Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Джаррет Лиз: " Маленькое Ночное Волшебство " - читать онлайн

Сохранить .
Маленькое ночное волшебство Лиз Джаретт

        Когда над любимой бабушкой Дэни нависла угроза несправедливого судебного иска, молодая женщина обращается за помощью к своему давнему знакомому, частному детективу Трэвису Уолкеру…

        Лиз Джаретт
        Маленькое ночное волшебство

        Глава первая

        Трэвис Уолкер еще раз с недоумением перечитал записку. Как это следует понимать? Клиент обеспокоен заклятиями собственной бабушки. Встреча в офисе в час. Интересно. Видимо, дела «Сыскного агентства Уолкера» совсем плохи, раз кто-то всерьез рассчитывает, что они готовы приглядывать за невоздержанной на язык старушкой. Если бы Макс не наслаждался сейчас всеми прелестями медового месяца, это очень напоминало бы очередной розыгрыш старшего братца.
        Но счастливчик в свадебном путешествии на Багамах. Значит, записка — дело рук Элвина Ричардса, стажера по прозвищу Счастливчик. Трэвис взял на работу этого юного недоумка из-за его тетушки. Что поделать, в жизни каждого мужчины бывают моменты, когда он готов согласиться практически на все. И вот теперь сексапильная красотка с восхитительными ногами осталась в далеком прошлом, а Элвин прочно застрял в агентстве. Наглядный пример вреда, который приносят важные решения, принятые под влиянием чувств. Трэв был вынужден признать, в тот момент он думал вовсе не головой.
        Конечно, парня можно было бы уволить, но со стороны это выглядело бы совсем уж глупо. К тому же, черт побери, он оказался на редкость открытым и доброжелательным. Отказать в месте этому улыбчивому болвану — все равно что дать пинка Санта-Клаусу.
        — Элвин!  — завопил через дверь Трэвис, неприязненно глядя на новенькую панель переговорного устройства. Макс обожал технические усовершенствования, но у Трэва белые кнопки вызывали стойкую ассоциацию со стиральной машиной.  — Что все это значит?!
        В дверном проеме немедленно показалась сияющая светловолосая голова. Как истинный американец, Элвин считал своим долгом улыбаться всегда, независимо от ситуации.
        — Вы о чем, босс?
        — Я об этой встрече!  — Трэв раздраженно помахал листком.
        Элвин понимающе кивнул и раздельно сказал:
        — Леди обеспокоена заклятиями собственной бабушки.
        — Я умею читать!  — рявкнул Трэв.  — Я спрашиваю, о чем конкретно идет речь. Ты удосужился расспросить поподробнее?
        — Нет.  — Элвин все с той же дурацкой улыбкой отрицательно затряс головой.  — Я помню, чему вы меня учили — главное, с первого раза не спугнуть клиента, поэтому не задал ни единого вопроса!  — Он с таинственным видом оглядел кабинет, словно хотел убедиться, что их не подслушивают, и полушепотом добавил: — Я думаю, ее бабуля ругается, как пьяный матрос. С моей такое было. Мама рассказывала, материлась так, что небу становилось жарко.
        Трэв не сомневался — у бабушки Элвина были на то вполне уважительные причины. Но от этого ситуация не делалась яснее.
        — В следующий раз постарайся узнать побольше,  — хмуро сказал он, мысленно возблагодарив судьбу, что Макс не присутствует при подобной сцене. По его мнению, Элвин был личной проблемой Трэвиса, но какой настоящий брат отказал бы себе в удовольствии отметить, как пагубно сказывается на бизнесе неконтролируемый гормональный взрыв у одного из совладельцев.
        — Боюсь, я не слишком силен в добывании информации.  — Казалось, Элвин готов расплакаться от расстройства.  — И потом, проявлять любопытство не очень прилично.
        — Ты работаешь в сыскном агентстве,  — с раздражением прервал Трэвис.  — Сбор информации — наша обязанность.
        Он хотел добавить еще очень многое, но негромко звякнувший колокольчик над входной дверью возвестил о прибытии клиента. Голова Элвина моментально скрылась. Трэвис поднялся из-за стола, ожидая, когда тот проводит клиента к нему в кабинет. Прошло несколько секунд. В холле стояла подозрительная тишина. Трэв пересек кабинет и распахнул дверь.
        Элвин в полном безмолвии замер за стойкой приемной, ошарашенно уставясь на посетительницу. Да, подумал Трэвис, высшая степень профессионализма: чтобы не спугнуть клиента, прямо с порога впериться в него влюбленным взглядом!
        Он посмотрел на диван у противоположной стены — и сам на мгновение замер. Пожалуй, Элвин заслуживал некоторого снисхождения. Высокая великолепная брюнетка явно принадлежала к числу красавиц, которые обращаются к частным детективам в кинофильмах, но никогда не навещают сыскные агентства в реальной жизни. Ее приветливая улыбка заставляла кровь бурлить и быстрее бежать по жилам. Женщина неторопливо поднялась и плавной походкой направилась в его сторону. Сексуальность сквозила в каждом изгибе роскошного тела.
        — Привет,  — негромко сказала она, и звук голоса показался ему томным и страстным. Трэв, не отрываясь, смотрел в темные глубокие глаза. Абсолютно черные, цвета греховной полночи, бездонные, словно омут, из которого не выбраться ни одному мужчине.  — Прошу прощения, с вами все в порядке?
        Озабоченность, с которой была произнесена последняя фраза, привела Трэвиса в чувство. Похоже, вид у него был ничуть не лучше, чем у Элвина. Он поспешил улыбнуться и протянул в приветствии руку:
        — Да, конечно. Здравствуйте. Я Трэвис Уолкер.
        — Очень хорошо.  — Женщина не торопилась отпускать его ладонь.  — А я?
        Трэвис испытал приступ жестокого разочарования. Черт. Только представьте, в кои-то веки в офисе появилась сногсшибательная красотка, и уже через секунду выясняется, что она не в себе!
        — Наверное, вы рады нашему знакомству,  — осторожно сказал он в последней надежде, что перед ним не умалишенная.
        Выражение лица женщины не изменилось, но таинственное мерцание в глазах погасло. Трэвис физически ощутил, как она расстроилась. Наверное, они раньше где-то встречались, наконец осенило его. Но где? Он быстро перебрал в уме самые яркие любовные приключения. Посетительница в них точно не участвовала — ни один нормальный мужчина не смог бы забыть такую красавицу.
        — Я Даниэль Карлински,  — мягко произнесла она бархатным голосом.  — Дэни.
        Эффект неожиданности оказался настолько сильным, что Трэву на мгновение показалось, будто его сшиб бульдозер.
        — Цыганка?!
        — Эй, Киллер, теперь меня зовут Дэни!  — Смех показался Трэву таким же искушающим, как и все в ней.
        — А почему вы называете мистера Уолкера Киллером?  — донесся из противоположного угла полный любопытства голос Элвина.
        Парень имел право удивляться. Трэвис сам долгие годы не слышал прозвища, прилепившегося к нему в школьные годы.
        — Этим прозвищем меня называли в старших классах,  — не оборачиваясь, бросил он и счел ответ вполне исчерпывающим. Но забыл вечное стремление Дэни всегда и во все вносить ясность!
        — В школе мы дружили одной большой компанией. У каждого было прозвище. Меня, например, за черные волосы и темные глаза прозвали Цыганкой…
        — Вовсе не из-за этого,  — перебил Трэвис.  — Твоя бабушка однажды сказала, что ваши предки были настоящими цыганами.
        — Это неправда!  — опять рассмеялась Дэни.  — И только такие наивные мальчишки, как вы, могли тогда в это поверить. Мой отец занимается продажей страховых полисов, а дед держал скобяную лавку. Не очень характерно для цыган, согласись.
        Они продолжали смотреть друг на друга, и Трэвис не мог сдержать улыбки. Черт возьми, до чего же здорово снова встретиться. Дэни так сильно изменилась за эти годы. Помнится, в школе она была длинной худышкой в больших очках, а сейчас превратилась в высокую стройную красавицу, каждое движение которой обжигало скрытой сексуальностью. Просто живое воплощение идеальной красоты.
        — Эй, Киллер,  — она помахала ладошкой перед его носом, прерывая череду воспоминаний,  — ты с нами или уплыл в далекое прошлое?
        — Я здесь.  — Трэв не сомневался, от Дэни не укрылись мысли, которые, он просто чувствовал, помимо воли отразились на лице, и даже не сделал попытки солгать.  — Просто я поражен, какой красавицей ты стала.
        — Ах, как приятно получить комплимент из уст такого известного ценителя женской красоты. Спасибо.  — Дэни продолжала смеяться.  — Рада была бы заметить, что и ты изменился, но, к сожалению, это не так. Наблюдается прежняя склонность к речевым штампам.
        Трэвис готов был возразить. Конечно, иногда в общении с женщинами он использовал штампы. Даже, пожалуй, слишком часто. Но не сейчас. И все-таки выражение глаз Дэни говорило — она не верит ни единому слову.
        — Признайся,  — не унималась девушка,  — ты все такой же ловелас.
        Пожалуй, пришла пора сменить тактику. С Дэни лучше действовать без слов, и Трэвис просто бросил в ее сторону самый виноватый взгляд, на который только был способен. Этот беспроигрышный ход разжалобил не одно каменное сердце.
        — Согласен, в старших классах я вел себя как дикарь, но теперь все изменилось — я повзрослел и готов подписаться под каждым словом. Ты настоящая красавица. И дело не только во внешности. Твоя душа осталась такой же чистой и прекрасной, как и во времена, когда все мы были детьми.
        Дэни встретила его взгляд, ее глаза затуманились. Сработало! Трэвис едва удержался от победного жеста. Он был готов поклясться, что Дэни не устоит. Уж он-то знает, как заставить женщину поверить в…
        — Какой же ты обманщик!  — Дэни уже не смеялась, она хохотала. Трэвис почувствовал себя уязвленным.  — Скажи еще, что ты никогда не говорил этого раньше! Брось, Трэв, я всегда считала тебя умнее.  — Она снисходительно похлопала его по руке.  — Женщины прекрасно чувствуют, когда их пытаются обмануть, а от твоих слов за версту разит неискренностью. За годы работы в адвокатской конторе я имела массу возможностей изучить человеческую природу и считаю своим долгом заметить, что основная причина, по которой люди чаще всего лгут, заключается в их собственной боязни быть обманутыми. Так что, возможно, ты нуждаешься в помощи профессионального психотерапевта.
        — Круто.  — Трэв сделал кислую мину.  — Спасибо за консультацию, но я уж как-нибудь сам справлюсь, без доктора. Пусть помедленнее, зато самостоятельно.
        Дэни посмотрела на него тем жалостливым взглядом, каким женщины обычно смотрят на щенков.
        — Может быть. Только, пожалуйста, помни — вовсе не стыдно признаться в том, что у тебя есть некоторые проблемы.
        Трэвис наконец заметил, с каким жадным любопытством Элвин ловит каждое их слово, и решил продолжить разговор в кабинете.
        — Твоя забота просто не имеет границ,  — довольно сухо заметил он, но при взгляде в смеющиеся глаза Дэни тоже не смог удержаться от улыбки. Странно, в памяти совершенно стерлось то время, когда они днями напролет хохотали как заведенные. А ведь это были счастливейшие годы его жизни.
        — Вы так и не объяснили, почему в школе мистера Уолкера звали Киллер.  — От любопытства Элвин готов был вывалиться из-за стойки.  — Он что, делал что-нибудь ужасное?
        — Только в отношении девушек.  — Дэни продолжала, не отрываясь, смотреть на Трэвиса.  — Он так походил на киногероя, что девчонки сходили по нему с ума.
        — Да нет,  — неожиданно Трэвис почувствовал желание оправдаться.  — Просто провинциальным дурочкам, которые ни разу не выезжали за пределы родного города, сын офицера, исколесивший с отцом полстраны, казался верхом мужественности и искушенности. Чтобы произвести на них впечатление, мне даже не нужно было стараться.
        Ласковая, чуть насмешливая улыбка снова расцвела на лице Дэни, и Трэвис замер, чувствуя, как сексуальность этой женщины волнами окатывает его, сжимая тесным жарким кольцом грудь, мешая дышать и двигаться.
        — Мистер Уолкер в роли похитителя дамских сердец?  — Элвин фыркнул, как подавившаяся кошка. Трэвис вновь почувствовал себя уязвленным. Если бы не присутствие Дэни, перед которой необходимо выглядеть солидно, уж он рассказал бы наглому мальчишке пару-тройку историй из своей бесшабашной юности. Но он благоразумно удержался.
        — Ты, должно быть, торопишься.  — Трэвис демонстративно оставил без внимания фырканье Элвина и, улыбнувшись самой официальной улыбкой, на которую только был способен, распахнул перед Дэни дверь своего кабинета.  — Давай поговорим о твоих проблемах у меня.
        — Господи, Трэвис, как приятно снова встретиться с тобой!
        Она шагнула к нему и сделала то, чего не стоило делать ни при каких обстоятельствах, потому что дотоле дремавшее либидо всколыхнулось и заворочалось внутри Трэва, словно разбуженный в берлоге медведь.
        Дэни крепко обняла его.

        Дэни чувствовала себя очень счастливой. Еще мгновение назад в приемной она была растеряна и подавлена, но искреннее желание Трэвиса помочь и охватившая обоих радость встречи рассеяли сомнения — решение нанести визит в его сыскное агентство было правильным. Тревога не отпускала Дэни все последние дни. Совсем непросто круто менять свою жизнь, поднимаясь на новую ступень карьерной лестницы. Особенно в другом городе. Особенно если семья отказывает тебе в поддержке. Сейчас она наконец окунулась в тепло, которого ей так недоставало. Воспоминания юности вернули ей почти забытое состояние покоя, заставили крепче прижаться к широкой груди Трэвиса.
        — Привет, старый друг.
        Руки Трэва обвили ее талию. Чувство безопасности и защищенности расходилось по телу, как круги по воде. Ей было хорошо, так хорошо, что она испугалась. Совсем другое чувство готовилось прийти на смену покою. Колыхнувшееся пока еще глубоко внутри желание.
        Дэни отстранилась и в растерянности подняла глаза. Она никогда не испытывала к Трэву ничего, даже отдаленно напоминающего страсть. Связывающие их в юности узы были дружескими и совершенно платоническими. Вожделение ни разу не коснулось их.
        Но секунду назад все изменилось. Она смотрела в красивое лицо и понимала, что не хочет убирать руки с сильных плеч.
        — Что?  — тихо спросил Трэвис.
        По выражению его глаз Дэни секунду пыталась понять, догадался ли он о ее чувствах, но оставила тщетные попытки. В конце концов, какая разница! Она никогда больше не позволит этому повториться. Если близость с Трэвисом заставляет сходить с ума, значит, следует держаться от него на расстоянии не менее метра.
        — Ничего.  — Она отошла, опустилась в кресло и подождала, пока он усядется за свой стол.  — У меня неприятности, поэтому я пребываю в несколько расстроенных чувствах. Позволь объяснить, что привело меня к тебе.
        — Конечно. В предварительной записке, составленной этим милым, как ты его назвала, но несколько туповатым молодым человеком, сказано, что ты, я цитирую, «обеспокоена заклятиями собственной бабушки». Ее… ммм… назовем это так, привычка использовать крепкие выражения в публичных местах навлекла на тебя неприятности, я правильно понял?
        — Крепкие выражения?  — Глаза Дэни округлились от удивления.  — Да моя бабушка считает «пропади оно все пропадом» верхом непристойности!
        — Тогда я в растерянности.
        Следует заметить, что это в равной степени относилось к обоим. Дэни до сих пор находилась под впечатлением их импульсивного объятия. Страсть все еще острыми язычками покалывала кожу, не позволяя выровнять дыхание. И только благодаря долгой практике работы в суде ей удавалось сохранять внешнюю невозмутимость.
        — Я не знаю, достаточно ли хорошо ты помнишь мою бабушку.
        — Ну,  — Трэвис откинулся на стуле, подбирая подходящее слово,  — она в своем роде уникальна.
        — Мягко сказано. У нее есть забавная манера. Маленькое чудачество пожилой женщины. В общем, ничего серьезного, но стоит кому-нибудь, пусть даже нечаянно, задеть бабушку Фрэду, как она изрекает сентенцию в адрес обидчика и называет это предсказанием.
        — Понятно,  — кивнул Трэв. Настала его очередь проявить профессиональную невозмутимость.  — И что дальше? Ты хочешь нанять детектива для толкования предсказаний?
        Дэни не могла больше сохранять серьезность. Как ни пыталась она строго сжимать губы, лицо против воли расплылось в улыбке. Это было совершенно неуместно, но что делать, если Трэвис, помимо внешней привлекательности, в полной мере обладал качеством, которое она больше всего ценила в мужчинах,  — чувством юмора.
        — Позволь мне объяснить.
        — Было бы неплохо.
        — С годами привычка наводить порчу на обидчиков приобрела просто-таки маниакальный характер. Члены нашей семьи склонны отнести это к проявлениям старческого маразма.
        — Какого рода ее проклятия?  — счел необходимым уточнить Трэвис.  — Она что, поднимает скрюченный палец к небу и бормочет: «Умереть тебе страшной смертью»?
        Она уловила иронию и придала лицу серьезное выражение. Дальше речь пойдет о важных вещах.
        — Ее проклятия более романтического свойства.
        — Романтические заклятия? Такое не часто услышишь.  — Он в задумчивости поскреб подбородок.  — Приведи какой-нибудь пример, чтобы мне легче было сориентироваться.
        — Я расскажу о том, которое принесло нам главные неприятности.  — Она на секунду запнулась, прекрасно понимая, как глупо прозвучит следующая фраза.  — Бабушка Фрэда предрекла владельцу химчистки, что его смоет волной любви. Через некоторое время этого пожилого вдовца угораздило влюбиться в двадцатилетнюю девчонку. Он забросил бизнес, запустил дела, растратил сбережения и в результате разорился.
        — Понятно. Человек совершенно запутался в сетях любви.
        — Именно так. Но он утверждает, что во всем виновата бабушка.
        — Я не вижу ничего криминального в этом предсказании.  — Трэвис имел вид человека, который с трудом сдерживается, чтобы не расхохотаться. Но в лице Дэни не было и намека на веселье. Видимо, она действительно очень серьезно воспринимала проблемы бабушки Фрэды.
        — В этом все и дело. Самое главное, у бабушки и в мыслях не было призывать несчастья на его голову. Наоборот, она считает любовь великим даром и говорит, что всего лишь хотела сделать его счастливым. Но владелец химчистки собирается подавать в суд и требовать возмещения ущерба.
        — А какова будет моя роль? Собрать документальные подтверждения того, что после прорицания его сексуальная активность не увеличилась?
        Дэни старательно игнорировала смешинки, которые так и прыгали в глазах Трэва.
        — Не думаю, что это поможет. До знакомства с девушкой он занимался только бизнесом и не обращал никакого внимания на женщин. По его утверждению, он разорился именно потому, что его смыло волной любви.
        — Довольно шаткое обвинение,  — Трэв в задумчивости наморщил лоб.
        — Я тоже так считаю, но вдруг судебная коллегия примет его точку зрения?  — Дэни смотрела прямо в его глаза и заговорила медленно и отчетливо: — Я прошу тебя помочь найти тех людей, которым бабушка предсказывала что-нибудь раньше. Может, даже несколько лет назад. Если мы сумеем доказать, что ее пророчества не оказали на их судьбы никакого влияния, то наши шансы выиграть процесс значительно увеличатся.
        — Не знаю, получится ли,  — Трэвис посмотрел на нее с сомнением.  — Как опытный юрист, ты не можешь не знать один из основных законов человеческой психологии. Эффект ожидаемого. Если человек твердо уверен, что с ним должно что-то произойти — оно чаще всего и случается. А твоя бабушка всегда обладала даром убеждения. Не удивлюсь, когда окажется, что большинство ее пророчеств сбылись.
        — Честно говоря, над этим я не задумывалась. Но в любом случае среди потенциальных жертв есть те, кто ей не поверил. Показания хотя бы нескольких из них могут иметь решающее значение.  — Дэни нервно теребила молнию на сумочке. Вся эта история случилась совершенно не вовремя. Она получила очень выгодное и долгожданное предложение от крупной юридической фирмы в Нью-Йорке и уже через две недели должна приступить к своим обязанностям. За это время предстояло освободить квартиру здесь, в Чикаго, и успеть обосноваться на новом месте. Задача не из легких, не оставляющая ни минуты свободного времени.
        Но бабушка обратилась за помощью. Как Дэни могла ей отказать?
        Трэв молча делал какие-то пометки в записной книжке. Дэни снова заговорила.
        — Послушай, Трэв, мне очень нужна твоя помощь. Может, идея со свидетелями не самая лучшая, но я придумаю что-нибудь еще. Моя семья не поддерживает бабушку. Все считают, она должна просто дать денег этому человеку. Но я не согласна. Он хочет заставить бабушку платить за его собственную глупость. Это несправедливо.
        Трэвис поднял глаза от записей и моргнул, удивляясь ее горячности.
        — Эгей, Цыганка, ты зря так переживаешь, я думаю, твой план вполне может сработать.
        — Наверное, в моих обстоятельствах лучше не употреблять слово «цыганка».
        — Согласен,  — улыбнулся Трэвис.  — У тебя есть список заговоренных?
        — Мне бабушка отказалась их называть. Она сказала, что доверит имена только тебе, да и то при личной встрече у нас дома.
        — Когда мы туда отправимся?
        — В любое удобное для тебя время.  — Дэни постеснялась объяснять, почему ей так важно сделать это как можно быстрее. В конце концов, они не виделись много лет и было невежливо просить, чтобы ради нее он бросил все неотложные дела. Трэвис и так отнесся к ней более чем внимательно. Но ее сердце радостно екнуло, когда он ответил:
        — Мне удобно прямо сейчас. Едем каждый на своей машине?
        — Да.
        — Разумно. Элвин назвал тебе наши расценки? Мы старые друзья, поэтому…
        — Ради бога, Трэв, меня все устраивает. Не надо никаких скидок.
        — Хорошо. Напиши адрес, я быстренько введу Элвина в курс дела, и можем двигаться.
        Дэни застегнула сумочку и направилась вслед за ним в холл. Впервые за несколько недель она чувствовала себя спокойно и уверенно. Внутренний голос подсказывал, на Трэвиса можно положиться — он обязательно поможет. Какое счастье, что они снова встретились.
        Дэни остановилась в дверях, незаметно наблюдая, как он разговаривает с юношей за стойкой приемной. Когда сегодня утром они с бабушкой обсуждали предстоящий визит в агентство, то со смехом гадали, сильно ли изменился Трэвис за эти годы. Бабушка уверяла, что он остался все таким же молодым и интересным, но Дэни почему-то представляла прежнего приятеля обрюзгшим сыщиком с внушительным брюшком. Наверное, под влиянием какого-то забытого детективного романа. Сейчас она с удовольствием отметила, как сильно ошибалась.
        Трэв, безусловно, стал интересным мужчиной, если такое определение подходит к высокому, атлетически сложенному силачу с темными каштановыми волосами и великолепной улыбкой. Но не только яркая внешность тронула Дэни. Необычное выражение в глазах Трэва, когда он смотрел на нее, заставляло ее сердце биться быстрее.
        Странно, в юности она вовсе не находила его сексуальным. Зато теперь нашла, подумала Дэни — и сама улыбнулась нечаянному каламбуру. Однако, раз уж она обратилась к нему в поисках профессиональной помощи, следует держать дистанцию. Тем более скорый переезд в Нью-Йорк не предполагает близких отношений с мужчиной здесь, в Чикаго. Достаточно того, что неприятности в бабушкиной жизни пришлись на этот непростой период.
        Решено. Общаясь с Трэвисом, Дэни будет думать только о совместной работе, а вовсе не о том, каким привлекательным нашла его спустя столько лет после последней встречи.

        Глава вторая

        Трэвис оглядел дом родителей Дэни и слегка присвистнул. Кто бы мог подумать, что страховые агенты так неплохо зарабатывают! Местечко роскошное. Неужели детство скромной девочки по прозвищу Цыганка прошло в этом ослепительно белом стильном особняке!
        Он въехал вслед за ней на полукруглую аллею и остановился перед главным входом.
        — Если бы я знал, как ты богата, то приударил бы за тобой еще в выпускном классе,  — с улыбкой сказал он, выходя из машины.
        Дэни захлопнула дверцу своего голубого «БМВ».
        — Не думаю. В школе ты никогда не обращал внимания на дурнушек, а я в то время красотой не блистала.
        Трэвис неопределенно хмыкнул. Следуя за Дэни к дому, он размышлял, как забавно порой складывается жизнь. Вообще, они с братом не очень любили вспоминать детство. Их отец был офицером, поэтому они или переезжали за ним из города в город, или учились в интернате для детей военных. Только в старших классах, когда отец получил назначение в Чикаго и они впервые прожили два года на одном месте, у них наконец появилось хоть какое-то подобие отчего дома. Именно поэтому они, не сговариваясь, решили вернуться сюда после службы в армии и даже поддерживали отношения с несколькими бывшими одноклассниками.
        Словно прочитав его мысли, Дэни поинтересовалась:
        — Слышал что-нибудь о Брайане или Майке?
        — Брайан стал инженером. Мы довольно часто встречаемся — раз или два в месяц. Вместе ходим в тренажерный зал и играем в баскетбол.
        — Не могу представить его играющим в баскетбол. Он всегда был похож на парня, которому Господь дал две левых ноги.
        — Он перерос этот недостаток,  — улыбнулся Трэв. И не удержался: — Сейчас он выглядит как человек с двумя правыми.
        — Из этого следует, что ты всегда играешь в противоположной команде,  — засмеялась Дэни.
        — Зачем отказываться, если удача сама плывет тебе в руки?  — Ему нравилось, как сияют ее глаза, когда она улыбается. И влажный блеск полных розовых губ, не тронутых помадой. Какие они, должно быть, мягкие и нежные, если прямо сейчас припасть к ним долгим поцелуем.
        — Прекрати смотреть на меня так.
        — Как?  — схитрил Трэвис, хотя прекрасно понял, о чем она говорит.
        — Если я отношусь к особам женского пола — это еще не повод есть меня глазами.
        — Даже не собирался. Просто вспомнил песенку «Твои сексуальные губки».
        Дэни одарила его таким яростным взглядом, что Трэвис крякнул и поторопился загладить неловкость.
        — Хорошо, хорошо, не сердись. Просто я вошел в роль дамского Киллера.
        — Напрасно, здесь у тебя ничего не выйдет.
        Она хотела добавить еще кое-что, но передумала и просто нажала кнопку звонка. В ту же секунду дверь распахнулась и какое-то неземное, почти бестелесное существо в голубых воздушных одеждах повисло у нее на шее, накрыв пологом полупрозрачной ткани.
        — Даниэль, ты должна объяснить своей матери, что я не буду подписывать никаких бумаг! Я не делала ничего предосудительного, поэтому отказываюсь платить этому человеку!
        Напрасно Трэвис старался понять, откуда раздается голос. Лицо женщины скрывалось в облаке серебристых волос.
        — Бабушка Фрэда, предоставь мне все переговоры с мамой. Я сама расскажу ей о наших планах.
        — Хорошо.  — Голубое облако сползло с Дэни и, слегка позвякивая, двинулось в сторону Трэвиса. Он попятился. Крошечная женщина в невообразимом платье и такой же накидке, вся обвешанная серебряными браслетами, монистами, серьгами и цепочками, неумолимо приближалась, широко раскинув руки.  — Позволь мне прижать тебя к своему сердцу!
        — Не стоит, пожалуй,  — Трэвис прислонился спиной к входной двери.
        — Я не буду делать тебе больно, Трэвис Уолкер! Такой взрослый мужчина, а испугался хрупкой женщины.
        — Я боюсь потерять над собой контроль, мэм.
        Старушка радостно засмеялась.
        — Как ты, наверное, догадался, я бабушка Дэни. И, пожалуйста, не беспокойся, ты слишком молод, чтобы я с тобой кокетничала.
        Трэвис со все возрастающей симпатией смотрел в веселые темные глаза, в которых также, как у Дэни, прыгали смешинки.
        — Договорились.  — Трэвис наклонился и осторожно приобнял хрупкие плечи.  — Рад снова вас увидеть.
        — Вот и славно.  — Бабушка Фрэда с неожиданной для пожилой дамы силой двумя руками похлопала его по спине. Потом схватила Дэни за руку и потащила в глубь дома. Трэв отчетливо услышал, как она шептала внучке:
        — Дорогая, Трэв совершенно не умеет обниматься. Тебе придется поработать над этим!

        — Так, Даниэль, ты, я вижу, все-таки настояла на своем!
        Дэни обернулась. В дверях гостиной с царственным видом стояла ее мать. Трэвис не удивился бы, увидев согнутую спину дворецкого, раскатывающего перед ней ковровую дорожку.
        Дебора Карлински окинула его надменным взглядом.
        — А это, видимо, детектив. Тот, с которым ты училась в школе.
        Дэни была готова к тому, что Трэвис ответит резкостью, но он лишь протянул руку:
        — Да, миссис Карлински, я Трэвис Уолкер. Очень рад встрече с вами.
        — Вы зря теряете время.  — Она едва коснулась его ладони, словно боялась испачкаться.  — Я уже говорила, нам проще заплатить требуемую сумму и навсегда забыть об этом человеке, чем трепать имя Карлински в газетах.
        Дэни знала — это был важнейший аргумент. Больше всего на свете Дебора Карлински боялась огласки.
        Но бабушка Фрэда имела право на собственную точку зрения. И Дэни как раз приготовилась сказать об этом матери, когда дверь распахнулась и бабушка вкатила в комнату сервировочный столик, уставленный чайными чашками. Трэвис немедленно бросился на подмогу.
        — Бабуля, почему ты не сказала, что хочешь чаю? Я бы все приготовила,  — расстроилась Дэни.
        — Я, слава богу, еще не умерла и в состоянии сама разлить чай. Не надо считать меня беспомощной старухой.  — Она посмотрела на невестку.  — Ты хочешь остаться и принять участие в нашем совещании?
        Взгляд Деборы отразил непередаваемую гамму чувств. От возмущения до стыда за всех присутствующих. Словно Фрэда предложила ей надеть маскарадный костюм и прямо сейчас исполнить танец веселых утят. Не удостоив их ответа, она презрительно фыркнула и быстро захлопнула дверь.
        — Наши родственные узы крепнут год от года,  — Фрэда с улыбкой уселась на широкую белую софу и повернулась к Трэвису.  — Дэни ввела тебя в курс дела?
        — Да,  — он кивнул,  — вы хотите, чтобы я разыскал тех, кому вы пророчили, и доказал, что ни одно из пророчеств не сбылось.
        — Ну, во-первых, это не пророчества, хотя я знаю, Дэни называет их именно так, а романтические предсказания. А во-вторых, они, конечно же, сбылись. Иначе, посуди сам, зачем бы я их делала?  — В быстром взгляде Фрэды Тревис уловил явное сомнение в его умственных способностях.
        — Действительно,  — нашелся он,  — стоит ли бросать слова на ветер?
        — Совершенно верно, молодой человек,  — старая леди удовлетворенно кивнула.  — Давайте пить чай. Мне, как обычно, четыре кусочка сахара.
        — Четыре?!  — Выдержка все-таки изменила Трэву.  — Но ведь это вредно!
        — Мне кажется, вы забываетесь, молодой человек,  — голос Фрэды был полон достоинства.  — Хотите испробовать на себе силу моих чар? И мы все с интересом посмотрим, всегда ли сбываются мои предсказания.
        Дэни поборола искушение улыбнуться. Бедный Трэв. Похоже, против него ополчилась вся женская половина семейства. Мама недвусмысленно дала понять, что находит его присутствие совершенно излишним, бабушка выговаривает, как расшалившемуся первоклашке. Да и она там, на пороге собственного дома, когда он смотрел на ее губы, повела себя чересчур резко. Но что делать, если одно воспоминание об этом взгляде заставляло сходить с ума, а именно сейчас Дэни никак не могла позволить себе даже самое маленькое безумство.
        — Я налью чай, бабуля.  — Дэни направилась к сервировочному столику, но Трэвис опередил ее. С некоторым удивлением она наблюдала, как он ловко разливает чай по чашкам.  — Неплохо у тебя получается.
        — Одно из главных преимуществ кочевого образа жизни — становишься специалистом в самых неожиданных вещах. А что касается чайной церемонии — тут я просто виртуоз.
        — Молодец. У меня хорошее предчувствие, ты сумеешь разобраться в этом деле.  — Фрэда опять рассмеялась. Дэни улыбнулась. Трэвису удалось найти путь к бабушкиному сердцу в рекордно короткий срок. Она редко бывала такой спокойной и открытой в компании малознакомых людей. Ей определенно нравился Трэвис.
        — Думаю, смогу.  — Он уселся рядом на софу.  — Почему бы вам не рассказать поподробнее обо всей этой истории с пророчеством?
        — Романтическом предсказании,  — настойчиво поправила Фрэда.
        — Хорошо, о романтическом предсказании. Что заставило вас его произнести?
        Фрэда повернулась к нему и, чуть подавшись вперед, очень серьезно сказала:
        — Понимаешь, Трэвис, каждый человек заслуживает того, чтобы быть счастливым. И если это не так, то причину надо искать в первую очередь в любовной сфере. Сделайте человека счастливым в любви — и все остальное наладится само по себе.
        — Согласен,  — кивнул Трэвис.  — И вы берете на себя этот неблагодарный труд.
        — В отличие от других, я знаю, как это делается.  — Она взглянула на Дэни.  — И пожалуйста, не начинай снова про то, что мои предсказания не сбываются. Они сбываются все, потому что я владею особым даром.
        — О каком даре вы говорите?  — Брови Трэвиса недоуменно взметнулись вверх. Он вопросительно взглянул на Дэни. Но прежде чем она сумела произнести хоть слово в пояснение происходящего, Фрэда схватила его за руку и горячо продолжала:
        — Ничего общего с умением видеть сквозь стены или летать по воздуху. Мой дар другого свойства. Гораздо более глубокого. Я могу дарить людям счастливую любовь. А это, как известно, самая могущественная сила на Земле.  — Она откинулась на спинку софы и с видом победителя посмотрела на Трэвиса.  — В последнее время, молодой человек, слишком много людей стали забывать про извечную силу любви. А ведь это единственное, что еще что-то значит в нашем подлунном мире.
        Дэни была знакома с философской концепцией бабушки Фрэды с детства. Став взрослой, она поняла, почему та с таким упорством снова и снова не уставала повторять подобные сентенции в ее присутствии. Дело в том, что родители Дэни пытались создать у дочери совсем другую систему ценностей. Единственным богом, которому поклонялся отец, был успех, и его величина напрямую зависела от размеров кошелька. Каждый прожитый рядом с ним год заставлял маму все меньше верить в существование любви и все большее значение придавать имиджу и статусу жены богатого известного человека.
        — Бабуля, ты слишком романтична,  — сказала Дэни.
        — Любовь — это все,  — безапелляционным тоном заявила Фрэда.
        — Безусловно,  — согласился Трэвис,  — без нее количество народонаселения резко сократилось бы.
        — Фу,  — Фрэда всплеснула руками. Браслеты возмущенно зазвенели.  — То, о чем ты говоришь — всего лишь обезьяньи игры. Речь идет совсем о другом. О той любви, которой молодые люди вроде тебя старательно избегают.
        — И, что касается меня, пока вполне успешно.  — его глаза и белоснежные зубы ослепительно сверкнули в сторону Фрэды, и Дэни почувствовала, как бабушка растаяла под непреодолимым обаянием этой озорной мальчишеской улыбки. Трэвис определенно умел найти путь к сердцу женщины.
        — Может быть, тебе пора попробовать? Любовь сделает тебя счастливым.
        — Пока я не готов вести оседлый образ жизни.  — Трэвис смотрел на Дэни.  — А ты?
        — Ну, меня на сегодняшний день любовь совсем не интересует. Просто не могу позволить себе тратить на нее время.  — Дэни ответила ему понимающим взглядом и засмеялась.
        — На вас обоих просто грустно смотреть,  — печально сказала Фрэда. Потом вдруг ее лицо просияло.  — Послушайте, а что, если я воспользуюсь своим даром, чтобы…
        — Бабуля, ради бога… Ни в коем случае!  — в один голос воскликнули Дэни и Трэвис. Протест прозвучал так категорично, что Дэни сочла необходимым смягчить отказ:
        — Боюсь, для нас силы твоего дара просто не хватит.
        — Уж я-то совсем безнадежный случай.  — Трэвис решил поменять направление беседы. Он достал из кармана записную книжку.  — Вернемся к тем людям, которым вы помогли так же, как только что собирались помочь нам с Дэни. Вы можете назвать хотя бы несколько имен из числа этих проклятых?
        — Они не проклятые.
        — Хорошо. Назовите имена тех, кто получил от вас романтические предсказания. Хоть кого-нибудь вы должны помнить!
        Фрэда развернула складки своего одеяния, извлекла из многослойных полупрозрачных недр внушительный свиток и гордо вручила Трэвису. Он без всякого удовольствия отметил, что лист свернут не менее трех раз.
        — Вот эти имена.
        — Довольно большой список,  — сухо заметил Трэв.
        — Бабуля, ты заговорила такое количество народа?!  — Дэни с ужасом смотрела на свиток. Он казался ей не просто большим — огромным.
        — Я никому не колдовала. Я помогла этим людям найти любовь!
        Дэни и Трэвис быстро посмотрели друг на друга. У обоих одновременно мелькнула мысль, что только удивительному везению бабушки Фрэды можно приписать тот факт, что никто из клиентов не подал на нее в суд раньше.
        — Я заберу список в офис и займусь розыском этих людей.
        — Уверена, каждый из них обрел счастье в любви.  — На лице Фрэды появилось выражение, которое часто появляется у кошки, ловко сцапавшей канарейку.  — Карл Уитли тоже мог стать счастливым, если бы правильно истолковал мое предсказание. Но он глуп, поэтому я не собираюсь отдавать ему мои денежки!
        — Как он повел себя в ответ на ваше романтическое предсказание?  — Взгляд Трэва перебегал с Дэни на Фрэду и обратно.  — В чем оно заключалось? В том, что его должно смыть волной любви?
        — Да, именно так я и сказала.  — Фрэда поежилась и плотнее закуталась в легкую шаль.  — Он был так отвратительно груб с окружающими, что сразу становилось понятно — у него проблемы в любовной сфере.
        — Но, бабуля, ему же семьдесят два года!
        — И что из этого? Возраст не помеха для любви. Мне семьдесят один, и любовь до сих пор играет огромную роль в моей жизни.
        Трэвис быстро отвел глаза, стараясь скрыть мелькнувший в них скептицизм. Дэни с трудом подавила улыбку. За последние два года бабулю лишь раз приглашали на свидание. Вряд ли такую жизнь можно назвать насыщенной любовью. Правда, подумала про себя Дэни, справедливости ради то же самое можно сказать и о ней. Последнее любовное свидание в ее жизни происходило около двух лет назад.
        Трэвис счел за лучшее обойти скользкую тему стороной.
        — Вы можете повторить дословно то, что ответил вам тогда этот Карл Уитли?
        — Он имел наивность посмеяться надо мной,  — с легкой улыбкой заметила Фрэда.  — Это прозвучало довольно грубо. Я видела, он мне не верит, но прекрасно знала — пройдет некоторое время, и ему придется поверить. Он просто вынужден будет стать счастливым.
        Трэвис что-то быстро записал в свой блокнот.
        — А почему вы выбрали именно такое витиеватое предсказание?
        Фрэда чуть склонилась к нему и раздельно произнесла:
        — Потому что для спасения этого человека требовалось целое море любви.
        — Понятно. И вы просто произнесли вслух это предсказание или сделали еще что-то?
        — Что, например?  — Фрэда нахмурилась.  — Шаманские танцы и всякое такое?
        Трэвис хмыкнул и, заговорщически глядя на Дэни, поинтересовался:
        — Не наставляли ли вы, случайно, на него указательный палец?
        Дэни уже открыла было рот, готовясь опровергнуть нелепое предположение, когда бабушка Фрэда произнесла вдруг с неподражаемым апломбом:
        — Естественно, наставляла!
        — То есть вы указывали людям в лицо пальцем, а потом произносили предсказание?  — Трэвис задумчиво покачал головой.  — Боюсь, Фрэда, больше всего это напоминает именно пророчество, если не проклятие.
        — Но я делала так лишь для того, чтобы предсказание коснулось человека, на которого было направлено. Ты понимаешь, какую опасность для других представляет даже малейшая ошибка?
        Дэни едва сумела собраться с духом и задать вопрос, который так и вертелся на кончике языка. Но выбора не оставалось. Ситуацию следовало прояснить до конца.
        — Скажи, пожалуйста, может быть, вдобавок ты скашивала глаза к переносице или еще каким-то образом пыталась придать лицу соответствующее моменту выражение?
        Бабушка Фрэда обиженно вздернула подбородок. У нее был вид оскорбленной невинности.
        — Я никогда не скашивала глаза к переносице. Я просто пристально смотрела им в лицо и говорила медленно и раздельно. Все.
        — За исключением указательного пальца,  — вставил Трэвис.
        — Да, за исключением пальца,  — подтвердила Фрэда и улыбнулась.  — Ну, теперь-то вы убедились, что это ничуть не похоже на проклятие?
        Дэни не верила собственным ушам. Бедные люди. Каждый из них имел полное право считать себя заколдованным сумасшедшей старухой.
        Она взглянула на Трэвиса. Он боролся с приступом хохота. И пока ему это удавалось, следовало как можно быстрее покинуть помещение.
        — Спасибо за предоставленную информацию, бабуля. Я уверена, в ближайшие пару дней Трэвис сможет разыскать и побеседовать с некоторыми из этих людей.
        — Карлу следовало быть умнее и не связываться с вертихвосткой. Она не любила его по-настоящему. Она любила его деньги.
        — А как ты думаешь, он действительно полюбил ее?  — спросила Дэни.
        Фрэда отрицательно покачала головой.
        — Нет. Этого не может быть. Девица была совсем не той особой, которую я имела в виду, произнося предсказание. Карл умудрился все перепутать.
        На самом деле сейчас было уже совсем не важно, в ту или не в ту особу, по бабушкиному мнению, влюбился Карл. Факт оставался фактом: в ближайшее время им грозило судебное разбирательство, а нанятый Карлом адвокат пользовался очень хорошей репутацией. У Дэни оставалась слабая надежда уговорить его встретиться до начала суда. В этом случае был шанс с помощью Трэвиса предоставить несколько сильных аргументов в свою пользу и уладить дело мирным путем.
        Трэвис поднялся.
        — Я немедленно приступаю к поиску этих людей.
        — Очень хорошо. Я хочу, чтобы Дэни присутствовала, когда ты будешь беседовать с ними.  — Фрэда с видом прилежной первоклассницы сложила ладони на коленях.  — Кто-то из членов семьи должен обязательно быть там.
        Нет, только этого еще не хватало!
        — Бабуля, я не смогу. Вспомни, мне ведь надо готовиться к переезду в Нью-Йорк. И потом, скорее всего Трэвис будет разговаривать с ними по телефону.
        Брови Фрэды угрожающе поползли к переносице.
        — Но ведь ты обещала, что будешь мне помогать?
        — А я и помогаю. Вот, привела Трэвиса.  — Дэни посмотрела на него, ища поддержки.  — Я ведь не нужна тебе больше?
        — Я один прекрасно справлюсь,  — заверил он пожилую леди.
        Неожиданно внешность Фрэды начала неуловимо меняться, и вместо сухонькой маленькой старушки они вдруг увидели перед собой седую женщину с прямой спиной и огненным взглядом. Взглядом, отметающим всякие возражения.
        — Я настаиваю на том, чтобы моя внучка встретилась с этими людьми. Я категорически желаю, чтобы члены моей семьи лично убедились в силе моего дара, благодаря которому мне удалось сделать этих людей счастливыми.
        Дэни была готова продолжать сопротивление, но после секундной заминки решила сдаться. У нее недостало храбрости или, наоборот, достало ума уступить бабушке Фрэде.
        — Хорошо,  — только и сказала она,  — я отправлюсь с Трэвисом и встречусь с этими людьми.
        Выражение лица Фрэды моментально изменилось. Она улыбнулась и как ребенок радостно захлопала в ладоши.
        — Замечательно. То, что вы двое будете делать это сообща,  — просто замечательно.
        Дэни взглянула на Трэвиса. В ответ он молча пожал плечами. Затем перевела взгляд на бабушку, которая выглядела просто подозрительно счастливой.
        Дэни совсем не радовала улыбка, сияющая на ее лице. Пожилая леди явно что-то замышляла.
        Самое лучшее в такой ситуации, подумала про себя Дэни, это просто сохранять спокойствие.

        Глава третья

        Первый клиент, к которому направились Дэни и Трэвис, была их одноклассница Пегги.
        — Какое красивое место!  — не удержалась Дэни, когда они очутились перед ее домом.  — Похоже, судьба Пегги сложилась вполне удачно. А что ей напророчила бабушка Фрэда?
        — Обещала переизбыток любви,  — ответил Трэвис, останавливаясь перед красным кирпичным домом с белыми ставнями.
        — И что это значит?
        — Ты у меня спрашиваешь? В конце концов, это ведь твоя бабушка. Думаю, Пегги раз десять выходила замуж и столько же разводилась.  — Он открыл дверь машины.  — Зайдешь, чтобы убедиться лично?
        — Непременно. У меня предчувствие — ты не ошибся!
        Но всем предчувствиям суждено было развеяться в ту же секунду, когда входная дверь распахнулась и на пороге появилась Пегги, такая же высокая и огненно-рыжая, какой они помнили ее по старшим классам. При виде Трэвиса и Дэни она рассияла знакомой белозубой улыбкой и громко рассмеялась. Она почти не изменилась за прошедшие годы. Кроме одного. Дэни замерла на пороге, не в силах произнести ни слова. Теперь Пегги окружали дети. Не два. Не три. И даже не четыре. Она стояла, окруженная целой толпой разновозрастной детворы.
        — Ого, Пегги,  — наконец произнесла Дэни,  — неужели все эти дети — твои?
        — Ну конечно!  — опять радостно засмеялась та, за руку затаскивая ее в дом.  — У нас со Стеном их семеро. Честно говоря, иногда мы сами удивляемся, откуда их столько взялось?
        Дэни посмотрела на маленькую девочку, которая, обхватив мать за ногу, сосредоточенно сосала большой палец, и с некоторым усилием заставила себя захлопнуть приоткрывшийся от удивления рот. Семеро детей? У Пегги семеро детей?!
        Так вот что, по мнению бабушки Фрэды, означало переизбыток любви, осенило Дэни. Окруженная семью ярко-рыжими головками, Пегги выглядела по-настоящему счастливой.
        — Как я рада видеть вас обоих,  — между тем говорила Пегги, с ребенком на руках осторожно прокладывая путь по заваленной игрушками гостиной. Она села на низкое коричневое кресло и улыбнулась.  — Жалко, руки заняты. Уж я бы прижала к сердцу старых школьных друзей!
        Дэни пробралась следом, опустилась в кресло напротив и взглянула на Трэвиса. Он имел не менее обескураженный вид, чем она сама.
        — Слушай, Пегги,  — Трэвис наконец стряхнул оцепенение и вошел в гостиную,  — я и не думал никогда, что ты мечтаешь о таком выводке. Ты просто молодец, подружка. Хотя в первый момент, должен признаться, это несколько ошеломляет.
        — Я мечтала стать многодетной матерью? Да никогда!  — Пегги опять искренне и громко расхохоталась.  — В школе я хотела стать деловой женщиной, сделать карьеру, работать на Мейн-стрит и все такое. Если бы кто-нибудь тогда представил меня домохозяйкой с кучей ребятни — ни за что бы не поверила!
        — Мама говорит, мы ее ангелочки.  — Крошечная девчушка вскарабкалась на кресло и прижалась к матери.  — Она очень любит ангелов.
        — Да, малышка, мама обожает своих ангелочков.  — Пегги крепко обняла дочку одной рукой и звонко чмокнула в пушистую макушку.  — Господь посылает мне вас, чтобы я все время улыбалась.  — Она наклонилась и прикоснулась губами к нежной щеке девочки. От щекотки та поежилась и захихикала. Губы Дэни помимо воли расплылись в улыбке. О чем бы там ни мечтала Пегги в юности, одно совершенно ясно — мать из нее получилась превосходная. И хотя обстановка в доме не говорила о большом достатке, сама атмосфера казалась напоенной счастьем.
        Трэвис присел на корточки у противоположной стены перед двумя карапузами, которые сосредоточенно катали машинки. Он, видимо, почувствовал взгляд Дэни и с улыбкой обернулся. Дэни моргнула и проглотила вдруг подступивший к горлу комок. Слишком органично вписывалась в интерьер заваленной игрушками гостиной фигура сильного мужчины, сидящего на корточках перед двумя детьми.
        Она замерла, чувствуя, как снова протянулись и задрожали между ними нити сильнейшего притяжения. Глубокого. Чувственного. Всеобъемлющего. Притяжения, вместе с ударами сердца пульсирующего на самом донышке зрачков и заставляющего тонуть в глазах Трэва.
        Звук переливчатого громкого смеха Пегги заставил ее выйти из забытья.
        — Я все старалась вспомнить пророчество, по поводу которого ты мне звонил,  — обратилась та к Трэву,  — но совершенно в этом не преуспела. Я почти не общалась с Фрэдой Карлински. Правда, много лет назад был случай, когда мы с Дэни завалились в их дом под утро после вечеринки, расшумелись и разбудили бабушку. Мягко говоря, она тогда была очень недовольна! Вышла из своей комнаты, свесилась с балюстрады второго этажа и что-то прокричала мне вслед. Правда, я не расслышала.
        — Она прокричала,  — очень тихо, чувствуя себя виноватой и ненавидя себя за это, произнесла Дэни,  — что в твоей жизни будет переизбыток любви.
        — Переизбыток любви…  — задумчиво повторила Пегги.
        Слова повисли в воздухе. В комнате установилась почти осязаемая тишина, глубину которой лишь подчеркивала негромкая возня двух малышей в углу. Пегги замерла в кресле. Дэни видела, как ее глаза скользят по стенам, по мебели, по лицам детей, словно она видит все это впервые, и со страхом ждала реакции. Ни один из присутствующих в комнате взрослых людей не посмел бы отрицать — пророчество сбылось здесь в самом полном объеме.
        — Подумай, как печально сложилась бы твоя жизнь, не будь в ней столько детишек,  — мягко начал Трэвис.  — Какой пустой и никчемной она была бы тогда.
        В его голосе было столько искренности, что Дэни захотелось его расцеловать. Каждый из них почувствовал правдивость простых негромких слов. Истинное место Пегги здесь, в этом доме, среди кучи ребятни, а вовсе не в офисах Мейн-стрит.
        Улыбка зажглась в глазах Пегги, осветила лицо изнутри.
        — Без детей в моей жизни не было бы счастья. Без них не было бы вообще ничего.
        — Мы — мамины ангелочки,  — подтвердила маленькая девчушка.
        — Конечно, малышка!  — Пегги повернулась к Дэни.  — Я не знаю, связана ли как-то сегодняшняя жизнь моей семьи с твоей бабушкой, но если это результат ее пророчества, то она не колдунья, а добрая фея. И я глубоко и искренне ей благодарна.
        Дэни улыбнулась в ответ. Пусть случай с Пегги совершенно не годился для подтверждения их с Трэвисом теории, но было очень приятно найти Пегги счастливой после стольких лет разлуки.
        — Если честно, я не верю, что слова моей бабушки, произнесенные много лет назад, повлияли на твою судьбу, но я обязательно расскажу ей про тебя. Ей нравится думать, будто ее романтические предсказания играют важную роль в жизни других людей, и она будет очень радоваться твоему счастью.
        — Да, Стен и я — мы оба счастливы.  — Пегги коснулась губами головки малыша, которого держала на руках.  — С детьми много хлопот, но ни за какие сокровища в мире я не согласилась бы променять их на самую блестящую карьеру в Нью-Йорке. Передай бабушке огромное спасибо от всех нас.

        По дороге к автомобилю Трэвис посмотрел на часы. Пребывание в многочисленном семействе Пегги отнял у них почти три часа. Смешно, но семеро детей умудрились так закрутить ему голову, что временами все начинало плыть перед глазами. Ума не приложу, думал Трэвис, как Пегги и Стену удается справляться с ними со всеми.
        — Да,  — задумчиво сказала Дэни, усаживаясь на переднее сиденье и пристегивая ремень безопасности,  — жаль, конечно, но этот случай мы использовать не сможем. Бабушкино заклинание возымело-таки свое действие.
        — Она счастлива. Возможно, этот факт удастся истолковать в нашу пользу. Случилось то, что должно было случиться. В судьбе Пегги налицо явный избыток любви.
        — И семейная жизнь, которую можно рассматривать как прямой результат бабушкиного романтического предсказания,  — вздохнула Дэни.  — Вытаскивать случай Пегги на процесс — значит просто насмешить судебную коллегию.
        Нет, к сожалению, следовало признать, история с Пегги — козырная карта в руках их противника.
        — Ситуация спорная,  — продолжал настаивать Трэвис.  — Она даже не расслышала, что много лет назад сказала ей в спину Фрэда. Тут нельзя говорить ни о пророчестве, ни об эффекте ожидаемого.
        — Все гораздо хуже. Эффект ожидаемого отпадает, согласна. Пегги не слышала — тоже согласна. Карл не поверил — факт. Но если речь идет о сверхъестественном даре, которым, по ее словам, владеет бабушка, то для того, чтобы заклятие осуществилось, человеку вовсе не обязательно знать, слышать или верить, что его заворожили. События происходят помимо его воли.
        На это нечего было возразить. Как ни хотелось Трэву хоть чем-то утешить Дэни, все аргументы закончились. Поэтому он просто сказал:
        — Предлагаю сделать маленький перерыв. Может, после еды наши мысли прояснятся. Давай отправимся обедать. Готов спорить, ты не была в пиццерии Берии с выпускного класса.
        Желаемый результат был достигнут — черты лица Дэни смягчились, она улыбнулась.
        — Неужели эта пиццерия еще работает?
        — Еще как работает! Разве можно позволить жителям Чикаго забыть, что такое вкус настоящей пиццы? Нам повезет, если удастся отыскать свободный столик.
        — Да брось!  — недоверчиво воскликнула Дэни.  — Хочешь сказать, нам придется сидеть на бетонном парапете перед входом? Уверена, народа будет мало и нас ждет отдельный кабинет!
        — Поспорим?
        — Легко! Проигравший платит за пиццу.
        — Идет,  — довольно улыбнулся Трэвис и замолчал, не проронив больше ни слова до самой пиццерии Берни. Он продолжал молчать, пока они стояли в длинной очереди к дверям. Молчал, когда Дэни делала заказ у стойки и также молча позволил ей расплатиться за пиццу и содовую у кассы. Безмолвно следовал за ней, пока они бродили по ресторану в поисках столика, и без звука уселся рядом на чудом освободившиеся места возле бетонного парапета на улице. Он решил вести себя по-джентльменски. Крайне невежливо было тыкать Дэни в лицо свою правоту.
        — Может, хватит наконец меня травить?  — весело спросила Дэни, откусывая первый кусок восхитительной сырной пиццы.  — Признаю, что всегда недооценивала Берни.
        — Некоторые вещи со временем становятся лучше. И его талант кулинара как раз из их числа.  — Трэвис улыбнулся.
        — Не уверена,  — Дэни холодно окинула взглядом переполненный ресторан.  — Думаю, Берни просто удалось превратить свое заведение в очередное модное местечко.
        От неожиданности Трэвис чуть не поперхнулся.
        — Эй, с каких это пор ты стала снобом? Здесь великолепная кухня и приятная обстановка. Людям приятно провести полчаса в компании приятелей. Помнишь, как мы делали в школе?
        — Ты по-прежнему часто приходишь сюда?
        — К сожалению, реже, чем хотелось бы. Много работы.  — Он отрезал кусок, наблюдая, с каким удовольствием Дэни поедает свой. Довольная улыбка лучше всяких слов подтверждала, что она в полной мере отдает должное кулинарным способностям Берни.
        — Необыкновенно,  — пробормотала она с полным ртом.  — Забытый вкус юности.
        Трэвис покорно направился следом, вяло размышляя, кретином или героем следует считать себя в данном случае. С одной стороны, у него и в мыслях не было обидеть Дэни, но с другой — какой живой человек мог спокойно выдержать прикосновение ее нежной руки.
        — Поехали в твой офис. Я заберу мою машину.
        По дороге в офис оба молчали. Но у Трэвиса создалось твердое впечатление, будто мысли Дэни скользят в том же направлении, что и его собственные. Мысли о том, как все могло бы случиться, сложись оно немного иначе. И снова невидимая пелена желания накрыла обоих. И снова потребовалось собрать всю выдержку и самообладание, чтобы делать вид, будто они этого не замечают.
        Трэвис припарковался рядом с машиной Дэни.
        — Завтра поедешь со мной опрашивать очередную жертву бабушкиного дара?  — с напускным равнодушием поинтересовался он, холодея от мысли, что сейчас получит отказ.
        — Конечно,  — просто ответила Дэни.
        С этими словами она вышла из машины и направилась к своему автомобилю. Трэвис с трудом поборол желание броситься следом. Разум подсказывал, ситуацию лучше оставить такой, какая она есть. Поэтому он просто стоял и смотрел, как Дэни не торопясь открывает дверцу. Ее облик дышал спокойствием и невозмутимостью, но он готов был поспорить на тысячу долларов, что это всего лишь игра.
        — Желаю хорошо провести вечер,  — сказала Дэни, открывая дверь, усаживаясь за руль и пристегивая ремень.
        Но что-то было явно не так, потому что она вдруг начала ерзать, дергаться и нечленораздельно бормотать. Он подошел ближе и наклонился к окну.
        — Только не надо ничего говорить,  — с нотками угрозы произнесла Дэни и завозилась сильнее.
        Трэвис подавил улыбку. Дэни была совсем не так спокойна, как хотела бы казаться.
        — У меня тоже иногда случаются судороги,  — серьезно сказал он.  — Может, все-таки объяснишь, что происходит?
        — Ничего, отстань,  — пробормотала она, дергая ремень безопасности. Трэвис наклонился еще ниже и понял наконец, что в замок ремня попал край ее кофточки. Он засмеялся, обошел машину и без разрешения уселся рядом. Дэни дернулась сильнее, ткань угрожающе затрещала.
        — Вот этого я и боялся. Позволь мне помочь,  — почти попросил он, спокойно и властно убирая ее руки с ремня.  — Жалко кофточку, она очень тебе идет.
        Дэни повернула к нему лицо. Трэвис посмотрел в темные глаза, стараясь, как в юности, прочитать ее мысли. Но на этот раз, увы, безрезультатно. И вдруг он вздрогнул и отшатнулся. В мерцающей глубине ее зрачков поднялось и начало разгораться пламя такой силы, которую ему не доводилось видеть в глазах ни одной женщины раньше. Это было пламя желания. Отражение страсти, сжигающей его самого все последние сутки. Он протянул руку и высвободил ткань из замка.
        — Теперь я могу ехать,  — тихо сказала Дэни, не в силах отвести взгляд и разорвать связывающее их волшебное притяжение.
        — Можешь,  — повторил Трэвис. Рука потянулась и невзначай ласково коснулась щеки Дэни.
        Она перевела взгляд на его губы, и словно легкий разряд электрического тока заставил их дрогнуть. Его лицо склонилось ниже.
        — Мне правда очень нужно ехать,  — чуть слышно прошептала она, продолжая не отрываясь смотреть на чувственный изгиб его рта.
        — Да, сейчас это будет самое правильное,  — одними губами произнес Трэвис и легонько сдул с ее щеки прядку волос.
        — Я всегда совершаю только правильные поступки,  — почти беззвучно сказала она. Легкая улыбка оттенила страсть, но не сделала ее меньше.  — Или, по крайней мере, мне так кажется…  — И со слабым стоном, не в силах больше противиться и словно признавая полное поражение, она припала к его губам горячим чувственным поцелуем.

        Глава четвертая

        Первой мыслью Дэни, когда она обрела наконец возможность думать, была мысль о том, что Трэвис великолепно целуется. Первоклассно, заставляя терять рассудок, глубоко и самозабвенно.
        А второй — мысль, что она потерпела полное фиаско. Какая умная и воспитанная женщина в здравом уме и твердой памяти станет целоваться с Трэвисом Уолкером? Это так же глупо, как искать укрытия под одиноким деревом в сильную грозу. Обязательно призовешь гром и молнию на собственную голову.
        Она раздумывала над этим и продолжала целоваться. Он отвечал так пламенно, так искренне наслаждаясь процессом… Девчонки в старших классах утверждали, что в этом деле он просто виртуоз. Сейчас Дэни была готова со всей ответственностью подтвердить — у парня явный талант.
        Трэвис чуть отстранился и прошептал прямо в ее влажные, подрагивающие губы:
        — Признайся, сейчас ты думаешь о поцелуе. Я могу читать твои мысли как открытую книгу.
        В голове Дэни немного мутилось от острого желания продолжать. Немедленно. Сейчас. Вопреки всем доводам рассудка.
        — А вот и нет,  — она потянулась к нему губами.
        — А вот и да,  — он улыбнулся ей одними глазами и кончиком языка коснулся внутренней стороны полуоткрытых губ, заставив забыть обо всем, кроме того, что сейчас происходило между ними.
        Дэни чуть слышно застонала и обвила его шею руками. Уж если она решила быть идиоткой, то, надо признаться, выбрала для этого очень приятный способ.
        Она не знала, сколько еще времени они просидели в машине, но не жалела ни об одной проведенной с Трэвисом минуте. Единственное, о чем она жалела, так это о том, что настал момент, когда пришлось разомкнуть объятья. Она молчала, глядя на него сквозь застилающую глаза дымку.
        — Это было здорово,  — произнес он низким, чуть охрипшим после поцелуя голосом, звук которого теплой волной окатил Дэни.
        — Да,  — только и сумела ответить она. Рассудок требовал немедленно объяснить Трэву, почему никогда больше им не следует повторять подобной ошибки, но острое чувство счастья мешало говорить. Пусть все остается, как есть. Трэвис умный человек, и нет нужды указывать ему, к каким последствиям может привести их связь. Да, самое правильное — оставить ситуацию в прошлом и избегать ненужных объяснений. Поэтому Дэни просто улыбнулась и повернула ключ зажигания.  — Если ты еще не передумал, то увидимся завтра утром. Надо отыскать хотя бы парочку типов, на которых не повлияли бабушкины заговоры. Иначе как уговорить Карла Уитли не доводить дело до суда.
        От Дэни не укрылось облегчение, мелькнувшее в глазах Трэва. Он ожидал другой реакции. Восторженного шепота. Благодарного взгляда. Вздоха восхищения, наконец. И сейчас чуть быстрее, чем нужно, распахнул дверь и выбрался наружу.
        — Договорились. Встретимся здесь же в десять. Веди машину осторожнее.
        Дэни смотрела, как он удаляется. Можно только радоваться, что произошедший эмоциональный взрыв не оставил следа в душах обоих. Нет чувств — значит, не будет и разочарований. Да, они целовались. Подумаешь, велика важность! Было и прошло. Время каждому вернуться к своим делам.

        Утром следующего дня, когда они шли через широкий двор к главному подъезду Грайтоновского колледжа, Трэвис исподтишка наблюдал за Дэни. Это просто чудеса какие-то. Он силился припомнить хоть одну женщину, которая ни словом не упомянула бы поцелуй, случившийся накануне. Может, память изменила ей?
        Черт возьми, откуда такой счастливый и легкомысленный вид! Ведь в конце концов, вчера они грубо нарушили лишь недавно достигнутое соглашение о нейтралитете. Может, стоит обсудить хотя бы это?! Или ей все равно?
        Господи, ситуация выходит из-под контроля. Да он должен быть счастлив, что Дэни ни словечком не обмолвилась о вчерашнем. Потому что сам не хочет возвращаться к поцелую. Какой настоящий мужчина будет придавать значение подобным пустякам…
        Вот только совершенно не понятно, почему эта женщина поступает так же?
        — Ты сумел предупредить доктора Найтли о цели нашего визита?  — Будничная интонация, с которой Дэни задала вопрос, заставила Трэвиса вернуться к делам насущным. Сегодня им предстояло встретиться со следующим объектом воздействия сверхъестественного дара Фрэды — доктором Эндрю Найтли, преподавателем кафедры психологии Грайтоновского колледжа. В телефонном разговоре он твердо заявил Трэвису, что категорически не верит ни в духов, ни в заклятия, ни в существование потустороннего мира. Так что встреча не предвещала никаких осложнений.
        — Да, он ждет нас. Пророчество Фрэды не имело влияния на его судьбу, и он готов подтвердить это под присягой.  — Трэвис в растерянности остановился перед обширной картой студенческого городка и принялся в задумчивости водить по ней пальцем.  — Черт. Почему в этих колледжах всегда так много зданий! Нам нужен Б45-12. Кажется, это налево отсюда.
        Дэни подошла к карте и встала впереди, слегка задев его плечом. Жаркая волна воспоминаний о вчерашнем поцелуе накрыла Трэвиса. Видит Бог, это было великолепно. Тем более великолепно, чем менее ожиданно. Дэни, конечно, необыкновенно хороша собой, но кто мог предположить даже намек на такое полное слияние.
        Хотя, судя по всему, она ничего этого не заметила.
        — Нам направо. Корпус Б45-12 находится там.
        Миновав два высоких корпуса, выкрашенных белой краской, они оказались наконец перед небольшим коричневым зданием. Вывеска у главного входа сообщала, что здесь находится кафедра психологии. Трэвис даже не пытался скрыть торжествующей улыбки:
        — Ну, ты и теперь сомневаешься, что перед тобой настоящий детектив?
        — Господи, поверить не могу!  — засмеялась Дэни.  — Ты его все-таки отыскал! Конечно, я сделала правильный выбор, обратившись в твое агентство. Уж если ты сумел разобраться в схеме студенческого городка и не заблудился среди белого дня в четырех соснах, то без сомнения справишься и с моим случаем.
        — Вот-вот. Главное в работе детектива — доверие со стороны клиента.  — Улыбаясь, Трэвис вошел вслед за Дэни в здание. Он вдруг подумал, как сильно будет скучать по ней, когда они вновь расстанутся. И пожалел, что несколько лет назад не приложил никаких усилий для того, чтобы их дружная школьная компания не распалась. Конечно, все они выросли, изменились. Но дружба всегда остается дружбой. Особенно если это такой настоящий друг, как Дэни.
        — Неужели у доктора Найтли действительно нет причин недолюбливать Фрэду?  — поинтересовалась Дэни, когда они остановились в холле перед лифтом. Трэвис вытащил блокнот и нашел запись, сделанную во время телефонного разговора.
        — Никаких претензий. Он даже считает ее не лишенной определенного шарма.
        — Очевидно, ведьминского,  — сухо заметила Дэни.
        — Она всего лишь ткнула пальцем в его машину и пробормотала несколько слов. Какой мужчина может остаться равнодушным к подобному появлению внимания?  — поддразнил Трэвис.
        — Дело в том,  — ответила Дэни, когда двери лифта открылись,  — что она не ткнула его машину. Она ее пнула.
        — Пнула? Видимо, у Фрэды есть особенность представлять вещи не совсем так, как они происходили на самом деле,  — задумчиво произнес Трэвис.
        — А точнее — совсем не так.
        — Значит, нам придется восстанавливать события в деталях. Не думаю, что это будет сложно. Доктор Найтли все помнит. Фрэда не из тех женщин, которых легко забыть.  — Произнося последнюю фразу, Трэвис не отрываясь смотрел на Дэни и думал, как она в этом похожа на бабушку. Пусть тот поцелуй был импульсивным и кратким, но он не мог запретить себе мысленно возвращаться к нему снова и снова.
        Да, забыть Дэни будет непросто. И в тот момент, когда открылись двери лифта, у него вдруг мелькнула мысль: хорошо, что она уезжает. Если простой поцелуй вызвал такую бурю чувств в его душе, то чем же грозит продолжение отношений? Ясно одно — ни к чему хорошему все это не приведет.
        Доктор Эндрю Найтли оказался крупным седовласым мужчиной чуть старше пятидесяти и внешне совершенно не походил на ученого. Его облику явно недоставало респектабельности и академичности. Скорее, как определила для себя Дэни, его можно было принять за профессионального борца по армрестлингу — после энергичного рукопожатия она едва удержалась, чтобы не сморщиться от боли.
        — Очень приятно познакомиться,  — широкая искренняя улыбка осветила круглое лицо.
        — Мне тоже,  — Дэни подавила вздох облегчения, когда он выпустил наконец ее ладонь и повернулся к Трэвису. На миг у нее мелькнуло желание знаком предупредить его о губительной для здоровья силе рукопожатия, но она побоялась, что это будет выглядеть невежливо.
        К счастью, Трэвис оказался крепче, чем она предполагала. Во всяком случае, на его лице не отразилось никакого дискомфорта.
        — Не могу поверить,  — доброжелательно продолжал между тем Эндрю Найтли,  — что кому-то пришло в голову подать в суд на вашу славную бабушку. Хотя прошло несколько лет, я прекрасно помню, насколько это милая, доброжелательная леди.
        Дэни бросила на Трэвиса короткий недоуменный взгляд и заметила, что он обескуражен не меньше ее самой.
        — Вы очень добры. Мы не ожидали такого отзыва. Особенно после того, как она ударила по вашей машине.
        Эндрю громко захохотал.
        — Ну как же, как же! Прекрасно помню! Это было впечатляющее зрелище! Сначала удар, потом драматическая тирада. Люблю людей, которые не стесняются открыто выражать свои чувства. У вашей бабушки удивительно сильный характер. При этом она очень хорошо относится к людям.
        Тут с доктором Найтли было трудно не согласиться. Бабушка Фрэда была чудесным человеком. В душе. Но ее манера поведения часто скрывала неоспоримые достоинства от посторонних глаз.
        — Она сказала, что всю жизнь вам придется распутывать любовные связи,  — полувопросительно произнесла Дэни, мысленно скрещивая пальцы. Пусть Эндрю окажется именно тем свидетелем, в показаниях которого они так нуждаются.  — Имело ли это пророчество хоть какое-то влияние на вашу судьбу?  — И замерла в ожидании, пока Эндрю несколько секунд серьезно обдумывал ответ. Наконец он отрицательно покачал головой.
        — Видите ли, я считаю себя очень счастливым человеком. Я влюбился, еще когда учился в аспирантуре. С той поры мы с женой прожили пятнадцать лет и вырастили двух прекрасных детишек. Да, в моей жизни действительно очень много любви, но сказать, что я весь во власти эмоций, я не могу. Никакой путаницы. Как только я впервые увидел свою будущую жену, то сразу понял — это она.  — Он улыбнулся, на мгновение погружаясь в приятные воспоминания.  — Кстати, она говорит про себя то же самое. Что называется, у нас случилась любовь с первого взгляда и на всю жизнь.
        Дэни определенно понравилась эта история. Не только потому, что она как нельзя лучше подходила для ее случая. Было приятно думать, что вот так однажды на твоем пути может появиться человек, про которого сразу станет понятно — это твоя судьба.
        Она мельком посмотрела на Трэвиса, стараясь понять, какое впечатление произвел на него рассказ Эндрю, и удивилась. Трэвис улыбался, и в этой улыбке не было ни грамма привычного цинизма или скепсиса.
        — Вам повезло, доктор,  — сказал он, обращаясь к Найтли.  — А еще больше повезло нам, потому что история вашей жизни может оказаться решающей в деле Фрэды.
        — Буду искренне рад. Пойдемте, я хочу показать вам фотографию моей семьи.  — Эндрю распахнул перед ними дверь в глубине своего кабинета и жестом пригласил следовать за ним. Судя по всему, это была его лаборатория. Все стены были заставлены стеллажами, на которых располагалось около десятка небольших клеток.
        — Вы занимаетесь исследовательской работой?  — спросила Дэни, с интересом оглядываясь вокруг.
        — Да, моя тема — различные аспекты поведения животных. На примере мышей.  — Он прошел к столу в углу комнаты и взял в руки небольшой семейный снимок.
        Дэни наклонилась и заглянула в одну из клеток. Там, уютно сплетясь в один комок, спали две белые мышки.
        — И какие же аспекты поведения вы считаете наиболее важными?  — поинтересовалась она.
        — Парные связи,  — Эндрю протянул ей фотографию. Дэни всмотрелась в счастливые лица. Да, слава богу, история Эндрю Найтли — безусловный аргумент в их пользу. Дружная семья доктора делала саму мысль о посторонних любовных связях совершенно невозможной. На этот раз им с Трэвисом действительно повезло.
        — Что вы подразумеваете под парными связями?  — раздался через всю комнату голос последнего. Дэни обернулась. Трэвис внимательно изучал какую-то схему на стене. В ее душе всколыхнулась и начала стремительно расти какая-то необъяснимая тревога. Она со страхом ждала объяснения доктора, уже почти не сомневаясь, что предстоит сейчас услышать.
        — Видите ли, возможно, на первый взгляд это может показаться несколько необычным, но я намерен научно доказать, что взаимоотношения двух особей противоположного пола среди мышей строятся не только на инстинкте продолжения рода в брачный период, но и в большой степени на эмоциональной основе. Так сказать, на чувствах. Я бы даже сказал, на любви.
        Дэни медленно опустилась на стоящий позади нее стул. Эндрю широко улыбнулся, решив, что подобный эффект произвела его теория, но постепенно улыбка сползла с его лица.
        — Так вы думаете,  — после небольшой паузы серьезно спросил он,  — Фрэда имела в виду любовные связи моих мышей?  — Он нахмурился.  — Нет, конечно, весь последний год я отдавал этой идее все свободное время, но думаю, что предсказание Фрэды здесь совершенно ни при чем.
        Трэвис подошел к Дэни и успокаивающе положил ладонь на ее плечо.
        — Вот уж никогда не рассчитывал встретить парочку влюбленных мышей. Я думал, они придерживаются в этом вопросе абсолютной свободы, да и то только в некоторые отведенные природой периоды.
        — Большинство людей думают так же,  — горячо заговорил Эндрю,  — но я совершенно уверен в обратном. Они способны испытывать определенные эмоции по отношению друг к другу, гораздо более сложные, чем обыкновенные инстинкты. Симпатию. Привязанность. Любовь.
        — И у вас уже собрано достаточно доказательств, чтобы научно подтвердить эту теорию?  — Дэни еще раз посмотрела на мышей в клетке.
        — Пока, к сожалению, нет. Прошло слишком мало времени. Любая гипотеза требует годы и годы для своего подтверждения. Но я не теряю надежды. Когда-нибудь я представлю свой труд на суд ученых.  — Затуманенным взором доктор окинул уставленные клетками стеллажи.
        Дэни подняла голову и печально посмотрела на Трэвиса. Вид у него был грустный.
        — Похоже, любовные связи совершенно захватили доктора Найтли,  — тихо произнесла она.
        — Все-таки здесь речь идет несколько о другом,  — попытался запротестовать Трэвис, но его голосу явно не хватало уверенности. Один лишь доктор психологии радостно встрепенулся:
        — Совершенно с вами согласен. Мои мыши не имеют к этому никакого отношения. Фрэда говорила о человеческих любовных связях, которые меня совершенно не интересуют.
        У Дэни не было сил разубеждать его. Адвокатам Карла не составит никакого труда докопаться до сути. Она усталым жестом потерла виски.
        — Боюсь, на процессе мы не сможем использовать этот случай в нашу пользу,  — только и сказала она.
        Глубокое разочарование отразилось на лице Эндрю Найтли.
        — Ужасно стыдно, что я зря отнял у вас столько времени, но мне и в голову не приходило взглянуть на ситуацию под таким необычным углом зрения. Смешно сказать, если бы не ваш визит, я до конца дней думал бы, что предсказание Фрэды не сыграло в моей жизни никакой роли. Теперь я понимаю — оно имело отношение к моей профессиональной деятельности.
        — Может быть, мы все-таки попытаемся использовать ваш случай,  — сказал Трэвис.  — Ведь семейная линия истории безупречна.
        — Думаю, этого недостаточно,  — заметила Дэни. Разум в который раз отказывался признавать очевидное: предсказания бабушки Фрэды сбываются. Просто какое-то безумие. У Фрэды нет и не может быть магического дара и способности влиять на судьбы людей.
        Но факты оставались фактами. Если бы ситуация напрямую не касалась ее семьи, Дэни пришла бы в восторг от подобной волшебной истории. Ведь все, что предрекала Фрэда, становилось правдой.
        Надо твердо смотреть в глаза действительности, оборвала себя Дэни. У них с Трэвом совершенно иная задача, на выполнение которой оставалось совсем немного времени. Ей необходимо готовиться к переезду, а не рыскать по окрестностям в поисках хоть одного человека, сумевшего преодолеть магические чары.
        И все же, даже мысленно произнося раздраженный монолог, в глубине души Дэни прекрасно сознавала: она сделает все возможное, чтобы помочь бабушке. Независимо от того, будет ли у нее на это время.

        Глава пятая

        — Слушай, а если попробовать построить линию защиты по другому принципу?  — сказал Трэвис, выруливая с парковки студенческого городка.  — Эндрю счастлив. Пегги счастлива. Предсказания Фрэды не принесли им вреда. Наоборот. Все довольны и не испытывают к ней ничего, кроме благодарности.
        Наверное, в этом был какой-то смысл, но Дэни остудила его пыл, отрицательно покачав головой.
        — Ничего не выйдет. Я не могу сказать человеку: «Эй, ты сам во всем виноват. Предсказания Фрэды Карлински сбываются, так что изволь быть счастлив, как все остальные». Адвокаты Карла будут хохотать целый месяц.
        Трэвис остановился на светофоре и посмотрел на Дэни. Он почти физически чувствовал исходящее от нее разочарование. Девушка находилась в состоянии стресса все последние дни, и пока им не удалось достичь ничего, что хоть как-то ослабило бы нервное напряжение.
        — Ладно. Значит, будем искать дальше. Рано или поздно найдется тот, кто сможет помочь нам.
        — Возможно,  — сказала Дэни, но в ее голосе он не уловил уверенности.
        — Не возможно, а точно! Следующая по списку Сара Дэвенпорт, школьная подружка твоей бабушки. Она приехала в Соединенные Штаты в том же году, что и Фрэда. Представляешь, сколько лет они знакомы. Она говорит, Фрэда предсказала ей вечное благоговение перед любовью. Причиной послужило соперничество за расположение одного молодого человека. Но с той поры Саре так и не удалось испытать обещанное благоговение. Предсказание не сбылось. Думаю, это очень подходящий для нас случай.
        Светофор зажег зеленый, и Трэвис вдавил педаль газа, уверенной рукой направляя автомобиль в маленький городок, где проживала Сара. Дэни молча сидела рядом. Она раздумывала над его словами. Трэвис мысленно воззвал к удаче. Должно же им когда-то повезти! Если человек утверждает, что не благоговел перед любовью,  — кто может возражать! Тут Фрэда ошиблась в выборе формулировки. Никаких доказательств, кроме слов клиента.
        — Что ж, думаю, вреда от разговора с Сарой не будет,  — сказала наконец Дэни.  — Хотя, если честно, два предыдущих провала меня сильно расстроили.
        — Не надо драматизировать. Любое пророчество или предсказание всегда имеет обобщенную форму. Мы слишком старались найти факты, которые подтверждали бы слова Фрэды. Увлеклись интерпретацией.
        Дэни бросила на него короткий негодующий взгляд.
        — Увлеклись интерпретацией? Ты шутишь?! У женщины семеро детей! Если это не избыток любви, тогда я вообще не знаю, как это назвать.
        — Ну, хорошо, здесь не поспоришь,  — примирительно сказал Трэвис.  — Но в случае с Эндрю налицо явная натяжка. Приведи мне хоть один аргумент в пользу того, что изучение мышей можно приравнять к распутыванию любовных связей. Или ты думаешь, когда Фрэда произносила заклятие, она имела в виду именно мышей?
        Тут Дэни нечего было возразить, они оба это прекрасно понимали. Поэтому она лишь откинула голову на подголовник и устало вздохнула. Помолчав минуту, Дэни сказала:
        — Ты прав. Бабушка говорила совсем не о мышах. А если адвокаты поднимут эту тему, я скажу, что она их всегда боялась и терпеть не могла. Пожалуй, за неимением лучшего, историей Эндрю Найтли можно будет воспользоваться.
        — Точно!  — Трэвис бросил в ее сторону изучающий взгляд. Сейчас Дэни выглядела чуточку веселей.
        — Да-да,  — она выпрямилась на сиденье и улыбнулась,  — если больше не удастся отыскать никого подходящего, мы разыграем карту Эндрю Найтли.
        — Правильное решение!  — Трэвис заметил вывеску ресторана, сбросил скорость, завернул на парковку и остановился. Было время обеда. Но прежде чем выйти из машины, он повернулся к Дэни и положил руку ей на колено.  — Поверь, у нас все обязательно получится.
        Спокойный дружеский жест должен был успокоить и утешить Дэни. Во всяком случае, Трэвис рассчитывал именно на это. Но он жестоко ошибся. Стоило коснуться теплой кожи, как желание, подобно электрическому разряду, внезапно пронзило все его существо. Он словно со стороны наблюдал, как ладонь медленно сжимает округлое колено, превращая простое прикосновение в ласку. Чертова рука. Следовало предвидеть, что она может вырваться из-под контроля. Но теперь уже поздно, оставалось только ждать, когда Дэни уберет ее прочь, холодно напомнив об их договоре оставаться друзьями и только друзьями. Прошла секунда, потом другая… Ладонь Дэни вдруг накрыла его руку.
        — Знаешь, пожалуй, нам стоит прекратить подобные вещи,  — ее голос звучал удивительно мягко и глубоко.
        — Конечно.  — Трэвис кивнул, продолжая сжимать округлое колено.
        — Это нехорошо.
        — Совсем нехорошо.  — Рука Трэвиса скользнула выше.
        — Перестань…  — Голос Дэни дрожал от страсти. И Трэвис понял, что она сама не верит в свои слова.
        Он вдруг снова почувствовал себя старшеклассником, пытающимся сбить с пути истинного школьную подружку. Хотя на самом деле ситуация становилась все менее забавной. Он слишком стар для подобных игр, тем более с женщиной, подобной Дэни. И вновь попытался напомнить себе, что она всего лишь друг. Клиент. Последняя в списке женщин, с которыми можно закрутить интрижку в собственном автомобиле.
        Собрав воедино всю силу воли, он медленно убрал руку.
        — Сам не понимаю, что происходит,  — заметил он, глядя в сторону.  — Может, у меня некоторое помешательство рассудка?
        — Видимо, у меня тоже,  — сказала Дэни, стараясь поймать его взгляд.  — Как ты думаешь, сумасшествие заразно?
        Трэвис вздохнул.
        — Не знаю. Но мне начинает казаться, что это именно так. Ведь в старших классах между нами ничего не было. Совсем ничего.  — Он опять отвел глаза, потом быстро посмотрел на нее.  — Или я что-то пропустил?
        — Нет.  — Дэни покачала головой.  — Все девчонки сохли по тебе, но, к счастью для меня, мы были только приятелями.
        — Тогда откуда эта тяга друг к другу сейчас?
        — Представления не имею.
        — Ты не знаешь, я не знаю… Кто же тогда знает? Будь мы мышами — можно было бы проконсультироваться у Найтли.
        Замечание произвело ожидаемый эффект — Дэни рассмеялась, развеивая остатки чувственного сексуального напряжения, несколькими минутами раньше наполнявшего тесное пространство автомобиля.
        — У меня предложение,  — сказала она наконец.  — Может, если мы перестанем обращать внимание на это притяжение, оно постепенно исчезнет само собой?
        — Думаешь, у нас получится?  — вопросом на вопрос ответил Трэвис. Он сильно сомневался. Если раньше он всегда был очень осторожен в вопросах близких отношений и прекращал их при малейшем намеке на нечто серьезное, то чувство, которое захлестывало его при встречах с Дэни, совсем другого свойства. И держать его под контролем будет очень непросто. Дэни слишком хороша собой. Кроме того, она еще мила и остроумна. Все в ней восхищало и притягивало. И заставляло нервничать.
        — Думаю, получится. Ты ведь постараешься?  — спросила Дэни.
        — Постараюсь. В конце концов, никто из нас ничего не теряет.

        Сегодня, как нарочно, все складывалось против них, думала Дэни, заполняя анкету в холле маленькой гостиницы на окраине городка. Они с Трэвисом только-только договорились игнорировать пугающее обоих взаимное влечение, когда раздался телефонный звонок от Сары, которая попросила перенести встречу на завтрашнее утро. Возвращаться в Чикаго не имело смысла, поэтому не оставалось ничего иного, как переночевать в городке.
        Они вполне могли позволить себе дорогой отель в центре, но этим вечером должен был состояться финальный матч регионального чемпионата по футболу, и город наводнили болельщики, съехавшиеся со всей округи. Так что две комнатки в крошечной гостинице, вывеска которой гарантировала удобный ночлег и вкусный завтрак, можно даже считать удачей.
        — Кто из здравомыслящих людей упустит шанс посмотреть финал между «Тиграми» и «Пумами»?!  — патетически вопрошала пожилая хозяйка гостиницы Луиза Рирдон, бодрым шагом поднимаясь по крутым ступенькам винтовой лестницы, чтобы проводить их в номера.  — Даже вам будет интересно посмотреть матч, хотя вы и не местные. Да уж, это будет главное спортивное событие года. Можете мне поверить, ребята зададут друг другу жару!
        — Да, конечно,  — Дэни кивнула, совершенно не уловив смысл услышанного. Все ее внимание было сосредоточено на мужчине, который поднимался следом. Перспектива провести ночь под одной крышей не облегчала задачу по преодолению взаимного влечения.
        — Вообще-то мне совершенно все равно, кто из них выиграет,  — хохотнула Луиза. Ее седые кудряшки пружинками подрагивали в такт шагам.  — Для меня главное — постояльцы и их денежки. А на этот уик-энд «Тигры» с «Пумами» устроили мне полный сбор. Нет, вы определенно должны пойти сегодня на игру! Не то чтобы команды были особенно хороши, но они достаточно плохи, чтобы сделать зрелище забавным. Увидите, зрители будут просто сходить с ума. Стоит пойти только из-за этого.
        — Не уверена, что у нас получится,  — сказала Дэни. Она посмотрела на Трэвиса. Тот лишь молча пожал плечами. Нехорошее предчувствие кольнуло Дэни. Слишком он был покладист и заботлив весь сегодняшний день. Вот и сейчас покорно тащил большой пакет с покупками, которые пришлось сделать в супермаркете после того, как выяснилось, что они остаются в городе на ночь. В другой руке у него была сумка с туалетными принадлежностями, которую он, к удивлению Дэни, извлек из багажника своего автомобиля. В ответ на ее язвительное замечание он лишь коротко заметил, что настоящий частный сыщик должен быть готов к любому повороту событий. Кроме того, под мышками у него были две коробки, которые Луиза попросила отнести наверх. Дэни честно пыталась помочь, но он, как истинный мачо, даже не позволил прикоснуться к вещам. И вот теперь, пыхтя и отдуваясь, карабкался вслед за ними по узкой крутой лестнице, то и дело задевая стены и рискуя в любой момент свалиться вниз и быть погребенным под грудой барахла. Бедняжка.
        — Если вам нужны билеты, просто спуститесь к регистрационной стойке, и я устрою вам парочку,  — продолжала Луиза, словно не замечая, что они в любой момент могут навсегда потерять Трэва.
        — Мы подумаем,  — пообещала Дэни. Она бросила на Трэвиса еще один быстрый взгляд через плечо. К чести последнего надо было заметить, что вид у него был не очень утомленный.
        — Я — моя комната где-то здесь, да?  — Дэни заставила себя отвернуться и перевести разговор в другое русло.
        — Вот она.  — Луиза распахнула белую свежевыкрашенную дверь.  — Уверена, она вам понравится. Я лично поработала над интерьером, после того как посмотрела по телевизору передачу про ремонт. Знаете, из серии «Как сделать ваше жилище прекрасным».
        При мысли, что может ждать ее внутри, Дэни слегка поежилась и медленно сделала шаг вслед за пожилой женщиной. Но в следующую же секунду она с облегчением выдохнула. Комната была на редкость уютной. Луиза распорядилась оклеить стены цветочными обоями самых нежных оттенков. В углу напротив камина стояло большое кресло, которое так и манило устроиться в нем после долгого утомительного пути. Шторы и покрывало были сшиты из одинаковой материи, очень гармонирующей с обоями.
        — Чудесное местечко!  — искренне воскликнула Дэни. Она подошла к кровати и положила сумочку на прикроватный столик.  — Вы прекрасно потрудились!
        Трэвис положил пакет с покупками с другой стороны кровати и огляделся. Дэни так и подмывало сострить по поводу обескураженного выражения его лица, но она удержалась. Вместо этого лишь ласково поинтересовалась:
        — Ну, как тебе нравится моя комната, Трэвис?
        — По-моему, цветов многовато,  — буркнул он, перестав затравленно озираться.
        Луиза засмеялась.
        — Мужчины всегда реагируют на этот интерьер так, словно очутились в ботаническом саду, но женщинам он нравится. И, как показывает практика, на следующее утро мужчины перестают замечать, на что похожи стены. Они начинают обращать внимание на совершенно иные вещи.  — Она вдруг подмигнула Трэвису с тем же непередаваемым выражением, что и Дэни несколькими минутами раньше. Дэни стало его жалко.
        — Луиза, вы покажете Трэвису его комнату?
        Хозяйка проследовала в холл, царственным жестом попросила Трэвиса сложить коробки около кладовой и распахнула дверь соседнего номера. Дэни ожидала увидеть то же буйство цветов на стенах, шторах и покрывале, но она ошиблась. Внутри не было ни единой розы или тюльпана. Наоборот, это было царство прямых линий и темной мебели. Такая же широкая кровать, как и в ее комнате, была укрыта толстым клетчатым пледом. Массивная мебель создавала ощущение покоя и комфорта.
        — Комната настоящего мужчины,  — сказала Дэни низким голосом.  — Кажется, даже во мне просыпается дух истинного мачо.
        Трэвис крякнул и поставил сумку на комод.
        — Согласен, комната замечательная. По крайней мере, здесь у меня не возникает опасения превратиться в какое-нибудь растение.
        — Эй, попрошу не говорить гадостей про мою комнату! Она предназначается только для ценителей истинной красоты и гармонии.
        — Именно так чувствуют себя дамы, вкушая завтрак в постели,  — подхватила Луиза.  — Они сами становятся хрупкими антикварными статуэтками.
        — И вы их потом используете для украшения других комнат.  — Трэвис раздвинул шторы и отворил дверь французского балкончика.  — Бог мой! Вот это я называю настоящим видом из окна.
        Дэни пересекла комнату и встала рядом на балконе. Их номера выходили на широкий луг, постепенно переходящий в лесную опушку. Вершины деревьев золотило закатное солнце. Они словно купались в прозрачном вечернем воздухе.
        — Знаешь, кажется, я влюбилась в это место.
        — Красиво, правда?  — Луиза смотрела на них с наивной детской улыбкой.  — Есть еще один момент, на который я хотела бы обратить ваше внимание. Если вы все-таки передумаете насчет предварительной подготовки, то вот эта дверь соединяет ваши две комнаты. Желаю приятно провести время.  — С этими словами она помахала рукой и вышла, мягко притворив за собой дверь. Трэвис снова издал непроизвольный крякающий звук.
        — У тебя не создалось впечатления, словно она настоятельно рекомендовала нам заняться сегодня ночью этой пресловутой предварительной подготовкой?  — поинтересовался он.
        Дэни с облегчением рассмеялась, радуясь, что Трэвису удалось шуткой развеять возникшую неловкость.
        — Не могу понять, почему она решила, будто мы годимся на роль партнеров по предварительной подготовке. Она просто недостаточно хорошо нас знает.
        Трэвис кивнул, но не сказал ни слова. Задумчивое выражение, появившееся на его лице, заставило Дэни засомневаться, уж не всерьез ли обдумывает он неосторожное предложение Луизы. Нет, это было бы полным безумием. Она покидает город через несколько дней. Совершенно неподходящее время для любовной связи и предварительной подготовки. Луиза ошиблась — ничего подобного и в мыслях нет ни у нее, ни у Трэва.
        Разве не так?
        Она взглянула на Трэвиса и поняла, что пытается обмануть саму себя. В чем в чем, а в наблюдательности Луизе не откажешь. И потом, если обе стороны соблюдают условия игры, то каждая застрахована от лишних переживаний.
        Она вдруг почувствовала, что не в состоянии больше думать об этом. Тем более, когда Трэвис смотрел так ласково. Силы оставили Дэни. Она опустилась на деревянный шезлонг, стоящий на балконе, и устало прикрыла глаза.
        — Знаешь, я хочу просто сидеть и наслаждаться тишиной.
        — Не выйдет. Сначала тебе придется меня накормить.
        — Накормить тебя?  — она удивленно приоткрыла один глаз.  — Ты достаточно взрослый, чтобы самостоятельно принимать пищу.
        Трэвис подошел к ней почти вплотную. Этого оказалось достаточно, чтобы утратить всякую способность рассуждать. Когда же присутствие Трэва перестанет наконец оказывать на нее такое воздействие! Возникало ощущение, словно последние пару дней ее тело ведет самостоятельный образ жизни. Вот и сейчас она помимо своей воли потянулась навстречу, пытаясь преодолеть разделяющие их несколько сантиметров. Потянулась непроизвольно и неодолимо, совершенно забыв недавнее соглашение игнорировать влечение.
        — Терпеть не могу ужинать в одиночестве. Тем более я не виделся со своей школьной приятельницей Дэни Карлински много лет.
        Дэни не могла не признать разумность доводов, но, видимо, следовало напомнить Трэву о том, что последовало за совместным ужином.
        — Если ты помнишь, последняя дружеская трапеза завершилась совершенно не дружеским поцелуем.
        — Что ж, наверное, нам стоит просто довериться течению судьбы. Посмотрим, что покажет жизнь,  — произнес Трэвис.
        — Согласна. А пока давай посмотрим, есть ли в гостинице ресторан.
        — Прекрасная идея,  — Тревис протянул руку, чтобы помочь Дэни подняться. Без колебаний она протянула свою. Стоило крепким мужским пальцам сжать нежную женскую ладонь, как вновь жаркая волна влечения почти кинула их друг к другу. Перспектива предварительной подготовки принимала все более и более четкие очертания.
        — Я всегда за то, чтобы получить все возможные удовольствия,  — сказал Трэвис. Он боялся, Дэни услышит, как стучит его сердце. И замер, ожидая ответа.
        — Это самая правильная жизненная позиция. Лично мне так кажется.  — Дэни улыбнулась загадочно и сексуально. Кровь бросилась Трэву в голову.  — Новый опыт всегда оказывается полезным. Иногда, чтобы не наделать ошибок в дальнейшем, стоит провести предварительную подготовку, как ты считаешь?
        Трэвис не верил собственным ушам. Всего несколько часов назад Дэни собиралась бороться с влечением не жалея сил.
        Он видел: она ждет ответа, но не мог найти слов. Поэтому просто наклонился и коснулся губами ее губ.
        — Нахожу идею предварительной подготовки единственно правильным вариантом,  — наконец сумел вымолвить он и взял ее ладонь в свою.  — Вернемся в гостиницу?
        Пальцы Дэни скользнули между его пальцев и сжали его ладонь.
        — Отлично. А кто выиграл, мы сможем узнать завтра.
        — Даже не сомневайся, обязательно выясним.

        Глава шестая

        Дэни почувствовала, как дрожат его пальцы. Ей вдруг стало страшно. Преодолевая возникшую неловкость, она приподнялась на цыпочки и поцеловала его.
        — Все будет замечательно,  — прошептала она, чуть отстраняясь.
        — О да,  — шепотом ответил он, возвращая ей поцелуй.
        Не колеблясь ни секунды, она направилась к двери в его номер.
        — Не хочу, чтобы тебя раздражали яркие обои.
        — Поверь, я буду смотреть не на обои,  — ответил он. Еще на пороге, не успев закрыть дверь, Трэвис взял ее за плечи, повернул к себе и ласково заглянул в глаза. Дэни хотела шагнуть навстречу и сократить до минимума так долго разделявшее их расстояние, но Трэвис удержал ее.  — У тебя есть последний шанс для того, чтобы изменить свое решение.
        Дэни засмеялась. Какой он все-таки милый.
        — Теперь это уже невозможно.
        Он улыбнулся. Одной улыбки оказалось достаточно. Дэни почувствовала, как мало владеет собой. Она как кошка прыгнула на него, а он со смехом подхватил ее на руки и понес к кровати. Осторожно, как самую драгоценную ношу, опустил на покрывало и сел рядом.
        — Ночь обещает быть исполненной дикой страсти,  — он улыбнулся.
        — Подозреваю, ты прав,  — засмеялась Дэни. Потом спокойно и уверенно, без всяких колебаний стянула через голову футболку.
        Трэвис сделал то же самое. Секунду они смотрели друг на друга.
        — Твоя очередь,  — сказал он.
        Вся прелесть любовной связи с мужчиной, который долгие годы был твоим другом, заключается в возможности воспринимать происходящее весело, решила про себя Дэни. Они знали друг друга очень давно, в юности замечательно проводили время, занимались всякой ерундой, делили поровну и радости и горести. Теперь пришло время вместе заняться сексом, чтобы поровну разделить все связанные с ним радости. То, что это будут именно радости, Дэни не сомневалась. Ведь они с Трэвисом очень нравились друг другу.
        Она уже была готова расстегнуть бюстгальтер, когда Трэвис наклонился и нежно припал к ее губам. Это был легкий ласковый поцелуй, но тело Дэни вдруг словно воспарило над землей. Она отдалась поцелую полностью, обвила рукам его шею и прижалась грудью к сильной груди. Губы Трэва стали смелее, он вбирал ее в себя, призывая, требуя полного слияния жаждущих тел. Когда его руки прижали ее, Дэни почувствовала, как сильно его желание.
        Со слабым стоном наслаждения она позволила своей руке танцующим движением скользнуть вдоль мужской груди, ласкать теплую кожу, гладить сильные мускулы, напрягающиеся под ее прикосновением. Пламя страсти сжигало, ей хотелось большего.
        Трэвис испытывал те же чувства. Дэни читала это в поцелуе, который становился все более жадным и ненасытным. Его язык проникал в нее, словно стремился добраться до самой сути и сорвать покров тайны с женского естества.
        Не отрывая губ, Трэвис завел руки ей за спину и расстегнул бюстгальтер. Дэни поторопилась сбросить бретельки с плеч, настолько сильно было желание ощутить его ладони на своей груди.
        — Ты прекрасна,  — шептал Трэвис,  — прекрасна и удивительна.
        Благодарная нежность затопила Дэни. Он так и не открывал глаз, прикрытых во время поцелуя, но видел, чувствовал ее красоту душой и прикосновениями. Когда он наконец посмотрел на нее, Дэни прошептала:
        — Ты тоже прекрасен, Трэв. Для меня ты самый необыкновенный мужчина на свете.
        Ласковая сексуальная улыбка зажглась в его глазах. От этой улыбки Дэни вдруг ощутила пустоту внизу живота, которая секунду спустя начала наливаться пульсирующим жаром. Ее спина выгнулась, грудь напряглась. Трэвис наклонился, захватил губами отвердевшую бусину соска и слегка прикусил. Дыхание Дэни сбилось. Трэвис продолжал нежно и настойчиво ласкать ее грудь, поочередно уделяя внимание каждой. Когда томление внутри Дэни достигло пика и невозможно стало терпеть его дальше, она приподнялась и коснулась пуговицы на джинсах Трэвиса.
        — Торопишься?
        Его улыбка заставляла Дэни терять рассудок. Она даже не сделала попытки притвориться. Ее короткое, страстное, произнесенное на выдохе «да» свело Трэва с ума. Его лицо стало серьезным, страстное желание заострило черты. Время ласковых шуток и поддразниваний осталось позади. Без единого слова он одним движением снял джинсы и помог Дэни освободиться от одежды.
        Взглянув на обнаженное тело Трэва, Дэни снова поразилась его красоте. Она долгим движением провела от груди вниз к плоскому втянутому животу, следуя рельефу мускулов, сжимая и слегка надавливая. Это было нечто среднее между лаской и массажем. Жадные ищущие ладони скользнули ниже. Теперь Дэни гладила сильные бедра.
        — О-о-о,  — только и сумела сказать она, чувствуя, как Трэв напрягает мышцы под ее ладонями.
        — Да, я сделан из стали,  — улыбнулся он.
        — Я заметила,  — рука Дэни сжала пик мужского естества Трэва.  — Ты просто великолепен.
        Их губы снова встретились. Не колеблясь, Трэвис позволил своей руке совершить такое же захватывающее путешествие, что и рука Дэни.
        — Трэвис, Трэвис,  — шептала она, не отрывая губ от его рта. Нежные, уверенные, не знающие стыда пальцы доставляли почти мучительное наслаждение. Ее тело аркой выгнулось на покрывале, требуя еще большего, абсолютного слияния. Но Трэвис не торопился что-то менять. Одной рукой он сильно сжимал плечи Дэни, другой продолжал наслаждаться ее страстью. Наконец его ласкающие ритмичные движения вызвали у Дэни такую вспышку наслаждения, что на некоторое время она почувствовала себя ослепленной. Она расслабленно откинулась, позволяя сотрясающим тело спазмам медленно стихнуть.
        Постепенно дыхание выровнялось, она приоткрыла глаза и улыбнулась в ответ на ласковую улыбку.
        — Понимаю, что повторяюсь, но кроме восхищенного «О-о-о» ничего больше на ум не приходит.
        — Счастлив был доставить тебе удовольствие,  — улыбнулся Трэвис.  — Хочешь попробовать что-нибудь еще?
        — Безусловно.
        Он сделал движение, пытаясь подняться с кровати. Дэни испуганно схватила его за руку. Трэвис обернулся с лукавой улыбкой.
        — Не бойся, я лишь хочу взять презервативы.
        Он пересек комнату и вытащил упаковку презервативов из бокового кармана своей вместительной сумки. Дэни бросила понимающий взгляд и не удержалась, чтобы не поддразнить:
        — Это называется: «Частный сыщик должен быть готов к любому повороту событий»? Или ты знал, что именно так все и произойдет?
        — Наш поцелуй произвел на меня неизгладимое впечатление. Все это время я не переставал надеяться.
        Дэни было радостно это слышать. Она забрала у него из рук упаковку и достала презерватив.
        — Может, тебе помочь?  — заботливо поинтересовался Трэвис.
        — Я прекрасно справлюсь сама,  — нежно засмеялась Дэни.
        Уже в следующее мгновение Трэвис сумел убедиться в этом на собственном опыте. Ласковые умелые движения Дэни сорвали глубокий стон наслаждения с его губ. Закончив волнующий подготовительный момент, Дэни неожиданным движением прижала его плечи к кровати и в одно движение оказалась сверху. К чести Трэвиса надо сказать, что он и не сопротивлялся. Напротив, по счастливому выражению его лица было понятно, какое наслаждение доставляет ему инициатива Дэни.
        Дэни медленно впустила его в себя, позволив обоим в полной мере насладиться тесным контактом возбужденных тел. Потом замерла, стараясь насколько возможно продлить первое ощущение. И начала движение. Сначала медленно, потом все убыстряя темп, доводя их обоих почти до сумасшествия. В момент, когда оба были близки к финишу, Трэвис приподнялся, заставил перекатиться на спину и снова погрузился в нее, не отрывая взгляда от бездонных глаз. Они подошли к пику наслаждения одновременно. Когда судорога страсти свела тело, Трэвис выкрикнул ее имя, а потом прижался лбом к ее щеке. Они лежали так некоторое время, пока не успокоился бешеный стук сердец.
        Позже, положив голову на плечо Трэва и глядя в темноту широко открытыми глазами, Дэни подумала, что никогда раньше ей не доводилось переживать такого взрыва страсти и такого полного наслаждения. То, что произошло между ними, нельзя назвать просто сексом. Это было нечто большее, слияние не только тел, но и душ. Трэвис словно читал ее мысли и желания. Ни с кем она не испытывала ничего подобного. И вряд ли испытает в будущем. Одно она знала совершенно точно — сегодняшней ночи суждено навсегда остаться в памяти.

        Глава седьмая

        Дэни чуточку приоткрыла глаза, изо всех сил пытаясь не позволить яркому солнечному свету разрушить очарование прошедшей ночи. Постепенно она поняла, что с пробуждением ничего не изменилось. Или почти ничего. Трэвис по-прежнему спал рядом, перекинув сильную ногу поперек ее бедра.
        Внезапно у нее промелькнула странная, почти детская в своей наивности мысль. А что, если замереть, не двигаться и не открывать глаз? Может, тогда удастся остановить время и навсегда сохранить волшебный момент. И чувство счастья и покоя уже не покинет ее. Чувство, не только не испытанное раньше, но прежде просто недоступное пониманию.
        — Я читаю твои мысли,  — пробормотал Трэвис. Он сонно потянулся и чмокнул ее в спину.  — Сегодня утром ты думаешь особенно громко.
        — Ну-ка, скажи, что ты услышал,  — поддразнила Дэни, поворачиваясь к нему лицом.  — Сейчас я вообще не в состоянии думать.
        Это была неправда. Именно сейчас она думала, каким красивым он выглядит в момент пробуждения. Сразу после сна это мало кому удается, и Дэни знала за собой подобный недостаток. Но Трэвис как будто сошел с рекламного плаката: широкий разворот плеч, ясный взгляд и ослепительная улыбка. С такой внешностью можно продать что угодно.
        — Это хорошо,  — прищурился Трэвис, проводя рукой вдоль ее обнаженного тела.  — Вредно много размышлять после ночи великолепного секса. Чтобы наслаждение нескольких прошедших часов не казалось иллюзией, утром надо первым делом закрепить достигнутые результаты.
        Дэни улыбнулась, радуясь, что их впечатления сходятся. Под его умелыми пальцами вновь вспыхнуло и начало разгораться пламя страсти.
        — Ты уверен, что результаты следует закреплять именно таким образом? Может, есть другие способы?
        — Это единственно верный путь,  — Трэвис склонился над ней и потерся подбородком о ее щеку.  — Мы должны немедленно доказать друг другу, что прошедшая ночь не была совместной эротической фантазией.
        Быстрыми теплыми поцелуями он начал головокружительный спуск вдоль ее шеи. Пока он поочередно ласкал ее грудь, Дэни еще пыталась слабо возражать. Но когда его губы скользнули по бархатному животу, Дэни совершенно потеряла способность рассуждать.

        Трэвис окинул номер внимательным взглядом, стараясь убедиться, не забыли ли они какую-нибудь мелочь, но комната казалась девственно чистой. Поистине, Дэни проявила чудеса аккуратности.
        После того как они вместе приняли душ — а на это потребовалось много, очень много времени,  — она сочла необходимым застелить постель, собрать весь мусор в корзину и даже сполоснула тарелки.
        Трэвис подумал, что теперь ей необходимо расслабиться и немного отдохнуть. Он посмотрел на Дэни. Сейчас она приводила себя в порядок.
        — Ты славно прибралась,  — начал он.
        — Не хочу, чтобы Луиза думала, будто мы грязнули.
        Трэвис усмехнулся, пересек комнату и встал у нее за спиной. Рука как бы сама собой потянулась за щеткой и долгими плавными движениями принялась расчесывать роскошные густые волосы Дэни.
        — А тем более ты не хочешь давать ей повод убедиться в том, что сегодня ночью мы все-таки последовали ее совету. Я прав?
        — Я думаю, после моего визита на кухню в твоей футболке она обо всем догадалась.  — Дэни откинула голову и прикрыла от удовольствия глаза.  — А кроме того, я не уверена, что все произошедшее вмещается в рамки предварительной подготовки.
        — Профессиональное мастерство участников соответствует уровню Олимпийских игр,  — голосом спортивного комментатора прогнусавил Трэвис.
        Оба рассмеялись. Их взгляды встретились в зеркале. Смех медленно угас. Шутка короткой вспышкой осветила жаркие воспоминания прошедшей ночи. Желание обладать начало подниматься внутри каждого, заставляя взгляды потемнеть. Они не могли и не хотели разрывать эту почти мистическую связь.
        И хотя Трэвис едва держался на ногах после томительных часов, на протяжении которых он занимался любовью с Дэни, сейчас он мог думать лишь о том, как страстно хочет ее снова. Будь на ее месте другая, пожалуй, можно было бы даже отнести это явление к разряду патологических. Но это была Дэни, и он не находил в своем влечении ничего удивительного.
        — Не знаю, как спросить,  — неуверенно начал он.  — Хочешь поговорить о том, что произошло вчера между нами?  — И сам почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо. Ну почему он такой глупец! Рядом с ним прекраснейшая на земле женщина, а он одним неосторожным словом, неловким движением может разрушить волшебство только зародившихся отношений. Зачем спрашивать, если она сама не заговаривает об этом. И вообще, разве когда-нибудь раньше его интересовало мнение женщины о той мимолетности, которая волей судьбы случилась между ними?
        Но это была Дэни. А с ней все иначе. Можно сколько угодно шутить про мастерство партнеров и Олимпийские игры. Это не изменит главного — между ними возникла теснейшая связь. Точнее, была всегда. Они оба это знают.
        — Мне казалось, мы уже обо всем договорились,  — тихо ответила Дэни, продолжая смотреть на него через зеркало.  — Мы лишь на практике проверили теорию Луизы о целесообразности предварительной подготовки. Ни один из нас не готов воспринимать это как нечто большее. Ведь так?
        Это было не так. Вселенная изменилась за прошлую ночь, и линии их судеб сплелись. Время предварительных игр и тренировок закончилось. Они читали это во взглядах друг друга. Но во взгляде Дэни Трэвис видел еще кое-что — ту самую неготовность принять случившееся. И в глубине души не мог не согласиться — Дэни имеет право на сомнения. Потому что сам раньше не испытывал подобного.
        Кроме того, была еще одна причина, по которой не следовало придавать слишком большого значения прошедшей ночи. Совсем скоро Дэни переедет в Нью-Йорк. Это решено окончательно и бесповоротно. Их жизненным дорогам суждено разойтись. Его место здесь, в Чикаго, в «Сыскном агентстве Уолкера». Слишком много времени и труда ушло на то, чтобы достичь сегодняшнего положения. Он не может все бросить и уехать вслед за Дэни. И потом, у него есть определенные обязательства перед Максом. Долгие годы они с братом плечом к плечу противостояли жестокости окружающего мира. Он не вправе бросить его на произвол судьбы. Это было бы предательством. Значит, то, что было между ним и Дэни,  — предварительная подготовка, и ничего более.
        — Уж не знаю, в чем ты больше преуспела: в теории или практике. Но второе было незабываемо,  — грустно пошутил Трэвис.
        — Ты меня не обманываешь?  — Дэни блеснула своей неподражаемой сексуальной улыбкой.
        Руки Трэва скользнули по плечам и шее и коснулись верхней пуговички на ее блузке.
        — Нисколько. В практической части тебе просто нет равных.
        — Я думала, что хотя бы на некоторое время сумела удовлетворить твою потребность постоянно тренироваться,  — прерывающимся голосом сказала она, чувствуя, как его пальцы расстегивают пуговицу за пуговицей.
        — Чем больше практики, тем лучше,  — он за плечи развернул ее к себе, наклонился и накрыл ее губы своими.
        Его расчет оказался верным. Дэни не пришлось просить дважды. В ответ она крепко обхватила его за шею и промурлыкала:
        — Сейчас проверим, правду ли ты говоришь.

        Дэни пробежала глазами записи, касающиеся Сары Дэвенпорт, и мысленно скрестила пальцы на удачу. Эта дама занималась тем, что разводила собак. Прошлой ночью у одной из породистых сук случились роды, поэтому Сара вынуждена была перенести запланированную встречу. Но сегодня, как она пообещала по телефону, готова уделить им с Трэвом столько времени, сколько потребуется.
        Дэни продолжала упорно надеяться на благополучный исход, хотя кое-что в записях сильно настораживало.
        — Ты зря так переживаешь. В случае с Сарой я не вижу подвоха,  — сказал Трэвис, сворачивая с шоссе на проселочную дорогу, которая вела к дому Сары.  — Эта дама счастлива в семье и удачлива в бизнесе. Вместе с мужем, двумя взрослыми дочерями и очаровательной внучкой она занимается милым сердцу делом — разводит породистых собачек.
        — Но бабушка предсказала, что она будет вечно благоговеть перед любовью.  — Дэни нервно барабанила пальцами по колену, не в силах совладать с волнением. Сара — их последний шанс, последний человек, которого она успеет посетить перед отъездом из Чикаго.  — Я боюсь даже задумываться, что может стоять за этим проклятием.
        — У меня очень хорошее предчувствие,  — сказал Трэвис и прикрыл ладонью ее дрожащие пальцы.
        И как всегда в последнее время, простой дружеский жест заставил ее вздрогнуть от всколыхнувшегося желания. Поразительно, как можно хотеть близости с мужчиной, с которым последние десять часов ты почти непрерывно занималась любовью.
        Одно утешало — что касается взаимоотношений, им с Трэвом удалось удержаться в рамках благоразумия. Луиза была права — если у двоих одинаковые взгляды на происходящее, никакой секс не сумеет превратить простую дружбу в нечто большее. Сама Луиза в течение нескольких лет успешно претворяет это правило в жизнь, а значит, им с Трэвом тоже удастся пройти по грани. Ведь раньше оба весьма успешно избегали серьезных отношений, потому что умели верно определить приоритеты и расставить акценты: главное в жизни — карьера. И сейчас ни один из них не собирается разрушать планы другого.
        Да, у них все получится. А как только кошмар с бабушкиными заклятиями останется позади, Дэни вообще будет самой счастливой женщиной на свете.
        — Что ж, будем надеяться, на третий раз нам обязательно повезет,  — сказала Дэни, когда Трэвис припарковался на площадке перед группой симпатичных домиков. Один из них был выстроен в стиле американского ранчо. Перед входом раскинулся роскошный цветник, а вдоль забора протянулось низкое белое строение. Дэни догадалась, что это был собачий питомник.
        Стоило выйти из машины, как до ушей донесся многоголосый лай. Сомнений не осталось — Сара жила именно здесь. Интересно, не возражают ли соседи против постоянного шума?
        Они направились ко входу в дом, но тут из-за питомника показалась пожилая женщина и приветливо замахала им рукой. С каждым шагом надежда все сильней разгоралась в душе Дэни. Сара выглядела веселой, счастливой и довольной. Ничто в ее облике не указывало на угнетенное или подавленное состояние духа. А уж тем более на благоговение перед любовью.
        — Я так рада, что вы наконец добрались,  — заговорила Сара, энергично потрясая руку Дэни.  — Мой муж Рон был уверен, вы непременно заблудитесь, ведь я вечно путаю правый и левый поворот, когда объясняю, как к нам проехать.  — Она улыбнулась.  — Но меня утешала мысль, что вы истинная внучка Фрэды. А уж она всегда достигала того, к чему стремилась.
        — Не спорю,  — улыбнулась в ответ Дэни.  — Но на этот раз все решения принимал Трэвис. Мне даже не пришлось вмешиваться.
        — Одно твое присутствие освещало мне путь,  — засмеялся тот.  — Без тебя я не смог бы доехать и до ближайшей бензоколонки. Знаете,  — обратился он к Саре,  — мы составили на редкость удачный тандем. Возможно, в будущем нам стоит заняться экстремальным туризмом.
        Дэни радостно засмеялась. Здорово, Трэв все такой же шутник, каким был в школе. Ей нравилась окружающая их атмосфера дружбы и молодости, словно школьная пора еще не кончилась.
        — Пойдемте в дом,  — пригласила Сара.  — Хочу познакомить вас с мужем и внучкой. Все эти годы я столько рассказывала им про Фрэду, что они начали обвинять меня, будто я хочу быть на нее похожей! Может, в этом и есть доля правды. Ведь у нее просто выдающийся характер.
        — Не могу с вами не согласиться,  — улыбнулась Дэни, проходя вслед за Сарой. Всю переднюю часть дома занимала ветеринарная лечебница, состоящая из приемной и смотрового кабинета.  — Вы ведете прием на дому?
        — Одна из моих дочерей — ветеринар. Сегодня у нее выходной, поэтому нет посетителей. В другие дни здесь не протолкнуться.
        Сразу за смотровой располагалось помещение, очень напоминающее миниатюрный госпиталь. В дальнем углу они заметили высокого седовласого мужчину и девочку-подростка, которые заботливо склонились над детской кроваткой. Подойдя ближе, Дэни поняла, что это специальная лежанка для больных животных. На ней лежал перебинтованный лабрадор.
        Сара подошла к мужчине, который выпрямился навстречу и нежно приобнял ее за талию.
        — Это мой муж Рон,  — сказала Сара и положила руку на плечо девочки.  — А это — моя любимая внучка Лорен. Знакомьтесь, пожалуйста.
        — Рад встрече с вами,  — сказал Рон, пожимая протянутые руки.  — Хотя ваш визит лишает меня давнишнего удовольствия подтрунивать над женой. Теперь я хорошо подумаю, прежде чем говорить Саре, что она подражает Фрэде. Вдруг начнет сыпать проклятиями, как и ее подружка.
        Дэни улыбнулась, моментально почувствовав глубокую симпатию ко всем членам этой семьи.
        — К сожалению, в каждой шутке есть доля правды. Моя бабушка имеет привычку изрекать некие предсказания. И мы здесь именно для того, чтобы убедиться, что на судьбу вашей жены они не оказали никакого влияния.
        — Ничего дурного я не замечал,  — сказал Рон и чмокнул жену в макушку.
        — А что Фрэда предсказала бабушке?  — поинтересовалась Лорен.  — Что у нее выпадут все зубы или спина покроется шерстью?
        — Эй!  — Сара притворилась возмущенной.
        — Ах вот вы о чем!  — подхватил Рон.  — Тогда должен заметить, предсказание давно сбылось!
        Сара отвесила ему шутливый подзатыльник, и все засмеялись.
        — Теперь вы понимаете, за что я всю жизнь люблю этого человека? Он постоянно заставляет меня смеяться,  — заметила Сара.
        Дэни видела, атмосфера в этом доме напоена любовью. Они могли сколько угодно подшучивать и подтрунивать друг над другом, но главное оставалось неизменным.
        — Моя бабушка предсказала твоей бабушке вечное благоговение перед любовью,  — объяснила Дэни Лорен, радуясь в душе, что они с Трэвом отыскали наконец случай, который позволит предотвратить глупый судебный процесс.  — Не стоит относиться к этому серьезно. Многих людей любовь ослепляет и заставляет благоговеть, но обычно на очень короткий срок.
        — Это то самое, о чем ты говорила?  — спросила Лорен у бабушки.
        — То самое?  — Дэни внутренне похолодела. Только забрезжившая в душе надежда угасла.
        — Разве вы не знали, что моя жена занимается разведением собак?  — вмешался Рон.
        — Знали. Сара выращивает собак для благотворительных организаций,  — коротко ответил Трэвис.
        — Бабушкины собаки работают с больными детьми в приютах.  — Лорен с любящей улыбкой смотрела на Сару.  — С теми, кто долго жил без родителей, без дома и поэтому заболел. Или родился с какой-нибудь тяжелой болезнью. Благодаря бабушкиным собачкам они быстрее учатся ходить и даже говорить. Собаки помогают детям быстрее адаптироваться. Да, бабуля? Наша бабуля — наша гордость.
        — Не я,  — просто сказала Сара.  — Наши собаки — наша гордость. Всю жизнь работаю с ними и до сих пор не перестаю удивляться, откуда в них столько любви и терпения. Пожалуй, большинству людей следует у них поучиться.
        Дэни согласно кивала. Только глупец мог не понять, о чем говорила Сара. И даже глупцу должно быть понятно, что после этой истории Фрэде придется-таки выложить кругленькую сумму по решению суда.
        — Вы работаете в рамках какой-то социальной программы?  — осторожно поинтересовался Трэвис.
        — Совершенно верно. Я ее автор и вдохновитель. Она называется «Исцеление любовью». Поверьте, я и думать не думала о Фрэде в тот момент. Просто любовь действительно помогает детишкам выздороветь.
        — Понятно,  — только и сумела сказать Дэни.
        — Выдумаете, предсказание вашей бабушки сбылось? Что ж, возможно, вы правы. Я благоговею перед любовью. Но не перед человеческой, а перед любовью моих собак к больным детишкам.
        Дэни думала, у нее ни за что недостанет сил улыбнуться в ответ на доброжелательную улыбку Сары. Хотя было действительно приятно смотреть в открытое лицо милой женщины, судьба которой сложилась так удачно: прекрасная семья и любимая работа, облегчающая жизнь больным детям. Но в самой глубине существа ей хотелось закричать «нет» и затопать ногами в бессильной ярости. Усилием воли ей удалось погасить назревающий эмоциональный взрыв. Дэни искренне улыбнулась.
        — Я рада, что предсказание сбылось именно таким способом,  — сказала она, глядя на Трэвиса. В ответ он посмотрел на нее с симпатией и сочувствием. И Дэни вдруг стало легче. В конце концов, это ведь еще не конец света. Тем более, вопреки бабушкиным проклятиям, а может быть, именно благодаря им, все эти люди были счастливы.
        Она сделала глубокий вдох и попыталась взять себя в руки. Пусть ее план не сработал, но она оставалась хорошим юристом. А значит, сумеет найти другие способы заставить этого человека отозвать заявление из суда и избавить бабушку от публичного унижения.
        Да, все «жертвы» Фрэды счастливы. Поэтому Трэвис прав. Именно на фактах их жизни следует строить линию защиты. Это действительно предсказания, а не привороты. Причем предсказания, приносящие людям удачу. Так что тот мужчина во всем виноват сам: он либо перепутал, либо неправильно понял слова Фрэды. В противном случае был бы так же счастлив, как и остальные.
        Да, у Фрэды определенно есть шанс.
        В течение следующего часа Дэни просто получала удовольствие от визита в замечательное семейство Сары. Напряжение почти совсем отпустило ее. Они с Трэвом осмотрели питомник, где Сара показала им наиболее талантливых собак. Собак, наделенных даром бескорыстной любви, перед которой она благоговела.
        Перед самым отъездом Дэни задержалась на пороге, чтобы продиктовать Саре телефон и адрес бабушки, когда ее внимание привлек Трэвис. Он, стараясь остаться незамеченным, засунул двадцать долларов в кружку для пожертвований, на которой золотыми буквами было выведено название общества милосердия «Исцеление любовью».
        Сердце Дэни сжалось. Трэвис Уолкер действительно очень хороший человек. Она знала это со времени их школьной юности. Конечно, он слишком легкомысленно относился к своим многочисленным подружкам, но Дэни умела разглядеть личность под личиной. Личность, которая значила для нее теперь так много.
        — Надеюсь, вы скоро нанесете нам еще один визит,  — говорила Сара, в очередной раз пожимая им руки.  — И передайте Фрэде, что я на связи. Мы с ней так давно не болтали. Никогда не следует терять контактов со старыми друзьями.
        Слова «давно не болтали», отметила про себя Дэни, подразумевают срок около пятидесяти лет. По словам бабушки, в тот день, почти полвека назад, она зашла к Саре рассказать о молодом человеке, который ей очень понравился. Но известие, что Сара испытывает к нему похожие чувства, положило конец дружеской связи. Правда, Фрэда категорически отрицала, что с того момента развязала против подруги военные действия, однако Дэни сильно сомневалась. Факты говорили обратное: сначала романтическое предсказание (читай — проклятие), потом — полувековая пауза в отношениях.
        — Я попрошу бабушку позвонить вам,  — сказала Дэни.  — Забыла спросить, может, у вас есть какие-нибудь книжки или буклеты о деятельности вашего общества «Исцеление любовью»? У меня много знакомых в адвокатской среде, и наверняка несколько человек с радостью сделают пожертвования.
        Сара тут же всучила ей целую кипу брошюр.
        — Мы с благодарностью примем любую помощь.
        Дэни убрала бумаги в свой портфель. Позже, в Чикаго, она выпишет чек на приличную сумму для Сары. Но, как и Трэвис, не хочет, чтобы кто-нибудь знал об этом.
        По дороге к машине она мельком взглянула на Трэвиса. Он улыбался, но не привычной, чуть насмешливой улыбкой покорителя дамских сердец. Он улыбался так, словно читал ее мысли и радовался им.
        Она ничего не сказала, и только когда они сели в машину и готовы были выехать со стоянки, негромко произнесла:
        — В конце концов, Сара счастлива.
        — Ты говоришь это так, словно готовишься использовать в качестве аргумента на суде.
        — Я не боюсь признать свое поражение,  — вздохнула Дэни.  — Мы сделали все от нас зависящее, но факты остаются фактами — слова Фрэды имеют силу. Мы опросили трех человек, и во всех случаях предсказания сбылись почти слово в слово. Так что придется работать с тем материалом, который мы собрали.
        — Можно объехать еще несколько человек из списка,  — предложил Трэвис, выруливая на шоссе с проселочной дороги.
        — Ты всерьез рассчитываешь, что мы узнаем нечто новое?  — вспылила Дэни. Хотя в душе засомневалась: может, она действительно готова сдаться слишком быстро?
        В течение нескольких секунд Трэвис не отвечал, давая ей возможность успокоиться. Потом сказал:
        — Думаю, ты права. Лично я не верю в волшебство и в потусторонние силы. Однако на деле все выглядит так, словно предсказания сбываются. Понятия не имею как, но сбываются.
        — Я тоже не имею понятия,  — эхом откликнулась Дэни.  — Одно знаю точно — Фрэда не ведьма. Хотя возникает ощущение, будто жертвы предсказаний строят свою жизнь, сверяясь с написанным ее рукой. Похоже, первоначальный план построения защиты отменяется. Придется выдумывать что-то новое.
        — Надеюсь, ты не собираешься возвращать ему деньги?  — Трэвис быстро взглянул в ее сторону.  — Никто не виноват. Парню просто не повезло. Ему следует навести порядок в семейных делах, а не вешать проблемы на твою бабушку.
        — К сожалению, он так не считает!  — воскликнула Дэни.  — Что же мне теперь делать? Ни один из тех, к кому мы обратились, не в состоянии подтвердить версию о том, будто пророчества Фрэды не имеют силы.
        — Но ты можешь поступить иначе: пригласить их в суд, где они с удовольствием подтвердят, как счастливо живут все эти годы благодаря предсказаниям твоей бабушки. Ты не имеешь права опускать руки, Дэни. Вам не следует ему платить!
        Они мыслили в одном ключе. Это не могло не радовать. Но тут новая идея молнией блеснула у Дэни.
        — Послушай, Трэвис, а что, если нам попытаться разузнать настоящую причину, по которой рухнул его бизнес?! Вдруг его действительно прокляли, но только не Фрэда, а кто-то другой? Или он сам был настолько увлечен своей молодой подружкой, что вообще не ходил на работу? Не может же приносить доход химчистка, которую попросту не открывали несколько недель? Как ты думаешь?
        — Ты просто умница,  — одобрительно улыбнулся Трэвис.  — Думаю, нам следует начать расследование немедленно. Мы выведем парня на чистую воду.
        Впервые за последние несколько дней Дэни испытала прилив настоящего оптимизма. У них созрел блестящий, а главное, совершенно реальный план. Они обязательно найдут объяснение случившемуся со злосчастной химчисткой. Дэни с улыбкой взглянула на Трэвиса и без всякого удивления почувствовала, как ее снова захлестнула горячая волна желания.
        Прошедшая ночь была фантастической. Дэни и раньше положительно принимала сексуальную сторону взаимоотношений между мужчиной и женщиной, но секс с Трэвом — это нечто особенное. Ему удавалось превратить обычный акт в таинство, в почти мистическое действо. Такое захватывающее, что она с нетерпением ожидала новой встречи. Интересно, свободен ли он сегодня вечером…
        — Чем ты озабочена?  — спросил он, словно прочитав ее мысли.
        Дэни моргнула, пытаясь вспомнить, о чем только что шла речь.
        — Я думаю, нам надо поскорее добраться домой и посвятить бабушку в наши планы.
        Трэвис бросил на нее жадный взгляд.
        — Прекрасно. А потом? Честно говоря, умираю от желания еще немного потренироваться. Может, я слишком прямолинеен, но тактичность никогда не была самой сильной моей чертой.
        Дэни засмеялась, радуясь, что он хочет близости так же сильно, как и она.
        — Да уж, тебе вряд ли светит завоевать титул Мистер Тактичность. Слава богу, я ценю в тебе другие качества. Например, возможность быть предельно откровенным.
        — Так что насчет дополнительной тренировки сегодня вечером?  — осторожно поинтересовался Трэвис после того, как она замолчала.
        — Неплохая идея,  — задумчиво произнесла Дэни.  — А точнее, просто замечательная.

        Глава восьмая

        Лицо Фрэды прямо-таки лучилось самодовольством, и Трэвис подавил улыбку. Старушка была в восторге — все ее предсказания сбылись, а главное, Дэни и Трэвис имели возможность убедиться в этом лично.
        Он прекрасно понимал, почему всю обратную дорогу Дэни не испытывала ни малейшей радости от предстоящего объяснения с бабушкой. Но после того как они переоделись и приняли душ, ее решимости явно прибавилась.
        Сейчас Фрэда торжествовала. Она сидела на кушетке рядом с Дэни, прямая как струна, и вещала с важным видом:
        — А вы еще имели наивность сомневаться в моем даре!  — Тут она не удержалась. Ее подвижное личико расплылось в широчайшей улыбке, а ладошка накрыла руку Дэни.  — Разве я стала бы заниматься предсказаниями, если бы сомневалась в их силе? Но я все равно благодарна вам за желание помочь.
        — Нам кажется, твои пророчества влияли на судьбы людей на уровне подсознания,  — сказала Дэни.  — Как бы то ни было, теперь нам придется подумать об иной линии защиты.
        — Что значит «на уровне подсознания»?  — возмущенно всплеснула руками Фрэда.  — Ты все еще сомневаешься в моих способностях? Ведь вы встречались с этими людьми. Подсознание здесь совершенно ни при чем. Просто в их жизни случилось то, что должно было случиться.  — Она переводила взгляд с Дэни на Трэвиса и обратно.  — Мои предсказания — это самая настоящая магия.
        Трэвис наблюдал, как Дэни осторожно подыскивает слова для ответа. С одной стороны, она очень любила бабушку и не хотела ее обидеть. С другой — действительно не верила в волшебство.
        — Я думаю, бабуля, твои пророчества освещали жизненный путь этих людей подобно путеводной звезде,  — Дэни придвинулась к Фрэде и ласково взяла ее руку в свою.  — Я знаю, ты будешь рада узнать, что их судьбы сложились очень счастливо и они вспоминают тебя с благодарностью.
        — Еще бы!  — В глазах Фрэды засветилась гордость.  — Они благодарны за то добро, которое я для них сделала. Мои романтические предсказания меняют жизнь к лучшему. Правда, Трэвис?
        Трэвис забеспокоился. Беседа принимала опасный оборот. Слишком многозначительно смотрела на него Фрэда. Дэни заметила ее взгляд и нахмурилась. Секунду он молчал, не зная, что ответить, потом наконец нашелся:
        — Безусловно, ваши предсказания влияют на судьбы,  — сказал он, понимая, что представления не имеет, каким образом это происходит.  — Но это благотворное влияние. Поэтому люди вам благодарны.
        Он облегченно выдохнул. Кажется, удалось обойти опасное место и не обидеть старушку, потому что на ее личике вновь появилось знакомое выражение. Как у кошки, удачно сцапавшей канарейку. Она повернулась к внучке.
        — Можешь сколько угодно сомневаться в силе моего дара. Скорее всего, ты просто боишься. Но я знаю, ты не будешь отрицать — те, кого вы навестили, живут счастливо. Поэтому со временем ты привыкнешь к мысли: если я делаю предсказание — судьба человека неизбежно меняется.
        На лице Дэни как в зеркале отражалась борьба противоположных чувств. Трэвис видел, как хочется ей высказать бабушке свои соображения по поводу магии вообще и ее предсказаний в частности. И одновременно она была готова сдержаться, лишь бы не обидеть Фрэду. Удивительная женщина Дэни. Откуда в ее душе столько такта и готовности любить? Откуда столько нежности и терпения? У нее золотое сердце.
        Трэвис не мог допустить, чтобы это сердце разбилось, когда их связь закончится. Несмотря на игры в предварительные тренировки, на попытки договориться о чувствах, которые они могут позволить себе только до определенного предела, он понимал: оба стоят на пороге любви. И это заставляло беспокоиться. Потому что самым ужасным на свете было бы причинить Дэни боль.
        Сейчас она выглядела прекрасно. Совершенно не походила на женщину, сердце которой разбито. Скорее у нее был вид человека, преисполненного самых радужных ожиданий.
        — Ну хоть немножко-то ты мне веришь?  — жалобным голосом вдруг спросила Фрэда, снизу вверх заглядывая в глаза Дэни.
        — Бабуля, я так тебя люблю!  — нежно ответила Дэни и ласково прикоснулась к ее плечу.  — Ты самая замечательная бабушка на свете. И у тебя очень много талантов.
        Трэвис незаметно усмехнулся. Вот что значит истинный адвокат. Трудно было подобрать более универсальный ответ. Он подходил к любому женскому вопросу, пожалуй, только со словом «бабушка» следовало быть поосторожней.
        По тому, как улыбнулась Фрэда в ответ на слова внучки, Трэвису стало ясно, что и она прекрасно поняла и оценила тонкий дипломатический ход Дэни. Однако ей было приятно. Она поцеловала Дэни в щеку, потом, после небольшой паузы, поинтересовалась:
        — Ну, что вы намерены предпринять дальше? Я по-прежнему не собираюсь платить Карлу ни копейки из моих денег. Какие у нас есть варианты?
        — Мы с Дэни считаем,  — Трэвис решил взять инициативу в собственные руки,  — нам следует исходить из того, что Карл неправильно понял ваше колдовство… Я хотел сказать, романтическое предсказание.
        — Очень хорошо,  — кивнула Фрэда.  — Он сам все перепутал. Кто виноват, что он влюбился в пустышку, которая понятия не имеет об истинной любви. Именно поэтому его бизнес развалился.  — Она поглубже уселась на кушетке и уютно откинулась на спинку.  — Любовь — очень серьезная вещь. Карлу следовало быть осмотрительнее.
        — Да уж,  — от всей души согласился Трэвис.  — Думаю, история пойдет ему на пользу. Теперь он двадцать раз подумает, прежде чем влюбиться.
        Фрэда вскинула вверх брови и уставилась на него с преувеличенным недоумением.
        — Следует ли это понимать так, что вы с Дэни окажетесь не настолько глупы, чтобы серьезно относиться к происходящему между вами, и собираетесь демонстрировать всему миру полное отсутствие взаимной любви?
        От неожиданности Трэвис вздрогнул и вскинул глаза на Дэни. Она выглядела совершенно обескураженной внезапной бабушкиной тирадой. Кто мог предположить, что Фрэда с первого взгляда поймет, как изменились их отношения за два прошедших дня. Кажется, возражать было бесполезно. Ее тон не допускал и тени сомнения.
        Дэни откашлялась, пытаясь собраться под пристальным взглядом бабушки. Она явно медлила с ответом. Действительно, попробуйте объяснить пожилой даме, которая до сих пор верит в любовь до гроба, их теорию о предварительной подготовке. В себе Трэвис таких способностей не ощущал, поэтому счел за лучшее помалкивать, оставив Дэни возможность самостоятельно выкручиваться из сложной ситуации.
        Наконец Дэни принужденно рассмеялась и поднялась с места.
        — Мы проделали огромную работу. Здесь мы для того, чтобы обговорить с тобой новый план действий.
        Фрэда поднялась следом и потрепала внучку по руке.
        — Ладно-ладно. Только запомни: ты можешь убежать от меня, но от себя тебе уйти не удастся. А уж тем более не удастся сбежать от любви.  — Она повернулась к Трэвису.  — Любовь не так-то просто игнорировать. Даже если ты делаешь вид, что не узнаешь ее, она-то тебя обязательно узнает.
        С этими словами Фрэда прошествовала из гостиной, оставив Дэни и Трэвиса молча смотреть ей вслед. В комнате повисла тишина. Да и что мог сказать каждый из них? Фрэда говорила правильные вещи, но где гарантия, что они касаются именно их.
        Молчать дальше становилось неудобным.
        — Кажется, мы получили предупреждение,  — попытался пошутить Трэвис. Но на лице Дэни не вспыхнуло привычной улыбки. Она лишь задумчиво кивнула в ответ.
        — Да, ты прав. Нам остается только молиться, чтобы бабушкины слова не оказались пророческими.

        — Знаешь, я буду скучать по тебе,  — сказала Дэни, когда Трэвис сел за руль.
        Трэвис замер. По его лицу было видно, как он удивился. Но еще больше удивилась, почти испугалась, сама Дэни. Слова вырвались совершенно случайно. У нее и в мыслях не было пускаться с Трэвом в такие откровения. Однако фраза прозвучала. И Дэни поняла, что это правда. Она будет скучать по Трэвису вопреки всем доводам рассудка.
        — Я тоже,  — очень серьезно ответил он.
        — Мне не было так весело с того времени, когда мы учились вместе.
        — Мне тоже.  — Он вставил ключ в замок зажигания, но не торопился заводить машину. Некоторое время они просто сидели, молча глядя на улицу через лобовое стекло. И словно тонкая пелена печали накрыла обоих.
        Дэни слегка откашлялась и сказала первое, что пришло в голову:
        — Я проголодалась.
        — Давай поужинаем у меня,  — с улыбкой предложил Трэвис.  — Я, конечно, не лучший повар в мире, но и к худшим причислить себя не могу.
        — Какая самоуверенность!  — поддразнила Дэни.  — И по каким же критериям ты себя оцениваешь?
        — Все, кого я кормил ужинами, остались живы.
        — Может, им просто повезло?  — не сдавалась Дэни.
        — Это означает «да»?  — с хитрой улыбкой, которая так нравилась ей, поинтересовался Трэвис.
        По этой улыбке Дэни тоже будет скучать. Ни одному самому сексуальному мужчине не удавалось взглядом заставить ее сердце биться быстрее, а щеки розоветь от удовольствия. Трэвису было достаточно для этого одной мимолетной улыбки.
        — Буду просто счастлива принять твое приглашение,  — сказала она, откидываясь на сиденье.

        Глава девятая

        Казалось, дверной звонок настойчиво звенит прямо внутри его головы. Трэвису пришлось собрать всю волю, чтобы заставить себя открыть глаза.
        — Выключи будильник,  — пробормотала Дэни, придвигаясь к нему под одеялом.
        — Как только узнаю, кто пришел.  — Трэвис ласково похлопал ее по спине.
        — А-а,  — со вздохом протянула Дэни,  — так это звонят в дверь. Скажи, нас нет дома.
        Трэвис выждал мгновение. Звонок раздался снова. Интересно, кто это проявляет такой настойчивый интерес к его персоне ранним субботним утром? Хотя он посмотрел на будильник — уже девять, а вовсе не предрассветный час, как показалось сначала. И все же Трэвис чувствовал себя настолько разбитым, что не испытывал никакого желания беседовать с тем, кто сейчас стоял за дверью. Кто бы это ни был. Единственное, чего страстно хотелось — так это оставаться в удобной постели под теплым одеялом в объятиях Дэни. Он приподнялся на локте и осмотрелся. В поле зрения не попался ни один подходящий предмет одежды. Трэвис напряг память. Ну конечно! Прошедшую ночь они посвятили сексуальным экспериментам на всех горизонтальных и даже некоторых вертикальных поверхностях его квартиры. Это было восхитительное безумство, но теперь обстановка носила явные следы вчерашних бесчинств. Что касается одежды — она валяется на полу в прихожей, где они освободились от нее сразу, как только захлопнули входную дверь.
        Он вышел в прихожую, отыскал в беспорядочной куче трусы и едва успел натянуть их, как услышал, что в замке поворачивается ключ. Черт, надо было накинуть цепочку. Одной рукой он схватился за ручку, пытаясь помешать открыть дверь, другой тянулся за брюками.
        — Что, черт возьми, вы себе позволяете?!  — Интонация, с которой был задан вопрос, не сулила ничего хорошего тому, кто стоял с той стороны. Особенно если это был домовладелец.
        — Я всего лишь хочу навестить своего младшего братишку,  — донеслось из-за двери.  — Его машина в гараже, так что я представления не имею, по какой причине он так долго не открывает мне дверь.
        Макс. Трэвис почувствовал себя идиотом. Да, конечно, это Макс и его жена Пейдж. Сегодня они должны были возвратиться из свадебного путешествия. Но почему им пришло в голову остановиться в его квартире?
        Он быстрым взглядом окинул гостиную. Ладно, разбросанные вокруг кофейного столика диванные подушки — это еще ничего. Особенно если прикрыть один глаз.
        Макс снова подергал ручку. Трэвис ловким движением ноги задвинул их с Дэни одежду под тумбочку и открыл дверь.
        Макс ворвался внутрь с той стремительностью, с которой делал все в своей жизни. Даже несмотря на неожиданность визита, Трэвис был искренне рад его видеть и с удовольствием ответил на братское объятие.
        — Как дела, Трэв?  — спросил Макс.  — Надеюсь, ты достаточно хорошо заботился о наших клиентах в мое отсутствие?
        Иногда судьба преподносит людям самые неожиданные сюрпризы. Не успел Макс договорить последнюю фразу, как на пороге спальни появилась Дэни в старой футболке Трэвиса. Увидев Макса и Пейдж, она сначала замерла от неожиданности, а потом со смущенной улыбкой произнесла только одно слово:
        — Упс!
        Макс перевел взгляд с Дэни на Трэвиса и обратно.
        — Дэни! Привет! Как поживаешь? Давненько не виделись. Еще со школьных времен.
        Дэни оценила протянутую ей руку помощи и поспешила ею воспользоваться.
        — О, Макс, прекрасно выглядишь! Я рада снова встретиться, особенно учитывая, как благоприятно складываются обстоятельства. Трэвис прекрасно справляется с работой. Я ему очень благодарна.
        После этих не совсем удачных слов в прихожей повисло неловкое молчание. Трэвис угрожающе посмотрел на Макса.
        — Только попробуй что-нибудь сказать!
        — Я нем как рыба,  — достойно ответил тот. К его чести надо заметить, что он даже не улыбнулся.
        Трэвис повернулся к Пейдж, которая стояла с таким же непроницаемым выражением лица, как у ее мужа.
        — Привет, Пейдж. Понять не могу, как тебе удается уживаться с моим болтуном-братом.
        — Вовсе он не болтун… Просто весельчак.  — Она засмеялась, подошла к Дэни и представилась: — Я Пейдж Уолкер, жена Макса и невестка Трэвиса.
        — Дэни Карлински,  — в свою очередь ответила та.  — Моей бабушке предъявлен судебный иск, так что мы с Трэвисом пытаемся избавить ее от неприятностей. Трэвис работает на меня.
        На этот раз никакие силы не могли заставить Макса сдержаться. Он разразился громким хохотом.
        — Я старался как мог,  — выдавил он наконец в ответ на яростный взгляд брата.  — Поверь, на моем месте ни один человек не смог бы удержаться.
        Пейдж вздохнула и взяла мужа под руку.
        — Сейчас мы с Максом отправимся купить что-нибудь к завтраку. Так что у вас есть некоторое время на то…  — она окинула взглядом беспорядок в гостиной,  — на то, чтобы окончательно проснуться.
        Макс явно собирался протестовать, но она мягко и настойчиво потянула его к двери.
        — Пойдем-пойдем. Мы купим продуктов и вернемся.
        Макс сдался, но уже в дверях повернулся к брату:
        — Смотрите, в наше отсутствие не делайте ничего такого, чего не стал бы делать я сам!
        — О, в таком случае я знаю не менее тысячи различных вариантов,  — заверил его Трэвис.
        Макс собирался ответить, но Пейдж буквально выдернула его за рукав в холл и захлопнула дверь. Трэвис повернулся и взглянул на Дэни.
        — Прошу прощения за этот инцидент,  — только и сказал он, потому что даже представлял, как она отреагирует. Наверное, большинство женщин сочли бы себя оскорбленными. Но Дэни лишь внимательно обвела взглядом комнату, посмотрела на свою поношенную футболку, на трусы Трэвиса и коротко заметила:
        — Думаю, нам удалось произвести на них впечатление.  — В ее глазах запрыгали смешинки.
        Трэвис с облегчением улыбнулся. Что всегда восхищало его в Дэни — так это умение держать себя в руках.
        — Да уж. Готов поспорить, по дороге Пейдж и Макс перемоют нам все косточки.
        Дэни подошла и положила руки ему на грудь.
        — Сексуальная связь с клиенткой грозит тебе неприятностями с братом?
        Трэвис хмыкнул и коснулся губами ее губ.
        — Он ничего не сказал бы, даже если бы очень хотел. Просто не осмелился бы. Пейдж была его клиенткой, когда они встретились.
        — О!  — Дэни понимающе улыбнулась и еще раз осмотрела комнату.  — Тогда он действительно промолчит. Ты не знаешь, куда подевалась моя одежда?
        — Прости, если она немного помялась.  — Трэвис с виноватым видом вытащил из-под тумбочки кучу вещей.
        — Не имеет значения.  — Она наклонилась, ворот великоватой футболки отошел и, несмотря на все, что произошло между ними несколькими часами ранее, Трэвис замер, потрясенный.
        — Как жаль, что у нас мало времени,  — сказал он.  — Надо одеться до того, как вернутся Макс с Пейдж.
        — Я понимаю. Поэтому предлагаю принять душ вместе.  — Многозначительный сексуальный взгляд, которым Дэни сопроводила ответ, только усугубил положение. И хотя Трэвис прекрасно понимал, что так им вряд ли удастся сэкономить много времени, он накинул на дверь цепочку, придвинул к ней для надежности тумбочку, быстро покидал подушки с пола на софу и молча последовал за Дэни в ванную. Максу и Пейдж придется подождать. В конце концов, главная задача любого мужчины — уметь определять приоритеты.

        — Твоя бабушка действительно может заставить людей полюбить друг друга?  — поинтересовалась Пейдж, когда они вчетвером расселись вокруг маленького стола в гостиной Трэвиса и приступили к завтраку.  — По-моему, это очень романтично.
        Дэни бросила на нее внимательный взгляд. Ей нравилась Пейдж. Эта молодая женщина отличалась безусловной добротой и к тому же выглядела абсолютно счастливой, пребывая во взаимной любви с мужем.
        — Не думаю, что заставлять людей влюбляться действительно в ее власти,  — пояснила она.  — Бабушка произносит в их адрес так называемые романтические предсказания. Проблема в том, что многие из несчастных после этого чувствуют себя проклятыми.
        — Может, только первое время? А потом, когда к ним приходит любовь, они становятся счастливыми?  — продолжала настаивать Пейдж. Она взяла с тарелки один из пончиков, которые они с Максом купили к завтраку, и аккуратно надкусила.  — Трэвис, ведь ты говоришь — все, с кем вы встречались, совершенно счастливы. И совсем не напоминают людей, над которыми нависло проклятие.
        — Да, три человека, которых мы с Дэни навестили, действительно счастливы и не имеют к Фрэде Карлински никаких претензий.  — Трэвис откинулся на стуле.  — Нас волнует другое. Мы проиграем процесс, если хотя бы еще один из многочисленного списка попавших в поле зрения Фрэды подтвердит, что подвергся заклятию.
        — Я понимаю, что это вряд ли поможет процессу, но все равно настаиваю — твоя бабушка,  — обратилась она к Дэни,  — выдающаяся личность. Она хочет сделать людей счастливыми. А это самая благородная цель на свете.
        Не успела Пейдж закончить эту красивую мысль, как Дэни заторопилась высказать свою.
        — Знаешь, при всей моей любви к бабушке, никаким магическим даром она не обладает. Ее единственная способность — говорить очень замысловато, но убедительно. Мне кажется, человек, услышавший в свой адрес ее предсказание, первое время находится в состоянии шока от неожиданности и удивления, а потом начинает искать совпадения в событиях собственной жизни и предсказаниях. И, как правило, их находит.
        Пейдж нахмурилась. Она явно была не в восторге от слишком прагматичной теории Дэни.
        — Не могу согласиться. Ведь вы говорили, ни один из них не помнил предсказания. Как может человек заниматься самовнушением, если он не помнит, что надо себе внушать?
        В сказанном был большой смысл, но Дэни категорически отказывалась верить в волшебство. Признать правоту Пейдж было выше ее сил, поэтому она сказала:
        — Как бы там ни было, в данный момент я вынуждена искать другой способ помочь бабушке. Трэвис предлагает поискать истинные причины того, почему рухнул бизнес того человека.
        — Да уж, романтично это или нет, но ситуация, при которой все жертвы предсказаний так или иначе сходят с ума от любви, совершенно не в нашу пользу.  — Слова Трэва, который сидел рядом с Дэни, заставили ее повернуться и посмотреть на него. Сегодняшним утром он выглядел так сексуально, что, несмотря на совместно принятый около часа назад душ, дрожь желания прошла по ее телу.
        — Трэвис, пойди сюда,  — позвал из кухни Макс, который в это время занимался поджариванием тостов.  — Тебе надо купить новый тостер. Этот работает как-то неправильно.
        Бормоча что-то про бестолковость старшего брата, Трэв извинился перед дамами и вышел на кухню. Как только он скрылся из поля зрения, Пейдж наклонилась к Дэни и заговорщицки зашептала:
        — Ну, и когда же ты собираешься сказать Трэву, что любишь его?
        Дэни замерла, в упор глядя на Пейдж. Она не могла поверить собственным ушам. О какой любви может идти речь?! Они с Трэвом страшно далеки от этого. Конечно, они очень нравятся друг другу и у них великолепный секс. Но это все.
        — Что?  — переспросила она.  — Нет, ты не права. Мы не влюблены. Мы друзья. Близкие друзья.
        Казалось, ответ совершенно не обескуражил Пейдж. Наоборот, она выглядела очень удовлетворенной.
        — Скажи, пожалуйста, а твоя бабушка делала в отношении тебя и Трэва какие-то романтические предсказания?
        — Нет. Да если бы даже и делала — какое это имело бы значение? Вы с Максом ошибаетесь в отношении нас. Любви между нами нет.  — Дэни постаралась придать голосу максимальную твердость. Ей не хотелось, чтобы впоследствии Пейдж возвращалась к этому вопросу.
        Но на лице молодой женщины отражалось явное сомнение. Наконец она произнесла:
        — Что ж, возможно, я ошиблась. Просто взгляды, которыми вы обмениваетесь… Наверное, я ошиблась,  — повторила она.
        — Да, мы ведем себя, словно мы помолвлены,  — продолжала почему-то оправдываться Дэни.  — Но это скорее игра. Дело в том, что через неделю я переезжаю в Нью-Йорк. Мне предложили очень интересное место.
        — Поздравляю,  — сказала Пейдж.  — Тогда действительно прекрасно, что вы с Трэвом не влюблены. Иначе твой отъезд доставил бы вам массу хлопот. Любить на расстоянии очень трудно.
        Дэни была готова поделиться с Пейдж своими мыслями на этот счет, но их внимание отвлек громкий спор на кухне. Пейдж вздохнула и пошла разнимать братьев прежде, чем они поубивают друг друга над тостером. Дэни справедливо предположила, что там достаточно шума и без нее, и осталась сидеть, глядя в окно отсутствующим взглядом. Но открывающаяся взору великолепная панорама едва ли привлекала ее внимание. Она раздумывала над словами Пейдж. Неужели они с Трэвом действительно производят впечатление влюбленных? Конечно, они понимают друг друга с полуслова, много смеются, им хорошо вместе. Но ведь они очень старые друзья. А дружба и любовь — совсем разные вещи.
        Дэни поймала себя на том, что начинает путаться в понятиях.

        Глава десятая

        С первой же секунды, когда утром в понедельник Трэвис перешагнул порог офиса, стало ясно, что денек сегодня предстоит не из легких. И не только из-за назначенной встречи с Карлом Уитли, тем человеком, который подал в суд на Фрэду Карлински. Макс уже был на работе, и выражение его лица не сулило ничего хорошего.
        — Привет, Трэв. Хорошо провел выходные?  — поинтересовался он.
        — Не ломай комедию,  — ответил тот.  — Дэни будет здесь через час. У меня совершенно нет времени для глупых игр.
        — Хорошо. Без игр так без игр.  — Он угрожающе сложил руки на груди и оперся спиной о стол Элвина.  — Что у тебя с Дэни?
        — Ты сам прекрасно понимаешь. Имел случай убедиться собственными глазами. Еще вопросы?
        Он надеялся холодностью и краткостью ответов сбить Макса с толку и заставить прекратить экзекуцию, но не тут-то было. Брат имел вид человека, подготовившегося к длительному разговору.
        — Пейдж уверяет, что у вас любовь.  — Одна бровь Макса поползла вверх.  — Хотелось бы услышать твое мнение по этому поводу.
        — Между нами нет любви.  — За прошедшие выходные Дэни успела познакомить Трэвиса с точкой зрения Пейдж.  — Ни один из нас не заинтересован в длительных отношениях. Так что будем считать тему закрытой.
        Твердо решив свернуть разговор, Трэвис направился в свой кабинет. Пусть Макс думает, что хочет. Почему во все времена влюбленным кажется, будто остальной мир тоже обязательно должен быть влюблен? И почему они не могут оставить других в покое?
        И, словно в подтверждение его невысказанных мыслей, Макс вошел вслед за братом в кабинет.
        — Ты точно уверен, что не влюблен?  — Он уселся в кресло для посетителей.  — Мне понадобилось длительное время, чтобы понять, как я люблю Пейдж. Оказывается, можно быть влюбленным и не подозревать об этом.
        Трэвис насторожился. Он откинулся в кресле и хмуро взглянул на брата.
        — Замечательно. И как же это я могу быть влюбленным и не знать этого? Что-то я не замечаю у себя ни учащенного сердцебиения, ни остановки дыхания. И, прошу обратить внимание, не подозреваю окружающих в повальной влюбленности.
        — Зря смеешься. Я о другом.
        — Собираешься делать из меня идиота после того случая?  — Трэвис взял со стола листочек с какими-то записями и с наслаждением скормил его уничтожителю бумаг.
        — Да, братишка, с некоторых пор мы с тобой по разные стороны баррикад. Пока я не встретил Пейдж, я тоже не верил в любовь. Но сейчас все круто изменилось.  — Вместо того чтобы рассердиться, Макс рассмеялся.
        — А вот у меня ничего не изменилось. Я не верил и не верю ни в какую любовь,  — отрезал Трэвис.  — Здорово, что вы с Пейдж так счастливы, но тебе придется сбавить обороты. Дэни много лет мечтала об этом месте в Нью-Йорке. Я не мыслю своей жизни без нашего агентства. Между нами полное взаимопонимание.
        Макс кивнул и неторопливо поднялся.
        — Ситуация абсолютно понятна. Мы с Пейдж оставляем тебя в покое. Но прежде чем я уйду, я хочу сказать тебе одну вещь, которую ты должен хорошенько усвоить. Очень легко потерять сокровище только потому, что у тебя недостает ума разглядеть его ценность. И потом всю жизнь сожалеть об этом.
        Макс вышел из кабинета, оставив Трэвиса со смешанным чувством смотреть ему вслед. Он испытывал нечто среднее между смущением и раздражением. После встречи с Пейдж Макс сильно изменился. Это был уже не тот мальчишка, с которым они вместе росли. Сейчас он совсем другой человек. В чем-то лучше, в чем-то, может быть, хуже. Но определенно другой.
        Черт знает, что может произойти с человеком, когда он внезапно начинает верить в любовь.

        Дэни изучала сидящего напротив человека, мысленно вырабатывая стратегию разговора. Карл Уитли был глубоко несчастен. Причем, судя по морщинам, избороздившим его лицо, несчастен давно и навсегда. Более того, Дэни была почти уверена, ему нравилось быть несчастным.
        И, вне всяких сомнений, он хотел судиться с Фрэдой. Потому что искренне полагал, что несчастным в этом мире должен быть не только он.
        Дэни взглянула на Трэвиса, который сидел справа от нее. За прошедшее время удалось собрать максимум информации о бизнесе Карла. Это давало определенную надежду на благоприятный для них исход переговоров.
        Бабушка, одетая в нечто невообразимо воздушное, сидела по левую руку. Несмотря на неоднократные предложения Дэни выбрать более подходящую случаю одежду, она облачилась в то, что, по ее мнению, соответствовало понятию «вечернее платье».
        Напротив, за конференц-столом, расположился Карл Уитли и его адвокат Роджер Абнер. Последний и назначил эту встречу, считая, что дело можно не доводить до суда в случае, если Фрэда и Карл будут иметь возможность сесть и обговорить детали в спокойной обстановке.
        Дэни полагала, что, изучив дело, адвокат вовсе не был уверен в благополучном исходе, поэтому предпринял попытку прийти к взаимному соглашению. Ситуация устраивала ее полностью. Она была твердо уверена — в случае суда в деле не будет ни победителей, ни побежденных. Его вообще нельзя выиграть. Именно поэтому они и собрались здесь сегодня.
        — Давайте начинать,  — громко сказал Карл. Слишком громко для такой маленькой комнаты. Он вперил грозный взгляд во Фрэду, которая мило улыбнулась ему в ответ. Карл нахмурился еще сильнее.
        — Хочу выразить благодарность всем присутствующим за согласие на эту встречу.  — Роджер окинул взглядом сидящих за столом.  — Думаю, если дело дойдет до суда, оно затянется на неопределенное время. А это никак не может устроить ни одну из сторон.
        — Пусть она заплатит,  — пробормотал Карл.  — Денежки у нее есть.
        — Даже не собираюсь. Денежки, как вы выражаетесь, есть у моего сына, а не у меня. Я вам это говорила. Вам, с вашим слухом, не следует забывать слуховой аппарат.
        Дэни и Трэвис с удивлением переглянулись. Откуда Фрэда узнала о слуховом аппарате?
        — Я все прекрасно слышу. Просто здесь вообще больше не о чем говорить.  — Карл повернулся к адвокату.  — Она меня прокляла, мой бизнес развалился, так что пусть теперь платит.
        Дэни сверилась со своими записями.
        — Скажите, а раньше вы тоже всегда верили в заклятия и магические чары?  — Она выдержала паузу, давая Карлу возможность собраться с мыслями, потом добавила: — Вы не похожи на человека, который верит в существование потусторонних сил.
        — Мой клиент никогда не говорил, что верит в волшебство. Он говорил, оно заставляет его нервничать,  — сказал Роджер.
        — Это действительно так? Вы нервничали?  — Дэни было важно услышать ответ от самого Карла, поэтому она продолжала пристально смотреть ему в глаза.  — Нервничали настолько, что стали ежедневно закрывать ваше предприятие на пару часов раньше?
        Лицо Карла сделалось ярко-пунцовым и приобрело сходство с помидором.
        — Эта женщина ткнула в меня своим отвратительным пальцем и прокляла!
        — Выпейте воды и успокойтесь, прежде чем продолжать.  — Фрэда придвинула ему через стол кувшин и стакан.  — Вы принимали сегодня ваши таблетки от давления? Сдается мне, что нет.
        На этот раз уже все в комнате обратили удивленные взгляды на Фрэду.
        — Откуда вы знаете про повышенное давление моего клиента?  — спросил Роджер.
        Фрэда рассмеялась. Карл разозлился еще сильнее.
        — Я пользуюсь услугами его химчистки последние пятнадцать лет. И каждый раз мы мило болтали.
        — Вы общались с Фрэдой Карлински в течение пятнадцати лет.  — Дэни вновь перенесла внимание на Карла.  — Было ли вам известно о ее магическом даре ранее?
        Карл прекрасно знал. Фрэда говорила ей об этом. Но Дэни хотела услышать ответ из уст самого мистера Уитли. Если он решится солгать — это будет очень большая удача. К сожалению, он буркнул:
        — Ну, она упоминала о нем несколько раз. Только знаете, она ведь все время о чем-то болтает.
        — Как она объясняла происходящее? Что конкретно говорила, когда разговор заходил о романтических предсказаниях?
        — Я не помню, что конкретно она говорила,  — Карл испустил глубокий вздох.  — Зато прекрасно помню, что она имела в виду. Она говорила, ей удается заставлять людей действовать по ее желанию. Для этого она напускала на них духов.
        Именно это Дэни и жаждала услышать. Она пошелестела бумагами, давая возможность каждому из присутствующих задуматься над словами Карла. И лишь потом задала вопрос:
        — Так вы все-таки верили в действенность романтических предсказаний? Иначе вы просто назвали бы ее рассказы полной чушью.
        Резким движением Карл плеснул воды в свой стакан и вытащил из кармана баночку с таблетками.
        — Мне надо принять лекарство.  — Его руки дрожали, он никак не мог открыть крышку.
        — Дай-ка ее сюда.  — Фрэда протянула руку и забрала у него таблетки.  — Ты никогда не умел этого делать. Приходится обращаться за помощью к тем, кто еще не впал в детство, подобно тебе.
        К удивлению Дэни, Карл покорно вручил баночку Фрэде.
        — Тот, в чьей душе осталось хоть немного детского, имеет шанс на спасение,  — буркнул он.
        — Шанс на спасение имеет тот, в чьем доме живут дети. Твой дом пуст, Карл. В нем не звучат голоса детей или внуков.
        — Да знаю я, знаю.  — Карл трясущейся рукой сунул таблетку в рот и сделал большой глоток.
        Дэни заметила, как Трэвис ей подмигнул. Похоже, взаимоотношения Фрэды и Карла тоже казались ему весьма забавными, хотя и несколько неожиданными. Они явно были близкими друзьями до той поры, пока досадное недоразумение не превратило их в непримиримых врагов.
        Возможно, это обстоятельство удастся использовать на пользу дела. Карл с Фрэдой имели свою историю, на этом следует попробовать сыграть. Она подождала, пока Карл проглотит таблетку, и повторила вопрос:
        — Так вы считаете, предсказания Фрэды действительно имели силу или были простыми разговорами?
        — Во-первых, я не верю в магию. Во-вторых…  — Карл сбился и провел ладонью по редеющим седым волосам.  — Она утверждала, что ее предсказания сбываются. Поэтому, когда она прокляла меня…
        — Прекрати говорить про проклятия!  — возмутилась Фрэда.  — Я никогда не желала людям вреда. Я желала им только счастья. Ты прекрасно знаешь, мои предсказания не трогали бессмертную человеческую душу.
        — Вот-вот,  — оживился Карл.  — Видите, она мне угрожает!
        — Да с чего вы взяли?!  — теперь настал черед Дэни искренне возмутиться.  — Пожалуйста, не будем отвлекаться. Вы не ответили на вопрос, Карл.
        Карл недоуменно смотрел на Дэни. Неужели другим не ясен ход его мыслей? После паузы он сбивчиво произнес:
        — В общем, когда она меня про… я хотел сказать, когда она сделала мне предсказание, я поверил. У нее был такой тон, что я понял — оно обязательно сбудется.
        Желая окончательно прояснить ситуацию, Дэни задала очередной вопрос бабушке:
        — Почему вы сделали предсказание в адрес мистера Уитли и каких последствий вы ожидали?
        — Я хотела сделать его счастливым.  — Фрэда ласково улыбнулась своему оппоненту.  — Последнее время он стал совсем плох. Даже испортил мое платье.
        — Это не я испортил платье! Оно разлезлось по швам, когда ты его снимала.
        — Зачем бы я понесла разорванное платье в химчистку?!  — презрительно хмыкнула Фрэда.  — Вот еще! Я не настолько глупа!
        — Затем, чтобы объявить, будто его там испортили и получить с хозяина компенсацию!  — возмущенно выпалил Карл.
        — Тебе прекрасно известно — я никогда бы так не поступила. Просто ты терпеть не можешь признавать собственные ошибки. О-о, тебе предстоит еще много работать над собой! Я тут недавно видела по телевизору передачу. Так вот, там говорилось, какие неприятности поджидают тех, кто не в состоянии честно сказать: я был неправ!
        Разговор принимал угрожающий оборот. Дэни поспешила вернуть его в деловое русло.
        — Как изменилась ваша жизнь после романтического предсказания?
        Карл прокашлялся. Потом помолчал и снова кашлянул. Вопрос заставил его почувствовать себя не в своей тарелке.
        — Я встретил молодую женщину и полюбил ее.  — Он замолчал. Казалось, окончательно.
        — И?  — подбодрила его Дэни.  — Что случилось потом?
        — Я был так влюблен, что перестал обращать внимание на бизнес. Сейчас я на пороге банкротства.  — Он снова помолчал. Потом беспомощно добавил: — До того как Фрэда меня прокляла, мои дела шли отлично.
        — Тебе не следовало тратить столько времени на эту женщину. Она была совсем не то, о чем я говорила.  — Фрэда откинулась в кресле и прихлопнула ладонями по столу.  — Любому ясно — я говорила о другой даме.
        Дэни поразило, как спокойно держалась Фрэда. Наверное, потому, что они с Карлом были давними друзьями. В ее душу закралось сомнение. Кажется, бабушка не допускала сколько-нибудь серьезной мысли о намерении Карла довести дело до суда. Но как адвокат со стажем, Дэни прекрасно понимала — в судебных разборках не следует рассчитывать на прошлые дружеские отношения. Слишком часто на ее глазах рушились самые крепкие человеческие связи. В злобе люди порой готовы поднять руку на самое святое, что было в их жизни.
        Карл был симпатичным, немного сумасшедшим стариканом. Дэни его жалела. Кажется, если он станет еще хоть чуточку краснее, придется вызывать «скорую».
        — Вы знаете, миссис Карлински не в состоянии выплатит вам ту сумму, которую вы требуете в качестве компенсации. Она не располагает такими деньгами. Но, даже если бы они у нее были, случай представляется нам весьма сомнительным. Кроме того, вы обязаны отдавать себе отчет — уделяй вы больше внимание бизнесу, он процветал бы и по сей день. Каковы будут предложения с вашей стороны?
        Роджер, который все это время молча наблюдал за происходящим, открыл свой ноутбук.
        — Мистер Уитли придерживается иной точки зрения. Он собирается заняться восстановлением бизнеса и считает, что суммы в пятьдесят тысяч долларов в качестве компенсации будет вполне достаточно. Учитывая, что миссис Карлински получила некоторое состояние после смерти мужа, а сейчас живет на попечении сына, выплата такой суммы не может нанести ей ощутимого финансового ущерба.
        Дэни посмотрела на него в упор. Роджер рехнулся. Пятьдесят тысяч?! Не дороговато ли за одно романтическое предсказание? Но прежде чем она успела что-то сказать, Фрэда отрицательно покачала головой:
        — Нет, этого не будет никогда. Я ведь старалась сделать тебя счастливым, ты, старый дурак.  — Она величественно поднялась и посмотрела на Дэни.  — Я ухожу. Мы сделали все, что было в наших силах. Если он намерен судиться — в следующий раз мы встретимся в суде.  — Не дожидаясь ответа, она прошествовала к дверям.
        — Пожалуйста, догони Фрэду. Я присоединюсь к вам через минуту,  — Дэни посмотрела на Трэвиса, который тоже поднялся. Он кивнул в ответ и вышел.
        Дэни повернулась к Роджеру.
        — Вы прекрасно знаете, бабушка не собирается ничего платить. Даже если отец даст денег, а мать будет настаивать на компенсации, надеясь избежать огласки. Фрэда уверена в своей правоте. И потом, подумайте, какой шум поднимется вокруг этого дела, если мы доведем его до суда. Мистер Уитли рискует оказаться смешным. Неужели вы всерьез допускаете, что кто-нибудь поверит, будто романтические предсказания пожилой женщины могут заставить человека делать то, чего он сам не желает?  — Она мило улыбнулась сидящим напротив мужчинам.  — Бабушка Фрэда заставляет людей влюбляться, насылая на них духов. Неплохой заголовок для газетной статьи.
        С этими словами она покинула комнату, испытывая чувство легкой досады по отношению к Карлу Уитли. Он не мог серьезно рассчитывать на такую огромную компенсацию. В папке Трэвиса собрано достаточно подтверждений тому, как безответственно Карл относился к своему бизнесу все последнее время. Что ж, настанет срок и Дэни без сожаления пустит ее в ход.
        В одном она была абсолютно уверена — своего мнения Фрэда не изменит. Друзья они с Карлом или больше не друзья — денег он от нее не получит. Потому что нет на свете человека упрямее, чем Фрэда Карлински.

        Трэвис поднимался по лестнице вслед за Дэни к дверям ее квартиры и удивлялся строгой официальности, с которой был оформлен интерьер подъезда. Все, начиная с преувеличенно-вежливого охранника у входа и до темного дорогого ковра на лестнице, украшенной репродукциями старинных гравюр, наводило на мысль, что здесь живут богатые и консервативные белые воротнички. Дэни к ним явно не относилась. В прошлый раз, когда он подвозил сюда Дэни, звонок от Элвина вынудил его остаться в машине, и он ждал внизу, пока она переодевалась. Сегодня он был здесь в первый раз и неожиданно поймал себя на мысли, что ищет взглядом надпись «Руками не трогать!». Оставалось надеяться, что интерьер квартиры Дэни окажется более располагающим к общению.
        — Сколько времени ты уже живешь здесь?  — спросил он, когда они поднялись на второй этаж и направились через широкую лестничную площадку к ее дверям.
        — Три года. Это очень престижный дом, элитное жилье. Потребовалось много усилий, прежде чем удалось снять здесь квартиру.
        — Тогда понятно, почему я тут не живу,  — сухо заметил Трэвис.
        — О, с моей стороны это был хорошо продуманный шаг. Я рассчитывала, что проживание в таком месте благоприятно скажется на моей карьере.
        — Ну и как, сработало?
        — Нет,  — вздохнула Дэни.  — Хотя могло бы, если бы я общалась с соседями, ходила на вечеринки и приглашала к себе. Но я была страшно занята все последнее время. Сил хватало только на клиентов и коллег по работе.
        Они остановились перед массивными двойными дверями. Да, это место совсем не походило на жилище Трэва. Напротив дверей стояло какое-то элегантное экзотическое растение, удивительно органично вписывающееся в интерьер.
        — Оно настоящее?  — поинтересовался Трэвис, осторожно прикасаясь к прохладным глянцевым листьям.
        — Конечно, настоящее. Оно очень…
        — Престижное,  — подсказал Трэвис. Вслед за ним Дэни тоже погладила растение.
        — Эй, я его люблю. Мы дружим уже долгое время. Знаешь, может, это прозвучит глупо,  — она поколебалась,  — но когда я уеду, я буду скучать по нему.
        Трэвис еще раз взглянул на цветок. Единственное, по чему он собирался скучать — это сама Дэни. Имея перед глазами пример того, что сталось с дружбой Фрэды и Карла, он с горечью думал, как с ее отъездом медленно и неотвратимо угаснут и их отношения. Время и расстояние расставят все по своим местам. Каждому суждено будет идти своей дорогой, а последние несколько дней превратятся в легкое воспоминание.
        Дэни быстро отперла дверь и вошла внутрь. В прихожей громоздились коробки. Все было приготовлено к отъезду.
        — Да, сейчас квартира выглядит несколько иначе, чем утром.  — Она с любопытством заглянула в комнату, окидывая взглядом результаты труда целой бригады упаковщиков из транспортной фирмы, которые днем готовили ее вещи к переезду.
        Трэвис промолчал. У него перехватило дыхание, словно он внезапно получил удар в солнечное сплетение. Вид разоренной квартиры со всей неотвратимостью указывал на то, о чем он старался не думать. Дэни уезжает. И это случится совсем скоро.
        Он никогда не испытывал ничего подобного и чувствовал себя совершенно беспомощным перед лицом действительности. Нельзя позволять обстоятельствам так выбивать из колеи взрослого мужчину с достаточно богатым жизненным опытом. У него были любовные связи, которые по тем или иным причинам приходилось заканчивать, хотя они могли бы еще продолжаться некоторое время. Вынужденный разрыв оставлял в душе легкое сожаление, но не более. Ничего похожего на это полное, всепоглощающее чувство пустоты и одиночества.
        То, что творилось с ним сейчас, было лишено всякого смысла. Он последний из людей, кто готов к серьезным отношениям с женщиной. Семейная жизнь — не его удел. Хотя он хотел бы проводить все свободное время рядом с Дэни. Потому что эта неделя была прекрасной.
        Что он мог поделать? Попросить ее остаться? К должности в Нью-Йорке она шла долгие годы. А он не может покинуть Чикаго. У него есть обязательства перед Максом и партнерство в их общей фирме.
        — Смешно, но моя новая работа в Нью-Йорке — просто предел мечтаний.  — Дэни словно эхом откликнулась на мысли Трэвиса. Она вздохнула.  — Мне понадобилось много лет, чтобы добиться этого места. Еще в школе мы часто говорили с отцом о том времени, когда я стану полноправным партнером в крупной адвокатской конторе.
        — Вы с отцом много разговаривали?  — спросил Трэвис, уловив незнакомые нотки в ее голосе. Он не был знаком с мистером Карлински, но то, что он о нем слышал, никак не соответствовало образу доброго заботливого отца.
        — Совсем немного,  — покачала головой Дэни.  — И в основном о моей будущей карьере. Моего отца всегда интересовали, да и сейчас интересуют только успехи в бизнесе. Думаю, это его единственное увлечение.
        Внезапно Трэвису все стало понятно.
        — Так это новое место, оно много значит для тебя или для твоего отца?
        — Не надо заниматься со мной психоанализом,  — грустно усмехнулась Дэни.  — Конечно, я являюсь частью деловых интересов отца, но теперь они стали и моими интересами. Я долго и упорно трудилась, чтобы стать тем, кем стала сейчас. И место в Нью-Йорке — вершина моей карьеры.
        — Как и квартира в престижном доме,  — сухо добавил Трэвис.
        — Да,  — коротко кивнула Дэни.
        Трэвис решился, наконец, задать вопрос, который давно вертелся на языке, но он все боялся, что это прозвучит глупо.
        — Скажи, а тебе было в жизни весело?
        — Весело?  — Казалось, вопрос озадачил Дэни.  — Было, конечно. Вот, например, всю последнюю неделю мне было весело.
        — А до этого? У тебя в жизни было что-нибудь хорошее? Ты когда-нибудь получала от нее удовольствие?
        В течение нескольких долгих секунд она молча смотрела на него, потом пожала плечами.
        — Наверное, так хорошо, как в эту последнюю неделю, мне не было никогда. Но я довольна своей жизнью. Мне нравится быть успешной женщиной.
        Быть довольной жизнью и получать от нее удовольствие — это, по мнению Трэвиса, были совсем разные вещи. Он посмотрел на поставленные друг на друга коробки.
        — Что ж, значит, ты переезжаешь без всяких сожалений?
        Ее ответный взгляд поразил его в самое сердце. В нем странным образом перемешались боль, печаль и нежность. Этот взгляд заставил Трэвиса остро пожалеть о прошедших годах, которые он провел вдали от Дэни. А теперь на их долю осталась лишь дружба.
        — Я жалею лишь о том, как мало времени мне удалось провести с тобой.
        — Да, я тоже.  — Он сделал шаг и теперь стоял к ней почти вплотную.  — Сцена, которую разыграли сегодня Фрэда и Карл, навела меня на печальные мысли о том, как легко разрушаются даже самые давние дружеские связи.  — Он протянул руку и нежно коснулся ее щеки.  — Мне больно думать, что нашу дружбу постигнет та же участь.
        — Ты будешь скучать только по дружеским отношениям?  — лукаво улыбнулась Дэни.
        — Не только,  — улыбнулся он в ответ.  — Мне будет не хватать тебя, твоей улыбки, смеха. Наших шуток и разговоров. Самого твоего присутствия.
        — Нам было очень хорошо вместе.  — Она не отрываясь смотрела в его глаза.  — Так хорошо мне еще ни с кем не было. Мы столько смеялись, спорили и болтали. Понимали друг друга с полуслова, хотя и не во всем соглашались. И потом, у нас был великолепный секс.
        Да, все, что происходило между ними, было просто необыкновенно. Трэвис никогда раньше не чувствовал себя так комфортно в обществе женщины. Он обнял Дэни за талию и кивнул на коробки.
        — Лично на меня они наводят тоску. Почему бы тебе не взять самое необходимое и не перебраться ко мне? Ты уезжаешь через два дня. Я хочу провести это время вместе.
        Он ожидал от нее шутки. Что-нибудь о том, что это выходит за рамки дружеских отношений-. Но Дэни промолчала. Ее лицо оставалось печальным. Она вышла из комнаты, быстро собрала вещи и туалетные принадлежности и вернулась в гостиную.
        — Я готова. Поедем получать удовольствие от жизни?
        Неожиданно Трэвис понял, что ему следует делать. Пусть не в его силах продлить их отношения, но он может превратить оставшиеся два дня в праздник, который Дэни запомнит на всю оставшуюся жизнь. Он поцеловал ее долгим нежным поцелуем. Потом заговорщицки подмигнул.
        — Леди, если вы ищете того, с кем можно получить удовольствие от жизни, то лучшего кандидата вам просто не найти.

        Глава одиннадцатая

        Дэни с таким удивлением оглядывала квартиру Трэвиса, словно видела ее впервые, и силилась понять, почему она так не похожа на ее собственную. Конечно, здесь не было составленных штабелями коробок и ящиков. Но отличие состояло не только в этом. Квартира имела удивительно обжитой вид. Она носила отпечаток личности хозяина. С первого взгляда становилось ясно, софа и кресла стоят в гостиной так, чтобы в них уютно было сидеть, а вовсе не для украшения интерьера. И обои, и ковер, и картины на стенах составляли успокаивающую глаз гамму, в которой преобладали голубые и зеленоватые тона. Ничего вычурного и кричащего.
        — Я в восторге и от твоей находчивости и от смекалки.  — Дэни одобрительно кивала.  — Мне пришлось заплатить дизайнеру очень приличную сумму, а в результате я получила квартиру в бело-коричневых тонах со стеклянными витражами, расположенными в самых неожиданных местах. Наверное, со стороны это выглядело красиво, но жить там было чертовски неуютно.
        — Для квартиры в Нью-Йорке тоже будешь нанимать дизайнера?
        — Наверное,  — неуверенно ответила она. По всему было видно, эта мысль пока не приходила ей в голову.  — Вообще-то сначала неплохо было бы найти саму квартиру.
        — Ты еще не нашла квартиру?!  — удивился Трэвис.  — Я думал, ты сделала это, когда ездила на собеседование.
        — Как-то не сложилось. Да, честно говоря, я и не особенно старалась.  — Взгляд Дэни внимательно изучал зажатый в ладонях рожок с мороженым.  — Постоянные встречи, суета. Потом срочный отъезд назад в Чикаго. Решила, подыщу что-нибудь сразу по приезде.
        — И ты не боишься ехать вот так, в никуда?
        Она уже собиралась выдать заранее заготовленный ответ для всякого, кто задавал подобный вопрос, но внезапно передумала. Ей захотелось сказать ему правду.
        — Честно говоря, я не стала снимать квартиру из суеверия. Мне казалось, найди я подходящее жилье — и работа уплывет как сквозь пальцы.
        Судя по смешинкам, запрыгавшим в его глазах, Трэвис нашел ее доводы забавными.
        — Ты веришь в приметы?
        Она хотела встать из-за стола, но он придвинул свой стул вплотную, не давая ей подняться.
        — Нет, скажи, веришь, да?
        — Я понимаю, что ты обо мне думаешь. Думаешь, я такая же сумасшедшая, как моя бабушка. Она верит в свой магический дар, а я в приметы. И мы обе чокнутые.
        Трэвис поднялся, нависая над ней как скала.
        — Вы не чокнутые!  — грозно пророкотал он.  — Мир просто полон волшебства и чародейства.
        Дэни готова была засмеяться, но в этот момент рука Трэвиса нежно сжала ее затылок, а пальцы забрались в густые локоны. У нее слегка закружилась голова. Он снова опустился на стул, другая рука скользнула по гладкому колену Дэни.
        — О-о-о,  — слабо застонала она, чувствуя, как от жаркого прикосновения огонь желания растекается по телу.  — Трэвис Уолкер, вы пытаетесь меня соблазнить?
        — Кто говорит «пытаюсь»?  — улыбнулся он.  — Это мое прямое намерение.
        — Тогда продолжай.  — Она чуть развернулась на стуле. Одной рукой он перебирал ее волосы, пальцы другой совершали восхитительное путешествие по нежной поверхности ее бедра.
        — Вовсе ты не сумасшедшая,  — бормотал он, покрывая быстрыми поцелуями ее шею.  — Это касается всего: твоей жизни, карьеры, наших отношений.
        Дэни готова была согласиться, но в этот момент пальцы Трэвиса достигли того сокровенного места, о прикосновении к которому она мечтала последние тридцать секунд. Она запрокинула голову и, прежде чем припасть к его губам жарким поцелуем, сумела лишь выдохнуть его имя. Ее руки обхватили сильную шею, язык ласкал язык и губы Трэвиса, пока его пальцы продолжали нежные, бесстыдные игры, рождающие в глубине ее тела сладостную, почти мучительную истому. Поглаживания стали чуть сильнее и ритмичнее, доводя чувство истомы до пика, заставляя его медленно и неотвратимо превращаться в глубочайшее наслаждение. Ее голова опустилась на плечо Трэвиса, она отвечала на ритмичные движения, раз за разом касаясь грудью его груди.
        — Сейчас, милая, ты сможешь,  — умолял и уговаривал он.  — Давай, моя Цыганка.
        Она старалась. О, как она старалась. Она расслабилась, позволяя вздымающимся волнам наслаждения постепенно сойтись в одной точке для того, чтобы секундой позже пульсирующими кругами разойтись по всему телу.
        Она откинула голову и припала к его губам долгим благодарным поцелуем.
        — Это было восхитительно.
        Трэвис улыбнулся, все еще под впечатлением от только что пережитых эмоций, и зарылся лицом в ее волосы.
        — Рад, что тебе понравилось.
        Она чуть отодвинулась и внимательно посмотрела в его лицо. Он такой сексуальный, такой желанный, добрый и забавный. Он чудесный. Еще со школьных времен она знала, что Трэвис Уолкер — прекрасный парень. Но сейчас понимала — он единственный и неповторимый, не похожий на всех тех, с кем доводилось встречаться раньше. Находиться с ним рядом было огромным счастьем.
        Дэни моргнула несколько раз. Нет, этого не должно было случиться. Только не с ней. Только не сейчас.
        Но спорить с непреложным фактом было бессмысленно. Вопреки всем предосторожностям, всем принятым мерам, произошла катастрофа. Дэни безумно и безоглядно влюбилась в Трэвиса Уолкера.
        Озарение пришло столь внезапно, что она инстинктивно отшатнулась.
        — В чем дело?  — удивился Трэвис.
        Конечно, плюс ко всем достоинствам, он был еще и человеком очень широкой души. Добрый парень, готовый в любую минуту прийти на помощь к каждому, кто попросит. И готовый на любую услугу, лишь бы не расстраивать подругу школьных лет. Именно это и вскружило ей голову. Ведь она с самого начала понимала — Трэвис слишком хорош, чтобы заводить с ним интрижку.
        Неожиданно ей стало душно. Она резко встала и вышла в гостиную. Глядя на Трэвиса через комнату, Дэни пыталась понять, стоит ли объяснять причину внезапного волнения. Пожалуй, нет. Объяснение лишь расстроит обоих, а этого сейчас хотелось меньше всего. Потому что через два дня она уедет. И все закончится само собой. Трэвису незачем знать о ее чувствах.
        — Дэни, что случилось?  — Он сделал шаг по направлению к ней, но она жестом попросила его остановиться.
        — Я…  — Она откашлялась и попыталась снова: — Я не могу делать этого.
        — Делать что?  — в полной растерянности продолжал настаивать Трэвис.
        — Я не могу так чувствовать.  — Она собиралась сказать совсем другое, поэтому судорожно прикрыла рот ладонями, прежде чем непослушные губы успеют произнести нечто непоправимое. Ситуация становилась все более напряженной. Дэни нервным жестом провела по волосам. Самым непоправимым было то, что ее угораздило влюбиться. Влюбиться, несмотря на твердые жизненные цели и установки. Влюбиться, вопреки здравым рассуждениям о том, что им нет места в жизни друг друга. Она сильная женщина. Слишком сильная, чтобы позволить себе делать глупости.
        — Дэни, я ничего не понимаю. Пожалуйста, объясни.  — Трэвис сделал еще шаг ей навстречу.  — Если что-то случилось, мы решим проблему вместе.
        Она смотрела на него, из последних сил пытаясь справиться с вновь нахлынувшей волной любви. Трэвис заслуживал объяснения, и она искренне старалась подыскать хоть что-то, что хотя бы отдаленно походило на правду и при этом не позволило бы догадаться об истинной причине ее поведения. Ничего не приходило в голову. Придется лгать, грубо и неуклюже. Она набрала в грудь побольше воздуха и неожиданно для себя произнесла:
        — Этого не должно было произойти.
        — Чего не должно было произойти?
        — Я понимаю, мы давали друг другу и самим себе определенные обещания… Ну, тогда, когда все это началось между нами…  — Как ни пыталась, она не могла лгать. Лишь внимательно следила за его реакцией. С каждым словом Трэвис выглядел все более растерянным.
        — Так. Я ничего не понимаю. Ты хочешь прекратить наши отношения, ты об этом говоришь? Прекратить прямо сейчас, не дожидаясь твоего отъезда?  — Его голос дрогнул. Трэвис был совсем не готов к разрыву.
        — Нет. То есть да.  — Она вздохнула.  — Я не знаю. Знаю только, я совершила ужасную глупость. Даже не подозревала, что я на такое способна.
        — Только не ты,  — почти испуганно заторопился Трэвис.  — Ты не способна на глупости.
        — Оказывается, способна,  — печально усмехнулась Дэни.  — Я обещала, что этого никогда не случится, но… Короче, мне кажется, я в тебя влюбилась.
        Трэвис замер. На его лице застыло выражение удивления и недоверия. Дэни не представляла, что он сейчас думает, что чувствует. Она, затаив дыхание, ждала хоть какой-нибудь реакции.
        — Я понимаю,  — сказала она после паузы, когда молчание стало невыносимым.  — Сама не могу поверить. Это похоже на наваждение.  — Она без сил опустилась на софу, чувствуя себя полной идиоткой. Как могла сильная, выдержанная женщина очутиться в столь глупой ситуации?  — Но, знаешь, в том, что случилось, есть доля и твоей вины.
        Трэвис наконец вышел из оцепенения и сел рядом.
        — В чем моя вина? Это же твои чувства.
        — Я не смогла устоять перед твоим обаянием,  — сухо ответила Дэни.  — Подумай над этим в следующий раз.
        — Ну, в таком случае,  — мягко сказал Трэвис,  — в том, что я в тебя влюбился, виновата ты одна. Уж перед твоим обаянием устоять невозможно по определению.
        Теперь настал черед Дэни потерять дар речи. Она молча смотрела на Трэвиса, чувствуя, как душа разрывается на части. Одна часть сразу и безоговорочно поверила, потому что жаждала услышать эти слова. Другая же, рациональная, кричала, что это лишь усложняет и без того непростую ситуацию.
        — О господи, неужели мы оба настолько глупы? Мы договорились. Мы заключили соглашение. Мы старались придерживаться правил.
        — По крайней мере, каждый из нас хотя бы не одинок в своей глупости,  — Трэвис дружески обнял ее за плечи.
        — Но мы договорились не влюбляться. Мы оба понимали, насколько это невозможно. Почему же это все-таки случилось?
        — Не знаю,  — пожал плечами Трэвис.
        — Это ужасно. Я уеду через два дня. И уже ничего нельзя поделать. Контракт подписан, и я не имею права задержаться ни на день.  — Она прижалась к нему, наслаждаясь теплом и чувством защищенности, хотя в глубине души понимала — такие моменты лишь усилят боль грядущего расставания.  — На эту должность претендовало пятнадцать человек. Теперь я не могу сказать: спасибо, но у меня другие планы. Я обязана думать о карьере.
        — Я знаю, насколько все это важно для тебя,  — кивнул Трэвис.  — Поэтому не хочу, чтобы ты поступала иначе.  — Он легко коснулся губами ее виска.  — Одно утешает — мы признались друг другу в наших чувствах. Ни с одной женщиной я не испытывал подобного. Это больше, чем просто хороший секс…
        — Великолепный секс,  — перебила Дэни.
        — Фантастический,  — подхватил Трэвис.
        — Согласна, фантастический,  — с улыбкой сдалась Дэни.  — Но это действительно больше, чем секс.
        — Как бы глупо это ни звучало.  — Трэвис прижал Дэни плотнее.
        Странная мысль посетила Дэни. Словно она родилась на свет для того, чтобы встретить Трэвиса и никогда с ним не разлучаться. Но следом пришла и другая. Любовь часто обманывает. Сейчас они страстно влюблены друг в друга, но даже если они, вопреки всему, останутся вместе, хватит ли их любви на целую жизнь?
        — Я не знаю, что теперь делать,  — тихо сказала она.
        — Может, попробуем любить друг друга на расстоянии? Конечно, это будет нелегко. Ты в Нью-Йорке, я в Чикаго. Но мы можем попытаться.
        Как хотелось Дэни ответить ему «да». Но в глубине души она понимала — из этой затеи ничего не выйдет. В Нью-Йорке на нее навалится огромное количество дел. Не будет времени вздохнуть, не то чтобы поддерживать любовную связь на расстоянии.
        Нет, самое правильное будет прямо сейчас, не дожидаясь ее отъезда, расставить все точки над «i». Но сама мысль о возможном разрыве с Трэвисом заставляла сердце сжиматься от боли.
        — Давай не будем говорить об этом сейчас,  — попросила Дэни. Пусть она пытается отодвинуть проблему, но единственное, чего ей хотелось — закрыть глаза и наслаждаться каждым мигом, проведенным рядом с ним. Она любит Трэвиса. Трэвис любит ее. Эта мысль постепенно все глубже проникала в сознание, наполняя душу невыразимым счастьем. Она не могла думать ни о чем другом.
        — Хорошо, поговорим об этом утром. Может, тогда все станет чуточку яснее.
        И хотя странно было бы рассчитывать, что именно так и случится, Дэни обрадовалась. Кто знает? Лучи утреннего солнца часто позволяют взглянуть на события с другой стороны.
        — В одном я твердо уверен,  — сказал Трэвис, целуя ее долгим нежным поцелуем,  — утром мои чувства к тебе не изменятся, разве станут немножко сильнее.
        — И нам удастся понять, что же теперь с ними делать,  — подхватила Дэни.
        — А сейчас давай ужинать. Позволь мне блеснуть кулинарными талантами. А потом…
        — Потом мы займемся тем самым фантастическим сексом, о котором так много говорили.
        — Считаю план действий принятым,  — улыбнулся Трэвис.

        Трэвис в который раз перевернулся с боку на бок и взглянул на будильник. Чуть больше трех часов ночи. Черт. Следует немедленно прекратить думать о Дэни и наконец заснуть, иначе утром он будет валиться с ног от усталости.
        Проблема в том, что ему никак не удавалось совладать со своими мыслями. Единственное, на чем он мог сосредоточиться,  — это на их с Дэни взаимной любви. Его сердце рвалось на части. От счастья, от сознания того, как им хорошо вместе. С другой стороны, серьезная связь — последнее, что каждый из них хотел или мог себе позволить в настоящий момент. Слишком много важных, не позволяющих идти на риск событий должно было произойти в жизни каждого. Да и кто мог гарантировать, что так внезапно настигшая их любовь будет длиться вечно.
        У него не было ответа ни на один вопрос. Ответа, который удовлетворил бы не только его, но и Дэни. Предлагать ей остаться в Чикаго было так же бессмысленно, как если бы она вдруг начала просить его переехать в Нью-Йорк. Его работа в агентстве необходима Максу.
        А если оставить все без изменений, то расстояние в несколько тысяч миль медленно и верно убьет то чувство, которое только-только возникло между ними.
        Он опять повернулся и уставился в потолок. Наверное, именно по этой причине он никогда не влюблялся раньше — слишком много волнений и душевного беспокойства. Хотя, нет. Просто раньше ему не встречались женщины, подобные Дэни. Она настоящее сокровище. И была им всегда — и в пору их детской дружбы, и сейчас. И больше такой женщины в его жизни не будет.
        Пронзительный телефонный звонок заставил его вздрогнуть. Он начал шарить в темноте по прикроватной тумбочке и только тут сообразил, что звонит мобильный Дэни. Он быстро вылез из кровати, отыскал телефон, вернулся в спальню и осторожно тронул ее за плечо.
        — Дэни, звонит твой мобильник.
        За последние несколько ночей, которые они провели вместе, Трэвис имел возможность убедиться, что сон Дэни крепок, как сон безгрешного младенца. Вот и сейчас потребовалась почти минута, прежде чем она открыла глаза и с удивлением посмотрела на Трэва.
        — Кто может названивать мне среди ночи?  — спросила она, откидывая крышку. В этот момент телефон замолчал. Но уже через секунду снова звякнул, на этот раз коротко. Кто-то прислал Дэни сообщение. Все еще продолжая ворчать, она нажала несколько кнопок.  — Сообщение от родителей.  — В ее голосе слышалось волнение. Нехорошее предчувствие кольнуло грудь Трэвиса. Люди редко звонят друг другу в три часа ночи без уважительной на то причины. Как правило, ночные звонки несут дурные вести. Даже в темноте было заметно, как побледнело лицо Дэни.
        — Она пропала,  — наконец произнесла Дэни.
        — Кто «она»?
        — Бабушка. Отец написал, что Фрэда исчезла.
        Пока Дэни писала ответ, Трэвис начал молча одеваться. Из сообщения стало ясно, что вчера около шести часов вечера Фрэда заказала такси и уехала в неизвестном направлении. С тех пор ее никто не видел. Дэни тоже принялась натягивать одежду. В ее глазах стояли слезы.
        — Никогда не прощу себе, если с ней что-нибудь случилось,  — дрожащим голосом сказала она. Глубокое чувство жалости к Дэни и Фрэде обручем сжало грудь Трэва. Он подошел и нежно прижал Дэни к себе.
        — Я уверен, ничего страшного не произошло. Мы ее обязательно найдем.
        — Надеюсь. Но бабушка способна на самые эксцентричные выходки. Ей даже в голову не приходит, что на свете могут существовать плохие люди.  — Дэни вытерла слезы тыльной стороной ладони.  — Ну где она может быть, если ее до сих пор нет дома?
        — Не знаю,  — ответил Трэвис.  — Но сейчас мы поедем в дом твоих родителей и постараемся на месте во всем разобраться. Не переживай.
        Пока Дэни одевалась, Трэвис успел позвонить по телефонам экстренных случаев. Ни в полиции, ни в «Скорой помощи» не было никого, кто хотя бы приблизительно подходил к описанию внешности Фрэды. Это их немного успокоило.
        — Нет худа без добра,  — сказал он Дэни, когда они спускались в гараж.  — Если Фрэды нет в больнице, значит, ничего непоправимого не случилось.
        Но по лицу Дэни было понятно, что она не очень в это поверила. Трэвис сжал ее ладонь.
        — Все будет хорошо, все обязательно будет хорошо.
        — Надеюсь, ты прав.
        Трэвис и сам на это надеялся.

        Глава двенадцатая

        Дэни была так расстроена, что за всю дорогу к дому родителей едва ли произнесла больше двух-трех слов. Трэвис, как обычно, вел себя по отношению к ней мягко и предупредительно, но Дэни понимала — в родительском доме ее ждет совсем другой прием. Даже во время телефонного разговора отец успел недовольно заметить, как не вовремя пропала Фрэда. Ее исчезновение лишило его сна, и завтра он будет чувствовать себя совершенно разбитым.
        Удивительный человек. С его родной матерью что-то случилось, а он может думать лишь о том, в какой степени это отразится на работе. Уму непостижимо!
        — Так что же все-таки произошло? Почему Фрэда уехала, никому ничего не сказав?
        — Бабушка и отец почти не разговаривают друг с другом из-за предстоящего судебного разбирательства. Отец считает, она должна выплатить Карлу требуемую сумму и забыть об этом деле.  — Дэни вздохнула. Отцу никогда не удавалось понять бабушку. Ведь если бы он понимал, разве стал бы настаивать.
        — Переговоры с Карлом очень ее расстроили.
        — Конечно. Приехав домой, она сразу ушла к себе и не выходила из комнаты около двух часов. Потом отец заметил, как к дверям подъехало такси. Фрэда села в него так быстро, что он не успел спросить, куда она направляется.  — У Дэни перехватило дыхание. Бабушка удивительно сильная и цельная личность, но при этом она слишком доверчива к людям. Она могла попасть в самую ужасную историю.
        — Когда она садилась в такси, у нее в руках что-нибудь было?
        — В каком смысле?
        — Сумка, пакет, чемодан.
        — Не знаю. Не догадалась спросить у отца, а сам он ничего не сказал.  — Дэни помолчала, потом с надеждой спросила: — Как ты думаешь, куда она поехала?
        — Возможно, к кому-нибудь из друзей. А может быть, просто в отель, если сочла обстановку в доме слишком напряженной.
        Дэни собралась с мыслями, но сколько ни напрягала память, не могла припомнить достаточно близких друзей, к кому бабушка могла бы поехать погостить на несколько дней. Версия с отелем казалась наиболее вероятной.
        — Прости, что втянула тебя в эту историю,  — сказала она, когда впереди показался дом ее родителей.
        — Во-первых, тебе не за что извиняться. А во-вторых, главное, чтобы у Фрэды все было в порядке.
        — И тебе совсем не трудно вскочить среди ночи и мчаться в темноту из-за проблем, которые случились у моей бабушки?  — не удержалась Дэни.
        Трэвис припарковал машину и только после этого взглянул на Дэни.
        — Совсем. Мне действительно очень симпатична Фрэда. И я желаю ей добра так же, как и ты.
        Теплое чувство любви затопило Дэни. Как можно оставаться равнодушной к такому человеку! Он настолько тактичен и внимателен, что только абсолютная ледышка смогла бы не влюбиться. Она потянулась и звонко чмокнула его в щеку.
        — Ты самый прекрасный мужчина на свете!
        — Как хорошо ты разбираешься в людях,  — хмыкнул Трэвис.
        — Неплохо.  — Дэни задумчиво смотрела на родительский дом. Во всех окнах горел свет, но у нее возникла уверенность, что и мать и отец пребывают в состоянии полного равнодушия к исчезновению бабушки. Да, по такому случаю они согласились нарушить обычный распорядок, но не более того. Как показательно.
        Они вышли из машины и поднялись по ступенькам.
        — У тебя есть ключ?  — спросил Трэвис.
        — Нет,  — покачала головой Дэни.  — Когда я переехала в собственную квартиру, отец попросил вернуть ключ, потому что я здесь больше не живу.
        Свет бокового плафона возле входной двери ярко освещал лицо Трэва. Дэни заметила, как обескуражило его это заявление.
        — Ничего себе! Но ведь ты не перестала быть их дочерью! Он что, очень расстроился из-за твоего переезда? Он обиделся и поэтому попросил вернуть ключ, да?
        — Нет. Он хотел, чтобы я уехала. А еще он любит решать все проблемы сразу, не оставляя ходов к отступлению. А ключ в моих руках был бы одним из таких ходов.  — Почему-то реакция Трэва на историю с ключом больно задела Дэни. Для нее это был лишь случай в длинной череде подобных. Она давно уже не придавала им значения.
        Но Трэвис думал иначе. Он сунул руку в карман, вытащил связку ключей и снял один с кольца.
        — Вот, возьми. Это ключ от моей квартиры. Я хочу, чтобы ты знала, какую роль ты играешь в моей жизни.
        Сердце Дэни затрепетало от благодарности. Она понимала, почему Трэвис сделал такой жест. Но не разделяла его отношения к этой злосчастной истории. И потом, это был его единственный ключ.
        — Послушай, не стоит…
        — Возьми его.
        Она сдалась и взяла ключ.
        — Чтобы ты знал, я верну его, когда буду уезжать.
        — Вот тогда и поговорим.  — Он протянул руку и нажал кнопку звонка. Прошло не меньше минуты, прежде чем дверь открылась. На пороге стоял отец Дэни. На нем был серый деловой костюм, словно мистер Карлински находился в офисе, а не в собственном доме в четыре часа утра.
        — Нет, ты только представь, что натворила твоя бабушка!  — сказал он вместо приветствия.  — У меня завтра несколько важнейших деловых встреч. Мне просто необходимо как следует выспаться. А я вместо этого…  — Походкой очень раздраженного человека он направился в гостиную, даже не дав себе труда оглянуться, следуют ли они за ним. Дэни вошла в комнату, в который раз удивляясь, как сын такой жизнерадостной женщины, какой была ее бабушка, мог вырасти таким черствым человеком. Может, он пошел характером в отца? Дэни никогда не видела деда. Он умер задолго до ее рождения.
        Трэвис замешкался на пороге.
        — Что-то случилось?  — повернулась к нему Дэни. Вместо ответа он радостно улыбнулся. Интересно, что его так развеселило?
        — У меня идея. Инстинкт частного сыщика. Я вернусь через несколько минут.
        — Куда это ты собрался?  — забеспокоилась Дэни.
        — Объясню, когда вернусь. А пока ни о чем не беспокойся.  — Все еще улыбаясь, он вышел обратно на крыльцо и закрыл дверь прямо перед носом у Дэни.
        Какая идея? Что он собирается предпринять? И как мог оставить ее один на один с отцом? Дэни со вздохом отправилась разговаривать с родителями. Должна же у них быть хоть какая-то информация, которая может облегчить поиски Фрэды.
        — Почему ты ехала сюда так долго?  — сухо поинтересовался отец, когда она вошла в комнату.  — И где тот человек? Это детектив, которого наняла твоя бабушка?
        Дэни посмотрела на мать. Как и отец, она была одета так, словно готовилась к выходу. Или они не замечают, что на дворе четыре утра?
        — Да, это Трэвис Уолкер. Помнишь, мы вместе учились в старших классах.  — Дэни села на софу рядом с матерью, которая смотрела на нее с явным неодобрением.
        — Как тебе пришло в голову привезти его сюда? Мне кажется, Даниэль, он просто тянет из тебя деньги.
        — И куда, позволь спросить, он подевался?  — подключился к разговору отец. Он стоял у противоположной стены у камина, протянув руки к огню.  — Уж если ты ему платишь, пусть делает хоть что-то, чтобы отработать деньги.
        — У него как раз возникла идея насчет того, где может быть бабушка. Он сейчас ее проверяет.
        — Мне он определенно не нравится,  — заметил отец.  — Ты могла нанять кого-нибудь, кто лучше исполняет свои профессиональные обязанности. Или, по крайней мере, обратиться в агентство с более надежной репутацией. Этот молодой человек кажется мне абсолютно ненадежным.
        Дэни хотела сказать, что отец не вправе судить Трэвиса и его профессиональные качества хотя бы потому, что ничего о нем не знает, но не нашла в себе сил. Так случалось всегда, когда отец несправедливо обижал ее.
        — Тебе пора бы научиться разбираться в людях,  — продолжал отец.  — Этот человек прекрасно умеет только одно — делать вид, будто работает.
        Это было последней каплей. Дэни поняла, что не может и не хочет больше молчать.
        — Все совсем не так. Трэвис прекрасный профессионал и порядочный человек. А кроме того, я люблю его.  — И сама почувствовала, как жестко прозвучали ее слова.
        — Ты его… что?  — Мать уставилась на Дэни с таким видом, словно та заявила, что умеет летать.
        Дэни и сама толком не знала, почему вдруг позволила себе подобную откровенность. Но теперь, когда слова прозвучали, она ни о чем не жалела. Наоборот, ее сердце наполнилось гордостью. Она любила достойного человека, и у нее не было причин стыдиться этой любви. Даже если им с Трэвисом суждено скоро расстаться.
        — Я его люблю,  — повторила она, с особым удовольствием выговаривая каждое слово.  — Он очень хороший человек.
        — Это невозможно,  — отрезал отец.  — Сейчас ты не можешь позволить себе любить кого бы то ни было. У тебя новая ответственная должность. Связь с подобным человеком повредит твоей карьере. Он в состоянии разрушить все, к чему ты стремилась долгие годы. Эмоциям нет места в твоей жизни.
        — Невозможно и недопустимо,  — поддержала его мать, отводя глаза и расправляя складки на юбке.  — У тебя есть свои цели и планы. Я надеюсь, ты достаточно разумна, чтобы не позволить им рухнуть из-за какой-то симпатичной физиономии.
        Конечно, Дэни не ожидала услышать поздравления из их уст по поводу своей влюбленности. Но и столь категоричной оценки она тоже не ожидала.
        — Трэвис больше, чем какая-то симпатичная физиономия. И ему нет никакого дела до моей работы. Кроме того, мы оба договорились прекратить отношения, потому что я вынуждена уехать в Нью-Йорк, а он должен оставаться в Чикаго.
        — Рад это слышать,  — заметил отец.  — Вы поступили как взрослые люди.  — Он взглянул на часы.  — Интересно, сколько еще времени будет продолжаться комедия, которую устроила здесь твоя бабушка. Через три часа я должен быть в офисе.
        Как ни старалась Дэни удержать рвавшиеся с языка слова, но и на этот раз она не смогла промолчать.
        — Да что, в конце концов, с вами обоими происходит? Может, бабушка попала в беду, а вы говорите только о бизнесе и карьере. Да вы сами любили кого-нибудь или что-нибудь? Любили ли вы друг друга?
        В комнате повисла пронзительная тишина. После паузы Дэни гораздо тише добавила:
        — Любили ли вы когда-нибудь меня?
        — Ты становишься просто невыносимой,  — сухо заметила мать.  — Тебе прекрасно известно, как мы к тебе относимся.
        Да, Дэни знала. И после того, как ни один из родителей не пожелал сказать, что любит ее, у нее возникло острое желание покинуть их дом. И чем скорее, тем лучше. Пока опять не ляпнула что-нибудь лишнее.
        — Я попробую обзвонить отели,  — сказала она, поднимаясь.  — Возможно, мне удастся найти бабушку до того, как случится непоправимое.
        — Даниэль, я попрошу тебя не покидать комнату,  — произнес отец не допускающим возражений тоном. Так он обычно разговаривал с подчиненными. В детстве внутри Дэни все замирало, стоило ей уловить эти ледяные нотки в голосе отца. Но теперь она уже не была маленькой девочкой, способной вынести любые унижения, лишь бы не расстраивать родителей, которые всегда были ею недовольны.
        Ни секунды не колеблясь, она пересекла гостиную и вышла в холл. Сейчас у нее есть дела поважнее, чем выяснение отношений с родителями. Она должна разыскать бабушку.

        Все еще продолжая улыбаться, Трэвис притормозил перед небольшим загородным домом. Он всегда считал свое чутье сыщика достаточно развитым, но сегодня ночью чувствовал себя просто на высоте. Во всех комнатах горел свет, и даже сквозь закрытые окна до него доносились звуки музыки.
        Он вышел из машины и подошел к входной двери. Забавно. Можно было предположить, что в доме слушают биг-бэнд или Элвиса Пресли, но там играли «Роллинг стоунз». Причем очень громко.
        — Поистине, любви все возрасты покорны,  — пробормотал он про себя и нажал кнопку звонка. Не успела отзвучать звонкая трель, как дверь распахнулась и на пороге появилась сияющая Фрэда.
        — Даже не буду спрашивать, как ты меня отыскал,  — засмеялась она.  — Ведь это твоя работа. Дэни говорила, ты великолепный профессионал, и теперь я имею возможность убедиться в этом лично.
        — Добрый вечер, Фрэда,  — улыбнулся он в ответ.  — Надеюсь, вы понимаете, как все обеспокоены вашим отсутствием.
        — Не надо лгать, молодой человек,  — она с притворной строгостью погрозила ему пальцем.  — Единственная, кто обо мне беспокоится,  — это Дэни. Мой сын позволяет себе подобные эмоции только в отношении собственной карьеры. Иногда я даже сомневаюсь, мой ли это ребенок.
        — Вам надо поехать домой,  — сказал Трэвис. И поздоровался с кем-то в глубине прихожей.  — Добрый вечер, Карл.
        Карл выступил вперед. На его лице играла хитрая довольная улыбка.
        — Как вы догадались, что она здесь?
        — Его работа — искать то, что потерялось,  — перебила Фрэда.  — И он прекрасно с ней справляется.
        — То есть про нас он все знает?  — спросил Карл, глядя на Трэвиса поверх очков.
        Трэвис переводил взгляд с одного на другого, отмечая некоторый беспорядок в их одежде, и старался удержаться от улыбки.
        — У меня на вас полное досье,  — не задумываясь, ответил он, хотя это и не было абсолютной правдой. До сего момента ему было известно лишь об их дружеских отношениях и о том, что Фрэда изо всех сил пыталась помочь Карлу в устройстве личной жизни. Он и предположить не мог, насколько они близки.
        — Да, у нас любовь!  — Фрэда гордо вздернула подбородок.  — И мне все равно, кто что будет говорить. Карл, собирайся! Поедем, объявим об этом моему сыну.
        Карл покорно снял куртку с вешалки. На его лице играла глуповатая улыбка.
        — Ну, разве она не прелесть?  — обратился он к Трэвису.
        — Вне всяких сомнений,  — ответил тот, наблюдая, как Фрэда уверенной походкой идет к его машине.
        — Уж на этот раз я ее не упущу,  — сказал Карл, выходя следом.
        — На этот раз?
        — Я уговаривал Фрэду много лет, но каждый раз она отвечала, что могла полюбить только раз в жизни. И ее сердце по-прежнему принадлежит покойному мужу. Ее постоянные отказы приводили меня в бешенство, пока однажды все не закончилось ссорой и проклятием. Но сегодня вечером она поняла наконец, насколько серьезны мои намерения. Я ее люблю и хочу видеть своей женой. И готов пойти на все, чтобы моя давняя мечта стала реальностью.
        Трэвис с удивлением слушал откровения Карла. Он не сомневался, что найдет Фрэду у него в доме, но такого поворота событий никак не ожидал. Интересно, что скажет Дэни.
        Эта мысль заставила его остановиться и достать мобильный телефон. Тут же, словно по мановению волшебной палочки, за его плечом появилась Фрэда.
        — Не спешите, молодой человек. Позвольте мне преподнести волнующую новость лично. И потом, я не хочу давать моему сыну время подготовиться к контратаке. Мы с Карлом будем чувствовать себя увереннее, если нам удастся вызвать смятение в стане врагов.
        — Что ж, наверное, вы правы.  — Трэвис убрал телефон.
        Фрэда ничего не ответила. И лишь только когда они с Карлом устроились на заднем сиденье, бросила на него лукавый взгляд:
        — Поверьте мне, молодой человек, я всегда права.

        Дэни услышала шум подъезжающей машины и, не чувствуя под собой ног, бросилась к двери. Она выскочила на крыльцо и с радостным возгласом кинулась на шею бабушке.
        — Господи, бабуля, как же ты нас испугала.  — Дэни никак не могла расцепить объятия, словно боялась, что бабушка опять исчезнет.  — Прошу тебя, никогда больше так не делай.
        — Не буду, солнышко,  — Фрэда ласково поцеловала внучку в щеку.  — Просто я была занята очень важными делами.
        Тут Дэни наконец заметила Карла. Она удивленно моргнула и посмотрела на бабушку.
        — Ты ездила к Карлу домой?
        — Пойдемте в дом,  — уклонилась от ответа Фрэда.  — Мне надо кое-что сообщить твоим родителям.
        Вежливо улыбаясь, Карл выбрался из машины вслед за Фрэдой. Когда его рука уверенно обвила бабушкину талию, Дэни в немом изумлении уставилась на Трэвиса.
        — Кажется, я что-то пропустила,  — только и сумела вымолвить она.
        Трэвис подошел и встал рядом.
        — Мы все кое-что пропустили. За исключением твоей бабушки, разумеется. Она, видишь ли, до сегодняшнего дня сомневалась, достаточно ли сильно любит ее Карл.
        — Ты меня разыгрываешь.  — От удивления рот Дэни приоткрылся.
        — Ничуть.  — Они вошли в дом и на минуту задержались в прихожей.  — Всю дорогу в машине они вели себя как два подростка на местах для поцелуев.
        — Пойдем, послушаем объяснения с родителями.
        В гостиной Фрэда успешно держала оборону. Она стояла напротив сына и с решительным видом говорила:
        — Я собираюсь жить с Карлом, нравится тебе это или нет. Потому что мы любим друг друга.
        — Я высказал тебе мое мнение на этот счет,  — скрипучим голосом произнес отец.  — Я тебя осуждаю.
        — Ты не имеешь никакого права меня осуждать,  — рассмеялась Фрэда.  — Я твоя мать.
        Дэни заметила — от слов бабушки по лицу отца прошла судорога. На мгновение ей стало его жалко. Он не выносил, когда люди одерживали над ним верх. А за сегодняшнюю ночь пришлось выдержать двойной удар: сначала от нее, потом — от Фрэды.
        Что ж, отцу пора понять — люди имеют право на собственный выбор. И чем скорее он это сделает — тем лучше.
        — Не понимаю, куда катится мир,  — раздался голос матери.  — Час назад — Даниэль, теперь вот вы, Фрэда. Вы обе поступаете крайне неблагоразумно.
        — А что сделала Дэни час назад?  — Фрэда с любопытством посмотрела на внучку.  — Какую ошеломляющую новость преподнесла родителям ты, детка?
        Дэни взглянула на Трэвиса. Тот стоял, недоуменно подняв бровь. Прежде чем Дэни успела ответить, мать с осуждением сказала:
        — Ее, как и вас, угораздило влюбиться в человека, который ей совершенно не подходит. Мне кажется, вы обе сошли с ума.
        — Прости,  — сказала Дэни, обращаясь к Трэвису.  — Я не должна была говорить. Это вышло случайно.
        — Я очень рад, что так вышло.  — Трэвис наклонился и поцеловал ее прямо на глазах у родителей.
        В первый момент она непроизвольно отшатнулась, но потом прижалась к нему всем телом. Почему она не может целовать Трэвиса? Они ведь любят друг друга. И она ответила ему долгим нежным поцелуем.
        Когда они наконец разомкнули объятия, разом наступившую тишину нарушил радостный смех бабушки.
        — Счастья вам, Дэни и Трэвис. Вы просто созданы друг для друга и поэтому обречены на счастье.
        — Только не говори,  — глаза Карла испуганно округлились,  — что это твоих рук дело. Неужели тоже приворот?
        — Ничего подобного.  — Фрэда с заговорщицким видом подмигнула внучке.  — Они полюбили друг друга по собственной инициативе. И потом,  — в ее голосе послышались возмущенные нотки,  — я сколько раз просила не называть мои романтические предсказания приворотом!
        — К счастью,  — подал голос отец,  — вся эта глупейшая ситуация не может иметь никаких последствий. Дэни ждет блестящая карьера в Нью-Йорке. У нее хватит ума и выдержки не придавать значения таким пустякам, как влюбленность.
        Дэни хотела ответить, но Трэвис жестом прервал ее.
        — Мы имеем право выбора. Дэни, я много думал о том, что происходит сейчас между нами. Я хочу поехать в Нью-Йорк с тобой.
        — Но как же твоя работа?  — Дэни не могла поверить собственным ушам.  — Что будет с агентством?
        — Макс прекрасно меня поймет — он сам влюблен. Кроме того, ему не составит большого труда управлять агентством и без моей помощи. А вот я без тебя просто не смогу жить.
        — Скажи ему «да»,  — подсказала Фрэда.
        Дэни смотрела на Трэвиса, почти задыхаясь от пронзительного чувства любви к этому мужчине. Как она хотела бы ответить «да»! Но всей глубиной любящего сердца понимала — Трэвис идет на слишком большую жертву. Она посмотрела на родителей, которые, несмотря на все размолвки, были ее семьей. Потом на бабушку, которая была ей самым родным и близким человеком. И, наконец, на Трэвиса.
        — То, что ждет меня в Нью-Йорке,  — всего-навсего работа,  — услышала она свои собственные слова.
        — Но еще там есть ты,  — сказал Трэвис.  — Мое место рядом, где бы ни суждено тебе было оказаться.
        — Значит,  — улыбнулась Дэни,  — тебе придется жить в Чикаго. Потому что я остаюсь.
        — Дэни, ты не можешь бросить карьеру из-за меня.  — Трэвис стремительно шагнул навстречу и сжал ее руки.  — Ты много лет работала, чтобы получить это место.
        — Я думала, оно сделает меня счастливой. Но я ошибалась. Это просто работа. Я могу делать ее и здесь, в Чикаго. Единственное, что для меня действительно важно,  — быть рядом с тобой и моей семьей. Это и есть настоящее счастье.
        — Даниэль, подумай о том, что ты делаешь!  — предостерегающе произнес отец.
        Она посмотрела на него, испытывая искреннюю жалость. Конечно, на его долю никогда не выпадало счастья любить так, как любит она.
        — Я подумала, папа,  — ответила она.  — Я совершаю поступок, который принесет мне счастье.
        — Ты уверена?  — спросил Трэвис.
        — Да, я хочу жить здесь с тобой и с родными мне людьми, которые скоро станут нашей общей семьей.
        Трэвис склонился и коснулся губами ее губ.
        — Как ты насчет того, чтобы пожениться?
        Лицо Дэни засияло счастливой улыбкой.
        — Я в восторге от этой идеи.
        — Не могу в это поверить!  — Мать Дэни пересекла комнату и теперь стояла рядом с отцом.  — Ты слышишь, что она говорит?!
        Отец нахмурился, но прежде, чем он успел ответить, Фрэда выскочила вперед и наставила на них с матерью указательный палец.
        — Бабушка!  — только и успела вскрикнуть Дэни, но было уже поздно.
        — Знайте,  — громко и торжественно изрекла Фрэда,  — каждый следующий день вашей жизни будет наполнен любовью.
        Карл издал крякающий звук.
        — Фрэда,  — укоризненно начал он,  — мы договорились, что ты больше никогда не будешь делать так. Людям неприятно, когда их заклинают. Они начинают нервничать.
        — Я стараюсь,  — улыбнулась она.  — Но иногда старые привычки берут верх. И потом, это не заклятие.
        Дэни осторожно подняла глаза на родителей. Странно. Выражение их лиц неуловимо менялось. Еще пару недель назад она была бы готова поспорить, что ничто на свете уже не в силах изменить мать и отца. Но сейчас, стараниями бабушки, их лица осветились чуть смущенными и растерянными, но счастливыми улыбками.
        Сердце Дэни наполнилось радостью. Ее родителям долгие годы очень не хватало любви. А сейчас, как бы парадоксально это ни звучало, она была уверена — их жизнь наполнится любовью.
        — Я люблю тебя,  — сказала она Трэвису.
        — И я люблю тебя, моя Цыганка.
        Они потянулись друг к другу, готовые скрепить признания поцелуем, когда до них донесся голос Фрэды:
        — Любовь пребудет с вами навеки.
        Они не сомневались — Фрэда знает толк в романтических предсказаниях
        — Мы уже поняли,  — просто ответил Трэвис и поцеловал Дэни.
        Она обхватила руками сильные плечи и крепко прижалась к нему.
        Да, они оба понимали — в их жизнь навек пришла любовь.

        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к