Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Детли Элис: " Преображение Мира " - читать онлайн

Сохранить .
Преображение мира Элис Детли
        Десять лет - немалый срок для брака. Буквально со школьной скамьи пошла Хейзл под венец и вскоре стала матерью очаровательных тройняшек. У нее есть все, о чем может мечтать женщина: любящий и богатый муж, здоровые дети. Иначе как о «лучшей матери на свете, изумительной жене и женщине удивительных достоинств» никто о Хейзл и не говорит. Однако она вдруг задумывается: неужели этого я хотела от жизни? И Хейзл начинает «искать себя», чтобы в конце концов понять: семья - самый драгоценный дар, преподнесенный ей судьбой.
        Элис Детли
        Преображение мира

1
        Дик Треверс вытащил из-за чайника балетную туфельку и выругался сквозь зубы. Он было подумал, не запустить ли ею в другой конец светлой просторной кухни, но сдержался. Тогда туфелька скорее всего канет безвозвратно в этом шумном безалаберном доме, и он представил, какая воцарится паника, если это случится!
        - Кладут ли эти девчонки хоть что-нибудь на место?- вопросил он таким низким, глубоким и потрясающе чувственным голосом, что большинство из тех, кто встречался с ним в первый раз, не могли отделаться от иллюзии, что перед ними драматический актер.
        На самом деле Дик был бизнесменом, обладающим едва ли не самым солидным портфелем ценных бумаг в Лондоне.
        Подняв голову, Хейзл посмотрела на мужа. Она сидела на полу, наводя глянец на три пары детской обуви, и у нее уже начала побаливать шея. Надо сказать, что сегодня Дик нарушил устоявшуюся привычку, неожиданно рано явившись с работы. И до сих пор не сказал, в чем дело!
        У Хейзл зачастило сердце, когда она с обожанием посмотрела на мужа. Дик был одним из тех мужчин, о которых часто говорят, что для их же собственного блага им не стоит так хорошо выглядеть, правда, по этой части у Хейзл не было никаких претензий. Высокий и хорошо сложенный, с сильными мускулистыми ногами и поджарым гибким телом, Дик обладал грацией прирожденного спортсмена. Его густые черные волосы слегка вились, а улыбка была ослепительной.
        Если бы кто-нибудь попросил Хейзл перечислить не столь привлекательные качества супруга, она бы зашла в тупик, ибо, когда дело касалось Дика, ей порой хотелось ущипнуть себя, дабы убедиться, что их брак ей не приснился.
        Десять совместно прожитых лет и трое детишек никоим образом не сказывались на том ощущении чуда, которое порой охватывало Хейзл, стоило ей осознать, что она замужем за такой потрясающей личностью, как Дик Треверс.
        - Ммм?- рассеянно переспросила она, осторожно кладя сапожную щетку на расстеленную газету.- Что ты сказал, дорогой?
        - Эти девчонки,- нетерпеливо повторил Дик.- Похоже, они никогда не научатся класть вещи на место.
        Хейзл покосилась на холодильник, на котором разместила большой портрет хохочущих тройняшек, со светлыми кудряшками и с темно-синими, как у матери, глазами.
        Фотография заметно преувеличивала их достоинства и была сделана у известного лондонского фотографа, который не переставал восхищаться фотогеничностью девочек. Но удивляться этому вряд ли стоило, ибо Лили, Летти и Валери Треверс последние два года успешно участвовали в рекламной кампании сети супермаркетов «Триумф».
        Эти три девочки были находкой агента по подбору актеров, чей сын учился с ними в одной школе - той же самой, которую ребенком посещала и Хейзл. Троица с огромным удовольствием согласилась принять участие в рекламной кампании, но потребовались немалые старания, дабы убедить Хейзл и Дика, что школьные занятия дочерей не пострадают.
        И с тех пор девочки работали исключительно на «Триумф», обширную сеть супермаркетов, раскинувшуюся по всей Великобритании. Они регулярно появлялись в телерекламах, их симпатичные мордашки красовались на огромных рекламных щитах по всей стране. Школьные друзья отчаянно завидовали популярности тройняшек.
        - Я знаю, что они могут быть слегка несобранными,- неохотно согласилась с мужем Хейзл, ибо, обзаведись ее три дочери крылышками и нимбами, преданную мать это не удивило бы.
        Черные брови Дика сошлись над серыми глазами, которые сегодня были мрачными, как декабрьское небо.
        - Чему вряд ли стоит удивляться,- ехидно заметил он.
        Хейзл вопросительно уставилась на него.
        - Да? Почему же?
        - Потому что ты всю жизнь квохчешь над ними!- возмущенно рыкнул он.
        - Дик, я вовсе не…
        - Хейзл, так и есть,- перебил он.- И ты прекрасно это знаешь! Ты стараешься все за них делать! Вот, например, как сейчас!- Он раздраженно ткнул пальцем в наполовину почищенные туфельки.- Почему ты стараешься все делать для них?
        - Потому что я их мать,- спокойно ответила Хейзл.
        - Другим матерям дети помогают.
        - Другие матери заняты своей карьерой. А коль скоро я не работаю, то не могу доверить воспитание своих детей чужим людям!
        - Не могу видеть, как ты чистишь их обувь,- упрямо сказал он.- Вот и все.
        Хейзл перестала думать, есть ли у девочек чистые трико для завтрашней съемки, разогреть ли на ужин лазанью, которая лежит в холодильнике, или просто что-нибудь наспех приготовить: теперь все ее внимание было отдано мужу. Она аккуратно закрыла баночку с кремом.
        - Ты из-за чего-то сердишься, Дик?
        Их взгляды встретились.
        - Ты даже не хочешь слушать о…
        - Нет-нет, я слушаю.
        Хейзл, не сводя с него своих огромных темно-синих глаз, рассеянно поймала длинную прядь волос, упавшую на щеку, и заправила ее за ухо.
        Этот жест подчеркнул соблазнительные округлости ее высокой груди, и Дика опалило жаром, хотя жена не сделала ровно ничего, чтобы соблазнить его. В сущности, скорее наоборот.
        Хейзл всегда одевалась с предельной практичностью: привычка эта объяснялась наличием трех маленьких детей, которые требовали постоянного внимания. На ней были брючки, которые от долгого ношения уже пузырились на коленях, и совершенно бесформенный и оттого выглядевший неряшливо красный свитер. Ее пышные светлые волосы были собраны на затылке в конский хвостик и перетянуты бархатной ленточкой; на лице нет и следа косметики.
        - Почему бы тебе не рассказать, в чем дело, Дик?- Она поднялась с пола и лукаво посмотрела на него.- Или сначала приготовить тебе выпить?
        Он покачал головой, но, взглянув в доверчивое лицо жены, едва не передумал, зная, какую неожиданность сейчас вывалит ей на голову.
        - Спасибо, не надо. Давай присядем где-нибудь в комнате, хорошо?
        Кивнув, Хейзл последовала за ним в гостиную, где Дик немедленно уселся на один из огромных диванов болотно-зеленоватого цвета. Хейзл устроилась на дальнем конце того же дивана и ободряюще улыбнулась, понимая, что ее обычно спокойный и уравновешенный муж сегодня чем-то раздражен. Хотя, если задуматься, это настроение не покидало его последние несколько недель. И каждый раз, когда она спрашивала, все ли в порядке, Дик лишь нетерпеливо мотал головой.
        - Так что тебя беспокоит, дорогой?
        Он помедлил, подбирая слова, поскольку предвидел реакцию жены на то, что он собирался сообщить.
        - Радость моя…
        - Ох, ради Бога, Дик, не мямли!
        Хейзл была единственной женщиной в мире, которой Дик Треверс позволял разговаривать с собой подобным образом.
        - Может, настало время подумать о переезде…
        Вот это Хейзл ожидала услышать меньше всего. Она бы не столь удивилась, если бы Дик сказал, что хочет организовать пешую прогулку для всей семьи по Аравийской пустыне.
        - О переезде?- испуганно переспросила Хейзл.
        Она начали семейную жизнь в этой квартире, вырастили в ее стенах троицу веселых здоровых детей и продолжали жить здесь дружно и счастливо, несмотря на сомнения и мрачные прогнозы тех, кто знал супругов Треверс как облупленных.
        Дик кивнул.
        - Именно. Ведь это не такое уж бредовое предложение, радость моя? Многие и года не могут усидеть на месте! Напряги извилины и поразмысли об этом.
        Хейзл с унынием подумала, что напрячь извилины для нее почти невыполнимая задача. За десять лет после рождения тройняшек мозги у нее буквально размягчились. И если в школе она могла складывать в уме целые столбцы цифр, то теперь, когда к чаю собирались друзья и подруги детей, она порой считала на пальцах, сколько понадобится чашек и приборов! Она с головой ушла в материнские обязанности, ухитряясь помнить о двадцати вещах одновременно, но терялась, сталкиваясь с необходимостью логически осмыслить проблему. Вот и сейчас растерялась.
        Эта квартира была ее гнездом и прибежищем; она жила в ней, сколько помнила себя - задолго до того, как вышла замуж за Дика. И здесь они были счастливы. Меньше всего на свете Хейзл хотелось покидать насиженное место, и поэтому она твердо сказала:
        - Но я никуда не хочу переезжать.
        На его лице отразилась досада.
        - Да, я понимаю. Но ты не можешь просто взять и отбросить мое предложение, Хейзл!
        Он прав. Этого сделать она не могла. Ни в коем случае, если хотела одержать верх и заставить мужа принять ее точку зрения. Ибо Дик Треверс был одним из тех потрясающе спокойных и рассудительных личностей, у которых всегда готов ответ на что угодно. А если Хейзл разразится бурными истерическими слезами - что в данный момент ей и хотелось сделать - и со всей силой страсти объявит, что никуда переезжать не собирается, в таком случае Дик пустит в ход свою изощренную логику и не оставит камня на камне от всех ее аргументов.
        Хейзл набрала в грудь побольше воздуха и жалобно спросила:
        - Но, дорогой, почему мы должны переезжать? Я хочу сказать, ведь мы так счастливы здесь… Верно?
        Он помедлил с ответом. Хейзл отметила, что Дик замялся уже во второй раз. Наступившее молчание повисло в комнате как густое облако дыма.
        - Дик?- Хейзл внезапно побледнела.- Ты хочешь сказать, что несчастлив?
        Он помотал головой.
        - Милая моя… все не так просто.
        Серьезность его тона заставила Хейзл застыть на месте, и, тут же погрузившись в уныние, она стала прикидывать, что же на самом деле муж пытается сообщить ей.
        - Т-ты хочешь сказать, что встретил другую женщину?- высказала она догадку и почувствовала дурноту.
        Дик расхохотался.
        - Ох, Хейзл…
        - Хватит!- взорвалась она, хотя реакция мужа вызвала у нее облегчение.- Если в твоей жизни появилась другая женщина, то я, черт возьми, хочу знать об этом, Дик Треверс!
        Дик встал, и Хейзл поймала себя на том, что похотливо смотрит на его бедра. Да возможно ли так злиться на человека, подумала она, и в то же время понимать, что, если этот мужчина подойдет ко мне с целью заняться любовью, я не стану противиться? Конечно, он этого не сделает. Во всяком случае, здесь и сейчас: на диване, средь бела дня. Дик всегда держит в узде свои непомерные сексуальные аппетиты…
        - Никакой другой женщины нет,- мягко сказал он.- И ты это отлично знаешь. Другие женщины меня просто не интересуют…
        - Неужели?- позволила себе кокетливо усомниться Хейзл, не желая отказываться от предмета разговора.
        - Разве что у меня было бы время и силы… Оп!- воскликнул Дик, когда в него полетела подушка, которая попала точно в цель.- Вы отличный стрелок, миссис Треверс,- пробормотал он, потирая подбородок, куда угодила вышитая бисером подушка.- Может, вам стоит заняться гольфом?
        - Только не пытайся сменить тему, Дик,- весело предупредила она.- И если нет другой женщины, то тебе лучше не медлить с объяснением, почему ты несчастлив!
        - Я ведь не говорил ничего подобного, не так ли?
        Он остановился прямо перед ней, и Хейзл, к своему стыду, ощутила желание.
        - Могу я присесть?
        - С каких это пор ты стал просить разрешения?
        - С тех пор, как ты стала швырять в меня вещи и вообще смотреть на меня как на отпетого злодея,- насупился Дик.- Так могу я присесть?
        - Располагайся,- пожала плечами Хейзл, беспокоясь, что ведет себя отнюдь не как взрослый человек, но совершенно не знает, как овладеть ситуацией. По мрачному выражению физиономии Дика она догадывалась, что муж собирается сообщить ей нечто, чего она решительно не хочет слышать.
        Отметив, что Дик устроился в некотором отдалении, Хейзл испытала чувство благодарности за то, что он позаботился по крайней мере сохранить дистанцию, ибо ее внезапно вспыхнувшее влечение к Дику не собиралось угасать.
        - Ты спросила, были ли мы счастливы в этой квартире…
        - И ты дал мне уклончивый ответ.
        - Что ж, попробую ответить с полной откровенностью.- Дик провел рукой по густым, уже взъерошенным темным волосам и посмотрел на нее.- Конечно, я был тут счастлив.
        Она отметила, что глагол употреблен в прошедшем времени.
        - Ах был…
        - Я и теперь счастлив,- поправился он.- Просто думаю, что мы можем стать еще счастливее.
        - И как же это, по-твоему, получится?
        Дик вздохнул, пожалев, что отказался от выпивки. Он слишком долго ждал и боялся этого момента, но и не хотел дольше тянуть время.
        - А то, что нам может выпасть большая, очень большая удача… в чем я не сомневаюсь, Хейзл. Мы можем жить в еще более большой и комфортабельной квартире…
        - …От которой рукой подать от центра столицы!- с иронией подхватила она.
        - Верно.
        - Дик, при всем желании мы не можем жить ближе к центру! Не правда ли?
        - Совершенно верно. Но кроме того у нас три стремительно растущие дочери,- сухо напомнил он.- Которых очень скоро перестанет устраивать общая спальня, как бы она ни была велика.
        - Тройняшки никогда не захотят, чтобы их разделяли!- горячо возразила Хейзл, вспомнив все сражения, что ей пришлось выдержать за эти годы. Господи, даже на каникулах девчонки и слышать не хотели об отдельных комнатах.- Они всегда это говорят!- выдвинула она аргумент, казавшийся ей убийственным.
        - Как давно ты с ними разговаривала на эту тему?
        Что-то в его интонации предостерегло Хейзл вступать в дискуссию, в которой она неминуемо потерпит поражение.
        - Давно,- честно призналась она.- Но, кажется, ты располагаешь более свежими данными?
        - Я действительно поговорил с девочками об образе жизни. В общих чертах,- неохотно признался Дик, удивляясь, почему чувствует себя так, словно совершил преступление.
        - И ты, конечно, решил, что я не имею права присутствовать при вашем разговоре?- ехидно спросила Хейзл.- Или это не обсуждалось?
        Дик побарабанил длинными пальцами по подлокотнику дивана.
        - Не пытайся выставить меня предателем по отношению к тебе, Хейзл,- мягко предупредил он.- У тебя была масса бесед с девочками, при которых я не присутствовал.
        Хейзл с трудом удержалась от искушения напомнить, что болтовня о покупке новых платьев или напоминания о необходимости вовремя делать уроки вряд ли имеют что-то общее с обсуждением переезда в другой дом.
        Она в упор посмотрела в помрачневшие серые глаза мужа и требовательно спросила:
        - Так что же вы обсуждали? И когда возникла эта тема?
        - В твой день рождения, когда я остался с ними. Помнишь?
        Еще бы ей не помнить! Когда Хейзл исполнилось двадцать восемь, Дик преподнес ей билет на целый день пребывания в одном из самых шикарных лондонских женских клубов здоровья.
        Хейзл сердечно поблагодарила за подарок, хотя ее не слишком привлекало это заведение. Тем не менее весь день ее разминали и массировали; она потела в сауне, из которой приходилось прыгать в бассейн с ледяной водой. Ее кожу умащивали кремами, привели в порядок ногти на руках и ногах, и после ланча, состоявшего из совершенно несъедобной травы и кореньев, она явилась домой помолодевшей и посвежевшей. И со зверским аппетитом!
        - Значит, эта тема возникла сама собой?- не стала скрывать подозрений Хейзл.- Вот так, сама собой? Девочки внезапно подошли к тебе и сказали: «Папа, мы хотим переехать»?
        Дик не ответил, всем своим видом выражая бесконечное терпение.
        - Ну?!- не на шутку разъярилась Хейзл.- Значит, так и было?
        - Может, позволишь мне все рассказать?- холодно осведомился Дик.- Или ты и дальше собираешься разговаривать в таком мелодраматическом тоне?
        - Мне нужно выпить,- вдруг вскинулась Хейзл, заметив удивленный взгляд мужа. Она, которая обычно употребляла алкоголь лишь по праздникам и на отдыхе, да и то в таких мизерных количествах, что бокал вина для нее был бы просто пьянкой!
        - Я сейчас приготовлю,- тут же вызвался Дик и скрылся в кухне, где, открывая вино и доставая бокалы из буфета, прикидывал, как лучше продолжить разговор, который пошел явно не по тому пути.
        Хейзл вскинула брови, когда Дик принес в гостиную поднос с бокалами, отметив, что он выбрал самое дорогое вино.
        - Должно быть, меня ждут очень плохие новости,- невесело пошутила она.
        Дик, усевшись рядом и молча выпив содержимое своего бокала, пропустил эти слова мимо ушей, после чего, поставив бокал на стол, повернулся к Хейзл.
        - Дело в том, что я проводил с девочками куда меньше времени, чем мне всегда хотелось, так что в твой день рождения я разрешил им делать все, что хочется, конечно, в разумных пределах. Это был мой подарок им.
        - Весьма любезно с твоей стороны,- автоматически ответила Хейзл, пригубив вино.
        - Вот тогда-то самым убитым голосом, который только можно себе представить, Лили сообщила: она не может заниматься тем, о чем мечтает, лишь потому, что ей не разрешают.
        - Полагаю, она имела в виду лошадей?
        Лили, первой из тройняшек появившаяся на свет, буквально сходила с ума по лошадям. Все свои деньги девочка тратила на катание на пони и на журналы, посвященные лошадям. Более того: в каждой книге, которую она читала ради удовольствия, затрагивалась эта тема.
        - Да, так и есть,- согласился Дик.- Она откровенно спросила меня, почему ей не разрешается иметь собственную лошадь.
        - Потому что она прекрасно знает, как рискованна верховая езда,- вздохнула Хейзл. - Все трое в курсе дела, что не имеют права заниматься опасными видами спорта. Господи, да это записано в их контрактах! Режиссер с самого начала предупредил Лили, что, если она поломает руку или ногу, это будет просто катастрофа.
        - Которая, без сомнения, станет для фирмы концом света, не так ли?- ехидно осведомился Дик.- «Триумф» пойдет ко дну?
        Задетая насмешливым тоном, Хейзл вскинула голову, и какое-то неуловимое выражение в глазах мужа вынудило ее торопливо поставить на стол бокал вина, к которому она едва притронулась.
        - Что ты конкретно имеешь в виду?- тихо спросила она.
        Дик спокойно выдержал ее взгляд.
        - Ничего особенного. Просто прикидываю, так ли будет страшно, если наши девочки перестанут работать для магазинов «Триумф»…
        - Конечно, будет!- возмутилась Хейзл.- Ты же знаешь, как они были счастливы, заполучив этот контракт! Другие родители обеими руками ухватились бы за возможность сделать детей знаменитыми!
        - Ты говоришь как типичная мамаша, чей ребенок работает в шоу-бизнесе,- осуждающе сказал Дик, и Хейзл похолодела от возмущения и страха, потому что муж никогда не говорил с ней так неодобрительно.
        - Это нечестно! Я никогда не организовывала судьбу девочек, она сама нашла их! Прежде чем позволить им заниматься рекламой, мы с тобой долго говорили со всеми тремя на эту тему! И мы оба согласились, что, пока это не мешает учебе, пусть попробуют. И учеба не пострадала, не так ли?
        - Пока нет,- осторожно ответил Дик.- Но…
        - И они зарабатывают кучу денег на свои нужды,- не ослабляла натиска Хейзл.
        - Но ведь нам не приходится думать о куске хлеба, не так ли, дорогая?
        В подтверждение своих слов Дик обвел взглядом просторную красивую комнату с высоким потолком и дорогой люстрой, хрустальные подвески которой отбрасывали миллионы радужных отблесков.
        - Не приходится,- согласилась она, пожимая плечами.- Пусть девочки работают не ради денег, но им это страшно нравится!
        Дик нахмурился.
        - Они привыкли. И, уверен, сейчас это занятие нравится им куда меньше, чем в самом начале.
        - В самом деле? Никак это что-то новенькое, о чем они поведали тебе, но забыли рассказать мне?
        Хейзл понимала, что говорит обиженно и раздраженно, но ничего не могла поделать. Она чувствовала обиду. И обиду серьезную.
        Она родила тройняшек, когда ей едва исполнилось восемнадцать,- Господи, да она сама была едва ли не ребенком!- и всегда считала, что у нее сложились с детьми очень близкие отношения. Так что она испытала едва ли не потрясение, выяснив, что девочки, игнорируя ее, секретничают с отцом!
        Видя побледневшее и разгневанное лицо жены, Дик досадовал, что разговор сложился далеко не лучшим образом. Меньше всего он хотел настраивать Хейзл против себя. Он вспомнил, как легко разрешаются все проблемы на рабочем месте, и подумал, что почему-то домашние дискуссии страдают избытком эмоций и отсутствием логики.
        Дик решил предпринять еще одну попытку.
        - В тот день, когда ты была в клубе, мы с девочками сели и основательно побеседовали.
        - Ах обстоятельно!- последовала издевка.- И чего же ради вы сели беседовать?
        Дик сделал паузу, обдумывая, как лучше изложить Хейзл жалобы девочек на их образ жизни.
        - Им в самом деле нравится работать на «Триумф»,- сказал он с мягкой улыбкой.- Как они сами говорят, сколько ребят мечтают вдруг стать звездами рекламной кампании супермаркета, что, быть может, скажется на их будущей карьере!
        - В том-то и дело!- радостно встрепенулась Хейзл.- Плюс к этому они встречаются с разными знаменитостями, о чем другие дети могут только мечтать…
        Она умолкла, с гордостью вспомнив, как Лили, Летти и Валери, рекламируя новый диетический напиток «Триумф», поили им всемирно известную поп-звезду. Восторги в школе не стихали несколько недель!
        - Никто не отрицает, что участие в рекламе дает им возможности, которых бы не было, веди они нормальную жизнь,- согласился Дик.- Но девочки отдали «Триумфу» уже два года.
        - А хозяева «Триумфа» хотят, чтобы наши дочери и дальше работали на них,- упрямо сказала Хейзл.- До бесконечности.
        Дик решил, что хватит ходить вокруг да около. Если жена отказывается слушать, значит, придется заставить ее!
        - Да, я знаю, что они по-прежнему нужны фирме, Хейзл. Но, похоже, ты упустила из виду, что контракт, хотя и заманчив, и выгоден, во многом ограничивает свободу детей.
        - Потому что это особый контракт,- возразила Хейзл.- Эксклюзивный. Вот почему.
        - Я говорю не о тех пунктах, которые запрещают девочкам, пока они сотрудничают с
«Триумфом», работать на кого-то еще,- покачал головой Дик.- Но ограничения имеют очень широкое толкование. Летти прекрасно занимается в школе…
        - Я знаю,- просияла от гордости Хейзл.- И учителя говорят, что она даже может получить стипендию!
        - Но в таком случае ей надо усиленно заниматься, не так ли?- подхватил Дик.- А откуда ей взять время, если оно целиком отдано запросам «Триумфа»?
        - Для начала она может меньше смотреть телевизор,- повторила Хейзл слова всех матерей в мире, но Дик решительно замотал головой.
        - Она не так уж много времени просиживает у телевизора. И неужели ты считаешь нормальным для десятилетней девочки, что она даже не может толком отдохнуть и расслабиться из-за школы, занятий и съемок? Между тем Лили запрещается ездить верхом из-за шишек, которые она может набить,- неумолимо продолжал Дик.- Она скопила достаточно денег, чтобы приобрести лошадь, а ей не разрешают даже ездить верхом.
        - Но мы живем в Найтсбридже!- возмутилась Хейзл.- Ради Бога, как она может обзавестись собственной лошадью, когда для животного нет места?
        - Вот именно!- воскликнул Дик, и Хейзл отчетливо поняла, что попалась в расставленную им ловушку.- Найтсбридж - не то место, где можно позволить себе держать домашних животных! У нас нет места не только для лошади, но даже для собаки,- продолжал Дик, и речь его лилась с такой гладкостью, словно он давным-давно обдумал эту тему.
        А может, и в самом деле обдумал, мелькнула у Хейзл мысль. Но в таком случае, почему же он, черт возьми, предварительно не поговорил со мной? Почему этот разговор явился для меня неожиданностью?
        - Рядом с нами нет и яблонь, которые благоухают по весне, а осенью дарят сочными плодами,- продолжал Дик, и голос его был пронизан такой страстностью, которую Хейзл давно не приходилось слышать.- Наши дочери не собирали полевые цветы и не плели венков. Они никогда не видели, как играют кролики в полях, и не слышали, как по ночам ухает сова.
        - Ты прочел слишком много книг о сельской жизни!- пошутила Хейзл, но муж в ответ даже не улыбнулся.- Ты забыл упомянуть грязь и комаров, а также необходимость сидеть дома, когда портится погода!
        - А ты забыла, что я вырос в сельской местности,- спокойно возразил он.- И пусть даже мои слова отдают романтикой, могу заверить тебя, что прекрасно вижу все отрицательные стороны такой жизни.
        Хейзл вспомнила, с чего начался этот разговор - с переезда. Она еще подумала, что ей совершенно не хочется куда-то перебираться, но, похоже, теперь Дик решительно настроен изменить уклад жизни семьи. Что ж, у супругов равные партнерские отношения. Он не может заставить ни меня, ни девочек жить в сельской местности, если мы этого не хотим, а мне этого уж точно не хочется! Но как убедить Дика?
        И, когда Хейзл задумалась, как положить конец этой сомнительной дискуссии, ей пришла в голову смелая мысль. Как она порой делала, «заводя» Дика, Хейзл закинула руки за голову и потянулась, заметив, что щека мужа еле заметно дернулась.
        Хейзл была неподдельно взволнована. Большую часть своей жизни она провела в этой квартире. Отец в виде свадебного подарка за символическую сумму уступил зятю право владения, ибо Дик, сохраняя верность своим принципам, отказался принять квартиру в дар. Хейзл не могла себе даже представить, что способна жить где-то еще. Да и не хотела представлять жизни в другом месте!
        Она подумала, что в последнее время ее семья живет в каком-то хаотичном ритме. Может, я стала уделять мужу недостаточно внимания? А ведь именно против этого постоянно предостерегают все женские журналы, рассказывая о женах, которые воспринимают своих мужей как нечто постоянное и неизменное. Не поэтому ли сегодня вечером Дик в таком плохом настроении, и вообще не в себе?
        Тем не менее у нее было весьма эффективное оружие, которое может переубедить Дика - если только она отважится пустить его в ход…
        - Уф!- хрипло выдохнула она и тыльной стороной ладони отерла совершенно сухой лоб. Хейзл откашлялась и шепнула, не скрывая своего желания: - Тебе не кажется, что тут стало ужасно жарко?
        По тому, как подрагивает голос жены, Дик без труда догадался, чего она хочет, и почувствовал, как откликается на призыв его тело - частично потому, что он и сам очень хотел ее, а частью из-за того, что обычно в гостиной они любовью не занимались.
        Им почти не случалось днем ложиться в постель: он работал, но даже когда оставался дома… Словом, просто не было возможности, когда по дому носилась бойкая и любопытная троица. В таких условиях Хейзл откровенно стеснялась заниматься сексом. Должно быть, она действительно очень хочет остаться в Лондоне, если готова соблазнить его средь бела дня!
        Дик отбросил крутившийся в голове вопрос: если они в самом деле займутся любовью, достаточно ли этого будет, чтобы замазать все трещины, которыми сегодня пошли их отношения? Ибо сейчас эта проблема не очень его волновала. Хейзл сознательно запалила фитиль, вот пускай и пожинает все последствия.
        - Значит, тебе жарко?- осторожно осведомился Дик.
        - Ммм… Прямо горю.
        Неторопливо, потому что у нее дрожали пальцы, Хейзл стащила через голову мешковатый свитер, под которым оказалась легкая майка. Майка не была ни особенно новой, ни чрезмерно тесной, но тем не менее выразительно обрисовывала полные тяжелые груди, и от Хейзл не укрылось, что Дик, не отрываясь, следит за ее движениями.
        - Вот так,- хрипло сказала она, и ей показалось, что у нее ужасно развратный голос.
        Щека Дика продолжала подергиваться, и он понимал, что угодил в прочные шелковые сети чувственного влечения.
        - Почему бы тебе не снять что-нибудь еще?- пробормотал он, подумав, что, скажи он эти слова, допустим, в офисе, их похотливая двусмысленность заставила бы его самого вздрогнуть и насколько они убедительны и к месту здесь и сейчас.
        - А п-почему бы и тебе тоже…- не в силах справиться с нервным возбуждением, дрожащим голосом предложила Хейзл.
        Еще одного намека не понадобилось. Дик наклонился к жене, жадным поцелуем припав к ее приоткрывшимся губам. Затем рука его скользнула под майку, властно сжав грудь Хейзл.
        Закрыв глаза, она застонала от наслаждения, ибо нахлынувшее желание соблазнить мужа было неожиданностью и для нее самой, но реакция Дика ее более чем устроила.
        - А где тройня?- глухо спросил он.
        - Н-на экскурсии,- выдохнула Хейзл, стараясь внятно произносить слова.- Саския привезет их домой.
        - Когда они возвращаются?- поинтересовался Дик, большим пальцем лаская соски Хейзл, которые, отвердев, распирали тонкую ткань бюстгальтера и бесстыдно тыкались ему в ладонь.
        - Примерно ч-через час.
        Хейзл сотрясала дрожь, она с трудом дышала, стараясь припомнить, когда они вот так, поддавшись внезапному порыву, занимались любовью. Несколько лет назад, упав духом, поняла она. Прошли годы и годы.
        Дик, целуя ее, заметил, что его самого колотит, будто школьника. Он с такой силой хотел Хейзл, что не мог припомнить, чтобы страсть когда-то опаляла его таким жаром…
        Неужели неприятный разговор добавил топлива в огонь нашего желания?- удивился он. Неужели к этому приходишь после десяти лет супружества, когда лишь резкость слов может привести в такое состояние, что уже ничего не соображаешь?
        - Ох, Дик!- только и смогла выдохнуть Хейзл, охваченная жаром желания с головы до ног.- Пожалуйста…
        Но старые привычки все же взяли верх, и Дик отрицательно покачал головой, хотя лишь огромным усилием воли смог взять себя в руки.
        Почти все десять с лишним лет совместной жизни они провели рядом с детьми, в присутствии которых никогда не занимались любовью, даже когда девочки были совсем маленькими. И Дик, и Хейзл полагали, что не имеют права забываться в чувственных удовольствиях, когда в той же комнате сопит малышка, и не одна.
        Как Дик часто говорил, дети отнюдь не способствуют желанию заниматься любовью. И Хейзл мысленно добавляла: не потому ли, что дети часто бывают нежеланным последствием любовных радостей? Как наши дети…
        - Не здесь,- буркнул Дик, заставляя себя преодолеть искушение.- Что, если девочки вернутся раньше?
        - В таком случае…
        - Тсс,- остановил он Хейзл, вставая с дивана и увлекая ее за собой.
        Без труда держа жену на весу, Дик понес ее в спальню, несколько смущаясь того неудержимого желания, которое она в нем вызывала и из-за которого все здравые мысли словно испарились. Но соображения здравого смысла лишь временно уступили жажде наслаждения, и Дик решил, удовлетворив свою страсть, продолжить дискуссию.
        Хейзл же горела как в лихорадке, предвкушая неурочную и оттого особо возбуждающую близость с мужем, когда, положив ее на постель, Дик избавил ее от остатков одежды.
        Она ошибочно, но совершенно искренне считала, что вопрос о переезде отныне закрыт…

2
        Хейзл нежилась в мягком свете предзакатного солнца.
        Отчаянное сердцебиение стало стихать, и она улыбнулась, проведя пальцем по бедру Дика.
        - Ммм,- пробормотал он в ответ, перехватывая руку Хейзл и направляя ее в более интимное место.
        У нее перехватило дыхание от изумления и неподдельной радости, когда она почувствовала под пальцами вновь твердеющую плоть мужа.
        - Дик!- только и смогла выдохнуть восхищенная Хейзл, осмелившись оставить руку там, где она находилась.
        - О-о-о!- издав довольный стон, он приподнялся на локте, разглядывая раскрасневшееся лицо жены и разметавшиеся по подушке пряди ее светлых шелковистых волос.
        Вспомнив, что вот-вот вернутся дочери, Дик переборол себя и отвел руку Хейзл.
        - У-у-у…- надулась она.
        - Не сейчас, милая,- отрывисто бросил Дик, хотя тело его томилось по тому волшебному ощущению, которое дарили легкие, почти невесомые прикосновения ее пальцев.- Сколько еще у нас осталось времени?
        Хейзл бросила взгляд на часы, которые стояли на столике у кровати.
        - Примерно полчаса,- с сожалением доложила она и погрустнела при мысли, как торопливо они отдались друг другу.- До чего быстро все кончилось, правда?
        - Но ведь тебе понравилось?- улыбнулся он.
        Хейзл покраснела. Она так и не отделалась от этой привычки, которая немало досаждала ей и откровенно веселила Дика.
        - Ты же знаешь, что да,- тихо ответила она, но в голове у нее царила сумятица. Да, это было чудесно, но на этот раз они занимались любовью не так, как Хейзл привыкла.
        Лихорадочное нетерпение охватило их еще до того, как они оказались в спальне, Дик срывал с нее одежду с такой поспешностью, которая не имела ничего общего со свойственной ему чуть насмешливой нежностью.
        Хейзл села, и длинные светлые волосы спрятали под собой ее обнаженные груди.
        - Мне лучше встать…
        Он удержал ее за руку.
        - Подожди, не торопись.
        С радостной улыбкой, в которой, тем не менее, крылось легкое раздражение, она повернулась к нему.
        - Дорогой, ты же сам дал понять, что у нас нет времени…
        Но Дик покачал головой и серьезно сказал:
        - Я не собираюсь снова заниматься любовью, Хейзл. Я не это имел в виду. Я хочу поговорить с тобой.
        - Поговорить?
        От страха у нее во рту появилась горечь, горло перехватил спазм. Чтобы не видеть решимости, которая искорками поблескивала в глубине серых глаз мужа, Хейзл соскользнула с кровати и стала искать свои тапочки.
        - О чем поговорить, Дик?- небрежно спросила она.
        - О том, о чем мы говорили до того, как ты стала демонстрировать мне свое соблазнительное тело. О переезде,- напомнил он, наблюдая, как Хейзл натягивает хлопчатобумажные темно-синие трусики. Дик мельком удивился, почему она никогда не носит то изысканное белье, которое он каждый раз привозит в подарок из заграничных вояжей.
        - Но я думала, что мы полностью исчерпали эту тему,- возразила она, неуклюже изогнувшись, чтобы застегнуть бюстгальтер.
        Дик отрицательно покачал головой.
        - О нет, радость моя. Это ты сказала все, что думаешь по этому поводу, а именно, что никуда не хочешь перебираться.
        - О!- У нее задрожали губы.- Мое мнение для тебя ничего не значит?
        - Конечно, значит!- вздохнул Дик.- В сущности, если бы не твое упорное нежелание сниматься с места, я бы уже давным-давно завел разговор о переезде поближе к природе!
        - А я бы возражала точно так, как и сейчас!- фыркнула Хейзл.
        Решив подойти с другого бока, он закинул руки за голову и, откинувшись на подушки, расплылся в улыбке.
        - Что же в городе есть такого, чего ты не можешь себе позволить в сельской местности?
        Хейзл оценивающе посмотрела на мужа. Значит, он решил взять логикой? Интересно, осознает ли Дик, насколько покровительственно звучит его голос?
        - Я могу ходить в театры,- не мешкая, выпалила она.- И на концерты. Кроме того в Лондоне есть художественные галереи, парки… и разные специализированные магазины.
        - А если мы будем жить рядом с другим городом? Как тогда? Все это будет доступно для тебя.
        - Но чего ради нам туда стремиться? Мы обосновались здесь,- ушла она от ответа.
        - Верно, но столь же легко мы можем обосноваться в другом месте.- Заметив непримиримое выражение лица жены, он решил, что пока благоразумнее дать задний ход.- Я далеко не так наивен, дорогая, и понимаю, как сложно будет собраться и…
        - Так зачем же это надо?- вопросила Хейзл, разозлившись, что Дик собирается перевернуть весь их уютный мирок вверх тормашками в силу всего лишь своей прихоти.
        - В силу тех причин, о которых мы говорили: будет больше простора, тройняшки могут вести здоровый образ жизни…
        - Но только не я?
        - Все мы,- мягко поправил он.- И в глубине души ты сама это понимаешь, дорогая.
        Хейзл понимала, что, еще минута - и она разразится слезами. Она натянула мятую майку и, мотнув головой, откинула с лица густые светлые волосы.
        - И что это вдруг тебе взбрело в голову?- спросила она.- Только потому, что Лили поплакалась из-за лошади?
        - Отнюдь. Это было просто совпадением.
        - Так в чем же дело?
        Дик повел широкими плечами.
        - Потому что я давно понял, что нет абсолютно никакой необходимости в моем постоянном присутствии в Лондоне. При нынешнем уровне развития связи можно работать в любом месте. К тому же ты знаешь, как долго мне приходится добираться до офиса.
        Хейзл кивнула. Тут он попал в точку. По утрам движение бывало таким плотным, что Дику приходилось выезжать с рассветом, и часто он возвращался домой, когда тройняшки уже укладывались в постель. А порой еще позднее. Не удивительно, что он постоянно выглядел усталым.
        И не имело никакого смысла убеждать его не перерабатывать, пусть даже доходы Дика от бизнеса могли позволить им вести иной образ жизни. Ибо в нем глубоко укоренилась этика рабочих отношений, а давние сложившиеся привычки очень трудно переломить. Дик вкалывал, не щадя себя, потому что был целеустремленным человеком, и, как всем людям такого склада, ему было необходимо много и тяжело работать. Сказывались и условия, в которых прошла его молодость.
        - Не сомневаюсь, что мы можем найти какое-то компромиссное решение,- предложила она и с легким раздражением бросила: - Ради Бога, Дик, не можешь ли ты встать и что-нибудь накинуть на себя? Девочки вот-вот вернутся.
        Он ухмыльнулся и, соскочив с кровати, стал натягивать джинсы, а Хейзл поймала себя на том, что не может отвести от него глаз. Она никогда не сможет насытиться Диком, и у нее просто зудели руки от желания снова ласкать его.
        Застегивая рубашку, он поднял на Хейзл глаза и лукаво улыбнулся.
        - Хочешь, чтобы мы снова залезли в постель?
        Она покраснела.
        - Нет, не хочу.
        Дик сделал несколько шагов и, остановившись перед Хейзл, пальцем приподнял ее подбородок.
        - Не смущайся, радость моя. Еще десять минут назад ты и не думала о стеснительности! А я все пытался понять, что на тебя нашло, пока не догадался, что это я сам завелся!
        - Дик!- Хейзл закусила губу, вспоминая, как исступленно они только что любили Друг друга.
        - Но в этом же нет ничего плохого. Я надеюсь, наслаждение, которое мы дарим друг другу, с каждым годом будет только возрастать! И это еще одна причина для переезда. Нам хватает места и здесь, но комнат у нас маловато. Тем более таких, где мы можем с тобой уединиться.
        - Разве нет?
        - Черт побери, Хейзл!- выпалил он с уверенностью человека, который тщательно продумал все свои аргументы.- Комната девочек дверь в дверь с нашей. И что, по-твоему, произойдет, когда они подрастут и поймут, почему мама так сладострастно стонет?
        Она залилась краской.
        - А когда приходится сдерживаться, это совсем не то…- безжалостно продолжал Дик. - И я не могу не думать, что со временем возможности для таких вспышек страсти будут сходить на нет… Разве что мы найдем какой-то выход!
        - И все же, что с тобой вдруг стряслось, Дик Треверс?- потребовала Хейзл ответа. - Неужели ты считаешь, что и другие мужчины готовы сорвать с места своих жен и детей лишь ради того, чтобы секс не стал пресным?
        Дику стоило немалых усилий демонстрировать во время разговора терпимость и понимание, но, услышав оскорбительные слова Хейзл, он побелел от гнева и угрожающе тихим голосом спросил:
        - Значит, ты думаешь, что я озабочен исключительно сексом?
        - Не знаю,- устало ответила Хейзл.- Ты сам привел это в качестве аргумента. А что еще может быть? Кризис среднего возраста? Но, в таком случае, не слишком ли ты молод в свои тридцать три года для такого кризиса?
        - Еще бы, черт побери!- с жаром согласился он.- А может быть, ты и права. Может, у меня в самом деле какой-то кризис, просто раньше у тебя не было ни времени ни желания заметить это…
        - Дик…- перебила она, потрясенная не столько гневным выражением лица мужа, сколько тем непреложным фактом, что, похоже, они по-настоящему ссорятся.- Ты не имеешь права так думать!
        - Неужели?- Он не собирался остывать.- Откуда ты знаешь, о чем я думаю? Если мои слова не совпадают с тем, что нужно тебе, ты никогда меня не слушаешь, разве не так? Но пришло время выслушать меня, Хейзл Треверс!
        - Ну так говори,- тихим сдавленным голосом предложила она.
        Дик перевел дыхание.
        - Неужели ты никогда не чувствовала, что жизнь наша движется по накатанной колее?
        - По накатанной колее?- Она удивленно вскинула брови.
        - Конечно.- Увидев, как она растеряна, Дик смягчился и протянул руку, чтобы приласкать ее, но Хейзл отпрянула, холодно бросив:
        - Ты вроде хотел что-то сказать.
        Он кивнул. Хейзл права: секс уже отвлек их от предмета разговора.
        - Дорогая, ты выросла в этой квартире. Мы провели в ней всю нашу семейную жизнь. Мы вырастили в ней трех детей, но теперь нам не хватает места. Я думаю, что мы переросли ее.
        В его словах была холодная решимость, словно Дик пришел к выводу, что этот этап их жизни подошел к концу, и Хейзл почувствовала, как по спине пробежал знакомый холодок. От страха у нее перехватило дыхание, но она сглотнула едкую горечь комка в горле.
        - Я слышала, что ты сказал, Дик,- тихо промолвила она.
        - Вот и хорошо.
        Глаза ее заволокло слезами.
        - И ты в первый раз дал мне понять то, что мы оба знаем: я заставила тебя жениться на себе лишь тем, что забеременела! И, не встреть ты меня, ты бы, наверное, никогда не попал в такую действительно ужасную ситуацию. Жил бы себе, как живешь, и женился бы на своей обожаемой Паоле!
        Серые глаза Дика сузились так, что стали напоминать ледяные щелочки.
        - Хейзл, прошу тебя. Ты слишком возбуждена и можешь сказать то, о чем потом пожалеешь!
        Но она отметила, что Дик не стал опровергать ее предположение.
        - В таком случае я вообще не буду ни о чем говорить.
        - Но…
        Громкий звонок у входной двери возвестил о появлении тройняшек, и Дик решил не продолжать разговор. До поры до времени.
        Когда Хейзл поравнялась с мужем, он сделал попытку примирительно обнять ее, но она уклонилась.
        - Просто обдумай все, что я сказал,- бросил он ей вслед.- Это все, о чем я прошу. Просто подумай. Это ты можешь для меня сделать?
        Как она ему могла отказать?
        Выскочив из спальни, Хейзл рискнула бегло взглянуть на себя в зеркало. До чего у нее ужасный вид! Волосы спутаны, на щеках рдеют предательские красные пятна… Девочки не должны заметить ее смятения! Она схватила ленточку и собрала волосы в привычный конский хвостик.
        Едва открыв входную дверь, Хейзл оказалась в водовороте зеленых школьных платьиц и развевающихся кудряшек. Три девчонки, влетев в квартиру, стали прыгать, как кузнечики, одновременно тараторя наперебой, что всегда за ними водилось, стоило им только научиться говорить.
        - Мама, Ханна Фиппс, которая написала книгу о лошадях, после Рождества приедет к нам в школу!
        - Мамочка, а мне дали роль злой ведьмы в пьесе, я составила тебе список, чего нужно для костюма, но потеряла его!
        - Мама, я сделала дополнительное задание по латыни, просто ради удовольствия, и миссис Макфадден была очень довольна мной!
        - Весьма печально!
        - И вовсе не печально! Миссис Макфадден сказала, что я, наверное, получу грамоту от директора школы!
        - Еще хуже!
        Глядя на троицу своих дочек, Хейзл расплылась в широкой улыбке, полной любви и гордости: неотличимые внешне, девочки были совершенно разные по характеру. От матери они унаследовали белую кожу, спрыснутую россыпью веснушек, темно-синие глаза и золотистые волосы, но если у нее они падали прямыми прядями, то у всех троих клубились копной кудряшек. Для своих лет они отличались довольно высоким ростом и крепким спортивным телосложением, доставшимся от Дика.
        - Привет, мои дорогие!- просияла Хейзл, радостно обнимая их всех вместе и по отдельности.- До чего вы у меня умные девочки!
        В холл вышел Дик.
        - Папа, а почему ты так рано пришел с работы?- полюбопытствовала Летти, и ее умные глазки с интересом перебегали с отца на мать и обратно.
        - Я… ну в общем-то… решил пораньше закончить,- смутился Дик, и Хейзл с трудом сдержала улыбку, забыв на время о размолвке. Она редко, если вообще когда-либо, видела, чтобы муж не мог найти слов для ответа!
        - Ну да. Понимаю. А почему у тебя рубашка шиворот-навыворот?- с невинным видом продолжала допытываться Летти.
        - Ммм… После тяжелого трудового дня всем троим полагаются сок и печенье. И как насчет того, чтобы переодеться, девочки?- попытался сбить их с толку Дик.
        - О да, пожалуйста, папочка!- хором завопила троица.
        - А тебе, дорогая?- Дик в упор посмотрел на Хейзл.
        Их взгляды встретились над тремя шелковыми золотистыми головками, и неумолимая решимость в серых глазах мужа заставила Хейзл содрогнуться от мысли, что продолжения неприятного разговора ей не избежать.
        - Чаю, пожалуйста,- спокойно попросила она.
        На кухне царила уютная спокойная атмосфера, пока Дик возился с посудой, а Хейзл причесывала взлохмаченные головки дочек и ужасалась предложению пригласить на чай половину класса.
        И хотя Хейзл изо всех сил старалась не думать об этом, но снова и снова возвращалась мыслями к ссоре, ибо она в первый раз набралась смелости бросить в лицо Дику всю правду.
        Хейзл никогда не позволяла себе такого, но от фактов никуда не денешься. Да, она в самом деле заставила Дика пойти под венец, чего он не собирался делать…

3
        Хейзл встретила Дика Треверса в ночном клубе. Ей только что исполнилось семнадцать, и она никогда не бывала в таких заведениях.
        Клубные вечеринки никогда ее не привлекали, но сегодня был день рождения одной из ближайших подруг, и та настояла, что хочет пригласить Хейзл и еще четырех в один из самых знаменитых клубов Лондона.
        Клуб был шумным и забитым до предела, а от мерцающего света и сигаретного дыма у Хейзл очень быстро стала раскалываться голова. Стоило ей пробыть в этой атмосфере двадцать минут, как захотелось удрать домой.
        Дик тоже страдал, оказавшись в этом клубе. Его водитель, который неотлучно находился при нем, с тех пор когда Дик зарабатывал свой первый миллион, в ближайший уик-энд праздновал свою свадьбу и пригласил Дика на мальчишник. Двадцатитрехлетнему Дику еще не доводилось проводить ночи на мальчишниках, но он чувствовал себя обязанным разделить компанию, и оставалось лишь надеяться, что никто не обратит внимания на тоскливое выражение его лица.
        Ближе к полуночи, когда грохот музыки стал болезненно отдаваться в голове, он выскользнул из зала, чтобы хоть несколько минут передохнуть в тишине и покое, и на первом этаже здания обнаружил полутемный бар.
        Хейзл же искала дамскую комнату, но, найдя, пожалела о своем открытии, ибо, представ перед высоким зеркалом, с ужасом убедилась, что тщательно наложенный макияж превратил ее в видавшую виды особу.
        Платье она, конечно, одолжила, ибо ее собственный гардероб, к сожалению, не позволял показываться в свете. Пусть Хейзл и училась в престижной дорогой школе, ее отец не имел представления, что молодая девушка может хотеть от жизни.
        Адам Маршалл был незаметным чиновником, который большую часть жизни проводил в маленьком пыльном кабинетике в Уайтхолле. Едва Хейзл минуло четырнадцать, ее мать стала жертвой наезда пьяного водителя, и с тех пор для мистера Маршалла померкло сияние жизни. Он даже старался как можно меньше времени проводить дома.
        Заживо похоронив себя на работе, он оказался не в состоянии разделить с дочерью свою неизбывную печаль. Высоколобый интеллектуал, отрешенный от мирской суеты, мистер Маршалл не обращал внимания на моду, а то немногое, что знал о ней, привело его к убеждению, что мода представляет собой изощренное жульничество, дабы безнаказанно опустошать карманы юных и впечатлительных девушек. И пусть даже Хейзл получала деньги на расходы, она конечно же не могла позволить себе наряды, которые носили большинство ее сверстниц.
        Позаимствованное у подружки вечернее платье не относилось к числу тех, которое она выбрала бы в нормальной обстановке, но, вне всякого сомнения, оно как-то изменило ее облик, ибо никогда раньше Хейзл не замечала, чтобы мужчины буквально пожирали ее глазами.
        Короткое облегающее платье с узенькими лямками оставляло на виду матовую кожу обнаженных плеч Хейзл. Серебристо-серая материя обтягивала девичьи формы как вторая кожа, и большинство мужчин в зале откровенно разглядывали Хейзл.
        Потягивая свой тоник, Дик краем глаза заметил девушку в коротком поблескивающем платье. Первым делом он невольно отметил, что у нее потрясающие ноги, но что-то в ее облике заставило его присмотреться к незнакомке, и Дик нахмурился.
        Ибо при всем своем неподдельном обаянии она как-то не вписывалась в эту обстановку. Хотя бы тем, что чувствовала себя в клубе явно неуютно. Словно опасалась, что в любую минуту какой-нибудь перебравший ухажер, обдав ее перегаром, попытается завязать разговор. Или хуже того.
        Дик встал, не обращая внимания, что все женщины, сидящие по соседству, похотливо раздевают его взглядами. Все, кроме одной.
        Хейзл конечно же заметила его. Он был так обаятелен, что не заметить такого мужчину было просто невозможно! Но лишь предельно тщеславная или бесконечно уверенная в себе женщина могла предполагать, что великолепный красавец остановит свой выбор на ней.
        Хейзл не была ни той, ни другой и поэтому только удивленно моргнула, увидев, что он целенаправленно пересекает бар, явно направляясь к ней. Она даже украдкой оглянулась - не стоит ли у нее за спиной некая блистательная светская дама, радостно улыбаясь этому высокому мужчине с прищуренными серыми глазами. Но за спиной никого не было. Хейзл покраснела.
        От Дика не укрылось ее невинное детское смущение, и, подойдя поближе, он испытал более чем странное удовольствие.
        - Здравствуйте,- сказал он волнующе низким голосом.- Похоже, вы заблудились.
        - Чего я и хотела,- откровенно призналась Хейзл.- Тут хуже, чем на фабрике фейерверков во время взрыва.
        - Да? Почему же?- Дик не скрывал, что она его развеселила; в последнее время ему не доводилось встречать девушек, способных на оригинальное высказывание: большинство покорно соглашались с каждым его словом.
        - Ну, все эти вспышки мерцают, как сумасшедшие, а музыка грохочет так, что уши лопаются!- Хейзл неодобрительно покосилась на бармена.- И представить себе не могла столь диких цен за выпивку!
        - Видно, что вам тут не нравится,- заметил Дик.- Напрашивается вопрос: почему вы тут оказались?
        - Я пришла с подругами,- объяснила Хейзл, старательно избегая уточнения «по школе».
        - И они?..- Дик оглянулся.
        - Танцуют.
        - А вы не хотите потанцевать?- спросил Дик, подумав, какое это будет блаженство, обнимая ее, покачиваться в такт музыке.
        Хейзл на секунду задумалась. Она ничего не имела против того, чтобы потанцевать с ним. Ровным счетом ничего. Но стоит ли рисковать? Перед ней стоял самый симпатичный мужчина из всех, что за этот вечер попались ей на глаза. А не повиснут ли на нем остальные девчонки, исходя слюной, как собаки над костью?
        - Не очень. Там слишком тесно.
        - Как насчет выпить? Может, кофе?
        - О, кофе я люблю,- встрепенулась она.- А его тут подают?
        Он состроил презрительную гримасу.
        - Точнее, выдают за кофе какую-то мутную коричневую жидкость, но я знаю тут за углом маленький экспресс-бар, где варят лучший в Лондоне кофе. Если вас это интересует…
        Хейзл замялась. Она отлично усвоила правила личной безопасности, но внутренний голос подсказывал, что этому человеку можно довериться.
        - Прихватите с собой гувернантку, если так вам будет спокойнее,- вежливо предложил он, правильно истолковав ее замешательство.
        Долой страхи! Хейзл замотала головой, и в полумраке бара ее волосы взметнулись золотистым ореолом.
        - В этом нет необходимости: у меня черный пояс, так что в случае чего я смогу защитить себя.
        - В самом деле?- восхитился он.
        - Да нет!- засмеялась она.- Но, кажется, я вас смутила, не так ли?
        Он тоже засмеялся и, пробормотав:
        - Дик Треверс,- протянул ей руку.
        - Хейзл Маршалл,- представилась она.
        Забыв о всех и вся, целый час они провели в невинной болтовне за кофе, хотя потом Хейзл с трудом могла вспомнить, о чем шел разговор. Она была счастлива, что новый знакомый внимательно слушает ее. Слава Богу, отец приучил ее внимательно читать газеты, и она не ударила в грязь лицом, имея дело с отлично информированным Диком Треверсом.
        Бок о бок они вышли на улицу, залитую неоновым светом, и, остановив такси, Дик доставил ее в Найтсбридж. Хейзл была благодарна темноте, потому что, когда водитель подъехал к дому, она залилась краской, отчаянно надеясь, что Дик попросит об еще одной встрече.
        Дик же всю дорогу маялся угрызениями совести. Хейзл не походила на тех особ, с которыми он обычно встречался. В ней были такие чистота и непосредственность, что, как ни смешно, ему хотелось оберегать ее, а подобные чувства он испытывал только к своей младшей сестренке и подруге школьных лет Паоле. Но он никогда не представлял Паолу в такой ситуации…
        Когда такси остановилось, совесть заставила его проявить благоразумие, и он осмелился спросить:
        - Сколько вам лет, Хейзл?
        - Двадцать,- легко солгала она и, увидев, как Дик облегченно улыбнулся, поняла, что подписала себе смертный приговор.
        В течение нескольких последующих недель Хейзл встречалась с Диком едва ли не каждый день, ухитрившись так и не познакомить его с отцом. Впрочем, сделать это оказалось нетрудно, потому что Дик не хотел ни с кем делить ее общество - как и она по отношению к нему.
        В случае необходимости Хейзл увиливала от ответа, объясняя, что у нее пасхальные каникулы. Когда Дик предположил, что она учится в университете, Хейзл не стала разубеждать его, успокаивая себя тем, что скоро действительно станет студенткой. Она, привыкшая к безупречной честности слов и поступков, быстро выяснила, как потрясающе просто прибегать к обману, когда страстно хочешь кого-то.
        А Хейзл хотела Дика.
        Ее не волновало, что она водит его за нос. Хейзл была влюблена, но понимала, что возлюбленный отбросит ее, как горячую картофелину, если только она признается, сколько лет ей на самом деле. А любовь оставалась любовью. Потеря матери заставила ее слишком рано повзрослеть. И Хейзл лучше, чем кто-либо, понимала эфемерную природу счастья: она не могла отделаться от мысли, что, если только представляется такая возможность, его надо хватать и держать обеими руками. И она решила, что пойдет на что угодно, лишь бы Дик Треверс не исчез из ее жизни…
        Да и сам Дик увлекся ею куда серьезнее, чем предполагал: никогда раньше любовь не посещала его,- он был откровенно растерян. И впервые осознал, что значит оказаться в тенётах сил, куда более властных и сладостных, чем доводы здравого смысла.
        В определенном смысле жизнь его складывалась так же непросто, как и у Хейзл. К своему восемнадцатилетию он унаследовал полуразрушенную фабрику пластмассовых изделий, что сыграло большую роль в его решении не поступать в Оксфорд. Его отец проиграл те небольшие средства, которыми обладала семья, после чего скрылся в Австралии, где через год, обнищав, скончался от белой горячки.
        Дику пришлось содержать мать и маленькую сестру, и гнев, который вызвало в нем предательство отца, он направил на создание стремительно и успешно развивающегося производства великолепных сортов мороженого из лучших натуральных продуктов. Его стратегический замысел пришелся как нельзя кстати: люди были готовы переплачивать за качество. Тогда Дик еще не догадывался, что уловил тенденцию, но потом всегда на шаг опережал время.
        За первым предприятием последовали другие, Дик проявлял интерес к самым разным областям. Бизнесмены, дела которых дышали на ладан, видя, как он преуспевает, обращались к нему за советом, и он помогал им обрести преуспеяние. Короче, Дик Треверс научился чеканить деньги.
        Дик всегда пользовался консультациями самых лучших специалистов и довольно рано обзавелся внушительным портфелем акций и инвестиций, которого вполне хватило бы, чтобы больше ни о чем не беспокоиться.
        Да, Дик работал много - и даже чрезмерно много - и сейчас ему захотелось расслабиться…
        Заниматься с Хейзл любовью стало для него не только радостью, но и необходимостью. Страсть, которую он питал к ней, буквально ошеломляла его, ибо он никогда не верил, что может испытывать к женщине нечто подобное. Но увлечение поглотило его с головой. Он должен обладать этим прекрасным нежным созданием - и на первых порах в нем говорил скорее инстинкт собственника, чем жажда наслаждения. Дик испытывал примитивное желание называть ее своей: чтобы все видели его тавро. И не будь ему всего двадцать три года и не относись он к браку с циничной подозрительностью, зиждущейся на предательстве отца, он бы незамедлительно женился на Хейзл…
        В конце концов настал момент, которого Хейзл страшилась, но и оттягивать который больше не могла: ей пришлось признаться Дику не только в том, что ей всего семнадцать лет, но и в том, что она беременна…
        - Дорогая?
        Растерявшись от столь стремительного возвращения в настоящее, Хейзл подняла взгляд и увидела, что Дик протягивает ей чашку чая, исходящую паром.
        - У тебя был такой вид, словно ты за много миль отсюда,- заметил он, передав ей чашку и усаживаясь на подоконник.
        Дик вытянул длинные ноги, обтянутые джинсами. Штанины так выцвели, что казались почти белыми. В проеме окна, не затянутого шторами, уже сгустилась темнота. Сквозь голые ветви деревьев, окаймлявших площадь, ослепительно сияли уличные фонари. В молочной пелене облаков едва просвечивал серебристый диск Луны.
        При всем старании Хейзл не могла себе представить иной вид из окна, чем этот, который она знала и любила с детства. И она попыталась подавить охватившую ее дрожь.
        - Где девочки?- спросила она.
        - Наслаждаются соком с печеньем и смотрят детскую передачу. Я объяснил им, что нам надо поговорить, и попросил какое-то время не беспокоить нас.
        - Понимаю.- У нее был на удивление бесцветный голос, напрочь лишенный привычной живости.
        Дик посмотрел на жену из-под опущенных ресниц и заботливо посоветовал:
        - Выпей чаю.
        Она попыталась выдавить улыбку, но губы не слушались и сложились в гримасу.
        - Ты же знаешь, что не стоит обращаться со мной как с инвалидом.
        У Дика еле заметно сузились зрачки.
        - Неужели? То есть если дело касается инвалида, надо вести себя с предельной осмотрительностью? И старательно избегать в разговоре тем, которые могут огорчить его?
        Хейзл аккуратно поставила чашку, опасаясь, что рука может дрогнуть и она прольет чай.
        - Не потому ли ты налетел на меня коршуном?- осторожно осведомилась она.
        Она попала в самую точку. Но в течение нескольких недель Дик постоянно ронял намеки, что дела у них идут далеко не лучшим образом,- намеки, которые Хейзл не воспринимала или предпочитала пропускать мимо ушей. Впрочем, неважно. Куда важнее то, что происходит сейчас.
        Как смягчить то потрясение, которое бедняжка испытает от неожиданности его предложения? Как объяснить Хейзл свою точку зрения, чтобы она с восторгом приняла ее, а не смотрела так, словно ей предлагают билет на Марс в один конец?
        - Моя идея - все продать и переехать. Американцы называют это «сняться с места»,- задумчиво сказал Дик.- Решительно изменить ритм жизни, чтобы улучшить ее. Чтобы не носиться все время по кругу, пытаясь ухватить себя за хвост. Неужели ты этого не понимаешь?
        Хейзл почувствовала себя так, словно ей на голову вылили ведро ледяной воды. Неужели он именно так воспринимает наше существование? Как постоянную гонку? Может, как ловушку, из которой нет выхода? И мы безостановочно крутимся как белки в колесе. А может, просто существуем рядом, каждый сам по себе, и мне, укрывшейся в своем уютном и безопасном маленьком мирке, не приходит в голову, как Дик отчаянно несчастлив?
        - Сомневаюсь, что могу представить тебя, ведущего такой образ жизни,- медленно ответила она.
        - То есть?
        - Да ты полностью поглощен стремительным темпом городской жизни. Деланием денег. Подъемом на самый верх. Ты бизнесмен с головы до пят.
        - Может, я действительно привык к этому облику,- кисло признал он,- но ситуация не может все время оставаться статичной. Я хочу проводить куда больше времени с тобой и с девочками.
        От изумления она вытаращила глаза.
        - В самом деле?
        - Да, в самом деле. Потому что, если мы не будем меняться и развиваться, значит, мы стоим на месте. Не растем.
        - Предполагаю, ты имеешь в виду свой личный рост?- выпалила Хейзл, подумав, что, наверное, им стоит заняться написанием учебника по самосовершенствованию.
        Дик грустно посмотрел на нее, и Хейзл вдруг обратила внимание, до чего он вымотан, какие тени лежат под глазами, как ввалились щеки. Ее снова захлестнула волна желания. Ей страстно захотелось отбросить со лба мужа упрямые пряди темных волос, легкими прикосновениями кончиков пальцев снять груз, что лежит на его плечах.
        - Наверное, и его тоже,- пробормотал Дик.
        - А если мы не изменимся? Что тогда?
        В молчании, которое последовало в ответ на ее настойчивые вопросы, было напряжение скрипичной струны, готовой вот-вот лопнуть.
        - Просто я знаю, что больше не хочу вести такой образ жизни,- наконец сказал Дик. - Участвовать в этих сумасшедших крысиных гонках большого города.
        - А девочки?
        - Думаю, что и они готовы к переменам. Почему бы тебе не спросить у них?
        - Что я и сделаю, Дик, не волнуйся. О, я это сделаю.
        Чтобы поговорить с детьми на эту тему, Хейзл дождалась времени вечернего купания, когда и сама успела в какой-то мере восстановить привычное спокойствие.
        Тройняшкам уже минуло по десять лет, но, когда наступало время купаться, они вели себя как пятилетние! В большей из трех ванных комнат располагалась обширная угловая ванна, и порой, как, например, сегодня вечером, Хейзл разрешала залезать в нее всей троице разом.
        - Но только не брызгаться!- предупредила она, понимая, что ее слова тут же будут забыты. Набравшись терпения, она дала девочкам вволю натешиться воплями и пусканием пузырей.- Папа говорит, что ты очень хочешь завести лошадь, Лили,- осторожно начала она, поливая водой кудряшки старшей из тройни.
        Хейзл заметила, что синеглазая, как и она сама, троица обменялась взглядами, и с беспокойством подумала, что девчонки общаются чуть ли не на телепатическом уровне.
        И действительно, будучи матерью троих детей, Хейзл не могла отделаться от однажды осенившего ее подозрения, что троица может прекрасно существовать и сама себе, в своем маленьком тесном кругу, совершенно не нуждаясь ни в ней, ни в Дике. Более того, Хейзл постоянно снедало беспокойство, что она может стать лишней, чем и объяснялась ее непреклонная решимость постоянно участвовать в жизни дочек. Дик даже пенял ей на несколько чрезмерную вовлеченность в их дела.
        - Ох, мамочка… я так люблю лошадок! Но я не просила ни тебя, ни папу покупать лошадь. Я скопила деньги и сама куплю ее!- гордо сказала Лили, выложив давно вынашиваемую идею.
        - Да, я знаю,- спокойно согласилась Хейзл. Она пустила струйку воды из резиновой игрушки в самую младшую и шаловливую из троицы - Валери, которая, захихикав, зажмурилась.
        - И мне, мама!- попросила Летти, которая обычно была самой серьезной.- И мне!
        Хейзл безжалостно стала поливать их водой, пока девчонки не взмолились о пощаде, и лишь когда они насухо вытерлись пушистыми банными полотенцами лимонного цвета, а Хейзл вымыла ванну, она сочла возможным снова вернуться к разговору о карьере дочерей.
        - И еще папа сказал мне, что вы уже сыты по горло работой на «Триумф».
        Тройняшки снова обменялись многозначительными взглядами, и Хейзл невольно подумала, что оказалась единственным членом семьи, не посвященным в тайну.
        - Я - да,- очень осторожно сказала Лили.- Мне не позволяют ездить верхом, так как это опасно!
        - И я тоже,- поддержала сестру Летти.- Потому что мне нужно время заниматься латынью.
        - Латынью?
        - Учительница считает, что меня ждет большое будущее,- важно сказала Летти, не обращая внимания на издевательские смешки сестер.
        - Ну, а ты что скажешь, Валери?- мягко спросила Хейзл.
        Валери лишь пожала плечами и простосердечно призналась:
        - А мне просто надоело мелькать в телевизоре.
        - Надоело?- недоверчиво переспросила Хейзл.
        Валери кивнула.
        - Долго приходится стоять и ждать, а потом снова и снова повторяешь одно и то же. А в школе завидуют и говорят разные гадости.
        - Понимаю,- медленно сказала Хейзл, раздумывая, сколько еще червоточин выявит сегодняшний день.- И как давно тебе надоело, Валери?
        - Не помню,- уклончиво ответила та.
        - И все же ответь,- мягко надавила Хейзл.
        - Наверное, после смерти дедушки,- прошептала девочка.
        Хейзл тут же все стало ясно.
        Отец, продав ей и Дику квартиру, перебрался в квартирку поменьше, расположенную поблизости, в доме за углом. Рождение внучек возродило его к жизни, и он снова стал тем энергичным человеком, которого Хейзл помнила с детства. Адам Маршалл отказался от дополнительных часов работы в Уайтхолле и все свободное время проводил с внучками.
        Он провел немало счастливых часов, играя с ними и смеша малышек, с гордостью и легкой печалью наблюдая, как они растут, потому что Лили разительно напоминала ему покойную жену. Позже он с нескрываемым удовольствием любовался их мордашками на рекламных плакатах и по телевизору.
        Год назад Адам Маршалл скоропостижно скончался. И скорбя вместе с девочками, Хейзл тем не менее остро осознавала, что определенный этап ее жизни подошел к концу. Интересно, чувствовал ли Дик то же самое? Не стала ли для него смерть тестя катализатором размышлений о суетности своей собственной жизни?
        - Дедушка любил смотреть, как вы выступаете,- тихо сказала Хейзл.- И очень гордился вами.
        Посерьезнев, Летти кивнула.
        - Я знаю, мама. Но он говорил, что мы должны заниматься этим, пока нам нравится.
        - А вам больше не нравится?
        - Нет!- дружно заорали тройняшки.
        Хейзл улыбнулась. Спорить с таким единодушным протестом невозможно.
        - А говорил ли папа, что он хотел бы перебраться куда-нибудь из Лондона? И жить там, где у нас будет куда больше места? Где Лили могла бы держать свою лошадь?
        У Лили побелели костяшки маленьких кулачков, прижатых к груди, а смотреть на страдальческое выражение ее овального личика было почти невыносимо.
        - А мы могли бы, мама?- с надеждой спросила она.- Правда, могли бы?
        Хейзл посмотрела на Летти и Валери.
        - И вы тоже хотели бы этого?- Она заметила, как девочки замялись в нерешительности, и, подумав, что они боятся обидеть ее, предупредила: - Только честно. Вы должны мне сказать, а то я совершенно не в курсе дела. Так вы хотите уехать из Лондона?
        - В общем-то, да, мама. Да! Конечно, хотим!
        Когда дети улеглись, Хейзл почитала им вслух. Кое-кто из школьных подружек подтрунивал над детскими привычками сестер, но троица твердо стояла на своем: мамочка читает так хорошо и с таким выражением, что герои книг словно оживают.
        Вернувшись в гостиную, Хейзл увидела, что Дик растянулся на диване и с закрытыми глазами слушает нежные аккорды музыки Шопена.
        Стоит ему не побриться, как он обретает еще более мужественный вид, с внезапным замиранием сердца подумала Хейзл. Будто рыцарь только что спрыгнул с коня, сбросил тяжелый плащ и доспехи и решил отдохнуть.
        Когда Хейзл приблизилась, Дик открыл глаза и вопросительно посмотрел на нее.
        - Все в порядке?
        Хейзл твердо решила, что будет вести себя как взрослый серьезный человек, хотя ей хотелось по-детски кататься по полу, колотить пятками по ковру и вопить что есть мочи. Она набрала в грудь воздуха и спокойно сказала:
        - Может быть, ты и прав, Дик. Я тщательно обдумала все сказанное тобой и думаю, что перемены в самом деле пойдут всем нам на пользу.
        Дик от удивления даже привстал. Он ждал возражений, слез, но уж конечно не столь быстрой капитуляции.
        - Ты действительно так считаешь?
        Хейзл из последних сил держала себя в руках. И, если сейчас Дик скажет, что она истая миссис Непредсказуемость, все ее благие намерения вести себя по-взрослому испарятся в мгновение ока.
        - А чего еще ты ждал?- язвительно поддела она мужа.- Что я гордо сложу на груди руки и наотрез откажусь следовать за тобой?
        - Кое-кто так бы и поступил,- кисло заметил он.
        Может быть, подумала Хейзл. Но, забеременев, я и без того кардинально изменила жизнь Дика. И есть ли у меня теперь право диктовать?
        - И ты, естественно, посчитал, что я отношусь к подобным особам?- испытующе спросила она.- Неужели ты в самом деле так мало знаешь меня как женщину, Дик?
        После того, как он, вежливо склонив темноволосую голову, признал справедливость упрека в свой адрес, воцарилось минутное молчание.
        - Я знал тебя еще школьницей,- сказал он ровным спокойным голосом, от которого тем не менее Хейзл охватило какое-то странное беспокойство.- А затем цветущей женщиной, которая носила наших детей.- Дик улыбнулся, но в его улыбке скользнула тень печали.- После чего ты стала матерью. Так что, может быть, ты и права. В буквальном смысле слова я не успел узнать тебя как женщину, ибо наша семья слишком быстро появилась на свет. Я не успел узнать тебя вне груза материнских обязанностей, хотя ты только что сняла школьную форму…
        - Пожалуйста, перестань говорить банальности, Дик!- взмолилась она.
        - Но это же правда, не так ли?- возразил он.- Разве нет?
        - И ты хочешь обвинить меня в том, что мы оказались в постели, да? В том, что я заставила тебя жениться на себе, хотя оба мы были слишком молоды для брака. Да?
        - Ох, Хейзл,- прошептал Дик, и было видно, насколько он душевно измотан.- Если и можно винить кого-то, то только меня. Я старше тебя, и опыта у меня куда больше. Я попал в… Черт возьми, я должен был предвидеть, чем все может закончиться, но высокомерно предпочел не обращать на это внимания. Я был слишком ослеплен…
        - Похотью?- колко подсказала она.
        Дик собирался произнести слово «любовь», но циничная реплика Хейзл убила его намерение, и слово осталось непроизнесенным. Он бросил на жену холодный взгляд и невозмутимо согласился:
        - Если ты так считаешь.
        У Хейзл тряслись руки, когда она без особой на то нужды стала старательно перевязывать бархатную ленточку, придерживающую на затылке копну светлых волос. Так или иначе, но страстей и неприятностей, свалившихся в этот день, было не избежать.
        Дик скользнул взглядом по фигуре жены. Большинство женщин успели бы и переодеться к вечеру, но на ней были те же самые старые брюки, что и днем, а на майке красовались подсохшие пятна мыльной пены. У Хейзл раскраснелись щеки, поскольку пар превращал ванную в подобие миниатюрной бани. На лице ее не было и следа косметики, так что Хейзл выглядела куда моложе своих двадцати восьми лет. Словом, в ней не было ровно ничего от той искушенной женственности коллег по работе, с которыми, используя свое положение, Дик Треверс мог бы заниматься сексом хоть каждый день, появись у него такое желание.
        Но он до сих пор до боли хотел Хейзл.
        - Почему бы тебе не присесть рядом?- мягко предложил он и, когда жаркие языки желания лизнули его тело, все обидные слова, которыми они обменялись, улетучились как дым.- И сними с себя что-нибудь… как днем.
        Но Хейзл была не в настроении снова исполнить столь несвойственную ей роль соблазнительницы. И пусть Дик смотрел на нее с нескрываемым вожделением, она терзалась неопределенностью. Неужели их внезапная ссора говорит о первых признаках разлада? Неужели сказываются десять лет с жизни с одной женщиной? Тем более с той, на которой он явно не собирался жениться…
        Она смотрела на мужа, словно в первый раз за все эти годы пытаясь объективно оценить его.
        - Не сейчас, Дик.- В голосе ее было куда больше холода, чем ей хотелось.- Не думаю, что наши разногласия можно разрешить лишь постелью, куда ты будешь тащить меня каждый раз, столкнувшись с ними. Не так ли? Или, заставляя меня испытывать оргазм, ты таким образом будешь затыкать мне рот?
        Хейзл говорила с той откровенностью, с которой Дик никогда не сталкивался и которая ему не понравилась. Он сжал губы, и рот его обрел чужие незнакомые черты. Хейзл сознательно исказила его слова, придав им тот смысл, которого не было в помине.
        - Значит, теперь ты так относишься к сексу, Хейзл?- холодно спросил он.- Как к оружию? Как к средству получить то, что тебе надо?
        - Как я получила тебя - ты на это намекаешь?
        Дик гневно стиснул кулаки. Она продолжает искажать его слова, которые в конечном счете обретают совершенно иной смысл!
        - Я не это имел в виду, и ты это знаешь!- рявкнул он.
        - Правда? Похоже, как я сейчас выяснила, я вообще знаю очень мало. И еще меньше о тебе, Дик,- добавила она ледяным тоном.- Например, я не имела представления, насколько ты несчастлив…
        - Хейзл…
        - Я не мешала тебе говорить, так что, будь любезен, дай мне закончить!- фыркнула она.- Ибо, кто знает, какие еще твои тайны порадуют меня, прежде чем мы покончим с нашими делами?
        Наступило зловещее молчание.
        Выражение глаз мужа заставило Хейзл сжаться от страха.
        - Покончим?- выразительно переспросил он.
        Хейзл имела в виду проблему с переездом, но сейчас поняла, что Дик истолковал ее слова превратно. Господи, да он решил, что она говорит о браке!
        - Дик, я вовсе не имела в виду наши отношения!
        Но Дик был полон гнева, горечи и разочарования. Он боялся, что сгоряча один из них брякнет непоправимое.
        - Давай оставим это, Хейзл,- с легкой усталостью предложил он.- Прежде, чем кто-то из нас скажет нечто, о чем искренне пожалеет.
        Он снова улегся на диван и решительно закрыл глаза.

4
        Этой ночью, впервые за все годы семейной жизни, Хейзл и Дик спали не вместе.
        Да, им доводилось проводить ночи отдельно друг от друга: когда Хейзл находилась в родильном доме или когда Дик, к счастью довольно редко, отправлялся в деловые поездки. Но никогда, будучи под одной крышей, они не спали в разных кроватях.
        Приняв душ, Хейзл отправилась в спальню, где до полуночи пролежала без сна, ожидая Дика. Решив наконец, что он, должно быть, слушая музыку, так и уснул на диване, Хейзл прокралась в гостиную, но, когда увидела, что та погружена в темноту, а на диване Дика нет, сердце ее тревожно сжалось. Куда он, черт возьми, делся?- недоумевала она.
        Это тут же выяснилось, стоило Хейзл распахнуть двери комнаты для гостей, в которой безмятежно спал Дик. И ее беспокойство тут же сменилось гневом и горечью.
        Она позволила себе присмотреться. Дик спал нагишом; сомневаться в этом не приходилось. Он никогда не мерз по ночам, даже в середине зимы, вот и сейчас укрылся лишь простыней.
        Ярость и желание бурлили у нее в крови подобно убийственному сочетанию наркотиков, и Хейзл замялась на пороге, размышляя, как поступить. Чувственность побуждала ее отбросить простыню, лечь рядом с Диком и прижаться к нему, после чего тому останется лишь застонать от наслаждения и заняться с ней любовью, что у него так восхитительно получилось сегодня днем.
        Вспоминая об их сегодняшних любовных радостях, Хейзл понимала, что они были самыми страстными за все эти годы. Не вспыхнувшая ли между нами ссора тому виной, думала она, томясь желанием и возмущенно отторгая его. Не потому ли нас охватил жар страсти, что мы перестали понимать друг друга?
        Хейзл поджала губы, вспоминая, что она себе позволила. Намеренно соблазнила Дика, не сомневаясь, что он тут же забудет о переезде и примет ее точку зрения. Что лишь доказывало, насколько она заблуждалась на его счет.
        Лечь с Диком в постель? После всего? Да лучше с коброй!
        Повернувшись на пятках, она вылетела из комнаты, и Дик с облегчением перевел дыхание, ибо все это время не спал.
        Никто из них этой ночью не сомкнул глаз.
        Завтрак оказался тяжелым испытанием. У Хейзл все валилось из рук. Она, которая обычно в мгновение ока готовила три яичницы и лихо жонглировала многочисленными пакетами с кукурузными хлопьями, никак не могла собраться с силами и приготовить завтрак, а когда в кухню вошел мрачный Дик, она окончательно упала духом.
        На нем был темный костюм, который подчеркивал тени под глазами, и Хейзл испытала легкое удовлетворение, увидев доказательства, свидетельствующие, что и муж провел ночь не лучше ее. Она ограничилась легким кивком.
        Тройняшки весело зачирикали, здороваясь с отцом.
        - Привет, папа!- до ушей улыбнулась Лили, пальцем рисуя в воздухе воображаемую лошадь.
        - Доброе утро, папа!- Летти чуть приподняла светловолосую головку, оторвавшись от книги по истории Древнего Рима, которую в данный момент увлеченно читала.
        Только Валери - эта шкодливая непредсказуемая Валери - выпалила то, что было у Хейзл на уме:
        - Папа, а почему ты ночью спал в комнате для гостей?
        Хейзл встретила взгляд Дика и едва заметно пожала плечами: дескать, сам заварил кашу, вот и выкручивайся, как знаешь.
        - Я слегка простудился,- кашлянув, объяснил Дик.- И не хотел беспокоить маму своим храпом.
        Но Летти, как ни была увлечена чтением, все же сочла невозможным пропустить мимо ушей алогичность отцовских слов.
        - Но ведь, когда папа ужасно простудился, и у него была температура, и доктора вызывали, он же все равно спал с тобой, мамочка, верно?
        Вот тут уже надо было реагировать. Хейзл не могла простить себе, что, как ни странно, начисто забыла запрет, который сама же и наложила: не втягивать детей в их с Диком размолвки. Но у них никогда и не было столь серьезных ссор.
        - Да, ты права, Летти,- ответила она на вопрос дочери.
        - Так почему же, папа?- продолжала настаивать та.
        - Да, почему, Дик?- поддержала ее Хейзл.
        Дик возмущенно посмотрел на жену, и в глазах его блеснули искры гнева. Ему не хотелось в присутствии девочек бросать в ее адрес обидные слова, и, обдумывая ответ, он отвернулся и стал наливать себе кофе. Да, что бы там ни было, а Хейзл не имеет права втягивать девочек в такие разговоры.
        Повернувшись, Дик обнаружил, что на него выжидающе смотрят четыре пары темно-синих глаз.
        - Вчера вечером мне было о чем подумать,- не кривя душой, сказал он,- и я засиделся. А поскольку понимал, что спать мне осталось недолго…- Дик подтянул к себе стул и улыбнулся дочкам,- я решил, что не стоит будить маму. А теперь отложи свою книжку, Летти, и займись завтраком.
        - Пожалуйста,- легко согласилась девочка и взялась за ложку, забыв о предмете разговора.
        Хейзл же не могла себе такого позволить. Желудок свело спазмом, и холодные влажные пальцы безотчетного страха стиснули горло.
        - Шевелитесь, девочки!- попыталась сказать она легким веселым тоном, но получилось натужно и скрипуче.- Вам еще надо собраться. Поскорее, Валери, пожалуйста, дорогая! Через пятнадцать минут выходить!
        Когда галдящая троица вылетела из кухни, наступила давящая тишина, от которой заложило уши.
        Допивая вторую чашку кофе, Дик не сводил с Хейзл глаз.
        - Какие у тебя планы на сегодня?- спокойно спросил он, намазывая тост маслом.
        Значит, он решил вести себя как ни в чем не бывало!- возмущенно подумала Хейзл. Или он не считает затронутую за завтраком тему достаточно важной для разговора, или же просто наш брак катится по наклонной плоскости? Все идет к тому, что мы будем спать врозь.
        Хейзл нашла спасение в том, что стала убирать посуду. Все лучше, чем находиться под прицелом мрачных серых глаз мужа.
        - Да как обычно,- сказала она.- Привести в порядок квартиру, сменить белье на всех кроватях.
        Хейзл сделала паузу. В последней фразе крылся завуалированный вопрос: надолго ли Дик собирается обосноваться в комнате для гостей. Дик сделал вид, что не понял, чего от него ждут, и она продолжила:
        - После занятий у девочек съемка, и мне придется подвезти их.
        - Можешь встретиться со мной за ланчем?
        Хейзл, которая складывала посуду в раковину, на мгновение замерла и переспросила, удивленно посмотрев на мужа:
        - За ланчем?
        Показалось? Или он в самом деле смутился?
        - Неужели это такое странное предложение?- мягко осведомился Дик.
        Хейзл пожала плечами.
        - В какой-то мере. Обычно ты не приглашал меня на ланч.
        Но обычно он и не спал в отдельной комнате, не так ли?- ехидно осведомился внутренний голос. И не предлагал, чтобы семья снялась с места. И не занимался с тобой любовью, которая, хотя в физическом смысле была совершенно потрясающей, все же вызвала у тебя беспокойство, ибо, даже испустив вздох удовлетворения, твой обожаемый муж продолжал оставаться злым и раздраженным.
        - Я думал, женщинам нравится получать такие предложения от мужей,- пробормотал он.
        - Ну, ты же известный знаток женщин, Дик,- съехидничала Хейзл.- Так что говори. Где? Во сколько?
        Дик подавил желание стереть с ее лица нахальное и высокомерное выражение, что, в общем-то, довольно несложно сделать. Обезоруженная, покорная, Хейзл от страсти будет задыхаться под ним; своей любовью он заставит ее забыть и обидные слова, и оскорбительные действия.
        Зазвонил телефон, и Дик схватился за телефонную трубку, как утопающий за брошенный ему спасательный круг.
        - Дик Треверс,- буркнул он, но, услышав голос на другом конце линии, разительно переменил тон.- О, привет, Люси! Нет, нет, нет… Конечно, я не опоздаю. Сейчас выезжаю.- Он помолчал, слушая абонентку.- В самом деле? Нет-нет, с ним все в порядке. Скажи ему, что мы встречаемся в одиннадцать.- Он бросил взгляд на запястье, украшенное серебристой чешуйкой дорогих часов.- Должен сказать, что вы довольно рано приходите на работу.- И, откинув голову, рассмеялся, услышав ответ. - Нет, я конечно же не жалуюсь! Спешу увидеться, но слишком рано не ждите. Я проспал, так что придется маяться в пробках.
        Положив трубку, Дик повернулся к жене, не догадываясь, что на лице его застыло настороженное выражение.
        - И что же это за Люси?- поинтересовалась Хейзл, ненавидя себя за то, что поступает, как классическая ревнивая жена-стерва.
        Он спокойно встретил ее укоризненный взгляд.
        - Люси - моя временная секретарша. Но она настолько толкова, что, надеюсь, смогу уговорить ее остаться.
        - Ну, с этим трудностей у тебя не будет! Ибо мы оба знаем: что-что, а уговаривать ты умеешь.
        На лице Дика не дрогнул ни один мускул.
        - Ты имеешь в виду секс, не так ли, Хейзл?
        Она не ответила. Не рискнула.
        - То есть ты намекаешь, что я готов затащить свою секретаршу в постель, лишь бы уговорить ее остаться?- не ослаблял он натиска.
        Хейзл продолжала молчать, не в силах выдавить ни слова.
        - Дешевое ребяческое обвинение,- неприязненно подытожил Дик.- И не только оскорбительное, но и ошибочное. Ибо именно ты вчера днем вдруг стала играть совершенно новую для тебя роль роковой женщины. На что ты, кстати, рассчитывала? Что я размякну и соглашусь на все, что угодно?- Дик неожиданно встал, и Хейзл вздрогнула от страха.- В таком случае ты серьезно ошиблась, моя дорогая. Похоже, разговор о нашем будущем давно назрел, и в ресторане можно обсудить дела ничуть не хуже, чем в другом месте. Я закажу столик на час дня. Если ты не сможешь или не захочешь прийти, дай мне знать.
        Страх уступил место гневу. Хейзл, как амулет, прижала к груди коробку с кукурузными хлопьями.
        - Почему бы тебе вместо меня не пригласить Люси?
        Дик остановился, взявшись за ручку двери, и легкая улыбка не смогла скрыть его презрения.
        - Откровенно говоря, Хейзл, я бы в самом деле предпочел спокойно перекусить со своей секретаршей!
        Он вылетел из дома, и грохот захлопнувшейся двери помешал Дику услышать звон разлетевшегося фарфора, ибо Хейзл запустила в стену одной из своих любимых чашек, чего никогда в жизни не делала.
        Отправив девочек в школу, Хейзл принялась суетиться. Она сменила белье на всех постелях и собрала для глажения такую кучу вещей, словно собиралась провести с утюгом в руках всю оставшуюся жизнь. Дважды она подходила к телефону, собираясь позвонить Дику, и дважды бросала трубку.
        Кого он, черт возьми, из себя изображает?- беспомощно возмущалась Хейзл, с силой скобля и полируя сосновый стол на кухне. Демонстрирует, что уважает секретаршу больше, чем жену! Вот пусть и ведет в ресторан свою обожаемую Люси. И пусть лезет из кожи вон, флиртуя с ней за ланчем, после чего… после чего…
        Она воочию представила себе эту картину. Как Дик потчует секретаршу с ложечки десертом, а та угощает его вином. Люси, в представлении Хейзл, обладала фигурой, которую нормальный человек определяет словом «мощи», и куриными мозгами. Все вышеперечисленное, по мнению Хейзл, позволяло Люси, отключив телефоны в офисе, занимать место на диване, чтобы заняться настоящим делом, делом, которое было, опять-таки по мнению Хейзл, ее призванием…
        Сорвав трубку, Хейзл набрала номер прямого телефона Дика. Он ответил после второго звонка.
        - …Отправьте прямиком на склад,- услышала она.- Я не собираюсь на это тратить время. Алло?
        Хейзл волновалась, как при первом свидании, когда Дик пригласил ее в кино и весь фильм они сидели, взявшись за руки, словно подростки. Но в то время она действительно была еще девочкой, так что, может быть, удивляться тут было нечему.
        - Д-дик?
        - Хейзл?
        - С кем ты разговаривал?
        Почудилось ей или он в самом деле подавил нетерпеливый вздох?
        - Конечно, с Люси. С моей секретаршей. Помнишь, я тебе рассказывал?
        - Помню.
        Хейзл безуспешно старалась угадать, сколько лет может быть Люси. Это имя как-то не соответствовало облику крепко сбитой энергичной дамы средних лет, каковой была последняя секретарша Дика. «Люси» звучало как-то томно и даже сладострастно.
        - Хейзл? Ты слушаешь?
        - Да.
        - Так ты придешь на ланч?
        - Да, если ты все еще хочешь меня видеть.
        Нет, нетерпеливый вздох ей явно не послышался.
        - Конечно, хочу. В противном случае я бы тебя не приглашал, не так ли?
        - Пожалуй,- нехотя согласилась она.
        - Хорошо. Значит, я заказываю столик у «Орсино».
        Выбору можно позавидовать, подумала Хейзл, поскольку в этом месяце «Орсино» был последним писком моды - самый популярный ресторан столицы.
        - Ты уверен, что сможешь заказать столик?
        - Да, дорогая. Жди меня там к часу. Ладно?
        - Ладно. Дик…
        - Что?
        - Не опаздывай.
        Она хотела объяснить, что превратится в комок нервов, если ей придется одной-одинешенькой сидеть в роскошном ресторане, дожидаясь его. Но тогда она опять превратилась бы в глазах Дика в капризную ревнивую стерву, в роли которой с успехом дебютировала сегодня утром.
        - Ни в коем случае, Хейзл,- устало сказал он.- Я не опоздаю.
        Едва положив трубку, она прямиком ринулась в ванную, где с рекордной быстротой приняла душ, ругая себя за то, что цепляется к Дику по пустякам, и удивляясь, чего это ради ее налаженная жизнь должна разлететься на куски. Затем Хейзл лихорадочно высушила волосы феном, сквозь зубы проклиная себя за то, что не позаботилась заняться собой пораньше.
        Так, постельное белье она могла бы поменять и завтра - никто бы не возражал. Откровенно говоря, никто бы и не заметил. Хейзл столкнулась с этим печальным фактом еще в самом начале своей семейной жизни: как бы ты ни выкладывалась в заботах по дому, никто тебе даже спасибо не скажет!
        Она надела свежее белье, но тут же стянула его, чтобы заменить другим, кружевным. Не потому, что предполагала, будто во время ланча или после него произойдет нечто из ряда вон выходящее, нет. Просто, облачившись в светло-голубое белье с надписью
«Спасем китов!» поперек ягодиц, Хейзл не чувствовала себя соблазнительной и сексуальной. А сегодня она хотела выглядеть именно сексуальной. Во всяком случае, желательно…
        Изогнувшись, она попыталась увидеть себя сзади, о чем тут же пожалела. И в дорогом белье она смахивала на кита, которого следовало срочно спасать - от ожирения! Черный кружевной поясок трусиков врезался в бедра, а эластичные застежки бюстгальтера, казалось, вот-вот испустят дух и лопнут. Хейзл понимала, что время от времени надо вставать на весы, но не решалась это сделать по той же причине, по которой страусы прячут голову в песок.
        Когда же она в последний раз толком разглядывала себя? Как ухитрилась так расплыться?
        Хейзл знала, что не стоит обманывать себя, придумывая какие-то оправдания. После рождения тройни она набрала несколько лишних фунтов и с тех пор не расставалась с ними. А с прошлого Рождества пристрастилась к блинчикам с кленовым сиропом, что тоже заметно сказалось на весе.
        Так что же, черт возьми, надеть? Она стала рыться в гардеробе с отчаянием человека, который, отстояв на морозе ночь перед январской распродажей, не может найти себе ничего подходящего. Ну, по крайней мере один наряд она обнаружила - симпатичное платьице цвета морской волны, но оно так безобразно обтягивало живот, бедра и ягодицы, что Хейзл стянула его и разочарованно швырнула на постель.
        Будь у нее хоть чуть больше времени, она могла бы съездить в магазин и купить что-нибудь новенькое… Нет, даже при наличии времени она не стала бы это делать. В конце концов Хейзл остановила выбор на короткой черной плиссированной юбке; жаль только, что она не успевает перешить пуговицы, чтобы пояс не врезался в талию. Но, по крайней мере, на виду остаются ее ноги, которые всегда были - и продолжают быть - ее гордостью. Сверху Хейзл натянула свободный, цвета лососины кашемировый свитер, который скрыл под собой последствия всех греховных гастрономических искушений.
        И не стоит скрывать, думала она, неприязненно глядя на себя в зеркало, что ты неряшливая, расплывшаяся домохозяйка средних лет. По сути дела, у тебя точно такой вид, как у секретарши, которая, работая с Диком, не представляла бы никакой угрозы твоему благополучию!

5
        На улице неустанно моросил мелкий дождь. Серый туман, насыщенный влагой, висел сырым плотным занавесом. Хейзл с трудом раскрыла зонтик, но дождь уже успел оросить ее светлые волосы россыпью капелек, и она выругалась сквозь зубы. Она распустила их, потому что такая прическа нравилась Дику, но, намокнув, волосы пойдут кудряшками и в конечном счете встанут дыбом, словно их обладательница сунула палец в розетку.
        Как всегда в непогоду, все такси были заняты, а, когда подвернулась наконец долгожданная свободная машина, дорога была так забита транспортом, что Хейзл опоздала на двадцать пять минут. Но, как выяснилось, она могла и не торопиться.
        Когда метрдотель провел ее в роскошный обеденный зал, она увидела, что Дик всецело поглощен занятием, которое не имеет ничего общего с ланчем. За соседним столиком сидела женщина, на огромные груди которой, казалось, пошли все мировые запасы парафина. Наклонившись к Дику, она оживленно болтала с ним, а тот с любезной улыбкой на лице внимательно слушал. Сидящая за тем же столиком другая женщина с густыми блестящими волосами цвета апельсинового мармелада откровенно похотливо пожирала Дика влажными карими глазами.
        Хейзл невольно расправила плечи и двинулась через переполненный зал ресторана, болезненно чувствуя, как пояс юбки врезался в талию. Увидев жену, Дик немедленно встал и встретил ее приветливой улыбкой, в которой тем не менее чувствовалось легкое раздражение.
        Пока Хейзл приближалась, Дик бесстрастно рассматривал ее. Если не считать, что после рождения детей Хейзл поправилась и расцвела, она мало изменилась за те годы, которые мы провели бок о бок, подумал Дик.
        Нежным цветом лица, белоснежной кожей и пышными распущенными волосами, падавшими на спину, она напоминала ту девочку, которую более десяти лет назад Дик встретил в модном ночном клубе.
        - Привет, радость моя.
        Улыбнувшись, он расцеловал ее в обе щеки. Женщины, обменявшись взглядами, застыли с полуоткрытыми ртами, и Хейзл ехидно подумала, что сейчас они напоминают рыб, вытащенных на берег.
        - Не представишь ли ты меня своим приятельницам, Дик?- услышала она свой резкий голос, испытав желание пнуть самое себя, когда женщины ухмыльнулись.
        Ее ханжеская фраза позволяет предполагать, что она ревнует. О Господи! К ним?! Откровенно говоря, Хейзл сейчас и в голову не пришло, что Дик собирается изменить ей. В таком случае он бы, конечно, нашел более привлекательных особ.
        Хейзл увидела свое отражение в зеркальной облицовке стен и оторопела. Почему бы Дику не увлечься даже такими кикиморами, когда его жена ныне не имеет ничего общего с устоявшимися представлениями о красоте и обаянии?
        - Итак, дорогой?- выжидающе посмотрела она на мужа.
        - О, конечно,- спохватился Дик.- Делия Парду и Мэгги Мэнсон - моя жена Хейзл Треверс.
        Хейзл не нужно было особой проницательности, чтобы заметить легкое потрясение, которое испытали собеседницы Дика. Наверное, предполагали, что мужчина столь влиятельный, богатый и сексуальный, как Дик Треверс, должен быть женат на особе, спорхнувшей с глянцевой обложки журнала мод. Но от образа красотки фотомодели Хейзл отделяли миллионы световых лет.
        - Привет, Хейзл,- сказала Делия, обладательница пышного бюста.- Приятно познакомиться.
        - Мне тоже,- поддакнула Мэгги, от которой несло табаком.
        Хейзл откашлялась и поздоровалась, тщетно стараясь придать голосу задушевную интонацию.
        - Делия и Мэгги работают в рекламной компании «Виккен»,- пояснил Дик.- Я ходил в школу вместе с их боссом Оливером Виккеном, помнишь, дорогая, прошлой осенью мы встретили его во Франции? Вот, вспомнили давние времена…
        - Не стоит намекать, что мы столь уж древние создания, Дик!- кокетливо попеняла Мэгги и, вытаскивая из дорогого портсигара очередную сигарету, с видом заговорщицы подмигнула Хейзл.- Он всегда такой?
        - Какой именно?- невозмутимо спросила Хейзл.
        - Впрочем, ничего особенного. Неважно,- торопливо бросила Мэгги и, прежде чем прикурить сигарету, иронично прищурилась, глядя на Делию.
        - Садись, дорогая,- тихо сказал Дик с улыбкой, которая, Хейзл не сомневалась, была вымученной.
        Она опустилась на стул, стараясь скрыть плохое настроение. Интересно, Дик всегда выбирает для ланча рестораны, где вокруг него так и вьются доступные женщины?
        Хейзл растерялась, поняв, как мало знает об этой стороне жизни мужа, в которой ей не было места. По крайней мере, с облегчением подумала Хейзл, эти две особы допивают свой кофе и собираются уходить. И слава Богу: их присутствие явно нежелательно, если не сказать больше!
        - Не выпить ли для начала?- спросил Дик, делая знак официанту.
        Женщина, которая с превеликим трудом подобрала в своем гардеробе соответствующую нежданно-негаданно раздавшейся фигуре одежду, благоразумно заказала бы себе содовую или диетический коктейль, но Хейзл была не в том настроении, чтобы проявлять благоразумие.
        - Белого вина, пожалуйста,- твердо сказала она.
        Вино было незамедлительно доставлено - прохладное, терпкое и благоухающее впитавшей солнце лозой. Хейзл испытала желание одним махом осушить бокал, но она никогда не искала утешения на дне бутылки и поэтому осторожно отпила небольшой глоток и выжидающе уставилась на Дика.
        - Не сделать ли нам сначала заказ?- предложил он, поймав себя на том, что чертовски не хочет начинать неприятный разговор.
        Проклятье! Если его и обеспокоила реакция Хейзл на предложение о переезде, то, как подозревал Дик, она не идет ни в какое сравнение с тем, что ему предстоит услышать сейчас, когда он взорвет свою «бомбу».
        Хейзл почувствовала, что Дик тянет время. Это ее более чем устраивало, и потому она благосклонно кивнула.
        - Почему бы и нет?
        Когда Хейзл углубилась в меню, Делия и Мэгги поднялись со своих мест, и Хейзл попрощалась с ними холодной улыбкой. Она колебалась между уткой и тунцом, как вдруг почувствовала резкую боль в нижней части живота и охнула.
        - Что с тобой?- тут же спросил Дик.
        - Просто желудочный спазм. Ничего особенного.
        - Точно? А не начало ли… э-э-э… твоих дней?
        - Я… я не уверена,- призналась Хейзл.
        В последнее время дни и месяцы летели так стремительно, что она то и дело сбивалась со счета дней менструального цикла. Дик озабоченно смотрел на нее, и Хейзл пристыженно вспомнила, как он неизменно заботился о ней, когда она мучилась болями. Дик приносил ей чай в постель, менял воду в грелке, массировал спину, пока она не начинала блаженно, как кошка, мурлыкать.
        - Я отлучусь на минутку, ладно?- шепнула Хейзл.- А ты пока закажи для меня… Ты же знаешь, что я люблю.
        - Хорошо,- кивнул Дик и проводил ее задумчивым взглядом.
        Как и следовало ожидать, залитая светом дамская комната представляла собой пиршество роскоши: в увешанной зеркалами прихожей стояли огромные вазы с душистыми цветами, на полочках в ряд выстроились флакончики с лосьонами, кремами и Бог знает с чем еще. Хейзл в такой спешке вылетела из дому, что совершенно забыла о парфюме, а Дику нравилось, когда она благоухала. Она отыскала на полочке легкие, с ароматом лимона духи и, не чинясь, брызнула ими на запястья и за ушами. Едва Хейзл открыла дверь в другое помещение, как услышала пронзительный смутно знакомый голос и остановилась.
        - Просто не могу поверить своим глазам! Ты видела, какие у нее объемы?
        Хейзл застыла как вкопанная, охваченная ужасным предчувствием того, что должно сейчас последовать.
        - Ужас! Представь только, что Дику - и надо же, именно Дику!- довелось жениться на такой туше!
        - И как только она осмеливается носить этот жуткий свитер? Будь у меня такая задница, да я бы надела что угодно, только не юбку такого покроя! Своей комплекцией она смахивает на самку гиппопотама! Кто-то должен сказать ей об этом.
        - Ничего нет удивительного, что Дик так и шарит вокруг глазами!
        Хейзл узнала голоса Делии и Мэгги и похолодела.
        - Правда?!
        - О, можешь не сомневаться! Да он мигом очутится в моей постели, если я, как встарь, заведу его!
        - Так почему бы тебе не попробовать?- недоверчиво спросила Мэгги.
        - Что? Встречаться с женатым мужиком? Ты, должно быть, шутишь! У таких романов нет будущего, милочка. Пара должна быть на грани развода, чтобы я проявила интерес!
        - Может, теперь, увидев эту бегемотиху, ты пожалеешь Дика и поступишься принципами?
        Последовал невнятный ответ, которого Хейзл не расслышала, и раздался взрыв смеха. Когда Хейзл осознала, в какое дурацкое положение попала, на лбу у нее выступили капли пота. Она отчаянно хотела в туалет, но сейчас не могла пройти в кабинку, ибо эти стервы поймут, что она слышала их разговор.
        Хейзл не волновало, что они подумают о ее манерах, ведь подслушивать неприлично. Просто она не могла оказаться с ними лицом к лицу, с ними, только что бросавшими грязные и жестокие оскорбления в ее адрес.
        Бесшумно выскользнув из дамской комнаты, она подчеркнуто шумно вернулась и стала громко и фальшиво насвистывать какой-то мотивчик. Когда она вошла туда, где уединились Делия и Мэгги, обе уставились на нее с легким смущением. У Мэгги по крайней мере хватило совести покраснеть, не без удовлетворения отметила Хейзл.
        - Еще раз здравствуйте!- с невинным видом сказала Делия.
        - О, привет!- небрежно бросила Хейзл в ответ, направляясь к кабинке, а подружки пулей вылетели из дамской комнаты.
        Прежде чем вернуться в зал, Хейзл решила немного успокоиться - и вот тут-то, разложив все по полочкам, испытала жестокое потрясение. Ее уже несколько недель беспокоило ощущение, что отношения с Диком складываются не лучшим образом, что их надо как-то менять, но сейчас она со всей неприглядностью поняла: дела обстоят куда хуже, чем она предполагала.
        В самом ли деле Дик «так и шарит вокруг глазами»? Она могла поспорить на последний пенни, что ничего подобного нет и в помине, но откуда у нее такая уверенность? Знает ли она, чем на самом деле он занимается в течение рабочего дня? И с кем? Она, которая никогда в жизни не ходила на работу, отдавая всю свою энергию воспитанию троих детей? А ведь вне семьи Дик проводит время в совершенно ином мире, в мире, о котором она, Хейзл, не имеет ни малейшего представления.
        Но в одном она не сомневалась: ей никогда не приходило в голову задумываться о тех мерзостях, на которые намекала Делия. Во всяком случае сейчас она себе этого не может позволить. Ибо, вернувшись в переполненный зал ресторана, должна предстать перед мужем отнюдь не унылой и растерянной.
        Неторопливо пробираясь к столику, Хейзл ощущала странный звон в ушах, на фоне которого глох гул ресторанного зала, и единственное, что она безошибочно отметила, было беспокойство в серых глазах Дика.
        - Слава Богу, дорогая! Ты уверена, что с тобой все в порядке? Ты сильно побледнела.
        Стоит ли рассказывать Дику, что мне довелось подслушать? Бросить ему вызов в праздном гомоне переполненного ресторана? Не обвинит ли меня Дик, что я слушаю глупые сплетни? Нет, я могу завести этот разговор попозже, когда не буду такой взвинченной и ранимой, и, наверное, мы оба от души посмеемся над моими страхами.
        - Я себя отлично чувствую,- садясь, выдавила она улыбку.- Ты сделал заказ?
        - Ммм… Салат из помидоров с авокадо и плавники ската в черном соусе. Надеюсь, ты не против?
        - Прекрасно,- вежливо пробормотала Хейзл, думая, что они ведут себя, как впервые встретившиеся чужие люди.
        Но, может быть, определенным образом так оно и есть. Им редко выпадало подобное времяпрепровождение - вместе посидеть за ланчем в модном ресторане. Обычно все время Хейзл было целиком отдано тройняшкам. Она справлялась с кучей дел, хотя порой ей не хватало суток. Она сопровождала девочек не только на съемки, но и на бесчисленные занятия хореографией, пением и актерским мастерством, куда их направлял менеджер. Так почему же этот неожиданный ланч стал не столько удовольствием, сколько проверкой ее стойкости? Дик, прищурившись, внимательно смотрел на нее.
        - Хейзл, что-то не так? Ты выглядишь очень усталой.
        - Что ж, может быть, я и в самом деле устала!- выпалила она, хотя только что дала себе обет приложить все силы, чтобы не испортить ланч неверным словом или интонацией. Хейзл сомневалась, что выдержит еще одну одинокую ночь.- Этим утром у меня образовалась куча белья для глажения, а девочки ушли из дома просто в ужасном виде…
        - Как я вчера говорил, если ты и дальше будешь все время кудахтать над ними,- сухо заметил Дик,- то, ради всех святых, как они научатся самостоятельно заботиться о себе?
        - Я не собираюсь нагружать их домашними хлопотами, когда у них и так ни минутки свободной!- с жаром возразила Хейзл, не сообразив, что тем самым лишь подливает масла огонь.- Может, ты внушишь им, что они должны найти время и сами убирать свои комнаты, когда перестанут работать на «Триумф», и вот тогда увидишь, обрадуются ли они, потеряв эту работу! И будь любезен, Дик, перестань так смотреть на меня!
        - Как - так?- тихо спросил он, и в его глазах сгустилась ночная мгла.
        - Словно ты хочешь… хочешь…
        - Что именно?
        - Затащить меня в постель,- стыдливо шепнула она.
        - Что ж, не отказался бы. Мне нравится, когда ты пытаешься злиться на меня, входишь в раж и размахиваешь руками. У тебя так соблазнительно вздымаются и подрагивают груди, что мне хочется тут же, не сходя с места, стащить с тебя свитер и дать волю рукам. Вот как сейчас.
        Хейзл вытаращила глаза от изумления и удовольствия. Встреча в туалетной комнате оказалась на время забытой, и Хейзл прижала ладони к пылающим щекам. Что в последнее время происходит с Диком?- изумилась она. Он обычно так сдержан - просто непревзойденный мастер самообладания, который обдумывает каждую мысль прежде, чем высказать ее.
        - Ну нет! Только не здесь! Мы в общественном месте, на нас все будут обращать внимание!
        Он поёрзал на стуле и смущенно посмотрел на Хейзл.
        - Ты чертовски права! Давай сменим тему.
        Она припомнила, каким нежным и страстным был вчера Дик в постели. Его нагое стройное мускулистое тело стояло у Хейзл перед глазами, и она не хотела избавляться от наваждения.
        - Не могу припомнить, с ч-чего мы начали разговор.
        - О том, как ты утром выбивалась из сил, делая работу по дому.- Он с оскорбительной небрежностью пожал плечами, о чем тут же пожалел, увидев ее лицо.
        - Твое презрение совершенно неуместно!- вспылила Хейзл.- Да, я занималась работой по дому!
        Дик положил подбородок на сплетенные кисти рук.
        - Не понимаю, почему ты не позволяешь мне нанять тебе кого-нибудь в помощь по дому,- заметил он с утомленным видом мужчины, который, снова и снова повторяя одно и то же, устал муссировать эту тему.
        И эта скука ранила Хейзл больше всех слов и поступков Дика, потому что он попал в самое ее больное место. Он намекнул на тот сложившийся образ, за который Хейзл себя ненавидела - замотанная домохозяйка, не вылезающая из дому. Но тем не менее это - увы!- соответствовало истине.
        - Ты сам знаешь почему! Потому что я не работаю.
        - При чем тут это?
        - При том, что когда я делаю всю домашнюю работу и занимаюсь девочками, то, по крайней мере, чувствую свой вклад в семейный очаг.
        - Поэтому ты не хочешь, чтобы девочки прекратили выступать?- неторопливо осведомился Дик.- Потому что их работа оправдывает твое существование?
        Хейзл подумала, что Дик достаточно тактичен в своих упреках, и признала:
        - Может быть. Хотя мне подобное объяснение и в голову не приходило.
        Откинувшись на спинку стула, Дик, прищурившись, продолжал изучать ее.
        - Да и в любом случае,- страстно продолжила Хейзл, обрадовавшись, что разговор коснулся столь близкой ей темы,- почему я должна нанимать кого-то делать то, с чем отлично и сама справляюсь? А куда прикажешь деться мне, пока кто-то будет вылизывать квартиру? Сидеть и красить ногти?
        Когда официант поставил перед ними блюдо с затейливо нарезанными ломтиками томатов и авокадо, Дик сделал глоток вина и решил не реагировать на провокационные реплики жены. Менее всего ему хотелось злить Хейзл - хватит и того, что она взовьется, узнав то, что он собирался сказать…
        - Ты могла бы заняться чем-нибудь интересным.
        - Например?
        Хейзл так ощетинилась, что Дик решил зайти с другой стороны.
        - Или вести такой образ жизни, какой ведут жены обеспеченных мужчин.
        - Что?! Стать ходячим манекеном и убивать время на ланчах, коктейлях и прочих идиотских мероприятиях? Или просиживать в благотворительных комитетах? Высунув язык бегать по магазинам?- Хейзл возмущенно замотала головой.- Разве что…- Она отложила вилку и посмотрела на мужа чистыми синими глазами.- Разве что ты предлагаешь мне заняться тем, чем в самом деле занимается богатая и пресыщенная публика.
        - Чем же именно?- Дик был заинтригован.
        - Астрологией,- торжественно выложила она и увидела, что Дик побледнел, хотя с юмором у него проблем никогда не было.- О, не беспокойся, дорогой, я пошутила. Мне ужасно не хочется тебя разочаровывать, но я не принадлежу к тому типу женщин, которые с жаром рассуждают о фазах Луны, о Меркурии в Стрельце и тому подобном.
        - К какому же типу ты принадлежишь?- насмешливо осведомился Дик, пытаясь легкомысленностью тона развеселить и отвлечь ее.
        Он хотел увидеть, как медленно и неудержимо расплывается в улыбке лицо жены, но самолюбие Хейзл было слишком глубоко уязвлено, чтобы она реагировала так, как хотелось Дику.
        - Честно говоря, я и сама не знаю,- серьезно ответила она.- Я так давно и по уши погрязла в домашних делах, что забыла, какова на самом деле настоящая Хейзл Треверс.
        - Ну, а я знаю,- пробормотал Дик.
        - В самом деле?
        - Конечно. Хейзл Треверс - мать. Лучшая мать на свете! И, конечно, совершенно изумительная жена…
        - Нет, это не я! И «конечно» тут ни при чем!- Хейзл возмущенно замотала головой, резко откинув упавшую на лицо прядь золотых волос.

«Изумительные жены» были изящными, с осиными талиями, покладистыми и чувственными в постели. Ничем подобным Хейзл похвастаться не могла. Господи, да кто же знал, что желание снять бесформенный свитер, который давно пережил свой век, будет интерпретировано Диком как попытка соблазнить его! Все остальное Дик домыслил сам.
        - С первым я еще могу согласиться, но уж конечно не со вторым!
        - Думаю, мне виднее, не так ли?- усмехнулся Дик.- И мне пришла в голову блестящая идея, какой образ жизни ты могла бы вести, когда… и если,- тут же поправился он, уловив ее настороженность,- девочки расстанутся с «Триумфом».
        - Да-а?..- невольно удивилась она.
        - Гм… Ты могла бы возлежать на кровати, облаченная лишь в шикарное белье, ожидая, что муж может вернуться с работы в любое время и одарить тебя страстной безумной любовью,- не без ехидства сказал он.
        - Как вчера?
        - О, я думаю, куда лучше, чем вчера,- со страстью пообещал Дик.- Ты не против?
        Хейзл нервно смяла лежащую на коленях салфетку, пытаясь представить, как будут выглядеть ее пышные формы, когда Дик решительно сорвет тонкое кружевное белье…
        - Кому захочется заниматься любовью с особой, которая напоминает самку гиппопотама?- спросила Хейзл с горечью.
        Дик ошеломленно уставился на нее.
        - Что?
        - То, что слышал!
        - Да, но… но ты так выражаешься, что я тебя не понимаю, Хейзл.
        - М-может быть,- дрожащим голосом сказала она,- пришло время дать тебе свободу заниматься тем, чем тебе на самом деле хочется!
        Дик смотрел на нее во все глаза, поскольку редко видел жену в таком взвинченном состоянии.
        - И чем же именно, моя дорогая?- Теперь он говорил с ней мягко и снисходительно.
        - 3-заниматься любовью с Делией как-там-ее-фамилия!
        После нескольких секунд гневного молчания Дик устремил на нее возмущенный взгляд серых глаз и не предвещающим ничего хорошего тоном уточнил:
        - Ты имеешь в виду Делию Парду?
        - Да! Да! Делию Парду! Сколько еще Делий у тебя имеется, черт побери?!
        - Думаю, тебе стоит уточнить, что ты имеешь в виду,- последовал холодный ответ,- ибо я не имею ни малейшего представления, о чем ты толкуешь.
        - Я говорю конечно же о ней. О Делии Парду! И о тебе! Ты с ней хочешь заниматься страстной безумной любовью! Я подслушала ее разговор с Мэгги! Только что! В туалете!
        - В самом деле?
        - Да!
        - И ты поверила?- ледяным голосом поинтересовался Дик.
        Нет. В этом-то и все дело. Но, может быть, потому, что не хотелось верить. Однако вселившийся в Хейзл неугомонный бесенок мешал все откровенно рассказать Дику, поскольку в данный момент она чувствовала себя толстой, неряшливой и просто не могла представить, что даже самый завалящий мужчина хочет ее, не говоря уж о таком, как Дик. Она была уязвлена до глубины души, что и заставило ее наброситься на Дика. Хейзл не поднимала головы, чтобы он не увидел слез, которые заволокли ее глаза.
        - Откуда мне знать, во что верить?- прошептала Хейзл.- Чего ради ей надо было врать, тем более она не знала, что я все слышу?
        Дик презрительно фыркнул, чем усилил давние опасения Хейзл, что между ними возникло отчуждение. И что она оказалась в пустоте.
        - Сегодня я пригласил тебя не для того, чтобы обсуждать бредовые фантазии особы, которую я практически не знаю,- отрезал Дик.
        - Да? И что же ты в таком случае хочешь обсудить со мной? Наверное, у тебя накопилось немало тем для разговора, не так ли, Дик? Например, почему прошлой ночью ты спал в отдельной комнате. Почему бы нам не поговорить об этом?
        У него заиграли желваки на скулах.
        - Мои намерения были совершенно очевидны. Мы сказали друг другу немало обидных слов, и нам было необходимо отдохнуть и расслабиться.
        - Что не помешало нам и сегодня обменяться обидными словами, так что твоя стратегия явно не сработала!
        - Да. Но игра стоила свеч.
        Дик снова наполнил ее стакан, слегка удивившись поспешности, с которой Хейзл опустошила предыдущий, но он и сам выпил больше, чем обычно позволял себе.
        Хейзл почувствовала головокружение. Все дело в вине на пустой желудок, к чему она не привыкла. Она заставила себя проглотить ломтик авокадо, после чего в упор посмотрела мужу в глаза, которые теперь казались до ужаса далекими и холодными.
        - Итак, Дик…- Она набрала в грудь воздуха.- Что у тебя в запасе? Хочешь снова поговорить о переезде? Поэтому и притащил меня сюда?
        Он покачал головой.
        - Я попросил тебя обдумать вопрос о переезде, предполагая, что как разумный человек ты это сделаешь.
        - Надеюсь, ты не разочаруешься в своих предположениях,- мрачно пробормотала она.
        - Но пригласил я тебя не поэтому,- неторопливо добавил Дик.
        - Да?- Выпрямившись, она застыла в ожидании.
        - Я должен уехать,- неожиданно сообщил он.
        - Уехать?
        В тоне Дика было что-то пугающее, и Хейзл впилась в него расширившимися глазами, синева которых потемнела, как в глубинах океана.
        - Ради всех святых, куда уехать?
        - В Италию,- поморщился он, словно превозмогая зубную боль.- Боюсь, что у Паолы неприятности.
        Хейзл знала, что ее мужу не свойственно трусливо избегать объяснений, поэтому не сомневалась: если он сказал «надо уезжать», то именно это он и собирался сделать. То есть - оставить ее. Так что, когда Дик упомянул Паолу, она испытала огромное облегчение. Которое снова сменилось беспокойством, едва до Хейзл дошли слова Дика.
        - Что ты имеешь в виду под неприятностями?
        Дику пришлось подбирать слова с осмотрительностью профессионального дипломата. Он сделал все, что было в его силах, дабы между его женой и старой приятельницей установились добрые отношения, но ни та, ни другая не воспользовались ими в той мере, как ему хотелось. Давняя дружба с Паолой носила совершенно невинный характер. Эту темноглазую девочку Дик знал еще с тех пор, когда им обоим было по тринадцать. Оба ходили в одну и ту же школу и стали хорошими друзьями, как Дик подозревал, главным образом потому, что, не в пример всем прочим, он был единственным, кто не влюбился в Паолу по уши!
        Пока Дик не стал покровителем и защитником Паолы, та была одинокой испуганной девочкой, растерянной от столкновения с чужим языком и обычаями. И более того, Дик был достаточно уверен в себе, чтобы не смущаться насмешек по поводу дружбы с девчонкой.
        Когда им минуло по семнадцать, они в порядке эксперимента попробовали поцеловаться, чем по обоюдному согласию все и закончилось, хотя в силу разных причин: Дик просто не представлял себе Паолу в роли любовницы, а Паола решительно не хотела множить собой длинный ряд поклонниц Дика, с которыми он без сожалений расставался.
        Но, поскольку их часто видели вместе и они с удовольствием проводили время в обществе друг друга, школьные друзья никогда не сомневались, что Дик и Паола в один прекрасный день станут мужем и женой: казалось, они великолепно подходят друг другу. И, надо признать, если какая-нибудь дуреха наводила на него тоску, Дик и сам начинал подумывать над таким вариантом. Пока он не встретил Хейзл и не влюбился в нее…
        - Так какого рода у нее неприятности?- кисло повторила Хейзл.- Ты хочешь сказать, что Паола забеременела?
        - Забеременела?- потрясенно повторил Дик.- Паола? Да ведь она даже не замужем!
        Забавно, подумала Хейзл, услышать эти слова от мужчины, который сам женился по принуждению! Но Дик всегда относился к своей подружке-итальянке с благоговением, на которое его жена никогда не могла рассчитывать!
        Она решила сосчитать до десяти, но добралась только до шести.
        - Как и мы не были женаты!- насмешливо напомнила Хейзл.- Но, если ты хочешь заниматься сексом, для этого не требуется брачное свидетельство, а результатом постельных утех может стать - и часто становится - беременность, что мы с тобой отлично знаем!
        Пара за соседним столиком, до которой донеслись слова Хейзл, обменялась насмешливыми взглядами, но Дик, казалось, не мог оправиться от потрясения. Без сомнения, когда он пригласил на ланч свою обычно тихую и сдержанную жену, он не ожидал такой реакции. И, если бы причина размолвки не была столь серьезной, Хейзл покатилась бы со смеху при виде выражения его лица. Дик нахмурился, и его густые темные брови сошлись на переносице.
        - Дорогая, тебе совершенно несвойственно быть такой…
        - …Грубой?- пришла она на помощь, думая, что да, не свойственно. Но какую она почувствовала раскрепощенность!- А как, по-твоему, я должна была реагировать, когда ты внезапно объявил, что уезжаешь в Италию на помощь человеку, который, как известно, все эти годы был для тебя светочем и маяком!
        - Чушь!- вспылил Дик.- В моей многолетней дружбе с Паолой не было ничего порочного, никакой двусмысленности, и ты это отлично знаешь.
        О, да - в этом Хейзл не сомневалась! Но в том-то и дело, что невинность их отношений и таила в себе самую большую опасность. Ибо как она могла надеяться выдержать сравнение с женщиной, которая оставалась чиста, как свежевыпавший снег? Нет, Хейзл ни в коем случае не могла утверждать, что не любит Паолу, испытывает к ней неприязнь и вообще настроена против нее, хотя не подлежало сомнению, что Паола в полном смысле слова была подругой Дика.
        Более того, она была крестной матерью Летти, и тройняшки просто обожали ее. Дик и Паола подходили друг другу, как бекон яичнице, и эта их совместимость заставляла Хейзл нервничать. Особенно если Дик собирается утешать Паолу, а с женой расстается не лучшим образом…
        Но не слишком ли она опережает события? Стоит ли упоминать о конкуренции, о сравнении? Первым делом она должна задать себе несколько предельно простых вопросов. Например, любит она или нет своего мужа? Да, любит. Хейзл и представить не могла, что способна полюбить кого-то другого. Но разве любовь не предполагает полного доверия? Да, предполагает.
        Она улыбнулась Дику и любезно спросила:
        - Так в чем же причина визита? И почему такая спешка?
        - Причина совершенно банальная.- Он смущенно развел руками, словно речь шла о сделанной им ошибке.- Деньги. Или, точнее, их отсутствие. И ее банк начал терять терпение.
        - Вот как? А я всегда считала, что семья Паолы благоденствует. Разве они не имеют какое-то отдаленное отношение к королевской династии… Или что-то в этом роде?
        - Ммм… В общем-то, так и есть. Но титул не гарантирует богатства. Они всегда вели сравнительно скромный образ жизни.- Дик испытывал огромное облегчение оттого, что Хейзл, кажется, утихомирилась.- То немногое, что у них оставалось, им пришлось потратить, и теперь они ищут возможность обеспечить себе хоть какой-то доход.
        - Но работу искать они не собираются?
        У Дика блеснули глаза.
        - Неблагородно, Хейзл. Последние пять лет Паола ухаживает за матерью, ты же знаешь, что та тяжело больна. Так что она не сидела сложа руки.
        - Кажется, припоминаю,- неохотно согласилась Хейзл, думая, что в глазах Дика Паола вообще никогда не совершала ошибок.
        - У них есть прекрасный виноградник с большими потенциальными возможностями, но надо правильно наладить работу на нем…
        - И, как я полагаю, это можешь сделать только ты?- Голос ее сочился сарказмом, но Хейзл была бессильна перебороть себя.
        - Я посоветовал им проконсультироваться у опытного агронома,- сообщил Дик.
        - Похоже, ты давно интересуешься проблемами Паолы,- ядовито заметила Хейзл.
        Он слегка смутился.
        - Дорогая, но ты же знаешь, что время от времени мы беседуем по телефону.
        Только не из дома, мрачно подумала Хейзл. Дик отнюдь не заблуждался, принимая ее молчание за признак интереса, но испытывал настоятельную потребность заполнить паузу.
        - Кроме того, в их районе не делают подходящих бутылок. Во всяком случае, приемлемых, а у меня на примете есть прекрасное предприятие, которое могло бы снабжать их…
        - О, избавь меня от подробностей! Если мне потребуется пройти краткий курс виноделия, я загляну в библиотеку!- фыркнула Хейзл. Она заметила, что Дику неприятна ее резкость, но сейчас ее это не заботило.
        - Ты возражаешь против моей поездки, уж в этом-то я не сомневаюсь,- бросил он.
        - Нет, Дик!- Хейзл было собралась сделать очередной глоток вина, но вместо этого решительно поставила бокал на стол, ибо у нее тряслись руки.- Хотя, должна признаться, не собираюсь прыгать от радости, что ты внезапно засобирался в Италию. Я возражаю против того, что все это обрушилось на меня как гром с ясного неба…
        - Хейзл…
        - Пожалуйста, не прерывай меня!- гаркнула она и не без удовольствия отметила, что Дик удивленно закрыл рот.
        Конечно, он не привык к такому резкому отпору со стороны жены, потому что обычно они находили общий язык. Так было до вчерашнего дня. Хейзл возобновила нападение. Ее синие глаза метали молнии.
        - Взгляни на ситуацию с моей точки зрения,- потребовала она.- В течение всего двух дней ты сначала сообщил, что намереваешься полностью менять наш образ жизни, а потом, как ни в чем не бывало, оповестил, что собираешься к своей непорочной Паоле!
        - Хейзл, это неблагородно…
        - А может, мне не хочется быть благородной!
        - Паола разозлилась бы, услышав, что ты называешь ее непорочной,- пробормотал он, и Хейзл развеселилась, поняв, что нащупала уязвимое место мужа.
        - Сколько времени ты собираешься пробыть в Италии?- холодно осведомилась она.
        - Около месяца.
        Дик посмотрел на нее в упор. Противостоять такому взгляду Хейзл была не в состоянии, и, что хуже всего, Дик это отлично знал! Стоит ему захотеть, и он вертит ею, как куклой. Особенно когда уламывает ее принять то, с чем она принципиально не согласна.
        - Самое большее - пять недель.
        Пять недель! Но Хейзл заставила себя сдержаться и сверх того, что она себе уже позволила, не реагировать. Она не может забывать о гордости. Чего ради показывать Дику, как она его безумно ревнует при мысли, что все это время он проведет с Паолой? А ведь не исключено, что вся эта история не закончится ничем хорошим. Мало того что между ними возникли отчужденность и недоверие, так Дик намерен уехать - что в любом случае и сделает.
        - Хотелось бы надеяться, что не дольше,- вздохнула она, отодвигая тарелку.
        Сделав глоток вина, Хейзл чуть не поперхнулась, увидев свое отражение в зеркале над головой Дика. Раскрасневшиеся от алкоголя и тепла обеденного зала щеки абсолютно не гармонировали со свитером. Она напоминала самой себе захмелевшую канарейку, что уж говорить об окружающих!
        - В чем дело, Хейзл?- пробормотал Дик.
        - Т-те женщины были правы,- простонала она.
        - Какие женщины?
        - Делия и Мэгги. Они были правы. Я в самом деле выгляжу отвратительно!
        Дик незамедлительно принял решение, как успокоить жену. Он посмотрел на салат, к которому она почти не притронулась, и на жалкие остатки вина в бутылке. Если они и дальше будут продолжать в том же темпе, выпивая во время ланча по бутылке, к чему никто из них не привык, да еще и на пустой желудок, то кончится это весьма печально!
        - Ты хочешь есть?- проворчал он.
        Она замотала головой.
        - Нет.
        - Хорошо.- Встав, он решительно взял Хейзл за руку.- Идем.
        - Куда?
        - Увидишь,- ответил он и, поддерживая жену под руку, повел через переполненный зал.
        Они оказались на улице, где висела все та же унылая морось. Остановив такси, Дик затолкал Хейзл в салон и велел водителю:
        - В Сохо, будьте любезны.
        В Сохо?
        - Дик, куда ты собрался?
        - Помолчи,- проворчал он и впился в ее губы страстным поцелуем.
        Так он не целовал меня уже много лет, изумленно подумала Хейзл. Даже вчера.
        И дело не в той спешке, с которой Дик отчаянно рвался к ней. Казалось, он не может ею насытиться. А тот факт, что они расположились на заднем сиденье такси и водитель, наверное, поглядывал на них в зеркало заднего вида, лишь добавлял острой пикантности той ситуации, в которой оказалась Хейзл.
        - Дик!- задохнулась она и почувствовала головокружение, когда груди, отозвавшись на ласку Дика, чувственно напряглись под тонким свитером.- Нас могут увидеть!
        - Нет, не могут,- доверительно шепнул он ей на ухо.- Я прикрываю тебя, дорогая, хотя не полностью. Я хотел бы стянуть с тебя трусики, раздвинуть бедра и…
        - Дик!
        Кровь оглушающе пульсировала в висках Хейзл. Она почти не слышала Дика.
        - Потому что я никогда раньше не занимался с вами любовью в такси, не так ли, миссис Треверс?
        - Н-нет,- пролепетала она.- Н-но у нас н-никогда не было такой возможности.
        - Ты тоже меня хочешь?- сдавленно пробормотал Дик и нежно поцеловал ее в шею.
        Хейзл казалось, что она вот-вот воспарит… Она откинула голову, легонько застонав. Боже милостивый, подумал Дик, и глаза его потемнели от прилива безудержной страсти. Да похоже, она сейчас испытает оргазм… Уже! Он нехотя отодвинулся, и Хейзл издала протестующий звук.
        - Приди в себя, дорогая,- посоветовал Дик.- Открой глаза. Мы почти приехали.
        Хейзл смутно осознала, что они подъехали к его офису в Сохо и что Дик чуть ли не на руках извлекает ее из машины. Свежий воздух и дождь привели ее в чувство.
        - Можешь ли ты продержаться хоть минуту?- поинтересовался он.- Пока я доведу тебя до своего кабинета?
        Хейзл кивнула. Не было необходимости спрашивать, какова цель этого визита, потому что она прочитала ответ в глазах Дика. Он хотел ее. И она хотела его не меньше.
        Каким-то чудом Хейзл удалось без приключений миновать секретаршу Люси, в самом деле довольно милую особу, и помощников Дика, не вызвав у служащих чрезмерного удивления и вскинутых бровей.
        - Меня ни с кем не соединять!- бросил Дик, вталкивая Хейзл в кабинет и запирая за собой дверь.
        На мгновение они встретились взглядами: Хейзл была полна удивленного ожидания, а глаза Дика, потемневшие от предвкушения наслаждения, мерцали, как тлеющие угли.
        - Иди ко мне,- прохрипел он и, к несказанному облегчению Хейзл, притянул ее к себе, осыпая лицо и губы страстными нежными поцелуями.
        Дик оторвался лишь на мгновение, чтобы стянуть с нее свитер и небрежно бросить его к ногам. И вот он снова склонился к Хейзл, скользя языком вдоль ложбинки меж грудей, которые соблазнительно выпирали из бюстгальтера. Хейзл переполняло блаженство.
        - Ммм…- простонал Дик, укладывая Хейзл на огромный письменный стол. Продолжая языком ласкать сосок, который вызывающе распирал тонкую ткань бюстгальтера, он нетерпеливо задрал юбку Хейзл.
        - Думаю, что ждать больше не стоит. А ты?
        Ждать! Да она умрет, если будет и дальше томиться ожиданием! Хейзл всегда полностью устраивала сексуальная сторона ее супружества, но сейчас она чувствовала сильнейшее возбуждение, ибо Дик никогда раньше так не обращался с ней. Как будто она была девицей, которую он подцепил в баре, а не матерью его детей.
        - О, Дик!- восторженно выдохнула она, чувствуя себя буквально на седьмом небе.- Сделай это еще раз!
        - Вот так?
        - Да! Да! Вот так! Пожалуйста, еще раз!- страстно молила она, обеими руками вцепившись в край столешницы. Хейзл услышала скрежет, когда Дик рывком расстегнул молнию брюк, и тут только до нее дошло, чем же на самом деле он собирается с ней заняться. В кабинете! На столе! От изумления глаза у Хейзл стали совершенно круглыми, и Дик, поймав ее взгляд, кивнул.
        - Да,- прошептал он,- я знаю, чего ты хочешь, Хейзл. Ты хочешь, чтобы я взял тебя тут же и немедленно, не так ли, дорогая? Ты хочешь, чтобы я овладел тобою на столе, ведь так?
        - Д-да…- Хейзл испуганно ойкнула, когда Дик сорвал с нее трусики и нетерпеливо отшвырнул их.
        Он никогда еще не испытывал такого мощного прилива страсти и с такой силой ворвался в глубину ее жаждущей плоти, что услышал, как Хейзл изумленно и недоверчиво вскрикнула. Дик на мгновение прикрыл глаза, колеблясь между восторгом и отчаянием, которое захлестывало его с головой, ибо впервые в жизни почувствовал, что больше не в силах сдерживаться… Хейзл же хотелось продлить эти мгновения, насладиться их сладкой порочностью: она была в восторге, что в середине дня муж занимается с ней любовью - и где?- в офисе!
        Но ничто не длится вечно, и Хейзл почувствовала себя едва ли не обманутой, когда всем телом стала конвульсивно содрогаться под Диком. И в долю секунды, перед тем как сумасшедшее наслаждение поглотило ее, Хейзл увидела, как Дик закрыл глаза и потрясенно задохнулся, сотрясаемый приступами блаженства, после чего обессиленно замер, положив голову ей на грудь.
        - Почему ты это сделал?- спросила Хейзл, с трудом придя в себя.
        - Разве тебе не понравилось?- невнятно пробурчал он, целуя ее грудь.
        - Т-ты же знаешь, что понравилось,- с трудом перевела дыхание Хейзл и легонько дернула Дика за волосы.
        Он с неохотой оторвался от ее соблазнительной груди и встал.
        - Я хотел бы весь день заниматься этим,- вздохнул он, нагибаясь за трусиками Хейзл. Прежде чем вернуть их, Дик нежно поцеловал жену в губы.
        - Так почему, Дик?- снова спросила Хейзл, пытаясь понять, что за зрелище представляет собой, когда, полуголая, нагнулась за валяющимся на полу скомканным свитером.
        Дик с улыбкой наблюдал за ней.
        - Как и всегда - ради удовольствия,- пробормотал он, но Хейзл отрицательно замотала головой.
        - Не пытайся увиливать! Я вовсе не это имела в виду, и тебе это прекрасно известно.
        Внезапно он посерьезнел.
        - Ты хочешь знать, чего ради, чтобы заняться любовью, я притащил тебя в свой кабинет?- тихо спросил он.
        - Да.
        Хейзл проглотила комок в горле. У нее зачастило сердце, когда перед глазами всплыли картины недавней ошеломительной, страстной и нежной близости. Она через голову натянула свитер и, чтобы привести волосы в порядок, встряхнулась, как попавшая под дождь собака.
        - А ты бы предпочла, чтобы я снял номер в гостинице? Ты это хочешь сказать? Что ж, меня это тоже устраивает, радость моя!
        - Прошу тебя, не уходи от темы,- взмолилась Хейзл.- Мне в самом деле интересно.
        - Как и мне. И довольно давно.- Он задумался, и наступила длинная пауза.- Очень интересно.
        Хейзл выжидающе уставилась на мужа. В тоне его таился какой-то странный подтекст, и у нее дрогнул голос:
        - Что именно интересно?
        Глаза Дика подернулись дымкой.
        - Я все думал, каково было бы заниматься с тобой любовью и здесь, и в гостиничном номере, и… Или уехать с тобой на затерянную лесную поляну, где ты будешь полностью принадлежать мне, или взять тебя на заднем сиденье такси…
        - Дик!- У Хейзл даже закружилась голова.- Что это с тобой вдруг случилось?
        - Вдруг со мной ничего не случается,- улыбнулся он довольно мрачно.- Эти мысли давно меня посещают.
        - Ты говоришь, как мужчина, изголодавшийся по сексу…
        - Нет, нет, нет!- решительно возразил он.- Чего это тебе взбрело в голову, Хейзл?
        - А что еще мне могло прийти в голову, когда выяснилось, что ты лелеешь этакие эротические фривольности на мой счет? И я не сомневаюсь, в чем дело! Ты хочешь сказать, что наша сексуальная жизнь не доставляет тебе удовольствия?
        Дик вздохнул.
        - Ты отлично знаешь, что доставляет. Дорогая, почему бы тебе не подойти и не присесть рядом со мной?
        Но, обуреваемая страхом потерять Дика, Хейзл продолжала упрямо стоять на месте.
        - Если тебе все равно, я бы не хотела садиться! Я хочу понять причину столь резких перемен в твоем характере.
        Дик примостился на краю стола, и Хейзл, как грозовым облаком, охватило мрачное предчувствие.
        - Хейзл, дорогая,- мягко сказал он.- Ты потрясающая любовница.
        - То же самое я могу сказать о тебе, как о любовнике,- вернула она комплимент.- Правда, не в пример тебе, я не обладаю опытом, чтобы сравнивать.
        - В сравнениях есть что-то гнусное,- пожал плечами Дик.- Но вряд ли ты можешь осуждать меня за то, что до встречи с тобой у меня были другие женщины. Или возьмешься?
        Да, он прав. Осуждать его Хейзл не могла. Как не могла и отделаться от ревности ко всем своим тем предшественницам.
        - Просто дело в том, что я так и не успел по-настоящему поухаживать за тобой,- мягко заметил он.- Вспомни, дорогая.
        Она погрузилась в молчание, обдумывая его слова.
        Когда они впервые встретились, она столь безудержно влюбилась в Дика, а он в нее, что моральные препоны, должна ли она ложиться с ним в постель, даже не возникали. Это случилось само собой, в один прекрасный февральский день, вскоре после встречи в ночном клубе, и близость была столь же необходимой и неизбежной, как ежеутренний восход солнца.
        Способствовал и тот факт, что возможность очутиться в постели была преподнесена им едва ли не на блюдечке. Мистер Маршалл редко бывал дома, похоронив себя под грудой рабочих обязанностей. Порой Хейзл задумывалась, приходит ли отцу в голову, что его маленькой девочке придется без помощи и присмотра выйти во взрослый мир. Или, может быть, он всего лишь пожмет плечами и примирится с неизбежностью.
        Молодые люди наконец набрались смелости и предстали перед Адамом Маршаллом, дабы сообщить о беременности Хейзл. Дик, крепко держа Хейзл за руку, убеждал, что, какова бы ни была реакция отца, он никогда ее не бросит. Но реакция пожилого джентльмена оказалась неожиданной.
        Если Дик предполагал, что на него обрушится возмущение потрясенного родителя, то его опасения не оправдались. Отец Хейзл был широко образованным, начитанным интеллектуалом, и мало что в мире могло удивить его. Он задумчиво кивнул и сообщил, что в некоторых странах девочки выходят замуж уже в двенадцать лет. Затем он по очереди опросил их, начав с Хейзл, любят ли молодые люди друг друга, и, получив утвердительные ответы, проинформировал, что даже в расцвете лет женщине не просто родить. А семнадцать лет никак нельзя признать лучшим возрастом для родов. Кроме того, он настоятельно рекомендует, чтобы они оформили свои отношения, заключив брак, поскольку это обеспечит детям защиту закона.
        - Конечно, только в том случае, если вы хотите пожениться,- быстро добавил мистер Маршалл, опасаясь обвинений, что брак его единственной дочери свершился по принуждению.
        - Еще как хотим,- заверил Дик, ни на секунду не усомнившись в правильности своих действий. Он был полон решимости жениться на Хейзл.- Ведь мы этого хотим, не так ли, дорогая?
        - О, да!- задохнулась от счастья Хейзл, не сомневаясь, что готова заполучить этого обаятельного мужчину на любых его условиях.
        Как молоды они были!
        - В таком случае все куда проще,- своим вежливым, хорошо поставленным голосом добавил отец Хейзл.- С чисто юридической точки зрения.
        Как ни странно, Дик и Хейзл испытали легкое разочарование, когда, выложив новость, столкнулись с подчеркнуто сдержанной реакцией будущего деда! Мать Дика восприняла известие достаточно хладнокровно, тем более что жила в Америке и нянчить внуков не собиралась.
        В какой-то мере Хейзл и Дика все это устраивало: легкое сопротивление со стороны родителей лишь подогревало их юношеский азарт. И, хотя Хейзл искренне радовалась, что выходит замуж за Дика и носит его ребенка, она отчетливо слышала громкий стук захлопнувшейся двери, за которой осталась ее беззаботная юность.
        Свадьба свелась к скромной, даже несколько поспешной церемонии регистрации в Челси в присутствии отца Хейзл. По этому случаю прилетели даже мать Дика и его сестра Элис. Ах, да, была и Паола, мрачно припомнила Хейзл, Паола тоже присутствовала - вся в черном, словно молодая вдова, и Хейзл четко, словно это было вчера, помнила выражение разочарования, которое застыло в больших карих глазах итальянки.
        На невесте было белое шелковое платье, столь скромное, что казалось едва ли не монашеским. Распущенные волосы светлыми прядями падали на плечи, и их единственным украшением служил цветок душистой камелии.
        - Ты похожа на гаитянку!- шепнул Дик, когда, надев на палец Хейзл тонкое золотое кольцо, наклонился поцеловать ее.
        - Но свою травяную юбочку я оставила дома!- хихикнула она и, встречая его поцелуй, закрыла глаза - в какой-то мере и для того, чтобы не видеть побледневшего и огорченного лица Паолы.

«Прием», если его можно было так назвать, состоялся в ресторанчике в Найтсбридже, недалеко от их квартиры, покупку которой как раз тогда оформлял Дик. Обед прошел тихо и спокойно, разве что его несколько омрачало недавнее открытие, что Хейзл ждет не одного ребенка, и даже не двух, а трех…
        Обеспокоившись, что Дик не спускает с нее проницательного взгляда, Хейзл вернулась к действительности.
        - Ты согласна, что наши отношения начались не совсем обычным образом?
        - Ты намекаешь, что нас не представляли друг другу в теннисном клубе? И ты, храня мою невинность, не ухаживал за мной два года, после чего мы имели моральное право объявить о помолвке?
        Содрогнувшись, он замахал руками.
        - Боже сохрани! Более худшего варианта и представить себе не могу.
        - Тогда что же? Что ты хочешь мне сказать?
        Хейзл казалось, что она интуитивно догадывается, о чем думает ее муж. В первые годы они были так близки, что даже мысли были общими. Почему они теперь отдалились друг от друга? Почему разговаривают, словно на разных языках?
        Дик вздохнул. Ему предстояло тщательно подбирать слова. Он понимал: для того, чтобы супружеские отношения сохранились и расцвели, надо найти с Хейзл общий язык. Он совершенно не собирался обижать ее.
        - Я хочу сказать, дорогая, что до встречи со мной ты была девушкой. Откровенно говоря, единственной девушкой, с которой я занимался любовью. И, поскольку ты оказала мне такую честь, я всегда помнил, что несу за тебя ответственность.
        - Не надо делать из меня беспомощного ребенка!- возмущенно вспылила она.- Я не сиротка, которую ты подобрал на улице!
        Дик не отреагировал на ее вспышку и терпеливо объяснил:
        - Я не это имел в виду. Я должен был взять на себя ответственность не только потому, что лишил тебя невинности. Ты забеременела из-за моей неосторожности!
        Эту чушь Хейзл не хотела больше слышать!
        - Прошу прощения, может, у тебя вылетело из головы, но ведь и мне довелось принять в этом немалое участие! Вспомнил? И как женщина…
        - Хейзл, это нечестно!
        - …и как женщина,- невозмутимо продолжила она,- пусть я моложе тебя и была не так опытна, но тем не менее вполне могла сама принимать решения. И я была очень благодарна тебе! Мне хотелось затащить тебя в постель не меньше, чем того же хотелось тебе!
        Дик предпринял последнюю попытку убедить ее. В свое время он не сомневался в своей физической притягательности, чем в полной мере и воспользовался, имея дело с Хейзл, пусть даже внутренний голос и предупреждал его, что она еще девочка. Он догадывался, что Хейзл солгала про свой возраст, но и на это Дик не обратил внимания: он с такой силой хотел ее, что совершенно не думал о последствиях.
        - Что ж, тебе повезло.
        Хейзл смешалась. Наконец до нее дошел смысл его слов, и она в упор посмотрела на Дика.
        - Повезло, что именно ты лишил меня девственности? Это ты хочешь сказать? И кроме того оказался классным любовником? Ну, из всех нахальных заявлений, что мне доводилось слышать, твое явно тянет на первое место!
        - Повезло, что полюбила меня!- возмущенно рявкнул Дик.- И что я тебя тоже! А если бы я был обыкновенным бабником, который своего не упустит? Что тогда?
        - Тогда я бы в тебя не влюбилась, вот что,- вежливо объяснила Хейзл.- Не лишай меня права на самостоятельный выбор!
        Дик несколько успокоился, и жесткая линия его рта смягчилась.
        - Я и не лишаю.
        - Что-то непохоже.
        - Нет, в самом деле. Просто до твоей беременности у нас не было времени как следует узнать друг друга. И к тому же как она протекала!
        Хейзл кивнула, вспомнив ту одержимость, с которой медики занимались ею. Появление тройни вообще довольно редкая вещь, по словам гинеколога Хейзл, одна на шесть тысяч четыреста родов. Но факт, что роженица сама была почти ребенком, сделал ее подлинной знаменитостью. Студенты-медики толпились в палате, словно ожидая второго пришествия, и Хейзл чувствовала себя очень важной персоной!
        - Да уж,- помедлив, согласилась она.- В больнице меня знала каждая собака! Помнишь? И каждый гинеколог Соединенного Королевства мечтал потрогать мое пузо!
        - А помнишь, когда девочки наконец появились на свет?
        Голос Дика смягчился от нахлынувших чувств. Но даже всепоглощающее чувство гордости, когда Хейзл благополучно разрешилась от родов, не спасло от огромной усталости, не покидавшей их, особенно Хейзл, в течение первого года жизни малышек.
        - Ах ты помнишь?- вкрадчиво осведомилась Хейзл.- Помнишь, как я, пошатываясь от усталости, ходила с красными от недосыпа глазами? И как у девчонок болели животики? А когда резались зубки? У меня катастрофически не хватало времени заняться своей фигурой, что могли себе позволить другие обеспеченные мамочки.
        - Потому что ты решительно отказывалась от няни,- мягко напомнил Дик.
        Отказывалась. Потому что девочки были ее детьми, ее и Дика, и Хейзл не представляла, что кто-то посторонний может их любить так, как родители. И пусть даже, пока Дик работал, Хейзл тащила на себе весь этот груз - что с того? Как она могла доверить эти драгоценные живые комочки какой-то няне? У своих подружек Хейзл наблюдала этих нянь - молодых девчонок, которых неустанная забота о детях волновала куда меньше, чем возможность потаскаться по магазинам, волоча за собой сопливого младенца. Неужели кто-то мог бы позаботиться о тройне лучше, чем мать?
        - Ох, Дик,- вздохнула она.- Ну и начало было у нашего брака!
        Размышления о своем теперешнем облике заставляли Хейзл вздрагивать, тем более при взгляде на фотографии десятилетней давности. Но Дика все так же неослабно тянуло к ней, пусть даже им приходилось урывать минуты интимной близости. Теперь она понимала, что большинство молодых пар, как правило, ведут совершенно иной образ жизни. А не угнетала ли втайне Дика необходимость умерять свои сексуальные аппетиты, потому что они постоянно находились в обществе детей? Она подумала о своих трех девочках, о том, какими они стали самостоятельными… Грусть о невозвратном смешивалась с радостью от успехов дочерей, и Хейзл почувствовала, что глаза затуманились влагой.
        - Как все изменилось,- прошептала она.
        Дик внезапно поднялся и взял ее за руки.
        - Но в этом нет ничего плохого, дорогая,- прошептал он, лаская ее ладони подушечками больших пальцев.- Перемены неизбежны, это часть жизни. Подумай, какие безбрежные возможности открываются перед нами в будущем.
        - Но ведь твое ближайшее будущее связано с Паолой, не так ли?- кисло напомнила Хейзл.
        Она снова приперла его к стене, и Дик нахмурился.
        - Я попытаюсь прилетать на уик-энды,- пообещал он, но голос его был сух и отрывист.
        - Можешь не утруждаться,- буркнула Хейзл, которой внезапно все осточертело.

6
        - Дик так сказал?
        Хейзл едва не подавилась одним из тех блинчиков, что подавали в богатом доме Саскии Тэпхаус в Челси, и рубиновая капля джема упала на тарелку. Она бросила взгляд на подругу, которая вальяжно возлежала на диване с пурпурной обивкой в другом конце комнаты. Муж Саскии Расселл, театральный агент, первым обратил внимание на потенциальные возможности тройняшек и способствовал их карьере в
«Триумфе». Хейзл познакомилась с Саскией и Расселлом на каком-то празднике в школе: их сын Чарли учился в одном классе с ее девочками. С тех пор две пары поддерживали дружеские отношения, порой вместе посещая премьеры, выставки и концерты, на которые сверхпробивной Расселл всегда мог достать билеты.
        - Да. Именно это он и сказал,- подтвердила Хейзл.- Что мы движемся по накатанной колее!
        Саския облизала губы. Почти шести футов роста, с непослушными прядями волос цвета спелого баклажана, она сохранила фигуру манекенщицы, которой в свое время и была. Однако после рождения Чарли Саския открыла в себе талант фотографа и быстро обрела завидную репутацию одной из самых своеобразных фотожурналисток. Работы Саскии публиковали самые престижные столичные издания.
        - Но прав ли Дик?- осторожно спросила Саския.- Хейзл, ты тоже так считаешь?
        Хейзл непрестанно размышляла над этим вопросом. Особенно после того, как в воскресенье вечером Дик улетел к Паоле, а она всю ночь проплакала, уткнувшись в подушку.
        - Нет!- тут же возразила она, но под скептическим взглядом подруги неохотно признала: - Ну, может, в какой-то мере он и прав. Если говорить в буквальном смысле слова, то да, мы в самом деле ведем устоявшийся образ жизни. Живем на том же месте, дети ходят в одну и ту же школу, распорядок дня неизменен…
        - Но ведь такова жизнь!- драматически воскликнула Саския.- Так у всех! Это называется упорядоченностью! Что Дик предлагает взамен?
        - Покинуть город ради сельской идиллии.
        Хейзл потянулась было к очередному блинчику, но тут же бросила вилку, словно обжегшись. Как она может позволить себе печеное тесто с джемом, когда и так юбка на талии не сходится? Или хочет стать посмешищем не только для ядовитых языков Делии и Мэгги, но и для всех знакомых?
        - И бродить по колено в грязи,- мрачно добавила Хейзл.
        - У него явно кризис среднего возраста!- объявила Саския, опуская на пол изящные ступни в зеленых сандалиях и наливая себе и подруге кофе.
        - Именно это я ему и сказала!- еще больше помрачнев, сообщила Хейзл.
        - И что он ответил?
        - Что для кризиса среднего возраста он еще слишком молод.
        - Да, ему действительно всего тридцать три,- задумчиво отметила Саския.- Так что, полагаю, он прав. Кстати, и Расселлу было тридцать три, когда я его встретила. Очень опасный возраст для мужчины,- загадочно добавила она, не уточняя, что кроется за многозначительным замечанием.
        - Гм… Пожалуй. Беда в том, что девочки на его стороне.
        Хейзл сделала глоток кофе, подумав, что ни в коем случае не стоит упоминать, насколько ее дочери не горят желанием возобновить контракт с «Триумфом». Саскии об этом знать не обязательно. Во всяком случае, пока.
        - Лили мечтает обзавестись своей лошадью. И в квартире тесновато - не буду отрицать. Не в смысле места,- уточнила она, увидев удивленный взгляд подруги,- просто нам не хватает комнат. Я предложила обзавестись большей по площади квартирой, но, боюсь, Дик просто устал от Лондона.- Хейзл предостерегающе посмотрела на собравшуюся что-то сказать Саскию.- Если ты собираешься завести старую песню, что, мол, человек, который устал от Лондона, вообще устал от жизни, то не утруждайся! Я как-то процитировала это выражение, а Дик пожал плечами и с надменным видом, который он себе иногда позволяет, сказал, что выход, предлагаемый доктором Джонсоном, не нуждается в длинных речах!
        Саския подавила улыбку. Как и все, кто знал Дика Треверса, она обожала его!
        - И где же сейчас наш великий человек?
        - В Италии. Взмахнул волшебной палочкой и помчался помогать обожаемой Паоле, которая хочет стать магнатом от виноделия!
        Саския вытаращила глаза.
        - И ты, конечно, ревнуешь к Паоле?
        - Чего ради я буду ревновать, если мой муж проведет месяц в компании черноглазой красавицы незаурядных умственных способностей, которая считает его самой выдающейся личностью из всех, кто когда-либо ходил по земле?
        - Но между Диком и Паолой никогда ничего не было? Честно?
        - Нет, не было,- подтвердила Хейзл, подумав, что совсем недавно ей пришлось иметь дело с новым Диком, который заявил, что хочет перемен в жизни и вдоволь высококачественного секса,- кто с уверенностью скажет, что ему надо сейчас?
        - Так как ты с ним обошлась?- спросила Саския, запуская пальцы с длиннющими ногтями в короткие взлохмаченные волосы.
        - О, между нами установилось полное дружелюбие,- медленно ответила Хейзл.
        Дружелюбие. До чего ужасное слово! Звучит, словно название нового общественного движения. Но всей правды Саскии она не сказала. Ибо на деле перед отъездом Дика отношения между ними были далеко не радужными, хотя Хейзл очень на это рассчитывала.
        После нескольких дней напряженного затишья, в последний вечер перед отлетом в Италию, Дик потянулся к ней тем ленивым манящим движением, от которого у Хейзл начинало гулко колотиться сердце. Прижавшись темноволосой головой к плечу Хейзл и лаская ее тело, Дик хрипло шепнул:
        - Ты же знаешь, что да!- выдохнула она.
        Да, она страстно хотела его и то же время едва ли не презирала себя за слабость, о которой он прекрасно знал,- и Хейзл оставалось только удивляться, почему она всегда становилась податливой как воск в руках Дика. Но стоило ему только приникнуть к ней поцелуем, от которого у нее пошла кругом голова, как в дверях возникла одна из тройняшек, покрытая зеленоватой бледностью, и они отпрянули друг от друга, как воры, застигнутые на месте преступления.
        Жалуясь, что плохо себя чувствует, Летти залезла к родителям в постель, и ее тут же вырвало на пододеяльник. Пока Дик относил девочку в гостиную, Хейзл тут же сменила постельное белье, а когда вышла из спальни, то увидела, что эта парочка, бледная от усталости и переживаний, уснула на диване.
        У нее не было ни сил, ни желания будить их, так что Хейзл накрыла их пледом и оставила в покое, после чего сама залезла в постель, где и провела остаток ночи, уныло глядя в потолок. Ничего себе романтическое расставанье!
        За завтраком Дик пожал плечами и невнятно пробормотал: «Прошу прощения!» - на что Хейзл смогла выдавить лишь слабую улыбку. Она понимала, что за ужасное стечение обстоятельств никто не может нести ответственности, и уж конечно, не Дик. Но, учитывая, что эта ночь венчала собой нелегкую неделю, Хейзл чувствовала себя обманутой и недовольной при мысли, что ее муж отправляется утешать Паолу, оставляя дома Монблан нерешенных проблем.
        - Я пообещала ему, что подумаю о переезде,- неохотно призналась Хейзл.- Пока он в Италии.
        Саския вскинула брови.
        - И чем еще ты собираешься заняться, ожидая мужа?
        Встав, Хейзл подошла к окну, за которым пышно цвели вишневые деревья, ветки которых были окутаны белоснежным облаком лепестков. Повернувшись, она неожиданно увидела свое отражение в огромном зеркале над камином и вздрогнула. Этим утром Хейзл натянула просторную джинсовую рубашку такого же синего цвета, как и ее глаза. Она как нельзя лучше подходила к белым холщовым брюкам, но вдруг Хейзл осознала, что привычка носить удобные, но лишенные какой бы то ни было индивидуальности вещи чревата потерей самоуважения. Господи, ей всего двадцать восемь, а она одевается черт знает во что! Она еще достаточно молода и может позволить себе наряды в соответствии с последним криком моды!
        - Сяду на диету!- объявила она и, поскольку Саския не стала возражать, тут же поняла, что подруга не знала, как потактичнее посоветовать это.- И обрежу волосы! - решительно добавила Хейзл.- Я уж и забыла, сколько лет ношу одну и ту же прическу!
        - А Дик согласен?
        - Я не собираюсь получать от мужа письменное разрешение каждый раз, когда мне приспичит что-то изменить в своей жизни!- с достоинством возразила Хейзл.
        Не может быть одних правил бытия для Дика и других для нее - ведь он собрался к Паоле, даже не осведомившись, не имеет ли жена что-нибудь против!
        - Именно Дик заставил меня посмотреть на себя другими глазами и задуматься, какой рутинный образ жизни я веду,- продолжила Хейзл.- Так что вряд ли он будет сетовать, если я решу как-то измениться. Строго говоря, я собираюсь кардинально изменить имидж!
        - Значит, решилась?- Саския с присущим ей изяществом легко спорхнула с дивана и внимательно осмотрела Хейзл с головы до ног.- Трико у тебя есть?
        - Трико? Думаю, есть. Где-то валяется,- уточнила Хейзл, вспомнив ту краткую вспышку энтузиазма, с которым взялась приводить себя в порядок вскоре после рождения тройни, однако, не в силах справиться с усталостью, столь же быстро бросила.- Но я вполне могу себе позволить купить и другое. А в чем дело?
        Саския улыбнулась.
        - Ты не против, если, пока суть да дело, я сделаю несколько твоих снимков?
        Хейзл подозрительно прищурилась.
        - Моих? Чего ради? Для рекламного плаката «До и после похудания»?
        - Для фотолетописи твоих достижений. Кто знает? Может, нами удастся…
        - Что именно?
        - Не опережай события, Хейзл,- мягко улыбнулась Саския.- Просто приходи завтра ко мне в студию, переоденешься в трико, и я отщелкаю несколько кадров. У меня есть одна идея, которая может сработать, но, позволь, я сначала обговорю ее с Расселлом.
        - Хорошо.
        Хейзл пожала плечами, думая, что, явившись домой, первым делом выкинет из холодильника все запасы шоколадного мороженого. Но тут же представила реакцию тройняшек, когда те вернутся из школы. Увы, с сожалением признала она, просто избавиться от искушения - это не выход, особенно если учесть, что искушения подстерегают на каждом шагу! Нет, если она в самом деле хочет сбросить вес, то придется следовать продуманной диете, сочетая ее с регулярными физическими упражнениями и постоянной тренировкой силы воли.
        Валери смешно вытаращила глазенки.
        - Мама, почему ты ничего не ешь?
        Хейзл пожала плечами.
        - Я ем, дорогая. И ем достаточно, ты же видишь, что на тарелке ничего не осталось!
        Летти состроила гримасу.
        - Одна морковка.
        - Которая и вам очень полезна,- улыбнулась Хейзл.
        - И еще петрушка!- пискнула Лили, которая только что закончила украшать обложку школьного учебника переводными картинками с изображениями лошадей.
        - Петрушка хорошо усваивается и способствует пищеварению,- терпеливо объяснила Хейзл.
        - А мне больше нравится шоколадное печенье!- встрепенулась Валери.
        - Честно говоря, дорогая, мне тоже,- с улыбкой призналась Хейзл.- Но поскольку я бегаю куда меньше вас, они во мне не успевают сгореть!
        - Сгореть?- насторожилась Валери и тут же стала принюхиваться.
        Хейзл рассмеялась.
        - Речь идет о калориях, которые снабжают организм энергией. Полагаю, скоро вам в школе об этом расскажут.
        - Дождаться не могу!- скорчила рожицу Валери.- Откуда ты знаешь об этом… Наверное, в спортзале рассказали?
        - Так и есть,- кивнула Хейзл, которой пришлось вступить в клуб, чтобы под руководством опытных тренеров быстрее добиться желаемого результата.- Там проводятся занятия для тех, кто хочет похудеть и привести фигуру в порядок, вот я этим и занимаюсь.
        Летти оторвалась от книжки и с интересом посмотрела на мать.
        - А папа знает, что ты туда ходишь?
        Хейзл покачала головой.
        - Нет. И прошу вас ему не рассказывать! Пусть это будет сюрпризом.
        - А когда папа вернется?
        Легче спросить, чем ответить. Хейзл решительно сделала глоток черного кофе, пытаясь, как учила Саския, насладиться его горечью, в то время как хотелось немедленно вбухать в чашку изрядное количество сливок и сахара.
        - Точно не знаю. Папа надеется, что ему удастся вырываться на уик-энды…
        - Только надеется?- разочарованно всхлипнула Лили.
        - В общем-то, да,- кивнула Хейзл, обнимая старшую из своих дочерей и успокаивая ее.
        Из всех трех девочек Лили больше всех характером напоминала Дика и, когда отца не было дома, отчаянно скучала по нему. Как и Хейзл. Она попыталась представить, скучает ли по ней Дик…
        - Паола и ее семья оказались в очень трудном положении и им не хватает денег.
        - Тогда почему бы папе просто не дать им денег? Тогда ему не пришлось бы уезжать, правда, мама? Ведь у него много-много денег?
        - Дело не в этом,- серьезно ответила Хейзл.- Когда накопилось много проблем, в них надо толком разобраться. Если кто-то нуждается в средствах, ты не можешь просто дать ему денег. Это означает лишь устранение симптомов, а не искоренение проблемы.- По дому разнесся громкий пронзительный звонок, и у Хейзл радостно ёкнуло сердце.- Телефон! Быстрее! Это может быть папа!- добавила она, слушая восторженные вопли девчонок, устремившихся к ближайшему аппарату.- И не забудьте: мои посещения спортзала остаются в тайне!
        Валери остановилась и, неторопливо повернувшись, укоризненно посмотрела на мать. Самая юная и проказливая из троицы, она в то же время была самой рассудительной.
        - Но папа не любит тайн.
        - Ну, пусть они будут сюрпризом,- махнула рукой Хейзл.- Вот папа удивится, когда, приехав домой, увидит, что я выгляжу не как рисовый пудинг, а как…
        - Как кто?- с невинным видом спросила Валери.
        Хейзл пожала плечами. Она и сама толком не понимала, на кого ей хочется походить, доподлинно знала лишь, на кого не хочет. На бегемотиху!
        Пока девочки болтали с отцом, она украдкой бросила на себя взгляд в зеркало. Удалось ли ей всего лишь за неделю добиться изменений? Живот явно подтянулся, в этом можно не сомневаться, хотя Хейзл не знала, что было тому причиной: то ли специальное упражнение для брюшного пресса, которое она упорно делала каждый день по пятьдесят раз; то ли вареная рыба и сырые овощи, которыми она теперь питалась.
        И лишь полностью отказавшись от сладкого, Хейзл поняла, как часто прибегала к его помощи, чтобы одним махом пополнить запасы глюкозы. Но, конечно, никакой питательной ценностью ни мороженое, ни печенье не обладали, что доходчиво объяснил Хейзл личный тренер. И ничего нет удивительного, что она теперь почти все время чувствовала усталость. Тем не менее, она с восторгом предвкушала, как Дик обрадуется новому облику своей жены.
        Хейзл намеревалась постричься коротко, чтобы окончательно придать себе тот вид, о котором мечтала, но Саския убедила ее не торопиться, точнее, убедил Расселл.
        Расселл Тэпхаус был типичнейшим театральным агентом: подвижный, обаятельный, в джинсовой куртке, с волосами до плеч и фигурой, которая была образцом совершенства. Прищурив по-детски голубые глаза, он смерил Хейзл с головы до пят долгим оценивающим взглядом, который, исходи он от кого угодно, а не от мужа лучшей подруги, Хейзл сочла бы оскорбительным.
        - Прежде чем менять прическу, давай-ка обождем, пока твоя физиономия потеряет детскую припухлость,- совершенно серьезно сказал он.
        - Мамочка!- заорала Летти, и Хейзл с виноватым видом оторвалась от зеркала.
        - Папа хочет поговорить с тобой!
        - Иду!
        Подождав, пока все трое вволю поболтают с отцом, она выставила их, испытывая легкое беспокойство. Хейзл надеялась, что Дик будет звонить каждый вечер, но он позвонил лишь по прибытии на ферму и сейчас, неделю спустя, объяснив это повреждением линии связи.
        Очень убедительно, кисло подумала Хейзл, но прикусила язык и промолчала, ибо совершенно не хотела выступать в роли ревнивой мегеры. Хейзл старательно пыталась не думать, как Дик проводит время в обществе Паолы - столь ошеломляюще красивой женщины, что и все окружающие, и сама Хейзл не переставали удивляться, почему же они таки не поженились. Но Хейзл никогда не заостряла внимание на этом вопросе, ибо причина лежала на поверхности…
        - Дик?
        - Привет, дорогая,- услышала она родной низкий голос.- Как поживаешь?
        До чего удивительно вежливы люди, разделенные тысячами миль, подумала Хейзл. И, поскольку ты не надеешься изложить за несколько минут общения все подробности каждодневной жизни, отделываешься неопределенными репликами: «У меня все прекрасно, дорогой. Как ты?». Почему бы ей не перестать сдерживаться и не сказать Дику, что она любит его и скучает? Не потому ли, что ждет от него такого же признания?
        - Ммм… все прекрасно, куда лучше, чем я предполагал! Мне удалось найти поставщика отличных и дешевых бутылок и заключить с ним многообещающий контракт. Я планирую завтра вылететь туда, чтобы на месте изучить возможности его предприятия!
        Вот это Хейзл ожидала услышать меньше всего. Дик был в таком возбуждении, которого за ним не наблюдалось уже много лет. Но сейчас он был занят коренным преобразованием жизни Паолы, за что та, без сомнения, лишь смотрела на него влажными глазами газели, полными несказанной благодарности. И какой мужчина не был бы польщен возможностью сыграть столь значимую роль в жизни такой красавицы, как Паола?
        - Восхитительно,- без выражения обронила Хейзл.
        Возникла пауза, и на линии что-то затрещало.
        - Ну, я бы не сказал, что все восхитительно, моя дорогая. Сумма контракта сравнительно невелика, а предприятие находится в самом центре промышленного района Германии, который обычно не привлекает туристов.
        - Ах вот как.
        Почему у меня язык словно прилип к нёбу? Почему я не могу произнести те единственные слова, которые стоит сказать? Потому ли, что не хочу утомлять Дика рассказом о несомненных школьных успехах девочек или сообщением, что последние съемки пришлось отменить из-за плохой погоды? Не из-за неприятия ли Диком карьеры девочек и желания как можно скорее покончить с нею у меня не поворачивается язык? Или просто потому, что я чувствую невыносимую тоску?
        Снова раздался громкий треск.
        - Ты еще слушаешь, Хейзл?
        - Да. Да. Я слушаю.
        - Ты бы не хотела отправиться со мной в Германию?- неожиданно спросил Дик.- Я тебя встречу в аэропорту и дальше полетим вместе.
        Не чувствуй она себя покинутой, Хейзл справилась бы с раздражением и не сказала бы слов, которых потом простить себе не могла.
        - Ну, это вряд ли можно считать приятным приглашением, Дик. То ты рисуешь самые мрачные картины твоей поездки в Германию, то предлагаешь присоединиться к тебе. Великолепно! И куда, интересно, мне на это время девать детей?
        У Дика голос стал таким же раздраженным.
        - Сомневаюсь, что это такая уж неразрешимая проблема. Ты можешь с кем-то договориться, чтобы за девочками присмотрели. Раньше таких проблем, помнится, не возникало. В крайнем случае можешь взять их с собой…
        - Что?..
        - Ох, давай оставим этот разговор, Хейзл,- устало сказал он.- Забудь! То было всего лишь предложение. Я подумал, что тебя обрадует возможность сменить обстановку. Вот и все.
        На другом конце линии раздался чей-то приглушенный голос и столь же неразборчивый ответ Дика. Когда он снова вернулся к телефонному разговору, то чувствовалось, что Дик несколько смущен, и у Хейзл заколотилось сердце.
        - Послушай, дорогая, пора прощаться… меня зовут к ужину.
        - Как я догадываюсь, готовила его Паола?
        - Паола выхаживает больную мать,- холодно ответил он.- Я позвоню тебе через пару дней, может, тогда настроение у тебя будет несколько получше.
        - Не утруждайся!- фыркнула Хейзл и с силой швырнула трубку, с досадой осознав, что никогда раньше себе этого не позволяла, во всяком случае, за все время знакомства с Диком.
        И пока она помогала девочкам делать домашние уроки и укладывала их спать, Хейзл не могла отделаться от тяжести на сердце. При всем старании не могла отделаться от образа Паолы, которой Дик сейчас изливает душу, жалуясь на непонятное поведение жены. И еще хуже были предположения, каким способом Паола может утешить Дика…

7
        Следующие три недели Хейзл провела в непрестанных мучительных раздумьях. С одной стороны, хорошо, что она могла заниматься собой, заполняя внезапно свалившееся на нее свободное время. Ибо в отсутствие Дика в жизни ее образовалась огромная пустота. Но, с другой стороны, ее существование вдруг потеряло смысл. Не только потому, что в доме не было человека, которому надо готовить ужин, но и потому, что не раздавался звук поворачиваемого в замочной скважине ключа - звук, от которого Хейзл неизменно застывала на месте, полная радости и ожидания той минуты, когда увидит обаятельное, родное лицо мужа. И так длилось все эти годы…
        Телевизионные передачи, которые обычно интересовали ее просто потому, что после просмотра их можно было обсудить с Диком, теперь казались настолько скучными, что и смотреть невозможно. Даже книги, чтение которых она все время откладывала из-за недостатка времени, перестали манить к себе. Она пыталась сесть за чтение, но буквы плясали перед глазами, непонятные, как иероглифы, лишенные всякого смысла. И увлек ли ее сюжет, если она могла думать только о том, как ей не хватает мужа?
        Да, Дику и раньше приходилось уезжать в деловые поездки, но никогда они не длились так долго. И никогда не имели отношения к другой женщине, с горечью напомнила себе Хейзл. И плюс к этому мы еще ухитрились поругаться по телефону.
        На другой же вечер Хейзл позвонила, чтобы извиниться, и Дик заверил, что все забыто, но весь их остальной разговор носил подчеркнуто сдержанный характер. Не будь при ней девочек, за которыми нужен глаз да глаз, она бы не знала, чем заняться. И Хейзл не могла не задумываться, как сложится жизнь, когда девочки, подрастая, будут становиться все самостоятельнее и неизбежно отдалятся и от нее, и от Дика. И кем же она тогда станет? Одной из тех особ, которых, как Хейзл подозревала, Дик презирал не меньше, чем она сама? Всего лишь пресыщенной женой очень богатого человека? Ни в коем случае!
        Но в конце концов страхи, таившиеся где-то в подсознании, заставили Хейзл взяться за изменение того отрезка бытия, в котором она была столь несчастлива. Она с удовольствием приняла идею Саскии запечатлеть на фотопленке ее успешную работу над собой.
        - Хейзл, я думаю, в самом деле может получиться книга,- как-то сказала Саския, заскочив к Хейзл в середине дня и увидев, что подруга с фанатизмом качает пресс, лежа на ковре в гостиной.- Точнее, Расселл в этом просто убежден!
        От напряжения лицо Хейзл покраснело и покрылось испариной. Закончив упражнение, она со сдавленным стоном распростерлась на ковре.
        - Книга? Что ты имеешь в виду?
        - Вот.- Саския разложила перед собой пачку глянцевых черно-белых снимков.- Смотри.
        Взглянув, Хейзл чуть не потеряла сознание от ужаса, когда перед ней предстало выразительное изображение обтянутой трико огромной задницы в складках и целлюлитных ямочках, напоминающее гигантскую карту Луны.
        - О, Господи,- потрясенно простонала Хейзл.- До чего ж огромная!
        - Что именно?
        - Да моя задница, черт возьми!
        - И не такая уж огромная,- возразила Саския.- Просто чуть круглее, чем нормальная.
        - Ах, не утешай меня, я же вижу!
        - В прессе постоянно появляются снимки невероятно тощих красоток, фигуры которых выдают за идеал женственности. Достичь его большинство нормальных женщин не в состоянии, так что не переживай!
        - Уничтожь их, Саския, ради Бога,- простонала Хейзл.- Порви, прошу тебя!
        - А вот Расселл говорит, что снимки просто потрясающие!- вступилась Саския за свою работу.
        - В таком случае наши с Расселлом мнения не совпадают,- уныло ответила Хейзл.- Хотя я допускаю, что потрясающее зрелище может быть и ужасным. Так что он довольно точен в своем определении, хотя и не прав!
        Собрав снимки, Саския аккуратно сложила их в конверт, после чего последовала за Хейзл на кухню, где снова стала профессионально придирчиво рассматривать подругу, пока та наливала в два стакана минеральную воду, один из которых протянула Саскии.
        - Угощайся,- с саркастической усмешкой пробормотала Хейзл.
        - Благодарю.- Сделав глоток, Саския отставила стакан.- А если серьезно, Хейзл,- сказала она, помахивая конвертом с видом человека, готового к решительному сражению,- я не могу отделаться от мысли, что этот набор снимков весьма многообещающ!
        - В каком смысле? Чтобы людям при взгляде на них становилось плохо?
        - Не стоит так себя настраивать!
        - Я тебя умоляю! Будь у тебя такая задница, ты бы еще не так себя настраивала!
        Саския пожала плечами.
        - Должна признать, что на первых снимках твоя попка в самом деле несколько великовата…
        - Не уступает по ширине гиппопотамьей - это ты хочешь сказать?- мрачно перебила Хейзл.- А не «несколько великовата»!
        - Ну, а теперь взгляни вот на это!- Саския вытащила еще одну пачку снимков из конверта, который продолжала держать в руках.- Смотри! Видишь, чего ты добилась всего за три недели!
        Хейзл буквально потеряла дар речи, присмотревшись к фотографиям, которые протягивала ей Саския. Она отнюдь не ожидала увидеть себя в образе некоей топ-модели. Этого и быть не могло, ибо Хейзл не была ни высока, ни длиннонога; не обладала и броской внешностью. Но не оставалось никаких сомнений, что за три недели ее облик претерпел удивительную метаморфозу. Это было самым точным определением!
        Сочетание физических упражнений, диеты и плавания в бассейне устранило жировые отложения на талии, а поскольку она накачала пресс, живот стал более плоским, то казалось, что груди увеличились.
        - Понимаешь, что я имею в виду?
        - Я в самом деле стала лучше выглядеть,- признала Хейзл, пристально разглядывая фотографии и не веря своим глазам.
        - Смотришься просто потрясающе!- улыбнулась Саския.- Расселл буквально неистовствовал, а его завести нелегко! Итак, относительно книги…
        Но Хейзл отрицательно покачала головой.
        - Дорогая, давай хоть на минуту вернемся к реальности. Несколько снимков, на которых я действительно теряю сходство с бегемотом,- это ведь еще не книга. Не так ли?
        - А вот Расселл считает, что она получится… учти, он ведь занимается этими делами. Согласись, Хейзл, ты - женщина удивительных достоинств…
        - Достоинствами обладают мои девчонки,- спокойно поправила ее Хейзл.- А не я. Это они - «Дети «Триумфа»».
        - Но мы продадим тебя как их мать! Как «Женщину «Триумфа»»! Которая столкнулась с теми же проблемами, что и тысячи других женщин, и одержала триумфальную победу! В твоем лице, дорогая, женщины смогут увидеть себя. Ты симпатичная, не обладаешь сногсшибательной красотой, которая может только отпугнуть…
        Сомнительный комплимент, но Хейзл невольно заинтересовалась и попросила:
        - Продолжай, пожалуйста.
        - Женщины сыты по горло моделями, с которыми у них нет ничего общего!- вдохновенно вещала Саския.- Тощие, как бобовый стебель, нимфетки, которых так и хочется накормить досыта, или миниатюрные актрисульки, которые решили подзаработать, демонстрируя тряпочки «от кутюр». В то время как ты, женщина с тремя детьми…
        - …Которые, не забывай, одновременно появились на свет!- заразившись энтузиазмом подруги, подхватила Хейзл.
        - Вот именно! И уж если ты смогла подтянуть живот и сделать его плоским как гладильная доска, то и другие женщины, глядя на тебя, воодушевятся!
        - Но ведь придется еще убеждать «Триумф», не так ли?- задумчиво нахмурилась Хейзл, признавая, что идея начала ей нравиться.
        - Расселл уже разговаривал с ними.
        - Уже?
        - Уже. Идея жутко понравилась. Они просто вцепились в нее. Особенно если мы придумаем несколько рецептов на основе их продукции и выдадим их!
        - Рецептов?- пролепетала Хейзл.- Каких рецептов?
        - Дурочка! Тех, над которыми ты вечно колдуешь. Я знаю, ты сейчас сидишь на сырых овощах, чтобы сбросить вес, но ты конечно же не будешь отрицать, что великолепно готовишь? Как насчет креветок со спаржей? Потрясающее блюдо, и к тому же низкокалорийное, что вполне тебя устраивает. Не так ли?
        - Н-ну, в общем-то, да,- мучаясь сомнениями, ответила Хейзл.- Наверное, так и есть. А если подать его с салатом или с отварными овощами, а не с рисом, то калорий будет еще меньше.
        - Блистательно! Есть у тебя еще что-нибудь похожее?
        Хейзл пожала плечами.
        - Разве что приготовленное на пару куриное филе с соусом из шпината…
        - Великолепно!- Саския выразительно, как актриса миманса, закатила глаза.- Расселл сходит с ума от шпината!
        Хейзл меньше всего интересовали кулинарные пристрастия Расселла, но она вежливо промолчала.
        - И еще салат из ананасов с…
        - Садись и записывай!- велела Саския и подняла стакан с минеральной водой, словно собираясь произнести тост.- Я чувствую, что нас ждет победа!
        В тот же вечер раздался звонок от Дика, и Хейзл кинулась к телефону, снедаемая нетерпением услышать голос мужа, но, главное, она хотела выяснить, когда Дик вернется домой. Однако его скорбный тон заставил Хейзл умолкнуть на полуслове.
        - Хейзл…
        Когда он произнес ее имя таким до ужаса серьезным тоном, у нее ёкнуло и оборвалось сердце и с головой накрыла волна страха, лишая сил.
        - Что случилось?- встревожилась Хейзл.
        - Мать Паолы ночью скончалась.
        К своему непреходящему стыду, Хейзл испытала огромное облегчение, что Дик не бросает ее ради другой женщины - это была первая мысль, которая пришла ей в голову. Она тут же сурово осудила себя, вспомнив невыносимую боль, которую доставила ей кончина родителей.
        - Ох, Дик, мне так жаль. Бедная Паола. Как она?
        - С ней все в порядке,- медленно ответил он.- Ее мать была очень пожилой женщиной, которая болела с незапамятных времен. Но хотя Паола была готова к такому исходу, понимала его неизбежность, которая всем принесет облегчение… все же это была ее мать и, что бы ни было, это ужасная потеря. Да ты и сама это знаешь, моя дорогая.
        Хейзл слышала, что голос Дика полон сочувствия и сострадания и к ней, и к Паоле, но пусть даже Хейзл восхищалась способностью мужа к переживаниям, она с особой остротой ощутила свою беззащитность. Стоило ей подумать, что именно так Дик и должен говорить, коль скоро он собрался бросить семью, как у нее перехватило дыхание.
        - Ты пока остаешься там?- осмелилась спросить Хейзл.
        - В общем-то… да. Во всяком случае, еще побуду после похорон. Они состоятся на следующей неделе. Но только если ты не против.
        Что она могла ответить? Дик отсутствовал уже почти четыре недели, куда больше, чем ее устраивало, тем более что между ними осталось столько нерешенных вопросов. Отчаянно захотелось плакать, но нет, этого нельзя делать.
        Дик конечно же вернется, когда сочтет нужным. К ней и детям, а не к Паоле. Но эгоистические рассуждения испарились, стоило Хейзл подумать о Паоле, о тех жертвах, которые она приносила матери, и об образовавшейся теперь в ее жизни огромной зияющей пустоте. Голос Хейзл обрел мягкие сочувственные нотки, и она прошептала:
        - Конечно, Дик. Оставайся, сколько нужно.
        - Особо задерживаться я вроде не должен, поездка в Германию оказалась успешной, а погода явно обещает такой урожай, которого тут не видывали много лет. Строго говоря, если все пойдет по плану, то в течение нескольких лет виноградник будет приносить приличный доход - впервые за всю свою историю.
        - Ясно.
        Дик был настолько увлечен и возделыванием виноградника Паолы, и разрешением проблем самой Паолы, что Хейзл пришлось напомнить себе: иным ее муж и быть не может. Все успехи Дика зижделись исключительно на его настойчивости и преданности делу. Когда он брался за что-нибудь, то работал с полной отдачей, на двести процентов, что и было причиной пересудов завистников. Хейзл заставила себя выказать энтузиазм.
        - Так это же просто чудесно!- радостно воскликнула она.- И когда Паола справится с горем и успокоится, думаю, она придет к тому же выводу.
        - Она справится,- охотно согласился Дик.- Справится. А как у тебя дела, дорогая? - спохватившись, добавил он.- Чем ты занималась все это время?
        Вспомнив слова Валери, что папа не любит тайн, Хейзл открыла было рот, чтобы поведать Дику о своих успехах и замыслах, но передумала. Она сказала себе, что еще придет время громогласно объявить, сколько фунтов потеряла и как заставила себя наслаждаться нагрузками, или рассказать об уверенности Расселла, что он сможет сделать ее историю основой яркой книги. Тем более что с ее стороны было бы крайне бестактно сообщать столь радостные известия, ведь Дик находится в доме, погруженном в скорбь и печаль. Кроме того, разве ей не хочется преподнести мужу сюрприз? изумить его?
        В течение многих лет Хейзл не уделяла своей внешности много внимания, разве что старалась прилично выглядеть, но встреча в ресторане нанесла огромный урон ее уверенности в себе. Грубые замечания Делии и Мэгги заставили ее посмотреть на себя другими глазами. Совершенно обыкновенная женщина, которой выпала удача выйти замуж за необыкновенного мужчину. Из чего проистекает начало конца. Это всем известно.
        Хейзл постоянно встречала газетные статьи о мужьях, которых переставали устраивать жены, и они меняли их на более молодых и привлекательных особ. И хотя Хейзл ни на мгновение не посмела усомниться в крепости моральных устоев Дика, которые не позволят ему опуститься до подобного, тем не менее она должна сделать все, что в ее силах, дабы избавить мужа от любых искушений!
        Покидая Лондон, он попрощался с пухлой, неряшливо одетой женой. Так пусть вернется к подтянутой и привлекательной женщине, которая может - пока только теоретически! - стать автором прибыльного бестселлера о диетической кухне! Почему бы не помечтать?
        - Я?- Хейзл сделала вид, что растерялась, и бросила на себя победный взгляд в зеркало, что висело в холле.- Ну, ты же знаешь меня, Дик. Ничем особенным я не занималась.

8
        Такси, скрипнув тормозами, остановилось перед особняком, и Дик, вынув из бумажника три хрустящие купюры, протянул их водителю, который весело подмигнул ему.
        - Вот это да! Очень любезно с вашей стороны, сэр!
        - Спасибо, что доставили меня,- сдержанно улыбнулся Дик, подавив инстинктивное желание добавить, как радуется возвращению. Судя по той скорости, на которой таксист гнал по пути из Хитроу, ему явно не давали покоя лавры чемпионов ралли.
        Дик захлопнул за собой дверцу, оказавшись в сумерках раннего вечера. Они сгущались на удивление быстро, и Дик с наслаждением вдохнул весенний воздух. Он скучал по Англии куда больше, чем предполагал, и еще сильнее - по жене и детям. Он заметил обилие нарциссов, золотистые головки которых танцевали в подоконных ящиках и вдоль дорожки, и поднял голову посмотреть на окна своей квартиры, которые Хейзл неизменно украшала радугой весенних цветов. Заметив, что в этом году нет ни одного цветка, Дик удивленно вытаращил глаза. Ни нарциссов, ни тюльпанов, ни даже гиацинтов, по поводу которых Дик часто шутил, что Хейзл подбирает их под цвет своих глаз. Ни одного!
        Как странно, подумал он, отпирая тяжелую парадную дверь. Забыв о лифте, Дик, перескакивая через две ступеньки, взбежал по лестнице, таща пузатую сумку и чемодан с такой легкостью, словно те пустые, хотя были под завязку набиты подарками для Хейзл и девочек. Оказавшись перед дверями квартиры, он собрался постучать, но передумал. Он хотел преподнести сюрприз и дочкам, и жене.
        Посмотрев на часы, Дик попытался угадать, чем они сейчас занимаются. Семь часов вечера. Он с пронзительной ясностью вспомнил своих близких, еще раз подумав, как ему их не хватало. Сейчас девчонки, скорее всего, сидят за домашними заданиями, а Хейзл, как обычно, помогает им; четыре светловолосые головки склонились над математикой, которая всем Треверсам - кроме Летти и Дика - давалась нелегко.
        Или же, может быть, заканчивают ужинать, дружно болтая за столом, усыпанным цукатами и крошками. Хейзл, наверное, приготовила одну из своих изумительных запеканок… Дик сглотнул слюну. Хорошо бы. И хотя, пока он был в отъезде, кормили его очень вкусно, со стряпней Хейзл ничто не может сравниться.
        Дик тихонько прикрыл за собой дверь и бесшумно поставил на ковер сумку и чемодан, после чего удивленно вскинул брови. Вместо привычной детской болтовни, смеха и чириканья до него из коридора, что вел в гостиную, донеслись тяжелые басовые аккорды и незнакомая джазовая аранжировка. А затем он услышал смех, который показался ему и знакомым и в то же время таким странным, что у него невольно замерло сердце. Смеялась Хейзл.
        Дик удивленно сдвинул брови, пытаясь понять, почему ее смех звучит так странно, и услышал другой смешок, на сей раз более низкий и хрипловатый, принадлежащий, без сомнения, мужчине. Что за черт?- подумал Дик, пытаясь подавить легкое раздражение, ибо надеялся, что его встрече с семьей никто не помешает. Кто из общих друзей вызвался помочь Хейзл скоротать вечерок?
        Дик тихонько двинулся в сторону гостиной, заинтригованный и основательно смущенный, ибо, предполагая, что за картина откроется его глазам, он почему-то испытывал растерянность. О, он конечно же ни в чем не подозревает Хейзл. У него никогда не было оснований не доверять жене, он даже представить себе не мог ее в двусмысленной ситуации. Хейзл не из тех женщин, которые могут предать. Но, когда Дик возник в дверном проеме и увидел представшую его глазам сцену, сердце у него ухнуло куда-то и закружилась голова.
        Хейзл и Расселл Тэпхаус распивали бутылку весьма дорогого шампанского. Хейзл фривольно раскинулась на одном из зеленых диванов, а Расселл покорно сидел у ее ног, хотя Дику потребовалось несколько секунд, дабы убедиться, что перед ним в самом деле Хейзл.
        Ибо он не узнал собственную жену! Как раз в эту секунду Хейзл томно протянула руку, коснувшись щеки Расселла, но Дик был настолько поражен ее изменившейся внешностью, что этот интимный жест потряс его куда меньше. Боже милостивый, подумал он, не чувствуя под собой ног, что она с собой сделала?
        Какая-то доходяга. Ну, не в полном смысле слова доходяга, но со времени его отъезда основательно похудела. И если раньше бедра Хейзл убедительно свидетельствовали, что она выносила и родила троих детей, то теперь они стали куда женственнее и соблазнительнее. Видно было, что она основательно занялась собой, ибо живот стал плоским, а груди, очертания которых ясно виднелись под легким васильковым свитером, заметно пополнели…
        Этого свитера я раньше не видел…- растерянно отметил Дик. Как и новые голубые джинсы, которые плотно облегали волнующие выпуклости ягодиц Хейзл. Но больше всего Дика поразили ее волосы. Ибо длинные шелковистые пряди цвета сливочного масла, в гущу которых он любил зарываться лицом, были безжалостно обрезаны и едва доставали плеч. Кроме того, Хейзл обзавелась и челкой, привлекавшей внимание к ее подведенным глазам, которые стали казаться больше и выразительнее, чем раньше.
        И в то же время в них появилось чувство вины, с внезапным презрением подумал он, когда в упор разглядывал их сапфировую глубину. Рука Хейзл, отяжелев, соскользнула с щеки Расселла, а сама она подскочила, как от укола. Да, она в чем-то виновата, мрачно подумал Дик. Он едва ли не обонял запах вины, висящий в воздухе.
        - Ну, здравствуй, Хейзл.
        Ее реакция оказалась медленнее, чем обычно, но обычно она не позволяла себе три бокала шампанского подряд. Хейзл замерла, выпрямившись, и с ее раскрасневшихся от алкоголя щек сполз румянец.
        - Д-д-дик,- запинаясь, произнесла она с испуганным видом ребенка, которого поймали, когда он запустил руку в банку с вареньем.- Я н-н-не ждала тебя.
        - Что и видно,- презрительно согласился он. Подавив приступ ярости, которая никогда еще с такой силой не посещала его, Дик бросил холодный взгляд на Расселла, который уже успел подняться.
        - Привет, Дик!- Расселл попытался говорить весело, но у него ничего не получилось.- Рад видеть тебя!
        Дик осматривал комнату, не считая нужным отвечать приятелю пошлыми натянутыми банальностями.
        - Где Саския?- холодно поинтересовался он.
        Расселл до ключиц залился багровым румянцем.
        - Ее здесь нет.
        - Это я и сам вижу. Где же она?
        - Она… э-э-э… она дома.
        - Вот как.
        От голоса Дика у Хейзл пошли мурашки по спине, особенно когда он устремил на нее полный гнева взгляд, отчего она еще больше смутилась.
        - Очень удобно.
        Презрительная интонация мужа заставила Хейзл вспыхнуть от возмущения. Да, он застиг ее в положении, которое в самом деле могло показаться двусмысленным, но как насчет того, чтобы хоть в малой мере поверить ей? Наверное, сам-то распил с Паолой несчетное количество бутылок! Так какого черта он торчит на пороге, как мрачный ангел мщения? И устраивает сцену в присутствии одного из общих друзей?! Вскинув голову, она в упор встретила его возмущенный взгляд.
        - Дик, я в самом деле не рассчитывала…
        - Где дети?- не обращая внимания на ее слова, спросил он.
        - На музыкальном концерте.
        - Почему же тебя там нет?- рявкнул он.
        - Потому что…- Хейзл беспомощно взглянула на - Расселла, и этот молчаливый призыв о помощи поразил Дика в самое сердце, как удар ножа.
        - Думаю, мне лучше уйти.- Расселл отвел глаза.
        Хейзл отрицательно покачала головой.
        - Пожалуйста, не уходи,- взмолилась она, потому что никогда раньше не видела, чтобы Дик так смотрел на нее.
        Гнев, пугая ее, настолько исказил отвердевшие черты его лица, что Дик походил не столько на ее мужа, сколько на чужого человека, полного неумолимой решимости. И если Расселл останется, его присутствие скорее всего не позволит Дику взорваться вспышкой ярости.
        - И я думаю, что тебе лучше всего уйти, Расселл,- выпалил Дик, словно выпустил очередь, и второго приглашения гостю не понадобилось.
        Он двинулся к дверям, уронив по пути пустой бокал из-под шампанского.
        - Конечно, конечно,- бормотал он, но изысканный протяжный акцент предательски покинул Расселла, когда он счел необходимым задать светский вопрос: - Хорошо провел время в Италии, Дик?
        Дик только что с огромным трудом взял себя в руки, и ему стоило немалых усилий напомнить себе, что Саския и Расселл все эти годы были друзьями семьи. Но разве это извиняет Расселла, который позволил себе обхаживать Хейзл?
        Дик никогда бы не оказался в такой сомнительной ситуации с женой Расселла, не говоря уж о том, что вряд ли Саския пригласила бы его в отсутствие мужа. Дик заметил, что Расселл под его жестким взглядом уклончиво отводит глаза, и, чувствуя себя хозяином положения, сухо усмехнулся.
        - В Италии было прекрасно,- коротко бросил он.- Но я не видел свою жену и детей больше месяца, и, если ты не против, я хотел бы поговорить с Хейзл с глазу на глаз. Шевелись. Я провожу тебя.
        Дик томительно долго не возвращался, и, лишь когда из подсознания всплыл двойной звук открывшейся и захлопнутой двери, Хейзл догадалась, что Дик, подобно детективу, решил заглянуть в каждую из комнат. Это уже чересчур!
        Когда Дик вернулся в гостиную, Хейзл сидела, выпрямившись и стараясь справиться с воздействием алкоголя, из-за чего никак не могла собраться с мыслями.
        - Ты, кажется, обшаривал квартиру?- ядовито осведомилась она.- Тебе осталось только обыскать меня, Дик.
        Он с холодным спокойствием встретил ее вызывающее поведение.
        - А что, если я это сделаю?
        Заговорив, Хейзл не узнала собственного голоса.
        - И ч-ч-что ты предполагаешь найти?
        - Кто знает,- ответил Дик, вызывающе пожав плечами и понимая, что дискуссия превращается в полновесную ссору. И что он не хочет, да и не может предотвратить ее.- Ведь я не предполагал, что найду тебя наедине с Расселлом.
        Желваки, которые отчаянно ходили у него на скулах, были единственным доказательством, с каким трудом Дик держит себя в руках. Хейзл ощущала странную растерянность, словно человек, стоящий перед ней, был незнакомцем, а не ее мужем, с которым она прожила более десяти лет.
        - Ты не имел права с места в карьер набрасываться на Расселла…
        - А что же, по-твоему, мне оставалось делать?- холодно осведомился он.- Стоять и смотреть, как ты, изображая какую-то второразрядную сирену, позволяешь себе соблазнять его?- Дик скользнул по ней взглядом, откровенно дав понять, что ее внешний вид, на который он наконец обратил внимание, ни в коей мере не восхищает его, а скорее возмущает.- Что ты с собой сделала?
        У Хейзл упало сердце. Значит, ради этой откровенно негативной оценки она несколько недель себя истязала? Съела столько салата-латука, что все кролики страны позеленели бы от зависти; плавала, бегала трусцой и обливалась потом в спортзале. И ради чего? Чтобы муж, рассматривая ее, презрительно кривился?
        - У тебя есть возражения против моего внешнего вида, Дик?
        - Я все пытаюсь понять, что заставило тебя так основательно измениться,- ровным голосом сказал он.- Не Расселл ли, случайно?
        Хейзл опешила.
        - Расселл? А он-то тут при чем?
        - При том, что он тут оказался. Он и никто другой. Подумай об этом. И разве женщина, едва только почувствовав приступ любовной лихорадки, не теряет интерес ко всему на свете, кроме предмета своей страсти?- насмешливо протянул Дик.- Даже к еде?
        - То есть ты думаешь, я морила себя голодом потому, что закрутила роман с Расселлом?- Она чуть не расхохоталась от абсурдности такого предположения, но что-то в выражении лица Дика остановило Хейзл.- Не может быть, чтобы ты серьезно…
        - Не может быть?
        Он резко развернулся, и Хейзл искренне показалось, что Дик сейчас уйдет из дому, но он направился к бару, где налил себе солидную порцию виски; обычно Дик так поступал, если сваливались плохие новости. Когда он повернулся, лицо у него было темным и мрачным. За все годы семейной жизни Хейзл никогда не видела, чтобы муж так смотрел на нее. Глотнув виски, он поставил стакан на каминную полку.
        - Не стоит так бурно возмущаться, дорогая,- невозмутимо сказал Дик.- Что мне оставалось думать? Я появился неожиданно и увидел, что ты, полупьяная…
        - И вовсе я не была полупьяной!- возмущенно вскинулась она, но тут же икнула.- Ладно, признаю… я позволила себе пару бокалов шампанского…
        - Всего пару? Да ты находилась в полной отключке, гладя Расселла по щеке!
        - Я не г-г-гладила Расселла по щеке! Я просто хотела смахнуть крошку!
        - Ну да?- Дик с насмешливым презрением вскинул брови.- Жаль, что не оказалось крошек на других частях его тела, не так ли? Или вы только начали?
        - Не будь грубияном!- вспылила Хейзл.
        - Почему же?- фыркнул Дик.- Я думал, тебе это нравится! И ты ясно дала мне понять, как тебе приятна грубость, в ходе двух весьма приятных э-э-э… инцидентов, как раз перед моим отъездом. Помнишь?
        Хейзл жарко покраснела при намеке на тот незабываемый эпизод, когда она отдавалась Дику на письменном столе в его кабинете, но упоминание об отъезде помогло ей оправиться от смятения и прийти в себя.
        Он где-то порхал целый месяц! И почему я позволяю бросать мне в лицо все эти беспочвенные обвинения? Черта с два я позволю!
        - Что дает тебе право врываться сюда, тут же делать какие-то идиотские выводы, а потом вываливать их мне на голову?- взорвалась Хейзл.- Кроме того, я далеко не так наивна, дабы считать, что ты распил с Паолой всего лишь бутылку вина во время вашего четырехнедельного пикника,- многозначительно добавила она.
        - Это совсем другое дело,- упрямо возразил Дик.
        - В чем же оно другое?- не успокаивалась Хейзл.
        - Я знаю Паолу с…
        - Если ты снова будешь выкладывать старые бредни, что Паола всегда была для тебя как сестра, то, наверное, я заору!- с жаром перебила Хейзл.- И я, конечно, должна тебе верить? Или ты считаешь, что у меня роман с Расселлом, или ты так не считаешь! А намеки на то, что мое раскованное сексуальное поведение с тобой превратило меня в какую-то ненасытную нимфоманку - это не что иное, как прямое оскорбление, Дик Треверс!
        Сделав еще глоток виски, он скорчил гримасу. Будучи человеком умным и рассудительным, Дик не мог отрицать, что в словах Хейзл заключена истина. Так почему же, не узнавая самого себя, он тупо и упрямо отказывается слушать ее?
        - Ты сильно похудела,- заметил он.
        Хейзл была готова заплакать. Потеря веса не была основной задачей. Она главным образом старалась доказать себе, что ей это под силу. Главное заключалось не столько в результате, сколько в процессе. Да, она постройнела, но не чрезмерно - просто избавилась от лишних фунтов. Куда важнее, что она стала лучше чувствовать себя.
        - Ах, вот как! Значит, ты это заметил!- ехидно поддела она Дика.
        - Конечно, заметил,- буркнул он и сделал многозначительную паузу.- И ты обрезала волосы.
        Хейзл увидела, с каким выражением он разглядывает ее прическу, и заторопилась с объяснениями, одновременно осуждая себя за желание получить одобрение Дика.
        - И… тебе нравится?
        - Раньше нравилось,- неопределенно ответил он.
        Растерявшись, Хейзл надула губы.
        - Так да или нет?
        Дик хотел сказать Хейзл, как ему нравилось перебирать ее длинные шелковистые пряди, но не мог отделаться от ощущения, что ведет очень нелегкие деловые переговоры и должен обдумывать каждое слово.
        - Почему ты решила сменить прическу?
        - Но ты же сам ратовал за изменения! А когда я усомнилась, стоит ли что-то менять, ты облил меня презрением!
        - Речь шла совсем о другом!
        - О чем другом?- заорала Хейзл.- Это ты сказал, что мы никак не можем выбраться из наезженной колеи. Это были твои слова, Дик, не мои! Ты завел этот разговор, а я всего лишь согласилась с тобой. После твоего отъезда я долго и внимательно рассматривала себя, и то, что я увидела, мне не понравилось. Ни капельки! Я существовала вне времени!
        - Что ты имеешь в виду - вне времени?
        - Я хочу сказать, что продолжала оставаться той же девочкой, которую ты много лет назад встретил в ночном клубе! Или, точнее, продолжала выглядеть ею! Единственное, в чем я изменилась, были двадцать лишних фунтов, которые отложились на талии и на бедрах!
        - Но они меня не смущали,- мягко сказал Дик.
        - Как и меня,- кивнула Хейзл.- Пока ты не пригласил меня на ланч…
        - Ох, ради всех святых!- запротестовал Дик и, догадываясь, что сейчас последует, на мгновение прикрыл глаза.- Каким образом женщина с твоим интеллектом может так остро реагировать на идиотские реплики двух пошлых сплетниц?
        - Но предмет нашего разговора не имеет ничего общего с интеллектом, речь идет об инстинктивной реакции! И они были правы! Строго говоря, Делия и Мэгги помогли мне! Выглядела я просто ужасно: это страшилище не имело ничего общего с женщиной, на которой, по мнению большинства, должен быть женат такой мужчина, как ты!
        - Хейзл…
        - Нет!- решительно замотала она головой.- Пожалуйста, позволь мне высказаться! Я продолжала оставаться все той же милой Хейзл. Глупышкой Хейзл. Домохозяйкой, которая кормит близких и убирает дом. Даже ты так считал. Ты заводил разговор, как сложится жизнь, когда девочки подрастут и начнут обретать самостоятельность, и я поняла, что задаю себе тот же самый вопрос. И я испугалась, Дик!
        Он удивленно прищурился. Эта новая, стройная и обаятельная Хейзл была незнакома Дику, но в любом случае страхи никогда не были свойственны его жене. Он вспомнил, как она, сама еще девочка, рожая троих детей, испытывала страдания, от которых и женщины постарше могли бы лезть на стену. Но только не Хейзл. Родовые муки она переносила с достоинством.
        - Ты? Испугалась?
        - Да, испугалась! Тебе это внове, Дик? Ты был занят своими делами… Тебе всегда есть чем заняться…
        - Не обязательно.
        - Ох, брось, Дик,- вздохнула она.- Не забывай, что ты разговариваешь со мной. А уж я-то тебя знаю! Знаю как облупленного. Ты должен преуспевать во всем, за что ни берешься, пусть даже деньги тебя абсолютно не волнуют. Ты давным-давно уже заработал столько, что мы можем безбедно существовать до конца дней своих. Но тебе всегда мало, и вечно будет так. Как бы ни складывалась наша жизнь, ты и дальше будешь заниматься делами, потому что ты так устроен. Успех опьяняет тебя, как ничто иное. И я подумала… что же ждет меня?- Она с силой перевела дыхание.- Когда девочки отправятся в университет, или предпочтут убирать навоз из конюшен, или будут блистать на сцене, словом, когда они выберут свой путь,- что тогда останется мне? Тем более, если я буду сидеть в забытой Богом сельской дыре, на что ты, похоже, хочешь меня обречь.
        Дик укоризненно покачал головой.
        - Ты же знаешь,- мягко сказал он,- если ты всей душой против, мы никуда не будем перебираться.
        - О, нет! Я не могу противиться переезду, который, как я вижу, всех устраивает. Да и, честно говоря, меня тоже, поскольку я не люблю перемен и буду только рада рискнуть. Но, прошу тебя, не возражай, если я начну как-то совершенствовать свою жизнь.
        Дик улыбнулся.
        - Значит, избавление от лишнего веса и служит этой цели? Просто смена облика?
        Почему-то спокойная ироническая интонация мужа наполнила Хейзл гневом и возмущением. Она так разозлилась, что с трудом нашла слова.
        - Как… как ты смеешь так покровительственно относиться ко мне, походя критиковать все мои помыслы и старания! Ты не имеешь права так себя вести, Дик!
        Он скрестил руки на груди и, склонив голову набок, долго изучал Хейзл, после чего кивнул, словно придя к какому-то решению.
        - Понятно. Я думаю, что сцена возвращения домой пошла не по тому сценарию. Ты согласна, дорогая? Полагаю, мы должны начать все с самого начала. Я возвращаюсь на лестничную клетку и делаю все, как полагается…
        - Разве что ты опять застанешь меня в «интимной» и «двусмысленной» ситуации с Расселлом,- весело добавила Хейзл.
        Лицо Дика окаменело. Зачем снова заводить об этом разговор?
        - Давай оставим эту тему, хорошо?- сухо предложил он.- Пусть даже я готов признать, что мотивы твоего поведения были совершенно чисты…- он припомнил ее виноватый взгляд, но решительно отогнал сомнения,- но подозреваю, что у Расселла могли быть совершенно иные намерения.
        - Почему?
        В глазах Дика блеснула мрачная уверенность.
        - Начнем с того, что он мужчина.
        - У которых, как я полагаю, мозги где-то ниже пояса?
        - Хейзл!- возмутился Дик, и она могла бы расхохотаться при виде потрясенной физиономии мужа, не будь тема разговора столь серьезной.- Где, черт побери, ты набралась таких выражений?
        - В реальном мире,- жестко ответила Хейзл.- В том самом, которого я не знала всю мою взрослую жизнь!
        Дик уставился на нее, глупые мысли о Расселле сами собой исчезли, стоило ему предположить, что может крыться за этими словами жены.
        - И что же еще ты узнала?- тихо спросил он.
        Настал момент ее торжества, момент, когда она обрела полную независимость, и Хейзл хотела полностью, до последней капли, насладиться им.
        - Я думаю, дорогой, ты был бы потрясен,- с безмятежной улыбкой сказала она,- сколько нового и интересного я узнала за несколько последних недель.
        Серые глаза Дика превратились в две серебристые щелочки, смотревшие на Хейзл с нескрываемой подозрительностью.
        - Что именно ты узнала?
        Догадавшись о причинах его обеспокоенности, Хейзл хихикнула. У нее восторженно кружилась голова, когда она представила, как ошеломят Дика новости.
        - Совершенно не то, о чем ты, по всей видимости, думаешь, если уж ты снова собрался меня подозревать.- Хейзл набрала в грудь воздуха.- Видишь ли, последние несколько недель Саския вела своеобразную фотолетопись, как я тренируюсь, как теряю вес, и меня связали с отделом питания «Триумфа»…
        - И что?- нахмурился Дик.
        - И через пару недель результат моих тяжелых трудов и стараний окажется на прилавках книжных магазинов!
        - Не будете ли столь любезны сообщить мне, о чем вы ведете речь, миссис Треверс?
        Хейзл улыбнулась. Глаза ее блестели от возбуждения.
        - Конечно, буду любезна, мой дорогой! Я вела речь о том, что в скором времени в продаже появится кулинарный справочник диетического питания.
        - Кулинарный справочник?- медленно повторил он.
        - Ага. И называться он будет «Волшебная палочка «Триумфа». Магический путь к потере веса вместе с Хейзл Треверс».- Видя, что Дик продолжает пребывать в полной растерянности, она решила внести ясность.- Ведь это же ты предположил, что я могла бы заняться своей карьерой,- вот я ею и занялась! Неужели ты не понял, о чем я толкую? Я написала книгу, Дик! И буду знаменитой!

9
        Воцарилось изумленное молчание. Наконец Дик произнес до странности изменившимся хриплым голосом:
        - Я думаю, что тебе бы лучше приступить к объяснениям, Хейзл.
        С начала проекта это была единственная негативная реакция, с которой Хейзл столкнулась, и ее впервые охватили дурные предчувствия.
        - Идею подала Саския,- нервничая, затараторила Хейзл.- Она подумала, что женщины, которые хотят избавиться от лишнего веса, будут во мне видеть самих себя, ибо я самая обыкновенная мать, хозяйка, и все такое. То есть,- торопливо поправилась она, увидев, как по окаменевшему лицу Дика скользнула тень недоверчивости,- обыкновенная в той мере, в какой может быть женщина при муже-миллионере!- Хейзл пришлось откашляться, ибо она продолжала нервничать.- Иными словами, обладающая обыкновенной, с точки зрения обывателя, внешностью. Но как бы там ни было, «Триумф» буквально вцепился в эту идею. Саския делала снимки, я составляла рецепты блюд, в которых мы основательно, более чем наполовину, уменьшили содержание жира, заменяя масло и сливки йогуртом, соль - соевым соусом, словом, обычное дело. Понимаешь? И получилось просто фантастически здорово, подожди, сам убедишься!- Она настойчиво вглядывалась в лицо мужа в поисках хоть какой-то одобрительной реакции, но менее всего рассчитывала увидеть застывшее упрямое выражение. Поскольку Дик молчал, она торопливо продолжила повествование.- Поэтому Расселл явился
сегодня вечером, и мы выпили шампанского, чтобы отметить успех. Понимаешь, это он все организовал.
        - Да, думаю, что понимаю,- медленно произнес Дик все с тем же неприязненным выражением лица.- А девочки? Что они делали, пока ты занималась своей персоной и позировала?
        Возмущение, которое ей пока удавалось сдерживать, вышибло крышку котла, и Хейзл взорвалась, услышав его идиотские выводы.
        - А что, по-твоему, они делали?- с вызовом бросила она.
        - Понятия не имею. Поэтому и спрашиваю.
        - Они или были в школе, или я просила миссис Хоббс присмотреть за ними, но это не означает, что я забыла о своих материнских обязанностях.
        - Вот уж не думаю.
        - Ну так несмотря на твое высокомерие и надменность я заставлю тебя задуматься! Последние десять лет я все свои силы и время отдавала заботе о наших детях. Я неизменно была рядом, когда они во мне нуждались, и, думаю, лучше всех разбираюсь, когда и для чего я нужна им! Если бы кто-то из девочек заболел или попал в беду, я бы бросила любые дела, но, к счастью, этого не случилось. Они радовались за меня! А ты, ты… То ты осуждал меня, что я все свое время посвящала детям, то требуешь, чтобы я занималась только ими!
        - Но зачем нужны эти проклятые тайны?- вскипел он.- Почему, черт возьми, ты не сообщила мне, что пишешь книгу?
        - Потому что хотела сделать тебе сюрприз! Я хотела, чтобы ты вернулся к жене, которая обрела новый облик, и надеялась, что это доставит тебе радость! И не лезь в бутылку лишь потому, что я тебе ничего не сказала! Пока ты проводил время в обществе Паолы, у меня не было для этого ни малейшей возможности.
        Они стояли лицом к лицу, гневно глядя друг на друга, и несколько футов, разделявших их, казались Хейзл непреодолимой пропастью. Все эти бесконечные недели она мучительно скучала по Дику, но теперь их разделял зияющий провал. Господи, да Дик даже не прикоснулся к ней, войдя в дом! Даже не поцеловал!
        У Хейзл отчаянно задрожали губы, ибо ее сотрясало желание, смешанное с негодованием. Стоило Дику увидеть эту дрожь, как у него, охваченного тем же желанием, зачастило сердце. Прошло всего лишь несколько секунд, и его опалило нестерпимым жаром, словно он очутился в котле с кипящей смолой. Хейзл увидела, как у него внезапно потемнели глаза, и почувствовала, как в ответ кровь у нее словно загустела и возбужденно напряглись груди,- хотя какой-то частью своего существа она презирала себя за немедленную готовность ответить на безмолвный призыв Дика. Ибо она не хотела заниматься с ним любовью. Во всяком случае, не сейчас. Пока еще между ними осталось так много несказанного.
        - Хейзл,- хриплым шепотом начал он, но тут раздалась заливистая трель дверного звонка, и обоим показалось, что на головы им вылили ведро ледяной воды.
        Хейзл сглотнула комок в горле, стараясь отделаться от любовного томления.
        - Это, должно быть, девочки,- пролепетала она пересохшими губами, которые отказывались подчиняться ей.
        - Я открою,- бросил Дик сквозь зубы, но, когда их взгляды встретились, он замер на месте, и Хейзл поймала себя на том, что, затаив дыхание, ждет слов прощения и понимания.
        Но, слегка вскинув темноволосую голову, Дик дал понять, что не хочет больше ничего говорить, и напряженной походкой пошел навстречу дочерям. И Хейзл лишь осталось, молча глядя ему вслед, размышлять, почему вдруг у нее возникло чувство, что мир рухнул.
        В атмосфере восторженной радости, с которой тройняшки встретили отца, напряженным отношениям между Хейзл и Диком не могло быть места, и оба пришли к молчаливому соглашению вести себя с предельной естественностью - хотя это было и нелегко.
        Пока девочки радостно разворачивали подарки, Хейзл, сварив себе черного кофе, принялась готовить яичницу с ветчиной. Из тройняшек только Летти почувствовала: между родителями пробежала черная кошка,- и, как каждый раз, когда была чем-то обеспокоена, сморщила веснушчатый носик.
        - Что-то случилось, мама?- спросила она и вопросительно прищурила синие глазки.
        У Хейзл перехватило дыхание. Давным-давно она дала себе обет говорить детям только правду. И как увильнуть от такого вопроса? Но, конечно же, она только испугает девочек, если выложит всю правду: дескать, отношения между папой и мамой складываются не лучшим образом, а как восстановить их - понятия не имею.
        - А почему ты спрашиваешь?
        Она положила на тарелку Летти яичницу. Та только пожала плечами и, немедленно проткнув желток, размазала по тарелке янтарную лужицу.
        - Потому что ты ничего не ешь. И еще ты ужасно бледная.
        - Я не очень хорошо себя чувствую,- ответила Хейзл, довольная тем, что может дать искренний ответ.
        - Мама выпила слишком много шампанского с дядей Расселлом,- вмешался Дик, насмешливо блеснув глазами.- Не так ли, дорогая?
        - Дядя Расселл проводил тут кучу времени!- пискнула Валери.
        - Вот как?- мягко переспросил Дик.
        - Мы работали над книгой!- Хейзл беспокоилась, что ее голос звучит слишком резко, словно она оправдывается, но как Дик смеет втягивать девочек в проблемы своей бессмысленной ревности?
        - Мамина книга выходит в следующем месяце!- радостно доложила Лили.
        - Да, она мне сказала,- кивнул Дик.
        - Разве ты не рад, папа?- спросила Летти.- Что мама станет богатой и знаменитой?
        - Конечно, рад,- осторожно ответил Дик.
        - И еще мама сказала, что я могу надеть на прогулку брюки для верховой езды,- радостно сообщила Лили.- Она мне их купит.
        Дик встретил взгляд Хейзл, устремленный на него поверх трех светлых кудрявых головок.
        - Ну? Так-таки на прогулку?
        Хейзл предполагала, что и это будет для Дика сюрпризом, но, поскольку ее сюрпризы один за другим проваливались, решила все выложить.
        - Нет, не просто для прогулок. Я подумала, что лучше всего подарить Лили такие брюки, когда она обзаведется лошадью!
        - Потому что мама сказала, что собирается жить в сельской местности,- объяснила Лили, обнимая мать и прижимаясь к ее груди, словно это согласие Хейзл было самым драгоценным подарком на свете.- Она объявила нам об этом, пока ты был у тети Паолы.
        - Потрясающе,- тихо сказал Дик, и от его мягкого, отливающего серебром взгляда, который он бросил на Хейзл, в сердце у нее запели фанфары, возвещающие о конце военных действий.
        Но она постаралась сохранить бесстрастное выражение лица, потому что еще злилась на мужа. Увидев Расселла, он заподозрил ее черт знает в чем, так что пусть не надеется, что она так легко забудет гнусные обвинения.
        Лишь когда девочки улеглись и заснули, Хейзл с Диком наконец снова остались наедине, настороженно глядя друг на друга.
        - Пойдем спать,- неожиданно предложил он голосом, охрипшим от острой потребности поскорее оказаться рядом с ней.
        Хейзл забыла о мести за то, что Дик заподозрил ее в супружеской неверности: ее желание было настолько сильно, что она не могла себе позволить единственное эффективное наказание, мысль о котором пришла ей в голову. Ибо Дик должен был сделать что-то в самом деле непредставимо ужасное, чтобы Хейзл после долгой разлуки не растаяла в объятиях мужа…
        Как ни странно, но, раздеваясь, она испытывала смущение, ибо видела, что Дик смотрит на нее по-новому. Вдруг она затосковала по своему прежнему телу - по той пухлой и привычной оболочке, от которой с таким трудом избавилась. По крайней мере та, давняя, Хейзл понимала, что с ней происходит, и знала, чего ждать от близости с Диком.
        А сейчас ей казалось, что она в первый раз ложится с ним в постель, пусть даже их покинула необузданная пылкость юношеской страсти. И Дик не сводил с нее глаз, заставляя волноваться и трепетать в ожидании.
        - Ничего не стесняйся,- шепнул он, заметив, что ее пальцы дрогнули и застыли на застежке бюстгальтера.
        Хейзл встретила его взгляд и порозовела, когда, справившись с застежкой, обнажила грудь.
        - Не думаю, что из меня получилась бы стриптизерка,- пошутила она, пряча стыдливость.
        - Отнюдь,- с восторгом прошептал Дик.- Ты просто создана для этого!
        Он провожал глазами каждый предмет туалета, от которого избавлялась Хейзл, но - как ни странно - ему не хотелось прийти к ней на помощь. Перед ним стояла новая Хейзл, скидывая с себя фривольное прозрачное белье, которое было смутно ему знакомо. Наконец Дик догадался, что Хейзл пустила в ход те изящные штучки, что он привозил ей из заграничных поездок. В недавнем прошлом он часто недоумевал, почему она их не носит, но сейчас ему все стало ясно.
        - Выглядишь ты просто потрясающе,- искренне сказал он.
        - Все дело в прекрасном белье,- смутилась Хейзл.
        Он покачал головой.
        - Я не это имел в виду, дорогая. Ты можешь и не украшать свое тело шелком и кружевами, чтобы восхитительно выглядеть.
        У Дика подрагивали руки, когда он притянул жену к себе и крепко поцеловал - в первый раз после приезда. И его поцелуи были как благодатный дождь, оросивший пересохшую и истомившуюся землю. Когда он наконец оторвался от нее, у Хейзл кружилась голова, а глаза сияли огромными синими звездами.
        - Ох, Дик,- потрясенно шепнула она, боясь расплакаться, и поймала себя на том, что ей хотелось бы вернуться в те времена, когда все в их жизни было понятно и предсказуемо. Хейзл казалось: она куда-то мчится на поезде и не знает, что ждет впереди.
        - Тсс…- Легкими поцелуями он ласкал ее щеки, лоб и брови, языком проложил возбуждающе влажную дорожку от шеи к ложбинке между молочно-белыми грудями, соски которых с готовностью напряглись в ожидании любви.- Все отлично, Хейзл, дорогая. - Рука Дика скользнула меж ее бедер, и Хейзл вздрогнула от пронзившего ее острого наслаждения.- Все будет хорошо.
        Хейзл позволила уложить себя на просторную постель, после чего Дик, не говоря ни слова, снова притянул к себе. Осыпая ее поцелуями, он обнаружил, что прикосновения к обновившемуся телу Хейзл возбуждают его. Она оставалась Хейзл, но в то же время была совершенно другой женщиной, и Дик буквально пьянел от этого ощущения.
        Как я стосковался по ней, подумал Дик, со сдавленным стоном наконец овладевая Хейзл. Он с трудом подавил желание немедленно получить наслаждение и ждал, когда Хейзл удовлетворенно замрет под ним.
        Откинувшись на подушку, Дик нежно смотрел на жену: Хейзл лежала, расслабленно улыбаясь, и тени от длинных ресниц полукружьями падали на порозовевшие щеки.
        - Спишь?- прошептал он.
        Она тут же открыла глаза.
        - Нет.
        Он осторожно, пробы ради, накрутил на палец непривычно короткую прядь золотистых волос.
        - Тебе не нравится моя прическа?- спросила она.
        - Ты имеешь в виду мою явно отрицательную реакцию, когда я в первый раз увидел ее? Хейзл, выглядишь ты просто изумительно. Стройная, молодая и красивая современная женщина, никому и в голову не придет, что ты мать трех десятилетних детей!
        Завершив панегирик, Дик нахмурился, ибо его вдруг охватило неприятное предчувствие. Хейзл превратилась в такую женщину, при взгляде на которую в большинстве мужчин просыпаются хищнические инстинкты.
        - Спасибо,- пробормотала Хейзл, но от ее взгляда не укрылось, как потемнело лицо Дика.
        Он заставил себя проявить интерес к ее книге.
        - Так когда предполагается выход в свет книги века?
        - Через две недели.
        - Довольно быстро,- оценил он, усмехнувшись.- Впрочем, я довольно мало знаю о книгоиздании!
        - На самом деле, очень быстро,- согласилась Хейзл.- И лишь потому, что «Триумф» поддержал замысел, а девочек знают в каждом доме. Одновременно с выходом книги тройняшки объявят, что расстаются с рекламным бизнесом, и «Триумфу» придется искать тех, кто придет им на смену! Так что тянуть «Триумфу» не было смысла.
        - Понимаю,- медленно произнес Дик.
        - Плюс к тому владельцы «Триумфа» предполагают распространять книгу не только через книжные магазины, но во всей своей торговой сети. Можно надеяться, что книга станет бестселлером и разойдется мгновенно.- Не в силах бороться со сном, она снова опустила ресницы.
        - Уф!- Дик испустил длинный протяжный вздох и грустно посмотрел на жену.- То есть определенная роль отводится и тройняшкам? Трах-бах - и все кончено, вместо того чтобы уходить постепенно?
        - Да,- твердо ответила Хейзл.- Если они уж решили, зачем тянуть?
        - В общем-то, я согласен, незачем.
        - Мы можем даже начать подыскивать себе новое обиталище поближе к природе. Так что тебе лучше заняться поисками, а мы оценим!- заключила Хейзл, но улыбка стоила ей куда больших усилий, чем она предполагала, и Дик это заметил.
        У него гулко заколотилось сердце, когда он осознал, какого великодушия полно ее предложение. Хейзл нежно улыбнулась, глядя на мужа, и черты ее настолько смягчились, что она разительно напомнила ту девчонку, которая много лет назад покорила Дика. Он тут же почувствовал угрызения совести.
        - Видишь ли, мы вовсе не должны…
        Но она решительно замотала головой.
        - О нет, должны! Я хочу решиться на эту попытку, Дик,- твердо сказала она.- И приложить все усилия. Ради девочек и ради нас самих.
        Дик почувствовал себя в долгу перед Хейзл. Как ни странно, ему не хотелось делать подобное признание, но он понимал, что обязан так поступить хотя бы из благодарности к жене.
        - Я не имел права подозревать тебя в измене, моя дорогая.
        Свернувшись калачиком, Хейзл прижалась к мужу. Ее одолевала сладкая дремота, которая всегда приходит после полноценного секса. Теперь Хейзл знала, как дальше сложится жизнь.
        - Все в порядке,- успокоила она Дика.- Я понимаю, что ты попал в ситуацию, в которой было не так легко разобраться.
        - Но я не имел права говорить такие ужасные вещи,- тихо повторил он.- Тем более что наши отношения всегда строились на доверии. А подозрения разъедают его.- Дик нежно поцеловал ее в лоб.- И я был не прав, подозревая Расселла,- неохотно добавил он, ибо слова эти оставили горький привкус, но он был обязан произнести их.
        Дик достаточно разбирался в жизни, чтобы понимать, как может быть убийственна беспочвенная ревность. А он не имел никакого права ревновать жену к человеку, который числился в друзьях семьи.
        - Прощаешь меня?- шепнул он.
        - Ммм… ты же знаешь, что да. Мой глупый надменный муж,- вздохнула Хейзл.
        Устраиваясь поудобнее на груди Дика и готовясь окончательно провалиться в сон, она вдруг вспомнила, что остался еще один вопрос, который следовало задать.
        - Как там Паола?
        - Паола?- переспросил он.
        - Угу. Ты о ней даже не упомянул.
        Хейзл скорее почувствовала, чем увидела его улыбку.
        - Паола в полном порядке.
        Эти слова ровным счетом ничего не сказали Хейзл, но Дик совершенно справедливо упомянул, что подозрительность разъедает доверие. И перед тем как с головой погрузиться в сон, Хейзл дала обет, что и никогда впредь не позволит себе усомниться в муже.

10
        Выход в свет книги Хейзл совпадал с уходом тройняшек из рекламного бизнеса, и это сочетание не могло не привлечь внимание широкой публики. Телефон в квартире начинал трезвонить с самого утра и не умолкал весь день, так что Дику, чтобы спокойно отдохнуть в кругу семьи, приходилось снимать трубку с рычага.
        - Всем вокруг хочется поболтать на эту тему,- как-то утром за завтраком пожаловалась Летти.- «О, твоя мама написала книгу о диете!» Мне уж надоело это слышать!
        Хейзл подняла глаза от куска мармелада, который рассеянно размазывала по ломтику поджаренного хлеба. Она уже успела понять, что стать соблазнительной версией самой себя не так уж трудно, а вот чтобы оставаться в этом качестве - тут уж нужна настоящая сила воли! Хейзл даже подумывала, не взяться ли за продолжение книги, назвав его «Оставаться стройной - нелегкий труд!».
        - Это далеко не так, Летти, дорогая,- мягко поправила дочь Хейзл.- Прессу очень интересует тот факт, что вы, девочки, наконец перестали работать на «Триумф».
        - А еще больше их интересует, кто придет на наше место!- не без драматизма заметила Лили.
        Хейзл переборола искушение напомнить девчонкам, что уж им-то не стоит бурчать и огорчаться, это же они хныкали, что не хотят больше сниматься!
        Разобравшись с почтой, Хейзл просмотрела кучу брошюр, рекламировавших строительные материалы и сантехнику, и как раз успела встретить Дика, который стремительно влетел в кухню, на ходу ловко завязывая узел галстука. До чего у него усталый вид, подумала Хейзл, он очень утомлен, под глазами густые тени…
        Строго говоря, удивляться усталости Дика не стоило, потому что в течение двух недель после его возвращения, они неутомимо продолжали заново познавать друг друга, особенно в физическом смысле. Секс занимал главное место в их отношениях, чего не было вот уже много лет. Вечерами они с трудом могли дождаться, пока дети заснут, после чего прокрадывались в свою спальню и падали в постель, виновато посмеиваясь и предвкушая удовольствие, которое их ждет.
        Вместе с излишками веса Хейзл избавилась и от чрезмерной стыдливости. Все чаще она первой изъявляла желание оказаться в постели, и неподдельное удовольствие, которое ее слова доставляли Дику, только побуждало ее к поступкам, на которые она раньше никогда не отважилась бы. Пару раз Хейзл обратила внимание, как муж, беспомощно распростертый под ней, прищурившись, на нее смотрит.
        - Где ты этому научилась?- выдыхал Дик.
        - Воображение подсказало,- отвечала она.
        Но Хейзл догадывалась, что его начинает несколько беспокоить появившаяся в ней безудержность, ее готовность брать на себя инициативу, в то время как раньше ведущая роль в сексуальной игре всегда принадлежала Дику. Теперь сон приходил к ним как благодатная награда.
        Расцеловав дочек в белокурые макушки, Дик пожелал им доброго утра.
        - Собирайтесь в школу. И, если успеете, я подброшу вас!
        С восторженными воплями тройняшки вылетели из кухни, а Дик, сев за стол, налил себе крепкого черного кофе, намазал тост маслом и жадно впился в него зубами.
        - В последнее время у меня просто волчий аппетит,- с лукавой ухмылкой пожаловался он.- И понять не могу почему!
        Хейзл выжидала, пытаясь понять, в каком Дик настроении.
        - У тебя случайно не освободится время в пятницу днем?- спросила она.
        - А в чем дело?
        Хейзл вздохнула, понимая, как Дику не понравится то, что она собирается сказать.
        - Корреспондент «Дейли» хочет взять у меня интервью в связи с выходом книги. И просит, чтобы рядом были и девочки…
        - Ну и?
        Господи, он сегодня в плохом настроении, подумала Хейзл, как некстати.
        - Хочет, чтобы ты тоже присутствовал! Собрать вместе всю семью Треверс.
        Дик отрицательно покачал головой и поморщился.
        - Прости, Хейзл, только никак не получается!
        - Но, Дик!!!- взмолилась она.- Ты только подумай, какая это будет реклама!
        - Я уже кое о чем подумал,- пробурчал он.- Строго говоря, по возвращении домой я ни о чем ином и не думал. Твои изображения, похоже, заполонили собой половину всех журнальных обложек! Не говоря уж об этой коробке кукурузных хлопьев!
        - А что, тебе не нравится?- забеспокоилась Хейзл, поворачивая коробку и разглядывая картинку: сияя улыбкой, она, облаченная в блестящее облегающее синее трико, в одной руке держит фарфоровую миску с хлопьями, а в другой свою книгу.
        Дик попытался подавить свое беспричинное раздражение.
        - Дорогая, фото очень хорошее… И все остальные снимки в книге не хуже.
        - Знаю,- гордо ответила она.- Саския и Расселл ужасно довольны ими.
        - А я так просто счастлив!- с сарказмом бросил Дик, и Хейзл нахмурилась.
        - Но, я вижу, тебе что-то не нравится?
        Дик отставил чашку с кофе в сторону.
        - Можешь называть меня старомодным, если хочешь, но не могу утверждать, что мне так уж приятно восторгаться всей этой кутерьмой…
        Вот так да! Только этого не хватало - когда дела у них так восхитительно пошли на лад! А теперь Дик собирается высказать свое отрицательное мнение, после которого от ее радости ничего не останется.
        - Вот как?- сухо сказала она.- И в чем же дело?
        Несколько секунд Дик в упор смотрел на нее, после чего покачал головой.
        - Сомневаюсь, что ты захочешь это услышать.
        - Вот тут-то ты и ошибаешься. Хочу!
        Дик пожал плечами.
        - Во-первых, я не в восторге, что более чем на ста страницах ты красуешься в облегающем трико!
        Хейзл возмущенно набрала в грудь воздуха.
        - Ради Бога! По всему миру женщины делают упражнения именно в таком виде! Трико демонстрирует куда меньше, чем ты видишь на каждом пляже, так что, пожалуйста, не будь смешным!
        Он вздохнул.
        - Я не претендую на истину в последней инстанции, просто, уж если ты спросила, рассказываю тебе, что я чувствую. Во-вторых, тебе стоит знать, что я сыт по горло журналистами, которые звонят моей секретарше, выясняя, каково это быть мужем самой модной в стране пропагандистки похудания! В-третьих, я без большой радости увидел одну из наших свадебных фотографий на седьмой странице еженедельника для женщин.
        - Я не хотела давать ее,- жалобно призналась Хейзл.- Но редакторша попалась очень настырная, и мне оказалось проще уступить.
        Дик обреченно вздохнул.
        - Хейзл, я думаю, это просто прекрасно, что у тебя в жизни появились новые интересы…
        - Только не берись опекать меня!
        - Я не опекаю тебя,- холодно возразил он,- я просто даю тебе понять, что это твое новое увлечение в принципе может стать ненасытным чудовищем, если ты дашь ему волю. Так что тебе решать, как ты с ним поступишь. Вот и все.
        Ах, значит, «вот и все»?- возмущенно подумала Хейзл, встав из-за стола и начав убирать грязную посуду. Она почувствовала на плече руку Дика, но не повернулась, даже когда он тихо сказал ей на ухо:
        - Что, если в этот уик-энд мы поедем осмотреть кое-какие дома?
        Частью своего существа Хейзл хотела прижаться к теплому, надежному и сильному телу мужа, но, обиженная на Дика, она себе этого не позволила. То он хочет, чтобы его жена занялась каким-то делом, то, когда это дело нашлось, похоже, отнюдь не рад!
        - Посмотрю, как у меня будет со временем,- непреклонно сказала она.- Мне надо заняться платьем, в котором я буду на приеме.- Наконец она повернулась и озабоченно нахмурилась.- Надеюсь, ты тоже будешь на приеме, Дик?
        Дик уставился на жену, пытаясь понять: что, черт возьми, случилось с ее системой ценностей? Он изо всех сил сдерживался, проявляя максимальное терпение, но Хейзл, прибегая к разным отговоркам, так и не взглянула ни на один из выбранных им домов. Более того - не проявляла ни интереса, ни желания ознакомиться с ними. Дик уговаривал себя, что после приема по случаю выхода книги все изменится, но его терпение подходило к концу.
        Он был свидетелем энтузиазма, с которым достаточно циничный издательский мир встретил результаты сотрудничества его жены с Саскией и Расселом Тэпхаус и магазинами «Триумф». Дик был далеко не глуп и понимал, что Хейзл и ее успехи в борьбе с лишним весом можно раскручивать до бесконечности. Любой, кто хоть немного разбирался в бизнесе, мог без труда предсказать, что отныне все книги, выходящие в серии «Волшебная палочка «Триумфа»», ждет большое будущее, а издателей - солидные доходы. Вопрос в том, выдержит ли их семья такое напряжение?
        - Так ты будешь на приеме?- повторила Хейзл.
        - Не знаю. Я еще не решил.
        Дик все же явился на прием, который оказался шумным хмельным сборищем, заполонившим роскошный, залитый светом люстр банкетный зал большого отеля. Но каждый раз, когда какой-нибудь фотограф осмеливался взять его на прицел своего объектива, он мрачно хмурился. Дик покинул празднество одним из первых, прихватив с собой тройняшек. Девочки были явно огорчены, познакомившись с развязной рыжей девчонкой восьми лет от роду, которой предстояло принять у них эстафету.
        - Я лучше отвезу троицу домой. Увидимся позже,- шепнул Дик на ухо Хейзл, пробираясь к выходу.
        - Как хочешь!- фыркнула она в ответ и торопливо состроила на лице любезную улыбку, заметив, что Расселл, подняв бокал шампанского, бросает на нее умильные взгляды с другого конца зала.
        Но, как бы она ни улыбалась, Хейзл была вне себя от злости. Она злилась на Дика, который ушел неприлично рано, да еще и прихватил с собой девочек. Злилась на себя, поскольку весь этот званый прием вызывал у нее лишь раздражение. И злилась на организаторов, которые ограничились «низкокалорийными» бутербродиками-канапе. Не было ровно никакой закуски, дабы хоть как-то компенсировать море шампанского, и большинство журналистов уже и ручки не могли в руках удержать, не говоря уж о том, чтобы писать!
        На Хейзл было отливающее серебром платье, туго, как кольчуга, облегающее тело: наряд был призван подчеркнуть стройные очертания ее новой фигуры. Над ее лицом потрудился визажист, а над прической - парикмахер, короче, Хейзл выглядела блестяще. Но никогда еще не чувствовала себя такой несчастной.
        Она ждала этого приема по случаю выхода ее книги как признания ее жизненных достижений, как символа ее растущей независимости, но убедилась, что, как ни странно, теперь все это имело на удивление мало значения в отсутствие Дика и девочек, которые должны были радоваться вместе с ней. Почему бы Дику не потерпеть и не дождаться ее?
        Проскользнув мимо фотографа, Хейзл направилась в дамскую комнату. Через минуту она сообщит устроителям приема, что отправляется домой. Весь вечер был таким суматошным: то надо было гонять тройняшек, чтобы они переоделись, то умиротворять Дика, чтобы он не ходил, как грозовая туча. Хотя можно было бы и не утруждаться: судя по его сумрачной физиономии, все это мероприятие расценивалось им как Голгофа.
        Взглянув в зеркало, Хейзл с трудом узнала себя. После всех стараний визажиста ей понадобится скребок, дабы избавиться хотя бы от десятой части грима. Бледное до белизны лицо украшали два бордовых пятна на скулах, отчего казалось, что Хейзл горит в лихорадке. На ресницах, окаймлявших голубые глаза, поблескивала серебряная пыль, а из-за густых кобальтовых теней глаза стали казаться просто огромными. И обеспокоенными, подумала Хейзл.
        Она подавила зевок. Щеки болели от бесчисленных улыбок, когда приходилось принимать дурацкие позы перед фотоаппаратами в то время, когда семья, обидевшись, удрала без нее. Сейчас Хейзл хотела лишь одного: добраться до дома и скинуть эти дурацкие серебряные туфли на шпильке, но, поскольку она была «гвоздем» мероприятия, вряд ли ей удастся ускользнуть незамеченной. Хейзл поймала себя на том, что задается вопросом: неужели именно этого она хотела от жизни?
        Она только закончила разговаривать с главой издательства, выпустившего ее книжку, и собралась незаметно исчезнуть, как почувствовала, что кто-то взял ее под руку. Повернувшись, Хейзл увидела странно улыбающегося Расселла и вопросительно вскинула брови.
        - Никак надоело, красавица?
        Выражение, с которым Расселл смотрел на нее, окончательно вывело Хейзл из себя. Она и припомнить не могла, когда испытывала такое раздражение.
        - Да.
        Расселл торопливо поставил пустой бокал на поднос пробегавшего мимо официанта и вкрадчиво спросил:
        - Хочешь, я вызову для тебя такси?
        - Устроители арендовали несколько машин, и я знаю, что одна предназначена мне.
        - Тогда я провожу тебя? И на той же машине вернусь обратно.- Расселл хлопнул по заднему карману брюк и сокрушенно улыбнулся.- Я приехал на своей колымаге, но, боюсь, несколько перебрал, чтобы сесть за руль.
        Хейзл попыталась представить Дика в таком состоянии, но у нее ничего не получилось. Он всегда блистательно держал себя в руках. Если он собирался вести машину, то с религиозной непреклонностью пил только минеральную воду. И как только человек с таким чувством ответственности, тоскливо подумала Хейзл о муже, может быть столь восхитительно непредсказуемым? На необитаемом острове она предпочла бы оказаться именно с Диком. До чего ей повезло, что она замужем именно за ним!
        - Так ты не против, если я тебя провожу, Хейзл?- настаивал Расселл.
        Хейзл улыбнулась.
        - Конечно, не против.
        Вдруг она почувствовала, что не может дождаться, когда очутится дома - дома, где она живет, где обитают три ее восхитительные дочки и ее восхитительный муж. А потом… потом, когда спустится ночь… она будет извиваться в объятьях Дика… Хейзл зажмурилась от предвкушения этой минуты.
        - Я хочу исчезнуть прямо сейчас.- Она обежала взглядом зал.- Саския готова?
        Расселл отвел глаза.
        - Она уже уехала. Няня не могла сидеть с Чарли весь вечер, и Саскии пришлось уехать раньше.
        - Вот как.- Хейзл попыталась избавиться от слабого чувства неловкости.- Понимаю.
        - Машина ждет у входа,- нетерпеливо сказал Расселл.- Идем, Хейзл.
        По сути, это в самом деле был ее вечер, и Хейзл несколько раздражала бесцеремонность Расселла, но она решила не спорить. У нее просто не было желания что-то доказывать.
        Машина оказалась лимузином, за рулем которого сидел широкоплечий водитель; лицо его было скрыто тенью от козырька форменной фуражки. Хейзл расположилась на заднем сиденье, и первым делом ей бросился в глаза миниатюрный бар. Ну, это уже явный перебор, подумала она, о чем и сказала.
        - Значит, выпить ты не хочешь?- уточнил Расселл.
        Хейзл содрогнулась при мысли об очередной порции алкоголя. Бокала шампанского за вечер ей было более чем достаточно!
        - Разве что тут есть спиртовка с какао!
        - Осторожнее!- лукаво предупредил Расселл, оценивающе скользнув взглядом по ее телу, обтянутому серебристой тканью.- Слишком много какао - и вместо потрясающе изящной женщины мы увидим прежнюю толстуху Хейзл!
        Она возмущенно выпрямилась. Дело было не столько в том, что Расселл фактически оскорбил ее, сколько в хамской манере, с которой это было сделано. С каких это пор он позволяет так вести себя? Друзья иначе разговаривают друг с другом. Или он вообразил, что работа над книгой сблизила их настолько, что он получил право фамильярничать?
        Когда машина, заурчав мотором, двинулась в сторону Найтсбриджа, Расселл закинул руку на спинку сиденья.
        - Знаешь, малышка,- промурлыкал он,- эта твоя книжка сулит мне кучу денег. И сегодня вечером я обонял божественный, сладчайший запах успеха!
        Хейзл продолжала чувствовать легкое беспокойство, но заставила себя не показывать его. Расселл муж моей подруги, решительно сказала она себе, и сегодня слегка захмелел. Только и всего. Тем не менее она постаралась отодвинуться как можно дальше.
        - Приятно слышать.
        - Может, не будем останавливаться на достигнутом? Тебе не кажется, что перед нами открываются безграничные возможности? А? Что ты на это скажешь, дорогуша?
        - Я думаю, что одной книги и рекламной кампании с меня более чем достаточно,- не кривя душой, ответила Хейзл.- И то, и другое отняло слишком много драгоценного времени.
        - Вот уж не могу согласиться,- выдохнул Расселл.- Время, которое нам предстоит, будет просто восхитительным. О, Хейзл…- простонал он.
        Хейзл казалось, что ей снился дурной сон. Она обеспокоенно заметила, что Расселл буквально зажал ее в угол сиденья. А потом он с силой вцепился в нее и слюнявым влажным ртом, из которого несло алкоголем, присосался к ее губам.
        Хейзл отчаянно заколотила кулачками по груди Расселла, но тут события приняли неожиданный оборот.
        Лимузин резко затормозил, взвизгнув тормозами, и водитель выскочил из-за руля. Хейзл невольно отметила, что первое впечатление об этом человеке, как о крупном и сильном, оказалось совершенно правильным. Она преисполнилась к нему безграничной благодарности, когда, рывком открыв дверцу и схватив Расселла за лацканы, он выволок насильника с заднего сиденья и бесцеремонно швырнул на обочину.
        - Подонок!- рявкнул водитель голосом, который Хейзл мечтала услышать больше всего на свете.
        Она чуть не заплакала от облегчения, когда мужчина, приподняв Расселла за воротник, снова ткнул того лицом в грязь.
        - Дик,- потрясенно пролепетала она, пытаясь понять, не привиделось ли ей.- Это в самом деле ты?
        - В самом деле я, дорогая.
        И Хейзл потеряла сознание.

11
        Открыв глаза, Хейзл увидела, что лежит на диване, а три белокурых ангелочка смотрят на нее испуганными глазами.
        - Мамочка! Тебе лучше?
        - Папа сказал, что ты потеряла сознание!
        - Все потому, что ты мало ела,- упрекнула Летти, от волнения бледная до синевы.
        - В постель - а ну, живо!- раздался строгий голос, и появился Дик с рюмкой бренди в руках.
        Доказательством, как девочки переволновались, служило то, что, нежно расцеловав мать, они без единого возражения поплелись спать.
        Поставив бренди на столик, Дик присел на край дивана и ладонями стал согревать холодные руки Хейзл. Она никогда раньше не видела мужа таким бледным, таким потрясенным.
        - Пришла в себя?- тихо спросил он.
        Хейзл попыталась улыбнуться, но потерпела неудачу: губы позорно не слушались.
        - Думаю, да. Смутно вспоминаю лишь лимузин, в котором ехала домой.
        Он, стараясь сохранять серьезность, продолжил:
        - После чего некто Дик Треверс на руках донес знаменитую писательницу и свою однофамилицу до квартиры, прижимая ее к груди так, словно не мог с ней расстаться, а она приникла к нему, беспомощная, как устрица, вытащенная из раковины.
        Хейзл вспомнила незнакомое ощущение грубой ткани форменной куртки, в которую она вцепилась.
        - Так ты в самом деле переоделся шофером?- изумленно спросила она.
        - В самом деле. Первым делом я завез домой девочек и попросил миссис Хоббс присмотреть за ними, а потом сунул водителю пару купюр и одолжил униформу.- Он повел плечами и наконец позволил себе улыбнуться, стряхивая напряжение, которое испытывал несколько последних недель.- Должен тебе сказать, что она основательно жмет в плечах!
        - Ради Бога, почему ты так поступил?
        Дик в упор посмотрел на нее.
        - Как выяснилось, у меня были для этого весомые основания, Хейзл Треверс! Ибо, как я ни старался отделаться от подозрений по поводу отношения к тебе Расселла, меня не покидало подсознательное ощущение, что доверять ему не стоит.
        Хейзл сделала глоток бренди, почувствовав, как согревается кровь, бегущая по жилам.
        - А не проще было бы сказать мне об этом?
        Дик грустно посмотрел на жену.
        - Гораздо проще - если бы только ты мне поверила! Ты думала, что мое неприятие Расселла объясняется лишь подчеркнутым нежеланием участвовать в рекламе книги. Не так ли?
        - Может быть. Но оказалось, что твои претензии к нему были весьма обоснованы,- признала Хейзл, прикрывая глаза.- Ох, как мне хотелось, чтобы ты убедил меня, и тогда ничего бы этого не случилось.
        - Поверь, я сам с немалым трудом убедился в бесчестности его помыслов. Кроме того, мы не первый год знаем и его, и Саскию, и я был уверен, что у них крепкая надежная семья.
        - Я тоже,- кивнула Хейзл.- Но никому не дано знать, что происходит в чужой семье, не так ли?
        Они продолжали неотрывно смотреть друг на друга.
        - Прилетев из Италии,- угрюмо сказал Дик,- я застал вас распивающими шампанское. И ты показалась мне незнакомкой: красивой незнакомой женщиной, сошедшей с журнальной обложки, а не той милой и уютной Хейзл, с которой я расстался. И Расселл воспринимал тебя как роковую красотку.
        - О Боже!- убитым голосом прошептала Хейзл.- Может, он в тот вечер решил, что я соблазняю его?! Но этого не было, Дик! Клянусь, не было!
        - Я знаю, милая,- шепнул он в ответ.- Ибо из всех женщин, которых мне довелось встретить, ты единственная, у которой хитрости нет и в помине.
        - Расселл принес с собой шампанское, и я подумала, что если не соглашусь выпить хоть глоток и отпраздновать выход книги, то обижу его. Но, когда он настоял, чтобы открыть еще одну бутылку, Дик, я должна была остановить его. Господи, почему я этого не сделала?
        Дик нахмурился.
        - А чего ради ты должна была останавливать его? Доверять человеку, которого знаешь не первый год,- это совершенно нормально. Тем более мужчине, жена которого твоя хорошая подруга. Это я должен был действовать куда решительнее, когда понял, что Расселл элементарно пытается соблазнить тебя.
        - И все же, когда он ушел, ты нашел в себе силы извиниться за свои подозрения,- напомнила Хейзл.
        - Потому что я пытался понять, основаны ли они на фактах или просто на ревности.
        - На ревности?- удивилась она.
        - Да.- Дик поднес к губам руку Хейзл и поцеловал ее.- Пока я был в отъезде, ты скрывала от меня те разительные изменения, что с тобой происходили, и мне потребовалось время заново привыкнуть к тебе. Плюс к тому я сам довольно долго пробыл с Паолой, а, как ты совершенно правильно заметила, доверие не может напоминать улицу с односторонним движением. Но тебе-то я доверял безгранично, и в этом не может быть никаких сомнений. И, поняв это, я тут же успокоился. Проблема была в Расселе. И я почувствовал, что должен перед тобой извиниться.
        - Я не должна была садиться с ним в машину.
        Дик заключил ее в объятия.
        - Сомневаюсь, что он мог бы тебя изнасиловать, моя дорогая.
        - А где он сейчас?
        - Где я его оставил. Валяется в грязи, там ему самое место.
        - Ты уверен, что он из нее выберется?
        Дик невольно улыбнулся. Пусть даже кто-то нанес Хейзл обиду, она не может изменить своему мягкосердечию!
        - Я выразился образно, милая. На самом деле я оставил нашего приятеля в траве на обочине.
        - Но что мне, черт побери, теперь делать с Саскией?- простонала она.
        - Это зависит оттого, проболтается ли Расселл. Или, может быть, в их семье и раньше происходило нечто подобное. Ситуация не из простых, потому что такие истории могут положить конец самой крепкой дружбе. Но Расселу,- сухо добавил он, - это, конечно, и в голову не приходило.
        - Ох, Дик,- произнесла Хейзл, вдруг поняв, что ее семья - самый драгоценный дар, который достался ей в жизни.- Давай завтра поедем смотреть дома.
        Он внимательно посмотрел на нее и рискнул предположить:
        - Бегство в пространство? Чтобы избавиться от затруднительной ситуации?
        Она замотала головой.
        - Нет. Куда больше - и намного. Пришло время перемен,- с силой сказала она.- Как ты и говорил. Нас ждут прекрасные годы. Пусть девочки растут на свежем воздухе, пусть у них всегда будут розовые щечки. И пусть они как можно больше времени проводят с нами…
        - А как же твоя писательская карьера?
        Хейзл покачала головой.
        - Я могу писать в любом месте. Но не думаю, что мне захочется, Дик. Это слишком утомительно. В деньгах мы не нуждаемся, и я собираюсь отдать гонорар на благотворительные цели.
        Глаза Дика вспыхнули гордостью.
        - Точно?
        - Столь же точно, как то, что я люблю тебя.
        Эпилог
        Жаркое послеполуденное солнце согревало серую каменную кладку просторного сельского дома, а мерное жужжание пчел навевало сон.
        Жизнь в самом деле похожа на волшебный сон, подумала Хейзл, которую переполняло счастье. Порой ей хотелось ущипнуть себя, дабы убедиться, что она обрела свою мечту.
        Она услышала звяканье тонкого фарфора: Дик, неся поднос с чайным сервизом, через весь дом пробирался на террасу.
        Как я люблю его!- подумала Хейзл, с трудом удерживаясь от желания отобрать поднос и утащить Дика в их прекрасную спальню, которая выходила в яблоневый сад и находилась в дальнем конце дома,- подальше от глаз стремительно растущих и любопытных девчонок.
        Через пару минут троица унюхает запах пирожных и, вылетев на террасу, не оставит родителям ни крошки!
        Дик приблизился, и Хейзл, оставаясь незамеченной, продолжала с удовольствием рассматривать его. На нем были выцветшие синие джинсы и белая футболка, а кожу покрывал густой загар. Как ни странно, но после стольких лет супружеской жизни любовь Хейзл к мужу росла с каждым днем.
        Благодаря Дику стало ясно, что размеренная жизнь вдали от городской суеты имеет свои неоспоримые преимущества. Дик сохранил активы в своих компаниях, и деньги продолжали поступать, несмотря на то что теперь он уделял делам куда меньше времени, отдавая себя семье.
        Они сохранили за собой квартиру в Найтсбридже, что давало им возможность в любое время приезжать в Лондон. И тот факт, что они редко пользовались ею, стал для Хейзл потрясающим открытием: она, как и остальные члены ее семьи, отлично чувствовала себя на лоне природы.
        Им удалось приобрести элегантный сельский дом георгианских времен, рядом с которым построили конюшню для лошади Лили. Наткнулись они на этот дом случайно, и, как говорил Дик, не они выбрали дом, а дом выбрал их! Изолированность от жизни, которой опасалась Хейзл, так и не дала о себе знать. Хейзл получала удовольствие от самых простых забот, но больше всего радовалась, видя, как дочери, избавленные от давящего ритма городской жизни, расцветают прямо на глазах, проводя все свободное время с отцом.
        Что же до своей карьеры гуру диетического питания, то Хейзл позволила ей скончаться естественной смертью. «Волшебная палочка «Триумфа»» возглавляла национальный список бестселлеров почти четырнадцать недель, и Хейзл, осуществив свое намерение передать деньги на благотворительность, отказалась от работы над новой книгой. Ее решение вызвало крайнее волнение издателей, но Хейзл лишь пожимала плечами. Семья - самое дорогое, что у нее есть!
        Второй по-настоящему крупной новостью стало известие, что Паола вышла замуж за американского банкира, который вложил не одну тысячу долларов, добиваясь, чтобы вино с ее семейных виноградников стало самым популярным в мире. Паола с мужем собирались летом нанести визит семье Треверс.
        Дик поставил поднос на металлический столик, выкрашенный в белый цвет и, приподняв поля соломенной шляпы Хейзл, внимательно посмотрел в глаза жене.
        Она притворно нахмурилась.
        - Что?
        - Я просто подумал, какой ты выглядишь счастливой и довольной.
        - Ну, я… наверное, я знаю в чем дело. Дик?
        - Ммм?
        - Я тебе нравилась больше, когда была толстой или когда похудела?
        - Ты никогда не была толстой!- строго поправил Дик.
        - Перестань увиливать и отвечай!
        Он улыбнулся.
        - Я люблю тебя такой, какая ты есть.
        Выражение его глаз сказало куда больше, чем слова, и Хейзл поймала себя на том, что она, зрелая женщина, мать троих детей, зарделась, снова почувствовав себя девочкой!
        - Значит, любишь. И все же: ты больше любишь меня пухленькой или тощей?
        - Одинаково!- улыбнулся Дик.- Я не воспринимаю тебя с точки зрения объемов, Хейзл. Меня влечет к тебе то, что всегда привлекало: твоя мягкость, твоя доброта, то, как ты заботишься о всех нас…
        - А как насчет…- Она запнулась.
        Он увидел смущение в ее глазах и тут же догадался, что Хейзл имеет в виду, но пожелал услышать это из ее уст.
        - Насчет чего?
        - Секса,- прошептала она.- Тебе больше нравятся пышные и роскошные телеса или…
        - Вот уж, черт возьми, абсолютно все равно, если я с тобой, моя дорогая,- просто и искренне ответил Дик и расплылся в лукавой улыбке.- И, если хочешь, мы можем оставить чаепитие и напомнить друг другу, насколько это несущественно!
        - Мысль прекрасная, Дик, но, прежде чем мы отправимся в спальню, я хочу сообщить кое-что…
        В серебристо-серых глазах вспыхнула искорка настороженности.
        - Да?
        - Ты помнишь свою идею, что мне стоило бы чем-нибудь заняться?
        - Да,- кивнул Дик.
        - И помнишь, что ты сказал? Что не будешь возражать, если я найду то, чем мне действительно хотелось бы заняться?
        - Помню.
        - И это тебя по-прежнему устраивает?
        Наступило молчание.
        - Если ты этого хочешь, Хейзл, то я благословляю тебя.
        По тону его голоса она поняла, чего ему стоили эти простые слова.
        - Спасибо тебе, Дик,- тихо сказала она.
        - И ты в самом деле?..- спросил он, пытаясь вложить в свой вопрос весь энтузиазм, которого Хейзл заслуживала.- В самом деле что-то нашла?
        Господи, как я люблю его!
        - Нашла.
        - Надеюсь, не очередная кулинарная книга?- быстро спросил он.
        - Нет, не очередная кулинарная книга.
        Дик испустил тихий вздох облегчения.
        - Но, надеюсь, проект тебя устраивает?
        - О, целиком и полностью!
        Их глаза встретились, и восторг, которым сияла Хейзл, дал молчаливый ответ на невысказанный вопрос Дика.
        - Да. Я беременна, Дик!
        Вскочив, он подхватил ее на руки и закружил, осыпая поцелуями.
        - На этот раз наконец всего лишь один ребенок.- Дик вопросительно посмотрел на улыбающуюся жену и, холодея от догадки, уточнил: - По крайней мере, я предполагаю, что будет только один?
        Глаза Хейзл сияли торжеством.
        - Трое!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к