Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Детли Эллис: " Оазис Радости " - читать онлайн

Сохранить .
Оазис радости Элис Детли

        # У преуспевающего бизнесмена неудачно сложилась семейная жизнь. Все в ней уже несколько лет идет наперекосяк. Но герой романа терпеливо ожидает чего-то лучшего. Чего? Он и сам не знает, а о разводе не помышляет. Может, все само собой утрясется, да и маленькую дочь страшно потерять в случае бракоразводного процесса. Неожиданно его жена сбегает с любовником. Мать и няню заменяет девочке секретарша бизнесмена, к которой он давно питает нежные чувства. Но согласится ли она заменить ему жену?

        Элис Детли
        Оазис радости

        OCR: Larisa F; Spellcheck: Larisa F
        Элис Детли «Оазис радости»: Международный журнал «Панорама», Москва, 2000
        Оригинальное название: Allice Detly, 1962
        ISBN 5-7024-1001-7
        Перевод: Е.Н. Табидзе

        Аннотация

1

        От Лондона до Веллингтона более суток лету. Маргарет устроилась в кресле возле иллюминатора. Какое-то время она смотрела на проплывающие внизу облака, а потом укрылась пледом и предалась воспоминаниям.
        В первый раз на свидание к Генри она приехала на велосипеде, а в последний... Она его даже не повидала. Тогда, много лет назад, он пригласил ее в недорогое кафе. Спросил, что она будет есть.
        - Камбалу с хрустящим картофелем. Понимаешь, в детстве мне это блюдо есть не приходилось, вот почему я его так люблю.
        - А я люблю именно то, к чему привык с детства. У тебя красивое платье.
        На ней тогда было платье из мягкой шерстяной шотландки неброских тонов.
        - Пожалуй, чересчур теплое для бабьего лета. Мама будет жалеть, что упустила такую погоду. Она сейчас отдыхает. Решила, что осень будет холодная, вот и сбежала.
        - Отдыхает? - переспросил Генри.
        - Улетела на Ривьеру. Она очень устала. Все лето гости и гости...
        - А моя мама дальше Эпсома никуда не ездила.
        - А чем она занимается?
        - Ведет дом, много рисует...
        - Она что, художница?
        - Просто у нее талант, она примитивист. Кажется, я от нее унаследовал дар рекламного мазилы.
        - Ты познакомишь меня со своей мамой?
        - Если хочешь...
        - Очень хочу!
        В один из дней поздней осени они поехали в Кенсингтон.
        - Вон наш дом, - сказал Генри, когда они остановились у двухэтажного коттеджа.
        От остальных домов его отличали необычные занавески, свидетельствовавшие о незаурядном вкусе миссис Рассел: одинаковые на обоих этажах, кретоновые со смелым узором - цветы граната на салатовом фоне.
        Миссис Рассел вышла им навстречу - маленькая, словно воробышек, с большими, очень блестящими глазами.
        - Сын, где будем обедать? - спросила она после того, как Генри представил Маргарет родителям.
        - Где всегда.
        Тогда кухня была совсем другой.
        Стол был застелен клетчатой скатертью, как принято на континенте. Его украшала ваза с желтыми хризантемами, расставленными с прямо-таки японским изяществом.
        - Ну, как ты? - Генри поцеловал мать в щеку. - Что-то попахивает скипидаром - видно, ты вся в творческих исканиях.
        - Нет, вы только его послушайте! - не утерпел мистер Рассел. - Живопись не является воскресным увлечением моей супруги. Она пишет ежедневно, - добавил он с гордым видом.
        - Грех жаловаться, - заметила миссис Рассел, - написала цветы, прямо из головы.
        Она спросила, голодны ли гости.
        - Голодны, как гончие псы. Кстати, ведь есть созвездие Гончих Псов. Кем же нам считаться, если мы голодны: псами из своры или звездами из созвездия?
        - Ой, да отстань ты со своими остротами! Скоро сам о себя порежешься.
        Миссис Рассел приготовила все любимые блюда Генри. Домашние пирожки с мясом, коричнево-румяные и сочные, с пылу с жару, хрустящий картофель, консервированная лососина. Она была большой мастерицей по части кулинарии. Компот из груш с корицей, апельсиновый кекс, покрытый сахарной глазурью, - на десерт.
        После обеда Генри предложил помочь матери с посудой, но она сказала: не надо, мытье посуды - не мужское дело. И мистер Рассел охотно поддержал жену.
        - Посуда подождет, а вот картины мои я вам покажу, если хотите.
        Они поднялись наверх. Миссис Рассел писала в комнате для гостей, прислонив подрамник к спинке стула.
        Композиция была смелая - на ярко-синем фоне белые и желтые цветы в терракотовом кувшине. Меньше всего удался кувшин. И Маргарет сказала об этом. Мол, не ощущается фактура, и потом, кувшин почему-то не отбрасывает тени. Но все-таки картина понравилась. Генри даже спросил у матери, нельзя ли взять ее творение с собой и подарить Маргарет.
        - Вот только сначала отдам вставить в рамку, - сказала миссис Рассел.
        - Не надо, - возразила Маргарет. - Я знаю хорошую багетную мастерскую, там все сделают. - У вас все так симпатично! - сказала она, когда они спустились вниз.
        Генри тогда пристально на нее посмотрел.
        Простая синяя дорожка на лестнице, белые стены. Повсюду связанные из тряпичных жгутов коврики. Тонкий вкус художника сказывался во многом, только не в одежде. Миссис Рассел была одета довольно скромно. Вкладывая душу лишь в творения своих рук, о собственной внешности она заботилась мало.
        Маргарет удивилась, что помнит все до мельчайших подробностей. Она поплотнее закуталась в плед и подумала: уж не тогда ли шевельнулось в Генри недоброе чувство ко мне, когда я окинула миссис Рассел оценивающим взглядом? Она снова обратилась мыслями в прошлое.
        - Какая прелесть! - воскликнула она, войдя в гостиную.
        Комната и вправду была прелестной. Белые, с розоватым отливом стены. Генри потом сказал, что мать их красила собственноручно. Темно-синий ковер с узором из сплетенных роз. Занавеси, подбитые розовым сатином. Темно-зеленый гарнитур - три кресла и диван. На стенах два натюрморта работы миссис Рассел. Охапки цветов...
        - Рада, что вам нравится, - бросила хозяйка дома, взглянув на сына.
        Возможно, этого говорить не следовало, но тогда Маргарет ответила именно так, как нужно:
        - А кому такое не понравится?
        - Она у меня мастерица украшать дом, - неторопливо и солидно пояснил мистер Рассел. - И меня в это дело втягивает. Но я, если честно, предпочитаю возиться в саду.
        За чаем Маргарет спросила, далеко ли от дома работает мистер Рассел. В свои вопросы она всегда вкладывала прямой смысл, никогда не старалась что-то выведать.
        - У меня небольшой магазин, - ответил он и покосился на Генри. - Газеты, сладости, сигареты и тому подобное.
        - Будь у меня такой магазин, я бы только и делала, что жевала сладости и курила! Быть владелицей магазина так заманчиво!
        - И живо вылетели бы в трубу! - подхватил мистер Рассел. Заметив, что гостья прикончила свою порцию кекса, он спросил: - Вы курите? - И протянул ей пачку сигарет.
        - Больше, чем следовало бы. Спасибо.
        - А мне нравится, когда девушка компанейская и не прочь выкурить со мной сигаретку.
        - Осторожнее, Маргарет, курите поменьше, - предостерегла миссис Рассел. - А то еще наживете что-нибудь худое.
        - Так ведь нам всем в конце концов не миновать болезней.
        - Но уж если это суждено, то пусть случится как можно позже, я так считаю, - возразила миссис Рассел. - А вы, смотрю, разбираетесь в картинах.
        - Немножко. У нас дома есть несколько. Мама их коллекционирует.
        - Наверное, все Рубенсы и Рембрандты? - спросила миссис Рассел, и оттого, что она нервничала, вопрос прозвучал как-то язвительно.
        - Нет, что вы. Правда, есть и хорошие. Мы обе ходим в галереи, где картины выставляют на продажу. А почему вы не выставляете свои?
        - То есть как? Вы хотите сказать, вот это - на выставку? - миссис Рассел окинула взглядом картины на стенах. - Да я понятия не имею, как к этому подступиться. Вот и Генри тоже. Нет, вы меня просто разыгрываете, не иначе.
        - Вовсе нет! Покажите, пожалуйста, что у вас еще есть?
        Миссис Рассел принесла пять картин. На одной из них - вытянувшаяся крокодилом толпа школьников в ярко-зеленых блейзерах переходила серую улицу, над которой нависли набухшие влагой тучи. Генри немедленно похвалил работы матери и поздравил ее с удачей.
        - Просто чудесно! - сказала Маргарет, повернувшись к миссис Рассел. - До чего вы талантливы! Где вы учились?
        - В жизни меня никто ничему не учил. Я же понимаю, это грубая работа. Фигуры-то неправильные.
        Но Генри сразу понял, что мысль о выставке уже запала матери в душу.
        Вскоре они собрались уходить. Прощаясь, родители Генри выразили надежду, что Маргарет придет к ним в гости.
        - А вы меня пригласите, пожалуйста!
        Генри тогда сказал, что вечер удался на славу и что с ней будет удаваться все.
        - Мне понравились твои родители. У вас дома уютно и спокойно.
        Прощаясь с Генри, Маргарет прижалась к нему и поцеловала.
        Маргарет нажала кнопку вызова стюардессы и заказала минеральную воду с лимоном.
        Как быстро летит время! Тринадцать лет прошло, а кажется, будто с родителями Генри она познакомилась только год назад. После первого визита к ним она навела справки в картинной галерее на Рыночной площади. Мистер Лукас, владелец галереи, человек обеспеченный, выразил желание просто посмотреть несколько картин. Он хорошо знал и уважал мать Маргарет. Предупредил, что никаких гарантий заранее дать не может.
        - Нужно показать ему картин десять, не меньше, - сообщила она Генри.
        Когда они с Генри приехали в Кенсингтон спустя две недели, миссис Рассел в полном смятении повела ее наверх показывать новые работы. Она изрядно потрудилась. По размеру картины были разные, и каждая привлекательна на свой лад.
        - Если мистер Лукас решит их выставить, вам нужно будет на каждой вещи указать цену.
        - Вы хотите сказать, мне за них заплатят? - Миссис Рассел была ошарашена.
        - Конечно, если только они будут проданы, но при этом галерея удержит пятнадцать процентов комиссионных.
        - Да я не имею ни малейшего понятия, сколько за них просить!
        - Поставьте цену ориентировочно. Не отдавать же задаром! И не скромничайте, цена сама по себе уже производит впечатление на покупателя.
        - Ну, тогда фунтов тридцать за каждую.
        - В общем, послушаем, что скажет мистер Лукас. Может быть, у нас ничего не получится. Вот и выйдет, что я вас только зря обнадежила. Но попытаться стоит, правда ведь? А если вдруг не получится, вы не будете на меня в обиде?
        - В обиде? Да я не знаю, как вас и благодарить за все, что вы уже для меня сделали.
        А спустя три недели картины миссис Рассел захотела посмотреть мать Маргарет. Мистер Лукас встретил ее, словно герцогиню.
        Она долго рассматривала картины, а потом повернулась к мистеру Лукасу и пропела:
        - Можете прикрепить красную звездочку сюда, сюда и... вот сюда!
        Это означало, что она купила одну из уличных сценок и два натюрморта.
        - Миссис Холдер... - начал было Генри, совершенно оглушенный.
        Но та не дала ему договорить.
        - Неужели вы полагаете, я купила бы работы вашей матери, если бы они того не стоили? Я благотворительностью не занимаюсь.
        Маргарет усмехнулась: Генри тогда, кажется, возненавидел мою мать, а я его успокаивала.
        На следующий день в газетах, в отделе светской хроники, появился довольно подробный отчет о выставке. Друзья-журналисты расстарались... Этого оказалось вполне достаточно, чтобы заинтересовать публику и привлечь посетителей.
        А уже через месяц миссис Рассел купила себе элегантное синее пальто и маленькую шляпку в тон.
        - Мамочка, вид у тебя потрясающий! - воскликнул Генри, пригласив мать в кафе. - Это что, обновки?
        - Да. Маргарет выбирала их в магазине вместе со мной. Я ведь от продажи картин триста фунтов выручила!
        Спустя полгода мистер Рассел заболел и умер. Что было потом, не хочется и вспоминать. Генри стало очень худо...
        Маргарет закрыла глаза.
        Печальный опыт прошедших лет научил ее сдержанности. Никогда не знаешь, как отреагирует мужчина на поток женской эрудиции, самоотверженности, проявление своего «я». Поэтому лучше не рисковать! Недаром тихая улыбка Джоконды покорила весь мир...
        Маргарет опустила спинку кресла, сбросила туфли и вытянула ноги.
        Генри довольно долго пребывал в угнетенном состоянии духа. Чтобы выйти из него, он упорно работал. Я его поощряла. Но он любой ценой хотел быть первым, а такой человек, как известно, обречен на одиночество. Не умеет он жить чужой радостью, а я в совершенстве владею этим искусством... Каким искусством? Она не заметила, как погрузилась в забытье.
        - Вот видишь?! - крикнула миссис Рассел, обращаясь к Генри. - Что я тебе говорила! Видишь? - Она кивнула в сторону Шейлы.
        Та расстелила на траве большую скатерть, расставила бокалы и рюмки, разложила серебро. И сразу между домом и лужайкой стал сновать лакей, вынося поднос за подносом.
        - Откуда тут взялся лакей? У Генри лакеев отродясь не было... А-а-а... это, оказывается, садовник...
        - Еда сегодня деревенская, - сообщила Шейла, стукнув Маргарет по колену. - Генри любит такую еду! Да, любит!
        Крупные сочные зеленые листья... Среди них гранат, коралл и перламутр. Какой-то очень высокий пирог. Пришел Эрвин и стал отрезать от пирога большие куски.
        - Да! - засмеялась миссис Рассел. - Мой сын - талант. - Она обняла полуголого босого Генри. - Да и еще раз да! И эффектный багет ему ни к чему, он только отвлекает от него внимание. Уходи, уходи, уходи! - закричала она и толкнула ее в грудь.
        Маргарет проснулась.
        Господи! Шейла с деревенской едой, Генри - как всегда, босиком. Эти двое - все-таки пара...
        Какой-то багет и покойная миссис Рассел. В неприятных снах и воспоминаниях есть одна хорошая сторона, решила Маргарет. Они убеждают человека в том, что он счастлив, даже если секунду назад в это не верил. Собственно, счастье - понятие относительное! Кто это постиг, редко чувствует себя несчастным, подвела она итог своим мыслям.

2

        Прелестное подвенечное платье... Словно белое облачко, органза и нежный, даже прохладный на ощупь перламутровый атлас. Роскошный свадебный наряд! Любая невеста будет выглядеть в нем настоящей красавицей.
        Натянув сверху пластиковый чехол, Шейла повесила платье в гардероб.
        Мамочка, еще когда была жива, купила это платье им с сестрой. Одно на двоих... Господи, они тогда так нуждались!
        Шейла подошла к журнальному столику и долго смотрела на фотографию матери в изящной рамочке.
        Ну вот, милая мамочка, не придется твоей старшей дочери красоваться в таком роскошном платье! Во-первых, оно мне мало, а во-вторых... Шейла вздохнула. В общем, тот, кого я люблю, женат.
        - Шейла?
        - Да, Генри?
        - Какие у тебя планы на эту субботу?
        Шейла Стефенсон, собиравшаяся звонить заказчику, положила трубку на рычаг.
        Как понимать вопрос шефа? Уж не намеревается ли он пригласить меня поужинать куда-нибудь за счет фирмы? Я этого вполне заслуживаю, поскольку работаю не покладая рук. А может, Генри хочет назначить мне свидание? Фантазерка глупая! Шейла покачала головой. А если речь идет о сверхурочной работе?
        Она внимательно посмотрела на шефа.
        - Генри, повтори, пожалуйста. Я не расслышала.
        - Я спросил, что ты делаешь в субботу.
        - Пожалуй, ничего особенного. А в чем, собственно, дело?
        - У нас в субботу гости и...
        - Где? Здесь? - перебила она его.
        - Нет, у меня дома.
        - Понятно... - протянула Шейла, хотя ничего не поняла.
        Генри и Маргарет Рассел частенько принимают у себя гостей, но при чем здесь она, Шейла Стефенсон? Вероятно, недоумение отразилось у нее на лице, потому что Генри спросил с расстановкой:
        - Хотелось бы знать, сможешь ли ты прийти?
        - Я?!
        - Ну да, ты! - Он недовольно сдвинул брови. - Что с тобой сегодня? До тебя доходит, как до жирафа!
        Ах, какой! Шейла выпрямилась. Васильковые глаза потемнели и стали синими-синими, как сапфиры.
        - Между прочим, все то время, что я работаю у тебя, все эти...
        Он поморщился и оборвал ее:
        - Ради Бога, не напоминай о годах!
        - И не собиралась! - Шейла тряхнула головой, и прядь черных как смоль волос упала, закрыв пол-лица.
        Шесть лет прошло. Даже не верится! Она и сама не позволяет себе задумываться о годах, стремительных, будто реактивный лайнер. Зачем? Она уже давно живет и работает на автопилоте. Можно, конечно, для разнообразия поискать другое место работы, но кто в наши дни, находясь в здравом уме, станет менять порядочного во всех отношениях шефа на кота в мешке? То-то и оно! От добра добра не ищут, а лучшее - враг хорошего.
        - С самого первого дня, как я окунулась в этот сумасшедший рекламный бизнес, а ты потом вытащил меня из рутины и назначил своим секретарем-референтом...
        Генри по привычке пресек не относящийся к делу разговор.
        - Остынь!
        Шейла вспыхнула и поправила волосы. Ну вот, пожалуйста, он еще и дерзит! А почему? Да потому что мужчины, подобные Генри Расселу, как правило, не особо церемонятся с женщинами, награжденными природой пышными, как у нее, формами. Им нравятся худощавые цыпочки, даже поджарые... как... как борзые. Шейла отвела взгляд.
        - Бизнес, рутина... Какое все это имеет отношение к приглашению в гости? - недовольно пробурчал Генри.
        - Прямое! - возразила Шейла дрогнувшим голосом. - Ты никогда раньше не приглашал меня к себе в дом.
        - Потому что однажды ты весьма внятно дала понять, мол, делу время, потехе час, а смешивать одно с другим - не в твоих правилах.
        - Это правда, но по выходным дням я руководствуюсь исключением из правил.
        Генри улыбнулся.
        - Это каким же?
        - Кончил дело - гуляй смело!
        - Прекрасно! Стало быть, в субботу погуляем.
        - А по какому поводу прием?
        - У Одри день рождения.
        - Поздравляю, но... Генри опять перебил ее:
        - Понимаешь, мы с женой обещали ей устроить вечеринку, придут школьные подруги...
        - А мальчики?
        - Рановато еще. Жене пришла в голову идея пригласить наших друзей и знакомых, чтобы получилась вечеринка, а не детский утренник. Я сразу подумал о тебе.
        - А-а-а... теперь понятно.
        Шейла поправила воротничок белой шелковой блузки.
        С женой, жене... Заботлива, судя по всему, миссис Рассел, только почему ее ребенок почти безвылазно торчит в каникулы у отца в офисе? Вообще, забавная она, Одри. В курсе всех музыкальных новинок и светской жизни. Кто развелся, кто родился, кто с кем - все знает. Интересно, где была заботливая матушка в предыдущий день рождения дочери, когда Генри, Одри и она, Шейла, ходили в зоопарк?
        - Неужели год прошел с того дня, когда вы потащили меня с собой в зоопарк? - Шейла наморщила лоб. - Слушай, Одри уже одиннадцать?
        - Десять.
        - А выглядит гораздо старше и ведет себя совсем как взрослая. Весной спросила у нее, какие фильмы ей нравятся, сказала, что про любовь.
        - Акселератка! - отозвался Генри и принялся барабанить пальцами по столешнице письменного стола.
        В совершенстве владевшая языком жестов своего шефа, Шейла сразу поняла, что Генри чем-то озабочен.
        - Генри, что-то не так?
        Пальцы моментально замерли, зато глаза прищурились...
        - Почему ты об этом спрашиваешь?
        - Ты сегодня вещь в себе - слишком сосредоточенный. Такое впечатление, будто тебя что-то гнетет. Откровенно говоря, ты был таким всю прошлую неделю.
        А если уж совсем начистоту, весь этот месяц! - уточнила она, но говорить не стала.
        - Ты так хорошо изучила меня, что сможешь написать и издать мою биографию, если...
        - Если станешь знаменитым - непременно! - Она засмеялась.
        - Станешь тут, как же!
        - Что случилось, Генри? - Шейла мгновенно стерла улыбку с лица.
        - Зашиваюсь, вот что! Сроки поджимают...
        - Подключи кого-нибудь. В конце концов, ты глава агентства.
        Нет, все-таки с ним что-то не так! Никогда никакой запарки, все вовремя, клиенты довольны, все тип-топ...
        - Клиенты хотят иметь дело только со мной. - Генри вышел из-за стола и стал ходить по кабинету взад-вперед.
        - Мало ли что они хотят... - Шейла повела плечами. - Пусть воспользуются услугами. . хотя бы Чарлза! Или любого из армии умников, которым ты платишь баснословное жалованье!
        - Посмотрим... - Генри подошел к окну. - Так ты придешь? Имей в виду, Одри будет ждать тебя.
        Шейла сделала вид, будто обдумывает приглашение. Она всегда отказывалась от участия в дружеских вечеринках на работе, но сейчас шеф впервые приглашает ее к себе в дом. Интересно, у него и там такой же беспорядок? Она покосилась на заваленный бумагами письменный стол Генри и чопорно сказала:
        - Благодарю за приглашение. Я с удовольствием повидаю Одри.
        - Отлично!
        - А во сколько приходить?
        - Думаю, к шести. Хотя мы и обещали устроить празднество вечером, но дети есть дети... Ранним вечером - в самый раз.
        - А мороженое будет?
        - Обязательно! А если перестанешь злить меня, - Генри усмехнулся, - так и быть, отдам тебе свою порцию шоколадного торта.
        - Кто кого злит, это еще неизвестно! - парировала Шейла.
        Генри перестал мерить шагами комнату, сел за стол и принялся рисовать на листке бумаги какие-то геометрические фигуры.
        Слава Богу, настроение у шефа улучшилось, на него даже снизошло вдохновение! Шейла искоса бросала на Генри взгляды, стараясь понять, с какой стати он пригласил ее к себе домой.
        - Хочешь кофе? - спросила она немного погодя.
        - То, что надо! - отозвался он.
        Шейла была уже у двери, когда Генри окликнул ее. Она обернулась. Ничего себе синячищи у него под глазами! Не мешало бы ему выспаться как следует...
        Генри откинулся на спинку кресла.
        - Шейла, пару таблеток аспирина и кофе покрепче!
        - Ах, вон оно что! Похмельный синдром или я ошибаюсь?
        Он помрачнел.
        - Я всего лишь попросил пару таблеток аспирина, а это вовсе не означает, будто я собираюсь пройти полное медицинское обследование у своего секретаря.
        Шейла умела держать удар.
        - Сию минуту, шеф! - только и сказала она.
        В маленькой кухоньке Шейла помолола кофе и включила электрический чайник. Ожидая, пока закипит вода, она смотрела из окна на лондонские крыши.
        Посчастливилось же ей найти работу в самом центре Сити! Разве нет? Да! Кто она такая? Закончила курсы машинописи и стенографии, вот и все. Она, конечно, старается, всегда в курсе дел, за собой следит. Даже кухня, и та в порядке! Шейла достала из шкафчика поднос и жестяную коробку бисквитов с изюмом. Генри, когда взял ее на работу, обмолвился мимоходом: мол, имидж - это все. Имидж имиджем, а компетентность и расторопность тоже немало.
        Она вспомнила день, когда узнала, что шеф женат и у него маленькая дочь. Сначала испытала разочарование, но потом твердо решила стать правой рукой шефа.
        Генри еще и тридцати трех нет, а он уже пользуется широкой известностью в мире рекламы, где царит острейшая конкуренция. Очень талантливый человек! Поговаривают, любой проект под его именем обречен на успех. Что касается рекламных текстов, тут Генри вообще нет равных. А ведь со стороны кажется, будто его восхождение на рекламный Олимп - плевое дело! Вот уж чего нет, того нет... Кому, как не Шейле, знать, какие усилия затрачивает Генри Рассел, чтобы держаться на высоте!
        Шейла высыпала кофе в турку, залила кипятком, поставила на конфорку электрической двухконфорочной плитки. Растерла в медной ступке несколько зерен кардамона. Кардамон прямо в чашку. Генри так любит. Она его вкусы знает.
        Генри Рассел начинал свою карьеру в одном из крупнейших лондонских агентств по рекламе. Там к нему сразу стали приглядываться, и спустя какое-то время он запустил две удачные рекламы, получившие профессиональные премии. Успех был ошеломляющим.
        Именно тогда они и познакомились. Поскольку Шейле предложили хорошие деньги, в которых она нуждалась, и дело, к которому хотелось приложить руки, она сразу поддалась соблазну.
        Генри моментально разглядел в Шейле достоинства, дополняющие его собственные. Мисс Стефенсон оказалась пунктуальной, исполнительной и здравомыслящей. Кроме того, она не висела часами на телефоне, а когда возвращалась с обеда, не гоготала, как некоторые, хватившие лишку.
        Довольно скоро Генри ушел из фирмы и взял с собой Шейлу. Генри совместно с приятелем Чарлзом Грейди создал собственную фирму «Рассел-Грейди», Шейла стала их первым сотрудником. Спустя какое-то время во вновь созданном агентстве по рекламе собрались блестящие умы.
        Шейла работала с Генри так давно, что иногда ощущала себя частью антуража, или, как теперь говорят, чем-то вроде мебели. А порой ей казалось, что годы, проведенные бок о бок с Генри, пронеслись в один миг. И только его обаяние оставалось неизменным и никуда не исчезало. Более того, оно притягивало Шейлу, точь-в-точь как мотылька яркий свет.
        Как у всех творческих натур, у Генри были свои недостатки. Время от времени он становился брюзгливым, взрывным и нетерпеливым. Но все это с лихвой окупалось его увлеченностью делом, игрой ума и обворожительной улыбкой, от которой женщины нередко теряли голову. Генри был крайне требователен, частенько устраивал разносы и нагоняи, но все равно оставался кумиром дам.
        Шейла видела в Генри прежде всего бизнесмена, у которого дел невпроворот, а он четко знал, что может положиться на свою секретаршу практически во всем.
        Конечно, он ей нравился, да и как иначе, если все женщины агентства втайне были от него без ума?
        Почти всегда в джинсах, отчего ноги казались неправдоподобно длинными, в рубашке с распахнутым воротом, подчеркивавшей мускулистый торс, Генри обожал работать босиком. Собственно, поэтому все точно знали, что рост у него - шесть футов два дюйма.
        Волосы цвета воронова крыла лежали волнистой гривой - руки парикмахера явно касались их нечасто. Особая притягательность таилась во взгляде бархатистых глаз - темных, почти чернильных.
        Шейла вздохнула. Нелегко, конечно, работать с личностью, способной одним своим присутствием в рекламном ролике оставить с носом всех конкурентов!
        - Ау-у-у... Как там кофе? - пророкотал мягкий баритон Генри.
        Достав аспирин из аптечки, Шейла поспешила к шефу.
        - Ты что, в Йемен успела смотаться на уборку урожая кофейных зерен?
        - А ты, на мой взгляд, заболел. Бледный как смерть...
        - Нет, просто не выспался, - буркнул Генри, помрачнев.
        - Ладно, не хмурься! Я тебе помогу. А пока выпей кофе. С кардамоном, как ты любишь...
        Удивительный человек! Его постоянно окружает столько соблазнов, что и святой свернет с пути истинного. Сногсшибательные модели, манекенщицы и актрисы обивают порог его офиса, а Генри хоть бы что... То есть он просто не интересуется ими... как мужчина, разумеется. И притягательность его, естественно, лишь возрастает! Переменчивый, как погода, колючий, будто ветер в ненастье, он способен обаять любого, подвела Шейла итог своим мыслям.
        - Шейла?
        - Да, Генри?
        - А сколько тебе лет?
        - Здрасьте вам! Ведь ты же знаешь!
        Он сделал большой глоток кофе, отправил в рот пару бисквитов и после паузы сказал:
        - Я не знаю сколько точно.
        Шейла насмешливо вскинула брови.
        - А насколько точно тебе надо? До минуты? Ты что, составляешь мой гороскоп?
        - Очень смешно!
        - Вот именно! Разве тебе не известно, что спрашивать даму о возрасте неприлично?
        - А я не вижу здесь даму, только молодую женщину! Или я ошибаюсь? - не остался он в долгу.
        Шейла вспыхнула как маков цвет, что вовсе не входило в ее планы.
        Генри немедленно отреагировал.
        - А чего это ты покраснела?
        - Все из-за твоих шуточек!
        - Уж будто бы... Вы, мисс, чересчур конфузливы, вот что я вам скажу.
        - Совсем не в этом дело! Просто у каждого есть маленькие тайны, которые не обсуждаются даже с друзьями.
        - Значит, не скажешь, сколько тебе лет?
        - Мне двадцать семь, скоро будет двадцать восемь. А зачем тебе?
        - Разве обязательно должна быть причина?
        - Конечно! Например, я не понимаю, почему ты не удосужился пригласить меня к себе домой в прошлом году, в позапрошлом... Как-никак я целых шесть лет рядом с тобой!
        - А может, я надумал приготовить тебе сюрприз.
        - Сюрприз? Интересно... Вероятнее всего, завтра утром ты появишься вовремя.
        Генри рассмеялся, но смех получился неискренним.
        - Ты права, - со вздохом признал он. - В последнее время я частенько опаздываю.
        Шейла без всякой надобности выровняла стопку бумаг на своем столе. Он, видите ли, опаздывает... А почему, хотелось бы знать? Никогда не спрашивала, не собирается и другим не советует. Просто у мужчин всегда найдется сто уважительных причин, а у тех, кто опаздывает, жены те еще штучки!
        - Генри, скажи, пожалуйста, откуда внезапный интерес к моему возрасту? Может, решил повысить мне жалованье как ветерану фирмы? Или надумал наградить ценным подарком за долготерпение?
        Пропустив мимо ушей прозрачный намек о прибавке к зарплате, Генри произнес с грустью в голосе:
        - Жаль, что ты уже приближаешься к тридцати.
        - Очень жаль, - согласилась Шейла. - Особенно когда ты это говоришь, потому что это не так. До тридцати, к твоему сведению, мне еще больше двух лет, а кроме того, тридцать лет не так-то уж и много! Клеопатре было сорок восемь, когда Антоний ради нее отрекся от власти над миром.
        Генри задумался, после чего неожиданно спросил:
        - Слушай, а мужчина у тебя есть?
        Шейла поперхнулась. Да что с ним сегодня такое? Никогда раньше шеф не интересовался моей личной жизнью.
        - Ты имеешь в виду... близкого друга? - спросила она, задержав дыхание.
        - Господи, Шейла! Я же не спрашиваю, с кем ты проводишь досуг, я совсем о другом.
        Шейла смешалась. Если бы он только знал! Ее тайна неизвестна никому, даже сестре, хотя та, похоже, догадывается. Скоро стукнет двадцать восемь, а она, Шейла Стефенсон, все еще девственница. И это в свободном обществе, где опыт ценится превыше всего!
        - У меня никого нет, - сказала она наконец, стараясь, чтобы голос звучал непринужденно. - Я хожу на курсы итальянского, много читаю, я по горло занята всякими интересными делами. Мне никто не нужен, потому что я не скучаю. И вообще, ответь, какая муха тебя укусила? С чего это ты заинтересовался моей анкетой?
        - Просто так! - Он отправил в рот еще пару бисквитов.
        - Ты что, не завтракал сегодня?
        - А как ты догадалась?
        - Да ты чуть палец себе не откусил! Генри улыбнулся, слизывая с ладони приставшую крошку.
        - Знаешь, ты такая умная, жизнерадостная, невероятно терпеливая. - Он бросил на нее внимательный взгляд. - Шейла, а ты не задумывалась о том, чтобы поменять работу, то есть заняться чем-нибудь другим?
        Вот это вопросик! Шейла мысленно всплеснула руками. Допустим, я не топ-модель и талия у меня далеко не осиная, но что касается работы, здесь меня можно считать асом, здесь мне нет равных... Он что, хочет, чтобы я ушла?!
        - Генри, в чем дело? Если ты намерен от меня избавиться, так и скажи. Только я не понимаю, в чем провинилась.
        Шейла достала пудреницу, открыла ее, поправила перед зеркальцем прическу. Посмотрела на свое отражение и осталась довольна. Синие глаза, цвет лица изумительный. И носик аккуратный, и овал лица продолговатый...
        - Если хочешь знать, я не в силах представить эту контору без тебя! - Генри вскочил и зашлепал босиком по ковру.
        - Шеф, не морочьте мне голову! Вы что, считаете, я завязла в каждодневной рутине?
        - Я так не считаю, но кое-кто...
        Шейла не позволила ему закончить фразу и спросила без обиняков:
        - Тебя Стефани обработала?
        - Стефани?
        - Ну да! Моя сестра...
        - Наша топ-модель?
        - Вообще-то, она сейчас не так много работает моделью. Во всяком случае, с тех пор, как у нее завязался роман с Рупертом Троллопом...
        - И что же, Стефани не одобряет наше с тобой сотрудничество?
        Шейла закусила губу. Уж лучше бы они не начинали этот разговор! Жить гораздо легче, если плывешь по течению и не задаешь слишком много вопросов.
        - Она считает, что шесть лет на одном и том же месте - это чересчур долго.
        - И она права! - отрубил Генри.
        Шейла подняла на него полные тревоги глаза. Получается, он не собирается возражать, если его секретарша станет подыскивать себе работу...
        Генри заметил ее испуг и усмехнулся.
        - Интересно, что за мысли рождаются в твоей хорошенькой головке?
        - Не надо разговаривать со мной в таком тоне и не надо грешить против истины!
        - Ничего себе! В чем же это я согрешил?
        - На самом деле я себя хорошенькой не считаю.
        - Ну, это как для кого! На вкус и цвет товарища нет, я как раз считаю тебя очень даже хорошенькой. Глаза - сапфиры, цвет лица можно сравнить с кремовыми розами, умытыми весенним дождем...
        - Прибереги свой поэтический дар для рекламы! И вообще, Генри, на мой взгляд, ты стараешься меня убедить, будто рабочие отношения мало-помалу сходят на нет. Наверное, какая-то девица домогается моего места!
        - Ты меня уморишь, ей-богу! Давай лучше выясним, почему твоя сестра настроена против меня. Ведь мы с ней виделись всего-то пару раз!
        Шейла пожала плечами.
        - Ну, ты понимаешь...
        - Нет, не понимаю. Совершенно меня не знает, а берется судить!
        - Она... она...
        - Что она? - Генри слегка повысил голос.
        Шейла наморщила лоб. Стефани вечно сует свой нос, куда не просят! Вот, пожалуйста, ее безапелляционное суждение дошло каким-то образом до Генри! А ведь дело совсем в другом. Сестра полагает, что я витаю в облаках и понапрасну гублю свою молодость ради мужчины, который и не смотрит в мою сторону. Ну и что? Он мне нравится, я с удовольствием с ним работаю. И это вовсе не означает, что в один прекрасный день я потеряю себя...
        - Стефани кажется, что перемена места работы пойдет мне на пользу.
        - Об этом стоит подумать.
        - Вот и подумай! Если ты имеешь в виду...
        - Ничего я не имею в виду! - перебил он. - Просто стоит рассмотреть возможные варианты.
        Шейла покачала головой.
        - Возможные варианты... Откуда им взяться? Если бы у меня была специальность... хотя бы бухгалтера. А за таким кадром, как я, вряд ли кто станет охотиться.
        - Пожалуй, ты права, - поддел ее Генри. - А сейчас у тебя много работы?
        - Не очень.
        Шейле хотелось, чтобы ответ прозвучал непринужденно, но увы и ах! Она лишилась ровно половины самоуверенности после того, как Генри заронил в ее душу семена сомнения.
        - Иначе я бы тут не болтала с тобой, - добавила она унылым голосом.
        - Тогда, может, сбегаешь за апельсинами?
        Шейла кивнула.
        - А сколько надо?
        - Штук десять.
        - Зачем они тебе - лопать или просто любоваться?
        - Просто любоваться. Мне нужен объект для вдохновения. Раскручивается новый проект с соками, а Чарлз занят расчетами. Сейчас главное - найти ключевую фразу для рекламы. Необходимо, чтобы покупатель сломя голову помчался в супермаркет за соками «Джерри». Есть какие-нибудь идеи?
        Шейла задумалась. Вот я, например, за какие свойства люблю апельсиновый сок больше других?
        - Все обычно говорят о том, какой апельсиновый сок сладкий.
        - Ну, сладкий, а дальше?
        - А почему бы не сыграть на каком-нибудь неожиданном свойстве? Скажем, на том, какой он... кусачий, что ли...
        - Развей свою мысль.
        Шейла пожала плечами.
        - Да тут куча вариантов! Например, сок натощак вызывает аппетит. Ну, что-то в этом роде. Впрочем, ты и сам знаешь! У тебя всегда классные тексты.
        - Это, конечно, так... - задумчиво произнес Генри. - Слушай, а не заняться ли тебе развитием идей? Похоже, ты и впрямь сидишь не на своем месте.
        - Я-то на своем! - Шейла открыла копилку с мелочью. - Если у меня живое воображение и я предприимчивая особа, то это вовсе не означает, будто мне очень хочется выдумывать рекламные тексты.
        Генри засмеялся, а потом спросил:
        - Так ты придешь на день рождения к Одри в субботу?
        - Ни за что на свете не пропущу этот праздник! - заверила Шейла и отправилась за апельсинами.

3

        В трубке щелкнуло, затем раздался протяжный женский голос:
        - Алло-о-о?
        Шейла помедлила, прежде чем спросить:
        - Стефани, это ты?
        - А кто же еще! Ты что, уже не узнаешь голос родной сестры?
        - Он у тебя... какой-то странный.
        Стефани вздохнула.
        - Слушай, меня все уже достали, а Руперт опять вкалывает, будто невольник на плантации. А как твои дела?
        - Нормально. - Шейла помолчала, а затем добавила: - Генри пригласил меня к ним в субботу в гости.
        - Ну ты смотри! А что, его бабенка не возражает?
        Шейла сосчитала про себя до десяти. Она, конечно, любит свою сестру, но иногда так и хочется наподдать Стефани!
        - А какое мне дело?! - с вызовом ответила Шейла. - Уж, наверное, обговорили все до того, как приглашать. Только прошу тебя, Стефани, не строй никаких догадок. Я Маргарет Рассел не конкурентка, и, если хочешь знать, она мне нравится.
        - А то как же! Ты...
        Шейла решила пресечь бурный поток фантазии сестры.
        - Да, она мне нравится, хотя я и знаю ее очень мало. А приглашают они меня потому, что у Одри день рождения.
        - А-а-а...
        - Почему ты говоришь таким тоном?
        - Да так просто! Я-то подумала, что он пригласил тебя на званый ужин, где будут шнырять акулы рекламного бизнеса.
        - Ты прекрасно знаешь, что я терпеть не могу такие мероприятия.
        - Знаю, знаю... С детишками, конечно, не придется напрягаться.
        - Стефани, не надо язвить.
        - И не думала! Просто хочу быть объективной и, возможно, выглядеть в глазах других твоей защитницей.
        - Защитницей? Ты серьезно?
        - Конечно! К примеру, меня несколько тревожит это приглашение.
        - Почему?
        - Потому что поход в гости станет событием в твоей жизни.
        - Ничего подобного!
        - Да?! - хмыкнула Стефани. - Любопытно... Стало быть, ты только и делаешь, что развлекаешься...
        Черт возьми! Ну почему Стефани все время заставляет меня оправдываться?! - возмутилась Шейла и довольно резко сказала:
        - Представь себе! На прошлой неделе вся наша итальянская группа ходила в ресторан. Было очень весело!
        - А мужчины-то там были?
        - Навалом! - отрезала Шейла.
        Она вспомнила официанта из старинного лондонского отеля «Чеширский сыр», славящегося традиционными английскими блюдами. На занятиях он садился рядом с ней и все бубнил, что собирается в отпуск в Палермо с целью разыскать каких-то дальних родственников. Парень краснел и бледнел, прежде чем отважился пригласить ее поехать вместе с ним. Шейла, конечно, вежливо отказалась. Еще есть один довольно милый скульптор. Она всегда платит за его пиво, когда после занятий они иной раз заглядывают в паб. У него вечно ветер гуляет в карманах! Ему всего двадцать, но зато он дружелюбный и интересный собеседник.
        - Мужики-то хоть подходящие? - поинтересовалась Стефани.
        - Это смотря кому что надо!
        - Послушай, если все так замечательно, зачем тогда ты мне звонишь?
        - Потому что не знаю, что мне надеть!
        Стефани вздохнула, но не сказала ни слова.
        - Я ничего не собираюсь просить из твоих вещей, - заторопилась Шейла, почувствовав, что сестра в замешательстве. - Я все равно не влезу в твои наряды двенадцатого размера.
        - У меня уже четырнадцатый! - В голосе Стефани прозвучала трагедия вселенского масштаба.
        Шейла не удержалась от шпильки:
        - И как только ты с этим живешь!
        Господи, я была бы счастлива, имея параметры, отдаленно приближающиеся к восемнадцатому! - подумала Шейла, которая набрала вес еще подростком, да так и не смогла похудеть.
        - Ладно, сама соображу, как одеться, - буркнула она в трубку.
        В самом деле, никто не виноват, что она не тростиночка. Росла, прямо скажем, не в тепличных условиях. Нарушенный в детстве обмен веществ не так-то просто привести в норму даже в отрочестве, а уж потом...
        - Надень джинсы! - посоветовала Стефани. - Это удобно, когда возишься с детьми.
        Вот ведь зараза какая! Шейла снова сосчитала до десяти.
        - Джинсы? Да ты что! Я в них форменный бегемот...
        - Дорогая сестра, я затрудняюсь перечислить наряды, в которых ты смогла бы положить народ на лопатки! Сама-то в чем хочешь пойти?
        - Как ты считаешь, нормально будет, если я надену кремовые брюки с топом, что мы покупали вместе с тобой?
        - То, что надо! Этот цвет идет брюнеткам, он придает матовый оттенок коже лица. Заколи волосы перламутровыми заколками, которые я подарила тебе к двадцатилетию.
        - Хорошо, спасибо.
        - Эй, Шейла?
        - Ну?
        - Ты настоящая леди! Помни об этом и этим руководствуйся.

        Заключительные слова сестры отзывались эхом в ушах Шейлы, когда субботним вечером она стояла напротив особняка в викторианском стиле и собирала в кулак все свое мужество, чтобы наконец перейти дорогу.
        Жаль, что не выпила успокоительной микстуры перед выходом из дома! Шейла опустила взгляд на свои плетеные босоножки. Жарища, как в Африке, хотя солнце и клонится к закату. Хороша бы я была в лодочках...
        Шериданы жили в Кенсингтоне, фешенебельном районе на юго-западе центральной части Лондона, известном дворцом, в котором родилась королева Виктория, а также роскошными магазинами и особняками.
        Шейле пришлось целых полтора часа добираться сюда из своего скромного жилища в Клапаме, районе, расположенном на юге Лондона и являющемся крупнейшим железнодорожным узлом.
        Сначала она ехала на метро. В вагоне было невыносимо душно, но она не ощутила облегчения, когда выбралась на белый свет и зашагала в сторону Холланд-парка, неподалеку от которого находился особняк Генри Рассела.
        Никакого намека на ветерок! Шейла выпятила нижнюю губу и дунула себе под нос. Уфф! . Она вытерла тыльной стороной ладони покрывшийся испариной лоб и неожиданно ощутила какое-то беспокойство. Показалось, будто за ней наблюдают. Она перевела взгляд с парадной двери на полукруглое окошко с матовыми стеклами на втором этаже, прямо над крыльцом, и поежилась. Так и есть! Прищурившись, она разглядела силуэт Генри.
        Ага, ждет... Что ж, как говорится, была не была!
        Шейла перешла дорогу, поднялась по ступенькам и с силой нажала на пуговку звонка.
        Дверь открыла Одри. В короткой джинсовой юбочке и стильной голубой маечке она выглядела старше своих десяти лет. Темно-карие глаза и кудрявые темные волосы придавали ей сходство с отцом, а веснушчатый курносый носик и длинные стройные ножки девочка явно унаследовала от матери. Туфли на каблуке делали их еще длиннее.
        - Одри, с днем рождения тебя! - просияла Шейла и протянула подарок. - Какая шикарная на тебе кофточка!
        Как ни странно, девочка меньше всего была склонна обсуждать свой наряд. Она бросилась обнимать Шейлу, что было насколько удивительно, настолько и трогательно.
        - Шейла! - воскликнула Одри. - Ты пришла первая! Я так рада! Это я уговорила папочку пригласить тебя!
        Шейла выдавила улыбку, но ничего не могла поделать со своим сердцем - оно бухнуло в ребра. Вот как! Оказывается, идея пригласить меня принадлежит Одри, а вовсе не Генри.
        - Я очень рада и даже польщена твоим приглашением. - Шейла не лукавила. - В последнее время я не часто хожу на дни рождения.
        - А почему?
        - Понимаешь, взрослые обычно справляют свое совершеннолетие...
        - Это когда двадцать один? - перебила Одри.
        - Ну да! И когда сорок...
        - Какая скучища!
        - Не могу с тобой не согласиться, - засмеялась Шейла. - А теперь разворачивай подарок и скажи, нравится он тебе или нет. Если он тебе не нужен, его всегда можно обменять.
        Девочку не пришлось долго уговаривать. Она опустилась на колени, разорвала нарядную упаковочную бумагу. В коробке оказались акварельные краски, пакетик с пастельными мелками и большая пачка бумаги для рисования.
        - Ну как? - поинтересовалась Шейла, присев на корточки. - Мне казалось, ты любишь рисовать, как и твой папа...
        - Вот это подарок! - с жаром воскликнула Одри, глядя на Шейлу сияющими глазами. - Мне ужасно нравится!
        Шейла заулыбалась.
        - Знаешь, что мне подсказало идею подарка? Рождественская открытка, которую ты нарисовала для меня. Я ее храню и все собираюсь вставить в рамку.
        - Правда?
        - Ну конечно! - кивнула Шейла. - Одри, ты прирожденный художник. У тебя талант, как и у папы.
        - А у папы точно талант?
        - Вне всякого сомнения! Твой папа самый талантливый из всех.
        - Ну, спасибо тебе, Шейла! - раздался голос Генри.
        Шейла обернулась. Он стоял на верхней ступеньке лестницы, и оставалось только догадываться, как давно он наблюдает за ними.
        - Приятно слышать такие дифирамбы, в особенности от собственного референта, вечно упрекающего меня в беспорядке!
        - Да если бы я этого не делала, никогда бы не смогла пробраться к своему рабочему месту через Монбланы бумаг там и сям!
        Ее ответ прозвучал довольно резко, зато сердце чуточку успокоилось.
        Шейле было странно видеть Генри в непривычной для нее обстановке, поскольку их отношения развивались на фоне совместной работы. Даже когда случалось обедать с клиентами в каком-нибудь ресторане, все происходило строго официально. Сейчас она чувствовала себя немного не в своей тарелке. Шейла поднялась с грацией, на какую была способна.
        - Знаешь, Генри, а у тебя прекрасный дом.
        А что это он так внимательно смотрит на меня, будто видит впервые? Она ощутила неуверенность и попыталась взглянуть на себя его глазами. Брюки и топ из шелка цвета топленого молока простого, даже примитивного покроя выглядят на мне весьма элегантно. Натуральный шелк - это всегда шик! Тем более что мягкость материи при соприкосновении с кожей успокаивает, а это, как ни странно, придает всему облику женственность.
        Впрочем, что тут странного? Женщина всегда положительно реагирует на ласку. Однако прийти в таком наряде на работу я не отважусь. Но ведь говорят, что мужчина любит глазами. Стало быть, сегодня Генри как бы увидел меня впервые.
        - Шейла, - тихо сказал он, - ты выглядишь божественно!
        - Спасибо за комплимент, - улыбнулась она.
        - Это факт, а не комплимент. В таком наряде ты совершенно другая.
        - Зато ты такой, как всегда! - парировала она.
        Да, но почему Одри стоит столбиком? И вообще, почему мы в холле, а не в саду, скажем, или в гостиной, к примеру? - удивилась Шейла. В офисе я всегда предлагаю посетителям прохладительные напитки. Особенно в жару...
        - А где Маргарет? Я хочу ее поздравить.
        - Мама придет поздно, - сообщила Одри.
        - Маргарет даже сегодня прикована к работе, как раб к галере, - пошутил Генри, но шутка повисла в воздухе.
        - Она срочно приводит в порядок костюмы группы Эрвина Нейла. У них вот-вот начнутся гастроли, - вмешалась в разговор Одри. - Мама у них дизайнер по костюмам.
        У Шейлы округлились глаза.
        - Вот это да! Последний диск группы Нейла просто сногсшибательный!
        - Да ладно уж! Они всего-навсего кучка самовлюбленных развратников.
        - Одри! - прикрикнул Генри. - Не забывайся...
        - Папа, но ты же сам так говорил.
        - Да, говорил, но не тебе...
        В это время в дверь позвонили.
        - Ура! - вскрикнула Одри. - Это мои подружки. - Она бросилась открывать. - Девочки, проходите! Я вам очень рада. Как здорово, что вы пришли вместе!
        - Нас привезла мама Элинор! - сказали девочки хором.
        Нарядная Элинор сделала шаг вперед и протянула виновнице торжества огромную коробку в зеленой оберточной бумаге с большим красным бантом.
        - Одри! Я, Конни и Агнес купили тебе в подарок роликовые коньки. Мы поздравляем тебя с днем рождения, и моя мама тоже! Она нас привезла на своем пикапе.
        - Спасибо, девочки! Коньки - это отпад!
        - А Кора купила тебе пластинку Ширли Бейси, - продолжила Элинор.
        - Благодарю за испорченный сюрприз! - фыркнула Кора, протягивая Одри розовый пакет.
        - Ничего страшного, я уже достаточно взрослая для всяких сюрпризов! - заявила Одри. - Сейчас пойдем ко мне и сразу послушаем.
        - Кайф! - воскликнули девочки хором и умчались.
        - Какие славные девчушки! - заметила Шейла.
        - Да-да! - откликнулся Генри и украдкой посмотрел на часы.
        Шейла отреагировала мгновенно:
        - Генри, говори, что надо делать.
        - Пойдем в гостиную и пропустим по рюмочке!
        - Это мы всегда успеем, а сначала надо накрыть на стол. Может, обойдемся мороженым и кока-колой?
        - Ничего делать не нужно. Теперь молодежь празднует день рождения на свой лад. Так что не будет никакого мороженого, никаких тортов...
        - Ну вот, а обещал...
        - Так и быть, на днях приглашу тебя в кондитерскую! - Генри наконец улыбнулся. - Одри позвонила в итальянский ресторанчик и заказала спагетти, пиццу и что-то там еще. Скоро привезут. Вот как теперь все просто, а моя матушка, помню, хлопотала всю неделю накануне моего дня рождения.
        - А у меня их никогда не было! - вздохнула Шейла.
        - Как это никогда? - не поверил Генри.
        - Не отмечали мой день рождения, да и все! Ты считаешь, это ужасно?
        - Почему ужасно? Просто необычно... Скажи, это в традициях твоей семьи?
        - Нет. Но давай оставим эту тему! Тебе будет неинтересно.
        - Откуда тебе знать, что мне интересно, а что нет? И вообще, не затыкай мне рот - мы не на работе!
        - Во-первых, на работе мы ни о чем подобном не говорим, а во-вторых, ты меня с кем-то путаешь. Это я насчет затыкания рта.
        - Не увиливай! Отвечай, почему тебе не устраивали праздников?
        - Господи, какой ты настырный!
        - С тобой иначе нельзя. Ну и что там с твоим детством?
        - Жаль все-таки, что мы не на работе. Знаешь, почему у меня нет высшего образования?
        - Пока не знаю, но, если скажешь, буду знать.
        - Потому что моя мама рано овдовела, осталась с двумя детьми и всю жизнь работала не покладая рук, чтобы прокормить нас с сестрой. Мы экономили на всем, и мама всегда была усталая, так что о днях рождения не могло быть и речи. Правда, иногда она пекла бисквитный торт, мы его украшали свечками и пировали втроем. - Шейла помолчала. - В последний раз мы праздновали, когда Стефани исполнилось десять лет - столько же, сколько сегодня Одри.
        - А что было потом?
        Шейла пристально взглянула на него и тихо спросила:
        - Хочешь услышать историю моего детства до конца?
        - Хотелось бы...
        - Только избавь меня от проявления сочувствия. Договорились?
        Он кивнул.
        - А потом мама заболела. Тяжелая болезнь приковала ее к постели. Она умерла в прошлом году.
        - А ты за ней ухаживала... - произнес Генри вполголоса.
        - Ухаживала и зарабатывала деньги нелегким трудом.
        - Понятно... Это многое объясняет.
        Шейла машинально поправила заколки в волосах и, глядя ему прямо в глаза, спросила:
        - Что именно?
        - Твою сердечность, зрелость... основательность и домовитость. - Он улыбнулся. - Так не пойти ли нам в гостиную и не выпить ли чего-нибудь?
        Она улыбнулась.
        - Хорошая мысль!
        Окна гостиной выходили в сад. Шейла окинула комнату внимательным взглядом и пришла к выводу, что у Маргарет хороший вкус. Выдержанная в золотисто-оливковых тонах просторная комната располагала к отдыху и покою. Уже хозяйничали ранние сумерки. В широкое окно заглядывали благоухающие чайные розы и оранжевый апельсин заходящего солнца. На сервировочном столике, прямо перед окном, стояли бутылки с шампанским. Одна из них мерзла в ведерке со льдом.
        Шейла опустилась в кресло.
        - Я, как примерный бойскаут, всегда готов! - сказал Генри, откупоривая бутылку.
        Он налил шампанское в бокалы на высокой тонкой ножке. Один протянул Шейле.
        - Счастья, здоровья, успехов и всего самого хорошего твоей Одри! - пожелала она и отпила из своего бокала ровно половину.
        - А я желаю того же самого тебе! - откликнулся Генри.
        Шейла сделала протестующий жест.
        - При чем здесь я? - Она отпила глоток, чтобы проглотить комок, подступивший к горлу.
        - Да, Шейла! Я тебе желаю счастья. Пусть его будет много!
        - Знаешь, я об этом часто думаю и пришла к выводу, что в моих воспоминаниях счастье скукожилось, будто дешевая ткань после стирки, зато несчастья помню все до одного.
        Генри подошел к приоткрытой двери. Распахнул ее.
        - Может, пойдем в беседку?
        - Мне нравится здесь. Такие чудные розы! Кто занимается садом, ты или Маргарет?
        - У моей жены ярко выраженная антипатия к земле и насекомым.
        - А у тебя?
        - Я люблю возиться со всякими цветами-саженцами, люблю наблюдать, как они укореняются и растут. Однако держу садовника, потому что свободное время предпочитаю отдавать дочери.
        - Ты хороший отец! - выпалила Шейла и осеклась: черт, еще подумает, будто я намекаю на отсутствие Маргарет! - А кого мы ждем?
        - Ты имеешь в виду подружек Одри?
        - Нет, взрослых.
        - Только хозяйку дома. Не исключено, что в последний момент ей придет в голову прихватить с собой кого-нибудь. В этом смысле она непредсказуема. - Он невесело усмехнулся.
        - А дедушки и бабушки?
        - Мои родители уже умерли, а предки Маргарет давным-давно в разводе. С отцом она не видится, а мать живет в Новой Зеландии.
        - А крестные?
        Генри покачал головой.
        - Дело в том, что мы так и не окрестили Одри. Маргарет в любой религии отвергает ритуал. - Он отпил из бокала. - Ты, конечно, не одобряешь.
        - Мое мнение не стоит принимать в расчет. - Шейла приподняла свой бокал. - Благодарю за оказанную мне честь: ведь я единственная взрослая, получившая приглашение.
        Генри подлил шампанского ей и себе.
        - А ты не допускаешь, что я специально заманил тебя сюда под благовидным предлогом?
        - С какой целью? - небрежно осведомилась Шейла, хотя сердце ее заколотилось как бешеное, а в голову нагрянули мысли одна безрассуднее другой.
        - Знаешь ли... - начал было Генри, но она со смехом оборвала его:
        - Знаю, знаю! Я понадобилась, чтобы собрать остатки спагетти и пиццы с пола.
        - Шейла, я убежден, ты не сегодня-завтра затмишь меня в рекламном бизнесе.
        - Вряд ли... - Она стала серьезной. - Ну и зачем я тебе понадобилась?
        - Решил, что вдвоем мы сообразим, чем занять юных леди после застолья.
        - Между прочим, в этом плане они нам дадут сто очков вперед. Современные девочки не умеют скучать.
        - Ну, ты прямо бакалавр педагогических наук! Скажи, а нет ли у тебя собственных детей, о которых никому ничего неизвестно? - пошутил Генри.
        Однако Шейла шутку не оценила, поскольку ответила совершенно серьезно:
        - Детей у меня нет, но я воспитывала сестру и кое-что в этом деле смыслю.
        - Но теперь, когда Стефани выросла, тебе стало не о ком заботиться.
        - И что? Для чего ты это сказал?
        - Как для Чего? Всю жизнь о ней заботилась, а сейчас...
        - А сейчас у меня и потребности такой нет! - оборвала его Шейла.
        - Не придумывай! Тебе непременно надо кого-либо опекать - такова уж твоя натура.
        - Уж не тебя ли? - поддела Шейла.
        Генри собрался было развить свою мысль, но в это время хлопнула парадная дверь, а затем раздались голоса и приглушенный смех.
        - Это, наверное, моя жена! - произнес он отрывисто.
        И в ту же секунду в гостиную вошла Маргарет в сопровождении четырех вычурно одетых мужчин и до такой степени одинаковых, будто в игре «найди отличие».
        Шейла окинула их быстрым взглядом. Хозяйка дома привела с собой Эрвина Нейла и всю его банду, решила она.
        Высокая и стройная Маргарет, обладавшая каким-то внутренним запалом, от которого обмирают юноши-подростки, грациозно склонилась над сидящим в кресле мужем и чмокнула его в макушку.
        - Привет, милый! А это кто? - Она прищурилась. - А-а-а... это ты, Шейла! Наш незаменимый помощник... Рада тебя видеть.
        - Я тоже, - улыбнулась Шейла.
        Маргарет ответила улыбкой, и Шейла подумала, что именно такие улыбки называют ослепительными.
        Впрочем, Маргарет не так часто улыбалась, однако она обладала еще одним, не менее ослепительным свойством - в ней был шарм. Или, как нынче принято говорить, стиль, который нельзя описать и купить за деньги. Одним словом, она могла вырядиться в платье, купленное у старьевщика, и выглядеть в нем на миллион.
        Сейчас на ней были зеленые бархатные мини-шорты и под цвет крохотное болеро, едва прикрывавшее маленькую грудь. Тронутый легким загаром, без единой складочки оголенный животик притягивал взгляд.
        Интересно, что думает Генри по поводу наряда своей жены? Дело, собственно, не в наряде... Ведь не подросток же Маргарет, в самом деле! Шейла перевела взгляд на музыкантов.
        Длинные волосы и мертвенная бледность лиц свидетельствовали о том, что они стопроцентные звезды. Хотя Шейла и не была фанаткой, у нее перехватило дыхание, когда в одном из них она узнала Эрвина Нейла.
        Он потягивал пиво прямо из бутылки, поэтому глаза у него казались узенькими щелочками.
        Шейла наблюдала за ним, осознавая, что только знаменитости могут позволить себе начихать на все правила приличия.
        Перехватив ее взгляд, он слегка приподнял веки, и в этот момент ей стало понятно, почему во время его выступлений девицы в любой стране мира беснуются и готовы изобразить повальный стриптиз.
        Его глаза излучали секс или, как выражаются физики-ядерщики, фонили - повышенная радиация существовала как фон.
        Для того чтобы считаться красивым в общепринятом смысле этого слова, Эрвин был недостаточно высокого роста. Но широченные плечи и узкие бедра, слишком белая кожа и ярко-зеленые глаза, дикарские песни о любви и запоминающиеся мелодии придавали всему его облику сумасшедшую дикую красоту.
        Ничего удивительного, что девицы сходят с ума от любви к нему, подумала Шейла и покосилась на Генри.
        Эрвин Нейл обернулся к Маргарет и сказал:
        - Детка, хочешь, мы сыграем что-нибудь для твоего ребенка? У нас вся аппаратура с собой.
        - Да ты что! Правда, можете? - Она взглянула на Генри. - Ты как?
        Шейла достаточно хорошо знала своего шефа, чтобы сказать, когда он сердится, но теперь Генри был буквально взбешен.
        - Я не считаю, что сейчас подходящий момент для импровизированного шоу, - сдержанно ответил он.
        Эрвин бросил на него злой взгляд ребенка, которому взрослые всегда и во всем потакают, а тут вдруг решили отказать.
        В прошлом году группа ездила на гастроли в Штаты и целое лето занимала первую строку всех рейтингов. Эрвин Нейл не привык, чтобы отвергались его предложения выступить. Тем более выступить бесплатно.
        - Буду вам весьма признателен, если сообщите, когда этот подходящий момент наступит! - процедил он сквозь зубы.
        Маргарет положила ладонь на руку Генри и прожурчала:
        - Дорогой, для нас большая честь, что Эрвин со своими ребятами собирается выступить здесь. Только подумай, как обрадуется Одри! Она никогда не забудет этот день рождения.
        - Точнее сказать, ты никогда не забудешь! - возразил Генри и, видя, что жена собирается спорить, проворчал: - Ну ладно, спроси у Одри.
        Девочки пришли в дикий восторг. Они бросились к Эрвину и, хлопая в ладоши, запрыгали вокруг него.
        - Эрвин! - воскликнула Элинор и подтолкнула Одри. - Раз у нее день рождения, сыграйте в подарок вашу последнюю песню.
        Рок-звезда оторвался от бутылки с пивом и впервые улыбнулся.
        Он конечно же больше всего на свете любит, чтобы им восхищались, подумала Шейа. Но будь у меня такая прорва денег, как у него, и такие же зубы - я немедленно потратилась бы на хорошего дантиста!
        - Обязательно! - пообещал Эрвин с хрипотцой в голосе и обратился к своим музыкантам: - Ребята, двигаем за аппаратурой!
        А ребята в это время открывали бутылку шампанского. Они устали от круговерти выступлений и постоянного недосыпа, и единственное, чего им хотелось в этот душный вечер, - напиться и расслабиться.
        - Старик, мы без расслабухи и шага не сделаем! Погоди, дернем по банке шампуня и сбацаем. А ты пока спой под акустическую гитару, - высказался один из парней.
        Когда Эрвин начал петь, Шейла решила, что пиво звезде во вред. Голос звучал тускло, Эрвин перевирал мелодию, а посередине своего знаменитого шлягера просто забыл слова и перешел на мычание.
        Девочки, сидевшие кружком у ног своего кумира, начали недоуменно переглядываться.
        - Совсем не так, как на пластинке! - сказала громким шепотом Элинор.
        Шейла никак не могла определить, кого ей жальче: Одри, Генри или Эрвина Нейла.
        Когда Эрвин кое-как допел песню, в дверь позвонили.
        - Продолжайте, - сказал Генри, - это привезли еду из ресторана. - Спустя пару минут он вернулся и спросил: - Ну что, девочки? К столу или концерт продолжается?
        - К столу! - заорали они хором.
        Маргарет подошла к мужу и что-то прошептала. И, хотя в гостиной стоял невообразимый шум, Шейла услышала, что Генри, оказывается, хам, каких поискать, и он еще пожалеет.
        У Одри задрожали губы - она тоже все слышала.
        - Одри, - сказала Шейла, - я точно знаю, что, если пить охлажденное пиво, перехватывает горло. После ужина, думаю, группа выступит с блеском.

4

        Шейла обрела душевный покой и свойственную ей жизнерадостность лишь спустя пару дней после празднования десятилетия Одри. Но все равно она то и дело вспоминала вечер, едва не закончившийся семейной ссорой.
        Провальное выступление Эрвина произвело тягостное впечатление прежде всего на него самого. Он жаловался Маргарет на ауру Генри, обвинял того в «негативных вибрациях», из-за которых забыл слова песни, которую сам и сочинил.
        - Это все ты! - обрушилась Маргарет на мужа, когда было покончено со спагетти. - Ты убил творческий порыв Эрвина! Разве ты потерпишь, если кто-то другой станет центром внимания?
        - Хочешь сказать, кто-то другой, кроме Одри? - спросил Генри спокойно. - Ты случайно не забыла, у кого сегодня день рождения?
        Шейла украдкой покосилась на него. Она в жизни не видела шефа таким разъяренным. Зная его очень хорошо, она понимала, что Генри старается сохранять самообладание изо всех сил.
        Музыканты принялись накачиваться красным вином, и страшно было даже подумать, что будет, если они перепьются. Необходимо срочно подавать пиццу, решила Шейла и громко сказала:
        - Давайте подналяжем на пиццу! Лично я умираю - хочу попробовать.
        - По тебе видно! - Маргарет многозначительно хмыкнула и метнула быстрый взгляд на Эрвина.
        - Совершенно верно, детка! - хохотнул тот. - Как это говорится?.. А, в пышном теле - здоровый дух!
        Генри сузил глаза и прорычал:
        - Вы бы лучше...
        - Генри! - крикнула Шейла так громко, что все мгновенно повернулись к ней. - Прошу тебя! Поверь, мне абсолютно все равно, что обо мне говорят.
        - Зато мне не все равно! Я не собираюсь молча наблюдать, как злословят в адрес моей гостьи.
        - Перестань, Генри! Не ставь меня в неловкое положение. Я убеждена, что Эрвин и не думал меня обижать! - выпалила Шейла на одном дыхании, посылая певцу укоризненный взгляд. - Правда, Эрвин?
        - Вы совершенно правы, дорогая! - пробормотал Эрвин и стал шарить по карманам в поисках сигареты. Отыскав, он сунул ее в рот, закурил и высказался более определенно: - Я и не думал вас обижать.
        - Вот видишь, Генри! - улыбнулась Шейла. - У меня всего-навсего хороший аппетит.
        - Хороший аппетит... - усмехнулась Маргарет. - Если у человека больше десяти процентов веса приходится на жир, в этом нет ничего хорошего.
        - А курить одну сигарету за другой и пить кофе ведрами вместо нормального питания - это хорошо или плохо? - зловеще осведомился Генри.
        Неожиданно Маргарет преобразилась. Вероятно, до нее дошло, что дальнейшая перепалка ни к чему хорошему не приведет. Как бы там ни было, на глазах у всех она мгновенно превратилась в милую киску и заботливую жену.
        - Генри, ты же знаешь, я бросила курить! - пропела она ласково.
        - Неужели? А я-то полдня терзался, что выбросил пачку сигарет, которую нашел у тебя в гардеробной.
        Маргарет вспыхнула.
        - Не афишируй свои низменные наклонности, поскольку подсматривать и вынюхивать - последнее дело! - процедила она, вскидывая подбородок.
        - Дорогая, не напрягайся! - Генри улыбнулся, но глаза его остались недобрыми. - И дыши глубже, это помогает. - Потом он подмигнул притихшим девочкам и сказал: - Что-то у меня разыгрался аппетит, не съесть ли мне кусочек пиццы?
        - Пап, - оживилась Одри, - а помнишь, мы собирались ужинать в саду, если будет хорошая погода?
        - Точно! Ну-ка, юные леди, тащите подстилки на лужайку!
        Маргарет вскочила и, театрально разведя руками, вопросила:
        - Какая лужайка, если уже вечер?
        - Мамуля, не забудь про кока-колу! - взвизгнула Одри. - Девчонки, бежим в сад!
        Шейла обрадовалась возможности прервать тягостную сцену. Она и Генри перенесли в сад еду, а Маргарет и музыканты - напитки.
        Скоро все расселись, а некоторые и разлеглись под самым большим деревом. Девочки уплетали пиццу, сладости и фрукты. Шейла позволила себе лишь маленький кусочек, а потом сидела и поглядывала по сторонам. Эрвин продолжал прикладываться к пиву, а Маргарет так и не прикоснулась ни к чему.
        - Шейла, чем бы нам заняться? - спросила Одри спустя какое-то время. - У папы на работе ты всегда придумываешь что-нибудь интересное.
        - Что ж, пусть каждая из вас принесет мне по семь разных листиков, а кто найдет самые необычные, получит приз. Только, пожалуйста, не рвите там, где ветки оголенные. Ну бегите, я буду ждать вас в беседке.
        Шейла извинилась и поднялась. Она с самого начала чувствовала себя не в своей тарелке и теперь радовалась возможности погулять по саду.
        Возле ажурной ограды она остановилась и повела носом - кусты душистого горошка, карабкаясь по шпалерам, благоухали сиреневыми и розоватыми цветками. Солнечные часы привели ее в неописуемый восторг. Ведя пальцем по металлическому ободку, она обошла их кругом и столкнулась нос к носу с Генри.
        - Ну, давай, режь правду-матку! - сказал он, глядя на нее в упор.
        - О чем ты, Генри?
        - Не надо, Шейла. Выкладывай все начистоту. Или ты опасаешься причинить мне боль?
        - Я не считаю, что правда способна причинить боль кому бы то ни было, - ответила Шейла медленно, не отводя взгляда. - А что касается музыкантов, то, раз уж они в доме, хозяину следует проявить такт! В конце концов они не сами пришли, их позвали. Не так ли?
        - Не понял.
        - Их позвала Маргарет, следовательно, ты обязан оказывать гостям почет и уважение, а не задираться. У каждого из нас своя жизненная позиция, и с этим необходимо считаться.
        - Приходится... - вздохнул Генри, - а то бы...
        - Ради Бога, не поднимай скандал! Ты что, хочешь им указать на дверь?
        - С большим удовольствием я бы указал на дверь Маргарет, но не делаю этого исключительно ради Одри.
        - Генри, ты что, объявляешь жене войну?
        - Нет-нет, у нас давным-давно мирное сосуществование, то есть обычные отношения в браке.
        Это у них обычные отношения, а Одри? Она все понимает. Считается, что трещина в отношениях родителей лишает детей чувства стабильности, уверенности... Говорят, некоторые семьи не распадаются только из-за детей. Может, у Шериданов тот самый случай?
        - Шейла, что касается Маргарет и Эрвина...
        - Не надо об этом! - оборвала она его. - Я знаю, что ты хочешь сказать.
        - Откуда тебе знать? - усмехнулся он. Откинув со щеки прядь волос, Шейла сказала:
        - Ты, наверное, хочешь извиниться за намеки по поводу моей комплекции?
        - И это тоже! - Он стукнул кулаком о ладонь. - По-хамски они себя вели.
        - Да брось ты! Чепуха все это. Тем более я давно к подобному зубоскальству привыкла.
        - В смысле?..
        - Иногда мне говорят, что Рубенс с превеликим удовольствием писал бы с меня картины. И это в известной мере льстит.
        - Уж скорее Ренуар! - засмеялся Генри.
        - Ну вот, видишь... К тому же у худощавых женщин зачастую плохой цвет лица, а у меня с этим все в порядке.
        - Раз уж мы заговорили о красоте, у тебя действительно потрясающий цвет лица.
        - Спасибо. Генри, скажи, а тебя не тяготит такая суматошная жизнь? - Шейла решила сменить тему.
        - Суматошная жизнь началась, когда появился Эрвин. - Генри осторожно подбирал слова. - И вот впервые я осознал, что истина отнюдь не в вине, а в терпении и в ожидании лучшего.
        Шейла почувствовала, что этот разговор ему в тягость, и больше вопросов не задавала.
        В тот вечер, после того как Генри отвез ее домой на своей машине, она долго не могла успокоиться. Бродила по квартире, без нужды то и дело взбивала подушки на диване и поправляла в вазе астры, купленные утром.
        Шейла обожала свой дом, потому что он был для нее не просто жилище, а ее гнездо - рай, заработанный тяжелым трудом. Когда мать слегла, Шейле пришлось быстро повзрослеть, во всяком случае, она сумела убедить социальную службу, что в состоянии позаботиться о Стефани.
        В школе она научилась печатать на машинке и стала брать на дом хорошо оплачиваемую подработку в разных конторах. Потом подвернулось агентство, где судьба свела ее с Генри. Последующая работа у него давала Шейле неведомое ранее чувство уверенности в завтрашнем дне как в эмоциональном, так и в финансовом плане.
        Не мотовка и не транжирка по натуре, она довольно быстро накопила небольшую сумму, необходимую для выплаты стоимости муниципальной квартиры, где всю жизнь жила ее мать. Вначале было трудно отказывать себе даже в необходимом, но постепенно Шейла привыкла и даже обнаружила редкий у современных женщин дар рационального хозяйствования.
        Спустя пару-тройку лет цены на жилье в районе подскочили, потому что его благоустроили, почистили и озеленили. Год назад, сразу после смерти матери, Шейла продала квартиру с солидной выгодой. У нее на руках оказались деньги, которых как раз хватало для покупки квартиры в Клапаме, поскольку та оказалась слишком запущенной и ее выставили на продажу за довольно низкую цену.
        Шейла купила квартиру, а потом целый год вылизывала ее, штукатурила, красила, обклеивала обоями. Даже плитку в ванной и в кухне клала сама. Сейчас ее жилище имело ухоженный и уютный вид.
        Включив чайник, Шейла стала вспоминать подробности вечера, проведенного в доме у Шериданов. Собранные воедино, они говорили, вернее криком кричали о том, что семейная жизнь Генри отнюдь не безоблачная, как представлялось. Создалось впечатление, что она вся - сикось-накось. Что ж, так всегда получается! - подумала Шейла, прихлебывая чай из фарфоровой чашечки. Вечно кажется, будто другие живут увлекательнее, полнее и интереснее.
        А Маргарет, как она поддела меня! Но ведь моя фигура и вправду никуда не годится. А что поделаешь? И что мне светит? Через пару лет тридцатилетие - в обнимку с одиночеством... Недавно я где-то прочитала, что одиночество - это когда есть телефон, а звонит будильник. Верно сказано.
        Стефани уже давно живет со своим Рупертом. Со стороны вполне счастливая пара! Плохо только, что теперь мы с сестрой редко видимся. Может, и мне пора завести себе друга и жить вместе? На курсах итальянского, признаться, кандидатов на эту роль нет и не предвидится. Но даже если бы кто и появился, все равно дохлый номер, принимая во внимание мою девственность. «Давай, дорогой, вместе спать, только я до сих пор девушка»... Господи, какой стыд! Получается, я ни в ком не вызвала желания... Такая вот нетронутая неземная красавица!
        Шейла удалила с лица макияж и долго плескалась под душем. Потом аккуратно повесила в гардероб кремовые брюки и топ. Включив стоящую на прикроватной тумбочке лампу с оранжевым абажурчиком, она взбила подушки и легла.
        Листая иллюстрированный журнал, она мыслями то и дело возвращалась к своему одиночеству. С ума сойти! Сама загнала себя в угол... Что делать? Может, все-таки есть смысл обратиться в брачное агентство? Вот, пожалуйста, статья о том, как одинокие женщины находят свое счастье. Ладно, пора спать! Одиночество все-таки хорошая штука... Когда есть кому сказать, что одиночество хорошая штука, смыкая веки, вспомнила Шейла афоризм, принадлежащий Оноре де Бальзаку.
        Когда в понедельник Генри ворвался в офис в десять с минутами, стало ясно, что он в самом мрачном расположении духа.
        Подняв голову от кипы корреспонденции, которую просматривала, Шейла сочла самым благоразумным промолчать.
        - Это все письма от поклонников моих талантов? - громыхнул он, отодвигая кресло.
        С тех пор как Генри Рассел выступил в телепрограмме, посвященной бизнесу в рекламе, его осаждали просьбами дать интервью, просили совета, а воротилы сопредельных отраслей забросали предложениями о сотрудничестве.
        - Что-то в этом роде, - улыбнулась Шейла. - Генри, а не написать ли тебе книгу под названием вроде «Тысяча способов разбогатеть»? Уверена, после ее выхода почты значительно поубавится, а книга станет всемирным бестселлером.
        - Спасибо за идею! Может, удастся выкроить время в перерывах между проводами и встречами дочери в школу и из школы, поисками новой приходящей домработницы и горой дел на работе.
        - С чего ты вдруг ударился в причитания? - недоуменно пожала плечами Шейла.
        Действительно, что это с ним? Всегда тянул и тянет воз не моргнув своим чернильным глазом...
        - В причитания? - хмыкнул он. - С чего ты взяла?
        Откинувшись на спинку кресла, Генри сбросил туфли и широко зевнул.
        Шейла вскинула к подбородку воображаемую скрипку и, водя по струнам воображаемым смычком, запела тоненьким голоском:

        О, наш бедный, бедный Генри!
        Наш заработавшийся босс!
        Пока бездельников одолевает зевота,
        Трудолюбивый Рассел не прекращает работу.

        - Умираю со смеху! А в общем-то, неплохо, если учесть, что ты выдала экспромт. - Он растянул рот в улыбке. - Все идет к тому, чтобы поручить тебе писать рекламные тексты. У тебя, оказывается, бездна таланта... - С трудом удержавшись от очередного зевка, Генри провел пятерней по волосам и задумчиво изрек: - Пожалуй, мне пора к парикмахеру. Что у нас запланировано на завтра?
        - С утра встречи, встречи и еще раз встречи, - сообщила Шейла извиняющимся тоном. - А после обеда...
        - Постой, дай отгадаю... Неужели встречи?
        Шейла скорчила гримаску.
        - Фу! С тобой не интересно. - Собрав в стопку бумаги, она отнесла их Генри, постояла возле его стола, а потом, отметив про себя, что у шефа вид совершенно измотанного человека, спросила: - А почему ты отвозишь Одри в школу? Я считала, что это делает Маргарет.
        - Правильно считала, но в последнее время Маргарет дни и ночи работает над костюмами для гастрольного тура, а Эрвину Нейлу вечно все не так!
        Шейла почувствовала какое-то смутное беспокойство от интонации, с которой Генри произнес эти слова.
        - А гастроли долго продлятся?
        - У него концерты по всему миру. Точно не могу сказать. Эрвин тратит баснословные средства на оформление шоу, хотя смысл всех его вывертов, как мне представляется, заключается в отвлечении внимания публики от провала его последней пластинки.
        - Но так ли уж необходимо Маргарет быть всегда рядом с ним?
        - Необходимость и желание - разные вещи. Она считает, что да. Конечно, костюмы играют важную роль, тем более что Эрвин во время выступлений постоянно переодевается и ей приходится приводить его гардероб в порядок. Впрочем, я ей неоднократно говорил: не поливай он себя шампанским и не носись как угорелый по сцене, в ее присутствии не было бы нужды. Сегодня она явилась домой под утро...
        - А ты что, против этого не возражаешь? - спросила Шейла и задержала дыхание, сообразив, что перегнула палку, поскольку личная жизнь - это личная жизнь.
        Генри сначала вскинул брови, а потом покачал головой.
        - С какой стати я должен возражать? О себе я могу сам позаботиться. Другое дело Одри. Например, сегодня у нее в школе спектакль по случаю окончания учебного года. Она играет какую-то роль и очень просила мать не опаздывать. Маргарет обещала.
        Шейле очень хотелось продолжить тему отцовских и материнских обязанностей, но она вовремя сообразила, что в жизни ничего не бывает однозначным - только плохим или только хорошим. В любом деле свои взлеты и падения, так что гораздо разумнее различать полутона.
        - А зачем тебе новая домработница?
        - Потому что мисс Маккел ушла от нас.
        - Да ты что! Почему?
        - Помнишь чернявого саксофониста?
        - Еще бы! Личность запоминающаяся... Ковер испортил, что ли?
        - Да нет. Надрался до чертиков и рухнул на диван...
        - Только и всего? Подумаешь... Проспался и ушел.
        - Если бы... Утром мисс Маккел открывает своим ключом дверь, входит в гостиную, а он валяется в чем мама родила.
        - Она что, никогда в жизни голых мужчин не видела?
        - Видела - не видела... В общем, она заявила, что ноги ее больше в нашем доме не будет!
        - Скажите, какая нервная! Ведь он спал, я думаю. Или он ее прогнал?
        - Да нет... Понимаешь, она входит, а он... В общем, все это не столь важно.
        - Генри, имей в виду, что обрывать рассказ на полуслове неприлично.
        - Да тут и рассказывать нечего! Сама понимаешь, что случается у мужчин первым делом по утрам.
        Он взглянул на нее, ожидая смущенного понимания ситуации, но ошибся.
        - Не говори загадками! - строго потребовала Шейла.
        - Мне что, объяснить подробно?
        - Думаю, да. Генри помрачнел.
        - Он у него стоял. Понятно?
        - Не совсем...
        - Утро было, бестолковая! Следовало прикрыться чем-нибудь. А этот обормот оглядел себя и выдал: мол, не хотите ли, милая, попробовать...
        Наконец до Шейлы дошел смысл сказанного, и она залилась краской. Ее смущение росло, потому что Генри не спускал с нее глаз.
        - Ну, вы, мисс, меня изумляете! Извините, что вогнал вас в краску! - произнес он, не отводя взгляда.
        - Не надо, Генри! Просто ты не совсем понятно выразился, - просипела Шейла и пошла к своему столу.
        - Ты права, - заметил он, глядя ей вслед и задумчиво покачивая головой. - Я не очень ясно выразился.
        Шейла села, поправила воротник блузки и, глядя на шефа, выпалила:
        - Генри, я ничего не знаю о мужчинах!
        Он сначала остолбенел, потом в его глазах мелькнула тень сомнения, затем Генри спросил:
        - Ты хочешь таким обходным манером сообщить мне, что ты...
        Шейла оборвала его до того, как ненавистное ей проклятое слово было произнесено:
        - Думаю, следует прекратить этот разговор.
        У него вырвался вздох облегчения, но во взгляде сквозило любопытство.
        - Да-да! Давай поговорим о чем-нибудь другом.
        Повисла оглушительная тишина.
        Генри принялся чертить какие-то зигзаги на странице своего ежедневника, что всегда служило признаком волнения. Потом он взглянул на Шейлу. Она хотела было отвести взгляд, но он смотрел ей прямо в глаза.
        - Шейла...
        В этот момент весьма кстати у нее на столе зазвонил телефон. Шейла схватила трубку.
        - Офис Генри Рассела.
        Звонили из телекомпании, устраивавшей ежедневное ток-шоу. Генри однажды принимал участие и поклялся, что больше он туда не ходок.
        Шейла вежливо и весьма тактично обговаривала приглашение с напористым администратором программы. Выясняя детали, она чувствовала на себе взгляд Генри, хотя он и делал вид, будто занят чем-то очень важным.
        Догадаться, какие мысли роятся в его голове, не представляло труда. Незамужняя, раздобревшая, да еще девственница!..
        - Может, пойти купить местную газету? - спросила Шейла, закончив разговор.
        - Зачем?
        - Посмотрю объявления о найме домработницы.
        Генри вздохнул.
        - Неплохо бы...
        - А если отправить мисс Маккел букет цветов вместе с заверением, что подобное не повторится?
        Он покачал головой.
        - Мисс Маккел сделала однозначный вывод, что наш дом Содом и Гоморра.
        - Тем хуже для нее!
        Шейла достала из копилки мелочь и вдруг снова вспыхнула. Все-таки Маргарет до крайности непредусмотрительна!
        - Чего это ты опять зарделась? - подозрительно осведомился Генри.
        - Да так, ничего...
        - Нет уж, выкладывай! - приказал он.
        - Я подумала: слава Богу, что именно мисс Маккел вошла и увидела его. А если бы Одри?
        - В том-то все и дело! - произнес он с угрозой в голосе.
        И в это мгновение сердце Шейлы рванулось к Генри и так забилось, что она испугалась. Господи, так и до старости не доживешь!
        Она вернулась через пару минут. Просмотрела в газете соответствующий раздел, обводя ручкой подходящие варианты.
        - Хочешь, я сяду на телефон и обзвоню всех, кто, на мой взгляд, подходит? - закончив подготовительный этап, спросила она.
        - Очень хочу! - живо откликнулся Генри. - А ты представляешь, о чем надо договариваться?
        Шейла улыбнулась.
        - Откуда мне?.. Я ведь никогда не нанимала домработниц и вряд ли когда-либо стану это делать.
        Генри вытянул ноги.
        - Вообрази, что нанимаешь, только и всего! Очерти круг обязанностей, выясни допустимые пределы оплаты.
        - Должна тебе сказать, я лучше других знаю, что здесь допустимо, а что нет. Моя мама большую часть жизни зарабатывала на жизнь именно таким образом. Остается надеяться, что ты платишь за этот нелегкий труд по справедливости.
        - А ты как думаешь?
        - Рискну предположить, что даже больше, чем принято.
        - Вот именно!
        Он тут же принялся делать какие-то наброски на большом листе бумаги, и Шейла догадалась, что шеф обдумывает проект заказа одной новорожденной авиакомпании. Генри лично составил пакет предложений, и она ни капельки не сомневалась в том, что он заткнет за пояс все конкурирующие фирмы. Шейла готова была поспорить на месячное жалованье.

        Все утро пятницы было потрачено на встречи. Сначала Генри беседовал с компаньоном. Чарлз Грейди где-то после полудня улетал по делам фирмы в Швецию. Потом пришла с ежедневным докладом новый главный бухгалтер. Красивая блондинка, она блестяще справлялась со своими обязанностями и все время строила шефу глазки, но Генри, как всегда, делал вид, будто женщины для него понятие абстрактное.
        Когда бухгалтерша ушла, настал черед «мозгового штурма» творческой бригады агентства «Рассел-Грейди».
        Все уселись за большой круглый стол и стали перебрасываться идеями по поводу нового пивного проекта. На таких пикировках свежим идеям последний штрих обычно добавлял Генри.
        В час дня они отправились обедать в модный ресторан. Клиент пригласил и Чарлза Грейди, но тот спешил в аэропорт, поэтому пришлось идти Шейле. Она читала рекламную статью о ресторане и не осталась разочарованной. С крыши дома, на которой располагалось заведение, открывался головокружительный вид на город, а темпераментный шеф-повар - настоящий профи - готовил просто божественно.
        Клиент занимался производством кормов для собак. Обычно Генри принимал приглашения лишь от солидных бизнесменов, но он обожал собак, поэтому согласился отобедать с предпринимателем средней руки. Клиент предложил Генри в подарок щеночка. Вот была бы радость для Одри! - подумала Шейла. Генри сердечно поблагодарил, но отказался, объяснив, что у жены аллергия на шерсть животных.
        Клиент смотрел на Генри преданными собачьими глазами, и не без оснований. По всей стране с рекламных щитов на англичан пялился уморительный лохматый рыжий щенок колли - его передние лапы стояли на банке с собачьей едой. Судя по надписи, эти консервы были одновременно и дешевыми, и питательными. Плакат венчала банальная фраза: «Голосую за!». В первые дни после начала рекламной кампании только ленивый не упускал случая подковырнуть Генри, но он отмахивался и говорил, что именно удовлетворение на щенячьей морде приведет покупателя в магазин. Так и случилось! Рост объема продаж банок с собачьей едой доказал его правоту.
        После обеда, часа в четыре, накатила дремота и Шейла решила сварить кофе. Но зазвонил телефон, и ей пришлось вернуться.
        - Я отвечу.
        - Не надо - я сам!
        Подавив зевок, Генри снял трубку. Через минуту он изменился в лице. Заметив эту перемену, Шейла застыла на месте. Плохие новости? Она стала прислушиваться к разговору, не потому что ей до всего было дело, просто она инстинктивно почувствовала, что вот-вот понадобится шефу.
        - Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду! - произнес он вполголоса и с расстановкой. Сдвинув брови, Генри выслушал повторное объяснение и спросил с нажимом: - Как пропала? Дьявольщина какая-то! О чем вы говорите? - Через полминуты он разразился саркастической тирадой: - Эмоции полагается в таких случаях держать в узде! И не следует подливать масло в огонь, особенно когда не знаете наверняка! - Растянув губы в ухмылке, он тряхнул головой. - Пожалуйста, не делайте этого! Я выезжаю. Обойдемся без полиции. - Он взглянул на часы. - Насколько это в человеческих силах...
        Генри швырнул трубку. Лицо приняло землистый оттенок, взгляд застыл. Шейла кинулась к шефу.
        - Генри, что случилось? Говори же...
        С минуту он смотрел на нее сосредоточенно, будто вспоминая, кто перед ним.
        - Мне придется поехать в школу и забрать Одри, - произнес он сдавленным голосом.
        - В чем дело?
        Он помотал головой, точно пловец, набравший в уши воды.
        - Ее должна была забрать Маргарет...
        - И что?
        - Не приехала... Секретарша директрисы сказала, что она исчезла...
        - В каком смысле «исчезла»? - всполошилась Шейла. - Ее что, разыскивают? А домой пробовали дозвониться?
        - Она передала через посыльного Эрвина, что не сможет приехать в школу и просит позвонить мне.
        Шейла по привычке сосчитала до десяти и сделала глубокий вдох-выдох.
        - Генри, при чем здесь посыльный?
        - В том-то все и дело! В школе пришли к выводу, что он разговаривал весьма странно и отвечал невпопад.
        - Странно, что Маргарет сама не позвонила в школу.
        - Не позвонила и не позвонила! В данный момент мне это безразлично. Я беспокоюсь только об одном: как там Одри?
        Генри схватил джинсовую куртку и ринулся к двери.
        - Но тебе все равно придется выяснить, где Маргарет. А если ее похитили и будут требовать выкуп?
        - Не сочиняй! Все знают, я не миллиардер, и вообще... Ты можешь поехать со мной? Прямо сейчас?
        - Я?!
        - Почему ты взяла моду отвечать вопросом на вопрос? Ты, конечно, ты! Кто же еще? Одри тебя любит, и, кроме того, помнится, ты хвалилась, будто умеешь готовить. Говорила?
        - Говорила, и что?
        - А то, что придется кормить нас ужином. Ну, поедешь?
        - Спрашиваешь...
        - Тогда вперед! - гаркнул он и зашагал к дверям.

5

        Генри и Шейла решили ехать на такси. В северную часть Лондона, где находилась школа, они добрались к пяти. Черная старомодная машина затормозила перед огромным особняком в викторианском стиле.
        - Приехали! - сказал Генри. - Вот школа Одри.
        Шейла сразу заметила, как приподнялась штора в окне на первом этаже. Их ждали.
        Пока она расплачивалась с водителем такси, Генри выскочил из машины и быстрым шагом направился к парадному подъезду. Она поспешила за ним.
        Дверь отворила секретарь директора школы, на ее лице читалось явное неодобрение.
        - Добрый день, мистер Рассел!
        - Где моя дочь? - спросил Генри без всяких приветствий.
        - В данный момент у директора школы. Она...
        - Она расстроена?
        Секретарша задумалась.
        - Не скажу, что расстроена, скорее - обеспокоена...
        - Немудрено! Говорить при девочке, что у нее пропала мать, в высшей степени непедагогично. Вы, должно быть, обожаете крайности.
        Шейла дотронулась до его руки. Генри распалился, а это ничего хорошего не сулит!
        Если ситуация с Маргарет примет нежелательный оборот, надо, чтобы школа оказалась на его стороне.
        Секретарша окинула Шейлу с ног до головы внимательным взглядом. Ну как? Похожа я на любовницу мистера Рассела? То-то же! - ухмыльнулась про себя Шейла, заметив, как глаза секретарши задержались на ее крутых боках и широкой талии.
        - Нельзя ли нам увидеться с Одри? - спросила Шейла.
        - И вам тоже? - вскинула брови секретарша.
        Шейла покачала головой.
        - Нет, я здесь подожду.
        - А я хочу, чтобы ты пошла со мной! - заявил Генри.
        Секретарша поджала губы, и Шейла поняла, что ее присутствие у директрисы усложнит и без того непростую ситуацию.
        - Я буду ждать на улице, - твердо сказала она и повернулась, чтобы уйти.
        - Вернись! - велел Генри. - А вы проводите меня, пожалуйста, к директору! - обернулся он к секретарше.
        Через четверть часа Генри появился вместе с побледневшей Одри. Ни отец, ни дочь не произнесли ни единого слова, кроме короткого «до свидания», пока не оказались на улице.
        - Здравствуй, Одри! - сказала Шейла. - Как спектакль?
        - Нормально, - буркнула Одри, не поднимая головы.
        Шейла взглянула на Генри и поразилась гневному выражению его лица. Надо немедленно разрядить обстановку! - решила она. Фантазии, особенно детские, порой намного драматичнее реального положения вещей.
        - Генри, у тебя есть какие-либо догадки по поводу Маргарет?
        - Не думаю, что это следует обсуждать именно сейчас! - отчеканил Генри тоном, в котором сквозила неприкрытая агрессивность.
        Шейла оставила его слова без внимания и наклонилась к Одри.
        - Когда ты в последний раз видела маму?
        - Вчера утром.
        - Она что-нибудь говорила тебе?
        - Да. Спрашивала, какие хлопья я буду есть, кукурузные или овсяные... Ну, всякие обычные вещи...
        - А она не говорила, что не сможет забрать тебя из школы после спектакля?
        - Директриса уже проводила допрос с пристрастием, - вмешался Генри. - Очевидно, не в той тональности, поскольку пожаловалась мне, что Одри Рассел отказалась отвечать на ее вопросы.
        - Директриса, должно быть, много о себе понимает! - отчеканила Шейла.
        Губы девочки тронула улыбка.
        - Одри, попробуй-ка вспомнить, было ли что-либо необычное вчера утром?
        Одри задумалась, потом пожала плечами.
        - Кажется, нет. Мама просто ворчала на папу. Говорила, что устала и не понимает, почему папа не согласился отвезти меня в школу, не дал ей полежать.
        - А я был уверен, что маме самой хочется проводить тебя в школу, - сказал Генри. - Последнее время ей это не часто удавалось.
        Шейла видела, что он с трудом сохраняет спокойствие.
        - Еще что-нибудь вспомнить можешь?
        Девочка покачала головой и закусила губу, а когда подняла глаза, они были полны слез.
        - Только... только Эрвин! - всхлипнула она.
        Генри насторожился и наклонился к дочери.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - По дороге в школу нам пришлось прихватить Эрвина, - сказала она, глотая слезы.
        - Вы что, ездили к черту на кулички на другой конец Лондона?! - не сдержался Генри.
        Одри покачала головой.
        - Он сейчас живет в гостинице рядом с нашим домом.
        - Вот так так!.. Искусство и впрямь требует жертв и баснословных расходов. - Генри вполголоса чертыхнулся и покосился на Шейлу.
        - Предлагаю поскорее отправиться домой! - сказала она. - Я видела, как в окно выглянула секретарша, и думаю, с минуты на минуту на крыльце появится директриса.
        - Тогда пошли отсюда! - скомандовал Генри. - Нам еще надо поймать машину.
        - А почему бы не пройтись пешочком? - возразила Шейла. - Серьезный разговор в присутствии постороннего затевать не годится, а перекидываться ничего не значащими фразами и вовсе не хочется! Между прочим, здесь неподалеку прекрасная кондитерская, где дивное мороженое. Что вы на это скажете?
        - Ой, папа, давай, а?
        Генри перехватил многозначительный взгляд Шейлы.
        - Отличная мысль! Умираю, хочу кофе с мороженым.
        Одри схватила их за руки, и они зашагали по тротуару.
        В кондитерской они не задержались - Генри вспомнил, что необходимо до семи позвонить заказчику. Когда подходили к дому, все трое, как по команде, взглянули на окна.
        - Наверное, Маргарет хлопочет в кухне, готовит праздничный ужин по случаю окончания учебного года, - предположила Шейла.
        Генри и Одри не обронили ни слова. Когда вошли в дом, застыли, прислушиваясь.
        Тишину нарушало лишь тиканье старинных напольных часов, стоявших в углу холла рядом с бюро работы Томаса Чиппендейла.
        - Я, пожалуй, схожу наверх и посмотрю там, - пробормотал Генри.
        Что дальше? Шейла покосилась на Одри.
        На лице девочки читалось недоумение. Ее надо отвлечь от печальных мыслей и поторопиться отыскать ответы на возможные вопросы ребенка, решила Шейла.
        - Вот что, Одри! Иди переоденься, а то сваришься в своем пиджачке.
        - А можно, я приму душ?
        - Что за вопрос? Не можно, а нужно!
        - Я вчера вымыла голову до скрипа. Видишь, какие волосы пушистые! Я играла в спектакле фею, а руководительница нашего драмкружка считает, что сальные волосы - это самое ужасное, что может быть.
        На верхней площадке лестницы появился Генри. Шейла и Одри вопросительно подняли на него глаза. Он покачал головой и послал Одри особую улыбку.
        - От мамы нет никакой весточки, - заговорил он, медленно спускаясь по лестнице. - Но думаю, она вот-вот позвонит и расскажет, что к чему.
        Одри посмотрела на него в упор.
        - Папа, а она позвонит? Честно?
        По лицу Генри скользнула тень. Раздумывает, должно быть, сказать правду или все же оставить ребенку капельку надежды, поняла Шейла.
        - Если честно, я не знаю. Поживем - увидим...
        - Ну, тогда я в ванную! - сообщила Одри и побежала вприпрыжку наверх.
        - Похоже, она не очень обеспокоена! - задумчиво произнес Генри, глядя вслед дочери.
        Как, впрочем, и ты сам! - подумала Шейла, а вслух рассудительно заметила:
        - Дети не склонны долго переживать. Их горе и поступки импульсивны и зависят от настроения в ту или иную минуту. Только что им было плохо, и вот они уже преспокойно лакомятся мороженым.
        Генри кивнул. Просмотрев почту, лежащую на телефонном столике, он сказал:
        - Здесь тоже нет ничего.
        - Что же теперь?
        - Да откуда, к черту, мне знать?! Я же не сталкиваюсь с подобными ситуациями каждый день!
        Генри стал расхаживать взад-вперед. Шейла мысленно сосчитала до десяти. Шеф явно не находит себе места. Но даже если и так...
        - А что толку на меня злиться?
        Он остановился и взъерошил ладонью волосы.
        - Ты, конечно, права. Раздражение еще никому не помогало решить проблемы. Мне просто хочется знать, в какую игру Маргарет сейчас играет! - Он поморщился, осознав, что его слова можно понять двояко. - Хотя, кажется, догадываюсь...
        Шейла взглянула на него с удивлением. Если даже брак развалился, что Генри фактически признал на дне рождения Одри, он все еще остается женатым! Безусловно, мысль о том, что жена сбежала с музыкантом, известным как секс-машина, не доставляет Генри радости. Наверняка на душе кошки скребут, даже если он Маргарет и не ревнует!
        Она сняла туфли, прошлась по пушистому ковру. Собственно, шеф позвал ее не для того, чтобы она гадала, что там у него в голове и на сердце.
        - Может, приготовить чай? Или что-нибудь перекусить? А ты все же попробуй куда-нибудь позвонить! Что толку метаться? Возьми справочник, обзвони все гостиницы рядом с твоим домом... Делай что-нибудь, в конце концов!
        - Ну ты даешь, Шейла Стефенсон! Почему на работе ты никогда не позволяешь себе ничего подобного, а тут раскомандовалась...
        - Потому что здесь я - просто друг... А детям надо вовремя есть, чтобы расти, а их папам нормально питаться, особенно если им некогда завтракать. Что, если я приготовлю омлет?
        - Омлет это роскошь! А ты сумеешь?
        Шейла повернулась на каблуках и направилась было в кухню, но Генри внезапно положил ей руку на плечо. У нее оборвалось сердце, потому что этот неожиданный жест застал ее врасплох. Однако она немедленно привела себя в чувство. Только нежностей сейчас и не хватает!
        - Шейла, скажи, что заставляет тебя... Вернее, зачем тебе все это надо?
        - Если бы я не любила тебя и Одри... Нет, не то! Сейчас тебе нужен друг, воспринимающий тебя при любых обстоятельствах и на любых условиях, - тихо сказала она. - А я и есть такой друг. Все дело в этом.
        Он молчал. Вероятно, обдумывал услышанное.
        - Не многие стали бы так выкладываться, как ты, - наконец сказал он. - Шейла, ты не знаешь себе цены.
        - Ты так считаешь? - Она повела плечом. Генри тут же убрал руку.
        Хотелось сказать ему, что это он не знает себе цены! Талантливый, умный, заботливый отец... Женщина, отвергнувшая возможность быть вечным ангелом-хранителем такого мужа, это...
        - Пойду-ка я лучше делать омлет.
        Он проводил ее взглядом почти до дверей.
        - Шейла, постой!
        Она обернулась.
        - Что такое?
        - Спасибо тебе!
        Шейла с трудом справилась с нахлынувшими на нее чувствами. Хотелось броситься Генри на шею, прижаться к груди и разрыдаться. Спасибо тебе... Всего два слова! Но это самое замечательное из всего, что он когда-либо ей говорил. А может, признаться ему, что она готова идти за ним хоть на край света, только бы позвал... Нет, себя нельзя ронять ни при каких обстоятельствах!
        - Через полчаса будем ужинать, - возвестила она бодрым голосом и толкнула кухонную дверь.

6

        Кухня напомнила Шейле о хозяйке дома. Врожденный вкус Маргарет ко всему стильному и комфортному проявлялся здесь даже в мелочах. Возле мойки из нержавейки на лотке сверкали начищенные до блеска серебряные ножи, вилки и ложки, на столике справа от окна стояла дорогая кофеварка, в вазе из венецианского стекла высилась горка фундука с оригинальными щипцами для колки орехов.
        Помещение было светлым и просторным, и это особенно импонировало Шейле, которая о своей кухне, маленькой и тесной, шутила, что та узка ей в бедрах.
        Она достала из духовки специальную сковороду для приготовления омлета, с медным дном, поставила на разделочный столик с мраморной столешницей. В шкафчике для специй не нашлось ничего, кроме самого необходимого - соли, перца, уксуса и пары бутылочек с соусами. В холодильнике стояли жестяные банки с сосисками и какие-то рыбные консервы. Правда, яиц было целых два десятка, но вместо пармезана в сырнице оказался чеддер. Пара пакетов молока и начатая коробка геркулеса - вот и все припасы!
        Хорошо, что я вызвалась приготовить омлет, порадовалась Шейла, состряпать из этого убогого ассортимента что-либо затейливое просто невозможно! Маргарет хороший дизайнер, но кулинар из нее никудышный.
        Когда Шейла раскладывала по тарелкам омлет, пришли Генри и Одри, очевидно привлеченные доносящимися с кухни соблазнительно вкусными запахами. Взглядом Шейла спросила Генри, есть ли новости, но он отрицательно покачал головой.
        Одри села напротив отца.
        - Возьми хлеба, - сказала Шейла, подвигая тарелку с горячими тостами.
        - Я без хлеба, еще не проголодалась.
        - Проголодалась! - отрезал Генри. - Мороженое в кафе не в счет.
        - Ну, тогда мне хотелось бы зеленого салата...
        - Ешь, что предлагают, не капризничай!
        Одри осилила больше половины того, что было на тарелке.
        - Ну вот и умница! - похвалила Шейла. - Скоро будем пить чай.
        Когда девочка ушла к себе, Генри вытер рот бумажной салфеткой, откинулся на спинку стула и спросил:
        - А если кофе?
        Шейла с готовностью вскочила.
        - Сейчас сварю!
        - Ладно, сиди уж! Я сам. Мы ведь не на работе... Или ты держишь меня за неисправимого чистоплюя, не способного управиться в кухне, если поблизости нет женщины?
        - Собрался читать лекцию о равенстве полов? Лучше не надо. С удовольствием выпью кофе и ничего не имею против, если сваришь его ты. А я тем временем помою посуду. Или предпочитаешь и это сделать сам?
        - С тобой не соскучишься! - улыбнулся он.
        Генри подошел к столику с кофеваркой, и Шейла услышала приглушенный вскрик. Обернувшись, она увидела в руках Генри белый конверт.
        - Знает, что я без кофе и дня не проживу! Сообразительная... - процедил он сквозь зубы.
        Надорвав конверт, Генри вытащил записку и стал читать.
        Шейла быстро вымыла тарелки, вилки и ножи, протерла стол. Она молила Бога, чтобы Одри не появилась здесь до того, как Генри справится с эмоциями.
        - Она ушла... - сообщил он чужим голосом и, скомкав записку, швырнул на стол.
        - Это от Маргарет? - спросила об очевидном Шейла, чтобы разрядить накаленную до предела атмосферу.
        Генри кивнул.
        - Она сообщает, куда?..
        - Не сказал бы! Да вот, прочти сама...
        Генри взял скомканный листок, бросил Шейле. Она поймала его и покачала головой.
        - Нет, я не имею права это читать.
        - Не усложняй! Там, где все очень сложно, всегда надо упрощать. К тому же я хочу, чтобы ты это прочитала.
        Расправив листок на столе, Шейла начала читать.

«Дорогой Генри!
        Когда ты найдешь мое письмо, я уже уйду от тебя. Боже мой, неужели это я пишу? Почему самые важные события в жизни, когда мы говорим или пишем о них, звучат так обыденно и даже банально?»
        Шейла вздрогнула и искоса взглянула на Генри. Он стоял к ней спиной, лицом к окну. Вид позолоченного лучами предзакатного солнца сада в раме окна и он на фоне этого пейзажа - неподвижный, будто садовая скульптура, заставили Шейлу на мгновение закрыть глаза. Она запомнит этот миг навеки, никогда не забудет... Какой удар для Генри! А Маргарет? Неужели ей неизвестно, что в жизни сплошь и рядом говорят одни банальности? Ведь все оригинальное и неизбитое давно сказано...
        Шейла продолжила чтение.

«Уверена, мой уход не слишком ошеломит тебя, разве только его внезапность. Между нами давно не все в порядке, и мы оба это знаем. По-твоему, я выразилась слишком мягко? Наверное...»
        Шейла перевела дыхание. Сердце билось в горле и в висках. Зачем так много слов? Всадила нож в спину, да еще и рукоятку поворачивает!.. Все же в отношениях мужчины и женщины столько жестокости! Чашку разобьем - жалеем, а если по душе человека прошла трещина - нам и горя мало!

«...мне хочется свободы. Да, Генри, свободы... Пожалуйста, сотри с лица брезгливую гримасу! Что поделаешь, пишу - как думаю... обычными словами.
        Еду в Новую Зеландию. С Эрвином... Пока боюсь загадывать, как сложатся наши с ним отношения, но, как бы там ни было, оттуда дам знать о себе.
        Прошу тебя, пожалуйста, передай Одри, что я ее очень люблю, пусть она меня простит. Всего лишь раз в жизни человеку дается шанс. Когда-нибудь она поймет, почему я так поступила.
        Твоя Маргарет».
        Шейла протянула Генри письмо. Руки у нее подрагивали.
        - Возьми.
        - Не хочу видеть эту мерзость! - выдавил он.
        - Тогда уничтожь! Если, конечно, не хочешь, чтобы и Одри прочла письмо.
        - Одри?! Мать удостоила ее всего парой фраз, да и то в конце послания... Показать ей эту писульку?
        - У многих возникло бы искушение дать ребенку прочитать подобное послание именно по этой причине, - спокойно заметила Шейла.
        - Что ты несешь?! - взорвался Генри. - Расписаться в том, какая стерва у меня жена, и причинить девочке страдания?
        Надо срочно переключить его гнев на себя! Что бы еще умного сказать? - лихорадочно соображала Шейла.
        - Зачем ты так? Не заводись... Во-первых, ты хороший отец, примерный семьянин... Во-вторых, Одри тебя любит и ей не в чем тебя упрекнуть.
        - Откуда тебе это знать? - кипятился Генри.
        - Знаю, и все! - стояла на своем Шейла. - Что касается первого, работаю с тобой давно-давно и успела составить о тебе свое мнение. А что касается второго, сужу по тому, что вижу своими глазами: Одри очень любит тебя. Ведь дети, как известно, не умеют скрывать свои чувства.
        - Спасибо на добром слове, только не делай из меня святого!
        - Хочешь сказать, ты изменял Маргарет? - спросила Шейла, понизив голос.
        - Да ты что?! Не скрою, иной раз возникали грешные мысли, но не более того!
        - А она?
        Генри усмехнулся.
        - Наши с ней отношения с самого начала были неровными и очень скоро вошли в режим свободного падения. Но я сразу дал понять Маргарет, что не позволю наставлять мне рога. Она была мне верна.
        - Ты уверен?
        - Уверен. Я знаю свою жену. Она мне не изменяла... до сих пор. Поэтому и ушла. Теперь ей невмоготу смотреть мне в глаза. Увлеклась, влюбилась... Я знал, что рано или поздно это случится, потому что Маргарет натура увлекающаяся.
        - Тогда почему ты назвал ее стервой?
        - Тут я не прав. Я имел в виду стервозность. Понимаешь, есть женщины мягкие, кроткие, а есть стервозные...
        - А тебе какие милее?
        - Мудрые... Кротость и стервозность можно умело чередовать, если уж на то пошло! - Он помолчал. - Маргарет поступила как ребенок, а не как зрелая женщина и мать. Ради Одри она должна была устроить все иначе.
        - И каким же образом?
        - У нас всегда было взаимопонимание, основанное на честности. Маргарет хорошо известно, как важна для меня правда. Однако она, дабы получить то, что хотела, выбрала окольный путь. Постыдное бегство и обман разрушили то хрупкое доверие, которое оставалось между нами. Не стоило ей так поступать.
        - Генри, но жизнь-то ведь не обманешь!
        - Э! - Он махнул рукой. - Жизнь - тоже женщина, потому и делает все наоборот! Маргарет поступила неблагородно, хотя она, должен заметить, женщина благородная.
        - Как это?
        - Очень просто. Душевные качества у женщины проявляются ярче и обостреннее, чем у мужчины. Благородная женщина благороднее благородного мужчины, но скверная хуже скверного мужчины. Маргарет не скверная...
        - А ты благородный?
        - Очень!
        - Вот даже как?
        - Вот так! Потому что мы с Маргарет поженились ровно девять с половиной лет назад.
        - Ну и что?
        - О Господи, Шейла! Ты считать умеешь?
        - Допустим.
        - Сколько Одри лет?
        - О-о-о... Маргарет была беременна, и ты женился на ней. Да?
        - Да.
        - Значит, Одри дитя страсти, а не любви?
        - Помолчала бы лучше, Сократ в юбке!
        - Нет, правда! Меня воспитывала мама, и она всегда мне внушала, что отношения между мужчиной и женщиной слишком серьезны, чтобы не думать о последствиях. Выходит, десять лет назад ты был совершенно безответственный человек, а Маргарет просто поддалась твоему обаянию.
        - Шейла, я восхищаюсь твоими моральными принципами. Давай лучше поговорим о Одри. Скажи, ты не поможешь мне с ней в этой непростой ситуации?
        - Каким образом? Помолчав, Генри сказал:
        - Понимаешь, я мог бы, конечно, нанять для Одри гувернантку, но очень не хочется поручать ее воспитание постороннему человеку. Вот почему я и обращаюсь за помощью к тебе.
        - Я с удовольствием помогу тебе, но как же быть с моей работой? Ты хочешь, чтобы я ее бросила?
        - Нет-нет, тут все проще простого! Кто мне мешает организовать дома филиал фирмы? Контакты отлажены, задачи ясны. То, чем мы занимаемся в Сити, можно делать и в Кенсингтоне. Чарлз Грейди ас маркетинга. Мне лучше всего удается творческая часть. А это хорошо делать там, где тебе комфортно. Я буду чувствовать себя спокойно, если буду знать, что с Одри все в порядке.
        - Ну, если ты ставишь вопрос подобным образом...
        - Конечно, придется многие проблемы решать в рабочем порядке, но тут уж, думаю, мы с тобой договоримся. Договоримся?
        Шейла кивнула.
        Как он все гладко расписал! То-то все время чертил на работе крестики и нолики...
        - А ведь эта идея пришла тебе в голову не сию минуту! Я права?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Вспоминаются кое-какие странные вопросы, которые ты задавал мне в последнее время.
        - Например?
        - «Шейла, тебе нравится работать в центре? Шейла, тебе не приходила в голову мысль поменять работу?»...
        - И что дальше?
        - Складывается впечатление, будто ты знал, что Маргарет собирается оставить тебя.
        - Нет, не знал! Этого точно не знал. Просто убежден, что один из двоих всегда бросает другого, если в фундаменте отношений нет любви. Весь вопрос, дорогая Шейла, в том, кто кого опередит. Я люблю дочь и не торопился потому, что отцы и сыновья - это одно, а отцы и дочери - совсем другое. Но тебе этого пока не понять.
        - Где уж мне...
        - Не обижайся!
        - Генри, почему ты ни разу не намекнул, что у тебя в семье не все ладно?
        - По правде сказать, мне и сейчас не хочется говорить об этом, но приходится. В офисе я отдыхал душой. Ты всегда рядом... добрая, надежная, неунывающая. Вот недавно сказала, будто тебе никогда не бывает скучно...
        - Бывает, и довольно часто! - прервала его Шейла. - Но поддаваться этому - непозволительная распущенность. Так считала моя мама. Все равно что слишком много пить или слишком много спать.
        - Видишь, какая ты мудрая! Должен признаться, я всегда шел на работу с радостью, зная, что увижу там тебя.
        Шейле хотелось найти какие-то слова, но у нее перехватило горло. Подняв к Генри засветившееся радостью лицо, она улыбнулась.
        - Ну, поможешь мне с Одри? - спросил он, заглядывая ей в глаза.
        Шейла кивнула, а когда справилась с волнением, спросила:
        - Генри, можешь мне кое-что пообещать?
        - Что именно?
        - Я не хочу, чтобы Стефани узнала о нашем договоре.
        Он вскинул брови.
        - Я практически не пересекаюсь с ней.
        - Да, это так, но время от времени ты обсуждаешь рекламные проекты с ее Рупертом и иногда разговариваешь с ней по телефону, когда она звонит мне. Пусть Стефани не знает, что я буду помогать тебе с Одри, хорошо?
        - Хорошо, но все-таки в чем дело? В чем причина?
        - Она считает, что я почти не отдыхаю, то есть много работаю, в общем...
        - В общем, не сочиняй того, чего нет. Она что, пытается оградить тебя... - он задумался, подбирая слово, - от отношений с женатым мужчиной? Так?
        - Откуда ты это взял? К твоему сведению, у меня не было, нет и не будет никаких отношений с женатым мужчиной.
        - Очень хорошо! Просто замечательно. Тогда позволь спросить, дружеские отношения с женатым мужчиной возможны?
        - Возможны.
        - Почему?
        - Потому что не бывает безответной дружбы.
        Генри рассмеялся.

7

        Незаметно пролетели полгода... Надув губы, Одри канючила: - Пап ну почему? Почему Шейла отказывается встречать Рождество вместе с нами?
        Генри бросил на Шейлу многозначительный взгляд: мол, выкручивайся, как знаешь.
        - Одри, почему бы тебе не спросить об этом у нее?
        Шейла вынимала из огромного пакета подарки, завернутые в ярко-красную с золотом бумагу.
        - Шейла, ну почему? - повторила Одри с просительной интонацией.
        - Потому что я должна встретить Рождество со Стефани. Так было всегда и не станет исключением в этом году, - сказала строгим голосом Шейла. Она положила подарки под елку. - Ведь я уже объясняла.
        - Но ты ее только что видела, когда отвозила ей то самое миллионерское свадебное платье! Тебя целую неделю не было... - ныла Одри.
        - Не было, потому что у меня двухнедельный отпуск. Ты разве против?
        Одри сжала губы в ниточку и стала похожа на Генри.
        - Но всю жизнь ты встречала Рождество вместе со Стефани! Можно хоть один разочек с нами?
        - Нельзя! Если я изменю этому правилу, моя родная сестра обидится.
        - А ты ей скажи, чтобы она не обижалась. Объясни, что хочешь встретить Рождество со мной и с папой! Ведь ты же хочешь остаться с нами, правда?
        Шейла вздохнула.
        - Правда. Но я и так все время с вами, а Стефани - моя единственная сестра, и я должна...
        - Ничего ты ей не должна, потому что она обручена с одним мужчиной, у которого агентство, где топ-модели. Мне папа сказал.
        Шейла вскинула голову.
        - И что?
        - И ничего! - Девочка лукаво улыбнулась.
        Генри пару раз кашлянул, но Одри сделала вид, что не поняла намека.
        - Они будут целоваться! Разве ты не знаешь? Я бы ни за что не стала встречать праздник со своей сестрой! Ни за что! Третий, как известно, лишний...
        Кинув на Генри грозный взгляд, Шейла сказала:
        - Одри, беги скорее к себе и готовься ко сну. Чем раньше ты уснешь...
        - ...тем скорее наступит Рождество! - подхватила Одри и бросилась в объятия отца, развалившегося в кресле. - Ой, папочка, - она дернула его за вихор над лбом, - тебе пора подстричься.
        Он расхохотался.
        - Ничего себе! И это говорит ребенок, которого приходится тащить к парикмахеру на аркане...
        - Это не ребенок говорит, а Шейла... - засмеялась Одри.
        - Нам надо устроить заседание круглого стола, и пусть каждый выскажет о другом все, что думает, - сказал Генри, потрепав дочку по щеке.
        - Непременно! - откликнулась Шейла. - Одри, иди к себе! Перед тем как уйти, я поднимусь наверх и пожелаю тебе счастливого Рождества.
        - А когда ты вернешься? - спросила Одри.
        - Завтра вечером. От Стефани с Рупертом сразу к вам!
        - Ну ладно, буду тебя ждать. А на Новый год ты опять пойдешь к Стефани?
        - Одри, дорогая, разве ты забыла? Я лечу вместе с тобой и твоим папой в Рим, где мы все вместе встретим Новый год!
        - И с мамой...
        - Ну да! Мама тоже прилетит в Рим, - сказала Шейла спокойным голосом.
        - И Эрвин.
        - И Эрвин, - эхом отозвалась Шейла.
        - Иди спать, Одри, - улыбнулся Генри, ничем не выдав бурю страстей, которую всколыхнуло в его душе упоминание о предстоящей встрече в Риме. - Беги, а то Санта-Клаус так и не узнает, какой рождественский подарок тебе приснится.
        - Ну, папа... - протянула Одри.
        - Что такое?
        - Ты же знаешь... - Она скорчила забавную рожицу.
        - Я знаю только, что, если не верить в чудеса, они не сбудутся. Вера - это все. Понимаешь?
        - Да, понимаю. Я прямо сейчас лягу спать.
        Одри умчалась.
        - По-моему, с ней все в порядке, - заметила Шейла.
        - По-моему, тоже, - согласился Генри. - Маргарет звонила сегодня в обед. Поздравляла с Рождеством.
        - В обед? Это когда я уезжала в город?
        - Да.
        - А почему не вечером?
        - Из-за разницы во времени с Новой Зеландией. Маргарет как раз собиралась ложиться спать.
        - Понятно! - Шейла наклонилась, подобрала фантик от конфеты.
        Удивительное создание, эта Маргарет! Оставила дочку, укатила, не попрощавшись, в далекие края. Звонит от случая к случаю, присылает подарки. Разве игрушки, даже самые дорогие, способны возместить потерю матери?
        - Шейла, дорогая, лучше бы ты не ездила к Стефани! - сказал Генри ни с того ни с сего.
        Она замерла. Неужели я сейчас услышу заветные слова?
        - Правда, останься... Встретили бы вместе Рождество, ты столько всего наготовила..
        Ну, что скажешь?
        - Стефани тоже всего наготовила. Могу представить, какова будет ее реакция, если объявлю, что не приду.
        - А если хорошенько подумать? Наверняка она и Руперт не станут засиживаться за столом...
        - Хочешь сказать, им не терпится остаться наедине?
        - Именно...
        - А я сомневаюсь! - тряхнула головой Шейла. - Они в ссоре...
        - Не могу сказать, что я сильно удивлен...
        - Это почему же?
        Генри пожал плечами.
        - Вообще-то мне по нраву твоя сестра, но ее последнее интервью заслуживает хорошей трепки. Руперт просто ангел...
        - Да ладно тебе! Читала я это интервью - ничего особенного.
        Шейла лукавила. Листая страницы журнала с фотографиями сестры в довольно смелых позах, она чувствовала стыд.
        - А сестрица у тебя порядочная стервочка, извини, конечно! Сопроводить фотографии комментариями о своих интимных отношениях с Рупертом, не удосужившись предупредить его об этом... Окажись я на его месте, я бы просто убил ее!
        - Ты на своем месте, он - на своем! В этом вся разница. А что касается Стефани, то убивать ее не за что. Разве она разгласила государственную тайну?
        - Она раззвонила на весь мир, что Руперт сделал ей предложение прямо в постели!
        - Но ведь так оно и было! Стефани мне сразу же позвонила. И потом, не она ему сделала предложение, а он ей...
        - Хорошо, не будем об этом!
        Генри рывком поднялся с кресла, шагнул к ней. Шейла попятилась.
        - Останься. Мы с Одри не видели тебя целую неделю.
        - Но я же в отпуске!
        Генри покачал головой.
        - У тебя измученный вид.
        - Разумеется. Нужно было привести в порядок свой дом, постирать, погладить. Когда я возвращаюсь вечером от вас, мне не до того.
        - Шейла, давай выпьем по бокалу кларета! - Он подошел к бару, достал бутылку.
        - Давай, - согласилась она и опустилась в кресло.
        Генри сел напротив.
        - Ну, чин-чин! - сказал он, приподнимая бокал.
        - Сколь! - отозвалась Шейла. - Нам на курсах объяснили, что так говорят в Швеции.
        - Совершенно верно! - улыбнулся Генри. - И при этом смотрят в глаза друг другу. Ну-ка!..
        - Пожалуйста. - Шейла посмотрела на него в упор.
        - А про какое свадебное платье говорила Одри?
        - Разве тебе интересно?
        - Мне все интересно, что касается тебя.
        У Шейлы ёкнуло сердце. Успокойся, глупенькое! - приказала она ему. У мужчин слова - это пустое, важны их поступки.
        - Помнишь, я рассказывала, что мы нуждались?
        Он кивнул.
        - Мама до своей болезни работала уборщицей в магазине готовой одежды. И вот однажды она решила накопить денег на покупку подвенечного платья для нас с сестрой. Но не какого-нибудь, а самого-самого! Продавщицы одобрили идею и посоветовали сшить платье на заказ. Шикарное платье получилось. Стефани будет в нем неотразима! Ей платье - тютелька в тютельку!
        Шейла вздохнула.
        - А тебе придется похудеть! - угадал Генри ее печаль.
        - Я еще не думала об этом, - ответила она как можно безразличнее.
        - Так я и поверил! В твои-то годы и не думать о замужестве?
        - На твоем месте я бы помолчала! - Шейла задержала дыхание.
        Нет, какое самомнение! Ну, Генри, держись! Сейчас ты задашь вопрос и я тебе выдам. .
        - Это почему же?
        - Потому что твой брак отбил у меня всякую охоту связываться с Гименеем! Да и вообще, в канун Рождества полагается думать и говорить только о приятном. - Шейла поставила бокал с кларетом на журнальный столик и поднялась. - Ну, мне пора!
        Генри тоже встал, шагнул к ней. Шейла пошла к Двери, бросив через плечо:
        - Я обещала Одри заглянуть к ней перед уходом.
        - Погоди, задержись на секунду.
        Она остановилась. Генри подошел к камину, взял с полки сверточек.
        - Это тебе! - произнес он, подходя к Шейле. - Хочу отблагодарить тебя за все, что ты сделала для Одри. Мы тебя ценим, и счастливого тебе Рождества!
        - Спасибо, Генри! Жаль, не захватила подарок для тебя.
        - Ничего, я подожду.
        - Долго ждать не придется! - улыбнулась Шейла. - Завтра вечером ты его получишь. А Одри найдет мой подарок в рождественском чулке.
        - Одри тебя обожает.
        - А мне кажется, она скучает по матери.
        - Возможно. Однако, когда я заговариваю с ней об этом, она отвечает, что ей хорошо живется.
        - Может, не хочет огорчать тебя?
        - Отпадает! Разве я похож на безутешного мужа? Одри умная, она все понимает. Правда, то и дело говорит о поездке в Рим. Хотя, с другой стороны, в восторге, что ты дала согласие полететь с нами. - Он улыбнулся. - Да и я тоже.
        - Я благодарна, что вы меня пригласили. Рим... Побывать там - моя хрустальная мечта...
        Генри протянул руку, отвел прядь волос со щеки Шейлы.
        Шейла отшатнулась.
        - А вот этого делать не надо!
        - Почему?
        - Потому что трудовым соглашением это не предусмотрено. Еще раз спасибо за подарок и счастливого тебе Рождества!
        - Тебе тоже! Обещай мой подарок до утра не разворачивать.
        - Обещаю...

        Едва переступив порог своего дома, Шейла бросилась звонить сестре.
        - Стефани?!
        Стефани зевнула.
        - Ммм?
        - Генри сделал мне подарок!
        - И что это?
        - Не знаю. Он просил не смотреть до завтрашнего утра.
        - Ну так перезвони мне завтра утром!
        Но Шейла была не в силах ждать. Сверточек в золотой бумаге не был похож на конверты с чеками, которые она обычно предъявляла в дорогих магазинах, где и получала свой подарок от шефа к Рождеству. Так Генри поступал все предыдущие годы.
        - Подожди-ка! - Она разорвала упаковку. - Стефани, знаешь, это часы! Какая прелесть! Боже мой, они стоят уйму денег! Черный циферблат, стрелки, цифры, корпус и браслет - золотые...
        - Ну и что? Он может себе это позволить. - Стефани помолчала. Потом, решив окончательно сокрушить восторг сестры, добавила: - Принимая во внимание все, что ты для него делаешь, мог бы подарить что-нибудь более существенное, например, кольцо либо цепочку с подвеской, словом, то, что дарят близким.
        - С какой стати? У нас с ним строго деловые отношения.
        - С его точки зрения, наверняка деловые, а ты, дорогая моя, по нему сохнешь! Даже Руперт заметил, что ты похудела.
        - Правда? - Шейла несказанно обрадовалась. - Я похудела?
        - Похудела, похудела... Я скоро буду звать тебя Фанера Милосская.
        Шейла засмеялась.
        - Я не сохну по нему, просто у меня очень много дел!
        - Рассказывай кому другому, только не мне. Используя свое служебное положение, мистер Рассел неплохо устроился. Учти, нет ничего тайного, что не стало бы явным! Ты пасешь его дочку и...
        - Перестань, Стефани! Перестань сейчас же...
        - Нет, не перестану! Почему ты это скрываешь от меня?
        - Потому что от него ушла жена!
        - Да это уже все знают! Именно поэтому ваши отношения разве что дебил назовет деловыми. Ты что, не знаешь Генри? Он не выносит двусмысленности! Баб на стороне нет, я это точно знаю. Смотри, скоро он тебя приспособит, потому что такие мужики терпеть не могут, когда их держат за импотентов.
        - Стефани...
        - Желаю тебе счастливого Рождества! - бросила Стефани в сердцах и положила трубку.
        Шейла перезвонила, пожелала сестре счастливого Рождества, а потом достала из письменного стола буклет о Риме и стала просматривать свои пометки.

«Вечный город»... Говорят, Рим очаровывает с первого взгляда. Чего стоят только знаменитые Форум, Колизей, Пантеон, собор святого Марка, фонтан Треви... Надо будет непременно успеть посетить все достопримечательности. Шейла перевернула страницу. А, вот! Римский военачальник Лукулл слыл одним из самых талантливых полководцев своего времени, однако в историю вошел благодаря своим знаменитым званым пирам. Неаполитанцы до сих пор ценят блюда, которые когда-то украшали пиршественный стол Лукулла: али-чи - сардины, жаренные в масле, кала-мири - каракатицы, порезанные кружочками, со свежей зеленью. И, разумеется, знаменитая пицца по-неаполитански: оказывается, она особенно вкусна, если ее запекают на древесном угле. Надо будет непременно отведать.
        Шейла мечтательно улыбалась, повторяя про себя названия итальянских блюд: паста, гноцци, зуппа, минестра, полента, сальса... А сыр? Чем была бы итальянская кухня без сыра? Бель паэзе, буриеле, горгонцола - звучит как музыка, и несведущий человек ни за что не догадается, что это названия лучших сортов итальянского сыра.
        Ах, Италия вообще восхитительная страна! Возможно, повезет, и мы успеем посетить и Флоренцию, и Пизу, и Неаполь, и Венецию... - мечтала Шейла. Одри, несомненно, будет в восторге. Ну, а обо мне и говорить не приходится.
        Шейла закрыла глаза. Генри... Ведь он постоянно будет рядом! А мне ничего другого и не надо. Встретить Новый год вместе с ним в дивном вечном городе... Какое счастье!

8

        И снова наступил июль...
        - Шейла, знаешь, прямо не верится, что ровно через неделю мне одиннадцать!
        Состроив гримаску, Одри показала язык своему отражению в зеркале, стоявшему напротив кровати.
        - Вот и еще год прошел! - с улыбкой отозвалась Шейла.
        - Я даже не заметила! А ты?
        - Я тоже с трудом верю, что тебе уже одиннадцать. Хотя порой кажется, словно тебе вдвое больше! - Она провела щеткой по волосам Одри, зачесывая их назад, и принялась заплетать в французскую косу.
        - А иногда я такая несносная, как будто мне вдвое меньше.
        - Я этого не говорила! - возразила Шейла. - Уфф! Какая жарища! - Она обмахнулась попавшим под руку детским журналом.
        - Это папа так говорит, а потом еще много чего... Хотя, конечно, только когда я канючу.
        Шейла ласково потрепала Одри по щеке. Между прочим, то, что девочка выглядит счастливой, - заслуга Генри. Маргарет год назад оставила его и дочку, а он ни разу не выказал никаких обид в ее адрес в присутствии Одри. Надо отдать ему должное, Генри прекрасно справляется с обязанностями отца-одиночки.
        - А папы часто так делают: говорят то, что не очень-то хочется выслушивать, но что надо знать. Это называется суровой родительской любовью.
        Шейла закрепила косу на затылке заколкой-бантиком - красным в белый горошек.
        - А суровая родительская любовь - это то же самое, что и настоящая любовь?
        Шейла задумалась.
        - Настоящая любовь - это когда двое не могут прожить друг без друга и дня. Ссорятся, дуются друг на друга, но все время вместе.
        - Как твоя сестра и Руперт?
        - Да, именно. Как Стефани и Руперт.
        В зеркале отразился пристальный взгляд Одри. Не поворачивая головы, она посмотрела Шейле прямо в глаза и сказала:
        - Иногда мне хочется, чтобы ты была моей мамой!
        Шейла улыбнулась, наклонилась и поцеловала Одри в щеку.
        - Ты моя милая... У тебя есть мама, которая очень-очень тебя любит.
        Девочка выпятила нижнюю губу.
        - Она живет в Новой Зеландии, я ее и не вижу!
        - А Новый год забыла? Вспомни, как чудесно было в Риме!
        У Одри засияли глаза.
        - Правда! Какой там был фейерверк! Помнишь?
        - Я эту поездку часто вспоминаю, - призналась Шейла и вздохнула.
        - Это я очень хотела, чтобы ты поехала с нами.
        - Ты моя милая...
        Шейла наклонилась и чмокнула девочку в макушку.
        - И папа тоже...
        - И твой папа милый...
        - А его ты поцеловала бы?
        Шейла засмеялась, а Одри сдвинула брови и забавно наморщила лоб.
        - А помнишь, мама мне купила целый пакет конфет? - спросила девочка после паузы. - У меня от них был зеленый язык... и потом еще меня тошнило на каждом углу?
        Шейла и сейчас не могла без содрогания вспоминать, как пришлось делать Одри промывание желудка и отпаивать молоком пополам с минеральной водой.
        - Конечно, помню, - сказала она ровным голосом.
        - Хорошо, что ты жила вместе с нами в отеле... Жаль только, что на другом этаже.
        Шейла кивнула.
        - Жить в одной гостинице очень удобно: созваниваешься и сразу идешь на прогулку, - объяснила она сдержанным тоном.
        Одри принялась теребить подол юбки.
        - А мама меня все время расспрашивала, ты с папой или у себя? Эрвин тоже задавал всякие вопросы.
        Шейла покачала головой.
        - Расспрашивать надо либо меня, либо твоего папу, но уж никак не тебя! Это одно. И второе: нужно было сразу рассказать об этом папе.
        - Я сказала, что ты живешь на другом этаже. Вот если бы папа и ты влюбились друг в друга, тогда другое дело. А вы с ним влюблены или нет?
        - О чем это вы?
        Одри и Шейла, как по команде, обернулись. Генри в светло-сером костюме, голубой рубашке и галстуке в красно-бело-синюю полоску стоял в проеме дверей.
        - Ну что, папочка, рассекретил секреты рекламного бизнеса?
        Генри потратил все утро на запись телешоу.
        - Более-менее. А вы какими секретами делитесь?
        Шейла и Одри обменялись быстрыми и многозначительными взглядами.
        - Мы беседуем о любви! - Девочка состроила уморительную гримасу.
        Генри метнул взгляд в сторону Шейлы.
        - О суровой родительской любви, - пояснила та. - А до этого говорили о дне рождения Одри.
        Генри снял пиджак и ослабил узел галстука.
        - Есть какие-либо соображения на этот счет?
        - Пап, я не хочу ничего устраивать в этом году! - заявила Одри.
        Встретившись взглядом с Шейлой, Генри кивнул. Оба вспомнили неудавшееся прошлогоднее празднество.
        - Не хочешь - не надо! Но все-таки день рождения отметить надо.
        - Тогда пойдем в ресторан. Только в самый лучший. Ты, я и Шейла...
        Шейла вспыхнула.
        - Меня включать в вашу компанию вовсе необязательно! - сказала она бодрым голосом, торопясь дать понять Генри, что это не ее идея.
        - Знаю-знаю! - ворчливо заметила Одри. - Ты всегда так! Имей в виду, если не пойдешь, я обижусь.
        - Тогда остается спросить, не станет ли возражать твой папа.
        - Шейла, если ты с нами не пойдешь, я тоже обижусь! - засмеялся Генри.
        Одри перевела взгляд с отца на Шейлу. Задумалась.
        - Шейла, а чего это ты такая красная?
        - Умираю от жары!
        - Еще бы! - сказал Генри. - Ходишь все время в джинсовой юбке и в блузке с длинным рукавом. Одета, прямо скажем, не по погоде.
        Одри внимательно посмотрела на отца.
        - Правда, Шейла, почему ты постоянно в одном и том же?
        Шейлу этот вопрос застал врасплох. Не станешь же объяснять ребенку, что скромный внешний вид создает имидж женщины, равнодушной к мужским чарам. Пока она лихорадочно соображала, что бы такое придумать, ее выручил звонок в дверь.
        - Это, наверное, Элинор! - Одри вскочила, заметалась по комнате. - А я не готова!
        - Успокойся! Я собрала сумку, там все твои купальные принадлежности.
        Генри вскинул брови.
        - Куда это она?
        - Миссис Тейн, мама Элинор, везет девочек в бассейн, а потом у них чай, - объяснила Шейла.
        - И я останусь у Элинор ночевать! - добавила Одри. - Папа, разве ты не помнишь? Я же спрашивала у тебя разрешения...
        - Припоминаю! Идем, провожу тебя до машины.
        Шейла взглянула на свое отражение в зеркале. Нда!.. Никакого шарма. Юбка - как на вешалке, блузка - рубище, а не блузка, голова - прямо-таки воронье гнездо!
        Когда Генри, проводив Одри, вернулся, Шейла сидела в кресле и промокала лоб бумажной салфеткой.
        - Ты прав, Генри. На дворе июль, а я чуть ли не в шубе... Сегодня уйду пораньше - надо подшить подол у шелкового платья, которое я купила в Риме.
        - Что бы ты без меня делала! - улыбнулся он. - Во рту пересохло, пошли в кухню.
        На стуле возле холодильника лежал огромный пакет. Генри заглянул внутрь.
        - А это что такое?
        - Шляпа.
        - Шляпа? Это безумство с неимоверными полями называется шляпой?
        - Представь себе!
        - Ах, ну да! У Стефани намечается бракосочетание.
        - Намечается! - Шейла вздохнула. - Стефани и Руперт хотят пригласить тебя. И Одри тоже.
        Генри задумался.
        - Что будешь пить? Пиво или колу?
        - Минеральную, но только не газированную.
        Генри распахнул дверцу холодильника.
        - А газированная, значит, не пойдет?
        - Нет, я газированные напитки не пью.
        - С каких это пор?
        - После Рима.
        - А что там было, в Риме?
        - В кафе одна дама сказала, что газированные напитки затрудняют переваривание пищи.
        - Ну и что?
        - А то, что накапливается лишний жир.
        - То-то я смотрю, ты с лица спала.
        - Генри, ты поедешь на свадьбу? Мы, шотландцы, любим играть свадьбы с размахом.
        - Да я вроде бы у Стефани и Руперта не самый близкий друг.
        - Это что, отговорка?
        - В общем, да. Не расположен я к церемониям подобного рода. Моя кислая физиономия не добавит им радости в столь торжественный день.
        Генри выжал в кувшин сок из четырех лимонов, разбавил водой из чайника, бросил кубики льда.
        - Пойдем в сад.
        Прямо из кухни выложенная квадратными плитами дорожка вела в беседку, увитую диким виноградом. Там стояли белый ажурный столик и четыре таких же стула.
        Какое-то время Генри и Шейла наслаждались тенистой прохладой и молчали. Каждый думал о своем.
        Прошел год с того дня, как они стали работать здесь, в Кенсингтоне. За это время ничего не изменилось. Разве что их отношения стали еще доверительнее.
        Маргарет по-прежнему жила в Новой Зеландии. Вместе с Эрвином. Ее общение с дочерью сводилось к редким письмам, чаще к телефонным звонкам, причем всегда в неподходящее время. Маргарет почему-то затруднялась сообразить, когда Одри ложится спать.
        Что касается брака, Шериданы до сих пор его не расторгли.
        Шейла порой задавалась вопросом, так ли уж Генри все безразлично, как он уверяет. Ведь такое положение вещей не может продолжаться вечно? В конце концов, он поступает как эгоист по отношению к ней! Сколько можно разрываться между своим домом и Кенсингтоном? Шейла протянула руку, взяла стакан с лимонадом, отпила глоток.
        - О чем задумалась? - прервал Генри затянувшееся молчание.
        - Ни о чем.
        - У тебя лицо - открытая книга. Я читаю твои мысли без труда.
        - Тогда зачем спрашиваешь? А я вот никак не могу тебя понять.
        - В смысле?
        - Мне кажется, ты отказываешься ехать на свадьбу, потому что до сих пор не разведен. И дело тут совсем не в твоем нерасположении, просто дружеские отношения требуют искренности, а ты не выносишь двусмысленности. Словом, не хочешь ставить меня в идиотское положение.
        - Допустим...
        - Нет, скажи, я права?
        - И да, и нет.
        - Как это понимать?
        - Если хочешь знать, я обращался к юристу.
        - И что?
        - Он советует пока ничего не предпринимать.
        Шейла вскинула брови.
        - Ничего не предпринимать? - повторила она. - Почему? Просто ждать?
        - Ждать - как раз самое лучшее. Все дело в том, что я не хочу никаких осложнений. Точнее сказать, я не хочу загонять Маргарет в угол, заставлять ее принять какое-то решение в отношении дочери. Потому что Одри сейчас хорошо.
        Отпив из бокала, Шейла улыбнулась.
        - Ей не просто хорошо, ей очень хорошо!
        - Вот видишь! - Генри пригладил ладонью свою непокорную шевелюру. - А помнишь Рим?
        - Конечно, помню.
        Они втроем прилетели в Рим накануне Нового года. Эрвин со своей группой давал концерт, и Маргарет оказалась в Европе впервые с того момента, как покинула Англию.
        Для Шейлы это было незабываемое путешествие. Может, потому что ей не довелось много путешествовать в своей жизни, а может, оттого что Генри был рядом. И Одри.
        Был снежный декабрьский вечер. Чистый и словно скрипучий воздух бодрил. Море огней, нарядные витрины, оживленная публика создавали приподнятое настроение.
        Вначале Шейла ощущала неловкость. Как-никак семейная встреча! Она опасалась, что скажет или сделает что-то не то. Однако и Одри, и Генри настаивали на ее присутствии.
        Шейла подозревала, что Одри нужен кто-то третий. А вдруг родители начнут ссориться?
        Генри руководствовался более практической причиной. Говорил, что ему не хочется одному гулять по городу. Шейла тогда заметила, что можно найти дюжину женщин, которые с удовольствием согласятся сопровождать его.
        Ответ Генри, как всегда, прямой и честный, заставил ее взгрустнуть.
        - Если я приглашу кого-нибудь - любую особь женского пола, - она непременно станет ждать от меня большего, чем я в состоянии ей предложить. Словом, мне пока совсем не хочется ложиться с кем-то в постель.
        Шейла опустила глаза, а душа у нее заныла.
        - Кроме того, другой такой женщины, которая бы прекрасно ладила с Одри, просто не существует.
        - Большое спасибо, - пробормотала Шейла и задалась вопросом: как это понимать? Он мне польстил или приземлил меня?
        Но все равно дни, проведенные в Италии, были лучшими в ее жизни, ведь исполнились мечты Шейлы, конечно, кроме самой заветной. Генри ни разу не обнял, не поцеловал ее. Они гуляли по городу, любовались достопримечательностями, лакомились шедеврами итальянских поваров.
        - Я никогда не забуду поездку в Рим, - сказала Шейла. - Это было восхитительно.
        - А ты помнишь, как вела себя Маргарет? - раздраженно спросил Генри.
        Еще бы! Как не помнить!
        Маргарет общалась с дочерью, когда ей самой этого хотелось и на своих условиях. Одетая в вечернее платье, уместное, скажем, для оперы, она приходила в кафе неподалеку от собора святого Марка и, поглядывая из окна на туристов, пила шоколад, дожидаясь Одри. Шейла приводила девочку, здоровалась с Маргарет и тут же уходила.
        Одри служила эффектной мамочке всего лишь милым украшением, не имеющим ни малейшей возможности открыть ей свою душу.
        Шейла убеждала себя, что не вправе быть судьей семейству Рассел, но была слишком близка к ним, чтобы оставаться беспристрастной.
        - Помнишь? - повторил Генри.
        Шейла кивнула.
        - И каково твое мнение?
        Как бы подипломатичнее дать ему понять, что Маргарет - плохая мать?
        - Мне кажется, она была... она мне показалась какой-то рассеянной, что ли.
        - И это все?
        - Генри, что ты хочешь от меня услышать?
        - Я хочу, чтобы ты постаралась быть со мной откровенной! - Он посмотрел на нее в упор. - Что случилось с твоей прямотой? Бывало, ты, как из пулемета, выдавала свое мнение, не считаясь с тем, нравится оно мне или нет.
        Шейла поставила стакан на столик.
        - Ты несправедлив ко мне, Генри! Раньше мое мнение интересовало тебя только в отношении какого-нибудь рекламного плаката, а сейчас спрашиваешь, что я думаю о твоей жене. По-моему, это разные вещи.
        - Неужели легче юлить, чем дать хотя бы односложный ответ?
        - Не вижу никаких сложностей, но прежде чем ответить, хотелось бы кое-что уяснить для себя, раз уж ты настаиваешь. Кстати, я не могу понять, почему Маргарет так мало времени уделяла Одри.
        Генри сжал губы. Помолчал, потом резко сказал:
        - А она не из породы наседок, представь себе.
        - Это заметно! Тогда ответь на вопрос, почему ты на ней женился. Был влюблен? Ах, ну да, Маргарет забеременела, и ты как человек порядочный... Впрочем, насколько я тебя знаю, ты никогда не связал бы себя с ней узами брака, не испытывай ты к ней глубокие чувства!
        Генри издал какой-то странный гортанный звук - то ли усмехнулся, то ли проглотил ком в горле. Во всяком случае, от этого звука у Шейлы мурашки побежали по коже. А когда Генри заговорил, оказалось, что спазм перехватил ему горло.
        - Что было, то прошло! - Он откашлялся. - Тем более это было давно. Не помню, что я тогда чувствовал. Тебе все рассказывать?
        - Хотелось бы! Неплохо хотя бы кое-что знать, чтобы суметь ответить Одри на те вопросы, которые она иногда задает.
        - Собственно, ради Одри я и завел этот разговор. Судьба Маргарет, как ты понимаешь, меня не слишком волнует. Когда мы с ней познакомились, оба были студентами. В свободное время захаживали в бар, где всегда играли музыканты. Маргарет знали все. Она бросалась в глаза, ее дизайнерские таланты никого не оставляли равнодушным. А подать себя она умела! И умеет... - Генри помолчал. - Сильный пол был от нее без ума.
        - Включая тебя? - Шейла не могла не улыбнуться.
        - Представь себе, нет! - бросил он. - Если хочешь знать, на мой вкус, она казалась слишком нахрапистой, что ли... Я не увивался вокруг нее - вот она и не устояла. Для нее это был своего рода вызов.
        - И тут ты попался, то есть ее внимание тебя зацепило, - произнесла Шейла совершенно равнодушным тоном.
        Генри покосился на нее.
        - Лихорадочное было время, должен заметить, - сказал он, расстегивая верхнюю пуговицу на рубашке. - Опьянение юностью, мечтами... И она, и я - оба восходящие звездочки на небосклоне шоу-индустрии... Линии наших судеб непременно должны были пересечься.
        Шейле захотелось немедленно подвести черту под его прошлым. Перечеркнуть его, как делает учитель, проверив изобилующую ошибками работу самонадеянного ученика.
        Мало ли кому чего хочется! - одернула она себя. В те времена, о которых повествует Генри, я не была с ним знакома. Поэтому пусть сердце не ноет и душа не болит: ревновать мужчину, не проявляющего ко мне никакого интереса как к женщине, - по меньшей мере, неумно.
        - И долго вы были вместе, прежде чем Маргарет забеременела? - как бы между прочим спросила Шейла.
        Генри запрокинул голову, посмотрел на ясное небо. Затем перевел взгляд на цветки синевшего поодаль дельфиниума.
        - Почти сразу. Первое, что она мне сказала еще до того, как мы стали близки, что у нас будут красивые дети. Думаю, зачатие, беременность и рождение ребенка воспринимались ею как творческий процесс.
        Интересно, подумала Шейла, а я смогла бы взять и сказать не лишенному привлекательности мужчине: мол, у нас будут не дети, а загляденье? Черт его знает, в жизни все может быть! Но все-таки странное какое-то заявление...
        - А это тебя не отпугнуло?
        - Ха-ха-ха! - произнес отрывисто Генри и усмехнулся. - Я был слишком молод, самонадеян и лесть не распознал. - Он поморщился. - В тот год скоропостижно умер мой отец. Мать так и не сумела справиться с ударом - она утратила интерес к жизни и ненадолго пережила его.
        - Это ужасно! - Шейла покачала головой.
        Он кивнул.
        - Действительно ужасно. Я потерял голову и всякий контроль над собой, и Маргарет сыграла на этом. И хотя в нашем кругу было не принято обзаводиться семьей, не нажив собственных капиталов, я женился на Маргарет по доброй воле и привел ее в родительский дом.
        - То есть Маргарет забеременела и вы поженились, - уточнила Шейла. - А если бы не забеременела?
        - Скорее всего, мне бы это в голову не пришло! Хотя, положа руку на сердце, должен признать, что поначалу все было хорошо. А когда появилась Одри, оказалось, что ребенок не вписывается в нашу жизнь.
        У Шейлы округлились глаза.
        - То есть?
        - С Одри было нелегко. Да и с каким ребенком бывает легко? Особенно если родители молоды и полны амбиций. Маргарет рвалась на свободу. Карьера, честолюбие... Ждать и откладывать осуществление мечты она не захотела.
        - Я ее понимаю, - вздохнула Шейла. - Малыш и связанные с этим проблемы - с одной стороны, а с другой - желание заявить о себе, перевернуть весь мир...
        - Нелегкая ситуация для всякого, кому двадцать один, - рассудил Генри. - А для Маргарет, с ее яркой индивидуальностью и недюжинным талантом, ребенок оказался испытанием на прочность ее отношения к семье.
        - Но ведь она выдержала!
        - В общем, да. Люди, как известно, ко всему приспосабливаются. Такова жизнь. Она начала заниматься бизнесом, на нее сразу обратили внимание в артистических кругах. А я стал карабкаться по рекламной лестнице.
        - А Одри?
        - Думаешь, я бросил дочь на произвол судьбы?
        - Нет, конечно, но ребенок требует внимания, и немалого.
        - А то я не знаю! Нанимали нянек... Сначала все были довольны, а когда Одри подросла, вот тут и начались проблемы. Эту няню она не любит, а эта не похожа на маму, а та точь-в-точь злая фея... С тех пор я полностью доверяю выбору своей дочери. Одри однажды заявила, что хочет быть только с мамой, а когда мы попробовали на нее надавить, получили нервный срыв. Тогда-то Маргарет и поняла, что она в ловушке.
        - А ты?
        - А что я? - улыбнулся он. - Мы с Одри ладим?
        - Ладите, - кивнула Шейла.
        - А это - главное.

9
        - Пожалуй, на сегодня хватит! - Закинув руки за голову, Генри потянулся.
        К пяти вечера его творческая мысль стала давать сбои. То ли от духоты, то ли по каким-то иным причинам. Впрочем, жара стояла одуряющая. Даже в Кенсингтоне, где много зелени.
        Шейла быстро навела порядок на рабочем столе шефа. Смахнув ворох смятых листов бумаги в корзину для мусора, она откинула со лба прядь влажных волос и заглянула в ежедневник - что там у них завтра с утра?
        Внезапно Генри положил ей руку на плечо, и Шейлу словно током пронзило. Сердце забилось, ноги стали ватными.
        - Не выпить ли нам? Сухого вина, к примеру? А то во рту пересохло, - сказал он, поднимаясь. - Ты как?
        - Не откажусь от апельсинового сока со льдом. Тебе помочь?
        - Иди на веранду, я сам управлюсь.
        Шейла спустилась в сад. Взяла лейку и стала поливать душистый табак. Цветы тоже изнывают от жажды! - размышляла она. Попьют и заблагоухают. Ближе к ночи... Она улыбнулась. Надо сказать Генри, чтобы напомнил садовнику сменить шланг - совсем прохудился.
        Она села на скамейку напротив цветочных часов. Можно целый день просидеть тут, наблюдая, как закрывают свои глазки фиалки и передают эстафету времени настурциям и львиному зеву.
        Ну, где там Генри? Такой скорый на ногу... вернее - на руку. Она вспомнила его прикосновение, и ей снова стало жарко. Зачем он положил ладонь мне на плечо? Разве не понимает, что волнует меня? Наверняка...
        Тогда для чего этот жест, подразумевающий отнюдь не официальные отношения?
        Шейла поднялась на веранду. Генри появился минут через десять с кувшином апельсинового сока, бутылкой мозельского и... в шортах.
        Шейла оторопела.
        - Слушай, - сказал он, не замечая ее смущения, - а не переодеться ли и тебе во что-нибудь полегче?
        - С удовольствием, если подождешь часика этак три, пока я съезжу домой и вернусь обратно.
        - Надень купальник, да и все!
        Ничего себе! Откуда Генри известно, что мой купальник в спальне Одри? Должно быть, она сказала отцу, что иногда, когда он уезжает в город по делам, мы загораем и плещемся в бассейне в частном клубе.
        Подумав, Шейла решила, что будет выглядеть полной идиоткой, если начнет жеманиться и строить из себя черт знает что.
        - Надо же, а я о нем и забыла! Пойду переоденусь.
        Осушив залпом бокал мозельского, Генри проводил ее внимательным взглядом.

        Шейла в спальне Одри мучилась сомнениями. Критически оглядев свое отражение в зеркале, она поняла, что купальник, хоть и черного цвета, который всегда стройнит, в данном случае не самый выигрышный вариант - даже если втянуть живот и постараться не дышать. Что ж, придется воспользоваться творением рук Маргарет!
        В верхнем ящике комода, где лежал купальник, Шейла как-то раскопала огромный шелковый платок в золотисто-зеленоватых тонах, выполненный в технике батик. Одри сказала, что платок - мамина работа, но он ей не нравится. Завязав концы узлом на талии сбоку, Шейла повеселела. Шик!.. Черное и золотисто-зеленое ей к лицу, но главное - бедра прикрыты: платок по самую щиколотку.
        Увидев ее, Генри зацокал языком.
        - Ого! Клеопатра - статистка по сравнению с тобой.
        - А ты - увы! - не Антоний! - ввернула Шейла.
        - Где уж мне! - Генри прищурился. - Загар тебе к лицу...
        - Мне вообще идет лето! - Шейла отпила сок из стакана и добавила: - Иногда мы ходим с Одри в бассейн. Я как-то тебе говорила, но ты не обратил внимания.
        - Правильно делаете. А Дороти Тейн молодец, не забывает прихватывать нашу Одри. Приятная женщина...
        - Она, прежде всего, печется о своей дочери. Правда, Дороти не работает, ей не надо думать о карьере... - не удержалась Шейла от шпильки и замолчала.
        Дороти с ней весьма сдержанна. Должно быть, считает, что она причастна к конфликту в семье Рассел. Одри обмолвилась, что Маргарет иногда звонит матери Элинор. Что ж, это вполне естественно! Девочки неразлучные подружки и делятся секретами.
        - Одри любит бывать у Тейнов, - добавила Шейла. - И я это одобряю: в ее возрасте общение со сверстниками необходимо.
        - Что бы я без тебя делал, не знаю. Хоть я и не Антоний, но ни на какую другую женщину тебя не променяю...
        Шейла засмеялась.
        - Так ведь и я не Клеопатра, а скорее - жрица чужого домашнего очага!
        - Не язви! Благодаря тебе жизнь Одри вошла в нормальную колею, да и моя тоже.
        Опустив глаза, Шейла пыталась справиться с волнением. Зачем он это говорит? Неужели не понимает, неужели настолько слеп?
        Генри поднялся, прошелся взад-вперед по веранде.
        - Ты потрясающая женщина, Шейла! Поступок Маргарет позволил убедиться на собственном опыте, что иной раз потеря может обернуться приобретением, или, если угодно, находкой.
        - На мой взгляд, ты теперь всему придаешь преувеличенное значение.
        - Нет, Шейла, нет! Я словно воскрес. Хотя нравственное нездоровье не приводит к физической смерти...
        Генри подошел к ней и положил руки на плечи. Она подняла к нему засветившееся счастьем лицо и прошептала:
        - Генри...
        Он наклонился и поцеловал ее в лоб.
        Шейла подставила ему губы, и он их поцеловал.
        Почувствовав прикосновение теплых мягких губ к своим губам и нежных рук, обвивших шею, она судорожно вдохнула воздух.
        И в это время зазвонил телефон. Генри взял трубку.
        - Алло? Что?! Подожди, подожди, Дороти! - Он покосился на Шейлу. - Куда? Ничего не предпринимай, я выезжаю!
        Он положил трубку и чертыхнулся.
        - Собирайся, Шейла! Едем к Дороти. Одри не вернулась...
        - Откуда? О Господи!..
        - Давай в темпе! По дороге расскажу.
        Спустя пять минут они уже мчались на его машине к загородному дому известного лондонского издателя Стивена Тейна.
        - Перед обедом у них неожиданно появилась Маргарет, - рассказывал Генри. - Поговорив с четверть часа о том о сем, она попросила Дороти отпустить с ней Одри. Мол, погуляет, пообщается с дочерью, а потом привезет обратно, часа через три... Сказала, что страшно скучает по Одри. Дороти, естественно, пошла навстречу. А вечером, когда прошли все сроки, забеспокоилась и решила поставить меня в известность.
        Когда Генри и Шейла подъехали к воротам, Дороти уже ждала их.
        Шейла взглянула на Генри и обомлела. Нос обострился, бледный как смерть! Выскочив из машины, Генри с места в карьер обрушился на Дороти:
        - Не понимаю, как ты могла! Прекрасно знаешь, что Одри живет со мной и именно я тебе ее доверил! Ты никакого права не имела отдавать Одри в чужие руки!
        Дороти не стала оправдываться, а немедленно перешла в наступление.
        - С каких это пор мать для собственного ребенка чужая? - Она покосилась на Шейлу, стоявшую чуть поодаль. - И вообще, Генри, не стоит так волноваться! Я стала беспокоиться только потому, что Маргарет не вернула Одри вовремя, как обещала.
        Лицо Генри исказила гримаса гнева.
        - Неужели ты до сих пор не поняла, что в голове ее матери гуляет ветер и самые бредовые мысли?
        - Уж не такие бредовые, раз вы прожили вместе столько лет! - парировала Дороти и опять посмотрела на Шейлу.
        Перехватив ее взгляд, Шейла спросила:
        - А что еще говорила Маргарет о своих планах? Погуляет с Одри, пообщается, а дальше? Может, Элинор знает что-нибудь?
        - Ни о каких особых планах она не рассказывала, - ответила Дороти и обратилась к только что подошедшей Элинор: - Вспомни, детка, что говорила Одри, когда уезжала со своей мамой.
        - Одри обещала мне позвонить. У нас на вечер намечалась увеселительная программа, - доложила Элинор и посмотрела сначала на Шейлу, а потом на Генри.
        Генри усмехнулся, перевел взгляд на Дороти и, прищурившись, сказал:
        - Мы уезжаем. А тебя, Дороти, прошу немедленно сообщить мне все, что станет известно. Я буду дома. Всего наилучшего!
        Остаток вечера Генри и Шейла провели в полном молчании. Он либо мерил шагами гостиную, либо звонил старинным приятельницам Маргарет. Везде ему отвечали, что она и Одри не появлялись. Одним словом, никто ничего не знал.
        Наконец около полуночи Генри позвонил в Новую Зеландию матери Маргарет. Лавиния Холдер, внимательно выслушав Генри, похоже, не слишком удивилась звонку. Как только Маргарет получила письмо от Одри, сообщила она, сразу как с цепи сорвалась. Первым же рейсом улетела в Лондон. Что было в письме? Ей неизвестно. Дальнейшие планы Маргарет? Ее дочь не имеет привычки заглядывать дальше завтрашнего дня...
        К утру Генри осунулся и почернел. Шейла тоже выглядела не лучшим образом. Где-то около десяти утра позвонила Дороти.
        - Будто бы и не знала, да? Не поверю! Никаких завтраков, дома поест! Сейчас буду! - кричал он в трубку.
        И уже на ходу, схватив ключи от машины, он сказал, что Маргарет только что привезла Одри к Дороти. Подробностей он пока не знает, но это уже не важно, главное - через час с небольшим Одри будет дома.
        Когда Генри уехал, Шейла направилась в кухню. Повязав фартук, она принялась за стряпню. Оладьи с яблоками, любимое блюдо Одри, ей всегда удавались.
        Натерев три крупных яблока, она вбила их в подошедшее тесто, добавила половину пакетика ванильного сахара и, накрыв миску полотняной салфеткой, поставила на подоконник, где вовсю хозяйничало солнце. Еще разок подойдет - и можно печь!
        Шейла накрыла стол, достала апельсины и уже сделала сок, когда громко хлопнула парадная дверь. Генри и Одри вернулись? Шейла выглянула в холл и застыла. У зеркала стояла Маргарет и поправляла прическу.
        Стройная, в белом костюме и темных очках, она выглядела великолепно. Шарм, конечно, великое дело! - подумала Шейла, но что касается Маргарет, он у нее какой-то поверхностный, словно вуаль, под которой проступают изгибы горбатой души.
        - Здравствуй, Маргарет!
        - Привет, незаменимая секретарша и большой друг моей семьи! Ты-то мне и нужна... - отчеканила Маргарет и двинулась на Шейлу уверенной походкой.
        - Зачем же я тебе понадобилась? - грустно улыбнулась Шейла. - Однако прежде позволь напомнить, что я работаю секретарем в фирме «Рассел-Грейди» и попутно помогаю Генри и Одри, которых ты бросила. А жалованье, между прочим, платишь мне не ты, так что оставь свой тон - мы не на рынке.
        - Ах, ах! Неплохо устроилась, должна заметить. Жалованье ей, видите ли, выплачивают... За какие такие услуги?
        Маргарет направилась в кухню. Она напоминала идущую на всех парусах яхту. Вот уж кто действительно Клеопатра! Шейла молча пошла следом.
        - Стряпаешь? - засмеялась Маргарет, стрельнув глазами по разделочному столику, вымазанному мукой.
        - Собираюсь печь оладьи с яблоками. Одри их очень любит.
        - О! - Маргарет закатила глаза к потолку. - Надо будет сказать Генри, чтобы он запретил раскармливать Одри, а то станет такой же квашней, как ты.
        Шейла усмехнулась.
        - Скажи! Он тебя непременно послушает. А ты могла бы и поблагодарить меня за то, что ухаживаю за твоей дочерью. Надеюсь, ты понимаешь, мужчине, да еще такому занятому, уроки, школа, каникулы - не под силу...
        - Вот-вот, именно! Все дело в этом сверхзанятом мужчине. Воспользовалась ситуацией, потихоньку втерлась в семью и стала все подряд хватать... - Маргарет сняла очки и, сверля Шейлу взглядом, отчеканила: - Не случись то, что случилось, не видать бы тебе Генри!
        - Послушай, Маргарет... - Шейла сделала попытку остановить словесный поток, но куда там...
        - Восьмой год пошел, как ты работаешь у него на фирме, но что-то никто не клюнул на такую красавицу!
        - Маргарет, успокойся, перестань... Не говори того, о чем потом будешь жалеть. Я понимаю, тебе не по себе, но Генри-то считает тебя благородной женщиной... Маргарет взглянула на часы.
        - Не слишком налегай на мучное, дорогуша, Генри толстух не любит. Смотри, передумает и не женится на тебе!
        Чуть ли не бегом она кинулась к дверям, а через минуту ее и след простыл.
        Шейлу разговор с Маргарет выбил из колеи. Откуда она взяла, что Генри собирается на мне жениться? - недоумевала Шейла. Он прав, совершенно непредсказуемая женщина. Она пекла оладьи и вспоминала подробности неожиданного визита. На душе скребли кошки.
        Когда хлопнула парадная дверь и Шейла услышала голос Одри, к ее горлу подкатил ком.
        - Шейла, как хорошо, что ты дома! - Одри бросилась к ней и расцеловала. - А я такая голодная! Ура, оладьи! - Девочка повисла у Шейлы на шее.
        - Одри, немедленно переоденься и вымой руки! - велел Генри, вошедший следом.
        Одри умчалась.
        - Шейла, что с тобой? На тебе лица нет.
        - Ничего особенного, просто переволновалась, - ответила она, отводя взгляд.
        Генри внезапно осенила догадка.
        - Здесь была Маргарет? Что она тебе наговорила?
        - Да, она заходила, но я так и не поняла, что ей было нужно.
        - Скажи, что она говорила, а уж я как-нибудь соображу, за какой надобностью ее сюда принесла нелегкая.
        - Она пыталась меня зацепить. Говорила, будто я втерлась в вашу семью, прибрала к рукам тебя и Одри, в общем, всякие несуразности...
        - Могу себе представить! Ревность в ней взыграла после того, как Маргарет получила письмо от Одри.
        После всех треволнений к Шейле вернулась способность здраво оценивать происходящее.
        - А что было в письме?
        - А вот и Одри! - воскликнул Генри. - Она сама тебе расскажет!
        - Одри, ты посылала маме письмо, - сказала Шейла. - Что ты там насочиняла?
        - Я написала чистую правду, к твоему сведению. Что ты влюбилась в папу, а он в тебя. И что мы живем очень хорошо. А вчера мама стала меня расспрашивать, ездишь ты домой или всегда здесь остаешься, а я ответила, как ты советовала: пусть спросит об этом у тебя. Потом мы ходили в кино, и мама уговорила меня переночевать у нее в отеле.
        Шейла ждала, подтвердит Генри заявление Одри или опровергнет, но он помалкивал. Она не стала развивать эту тему и пригласила всех к столу, где уже дымились аппетитные оладьи.

10

        Скинув тапочки, Шейла подтянула колени к подбородку и свернулась клубочком на тахте с великим множеством разноцветных подушек. Когда Генри и Одри нет рядом, не хочется ничего делать - ни читать, ни вязать... Дневник заброшен. Вот так бы лежать и думать о Генри! Как все будет, если...
        Ход ее мыслей прервал телефонный звонок.
        - Алло-о? - протянула она нараспев.
        - Здравствуй, солнце мое!
        Шейла сразу поняла, что у сестры на редкость хорошее расположение духа.
        - Здравствуй, Стефани!
        - Что с тобой? У тебя все в порядке? Ты какая-то вялая...
        - Это я валяюсь, а так все в полном порядке. А что?
        - Сегодня у нас четверг?
        - Четверг...
        - А в понедельник мы с Рупертом венчаемся и приглашаем тебя и твоего Рассела.
        - Стефани, милая, я так рада за вас! Только Генри не поедет... Я уже зондировала почву на этот счет, и он привел в оправдание своего отказа сто причин.
        - Завтра с утра ему Руперт позвонит, а я уже послала приглашение, как и подобает, на веленевой бумаге и с золотым обрезом. Вдруг да проникнется важностью момента?
        - Вряд ли, Стефани! У него на неделе всего одна пятница...
        - Ну, как знает. Тут Руперт вырывает трубку.
        - Здравствуй, моя красавица! Хочу тебе сказать, что, если бы твоя сестра меня не скрутила в бараний рог, я бы на тебе точно женился.
        - Да ну тебя! - засмеялась Шейла.
        - Мы тебя любим и ждем! - заорала в трубку Стефани. - Пока!
        Шейла положила трубку и предалась мечтам о предстоящей поездке в родную Шотландию. Венчание в старинном соборе, красавица Стефани, мерцают свечи, звучит органная музыка, море цветов... Если бы Генри поехал тоже, возможно, торжественная церемония... Шейла, не распаляй себя! - одернул ее внутренний голос. Ты, старшая сестра и посаженая мать Стефани, обязана быть собранной и спокойной.
        Что же подарить на свадьбу? Может, купить что-либо для кухни? Нет, пожалуй, не стоит - кухонная утварь слишком приземленный подарок. Ну, не приземленный, а чересчур утилитарный... А если картину? Скажем, пейзаж. Утренняя заря над рекой... На крутом берегу коттедж, поодаль извилистая лента дороги...
        Шейла старалась не пропускать вернисажи. Любуясь пейзажами, задавала себе вопрос, а хотела бы она там жить? Если такого желания не возникало, она заносила художника в список бездушных ремесленников.
        Надо будет наведаться в галерею Герца, решила Шейла. В прессе благожелательные отзывы о его последней выставке. Вдруг что-то понравится... Если не хватит денег на большую картину, вполне подойдет что-то менее масштабное, но симпатичное! Руперт тонкий ценитель живописи, да и Стефани тоже.

        В пятницу Шейла с обычной деловитостью с утра занималась корреспонденцией, отвечала на телефонные звонки, договаривалась о деловых встречах Генри, урывая время для общения с Одри, бездельничавшей по случаю летних каникул.
        Стрелки часов приближались к шести, когда она спросила:
        - Генри, тебе Руперт звонил?
        - Звонил утром, а что?
        - Ты получил приглашение?
        - Да, получил.
        - И что ты думаешь об этом?
        - Думаю, что союз двух любящих сердец - это прекрасно.
        - Ты, стало быть, приглашение не принял.
        - Что значит не принял? Я занят по горло. Чарлз в понедельник отправляется в Шеффилд на переговоры, я остаюсь один.
        - Стефани и Руперт, конечно, огорчатся, ведь они приглашают не на день рождения, а на свадьбу.
        - На свадьбу? - раздался звонкий голосок Одри. - Стефани и Руперт женятся? Когда?
        - Одри, не следует вмешиваться в разговор взрослых! - Генри поморщился. - Но раз уж ты все слышала, то да, Шейла едет в Шотландию на их бракосочетание.
        У девочки загорелись глаза.
        - Шейла, они будут венчаться?
        - Непременно!
        - Здорово! Как бы мне хотелось хоть одним глазком взглянуть на венчание! Пап, что, если я поеду с Шейлой?
        Генри пресек дальнейшее обсуждение этой темы в свойственной ему безапелляционной манере:
        - Одри, я поехать не могу, так как у меня много работы, а без меня тебе там делать нечего!
        Девочка обиженно выпятила нижнюю губу и взглянула на Шейлу. Та покачала головой и пожала плечами: мол, ничего не поделаешь.
        - Генри, я ухожу, - сказала она. - Появлюсь к концу недели.
        Он проводил ее до дверей, пожелал счастливого пути и просил передать Стефани и Руперту самые сердечные пожелания счастья в супружеской жизни и любви на долгие годы.
        - Я позвоню тебе в четверг или в пятницу. - Он чмокнул ее в щеку.
        На следующий день Шейла купила картину, как и собиралась, у Герца. Без рамки. Десять на двадцать дюймов. В черном обливном горшочке алые маки. Прелесть! - решила Шейла, с удовольствием украсила бы свою квартиру. Она всегда дарила только то, что доставляло удовольствие самой.
        После обеда Шейла забрала из магазина женской одежды, где когда-то работала ее мать, темно-синее шелковое платье. Его подгоняли по фигуре. Она заплатила за него бешеные деньги, после подгонки платье сидело как влитое. Шейла и в самом деле сильно похудела. Старшая продавщица помнила ее толстушкой. Теперь ей пришлось признать, что Шейла ни в чем не уступает Стефани. А в шляпе, которую Шейла загодя купила у них же, будет, пожалуй, покрасивее Элизабет Тейлор, заверила продавщица.

        В воскресенье утром Шейла поехала к сестре. Вручила подарок. Руперт пришел в восторг и сразу повесил картину в гостиной.
        - Получается, твой Генри испугался приехать на нашу свадьбу, - сказала Стефани, не сводя с сестры взгляда.
        - Во-первых, он не мой. А во-вторых, чего ему пугаться? Он действительно очень занят, сроки поджимают, и все такое, - спокойно ответила Шейла.
        Но Стефани, похоже, имела на этот счет собственное мнение.
        - Я тебе уже говорила и еще раз скажу: он тобой пользуется. Удобно, конечно! Безотказный работник, да еще и нянька в придачу. А как доходит до личного - нет уж, извините! Ты попусту тратишь на него время... Мы с Рупертом решили сразу после свадьбы заняться устройством твоей судьбы.
        - Руперт, а где будет праздничный ужин? - сменила тему разговора Шейла.
        Вместо него ответила Стефани:
        - Мы сняли ресторан в гостинице Роберта Скотта. Ты его, конечно, помнишь. Он вместе со своей женой, урожденной Стефенсон, приезжал на похороны мамы.
        - Прекрасно помню! Хороший человек, надежный, да и ресторан его славится своей кухней на весь Далмеллингтон.

        В понедельник рано утром Шейла, Стефани и Руперт прилетели в Глазго, их встречали кузены девушек Мэтт и Гарри Стефенсон. На двух машинах они быстро домчались до Далмеллингтона, где должна была состояться церемония бракосочетания и где проживала многочисленная родня.
        Когда утихли первые восторги по поводу их приезда и смолкли ахи и охи, родственники оставили Стефани и Шейлу наедине с огромным, от пола до потолка, старинным трюмо в доме тетушки Сибил.
        В семействах среднего достатка, как правило, идеальный порядок, требующий немалых усилий, и милый домашний уют. Пока Шейла с ностальгической грустью разглядывала фотографии на стенах и на каминной полке, Стефани со свойственной ей энергией облачалась в легендарный свадебный наряд.
        Расправив юбку, она наконец уселась на пуфик перед зеркалом. Шейла взяла щетку для волос и застыла в раздумье.
        - Стефани, на мой взгляд, твоей прическе не достает разве что королевской диадемы. Вряд ли я могу что-то добавить. Надевай фату, и можно считать, что ты готова идти к алтарю.
        Шейла украдкой бросила взгляд на свое отражение в зеркале. Надо было примерить платье, хотя говорят, примета плохая. Но, кажется, она в него влезет, если, конечно, возникнет такая необходимость.
        Раздался стук в дверь, и вошла подружка невесты - десятилетняя Мэгги в длинном розовом платье, белых перчатках и с букетиком бледно-розовых роз на корсаже. Почти не дыша, она подошла к Стефани и пролепетала:
        - Вы готовы? Меня просили передать, что уже пора!
        - Какая ты красивая, Мэгги! - Шейла наклонилась и поцеловала двоюродную племянницу в щечку.
        - Да, я знаю! Мне об этом сегодня все говорят.
        Шейла и Стефани переглянулись, улыбнулись и вышли в холл, где их дожидался дядюшка Патрик. Ему предстояло вести невесту к алтарю.
        В церкви, как говорится, яблоку негде было упасть. Шейла обвела присутствующих внимательным взглядом и подумала: мужчины Стефенсон всегда идут по жизни рука об руку с женщинами Стефенсон, и только смерть в силах нарушить их брак, освященный Церковью на земле, но за гробом, где «жизнь бесконечная», супруги непременно воссоединяются вновь. Она не сомневалась, что мать и отец смотрят с Небес на нее и на Стефани.

        Свадебный ужин в ресторане удался на славу. Гостей было пар пятьдесят. От волнения и шампанского Шейла разрумянилась и с удовольствием принимала участие в праздничном застолье. Тут была и нежно-кремовая малосольная осетрина с укропом, и обязательный дышащий паром пирог с глиняной фигуркой дрозда посередине, и торт, который по традиции разрезает молодая жена...
        А потом до глубокой ночи пели песни и плясали.
        Уже засыпая, Шейла надумала рано утром лететь в Лондон. Как там Генри и Одри? Пора возвращаться...

11

        В Веллингтон Маргарет прилетела пасмурным утром. Моросил дождь. Пахло сыростью и почему-то хризантемами. Она взяла такси и поехала к матери.
        Лавиния Холдер продала дом в пригороде Лондона и переехала в Новую Зеландию спустя два года, как Маргарет вышла замуж.
        Она и здесь образовала кружок, куда входили три писателя, художник-абстракционист, струнный квартет и две местные львицы из благотворительного общества. По вторникам Лавиния давала обеды, а по пятницам у нее пили чай в более расширенном составе.
        Гости много курили и, если приходил известный романист Браун, просили почитать очередную главу из романа, который тот писал уже второй год. При всей субтильности телосложения у этого джентльмена был неожиданно густой бас, и он явно упивался звуками собственного голоса.
        А потом гурьбой ходили к ручью. Мелкий, прозрачный, он бежал по гальке меж орхидей и ирисов. На веранду выносили магнитофон и слушали либо «Остров радости» Дебюсси, либо «Болеро» Равеля.
        А затем всех приглашали в овальную столовую, где подавали кофе, а к нему порто. Однако Лавиния любила херес, а гости предпочитали более крепкие напитки.
        Был понедельник. Маргарет радовалась, что день неприемный. Она рассчитывала отдохнуть у матери до приезда Эрвина. Он улетел в Штаты на гастроли в один день с ней. Сказал, что пробудет там дней десять. Раньше следующего понедельника она его не ждала.
        Показались ворота, машина покатила по дуге подъездной аллеи, и Маргарет наконец увидела дом, принадлежащий ей и ее матери.
        Современной постройки длинное двухэтажное здание из белого камня, притягивающего утренний свет, заканчивалось по бокам закругленными каменными стенами, которые можно было принять за флигели. Дверь красного дерева меж белоснежных колонн, а над нею - изящное веерообразное окно...
        Маргарет любила этот дом. Комнаты светлые, с высокими потолками, все сияет белизной. На стенах - картины в ярких тонах. В ванных комнатах мягкие полотенца, устланные ковриками полы, мыло с чудесным запахом.
        Маргарет расплатилась с таксистом и пошла по дорожке к дому. Ей навстречу уже шагала рослая женщина - смуглая, с крупными чертами лица. На ней был изумрудный бархатный балахон с золотым позументом по подолу, пройме и краям широких рукавов. Черные волосы были заколоты на затылке в большой пучок золотой пряжкой.
        - Маргарет! Как прошла поездка? - воскликнула она, подходя. - Что Одри?
        - С Одри все в порядке, мама! Как выяснилось, я ей не нужна.
        - Я так и думала. - Судя по тону, миссис Холдер ничуть не расстроилась этим обстоятельством. - Пойдем в дом. Повар приготовил твоих любимых куропаток и суфле под винным соусом.
        Они ели не в столовой, а в большой кухне, и аромат в ней стоял упоительный.
        - Знаешь, после твоего отъезда звонил Генри, - сообщила дочери Лавиния. - Я провела свою партию достойно. Ничего определенного ему не сказала.
        - Спасибо, мама. Думаю, пора начинать бракоразводный процесс. Эрвин тоже настаивает на этом.
        - А Одри, какой ты ее нашла?
        - Веселой и благополучной. Повторяю, пока я ей не нужна, а там видно будет.
        - Маргарет, дорогая, ты не права. Она еще маленькая, не понимает всей сложности ситуации. Хотя, помню, в свои два года она уже была с характером. Бывало, привезу игрушку, спрашиваю спустя четверть часа, кто купил ей Братца Кролика? Отвечает: папа... А кто подарил плюшевого медвежонка? Папа... Все папа да папа.
        - Она к нему очень привязана. Это и понятно, Генри в ней души не чает.
        Маргарет пододвинула к себе пепельницу и закурила.
        - Генри нужно отдать должное, он человек надежный! - сказала Лавиния. - Великодушный, порядочный... Есть в нем рациональное зерно...
        Миссис Холдер любила вставлять в разговор фразы, совершенно к делу не относящиеся.
        - Брось, мама, мы не на элеваторе! - раздраженно перебила Маргарет. - Эрвин считает, что Генри, в известной мере, жлоб.
        - А мне кажется, он добрый.
        - Жестокость не может быть доброй, а Генри жестокий.
        - Ах, детка! Быть жестоким - самое плевое дело: для этого надо просто не любить.
        - Тут ты права. Он меня никогда не любил. И потом, я давно поняла: если его кто-нибудь раздражает, значит, этот человек обладает достоинствами. По-моему, он всегда завидовал моему таланту.
        Лавиния неплохо относилась к зятю и старалась избегать обсуждения черт его характера. Поэтому она переключилась на другое.
        - А что та женщина?
        Маргарет пожала плечами.
        - Умненькая, нахватанная...
        - Талантов, стало быть, у нее никаких...
        - По-моему, никаких. Правда, она, как и Генри, домовитая. Знаешь, я пришла к выводу, что эта его секретарша весьма напоминает покойную миссис Рассел.
        - Вот видишь! Я всегда говорила, что каждый мужчина хранит в душе образ матери и старается найти спутницу жизни, похожую на нее.
        - Может быть, может быть... А я человек, как говорится, не однодомный, я человек коммуникабельный. Дай Бог им счастья. Кажется, Генри нашел ту, которая ему под стать. Тихая заводь, и все такое.
        - Маргарет, дорогая, я, как тебе известно, не поклонница страстных романов и скоропалительных браков...
        - Тогда объясни, каким образом ты выскочила замуж за отца в девятнадцать лет? - оборвала ее Маргарет.
        - Окрутил... Но давай об этом не будем. Твой отец - бабник, каких поискать, гуляка и кутила. Семья для него ничего не значила. А ведь Генри семьянин. Разве не так?
        - Так! Но если, как ты любишь повторять, жизнь в браке это совместное творчество, то Генри только себя считает творцом, всех же остальных - ремесленниками, а я, как оказалось, этого не переношу.
        - А я, что ни говори, за поздние браки. У них есть свои преимущества: не хватит сил и времени на развод, который укорачивает жизнь.
        - А искусство на что? Это сильнодействующий исцелитель...
        - Кстати, Тони просил замолвить за него словечко. Собираются ставить его новую пьесу, и он хочет, чтобы ты была оформителем.
        - Ну вот, видишь!
        - Маргарет, извини, что я вмешиваюсь, но как ты собираешься строить семейную жизнь с Эрвином? Он постоянно в разъездах, ты с головой в своих проектах. Это же немыслимо, я имею в виду перегрузки...
        Маргарет усмехнулась.
        - Он утверждает, что мы с ним по характеру - стрижи...
        - То есть? - не поняла Лавиния.
        - Стриж не взлетает, если ветер дует в хвост, только если в грудь.
        - Сильно сказано, даже очень!
        - И еще он любит повторять, что тайна всех человеческих несчастий в том, что у людей слишком много досуга для того, чтобы предаваться размышлениям, счастливы они или нет.
        - Целиком и полностью согласна! И даже Черчилль, помнится, говаривал, что он слишком занят, чтобы иметь время для беспокойства. Знаешь, с другой стороны, даже неплохо, что твой Эрвин постоянно в разъездах. Ведь самые любимые женщины те, кого возлюбленные видят редко. Великий Байрон, между прочим, сказал: «Неужели вы думаете, что если бы Лаура была женой Петрарки, он стал бы писать всю жизнь сонеты?». Хорошо, правда?
        - Хорошо, но я на пределе. Извини, пойду отдохну! Вечером поговорим.
        - Подожди, сейчас подадут твое любимое какао. - Лавиния нажала кнопку звонка.
        - Ей-богу, это смешно, но я обожаю какао, - усмехнулась Маргарет. - Наверное, потому что оно всякий раз возвращает меня в детство. А ведь сейчас его редко кто пьет.
        - Все дело в том, как приготовить! - Лавиния никогда не отказывала себе в удовольствии блеснуть умением вести хозяйство. - Никак нельзя допустить, чтобы молоко закипало, а то будет пенка.
        Когда Маргарет проснулась в своей спальне - небольшой, но премилой комнате - на кровати под цветастым розово-зеленым балдахином, солнце било прямо в глаза. За окном легкий ветерок чуть шевелил ветви деревьев, сквозь узорчатую листву просеивался золотистый свет.
        - Что ж, пора закругляться! - произнесла она вслух. - У нас с тобой, мой милый Генри, климат был не тот.
        Маргарет считала, что любовь - как погода на море. Только что был шторм, и вот уже штиль.
        - У нас была страсть - явление кратковременное...
        Она задумалась. Верно говорят, что чем дальше уходит дорога жизни, тем с большим удивлением двое, идущие рядом, вспоминают начало пути. Бывают, конечно, исключения, но общего закона они не опровергают.

12

        Генри не позвонил в четверг, как обещал, не позвонил и в пятницу. Целых два дня Шейла убеждала себя, что иного и не ожидала. Генри, конечно, очень занят, и Одри, безусловно, требует внимания, но ведь он, черт бы его побрал, обещал!
        Шейла терялась в догадках.
        Может, что-то случилось за время ее отсутствия? Неужели Маргарет надумала забрать Одри с собой? Не исключено... Как-никак она мать! Но если, судя по словам Генри, она примчалась в Лондон из далекой Новой Зеландии на крыльях ревности, тогда вполне допустимо бурное объяснение между супругами, закончившееся примирением. Резонно? Да. Логично? Не совсем...
        Шейла была готова встретить не моргнув глазом любое известие - за годы жизни, не баловавшей ее приятными сюрпризами, она научилась держать удар. Она считала, что правда, какая бы ни была, все-таки лучше, чем неизвестность.
        Утром в субботу Шейла уже не находила себе места.
        Может быть, самой позвонить ему? Мол, только что вернулась, как дела, то да се... Вечером курсы итальянского, надо позаниматься. А вдруг Генри подумает, будто я и дня без него прожить не могу? Не успела в дом войти, и, пожалуйста, вот она я!
        Как известно, природа заложила в женскую душу неистребимую надежду на лучшее, которая - увы! - довольно часто перерастает в склонность к самообману.
        Неужели трудно набрать номер? Даже если заболел... Но не при смерти же он! Похоже, Стефани права...
        А ведь целовал, милой называл...
        Усилием воли Шейла заставила себя открыть учебник итальянского языка. Может, все-таки позвонить Генри? А вдруг он ждет моего звонка? Она задумалась. Не дождется...
        Шейла почти физически ощутила, как в ней набирает силу решение, что делать и на чем стоять вопреки чему бы то ни было, и как уходит, освобождая ее и снимая все сомнения, то расслабляющее и лишающее твердости раскисание, которое пришло в ее жизнь вместе с Генри.
        Чувство собственного достоинства - это главное. И ни о чем не жалеть! Ломать и подстраивать себя под Генри она не собирается. Между прочим, если плод разделенной любви - дети, то плод неразделенной - сплошное унижение. Она не привыкла унижаться.
        Шейла сварила кофе покрепче. Отпивая по глоточку, стала заучивать отрывок из
«Канцоньере» Петрарки.
        Она довольно бегло говорила по-итальянски. В нужный момент память подбрасывала необходимые речевые обороты, и Шейла мгновенно, без всякого внутреннего проговаривания, озвучивала их, вставляя в любой, независимо от контекста, разговор.
        В группе Шейла считалась лучшей ученицей. А может, курсисткой или слушательницей..
        Дело не в названии. Ей нравилось учиться. Бог с ней, с любовью! Руперт обещал подыскать новую работу. Хорошо бы!
        На курсы Шейла отправилась в приподнятом настроении. После занятий скульптор напрашивался в провожатые. Она с трудом отбилась. К чему все эти трепыхания?
        А когда Шейла вывернула из-за угла и увидела у дверей своего дома машину Генри, ее организм не пожалел адреналина - сердце бешено заколотилось, а душа ушла в пятки.
        Что делать? Какую тактику выбрать? Прикинуться, что не заметила его, или же подойти с самым безразличным выражением лица?
        Шейле не удалось осуществить ни то, ни другое. Заметив ее в зеркале заднего обзора, Генри вылез из машины и, когда она подошла, стоял, прислонившись к капоту, и смотрел на Шейлу такими глазами, что у нее ноги тут же стали ватными, а душа почему-то перебралась в низ живота.
        Наверное, ждет, что я кинусь к нему с улыбкой на устах и зайдусь квохтаньем: ах, Генри! что случилось, дорогой?! Как бы не так... Однако надо все же поздороваться, а то решит, будто я обиделась.
        - Здравствуй, Генри.
        - Здравствуй, Шейла.
        Он бросил на нее внимательный взгляд. Она сделала то же самое.
        Ну и видик у него! Джинсы похожи на половую тряпку, линялая майка в пятнах краски. Оброс... Щетина - будто неделю не брился.
        - Генри, ты не заболел? Обещал позвонить и целых два дня ни слуху ни духу.
        - Ты не против, если мы обсудим это у тебя дома?
        - А у меня есть выбор?
        Вопрос Шейлы вызвал у Генри кривую усмешку.
        - Выбор есть у каждого! Возьми, захлопни дверь перед моим носом и скажи, что не желаешь больше меня видеть. Я молча это скушаю, если пойму, что ты не лукавишь.
        Генри прекрасно меня изучил, пронеслось в голове у Шейлы. Скорее он захлопнет дверь перед чьим-то носом, но чтобы я? Исключено.
        Шейла насторожилась. Он что-то скрывает. В глазах мука мученическая, весь какой-то сам не свой...
        - Генри, а где Одри?
        - Чарлз согласился побыть с ней...
        - Чарлз? Наш гений маркетинга? С каких это пор твой партнер подрабатывает нянькой?
        - Брось, Шейла! Я сказал ему, что мне срочно надо кое-что сделать. Где ты была?
        - На курсах. - Она пошарила в сумочке и вытащила ключи. - Ты что, забыл, что по субботам у меня итальянский?
        - Забыл и весь вечер тебе названивал.
        - Ну надо же! - произнесла она с издевкой в голосе, распахивая входную дверь. - Зачем было так себя утруждать?
        Она окинула Генри сочувствующим взором. Перехватив ее взгляд, он поморщился.
        - А твой официант все бегает за тобой?
        - Нет, не бегает. Он женится на девушке, родители которой живут неподалеку от Генуи. Так что мой воздыхатель переметнулся к другой.
        - Бедняга! - усмехнулся Генри и покачал головой.
        Шейла резко обернулась к нему.
        - Оставь свое зубоскальство при себе! Хотя бы сегодня. Я не настроена выслушивать твои насмешки.
        - Интересно, очень интересно, - протянул он. - Тогда, позволь полюбопытствовать, на что же ты настроена? - спросил он сладким голосом и усмехнулся.
        Их взгляды встретились. У Шейлы задрожали руки.
        - Я настроена на откровенность, если угодно - на правдивость и здравомыслие.
        - А конкретнее?
        - Такое понятие, как истина, тебя устроит?
        Генри едва заметно усмехнулся.
        - Обширное и весьма расплывчатое понятие. Никак не соображу, с чего начать.
        Шейла посторонилась, пропуская его.
        - Проходи в дом!
        В гостиной Генри сразу принялся шагать из угла в угол. Потом подошел к дверям, выходившим на веранду, распахнул их и уставился на мерцающие в темно-синем небе звезды.
        - Говоришь, не знаешь, с чего начать? - усмехнулась она. - На чем мы остановились, когда позвонила Дороти Тейн и сообщила, что Одри не вернулась к назначенному времени? - Она засмеялась, но смех получился неискренний.
        Генри резко обернулся, и Шейла его не узнала. Выражение тревоги на лице мгновенно сменилось спокойствием, складки на лбу и вокруг губ разгладились - будто он принял какое-то решение. Генри пересек комнату и подошел к ней.
        - Я устал, - сказал он с расстановкой. - Устал бороться с самим собой. С того момента, как ты уехала на свадьбу Стефани, я все казню себя, какого черта не поехал с тобой?
        Шейла задержала дыхание.
        - Правда? Ты это честно? - Она посмотрела ему прямо в глаза.
        Генри кивнул.
        - Я истязал себя, представляя всяческие напасти, приключившиеся с тобой.
        - Это уж слишком! Венчание происходило в храме, а не в чистом поле, где, условно говоря, меня мог переехать трактор.
        Генри взял ее за руку и потянул к тахте.
        - Давай сядем, - сказал он. - Я тебе сейчас все объясню.
        - Давай, - отозвалась Шейла, опускаясь на самый край. - Объясни.
        - Я вообразил, что ты вот-вот станешь женой какого-нибудь красавца. На свадьбах такое случается сплошь и рядом. Почему-то все холостяки начинают озираться и, представь, находят женщину с золотым сердцем и шелковистой кожей, как у тебя. Я подумал, а что, если Шейла примет его предложение?
        - Но ведь этого не произошло, - спокойно возразила она.
        Он улыбнулся.
        - На этот раз обошлось. Но я задался вопросом, позволю ли я случиться чему-либо подобному. Выяснилось, что нет, ни при каких обстоятельствах. Словом, милая моя, пришло время принять вполне определенное решение. Для всеобщего блага...
        Генри искоса посмотрел на фотографию Стефани в подвенечном платье. Шейла поставила ее возле телефона, и Стефани словно останавливала сестру, когда рука Шейлы тянулась набрать номер Генри.
        - Помнишь, Одри просилась с тобой в Шотландию?
        Шейла кивнула.
        - Я с ней потом обстоятельно о многом говорил. Сказал, что собираюсь просить ее маму о разводе. Поинтересовался, как она к этому отнесется.
        - И что?
        Генри грустно улыбнулся.
        - Дочь меня удивила, должен признать.
        - Одри против?
        - Наоборот! Она спросила, почему решение о разводе пришло мне в голову с таким опозданием.
        - Значит, Одри за развод?
        - Если бы все мамы и папы, сказала она, счастливо жили вместе со своими детьми, было бы лучше, но раз уж у нас не получилось, тогда ничего не поделаешь. Но только жениться без ее одобрения она мне не позволит.
        Шейла не проронила ни слова. Молчал и Генри. После паузы он продолжил:
        - Тогда я позвонил Маргарет. Мол, пора начинать процедуру развода. Договорились сделать это как можно быстрее и без обоюдных обвинений. Мне показалось, она восприняла все это спокойно. Похоже, письмо, которое ей послала Одри, сыграло свою положительную роль.
        - А что там на самом деле было? Маргарет тебе сказала?
        - Сказала. Одри сообщила, что между нами - тобой и мной - настоящая любовь. Настоящая, заметь! - Генри улыбнулся. - Что мы хорошо живем, и все это благодаря тебе. Между прочим, чистая правда!
        Шейла почувствовала смятение. Все, только что услышанное, она давно пережила в мечтах, а опыт подсказывал, что подобные мечты почти никогда не сбываются.
        Самое разумное в жизни - руководствоваться не мечтами, а фактами, действительным положением вещей, подумала она и сказала:
        - Не понимаю, зачем Одри понадобилось посылать это письмо.
        - В самом деле не понимаешь?
        - Ей не следовало этого делать! - повторила Шейла.
        - Возможно, ты права! - согласился Генри с таким чистосердечием, что она мгновенно сникла. - Однако Одри письмо послала, а Маргарет как раз из тех, кто не любит отдавать свое, вот и сорвалась в Лондон.
        - Чтобы помешать? - высказала Шейла предположение.
        - Хотя бы попытаться, по крайней мере...
        - Даже несмотря на то, что ничего не происходит? - Шейла улыбнулась.
        Генри понизил голос:
        - Разве?
        - А разве нет? Мы же не делаем ничего предосудительного, что достойно порицания.
        - А что достойно порицания, на твой взгляд?
        - Сам знаешь... - Шейла покраснела.
        - Ну, мисс, вы опять пылаете, как маков цвет. И что же все-таки достойно порицания?
        - Прелюбодеяние - вот что!
        - Нарушение супружеской верности, да?
        - Именно...
        - А в мыслях?
        - Что в мыслях?
        - Прелюбодеяние в мыслях допускается?
        - А у тебя дальше мыслей дело не доходит?
        Генри расхохотался.
        - Мисс, вы перехватили у меня инициативу! Только собрался перейти от мыслей к делу, а вы тут как тут!
        - То есть?
        Шейла смотрела на него в упор. У Генри потемнели глаза и участилось дыхание.
        - Для начала хотя бы это...
        Он притянул ее к себе и крепко обнял. Шейла прильнула к нему - громкое биение его сердца и ласковые руки лишили ее возможности сопротивляться.
        - Если хочешь знать, я за эти два дня провернул массу дел. Мой адвокат связался с адвокатом Маргарет, и с сегодняшнего дня они приступили к подготовке к бракоразводному процессу. - Генри обвел указательным пальцем контур ее губ. - Хотелось сделать все, как положено, чтобы ты, милая, усвоила кое-что на всю оставшуюся жизнь.
        - Например? - Она попыталась разомкнуть кольцо его рук, но Генри не позволил.
        - Например, ты всегда будешь рядом со мной. Всегда. Ты и я, вместе...
        - На этой тахте? - Она не верила своему счастью и постаралась за шуткой спрятать растерянность.
        - Мне больше нравится двуспальная кровать, - нашелся Генри и поцеловал ее в губы.
        - Генри, милый... - произнесла Шейла громким шепотом, отстраняясь от него и переводя дыхание.
        - Тебе хорошо? - спросил он, когда его руки двинулись в путешествие по ее телу.
        Вместо ответа Шейла сжала губами мочку уха Генри и потерлась щекой о его колючий подбородок.
        - Мне кажется, я сплю и вот-вот проснусь, - сказала она погодя и, свернувшись клубочком, положила голову на колени Генри.
        Он расстегнул пуговки на ее блузке и, глядя Шейле в глаза, быстро справился с застежкой лифчика. Когда его горячая ладонь легла ей на грудь, Шейла вздрогнула.
        - Боишься?
        - Ужасно! - призналась она. - Но все равно я испытываю... даже не могу подобрать подходящих слов.
        - И не надо, милая! Я и сам не знаю, что прекраснее - целовать тебя или касаться.
        Она тоже не знала. Но, к счастью, Генри успешно справлялся и с тем, и с другим. Шейла легла на спину, вытянулась и закрыла глаза. Он обнажил грудь и стал целовать соски.
        Вот так сбываются мечты, подумала Шейла. Этого момента я ждала целых семь лет! А вдруг сломается тахта, купленная на распродаже по сходной цене?
        - Генри...
        Он поднял голову.
        - Что, милая?
        - Не здесь...
        Он понял, улыбнулся уголками рта, поднял ее на руки.
        - Где у тебя спальня?
        - Генри, ради Бога, пусти меня!
        - Ни за что!
        - Я тяжелая, надорвешься...
        - Милая, ты недооцениваешь мои физические возможности. Это во-первых, а во-вторых, своя ноша, как известно, не тянет.
        Методом исключения Генри быстро вычислил, где дверь в спальню.
        - У меня огромное желание высадить дверь в лучших традициях кинобоевиков! - пророкотал он.
        - А что тебя останавливает? - рассмеялась Шейла.
        - Я не знаю, что за дверью. Вдруг там какой-нибудь ковбой с парой кольтов?
        Он распахнул дверь и остолбенел. Односпальная кровать была завалена пушистыми игрушками.
        - Ну и ну! - Генри поставил Шейлу на ноги.
        - Боишься, не поместимся? - спросила она с улыбкой.
        - Прекрасно поместимся, моя хорошая! - И он смахнул Винни-Пуха, Братца Кролика и всех их друзей на ковер.
        Обхватив ладонями лицо Шейлы, Генри заглянул ей в глаза и спросил:
        - Не страшно?
        - Сейчас уже нет.
        - Почему сейчас?
        - Потому что это ты!
        Генри перецеловал один за другим все ее пальцы.
        - Хочется, чтобы ты запомнила наш первый раз на всю жизнь. Мы делали вместе все, что делают супружеские пары: работали, отдыхали, воспитывали ребенка - только любовью не занимались. Но это мы быстро поправим. Шейла, ты хочешь заниматься со мной любовью?
        - Хочу, очень хочу! - с жаром воскликнула она.
        Он стал раздевать ее.
        Как хорошо, что я надела новый гарнитур нижнего белья! - заметались ее мысли. Комбинация из натурального черного шелка... Черный кружевной лифчик...
        Генри стянул с нее черные трусики с кружевными прошвами, Шейла переступила через них и закрыла глаза.
        - Ну-ка, ну-ка, открой глазки! Посмотри на меня... - попросил он, гладя ладонью низ ее живота.
        Шейла сжалась.
        - Расслабься, любовь моя! - Генри слегка отстранил ее. - Я любуюсь тобой. Ты очень красивая...
        Он быстро снял майку и швырнул ее на пол. Туда же последовал брючный ремень, а через секунду Генри, перешагивая через свои джинсы, перехватил взгляд округлившихся глаз Шейлы и все понял.
        - Хорошо, что ты такая стыдливая, - прошептал он, укладывая ее на кровать. - Это очень возбуждает мужчин.
        - П-правда? - спросила она дрогнувшим голосом.
        - Угу!
        - А что еще их возбуждает?
        - Вот это! - Он провел языком по правому соску, потом по левому.
        - О-о-о... - Шейла стала хватать ртом воздух.
        А когда на ее теле не осталось ни дюйма, к которому бы не прикоснулся Генри, произнося при этом восхитительные слова, придававшие ей уверенности в своей привлекательности, Шейла принялась проделывать с ним все, что проделывал с ней он.
        Ее руки знакомились с его телом, открывая для себя упругость ягодиц и мускулистость торса. Она перебирала пальцами жесткие волосы на его груди, прижималась к нему, ощущая его возбужденную плоть.
        - Моя милая, - простонал он, схватив ее за запястья. - Погоди!
        На мгновение Генри завис над ней на локтях, а потом осторожно лег сверху. Он не торопился, давая Шейле возможность привыкнуть к неизведанной тяжести своего тела.
        Она чувствовала себя в полной безопасности. Лежа под ним, она расслабилась, готовая принять его. Мощное желание охватило Шейлу. Встречая его, ее тело послушно отвечало на колебания и толчки его ягодиц и бедер.
        Близость наступила легко... естественно, как дыхание. И лишь незначительное ощущение дискомфорта напоминало Шейле, что все это она пережила впервые.
        Именно так и должно было случиться! Она для того и родилась. Для этого и на белый свет появилась, чтобы оказаться с Генри... слиться воедино... здесь и сейчас.
        Вдруг тело Шейлы содрогнулось, по нему прошла сладкая судорога. Еще раз, еще... Она закричала.
        - Генри, что это? Оргазм? - выдохнула она.
        - Да, милая!
        Спустя какое-то время, когда Генри держал ее в объятиях и покачивал, как малое дитя, касаясь губами ее волос, разметавшихся у него на груди, он сказал:
        - Знаешь, а это не часто случается с женщинами... По крайней мере, не с первого раза.
        - Правда?
        - Правда, моя прелесть.
        - Генри?
        - Да, - ответил он. - Я говорю тебе «да».
        - Но ведь ты не знаешь, о чем я хочу спросить! - возразила Шейла.
        - Знаю. Хочешь узнать, хорошо ли мне с тобой?
        - Хочу.
        - Хочешь верь, хочешь нет, но я давно знал, что с тобой мне будет очень хорошо.
        Он лег на бок, убрал с ее лба влажную прядь волос.
        - Шейла, у тебя никого не было? Ты красивая, чувственная... Извини, что я об этом спрашиваю, но право же, я теряюсь в догадках.
        - Причин много. В юные годы мужчины пугали меня. Отец умер рано, меня окружали женщины. А что касается мальчишек, они не обращали на меня внимания, потому что девчонкой я была толстуха. А потом занялась самообразованием. Мне не хватало времени на молодых людей. Правда, как-то познакомилась с одним парнем. Он ухаживал за мной, оказывал всяческие знаки внимания. Так вот этот молодой человек в один прекрасный день сделал мне предложение. Ему тогда предложили работу в Америке. А я отказала... в общем... не поехала с ним, потому что не могла...
        - Из-за мамы? - догадался Генри.
        - Да. И из-за Стефани. Она еще училась. Оставить их я не имела права, а забрать с собой не было возможности. Это было бы несправедливо по отношению к Грегу. Повесить ему на шею такой жернов в самом начале совместной жизни...
        - И ты ни разу не захотела близости с ним?
        Шейла засмеялась.
        - Иногда ты не слишком деликатен, мой дорогой! Ни с ним, ни с кем-либо другим. Мы со Стефани перевидали великое множество девиц, разрушивших свою жизнь из-за близости с мужчинами. Если хочешь знать, я этого очень боялась.
        - Я бы не сказал, что ты робкого десятка, - засмеялся Генри.
        - Да ну тебя!
        Господи, я всю жизнь ждала этого дня! А если бы мы с Генри не встретились? Да нет, такого быть не могло...
        - Генри?
        - Да?
        - Ты говорил о взаимопонимании между тобой и Маргарет. В чем оно заключалось?
        - Неужели тебе хочется обсуждать это сейчас? - Он поцеловал ее.
        - В общем-то нет, но...
        - Это не дает тебе покоя?
        Шейла кивнула.
        Он положил себе на живот ее ноги.
        - Так тебе нравится?
        - Отвратительно! - Шейла поморщилась.
        Генри засмеялся и вздохнул. Ему не хотелось распространяться на тему своих отношений с Маргарет, но пришлось.
        - Понимаешь, когда стало очевидно, что наш брак не удался, ни один из нас не захотел остаться без Одри. Маргарет считала, что я как мужчина обязан уйти, но у меня было иное мнение. Я был убежден, что, если Одри останется с матерью, Маргарет непременно переложит заботу о ребенке на постороннего человека, которому будет платить за это. Я такого не мог допустить!
        - И вы достигли компромисса?
        - Не знаю, компромисс ли это, но мы решили жить под одной крышей. Заключили своего рода договор ради Одри. Изо всех сил старались быть родителями-партнерами, но ничего хорошего из этого не вышло. - Генри намотал на палец прядь ее шелковистых волос. - Наше взаимопонимание, если вообще о таковом можно говорить, заключалось в следующем: живем под одной крышей, пока у кого-то не появится кто-то. Решили, что это со всех сторон благоразумно. Обсудили возможные варианты. Словом, пришли к выводу, что ни один из нас не вправе исчезнуть из жизни другого без предупреждения.
        - А ваши супружеские отношения?
        - Ты имеешь в виду, спали ли мы вместе?
        - Ну да...
        - Нет, мы с Маргарет не спали.
        Шейла вздохнула и чуть слышно уточнила:
        - И как давно?
        Генри помолчал, потом ответил:
        - Почти три года.
        Шейла задумалась, сдвинув брови.
        - Не веришь?
        - Почему же? Я знаю, ты не из тех мужчин, кто лжет.
        - Ну спасибо!
        - Просто...
        - Просто тебе кажется, что мужчина не способен столько продержаться?
        - Ну да...
        - Но ведь ты смогла!
        - Генри, мужчину и женщину нельзя сравнивать в этом плане. Я читала.
        - Нет, это не так! Мужчина, как и женщина, способен направить свою энергию на другое. А мне было чем заняться - дочь, работа... Шейла, поверь, я никогда не вступал в связь ради разрядки сексуального напряжения. Господи, ну что с тобой делать? Ты опять покраснела.
        - Тебя это удивляет?
        - Если честно, да, но не только это. - Он улыбнулся.
        От его улыбки, такой близкой и родной, на душе у Шейлы потеплело, но она твердо решила дослушать рассказ Генри до конца.
        - Значит, каждый из вас жил своей жизнью?
        - В основном...
        - Наверное, это чересчур утомительно?
        - Не сказал бы. Впрочем, уговор есть уговор, и вообще супружеская жизнь часто строится на компромиссах.
        - Но компромисс в семье, где есть дети, не лучший выход из положения. И проживание под одной крышей вечно продолжаться не может.
        - Безусловно. Но Одри девочка здравомыслящая, и момент, когда ей предстояло решить, с кем из родителей остаться, приближался стремительно. Тут как раз Маргарет влюбилась и ушла. Правда, я понял, что это случится, до того как она сама осознала.
        - И ты не сделал попытку остановить ее?
        - А зачем? Нельзя было требовать от нее жертвы. Прожить жизнь без любви только потому, что я ее не люблю? Жестоко... Ее трусливое бегство, надо признать, поначалу вывело меня из себя, но потом я порадовался за нее. Да и моя жизнь стала спокойнее. С твоей помощью, - добавил он.
        - Но откуда ты мог знать, что Одри выберет тебя, а не маму?
        - Знал, да и все! Я бы не назвал это слепой уверенностью, просто все шло к тому. Маргарет, надо отдать ей должное, человек жизнерадостный, но у нее на редкость неровный характер. А я всегда был с дочерью терпелив, вникал во все ее ребячьи проблемы - словом, жил ее жизнью, и она, естественно, тянулась ко мне. Однако, когда Маргарет ушла, я испугался.
        - Почему? - удивилась Шейла.
        - Потому что ребенка суд, как правило, отдает матери. Я решил затаиться. Если Одри привязана ко мне и ей хорошо, было бы глупо выдергивать ее, как морковку с грядки, и тащить на другой конец света, рассудил я. Согласна?
        Шейла кивнула.
        - Значит, ты сообразил, что, если Маргарет не возникнет, тем лучше для тебя?
        - Именно!
        - То есть ты хочешь сказать, за все эти годы у тебя не было ни одной любовницы?
        - Ты - первая! - Он засмеялся и поцеловал Шейлу в нос.
        Шейла задумалась. Одри, Маргарет... Генри, его дочь, его жена... Пасьянс какой-то получается! А я, Шейла Стефенсон, где мое место? В середине, с краю или... я вообще не в счет? Вот он сказал, что я всегда буду рядом с ним. А если... Предположим, Одри в один отнюдь не прекрасный день перестанет со мной считаться. Что тогда?
        - Генри, у меня еще один вопрос. Можно?
        - Милая, спрашивай, о чем хочешь. Отвечу и не покривлю душой.
        Шейла верила ему. Может, она величайшая на свете дуреха, но Генри самый порядочный и честный!
        - Скажи, пожалуйста, если бы не Одри... Нет, не то! Не окажись я в твоем доме в силу известных обстоятельств, случилось бы между нами то, что случилось?
        Генри присвистнул и приподнялся на локте.
        - Дорогая моя, если бы не Одри, я затащил бы тебя в постель гораздо раньше! Я-то думал, ты спросишь, люблю ли я тебя...
        - Ну уж не-е-ет! Об этом не спрашивают, мужчина сам об этом говорит, - с достоинством ответила Шейла.
        Генри сел на край кровати и напустил на себя торжественный вид.
        - Мисс Стефенсон! Я прошу вас стать моей женой, потому что я вас очень, очень люблю.
        Шейла молча смотрела на него, отказываясь верить своим ушам. Этого просто не может быть! Просто не может быть! Не может быть... - раскатился эхом внутренний голос.
        Генри взглянул на нее искоса, мгновенно понял ее состояние и повторил еще раз:
        - Я люблю тебя, Шейла, гораздо сильнее, чем ты себе представляешь. Ты уже моя жена и будешь ею законно. - Он помолчал. - Я готов все отдать, лишь бы убедить тебя в этом.
        - Генри, почему ты выбрал в жены меня? - спросила она явную нелепицу. В минуты потрясений - а радость тоже потрясение, да еще какое! - зачастую отказывает рассудок. - Что во мне такого особенного?
        Генри взял в ладони ее лицо и, глядя прямо в глаза, сказал с расстановкой:
        - Мне хорошо с тобой всегда и везде. Ты - мой лучший друг. Я могу говорить с тобой обо всем на свете. И еще я ужасно хочу тебя...
        - Но это просто невозможно!
        - Спорим?
        Он положил ладонь на треугольник волос в низу ее живота. Поглаживая, молча смотрел на Шейлу, и вот уже волна желания накатила на нее, потащила за собой...
        Шейла с трудом понимала смысл слов, когда Генри снова заговорил:
        - Ты вошла в мое сердце и заняла там прочное место. А твое отношение к Одри? Оно показало мне, сколько в тебе любви и понимания. Ты дарила моей дочери душевное тепло, когда она больше всего в нем нуждалась. Она тоже полюбила тебя. - Голос Генри срывался от волнения. - Спасибо тебе, радость моя!
        - Генри, милый... - сдавленно пробормотала Шейла и погладила его по щеке. - Не могу выразить словами, как я тебя люблю!
        Он притянул ее к себе, поцеловал в губы нежно и страстно. Шейла внезапно отстранила его и взглянула на часы.
        - Господи, без четверти полночь! Когда Чарлз ждет тебя домой?
        - Не раньше двенадцати. А давай поедем вместе?
        Она покачала головой.
        - Нет, дорогой, так не годится! Одри нужно подготовить. Вдруг в ней проснется ревность? Душа человека потемки, а детская в особенности. На следующей неделе я у вас останусь ночевать разок-другой, а там видно будет. В общем, не будем пока ей ничего говорить.
        Им удалось держать свои отношения в тайне недели три, пока однажды Одри, вернувшись домой из школы раньше времени, не застала отца и Шейлу в кухне в объятиях друг друга.
        - Ну, наконец-то! - Девочка швырнула сумку на стул. - А то я не знаю, что сказать Элинор. Вы поженитесь, да?
        - Поженимся! - засмеялся Генри.
        - Классно! И венчаться будете?
        - Непременно! - заверила Шейла.
        - Здорово! Только, чур, я буду подружкой невесты! Можно?
        - Хорошо, моя милая, - сказала Шейла и поцеловала Одри в макушку.
        - Смотри, а то опять начнешь рассказы рассказывать про свою Стефани!
        - Одри, иди мой руки, сейчас будем ужинать, - велел Генри, подталкивая дочь к дверям.

13
        - Меня сейчас вырвет! - Стефани закатила глаза.
        Шейла обернулась и, помолчав, спросила:
        - Неужели я так плохо выгляжу?
        Стефани замахала руками, сделала пару глубоких вдохов и выдохов.
        - Уфф! - простонала она. - Наказание Господне, эта интоксикация! Будь добра, напомни мне не делать резких движений. Уфф! - Она промокнула лоб носовым платком. - Ты выглядишь великолепно. Ни одна кинодива в подметки тебе не годится! Открой секрет, на какой диете ты сидела последние полтора месяца?
        Шейла окинула взглядом свое отражение в зеркале.
        Да уж! Кто бы мог подумать, что в подвенечном платье, которое пару лет, образно говоря, ей на нос не налезало, она теперь - образец элегантности и изящества! Удивительная метаморфоза! Впрочем, жизнь частенько подбрасывает сногсшибательные сюрпризы. Через полчаса она станет миссис Рассел! Господи, еще месяц назад она об этом и думать боялась. Теперь Шейла убедилась, что браки и в самом деле свершаются на Небесах. Тут двух мнений быть не может - Всевышний каждому воздает по заслугам!
        Шейла тряхнула головой. Она сделала короткую стрижку. Взметнувшись, густые волосы обнажили лебединую шею. Генри нравилась ее новая прическа, как, впрочем, и все остальное.
        - Не хочу выглядеть самодовольной, - сказала Шейла.
        - А как раз и неплохо! - отозвалась Стефани. Она сидела в кресле у приоткрытого окна и дышала свежим воздухом. - Пусть все видят, что ты счастлива, и главное - сама от себя в восторге. Это помогает в жизни.
        Стефани оставалась верна себе.
        - Знаешь, я совершенно перестала есть, - сообщила Шейла. - Потеряла аппетит. Вот ты спросила о диете, а мне уже целый месяц в горло кусок не лезет...
        - Бывает-бывает! - Стефани захохотала и тут же прикрыла рот платочком. - Уфф, опять накатило! Напомни мне не делать резких движений...
        - Не делай резких движений и не насмехайся над старшей сестрой, - сказала Шейла с укоризной в голосе. - С тех пор, как мы с Генри живем вместе, у меня совсем нет времени...
        - ...заниматься любовью? - невинным тоном подсказала Стефани.
        - Перестань!
        - Ой, я не то сказала! Секс заменил тебе еду, да?
        - Стефани...
        - Стефани, Стефани... Но ведь так оно и есть! Ты совершенно изменилась. Я тебя не узнаю.
        Пожалуй, сестра права. Шейла взяла с полки молитвенник. Жизнь стала ярче, интереснее. Постоянно кажется, будто она куда-то несется. Ощущение легкости, скорее даже невесомости... Удивительное состояние!
        Она приколола к корсажу букетик орхидей из белого шелка с розоватым отливом в самой серединке.
        - Мне так хотелось, чтобы ты была моей посаженой матерью! - Шейла обернулась к сестре. - Когда ты отказалась, я так переживала, передать тебе не могу! Одри сказала тогда: наверное, Стефани думала, будто все будут смотреть только на нее, раз она топ-модель, вот и решила - пусть все смотрят на тебя.
        - Твоя Одри - маленькая дуреха, а я - большая дурища. Просто я поняла, что беременна, и решила, что могу тебе все испортить. О-о-о, как мне нехорошо! - Стефани достала бутылочку с лимонным напитком и сделала пару глоточков.
        Шейла подошла к сестре и оттянула назад ее волосы, как не раз делала в детстве, когда Стефани поташнивало.
        - Так лучше?
        - Гораздо... Шейла, дорогая, во-первых, я бывшая топ-модель, а во-вторых, от тебя невозможно отвлечь внимание, поверь мне! Ты такая красивая... И не только внешне - ты сияешь каким-то внутренним светом.
        - Руперт, должно быть, безмерно счастлив, что станет отцом?
        С любым собеседником Шейла всегда старалась поговорить на приятную для того тему.
        - Не то слово! - оживилась Стефани. - Не поверишь, но мне стоило трудов удержаться от желания отправить его в Бедлам.
        Шейла засмеялась.
        - Он с ума сошел от счастья!
        - Именно! Бросился скупать детские вещи во всех магазинах в радиусе десяти миль от нашего дома. Представляешь? - Лицо Стефани засияло нежностью. - Впрочем, неудивительно. Болезнь заставила его пересмотреть взгляды на жизнь, - добавила она грустным голосом.
        - Болезнь? Какая болезнь? - Шейла сжала руки. - Ты мне ничего не говорила.
        - У него обнаружили язву желудка.
        - Язву? Говорят, это бывает на нервной почве.
        Шейла пристально посмотрела на сестру. Стефани перехватила ее взгляд.
        - Скажешь, это я ему нервы мотаю?
        - Скажу, что теперь тебе придется беречь его.
        - Здрасьте! А я, по-твоему, чем занимаюсь? Почему, думаешь, я бросила работу? Раньше сама нервничала, а теперь только Руперт. Рекламный бизнес это сплошные нервы, а если еще и дома нервотрепка, то уж тут одной язвой не обойдешься! Запросто можно и инфаркт схлопотать. Так что имей в виду! Кстати, а может, совсем некстати, как там дела у Маргарет?
        - Я как раз собиралась тебе сказать. Она прислала нам письмо, где просит прощения за свою выходку. Ну, это когда она примчалась из Новой Зеландии...
        - И что еще она пишет?
        - Я ее письмо наизусть выучила. Хочешь, изложу слово в слово?
        - Давай! Интересный случай, я бы даже сказала хрестоматийный...
        - Не совсем, - заметила Шейла. - Ты многого не знаешь.
        - Может быть. Однако среди наших с Рупертом знакомых многие пары развелись.
        Прямо поветрие какое-то... Ну и что там в письме?
        - «Понимаю, что вела себя непростительно», - начала Шейла. - Это не я говорю, так в письме.
        - Давай дальше, не отвлекайся...
        - «Но причиной могла послужить моя беременность»...
        - Вот это новость! - Стефани всплеснула руками. - Ничего себе! Зачем об этом писать? Давай дальше...
        - «Доктор сказал, что при беременности в организме женщины происходят большие гормональные сдвиги, которые часто приводят к эмоциональной нестабильности»...
        - То-то мне порой хочется рвать и метать! - воскликнула Стефани. - Так бы и разнесла к чертовой матери всю фирму моего благоверного. Слушай, а как к этому известию отнесся Генри?
        - Нормально. Правда, конец письма заставил его выпить виски.
        - И что же такого его бывшая женушка ляпнула?
        - «На этот раз я поклялась, что стану хорошей матерью»...
        - На этот раз, видите ли... А на тот раз, когда Одри родила, была плохой, стало быть.
        - То-то и оно! Генри просто взбесился...
        - А виски тут при чем? Он случайно не того... не выпивоха?
        - Он всегда так снимает стресс. Говорит, однажды в парламенте обсуждался вопрос, не продавать ли виски в аптеках.
        - Шутит, наверное?
        - Нет, правда! А Маргарет, похоже, счастлива. Она сделала в письме приписку, что Эрвин на седьмом небе, и они оба желают нам любви и счастья.
        - Как трогательно! А Одри знает, что у нее появится братик или сестренка?
        - Генри сказал ей. Одри спокойно отнеслась к этой новости. Генри и Маргарет решили, что она в летние каникулы будет проводить пару недель в Новой Зеландии. Или в Европе, если у Эрвина будут там гастроли.
        - Видишь, как все хорошо, по-доброму устроилось, - заметила Стефани.
        - Я то же самое сказала Генри.
        - А он?
        - А он возразил. Мол, во всей этой истории по-доброму поступала одна я.
        - Пожалуй, он прав! Не всякая женщина обладает такой тонкой душой, как ты, моя дорогая сестрица!
        - Ладно уж тебе! Думаю, нам пора...
        - Слушай, а где Одри?
        - Решила ждать меня у церкви. Вместе с отцом...
        - Нетрадиционное решение, должна заметить.
        Шейла вздохнула.
        - К сожалению, молодежь не очень-то блюдет традиции. Впрочем, нынче они и взрослых мало волнуют.
        - Давай, наброшу тебе на плечи твой норковый палантин. Генри молодец! Хороший подарок. Что может быть хуже невесты с синим носом, у которой зуб на зуб от холода не попадает?
        Шейла вздохнула.
        - Я так волнуюсь!
        - Не волнуйся, все пройдет хорошо! Я уверена. Через десять минут мы должны быть в церкви. А Руперт, по-моему, уже целый час топчется на крыльце. Повезло тебе с посаженым отцом!
        - Он благородный и милый человек. Я его люблю.
        - Какое совпадение! - засмеялась Стефани. - Я тоже.
        Шейла уронила слезу.
        - Ты что?! - всполошилась Стефани.
        - Ах, милая, просто не верится! Наши мужья любят нас, и какое это счастье пройти весь жизненный путь рука об руку с любимым и вместе с ним состариться.
        - Моя дорогая сестрица, дай я тебя обниму!
        - Ой, только платье не помни!

        Шейла и Генри долго обсуждали, стоит ли им венчаться в Шотландии, в той же церкви, где венчались Стефани и Руперт, дабы многочисленный клан Стефенсонов смог напутствовать в добрый путь свою любимицу.
        В конце концов право решать предоставили Одри. Она остановила свой выбор на маленькой церквушке в Кенсингтоне, где ее недавно окрестили и куда Шейла и Генри взяли за правило водить ее по воскресеньям.
        Шотландские родственники - все, от мала до велика, - прибыли в Лондон в полном составе. По причине многочисленности им удалось недорого зафрахтовать небольшой самолет.
        - Шейла, дорогая, - орали кузены Мэтт и Гарри своими лужеными глотками на весь Хитроу, - мы бы явились к тебе на свадьбу, даже если бы разразился всемирный потоп! Тебе и твоему парню мы дарим напольные часы. Хотя, по слухам, счастливые часов не наблюдают.
        - Зато они старинные! - сказала маленькая Мэгги. - А я связала одеяльце вашему ребеночку, дорогая Шейла. У вас же будут дети, правда?

        Церковь оказалась заполненной до предела.
        Чарлз Грейди, партнер Генри Рассела, находился в первых рядах, что было весьма кстати, дабы женская половина прихожан не свернула себе шеи, строя ему глазки.
        Одри дожидалась Шейлу у входа. На девочке было атласное платье - копия наряда невесты.
        - Мандражируешь? - Шейла поправила на ней меховую пелерину.
        - Ни капельки! А ты?
        - Самую малость...
        - Все будет в лучшем виде! Элинор раскинула пасьянс - сошлось с первого раза.
        - Ну, тогда я спокойна! - улыбнулась Шейла одними глазами.
        - Шейла, знаешь что?
        - Пока не знаю...
        - Вечером за мной заедет мама Элинор, и мы пойдем в кино. А потом я у них останусь ночевать.
        - А папа разрешил?
        - Разрешил. Миссис Тейн ему звонила.
        - Ну хорошо!
        Стефани заняла место в первом ряду, а Шейла взяла под руку Руперта. Как только зазвучал орган, женщины принялись рыться в сумочках, достали кружевные платочки, и сразу запахло французскими духами.
        Шейла задержала дыхание - душу переполняли чувства. А когда Генри обернулся к ней, глаза обоих заблестели от навернувшихся слез.
        А Стефани думала о том, что их мать и отец наверняка слышат свою любимую песню, и там, на Небесах, все видят и все знают. Если у нее родится дочка, когда она станет невестой, обязательно будет венчаться в платье, что сейчас на Шейле. Хотя, наверное, сначала его наденет Одри. Определенно! А если у Шейлы и Генри родится девочка, то...
        Священник откашлялся. Все замерли.
        Шейла оперлась на руку Генри, готовая произнести венчальную клятву. Внезапно она затрепетала, как от таинственного тока, пришедшего к ней из каких-то неведомых глубин.
        Генри почувствовал ее волнение, взглянул на Шейлу. Вот она, его жена... рядом - ее милые синие глаза.
        Шейла подняла к нему лицо.
        - Если бы ты знал, как я... все эти годы...
        - Я все знаю! - заверил он. - Потому что люблю тебя...

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к