Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Детли Элис: " Мы Не Пара " - читать онлайн

Сохранить .
Мы не пара Элис Детли
        Трагические случаи в жизни каждого из героев наложили отпечаток на их характеры и на стиль поведения. Скромная служащая и процветающий бизнесмен испытали счастливые мгновения в первую интимную встречу, но тяжелые воспоминания не позволяют им безоглядно броситься в омут всепоглощающих чувств. Обоим трудно выбраться из скорлупы болезненного прошлого, оба опасаются, что происходящее между ними — лишь легкая интрижка. И все-таки любовь побеждает все сомнения и отметает взаимные подозрения
        Элис Детли
        Мы не пара
        Она завороженно стояла перед пирамидой Хеопса, потрясенная ее величием в жарком безмолвии пустыни. Потом подошла к исполинской громаде, погладила ее камни и даже попыталась взобраться на несколько ступеней вверх. Но уже на пятой закружилась голова, а ведь до верхней ступени было еще сотни полторы. Неуклюже спустилась, и это оказалось не легче, чем восхождение: взбираясь, смотришь на пологую ступенчатую стену, а спускаясь, видишь перед собой отвес, уходящий в пропасть.
        Купила у одного из снующих среди туристов лоточников бутылочку холодной кока-колы и два пластмассовых стаканчика: один для себя, другой для Джонни. Ему плеснула от души — до краев, а себе лишь чтобы смочить пересохшее от волнения горло. Отпивая напиток, смотрела на чуть усеченный пик пирамиды и думала: о, Джонни, если бы мы были вместе, то поднялись бы на самую вершину, с тобой мне ничего не было бы страшно...
        — Мисс, мисс! — раздался рядом гортанный голос. — Есть еще больший миракль, еще больший вандерфул.
        Другое удивительное чудо света, машинально перевела она для себя с корявого английского языка араба. Тот стоял рядом в длинном цветастом бурнусе и в белоснежной накидке на голове. В руках его были поводья двух оседланных верблюдов. Он предлагал поездку к Сфинксу — всего за полфунта.
        Она согласилась, устроилась в удобном седле дромадера, поставленном хозяином на колени, а потом мягко поднявшимся на ноги, будто ее и не было на хребте. Интересно, подумала она, а вынесла бы горбатая животина нас двоих, с Джонни?
        И вот он — знаменитый Сфинкс. «Абуль-Хауль» — Отец страха, как называют его арабы. Он замер в песчаном одиночестве на фоне пирамид, охраняя их тайны. А вообще-то Сфинкс, вспомнила она, это крылатая полуженщина-полульвица, обитавшая на скале близ Фив, древнеегипетской столицы. Она задавала вопрос проходившим мимо странникам и, не получив ответа, пожирала их. А вопрос был такой: кто ходит утром на четырех ногах, в полдень на двух, а вечером на трех? Скольких же сожрало чудовище, прежде чем ослепленный, но мудрый грек Эдип дал простой ответ: это человек. В детстве, в зрелости и в старости...
        А теперь вот оно — окаменевшее фантастическое существо с телом льва и головой человека. Застывшими, но всевидящими глазами он смотрит тысячелетиями в будущее... Которого у меня с Джонни никогда уже не будет, подумала она и тяжело вздохнула.
        А на золотом базаре Хан аль-Халили — самом золотом из золотых базаров мира, даже скорее музее драгоценностей, в царстве богатств из сказок о Гаруне аль-Рашиде ей предложили обручальные кольца. Она примерила одно — в самый раз.
        — А для жениха тоже возьмете? — поинтересовался услужливый хозяин ювелирной лавки. — Какой у него размер?
        Она быстро сняла с пальца кольцо и, поблагодарив торговца, быстро вышла.
        В знаменитой Цитадели египетского паши Мухаммеда Али на горе Мукаттам, откуда открывается захватывающий дух вид на весь Каир, Оливия зашла в Мраморную мечеть, пустующую во внемолитвенное время и открытую для туристов. Огромный зал с какой-то сказочной акустикой. Гид сказал ей:
        — Произнесите какое-нибудь слово, и оно многократно повторится.
        Она крикнула:
        — Джонни!
        И отраженное от купола и стен эхо донесло до нее ответ:
        — Джонни... онни... они... оли... оли... и...
        Вот и поговорила с любимым. Оливия чуть не расплакалась и выскочила на улицу.
        В Каирском музее с видом на площадь Ат-Тахрир она окончательно попала в плен своих чувств и древней, как само человечество, истории. Золотая маска фараона Тутанхамона, украшенные драгоценностями гробницы и саркофаги, статуи, изображающие фараонов и их жен, сфинксы, несметные сокровища из могил давно усопших владык и их усохшие мумии. Знаменитое скульптурное изображение головы царицы Нефертити, чье имя на древнеегипетском означает «Красавица грядёт». И пусть грядёт, подумала Оливия, когда есть кому ждать ее.
        Она прислушалась к тому, что говорит гид, и содрогнулась.
        — ...И тогда Клеопатра, последняя царица Египта из династии Птолемеев, бывшая жена Юлия Цезаря, а потом Марка Антония, воскликнула: «Не сложилась наша судьба! Так погибнем же вместе!» Она опередила в смерти мужа, покончив с собой. Римские войска вступили в Египет...
        Ну почему все напоминает мне о Джонни — каждый штрих из прошлого, каждая фраза или предмет, каждый образ? — с отчаянием подумала Оливия. Нет, хватит с меня всего этого. Я приехала сюда, чтобы отвлечься от не проходящей боли, вызываемой памятью о дорогом человеке, а она не утихает.
        До отъезда домой остается пара дней. Покой и мудрость дарит созерцание, так, кажется, говорили древнеегипетские жрецы. Надо прокатиться на большом катере по Нилу, поглазеть по сторонам, полюбоваться красотами города и окрестностей. И ни о чем не думать...
        1
        Оливия посмотрела на незнакомца, отвела глаза, затем взглянула снова, и сердце ее дрогнуло. Просто невозможно быть таким красивым!
        Мужчина стоял на причале, достаточно близко, чтобы можно было рассмотреть точеные черты его лица, словно высеченные из мрамора талантливым скульптором, и патрицианский нос. Восхитительные губы — мужественные и в то же время чувственные, вероятно перецеловавшие многих женщин.
        Красивое лицо незнакомца немного портили глаза — чересчур холодные для полного совершенства. Даже на расстоянии казалось, что в них таится какая-то неодолимая, притягательная опасность.
        О Боже! — в отчаянии подумала Оливия. О чем это я думаю? Она никогда не считала себя способной поддаться обаянию незнакомого мужчины, и уж тем более не следовало делать это сейчас, когда она находится совершенно одна в чужой стране. И пусть Каир самый таинственный и гостеприимный город на земле — ей здесь рассчитывать не на кого.
        Одиночество... К нему так или иначе нужно привыкнуть. Чувство вины снова отдалось в сердце колючей болью. И все же Оливия опять взглянула на незнакомца...
        Стивен внезапно ощутил смутное беспокойство, словно на него кто-то пристально смотрит, и в то же мгновение увидел молодую женщину, сидящую в медленно скользящем мимо туристическом катере. Она похожа на Мадонну, внезапно подумал он. Мадонна...
        Лучи солнца озарили золотистые волосы, ниспадавшие на ее плечи, нежными ласковыми касаниями согрели ее длинные изящные руки и бледную, словно прозрачную кожу. Вдруг Стивен встретился взглядом с незнакомкой и увидел в ее глазах отражение солнечных зайчиков, пляшущих на поверхности воды. Американка, решил он. На один короткий миг его посетила шальная безрассудная мысль: а что, если?..
        В следующую секунду он остановил себя. Что «если»? Последовать за ней? Пригласить на чашечку кофе? Губы Стивена дрогнули, и на них промелькнула горькая, едва заметная усмешка.
        Нет уж! Знакомиться с первой встречной женщиной — это полное безумие, а уж ему-то лучше многих других известно, к чему ведут безрассудные поступки. Разве не потратил он почти всю свою жизнь для того, чтобы исправить последствия одной-единственной безумной и отчаянной выходки отца? Подумав об этом, Стивен решительно отвел взгляд.
        Оливия ощутила болезненный укол разочарования. Посмотри на меня! — мысленно взмолилась она, но как раз в этот момент рулевой ловко развернул катер и направил к берегу. Незнакомец потерялся из виду.
        Она сунула в сумочку путеводитель и встала, позволив гиду придержать ее за локоть. Араб что-то быстро-быстро говорил, и она энергично кивала в ответ, хотя расплатилась с ним перед началом экскурсии и теперь решительно не понимала, что ей пытаются втолковать.
        Внезапно за ее спиной раздался громкий предостерегающий возглас, и Оливия почему-то сразу догадалась, что голос принадлежит тому самому незнакомцу. Она машинально обернулась, и в следующий миг ее оглушил грохот лодочного мотора, в лицо ударили брызги вспенившейся воды.
        Сумочка выскользнула из пальцев Оливии. От ужаса она закрыла глаза, а когда открыла, увидела только пенистый след быстро удаляющегося катера.
        И темноволосого мужчину, поразившего ее своей красотой всего пару минут назад. Он стоял совсем близко и протягивал Оливии руку. Несмотря на сердитое выражение его лица, что-то заставило молодую женщину принять предлагаемую помощь и... она тут же забыла обо всем, ощутив тепло крепких пальцев.
        — Интересно, какого черта людям доверяют технику, с которой они не могут справиться? — сказал он, и Оливия отметила, что голос у него так же прекрасен, как и все остальное.
        Мужчина бросил хмурый взгляд вслед уже далекому катеру и лишь затем посмотрел на дрожащую женщину, ногти которой довольно болезненно впились в его ладонь, а лицо было таким белым, что казалось фарфоровым. У Стивена внезапно защемило сердце.
        — Вы американка?
        Вблизи он казался еще более красивым. У Оливии перехватило дыхание.
        — Д-да, американка, — ответила она. — А как вы догадались?
        Незнакомец поддержал ее за руку, пока не убедился, что Оливия твердо стоит на ногах, и только потом медленно ответил, скользнув по ней своим неотразимым взглядом:
        — У американцев какая-то особая манера поведения, так что догадаться нетрудно. А вы промокли до нитки, — добавил он после небольшой паузы.
        Тут он не преувеличивал. Оливия действительно промокла насквозь — на майке темнели мокрые грязные пятна, а мурашки на коже выдавали ее состояние.
        — Похоже, вы еще и замерзли. — Стивен с трудом отвел глаза от проступающих сквозь ткань торчащих сосков Оливии.
        У него мелькнуло желание отпустить какую-нибудь озорную и, пожалуй, не совсем пристойную шутку по поводу ее жалкого вида, но, подумав, он воздержался. Не в его правилах подтрунивать над совершенно незнакомой женщиной.
        Внезапно Оливию словно током ударило.
        — О Боже, я выронила сумочку! — растерянно воскликнула она. — Она упала в воду... И в ней мой кошелек!
        Стивен наклонился, вглядываясь в зеленоватую воду, но та уже поглотила добычу.
        — Не надо! — вскрикнула Оливия, с ужасом подумав, что этот человек сейчас исчезнет, навсегда уйдет из ее жизни.
        Стивен резко выпрямился и недоуменно посмотрел на нее.
        — Что «не надо»?
        — Н-не пытайтесь ее достать.
        — Неужели вы думаете, что я собираюсь нырнуть и поискать вашу сумочку? — Он снова улыбнулся. — Милая моя, я не такой уж герой!
        Впрочем, улыбка недолго держалась на его губах — Стивен заметил, как посинели губы его случайной знакомой.
        — Знаете, — задумчиво сказал он, чувствуя, что не может отвести взгляд от красивых глаз молодой женщины, — вам и впрямь необходимо сбросить промокшую одежду, пока вы не подхватили простуду! Где вы остановились?
        — Мой отель в нескольких милях отсюда.
        Уловив в глазах незнакомки растерянность и невысказанную просьбу, Стивен посерьезнел. Видимо, придется ему доставить американскую туристку в гостиницу, больше некому. Ведь ее кошелек лежит на дне залива.
        Свободным временем Стивен располагал — дело, ради которого он приехал в Каир, сделано, он купил превосходный образчик древнеегипетского искусства. Стивен планировал как следует отдохнуть, изображать рыцаря в сияющих доспехах вовсе не входило в его планы, но чувство ответственности глубоко въелось в его плоть и кровь.
        Он еще раз взглянул на незнакомку, на ее стройную фигуру, облепленную мокрой одеждой, и его сердце дрогнуло. Эта женщина в самом деле очень красива...
        — Я не советовал бы вам в таком виде передвигаться по городу. Если хотите, можете привести себя в порядок в моем отеле. Это совсем рядом.
        — В вашем отеле?
        Оливия тут же со стыдом вспомнила, как глазела на него из катера. Что, если он заметил это? Вдруг он вообразил, будто имеет дело с одной из тех женщин, которые легко знакомятся с мужчинами прямо на улице?
        — Я вас даже не знаю... И не в моих правилах заходить в номер к незнакомому мужчине!
        Стивен с трудом скрыл раздражение. Он собирался просто помочь — неужели эта дамочка заподозрила, будто ему нужно что-то большее? Неужели он докатился до того, что стал похож на типов, готовых бежать за первой юбкой?
        Наверное, стоило пожать плечами, сказать «что ж, всего хорошего» и удалиться, но что-то в трогательной попытке молодой женщины защитить собственную независимость задело Стивена. Он принужденно улыбнулся.
        — Тогда давайте я представлюсь и буду знакомым мужчиной. — Он протянул руку. — Стивен Гордон.
        Его слова словно оглушили Оливию, проникли в самое сердце. Как будто она всю жизнь ждала, когда услышит именно это имя. Она ощутила теплое пожатие мужских пальцев, согревающих ее озябшую руку; холодный свет его серых глаз осветил все вокруг, и ей вдруг стало необыкновенно легко и в то же время страшно.
        — Ол-ливия Фаррелл, — запнувшись, представилась она.
        — Что ж, со мной вы в полной безопасности, Оливия Фаррелл, — с серьезным видом заверил Стивен. — Конечно, альтернатива у вас есть — идти по городу в таком вот виде. Решать вам, я всего лишь предлагаю помощь. Соглашайтесь — или отказывайтесь.
        Все это время он не сводил глаз с ее лица, но, похоже, чем дольше он на нее смотрел, тем сильнее ему хотелось опустить взгляд ниже, туда, где мокрая майка обтягивала два весьма соблазнительных холмика. Стивен вдруг подумал о том, какие они маленькие, изящные и восхитительно круглые. Их так и хочется накрыть ладонью... Да, такой заманчиво сексуальной женщине не стоит пускаться в дорогу одной.
        Оливия колебалась. Мужчина, подобный Стивену Гордону, конечно, не нуждается в том, чтобы прибегать к обману.
        — А почему вы такой?..
        — Любезный? — быстро подсказал он, и в его глазах запрыгали холодные огоньки.
        Стивена даже позабавило, что она не ухватилась сразу за предложение о помощи. Такое с ним случалось нечасто, особенно в последнее время. Он пожал плечами.
        — Потому что вы американка, и я тоже из Штатов. К тому же у меня остро развито чувство сострадания к ближнему. Вы продрогли, на вас мокрая одежда, и вы потеряли кошелек. Что еще я могу сделать? Сорвать с себя одежду и отдать вам?
        Оливия с тревогой взглянула на его широкие мускулистые плечи, а воображение уже нарисовало вполне реалистичную картину того, как он выглядел бы, если бы действительно снял белоснежную тенниску. Что же такое с ней творится? Она приехала в Египет, стремясь забыть трагедию, изменившую ее жизнь, а вовсе не для того, чтобы восхищаться внешностью практически первого встреченного мужчины.
        — Нет, — наконец ответила Оливия. — Вам нет необходимости раздеваться. Я принимаю ваше предложение. Вы очень... любезны. Спасибо.
        Впрочем, определение «любезный» совсем не подходило к Стивену Гордону — он был воплощением совершенно иных мужских качеств.
        — Пойдемте, — сказал Стивен, и они зашагали по узким каирским улочкам.
        Промокшие и потяжелевшие джинсы неприятно натирали Оливии бедра.
        — Даже не знаю, как я высушу их, — пожаловалась она.
        — Не беспокойтесь, в отеле что-нибудь придумают.
        В таких отелях, как «Омар Хайям», мрачно подумал Стивен, умеют исполнить любую, даже самую замысловатую прихоть избалованных постояльцев. В жизни, как давным-давно понял Стивен, получаешь то, за что заплатил. И чем больше платишь, тем более сильное впечатление это производит на окружающих.
        От Оливии не ускользнули любопытные взгляды, которыми их провожали прохожие, хотя для нее так и осталось загадкой, что, собственно, привлекало их внимание — ее необычный вид или потрясающая красота ее спутника. Она чувствовала неодолимый магнетизм Стивена, сдержанную силу его движений, жизненную энергию, источаемую, похоже, каждой клеткой его тела. Рядом с ним, казалось, обострились все чувства, сердце билось сильнее, а воздух наполнился острыми ароматами морских волн, солнца и ветра.
        — Сколько денег был в вашем кошельке? — внезапно спросил Стивен.
        — Немного. Большую часть я оставила в сейфе гостиницы вместе с билетами.
        — Это уже кое-что. Представьте, если бы вы захватили с собой билеты на самолет!
        — Представляю, — тихонько выдохнула Оливия, содрогнувшись от открывшейся ей перспективы.
        — Ну вот мы и пришли. — Стивен остановился перед внушительным зданием, боковой фасад которого выходил на Нил.
        Оливия недоверчиво посмотрела на него.
        — Вы остановились здесь?
        Конечно, ее спутник красив как сказочный принц, но в джинсах и в тенниске кажется вполне заурядным туристом, совсем не похожим на человека, способного снять номер в отеле, напоминающем музей или дворец. А здание «Омар Хайям» именно так и выглядело.
        — Вы остановились здесь? — повторила Оливия.
        Стивен уловил нотку сомнения в ее голосе и обжег молодую женщину насмешливым взглядом.
        — По-вашему, я не знаю, как пройти к собственному отелю?
        Оливия вспомнила крохотную мрачную гостиницу, в которой сняла номер, и не удержалась от восхищенного восклицания.
        — Это же настоящий дворец! И вы можете позволить себе остановиться в таком месте?
        Стивен равнодушно пожал плечами и ответил не задумываясь — этому его научил опыт общения с женщинами, которые видели в нем только источник собственного благополучия.
        — Мне повезло. За все платит фирма. Пойдемте.
        Едва они вошли в ослепительно роскошный холл, как Оливия поймала на себе несколько любопытных взглядов. Один из служащих, сияя дежурной радостной улыбкой, обратился к Стивену:
        — Сэр, полагаю, вы провели приятное утро?
        — Интересное, — пробормотал Стивен. — Мне нужен ключ. Будьте добры.
        — Конечно, сэр. Пожалуйста.
        Только в лифте, оказавшись перед зеркалом, Оливия наконец увидела, как выглядит. Пятна грязи покрывали всю ее майку, два темных влажных круга выделяли груди, привлекая внимание к очертаниям бюстгальтера, рассмотреть который не представляло никакого труда. К ее смущению, хорошо просматривались и соски — напряженные, набухшие. Так реагировать на мужчину, с которым едва познакомилась...
        Огорченная и встревоженная темными и непрошеными мыслями, Оливия поспешно сложила руки на груди.
        — Этот человек, там, внизу, так странно на меня посмотрел, — смущенно пробормотала она.
        Бросив взгляд на ее отражение в зеркале, Стивен почувствовал, как учащенно забилось сердце.
        — Ну-у... следует признать, выглядите вы действительно весьма привлекательно, — пробормотал он и добавил про себя: как восхитительная нимфа, только что вышедшая из воды.
        — Да уж, — согласилась Оливия. — Привлекательно... как утопленница.
        Стивен отметил, что ее голос звучит необычайно мягко. И губы у нее, похоже, такие же мягкие. Кабина лифта остановилась.
        — А вот и мой «люкс».
        — «Люкс»?
        Оливия снова подумала о своей маленькой гостинице, где ей никогда не удавалось найти кого-либо из служащих на месте. Как случилось, например, прошлым вечером, когда из крана струйкой потекла омерзительно грязная вода. С помощью жестов ей после долгих мучений удалось внушить управляющему, что она просит отремонтировать кран. Что, если и сегодня она, вернувшись к себе перепачканной с ног до головы, обнаружила бы сантехнику в прежнем плачевном состоянии? Оставалось только благодарить небеса за то, что они послали ей любезного Стивена Гордона.
        Когда он открыл дверь своих апартаментов, Оливия едва сдержала вздох восхищения при виде просторной гостиной с высоким потолком. Да, конечно, она знала о существовании таких вот номеров, но жить в них ей не доводилось. Сейчас перед ней словно открылся параллельный мир.
        Комната была обставлена антикварной мебелью, которую даже несведущий человек назвал бы не просто очень дорогой, а, пожалуй, бесценной. В гостиной царил полумрак, поскольку бархатные портьеры были полусдвинуты, но от этого роскошь обстановки только еще сильнее бросалась в глаза.
        Мраморный пол устлан мягкими коврами. Софа, обитая алым с золотом шелком, в тон ей пара кресел. Повсюду подушечки тех же ярких тонов. Обитые шелком стены украшали написанные маслом картины в дорогих помпезных рамах.
        — О, прекрасно... — прошептала она. — Какая красота!
        Стивен наблюдал за ее лицом. Оливия даже не скрывала своего восхищения увиденным, и этот непосредственный восторг неожиданно придал ей какое-то особое обаяние. Решив вдруг, что недостаток света усиливает атмосферу интимности, Стивен решительно направился к окну и, потянув за шнур, раздвинул портьеры. В комнату хлынул солнечный свет.
        Такой вид из окна стоит огромных денег, подумала Оливия. Ей вдруг стало неуютно, она почувствовала себя замурзанной беспризорницей, ищущей укрытия от дождя. Эта мысль быстро отрезвила Оливию. Она здесь не для того, чтобы любоваться живописными видами или болтать о пустяках. Надо побыстрее привести себя в порядок и отправляться восвояси.
        — Вы не могли бы показать мне?.. — робко напомнила она о себе.
        Стивен повернулся к гостье и сразу заметил, как порозовели ее щеки.
        — Конечно. Ванная вон там. Не торопитесь. Ах да, выбросьте за дверь мокрую одежду. Я отошлю ее в прачечную.
        — Спасибо.
        Оливия заперла дверь ванной и с радостью стащила с покрывающегося гусиной кожей тела холодные джинсы и майку. Но бюстгальтер и трусики тоже оказались мокрыми. Рискнуть?
        Рискнуть чем? — раздраженно спросила она себя. Вряд ли этот уверенный в себе красавец станет ломать дверь, увидев мое вполне благопристойное белье из хлопка!
        Надежно укрывшись за дверью, Оливия сложила вещи в подобие узелка и позвала:
        — Стивен!
        — Оставьте все снаружи, — донесся до нее приглушенный голос.
        Оливия так и сделала, потом захлопнула дверь, заперла ее и лишь затем стала под душ.
        Стивен осторожно подобрал ее вещи. Если бы кто-то посмотрел на него со стороны, то непременно подумал бы, что он взял в руки мешок с ядовитой змеей.
        Так ли уж необходимо было снимать все? — неприязненно подумал он. И зачем некоторые женщины выбирают себе такую одежду, которая больше похожа на рыцарские доспехи?
        Он совсем ничего не знал об Оливии Фаррелл и после сегодняшнего дня скорее всего никогда больше ее не увидит, но и короткого знакомства вполне достаточно, чтобы сделать вывод: его случайная знакомая приехала в Каир не для обольщения таких, как он.
        Хотя... может быть, она рассчитывала произвести впечатление на тех мужчин, которые «заводятся» при виде старомодно одетых красоток!
        Улыбаясь своим мыслям, Стивен подошел к телефону и поднял трубку.
        — Сколько понадобится времени на стирку одежды?
        — Не более двух часов, сэр, — ответили ему.
        Стивен нахмурился. Так долго? И чем, скажите на милость, заниматься, пока джинсы, майка и нижнее белье будут крутиться в стиральной машине? Он ценил время, особенно свободное. Он хотел побродить по городу, а вместо этого придется сидеть в номере и болтать о пустяках с женщиной, с которой у него нет ничего общего, кроме того что они соотечественники.
        Проклятье!
        — Давайте попробуем сократить это время наполовину, хорошо? — предложил он служащему отеля. — И, пожалуйста, пусть принесут кофе.
        Коридорный принес поднос с кофе и забрал одежду Оливии. Едва он вышел, в ванной перестала литься вода. Стивен подошел к двери.
        — Боюсь, ваша одежда будет готова не раньше чем через час.
        — Через час?
        У Оливии упало сердце. И что же ей делать все это время? Сидеть, завернувшись в полотенце, в душной ванной?
        Стивен почувствовал в ее голосе досаду и уже собрался сказать, что его тоже не радует перспектива проторчать из-за нее в номере целый час, но вдруг сдержался. Ведь его никто не вынуждал приводить эту женщину сюда, так? Он сам, по собственной воле, принял такое решение, поэтому жаловаться не на кого.
        — Почему бы вам не воспользоваться пока халатом, который висит на двери? — предложил он. — В гостиной вас ждет кофе.
        Оливия надела халат, оказавшийся толстым и пушистым, — только такие и могут быть в столь роскошном заведении. Она ощутила слабый мужской запах, сохраненный тканью.
        Стивен надевал этот халат, может быть, сегодня утром, поняла она и вдруг почувствовала острое сексуальное желание. Это пушистое мягкое одеяние прикрывало его обнаженное тело так же, как теперь прикрывает ее. Оливия с наслаждением вдохнула легкий терпкий аромат, и сердце ее сжалось от предчувствия чего-то волнующе прекрасного. Уж не схожу ли я потихоньку с ума? — с усмешкой подумала она. Как могло получиться, что незнакомый мужчина — при всей его несомненной привлекательности — произвел на нее обескураживающе сильное впечатление? Почему рядом с ним она чувствует себя марионеткой, которой можно манипулировать, дергая за невидимые ниточки? Или это смерть жениха превратила ее... В кого? В какую-то хищницу?
        Когда Оливия вышла из ванной, Стивен лишь посмотрел на нее — и тут же в его висках тяжело застучала кровь. Похоже, предложить ей халат было вовсе не такой уж хорошей идеей! Потому что, когда женщина надевает слишком большую для нее мужскую одежду вроде банного халата, она становится удивительно эротичной и притягательной. Халат, доходивший Стивену до колен, ноги его очаровательной гостьи скрывал почти до ступней.
        — Как насчет кофе? — стараясь не выдать себя, излишне сурово спросил Стивен.
        — Это было бы чудесно, — отозвалась Оливия, чувствуя, как ее захлестывает волна робости.
        Она пристроилась на краешке дивана, успокаивая себя тем, что ей совершенно не из-за чего беспокоиться. Ситуация, конечно, не совсем обычная, но она почему-то доверяла этому человеку. Такой мужчина, как Стивен Гордон, не станет неуклюже приставать к незнакомке, пусть даже глаза застилает темная пелена желания.
        Наливая в чашечки кофе, Стивен подумал, что, пожалуй, разговор будет не столь опасен, как молчание, и спросил первое, что пришло на ум:
        — Впервые в Каире?
        — Да, и впервые за границей, — призналась Оливия.
        — Вы шутите?
        Она покачала головой.
        — Нет, не шучу.
        Джонни, ее жених, зарабатывал немного, Оливия тоже, и скопить денег на дом им казалось важнее, чем путешествовать по заграницам. Хотя такой человек, как Стивен Гордон, возможно, и не поймет этого.
        — И вы приехали сюда одна? — спросил он.
        — Да.
        Стивен посмотрел на нее с любопытством.
        — Довольно рискованно впервые отправляться в другую страну в одиночку.
        Оливия принялась внимательно, словно какую-то диковинку, рассматривать чашку с кофе. Наконец она ответила:
        — Я никогда не совершала ничего, что можно было бы, пусть с натяжкой, назвать рискованным поступком.
        — Совсем никогда? — мягко поддразнил Стивен.
        Оливия даже не улыбнулась. Совсем недавно она решила, что жизнь слишком коротка, поэтому не следует все время осторожничать и слушаться только рассудка.
        — Вот почему я и подумала, что надо попробовать, — серьезно сказала она и переменила позу.
        Стивен пригубил кофе и подумал, что лучше бы его гостья сидела спокойно, а то может показаться, будто она старается выглядеть соблазнительной. И тут он вспомнил: на ней же ничего нет!
        Острое желание, внезапное и неуместное, пронзило его, и Стивен сделал большой глоток кофе и почти обрадовался, когда горячий напиток обжег губы. Он украдкой бросил взгляд на часы. Осталось еще сорок пять минут. Если повезет — то меньше. Встать ему уже, наверное, не удастся.
        — Так почему вы выбрали Каир? — Стивен нарушил неловкое молчание, но так и не сумел полностью избавиться от волнения, поэтому его голос прозвучал немного напряженно.
        — О, ведь это один из самых прекрасных городов мира, и я... мне нужно было...
        — Нужно было — что?
        Оливия собиралась сказать, что просто хотела уехать подальше, но тогда наверняка последуют новые вопросы, отвечая на которые придется излагать всю печальную историю. Историю, рассказывать которую она уже устала. Устала переживать случившееся снова и снова: Она приехала на берега Нила, спасаясь от воспоминаний о смерти и от ее когтистых лап.
        — Я очень хотела увидеть пирамиды. — Оливия застенчиво улыбнулась. — Это моя голубая мечта. И еще мне очень хотелось прокатиться по Нилу.
        — Но не искупаться в нем?
        — Нет, — Оливия рассмеялась, — это в мои планы не входило!
        Стивен увидел, как изменилось ее лицо, оно будто осветилось изнутри.
        — И как долго вы еще здесь пробудете? — спросил он.
        — Всего пару дней. А вы?
        В висках у Стивена снова застучало. Каир вдруг начал казаться все более привлекательным, и от этого ему стало не по себе.
        — Я тоже, — глухо ответил он и еще раз украдкой посмотрел на часы.
        А комната почему-то показалась ему теперь слишком маленькой и слишком интимной — их беседа. Оливия снова осторожно пошевелилась, усаживаясь поудобнее.
        — Сколько вам лет? — внезапно спросил Стивен, когда его гостья положила ногу на ногу и на мгновение обнажилось ее изящное бедро.
        К счастью или, наоборот — к несчастью, но Оливии было достаточно лет, чтобы понять, что Стивен не так уж к ней равнодушен. Его выдавал металлический блеск холодных серых глаз.
        — Мне тридцать.
        — Вы выглядите моложе. — Он не смог скрыть удивления.
        — Так мне все говорят. — Оливия наконец отважилась посмотреть на него и спросила: — А вам сколько?
        — Тридцать пять.
        — Вы выглядите старше.
        Их взгляды встретились, и воздух в комнате словно задрожал.
        — Я знаю, — пробормотал Стивен.
        Оливии показалось, что звуки его голоса ласкают ее кожу. Она смотрела на него, не в силах отвести глаз, запоминая каждую черту его точеного лица. Я никогда его не забуду, вдруг с грустью подумала она, никогда.
        Кофе они допили в молчании. Наконец в дверь постучали, и коридорный внес аккуратно сложенную стопку выстиранной и выглаженной одежды. Стивен передал ее Оливии.
        — Ну вот ваша одежда, — хмуро сказал он.
        Она взяла свои вещи и слегка покраснела, заметив, что его палец коснулся ее бюстгальтера и трусиков.
        — Пойду переоденусь.
        Стивену и раньше казалось, что она выглядит великолепно, но, когда Оливия вышла из ванной, он едва поверил в то, что такая перемена возможна. Он не знал, что сделали с ее одеждой в прачечной, но все выглядело совершенно новым, а высохшие и уложенные в небрежную прическу волосы женщины вновь сияли и струились, словно речные волны.
        — Вам стоит взять вот это. — Он опустил руку в карман брюк и вытащил несколько банкнот.
        — Зачем это? — сердито спросила Оливия.
        — Разве вы не уронили кошелек в воду? — мягко напомнил Стивен. — Вам же надо как-то добраться до своей гостиницы?
        — Я не могу взять у вас деньги! — запротестовала она.
        — Как хотите. Можете считать, что я даю вам в долг. Вернете завтра, если пожелаете.
        Оливия помешкала, но потом все же взяла деньги и положила в задний карман джинсов.
        — Я верну. Спасибо.
        Стивен проводил свою гостью до дверей отеля, стараясь убедить себя в том, что больше никогда не увидит Оливию Фаррелл.
        И очень удивился, когда понял, что от этих мыслей ему стало почему-то больно.
        2
        Ты сошла с ума и ведешь себя легкомысленно, говорила себе Оливия, отправляясь на следующее утро на встречу с Стивеном Гордоном.
        Щеки ее горели румянцем, походка стала пружинистой и легкой. Она старалась убедить себя, что вовсе не ради этой встречи долго сегодня решала, что надеть, и остановилась на легком голубом платье под цвет глаз и на босоножках, визуально делавших ее ноги длиннее.
        Деньги, египетские фунты, Оливия положила в конверт. Возможно, Стивена в отеле и не будет, рассуждала она, тогда конверт можно будет просто оставить у портье и попросить передать постояльцу.
        Чем ближе Оливия подходила к отелю, в котором жил Стивен, тем большее волнение охватывало ее. Впрочем, даже если он сейчас у себя в номере, убеждала себя Оливия, то вероятнее всего просто возьмет деньги и поблагодарит. А если я совершу глупость и попытаюсь задержаться, чтобы оттянуть расставание, то увижу на лице моего вчерашнего спасителя слегка насмешливое, ироничное выражение.
        Сделав глубокий вдох, Оливия вошла в холл. К ее удивлению, сидевший за стойкой вчерашний служащий улыбнулся ей, как старой знакомой, быстро поднял трубку телефона и что-то сказал.
        Когда Оливия подошла к стойке, он уже положил трубку на рычаг.
        — Добрый день, мисс Фаррелл. — На его лице сияла приветливая улыбка.
        — Вы знаете мое имя? — удивилась Оливия.
        Улыбка стала еще шире.
        — Ну конечно! Мистер Гордон попросил меня позвонить ему сразу же, как только вы появитесь.
        Что ж, это уже кое-что, подумала Оливия. По крайней мере, он не считает, будто я могу бесследно исчезнуть с его деньгами. Она поспешно достала из сумочки конверт.
        — Могу я попросить вас передать это мистеру Гордону? Не хочу задерживаться. Мне...
        — Но вы ведь не собираетесь убегать от меня, мисс Фаррелл? — раздалось за ее спиной.
        Оливия обернулась и наткнулась на твердый и внимательный взгляд серых глаз. И в тот же миг забыла обо всем. Совершенно обо всем.
        — Привет, Стивен, — пролепетала она.
        — Привет, Оливия, — насмешливо отозвался он, окидывая ее любопытным взглядом.
        Он догадался, что я вырядилась ради него! — запаниковала Оливия. Она протянула Стивену конверт.
        — Вот, принесла вам деньги.
        — Я так и понял.
        — Не могу выразить, насколько я благодарна вам за то, что пришли мне на помощь. Не знаю, что бы я без вас делала. — К горлу Оливии подступил комок, говорить стало трудно. Она с трудом перевела дыхание. — В общем, мне пора идти...
        Стивен не дал ей договорить, легонько прикоснувшись кончиками пальцев к обнаженной руке. Прикосновение было едва ощутимым и вполне невинным, но от возбуждения кожа Оливии покрылась мурашками. У Стивена тоже вдруг перехватило дыхание, в глазах потемнело.
        Вот так и начинается безумие, подумал он и мягко предложил:
        — Почему бы не сходить куда-нибудь? Сегодня прекрасный день. Мы оба здесь сами по себе. Почему бы вместе не осмотреть достопримечательности? — Он помолчал, словно давая Оливии возможность отказаться, а потом тоже спросил: — Впрочем, возможно, вы предпочитаете одиночество?
        А что, подумала Оливия, разве не для этого я приехала в Каир? Сбежать подальше от всех. Избавиться от сочувствующих взглядов, которыми близкие провожают каждый мой шаг.
        От Стивена ей убегать не хотелось. Только не от него.
        — Вообще-то я не очень люблю быть одна, — как можно небрежнее сказала Оливия.
        Стивен едва не рассмеялся, услышав этот деланно равнодушный тон. Интересно, мисс Фаррелл всегда ведет себя так загадочно? Румянец на щеках и сияющие глаза — не что иное, как откровенное приглашение: «иди и возьми меня». И в то же время попытки равнодушно отвечать на вопросы, намек на желание вообще прекратить всякое общение. Эта женщина своим поведением сбивала Стивена с толку, чего давно никому не удавалось.
        — Итак, да или нет? — спросил он.
        Не уверена, что поступаю правильно, подумала Оливия, но все же улыбнулась и кивнула.
        — Да.
        Она тряхнула головой, отбрасывая за плечо волосы. Стивен заметил, как колыхнулись под тонкой тканью платья ее груди, и внезапно его пронзило острое, дикое желание затащить Оливию куда-нибудь, овладеть ею, сделать своей. Ужаснувшись подобным мыслям, он на мгновение закрыл глаза, чтобы не выдать себя взглядом, а потом предложил:
        — Тогда, может, расскажете, что вы уже успели посмотреть? — Ему показалось, что голос все-таки подвел его. — И где бы вам хотелось пообедать?
        От Оливии не ускользнула легкая скованность Стивена, она заметила, как потемнели от желания и сверкнули его глаза. Столь явное проявление чувств должно было бы напугать ее, но никакого страха она не ощутила.
        — Я осмотрела пирамиды Гизы, видела Сфинкса, побывала в Каирском музее, мечети, на Золотом базаре, — добросовестно перечислила Оливия. — А что касается обеда... Даже не знаю. — Она замялась — денег у нее было мало, и Оливия обходилась без ланча.
        От внимания Стивена не укрылось ее легкое замешательство. Интересно, как она питается?
        — Тогда давайте пойдем и осмотрим то, что вы еще не видели, — любезно предложил он.
        Они вышли на залитую солнечным светом улицу, но Оливии пришлось сделать усилие, чтобы вспомнить, где она находится. Еще вчера город казался самым сказочным местом земного шара, сегодня же ей было трудно думать о чем-то другом, кроме как о шедшем рядом с ней мужчине.
        К счастью, она имела некоторое представление о том, что они осматривают, — в последние недели перед поездкой Оливия прочитала несколько книг о Египте. Где черпал информацию Стивен, ей было неизвестно, но в знании города он не уступал ей.
        Стивену нравилось, что у Оливии острый ум, что ее мысли схожи с его мыслями. Ему нравилось, что она тщательно изучила город. Глядя на спутницу, на ее светлые волосы, сиявшие золотом под лучами полуденного солнца, на изящную шею, Стивен чувствовал, как начинает учащенно биться сердце. В Оливии была какая-то хрупкость, редко встречающаяся у современных женщин, и ему отчаянно захотелось обнять ее, сжать в объятиях и... отнести в кровать.
        Стивен поймал себя на том, что они провели вместе почти два часа, а Оливия не задала ни одного вопроса о его жизни. Он заметил, что и о себе она избегает говорить.
        А почему бы и нет? — с внезапным ощущением легкости подумал вдруг он. Разве анонимность уже сама по себе не является свободой? Разве я не живу такой жизнью, в которой люди судят обо мне еще до знакомства, основываясь только на услышанном?
        — Пожалуй, нам стоит попытаться найти кафе и перекусить, — сказал Стивен, посмотрев на часы.
        Оливия заглянула в темно-серые глаза стоящего рядом Стивена, и по ее коже прокатилась теплая волна возбуждения.
        — Я не голодна.
        — Потому вы такая худая? — строго спросил Стивен. — Вы всегда пропускаете ланч, да? — Заметив, что Оливия обиженно поджала губы, он негромко продолжил: — Я не говорю, что это для вас плохо. У вас красивые тонкие черты лица и стройные изящные ноги. Полагаю, вы стараетесь держать себя в форме, как и все женщины.
        Оливия опустила глаза и уставилась на выглядывавшие из босоножек кончики пальцев. Сегодня она заставила себя покрыть ногти розовым лаком, надеясь, что невинный и ничего не значащий ритуал каким-то образом вернет ее к нормальной жизни.
        — Оливия, в чем дело? Я хотел сделать комплимент. Я вас обидел? Смутил? — нежно допытывался Стивен.
        Она снова подняла голову. Наверное, сейчас самое подходящее время, чтобы объяснить, что впервые за все время после смерти Джонни с ее плеч свалилось тяжкое бремя. Но если она скажет это, то опять окажется в нежелательной роли невесты, оставшейся без жениха. Не эгоистично ли с ее стороны желать какой-то другой роли, желать, чтобы солнце согрело и оживило щеки? Можно ли позволить себе наслаждаться восхищением во взгляде вот этого, стоящего рядом, мужчины? Можно ли снова почувствовать себя живой и желанной?
        Оливия тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли, и заставила себя улыбнуться. И, к своему удивлению, почувствовала, как это здорово — улыбаться.
        Стивену ее улыбка показалась солнечным лучом, пробившимся из-за туч.
        — Чем вы могли меня обидеть? Тем, что сказали, что я худая? Перестаньте, Стивен. Вы когда-нибудь слышали, чтобы женщину можно было этим огорчить?
        — Пожалуй, вы правы, — согласился он.
        Если подумать, ему и самому не очень-то хотелось есть. Вот чего-нибудь другого...
        Стивен представил вкус ее губ, аромат дыхания... и потряс головой, стараясь не думать о том, что соблазнительно рисовало воображение.
        — Тогда давайте выпьем кофе с пирожными в «Гроппи», это самое изысканное кафе Каира, — предложил он. — День сегодня жаркий, а в кафе прохладно.
        Они сели за столик и сделали заказ. Стивен подумал, что никогда не ел подобных пирожных, столь восхитительно легких, таящих во рту. А вот Оливия проглотила ровно два небольших кусочка.
        — Должно быть, из-за жары нет аппетита. — Она пожала плечами, заметив его насмешливо-вопросительный взгляд.
        — Должно быть, — повторил он ее отговорку, понимая, что отсутствие у них обоих аппетита не имеет никакого отношения к температуре воздуха.
        Потом Стивен — точь-в-точь как профессиональный гид — повел Оливию по городу. Он будто вознамерился показать ей все за оставшееся до вечера время. Оливия едва поспевала за ним, спрашивая себя, чем вызван этот внезапный «забег», но, словно околдованная Стивеном, послушно шла все дальше и дальше.
        Они стояли бок о бок на мосту Эйфеля, того самого, который построил не только знаменитую парижскую башню, но и этот ажурно-кружевной мост через самую длинную и полноводную реку мира.
        — Подумать только, — сказала вдруг Оливия. — Сколько тысяч туристов так же стояли здесь, очарованные этим удивительным городом.
        Стивена подхватила волна необъяснимого восторга.
        — Вы имеете в виду, очарованных так же, как и мы?
        — Да. — Оливии показалось совершенно естественным, что его мысли и чувства совпали с тем, что думала и испытывала она, но ее голос все же дрогнул. — Именно это я и имела в виду.
        Я хочу ее, подумал Стивен. И она хочет меня.
        — Вы поужинаете со мной сегодня вечером, Оливия? — внезапно спросил он.
        Она ответила, не колеблясь и не думая, что уступает слишком легко:
        — Вы же знаете, что да.
        Сердце Стивена забилось от волнующего предвкушения встречи.
        — Скажите, где вы остановились, и я зайду за вами в восемь.
        — Этого не нужно.
        — Но я настаиваю, — мягко возразил он.
        Однако гордость Оливии не уступала его решимости. Должно быть, он богат, раз живет в таком отеле. Ей не хотелось, чтобы он увидел ее скромную маленькую гостиницу — это только подчеркнуло бы, сколь велика пропасть между ними. Сейчас они близки к тому, чтобы быть на равных. Пусть так и останется. Ей хотелось удержать это состояние.
        — Мы встретимся у входа в музей. Честное слово, Стивен, я желаю чувствовать себя независимой!
        — Иногда мужчине не хочется, чтобы женщина была независимой, — не уступал он. Стивену не верилось, что он сказал это, но ведь сказал же! И даже взял ее за руку, почувствовав, как дрогнула ладонь Оливии в его горячих пальцах. — Вы всегда так чертовски упрямы?
        Нечто похожее на отчаяние послышалось в его голосе, и сердце Оливии радостно забилось от восхитительного предчувствия. У нее возникло ощущение, что ее влечет туда, где ждет нечто, отвергающее любую логику. Это было освобождение, полное и окончательное, она перестала быть прежней Оливией — убитой горем, оставшейся без жениха. На какой-то миг, волшебный миг, она оказалась на грани чего-то сказочно прекрасного.
        — Я упряма, только если это требуется. — Она улыбнулась.
        Наступила долгая тревожная пауза.
        — Но я привык, чтобы все было по-моему, — твердо сказал Стивен.
        — Я знаю. Это заметно.
        Она посмотрела на его пальцы, все еще сжимавшие ее запястье, и он разжал их, озадаченный собственным поступком. Стивен знал, что имеет репутацию человека, всегда контролирующего себя, так почему же теперь он ведет себя так, словно бьется за первую роль в каком-нибудь вестерне?
        — Я не слишком назойлив? — спросил Стивен, жалея, что теперь не ощущает в своей ладони атласа ее кожи.
        Оливия ответила, уже садясь в такси, бесшумно остановившееся рядом с ними.
        — Нет, разве что чуть-чуть. — Она едва заметно улыбнулась и помахала рукой. — Увидимся в восемь.
        Стивен смотрел вслед удаляющемуся автомобилю, пока тот не исчез из виду.
        3
        Оливия опаздывала уже на двадцать минут. Никогда прежде ни одна женщина не заставляла его ждать, и Стивен никак не мог понять, заинтригован он или раздражен.
        И тут он увидел ее. На Оливии было облегающее платье, полупрозрачная накидка прикрывала плечи, а туфли на высоких каблуках удлиняли восхитительные ноги.
        Оливия сразу же заметила высокую внушительную фигуру Стивена, словно оттеснившую все остальное на второй план. Под светлым костюмом легко угадывалось крепкое мускулистое тело. По крайней мере, внешне Стивен казался совершенно спокойным, и, лишь подойдя ближе, она увидела, что он едва сдерживает напряжение.
        Вернувшись в свой номер после экскурсии, Оливия уже почти решила, что никуда не пойдет, и несколько раз поднимала трубку телефона, собираясь позвонить Стивену. Она говорила себе, что ввязывается в нечто такое, чего не планировала и с чем может не справиться.
        Или не сможет остановить.
        И все же не позвонила — помешало что-то, не понятное ей самой. Возможно, это было воспоминание о чудесном моменте, когда она впервые увидела Стивена и после которого осталось понимание, что если ей суждено никогда его больше не встретить, то и мир уже никогда не станет прежним.
        Когда Оливия подошла ближе, Стивен улыбнулся, но не сделал и шага навстречу. Пусть подойдет ко мне, подумал он. Ему было приятно смотреть, как она двигается: ее бедра чуть-чуть покачивались при ходьбе, а ноги переступали так легко, словно летели над мостовой. Стивен представил, как эти бедра вдавливаются в матрас под сокрушающей тяжестью его тела, и затаил дыхание. Ну, давай, девочка, мысленно повторял он, иди ко мне.
        — Привет! — чуть задыхаясь от быстрой ходьбы, произнесла Оливия и почувствовала, как под его зовущим взглядом у нее перехватило горло.
        Вот так. Никаких смущенных извинений за опоздание. Никаких застенчивых объяснений. Ее беззаботность еще сильнее распаляла желание Стивена, обостряя все чувства.
        — Привет! Ну, куда мы пойдем? — спросил он.
        Оливия подумала, что в облике ее случайного знакомого появилось нечто новое, опасное. Какая-то угроза, которая должна была бы испугать ее, но вместо этого только наполнила ощущением почти невыносимого волнения. И неизбежности.
        — Вы знаете город куда лучше меня, — глухо ответила она. — Вы и выбирайте.
        — Ладно, — непринужденно согласился Стивен и на мгновение ощутил раскаяние — как будто это не он простоял целый час под душем, решая, куда именно ее отвести.
        Да, совсем недавно он стоял под струей холодной воды и чувствовал, как крепнет в нем желание при одной мысли о том, что меньше суток назад Оливия стояла нагая под этими же обжигающими ледяными иглами.
        Впрочем, Стивен сомневался, что его гостье понадобился ледяной душ. Вряд ли ей требовалось укротить желание, подобное тому, которое одолевало его с неведомой прежде силой.
        Выбранный им ресторан находился неподалеку от музея и славился своей кухней. Тихий и уютный, но совсем не старомодный. Лишь когда они расположились в полумраке уединенной ниши, Стивен смог наконец облегченно вздохнуть. Она здесь! — восторженно подумал он. Оливия рядом! Ему захотелось протянуть руку и распустить ее аккуратно собранные на затылке волосы, чтобы они упали ей на плечи.
        — Вы прекрасно выглядите, — тихо сказал Стивен.
        Оливия чуть помолчала, наслаждаясь комплиментом, и скромно проронила:
        — Спасибо.
        — Я думал, вы не придете.
        Стивену не верилось, что с его языка слетают подобные слова. Разве суровые уроки детства не доказали ему, что он проведет всю жизнь в стремлении к неуязвимости?
        — Я уже почти решила не идти.
        О Боже, подумала Оливия, только не спрашивай почему. Потому что я могу ответить, что догадываюсь, чем грозит закончиться этот вечер.
        — И что заставило вас передумать?
        — Я проголодалась.
        Стивен рассмеялся. Подошедший официант вручил им папки с меню. У Оливии дрожали руки. Интересно, заметил ли Стивен мое волнение? — подумала она.
        Он заметил. Но, и не глядя на ее дрожащие пальцы, Стивен понимал, что Оливия находится в том же состоянии лихорадочного возбуждения, до которого он довел себя. Это было видно и по ее пылающим щекам, и по взволнованному блеску глаз. Это было заметно по припухшим влажным губам, приоткрывшимся словно в ожидании поцелуя. Об этом говорили расцветшие бутоны ее маленьких грудей, натянувшие шелк платья.
        Оливия держала перед собой меню, но вместо букв видела глаза сидящего перед ней мужчины.
        — Если хотите, я сделаю заказ сам, — вызвался Стивен.
        Странно, но она была благодарна ему за предложение, которое в обычных условиях вызвало бы у нее негодование.
        — Да, пожалуйста.
        Стивен пробежал глазами перечень блюд. Пожалуй, единственное, что он съел бы, это королевские креветки в маринаде и гроздь винограда. В эту минуту мысли о еде перестали его занимать.
        Стивен подвинулся ближе к столу, радуясь, что плотная белая скатерть скрывает явные признаки желания. Волнуюсь, как на первом свидании, мрачно подумал он, тщетно вспоминая, когда еще его так возбуждала женщина, к которой он пока даже не прикоснулся.
        Стивен заказал салат, креветки и бутылку белого вина «рицина». Официант почти сразу же вернулся с бутылкой напитка с кедрово-смолянистым запахом и разлил вино по бокалам. Однако Оливия пьянела уже от одной легкой улыбки своего спутника.
        — Не знаю, нужно ли мне вино, — призналась она.
        — Я тоже.
        Оливия пригубила вино и неожиданно почувствовала странную робость. Она опустила глаза, боясь того, что может увидеть в серых глазах сидящего напротив мужчины, как и того, что он наверняка сумеет прочитать в ее взгляде.
        — Знаете, мы провели вместе почти целый день, а я о вас совершенно ничего не знаю, — негромко заметил Стивен. — Я не привык, что женщины напускают на себя такую загадочность.
        Оливия поставила бокал на стол. Ну вот и наступила эта минута... Разговор на тему «кто вы такая». Разговор, которого она отчаянно не хотела. Трагедия коснулась ее, и все изменилось. Стоит только людям узнать, в чем дело, и они начинают относиться к ней иначе, а Оливии не хотелось, чтобы Стивен вел себя по-другому. Пусть бы он продолжал оставаться таким, какой есть.
        — Что именно вы хотите узнать? — с напускным равнодушием спросила она.
        Стивен прищурился. Большинство женщин любят поговорить о себе. Дай им только начать — и не остановишь.
        — Допроса не будет, — мягко успокоил он Оливию и подался вперед. В его глазах запрыгали лукавые огоньки. — А что? Неужели вы скрываете какую-то темную, страшную тайну? Только не говорите... в своей настоящей жизни вы — стриптизерша?
        Этот возмутительный вопрос немного ослабил напряжение, и Оливия невольно улыбнулась.
        — Нет, у меня более волнующее занятие! На самом деле я работаю в книжном магазине.
        — В книжном магазине? — медленно повторил он.
        — Вот именно. — Теперь настала ее очередь поиздеваться. — Там продают книги. Знаете, это такие штуки, состоящие из склеенных страниц.
        — А почему вы работаете в книжном магазине?
        Оливия сделала глоток вина.
        — Люблю книги. Я романтик по натуре, меня вполне удовлетворяет небольшая зарплата. Хотите, чтобы я продолжала?
        — Всю ночь, — пробормотал Стивен. — Всю ночь.
        Но тут подали восхитительно пахнущие креветки, и Стивен мрачно уставился в свою тарелку. Как бы ему хотелось знать Оливию подольше! Как бы ему хотелось, чтобы она уже была его любовницей — тогда он мог бы предложить ей оставить еду нетронутой и отправиться прямиком в отель. В постель.
        — А где находится ваш книжный магазин?
        Оливия терзала кусочек хлеба.
        — В Глостере, штат Массачусетс. Доводилось бывать?
        — Нет. Никогда.
        Оливия задержала взгляд на впадинке над его верхней губой и без всякого смущения представила вдруг, как было бы восхитительно провести языком по ее четким очертаниям.
        — А вы? Где вы живете? Чем занимаетесь? Должно быть, вы важная птица, не зря же ваша фирма оплачивает проживание в роскошном отеле.
        Стивен колебался. Когда люди говорят, что, имея деньги, ты имеешь все, они не понимают, что деньги это еще и обязательства. Нелепо считать себя слишком высокооплачиваемым, но он уже давно осознал, что богатство имеет свои недостатки. Когда человека называют богатым — в мире, где деньгам поклоняются с большим рвением, чем Богу, — многие стремятся свести с таким знакомство, руководствуясь далеко не лучшими побуждениями.
        Стивену нравилось, как мило и просто ведет себя с ним Оливия. Давно уже никто не обращался с ним, как с равным. И, если хотя бы намекнуть, сколько он действительно стоит, не станет ли она смотреть на него снизу вверх?
        — О, я всего лишь ловкий делец, — наконец сказал Стивен.
        — И чем занимается ловкий делец?
        Он улыбнулся.
        — Всем понемножку. Продаю и покупаю. Недвижимость, предметы искусства. Иногда даже автомобили. Случается, и лошадей. — Он подлил Оливии вина и, уже не скрывая, что не хочет продолжать тему, закончил: — Все это очень скучно. Как вам креветки?
        — Очень вкусные, никогда таких не ела.
        Однако, когда официант убирал тарелки, Стивен заметил, что Оливия едва притронулась к еде. Как и он. А между тем возбуждение не проходило. Скорее даже наоборот...
        Оливия заметила, как потемнели глаза Стивена, и вдруг ощутила слабость во всем теле. Они смотрели друг на друга через стол не отрывая глаз, и все остальные звуки отступили, словно на всей земле остались лишь они двое.
        — Вы не хотите десерта? — осведомился официант. Он повторил вопрос уже в третий раз. — Или кофе?
        Стивен очнулся, его губы дрогнули в улыбке.
        — Я подумал, что вместо кофе можно попробовать что-нибудь другое.
        — Да, — согласилась Оливия, охваченная нервным возбуждением. Она прекрасно поняла, что Стивен имеет в виду, однако это не вызвало у нее протеста, испуга или негодования. — Да, наверное, можно, — повторила Оливия.
        Словно в полусне, она позволила Стивену прикрыть ее плечи накидкой и вздрогнула, ощутив легкое прикосновение его пальцев к своей ставшей вдруг невероятно чувствительной коже. В горле у Оливии пересохло, словно она наглоталась пыли. Стивен взял ее за руку и вывел из ресторана в уже опустившуюся на город звездную ночь.
        — Ты дрожишь, — негромко сказал он и медленно провел пальцем по ее изящной белой шее. — Опять.
        — Д-да.
        Стивен снял пиджак, набросил его на плечи Оливии, и она почти утонула в нем.
        — Теперь ты замерзнешь.
        — Не думаю, что мне грозит такая опасность, — мягко возразил он, обнимая ее за талию и наклоняясь, чтобы поцеловать.
        Сердце Оливии готово было выскочить из груди, когда ее губы раскрылись навстречу первому прикосновению его губ. Какой-то нерешительный голос внутри еще бормотал, что надо остановиться, но Оливия не вняла ему. Да и кому под силу остановить стихию?
        Стивен вдыхал в нее жизнь, согревал ее кровь, с удвоенной скоростью побежавшую по венам. Словно до сих пор Оливия была какой-то безжизненной статуей, а теперь... теперь...
        — Стивен... — умоляюще прошептала она. — Стивен...
        Но все слова утонули в сладкой нежности его губ. Желание пронзило его как стрела.
        — О Боже... Да, Оливия, — простонал он сквозь стиснутые зубы. — Да, да, да!
        Он привлек ее к себе, и Оливия ощутила силу его желания. Теперь Стивен точно знал, что долго так продолжаться не может. Огромным усилием воли он оторвался от ее губ и ошеломленно посмотрел в ее огромные глаза.
        — Кажется, мы оба сходим с ума, — с отчаянием простонал он, переводя дыхание. Прохладный ночной воздух обжег легкие. — Давно я не терял голову так безнадежно, — словно извиняясь, пробормотал Стивен.
        Ему всегда нравился комфорт, но сейчас им овладело дикое, необузданное желание увести эту, лишь вчера встреченную женщину в ближайший темный закуток, прижать к какой-нибудь древней стене и овладеть ею.
        Оливия не испытывала ни страха, ни стыда. Только всепоглощающую потребность быть около этого мужчины. Она осторожно, словно пытаясь лучше узнать Стивена, провела пальцем по его суровому лицу и прошептала:
        — Кажется, я тоже теряю рассудок...
        Стивен заставил себя задать вопрос, и это показалось ему самым трудным в жизни:
        — Хочешь, я отведу тебя в твою гостиницу? Или...
        — Или что? — тихо спросила она.
        — Или пойдем ко мне? Мы могли бы все же съесть десерт и выпить кофе. Как ты думаешь? Тебе нравится мое предложение?
        — Да, — шепнула Оливия, зная, что кофе ему хочется не больше, чем ей.
        Тогда Стивен взял ее под руку и повел по темным улицам. Его близость кружила Оливии голову, она не понимала, где они и куда идут, так что Стивен мог бы увести ее хоть на край света — ей было все равно.
        Лишь когда они оказались в его роскошном номере, Оливия вдруг осознала всю нелепость того, что она уже сделала и что собиралась совершить.
        Надо остановиться, сказала она себе, остановиться прямо сейчас. Но чем больше Оливия всматривалась в завораживающий блеск полуприкрытых длинными густыми ресницами глаз Стивена, тем труднее ей становилось прислушиваться к голосу рассудка. Потому что теперь отнюдь не разум руководил всеми ее поступками.
        Когда-то Джонни, погибший жених Оливии, сказал, что в мире нет ничего неизменного и предопределенного. Его смерть стала особенно ярким и неоспоримым доказательством хрупкости жизни. Оливия понимала, что может прямо сейчас уйти из номера, но тогда — в этом она была почему-то абсолютно уверена — ей никогда больше не доведется увидеть Стивена Гордона. Никогда больше она не изведает тепло его объятий, не почувствует восхитительную сладость его поцелуев.
        Подчиняясь последнему порыву благоразумия, Оливия повернулась к Стивену, собираясь сказать ему, что ей все-таки лучше уйти, но эта слабая попытка протеста тут же оказалась подавленной, когда требовательные мужские губы прильнули к ее губам. Сладкий стон Оливии подтвердил ее капитуляцию. А в следующее мгновение она уже забыла обо всем на свете.
        Стивен расстегнул заколку в ее волосах, и тяжелые золотые пряди густыми волнами тут же упали на плечи Оливии. Словно откуда-то издалека до нее донесся его голос:
        — О Боже, Оливия, какие у тебя волосы — они как догорающий закат! Как ты красива!
        Ей никогда не приходилось слышать таких обольстительных слов, испытывать их сладкую, нежную силу.
        — Стивен, — тихонько, словно умоляя о чем-то, позвала она.
        — Я хочу видеть тебя, видеть твое тело в лунном свете. Я хочу раздеть тебя! — прошептал Стивен, нащупал язычок «молнии» на ее платье, медленно расстегнул, покрывая поцелуями лицо Оливии и чувствуя, как расходится под его рукой шелк платья.
        Оливия едва не задохнулась от прикосновения мужских пальцев к ее горящей коже, задрожала, когда руки Стивена властно легли на ее талию. А он уже целовал ее шею, и Оливия, чувствуя, как платье скользит все ниже по бедрам, внезапно поддалась порыву стыдливости и уткнулась лицом в плечо Стивена.
        — Боже, ты сводишь меня с ума, — хрипло произнес он, когда одежда с мягким шорохом упала на пол у ее ног.
        Стивен прервал наконец свои поцелуи и восхищенно смотрел на Оливию. Вид полуобнаженной прекрасной женщины поверг его в благоговейный трепет. Белый ажурный бюстгальтер, через который просвечивали набухшие розовые соски, и узкая полоска кружевных трусиков, ничуть не скрывавших рыжевато-золотистого треугольника волос. А еще восхитительно невесомый на вид пояс, поддерживавший почти невидимые и неосязаемые чулки.
        Стивен стремительно терял самообладание. Куда подевалось незатейливое белье из хлопка, которое было на ней еще вчера? То, которое он отправил в прачечную? То, которое годилось для обольщения разве что пышущих здоровьем фермеров? Он не мог отвести глаз от изящных изгибов женского тела, недоверчиво касаясь его ладонью.
        — Ты надела это ради меня? — дрогнувшим голосом спросил он, поглаживая чуткую кожу ее живота.
        — Да...
        — Моя милая мучительница. Ты... прекрасна! — Стивен перевел дыхание и прошептал: — Таких изысканных вещей я не видел.
        Оливия покраснела. Это белье покупалось как часть ее приданого, и она собиралась носить его во время медового месяца, которого так и не дождалась. Взять белье в поездку Оливию уговорила мать, обеспокоенная состоянием дочери.
        — Женщина в хорошем белье всегда чувствует себя лучше, — уверяла она. — Да и жаль, если такая красота будет просто лежать на полке в шкафу.
        Не желая ссориться по пустякам, Оливия уступила матери и сунула сексуальный гарнитур на самое дно чемодана. И вот сегодня, словно по наитию, она выбрала именно этот комплект, когда одевалась, чтобы пойти на встречу со Стивеном. Может быть, втайне она мечтала увидеть его восхищенный взгляд?
        Стивен наклонился, нежно поцеловал Оливию в губы и мягко приказал:
        — Иди в постель. Я сейчас разденусь.
        Оливия тут же скользнула под одеяло, радуясь, что Стивен избавится от одежды без ее помощи. Вряд ли она смогла бы расстегнуть хоть одну пуговицу — руки у нее просто тряслись. Глядя, как Стивен снимает шелковую рубашку, Оливия машинально прижала руки к груди, и пальцы нащупали тонкую золотую цепочку с кольцом.
        Ее обручальное кольцо!
        Стивен наклонился, чтобы снять туфли, и Оливия, воспользовавшись моментом, расстегнула замочек. Она уже хотела незаметно положить цепочку на пол, когда Стивен взглянул на нее. Увидев, как Оливия стыдливо натянула одеяло до подбородка, он только улыбнулся — ее робость доставила ему удовольствие.
        — Ты такая милая, — пробормотал он. — Такая милая.
        Оливия слабо улыбнулась в ответ.
        А вот к нему слово «милый» никак не подходит. Сильный, загорелый и... возбужденный. Наверное, при других обстоятельствах вид сильного крепкого мужского тела испугал бы ее, но сейчас Оливия была очарована, ее переполняло томительно-сладкое желание.
        Стивен занялся брючным ремнем, и Оливия, выпростав руку из-под одеяла, осторожно выпустила цепочку, которая тонкой золотой змейкой скользнула на ковер.
        В следующую секунду Стивен снял брюки, и Оливия невольно зажмурилась, а, когда открыла глаза, он уже стоял над ней и нежно вглядывался в ее лицо.
        — Стесняешься?
        — Немного.
        — Мне это нравится.
        — Правда?
        — Да... Но, если подумать, мне все в тебе нравится. И то, как твои золотистые волосы рассыпались по моей подушке. И твоя кожа, белая, как первый снег. — Стивен приподнял одеяло и лег рядом с Оливией. — Иди сюда, — ласково позвал он, заключая ее в теплые объятия.
        Их тела соприкоснулись, мускулистая грудь Стивена прижалась к упругим нежным холмикам груди Оливии, и Оливию захлестнула волна небывалого острого наслаждения, когда она через несколько мгновений почувствовала, как мужские губы прильнули к ее соску.
        — Стивен... — беспомощно прошептала она.
        — Господи, неужели я могу целовать тебя? — простонал Стивен.
        Его губы легко коснулись ее губ и тут же отступили от призывно приоткрытого влажного рта. Стивен большим пальцем коснулся соска Оливии, и по всему ее телу пробежала легкая дрожь. Он тихонько счастливо засмеялся и спросил:
        — Тебе это нравится, правда, моя милая мучительница?
        — Да! — задыхаясь, шепнула она.
        — А здесь? — Рука Стивена легла на трусики Оливии, и она застонала. — Так тоже нравится, да?
        Стивен посмотрел на нее, чувствуя, что тонет в темной глубине женских глаз. Желание переполняло его, и ему показалось, что он вот-вот взорвется. Стивен сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, пытаясь немного остыть и успокоиться, и шутливо поцеловал Оливию в кончик носа.
        — Если хорошенько подумать, — с улыбкой сказал он, — у нас впереди вся ночь...
        Стивен проснулся, когда уже рассвело. Прищурившись, он посмотрел в окно, которое вчера так и не зашторил, и увидел первые розовато-золотистые солнечные лучи нового дня.
        Рядом спала Оливия, безмятежно раскинувшись на сбитых простынях. Ему не хотелось будить ее. И не только потому, что, истощенные страстью, они обессиленно уснули всего пару часов назад. Нет, просто ему требовалось хотя бы немного времени, чтобы разобраться во всем произошедшем.
        Впрочем, что именно случилось, Стивен знал. У него даже во рту пересохло. Они провели эту ночь, воплощая в жизнь все известные ему сексуальные фантазии и выдумывая новые. Как будто в таком деле, как занятие любовью, существовало множество неведомых ему прежде вариаций. Похоже, этой ночью им обоим казалось, будто мир летит в тартарары, и они жадно и нетерпеливо спешили познать все чувственные радости, известные человеку и доступные мужчине и женщине.
        Стивен вздохнул, почувствовав, как пробуждается желание. Нет, если разбудить Оливию сейчас, то все случится еще раз, а ему — как бы сильно он ни желал повторения — необходимо все обдумать.
        Потому что, если уж быть до конца честным, Стивен вел себя так, как никогда в жизни. И даже не представлял, что способен на подобное. Он провел ночь, занимаясь любовью с незнакомкой! С женщиной красивой, умной и обаятельной, но — все же незнакомой.
        Стивен снова посмотрел в окно — небо уже окрашивалось в нежный персиковый цвет. Годы и жизненный опыт позволяли ему понять, что случившееся между ним и Оливией ночью — не просто секс. И все-таки приходится признать, что он вел себя безрассудно, утратил контроль над собой. Да, близость с Оливией доставила ему удовольствие, но одобрить свое поведение он не мог.
        Оливия что-то пробормотала и сонно потянулась под простыней. Глядя на манящие очертания ее стройного тела, Стивен вновь ощутил страсть, нарастающую как приливная волна и заполняющую каждую клетку его тела.
        — Вот ведь дела... — пробормотал он.
        Оливия открыла глаза и словно наткнулась на пронзительный взгляд Стивена. Соблазнительно сладкие воспоминания ночи пронеслись перед ней в мучительно дразнящем танце. Но теперь вместе с пробуждением к ней опять пришли сомнения. Она уступила мужчине, которого едва знает, отдалась, отринув все предосторожности и запреты. И что теперь?
        — Который час? — неуверенно спросила она.
        — Еще рано. — Стивен склонился над ней. Его широкая, поросшая волосами грудь притягивала взгляд Оливии как магнит. — Это все, что ты хочешь сказать?
        Его близость растопила все сомнения Оливии. Она поддалась соблазну и, положив руку на грудь Стивена, коснулась пальцем твердого, почти плоского соска. Стивен застонал, потянулся к ней. Его ладонь легла на живот Оливии, потом скользнула ниже, к горячему, влажному и открытому для любви лону.
        Стивен прижался к Оливии, целуя ее губы, ресницы, щеки.
        — Ты всегда по утрам такая доступная? — пробормотал он ей прямо в ухо, прикрытое завитком золотых волос.
        Он опустил руку и стал шарить у кровати в поисках пакетика с презервативом. Пальцы наткнулись на что-то металлическое, похожее на кольцо, но Стивен отшвырнул его в сторону, торопясь найти упаковку.
        Оливию сводила с ума его нетерпеливая напряженная плоть и собственная полная готовность принять ее. Прошлой ночью Стивен не только вернул ее к жизни, но и дал возможность ощутить себя равной ему. Ничто из того, что она говорила или делала, не шокировало его. Оливия с готовностью принимала все, что он предлагал ей. Это была поистине безумная ночь. Конечно, Оливия не собиралась сравнивать Стивена со своими прежними мужчинами, но прежде ей и в голову не приходило, что плотская любовь может быть столь свободной и раскованной, разнообразной и одухотворенной.
        И теперь, вооруженная новым знанием, Оливия озорно улыбнулась и решительно отобрала у Стивена презерватив.
        — Ничего, если я помогу тебе?
        Он весело рассмеялся и тут же смолк. Странно, но сейчас она могла делать с ним все, что захочет, и он знал, что будет лежать смирнехонько и улыбаться от удовольствия. Черт побери, что с ним случилось? Обычно он брал инициативу в свои руки. Куда подевалось все его умение держать ситуацию под контролем?
        — Сделай это, девочка, — попросил он.
        Оливия толкнула Стивена на подушку и склонилась над ним, обхватив своими длинными ногами.
        — Как быстро удалось с тобой договориться, — прошептала она, медленно, словно дразня, натягивая резинку и поглаживая упругую, подрагивающую мужскую плоть. — Так не поступают деловые люди!
        — О Боже... — простонал Стивен. — Боже! Ну почему так медленно?!
        — Но ты сам виноват, Стивен. Нельзя же быть таким... длинным.
        Он позволил Оливии еще немного помучить его, затем без всяких усилий опрокинул ее на спину. И снова началась дразнящая игра — прелюдия к основной теме симфонии, которую им предстояло сыграть. Все было так же, как ночью, но что-то изменилось для Стивена. Ушло какое-то непередаваемое волшебное очарование страстной восточной ночи, солнце стремительно вставало над горизонтом — начинался новый день, со всеми его сомнениями, и теперь Оливия, увидев, как темны его глаза, могла только гадать, о чем думает ее возлюбленный.
        — Знаешь, — задумчиво произнес Стивен, решив, что теперь наступила его очередь подразнить Оливию, — я всегда думал, что девушки из книжных магазинов робки, застенчивы и скромны.
        — А разве я не такая?
        Он улыбнулся, но в этой улыбке было что-то странное.
        — Нет. Ты очень плохая девочка и не оставляешь мне выбора, поэтому придется сделать вот так...
        В следующую секунду Стивен обрушил на Оливию такой вихрь страсти, что перед глазами у нее вспыхнул настоящий звездный фейерверк, и ей понадобилось всего несколько мгновений, чтобы оказаться на самом пике наслаждения. Волны пьянящего восторга накатывали одна за другой, и она тонула в них, хватая ртом воздух. Наконец последний могучий вал бросил ее, содрогающуюся и беспомощную, на берег и отступил.
        Стивен хотел продержаться дольше, но потерял контроль над собой и вслед за Оливией упал в поток блаженства, который подхватил его и понес в неведомое. Такого оргазма он не испытывал давно, но после осталась какая-то непривычная пустота, как будто женщина, которую он только что любил, выпила его силу и заодно нечто такое, что он не намеревался отдавать.
        Стивен отстранился и увидел, что Оливия смотрит на него, словно не веря, что все закончилось. Он печально улыбнулся и поцеловал ее.
        — Давай-ка спать, милая. Спи.
        И, только когда ее дыхание стало ровным, Стивен осторожно поднялся с кровати.
        4
        Оливия открыла глаза. На кровати рядом с ней никого не было. Она окинула взглядом комнату, попыталась уловить какие-нибудь звуки в ванной, но и там было тихо. Оливия села, зевнула и только тогда заметила, что одежды Стивена тоже нет. Она поправила растрепанные волосы, потерла глаза и взглянула на часы. Еще нет восьми. Интересно, где же Стивен?
        Оливия встала и прошла в ванную, где обнаружила все необходимые туалетные принадлежности, включая зубную щетку, завернутую в целлофан.
        Едва она, приведя себя в порядок, вернулась в спальню, как зазвонил телефон, и Оливия, улыбнувшись, схватила трубку.
        — Сти-и-вен? — тоном избалованной дамы протянула она.
        — Скажите, пожалуйста, с кем я разговариваю? — услышала Оливия хрипловатый женский голос, в котором проскальзывали нотки подозрительности.
        Мгновение Оливия колебалась, решая, стоит ли называть себя. Пожалуй, лучше не надо.
        — Это подруга Стивена.
        — Подруга? — Голос зазвучал резче. — А он где?
        — Вышел.
        — Куда вышел? — продолжала допытываться женщина.
        Внезапно Оливию обуяла злость. Эта особа разговаривает с ней, как с прислугой!
        — А кто его спрашивает? — довольно нелюбезно осведомилась она.
        — Я сотрудник администрации президента Соединенных Штатов Америки. Президенту необходимо знать, удалось ли мистеру Гордону приобрести картину, о которой они беседовали.
        Оливия чуть не выронила трубку. Надо же, оказывается, Стивен Гордон ведет дела с президентами!
        — Я действительно не имею представления, куда он ушел, — пролепетала она. — Извините.
        — Президент из личных средств выплачивает мистеру Гордону чрезвычайно большие комиссионные, и, исходя из этого, мы имеем все основания требовать, чтобы он всегда был в пределах досягаемости, — холодно отчеканил голос в трубке. — И президенту будет очень интересно узнать, тратит ли мистер Гордон оплачиваемое им время на свои любовные интрижки или занимается порученным делом. Мистер Гордон рискует не получить свои комиссионные.
        Оливия предприняла попытку исправить положение.
        — Возможно, я могу быть чем-то вам полезной? Я могу передать мистеру Гордону...
        — Президент будет иметь дело только с владельцем фирмы, — перебила ее женщина. — Но не с его любовницами. Всего хорошего.
        Владелец фирмы? Фирмы, которая оплачивает номер люкс в роскошном отеле? С минуту Оливия ошеломленно смотрела на телефон, потом подошла к столу с аккуратно разложенными стопками бумаг.
        Она долго копалась в них, пока не нашла то, что искала: бланк, вверху которого было написано: «Стивен Гордон. Антиквариат. Торговля. Консультации». Ниже стоял адрес. Нью-Йорк. Манхэттен.
        У Оливии закружилась голова, подкосились ноги. Стивен солгал! А ложь остается ложью, большая она или маленькая. В чем еще он ей солгал? Оливия растерянно прошлась по комнате, поднимая с полу свое белье. Возможно, вообще все — ложь...
        Она оделась и села на диван. На память пришли слова Стивена, сказанные в день их первой встречи, когда она с восхищением рассматривала чудесный фасад отеля. «За все платит фирма».
        Он умышленно принизил богатство и влияние. Но тогда встает вопрос: почему? Уж не подумал ли он, что если она узнает, что он богат, то от нее будет трудно избавиться? И не поэтому ли он исчез сегодня утром, хотя должен был понимать, что ей, возможно, будет не по себе?
        Телефон снова зазвонил. Оливия подняла трубку.
        — Мистера Гордона, пожалуйста.
        Оливия вздохнула. Опять то же самое.
        — Его здесь нет.
        — Не могли бы вы передать ему сообщение?
        Любопытство взяло верх над осторожностью.
        — Пожалуйста.
        — Звонят из «Транс уорлд эрлайнс». Нам необходимо подтверждение заказа билета на самолет до Нью-Йорка, вылетающий сегодня во второй половине дня.
        Стивен улетает сегодня? Оливия почувствовала себя оскорбленной.
        — Я ему передам, — пообещала она и повесила трубку.
        Скотина! Лживый неискренний ублюдок! Еще одна ложь! И что еще ей предстоит узнать? А ведь он говорил, что останется еще на несколько дней, как и она. Может быть, планировал удрать сразу после того, как затащит ее в постель, и просто не рассчитал, что она уступит так быстро?
        Оливию мутило. Только теперь отвратительная реальность случившегося начала доходить до ее сознания в полной мере. Она переспала с фактически незнакомым мужчиной. Да, это была самая восхитительная и захватывающая ночь, но ведь Стивен даже не смог посмотреть ей утром в глаза. Вот как он относится к ней. По крайней мере, дал ей возможность самой принять решение и уйти, а не стал выпроваживать как последнюю шлюху.
        — Посмотри правде в глаза, — с горечью сказала она себе. — Тобой попользовались. Классический роман на одну ночь. А чего ты ожидала? Разве такой мужчина, как Стивен Гордон, станет уважать женщину, первое свидание с которой закончилось в постели?
        Оливия обвела взглядом роскошно обставленную комнату, с каждой секундой чувствуя себя здесь все более чужой. Это не ее мир. И Стивен — не ее мужчина. Следует убираться отсюда поскорее, прямо сейчас, пока у нее еще осталось немного гордости.
        Стивен вероятнее всего ждет где-то внизу, в огромном мраморном холле. Как только он увидит, что Оливия покинула отель, он поднимется в свой номер.
        Задержавшись ровно настолько, чтобы причесаться, Оливия тихонько вышла из «люкса» и направилась к лифту. Крадучись выйдя в холл, она осторожно выглянула из-за огромной мраморной колонны. Стивен сидел развалясь в одном из кресел и сосредоточено читал газету. Наверное, изучает биржевые котировки, неприязненно предположила Оливия.
        Он выглядел как настоящий бизнесмен, занятый важным делом. Как же он далек от нее! Он — человек из другого мира. Уже успел побриться, надеть костюм и аккуратно уложить волосы, взъерошенные ее жадными пальцами. Он даже отдаленно не походил на мужчину, который страстно и безумно любил ее всю ночь.
        Биение сердца отдавалось в ушах Оливии ударами молота. В эту минуту ей пришло в голову, что Стивен выбросил ее из своей жизни, как выбрасывают в мусорную корзину ненужные бумаги.
        Бросив последний взгляд на его красивый мужественный профиль, она покинула отель «Омар Хайям».
        Стивен открыл дверь номера. Интересно, встала ли уже Оливия или еще нежится в постели? Нет уж, если она еще лежит, на этот раз он к ней не присоединится. Хватит безрассудств, настал черед благоразумия.
        И все же, когда Стивен осторожно направился к кровати, на его щеках выступил легкий румянец. Подойдя ближе, он не поверил своим глазам: кровать оказалась пуста. Не может быть!
        — Оливия! — негромко позвал Стивен, уже зная, что ее нет в номере.
        Она ушла.
        Стивен обвел взглядом комнату. В уголках его рта пролегли жесткие морщины, в серых глазах появился стальной блеск. Одежда Оливии исчезла. Ни белья, ни чулок, ни платья. Да что одежда — женщина исчезла, как будто ее никогда и не было. Стивен заглянул во все комнаты, хотя логика подсказывала ему, что никакой записки обнаружить не удастся. Он вернулся в спальню, и его внимание привлек блеснувший золотом предмет на пушистом ковре. Видимо, Оливия что-то все-таки забыла в спешке.
        Стивен наклонился, поднял тонкую цепочку и недоуменно уставился на нее. Губы его дрогнули и застыли в суровой усмешке, пальцы сжались в кулак. Стивен опустил цепочку с кольцом в карман брюк.
        5
        Старомодный колокольчик на двери громко звякнул, когда Оливия вошла в книжный магазин. Добродушного вида мужчина бросился ей навстречу.
        — Оливия! — радостно воскликнул он. — Добро пожаловать!
        Оливия попыталась улыбнуться, но, поскольку на душе у нее скребли кошки, улыбка вышла немного кривой.
        — Спасибо, Робин, — сказала она и начала медленно расстегивать пуговицы плаща. — Как хорошо вернуться домой!
        — Ну и как там пирамиды? Стоят?
        Оливия надеялась, что Робин не заметил, как вздрогнула она при упоминании об одном из чудес света, с которым отныне у нее будет связана лишь боль разочарования. Почему же так саднит душа? Ведь она едва знала мужчину, отдавшего ей свое тело, но при этом солгавшего!
        Оливия аккуратно повесила плащ на плечики, а когда повернулась к Робину, ей уже удалось придать лицу то мечтательное послеотпускное выражение, которого и ждал ее друг и компаньон.
        — «Все боятся времени, а время боится пирамид», — понизив голос, процитировала она.
        — Значит, ты довольна поездкой?
        — О, это было... — Оливия запнулась, невольно вспомнив насмешливые серые глаза и крепкую подтянутую фигуру Стивена, и неуклюже закончила: — Это было здорово...
        — Здорово? — повторил Робин, состроив гримасу. — Место, которое ты с детства мечтала посетить? И ты говоришь об этом «здорово»? Оливия, что случилось? Ты же великолепный рассказчик?
        — Я немного устала, вот и все. Когда вернулась из Египта, сразу же поехала в Бостон навестить тетю.
        Она села к столу и начала просматривать утреннюю почту.
        — Да, ты какая-то бледная, — озабоченно заметил Робин. — Хочешь кофе?
        — С удовольствием. Я сама приготовлю.
        — Нет, ты и вправду выглядишь уставшей. Сиди, а я принесу чего-нибудь горячего для восстановления сил.
        — Спасибо, Робин. — Оливия благодарно улыбнулась.
        Едва Робин ушел, она бросила вскрытый конверт в корзину и огляделась. Все осталось по-прежнему. И ничего не изменилось. Оливия прикусила губу. Да, здесь все как раньше, а вот она изменилась. За несколько дней, проведенных в Каире, она узнала о себе много такого, чему никто не поверил бы. И это ей совсем не нравилось.
        Теперь придется смириться с тем, что она, как оказалось, способна лечь в постель с едва знакомым мужчиной. И чему тут удивляться, если он разбил ей сердце?
        Вернулся Робин с подносом, на котором стояли две дымящиеся чашки кофе, одну из которых он поставил перед Оливией. Потом Робин достал из кармана шоколадку и протянул ей. Оливия покачала головой.
        — Съешь сам. Я не голодна.
        Робин покачал укоризненно головой.
        — А я думал, что после путешествия в Египет к тебе вернется аппетит. Ну перестань, нельзя же вечно оплакивать Джонни. Ему это не понравилось бы.
        Оливия поспешно поставила чашку на стол, опасаясь уронить ее. Что сказал бы скромный и честный Робин, если бы узнал, как недолго она оплакивала Джонни? Она попыталась представить его реакцию и побледнела при мысли о том, как изменилось бы его мнение о ней.
        — Вообще-то, — тихо сказал Робин, — я думал, что ты вернешься из страны пирамид другим человеком: Разве не в этом состоял твой план?
        Оливия подняла голову.
        — А разве я не изменилась?
        Он неловко пожал плечами.
        — Такая же стройная, только чуть-чуть бледнее обычно... Так что ты там делала?
        — А что делают туристы в Египте? — небрежно ответила Оливия, стараясь отогнать воспоминания.
        Робин усмехнулся.
        — Пыталась взобраться на пирамиду, да?
        Оливия натянуто улыбнулась в ответ.
        — Угадал!
        А потом ее свел с ума мужчина, пробудивший своими ласками ее глубоко скрытые безумные желания. Стивена в этом винить нельзя. Она сама ступила на этот путь. Чем же виновата его физическая красота и мужская сила?
        — В общем, Робин, хватит об этом. Как идут дела?
        Он пожал плечами.
        — Так себе. Да! Мне позвонил какой-то мужчина, пытающийся найти одно редкое первое издание.
        Оливия сделала глоток кофе и вопросительно посмотрела на коллегу.
        — Должно быть, его обслуживала ты, потому что он спрашивал о тебе. Я сказал, что тебя не будет до завтра.
        — Вот как?.. — рассеянно проронила Оливия.
        Выпив кофе, она заставила себя вернуться к привычному неторопливому ритму работы и вскоре поняла, что это успокаивает. Что ж, опыт, обретенный ценой ошибки, тоже очень дорог, и надо только не давать воли воображению. В конце концов, у многих случаются неудачные курортные романы.
        Если бы только Стивен Гордон не был таким неотразимым мужчиной... Если бы только она не потеряла голову... Но все эти «если бы» ничего не меняют и никогда не меняли.
        Оливия решительно задвинула беспокойные и неприятные мысли в дальний угол сознания и занялась давно просроченным заказом.
        Услышав звон дверного колокольчика, она подняла голову и посмотрела на посетителя. Вежливая улыбка приклеилась к губам, Оливия заморгала, не веря своим глазам. У двери стоял тот, кого она уже не думала когда-нибудь встретить. Стивен Гордон.
        Этого не может быть! — подумала она, но сердце уже взволнованно забилось в груди. Однако восторг схлынул так же быстро, как и зародился, сменившись внезапной настороженностью, когда Оливия увидела мрачное и даже сердитое выражение лица Стивена.
        Вспомнив, что в соседнем помещении работает Робин, Оливия постаралась собраться.
        — Привет, Стивен, — поздоровалась она и удивилась, как спокойно звучит ее голос. — Вот это сюрприз!
        — Да ну? — Стивен наклонился на ее столом, и знакомый запах оглушил Оливию, заставив позабыть обо всем на свете кроме того, что Стивен близко, стоит только протянуть руку. — Так, значит, ты меня помнишь? — вкрадчиво протянул он. — Что ж, это приятно.
        Оливия покраснела, понимая, что стоит за этим обидным вопросом.
        — Конечно, я тебя помню! Я... мы...
        — Мы провели совершенно безумную ночь, а утром ты сбежала! — с издевкой подсказал Стивен.
        — Это ты сбежал, и, пожалуйста, говори тише, — прошипела Оливия.
        — А то что?
        — Или тебя вышвырнут из магазина!
        Стивен насмешливо посмотрел на Оливию.
        — Вот как?
        Она упрямо вздернула подбородок. Что бы ни произошло между ними, у Стивена нет права врываться сюда и задавать свои издевательские вопросы. Хватит и того, что он уже разбил ей сердце...
        — Да, вот так!
        Стивен выпрямился и будто стал еще выше, но заговорил все же чуть спокойнее:
        — Нам надо кое-что обсудить, Оливия.
        — Я не могу с тобой здесь разговаривать. Я работаю.
        — А когда мы можем встретиться?
        — Не знаю.
        Он прищурился.
        — Когда у тебя перерыв на ланч?
        — Я его обычно не использую.
        — Правила фирмы?
        — Мои правила.
        — Тогда измени правила, детка, — с холодной бесцеремонностью приказал Стивен.
        Оливию мгновенно обуяла ярость. Впрочем, разозлилась она еще и потому, что этот тон напомнил ей о том, как уверенно вел себя Стивен в постели.
        — И измени их прямо сейчас, — добавил он.
        Может, согласиться встретиться с ним за ланчем? Они находятся в городе, где она прожила всю жизнь и где ее знают. Здесь она уже не та женщина, с которой Стивен познакомился в Каире. Ни в коем случае. Но что, если страсть снова превратит ее в безумное существо, только и мечтающее о его прикосновении?
        А представить, как это может произойти, совсем нетрудно — Стивену стоит лишь снова заключить ее в объятия, как тогда, в номере отеля «Омар Хайям». Где гарантия, что она не поддастся соблазну? И, если подобное случится, как потом вернуться в магазин и работать до вечера, словно ничего не случилось?
        — Обычно я обедаю прямо здесь, — решительно объявила Оливия.
        Стивен задумчиво потер подбородок.
        — Тогда, наверное, я просто подожду тебя прямо тут, — негромко сказал он и, намеренно повысив голос, добавил: — Ты не покажешь мне отдел эротической литературы?
        — Не смей...
        — Что-нибудь не так, Оливия?
        Услышав голоса, Робин вошел в комнату и настороженно взирал на высокого темноволосого мужчину, нависшего над рабочим столом его компаньонки.
        Оливия бросила на Стивена умоляющий взгляд, но не нашла в его серых глазах ни малейшего намека на жалость. Ей стало ясно, что он никуда не уйдет, пока не получит то, за чем пришел. А значит, нет никакой надежды избежать разговора. Ей ничего не оставалось, как наступить себе на горло и вымученно улыбнуться.
        — Стивен... друг... — Оливия сбилась, произнеся неподходящее слово, и заметила, как иронически дрогнули при этом уголки его рта. — Мой друг, — повторила она тверже. — Он неожиданно оказался в нашем городе...
        Стивен вежливо улыбнулся Робину и объяснил:
        — Я надеялся уговорить ее сходить со мной на ланч, но, похоже...
        — Ну, мы обычно довольствуемся сандвичем и чашкой кофе, но, если хочешь, Оливия, конечно, иди! — сказал Робин. — Для тебя это приятное разнообразие.
        Оливия покачала головой и метнула на Стивена полный ярости взгляд. Да как он смеет манипулировать людьми ради достижения собственных целей?!
        — Нет, Робин, спасибо! Я уже согласилась встретиться с Стивеном после работы. — Это заявление далось ей с трудом, но она все же справилась.
        — Да, она согласилась. Жду с нетерпением. — Стивен любезно, но холодно улыбнулся. — Зайдем куда-нибудь поужинаем, правда, Оливия?
        Так вот что он задумал!
        — Если только ненадолго, — сдержанно ответила она. — Сегодня меня ждет к ужину мама.
        Стивен недоверчиво нахмурился. Неужели Оливия до сих пор живет с матерью?
        Она заметила блеснувшее в его глазах разочарование и почувствовала, что вот-вот лопнет от ярости. А чего он ожидал? Повторения каирской ночи? Недоеденный обед — и она падает в его постель?
        — А когда вы закрываете магазин?
        — В половине шестого.
        — Я приду, — со значением пообещал Стивен.
        — Буду ждать с нетерпением, — буркнула Оливия.
        Стивен выжал из себя вежливо-равнодушную улыбку и вышел из магазина. Но на улице он дал волю своему гневу.
        Ему нужно просто забыть Оливию. Именно в этом снова и снова он убеждал себя в самолете, возвращаясь в Америку. Он не знал, что такое нашло на него, заставив играть в какого-то сыщика-любителя и разыскивать ее. Да, наверное, ему хотелось бы получить честные ответы на некоторые вопросы, но здравый смысл подсказывал, что разумнее всего просто выйти из игры и бежать. От этой женщины веяло бедой, хотя он и не мог понять почему.
        Следовало просто отправить ей по почте цепочку с кольцом и приложить циничную записку вроде «с благодарностью за воспоминание».
        И на этом все прекратить.
        Но что-то подталкивало его повидаться с Оливией еще раз, бросить ей вызов, и это «что-то» заключалось в простом и неоспоримом факте: с ней он провел самую незабываемую ночь в жизни.
        Возможно, это объяснялось как раз тем, что Оливия была незнакомкой. Тем, что она ничего от него не требовала. Ничего о нем не знала. Она видела в нем мужчину, хорошо оплачиваемого служащего, но не состоятельного бизнесмена. Их свела основная человеческая потребность. Однако встреча с Оливией потрясла Стивена, и теперь он старался понять, почему никак не может забыть ее.
        В постели Оливия была откровенной, щедрой, искренней — так к чему же секреты? Спрятанная цепочка с кольцом, почти наверняка обручальным. К чему внезапный и драматический уход, даже бегство, как будто заимствованное из плохого кинофильма?
        Стивен бродил по Глостеру, не замечая дождя, так что, когда он ровно в половине шестого вернулся к книжному магазину, капли воды в густых, взъерошенных волосах поблескивали словно слезы.
        Оливия взглянула в окно, и у нее перехватило дыхание при виде промокшей фигуры Стивена. Как легко в него влюбиться! — подумала она. Женщины, должно быть, так и вешаются на него. Оставь меня в покое, Стивен Гордон! Уходи и оставь меня в покое!
        Робин проследил за ее встревоженным взглядом и осторожно сказал:
        — Твой друг ждет. Иди, я сам все закрою.
        Оливия умоляюще посмотрела на него.
        — Я знаю, о чем ты думаешь.
        Робин пожал плечами.
        — Не мое дело вмешиваться в твою личную жизнь, Оливия, но... не слишком ли скоро после смерти Джонни, а? Успокойся, вот и все.
        Оливию захлестнуло чувство вины.
        — Он просто друг.
        — Конечно, — не вполне искренне согласился Робин и смущенно улыбнулся. — Послушай, это не мое дело.
        — Ты прав. — Оливия сняла с вешалки плащ. — Увидимся утром, Робин. До свидания.
        Через окно Стивен увидел, как Оливия напевает плащ, и невольно залюбовался грациозностью ее движений. Да, эта женщина — просто мечта, думал он, длинные и изящные ноги и руки, и блестящие волосы, отливающие золотом и сияющие, как солнечные лучи в этой серый дождливый вечер.
        Оливия открыла дверь и ненадолго замерла на пороге, глядя на Стивена. Какие холодные у него глаза, как неулыбчив рот... Надо только пережить недолгий сегодняшний вечер, и потом она уже никогда его не увидит. Он ведь солгал ей.
        — Куда бы ты хотел пойти? — спросила Оливия.
        Стивен пожал плечами.
        — Это ты здесь живешь. Как я могу знать?
        — Я имею в виду просто кофе или?..
        Стивен вспомнил вечер в Каире, когда ему совсем не хотелось вина. А вот сегодня — охотно осушил бы бутылку или даже две.
        — Я хочу выпить, — резко бросил он.
        Я тоже, мысленно согласилась с ним Оливия, направляясь к одному из старейших в городе баров. В помещении было приятно тепло, приглушенное освещение создавало атмосферу интимности, что весьма не понравилось Оливии, но не идти ведь в другое заведение?
        — Найди место, — коротко распорядился Стивен. — Что будешь пить?
        — Бурбон. — Оливию стал бить озноб, что-то подсказывало ей, что Стивен хочет поговорить с ней не о погоде.
        Она села за столик, расположенный чуть в стороне от других, сняла плащ и села, словно примерная ученица на уроке.
        Стивен принес два стакана с бурбоном и сел напротив Оливии, отметив, что она отодвинулась, когда их колени случайно соприкоснулись.
        — О, какие мы застенчивые! Что такое, Оливия? Тебе не нравится, когда я до тебя дотрагиваюсь? — Он поднял стакан, словно собираясь произнести тост. — Не слишком ли поздно запирать конюшню, когда лошадь убежала? В постели ты не была такой застенчивой, я не ошибаюсь, моя красавица?
        Оливия сделала большой глоток бурбона, в горле сразу вспыхнул приятный пожар, а щеки порозовели.
        — Ты привел меня сюда только для того, чтобы оскорблять?! — возмутилась она. — Ты этого хочешь, Стивен?
        Он покачал головой, неторопливо выпил и, не опуская стакана, внимательно посмотрел на Оливию. В его серых глазах не отражалось никаких чувств.
        — Вовсе нет. — Стивен с трудом удержался, чтобы коротко и ясно объяснить, что именно ему от нее надо.
        Оливия ничего не ела с утра, и теперь у нее слегка кружилась голова.
        — Тогда зачем мы здесь?
        Стивен сунул руку в карман брюк, отметив, как сразу напряглась Оливия, как потемнели ее глаза. Означает ли это, что ее так же влечет к нему, как и его к ней?
        — Узнаешь? — после небольшой паузы небрежно спросил Стивен, вынимая из кармана обручальное колечко на тонкой золотой цепочке и кладя его на полированный стол.
        Уже не в первый раз за последнее время Оливия испытала чувство вины и стыда.
        — Не оскорбляй меня больше и не задавай подобных вопросов! — горько сказала она. — Конечно, узнаю! Оно мое — и ты это знаешь! Я забыла его в твоей спальне.
        Кольцо лежало на столе — как знак беды.
        — Тогда зачем было прятать его от меня?
        Оливия промолчала. Стивен умен и знает ответ. Осознавая, что ее загнали в угол, Оливия перешла в наступление.
        — Ты тоже мне солгал!
        Он удивленно посмотрел на нее.
        — Когда?
        — Ты дал мне понять, что работаешь на некую фирму, но не сказал, что владеешь ею!
        Он кивнул, и его глаза холодно блеснули.
        — Да, я уже знаю о твоем разговоре с сотрудницей администрации президента.
        — Она оскорбила меня!
        — Вероятно.
        — Она приревновала меня к тебе, — медленно сказала Оливия, вспоминая резкий голос женщины. — В ней взыграла ревность, потому что я оказалась в твоей спальне!
        — Да. — Стивен все так же холодно смотрел на нее.
        — С ней ты тоже спал?
        — Это не твое дело! — отрезал он, но сразу же смягчился, увидев в глазах Оливии боль. — Разумеется, я не спал с ней! Это деловое знакомство, мы встречались всего несколько раз!
        — Со мной ты встречался еще меньше, — потерянно прошептала она.
        — Это совсем другое! — Стивен даже не подумал, почему, собственно, для него не имело значения, сколько раз они встречались.
        — Так зачем ты солгал мне насчет фирмы?
        Он ответил не сразу.
        — Мне хотелось убедиться, что тебе нужен я, а не то, что у меня есть.
        Оливия вспыхнула.
        — Ты решил, что я просто какая-то дешевая авантюристка, охотница за денежным мешком?! И еще ты обманул меня, когда говорил об отъезде из Каира.
        — Разве? — Он удивленно поднял брови.
        — Да! Сказал, что остаешься еще на несколько дней, но позвонили из авиакомпании и сообщили, что у тебя билет на самолет на вечер того дня... того дня...
        Стивен продолжал взирать на нее с нескрываемым удивлением, к которому теперь примешивалось легкое раздражение:
        — Ах это... — небрежно проронил он. — Ну и что? Рейс всегда можно перенести.
        — А если нет? — не отступала Оливия.
        — Тогда покупаешь другой билет. — Глаза его блеснули. — Не такая уж большая потеря, учитывая обстоятельства.
        Это самоуверенное и довольно циничное заявление ясно показало Оливии, какого он о ней мнения, и ее охватили обида и гнев.
        — Под обстоятельствами ты понимаешь в данном случае возможность еще раз переспать с незнакомой женщиной?
        Стивен улыбнулся. Сейчас, охваченная эмоциями, с горящими глазами, раскрасневшаяся, Оливия нравилась ему куда больше, чем когда села за этот столик с выражением отчаяния и обреченности на лице.
        — Ты ведь тоже была там, Оливия. Мы занимались этим вдвоем. Я имею в виду секс.
        — Да, — покорно согласилась она, с горечью думая о том, что он даже не попытался назвать то, что было между ними, каким-то другим словом. Вот так, коротко и ясно, «секс». У него нет к ней ни капли уважения.
        — Ты все же не ответила на мой вопрос, — бесстрастно напомнил он, — относительно кольца.
        Оливия торопливо взяла стакан и сделала еще один хороший глоток бурбона. Стивен, не спускавший с нее глаз, отметил, как соблазнительно колыхнулись под тонкой тканью блузки ее груди. Уж не умышленно ли она его дразнит? У него опять застучала кровь в висках.
        — Так зачем ты спрятала кольцо от меня? Отвечай же.
        — Я н-не знаю... — Почему-то только сейчас Оливия поняла, что и в самом деле не представляет, зачем сделала это.
        — Нет, знаешь. — Стивен глубоко вздохнул. — Это ведь обручальное кольцо?
        Ну и пусть, обреченно подумала Оливия. Я ему скажу все, и пускай он думает обо мне что хочет.
        — Да, это обручальное кольцо. Ты и сам это знаешь!
        Стивен кивнул, неожиданно для себя ощутив укол ревности. И еще ярость, такую жгучую, какой уже давно не испытывал. Словно его сердце пронзила стрела. Собрав всю силу воли, он все же постарался сохранить спокойствие и обронил:
        — Понятно.
        Это было произнесено с какой-то непонятной многозначительностью, и Оливия вопросительно посмотрела на него.
        — Теперь понятно, — глухо повторил Стивен и, подтолкнув цепочку Оливии, горько рассмеялся. — Тебе, должно быть, пришлось немало потрудиться, чтобы все объяснить.
        — Что объяснить? — не поняла Оливия. — Кому?
        Стивен откинулся на спинку стула, словно близость этой женщины стала ему неприятна, будто она могла заразить его чем-то. Или соблазнить.
        — А действительно, что тут объяснять! — воскликнул он. — Черт побери, я знаю, что ты свободная женщина, ты это уже доказала, но, наверное, твой жених здорово расстроился, когда узнал о твоем небольшом прегрешении. Ты ведь ему все рассказала, правда? — Стивен печально усмехнулся. — Хотя, может быть, и нет. Может, вы из тех пар, в которых каждый имеет интрижки на стороне. — Он понизил голос до шепота. — А бывают такие, которые заводят друг друга, рассказывая всякие подробности. И такие парочки есть, я знаю.
        Оливия побледнела и с ужасом уставилась на него, едва понимая смысл произносимых им слов. Она бы, конечно, поднялась и ушла, только ноги вдруг так ослабли, что, казалось, уже не подчинятся ей.
        — Как ты смеешь оскорблять меня? — прошептала она.
        — Ты это всерьез? Всерьез спрашиваешь, как я смею? — Стивен решил, что теперь пришла его очередь дать волю чувствам, и он решительно подался вперед. — Я смею много чего. — Его шепот был страшнее крика. — Когда встречаешь женщину и она делает с тобой то, что ты сотворила со мной, не очень приятно узнать, что у нее, оказывается, есть еще бедняга жених, ожидающий где-то на запасных путях. Может, тебе стало с ним скучно, а? Ну, так?! — рявкнул Стивен. — Искала кого-то, кто мог бы предложить тебе больше, чем простофиля женишок?
        Оливии стало плохо, она только покачала головой, не в силах вымолвить ни слова. Но Стивен, казалось, и не ждал ответа, он продолжал наступление, и голос его дрожал от плохо сдерживаемого гнева.
        — Так что ты ему рассказала? Расписала в деталях, что я с тобой делал? Что ты делала со мной? Что ты ему сказала, Оливия?
        Поток незаслуженных оскорблений все же привел ее в чувство и даже придал сил. Оливия с ненавистью посмотрела на Стивена и выкрикнула:
        — Ничего! Я не сказала ему ничего! Не могла! Потому что он умер! Понимаешь?! Он умер, умер, умер...
        Круги, плывшие у нее перед глазами, растеклись, превратились в радуги, а затем — слава Богу! — наступила тьма.
        6
        Стивен понял, что Оливия теряет сознание еще до того, как ее ресницы затрепетали и опустились. Она побледнела, покачнулась, как тонкий и хрупкий стебель цветка, и начала падать со стула.
        Он подхватил ее, не дав соскользнуть на пол, и принялся поспешно расстегивать верхнюю пуговицу блузки.
        — Стивен... — простонала Оливия.
        — Молчи, молчи, — велел он, массируя ее затылок.
        Стивен был ошеломлен новостью. Жених Оливии умер! Но почему же она не сказала об этом с самого начала?
        У Оливии кружилась голова, до ее сознания смутно доходило, что остальные посетители смотрят на них, а уж чего ей меньше всего хотелось, так это привлекать к себе внимание. Нужно уйти отсюда. И как можно скорее. Она попыталась встать, но пальцы Стивена продолжали мягко и настойчиво массировать ее затылок.
        — Не волнуйся, — негромко сказал он. — Я не сделаю тебе ничего плохого.
        Как будто он мог сделать ей еще больнее и хуже! Его слова ранили, и боль еще не прошла. Оливия почувствовала соленый привкус сползшей по щеке слезинки и попыталась глубоко вздохнуть, но только всхлипнула. Словно из тумана, притупившего все ощущения, до нее донесся голос разговаривавшего с кем-то Стивена. Потом он, поддерживая ее голову, принялся растирать виски смоченной чем-то холодным тканью. Оливия с трудом открыла глаза и удивилась, заметив, что суровый взгляд Стивена смягчился.
        — Я в порядке, — прошептала она.
        — Нет, ты не в порядке, — возразил Стивен, озабоченно всматриваясь в ее лицо. — Хочешь, я отвезу тебя домой?
        В таком состоянии? Мать расстроится, а ей и так хватило беспокойств за последние месяцы.
        — Мы можем побыть здесь еще немного? — слабым голосом спросила Оливия.
        Стивен медленно обвел хмурым взглядом посетителей, с любопытством наблюдавших за ними.
        — Давай лучше перейдем куда-нибудь, где поменьше народа, — предложил он. — Наверху есть комнаты. Почему бы не снять одну, по крайней мере до тех пор, пока ты не почувствуешь себя лучше?
        Оливия уставилась на него с нескрываемым ужасом. Уж не вообразил ли он, что... что...
        — А, понятно. — Стивен невесело усмехнулся. — Так вот что ты обо мне думаешь. Неужели я похож на человека, который способен наброситься на женщину, которая к тому же не совсем пришла в себя?
        — Я этого не сказала, — слабо запротестовала Оливия.
        — Тут и говорить ничего не надо. — Стивен продолжал растирать ей виски. — У тебя все на лице написано. И не смотри на меня осуждающе. Тебе не о чем беспокоиться, Оливия.
        — Я не хочу здесь оставаться.
        — И не нужно. Пойдем наверх.
        Оливия почувствовала, как сильная рука Стивена взяла ее под локоть и помогла подняться. Искушение прислониться к нему и блаженно забыться в его объятиях было велико, но Оливия преодолела себя и отстранилась. Даже прикасаться к нему опасно — не стоит накликать беду.
        — Я сама, — упрямо сказала она.
        Стивен недоверчиво посмотрел на нее, но спорить не стал, однако был наготове, чтобы поддержать в любой момент, если она оступится. Оливия, опираясь на перила, благополучно поднялась по лестнице на второй этаж и облегченно вздохнула, когда Стивен отворил дверь одной из комнат.
        Еще легче ей стало после того, как она увидела, что номер совсем не похож на каирский «люкс». Здесь было чисто, но никакой роскоши — заурядная обстановка. Сейчас молодой женщине не хотелось никаких напоминаний об огромной мягкой кровати и обо всем прочем, с ней связанном.
        Она опустилась на цветастое покрывало и перевела дыхание. Стивен остался стоять рядом с кроватью, глядя на Оливию сверху вниз. Лицо его было непроницаемым.
        — Черт возьми, почему ты упала в обморок? — задал он вопрос, по-видимому мучивший его.
        — А ты как думаешь? — укоризненно отозвалась Оливия. — От тех обвинений, которые ты предъявил мне, любой стало бы не по себе.
        — Обычно одних резких слов недостаточно, чтобы здоровая молодая женщина упала в обморок. — В его глазах мелькнуло нечто похожее на подозрение. — Ты случайно не беременна?
        Наверное, у него было право задать такой вопрос, но от этого Оливии не стало легче отвечать. Тем более что появившееся на лице Стивена выражение напряженного ожидания подсказало ей, о каком именно варианте развития событий он думает.
        — Нет. — Она посмотрела ему прямо в глаза. — И, пожалуйста, не думай, будто я пытаюсь тебя разжалобить или привязать к себе. Мы принимали меры предосторожности, забыл?
        Стивен скрипнул зубами и заставил себя вернуться к тому, что тревожило его в эту минуту.
        — Всякое бывает. Иногда и меры предосторожности не помогают.
        — Тогда тебе следовало побеспокоиться об этом до того, как мы занялись любовью, не так ли?
        — Да, — с горечью признал Стивен. — Наверное... только тогда я об этом как-то не подумал.
        — И что бы ты сейчас делал, если бы я сказала, что беременна?
        Стивен бросил на нее холодный взгляд.
        — К счастью, я способен содержать ребенка.
        — Ты имеешь в виду свое материальное положение? — с вызовом спросила Оливия. — Судя по всему, на большее рассчитывать не приходится. Похоже, мы оба вели себя как идиоты!
        — Если причина твоей слабости не беременность, то что тогда? Ты хорошо питаешься?
        — Я... да... нет... не совсем, — смущенно призналась Оливия.
        — И давно?
        — Со времени смерти Джонни.
        Стивен вздрогнул, почувствовав вспышку беспричинной ревности. Он явно оказался не готов к такой реакции своего сердца. Итак, у жениха, оказывается, есть, вернее было, имя.
        — Как давно это случилось?
        Оливия не собиралась лгать и приготовилась к тому, что Стивен будет осуждать ее.
        — Три месяца назад.
        Наступила тишина.
        — Три месяца? — переспросил наконец Стивен.
        Оливия не стала отводить глаза.
        — Да. Полагаю, тебя это удивило. Верно?
        Он печально усмехнулся.
        — Последнее время я сам себе удивляюсь.
        Три месяца? Стивен стиснул зубы. Теперь все случившееся представало в совершенно ином свете. А он-то удивлялся необузданному темпераменту Оливии! Получается, что он всего лишь послужил заменой умершему парню. Оливии просто требовался сильный, живой мужчина, который вернул бы ее к жизни.
        — Ты не тратила времени даром, да? — бесстрастно спросил Стивен.
        — Вот ты уже и осуждаешь, — тихо сказала Оливия.
        — Всего лишь делаю заключение. Почему ты, черт возьми, не рассказала мне об этом раньше?!
        — А как ты думаешь? — дрожащим голосом спросила Оливия.
        Стивен задумчиво посмотрел на нее.
        — Потому что я не стал бы заниматься с тобой любовью. Потому что ни при каких обстоятельствах я не стал бы затаскивать в постель потерявшую жениха женщину, пользоваться ее слабостью, соблазнять. Но ведь ты хотела меня, разве нет? Так хотела, что решила не рисковать и ничего не рассказывать. Вот почему!
        Оливия покачала головой.
        — Ты тоже этого хотел. Мы оба этого хотели, и мы оба это знаем. Я...
        — Да — мягко перебил Стивен, — очень, очень сильно хотели. Вопрос в том, почему мы оба так этого хотели, что забыли о благоразумии?
        — Возможно, нас влечет друг к другу, — неуверенно предположила Оливия, зная, что дело не только и не столь в этом.
        Она заставляла себя забыть, что в момент их первой встречи ей показалось, будто она знает Стивена всю жизнь или даже дольше. Глядя на его красивое лицо, Оливия призывала себя оставаться невозмутимой и рассуждать логично.
        — Уверена, Стивен, уж ты-то знаешь, как такое случается.
        Он покачал головой.
        — В том-то и дело, что нет! — Он пожал плечами, увидев на ее лице недоверчивое выражение. — Конечно, женщины постоянно обращают на меня внимание...
        Виноватая улыбка Оливии угасла, а в глазах появилась насмешка. Интересно, понимает ли он, как оскорбляет ее?
        — Но обычно это меня не трогает, — задумчиво продолжал Стивен. — Случайного секса у меня не было уже много лет.
        А такого, как с тобой, не было вообще, с болью подумал он. Никогда ничего подобного.
        Оливия сжалась как от удара.
        — Не помню, чтобы я одаривала тебя своим вниманием, — возразила она скорее из гордости, чем по убеждению. — Мне казалось, это ты первым обратился ко мне.
        Стивен с иронией посмотрел на нее.
        — Все было взаимно, Оливия. Ты же не станешь это отрицать, а?
        Нет, отрицать она не собиралась. Оливия замолчала и погрузилась в свои мысли, словно надеялась, что ей удастся найти какой-то выход.
        — Я жду ответа.
        Его голос прозвучал резко и решительно, и Оливия наконец очнулась.
        — Это похоже на угрозу!
        Стивен покачал головой.
        — Разумеется, нет. Но ты же не станешь обманывать себя и утверждать, что нам не о чем разговаривать.
        Оливия почувствовала, как у нее задрожали губы.
        — Давай забудем обо всем, что случилось, пожалуйста, — жалобно попросила она.
        — Нет, — твердо и спокойно ответил Стивен. — Мы не можем забыть. Почему ты сбежала на следующее утро?
        — Да неужели непонятно?! Потому что осознала, что натворила! Это ведь и задумывалось как приключение на одну ночь, без продолжения. Верно, Стивен? Да ты еще и солгал мне — как я могла тебе после этого доверять?
        — А не разумнее ли было подумать об этом до того, как все случилось? — требовательно спросил он. — Я же не тащил тебя в постель силой! Ты не была пьяна!
        Стивен бросал ей в лицо слова осуждения, и Оливия все больше съёживалась под его суровым взглядом.
        — Так кем я был? — продолжал он. — Запасным игроком, вышедшим на замену? Ты закрыла глаза и представила, что рядом с тобой Джонни? — Стивен заметил боль в ее глазах, но это не остановило поток его безжалостных обвинений. — Тебя ведь устроил бы в тот момент любой, правда? Я просто подвернулся под руку.
        — Ты действительно так думаешь?
        — Я не знаю, что думать. В такой ситуации я оказался впервые, слава Богу. — Стивен сверлил ее взглядом. Нечто похожее на раскаяние шевельнулось в его душе, когда он вдруг заметил, как побелело лицо Оливии. — Ты ужасно выглядишь, — грубовато сказал он.
        — Спасибо. — Оливия расправила плечи и вздохнула. — Вообще-то я чувствую себя лучше.
        — По твоему виду не скажешь. Я позвоню и попрошу принести чего-нибудь перекусить. В таком состоянии тебе нельзя ехать домой.
        — Стивен, нет...
        Он протянул руку к телефону, совершенно не слушая возражений Оливии.
        Бульон и сандвичи принесли так быстро, что Оливия заподозрила, не заказал ли Стивен все заранее. Она сказала себе, что слишком слаба, чтобы что-то есть, но по выражению лица Стивена поняла, что, если откажется, он, чего доброго, возьмет ложку и станет кормить ее. От густого бульона поднимался пар, и, по мере того как чашка пустела, бледные щеки Оливии начали понемногу розоветь. Стивен видел, как она нехотя откусила кусочек сандвича, но через мгновение посмотрела на него уже с интересом, словно только что открыла для себя, насколько вкусной может быть пища.
        Наконец Оливия вытерла салфеткой губы и вздохнула, чувствуя на себе немного удивленный взгляд холодных серых глаз.
        — Ты не голоден?
        — Нет, не голоден, — бесстрастно ответил Стивен. — Думаю, самое время отвезти тебя домой.
        Оливия покачала головой. Достаточно с нее — он уже продемонстрировал глубину своего презрения. Ей не хотелось, чтобы он еще глубже проникал в ее жизнь. С нее хватит щемящих напоминаний о его потрясающей красоте. Она и так уже совершила непростительную ошибку. Но ничто не могло изменить того факта, что она была без ума от Стивена, а некая непонятная страсть, неподвластная контролю, гнала ее к нему.
        В любом случае теперь уже слишком поздно. Какой мужчина не преисполнился бы презрения к ней после того, как она быстро и легко позволила себе забыть жениха!
        — Почему бы тебе просто не вызвать такси? — устало предложила Оливия. — Ехать со мной нет никакой необходимости.
        — Я доставлю тебя домой, — твердо сказал Стивен. — Возражения не принимаются. О нет, дело не в независимости или в гордости. Ты просто не доберешься до дома сама в таком состоянии...
        — У меня хватит сил, — запротестовала она.
        — Нет, не хватит, — нетерпеливо отрезал Стивен. — Ты можешь просидеть здесь всю ночь, препираясь со мной, но это ничего не изменит. Я не отступлюсь — я отвезу тебя домой.
        Ее голубые глаза смотрели на него так беспомощно, что Стивен не устоял перед искушением убрать с щеки Оливии прядь волос и ощутил пальцем дрожание теплой кожи.
        На мгновение Оливии показалось, что он смягчился. Она увидела, как дрогнули плотно сжатые губы Стивена, как заискрились глаза. Ей даже подумалось, что сейчас он поцелует ее.
        Но Стивен резко сказал:
        — Идем. Пора уходить отсюда.
        Внизу Стивен бережно усадил ее на какие-то подушки, словно она и в самом деле была беременной, и отошел, чтобы рассчитаться с хозяином. Оливия испытала вдруг необъяснимую тоску оттого, что никогда не родит ему ребенка.
        У бара их ждал лимузин. Оливия с нескрываемым изумлением уставилась на это блестящее чудо и не сразу заметила, что Стивен уже открыл дверцу.
        — Держись, — сказал он, усаживаясь рядом ней на заднем сиденье.
        Надо же, ангел-хранитель, мелькнуло у Оливии в голове.
        — Куда едем? — спросил водитель.
        — Ист-Патерсон, — тихо ответила Оливия.
        Водитель повернулся и взглянул на Стивена.
        — Ист-Патерсон? — удивленно переспросил он. — Вы уверены?
        — Конечно, леди уверена, — нетерпеливо бросил Стивен.
        Оливия безучастно уставилась в окно, чувствуя, как ее захватывает горечь скорой утраты, наступающая пустота. Она исподтишка взглянула на четкий идеальный профиль Стивена в полной уверенности, что никогда больше его не увидит.
        Может быть, это и к лучшему. Они ведь даже не из разных миров — из разных вселенных.
        — Какой номер дома? — спросил водитель.
        — Десять, — запнувшись, ответила Оливия.
        Стивен уловил дрожь в ее голосе и нахмурился. Лимузин плавно остановился у скромного домика.
        — Да ты плачешь! — воскликнул Стивен.
        — Нет, не плачу. — Оливия всхлипнула и взяла белоснежный носовой платок, предложенный им.
        — Почему ты плачешь? Потому что я разговаривал с тобой слишком резко?
        Оливия помотала головой, пытаясь справиться с рыданиями. Как сказать, что она и сама не знает, из-за чего плачет? Может быть, это слезы по Джонни, может, по ней самой. А может быть, она оплакивает чудесную мечту, воплотившуюся в реальность при встрече с Стивеном Гордоном, но обреченную с самого начала на такой вот грустный конец.
        Стивен подождал, пока Оливия немного успокоится, и, попросив водителя подождать, вышел из машины и помог выйти своей спутнице.
        Они подошли к входной двери, и Стивен нажал на кнопку звонка. Им открыла женщина, в которой можно было безошибочно узнать мать Оливии. Точно такие же голубые глаза и золотистые, слегка тронутые сединой волосы. Наверное, так же, подумал вдруг Стивен, будет выглядеть и Оливия в пятьдесят с небольшим.
        Миссис Фаррелл встревоженно вглядывалась в бледное, заплаканное лицо дочери.
        — Оливия, дорогая! — воскликнула она. — В чем дело? Что стряслось? — Она посмотрела на высокого смуглого мужчину, поддерживавшего ее дочь под руку. — Кто вы? Что с ней случилось?
        — Ничего плохого с ней не произошло, — спокойно ответил Стивен. — Оливия немного расстроена. Хотя, полагаю, это вполне понятно, учитывая обстоятельства.
        Миссис Фаррелл кивнула.
        — Так она рассказала вам о Джонни?
        Стивен снова ощутил укол беспричинной ревности.
        — Да, рассказала.
        Как странно, подумала Оливия, они говорят обо мне, словно меня здесь нет. И почему мама смотрит на Стивена так доверчиво?
        — Меня зовут Стивен Гордон. Мы познакомились в Каире. — Стивен достал из кармана визитную карточку и протянул миссис Фаррелл. — Оливия, позвони, если захочешь поговорить.
        Он ушел, и Оливия вдруг ощутила пустоту. Мир словно поблек без уверенности и жизненной энергии, исходящих от этого сильного красивого мужчины.
        Миссис Фаррелл закрыла дверь и повернулась к дочери.
        — Ты расскажешь мне, дорогая, что все-таки случилось?
        Оливия устало покачала головой.
        — Это сложно объяснить... У меня все в порядке.
        — Ты уверена?
        — Да.
        — А он, похоже, очень внимательный, этот твой Стивен Гордон, — задумчиво заметила миссис Фаррелл. — Ты ему позвонишь?
        — Нет. — Оливия слабо улыбнулась.
        Внимательный? Она могла бы назвать еще сотню прилагательных, характеризующих Стивена Гордона. И «внимательный» даже не попало бы в список.
        7
        «Оливия, позвони, если захочешь поговорить», — сказал Стивен более недели назад.
        Она открыла глаза и уставилась на белый потолок. Какая женщина признается, что хочет поговорить с мужчиной? И что она скажет, если все-таки наберет его номер? «Привет, это Оливия. Помнишь меня? Я та женщина, с которой ты переспал в Каире»?
        А потом?
        Нет, звонить ему бессмысленно. Вообще бессмысленно все, и надо лишь жить, день за днем делая свое дело.
        — Оливия? — послышался голос матери.
        Оливия зевнула и посмотрела на будильник. Почти десять. По воскресеньям ей нравилось поваляться подольше.
        — Да, мама?
        — У тебя... — В голосе матери послышалась какая-то непривычная нотка. — К тебе пришли, дорогая.
        Некое шестое чувство послало Оливии предупредительный сигнал.
        — Кто, мама? — внезапно севшим голосом спросила она.
        — Стивен.
        Сердце Оливии пропустило удар.
        — Стивен Гордон?
        — Ну да, а у тебя много знакомых Стивенов? — послышался знакомый насмешливый голос.
        — Я еще не встала! — закричала Оливия, чувствуя, как стремительно покрывается мурашками кожа.
        — Не беспокойся, — после недолгой паузы отозвался Стивен. — Я подожду.
        В эту секунду Оливия поняла, что она не может не увидеться с ним. Это беспокоило ее больше всего.
        Она быстро приняла душ, оделась и сошла вниз, думая — нет, надеясь, — что уже ничего не чувствует к мужчине, ожидающему ее. Но, едва она вошла в гостиную и увидела Стивена, как сразу поняла, что просто пыталась обмануть себя.
        Стивен выглядел великолепно, совсем как в тот раз, когда она впервые увидела его. Ее охватило отчаяние обреченности. Выцветшие джинсы плотно облегали его длинные сильные ноги, подчеркивая выступы бедер и подтянутый живот. Чудесный кашемировый свитер был чуть темнее пронзительных серых глаз. На спинке стула висел пиджак. При виде Стивена Оливию наполнила необъяснимая радость, и, не в силах справиться с чувствами, она твердо решила хотя бы не выдавать их.
        — Привет, Стивен, — ровным тоном поздоровалась она.
        Как восхитительно прекрасна ее нежная матовая кожа, подумал он, как четко обрисованы скулы. У Стивена не было намерения приезжать сюда сегодня — всю неделю он ждал звонка, но так и не дождался. Обычно женщины всегда звонили ему. Но выбросить из головы эту удивительную и странную женщину не получалось. Твердая решимость забыть об этом случайном знакомстве переросла в необходимость узнать, все ли у Оливии в порядке. Что ж, теперь он убедился, что она в порядке. Более чем.
        — Привет, Оливия. Как ты себя чувствуешь?
        — Спасибо, лучше, — ответила она вполне искренне. — Намного лучше.
        Они не отрываясь смотрели друг на друга, словно впервые встретились только в эту минуту.
        — Хочешь кофе или что-нибудь еще?
        Стивен видел только манящие, едва заметно подрагивающие губы и голубые сияющие глаза.
        — Нет, но я скажу, чего мне действительно хочется.
        Примерно то же самое он шептал ей, когда они занимались любовью, и теперь Оливия почувствовала, как вспыхнули щеки.
        — Я подумал, — медленно продолжал Стивен, — что ты могла бы показать мне город. Заодно и погуляем.
        — Одевайся потеплее, Оливия, — напутствовала дочь миссис Фаррелл. — Сегодня хоть и солнечно, но ветер холодный.
        Оливия ничего не оставалось, как подчиниться.
        Стивен помог Оливии надеть пальто. Его пальцы невольно задержались на плечах, и сердце с готовностью отозвалось на воспоминание о нежной коже Оливии, о том, как просвечивают под ней голубоватые прожилки вен и как медленно двигалась его ладонь по этим волшебным путям к упругим полушариям грудей.
        — А где же твоя машина? — насмешливо осведомилась Оливия, выйдя на улицу.
        — Лимузин в тот раз заказывал не я, а хозяин бара, — хмуро объяснил Стивен. — Очевидно, ему хватило одного взгляда, чтобы предположить, каковы мои требования. У меня вовсе не было намерения пускать пыль в глаза.
        — И все же у тебя это получилось. — Оливия усмехнулась. — Мама говорит, что все соседи просто умирали от любопытства, желая выяснить, кто же у нас был в гостях.
        Стивен остановился и пристально посмотрел на нее.
        — И что ты им сказала?
        — Я сказала, что ты... мой друг.
        — Друг? — Он криво усмехнулся.
        — А что мне следовало сказать? Любовник?
        — Это, по крайней мере, было бы точнее, не так ли?
        — Не думаю. Теперь все это в прошлом.
        Оливия вообще хотела сказать «знакомый», это казалось ей более соответствующим истине, хотя с другой стороны... после всего, что случилось... «Знакомый» означает, что люди знают друг друга. А она знала Стивена Гордона только в определенном отношении.
        Какое-то время они шли молча по направлению к центру города.
        — Ты так и не поинтересовалась, почему я здесь, — внезапно сказал Стивен.
        — Может быть, я боюсь услышать ответ. И почему ты здесь?
        — В том-то и дело. — Он усмехнулся и покачал головой. — Не знаю!
        Холодный ветер дул им в лица, но они пошли к центру города, туда, где высился шпиль костела, притягивающий как магнит.
        — Зайдем? — предложила Оливия. — Хочешь?
        — Давай.
        Они обошли огромный и пустынный зал, и, когда остановились у алтаря, Оливии вдруг показалось, что неописуемая грусть снизошла на Стивена, превратив в камень прекрасные черты его лица. Она отвернулась, понимая, что ее спутник думает о чем-то своем, печальном и тяжелом, и не стоит ему мешать.
        Потом они вышли на площадь, и ветер тут же разметал волосы Оливии, бросил локоны ей на лицо. Стивен ощутил жгучее желание убрать их или хотя бы коснуться ее щеки.
        — Я провожу тебя домой, — резко сказал он.
        Оливия кивнула, скрывая огорчение.
        — Хорошо.
        Когда они свернули на улицу, где жила Оливия, Стивен спросил:
        — Так что случилось? С Джонни? Как он умер?
        — Это была авария, — помолчав, заговорила Оливия. — Он хотел поехать на пикник, а я не хотела. Джонни пытался меня переубедить, но я не соглашалась ни в какую. Он... — Оливии было тяжело, но она заставила себя продолжать, — он сказал, что я помешана на осторожности.
        Стивен с интересом посмотрел на нее.
        — Это так? Ты действительно излишне осторожная?
        Наверное, он ей не поверил. И она не могла винить его.
        — Да, видимо, самое страшное, что мне действительно нравится держать себя в руках. Я никогда не выхожу за рамки. И не рискую... обычно.
        — Я тоже, — с горечью признался Стивен. — Вероятно, в Каире мы проявили свои худшие качества.
        И лучшие тоже, подумала Оливия. Самые лучшие.
        — Мы поругались, — медленно продолжала она. — Ужасно поругались. Джонни разозлился и уехал на своем мотоцикле, а потом... по пути он разбился. Умер сразу, на месте.
        Стивен сочувственно кивнул.
        — Понятно. И с тех пор ты несешь бремя вины и горя, так?
        — Если бы я не была такой упрямой! — с отчаянием сказала она. — Если бы я согласилась отправиться на вечеринку, то, возможно, ничего не случилось бы.
        — А могло и случиться бы. Знаешь. Оливия, ты взвалила на себя очень тяжелую ношу. Да еще наш небольшой роман... в общем, у тебя может в скором времени войти в привычку постоянно чувствовать себя виноватой.
        — Я не собираюсь выслушивать... — сердито начала Оливия.
        — Правду? — закончил за нее Стивен, и что-то в его тоне помешало ей резко развернуться и уйти.
        — Ты думаешь, мне самой не стыдно? Позволить мужчине, практически незнакомому, соблазнить меня, когда после смерти Джонни...
        — Да, да, да, — грубо перебил Стивен. — Я думал, что мы уже пережили стадию раскаяния.
        — Мы? — удивилась Оливия. — Хочешь сказать, что и тебе было нелегко?
        — А как ты думаешь?
        — Я ведь ничего о тебе не знаю, — пробормотала Оливия.
        — Знаешь, знаешь, — возразил Стивен. — Верно, ты не видела мою квартиру, незнакома с моей семьей, не бывала у меня на работе, но это все неважно. Ты видела меня... — он заколебался, подбирая слова, — таким, какой я есть.
        — Ты имеешь в виду, каким видела тебя любая женщина, с которой ты спал?
        Стивен покачал головой.
        — Та ночь была иной. Ничего подобного со мной прежде не случалось. Как и ты, я люблю держать себя под контролем. В тот раз я определенно утратил его.
        — Стивен... о ком ты думал там, в соборе?
        Он замер. Подобные вопросы Стивен обычно оставлял без ответа, но разве он сам не расспрашивал Оливию о самом сокровенном?
        — Я думал об отце, — ответил он. — Он умер очень давно. Но ведь мы здесь не для того, чтобы говорить обо мне, так?
        — Наверное, нет. — Она вяло пожала плечами.
        — Тебе надо просто признать — случилось то, что случилось. Все. Джонни умер, а мы с тобой всю ночь занимались любовью. И, как бы ты ни противилась, это факт. Ничего не изменишь. Точка. Конец. Важно другое — что ты будешь делать теперь?
        — Не знаю, — грустно призналась Оливия.
        — Я приглашаю тебя на ланч, — сказал Стивен.
        Это прозвучало заманчиво, но Оливия покачала головой.
        — Не могу. Воскресенья мы обычно проводим с мамой.
        — Тогда возьмем ее с собой.
        Удивленная и обрадованная, Оливия кивнула. Джонни и в голову не пришло бы предложить такое — он видел в родителях только помеху, считая, что они мешают развлекаться и злоупотребляют своим авторитетом.
        Мать, как и предполагала Оливия, была польщена приглашением, однако засмущалась, когда Стивен выбрал фешенебельный ресторан, где семья Фаррелл ни разу не была.
        — Но мы не можем... это слишком дорого! — запротестовала миссис Фаррелл.
        — Не слишком, — терпеливо возразил Стивен и увлек женщин за собой.
        Оливия изо всех сил пыталась наслаждаться едой, но это ей плохо удавалось — все время тянуло взглянуть на Стивена, сидевшего напротив. А тот преспокойно болтал с ее матерью.
        Оливия вытерла внезапно вспотевшие ладони о лежавшую на коленях салфетку. Интересно, что сказала бы мать, узнай она, что этот мило разговаривающий с ней мужчина всю ночь доводил до исступления ее дочь?
        Заметив внимательный взгляд Оливии, Стивен посмотрел на нее поверх бокала с вином.
        — Что-то ты притихла, Оливия.
        — О, она всегда такая, — сказала миссис Фаррелл. — Все никак не можешь забыться, дорогая?
        Оливия предостерегающе взглянула на мать.
        — Не думаю, что Стивену так уж интересно слушать об этом.
        Но миссис Фаррелл уже оседлала любимого конька.
        — Мне так жаль, что Джонни погиб... Это понятно... Такой удар для моей Оливии!
        Оливия не смела взглянуть на Стивена, боясь увидеть в его глазах насмешку. Убитые горем невесты не ведут себя так, как вела она в Каире.
        — У бедняжки не будет возможности преодолеть это горе, — продолжала миссис Фаррелл, — беда еще в том, что она здесь выросла. Все знают ее, все знали Джонни — от этой памяти ей не убежать. Вот почему я и уговорила ее съездить в Египет — ей всегда хотелось побывать там. Но когда она вернулась, то выглядела еще хуже, чем прежде.
        — Ты закончила, мама? — начиная раздражаться, спросила Оливия.
        — А нельзя куда-нибудь уехать? — задумчиво спросил Стивен.
        — Куда, например? — Оливия отважилась наконец посмотреть на него. Она уже пыталась сбежать в Египет, и что из этого получилось?
        — А как насчет Нью-Йорка? Многие стремятся уехать туда.
        — Там страшная дороговизна, — отмахнулась Оливия, — а я зарабатываю немного. Кроме того, мне не очень хочется ехать в большой город, где я никого не знаю.
        — Но ты знаешь меня, — возразил Стивен.
        Она смутилась.
        — Ты всегда можешь приехать и остановиться у меня. Квартира у меня большая, места вполне хватит.
        Оливия представила, каково это жить со Стивеном в одной квартире — пусть даже временно, — и сердце ее отчаянно забилось. Ей стоило немалого труда подавить бессмысленные мечтания и вспомнить о реальности.
        — Безумная идея, — стоически сказала она. — А работа?
        — Найдешь!
        — Все не так просто, Стивен, — мягко заметила миссис Фаррелл.
        Оливия вспомнила, что у фирмы, которой принадлежит и их с Робином магазин, есть отделение в Нью-Йорке, но поддержала мать:
        — Да, там непросто найти работу.
        Стивен как ни в чем не бывало помешивал кофе. Миссис Фаррелл, улыбнувшись, поднялась из-за стола.
        — Извините, я на минутку.
        Стивен встал и сел лишь тогда, когда женщина исчезла за дверью. Какие у него безукоризненные манеры, восхитилась Оливия.
        — Это очень... любезно с твоей стороны, Стивен, но ты хорошо понимаешь, что я не могу принять твое предложение.
        — Вот как?
        — Не притворяйся бестолковым, — беспомощно сказала она.
        — Тогда и ты не юли, а говори прямо!
        Ну неужели он действительно думает, что об этом можно говорить вслух? Судя по неловкому затянувшемуся молчанию, Стивен, по-видимому, считает, что можно. Напомнив себе, что они уже были предельно близки, Оливия вздохнула и решилась.
        — Как я могу приехать и остановиться у тебя, если не знаю, как мы... мы...
        — О, ради Бога! — воскликнул Стивен, догадавшись наконец, что ее тревожит. — Неужели ты думаешь, что я собираюсь приставать к тебе?!
        — Я этого не сказала!
        — Однако подумала об этом, верно?
        Оливия покачала головой, впрочем, без особой уверенности. Стивен откинулся на спинку стула и задумчиво посмотрел на Оливию.
        — Ты сказала, что тебе нравится быть уравновешенной, да? Ты из-за этого боишься приезжать? Боишься, что снова сорвешься? Не хочешь рисковать?
        Она смело встретила его хмурый взгляд и фыркнула.
        — Тоже мне, неотразимый... психолог!
        — Не знаю... — неуверенно проронил Стивен. — Может, нам обоим следует во всем разобраться. Возможно, у нас появится шанс исправить ошибку, доказать...
        Оливия удивленно посмотрела на него и переспросила:
        — Исправить ошибку? Доказать?
        — Да. Доказать, что нами управляют не чувства...
        — Как мило ты выражаешься!
        — Оливия, я не знаю, как об этом говорить!
        Похоже, Стивен впервые растерялся, и Оливия пришла ему на помощь:
        — Так ты говоришь, что наши отношения будут чисто платоническими?
        — Нет, я говорю совсем не это, — возразил он. — Я ничего не обещаю.
        Оливия подумала, что начинает наконец понимать Стивена. Поместить двух людей, которых влечет друг к другу, в одну квартиру и посмотреть, кто не выдержит первым. Но она ничего не успела сказать, потому что к столику уже подходила ее мать.
        Они отправились домой, и на Оливию вновь обрушилось ощущение пустоты, когда Стивен попрощался.
        — До свидания, Оливия. — Его глаза загадочно блеснули.
        — До свидания, Стивен. Спасибо за ланч.
        — Ты ведь не собираешься в Нью-Йорк, дорогая? — спросила миссис Фаррелл.
        — Не знаю, мама, — призналась Оливия. — Я просто не знаю.
        8
        У Оливии колотилось сердце и звенело в ушах, когда она набирала номер. В трубке щелкнуло, и приятный баритон произнес:
        — Стивен Гордон.
        Она открыла рот, но слова застряли в горле.
        — Стивен Гордон слушает, — нетерпеливо повторил голос.
        — Стивен, это Оливия.
        Секундная пауза показалась ей вечностью.
        — Оливия Фаррелл, — торопливо пояснила она. — Помнишь? Мы познакомились...
        — Конечно, я тебя помню, Оливия. Как у тебя дела?
        Ей вдруг захотелось швырнуть трубку и выбросить из головы всю эту дурацкую затею, но она несколько недель готовилась к переменам и отступать было поздно. Да и некуда.
        — Мне удалось добиться перевода! В нью-йоркское отделение нашей фирмы, — сообщила Оливия и снова, на случай, если Стивен совершенно забыл о своем предложении, ринулась в объяснения: — Мне сказали, что я смогу поработать там шесть недель. В книжном магазине.
        — Вот как. — Пауза. — Хорошо. Так когда ты приезжаешь?
        Значит, он помнит! — обрадовалась Оливия. Слава Богу!
        — Я должна приступить к работе в понедельник. Если тебя устроит, то я приеду в воскресенье во второй половине дня.
        — В это воскресенье? — уточнил Стивен.
        — Если какие-то проблемы...
        — Нет. — Ей показалось, что Стивен задумался. — Нет, никаких проблем. Его голос зазвучал тверже: — Записывай, я расскажу, как до меня добраться.
        Оливия сразу же отметила, что он живет в одном из самых престижных районов Нью-Йорка.
        — В котором часу мы тебя увидим?
        — Мы? — переспросила Оливия, похолодев.
        — У меня будут друзья, но часам к пяти они уже разойдутся.
        — Тогда я приеду к пяти, — внезапно охрипшим голосом пообещала она.
        Дом Стивена стоял на утопающей в зелени улице в фешенебельном пригороде Нью-Йорка. Выйдя из такси, Оливия залюбовалась видом и, несмотря на все свои опасения и усталость, вдруг почувствовала себя легко и свободно. Решительно подхватив чемоданы, она поднялась по ступенькам и нажала на кнопку звонка.
        Почему-то Стивен не торопился открыть ей. Оливия посмотрела на часы. Половина пятого, она приехала на полчаса раньше. А вдруг Стивен забыл о ее приезде? Что делать, если его нет дома?
        Оливия еще раз поднесла палец к звонку, и как раз в этот момент дверь открылась и перед ней предстал Стивен. К горлу подступил комок, и она почувствовала, как слабеют у нее ноги.
        Его темные волосы были взъерошены, пуговица на поясе старых джинсов расстегнута. Черная майка, натянутая явно впопыхах, обтягивала мускулистую грудь. У него такой вид, словно он только что с постели, подумала Оливия и внезапно ощутила беспокойство.
        Стивен удивленно посмотрел на нее и спокойно, словно они расстались лишь вчера, поздоровался:
        — Привет, Оливия!
        Сердце ее громко застучало. Неужели...
        — Ты забыл, что я приезжаю?
        Он ничуть не смутился.
        — Конечно, не забыл. — Стивен бросил взгляд на часы и нахмурился. — Черт, неужели уже почти пять? Не думал, что так поздно. Входи. Позволь мне взять твои чемоданы. Мы только что закончили ланч.
        — В такое время?
        — А что? Сегодня воскресенье, спешить некуда.
        — Если ты занят, я могу уйти и вернуться попозже, — предложила Оливия.
        Стивен улыбнулся и забрал у нее чемоданы. Похоже, она замерзла, подумал он, вон как дрожит. Впрочем, у нее всегда такой беззащитный вид, словно она нуждается в заботе и опеке.
        — Не говори глупостей, — мягко сказал он. — Заходи. Ты продрогла.
        Да, Оливия дрожала, но только потому, что снова увидела Стивена, услышала его голос. Оливия прошла за Стивеном в дом и, пораженная, остановилась. Какие огромные окна! Сколько света и пространства! У нее захватило дух.
        На окрашенных в неяркие холодные цвета стенах висели картины современных художников, которые показались бы неуместными в другой обстановке, но здесь были как нельзя кстати.
        Стивен кивнул в сторону лестницы, спиралью уходящей вверх.
        — Через минуту покажу твою комнату. Но сначала познакомишься с моими друзьями.
        У Оливии осталось времени только на то, чтобы торопливо пригладить волосы, после чего она поспешила за Стивеном по лестнице, стараясь не смотреть на его ноги, затянутые в джинсы.
        Оливия услышала приглушенные голоса, ленивый смех — женский! — и звон бокалов. Стараясь не поддаться невесть откуда взявшемуся страху, она заставила себя улыбнуться. Никто тебя не съест, повторяла себе Оливия. Это ведь друзья Стивена.
        Стивен толкнул дверь.
        — Входи, пожалуйста. Знакомьтесь, это Оливия! — громко объявил он и обвел взглядом собравшихся в гостиной людей. — Оливия Фаррелл.
        Оливия сразу выделила двух женщин. Одна, потрясающе красивая шатенка, полулежавшая на огромном кожаном диване, лениво улыбнулась. Очень узкие джинсы подчеркивали каждый изгиб прелестных бедер. Коротенькая маечка доходила как раз до пупка. Наверное, подруга Стивена, предположила Оливия.
        — Это Сандра Робинс, — с улыбкой представил шатенку Стивен.
        — Привет, — небрежно бросила Сандра.
        Вторая женщина, чьи роскошные волосы бросались в глаза, сидела на другом диване рядом с представительным мужчиной и с интересом рассматривала гостью. Оба потягивали через соломинку коктейли из высоких матовых бокалов.
        — А это Эрик Стэнли, мой кузен, — представил мужчину Стивен. — Наши матери — сестры.
        — Привет.
        Эрик любезно кивнул.
        — Здравствуй, Оливия.
        — И Кэрол Грейс, его невеста.
        — Присаживайся, Оливия, — пригласила Кэрол. — Коктейль? А может, хочешь подкрепиться с дороги?
        Она указала на уставленный закусками столик, стоявший между диванами.
        Эти двое, по крайней мере, восприняли ее дружелюбнее, чем Сандра, которая даже не пошевелилась и, по-прежнему, будто оценивая, бесцеремонно рассматривала Оливию. Затем она повернулась к Стивену и, лениво растягивая слова, промурлыкала:
        — Дорогой, ты ничего не рассказывал нам об Оливии.
        — Разве? — Стивен пожал плечами и подумал: а почему, собственно, кто-то считает, что я должен это делать?
        Он смешал коктейль и протянул бокал Оливии, одновременно другой рукой подталкивая ее к креслу.
        — Присаживайся.
        Чувствуя себя марионеткой, Оливия послушно опустилась в кресло. Стивен уселся напротив.
        Кто такая Сандра? — мучилась Оливия вопросом. Почему она смотрит на Стивена, словно имеет на него какие-то права, словно они больше, чем друзья? И почему он не упомянул о ней, когда приглашал меня приехать и пожить у него?
        — И где же вы познакомились? — спросила Сандра.
        Стивен посмотрел на Оливию, заметил, как она напряглась, и, чувствуя, что его самого охватывает волнение, медленно ответил:
        — Мы познакомились в Египте.
        Оливия словно приклеилась взглядом к своему бокалу. Какая же она наивная! И зачем только она приехала сюда! Возможно, потому что в глубине души надеялась снова оказаться в объятиях Стивена? Почему она не подумала о том, что у него своя жизнь, о которой ей ничего не известно? Что в этой жизни у него имеются другие женщины? И эти другие вовсе не собираются встречать ее с распростертыми объятиями, если судить по реакции Сандры.
        — В Египте? — Эрик с любопытством взглянул на Стивена. — Это когда ты ездил туда покупать какую-то древнюю безделицу?
        — Именно, — неохотно подтвердил Стивен, потягивая коктейль.
        Эрик удивленно вскинул брови.
        — Ты ведь никогда не смешиваешь бизнес с удовольствием.
        — Обычно нет, — буркнул Стивен.
        — А что ты делала в Египте, Оливия? — спросила Сандра.
        — Проводила отпуск.
        — Одна?
        Оливия увидела, как нахмурился Стивен, и что-то в его быстром, суровом взгляде, брошенном в ее сторону, придало ей сил сказать правду. Пожалуй, впервые она позволила себе отдаться сладости воспоминаний, не виня себя ни в чем.
        — Да, одна, — негромко сказала она и мечтательно улыбнулась.
        Стивен уже неотрывно смотрел на нее, его глаза поблескивали, и Оливия поняла, что они думают об одном и том же.
        — А вообще где ты живешь? — спросила Сандра.
        — В Глостере.
        — Правда? А в Нью-Йорк приехала на уикэнд или как?
        — Э-э-э... не совсем.
        — Оливия... — Стивен помолчал, подбирая соответствующее ситуации объяснение, — поживет у меня некоторое время.
        — Поживет у тебя?! — Сандра посмотрела на него так, словно он признался в убийстве.
        — Ну да. — Он пожал плечами и лениво улыбнулся. — А почему бы и нет?
        От Оливии не укрылось удивленное выражение, промелькнувшее на лице Кэрол, которая тут же медленно поднялась с дивана и подтолкнула Эрика.
        — Думаю, нам пора идти, — пробормотала Кэрол. — Хорошо, что машину вести не мне! Пошли, Сандра!
        Оливия затаила дыхание, понимая, что ей лучше бы уйти отсюда. Потому что, если Сандра подружка Стивена, то наблюдать сцену их нежного прощания будет выше ее сил.
        — Стивен, пожалуйста, покажи мне, где я буду спать, — попросила Оливия.
        — В главной спальне, а, Стивен? — Сандра ехидно улыбнулась. — Или в той захламленной комнате, которую ты держишь про запас?
        На несколько мгновений воцарилась напряженная тишина. Стивен поднялся.
        — Если ты хотела смутить Оливию, — он не скрывал раздражения, — то тебе это удалось. Оливия, пойдем, я покажу твою комнату.
        Они вдвоем вышли из гостиной, оставив после себя довольно выразительную тишину. Стивен подхватил чемоданы Оливии и задумчиво посмотрел на их приунывшую хозяйку.
        Не обменявшись ни словом, они прошли по коридору. Стивен открыл одну из дверей, и взгляду Оливии предстала небольшая комната с письменным столом, бюро, велотренажером и с едва заметной под грудой сваленной на нее спортивной одежды узкой кроватью.
        — Ты меня не ждал, — заметила Оливия, стараясь не выказать огорчения, охватившего ее при виде этого хаоса.
        Стивен смущенно пожал плечами.
        — Навалилось столько дел, что я попросту забыл попросить прислугу навести здесь порядок. Сейчас я попрощаюсь с гостями, а потом помогу тебе прибраться.
        — Это я и сама могу сделать!
        — Ты не знаешь, куда что складывать, — спокойно возразил Стивен и, давая понять, что разговор окончен, вышел.
        Оставшись одна, Оливия подошла к окну. Она думала о том, как изменилась и продолжает меняться ее жизнь. Совсем недавно ей и в голову не могло прийти, что такое возможно. Что это? Судьба?
        Оливия все еще стояла у окна, когда Стивен вернулся.
        — Эта Сандра твоя... подружка? — спросила она.
        Он изумленно посмотрел на нее.
        — Ты на самом деле думаешь, что я пригласил бы другую женщину пожить у меня, если бы это было так?
        — Я не знаю. Не знаю. Поэтому и спрашиваю!
        На его лице появилось выражение легкого раздражения.
        — У меня большой круг общения, — холодно сказал он.
        — Так, значит, сейчас у тебя нет?..
        — Нет чего? — насмешливо спросил Стивен.
        Оливия вдруг осознала, что они находятся в спальне и разделяющие их несколько метров пространства — это огромная, зияющая пропасть. Как все непохоже на Каир, где их тянуло друг к другу... Нет. Больше подвергать себя таким мукам она не станет.
        — Нет никаких отношений, — твердо закончила свою мысль Оливия.
        Боже, ну как можно быть такой настойчивой!
        — В данный момент у меня нет никаких отношений с женщинами, — мягко ответил Стивен.
        Оливия знала, что должна выяснить кое-что еще, прежде чем устраиваться в этой квартире. Это следовало сделать раньше... Она заглянула Стивену в глаза.
        — А я не помешаю твоему образу жизни?
        Стивен недоуменно посмотрел на нее и нахмурился.
        — О чем это ты говоришь?
        Сердце у Оливии ушло в пятки, но голос остался на удивление ровным.
        — Ну, если у тебя нет сейчас отношений, то можно предположить, что ты свободен и ищешь...
        — Вот как? Это предложение? — вкрадчиво спросил он и тут же пожалел об этом, почувствовав пробуждение желания.
        — Разумеется, нет!
        — Жаль. Вообще-то я ничего, как ты выразилась, не ищу.
        Что это за нотки появились в его голосе? — насторожилась Оливия. Уж не хочет ли он предупредить меня? Вежливо, но твердо сказать, чтобы я не давала волю фантазии?
        — Возможно, ты встретишь кого-то, — торопливо пояснила она. — А присутствие другой женщины способно отпугнуть твою потенциальную избранницу. Тем более что со мной...
        — Что с тобой у меня были какие-то «отношения»? — с вызовом закончил фразу Стивен.
        Странно, но Оливию это почему-то задело.
        — Ты думаешь, что это можно назвать отношениями? — горько улыбнувшись, спросила она.
        — Хорошо, а как бы ты это назвала?
        Оливия назвала бы это самой чудесной ночью в своей жизни, но она не стала откровенничать из опасения увидеть, как красивое лицо Стивена превращается в маску равнодушия. У мужчин другие суждения.
        — Просто тогда все вышло из-под контроля, — сказала она, стараясь не вспоминать, как загадочно улыбался Стивен, склоняясь к ней и целуя ее. — Вот и все.
        — Да, конечно, — пробормотал Стивен, с интересом следя за тем, как набухают под тонким свитером соски ее маленьких грудей, как пробуждаются они к жизни.
        Он сгреб с кровати одежду.
        — Я займусь этим. А потом, думаю, мы вместе приготовим что-нибудь на ужин. Ты ешь рыбу?
        — Э-э-э... да-а...
        Он посмотрел на нее и нахмурился.
        — Так ешь или нет?
        — Я же сказала: да. Ты не слышал?
        — Ты сказала это неуверенно. Послушай, Оливия, давай кое о чем договоримся, чтобы больше к этому не возвращаться. Я не хочу, чтобы ты во всем соглашалась со мной только потому, что это моя квартира.
        — Ладно, — согласилась она. — И раз уж речь зашла о правилах...
        — О правилах? — перебил ее Стивен. — Боже мой, ты говоришь, как школьная учительница! Интересно, о каких правилах речь? Это будут твердые и нерушимые правила или очень-очень гибкие?
        Под насмешливым взглядом его серых глаз Оливия почувствовала злость, смешанную с отчаянием.
        — Пожалуйста, оставь эти намеки! — выпалила она.
        Теперь Стивен откровенно улыбался. Неужели его действительно беспокоило, что она все забыла? Нет, совсем нет. Ее чувства не умерли.
        — Ладно, излагай свои правила.
        — Когда я говорю о правилах, то имею в виду такие вещи, как плата за жилье...
        — Это неважно, — перебил он.
        — Важно, — заупрямилась Оливия. — Я не могу жить здесь, ни за что не платя. Я просто хочу вносить какой-то вклад.
        Их взгляды встретились. Глаза Стивена потемнели, и Оливия, ощущая мелкую дрожь в ногах, поспешила сказать:
        — Я беру на себя питание. Пусть это будет моим вкладом в ведение хозяйства.
        — Что ж, — равнодушно согласился Стивен, — делай как хочешь, Оливия.
        9
        Оливия проснулась оттого, что где-то громко хлопнула дверь. Она обвела взглядом комнату и сразу вспомнила, где находится. В доме Стивена.
        — Оливия! Ты проснулась?!
        Его голос!
        — Да. — Она зевнула и взглянула на часы.
        Начало седьмого? Господи, какая рань! Оливии всегда было тяжело вставать по утрам. Она снова зевнула.
        — Зачем ты меня разбудил?
        — Беспокоился, почему ты не встаешь. Забыла завести будильник? Ты ведь не хочешь опоздать на работу в первый же день?
        Его ирония задела Оливию.
        — Конечно, я завела будильник! Но на работу мне надо к девяти!
        — Так поздно? — удивился Стивен. — К этому времени я уже часа два как за столом.
        — Пожалуй, закажу для тебя медаль!
        — Я ухожу, так что вставай — тебе нужно посмотреть, как включается сигнализация.
        Оливия нехотя вылезла из-под одеяла, натянула халат и, наспех проведя пару раз щеткой по спутанным волосам, открыла дверь.
        На Стивене был темный костюм-тройка великолепного покроя, белоснежная рубашка подчеркивала легкий загар. При одном взгляде на этого мужчину у Оливии невольно забилось сердце, но не от желания, а просто от радости, как будто увидеть Стивена утром было лучшим началом дня. И все же руки ее машинально метнулись к груди, чтобы запахнуть поплотнее халат.
        Этот жест не ускользнул от внимания Стивена. Он поспешно отвел глаза от соблазнительной женской груди и сказал:
        — Пойдем, я покажу тебе, как устанавливать сигнальную систему.
        Оливия старалась внимательно слушать его объяснения, но это оказалось нелегко. Какая мука стоять рядом со Стивеном в одном халате и запоминать какие-то цифры, делая вид, что не замечаешь его близости и не ощущаешь исходящий от него восхитительный аромат одеколона!
        — Дальше. Вот этот ключ для этого замка, — говорил Стивен, старательно отводя глаза от выступающих под тканью холмиков грудей. — Другой ключ... — Боже, что же она со мной делает?! — с отчаянием подумал он, стараясь не выдать своего волнения, — запирает вот этот замок. Поняла?
        — Пожалуйста, покажи все еще раз.
        Оливия почти ничего не понимала и желала только, чтобы Стивен ушел как можно скорее. Но не рисковать же всеми этими дорогими картинами, книгами, мебелью, которыми напичкан дом, только потому, что она не в состоянии понять, как закрывается дверь!
        — Может быть, мне лучше написать, по пунктам? — язвительно осведомился Стивен.
        И опять его ирония задела Оливию за живое.
        — В этом нет необходимости.
        Повторные объяснения она слушала так сосредоточенно, как если бы от этого зависела ее жизнь.
        Наконец Стивен взглянул на часы и хмыкнул.
        — Из-за тебя я сегодня опоздаю. Такого не случалось уже несколько лет.
        — Что ж, ты ведь мог объяснить мне все это еще вчера вечером, не так ли?
        Да, конечно, мог бы. Но только вчера за ужином они открыли бутылку вина, которую прикончили уже в гостиной. Оливия, сбросив туфли, уселась у камина — совершенно безобидная поза, но Стивен уже не мог оторвать глаз от ее стройных ног. Он никогда не понимал, почему некоторые считают женские лодыжки особенно эротичными, но в этот вечер на него снизошло прозрение.
        Почувствовав, как расслабляюще действуют на него воспоминания, Стивен с трудом вернулся в реальность. Вчера он изменил своей многолетней привычке и не стал просматривать документы, а сегодня еще и опаздывает! Он нахмурился.
        — Вернусь около семи.
        Оливия выжидающе посмотрела на него.
        — Ты ужинаешь дома? Или где-то еще?
        Стивен еще в пятницу условился о встрече с потенциальным клиентом после работы, но не счел возможным для себя оставить Оливию одну в ее первый день в Нью-Йорке.
        — Нет, сегодня я никуда не иду, — подавив вздох, солгал он.
        — Тогда... — Оливия вдруг странно оробела, — может быть, я приготовлю для тебя ужин? Куплю продукты и все остальное. Мы ведь вчера договорились — это будет, мой вклад.
        Стивен скрыл улыбку, невольно восхищаясь ее стремлением к независимости. Интересно, что она приготовит? Наверное, что-нибудь простенькое. Купит полуфабрикат, разморозит и... Его чуть не передернуло.
        — Хорошо. Буду ждать с нетерпением.
        Проводив Стивена, Оливия вернулась к себе, приняла душ и стала одеваться. Теперь, когда Стивен освободил ее от хлама, комната выглядела лучше, чем накануне. Сюда бы какие-нибудь приличные шторы вместо этих бездушных жалюзи, подумала вдруг Оливия и тут же одернула себя: ты здесь временно, так что не твоего ума дело затевать глобальные проекты!
        Она надела черные брюки и черный теплый свитер и отправилась на сабвее к месту работы.
        Феликс Лоример выглядел типичным владельцем книжного магазина — высокий, сухощавый, стройный, с непокорной гривой волос, все время норовивших упасть на глаза. Милый, рассеянный, очаровательно вежливый, он был одинок и привлекателен — полная противоположность Стивену Гордону. Но Оливия не стала бы встречаться с Феликсом, даже если бы тот оказался единственным мужчиной на планете.
        — Заходи, Оливия. — Феликс протянул руку и приветливо улыбнулся. — Я сделаю кофе, а потом все тебе покажу.
        — Спасибо. — Она улыбнулась и сняла пальто.
        — Где ты остановилась? — спросил Феликс, вешая ее пальто на вешалку.
        — У друзей.
        К ее радости, Феликс не стал вдаваться в детали и ограничился кивком.
        Освоиться на новом месте оказалось нетрудно, дело было поставлено точно так же, как в Глостере. После того как они с Феликсом выпили кофе, Оливия принялась за почту. Потом рассортировала поступившие книги и отложила заказанные издания. Покупателей оказалось значительно больше, чем в родном городке Оливии, и к концу рабочего дня она немного устала. Однако по дороге домой ей пришлось еще зайти в супермаркет на соседней улице и купить все необходимое для ужина. Никогда еще выбор продуктов не отнимал у Оливии столько сил. Ей хотелось произвести впечатление на Стивена.
        Вернувшись вечером домой, Стивен застал непривычную картину — в нос ему ударили незнакомые упоительные ароматы, из кухни доносилась громкая музыка. В столовой уже был накрыт стол на двоих.
        Когда Стивен вошел в кухню, Оливия поначалу его не заметила. Она наклонилась за чем-то, стоящим на нижней полке шкафа, и Стивен, увидев, как черные брюки обтягивают ее бедра, почувствовал, что в горле пересохло.
        — Привет, Оливия.
        Услышав знакомый мягкий голос, она медленно выпрямилась и повернулась. О Боже, подумала она, как же он великолепен!
        — Привет, — весело отозвалась Оливия. — Как прошел день?
        — Спасибо, хорошо.
        — Выпьешь чего-нибудь? Или сначала переоденешься?
        Стивен улыбнулся.
        — Еще немного, и ты предложишь мне трубку и тапочки.
        Его сарказм задел ее — Оливия напряглась.
        — Я только хотела...
        — А получилась пародия на жену.
        — Ничего похожего у меня и в мыслях не было, — буркнула она и обиженно поджала губы.
        Стивен медленно обвел взглядом кухню, и ему показалось, что от присутствия Оливии она словно ожила и преобразилась.
        — Ты готовишь пир? Пахнет упоительно.
        — Не совсем. — Оливия покраснела от удовольствия. — Иди переоденься, потому что ужин будет готов ровно через пять минут.
        Вчера он пренебрег работой. Сегодня утром — опоздал. А теперь эта женщина приказывает ему переодеться!
        — Через пять минут, — эхом отозвался Стивен и вздохнул.
        Ему понадобилось чуть больше времени, и все потому, что, к его крайнему неудовольствию, Оливии удалось-таки направить его мысли в нежелательное русло. В чем дело? В ее самонадеянности, распорядительности? Или, может быть, в том, что после незабываемой каирской ночи у него не было близости с женщиной? И Стивену никого не хотелось! До сих пор. Никого, кроме Оливии.
        Ужин начался плохо. Стивен долго хмурился над тарелкой с салатом.
        — Ты не любишь овощи? — нервно спросила Оливия.
        — Почему же, люблю, но тебе не следовало идти на такие траты.
        — О, это пустяки, — солгала она, думая о ветчине по-вирджински, дожидавшейся своей очереди в духовке. — Не откроешь вино? Я купила бутылку.
        Стивен покачал головой. Хватит ему прошлой ночи, когда он ворочался и метался в душной спальне на широкой кровати, думая о том, как отреагирует Оливия, если он сейчас проскользнет к ней в постель.
        — Конечно. Но я пить не буду, — предупредил он.
        — Тогда и я не буду.
        Потом Оливия торжественно внесла в столовую ветчину по-вирджински.
        — Оливия... — застонал Стивен.
        — Только не говори, что ты вегетарианец.
        — Да нет, я ем мясо... — Он вздохнул. — Просто дело в том, что ты потратила, наверное, целое состояние на этот ужин, не говоря уже о времени и силах.
        — Это просто возможность поблагодарить тебя.
        — Я же просил не благодарить меня! — свирепо воскликнул Стивен, не столько рассердившись, сколько снова ощутив совершенно неуместный всплеск желания. Увидев, как у Оливии задрожали губы, он взял себя в руки и сбавил тон: — Послушай, я не думаю, что ты много зарабатываешь...
        — Конечно, с тобой мне и равняться нечего, — подтвердила она.
        — И я не хочу, чтобы ты тратила все свои деньги на эти изысканные блюда!
        — А я не собираюсь принимать благотворительность от тебя! — упрямо сказала она. — Я хочу платить по-своему и столько, сколько смогу.
        Он хмуро посмотрел на предложенную ему порцию и невольно сглотнул слюну. Ко всем прочим своим достоинствам, Оливия еще и неплохо готовит.
        — Делай, как знаешь. Но деликатесами ты меня балуешь в первый и в последний раз! Понятно?
        У Оливии напрочь пропал аппетит, и лишь гордость заставила ее съесть свою стряпню до последнего кусочка. К тому времени, когда она подала кофе, Стивен, похоже, немного успокоился.
        — Восхитительно, ~ сказал он.
        — Спасибо.
        Стивен уловил сарказм в тоне Оливии, заметил, как она слегка надула губки. Может быть, он и впрямь обошелся с ней излишне сурово.
        — Я просто не привык, чтобы за мной кто-то ухаживал, — извиняясь, объяснил он.
        — Это заметно. — И тут Оливия рискнула задать вопрос, хотя суровое выражение лица Стивена и не располагало к этому. — Так, значит, ты живешь совсем один?
        — Да.
        — Странно...
        Стивен усмехнулся.
        — Ты, похоже, удивлена?
        — Да, немного.
        — Я, наверное, кажусь тебе завидным женихом, а, Оливия?
        Она загадочно улыбнулась.
        — У тебя большое самомнение, Стивен. Но вывод неверный, я имела в виду другое. Просто подумала, что мужчина твоего положения должен стремиться к комфорту.
        — Под комфортом ты понимаешь регулярное питание и... — он на мгновение опустил глаза, — регулярный секс?
        Оливия залилась румянцем.
        — Что-то вроде этого.
        — Комфорт и радость общей постели? — задумчиво сказал он. — Отдаю тебе должное, это соблазнительно. Но секс дело нехитрое — все проблемы возникают из-за общения. Или скорее из-за нехватки такового. — Голос Стивена звучал почти горько.
        Глядя на него, Оливия подумала, что он чего-то недоговаривает.
        — Ты хочешь сказать, что так и не встретил женщину, с которой мог бы общаться?
        — Примерно так. Точнее никого, с кем хотел бы общаться. Если только мы оба не в горизонтальном положении. — Он задумчиво посмотрел на Оливию, и она покраснела. — Но я вообще очень редко скучаю.
        Стивен советует не подходить к нему слишком близко, поняла Оливия, это совершенно ясно. И более высокомерного предупреждения я еще не слышала.
        — Хочешь еще кофе? — сухо спросила она.
        10
        — Как прошла первая неделя?
        Стивен посмотрел на Оливию, уютно устроившуюся с ногами в кресле с книгой. Она много читала, хотя, как он заметил, за последний час едва ли перевернула пару страниц. Оливии было нелегко находиться рядом со Стивеном и бороться с воспоминаниями о том, что они оба — теперь она не сомневалась в этом — хотели забыть. Она заставила себя улыбнуться.
        — Спасибо, хорошо. Я тебя не очень стеснила? Тебе квартирантка еще не надоела?
        Стивен задумался. Оливия оказалась совсем не назойливой, чего он втайне опасался. Не путалась под ногами по утрам. Не расхаживала по квартире в неглиже. Не развешивала на спинках стульев белье и колготки. Словом, не делала ничего такого, что всегда раздражало его в поведении появлявшихся здесь ненадолго женщин.
        — Я дал бы тебе семь баллов из десяти. — Стивен вымученно улыбнулся. — А как в магазине приняли нового работника?
        — В магазине все з-замечательно, — с запинкой ответила Оливия, невольно заглядевшись на то, как Стивен вытянул ноги. — Практически все так же, как и в Глостере...
        — Итак, жизнь в большом городе не напугала вас, мисс Фаррелл? — шутливо спросил Стивен.
        — Меня нелегко напугать, — заверила Оливия, подумав, однако, что на самом деле напугать ее легче легкого.
        Она боялась своей слабости — стоило Стивену Гордону посмотреть на нее из-под ресниц, и ее самоконтроль начинал улетучиваться. Она боялась и того, что могло бы случиться, если бы Стивен стал заигрывать с ней, ведь большинство мужчин, переспав с женщиной, ведут себя потом развязно.
        Но Стивен вел себя не так, как большинство.
        Он вообще на протяжении последних пяти вечеров соблюдал дистанцию и лишь изредка поглядывал на Оливию. Но сегодня его что-то, похоже, беспокоило, даже раздражало.
        — Не хочешь сходить в бар? — внезапно спросил Стивен.
        Оливия отложила книгу.
        — Прямо сейчас?
        — А почему бы и нет?
        Стивен не хотел признаваться Оливии, что страшится перспективы провести целый вечер, наблюдая, как Оливии удается принять эротическую позу при самом заурядном деле, например, при чтении. К тому же Стивен поймал себя на том, что с совершенно другим настроением возвращается с работы домой. Раньше он не торопился покинуть офис, а теперь его тянуло в дом, где с приездом Оливии стало слишком уютно, будто магнитом. Да и работать теперь с полной отдачей у него не получалось: перед глазами то и дело маячили ее роскошные волосы и изящные плечи.
        Но Стивен сам бросил себе вызов и твердо решил, что не уступит этой женщине. Он устоит, черт возьми! Однажды он позволил себе безумство, но одного раза вполне достаточно.
        — Так как насчет бара? — спросил Стивен. — Заодно и поужинаем. Если честно, то я уже договорился кое с кем.
        Может быть, ему хочется куда-то сходить, потому что он просто устал от скуки, просиживая со мной вечер за вечером? — предположила Оливия. А меня приглашает с собой лишь из вежливости.
        — Иди, если хочешь, — ответила она. — Я останусь дома. Тебе вовсе нет необходимости повсюду брать меня с собой.
        — Но нельзя же, чтобы ты сидела здесь совсем одна.
        Оливия заставила себя улыбнуться. Ей это только на пользу. Проведя со Стивеном пять вечеров подряд, она начала привыкать к его компании. Ей, пожалуй, стало слишком нравиться его общество.
        — Иди, Стивен, мне здесь хорошо. Я, наверное, лягу сегодня пораньше.
        Стивену до безумия хотелось остаться дома, однако за всю неделю он ни разу никуда не сходил. И это он, любитель вечеринок?!
        — Кто еще идет с тобой?
        — Эрик и пара его сослуживцев. Может быть, подойдут Кэрол и Сандра.
        Сандра. Оливия сдержала улыбку.
        — Думаю, что я пропущу этот выход в свет, если ты не против. Честно, Стивен, я очень устала.
        Он поднялся, медленно и нехотя, словно по принуждению.
        — А не пообедать ли нам в уик-энд в ресторане?
        Оливия обрадовалась, но тут же напомнила себе, что это не свидание. Стивен всего лишь заботится, чтобы его гостье не было скучно.
        — Пообедать?
        — Да. Мне нужно пригласить двух клиентов, и ты могла бы пойти со мной.
        — О... хорошо.
        Но, как ни старалась, Оливия не сумела скрыть разочарования. Нет, это уж точно не свидание, она нужна Стивену лишь в качестве эскорта. Для протокола!
        — У тебя какие планы на завтра?
        — Я работаю.
        — И я. Практически я работаю почти каждую субботу.
        — Почему? — Каждое утро, чуть свет, Стивен отправлялся в офис и возвращался домой не раньше восьми. Понаблюдав за ним пять дней, Оливия решила, что он работает на износ. — Ты же владелец фирмы, разве нет, Стивен?
        — Да, владелец, и мне надо быть уверенным, что я хотя бы на шаг опережаю конкурентов, — спокойно пояснил он. — А для этого требуется только одно: работать, работать и работать, чтобы никто не мог сбить тебя с ног. Никогда.
        Оливия удивленно посмотрела на него. Стивен говорил... безжалостно.
        — Ты хочешь сказать, что стараешься стать непобедимым?
        Он немного помолчал, а потом резко сказал:
        — Эта цель достижима.
        Оливию подмывало сказать, что он и без того уже наверху. И, судя по всему, никто не собирается сбивать его с ног. Однако во внезапно потемневших глазах Стивена уже вспыхнул грозный огонек предупреждения, и она промолчала.
        На ее взгляд, у него имелось все — прекрасные манеры, завидная внешность, огромная квартира, деньги, позволявшие вести роскошный образ жизни. Оливия считала Стивена воспитанным и умным человеком, с тонким вкусом. Не говоря уже о том, что он был умелым любовником. И все же что-то в нем иногда настораживало, лицо Стивена будто окаменевало, в нем появлялось что-то необузданное, дикое. Может быть, Стивен Гордон — человек неудовлетворенных амбиций, стремящийся к недостижимому? Но почему? Ведь у него, похоже, есть все, о чем большинство людей может лишь мечтать.
        — А что хорошего в том, чтобы быть непобедимым? — мягко спросила она.
        Стивен стиснул зубы. Что хорошего? Быть непобедимым означало быть не таким, как его отец, легкомысленное, бездумное отношение к жизни которого несло близким лишь горе и разорение. Но Стивен никогда не делился этим горем ни с одной женщиной и не собирался начинать сейчас. Даже с Оливией Фаррелл, смотрящей на него тепло и доверчиво сводящими с ума голубыми глазами, которыми ее, должно быть, наделил дьявол.
        — Это вопрос личного выбора, — холодно сказал он. — И это мой выбор.
        Оливия поняла, что разговор окончен и Стивен не хочет раскрываться перед ней. Оливия решила отступить.
        — Желаю приятно провести время. А я приму ванну и лягу пораньше.
        Стивен едва не застонал, когда память услужливо и с поразительной четкостью преподнесла ему завораживающую картину — длинные ноги и тонкие руки Оливии под пузырящейся пеной...
        — Хорошо. Так и сделай.
        — Тебе оставить что-нибудь на ужин? — спросила Оливия. — Я купила восхитительные грибы. И совсем недорого, — поспешно добавила она, словно оправдываясь.
        Стивен сердито посмотрел на нее. За эти пять дней она полностью взяла на себя заботы о питании и почти все покупки. Она даже специально обходила несколько магазинов, чтобы выбрать что-то подешевле и сэкономить, даже после того как он сказал ей, что в этом нет необходимости. Гордость сочеталась у нее с бережливостью, а уж об упрямстве и говорить нечего.
        — Ты не обязана готовить для меня каждый вечер, — сказал он. — Я уже говорил тебе об этом.
        — Но это же нетрудно, когда я готовлю для себя.
        — Мне вполне по силам поджарить яичницу, когда я прихожу домой! — взорвался Стивен и, повернувшись, вышел из комнаты, потому что задрожавшие губы Оливии могли разжалобить даже камень.
        Зазвонил телефон. Оливия немного подождала, полагая, что Стивен ответит сам, но телефон все звонил, и ей пришлось снять трубку.
        — Алло?
        Последовала пауза, затем взволнованный женский голос сказал:
        — Извините, я, похоже, набрала не тот номер.
        — С кем вы хотели поговорить? — терпеливо осведомилась Оливия.
        — Со Стивеном Гордоном. Это мой сын.
        — Ваш сын? О, извините, миссис Гордон, я не знала... Сейчас я его позову.
        — Нет-нет, подождите... А вы кто?
        Оливия откашлялась.
        — Меня зовут Оливия. Оливия Фаррелл.
        Женщина на другом конце провода молчала, похоже, ждала разъяснений.
        — Я остановилась здесь. У Стивена.
        — И вы сейчас у него живете? — поинтересовалась ее собеседница.
        — Подождите минутку, я его приглашу, — торопливо сказала Оливия и, обернувшись, увидела стоящего у двери Стивена.
        Мрачное выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Не говоря ни слова, он подошел и взял трубку. Оливия тут же вышла из комнаты, но все же успела услышать ею первые слова:
        — Привет, мам. Ммм. Нет, нет. Нет... ничего подобного.
        Через несколько минут Стивен вышел из гостиной и направился в кухню, где Оливия готовила себе сандвич.
        — Не делай этого больше! — предупредил он.
        Она положила нож на стол.
        — Не делать чего?
        — Не отвечай на звонки, особенно когда я дома.
        — Извини, — сдержанно сказала она, — не знала, что нарушаю некое неписаное правило, но, конечно, это твой дом.
        Его дом, его территория, его право.
        Но, Стивен, похоже, и не слышал ее.
        — Моя мать засыпала меня вопросами о тебе. Стоит впустить в дом женщину и все уже думают о свадьбе!
        — Уверяю тебя, я об этом не думаю! — язвительно заверила Оливия.
        — Я тоже! — бросил Стивен.
        Она повернулась к нему спиной и снова занялась приготовлением сандвича. Громко хлопнула дверь. Какой же он злой, раздражительный и несправедливый! А она, наверное, сошла с ума, когда согласилась сюда приехать.
        Войдя в бар «Миссури», где уже много лет собирались по пятницам его друзья, Стивен обвел равнодушным взглядом полутемный переполненный зал. Зачем нужно было приходить сюда и протискиваться через толпу к стойке, чтобы выпить пива, если дома можно угоститься чем-нибудь получше? Да и Оливия... Стивен покачал головой. О чем только, черт побери, я думаю?! Я же всегда прихожу сюда по пятницам!
        — Стивен! — окликнул его Эрик, и Стивен, вымученно улыбнувшись, стал протискиваться к кузену через толпу посетителей.
        — Видно, день был неудачный! — усмехнулся Эрик, когда Стивен присоединился к нему.
        — Наоборот. — Стивен взял бокал пива и задумчиво поднес ко рту.
        — Тогда чем ты недоволен?
        — Наверное, просто устал, — буркнул Стивен.
        И это было правдой. Нелегко заснуть, когда думаешь только о матово-бледной коже Оливии, о ее пышных волосах и о том, что она, обнаженная, спит в комнате, до которой рукой подать.
        — Как у тебя дела с Оливией? — небрежно спросил Эрик. — Если ты, конечно, не привел кого-то другого.
        — Мне следовало бы проверить голову! — пожаловался Стивен.
        — Так плохо, да? — Эрик сочувственно посмотрел на кузена. — А мне она показалась очень милой.
        — Да, так оно и есть — слишком мила, черт побери! Хороша, как мед.
        В ту незабываемую ночь, которую мы провели в постели, она была как мед. Ловушка, намазанная медом, подумал Стивен. Ему вдруг стало жарко, и он одним глотком осушил бокал, словно пиво могло потушить пожар, разгоревшийся внутри него при этом воспоминании.
        — Эрик, пошли поужинаем, что ли?
        — Ого! — Эрик усмехнулся. — Отвлекающий маневр? Только бы не возвращаться домой?
        Стивен пожал плечами.
        — Не понимаю, о чем ты говоришь.
        — Эх, приятель, мы все через это прошли, — сказал Эрик. — Рано или поздно появляется женщина, которая западает тебе в душу. Вот это и случилось с тобой!
        — Извини, — холодно произнес Стивен, — ты меня не понял.
        Эрик, прищурившись, посмотрел на кузена.
        — Ты до сих пор ничего не рассказал мне об Оливии Фаррелл.
        — Что ты хочешь знать?
        — Это же ясно. Например, она тебе друг или любовница?
        Стивен мог бы ответить, но промолчал. Какой смысл объяснять всю эту странную, запутанную ситуацию человеку, который знает его чуть ли не всю жизнь? От этого только пострадает репутация Оливии. Как, впрочем, мрачно добавил он про себя, и моя собственная.
        — Мы мужчины, Эрик, — легким тоном ответил он, — и нам не пристало говорить о таких вещах, согласен?
        Часы показывали десять вечера, когда Оливия выключила свет в спальне и попыталась уснуть, по сон упорно не желал прикрыть ее мантией забвения. В конце концов, устав от бесплодных попыток, она включила ночник и взялась за книгу.
        Однако и почитать ей не удалось. Слова прыгали перед ней как черные жучки, а в голову лезли самые мрачные мысли. Близилась полночь, Стивен не возвращался.
        Оливия накинула халат, встала и начала расхаживать по гостиной. Около часа ночи она уже сходила с ума и готова была звонить в полицию, когда услышала, как открывается дверь. Оливия выбежала в прихожую и чуть не врезалась в стоявшего спиной к ней Стивена, который неуклюже пытался запереть дверь и одновременно повесить плащ.
        — Где, черт возьми, ты был?! — разразилась гневным упреком Оливия.
        Стивен не спеша обернулся и, прищурившись, взглянул на Оливию, лицо которой исказила гримаса гнева.
        — Прошу прощения?
        Этот колючий короткий вопрос должен был поставить Оливию на место, и так бы и случилось, если бы все ее чувства онемели, если бы она все пережила и забыла.
        — Ты сказал, что пойдешь в бар пропустить стаканчик, а потом поужинаешь с друзьями! — бушевала Оливия, задыхаясь и хватая ртом воздух. — И что?! Уже давно за полночь! Как это называется?
        — Черт побери, не твое дело! — рявкнул Стивен. — Я буду жить как хочу, как жил всегда! Я буду уходить когда хочу и куда хочу! И с кем хочу! И обойдусь без твоего разрешения! Все, спасибо!
        Дрожа и задыхаясь, Оливия смотрела на него. Только теперь до нее стало доходить, насколько нелепо она себя ведет. Оливия также поняла, что если не уйдет прямо сейчас, то выставит себя перед Стивеном полной идиоткой.
        — Извини, — сказала она. — Я говорила необдуманно.
        Оливия бросилась в свою комнату, захлопнула дверь и, закрыв глаза, прижавшись к ней лбом.
        Стивена ошеломила ее ужасающая бледность и выражение страха, застывшие в голубых глазах. И, только когда Оливия убежала, он понял, чем вызвана ее столь бурная реакция.
        — Проклятье! — негромко выругался он и быстро прошел по коридору к ее комнате.
        — Оливия! — Стивен забарабанил кулаком по двери.
        Она замерла. Только молчи и не отвечай, подсказывал ей инстинкт самосохранения. Молчи и не отвечай, и тогда он, возможно, уйдет.
        — Оливия! Открой эту чертову дверь! Мы оба знаем, что ты не спишь!
        — Уходи...
        — Я не двинусь с места, пока ты не откроешь и мы не поговорим. Кстати, мне завтра на работу.
        Идите вы к черту, ты и твоя драгоценная работа, мысленно огрызнулась Оливия, стараясь сосредоточиться на чем-нибудь, на чем угодно, лишь бы не на том, что ей хочется открыть дверь и упасть в объятия Стивена...
        — Если не откроешь, я сломаю дверь, — пригрозил он.
        — Ты этого не сделаешь.
        — Еще как сделаю! Итак, ты собираешься открывать или нет?
        Она подчинилась, медленно — пальцы словно окаменели — повернула ручку, готовясь встретить и принять весь его гнев, вызванный ее нелепым поведением. Но, осмелившись все же поднять голову, Оливия увидела на лице Стивена раскаяние. Губы у нее задрожали, а к глазам подступили слезы. Нужно быть осторожной, напомнила она себе, чтобы не показать свое отчаяние, свою потребность в нем.
        — Извини, — пролепетала она. — Я не имею никакого права...
        — Нет, это ты меня извини. Я повел себя как бесчувственный чурбан, я... Ох, Оливия... — Стивен увидел, как заблестели в ее глазах слезы, и ему захотелось приласкать ее. — Не плачь. Пожалуйста, не плачь.
        — Я н-не плачу.
        Оливия всхлипнула и попыталась вытолкнуть его из комнаты и закрыть дверь. У нее ничего не получилось. Стивен схватил ее за руку и потащил в гостиную.
        — Что ты делаешь? — пролепетала Оливия.
        — Веду туда, где мы можем поговорить.
        Куда угодно, добавил он про себя, только бы там не было кровати.
        — Я хочу лечь, — жалобно сказала она.
        — Сначала нам нужно поговорить, — мрачно возразил Стивен. — Точнее, тебе надо выговориться.
        В гостиной он бережно усадил Оливию на диван и укрыл легким кашемировым пледом. Ему было просто необходимо прикрыть ее чем-нибудь. Чтобы поговорить с ней — точнее заставить ее поговорить с ним, — ему нужно было сосредоточиться. А как можно сосредоточиться на чем-то другом, кроме жгучего желания обладать Оливией, когда шелковый халатик так выгодно подчеркивает все соблазнительные изгибы ее тела?
        Стивен сел рядом с Оливией и заглянул ей в глаза, казавшиеся огромными на бледном лице.
        — Я поступил необдуманно. Мне следовало позвонить и предупредить, что задерживаюсь.
        — Это не имеет значения. — Оливия покачала головой. — У меня нет права ожидать...
        — У тебя есть право рассчитывать на мое внимание, — горячо возразил он. — И по крайней мере на капельку понимания. Я не проявил ни того, ни другого. — Стивен корил себя за то, что умышленно задержался, заставил Оливию волноваться.
        — Это не имеет значения, — повторила она.
        — Почему ты не рассказываешь мне о той ночи, когда погиб Джонни? — неожиданно спросил Стивен. — Это именно так и случилось? Ты его ждала, а он не вернулся?
        Оливия вздрогнула. Долгое время она гнала от себя воспоминания о той ночи. Гнала намеренно. Это было защитой, оберегавшей ее от мучительной боли и чувства вины. Мать и знакомые советовали ей открыться кому-нибудь, выговориться, но Оливия лишь отрицательно качала головой. Сейчас же что-то в лице Стивена полностью обезоружило ее, сломало возведенные ею вокруг себя невидимые барьеры.
        — Хорошо, расскажу. Я расскажу тебе все. — Оливия помолчала, подбирая нужные слова. — Как я уже говорила, Джонни хотел поехать на пикник, а я возражала. И дело даже в том, что мы не могли себе позволить лишние траты. Погода была отвратительной. Дождь со снегом, ветер... — Оливия глубоко вздохнула и подняла глаза на Стивена, словно черпая у него силы, чтобы впервые за долгое время излить душу. — В общем, я сказала, что в такую погоду лучше никуда не ездить, но он и слушать не хотел... Не желал!
        Стивен кивнул — разрозненные нити сплетались, помогая понять, какую вину возложила на себя эта хрупкая нежная женщина.
        — Я попросила его быть осторожнее и обязательно позвонить мне. Но телефон все не звонил, а я думала, что, может быть, он дуется на меня и... и...
        — И?
        Какой у него мягкий голос, подумала Оливия. Слишком мягкий. Ну как можно сопротивляться такому мягкому голосу?
        — Мне и в голову не приходило, что...
        — Что случится непоправимое, — договорил за нее Стивен, — и что Джонни никогда не вернется?
        В его тоне ей послышались гнев и еще что-то. Боль? Да, боль.
        Оливия кивнула.
        — Поэтому ты считаешь, что должна была удержать его от поездки?
        — Конечно, должна была! — в отчаянии воскликнула Оливия.
        Стивен покачал головой.
        — Разве ты не знаешь, что мы не можем управлять жизнью других людей? Не можем решать их судьбу. Да, возможно, тогда тебе удалось бы удержать Джонни, но откуда ты знаешь, что на следующий день его не сбил бы автобус? Может быть, — медленно, словно размышляя вслух, сказал он, — может быть, пришло его время.
        Оливия замерла.
        — Его время?
        — Время умереть.
        — Судьба. — Она кивнула. — Это судьба.
        — Да, судьба.
        Словно зачарованная, она смотрела в глаза Стивена и не могла отвести взгляд.
        — Ты и правда веришь в судьбу? — прошептала Оливия.
        Стивен горько усмехнулся и пожал плечами.
        — Иногда легче думать об этом именно так. Так легче для живых. Смириться и продолжать жить. И тебе нужно смириться, Оливия. Пойми это.
        — Но я чувствую себя виноватой!
        — Потому что он умер, а ты жива?
        Как легко он ее понял!
        — Да.
        — Но ничего уже не изменить, Оливия. Джонни не вернешь. Сбрось с себя этот груз и живи дальше. Это твой долг перед собой. И перед Джонни.
        — Да. — Она признала, что была не права, и это признание далось ей тем легче, что Стивен понял ее. — Да.
        Стивен заключил Оливию в объятия и прижал к себе, чувствуя через рубашку тепло ее слез. От ее волос шел какой-то нежный аромат, и ему потребовалось все самообладание, чтобы погасить инстинктивно вспыхнувший огонь желания.
        — Все будет хорошо, — шептал Стивен, поглаживая Оливию по голове и умоляя собственное тело не реагировать на близость женщины. — Обещаю тебе.
        Оливия плакала и думала о том, что открыла сегодня еще две черты, еще два качества этого удивительного мужчины, с каждым днем все больше удивляющего и притягивающего ее. Только что Стивен явил ей доброту и понимание. Как жаль, подумала Оливия, что мы скоро расстанемся. По ее щеке скатились еще две слезинки.
        Стивен подождал, пока Оливия выплачется, сходил в кухню и приготовил для нее молоко с медом. Пока она пила, он сидел рядом, словно заботливая няня.
        Наблюдая за Оливией, Стивен думал о том, как бессознательно соблазнительны ее движения. Казалось бы, женщина с покрасневшими от слез глазами и со спутанными волосами не может быть привлекательной. Но тем не менее Оливия была красива! И притягательна.
        — Итак, — Стивен опустился перед ней на колени и заглянул в глаза, — теперь ты начнешь жить своей жизнью, Оливия?
        Она не смогла бы сказать «нет», даже если бы хотела, потому что взгляд Стивена звал ее к жизни.
        — Да, начну.
        — Хорошо. — Он улыбнулся. — Ты позволишь мне сводить тебя в ресторан на следующей неделе?
        — Конечно. — Оливия слабо улыбнулась. — Обед с клиентом?
        — Вот именно. Он хочет, чтобы я купил для него картину Тициана. Как тебе понравится пообедать с родственником барона Ротшильда?
        — Ротшильда? — ахнула Оливия. — Стивен, скольких сильных мира сего ты знаешь?
        Он улыбнулся.
        — Губерт мой старинный друг. Мы знакомы с университета. Кстати, именно через него я завел деловые связи со многими известными людьми.
        — Но, Стивен...
        — Не беспокойся, — успокоил ее он. — Губерт тебе понравится. Возможно, он немного старомоден, но парень хороший.
        11
        Всю следующую неделю Оливия нервничала и мучительно пыталась решить, что надеть на предстоящий обед с членом одного из богатейших кланов мира.
        В конце концов она позвонила матери и рассказала о своих затруднениях.
        — Боже, — простонала миссис Фаррелл, обожавшая читать колонки светской хроники. — Ротшильд? Теперь ты уж точно не захочешь возвращаться в Глостер!
        Оливия вздрогнула — мать, как всегда безошибочно, попала в точку. Она тоже не могла представить, как уедет из Нью-Йорка, только причина ее нежелания уезжать заключалась в Стивене Гордоне и не имела ровно никакого отношения к неведомому родственнику Ротшильда.
        — Так что ты мне посоветуешь надеть, мама? — терпеливо переспросила она.
        — Да у тебя же куча чудесных нарядов! Просто оставайся сама собой. Господи, что скажут соседи, когда узнают про такое!
        — Вообще-то, мама, я не хотела бы, чтобы ты им рассказывала, — попросила Оливия. Не будет ничего хорошего, если она вернется в Глостер и ее единственным жалким капиталом будут воспоминания о пребывании в волшебном мире Стивена Гордона.
        Оливия даже попыталась поделиться своими страхами со Стивеном в надежде получить дельный совет, но выбрала не совсем удачный день, когда Стивен вернулся домой позже обычного да еще в скверном настроении. Оливия поставила перед ним жаркое, Стивен взял нож и вилку и вяло принялся за еду.
        — Тебе не нравится? Мясо получилось жестким? — с опаской спросила Оливия.
        Стивен поднял голову.
        — По части еды я непритязателен. Мать обычно потчевала меня консервами.
        — Твоя мама не любила готовить?
        — Не особенно. И потом... мы все время переезжали. Так что большая часть времени уходила у нее на то, чтобы обжиться на новом месте.
        — Ты так говоришь, словно вы вели кочевую жизнь.
        — Наверное, это выглядит именно так, если сравнить с жизнью на одном месте.
        — Как, например, у меня? Ты это имеешь в виду?
        — Ну, ты ведь постоянно жила в Глостере, верно?
        Оливия кивнула, заметив опасный огонек в глазах Стивена, словно предупреждавший ее о необходимости прекратить расспросы о детстве и вернуться к безопасной теме кулинарии.
        Она села напротив Стивена.
        — Моя мама всегда работала, так что времени на стряпню у нее почти не оставалось, если не считать выходных.
        Стивен кивнул. От него не ускользнуло внезапно изменившееся выражение лица Оливии. Казалось, она приготовилась обороняться. Нарушая собственное правило никогда не интересоваться прошлым собеседника, он вдруг спросил:
        — Сколько тебе было лет, когда ушел отец?
        — Десять. — Оливия усмехнулась. — Он влюбился в мамину «лучшую» подругу.
        — Должно быть, это было нелегко пережить.
        — Да. — Оливия опустила глаза. — Несколько месяцев я чувствовала себя просто ужасно. Но время лечит, не правда ли? — Оливия посмотрела на Стивена и улыбнулась. — Банально, но верно.
        — Однако шрам все равно остается. — Стивен пожал плечами и тут же, словно пытаясь предотвратить ее вопросы, покачал головой и попросил: — Расскажи что-нибудь еще о себе.
        — Ну-у... я всегда обещала себе, что, когда вырасту, обязательно научусь хорошо готовить.
        Стивен представил Оливию маленькой девочкой и неожиданно для себя нашел придуманный образ симпатичным и очень трогательным. Он съел несколько кусочков жаркого и вынес вердикт:
        — Что ж, этот курс ты закончила с честью.
        Оливия просияла от удовольствия и наконец решилась заговорить о том, что ее волновало в данный момент:
        — Знаешь, этот обед в субботу... его не отменили? — с надеждой спросила она.
        Стивен покачал головой.
        — Нет. И тебе придется заказать ресторан, Оливия, потому что у меня вся эта неделя буквально расписана по часам. К тому же я завтра на сутки улетаю в Лондон на аукцион.
        — Я? Заказать ресторан? Я же совсем не знаю Нью-Йорка!
        Стивен, не задумываясь, перечислил несколько самых известных ресторанов, и Оливия с сомнением покачала головой. Она слышала об этих заведениях и знала, что столики там заказывают чуть ли не за месяц. Оливия поделилась своими опасениями со Стивеном и услышала небрежное:
        — Просто упомяни мое имя.
        — Но в чем я пойду? — жалобно спросила Оливия.
        Он пожал плечами.
        — Да в чем угодно, хоть в рубище. На мой взгляд, ты всегда хорошо выглядишь.
        Оливии доводилось слышать и более цветастые похвалы в свой адрес, но ни одна так не согревала сердце. Да, она расставалась с прошлой жизнью и начинала новую, а значит, ей можно с полным основанием радоваться комплименту Стивена.
        Увы, проблема «что надеть» так и осталась нерешенной.
        Стивен уезжал на рассвете. Оливия спустилась в холл, чтобы пожелать ему счастливого пути.
        Увидев ее в халате, с распущенными волосами, Стивен невольно сжал ручку кейса. Уж не пытается ли она играть роль соблазнительницы? — смущенно подумал он. Но в том-то и дело, что ему было прекрасно известно — Оливия не притворяется.
        — Ты не забыл паспорт?
        — Оливия, я летаю в Лондон по меньшей мере раз в месяц Бог знает сколько лет подряд! Черт побери, как, по-твоему, я справлялся до того, как ты здесь появилась?
        Если честно, Стивен часто вспоминал то спокойное, упорядоченное время, которое теперь медленно, но верно уходило в прошлое. Похоже, окончание его спокойной жизни совпало с разговором, во время которого он настоятельно призывал Оливию расстаться с бременем вины и печали. Винить в этих переменах приходилось только себя самого. Странно было и то, что Стивен начинал привыкать жить в одном доме с женщиной. Жаль только, что ни разу не повторилось случившееся между ними в Каире... Стивен на мгновение прикрыл глаза. Нет, об этом лучше не думать!
        — Пришли мне открытку. — Оливия улыбнулась.
        — У меня не будет времени, — сдержанно сказал Стивен, сопротивляясь жгучему желанию поцеловать ее на прощание. Тогда уж действительно будет похоже, будто она ему жена или кто-то в этом роде. Он натянуто улыбнулся в ответ. — Не забудь о ресторане.
        — Не забуду.
        Оливия стояла на пороге, пока Стивен шел к машине, мысленно умоляя его обернуться и одарить ее улыбкой. Но он не оглянулся.
        Необходимость заказать столик в фешенебельном ресторане немного пугала Оливию. И не будет ли она даже в лучшем из своих платьев выглядеть Золушкой в таком заведении? А что, если Стивену и его другу Губерту самим до чертиков надоели все эти модные, дорогие рестораны? Может быть, им придется по душе что-то другое?
        Тщательно изучив соответствующий раздел в справочнике Нью-Йорка, Оливия в конце концов нашла то, что искала. Она набрала номер и сделала заказ.
        Стивен позвонил из Лондона и сообщил, что задерживается, возможно, на день или даже на два.
        — Ты же справишься одна?
        Оливии стало вдруг одиноко. Ей уже сейчас не хватало его.
        — Конечно, справлюсь.
        — Не забудь хорошо запирать дверь. — Последовала недолгая пауза. — Если что-нибудь понадобится, звони Эрику. Хотя... я сам ему позвоню — пусть присмотрит за тобой.
        — Не надо за мной присматривать! Как будто я беспомощная! — запротестовала Оливия.
        — Не беспомощная, — мягко поправил ее Стивен, — просто ты еще не совсем освоилась.
        Поговорив с Оливией, Стивен не откладывая в долгий ящик стал набирать номер телефона своего кузена.
        Стивен вернулся лишь в субботу утром, совершенно измотанный и издерганный. Мало того что в Лондоне ему пришлось пустить в ход все свое обаяние и изворотливость, так еще и над Атлантикой самолет то и дело попадал в воздушные ямы.
        Войдя в кухню, он почувствовал восхитительный запах кофе. Оливия намазывала масло на тост. На мгновение Стивен задержался у двери — никогда еще его кухня не выглядела такой уютной, такой домашней.
        Внезапно он осознал, что скучал по Оливии, и это открытие шокировало его.
        — Привет, — негромко поздоровался он.
        Оливия неспешно повернулась, стараясь сделать все возможное, чтобы скрыть от Стивена радостное возбуждение, охватившее ее при звуках его голоса.
        — Добро пожаловать домой! — Она улыбнулась. — Как съездил? Хочешь кофе?
        Чего Стивен сейчас хотел, он не признался бы даже перед судом инквизиции, поэтому, собрав всю силу воли, лишь кивнул, сел к столу и взял предложенную чашку.
        — Ты рано встала, — констатировал он.
        — Я сегодня работаю.
        — Наверное, мне и самому надо идти в офис. — Он не удержался и вздохнул.
        Оливия заботливо посмотрела на него.
        — О, Стивен, ради Бога! Ты же только что приехал. Сделай перерыв, отдохни!
        — Понимаешь ли, я привык, что никто не может указывать мне, как жить. Я, как правило, не слушаю ничьих советов, и, боюсь, теперь уже поздно менять свои привычки. — Он помолчал. — Кстати, ты заказала столик в ресторане?
        — Да. — Оливия загадочно улыбнулась.
        — В каком?
        Она продолжала улыбаться.
        — Это сюрприз!
        Стивен нахмурился, и у Оливии упало сердце.
        — Ты не любишь сюрпризы?
        — Нет, — коротко ответил Стивен. — Но, надеюсь, сюрприз приятный?
        — Думаю, что да.
        — Мы заедем за Губертом в восемь.
        Оливия кивнула. Ей хотелось еще что-нибудь сделать для Стивена.
        — Заказать машину?
        — Да, спасибо, — пробормотал он, думая о том, что их взаимоотношения, похоже, незаметно для него вступают в новую фазу.
        Приглашая Оливию погостить у него, Стивен лишь хотел, чтобы она переменила обстановку и не цеплялась за прошлое, но никак не ожидал, что привыкнет к ней.
        Собираясь в ресторан, Оливия придирчиво осмотрела купленное накануне платье. О таком можно только мечтать, и ничего подобного ей носить не приходилось, но ведь речь шла об обеде с родственником самого Ротшильда!
        Платье подчеркивало каждый изгиб ее тела, а насыщенный яркий цвет ткани эффектно оттенял золото ее волос. К платью Оливия купила довольно дорогую бижутерию — серьги, колье и браслет.
        Одевшись и взглянув в зеркало, она осталась довольной тем, как выглядит. Может быть, лучше, чем когда-либо в жизни. Когда Оливия вошла в гостиную, Стивен застегивал запонки. Услышав шаги, он поднял голову и застыл. Оливия, ожидавшая какого-либо замечания, увидела, как он напрягся, как вспыхнули холодным пламенем глаза, и сердце у нее упало.
        — Ты думаешь, это платье не подойдет?
        — Конечно, подойдет... — По мнению Стивена, больше всего это платье подходило для того, чтобы сорвать его и... — Он едва не застонал от отчаяния и попытался отпустить вежливый комплимент: — Платье... чудесное. А где эта чертова машина?
        Длинный сияющий черный автомобиль, по сравнению с которым лимузин, казавшийся Оливии в Глостере верхом роскоши, выглядел бы древней развалюхой, ждал их у дома.
        Они сели на заднее сиденье, и машина понеслась в сторону центра. Стивен даже не пытался поддерживать разговор, и Оливия отвернулась к окну, делая вид, что ее больше интересуют мелькающие виды, и стараясь не думать о том, почему ее спутник молчит.
        Мысли же Стивена крутились вокруг того, как сильно ему хочется поцеловать сидящую рядом женщину, и это сводило его с ума. С каких это пор поцелуи стали для него проблемой номер один?
        Автомобиль остановился перед отелем «Ньюарк», стоящим на берегу залива Лоуэр-Бей. Двери отеля распахнулись, выпуская нескольких плотных мужчин в одинаковых костюмах.
        — Это охрана Губерта, — объяснил Стивен в ответ на вопросительный взгляд Оливии. — Возможно, им захочется проверить ресторан, так что маленький «сюрприз» под угрозой.
        Оливия побледнела. Судя по всему, она неверно оценила ситуацию, но предпринимать что-либо было уже поздно, потому что телохранители вдруг застыли по стойке «смирно», а из отеля вышел высокий сухощавый мужчина. В его манере держаться ощущалась такая властность, что Оливия запаниковала, вспомнив сделанный ею заказ... Что же она натворила?!
        Открывая дверцу, Стивен почувствовал, как дрожит его спутница, и усмехнулся украдкой.
        — Не беспокойся, ему нравятся блондинки, — загадочно заметил он. — Ты будешь иметь успех!
        — Но я же не стопроцентная блондинка! — возразила Оливия, задетая его тоном. — Это совсем другое.
        — Зато ты обворожительная и хрупкая, — мягко ответил Стивен. — Будь осторожной, Оливия: такую женщину, как ты, Губерт съест и только облизнется.
        Чувствуя спиной ее возмущенный взгляд, Стивен вышел из машины, и мужчины поприветствовали друг друга, как и подобает старым друзьям.
        Стивен кивнул в сторону охраны.
        — Ты всегда берешь их с собой?
        Губерт, прежде чем ответить, бросил взгляд на заднее сиденье автомобиля, где съёжилась Оливия, и едва заметно прищурился.
        — Они поедут за нами, но подождут в машине. Так что нашему обеду никто не помешает. — Губерт еще раз посмотрел на автомобиль Стивена, и его голос смягчился. — А кто эта красавица?
        Вопрос не доставил Стивену удовольствия. Они знал друг друга с университета, и Губерт снискал славу самого пылкого в альма-матер поклонника женских прелестей. Уж не ревную ли я Оливию?! — ужаснулся Стивен.
        — Это Оливия, — коротко сказал Стивен.
        Губерт уселся рядом с Оливией.
        — Оливия Фаррелл, — представилась она.
        — И Оливия твоя?.. — Губерт деликатно запнулся, предоставляя другу найти нужные слова.
        — Мы с Оливией друзья, — быстро сказал Стивен, потому что ничего другого ему просто не пришло в голову. — Она остановилась у меня на несколько недель.
        — Вот как? — пробормотал Губерт.
        Оливия ощутила что-то похожее на разочарование. Все, что сказал Стивен, было правдой, но... Но если он хотел подчеркнуть, что их роман остался в прошлом и она играет в его жизни лишь некую временную роль, то ему удалось выразить это как нельзя более кратко. И жестоко.
        — Да, — подтвердила она, пытаясь копировать небрежный тон Стивена. — Я здесь ненадолго.
        — Вот как? — снова пробормотал Губерт, беря ее руку и легко касаясь губами кончиков пальцев. — Меня зовут Губерт. И я очарован.
        Трудно не поддаться обаянию столь милых старомодных манер. Бросив взгляд на нахохлившегося Стивена, Оливия позволила себе улыбнуться Губерту.
        — Я заказала столик в ресторане. Надеюсь, что не ошиблась в своем выборе.
        Уголки губ Губерта поползли вверх в улыбке.
        — Хлеба и воды вполне может оказаться достаточно в такой прекрасной компании.
        Стивен отвернулся к окну. Он неоднократно наблюдал, как Губерт обольщает женщину, знал, что осечки ни разу не было, но сегодня счел флирт друга возмутительным.
        Оливия назвала адрес ресторана еще тогда, когда заказывала машину, и теперь автомобиль остановился у симпатичного расцвеченного огнями кафе, душа у нее ушла в пятки.
        Увидев вывеску над фронтоном: «Войди с радостью, выйди с восторгом», Стивен недобро прищурился и строго спросил:
        — И что это такое, Оливия?
        — Об этом кафе очень хорошо пишут в газетах, — оправдываясь, сказала она, ёжась под его полным ярости взглядом. — И я подумала, что здесь... все по-другому.
        — Здесь действительно многое по-другому, — с ноткой любопытства заметил Губерт. — Что ж, пойдемте посмотрим, какие удовольствия нам предлагают.
        Это было одно из многих в Америке заведений, где официантками работали оказавшиеся не у дел актрисы, так что, по крайней мере, в отношении внешнего лоска все было в порядке. Но Губерта, похоже, вовсе не интересовали статные красотки, которые вели их к столику. Все его внимание было отдано Оливии.
        И, усаживаясь на мягкий стул, она призналась себе, что это ее беспокоит.
        Меню было написано мелом на огромной доске наподобие школьной.
        — Удивительно, как они не догадались посыпать пол опилками, — съязвил Стивен.
        Губерт, однако, его не поддержал. Он осматривался с видом человека, попавшего в другой мир.
        — Очаровательно, — пробормотал он. — Совершенно очаровательно... А запахи с кухни просто восхитительны.
        Очень мило, с досадой подумал Стивен и холодно посмотрел на сидевшую напротив Оливию.
        — Губерт вегетарианец со стажем. — Он многозначительно указал глазами на основное блюдо дня — мясо на вертеле по-деревенски. — Какие предложения, Оливия?
        Она подумала, что никогда еще не видела его таким раздраженным. Ну и пусть бы занимался заказом столика сам! Или поручил бы верной секретарше. Ведь должна же быть у него секретарша?!
        — Как насчет рыбы? — бодро спросила она.
        — Рыба! — воскликнул Губерт с таким энтузиазмом, словно ему предложили сказочное кушанье. — Знаете, я не ел рыбу лет сто. Помнишь, Стивен, на втором курсе я подавился костью? — Он грустно улыбнулся, и его суровое лицо на мгновение смягчилось.
        Как у нее это получается? — растерянно подумал Стивен. Как удалось ей безошибочно выбрать именно то, что вызвало ностальгию у человека, попробовавшего, наверное, самые изысканные яства мира?
        — Три рыбных филе, — сказал он подошедшей официантке.
        Оливия, собиравшаяся заказать себе мясо на вертеле, поспешно закрыла рот. Ей не хотелось, чтобы друг Стивена счел, что у нее плохие манеры.
        За обедом она в основном молчала, Стивен, казалось, не обращал на нее внимания и рассказывал Губерту о своих приключениях на аукционе в Лондоне. Губерт, слушая друга, неторопливо, с явным удовольствием поглощал рыбное филе. Когда поток красноречия Стивена иссяк, Губерт повернулся к Оливии и, пронзая ее взглядом бархатных глаз, принялся расспрашивать о работе с такой дотошностью, словно она не книгами торговала, а летала в космос.
        Удовлетворив свое любопытство, Губерт наклонился к Оливии и, нежно прикоснувшись кончиками пальцев к браслету, украшавшему ее запястье, негромко спросил:
        — Кто купил вам эти бриллианты, Оливия?
        Она улыбнулась.
        — О, они не настоящие!
        — Правда? — Губерт задумчиво погладил камни. — Тогда, должно быть, это ваша кожа придает им такой блеск, потому что выглядят они совершенно бесценными.
        То, чего Губерт не знал о бриллиантах, вполне могло уместиться на обратной стороне почтовой марки, и Стивен со все возрастающей яростью следил за тем, как изящные пальцы друга скользят в опасной близи от нежной кожи Оливии.
        — Десерт пропускаем? — резко спросил он.
        Они заказали кофе, и Стивен уже расплачивался по счету, когда Губерт положил руку на запястье Оливии.
        — Может быть, вы согласитесь как-нибудь пообедать со мной?
        Оливия замялась, не зная, как сказать Губерту, что очень благодарна ему за приглашение, но любит другого человека.
        Любит? Щеки ее вспыхнули, сердце заколотилось как сумасшедшее. О чем она думает?! Она не может его любить! Не может. Ведь после смерти Джонни прошло так мало времени!
        Оливия посмотрела на Стивена, который в этот момент болтал с официанткой и улыбался той так, как ни разу не улыбнулся ей, Оливии, за целый вечер.
        — Ну так как, Оливия? — мягко напомнил о себе Губерт.
        — Это было бы чудесно, — с чарующей улыбкой заверила она.
        12
        По пути домой Стивен хмурился и молчал. Это продолжалось и после того, как они высадили Губерта у отеля, и после того, как машина остановилась у дома.
        Лишь когда за ними захлопнулась дверь, Стивен дал волю чувствам.
        — Ты сошла с ума?! Ты весь вечер кокетничала с Губертом!
        — Только потому, что ты за весь день не удосужился сказать мне ни одного доброго слова. И, кроме того, я не кокетничала!
        Стивен несколько раз глубоко вздохнул. Спокойнее, сказал он себе, спокойнее. Такое поведение совершенно не характерно для меня.
        — Ты хоть представляешь, какая у него репутация в отношении женщин? Он настоящий плейбой!
        — Мне он показался джентльменом, — с достоинством возразила Оливия. — Кроме того, я думала, что вы друзья. — В ее голосе прозвучала укоризна.
        — Да, он мой друг! Но о его успехах у женщин ходят легенды. Легенды! Не могу поверить, что ты столь наивна. — Стивен представил Оливию и Губерта вдвоем, и острый кинжал ревности вонзился в его сердце, а слова хлынули столь бурным потоком, что он не смог удержать их. — Ты не была такой наивной, когда... — Его взгляд упал на лицо Оливии, и красноречие внезапно иссякло.
        — Так когда же? — холодно спросила она.
        — Нет-нет, я так...
        Однако Оливия твердо вознамерилась расставить все точки над «i».
        — Ах вот оно что! Очевидно, ты думаешь, что, если я встречусь с Губертом, то сразу же упаду с ним постель! Что ему будет так же легко соблазнить меня, как это удалось тебе!
        От обиды ее голубые глаза потемнели, и в Стивене шевельнулось раскаяние.
        — Я этого не сказал, — попытался он оправдаться.
        — Но подумал-то именно об этом? Ладно, черт с тобой, Стивен Гордон, если у тебя сложилось обо мне такое мнение, то говорить о чем-то уже не имеет смысла. Верно? — И Оливия, дрожа от гнева и обиды, твердой походкой направилась в свою комнату.
        Он смотрел ей вслед, сдерживая отчаянное желание побежать за Оливией. Ревность завела его слишком далеко. Ревность заставила его оскорбить ее. И оскорбить сильно и глубоко.
        Но время для примирения придет потом, когда они оба будут в состоянии мыслить ясно и логично. А сейчас... сейчас же Стивен понял, что безумно хочет эту женщину и, оказавшись рядом, просто схватит ее в объятия, приникнет к губам и...
        Подавив стон, Стивен отправился под холодный душ.
        Ночью Оливия спала плохо, беспокойно и, проснувшись, сразу вспомнила случившуюся накануне сцену.
        Наверное, ей пора возвращаться в Глостер. Вероятно, любой здравомыслящий человек так и поступил бы. Вот только ей благоразумия как раз и не хватает. Наоборот, хочется, чтобы...
        Оливия задумчиво уставилась в потолок. Что же все-таки ей нужно? Больше всего ей нужен Стивен, в крепнувшей любви к которому она едва смела себе признаться. Но чего хочет Стивен? Похоже, ничего.
        Да, Оливия подозревала, что все еще возбуждает у него желание — не настолько же она глупа, чтобы не видеть этого. Она не раз замечала, как темнеют от страсти его глаза, как напрягается его тело, когда ей случается оказаться в опасной близости от него. Несомненно, она ему небезразлична, но при этом Стивен Гордон, похоже, не собирается предпринимать каких-либо шагов.
        Оливия вздохнула. Наверное, следует просто быть благодарной за то, что Стивен ведет себя по-джентльменски. Мама была бы довольна.
        В дверь постучали.
        — Оливия? Ты проснулась?
        — Да, сейчас встаю! — буркнула она.
        — Я приготовлю завтрак.
        — И чего ты хочешь за это, медаль?
        — Составь мне компанию. Всего лишь.
        Оливия села на кровати. Что толку дуться и делать вид, будто Стивен Гордон неприятен ей? Если уж решила остаться — а она решила, — то не вести же себя подобно обиженному ребенку только из-за того, что накануне они поссорились и Стивен накричал на нее.
        — Тебе придется подождать, пока я приму душ и оденусь.
        Стивен печально усмехнулся. Дело в том, что ему в последнее время стало нравиться то, как Оливия потихоньку устанавливает свои порядки. Это было ему в новинку и очень, очень возбуждало.
        — Только не слишком долго, — попросил он.
        — Тогда иди и дай мне заняться делом, — проворчала Оливия.
        — Да, дорогая, — хмыкнув, отозвался Гордон.
        Когда она появилась в кухне, стол был накрыт нарядной скатертью. Стивен налил свежевыжатый сок в бокалы, положил на тарелки теплые круассаны, достал из холодильника несколько баночек с джемом и теперь, ожидая Оливию, сидел и читал газету.
        Они посмотрели друг на друга.
        — Извини, — просто сказал Стивен, — я не имел права так разговаривать с тобой. Только ты решаешь, идти тебе с Губертом в ресторан или нет.
        — Ты абсолютно прав, — сдержанно согласилась Оливия, усаживаясь напротив. — Именно так.
        Стивен ждал другого ответа. Тем не менее он натянуто улыбнулся.
        — Я отправляюсь в офис на пару часов.
        — Но сегодня же воскресенье!
        Стивену показалось, что, останься он дома еще хоть на пару минут, потеряет голову. Единственный выход — это не показывать, как ему не хочется никуда уходить.
        — Я знаю, какой сегодня день недели.
        — Если столько работать, то можно лишиться здоровья к сорока годам!
        Стивен побарабанил пальцами по столу и насмешливо поинтересовался:
        — Лекция окончена?
        И ушел на весь день. В последующие дни они обращались друг с другом подчеркнуто вежливо. И держались немного настороже.
        Как-то вечером Стивен вернулся домой раньше обычного — работа потеряла для него прежнюю притягательность. По пути домой он купил кое-какие продукты, и они с Оливией разгружали пакеты, когда он внезапно спросил:
        — Ты не хочешь завтра пообедать?
        Оливия удивленно посмотрела на него. Неужели он решил повторить эксперимент? Если только...
        — Ты имеешь в виду — с тобой? — с надеждой спросила она.
        — Да, и с моим клиентом.
        — Не с Губертом? — спросила Оливия.
        Она чувствовала себя немного виноватой, потому что не рассказала Стивену об изысканной орхидее, которую Губерт прислал ей накануне. Теперь эта красавица стояла в укромном месте, подальше от глаз Стивена, а именно — в спальне Оливии.
        — Нет, не с Губертом. Это один финансист, который хочет приобрести скульптуру Родена. Хотя ему больше по душе Джакометти.
        — Тогда зачем покупать Родена?
        — Роден — выгодное вложение капитала.
        Оливия внимательно смотрела на него. У нее была выводящая Стивена из равновесия привычка смотреть иногда вот так, вопросительно, и тогда Стивен ничего не мог поделать с собой и отвечал на любой ее вопрос.
        — Вообще-то мой клиент идиот.
        Оливия положила ложку.
        — И ты хочешь пожертвовать вечером, чтобы пообедать с каким-то идиотом и... со мной?
        — Это бизнес.
        — О да, это бизнес, — насмешливо повторила Оливия. — Тогда, конечно, не упусти такой случай. Тебе ведь действительно нужен еще один миллион, да?
        Стивен замер. Такого ему не приходилось слышать уже Бог знает сколько лет. И пусть в ее насмешливой реплике есть доля правды, не женщине его критиковать.
        — Я так понимаю, что ты отказываешься? — резко спросил он, думая, что ни одна из его знакомых не отвергла бы предложение пообедать с ним.
        — Совершенно верно, — подтвердила Оливия. — Я лучше останусь дома и почитаю, если ты не против.
        — Отлично.
        В роли рефери, разводящего боксеров по углам, выступил телефон. Услышав звонок, Оливия с милой улыбкой сказала:
        — Возьми трубку, Стивен. В прошлый раз, когда это сделала я, ты чуть не оторвал мне голову.
        И было за что, мысленно огрызнулся он, направляясь к аппарату.
        После короткого разговора с Оливией у миссис Гордон появилась привычка звонить сыну на работу и донимать всевозможными вопросами о девушке, живущей в его доме. Где они познакомились? Какая она? И чем энергичнее Стивен уверял, что это всего лишь знакомая, остановившаяся у него на несколько недель, тем меньше мать верила ему.
        Не далее как вчера матушка устроила Стивену очередной допрос с пристрастием. После обмена традиционными приветствиями и последними новостями она вновь вернулась к излюбленной теме:
        — Ты ведь никогда раньше не позволял женщинам поселяться у тебя.
        — Но Оливия не живет со мной, — раздраженно объяснил Стивен. — Она остановилась на время. В этом нет ничего особенного — сейчас никто не придает этому никакого значения.
        — Только не ты, — стояла на своем миссис Гордон. — Я же знаю, как ты не любишь, когда кто-то нарушает твой распорядок.
        — И что?
        — А то, что с каждым годом ты становишься все более завидным женихом. И в обычных условиях, если бы какая-то молодая и привлекательная женщина вторглась в твой дом, ты с криком убежал бы куда подальше.
        — Кто говорит, что она привлекательная? — подозрительно осведомился Стивен.
        — А что, это не так?
        — Пожалуй, да, — согласился он. — Очень.
        — И когда я познакомлюсь с ней? — В голосе матери появились триумфальные нотки. — Я просто умираю от любопытства.
        — Умерь свое любопытство. С ней ты не познакомишься, — твердо сказал он и добавил, когда мать обиженно засопела: — По крайней мере, пока.
        Памятуя о том, на какой минорной ноте закончился последний разговор с матерью, Стивен вздохнул и снял трубку.
        — Да, я слушаю.
        — Стивен? Это Губерт.
        — Старина! Рад тебя слышать! — Ему пришлось добавить в голос энтузиазма. — Чем могу помочь?
        — Можно поговорить с Оливией? — вкрадчиво спросил друг. — Я собирался пригласить ее на ужин в субботу.
        Стивену захотелось швырнуть трубку на рычаг, но он бережно положил ее рядом с аппаратом и тоном обвинителя сообщил Оливии:
        — Это Губерт. Ему нужна ты.
        Оливия подумала об орхидее и виновато покраснела.
        — Интересно, что ему надо?
        — Хочет пригласить тебя на ужин. — Глядя на ее пылающие щеки, Стивен неожиданно заинтересовался, из-за чего она так разволновалась. — Правда, нас уже пригласили на вечеринку в субботу.
        — Нас? — недоверчиво спросила Оливия.
        — Ну хорошо, меня, — признал Стивен. — Но уверен, Сандра не станет возражать, если я с кем-то приду.
        Ну разумеется! Оливия представляла, как «обрадуется» Сандра, увидев Стивена в ее обществе.
        — Сандра, кажется, недолюбливает меня, Стивен. Мы с ней виделись всего один раз, и она смотрела на меня так, словно я какая-то козявка, прилипшая к подошве ее туфли.
        — Да она вообще лучше чувствует себя с мужчинами, — заметил он.
        Вот это заявление! — возмутилась Оливия. Кажется, я уже по горло сыта всем этим! Сначала мне предлагают пообедать с клиентом-идиотом, потом незваной сходить на вечеринку к женщине, которая нацелилась на Стивена и готова вцепиться в него как бульдог...
        — Пожалуй, я лучше пообедаю с Губертом.
        Сам не понимая почему, Стивен отменил встречу с клиентом и провел следующий вечер в ожидании приезда Губерта, расхаживая по гостиной как тигр. Он чуть не вскипел, увидев, что Оливия надела то самое платье, которое было на ней в Каире, когда они любили друг друга.
        Его так и тянуло спросить, не собирается ли Оливия поставить тот же спектакль с его другом, но еще сохранившееся благоразумие остановило рожденные ревностью слова. Не стоило сомневаться, что Оливия ему их никогда бы не простила. В глубине души Стивен осознавал, что вовсе не думает о ней плохо, но тогда какого черта все время воображает нечто? Как будто кто-то постоянно прокручивает в его мозгу дурной фильм с дурным финалом.
        Собираясь провести вечер в компании Губерта, Оливия немного нервничала, не зная, сможет ли противостоять натиску человека, который, если верить Стивену, пользуется бешеным успехом у женщин. Ей вдруг стало не по себе: как глупо с ее стороны отпустить Стивена на вечеринку, где Сандра, конечно, только и будет ждать момента, как бы подцепить его на крючок.
        — Ты придешь поздно, Стивен? — осторожно спросила она и чуть не отшатнулась, натолкнувшись на его полыхающий ревностью взгляд.
        — Боишься, что я выберусь из-под твоего каблука? — с обманчивой мягкостью спросил он.
        — Не придирайся к словам!
        — Ты только будь там поосторожнее, ладно? — вдруг почти жалобно попросил Стивен.
        — А что? Боишься, что твой друг утащит меня к себе в отель и будет всю ночь предаваться безумной любви? — насмешливо спросила Оливия.
        — Если бы он это сделал, я не стал бы его осуждать, — медленно сказал Стивен, скользя взглядом по ее чудесной фигуре, соблазнительно обтянутой мягкой тканью. Да, он бы понял Губерта, как мужчина мужчину. — Но только помни, Оливия, Губерт никогда не женится на американке. Его семья...
        — А я вовсе не стремлюсь замуж! — бросила она.
        — Вот и хорошо. — Стивен едва заметно улыбнулся. — Желаю приятно провести время.
        — Как ты любезен! — съязвила Оливия и ушла к себе.
        Когда Стивен отправился на вечеринку, ей захотелось броситься к телефону и отменить встречу с Губертом, но, во-первых, она не знала номера его телефона, а во-вторых, понимала, что поступать подобным образом с ни в чем не повинным человеком недопустимо.
        Теперь ей ничего не оставалось, как только ждать звонка в дверь. Ждать с обреченностью жертвы, понимающей, что топор палача уже занесен над ее головой.
        Едва войдя в квартиру Сандры, Стивен пожалел, что явился. Прищурившись, он медленно оглядел собравшихся. Слишком много народу, слишком шумно, слишком накурено.
        — Привет, Стивен, — раздался за его спиной негромкий хрипловатый голос.
        Он обернулся и не сразу понял, отчего милое личико Сандры вдруг показалось ему отталкивающе неприятным.
        — Привет! — бодро и весело сказал он, вручая ей подарок, завернутый в цветную бумагу. — С днем рождения!
        — Это мне? — с напускной скромностью удивилась Сандра. — А что там?
        Вопрос, при всей его невинности, вызвал у Стивена легкое раздражение.
        — Разверни и увидишь.
        Сандра торопливо сорвала бумагу.
        — О! Книга! — удивилась она.
        По ее тону можно подумать, что ей подарили змею, мрачно подумал Стивен.
        — Если за всю оставшуюся жизнь ты прочтешь хотя бы одну книгу, то пусть будет эта. Многие считают, что ее ждет большой успех.
        Стивен поймал себя на том, что почти дословно повторяет слова, сказанные недавно Оливией. Именно она порекомендовала ему прочитать эту книгу, и, возможно, он последует ее совету. Очень может быть.
        — Спасибо, — любезно отозвалась Сандра.
        — Надеюсь, тебе понравится, — сказал Стивен, гадая, сколько времени ему удастся продержаться в этой компании, не выказывая скуки.
        — Уверена, что понравится! Ты один?
        — Конечно, это же ясно.
        Сандра пожала плечами.
        — Удивительно, что ты не привел свою подружку.
        — А почему это тебя удивляет, Сандра? — спросил он с внезапным интересом.
        — Ну... — Сандра сделала глоток шампанского и медленно провела язычком по влажным губам. — Ты ведь знаешь, что говорят?
        — Нет, не знаю. Почему бы тебе не посвятить меня в эту тайну?
        — Ну, говорят, что она не просто живет у тебя... Говорят... она твоя любовница. — Сандра усмехнулась. — Вот!
        У Стивена потемнело в глазах, но он довольно спокойно спросил:
        — И ты находишь это необычным, не правда ли?
        — Как тебе сказать... Похоже, так думают многие. У тебя ведь есть все, чего желает большинство женщин. — Она запнулась. — А эта... Э-э-э... конечно, я не сомневаюсь, что она очень миленькая... Но, в конце концов, всего лишь работает в книжном магазине...
        — В отличие от многих других юных особ, живущих за счет папочкиных денег? — прошипел Стивен, которого душила злоба.
        — О, ну зачем же ты так! — воскликнула Сандра с укоризной.
        Стивен посмотрел на нее холодными как лед глазами.
        — Кто, интересно, дал тебе право осуждать милую, красивую женщину, самостоятельно зарабатывающую себе на жизнь? Женщину, пережившую настоящую трагедию и сумевшую примириться с жизнью?
        — Я ничего об этом не знала, — пролепетала ошарашенная его напором Сандра.
        — Ты вообще ничего не знаешь! — отрезал Стивен. — Ни о чем, что действительно важно! Прости, но я не могу остаться. Меня дома ждут дела!
        И не только...
        Впрочем, никто меня не ждет, горько подумал Стивен. Да и с какой стати? Что я предложил Оливии, кроме какого-то дрянного обеда с человеком, которого сам же и охарактеризовал как идиота? Да еще словно в насмешку пригласил на вечеринку к Сандре, которая смотрит на Оливию свысока!
        Неужели моя жизнь действительно превратилась в некую экстравагантную, но пустую игру? Вроде бы я делаю правильные ходы, принимаю правильные решения, но с кем я веду эту игру и ради чего?
        И вот доигрался — Оливия отправилась на ужин с Губертом. Да, я люблю и уважаю этого человека, но ведь мне известно, что мой друг становится ненасытным хищником, когда речь заходит о женщинах. А я, Стивен Гордон, сам допустил, что Губерт попал под обаяние милой и бесхитростной Оливии. Я сказал, что Губерт никогда не женится на американке, но что, если Оливия, с ее яркой красотой, станет исключением из правил? Губерт привык получать все, что пожелает. Если какая-то женщина тронет его сердце, он способен перевернуть землю и небо.
        Стивен мчался домой будто на пожар, но, как и следовало ожидать, его встретила мертвая тишина.
        Такого длинного и тягостного вечера у него еще не было, если не считать тот, когда они с матерью ожидали новостей об отце, уже догадываясь, что случилось самое худшее.
        Стивен попытался отвлечься чтением, но из этого ничего не получалось, а телевизор он ненавидел всей душой. Он почувствовал, что голоден, но не смог заставить себя приготовить даже бутерброд.
        После долгих раздумий Стивен заставил себя посмотреть правде в глаза — Оливия может вообще не прийти домой. Возможно, именно сейчас Губерт занимается с ней любовью... И если случилось именно это, то нужно взять себя в руки, чтобы не потерять рассудка. Он не имеет права злиться и ревновать. Оливия не его собственность. Она и Губерт не совершают никакого преступления.
        Стивен бросил взгляд на часы. Черт, где же Оливия?! Во входной двери завозился ключ. Стивен вскочил с дивана, но тут же заставил себя снова сесть. Нельзя исключать, что Оливия, возможно, вернулась не одна.
        13
        Войдя в гостиную, Оливия увидела Стивена, сидящего неподвижно и похожего на прекрасную статую, высеченную из камня. Живыми на его лице оставались только глаза, и в них, когда он взглянул на нее, застыл вопрос.
        — Губерт с тобой?
        Она покачала головой.
        — Нет, он проводил меня до дома и уехал.
        Стивен облегченно выдохнул, но не пошевелился. Нет уж, однажды он дал волю своим чувствам, но на этот раз все будет по-другому. Он кивнул на бутылку кларета, стоявшую на столике.
        — Выпьешь вина?
        В отличие от Стивена у Оливии вечер выдался довольно напряженным. В ресторане она пила только минеральную воду, но сейчас ей явно требовалось что-то покрепче.
        — С удовольствием.
        Стивен налил вина в бокал и поставил его на столик.
        — Итак, — намеренно небрежным тоном спросил он, — вечер удался, да?
        Не торопясь отвечать, Оливия опустилась на диван. Нет, вечер получился совсем не таким, какого она ожидала. Разве могла она предположить, что расплачется на плече Губерта и расскажет ему о своей любви к Стивену? А потом еще предупредит, что если он когда-либо расскажет об этом Стивену, то она никогда ему этого не простит!
        Губерт если и расстроился, что его чары не произвели на Оливию никакого впечатления, то умело это скрыл.
        — Знаете, Стивен парень с характером и неглупый, — задумчиво сказал он, — правда, на это раз ведет себя глупо, если не замечает, что судьба дает ему бесценный подарок.
        Оливия покачала головой.
        — Как женщина я ему не интересна.
        Разве могла она признаться Губерту, что до неприличия поспешно бросилась в объятия Стивена? После этого, наверное, он и потерял к ней всякое уважение.
        — Тогда впервые в жизни я должен усомниться в его здравомыслии, — жестко и холодно ответил Губерт.
        — В любом случае, — еле слышно продолжала Оливия, — даже если он и питает ко мне какие-то чувства, вряд ли у меня хватит сил снова раскрыть ему душу. Когда любишь кого-нибудь, то терять потом этого человека просто невыносимо!
        — Объясните, я не совсем вас понял, — попросил Губерт.
        И Оливия рассказала ему о Джонни.
        — Поймите, любовь не считается с условностями, — внимательно выслушав, сказал Губерт.
        После этой своеобразной исповеди Губерт обращался с Оливией, как с больной. Впрочем, возможно, она и вправду заболела... Ведь сердце-то у нее болит по-настоящему? И таким же настоящим было острое, пронзительное желание, которое охватывало ее всякий раз, стоило только подумать о Стивене...
        Оливия наконец вспомнила про Стивена и ответила на его вопрос:
        — Не знаю, с Губертом у нас все было совсем иначе, чем с тобой.
        — Да?! — Стивен едва сдержал порыв вскипевшей ревности.
        Оливия подняла бокал и с удовольствием пригубила вино, остро чувствуя на себе горящий, ни на миг не оставляющий ее взгляд серых мужских глаз. Ей показалось, что Стивен сегодня держится как-то неестественно, скованно.
        — А как прошла вечеринка у Сандры? — в свою очередь спросила Оливия.
        — Чертовски скучно. Но о вечеринке у Сандры мне говорить не хочется. Куда интереснее послушать, как все прошло у тебя.
        — О, Губерт заказал отдельный кабинет в потрясающем ресторане. — От массы впечатлений у Оливии все еще немного кружилась голова. — Представь, огромная роскошная комната и только для нас двоих!
        Стивен скрипнул зубами. Уж кому-кому, а ему-то хорошо известно, как его приятель умеет обставлять романтические свидания!
        — Впечатляет, — изо всех сил стараясь казаться равнодушным, проронил он.
        Оливия не стала говорить, что к изысканному угощению едва притронулась. Губерт мог повести ее в обычный ресторанчик, и она все равно ничего не заметила бы, потому что там нет Стивена. А без него весь мир пуст.
        — И ты собираешься еще с ним встречаться?
        Вопрос прозвучал резко, и Оливия замерла, вглядываясь в окаменевшие черты лица Стивена.
        — А если и собираюсь?
        Последовала опасная пауза.
        — Мне это не нравится.
        — Тебе это не нравится? — Оливия ошеломленно уставилась на Стивена.
        И тут же память услужливо напомнила ей, как он разозлился, узнав, что она намерена принять предложение Губерта сходить в ресторан. Если размышлять здраво, то все указывает на ревность. Неужели Стивен ревнует ее к Губерту? А если да, то почему никогда даже виду не подаст, что она нужна ему?
        — Почему тебе это не нравится?
        — А как ты думаешь почему?! — взорвался он и против собственной воли добавил: — Неужели ты не видишь, что я схожу с ума оттого, что сам безумно желаю тебя!
        Вспыхнувшая в душе Оливии радость тут же сменилась недоверием.
        — Ты... хочешь меня? — дрожащим голосом переспросила она.
        — Конечно, хочу! Разве не этого я желаю с того самого момента, когда сделал тебе дурацкое предложение поселиться у меня?
        — Почему дурацкое? — еле слышно выдохнула Оливия.
        Понимая, что теперь не время для привычных уклончивых ответов, Стивен поспешно, словно опасаясь, что его остановят, заговорил:
        — Может быть, я обманывал себя, когда пытался считать случившееся в Каире бездумным мимолетным порывом. Но мои чувства к тебе не меняются вот уже сколько времени.
        Оливия неотрывно смотрела на него. Стивен использовал слово «чувства», но у нее оставалось подозрение, что в действительности речь идет о простом желании. Впрочем, как бы он это ни сформулировал, ей все равно, потому что ее собственных чувств к нему ничто не может изменить. Ничто!
        — Ты правда по-прежнему хочешь меня? — прошептала она.
        — Правда.
        Они смотрели друг на друга, и Стивен увидел, как потемнели ее глаза, как задрожали губы. Внезапно ему стало ясно, что ни логика, ни разум уже не в силах предотвратить то, что он сейчас сделает.
        Он взял бокал, сделал жадный глоток, затем, едва не пролив вино, поставил бокал на столик и подошел к дивану, на котором сидела Оливия. Словно в ответ на бушующую в его глазах страсть, ее губы раскрылись.
        — Оливия, тебе не кажется, что мы уже достаточно играли в ожидание?
        Она едва сумела выдавить из себя одно-единственное слово:
        — Кажется...
        И тогда Стивен подал ей руку, и Оливия подалась ему навстречу. В следующее мгновение он заключил ее в жадные объятия. Этого оказалось достаточно, чтобы в ней вспыхнуло пламя. Пожар. Застонав, Оливия обвила руками шею Стивена, а он с такой силой привлек ее к себе, словно хотел слиться с ней, стать одним существом.
        Целуя Оливию с каким-то неистовым отчаянием, Стивен забыл обо всем. Он погрузился в сладкий аромат ее дыхания, жадно вдохнул его, наслаждаясь медовым вкусом влажных женских губ, и еще сильнее прижал Оливию к себе, чувствуя ее соски, напрягшиеся под шелком платья.
        Сделав над собой усилие, Стивен попытался прервать поцелуй, но Оливия протестующе застонала, глядя в его глаза, затуманенные желанием.
        — Ты действительно именно этого хочешь? — глухо спросил он. — Потому что если нет, то нам лучше остановиться прямо сейчас.
        В ответ Оливия обвила руками шею Стивена, стараясь крепче прижаться к нему и раствориться в его нежности. Она чувствовала, как нарастает желание Стивена, понимала, как сильно он ее хочет и чего ему стоило признаться в своих чувствах.
        В Каире она отдалась ему, подчинившись страсти, страсти в ее чистом виде. Теперь же... теперь Оливию вела любовь — самое могучее из человеческих чувств. Оливия еще раз напомнила себе, что любит лишь она. Ведь Стивен пока ничего такого не говорил — он обычный мужчина, с нормальными мужскими желаниями.
        Возможно, понимая это, она должна была остановиться, но никакая на свете сила не могла теперь заставить ее отступить. Только не сейчас, когда Стивен так нужен ей!
        — Да, — прошептала она. — Да...
        Ее матовая кожа манила и притягивала взгляд; Стивен медленно провел пальцем вдоль выреза платья и тут же почувствовал, как Оливия вздрогнула, отзываясь на его прикосновение.
        Он что-то невнятно пробормотал и спустил с ее плеча сначала одну бретель, потом другую. Платье соскользнуло и собралось мягкими складками на талии Оливии. Маленькие груди вызывающе приподнялись, натянув невесомое бледно-розовое кружево бюстгальтера. Соски потемнели и напряглись, и Стивен, не в силах сдерживаться, прикоснулся пальцем к одному.
        Ресницы Оливии затрепетали и опустились.
        — Стивен, — задыхаясь, позвала она, уже чувствуя, как тело ждет любви и наполняется влажным безумным теплом наслаждения.
        — Тебе хорошо, да? — прошептал он, продолжая ласкать ее и доводя своими прикосновениями почти до безумия.
        Хорошо?! Оливии казалось, что она взмыла куда-то, где не существует ничего, кроме восхитительных ощущений.
        — Это божественно, — простонала она.
        — Ты моя богиня.
        Он властно стиснул рукой маленькую грудь, и ногти Оливии тут же вонзились в его шею. Опаливший Стивена жар ее желания делал ненужными любые слова.
        Стивен на мгновение замер. Как же стремительно эта женщина отзывается на его ласки! Как чертовски быстро загорается! Ему всегда удавалось затащить своих подружек в постель. Всегда. Но сейчас Стивен вдруг осознал, что не желает разрушать очарование момента, не хочет уходить из этой комнаты, тратить время на то, чтобы снимать одежду. Нет, он возьмет желанную женщину прямо здесь! И прямо сейчас.
        — Не знаю, дойду ли я до спальни, — простонал он и услышал шепот Оливии:
        — А зачем?
        — Хочешь сказать, что тебе все равно?
        — Да...
        Господи, если бы Стивен захотел, она занялась бы с ним любовью хоть на люстре!
        В следующую секунду Стивен опустился на ковер и увлек за собой Оливию. Его рука скользнула под платье и медленно двинулась вверх по бедру. Стивен восхищенно смотрел на обнажающиеся стройные женские ноги, зная, что мог бы любоваться ими всю жизнь, и в то же время чувствуя, что уже не в силах сдерживаться.
        — Похоже, я даже не успею раздеть тебя, Оливия. И сам не разденусь...
        Пальцы Стивена коснулись самой чувствительной точки, и тут же все тело Оливии выгнулось ему навстречу.
        — И не надо... — словно в забытьи простонала Оливия. Ей действительно было все равно. — Не надо... Давай же...
        Она бесконечно долго, как ей показалось, возилась с ремнем на брюках Стивена, потом с трудом справилась с «молнией» и жадно провела рукой по мужской пульсирующей твердой плоти. Стивен втянул воздух.
        — Сейчас... подожди... — хрипло пробормотал он, рывком стянул с Оливии трусики и нетерпеливо отшвырнул их. — Ну а теперь, моя маленькая соблазнительница...
        Услышав новые нотки в его голосе, Оливия открыла глаза. Стивен быстро снял брюки, явив ей подлинную, впечатляющую мощь своей страсти. Стивен опустился рядом с Оливией на колени и наклонился. Его губы были совсем близко. Мучительно близко.
        — Хочешь меня?
        — О Боже, да! — прошептала Оливия, нетерпеливо обвивая ногами его талию.
        Стивен подался вперед одним сильным движением и застонал от наслаждения.
        На этот раз все было иначе. Теперь Оливия знала его по крайней мере настолько, насколько он ей позволял. Ее никогда не оставляло чувство, что Стивен не открывает всего себя никому, словно храня какие-то тайны. Но сейчас, во всяком случае, физически — ее возлюбленный так отдался страсти, как Оливии и не мечталось. В Каире Стивен проявил себя умелым любовником, но тогда они были по сути чужими друг другу. Теперь его поцелуи были глубже, ласки нежнее. Оливия чувствовала, что с каждым движением их тела сливаются все больше. Да и сами ощущения были иными. На мгновение ей даже показалось, будто происходящее так же много значит для Стивена, как и для нее.
        Разве можно поверить, что бережные прикосновения ладоней, губ любимого мужчины, его ласки — только иллюзия? Разве приснились Оливии его объятия и опаляющий жар дыхания и неужели все это обман? Но уже через несколько секунд сомнения оставили Оливию, вообще исчезли всякие мысли — ее сознание целиком поглотила какая-то розовая пульсирующая пелена, а потом накатили первые стремительные волны оргазма и унесли ее во всепоглощающем водовороте наслаждения. В этом потоке растворились все страхи, остались только она и Стивен, и они, догоняя друг друга, взмыли высоко к сияющим звездам любви...
        Они долго лежали на ковре, все еще неразлучные, и то погружались в ленивую дрему, то выплывали из нее. Стивен услышал, как Оливия вздохнула, и, приподняв голову, несколько секунд любовался ее разметавшимися волосами.
        — Ты не забыла, — пробормотал он, — что мы еще не разделись?
        Оливия приподнялась на локте и взглянула на себя. Потом на Стивена. Ее платье сбилось на талии. А на Стивене из одежды осталась только майка. Она увидела его прекрасные мускулистые ноги и ощутила, как ее снова заливает теплая волна.
        От Стивена не ускользнуло смущение Оливии и ее волнение. Он бережно взял лицо Оливии в свои ладони и нежно поцеловал встрепенувшиеся ресницы своей самой желанной женщины.
        — Эй, — мягко позвал он, ухитрившись наполнить этот звук многозначительным обещанием, — может, нам лучше перебраться на кровать?
        Оливия облизнула пересохшие губы.
        — Что, прямо сейчас?
        — Прямо сейчас. — Стивен улыбнулся, помог ей подняться и покачал головой, заметив, что Оливия ищет взглядом свои трусики. — Оставь, — негромко сказал он. — Сегодня тебе не понадобится одежда.
        И увидел, как она покраснела.
        Обняв Оливию, Стивен повел ее в свою спальню, в ту часть дома, куда обычно старался никого не пускать. Центральное место в просторной комнате занимала огромная кровать.
        — Ты ведь раньше не бывала здесь? — тихо спросил Стивен. — Тебе нравится?
        — Ну вообще-то один раз я сюда заходила, — призналась Оливия и, поймав его вопросительный взгляд, пояснила: — Я заглянула сюда, когда только приехала. Я... мне было любопытно.
        Более чем любопытно.
        Ей в тот раз страшно хотелось знать, расскажет ли комната что-то о Стивене, но ничего существенного Оливия не обнаружила. Превосходные картины, современная мебель, но в целом спальня выглядела какой-то удивительно безликой. Как будто ее хозяин опасался, что выдаст себя через повседневные предметы обихода. И здесь тоже явно ощущалась сдержанность, присущая характеру Стивена Гордона.
        Негласное вторжение на его территорию должно было бы возмутить Стивена, но он неожиданно для себя улыбнулся. Не многие признались бы в таком поступке. Но разве душевная чистота Оливии не является одной из самых милых и притягательных ее черт?
        — Ты не сердишься? — спросила Оливия. — Ничего, что я сюда заходила?
        Стивен увидел неуверенность в ее голубых глазах, и на него накатило какое-то не ведомое прежде чувство. Он перевел взгляд на ее дерзко торчащие груди.
        — Не сержусь. А теперь давай-ка ляжем в постель, — грубовато предложил он.
        14
        Уже рассвело, когда Оливия открыла глаза и тут же закрыла их, вспомнив о событиях прошлой ночи.
        Что же она натворила? Снова загнала себя в угол, снова открыла душу. Отдала Стивену всю себя, без остатка.
        — Доброе утро.
        Оливия повернулась на негромкий голос. Стивен стоял около кровати, чисто выбритый и одетый в костюм — он явно собирался идти на работу.
        — Привет, — прошептала она, чувствуя, как ее охватывает истома.
        Он улыбнулся.
        — Ты так сладко спала, что я не решился будить тебя.
        Оливия села и, заметив, как потемнели его глаза, торопливо прикрыла простыней обнаженную грудь.
        — Ты уже уходишь? — спросила она разочарованно.
        — Как бы я ни хотел остаться, но мне сегодня надо быть в офисе пораньше. — Он присел на край кровати.
        Оливия ощутила легкий укол обиды. Конечно, ему надо! Стивен — трудоголик. Одержимый. Пусть они всю ночь занимались любовью, это никак не повлияло на него. Работа на первом месте. Работа прежде всего. И так будет всегда.
        Что ж, она была послушной, мягкой и податливой в его объятиях, но это вовсе не означает, что теперь ее жизнь сведется к пассивному исполнению всех пожеланий мужчины.
        — Теперь все изменится, да? — спросила Оливия.
        — А что может измениться? — вопросом на вопрос ответил Стивен.
        — Не притворяйся бестолковым! — рассердилась Оливия. — Если я живу с тобой... — Заметив мелькнувшую по лицу Стивена тень, она попыталась сформулировать свою мысль по-другому: — Если я живу здесь и мы занимаемся...
        — Сексом, — грубо подсказал он.
        — Да, — Оливия отвела взгляд, — сексом.
        Слава Богу, что Стивен ее перебил, потому что Оливия собиралась сказать «занимаемся любовью». Что ж, его подсказка свела все случившееся вчера к простому и ясному определению. И показала точно и без прикрас, настолько по-разному они оценивают происходящее. Она любит Стивена, но это вовсе не означает, что он ответит взаимностью. Мужчина не обязательно должен любить, чтобы заниматься любовью.
        — И у нас это хорошо получается. — Стивен медленно провел пальцем по ее плечу, потом ниже, между полушариями грудей... Простыня соскользнула. — Отлично получается...
        Возможно, это был комплимент, но Оливия почему-то почувствовала себя почти оскорбленной.
        — Спасибо, — сдавленно сказала она.
        Стивен притронулся пальцем к соску, ощутив его упругую нежность. Как бы ему хотелось вернуться в постель и забыть об этой проклятой деловой встрече! Нет, нельзя. Он никогда не добился бы своего теперешнего положения, если бы подчинялся только своим желаниям.
        — Почему все должно измениться? — мягко спросил он. — А если и изменится, то будем надеяться, что к лучшему. Станем жить по-прежнему, только теперь ты переберешься в мою спальню. Я бы ни о чем другом и не мечтал.
        Естественно, ему больше ничего не надо, грустно подумала Оливия. Ни преданности, ни даже «отношений». Ему нужен только секс, вот и все. И, вероятно, Стивен считает, что мне тоже достаточно только этого. Разве его можно винить? И разве я не демонстрировала ему прежде всего чувственную сторону своей натуры?
        Стивен нехотя убрал ладонь с ее груди и погладил Оливию по щеке.
        — В чем дело? Отчего ты хмуришься? Давай просто радоваться тому, что мы имеем.
        Она только вздохнула. А что будет, когда придет время расставаться? Стивен не любит ее, а значит, усомнится в ее чувствах, если она расскажет ему о них, да еще и сочтет ее ветреной пустышкой, когда узнает, что она влюбилась в него — влюбилась через несколько месяцев после смерти мужчины, с которым собиралась связать жизнь.
        Однако Оливия знала, что ее отношение к Джонни совсем не похоже на то, что она испытывает к Стивену Гордону. Этот человек, любовь к нему, радость от близости с ним поглотили Оливию всю, без остатка. Еще ночью Оливия осознала, что готова быть с ним на любых его условиях.
        Но Стивен не узнает об этом. Она постарается сохранить достоинство, чтобы не показаться изнывающей от любви сентиментальной дурочкой, готовой на все ради предмета своего обожания.
        — Да, давай радоваться тому, что есть, — отозвалась Оливия и улыбнулась.
        Оливия выглядела так соблазнительно, что на секунду Стивен вновь заколебался, уж не послать ли все дела к черту, не раздеться и не броситься ли в постель.
        Но после знакомства с этой женщиной он и так уже нарушил много им самим же установленных правил. Не приведет ли еще одна слабость к полному крушению привычной жизни? Разве все его существование не строилось строго по плану, определенному обстоятельствами молодости? Увязнуть сильнее означало бы поддаться безрассудству, потерять контроль над собой и над событиями. Не надо забывать, напомнил себе Стивен, что жених Оливии умер совсем недавно. Для нее наша связь вероятнее всего важна в чисто физическом смысле. Если рассуждать логически, так и должно быть.
        Стивен стремительно встал, не рискнув даже поцеловать Оливию на прощание. Ее манящая близость, еще сильнее возбуждавшая при мысли о том, что под простыней на Оливии ничего нет, могла свести с ума.
        — Мне пора. Увидимся вечером.
        Оливия проводила его взглядом, потом услышала, как хлопнула входная дверь. Стивен ушел, даже не поцеловав ее! Может, это и к лучшему. По крайней мере, он не стал забивать ей голову лживыми обещаниями. Оливия вздохнула. Жизнь пойдет дальше, и ничего не изменится, если не считать того, что теперь, как прозаически выразился Стивен, они добавят к своим отношениям и секс. Для гармонии.
        Прошло несколько недель. Оливия прожила их так, словно знала, что заложенная где-то бомба с часовым механизмом вот-вот взорвется и ее чудесный мир перестанет существовать. Бурный, головокружительный восторг сменялся пронзительным отчаянием, но она твердо решила не показывать свои чувства перед Стивеном.
        Он водил ее в театр, на концерты, показывал город. А ночью...
        Стивену не хватало ночи, чтобы насытиться Оливией. Ее же мучило другое — стоило ему только посмотреть на нее, как она летела в его объятия. Иногда она презирала себя за то, что уступает так легко, что сдается после первого взгляда или прикосновения. Впрочем, Стивен становился в ее руках мягким как воск, и это служило Оливии некоторым утешением.
        Дело дошло до того, что однажды утром Стивен опоздал на работу и сорвал весь свой тщательно спланированный график. А произошло это только потому, что Оливия вошла в ванную в коротенькой сорочке, когда он еще причесывался.
        Стивен, увидев в зеркале ее отражение: холмики грудей под полупрозрачной тканью, изгиб бедер под легкомысленным кружевом, — застыл с расческой в руке и забыл обо всем на свете. Обо всем, кроме... Стивен отложил расческу.
        — Поцелуй меня, — попросил он.
        Оливия подошла и легко коснулась губами горячих мужских губ.
        — До свидания, — шепнула она и тут же отстранилась, но их тела успели соприкоснуться, и пламя желания мгновенно охватило обоих.
        Стивен обхватил Оливию за талию и рывком привлек к себе, каждой клеточкой тела ощущая пьянящую близость теплой нежной женской кожи.
        Оказавшись в кольце его объятий, Оливия почувствовала, что не может — да и не хочет! — ему сопротивляться.
        — Мне нельзя опаздывать, — простонал Стивен, но тут же впился в ее губы долгим жадным поцелуем.
        — Ну так и не опаздывай, — шепнула в ответ Оливия, а в следующее мгновение ее язычок уже скользнул в горячий рот Стивена.
        — Прекрати, Оливия, — взмолился он, прерывая поцелуй, но не разжимая объятий.
        Оливия провоцирующе потерлась грудью о его торс.
        — Прекратить? — Ее рука легла на восставшую плоть Стивена. — Ты хочешь, чтобы я прекратила? — Она пустила в ход пальцы. — Ты этого хочешь?
        Стивен уже знал, что остановиться уже невозможно. Оливия не спеша расстегнула «молнию» на брюках, и Стивен не выдержал.
        Лаская ее груди со взбухшими, налитыми сосками, он нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Брюки упали на пол, и Стивен рывком освободился от белья. Его пальцы, протиснувшись между ног Оливии, ощутили влажное тепло ее нежного лона. Она ахнула и задрожала.
        — Тебе нравится? — прошептал Стивен, лаская ладонью внутреннюю поверхность бедер Оливии. — Нравится?
        Вместо ответа Оливия крепко обняла его за шею. Ноги у нее подкосились, и она повисла на нем, слабея. Стивен посмотрел ей в глаза и тут же быстро и легко развернул так, что Оливия оказалась склоненной над ванной.
        Он решительно задрал вверх сорочку и положил руку на спину Оливии — только тогда она поняла, что и как сейчас произойдет...
        — О, Стивен! — вскрикнула Оливия, но было уже поздно — он решительно и мощно вошел в нее одним ударом.
        Стивен застонал, погружаясь в горячую влажную глубину. Так здорово, так хорошо просто не бывает! Но мысли эти растаяли, растворились в подхватившем его водовороте страсти. Мир словно отступил, растворился, чтобы стать вдруг необычайно ярким и четким и затем расколоться, когда они оба вскрикнули, достигнув пика наслаждения.
        Стивен повернул Оливию лицом к себе, ожидая увидеть ее смущение. Черт возьми, случившееся потрясло и его самого! Когда он еще утрачивал над собой контроль? В Каире, вот когда, тут же подсказала память.
        — Из-за тебя я опоздаю на работу, — только и сказал Стивен.
        Крепко поцеловав Оливию в губы, он привел в порядок одежду и вышел из ванной.
        Еще не остывшая от близости, но уже с пылающими от стыда щеками Оливия захлопнула дверь и, повернув защелку, тяжело опустилась на пол. Подступающие к горлу рыдания душили ее. Что же это происходит с ней? И со Стивеном?
        Постепенно в голове прояснилось. Случившееся — классическая демонстрация плотского вожделения. Стивен использовал ее как секс-машину, но разве не она сама позволила ему это? Да, она любит его, но он ни разу не показал, что разделяет ее чувства. И теперь Оливии уже не хотелось любви. Такой — нет! Плохо, конечно, что она любила и потеряла Джонни, но Джонни, по крайней мере, относился к ней так же, как она к нему.
        Теперь Оливия знала, что ее безответная, односторонняя любовь не принесет ничего, кроме разочарования. А раз так, то лучше оборвать все нити. И начать прямо сегодня. Пока еще не совсем поздно.
        Вернувшись с работы, Стивен обнаружил Оливию сидящей на диване в гостиной. Она была явно чем-то удручена, и лежащая на ее коленях книга осталась нераскрытой.
        — Привет, — негромко сказал Стивен.
        — Привет.
        Какой у нее безжизненный голос, подумал он. Впрочем, наверное, я это заслужил.
        — Оливия, послушай... Сегодня утром...
        — Нет, пожалуйста, не надо об этом. — Она покачала головой, чувствуя, что краснеет от стыда. — Что случилось, то случилось, давай забудем.
        В том-то и беда — Стивен не мог забыть. Весь день он только и думал о том, что произошло утром. Да и Оливия, похоже, думала об этом.
        — Извини, мне не следовало вести себя так... напористо.
        — Да, не следовало! — Оливию вдруг обуяло бешенство. — А мне не следовало расхаживать перед тобой полуголой, зная, что ты собираешься на работу! Я совершила ужасный грех! Ввела в искушение! Соблазнила! Сбила с пути праведного! Надо же, Стивен, из-за меня ты нарушил свой строгий кодекс и опоздал на работу! Я виновата кругом, так что не извиняйся!
        — Оливия, — мягко перебил Стивен, — неужели мы будем ругаться всю ночь?
        — Нет, не будем. — Она перевела дыхание. — Нам нужно поговорить о моем отъезде.
        — О каком отъезде? Куда ты собираешься? О чем ты говоришь? Да, мы оба погорячились, но не нужно на это так реагировать!
        — Это не имеет никакого отношения к тому, что случилось утром. — Но Оливия вспомнила утренние грубые, без любви, поцелуи, и ей стало легче сказать то, что она собиралась. — Если помнишь, я приехала сюда на время. Так вот, шесть недель подходят к концу.
        Если бы Оливия бросила на ковер гранату, это, наверное, не так потрясло бы Стивена. Неужели Оливия действительно живет у него так долго? Стивен недоумевающе уставился на нее.
        — Значит, ты уезжаешь?
        Оливия подавила разочарование. Она мысленно умоляла его произнести что-нибудь вроде «пожалуйста, останься», а услышала...
        — Да. Мой последний день работы в Нью-Йорке — следующая пятница. А в Глостере никто для меня место держать не будет.
        — Так уходи с работы.
        — Уйти? — Оливия замерла.
        — Конечно. — Он улыбнулся. — Я смогу поддерживать себя.
        — Я не нуждаюсь в благотворительности, — сдержанно сказала она.
        — Оливия, — Стивен сел рядом с ней на диван, отметив, что она напряглась и отодвинулась, — это не благотворительность. Я зарабатываю до неприличия много... Тебе не обязательно работать.
        — Мне не обязательно работать?! — возмущенно воскликнула Оливия и вскочила. — Кто это говорит?! Это ты говоришь?! Ну если так, то ты вообще ничего не понимаешь! Ничего!
        — Похоже, начинается выяснение отношений, — протянул Стивен. — Что ж, продолжай, интересно послушать.
        — Неужели ты не понимаешь, что мне необходима независимость?! — вскипела Оливия, не обращая внимания на его обманчиво спокойный тон. — Или ты ждешь, что я упаду на колени перед тобой и стану благодарить за обещанную «поддержку»?
        — Разумеется, нет, — сухо ответил Стивен, хотя не сомневался, что большинство женщин с радостью ухватились бы за его предложение.
        Вот Сандре такая мысль пришлась бы по вкусу. Но не Оливии. У нее совсем другие принципы.
        А она между тем продолжала бушевать:
        — Это твой дом! Здесь все твое! Представь, что ты еще начнешь платить за меня! Разве мы сможем оставаться на равных? По крайней мере, когда я покупаю продукты, то чувствую, что вношу свою долю!
        Стивен в упор посмотрел на нее.
        — Так что ты предлагаешь?
        Оливия вздохнула, понимая, что сама загнала себя в угол. Решения не было, по крайней мере, такого, которое устраивало бы ее. Существовал лишь один выход из создавшегося положения, но Стивен, похоже, не собирается предлагать ей руку и сердце.
        Если же принять заманчивое предложение и жить здесь за его счет, то в каком положении окажется она, Оливия Фаррелл? Ей придется цепляться за отношения, которые будут ввергать ее во все большую зависимость от Стивена.
        — Я уеду в конце недели, — бесстрастно, как о чем-то давно решенном, сказала Оливия. — Вряд ли что-то изменится.
        Стивену стало вдруг не по себе, словно она отвергла его. Он столкнулся с такой ситуацией впервые и испытал прежде не ведомую боль. Но если эта обольстительная женщина надеется, что он будет умолять ее остаться, придется ее разочаровать. Он давно дал себе клятву никогда не унижаться и не просить никого ни о чем. Нужно оставаться сильным и неуязвимым.
        — Пока ты еще не уехала, у нас все останется по-прежнему?
        Как ловко он сформулировал! — подумала Оливия, чувствуя, что нервы ее на пределе.
        — Ты имеешь в виду, буду ли я спать с тобой? Стивен поморщился — могла бы выразиться не так грубо.
        — Именно это я и имею в виду, — холодно подтвердил он.
        — Спросишь об этом вечером, — дерзко заявила Оливия.
        Стивен встал.
        — А почему бы не спросить прямо сейчас?
        И он поцеловал Оливию так, что у нее закружилась голова.
        15
        С тяжелым сердцем Оливия вошла в дом. Еще два дня. Всего два дня.
        Стивен словно задался целью продемонстрировать ей, что она теряет. Из ночи в ночь он доводил ее до исступления, дарил неимоверное блаженство, заставлял плакать от счастья, но... ни разу не попросил остаться.
        В который уже раз Оливия спросила себя, правильно ли ей удается оценить ситуацию. Ведь в Глостер вернется не прежняя Оливия, а совсем другая женщина, знающая, что ей нужно, готовая и стремящаяся занять свое место под солнцем. Второе рождение, как и первое, процесс всегда болезненный. Иначе не было бы этой ужасной, рвущей душу боли при мысли о скором расставании со Стивеном Гордоном.
        Будет ли он скучать по ней? Наверное... но совсем немного. И скорее всего только по ночам. Однако его переживания не могут сравниться с ее отчаянием. Пройдет неделя-другая, и для него все вернется на круги своя.
        Звонок в дверь прервал ее размышления. Стивен, наверное, забыл ключи. Оливия открыла и, к своему удивлению, увидела на ступеньках Эрика Стэнли.
        — Привет, Эрик.
        В последний раз они виделись на вечеринке пару недель назад: Эрик смеялся над каждой шуткой Оливии. Но сегодня он был серьезен и, кажется, чем-то обеспокоен.
        — Привет, Оливия. Можно войти?
        — Да, конечно, конечно, — смущенно пролепетала она, открывая дверь пошире. — Но Стивена еще нет.
        — Знаю. Я пришел не к нему. Мне нужна ты.
        — Вот как? — Она улыбнулась. — Очень приятно. Входи.
        — Спасибо. — Эрик прошел за ней в гостиную и опустился на диван.
        — Ты что-нибудь выпьешь? — спросила Оливия.
        — Нет, спасибо. Мы с Кэрол решили сегодня поужинать вместе, и она убьет меня, если я появлюсь навеселе. — Эрик помолчал, потом осторожно спросил: — Стивен говорит, что ты уезжаешь. Это правда?
        — Да, уезжаю.
        — Но почему, Оливия? Я хочу сказать, что никогда не видел Стивена таким довольным, даже счастливым! Ты первая женщина, с которой он живет, хотя многие дамы охотятся за ним годами. Он говорит, что не хочет, чтобы ты уезжала. Тогда зачем тебе ехать?
        Оливия покачала головой.
        — Я не могу говорить об этом, Эрик. И несправедливо по отношению к Стивену разговаривать за его спиной.
        — Несправедливо? — Эрик вздохнул. — Послушай, Оливия... я знаю Стивена всю жизнь. С виду он один, а если разобраться...
        — Ты говоришь загадками.
        Эрик невесело усмехнулся.
        — Все думают, что Стивен этакий «Мистер Победитель», сильный, богатый, влиятельный...
        — Так и есть, — сухо заметила Оливия.
        — Да, но больше он таким хочет казаться. Однако это лишь верхняя часть айсберга — Стивен многое скрывает. То, что он культивирует, что показывает миру, — это строгий фасад, неприступная стена.
        Оливия горько усмехнулась.
        — Именно для таких, как он, и изобрели слово «трудоголик».
        — А ты никогда не спрашивала его, почему он так себя ведет?
        — Эрик, тебе прекрасно известно, что Стивен не любит рассказывать о себе.
        — Что ж, может быть, тебе стоило попробовать расспросить его! Ты пыталась?
        — Когда дверь заперта, через нее нельзя проникнуть.
        — Так, может быть, вышибить эту дверь?
        — Женщины не вышибают двери, — возразила Оливия, даже не обратив внимания, что они заговорили какими-то странными метафорами.
        — Настоящая женщина может попытаться это сделать, — не отступал Эрик. — Просто требуется время.
        Оливия замолчала, застигнутая врасплох упорством и настойчивостью почти чужого ей человека. Он явно о чем-то умалчивал, и, зная о его преданности кузену, Оливия понимала, что Эрик вряд ли собирается раскрывать перед ней все карты.
        — Возможно, мне стоило попытаться, — согласилась она.
        — Ладно... — Эрик устало поднялся. — Мне пора, Кэрол ждет. И, пожалуйста, не говори Стивену, что я приходил.
        — Не беспокойся, не скажу.
        После его ухода Оливия долго размышляла и пришла к выводу, что все это время вела себя малодушно. Она боролась за свою независимость, за равноправие в отношениях со Стивеном, жила с ним в одном доме, спала с ним, но даже не попыталась понять — и узнать! — что он чувствует, эгоистично заботясь лишь о себе. Знала, что Стивен не любит расспросов, и ни о чем не расспрашивала. Она хотела его, но не желала рисковать из-за опасения, что он обидит или оскорбит ее.
        Мне нужно поговорить с ним, решила Оливия. Во что бы то ни стало. Я не могу уехать, не сделав этого.
        На протяжении всего дня Стивен задавал себе вопрос: почему он так легко позволяет Оливии уйти из его жизни? Неужели он бессилен изменить некий установленный им же самим порядок жизни? Смешно! Он — человек сильной воли — пальцем о палец не хочет ударить, чтобы что-то изменить.
        Стивен всю жизнь закрывался щитом равнодушия от расспросов осаждавших его женщин. Но Оливия явно не ведет никакой осады и не пристает с расспросами.
        Войдя в дом, Стивен окликнул:
        — Оливия?!
        Она появилась из гостиной и тихо сказала:
        — Привет.
        Ожидая Стивена, она приняла душ и сделала макияж. Оливия вдруг поняла, как это важно, ведь она хотела победить, значит, и выглядеть нужно неотразимой.
        Стивена так и тянуло ее поцеловать. Да что там, ему хотелось забыться в объятиях Оливии! Но он решил не рисковать и не притрагиваться к ней. Иногда желание способно омрачить рассудок, а ему нужна сейчас полная ясность мысли.
        — Мне необходимо поговорить с тобой, Стивен.
        — А мне с тобой. Давай пройдем в гостиную.
        Оливия кивнула и последовала за ним, немного огорченная его тоном, но настроенная не утратить самообладание. Она будет стремиться к своей цели, шаг за шагом, упорно докапываться до того, что ей нужно узнать и о чем умолчал Эрик.
        В гостиной они почему-то остались стоять, настороженно глядя друг на друга.
        — Ты хочешь уехать? Я имею в виду, по-настоящему? — требовательно спросил Стивен.
        Сказать правду? Солгать? Скрыться за ничего не значащими словами? Что я теряю? — подумала Оливия и решительно сказала:
        — Конечно нет!
        Стивен облегченно вздохнул.
        — Хорошо. Я тоже не хочу, чтобы ты уезжала. Хочу, чтобы ты осталась здесь. Со мной.
        Оливия смотрела на него в упор.
        — Почему ты хочешь, чтобы я осталась?
        Настал черед Стивена задуматься, как отвечать. Честно, напрямик? Но Стивен пользовался словами осторожно, зная их силу и значение. И еще ему не хотелось пугать Оливию. Или подталкивать ее к принятию какого-то решения, пока она не готова.
        — Ты дорога мне, Оливия. Вот почему.
        Итак, Стивен не предлагает ей Луну с неба, но для него уже сам факт такого признания означает многое. Оливия знала, что Стивен Гордон не из тех людей, которые делают необдуманные заявления.
        — Почему же ты говоришь об этом накануне моего отъезда? Почему не сказал раньше?
        — Потому что вел себя как страус, прятал голову в песок и верил в невозможное. — Он вздохнул. — Я воображал, что моя жизнь будет также спокойно катиться после твоего ухода. Не представлял, что одна мысль о том, что тебя здесь нет, сведет меня с ума!
        Оливия улыбнулась и с укоризной сказала:
        — Черт побери, Стивен, я ведь уже упаковала чемоданы!
        — Так распакуй, — вкрадчиво посоветовал он, но что-то в ее лице заставило понять: Оливия ждет чего-то большего, чем просьбы остаться. — Послушай, Оливия, я почти не верю людям — ты должна помочь мне. Я привык иметь дело с женщинами... — Стивен помолчал, — не похожими на тебя. Была в моей жизни одна история...
        Оливия затаила дыхание. Вот он, ключ к тому барьеру, который Стивен воздвиг вокруг себя. На это намекал Эрик.
        — Расскажи мне об этом, — мягко попросила она, вспомнив, как он помог ей облегчить душу разговором о Джонни. Вероятно, ему самому нужно сделать то же самое.
        Стивен кивнул.
        — Я влюбился, еще когда учился в университете. В необыкновенную девушку — она обладала неземной красотой и неженским, острым умом. Она перевелась к нам из другого университета. Я летал как на крыльях, когда понял, что она выделила меня из толпы сокурсников. Скоро мы стали встречаться, я готов был отдать за нее жизнь. Она приходила ко мне домой, я уже жил отдельно от родителей, но мама отдала мне часть фамильной коллекции антиквариата, так что моя квартира напоминала скорее музей, чем жилище студента. — Стивен помолчал и, горько усмехнувшись, продолжил: — В день окончания университета я вручил своей девушке ключи от квартиры, а вместо брелока связку украшало колечко с бриллиантиком — очень скромное, потому что я купил его на собственные деньги, которые экономил около полугода, отказывая себе почти во всем. Это было предложение руки и сердца. Ночью она впервые отдалась мне, она стала моей первой женщиной, но, как я теперь понимаю, я был у нее далеко не первым.
        Стивен надолго умолк, погрузившись в воспоминания. Оливия боролась с желанием обнять его, поцеловать, боясь спугнуть откровения Стивена.
        — Итак, наутро я позвонил маме и сказал, что сейчас приеду к ней для серьезного разговора. Я обещал своей возлюбленной вернуться к вечеру. Дальше события разворачивались, как в дешевом детективе. Когда я вошел в квартиру, меня встретила тишина и... голые стены. Моя возлюбленная оказалась банальной воровкой. Как потом мне сказали в полиции, куда я обратился, поскольку были украдены бесценные предметы искусства, ее специально наняли, чтобы она втерлась ко мне в доверие. Босс преступной группы, чьей любовницей она, кстати, была на протяжении всего нашего «романа», хотел завладеть некоторыми картинами, которые висели у меня в квартире, вот он и разработал такую многоступенчатую комбинацию. А я, наивный влюбленный дурак, попался на удочку!
        Стивен выглядел таким потерянным, что Оливия уже не могла сдержать свой порыв. Она обвила его руками, прижала к груди, словно хотела взять на себя часть его боли.
        — О, Стивен... Стивен... А кольцо?
        Он поцеловал ее в лоб, но заставил себя продолжать, чувствуя, что бремя, тяготившее его многие годы, стало как-то легче, словно эта хрупкая женщина разделила его с ним.
        — Она была девушкой остроумной. Кольцо она пристроила к спусковому устройству унитаза — чтобы унизить меня еще сильнее, чтобы дать понять, что все, принимавшееся мною за чистую монету, было лишь игрой с ее стороны. Мастерской игрой, следует признать.
        — Полиция нашла украденное? — спросила Оливия, помолчав.
        — Нет. Я же говорю, преступники просчитали все до мелочей. Они сорвали банк и залегли на дно. Думаю, они давно живут в Европе, и живут припеваючи. — Стивен вздохнул. — Она растоптала меня, нервное потрясение оказалось настолько сильным, что мне пришлось лечь в клинику. Оттуда я вышел будто другим человеком, во мне словно что-то умерло. И я принял твердое решение, что никогда больше не окажусь в подобной ситуации. Я менял женщин как перчатки и, чтобы забыться, работал как проклятый. А потом работа незаметно превратилась для меня в смысл жизни. Пока я не встретил тебя...
        Оливия потерлась щекой о его рубашку. Стивен рассказал все, что она хотела узнать, ей даже не пришлось расспрашивать. Он доверился ей и раскрылся. Со временем он раскроется еще больше, и их отношения станут крепче.
        — Я боялся полюбить тебя, боялся поверить в искренность твоих чувств, думал, что, если ошибся в тебе и тебе нужен не я, а мои деньги, не переживу этого, — признался Стивен и, взяв Оливию за плечи, повернул к себе. В его глазах светились нежность и обещание.
        Оливия чувствовала, что вот-вот расплачется.
        — Никто не в силах контролировать чувства. Я тоже не планировала... — Слова застряли у нее в горле. Ее так же, как и Стивена, страшил разговор о любви.
        — Что же ты не планировала?
        — Не думала, что буду так сильно в ком-то нуждаться. Теперь я понимаю, что мне лишь казалось, будто я люблю Джонни. Только встретив тебя, я поняла, что такое любовь.
        Оливия посмотрела в его такое дорогое лицо, и сердце ее переполнилось нежностью. Да, время великий лекарь, но именно Стивен помог ей исцелиться. Некоторые не верят в любовь с первого взгляда — Оливия верила. Нечто могучее и неодолимое снизошло на них в тот миг, когда они впервые увидели друг друга, и с тех пор это «нечто» овладевало ими все сильнее.
        Стивен погладил ее по щеке и неловко улыбнулся.
        — Оказывается, ты мне очень нужна. Я люблю тебя, Оливия, — сказал он с легким удивлением, словно внезапно обнаружил, что владеет каким-то редким языком.
        Оливия знала, чего стоило ему это признание. Она нежно поцеловала его в губы. Стивен вздохнул.
        — Так ты остаешься? — спросил он.
        Оливия поняла, что в глубине души всегда знала о его любви к ней. Стивен доказал это своей заботой, вниманием, мягкостью, уважением, своей страстью. Теперь у нее не оставалось никаких сомнений в искренности его чувств.
        — Я тоже люблю тебя, — тихо сказала она. — Я останусь с тобой навсегда.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к