говорил с такими же ледяными интонациями, что и она.
        - Я больше не хочу обсуждать эту тему. Больше вообще ни о чем не хочу говорить. Я иду спать. Одна.
        Фернандо мог хоть что-то предпринять, хоть как-то попытаться растопить этот лед. Если бы он схватил ее и принялся целовать, кто знает, что бы из этого вышло.
        Но он не шевелился, просто стоял и смотрел ей вслед. Бенедикт повернулась, блеснув напоследок золотистыми волосами, и, гордо подняв голову, направилась в спальню.
        Ей удалось доплестись до комнаты, но, едва увидев кровать, она поняла, что не может дольше сдерживать слезы. Бенедикт бросилась на подушку и отчаянно зарыдала.
        Нет, ни за что она не будет плакать из-за него! Она вытерла слезы; ее взгляд остановился на золотом кольце с бриллиантом, которое подарил ей Фернандо в тот вечер, когда они приехали в замок.
        Словно клеймо выбил, подумала она. Застолбил свою собственность! Какой великолепный бриллиант! Камень редкой красоты, он стоит целое состояние. Но нет ничего более фальшивого, чем этот бриллиант. Ведь он лишь фикция: кольцо символизирует любовь, но этой любви нет и в помине.
        Не нужны ей никакие бриллиантовые кольца, она согласна на дешевую подделку, лишь бы за ней стояло истинное чувство, настоящая любовь. Та, что - она это понимала - потеряна для нее, и теперь уже навсегда.
        7
        Бенедикт оглядела себя в зеркале. Интересно, сколько времени она еще сможет прикидываться? Ей и так уже до смерти осточертел весь этот спектакль, а ведь главное еще впереди. Сегодня торжественный прием по случаю их свадьбы. Внизу ее ожидают несколько сотен гостей. А завтра - сама свадьба. И на том и на другом мероприятии надо выглядеть счастливой новобрачной, мило беседовать с гостями и без конца улыбаться.
        Что-что, а улыбка никак не появляется, хоть тресни!
        Два года назад, накануне свадьбы в Майербауме, она чувствовала себя совсем иначе. Тогда напряжение, радостное предчувствие были столь велики, что она ни минуты не могла усидеть на месте, постоянно бегала из комнаты в комнату, проверяла, в порядке ли цветы, не помялось ли свадебное платье… и смеялась. Она не могла остановиться. Улыбка не сходила с ее лица, а глаза искрились неподдельным счастьем.
        Но что поделать. Обстоятельства изменились.
        Ну давай, улыбнись!- приказала она себе, сидя перед зеркалом. Ты же не на похороны идешь, а на свадьбу!
        Вместо улыбки на ее лице появилась гримаса боли. Рот как-то искривился, и было непонятно, то ли засмеяться она собирается, то ли заплакать.
        Ей позвонил Фернандо. Откуда? А черт его знает!
        - Жди меня в своей спальне,- приказал он.- Я уже еду. Когда вернусь и переоденусь, спустимся к гостям вместе.
        Еще месяц назад, когда он пообещал всегда на подобных церемониях сопровождать ее, Бенедикт была вне себя от счастья. Значит, Фернандо ее любит! Ну даже если не любит, то хотя бы заботится о ней, а раз так, стало быть, она ему небезразлична.
        Но прошли эти четыре недели, и ситуация поменялась настолько кардинально, что Бенедикт уже не знала, на каком она свете. Фернандо, ее жених и будущий муж, казался чужаком, который неизвестно как уговорил ее выйти за него замуж.
        Так и сегодня. После обеда он куда-то пропал, не сказав ни слова, и ожидание настолько затянулось, что Бенедикт начала уже гадать: а не решил ли он махнуть рукой на свадьбу и пожить лет до сорока беззаботной холостяцкой жизнью?
        За дверью раздались шаги, чей-то увесистый кулак нанес по тяжелой дубовой двери несколько ударов.
        Так судьба стучится в дверь!- подумала она.
        - Бенедикт!- раздался знакомый голос.
        Она встрепенулась и бросилась к двери. Чем раньше они со всем этим покончат, тем лучше.
        К тому, что увидела Бенедикт, она была и готова и не готова. Разумеется, за дверью стоял Фернандо, но какой! Она никогда прежде не видела мужчину, на котором смокинг смотрелся бы настолько элегантно.
        Фернандо действительно выглядел сногсшибательно. Портной постарался на славу, но, надо признать, отличная фигура клиента сильно ему помогла. Черный кашемировый смокинг подчеркивал его широкие плечи и мощный торс, дорогая итальянская ткань нежно струилась вниз, а брюки акцентировали узкую талию и длинные мускулистые ноги. Плюс белоснежная рубашка, черный галстук-бабочка, и все это - на фоне иссиня-черных волос и смуглой кожи. Да такому виду позавидовал бы сам Джеймс Бонд!
        - Рад, что ты уже одета.
        А что мне, нагишом тебя встречать?
        - В этом платье ты выглядишь необычайно привлекательно,- отвесил он комплимент.
        - Благодарю.- Впервые за эти недели она услышала из его уст слова одобрения.- Рада, что тебе понравилось.
        - «Понравилось» - слабо сказано.
        Он махнул рукой: мол, повернись, дай оглядеть со всех сторон. Бенедикт с затаенной гордостью повиновалась. Почему с гордостью? Да потому что знала, как идет ей розовый цвет, оттеняющий ее светлую кожу, как шелк подчеркивает безупречные линии ее фигуры.
        - Ты просто великолепна.- Фернандо еще раз окинул ее восхищенным взглядом.- Но этому платью чего-то не хватает…- Он запустил руку в карман пиджака и протянул ей небольшую коробочку.- Надень его сегодня. Я прошу.
        Такого Бенедикт не ожидала. Прорычать приказ - вот это было бы вполне в его стиле. Но обратиться к ней с мягкой просьбой… Нет, это что-то новое.
        Слезы застлали ей глаза: то ли блеск бриллиантового ожерелья ослепил ее, то ли снова проснулись в сердце прежние чувства.
        - Фернандо…- На мгновение она лишилась дара речи.- Это… это ожерелье… Я не видела ничего красивее!- наконец выдохнула она.- Но право, зря ты…
        - Надень! Пожалуйста. Ведь я покупал его именно для такого случая.
        Выбирая ожерелье, он представлял, как будут сверкать крупные бриллианты, подчеркивая блеск шелкового платья, а мягкое сияние небольших камней оттенит ее матовую кожу и высокую шею.
        Бенедикт покорно взяла из его рук ожерелье, но чувства переполняли ее, а в таком состоянии духа не каждый справится с хитроумной застежкой.
        - Позволь, я тебе помогу.- Фернандо склонился над ней и принялся колдовать над ожерельем.
        Впервые за эти несколько недель он прикоснулся к ней! Впервые с тех пор, как они приехали из Европы… Каждая клеточка ее тела отозвалась на это прикосновение. Она склонила голову, ниспадающие волосы закрыли ей лицо, чтобы Фернандо по глазам не догадался, какое невыразимое наслаждение она испытывает, ощущая нежное тепло его пальцев.
        Бенедикт и не подозревала, как истосковалась по его ласкам. Наверное, зря она так сильно отреагировала. Несомненно, он заметил, как изменилось ее дыхание, как сильнее забилось сердце.
        - Прости,- сказал он и взглянул в зеркало, висевшее напротив.
        Их глаза встретились, и ей показалось, будто ушат воды вылился на вспыхнувший в ее душе огонь. В его взгляде не было ни малейшего признака сильных чувств. Он думал о чем-то своем, а ей помогал лишь из вежливости.
        Да, впервые за этот месяц он прикоснулся к ней. Но не потому, что был равнодушен, что ему ничуть не хотелось близости - если не душевной, то хотя бы физической. Просто он считал, что не имеет на это права, потому что секс должен сопровождаться любовью, а любовь - Бенедикт права - немыслима без доверия.
        Ведь она столько раз говорила ему, как оскорбили ее его нелепая подозрительность и откровенное недоверие, упорство, с которым он настаивал, что она ему изменила.
        И Бенедикт была права. Ведь он бросил ей в лицо свои гневные обвинения и ушел, даже не пожелав выслушать, положил конец их браку, вместо того чтобы хладнокровно во всем разобраться. Каким же глупцом я оказался, подумал он.
        Задумавшись, Фернандо случайно прищемил ей кожу и снова извинился:
        - Прости.- Он еще раз бросил взгляд в зеркало напротив.
        - Ничего страшного,- мягко ответила она.
        Фернандо взглянул в ее глаза и поразился: как он раньше не увидел в них ее ранимую душу, которой так недоставало ласки и понимания? Как мог он обвинять ее в предательстве?
        - Я хочу, чтобы сегодня ты выглядела как настоящая графиня.
        Бенедикт кивнула, ее волосы нечаянно коснулись пальцев Фернандо, и он тотчас отдернул руку. Нет, ни за что он не прикоснется к ней! Ведь он дал слово самому себе, что между ними ничего не будет, пока он не разберется в событиях двухгодичной давности и не вынесет окончательный приговор.
        - Фернандо…- Бенедикт пробирала дрожь. То, как он отстранился от нее, поставило крест на ее последних надеждах. Даже крохотные прикосновения, совсем нечаянные, ей не позволены. Значит, он выстроил стену отчуждения, которую невозможно преодолеть. А кого в этом винить? Только саму себя. Сейчас Бенедикт была готова поступиться остатками гордости, лишь бы он взглянул на нее не этим ничего не выражающим взглядом, а иначе, чтобы в его глазах светилось чувство. Хоть какое-то чувство…- Что скажешь?- спросила она.- Как я выгляжу?
        Карие глаза пробежались по ее гибкому телу, скрытому струящейся воздушностью розового шелка.
        - Обворожительно.- Фернандо не кривил душой.
        - Значит, я достойна быть женой графа?- Ее голос прозвучал с каким-то надрывом.
        Фернандо внимательно посмотрел на нее.
        - Да,- сказал он.- Не знаю только, достоин ли я…- Он не договорил.
        - Что ты хочешь сказать?
        - Довольно вопросов. Гости уже ждут. Но я приготовил для тебя кое-что еще.
        - Подарок? Фернандо, мне правда ничего не надо! Я…
        - Это не подарок. Скорее долг, который я давно уже был обязан тебе отдать.
        - Не понимаю.- Бенедикт нахмурилась.- Какой долг?
        - Сейчас узнаешь.
        Фернандо протянул руку, она, секунду поколебавшись, вложила в его ладонь свою, и они вышли из комнаты, спустились по центральной лестнице в вестибюль.
        А завтра они тоже будут идти вот так, под руку, будучи уже в глазах всех мужем и женой. Как разочаровались бы завистники, узнав, что она вовсе не рада происходящему - пышной церемонии, поздравлениям, цветам, музыке. Да, она станет женой Фернандо дель Альморавиды, графа де Наварра, ее сын унаследует его титул. Но у нее не будет самого главного, того, что нужно ей больше всего на свете,- его любви.
        - Фернандо,- проговорила она несколько неуверенно,- ты так и не объяснил, почему мы можем заново повторить венчание. Ведь однажды мы уже…
        Она замолчала.
        - Предоставь это мне,- загадочно ответил он.- Тебе не о чем волноваться.
        - Но как же так? Мы же…
        - Я переговорил с епископом, все ему рассказал. Он обещал подумать и дать ответ завтра. Как он скажет, так и поступим. Пусть тебя это не заботит. Сейчас есть проблемы поважнее.
        Бенедикт в недоумении взглянула на него.
        Поважнее… Фернандо уговаривал ее не волноваться, но его сердце билось в тревоге. Он нащупал в кармане пиджака заветный листок. Сегодня вечером, в эти полчаса, все решится. Он отдаст свою судьбу в ее руки. Пусть Бенедикт сама все решит. И тогда станет ясно, стоит ли ему завтра снова беспокоить епископа.
        Слева от лестницы находилась библиотека. Фернандо подошел к двери, нажал ручку, чувствуя, как перестали повиноваться ему пальцы, и сдавленным голосом произнес:
        - Там тебя…- Он откашлялся.- Тебя кое-кто ждет.
        - Ждет?- Бенедикт не понимала, что происходит.- Но кто?- Судя по выражению его лица, это не очередная тетушка, приехавшая из-за границы на свадьбу любимого племянника. И не повар, желающий узнать, какое вино подать к столу. Она почувствовала, как напряглось его тело, увидела, что он задержал дыхание и смотрит на нее.- Фернандо, кто там?
        Он распахнул дверь и отступил, пропуская се вперед.
        - Смотри сама,- сказал он.
        Женщина, сидевшая на диване спиной к пошедшим, не сразу повернулась. Ее занимала какая-то репродукция в рамке, стоявшая на столе. Подойдя поближе, Бенедикт разглядела, что так привлекло внимание гостьи - портрет Родриго дель Альморавиды, отца Фернандо, нынешнего графа де Наварры. Эта была копия, а оригинал висел на самом видном месте в вестибюле. Бенедикт вспомнила, какое сильное впечатление произвели на нее величавая осанка человека на портрете, его достоинство и неброская элегантность, придававшие изысканный блеск самому простому костюму. Его сын унаследовал не только отцовский титул и благородные черты лица. Так же, как и старый граф, Фернандо выглядел бы истинным аристократом даже в нищенских лохмотьях.
        Впрочем, и дама, поглощенная созерцанием портрета, вовсе не была незнакомкой. Напротив, лишь позавчера Бенедикт видела эти волнистые черные волосы, горделиво поднятую голову, длинные пальцы, небрежно стряхивающие пепел с сигареты.
        - Мариетта…- прошептала она и замерла на месте.
        8
        - Что ты здесь делаешь?- Бенедикт попыталась овладеть собой. И вопрос этот она задала как хозяйка особняка, не желающая принимать незваных гостей.
        Мариетта молчала. Она умоляюще взглянула на Фернандо.
        - Скажи ей!- рявкнул он.
        - Да,- спокойно сказала Бенедикт,- зачем ты здесь?- Не может быть, чтобы она заявилась в замок сама. Значит, он пригласил ее. Но с какой целью? Зачем ему понадобилось приводить ее сюда? Лучше всего задать этот вопрос ему. Бенедикт повернулась к Фернандо, но было уже поздно: он открыл дверь и собирался уходить.- Что происходит?- Бенедикт пришла в полное замешательство.
        - Вам с ней надо кое-что обсудить. Она знает, что именно.
        По-видимому, Фернандо посчитал объяснение исчерпывающим, поскольку дверь за ним затворилась, и две женщины остались в библиотеке вдвоем. Воцарилось молчание.
        - По-моему, ты должна мне объяснить, что происходит,- начала Бенедикт уже в третий раз.
        - Неужели?- Мариетта бросила на нее взгляд, полный ненависти.- Разве не ты заставила его поехать за мной и приволочь сюда?
        - Нет! Мы вообще не говорили о тебе.
        - Конечно! Он приехал за мной в Париж, заказал мне билеты сюда и заставил лететь первым же рейсом. И я как дура согласилась!
        - Но зачем он тебя позвал?
        - Если бы я знала… Я бросилась сюда, думая, что он хочет, чтобы я к нему вернулась. Но вместо него я застала здесь тебя.
        В ее словах звучали горечь и обида. Достаточно было Бенедикт взглянуть на нее, чтобы понять: все, что она рассказала ей, ложь завистливой любовницы, приревновавшей своего партнера к его будущей жене.
        - Он узнал…- Бенедикт поправилась: - Фернандо узнал, что ты приезжала сюда и наговорила мне кучу небылиц?
        - Да!- всхлипнула Мариетта.- Поэтому сегодня он заявился ко мне в гостиницу, буквально силой выволок меня из номера и притащил сюда. Потребовал, чтобы я попросила у тебя прощения за прошлые грешки.
        - За какие еще грешки?- Бенедикт задала вопрос машинально. Ведь она уже подозревала, что имеет в виду Мариетта.
        А той было ой как непросто повиниться перед ней в содеянном. Она зажгла сигарету, поиграла золотой зажигалкой и, наконец сунув ее в карман, проговорила:
        - За ту ночь в Майербауме.
        Если бы кто-то слушал их разговор со стороны, ему показалось бы странным: о чем говорят эти женщины? Что еще за ночь, в каком таком Майербауме?
        Но им двоим было ясно, о чем идет речь. О той самой ночи, когда Фернандо ворвался к ней в номер, застал у нее Пера Лагерфеста и, швырнув кольцо ей под ноги, ушел из ее жизни. Тогда она думала, что навсегда.
        - Не понимаю,- Бенедикт покачала головой.- Фернандо приехал к тебе, чтобы ты рассказала ему о той ночи? Он хотел знать, действительно ли я ему изменила или все было подстроено?
        - Если бы… Чертов осел и слушать ничего не хотел. Он вбил себе в голову, что я виновата в том, что случилось тогда, и обязана все объяснить. Но не ему, а тебе.
        - Мне? Ты?- Было бы еще понятно, если бы Фернандо привел сюда Пера. В конце концов, это же он оказался в ее постели тогда. Но зачем он заставил объясняться с ней Мариетту?
        - А знаешь, как я тебя ненавижу?
        Француженка говорила спокойно, но в ее взгляде светилась такая ненависть, что Бенедикт ни на секунду не усомнилась в том, что та говорит правду. И все же это странно. С чего это Мариетте ненавидеть ее?
        - Но почему? Ведь у вас с Фернандо давно все позади.
        - Да?!- взвизгнула Мариетта.- Это тебе так кажется. А я продолжала надеяться, что когда-нибудь мы снова будем вместе, что в конце концов я выйду за него замуж, стану графиней! Но он бросил меня, предпочел мне… какую-то жалкую актриску из провинциального театра, какую-то…- Мариетта зашлась в рыданиях.
        Бенедикт не сердилась на нее за обидные слова, ей лишь хотелось поскорее выяснить, как все произошло в гостиничном номере в Майербауме.
        - Значит, таблетки…
        - Ты-то думала, это безобидный аспирин.- Мариетта достала шелковый платочек и вытерла слезы.- А на самом деле,- в ее голосе появились торжествующие нотки,- это было снотворное высокой концентрации. Двух таблеток достаточно, чтобы здоровенного мужика с ног свалить. Естественно, ты заснула как убитая. Я знала! Знала, что так будет.
        Бенедикт не верила своим глазам: слезы на лице француженки мигом высохли, теперь она улыбалась с нескрываемым презрением. Даже зная, что ее дело проиграно, Мариетта не смогла сдержаться: она рассказывала о своей интриге с истинным наслаждением, так кулинар высшего разряда излагает рецепт любимого блюда.
        - Ты была наивной простушкой, молоденькой девчонкой, из которой при желании веревки можно было вить. А Пер! Бедняга, он был так в тебя влюблен, месяцами лелеял надежду, что между вами что-то будет. Но ты была к нему совершенно равнодушна. С горя на празднике по случаю твоего дня рождения он напился. Это, разумеется, не ускользнуло от моего внимания.
        Разумеется, как же иначе!
        - Потом,- продолжала Мариетта,- я знала, что накануне вечеринки вы с Фернандо повздорили. Конечно, тогда я и предположить не могла, что ты, если он все-таки улетит в Нью-Йорк, пригрозила подыскать ему замену в Майербауме. Это мне уже позже сказали. Но я и без того все неплохо спланировала. Фернандо улетел к отцу в Америку, я спросила у него, когда он собирается вернуться. Он ответил: если получится, то сегодня же ночью. Этого для меня было более чем достаточно. План созрел сам собой. Я заменила твой аспирин снотворным, поговорила с Пером. Тот был пьян в стельку. Я сказала ему, что ты не прочь поразвлечься с ним, тем более что муж уехал. Все что нужно, это пробраться к тебе в номер и забраться в тепленькую постельку, тебе под крылышко. Самое главное, сказала я ему, не забудь запереть дверь! И он не забыл…
        Бенедикт уже не слушала ее. Что произошло два года назад в Майербауме, стало ей понятно. Теперь ее интересовало совсем другое - слова, произнесенные Мариеттой чуть раньше. О том, что Фернандо не захотел слушать ее объяснений. Он вбил себе в голову, сказала Мариетта, что это я во всем виновата.
        - Ты говорила,- Бенедикт тщательно подбирала слова,- что, когда Фернандо приехал к тебе сегодня в гостиницу, он уже знал, что произошло два года назад?
        - Разумеется.
        - Он уже обо всем знал?- повторила Бенедикт.
        - Еще бы! Ведь это ты ему сказала.
        - Я? С чего ты взяла? У меня и в мыслях не было, что ты замешана в этой истории с Пером.
        Значит, Фернандо обо всем знал, когда приехал к Мариетте. Знал, что Бенедикт не виновата в происшедшем, что она ему не изменяла. Он поверил ей! Поверил в то, что она говорила ему правду!
        Не тратя времени на церемонии, Бенедикт вскочила с кресла и выбежала из библиотеки, оставив Мариетту недоумевать, что такого важного она ей сказала.
        - Фернандо!- кричала она, спотыкаясь о ступеньки.- Где ты? Фернандо!- Слезы застилали ей глаза. Она не заметила, что он, привлеченный ее криками, выбежал из комнаты и спускается по лестнице, и с разбегу ткнулась в его мускулистый подтянутый живот.- Фернандо!- вскрикнула она от неожиданности и бросилась ему на шею.
        - Бенедикт, любимая, что случилось? Что тебе наговорила эта тварь?- Он попытался высвободиться из ее объятий.- Я убью ее!
        - Нет, Фернандо, не надо!- То ли плача, то ли смеясь, она поймала его за руку и взглянула в его карие глаза.- Не стоит, любимый. Зачем?
        Она почувствовала, как дернулась его рука, словно через его тело пропустили электрический разряд.
        - Что ты сказала?
        Она рассмеялась. Какой он все-таки забавный!
        - Я сказала: любимый. А ты что услышал?
        - Но… Это значит…
        - Да! Это значит, что я люблю тебя. Ты самый дорогой, самый любимый человек на свете, я…
        Бенедикт не успела договорить: он закрыл ей рот страстным поцелуем, на который она отозвалась каждым нервом, каждой клеточкой своего тела. Сердце Бенедикт отныне не принадлежит ей: Фернандо взял его навсегда, полностью, без остатка.
        - Я люблю тебя,- произнес он,- обожаю тебя, восхищаюсь тобой, жить не могу без тебя. Я тебя люблю!
        - А я люблю тебя. В тебе одном смысл моей жизни. Как я могла расстаться с тобой?!
        Фернандо покачал головой.
        - Это я должен был с самого начала тебе поверить. Разве ты способна меня предать!
        - Никогда…
        - Знаю. И всегда это знал, но оскорбленное самолюбие застлало мне глаза, не дав понять то, что и слепому видно. Никогда себе этого не прощу.
        - Перестань,- сказала Бенедикт, целуя его в лоб.- Теперь все позади. И не надо себя корить. Я тоже хороша: мне и в голову не приходило, что за этой историей в Майербауме стоит Мариетта. Это ты вывел ее на чистую воду, заставил сознаться. И еще… Ты доказал, что веришь мне, а это самое главное.
        - Ради тебя я готов на все.
        Их глаза были близко-близко, взгляд слился воедино, как и их тела: отныне Бенедикт и Фернандо неразрывно связаны невидимой нитью.
        Прошло много времени, прежде чем они снова заговорили. Фернандо погладил ее по золотистым волосам и сказал:
        - Я должен тебе кое в чем признаться.
        - В чем же?
        Бенедикт не успела испугаться: она знала, что в такой момент он не способен ее расстроить, не способен испортить праздник любви, который начался несколько минут назад с его первым поцелуем.
        - Я сказал тебе, что приехал в Майербаум и попросил вернуться потому, что получил твое письмо с требованием развода и решил: вдруг у нас что-нибудь получится? Это неправда. Я никогда не переставал думать о тебе, потому что знал: без тебя жизнь не жизнь. Я понимал, что не смогу жить в разлуке с тобой, а когда ты потребовала развода, испугался, что мы расстанемся навсегда.
        Взгляд Бенедикт случайно остановился на конверте, лежавшем на полу. Должно быть, он выпал из его рук, когда он бросился к ней, боясь, что Мариетта снова наговорила ей гадости. Быстро наклонившись, она подняла его и раскрыла.
        - Что это?
        Ее взгляду предстала гербовая бумага с печатями.
        «Настоящим подтверждается, что Фернандо дель Альморавида де Наварра и Бенедикт дель Альморавида де Наварра, урожденная Свенссон, являются мужем и женой. Брачное свидетельство вступает в силу с момента подписания его обеими сторонами…»
        - Наш бракоразводный процесс,- ответил он.- Свидетельство о браке, твое письмо с требованием развода, официальное заключение моего адвоката.
        - Но зачем ты их достал сейчас, накануне свадьбы?
        - Чтобы ты знала, что меня интересуют не наследники, не графский титул и не вся эта мишура. Мне ничего не нужно, лишь бы ты была со мной. Но ты потребовала развода, и я не хотел силой удерживать тебя. Если ты хочешь развестись, пусть так и будет.
        - Но тогда…- Бенедикт опустила голову.- Тогда… Это означает, что ты потерял бы право на графский титул! Если бы мы развелись с тобой, сын от нового брака все равно считался бы незаконнорожденным.
        - А зачем бы мне понадобился наследник? Если бы ты отказалась вернуться ко мне, я не смог бы жить дальше. Я люблю тебя, только тебя, и никогда не женился бы на другой.
        - Любимый!- Она прижалась к его груди.- Я тоже не вышла бы замуж ни за кого другого. Я отдала свое сердце тебе, и больше мне никто не нужен.
        Фернандо поцеловал ее волосы.
        - Сеньор,- раздался чей-то голос.- Сеньора. Гости уже собрались. Прикажете открывать большую гостиную?
        - Да, Мария.
        Служанка улыбнулась: вот теперь-то точно видно, что ее хозяева счастливы. Он улыбнулся I ей в ответ.
        - Мария, скажи, мы уже идем.
        - Слушаюсь.- Она сделала реверанс и удалилась.
        - Ну что, идем?- спросил он.
        - Идем,- ответила Бенедикт.
        И вдруг, нахмурившись, замолчала.
        - Что такое?
        - А как же быть с венчанием? Не можем же мы венчаться второй раз!
        - Разумеется.
        - Значит, церемонию придется отменить? Свадьбы не будет?
        - Почему же?- Он рассмеялся.- Вместо венчания священник благословит нас на долгую и счастливую жизнь в браке.
        - Но что мы скажем твоим родителям? Гостям?- продолжала хмуриться Бенедикт.
        - Правду, любимая, только правду, что же еще? Думаю, они нас поймут. Идем, они уже заждались.- Фернандо взял ее за руку и повел в большой зал, откуда слышалось перешептывание и звон бокалов.
        На пороге, перед двустворчатыми дверями, Бенедикт остановилась.
        - Ты действительно скажешь всем, что мы уже женаты. Ты сделаешь это ради меня?- спросила она.
        - Конечно. Ведь я так люблю тебя!
        - Скажи это еще раз.
        - Я люблю тебя…- Он смотрел ей прямо в глаза.
        - А я люблю тебя.
        - Сеньор Фернандо дель Альморавида!- громогласно провозгласил слуга.- Сеньорита Бенедикт Свенссон, будущая сеньора дель Альморавида.
        Двери распахнулись, и взглядам гостей предстала влюбленная пара, слившаяся в страстном поцелуе.
        - Ну вот,- послышался голос Родриго дель Альморавиды.- Я же говорил вам: они безумно влюблены. Разве может быть несчастливым такой брак?
        Наложница
        Пролог
        - Какая прелестная девочка!
        Бахрамский султан Абдулла аль-Пахлеви взглянул в колыбельку. Ребенок улыбнулся ему, султан помахал малышке ручкой и повернулся к счастливому отцу.
        - Аршар, ты, наверное, гордишься собой. Не каждому удается произвести на свет такую красавицу.
        Тот скромно потупил глаза. Разумеется, ему была приятна похвала - как-никак хвалил его дочь сам султан. И не каждый день столь высокие гости появляются в его скромном особняке. Принимать их - большая честь.
        Но в последнее время Абдулла аль-Пахлеви что-то уж больно зачастил с визитами, и это неспроста. Аршар, конечно, тоже представитель одного из знатнейших родов Бахрама, он мало кому уступает в богатстве, а то, что они с султаном учились в одном и том же медресе, дает ему доступ во дворец.
        И все-таки что-то здесь не то. Одно дело - приходиться султану другом детства, другое - чуть ли не каждый день принимать его у себя дома. А все началось с тех пор, как у него появилась очаровательная дочь - Ромульда.
        - Ромульда…- произнес султан.- Какое красивое имя!
        - Так ее решила назвать Нэнси.
        - Вот как? Я знал, что у твоей жены великолепный вкус, но не думал, что она настолько прониклась нашей культурой, что сможет выбирать имена своим детям.
        - Помилуй, Абдулла, она не первый год живет в Бахраме. И потом… Не все же американки глупые, толстые и пошлые!
        - Насчет американок я не соглашусь, хотя должен признать, твоя жена - исключение. Но исключения лишь подтверждают правило.- Султан рассмеялся.
        Аршар подхихикнул в ответ, но по тому, как серьезно повелитель посмотрел на него, ему стало ясно: вот оно, начинается! Абдулла аль-Пахлеви наконец собрался раскрыть карты.
        - Кстати, об американках. Я собираюсь доказать тебе, насколько непредвзято к ним отношусь. Настолько непредвзято, что… Впрочем, давай присядем. Разговор предстоит долгий.
        Они расположились на диване, Аршар позвонил слуге и попросил принести бутылку французского вина: его гость знал толк в винах.
        - Пообещай мне,- сказал султан, сделав глоток и одобрительно кивнув,- что разговор пока что останется между нами. Даже Нэнси не должна ничего знать.
        - Обещаю. Хотя ты знаешь: ей можно доверять.
        - Женщинам никогда нельзя доверять, это я тебе говорю! Уж кому, как не мне, об этом знать, у меня их столько было!
        О том, что султан большой любитель женщин, знали все в Бахраме, от первого министра до простого торговца на базаре. Но это никого не удивляло. Ведь женщина - такой же предмет роскоши, как вилла на Лазурном берегу или лимузин с шофером. Если султан может себе позволить иметь десять самых дорогих машин, почему же ему не позволить себе десять любовниц?
        - Но речь сейчас не об этом.- Султан наклонился поближе к собеседнику.- У меня к тебе деловое предложение.
        - Я весь внимание.
        - Речь пойдет о твоей дочери.
        - О Ромульде? Но при чем здесь…
        - О ней и о Хасиме.
        У Аршара екнуло сердце. Вот оно, началось!
        - Ты, разумеется, удивлен и даже не догадываешься, какое отношение имеет мой сын к твоей дочери. Ты недоумеваешь, почему я завел этот разговор. Так вот, я тебе объясню.- Он сделал еще один глоток вина.- Отличное вино! Но мы не об этом… Я решил женить своего сына на твоей дочери. Подожди возражать, пока не дослушаешь до конца!
        Аршар и не думал возражать. Он вообще потерял дар речи.
        - Ты не какой-то там плебей, напротив, мало кто в Бахраме может сравниться с тобой по знатности. Мы дружим с детства. Наши жены тоже нашли общий язык. Почему бы еще больше не упрочить нашу дружбу? Или я кажусь тебе недостойным кандидатом?- Султан расхохотался.- Ты понимаешь, что твоя дочь, став женой моего сына, будущего султана, ни в чем не будет нуждаться. Роскошная жизнь во дворце в окружении слуг, готовых исполнить ее малейший каприз, обеспечена. Затем поездки за границу, дорогие тряпки (женщины это обожают), яхты и прочая дребедень - короче говоря, все, о чем только можно мечтать.
        - Но Абдулла, как же так? Твоему сыну не исполнилось и десяти, Ромульда вообще еще в колыбели… Разве можно решать все заранее? В конце концов, между мужем и женой должны быть взаимные чувства, должна быть любовь…
        - Об этом не беспокойся. Я прикажу - и он полюбит ее. Пусть растут вместе, вместе играют, ездят на охоту, катаются на лошадях. Чем больше времени они будут проводить вместе, тем скорее привыкнут друг к другу, а там, глядишь, и любовь придет. Да ладно, не волнуйся ты так!- Султан похлопал своего старого друга по плечу.- Все образуется. Само собой, надо будет оговорить кое-какие условия. Твоя жена - настоящая красавица, ты тоже ничего себе, так что есть все основания полагать, что и твоя дочь не подведет в плане внешности. Но тут, конечно, решать Хасиму. Потом, Ромульда должна вести себя как достойная бахрамская девушка, а не как эмансипированная американка, не при твоей жене будь сказано. Ты понимаешь, о чем я?
        Тот молчал.
        - Господи, ну к моменту свадьбы она должна быть девственницей!- Султан увидел, как Аршар густо покраснел, и снова расхохотался.- Как же, без этого нельзя! Ведь она должна обеспечить достойное продолжение рода аль-Пахлеви.- Он встал.- Ну ладно, мне пора! Подумай о том, что я сказал, только, во имя Аллаха, не советуйся с Нэнси, иначе проблем не оберешься. Женщины вечно устраивают истерику по всяким пустякам! Хорошенько поразмысли на досуге и сообщи мне свое решение. Если согласишься, мы скрепим наш договор и Ромульда станет женой Хасима. Разве это не здорово?
        Еще бы! Аршар повесил голову. Если султанский сынок будет вести такую же насыщенную любовную жизнь, что и папаша, избавь ее Аллах от подобного брака! Но что делать? Ведь Абдулла аль-Пахлеви все уже решил и ему вряд ли удастся его переубедить. К тому же перечить султану - дело опасное.
        Но как допустить, чтобы собственная дочь стала наложницей?
        - О Аллах, что же мне делать?- простонал Аршар, проводив Абдуллу.
        Он вернулся в гостиную, сел на диван, обхватил голову руками. Налил себе вина, залпом осушил бокал, но это не помогло.
        - Как мне быть?- повторял он.- Как поступить?
        1
        Прошло восемнадцать лет. Дом Аршара стоял на том же месте, что и прежде, дворец, как и раньше, располагался за пределами Гвабоны - столицы Бахрама, на несколько сот метров вокруг все так же было оцеплено охраной, чтобы, упаси Аллах, сюда не проник вражеский лазутчик.
        Лишь султан в Бахраме сменился. На престоле восседал Хасим аль-Пахлеви. Высокий, отлично сложенный, с горделивой осанкой, он действительно от рождения создан был повелителем. Когда он выступал перед подданными с балкона своего дворца, одни, те, что постарше, трепетали от восторга, а молоденькие девчонки сходили по нему с ума. К тому же им всем была известна любвеобильность султана. А кому из них не хочется ласкать эти черные как смоль волосы, целовать эти чувственные губы? Особенно если знаешь, что ты наложница одного из богатейших людей на свете, который, помимо прочих достоинств, необычайно красив и правит государством, играющим не самую последнюю роль в мировой политике.
        Тот день выдался жарким, но во дворце было прохладно. Двери султанского кабинета были плотно прикрыты, охране было приказано оставаться снаружи. С докладом к султану пришел верный слуга и первый помощник Ахмад. Но разговор, происходивший между ними, ничуть не напоминал дружескую беседу.
        - Ну-ка, повтори, что ты сказал!- Хасим говорил спокойно, но внутри у него все трепетало от гнева.
        Слуга сглотнул.
        - Простите, ваше высочество! Я не хотел…
        - Нет уж, повтори, что ты сказал!
        Ахмад опустил глаза.
        - По городу ходят слухи…
        Султан свел свои густые черные брови.
        - И ты осмеливаешься досаждать мне досужими сплетнями?!
        - Но, ваше величество, ведь речь идет о вас. Мне очень жаль, что приходится об этом говорить, но у меня просто нет выхода.
        - Предположим. И что же это за слухи?
        - Народ теряет терпение, ваше величество.
        - Вот как.- Хасим внимательно посмотрел на слугу.- Значит, созрел новый заговор?
        - Нет, что вы!- Его собеседник нервно рассмеялся.- Народ доволен вашим правлением. Люди счастливы, они радуются, и есть от чего: все сыты, довольны. Мы победили голод, наша страна заслужила уважение соседей и…
        - Хватит этих глупостей!- прервал его Хасим.- Это я и без тебя знаю. Говори, в чем дело!
        - Я к этому и веду.- Ахмад собрался с духом и выпалил: - Народ Бахрама волнуется, потому что вы… вы… до сих пор не женились.- Он робко улыбнулся, следя за реакцией повелителя.
        - Не женился?- фыркнул тот.- Почему я не женился?! А им-то какое дело? Только я, и никто другой - слышишь, никто,- решу, когда и на ком мне жениться! Ясно?- На мгновение Хасим прикрыл глаза. Перед его внутренним взором встал образ Ромульды, ее пышные черные волосы и нежный взгляд. Он тряхнул головой, пытаясь сбросить наваждение, и спросил, но уже мягче: - Признайся, Ахмад, ты ведь чего-то недоговариваешь! Что еще ты от меня скрываешь?
        - Видите ли,- тот опять сглотнул,- в газетах и на телевидении…
        - На телевидении! Телевидение - творение шайтана. Давно пора его запретить.
        - Несомненно, ваше величество.- Ахмад был согласен со всем, что скажет султан.- Но, увы, запретами нам не удастся остановить прогресс…
        - Прогресс, прогресс!- прервал его Хасим.- Ты сказал, что газеты и телевидение о чем-то сообщили?
        - В некотором роде - да. В газетах пишут, что вы… э-э… общаетесь в Риме с одной женщиной…
        - С Анной?
        Черт, как хороша Анна в постели! Губы султана скривились в сладострастной улыбке. Эта женщина знает, как доставить наслаждение мужчине.
        - Но о моей связи с Анной известно уже давно.
        - В том-то и дело! Ходят слухи, что вы собираетесь на ней жениться.
        С уст султана слетело итальянское ругательство, которое не пристало произносить царственной особе. Он свободно говорил на шести языках. И знал все самые неприличные ругательства.
        - Да они с ума посходили! Неужели им неизвестно, что мне наречена совсем другая? При чем тут Анна. То, что дает мне она, я могу получить и без всякой свадьбы.- Он ухмыльнулся.- Вообще, зачем мне жениться на той, которая десятью годами меня моложе? Да что она понимает в любви! Сущая девчонка!- Султан вздохнул и отвернулся. Может быть, и впрямь уже настало время? Но готов ли он к такому повороту в своей судьбе?
        Всем в Бахраме было известно: султану Хасиму подходят разные эпитеты, но его уж никак нельзя упрекнуть в медлительности. Вот и сейчас ему понадобилась всего секунда, чтобы принять решение. Он кивнул. Да будет так!
        Ахмад его доверенный человек. Если даже он отважился доносить султану о слухах, значит, положение и впрямь весьма серьезное и требует незамедлительной реакции.
        - Ладно,- произнес Хасим.- От судьбы не уйдешь. Я пошлю за Ромульдой. Свадьба состоится при первой же возможности.
        Упругая грудь такой формы, которой позавидовала бы топ-модель, смуглая кожа, не требующая искусственного загара, к тому же на удивление нежная и бархатистая, тонкая талия, красивые руки, не слишком мускулистые, но и не как спички, изящное запястье и длинные пальцы с выпуклыми овальными ногтями. Короче, что ни говори, а султана аль-Пахлеви можно было понять. Нет, не зря Ромульда снилась ему в самых откровенных позах и в самых что ни на есть эротических снах. Он представлял ее себе обнаженной - ну прямо такой, как сейчас, когда она, подставив лицо ручейкам воды, струящимся из душа, массирует свои пышные черные волосы.
        Зазвонил телефон.
        - Боб, сними трубку, не слышишь, телефон звонит!
        - Иду, иду!
        Ромульда в спешке натянула халат, промокнула волосы полотенцем и вышла в гостиную. Боб уже снял трубку.
        Но он еще не успел сказать «алло», а она уже знала, кто звонит. Каким-то шестым чувством догадалась, что это он. Хасим.
        Ромульда нахмурилась. Нет, сказала она себе, теперь все должно быть иначе. Когда-то, очень давно, она обещала ему себя. Тогда ей больше всего хотелось стать его женой. А теперь все изменилось. Их больше ничто не связывает. Настала пора сказать твердое «нет».
        - Кого? А, Ромульду!- По акценту Хасим безошибочно определил, что к телефону подошел американец. Но кто он?- Сейчас позову!- Боб повернулся к ней.- Это тебя.
        Ромульда дрожащими руками взяла трубку.
        - Алло?
        Пауза.
        - Это ты?- наконец раздался его голос.
        Голос, который она узнает сразу, несмотря ни на какие помехи. Наверное, потому, что никто на свете не может говорить одновременно так повелительно и нежно. Может, спросить: «Кто говорит?» Да нет, не стоит. Еще не хватает, чтобы он обиделся из-за пустяка!
        - Хасим,- сказала она.- Как дела? Почему она говорит по-английски? Чтобы этот американец знал, о чем они беседуют?
        - Кто подошел к телефону?- рявкнул Хасим в трубку, прежде чем успел сообразить, что тоже перешел на английский.
        «Не твое дело!» - хотела было сказать Ромульда, но передумала. Ведь Хасиму до всего есть дело. Он думает, что все права только у него, а остальные обязаны ему подчиняться. И неудивительно: ведь с самого детства он привык получать все, что его душе угодно.
        - Один мой друг,- ответила она.- Боб.
        - Боб?- переспросил он. В его голосе не осталось и следа нежности.- Мужчина? У тебя в квартире мужчина?
        Ромульда едва не расхохоталась. Впрочем, чего тут смешного? Разве она не знает, что он за человек? Разве он не разрушил ее жизнь?
        - Во всяком случае,- попыталась отшутиться она,- он не похож на женщину. Если, конечно, не переоделся.
        Хасим схватил нож для газет и вонзил его в покрытую бархатом поверхность стола.
        - И давно этот… Боб,- едва выдавил он ненавистное имя,- стал твоим другом?
        Ну нет, хватит! Она больше не наложница ему! Она уже столько лет живет в Америке и не собирается подчиняться ему, как прежде.
        Но у Хасима такой нюх… Стоит допустить малейшую оплошность, и пиши пропало! Нет, надо действовать осторожно. Прежде всего выяснить, что у него на уме.
        - Давным-давно,- ответила она спокойно.- Но хватит о нем. Ты позвонил просто так, поболтать, или что-то хотел?
        Она прекрасно знает, чего он хочет!
        Хасим сжал рукоятку ножа. Ах, если бы можно было ворваться в ее квартиру и приставить нож к горлу этого Боба! Выяснить, какого дьявола он ошивается в квартире Ромульды!
        Но разве может он сомневаться в ее непорочности?
        Она принадлежит ему. Только ему.
        - Вряд ли ты ожидаешь, что мне понравится присутствие мужчины в твоей квартире. Может, объяснишь, что ему нужно? Или ты принимаешь у себя первого встречного?
        Если бы на месте Хасима был кто-то другой, Ромульда давно швырнула бы трубку. Но с Хасимом этот номер не пройдет.
        Он не такой, как другие мужчины. Сколько она мечтала о нем тогда! И в какой кошмар превратились эти мечты! Она переехала в Америку, пытаясь забыть о прошлом. Пытаясь изменить свою жизнь и стать другой. Удалось ли ей это? Как знать…
        - Хасим, говори прямо. Что тебе нужно?
        - Наверное, зря я позволил тебе уехать на учебу в Штаты.
        - Нет, не зря.
        - Ты еще мне противоречишь?- спросил он шутливым тоном.
        Но Ромульда прекрасно понимала, что он вовсе не шутит. Она осмелилась ему перечить!
        - Что-то я не припомню, чтобы в свое время ты возражал против моей учебы в Америке,- заметила она мягко.
        - Еще бы! Ведь твой отец был согласен. Его ты тоже обвела вокруг пальца. Как он настаивал: позволь моей девочке увидеть мир! Ты можешь добиться желаемого, когда тебе надо.
        - Так или иначе, это уже в прошлом,- подытожила Ромульда.- Признайся, Хасим, чем обязана столь неожиданному звонку?
        Султан нахмурился. Звонок действительно оказался для нее полной неожиданностью, а он так и не объяснил, зачем звонил. Но пока еще не время.
        - Куда делась твоя сестрица?- спросил он.- Ей нравится этот твой дружок, который даже к телефону подходит в твоей квартире?
        - Боже, ты просто невыносим!
        - Я так и не услышал ответа. Твоя сестра одобряет дружбу с этим?..
        - Бобом. Одобряет. Более чем.- Ромульда заметила, как напряглось лицо Боба. Если бы Хасим знал правду, знал, что Сусанна и Боб живут, как муж и жена! Да он с ума сошел бы!- К тому же Боб отличный парень.
        - Теперь это уже не имеет значения,- холодно произнес Хасим.
        - Что ты имеешь в виду?
        Она услышала циничную усмешку.
        - Да ничего особенного, милая Ромульда. Просто Боб и все остальное, что связано с твоей жизнью в Чикаго, теперь тоже останутся в прошлом.
        - И все-таки я ничего не понимаю.- У Ромульды сжалось сердце. Неужели этот момент настал?
        - А сама догадаться не можешь?
        Уже давно, сказал себе Хасим, нужно было положить конец этой распутной жизни в Чикаго. Один Аллах знает, сколько еще дружков она себе завела!
        - Настало время…- многозначительно проговорил он.
        Ромульда все поняла. Но она не сдастся сразу, ни за что! Пусть думает, что она не понимает о чем речь.
        - Какое время?- спросила она невинным тоном.
        Хасим сжал зубы. Последние несколько лет они почти не виделись. Раза два-три Ромульда прилетала в Бахрам повидаться с родными, но этим дело и ограничивалось. Султан смотрел на ее изящную фигуру, прелести которой не могли скрыть даже тяжелые накидки, которые было принято носить в Бахраме, и благодарил Алла ха за то, что вокруг люди. Не то он совершил бы такое, о чем потом пришлось бы горько сожалеть.
        Периодически он получал от Ромульды письма. Судя по ним, она вела в Америке скучнейшую жизнь. Учеба в университете занимала все ее помыслы. На остальное времени просто не оставалось. А раз так, решил Хасим, пусть попользуется свободой. Не стоит сразу же подрезать ей крылья. Ведь она умная женщина, пусть считает, что сама в состоянии контролировать свою жизнь.
        - Перестань, Ромульда,- резко проговорил он.- Ты все прекрасно понимаешь. Пора вернуться в Бахрам и стать моей женой.
        - Боже, как ты романтичен! Ты предложил мне руку и сердце?!- Ромульда засмеялась, но вовсе не потому, что ей было весело. Она взглянула на Боба. Тот слушал их разговор с напряженным вниманием, пытаясь понять, что происходит.
        - Похоже, тебе надо вылететь в Бахрам первым же самолетом. Жизнь в Штатах не пошла тебе на пользу.
        Огромным усилием воли Ромульда заставила себя говорить спокойно:
        - Хасим, ты, наверное, шутишь. Ты же не хочешь, чтобы я и вправду стала твоей женой?
        - Чего я хочу, а чего нет, теперь уже неважно. Но договор, как тебе отлично известно, был заключен много лет назад. И надо его выполнить, разве не так? К тому же ты прекрасно понимаешь: став моей женой, ты ни в чем не будешь нуждаться. Ни в чем.
        Ромульда содрогнулась. Последние слова он произнес таким голосом…
        О том, что значит быть в постели с Хасимом аль-Пахлеви, было известно всем. Сколько женщин мечтали об этом!
        Почему же Ромульда отказывается от той участи, ради которой многие пожертвовали бы десятью годами жизни? Не потому ли, что, пожив в Америке, она поняла, как важно в отношениях мужчины и женщины равенство? Имея дело с Хасимом, о равенстве нечего было и помышлять.
        А еще ей хотелось, чтобы муж любил ее. Да-да, любил, как ни банально это звучит! А в том, что Хасим в состоянии любить кого-то, кроме самого себя, Ромульда сильно сомневалась. Более того, случись ему полюбить, он посчитал бы себя слабаком, недостойным такой страны, как Бахрам.
        - Неужели ты серьезно?- спросила она.- Не верю своим ушам!
        Молчание. А затем - таким холодным тоном, что она даже поежилась, он произнес:
        - Ты думаешь, что, прикидываясь несмышленой девчонкой, сможешь меня провести? Не выйдет! Ты моя, и ты немедленно возвращаешься в Бахрам! Все понятно?
        Надо принять неизбежное. Она немедленно вернется в Бахрам. Но ему она не будет принадлежать. Вскоре Хасим сам поймет, что не хочет на ней жениться. Но надо, чтобы это решение он принял сам.
        - Продолжаешь раздумывать?- раздался стальной голос.- Пустое! Или мне послать человека, чтобы тот доставил тебя в Бахрам?
        Ромульда побледнела. Этого еще не хватает! Хасим, скорее всего, пришлет сюда Ахмада, и тот, едва очутившись в квартире, тут же поймет, что происходит между Сусанной и Бобом!
        - Не нужно,- сказала она.- Я вылетаю первым рейсом.
        - Вот и отлично. Я прослежу, чтобы в аэропорту тебя встретила машина.
        Ромульда услышала щелчок. Султан Бахрама положил трубку, давая понять, что разговор окончен.
        2
        - Ромульда, что стряслось?
        Боб внимательно смотрел на нее. Она отвела взгляд.
        - Ты узнал звонившего?
        - Разумеется,- мрачно сказал он.- От Сусанны я такого наслушался о его величестве султане Бахрама… Что же он тебе сказал такого, что ты вся побелела?
        Ромульда только сейчас поняла, что стоит посреди комнаты в одном халатике. Ничего себе! А что, если Хасим все же направил в Чикаго кого-нибудь из своих головорезов? И уже в следующую минуту тот заявится сюда, чтобы помочь Ромульде уложить вещи. А потом доложит султану, что его будущая жена дефилировала голышом перед каким-то мужчиной.
        - Дай я оденусь,- проговорила она.- Потом все тебе расскажу.
        Она направилась в спальню, натянула джинсы и голубую рубашку в тон. Пригладила пышные волосы перед зеркалом. Все это время она не переставала думать об одном. Нужно действовать, и действовать наверняка. Хасим ни за что не возьмет себе в жены ту, к которой будет испытывать отвращение. Значит, нужно сделать так, чтобы он счел ее омерзительной. Разумеется, не внешне, тут что-либо изменить она бессильна. Но если она начнет вести себя, как типичная американка, он взбесится и наверняка прогонит ее.
        Приняв решение, Ромульда тряхнула головой и вернулась в гостиную. Боб сварил кофе.
        - Налить?- предложил он.
        Ромульда в задумчивости кивнула, взяла из его рук чашечку и уселась на диван.
        - Итак, рассказывай! Я весь внимание.
        Она вздохнула. По крайней мере, нет необходимости просить Боба держать все в тайне. За последнее время она убедилась в том, что он умеет хранить секреты.
        - Хасим хочет, чтобы я стала его женой.
        Боб едва не поперхнулся.
        - Что-что?
        - Я не совсем точно выразилась. Сам Хасим вообще-то в жизни не женился бы. Но давным-давно наши родители заключили договор, и он считает, что должен свято его блюсти.
        - Послушай, я ничего не понимаю! Какой еще договор?
        - Не перебивай.- Она снова вздохнула.- Я все объясню.
        Наверное, для обычного американца все, что она скажет, прозвучит как сказка из далекого прошлого. Но увы, это вовсе не сказка!
        - Дело в том, что между нашими родителями - моими и Хасима - была большая дружба.
        Когда я еще только родилась, нашим отцам пришла в голову замечательная мысль. Что, если я стану женой будущего султана? Конечно, для этого я должна соответствовать определенным требованиям, но…
        - Требованиям? Каким еще требованиям?
        Ромульда слегка зарделась.
        - Ну, во-первых, он должен находить меня привлекательной.
        Боб усмехнулся.
        - С этим, полагаю, проблем не будет.
        - Очевидно, в этом я соответствую его запросам,- пожала плечами Ромульда.
        - Запросам! Ничего себе!
        - А чего ты хочешь? Он же султан. Его желания должны исполняться до мелочей.
        - Плевать на него. Какие там еще требования к тебе предъявляются?
        Ромульда закусила губу.
        - А ты как думаешь? Я должна достаться ему непорочной… Но, с твоего позволения, это мы обсуждать не будем.
        Боб кивнул.
        - Разумеется. И все же мне кажется, что ты что-то скрываешь. Я видел фото Хасима в газетах и позавидовал ему. О таком мечтают многие женщины. Разве нет?
        Да! И еще как мечтают! Ромульда пыталась вытравить из памяти его образ, но тщетно.
        - Нет. Во всяком случае, я - нет,- солгала она.- Он привлекателен, просто дело не в этом. Пожив в Америке, я изменилась. Изменился образ идеального мужчины. И его самого я узнала по-настоящему только здесь.
        - Как это?- не понял Боб.
        - Лишь в Америке я впервые прочитала независимые газеты. А в них всегда есть страничка светских сплетен. Из них я и узнала во всех подробностях, как и с кем живет Хасим.
        - Теперь понятно.
        - Он на десять лет меня старше. Когда я была еще крошкой, он защищал меня. Я подросла, а он продолжал меня оберегать.
        Тогда она считала его настоящим героем. Он повсюду водил ее с собой. Постепенно она привязалась к нему, а он все больше и больше времени проводил с ней. Шутки Ромульды вызывали улыбку на его вечно нахмуренном лице, она слегка касалась его руки, и морщины на лбу разглаживались. Вообще, ей сходило с рук такое, за что других он мигом переселил бы в тюрьму.
        Для нее не существовало в мире никого, кроме Хасима. Она с нетерпением ожидала дня свадьбы. Дня, который - она это прекрасно знала - вот-вот настанет.
        В то время она даже помыслить не могла, что любовь - а это была любовь!- может смениться такой ненавистью.
        - Но скажи мне, почему ты его ненавидишь?- словно прочитав ее мысли, спросил Боб.
        - Не то чтобы я его ненавидела…
        - Судя по твоим словам, ты его на дух не переносишь?
        Ромульда задумалась. Нет, это, пожалуй, не ненависть, а более сложное чувство. Ведь ненавидя его, она продолжает его любить!
        Когда ей исполнилось восемнадцать, Хасим перестал видеть в ней подругу, с которой можно приятно провести время, поболтать, пойти на охоту, наконец. Из девочки она превратилась в женщину, а значит, их отношения должны были перейти в новое качество.
        - Когда я повзрослела,- проговорила Ромульда,- настало время исполнить договор, который заключили наши отцы. Он должен был взять меня в жены. Но он делал вид, что ничего такого не знает. Гордость не позволяла мне оставаться в Бахраме и ждать свадьбы, тем более что Хасим и думать о ней забыл. Тогда я сказала, что хочу посмотреть родину матери и заодно поступить здесь в университет. Он знал, что мама всегда хотела, чтобы я побывала в Америке.
        Согласие далось ему нелегко. Недавно погибли в авиакатастрофе родители Хасима. Вместе с огромными богатствами ему перешло управление огромной страной с разношерстным населением и наместниками, которые только и норовили поднять мятеж. Наследник, которому не исполнилось и тридцати, явно был не готов к такому повороту событий. Его недоброжелатели потирали руки: наконец-то исполнится их мечта, власти бахрамского султана придет конец!
        Но не тут-то было. Хасим взял бразды правления железной рукой. Он выжигал каленым железом любые попытки мятежа и заговора. Лишь укрепившись у власти, он решил рассмотреть просьбу Ромульды о путешествии в Америку. Прошло много времени, прежде чем, посовещавшись с ее отцом, он наконец дал свое согласие.
        - Я была ему так благодарна! Считала его таким отзывчивым и великодушным!.. Лишь приехав сюда, я поняла, почему он разрешил мне убраться из страны.
        - Почему?
        - Лет с пятнадцати, если не раньше, он флиртовал с актрисами и фотомоделями. А совсем повзрослев, завел себе кучу любовниц. Конечно, пока я жила в Бахраме, от меня это скрывали. Но стоило мне приехать сюда и прочитать, что пишут газеты, я все узнала. Представляешь, что я испытывала? Он нежно глядел мне в глаза, а где-то рядом его уже ждала очередная любовница! Даже сейчас, когда он вызывает меня, чтобы наконец исполнить давнее обещание, данное его отцом, он не собирается порвать со своей любовницей итальянкой.
        - Да что ты?
        - Думаешь, я все придумала? Как бы не так! Я знаю наверняка. Ее зовут Анна, она живет в Риме, и Хасим от нее без ума. Мы поедем куда-нибудь на медовый месяц, а она будет жить в гостинице неподалеку. Чтобы ему не пришлось далеко ходить, когда захочется разнообразия.
        Боб не верил своим ушам.
        - И ты это стерпишь?
        - Разумеется, нет. Я уже все решила. Поеду в Бахрам и сделаю так, что он сам раздумает на мне жениться.
        - Как это?
        Ромульда покачала головой. Хватит попусту терять время. К тому же не стоит посвящать Боба и Сусанну в свои планы. Ведь неизвестно, что задумал Хасим. Еще не хватает, чтобы они пострадали из-за нее.
        - Что-нибудь придумаю,- уклончиво ответила она.- Не волнуйся, все будет хорошо.- Ромульда потянулась к телефонной книге. Позвоню в аэропорт. Узнаю, когда вылетает самолет на Бахрам.
        Когда личный самолет бахрамского султана приземлился в аэропорту Рима, черный «линкольн» одиннадцатиметровой длины уже ждал его. Легко спустившись с трапа, Хасим забрался в машину, слуга захлопнул за ним дверцу, и уже через семь минут лимузин снова остановился в одном из престижных кварталов города.
        - Можете идти,- сказал Хасим, забирая у одного из телохранителей кожаный черный чемоданчик.
        - Но, ваше величество!..
        - Я же сказал: пошел вон! Когда будет нужно, я позову.
        Телохранитель склонил голову.
        - Слушаюсь, ваше величество.
        Хасим подошел к двери особняка и нажал кнопку. У него, разумеется, был собственный ключ, но в сложившихся обстоятельствах он предпочел им не пользоваться.
        Распахнулась дверь. Перед ним стояла Анна. Никто, глядя на нее, не дал бы ей сорока. А ведь ей было даже больше. Ее фигуре позавидовали бы двадцатилетние супермодели, ее волосы были идеально уложены, а простенькое с виду шелковое платье обошлось в целое состояние. Что же касается самого главного, то Хасим понял это уже давно: нет никого, кто сравнился бы с Анной в постели.
        - Любимый, как я рада, что ты приехал!
        Его появление не было для Анны неожиданностью. Поговорив с Ромульдой, Хасим тут же позвонил ей и предупредил о том, что прилетает сегодня же. Но то, что он не сжал ее в объятиях,- вот этого Анна действительно никак не ожидала.
        - Выпьешь чего-нибудь? Или приготовить тебе ванну?
        Еще вчера он сказал бы: «И то и другое». Но с сегодняшнего утра ситуация полностью изменилась.
        Хасим покачал головой.
        - Меня ждет машина. Я приехал не за этим. Мне нужно кое-что тебе сказать.
        Анна внимательно посмотрела на него. Она его прекрасно знала и сразу же поняла, что от его визита ждать ничего хорошего не приходится. Подойдя к столику, она взяла из коробки длинную тонкую сигарету и зажгла ее.
        - Так говори же, милый. Я уже беспокоюсь!
        Хасим бросил на нее взгляд исподлобья.
        - Я женюсь.
        Анна никак не отреагировала на эту новость. В ее лице не дрогнул ни один мускул. Она просто выпустила дым, будто дело ее вовсе не касалось, и спокойно сказала:
        - Что ж, поздравляю.
        Это ему нравилось в ней больше всего. Она никогда не показывала, что чувствует.
        - Спасибо.
        - И кто же счастливая избранница, позволь узнать?
        - Ромульда.
        - А, та девушка, наполовину американка. Она ведь живет в Чикаго, нет?
        - Живет.
        - Наверное, она себя не помнит от счастья!
        Хасим сжал губы. Реакция Ромульды меньше всего напоминала радость. Она готовит мятеж. Ну ничего, скоро она научится повиноваться его желаниям!
        - Можешь не отвечать,- проговорила Анна.
        Я и так все знаю. Похоже, сегодня мы будем заниматься этим в последний раз. Или ты не бросишь меня и после свадьбы?- Одним движением она расстегнула платье.
        Хасим почувствовал, что наполняется желанием, непреодолимым желанием. Нет, сказал он себе, пора положить этому конец!
        - Остановись!
        - Уверен, что ты этого хочешь, сладкий?
        - Уверен. Одевайся, быстро!- Он отвернулся, подошел к стойке бара, делившей комнату пополам, и положил на нее свой чемоданчик.- Дом остается у тебя,- сказал он.
        - Благодарю.
        Хасим раскрыл чемоданчик и вытащил из него шкатулку, обитую темно-малиновым бархатом.
        - Это тоже тебе.- Он кинул ей шкатулку. Она поймала ее и спросила:
        - Что это?
        - Открой, увидишь.
        Ее глазам предстали великолепные бриллиантовые серьги, перстень и колье. Анна невольно застыла от восхищения.
        Хасим бросил на нее взгляд.
        - Это что,- спросила она, посмотрев ему в глаза,- благодарность за оказанные услуги?
        - Нет. Я дарю их тебе в память о нашей… наших отношениях. Я никогда не испытывал ничего подобного.
        Анна приблизилась к нему и положила руки ему на плечи.
        - Не обязательно нам расставаться.
        Это он и без нее знал. Стоит ему только щелкнуть пальцами, и она примчится к нему. Ромульда ни о чем не догадается. У него полно доверенных людей, на которых можно положиться. Он, подобно отцу, может изменять жене годами, а она ни о чем не будет знать.
        Но Хасим этого не хотел.
        - Все кончено, Анна. Ты знала, что когда-нибудь нам придется расстаться. Обойдемся без слез. Лучше вспоминать о том наслаждении, которое мы оба получили.- Он взглянул на часы.- Мне пора. Самолет ждет.
        Анна кивнула в ответ и отвернулась.
        - Прощай,- сказала она, не оборачиваясь.
        В ее голосе было что-то такое, от чего у него больно сжалось сердце.
        - Прощай, Анна.
        Он взялся за ручку двери.
        - Подожди!
        Хасим обернулся, стараясь не смотреть ей в лицо. Он знал, что она скажет.
        - Если… ты передумаешь, знай: я всегда буду ждать тебя.
        Он печально улыбнулся.
        - Прощай, Анна,- сказал он снова и закрыл дверь.
        Хасим вышел на улицу, но не сразу направился к машине. Он прислушивался к тому, что происходит в доме. Показалось ему или Анна и впрямь разрыдалась?
        3
        Полет прошел без эксцессов. Прибыв в аэропорт, Ромульда направилась к самолету «Бахрам эрлайнс», который и доставил ее в столицу, Гвабону. Ахмад, верный слуга султана, уже ждал ее у черного лимузина с затененными окнами. Когда она подошла, Ахмад поклонился, но все же от ее внимания не ускользнул немного насмешливый блеск его глаз.
        Он знает, подумала она, знает, зачем я здесь. Конечно, Ахмад - старый царедворец. Наверное, он уже не раз говорил Хасиму, что пора завести себе супругу. И вот наконец-то его желание сбывается.
        - Как прошел полет?- учтиво спросил он, когда они уже сидели в салоне.
        - Просто замечательно.- Ромульда ничуть не покривила душой. Ведь все у нее внутри сжимается не от морской болезни, а от предчувствия того, что должно произойти.
        Машина неслась к выезду из столицы. Дворец султана располагался в пригороде Гвабоны. Не потому, что такова была прихоть правителя Бахрама, выстроившего его, а из-за того, что на султана постоянно совершались покушения. Слишком много было вокруг фанатиков, желавших занять престол.
        И на жизнь Хасима тоже покушались какие-то негодяи. Ромульда вовсе не хотела, чтобы его убили, нет, она не была такой кровожадной! Одно дело, что она не хочет выходить за него замуж, и совсем другое - желать ему зла.
        Лимузин подъехал к величественному зданию дворца. Элементы восточного декора сочетались в нем с традициями классицизма, господствовавшего в Европе в конце восемнадцатого - начале девятнадцатого столетия. Лужайки, мимо которых катил «линкольн», были тщательно ухожены, а в тени деревьев совсем не ощущалась удушливая жара Гвабоны.
        У ворот стояли охранники с автоматами наперевес. Стоило машине въехать на территорию дворца, как Ромульда почувствовала, что попала в совершенно иной мир со своими законами. Как не похоже тут все на ту жизнь, которую она вела в Америке!
        - Его величество ожидает вас в своих апартаментах,- сказал Ахмад.- Думаю, не стоит заставлять его нервничать.
        Это уж точно! Поднимаясь по мраморной лестнице, Ромульда ощущала себя ягненком, которого ведут на заклание. Даже необычайная роскошь дворца не смогла отвлечь ее от печальных мыслей.
        У дверей султанских апартаментов они остановились. Слуга открыл для них массивную дверь.
        - Ваши вещи принесут немного позже,- сообщил Ахмад.- Я смотрю, вы путешествуете налегке.
        Естественно, а ты чего ждал? Ведь я не собираюсь здесь надолго задерживаться.
        - Да уж.
        - Что ж, я вас покину. Ахмад поклонился.
        - Спасибо.
        Она проводила его взглядом, не решаясь войти в спальню, где ее ждал… Кто? Будущий муж?
        Не бывать этому!
        Но теперь Ромульда понимала, что недооценила влияние, которое произведет на нее обстановка. И сам султан. Она может попытаться не обращать на это внимания, но все равно его слова, жесты, взгляды будут на нее действовать.
        Ромульда взялась за ручку двери, отделявшей ее от Хасима.
        Он слышал, как отворилась дверь, но не повернулся сразу. Ромульда заставила его прождать почти два дня. Именно столько прошло со времени их телефонного разговора. Значит, она не слишком торопилась с ним увидеться. Что ж, отлично! Тогда и он ничем не выдаст своего нетерпения, не покажет, как ждал ее. Наоборот, нужно дать ей понять, что он чрезвычайно раздосадован этой задержкой.
        Ромульда знала, как себя вести. Злить его понапрасну - занятие неблагодарное. Лучше приветствовать его так, как он того сам бы пожелал. Во время перелета она успела обдумать слова приветствия. Вернее одно слово.
        - Султан.- Она вложила в это слово и покорность, и независимость, зная, что он поймет тон, с каким она произнесла приветствие.
        Хасим слегка наклонил голову и повернулся к ней.
        Боже! Я совсем забыла, как он великолепен. Это смуглое жесткое лицо, обрамленное иссиня-черными волосами, глаза, в которых ясно читается ум и характер… Бархатистый голос, которым он спросил ее:
        - Что с тобой?- Спросил по-английски, наверное, чтобы слуга, стоявший на своем посту, не догадался, о чем они ведут речь, и окинул ее взглядом.
        Женщина, стоявшая перед ним, меньше всего напоминала Ромульду из его снов. Он и не узнал бы ее, если бы ему не было известно наверняка, что перед ним та самая Ромульда. Джинсы, голубая рубашка, кожаные туфли на высоких каблуках. Выглядит, как настоящая американка, решил он, даже не пытаясь скрыть своего отвращения.
        И к тому же макияж! В Бахраме женщины не мажут себе лицо всякой дрянью, пытаясь понравиться мужчинам. Если ты красива, то тебе не нужна никакая косметика, если же нет, то и косметика тебе не поможет.
        Ромульда стояла и смотрела на него с выражением легкого недоумения на лице.
        - Как ты посмела явиться передо мной в таком виде?- проревел он.
        - Тебе не нравится, как я одеваюсь?- спросила она невинным тоном.
        Да он бы с радостью бросился к ней и сорвал с нее эту одежду! Хорошо, что слуга рядом, так что приходится сдерживать свои порывы.
        - Ты выглядишь, как последняя потаскушка!
        - Да? Не думаю, что потаскушка может позволить себе туфли из крокодиловой кожи.
        Хасим проигнорировал ее слова.
        - Почему ты не оделась, как принято одеваться в Бахраме?
        - Потому что мне нравится, как одеваются в Америке.
        - Да? Это что же, Бобу нравится, когда ты наряжаешься подобным образом?
        Ромульда поняла, что приближается опасность. Не надо его злить.
        - Я пойду переоденусь,- сказала она. Хасим покачал головой.
        - Нет, погоди. Я и так слишком долго ждал. Ты уйдешь только тогда, когда я тебе разрешу!- Он попытался совладать с негодованием, переполнявшим его душу.- Выпьешь чего-нибудь с дороги?
        Например, цианистого калия, дорогой? Да нет, спасибо!
        Ромульда отрицательно покачала головой. И зря. Так она привлекла внимание к бейсболке, красовавшейся на ее голове.
        - Сними кепку!- вдруг рявкнул он.
        Вот оно. Момент настал. Сейчас он наконец поймет, кто она - покорная жена, готовая исполнить любую прихоть своего господина, или независимая американка.
        Она сняла бейсболку и посмотрела на него. Реакция Хасима превзошла все ее ожидания. На несколько секунд он потерял дар речи. Было видно: ему стоило громадных усилий не выдать, как он потрясен.
        - Ты постриглась!- наконец смог вымолвить он.
        Ей даже показалось, что он говорит с горечью. Но стоило взглянуть в его глаза, блестевшие стальным блеском, как она тут же уверилась в правильности своего решения.
        - Как видишь. Тебе нравится?
        - Но зачем?
        Хасим совсем не так представлял себе первую брачную ночь. Она прижалась к его груди, ее длинные черные волосы слегка щекочут его кожу, нежные губы касаются его лба, щек, шеи…
        - Зачем тебе выглядеть как мужчина?
        Было в его голосе что-то такое, от чего она пожалела, что постриглась. Ведь ей было прекрасно известно, что ее волосы сводят Хасима с ума.
        Впрочем, волосы Анны, наверное, тоже. А сколько у него таких, как Анна?
        - Я что, выгляжу как мужчина?
        Даже с короткими волосами, даже в этом дурацком наряде и нелепых туфлях, она все равно невыносимо прекрасна! Хасиму показалось, что телохранитель вслушивается в их беседу. Что за чушь? Он же не понимает по-английски!
        Ромульда может думать все что угодно, но она будет принадлежать ему. Нет, он возьмет ее силой, заставит ее подчиниться ему, сделает так, что она будет желать его, и только его!
        - Ты не можешь выглядеть как мужчина,- с расстановкой проговорил он.- Мужчина создан, чтобы повелевать, а женщина - чтобы подчиняться.
        - В Америке меня учили другому. Тому, что у мужчины и женщины равные права.
        - Можешь забыть про то, чему тебя учили в Америке. Такая наука тебе здесь не понадобится. Когда нас соединят, ты привыкнешь повиноваться мне. Скажу больше: тебе это будет нравиться.
        Она вздернула подбородок.
        - Это не входит в мои планы.
        - А у тебя не может быть никаких планов.- Хасим говорил с убийственным спокойствием.- Я здесь составляю планы. Отныне ты больше не будешь учиться. И с сегодняшнего дня начнешь отращивать волосы.
        Такого развития событий Ромульда не ожидала. Она готова была сопротивляться ему, но с непривычки ей было трудно выбрать подходящую тактику.
        Однако последние его слова убедили ее в одном: она права, ей не стоит выходить за него замуж. Они видятся первый раз после долгой разлуки, а он ведет себя как настоящий деспот! Можно лишь догадываться, что с ней станет, если они поженятся.
        Плохо дело… А она-то думала, что ей все-таки не придется прибегать к крайнему средству. Но Хасим сам виноват: не оставил ей выбора.
        - Позволь слегка скорректировать твои планы.- Она попыталась говорить так же спокойно, как и он.- Я не смогу быть твоей женой. Не могу так плохо поступать с тобой. После всего, что ты для меня сделал.
        Он взглянул на нее с любопытством.
        - Вот как? Почему же?
        Ромульда сглотнула.
        - Я не подхожу на роль жены султана. Дело в том… У меня был любовник. Поэтому я не могу выйти за тебя. Я больше не девственница. Я потеряла невинность.
        4
        Слова Ромульды произвели эффект разорвавшейся бомбы.
        Хасим побледнел, грязно выругался на родном языке, затем добавил несколько крепких словечек по-итальянски и по-английски, чтобы мало не показалось, и бросился к Ромульде.
        Охранник уставился на него. Султан знал, что обычаи не позволяют прикасаться к нареченной, пока она не стала женой. Но как ему хотелось растерзать ее, придушить ее любовника! Или нет, четвертовать их обоих.
        - Имя!- проревел он.- Назови его имя!
        - Нет.- Ромульда изо всех сил пыталась сохранять спокойствие.
        - Как его зовут?
        - Хасим… Понимаю, ты разгневан. Я не могу стать твоей женой, да ты и сам этого не захочешь… Мне жаль, что нашим мечтам суждено разрушиться, но, поверь, лучшее, что я могу сейчас сделать, это сесть на самолет и вернуться в Америку, чтобы…
        - Заткнись!
        Никогда султан не испытывал такой бессильной злобы. Представил себе ее, обнаженную, в постели с другим мужчиной. Она ласкает его, а он смеется своим противным смехом. Боб!
        - Это Боб, да?
        - Да нет же!- От изумления она произнесла эти слова, прежде чем успела подумать, и Хасим, почувствовав, что она говорит искренне, понял, что Боб здесь ни при чем.
        - Если не Боб, тогда кто же?- не отставал он.
        Ромульда покачала головой. Ах, длинные волосы были бы сейчас весьма кстати. Они бы прикрыли ее пылающие щеки.
        - Хасим, я лучше пойду,- в отчаянии произнесла она.
        - Нет, подожди!- Ему пришла в голову какая-то мысль.- Неразумно улетать из страны так поспешно, даже не встретившись с отцом. Ты ведь хочешь его повидать? К тому же,- добавил он,- тебе надо как следует отдохнуть… Привести себя в порядок… Разве нет?- Он окинул ее внимательным взглядом.
        Неужели Хасим так легко сдался? Что-то не верится. Нет, тут, наверное, какой-то подвох! Но какой?
        А может, он говорит искренне? Может, ему и самому в глубине души не хотелось жениться на ней? Известие о ее порочности дает ему повод продолжать свою прежнюю развеселую жизнь и даже не думать о том, что дома его ждет ревнивая жена.
        Раз так, почему бы не признать его правоту. Она выдержала долгий перелет, жару Бахрама, казавшуюся невыносимой после американского климата. Надо и впрямь принять ванну и сходить к отцу. Они давно не виделись.
        Интересно, скажет ли ему Хасим о том, что она потеряла девственность?
        Ромульда облизала пересохшие губы.
        - Ты прав. Я приму ванну, переоденусь и поеду навестить отца. А затем навсегда исчезну из твоей жизни.
        Какая она все-таки наивная! Неужели она вправду думает, что он так легко ее отпустит? Хасим кивнул.
        - Вот и отлично.- Он нажал кнопку звонка.- Служанка проводит тебя в твои апартаменты. Чувствуй себя как дома.
        Ромульда взглянула на него, не веря, что ее план сработал. Что-то он слишком быстро сдался. Но не стоит испытывать удачу, если все оказалось так просто, что ж, тем лучше!
        Раздался стук в дверь.
        - Войдите,- сказал Хасим.
        На пороге появилась пожилая служанка. Султан отдал ей приказание и кивнул Ромульде.
        - Следуй за ней.
        Ромульда вышла из султанского кабинета и направилась в женскую половину дворца. Лишь войдя в свою спальню и увидев красовавшийся на кровати нераскрытый чемодан, она решила, что наконец-то можно вздохнуть с облегчением.
        - Вам помочь?- спросила служанка.
        - Нет, спасибо.
        Ромульда хотела остаться в одиночестве, привести мысли в порядок. Надо обдумать, как вести себя с отцом. Что, если Хасим сообщит ему, отчего расстроилась их свадьба?
        До самой старости она будет помнить выражение дьявольской злобы, с которым он едва не набросился на нее, узнав, что у нее был другой мужчина. А с какой нежностью глядел он на нее когда-то. Когда-то давным-давно…
        Но хватит воспоминаний! Что от них толку? Она сама решила свою судьбу. Хасим никогда не простит ей измены. Остается лишь надеяться, что у него хватит благородства не говорить ни о чем ее отцу.
        Надо действовать, и чем быстрее, тем лучше! Ромульда вошла в ванную, пустила воду, бросила туда щепотку жасмина и мяты и, ожидая, пока ванна наполнится, разделась и аккуратно повесила джинсы и рубашку на спинку стула.
        Сняв с себя белье, она раскрыла чемодан и извлекла из него длинную шелковую тунику, в каких ходили бахрамские женщины. Нет, что ни говори, только в такой одежде женщина может почувствовать себя по-настоящему женственной!
        Ромульда разложила платье на кровати, вернулась в ванную и погрузилась в теплую воду. Как хорошо! Она закрыла глаза и долго лежала так, не думая ни о чем, прислушиваясь к журчанию струящейся из крана воды.
        Ее тело освободилось от скованности и напряжения. По мускулам растеклось приятное тепло. Ромульда намылилась мылом, источавшим великолепный аромат, окатила себя водой и насухо вытерлась. Накинув халат, она вышла в спальню и увидела, что здесь ее ждет сюрприз. Не очень приятный.
        - Х-хасим?- От неожиданности она стала заикаться.- Что ты здесь делаешь?
        Хасим и сам забыл, зачем пришел, стоило ему увидеть ее изящную фигуру, почти совершенно обнаженную, если не считать легкого халатика.
        Он битых полчаса шагал из угла в угол своего кабинета, пытаясь разработать план дальнейших действий. Сказать, что после всего, ею сказанного, она для него умерла? Сообщить обо всем ее отцу? Или попытаться выяснить подробности ее любовной интрижки?
        Именно за этим он и пришел к ней. Но как только она вышла из ванной, все мысли тут же вылетели у него из головы. Даже с этой дурацкой мальчишеской прической она выглядит чертовски соблазнительной!
        - А ты не догадываешься?
        Ромульда испуганно смотрела на него.
        Только подумать! Он отверг Анну, готовую ради него на все, а в это время Ромульда на другом конце света обнималась со своим любовником!
        - Напряги мозги, у тебя ведь богатое воображение. Твой американский любовник, наверное, многому тебя научил?- В его голосе послышались зловещие нотки.- Может, ты поделишься своими знаниями со мной?
        Намек был слишком прозрачным.
        - Прекрати!- крикнула она.
        В его глазах Ромульда прочитала неистовую похоть, оживившую в ее памяти мечты, которые, казалось, давно были преданы забвению.
        Он скривил губы в циничной усмешке.
        - Что прекратить? Я еще ничего не начал. Просто хотел дать тебе возможность воспользоваться своей эмансипированностью.
        - Уходи, Хасим,- проговорила она.- Мне нужно одеться.
        - Но так ты нарушишь желание своего повелителя.- Его улыбка стала зловещей.
        Ромульда сжалась от страха. И непреодолимого желания.
        - Ты же не хочешь…
        - Хочу! Желаю, чтобы ты сняла с себя одежду. Я хочу видеть тебя обнаженной. Я хочу тебя, Ромульда, хочу прямо сейчас!
        Он приблизился к ней. Именно так она и представляла себе это в своих снах - в снах о самом желанном мужчине на свете. Но эти сны она видела много лет назад, когда она еще любила его.
        Или она до сих пор его любит?
        - Если бы я знал,- проговорил Хасим, тяжело дыша,- что тебе нужен мужчина… Неужели я стал бы сопротивляться твоему желанию?..
        - Убирайся!- Но она понимала, что уже не в состоянии ничего поделать.
        - Ты же не хочешь, чтобы я ушел! Признайся! Ты хочешь меня. Ты всегда меня хотела. И отныне ты жить не сможешь без меня. Пройдет время, но ты никогда не забудешь того, что произойдет между нами сейчас. Так я тебе отомщу!
        Он сорвал с ее плеч халат и отступил на шаг. Ромульда стояла перед ним обнаженная. Ее тело было прекраснее, чем в его самых фантастических снах.
        Хасим прижал ее к себе и начал целовать. Сколько раз она хотела такого страстного поцелуя! И насколько реальность превзошла все се ожидания!
        - Хасим…- прошептала она, перебирая пальцами его роскошные курчавые волосы.
        - Что?- спросил он.- Хасим, займись со мной любовью? Это ты хочешь сказать? Пусть наши тела сольются воедино? Ведь этого ты больше всего желаешь?
        Да простит ее Аллах, ибо она желает только этого! Они опустились на кровать, прямо на разложенное там платье. Да какое это имеет значение!
        Хасим, мой любимый, ты принадлежишь мне! Навсегда!
        Нет, не навсегда. Только один раз. Это будет всего лишь один раз. По ее щекам покатились слезы. Она желает его. Он ей нужен, всегда был нужен… Пусть она будет с ним лишь однажды, хоть раз она испытает райское наслаждение.
        Хасим снова поцеловал ее, и она погрузилась в совершенно новый мир. Мир, о существовании которого она и не подозревала…
        Он испытал оргазм, такой сильный и глубокий, что ему показалось: он вот-вот умрет от наслаждения. Но какое это счастье - умереть вот так!..
        Воздух наполнился каким-то новым ароматом. Хасим подавил стон… Все закончилось. Подобно заре на горизонте, он медленно возвращался к действительности.
        Он сжал ее. Ромульда застыла в его объятиях. Его сердце колотилось с бешеной силой.
        - Ты была девственницей,- прошептал он.
        5
        Ромульда молчала. Она открыла глаза и с удивлением обнаружила, что Хасим смотрит на нее, но не с гневом, а с недоумением и жалостью. Она дотянулась до покрывала, лежавшего на стульчике у кровати, и завернулась в него. Но нежное тепло итальянского кашемира нисколько ее не согрело. Ее бросило в дрожь.
        - Скажи мне правду,- потребовал Хасим.- Ты была девственницей?
        - Да,- выдавила она из себя.
        - Ты солгала мне.- В его голосе не было обвинительных ноток. Он словно пытался решить какую-то сложнейшую проблему.
        - Да, солгала. Пауза.
        - Но, ради всего святого, зачем? Я не понимаю.
        Впервые султан признал, что чего-то не понимает, что есть нечто, ему неподвластное. Ромульда посмотрела на него. Солнце проникало через неплотно прикрытые шторы и бросало блики на его тело, придавая ему бронзовой оттенок, отчего он стал похож на великолепную статую. Лежащую статую.
        - Зачем? Ответь мне, Ромульда.
        Хасим увидел, как задрожали ее губы.
        - Не могу,- ответила она едва слышно.- Я не хочу об этом говорить сейчас, вот так.- Она чувствовала себя такой уязвимой. Что, если он дотронется до нее? Этого она больше всего сейчас боялась. Но почему-то еще больше ее пугала мысль, что он больше никогда к ней не прикоснется.
        - Мне нужно одеться.
        Хасим нахмурился, но тем не менее дал понять кивком головы, что согласен.
        - Так иди,- сказал он.- А я не сдвинусь с места.
        Ему и в голову не приходило проявить благородство. Уйти, оставить ее наедине жалеть о том, что невозможно уже исправить. Нет, он ведет себя, как кот, который стережет мышку. Сел у норки и не собирается уходить.
        Ромульда взяла белье и, чувствуя на себе его взгляд, направилась в ванную. Закрыв за собой дверь, она повернула замок так, чтобы ему было слышно, и включила воду. Она долго смывала с себя свой позор, затем облачилась в бледно-голубую бахрамскую тунику и вышла в спальню, моля Аллаха, чтобы Хасим ушел.
        Но он был на месте.
        Пока она мылась, он успел одеться и теперь развалился на одном из кресел, стоявших спиной к окну. По его лицу было совершенно невозможно угадать, о чем он думает. Ничего не выражающим взглядом он следил за ее движениями.
        - Думаю,- проговорил он наконец,- ты должна мне кое-что объяснить.
        - Я ничего тебе не должна!- вырвалось у нее.
        Да, сегодня она сполна отдала ему долги. Хасим усмехнулся.
        - Думаешь победить меня?
        - Разве с тобой можно сражаться?
        - Можно. Ромульда, почему ты сказала мне, что у тебя есть любовник?
        Да, я солгала тебе, но в то же время не смогла устоять перед тобой, и вот теперь ты знаешь правду.
        - Зачем тебе знать?
        - Потому что мне нужна правда.
        Она опустила глаза.
        - Я не могла допустить, чтобы ты женился на мне.
        Хасим нахмурился.
        - Вижу, ты готова на все, лишь бы этого не произошло! Готова даже оклеветать себя.
        - Ты правильно понял. Я не хочу быть твоей женой. Сколько раз я говорила тебе об этом! Но ты ничего не желал слушать. Конечно, тебе плевать на желания других. Для тебя важно лишь то, что хочешь ты.
        - Ты преувеличиваешь. Да он издевается над ней!
        - Ты самый напыщенный, надменный, высокомерный человек на свете.
        - И что?- спокойно спросил Хасим.
        Ах так?! Я скажу тебе что.
        - Я не хочу быть замужем за тем, кто интересуется только собственной персоной. Мне не нужен такой муж, как ты.- Хасим открыл рот, намереваясь возразить ей, но она не собиралась останавливаться.- В браке я хочу равноправия.
        - Равноправия?
        - Впервые слышишь такое слово, да, Хасим? Пожив в Америке, я захотела равноправия!
        - Как бы тебе не пожалеть о своем равноправии.
        - Не волнуйся, не пожалею. Я не хочу жить так, как жили твои родители. Вы, мужчины, думаете: раз вы живете в Бахраме, вам все позволено. Значит, вы можете…- Ромульда запнулась.
        - Что? Продолжай, я слушаю.
        Как будто ты сам не знаешь! Ромульду передернуло от отвращения.
        - Иметь любовниц, вот что! Пожалуйста, Хасим, не надо прикидываться. Хоть на минуту прояви честность. Я не настолько глупа, чтобы не понимать очевидных вещей. К тому же я все прочитала в газетах.
        Хасим смотрел на нее, не в силах оторвать взгляд. Никто, ни один мужчина - не говоря уже о женщине,- не позволял себе так разговаривать с ним. И все же, сказал себе он, наблюдая, как гневно вздымается ее грудь, переча ему, Ромульда становится еще прекраснее.
        Но хватит! Он и так слишком много ей позволяет. Надо дать ей понять, кто в доме хозяин.
        - Объясни, что ты имеешь в виду!- приказал он.
        - Да всем известно, что ты завел настоящий гарем.
        Хасим пожал плечами.
        - Вот видишь! Ты ведешь себя так, как будто гордишься этим!
        Он сохранял самообладание.
        - Я не первый мужчина, который завел любовницу. Просто других не караулят папарацци, стремящиеся запечатлеть на пленке самые интимные моменты.
        Ромульда задохнулась от негодования. Больше всего она винила не его, а себя. Как она могла лечь с ним в постель, заниматься сексом! Теперь она сгорит со стыда!
        - Вчера на первой полосе американские газеты опубликовали твое фото. Ты выходишь из дома своей любовницы, той, которая живет в Риме. Вчера занимаешься любовью с ней, а на следующий день ложишься в постель со мной! Неплохо устроился, а?
        - Я не собирался заниматься с тобой любовью. Ты была моей суженой, ты должна была достаться мне девственницей. Если бы все случилось так, как должно было случиться, я бы вел себя совсем иначе. Мягче, нежнее, ласковее! А теперь я испортил тебе впечатление от первой ночи любви.
        - Мы оба виноваты,- сказала она.- Но зачем ты пришел сюда? Зачем было меня преследовать?
        Неужели она думала, что он оставит ее в покое? Его привела сюда безотчетная страсть, страсть, которой он не в состоянии сопротивляться. Сам толком не зная зачем, он вошел к ней в спальню - и увидел ее в одном легком халатике… Разве мог он сопротивляться первобытному инстинкту?
        - Я не мог отпустить тебя.
        - Да что ты?
        - Ты думала, что я оставлю все как есть? После того что ты мне наплела про своего любовника? Ты, которая должна была достаться мне непорочной!..
        А ты, дорогой, разве вел себя как образцовый жених? Чем ты занимался эти четыре года? Шастал от одной любовницы к другой, разве нет?
        Но Ромульда не стала этого говорить. Что толку? Сделанного не воротишь. По крайней мере он будет знать, что она до конца хранила целомудрие.
        - Но мы не выяснили главного,- сказал Хасим.- Что делать дальше?
        Ромульда пожала плечами.
        - По-моему, нет смысла отказываться от наших планов. Если тебя не слишком затруднит предоставить мне машину, я съезжу навестить отца.
        - Ты говоришь так, будто ничего не произошло?
        - Ты думаешь, надо кричать о случившемся на всех углах?
        - А ты думаешь,- он иронически осклабился,- об этом можно забыть?
        Ромульда затаила дыхание.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Ты потеряла девственность, к тому же при весьма… э… прискорбных обстоятельствах. Я виноват и должен заплатить.
        Заплатить! Как будто она дорогая игрушка, выставленная на аукцион.
        - Что за чушь!
        - Ромульда, ты была предназначена мне. Пусть все так и останется. Разве я могу отпустить тебя к отцу, зная, что между нами произошло?
        - Но при чем тут мой отец? Он ни о чем не догадается!
        Хасим многозначительно помолчал.
        - Даже если родится ребенок?- наконец спросил он.
        Ее сердце остановилось.
        - Ребенок? Ребенок?!
        - Да, ребенок, ребенок! Разве в вашем колледже не преподавали биологию? Я не воспользовался презервативом, да и ты вряд ли озаботилась предотвращением беременности! А знаешь, что бывает в таких случаях?
        Только теперь до Ромульды дошли все последствия ее поступка. Боже, какой неосмотрительной идиоткой она оказалась!
        - Вот ты о чем?! И что же, ты всегда не предохраняешься? Конечно, тебе плевать на последствия, тебе интересно одно - удовлетворить свою похоть, а там хоть трава не расти! Твои дети небось повсюду, от Гвабоны до Рима и Парижа!
        - Ромульда! Никогда, никогда мое царственное семя не оплодотворило женщину!
        - Так что же случилось в этот раз?
        Как ей ответить? Сказать, что он потерял над собой контроль, что животное в нем возобладало над человеческим?
        - Не думаю, что я обязан перед тобой оправдываться. В любом случае нет никаких оснований откладывать свадьбу.
        - Может, лучше сначала подождать, будет ребенок или нет? Если я не забеременею, забудем обо всем, и точка!
        - Нет.- Он взглянул на нее упор.- Не выйдет.
        - А если я не хочу?
        Мало ли, что она хочет! Хасим не привык к отказам. Он всегда получает желаемое, всегда выходит победителем.
        - Похоже,- произнес он с плохо скрытой угрозой,- ты хочешь, чтобы я обо всем сообщил твоему отцу?
        - Хасим, ты не посмеешь!
        - Да что ты? Хочешь проверить?- От его зловещей улыбки у нее все похолодело внутри.- Интересно, что скажет отец, когда я распишу ему в подробностях нашу сегодняшнюю встречу?
        Ромульду словно обухом по голове оглушили. Если отец обо всем узнает, она обречена. Что он может сделать? Ведь в Бахраме простой и ясный кодекс чести. Девушка лишилась целомудрия до свадьбы, а значит, остается один выход - стать женой любовника. Тем более что тот обеими руками за.
        - Он заставит меня выйти за тебя,- вымолвила она.
        - Не заставит. Он с радостью благословит наш брак. Именно этого он хотел для тебя.
        О Господи, как отец мог так поступить с ней? Обещать ее этому варвару, бесстыднику, негодяю.
        - Ах ты мерзавец!- вырвалось у нее.
        Хасим лишь ухмыльнулся в ответ.
        - Мне нравится, когда ты начинаешь ругаться. Так ты меня еще больше раззадориваешь. В конце концов, ты все равно сдашься. Твоя покорность будет для меня лучшей наградой. Да нет, не только для меня… Для нас обоих.
        - Для нас обоих? Как ты можешь говорить такое? Ведь ты никого не ценишь, кроме себя! От остальных ты требуешь только подчинения?
        - Почему же? Ты ведь хотела равноправия? Оно у тебя будет. Мы станем равноправными партнерами в сексе. И ты познаешь истинные наслаждения любви.
        Нет, не любви, а секса. О любви речи не идет. Он вынуждает ее заключить с ним сделку, своего рода деловой контракт. Она станет его женой, женщиной, с которой он может делать что угодно. А в обмен он поможет ей сохранить ее доброе имя.
        Что же станет, когда она ему надоест? Хасим познал стольких женщин, нелепо предполагать, что, женившись, он вдруг остепенится. В один прекрасный день он скажет ей, что дела призывают его в Рим. Когда его самолет приземлится, он пересядет в роскошный лимузин и поедет в особняк своей любовницы.
        Сможет ли она терпеть его измены?
        Как ответить на этот вопрос, если у нее все равно нет выхода? Ведь она не в силах заявить отцу, что потеряла невинность, но ей плевать на это и она возвращается в Чикаго. Он умрет от горя!
        А что, если Хасим увяжется за ней в Америку или подошлет своего шпиона? И ему станет известно про отношения Сусанны и Боба?
        Нет, разве может она приносить их счастье в жертву событиям, виновницей которых является она сама!
        Итак, у нее не остается выбора. Придется покориться судьбе.
        - Хорошо, твоя взяла,- сказала она с мрачной решимостью.- Я буду твоей женой. Но никогда - слышишь, никогда - я не буду твоим партнером в сексе! И знай: мне будет противно лежать с тобой в постели! Ты мне отвратителен!
        Хасим сжал кулаки… Но нет! Сначала свадьба. А потом… Поживем - увидим.
        - Неужто, Ромульда, ты забыла: ничто не доставляет мне такого удовольствия, как преодоление препятствий. Клянусь, ты еще пожалеешь об этих словах, ты будешь снова и снова произносить мое имя, будешь просить, чтоб я дал тебе еще и еще.
        - Ни за что!
        - Посмотрим.- Он распахнул дверь.- Пошли. Пора порадовать твоего отца. Исполнилась мечта всей его жизни.
        6
        - Султан ожидает вас, госпожа.
        Казалось, что Ромульда живет в двух мирах - своем, внутреннем, мире и в том, который навязал ей Хасим.
        Она не беременна.
        Обнаружив это, она не удивилась. Итак, она не носит в своем чреве ребенка Хасима, но разве от этого легче? Если бы у нее должен был родиться ребенок, были бы хоть какие-то основания, хоть какое-то оправдание брака с человеком, который ее не любит и не ценит. А так… Свадьба становится бессмысленной.
        Ночами она беззвучно рыдала в подушку, хотя здравый смысл и подсказывал ей, что так даже лучше. Как ни странно, когда она сообщила Хасиму, что не беременна, он не слишком расстроился и не слишком обрадовался. Она вообще не поняла, как он отреагировал. Лишь кивнул безучастно и сказал:
        - Значит, такова воля Аллаха.
        Узнав, что у нее будет ребенок, по идее он должен был обрадоваться. Ведь так он будет знать, что род аль-Пахлеви не прервется, у него будет наследник.
        - Идемте, госпожа.
        Ромульда заставила себя вернуться в реальный мир. Но, глядя в зеркало, она видела не ту Ромульду, которой себя считала. Из зеркала на нее смотрела женщина, достойная стать женой султана.
        Ее голову украшала роскошная корона, весившая не меньше трех килограммов. За несколько недель, прошедших после ее возвращения в Бахрам, волосы немного отросли. Она не укорачивала их, и вовсе не потому, что Хасим бросал неодобрительные взгляды на ее длинную изящную шею, не прикрытую локонами. Просто в Бахраме женщины ходили с длинными волосами. А она, Ромульда, теперь становится главной женщиной в Бахраме.
        Ее лицо оттеняли рубины, изумруды, сапфиры и бриллианты. На пальцах красовались тяжелые перстни. Вероятно, из-за них ее руки дрожали… Или из-за волнения. Поскольку день, которого она так боялась, день их с Хасимом свадьбы, наконец настал.
        В столицу, Гвабону, слетались отовсюду политики, бизнесмены, кинозвезды, знаменитые фотомодели, друзья и знакомые человека, который был для нее совсем чужим. Газеты провозгласили предстоящее событие свадьбой года. Журналисты не отставали от нее, умоляя дать интервью. Но Ромульда отказывалась. Ей меньше всего хотелось говорить с ними о браке, которому суждено было сделать ее несчастной. К тому же журналисты наверняка пронюхали бы своим дьявольским чутьем, что она совсем не рада предстоящему событию. Еще не хватает, чтобы в газетах появились домыслы и сплетни на этот счет!
        Ей и без того нелегко. На церемонию стечется народ, желающий поглазеть на счастливую избранницу султана. Ах, если бы они знали, как она несчастна! За эти полтора месяца они - будущие муж и жена - почти не разговаривали. Какие уж там нежные признания!
        Лишь однажды, в присутствии отца, Ромульда собралась с духом и спросила у Хасима:
        - Став твоей женой, какую роль я должна играть?
        Хасим нахмурился и посмотрел на нее.
        - Во всем помогать возлюбленному мужу, что же еще?
        - В Америке я изучала юриспруденцию. Став женой султана, я могла бы применить свои знания.
        Она увидела, как рассмеялся ее отец, а за ним и Хасим.
        - Вряд ли, когда ты выйдешь замуж за султана, у тебя останется много свободного времени.- Хасим кивнул и встал, давая понять, что разговор окончен.
        Вот так. Остальные их беседы происходили неизменно в присутствии посторонних. Они обсудили свадебное меню, список приглашенных. Наконец, Хасим спросил у нее, где она хочет провести медовый месяц.
        Чем дальше от тебя, тем лучше, хотелось ответить ей. Но зачем его бесить? Ромульда улыбнулась, не скрывая сарказма.
        - Тебе делать выбор, мой султан.
        Он поджал губы.
        - Как насчет Рима?- продолжила она без тени смущения.- Мне говорили, что султан отлично ориентируется в столице Италии.
        Гнев блеснул в его глазах и тут же потух. Теперь они не выражали ничего, кроме холодного безразличия.
        - Останемся в Бахраме. В конце концов, постель везде одна.
        Ромульду передернуло.
        Пройдет свадебная церемония, закончится пир и настанет наконец то, чего она боится больше всего,- первая брачная ночь.
        Ромульда дала слово не отвечать на его ласки, но сможет ли она устоять? А если сможет, не бросит ли она тем самым Хасима в объятия любовниц?
        - Ваше величество!
        Хасим смотрел в окно невидящим взглядом. О Аллах, как тяжело у него на душе! Но почему? Он и сам этого не знал.
        - Что случилось, Ахмад?
        - Ваше величество, эта женщина, Анна, продолжает звонить вам.
        Султан обернулся и в упор посмотрел на верного слугу.
        - И ты смеешь отвлекать меня по пустякам в день моей свадьбы?
        - Но она просила передать вам, что хочет с вами поговорить.
        - Мне нет дела до ее желаний. Я сказал ей, что между нами все кончено.
        - Я знаю, ваше величество.- Ахмад опустил голову.
        - Ступай,- сказал Хасим.- Она здесь. Ромульда идет сюда.
        Ромульда, в великолепном белом платье с фатой, которую несли несколько женщин, медленно приближалась к тронному залу, где ждал ее будущий муж.
        Увидев его, она на секунду забыла горечь обид, так великолепен он был в своем свадебном наряде. Драгоценные камни сверкали в складках его одежды, а у пояса висел знаменитый бахрамский меч, с которым он никогда не расставался.
        Хасим окинул ее оценивающим взглядом и, по-видимому, остался доволен.
        - Отлично выглядишь,- сказал он ей. Вот видишь, прочитала она в его глазах, я получил, что хотел!
        - Благодарю.
        Ромульда склонила голову.
        Произнести клятву верности оказалось легче, чем она предполагала. Когда-то, в те времена, когда она не подозревала, каков Хасим на самом деле, она по-настоящему любила его. Сейчас, отвечая на вопрос, согласна ли она стать его женой, Ромульда поняла, что эта любовь еще не умерла.
        Он надел на ее палец кольцо, украшенное тремя рубинами. В тронном зале раздались заключительные слова церемонии…
        Итак, они муж и жена. Почему же она чувствует себя такой несчастной?..
        Собравшиеся переместились в банкетный зал, где уже источали восхитительные ароматы тысячи изысканных кушаний. Великолепные тропические фрукты лежали на золотых блюдах, в хрустальных кубках пенилось вино, каждый глоток которого стоил целое состояние.
        Впрочем, Ромульде было не до еды. Она изо всех сил старалась выглядеть веселой, но чем дальше, тем труднее становилось играть роль любящей жены.
        Настало время танца новобрачных. Ради такого случая из Австрии был приглашен целый оркестр. Хасим прижал ее к себе, и они закружились в вальсе. Но Ромульда не слышала музыки, не видела гостей, бальный зал слился в ее глазах в одно пестрое пятно. Она чувствовала тело Хасима, ощущала аромат его кожи, трепетала от его прикосновений. Все остальное вдруг лишилось смысла. Для нее существовал только он, султан Хасим аль-Пахлеви. Ее муж. Ее любимый муж.
        - Дорогая, ты побледнела,- услышала она мягкий голос.- Тебе не нравится, как проходит свадьба?
        Она нашла в себе силы взглянуть ему в глаза.
        - Я не ожидала такого… Не думала, что нам придется разыгрывать весь этот спектакль.
        - Но разве мы играем? Я испытываю подлинное наслаждение, когда ты рядом. Сегодня ночью ты тоже испытаешь наслаждение. И поймешь, какое счастье ожидает тебя впереди.
        Он почувствовал, как напряглось ее тело. Его глаза мрачно заблестели, но лицо сохраняло спокойное выражение. Все смотрят на них. Нельзя позволить, чтобы у кого-нибудь закралось хоть малейшее подозрение.
        Хасим сдержал вздох. Как глупо, что он тогда поверил, будто у нее есть любовник. Поступи он иначе, не как самец, она была бы с ним совсем другой. Нежной, ласковой, любящей…
        Он поцеловал ее в волосы, увенчанные короной, а про себя усмехнулся. Говоришь, что секс со мной не доставит тебе наслаждения? Посмотрим, посмотрим, что ты скажешь завтра утром, когда первые лучи солнца осветят наши обнаженные тела.
        Эту ночь они проведут во дворце, а назавтра поедут в охотничий домик, расположенный в семидесяти милях от столицы. Там почти нет слуг, и им никто не будет докучать.
        Они останутся одни. Совсем одни.
        - Идем, Ромульда.
        Они распрощались с гостями. Настал момент, которого она так боялась. Хасим взял ее под руку и направился к широкой мраморной лестнице, устланной роскошным ковром. Он вел ее в свои апартаменты.
        - Пришло время брачной ночи,- прошептал он.
        В спальне султана она оказалась впервые. Комната эта была из разряда тех, которые принято называть величественными. Размером она была не меньше, чем бальный зал. Как и везде, мраморный пол, стены, украшенные картинами, изображающими могущественных представителей рода аль-Пахлеви. И низкий диван у дальней стены, бордовое белье, украшенное золотым шитьем.
        - Не бойся, Ромульда. Тебе некого бояться. Только себя, совсем неискушенную в искусстве любви.
        Хасим снял с нее корону, золотые заколки, провел рукой по черным шелковистым локонам и прижался к ее губам.
        Ромульда сжалась в комок.
        Хасим вздохнул и проговорил, мягко сжимая ее голову:
        - Ты так себя ведешь, будто тебя вот-вот казнят.
        - А как еще назвать то, что мне предстоит? Казнью или пыткой?
        - Ты устала,- сказал он и повел ее к дивану.- Я помогу тебе раздеться, а потом ты ляжешь спать.
        - Спать?..- переспросила она.
        - Ты назвала меня мерзавцем, помнишь? Сказала, что будешь заниматься со мной сексом, но тебе будет противно. Так вот, я не собираюсь тебя к этому принуждать. Не буду я и просить об этом. Я вообще не хочу от тебя ничего требовать.
        Хасим принялся расстегивать пуговички на ее свадебном платье. А Ромульда замерла в нерешительности. Как понять, как разобраться в его чувствах? Ведь она стала его женой и он вправе получить то, что причитается ему как мужу.
        Она взглянула на него с вызовом.
        - Я так устала, что просплю неделю.
        - Как хочешь,- безразлично ответил он.
        Вот и расстегнута последняя пуговица. Уф, какое тяжелое это платье! Хасим помог ей снять его, даже не подозревая, что теперь настала его очередь удивляться. Белье на ней было удивительной красоты. И явно сделано не в Бахраме.
        - Где ты его купила?
        Она не моргая смотрела ему прямо в глаза.
        - Я думала, что в первую брачную ночь должна выглядеть, как говорят американцы, на миллион долларов. Это белье сшили по моему заказу в Италии.
        Хасим бросил на нее последний взгляд и отвернулся. Самообладание давалось ему с трудом.
        - Отправляйся спать,- сказал он, глядя в сторону.
        Ромульда подчинилась приказу. Она забралась под одеяло, устроилась поудобнее и тут же ощутила, как сходит на нет усталость, накопившаяся за последние дни.
        Итак, она стала женой султана, она ждет его в постели, но ничего страшного не произошло. По крайней мере, пока. Более того, Хасим проявил к ней необыкновенную предупредительность. Она не ожидала от него ничего подобного.
        Возможно, он лучше, чем она думала. Добрее, отзывчивее. Если так, то не толкает ли она его своей холодностью в объятия любовниц?
        - Хасим…- сказала она.
        Он повернулся к ней. Его лицо было бесстрастно.
        - Я иду в душ,- заявил он.
        Ромульда кивнула. А может, и я должна была вымыться, чтобы его величеству было приятно разделить со мной постель, подумала она. Она уже хотела было спросить, не потереть ли ему спинку,- чем не повод для ссоры в первую брачную ночь?- но решила не злить его лишний раз.
        Пока она раздумывала, он успел войти в ванную и закрыть за собой дверь. Его голова была полна самых мрачных мыслей. Он сдернул с себя свадебное одеяние и встал под душ.
        Когда через пятнадцать минут он снова появился в комнате, Ромульда уже крепко спала.
        7
        Ромульда открыла глаза. Сквозь шторы пробивался яркий солнечный свет. Наступило утро. Какой чудесный день, подумала она и тут же вспомнила, где она. И кто она.
        Она во дворце, в постели султана.
        Она его жена.
        Хасим спит рядом! Она резко повернулась и увидела, что кроме нее в постели никого нет. Подушка сияла той же девственной белизной, что и накануне, и была так же пышно взбита.
        - Не волнуйся, прелесть моя. Твои страхи напрасны.
        Он уже успел одеться и теперь, прекрасный в своем воистину царственном великолепии, шагал к ней. Ромульда едва не схватилась за сердце.
        - Хасим…- проговорила она, тяжело дыша.- Ты уже встал…
        - Я и не ложился.
        - Ты не спал?
        Что за глупый вопрос.
        - Спал, но не рядом с тобой. Когда я принял душ, ты уже заснула. Я побоялся прерывать твои сновидения и лег на кушетку в дальнем углу.
        Она все вспомнила. Осторожно, так, чтобы Хасим не заметил, пощупав себя рукой под одеялом, Ромульда убедилась, что даже забыла снять белье, предназначенное для первой брачной ночи. Он тоже не стал его снимать. Больше того, он даже не захотел спать с нею рядом.
        Итак, то, чего она боялась, не произошло. Но почему-то она не испытывала ни малейшей радости. Пусть бы он надругался над ней, она согласна на это, но безразличие, с которым он смотрит на нее, говорит с ней, убивает ее.
        - Ты зря так поступил.- Ромульда попыталась придать голосу оттенок холодной вежливости.- Эта спальня… как и эта постель… предназначена для двоих. Тебе не нужно было жертвовать удобством.
        - Ну что ты, какие тут неудобства!- Хасим слегка покривил душой. Он всю ночь проворочался, безуспешно пытаясь заснуть, но виновата была не жесткая кушетка. На мягком диване он тоже вряд ли бы заснул. Как можно спать, когда рядом с тобой твоя жена, а ты знаешь, что даже пальцем ее не должен коснуться!
        - Если так…- Тон Ромульды ничуть не изменился.- Рада, что ты хорошо выспался.
        Он обнажил зубы в улыбке.
        - Я не говорил, что выспался. В отличие от тебя я спал плохо.
        - А я так устала, что спала без задних ног.
        Хасим кивнул.
        - Уже половина одиннадцатого. Скоро солнце будет в зените. Нам надо успеть в охотничий домик до этого момента. Одевайся, Ромульда, и, как только ты будешь готова, мы отправляемся.- И он удалился.
        Подождав, когда за ним захлопнется дверь, Ромульда поднялась с постели, пошла в ванную, приняла душ и переоделась. Для путешествия она выбрала не сковывающие движений шелковые брюки и легкую блузку.
        - Вижу, ты и впрямь отдохнула,- сказал Хасим, когда она спустилась к завтраку, с явным одобрением оглядывая ее.- Посвежела, скованность исчезла.- Он коснулся пальцами ее щеки.
        В прикосновении этом не было ничего эротического, и все же Ромульда почувствовала нечто особенное. Так она чувствовала себя в прежние времена, когда она еще не знала, какой он негодяй.
        Аромат черного кофе приободрил ее. Не стоит расхолаживаться, сказала она себе. Ты же знаешь, что он вовсе не тот, каким ты его считала. Тогда ты была несмышленым подростком. Сегодня ты превратилась в женщину.
        Хасим сполна познал плотские удовольствия. Но аппетит приходит во время еды. Сколько он продержится, прежде чем похоть вновь возьмет свое? На этот вопрос у нее не было ответа. Да и как разобраться в его мыслях и поступках, если даже брачную ночь он решил провести с ней порознь.
        Ромульда допила кофе.
        - Готова?- спросил он.
        - Вполне.
        - Тогда поехали.
        На этот раз вместо сверкающего лимузина у ворот дворца их поджидал старый шарабан, запряженный лошадьми. Ромульда невольно улыбнулась.
        - Не смейся,- сказал Хасим полушутя, полусерьезно,- по здешним дорогам на «линкольне» далеко не уедешь.
        - Я знаю.
        Кучер ударил кнутом, и повозка тронулась.
        Сколько лет Ромульда не была здесь! А ведь когда-то они с Хасимом часто скакали по этим разбитым дорогам, поднимая за собой пыль, хохотали во весь голос и были так счастливы.
        Вот и охотничий домик! Ромульда ахнула от восхищения.
        - Что такое?
        - Я и забыла, как здесь прекрасно!
        А он? Мог ли он забыть, как она прекрасна? Даже сейчас, с этой нелепой американской коротковолосой прической, она очаровательна. Он едва может сдержаться, чтобы не расцеловать ее!
        Но нет! Или она сделает первый шаг, или между ними ничего не будет.
        - По правде говоря, я тоже,- признался он.- Я уже давно здесь не был.
        - Но почему? Тебе так нравилось это место!
        - Управление государством не оставляет мне времени для развлекательных путешествий.
        - Ты можешь перепоручить дела своим помощникам.
        Хасим рассмеялся.
        - Нет, такой роскоши я не могу себе позволить. Если я хочу, чтобы народ любил и уважал меня, я должен быть в курсе всего, что происходит в стране.
        - Но народ действительно тебя любит!- Ромульда произнесла эти слова со страстностью, которой сама от себя не ожидала.- Ты же знаешь, что любит.
        - Похоже, ты заговорила комплиментами.
        - Не дождешься!
        На несколько мгновений им показалось, что вернулись старые добрые времена. Они беседуют друг с другом, смеются и не помнят прежних обид.
        - Ты проголодалась?- вдруг спросил Хасим.
        - Нет. А почему ты спрашиваешь?
        - Может, тогда прокатимся верхом? Как когда-то?
        Их коляска повернула за угол охотничьего домика и остановилась. Откуда-то появился слуга и помог жене султана сойти на твердую почву.
        - Зайдем, посмотришь домик. Заодно и переоденемся.
        В доме Ромульда с облегчением - и в то же время с разочарованием - обнаружила, что для нее приготовлена отдельная спальня с большой кроватью и ванной. Такую же комнату, только побольше, занимал и султан. А раз так, они при желании могут неделями спать порознь.
        Ну что ж, сказала она себе, таков обычай. Нужно смириться. В конце концов, у них ведь свадьба понарошку.
        Ромульда переоделась в костюм для верховой езды и вышла в прихожую, где ее уже ожидал Хасим.
        - Посмотрим лошадей,- предложил он.
        Они направились в конюшню. Здесь ее поджидал сюрприз - великолепный арабский жеребец, заволновавшийся при ее появлении. Ромульда не могла поверить своим глазам!
        - Но ведь это… Шервез? Разве такое возможно?
        - Как видишь.- Он следил за ее реакцией. Она бросила на него восхищенный взгляд, и его сердце заколотилось. Но он ничем не выдал себя.- Неужели ты думала, что я позволю твоему отцу продать первому встречному твоего любимого жеребца?
        Ромульда прижалась щекой к теплой лошадиной шее. На нее пахнуло детством, которое, казалось, было так давно.
        - Но зачем было беспокоиться?
        - Этот конь принадлежит тебе, и только тебе. Так будет всегда.- Он понизил голос.- А ты всегда будешь принадлежать мне.
        Ничего себе! Поставить клеймо владельца на лошади - это еще куда ни шло, но заявить, что и она его собственность, это уж слишком!
        К тому же она его жена лишь формально. Фактически они так же далеки друг от друга, как два человека, встретившиеся день-два назад и не успевшие толком познакомиться.
        Может, момент настал? Пора проявить истинные чувства? Но обстановка не располагает к тому, чтобы броситься ему на шею. Телохранители следят за каждым ее действием.
        Нет, пока не время. Она вскочила в седло и крикнула ему:
        - Так что же ты стоишь?
        Хасим с изяществом прирожденного наездника вскочил на лошадь и последовал за ней.
        Когда они вернулись в охотничий домик, солнце уже садилось. Верхушки гор еще были освещены его лучами, а подножия казались темными и таинственными.
        Ромульда вспотела, ее лицо и одежда были покрыты пылью, но вовсе не это ее беспокоило. В пустыне она чувствовала себя свободной. Теперь же она в закрытом пространстве. Стены домика давят на нее. К ней вернулось былое напряжение.
        Лицо Хасима снова приняло холодное, отрешенное выражение. Ей показалось, что он цедит слова сквозь зубы. Говорит так, будто презирает ее.
        - Обед подадут в восемь,- сказал он.- Пойду переоденусь.- И, не добавив ни слова, даже не взглянув на нее, пошел в свою комнату.
        Ну и плевать на него, сказала она себе. Хочет показать характер? Ради Бога. Презрительно хмыкнув, Ромульда направилась к себе, приняла ванну и оделась к обеду.
        Когда она появилась в столовой, Хасим уже ждал ее. Его лицо не выражало ничего, кроме холодного равнодушия. Он отошел от камина, затопленного по его приказу (ночи в горах стояли холодные), и жестом предложил ей садиться за стол.
        Ромульда и не подозревала, что под этой маской скрывается страстное желание. Он с восхищением оглядел белое платье, украшенное блестками, ее лицо, на котором не было ни следа косметики. Никогда он не видел женщины красивее!
        И недоступнее… Веселость и непосредственность, с какими она вела себя днем, сменились скукой и отчуждением. Казалось, перед ним другая женщина. Женщина, для которой он как мужчина ничего не значит. Которая и пальцем не пошевелит, чтобы соблазнить его.
        Да она и не привыкла к этим играм. Ведь она была девственницей, напомнил он себе, и снова испытал чувство вины за допущенную ошибку. Преступную ошибку.
        - Все нормально?- спросил он ее.
        Он смотрел на нее со страстью, с плохо скрытым желанием и в то же время безучастно.
        Как быть? Она не знала, как себя вести. Броситься в его объятия?
        Появился слуга с великолепной фарфоровой чашей, из которой шел пар. Знаменитый бахрамский рис, рассыпчатый, с удивительно нежным вкусом. Такой рис не каждый сможет приготовить. К нему нужен подход. Как и к Хасиму.
        - Да,- ответила она.
        - Устала?
        К чему эти вопросы? Если она ответит, что устала, он опять скажет: спи одна. И вообще, она не чувствует усталости. Наоборот, ее мускулы напряжены, а в душе какое-то томление. Как будто в эту ночь может случиться что-то очень важное.
        - Нисколько,- покачала она головой.- Я и забыла, как хорошо ездить верхом. А ты?
        Он улыбнулся своей загадочной улыбкой.
        - Никогда не испытывал такого прилива сил.
        Ромульда заставила себя поесть. Еда была выше всяких похвал, да и аппетит у нее был отменный: ведь у нее крошки во рту не было с самого завтрака.
        Они перебросились несколькими словами, но ее мысли были заняты одним: как быть дальше?
        Ромульда знала: она сама должна сделать первый шаг. Так сказал Хасим. Он заявил, что не будет ни к чему ее принуждать, и не отступит от своих слов.
        - Итак?- многозначительно спросил он, допивая чай.
        - Пойдем спать?- предложила она.
        - По отдельности?
        - Нет.- Ромульда посмотрела на него и тут же отвела взгляд.- Вместе.
        Хасим тихо прикрыл дверь спальни. Так тихо, что Ромульда услышала, как колотится в груди ее сердце. Хорошо, что в комнате царит полумрак. Она хочет его рассмотреть, но не хочет, чтобы он понял, как она неопытна в любви.
        Итак, они стояли и смотрели друг на друга.
        - Хасим,- вымолвила она.
        Неужели этого мало, чтобы он все понял. Он сказал ей, что не станет ее умолять. Но и она не собирается становиться перед ним на колени.
        Хасим видел, как горделиво вздернут ее подбородок. При других обстоятельствах он поиронизировал бы над ее подчеркнутой гордостью. Но не сейчас. Как только Хасим взглянул ей в глаза, услышал, как она произнесла его имя, он понял все.
        - Иди ко мне, любимая,- сказал он.
        Ромульда почувствовала, что у нее подгибаются ноги. Но Хасим заключил ее в свои объятия и, наклонив голову, прижался к ее губам. Его поцелуй был страстным, но нежным, таким же терпким и в то же время невыразимо приятным, как вино, которое они пили за обедом.
        Она не успела заметить, когда он взялся за застежку и расстегнул ее платье. Оно спало с ее плеч и упало на пол, превратившись в роскошный шелковый ковер. Хасим оглядел ее - на ней не осталось ничего, кроме белья,- и, легко подхватив, понес через всю комнату к дивану.
        - Нет,- запротестовала она. Но протест ее прозвучал неубедительно. Потому что ей очень хотелось, чтобы именно Хасим однажды отнес ее в своих сильных руках в постель.
        Он положил ее на шелковую простыню и впервые взглянул на нее так, как никогда не смотрел прежде. Ее сердце сжалось. Только теперь Ромульда поняла, как она любит его.
        - Мне самому раздеться?- тихо спросил он.- Тебе этого хочется?
        У нее застучало в висках. Ведь ей не хватит смелости раздеть его.
        - Да. Разденься.
        Одним движением он снял накидку и с удовольствием заметил, что она разглядывает его мускулистый торс. Он развязал шнурок на шароварах и услыхал ее восклицание.
        Заметив, куда обращен ее взгляд, он ухмыльнулся.
        - Вот видишь, что ты со мной делаешь, Ромульда? Но сегодня все будет иначе. Сегодня ты испытаешь настоящее наслаждение. Я исполню все твои желания, а когда настанет рассвет, ты поймешь, что такое райское блаженство.
        8
        Во сне это было или наяву? Он спросил ее:
        - Хочешь, я сделаю тебя беременной? Хочешь?
        А она испугалась. Значит, вот ради чего он все затеял - чтобы поскорее родился наследник.
        - А ты?
        - Беременность полностью изменяет жизнь женщины. Не мне решать.
        - Тогда… Я бы подождала с этим. Нам нужно хорошенько друг друга узнать.
        - Как скажешь,- промолвил он. И извлек откуда-то (из потайного ящика, что ли?) презервативы.- Я начну познавать тебя сегодня же.
        Она имела в виду вовсе не это. Но разве можно думать о чем-то другом, занимаясь любовью с Хасимом?
        - Хасим?
        Он надел рубашку и начал застегивать пуговицы, когда она задала вопрос. Он взглянул на ее тело, казавшееся бронзовым на фоне белоснежной простыни. Как все-таки нехорошо быть женатым! Захочешь весь день провести в постели.
        - Да, любимая?
        Ромульда потянулась и нащупала на тумбочке свои часики.
        - Еще рано, а ты уже уходишь?- Она едва не сказала: «Ты снова покидаешь меня?»
        Хасим кивнул.
        - Я вынужден, Ромульда. Мне нужно ехать в Резушан.
        - Зачем?
        - Не волнуйся. Пусть тебя это не беспокоит.
        Конечно, чего еще от него ждать? Политика не женское дело.
        - Сколько тебя не будет?
        - Постараюсь вернуться при первой же возможности.- Он отвернулся от нее, давая понять, что разговор окончен. Но у нее осталось чувство неудовлетворенности. Не физической, разумеется, с этим все было в порядке, ибо он удовлетворял ее малейшие желания.
        Но, с тех пор как закончился медовый месяц, она жила так, как положено жить супруге султана. То есть в двух разных мирах. Хасим был занят делами управления, она погрузилась в благотворительность, и они почти перестали общаться.
        Та близость, которая возникла между ними за те две недели, что длился медовый месяц, словно исчезла куда-то, стоило им вернуться во дворец. Ему постоянно досаждали советники, послы, казначеи.
        Но ведь ей он так нужен! Но им почти не приходилось оставаться наедине. Лишь в постели, но и тогда он часто засыпал с ней рядом. Ей хотелось признаться ему в любви, прошептать на ухо нежные слова, но он все равно не услышал бы их.
        А он сам? Конечно, он называл ее красавицей, но и все. Она понимала, что не обладает тем, чем ей хотелось обладать больше всего на свете.
        Его сердцем.
        - А мне нельзя поехать с тобой? Только разок.
        Хасим нахмурился.
        - Нет, это невозможно. К тому же у тебя дела в мечети. Твой долг - служить стране. Или ты этого не хочешь?
        Ромульда подавила тяжелый вздох. Зачем его злить? Зачем говорить ему, что он так и не считает ее партнером.
        Нет, она так и не стала ему равной, не добилась равноправия, о котором столько мечтала.
        - Но ты хотя бы поцелуешь меня на прощание?
        - Разумеется.- Он обнял ее.
        - Вот так-то лучше.
        - Если б ты знала,- сказал он,- как мне хочется послать к чертям чиновников, которые меня ждут, и целый день провести с тобой.- Хасим встал. Он не кривил душой: искушение и вправду было слишком велико. Лучше побыстрее распрощаться, а то он и впрямь наделает глупостей.
        Ромульда оперлась на спинку кровати и посмотрела ему вслед. Итак, Хасим опять уходит. А она снова остается в одиночестве.
        Прошло полгода с тех пор, как они поженились, и, оглядываясь назад, Ромульда понимала, что брак не оправдал ее ожиданий. Он не советовался с ней, не обсуждал с ней своих проблем. Он вообще почти не говорил с ней. Ей даже стало казаться, что она для него ничего не значит.
        А ведь в глубине души она всегда подозревала, что этим все и кончится. В конце концов, так принято в высшем свете. Муж и жена живут отдельной жизнью, а вместе появляются лишь на официальных приемах.
        Всем в Бахраме было известно, что ни мать Хасима, ни его бабушка не были счастливы в браке. У их мужей были любовницы. И действительно, как же султану без любовницы? Сможет ли Хасим хранить верность ей одной? И, самое главное, захочет ли?
        Его не было уже четыре дня. Разумеется, за это время они общались. Он ежедневно звонил ей и спрашивал как дела. Но разве могла она, пробиваясь сквозь шумы телефонной связи, сказать ему, как сильно его любит и как ей не хватает его.
        И вот, на пятый день произошло то, чего она больше всего боялась. Служанка передала ей красивый конверт, доставленный султанской экспресс-почтой. Письмо от Хасима.
        «Мне пришлось срочно вылететь в Рим по делу чрезвычайной важности. Возможно, меня не будет неделю или больше. При первой же возможности позвоню. Хасим».
        И все.
        Итак, он улетает в Рим. Туда, где его уже давно ждет милая его сердцу Анна. Ромульда нервно скомкала письмо.
        - Плохие новости?- спросила служанка, ожидавшая дальнейших приказаний.
        Куда уж хуже! Он даже не потрудился изобрести правдоподобное объяснение, улетая к любовнице. Просто взял и написал: отправляюсь в Рим. Конечно, Ромульда не исключала того, что за его письмом действительно стоит дело чрезвычайно важности. Но удостовериться в этом не было ни малейшей возможности. Спросить Ахмада? Но верный слуга наверняка откажется ей говорить.
        - Да нет. Все в порядке,- солгала она служанке.- Я… Я пойду в спальню. Если его величество позвонит, переводите звонки туда.
        Войдя в спальню, она села на край дивана, чувствуя, как сильно бьется ее сердце - от ревности и страха. Этого следовало ожидать, повторяла она себе, но все равно не могла успокоиться. Что ей с того, что он человек, сексуальный аппетит которого не так-то просто удовлетворить? Что с того, что ей известно о его стремлении к экзотике и разнообразию, о его бесчисленных любовницах, о которых с такими душераздирающими подробностями писали газеты.
        Разве ей легче от того, что она понимает, как утомили его полгода жизни в браке? Ведь она сделала все, чтобы доставить ему радость. И не собирается вот так сдаваться. Делить его с другой! Лучше потерять его навсегда, чем представить в объятиях другой женщины!
        Ромульда почувствовала, что сойдет с ума, если ни с кем не поделится своими переживаниями. Она сняла трубку и дрожащими пальцами принялась набирать номер.
        - Сусанна, это ты?
        - Кто это? Господи, Ромульда!- ответили ей на другом конце света.
        - Неужели ты меня не узнала?
        - Ты так странно говоришь… Да что стряслось?
        - Хасим… Он улетел в Италию.
        - И что?
        - Как ты не понимаешь!.. У него любовница в Риме.
        - Это было раньше,- спокойно сказала Сусанна.- Теперь ты его жена или ты уже забыла?
        Она-то не забыла, а вот он!..
        - Мне нужно знать, с кем он. С Анной Монтинелли или с кем-то еще. Я не могу жить во лжи. Мне нужно знать, знать наверняка.
        - Так садись в самолет и лети в Рим!
        - Не получится. У него полно слуг и охранников, попробуй доберись до него неожиданно. Стоит мне только сказать, что я вылетаю в Рим, так ему сразу же доложат.
        Ромульда замолчала. А что, если?.. Да нет, это безумие! Или…
        - Что ты задумала?
        - Давай договоримся встретиться в Париже.
        - Но Париж во Франции, а не в Италии!
        - Знаю. Послушай, у меня созрел план. Я скажу, что лечу повидаться с тобой в Париж. А там сяду на поезд, и он прямиком домчит меня до Рима. Ну как?
        - Так сразу и не скажешь…- Сусанна явно не была в восторге.- А как же твои охранники? Уж они-то наверняка не выпустят тебя из виду?
        - Я и об этом подумала. Послушай, нас с тобой вечно путают. А уж если ты нарядишься так, как я, никто ни за что не угадает, кто есть кто.
        - Ты что, предлагаешь мне… Ты хочешь, чтобы я прикинулась тобой?
        - Конечно!
        - Нет, ни за что!
        - Смотри, а то расскажу Хасиму про тебя с Бобом,- рассмеялась Ромульда.
        - Это шантаж!
        - Да ладно тебе. Согласись, дело того стоит. Когда ты сможешь вылететь в Париж?
        Ромульда даже не ожидала, что ее хитроумный план будет так легко выполним. Сообщив Ахмаду, что договорилась встретиться с сестрой в Париже, где та проводит каникулы, она попросила его приготовить самолет. Через два дня она, на всякий случай позвонив Сусанне и убедившись, что та прибыла во Францию и ждет ее в парижском отеле «Асунсьон», спросила Ахмада:
        - Самолет для меня готов?
        - Разумеется, госпожа.
        Несколько часов перелета - и вот она уже ступила на землю Франции. У самолета ее ждал черный «мерседес». Доехав до «Асунсьона», Ромульда поднялась в лифте на пятый этаж и постучалась в дверь номера.
        - Кто там?
        - Ромульда.
        Дверь распахнулась. Сусанна и Ромульда заключили друг друга в объятия и едва не расплакались. Еще бы, они не виделись с тех пор, как Ромульда и Хасим сыграли свадьбу. А ведь прошло уже полгода, даже больше.
        - Что ты скажешь Хасиму, как объяснишь свое появление?- спросила Сусанна. Она волновалась за сестру. Все-таки составлять такие планы - чистое безумие.- Он рассвирепеет, когда узнает, что ты следила за ним.
        - Плевать. Мне нужно знать правду.
        - Но ты ведь любишь его?
        - Люблю больше жизни,- призналась Ромульда.- Но он остается для меня загадкой. До его отъезда мы виделись с ним каждый день, но я так и не поняла, что он за человек, что у него на уме. Я люблю его, но не потерплю лжи. Если окажется, что он мне изменяет, я оставлю его. Я потребую развода. Лучше скандал, чем измена!
        - Но он не даст тебе развода, ты же сама это понимаешь.
        - Это мы еще увидим. В конце концов, на дворе двадцатый век. Он не может держать меня за пленницу.
        В девять вечера Ромульда уже ехала в экспрессе «Париж - Рим». На ней были джинсы и шерстяной свитер. Именно так была одета Сусанна, когда ее видели охранники. Теперь же на ее сестре была шелковая накидка, как у Ромульды, а сама Ромульда, ничем не выдав себя, доехала на такси до вокзала «Сен-Лазар» и села в поезд.
        На следующее утро она была в Риме. Ей был известен отель, в котором обычно жил Хасим, он был постоянен в своих привычках. Если, конечно, на этот раз не остановился у Анны.
        Чтобы ее пропустили к номеру султана, пришлось отказаться от инкогнито. Она подошла к дверям, постучала - и вот уже слуга появился на пороге.
        - Госпожа…- Он и не пытался скрыть удивление.
        - Здравствуй, Ашока. Я приехала повидаться с мужем.
        Ашока в замешательстве попятился назад, но вдруг остановился.
        - Его величество не ожидал вас.
        - Знаю.- Ромульда изобразила улыбку.- Хотела сделать ему сюрприз.
        - Но султана здесь нет, госпожа.
        - И вы, конечно, не скажете мне, куда он пошел?
        - Вы же знаете, госпожа,- слуга окончательно смутился.- Это не положено…
        - Отлично.- Она прошмыгнула мимо него в номер. Ашока был так потрясен, что даже не посторонился.- Тогда я подожду его здесь.
        Она бесцеремонно вошла в большую гостиную и включила приемник. Едва она успела поймать легкую танцевальную музыку, как хлопнула дверь и послышался какой-то шепот.
        Хасим! Он пришел, а шепчет, должно быть, Ашока. Докладывает обстановку.
        И все-таки его появление в комнате явилось для нее неожиданностью. Он возник словно из-под земли и, не здороваясь, прогремел:
        - Позволь осведомиться, чем обязан столь внезапному вторжению?
        Надо же, вторжению!
        - Позволь осведомиться, где ты был все это время?- сказала она ему в тон.
        - Где я был? Носился туда-сюда между посольством и полицией, пытаясь установить твое местонахождение. Вся парижская полиция поднята на ноги, разыскивает тебя. К тому же твоя сестра тоже пропала! Какого дьявола ты здесь делаешь? И где, черт возьми, твои охранники?
        - Я обвела их вокруг пальца!- Ромульда смотрела ему в лицо. Его глаза полыхали гневом, но ей было все равно.- Прикинулась Сусанной и на поезде приехала сюда.
        - Что-что?
        Хасим был потрясен.
        - Что слышал.
        Он бросился к ней, намереваясь схватить и хорошенько встряхнуть, чтобы вернуть ей способность соображать. Но тут же остановился. Султан должен вести себя достойно в любых обстоятельствах.
        - Ты отдаешь себе отчет, какой опасности ты подвергалась?
        - Послушай, Хасим, я уже достаточно взрослая и сама в состоянии о себе позаботиться. Всю предыдущую жизнь я как-то обходилась без охраны и сейчас прекрасно без нее проживу.
        - Ты моя жена и не можешь выходить без охраны.
        - Жена, говоришь? Что-то ты ведешь себя не как достойный супруг. За эти полгода я почти не видела тебя. Так что теперь уж и не знаю, жена я тебе или нет.
        - Это как понимать?
        - А так. Что ты делаешь в Риме?
        Его глаза сверкнули.
        - А ты как думаешь?
        - Сказать? Изволь. Занимаешься любовью со своей пассией, Анной Монтинелли. Еще бы, для тебя полгода в постели с одной женщиной все равно что полгода в пустыне без капли воды. Трудновато тебе пришлось, да? Это ведь так сложно, целые полгода быть верным мужем! Если ты, конечно, был мне верен!
        Хасим побледнел.
        - Да как ты смеешь!..
        - Смею! Ты сам сказал: я твоя жена. И имею право…
        - У тебя нет права выливать на меня потоки грязной лжи!
        - Значит, это неправда? Тогда докажи, что я ошиблась!
        Хасим попытался успокоиться.
        - Стало быть, ты думаешь, что я весь вечер занимался любовью с Анной?
        - Даже не произноси при мне ее имени!
        Как будто не она его первой произнесла!- мелькнуло в голове Хасима.
        - Итак? Скажешь, что нет?
        - Разумеется, нет. Я был в посольстве.
        - А вчера ты тоже был в посольстве? И позавчера? Брось, Хасим! У тебя была масса возможностей встретиться с ней так, чтобы никто не знал! И не говори, что она отказывается заниматься с тобой любовью! Разве есть женщины, которые могут перед тобой устоять?!
        Ну, спасибо на добром слове!
        - Ты - единственная женщина, которую я люблю. И с которой занимаюсь сексом. Ведь ты моя жена.
        - На словах, но не на деле…- Ее гнев прошел. Теперь в глазах Ромульды Хасим читал только отчаяние и печаль.
        - Ты и в самом деле хочешь узнать правду?- спросил он.
        - Может, и нет. Смотря какая это правда.
        - Вскоре после того, как я позвонил тебе в Чикаго и попросил стать моей женой, я полетел сюда, в Рим…
        - Не продолжай! Не надо!- простонала она.
        Но Хасим не собирался останавливаться.
        - Я встретился с Анной и сказал ей, что между нами все кончено, потому что я женюсь. Ты права, она не желала сдаваться, предложила заняться с ней любовью…
        - Замолчи, во имя Аллаха!
        Хасим покачал головой.
        - Я отказался. С тех пор мы с ней не виделись. Я ни разу не говорил с ней и не собираюсь с ней встречаться. Она мне даром не нужна.
        - Правда?
        - Клянусь. Ромульда, почему ты так уверена, что я тебе изменяю? Неужели ты считаешь, что я способен тебе лгать?
        - Я уже ничего не знаю. Я не знаю тебя, потому что ты никогда не бываешь рядом.
        - Но каждую ночь мы проводим в одной постели!
        - Когда ты не в отъезде!.. Но речь даже не об этом. Мне хочется не только физической близости. Для меня важен эмоциональный контакт…
        - Эмоциональный контакт?- переспросил он так, словно впервые слышал эти слова и не понимал, что они означают.
        - С тех пор как прошел наш медовый месяц, у меня такое чувство, что я живу с бездушной машиной.
        - Похоже,- заметил Хасим,- сегодня у тебя не найдется для меня ни одного доброго слова.
        - Я не хочу тебя обижать. Но и ты пойми меня. Не смотри так, Хасим! Знаю, ты привык сам устраивать другим выволочку, когда настроение паршивое. А эту беседу завела я. У меня нет другого выхода. Формально мы состоим в браке, а по существу между нами нет ни малейшей душевной близости.
        - Ты недовольна нашим браком?- осведомился он тоном светской беседы, но его глаза сверкнули.
        - Да!- Ромульда набрала в грудь воздуха. Или она скажет все сейчас, или больше никогда не решится!- Ты почти не говоришь со мной. Не рассказываешь, как прошел твой день. С кем ты встречался. Учитывая, что мы остаемся вместе лишь ночью, представляешь, что я могу навоображать относительно того, где и с кем ты проводишь остальное время? Ты помнишь, когда мы последний раз были вдвоем, так, чтобы нам никто не мешал, чтобы нас не отвлекали твои вечные дела? Не помнишь? Так я тебе скажу: во время медового месяца. С тех пор прошло уже полгода!
        Хасим посмотрел на нее с искренним сочувствием.
        - Мне некому поручить управление государством. Но, похоже, придется поискать людей, которым я могу безоговорочно доверять. А что до того, что я не делюсь с тобой проблемами, которые приходится решать каждый день, полагаю, так даже лучше.
        - Почему?
        - В стране полно людей, которые готовы на все, лишь бы занять престол. Когда я уезжал, ты спросила: можно мне поехать с тобой? Я сказал «нет», и ты обиделась. Не понимая того, что эта поездка таила в себе опасность для жизни.
        - Так что ж ты сразу мне об этом не сказал?
        - Ты бы стала волноваться. Или нет?
        - Разумеется, я беспокоилась бы о тебе.
        - Поэтому я решил все от тебя скрыть. По-моему, я был прав.
        Опять разговор завел их куда-то не туда. Ведь Ромульда имела в виду совсем не это. Он хочет в одиночку управлять государством - пусть! Но одиночество в браке - совсем другое дело.
        - Ты никогда не говоришь мне о том, что чувствуешь…
        - А что я чувствую?
        - То-то и оно, что ничего!- выпалила она.- Ты никогда не говоришь, что любишь меня. И что прикажешь думать? Что ты меня не любишь? Если так, понятно, что рано или поздно ты меня бросишь.
        - Какое право я имею говорить с тобой о любви? Ведь это я лишил тебя невинности и вел себя при этом как настоящий мужлан. Тебе ничего другого не оставалось, кроме как выйти за меня.
        - Перестань, ты же не насиловал меня.
        - А это ничем не лучше! Я не должен был так себя вести!
        - И я тоже! Мы оба не соображали, что творим. Все произошло не только по твоей вине, но и по моей.
        - Но я старше, опытнее. Я должен был вовремя остановиться. Но не смог.
        - Что с того? Ты думаешь, что совершил преступление, раз не повел себя так, как тебе хотелось бы? Послушай,- Ромульда приблизилась к нему,- если хочешь знать, я горжусь тем, что из-за меня ты потерял голову. Ты просишь у меня прощения - я даю тебе его. Если только ты сам себя простишь.
        - Но ведь это я заставил тебя стать моей женой! Тебе была отвратительна сама мысль об этом!
        - А знаешь почему?
        - Потому что те чувства, которые ты испытывала ко мне много лет назад, умерли…
        - Нет… Потому что эти чувства не умерли, Хасим. Я пыталась, пыталась изо всех сил убить эти чувства, но ничего не вышло.
        Он прикоснулся пальцем к ее щеке.
        - В газетах,- продолжала Ромульда,- только и писали, что о твоих любовных похождениях. Я жутко ревновала!
        Хасим больше не мог сдерживаться. Он сжал ее в объятиях и поцеловал. Как все вышло! Он пытался защитить ее, сделать так, чтобы она ни о чем не тревожилась, а в результате она стала еще больше волноваться, думая, что он предает ее любовь.
        - Не могу отрицать, что у меня были любовницы.- Ромульду передернуло, и он погладил ее по волосам.- Но газетчики раздували всякие мелочи!
        - Мелочи! Одна любовница - этого уже достаточно!
        - Ромульда, попытайся понять. Женившись на тебе, я обещал, что буду верен тебе по гроб жизни. Так оно и есть. Когда ты направилась на учебу в Штаты, я знал, что не смогу посвятить свою жизнь только тебе. Я едва вступил на престол, и у меня было столько забот!..- Хасим понизил голос.- Мне нужно было как-то отвлечься, познать мирские утехи… Разве нет? Если бы я не испытал всех плотских радостей до брака, женившись, я только бы и мечтал о них. Неизведанное всегда манит к себе. Скажешь, я эгоист?
        - Да.- Ромульда не могла оправдать подобное поведение, но теперь она хотя бы знала, какие побуждения двигали Хасимом. А понять - значит простить. Но пока ему еще рановато об этом знать.- Представь себе, что я рассуждала бы подобным образом. Тебе бы это понравилось?
        - Разумеется, нет! Считаешь, это несправедливо?
        - Я знаю, что это несправедливо! И ты знаешь.
        Но в глубине души она знала, что все равно никого так не полюбит, как его. И никто, кроме него, не сделает ее счастливой.
        - Знаю, Ромульда. Но в жизни столько несправедливости.
        Хасим взглянул на нее и прочитал в ее глазах невысказанную мольбу: скажи, скажи мне, что все эти годы я не зря надеялась; что во время медового месяца ты чувствовал то же, что и я; скажи, что так было всегда.
        - Я люблю тебя, Ромульда,- проговорил он.- И никогда не переставал любить.
        - Но ты и пальцем не пошевельнул, чтобы удержать меня, когда я собралась в Америку.
        - Неужели ты не понимаешь? Я только что стал султаном. В стране творилось черт знает что. Появилась куча самозванцев, которые только и думали, как бы занять престол. Разве мог я в такой момент предаваться любовным утехам?
        - Хочешь сказать, что, если бы я осталась, ты не стал бы заводить любовниц?- спросила она язвительно.
        - Если бы ты осталась, я лишился бы сна, потерял бы способность думать, так велика была моя страсть.- Он взял ее за голову и заглянул ей в глаза.- Скажи, Ромульда, скажи мне правду, осталось ли в твоем сердце хоть немного места для любви ко мне? Сможешь ли ты снова полюбить меня?
        - Смогу,- прошептала Ромульда.- Я уже люблю тебя.
        Хасим глубоко вздохнул.
        - Ты ни о чем не пожалеешь,- сказал он,- обещаю. Я докажу тебе, как сильно я тебя люблю.
        И он сжал ее в объятиях. Вот как? Говоришь, что любишь? Это мы сейчас проверим.
        - Хорошо,- сказала Ромульда, высвобождаясь из его объятий.- Я согласна. Но при одном условии.
        - Каком же?
        - Ты убедишь отца, чтобы он позволил Сусанне выйти замуж за того, кого она любит.
        9
        - Эта свадьба совсем не похожа на нашу,- заметил Хасим, улыбнувшись ей.
        Ромульда улыбнулась в ответ. Никогда она не испытывала такого счастья, как в эти несколько дней.
        Вокруг кружились танцевальные пары, оркестр играл джаз, а за окном сияло солнце, бросавшее свет на небоскребы из стекла и бетона и на расположенный рядом парк. Хасим со своей свитой приехал в Чикаго на празднование свадьбы Сусанны и Боба.
        Ромульда посмотрела направо. Ее отец стоял в окружении своих американских друзей и рассказывал им что-то веселое. Он тоже был счастлив, а ведь когда Хасим сообщил ему, что его младшая дочь влюбилась в американца и уже год живет с ним, он готов был рвать и метать.
        Но больше всего Ромульду удивила реакция Хасима. Он спокойно выслушал ее рассказ о Бобе и Сусанне и произнес:
        - Неисповедимы пути Аллаха. Если они любят друг друга, пусть женятся и будут счастливы. Что толку заставлять Сусанну выходить за бахрамца? Ведь она всю жизнь будет тосковать по первому возлюбленному.
        - У этого брака нет будущего!- заявил ее отец, узнав от султана о намерениях младшей дочери.- Она родилась в Бахраме, провела здесь детство, а этот ее жених американец! Как они уживутся вместе?
        - Но Аршар, ты-то ужился с Нэнси!- напомнил ему Хасим.- Она тоже была американкой.
        Родители Ромульды и Сусанны были счастливы в браке, и кому, как не Аршару, знать, что различия в языке и культуре не имеют никакого значения: ведь самое главное не то, откуда ты, а любишь ли ты свою вторую половину или нет. Ему не оставалось ничего другого, как смириться.
        И вообще, подобного развития событий следовало ожидать. Разве отец мог перечить Хасиму? В конце концов, он же султан!
        - Что такое?- спросила она, увидев, что Хасим внимательно смотрит на нее.
        А он размышлял. Надо же, он стал податливым как расплавленный воск. Она из него веревки вьет! Он согласился исхитриться и сделать так, чтобы они больше времени проводили вместе. Кое-какие шаги на этом пути он уже предпринял. Часть дел поручил верному Ахмаду: Хасим знал, что может на него положиться. Пригодилось и юридическое образование Ромульды: она участвовала в подготовке и обсуждении целого ряда указов. Оказалось, что вовсе не обязательно все делать самому. У него появилось свободное время, и все его, без остатка, он посвящал Ромульде. Она предложила хотя бы в воскресенье полностью отрешиться от государственных дел. Пусть этот день будет только для них двоих! Хасим согласился и понял, что не прогадал.
        - Проходит ночь, и ты становишься еще красивее!- наконец ответил он.
        Ромульда улыбнулась. Она тоже довольна тем, как развивается ситуация. Когда-то она считала себя наложницей, одной из тех, кто, будучи не вправе ни на что претендовать, призван лишь ублажать султана, исполнять любую его прихоть, даже самого неприличного свойства. Но теперь их жизнь складывается совсем иначе. Она поняла, что Хасим не только по-настоящему влюблен, но еще и уважает ее. А ведь ей так нужно, чтобы он видел в ней не просто игрушку, с которой забавляются ночью, а настоящую женщину, личность, с которой нужно считаться.
        - Надеюсь, это не просто комплимент!- Ромульда вдруг стала совершенно серьезной.- Ты по-прежнему хочешь, чтобы у нас появился ребенок?
        А разве он мог передумать?
        - Разумеется. Просто если появится ребенок, то ты будешь отдавать всю любовь не мне одному. А ты же знаешь, какой я эгоист. Мне нужно свыкнуться с этой мыслью.
        - Тогда еще немножко подождем?
        - Если ты не против.
        - Как я могу возражать? Ведь я люблю тебя больше жизни!
        - Любимая!- Он обнял ее.- Как бы мне хотелось прямо сейчас оказаться с тобой наедине!
        Раздался свадебный марш.
        - Увы,- рассмеялась Ромульда,- с этим придется подождать. Смотри, вон Сусанна и Боб!
        - Но ты же не заставишь меня ждать слишком долго?
        - Не волнуйся. Сегодня ночью ты наконец узнаешь, что такое райское блаженство.- Сказав это, она взяла его за руку.
        Свадебная церемония начиналась. Сусанне и Бобу еще предстоит открыть для себя, каким прекрасным может быть брак, если двое по-настоящему любят друг друга.
        Ромульда сказала себе: вот счастливчики! И тут же поняла, что ей нет смысла завидовать. С ней рядом человек, который любит ее до безумия и в которого она сама влюблена. А значит, им вдвоем предстоит испытать еще немало сладостных мгновений. Ведь у них вся жизнь впереди.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к