Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Джордан Николь: " Жажда Иллюзий " - читать онлайн

Сохранить .
Жажда иллюзий Николь Джордан

        # Алчный опекун пытался вынудить бедную красавицу-сироту Лорен Девриз не только выдать себя за умершую сводную сестру, но и выйти замуж за ее жениха. Не желая стать покорной исполнительницей чужих коварных планов, девушка бежала на первом попавшемся корабле, даже не подозревая, что капитан его, Джейсон Стюарт, - как раз тот, чьей женой ей предстояло стать. Но, очевидно, само небо подстроило эту невероятную ситуацию, чтобы встретились двое, созданные друг для друга…

        Николь Джордан
        Жажда иллюзий

        Часть I

        Глава 1

        Лондон, 1812 год
        Лорен Девриз испуганно оглянулась. Вдалеке за спиной маячили три дюжие мужские фигуры. Ее охватила дрожь. Даже в ночной темноте их было нетрудно узнать - словно хищники в поисках добычи, они крались по Уэппингтон-Хай-стрит, обшаривая каждый дверной проем, каждый смежный переулок. Она не раз встречала их в Карлин-Хаус. То были люди Джорджа Барроуза, люди опекуна. Они выслеживали ее.
        В отчаянии Лорен скользнула в густую тень ближайшего тесного переулка. Девушка прерывисто дышала, запыхавшись от бега, ей даже показалось, что она вот-вот упадет. Прильнув к сырой кирпичной стене, она пониже опустила капюшон на лицо и замерла, молясь о том, чтобы ее не заметили.
        Осторожный стук шагов по мостовой неумолимо приближался, и Лорен едва не подскочила на месте, когда из-за угла до нее донесся голос:
        - Девчонка, должно быть, где-то здесь. Тот старый матрос божился, что она расспрашивала, как сюда добраться.
        - Похоже, ей опять удалось от нас улизнуть. Давайте-ка поищем выше по реке. Кто знает, может, она уже у Тауэра.
        Лорен затаила дыхание. С Темзы тянуло смрадом, от которого к горлу подступала тошнота. Так вот, значит, как люди Барроуза сумели выследить ее. Хотя она и спрятала предусмотрительно под капюшон свои золотые волосы, высокий рост и природная грация выдавали ее. Эти приметы наверняка помогли преследователям проследить ее путь от Корнуолла до Рединта, где они настигли Лорен в первый раз. Хорошо, что Мэтью - благослови его Боже - сумел отвлечь их и дать ей возможность убежать.
        Мэтью… Лорен почувствовала, как что-то сдавило ей горло при воспоминании о решительном, отважном шотландце. Мэтью Магрегор был ее единственным, самым дорогим другом, хотя по возрасту годился даже не в отцы, а, пожалуй, в деды. Не задумываясь о собственной безопасности, он помог ей бежать из Карлин-Хаус, и даже тогда, когда люди Барроуза забарабанили в дверь гостиничного номера, где они с Мэтью остановились на ночлег, первая его мысль была о Лорен.
        - Быстрей! - хриплым шепотом скомандовал тогда Мэтью и подтолкнул ее к створчатому окну. - Вот, возьми… - Он протянул несколько смятых денежных банкнот. - Отправляйся на почтовую станцию на Лондон-роуд, найми карету до Уэппингтона и разыщи гостиницу, о которой я тебе говорил. Я встречусь с тобой там, если смогу. Если меня не будет слишком долго, садись на первый же корабль в Америку, как мы договорились.
        Лорен попыталась возразить, однако его лицо, угловатое, с резкими чертами, напоминавшими скалы Корниша, сделалось непроницаемым.
        - Делай, как я сказал, - настойчиво произнес он, подсаживая девушку на подоконник.
        В тот же миг дверь с оглушительным треском сорвалась с петель и в комнату ворвались люди Барроуза.
        Молниеносно развернувшись, Мэтью выхватил пистолет и выстрелил. Один из нападавших упал, но другой кинулся вперед, на ходу обнажая короткую саблю.
        Мэтью, сверкнув глазами, неистово махнул Лорен рукой, приказывая бежать, но девушка не смогла бросить друга на верную погибель. Поколебавшись мгновение, она спрыгнула с подоконника обратно и тут же закричала от острой боли в колене. Это на миг отвлекло атакующего, и Мэтью, успев воспользоваться его замешательством, бросился на него первым. Тем временем к месту схватки подоспели еще два преследователя, но Лорен сумела толкнуть им под ноги ближайший стул, а затем, подняв узел с одеждой, с размаху запустила им во врага. В следующий миг. Мэтью схватил ее за руку и потащил за собой через пустой дверной проем прочь из гостиницы.
        Потом они уходили от нескончаемой погони по темным пустым улицам, не оглядываясь, слыша за спиной неотступный грохот тяжелых сапог преследователей. В конце концов Мэтью удалось незаметно толкнуть Лорен в узенький переулок, попавшийся на пути, и увлечь людей Барроуза дальше по ложному следу.
        Весь день Лорен провела в мучительном ожидании, однако Мэтью так и не появился той ночью в гостинице «Красный лев». Утром следующего дня она решилась исполнить последний наказ друга и отправилась искать корабль.
        Несмотря на то что Лорен легко разыскала порт, ее надежды отплыть еще до полуночи быстро растаяли. У нее оставалось слишком мало денег, а те немногие матросы, которых Лорен решалась расспрашивать, насмешливо скалили зубы в ответ и делали непристойные предложения. В результате она снова привлекла к себе внимание людей Барроуза, без устали рыскавших повсюду.
        Теперь, забившись в сырой и темный переулок, Лорен едва осмеливалась дышать, замирая при мысли, что ее убежище может быть обнаружено в любую секунду. Однако, прислушавшись, она убедилась, что звук шагов начал удаляться.
        Девушка с облегчением перевела дух и сосчитала про себя до двадцати, после чего, дрожащими руками приподняв капюшон, осторожно огляделась по сторонам. В конце переулка между черными громадами домов проглядывал прямоугольник ночного неба, на фоне которого высился лес дремлющих корабельных мачт.
        Движения на реке почти не было, разве что изредка лениво проплывали случайные баржи. Портовые кварталы спали, и дешевые магазины лондонского Ист-Энда были наглухо заперты, а витрины забраны решетками. Только пивные да публичные дома оставались в этот час шумными островками ночной жизни. Там гуляли моряки, проститутки и местные карманники.
        Затаившись у причала, Лорен прислушивалась к тяжелым ударам волн о борта кораблей. До нее доносились слабые отзвуки пьяного веселья злачных мест. Она слышала и суетливую беготню крыс вдоль стен домов, но даже мысль о встрече с целыми полчищами этих отвратительных тварей не пугала ее так, как возможность предстать пред Джорджем Барроузом, последним ныне здравствующим соучредителем и единовластным хозяином огромной судовладельческой империи «Карлин лайн». Злой судьбе было угодно, чтобы именно этот человек стал ее опекуном, заставлявшим Лорен не только повиноваться любому его желанию, но, что было особенно ужасно, даже участвовать в личной вендетте.
        Учерившись наконец, что люди Барроуза в самом деле ушли, Лорен поспешила прочь от реки. Она шла, слегка прихрамывая, по грязному длинному переулку, время от времени нагибаясь и потирая колено, ушибленное при падении с подоконника в Рединге и все еще причинявшее ей боль. Теперь, когда она знала, что ищейки опекуна продолжают идти по ее следу, Лорен оставался только один выход - возобновить поиски корабля. Она должна была покинуть Англию во что бы то ни стало, пока Джордж Барроуз не выдал ее насильно замуж за человека, с которым она даже ни разу не встречалась. Лорен еще не было семнадцати, и по закону она не могла ослушаться воли опекуна; ей ничего не оставалось, кроме как отважиться на побег, и теперь она изо всех сил старалась не думать о неведомых опасностях, подстерегавших ее впереди.
        Девушка беззвучно шла по неровной брусчатке в своих мягких башмачках из козлиной кожи. Узкие улочки, вдоль которых теснились обшарпанные доходные дома, переплетались, незаметно сменяя друг друга, но Лорен все время старалась держаться параллельно реке, чтобы не пропустить лондонский док. Минуя шумные кабачки и пустые, безмолвные конторы, слившись с ночной тенью, девушка упрямо продолжала свой путь и остановилась только однажды, чтобы избежать встречи с приходским сторожем, совершавшим обход с фонарем и колотушкой. В конце концов она уперлась в массивную стену главного дока на Пеннингтон-стрит, окружавшую портовые склады. Когда Лорен удалось наконец отыскать неохраняемые ворота, она вздохнула спокойнее.
        За воротами взгляду ее открылась пристань, у которой теснились огромные корабли. Не обращая внимания на запах дегтя и гниющей рыбы, ставший почти невыносимым, девушка направилась туда, осторожно пробираясь между просмоленными бочками и ящиками, ожидавшими погрузки.
        Неожиданно ее внимание привлек слабый огонек, мерцавший на палубе трехмачтовой бригантины у самого причала. Его свет казался таким ласковым и гостеприимным, что у Лорен стало теплее на душе и она подумала, что, может быть, ей удастся встретить там понимание и сочувствие своим несчастьям.
        Девушка спустилась по каменным ступеням набережной и, убедившись, что за ней никто не следит, ступила на шаткий трап. Плеск воды заглушал скрип досок. Когда Лорен оказалась на борту, нижняя палуба выглядела пустынной. Поманивший ее свет исходил от фонаря, подвешенного слева на деревянном гвозде. На правом борту играли тусклые красноватые отблески этого света, отчего тени в кормовой части казались еще чернее и глубже.
        Лорен чувствовала себя здесь незваной гостьей, но отступать было уже поздно. Поколебавшись несколько мгновений, она несмело позвала хозяев. Не получив ответа, девушка медленно двинулась к юту.
        - Стой! Кто идет?
        Резкий окрик чуть не заставил Лорен подскочить на месте. Она обернулась. Коренастый моряк, стоявший всего в нескольких шагах, целился в нее из мушкета. Скованная страхом, Лорен стояла не шевелясь, остановившимся взглядом наблюдая, как часовой медленно опускает мушкет. Немного помедлив, моряк направился к ней. Когда он оказался совсем рядом, стали видны его светло-рыжие волосы и вздернутый нос, усеянный веснушками.
        Девушка с удивлением отметила, что на вид он был не старше ее, а может быть, даже и моложе. Да что там - скорее всего ему не больше четырнадцати. Лорен вздохнула с облегчением. Даже вооруженный мушкетом, этот юнец вовсе не походил на тех страшных людей, от которых она бежала. Более того, она неожиданно почувствовала себя в безопасности, почти как тогда, с Мэтью.
        - Прошу прощения, не могли бы вы сказать мне, что это за корабль? - вежливо спросила Лорен.
        Паренек тревожно вглядывался в нее, стараясь получше рассмотреть лицо под капюшоном, и в конце концов, по-видимому, решил, что ночная гостья не представляет большой опасности.
        - Это «Камелия», - ответил он наконец. - Вы заблудились, мэм?
        - Просто я заметила свет у вас на палубе и поднялась сюда. Нельзя ли мне поговорить с кем-нибудь главным?
        - Я главный, мэм. Сегодня моя первая ночь на часах. - В голосе паренька Лорен услышала горделивые нотки.
        - Значит, это вы командуете кораблем?
        Лицо моряка озарилось застенчивой улыбкой.
        - Сказать по правде, я пока только юнга… Мое имя Тим Саттер. Капитан доверил мне стоять на часах. Он тоже сегодня остался на борту.
        - Так ваш капитан здесь? Я могла бы поговорить с ним? Хочу попросить его взять меня на корабль.
        Саттер казался очень удивленным.
        - Вряд ли это возможно, мэм.
        - У меня не так много денег, но я заплачу позже, обещаю, - поспешила заверить Лорен.
        - Да не важно, сколько у вас денег. Капитан не разрешает женщинам находиться на борту. К тому же «Камелия» не пассажирское судно. Это военный корабль.
        - О!
        Должно быть, юнга почувствовал, как сильно огорчилась Лорен.
        - Сказать по правде, «Камелия» большей частью перевозит грузы, но иногда выходит в море пострелять. Месяц назад мы принимали участие в двух битвах с лягушатниками. Ух мы и задали им жару - зато сами вышли ну без единой царапинки!
        - С кем, с кем вы сражались? С лягушатниками?
        - Ну да, с французишками. У нас же с ними война. Ну, если что, мы им покажем! Будут знать, как к нам соваться.
        - Ах да, конечно. - Лорен прижала ладонь к виску, борясь с неожиданно нахлынувшей слабостью. Похоже, страхи и переживания последних недель сказались на ее самочувствии сильнее, чем она предполагала.
        - Послушайте, мэм, - обратился к ней Саттер после некоторого замешательства, - капитан будет недоволен, если узнает, что вы находитесь здесь. Мне очень жаль, правда, но вам лучше уйти.
        Лорен оглянулась и пристальным взглядом окинула пристань. Где-то там, за стеной, рыскали люди Барроуза.
        - Пожалуйста, не прогоняйте меня…
        Саттер нахмурился:
        - Вам что, некуда пойти, мэм?
        - За мной гонятся плохие люди, и у меня нигде нет безопасного пристанища. Пожалуйста, позвольте мне остаться здесь еще немного.
        Юнга некоторое время задумчиво глядел на Лорен. Наконец он кивнул:
        - Хорошо, подождите. Я схожу за капитаном.
        Он повернулся и направился на корму, однако не успел пройти и пяти футов, как из темноты раздался голос:
        - Не меня ли ты ищешь, Саттер?
        Юноша вздрогнул от неожиданности и вскинул карабин.
        - О, сэр! - сконфуженно воскликнул он, узнав своего капитана.
        Высокий, более шести футов ростом, тот спокойно стоял у двери под ютом и наблюдал за разыгравшейся сценой.
        - Раз уж ты догадался, что я не враг, мой мальчик, можешь поискать другую цель для своего карабина, - шутливо заметил он.
        По командным ноткам, звучавшим в бархатном голосе незнакомца, Лорен сразу поняла, что перед ней хозяин корабля. Теперь он не спеша шел ей навстречу с видом человека, привыкшего ко всеобщему уважению и повиновению. Девушка гадала про себя, что он успел услышать из ее разговора с юнгой, однако, когда капитан шагнул в круг света, отбрасываемый фонарем, она позабыла обо всем на свете.
        Перед нею стоял совершенно необыкновенный человек. Он был на голову выше всех ее знакомых и очень широк в плечах, отчего выглядел бы почти устрашающе, если бы не безукоризненно подобранные детали костюма, выдававшие в нем настоящего джентльмена. Элегантный зеленый сюртук, накрахмаленный белый шейный платок, облегающие модные рейтузы, блестящие сапоги с отворотами - все подчеркивало благородство его облика и решительно опровергало сложившееся у Лорен представление о просоленном морском волке.
        Густые, вьющиеся крупными кольцами медно-каштановые волосы капитана мягко блестели в свете фонаря. Однако примечательнее всего были сверкающие голубые глаза. Лорен никогда прежде не доводилось видеть такого насыщенного и глубокого голубого цвета.
        Капитан ответил на пристальное любопытство своей незваной гостьи легкой насмешливой улыбкой; затем изогнутая бровь слегка приподнялась.
        - Не пора ли представить меня даме, юнга?
        Словно очнувшись, Лорен сообразила, что это совершенно неприлично - так глазеть на незнакомого человека. Жаркий румянец залил ее щеки, по счастью скрытые низко опущенным капюшоном.
        Тим Саттер проворно шагнул вперед:
        - Прошу прощения, сэр, но она не назвала своего имени.
        Капитан окинул Лорен спокойным, внимательным взглядом.
        - Мое имя Джейсон Стюарт, - представился он. - Чем могу быть вам полезен?
        После этих простых слов, сказанных капитаном, Лорен почувствовала себя так, как если бы где-то рядом разорвалась бомба. Мысли беспорядочно закружились у нее в голове.
        - Вы сказали… Стюарт? - У нее на миг прервалось дыхание. - Джейсон Стюарт?
        Неотрывно глядя на капитана, девушка попятилась назад.
        - Я… я, должно быть, ошиблась, - едва слышно вымолвила она, продолжая отступать.
        Капитан Стюарт, встревоженный странным поведением незваной гостьи, сделал по направлению к ней несколько шагов, однако та вытянула вперед руку, словно защищаясь.
        - Саттер, усади куда-нибудь леди, пока она не лишилась чувств.
        - Слушаюсь, сэр.
        - Нет! - неожиданно резко возразила Лорен.
        Упершись спиной в деревянный парапет, она затравленно оглянулась. Безлюдная пристань тонула во мраке.
        - Простите… за беспокойство.
        Не дожидаясь приближения Стюарта, девушка кинулась бежать прочь с корабля, недоумевая, как же могло случиться, что она лицом к лицу столкнулась с одним из двух лондонцев, встречи с которыми ей более всего хотелось избежать.
        Но разве она не сама виновата в своих бедах? Ей следовало хорошенько подумать, прежде чем соглашаться на хлеб и кров в Карлин-Хаус, предложенные Джорджем Барроузом. Правда, тогда Лорен было всего лишь двенадцать и она осталась одна в целом свете. Шесть месяцев ей пришлось провести в приходском работном доме, куда ее определили после смерти матери. Условия там были ужасные, холод, голод и непосильная работа совершенно изматывали воспитанников. Но хуже всего были даже не частые побои, а другой распространенный в работных домах способ наказания. За малейшее нарушение распорядка провинившихся, невзирая на слезы и мольбы о прощении, запирали в сыром темном подвале. Лорен не раз приходилось спускаться туда и проводить там долгие часы, обмирая от ужаса, пока сознание не покидало ее… Поэтому она готова была на что угодно, лишь бы выбраться из работного дома на волю, и когда Джордж Барроуз предложил ей выход, она приняла его, почти не раздумывая. В обмен на обеспеченную жизнь в тепле и довольстве Лорен должна была помочь Барроузу сохранить судовладельческую империю, созданную ее отцом, Джонатаном        Лорен никогда не видела своего отца и не стремилась к этому - ведь он надругался над ее матерью, заключив с ней фальшивый брак, распространенное развлечение состоятельных повес. После первой же брачной ночи он покинул хрупкую доверчивую красавицу Элизабет Девриз, чем обрек ее на нищенское существование с незаконнорожденным ребенком на руках.
        Последние дни матери были ужасны - она медленно угасала, снедаемая лихорадкой. Лорен приходилось брать на дом стирку и починку одежды. Однако тех грошей, которые зарабатывала девочка, не хватало даже на лекарства, необходимые Элизабет.
        Лорен до сих пор испытывала приступы ярости при воспоминании о собственном бессилии, вынести которое было труднее, чем скорбь и одиночество. Тогда она поклялась себе, что обязательно выберется из нищеты, и время, проведенное в приюте, только лишь укрепило ее решимость. Поэтому не было ничего удивительного в том, что предложение Джорджа Барроуза показалось ей спасительным выходом.
        Барроуз рассказал Лорен, что был компаньоном ее отца и что Джонатан Карлин женился, едва расставшись с Элизабет, на сестре Барроуза, Мэри. На этот раз брак оказался вполне удачным, и через шесть месяцев после появления на свет Лорен у Карлина родилась вторая дочь - Андреа. Но десять лет спустя случилось несчастье.
        Не вдаваясь в подробности, Барроуз сообщил только, что Джонатан и Мэри были убиты пиратами. Над Андреа разбойники надругались и оставили умирать, но девочку нашли и выходили; однако рассудок ее с тех пор помутился. Тем не менее дочь Джонатана Карлина унаследовала все его баснословное состояние.
        Барроуз получил опекунство и взял на себя руководство «Карлин лайн», однако на следующий год Андреа скончалась от скоротечной чахотки. Вот тогда-то Барроуз и разыскал Лорен.
        Он предложил девочке переехать в особняк Карлин-Хаус, высившийся над морем на скалистом берегу Корнуолла, и жить там, как и подобает дочери Джонатана Карлина. Однако существовало одно условие, одно маленькое «но» - Лорен должна была выдавать себя за Андреа. Устроить подмену оказалось совсем несложно. Однако сестра Джонатана, Реджина Карлин, могла помешать осуществлению плана Барроуза - ведь в случае смерти Андреа она становилась наследницей «Карлин лайн». Реджина никогда не любила племянницу, публично называла чокнутой и настаивала на помещении девочки в лондонскую психиатрическую лечебницу - Бедлам. Но Барроуз решительно отстаивал права своей подопечной и не менее решительно удерживал Реджину на расстоянии от судовой компании. Он окружил Карлин-Хаус наемными охранниками и приказал не пускать Реджину внутрь. Таким образом, угроза со стороны недовольной претендентки была надежно устранена.
        В конце концов, рассуждала тогда Лорен, она ведь действительно приходилась Андреа пускай и сводной, но все же сестрой. Их разделяло всего лишь шесть месяцев… Обе были белокурыми, зеленоглазыми, и единственным примечательным отличием Андреа был ее померкший разум. Прислугу в доме сменили, так что теперь никто, кроме Барроуза, Лорен и ее гувернантки, не знал о подмене.
        Барроуз обещал, что обман не будет длиться вечно. По достижении совершеннолетия Лорен становилась независимой и могла претендовать на свою долю в «Карлин лайн». Еще Барроуз сказал, что половина кораблей по праву принадлежит ей, и это еще больше укрепило решимость Лорен принять его предложение - ведь если бы брак ее родителей был признан законным, она унаследовала бы все состояние Джонатана Карлина.
        К тому же, как только она вспомнила ночи, проведенные в подвале работного дома, ее последние сомнения улетучились без следа.
        Однако новая жизнь Лорен в Карлин-Хаус не вполне соответствовала тому, чего девочка ожидала. Она редко видела Барроуза, жившего в Лондоне, ей запрещалось общаться со слугами, а гувернантка мисс Фостер была не менее холодна и недружелюбна, чем гранит окрестных скал. В Карлин-Хаус Лорен впервые увидела своего отца… точнее, его портрет в галерее. Она долго вглядывалась в красивое холеное лицо, стараясь разглядеть следы ледяной жестокости, погубившей Элизабет Девриз, и, к своему удивлению, не смогла их найти.
        И все же у Барроуза Лорен жилось неплохо. Она получила образование, подобающее наследнице империи Карлина, и комфорт, достойный принцессы. Барроуз покупал ей роскошные платья, модные шали, изящные туфли-лодочки. Шкатулка с драгоценностями Андреа, полная прелестных фермуаров, заколок и колец, перешла к ее сводной сестре. Мисс Фостер даже настаивала, чтобы Лорен носила любимое кольцо сестры, которое та почти никогда не снимала. Гувернантка всегда называла девочку Андреа, так же как и сам Барроуз.
        Зато неприятной стороной перевоплощения в сводную сестру стала для Лорен невозможность покидать пределы дома. Она очень скоро поняла, что неулыбчивые охранники, нанятые для защиты ее от Реджины, должны были также следить за ней самой.
        Однако Лорен быстро научилась обманывать стражу и незаметно ускользать на волю. Благодарение Богу, сон мисс Фостер сопровождался громким храпом, и в безлунные ночи пленница Карлин-Хаус получала несколько благословенных часов свободы. Она отворяла окно своей спальни, спускалась вниз по соседнему дереву и пробиралась к морю по каменистым тропам в скалах.
        Так Лорен познакомилась с Мэтью Магрегором. В одну из своих ночных прогулок она случайно наткнулась на человека, прятавшего партию контрабандного шелка в одной из прибрежных пещер прямо под стенами Карлин-Хаус. Любой другой контрабандист на его месте перерезал бы ей горло, но Мэтью предпочел подружиться с любознательной особой. Лорен напоминала ему погибшую дочь, а измученная одиночеством девочка всем сердцем привязалась к новому приятелю, и на протяжении последующего, года их странная дружба только крепла.
        Как-то, спустя месяц с момента их первой встречи, когда Лорен по своему обыкновению ночью направилась к морю, неожиданно раздавшиеся откуда-то сверху голоса заставили ее остановиться. Насторожившись, Лорен юркнула в тень под скалу и опустила капюшон пониже. Она знала, что ее волосы могут отражать свет. «Сияют как маяк», - подшучивал над ней Мэтью. Он же посоветовал ей прятать под капюшоном ее золотые кудри, особенно в лунные ночи.
        Голоса наверху становились все громче, наполняя душу Лорен тревогой. По-видимому, там кто-то ссорился, но порывистый морской ветер не позволял расслышать, о чем шла речь. Один из голосов был скорее всего женский. Лорен нахмурилась. Поблизости, за исключением ее самой, не было женщин, которые согласились бы гулять по ночам у моря.
        У нее затекли ноги, и она постаралась разместиться поудобнее в нише под скалой. Тем временем, судя по доносившимся сверху звукам, ссора там переросла в драку - до Лорен доносился теперь неразборчивый хрип и проклятия, а затем страшный вопль пронзил ночную тишину.
        Вздрогнув от неожиданности, девушка едва успела заметить, как нечто похожее на огромную летучую мышь стремительно пронеслось мимо нее вниз, мгновенно скрывшись во мраке. Похолодев от ужаса, она слушала, как звонкое эхо, вызванное воплем, замирало в окрестных скалах.
        Прошло немало времени, прежде чем Лорен решилась покинуть свое убежище и осторожно посмотреть вниз. Хотя в темноте ей ничего не удалось разглядеть, девушка понимала, что никто не смог бы выжить после такого падения. С бешено колотящимся сердцем она стала ощупью спускаться по узкой скользкой тропинке. Достигнув прибрежных камней, Лорен невольно замедлила шаг, страшась увидеть то, что искала, и тут за гигантским обломком скалы ее взгляду открылось ужасающее зрелище.
        Мисс Фостер, уставив вверх остекленевший взгляд, лежала на камнях в неестественно изогнутой позе; одно ее плечо прикрывала шерстяная шаль. Неподвижное бледное лицо гувернантки, покрытое брызгами прибоя, жутко белело в темноте.
        Лорен покачнулась, ощутив приступ тошноты. Было что-то отвратительное в том, как аккуратно лежала на камнях черная бомбазиновая юбка погибшей - словно она нарочно расправила ее.
        Не в силах более выдержать страшной картины, Лорен кинулась прочь, не разбирая дороги, спотыкаясь и падая, как вдруг внезапно перед ней выросла темная фигура. Девушка готова была закричать от ужаса, но широкая мозолистая ладонь быстро зажала ей рот.
        - Тише, крошка, - прошептал ей на ухо Мэтью. - Ты ведь не хочешь, чтобы сюда прибежали все твои охранники?
        Услышав знакомый голос, Лорен сразу обмякла и, всхлипнув, уткнулась Мэтью в плечо.
        - Там… она… она…
        - Ну да, я слышал крик. - Шотландец мягко отстранил девушку. - Обожди пока тут, а я пойду посмотрю, что там стряслось.
        Когда контрабандист вернулся, лицо его было мрачнее тучи.
        - Мэтью, - низкий голос Лорен сделался хриплым от волнения, - мисс Фостер… она упала не случайно. Кто-то столкнул ее. Я слышала голоса наверху, перед тем как это случилось.
        - Точно, - пробасил в ответ Мэтью, - кто-то столкнул ее. Я даже могу предположить, что ее столкнули вместо тебя.
        Глаза Лорен расширились от ужаса.
        - Ты хочешь сказать, что кто-то… кто-то пытается меня убить?
        - Не тебя. Андреа. Крошка, твое притворство слишком далеко зашло.
        Мэтью хорошо знал ее историю. Как-то в порыве откровенности девушка призналась Мэтью, что на самом деле ее зовут Лорен Девриз и она лишь играет роль своей сводной сестры Андреа. После этого шотландец не отставал от нее до тех пор, пока не услышал всю историю в подробностях.
        - Да ты просто рехнулась, вот что я тебе скажу, - заключил он, выслушав Лорен. - Как ты могла согласиться на это - ты разве не понимаешь, что можешь угодить на виселицу?
        После этого разговора Лорен долго не могла уснуть. Неужели за то, что она сделала, сажают в тюрьму и даже… Только теперь девушка поняла, в какую ловушку попала.
        Позже Мэтью не раз пытался уговорить ее покинуть Карлин-Хаус. Осторожно расспросив жителей соседней деревни, он выяснил, что среди них бытует слух, будто Реджина причастна к убийству четы Карлин. Однако Лорен некуда было податься. Кроме того, она дала слово Джорджу Барроузу.
        Но теперь, когда мисс Фостер убита… Это обстоятельство определенно меняло дело.
        - Тебе больше нельзя здесь оставаться, - твердо произнес Мэтью. - Реджина Карлин охотится за деньгами твоего отца и ради них не остановится ни перед чем. Пора уносить отсюда ноги, пока не поздно.
        Несмотря на теплую июньскую ночь, Лорен поежилась. Ей вспомнилось, как однажды мисс Фостер, разговорившись, выболтала, что Реджина оспаривала в суде право Андреа на наследство, поскольку Джонатан не оставил завещания. Позже, когда Лорен снова заговорила об этом, мисс Фостер все отрицала и даже посоветовала ей не совать свой нос куда не следует.
        - Я так думаю, - прервал ее размышления Мэтью, - Реджина убрала твою гувернантку, а ты будешь следующей.
        Лорен подняла голову и с мольбой посмотрела на своего друга. Ей хотелось услышать что-нибудь обнадеживающее, но Мэтью был непреклонен, и в глубине души она знала, что Мэтью прав: если она останется здесь, Реджина убьет ее.
        И Лорен решилась.
        - Хорошо, - сказала она. - Я уеду. Но прежде я поговорю с Барроузом - моему перевоплощению нужно положить конец.
        Мэтью презрительно усмехнулся:
        - Шутишь? Ты правда веришь, что он позволит тебе просто так уйти?
        - Джордж, может быть, и не любит меня, но не захочет же он моей смерти?
        - Ага, он и твою гувернантку собирался защищать.
        Шотландец был настолько зол, что даже в темноте было заметно, как покраснело его лицо.
        Лорен тронула руку Мэтью дрожащими пальцами.
        - Пожалуйста, не злись на меня. После разговора с Барроузом я буду свободна.
        - Упрямая девчонка, - пробормотал контрабандист. - Ладно, если хочешь испытать судьбу… Но я не советую тебе здесь долго задерживаться.
        - Мне некуда идти.
        - Не волнуйся об этом. Мы что-нибудь придумаем. А теперь иди. Ты должна вернуться прежде, чем тебя хватятся.
        Но Лорен медлила.
        - Мы не можем так просто уйти… и оставить мисс Фостер лежать там.
        - Твой опекун найдет ее очень скоро, будь уверена.
        Больше Лорен не спорила. Глотая слезы, она молча кивнула и в сопровождении шотландца направилась к дому. Расставаясь, она пообещала Мэтью ничего не рассказывать Барроузу об увиденном.
        Однако как только Лорен взобралась по дереву обратно в свою спальню, ужас снова овладел ею - ведь только что она узнала, что перевоплощение в сводную сестру могло привести ее на виселицу. Даже вероятность получить когда-нибудь корабли Карлина была ей теперь отвратительна.
        Услышав призывное мурлыканье у своих ног, Лорен нагнулась, чтобы взять на руки кота. Это пушистое рыжее создание случайно забрело в ее спальню несколько месяцев назад и прижилось здесь, несмотря на то что мисс Фостер ненавидела Улисса и часто грозилась избавиться от него…
        Память Лорен тут же услужливо нарисовала ей мертвую гувернантку, неподвижно распластавшуюся на камнях.
        - О Улисс, - горестно прошептала девушка, зарываясь лицом в мягкий пушистый мех. - Что же я наделала? Господи, что же теперь будет?
        Похороны Сибил Фостер состоялись через три дня, а на следующей неделе в Карлин-Хаус пожаловал Джордж Барроуз. Услышав, что он дожидается ее, Лорен побледнела, однако тут же решительно расправила плечи и направилась к кабинету опекуна.
        Кабинет этот был любимой ее комнатой; стены его украшали бесчисленные картины, а на столе разместились прекрасно выполненные модели кораблей. Стеллажи с книгами вмещали сотни увесистых томов, переплетенных в кожу. Много часов провела здесь Лорен над книгами о море и о бесстрашных людях, бросивших вызов его бесконечной мощи. Так она успела узнать много интересного о морских судах еще до того, как ей довелось ступить на палубу хотя бы одного из них.
        Однако теперь Лорен переступала порог кабинета с явной неохотой. Барроуз, плотный коренастый мужчина с двойным подбородком и грубыми чертами лица, стоял у стола, когда она вошла. Опекун выглядел хмурым и уставшим, его панталоны и темно-коричневый сюртук были помяты. Глядя на лицо Барроуза, можно было подумать, что он только что плакал, но Лорен знала, что у него просто слезятся глаза.
        Барроуз обтер лицо носовым платком и пристально посмотрел на свою подопечную.
        - Я сосватал тебе жениха, - начал он сухо. - Свадьба состоится сразу же после твоего семнадцатилетия.
        Лорен молча смотрела на него, не в силах произнести хоть слово. Она-то думала, что опекун начнет разговор с выражения сожалений по поводу смерти мисс Фостер и, возможно, попытается все объяснить. И уж конечно, она не была готова к такому повороту событий.
        - Свадьба… - выговорила она наконец, слегка заикаясь от изумления. - А как же быть со смертью мисс Фостер?
        - Печальная случайность, - небрежно ответил Барроуз.
        - Это не случайность! - горячо воскликнула Лорен. - И я не хочу больше участвовать в вашем обмане. Он зашел слишком далеко.
        Барроуз смерил девушку презрительным взглядом, и его тонкие губы плотно сжались.
        - Я понимаю, ты встревожена, Андреа; поэтому я закрою глаза на вопиющее нарушение дисциплины.
        - Вы говорили мне, что Реджина хочет заполучить «Карлин лайн», но вы никогда не упоминали, что ради этого она может пойти на убийство. Я больше не намерена…
        - Довольно! - неожиданно рявкнул Барроуз, и его резкий тон заставил Лорен вздрогнуть. Выдержав подобающую случаю паузу, Барроуз как ни в чем не бывало начал в своей обычной манере излагать детали предполагаемой свадьбы. И тут впервые Лорен узнала имя человека, которого опекун прочил ей в женихи. Его звали лорд Эффинг.
        Негодование душило Лорен. И зачем она только ввязалась в лживую игру Барроуза! Нет, она больше не в силах выносить этот размеренный, бубнящий голос…
        - Вы обещали, что я буду свободна, когда мне исполнится двадцать один год! - почти выкрикнула она.
        На заплывших жиром скулах Барроуза обозначились желваки, но тем не менее он оставил слова Лорен без ответа.
        - Мне ничего не стоило выбрать тебе в женихи первого попавшегося поклонника, учитывая «Карлин лайн» в качестве приданого. Не многие молодые люди придирчиво отнесутся к невесте, за которой дают целое состояние, вложенное в корабли, - в придачу к таким деньгам они с готовностью возьмут даже сумасшедшую. Тем не менее я был разборчив. Мне хотелось найти нужного человека. Теперь я нашел его и доволен своим выбором.
        Лорен только покачала головой. Как может она выйти замуж за совершенно незнакомого человека, да еще и вовлечь его в обман, уже ставший причиной убийства? К тому же Лорен вообще не собиралась выходить замуж. Никогда. Она никому не позволит поступить с ней так же, как некогда Джонатан Карлин поступил с ее матерью.
        - Маркиз Эффинг весьма состоятельный человек, дорогая моя. Ты никогда и ни в чем не будешь нуждаться, если выйдешь замуж за его сына. Это благородная фамилия…
        - Не притворяйтесь, что вы делаете все это ради меня, - перебила его Лорен.
        Лицо Барроуза приняло холодно-враждебное выражение.
        - Я делаю это ради «Карлин лайн», потому что должен иметь достойного преемника. Заодно я хочу защитить тебя от Реджины. Замужество - твой единственный шанс не попасть в сумасшедший дом после моей смерти, и, заметь, это лучший вариант. В худшем - Реджина убьет тебя.
        Но Лорен его слова ничуть не убедили.
        - Вам нет до меня дела! Вам все равно, что сделает со мной Реджина. Главное, чтобы она не добралась до ваших кораблей!
        На щеках Барроуза выступили красные пятна. Он наставил на девушку вытянутый указательный палец и проговорил, четко выговаривая каждое слово:
        - Я всегда - всегда! - выполнял свои обязательства, данные Джонатану. Даже когда дело дошло до его незаконной дочери!
        Лорен вспыхнула. Барроуз никогда прежде не называл ее незаконной. Это слово прозвучало в его устах как обвинение, словно он хотел наказать ее за само появление на свет.
        Тяжело вздохнув, опекун коснулся ладонью лба.
        - Когда-нибудь ты поймешь, что я желаю тебе только добра.
        Лорен с горечью рассмеялась:
        - В самом деле? Ну тогда, может быть, вы объясните мне, что я получу благодаря вашей доброте? Замужество, которое вы мне предлагаете, будет равносильно пересылке из одной тюрьмы в другую.
        - Вовсе нет.
        - Нет? А сколько, по-вашему, мой муж наймет людей, чтобы охранять меня? Десять? Двадцать? А может быть, он достаточно богат, чтобы содержать целую армию?
        - Я уже не раз объяснял тебе, что охрана нужна исключительно для твоей защиты.
        - Хороша защита! Мисс Фостер уже мертва!
        - Довольно! - Лицо Барроуза потемнело. - Сейчас ты отправишься в свою комнату и поразмыслишь над тем, что я тебе сказал.
        - Нет. Я понимаю, что нужна вам, чтобы не потерять контроль над «Карлин лайн», но с меня хватит. Вы слышите? Я ухожу. Не хочу быть вашей соучастницей!
        - Немедленно прекрати истерику, Андреа!
        Лорен понимала, что вот-вот сама накличет на себя беду, но уже не в силах была остановиться.
        - Истерика! - воскликнула она, сжимая кулаки. - Может быть, и истерика, но я не Андреа!
        Неожиданно Барроуз подбежал к девушке и наотмашь ударил ее по лицу. Лорен отскочила в сторону; гребень, скреплявший на затылке ее волосы, со стуком упал на пол, и золотые пряди мгновенно рассыпались по плечам.
        Держась рукой за щеку, Лорен в страхе и недоумении смотрела на опекуна. Барроуз никогда не бил ее прежде… Потому что она никогда ему не перечила.
        Почувствовав, что хватил через край, Барроуз изменился в лице и сдавленно проговорил:
        - П-прости меня.
        Внезапно опекун начал задыхаться и судорожно задергал шейный платок.
        Лорен с минуту недоверчиво наблюдала за ним, затем кинулась помогать. Барроуз оттолкнул ее и, обмахиваясь растопыренной ладонью, тяжело опустился в широкое кресло, жадно хватая ртом воздух.
        В следующее мгновение он заговорил слабым, прерывистым голосом:
        - Поверь, я защитил бы твою гувернантку, если бы это было в моей власти, но по крайней мере я могу защитить тебя. Эта свадьба необходима для твоей безопасности. Доктора говорят, что мне уже недолго осталось, и я хочу устроить твою судьбу, прежде чем уйду из этой жизни.
        Обычно красноватое лицо Барроуза приобрело болезненный серый оттенок, однако Лорен все никак не могла отделаться от впечатления, что он готов использовать свое здоровье, лишь бы заставить ее согласиться. Она почувствовала, как гнев, снова закипевший у нее в груди, придает ей новые силы.
        - Я не выйду замуж ни за кого, как бы вам этого ни хотелось. - Она энергично замотала головой.
        - Еще как выйдешь. Свадьба состоится в сентябре - у тебя будет достаточно времени, чтобы принять эту идею.
        - Никогда! - Хотя до сентября оставалось еще несколько месяцев, Лорен вовсе не хотела свыкаться с мыслью о замужестве.
        - Послушай, у тебя нет выбора. Не заставляй меня делать то, что мне самому противно. Тебе ведь не захочется провести ночь в винном погребе?
        Лорен в ужасе отступила назад. Барроуз знал, как она боится замкнутого пространства, - он выяснил это, навещая ее в работном доме. А когда однажды мисс Фостер на несколько часов заперла Лорен в чулане в качестве наказания за какую-то мелкую провинность, ее потом нашли там холодную и почти бездыханную. После этого ее стали преследовать кошмары.
        Презирая себя за малодушие, Лорен выскочила из кабинета и бросилась бежать. Влетев в спальню, она бросилась на кровать и дала волю слезам. Девушка не сомневалась, что Барроуз осуществит свою угрозу. Он одержим желанием уберечь «Карлин лайн» от Реджины и во что бы то ни стало поступит по-своему. Но больше всего Лорен пугал человек, согласившийся жениться на полоумной, которую он к тому же ни разу не видел. Неужели его до такой степени прельщают корабли Карлина? Или, быть может, он должник опекуна и Барроуз угрожает ему? А новоявленный жених, возможно, вообще не осведомлен об умственном состоянии Андреа.
        В конце концов, какая разница, что за причина заставляет его жениться? Он ни в чем не виноват и не должен подвергаться опасности. Достаточно того, что мисс Фостер уже пострадала, встав между Джорджем Барроузом и Реджиной Карлин.
        Лорен все еще всхлипывала, когда Улисс мягко вспрыгнул к ней на кровать и призывно заурчал, требуя внимания. Девушка вытерла мокрые от слез щеки и, уютно пристроив кота у себя на коленях, постаралась собраться с мыслями.
        Даже если она обратится к властям, никто ей не поверит и не поможет - все считают ее сумасшедшей, а если даже поверят, то тут же отправят в тюрьму, как преступницу, а может, и вообще повесят.
        Тюрьма! От одного этого слова у Лорен защемило сердце и засосало под ложечкой. Оказаться запертой в полном одиночестве в холодной, темной камере…
        Мэтью был прав. Она должна немедленно покинуть Кар-лин-Хаус. Она завяжет самые необходимые вещи в узелок, затем незаметно проскользнет ночью мимо стражи и встретится с шотландцем в условленном месте.
        - Как жаль, что я не смогу взять тебя с собой, Улисс, - прошептала Лорен, но кот лишь моргнул большими миндалевидными глазами и зевнул.
        Задумавшись, девушка глядела на канапе остановившимся взглядом. Мэтью поможет ей, как и обещал. Потом, добравшись до ближайшего морского порта, они сядут на корабль и покинут Англию…
        И вот что из этого вышло. Пустынный берег Темзы, сырая темнота и мучительная боль в колене. Лорен все больше охватывала паника. Надо же было так случиться, что жестокая судьба после всех ее страданий привела ее на борт «Камелии» и столкнула с капитаном Джейсоном Стюартом, человеком, встречи с которым Лорен больше всего хотелось избежать, потому что именно Джейсон Стюарт был женихом Андреа Карлин.

        Глава 2

        Подбежав к планширу, Джейсон в недоумении наблюдал, как его незваная гостья в низко опущенном капюшоне взбирается по каменным ступенькам набережной. Глядя, как она, прихрамывая, пробирается между ящиками и бочками, загромождавшими причал, капитан нахмурился.
        Весь прошедший день был каким-то странным. Утром, когда «Камелия» встала в док, родной берег встретил их тревожными новостями о том, что Соединенные Штаты будто бы объявили Англии войну. В связи с этим слухом немедленно встал вопрос - продолжит ли его первый помощник, американец Кайл Рэмзи, службу на борту
«Камелии».
        Вечером Джейсон пригласил Кайла в свою каюту, и они неплохо провели время за бутылкой отменного бренди, разговаривая о гражданском долге первого помощника. Много лет назад семья Кайла покинула Англию, перебравшись на плантацию в бассейне реки Миссисипи, и хотя Кайл не долго успел прожить в Америке, прежде чем отправился бороздить морские просторы, он с достаточной степенью лояльности относился к своей новой родине.
        Джейсон хотел, чтобы друг сам сделал выбор, однако он испытал немалое облегчение, когда Кайл принял решение, несмотря ни на что, остаться на «Камелии». После того как они покончили с первой проблемой, Джейсон заговорил о второй, личной.
        - Есть еще кое-что, - начал он. - Отец сегодня вызвал меня к себе…
        - Ах да, - перебил его слегка перебравший первый помощник, - я помню: послание от него уже дожидалось тебя, когда мы бросили якорь. Дай-ка мне угадать… может быть, ты запятнал честь семьи и лорд Эффинг за это обрушил на тебя свой гнев? Или ты просто не прыгнул, когда он скомандовал «Алле!»? - Кайл ухмыльнулся и налил себе еще бренди из хрустального графина. - Так чем ты не угодил старику на этот раз? Не может быть, чтобы он все еще гневалсд за те вложения в Вест-Индскую компанию, - или я не прав? Тебе следовало тогда взять меня с собой; я бы порекомендовал лорду Эффингу принимать порошки снисходительности - очень помогает при обострениях сыновней непокорности. - Кайл сделал большой глоток из своего стакана и расплылся в широкой улыбке.
        - Нет, теперь у него на уме нечто иное. - Джейсон перехватил инициативу прежде, чем Кайл разразился новой тирадой. - Отец задумал меня женить.
        Кайл поперхнулся и воззрился на своего друга так, словно на его месте неожиданно возник сам морской дьявол.
        - Чума меня побери! - только и смог выговорить он.
        Джейсон откинулся на спинку стула, задумчиво выводя пальцем невидимый узор на крышке стола.
        - Я согласился встретиться с невестой.
        Кайл разом осушил стакан и медленно наполнил его снова.
        - В вашей семейке сплошные фокусники, - заметил он на удивление трезвым голосом. - Старый маркиз - единственный известный мне человек, у которого в шляпе припасено больше кроликов, чем у тебя. Нет, серьезно, Джейс, что заставило тебя согласиться на подобное? Он-то понятно чего добивается - хочет, чтобы ты остепенился, осел на суше и наплодил ему кучу сорванцов; но зачем это нужно тебе? У твоего брата уже есть сын, наследник фамилии, продолжение рода вам обеспечено.
        - Мой отец по-другому смотрит на вещи, - спокойно заметил Джейсон. - Интересно, а как бы ты поступил, если бы тебе в качестве приданого предложили «Карлин лайн»?
        У Кайла от изумления раскрылся рот.
        - Корабли Карлина? - Когда до молодого человека дошло, что капитан не шутит, он тихо присвистнул. - Ну и ловкая же бестия твой папаша: знал, чем тебя зацепить! Беру свои слова назад. Ты просто жалкий любитель по сравнению с отцом.
        Джейсон усмехнулся и протестующе поднял руку.
        - Попридержи коней, приятель, я еще ни на что не соглашался - всего-навсего визит вежливости наследнице. Так что не стоит опутывать меня брачными узами раньше времени.
        - Да в чем дело? В нагрузку к «Карлин лайн» можно и ведьму взять. Нет, в самом деле, кто невеста?
        - Дочка Карлина. Вроде бы красавица, правда, чересчур молоденькая.
        Кайл наморщил лоб, пытаясь что-то вспомнить.
        - Кажется, это о ней ходили слухи несколько лет назад. Поговаривали, будто она тронулась умом и живет в Бедламе…
        Джейсон покачал головой:
        - Все это небылицы. Во всяком случае, так уверяет мой отец. Как бы там ни было, у меня будет возможность составить собственное мнение. Я отправляюсь в Корнуолл завтра утром и, если удастся, вернусь назад прежде, чем закончится ремонт
«Камелии».
        Однако Кайл продолжал хмуриться.
        - Не нравится мне все это, Джейс. Дурно пахнет. Послушайся моего совета - просто забудь об этой свадьбе. Ты и так уже успел наломать дров, несмотря на все усилия его светлости сделать из тебя настоящего джентльмена. Займись лучше контрабандой. Это расстроит его планы и в то же время сделает тебя богатым. Кроме того, посуди сам: ведь жене не понравится, что ты участвуешь в войне и мотаешься по свету.
        Джейсон внимательно посмотрел на захмелевшего друга:
        - Вообще-то я подумываю о передаче «Камелии» под твою команду.
        Кайл чуть не поперхнулся.
        - Черт возьми, Джейсон, я ведь уже и так согласился остаться, тебе незачем подкупать меня.
        В голубых глазах капитана блеснули веселые искорки.
        - Обижаешь, приятель, я и не думал о взятке. Ты достоин командовать кораблем. И потом, это же было частью нашего уговора.
        - Но надеюсь, ты не собираешься прямо сейчас бросать «Камелию»?
        - Прямо сейчас - нет, однако когда-нибудь это должно случиться. Ты ведь знаешь, я и прежде не собирался всю жизнь посвятить морю. Ты научил меня всему, чего я хотел, и даже более того. К тому же, если я решу жениться на дочери Карлина, у меня в распоряжении окажется целый торговый флот. Конечно, это не совсем одно и то же…
        Голос Джейсона дрогнул, когда он окинул взглядом незатейливо обставленную капитанскую каюту, казавшуюся тесной для двух рослых, атлетически сложенных мужчин. Она почти два года служила Джейсону домом, и он знал каждый дюйм дубовой обшивки, тускло поблескивающей медной арматуры и других необходимых принадлежностей этого небольшого помещения, как, впрочем, и всего своего корабля. Джейсон не жалел ни об одной минуте, проведенной на «Камелии» в качестве ее капитана, и не сомневался, что на берегу будет скучать по ней. Пытаясь отогнать подступившую меланхолию, капитан взял со стола почти опустевший графин и вновь наполнил оба стакана.
        - Ну, старина, предлагаю выпить за наше новое партнерство и за то, чтобы наследница Карлина не обманула моих надежд.
        - Джейс, ты уверен в том, что делаешь? Только подумай, чего ты лишишь себя, женившись.
        - «Карлин лайн» заменит мне потерянные удовольствия, по крайней мере на ближайшие несколько лет.
        - А тебе не жаль разбивать столько любящих сердечек? Ведь в одном только Лондоне по тебе сохнет и страдает не менее дюжины красоток, не говоря уже о Лиссабоне, Гибралтаре…
        - Ни на одной из них я не женился бы. Кайл. Не беспокойся, друг мой, я не стану слишком занижать свои стандарты.
        - Ладно, если уж ты всерьез задумал жениться на дочке Карлина из-за ее денег, то кто я такой, чтобы тебя отговаривать? - Кайл высоко поднял стакан. - За наследницу Карлина, за ее красоту, доброту и тысячу кораблей! И за «Камелию», - добавил он, осушив стакан до дна. - Ей-богу, Джейс, я остаюсь в выигрыше от нашей сделки. По мне, «Камелия» лучше всех наследниц Европы, вместе взятых. Напомни мне потом, чтобы я не забыл хорошенько поблагодарить тебя… А сейчас поостерегись, а то я, чего доброго, зацелую тебя прежде невесты.
        Теперь, стоя на палубе, Джейсон вспоминал разговор в капитанской каюте и думал, что, пожалуй, ему стоило напиться не меньше Кайла. Как правило, они праздновали свои победы в первую ночь по прибытии в порт в окружении красивых женщин, за бутылкой хорошего вина, однако этой ночью Джейсон решил не сходить на берег. Им овладела такая мрачная тоска, что всех запасов спиртного в трюмах «Камелии» не хватило бы, чтобы ее развеять. Обычно приподнятое настроение капитана постепенно упало до нуля, и, пока Кайл рассыпался в благодарностях, он задумался о будущем так серьезно, как никогда прежде.
        Собственно, дело было не в деспотизме отца - маркиз уже не раз пытался устроить его личную жизнь. Джейсон невольно отдавал ему должное, восхищаясь искусными комбинациями, рождавшимися в голове его родителя, несмотря на то что часто он сам оказывался их жертвой.
        За последние несколько лет выскальзывание из сетей лорда Эффинга стало своеобразной игрой для Джейсона. Он не был убежденным холостяком, однако хотел выбрать себе невесту самостоятельно и не торопясь. Но на этот раз маркиз сумел-таки сосватать для него наследницу Карлина, и это был мастерский удар.
        Во время утренней беседы отец и сын прекрасно поняли друг друга. Лорд Эффинг знал, что Джейсона привлечет не само состояние Карлина, а возможность управлять огромным судовладельческим предприятием. Очевидно, старик вынужден был пойти на некоторые уступки. Джейсона даже позабавил тот жар, с которым маркиз убеждал его вступить в союз с девицей, в жилах которой не было ни капли аристократической крови и, более того, о которой в обществе упорно ходили слухи как о помешанной.
        Молодой человек с вниманием выслушал уверения отца в беспочвенности этих историй. В конце концов, старый маркиз не стал бы рисковать будущим своих наследников - ведь если невеста Джейсона в самом деле безумна, недуг может передаться всему потомству и стать причиной падения дома Эффингов. Однако атмосфера таинственности, окружавшая юную наследницу Карлина, наверняка должна была заинтересовать сына и вместе с обещанным корабельным флотом стать весомым аргументом в пользу женитьбы.
        Что же, отказавшись, он поступил бы попросту глупо, размышлял про себя Джейсон. Вполне вероятно, что между ним и наследницей Карлина возникнет взаимная симпатия, и тогда если он отбросит откровенно романтическую мечту о некой идеальной женщине, которая в будущем должна стать его женой, то получит весьма недурную компенсацию - целую судовладельческую империю.
        И не в этом крылась причина беспокойства, терзавшего капитана весь вечер. Дело было скорее в непонятном ощущении, появившемся у него несколько часов назад. Джейсону стало казаться, что, как только он покинет корабль, его жизнь бесповоротно переменится. Нежданное посещение странной женщины, скрывавшейся под капюшоном, только лишь усилило неприятное предчувствие.
        Свежий бриз с моря небрежно трепал золотисто-каштановые кудри молодого человека, пока он, стоя у борта, с тревогой наблюдал, как незнакомка растворяется в ночном мраке. Тем временем Тим Саттер, ожидавший приказаний, в свою очередь, вопрошающе смотрел на капитана, и тот спиной чувствовал горячий взгляд мальчишки.
        - Может, нам не следовало ее отпускать, капитан? - неуверенно подал голос Тим. - Она говорила, что за ней кто-то гонится…
        Обыкновенно Джейсон не одобрял поспешных решений, и спасение глупеньких барышень вовсе не было его любимым занятием, но он не мог допустить, чтобы незнакомка, попросившая у него убежища, скиталась в столь поздний час по улицам в полном одиночестве в традиционно гнусном припортовом районе, изобилующем ворами и сводниками. Удивительно еще, как она сумела добраться сюда целой и невредимой. Сам Джейсон, несмотря на патрули речной полиции и ночных констеблей, никогда не сходил на берег без оружия.
        Однако не одно только желание защитить девушку двигало молодым капитаном. Ему было весьма любопытно узнать, отчего его имя произвело на нее столь сильное впечатление.
        - Я позабочусь о ней, парень, - бросил Джейсон юнге, - а ты возвращайся на свой пост.
        - Есть, сэр!
        Проворно перебравшись по трапу на набережную, Джейсон взбежал по ступенькам, пересек пристань и выбежал за ворота как раз вовремя, чтобы заметить справа от себя удаляющуюся фигуру в плаще.
        Не теряя девушку из виду, молодой человек на ходу размышлял над ее необычным поступком. Как правило, женщины вели себя совсем по-другому, оказавшись в его обществе.
        Джейсон среди моряков слыл бунтарем и искателем приключений. Из уст в уста передавалось множество историй о капитане Стюарте, некоторые из которых происходили в действительности. Младший сын маркиза Эффинга, он однажды оставил родительский дом, спасаясь от деспотизма отца, однако наследства его не лишали, хотя эту деталь рассказчики иногда добавляли от себя. Некоторое время Джейсон служил офицером в Королевском флоте, но отец, воспользовавшись связями в Адмиралтействе, помешал военной карьере сына. Тогда молодой Стюарт отправился в Америку, где начал сколачивать собственный капитал.
        Ходило множество легенд о том, каким образом Джейсон сделался капитаном «Камелии». По одним сведениям, он захватил ее в бою, по другим - выиграл в карты, а еще рассказывали, что Стюарт убил человека на дуэли и похитил корабль под покровом ночи. На самом же деле бриг был куплен в Америке на доход от удачно вложенных денег.
        Стюарту еще не исполнилось тридцати, и для капитана он был исключительно молод, однако его могучее телосложение, авторитетная манера держать себя позволяли ему легко и без принуждения руководить подчиненными. Сознавая свою неискушенность в морском деле, Джейсон взял себе в помощники Кайла Рэмзи и быстро перенял от него умение ходить под парусами. Постепенно у них сложился отличный тандем - мало кто мог сравниться с Кайлом в искусстве перегнать шторм или проложить курс по мелководью.
        Два года назад Джейсон вернулся в Англию и теперь по-своему принимал участие в войне - поставлял британским войскам оружие и необходимые припасы, попутно терзая французские корабли, как только ему предоставлялась такая возможность. Его почти сверхъестественная способность предугадывать действия противника наряду с блестящими навигационными способностями Кайла и мужеством всей команды вскоре принесли «Камелии» славу грозного военного судна.
        В ходе войны им довелось принять участие во многих сражениях с войсками Наполеона, и они успели повидать не меньше пороху, чем любой корабль, официально состоявший на вооружении Королевского флота. Так, всего лишь неделю назад у берегов Испании они встретились с двумя фрегатами, нарушившими английскую блокаду. Не желая подвергать свое судно ненужной опасности, Джейсон принял решение развернуться и плыть в Кадис. Французы, ничего не подозревая, увязались следом и таким образом вскоре оказались в расположении английской эскадры, где трем кораблям не составило большого труда пленить оба увлекшихся погоней фрегата.
        На следующий же день «Камелия» обменялась залпами со сторожевым кораблем наполеоновской армии, имевшим двадцать четыре пушки против ее десяти. Совершив маневр, достойный адмирала Нельсона, «Камелия» зашла сзади и нанесла сторожевику такой урон, что тому ничего больше не оставалось, как только сдаться Королевскому флоту.
        Вспоминая удачи последних двух недель, Джейсон вновь удивился своему решению остаться этой ночью на корабле. Беседа с Кайлом, конечно, была необходима, но ее можно было бы завершить за полчаса, тем более что ремонтные работы, необходимые
«Камелии», команда могла произвести самостоятельно, без надзора капитана, а на берегу его поджидали приятные развлечения. Джейсон уже несколько недель не был в женском обществе и успел соскучиться по теплу и ласкам своих подружек. Даже сейчас в одном из дорогих борделей его поджидала весьма хорошенькая пташка - хозяйка, мадам Фаншон, получив записку, как обычно, освободила экзотическую Лайлу для капитана Стюарта.
        Однако Стюарт так и не дошел до мадам Фаншон и ее подопечной. Отчего-то ему показалось, что в эту ночь с ним должно случиться нечто необычное. Возможно, визит таинственной незнакомки и был этим «нечто» и он остался на корабле, потому что ждал ее. Как бы там ни было, в глубине души капитан сердился на себя - ведь он никогда прежде не верил в предчувствия…
        На этом месте Джейсон неожиданно прервал размышления, потому что девушка в плаще, остановившись, резко свернула в переулок, ведший к Уэппингтонской набережной. Джейсон не задумываясь последовал за ней.
        Сворачивая в переулок, он едва не потерял незнакомку из виду - несмотря на свою хромоту, она двигалась так быстро, что ему пришлось ускорить шаг. По-видимому, что-то заподозрив, девушка оглянулась и бросилась бежать. Отбросив всякие меры предосторожности, Стюарт пустился в погоню, но тут же споткнулся обо что-то живое и мягкое. Едва не рухнув на землю, он ударился плечом о стену и отчаянно выругался. Очумевшая от боли и страха кошка с пронзительным воплем кинулась наутек, и почти немедленно воздух разорвал новый крик, в котором Джейсон явственно различил ярость и ужас.
        В несколько прыжков молодой человек достиг Уэппингтон-Хай-стрит и, приостановившись на углу, увидел, что его недавняя гостья из последних сил отбивается от троих нападающих на нее мужчин. Не раздумывая, капитан бросился в драку.
        Появление Джейсона явилось неожиданностью для нападавших: двое из них растерялись, однако третий, державший в руке короткую саблю, принял вызов. У Джейсона за поясом был пистолет, но он решил, что в данных обстоятельствах использовать его опасно.
        Точно выверенным движением он обезоружил противника, а мощного удара в живот оказалось достаточно, чтобы тот согнулся пополам от боли. Третий удар Джейсон направил в челюсть, после чего нападавший тяжело рухнул на мостовую.
        Молниеносно развернувшись, капитан ударил второго бандита в пах, отчего тот взвыл и завертелся волчком, а затем приземлился на мостовую рядом со своим приятелем.
        Третий нападавший немало насмешил Джейсона, так как все это время с трудом отбивался от своей предполагаемой жертвы. Вначале он попытался было утащить девушку подальше от места битвы, однако очень скоро ему самому пришлось занять оборонительную позицию, так как Лорен пустила в ход весь доступный ей арсенал - она кусалась, пихалась, царапалась, не позволяя обидчику ни присоединиться к своим приятелям в схватке с Джейсоном, ни убежать. Какое-то мгновение молодой капитан с удивлением и даже отчасти с восхищением наблюдал за этим сражением, однако ему тут же пришлось раскаяться в своей нерасторопности. Пытаясь защитить лицо от острых девичьих коготков, неудачливый похититель резко взмахнул руками и попал своей противнице локтем в подбородок. Девушка упала как подкошенная.
        Более капитан не медлил ни секунды. С необычайной яростью он набросился на негодяя, повалил его на землю и до тех пор бил кулаком в лицо, пока тот окончательно не потерял сознание. Только тогда молодой человек почувствовал, что его гнев отступил.
        Хотя Джейсон все еще не мог отдышаться после схватки, а костяшки его пальцев кровоточили, однако он чувствовал себя гораздо лучше, чем несколько часов назад. С усилием поднявшись на ноги, он подошел к распростертой на земле девушке и наклонился над ней, размышляя, что с ней теперь делать. Его корабль был совсем неподалеку, однако Джейсон никому не позволял приводить женщин на борт «Камелии» и не считал себя вправе нарушать заведенный им порядок. Оставалось надеяться только на Лайлу, так как ни один уважающий себя отель не принял бы под свою крышу женщину, находящуюся без сознания, и морского капитана, только что побывавшего в уличной потасовке; а о том, чтобы отправиться в отцовский дом в Вест-Энде, даже и думать было нечего.
        Подняв девушку на руки, Джейсон понес ее назад в переулок, на ходу прикидывая, как лучше пройти к заведению мадам Фаншон. По мере удаления от набережной вид домов вокруг становился приличнее и, хотя улицы по-прежнему оставались темными, прибрежная вонь постепенно сменялась куда более приятными запахами, а в районе Рэтклифф с его процветающими шелковыми и бархатными лавками, конторами ростовщиков и публичными домами стали часто попадаться фонари.
        Только тут Джейсон Стюарт смог получше разглядеть свой неожиданный трофей. Стоя под фонарем, он завороженно смотрел на дивное зрелище, открывшееся его взору, и ему казалось, что он держит на руках ангела. Капюшон спустился с головы незнакомки, освободив волну золотых волос, блестевших в свете фонаря. Лицо девушки имело форму безупречного овала, а кожа была настолько бледной и гладкой, что казалась почти прозрачной. Длинные шелковистые ресницы отбрасывали тени на ее щеки, изогнутые дугами брови высоко, словно в удивлении, взлетали к вискам. Мягкие выемки под высокими скулами придавали этому лицу особую выразительность. Джейсон готов был поклясться, что перед ним одно из самых очаровательных видений, какие он когда-либо видел в жизни.
        Несколько минут капитан смотрел на девушку не отрываясь, как вдруг мощный зов проснувшейся плоти вернул молодого человека к реальности. Глядя на слегка разомкнутые, казавшиеся пленительно-спелыми алые губы, он ощутил сладкое томление. Слишком соблазнительна для ангела, решил про себя Джейсон. Скорее, это богиня, способная во сне рождать чувственные фантазии. Он даже застонал, борясь с искушением.
        Если что и удержало молодого человека от того, чтобы тут же впиться в эти мягкие губы, ласкать полные груди, которые он ощущал под своей ладонью, так это бесчувственное состояние девушки. Однако острое желание не покидало Джейсона - он чувствовал, что более всего жаждет отнести незнакомку в уединенное место, раздеть и убедиться, что тело ее не уступает по красоте прелестному лицу. Они бы стали заниматься любовью, и она принадлежала бы тогда ему, одному только ему, и никому больше…
        Капитан тряхнул головой, стараясь привести мысли в порядок. Медленно, словно через силу, он заставил себя продолжить путь. Ощущая тепло ее тела совсем рядом, Джейсон удивлялся, как эта красавица может оставаться такой спокойной и неподвижной, когда дьявол так жестоко искушает его душу.
        Приблизившись к очередному фонарю, Джейсон, не удержавшись, снова опустил взгляд на дивное лицо и… едва не рассмеялся - так велико было чувство облегчения, внезапно охватившее его. Он уже затаил дыхание, ожидая снова пережить шок, но на этот раз увидел всего лишь женщину, нет, скорее, даже девочку, которая при встрече на корабле показалась ему старше из-за низкого голоса и не по годам развитого тела.
        И все же его реакция была естественной, размышлял Джейсон. Весь вечер он находился в необычном состоянии духа, а затем его кровь разогрелась во время схватки… Наверняка в этих условиях он возжелал бы любую смазливую цыпочку, встретившуюся ему на пути. И конечно, он точно так же бросился бы на защиту любого слабого существа, нуждавшегося в его помощи. Странным было то, что именно эта девушка пробудила в нем такую могучую, всепоглощающую жажду обладания, какой ему не доводилось переживать никогда прежде. Как это получилось, он не в состоянии был объяснить - ведь он даже понятия не имел, кто она такая, кто ее родители и тому подобное…
        И еще - что заставило ее скитаться ночью по улицам в полном одиночестве? Молодому человеку сделалось не по себе при мысли о том, что могло случиться с ней, не отправься он следом и не спугни негодяев, напавших на нее. Ее отца нужно бить кнутом - как мог он отпустить ночью на лондонские улицы такое хрупкое создание!
        Джейсона снова охватила ярость, и он почувствовал страстное желание исполнить свой неожиданный замысел, однако, уже поднимаясь по ступеням черного хода во владения мадам Фаншон и старательно закрывая лицо девушки от посторонних взглядов, капитан передумал. Лучше он применит цепи вместо кнута. Да, быть битым цепями - достойное наказание для человека, допустившего, чтобы его очаровательная дочь приходила в себя в борделе на руках у незнакомого мужчины.

        Глава 3

        Вырываясь из объятий тяжелого сна, в котором что-то ужасное происходило с Мэтью, Лорен застонала и тут же одновременно со странной слабостью во всем теле ощутила незнакомый, но приятный запах. Ей захотелось поднять голову, но у нее недоставало для этого сил. Затем она услышала тихий стук.
        - Входи, - донесся откуда-то капризный голос.
        Но Джейсон и так уже стоял в гостиной Лайлы и оглядывался по сторонам. Комната была погружена в полумрак, почти догоревшая свеча на столе словно безмолвно укоряла его за опоздание. Когда молодой человек затворил за собой дверь, Лайла Мартел, потянувшись, встала с кресла, где задремала, дожидаясь его прихода, и в изумлении уставилась на странную ношу Джейсона.
        Виновато улыбнувшись, Стюарт прошел через всю комнату в спальню. В свете ночника его взгляду открылась кровать, подготовленная специально к его приходу. Шторы на окне были опущены, а край одеяла гостеприимно отогнут. Молодой человек осторожно опустил свою драгоценную находку на белоснежную простыню.
        - Матерь Божья! - воскликнула, выглядывая из-за его спины, Лайла и торопливо перекрестилась. - Она мертвая?
        В глазах Джейсона блеснули веселые искорки.
        - Нет-нет, она жива, еще как жива! Больше того, я надеюсь и дальше поддерживать ее в этом состоянии. Кстати, возможно, моя просьба покажется тебе слишком необычной, но не могла бы ты приютить ее у себя на ночь?
        Лайла нерешительно окинула взглядом распростертую на кровати девушку.
        - Кто она?
        - Не знаю. На нее напали трое на улице в доках…
        - И ты спас ее, бедняжку.
        Подвижный рот Джейсона изогнулся в хитрой усмешке.
        - Именно так все и было. А теперь я очень рассчитываю на то, что в тебе проснется материнский инстинкт.
        - Ладно уж, можешь не беспокоиться, я сделаю все, что в моих силах.
        Пока Лайла зажигала лампу, Джейсон склонился над незнакомкой и, осторожно сняв капюшон с ее головы, с благоговейным трепетом убрал с лица выбившийся завиток.
        Он был не одинок в своем восхищении.
        - Да она красавица! - всплеснула руками Лайла, бросив взгляд на гостью. Но затем она подозрительно нахмурилась: - Никак это розыгрыш, Джейсон? Ты, быть может, хочешь, чтобы мы вдвоем удовлетворяли тебя сегодня?
        Джейсон только засмеялся и отрицательно покачал головой.
        - Поверь, Лайла, это не розыгрыш и одной тебя вполне достаточно, чтобы удовлетворить даже такого мужчину, как я. Мне просто больше некуда было ее девать. Вообрази, что стало бы с моей командой, если бы они хоть одним глазком увидели эту красотку. Кроме того, я подумал, что у тебя легче ее пока спрятать, а я тем временем найду ее родителей. Разумеется, я заплачу за твой труд.
        - Ну вы и рыцарь, капитан! - насмешливо протянула Лайла и отправилась добывать все необходимое для того, чтобы привести девушку в чувство.
        Пока она ходила за полотенцем и тазом с водой, Джейсон освободил девушку, забытье которой, судя по всему, сменилось беспокойным сном, от тяжелого плаща и присел на край кровати подле нее. Затем, приняв от Лайлы полотенце и обмакнув его в воду, он осторожно провел влажной тканью по лицу спящей. Молодой человек смотрел на златовласую красавицу так, словно готов был немедленно проглотить ее.
        Заметив это, Лайла покачала головой.
        - Теперь ты сам видишь, что она не сможет оставаться здесь. Посмотри на ее платье. Оно, должно быть, стоит целое состояние. Скорее всего она из хорошей семьи, и ее наверняка сейчас кто-нибудь ищет.
        - Не думаю, что этот «кто-нибудь» догадается искать ее здесь, - рассеянно заметил Джейсон, не сводя глаз с девушки.
        - Именно об этом я и пытаюсь сказать. Возможно, твоя красотка невинна. Она будет погублена, если ее найдут здесь. А что, если ее обнаружит мадам? Если Фаншон ее здесь застукает, бедняжка вряд ли вновь увидит Божий свет. Она будет слишком занята, обслуживая столько клиентов, сколько мадам сумеет впихнуть в ее график.
        Джейсон дотронулся пальцами до нежной щеки незнакомки.
        - С ней ничего не случится, Лайла.
        Та хотела было снова что-то возразить, но передумала: бесполезная трата времени, если уж Стюарт на что-то решился. К тому же он и правда мог поспорить с самой мадам Фаншон.
        - Пойду принесу еще вина - я уже почти всю бутылку выпила, тебя дожидаясь.
        Лайла направилась к двери, и Джейсон пошел следом за ней, чтобы поискать для своей гостьи ночной халат поприличнее. Лорен наконец-то осталась одна. Она лишь притворялась, что спит, и слышала все, о чем говорили между собой Стюарт и хозяйка комнаты. Полежав некоторое время неподвижно, она решилась наконец открыть глаза и оглядеться. Пульсирующая боль в челюсти убедила Лорен, что стычка с людьми опекуна ей не приснилась. Возможно, они пытались убить и Мэтью. Она проглотила комок в горле, изо всех сил стараясь не заплакать. Сейчас ей этого делать было нельзя - если она заплачет, страх парализует ее. Кроме того, у Лорен была еще одна неотложная проблема - Джейсон Стюарт. Он сказал, что не знает, кто она такая. Ну а если узнает? Скорее всего тогда он заставит ее вернуться к Барроузу.
        Девушка тряхнула головой, пытаясь отогнать подступавший страх. Резкое движение причинило ей боль, и тем не менее она заставила себя приподняться. Она помнила, как столкнулась с людьми опекуна, как отчаянно сопротивлялась, а вот то, что случилось потом, совершенно выпало из ее памяти. Очевидно, Джейсон спас ее и принес сюда, к своей подруге Лайле.
        Подруге? Их дружба казалась весьма странной. Джейсон упомянул о какой-то плате, а сама Лайла - об обслуживании клиентов. Тут Лорен вспомнила об ужасном открытии, сделанном ею во время путешествия. Тогда Мэтью очень неохотно объяснял в ответ на ее расспросы, что некоторые женщины продают себя за деньги.
        Однако теперь у Лорен не было времени рассуждать об этом. Она была благодарна Стюарту за свое спасение, но не могла оставаться в его плену ни минутой дольше…
        Намерению девушки бежать немедленно помешала вернувшаяся Лайла. Сердце Лорен екнуло, когда она увидела наконец роскошную черноволосую подругу Стюарта.
        - Ну вот мы и проснулись, - приветливо улыбнулась Лайла.
        Она поставила вино на стол и подошла к постели Лорен, которой знойная темноглазая хозяйка комнаты показалась женщиной, пожалуй, чересчур любопытной, но доброй.
        - Благодарю вас за то, что приютили меня. - Лорен попыталась улыбнуться в ответ.
        - Как ваше имя, милая? - так же приветливо спросила Лайла.
        Лорен колебалась, не желая врать.
        - Думаю, что лучше вам его не знать, - произнесла она наконец и, чуть помолчав, добавила: - А этот джентльмен… он действительно сделает то, о чем говорил? То есть он в самом деле собирается найти моих родителей?
        - Джейсон? Он всего лишь хочет, чтобы с вами было все в порядке, моя милая.
        - Но я не могу быть в порядке. По крайней мере до тех пор, пока… - Тут Лорен оборвала себя, сообразив, что чуть не сболтнула лишнее.
        - Но что вы делали одна в доке? - поинтересовалась Лайла, так и не дождавшись продолжения.
        - Пыталась сесть на корабль.
        Лайла сочувственно покачала головой.
        - Если вы имеете в виду Джейсона, то он, конечно, торговый капитан, дорогая, но вряд ли он возьмет вас на борт. Видите ли, Стюарт всякий раз умудряется ввязываться в какие-нибудь сражения. Он поостережется подвергать вас такой опасности.
        - Это я уже поняла. И все же мне необходимо покинуть Англию. Здесь у вас я тоже не могу остаться.
        Лорен медленно села на постели и спустила ноги на пол, в то время как Лайла озабоченно наблюдала за ней.
        - На вашем месте я бы не спешила уходить, милочка. Джейсону это не понравится. - Лайла сочувственно улыбнулась девушке. - Но он поможет вам, если вы толково объясните ему, в чем, собственно, ваша проблема. Джейсон Стюарт - влиятельный человек. Если вы сбежали из дому - а я уверена, что это так и есть, - то он не станет возвращать вас туда, пока не убедится, что там все в порядке.
        Девушка умоляюще посмотрела на Лайлу:
        - Я не прошу вас помогать; дайте только мне возможность уйти.
        - Вы переутомились, дитя мое, - мягко сказала подруга Стюарта. - Я уверена, вы понимаете, что не можете гулять по лондонским улицам без соответствующей защиты. Мне очень жаль, но все, что я могу для вас сделать, - это поискать снотворное. - Лайла открыла дверцу тумбочки возле кровати и, порывшись там, протянула Лорен флакон с бесцветной жидкостью. - Вот, держите. Запомните, две капли, не больше, а то вы проспите очень долго.
        Лорен взяла протянутую ей маленькую бутылочку и едва успела заложить ее за рукав, как вдруг почувствовала, что падает. Ей удалось ухватиться за столбик кровати, и некоторое время она, покачиваясь, стояла около него, терзаемая страхом, не зная, что ей делать дальше.
        - Да вы, кажется, не на шутку больны! - В голосе доброй женщины послышалась тревога.
        - Я… просто я очень проголодалась.
        Лицо Лайлы просветлело.
        - Ну конечно, как я сразу не догадалась! Ложитесь обратно в постель, дорогая моя, а я принесу вам чего-нибудь с кухни. Когда вы ели в последний раз?
        - Не помню, - пробормотала Лорен, послушно укладываясь на кровать. - Должно быть, вчера.
        Лайла сочувственно пощелкала языком, похлопала девушку по руке и вышла. Однако Лорен, хотя и вправду была голодна, думала только о побеге. Полежав неподвижно несколько секунд, она быстро поднялась, накинула на плечи плащ, прикрыла капюшоном волосы и, подойдя к двери, прижала к ней ухо. Снаружи не доносилось ни звука, и девушка решительно нажала на ручку.
        - Так-так, кажется, я забыл запереть замок, - раздался сзади насмешливый голос. Лорен обернулась, белая как мел, и увидела, что дверь с другой стороны комнаты, которую она приметила раньше, теперь была открыта и на пороге стоял Джейсон Стюарт.
        Без сюртука, в белой рубашке со свободными рукавами, полосатом жилете и плотно облегающих ноги панталонах, он напоминал Лорен статую Аполлона. Скульптурные черты его лица были под стать фигуре, а прямоугольная нижняя челюсть - признак решимости и несгибаемой воли - избавляла красоту молодого человека от излишней приторности.
        Когда их взгляды встретились, Лорен показалось, что пространство между нею и капитаном словно начало накаляться.
        - Я… я очень проголодалась, - выговорила она, сообразив, что Стюарт ждет ее объяснений.
        Что-то вспыхнуло в глубине его глаз, и Лорен поняла, что Стюарт ни на секунду ей не поверил.
        - В самом деле? - произнес он, слегка приподняв одну бровь, и в бархатистой мягкости его голоса девушке послышался звон холодной стали. По спине ее побежали мурашки.
        Тем временем капитан медленно направился к ней. Бежать было некуда. Лорен съежилась и теснее прижалась спиной к закрытой двери. Джейсон остановился всего в нескольких дюймах от нее, пристально глядя на девушку и хмуря брови. Она боится его. Ее нужно успокоить… С трудом подавив в себе желание заключить незнакомку в объятия, Джейсон снял с нее плащ и отступил на несколько шагов.
        Лорен вздохнула с облегчением. Она не привыкла смотреть на людей снизу вверх, однако Джейсон, при его огромном росте, заставил ее почувствовать себя чуть ли не карлицей. Он все еще был так близко, что девушка, казалось, чувствовала жар его тела.
        Между тем Стюарт, запустив руку в карман ее плаща, извлек оттуда небольшой сверток и развернул его. Внутри оказался хлеб с сыром. Капитан скептически оглядел продукты, затем перевел взгляд на Лорен.
        - Итак, выходит, этого недостаточно, чтобы удовлетворить внезапный невыносимый голод?
        У Лорен пересохло во рту. Она с трудом сглотнула, гадая, как он узнал про еду.
        - Нет, я совсем не то имела в виду… - Она запнулась и, чтобы скрыть замешательство, прихрамывая прошла через всю комнату и опустилась в кресло у камина.
        - Что у вас с ногой?
        Лорен тревожно взглянула на Стюарта.
        - Просто упала и повредила колено, - проговорила она.
        - Позвольте, я посмотрю.
        - Это всего лишь ушиб, ничего серьезного, - запротестовала девушка, но капитан ее не слушал. Поставив на пол таз с водой, он опустился у ног Лорен. Когда Джейсон приподнял юбку, обнажив ее колени, девушка похолодела. Ни один мужчина, не делал этого прежде.
        Сам Стюарт, казалось, не подозревал о том, какое впечатление произвел на свою гостью. Он не спеша развязал подвязку ее чулка и спустил его вниз, освободив поврежденное колено.
        Как только Лорен ощутила осторожные руки Джейсона на своей ноге, ее щеки залила краска. Капитан ощупывал колено со знанием дела, и прикосновения его длинных пальцев вызвали в ней необычный трепет.
        - Ваше колено ушиблено и к тому же сильно поцарапано, - объявил наконец Стюарт. - Ему необходимо дать отдых; в этом случае оно заживет само через пару дней.
        Лорен не ответила, решив не упоминать о том, что собирается уйти отсюда при первой же возможности. Она лишь неподвижно сидела, закусив губу, стараясь перетерпеть острую боль в колене, которую почувствовала сразу, как только молодой человек начал промывать рану.
        Джейсон быстро завершил неприятную процедуру, постаравшись причинить своей пациентке как можно меньше боли и сохранить при этом присущее ему хладнокровие. Последнее далось капитану нелегко - длинные красивые ноги незнакомки так и манили прильнуть к ним губами, покрыть поцелуями каждый дюйм, не спеша продвигаясь вверх по нежным стройным бедрам и…
        Джейсон усилием воли заставил себя думать только о своих обязанностях. Закрепив подвязку над коленом, он поднялся на ноги и тут вспомнил, что собирался выяснить, отчего девушка боится его, - боится, вероятно, даже больше тех людей, которые только что напали на нее.
        - А теперь, - начал Стюарт, пристально наблюдая за выражением лица Лорен, - я бы хотел получить от вас несколько ответов. Судя по поведению ваших обидчиков, это было не простое уличное ограбление. Вы узнали тех людей, верно? Кроме того, вам известно мое имя, а я до сих пор понятия не имею, кто вы такая.
        Лорен, встревоженная проницательностью капитана Стюарта, старательно избегала встречаться с ним взглядом.
        - Куда вы хотите отправиться? - не унимался Джейсон, решив на этот раз зайти с другого конца. - Континент сейчас не особенно безопасное место для одинокой молодой женщины…
        - То же самое можно сказать и об Англии, - неожиданно подала голос Лорен.
        Джейсон был обрадован уже тем, что получил хоть какой-то ответ, но он ничем не выдал своего удовлетворения.
        - Вы знаете, что Соединенные Штаты недавно объявили Англии войну?
        Руки Лорен непроизвольно сжались в кулаки.
        - Нет, об этом я ничего не слышала, - прошептала она.
        Стюарт мягко взял девушку за подбородок.
        - Я спас вас от головорезов не для того, чтобы вы подвергали себя еще большей опасности.
        Джейсону показалось, что он победил. Глаза девушки широко раскрылись, а губы дрогнули, словно она собиралась заговорить… однако через мгновение длинные ресницы снова опустились, скрыв янтарно-зеленые глаза. Нет, такая не сдастся, решил Джейсон.
        - Кто такой Мэтью? - рявкнул он так неожиданно, что Лорен зажмурилась.
        - Мой… друг, - с трудом выговорила она, повинуясь его командному тону.
        - Просто друг, - повторил Джейсон насмешливо и тут же понял, что совершил ошибку. Девушка вытянулась, словно струна, и, тряхнув головой, освободилась от его руки.
        Упрямо сжав губы, Лорен вздернула подбородок и прямо посмотрела капитану в глаза.
        - Я не из вашей команды, капитан. Я не ваша подчиненная и не обязана отвечать на ваши вопросы, даже несмотря на то что вы пришли мне на помощь этой ночью. И я не намерена терпеть чьи бы то ни было угрозы, - добавила она твердо.
        Джейсон помимо воли испытывал восхищение. Девушка говорила с ним непринужденно и высокомерно, словно обращалась к провинившемуся слуге. Такая манера была ему в новинку. На корабле все выполняли его распоряжения беспрекословно, а женщины неизменно терялись в его присутствии. Неожиданно на губах капитана появилась простодушная улыбка, и от этой магической перемены его лица у Лорен перехватило дыхание.
        - Итак, Спящая Красавица, - произнес Джейсон задумчиво, словно решал сложный ребус, - вы бежите от чего-то или от кого-то и хотите отправиться в Америку, где у вас, предположительно, имеются друзья. Но вы одна, без денег и нуждаетесь в помощи. К тому же вы решительно настроены не доверяться первому встречному, а мне и подавно.
        Лорен заерзала в кресле. Может, он колдун какой-нибудь, раз сумел все так точно угадать?
        - Америка… - продолжал размышлять Джейсон. - Довольно глупо было убегать из дому, не обеспечив себя финансовой поддержкой, необходимой для такого путешествия.
        Щеки Лорен вспыхнули.
        - Я надеюсь собственным трудом прокормить себя, - произнесла она негромко, но твердо.
        Джейсон неожиданно взял маленькую руку девушки в свои огромные ладони.
        - Такая мягкая и белая, - пробормотал он. - Вы не привыкли к физической работе. Не могу поверить, чтобы эта прелестная ручка когда-нибудь держала что-либо, кроме иглы.
        Лорен поспешно высвободила руку.
        - У женщин существуют особые способы заработать себе на жизнь, о которых вы, капитан, должно быть, хорошо осведомлены.
        - Неужели?
        Значительная доля уверенности Лорен исчезла под насмешливым взглядом Джейсона. Но тут ее внимание неожиданно привлек пистолет, торчавший у капитана за поясом. У девушки перехватило дыхание. Если бы только она смогла отвлечь его… Хватит ли у нее смелости попытаться?
        - А разве сегодня ночью вы явились сюда не по этой причине? - Лорен старалась, чтобы голос ее звучал как можно непринужденнее. - Я могла бы предложить вам себя. - Она не спеша, покачивая бедрами, подошла к Джейсону и, протянув руку, прижала ладонь к упругим мускулам его груди. - Находите ли вы меня… привлекательной, капитан?
        Замерев, Джейсон глядел ей в глаза, в то время как тонкие нежные пальцы опускались все ниже и ниже. Наконец они остановились, словно не решаясь проникнуть за ремень.
        - Как вы думаете, я стою сотню гиней? - спросила девушка низким голосом, и кровь застучала в висках капитана.
        У Джейсона перехватило дыхание, но он сумел вовремя преодолеть себя.
        - Я вовсе не растлитель девственниц. - Он все еще не понимал, ради чего незнакомка затеяла эту опасную игру.
        Ответ последовал быстро и настолько естественно, что Джейсон уже готов был поверить в искренность гостьи.
        - Может быть, тогда вы продадите мне себя за сотню гиней, а, капитан Стюарт? Или цена слишком высока? - сладко проворковала Лорен… и вдруг, резким движением выхватив пистолет из-за пояса Джейсона, направила дуло прямо ему в грудь.
        Молодой человек мгновенно пришел в себя.
        - Знаете ли вы хотя бы, как пользоваться этой штукой? - осведомился он, кивком головы указывая на оружие.
        К его удивлению, на лице Лорен появилась безмятежная улыбка. «До чего соблазнительна, - подумалось Джейсону. - Такой же вид бывает у кошек, потягивающихся на солнце».
        - Понятия не имею, - небрежно ответила девушка. - Но не думаю, что это очень сложно. Нужно просто нажать на курок, верно?
        Джейсон не знал, смеяться ему или плакать; однако он уже достаточно долго пробыл у нее на мушке и решил, что с этим пора кончать. Сделав вид, что смотрит на кого-то за ее спиной, он заставил девушку обернуться и, в мгновение ока выхватив пистолет, вернул оружие на прежнее место у себя за поясом.
        Обескураженная столь быстрой потерей преимущества, Лорен в смятении смотрела на капитана.
        - Это же нечестно, - выговорила она наконец дрогнувшим голосом и в этот миг стала похожа на капризного ребенка.
        - Разумеется, нечестно, - усмехнулся Джейсон. Ему невыносимо захотелось стереть с ее лица выражение досады и вернуть обратно ту неповторимую улыбку, которая только что так очаровала его. Неожиданно для себя он нежно обнял девушку за плечи и притянул к себе.
        Застигнутая врасплох, Лорен попыталась упереться ладонями в грудь моряка, но их силы явно были неравны. Без труда удерживая красавицу в объятиях, молодой человек наклонился и коснулся своими губами ее влажных губ.
        Когда Джейсон поднял голову, Лорен поглядела на него, широко раскрыв изумленные глаза, - короткое прикосновение вызвало в ней целую бурю неведомых доселе ощущений.
        Казалось, Джейсон тоже почувствовал нечто подобное. Все еще не отпуская красавицу, он задумчиво глядел на нее, приподняв каштановую бровь. Вдруг, к полнейшему ужасу Лорен, капитан вновь сомкнул объятия, и тут она в полной мере ощутила неодолимость силы его налитых мускулов.
        - Это тоже будет нечестно, - послышался его бархатистый шепот, вслед за которым последовал новый поцелуй.
        На этот раз он поцеловал ее по-настоящему, впившись губами в маленький ротик, и ощущение, похожее на удар молнии, пронзило тело Лорен.
        Она постаралась отстраниться, но Джейсон ей не позволил. Лаская пальцами ее щеку, он медленно, не отрываясь, шевелил губами, словно добиваясь ответа.
        Поцелуй все длился, и Лорен отвечала, не понимая, что же с ней происходит. Его рот был горячим и требовательным, а поцелуй словно давал ей почувствовать, с какой силой Джейсон Стюарт жаждал ее…
        Наконец капитан оторвался от сладких губ, так долго не отпускавших его, и поднял голову. Лорен же продолжала стоять неподвижно, глядя в его бездонные голубые глаза и пытаясь разгадать, каким образом он вызвал в ней столь необычные переживания. Подняв руки, она словно в забытьи прижала пальцы к горящим губам.
        Джейсон понимающе улыбнулся.
        - Вам помочь? - спросил он нежным, глубоким голосом.
        И тут его взгляд упал на кольцо на среднем пальце Лорен. Несколько секунд капитан пристально разглядывал его…
        - Будь я проклят! - вскричал он наконец, а затем начал безудержно смеяться.
        Его объятия разжались почти тотчас же, но бархатистый вибрирующий смех еще долго не затихал, вновь и вновь сотрясая могучую грудь. Девушка опасливо наблюдала за ним, не в силах понять, что же могло так насмешить ее спасителя.
        Постепенно Лорен начала беспокоиться всерьез - ей стало казаться, что этот странный смех вообще больше никогда не кончится. А вдруг капитан Стюарт внезапно сошел с ума? Она уже совсем было потеряла терпение, как вдруг капитан произнес фразу, от которой сердце ее бешено заколотилось.
        - Итак, садитесь, мисс Карлин, - выговорил наконец Джейсон, все еще сражаясь с приступами смеха. - Похоже, нам с вами есть о чем поговорить.
        У Лорен пересохло во рту. Так он все знает! Она рухнула в кресло и спрятала лицо в ладонях.
        Джейсон все еще продолжал посмеиваться, когда появилась Лайла с полным подносом всевозможной вкусной еды. Капитан взял бутылку вина и, выбив пробку, наполнил три бокала рубиновой жидкостью.
        - За мисс Андреа Карлин, - провозгласил он. - За мою сбежавшую невесту.

        Глава 4

        Осушив бокал, Джейсон лениво налил себе следующий.
        - Оставь нас, Лайла, - не сводя глаз с Лорен, спокойно распорядился он.
        - Но разве мне не следует…
        - Мисс Карлин ни в коей мере не пострадает, уверяю тебя. Мы просто еще не закончили наш разговор, верно, Спящая Красавица?
        Лорен, не отвечая, теребила складки платья тонкими белыми пальчиками.
        Сердце ее снова забилось в груди, словно птичка, рвущаяся на волю. Снотворные капли, которые дала ей Лайла! Не позволяя себе передумать, Лорен незаметно вытащила пузырек из рукава и торопливо извлекла пробку. Пользуясь тем, что Джейсон, выпроваживая Лайлу, отошел к двери, она быстро подлила немного бесцветной жидкости в его вино и, спрятав флакон, поспешно опустила трясущиеся руки на колени. Облегчение наступило, только когда она поняла, что ее хитрость осталась незамеченной. Когда капитан выпьет это вино, она сможет наконец убежать…
        Джейсон закрыл дверь и не спеша вернулся назад, к креслу, в котором сидела Лорен. Он постарался собраться с мыслями, исподтишка наблюдая за тревожными огоньками, мерцавшими в золотисто-зеленых глубинах ее глаз. Что это? Вина? Страх? Неуверенность?
        - Как вы узнали, кто я? - тихо спросила Лорен. - Это опекун послал вас разыскать меня?
        - Никогда не имел удовольствия беседовать с вашим опекуном, - слегка удивившись, ответил Джейсон. - Мой корабль прибыл в порт только сегодня утром, и тогда же я узнал о вас из письма отца, в котором он сообщил о готовящейся свадьбе. На пальце у вас кольцо с гравировкой, изображающей парящего орла. Эмблема Карлина хорошо известна любому, кто связан с корабельным делом. Кроме того, вы были так огорчены, узнав мое имя…
        Лорен подняла взгляд на Стюарта; ее глаза умоляли.
        - Пожалуйста, не возвращайте меня опекуну, - тихо промолвила она.
        - Тогда объясните почему, дорогая. - Джейсон нахмурился. - И не лгите мне больше. Барроуз, так, кажется его зовут? Это он вас так напугал?
        - Да… Он хотел насильно выдать меня за вас.
        - Сомневаюсь, что ему удалось бы это сделать, поскольку у меня нет ни малейшего желания тащить упирающуюся невесту к венцу.
        Лорен испытующе вглядывалась в лицо Джейсона, стараясь понять, можно ли верить тому, что он говорит. Ей хотелось, чтобы его слова оказались правдой, однако природная осторожность удерживала девушку от чересчур поспешных выводов.
        - Давайте все же поговорим о вас, - предложил Джейсон. - Неужели мысль о замужестве настолько претит вам, что вы решились убежать из дому с этим… Мэтью, кажется? Его действительно чуть не убили?
        - Да, - хрипло ответила Лорен, решив, что, раз уж Стюарт столько знает, запираться дальше бессмысленно. - Мэтью помогал мне. Когда люди опекуна выследили нас, один из них… попытался проткнуть Мэтью саблей.
        - А потом?
        - Это все. Мэтью решил отвлечь их и увел за собой. Так мы расстались. Я потратила последние деньги на дорогу до Лондона, но те люди снова напали на мой след… а потом вы меня спасли.
        Некоторое время Джейсон сидел неподвижно, обдумывая ее слова.
        - Сдается мне, что ваш опекун действовал вполне законно. Вы молоды, и он несет за вас ответственность. Возможно, ему казалось, что он оберегает вас…
        - Оберегает меня! - Лорен в отчаянии сжала кулаки. - Вы его не знаете. Все, что ему надо, - это сохранить… - Девушка замолчала, сообразив, что этой тайны она не может доверить никому. - Я не вернусь! - неожиданно горячо продолжила она. - Я никогда не вернусь к Барроузу!
        Джейсон спокойно встретил ее вызов.
        - И очень хорошо, не возвращайтесь. Но я не могу позволить вам скитаться по улицам. А поскольку мы находимся в состоянии войны с Францией и Соединенными Штатами, я не рискну взять вас на борт корабля.
        - Вы не несете за меня никакой ответственности, капитан Стюарт.
        Джейсон вздохнул. Спасать эту кошечку с острыми коготками было не легче, чем заставить слушать, а у него не так много времени на то, чтобы убедить упрямицу принять его помощь. «Камелия» должна отплыть из Англии не позднее чем через две недели, и о том, чтобы взять девушку с собой, не может быть и речи.
        Джейсон осушил бокал и налил себе еще вина.
        - Капитан, - неожиданно прервала его мысли Лорен, - вы не сможете удержать меня здесь против воли.
        Джейсон улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой.
        - Без сомнения, это так. Но у меня есть более подходящее предложение.
        - Какое же?
        - Вы могли бы оказать мне честь, согласившись стать моей женой.
        Лорен посмотрела на молодого человека так, словно он внезапно лишился рассудка. Что ж, усмехнулся про себя Джейсон, она не так далека от истины. Тем не менее он ничего не мог с собой поделать - он и в самом деле хотел жениться на этой несговорчивой красавице.
        Капитан не сомневался, что, сложись обстоятельства по-другому, он через некоторое время непременно завоевал бы ре сердце.
        Они могли бы пожениться тайно, затем он укрыл бы свою маленькую женушку в собственном имении в Йоркшире до тех пор, пока не прояснится, что за личность этот Барроуз.
        - Итак, я жду вашего ответа. - Он проговорил это совершенно спокойно.
        Лорен выглядела ошеломленной.
        - Вы, должно быть, шутите?
        - Ничуть. - Джейсон едва сдержал улыбку, настолько изумление девушки забавляло его. - Поверьте, я никогда не считал брак удачным предметом для шуток. Кроме того, речь идет о блестящем разрешении всех ваших проблем.
        Лорен облизала внезапно пересохшие губы. Итак, он считает, что перед ним Андреа Карлин, наследница судовладельческой империи, и, разумеется, ему понадобилось ее наследство. Ради чего же еще он захочет связать свою судьбу с девушкой без будущего, поврежденной в рассудке, о чем ему наверняка уже сообщили, как не из-за кораблей Карлина? Но даже если бы она хотела выйти за него замуж - чему не бывать никогда, - она не смогла бы подвергнуть его жизнь опасности, превращая ни в чем не повинного человека в соперника убийцы, Реджины Карлин.
        Лорен пытливо вглядывалась в красивое лицо Джейсона, и вдруг новый страх овладел ею. Быть может, она недооценила капитана? Что, если он заодно с опекуном? Вдруг Джордж Барроуз послал именно его, чтобы помешать ей покинуть Англию?
        - Почему? - резко спросила она Джейсона.

«Потому что мы созданы друг для друга, - хотелось ему ответить, - потому что судьба свела нас вместе, и теперь я больше не отпущу тебя никуда».
        Но он не знал, как заставить себя сказать все это вслух.
        - Я мог бы назвать множество причин, - произнес вместо этого Джейсон. - Например, защита, которую дает мое имя. Я без труда справлюсь с драконами, которые вас преследуют. К тому же мой высокочтимый отец будет доволен, если я наконец обзаведусь семейством. Вы нуждаетесь в деньгах - вот вам и еще одна причина. Уверен, этот список можно продолжать.
        Испуг в глазах Лорен погас, но настороженность осталась. Кошачьи глаза, подумал Джейсон, поежившись.
        - Вы совсем не знаете меня, - медленно проговорила Лорен и, прежде чем капитан успел возразить, добавила с горечью в голосе: - Кроме того, вы упустили одну немаловажную причину: корабли Карлина - ведь это ими Барроуз обещал заплатить вам за женитьбу на мне?
        На скулах молодого человека выступили желваки, но он подавил свой гнев. Он должен завоевать ее доверие, потому что, как чувствовал Джейсон, именно это стало для него теперь самым важным делом на свете.
        - Мисс Карлин, - произнес он торжественно, - до сегодняшнего утра, пока отец не сообщил мне о соглашении, заключенном между ним и вашим опекуном, я не имел намерения жениться ни на вас, ни на ком-либо еще. Сознаюсь, что именно «Карлин лайн» соблазнила меня согласиться встретиться с вами. Однако сейчас, предлагая вам руку и сердце, я вообще позабыл о вашем наследстве. И уж тем более я не имею никакого отношения к непонятным замыслам вашего опекуна. Я всего лишь хочу защитить вас.
        Несколько мгновений молодые люди молча глядели друг на друга, затем Джейсон, сам того не сознавая, взъерошил пальцами волосы. Какой еще подход он может попробовать?
        - Подумайте, неужели Мэтью не захотелось бы увидеть вас в безопасности? - тихо спросил он наконец.
        При этих словах Лорен побледнела, и Джейсон почувствовал, что больше не может сдерживаться. Отшвырнув бокал, который все это время держал в руке, он в два прыжка оказался рядом с девушкой и заключил ее в объятия. Лорен попыталась освободиться, но капитан не выпускал ее.
        Слезы хлынули у девушки из глаз, тело ее содрогалось от рыданий.
        Но вдруг, должно быть, почувствовав желание, переполнявшее молодого человека, она неожиданно напряглась и отпрянула от его груди.
        Ощущая странную усталость, Джейсон опустился в стоявшее рядом кресло. Не стоит торопить события, решил он, наблюдая, как Лорен, зябко обхватив себя руками, беспокойно прохаживается по комнате. Эта глупышка сама не понимает, насколько соблазнительна. Если бы только она могла видеть, как пламя свечей, отражаясь в ее волосах, придает им сходство с расплавленными золотыми гинеями…
        Гинеями?
        Джейсон медленно выдохнул. Оказывается, он и не подозревал, что решение уже было однажды у него в руках.
        - Что ж, попробуем по-другому, - произнес он мягко. - Снимите ваше платье, кошечка.
        Едва капитан произнес эти слова, как Лорен словно окаменела, и Джейсон понял, что девушка отлично расслышала то, что он сказал. Когда через мгновение она медленно повернула к нему голову, глаза ее смотрели в его сторону беспощадно и недоумевающе.
        - Ведь вы собирались заработать сотню гиней, не так ли? Я не ношу при себе таких денег, однако сотню фунтов, пожалуй, готов заплатить за ваши услуги.
        - Вы хотите… чтобы я разделась?
        - Я хочу посмотреть, что получу за свои деньги. Мое предыдущее предложение также остается в силе.
        - Что… что вы собираетесь делать? - Голос Лорен прервался.
        - Я рассчитываю на ночь с вами, разумеется.
        Лорен перевела дух, решив, что Джейсон, конечно же, шутит. Ей и в голову не приходило, что ее предложение могло быть воспринято всерьез; разве что он надеется перехитрить ее?
        - Я не выйду за вас замуж, - упрямо повторила Лорен, стараясь разгадать намерения этого странного человека. В ответ Джейсон одарил девушку радушной улыбкой.
        - Это уж как пожелаете… Вас что-то беспокоит, дорогая? - невинно спросил он, видя, что Лорен колеблется. - В чем же дело? Женщина с таким богатым опытом, как у вас, не должна бояться мужчин. К тому же вы не настолько хрупки, чтобы не выдержать моего веса. С вами я с удовольствием отвлекусь от миниатюрных особ, предлагаемых на вес в заведении мадам Фаншон.
        - Я… вы… я не хотела… - промямлила Лорен.
        - Вы не так опытны, как хотели меня убедить, и это вас смущает?
        - Я… нет. Джейсон усмехнулся:
        - Ну что ж, возможно, эта история научит вас не сочинять небылиц в будущем. Не переживайте, я не стану снова напоминать о вашем разоблачении. Отношения между людьми должны строиться на взаимном доверии, согласитесь. Так что для начала признаюсь вам совершенно откровенно: я многого жду от сегодняшней ночи. А теперь снимайте ваше платье - я чувствую, что во мне растет желание, которое я не могу долго сдерживать.
        В душе он жалел ее, так как отлично понимал, что пользуется бедственным положением девушки. Тем не менее Джейсон не сомневался, что поступает правильно. Он был решительно настроен доказать упрямице, что они созданы друг для друга, и не видел лучшего способа для этого, чем постель. Конечно, вовсе не обязательно сразу лишать ее невинности. Одно то, что они проведут всю ночь вместе, будет достаточно весомым аргументом, если ее опекун вздумает оспаривать права на девушку.
        Однако сама Лорен, судя по всему, была весьма далека от подобных размышлений. Закусив губу, девушка с беспокойством смотрела на молодого человека.
        - Я не могу, - наконец прошептала она.
        - Не можете или не хотите? - учтиво осведомился капитан; однако, заметив, как побледнела Лорен, он понял, что слишком перепугал ее.
        - Я не причиню вам вреда, дорогая моя, обещаю. Вот, выпейте немного вина. Оно поможет вам расслабиться.
        Лорен медлила, терзаемая нерешительностью. Для того чтобы покинуть Англию, ей в первую очередь нужны были деньги…
        Она кинула нервный взгляд на бокал Джейсона. Быть может, снотворному требуется некоторое время, для того чтобы начать действовать? Но даже если у нее появится шанс незаметно ускользнуть отсюда, то как быть с деньгами? Лорен сомневалась, что сумеет опуститься до кражи. Такой поступок превратит ее в обыкновенную воровку, а сейчас у нее есть возможность честно заработать сто фунтов… С немалым изумлением Лорен поняла, что готова согласиться на предложение капитана и только ищет в себе мужество пройти достойно через предстоящее испытание. Она все еще не вполне представляла себе, что должна будет делать, поскольку никогда не видела, чем занимались уличные женщины со своими клиентами. Сговорившись о цене, они всякий раз скрывались в каком-нибудь укромном месте. Хватит ли у нее духу раздеться перед Джейсоном, не говоря уже о том, чтобы выдержать его прикосновения к интимным местам? Однако Лорен напомнила себе, что в сложившейся ситуации не может слишком капризничать - оставшись одна, она должна обеспечивать себя самостоятельно. Кроме того, если уж ей все равно придется продавать себя, то пусть лучше это
будет Джейсон, чем какие-нибудь отвратительные пьяные личности, во множестве попадавшиеся ей на лондонских улицах. Капитан Стюарт хотя и был огромным и могучим, но обещал не причинять ей боли…
        Подняв глаза и увидев напряженный взгляд Джейсона, Лорен поняла, что капитан ждет ее ответа. Сделав по направлению к нему несколько несмелых шагов, девушка приняла бокал с вином из его рук и медленно выпила, запрокинув голову, терпкую жидкость.
        - Мне сложно расстегиваться, - смущенно произнесла она.
        - Простите?
        - Пуговицы на платье… мне тяжело до них дотянуться.
        Джейсон улыбнулся.
        - С удовольствием помогу вам, моя милая, как только вы повернетесь. Ах да, забыл… - Достав пистолет из-за пояса, он положил его под стол на приличное расстояние и лукаво посмотрел на Лорен. - Искушение может оказаться слишком велико. Ну а теперь за дело.
        Развернув девушку спиной к себе, он не спеша принялся расстегивать крошечные пуговки ее платья. Раскрыв серый шелковый ворот, Джейсон нежно провел пальцами по обнажившемуся плечу Лорен и тут же почувствовал, как у нее перехватило дыхание. Ему безумно захотелось превратить этот мягкий отклик в стон удовольствия, однако капитан не стал торопиться, решив продлить эти сладкие мгновения их первой близости.
        Слегка наклонившись, Джейсон покрыл легкими поцелуями изгиб шеи и плечи Лорен. От прикосновения его теплых губ по спине девушки побежали мурашки. Сама близость этого сильного, властного человека вызывала трепет во всем теле. Лорен неожиданно почувствовала, как тверды мускулы его крутых бедер, и поняла, что никогда прежде не думала так ни об одном из мужчин. Теперь, когда Джейсон прижимал ее к себе, девушке вспомнилось, как, уткнувшись недавно в плечо капитану, она вдыхала его запах - смесь мускуса и солоноватой морской свежести, а в раскрытом вороте рубашки у самого горла заметила темно-золотистые короткие волосы. Ошеломляющая мужественность Стюарта заставила ее необычайно остро ощутить собственную женственность - рядом с капитаном Стюартом она чувствовала себя такой хрупкой…
        - Расслабься, милая. Ты слишком напряжена.
        Расслабиться? Как можно ей расслабляться? Она должна помнить, что он опасен. Нельзя терять бдительность даже тогда, когда он утешает ее. Сейчас они просто заключили сделку. Он платит за ее услуги, значит, ей нужно по крайней мере притвориться, что она оценивает по достоинству его внимание; а иначе, чего доброго, капитан может передумать, и тогда Лорен не получит денег, столь необходимых ей для путешествия в Америку.
        Она почувствовала его. пальцы у себя в волосах. Джейсон осторожно вынимал из них шпильки - одну за другой. Когда мягкая, тяжелая волна упала Лорен на плечи и рассыпалась по спине, девушка закрыла глаза и постаралась не думать о том, что неминуемо должно было случиться.
        - Какие у тебя изумительные волосы, - пробормотал Джейсон, - все равно что золотая пряжа.
        Молодой человек в восхищении перебирал в руках блестящие пряди, наслаждаясь их шелковистостью и неуловимым, ускользающим запахом. Затем он медленно потянул Лорен за плечи назад и не отпускал до тех пор, пока она не оказалась лежащей на его согнутой руке.
        Разглядывая тонкий овал ее лица, Джейсон упивался красотой девушки. Ему казалось, что он никогда не сможет наглядеться на нее вдоволь. Подрагивающими пальцами провел он по щеке Лорен и дотронулся до ее закрытых глаз. Потом не спеша наклонился и впился губами в ее соблазнительный коралловый рот.
        Лорен содрогнулась, ощутив на своих губах подвижный, требовательный язык капитана. Когда он разжал ее губы и скользнул между зубов внутрь, девушке показалось, что она уплывает куда-то; она дрожала и задыхалась…
        Почувствовав сопротивление, Джейсон поднял голову и ласково посмотрел на нее своими голубыми глазами.
        - Тебя никогда не целовали прежде, верно? - спросил он и, после того как Лорен отрицательно покачала головой, бархатисто рассмеялся. - Боже правый, да тебя, должно быть, в монастыре растили. Вряд ли найдется мужчина в здравом рассудке, способный не поцеловать тебя, представься ему хотя бы малейшая возможность сделать это.
        Молодой человек немедленно пожалел о сказанном, потому что Лорен сразу насторожилась и отвернулась. Она по-прежнему была у него в объятиях, но Стюарт почти физически ощутил внезапную перемену, совершившуюся в ней. Казалось, все его усилия пошли прахом.
        Он взял в ладони ее лицо и повернул к себе.
        - Ты обещала мне ночь, красавица, - произнес Джейсон с упреком, - но пока что ведешь себя не слишком приветливо.
        Вспомнив об, их соглашении, Лорен умоляюще посмотрела на капитана. Неужели сто фунтов дают ему право делать с ней все, чего он ни пожелает?
        - Что… что вы от меня хотите?
        - Не сопротивляйся. Я просто еще раз поцелую тебя.
        Наклонившись, Джейсон поймал губами мягкую мочку ее уха. Поиграв с ней несколько мгновений, он короткими покусывающими поцелуями перебрался к манящим губам Лорен.
        - Дай мне свой рот, милая. - Его хриплый голос прозвучал почти повелительно.
        У Лорен уже не было сил возражать. Его поцелуи, нежные, но решительные, становились все настойчивее. Сердце девушки учащенно забилось, когда язык Джейсона снова оказался у нее во рту; стальные объятия его не позволяли больше сопротивляться.
        Ошеломленная и дрожащая, Лорен инстинктивно чувствовала, что его страсть готова вырваться из-под контроля. Поцелуи Джейсона становились все более ненасытными, он словно пожирал ее, и, к своему стыду, Лорен это нравилось, ей хотелось снова и снова ощущать его прикосновения, Сладкая истома навалилась на нее откуда-то из неведомого пространства, и постепенно все тело девушки охватило нестерпимое, не поддающееся контролю желание.
        Должно быть, Джейсон ощутил то же самое, потому что вдруг глухо застонал и, не отрываясь от ее губ, начал стягивать платье с ее плеч, затем ослабил шнуровку корсета и торопливо потянул тесемки нижней рубашки… Когда его взору открылись груди Лорен, у Джейсона перехватило дыхание. Застеснявшись горящего взора капитана, девушка попыталась прикрыть свою наготу руками, но Джейсон остановил ее.
        - У тебя такие красивые груди, - пробормотал он, оценивающе прищурив голубые глаза.
        Лицо Лорен вспыхнуло от смущения. Она сделала попытку высвободить руки, но Джейсон, удержав их, коснулся пальцами одного из розовых сосков и вдруг сжал его. У Лорен перехватило дыхание от острого, пронзительного наслаждения.
        - Ты прекрасно сложена, а мне как раз нравятся полные женские груди.
        - Вот как? - рассеянно поинтересовалась Лорен, изо всех сил стараясь не поддаваться предательским порывам своего разгоряченного тела.
        Джейсон улыбнулся.
        - Потому что они хорошо подходят по размеру к моим ладоням, когда я беру их… - Капитан снова прикоснулся большим пальцем к нежному дрожащему соску.
        Это легкое прикосновение вызвало у девушки целую волну невероятных ощущений, заставивших Лорен вздрогнуть. Она и не подозревала раньше, что ее грудь может быть настолько чувствительной. Сосок немедленно затвердел, словно отвечая на ласку Джейсона.
        - А кроме того, они мне нравятся на вкус. - Произнося эти слова, Джейсон склонил голову и обнял сосок губами.
        В этот момент Лорен настолько потеряла над собой контроль, что упала бы на пол, если бы не крепкие руки капитана Стюарта. Запрокинув голову, она оставила попытки сопротивляться и растаяла в его объятиях.
        Сладкая нега постепенно наполнила все тело Лорен. Ей подумалось, что она, должно быть, сошла с ума, раз позволяет мужчине проделывать над собой подобные вещи, однако у нее не было сил возразить.
        Лишь когда Джейсон скользнул рукой вверх по ее бедру, забираясь под мягкие складки платья, Лорен сообразила, что у него на уме.
        - О нет! - воскликнула она, когда молодой человек начал теребить пальцами шелковистый треугольник между ее ног. - Пожалуйста… вы не должны этого делать.
        - Милая, позволь мне любить тебя.
        Эти слова озадачили Лорен. Любить? Что он имеет в виду? Ее еще никто не любил подобным образом. Не находя ответа, она нерешительно отвела глаза в сторону.
        Глядя, как самые противоречивые выражения сменяются на прелестном личике его новой подруги, Джейсон почувствовал, что сердце его вот-вот разорвется от нежности. Она непременно будет с ним счастлива, чего бы ему это ни стоило, и ей никогда не придется пожалеть об этой ночи. Да что там - никакие свадебные церемонии не свяжут их крепче!
        - Ах, милая, что же ты сделала со мной! - прошептал капитан. - Я больше не шучу, я в самом деле страстно желаю тебя всем сердцем, всей душой… я хочу, чтобы ты была моей женой, моей любовницей, матерью моих детей, моей драгоценной спутницей до конца дней.
        В сердце Лорен поднялась настоящая буря. Ей-то что за дело до желаний этого моряка! Она никогда никого не полюбит. Любовь означает боль, унижение, одиночество. Эту истину ее мать открыла слишком поздно. Элизабет Девриз была доверчива и невинна, когда явился Джонатан Карлин.
        - Собственностью, вы хотите сказать, - горько отозвалась девушка, вспомнив, что пришлось пережить им с матерью, - собственностью, рабой, пленницей.
        Джейсон нахмурил брови.
        - Кто забил тебе голову подобным вздором?
        Она не ответила. Капитан Стюарт чуть отодвинулся от нее и заговорил негромким, мелодичным голосом, против воли ласкавшим слух Лорен, словно музыка:
        - Несчастные браки, конечно, бывают, сомнений нет, но я стремлюсь к другому. Представь себе не просто союз двух человек, но союз душ и умов. Муж и жена, которые являются друг для друга партнерами, любовниками, друзьями. Мужчина и женщина, которые делят одно сердце на двоих.
        Голос капитана словно убаюкивал Лорен, пригревшуюся в его теплых объятиях. На мгновение она даже позволила себе представить, каково это - быть женой такого властного и обаятельного мужчины. Никто и никогда не обнимал ее так, как Джейсон сейчас, нежно и ободряюще. Удивительно, как легко, без усилий ему удавалось вселять в нее чувство уверенности и защищенности.
        Нет, он не может быть человеком Барроуза, решила наконец Лорен. И тем не менее ей никогда не бывать его женой.
        Тем временем Джейсон снова погрузил пальцы в шелковистую массу ее волос и приблизил к ней свое лицо настолько, что Лорен ощущала на щеке его теплое дыхание.
        - Дай мне шанс, милая, - прошептал он, словно читая мысли девушки.
        Ее большие глаза потемнели. На лице Лорен отразилась нелегкая внутренняя борьба, и сердце молодого человека заныло от желания успокоить ее, развеять все печали, терзавшие его дивного ангела. Когда хрустальные слезинки затрепетали на длинных ресницах девушки, Джейсон осушил их своими губами. Затем, осыпав поцелуями ее лицо, он постепенно снова добрался до губ Лорен.
        Обняв ее покрепче, капитан ощутил одну-единственную потребность - любить эту нежную красавицу. Его губы просили, молили, требовали, а руки нежно ласкали изгибы роскошного тела, обещая восхитительное наслаждение.
        К собственному отчаянию, Лорен чувствовала, что уступает неистовому натиску капитана Стюарта. Открыв рот, она жадно ловила его поцелуи и через несколько мгновений обвила руками его шею.
        Ободренный таким успехом, Джейсон вновь принялся ласкать ее манящие бедра. Лорен внутренне сжалась, когда рука капитана коснулась золотистых волос, скрывавших ее девственность, но страстные поцелуи забирали все ее дыхание, мешая сопротивляться. Она сделала попытку оттолкнуть Джейсона и освободиться от невыносимого тепла, которому так хотелось покориться, но тут силы оставили ее…
        Сердце капитана неслось вскачь, а податливые бедра Лорен вызывали лихорадочную дрожь в его чреслах. Каждый дюйм его тела болел от могучего желания, каждый мускул, каждый нерв пульсировал, словно в огне. И все же он нашел в себе силы для того, чтобы действовать не спеша.
        - Доверься мне, милая. Я не сделаю тебе больно.
        Его глубокий голос сорвался на хрип.
        Теплые настойчивые пальцы вновь зашевелились между бедрами Лорен, медленно лаская их внутреннюю поверхность, пробуждая в ней нарастающее пульсирующее напряжение. Да он настоящий колдун, смутно пронеслось в голове у Лорен. Его пальцы творят чудеса, а рот… горячий, неистовый, он наполнял огнем все ее тело. Цепь пылающих поцелуев спускалась по нежной шее девушки к ее большим, набухшим грудям, обвиваясь вокруг затвердевших сосков, и все это время его искусные пальцы не спеша пробирались внутрь Лорен, заставляя ее стонать в сладкой муке и впиваться ногтями в сильные плечи своего мучителя.
        Когда бедра девушки конвульсивно изогнулись, стремясь разрешиться от неведомого бремени, Джейсон опьянел от собственного триумфа. Его ласки стали еще более горячими, его голова кружилась от чудной мягкости женской плоти. Дыхание Лорен стало коротким и прерывистым, совпадая с ритмом его движений.
        Напряжение двух их распаленных тел все увеличивалось, и Лорен на миг показалось, что она тонет в горячем чувственном омуте. Задыхаясь, девушка вцепилась в волосы капитана. Жаркая, пульсирующая точка внутри ее росла, набухала, ширилась и вдруг… лопнула, разослав огненные искры по всему телу.
        Невольный крик наслаждения Джейсон заглушил новым поцелуем. Когда судороги страсти, сотрясавшие Лорен, наконец утихли, молодой человек взял ее лицо в ладони и, повернув к себе, заглянул в огромные глаза, все еще подернутые томной поволокой. Прижав ее голову к своему плечу, Джейсон радостно подумал, что выиграл первый раунд, и ласково погладил девушку по щеке.
        Лорен овладело странное, блаженное оцепенение. Лишь на миг где-то в глубине души вяло шевельнулось раскаяние. Ей не следовало наслаждаться, ведь она позволяла капитану проделывать над собой все эти непристойности исключительно ради денег…

«Потом», - оборвала неприятные мысли Лорен. Потом она будет сожалеть и злиться на свою непоследовательность, а теперь ей было просто не под силу говорить и даже думать. Разнежившись, она закрыла глаза и крепче прижалась к могучей груди капитана Стюарта.
        Между тем Джейсон тоже сомкнул веки, наконец-то позволив себе расслабиться. Глубокая усталость, навалившаяся на него, все усиливалась. Он по-прежнему был полон недюжинного желания, однако обычно неиссякаемая энергия на этот раз оставила его, так что даже простое объятие стоило ему теперь немалых усилий.
        Он не знал, сколько времени просидел так в полузабытьи, откинувшись на спинку кресла, и как нашел в себе силы перенести Лорен на кровать. Недоброе подозрение закралось на миг в его затуманившееся сознание, но капитан не мог сосредоточиться ни на чем, кроме настойчивой, пульсирующей жажды обладать этой роскошной красавицей. С трудом удерживая равновесие, он стоял над нею, пытаясь убедить себя в том, что не имеет права взять ее до тех пор, пока она не станет его законной женой.
        Жена. Очень скоро так и будет.
        Глядя в ее невероятные золотисто-зеленые глаза, Джейсон недоумевал, отчего они вдруг наполнились глубочайшей печалью. Он попытался спросить об этом, но язык не слушался его, и вместо слов молодой человек издал лишь несколько нечленораздельных звуков.
        И только когда ноги стали подгибаться под ним, Джейсон понял, что теряет сознание. Все поплыло перед его глазами.
        Вино. Она подсыпала что-то ему в вино. Но почему? За что?
        Господи, нет. Пожалуйста, нет!
        Она хочет покинуть его. Она исчезнет из его жизни так же внезапно, как и появилась, и он будет бессилен ее остановить.
        Теперь в мозгу капитана Стюарта осталась только одна мысль - он не может дать ей уйти. Он в ужасе чувствовал, что золотой ангел тает, ускользает неотвратимо. Протянув к ней руки, Джейсон сделал шаг к кровати, борясь со слабостью, и рухнул прямо на девушку, исторгнув из ее груди испуганный возглас.
        Несколько мгновений он лежал неподвижно, распластавшись наискось на кровати, но когда Лорен зашевелилась под ним, стараясь освободиться от придавившей ее тяжести, жажда обладания вновь обуяла Джейсона с прежней силой. Эта девушка предназначена для него. Он немедленно сделает ее своей, частью себя, женой.
        С отчаянием, никогда прежде ему не знакомым, Джейсон обхватил Лорен за талию и подтащил под себя. Она не сопротивлялась, решившись выполнить все, что от нее требуется, и получить наконец обещанные деньги.
        Джейсон приподнялся на локте, не слушающейся рукой расстегнул панталоны, и его мощный жезл победно вырвался на волю. Неловким движением он задрал юбки Лорен, обнажив ее сокровенную плоть, до сегодняшнего вечера не знавшую прикосновений мужчины и все еще влажную от его ласк.
        Девушка сжалась от страха, когда Джейсон коленями раздвинул ей ноги. В следующее мгновение его руки не выдержали, и он снова обрушился на Лорен всей своей массой.
        Ее сдавленный крик на некоторое время вернул Джейсона к реальности. Движимый яростью и желанием, он из последних сил приподнялся на руках, приблизил свой жезл к влажным розовым лепесткам и, опустив руки, вошел в нее глубоко и резко.
        Откуда-то издалека до его гаснущего сознания донесся пронзительный крик, и он увидел, как голова девушки заметалась из стороны в сторону, а лицо искривилось от боли. Джейсон в изнеможении прижался к теплому золоту роскошных волос и почувствовал влагу на щеке Лорен. В его душе не было радости от того, что он сделал, одна только острая, мучительная злость на собственное бессилие. Однако очень скоро и она стала гаснуть вместе со всеми остальными чувствами, и Джейсон Стюарт провалился в черную бездонную дыру.

        Глава 5

        Корнуолл. 1812 год
        Широко расставив ноги, Стюарт стоял на ледяном ветру, порывами налетавшем с моря. Временами ему казалось, что он на палубе корабля борется с жестоким зимним штормом. Ветер неистово трепал его волосы и рвал с плеч длиннополую шинель. Глядя на пенящиеся волны далеко внизу, у подножия скалы, Джейсон невольно вспоминал, сколько раз, второпях убирая с мачт паруса, видел он подобную захватывающую картину.
        А зрелище было поистине величественное: могучие волны беспрестанно с ревом разбивались о камни, и пенные гребни грозно белели на фоне темных штормовых вод, придавая им еще более мрачный вид. Капитан устремил взгляд на горизонт, где едва уловимая линия отделяла океанские просторы от свинцового неба, и понял, что через несколько часов все вокруг скроет туман, надвигавшийся с моря на берега Корниша.
        Джейсон не мог вразумительно объяснить себе, что толкнуло его проделать столь неблизкий путь и приехать сюда. Вероятно, ему хотелось побольше узнать о женщине, так внезапно ставшей его невестой.
        Он снова поглядел вниз. Огромные камни, окаймлявшие берег, казалось, были сброшены в воду яростной рукой некоего легендарного великана. Ничто в пейзаже этой дикой местности не напоминало о хрупкой, бледной красавице, живо запечатлевшейся в его памяти. К тому времени Джейсон уже достаточно хорошо восстановил в памяти образ юной Андреа Карлин - пленительный блеск ее глаз, грациозность фигуры, бессознательно соблазнительную улыбку. От одного воспоминания об этой улыбке капитан Стюарт чувствовал огонь в крови, а невыразимая прелесть ее лица по-прежнему разрывала ему сердце.
        Обернувшись назад, Джейсон посмотрел на угрюмое нагромождение серых камней - Карлин-Хаус. Холодное, неприступное здание возвышалось неподалеку от берега. Джонатан Карлин снабдил его башенками и зубчатыми стенами с бойницами, стремясь построить настоящий средневековый замок. Усадьба прекрасно вписывалась в нелюдимый пейзаж Корниша и вряд ли подходила для воспитания юной осиротевшей девушки, так что у нее, несомненно, были причины для бегства отсюда.
        После той памятной ночи Джейсон потратил три дня на бесплодные поиски в доках, прежде чем признать, что Андреа Карлин исчезла вместе с Лайлой и весьма искусно замела за собой следы. Смирившись с этой мыслью, молодой человек отправился в контору Карлина. В отчаянии он едва не задушил Барроуза, требуя рассказать, что произошло с девушкой, не обращая внимания на уверения судовладельца в полнейшем своем неведении. Он выпустил его заплывшую жиром шею, только когда Барроуз, бормотавший что-то о своем слабом сердце, начал вдруг оседать с таким видом, будто вот-вот лишится чувств. Испугавшись, что старик и в самом деле может испустить дух, Джейсон уложил его на канапе, ослабил шейный платок и, поднеся стакан с водой к его бесцветным губам, заставил сделать несколько глотков. Потребовалось некоторое время, прежде чем оба смогли спокойно вернуться к делам наследницы компании.
        - Это длинная история, - произнес наконец Барроуз, - но я расскажу ее вам по одной простой причине. Мне нужна ваша помощь, капитан Стюарт. Ваше бурное прошлое доказывает, что вы именно тот человек, который подходит для этого, да и лорд Эффинг говорил, что на вас можно положиться. В противном случае я не выбрал бы вас в спутники жизни для моей подопечной.
        На скулах Джейсона проступили желваки.
        - Я жду, - едва сдерживая нетерпение, произнес он.
        Барроуз неожиданно поднялся и заходил по блестящему паркету, взволнованно ломая руки.
        - Я вынужден настаивать… я должен просить вас дать мне клятву. Ни слова из того, что вы сейчас услышите, не сорвется с ваших губ без крайней на то необходимости.
        Джейсон коротко кивнул в знак согласия, гадая, что же скрывается за такой предосторожностью.
        - Все началось тридцать лет назад, - негромко, словно рассуждая сам с собой, произнес Барроуз, - еще до того, как я сделался совладельцем «Карлин лайн», а Джонатан женился на моей сестре Мэри. В молодости он был чрезвычайно горяч, к тому же высокомерен и упрям. Для него существовали только собственные законы, он не терпел неповиновения со стороны окружающих.
        Джейсон, прищурившись, взглянул на большой портрет Джонатана Карлина, изображавший его в окружении жены и маленькой дочери. Карлин, властно обнимая жену за плечи, надменно взирал с холста на окружающих. Белокурая девочка, присев у ног отца, держалась за шею огромного мастифа. Щека ее была прижата к морде собаки, а на губах замерла легкая полуулыбка.
        Андреа Карлин не походила на своих напыщенных родителей. Ее непудреные золотые волосы ярко контрастировали с белизной кожи, а янтарно-зеленые глаза уже тогда излучали дивный свет. Точный портрет, решил Джейсон, только улыбку художнику до конца схватить не удалось. Девочка на портрете улыбалась ласково и невинно, однако в ее улыбке не было присущего Андреа лукавства и обольстительности.
        Оторвав взгляд от портрета, Джейсон посмотрел на Барроуза. Главный управляющий
«Карлин лайн» с годами приобрел тучность и заметно проигрывал в сравнении с уверенным, подтянутым Джонатаном Карлином. Обычное для него скорбное выражение лица еще более усиливало их различие. Тем не менее Джейсон был достаточно проницателен, чтобы почувствовать, что Барроуз наделен на редкость острым и изобретательным умом.
        Капитан с вниманием приготовился слушать.
        - Джонатану всегда нравилось разыгрывать из себя Бога, - продолжил Барроуз со вздохом. - Он любил контролировать людей, подчинять их себе. Не многие решались бросить ему вызов. Среди таких смельчаков оказалась его сестра Реджина. Вопреки желанию брата она стала часто видеться с испанцем по имени Рафаэль. Когда Джонатан понял, что сестру не остановить, он устроил так, что ее любовника арестовали, и затем предложил тому на выбор либо казнь, либо рабство. Испанец выбрал последнее и был продан работорговцу.
        Заметив удивленно поднятые брови Джейсона, Барроуз не стал дожидаться его вопроса.
        - Да, компания занималась работорговлей в те времена. Именно так Джонатану удалось сколотить свой огромный капитал. Но та сделка была особенно необычной. Рафаэля отвезли в Алжир, и более десяти лет о нем ничего не было слышно.
        Тут Барроуз перестал ходить по комнате и схватился за воротник, судорожно ловя ртом воздух. Джейсон помог ему добраться до канапе.
        Барроуз лег на спину и слабо махнул рукой.
        - Я в порядке, - тихо выговорил он. - Вдобавок к слабому сердцу у меня еще и неважный желудок. - Он закрыл глаза. - Видите ли, это я их нашел… в пещере прямо под Карлин-Хаус.
        - Нашли их? - переспросил Джейсон.
        - Джона и Мэри… Их… тела. Рафаэль, бандиты… издевались над ними. Я не в силах вам описать… Боже, там было столько крови. Дикие звери…
        - Но ведь девочка не пострадала, - перебил его Джейсон, - Пожалуй, можно и так сказать. Андреа была… она была…
        У Джейсона упало сердце.
        - Рафаэль… изнасиловал ее? - спросил он, побледнев и в этот миг позабыв о девственности Андреа.
        - Нет, только… мою бедную сестру Мэри. И не Рафаэль это сделал. Евнухи ведь, знаете, не могут… Поэтому он с таким наслаждением… кастрировал Джонатана. Только на этом он не остановился… Рафаэль наблюдал, как его люди, его бандиты надругались над Мэри, а потом зарезал ее ножом. К тому времени когда они занялись Андреа, выпитое вино уже порядком опьянило их. Они изранили девочке руки и ноги, прежде чем она сумела бежать по туннелю, соединявшему дом с морским берегом. Там она и лишилась чувств, а Джонатан и Мэри…
        По мере рассказа голос Барроуза, поначалу сбивавшийся на шепот, окреп и к концу стал почти бесстрастным, однако Джейсону никогда прежде не доводилось видеть столь глубокого ужаса в чьих-либо глазах. Он сам был потрясен услышанным. Ему казалось, что за несколько последних лет, проведенных в самом центре военных действий, он повидал достаточно безумств, чтобы к ним привыкнуть, но тем не менее от рассказа Барроуза у него кровь застыла в жилах.
        Барроуз смотрел на портрет, словно заставляя себя вспомнить Карлинов такими, какими они были при жизни.
        - Мы узнали подробности от двух разбойников, которых сумели поймать. А Рафаэлю… удалось уйти:
        Джейсон проглотил внезапно подступивший к горлу комок, а Барроуз между тем снова заговорил о девочке:
        - Мы думали, что Андреа умрет. Ее терзала жесточайшая лихорадка. Я сам выхаживал ее вместе с гувернанткой. Несчастное дитя - она металась и кричала в бреду. Нам приходилось привязывать ее к кровати, чтобы она не причинила себе вреда. Я никогда не забуду, как Андреа впервые посмотрела на меня ясным, осмысленным взглядом. Это было как глоток свежего воздуха… будто она родилась заново. Однако скоро мы поняли, что девочка не помнит ничего из того, что с нею было, не помнит даже, кто она такая.
        Барроуз откинулся на подушки и устало потер лицо руками.
        - Прошлое совершенно стерлось из ее памяти. Я приглашал доктора из Лондона, который сказал, что такая реакция вполне закономерна, принимая во внимание то, что ей пришлось пережить. Травма была столь велика, что сознание отказывается ее воспринимать. Доктор посоветовал нам не делать попыток вернуть девочке память. Это должно было, по его словам, случиться само собой, когда она будет готова. Я, разумеется, последовал его предписанию и был несказанно рад, что Андреа не помнит тех ужасов, которым стала свидетельницей. Время от времени ее мучили кошмары по ночам, но этим все и ограничилось; если не считать потери памяти и голоса, в остальном она осталась такой же, как и прежде.
        - Голоса? - повторил Джейсон, вспоминая низкий тембр голоса Андреа, показавшийся ему таким соблазнительным.
        - Думаю, что она как-то повредила себе горло, когда кричала. Или может быть, это от веревок. У нее на шее была петля, когда мы нашли ее. А ведь она была совсем еще ребенок.
        По дряблой щеке Барроуза поползла слеза. Старик закрыл глаза и опустил голову на канапе. Дожидаясь, пока он придет в себя, Джейсон не произнес ни звука.
        - Я поставил целью своей жизни уберечь ее, - продолжил наконец Барроуз. - Конечно, я всегда боялся, что Рафаэль когда-нибудь вернется за Андреа, но то была не единственная моя забота. Оставалась еще Реджина Карлин. Она наследовала состояние Джонатана, если бы что-то случилось с Андреа. Поначалу я не верил, что Реджина была причастна к убийствам, несмотря на то что один из пойманных пиратов утверждал, будто некая женщина помогла им беспрепятственно попасть в Карлин-Хаус. Но когда Реджина узнала, что Андреа осталась жива, она явилась ко мне и предложила хитроумный план, в результате которого к ней перешло бы управление имуществом Джонатана. Она предложила - мне до сих пор тяжело вспоминать об этом - объявить Андреа безумной и запереть в лечебнице. Когда я отказался, она не оставила своей затеи и стала распространять в обществе лживые слухи о моей подопечной.
        - Вот, значит, какова причина толков о помешательстве Андреа.
        Барроуз кивнул.
        - Тогда я считал целесообразным для Андреа не покидать пределов дома. Конечно, ей это не понравилось. Думаю даже, что я восстановил девочку против себя, хотя и действовал из лучших побуждений. К тому же мне казалось, что это не продлится долго - только до тех пор, пока мы не поймаем Рафаэля. Я нанял людей для охраны Андреа, дабы быть уверенным, что Рафаэль не сумеет добраться до нее.
        - Это те же люди, что преследовали Андреа в Лондоне?
        - Те самые. Я настаивал, чтобы около нее постоянно находился кто-то, способный защитить ее в случае чего. - Барроуз умолчал о том, что Лорен возражала против навязчивой охраны еще более решительно, чем ее сводная сестра. - Пожалуй, я мог бы тогда увезти девочку куда-нибудь в другое место, - добавил он, - но в Карлин-Хаус можно прекрасно держать оборону в случае нападения. Джонатан строил его на века, он желал стать королем в своем замке. Я сказал Андреа, что охраняю ее от контрабандистов, которые рыщут по округе, и это отчасти было правдой - полагаю, не одно столетие пещера под скалой, на которой выстроен дом, использовалась для хранения незаконного товара. Одно время Джонатан даже получал дивиденды с контрабандных сделок. Эта пещера - идеальный тайник. Там-то Рафаэль и…
        Теперь ледяной ветер напомнил Джейсону, что он собирался лично исследовать знаменитые пещеры. Прилив будет еще не скоро, отметил он с удовлетворением. Скинув тяжелую шинель и зажав в зубах самодельный факел, молодой капитан стал спускаться по вырубленным в скале ступеням.
        Два огромных валуна, высившиеся на вершине скалы подобно молчаливым стражам, отмечали начало спуска. В самом низу ступени выходили на узкую полоску берега, почти съеденную прибоем. Слева, на другой стороне небольшой бухты, песчаная тропинка продолжалась, расширяясь и переходя в небольшую дорогу, змейкой вившуюся по самому краю воды.
        Недавний шторм добавил свежести соленому воздуху, насыщенному запахом моря, но из-за него спуск по скале стал более опасным. Косые неровные ступеньки скользили, норовя скинуть бесшабашного смельчака. Когда Джейсон в конце концов ступил на песчаный берег, его рубашка вместе с жилетом были насквозь пропитаны потом и морской солью.
        Здесь, внизу, скала надежно защищала его от ветра. Оглядевшись, молодой человек увидел параллельный берегу проток. Вода за естественным каменным барьером казалась спокойной и глубокой. Тут с легкостью могло укрыться маленькое судно. Заметить его можно было, только если смотреть непосредственно сверху, но, подойдя поближе, капитан разглядел укромный проход между камнями. Запалив факел при помощи огнива, Джейсон полез внутрь. Кое-как протиснувшись в щель, он оказался на узком и скользком выступе скалы. Неровное пламя факела осветило влажные стены. Кругом было тихо, рев прибоя сюда не долетал. Внизу лениво плескалась зеленоватая морская пена. От выступа скалы приблизительно в фут шириной, на котором балансировал Джейсон, проход, очевидно, вырубленный вручную и даже снабженный грубо высеченными в стене перилами, уходил в чернеющую глубь расщелины, становясь все шире, и на расстоянии примерно десяти ярдов превращался в гладкую площадку. Джейсону снова показалось, что он приближается к тупику, но факел неожиданно высветил углубление в толще скалы. Капитан устремился туда. Пламя факела, задрожав,
выровнялось, когда он очутился в небольшой пещере. Прохладный воздух внутри ее был неподвижен. Джейсон слышал лишь звук собственных шагов и слабый, отдаленный рокот прибоя.
        Небольших пещер оказалось несколько, но ни в одной из них не поместилось бы сколько-нибудь значительное количество груза, за исключением последней, в которую, пожалуй, свободно вошли бы четыре «Камелии». Ступив под своды этой пещеры, Джейсон ощутил озноб, пробравший его до костей. Слабенький факел не мог осветить все гигантское помещение, но его вполне хватало для того, чтобы осмотреться. Джейсон без труда обнаружил ход в тоннель, замурованный щебнем. Стены пещеры были закопчены, а на полу виднелись темные пятна, самое большое из которых помещалось в центре. Когда Джейсон подошел ближе, в лицо ему повеяло ледяным холодом, а пламя факела, наклонившись, зашипело. Капитан увидел какую-то огромную тень, заплясавшую на стене, но в следующее мгновение огонь выровнялся и видение исчезло.
        У Джейсона не было сомнений, что он стоит на том самом месте, где в страшной агонии погиб Карлин. Рафаэль с бандитами изрубил его первым, но не до смерти. Время от времени истекающую кровью жертву приводили в чувство, заставляя смотреть, как насилуют его жену и издеваются над дочерью.
        Вся остальная часть пещеры была совершенно пустой и голой. Стиснув зубы, Джейсон покинул зловещее место и быстро направился к выходу, остановившись только однажды, когда ему показалось, что он слышит слабое эхо душераздирающего крика. Капитан подождал немного, напряженно прислушиваясь. Крик не повторился, и молодой человек решил, что, возможно, то был голос какого-то животного, укрывшегося в пещере.
        Выбравшись наружу, Джейсон с наслаждением глубоко вдохнул соленый морской воздух. Рев волн буквально оглушил его после гробовой тишины пещеры. Промокший и продуваемый насквозь яростным ветром, капитан начал карабкаться обратно на вершину скалы.
        Он не сомневался в словах Барроуза - старик, похоже, действительно переживал за свою подопечную. Косвенно это подтверждалось и тем, что корабли Карлина передавались Джейсо-ну «в хорошие руки».
        В тот первый день знакомства с Барроузом разговор мало-помалу зашел и об управлении компанией.
        - Значит, вы понятия не имеете, где находится ваша подопечная, - произнес Джейсон. - Тогда, может быть, вы знаете что-нибудь о ее родственниках в Соединенных Штатах?
        Барроуз вздохнул.
        - Насколько мне известно, там у нее вообще нет родственников. Ума не приложу, куда она могла деться. Возможно, Андреа уже нет в живых.
        И тут Джейсон не сдержался.
        - А вам только того и надо, я полагаю! - воскликнул он яростно.
        Лицо его собеседника вспыхнуло.
        - Ваше замечание оскорбительно, капитан Стюарт. Я всегда заботился о дочери моего друга и партнера и старался действовать исключительно в ее интересах.
        Джейсон закусил губу. «Да она задыхалась под твоей опекой!» - хотелось выкрикнуть ему, но он понимал, что в данный момент лучше сдержать себя и позволить Барроузу беспрепятственно изложить свой план.
        - Я стал партнером в компании, - начал тот, - потому что у меня были средства, в которых «Карлин лайн» тогда остро нуждалась. После феноменального коммерческого успеха в начале существования империи Карлина последовала серия несчастий на море. Сразу несколько кораблей потерпели крушение; затем Джонатан сделал ряд неудачных вложений. Когда появился я, компания находилась на грани краха. Сейчас мне принадлежит половина акций и вся ответственность за проводимые операции.
        Однако у меня неважное сердце. Врачи говорят, что мне недолго осталось жить, поэтому мы с вашим отцом решили выдать мою подопечную за вас замуж, чтобы у нее была надежная защита после моей кончины. К тому же мне хочется, чтобы «Карлин лайн» перешла к достойному человеку. В вас я вижу своего преемника, капитан. Это решение нельзя назвать скоропалительным или неоправданным. Я продолжительное время следил за вашими подвигами и, признаюсь, доволен своим выбором.
        Барроуз сделал паузу и взглянул на собеседника, но лицо Джейсона оставалось непроницаемым.
        - Позвольте мне объяснить вам, - протянул к нему руку судовладелец.
        Тяжело поднявшись на ноги, он переместился за письменный стол, обитый сукном. Отсюда он ежедневно руководил делами огромной компании, а теперь стол, вероятно, был призван служить защитным барьером между Барроузом и его не в меру горячим посетителем.
        - Признаю, что на мне в значительной степени лежит вина за бегство Андреа. Я совершил ряд грубых ошибок в прошлом. Прежде всего мне не следовало позволять сестре выходить замуж за Джонатана. Но теперь этого все равно уже не изменишь. Тем не менее я по-прежнему полон решимости во что бы то ни стало не допустить Реджину к прибылям компании. Я намерен передать «Карлин лайн» вам, однако для этого потребуется выполнить несколько формальностей. Здесь нет ничего невозможного, если вы готовы принять на себя ответственность за мою подопечную, равно как и за компанию.
        Джейсон еще раз взглянул на портрет.
        - Я готов, - ответил он сухо.
        Барроуз кивнул.
        - Джонатан завещал все свои акции дочери, а мне доверил осуществление контроля за соблюдением его воли. Я наделен всеми полномочиями, для того чтобы действовать так, как считаю целесообразным. Даже после достижения Андреа совершеннолетия я сохраняю свое опекунство до тех пор, пока она не выйдет замуж с моего одобрения. Затем ответственность за нее перейдет к мужу. Джонатан хотел, чтобы компания оставалась в семье и наследовалась по мужской линии.
        Барроуз замолчал, многозначительно глядя на молодого человека.
        Джейсон прищурился.
        - Надеюсь, вы не собираетесь подделать документы, чтобы все выглядело так, будто свадьба уже состоялась?
        Барроуз беспокойно заерзал в кресле.
        - Я… я рассчитывал, что вы поймете важность замужества для Андреа. Если она еще жива, я не уверен, что у нее много шансов оставаться таковой продолжительное время в будущем. Лучшее, что ее ожидает, - это палата в Бедламе. Тогда уже вам не удастся ее спасти. Реджина намерена заполучить «Карлин лайн» любой ценой, и она останется единственной родственницей девочки, когда меня не станет. Я не вижу других способов обезопасить Андреа, кроме как обеспечить ее мужем, который унаследует «Карлин лайн», если с ней что-нибудь случится. Брак по доверенности вполне возможен, и он будет иметь абсолютно законную силу.
        Когда Джейсон заговорил, в его голосе послышались гневные нотки.
        - Попрошу вас не забывать, Барроуз, что Андреа не желает вступать в брак. Ваш план не только лишит вашу подопечную свободы выбора, но также не оставит мне шансов завоевать ее расположение. Я хочу, чтобы она стала моей женой, но тем не менее намереваюсь заключить с ней союз по обоюдному согласию.
        - У меня нет времени рассуждать о подобных тонкостях, капитан. Реджина Карлин вот-вот доберется до «Карлин лайн».
        - Поищите другой способ справиться с ней.
        - Возможно, мне следует поискать другого, более сговорчивого кандидата на руку Андреа.
        Джейсон в бешенстве стиснул зубы.
        - Вы вольны делать все, что вам заблагорассудится, но предупреждаю: если вы фальсифицируете брак Андреа с кем бы то ни было, я пущу на дно все корабли «Карлин лайн» до единого!
        Угроза прозвучала в полнейшей тишине, и, судя по блеску в глазах Стюарта, Барроузу не следовало сомневаться в серьезности намерений своего собеседника. Мгновение спустя Джейсон справился с собой и с бесстрастным лицом откинулся на спинку кресла.
        - Я согласен, что необходимо наказать сестру Джонатана и негодяя Рафаэля за совершенные ими преступления, - холодно заметил он после минутного молчания. - Также я согласен принять на себя ответственность за «Карлин лайн»; однако я намерен строить свои отношения с вашей подопечной так, как сам сочту нужным.
        Барроуз покорно кивнул, сообразив, что оба они стремятся к одной цели, хотя и разными путями.
        - Хорошо, но, согласно воле Джонатана, компания должна оставаться в семье. При несоблюдении этого условия я не могу предложить вам партнерство, а следовательно, вы не сможете управлять компанией.
        - Продайте мне корабли Карлина.
        Некоторое время Барроуз напряженно молчал, глядя в одну точку остановившимся взглядом.
        - Что ж, это может сработать, - медленно выговорил он наконец, - но мы должны назначить минимальную цену, иначе Реджина станет богачкой… ведь Андреа не способна потребовать свое наследство. По фунту за каждый корабль - этого будет достаточно для официального заключения сделки. Итого двадцать четыре фунта.
        - Нет. Сотня гиней за все.
        Барроуз удивленно поднял брови, заметив неожиданно лукавый огонек в глазах Джейсона.
        - Ваша племянница поймет, что это значит, - загадочно добавил молодой человек.
        Понять-то она поймет, только простит ли после всего, что произошло между ними? Так спрашивал себя Джейсон, добравшись наконец до верхней ступеньки в скале. В следующее мгновение, подтянувшись на руках, он уже вновь стоял между двух изъеденных дождями и ветром валунов. Мертвенный холод, сковавший его в пещере, исчез, и все же тоскливо и неуютно ныла душа, когда на прощание капитан еще раз взглянул на горизонт. Это было то же чувство невосполнимой утраты, которое он испытал, проснувшись и обнаружив, что девушки рядом нет. Однако теперь болело так глубоко внутри, что Джейсон в бессильной ярости сжал кулаки. Он всерьез подумал, что, окажись сейчас перед ним Реджина, Рафаэль или даже Барроуз, он разодрал бы их на части.
        Подписав договор с Джорджем Барроузом, Джейсон стал лучше понимать этого человека. Узнав страшную историю семьи Карлин, он не винил его за неистовое желание покарать Реджину и Рафаэля, однако, даже сделавшись союзником старика, он по-прежнему не испытывал к нему теплых чувств. Разумеется, деловая хватка Барроуза была достойна всяческого уважения, но Джейсон не мог простить ему, что по его милости молодая неопытная женщина оказалась одна во враждебном и диком мире.
        Капитан невесело рассмеялся, подумав о том, как мало удовлетворения принесли ему еще недавно столь вожделенные корабли Карлина. Барроуз превратил все наличные средства компании в груз, а затем продал Джейсону корабли с полными трюмами, стоившие баснословных денег, всего лишь за сотню гиней. Именно в такую сумму оценила себя дочь Карлина.
        Стюарт вспомнил и то, как всего за несколько часов до их встречи готов был пожертвовать личным счастьем ради обладания «Карлин лайн». Теперь же все переменилось настолько, что корабли потеряли для него былую значимость. Сейчас он женился бы на Андрее без всякого приданого; более того, он отдал бы весь приобретенный флот за простую уверенность, что у нее все в порядке.
        Но возможно, ему никогда больше не увидеть женщину, похитившую его сердце. Вряд ли она вернется, чтобы потребовать свое законное наследство, когда достигнет совершеннолетия. Более того, вполне вероятно, что после безрадостного, тоскливого детства, проведенного на этой земле, она предпочтет вообще никогда больше сюда не возвращаться. Быть может, он сам, своими руками разрушил собственную мечту о тихом семейном очаге, о ребятишках, играющих у его ног, и о златовласой женушке, склонившей головку на его плечо. Вместо этого он взял ее силой, изнасиловал - по-другому и не скажешь.
        Существовало множество причин, по которым Джейсон Стюарт мог отчаяться получить от жизни то, чего более всего желал, однако лишиться даже шанса на попытку… Он крепко выругался, но поток брани не облегчил на страшного груза, тяготившего его совесть, ни тупой боли в сердце.

        Часть II

        Глава 6

        Новый Орлеан, 1816 год
        Насыпь вдоль северного берега огромной, бурой от глины Миссисипи была воздвигнута в Новом Орлеане сотню лет назад для защиты жизни и собственности его обитателей от разрушительных разливов великой реки, однако теперь эта дамба приобрела еще и немаловажное коммерческое значение. Даже зимой вдоль берега от плацдарма и выше выстраивались в ряд плоскодонки, килевые шлюпки и прочие мелкие суда. Изредка среди них попадались парусники и даже пароходы, эти новомодные свидетельства человеческого гения. А уж в более теплые времена года жизнь на дамбе била ключом, превращая примитивную речную пристань в значительный центр торговли. Здесь беспрестанно толклись толпы матросов, грузчиков и прочего делового люда. Все сражались друг с другом за жизненное пространство, галдели и не скупились на крепкие слова.
        Джейсону уже приходилось бывать в этом городе много лет назад, и теперь его рассеянный взгляд невольно отмечал произошедшие перемены. Новый Орлеан стал многолюднее и богаче, однако теплый влажный воздух по-прежнему отдавал рыбой и запахом человеческого пота. Но не это было причиной угрюмого выражения на лице Джейсона.
        Взглянув на часы в третий раз за последние десять минут, молодой человек тихонько выругался. Всего лишь четыре недели назад Джейсон еще стоял на британской земле, а затем «Сирена» благополучно пересекла Атлантику, подгоняемая попутными ветрами. Однако на прохождение засоренного устья Миссисипи и продвижение вверх по реке к новоорлеанским докам ушло добрых три дня. Следующая непредвиденная задержка случилась по вине властей порта, заломивших умопомрачительную ввозную пошлину и затеявших бесконечную волокиту с бумагами.
        Когда на корабле еще только поднимали паруса, Джейсон уже начал сомневаться в плане Кайла немедленно отправиться к Жан-Полю Бове. Установление деловых контактов с креольским коммерсантом было второстепенной задачей. Молодому человеку не терпелось проверить слухи о якобы замеченном в этих краях пирате по имени Рафаэль.
        Джейсон с неохотой согласился на предложение Кайла навестить креола сразу же по прибытии в порт. Британо-американские торговые связи нарушились из-за войны и в последние годы развивались крайне вяло. Однако американские промышленники на севере все чаще и чаще стали обращаться к Старому Свету, стараясь защитить свои товары, и Джейсон ясно видел обоюдную выгоду надежных контактов «Карлин лайн» с видными гражданами Нового Орлеана.
        Обычно он предпочитал навести справки о своих предполагаемых партнерах, прежде чем решиться на прямые переговоры. Однако непоколебимая уверенность Кайла в креольском торговце заставила его на этот раз отступить от привычной схемы.
        Судя по рассказам друга, мсье Бове имел репутацию горячего и безрассудного человека, однако семья Рэмзи многие годы имела с ним дело, и не было еще случая, чтобы креол подвел их или хотя бы заставил сомневаться в своей безупречной честности. К тому же в отличие от прочих креолов Бове не гнушался вести дела с американцами и англичанами. Ему неизменно сопутствовал успех во всех предприятиях, за которые он брался. Взвесив эти доводы, Джейсон решил заранее написать коммерсанту о предполагаемом скором визите в Новый Орлеан.
        Острый взгляд Джейсона скользнул по переполненной набережной в надежде отыскать широкоплечую фигуру Кайла Рэмзи. «Сирена» уже бросила якорь в доке, с необходимыми формальностями было покончено, и команда, впервые отпущенная на берег после длительного воздержания, наверняка теперь веселилась вовсю. Тим Саттер также был отослан в город забронировать несколько номеров в гостинице и между делом разузнать все, что возможно, о пирате Рафаэле. Джейсону оставалось только ждать. По крайней мере он не поддавался желанию бесцельно мерить шагами палубу, как это делал рыжий корабельный кот. Стоя у борта, молодой человек отчужденно взирал на суету в порту, проклиная вынужденное безделье.
        В конце концов могучая фигура Кайла действительно показалась в толпе. Проворно пробираясь по деревянным мосткам, заменявшим тротуар, моряк решительно направлялся к кораблю. Подавшись вперед и прищурившись, Джейсон с некоторым облегчением разглядел довольную улыбку на его лице.
        - Ну что? - нетерпеливо осведомился он, когда Кайл взбежал по трапу на палубу.
        - Лучше не бывает, - последовал ответ. - Вообрази, Бове встретил меня с распростертыми объятиями, словно блудного сына. Как ты относишься к приглашению остановиться выше по реке?
        - Там его дом?
        Кайл кивнул:
        - Дом и плантация, в нескольких милях отсюда. Я там бывал раньше. Прелестное местечко, называется Бельфлер. Мы приглашены жить у него все время, пока будем стоять в порту. Жан-Поль очень извинялся, что не может проводить нас туда немедленно, у него какая-то важная встреча сегодня вечером. Я сказал, что это даже кстати, поскольку мне нужно еще присмотреть за грузом, а тебя дела задержат в городе на несколько дней.
        Заметив, что капитан не торопится соглашаться, Кайл добавил:
        - Это была бы прекрасная возможность для тебя узнать Бове поближе и разрешить свои сомнения на его счет.
        Джейсон задумчиво прищурился:
        - А он заинтересован в деловом сотрудничестве?
        - Конечно, заинтересован. Бове не дурак. А впрочем, я тебя не принуждаю. Скорее всего он тоже осторожничает, хочет приглядеться к тебе. Тем не менее получить приглашение остановиться в его доме - это немалая честь. - Кайл усмехнулся. - Кажется, твой титул произвел на Бове впечатление. Он даже высказал желание представить тебя своей супруге. Его семейство увеличилось со времени нашей последней встречи. Он второй раз женился, и вроде бы на англичанке; с ней он уже успел прижить сына. Парню два года, и Бове в нем души не чает.
        Джейсон приподнял бровь:
        - Значит, ты принял его приглашение?
        - Еще нет. Я подумал, что ты должен сам решить. Сегодня вечером мы также приглашены в качестве гостей Бове в здешний великосветский игорный дом на Конти.
        Джейсон улыбнулся, впервые за многие часы.
        - Интересно, что будет дальше, если он с самого начала принимает меня за картежника.
        Кайл покачал головой.
        - Ты делаешь поспешные выводы, Джейс. Во-первых, игорный дом - это весьма респектабельное заведение. Во-вторых, карты там не единственное развлечение. Мсье Бове счел, что после долгого пребывания в море мы будем не прочь расслабиться в женском обществе, и мне его предложение показалось весьма заманчивым.
        - Что ж, возможно, ты прав.
        - Мне уже приходилось там бывать. Уверяю тебя, что это местечко каких мало. Оно славится лучшими красотками Нового Орлеана, и я, признаюсь, не прочь провести ночь с одной из них. Ну, что скажешь? Кстати, быть может, именно там кто-то знает, где сейчас Рафаэль…
        Джейсон не ответил, и Кайл внимательно посмотрел на него. Ему уже приходилось видеть подобное выражение на лице друга, и он знал причину, однако никак не мог взять в толк, как удалось какой-то девчонке, с которой Джейсон встречался лишь однажды, произвести на него такое неизгладимое впечатление - ведь с той ночи, которую они провели вместе, прошло уже четыре года.
        Задолго до окончания войны в Европе Джейсон сдал командование «Камелией», но не ради спокойной семейной жизни, как надеялся его отец, а чтобы возглавить новое предприятие - торговый флот Карлина - и заняться поисками поразившей его воображение высокой златовласой красавицы. Для атой цели Джейсон нанял американского сыщика и разослал своих людей в самые дальние уголки Соединенного Королевства. Однако все усилия оказались тщетными - беглянку так и не нашли.
        - Ну же, приятель, скажи, что согласен. Во всем городе тебе не сыскать более приятного развлечения. Неужели тебе по душе сидеть здесь или в отеле и предаваться мрачным мыслям? Если уж тебе неохота развлекаться с девочками, можешь по крайней мере в карты перекинуться - все лучше, чем куковать в одиночестве. В конце концов, ты всегда сможешь уйти. Черт возьми, Джейсон, да ты меня не слушаешь!
        Джейсон медленно перевел взгляд на друга:
        - Что? Ах да, пожалуй, рассчитывай на меня. И когда, ты говоришь, нужно ехать на плантацию Бове?
        - Я ничего об этом не говорю. Я сказал, что все зависит от тебя. Мы не обязаны принимать его приглашение, но, в принципе, можем отправиться туда хоть завтра, если захочешь.
        - Завтра, - задумчиво повторил Джейсон, - надеюсь, твое высокое мнение о Бове оправданно.
        - Так значит, ты намерен принять его приглашение?
        Джейсон кивнул.
        - Чутье подсказывает мне, что не стоит доверяться французу, пусть даже и луизианскому, но если ты готов за него поручиться, я, так уж и быть, соглашусь. Кроме того, он действительно может вывести меня на Рафаэля.
        - По мне, лучше иметь дело с Бове, чем с пиратами вроде Жана Лафитта. По правде сказать, мне никогда не нравилась твоя идея использовать Лафитта для поисков Рафаэля. Этот пират - премерзкий тип, и после вашей последней встречи ему может прийти фантазия пустить тебе кровь…
        У губ Джейсона появились жесткие складки.
        - Я самого дьявола стану использовать, если потребуется.
        Кайл недоуменно взглянул на друга:
        - Лафитт - тоже француз, почему же ты доверяешь ему больше, чем Бове?
        - С Бове я рискую «Карлин лайк», - веско отчеканил Джейсон.
        На это Кайл ничего не ответил - он знал, что для Джейсона флот Карлина был почти священен; никогда и ни за что его бывший капитан не согласился бы поставить под угрозу вверенные ему корабли.
        Неожиданно Джейсон прервал размышления Кайла.
        - Тебе нужно побриться, - заметил он, - если не хочешь расцарапать нежные прелести какой-нибудь куколки.
        Кайл потер щетинистый подбородок и скривил лицо.
        - Да уж, хорошая ванна мне тоже не помешает.
        - И костюм пошикарнее, раз уж, по твоим словам, мы отправляемся в великосветское общество. Полагаю, ты не захочешь, чтобы дамы приняли тебя за дикаря?
        - Проклятие, совсем забыл об этом. Может, нам навестить местечко поскромнее, где мне не придется торчать весь вечер с чертовой шелковой петлей на шее?
        Джейсон только усмехнулся и покачал головой:
        - Э нет, приятель. Ты растравил мое любопытство. Раз уж я столько ждал тебя здесь, на борту, в одиночестве, страдая от жесточайших приступов хандры, ты сможешь вытерпеть один вечер в шейном платке. В любом случае ты его наверняка вскоре снимешь.
        Кайл наклонился, чтобы поднять кота, растянувшегося на палубе у ног Джейсона.
        - Лучше запри Улисса внизу, а то он за тобой через весь город потащится.
        Джейсон покачал головой.
        - Дай-ка его сюда.
        - Вот же анафемский кот, - пробормотал Кайл, глядя, как пушистый нахал уютно устроился у друга на руках.
        Проклятый кот был еще одним свидетельством удивительных перемен, произошедших с его капитаном после встречи с наследницей Карлина. До тех пор пока не выяснилось, что Улисс некогда принадлежал девчонке, Джейсон никогда не выказывал особой любви к кошкам. Разумеется, беспризорного зверя нужно было подобрать и таскать за собой повсюду на тот случай, если вдруг отыщется его хозяйка.
        По чести сказать, размышлял про себя Кайл, лучше бы она вовсе не появлялась - Джейсон и так превратился в самого настоящего одержимого с того самого дня, когда исчезла Андреа Карлин.
        Лорен от всей души желала того же, что и Кайл, и не собиралась когда бы то ни было возвращаться в Европу. Она больше не выдавала себя за Андреа Карлин. Для друзей она была Лорен Девриз, а для гостей игорного дома - попросту Маргаритка.
        Сидя перед зеркалом в своей комнате в игорном доме мадам Жескар, Лорен придирчиво разглядывала тюрбан у себя на голове. Лайла вышагивала из стороны в сторону за ее спиной и говорила назидательным тоном:
        - Деньги! Вот причина, по которой ты спустишься сегодня вниз, не так ли? Заработать несколько долларов? Боже милостивый, как же ты упряма!
        - Это не будет продолжаться долго, - ответила Лорен. - Через несколько лет у меня достанет средств, чтобы купить корабль. Может быть, даже быстрее, если следующая экспедиция Мэтью вверх по реке окажется такой же успешной, как предыдущая. Мое последнее вложение в его меховую торговлю принесло мне почти двести долларов прибыли.
        - Глупости! - уверенно заявила Лайла. - Боже мой, Лорен, это ведь снова твоя гордость. Жан-Поль сказал, что даст тебе взаймы.
        Лорен покачала головой.
        - Ты же знаешь, я не могу позволить Жан-Полю содержать меня.
        - Значит, ты предпочитаешь жить впроголодь и ходить в обносках? - Вспомнив о простом ситцевом платье, которое ежедневно носила Лорен, Лайла всплеснула руками. - Честное слово, если бы Бельфлер не был переполнен прислугой, я бы подумала, что ты собираешься попросить моего мужа принять тебя на работу в качестве девушки на посылках.
        - Разумеется, нет. - Лорен подавила улыбку. - Меня не устроила бы заработная плата.
        С той самой ночи в Лондоне четыре года назад, узнав, что Лорен потеряла невинность, Лайла взвалила на себя ответственность за нее. Несмотря на уверения девушки в том, что капитан Стюарт, в сущности, не причинил ей никакого зла, Лайла заявила, что не позволит бедняжке скитаться одной по лондонским улицам, и вызвалась проводить Лорен в гостиницу, чтобы проверить, не вернулся ли Мэтью.
        Мэтью действительно ждал ее, живой и невредимый, но радость Лорен оказалась недолгой - люди Барроуза по-прежнему преследовали их. Когда Лайла пообещала уговорить знакомого капитана взять беглецов на борт, Мэтью предложил ей отправиться вместе с ними в Америку, так как Лорен необходима была компаньонка на то время, пока сам он будет исполнять обязанности матроса, и Лайла, у которой не было в Англии ни семьи, ни будущего, согласилась.
        Прервав воспоминания, Лорен вздохнула.
        - Я живу неприхотливо, мне не много нужно, - тихо проговорила она, словно защищая свое решение отказаться от пожертвования Жан-Поля. - Когда я куплю корабль и найму команду, у меня останется достаточно денег, чтобы продержаться несколько месяцев.
        - Лорен, эта твоя идея с покупкой корабля - чистое безумие. Мэтью постыдился бы тебя поощрять, да и Жан-Поль тоже.
        Лорен помолчала. Лайла никогда не могла понять ее непоколебимую решимость обеспечить себя самостоятельно. Вскоре после прибытия в Новый Орлеан она вопреки возражениям Лайлы устроилась работать модисткой в игорный дом и теперь шила платья для девушек из этого заведения. Поначалу платили ей не много - два доллара в неделю плюс комната и питание, но вскоре искусная работа девушки стала пользоваться большим спросом, и оплата увеличилась.
        Лорен берегла каждый цент, намереваясь со временем купить собственный торговый корабль. Жан-Поль помог ей выгодно вложить прибыль от меховой торговли Мэтью. В Америке, где упорный труд ценился, вполне можно было своими силами добиться финансовой независимости и заработать состояние. Даже женщина имела возможность достичь высокого положения, если обладала достаточным умом, смелостью и решительностью. Мэтью понимал стремление Лорен пробиться в люди - после долгих лет зависимости она наконец получила шанс сама принимать решения - и всячески поддерживал ее в этом.
        Лорен с ужасом вспоминала былую беспомощность. Как могла она позволить Барроузу распоряжаться собой? Ну нет, больше такое не повторится - впредь никто и никогда не получит над ней власть.
        Ей очень хотелось сделать Мэтью капитаном своего корабля, чтобы хоть как-то отплатить ему за заботу - шотландец не только спас ей жизнь, но и рисковал ради нее собственной. Однако последнее время Мэтью все чаще поговаривал о намерении остепениться. И даже женился на девушке из племени чокто. Хотя торговля мехами, при поддержке Жан-Поля, шла вполне успешно, походы на север были не из легких, и каждый раз брать с собой Бегущую Лань ему не хотелось.
        - Мэтью отправляется завтра, - негромко произнесла Лорен, желая переменить тему. - Бегущая Лань снова пойдет вместе с ним.
        Лайла нахмурилась:
        - Это же контрабандист! Откуда ты знаешь, что он не замешан в чем-то противозаконном?
        - Лайла, Мэтью не занимается контрабандой с тех пор, как покинул Англию. Его торговля мехами абсолютно законна. Я знаю, что он тебе не нравится, но, если бы не его поддержка, я бы, вероятнее всего, погибла…
        Неожиданно Лорен замолчала. Она не позволяла себе много думать о Джордже Барроузе и Реджине Карлин, но все-таки не забывала, что может оказаться в большой беде, если они ее разыщут. Поэтому ей приходилось постоянно заботиться о том, чтобы ее не узнали во время выступлений в игорном доме.
        Разумеется, высокий рост не поддавался маскировке, однако золото волос обычно пряталось под обильным слоем пудры, старомодным париком времен короля Георга или же тюрбаном. Лицо Лорен скрывала полумаска, а глаза, обведенные сурьмой, казались от этого темнее и таинственнее. Гостям игорного дома она представлялась как Маргаритка, а в речи ее неизменно звучал французский акцент. Однако все эти предосторожности тяготили Лорен. Ей претило постоянно оглядываться и притворяться.
        Заставляя себя не думать о плохом, Лорен продолжала слушать Лайлу, которая опять вернулась к тому, с чего начала.
        - Я в самом деле считаю, что тебе не стоит спускаться сегодня вниз. Ни меня, ни Жан-Поля не будет рядом, чтобы защитить тебя, если кто-нибудь из посетителей окажется слишком навязчивым.
        На этот раз Лорен не смогла сдержать улыбку. Лайла всегда заботливо охраняла ее, но, выйдя замуж за Жан-Поля, она и вовсе потеряла меру. Покончив с распутным прошлым, молодая женщина впала в другую крайность, превратившись в невероятную скромницу. Даже простой взгляд постороннего мужчины или случайное прикосновение теперь казались ей двусмысленными. Однако Лорен отлично понимала ее.
        - Я слышала, что сказал Жан-Поль сегодня утром, но, поверь, я сумею управиться даже с невежественными дикарями из Бостона.
        Последний выпад предназначался скорее Жан-Полю. Богатый плантатор считал всякого человека, не взращенного во франко-креольских традициях, неполноценным.
        - Я беспокоюсь за тебя, Лорен. Знаешь, мужчинам для развлечения недостаточно одних карточных игр.
        - Кендрикс позаботится обо мне, - спокойно ответила девушка.
        Американец Кендрикс, служащий игорного дома, безжалостно выгонял всякого, кто переходил границы приличия. Однако такое случалось не часто. Карты считались серьезным делом, ставки были высокими, а клиенты надежными. Основную публику игорного дома составляли богатые землевладельцы, такие как Жан-Поль и личные друзья Рене Жескар, владелицы заведения.
        Игра в карты была не единственным развлечением в игорном доме. Посетители могли заказать себе партнершу и провести весь вечер в ее обществе. Девушки, работавшие на мадам Жескар, считались дамами полусвета, и поэтому мужчины должны были обращаться с ними как с благородными леди; но это правило не всегда соблюдалось.
        Однако Лайла не считала охрану Кендрикса достаточно надежной и немедленно сообщила об этом подруге.
        - Сегодня будет несколько новых игроков. Подумай об этом, Лорен. Жан-Поль сказал, что никого из них не знает. Известно только, что тот, который из Бостона, - богатый коммерсант, а для остальных карточная игра - их основное занятие. Если бы не бал, на который я должна идти с Жан-Полем, я бы осталась с тобой.
        - Ну хорошо, - смягчилась Лорен. - Я спущусь вниз на два-три часа, не более, и то только для того, чтобы поиграть на фортепьяно - ведь все остальные девушки будут заняты с новыми гостями.
        - А почему бы Вероник не заменить тебя?
        - Мне совестно просить ее.
        - Вероник - просто маленькая эгоистка, - проворчала Лайла. - Только и думает, как бы ничего не делать и побольше вертеться между господами.
        - Меня это вполне устраивает.
        Дело было в том, что за игру на фортепьяно платили в три раза больше, чем за шитье. Кроме того, наблюдая за игроками, Лорен исподволь перенимала их приемы, хотя и не особенно рассчитывала, что ей когда-либо доведется воспользоваться знаниями такого рода.
        Она подумывала, что бы еще возразить неугомонной подруге, как вдруг Лайла, подойдя сзади, положила ей руки на плечи.
        - Дорогая моя, мне невыносимо видеть тебя в таком положении. Всего через несколько месяцев ты достигнешь совершеннолетия, и тогда Джордж Барроуз перестанет быть твоим опекуном. Ты сможешь потребовать наследство и выплатить долг моему мужу.
        Лорен выпрямилась; длинные ресницы внезапно скрыли ее зеленые глаза. Лайла была права лишь отчасти. Андреа Карлин и вправду освободится от опеки Джорджа Барроуза, но Лорен Девриэ вынуждена будет продолжать скрываться - Барроуз сможет при желании в любую минуту упрятать ее в тюрьму за соучастие в обмане, а Реджина Карлин будет по-прежнему стремиться убить ее, стоит ей только возвратиться в Англию. Лорен хотела навсегда похоронить свое прошлое, однако временами ей казалось, что лучше было бы открыться Лайле во всем, чтобы она не вспоминала больше о наследстве семьи Карлин.
        - Мне не нужно это состояние, Лайла, и я не собираюсь возвращаться в Англию, чтобы предъявить на него права.
        Лайла взяла несколько больших пышных перьев и стала прикалывать их к тюрбану Лорен.
        - Ты все еще боишься Реджины, верно? А ты знаешь, что покушение на убийство карается по закону? Жан-Поль тебе поможет. Он не раз говорил мне, что готов провести расследование…
        - Я не хочу, чтобы Жан-Поль проводил какие бы то ни было расследования. Состояние Карлина принесло боль и горе многим людям, и я не желаю больше иметь с ним дело.
        Лайла вздохнула:
        - Как хочешь. Но я считаю несправедливым, что богатая наследница работает в игорном доме и ютится в крохотной комнатушке, которую называет домом. Ты не должна здесь жить, Лорен. Твое месте в Бельфлере.
        Лорен опустила голову. Плантация Жан-Поля располагалась в пяти милях от Нового Орлеана в очень красивом месте, где было бы гораздо легче сохранить инкогнито. Однако Лорен чувствовала себя там незваной гостьей.
        - Нет, мое место здесь, - украдкой вздохнув, ответила она.
        - Твой отказ переехать в Бельфлер может быть истолкован как элементарная неблагодарность. Жан-Поль так много сделал для нас…
        - Ты же знаешь, Лайла, что это не так. Я просто не хочу навязываться. У тебя растет сын, тебе нужно его воспитывать, и я буду только мешать.
        Лайла всплеснула руками:
        - Ты говоришь полную ерунду, но дело даже не в этом. Меня очень тревожит твое упрямство и то, что ты намерена спуститься вечером вниз. Жан-Поль специально предупредил меня, что некоторые из сегодняшних гостей могут вести себя не так, как подобает джентльменам.
        Лорен ничего не ответила. Вместо этого она очень осторожно достала из футляра ожерелье, преподнесенное Жан-Полем на Рождество, и застегнула его у себя на шее. Изумрудная капля размером с небольшой желудь и цепочка из маленьких бриллиантов, на которой она была подвешена, тут же засверкали множеством разноцветных искорок. Лорен надевала это ожерелье лишь тогда, когда ей приходилось развлекать гостей игорного дома.
        Лайла уперла руки в бока и приготовилась к бою.
        - Я не уйду, пока ты не пообещаешь мне держаться от игорной залы подальше. Ей-богу, Лорен, если бы я не знала о твоей боязни замкнутого пространства, я бы заперла тебя в этой комнате.
        - Я буду очень осторожна, Лайла. Обещаю вести себя так примерно, что все вокруг сочтут меня синим чулком.
        Произнеся еще несколько наставлений, Лайла наконец ушла.
        Оставшись одна, Лорен тихо затворила дверь. Ей внезапно расхотелось спускаться вниз и развлекать прибывающих гостей. Разговор с Лайлой оживил в ее душе слишком много призраков из прошлого.
        Лорен подошла к небольшому окну под самой крышей и раздвинула шторы. Ее комната помещалась на третьем этаже в дальнем конце коридора, и сюда почти не долетали шум и суета, царившие внизу каждый вечер.
        Девушка посмотрела вниз. Прямоугольный двор был еще пуст, потому что вечер только начинался. Мягкий весенний ветерок разносил по округе сладкий запах жасмина. В свете единственного китайского фонаря крошечный сад с мелодично журчавшим посредине фонтаном наполнялся нежными таинственными тенями. Чуть поодаль тонули в полумраке миртовые кусты и уединенные беседки, увитые плющом, специально устроенные для гостей игорного дома и их избранниц.
        Сейчас только бесконечное пение фонтана достигало слуха Лорен, но по ночам, когда она часами лежала без сна в постели, ей не раз доводилось слышать шепот и приглушенный смех, долетавшие из окна.
        Не было ничего удивительного, размышляла Лорен, в том, что голоса любовников почти всегда напоминали о Джейсоне Стюарте. В конце концов, именно он открыл ей неведомое до той поры наслаждение. Больше ни разу Лорен не доводилось испытать ничего подобного. Ни один мужчина, встреченный ею с тех пор, не мог сравниться с капитаном Стюартом.
        Несмотря на то что их знакомство длилось всего несколько кратких часов, Лорен хорошо запомнила молодого человека, его оживленные сапфировые глаза, сильные и в то же время нежные объятия. Когда он обнимал ее, куда-то уходили боль, горе, страх…
        Случалось, одиночество подкатывало слишком остро; тогда Лорен даже жалела о том, что случилось под конец их краткого свидания. Он, должно быть, пришел в ярость, когда, проснувшись, обнаружил, что его невеста сбежала. Она к тому же забрала его деньги, ту сотню фунтов, которую считала честно заработанной. Только спустя три года Лорен узнала, что такой невероятной суммы не заработать за ночь ни одной проститутке, не говоря уже о неопытной, испуганной девице, не умеющей даже целоваться как следует. До чего же наивной она тогда была!
        На это, как и на многое другое, ей открыла глаза Вероник. По ее словам, у Лорен с Джейсоном все было весьма необычно. Разумеется, боль при потере невинности вполне естественна, однако большинство мужчин не настолько великодушны, чтобы заботиться об удовлетворении желаний женщины. Обыкновенно мужчина получает удовольствие, а женщина только притворяется.
        Но Лорен не требовалось притворяться. Она и в самом деле испытывала тогда самые восхитительные ощущения. Тем не менее, вспоминая все, что проделывал с ней Джейсон Стюарт, Лорен по-прежнему краснела от смущения. С какой легкостью он возбудил в ней страсть! Она все еще чувствовала теплоту его ладоней на своих грудях, нежные прикосновения длинных, чувственных пальцев к бедрам.
        Нужно было оказаться в совершенно безнадежном положении, чтобы отдаться незнакомцу, первому встречному, однако у Лорен, испуганной и одинокой, без денег и без поддержки, тогда просто не было выбора.
        Девушка поежилась от неприятных воспоминаний. Она очень изменилась с тех пор, как покинула Англию, стала мудрее, научилась заботиться о себе. И все же одиночество оставалось ее злейшим врагом. У Лайлы был Жан-Поль, у Мэтью - Бегущая Лань, а у Лорен не было никого, если не считать Феликса Дюваля. Завсегдатай игорного дома, заядлый игрок, Феликс Дюваль уже несколько месяцев добивался ее благосклонности, но Лорен не испытывала влечения к нему. Точнее, она боялась его испытать - ведь это означало бы стать уязвимой, открыть свою душу, как это сделала когда-то ее мать.
        Как только тоска по любви и сердечному теплу овладевала Лорен, она немедленно гнала ее прочь, изнуряя себя работой так, что под вечер буквально валилась на кровать с одним-единственным желанием - как следует выспаться. Никогда не позволяя себе плакать, Лорен трудилась не покладая рук.
        Но отчего-то в последнее время по вечерам делалось особенно беспокойно. Иногда ей внезапно хотелось очутиться в веселой, беззаботной компании, а то вдруг сердце трепетало в груди при звуках глубокого и ласкового мужского голоса. К тому же Джейсон Стюарт стал все чаще являться ей в снах. После таких необычных «свиданий» Лорен всегда просыпалась с ощущением неясного томления и невыплеснутой боли.
        Конечно, Джейсон предлагал ей жениться лишь потому, что хотел получить наследство Карлина. И все же Лорен приятно было представлять, будто ему нужна была именно она. Ей хотелось понять, каково это - быть женой капитана Стюарта. Засыпать в его объятиях, целовать и ласкать его каждую ночь, чувствовать на себе тяжесть его тела во время занятий любовью, принадлежать ему безраздельно…
        Задумавшись, Лорен забыла о времени, но в конце концов легкий стук в дверь заставил ее очнуться. Да что это с ней? Верх глупости - позволять себе мечтать о том, чего никогда не произойдет. Она не в силах изменить прошлое, поэтому должна думать только о будущем. Лишь о нем и стоит теперь переживать.
        Лорен не удивилась, увидев на пороге рыжеволосую пышногрудую Вероник.
        - Ах, Лорен, - воскликнула та с явным французским акцентом, капризно кривя ярко накрашенные губы, - шесть лестничных маршей для меня многовато! Ты могла бы проявить чуть больше такта - ведь я уже битый час тебя дожидаюсь. Еще одна песенка - и я бы в обморок грохнулась. Я не преувеличиваю.
        - Неужели? - ответила Лорен, чуть улыбнувшись. - Что же, гости уже пришли?
        - А как же! Такие лапочки - просто красавчики! Ну, по-крайней мере двое из них уж точно душки. Один, правда, старый и толстый, а остальные очень даже ничего. Чует мое сердце, что мне-то как раз достанется старый и толстый. И это ты будешь виновата, ты, ты, ты… Так-то ты платишь мне за все мои заботы? - Вероник хрипло засмеялась, давая понять, что ее слова надо понимать как шутку.
        Вероник действительно помогала Лорен совершенствовать французский, а заодно учила девушку уму-разуму, однако Лайла считала, что Вероник являет собой дурной пример для подражания. Но Лорен нравилось, что с Вероник можно поговорить о чем угодно, не опасаясь порицания. К тому же с ней было очень весело - она умела рассмешить даже самого угрюмого человека.
        Лорен подошла к зеркалу, чтобы закрепить на лице полумаску.
        - А мне казалось, ты говорила, будто это вовсе не важно, как выглядит клиент, - заметила она лукаво.
        Вероник пожала плечами:
        - Ну конечно же, я это говорила! И все-таки лучше спать с красивым богачом, а не с безобразным.
        - Хорошо со всеми, кто при деньгах, не так ли?
        - С моим-то везением наверняка окажется, что толстяк беден как церковная мышь. Ну вот, держите свой веер, мадемуазель Бессовестность, и попрошу вас поторопиться, а то всю рыбку выловят, прежде чем я успею закинуть удочку.
        Последний раз взглянув в зеркало, Лорен подоткнула под тюрбан выбившийся локон.
        - Сколько суеты из-за какой-то рыбки.
        Вероник распахнула дверь.
        - И ты засуетишься, когда увидишь, какого она размера.
        - Наверное, лучше всего она будет выглядеть на тарелке под соусом, - засмеялась Лорен, накидывая на плечи легкую шаль. - Впрочем, я вряд ли увижу великолепное зрелище, если только твоя рыбка не проплывет рядом. Лайла запретила мне покидать гостиную.
        - Лайла мудра, - заключила Вероник, бросив понимающий взгляд на откровенное платье Лорен. - Это платье - все, что тебе нужно, чтобы привлечь чье угодно внимание. Боже, как нам всем повезло, что рыбка тебе не по вкусу!
        Здание игорного дома представляло собой типичный образец архитектуры Нового Орлеана. Простые аккуратные стены фасада украшал кованый кружевной орнамент, высокая арка вела в открытый внутренний дворик, окруженный галереей с перилами.
        Весь нижний этаж занимали игорные залы. Там же помещались гостиная, курительная и буфет, где подавали поздний ужин. В элегантные номера на втором этаже из холла вели изящные лестницы; была также и еще одна литая лестница прямо со двора. В залах гостям на выбор предлагались пикет, девятка, мак-као, фараон; имелась даже рулетка.

«Придраться решительно не к чему», - думал Джейсон, оглядываясь по сторонам. Играть было интересно, игроки подобрались примерно одного уровня; негромкие разговоры за столами и приглушенный смех сливались в общий приятный фон, создававший непринужденную атмосферу. К тому же пышная рыжеволосая девица, постоянно крутившаяся поблизости, пока он играл в фараон, обещала приятное завершение вечера. Она без устали обмахивалась веером, искрометно улыбалась и посылала Джейсону томные взгляды.
        Первые фортепьянные аккорды полились в залу через открытую дверь, но Джейсон, увлеченный игрой, не обратил на них внимания. Однако стоило ему услышать низкий, богатый обертонами голос, запевший песню, как каждый его мускул напрягся.
        Как он ни убеждал себя, что слишком часто в последнее время вспоминает дочь Карлина, что завораживающая бархатистость голоса певицы может принадлежать другой женщине, все же, не удержавшись, Джейсон извинился перед игроками, сложил карты и поднялся из-за стола.
        Удивительный голос манил его, подобно пению сирены. Когда Джейсон вышел в тенистый двор, ночная прохлада приятно пахнула ему в лицо. Пройдя по каменным плитам, он остановился у застекленных дверей в большую ярко освещенную гостиную, откуда доносилась музыка. Комната была обставлена мебелью из розового дерева с позолотой, кремовые стены поблескивали золотым узором, а на дальней стене помещалось огромное зеркало, в котором отражался официант с подносом, обносивший гостей напитками.
        Однако Джейсон не видел ничего, кроме женщины за фортепьяно.
        Сидя вполоборота к двери в сад, она пела сочным, гортанным контральто, вызывавшим в душе Джейсона одновременно боль и наслаждение. Казалось, женщина полностью отдалась музыке. Перья в ее затейливом головном уборе покачивались в такт плавным движениям тела, а голова была слегка опущена.
        Джейсон узнал бы ее где угодно. Золотые волосы спрятаны под тюрбан, тонкие черты лица, врезавшиеся ему в память четыре года назад, скрыты маской… но все та же неуловимая прелесть, воспоминания о которой не давали Джейсону покоя ни во сне, ни наяву, окружала женщину за фортепьяно дивным ореолом.
        Конечно, кое-что изменилось. Бледные скулы покрывали густые румяна, полные губы были ярко накрашены, а глаза в прорезях маски, казалось, были того же цвета, что и блестящая темно-изумрудная материя платья; но Джейсон знал, что, если вглядеться с близкого расстояния, станут видны мерцающие золотые искорки и чувственный янтарный блеск кошачьих глаз.
        Несколько мгновений Джейсон всматривался в эти гипнотические глаза, затем взгляд его скользнул ниже, следуя за изгибом нежной лебединой шеи, по покатым плечам, обнаженным низким декольте.
        Желание охватило Джейсона при виде соблазнительных теней между тугими полными грудями, выпиравшими из шелкового лифа так, что вырез платья едва прикрывал соски. Руки Джейсона сжались в кулаки, а в голове роем понеслись бесчисленные вопросы. Давно ли она здесь? Чем зарабатывает на жизнь? Продает себя богатым завсегдатаям игорного дома? Но где же тогда Лайла?
        И еще один вопрос настойчиво возвращался вновь и вновь: неужели это он довел девушку до такой жизни?
        Невыносимая мука терзала душу Джейсона. Отвратительно было одно то, что он выторговал ее невинность за сотню фунтов и навязывался с предложением замужества. Но оказывается, этим дело не ограничилось. Из-за него прелестный ангел отправился на панель.
        Тем временем элегантно одетый брюнет подошел к девушке и властно положил руку на ее обнаженное плечо. У Джейсона перехватило дыхание. То был Феликс Дюваль, местный картежник и шулер, - Джейсон познакомился с ним всего несколько минут назад.
        Когда Дюваль наклонился, чтобы поцеловать гладкое молочно-белое плечо в том месте, где лежала его рука, Джейсон заскрежетал зубами. Он испытывал желание задушить мерзавца. Однако реакция Лорен привела молодого человека в еще большее бешенство. Девушка не вспыхнула, не отвернулась в смущении - напротив, обернувшись к шулеру, она кокетливо склонила голову набок.
        - Феликс, - донесся до Джейсона ее низкий голос с небольшим французским акцентом, - вы уезжаете на бал?
        - Да, моя прекрасная Маргаритка, но я буду считать минуты, приближающие меня к возвращению.
        Девушка улыбнулась Дювалю улыбкой, пленительной в своей отчужденности.
        Сомнений быть не может. Они любовники. Джейсон застонал, как раненый зверь. Дочь Джонатана Карлина, наследница судовладельческой империи, стала обыкновенной проституткой! Боже милосердный, а ведь он хотел жениться на ней!
        Взгляд Джейсона вновь скользнул по лицу Лорен и задержался на изумруде, примостившемся у нее между грудями. Ожерелье, должно быть, стоит целое состояние. Вероятно, подарок Дюваля. Конечно, для нее предпочтительнее было иметь одного мужчину, который защитит и обеспечит ее, но отчего-то мысль о таком кавалере была для Джейсона не менее тяжела, чем предположение, что она раздвигает ноги для любого, кто достаточно состоятелен, чтобы за это заплатить.
        Он не знал, сколько простоял во дворе, терзаемый вихрем мрачных мыслей. Его плеча касалась гроздь похожих на звездочки желтых цветов, но их пьянящий аромат словно был предназначен кому-то другому. Только что прямо на глазах Джейсона рухнула его мечта - невинная молодая женщина, которую он некогда держал в объятиях, которую хотел лелеять и защищать, превратилась в обыкновенную шлюху…
        Лишь спустя некоторое время Джейсон успокоился и разжал судорожно стиснутые кулаки. Он не мог винить Дюваля за то, что тот желал Андреа. Любой мужчина в здравом рассудке хотел бы заполучить ее к себе в постель. И саму девушку винить было не за что - она занялась столь постыдной работой от безысходности, для того чтобы выжить.
        Стюарт устало провел рукой по глазам. У него не было пока ответов на многие мучительные вопросы, но ничто теперь не поколеблет его решимости докопаться до истины и вырвать андреа из этого притона похотливых сладкоречивых картежников, которым она дарит свои улыбки.
        Когда Джейсон вернулся из сада в игорную залу, лицо его было чернее тучи. Заметив это, Кайл немедленно уступил свое место одному из наблюдающих за игрой и направился следом. Курительная комната очень кстати оказалась пустой, и, расположившись в удобном кресле, Кайл, закурив сигару, стал наблюдать за другом. Джейсон беспокойно мерил пространство комнаты шагами, словно это была верхняя палуба корабля. Но Кайл не помнил, чтобы капитан Стюарт когда-либо терял самообладание на корабле.
        - Я нашел ее, - выговорил наконец Джейсон дрогнувшим голосом. Затем он рассказал другу о своем открытии.
        Кайл хмуро слушал. Конечно, он не удивился, узнав, что причиной столь мрачного выражения на лице своего бывшего капитана оказалась все та же навязчивая страсть. Джейсон был убежден, что когда-нибудь отыщет свою распрекрасную девчонку. Но обнаружить наследницу здесь, в новоорлеанском ночном заведении, - такое никому из них и в голову не могло прийти.
        Некоторое время спустя Кайл появился в гостиной и, не спеша подойдя к фортепьяно, опустился в кресло неподалеку. Лорен в это время играла шотландскую народную песенку. Заметив Кайла, пристально разглядывавшего ее, девушка слегка улыбнулась. Вероник оказалась права. Незнакомец был высок, широкоплеч и затмевал своими размерами низкорослых французов. «Очень красив», - решила Лорен, разглядывая его.
        Судя по бронзовому загару на обветренном лице, этот бостонец не был богатым коммерсантом, хотя его вечерний костюм, выдержанный в темных тонах, был скроен безукоризненно. Молодой человек то и дело дергал шейный платок, словно чувствовал себя неудобно в этой одежде. Он и в самом деле выглядел чужим среди изящной салонной мебели, как средневековый воин в кукольном доме. Казалось, что позолоченное кресло вот-вот сломается под его тяжестью.
        Закончив песню, Лорен краем глаза заметила, что незнакомец поднялся и направился к ней с таким видом, словно собирался напасть на нее. У Лорен екнуло сердце, но викинг вовремя остановился и с улыбкой отвесил глубокий поклон.
        - Вы превосходно играете, мисс, - произнес он приятным басом, - и ваш очаровательный голос… Клянусь, я подумал, что слышу пение ангела. Можно ли мне надеяться, что вы порадуете нас еще одной песней?
        - Конечно, мсье, что бы вам хотелось услышать?
        Бровь незнакомца удивленно приподнялась.
        - Так вы француженка? Простите, но я уже готов был сравнить вас с прекраснейшей из английских роз.
        - К чему извиняться, мсье, это весьма лестный комплимент, - ответила Лорен, гадая, действительно ли ее английское происхождение столь очевидно. - Пожалуйста, не забирайте его назад.
        Великан пожал могучими плечами.
        - О, ни в коем случае - вы украсили бы собою сад любой национальности. Полагаю, вы просто напомнили мне кого-то, с кем я некогда был близок. - Он протянул огромную ручищу и представился: - Кайл Рэмзи.
        Его речь звучала более отрывисто, чем мягкий выговор других американцев. Испытав облегчение оттого, что новый знакомый оставил попытки выяснить ее происхождение, Лорен улыбнулась и, не обратив внимания на протянутую ладонь, подставила свои тонкие пальчики для поцелуя.
        - Меня зовут Маргаритка, мсье Рэмзи.
        Кайл помедлил, прежде чем поднести ее руку к губам.
        - Маргаритка? - переспросил он недоуменно. - Просто Маргаритка?
        Опустив взгляд на клавиши, Лорен проговорила с мягким укором:
        - Мсье, мы здесь используем псевдонимы - большего от нас и не требуется.
        Внимательно поглядев на девушку, Кайл придвинул кресло и сел рядом с ней.
        - Мои манеры, должно быть, показались вам варварскими, - произнес он негромко. - Причина тому - мой образ жизни. Большую часть времени я провожу в море, и мне не часто приходится бывать в светской компании.
        Искренний тон великана вызвал у Лорен улыбку, но у нее не было намерения соблазнить этого огромного моряка, и она, перестав улыбаться, осведомилась деловым тоном:
        - Какую песню вам хочется услышать, мсье Рэмзи?
        - Песню? - Кайл помедлил. - Боюсь, я не большой знаток… Может быть, вы выберете на ваш вкус, мадемуазель?
        Его голос внезапно стал холоден, и Лорен поняла, что чем-то обидела красивого гиганта.
        - Мне было бы очень интересно узнать о ваших морских путешествиях, мсье, - начала она, пытаясь загладить неловкость. - Вы кажетесь мне человеком, повидавшим мир. Но мадам Жескар будет недовольна, если я перестану играть для гостей. - Лорен виновато пожала плечами.
        - Тогда, может быть, позже? - осведомился моряк, удивив девушку своей откровенностью.
        Лорен покачала головой.
        - Позже я буду занята, - сказала она твердо, решив закончить неприятный разговор.
        Однако Кайл Рэмзи продолжал сидеть в кресле, хмуро разглядывая Лорен. В его глазах читалось разочарование, недоумение и что-то похожее на жалость.
        Когда четверть часа спустя молодой человек поднялся со своего места. Лорен вздохнула с облегчением. На этот раз гигант поцеловал ее руку вполне непринужденно, без тени прежнего смущения, вежливо поблагодарил за доставленное удовольствие и откланялся.
        - Мой друг, наверное, удивляется, куда это я запропастился, - объяснил он с усмешкой, не затронувшей его орехового цвета глаз.
        Такой предлог показался Лорен довольно неубедительным. Глядя на удаляющегося Кайла Рэмзи, она не могла отделаться от ощущения, что потерпела неудачу. Рэмзи явно увидел в ней что-то такое, что ему не понравилось, Лорен постаралась сосредоточиться на музыке. Разговор с Лайлой уже успел порядком испортить ей настроение, а теперь вечер был безнадежно омрачен общением со странным незнакомцем. Неужели Лорен вечно придется сражаться за тяжко доставшуюся самостоятельность, вместо того чтобы наслаждаться доступными другим радостями жизни?
        Она прикрыла глаза и ощутила острый приступ одиночества. В этот момент девушка была бы рада даже Феликсу Дювалю, но он уехал на тот же бал, что и Лайла с Жан-Полем.
        Феликс, заинтригованный крайней замкнутостью Лорен, уже не раз пытался соблазнить таинственную красавицу, а совсем недавно предложил ей стать его любовницей и поселиться в снятых специально для нее апартаментах.
        Согласие сулило безопасность и богатство, однако Лорен отказалась, хотя и понимала, что своей недоступностью разжигает в молодом человеке азартное желание овладеть ею во что бы то ни стало. К тому же она не хотела порывать с Дювалем окончательно - повышенное внимание с его стороны имело некоторые плюсы. Мало-помалу распространившийся среди завсегдатаев игорного дома слух, что Маргаритка принадлежит Феликсу Дювалю, ограждал Лорен от домогательств прочих игроков. Не многие решались пойти на риск, означавший дуэль со вспыльчивым Дювалем.
        Но Феликс в последнее время стал предъявлять на Лорен слишком большие права, а его досада на несговорчивость девушки начала проявляться в кратких приступах бесконтрольного гнева, тревоживших Лорен. Дювалю казалось, что Лорен старается вынудить его жениться; на самом деле, если бы даже он решился предложить ей руку и сердце, она все равно ответила бы отказом. Она не могла выйти за человека, которому не доверяла полностью.
        Вздохнув, Лорен взглянула на стенные часы. Через три часа она будет свободна и сможет наконец вернуться к себе в каморку, где ее никто не ждет.
        Когда Кайл возвратился в курительную, ничего, в сущности, не выяснив об Андреа Карлин, Джейсон, к его удивлению, все еще шагал из угла в угол. Покачав головой, Кайл принялся рассказывать о том, что успел узнать.
        - Будь я проклят, если что-нибудь понимаю, Джейсон. Сначала я подумал, что это и впрямь мисс Карлин. Однако она, кажется, настолько… своя здесь. Если бы ее французский акцент был ненастоящим, я смог бы об этом догадаться. Она сказала, что ее зовут Маргаритка.
        - Ее зовут Андреа Карлин, - угрюмо произнес Джейсон. Он словно бы и не слышал рассказа Кайла.
        - Но что же, черт возьми, она делает в этом заведении?
        Джейсон кинул на друга быстрый взгляд.
        - Должно быть, она приехала сюда вместе с Лайлой.
        - Тогда нам стоит поискать Лайлу.
        - Я найду ее, если она все еще в Новом Орлеане; но в данный момент меня больше волнует, как, не поднимая шума, вытащить отсюда мисс Карлин.
        Кайл нахмурился и провел рукой по волосам.
        - Ты окончательно выжил из ума, приятель?
        - Вполне возможно, - ответил Джейсон, через силу улыбнувшись, - но у нас с этой леди осталась пара неразрешенных вопросов. А у тебя, дружище, вопросов ко мне наверняка гораздо больше, так что покончим с ними прямо сейчас, если не возражаешь.
        - Пожалуйста. Во-первых, куда ты собираешься ее отвезти? И как мы поступим с громилой у дверей? Во-вторых, дамочка Жескар - думаешь, она тебе спасибо скажет за похищение одной из ее девушек? В-третьих, Дюваль. Что, если он не бескорыстно принимает участие в твоей красотке? Если он подозревает, что она наследница? И к тому же… - добавил Кайл после некоторого колебания, видя, что его доводы не произвели надлежащего впечатления, - к тому же Маргаритка сказала, что она занята сегодня вечером…
        - У меня достаточно денег, чтобы перебить предложение ее клиента, - возразил Джейсон низким хриплым голосом.
        - Джейс, ты не можешь так просто взять и похитить женщину, - начал Кайл, но осекся, заметив, что глаза Джейсона угрожающе сверкнули. Похоже, в этот момент легче было бы остановить ураган.
        - Какую роль ты отводишь мне в твоей затее? - спросил он наконец.
        - У входа стоит наемная карета. Я смогу удрать на ней с мисс Карлин, если ты отвлечешь привратника.
        Кайлу вспомнилось, как в прошлом Джейсон отдавал ему приказы таким же непререкаемым тоном. Решив больше не сопротивляться, молодой человек кивнул.
        - Затем мне придется на время исчезнуть, не так ли?
        Джейсон усмехнулся:
        - Можешь взять себе Вероник. Судя по тому, как эта девица смотрела на твой могучий торс, она тебя не разочарует. Я отвезу мисс Карлин на корабль и, вероятно, пробуду там несколько дней, по крайней мере до тех пор, пока мы не решим, как поступить с ее наследством. Если ты понадобишься, я пришлю записку.
        - Рад это слышать. Я уже начал думать, что ты позабыл, для чего мы сюда приехали.
        - Отнюдь. - В голосе Джейсона прозвучали угрожающие нотки. Неожиданно Кайл даже посочувствовал ни о чем не подозревающей женщине, с которой совсем недавно познакомился у фортепьяно.
        - Надеюсь, ты не забудешь также, что собираешься жениться на ней…
        Джейсон только стиснул челюсти.
        - И все-таки… - Кайл прошелся по курительной, ероша волосы. - Проклятие, никак не могу взять в толк: что наследница огромного состояния делает в публичном доме?
        И тут Джейсон презрительно фыркнул.
        - Полагаю, друг мой, это вполне очевидно.
        Когда стих заключительный аккорд, Лорен поднялась из-за фортепьяно и направилась к столу с напитками. Налив себе бокал шампанского, она заметила неподалеку Дезире Шодье, державшую под руки двух краснолицых джентльменов. Дезире работала в игорном доме крупье и была единственной женщиной, с которой Лорен не ладила. Когда их взгляды встретились, в глазах Дезире появилась едва скрываемая злоба, но Лорен давно научилась не обращать внимания на такие выходки и попросту отвернулась.
        Она уже поднесла бокал к губам… и вдруг замерла, мгновенно похолодев, когда увидела в зеркале отражение высокого мужчины с выгоревшими на солнце каштановыми волосами. Боже милосердный… Блестящие ярко-голубые глаза оценивающе смотрели на нее. Девушка зажмурилась, силясь прогнать навязчивое видение, но мгновение спустя вновь обнаружила задумчиво глядящего на нее мужчину на том же месте. Он был из плоти и крови, неподвижный, пугающий, могучий. Прочие гости также обратили на него внимание - во всех уголках гостиной головы поворачивались в его сторону. Он господствовал в небольшом зале, излучая непостижимую, магнетическую силу, красивый, как античный бог, в элегантном вечернем сюртуке из дорогой материи синего цвета, снежно-белом шейном платке и бежевых панталонах.
        Медленно и непринужденно он подходил все ближе и ближе и наконец остановился в двух шагах от завороженной девушки.
        Спрашивая себя, не во сне ли все это, Лорен обернулась и увидела сверкающие голубые глаза прямо перед собой. Кровь зашумела у нее в ушах, и дыхание на мгновение прервалось. Хрустальный бокал, выскользнув из дрожащих пальцев, с глухим стуком упал на ковер.
        Но… неужели он ее не узнал?
        Сердце Лорен больно заныло. Как мог он так легко забыть… Ну что ж, тем лучше. Если капитан Стюарт ничего не помнит, ей не придется оправдываться за снотворное, которое она подлила ему в вино четыре года назад.
        Сделав над собой усилие, чтобы побороть смущение, Лорен спросила первое, что пришло ей в голову:
        - Мы знакомы, мсье?
        Сапфировые глаза Джейсона вспыхнули.
        - Нет, - коротко ответил он, - нас никогда толком не представляли.
        Лорен не знала, что ее судьба решалась в этот момент. У Джейсона не было сомнений в том, что девушка его узнала - маска не могла скрыть ее внутреннего трепета. Что ж, он будет играть по ее правилам.
        - Джейсон Стюарт с «Сирены» к вашим услугам, мадемуазель. Не удивлюсь, если окажется, что мой корабль назван в вашу честь. Мне нетрудно поверить, что вы и есть сирена, заманивающая беззащитных моряков в свои сети.
        Лорен растерянно взглянула на него:
        - Вы, вероятно, желаете польстить мне, мсье Стюарт, но…
        - Лучше - Джейсон, - мягко перебил Стюарт. - Ваша красота обескураживает, поверьте. Скажите, могу ли я надеяться провести с вами вечер?
        Ресницы Лорен опустились.
        - Боюсь, что это невозможно, мсье.
        Девушка вздрогнула, когда Джейсон, взяв ее руку, поднес к губам и нежно поцеловал кончики пальцев.
        - Не отвергайте меня, молю, - пробормотал он голосом, сладким как мед. - Я всего лишь смиренный почитатель вашей красоты и вашего таланта.
        Лорен затаила дыхание, когда его теплые губы коснулись пульсирующей жилки у нее на запястье. Она попыталась отнять руку, но не так решительно, как ей бы того хотелось.
        - Мсье, - воскликнула она со всей энергией, на которую только была способна, - думаю, вы не поняли! Я уже приглашена на весь этот вечер.
        - Но я этого не допущу. - Джейсон покачал головой, и его губы тронула легкая усмешка. - Я поговорю с вашей хозяйкой, и она освободит вас от всех прочих обязанностей.
        - Мадам не согласится, - запротестовала Лорен, оглядываясь в поисках помощи.
        Очевидно, Джейсон принял ее за одну из женщин легкого поведения. Однако Лорен легче было согласиться с такой ролью, чем дать ему догадаться, кто она на самом деле. Если бы только ей удалось улизнуть сейчас, она могла бы спрятаться и не попадаться ему на глаза до тех пор, пока капитан не уедет из Нового Орлеана. Но для этого кому-то необходимо было отвлечь его внимание…
        Но как на грех, поблизости не оказалось ни Кендрикса, ни мадам Жескар. Толпа веселящихся гостей заметно поредела, многие парочки вышли в сад, куда вели открытые застекленные двери. Те же, кто еще оставался в гостиной, были заняты собой и не обращали на Лорен ни малейшего внимания. От них ей не приходилось ждать помощи, если только она не вздумала бы поднять шум. Скандала же Лорен не хотела, так как в этом случае Лайла никогда больше не позволит ей вернуться сюда.
        Сделав невинное лицо, Лорен посмотрела на своего искусителя из-под полуопущенных ресниц.
        - Пожалуйста, мсье Джейсон. Я все же настаиваю, чтобы вы меня отпустили. Я в самом деле должна идти.
        Джейсон приблизил к ней лицо, и его теплое дыхание обдало щеку девушки.
        - Вы не оставляете мне никакой надежды? - спросил он вкрадчивым шепотом, казалось, заглядывая в самую глубину ее глаз.
        Лорен отрицательно покачала головой.
        - Хорошо, мадемуазель, я отпущу вас, но при одном небольшом условии. Сначала мы немного погуляем с вами по саду. Это так романтично. Я бы мечтал провести с вами тысячи таких замечательных ночей.
        Продолжая непрерывно говорить, Джейсон незаметно увлек девушку к двери.
        Маленький внутренний дворик наполняли густые тени, полностью скрывавшие уединившиеся парочки от посторонних взглядов. В ночной прохладе раздавался лишь приглушенный шепот и сладкие вздохи.
        Лорен ощутила легкое прикосновение руки Джейсона к своей щеке. Дрожа от нерешительности, она подняла голову и заглянула в его пронзительно голубые глаза, ища разрешения своих сомнений.
        Очарованный завораживающим взглядом девушки, Джейсон осторожно провел пальцем по ее губам. И тут Лорен не выдержала. В конце концов, она всего лишь прогуляется с ним под деревьями. Решительно продев руку под локоть Джейсона, она последовала за ним в сад.

        Глава 7

        Джейсон до смерти напугал девушку, когда, внезапно зажав ей рот рукой, бесцеремонно затолкал свою спутницу в наемную карету. Однако после того как хлипкая скрипучая колымага тронулась с места и он отпустил ее, Лорен не издала ни звука. Казалось, она вообще перестала что-либо ощущать.
        Джейсон прищурился, гадая, действительно ли его пленнице страшно или же это всего лишь искусная игра. Сломанные страусовые перья в тюрбане придавали ей жалкий, беспомощный вид, и Джейсон с трудом поборол в себе глупое желание обнять, утешить бедняжку.
        - Я не собираюсь вас обижать, - мягко произнес он наконец, пытаясь успокоить ее.
        Этот голос пробился в сознание Лорен сквозь пелену ужаса. Слава Богу, она не одна в темном и тесном пространстве. Опасливо приоткрыв глаза, девушка с облегчением увидела свет и, протянув вперед дрожащие руки, выговорила неузнаваемым хриплым шепотом:
        - П-пожалуйста… пожалуйста… не могли бы вы… открыть окно?
        Джейсон насупился.
        - И тогда вы позовете на помощь и все окрестное мужское население старше десяти лет кинется спасать леди, попавшую в беду? Нет уж, голубка, не выйдет.
        Лорен все же сумела ухватиться за занавеску, но тут стальные пальцы Джейсона легли ей на запястье. Она была слишком слаба, чтобы сопротивляться, и беспомощно откинулась на подушки.
        - П-пожалуйста… - снова простонала она, - я сделаю все, что вы скажете, только… опустите… окно.
        Джейсон хотел напомнить ей, что она не в том положении, чтобы торговаться, но, сняв с нее маску, осекся, взглянув на открывшееся ему бескровное лицо.
        Поняв, что еще немного - и красавица потеряет сознание, он рывком опустил оконное стекло. Хлынувший в карету поток теплого влажного воздуха разогнал тошнотворный запах гнилой кожи и лошадиного пота, и Лорен стала дышать ровнее. Однако она по-прежнему не шевелилась, и это тревожило Джейсона. Прикоснувшись пальцами к щеке Лорен, он почувствовал, что кожа ее холодна как лед. Не говоря ни слова, Джейсон, сняв сюртук, укрыл обнаженные плечи девушки и, заботливо подоткнув края, прижал ее к себе.
        Обломки страусовых перьев больно ткнулись ему в лицо, чуть не заставив Джейсона выругаться вслух.
        - Эта штука снимается? - нетерпеливо пробормотал он, шаря пальцами в поисках шпилек, удерживавших тюрбан на голове Лорен. Сняв наконец затейливый головной убор, он кинул его на противоположное сиденье.
        Забота Джейсона немного приободрила Лорен, однако, взглянув вверх, она увидела все то же напряженное выражение на его лице. Внезапно ее поразила догадка - он не обознался, он узнал ее с самого начала. Стюарт знал, кто она… или полагал, что знает. Сердце девушки учащенно забилось.
        - Что вам от меня нужно? - Ее голос звучал непривычно глухо.
        Ответа не последовало.
        В этот момент карета остановилась.
        - Мы приехали, - сказал Джейсон, выглянув за занавеску. - Надеюсь, вы не станете устраивать бесполезных сцен.
        Лорен с трудом сглотнула, от всей души жалея, что не послушалась совета Лайлы и не осталась в этот вечер у себя в комнате. Мысль о побеге она сразу отвергла как абсолютно нереальную.
        Позволив Джейсону помочь ей выбраться из кареты, девушка огляделась по сторонам. По-видимому, они находились неподалеку от реки. Джейсон предложил ей руку, и они двинулись дальше пешком.
        Вскоре впереди замаячил отдаленный огонек, такой же, как и в памятную ночь четыре года назад. Лорен догадалась, что они направляются на корабль. От сознания собственной беспомощности ее охватило отчаяние. Когда перед ними выросла мачта, верхушка которой терялась в тумане, Лорен замедлила шаг, однако Джейсон, положив руку ей на талию, решительно увлек девушку за собой.
        По прогибающимся сходням они поднялись на борт «Сирены». Часть ее палубы освещал большой фонарь, и все же, когда Тим Саттер внезапно вырос перед ними, Лорен не смогла сдержать испуганного возгласа. Крепче прижав красавицу к себе, Джейсон отослал Тима обратно на его пост и легонько подтолкнул Лорен к лестнице, ведущей внутрь судна.
        Увидав зияющую черноту у себя под ногами, Лорен невольно остановилась.
        - Я… я не могу… - выговорила она приглушенным голосом. - Там слишком темно.
        Стюарт испытующе посмотрел на девушку, затем, не говоря ни слова, сходил за фонарем. Когда он вернулся, Лорен цепко ухватилась за его руку похолодевшими пальцами.
        - Тебе нечего бояться. - Джейсон старался говорить как можно мягче. - Это всего лишь проход, который ведет к каютам.
        Он начал спускаться первым, и Лорен последовала за ним, не отпуская его руку.
        Добравшись до нижней палубы и пройдя по коридору, они остановились перед одной из нескольких одинаковых дверей. Повернув ключ в замке, Джейсон обернулся, и изумрудные, подернутые золотом глаза девушки оказались прямо перед ним. Нежный овал лица его неожиданной гостьи обрамляли непослушные золотые локоны. «Золотая богиня», - подумал про себя молодой человек. Его взгляд остановился на прелестных, слегка разомкнутых губах, и в воображении Джейсона возник образ соперника, бесцеремонно впивающегося в этот изумительный рот. Он отпрянул, стиснув зубы, и, с силой распахнув дверь, втолкнул Лорен внутрь.
        Когда фонарь осветил просторную каюту, в глазах у Лорен зарябило от обилия красного дерева и бронзы. В углу каюты помещался широкий письменный стол, а у противоположной стены - еще более широкая койка.
        Джейсон повесил фонарь на крюк и, подойдя к иллюминатору, растворил его настежь.
        - Благодарю, - пробормотала Лорен, тронутая его предусмотрительностью.
        Молодой человек направился к бару с напитками, располагавшемуся у письменного стола, и достал графин. Напряжение читалось в каждом его движении так же отчетливо, как и в выражении лица, и Лорен не могла этого не заметить. Конечно, он был вправе злиться на нее за ту давнюю историю со снотворным и кражей денег, но ведь не до такой же степени. Девушка чувствовала, что ярость, клокочущая у него внутри, готова была вырваться наружу в любой момент.
        Достав бокалы, Джейсон обернулся и вопросительно посмотрел на Лорен.
        - Быть может, шерри? Ну же, не бойтесь, туда ничего не подмешано.
        Лорен набрала в легкие побольше воздуха, готовясь к битве. Значит, он и в самом деле узнал ее и считает, что перед ним Андреа Карлин. Джордж Барроуз никогда бы не открыл постороннему истинного положения вещей, по крайней мере до тех пор, пока Реджина могла унаследовать компанию.
        - Спасибо, капитан, я ничего не буду пить, - тихо ответила девушка.
        - Я больше не капитан. Кайл Рэмзи командует «Сиреной», а я всего лишь ее скромный владелец. Ну а вы? Полагаю, вы не постоянно называетесь Маргариткой?
        - Вы угадали.
        Лорен наблюдала за тем, как хозяин корабля поставил на стол хрустальный бокал и плеснул туда немного ликера. Его самообладание казалось безграничным. Без сюртука, в жилетке, расшитой шелком, он выглядел еще более могучим и властным. Загорелое лицо Джейсона и грива каштановых волос резко контрастировали с белоснежным шейным платком и казались изваянными из бронзы.
        Стюарт терпеливо ждал ответа, приподняв одну бровь.
        - Мое имя Лорен, - тихо произнесла девушка, - Лорен Девриз.
        Джейсон усмехнулся.
        - Пусть будет так. В конце концов, мне все равно, какое вы придумаете себе имя. Но меня по-прежнему интересует, что с вами произошло, после того как… - Стюарт не договорил. Стоя посредине каюты с бокалом в руке, он продолжал пристально смотреть на девушку.
        Лорен опустила взгляд.
        - Зачем вы привезли меня сюда?
        - Чтобы воспользоваться всеми прелестями, которые вы демонстрируете так… обворожительно, зачем же еще? Вы ведь не захотели поехать добровольно.
        Лорен растерялась.
        - Я… я думала, вам нужно получить назад ваши деньги. Я поступила нечестно, забрав их, и мне следовало вернуть вам те сто фунтов при первой же возможности…
        - Оставьте деньги себе. Я предпочитаю получить то, о чем мы уговорились тогда, в Лондоне.
        При упоминании об их уговоре щеки Лорен зарделись.
        - Я сожалею об этом.
        - И всего-то?
        - Я готова принести вам свои извинения.
        Джейсон приподнял бровь.
        - Как мило с вашей стороны.
        В этот момент Лорен показалось, что Стюарт играет с ней, как кот с мышью, и она с трудом сдержала возмущение.
        - Мне в самом деле очень жаль, но… тогда у меня не было выбора.
        Ежась под пристальным взглядом могучего хозяина «Сирены», Лорен продолжила после некоторого колебания:
        - Говорю вам, это правда. Мне необходимо было покинуть Англию немедленно. Опекун… его люди уже пытались убить Мэтью. Если бы вы вмешались, вас тоже могли убить.
        Голубые глаза Стюарта сузились.
        - Придумайте что-нибудь поубедительнее, милая. Вы, должно быть, позабыли, что были мне сосватаны. Мне ничего не могло угрожать со стороны Барроуза.
        - Вы… вы не понимаете.
        Джейсон насмешливо приподнял брови.
        - В таком случае объясните мне все, наконец. Признаться, я дожидался этого несколько лет.
        Лорен молча глядела на Стюарта, борясь с желанием убежать от него немедленно. Она сказала правду. У нее тогда действительно не было выбора. Мэтью едва не поплатился жизнью, встав на ее защиту, и Лорен не могла поставить под удар еще и Стюарта. Но рассказать ему правду было выше ее сил.
        - Возможно, Барроуз не причинил бы вам вреда, - с трудом произнесла она, - но есть еще Реджина Карлин, моя тетка. Она не оставит в покое ни меня, ни кого бы то ни было из тех, кто окажется рядом со мной.
        - Вы уверены, что она хотела убить вас?
        - В случае моей смерти она наследовала бы корабли Карлина…
        Лорен показалось, что голубой взгляд гиганта проникает в самые сокровенные глубины ее души.
        - Сколько вы получаете за вечер, мисс Карлин? - неожиданно спросил Стюарт. - Или мне лучше называть вас «мадемуазель Маргаритка»?
        - Пожалуйста… зовите меня Лорен.
        - Хорошо, Лорен так Лорен. - Порывшись в ящике стола, Джейсон вытащил кожаный мешочек и швырнул его к ногам девушки. Звон монет эхом разнесся по каюте. - Я добавляю это сверх уже полученного вами. Неужели вам все еще недостаточно? Здесь хватит денег на то, чтобы вы могли ходить в шелках и драгоценностях еще долгое время.
        Окаменев от обиды, Лорен глядела на мешочек. Он предлагает заплатить ей за услуги, думает, что она…
        - Вы принимаете меня за проститутку?
        - А разве это не так? Должен признаться, вы значительно превосходите средний уровень. - Лицо Джейсона расплылось в галантной улыбке.
        Лорен медленно подняла взгляд.
        - Должна ли я считать себя польщенной? Мне кажется, любая другая женщина смогла бы удовлетворить ваши потребности.
        - Возможно, но я уже заплатил вам. Вспомните, что вы улизнули, так и не выполнив условие нашей маленькой сделки.
        Хотя при этих словах Джейсон не сдвинулся с места, Лорен почувствовала себя так, словно он ударил ее. Сердце девушки болезненно сжалось.
        - Я же сказала, что верну вам деньги.
        - А я сказал, что они мне не нужны.
        - Вы не понимаете. Я не продаюсь! - Лорен гордо вскинула голову.
        Стюарт нетерпеливо махнул рукой:
        - Бросьте! Кто-то же должен был заплатить за это великолепное платье. Или вы зарабатываете столько, что можете сами выбирать себе любовников?
        - Я не буду разговаривать с вами в подобном тоне, и, думаю, мне уже пора идти.
        Девушка направилась было к двери, но Джейсон проворно загородил ей дорогу.
        - Вы собираетесь идти одна по улицам в таком виде? - спросил он, прищурив один глаз.
        - Я найму карету, - ответила Лорен, с трудом сохраняя самообладание.
        - А как вы предполагаете расплачиваться? В вашем платье не спрячешь и пенни.
        - Не беспокойтесь, я справлюсь.
        Несмотря на пикантность ситуации, Джейсон Стюарт испытывал невольное восхищение перед этой непокорной красавицей.
        У любого взглянувшего на нее сейчас не осталось бы сомнений, что перед ним стоит дочь Джонатана Карлина, наследница огромного состояния. Трудно было понять, как при этом она смогла отказаться от своего будущего и сделаться проституткой.
        С напускным равнодушием Джейсон продолжал задавать вопросы:
        - И как же вам удалось уговорить Лайлу разделить тяготы вашего путешествия?
        Теперь Лорен не сомневалась, что он не успокоится, пока не узнает все.
        - Она согласилась не сразу, - ответила девушка, - только когда я рассказала ей о Барроузе… и о Мэтью. Лайла не отпустила меня одну на поиски Мэтью, а когда мы нашли его, она помогла нам устроиться на корабль и сама решила отправиться вместе с нами. Думаю, Мэтью убедил ее, сказав, что я еще слишком молода, чтобы плыть в Америку без компаньонки.
        - Она, должно быть, тоже где-то здесь, в Новом Орлеане?
        - Да, она вышла замуж за очень хорошего, доброго человека, Жан-Поля Бове. Наверно, было бы лучше, если бы вы… не встречались с ней. Ни к чему напоминать ей о прошлом; к тому же, насколько я знаю, у Жан-Поля достаточно ревнивый характер.
        - Приму ваш совет к сведению, - усмехнулся Джейсон. - И вы наверняка не рассказали Лайле о нашей предполагавшейся свадьбе.
        - Рассказала… спустя некоторое время…
        - Она, вероятно, пришла в ужас, узнав, что я соблазнил вас в ее собственной спальне? А вы, должно быть, - добавил он, заметив, что Лорен все ниже опускает голову, - заливаясь слезами, молили ее спасти вас от разнузданного негодяя, похитившего вашу девственность.
        Лорен молчала, нервно ломая пальцы. Порывисто сорвавшись с места, Джейсон подошел к столу и плеснул бренди в бокал, с отвращением глядя на свою трясущуюся руку.
        - Конечно, все это справедливо только в том случае, если я у вас был первым, - добавил он после минутного молчания.
        - Да, вы были первым, - прошептала Лорен.
        Джейсон кинул короткий взгляд в сторону девушки.
        - Тогда почему вы согласились отдаться мне, а не дождались, пока подействует снотворное?
        - Я… не была уверена, что снотворное настоящее, - откровенно призналась Лорен. Заметив, что Джейсон презрительно скривил губы, она добавила: - Мне нужны были деньги, и когда вы предложили эту сделку, я считала себя обязанной выполнить свою часть соглашения.
        - Какое поразительное чувство долга! - Губы Джейсона искривились в презрительной усмешке. - Выходит, теперь на мне лежит груз вины за развращение невинной девочки? Что ж, вам придется меня простить.
        - Это неправда! - воскликнула Лорен. - Говорю же вам - у меня не было выбора!
        В этот момент чаша терпения Джейсона переполнилась. Швырнув об пол свой бокал, он в три прыжка оказался рядом с Лорен и, схватив ее за плечи, принялся ожесточенно трясти. Его голубые глаза сверкали, ноздри раздувались.
        - Проклятие, у вас был выбор! Я хотел сделать вас своей женой, заботиться о вас, охранять, бросить к вашим ногам все, что имел…
        Лорен чуть не задохнулась от боли, когда сильные пальцы Джейсона впились в ее нежное тело. Ей впервые стало не по себе рядом с этим разъяренным великаном.
        - Вам нужны были только корабли Карлина! - выкрикнула она, стараясь вырваться из рук Стюарта. - Корабли, а не я!
        Но усилия Лорен освободиться оказались тщетными. С силой прижав девушку к себе, гигант отчетливо проговорил ей на ухо:
        - Ошибаешься, милая. Я хотел тебя. И по-прежнему хочу. Но теперь я больше не буду себе отказывать. - Стюарт надменно вскинул голову, и в его взгляде Лорен уловила неистовое желание. Ей стало по-настоящему страшно. Что, в конце концов, она знала о Джейсоне Стюарте? Много раз во сне она видела себя в его объятиях, но то, что происходило с нею теперь, не было похоже на сон. Страх и гнев стояли между ними невидимой стеной.
        Лорен попыталась отвернуться, но сильная ладонь Джейсо-на легла ей на затылок, не позволяя двигаться, а его рот приблизился к ее губам и страстно впился в них, так что девушка едва могла дышать. Она беспомощно колотила его руками по плечам, в то время как он все требовательнее целовал свою бывшую невесту и в конце концов с легкостью сломил ее сопротивление, заведя ей руки за спину. Лорен тихо вскрикнула, когда мускулистая грудь с силой надавила на ее полные груди.
        Наклонившись над девушкой, Джейсон отыскал губами ее ухо.
        - Сегодня ты будешь шлюхой для меня, Лорен. Ты покажешь мне, как хорошо это у тебя получается.
        В голосе Стюарта звучало такое дикое, животное желание, что Лорен застонала.
        - А Дюваль хороший любовник? - не унимался он. - Может ли Дюваль заставить тебя стонать и кричать от страсти так, как это делаю я?
        Сильные пальцы Джейсона, коснувшись ее груди, затеребили сосок, проступавший сквозь блестящий шелк, и Лорен стиснула зубы. Смысл слов, сказанных Стюартом, едва достигал ее сознания. Дюваль? Феликс никогда не проделывал с ней ничего подобного. И откуда вообще Джейсон узнал о нем?
        - Вы ошибаетесь… - выдохнула девушка, все еще не оставляя попыток побороть предательские порывы своего тела.
        Но тут Джейсон неожиданно встряхнул ее и толкнул назад. Потеряв равновесие, Лорен вцепилась в его плечи и попятилась.
        Теперь отступать было некуда - крышка стола впилась в ее ягодицы, а спереди она была зажата бедрами Джейсона, твердыми как гранит. Почувствовав, что падает, Лорен взмахнула руками и оказалась придавленной к столу тяжестью тела Джейсона.
        - Почему вы так со мной поступаете? - прошептала Лорен, не в силах пошевелиться.
        - Потому что я хочу тебя, потому что я хотел тебя каждую секунду все эти прошедшие четыре года. - Бархатистые переливы низкого голоса завораживающе ласкали слух девушки. - Теперь я намереваюсь получить тебя. Я буду любить тебя снова и снова до тех пор, пока ты не забудешь своего Дюваля.
        - Пожалуйста…
        - «Пожалуйста»? Ты хочешь сказать: «Да, пожалуйста» - не так ли, милая? Как ты любишь больше всего? Я уверен, что не уступлю Дювалю в изобретательности.
        Только теперь Лорен действительно поверила, что в Джейсоне Стюарте говорит ревность, и это открытие неожиданно наполнило девушку сознанием собственного могущества. Все мысли исчезли, кроме одной - Джейсон желал ее.
        Лицо Лорен, за мгновение до этого искаженное страданием, вдруг сделалось до того прелестным, что Джейсон, зажмурившись, застонал.
        Когда он снова открыл глаза, в их сапфировых глубинах не было больше гнева - одна только страсть, которая сжигала его.
        Лорен затаила дыхание, и губы ее сами собой приоткрылись в беспомощном ожидании. Полюбовавшись ею несколько мгновений, Джейсон лихорадочно принялся расстегивать тугой корсаж, освобождая пленительные груди. Дыхание его участилось; он чувствовал, что не в силах оторвать взгляд от открывшейся картины.
        - Эти великолепные холмы остались такими же прекрасными, какими я их запомнил. Тогда я делал вот так… - он заключил прерывисто вздымающиеся груди Лорен в свои ладони, - и так, - его пальцы сжали кончики сосков, отчего по телу Лорен пробежала жаркая волна наслаждения, - и так. - Он опустил голову и обхватил один из сосков губами.
        Лорен с испугом почувствовала, что он пробуждает в ней звериную, первобытную жажду наслаждения. С ее губ сорвался утробный стон, пальцы конвульсивно впились в твердые мускулы Джейсона. Возбужденный сосок пульсировал в его теплых губах, терзаемый чувственным языком, в то время как правой рукой он отыскал вторую грудь Лорен и принялся массировать сосок пальцами.
        Содрогаясь от накатывающих на нее волн блаженства, Лорен ощущала, как внутри ее разливается жаркая истома, и она вся задрожала, когда услышала низкий, хриплый стон Джейсона. На мгновение Джейсон приподнял голову, чтобы заглянуть в раскрасневшееся лицо девушки.
        - Я хочу тебя, милая, - прошептал он, - я так безумно хочу тебя.
        Он снова покрыл пылающими поцелуями ее шею, слегка покусывая кожу. Проникнув под юбку, его теплые осторожные пальцы, коснувшись шелковистой поверхности девичьих бедер, ласково и неотвратимо поднимались все выше и выше.
        - А еще я хочу, чтобы ты желала меня… одного меня.
        Наконец его пальцы достигли самого сокровенного - и Джейсон шумно вдохнул.
        - Вот теперь я верю, что ты тоже хочешь меня.
        Когда его пальцы начали медленно двигаться, Лорен прикрыла глаза, изнемогая от наслаждения.
        - Пожалуйста… - простонала она, не понимая сама, о чем просит.
        - Правильно, милая, проси еще, еще, все, что хочешь…
        Лорен изогнулась, подавшись вперед, стремясь разрешиться от пульсирующей боли между бедрами. Ее кожа пылала, крылья носа раздувались, с каждым вдохом все глубже вбирая в себя горячий мускусный запах Джейсона. Сквозь пелену страсти Лорен видела, что он наблюдает за ней, сдавшейся на его милость, теряющей последний контроль над собой. В какой-то момент он понял, что томление стало нестерпимо для Лорен, и, не сводя жгучего взгляда с ее лица, расстегнул панталоны. Его затвердевшая плоть требовательно коснулась разгоряченных бедер девушки, спеша занять положенное ей место.
        В этот момент Лорен могла бы еще остановить его. Их взгляды встретились, и она прочла немой вопрос в бездонных голубых глазах. Но ей не хотелось его останавливать, и это пугало больше всего. Четыре года каждый сон, каждая мимолетная фантазия вели ее к этой минуте.
        Лорен закрыла глаза, зарываясь пальцами в густые каштановые волосы Джейсона, и он мгновенно понял, что сопротивление сломлено. Приподняв руками ее бедра, он уверенно продвинул свою трепещущую от нетерпения плоть в ее теплые глубины и замер, глядя сверху на милое, прелестное лицо, так долго не дававшее ему покоя. Глаза Лорен были закрыты, губы слегка разомкнуты, она дышала часто и коротко, погруженная в свои собственные неведомые ощущения.
        - Смотри на меня, Лорен, - прозвучал его властный голос. - Смотри, черт возьми, и знай, кто любит тебя!
        Как видно, что-то проникло в ее огненную темноту, и зеленые глаза в янтарных отблесках раскрылись. Плоть Джейсона начала медленно двигаться внутри Лорен, заставляя ее содрогаться в ответ. Тело девушки послушно выгибалось, полнее вбирая в себя его пульсирующее естество.
        Постепенно движения Джейсона стали настойчивее, а тело его сотрясалось в сладких конвульсиях. Застонав, он впился ртом в ее плечо. Приникнув к нему всем телом, Лорен вонзила ногти в его спину. Теперь они двигались в едином порыве, подгоняемые все учащающимся ритмом пульсирующей в них страсти. Лорен чувствовала, что полна им до краев, и, задыхаясь, всхлипывала от сладкой муки. Волны наслаждения снова и снова сотрясали ее тело, ширясь и усиливаясь раз от раза, пока не превратились в штормовой, бушующий океан. Почувствовав, что тонет, она теснее прижалась к Джейсону, а он, подавшись ей навстречу, с жадностью вонзился в нее так глубоко, как только мог, глубже, глубже, глубже… Океан взорвался миллиардом огненных вспышек, яростно сотрясая их тела.
        Джейсон в неистовом приступе конвульсивной дрожи изверг в нее семя и рухнул, обессиленный. Прерывисто дыша, он чувствовал, как последние остатки напряжения покидают его.
        Лорен лежала под ним неподвижно, ощущая приятную тяжесть мускулистого тела Джейсона. Грудь ее медленно вздымалась, дыхание прерывалось. И тут Лорен показалось, что Джейсон едва слышно выругался.

        Глава 8

        Ревность, вызвавшая приступ слепой ярости, утихла, оставив после себя только чувство вины. Опять он силой взял женщину, которую намеревался сделать своей женой. Джейсон не мог припомнить, когда в последний раз терял над собой контроль. Жажда обладания была настолько сильна, что он не успел даже снять одежду и взял Лорен как обыкновенную шлюху на улице. Правда, она достигла кульминации вместе с ним и ответ ее тела, ее страстные стоны не были притворством. Но может быть, это всего лишь хорошо выполненная работа? Интересно, скольким мужчинам она отдавалась с такой же страстью? Однако теперь эти вопросы уже не имели значения. Его имя, родословная и титул не позволяли ему взять в жены жрицу любви.
        Разумеется, он сдержит обещание, данное Барроузу. Девушка не будет больше вынуждена продавать свое тело за деньги и получит достаточно средств для того, чтобы ни в чем себе не отказывать, а когда все формальности будут улажены, он передаст ей ее деньги и отправит домой.
        Поднявшись, Джейсон принялся оправлять одежду, в то время как Лорен молча наблюдала за ним. С какой легкостью Джейсону удалось заставить ее потерять голову! Власть, которую он имел над нею, пугала девушку. Джейсон молчал, и ей показалось, будто она оскорбила его чем-то или, что еще хуже, он счел ее никудышной любовницей.
        - Ты, наверное, разочарован? - только и отважилась она спросить.
        Джейсон поднял глаза, и Лорен с удивлением прочла в них неуверенность.
        - Вы сами прекрасно знаете, что это не так. Я не собирался обойтись с вами грубо. Моим единственным извинением может служить только то, что я очень давно не был с женщиной.
        Лорен молча выслушала странное признание Джейсона. Что же он хотел сказать ей, этот неожиданный, загадочный человек?
        - Тогда, - прошептала она, помедлив, - если вы уже закончили со мной, я могу идти? Больше я вам не нужна, не так ли?
        Джейсон поежился. Именно в этот момент он почувствовал, что желание снова возвращается к нему.
        - Я бы так не сказал, мисс Карлин.
        - Я… я просила вас не называть меня этим именем.
        - А почему, собственно? Разве вы не собираетесь потребовать причитающееся вам в Англии состояние? Неужели я наступил на больную мозоль? Выходит, вы не хотите разглашать, что являетесь наследницей крупных денег?
        Лорен не отвечала; она изо всех сил старалась понять, к чему он клонит.
        - Похоже, я нашел ваше слабое место, - язвительно произнес Джейсон. - Но не беспокойтесь, я готов поторговаться. Хотите услышать мое предложение?
        Лорен наконец обрела дар речи:
        - Я не собираюсь обсуждать с вами что бы то ни было, и меня не интересуют ваши предложения.
        Джейсон вытянулся в кресле и принял непринужденную позу, словно не замечая ее возмущения.
        - Четыре года назад вы торговались вполне охотно. Между тем я собирался предложить вам свое молчание в обмен на… - он пожал плечами, - а впрочем, вы же сказали, что вам это не интересно.
        - В обмен на что? - хмурясь, спросила Лорен.
        - Я по-прежнему хочу получить ту ночь, которую вы мне обещали. - Его слова прозвучали мягко, но тем не менее у Лорен не оставалось больше сомнений. Он шантажирует ее!
        И все же она не могла отвергнуть его предложение, не обдумав все как следует. Прежде всего она до сих пор не вернула деньги Джейсону Стюарту, и ей не хотелось оставаться в долгу перед человеком, имеющим над нею такую власть. Кроме того, он запросто мог выдать ее Барроузу, если бы только захотел.
        - Но вы отпустите меня и ни словом не обмолвитесь о том, кто я такая? - уточнила Лорен, уже понимая, что не рискнет отказать ему.
        - Если вы и в самом деле этого хотите, - мягко ответил Джейсон.
        Лорен внимательно смотрела в лицо молодого человека, пытаясь понять, действительно ли она может ему доверять.
        - Вы снова не оставляете мне выбора, - проговорила она наконец слегка дрожащим голосом. Его взгляд посерьезнел.
        - Нет, милая. У вас всегда есть выбор. Вопрос только в том, окажется ли он правильным..
        - Вы так самоуверенны.
        - Себе я доверяю вполне, - согласился Джейсон, - а вот на ваш счет меня постоянно терзают сомнения. Не перестаю удивляться вашей изобретательности. Даже теперь, когда я вроде бы держу в руках все козырные карты, я вовсе не уверен в своей победе.
        Лорен озадаченно посмотрела на Стюарта:
        - Вы говорите загадками. Какие карты? И что за игру вы затеяли?
        Джейсон вяло махнул рукой:
        - Ладно, забудем об этом… Ну же, Лорен, я жду ответа. Пока еще вы вольны уйти. Выбор за вами.
        Девушка взглянула в направлении двери, затем снова перевела взгляд на Джейсона. Он ошибается, подумала она, у нее нет выбора, потому что нет воли сопротивляться неведомой силе, которая неумолимо сталкивала их друг с другом.
        Стюарт почувствовал, что на этот раз действительно победил, и выражение его лица смягчилось. Заметив, что глаза девушки встревоженно блеснули, Джейсон склонил голову набок.
        - Подойди ко мне, - тихо приказал он, и Лорен затрепетала при звуках его повелительного голоса.
        Когда девушка оказалась настолько близко, что могла бы дотянуться на Джейсона рукой, он поднялся на ноги, вытягиваясь во весь рост, и сердце ее учащенно забилось.
        - Поцелуй меня.
        Длинные ресницы Лорен взлетели вверх, и она вопросительно посмотрела на Джейсона. В уголках его глаз она заметила насмешливые искорки. О эти голубые, как небо, глаза! Они были так восхитительно глубоки, и, наверное, не одна женщина утонула в их бездонном омуте. Сделав глубокий вдох, Лорен придвинулась ближе и, встав на цыпочки, быстро коснулась его рта губами.
        Джейсон только улыбнулся и покачал головой.
        - Ну нет, братские лобзания мне вовсе не подходят. Ты можешь целовать гораздо лучше. Попробуй еще раз, только обними меня покрепче.
        Затаив дыхание, она медленно обвила его шею руками.
        Стюарт не захотел облегчить ей задачу; наклонив голову, он заставил Лорен тянуться к его губам, тесно прижимаясь к нему всем телом. Даже почувствовав непроизвольный страстный трепет, охвативший девушку, он продолжал стоять не шелохнувшись. Однако губы, ждавшие ее, оказались удивительно теплыми и нежными. Лорен стало так хорошо, что на мгновение ей показалось, будто душа вот-вот выскользнет из ее тела. Ее губы жадно раскрылись, но этого оказалось недостаточно, и Лорен, привстав на цыпочки, проникла в его рот языком.
        Дыхание Джейсона участилось, руки его, словно подчиняясь ее приказу, обняли девушку. Лорен крепче прижалась к мощному торсу Джейсона, запустила пальцы в его роскошные каштановые кудри. Трудно было допустить, что она сделала это, следуя условиям заключенной между ними сделки. Она действительно хотела его. Ее сердце бешено забилось, когда руки Джейсона, скользя по шелку, спустились к ее ягодицам и снова поднялись к самой шее. А когда его ладонь легла ей на затылок, Лорен почувствовала, что вся дрожит.
        Внезапно Джейсон, прервав поцелуй, поднял голову. Тяжело дыша, он взял в руки ее лицо.
        - Лорен, - произнес он хрипло, заставляя девушку глядеть ему в глаза, - прежде чем мы продолжим…
        Он хотел объяснить ей, почему был так зол, почему похитил ее и силой привез на борт «Сирены», прежде чем снова потеряет контроль над собой.
        - Я не собираюсь возвращаться в игорный дом этим вечером. И когда я попросил тебя об одной ночи, я не был до конца откровенен. Я хочу больше, чем одну ночь… Я хочу всю тебя, целиком, без остатка.
        Глаза Лорен горели страстью.
        - Я знаю, - ответила она низким шепотом.
        - Ты тоже хочешь меня, - тихо произнес Джейсон, проводя большим пальцем по нежной щеке. - Скажи, Лорен, ведь это правда…
        Ее чарующая улыбка заставила сердце Джейсона замереть.
        - Я… я хочу тебя.
        Джейсон не смог закончить. Его намерение рассказать Лорен о Барроузе и «Карлин лайн» исчезло, как только он начал осыпать легкими поцелуями ее высокий лоб, припухшие веки, щеки, подбородок и спелые, сладкие губы.
        На этот раз, занимаясь любовью, Джейсон постарался быть предельно осторожным. Он не спеша снял с Лорен платье, вынул все шпильки, скреплявшие ее прическу, осторожно расстегнул драгоценное колье, затем поднял девушку на руки и перенес на койку. Отступив назад, он принялся снимать свою одежду, не сводя восхищенных глаз с ее великолепной наготы.
        Лорен молча наблюдала за ним, испытывая одновременно желание и любопытство. Сначала Джейсон освободился от жилетки, за ней последовала рубашка, обнажив могучие плечи и мускулистые руки. Широкая загорелая грудь в мелких колечках золотистых волос плавно переходила в плоский живот и стройные бедра. Наконец он снял сапоги и панталоны.
        Окинув взглядом его великолепно сложенную фигуру, Лорен невольно затаила дыхание. В золотистом свете лампы бронзовый гигант казался полным жизни и покорял особой, подлинно мужской красотой. Лорен не смогла удержать взгляда, скользнувшего туда, где кончался загар и восставала его отвердевшая плоть.
        Солнечный бог Аполлон, подумала Лорен, переживая новый острый приступ желания. Ей хотелось поскорее прикоснуться к нему, заласкать его до изнеможения.
        Подняв глаза, девушка встретилась с устремленным на нее глубоким сапфировым взглядом, светившимся неизъяснимой нежностью. Приблизившись, Джейсон с грациозностью ягуара растянулся с ней рядом. Лорен затрепетала, прижавшись к его горячему, бугрившемуся мускулами телу. Волосы на его груди щекотали ее соски, ноги их переплелись. Джейсон начал не спеша поглаживать спину девушки, ее плечи, бедра, шею. Лорен покорно подчинялась его властным ласкам, но вскоре желание самой исследовать его тело возобладало над смущением, и она перестала сдерживать свои порывы.
        На ощупь тело Джейсона казалось словно отлитым из стали, кожа его непостижимым образом была шершавой и гладкой одновременно. Когда ее тонкие пальцы проникли на неизведанную территорию, Джейсон закрыл глаза.
        Рука Лорен замерла, ощутив мгновенный ответ. Ей всего лишь хотелось удовлетворить естественное любопытство относительно таинственной части мужского тела, только что доставившей ей столько наслаждения. Заметив, что лицо Джейсона исказилось в блаженной муке, она начала медленно поглаживать его затвердевшую плоть. Молодой человек застонал и сжал ее руку. Лорен вопросительно поглядела на него.
        - Теперь моя очередь позаботиться о тебе, - слегка отодвигаясь в сторону, произнес Джейсон, и в голосе его прозвучала неподдельная нежность.
        Приподнявшись на одном локте, он поглядел в изумрудные глаза девушки и легко провел пальцем по контуру ее приоткрытых губ.
        - Моя прекрасная Лорен, почему ты убежала от меня тогда? - едва слышно прошептал он. - А впрочем, это не важно. Сегодня ночью все не важно.
        Лорен коснулась рукой его резко очерченной скулы.
        - Да, не важно, - эхом отозвалась она и притянула к себе голову Джейсона, ища губами его рот.
        Их дыхания слились воедино, Лорен тихонько стонала под его властными, сильными поцелуями, в то время как его руки ласкали внутреннюю поверхность ее бедер.
        Девушка застонала громче, когда цепь горячих поцелуев спустилась к ее набухшим от страсти грудям. Его язык, игравший с твердым розовым соском, казался ей языком пламени. Наконец Джейсон руками раздвинул ноги Лорен и медленно вошел в нее, заполнив всю ее до отказа. Она судорожно выгнула спину, но Джейсон не торопился.
        - Любовь моя, не надо спешить, - прошептал он, целуя ее в уголок рта.
        - Джейсон, пожалуйста…
        - Терпение, милая.
        Он начал двигаться с нарочитой медлительностью, позволяя жару нарастать постепенно. Лорен лихорадочно гладила твердые мускулы его спины, притягивая к себе. В конце концов, когда Лорен уже казалось, что она тонет в жарких, томительных волнах, размеренный ритм движений Джейсона начал ускоряться, исторгая крики из груди девушки и заставляя ее задыхаться.
        Когда невыносимый жар взорвался, Лорен, подавшись вверх всем телом, выкрикнула ставшее ей таким дорогим в этот миг имя, а он, содрогаясь, неистово застонал и запустил сведенные пальцы в ее золотые спутанные волосы.
        В следующее мгновение оба в изнеможении повалились на койку, слившись в нежном объятии.
        - Лорен, моя прекрасная, драгоценная Лорен, - шептал Джейсон, целуя ее губы. - Ты как огонь и лед сразу…
        Его слова долетали до нее сквозь блаженное марево удовлетворения. Не желая возвращаться в реальность, Лорен обвила руками шею любовника и уткнулась лицом ему в плечо.
        Джейсон не пытался отстранить ее. Зарывшись лицом в ее ароматные золотые волосы, он радовался внезапно пришедшему ощущению того, что нужен ей.
        Когда объятия Лорен несколько ослабели, Джейсон медленно повернулся на спину, освобождая ее.
        - Любовь моя, нам надо поговорить, - произнес он наконец со вздохом, понимая, что блаженная умиротворенность момента вот-вот исчезнет. Однако Лорен, подняв голову, посмотрела на него с такой доверчивостью, что Джейсон не решился сразу перейти к делу и вместо этого спросил ее, чем объясняется странная боязнь темноты, которую он в ней подметил.
        Девушка смущенно опустила взгляд и снова положила голову ему на плечо. К ее удивлению, вопрос не вызвал у нее пугающих воспоминаний - Джейсон прогонял все ее страхи одним своим присутствием. С легкостью Лорен отыскала нужные слова.
        - Я боюсь не темноты, а замкнутого пространства, - спокойно пояснила она. - Мне сразу начинают мерещиться чудовища… какие-то злобные тени… и я слышу крики. Потом я чувствую, что холодею и становится трудно дышать, словно кто-то меня душит.
        - И давно ли это с тобой?
        - Столько, сколько я себя помню. Я пытаюсь побороть свой страх, поверь, пытаюсь, но не могу с ним справиться. Я не могу ездить в закрытых каретах или оставаться в запертой комнате. Если это случается, за моей спиной неизменно появляются чудовищные призраки, а потом раздаются крики… Иногда они мне снятся, и мне даже кажется… - Голос Лорен дрогнул, и она замолчала.
        - Ну же, не бойся, скажи мне.
        - Иногда мне кажется, что я на самом деле схожу с ума.
        Джейсон крепче прижал ее к себе.
        - Ты вполне нормальна, Лорен. Твои страхи вызваны, должно быть, каким-то бывшим прежде переживанием. Поверь мне, такое случается, и не редко.
        Поежившись, Лорен решила сменить тему:
        - Как ты оказался в Новом Орлеане, Джейсон?
        - Я мог бы то же самое спросить у тебя, - заметил тот. - Это здесь ты скрывалась все последние годы?
        Лорен кивнула и пытливо посмотрела ему в глаза.
        Осознавать, что Джейсон Стюарт принимает ее за падшую женщину, было ей крайне неприятно, и она решила, что должна объяснить ему, как все обстоит на самом деле.
        - Я живу совсем не так, как ты думаешь. С мадам Жескар у меня заключено соглашение.
        - Не сомневаюсь.
        Лорен опустила взгляд.
        - Ну конечно, ты же эксперт в подобного рода делах. И какова я по сравнению с Лайлой и с другими девочками, которые работают на мадам Жескар?
        - Ты несравненна, Лорен, - он взял в руку ее теплую полную грудь, - и я не хочу, чтобы Ты возвращалась в игорный дом, потому, что ревную тебя ко всем мужчинам, которые смеют к тебе прикасаться. Всякий раз, когда я представляю вас с Дювалем вместе, мне хочется сделать что-нибудь сумасбродное, например расквасить ему нос.
        Лорен опустила голову ему на плечо.
        - Других мужчин нет и не было, Джейсон, - кротко сказала она, прислушиваясь к мощным ударам его сердца. - Ни разу с той памятной ночи в Лондоне ни один мужчина не…
        Еще не закончив фразу, девушка неожиданно оказалась поверженной на койку. Она содрогнулась, когда заметила, что глаза Джейсона горят не желанием, а гневом.
        - Эти штучки со мной не пройдут, - процедил он сквозь зубы. - Оставь лживые заверения при себе. Я уже согласился платить. И запомни хорошенько, Лорен, я всегда буду требовать от тебя одного - предельной честности.
        Хотя Лорен была застигнута врасплох неожиданным натиском Стюарта, ее ответ прозвучал гордо и даже надменно:
        - У тебя нет никаких прав что-либо от меня требовать, однако я говорю правду. Феликс не содержит меня. Я работаю швеей в игорном доме и время от времени играю для гостей на фортепьяно - ничего больше.
        Джейсон прищурился.
        - Ты позволила мне взять тебя как обыкновенную уличную шлюху, а теперь ожидаешь, что я приму твои сказки за чистую монету?
        Лорен почувствовала дрожь и, натянув на себя лоскутное одеяло, свернулась под ним калачиком, тревожно наблюдая, как Джейсон роется в разбросанной по полу одежде.
        - Почему… почему ты мне не веришь?
        Ответа не последовало.
        - Скажи, - начала она снова, не в силах выносить гнетущую тишину, - ты со всеми женщинами так жестоко обращаешься? Лайла никогда об этом не упоминала.
        На мгновение Джейсон поднял на нее взгляд, затем наклонился за мешочком с монетами. Задумчиво взвесив кошелек на ладони, он запер его обратно в ящик стола, заодно повернув ключ во всех остальных дверцах и ящичках.
        Лорен наблюдала за его действиями с возрастающей тревогой.
        - Что ты делаешь? - воскликнула она, уже жалея, что не ушла, когда это было еще возможно.
        - Предпринимаю меры предосторожности.
        - Ты собираешься держать меня здесь как пленницу! - в панике вскричала девушка.
        Нет, он не может запереть ее здесь. Не может!
        - Да, собираюсь, - с жесткой невозмутимостью ответил Джейсон. - Прошу тебя, располагайся в этой каюте как дома. Я оставлю тебе фонарь, если пообещаешь не устраивать на корабле пожар.
        - Но…
        - Не бойся, я не запру тебя. Ты, конечно, захочешь сбежать, но думаю, что даже тебе не придет в голову отправиться в город, прикрываясь одним лоскутным одеялом.
        С этими словами Стюарт сгреб в охапку ее одежду и направился к двери.
        - А что будет со мной? - крикнула Лорен ему вдогонку.
        Джейсон обернулся на пороге:
        - Полагаю, Лайла сможет подтвердить твою историю. Если это так, то тебе не о чем волноваться.
        Он вышел, и по каюте разнеслось гулкое эхо захлопнувшейся за ним двери.

        Глава 9

        Лорен в отчаянии глядела на дверь каюты. Игра с Джейсоном определенно зашла слишком далеко, но девушка не понимала, отчего он вдруг рассвирепел, узнав, что она не проститутка. В любом случае он не имел права исчезать так внезапно и оставлять ее заложницей на своем корабле. Она была готова провести с ним ночь, но Джейсон Стюарт не дал ей выполнить свою часть договора и, следовательно, не может больше на нее претендовать. Однако он недооценил Лорен, если счел, что действительно может удерживать ее в качестве пленницы.
        Накинув на плечи лоскутное одеяло, девушка подошла к двери и нажала на ручку. Дверь с легкостью отворилась. Лорен выглянула в коридор и, оглядевшись, убедилась, что ее никто не караулит. Осторожно прикрыв дверь, она принялась исследовать каюту, замечая все новые подробности, на которые прежде не обращала внимания.
        Помимо койки, письменного стола и кресел, в каюте помещались большой дорожный сундук, потухшая жаровня и умывальный столик с бритвенными принадлежностями, а вдоль шпангоутов, обшитых красным деревом, располагались шкафы. Сквозь их застекленные дверцы виднелись книги в кожаных переплетах и навигационные приборы. Над письменным столом висела пара старинных пистолетов, но они скорее всего не были заряжены.
        Лорен решила порыться в дорожном сундуке Джейсона. Проходя мимо зеркала над умывальным столиком, она невольно остановилась, не сразу узнав в нем себя. Отражение в зеркале напомнило ей Вероник, приводящую себя в порядок после бурной ночи с пылким любовником, - щеки горели, губы покраснели и припухли, спутанные волосы беспорядочно падали на плечи.
        - Боже милосердный! - пробормотала Лорен, и тут новая мысль пришла ей на ум.
        Она попросту не станет ничего предпринимать.
        Джейсон Стюарт отыскал ее, похитил из игорного дома и сделал пленницей на своем корабле. И хотя она не может найти способ убежать, ей и не нужно слишком тревожиться об этом. Он поговорит с Лайлой и тогда наверняка сам отпустит ее.
        Лайла! О Боже, что подумает Лайла? Лорен бессознательно откинула назад прядь волос, упавшую ей на лицо. Если тогда, в Лондоне, у нее было оправдание своему не слишком приличному поведению, то теперь она вряд ли может выдумать предлог, извиняющий безумства прошедшего вечера. Ничто не могло объяснить сладостное томление, которое пробуждали в ней поцелуи Джейсона. Она изнывала от желания любить его, хотела ощущать каждым дюймом своего тела его силу, тепло и страсть.
        А сама Лайла, как она перенесет встречу с бывшим любовником? Не разрушит ли его появление ее безмятежного семейного счастья? Жан-Поль достаточно горяч, чтобы вызвать на поединок любого, кто посмеет угрожать его чести.
        Ну почему Джейсону Стюарту вздумалось появиться в Новом Орлеане именно сейчас, когда Лорен наконец удалось похоронить свое прошлое? И почему ее охватывал такой необузданный восторг в его присутствии? Между ними никогда, никогда не будет настоящего доверия, до тех пор пока Джордж Барроуз и Реджина Карлин продолжают свою бесконечную войну за «Карлин лайн».
        Так что же она, глупая, стоит здесь и дожидается его возвращения?
        Оторвавшись от зеркала, Лорен наклонилась и сполоснула лицо водой, чтобы смыть следы недавней страсти, а затем постаралась привести в порядок спутанные волосы. Покончив с этой процедурой, она с удвоенной энергией принялась обдумывать пути побега.
        Для начала ей необходимо было разыскать какую-нибудь одежду. Лорен опустилась на колени перед сундуком, содержавшим в себе, по всей видимости, белье и одежду Джейсона. Одной из своих шпилек, найденной на полу, девушка принялась ковырять в замочной скважине.
        Через четверть часа бесплодных усилий, стоивших ей сломанного ногтя, Лорен разочаровалась в своей затее. Замок оказался неприступным. Потирая уставшие руки, Лорен снова оглядела каюту. Письменный стол! Ну конечно же! Прежде всего ей следовало поискать ключи от сундука там.
        Открыв шпилькой замок одного из ящиков и порывшись среди бумаг, Лорен со вздохом поняла, что ключа там нет. Она уже совсем было собралась закрыть ящик и приняться за следующий, как вдруг ее внимание привлек листок бумаги со знакомым почерком. Когда взгляд девушки упал на неразборчивую подпись, она, похолодев, застыла на месте. Джордж Барроуз. Это страшное имя как будто бросилось на нее как бешеная собака, скаля клыки и отвратительно брызжа слюной.
        Несколько долгих мгновений Лорен не могла пошевелиться. Стоя на коленях, она в ужасе глядела на роковую находку, прислушиваясь к ударам сердца, громом отдававшимся у нее в ушах. Наконец девушка протянула дрожащую руку и взяла листок.
        Это было письмо, отправленное несколькими годами ранее; оно касалось продажи корабля «Раджа» из флота «Карлин лайн».
        Лорен застонала в отчаянии. Она не могла, не хотела верить, что Джейсон связан с ее ненавистным опекуном, однако из письма ясно следовало, что Джейсон Стюарт получал распоряжения от Барроуза.
        Острая боль пронзила сердце девушки, когда до ее сознания дошла вся чудовищность предательства Джейсона. Он лгал ей! Он обманул ее точно так же, как некогда Джонатан Карлин обманул ее мать. Он предложил ей руку и сердце, занимался с ней любовью, а на самом деле ему нужны были всего лишь корабли «Карлин лайн». Какой же глупой и наивной она была! Она старалась защитить его, боялась втягивать в свои дела, а он наверняка все это время был прекрасно осведомлен о ее подлинном имени. Не исключено, что именно он приказал убить Мэтью.
        Лорен вздрогнула, только сейчас поняв, какой опасности подвергается. Если им нужна
«живая» Андреа Карлин для сохранения контроля над «Карлин лайн», Джейсон, возможно, вернет ее в Англию и она снова окажется во власти Джорджа Барроуза. А если они найдут способ обойтись без нее, то непременно захотят избавиться от чересчур хорошо осведомленной свидетельницы. Тогда никто уже не сможет уличить их перед законом. В любом случае жизнь Лорен была в опасности.
        И тут кто-то отчаянно забарабанил в дверь.
        Лорен вздрогнула, озираясь в поисках укрытия или оружия, чтобы защитить себя, но, прежде чем она успела что-либо предпринять, в каюту ворвался Тим Сапер.
        - Великий Боже! - выдохнул юноша, едва не налетев на все еще стоявшую на коленях девушку.
        Лорен смертельно побледнела. Заметив это, Тим кинулся к столу и схватил графин с бренди.
        - Господи, мэм, пожалуйста, только не падайте в обморок! - взмолился он, опускаясь рядом с ней на колени и поднося бокал к ее губам. - Вот, выпейте это. Вам сразу станет лучше.
        - Нет, я не хочу…
        Невзирая на ее протесты, Тим сумел-таки влить ей в рот немного бренди. Лорен закашлялась, но огненная жидкость вернула краску на ее щеки, а вместе с тем и свойственную ей сообразительность. Она мигом поняла, что именно Тим Саттер был для нее сейчас единственным ключом к спасению.
        Не давая себе времени передумать, Лорен схватила графин, неосторожно поставленный Саттером на пол, и, зажмурившись, ударила им юнгу по голове.
        Хотя настоящего удара не получилось, юноша тем не менее на какое-то время лишился сознания, и Лорен, открыв глаза, в молчаливом раскаянии увидела, как его безжизненное тело нелепо рухнуло рядом с ней. Она вовсе не хотела ранить его, но у нее просто не оставалось выбора - ей необходимо было бежать как можно скорее и как можно дальше.
        Глубоко вздохнув и уговаривая себя успокоиться, Лорен закрыла дверь каюты, вернулась к Саттеру и сняла с него одежду, стараясь не замечать тоненькую струйку крови, сочившуюся из его виска. Руки ее не слушались, но в конце концов Лорен все же сумела натянуть на себя штаны и куртку Тима. Чтобы меньше шуметь, она решила остаться босой и, сняв с крюка фонарь, сдерживая дыхание, выскользнула из каюты.
        Лорен осторожно пробиралась по коридору, сердце ее замирало, и ей казалось, что она попала в один из своих жутких ночных кошмаров. Однако, поднимаясь по ступенькам, ведущим на палубу, девушка различила неясные голоса, которые, без сомнения, принадлежали людям, а не призракам. Только тогда Лорен поняла, что они с Тимом Саттером были не единственными живыми душами на корабле.
        Она задула фонарь и опустилась на корточки. Сердце гулким колоколом отдавалось в груди, точно так же как четыре года назад - тогда она, шестнадцатилетняя девчонка, скрывалась от людей опекуна. Постепенно ее глаза привыкли к темноте, и она различила две мужские фигуры, загораживавшие выход на палубу. Ни один из них не походил на Джейсона Стюарта, и Лорен решила, что они поставлены здесь караулить ее.
        Она повернула назад и, стараясь не шуметь, едва дыша, пробралась в кормовую часть судна. Натыкаясь на скрученные канаты и спотыкаясь о свернутые паруса, девушка в конце концов очутилась у планшира и осторожно посмотрела вниз. Ее взгляду открылись черные поблескивающие воды Миссисипи.
        - О Господи! - вырвалось у нее.
        Только теперь Лорен поняла, какой гигантский пробел зияет в ее воспитании. Она привыкла гордиться своими достижениями и имела на это полное право. Она могла сшить подобающее платье и для куртизанки, и для королевы, умела петь и аккомпанировать себе на фортепьяно и даже знала, как расчетливо вложить деньги. Ее смекалка и проницательность удивляли даже Жан-Поля. Друзья Лорен в игорном доме также внесли свою лепту в ее обучение: повара поделились с ней тайнами креольской кухни, Кендрикс научил ее стрелять, а Вероник помогла усовершенствовать французский. Но за всеми этими полезными занятиями Лорен упустила одно - она не научилась плавать.
        Тем не менее она считала, что лучше утонуть, чем вернуться в Англию и жить в постоянном страхе или же дожидаться, пока ее судьбу решит Джейсон.
        Быстро перекрестившись, Лорен перенесла через борт одну ногу, затем другую и, глубоко вдохнув напоследок, прыгнула вниз.
        Когда речные воды сомкнулись над ее головой, девушка даже подивилась собственному спокойствию. «Я умираю», - пронеслось у нее в голове. В легких кончился воздух, и она начала задыхаться. Холодная вода обволакивала тело, парализуя движения и мысли. Ощущение было очень необычное, но вместе с тем чрезвычайно похожее на ее кошмары…
        Однако в конце концов воля к жизни возобладала. Она не хочет умирать! Изо всех сил заработав руками и ногами, девушка пыталась побороть силу, тянувшую ее вниз. Несколько секунд она барахталась в слепой панике, как вдруг под руку ей попался обломок дерева, случайно проплывавший мимо. Вцепившись в него слабеющими пальцами, Лорен сумела вынырнуть на поверхность и принялась судорожно ловить ртом воздух.
        Ее тело сотрясали спазмы, в горло то и дело попадала вода, но она думала только о том, как бы не выпустить из рук драгоценный обломок.
        Через некоторое время Лорен немного освоилась и, оглянувшись, различила сквозь туман и пелену мокрых спутанных волос неясные очертания «Сирены». На корабле повсюду горел свет, оттуда доносились тревожные крики - значит, ее уже хватились. Теперь все решал случай.
        Ночь сомкнулась вокруг Лорен. Она долго плыла в темноте, не зная куда, но в конце концов течение прибило ее к северному берегу. Обессиленная, девушка с трудом выползла на глинистый склон дамбы. Лежа в грязи и тяжело дыша, она готовилась к новому рывку, не позволяя себе отдыхать слишком долго - в ночной тишине ей то и дело мерещились звуки погони.
        Взобравшись на дамбу, Лорен огляделась и поняла, что заплыла не так уж далеко. Она знала, где искать убежища - надо было лишь добраться до Мэтью.
        Только когда Лорен уже осторожно пробиралась по темным улочкам Вье-Карре, она сообразила, какую оплошность допустила в своих расчетах. Лайла наверняка расскажет Джейсону о Мэтью, и тот первым делом наведается в его скромную хижину, когда узнает об исчезновении пленницы. По той же причине она не могла отправиться вместе с Мэтью и Бегущей Ланью в экспедицию за мехом - Лайла знала, что они покидают город на рассвете, и Джейсону не составило бы труда догадаться, что Лорен ушла с ними.
        Однако если так, рассуждала девушка, она поступит совершенно по-другому. Конечно, нужно будет пуститься на хитрость, чтобы сбить преследователей со следа, и придется немного приврать, но ведь Лорен надо было спасать собственную жизнь, а в этом случае все средства становятся хороши.
        Ей ничего не оставалось, как покинуть Новый Орлеан, а для этого нужны были деньги, одежда, еда и средство передвижения. Достать деньги и одежду представлялось Лорен легче всего.
        Уже через четверть часа она тихонько постучала в дверь спальни Вероник. Ждать пришлось довольно долго, а когда молодая женщина наконец отворила, то едва сдержала изумленный возглас, взглянув на подругу. Лорен стояла перед ней, освещенная светом масляного ночника, в мужской одежде, с которой на пол капала грязная вода.
        - Мне нужна твоя помощь, - прошептала гостья осипшим голосом.
        Вероник немедленно вышла к ней и плотно прикрыла за собой дверь. Лорен коротко поведала подруге о том, что Джейсон оказался в сговоре с Барроузом и теперь она вынуждена покинуть Новый Орлеан.
        - Подожди здесь, дорогая. У меня в комнате есть немного денег.
        Скрывшись в спальне, Вероник очень скоро возвратилась с кошельком, который и вручила Лорен.
        - Вот. Это все, что я смогла наскрести…
        - Мне хватит. Спасибо, Вероник. - Лорен проглотила комок, внезапно подступивший к горлу. - Скажи Жан-Полю, чтобы он возместил тебе эти деньги из тех, что я заработала у него, - с трудом выговорила она, - и скажи Лайле… - Голос Лорен прервался. Она вдохнула поглубже, стараясь успокоиться. - Может случиться так, что я уже никогда не увижу ее. Пожалуйста, расскажи Лайле, почему мне понадобилось уехать из Нового Орлеана. Она поймет.
        - Куда ты теперь отправишься?
        - На север, вверх по реке. Я пойду в меховую экспедицию с Мэтью и Бегущей Ланью, так что пусть Лайла не беспокоится, Мэтью позаботится обо мне. - Лорен опустила голову, стыдясь своей вынужденной лжи. - Спасибо тебе за дружбу, Вероник, она для меня очень много значила. Я буду…
        Слова замерли у нее на губах, так как дверь позади Вероник внезапно распахнулась, и в проеме возник Кайл Рэмзи. Его грудь была обнажена, а бедра обертывала простыня. Лорен мгновенно вспомнила, что именно Кайл теперь капитан корабля Джейсона. И все-таки ей удалось не выдать своей тревоги. Отвернув лицо, она быстро попятилась назад и, повернувшись, ринулась прочь, в то время как Кайл с изумлением смотрел ей вслед, безнадежно пытаясь понять, что происходит.

        Глава 10

        - Держите голову пониже, мэм, - хриплым шепотом предупредил недовольный голос. - Эти ваши волосы блестят, как начищенный пятак.
        - Скажи еще, что мне нужно было напялить шляпку, - огрызнулась Лорен, не рискуя, впрочем, ослушаться данного ей совета.
        Укрываясь за валуном, она сложила ладонь козырьком, защищая глаза от слепящего света полуденного солнца.
        - И что нам теперь делать? - спросила она Бена Ховарда, проводника, нанятого ею для того, чтобы провести ее через территорию Миссисипи.
        - Подождем. Побережем патроны и воду и будем молиться Богу или дьяволу, чтобы нас посчитали не стоящими погони.
        - А это возможно?
        - Вряд ли, - мрачно отозвался Ховард, окинув Лорен долгим, оценивающим взглядом. - Ваш скальп представляет отличный охотничий трофей. Вам нужно было бежать раньше.
        Вспоминая об упущенной возможности, Лорен покачала головой. Они с Ховардом скитались уже почти неделю, избегая белых поселений и индейских деревень. За это время им не встретилось никого, кроме француза-охотника, но несколько часов назад на них напал небольшой отряд индейцев племени крик. Ховард хотел задержать их, пока Лорен не вернется назад тем путем, которым они пришли, но она решила, что не оставит его одного. Им пришлось бросить всю свою поклажу и сумасшедшим галопом мчаться на север. Их лошади уже чуть не падали от изнеможения, когда Ховард заметил скалистый хребет. Спешившись и схватив оружие и фляжку, он потащил Лорен вверх по лишенному растительности склону холма, на вершине которого они могли укрыться за валунами. Там Ховард принялся методично отстреливаться от индейцев, а Лорен заряжала ружья. В конце концов нападавшие рассыпались между росшими внизу деревьями, и только время от времени кто-нибудь из них выезжал на открытое пространство: наверное, чтобы проверить, насколько далеко бьет его ружье, хладнокровно пошутил Ховард.
        Вот уже целых три четверти часа ничто не нарушало установившейся тишины, и только безжалостное солнце продолжало накалять окружавшие их камни. Задыхаясь от жары, Лорен чувствовала, как струйки пота стекают по спине. Ее старенькое ситцевое платье местами совсем промокло, и ей то и дело приходилось вытирать лоб рукавом, чтобы пот не заливал глаза. Ховард же, напротив, чувствовал себя относительно неплохо. Он сидел прислонившись спиной к камню, держа ружье на коленях. Казалось, его совсем не беспокоит наступившая тишина. Он заговорил, только лишь когда Лорен приподнялась из-за валуна, чтобы бросить взгляд вниз, - Почему бы вам не попробовать заснуть? - предложил он. - До ночи индейцы все равно не нападут на нас. - Он умолк, но через мгновение произнес, растягивая слова: - Вы когда-нибудь видели, что делают крики с пленниками, мэм? А я видел. Еще я видел, что осталось от Форт-Мимса, когда тысяча этих диких чертей прорвала укрепления.
        Лорен слушала, не спуская с проводника глаз.
        - Форт-Миме, - повторил Ховард. - Это к северу от Мобила. Тогда уцелела только горстка поселенцев. Чтобы прекратить убийства, правительство отрядило Энди Джэксона. Индейцы прозвали Джэксона Острым Ножом. Мне как-то пришлось драться с ним бок о бок у перевала Подкова. Мы победили, и индейцам пришлось уйти со своих земель, но они все еще убивают белых людей. Эти храбрецы наверняка тоже явились с востока.
        Достав из-за пояса пистолет, Ховард взвесил его на ладони.
        - Двуствольный, - хмуро пояснил он. - Один ствол для вас, другой для меня. Никогда не думал, что мне придется им воспользоваться.
        Он поднял глаза и увидел, что Лорен наблюдает за ним из-под ресниц.
        - Вы понимаете, о чем я говорю, мэм?
        - Да. - Лицо девушки оставалось безмятежным.
        - Тогда решайте.

«У тебя всегда будет возможность выбора», - эхом прозвучало у нее в мозгу, и голос, произнесший эти слова, был похож на голос Джейсона Стюарта. Что он имел в виду? Что быстрая смерть лучше мучительной? Теперь она уже никогда этого не узнает.
        - Хорошо, - медленно подтвердила Лорен. - Один для меня, другой для вас.
        Удивленный ее спокойствием, Ховард недоверчиво покачал темноволосой головой.
        - И вы ни капельки не испугались, так, что ли? Его интонация заставила Лорен выпрямиться.
        - Разумеется, я боюсь.
        - Что-то не похоже. Вы как будто… Не знаю, как сказать. Холодная, как сосулька, вот что.
        Лорен слабо усмехнулась:
        - Возможно, я и вправду скоро растаю. А мне-то казалось, что это просто мое воображение…
        Впервые Бен Ховард увидел, как она улыбается. Мгновение он смотрел на девушку как зачарованный, затем, словно придя в себя, развязал платок, обернутый вокруг шеи, и смочил его несколькими каплями воды из фляги.
        - Вот. - Он протянул платок Лорен. - Воду можно потратить. Главное, чтоб хватило до ночи, а там уже не понадобится. И все-таки почему вы не ушли, когда было еще не поздно?
        Лорен взяла влажную ткань и положила ее на лоб.
        - Я не могла оставить вас на растерзание этим бандитам, - просто сказала она. Вдруг ей в голову пришла неожиданная мысль, и Лорен бросила на Ховарда испуганный взгляд. - Без меня у вас было бы больше шансов на спасение, да?
        Ховард ухмыльнулся:
        - Вовсе нет. Если б вы не заряжали ружья, пока я стрелял, они бы давно уже добрались до меня. Пожалуй, я еще должен сказать вам спасибо, за то что вы спасли мою шкуру.
        - Но я втянула вас в это дело…
        Он пожал плечами.
        - Такая у меня работа. Если уж мы принялись извиняться друг перед другом, то и вы простите меня, что довел вас до такого. Я должен был следить, чтобы вы были в безопасности. - Не получив ответа, Ховард продолжил: - Можно, мисс Дема-рэ, я задам вам личный вопрос?
        - Насколько личный? - настороженно поинтересовалась Лорен.
        Она практически ничего не рассказывала Ховарду о себе, сказав только, что ее зовут Маргарит Демарэ.
        Долговязый Ховард растянулся во весь рост на каменистой земле и, подперев рукой голову, внимательно, посмотрел на молодую женщину.
        Хотя ее бледная кожа загорела на солнце и под глазами застыли темные круги, она по-прежнему оставалась красавицей. Все было при ней и на нужных местах, и полинявшее голубое платье не могло скрыть ее аппетитных форм. Но Лорен держала себя так гордо и независимо, что ему никогда не приходило в голову переступить границу, которую она провела. В ней было что-то неуловимое, некий холодок, благодаря которому Ховард понимал, что эта женщина ему не пара. И тем не менее она казалась ему очень ранимой. Впервые с тех пор, как она заключила с ним сделку, Ховард по-настоящему задумался о своей спутнице.
        - Вы сказали, что не желаете лишних вопросов, но мне просто любопытно: отчего вам так срочно приспичило уехать из Луизианы? К тому же выбрали такой трудный путь…
        Лорен сжала в руке платок.
        - Простите, но я не могу ответить на ваш вопрос, мистер Ховард.
        Некоторое время проводник молча смотрел на нее.
        - Обычно я не сую нос в чужие дела, но, если человеку суждено умереть, он хочет знать хотя бы, за что умирает. За вами кто-то гонится?
        - Мне просто нужно было уехать.
        - Ну что ж, - пожал плечами Ховард, - что бы он вам ни сделал, у него был нелегкий характер.
        Это предположение заставило Лорен испуганно взглянуть на него.
        - Почему вы так говорите? Откуда вы знаете, что я не прихватила чужие деньги и не убила кого-нибудь?
        - Вы не из таких и предпочли сражение с бандой краснокожих убийц возвращению в Новый Орлеан. К тому же должна быть какая-то причина для ваших ночных кошмаров. Глядя на вас, я бы не подумал, что кто-нибудь может так потрепать ваши перышки.
        - Мистер Ховард, - осторожно произнесла Лорен, - у меня нет желания вести разговор на подобную тему. Но я обещаю, что если мы встретимся в ином мире, то там я всецело удовлетворю ваше любопытство.
        Темные глаза Ховарда расширились, и он изучающе посмотрел на странную путешественницу, а потом тихо засмеялся.
        - Пожалуй, мне лучше пойти первому и предупредить дьявола, что вы на подходе. Поспите, мэм, - сказал он, когда Лорен улыбнулась в ответ. - День будет долгим.
        И день был долгим. Изнурительное путешествие, недостаток отдыха в те ночи, когда она металась во сне, преследуемая кошмарами, удушающая жара и влажность - все это отняло у Лорен последние силы. Она едва не падала от усталости под палящим солнцем. Утомленное тело взывало об отдыхе, но непрошеные мысли не давали забыться сном. Лорен почти с отвращением прислушивалась к размеренному дыханию Бена Ховарда. В конце концов девушка все же закрыла глаза и тоже погрузилась в неспокойный сон, от которого очнулась лишь в сумерках, по-прежнему разбитая и больная, да к тому же еще и обгоревшая на солнце.
        Бен Ховард уже готовился к отражению атаки, забивая камнями щели в скале. Еды у них не осталось, и они поделили скудный запас воды. Потом Ховард заставил Лорен несколько раз зарядить длинноствольную кентуккийскую винтовку с закрытыми глазами, потому что вскоре ей предстояло делать это в темноте. Когда взошел месяц, то при его бледном свете стало возможно различать отдельные предметы, за что Ховард от всей души возблагодарил судьбу - теперь по крайней мере ни одному из дикарей не удастся взобраться вверх по холму незамеченным.
        Снизу до них доносились голоса индейцев; их песни под барабанный бой заставляли Лорен вздрагивать, а при звуке боевого клича, раздававшегося время от времени, она так крепко сжимала кулаки, что ногти врезались в ладони.
        Внезапно все смолкло. Серебряный месяц продолжал свой путь в небесах, а они, притаившись, напряженно ждали. Спустя несколько минут тишина стала пугать их больше, чем воинственные кличи. Нервы Лорен были напряжены до предела, от страха ее начало мутить.
        Наконец раздался глухой топот копыт - по-видимому, индейцы начали атаку. Ховард заерзал, устраивая удобнее свою длинноствольную винтовку.
        Но выстрел все не раздавался, поскольку в прицеле винтовки так никто и не появился.
        - Что за черт! - пробормотал Ховард в сгустившейся тишине.
        Он быстро вскарабкался по узкой расселине на выступ скалы позади Лорен и стоял там несколько мгновений, не произнося ни слова. Его глаза тщетно изучали тьму у подножия холма. Лорен подумалось, что, если молчание продлится хотя бы еще минуту, ее сердце разорвется на мелкие кусочки.
        Наконец проводник спустился вниз, и вслед за ним с выступа посыпались мелкие камешки, обдавшие Лорен облаком пыли. Подойдя вплотную, он опустился на землю рядом с ней.
        - Никого нет, - тревожно прошептал Ховард. - Может быть, они хотят обойти нас сзади, но там крутой обрыв, по которому невозможно взобраться. На всякий случай сидите тихо - возможно, это какая-то ловушка.
        Они снова стали ждать. Когда напряжение достигло предела, Лорен зажала рот ладонью, чтобы не дать себе закричать. «Страшна не мысль о смерти, а ожидание». Бесконечное ожидание и неведение.
        Вдруг кто-то позвал ее по имени.
        - Вы слышали? - прошептал Бен Ховард, поворачивая голову и пытаясь уловить направление, откуда исходил звук.
        - Лорен! - снова раздалось в тишине.
        Внизу мелькнула тень, и Ховард вскинул винтовку.
        - Стой! - вскрикнула Лорен, хватая Ховарда за рукав.
        Бархатистый голос еще раз повторил ее имя.
        - Джейсон! - задохнулась она.
        - Кого это он зовет? - озадаченно спросил Ховард.
        Лорен не ответила. Все вокруг нее закружилось, она покачнулась, и серебристые молнии заплясали в ее глазах. Быстро съежившись, они стремительно превращались в крохотные точки и наконец пропали - Лорен лишилась чувств.
        Ей чудилось, что она плывет по теплому темному морю. Шелковые волны навевали на нее покой и истому. Когда призраки знакомых кошмаров попытались нарушить безмятежность, в которую она погрузилась, Лорен застонала, протестуя.
        - Тише, любимая, - успокаивал ее бархатный голос. - Спи.
        Чья-то рука нежно касалась ее волос. Видения уплыли прочь, унеся с собой остатки сна.
        Сквозь закрытые глаза Лорен ощутила желтый расширяющийся свет, который окружал ее теплом. Ее веки раскрылись. Жемчужно-серый цвет неба предвещал скорый восход солнца; тепло и желтый свет исходили от мирно потрескивавшего костра. Она увидела, как Ховард наклонился, чтобы налить из котелка а кружку кофе.
        Лорен снова смежила веки, наслаждаясь теплом, сохраненным для нее одеялом, которым она была укутана. Все прежнее было дурным сном. Она жива. Ховард жив. Индейцев вообще нет на свете. Ничего не случилось. Когда наступит утро, они продолжат свой путь.
        Она снова задремала, но внезапно лошадиное ржание вывело девушку из забытья. Потом послышались негромкие голоса. Лорен резко села, прижимая руку ко лбу. Разговор смолк, и она быстро огляделась вокруг.
        Их лагерь расположился в редком лесу. Несколько лошадей были привязаны к веревке, натянутой между двумя деревьями гикори, седла аккуратно сложены на земле. Скатанные постели лежали у огня, а неподалеку от них сидели двое мужчин и смотрели на нее. Одним из них был Ховард, другим - Джейсон Стюарт.
        Лорен в недоумении разглядывала Джейсона, и сердце ее, казалось, готово было выскочить из груди. На Джейсоне была такая же одежда из оленьей кожи, как и на Ховарде; в чертах знакомого лица, теперь основательно заросшего щетиной, читалась непреклонность.
        Когда Джейсон поднялся на ноги, Лорен прерывисто вздохнула и отпрянула назад. Но он не подошел к ней, а лишь медленно повернулся к костру спиной и молча стоял, глядя в темноту. Поднялся и Бен Ховард, чтобы принести ей кружку горячего кофе и тарелку с нехитрой едой.
        Ошеломленная, Лорен даже не повернула к проводнику голову; ей казалось, будто он ее предал. Ховард поставил тарелку на землю. Подтянув колени к груди и обняв их руками, девушка зарылась лицом в шерстяное одеяло. В горле стоял комок, ей хотелось плакать, но глаза были сухи; боль не оставила ей сил даже для слез.
        Некоторое время все молчали. Затем Ховард опустился рядом с ней на одно колено.
        - Вам нужно поесть, мисс Девриз, - мягко сказал он. - Нам еще долго ехать. Мы сделали привал только для того, чтобы вы могли отдохнуть, но оставаться здесь дольше небезопасно.
        Лорен медленно подняла голову, и в ее взгляде было столько муки, что проводник вздрогнул.
        - Идите к дьяволу! - прошептала она. - Убирайтесь ко всем чертям и оставьте меня в покое!
        Бен притронулся к ее плечу.
        - Вы пережили такое потрясение, мэм. Я понимаю…
        - Да уж! - Лорен засмеялась, но в этом смехе звучали нотки отчаяния. - Большое потрясение. Но мне кажется, что лучше было бы, если бы я попытала удачи с индейцами.
        - Вы не знаете, о чем говорите. Мистер Стюарт рисковал жизнью, чтобы спасти нас…
        Она оттолкнула руку Ховарда.
        - А он сказал вам, ради чего старался? Кое-что о состоянии Карлинов? Или он вам все наврал?
        Бен Ховард покачал головой:
        - Мэм, мне кажется, вам следует узнать, как было дело, а потом судить.
        - Да что вы, мистер Ховард! Сколько Джейсон вам заплатил? Золотом или серебром? Может, тридцать сребреников?
        Сбросив одеяло, Лорен вскочила и тут же поняла, что погорячилась: ноги плохо держали ее, и она чуть не упала.
        - Может быть, это вам следует узнать всю правду, - свистящим шепотом произнесла она, покачиваясь и пытаясь удержать равновесие. - Четыре года назад мне пришлось уехать из Англии. Джейсон Стюарт сказал вам почему? Он сказал вам, что силой принуждал меня выйти за него замуж? А может, он признался, что вступил в тайный сговор с моим опекуном? Черт возьми, это из-за них двоих последние четыре года мне приходилось жить как загнанному зверю! Из-за них! Как вы могли ему повесить?
        Голос, раздавшийся внезапно среди деревьев, был мрачен:
        - Никто не принуждал тебя бежать из Англии. Ты сама так решила.
        Лорен резко обернулась, чтобы увидеть лицо говорившего; ее рука поднялась к горлу, словно защищая его. Джейсон упорно не сводил с нее глаз, но разгадать значение его взгляда она не могла.

«Значит, он снова что-то замышляет», - подумалось ей. Будет ли он опять угрожать пленом, если она откажется поступать в соответствии с его планами, или просто убьет ее не сходя с места - и дело с концом? Ей было уже все равно. У нее осталось одно желание - уязвить его, причинить ему такую же боль, какую он причинил ей своим предательством.
        - Это, должно быть, очень смешно, - с горечью заметила Лорен. - Капитан Джейсон Стюарт защищает несчастную девушку от людей опекуна, появляясь как раз вовремя, чтобы спасти ее.
        Ей следовало бы догадаться, что два этих человека с самого начала были заодно. Особенно это стало ясно после того, как Стюарта внезапно обуяло желание жениться на ней - под тем предлогом, что так ему легче будет ее защищать.
        - Ты знал, что без меня тебе не добыть состояния, не так ли? Что ты собирался сделать, приехав в Новый Орлеан? Отвезти меня назад в Англию, чтобы я снова оказалась во власти Барроуза? Или первоначальный план тебя больше устраивает и ты опять собираешься взять меня в жены ради «Карлин лайн»? А может быть, тебе нужно все сразу? Как скоро после свадьбы ты собираешься отделаться от меня?
        Бен Ховард с тревогой наблюдал за этой сценой, но Лорен ничего не замечала - ее внимание было сосредоточено на Джейсоне.
        - Ты рассказал ему о Мэтью, Джейсон? Как Мэтью рисковал жизнью, защищая меня? Значит, это из-за тебя его чуть не убили?
        Она запнулась, чувствуя боль в горле от непролитых слез. Джейсон не мог не знать о Мэтью, быть может, он даже был заинтересован в его смерти. А она-то отдалась этому бессердечному красавцу, ничего не подозревающая пустоголовая дура.
        Больше Лорен не могла выносить этих мыслей. Резко повернувшись, девушка бросилась к связанным лошадям. Ей не сразу удалось справиться с тяжелым седлом, но все же в конце концов она взгромоздила его на спину ближайшей лошади. Ни один из ее спутников не пошевелился, не заговорил. Напряжение, воцарившееся на лесной опушке, достигло высшей степени и, казалось, уже потрескивало, словно костер.
        Молчание мужчин бесило Лорен, вызывая в ней непреодолимую потребность вырвать у Джейсона ответ.
        - Ну так как же ты собирался объяснить смерть Мэтью, Джейсон Стюарт? - воскликнула она и сама вздрогнула. - И чем вообще можно оправдать убийство?
        Джейсон сделал шаг в ее сторону, но тут же остановился.
        - Я собирался рассказать тебе всю правду, - медленно произнес он, - но теперь вижу, что ты еще не готова к этому. Сомневаюсь, что ты вообще когда-нибудь сможешь с ней справиться. Если ты не можешь прямо посмотреть в лицо своим бедам, ты бежишь. Что ж, беги, Лорен, никто тебя не остановит. Но и помогать тебе никто не будет. Если ты сейчас уйдешь, ты уйдешь одна.
        Девушка сжалась, как бы обороняясь, и вдруг ее плечи бессильно опустились. Она устало прислонилась головой к шее лошади.
        - Лучше уж так, чем возвращаться в Новый Орлеан, где вы с Джорджем Барроузом строите свои козни.
        - Еще одна твоя ошибка. Я не мог бы вернуть тебя в руки Барроуза, даже если бы захотел, потому что он мертв.
        - Я тебе не верю!
        - Это твое дело. Он умер от сердечного приступа через полгода после твоего исчезновения и похоронен на кладбище в Корнуолле, позади Карлин-Хаус.
        Лорен тревожно вглядывалась в лицо Джейсона; ее глаза были полны муки. Он лгал. Он выдумал это, чтобы она согласилась поехать с ним добровольно. Нельзя позволить ему снова одурачить ее. Она изо всех сил ударила кулаком по седлу:
        - Черт возьми, Джейсон, а ведь я верила тебе.
        Тот медленно покачал головой, словно магнитом удерживая ее взгляд.
        - Неправда, этого никогда не было. Ты не знаешь, что это такое. Ты используешь людей, Лорен, пользуешься любым, кто тебе доступен, когда это тебе выгодно. Ты использовала Мэтью, Лайлу, меня, Ховарда. Это из-за тебя Ховард чуть было не погиб. Между прочим, если бы ты не сбежала, Мэтью не пришлось бы рисковать жизнью. Ответственность за это лежит на тебе, и тебе это известно.
        - Нет.
        Теперь в ее голосе не было слышно уверенности. Джейсон попал в самую точку - она действительно считала себя в ответе за то, что жизнь Мэтью оказалась в опасности. Но при чем тут предательство, которое задумал Джейсон?
        Ее снова захлестнула боль.
        - Подлец, - выдохнула Лорен. - Грязный, лживый подлец. Не подходи ко мне, слышишь? Не приближайся! Мне известно, как пользоваться оружием, и я клянусь тебе, Джейсон, если ты сделаешь еще хоть один шаг, я убью тебя!

        Глава 11

        Она не знала, действительно ли мука на миг исказила лицо Джейсона или это ей лишь показалось.
        - Что ж, стреляй, Лорен. Целься прямо в сердце. В отличие от тебя оно у меня есть. - Джейсон стоял неподвижно, в то время как палец девушки дрожал на спусковом крючке. - Кажется, ты слишком напугана? До сих пор ты не позволяла страху управлять собой.
        Когда Лорен подняла ствол еще на дюйм, Бен Ховард, не выдержав, крикнул:
        - Да вы просто рехнулись, мэм! Он спас нас обоих!
        - Чтобы заполучить состояние Карлинов.
        Лорен с удивлением услышала, как спокойно, несмотря на то что все ее тело сотрясала дрожь, звучит ее голос. Она должна выстрелить, должна нажать на курок. Одно лишь незначительное движение ее пальца - и все мучения останутся позади.
        Девушка взглянула на Джейсона. Казалось, вокруг не было ничего, кроме его глаз. Они не отпускали ее, молча говоря с нею, предлагая помощь, которую она не могла принять.
        И вдруг Лорен поняла, что не в силах отнять жизнь у Джейсона Стюарта, даже если это спасет ее собственную. Девушка опустила винтовку, и та соскользнула на землю. Потом Лорен повернулась и, ничего не различая перед собой, направилась в лес. Из груди ее вырывались судорожные всхлипывания. Спустя некоторое время она побежала, но через несколько шагов упала на землю как подкошенная и так лежала некоторое время, рыдая без слез.
        Кто-то опустился рядом с ней на колени, приподнял с земли.
        - Довольно, Лорен.
        В голосе Джейсона звучало страдание, но ей было все равно. Она не хотела, чтобы он прикасался к ней, и инстинктивно отпрянула, но его руки удержали ее, крепко прижимая к груди.
        - Ненавижу тебя! - выдохнула Лорен, уже зная, что это было неправдой.
        Когда его губы требовательно прижались к ее губам, она сопротивлялась, упираясь руками в его грудь, и одновременно чувствовала, как между ними разгорается пламя. Его поцелуи обжигали ее, словно ожидая ответа. Даже его небритый подбородок, царапавший ей лицо, возбуждал и волновал Лорен. Как она могла ненавидеть его и в то же время так тосковать по нему? Джейсон своим поцелуем лишал ее сил и желания сопротивляться. Еще миг, и она сдастся на волю победителя…
        Когда Лорен наконец перестала бороться, Джейсон ослабил объятия, но его губы продолжали нежно касаться ее губ. Девушка в последний раз попыталась отстраниться, но он прижался щекой к ее волосам, шепча:
        - Не надо, Лорен, не уходи от меня.
        Он снова крепко прижал ее к себе и принялся успокаивать нежно и терпеливо. Лорен лежала в его объятиях притихшая, постепенно приходя в себя. Когда она прикасалась щекой к рубахе из оленьей кожи, которая была на Джейсоне, та даже казалась мягкой после его шершавого подбородка. Рубаха была пропитана его теплом, мускусным запахом мужского тела, а под ней ровно билось его сердце. Лорен прерывисто вздохнула.
        - Ты… ты был прав. Это я виновата в том, что Мэтью пришлось рисковать жизнью.
        Он осторожно прикоснулся губами к ее волосам.
        - Тут не только твоя вина. Люди Барроуза просто перестарались, выполняя его приказ.
        Эти слова снова напомнили Лорен о предательстве. Она напряглась и постаралась отодвинуться от Джейсона, но он, взяв девушку за подбородок, заставил ее посмотреть на себя.
        - Я хочу, чтобы ты мне верила, Лорен. Я никогда не лгал тебе о Барроузе. Не говори ничего, - он приложил палец к ее губам, - сперва выслушай. Той ночью в Лондоне, когда мы впервые встретились, я только что вернулся в Англию. Это легко проверить по бортовому журналу «Камелии». В тот раз я задержался на борту дольше обычного и последовал за тобой только потому, что мне не хотелось, чтобы женщина ночью одна бродила в доках. Тогда о «Карлин лайн» я слышал только с чужих слов - чуть раньше в этот день отец сообщил мне о том, что условился с твоим опекуном и я должен жениться на наследнице Карлина.
        Рассказывая, Джейсон внимательно вглядывался в лицо девушки, пытаясь разгадать, что крылось за ее молчанием.
        - Я собирался ехать в Корнуолл на следующий день, чтобы встретиться с тобой и выяснить, можем ли мы достичь взаимопонимания. Я никогда не был сторонником брака по расчету, но корабли Карлина всегда интересовали меня, и вряд ли стоило упускать представившуюся возможность, не выяснив сперва всех обстоятельств. Однако когда я встретил наследницу Карлина, его состояние потеряло для меня значение. Я понимал только, что, когда ты смотришь на меня своими прекрасными глазами, во мне просыпается желание. Я желал тебя ради тебя самой, еще не зная, кто ты и откуда. И я видел, что ты в беде. Ты даже не назвала мне своего имени! Зато когда я понял, что ты и есть та самая предназначенная мне невеста, я поверил в судьбу и решил, что не могу позволить тебе уйти, что я буду защищать тебя независимо от того, попросишь ты меня об этом или нет. Мой план был прост: сперва скомпрометировать тебя, а затем представить дело твоему опекуну как решенное. Тогда тебе пришлось бы выйти за меня замуж, чтобы спасти свое доброе имя. Во всяком случае, так мне тогда казалось.
        Лорен, не спуская глаз с молодого человека, внимательно слушала. Стюарт сделал глубокий вдох и продолжил:
        - Неудача так разъярила меня, что я отправился в контору «Карлин лайн» и чуть не убил Барроуза, которого считал виновным в твоем исчезновении.
        - Он что-нибудь тебе сказал? - тихо спросила Лорен.
        Джейсон облегченно перевел дух, решив, что ему удалось наконец проникнуть за крепостную стену, которая все это время разделяла их.
        - Барроуз клялся, что долго не протянет; он знал, что у него больное сердце, и хотел обеспечить твое будущее. Он по-своему заботился о тебе, Лорен, поверь.
        Дожидаясь ответа, Джейсон не сводил с девушки настойчивого взгляда. Он видел, что из ее глаз все еще не ушло сомнение, но зеленые глубины их уже не таили выражения мучительного горя.
        - Я не знаю, - хмуро проговорила Лорен. - Ты так и не сказал мне, зачем Барроузу понадобилось писать тебе о кораблях «Карлин лайн».
        - Садись-ка рядом, красавица, и я тебе все объясню. - Устроившись поудобнее, он привлек Лорен к себе. - Письмо, которое ты нашла, - согласие Барроуза на продажу
«Раджи». Это был первый из кораблей Карлина, и он давно уже вышел из строя. Я убедил Барроуза, что «Раджа» больше не приносит прибыли в океанских рейсах, и продал корабль купцу, который теперь перевозит на нем товары из Ливерпуля в Лондон.
        Лорен покачала головой:
        - Но это не объясняет твоей связи с Барроузом.
        - Барроуз взял меня в компаньоны, и практически с тех пор, как ты исчезла, я управлял кораблями Карлина. Ночью на борту «Сирены» я собирался сказать тебе об этом.
        - Я думала, ты мне солгал…
        - Ну теперь-то ты веришь, что мне не нужно твое приданое, раз оно и так уже у меня? Между прочим, с Реджиной из-за всего этого чуть не сделался удар…
        - С Реджиной? - невольно вздрогнув, спросила Лорен.
        - Ну да, с твоей теткой, Реджиной Карлин. Когда ты пропала, она попыталась захватить компанию и хотела, чтобы тебя официально признали погибшей. Но, не имея мертвого тела в качестве доказательства, ни один суд не согласился бы на это до истечения семи лет.
        И тут Лорен поняла, чего не сказал Джейсон. Он ни разу не упомянул о подмене, всегда называя ее наследницей Карлина. От ужаса волосы чуть не зашевелились у нее на голове. «Он не знает, - подумала девушка. - Значит, Джордж Барроуз действительно не сказал ему, что я не Андреа Карлин».
        Лорен опустила глаза. Неужели ей и дальше придется продолжать этот обман?..
        Но она не могла открыть ему правду. Даже если бы она забыла боль от его предательства, все еще оставалась вероятность, что Джейсон лжет ей, желая завладеть кораблями. Ей придется ждать до тех пор, пока она не будет полностью уверена в его искренности.
        - О чем ты думаешь? - прошептал Джейсон.
        - О… о Барроузе. Он и в самом деле умер?
        - Да, в самом деле.
        Лорен отвернулась. Она боялась Барроуза, быть может, даже ненавидела его, и с известием о том, что больше он ей не угрожает, словно тяжкий груз свалился с ее плеч.
        - Между прочим, Барроуз оставил тебе долю в «Карлин лайн». Если эту долю прибавить к половине Джонатана Карлина, то ты становишься весьма состоятельной женщиной.
        Это замечание заставило Лорен насторожиться.
        - Однако я теперь твой опекун и намерен придерживаться первоначальных условий, оговоренных твоим отцом в завещании. Ты вступишь в права наследования по достижении двадцати одного года или когда выйдешь замуж…
        - Ты действительно теперь являешься моим опекуном? - недоверчиво спросила девушка.
        - Боюсь, что это именно так, красавица. Но поскольку мне известно твое мнение об опекунах, мысль о том, чтобы ты сделалась моей подопечной, никогда особо меня не привлекала. - Джейсон усмехнулся. - Насколько я вижу, ты уже достаточно повзрослела, чтобы отвечать за себя. Конечно, я собираюсь некоторое время держать твое состояние под своим контролем, но тебе не нужно бояться, что я решу воспользоваться методом Барроуза, чтобы добиться от тебя послушания.
        - Конечно, ведь на то у тебя есть собственные способы, не так ли? Например, оставить меня без одежды. - Глаза Лорен снова засверкали от гнева.
        - Ну… - Джейсон усмехнулся еще шире, - я просто попытался перехитрить тебя. А в результате бедный Тим Саттер лежит сейчас в постели с разбитой головой.
        Это известие тут же заставило Лорен опомниться.
        - Ему очень плохо?
        - Он до сих пор не может прийти в себя из-за нагоняя, который я ему устроил. Я бы выгнал его, если бы не был уверен, что ты станешь потом винить во всем себя.
        Джейсон поднялся.
        - Пойдем. - Он протянул руку девушке. - Ховард нас заждался.
        Еще миг Лорен колебалась, но Джейсон улыбнулся ей такой нежной улыбкой, что последние ее сомнения куда-то исчезли и она приняла протянутую ей руку.
        В оставшуюся часть дня Лорен говорила мало, так как все ее силы и внимание уходили на то, чтобы прямо держаться в седле. На предложение Джейсона сесть к нему на лошадь она ответила отказом, так как не хотела до поры до времени оказываться в слишком большой близости к нему.
        Трудно было не восхищаться удивительной способностью Джейсона убеждать. Она могла накричать на него и обрушить на его голову тысячу проклятий, могла целиться из ружья в его сердце, и в следующий миг она уже лежала в его объятиях и была готова верить в то, что все ее подозрения не имеют под собой никаких оснований! Девушка даже себе не могла объяснить, почему так легко поддавалась обаянию этого могучего человека.
        Сначала Джейсон ехал во главе их маленького отряда, но когда редкий лес сменился прибрежными лугами, Ховард подстегнул лошадь и поскакал на корпус впереди. До Лорен время от времени доносился негромкий смех мужчин, но в удушающей жаре у нее не было сил задуматься о предмете их разговора.
        Как только они остановились на привал, Лорен с наслаждением нырнула под одеяло, не став дожидаться ужина. Она сразу же уснула и не просыпалась до самого утра, когда Ховард разбудил ее.
        Долгий сон освежил девушку; она с аппетитом набросилась на завтрак и даже улыбнулась Джейсону, когда он пошутил по этому поводу.
        На следующий день они разбили лагерь неподалеку от ручья, заросшего по берегам кипарисами и пирамидальными тополями. Пока Ховард спутывал лошадей, Лорен взялась за приготовление еды: положила сухие бобы в котелок, чтобы они вымокли, поставила на огонь кофе, пристроила над костром вертел на тот случай, если отправившийся на охоту Джейсон вернется с дичью, и слепила из кукурузной муки круглые лепешки, чтобы потом завернуть их в листья и запечь в углях, как научила ее Бегущая Лань.
        Когда Лорен попыталась извиниться перед Ховардом за свою недавнюю несдержанность, тот только ухмыльнулся:
        - Меня столько раз посылали к дьяволу, мисс, что даже и не упомнить. Может быть, мне не следует этого говорить, но я страшно рад, что все так вышло. Если бы не ваш друг…
        - Я понимаю, - тихо сказала Лорен. - Но вам Джейсон представляется одним, а для меня он совершенно другой. Кстати, как ему удалось спасти нас?
        - По правде говоря, я и сам это не до конца понимаю. Как бы там ни было, Стюарт разогнал этих индейских чертей, а потом, когда вы потеряли сознание, он несколько часов вез вас на своей лошади. Остальное вам известно.
        Лорен задумчиво смотрела на Ховарда. Она ведь даже не заплатила проводнику всей суммы, которую он честно заработал, так как потратила большую часть денег, одолженных у Вероник, на лошадей и припасы.
        - Я полностью расплачусь с вами по возвращении, - негромко сказала она.
        Ховард покачал головой:
        - Этого не требуется, мэм. Мистер Стюарт уже обо всем позаботился. Он был более чем щедр. Почему бы вам не поговорить с ним?
        - Пожалуй, я так и сделаю. - Произнеся эти слова, девушка погрузилась в задумчивое молчание.
        Когда Джейсон вернулся, Лорен, устроившись неподалеку от ручья, где он разделывал подстреленных кроликов, принялась украдкой разглядывать молодого человека. Хотя его лицо покрывала золотистая щетина, он выглядел далеко не так неопрятно, как она. Джейсон Стюарт с естественным изяществом носил одежду из оленьей кожи, традиционную для коренных американцев, и, подобно любому из них, чувствовал себя своим среди диких лесов; в сравнении с ним Лорен находила себя неуверенной и словно бы даже в какой-то степени неполноценной.
        Заметив сосредоточенное выражение на лице девушки, Джейсон подмигнул ей, и Лорен неожиданно почувствовала, как ее наполняет сладкое тепло. Ей вдруг показалось, что она в этот миг обрела способность восходить на вершины гор, овладеть прошлым и будущим.
        - О чем задумалась, красавица?
        Вопрос Джейсона застал ее врасплох. Не желая признаваться, что думала о нем, Лорен попыталась схитрить:
        - Я все хочу понять, каким образом тебе удалось проследить за мной от самого Нового Орлеана.
        На губах Джейсона появилась хитрая усмешка.
        - Да, это уж точно было непросто. Обнаружив, что ты пропала, я вначале отправился на север к Натчезу и нагнал Мэтью с Бегущей Ланью, от которых только и смог узнать, что они тебя не видели. Однако к тому времени, когда я вернулся в Новый Орлеан, Кайлу Рэмзи удалось нащупать твой след. Твой рост трудно скрыть, и тебя припомнил мальчишка-конюх, у которого ты наняла лошадей.
        - Слава Богу, что так, - вставил Ховард.
        - Да, - тихо прибавила Лорен. - Спасибо, ты подоспел вовремя.
        - Не за что. Но я был бы тебе весьма обязан, если бы в будущем мне больше не приходилось тебя спасать. В последний раз я постарел на десять лет, а мне отпущено не так уж много, чтобы разбазаривать жизнь попусту.
        По вызывающему блеску голубых глаз Лорен поняла, что молодой человек говорил серьезно. Она почувствовала себя неловко. К счастью, Ховард отвлек от нее внимание Джейсона.
        Когда ночью храп Ховарда пробудил Лорен от беспокойного сна, их маленький лагерь был весь залит серебряным светом. Приподнявшись на локте, она обнаружила, что постель Джейсона пуста, и, откинув одеяло, отправилась на поиски.
        Джейсон сидел, прислонившись спиной к тополю, на берегу ручья в сотне ярдов вверх по течению. Одна рука его покоилась на колене, другая сжимала винтовку. Он молча смотрел на приближающуюся девушку.
        Не получив приглашения присесть рядом, Лорен примостилась неподалеку. Ей не хотелось нарушать мирной тишины. Серебристые отблески окружали их, в небе сверкали бесчисленные бриллианты звезд. Теплую ночную тишину нарушало лишь пение сверчков да низкое кваканье лягушки-быка.
        - Я обещала вам ночь.
        У Джейсона на миг, перехватило дыхание, но он не проронил ни звука. Не дождавшись ответа, Лорен стала медленно расстегивать лиф платья.
        - Довольно, Лорен, прекрати.
        Рука девушки замерла, и она внимательно посмотрела ему в лицо.
        - Я всего лишь хочу расплатиться за то, что ты спас мне жизнь.
        - Ты ничего за это не должна. Я сделал бы то же самое даже для незнакомого человека. - Голос Стюарта звучал глухо, как будто ему трудно было говорить.
        Лорен медленно встала, не сводя с него глаз.
        - Бен Ховард собирался сначала убить меня, а потом себя, потому что индейцы не стали бы брать нас в плен. Так что я у тебя в долгу, признаешь ты это или нет. Я бы хотела вернуть долг и покончить с этим раз и навсегда.
        Девушка подняла руки и вынула шпильки из волос, отчего золотые локоны рассыпались по ее спине. Джейсону почудилось, что это языческая жрица отдает себя молодому месяцу. Бледная кожа Лорен тускло светилась, а блестящие волосы казались теперь не золотыми, а серебряными.
        - Вас не устраивают условия? - кротко спросила она.
        Стюарт провел рукой по лицу, пытаясь вернуть себе самообладание.
        - Я не намерен принуждать тебя к выполнению условий нашей сделки.
        Лорен почувствовала, как краска унижения заливает ее щеки. Ей никогда не приходило в голову, что Джейсон откажется от нее или что ей придется упрашивать его заняться с ней любовью.
        - Ты не хочешь меня, - едва слышно сказала она. - Ты отказался взять деньги…
        - Неправда, я хочу тебя, - быстро возразил он. - Больше чем кого-либо. Я схожу с ума от твоей красоты. Я хочу тебя до боли, изнемогаю от желания снова разжечь в тебе огонь. Но я не приму тебя в уплату за что бы то ни было.
        Лорен заглянула в его глаза, сверкавшие, как расплавленное серебро, и по ее спине побежали мурашки. Только тут девушка поняла, что обманывает себя. Это она хотела, чтобы Джейсон прикасался к ней, ласкал ее, хотела, чтобы его крепкое тело прижалось к ней, чтобы его жар проник в нее. Она жаждала его с такой силой, что ей на мгновение стало страшно.
        - А что, если я скажу, что тоже хочу тебя? - спросила Лорен едва дыша. Ее сердце учащенно билось, тело дрожало от желания.
        Джейсон медлил в нерешительности.
        - Я рад, что ты честна со мной… Но это ничего не меняет, и между нами ничего не будет.
        Он отступил на шаг, как бы установив невидимую преграду.
        - Клянусь, я тебя не понимаю! - вскричала Лорен. - Мне предлагали состояние за то, от чего ты только что отказался.
        Джейсон насмешливо прищурился.
        - Не сомневаюсь. Я и сам когда-то предлагал тебе состояние; надеюсь, ты еще не забыла об этом.
        - А я тогда была не слишком скромна? В этом все дело? - От возмущения у Лорен на глазах выступили слезы.
        - Вовсе нет, красавица. Просто я не могу допустить, чтобы опекун соблазнял собственную воспитанницу.
        - Ты мне не опекун, и я не признаю твоей власти.
        - Пусть так, но настоящий джентльмен не будет спать с леди, находящейся под его протекцией, не заключив с нею прежде брачный союз.
        - Вот уж не ожидала, что именно ты станешь читать мне лекцию о нравственности.
        Джейсон растянулся на траве во весь свой огромный рост и положил голову на руку.
        - Суть дела в том, - выговорил он наконец, - что мне бы хотелось, чтобы мои дети носили мое имя.
        - Что-то не пойму, о чем ты толкуешь…
        - Насколько я помню, - медленно произнес Джейсон, - ты не слишком радовалась перспективе стать моей женой. Когда я в первый раз сделал тебе предложение, вместо ответа ты подсыпала мне снотворного в вино.
        Эти слова Джейсона заставили Лорен по-новому взглянуть на ситуацию. И все же - он прогоняет ее или просто напоминает о том, что у нее по-прежнему есть выбор?
        Положив голову на руку, девушка удобнее устроилась на траве под звездным небом. Ночная тишина наполнила ее странной безмятежностью. Возможно, думала она, этот покой навевала на нее не красота ночного леса, а присутствие Джейсона, его тепло, его сила… Лорен немного повернула голову, чтобы лучше видеть его, а он бездумно теребил в руках травинку, искоса наблюдая за ней.
        Девушка поежилась, ощущая, как твердеют ее соски.
        Ее едва заметное движение, по-видимому, не укрылось от внимания Джейсона. Он окинул взглядом всю ее, и это вызвало у нее дрожь. Несмотря на все нравоучительные заявления, Джейсон Стюарт был далеко не столь бесстрастен, как хотел казаться. Но Лорен не сомневалась, что он не прикоснется к ней до тех пор, пока… пока что? Может быть, он ждал чего-то от нее?
        Ей еще предстояло об этом поразмыслить.

        Глава 12

        Прячась от утренней прохлады, Лорен плотнее закуталась в одеяло. Ей смутно вспоминалось, как Джейсон на руках нес ее на стоянку перед самым рассветом, как он поцеловал ее. Это было всего лишь легкое прикосновение губ, но их тепло вызвало в ней образы ночи в его каюте, когда он любил ее. А потом ей приснился сон, после которого все ее тело горело и ныло.
        Когда же она открыла глаза, то увидела полуодетого Джейсона в нескольких ярдах от себя. Это не вернуло ей душевный покой. Лорен смотрела, как под гладкой бронзовой кожей играют мускулы, и чувствовала, как ее наполняет уже знакомая ей истома.
        Будто почувствовав ее пристальный взгляд, Джейсон обернулся, и, едва встретившись с ним глазами, Лорен уже не смогла их отвести.
        - Доброе утро.
        Этот негромкий добродушный голос моментально привел девушку в чувство. Она сбросила одеяло и вскочила на ноги. Опустившись на колени возле ручья и стараясь не смотреть на Джейсона, Лорен быстро закрутила в пучок волосы на затылке и плеснула в лицо водой, желая охладить разгоревшиеся щеки.
        Джейсон, незаметно встав рядом с ней, тихонько засмеялся. Медленно подняв голову, Лорен провела взглядом снизу вверх - от мокасин к мягким штанам из оленьей кожи, которые обтягивали длинные мускулистые ноги и стройные бедра новоявленного опекуна. Внимательный взгляд не пропустил и выпуклость пониже пояса, которая явственно говорила о его мужественности. Ее глаза расширились, и тут она снова услышала голос Джейсона.
        - Не помогает, правда? - поддразнил он.
        Щеки Лорен залились краской смущения оттого, что он так легко прочитал ее мысли.
        - Не понимаю, о чем ты говоришь, - с достоинством проговорила она.
        - Прекрасно понимаешь, милая. - Джейсон не спускал с нее глаз. - Есть только один способ умерить твою, да и мою, горячку. Дай мне знать, если станет невмоготу.
        Он отвернулся, прежде чем Лорен нашлась что ответить.
        Стиснув зубы, она снова вернулась к своему занятию. Умерить горячку, вот еще! Неужели он думает, что она не способна себя контролировать?
        Лорен оставалась у ручья, пока совсем не избавилась от ощущения тепла, наполнившего ее, пока она рассматривала Джейсона. Она поднялась от воды, лишь когда ее зубы начали отбивать чечетку, а губы посинели.
        Когда девушка вернулась к костру, Джейсон был занят приготовлением завтрака. Оглядев ее с головы до ног, он понимающе кивнул в сторону костра.
        - Садись-ка скорее к огню, ты совсем заледенела, - произнес он таким невинно-заботливым тоном, что у Лорен непроизвольно возникло сильнейшее желание влепить ему пощечину.
        Доставая из седельной сумки гребень и шпильки, она уселась на бревно поближе к костру. Джейсон протянул ей кружку с кофе.
        - А где мистер Ховард? - спросила Лорен, с удовольствием отпивая дымящуюся жидкость.
        - Ты соскучилась по нему или просто боишься остаться со мной наедине?
        Неуместная веселость Джейсона раздосадовала ее.
        - Ни то ни другое. - Лорен бросила на него хмурый взгляд. - Мне просто интересно, куда он делся.
        Джейсон опустился на колено, чтобы подбросить ветвей в огонь.
        - Сейчас он, должно быть, уже проехал значительную часть пути к Новому Орлеану. Человек, который собственным трудом зарабатывает свой хлеб, не может позволить себе дрыхнуть по утрам, как некая известная всем нам богатая девица. - Джейсон поднял глаза и негромко рассмеялся, увидев, как посуровело лицо Лорен. - И не думай, что ты должна мне за то, что я заплатил ему. Я верну эту сумму из твоего наследства.
        - Почему мы не поехали вместе с ним? - поинтересовалась девушка, когда Джейсон снова повернулся к огню.
        - Нам нет никакой нужды так торопиться. К тому же мне не нравится путешествовать без удобств - спать урывками и не иметь лишней минуты даже для того, чтобы побриться.
        Кажется, Джейсон твердо решил разозлить ее в это утро, подумала Лорен, глядя на его каштановую макушку.
        - А ты спросил у мистера Ховарда, что я обещала ему за его услуги? - Голос ее звучал вызывающе.
        - Ну уж нет, красавица. Больше я в эту ловушку не попадусь.
        - Значит, ты понимаешь, что я не… публичная женщина. Почему же ты не поверил тогда, когда я сказала, что ты был моим единственным мужчиной?
        - Да поверил я, поверил. Только, к сожалению, не сразу.
        Ее рука с гребнем задержалась в воздухе.
        - Но отчего же ты так рассердился? - озадаченно спросила Лорен. - В этом не было никакого смысла.
        - Ты достаточно умна, чтобы догадаться.
        - Наверное, - рассуждала вслух Лорен, снова принимаясь расчесывать волосы, - ты чувствовал себя виноватым за то, что использовал меня.
        Брови Джейсона удивленно приподнялись.
        - Использовал тебя? Что ты хочешь этим сказать?
        Лорен снова нахмурилась.
        - Ты похитил меня и силой привел на свой корабль; заставил чувствовать себя виноватой, потому что я не выполнила нашей сделки. Ты оскорбил меня, бросив мне кошелек с золотом и сказав, что я веду себя как… как шлюха! - Голос ее задрожал. - Потом ты притворился, будто ничего не знаешь о моем опекуне, и оставил меня пленницей на своем корабле, забрав всю одежду…
        - Ты же знаешь, что заслужила это, - немедленно вставил Джейсон. - Кроме того, это твой корабль.
        Лорен в удивлении воззрилась на него.
        - Что значит «мой»?
        - «Сирена» названа в твою честь, и она принадлежит «Карлин лайн», как и еще тридцать с лишним кораблей.
        Лорен даже растерялась. Ей вовсе не хотелось думать о наследстве Карлина, она уже решила, что откажется от него - «Карлин лайн» стоила слишком много крови и преступлений. Кроме того, теперь она была способна сама прокормить себя. Куда более серьезной проблемой оставался Джейсон. Кажется, он и в самом деле возомнил себя ее опекуном.
        Девушка прикусила губу.
        - Ты, конечно, понимаешь, что я не собираюсь принимать всерьез все эти сказки про опекунство…
        - Не возражаю. Я бы куда охотнее стал твоим мужем… - Подняв глаза, Джейсон встретился с испуганным взглядом Лорен. - И мне не надо, - с особым ударением продолжил он, - охотиться за твоим наследством. Я и сам далеко не беден. Мы можем пожениться сразу же, как только вернемся в Новый Орлеан.
        Выражение испуга все это время так и не сходило с лица Лорен. Если он намеревался ошеломить ее, то это ему вполне удалось.
        - Даже если бы я и хотела выйти замуж, непонятно, зачем это нужно тебе.
        - Ты и в самом деле не понимаешь?
        - Нет. - Она покачала головой.
        Молодой человек поднялся и, отряхнув руки, подошел к ней. Некоторое время он стоял неподвижно. Лорен затаила дыхание.
        - Тогда я покажу тебе, - тихо сказал он.
        Взяв девушку за обе руки, он заставил ее встать. Потом медленно наклонил голову, как будто боялся того, что должно было случиться.
        Лорен как завороженная смотрела на чувственные губы Джейсона, приближавшиеся к ее лицу. Свежий запах мыльной пены, оставшийся после бритья, резко обострил ее чувства, и у Лорен закружилась голова. Когда его рот коснулся ее губ, она поняла, что он хотел сказать. Она почти осязала волнующую нить, связывавшую их, и это ощущение все нарастало. Вскоре оно своей мощью затмило ее разум, не позволяя ей сопротивляться…
        Лорен дрожала, когда Джейсон оторвался от нее. Она раскрыла глаза и странно невидящим взглядом смотрела на него. Его глаза словно подернулись дымкой, а голос сделался хриплым.
        - Не говори мне, что ты ничего не почувствовала.
        Лорен было трудно дышать.
        - Это… это просто физическое влечение, не больше…
        - Не больше, вот как? - недоверчиво усмехнулся Джейсон. - Еще никогда ни одной женщине не удавалось так будоражить мне кровь простым поцелуем. То, что существует между нами, ничего общего не имеет с простым вожделением. Я не знаю, как назвать это, но готов потратить всю жизнь на то, чтобы узнать.
        Лорен ничего не ответила, и Джейсон тихо добавил:
        - Может быть, теперь ты понимаешь, почему мне не нужно было спать с тобой. Сейчас мне вдвойне трудно быть так близко и так далеко от тебя, лишь пригубив вина и не имея возможности осушить кубок.
        Некоторое время они стояли не сводя глаз друг с друга, пока наконец Джейсон не убрал руки с ее плеч.
        - Пожалуй, я пойду окунусь, - решительно сказал он. - Кажется, ты говорила, что вода холодная? Тогда, может быть, мне повезет и я тоже остыну.
        В последующие дни жара сделалась еще удушливее, отчего путешествие становилось все более неприятным. Солнце, казалось, проникало даже сквозь тень деревьев, в которой Лорен пыталась спрятаться, когда они останавливались, чтобы дать отдых лошадям.
        Однако девушка была вознаграждена за свою стойкость, когда однажды Джейсон решил сделать привал задолго до наступления темноты. Заметив голубовато-зеленый пруд, она воспрянула духом. Мысль о том, чтобы погрузиться в прохладную воду после утомительного переезда под палящими лучами солнца, привела ее в восторг.
        Джейсон устроился в тени ивы, поблизости от нее. Не услышав плеска воды, он бросил взгляд через плечо и с удивлением увидел, как Лорен внимательно вглядывается в прозрачную поверхность пруда.
        - Что это ты делаешь, красавица?
        - Ищу где помельче. Я не умею плавать.
        - Не хочешь ли ты сказать, - недоверчиво проговорил Джейсон, - что, не умея плавать, бросилась с корабля в Миссисипи?
        - Извини, - пробормотала Лорен, - но именно так и было.
        - Извини?! - Он даже привстал от возмущения. - Извинить тебя за то, что ты чуть было не погибла по собственной глупости? Да уж, второй такой дурочки, наверное, нет на свете.
        - Впредь обещаю быть осторожнее. - Лорен неожиданно засмеялась. Она не могла сопротивляться желанию сполна отплатить ему за утренние насмешки и с хитрой улыбкой принялась медленно расстегивать пуговицы платья.
        Джейсон стиснул зубы.
        - Ты так меня наказываешь за прошлую ночь?
        - Вовсе нет, - голос ее был слаще меда, - всего лишь за сегодняшнее утро. Странно, что ты об этом спрашиваешь, ведь ты же привык читать мои мысли…
        Она наклонилась к Джейсону, почти прикасаясь к нему грудью.
        - Скажи, о чем я сейчас думаю? - игриво промолвила Лорен.
        Она провела пальцем по его выбритому подбородку, и Джейсон резко дернул головой, будто обжегся. Тогда Лорен широко раскрыла глаза, изображая искреннее непонимание.
        - Я только хотела попросить у тебя мыло, Джейсон. Тебе не трудно будет мне помочь?
        Молодой человек медленно покачал головой.
        - Выпороть бы тебя, - только и сказал он.
        Лорен снова улыбнулась.
        - Но ты ведь этого не сделаешь?
        Пока Джейсон доставал мыло из седельной сумки, девушка продолжала дразнить его, получая от этого ни с чем не сравнимое наслаждение. Наконец Джейсон протянул ей кусок мыла и подтолкнул к воде.
        - Шевелись побыстрее, негодница, - приказал он с притворной грубостью. - Не заходи далеко и кричи, если начнешь тонуть, потому что я не собираюсь смотреть, как ты будешь захлебываться. Мне и так не по себе, даже когда я не вижу твоего тела. - Потом он возвратился на свое место под ивой и, устроившись поудобнее, сказал, не глядя на Лорен: - Кстати, у тебя нет какой-нибудь приличной одежды?
        - Только зеленое атласное платье и еще два таких же…
        - Я сказал «приличной», а не «бесстыдной». Неужели у тебя нет чего-нибудь, в чем можно показаться в обществе?
        - Боюсь, что так.
        Тут Лорен вскрикнула, потому что наступила на бивший со дна родник, вода в котором показалась ей на редкость холодной.
        - Бедняжка. По крайней мере теперь ты достаточно богата, чтобы купить себе любое платье. Надеюсь, Кайл уже открыл счет на твое имя в Новоорлеанском банке.
        Лорен не отозвалась, и, обернувшись, он с облегчением увидел, что девушка стоит лицом к нему, скрытая водой по самую шею. И все же вода в пруду была настолько прозрачной, что Джейсон легко различал бледные очертания ее обнаженного тела. Когда она, подняв руки, стала намыливать волосы, ее груди соблазнительно подались вперед, и Джейсон поежился, стараясь не замечать, как напрягается его тело.
        Какое-то время они молчали, и наконец Джейсон произнес:
        - Знаешь, я никому не рассказал, кто ты на самом деле. Кайл должен был сделать вклад на имя Лорен Девриз. Я решил, что ты сама объяснишь ему, почему не хочешь называться Анд-реа Карлин. - Прошло еще несколько мгновений, прежде чем он добавил: - Надеюсь, ты понимаешь, что больше у тебя нет оснований прятаться. Барроуз умер, а у Реджины нет причины вредить тебе.
        Эти слова вернули Лорен в прошлое, и она почувствовала, как в душе ее поднимается знакомый страх. Может быть, больше ей и не нужно прятаться, но и вернуться в Англию для нее все равно невозможно: Реджина Карлин вряд ли откажется от мысли упрятать свою племянницу Андреа в сумасшедший дом. Девушка вздрогнула. Такая перспектива казалась ей весьма реальной; пусть уж лучше все остается как есть.
        Заметив, что Джейсон не сводит с нее проницательного взгляда, Лорен зябко повела плечами. Почему у него всегда такой вид, будто он знает больше, чем говорит?
        - Наверное, Лайла много чего тебе про меня порассказала?
        - Так, кое-что. Она сказала, что ты решительно намерена оставаться независимой и даже хочешь купить корабль. Интересно только, что ты собираешься с ним делать?
        - Просто займусь торговлей, как и все. Через год-два у меня будет достаточно капитала, чтобы открыть собственное дело.
        - Бове мог бы дать тебе заем.
        - Он и предлагал, но мне не хотелось быть кому-то обязанной.
        - Кажется, я начинаю понимать твой идеал, красавица. Неужели для тебя вся жизнь - это только бухгалтерская книга с приходными и расходными статьями? Мне бы не хотелось, чтобы ты окончательно посвятила всю себя без остатка зарабатыванию денег.
        - Хорошенькие мысли для опекуна, - лукаво заявила Лорен, выходя из воды. - Я не понимаю, за кого все-таки ты меня принимаешь? Ты даже не постеснялся представить меня своей любовнице. Интересно, кто теперь заменил Лайлу?
        Джейсон протянул девушке сухое одеяло.
        - Лучше сядь на солнышке, милая, - там ты быстро согреешься - и не задавай глупых вопросов.
        Лорен подчинилась и, уютно устроившись на зеленой траве, повернулась спиной к пруду. Она не собиралась наблюдать за Джейсоном, когда он будет купаться, так как боялась, что к ней вернется слабость, овладевшая ею утром.
        Но тут же перед ее мысленным взором появились плакучие ивы, тянувшиеся к земле зелеными прядями, резные листья пальмы сабаль и коралловые пятна цветов у кромки воды. Подрагивающая поверхность пруда отражает безоблачное небо и… мускулистое, отлично сложенное тело, великолепное, сильное, мужественное. Она представляла, как блестит солнце на мокрой коже, оттеняя мощные мускулы обнаженного торса… Лорен крепко зажмурилась и попыталась отогнать видение.
        Через некоторое время она с облегчением услышала плеск воды, означавший, что Джейсон закончил мыться. Девушка обернулась, чтобы посмотреть, как он плывет через пруд и обратно, но тут же поняла, что ей не стоило этого делать. Взмахи его сильных рук напомнили ей о том, как они любили друг друга. Тогда он был таким уверенным, неторопливым, он постепенно набирал скорость и мощь, как и сейчас, когда плыл к другому берегу пруда.
        Молодой человек проплыл еще несколько раз туда и обратно, прежде чем в последний раз погрузиться под воду и вынырнуть в фонтане брызг. Потом он лениво лежал на волнах, запрокинув голову и закрыв глаза, и наконец мощными гребками направил свое тело к берегу.
        Лорен же, несмотря на всю решимость, не могла отвести глаз от Джейсона, неторопливо выходящего из воды, и ей снова пришло на ум сравнение с Аполлоном.
        Когда Джейсон присоединился к ней, он был уже в штанах из оленьей кожи, но по-прежнему без рубашки. Сердце Лорен замерло при виде его широкого торса. Она поймала себя на том, что не может оторвать взгляд от влажных капель на груди с золотистыми волосками, потому что мысленно ощущает их прикосновение к своей обнаженной груди.
        - Ты так и не рассказал, как тебе удалось спасти нас. - Лорен произнесла эти слова торопливо, словно сама пыталась спастись от захватившего ее наваждения. - Как это вышло? Ты предложил им дюжину скальпов за нашу свободу или индейцы приняли тебя за такого же дикаря, как и они сами? А может быть, они просто были потрясены твоей смелостью и отступили без боя?
        Повернувшись на бок, Джейсон оперся на локоть.
        - Это была не смелость, а отчаяние. Просто я не хотел отдавать тебя в их дружеские объятия.
        - И что же такое ты сказал им, чтобы они тут же отстали от нас?
        Джейсон усмехнулся:
        - Боюсь, тебе это не слишком понравится. Я сказал им, что ты моя женщина.
        Лорен почувствовала, как ее щеки заливает краска.
        - Неужели этого оказалось достаточно?
        - Тебе в самом деле хочется услышать подробности?
        - Да, хочется. Я действительно почти ничего не знаю об индейцах.
        - Ну тогда слушай. Однажды я провел год в лесах Индианы. Мой компаньон был женат на шауни, а вождем ее племени был Текумсе - один из самых уважаемых вождей шауни. Как-то я завалил медведя, который пытался подмять одного из двоюродных братьев вождя, и в награду он дал мне довольно ценный нож с индейскими символами. Вот этим ножом я и воспользовался в качестве доказательства, когда разговаривал с криками.
        - Ты хочешь сказать, что они отпустили нас, потому что ты спас кого-то из другого племени?
        - Имя Текумсе уважают. Всю свою жизнь он пытался объединить племена, в том числе и племя крик, в борьбе против белого человека.
        - Ты говоришь так, будто одобряешь его.
        Джейсон пожал плечами:
        - Он защищал свой народ. В течение многих лет американцы вынуждали индейцев покидать собственные дома и охотничьи угодья, а британцы снабжали их политическими советниками, которые разжигали вражду племен, используя индейцев в качестве буфера между Америкой и Канадой. Племя шауни борется за выживание, так же как и племя крик, напавшее на вас.
        - Но почему ты вообще приехал в Америку?
        - Думаю, по той же причине, по которой ты собираешься купить корабль. Я хотел управлять собственной судьбой. У моего отца были определенные взгляды на то, чем должен заниматься сын маркиза, но они слишком часто не совпадали с моими. Жизнь изнеженного аристократа - это не для меня.
        Лорен с любопытством посмотрела на молодого человека, еще раз оценив его великолепное сложение и гигантские размеры. Ей трудно было представить, что Джейсон мог кому-то подчиняться, даже такому, по-видимому, чрезвычайно властному человеку, как его отец.
        - Наверное, - прибавил Джейсон, - я хотел проверить собственные силы. Дикая природа и свободная жизнь заворожили меня. Это было счастливейшее время моей жизни.
        - Почему же ты уехал?
        Джейсон ответил не сразу.
        - По нескольким причинам, - наконец сказал он. - Это был не мой мир. Моим домом были и всегда останутся Англия и моя семья.
        Лорен подтянула колени к груди и опустила на них голову. По спине золотым каскадом ниспадали еще влажные волосы, и Джейсон едва удержался от того, чтобы не погладить их.
        - Твоя одежда из оленьей кожи - ее носят шауни?
        - Не совсем так. Обычно в теплую погоду мужчины шауни надевают только набедренную повязку, а зимой косят узкие штаны. Мне пришлось отдать Малой Орлице лошадь, чтобы вместо традиционной одежды она сделала для меня что-то более похожее на обычные брюки.
        - Она сшила твою одежду? - спросила Лорен, думая о том, что еще индианка могла сделать для красивого мужчины.
        - Разумеется. Женщины шауни лечат раны и шьют одежду. Кроме того, они отвечают за урожай и воспитание детей, во всяком случае, до тех пор, пока мальчики не достигают возраста, когда они готовы выдержать испытание на мужество.
        - Ты хочешь сказать, что индейцы относятся к женщинам как к простым рабыням? - уточнила Лорен.
        Джейсон откинулся на одеяле и положил голову на руки.
        - Вовсе нет. Индейская женщина полностью управляет домом, там ее слово - закон. Главная обязанность мужа - защищать семью, но если ему хочется съесть хотя бы один кукурузный початок сверх положенного, он должен предложить жене подарок в обмен. Кроме того, шауни не считают своих женщин безмозглыми дурами, как многие наши соотечественники. Женщина может оказать значительное влияние на решение совета племени и даже, если завоюет всеобщее уважение, стать вождем своей деревни.
        Лорен задумалась.
        - А как она может этого добиться? Она должна сражаться с врагами?
        - Ну, есть много других способов показать свои способности, - Джейсон повернул голову и внимательно посмотрел на девушку. - А теперь хватит о шауни. Давай лучше поговорим о твоем будущем.
        - Может быть, не сейчас? - Лорен вовсе не хотелось нарушать очарование вечера.
        Она лениво потянулась и посмотрела на небо. Голубой цвет у горизонта начал сменяться теплыми оттенками алого и золотого, возвещая скорый закат солнца и конец дня.
        - И все-таки, что ты будешь делать, когда вернешься в Новый Орлеан?
        Лорен закрыла глаза и вздохнула, чувствуя, как расслабляющая истома медленно наполняет все ее тело.
        - Здесь так хорошо, - сонно пробормотала она. - Может, я еще раздумаю возвращаться.
        Джейсон перевернулся на бок и приподнялся на локте. От представшего перед ним зрелища у него захватило дух. Волосы Лорен живописно рассыпались по траве, кожа цвета слоновой кости как будто светилась в теплом золотистом зареве. Взгляд Джейсона перешел от лица по тонкой шее к мягкому изгибу груди. Как бы он хотел освободить эти белые лилии из окружившего их кокона…
        - И где же, - он с трудом совладал с дрожью в голосе, - тебе хотелось бы поселиться?
        Глаза Лорен широко распахнулись: ее удивил неожиданный вопрос.
        - Я остановлюсь в Новом Орлеане. Почему ты спросил?
        - Потому что все формальности, связанные с передачей основной части твоего наследства, необходимо уладить в Англии. Конечно, если ты собираешься поселиться в Новом Орлеане, я сам обо всем позабочусь. Пройдет несколько месяцев, и ты станешь владелицей «Карлин лайн».
        - Но у меня уже есть все, что мне нужно.
        - Все? А как же корабль, который ты хотела купить?
        Лорен задумчиво потерла пальцами висок. Не странно ли: она отказывается от корабельной компании, а когда-то была готова отдать за это десять лет жизни.
        - Корабль станет моим собственным делом.
        - Не так уж просто купить судно и не прогадать. Кроме того, владельцу нужно разбираться в торговле и грузах, которые оно возьмет на борт.
        - Я найму опытного капитана.
        - И ты уверена, что сделаешь правильный выбор?
        - Нет, но все равно мне не нужна «Карлин лайн».
        Бровь Джейсона удивленно поднялась.
        - Не расскажешь почему?
        - Я ее не заработала. - Лорен вдруг ощутила укол совести при мысли о том, что ей вечно придется скрывать правду.
        Воцарилось долгое молчание, во время которого Джейсон задумчиво смотрел на девушку, и ей даже на минуту показалось, что он читает ее мысли. Наконец он тихо произнес:
        - Я отдал бы «Карлин лайн» какой-нибудь благотворительной организации… но как твой опекун не могу себе этого позволить. «Карлин лайн» не будет заниматься благотворительностью.
        Не в силах совладать с собой, Джейсон наклонился ближе. Его лицо было всего лишь в нескольких дюймах от нее, и Лорен почувствовала на щеке его теплое дыхание.
        - Родная, - почти шепотом произнес он, и от этого по ее телу разлилось тепло. - Мне нужно твое доверие, любовь моя. - Его рука поднялась вверх, едва касаясь кончиками пальцев ее щеки. - Я хочу разделить с тобой свою жизнь и прошу стать моей женой.
        Лорен в смятении опустила глаза. То, что он предлагает, невозможно. Даже если бы она смогла забыть горький опыт матери и убедить себя, что этому могучему человеку действительно нужна она, а не компания Карлина, все равно она не могла принять его предложение, не рассказав ему правды. Но Лорен пока не была готова настолько доверять Джейсону, чтобы раскрыть ему тайну своего имени. И что бы он сказал, если бы узнал, что она незаконнорожденная? Его отец дворянин, и брак с девушкой низкого происхождения неизбежно стал бы нежелательным мезальянсом.
        - Я не могу выйти за тебя, Джейсон. - Лорен постаралась произнести это как можно мягче.
        - Но почему?
        - Просто я не могу.
        Он медленно провел пальцем по ее губам.
        - Ты по-прежнему не доверяешь мне, верно?
        Девушка с тоской взглянула в его ласковые глаза.
        - Не знаю, - хрипло призналась она.
        - Лорен… - Его бархатный голос ласкал и успокаивал ее. - Ты и та, и не та женщина, которую бы я хотел полюбить. Но если только твое сердце не принадлежит другому, ты можешь отдать его мне. Может быть, ты просто не готова сделать это.
        Лорен зажмурилась. Она так желает этого…
        - Нет, я… я не могу. - Шепот ее растворился в согретом вечерним солнцем воздухе.
        Вздохнув, Джейсон пожал плечами и, отодвинувшись, продолжил прерванный разговор так, как будто ничего не случилось:
        - Мне бы хотелось быть уверенным в том, что ты сможешь выдержать ответственность, которая падет на тебя, когда «Карлин лайн» перейдет в твою собственность. Поэтому я собираюсь предложить тебе достойный выход, воспользовавшись твоей склонностью к заключению сделок. Я открою филиал компании в Новом Орлеане, а чтобы наладить дело, попрошу поддержки у твоего приятеля Бове. Вот тогда-то ты и сможешь оказаться полезной. Если ты займешься изучением корабельного дела и станешь помогать мне, я научу тебя, как торговать с выгодой, и найду покупателей. Что скажешь? - Джейсон улыбнулся. - Если это поможет тебе, я согласен не говорить с тобой о замужестве.
        Интересно, в чем же тут помощь, кисло подумала Лорен. Но зато если она согласится, то может многому научиться у Джейсона, так как у него есть опыт управления кораблем, да и всей «Карлин лайн». По крайней мере у нее будет время решить, что делать с наследством Карлина. Если только ей удастся совладать со своими чувствами…
        - Пусть будет по-твоему, - ответила она наконец.
        Но у Джейсона неожиданно появилась другая мысль. Он взял руку Лорен и галантно поднес ее к губам.
        - Значит, отныне мы партнеры?
        - Да, партнеры. - Приняв решение, Лорен не собиралась больше отступать.
        - Вот и отлично.
        Джейсон с улыбкой провел указательным пальцем по мягкой линии ее подбородка, коснулся мочки уха, а затем, поддавшись порыву, легкими касаниями стал ласкать ее шею.
        Золотистые глаза Лорен широко раскрылись. Вот как, он хочет отомстить ей за то, что она тоже дразнила его? Она напряглась, готовясь к чувственному наказанию, и решила, что ни за что не даст Джейсону понять, как легко он может заставить ее отозваться на его ласку. Но когда его пальцы спустились ниже, к самому одеялу, Лорен уже не могла притворяться, что ничего не чувствует, и проворно схватила молодого человека за руку.
        - Прошу тебя! - взмолилась она, желая прекратить жестокую игру.
        Однако как оказалось, это было только начало.
        Джейсон легко потянул одеяло, а когда оно раскрылось, не смог удержать вздоха.
        - У тебя самая красивая грудь, какую мне только доводилось видеть. - Его глаза стали теплыми, как золотое солнце, целовавшее ее обнаженные плечи.
        Трепеща, Лорен прикрыла глаза. Снова томительная слабость охватила ее, лишая воли. Стюарт неторопливо провел пальцем по ложбинке между ее грудями и начал легкими круговыми движениями ласкать округлые формы, намеренно не трогая набухшие розовые соски. Лорен застонала, и он улыбнулся, видя, как его ласки достигают цели.
        - Пожалуйста, Джейсон, - запинаясь выговорила Лорен, теперь уже не слишком уверенная в том, что у нее достанет сил прекратить эту чувственную пытку.
        Теперь уже и его губы принялись мучить ее, лаская мочки ушей, нежную кожу шеи, в то время как руки охватили упругую грудь. Когда наконец язык Джейсона коснулся набухшего соска, Лорен лишилась последних сил.
        Пока Джейсон продолжал ласкать ее груди, наслаждаясь их упругостью, Лорен, прерывисто дыша, судорожно сжимала руками мягкое шерстяное одеяло, а когда он опустил колено между ее ног, поняла, что эта игра так просто не кончится. Теперь руки Джейсона ласкали ее живот, спускаясь ниже, пробуждая в ней страсть.
        - Но… ты же обещал… - слабо запротестовала она.
        Джейсон слегка изменил положение, и его губы оказались там, где только что были руки.
        - От того, что у меня на уме, детей не бывает, - прошептал он, обжигая дыханием ее живот.
        Лорен задохнулась, когда он коснулся ее лона.
        - Нет, Джейсон, нет… - Она в отчаянии схватила его за волосы, пытаясь остановить. - Что… что ты делаешь?
        - Я даю тебе то, чего ты так хотела все это время.
        - Но я ничего не просила…
        - Это неправда. - Его губы дали ей понять, что было у него на уме, коснувшись самых сокровенных мест ее тела. Подняв голову, Джейсон взглянул ей в лицо. - Скажи, чтобы я остановился, и я остановлюсь.
        - О Господи! - Лорен закрыла глаза, понимая, что погибла. - Я не могу.
        Джейсон засмеялся, нежно разводя ее ноги в стороны и продолжая возбуждать ее мягкими быстрыми касаниями языка.
        На какой-то миг Лорен показалось, что сейчас она умрет от наслаждения. Она прерывисто вздохнула, ее бедра невольно подались вверх, и его язык обжег ее. Она извивалась, пытаясь спастись от его ласки, но руки Джейсона скользнули ей под бедра, крепко сжав ее горячее тело, не давая пошевелиться. Лорен снова застонала, и в ответ из его горла вырвался такой же стон наслаждения.
        Он продолжал требовательно ласкать ее языком, губами, и Лорен едва не закричала, когда кончик его языка проник в ее теплые глубины. Волны удовольствия пробегали по ее телу, лишая ее способности сопротивляться. Она запрокинула голову, качая ею из стороны в сторону, прижимаясь к Джейсону, впиваясь ногтями в его гладкие, мускулистые плечи. Некоторое время спустя волна жгучего наслаждения заставила содрогнуться ее тело, за ней последовала еще одна, и еще, и еще… и каждый раз вместе с приливом страсти тишину золотого вечера нарушало эхо ее вскриков.

        Глава 13

        В последние три дня путешествия Лорен обнаружила, что Джейсон совершенно серьезно говорил об ее участии в делах «Карлин лайн». Он рассказывал ей о торговле с Китаем и Вест-Индией, положившей начало богатству Джонатана Карлина, затем обрисовал структуру компании. Лорен была потрясена величием и сложностью организации, находившейся под контролем Джейсона, - до этих пор она не понимала, насколько крупной фирмой была «Карлин лайн».
        - И ты один принимаешь все решения? - спросила она. Их лошади ехали рядом, и девушка повернулась к нему, чтобы лучше слышать ответ.
        Джейсон усмехнулся:
        - Говоря по правде, я практически не веду дела. У меня есть надежный человек, который входит во все детали, да и в лондонской конторе работают очень опытные люди. Моя роль заключается в том, чтобы одобрить окончательное решение, хотя иногда у меня может появиться и парочка собственных мыслей.
        - Наверное, трудно управлять таким крупным предприятием, - заметила она.
        - Скорее, это довольно забавно. За время нашего знакомства Барроуз многому успел научить меня - в деловых вопросах он разбирался блестяще. Жаль только, что он совершенно не понимал, как нужно обращаться с тобой. По-моему, он тебя боялся.
        Лорен удивленно посмотрела на Джейсона:
        - Боялся меня?
        - Да, до смерти боялся ответственности. Должен признаться, Барроуз не слишком хорошо с тобой обошелся.
        - Судя по твоему описанию, он был почти похож на человека.
        - Он и был человеком, с присущими всем нам ошибками. Запомни, что я скажу, Лорен. Я не думаю, что ты когда-нибудь сможешь простить его, но, может быть, однажды ты поймешь, почему он так поступал.
        В ответ Лорен только сжала губы - она не желала ни рассматривать такую возможность, ни обсуждать Барроуза.
        - Как бы там ни было, я-то уж точно не Барроуз, и мне бы не хотелось думать, что мой новый партнер покинет меня в тот самый момент, когда мне нужна его помощь.
        - Помощь?
        Натянув поводья, Джейсон остановил их маленький отряд, чтобы осмотреть дорогу. Вероятно, он был удовлетворен увиденным, так как, снова сев на лошадь, продолжил разговор:
        - Ты потолкуешь с Бове и сразу все поймешь. Он хотел вызвать меня на дуэль за мое поведение в тот вечер, когда я вломился в его дом. Разумеется, я не принял вызова, потому что у меня не было на это времени, а потом Лайла почти сумела нас помирить.
        - Но Жан-Поль здесь абсолютно ни при чем, - с жаром заметила Лорен.
        - Точно, во всем виноват я, - добродушно признался Джейсон. - Но теперь я рассчитываю, что ты поможешь мне окончательно уладить это дело. По правде говоря, Бове понравился мне с первой встречи. Если бы он знал меня получше, то понял бы, что это нешуточный комплимент.
        - А Бове известно о твоих прошлых отношениях с его женой?
        Джейсон состроил кислую мину.
        - Думаю, нет, и рассказывать ему об этом я не собираюсь. Кайл считает, что нам нужна помощь Бове - сотрудничество с ним даст начало хорошему бизнесу.
        И тут Джейсон рассказал девушке о своем намерении открыть представительство в Новом Орлеане.
        - Как интересно, - заметила Лорен, не скрывая зависти.
        - Скорее, довольно нудно, но я рад, что ты другого мнения, потому что тебе придется управлять всем этим. - Заметив удивленный взгляд Лорен, Джейсон усмехнулся: - Ты же не думала, что я позволю тебе так просто выйти из игры? У тебя не останется ни одной свободной минуты. Ты будешь падать с ног от усталости, не имея ни сил, ни времени, чтобы играть на пианино для кучки развратных игроков.
        Брови Лорен приподнялись.
        - А чем же станешь заниматься ты, пока я буду вкалывать как лошадь?
        - Вытаскивать тебя из неприятностей. - Смешливый огонек в голубых глазах Джейсона засветился ярче. - А еще я буду давать тебе советы и, кроме того, надзирать за постройкой склада.
        - Как ты думаешь, не найдется ли там работа для Мэтью Магрегора? Я хотела предложить ему стать капитаном моего корабля, но он говорит, что уже слишком стар для этого.
        - Расскажи о нем поподробнее.
        - Мэтью был контрабандистом, - выпалила Лорен, с любопытством ожидая реакции Джейсона; но ни один мускул на его лице не дрогнул.
        - Мне нетрудно в это поверить, тем более что некоторые сведения я уже получил от Лайлы. Признаюсь, хотя я сам предпочитаю не вступать в конфликт с законом, но могу отдать должное предприимчивому человеку. И все же меня больше интересуют способности Магрегора в торговле, чем его прошлые занятия.
        Лорен охотно рассказала Джейсону о том, как Мэтью торговал мехами и как ему удалось превратить это занятие в доходный бизнес.
        Джейсон задумчиво кивнул:
        - Может, ты и права; попробуем задействовать его в этом предприятии. Я потолкую с ним, когда он вернется.
        Потом они говорили обо всем - от корабельного дела до планов на ближайшее будущее. Когда Джейсон спросил Лорен о том, как она жила последние четыре года, девушка вдруг обнаружила, что чувствует себя с ним как со старым другом, которого знает всю жизнь. Она рассказала молодому человеку о том, как два года назад весь Новый Орлеан пребывал в панике из-за грозившего ему нападения британских войск. Американское правительство выслало Эндрю Джэксона на оборону города, но его армия была плохо экипирована и в основном состояла из штатских ополченцев.
        - Мы были готовы покинуть Бельфлер в ту же секунду, как только город будет занят англичанами, - призналась Лорен, - но вышло так, что среди американцев практически не было жертв, а Жан-Поль, который участвовал в сражении, не получил и царапины.
        - Зато британцы потеряли две тысячи солдат, - хмуро вставил Джейсон.
        - Я знаю, и мне очень жаль. Говорили, что это было самое кровопролитное сражение за всю войну. Ирония судьбы состояла в том, что оно произошло через две недели после того, как был подписан Гентский мир.
        Потом Джейсон принялся рассказывать ей о собственном опыте морских сражений. Сознание того, что мужественный красивый человек, ехавший верхом бок о бок с ней, мог несколько раз лишиться жизни, странным образом волновало Лорен… как и воспоминание о случившемся в тот день у пруда. Она не могла забыть, как легко удалось Джейсону возбудить ее и довести до опустошающего, мучительного наслаждения. Поклявшись не заниматься с ней любовью, пока она не согласится выйти за него, Джейсон держал слово, одновременно продолжая наращивать в ней и без того напряженное ощущение своего присутствия. Каждый раз, когда она вспоминала запах его кожи, жар губ, по ее телу пробегала волна непрошеного желания, которая снова и снова давала ей понять, какая крепкая связь существует между ними. Он прав, с беспокойством подумала Лорен, украдкой взглянув на Джейсона, между ними и в самом деле существует постоянное, непреодолимое физическое влечение, тлеющее как угли костра, но готовое взметнуться как пламя при малейшем прикосновении; и как укротить это пламя, она пока и сама не знала.
        Необычная для этих мест засуха кончилась на следующий день, и путники дважды были застигнуты проливным дождем. Несмотря на это, последние мили им удалось проехать на удивление быстро и без происшествий, и лишь на исходе дня, когда они наконец переправились через канал Риголетс на пароме и въехали в Новый Орлеан, снова пошел дождь.
        Именно тогда Лорен поняла, какую ужасную ошибку совершила, согласившись на предложение Джейсона. Он воспользовался всеми преимуществами старшего партнера, не разрешив ей вернуться в игорный дом даже для того, чтобы забрать одежду. Он также не хотел и слышать о том, чтобы она жила одна в хижине Мэтью.
        - И все-таки я не буду жить в Бельфлере, - заявила Лорен. - Я уже и так слишком долго пользовалась гостеприимством Лайлы.
        - Она так не считает, - возразил Джейсон. - Кроме того, я намерен остановиться у них, если Бове не откажется от своего приглашения.
        - Может быть, Жан-Поль еще и не примет твоих извинений.
        - Послушай, Лорен, я могу подтвердить нашу сделку, только если мы будем проводить некоторое время вместе.
        - Тогда, может быть, стоит забыть обо всем этом?
        - Вовсе нет, - решительно ответил Джейсон. - Апрель - прекрасный месяц для свадьбы. - Увидев, как Лорен насупилась, он засмеялся. - Знаешь, ты единственная женщина среди всех моих знакомых, которую можно испугать перспективой брака.
        Когда они добрались до Бельфлера и остановились перед великолепным домом с галереей, Лорен, не став дожидаться, пока Джейсон предложит ей помощь, сама соскочила с лошади и быстро взбежала по широкой лестнице. Молодой человек некоторое время смотрел ей вслед, а затем, взяв поводья обеих лошадей, направился вниз по дубовой аллее к своей гостинице в Новом Орлеане.
        Стоило Лорен войти в дом, как Лайла со слезами приняла ее в свои объятия, в то время как Жан-Поль тут же потребовал полного отчета о происшедшем.
        Слушая краткий рассказ Лорен, худощавый темноглазый креол недовольно хмурился.
        - Где этот… маркиз сейчас? - строго спросил он.
        Лорен озадаченно посмотрела на Лайлу, ожидая объяснений, и та беспокойно поежилась.
        - Джейсон Стюарт получил титул маркиза, Лорен. Теперь он маркиз Эффинг.
        - Он обещал, - вмешался ее муж, - поступить как порядочный человек и жениться на тебе, после того как взял тебя на корабль и скомпрометировал…
        - Это Джейсон вам так сказал? - изумленно переспросила Лорен.
        - Ну да! Ты же не будешь этого отрицать?
        Лорен поджала губы, понимая теперь, что имел в виду Джейсон, говоря о благословении подруги. Ну конечно, Лайла встала бы на его сторону. Он согласился на свадьбу! А теперь еще Жан-Поль добавлял к этому свой весьма весомый авторитет. Но как он смел раскрывать перед посторонними то, что произошло между ними?
        Пытаясь казаться спокойной, Лорен отрицательно покачала головой:
        - Джейсон сильно преувеличил. То, что я сопровождала его на Корабль, еще не компрометирует меня.
        - Но, Лорен, ты пробыла с ним несколько дней наедине! - воскликнула Лайла, а Жан-Поль твердо прибавил:
        - Он должен жениться на тебе.
        Но Лорен не сдавала своих позиций:
        - Жан-Поль, это просто нелепо. Я не намерена выходить за него.
        - Ты хочешь сказать, что он не ухаживал за тобой?
        Лорен нерешительно посмотрела на Лайлу.
        - Я вызову его на дуэль! - звенящим голосом объявил Жан-Поль, сделав рукой выразительный жест.
        Лорен приходила в голову подобная мысль, но когда Жан-Поль сам заговорил об этом, ей стало не по себе.
        - Послушайте, Жан-Поль, - резко произнесла она, даже не заметив, что защищает Джейсона. - Эти разговоры о дуэлях просто нелепы.
        - Тогда вы должны обвенчаться. Если лорд Эффинг обесчестил тебя, его нужно заставить…
        - Я ценю вашу заботу, но вы устраиваете мое будущее, не спросив прежде моего согласия. Я никогда не выйду за Джейсона Стюарта. Он является доверительным собственником «Карлин лайн» и собирается обучить меня управлять корабельной компанией, это правда, но мы стали компаньонами всего лишь на время. Я надеялась заручиться вашей поддержкой, так как Джейсон сказал, что она будет для нас очень ценной, но теперь я вижу, что вы не готовы обсуждать этот вопрос. Я вернусь к нашему разговору завтра утром, чтобы у вас было достаточно времени подумать. Спокойной ночи, Жан-Поль, спокойной ночи, Лайла.
        Кивнув обоим на прощание, Лорен вышла и плотно прикрыла за собой дверь.
        В комнате воцарилось молчание. Лайла взволнованно сжимала руки, уставившись в пол невидящим взглядом. Посмотрев на жену, Жан-Поль тихо рассмеялся и привлек ее к себе.
        - Тебя что-то беспокоит, дорогая?
        Вздохнув, Лайла положила голову на плечо мужа.
        - Ты же не станешь в самом деле вызывать его на дуэль?
        - Ну разумеется, нет, - заверил ее Жан-Поль. - Его намерения вполне честны… Предсказываю, что к лету наша прекрасная Лорен будет замужем.
        - Знаешь, они так подходят друг другу… Но Лорен не пойдет за него, вот увидишь.
        - Не нужно так волноваться. Мне кажется, мсье Стюарт сумеет уладить это дело. Он уже и сейчас добился значительного прогресса.
        Если бы Лорен могла слышать предсказание Жан-Поля! Но в тот момент она уже была в элегантной спальне, которую занимала во все время своего пребывания в Бельфлере, и давала себе торжественное обещание держаться как можно дальше от Джейсона.
        Разумеется, она сглупила, отдав в руки Джейсона все средства, необходимые для достижения цели, а теперь еще ей придется терпеть нудные нотации Лайлы.
        Догадка Лорен оказалась верна. Уже на следующий день за завтраком Лайла сразу же привела ей все свои аргументы.
        Оказалось, что Жан-Поль перевел все ее сбережения в банк, в котором находились фонды «Карлин лайн», таким образом дав Джейсону возможность контролировать ее с таким трудом заработанный капитал. Узнав об этом, Лорен, не совладав с собой, напрямик заявила Жан-Полю, что не собирается признавать Джейсона своим опекуном - ей уже хватило одного опекуна на всю оставшуюся жизнь!
        Когда полчаса спустя слуга доложил о приходе Джейсона, Лорен вся кипела от возмущения. Дождь перестал, но скамейка, на которой она расположилась, была еще сырой, и девушка, едва завидев приближавшегося гостя, принялась с показной тщательностью смахивать с нее дождевые капли.
        Джейсон был невероятно красив и элегантен в сером костюме, и Лорен поспешно отвела взгляд, стараясь не замечать, как быстро забилось ее сердце.
        - Ну что, намерен Бове простить меня? - непринужденно осведомился Джейсон, после того как услышал в ответ на свое приветствие натянутое «доброе утро».
        - Да, но я не собираюсь этого делать, милорд, - сказала Лорен, не поднимая глаз.
        - Милорд? А что случилось с Джейсоном? - Не получив ответа, он с тревогой взглянул на нее: - Бедняжка, ты в самом деле не на шутку переволновалась?
        Голова Лорен оставалась опущенной, руки неподвижно лежали на коленях.
        - Пожалуйста, посмотри на меня. - Джейсон мягко взял девушку за подбородок и попытался поймать ее взгляд.
        Но золотисто-зеленые глубины глаз Лорен оставались жесткими и холодными. У Джейсона сжалось сердце.
        - Ты хочешь спросить, что случилось? Ровным счетом ничего. Мне очень понравилось все утро выслушивать упреки, наставления и замечания! - Лорен мотнула головой и освободилась от его руки. - Как ты мог рассказать Лайле, что занимался со мной любовью?
        - Что-то не припомню, чтобы я сделал это.
        - Ты дал ей это понять! Ты ведь знал, что скажет потом Жан-Поль.
        - А именно?
        - А именно, что я должна выйти за тебя замуж.
        - Вот как, значит, мы уже помолвлены? В таком случае мне пора поцеловать невесту.
        Прежде чем девушка сообразила, что он намеревается сделать, Джейсон обхватил ее своими огромными руками.
        - Не говори ерунды! - воскликнула Лорен, вырываясь. - Разумеется, мы не помолвлены, я не выйду за тебя замуж ни при каких обстоятельствах и… все наши прежние договоренности отныне теряют силу.
        - Не думал, что тебя так легко завести.
        Его дразнящий, не отпускающий от себя взгляд заставил Лорен сжать кулаки.
        - Проклятие, Джейсон! Я не… - начала она, но умолкла, сообразив, что почти кричит. Сделав над собой усилие, она заговорила более спокойно: - Я вовсе не завожусь. Просто не люблю, когда надо мной издеваются. Ты мог бы по крайней мере предупредить меня заранее о том, чего мне следует ожидать.
        - А ты не предполагаешь, что я как раз собирался это сделать, но ты, как обидчивая девчонка, убежала, не дождавшись окончания нашего разговора прошлым вечером.
        - Джейсон, ты несносен!
        Лорен вскочила на ноги, намереваясь отправиться обратно в дом, но молодой человек успел поймать ее за руку. Теперь он понимал, как ощущал себя Барроуз, балансируя на тонкой линии между долгом и необходимостью поладить с капризной воспитанницей. Что ж, однажды он уже отпугнул от себя девушку безобразной вспышкой гнева, больше этого не повторится.
        - Я поговорю с Лайлой, - пообещал Джейсон. - Думаю, мне удастся убедить ее больше не досаждать тебе. А теперь иди и надень шляпку. У ворот нас дожидается экипаж.
        Лорен надменно вздернула подбородок.
        - Не помню, чтобы я собиралась куда-нибудь ехать с тобой.
        Уголки губ Джейсона изогнулись в полуулыбке.
        - И тебе не интересно, куда именно я собираюсь тебя отвезти? А между тем я намеревался отправиться по магазинам и еще к модистке, чтобы обновить твой гардероб.
        - Я не потерплю, чтобы кто-то, кроме меня, распоряжался мною и моим временем; к тому же у меня достаточно одежды.
        Глаза Джейсона насмешливо заискрились.
        - А я не потерплю, чтобы моя партнерша ставила меня в неловкое положение, щеголяя в таком обтрепанном виде. Хочешь или не хочешь, но новую одежду ты все-таки получишь.
        Лорен вырвала у него свою руку.
        - Мы не партнеры! Отпусти! Ты не можешь заставить меня!
        Однако вместо того чтобы возразить, Джейсон неожиданно прижал ее к себе с явным намерением поцеловать, а когда Лорен отвернулась, стал губами тянуть и покусывать мягкую, нежную мочку ее уха.
        - Конечно, я не могу тебя заставить, - словно издалека проникал в нее его теплый бархатный шепот, - и даже не собираюсь с тобой спорить; я просто буду целовать тебя до тех пор, пока ты не сдашься, иначе мы непременно свалимся вместе в траву, и…
        Лорен попыталась оттолкнуть его, но все было напрасно. Тело девушки предательски отвечало на его ласки, мгновенно наполняясь жаром. И тут Лорен с отчаянием поняла, что не может больше сопротивляться Джейсону, так как все силы ее уходили на противостояние сладостному ощущению, которое пробуждал его теплый язык.
        - Ты не посмеешь! - выдохнула она.
        - Еще как посмею, красавица, - заверил Джейсон, проводя рукой по ее груди. Его пальцы нащупали сквозь ткань платья внезапно затвердевший сосок и сдавили его так, что у Лорен перехватило дыхание. - Как ты думаешь, что скажет Лайла, когда застанет нас здесь, разлегшихся на земле и изображающих четырехногое животное?
        - Джейсон, пожалуйста…
        Она была бессильна понять, откуда всякий раз появлялась эта всепожирающая страсть, от которой она плавилась, как свеча. Тем временем губы Джейсона прижались к ее губам, пульсирующая восставшая плоть давила на ее бедра, не оставляя сомнений в его намерениях.
        - Я согласна! - с трудом выдавила из себя Лорен.
        - Согласна на что?
        - Согласна поехать с тобой.
        Его горячее дыхание обдало ей щеку.
        - И наше партнерство по-прежнему остается в силе?
        - Да. - Оттолкнув его, девушка прижала ладонь к сердцу, стараясь замедлить его бешеный ритм. - Но это будет исключительно деловое сотрудничество. Ты меня хорошо понял?
        Джейсон церемонно поклонился.
        - Конечно. Разве могло быть иначе, мисс Карлин?
        С этими словами он почтительно шагнул в сторону, уступая ей дорогу.
        На протяжении всего пути в город Джейсон почти не разговаривал с ней и лишь однажды ответил точно и сухо на заданный ею вопрос.
        Даже выбирая ей гардероб, он не счел нужным справиться о пожеланиях Лорен. Его самоуверенность раздражала девушку, но придраться было не к чему - ее спутник обладал безупречным вкусом. Он безошибочно указывал на те модели, которые, выигрышно подчеркивая прелесть ее форм, не выставляли их напоказ.
        И все же поведение Джейсона сводило Лорен с ума. Он подвергал ее придирчивому осмотру всякий раз, когда ей на грудь накидывали новый материал, а в готовом дорожном платье темно-розового цвета с кремовым спенсером потребовал изменить линию выреза, чем заставил Лорен густо покраснеть.
        - Честное слово, Джейсон, я не хочу показаться неблагодарной, но не забывай, ведь я швея. Я сама могла бы сшить себе платье.
        - У тебя на это не будет времени.
        - И потом… я не нуждаюсь в твоих советах.
        - Судя по твоему предыдущему выбору, - хитро улыбнулся Джейсон, - я бы этого не сказал.
        Лорен вдруг почувствовала, что ей хочется смеяться. Девушка не понимала, как это произошло, ведь всего пару минут назад она была готова сбросить на голову своему спутнику добрую дюжину рулонов с тканью или утыкать ее булавками, как игольную подушечку.
        Пока в дорожное платье вносились требуемые изменения, Лорен и Джейсон нанесли визит сапожнику и галантерейщику, а по их возвращении платье уже было готово. Примеряя обнову, Лорен невольно зажмурилась от удовольствия. Из зеркала на нее смотрела гордая красавица, не похожая ни на одну из виденных ею когда-либо молодых женщин.
        Тем временем Джейсон велел модистке переслать заказанные платья на плантацию Бове. И тут Лорен вспомнила о главной неприятности - он присвоил себе ее сбережения. Девушка кинула на Джейсона неуверенный взгляд.
        - Я бы хотела взглянуть на тот счет, который ты открыл на мое имя, - заявила она.
        Если Джейсон и почувствовал замешательство, он умело скрыл его за лукавой улыбкой.
        - Что я слышу? Неужели ты не доверяешь мне, своему партнеру?
        Лорен, нахмурившись, разглядывала его лицо.
        - Пожалуй что так, - ответила она наконец с необыкновенной серьезностью.
        Джейсон вздохнул и просунул ее руку себе под локоть.
        - Что ж, это по крайней мере откровенно. - Он отворил дверь. - Ладно, красавица, ты обязательно увидишь все собственными глазами, но сначала мы должны поесть. Всякий раз, когда приходится одевать леди, у меня разыгрывается зверский аппетит.
        Лорен покраснела, почувствовав его твердые мускулы под тканью сюртука.
        - Ты, вероятно, имел в виду «раздевать», - негромко заметила она.
        - И это тоже. - Джейсон засмеялся, пропуская ее вперед.
        Они миновали несколько переполненных кофейных лавок и в конце концов нашли маленькое, неприметное кафе, откуда доносились аппетитные запахи.
        Усевшись за стол, Лорен углубилась в изучение меню, а потом с нескрываемым интересом стала разглядывать людей за соседними столиками.
        Когда официант принес заказанную еду, Джейсон плотнее придвинулся к столу, приказал Лорен открыть рот и, когда она повиновалась, положил туда креветку.
        - Теперь жуй. - Он усмехнулся и предостерегающе поднял руку. - Знаю, знаю, ты сама способна себя накормить, но у тебя такой вид, будто ты никогда прежде не ела в общественных местах.
        Лорен потупилась.
        - Никогда, - бесхитростно созналась она, - по крайней мере в таких.
        Джейсон задумчиво взглянул на девушку.
        - А теперь два слова о твоей внешности. Ты выглядишь очаровательно.
        Лорен нуждалась в этих словах. Она уже начинала чувствовать некоторый дискомфорт, не будучи уверенной в том, насколько вписывается в обстановку. Девушка бессознательно улыбнулась своему спутнику нежной, способной поставить на колени любого мужчину улыбкой.
        Сердце Джейсона учащенно забилось. Неожиданно он понял, почему с такой легкостью принял ее за куртизанку. У Лорен была улыбка сирены, тело богини и осанка королевы, и здесь, в окружении пестрой публики, это было особенно заметно.
        Она обворожительно прекрасна, думал Джейсон, разглядывая девушку. У него заныло внутри при воспоминании о незабываемых мгновениях, проведенных с ней на борту
«Сирены». Хотя она держалась недоступно, Джейсон испытывал удовольствие просто от того, что находился рядом с ней. Лорен с детской непосредственностью открывала новый для себя мир, и Джейсон чувствовал, что ему всегда будет столь же приятно наблюдать за ней. Он не боялся, что неожиданно свалившееся на нее богатство сделает ее жадной и ненасытной в достижении материальных благ, - Лорен много работала, чтобы скопить деньги на собственный корабль, отказываясь от помощи Бове, проявляя отчаянную решимость в стремлении добиться независимости. После всего, что ей пришлось пережить, свобода должна была стать для нее дороже, чем золото и бриллианты. А его задача, подумал Джейсон, обязательно научить Лорен радоваться жизни.
        Его взгляд, остановившийся на милом овале ее лица, наполнился нежностью. Поистине, он стал бы счастливейшим человеком на земле, если бы эта девушка вернула ему хотя бы десятую часть той любви, которую он испытывал к ней.

        Глава 14

        Словно влекомая незримыми колдовскими чарами, Лорен медленно шла по галерее усадьбы Жан-Поля. Она из комнаты услышала, как в Бельфлер прибыл всадник, и хотя еще не видела его, но уже знала, что именно Джейсон сидит сейчас в кабинете Жан-Поля.
        Девушка не забыла, что должна держаться от него подальше - он был слишком опасен, потому что обладал способностью подчинять ее своей воле… И все же ей так хотелось его видеть!
        Отъезд Джейсона явился для нее полной неожиданностью. Ничего не объясняя, он сказал лишь, что уедет из города на несколько дней, и спросил, будет ли она по нему скучать; а когда Лорен возмущенно отвергла такую возможность, рассмеялся.
        И тем не менее Лорен в самом деле ужасно скучала, пока его не было. Недолгая прогулка по Вье-Карре, когда они вместе с Джейсоном ходили по магазинам, а потом обедали в дорогом кафе, запечатлелась в ее памяти как одно из самых приятных переживаний последнего времени. Тогда, отобедав, они отправились в банк, и его владелец, мсье Совинье, принял Лорен словно особу королевской крови, а покидая банк, Лорен уносила в своем ридикюле сотню долларов.
        - Что ты собираешься делать с этими деньгами? - словно невзначай поинтересовался Джейсон, взяв девушку под руку и направляясь с ней к центральной площади.
        - Верну Вероник то, что у нее занимала.
        - Ах да, заем на твое бегство.
        Лорен смерила его холодным взглядом, но Джейсон весело рассмеялся в ответ и сообщил, что ему нужно навестить «Сирену».
        Свернув к набережной, они прошли через Французский рынок, помещавшийся в павильоне из оштукатуренного кирпича. Это было чрезвычайно шумное место, наводненное зеленщиками, рыбаками, сбывавшими утренний улов, оборванными детьми, негритянками в ярких цветных одеждах и с тюрбанами на головах, индианками в домотканых пончо, продающими тростниковые корзины и другие не менее экзотические товары ручной. работы.
        На прилавке ювелира ьнимание Лорен привлекла нитка голубых бус. Взяв в руки гладкие прозрачные шарики, она невольно сравнила их блеск с бездонными глубинами глаз ее спутника, а когда оглянулась, то заметила, что Джейсон наблюдает за ней со странным выражением на лице, которое она часто видела него в последнее время.
        - Что-нибудь не так? - спросила девушка, нервно оглядывая себя.
        - Да нет, все в порядке, - успокоил Джейсон. - Я просто представил тебя в сапфировом ожерелье. Если оно понравилось…
        - Вовсе нет! - поспешно воскликнула Лорен, не желая признаваться, что привлекло ее в этих бусах. К тому же он и так уже достаточно потратил на нее этим утром. - Я всего лишь хотела взглянуть, как бусины крепятся одна к другой, - схитрила она, возвращая бусы продавцу.
        Некоторое время спустя они уже стояли на борту «Сирены». Кайл Рэмзи, сдержанно поприветствовав Лорен, предложил ей показать корабль. Девушка согласилась, поскольку Джейсон сразу ушел к себе в каюту, сказав, что его ждет несколько неотложных дел.
        Двухмачтовая «Сирена» была маленькой элегантной шхуной; повсюду виднелись занятые работой матросы, драившие палубу, проверявшие оснастку, сворачивавшие паруса и тяжелые канаты.
        Лорен была благодарна Кайлу за то, что он не повел ее туда, куда ушел Джейсон, - ей вовсе не хотелось снова встретиться с ним в его каюте. Девушку до сих пор окатывало жаркой волной при одном воспоминании о пережитых там ощущениях.
        Когда Тим Саттер залихватски поприветствовал ее, Лорен почувствовала себя неловко. Однако она быстро воспрянула духом, заметив неподдельное восхищение на лице юноши, и, остановившись рядом с ним и извинившись за нанесенную рану, спросила, как он себя чувствует. Лицо Тима сделалось пунцовым. Пробормотав, что он в полном порядке, и испросив у капитана позволения вернуться к своим обязанностям, паренек поспешно умчался прочь. Наблюдая эту картину, Кайл от души расхохотался, и даже Лорен не смогла сдержать улыбки.
        Со всех сторон ее встречали заинтересованные взгляды.
        - Вы первая женщина, попавшая на борт «Сирены», - пояснил Кайл. - Я еще не сообщал команде, что вы владелица этого судна. Моряки становятся излишне суеверными, когда дело касается женщин, и мне хотелось, чтобы они хорошенько к вам пригляделись, прежде чем узнают, что работают на вас.
        Лорен кивнула:
        - По правде сказать, я бы предпочла, чтобы они вообще ничего об этом не знали. Я слишком долго была Лорен Девриз, и теперь менять имя мне бы не хотелось.
        Кайл пожал плечами.
        - Я понимаю, но если вы планируете провести некоторое время на борту «Сирены», право владения будет служить вам определенной защитой.
        - Защитой? - Лорен бросила на капитана недоуменный взгляд. - Ваши люди до сих пор не проявляли ко мне неуважения.
        Кайл усмехнулся.
        - На борт вас привел Джейсон, и я постоянно нахожусь рядом. Видя это, каждый понимает, что вы не чета простому моряку. Однако мне не раз приходилось видеть мужчин, теряющих голову из-за прекрасных женщин. Иногда они готовы рисковать своей должностью, именем, всем, чем угодно, только бы заполучить предмет своего вожделения. - Он помолчал, внимательно глядя на Лорен, и его глаза стали серьезными. - Я долгое время считал, что именно такое безумие овладело Джейсоном при встрече с вами, что Джейс попался в сети коварной интриганки, стоящей целое состояние.
        - Вы правда так думали обо мне? - удивленно переспросила Лорен.
        Кайл кивнул.
        - Джейсон долгое время пытался разыскать вас. Он даже посылал меня в Штаты на поиски. Пару раз я оказывался в Новом Орлеане, но вы, полагаю, были слишком хорошо спрятаны. - Лицо Кайла осветилось чуть извиняющейся улыбкой. - Можете себе представить, этот корабль получил свое имя благодаря вам, а идея принадлежит вашему покорному слуге. И поверьте, я вовсе не хотел польстить вам. Когда вас отыскали в игорном доме, это, знаете ли, немало сыграло против вашей репутации. Но… в общем, я должен был догадаться, что вы никогда не опуститесь до подобного заработка…
        - Это объяснимо и простительно, капитан. - Лорен ощущала неловкость из-за его извинений, но, к счастью, появление Джейсона прервало ее краткую экскурсию. В одной руке у него была связка книг, в другой - корзинка с крышкой.
        - Здесь полезная литература по корабельному делу. - Джейсон указал на переплетенные в кожу фолианты. - А это Улисс. - Он торжественно вручил девушке корзину.
        Лорен осторожно приподняла крышку. Мяукающий рыжий клубок незамедлительно попытался вырваться наружу, и ей пришлось поспешно вернуть крышку на место. В изумлении девушка переводила взгляд с корзины на Джейсона и обратно, не находя слов.
        - Мой кот, - только и сумела она произнести.
        - На твоем месте я не стал бы выпускать его до тех пор, пока вы не окажетесь дома. Мне насилу удалось запихнуть его в корзину - это животное настолько привязалось к Кайлу, что может отказаться покидать корабль.
        Лорен знала, что должна что-то сказать, что-то сделать, но была не в силах отвести взгляд от завораживающего света в глазах Джейсона. Откуда-то издалека до нее донеслось замечание Кайла о том, что ей полагается медаль за избавление его от несносного зверя.
        Оцепенение стало проходить лишь после того, как Джейсон сообщил ей, что уже послал за экипажем, но не сможет отвезти ее домой, поскольку возникли неотложные дела и ему, вероятно, придется уехать из города на несколько дней, а взамен себя он оставляет Кайла.
        Уже забравшись на сиденье экипажа, Лорен решилась спросить Джейсона о цели его отъезда, но получила уклончивый ответ.
        - Это не касается напрямую ни тебя, ни «Карлин лайн». - С этими словами Джейсон взял руку девушки и поднес к губам. - Береги себя, Лорен, - промолвил он, ласково глядя ей в глаза. - Я навещу тебя сразу же, как только вернусь.
        Кайл взмахнул поводьями, и экипаж тронулся с места. Большую часть пути назад в Бельфлер Лорен молчала и лишь под конец, не в силах удержаться, спросила о внезапном отъезде Джейсона.
        - Мне известно об этом не больше вашего, мисс Девриз, - осторожно ответил Кайл.
        Лорен недоверчиво посмотрела на него:
        - И вы не знаете, куда он отправился?
        Кайл повертел головой так, словно воротник неожиданно стал слишком тугим.
        - Вы же не хотите, чтобы я выдавал чужие тайны?
        - Нет, конечно, нет, - согласилась Лорен. - И все же… Джейсон собирается в Баратарию, не так ли? - Кайл изумленно покосился на нее, и девушка улыбнулась. - Это была всего лишь догадка. Путешествие через болота может занять несколько дней, а мне на ум не приходит никакого другого места, куда он может отправиться тайно. К тому же в банке я видела, как мсье Совинье передал Джейсону записку. Всем известно, что Совинье связан с контрабандистами. Поговаривают, что он много лет вел дела Жана Лафитта.
        Теперь пришла очередь Кайла насторожиться.
        - Может быть, вы сами знакомы с пиратом? - подозрительно спросил он.
        - Я только однажды издалека видела мсье Лафитта, когда он шел по улице. Но полагаю, он предпочитает, чтобы люди называли его капером, а не пиратом.
        - Для меня это одно и то же, принимая во внимание судьбу британских торговых судов, попадавших в его руки. Кажется, вся его собственность была конфискована после войны.
        Лорен кивнула.
        - И это после того, как он заслужил прощение, сражаясь за американцев. Жан-Поль был возмущен такой несправедливостью. Теперь Лафитт подал на правительство в суд, намереваясь вернуть то, что ему причитается по закону. Но как с этим связан Джейсон? Ведь ему что-то нужно от Лафитта, не так ли? В противном случае он не отправился бы на встречу с ним.
        - Этого я не могу сказать вам, мисс Девриз.
        - Точнее, не хотите.
        Кайл упорно молчал.
        - Что ж, хорошо. Скажите по крайней мере, опасно ли то, что задумал Джейсон?
        Кайл медлил с ответом.
        - Не думаю, - произнес он наконец, - если только Лафитт не точил на него зуб все эти годы. - Взглянув на Лорен, он поспешил ответить на вопрос, который прочел в ее глазах: - Дело в том, что благодаря Лафитту у Джейсона оказался его первый корабль. Он выиграл у пирата в кости британский фрегат и тут же, вернув фрегат владельцу, получил в награду приличные деньги. Добавив к ним свои личные сбережения, Джейсон купил «Камелию», а затем предложил мне обучать его мореходству. Согласившись, я стал совладельцем корабля.
        Лорен опустила взгляд, вспомнив свое собственное соглашение с Джейсоном.
        - Как по-вашему, вы заключили с ним хорошую сделку? - спросила она.
        - Отличную.
        Оба надолго погрузились в размышления. Когда они проехали половину пути, Лорен на ум пришла новая мысль.
        - Скажите, удавалось ли кому-нибудь и когда-нибудь перехитрить Джейсона? - неожиданно спросила она.
        Кайл усмехнулся:
        - Одной только вам, насколько мне известно.
        Лорен покачала головой.
        - Если бы это было так, я сейчас не сидела бы рядом с вами. - Заметив, как переменился в лице Кайл, она поспешила поправиться: - Я хотела сказать, что Джейсону снова удалось заставить меня поступить так, как хочется ему. Ведь я собиралась нанести визит Вероник… но вы вряд ли захотите везти меня сейчас обратно в город…
        Кайл помедлил с ответом.
        - Джейсон не поблагодарил бы меня за это. Игорный дом неподходящее место для леди.
        - Так мне и было сказано. - Лорен решила больше не настаивать. Вытащив пачку купюр из своего ридикюля, она вручила их моряку: - В таком случае передайте деньги Вероник сами, когда увидите ее. Это мой долг.
        Кайл присвистнул.
        - Да она, должно быть, миллионер. Неужто и мне посчастливилось найти себе наследницу? - спросил он со смешком, засовывая деньги в карман.
        - Вероник умеет быть бережливой, - ответила Лорен, - копит «на зрелость», как она выражается.
        - Готов поспорить, ее зрелость придет еще не скоро.
        - В самом деле?
        Кайлу сделалось не по себе под холодным взглядом Лорен.
        - Я чем-то обидел вас, мисс Девриз?
        - Просто мне не по душе все эти разговоры о наследницах.
        - Это намек, мэм? Что ж, ладно. Я не могу поделиться с вами причинами, вынуждающими Джейсона покинуть город, но не вижу причины, почему бы мне не объяснить вам кое-что.
        И Кайл стал рассказывать Лорен то, что знал о прошлом своего друга.
        - Джейсон - младший сын шестого маркиза Эффинга, неугомонного старого деспота, каких мало. По воле отца он учился в Оксфорде, но отказывался принимать от него деньги на свое содержание, стараясь сохранить независимость. Таким образом, пока прочие юные аристократы посещали игорные заведения для развлечения, Джейсон добывал там средства к существованию.
        У лорда Эффинга волосы встали дыбом, как только он узнал, что сын приобрел себе офицерский чин в Королевском военном флоте на деньги, выигранные в карты. К тому же маркиз считал карьеру во флоте недостойной представителя рода Стюартов и поэтому употребил свои связи в правительстве, чтобы сделать службу сына как можно более неприятной. В конце концов Джейсон вынужден был уволиться, но вместо того чтобы явиться к отцу с покаянием, бежал от него в Америку.
        - И сделался там охотником-следопытом?
        Кайл кивнул:
        - Тогда же он приобрел «Камелию». Вскоре мы с ним встретились и заключили сделку, оказавшуюся выгодной для нас обоих. В общей сложности Джейсон пробыл здесь около двух лет, после чего возвратился в Англию. Отец снова попытался подчинить его своей воле, настаивал, чтобы он женился. Джейсон сопротивлялся… Так все и шло до тех пор, пока маркиз не договорился с вашим опекуном.
        Кайл нахмурился.
        - Наверно, мне не следовало вам всего этого рассказывать. Что бы ни произошло в дальнейшем между вами и Джейсоном, это касается только вас двоих. Но поймите, Джейс мне дороже брата, я не могу не переживать за его судьбу. Он был другим человеком до тех пор, пока вы не покинули Англию.
        Заметив, что Лорен опустила голову, Кайл остановился, но затем продолжил:
        - Приобретение «Карлин лайн» пошло ему на пользу. Занятие торговлей отвлекло его. Верите ли, мисс Девриз, Джейсон обращался с кораблями так, словно это были его собственные дети, и сумел заработать вам немало денег. Весь Лондон бурлил, узнав неслыханную новость. Маркиз в торговле - такое приравнивается в Англии чуть ли не к подстрекательству к мятежу. Но Джейс никогда не любил почивать на лаврах, он трудяга по натуре. Старый маркиз бывал на грани апоплексического удара всякий раз, когда его неугомонный младший сын затевал новое невероятное предприятие.
        Лорен крайне интересовало все, что касалось Стюарта, однако она старалась, чтобы голос ее по-прежнему звучал равнодушно:
        - Правда ли, что Джейсон унаследовал титул своего отца? Он ни разу не упоминал об этом в разговоре со мной.
        - Джейсон считает, что здесь его титул не имеет никакого значения - американцев этим не удивишь. Однако он и в самом деле лорд Эффинг. Джейсон никогда не ожидал такого поворота событий, но два года назад его старший брат и племянники погибли во время пожара, и теперь он вынужден жениться для продолжения рода. Старый лорд буквально умолял его об этом, и хотя Джейсон редко вспоминал о сыновнем долге, все же он не может пренебречь последней волей отца.
        - Тогда в чем же дело? - Лорен опустила глаза. - У Джейсона не хватает поклонниц, чтобы сделать достойный выбор?
        - О нет, как раз наоборот, - возразил Кайл, - в Англии его дожидается целая армия девиц, только и мечтающих о том, чтобы он составил им партию.
        - Почему же он до сих пор не женат?
        Молодой человек внимательно посмотрел на нее.
        - Это объясняется просто, мисс Девриз. Он ждал вашего возвращения.
        Лорен почувствовала, как румянец заливает ей щеки. Только теперь она поняла всю глубину решимости Джейсона жениться именно на ней и одновременно еще яснее увидела всю невозможность их брака. Титул маркиза близок к королевскому. Лорен только покачала головой. Каким бы самостоятельным ни был Джейсон, он вряд ли решится взять в жены незаконнорожденную - общество не простит ему этого. К тому же она замешана в обмане Барроуза, и Джейсон оказался бы втянутым в невероятный скандал, если бы его жену отправили в тюрьму.
        Лорен больше не задавала вопросов, и до самой усадьбы они с Кайлом не проронили ни звука.
        Она считала дни до возвращения Джейсона, а пока старалась хоть как-нибудь развлечься. Кайл заезжал ежедневно, и они вместе совершали длительные поездки по окрестностям, а однажды даже захватили с собой Вероник. После того как подруга рассказала, что Феликс Дюваль разыскивал ее, Лорен написала ему длинное послание, в котором сообщала, что Маргаритка, увы, не может принять его любовь и защиту, тем более что развлекать публику в игорном доме она больше не будет, поскольку уезжает из города. Она надеялась, что так Феликсу будет легче смириться с потерей.
        Много времени у нее отнимало чтение книг, подобранных Джейсоном. Ей требовалась предельная концентрация внимания, чтобы понять хотя бы одну десятую из того, о чем там говорилось. Тем не менее, страница за страницей, она упорно продвигалась вперед, и это позволяло ей все чаще задавать профессиональные вопросы в беседах с Кайлом и Жан-Полем. Зато прибывающий частями новый гардероб доставлял девушке только приятные хлопоты. Лайла пришла в восторг, видя, что Лорен наконец-то может позволить себе одеваться, как подобает настоящей леди, и тут же засыпала подругу множеством абсолютно ненужных советов.
        Лорен постоянно находилась в состоянии предвкушения чего-то приятного, но отказывалась признавать, что причиной тому было ожидание Джейсона. К своему немалому удивлению, она выяснила, что Бове, с большим энтузиазмом уговаривавший ее выйти замуж за «этого английского лорда», в то же время не торопится принять участие в ее торговом предприятии. Прежде чем подкрепить проект весом своего имени и капитала, он хотел услышать подробный отчет об активах и пассивах, о страховых гарантиях и предполагаемой прибыли.
        Не имея возможности дать толковые разъяснения относительно стабильности «Карлин лайн», Лорен откладывала продолжение этой дискуссии до возвращения Джейсона.
        - Если я приму «Карлин лайн» в качестве наследства, я, вероятно, должна буду жить в Англии, - пояснила она Жан-Полю, - а я этого не хочу. И к тому же нужно отдать Джейсону справедливость. Кайл говорил, что, если бы не его усилия, «Карлин лайн» вообще могла прекратить свое существование. А какова будет ваша позиция, если Джейсон сохранит корабли при. себе?
        Жан-Поль любезно улыбнулся:
        - В этом случае с моей стороны не будет никаких проблем. Конечно, я должен прежде поговорить с ним самим, как только он вернется, если ты не передумаешь.
        - В этом вы можете быть вполне уверены, - ответила Лорен. - По крайней мере один человек уже погиб из-за состояния моего отца, и я не хочу больше жертв.
        Два дня спустя после вышеописанного разговора Лорен узнала, что Джейсон прибыл в Бельфлер.
        Плантация Жан-Поля, не считавшаяся слишком крупной, приносила значительную прибыль благодаря небольшому рафинадному заводу, перерабатывавшему в сахар превосходные урожаи сахарного тростника. Сама усадьба была построена вдалеке от реки в дубовой роще; как и все типичные креольские жилища, она стояла на кирпичных сваях, сводивших к минимуму ущерб от нередких в этих краях наводнений. Просторная галерея огибала весь дом, а первый этаж его использовался в качестве хранилища, прачечной и жилья для прислуги. На втором этаже, украшенном резными полуколоннами, располагались жилые апартаменты - спальни, гостиная, столовая, и из каждой комнаты через большие застекленные двери можно было выйти на галерею.
        Медленно идя по галерее, Лорен вдруг почувствовала, как сердце словно подскочило у нее в груди. Мягкий голос Джейсона доносился сквозь закрытую дверь кабинета. Жан-Поль, начавший было отвечать на его реплики, увидев Лорен, оборвал себя на полуслове и жестом пригласил ее войти.
        Кроме мужчин, она обнаружила в комнате маленького сына Жан-Поля, Чарлза. Мальчик не побежал к ней, как обычно, и хотел остаться сидеть на коленях у Джейсона, но тот, пересадив малыша на диван, поднялся ей навстречу.
        Сделав несколько шагов, Лорен внезапно остановилась, ощутив, как ее захлестывает жаркая волна. За время отсутствия Джейсона она успела позабыть, какое действие оказывает на нее сияние его голубых глаз. Когда их взгляды встретились, у девушки перехватило дыхание… и в этот момент Жан-Поль заговорил:
        - Лорен, лорд Эффинг отклонил твое предложение передать ему корабли Карлина. Я объяснил его светлости положение вещей, мою личную позицию, и он согласился остаться твоим советником до тех пор, пока ты будешь в нем нуждаться. Я уже предложил связать его с людьми, полезными для вашего предприятия. Кроме того, я пригласил маркиза и его друга, капитана Рэмзи, переехать из отеля ко мне в Бельфлер до окончания их визита в Новый Орлеан.
        - Я… должна подумать, - неуверенно произнесла Лорен, не зная, как отреагировать на эту новость.
        Итак, он отказывается принять «Карлин лайн» и, значит, все еще рассчитывает жениться на ней. По выражению лица Джейсона Лорен пыталась догадаться, о чем думает этот голубоглазый гигант, но тот стоял молча, неотрывно глядя на нее.
        - Спасибо, Жан-Поль, - выговорила она наконец, - но его светлость сам мог бы мне обо всем рассказать.
        В глазах у Джейсона появились знакомые веселые искорки.
        - Конечно, мисс Девриз, - ответил он с легким поклоном. - Что именно вам не понятно? На мой взгляд, мсье Бове выразился с предельной ясностью. Мне остается только принести ему благодарность от своего имени и от имени мистера Рэмзи за великодушное предложение воспользоваться его гостеприимством.
        - Значит, все или ничего? - Лорен никак не удавалось сохранить спокойный тон.
        Джейсон не стал притворяться, что не понял ее.
        - Так было всегда, - ответил он, решительно глядя на девушку. - Пойми, Лорен, это не объявление войны. В случае твоего согласия мы все окажемся победителями.
        - Нет. - Она отрицательно покачала головой. - Я не верю… и не хочу больше говорить об этом. Расскажи нам лучше о своей поездке. Надеюсь, она окончилась успешно?
        - Об этом еще слишком рано судить, - ответил Джейсон, явно давая понять, что не собирается продолжать разговор на эту тему.
        Жан-Поль стал что-то говорить Чарлзу, но Лорен не слышала его. Ею овладело странное ощущение, что они с Джейсоном одни в целом свете и сейчас решается их судьба. Силясь разорвать сковавшее ее оцепенение, девушка тряхнула головой и прошлась по комнате. Повернувшись к Джейсону, она тихо произнесла:
        - Ты не сумеешь построить счастье из ничего.
        В кабинете повисла долгая пауза, и даже ребенок испуганно притих. В наступившей тишине Лорен слышала лишь биение своего сердца.
        - Но и ты не сумеешь, - вымолвил наконец Джейсон.
        Приподняв юбки, Лорен выбежала прочь.

        Глава 15

        По обоюдному молчаливому согласию они не упоминали о произошедшей размолвке, но за внешним обманчивым спокойствием шла упорная борьба. Джейсон заявлял о намерении завоевать руку и сердце Лорен, а вместе с ними и корабли Карлина, а Лорен решительно этому противилась.
        Сам собою выработался распорядок дня. Обычно Лорен просыпалась рано и завтракала с Джейсоном и Кайлом. Затем один из них вез ее в город, а другой ехал верхом позади.
        Их первой задачей было подыскать дом в центре города, которому предстояло стать конторой «Карлин лайн», а затем найти подходящий участок земли для строительства склада.
        На принятие решения и оформление сделки ушло две недели. Большую часть этого времени Лорен провела на борту «Сирены», превратившейся в их временную штаб-квартиру, где она изучала азы бухгалтерии. В конце концов они приобрели небольшое кирпичное строение на Дамбовой улице, внутри которого царило полнейшее запустение, а по углам комнат висели пыльные клочья паутины. Судя по непрерывной возне под полом, дом кишел крысами.
        Лорен вызвалась навести порядок в их будущем офисе и, вооружив арсеналом из щеток, швабр и ведер почти всех слуг, каких сумела найти в Бельфлере, взялась за дело. Три дня ни Джейсон, ни Кайл не допускались на территорию будущей конторы, но зато когда по окончании работы девушка привела их на экскурсию, восторгам обоих не было предела. Лорен сама рассмеялась, когда Джейсон стер пальцем пятнышко сажи с ее щеки.
        - Думаю, я мог бы снабдить тебя хорошими рекомендациями, если бы ты вздумала претендовать на место уборщицы, - заметил он.
        - Я куда более амбициозна, - ответила Лорен с улыбкой. - Должность горничной, пожалуй, могла бы стать венцом моей карьеры.
        С того дня они с Джейсоном виделись лишь урывками - Джейсон был занят подбором строителей для сооружения склада, а все время Лорен уходило на наблюдение за работой маляров и краснодеревщиков.
        Однако Лорен никогда не бывала одна. Район дамбы не считался самым спокойным, поэтому Джейсон настаивал, чтобы при ней неотлучно находились по крайней мере два матроса с «Сирены». Чаще всего одним из ее телохранителей был Тим Саттер, с которым она успела подружиться. Заглядывала к ней и Вероник, а Лайла заезжала проверить, как идут дела, всякий раз, когда отправлялась в город за покупками.
        И все же Лорен по-прежнему скучала по обществу Джейсо-на. Не признаваясь себе в этом, она тем не менее старалась изменить свои сложившиеся привычки так, чтобы больше видеться с ним.
        Теперь девушка подолгу засиживалась в гостиной за чаем, а иногда присоединялась к партии в вист или играла на фортепьяно; но чаще всего она сидела в уголке с книгой или за вышиванием, наблюдая за Джейсоном из-под полуопущенных ресниц.
        Стюарт по-прежнему оставался для Лорен загадкой. Он относился к ней с теплотой и дружелюбием, какие мог бы в равной мере выказывать любимой собаке. И тем не менее Лорен не была уверена, что молодой человек расстался с мыслью жениться на ней и заполучить корабли Карлина, поэтому она неукоснительно следила за соблюдением дистанции.
        Однако с течением времени незаметно для себя Лорен все больше и больше теряла бдительность. Сама того не сознавая, она слишком быстро сдавалась без борьбы в возникавших время от времени спорах.
        Если бы только она догадалась, что молодой человек тщательно следует заранее выработанному плану в надежде завоевать ее доверие и привязанность, она вряд ли была бы столь доверчивой, но Джейсон ухитрялся управлять ею, не задевая ее гордости.
        После завершения отделки конторы они стали видеться еще реже. Джейсон целыми днями пропадал на стройке, а Лорен вплотную занялась изучением особенностей управления торговым флотом. Фактически все ее время уходило на организацию бухгалтерии нового предприятия.
        Кайл научил девушку составлять реестр легкодоступных товаров, и под его руководством она самостоятельно вычертила пути кораблей Карлина к уже существующим пунктам торговли, а также наметила сеть новых коммерческих точек, так как задумка Джейсона отличалась необыкновенной масштабностью.
        Вскоре они наняли двух клерков для работы в конторе, и Мэтью Магрегор по возвращении из очередного похода за мехами тоже начал работать на Джейсона. Хотя поначалу шотландец отнекивался, заявляя, что не сможет выполнять нудную бумажную работу, он очень скоро понял, что недооценивал собственные способности. Вооружившись списком потенциальных клиентов, составленным Жан-Полем, Магрегор споро принялся за организацию рынка сбыта мебели, тканей и прочей продукции английских фабрик, которую перевозили корабли Карлина. Параллельно Мэтью занимался поиском поставщиков хлопка, сахара, кожи, мехов и табака для экспорта в Европу.
        Лорен с удивлением наблюдала за быстрым развитием нового предприятия. Некоторое время спустя они уже загружали трюмы своих кораблей как в Англии, так и в Соединенных Штатах.
        Не менее удивительным показалось Лорен знакомство Джейсона со многими выдающимися государственными деятелями и видными предпринимателями. Он вел довольно большую переписку; однако когда девушка предложила ему свою помощь, Джейсон мягко отклонил ее, ответив, что по возвращении в Англию поручит ведение корреспонденции своему секретарю, чтобы тот оправдывал получаемую зарплату.
        Этот отказ огорчил Лорен. Конечно, она понимала, что рано или поздно их отношения изменятся, но ей не хотелось думать о том, что однажды им с Джейсоном придется расстаться.
        За время, проведенное вместе, она лучше узнала своего нового опекуна, научилась замечать его ошибки и уязвимые стороны. Помимо редких вспышек бесконтрольной ярости, к его недостаткам можно было отнести излишнюю настойчивость, порой граничившую с упрямством, и чрезмерное потакание собственным желаниям. К тому же Лорен раздражала его привычка принимать комфорт и роскошь как должное. Привязанность Джейсона к маленькому Чарлзу могла посоперничать с отцовскими чувствами Жан-Поля, и няня малыша часто жаловалась, что мсье Стюарт испортит-таки ребенка бесконечными подарками.
        В то же время Джейсон обладал качествами, вызывавшими бесконечное восхищение Лорен. Он был необыкновенно умен, начитан, изобретателен. Несмотря на все свои усилия, девушка не могла держаться от него на желаемом расстоянии. Его присутствие обостряло все ее чувства, заставляло по-иному ощущать жизнь, рядом с ним она забывала о беспокойстве и одиночестве. Кошмары почти перестали тревожить ее сон с момента переезда Джейсона в Бельфлер.
        И все же прошлое, словно темная грозовая туча, омрачало ее будни и праздники.
        Сложнее всего для нее было сопротивляться физическому притяжению Джейсона. Часто по ночам, лежа одна в постели, Лорен вспоминала восхитительные ощущения, пережитые ею во время их близости, твердость его мускулов, волнующие прикосновения его теплых чувственных пальцев к своим грудям.
        Сильнее всего она скучала, когда Джейсон задерживался по вечерам в городе. Ее мысли ежесекундно возвращались к нему, заставляя гадать, чем он занят.
        Как-то раз Вероник, заглянув в контору, принялась причитать по поводу того, что ее распрекрасный Кайл уехал в Натчез навестить семью. При этом она обмолвилась, что иногда встречает Джейсона в игорном доме.
        Заметив, как расстроилась Лорен, рыжеволосая красавица поспешила ее утешить:
        - Дорогая, он приходит туда только поиграть в карты. Наверху с девушками я видела его лишь однажды.
        Лорен постаралась проглотить комок, внезапно подступивший к горлу. У нее не было никаких прав требовать от Джейсона верности, но все же мысль о том, что он, возможно, близок с другой женщиной, причиняла ей нестерпимую муку.
        - С кем… с кем он был? - едва выговорила она.
        Вероник, припоминая, сморщила нос.
        - С Дезире Шодье.
        Лорен поджала губы при упоминании темноволосой соперницы. Заметив это, Вероник ободряюще похлопала подругу по плечу:
        - Это еще ровным счетом ничего не значит. Мужчины не придают таким вещам серьезного значения.
        Лицо Лорен стало похоже на маску.
        - Что ты намерена делать? - хмурясь, поинтересовалась Вероник.
        Лорен гордо вздернула подбородок:
        - Я устала сидеть дома, пока Джейсон развлекается в городе, и собираюсь отправиться в игорный дом сегодня же вечером.
        Вероник окинула подругу скептическим взглядом:
        - А как же мсье Джейсон? Ему это не понравится. Он не позволил бы тебе…
        - Джейсон не вправе указывать мне, что делать и чего не делать. Кроме того, - на лице Лорен появилась хитрая улыбка, - ты же сама всегда учила меня, что женщина не может называться таковой, если не умеет добиваться от мужчины того, чего хочет.
        - Я также говорила, что мужчина, который не в силах устоять против женщины, - это не настоящий мужчина. Подумай, ты совершаешь ошибку.
        Лорен упрямо сжала губы.
        - Это мы еще увидим.
        После работы Лорен не стала дожидаться Джейсона в конторе, как обычно, а сама отправилась на дамбу в сопровождении своих телохранителей. Взойдя на «Сирену», где Джейсон часто работал в последнее время, она не стучась распахнула дверь в его каюту. Тим Саттер следовал за ней по пятам.
        Джейсон, работавший за столом, едва взглянул на вошедших, и после того как Лорен отослала Тима, ей пришлось еще долго вышагивать по каюте, дожидаясь, пока он освободится.
        Наконец Джейсон отложил перо и посмотрел на нее долгим, внимательным взглядом, а затем, поднявшись из-за стола, приблизился к ней, заслоняя собой свет. Лорен внутренне сжалась - ей показалось, что сейчас он ударит ее.
        Однако вместо этого Джейсон взял ее лицо в ладони и, повернув к себе, стал вглядываться в его черты.
        - Ты устала и злишься. Я научился распознавать, что означают эти маленькие морщинки между бровями. - Он погладил пальцами ее лоб.
        Губы девушки невольно приоткрылись, и она подняла на него затуманившийся взгляд.
        Но вопреки ее ожиданиям Джейсон не поцеловал ее. Зато его руки ласково скользнули по шее Лорен и очутились у нее на плечах, а пальцы начали не спеша массировать напряженные мускулы. Приятная слабость разлилась по телу, унося напряжение, и она откинулась на спинку кресла, наслаждаясь этим новым ощущением.
        Когда Джейсон прекратил массаж, Лорен словно издалека услышала его мягкий голос:
        - А теперь расскажи, в чем дело.
        Ее золотые ресницы медленно приподнялись. Джейсон полусидел на крышке стола, скрестив руки на груди. Выражение его лица было серьезным, однако глаза весело блестели.
        В душе девушки шевельнулось подозрение, что он снова перехитрил ее, но она не нашла в себе сил возмутиться.
        - Я… - Лорен пыталась вспомнить, что же она хотела сказать. - Ты собираешься в игорный дом сегодня вечером? - Она и сама не понимала, зачем спрашивает его об этом, вместо того чтобы просто сообщить Джейсону об устроенном ею выходном дне.
        Молодой человек покусывал губу, обдумывая вопрос.
        - По правде говоря, это не входило в мои планы. Сегодня я намеревался провести вечер дома.
        - Зато я хочу пойти в игорный дом. Мне надоело сидеть в Бельфлере как привязанной, пока ты развлекаешься в городе.
        Лорен вызывающе взглянула на Стюарта. В сущности, ей вовсе не хотелось идти в игорный дом, но она не могла допустить, чтобы ее компаньон безнаказанно развлекался с женщинами вроде Дезире Шодье. Разумеется, ревность здесь ни при чем. Просто, это ее долг - постараться уберечь его от сетей алчной ведьмы.
        Однако решимость Лорен как будто ничуть не встревожила Джейсона.
        - Что ж, очень жаль, красавица, - заметил он словно невзначай, - я-то подумывал о другом развлечении для тебя…
        - И что же это за развлечение?
        Сдержав улыбку, Джейсон пожал широкими плечами.
        - Мы могли бы поехать с тобой в театр на следующей неделе - один мой знакомый готов уступить нам свою ложу. Пьеса будет на французском, но я все же надеялся, что тебе понравится. В конце концов, ты заслуживаешь награды за проделанную работу. После спектакля я думал поужинать в каком-нибудь уютном ресторанчике. Но если ты не хочешь идти со мной…
        Не закончив фразу, Джейсон принялся одеваться. Глядя, как он надевает и застегивает сюртук, Лорен боролась с искушением высказать ему все, что она думает о его иезуитских методах. Проклятие! Он снова заставляет ее принимать решение. Она может отправиться в игорный дом сегодня вечером, однако в этом случае он отменит свое приглашение… а ей так хочется поехать с ним в театр. Она еще ни разу не была в театре! Закусив губу, Лорен кивнула, признавая за ним победу.
        Джейсон воспринял ее согласие как должное, и Лорен поняла, что он с самого начала знал, каков будет исход. Девушка хмуро наблюдала за тем, как он наводит порядок на столе; однажды, пообещала себе Лорен, она докажет ему, что ею не всегда можно помыкать с такой легкостью.
        - Мне недавно попался на глаза как раз такой корабль, какой ты хотела. Если у тебя нет никаких срочных дел сегодня вечером, мы можем отправиться взглянуть на него.
        Лорен насторожилась: интересно, что Джейсон задумал на этот раз?
        - Ты убедил меня, что взять заем у Жан-Поля необыкновенно выгодно, однако я не хочу вечно оставаться у него в долгу…
        - Этот корабль ты вполне можешь себе позволить и без Жан-Поля. Я поговорил с хозяином, и он согласился уступить в цене. Так что, мы идем? - Он приподнял брови, ожидая ответа.
        Лорен осталось лишь согласиться.
        Ее гнев улетучился сразу, как только она увидела выбранный Джейсоном корабль - именно о таком судне она мечтала всю свою сознательную жизнь. Элегантная трехмачтовая шхуна выглядела достаточно крепкой и вместительной, чтобы бороздить океанские мили с изрядным количеством груза на борту.
        Лорен, затаив дыхание, неотрывно смотрела на корабль, пока они подплывали к нему, и пришла в себя лишь тогда, когда Джейсон поставил ее на спущенный к ялику трап.
        Взобравшись на палубу, девушка с восхищением огляделась по сторонам. Надраенные доски палубы блестели на солнце, а сложная паутина снастей над головой, казалось, напомнила хитросплетения ее судьбы.
        Как часто в Корнуолле они с Мэтью мечтали купить корабль! Сколько раз ей снилось, что они уплывают на нем за горизонт, оставляя мрачное прошлое позади! Корабль - это свобода и независимость, это радость и счастье…
        И вот теперь ее мечта сбывалась у нее на глазах.
        Лорен медленно поднялась на шканцы и подошла к рулю. Стоя неподалеку, Джейсон наблюдал за девушкой, без труда угадывая ее мысли. Вот она осторожно провела рукой по гладкому дереву штурвала и посмотрела на него. Ее лицо озарила счастливая улыбка, глаза засверкали, как изумруды. У Джейсона перехватило дыхание. Если бы он уже давным-давно не отдал ей своего сердца, эта несравненная улыбка непременно похитила бы его именно сейчас.
        - Я назову ее «Мэтью Магрегор», - произнесла Лорен, и в ее голосе зазвучало волнение.
        - Что ж, Мэтью будет доволен… Любой человек ощущал бы себя польщенным на его месте. - Джейсон все еще не мог оторвать взгляда от ее лица. - Но ведь Мэтью - это мужское имя. Ты уверена, что готова столь решительно нарушить традицию?
        Лорен опустила глаза.
        - Какую традицию? - Она старалась не смотреть на Джейсона.
        Молодой человек засмеялся и легонько задел ее по носу указательным пальцем.
        - Ту самую, о которой я уже давным-давно толкую тебе, красавица, и, по всей видимости, безуспешно. Ну что ж, называй шхуну «Мэтью Магрегор», коли хочешь, но потом не жалуйся, если на борту начнется бунт.
        Так «Орлица» превратилась в «Мэтью Магрегора». На следующий же день Лорен поспешила к своему другу, давшему имя шхуне, намереваясь предложить Мэтью должность капитана.
        Шотландец не работал на «Карлин лайн» по субботам, и девушка рассчитывала застать его дома, однако, когда ее двуколка подкатила к небогатой хижине Магрегоров, на пороге ее встретила Бегущая Лань.
        Представительницу племени чокто нельзя было назвать красавицей. Ее широкое лицо имело оливковый оттенок, угольно-черные волосы были распущены и доходили до самого пояса. Одетая в тунику из сыромятной кожи, украшенную узором из бисера, и обутая в мокасины, Бегущая Лань приветствовала Лорен дежурной улыбкой.
        - Я не ждала тебя, - произнесла она ровным голосом.
        - Каюсь, - улыбнулась в ответ Лорен. - Мне следует почаще наведываться к вам. Но сегодня у меня хорошая новость. Где Мэтью? Я должна рассказать ему о корабле, . который мы собираемся купить.
        В глазах индианки промелькнула тревога.
        - Он проверяет капканы.
        - Значит, он скоро вернется? Я могу пойти его поискать.
        - Нет.
        Девушка не могла понять, в чем дело. Индианка обыкновенно встречала Лорен очень радушно; кротостью своей она и впрямь походила на животное, чье имя носила.
        - Бегущая Лань, ты сердишься на меня? Может быть, я сделала что-нибудь не так?
        - Нет, нет, - поспешно возразила та.
        - Тогда в чем же дело? Почему ты не приглашаешь меня выпить чаю, как обычно?
        - Ну что ты, Лорен, входи. Бегущая Лань всегда рада тебе. - Женщина обернулась и стала подниматься по ступенькам.
        Лорен привязала поводья лошади к перилам крыльца и, последовав за индианкой в дом, успела заметить, как та вешает ружье на гвоздь у камина.
        - Что-то тут не так, - с уверенностью произнесла девушка. - Ты никогда прежде не встречала гостей с оружием. Пожалуйста, Бегущая Лань, ответь мне: я хочу знать, отчего ты держишь ружье наготове?
        Индианка опустила глаза.
        - Мэт разозлится, если я скажу, - тихо произнесла она.
        - У него неприятности? Ради Бога, он же мой друг - ты можешь довериться мне.
        - Он сказал, что ты не будешь волноваться. У тебя скоро будет муж и ты будешь счастлива.
        - Муж? - Видимо, Бегущая Лань и Мэтью и правда ожидали, что они с Джейсоном вот-вот поженятся, однако Лорен была слишком встревожена судьбой Мэтью, чтобы обращать внимание на их догадки. - Бегущая Лань, я не успокоюсь, пока не узнаю, в чем дело.
        Женщина тихонько вздохнула.
        - Он… он потерял деньги. Играл в карты и проиграл.
        - И много?
        - Пять тысяч долларов.
        - Пять тысяч! Я не могу поверить! Мэтью никогда бы не стал так глупо рисковать сбережениями всей своей жизни.
        - Он стал много пить. Тот человек его обманул.
        - Какой человек?
        - Дюво.
        - Ты хочешь сказать - Дюваль? Мэтью играл в карты с Феликсом Дювалем?
        Бегущая Лань кивнула:
        - Он дал одну неделю, чтобы найти деньги. Он должен скоро прийти. У Мэтью нет денег.
        Лорен не верила своим ушам. В течение последней недели она несколько раз видела Мэтью и не замечала никаких перемен в его поведении. По всей видимости, он не хотел, чтобы она узнала о его долге. И все же у Лорен не укладывалось в голове, каким образом предусмотрительный Магрегор мог связаться с таким человеком, как Феликс Дюваль. Феликс зарабатывал облапошивая игроков из высшего общества, куда Мэтью никогда бы не допустили.
        - Не волнуйся, Бегущая Лань, - ласково произнесла Лорен. - Мэтью не отправится в тюрьму.
        Индианка благодарно улыбнулась, но тут же снова помрачнела.
        - У него расписка…
        - Ты имеешь в виду долговую расписку? Ее можно выкупить. Где сейчас Мэтью? Мне нужно немедленно поговорить с ним.
        Бегущая Лань махнула рукой в сторону ручья, протекавшего по участку Магрегора, и, не успев пройти и сотни ярдов, Лорен разглядела среди веток рыжую, как огонь, шевелюру шотландца. Одетый в кожаную индейскую рубашку, отороченную бахромой, он, по-видимому, возвращался из леса. На плече у него болталось около дюжины тушек мелких животных.
        При виде девушки Мэтью замедлил шаг и нахмурился.
        - Отправляйся домой, крошка, - буркнул он вместо приветствия, - это не твоя битва.
        Лорен заглянула ему в глаза. Много лет этот человек помогал ей, заботился о ней, защищал ее…
        - Четыре года назад ты спас мне жизнь. Неужели ты думаешь, что я оставлю тебя в беде?
        Мэтью только покачал головой и, ничего не ответив, направился в хижину. Лорен молча последовала за ним. Ей не раз приходилось бывать в скромном жилище Мэтью, и отвратительный запах сохнущих на специальных рамах только что снятых звериных шкур уже не так беспокоил ее. Тем не менее, усаживаясь на грубо сколоченную деревянную скамью, она старалась не дышать слишком глубоко.
        Свалив свою добычу на пол, Мэтью, ловко орудуя ножом, немедленно принялся свежевать тушку бобра, делая вид, что очень занят этой работой.
        Несколько мгновений Лорен молча наблюдала за ним.
        - Бегущая Лань рассказала мне, что Феликс играл нечестно, - произнесла она наконец.
        - Крапленые карты, да еще и козыри, спрятанные в сюртуке.
        - А ты смог бы это доказать?
        В ответ Мэтью пробурчал что-то неразборчивое.
        - Тогда ты должен выплатить долг.
        - У меня нет таких денег.
        - Если мы сложим наши средства, денег будет достаточно.
        - Я не позволю тебе тратить свои сбережения. Ты должна купить корабль.
        Лорен выразительно посмотрела на своего друга.
        - Это не важно. Я не допущу, чтобы ты попал в тюрьму. Сколько времени у тебя осталось?
        - Срок истекает послезавтра. Но я все равно не возьму твоих денег. Я совершил глупость - мне и расплачиваться.
        - В таком случае сделай заем у Жан-Поля, «ели мои деньги тебя не устраивают.
        Магрегор отрицательно покачал головой:
        - Ну уж нет. Французишка играл нечестно, я не дам ему ни пенни.
        Девушка поняла, что только напрасно тратит силы.
        - Тогда что же ты намерен делать?
        - Пока не знаю.
        Лорен поднялась:
        - Что ж, Мэтью. Если ты так решил, мне бесполезно с тобой спорить.
        Конечно, она не собиралась оставлять друга на произвол судьбы, однако Мэтью было лучше до поры до времени не знать о созревшем у нее плане.
        Тем не менее шотландец слишком хорошо изучил ее, чтобы поверить, что она может так легко сдаться.
        - Ты ведь не затеешь какой-нибудь безрассудной ерунды, крошка? - Он подозрительно взглянул на девушку.
        - Разумеется, нет. - Лорен хитро улыбнулась. - Я всего-навсего выпью чаю с твоей женой. Надо же нам обсудить, какие вещи собрать тебе в тюрьму!
        Через несколько часов Лорен в зеленом атласном платье, напудренном парике и черной полумаске уже спускалась по широкой лестнице игорного дома. В ридикюле, небрежно болтавшемся у нее на запястье, лежало пять тысяч долларов.
        Ей было нелегко убедить мсье Совинье выдать столь крупную сумму без предварительного заказа, зато вторая часть ее плана прошла без сучка и задоринки. Она послала Феликсу Дювалю записку, в которой содержалась просьба встретиться с Маргариткой этим вечером в игорном доме и позволить ей выкупить долговую расписку Мэтью. После ужина, сославшись на головную боль, она пораньше удалилась в свою комнату, провожаемая проницательным взглядом Джейсона и встревоженным - Лайлы. Когда совсем стемнело, девушка, накинув на плечи плащ, опустила на глаза капюшон и, взяв в конюшне лошадь, поскакала в город.
        Вероник, обрадованная встречей, тем не менее отнеслась к плану Лорен с недоверием. По ее мнению, с карточными долгами мужчины были обязаны разбираться самостоятельно. Все же рыжеволосая красавица согласилась помочь подруге и теперь отвлекала гостей игорного дома, чтобы они не появились в курительной зале до окончания ее разговора с Феликсом.
        Когда Лорен вошла, молодой человек был уже на месте. Она тщательно затворила за собой дверь.
        - Дорогая, - Феликс с улыбкой двинулся ей навстречу, - ты даже не представляешь, как я скучал по тебе!
        Услышав столь радушное приветствие, Лорен испытала некоторое облегчение. До последнего мгновения она не была уверена, что Феликс, получив записку, согласится выполнить ее просьбу.
        - Я тоже рада вас видеть. Спасибо, что пришли. - Лорен с трудом удержалась от нетерпеливого жеста. - Вы принесли долговую расписку Мэтью? У меня с собой вся сумма, которую он должен.
        Дюваль помедлил с ответом, затем с улыбкой взглянул на девушку.
        - Мне больно отказывать вам, дорогая, но я не могу брать деньги у столь очаровательной женщины, - произнес он наконец.
        Его ответ напугал Лорен. До сих пор ей не приходило в голову, что Дюваль может отказаться продать расписку.
        - Но я готова отдать вам пять тысяч долларов. Неужели вы хотите сказать, что не позволите мне возместить этот долг?
        Он засмеялся:
        - Долг уже сыграл свою роль. С его помощью я надеялся выманить вас из укрытия.
        - Вы надеялись? - Лорен напряженно смотрела в лицо молодого человека, силясь понять, что он имеет в виду.
        Внезапно на память ей пришел случай, произошедший несколько месяцев назад. Тогда Мэтью пришел навестить ее в игорный дом, и Лорен, разговаривавшая в это время с Дювалем, представила мужчин друг другу. На следующий день Дюваль поинтересовался у нее, не является ли Мэтью ее любовником; Лорен же только рассмеялась в ответ и вскоре позабыла об этом разговоре. Однако Феликс, очевидно, не забывал ничего. Когда Лорен исчезла, он разыскал Мэтью и заставил шотландца проиграть неслыханную сумму. Ради того, чтобы добраться до нее.
        Неожиданно сообразив, что она вышла из образа Маргаритки, Лорен поспешила улыбнуться одной из самых своих обольстительных улыбок, не раз заставлявшей трепетать мужские сердца.
        - Подумать только, как вы умны, Феликс. Но теперь, когда вы меня нашли, что же вы собираетесь со мной делать?
        Темные глаза Дюваля вожделенно сверкнули.
        - Не прикидывайтесь, будто не понимаете - Он подошел к ней вплотную, обнял рукой за талию и наклонился, чтобы поцеловать. Лорен торопливо отвернула лицо.
        - Вы слишком уж спешите, мсье, - едва выговорила она голосом, срывающимся от отчаяния, - боюсь, это не очень галантно. Вы назначаете ставки, вы устанавливаете правила, а затем отказываете мне в возможности сыграть с вами.
        Дюваль скептически приподнял бровь:
        - Вы предлагаете…
        - Ну да. Вы же игрок и не откажетесь сыграть со мной на удачу. Ну предположим, хотя бы в девятку?
        Молодой человек снисходительно улыбнулся.
        - И каковы будут ставки?
        - Долговые обязательства Мэтью, разумеется. А если вы выиграете, вы проведете ночь со мной.
        - Всего лишь одну ночь?
        Лорен провела тонким пальчиком по его верхней губе.
        - Ну ладно, две. Думаю, я того стою.
        - Пусть будет по-вашему, мадемуазель. Я соглашаюсь только ради того, чтобы увидеть наконец прелестное личико, скрывающееся под маской.

«Джейсон меня убьет», - подумала Лорен, успокаивая себя насколько могла тем, что это был единственный путь спасти Мэтью от тюрьмы. Девушка не особенно верила в свои шансы обыграть Феликса в карты, но рассчитывала оказать ему серьезное сопротивление, напугать и заставить совершить роковую ошибку.
        Высвободившись из объятий молодого человека, Лорен первая направилась в игорную залу. Ей хотелось поскорее убедиться, что там достаточно людей, с помощью которых она сможет засвидетельствовать нечестную игру Феликса.
        Увидев Лорен, Дезире Шодье, оказавшаяся в этот вечер крупье за столом, где играли в девятку, нахмурилась.
        - Итак, амазонка возвратилась, - ядовито заметила она, намекая на высокий рост девушки.
        Лорен, оставив ее слова без внимания, приветливо улыбнулась пятерым мужчинам, уже сидевшим за столом:
        - Мсье, не позволите ли вы нам присоединиться к игре?
        Все пятеро разом поднялись со своих мест, галантно приглашая обворожительную Маргаритку занять место за их столом, однако Дезире немедленно возразила:
        - Ты не имеешь права! Мадам Жескар запрещает.
        - Сегодня я гостья, - спокойно ответила Лорен, позволяя лысеющему грузному Смитсену, завсегдатаю игорного дома, усадить себя на место рядом. - Мой большой друг, мсье Дюваль, будет играть со мной.
        Дезире вынуждена была сдаться. Стараясь скрыть разочарование, она неловко улыбалась, пока игроки с заметно поувяд-шим энтузиазмом потеснились, принимая в свои ряды Феликса Дюваля.
        Место ее противника оказалось через два стула от Лорен, что вполне устраивало девушку. Она выбрала девятку именно потому, что эта игра предоставляла шулеру множество возможностей проявить ловкость рук. Крупье часто сдавал, и каждую первую пару карт игрок получал перевернутой картинками вниз, что позволяло с легкостью осуществить подмену. Тем не менее, чтобы уличить Феликса в шулерстве, Лорен должна была сидеть достаточно близко от него.
        Колоды были вскрыты, перетасованы, сняты и помещены в специальную коробку для торгов, именуемую ботинком. Когда начались торги, Лорен назначила минимальную цену, наблюдая, как поступит Феликс. Тот, по всей видимости, также занял выжидательную позицию, поскольку позволил вступить в торги своему лысому соседу.
        - В банке триста долларов, - объявил Смитсен, начиная первый тур.
        Поначалу ставки делались довольно робко. Смитсен выиграл первые три кона, затем проиграл на козырной восьмерке.
        Когда торги перешли влево, Лорен подняла свою ставку, намереваясь подстегнуть остальных. Первые две ее карты в сумме дали пятерку, третья же оказалась дамой, и общая сумма ее очков сразу перевалила за требуемые девять.
        - Сожалею, дорогая, - усмехнувшись, произнес Феликс.
        Лорен пожала плечами и улыбнулась молодому человеку:
        - Вы уверены, что у вас получится лучше, мсье?
        - Сейчас увидите.
        Но Лорен, как ни старалась, не могла заметить в его действиях ничего предосудительного. Феликс не делал лишних, непонятных движений, и у него не было времени, чтобы поменять карты. Его лицо оставалось бесстрастным, пока он подсчитывал набранные очки.
        Восемь против семи, с огорчением увидела Лорен, когда карты были открыты. Она понимала, что, пока Феликсу удается одолевать ее с такой легкостью, он не станет предпринимать ничего, что могло бы его скомпрометировать.
        Дюваль выиграл подряд несколько конов, и Лорен уже была близка к отчаянию, но удача внезапно отвернулась от креола. И тут ей начало везти. Дважды у нее выходила девятка по сумме очков первых двух карт, и, поскольку она держала банк, все ставки перешли к ней. Тем не менее самоуверенность не покидала Дюваля даже после нескольких поражений подряд.
        Торги сделали еще один круг, и Лорен снова выиграла несколько конов. Когда очередь торговаться перешла к Феликсу, девушка стала внимательно следить за ним краем глаза. Если он решится пойти на обман, рассуждала она, то сделает это, пока все карты будут у него на руках.
        Лорен оказалась права, однако чуть не пропустила ловкое движение руки своего противника. Выхватив карту из сапога, Дюваль бросил ее на пол с быстротой и виртуозностью, свидетельствовавшими о немалой тренировке. Лорен едва удержалась от радостного возгласа - жульничество Дюваля будет более очевидным, если его поймают с поличным…
        Ее нетерпение росло. Дюваль выиграл несколько конов, но еще ни разу не пытался поднять упавшую карту.
        - Ва-банк, - собравшись с духом, объявила Лорен.
        Она надеялась, что пятьсот долларов окажутся слишком большой суммой и Феликс не решится рисковать ею.
        Все меньшие ставки выбыли из игры, и даже Смитсен, проигравший несколько раз подряд, разумно предпочел спасовать.
        Лорен подсчитала свои очки. В общей сложности выходило четыре. Выбора не было, пришлось тянуть карту. Девушка почувствовала, как увлажнились ее ладони.
        Четверка. Она по-прежнему в игре. Посмотрев на Феликса и встретившись с его внимательным взглядом, Лорен словно увидела свое отражение в зеркале - столь холодным и непроницаемым было его лицо.
        Тогда она улыбнулась, постаравшись сделать вид, будто едва скрывает восторг от предвкушения победы. Ее нервы натянулись как струна, когда Феликс вытащил из кармана обшитый кружевом носовой платок. Уронив его как бы случайно, он наклонился. Лорен поняла, что упавшая карта будет спрятана в складках платка, когда Дюваль поднимет его. Она уже открыла рот, чтобы обвинить креола в жульничестве, как вдруг высокий человек в голубом сюртуке и коричневых панталонах приблизился к игровому столу.
        - Мсье Стюарт! - воскликнула Дезире, и Лорен едва не подскочила на месте.
        - Смотрите-ка, кто-то проявил удивительную беспечность, - произнес Джейсон, поднимая карту, на которую специально наступил ногой. - Двойка пик лежала возле вашего стула, Дюваль.
        Он бросил карту на стол, беспечно улыбнувшись игрокам, устраняя тем самым взрывоопасность сложившейся ситуации.
        Феликс, сохраняя непринужденность, добавил двойку пик к сброшенным картам. Лорен могла бы увидеть, как напряглись мускулы на его лице, если бы ее отчаянный взгляд в этот момент не был прикован к Джейсону.
        Поначалу внезапное появление компаньона напугало девушку, но затем она разозлилась на него за то, что он испортил ее тщательно приготовленную ловушку. Однако ей оставалось только молча проклинать свое досадное невезение.
        Обернувшись, Джейсон отвесил ей любезный поклон:
        - Мадемуазель Маргаритка, не так ли? Я с огромным удовольствием слушал, как вы пели здесь несколько недель назад.
        Лорен встретила его взгляд и похолодела, заметив затаенную ярость в голубых глазах гиганта. Поежившись при мысли о том, в какую причудливую форму эта ярость может вылиться, девушка пробормотала в ответ что-то невнятное. У нее недостало духа возразить, когда Джейсон попросил у присутствующих позволения присоединиться к игре. Снедаемая беспокойством, Лорен даже не улыбнулась, выиграв пятьсот долларов со своими восемью очками, в то время как, если бы двойка пик осталась на руках у Дюваля, его сумма равнялась бы девяти.
        С этого момента игра начала принимать серьезный оборот. Феликс стремился выиграть любой ценой. Однако ему оказалось не под силу противостоять феноменальному мастерству Джейсо-на. Прочие игроки один за другим выходили из игры, очень скоро превратившейся в состязание двоих. Через три часа Феликс проиграл сумму, почти вдвое превышавшую пять тысяч долларов.
        - Вы очень удачливы, мсье, - процедил он сквозь зубы, пристально глядя на Стюарта.
        Джейсон сгреб со стола деньги и спокойно посмотрел на креола.
        - Некоторые верят, что человек собственными руками кует свое счастье. У меня сложилось впечатление, что вы как раз один из таких людей. Или, быть может, та двойка пик сама упала со стола несколькими часами ранее?
        Лицо Феликса потемнело от гнева.
        - Это обвинение? - спросил он с угрозой в голосе.
        Лорен заерзала на стуле. Все прочие игроки разошлись кто куда, и теперь только она и Дезире наблюдали за разгорающимся конфликтом.
        - Не вижу надобности обвинять вас в чем-либо, - усмехнувшись, любезно ответил Джейсон. - Мадам Жескар непременно услышит о случившемся и примет соответствующие меры предосторожности. А вам, вероятно, придется побеспокоиться о том, чтобы впредь вокруг вас не падали беспризорные карты, иначе вы рискуете оказаться в достаточно щекотливом положении.
        - Ваши слова задевают мою честь, сударь! - Лицо Феликса исказилось, а глаза засверкали яростью.
        - Пожалуйста, мсье, - быстро проговорила Лорен, увидев, что креол вскочил на ноги, - положительно, нет причины так волноваться.
        Джейсон хладнокровно откинулся на спинку стула, и его губы чуть тронула улыбка.
        - Разумеется, я буду счастлив дать вам удовлетворение…
        - Нет, только не это! - вмешалась Дезире. - Вы же поубиваете друг друга…
        - …но дуэль, - продолжил Джейсон, не обращая на нее ровно никакого внимания, - не послужит к укреплению вашей репутации как игрока в карты. Даже если вы выйдете победителем, то очень скоро почувствуете, как трудно избавиться от позорной славы шулера. - Видя, что Феликс продолжает стоять сжимая кулаки, Джейсон приподнял бровь. - Полноте, Дюваль, вы же не глупец. Сядьте. Не нужно устраивать сцен, вы и так уже достаточно встревожили этих милых дам. У меня есть к вам одно предложение, которое, надеюсь, поможет вам возместить понесенные убытки.
        Все еще пылая от гнева, молодой креол опустился на стул.
        - И что же это за предложение? - осведомился он, в то время как Лорен с облегчением перевела дух.
        - Как мне стало известно, у вас находится долговая расписка, принадлежащая перу одного моего друга. - Произнося это, Джейсон не спеша пододвигал к Дювалю стопку банкнот. - Здесь пять тысяч долларов и одна тысяча сверх того за беспокойство.
        Нахмурив брови, Феликс подозрительно покосился на Лорен.
        - Черт возьми, оказывается, у этого Магрегора великое множество друзей!
        - Не могу об этом судить, - спокойно парировал Джейсон. - Магрегор работает на меня, и я понесу прямые убытки, если он попадет в тюрьму.
        Поколебавшись мгновение, креол философски улыбнулся и полез в карман за распиской.
        - Прошу прощения, моя милая, - обратился он к Лорен, - за вынужденное нарушение нашего договора, но… вы сами видели, как все получилось. В любом случае вы добились того, чего хотели.
        Взяв со стола деньги, он засунул их к себе в кошелек и поднялся, собираясь уходить.
        - А все-таки жаль, - пробормотал он, еще раз взглянув на Лорен. - Никогда не думал, что меня огорчит выигрыш столь крупной суммы.
        Лорен молча протянула Феликсу руку для поцелуя и, лишь когда креол ушел, украдкой покосилась на Джейсона. Гигант наблюдал за ней с видом, явно не предвещавшим ничего хорошего.
        Заметив ее взгляд, он медленно поднялся из-за стола.
        - Вы готовы идти, мадемуазель?
        Лорен поняла, что возражать бесполезно, но в этот момент Дезире шагнула навстречу Джейсону и тронула его за рукав:
        - Может быть, вы еще немного побудете, мсье Стюарт? Мне было так одиноко без вас.
        Джейсон сочувственно улыбнулся:
        - Спасибо за приглашение, моя сладкая, но я должен проводить домой мадемуазель Маргаритку.
        Удаляясь под руку с Джейсоном, Лорен расслышала, как Дезире проворчала что-то про несносных амазонок.
        У выхода из игорного дома им пришлось довольно долго ждать, пока подадут карету Джейсона, и Лорен почувствовала, что у нее сдают нервы. Молчание становилось все более тягостным; на мгновение ей даже пришло в голову обратиться за помощью к Кендриксу, однако, немного подумав, девушка сочла, что с темпераментом Джейсона следует быть поосторожнее. Ему легко могло прийти в голову на руках вынести ее из игорного дома, если бы она отказалась сопровождать его добровольно.
        Подсадив Лорен в экипаж, Джейсон до боли сжал ее руку, затем кинул монету негритенку, державшему лошадей, и, заняв место кучера, тряхнул поводьями.
        Только когда мимо понеслись черные пустынные поля, молодой человек оторвал взгляд от дороги и взглянул на Лорен.
        - Отдавшись на милость такого мерзавца, как Дюваль, ты, возможно, совершила самый глупый поступок в своей жизни.
        Голос Джейсона был глух и мрачен, словно бархат, скрывающий под собою сталь, и Лорен сделалось очень неуютно. Отвернувшись, она стала смотреть на амбровые деревья, посаженные по краям дороги. В душном сумраке ночи только слабые отблески лунного света, серебря стволы и древесные кроны, освещали их путь.
        - Как ты узнал, где меня искать? - наконец решилась она спросить.
        - Мэтью заподозрил, что ты можешь выкинуть какой-нибудь неожиданный фокус, и благоразумно пришел поделиться своими опасениями со мной. Кстати говоря, тебе бы следовало поступить точно так же. Мне было гораздо проще иметь дело с Дювалем, чем тебе: во-первых, я искушеннее тебя в картах, во-вторых, могу позволить себе проиграть большую сумму и, в-третьих, способен постоять за себя. Тебе же не под силу тягаться с Дювалем, и твоя затея была верхом безрассудства.
        Уничижительный тон Джейсона заставил Лорен горделиво выпрямиться.
        - Я не нуждаюсь в твоих поучениях, - упрямо проговорила она, не сумев придумать более весомого аргумента против его железной логики.
        - Кто-то же должен наблюдать, чтобы ты не наделала глупостей…
        - Ты не опекун мне, Джейсон.
        - Спорное утверждение, но я не намерен сейчас вступать в дискуссию по этому поводу. - Молодой человек кинул на Лорен насмешливый взгляд. - Меня восхищает твоя преданность Мэтью, однако эта проклятая решимость оставаться независимой во что бы то ни стало начинает превращаться в одержимость.
        Лорен возмущенно сжала губы.
        - Что ты собиралась отдать Дювалю в случае, если бы проиграла? Кажется, я догадываюсь.
        - Но я не собиралась проигрывать, - отрезала девушка с растущим раздражением. - Я только хотела уличить его в жульничестве.
        - Боже милосердный! - Джейсон вздохнул. - И каковы, по-твоему, были бы дальнейшие действия, если бы ты лишила его возможности зарабатывать на жизнь? Вне всяких сомнений, у меня осталось бы мало шансов защитить тебя в этом случае.
        - А я и не прошу меня защищать.
        Молодой человек крепко сжал челюсти и сосчитал до десяти, прежде чем ответить.
        - Будучи джентльменом, я обязан оказывать помощь леди, попавшей в беду, даже если она настолько глупа, что сама ищет себе неприятностей.
        - Ага, значит, ты действовал исключительно из рыцарских побуждений? Ну уж нет! Ты просто хотел, чтобы я постоянно оставалась у тебя в долгу.
        Джейсон укоризненно взглянул на нее:
        - Никогда и ни при каких обстоятельствах я не хотел сделать тебя своей должницей. Никогда, слышишь?
        - Неужели? А зачем же еще ты предложил мне сделку, если не для того, чтобы поставить меня в зависимость?
        - Проклятие, Лорен! Я, напротив, хочу, чтобы ты научилась азам судовладения и перестала зависеть от меня - тогда мы могли бы общаться на равных. Я хочу, чтобы ты могла управлять «Карлин лайн» самостоятельно, когда я через несколько месяцев передам компанию тебе.
        Его лицемерие возмутило девушку.
        - Ты по-прежнему хочешь сохранить корабли Карлина при себе, не отрицай этого!
        Джейсон чуть не заскрежетал зубами.
        - Да нет же, не хочу.
        - «Все или ничего» - это были твои слова. Не могу поверить, что ты так быстро сдался.
        - И не верь - я вовсе не собираюсь сдаваться. - Джейсон резко натянул поводья, заставив лошадей остановиться, и повернулся к Лорен. - Я хочу быть необходимым тебе не потому, что ты не можешь самостоятельно вести дела. Мне так хотелось, чтобы за прошедшие месяцы мы узнали друг друга ближе…
        Лорен поняла, что сама дала Джейсону повод затронуть крайне нежелательную для нее тему.
        - Нет уж, пожалуйста! - запротестовала она, подняв руку. - Я не желаю это обсуждать.
        - И все же тебе придется. Ответь только на один вопрос. Что ты имеешь против замужества? Ты чего-то боишься? Может быть, меня?
        - Нет… да… Я не знаю! - выкрикнула девушка, закрывая уши ладонями.
        Видя, что Лорен и в самом деле расстроена, Джейсон не стал продолжать разговор. Выпустив ее плечи, он подобрал поводья, и экипаж снова покатил по дороге, а его пассажиры всю оставшуюся часть пути проделали в полном молчании.
        Едва они подъехали к парадным дверям Бельфлера, Лорен, . соскочив на землю, побежала в свою спальню, не желая встретиться ни с кем, даже с Лайлой. Несколько часов она провела в полном одиночестве, беспрестанно шагая из угла в угол и сожалея обо всем, что произошло в этот вечер. Конечно, Джейсон был прав - она должна была предоставить ему разбираться с Дювалем. Она была так рада, когда в их руках оказалась долговая расписка Мэтью, и что же Джейсон получил от нее вместо благодарности? Она вела себя как испорченный ребенок, и именно такой он ее теперь считает. Зачем она обвиняла его, зачем спорила? Хуже всего то, что Лорен сама дала ему возможность повторить предложение жениться. Слава Богу, хоть одно положительное событие случилось прошедшим вечером - Мэтью был избавлен от тюрьмы.
        Измученная нелегкими переживаниями, Лорен долго не могла заснуть. Она ворочалась в постели с боку на бок и думала о том, что остальные обитатели Бельфлера, должно быть, уже видят десятый сон. Даже Улисс покинул ее и пропадал неизвестно где. Лишь далеко за полночь через раскрытую застекленную дверь до Лореи донеслось слабое мяуканье. Она позвала кота, но Улисс так и не появился.
        Девушка встала и вышла на галерею. Легкий ветерок лениво пробегал в жарком ночном воздухе, наполняя его густым ароматом жасмина и магнолии. Разыскивая своего пушистого питомца, Лорен медленно шла по галерее. Завернув за угол, она увидела Улисса, сидевшего в пятне мягкого света, струившегося через дверь одной из комнат. Лорен снова негромко окликнула его, но непослушный кот сладко потянулся и, к вящему огорчению хозяйки, важно прошествовал внутрь.
        Несколько секунд Лорен колебалась, не зная, как поступить. В этой части дома была занята только одна комната - то была спальня Джейсона. Девушка поежилась при мысли о встрече с ним в столь поздний час. А может быть, он уже спит или, что более вероятно, возвратился в игорный дом в поисках утешения? Рассуждая таким образом, Лорен незаметно продвигалась вперед по следам ускользнувшего кота. Лишь оказавшись на пороге комнаты Джейсона, она остановилась. Гигант лежал, растянувшись во весь свой исполинский рост, на огромной кровати под пологом. Из одежды на нем были только лишь панталоны; пламя единственной свечи тускло освещало его стройное мускулистое тело. Постель, на которой он расположился, была не разобрана, и москитная сетка оставалась открытой.
        Джейсон, казалось, был погружен в размышления - одну руку он закинул за голову, а другой с отсутствующим видом ласкал рыжий мех Улисса, примостившегося у его бедра.
        Лорен решила не беспокоить молодого человека и повернулась, намереваясь уйти, но Джейсон, видимо, почувствовал ее присутствие. Он быстро повернул голову и, увидев Лорен, нахмурился.
        Только тут девушка вспомнила, что не одета. Ее ночная рубашка оставляла открытыми шею и руки, а распущенные волосы золотыми волнами струились по плечам. Но Джейсон, надо полагать, не одобрил бы ее присутствие здесь, даже если бы она была полностью собрана и причесана.
        - Я пришла за Улиссом. - Лорен поспешно выпалила эти слова, надеясь, что ей удастся забрать кота прежде, чем он выставит ее за дверь.
        Но Джейсон даже не пошевелился. Девушка в волнении шагнула вперед.
        - Могу я забрать моего кота? - повторила она. - Он обычно спит со мной.
        Джейсон медленно выпустил воздух - так, словно долго задерживал дыхание.
        - Вот счастливейший кот на свете, - произнес он, негромко усмехнувшись.
        - Я однажды предлагала его тебе, - простодушно напомнила Лорен. - И кажется, ты тогда отказался.
        Джейсон сел на постели и поправил подушку у себя за спиной.
        - Подойди ко мне, Лорен.
        Девушка приподняла бровь.
        - Честное слово, Джейсон, ты удивляешь меня. Я-то думала, ты сейчас скажешь, что мне неприлично находиться в столь поздний час у тебя в спальне.
        - Это и в самом деле неприлично. В особенности если учесть тот факт, что мы оба почти раздеты. Но я постараюсь держать себя в руках.
        С этими словами Джейсон протянул к ней руку, и Лорен, не найдя в себе сил сопротивляться магической силе устремленных на нее голубых глаз, подошла ближе. Она крепко ухватилась за кровать, словно опасаясь натиска незримого урагана.
        - Ты был так занят с Дезире все последнее время, - я даже думала, что ты вернешься в игорный дом. Теперь у Дезире, должно быть, разбито сердце.
        Губы Джейсона дрогнули в улыбке.
        - Так нечестно, Лорен. Наши шансы не равны, ты не даешь мне возможности защищаться. Ну иди же сюда. - Он указал на место рядом с собой. - Пока ты стоишь там, свет от свечи у тебя за спиной делает твою рубашку почти прозрачной, что дает мне незаслуженное преимущество перед тобой.
        Щеки Лорен вспыхнули, и она, с подчеркнутой неохотой сделав несколько шагов, опустилась на край кровати.
        Джейсон нежно взял в руки ее узкую ладонь.
        - Итак, я не имею ничего против нашего полуночного тет-а-тет, но при единственном условии: ты должна пообещать, что не убежишь посреди разговора. А теперь скажи мне: неужели ты в самом деле считаешь, что я задумал насильно жениться на тебе и все, что мне нужно, - это корабли Карлина?
        Улисс спрыгнул с постели и скрылся в ночной тени, но Лорен даже не обратила на него внимания.
        - Если я не права, тогда почему ты снова и снова возвращаешься к разговору о женитьбе? И отчего ты непременно хочешь жениться именно на мне? - Голос ее прервался.
        - Вероятно, оттого, что люблю тебя.
        У Лорен невольно вырвался недоверчивый возглас, но лицо Джейсона оставалосьсерьезным.
        - Я полюбил тебя с тех самых пор, как впервые увидел, - тихо продолжил он. - Вот отчего я сделал тебе тогда предложение.
        В этот миг Лорен от души пожалела, что позволила ему снова затронуть опасную для нее тему.
        - Ты не собираешься отпустить мою руку? - Она просто не знала, что сказать.
        - Ответь сначала на мой вопрос.
        С этими словами Джейсон поднес к губам ее пальцы и принялся по очереди их целовать, так что рука Лорен стала горячей.
        - Какой вопрос? - невнятно пробормотала она.
        - Скажи мне, чего ты боишься? Уверен, что не меня. И тем не менее я вижу, что тебя охватывает страх всякий раз, когда речь заходит о замужестве.
        Лорен чувствовала, что должна что-то ответить.
        - Я… я не хочу позволять мужчине управлять собой.
        Джейсон покачал головой:
        - Это не причина. Ты сама не веришь, что я способен обратить во зло мою заботу о тебе.
        - Нет, но… ты хочешь жить в Англии, а я нет. Моя новая родина здесь.
        - И этот довод не слишком убедителен, милая Лорен.
        Медленно протянув руку, он коснулся ее губ указательным пальцем, в то время как его глаза напряженно всматривались в лицо девушки, а голос понизился до шепота.
        - Что бы я только не отдал, чтобы проникнуть за ту перегородку, которой ты отгородилась от мира…
        Губы Лорен беззвучно раскрылись, но она медлила с ответом. Джейсон не должен любить ее - из этого все равно не выйдет ничего хорошего. Происхождение не позволит ей выйти замуж за маркиза Эффинга.
        Не дождавшись ответа, Джейсон тяжело вздохнул:
        - Что ж, я ждал тебя почти четыре года, подожду еще немного.
        - Нет-нет, ты не должен! Ни за что!
        Девушка попыталась высвободиться, но Джейсон притянул ее к себе и заключил в объятия.
        - Тише, любовь моя, - прошептал он, гладя ее по волосам, - я не хотел расстраивать тебя.
        Прильнув щекой к обнаженной груди Стюарта, Лорен закрыла глаза. Она почувствовала, как больно заныло где-то внутри. Прошлое, словно камень на шее, не давало ей возможности свободно жить и дышать в этом мире. Ей захотелось плакать, но глаза почему-то оставались сухими.
        Лорен не могла бы сказать, сколько времени прошло, прежде чем свеча с шипением погасла, погрузив комнату в мягкий полумрак, и именно в этот момент она вдруг обратила внимание на характерный мускусный запах кожи Джейсона. Его объятия перестали быть дружескими, утешающими. Могучее живое влечение вновь проснулось в ней, заставляя сердце быстрее биться, а кровь - лихорадочно стучать в висках. Девушка боялась пошевелиться, опасаясь, что, догадавшись о столь греховных мыслях, хозяин комнаты немедленно прогонит ее прочь.
        Но Джейсону не требовалось ни о чем догадываться - он и так уже все знал. Его горячая рука медленно поползла по ее бедру вверх, и Лорен охватила сладостная дрожь предвкушения.
        Внезапно Джейсон порывисто схватил ее за плечи и приподнял над собой. Его взгляд возбужденно блуждал по прозрачной рубашке, скорее обнажавшей, чем скрывавшей ее тело.
        - Лорен, - хрипло пробормотал Джейсон, погружая ладонь в золотистые пряди ее волос. Другой рукой он уже приподнимал рубашку.
        - Пожалуйста… Джейсон. - Лорен сама не понимала, просит ли его остановиться или продолжать. Она одинаково страшилась и того и другого. А что, если он отправится искать утешения в объятиях другой, после того как она отвергнет его? Но разве может она позволить себе окончательно сдаться на его милость?
        Парализованная страхом, Лорен не решалась что-либо предпринять и лишь, затаив дыхание, прислушивалась к лихорадочным ударам своего сердца.
        Медленно, словно повинуясь неизбежному, Джейсон спустил рубашку с плеч девушки, обнажая тяжелые груди. Притянув ее ближе, он сомкнул губы вокруг набухшего соска, и Лорен содрогнулась от наслаждения. Не имея более сил сопротивляться, запрокинув голову, она отдалась нахлынувшей страсти.
        И вдруг Джейсон отстранился от нее.
        - Возвращайся к себе в комнату, милая, - отрывисто распорядился он, поправляя рубашку на ее плечах, - пока мы оба окончательно не потеряли рассудок.
        Лорен хотела повиноваться, но ласки Джейсона наполнили томной слабостью все ее тело. Ноги отказывались слушаться. Предприняв безуспешную попытку подняться, она бессильно повалилась обратно на кровать.
        - Лорен! - прорычал Джейсон, схватив девушку за плечи. - Скорее убирайся отсюда, пока я не взял тебя как последнюю уличную шлюху! - Нетерпеливо мотнув головой, он стал шарить руками по кровати. - Господи, да где же этот несносный кот!
        Вспышка его гнева, внезапная, как луизианская гроза, произвела неожиданное действие. Взглянув на него исподлобья, Лорен покатилась со смеху. Такая реакция была непонятна даже для нее самой. Зажав рот руками, девушка попыталась успокоиться, но ничего не помогало - неукротимая ярость Джейсона, внезапно сменившая страстные ласки, казалась ей невероятно забавной.
        Услышав за спиной столь неожиданные звуки, Джейсон резко обернулся, гневно сверкнув глазами.
        - Что во всем этом смешного, позволь узнать?
        Не в силах более сдерживаться, Лорен принялась безудержно хохотать.
        - Разве такие речи пристали пылкому влюбленному? - едва выговорила она, задыхаясь от смеха, назидательно тыча пальцем чуть не в самый нос молодого человека. - Раз уж ты вознамерился покорить мое сердце, тебе следует осыпать меня поцелуями и комплиментами, чтобы вскружить мне голову. Угрозы и грубости - не слишком подходящее средство для достижения подобной цели; боюсь, так ты не скоро добьешься желаемого…
        Джейсон несколько раз глубоко вдохнул и, взяв себя в руки, подозрительно покосился на свою не в меру развеселившуюся гостью.
        - Кажется, желаемого мне не добиться уже никогда, - безнадежно произнес он, откидываясь на подушку, - однако коней на переправе не меняют. Так что я лучше буду придерживаться первоначального плана боевых действий. В конце концов, у меня еще остался кое-какой порох в пороховнице. Так ты сама пойдешь в свою комнату или мне отнести тебя?
        Лорен пропустила его вопрос мимо ушей.
        - Ага, вот ты и попался! Значит, у тебя есть план. А что, Дезире тоже часть твоей стратегии? - Она притворно зевнула.
        Тут уж и Джейсон не смог сдержать улыбку.
        - Боже, что я слышу? Неужели ты вправду ревнуешь, моя дорогая Лорен?
        Девушка только хмыкнула.
        - А вот и нет! Мне просто любопытно узнать, что интересного ты нашел в этой… кошке.
        - Может, ты сама догадаешься?
        - О, разумеется! Я лишь хочу узнать, почему твой выбор пал именно на нее.
        Глаза Джейсона задорно сверкнули.
        - Чары Дезире ничто по сравнению с твоими, если ты спрашиваешь об этом. Но она куда более радушно относится к мужчинам…
        На этот раз замечание Джейсона явно попало в цель, заставив Лорен моментально вскочить на ноги, сжать кулаки.
        - Послушайте-ка, что я вам сейчас скажу, мистер. Если вы еще хоть раз позволите себе сравнивать меня с этой потаскухой, я… я…
        - Продолжай, я слушаю. Так что же ты? - любезно осведомился Джейсон.
        Одним грациозным движением он поднялся с постели и с видом хищника стал медленно наступать на Лорен.
        Девушка невольно попятилась.
        - Я тебя ударю, вот что. Туда, где тебе будет больнее всего!
        Но Джейсона ничуть не встревожила ее угроза, и он неуклонно продолжал продвигаться вперед, заставляя Лорен отступать шаг за шагом.
        - Если ты еще хоть раз встретишься с Дезире, я вернусь в игорный дом. Я буду ездить туда каждый вечер! - в запальчивости выкрикнула она.
        Лицо Джейсона по-прежнему оставалось невозмутимым. Он продолжал преследовать Лорен, вытеснив ее в конце концов из комнаты на галерею. Упершись спиной в перила, девушка, защищаясь, вытянула вперед руки.
        - И я не буду больше играть на фортепьяно, - не унималась она, - я стану на нем танцевать!
        Джейсон рассмеялся и обнял ее.
        - А еще после этого ты обвиняешь меня в шантаже! Что ж, будь по-твоему.
        Лорен затихла было в его объятиях, но, осознав смысл сказанного, вскинула голову и посмотрела в смеющиеся голубые глаза.
        - В самом деле? - недоверчиво переспросила она.
        Легко подняв Лорен на руки, Джейсон понес ее в предназначенную ей спальню.
        - Именно так, - на ходу ответил он. - Я и близко не подойду к Дезире, если ты пообещаешь не танцевать на фортепьяно. Это будет нелегкая сделка для нас обоих, дорогая.
        Лорен молчала, соображая, не загоняет ли она снова себя в ловушку.
        - Это для твоей же пользы, - наконец произнесла она. - Дезире тебе не подходит. Даже Вероник так считает.
        Джейсон состроил огорченную гримасу.
        - А я-то надеялся, что ты ревнуешь.
        - Ну… в общем… может быть, и так… - девушка опустила глаза, - если только самую чуточку.
        Голос Джейсона снова стал серьезным.
        - Не волнуйся, Лорен, я ни разу не прикоснулся к Де-зире. - Встретив ее недоверчивый взгляд, он улыбнулся. - Кроме того, я ведь на тебе хочу жениться, а не на ней.
        Лорен нахмурилась, подумав про себя, что Джейсон вряд ли стал бы с такой готовностью рассуждать о женитьбе, если бы узнал о ее происхождении.
        - Кайл говорит, что теперь, когда ты получил титул, тебе придется найти себе жену.
        - Угу, - подтвердил Джейсон, - У тебя уже есть кандидатура на примете? Заметь, это не предложение. Я строго придерживаюсь условий нашей сделки.
        Лорен поправила волосы и задумчиво посмотрела на Джейсона.
        - А если бы я отказалась родить тебе наследников, ты бы не передумал брать меня в жены?
        - Нет, красавица. Ничто не заставит меня передумать.
        Войдя в ее комнату, Джейсон опустил свою драгоценную ношу на кровать. Укрыв девушку легким лоскутным одеялом, он вопросительно посмотрел ей в глаза.
        - Так ты не хочешь иметь детей? - спросил он серьезно.
        - Я… я не знаю. На самом деле я как-то не думала об этом.
        Джейсон притронулся к ее губам легким поцелуем.
        - Дай мне знать, когда захочешь. Я буду счастлив тебе посодействовать. Можно я побуду с тобой, пока ты не заснешь?
        Лорен отрицательно покачала головой, и он, улыбнувшись на прощание, растаял в ночи. Однако любящий взгляд молодого человека еще долго согревал ее. Глядя в темноту, девушка представляла себе, каково это - держать на руках маленького мальчика со смеющимися голубыми глазами, которого она могла бы любить и баловать…
        И с этими счастливыми мыслями Лорен заснула…

        Глава 16

        Дальше Джейсон повел себя так, словно случившегося в игорном доме попросту не было. Сначала он уладил все детали, связанные с покупкой «Орлицы», а через два дня они с Лорен отправились в театр.
        Театр на Орлеанской улице сгорел во время пожара в 1813 году, но был отстроен заново, и теперь в нем выступали гастролирующие труппы. Украшенное монументальной дорической колоннадой, многочисленными галереями и двумя ярусами частных лож, новое здание производило внушительное впечатление.
        Их ложа располагалась достаточно близко от сцены, так что Лорен прекрасно слышала актеров, но время от времени ей приходилось обращаться к Джейсону за переводом. Пьеса шла на французском языке, который, несмотря на двенадцать лет американского господства, по-прежнему считался в Новом Орлеане единственным цивилизованным наречием.
        Джейсон наслаждался пьесой в значительно меньшей степени, потому что Лорен, сидевшая рядом, сама того не подозревая, дразнила его своей близостью. Она была неподражаема в новом вечернем платье из шелковой тафты цвета слоновой кости, а тонкий аромат ее кожи кружил ему голову. Тем не менее к концу пьесы Джейсону удалось взять себя в руки, и, когда Лорен от души засмеялась заключительной фразе, он подумал, что очаровательное выражение ее лица стоит пережитых неудобств. Заглянув с улыбкой в сияющие глаза Лорен, он поднялся, подал ей шаль и повел ее к выходу, защищая от повалившей отовсюду публики.
        То там, то здесь люди оборачивались, привлеченные необыкновенной прелестью Лорен и оттенявшей ее красоту мужественностью Джейсона. Вдруг Лорен побледнела и напряглась. Проследив за ее взглядом, Джейсон увидел стоявшего внизу Феликса Дюваля. Молодой креол с нескрываемым вожделением пожирал его спутницу глазами.
        - Не обращай внимания, - шепнул Джейсон, торопливо прокладывая путь к выходу.
        Лорен взглянула на него и закусила губу.
        - Я не виновата, что он преследует меня.
        Джейсон чуть улыбнулся:
        - Я вовсе такого не думал; однако советую тебе больше не дразнить его в игорном доме. Спасение твоей жизни уже вошло у меня в привычку, но я бы не хотел посвятить этому занятию всю свою жизнь.
        Его уверенный тон развеял тревогу Лорен.
        - Заметь, я ни разу не просила тебя об этом, - подхватила она.
        - Еще нет, - засмеялся Джейсон, - но я все же надеюсь, что это когда-нибудь случится.
        После того вечера Лорен просто не представлялось возможности отправиться в игорный дом. У Джейсона каждый вечер возникали новые заманчивые планы. Они ездили ужинать в лучшие рестораны, часто бывали в обществе, посещали балы на соседних плантациях, навещали знакомых Джейсона, круг которых постоянно увеличивался.
        Сооружение склада близилось к концу, и Джейсон стал чаще проводить с Лорен дневные часы. Иногда они вместе отправлялись за покупками или просто совершали поездки по окрестностям.
        Эти прогулки полюбились Лорен больше всего. Долгими весенними днями молодые люди открывали для себя все новые чудесные уголки природы, гуляли, не выбирая дороги, не строя предварительных планов, а затем устраивали пикник, с жадностью набрасываясь на захваченные из дома припасы.
        Во время таких поездок Лорен никогда не оставалась с Джейсоном наедине. Часто их сопровождал Кайл, недавно вернувшийся из Натчеза, а Бегущая Лань присоединялась к ним в качестве проводника, когда молодые люди отправлялись в плавание на пироге по окрестным рекам. Если приблизительный маршрут прогулки пролегал по владениям Бове, Лайла выступала в роли дуэньи, и почти всегда с ними рядом был двухлетний Чарлз, чья компания особенно радовала Джейсона.
        Лорен довольно быстро сообразила, что ее заботливый опекун намеренно избегает оставаться с нею один на один. Его осторожность вызывала у девушки чувство досады, в особенности когда она представляла его в объятиях Дезире. Правда, насколько было известно Лорен, последнее время Джейсон и близко не подходил к игорному дому. И все же она не могла отделаться от навязчивого видения: ей представлялось, как нагая Дезире обвивает Джейсона руками и шепчет страстные признания. Снова и снова возвращаясь в своих фантазиях к этой сцене, Лорен невольно вспоминала, как решительно он отверг ее совсем недавно и как кровь закипала у нее в жилах.
        Спустя три недели после происшествия в игорном доме Лорен пожаловалась Вероник на холодность Джейсона.
        - Не волнуйся, дорогая. - Рыжеволосая красавица пожала мраморными плечами. - Он уже попался, но еще не решил, когда ты должна узнать об этом.
        Сочтя тему исчерпанной, Вероник отправилась вместе с Лорен осматривать новую контору «Карлин лайн», где шумно восхищалась новой мебелью и роскошным убранством. Тем не менее Лорен не унималась:
        - Ты не понимаешь. Джейсон не просто игнорирует меня, он не хочет заниматься со мной любовью, даже когда я сама ему это предлагаю.
        Вероник молчала, и Лорен порывисто схватила ее за руку.
        - Ты меня слышишь, Вероник? Я сказала, что сама бросилась ему на шею, а он отказался от меня!
        Подруга внимательно посмотрела на Лорен:
        - Я-то тебя слышала, а вот ты ничего не хочешь слушать. Ты ведешь себя как ребенок! Разумеется, он не мог переспать с тобой. Тебе еще повезло, что ты не внушила ему отвращение. Если ты хочешь, чтобы он стал твоим мужем, то должна изменить свое поведение.
        Лорен всплеснула руками:
        - Ну почему никто не хочет понять, что мне не нужно замужество!
        Вероник безнадежно вздохнула:
        - Нет, определенно, ты хуже ребенка!
        Она взяла шаль и сумочку, но, заметив, как расстроилась Лорен, остановилась и похлопала девушку по щеке.
        - Подумай, от чего ты отказываешься. Ведь у тебя может быть и муж, и любовник.
        - Мне не нужен муж, - упрямо повторила Лорен.
        Вероник только покачала головой.
        - Послушай меня, девочка. Ты слишком одинока. Что касается меня, я бы отдала все на свете за то, чтобы у меня был один мужчина, семья, дети.
        - Но я жду от жизни совсем другого…
        Вероник сочувственно покивала головой.
        - Ты сама не знаешь, чего хочешь. Не торопись с решением - вот тебе мой совет.
        Лорен сжала кулаки:
        - Я буду переживать, а Джейсон - волочиться за любой девкой, которая придется ему по вкусу? Ну уж нет!
        - Если ты так ревнуешь, - серьезно сказала Вероник, - значит, он тебе не совсем безразличен.
        Лорен была до того потрясена, что даже не заметила, как Вероник ушла. Уставившись перед собой невидящим взглядом, она, к собственному ужасу, все больше и больше осознавала, что в течение всего последнего времени медленно, но неотвратимо влюблялась в Джейсона!
        Как же она не поняла, что Джейсон с самого начала расставлял ей ловушку? И как сильно просчиталась, думая, будто сможет держать его на расстоянии! Она должна была насторожиться еще в первый раз, когда отчетливо проявилось физическое влечение между ними, но вместо этого сама предоставила Джейсону способ сломить ее оборону. В результате ему удалось разрушить стену, которую она так тщательно воздвигала вокруг своего сердца.
        Для Лорен это был горький миг. Ее охватило отчаяние. Джейсону слишком хорошо удалось выполнить свой план, и теперь ей будет так трудно расстаться с ним, когда ему придет пора возвращаться в Англию! Разве она сможет скрыть от него свою любовь, если он всегда так легко угадывал ее мысли?
        В тот вечер Джейсон решил повести ее в театр.
        Первая половина вечера прошла сносно, легко и приятно; если даже Джейсон и заметил перемены в настроении Лорен, он ничего не сказал об этом.
        После театра они поужинали в отдельном кабинете гостиницы. Ужин, состоявший из тушеной телятины и фаршированной куропатки, был превосходен, но Лорен едва ли замечала, что она ест. Пила она довольно много - слишком много, как стало ясно за последним блюдом. Когда официанты оставили их наедине, девушка поднялась из-за стола, чувствуя, что голова кружится, а щеки горят.
        Она никогда еще не напивалась допьяна и с удивлением обнаружила, что, несмотря на сильное головокружение, вино притупило боль. Кое-как доковыляв до дивана в углу, Лорен осторожно опустилась на него.
        С трудом подняв голову, она посмотрела на Джейсона. Он сидел за столом, глядя на нее поверх бокала; свечи отбрасывали живописные блики на его каштановые волосы. Какой красавец, подумала Лорен. Ей вдруг захотелось снять с него всю одежду и осыпать ласками это великолепное тело…
        - Иде…ально, - промямлила она, еле ворочая языком и удивляясь тому, как ей трудно четко выговаривать слова. - Обстановка располагает…
        Джейсон усмехнулся:
        - Нет, моя милая. Я не соблазняю молодых девушек только потому, что они выпили лишнего.
        - А тебе вовсе и не придется… Видишь ли, я собираюсь… соблазнить тебя, - томным голосом объявила Лорен и тут же со стоном повалилась на подушки, прижимая ладонь ко лбу.
        Джейсон беззлобно рассмеялся.
        - Ну же, Лорен, не спи - если мне придется выносить тебя на руках, твоя репутация может пострадать.
        - К черту ре…пута…цию! Какая разница? Я падшая женщина. Ты сам назвал меня… товаром на рынке. Но даже ты не хочешь меня.
        Поставив на стол свой бокал и поднявшись, Джейсон подошел к ней вплотную.
        - Ты просто напилась и жалеешь себя, - без особого сочувствия заметил он.
        - Ты меня не хочешь, - упрямо повторила она.
        Молодой человек присел на край дивана.
        - Неправда, я хочу тебя.
        - Тогда докажи, - потребовала она.
        Вызывающе улыбнувшись, девушка протянула руки и попыталась обхватить ими шею Джейсона, но он без труда поймал ее запястья своей могучей рукой.
        - По-моему, ты просто не отдаешь себе отчета в том, что делаешь.
        - Я вполне… отдаю… и хочу, чтобы ты занялся со мной любовью прямо сейчас! - Вырвавшись, она запустила пальцы в его роскошную шевелюру.
        - Проклятие! - свирепо прорычал Джейсон, схватив Лорен за плечи и пытаясь не смотреть на ее мягкие, желанные губы.
        И тут силы покинули его. Приподняв девушку, он прижал ее к своей груди и впился губами в ее рот.
        Лорен торжествовала, испытывая ощущение полной власти над этим великолепным мужчиной. Чувствуя, как пробегают по нему волны вожделения, она больше не сомневалась в том, что Джейсон, чей язык безжалостно хозяйничал у нее во рту, желает ее так же страстно, как и она его.
        И Лорен тоже перестала думать, позволив себе потеряться в море страсти. Ласки Джейсона заполняли все ее тело чувственными переживаниями, лишали сил и дыхания. Когда его рука, скользнув под лиф платья, сжала ей грудь, ее соски тут же затвердели, а из горла вырвался глубокий вздох.
        Джейсон ласкал напрягшийся бутон, пробуждая в Лорен неутолимое желание. Когда его губы сомкнулись на пульсирующем соске, Лорен ощутила, как в ее лоне разгорается пламя. Ее рука пробралась вдоль крахмальной рубашки к выпуклости, скрытой атласными панталонами. Тяжелое дыхание Джейсона смешалось с ее неудержимыми стонами…
        И вдруг все кончилось так же внезапно, как и началось.
        - Нет, Лорен, - резко отпрянув, неверным голосом произнес Джейсон. Подобрав ее плащ, он протянул его девушке: - Одевайся. Я отвезу тебя домой.
        Лорен словно одержимая смотрела на него, ее сердце едва не вырывалось из груди.
        - Ах нет! - Она потянулась к графину с бренди.
        Если вино притупило ее чувства, может быть, бренди поможет ей умерить сердечную боль? Твердо решив на этот раз стереть все следы своего чувства к Джейсону, Лорен глотнула янтарную жидкость. Ее горло обожгло огнем, она едва не задохнулась.
        - Лорен!
        Она свирепо замотала головой.
        - Я никуда не пойду. Ты не можешь так со мной поступить. Я не позволю тебе возбуждать меня, а потом прогонять как… как непотребную девку. И ты тоже хочешь меня, Джейсон. Я это знаю.
        - Черт побери, да пойми же ты наконец…
        - Я сказала, что не пойду! - Она сделала еще глоток. - А если ты меня вынудишь, я… я найду себе того, кто от меня не откажется.
        Гигант прищурил голубые глаза.
        - Только попробуй! Я тебя выпорю.
        С этими словами он попытался отнять у нее бренди, но безуспешно.
        Помахивая графином в воздухе, Лорен снова вызывающе улыбнулась.
        - Мне будет не слишком трудно отыскать мужчину, который захочет… удовлетворить меня.
        Она сделала еще один глоток, прежде чем Джейсону удалось справиться с ней.
        Поставив графин подальше, он похлопал Лорен по плечу.
        - Хватит, ты и так уже достаточно выпила. - Голос его обрел прежнюю твердость.
        Голова Лорен словно сама потянулась к подушкам.
        - Нет, недостаточно… Я хочу еще… У меня есть один секрет, ты разве не знаешь? Мне просто… нужен любовник.
        - Помолчала бы лучше.
        - Я соверш…шенно серьезно. Почему тебе можно иметь любовницу, а мне нельзя?
        - Пожалуйста, не испытывай мое терпение. Отказ от добродетельной жизни не грозит мне катастрофическими последствиями вроде большого живота и многого другого.
        - Но так же нечестно, - проныла Лорен, в то время как веки ее все больше тяжелели. - Разве Дезире лучше меня? Ты и на ней хочешь жениться?
        Джейсон склонился к Лорен и взял ее на руки.
        - Я уже говорил тебе, что никогда не прикасался к Деэире.
        Пока он нес ее на руках через комнату, она сонно глядела на него сквозь слипающиеся веки.
        - Почему же тогда ты пошел к ней?
        - Во всяком случае, не из-за моих физиологических потребностей, если ты это имеешь в виду.
        - У меня тоже есть… потребности. - Джейсон не ответил, и Лорен, склонив голову к нему на плечо, вздохнула и закрыла глаза. - Жаль, что ты не хочешь узнать мой секрет, - прошептала она, - ведь я… я люблю тебя.
        Джейсон резко остановился, словно наткнувшись на невидимое препятствие, пристально вглядываясь ей в лицо.
        - Повтори, что ты сказала?
        - Люблю… тебя… - пробормотала она, почти засыпая.
        Но Джейсон безжалостно встряхнул ее.
        - Так ты выйдешь за меня?
        - Мне нельзя… потому что… потому что нельзя.
        Немного подумав, Джейсон медленно вернулся назад и, заботливо устроив Лорен на диване, наполнил бокал бренди.
        - Ну-ка пей, милая, - нежно приказал он.
        Лорен попыталась отстраниться, но он продолжал настаивать и наконец заставил ее выпить все до дна, а затем налил еще и сам сделал большой глоток.
        Проснулась Лорен от пульсирующей боли в висках. Странные мимолетные образы - остатки необычного сна - все еще кружились в ее мозгу.
        Ей снилось, будто она вышла замуж за Джейсона и потом он в их доме любил ее на огромной кровати с четырьмя колоннами по углам. Даже несмотря на головную боль, Лорен могла поклясться, что все еще чувствует его в своем теле.
        Желая как можно быстрее прекратить эту пытку, девушка с усилием открыла глаза и тут же зажмурилась - яркий солнечный свет, лившийся из окна, ослепил ее. Она не без труда перевела взгляд на ситцевые занавески, которые колыхал весенний ветер, и ей показалось, будто она грезит. Ни в одной из комнат Бельфлера не было занавесок кремового цвета, а широкие окна совсем не походили на французские двери дома Жан-Поля. Лорен заморгала, пытаясь прогнать видение.
        Но оно все не исчезало. Только тут она поняла, что лежит не в своей комнате. Сколько же ею было выпито прошлым вечером и как она оказалась в чужой постели? Этого девушка так и не могла припомнить.
        Слегка пошевелившись, Лорен сделала еще одно открытие - голая спина покоилась на гладких простынях. Должно быть, крепкие напитки совсем лишают разума, подумалось ей, - обычно она не ложилась спать без ночной рубашки. Дав себе обещание больше никогда не брать в рот ни капли спиртного, она приподнялась на локтях и осмотрелась.
        Комната была обставлена великолепно. Украшавшую ее изящную мебель, по-видимому, привезли из Европы, как и толстый ковер на полу и бесценную вазу севрского фарфора, стоявшую в углу на инкрустированном столике красного дерева.
        Лорен хотела уже подняться с постели и отправиться на поиски платья, которое было надето на ней вчера, как вдруг дверь распахнулась и в комнату вошел Джейсон. Девушка не могла скрыть своего изумления - волосы его были взъерошены, а на плечи наброшен парчовый халат, небрежно схваченный поясом. В руках у него был поднос с завтраком.
        - Где… - начала было Лорен и тут же почувствовала, что ей больно говорить. Тогда она молча отпихнула от себя малоприятный на вид напиток, стоявший на подносе.
        - Задержи дыхание и пей - тебе сразу станет легче, - сочувственно произнес Джейсон.
        Морщась и фыркая, Лорен кое-как влила в себя противную жидкость и, изнуренная проделанным усилием, откинулась на подушки.
        - Кажется, вчера кто-то говорил мне что-то похожее.
        - И это все, что ты помнишь?
        Лорен озадаченно наморщила лоб.
        - Сначала скажи, где я. Я нездорова?
        Молодой человек пристально посмотрел на нее.
        - Да нет, с тобой все в порядке, - уверенно проговорил он, - но ты выпила столько, что на твоем месте и шотландец полез бы под стол. Так что тебе лучше пока оставаться в кровати и съесть все, что я принес.
        Решив не спорить понапрасну, девушка принялись за завтрак. Поскольку ни ей, ни Джейсону говорить явно не хотелось, единственными звуками, нарушавшими тишину, были заливистые трели птиц, доносившиеся из распахнутого окна. Занятая собственными мыслями, Лорен, казалось, позабыла о времени.
        Когда они позавтракали, Джейсон унес поднос и вскоре снова вернулся в комнату. Сев на стул, он глубоко вздохнул, затем поднял глаза на Лорен.
        - Ты и в самом деле не помнишь того, что случилось прошлой ночью?
        Девушка покачала головой.
        - И того, что случилось на борту «Сирены»?
        - «Сирены»? Но я… Это невозможно… Все было лишь сном!
        Лицо Джейсона по-прежнему оставалось серьезным.
        - Нет, милая, то была явь. Вчера ночью Кайл поженил нас.
        Лорен недоверчиво воззрилась на Джейсона.
        - Ты лжешь, - выдохнула она.
        - Вовсе нет. Свидетелями были Тим Саттер и твоя подруга Вероник. Ты подписала все нужные бумаги.
        - Но этого не может быть! - В голосе Лорен зазвучало отчаяние. - Я бы никогда добровольно не согласилась стать твоей женой.
        Молодой человек только пожал плечами.
        - И все же ты моя жена, миссис Джейсон Стюарт или леди Эффинг - как тебе больше понравится.
        Ужас объял Лорен. Она, нищая сирота, может быть, преступница - и он, маркиз, человек высшего света. Лорен потянула на себя простыню, словно пытаясь защититься.
        - Мне не нужен твой титул; я не хочу иметь с тобой ничего общего и не помню никаких бумаг.
        - Наш брачный договор у меня, и ты имеешь право взглянуть на него, когда захочешь.
        - Да, я хочу на него посмотреть. Наверно, ты подделал мою подпись…
        Лорен внезапно смолкла, уставившись на листок бумаги, который протягивал ей Джейсон. Почерк действительно был ее, но имя! Джейсон женился на несуществующей женщине Андреа Карлин!
        Словно гора упала с плеч Лорен.
        - Брак недействителен! - вскричала она. - Потому что я не… - Только тут Лорен спохватилась. Она зажала рот рукой, понимая, что чуть было не проговорилась. - Потому что ты обманул меня, - неловко вывернулась она, - нарочно напоил меня, чтобы я не сопротивлялась.
        В сапфировых глазах ее новоявленного мужа блеснул смех.
        - Я признаю, что ты выпила лишнего, но в этом нет ничего противозаконного. Теперь мы действительно женаты, и женаты по всем правилам.
        - Не прикасайся ко мне! - выкрикнула Лорен, не давая ему дотронуться до ее щеки.
        Джейсон слегка помрачнел, но все же убрал руку, и Лорен, проворно вскочив, подбежала к большому гардеробу.
        - Как жаль, - негромко произнес он, - что без вина мы не можем быть честны друг с другом.
        Лорен не обратила внимания на это замечание и распахнула дверцу гардероба, но… гардероб был пуст. Она резко обернулась:
        - Где моя одежда? Ты снова ее спрятал?
        - Зачем тебе одежда в медовый месяц, милая? - Джейсон широко улыбнулся. - Твое платье в стирке, и я не верну его тебе, во всяком случае до тех пор, пока не буду уверен, что ты не сбежишь. - Его рука обвила талию Лорен, и, прежде чем ей удалось собраться с мыслями, Джейсон уже нес ее через всю комнату обратно к кровати.
        - Грубиян, дикарь! Отпусти меня сейчас же! - закричала она.
        Но Джейсон, казалось, оглох, и, как Лорен ни сопротивлялась, ей не удалось ослабить его железную хватку. Уложив ее на кровать и придавив своим огромным весом, Джейсон нахально ухмыльнулся ей в лицо.
        - Ты невыносим, - выдохнула Лорен, свирепо глядя на него.
        - Да, но ты любишь меня.
        Она была готова выцарапать его смеющиеся глаза, но не могла высвободить руки.
        - Подлец! Выпусти меня сейчас же, или тебя арестуют за похищение!
        Казалось, Джейсона такая угроза развеселила еще больше, и он поцеловал Лорен в кончик носа.
        - Сожалею, но теперь вряд ли кто-нибудь тебе поможет. Закон дает супругу определенные права и привилегии. Среди них есть и право на то, чтобы жена ублажала мужа. - Джейсон многозначительно улыбнулся. - И как раз сейчас мне бы очень хотелось еще раз увидеть в тебе ту же страстную и чувственную женщину, которой ты была прошлой ночью.
        Лорен изогнулась, пытаясь избежать прикосновения его теплых губ.
        - Так ты снова хочешь взять меня силой? - возмутилась она, когда Джейсон лизнул ее ухо.
        Его губы спустились ниже.
        - Может быть, - Джейсон принялся щекотать ей шею, - а может быть, я просто хочу отомстить тебе за то, что ты за последние недели едва не довела меня до сумасшествия. Назови это выплатой долга, если хочешь.
        В следующий миг он приподнялся и сел на ее бедра. Прежде чем Лорен успела что-либо предпринять, он сорвал с себя халат и отбросил его в сторону. Теперь только простыня отделяла их друг от друга.
        Мельком взглянув на широкую грудь Джейсона, мощь которой подчеркивал гладкий, плоский живот, Лорен перевела взгляд ниже и, убедившись в его боевом настрое, удвоила свои усилия.
        Но Джейсон снова навалился на нее всем телом, по-прежнему не выпуская ее рук. Наконец, чувствуя бедрами твердеющую плоть и понимая, что сопротивлением лишь еще больше возбуждает его, Лорен прекратила борьбу. Тяжело дыша, она приказала себе лежать неподвижно. Тогда Джейсон поставил колено между ее ног и медленно повел его вверх. Вместе с этим движением в Лорен начало пробуждаться желание, но она изо всех сил старалась не показать этого и сдержать охватившую тело дрожь.
        По-видимому, Джейсона не смутила ее холодность, и его губы возобновили неторопливую атаку, опустившись на ее рот.
        Лорен попробовала отвернуться, но Джейсон подложил руку под ее затылок и не давал шевельнуться - она никуда не могла деться от этих теплых губ. Его язык попытался проникнуть глубже, и это лишило Лорен последних сил к сопротивлению.
        И тут Джейсон сменил тактику. Одним ловким движением сдернув с Лорен простыню и обнажив ее грудь и стройные ноги, он прижался к ней, заставив ощутить пыл его разгоряченного тела. Она открыла рот, протестуя, но Джейсон тут же воспользовался этим, скользнув языком между ее зубов, одновременно рукой поглаживая шелковистую кожу ее бедра. Причиняя ей мучительное наслаждение, его рука очутилась между их телами, а пальцы проникли туда, где ее влага сказала ему, что она готова к любви.
        И все же ей пока удавалось оставаться совершенно неподвижной. Тогда Джейсон прошептал, обдавая теплом ее губы:
        - Откройся, Лорен. Позволь мне войти. Позволь мне любить тебя.
        Он понял, что победил, по дрожи ее губ и, подняв голову, нежно вгляделся в ее глаза, стараясь без слов сказать ей, что не только она сдалась ему, но и он ей.
        Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Потом Джейсон мягко раздвинул ее ноги, и Лорен в последний раз попыталась увернуться, но торжествующий победитель смирил ее долгим поцелуем. Он проникал в нее медленно и уверенно, а когда достиг самых дальних глубин, замер на миг без движения, словно пытаясь насладиться моментом во всей полноте, и лишь потом начал двигаться медленно, лаская и желая получить ласку в ответ.
        Стон вырвался из горла Лорен. Неспешные толчки Джейсо-на разожгли в ней бушующее пламя, отчего ледяная стена, которую она так старательно воздвигала вокруг себя, растаяла. Она стала выгибаться, двигаясь в такт движению его бедер.
        И тут Джейсон потерял власть над собой. Его поцелуи стали жадными и требовательными. Лорен вскрикнула и прижалась к нему, а он подхватил ее под ягодицы и вошел в нее глубоко, яростно…
        Их безумная страсть нарастала, раскаляясь с каждой секундой, и в какой-то миг Лорен даже закричала, не в силах выдержать этого наслаждения. Когда же пришло освобождение, ей показалось, будто они с Джейсоном и в самом деле попали на небеса. Разгоряченные, покрытые капельками пота, они крепко прижимались друг к другу, еще некоторое время содрогаясь, пока наконец не застыли без сил.
        - Ну, что скажешь, моя прекрасная жена? - прошептал Джейсон ей на ухо. - Разве можно сомневаться в том, что мы созданы друг для друга?
        От его слов у Лорен замерло сердце, и все же она заставила себя отвечать почти равнодушно.
        - Ничего не изменилось, Джейсон. Ты обманул меня. Если наш брак нельзя будет объявить незаконным, я подам на развод. А пока я хочу повидаться с адвокатом.
        Вздохнув, Джейсон с усилием оторвался от нее и сел. Лорен показалось, что у нее отняли часть ее самой; она чуть было не стала умолять его вернуться… Но тут же строго напомнила себе, что должна преодолеть свою слабость. И она ее преодолеет.
        Глядя, как Джейсон накидывает халат на мускулистые плечи, Лорен вспомнила, что он не отдал ей платье.
        - Я бы хотела одеться, - сказала она не терпящим возражения тоном.
        Повернувшись, Джейсон успел оглядеть ее прелестное обнаженное тело, прежде чем Лорен, спохватившись, прикрылась простыней. Усмехнувшись такому проявлению скромности, Джейсон подвязал халат поясом.
        - Я схожу за твоей одеждой. Может быть, тебе нужно немного побыть одной, чтобы освежиться. Щетка и гребень на туалетном столике.
        Прежде чем Лорен успела что-то ответить, он уже вышел. Решив не терять времени даром, она торопливо умылась н принялась расчесывать спутанные волосы.
        В этот момент Джейсон вернулся и бросил на столик перед ней ворох одежды. Без особого удовольствия Лорен увидела, что это всего лишь тонкие муслиновые рубашки, отделанные кружевом и тесьмой, да еще несколько игриво-прозрачных пеньюаров им в тон.
        Лорен поджала губы.
        - Ну и что это такое?
        Сунув руки в карманы, Джейсон усмехнулся.
        - Это самое лучшее одеяние для невесты, какое я только смог найти. Оно идеально подходит для тебя, чтобы провести день в постели с молодым мужем. Во всяком случае, так мне сказали. Я заказал их для тебя вместе с остальным гардеробом, только вот не решился сразу предложить.
        От такой наглости Лорен едва не заплакала. Джейсон, по сути, признавался ей, что с самого начала не сомневался в своем успехе!
        - Этого я не надену никогда! - процедила она сквозь зубы.
        Прислонившись к столбику кровати, Джейсон лениво оглядел ее с ног до головы.
        - Поступай как хочешь, красавица. Мне и самому ты больше нравишься в простыне. Ее легче снять.
        - Ты что, собираешься держать меня в плену?
        Лицо Джейсона на мгновение потемнело. Когда он наконец заговорил, его интонация оставалась по-прежнему мягкой, но в бархатистом голосе послышались едва уловимые стальные нотки:
        - Нам необходимо кое-что обсудить не откладывая. Начнем с того, что ты моя жена, а не пленница. Это теперь твой дом, и ты получишь в нем полную свободу, если пообещаешь не убегать.
        Лицо Лорен застыло, словно ледяная маска.
        - Обещание, данное по принуждению, не. стоит ломаного гроша, - едко заметила она.
        - Все равно я поверю твоему слову.
        - А если я откажусь дать тебе честное слово? Наконец, сколько ты собираешься держать меня здесь?
        - Столько, сколько понадобится. А так как, по всей видимости, мне не удалось тебя убедить, я намерен оставаться с тобой, и, говоря откровенно, мне это нравится. Для меня нет более восхитительной перспективы, чем оказаться заключенным в спальне с моей прелестной юной супругой. Думаю, скоро ты привыкнешь к моему присутствию, и, может быть, в конце концов оно тебе даже понравится. - Поскольку Лорен молча смотрела на него, Джейсон продолжил свои объяснения: - Это дверь в коридор, она не заперта. Но хочу тебя предупредить - я поставил на лестнице Саттера, который постарается действовать лучше, чем в прошлый раз, если ты решишь сбежать. Другая дверь ведет в гостиную, откуда тоже можно попасть в коридор. Окно расположено довольно высоко, так что не стоит выпрыгивать из него, иначе можно покалечиться.
        По-видимому, Джейсон предусмотрел все. Но ведь есть еще Лайла, Жан-Поль, Мэтью - они не позволят держать ее здесь взаперти против воли. Однако следующие же слова Джейсона разрушили эту надежду:
        - Не рассчитывай, что твои друзья придут навестить тебя. Они считают, что ты с радостью пошла под венещ и теперь совершенно счастлива рядом с любимым супругом.
        Понимая, что протесты ни к чему не приведут, Лорен уселась поудобнее и сложила руки на коленях, решив, что рано или поздно найдет способ бежать. Высоко подняв голову, она смерила Джейсона ледяным взглядом, решив, что, если он вновь попробует взять ее против ее воли, она будет сопротивляться ему из последних сил.
        Но Джейсон всего лишь послал ей ослепительную улыбку и с удовлетворенным видом растянулся на кровати. Приподняв голову, он бросил на Лорен вопросительный взгляд:
        - Не пора ли нам вздремнуть?
        Девушка недоверчиво посмотрела на него.
        - Неужели ты опять собираешься спать? - воскликнула она.
        - А у тебя есть другое предложение, милая женушка? - Он улегся поудобнее и закрыл глаза. - Может, ты этого и не помнишь, но ты не давала мне спать всю прошлую ночь.
        Лорен, не сдержавшись, фыркнула и увидела довольную улыбку на его губах.

        Глава 17

        Остаток утра ей пришлось провести в спальне, прислушиваясь к ровному дыханию Джейсона, - другого выбора у нее просто не было. Но когда так неожиданно обретенный ею супруг наконец проснулся, она вновь почувствовала враждебность к нему. Злость оттого, что Джейсон провел ее, уступала только ярости, которая охватывала Лорен при мысли, что она теперь надолго вынуждена оставаться в его доме пленницей. Что же касается их брачной церемонии, имевшей место на борту «Сирены», то Лорен не желала даже задумываться о ее последствиях до тех пор, пока Джейсон не даст ей свободу.
        Джейсон же, казалось, от души наслаждался таким положением дел. По-видимому, его нисколько не смущало то, что все разговоры, которые он вел с ней, по сути, были монологами. Он говорил, смеялся, поддразнивал девушку, как если бы она не бросала на него то и дело испепеляющих взглядов.
        Весь день Лорен хранила упрямое молчание вопреки всем попыткам Джейсона восстановить между ними мир. Она и не собиралась говорить с ним, а еще менее - давать какие-либо обещания, как он того хотел. И все-таки ей было нелегко противостоять постоянным стараниям Джейсона вызвать улыбку на ее губах.
        Кроме того, оказалось, что данный ею обет молчания имеет свои недостатки, о которых она даже и не подозревала. Во-первых, ей было невыносимо скучно, ибо пришлось отказаться сразу и от карт, и от чтения. Во-вторых, как бы Джейсон ни сводил ее с ума своей веселостью и самообладанием, она не могла дать выход раздражению, если хотела сохранить между ними установленную ею же самой дистанцию.
        Днем Джейсон позволил ей на время остаться одной лишь тогда, когда она захотела принять ванну, откуда девушка вышла, надев один из самых соблазнительных пеньюаров, подаренных ей, так как устала постоянно запахиваться в простыню.
        Ужинать ей было позволено в гостиной. Небольшой столик был уставлен деликатесами и пряными креольскими кушаньями. Садясь на стул, предложенный Джейсоном, Лорен с любопытством осмотрелась. Высокое французское окно во всю стену, конечно же, оказалось заперто, но убежать из этой комнаты было, пожалуй, проще, чем из спальни.
        Их дом, как сообщил ей Джейсон, находился в новой части города и стоял в глубине огромного участка. Судя по обилию комнат, он отличался внушительными размерами. Хотя Лорен никогда не призналась бы в этом, но изысканность окружающей обстановки произвела на нее большое впечатление. Сложись обстоятельства по-иному, она с радостью согласилась бы стать хозяйкой такого прекрасного дома.
        Ночь они провели все на той же огромной кровати. Лишь когда Джейсон заснул, Лорен позволила себе слегка расслабиться, но она даже не представляла, сколько еще сможет придерживаться выбранной тактики.
        Среди ночи она почувствовала, как Джейсон прижался к ее спине. Его пальцы слегка поглаживали ее руку, а губы щекотали обнаженное плечо. Лорен крепко зажмурилась, стараясь не выдать себя, но тут его рука медленно передвинулась по выпуклости груди ниже, к изгибу бедер. От этих нежных прикосновений Лорен проснулась окончательно и тут же поняла, что вряд ли сможет совладать с охватившим ее желанием. Когда Джейсон снова провел рукой по ее напряженному телу, она уже не притворялась спящей; легкая дрожь выдавала ее с головой.
        Джейсон прижал ее спину к подушкам, его глаза плутовато поблескивали в темноте.
        - Я был прав, - прошептал он, рукой отыскивая потайные места ее тела, скрытые ночной рубашкой. - Простыня была бы куда лучше.
        Два дня прошло без особых изменений; но на третий, когда Джейсону случилось ненадолго покинуть комнату, Лорен услышала, как на улице жестянщик, зайдя на участок, громким голосом предлагает свои услуги.
        Выглянув в окно, она попросила его отнести записку, и он согласился. Девушка бросилась в гостиную за письменными принадлежностями. Наскоро нацарапав Кендриксу несколько строк с просьбой спасти ее, Лорен поспешила назад в спальню и бросила записку жестянщику, пообещав, что ему будет заплачено за беспокойство. Когда появился Джейсон, Лорен не смела поднять на него глаз, боясь, что он догадается о произошедшем, ибо способность читать ее мысли всегда была одним из его главных преимуществ.
        Вечером они ужинали в совершенном молчании. Казалось, Джейсон отчаялся пробить ледяную стену, которую возвела вокруг себя Лорен. Позже, лежа одна в постели, она изо всех сил пыталась не думать о нем… и все же так нуждалась в его близости! Ее нервы были натянуты как струна, ведь она не знала, получил ли Кендрикс записку, попытается ли он спасти ее и что, в конце концов, для нее лучше - быть спасенной или навсегда остаться с Джейсоном. Она погрузилась в беспокойный сон, так и не найдя ответа.
        Среди ночи что-то вдруг заставило ее пробудиться, и она резко села в постели. В открытое окно вливался лунный свет, освещая комнату, но Джейсона с ней по-прежнему не было. Томясь странным предчувствием, девушка зажгла свечу. Золоченые бронзовые часы на каминной полке показывали четверть четвертого. Поколебавшись мгновение, Лорен встала и быстро надела один из ненавистных ей пеньюаров.
        В гостиной не горела ни одна лампа, и весь дом был погружен в темноту. Оставив свечу, она выскользнула из спальни и бесшумно притворила за собой дверь. На цыпочках добравшись до лестницы, девушка сделала шаг по направлению к парадному входу, намереваясь пересечь переднюю, и тут чьи-то руки, обхватив ее сзади, зажали ей рот. Но в тот же момент неведомо откуда явившийся Джейсон, рывком освободив Лорен из объятий похитителя, бесцеремонно задвинул ее за спину и повернулся лицом к движущимся теням. Едва не упав, Лорен схватилась за перила, успев краем глаза заметить нож, блеснувший в мощной руке. К тому времени как она вновь обрела равновесие, Джейсон уже свалил нападавшего, в котором Лорен без труда узнала Кендрикса.
        У нее не было времени задуматься о том, как он проник в дом, ибо здоровяк Кендрикс с проворством пантеры вскочил на ноги, готовый броситься вперед со своим оружием.
        Некоторое время оба противника зорко следили друг за другом, выжидая удобного момента для нападения. Наконец Кендрикс сделал выпад, но Джейсон ловко увернулся от смертоносного лезвия. Однако Кендрикс оказался проворнее: взмахнув ножом, он распорол жилет, надетый на Джейсоне поверх рубашки. Из груди Лорен вырвался сдавленный крик.
        К следующей атаке Джейсон подготовился значительно лучше. Когда Кендрикс набросился на него, он упал на пол и ударил противника ногами в живот, отчего тот отлетел в сторону.
        Лорен в ужасе наблюдала за схваткой двух гигантов.
        Она почти физически ощущала, как напряжены мускулы Джейсона, и ей казалось, что она умрет, если с ним что-нибудь случится.
        - А вот и ты, дорогая! Я искал тебя.
        Лорен сразу узнала этот голос. Феликс Дюваль! Должно быть, он пришел с Кендриксом. Однако сейчас ей было не до него, и она даже не обернулась, продолжая с замиранием сердца наблюдать за дерущимися.
        Внезапно Джейсону удалось освободиться от удушающей хватки Кендрикса, и его кулак нанес молниеносный сокрушительный удар в подбородок противника. Кендрикс зарычал от боли, и, пока он приходил в себя, Джейсон, усевшись на него верхом и ухватив за волосы, два раза ударил его головой об пол. Потом он снова пустил в ход кулаки и молотил ими противника до тех пор, пока Кендрикс не затих окончательно.
        Лорен почувствовала, как к горлу подступает тошнота. В это время ее обхватила рука Феликса. Однако она не нашла в себе сил оттолкнуть его.
        Тяжело дыша, Джейсон поднялся на ноги; его ноздри свирепо раздулись, когда он увидел, как Дюваль обнимает едва одетую Лорен.
        - Черт подери, а ты что здесь делаешь? - отрывисто спросил он.
        Не произнося ни слова в ответ, Феликс навел на Джейсона пистолет.
        - О Господи, нет! - крикнула Лорен, но Феликс не обратил на нее никакого внимания.
        - Я пришел спасти эту очаровательную даму, - спокойно произнес он, - которую ты, по-видимому, удерживаешь здесь против ее воли.
        Реакция Джейсона была мгновенной - он бросился на Дюваля и одним точным ударом выбил у него из руки пистолет.
        Выстрел все же раздался, но пуля, никого не задев, застряла в стене. Тем не менее ярость Джейсона от этого не уменьшилась. Сначала он с силой ударил Феликса о стену, а потом схватил за горло.
        - Это мой дом! - прорычал он в нескольких дюймах от лица Дюваля. - А это моя жена! И я хочу, чтобы ты сейчас же убрался отсюда ко всем чертям. У тебя есть три секунды на принятие решения, иначе я за себя не ручаюсь!
        В этот момент поблизости раздались поспешные шаги и из коридора появился Тим Саттер с лампой в руке. В ярком круге света Лорен без труда разглядела свирепое выражение на лице Джейсона, и тут ей в голову пришла мысль, от которой у нее закружилась голова. Только что Джейсон был на волосок от смерти, и виновата в этом она, одна она…
        У Лорен подогнулись колени, и она бы упала, если бы Тим вовремя не поддержал ее под локоть.
        - Не волнуйтесь так, мэм, - раздался его обеспокоенный голос. - Его светлость не будет никого убивать.
        Тем временем Джейсон разжал руки. Кашляя, Феликс схватился за горло.
        - Так она твоя жена? - Он бросил быстрый взгляд на Лорен. - Прошу прощения, дорогая, но, учитывая сложившиеся обстоятельства, мне лучше откланяться.
        - Дюваль! - предостерегающе прорычал Джейсон.
        - Хорошо-хорошо! Я уже ухожу.
        Некоторое время Джейсон хмуро смотрел, как Дюваль нетвердыми шагами покидает поле боя, а затем, так и не дождавшись, пока за ним закроется парадная дверь, неожиданно повернулся к Тиму:
        - Кто позволил тебе уйти с поста?
        Юноша неловко выпрямился, держа одной рукой лампу, а другой поддерживая Лорен.
        - Я услыхал выстрел, сэр, - объяснил он, - и решил посмотреть, что здесь происходит. Я думал, вам нужна помощь, сэр. - Он бросил взгляд на распростертого Кендрикса.
        Джейсон хмыкнул.
        - Убирайся, пока я не вспомнил, что ты нарушил приказ. И забери его с собой. - Он указал на Кендрикса. - Пусть отлежится в кладовой.
        - А леди, сэр?
        - Я сам о ней позабочусь.
        По спине Лорен побежали мурашки, и она встревоженно посмотрела на Джейсона. На его лице ясно читалась угроза.
        С трудом волоча за собой безвольное тело Кендрикса, Тим Саттер отправился выполнять приказание, и молодые люди остались одни.
        - Надеюсь, ты не приготовила для меня других сюрпризов, милая? - едко произнес Джейсон.
        И тут Лорен все поняла. Джейсон знал, что она обратилась к Кендриксу за помощью. Девушка с испугом смотрела в его глаза, сверкавшие едва сдерживаемой яростью; ей даже показалось, что он вот-вот ударит ее своим мощным кулаком.
        - Джейсон… пожалуйста! - взмолилась она, но молодой человек не дал ей договорить.
        - Наверх, Лорен! Сейчас же!
        Лорен повернулась и бросилась со всех ног прочь, но Джейсон в два прыжка догнал ее и потащил к лестнице.
        Она закричала от боли, когда его пальцы впились ей в предплечье, но Джейсон ничего не замечал. Он безжалостно волочил ее за собой, и Лорен едва удерживалась на ногах, с трудом поспевая за ним. В какой-то момент ее ноги запутались в длинной ночной рубашке, и она упала на колени.
        С силой дернув ее руку вверх, Джейсон поставил девушку на ноги, почти втащил ее по ступеням, а затем проволок через коридор к спальне и втолкнул в комнату. Пинком захлопнув дверь, он запер ее на ключ, затем направился в другой угол, намереваясь запереть дверь в гостиную. И тут до его слуха донесся сдавленный всхлип.
        Обернувшись, молодой человек увидел, что Лорен, бледная как смерть, глядит остановившимся взглядом на запертую дверь. Понадобилась доля секунды, чтобы Джейсон вспомнил о ее страхе перед закрытыми помещениями, и его гнев мгновенно улетучился, оставив после себя лишь глубочайшее чувство вины.
        - О Господи, - вымолвил он, мысленно проклиная себя за то, что подверг ее мучениям, и, не медля более, распахнул дверь. - Прости меня, Лорен…
        Она уткнулась в дрожащие ладони, скрыв лицо за золотистым занавесом волос. Джейсон не торопил ее, давая возможность собраться с духом. Его переполняло ощущение беспомощности и разочарования. Наконец он обреченно пожал плечами.
        - Уже почти утро… Когда рассветет, я отвезу тебя в Бельфлер или в любое другое место, которое ты укажешь. А пока пойду разыщу для тебя какую-нибудь одежду.
        Он уже повернулся, намереваясь уйти из комнаты, как вдруг умоляющий шепот Лорен заставил его остановиться:
        - Нет, пожалуйста, не уходи…
        Джейсон растерянно посмотрел на нее, одновременно ожидая невозможного и не смея надеяться.
        Подняв глаза, Лорен нерешительно взглянула на него. Она уже не была уверена, в самом ли деле хочет воспользоваться предлагаемой свободой, но по-прежнему боялась того, что может принести ей будущее с Джейсоном. Лорен тщетно пыталась подобрать слова, чтобы сказать ему все это, как вдруг заметила сквозь длинный прорез в сером жилете Джейсона темное пятно, окрасившее ткань его рубашки. То, что она поставила под угрозу жизнь Джейсона, потрясло ее до глубины души.
        - У тебя кровь! - испуганно прошептала Лорен.
        Джейсон рассеянно опустил взгляд.
        - Похоже, я был недостаточно ловок…
        - Или Кендрикс слишком хорошо знает свое дело. Позволь мне осмотреть рану.
        Джейсон нетерпеливо махнул рукой:
        - Это всего лишь царапина…
        - Хорошо, если так. А если рана серьезная? - Она раздвинула порванную ткань.
        Не став спорить, Джейсон позволил девушке снять с себя жилет и рубашку и послушно опустился на стул. Он знал, что рана неглубока - она почти не причиняла боли, хотя все еще сильно кровоточила.
        Рука Лорен слегка подрагивала, когда она вытирала засохшую кровь и ощупывала кожу вокруг раны. Промытый порез выглядел не более чем красной линией и не вызывал беспокойства, но ей все же было не по себе.
        - Видишь, - раздался над ее склоненной головой голос Джейсона, - простая царапина. Оставь ее.
        Взяв в руки лицо девушки, он приподнял его и посмотрел ей в глаза.

«О Боже, - почти теряя разум, подумала Лорен, - как могу я скрыть от него то, что чувствую?»
        - Я не… - начала она, но Джейсон, не дав ей договорить, завладел ее ртом.
        Страстность этого поцелуя окончательно лишила ее сил, и, когда Джейсон раскрыл для нее объятия, она больше не сопротивлялась.
        Доверчиво прижавшись к нему, Лорен вспомнила о том, как Джейсон впервые поцеловал ее. Тогда она так же сидела у него на коленях, а он учил ее науке страсти и желания совсем как сейчас, когда прикосновение его губ обожгло ее, лишая дыхания. Расстегнув лиф ее платья, он стал языком ласкать напрягшийся сосок, и она выгнулась навстречу, еле дыша, запутав пальцы в его волосах…
        Но почему он опять остановился?
        Усилием воли восстановив контроль над собой, Джейсон резко поднял голову от груди Лорен.
        - Плохо же ты убеждаешь меня в своем безразличии, милая, - иронически заметил он. Лорен медленно открыла глаза, и Джейсон прямо ответил на ее обескураженный взгляд: - Одному из нас по-прежнему придется держать себя в руках, если мы хотим решить нашу проблему. Похоже, эта честь выпала мне, раз ты теряешь голову всякий раз, как я тебя целую.
        Лорен зарылась лицом в его плечо, чтобы спрятать вспыхнувшие щеки, и Джейсон улыбнулся.
        - С кем же ты можешь вести себя, как тебе вздумается, если не с собственным мужем…
        - Не дразни меня, Джейсон.
        - Извини, дорогая, но я просто ума не приложу, что мне делать дальше. Ты хочешь поговорить об этом? - Она не ответила, и Джейсон сокрушенно вздохнул. - Как было бы просто, если б я мог каждый раз овладевать твоим прекрасным телом, не сомневаясь в правильности того, что делаю. Но ты не хочешь любить меня и не хочешь, чтобы я уходил. Так что же мне предпринять? И как узнать, когда ты в следующий раз заплатишь кому-нибудь, чтобы он сунул мне нож под ребра?
        Лорен в смущении опустила голову.
        - Я не хотела, чтобы Кендрикс ранил тебя, а только попросила его помочь мне убежать.
        - Но почему, Лорен? Почему ты постоянно стремишься уничтожить то, что так упорно снова и снова возникает? Меня все больше одолевает ощущение, будто ты что-то скрываешь, какую-то часть себя, которую мне не позволено видеть.
        Его слова были слишком близки к правде. Опустив глаза, девушка попыталась отогнать мрачные мысли, в то время как ее руки нервно перебирали оборки пеньюара.
        - Послушай, Лорен, все происходившее с тобой в прошлом ничего не может изменить. Что бы ты мне ни рассказала, я по-прежнему буду любить тебя.
        Как ей хотелось поверить этим словам! Но нет, слишком поздно - она не стоила Джейсона, не стоила его любви и не заслужила прощения. Он добр, благороден и знатен, и она не позволит ему пожертвовать своим будущим ради нее.
        Джейсон ждал объяснения, и Лорен, глубоко вздохнув, решила-таки раскрыть ему хотя бы часть своей тайны.
        - Это неправда, что я не хочу стать твоей женой; я просто боюсь возвращаться в Англию.
        - Любовь моя, тебе нечего там бояться.
        - Нет, есть. Вспомни - Реджина Карлин. Можешь считать меня трусихой, но я таки опасаюсь ее. Ради компании отца она была готова пойти на ложь, даже на убийство. Однажды она уже хотела засадить меня в сумасшедший дом из-за моих кошмаров, а уж там я бы и в самом деле лишилась рассудка.
        Джейсон нахмурился:
        - Неужели ты думаешь, что я позволю Реджине Карлин навредить тебе? Да и какой ей в этом прок - корабли Карлина все равно теперь не будут принадлежать ей…
        Лорен покачала головой:
        - Это не имеет значения. Я никогда не смогу встретиться с ней.
        Джейсон притянул девушку к себе и крепко сжал в объятиях.
        - И все же я надеюсь, что мне удастся убедить тебя.
        - Нет, пожалуйста! - Лорен устало опустила голову на плечо Джейсона и рассеянно стала водить пальцем по его груди.
        - Что ж, - задумчиво произнес молодой человек, поцеловав ее макушку, - пожалуй, я согласен. Разлука в четыре тысячи миль все-таки лучше развода.
        Лорен отодвинулась и пристально посмотрела на него.
        - Ты правда не будешь против и позволишь мне остаться в Новом Орлеане?
        - Конечно, я буду против. Но кажется, мы сможем что-нибудь придумать.
        Лорен почувствовала, что всегдашний страх постепенно уходит из ее сердца. Похоже, Джейсон наконец сдался и ей не нужно будет ехать в Англию. Ее тайна навсегда останется нераскрытой и не сможет причинить вреда положению Джейсона в обществе.
        Лорен радостно бросилась ему на шею.
        - О Джейсон! - только и смогла выговорить она.
        - Минутку, дорогая, сначала ты выполнишь три условия. - Он осторожно отвел ее руки. - Во-первых, ты пообещаешь, что не сбежишь от меня.
        Лорен соблазнительно улыбнулась ему:
        - Обещаю. Какое будет второе условие?
        - Мне бы хотелось, чтобы утром ты навестила Дюваля и уверила его, что счастлива в браке со мной.
        - Отлично. И третье?
        - В-третьих, я хочу, чтобы мы наверстали все упущенное за это время.
        Улыбка Лорен стала еще ослепительнее, когда она обвила руками его шею.
        - Ты правда этого хочешь? - Голос ее прерывался от счастья. - Тогда начнем не откладывая.
        Она медленно подняла лицо и придвинулась к нему, так чтобы ее губы почти касались его губ, а грудь, прикрытая полупрозрачным муслином, прижалась к его обнаженной груди. Джейсон застонал; яростная волна желания захлестнула его.
        - Я женился на самой умной женщине в мире, - сказал он и прильнул к губам Лорен страстным, пылким поцелуем.

        Глава 18

        Великолепная гроза, сотрясавшая небеса накануне вечером, ушла прочь, оставив после себя нескончаемый моросящий дождик. Поеживаясь на сквозняке, обдувавшем ее голые плечи, Лорен попыталась прижаться плотнее к теплому телу Джейсона, но его мускулистая рука не давала ей повернуться.
        Девушка открыла глаза. За две недели их совместной жизни она часто просыпалась от того, что Джейсон обнимал ее, желая получить наслаждение; но в это утро он еще спал.
        Лорен, не шевелясь, лежала рядом, любовно лаская глазами его лицо. Неужели он и в самом деле любит ее, этот изумительный голубоглазый гигант? И как могла она думать, что, избегая его, сохранит свой покой? Отречься от Джейсона Стюарта было все равно что не дать взойти солнцу после грозы. Но теперь он наконец-то принадлежит ей, а Дезире Шодье остается только позеленеть от зависти. Лорен тихонько улыбнулась, мысленно прижимая к себе свое счастье, словно роскошный мех.
        Именно эту улыбку заметил, проснувшись, Джейсон. Он ответил на нее, и его голубые глаза наполнились нежностью.
        - Доброе утро, - произнес он, и от этого простого приветствия сердце Лорен забилось сильнее.
        - Мне холодно, Джейсон, - прошептала она, прикасаясь к его лицу своими тонкими пальчиками. Джейсон приподнял бровь.
        - И ты ждешь, что я тебя пожалею, после того как ты сама оставила окно раскрытым? - Сказав это, он тут же заключил Лорен в жаркое кольцо своих рук и, натянув покрывало на ее плечи, притворно вздохнул. - Хорошо еще, что у меня такое крепкое здоровье, иначе я замерз бы тут с тобой насмерть.
        Лорен уткнулась лицом в его теплую грудь и свернулась калачиком.
        - Неправда. Ты никогда не мерзнешь. Между прочим, именно ты всегда спишь раздетым. У тебя есть хотя бы ночная рубашка?
        - Мой камердинер утверждает, что в каждой резиденции для меня приготовлено не меньше чем по сотне штук на случай, если я решу каждый день принимать гостей.
        - По сотне штук в каждой резиденции? Господи, и сколько же их у тебя?
        Джейсон снял с ее плеча тяжелую прядь золотых волос.
        - Если ты имеешь в виду резиденции, а не рубашки, то, во-первых, существует официальная резиденция маркизов Эффинг в Кенте и дом в Лондоне. Потом, два сельских дома - один в Йоркшире, другой в Девоне. Еще заплесневелый замок в Шотландии и охотничий домик в оксфордширском Котсволдзе. Прибавим к этому коттедж у моря в Брайтоне и получим полдюжины, хотя я не уверен, что охотничий домик может похвастаться наличием даже одной рубашки.
        Лорен слушала с широко раскрытыми глазами. Неудивительно, что он так запросто купил ей дом в Новом Орлеане. Должно быть, ее муж и в самом деле богат. Она отодвинулась назад и выгнула тонкую бровь.
        - В Оксфордшире твои гостьи тоже не считали необходимым надевать на ночь рубашку, ложась в постель?
        Джейсон усмехнулся и запечатлел поцелуй на ее сладко припухших губах, - Теперь, когда мои холостые дни прошли, я не собираюсь приглашать туда никого, кроме тебя. Мы могли бы восхитительно провести там время, если бы ты передумала и вернулась в Англию вместе со мной.
        - Но ты обещал…
        - Ну да, конечно, я обещал; просто обмолвился, извини. Надеюсь, у тебя нет причины жалеть, что ты вышла за меня замуж?
        - Нет, - покорно призналась Лорен, прижимаясь к нему еще крепче… но вдруг, приподнявшись на локте, выглянула в окно, и на лице ее отразилось разочарование. - Сегодня ты собирался учить меня плавать. Придется отложить урок.
        Джейсон лениво и беззаботно потянулся.
        - Будут и другие дни; к тому же попозже может выглянуть солнце…
        - Тогда чем же, - потупив глаза, спросила Лорен, - мы займемся утром?
        Джейсон неторопливо провел пальцем по ее ключице.
        - Ну, например, мы можем позавтракать, - проговорил он с ленивой улыбкой.
        - Я не голодна. - Она не сомневалась, что он уже заметил в ее глазах голод совсем иного рода.
        - В таком случае, миледи… - Неожиданно запустив руку в ее шелковистые волосы, Джейсон потянул ее голову вниз, и их губы встретились.
        - Боже, эти волосы! - прошептал он, когда золотые пряди водопадом упали на его лицо. - Я хотел бы завернуться в них. Я хотел бы завернуться в тебя…
        Его язык прикасался к ее губам, раздвигая их, словно что-то ища за ними…
        Чувственная игра, начатая Джейсоном, вызвала в Лорен теплую волну возбуждения. Его язык терпеливо добивался того, чтобы она начала с ним такую же игру; его пальцы сомкнулись на ее ладони, и он опустил ее руку туда, где она в полной мере могла ощутить силу его желания.
        Лорен не понадобилось много времени, чтобы узнать, что доставляет ему удовольствие, потому что он тихо шептал ей об этом, прося, предупреждая, поддерживая. Его слова поощряли ее, учили, как ласкать и возбуждать его, и она вскоре открыла в этом новое, неожиданное удовольствие.
        Испытывая сильное желание подарить Джейсону такое же наслаждение, какое он всегда дарил ей, Лорен оторвалась от его рта и провела губами по могучей шее и атласной коже его плеча. Вначале ее осторожные поцелуи едва касались его, но вскоре, когда она увидела, как от страсти изменилось лицо Джейсона, поцелуи стали смелее. Лорен поцеловала каждый его сосок, а потом с мучительной медлительностью двинулась вниз, наслаждаясь теплом, исходившим от его тела.
        Добравшись до твердого, плоского живота, она ненадолго задержалась, затем, встав на колени над ним, так что ее волосы упали на его живот, поступила так же, как он в тот день у пруда, лаская его плоть своим языком.
        Джейсон крепко, почти причиняя боль, сжал ей волосы, и его тело сотрясла дрожь, но в следующий момент он замер в неподвижности, боясь спугнуть ее. Лорен снова склонилась над ним и полностью ощутила его вкус. Медленно, любовно она дразнила его твердую плоть, черпая удовольствие в тихих стонах, которые он не мог сдержать, и желая заставить Джейсона так же сильно нуждаться в ней, как и она нуждалась в нем.
        Но вот наступил миг, когда Джейсон больше уже не мог выносить этой утонченной пытки. Он потянулся к Лорен, привлекая ее к себе.
        - Боже милостивый, где ты этому научилась? - спросил он низким от страсти голосом.
        Она вопросительно посмотрела на него.
        - Вероник говорила, что мужчины любят, когда их так ласкают, - неуверенно ответила Лорен. - Тебе понравилось?
        - А ты как думаешь? Просто жены этого не делают.
        Лорен обескураженно посмотрела на него.
        - Честное слово, Джейсон, я никогда еще не делала ничего подобного…
        Он приложил палец к ее губам.
        - Я верю тебе, милая. Просто у тебя хорошо получается, не так, как у новичка, - ты чуть было не заставила меня потерять голову.
        - Может быть, мне стоит еще поупражняться, - лукаво спросила она.
        - Ну нет, - Джейсон поймал ее запястья, - теперь моя очередь мучить тебя.
        Отпустив руки Лорен, он крепко сжал ее бедра и приподнял, прежде чем она смогла угадать его намерение. Она оказалась верхом на его животе и с удивлением посмотрела на него широко раскрытыми глазами, продолжая доверчиво ждать.
        Положив ладони на ее живот, Джейсон повел их вверх, к груди. Почти благоговейно он взял в руки, как в чаши, ее соблазнительные округлости и, поймав ее горящий взгляд, большими пальцами стал массировать набухшие соски. Он продолжал это, пока они не стали твердыми, а потом медленно притянул Лорен к себе, чтобы взять ее грудь в рот.
        Ее вкус, казалось, пробудил в Джейсоне какие-то древние инстинкты, ибо его ласки стали почти грубы. Он мял, кусал ее грудь… и в следующий миг снова становился нежным, любящим.
        Если бы Лорен была кошкой, она бы, наверное, замурлыкала, но сейчас она могла только стонать, чувствуя, как внутри нарастает восхитительный жар; и когда ищущие пальцы Джейсона нащупали мягкие завитки между ее бедер, она вскрикнула и выгнула спину. Едва ли она слышала ласковые слова, которые бормотал ей Джейсон, то сжимая ее ладонью, то дразня умелыми пальцами.
        Немного погодя он приподнял Лорен и легко вошел в ее лоно, овладев ею одним долгим движением и наполнив ее до предела. Лорен задохнулась от удовольствия, когда ее пронзило его мускулистое копье. Он обжигал ее, вызывая ответный огонь. Должно быть, подумала она, так чувствовал себя Фаэтон, когда вел пылающую колесницу по небесным дорогам, - опьяненный, ослепленный, едва сознающий себя в головокружительном полете.
        Джейсон стал двигаться внутри ее, и Лорен вся словно вспыхнула огнем. Он жадно смотрел, как ее захлестнула волна наслаждения, и только железная воля не дала ему уступить сжигающему Лорен жару.
        Когда она наконец пришла в чувство, то обнаружила, что лежит на груди у Джейсона обмякшая, почти безжизненная. Его плоть, пульсирующая, готовая к продолжению, начала медленно возобновлять движения, но Лорен совсем не была уверена, что переживет еще одно потрясение, подобное только что испытанному.
        Дыхание Джейсона опаляло ее кожу, а его нетерпеливые руки бродили по самым интимным уголкам ее тела. Она была совершенно беспомощна против того жара, который снова нарастал внутри ее. Когда Джейсон наконец потерял самообладание и его тело сотрясла неудержимая дрожъ, страсть Лорен тоже полилась через край, прорвавшись протуберанцем огня. Обессиленная, она, упав на него, погрузилась в дремоту и проснулась только через какое-то время от его теплых поцелуев.
        Аполлон, солнечный бог, вспомнила Лорен, когда в ней с новой настойчивостью пробудилось желание. Как он мог жениться на ней? Боги не вступают в брак со смертными…
        Было уже далеко за полдень, когда они наконец встали и принялись одеваться. Лорен думала, что ее желание полностью удовлетворено, но, когда Джейсон наклонился, чтобы прикоснуться к ее губам, тот же пыл вновь зажегся внутри ее. Джейсон понимающе усмехнулся, заставив Лорен покраснеть при воспоминании о том, как откровенна она была с ним.
        Они неспешно пообедали, а потом Джейсон отвез ее на плантацию Бове к Лайле и Жан-Полю. К счастью, дождь прекратился, и к тому времени, как они закончили свой визит, солнце уже приветливо посылало на землю свои теплые лучи.
        Устроившись в экипаже, Джейсон сунул руку под сиденье и протянул Лорен сверток, который не без труда нащупал там. Она нетерпеливо развернула его и нашла пару бриджей длиной до колен и рубашку без рукавов.
        - Ты не забыл! - воскликнула она с веселым смехом и, бросившись на шею Джейсону, крепко поцеловала его.
        - Я начинаю подозревать, что ошибся, нарядив тебя женщиной, - поддразнил Джейсон, мягко высвобождаясь из ее объятий. - Не помню, чтобы я получал такую награду даже за целый гардероб женских безделушек.
        Бросив на него шаловливый взгляд, Лорен сложила руки на коленях.
        - В таком случае было бы чрезвычайно неуместно с моей стороны целовать вас, - чопорно заметила она. - Мы не женаты, потрудитесь-ка вспомнить об этом. Кроме того, вы вовсе не предлагали научить меня плавать.
        - Быть может, мне следует просто бросить тебя в воду и посмотреть, не пойдешь ли ты ко дну? Так обычно проверяют, ведьма женщина или нет.
        Лорен прищурилась.
        - Джейсон, ты назвал меня ведьмой?
        - О нет, что ты, любовь моя! - воскликнул Джейсон, но невинное выражение его лица говорило об обратном. - Хотя меня бы совсем не удивило, если бы оказалось, что ты не тонешь, даже не умея плавать. - И он весело рассмеялся.
        Для Лорен это был первый урок плавания, и он надолго запечатлелся в ее памяти.
        Сначала она облачилась в свой новый костюм, а Джейсон разделся до пояса. Дав ей несколько указаний, он заставил ее лечь на живот на мелком участке и показал, как надо грести. После этого он повел ее вниз по течению к тому месту, где воды было достаточно, чтобы Лорен могла погрузиться с головой. И тут ее объял ужас, знакомый только не умеющим плавать. Джейсон взял ее за руку, намереваясь повести в воду, но она внезапно напряглась, не в силах двинуться с места.
        До нее как будто издалека донесся голос Джейсона:
        - Посмотри на меня, Лорен, тебе нечего бояться. Я удержу на поверхности нас обоих, если только ты будешь мне доверять. Ну-ка, положи руки мне на плечи. Вот так, милая. Теперь успокойся, а я тебя подхвачу. Ну же, не бойся, верь мне.
        Очень скоро она начала получать удовольствие от плавания и больше не испытывала страха перед водой. В тот день она доверила Джейсону свою жизнь и, что еще более важно, поняла, что его главной заботой и стремлением было добиться ее доверия. Он по-прежнему пытался завоевать ее целиком. «Верь мне» - были его слова. Джейсон и раньше говорил ей то же самое, и не однажды. Похоже, он никогда не оставит попыток, пока не убедится, что она полностью доверяет ему.
        Это открытие обеспокоило Лорен. Джейсон обещал не стараться убедить ее возвратиться с ним в Англию, и пока он держал свое слово. Его отъезд был назначен на следующий месяц. Но что случится тогда? Лорен было трудно думать об этом без того, чтобы не впадать в депрессию. Она любит его, может быть, даже слишком. Так чего же он хочет, добиваясь ее доверия?
        Вскоре после первого урока плавания Лорен частично получила ответ на свой вопрос. Они поехали на бал с Лайлой и Жан-Полем, и, так как чета Бове решила задержаться подольше, Джейсон и Лорен возвращались домой одни.
        Лорен чрезвычайно понравился вечер, и она испытывала приятную усталость после танцев. С благодарностью опустив голову на плечо Джейсона, она с нетерпением ожидала, когда сможет наконец оказаться в своем прекрасном новом доме и спокойно уснуть в объятиях мужа.
        Ночь была прелестна - безлунная, с мириадами звезд, рассыпанных по небосклону. Карета мягко покачивалась, в окошко вливался теплый ветерок, неся с собой благоухание жасмина, дикой азалии и стрекотание цикад.
        Все это убаюкивало Лорен, но Джейсон так и не дал ей воспользоваться романтической обстановкой.
        В объятиях мужа она задрожала от желания.
        - Боже, как ты прекрасна! - хрипло прошептал Джейсон, и бархатистый тембр его голоса словно обдал ее теплой волной.
        - Откуда ты знаешь, как я выгляжу? Здесь слишком темно, - засмеялась Лорен.
        Его руки крепче сжали ее стан.
        - М-м-м, ты прекрасна на вкус… Ты даже не знаешь, что творишь со мной.
        - Боже, да ведь ты творишь то же самое со мной… Но кучер…
        - К черту кучера. Я хочу тебя.
        Лорен уперлась ладонями в его грудь:
        - Нет, Джейсон, не здесь.
        - Именно здесь. - Его руки скользнули под лиф ее платья, властно обхватив полные груди.
        - Но кучер услышит, - слабо возразила Лорен.
        - Я закрою окно.
        - Пожалуйста, не надо! - вскричала она, отчаянно извиваясь в его руках.
        Джейсон сразу же выпустил ее, но после этого словно что-то встало между ними. Лорен огорченно молчала, понимая, что рассердила Джейсона. Она чувствовала на себе его взгляд, и хотя старалась придумать какие-то слова, которые вернули бы ему прежнее расположение духа, ей ничего не приходило в голову.
        Казалось, молчание длилось уже целую вечность, н Лорен припомнилась та ночь, когда Джейсон украл ее из игорного дома. Тогда она совсем потеряла голову от страха, очутившись с ним в закрытой карете.
        Наконец Джейсон тихо прошептал:
        - Иди ко мне, Лорен.
        Она неуверенно вгляделась в его лицо, но в темноте не смогла рассмотреть его выражения.
        - Ты рассердился, - уныло произнесла она.
        - Пожалуй, здесь больше подходит слово «обиделся». Ну же, иди сюда.
        Он привлек ее к себе, и на этот раз Лорен не сопротивлялась. Она снова положила голову ему на плечо, и Джейсон ласково погладил ее по волосам.
        - Мне бы хотелось помочь тебе, милая, - прошептал он. - Может быть, у меня бы получилось, если бы ты позволила. - Потом почти неслышно он поклялся: - Я отдам все ради того, чтобы ты доверяла мне.
        - Я и так доверяю тебе, Джейсон, - возразила она.
        - Неужели? - В его голосе звучала странная смесь недоверия и надежды. Немного погодя он откинулся на спинку сиденья. - Лорен, я написал своему знакомому врачу, специализирующемуся на таких фобиях, как у тебя. Многие из его пациентов страдают потерей памяти из-за пережитых когда-то трагических событий. Он считает, что твои страхи и кошмары имеют такое же происхождение. Все это можно вылечить, но для тебя важно вспомнить то, что случилось с тобой когда-то.
        Лорен смолчала, по спине ее пробежал холодок.
        Несомненно, Джейсон имеет в виду Андреа. Бедная девочка пережила ужасные минуты, когда на ее глазах были убиты родители; тогда она почти лишилась рассудка. Подумав об этом, Лорен внутренне содрогнулась.
        - Я не думаю, что это такая уже бодьшая проблема, - осторожно выбирая слова, сказала она. - Да и что я могла бы вспомнить?
        Дыхание Джейсона ласкало и грело ее щеку.
        - Я сам хотел бы это знать. - Он склонился, чтобы поцеловать ее. Когда он снова заговорил, его голос был слегка хриплым от сдерживаемого желания, но он продолжал успокаивать и уговаривать ее: - Лорен, я хочу помочь тебе справиться с твоим страхом. Ты доверишься мне, милая?
        Лорен осторожно взглянула на него.
        - Но я не могу это контролировать, Джейсон.
        Он приложил палец к ее губам.
        - Я хочу попробовать. Ты мне позволишь? - Она нерешительно кивнула. - Хорошо. Тогда расслабься и помни, что я здесь, с тобой.
        - Что ты собираешься делать? - робко спросила она.
        - Ничего такого, что могло бы повредить тебе. Обними меня за шею, как в тот раз, когда я учил тебя плавать.
        - Джейсон, пожалуйста…
        - Верь мне, Лорен. Вот так. Теперь поцелуй меня.
        Лорен повиновалась, и, когда их поцелуй стал глубже, она погрузилась в мир ощущений, который создали губы и руки Джейсона.
        Она не заметила, когда он наклонился вперед, чтобы медленно закрыть окно в карете, а когда почувствовала, как что-то изменилось, его тихий шепот завладел ее вниманием.
        - Ты ведь знаешь, как я люблю тебя, моя милая Лорен. Моя любовь окружает тебя, ограждает тебя от бед… - Его гипнотический голос и слова любви отгоняли призраков, но Джейсон не был способен вечно преграждать, им путь, и, когда она застыла в ужасе, подняв руки, чтобы зажать ими уши, уже ничто: ни слова, ни поцелуи, ни объятия - не могло проникнуть в ее разум, пораженный страхом.
        Хотя Джейсон знал, что ее ждет, собственная беспомощность буквально выводила его из себя. Его возлюбленная слышала призрачные голоса, которых никто не мог услышать, и ее мучило что-то невидимое, неощутимое, с чем он не мог бороться как с обычным противником.
        Для Джейсона было невыносимо видеть, как страдает Лорен, и, поспешно отворяя окно, он понял, что никогда больше не подвергнет ее такому испытанию.
        - Прости меня, - простонал он, прижимая к груди ее дрожащее тело. Он вновь и вновь повторял эти слова, осыпая поцелуями ее лицо. - Я вовсе не хотел пугать тебя.
        Джейсон долго не отпускал Лорен, и постепенно ее дрожь прошла, но сам он так и не смог смирить своих мучительных мыслей. Он не способен помочь ей, несмотря на всю свою любовь, на всю свою готовность к самопожертвованию…
        Джейсон глубоко погрузился в размышления и не сразу заметил, что Лорен гладит его по щеке.
        - Ты очень огорчился? - спросила она, и в голосе ее звучала тревога за него.
        Он внимательно посмотрел на нее, потрясенный вопросом, затем крепко прижал жену к себе и зарылся лицом в ее волосы.
        - Нет, красавица, просто не могу решить, достоин ли я твоего доверия.
        На мгновение Лорен лишилась дара речи. Ей никогда не доводилось видеть Джейсона таким подавленным или слышать, чтобы он признавался в своем поражении. Она нежно обвила руками шею мужа, чувствуя, как ее сердце переполняет любовь.
        - Я испугалась, правда, но в этот раз я чувствовала, как ты держишь меня. Я даже видела тебя - туманную фигуру вдалеке, - и мне показалось, что если я сумею добраться до тебя, то буду спасена. Раньше я никогда не испытывала ничего подобного.
        Джейсон глубоко вздохнул. Выглянув в окно, он увидел, что карета остановилась.
        - Слава Богу, мы приехали.
        Лорен робко положила руку на его рукав:
        - Джейсон, ты слышал, что я сказала?
        - Да, милая.
        - Ты мне веришь? Веришь, что я видела тебя в моем кошмаре?
        - Я верю тебе. Ты позвала меня.
        - Правда? Раньше я всегда была одна и никто не мог помочь мне. А теперь со мной был ты.
        - И все-таки я не помог тебе, верно?
        Лорен удивило уныние Джейсона.
        - Ну и что? Я жила так многие годы. Ты ведь не думаешь, что можешь явиться в мой кошмар на белом коне и унести меня прочь, как это было в реальной жизни?
        Тряхнув головой, Джейсон взял руку Лорен и поцеловал ее ладонь.
        - Лорен Стюарт, я уже не требую первой роли в твоем кошмаре и доволен даже мимолетным появлением.
        Но Лорен не улыбнулась.
        - Это лишь начало, правда? - настойчиво спросила она.
        Джейсону вспомнилось, как эта гордая красавица в часы любви выкрикивает его имя.
        - Да, родная моя, - мягко сказал он. - Это всего лишь начало.

        Глава 19

        - Как ты думаешь, где-то пожар? - спросила Лорен - ее едва не сшибли с ног два человека, опрометью мчавшихся по улице Шартрез к Плацдарму.
        Горничная, молоденькая негритянка по имени Мэй, державшаяся позади на почтительном расстоянии, подошла ближе.
        - Сама не знаю, мэм, - робко ответила она.
        У Плацдарма Лорен увидела небольшую группу людей. На площади был воздвигнут помост, похожий на эшафот, на котором стоял человек, чьим речам, по-видимому, и внимала толпа.
        - Мэй, пойди посмотри, что происходит, а я возьму это. - Лорен приняла из рук горничной тщательно обернутый сверток и приказала Мэй поторапливаться.
        Она не собиралась задерживаться на площади слишком долго, потому что пошла на Вье-Карре без ведома Джейсона и ей хотелось избежать возможных расспросов с его стороны.
        Джейсон еще не назначил точную дату отъезда, но до июня оставалось совсем немного, и это было единственное темное облако, омрачавшее ее счастье.
        Временами Лорен думала, что для нее было бы лучше никогда не встречать Джейсона. И все же она понимала, что скорее согласится вытерпеть самые жестокие пытки, чем лишится сладкой муки любить его.
        А что, если в Англии Джейсон забудет о ней? Чтобы хоть как-то напоминать ему о себе, она заказала художнику миниатюру со своим портретом и уже один раз позировала для наброска. Джейсон искренне считал, что они должны наверстывать упущенное время, поэтому Лорен было непросто даже на время сбежать тайком от любящего мужа. Когда Джейсон объявил, что собирается посетить новый склад, она отказалась от предложения сопровождать его и, как только он вышел, ускользнула из дома к художнику, прихватив с собой Мэй ради благопристойности.
        Покинув студию часом позже и проходя по дороге домой мимо ювелирной лавки, Лорен обратила внимание на небольшую серебряную модель шхуны с распущенными по ветру крохотными парусами. Маленький гордый кораблик напомнил ей о «Сирене» и, конечно же, о Джейсоне. В следующий миг она была уже в лавке и просила ювелира выгравировать по обоим бортам столь дорогое ей название, а заодно заказала шкатулку с замысловатыми ящичками для драгоценностей в подарок Лайле.
        Выходя из лавки, они с Мэй и наткнулись на двух человек, спешивших на Плацдарм. Послав Мэй выяснить, что происходит, Лорен последовала за ней.
        Как только Мэй отошла, рядом раздалось приглушенное ругательство - какой-то мужчина в штанах из грубого полотна и домотканой рубахе, поверх которой была надета свободная блуза, говорил на малопонятном французском диалекте. Лорен смогла разобрать только слово «аукцион», и это озадачило ее - подобные мероприятия обычно устраивались в холле гостиницы «Сент-Луис», где происходила купля-продажа рабов.
        - Что выставлено на аукцион? - спросила она.
        Казалось, мужчину удивил вопрос незнакомой красавицы, но он охотно вступил в разговор. Осклабившись во весь рот, в котором не хватало нескольких зубов, он сперва с интересом оглядел ее грудь, так что Лорен стало не по себе, а потом пояснил по-английски:
        - Собственность Лафитта. Американское правительство собирается продавать его корабли. Да только никто не будет покупать! Кому охота подставляться под пистолет Жана!
        В этот момент по толпе пробежал ропот.
        - Вот вам и первый дурак. Не долго же ему пользоваться своей покупкой, - заметил сосед Лорен.
        Площадь замерла в молчаливом ожидании. В тишине почти физически ощущалась мысль, овладевшая всеми присутствующими: осмелится ли Лафитт помешать распродаже? И кто этот смельчак, решивший купить корабль? Удовлетворятся ли устроители такой низкой ценой, коли никто не желал вступать в торги?
        Толпа расступилась, и посреди нее образовалось небольшое пространство. У Лорен захватило дыхание: она ясно увидела Джейсона, стоявшего чуть поодаль. Зеваки поспешили отойти от него, и Лорен поняла, что именно он предложил цену за корабль. Такая игра должна была понравиться Джейсону, потому что элемент опасности всегда подстегивал его интерес, однако Лорен не могла справиться с внезапно охватившим ее страхом - переходить дорогу Жану Лафитту не стоило даже такому грозному человеку, как ее муж.
        Явно не выдерживая нервного напряжения, аукционист ослабил галстук и, трижды опустив молоток, объявил предложившего цену джентльмена новым владельцем трехмачтовой барки «Инферно». Джейсон кивнул, подтверждая покупку, словно не замечая, как вокруг него нарастает взволнованный ропот.
        Инстинктивно Лорен шагнула в его сторону, но вдруг остановилась как вкопанная, увидев, как подошедшая к Джейсону темноволосая женщина уверенно взяла его под руку. Дезире! Должно быть, она все время была поблизости.
        Джейсон улыбнулся обворожительной брюнетке. Склонив голову, он прошептал что-то ей на ухо, и Дезире, поднявшись на цыпочки, заключила его шею в кольцо своих рук. Лорен непроизвольно отметила, с какой легкостью Джейсон принял пылкий поцелуй Дезире.
        Ревность и обида разрывали ей сердце. Джейсон не упоминал при ней об аукционе, но Лорен знала, что он никогда не проходил мимо подобных мероприятий. Следовательно, он заранее рассчитывал быть здесь. Он не сказал даже, что собирается купить один из кораблей Лафитта, хотя обычно всегда обсуждал с ней вопросы подобного характера. Интересно, как долго они встречают ч с Дезире? Может быть, их связь не прекращалась вовсе - ведь Дезире так красива…
        Комок в горле едва не задушил Лорен. Значит, он никогда не любил ее и все его уверения были ложью…
        Сквозь туман боли она увидела, как Джейсон обернулся. Он посмотрел прямо на нее, и лицо его выразило мгновенное удивление. Потом он шагнул в ее сторону, но Лорен не стала дожидаться, когда он подойдет. Она не могла посмотреть ему в глаза - ни сейчас и никогда.
        Повернувшись и бросившись бежать, Лорен налетела на кого-то, но тут же побежала снова, хотя и не знала куда.
        Отдав несколько отрывочных приказаний своему банкиру, Джейсон бросился за женой. Он крайне удивился, увидев Лорен на людной площади, но самым досадным было то, что Лорен убежала от него, не дав ни малейшего шанса объяснить, что же здесь происходит на самом деле. Он даже закричал ей вслед, но Лорен не оглянулась.
        Пока он гнался за женой по улицам Вье-Карре, гнев его разгорелся с новой силой. У него было преимущество в скорости, так как его длинным ногам не мешали юбки, зато у Лорен была фора почти в целый квартал. Джейсону удалось вдвое сократить расстояние между ними, когда Лорен скрылась в дверях игорного дома мадам Жескар и на пути его, широко расставив ноги, встал Кендрикс, который явно был не прочь взять реванш за свое поражение несколько недель назад. Однако свирепый взгляд голубых глаз Джейсона сразу убедил Кендрикса в том, что он выбрал не самое подходящее время для поединка и лучше благоразумно отступить, не дожидаясь, когда Джейсон проложит себе дорогу силой.
        - Где моя жена? - прорычал Джейсон, схватив Кендрикса за грудки.
        - Комната наверху, - поспешно ответил тот, - последняя дверь направо. Но я не поклялся бы, что она именно там.
        Джейсон бросился по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Добежав до двери Лорен, он дернул дверную ручку, но, к его удивлению, дверь оказалась запертой. Он даже усомнился, что это ее комната, но только на мгновение.
        - Отопри, иначе я тут все переломаю!
        Ответом ему была тишина, и Джейсон решительно налег плечом на дверь, а когда она с треском распахнулась, нетерпеливо переступил порог.
        Лорен стояла у раскрытого окна не шевелясь, бледная как смерть. Обернувшись, она с поразительным хладнокровием произнесла:
        - Уходи. Я не желаю тебя видеть.
        Джейсон оглядел развороченную дверь.
        - Я вижу, ты даже преодолела свое отвращение к замкам, стараясь спрятаться от меня.
        Лорен гордо подняла подбородок.
        - Я выбрала меньшее из двух зол.
        Молодой человек стиснул зубы.
        - Какого черта ты убежала от меня на этот раз? Ты дала мне слово!
        Она отвела взгляд в сторону.
        - Мне не о чем говорить с тобой. Уходи.
        Джейсон только развел руками:
        - Могла хотя бы дать мне шанс объясниться. Я даже не знаю, в каком преступлении ты меня обвиняешь.
        - Какая разница? Ты все равно уедешь через несколько недель. Будет только лучше, если мы прекратим этот фарс, называемый браком, немного раньше, чем собирались.
        Джейсон прищурился.
        - Я не знал, что для тебя это фарс.
        Пристально вглядываясь в лицо Лорен, он заметил, что ее молчание отличалось от того нежелания говорить, которое владело ею, когда он хитростью заманил ее под венец. На этот раз все было гораздо серьезнее - она не пускала его в свое сердце. Между ними снова выросла преграда, холодная и непроницаемая, и ее он был не в силах снести так же просто, как деревянную дверь.
        - Значит, того, что было между нами, больше не существует?
        Лорен продолжала молчать, и тогда он заговорил с едкой иронией:
        - Что ж, может, это и к лучшему - зачем быть женатым на ребенке, который бежит при первой же мелкой неприятности.
        - Убирайся! - выдохнула Лорен; голос ее звенел.
        - Ну да, я ведь получил что хотел. У меня есть «Карлин лайн»…
        Лорен почувствовала, как боль, словно клинок, пронзила ее. Наконец-то он признался! Но почему ей так тяжело слышать то, в чем она не сомневалась уже давно? Когда она заговорила, голос ее дрожал:
        - Кроме того, у тебя есть Дезире. Почему бы тебе не пойти к ней? Не сомневаюсь, что она доставит тебе больше удовольствия, чем я.
        Губы Джейсона насмешливо скривились.
        - Уж конечно, она не так холодна, как ты.
        Лорен сжала кулаки. Он не только не скрывает своих отношений с Дезире, но еще и издевается над ней! Какой же дурой она была, когда слушала его похотливые речи, когда спала с ним, в то время как он гулял направо и налево за ее спиной.
        Лорен чувствовала, как ногти впиваются ей в ладони.
        - Убирайся! - прошипела она. - Иди к ней, пока она не заскучала!
        - Что ж, я так и сделаю. - Джейсон повернулся, собираясь уходить. - По крайней мере она не кусок льда, только похожий на женщину.
        Не успел он пройти и двух шагов, как над его головой пролетел небольшой сверток. То был серебряный кораблик, который она купила ему в подарок.
        - Это тоже отдай ей! - крикнула Лорен, теряя контроль над собой. - На память от любящей жены!
        Джейсон обернулся и окинул ее презрительным взглядом.
        - Любящей? - протянул он. - Ты даже не знаешь значения этого слова. Я просто разыграл из себя влюбленного дурачка и убедил тебя, что женился по любви. У меня не уйдет много времени, чтобы сообщить всем своим дорогим друзьям о том, что я прискорбно ошибся, и сомневаюсь, что кто-нибудь из них будет громко протестовать, узнав, как ловко я отобрал у тебя наследство.
        На бледном лице Лорен, казалось, остались одни широко раскрытые, полные муки глаза.
        - Ненавижу тебя! - Прошептав эти слова, она бросилась на него с криком мучительной ярости и принялась колотить его по груди и плечам, не разбирая, куда бьет, желая только сделать ему так же больно, как он только что сделал ей.
        Джейсон не стал защищаться даже тогда, когда Лорен попыталась разодрать ему лицо ногтями, - он лишь молча, взяв за запястья, отвел ее руки.
        Через несколько мгновений из горла Лорен вырвалось первое рыдание, потом она уже больше не могла остановиться, будто прорвало плотину, слишком долго сдерживавшую бурный поток. Ее тело сотрясалось, из глаз текли слезы, словно разверзлось небо и начался Великий потоп.
        Джейсон попытался поддержать Лорен за плечи, но она опустилась на колени - ноги больше не слушались ее. Тогда он молча перенес ее на кровать и сел рядом, убаюкивая ее трепещущее тело в своих объятиях.
        Показавшаяся было в дверях Вероник быстро скрылась, когда Джейсон молча покивал ей головой, но Лорен не видела этого. Она едва понимала, что с ней происходит. Если бы она была в состоянии, она посмеялась бы тому, что именно Джейсон пытается ее утешить: ведь теперь она навсегда потеряла его.
        Только когда Лорен немного успокоилась, она поняла, что лежит на постели рядом с Джейсоном, привалившись к его груди. Одной рукой он крепко обнимал ее, а другой ласково гладил по голове. Она попыталась отодвинуться, но Джейсон не отпускал ее. Тогда, бессильно опустив голову на его плечо, Лорен закрыла глаза.
        В конце концов она перестала дрожать, и Джейсон, немного расслабившись, поудобнее устроил ее в кольце своих рук. Оставаясь рядом с ним, Лорен ни о чем не думала, ничего не ощущала, безмолвно наслаждаясь его теплом и прислушиваясь к ритмичному биению его сердца.
        Его губы мягко прикоснулись к ее волосам.
        - Тебе лучше? - прошептал он.
        Лорен задумалась над его вопросом. Она чувствовала себя опустошенной и обессиленной, словно по ней прошлись копыта тысячи диких мустангов, зато теперь в ее душе воцарился странный покой, которого она никогда не знала. Слезы будто омыли ее, очистив от гнева и ненависти.
        - Да, лучше, - едва выговорила она и поняла, что он и так знает ответ.
        Ее голос ослабел от плача, а лицо было мокро от слез. Лорен с благодарностью воспользовалась протянутым ей белоснежным носовым платком, потом перевернулась на спину и уставилась на полог.
        - Ты сделал это намеренно, - заметила она, не ожидая, впрочем, ответа.
        Джейсон перевернулся на бок и посмотрел на нее.
        - Я не плакала с тех самых пор, как уехала из Англии, - рассеянно прибавила Лорен.
        - Слава Богу, что это наконец случилось. У меня уже кончались оскорбления, а я все никак не мог пробить твою ледяную раковину, - шутливо заметил Джейсон.
        Лорен слабо улыбнулась, думая о том, как удается этому такому далекому от нее и одновременно такому близкому человеку так хорошо понимать ее.
        - Я ведь не сильно ударила тебя, правда? - поколебавшись, сказала она.
        Джейсон ответил ей снисходительной улыбкой.
        - По крайней мере надеюсь, что у меня не переломаны ребра. - Когда золотисто-зеленые глаза Лорен подернулись печалью, он прижал палец к ее губам. - Поверь, милая, я скорее соглашусь, чтобы ты ударила меня или даже застрелила, чем позволю так стоически переживать внутри себя злость и неуверенность. Мы все иногда испытываем это, и ты не исключение, но большинство из нас находит способы давать выход эмоциям, чтобы не замыкаться в себе.
        Губы Лорен снова задрожали, и Джейсон погладил ее по мокрой щеке, понижая голос до умоляющего шепота:
        - Больше не убегай от меня, пожалуйста. Я готов вынести все что угодно, но только не это.
        Ее глаза снова наполнились слезами.
        - Обними меня, Джейсон, - взмолилась она, - обними крепче.
        Сомкнув объятия, он больно сжал ее, но Лорен была рада этой боли. Она крепко прижалась к своему недавнему мучителю, как будто теперь хотела слиться с ним в одно существо.
        Лишь через какое-то время они ослабили объятия, но и тогда не отодвинулись друг от друга, и их губы встретились в поцелуе.
        Джейсон первым оторвался от нее.
        - Ты так и не рассталась с мыслью о том, что я женился на тебе ради денег, верно?
        Лорен уткнулась в его плечо и слегка покачала головой.
        - Любимая, - в его голосе звучала неподдельная нежность, - если бы я таким способом мог добиться твоего доверия, я утопил бы все эти проклятые корабли до последнего. С той ночи в Лондоне четыре года назад, когда ты убежала от своего опекуна, ты безраздельно владеешь моим сердцем. И так будет всегда.
        - Но… как же Дезире? - неуверенно произнесла Лорен. - Она поцеловала тебя!
        - Да, поцеловала. Я даже думаю, что она устроила маленькое представление специально для тебя, поскольку перед этим я сказал ей, что у меня прекрасная жена, которая вполне меня удовлетворяет.
        - Она всегда была злобной кошкой, - согласилась Лорен, - и все-таки это не мог быть первый раз, когда вы поцеловались. Вероник рассказывала мне, что однажды ночью ты поднялся к ней и не спускался целый час.
        - Вероник! Иногда я не знаю, что лучше - проклинать эту женщину или благословлять ее. Ну да, я поднялся в комнату Дезире, но вовсе не ради ее любви. Я просто хотел задать ей несколько вопросов, но до сих пор не уверен, нужно ли тебе о них знать.
        - Ладно, тогда расскажи мне, зачем ты купил корабль Лафитта.
        Голубые глаза Джейсона насмешливо прищурились.
        - Уж не ревнуешь ли ты меня и к нему?
        - Конечно, нет. Просто мне не хочется становиться вдовой сразу после свадьбы.
        - А ты бы скучала по мне?
        Лорен вздрогнула.
        - Не шути такими вещами, Джейсон. Лафитт очень опасен. Между вами прежде были какие-то трения, так сказал Кайл, и эта покупка может заставить его предпринять реальные действия.
        - Мне ничего не грозит, милая. Жан сам просил меня купить его корабли, чтобы сразу же передать их ему.
        - Передать ему? Зачем? Я не понимаю…
        - Я кое-чем обязан ему.
        Лорен вспомнила, что Джейсон купил всего один корабль, и насупила брови.
        - Выходит, я нарушила твои планы? О, Джейсон, прости меня. Я ведь ничего не знала…
        Опершись на локоть, Джейсон привстал и поглядел на нее сверху вниз.
        - Пожалуй, я все-таки прощу тебя, потому что вместо меня на аукционе остался Совинье. Теперь всем станет известно, что именно мы собирались сделать, но, как бы там ни было, Жан получит свои корабли назад. А теперь ответь-ка мне: что ты делала на площади? В такой толпе с тобой могло случиться все что угодно…
        - Меня сопровождала Мэй. О Господи, Мэй! Я совсем забыла про нее!
        - Думаю, она сумеет найти дорогу домой, - успокоил ее Джейсон. Наклонив голову, он легко коснулся своими губами губ Лорен. - Может быть, это научит тебя впредь не бегать сломя голову. Но ты собиралась рассказать мне, как же все-таки вы оказались на площади.
        Лорен опустила ресницы.
        - Я покупала тебе подарок. Но боюсь, я только что его повредила.
        - Это тот сверток, который ты бросила в меня? - Она кивнула, и Джейсон громко расхохотался. - Чепуха. Мне он все равно дорог, целый или сломанный. Откроем его сейчас?
        - Нет. - Голос Лорен окреп. - Сначала объясни мне, что ты делал в комнате Дезире и что у тебя общего с прославленным пиратом.
        Воцарилась долгая пауза, во время которой улыбка медленно сошла с лица Джейсона. Когда он наконец заговорил, тон его был мрачен.
        - Лорен, ты слышала когда-нибудь о человеке по имени Рафаэль?
        Это имя мигом всколыхнуло в душе девушки тревожные воспоминания.
        - Откуда мне его знать? - Лорен насторожилась.
        - Рафаэль - жестокий пират. Он убил твоего отца.
        - Моего отца убили контрабандисты, - тихо сказала она, пытаясь выиграть время и не выдать себя.
        - Все так считают. Но Джордж Барроуз рассказал мне другую историю. Рафаэль и еще несколько бандитов захватили в плен Джонатана Карлина вместе с его женой Мэри и дочерью Андреа. Старших Карлинов жестоко пытали, и они скончались от ран, но дочери удалось бежать. После этого она не могла вспомнить ничего из того, что с ней приключилось.
        Лорен широко раскрыла глаза:
        - И ты думаешь, что я… что я могла забыть такое?
        - Возможно, в этом и заключается причина твоих кошмаров.

«Возможно, если бы только я была Андреа Карлин», - подумала Лорен. Андреа была свидетельницей гибели Джонатана и Мэри, а не она - у ее кошмаров должно быть другое объяснение.
        - Я пообещал твоему опекуну, что найду Рафаэля и позабочусь о том, чтобы он получил достойное наказание. - Джейсон выразительно посмотрел на нее. - Сомневаюсь, что Барроуза сильно заботило то, что случилось с твоим отцом, но Мэри была его единственной сестрой, и он не хотел, чтобы ее гибель осталась неотмщенной.
        Поднявшись, Джейсон свесил ноги с кровати и провел рукой по каштановым волосам.
        - На самом деле я и в Новый Орлеан приехал именно из-за Рафаэля. Я слышал, он занимается разбоем где-то в этой части света. Когда я встретился с Лафиттом несколько месяцев назад, оказалось, что Рафаэль был капитаном одного из его кораблей, но в конце концов они расстались, потому что Жану не нравились его методы. Однако он считает, что Рафаэль может скрываться где-то в Карибском море. Еще я узнал, что брат Дезире Клод тоже когда-то плавал с Рафаэлем, и поэтому решил задать ей несколько вопросов. Вчера она получила письмо от Клода, в котором он соглашается встретиться со мной.
        Сердце Лорен тревожно сжалось.
        - Значит, тебе придется уехать? - прошептала она.
        Джейсон кивнул.
        - Всего на несколько дней. Я должен поговорить с Клодом и выяснить, что ему известно о Рафаэле.
        Внезапно Лорен стало холодно. Схватив руку Джейсона, девушка прижала ее к щеке.
        - Прошу тебя, не уезжай! - взмолилась она. - Я боюсь за тебя.
        - Милая, поверь, мне ничто не угрожает. Жан предложил мне свое гостеприимство и проводника через болота.
        - Тогда возьми меня с собой!
        Брови Джейсона изумленно взлетели вверх.
        - В логово отъявленных головорезов? Ни за что на свете! Кроме всего прочего, я бы не хотел, чтобы Лафитт вскружил тебе голову.
        - Джейсон, пожалуйста, разреши мне поехать…
        - Нет, Лорен, нет.
        Она гордо подняла подбородок:
        - А ты не подумал, каково мне будет здесь дожидаться тебя?
        Джейсон весь напрягся.
        - Я дал клятву умирающему и должен выполнить ее - это ты можешь понять?
        - Я все прекрасно понимаю! Джорджу Барроузу снова удалось разрушить мое счастье; даже уйдя в другой мир, он не хочет оставить меня в покое. Пусть будет так! Иди и не возвращайся!
        Ее голос был звонким, как удар клинка о клинок, но в глазах блестели слезы. Джейсон молча печально взирал в их зеленые глубины.
        Лишь когда Лорен немного успокоилась, он взял у нее из рук мятый платок, осушил ее глаза и поцеловал в дрожащие губы.
        Лорен покаянно опустила голову на его плечо и судорожно всхлипнула.
        - Джейсон… я очень люблю тебя.
        - Я знаю, милая.
        - Иногда я говорю такие вещи, о которых потом жалею.
        - И это я тоже знаю.
        В его голосе Лорен послышалась насмешка, и она, подняв голову, пристально посмотрела на него.
        - Как ты можешь быть так отвратительно понятлив?
        Голубые глаза Джейсона весело заблестели.
        - А что же ты хочешь от меня услышать? Что я ужасно зол на тебя, потому что ты погубила мой любимый сюртук? Слегка отодвинувшись, Лорен оглядела его мокрую грудь.
        - Я думаю, это можно поправить, - удрученно заметила она, удивляясь тому, что готова засмеяться, хотя всего несколько минут назад ее сердце разрывалось от боли.
        Джейсон снова заключил ее в объятия, тесно прижав к себе.
        - Теперь мы в расчете, хотя я до сих пор не понимаю, как ты могла поверить в подобную чепуху - подумать, что твои деньги нужны мне больше твоего потрясающего тела. - Он наклонился, чтобы прикоснуться губами к нежной коже ее шеи, и Лорен, почувствовав знакомое желание, томно запрокинула голову, отдавая ему всю себя…

        Глава 20

        - Конечно, глупо с моей стороны, но я буду скучать по нему. - Вероник вздохнула и принялась томно обмахиваться веером. - Лорен, дорогая, ты ведь не позволишь Кайлу забыть обо мне?
        Лорен удивленно подняла глаза и тут же вспыхнула, поняв намек. И Вероник, и Лайла не сомневались в том, что она поедет в Англию с Джейсоном.
        Прежде Лорен не разуверила их в этом, и теперь, когда они втроем сидели в саду Бове, потягивая прохладный лимонад в тени гигантской магнолии, она тем более не могла заставить себя сказать правду. Это было так же трудно, как и сдержать внезапные слезы, застилавшие ей глаза при мысли об отъезде Джейсона. Не желая, чтобы подруги увидели, как она плачет, Лорен резко отвернулась и поднялась на ноги.
        - Ужасная жара, - проговорила она. - Я должна глотнуть хоть немного свежего воздуха.
        Вечер своим теплом, казалось, обволакивал ее, пока она торопливо шла в глубину сада, где буйным цветом расцвели остролистые олеандры и душистая вербена. Опустившись на мягкую траву, Лорен разрыдалась.
        Несколько минут спустя Лайла дотронулась до ее плеча.
        - Дорогая, у тебя что-то случилось? - озабоченно спросила она.
        Лорен поспешно вытерла глаза.
        - Ничего. Правда, Лайла, я чувствую себя прекрасно. Мне просто был нужен свежий воздух. Я вернусь через минуту, обещаю.
        Когда Лайла ушла, Лорен пересела на деревянную скамью и попыталась привести себя в порядок, но снова заплакала. Положив руки на спинку скамьи, она уткнулась в них лицом.
        Вскоре к ней подошла Вероник и присела рядом.
        - В чем дело, Лорен? - проникновенно спросила она, нежно обнимая ее за плечи. - Я не помню, чтобы ты когда-нибудь плакала, а теперь твоими слезами можно было бы полить весь сад.
        - Знаю, - всхлипывала Лорен, - но я никак не могу остановиться. Не понимаю, что со мной происходит. О, Вероник, мне так плохо!
        - Да что случилось? Это из-за Джейсона?
        - Нет… не совсем… не знаю. Я так по нему скучаю! Вот так же будет каждый день, когда… - Лорен смолкла, не желая говорить того, что неминуемо должно было случиться.
        - Послушай, твоего красавца нет всего лишь три дня. Но он вернется, и все будет хорошо.
        - Ты не понимаешь!
        Закрыв лицо руками, Лорен застонала, и Вероник ничего не оставалось, как только сочувственно похлопать ее по плечу.
        Когда буря наконец улеглась, Вероник достала из-за рукава носовой платок и протянула его Лорен.
        - Возможно, Лайла была права. Она говорит, что когда была в положении, то тоже плакала все время. Она думает, ты хочешь сохранить это в секрете.
        Рука Лорен с носовым платком внезапно замерла.
        - Ребенок? - Немного подумав, она покачала головой. - Нет, не может быть. Я замужем чуть больше месяца.
        Вероник мелодично рассмеялась.
        - Разве это имеет значение? Может быть, вы недостаточно осторожно вели себя до свадьбы.
        - Но то было с Джейсоном только однажды, - возразила Лорен, чувствуя, как краска заливает ее щеки, - в начале марта. Я бы уже поняла, если бы это случилось тогда.
        - А месячные - они у тебя вовремя?
        Нахмурившись, Лорен попробовала вспомнить.
        - Да, кроме последних. О, Вероник, неужели у меня будет ребенок от Джейсона? - Она взволнованно уставилась в лицо подруги, и ее глаза засияли. - Ну конечно, так оно и есть! - воскликнула она и радостно обняла Вероник. - Я просто не думала, что это случится так скоро. Боже милостивый, Джейсон был прав. А если бы он не женился на мне? Не имеет значения - я все равно любила бы его ребенка. О Боже, а вдруг это не мальчик? Ему нужен сын, так мне сказал Кайл. Как ты думаешь, Джейсон рассердится, если родится девочка?
        Вероник покачала головой и улыбнулась.
        - Он придет в восторг в любом случае. Ты скажешь ему сразу или подождешь, пока не будешь уверена окончательно? Знаешь, об этом тебе нужно поговорить с Лайлой, ведь у нее… Лорен, что случилось?
        Лицо Лорен побелело как мел.
        - Я не смогу сказать ему, - прошептала она, и из глаз ее вновь заструились слезы.
        Вероник сдвинула брови.
        - Может быть, ты хочешь, чтобы я сказала за тебя?
        - Нет, пожалуйста! - воскликнула Лорен. Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. - Просто не хочу говорить Джейсону.
        Вероник пожала плечами:
        - Так ты не хочешь ребенка?
        - Конечно, хочу!
        - В чем же тогда проблема? Ты беспокоишься о том, что Джейсон не признает ребенка своим?
        Лорен горько улыбнулась:
        - Наоборот, я боюсь, что он признает его. Понимаешь, я не еду с ним в Англию. Если Джейсон догадается, что у меня будет ребенок, то он… может потребовать, чтобы я ехала с ним.
        Вероник покачала головой:
        - Прости, дорогая, но я ничего не понимаю. Объясни-ка мне все толком, а то я, кажется, совсем поглупела.
        Лорен сбивчиво передала подруге суть их уговора с Джейсоном, но и после ее объяснения лицо Вероник по-прежнему сохраняло все такое же озадаченное выражение.
        - Не пойму, почему ты не хочешь поехать с ним? Тебе не для чего оставаться в Новом Орлеане.
        - Вероник, я бы очень хотела поехать в Англию вместе с Джейсоном… но я не могу. При мысли об Англии у меня кровь стынет в жилах. Там… там до сих пор живет моя тетка.
        - Та, которая говорила, что ты безумная, и хотела упрятать тебя в сумасшедший дом?
        Лорен кивнула:
        - Та самая, Реджина Карлин, сестра моего отца. Я боюсь, что, как только я появлюсь на острове, она сделает что-то ужасное.
        - Но ведь с тобой будет Джейсон - он защитит тебя.
        - Конечно, он постарается. И все равно рано или поздно… О, Вероник, ты не представляешь, как часто я пыталась уговорить себя, что в Англии мне ничто не угрожает, но я не могу поверить в это.
        Губы Лорен скривились в горькой усмешке при мысли о зарождающейся в ней жизни, и она вновь разразилась слезами. Разве у нее есть право не говорить Джейсону о его же собственном ребенке? Она закрыла лицо руками.
        - Этот ребенок так много для меня значит, - всхлипывая, сказала она. - Если мне суждено потерять Джейсона, у меня по крайней мере останется хоть что-то от него.
        Вероник задумчиво закусила губу.
        - Лорен, я искренне сочувствую тебе, и все же, мне кажется, не стоит скрывать это от мужа.
        - Но ты… Ты не скажешь ему?
        - Конечно, нет, это твое дело. Может быть, он догадается сам…
        - Вряд ли. Джейсон уезжает через несколько недель.
        - Как странно. - Вероник помедлила. - Я думала, что знаю мужчин, но я никогда бы не поверила, что Джейсон согласится оставить жену.
        - Ты думаешь, он любит меня?
        - Что за вопрос! Он просто без ума от тебя. Если бы Кайл хоть раз посмотрел на меня так, как он смотрит на тебя, я бы сразу же согласилась стать его любовницей и считала бы, что мне повезло. Такая любовь бывает раз в сто лет.
        - Знаю. - В голосе Лорен звучало отчаяние. - Я все-все знаю.
        Следующие две ночи Лорен провела без сна, убеждая себя в правильности своего решения скрыть от Джейсона беременность. Накануне того дня, когда он должен был вернуться из Барата-рии, она решила сменить обстановку и отправилась на прогулку.
        Стоял душный июньский вечер; зной был такой, что листья сохли на ветвях. Лорен бесцельно брела по плантации, не замечая дороги. До приезда Джейсона ей нечего было делать в Новом Орлеане - Кайл и Мэтью отлично управлялись с делами «Карлин лайн». Что касается ее собственного корабля, то «Мэтью Магрегор» уже давно был оснащен и отправился в свое первое под этим именем плавание.
        Сердце Лорен разрывалось от тоски по Джейсону, и все-таки она была рада, что он уехал. Если бы она встретилась с ним лицом к лицу в тот день, когда впервые поняла, что носит его ребенка, она бы тут же выдала себя. И тем не менее все, что происходило в ее теле, казалось ей настоящим чудом.
        Лишь когда Лорен неожиданно наткнулась на семейный склеп Бове, она поняла, что удалилась от дома на порядочное расстояние. Обычно ей удавалось держаться подальше от таких мест, где любому становится не по себе, но сейчас ей даже нравилось быть здесь.
        Ей вспомнилось кладбище за домом Карлинов, где была похоронена Андреа, - однажды Джордж Барроуз, приведя Лорен на могилу, разразился причитаниями по поводу того, что на могильном камне не было ни имени, ни благословения.
        На этом же кладбище похоронили мисс Фостер; Джонатан и Мэри Карлин тоже нашли здесь свой последний приют. Вспомнив, что думал Джейсон по поводу потери ею памяти, Лорен покачала головой. Она не могла быть свидетельницей смерти четы Карлин, ибо трагедия произошла до того, как она появилась в их доме. Пират Рафаэль захватил Андреа вместе с Мэри и Джонатаном, и зверское убийство родителей вместе с пережитыми ужасами повлияло на ум девочки.
        Но может быть, она все же больше походила на свою бедную сводную сестру, чем думала, и Джейсон был прав, когда говорил, что в ее прошлом есть нечто, о чем она позабыла? Нечто столь ужасное, что ее разум не хочет возвращаться к этому?
        Лорен всегда боялась закрытых помещений, но только после того, как она переехала в Карлин-Хаус, у нее начались ночные кошмары. Что, если была какая-то связь между ее страхом и этими странными грезами, в которых она слышала ужасающие крики и ей являлись мрачные призраки?
        Ее сны всегда начинались одинаково: она стоит в темной комнате, одетая в одну ночную рубашку, и смотрит на полоску света, пробивающуюся из-за приоткрытой двери. Сделав несколько шагов, она распахивает дверь и видит смутные силуэты, очерченные светом. Пока она стоит в мерцающих бликах, парализованная ужасом, наступает мертвая тишина, которую вдруг прерывает вопль и слова, обращенные к ней, умоляющие ее бежать. Лорен подчиняется, она поворачивается и бежит во тьму, пытаясь спастись от ужаса, но крики следуют за ней вместе с призраками, их злобные лица и горестный визг вселяют в нее такой страх, что она не может сдвинуться с места. И тогда наконец она просыпается от собственного крика, а в ее ушах продолжают звучать все те же слова: «Беги! Беги!»
        Закрытые темные помещения вызывали у нее такие же ощущения, а страшные образы и вопли ужаса лишали способности двигаться и что-либо соображать.
        Вдруг Лорен похолодела. Стоя у склепа, она почувствовала, как что-то зашевелилось в ее памяти, будто валун у основания груды камней сдвинули с места. Тени в ее снах начали обретать форму. Лорен поняла, что в комнате были женщина и высокий мужчина. Но прежде чем она смогла кого-нибудь узнать, образы пропали.
        Лорен сжала кулаки, негодуя на вспышки памяти, которые не давали ответов, но вызывали еще больше вопросов. Какую только цену не согласилась бы она заплатить, чтобы освободиться от малодушного страха, в котором прожила так долго! Может быть, Джейсон был прав? Если бы она узнала, что именно напугало ее когда-то, она смогла бы бороться со страхом? А если войти в склеп сейчас, пока над головой ярко сияет солнце и ее разум кажется таким ясным и проницательным?
        Лорен сделала один нерешительный шаг в сторону двери, потом другой; ее сердце билось пугающе медленно, когда она положила руку на большое железное кольцо…
        - Лорен!
        Голос Джейсона раздался так неожиданно, что Лорен чуть не подскочила. Резко повернувшись, она увидела своего высокого темноволосого мужа, широкими шагами быстро преодолевавшего разделявшее их расстояние. Не дожидаясь, когда он подойдет, она подобрала юбки и побежала ему навстречу, забыв обо всем на свете от радости, что снова может обнять его.
        Когда Лорен бросилась к нему с раскинутыми руками, Джейсон громко засмеялся и, подхватив, поднял ее высоко в воздух и стал кружить, пока она не взмолилась со смехом:
        - Джейсон, поставь меня немедленно на землю, а то у меня уже голова идет кругом!
        Он послушался, но прежде чем ноги Лорен коснулись земли, с силой прижал ее к груди, жадно целуя.
        Искра, промелькнувшая между ними, была достаточно горяча, чтобы от нее разгорелся целый пожар. Когда Джейсон отодвинулся и заглянул ей в лицо, она увидела в его глазах желание, вспыхивавшее подобно лазурным языкам пламени. Лорен знала, что он ни за что не станет ждать, когда эти языки пламени превратятся в тлеющие угли.
        Она была права. Джейсон, обдавая ей губы горячим дыханием, поднял ее на руки и понес к речушке, в которой она совсем недавно училась плавать. С довольным вздохом Лорен обвила его шею руками.
        - Я так скучала, - прошептала она.
        Джейсон прижал губы к ее волосам.
        - И я не меньше, дорогая, уж поверь мне. Спасибо тебе за любезный прием - сегодня ты встречаешь меня куда сердечнее, чем в прошлый раз, когда я вернулся из Баратарии. Насколько я помню, тогда ты поручила Бове предложить мне «Карлин лайн», чтобы я оставил тебя в покое.
        - А ты сказал, что хочешь и то и другое.
        Джейсон с улыбкой посмотрел на ее прелестное лицо, горящее желанием.
        - Теперь я хочу только тебя.
        - А твоя поездка - она была удачной?
        - Об этом я расскажу тебе позже.
        Он легко положил конец дальнейшим разговорам, накрыв ее рот поцелуем.
        К тому времени когда они достигли зарослей ивы на берегу реки, его поцелуи уже были требовательны, почти свирепы. Ло-рен была рада его нетерпению, принимая Джейсона с такой же страстностью. Она едва дождалась того момента, когда он нашел мягкий лоскут земли, заросший клевером, и уложил ее среди дикого гибискуса, синего ириса и пурпурной традесканции. А когда он лег рядом и прижался к ней всем телом, Лорен застонала, стараясь прижаться к нему еще теснее.
        Пальцы Джейсона сразу же нащупали крючки ее платья, но он был слишком нетерпелив, чтобы добиться успеха. Тогда он немного отодвинулся, намереваясь приняться за дело с должным вниманием. Но теперь уже Лорен не хотела отпустить его. Она просунула пальцы в его каштановые волосы, прижимаясь губами к его губам.
        Казалось, она была так же нетерпелива, как и он, и невольно развела ноги, как только он поднял ее юбки до талии. Со стоном наслаждения Джейсон увидел, что она готова принять его.
        Пока руки Лорен лихорадочно бродили по его могучим плечам и спине, он расстегнул панталоны, взял ее за бедра и одним быстрым, безжалостным движением глубоко вошел в нее. Тяжело дыша, Лорен приподнялась, и ее плоть пылко отозвалась на это яростное проникновение.
        Джейсон совсем перестал владеть собой, надавливая на ее тело с дикой, необузданной страстью, проникая в самые дальние ее глубины. Он даже не понимал, какие слова невольно вырываются у него, когда наконец извергся в нее.
        Лорен со всем пылом отдалась иссушающему жару его любви; с каждым движением в ней увеличивалось глубокое, всеох-ватное напряжение. Оно росло, росло… И когда взорвалось, Лорен показалось, будто ее столкнули с края пропасти. Прижатая к земле, она лежала, распадаясь на миллион микроскопических частей.
        И все-таки она пришла в себя раньше Джейсона, который, обмякнув, зарылся лицом в ее волосах; его дыхание все еще было тяжелым и прерывистым.
        Лежа под ним, Лорен вспомнила хрипловатый крик, который издал Джейсон, прежде чем сделать последний рывок. Она улыбнулась, чувствуя, как сердце наполняется безграничной нежностью. Была ли она когда-нибудь так же счастлива? Джейсон вернулся целый и невредимый, и она снова в его ласковых, любящих объятиях, а дух их взаимной любви дал начало новой жизни глубоко внутри ее тела. Разве это не все, чего еще может желать женщина?
        Через некоторое время Джейсон перевернулся на спину и положил ее голову к себе на плечо.
        - Боже мой, - устало сказал он, - если ты будешь так же встречать меня после каждой поездки, я не выживу.
        Лорен приникла к большому телу мужа.
        - Это я не выживу, - засмеялась она.
        Он нежно поцеловал ее.
        - Наверное, я должен извиниться за то, что так грубо взял тебя, и пообещать, что больше не буду этого делать, но, боюсь, мне не сдержать такого обещания.
        - Да я и не против. Вероник сказала бы, что ты просто лев, который пропустил кормежку.
        - И я не сделал тебе больно?
        - Нет, конечно, нет.
        Джейсон расслабился, и на губах его заиграла улыбка.
        - Вообще-то я собиралась поплавать, - призналась Лорен. - С тех пор как ты уехал, я еще ни разу не купалась. Ты пойдешь со мной?
        - Иди, я подойду позже. Я еще не насмотрелся на тебя вдоволь.
        Сбрасывая одежду, Лорен чувствовала на себе ласкающий взгляд мужа. Когда он перешел на ее живот, она испугалась. А вдруг он уже догадался? Ничто не указывало на ее положение, но Джейсон был так проницателен, что иногда ей казалось, будто он видит ее насквозь.
        Она поспешно вошла в прохладную воду и поплыла, следуя его наставлениям. Вскоре Джейсон присоединился к ней, и добрый час они плескались и играли в воде. Наконец Лорен вышла на берег, усталая и счастливая.
        - Спасибо, Джейсон, - сказала она, когда он присел рядом. Увидев вопросительный взгляд мужа, она улыбнулась и обвила руками его шею. - Я благодарю тебя за удовольствие, которое ты мне дал. В детстве у меня было не много радостей, но ты позволил мне вновь почувствовать себя ребенком.
        Наклонив голову, Джейсон провел губами по ее шее.
        - Почему-то ты не кажешься мне ребенком.
        - Я не ребенок, но ты позволяешь мне быть юной, беспечной и глупой, когда я этого хочу.
        - А я хочу, чтобы ты была счастлива, дорогая. - Его теплое дыхание ласкало ее кожу.
        - Ты так добр со мной, хотя я не всегда этого заслуживаю…
        Джейсон слизывал капельки воды с ее шеи.
        - Нет, заслуживаешь. Теперь молчи, а то я зарычу.
        - Так поступают львы? Я никогда не видела льва. Мне казалось, что это просто большие кошки. Они мурлычут, как Улисс? Ой… ой!
        В этот момент Джейсон начал исследовать языком ее обнаженное тело, спускаясь по словно выточенному из слоновой кости бедру. Затем он вернулся к белому мягкому животу, и его чуткие руки стали поглаживать теплую впадину между ее бедрами.
        Его ласки чуть не свели Лорен с ума. Тяжело дыша, она умоляла его взять ее, однако Джейсон, казалось, был глух к ее мольбам. Но наконец он широко раздвинул ее колени. Лорен замерла в предчувствии, когда Джейсон склонится над ней, однако он только снова опустил голову, подергивая губами светлые завитки между ее бедрами.
        Эта игра до боли обжигала Лорен. Она извивалась, чувствуя его влажные, ищущие поцелуи, и, когда его язык прикоснулся к самой трепетной части ее существа, она выгнулась в экстазе, прижимая его голову с бесстыдным желанием. Наконец Джейсон вошел в нее, и все завертелось у нее перед глазами.
        Лорен зажмурилась, а когда вновь открыла глаза, Джейсон нежно улыбался ей.
        - Моя прекрасная львица, - тихо сказал он, убирая с ее лица влажную прядь.
        Его твердая раздувшаяся плоть начала медленно исследовать ее теплые тайны. Лорен была слишком опустошена, чтобы отвечать ему, но умелые движения Джейсона вскоре снова разожгли ее желание. Джейсон шептал ей на ухо сладострастные слова любви, отчего кровь быстрее бежала по ее жилам, и, когда он начал путешествие к заоблачным высотам наслаждения, она воспарила вместе с ним, поднимаясь все выше и выше…
        Сумерки уже сгущались вокруг них, когда Лорен приподняла золотистые ресницы. Она не собиралась спать, но теплый вечер и только что пережитый экстаз совсем лишили ее сил. Джейсон лежал на боку рядом с ней, положив голову иа руку, и неотрывно смотрел на нее. Догадываясь, что он наблюдал за ней, пока она спала, Лорен лениво потянулась и довольно улыбнулась ему.
        Джейсон шумно вздохнул.
        - Не гляди на меня так, Лорен, если хочешь, чтобы мы сегодня вернулись домой.
        С лукавым видом она провела пальцем по его мускулистой груди.
        - Как же мне не глядеть на тебя, дорогой?
        - Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. - Он быстро поцеловал ее в губы и шутливо шлепнул по бедру. - Бесстыжая, распутная девчонка! Да еще и лежебока. Ну-ка пошевеливайся. Лайла любезно пригласила нас на ужин, и нам не пристало опаздывать.
        - Почему ты мне сразу не сказал? - Лорен вскочила на ноги, хватая одежду. - Лайла, наверное, уже выслала за нами целый поисковый отряд.
        Ухмыляясь, Джейсон встал и потянулся.
        - Не думаю. Я предусмотрительно попросил ее не беспокоиться.
        - О Господи! - простонала Лорен. - Этого еще не хватало! Теперь она прочитает мне лекцию о том, как следует вести себя замужней женщине.
        Посмеиваясь, Джейсон натянул панталоны и, наклонившись за сапогами, небрежно спросил:
        - Кстати, чем ты занималась, когда я нашел тебя? Собиралась грабить могилы?
        Лорен отвернулась.
        - Так, ничего особенного.
        Надев рубашку, Джейсон встал позади нее и помог ей застегнуть платье.
        - Лорен…
        Зная, что он так просто не отступится, Лорен поспешила переменить тему разговора.
        - Ты ничего не рассказал мне о поездке, - с притворным любопытством произнесла она.
        Джейсон вздохнул.
        - Все прошло отлично. Я виделся с Клодом.
        Что-то в голосе мужа заставило ее вздрогнуть. Обернувшись, она заметила, что он пристально смотрит на нее.
        - И что же? - Она устремила на него вопросительный взгляд.
        - Рафаэль некоторое время назад вернулся на Средиземное море. Клод считает, что я могу найти его в Алжире. - Помолчав, Джейсон грустно прибавил: - Мне придется уехать, Лорен.
        Она опустила взгляд.
        - Я… я знаю. И когда же ты уезжаешь?
        - «Сирена» будет готова к отплытию через три дня.
        - Через три дня? - выдохнула она. - Так скоро?
        Джейсон дотронулся до ее щеки.
        - Ты еще можешь передумать и поехать со мной.
        Лорен подняла руку, словно предостерегая его.
        - Нет, прошу тебя… - Что-то блеснуло в глазах Джейсона, но что это было - боль или гнев, Лорен не знала. - Прости меня, - тихо сказала она, - но я не могу.
        Джейсон снова вздохнул.
        - Хорошо, милая, тебе решать.
        Он поднял с земли галстук и принялся завязывать сложный узел, как того требовала мода.
        Слезы щипали глаза Лорен. Ее прекрасный мир снова рушился. Она отвернулась и стала надевать чулки. Почему именно сейчас, когда она так нуждалась в этом, она совершенно утратила способность справляться со своими чувствами? Боль не отступала, и Лорен уже не могла сделать вид, будто все в порядке.
        Все же она попробовала скрыть свои переживания за беспечной болтовней и, слушая рассказ мужа о путешествии, попутно приводила в порядок волосы.
        Тем не менее всю дорогу к дому Бове Лорен была подавленна и молчалива.

        Глава 21

        С палубы «Сирены» была видна почти вся корабельная команда - матросы разворачивали паруса и готовились поднимать якорь, - но Лорен не обращала внимания на их кипучую деятельность. Ее глаза были прикованы лишь к одному человеку, и все-таки она почти не видела его из-за слез, стоявших в глазах и угрожавших пролиться в любой миг.
        Лорен взошла вместе с ним на корабль, чтобы отдалить момент расставания, насколько это было возможно. К несчастью, дела сразу же потребовали присутствия Джейсона, и он ушел от нее, приказав ей не мешаться под ногами у матросов.
        - Ты не хочешь спуститься со мной? Здесь мне едва ли удастся попрощаться с тобой так, как я того хочу…
        Лорен вздрогнула и неуверенно улыбнулась. Хотя он напугал ее, подойдя столь незаметно, она радовалась тому, что и на этот раз Джейсон сумел прочитать ее мысли. Положив ладонь на его рукав, она позволила ему провести ее в каюту.
        Джейсон не обнял ее сразу, как она того ожидала. Подойдя к письменному столу и открыв ящик, он достал оттуда небольшую плоскую шкатулку и молча протянул ее Лорен. Вопросительно взглянув на Джейсона, она открыла шкатулку и тихо вскрикнула, увидев внутри драгоценную подвеску - золотое сердечко в окружении изумрудов на тонкой золотой цепочке. Приглядевшись, Лорен заметила на сердечке гравировку - крохотного гордо парящего ястреба, символ компании «Карлин лайн».
        У нее так больно сдавило горло, что она не могла вымолвить ни слова. Слезы капали с ее щек, когда она подняла взгляд и встретилась с блестящими голубыми глазами мужа. Джейсон крепко прижал ее к себе, позволив ей выплакаться, и лишь через несколько мгновений сказал:
        - Если б я знал, что все кончится именно этим, я не позволил бы тебе прийти на корабль. Не могу видеть, как ты плачешь.
        - Это из-за твоего чудесного подарка, - всхлипнула Лорен, уткнувшись в его плечо.
        - Я начинаю уже жалеть о нем. Ты снова насквозь промочишь мне сюртук.
        Подняв глаза и увидев ласковую улыбку Джейсона, Лорен сделала над собой огромное усилие, отодвинулась и вытерла глаза. Потом она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и отыскала в сумочке свой подарок Джейсону.
        - У меня тоже есть кое-что для тебя, - почти весело произнесла она и, протянув подарок, с нетерпением смотрела, как он разворачивает обернутую в бумагу миниатюру с ее портретом. Когда Джейсон наконец увидел портрет, ей стало трудно дышать. - Чтобы ты не забыл меня. - Голос ее опять начал дрожать, а к горлу подступили рыдания.
        Отложив миниатюру, Джейсон привлек жену к себе и, взяв ее лицо в руки, поцеловал дрожащие губы.
        - Я никогда не забуду тебя, мое сокровище, - прошептал он, - ведь мое сердце остается с тобой. Ты только сохрани его до моего приезда.
        Приникнув к Джейсону, Лорен тихо рыдала, жалея, что она столь слаба. Она не знала, сколько простояла так, пока он утешал ее, но в конце концов настало время расставаться.
        - Тебе пора идти, милая.
        Еще раз судорожно вздохнув, Лорен кивнула и стала искать в сумочке носовой платок. Вытирая глаза, она слушала последние наставления Джейсона.
        - Если тебе что-нибудь понадобится, - говорил он, - свяжись с Совинье. Я договорился, что он будет заниматься твоими делами и позаботится о том, чтобы Вероник получила достаточную плату как твоя компаньонка. Мне не нравится то, что вы будете жить в городе, но, похоже, мне придется смириться. По крайней мере Лайла и Жан-Поль будут поблизости, чтобы присматривать за тобой. Но не забудь о твоем обещании не подходить к игорному дому…
        - Не забуду, - ответила она едва слышно.
        Джейсон улыбнулся.
        - Хорошо. А я попробую не волноваться за тебя по двадцать раз на день.
        Глаза Лорен блестели от непролитых слез. Она бросилась к Джейсону на шею и крепко обняла.
        - Я буду волноваться о тебе. Помни, ты должен быть осторожен.
        - Конечно, милая. Возможно, мне понадобится некоторое время, чтобы уладить все это… с Рафаэлем и еще некоторые другие дела, но я попытаюсь вернуться не позднее чем через полгода. Может быть, нам даже удастся провести Рождество вместе.
        Джейсон высвободился из отчаянных объятий Лорен и, взяв под локоть, повел ее на палубу, где она, попрощавшись с Кайлом, в последний раз оглядела корабль, прежде чем спуститься вниз по трапу к ожидавшей там Вероник. Подсадив Лорен в карету, Джейсон приподнялся на цыпочки и запечатлел на ее губах быстрый крепкий поцелуй.
        - Прощай, любовь моя. Береги себя.
        Потом он повернулся и зашагал прочь.
        Лорен молча смотрела, как он уходит. В ее душе вихрем проносились, сменяя друг друга, сотни различных чувств, но главным было удивление. Она никак не могла заставить себя поверить в то, что Джейсон действительно так надолго оставляет ее Глубоко в душе она до последнего момента лелеяла тайную надежду на то, что он все-таки останется. И уж конечно, она ждала, что Джейсон попытается уговорить ее передумать. Но он просто ушел, ни разу не оглянувшись, как будто ему было все равно.
        Она прикусила губу, чтобы не дать себе возможность позвать его. Решение остаться она приняла сама, напомнила себе Лорен, так как не может поехать с ним. В сущности, ничто не изменилось, кроме того обстоятельства, что она влюбилась в Джейсона до беспамятства. Но она по-прежнему незаконнорожденная, и ей угрожает тюрьма, если тайна ее раскроется, а Джейсона в этом случае ждет публичное унижение.
        Хотя Лорен делала все возможное, чтобы смириться с мыслью об отъезде мужа, все последние дни ее не покидало уныние. Даже когда они занимались любовью, в этом присутствовал некий оттенок безысходности. Она не выражала своего горя словами, но Джейсон знал, что с ней творится.
        Какой же одинокой и брошенной чувствовала она себя сейчас, глядя, как Джейсон поднимается на борт. Даже мысль о ребенке не приносила ей утешения. Лорен хотелось сказать ему правду, но она понимала, что это было бы ошибкой. Единственное, что еще могло хоть немного порадовать ее, - надежда на то, что Джейсон вернется к рождению их ребенка.
        Она подняла взгляд на мужа, стоявшего на краю палубы, у перил, и увидела на его лице все то же непроницаемое выражение. Позади него уже поднимали паруса, а в мутной воде с полдюжины яликов с гребцами натянули канаты, готовясь вывести шхуну на фарватер.
        Когда Джейсон, прощаясь, поднял руку, Лорен поняла, что больше не в силах выносить это, и приказала кучеру ехать домой. И тут она увидела полные сострадания глаза Вероник. Падая на подушки, Лорен разрыдалась, беззвучно, безнадежно.
        - Он даже не попытался уговорить меня поехать с ним, - сквозь слезы, задыхаясь, выговорила она, на что Вероника лишь молча похлопала ее по руке.
        До цели их поездки на Фобург-Сент-Мари было рукой подать, и через десять минут карета уже остановилась у дома, который Джейсон купил для Лорен. К карете тут же подскочил негритенок, чтобы помочь хозяйке сойти, но ни одна из женщин даже не пошевелилась.
        Видя, что Вероник тоже плачет, Лорен вытерла глаза.
        - Как я бессердечна! Ты потеряла Кайла, как я потеряла Джейсона.
        - Это неправда. Кайл никогда не любил меня. Но ты - у тебя совсем другой случай.
        - Думаешь, я совершаю ошибку? - шмыгнув носом, спросила Лорен.
        - Ты и сама это понимаешь. Ты ведь очень сильно любишь Джейсона, не правда ли?
        - Так сильно, что это разрывает мне сердце. О, Вероник, как я буду жить без него?
        - Пока еще не все потеряно - корабль вряд ли отошел далеко от берега.
        - Нет, уже слишком поздно. Всегда слишком поздно.
        Снова на миг воцарилось молчание.
        - Что же, - наконец тихо сказала Вероник, - я знаю лишь, что, если бы я так же любила мужчину, а он бы любил меня, я никогда не отпустила бы его. Я последовала бы за ним хоть на край света.
        Лорен подняла глаза:
        - Даже если бы ты знала, что долго это не продлится?
        - Да. Не может быть слишком высокой цены за такое счастье, каким бы коротким оно ни было.
        Лорен невесело рассмеялась.
        - Каким бы коротким оно ни было… - с горечью повторила она. - Ты знаешь, что с тех пор, как Джейсон приехал сюда, прошло лишь три месяца? А впервые я встретила его четыре года назад. Должно быть, я полюбила его уже тогда.
        - В самом деле?
        - Да, - прошептала Лорен.
        Мгновение она смотрела на свои руки, потом крепко зажмурилась и глубоко вздохнула.
        - Сэмюэл! - крикнула она кучеру. - Я передумала. Поворачивай на пристань.
        Вероник удивленно воззрилась на подругу, но когда лошади тронули карету с места, рыжеволосая красавица восторженно захлопала в ладоши:
        - Ты едешь в Англию!
        Лорен медленно кивнула. Это решение удивило ее саму, но она понимала, что не сможет отпустить Джейсона одного. Она его жена, каким бы именем ни было подписано их свидетельство о браке. Теперь для нее было безразлично даже то, что их любовь, возможно, не имеет будущего.
        - В Джейсоне все мое счастье. Я не могу жить без него, - задумчиво сказала она. - Он часть меня. Остальное не имеет значения.
        Вероник схватила ее за руку:
        - Я думаю, тебе не придется жалеть о принятом решении. Мы успеем. Возможно,
«Сирена» даже еще не отдала швартовы…
        - Если это и не так, я найму корабль и поплыву следом за ним.
        У Лорен было такое чувство, будто огромная тяжесть упала с ее плеч. Не важно, какой ценой, но она покупает еще несколько недель, может быть, даже месяцев счастья. Если правда выплывет наружу, ей все так же будет грозить тюрьма или виселица, но ей придется рискнуть, раз она хочет быть с Джейсоном. И возможно, она найдет какой-то способ, чтобы смягчить ожидающий его удар.
        Теперь, когда Лорен приняла решение, ничто не могло встать у нее на пути. Она приказала Сэмюэлу гнать лошадей и ваяла Вероник за руки.
        - Ты не вернешься в игорный дом - дом остается тебе и будет твоим до тех пор, пока он тебе нужен. И пожалуйста, не спорь, - поспешно добавила она, когда Вероник попыталась возразить. - Это мой дом, так что я вольна поступать с ним, как мне вздумается, да и Джейсон договорился с Совинье о твоем жалованье в обмен на то, что ты будешь присматривать за домом.
        Через минуту они обнимались, плача и смеясь, прощаясь друг с другом.
        - Когда соберешься писать мне, не забудь рассказать, каково это - быть титулованной леди, - говорила Вероник, пока лошади неслись по людным улицам.
        - А ты, пожалуйста, объясни всем - Жан-Полю, Лайле, Мэтью, Бегущей Лани…
        - Не волнуйся, они и так все поймут. Лайла придет в восторг, когда узнает, что ты решила жить со своим мужем, а не со мной. Смотри! - вдруг воскликнула она, когда карета остановилась. - Не они ли это?
        Но глаза Лорен были прикованы к «Сирене». Корабль и в самом деле еще не успел отойти от причала, даже трап не был поднят. Лорен не сразу заметила это, высматривая на палубе шхуны знакомую фигуру мужа.
        Да вот же он, стоит у планшира! Кажется, он так и не сдвинулся с места с тех самых пор, как она бросила на него последний взгляд четверть часа назад.
        С большого расстояния Лорен не могла видеть, как крепко держался Джейсон за перила и как побелели костяшки его пальцев. Но, выходя из кареты, она видела голубой огонь его глаз.
        - Боже мой! - воскликнула она. - Он знал! Джейсон все время знал, что я передумаю. - С усилием отводя взгляд, она укоризненно посмотрела на Вероник. - Значит, и ты тоже?
        - Дорогая, я даже понятия не имела! Может быть, Лайла - смотри, она ухмыляется как кошка, которая слизала все сливки…
        - Верно! А Джейсон-то, ты только взгляни…
        Но тут Лорен одернула себя. Какая разница, что ее муж колдун, который способен читать ее мысли, или что ее друзья сговорились против нее? Разве это не ее желание - быть рядом с человеком, которого она любит?
        Обещая себе, что выскажет ему все, как только они останутся наедине, Лорен словно зачарованная смотрела на приближающегося Джейсона.
        Он высоко поднял ее на руках, не стесняясь зевак, и насмешливо осведомился:
        - Неужели это ты? И как быстро ты вернулась!
        - Немедленно поставь меня на место, бесстыдник, дай мне попрощаться с Лайлой и остальными.
        Его голубые глаза затеплились улыбкой.
        - Так ты опять уходишь?
        - Ты прекрасно знаешь, что я уезжаю с тобой. Должен же кто-то за тобой присматривать. Сомневаюсь, что Кайл с этим справится надлежащим образом.
        - Что ж, прощайся, - Джейсон опустил Лорен на землю, - мы поднимем якорь, как только твои сундуки будут погружены на борт.
        Лорен недоверчиво посмотрела на него, затем медленно улыбнулась.
        - Ты хочешь сказать, что они еще не на борту?
        Джейсон подмигнул ей.
        - Все-таки я не был уверен до конца.
        Глядя на ее улыбающиеся губы, он не выдержал искушения и склонился, чтобы поцеловать жену. Однако прежде чем Лорен успела подставить рот для поцелуя, налетевший как ураган Мэтью буквально вырвал ее из объятий Джейсона.
        - У вас еще будет достаточно времени для всяких там нежностей, когда вы останетесь одни на корабле. - Он обнял Лорен загрубевшими руками, коричневыми от загара.
        Она тоже обняла его и расцеловала в обе щеки, а затем наступила очередь всех остальных. Лайла подошла к ней последней. Лорен крепко прижалась к подруге и простояла так несколько мгновений, ничего не говоря.
        - Спасибо, Лайла. За все, за все, - прошептала она наконец.
        - Значит, ты меня прощаешь? - В голосе Лайлы звучала скрытая тревога.
        - Полно, мне нечего тебе прощать.
        - Я всегда думала, что ты будешь счастлива с Джейсоном. Пожалуйста, Лорен, обещай мне, что будешь счастлива.
        Лорен засмеялась.
        - Обещаю, что буду стараться, - ответила она, взглянув в сияющие глаза мужа.
        Лайла обернулась и обратилась к Джейсону с самым серьезным видом:
        - Я надеюсь, ты будешь заботиться о ней надлежащим образом, Джейсон. Смотри, чтобы ничего дурного не случилось с моей девочкой, а не то ты мне за нее ответишь.
        Молодой человек галантно взял руку Лайлы и поднес к губам кончики ее пальцев.
        - Жизни за нее не пожалею, - торжественно пообещал он.
        Настало время расставаться. Джейсон повел Лорен вверх по трапу и, ступив на палубу, кивнул улыбающемуся Кайлу. Ко-манда «Сирены» немедленно пришла в движение.
        Пока Лорен, стоя рядом с Джейсоном у борта, энергично махала рукой провожающим, шхуна медленно, словно нехотя, отошла от берега, и молодая женщина тихонько вздохнула, подумав о том, что, вероятно, никогда больше не увидит своих дорогих друзей.
        В этот момент сильная рука легла ей на талию. Почувствовав прикосновение губ Джейсона к своим волосам, Лорен благодарно прислонилась головой к его плечу.
        - Жалеешь? - спросил он мягко.
        - Нет, не очень, - ответила она, не желая рассказывать ему об истинной причине своей грусти. - Но ведь они моя семья, понимаешь? Лайла мне как мать, Вероник - сестра, Мэтью - отец. Я буду скучать по ним.
        - Ты распрощалась с ними не навеки. Лайла собирается навестить нас на будущий год, когда Чарлз немного подрастет. Надеюсь, она уговорит Вероник составить ей компанию, а если и нет, то мы и сами всегда можем вернуться сюда.
        Лорен не ответила, и он ласково погладил ее.
        - Отныне я буду твоей семьей… Не скажу, правду что роль сестры или матери очень привлекает меня, да и отца тоже…
        Джейсон заглянул ей в глаза, и Лорен почувствовала, как согревается ее душа.
        - Я не забыла, что ты сказал мне тогда, в ночь нашей первой встречи. «Партнеры, любовники, друзья»…
        - И я буду для тебя всем, чем ты только пожелаешь, - взволнованно произнес Джейсон. - Но довольно грустить, красавица, пора начинать наслаждаться нашим счастьем. Предупреждаю: если ты мне сейчас же не улыбнешься, я выкину тебя за борт, на корм рыбам.
        Лорен не потребовалось больших усилий, чтобы прогнать печальные мысли. Когда Джейсон вот так, по-особенному, смотрел на нее, тоска улетучивалась сама собой, а блеск в его глазах заставлял чаще биться сердце.
        Обвив руками шею Джейсона, Лорен одарила его лучезарной улыбкой.
        - Нет, ты не выкинешь меня за борт, - лукаво возразила она. - Ты ведь никогда не согласишься кормить рыб завтраком, если при этом лишишься своего собственного.
        - Возможно, что так. Но тем не менее я просто обязан выдумать для тебя какое-нибудь страшное наказание.
        - И что я такого сделала?
        - О, ничего особенного, просто заставила меня пережить несколько нелегких минут.
        Лорен недоуменно изогнула брови.
        - Не верю. Ты же прекрасно знал, что в последний момент я все равно передумаю.
        - Ничего подобного! - горячо заверил ее Джейсон. - Я мучился и жил одной надеждой на то, что ты любишь меня достаточно сильно, чтобы поехать со мной.
        - В таком случае ты мог бы помешать мне покинуть корабль, - заметила Лорен.
        Джейсон отрицательно покачал головой:
        - Нет, это должно было быть твое решение - свое я уже принял раньше. Наша женитьба преподала мне хороший урок. Я понял, что пытался управлять тобой точно так же, как мой отец старался управлять мной… Господи, да ты снова плачешь?
        Лорен смахнула слезы, повисшие у нее на ресницах.
        - Это так, пустое, - ответила она дрогнувшим голосом и попыталась засмеяться.
        Ничего больше не говоря, Джейсон склонился над ней, и губы их слились в продолжительном поцелуе. Они бы еще долго не отрывались друг от друга, но раздавшийся наверху громкий шум вернул Джейсона к действительности. Он нехотя поднял голову, и Лорен проследила за его взглядом, выше, выше, туда где на грот-мачте ставили главный парус. Гигантское полотно затрепетало, наполняясь ветром, и шхуна ощутимо дернулась, набирая скорость.
        Свежий бриз приятно обдувал лицо. Обернувшись, Лорен взглянула на величественную, полноводную Миссисипи. Верткие чайки низко кружили над водой, их пронзительные крики составляли странную гармонию со скрипом снастей и шумом ветра в парусах. Почувствовав, как Джейсон крепче обнял ее, Лорен откинулась назад и, закрыв глаза, подставила лицо солнцу. Ей подумалось, что если бы пришлось выбирать, то из всех мест на земле она бы предпочла именно это. Она была абсолютно счастлива.
        - Сколько времени займет путь до Англии? - Лорен чуть повернула голову.
        - Около трех недель, а возможно, и больше, если не повезет с погодой.
        - Полагаю, ты не забыл захватить Улисса?
        - Нет, чем очень огорчил Кайла.
        Она посмотрела на мужа:
        - Как видно, ты обо всем подумал. А все-таки что бы ты стал делать, если бы я не вернулась? Сколько бы ты ждал?
        Джейсон поцеловал ее в кончик носа.
        - Возможно, вечно, но точно не уверен. Однако могло случиться и так, что я махнул бы на все рукой и через несколько минут отправился за тобой. Трудно представить, что я решился бы уехать без тебя.
        Лорен рассмеялась.
        - Я вспомнила, как рассердилась на тебя за то, что ты не попытался заставить меня остаться. - Она с удовольствием отметила недоуменное выражение на лице мужа. - А еще я надеялась, что ты похитишь меня.
        Рот Джейсона растянулся в улыбке.
        - Если хочешь, любовь моя, я стану держать тебя пленницей в нашей каюте - без одежды, разумеется, - чтобы компенсировать твое разочарование.
        Лорен склонила голову набок, сделав вид, что всерьез обдумывает его предложение.
        - Возможно, мне это понравится, - шаловливо проговорила она наконец и улыбнулась, почувствовав, что Джейсон щекочет губами мочку ее уха.

        Глава 22

        За исключением двух-трех неприятных переживаний, плавание по океану показалось Лорен восхитительным. Джейсон утверждал, что это их свадебное путешествие, которое им не удалось совершить ранее, и, как быстро сообразила Лорен, делал максимум возможного, чтобы время, проведенное на борту «Сирены», доставило удовольствие его молодой жене. Дни были долгими и полными приятной ленивой неги, а ночи… ночи были неописуемы.
        Лорен никогда не испытывала недостатка в развлечениях. В течение дня она играла в карты и шахматы, читала Джейсону вслух, попросту наблюдала за командой, чей труд напоминал бесконечное представление под куполом цирка. Джейсон предоставлял ей полную свободу с единственным условием - никому не мешать, и Лорен пользовалась ею, засыпая вопросами пожилых матросов, которые терпеливо излагали ей хитрые детали ухода за кораблем. По венерам она ужинала в компании Джейсона, Кайла и его помощников. За столом, как правило, в изобилии рассказывались разнообразные морские истории, сопровождаемые то удивленными взглядами слушателей и недоверчивым цоканьем языков, то взрывами дружного хохота, в котором колокольчиком звенел счастливый смех Лорен.
        Один из матросов, англичанин по имени Рори, оказался наделен великолепным голосом; по вечерам он брал свою испанскую гитару и развлекал всю команду народными песнями. Услышав пение, Лорен уговорила Джейсона пойти посмотреть, кто поет, и, поднявшись наверх, обнаружила дюжину человек, расположившихся на полубаке и залихватски исполнявших хорошо знакомую им песню сильными, рокочущими голосами. Джейсон опустился на палубу неподалеку от тесного кружка, образованного поющими матросами, и пригласил Лорен сесть рядом. Тогда она расслабленно прислонилась к его плечу, одновременно наслаждаясь пением и ощущением крепких объятий мужа.
        Их присутствия как будто никто не замечал, но это продолжалось до тех пор, пока Кайл не обратился к Лорен с предложением спеть. Испуганная и немного смущенная, она стала отказываться, но круг вежливо разомкнулся, пропуская ее внутрь. Присутствующие смотрели на нее выжидательно. Не зная, как поступить, Лорен в нерешительности оглянулась на Джейсона, но, когда он улыбнулся ей в ответ и поднял ее на ноги, все дальнейшие протесты оказались бессмысленными.
        Она решила спеть песню о любви - специально для Джейсона. Слова песни были печальными и горькими, а голос Лорен идеально передавал глубину чувства, заложенного в них. Каждый слушавший ее понимал, что эта молодая женщина душой и телом принадлежит Джейсону Стюарту, и где-то глубоко-глубоко у всех заскреблась зависть к высокому красивому брюнету, которому досталась ее любовь. И в глазах самого Джейсона блестели огоньки, говорившие о том, что он хорошо понимает, как ему повезло.
        Все слушали затаив дыхание, как последние бархатистые ноты замирают в ночи, а через несколько мгновений Лорен была вознаграждена бурными аплодисментами.
        Неожиданно теплый прием поразил ее. В свое время она была официально представлена команде как совладелица судна и знала по имени почти каждого; тем не менее матросы всегда держались на почтительном расстоянии, обращаясь к ней не иначе как
«миледи». Именно поэтому Лорен сперва испытывала неловкость, оказавшись в их компании.
        Теперь же, тронутая восторженными откликами слушателей, она рассмеялась вместе со всеми, когда Кайл чмокнул ее в щеку в знак восхищения, а Джейсон тут же ворчливо пригрозил скормить его акулам.
        С тех пор матросы ни разу не расходились спать, не попросив Лорен спеть хотя бы одну песню. Некоторые, набравшись смелости, иногда даже решались пригласить ее на танец.
        За всю жизнь Лорен не приходилось видеть такой предупредительности и заботы по отношению к своей особе.
        В Сент-Томасе, где шхуна сделала короткую остановку, чтобы пополнить запасы воды и пищи, Джейсон устроил для Лорен необыкновенный пикник в потайной бухте. Ей никогда прежде не доводилось купаться в океане, равно как и любоваться пейзажами столь захватывающей красоты. На сверкающий белый песок набегали аквамариновые волны, а вода была настолько прозрачна, что сквозь ее толщу отчетливо проступали очертания далеких коралловых рифов и пестрые цветные пятна диковинных рыб. В завершение пикника они самозабвенно отдались любви в тени гигантской раскидистой пальмы.
        Когда Лорен, довольная и сияющая, появилась вновь на борту «Сирены», Тим Саттер благоговейно преподнес ей в подарок широкополую соломенную шляпу. «Чтобы защищать кожу от солнца», - объяснил юноша, смущенно потупясь. Необычная обнова полюбилась Лорен, и она часто надевала ее, несмотря на то что из-за этого Джейсон прозвал жену «моя цыганочка».
        Как-то однажды, после полудня, Джейсон, вне себя от гнева, появился на палубе и бесцеремонно прервал очередной мореходный урок Лорен.
        Обыкновенно он всячески поощрял ее интерес к обучению искусству управления кораблем, благосклонно взирая на то, как Лорен вяжет морские узлы и чинит порванные паруса. Он не возражал и когда она проводила многие часы на камбузе, объясняя корабельному коку, как приготовляется ароматный соус к рыбе. Джейсон даже сам показывал Лорен, как управлять штурвалом, выравнивать курс корабля, и не был против, когда Кайл начал учить ее считывать показания секстанта и ориентироваться по звездам. Но едва лишь он увидел, что жена пытается взобраться по снастям на мачту, как его одолел приступ ярости.
        Громовым голосом приказав Лорен спуститься, Джейсон схватил ее за руку и потащил за собой. Захлопнув дверь их каюты, он дал выход душившему его возмущению и две минуты кряду без остановки кричал об опасности, которой Лорен подвергала себя, не позволяя ей вставить даже слово в свое оправдание.
        Обескураженная столь неожиданной реакцией мужа, Лорен испуганно и беспомощно смотрела на него; горящие голубые глаза и стиснутые кулаки Джейсона напомнили ей о той ночи, когда он впервые привез ее на «Сирену».
        - Но я же была очень осторожна, Джейсон, - попыталась она возразить, когда ее наставник прервался, чтобы перевести дух.
        - Мне плевать на твою осторожность! - Выпалив это, Джейсон кинул на Лорен испепеляющий взгляд. - Никогда впредь ты не повторишь подобного безумия. Ты хорошо меня слышала?
        - Да, но я не понимаю, в чем моя вина.
        - Я только что объяснил тебе это и не собираюсь повторять дважды! В конце концов, на этот раз твоего понимания и не требуется.
        Несколько мгновений Лорен казалась очень спокойной, однако ее спокойствие напоминало затишье перед бурей. Слова Джейсона затронули крайне чувствительную струнку в ее душе.
        - Ах вот как! Значит, моего понимания не требуется, - ядовито повторила она. - Ты не просишь - ты приказываешь, и мне следует повиноваться без разговоров. Тогда позволь осведомиться: ты сейчас выступаешь в роли моего мужа или опекуна?
        - Не затевай со мной этих игр, Лорен…
        - Если ты говоришь как муж, мне бы хотелось напомнить тебе, что в наседках я нуждаюсь в последнюю очередь. Многие годы мне приходилось лазать по деревьям, куда более опасным, чем снасти этого корабля. Ну а если в тебе проснулся опекун, я посоветую вам обоим убираться к дьяволу и никогда не возвращаться!
        Распалившись от собственного красноречия, Лорен повернулась и стремительно направилась к двери, но у порога ее настигли гневные слова Джейсона:
        - Сейчас я говорю не как муж и, уж конечно, не как опекун. Я говорю как отец ребенка, которого ты подвергаешь опасности своим безрассудством.
        Лорен резко обернулась и в изумлении воззрилась на мужа.
        - Как ты узнал? - Голос ее дрогнул.
        - Догадаться было не трудно, - произнес Джейсон. - Прежде всего эти твои частые приступы тошноты - ты не завтракаешь уже несколько дней подряд. Я знаю, что ты прекрасно выдерживаешь любую качку, следовательно, морская болезнь тут ни при чем. - На его скулах выступили желваки. - Когда ты собиралась сказать мне о ребенке? Или быть может, мне следует задать вопрос иначе - собиралась ли ты вообще сообщать мне о нем?
        - Я… я, конечно, - запинаясь, с трудом выговорила Лорен, - просто я сама еще не была до конца уверена, пока мы не вышли в море.
        - Но у тебя были подозрения на этот счет, - сухо заметил Джейсон и, едва Лорен открыла рот, вдруг рявкнул так, что у нее все перевернулось внутри: - Не смей мне больше никогда лгать, слышишь? Я еле сдерживаюсь, чтобы в самом деле не наказать тебя.
        Услышав эту угрозу, Лорен гордо вздернула подбородок, но слова замерли у нее на устах, когда Джейсон, отчаянно выругавшись, решительным жестом взъерошил свои буйные волосы.
        - Господи! Я-то думал, что между нами наконец установились более или менее честные отношения… Значит, ты собиралась дать мне уплыть, пока я ни о чем не подозревал?
        Теперь уже Лорен пришла очередь в ярости сжимать кулаки.
        - Да, так! - выпалила она. - Если бы ты знал о ребенке, ты бы силой заставил меня ехать с тобой.
        - Проклятие, Лорен! Выходит, ты по-прежнему мне не доверяешь?
        - Оставь наконец свои проклятия! Просто тогда я еще ни в чем не была уверена - это было всего лишь предположение.
        - Что ж, возможно, существуют еще какие-то секреты, которые ты до сих пор скрываешь от меня?
        У Лорен перехватило дыхание.
        - Какие, например? - ядовито осведомилась она. - Может быть, тебя интересует, кто является отцом моего ребенка?
        За секунду до этого ей и в голову не могло прийти сказать что-то настолько глупое, но слова вылетели сами собой, прежде чем она успела прикусить язык, и в глазах Джейсона сверкнули такие грозовые молнии, что Лорен испуганно отступила назад. Напряжение, сгустившееся между ними, было ощутимо почти-физически. Она видела, какие усилия предпринимает Джейсон, чтобы удержать себя в руках, и в страхе ждала, что же будет дальше.
        Когда минуло несколько долгих секунд и побоев, которыми грозил Джейсон, не последовало, Лорен устало опустилась на койку и устремила полный отчаяния взгляд на свои руки.
        - Я не нарочно скрывала это от тебя, - произнесла она ослабевшим голосом. - Я просто ждала особого случая, чтобы сказать.
        - Какого особого случая?
        - Не знаю! Просто чего-нибудь особенного. У меня ведь не каждый день рождаются дети.
        - Лайла сказала, что ты даже плакала из-за этого.
        Лорен укоризненно взглянула на него.
        - Лайла! Мне следовало догадаться. Ты, видно, попросил ее шпионить за мной и сообщать тебе обо всем, что я делаю. Что ж, Лайла ошиблась! Я плакала оттого, что скучала по тебе и не могла смириться с мыслью, что ты уезжаешь без меня.
        Наступила продолжительная тишина, и первым ее прервал Джейсон:
        - Значит, ты хочешь этого ребенка?
        Лорен прямо взглянула в глаза мужу.
        - Этот вопрос так же абсурден, как и предположение, что его отцом может быть кто-то еще, кроме тебя, - спокойно произнесла она.
        Джейсон с усилием перевел дух; затем, подойдя к Лорен, он ласково провел рукой по ее щеке.
        - В таком случае я прошу прощения за то, что накричал на тебя, - тихо сказал он.
        Видя, что грозный блеск в его глазах исчез, Лорен испытала облегчение; и все же она была не вполне уверена, что должна принять его извинения.
        - Это все, что ты можешь мне сказать? - небрежно спросила она, приподняв одну бровь.
        Губы Джейсона тронула улыбка.
        - Ты хочешь, чтобы я молил о прощении? Что же, красавица, будь по-твоему. - К удивлению Лорен, он не задумываясь опустился перед ней на одно колено. - Видишь, я уже у твоих ног. В свою защиту могу лишь сказать, что и мне не каждый день доводится становиться отцом, так что я еще не вполне освоился с новой ролью. - Он улыбнулся с таким обескураживающим простодушием, что Лорен не нашла в себе сил сопротивляться его чарам.
        Заметив, что она колеблется, Джейсон обхватил ее сразу обеими руками и привлек к себе.
        - А теперь я со всем возможным почтением прошу тебя не лазить больше по снастям, равно как и по деревьям, столбам и прочим высоким предметам.
        - Так-то лучше, Джейсон, - заметила Лорен, изо всех сил стараясь сохранить серьезность.
        - Вот теперь мне все понятно. Я женился на тиранше. Но ты не ответила. Даешь ли ты мне слово не рисковать более? Видишь, я уже не приказываю.
        Округлившиеся глаза, умоляюще глядевшие на нее из-под густых бровей, придавали Джейсону настолько реальное сходство с провинившимся маленьким мальчуганом, который просит отменить суровое наказание, что Лорен не смогла удержаться от смеха.
        - Я даю тебе свое слово. Я бы дала его раньше, если бы ты не накинулся на меня, как дикий зверь. Но раз уж ты так мило извинился, я тоже готова признать, что была не права. Конечно, с моей стороны было глупо взбираться на мачту - я просто не подумала о возможных последствиях.
        Вспомнив причину их спора, Лорен внимательно посмотрела в лицо мужа, и в ее больших золотисто-зеленых глазах отразилось беспокойство.
        - Но ведь ты мне еще не сказал, что сам будешь рад рождению ребенка.
        - А ты в этом сомневаешься? - Джейсон склонился к ее губам.
        Он целовал Лорен долго и страстно, разгоняя все сомнения дорогой женушки, и когда наконец оторвался от нее, одного легкого толчка оказалось достаточно, чтобы она повалилась на кровать. Прижавшись щекой к ее волосам, Джейсон не спеша принялся ласкать ее груди, Лорен же, закрыв глаза, целиком отдалась восхитительному ощущению.
        Через некоторое время Джейсон возобновил прерванный разговор.
        - Я никогда не просил Лайлу следить за тобой, - сказал он серьезно. - Она всего лишь однажды упомянула в разговоре со мной, что ты, возможно, находишься в положении. Но если бы она даже не сказала ни слова, я сам пришел бы к тому же выводу - ведь ты не жаловалась на женские неприятности с самой нашей свадьбы, да и грудь у тебя увеличилась.
        - Ну разве что самую малость. Я даже удивлена, что ты заметил.
        Джейсон приподнял голову и усмехнулся.
        - Не забывай, что я уже достаточно долго и целенаправленно исследую твое тело. - Он вгляделся в ее лицо, и постепенно его усмешка исчезла. - Ты вся словно наполнена внутренним светом, и от этого стала еще краше. Материнство идет тебе.
        Лорен улыбнулась:
        - Тебе легко говорить - ведь не ты вынужден пропускать завтраки.
        - Я хочу, чтобы ты показалась врачу, как только мы прибудем в Лондон. Наш семейный доктор в Кенте вроде бы неплох, но я предпочел бы свести риск к минимуму.
        Лорен нахмурила брови.
        - Уж не собираешься ли ты отныне обращаться со мной как с инвалидом? Если это так…
        - Нет, но я собираюсь позаботиться о моем ребенке надлежащим образом. В конце концов, я будущий отец, и у меня тоже есть некоторые права. Думаю, ты должна позволить мне проявить к вам обоим чуточку внимания.
        - Так вот почему ты сделался столь предусмотрителен в последнее время! Чует мое сердце, ты избалуешь его до крайней степени.
        - Его?
        - Нашего сына.
        - Ага, значит, ты ждешь мальчика? - спросил он, и его глаза весело заискрились. - А что, если я хочу девочку с золотыми волосами и кошачьими глазками, как у ее матери?
        - Я думала, что ты женился на мне ради того, чтобы получить наследника.
        - Нет, ты думала, что мне нужны твои деньги. Но в сущности, оба предположения ошибочны. На самом деле я женился на тебе ради того удовольствия, которое я получаю, пытаясь сделать наследника.
        Лорен сверкнула лукавой улыбкой:
        - Ну что ж, поскольку наследник уже на подходе, ты можешь прекратить дальнейшие попытки.
        Джейсон, в промежутках разговора теребивший губами мочку ее уха, на мгновение прервался.
        - В отличие от тебя я не так уверен, что это будет мальчик, - пробормотал он. - Тут возникает момент неопределенности…
        - Это должен быть мальчик. В противном случае я не смогу показаться на глаза всем тем тетушкам и кузенам, о которых ты мне рассказывал.
        Джейсон приподнялся на локте и улыбнулся, любуясь ею.
        - Не бойся, любовь моя, я буду рядом. Не только моих любопытных родственников, но и все, что готовит нам будущее, мы встретим вместе.
        - Вместе, - торжественно повторила Лорен, и почти тотчас же неприятный холодок пробежал у нее по спине. Однако она привычным усилием воли заставила себя не обращать внимания на тревожные призраки из прошлого. Обвив руками шею Джейсона, она лениво улыбнулась ему.
        - Знаешь, что не дает мне покоя? - прошептала Лорен на ухо мужу. - Та ночь, когда ты впервые привел меня сюда, весьма смутно запечатлелась в моей памяти. Мне вспоминается что-то удивительно непристойное. Будто бы ты взял меня прямо на своем письменном столе.
        Джейсон оглянулся через плечо. Крышка стола была вся завалена бумагами. Голубые глаза молодого человека блеснули весельем.
        - Угу, - подтвердил он без тени раскаяния, - именно так все и было. С тех пор я с особым удовольствием за ним работаю.
        - В таком случае тебе не трудно будет освежить немного мою память, прежде чем мы достигнем Англии?
        Покосившись на Лорен, Джейсон от души рассмеялся.
        - С превеликим удовольствием, - церемонно ответил он. - Однако не одного меня, как видно, посещают непристойные мысли, а?

        Часть III

        Глава 23

        Англия, 1816 год
        Четыре года назад, когда Лорен в ужасе спасалась от людей Барроуза, Лондон не произвел на нее ровно никакого впечатления. Тогда она была дрожащей, напуганной девочкой, выбившейся из сил и близкой к отчаянию. Теперь, проплывая по фарватеру Темзы на собственном корабле, Лорен получила возможность разглядеть город получше.
        Английская столица поразила ее обилием грязи, неприятным запахом и бедностью. Казалось, Лондон окончательно потонул в облаке черного дыма, вырывавшегося из бесчисленных труб. Обветшалые домики сиротливо лепились друг к другу вдоль загаженной набережной, странно выделяясь на фоне представительных зданий и высоких шпилей, видневшихся вдалеке.
        Когда шхуна приблизилась к суетливому лондонскому доку, воспоминания о давнем побеге вновь ожили в душе Лорен. Только теперь она поняла, что старый страх никуда не ушел. Дрожь, охватившую ее, трудно было списать на английскую погоду, хотя день выдался куда прохладнее, чем те, к которым Лорен привыкла в Новом Орлеане.
        Ее тревога непонятным образом задела и Джейсона, стоявшего рядом. Обняв жену за талию, он ободряюще улыбнулся ей и указал рукой на берег, где возвышались массивные башни Тауэра. Все последующие два часа Джейсон без устали рассказывал Лорен о Лондоне, его королях и простых жителях.
        Когда наконец они покинули корабль и личная карета Джейсона помчала молодоженов прочь из дока, Лорен без труда убедилась, что Лондон вовсе не такой нищий город, каким показался ей поначалу. На его улицах бурно кипела жизнь, процветала торговля, прохожие были модно одеты, крики продавцов и извозчиков, смешиваясь со стуком лошадиных подков, рождали вокруг оживленный, несмолкающий гомон.
        Лорен, выглядывая из окна кареты, широко раскрывала глаза от любопытства и комментировала каждую новую деталь, привлекшую ее внимание, а Джейсон лишь довольно посмеивался столь наивному поведению своей молодой жены. Однако когда они достигли элегантной Мэйфер, возбуждение Лорен сменилось некоторой подавленностью. По обеим сторонам относительно тихих улиц возвышались огромные дома, очевидно, принадлежавшие невероятно богатым и знатным людям.
        Вскоре карета свернула на Гросвенор-сквер и остановилась перед городской резиденцией Эффингов. Задержавшись на подножке, Лорен с благоговейным ужасом взглянула на величественный георгианский особняк. Ей следовало быть готовой к подобному великолепию, проехав полгорода в массивной, украшенной гербом Эффингов карете с ливрейными лакеями на запятках. И все же, убедившись воочию, в какой роскоши вырос Джейсон, Лорен ощутила некоторую растерянность. Внезапно ей стало понятно, с каким чувством Лайла выходила замуж за богатого и респектабельного Бове; а ведь семейство Стюартов было несравненно богаче. Благодаря какому-то очень древнему предку Джейсон даже находился в отдаленном родстве с королевским домом.
        Тем не менее ее супруг не слишком заботился о церемониях. Подхватив Лорен на руки, Джейсон понес ее наверх по широким каменным ступеням и, не обращая внимания на ее отчаянные протесты, гордо продемонстрировал жену прислуге, сбежавшейся на крыльцо. Лорен ощущала себя военным трофеем и одновременно невестой, только что доставленной из церкви. Ее щеки заливал румянец, приобретший багровые оттенки к тому моменту, когда Джейсон опустил ее на блестящий паркет. С любопытством оглядываясь вокруг, Лорен успела заметить хрустальную люстру и мраморную лестницу на галерею, прежде чем Джейсон начал представлять ее слугам, обилие которых напоминало армию, выстроившуюся на войсковой смотр. В роли главнокомандующего выступал дворецкий Морроу, седовласый мужчина с безукоризненными, подчеркнуто официальными манерами. Он приветствовал новую леди Эффинг ясным, зычным голосом, отчего Лорен вдруг почувствовала себя откровенной выскочкой. Но тут упавший было дух подняла миссис Морроу, экономка. Довольно посмеиваясь, пожилая женщина дала Джейсону чмокнуть себя в морщинистую щеку, а затем поприветствовала Лорен с
неподдельной сердечностью. Было ясно, она чрезвычайно рада наконец-то появившейся в доме хозяйке.
        Прошло немало времени, прежде чем Джейсон успел дойти до конца строя. Он приветствовал всех слуг по имени, за исключением садовника, который поступил на службу в отсутствие молодого хозяина. Для каждого Джейсон находил особые слова и, казалось, не уставал радушно принимать свадебные поздравления и пожелания счастливой супружеской жизни. Лорен тем временем изо всех сил старалась запоминать новые имена и лица.
        После представления слугам экономка провела ее наверх, чтобы показать дом, и сообщила, что девушке по имени Молли поручено исполнять обязанности ее горничной, до тех пор пока не подыщется достойная кандидатура на место личной служанки миледи.
        - Она очень хорошая и исполнительная, - сказала миссис Морроу, - правда, немного нервничает, боится, что не справится со столь ответственной должностью. Но она замечательно умеет укладывать волосы, и никто в целом доме не управляется лучше с утюгом. Ей вы можете доверить любое из своих платьев, не опасаясь, что она их прожжет. Разумеется, если вы предпочтете видеть подле себя кого-то еще…
        - Я уверена, что у Молли все получится, - заверила ее Лорен. - Я больше опасаюсь, что сама могу наделать ошибок. Видите ли, в Америке я не имела в своем распоряжении слуг и чувствую, что мне понадобится некоторое время, чтобы привыкнуть к новому образу жизни. К тому же я должна научиться некоторым здешним обычаям, чтобы мужу не пришлось краснеть за меня.
        Миссис Морроу засветилась лучистой улыбкой.
        - Я уверена, что этого не случится, миледи. Морроу и я почтем за честь оказать вам любую помощь, какая только потребуется.
        - Спасибо… Господи! Неужели это моя комната? - воскликнула Лорен, когда дверь перед ней отворилась.
        Она старалась не слишком пялиться по сторонам, но убранство комнаты было так роскошно… Элегантная мебель относилась, вероятно, к эпохе весьма отдаленной, а просторную кровать почти полностью скрывали крупные складки розового бархатного балдахина. Одной стены было практически не видно за двумя гигантскими зеркалами в золоченых рамах, по обеим сторонам которых помещались хрустальные канделябры тонкой работы; потолок же был расписан толстощекими херувимами. Как объяснила ей миссис Морроу, покои принадлежали прежней леди Эффинг.
        Перейдя в соседнюю гостиную, Лорен с облегчением отметила, что здешнее убранство более соответствует ее вкусу. Дверь в противоположном конце вела в гардеробную. Эта комната также, приятно порадовала Лорен, а ватерклозет и мраморная ванна прямо-таки поразили ее воображение.
        Неожиданно перед ней оказалась еще одна дверь, но Лорен не решилась открыть ее без спроса.
        - Можно? - неуверенно осведомилась она, взявшись за ручку.
        - Конечно, миледи. Это дверь в гардеробную его светлости, - сообщила миссис Морроу, - прямо за которой находится его спальня.
        Гардеробная Джейсона оказалась похожа на ее собственную, но спальня, к счастью, была совсем другой. Шагнув внутрь, Лорен одобрительно огляделась по сторонам. Огромная кровать под балдахином показалась ей более привлекательной, чем розовая конфетка, предназначавшаяся для нее.
        Она уже было собралась испробовать мягкость матраса, как вдруг вошел ее муж в сопровождении своего камердинера Горди. Джейсон уже успел скинуть сюртук и теперь принялся развязывать шейный платок. В его глазах появился насмешливый блеск, когда он заметил румянец смущения на щеках Лорен, однако на этот раз он не стал дразнить ее. Вместо этого молодой человек с доверительной теплотой в голосе произнес, что рад снова оказаться дома, и, покосившись на жену, спросил, одобряет ли миссис Морроу его выбор.
        - Выбор одобряю, - немедленно отозвалась экономка, - но, с вашего позволения, милорд, я не понимаю, как вам удалось отыскать ее светлость среди американских дикарей.
        Джейсон засмеялся:
        - Полагаю, вы вольны не понимать все, что вам угодно, и без моего позволения, миссис Морроу. Видишь, Лорен, какой у тебя появился союзник? Не представляю, как я буду справляться с вами обеими, хотя, конечно же, я всегда испытывал особую признательность по отношению к миссис Морроу - ведь это она чаще других угощала меня пряниками, когда я был мальчишкой.
        - Хм, вы, наверное, хотите сказать, что я смотрела в другую сторону, пока вы воровали эти самые пряники из-под носа у повара. - Покачав головой, пожилая дама обернулась к Лорен: - Его светлость был отъявленным сорванцом в детстве, миледи, уж вы мне поверьте.
        Лорен улыбнулась и посмотрела на Джейсона.
        - Могу себе представить.
        - Миссис Морроу, - обращаясь к экономке, Джейсон по-прежнему не сводил глаз с Лорен, - мне кажется, что моя жена устала после долгого путешествия. Наверное, ей нужно отдохнуть, как вы думаете?
        - Ну конечно! - решительно согласилась миссис Морроу. - Я немедленно пришлю Молли поухаживать за вами, миледи.
        Но Джейсон остановил ее коротким взмахом руки.
        - Это ни к чему, я сам окажу моей жене любую помощь, которая может потребоваться. И пожалуйста, проследите, чтобы ужин был накрыт в гостиной ее светлости. Горди, ты тоже свободен. Я позвоню, если мне что-нибудь понадобится.
        Миссис Морроу восприняла отказ от своих услуг с подобающим тактом, а Горди, хотя и сожалел, что ему не позволено исполнять свои обязанности после столь длительного отсутствия господина, был слишком хорошим слугой, чтобы каким-либо образом продемонстрировать это.
        Когда слуги удалились, Джейсон привлек Лорен в свои объятия и принялся целовать, но Лорен не сразу поддержала его.
        - Как тебе не стыдно сочинять сказки для миссис Морроу? Я ведь совсем не устала…
        Джейсон усмехнулся.
        - Я тоже, - беспечно ответил он, снова склоняясь для поцелуя.
        Позже они лежали вместе на просторной кровати и Джейсон лениво чертил пальцем замысловатые узоры на обнаженном животе Лорен, а она, сонно улыбаясь, промурлыкала:
        - Боюсь, из тебя никогда не выйдет настоящей горничной - тебя совершенно не тревожит судьба платьев, которые ты купил мне в Новом Орлеане.
        Джейсон даже не повернул головы, чтобы взглянуть на одежду, в беспорядке разбросанную по полу.
        - Действительно, ничуть не тревожит. Мне нравится только раздевать леди. К тому же тебе все равно придется заказывать новые платья. Во-первых, ты скоро просто не поместишься в старые, а во-вторых, твоему гардеробу уже целый год и он безнадежно устарел.
        - Не говори ерунды, Джейсон! При нынешней моде на высокие талии пройдет еще немало времени, прежде чем моя полнота станет заметна, а пока подойдет срок, я успею расставить все свои платья.
        В ответ Джейсон только покачал головой.
        - Милая, не трать силы даром. Это будет совершенно немодно, просто совершенно немодно.
        - А мне нет дела до моды - она слишком дорого обходится.
        - Верно, но мне она вполне по средствам. Отныне вы занимаете заметное место в обществе, миледи, и обязаны соблюдать его правила, тем более что в Лондоне с этим куда сложнее, чем в Новом Орлеане. Вы не сможете появиться дважды в одном и том же наряде, не вызвав пересудов. - Глядя, как недоверчиво округлились глаза Лорен, Джейсон поцеловал ее в кончик носа. - Завтра утром у меня намечена деловая встреча, однако ты можешь отправиться по магазинам с моей тетей Агатой. Она, конечно, настоящая драконша, но думаю, вы найдете общий язык.
        Лорен покорно вздохнула и взглянула на Джейсона из-под густых ресниц.
        - Но ты ведь не станешь требовать, чтобы я была абсолютно современна, правда?
        - Ты намекаешь на короткую стрижку? Не смей и думать об этом.
        - А вот и не угадал, - ответила Лорен с лукавой улыбкой. - Я имею в виду отдельные спальни. У меня сложилось впечатление, что это весьма распространенный обычай среди супружеских пар.
        Джейсон усмехнулся:
        - Ты недовольна своими апартаментами? Я разрешаю тебе изменить все, что захочешь, хоть всю спальню отделать заново. Я вовсе не рассчитывал, что розовый придется тебе про душе. Моей матери он тоже не нравился, но она приказала отделать свою спальню именно в этих тонах, специально чтобы позлить отца.
        - Боже! Неужели она до такой степени его не любила?
        - Ну нет, в сущности, мои родители всю жизнь были влюблены друг в друга. Однако отец имел привычку повелевать всеми, кто попадался ему под руку, причем всегда ожидал немедленного и беспрекословного послушания. Мама мирилась с этим до поры до времени, но иногда все же устраивала мятежи. Ангелы на потолке были призваны напомнить деспоту, что все люди, включая его собственную семью, всего лишь простые смертные. Просто мне по душе такой взгляд на вещи, а тебе?
        - Ну, на мой вкус, там и правда слишком много розового. Эта комната мне нравится гораздо больше.
        - Мама говорила то же самое.
        Прижавшись теснее к Джейсону, Лорен исподлобья взглянула на него:
        - Значит, я могу остаться с тобой?
        - Я именно на это и рассчитываю, - засмеялся он.
        На другой день Лорен отправилась по магазинам с леди Агатой Трент, сухопарой пожилой вдовой, имевшей нескольких взрослых внуков. До того как выйти замуж, леди Агата носила фамилию Стюарт и, несмотря на то что распрощалась с ней более полувека назад, до сих пор считала себя старейшиной клана Стюартов.
        В первые пять минут их знакомства леди Агата держала себя необычайно церемонно, но затем несколько смягчилась.
        - Вы нам подходите, - провозгласила она. - У вас может не быть голубой крови, но есть воспитание, это ясно. Ваша внешность более чем удовлетворительна, держитесь превосходно, хорошая осанка и самообладание. К тому же вы выглядите достаточно здоровой, чтобы дать моему племяннику наследника.
        Лорен вежливо улыбнулась:
        - Благодарю вас, миледи. Раз уж мы обсуждаем мои достоинства, разрешите обратить ваше внимание на то, что в довершение всего у меня прекрасные зубы.
        Леди Агата на мгновение прищурилась, а затем рассмеялась:
        - А, так вы еще и на язык остры! Похвально! Не выношу безмозглых женщин. Вам необходимо все время быть начеку, чтобы не стать жертвой сплетен. Поверьте, сейчас о вас говорит весь Лондон. Я, конечно, расскажу вам все, что знаю, расскажу, как себя вести - семья есть семья, - но дальнейшее будет целиком зависеть от вас. У вас ведь со свадьбой-то не все гладко вышло?
        Глаза Лорен невольно сощурились. Вопрос звучал слишком лично даже в устах любимой тетки Джейсона. К тому же Лорен при всем желании не могла ответить на него откровенно. Начать хотя бы с того, что она вообще не была уверена, действителен ли ее брак, ведь она назвалась не своим именем. И что бы сказала тетя Агата, если бы узнала, что во время церемонии Лорен была мертвецки пьяна; а также как быть с непреложным фактом, заключавшимся в том, что Джейсон отыскал ее в дорогом борделе и поначалу принял за проститутку?
        В итоге после определенного раздумья Лорен удалось ответить складно, однако не вполне честно. Тем не менее у нее сложилось впечатление, что седовласая леди вполне удовлетворена, и разговор перешел на другие темы. Через некоторое время Лорен уже привыкла к безапелляционной откровенности леди Агаты, а та, в свою очередь, стала поспокойнее, познакомившись с новой племянницей поближе, и резкость ее манер постепенно смягчилась. Как и предсказывал Джейсон, они вскоре подружились. Лорен быстро оценила всю пользу наставничества леди Агаты; уже после первой же встречи с ней она уяснила для себя три довольно существенные вещи. Во-первых, положение Джейсона в обществе оказалось еще выше, чем она первоначально предполагала. Во-вторых, то же самое общество, как ворон крови, жаждало, чтобы Лорен поскорее совершила какой-нибудь, пусть даже самый маленький, промах. В-третьих, повсюду уже просочился слух о том, что она является наследницей Карлина.
        Лорен ума не могла приложить, каким образом распространилась эта новость. Джейсон утверждал, что он здесь совершенно ни при чем, и даже предположил, что кто-то еще мог видеть ее портрет в конторе «Карлин лайн». Кроме того, достаточно вероятной выглядела версия, по которой некий сообразительный коммерсант попросту сопоставил разрозненные части головоломки, поскольку Джейсон никогда не делал тайны из самого факта покупки кораблей Карлина. Подумав еще немного, Лорен пришла к выводу, что слухи вполне способны были зародиться среди слуг. Она быстро поняла, что их информационная сеть могла бы считаться одной из лучших в мире. Так, Молли, к примеру, оказалась для Лорен источником необыкновенно полезных сведений.
        Но как бы там ни было, слухи о ее связи с «Карлин лайн» все ширились, и Лорен волей-неволей приходилось с этим мириться. Не пробыв в Лондоне и трех дней, она уже вынуждена была объяснить нескольким любопытным родственникам Джейсона, что предпочитает имя Лорен, а не Андреа, потому что первым именем ее называли в детстве. Она с радостью восприняла решение мужа переехать через две недели в Кент, в Эффинг-Холл.
        Однако Лорен не суждено было ускользнуть так просто из расставленных для нее сетей. Хотя большая часть лондонского бомонда уже разъехалась по своим имениям, леди Агата все же устроила прием-экспромт на какие-то две-три сотни оставшихся. Она была решительно настроена представить Лорен обществу, и даже Джейсон согласился, что это самое подходящее время, чтобы «схватить льва за бороду».
        Лорен сильно нервничала, готовясь к предстоящим смотринам. Наряжаясь в новое, специально купленное для этого случая платье, она вспоминала львов, виденных накануне в «Экзетер-Эксчейндж», куда возил ее Джейсон, и думала, что предпочла бы оказаться запертой в одной клетке с ними, чем провести вечер в обществе нескольких сотен представителей высшего света. Пока Молли добавляла последние штрихи к ее туалету, Лорен мучительно выдумывала предлог, который мог бы избавить ее от необходимости ехать.
        Когда, войдя, Джейсон застал жену за туалетным столиком, Лорен обрадовалась возможности отвлечься и принялась разглядывать его отражение в зеркале. Он был поразительно красив в синем сюртуке и панталонах цвета буйволовой кожи. Девственно-белый галстук у самого горла скрепляла брильянтовая булавка. Вечерний выходной костюм элегантно подчеркивал его мужественность и могучее телосложение. Сюртук был безукоризненно скроен и прекрасно сидел на его широких плечах, а панталоны плотно облегали стройные бедра, на которых при движении отчетливо проступали упругие бугры мускулов.
        По выражению глаз мужа Лорен поняла, что он также одобряет ее наряд. Восхищенно глядя на нее, Джейсон не спеша подошел ближе и остановился прямо за ее спиной. Их взгляды встретились в зеркале, и у Лорен перехватило дыхание. Она едва заметила, как горничная, извинившись, вышла из комнаты.
        Не отпуская ее взгляд, Джейсон коснулся кончиками длинных пальцев ее обнаженных плеч.
        - Ты просто великолепна, - тихо произнес он.
        Лорен робко улыбнулась. На ней было новое, необыкновенно модное платье с глубоким вырезом, обнажавшим ее безупречно гладкую и белую кожу. Внутренняя кремовая юбка поблескивала вплетенной в ткань золотой нитью, а верхняя, изумрудно-зеленая, подчеркивала цвет ее глаз. Лорен не стала надевать восхитительный фамильный гарнитур Эффингов, выполненный из брильянтов и изумрудов; хотя он как нельзя лучше подходил к платью, она все же предпочла подвеску в виде брильянтового сердечка, которую подарил ей Джейсон, и брильянтовую диадему на голову. Лорен решила, что такой гарнитур будет производить впечатление элегантной простоты. Она заботливо тронула красивое маленькое сердечко.
        - Возможно, оно не очень сюда подходит, но мне хочется пойти именно в нем.
        Джейсон улыбнулся с бесконечной нежностью.
        - Ничто не может доставить мне большей радости, красавица. Мне бы только еще хотелось, чтобы мое имя было выгравировано на нем, и тогда каждый мог бы прочесть, что ты моя. Ну а пока этого не случилось, я готов провести весь вечер, отгоняя непрошеных кавалеров, которые, вне всяких сомнений, будут осаждать тебя сегодня, потому что ты похожа на королеву.
        Джейсон не ошибся в своих предположениях - вся мужская половина гостей леди Трент приняла Лорен с распростертыми объятиями. Дамы оказались более сдержанны, но и они, конечно, проявили достаточно любопытства относительно красотки, которой удалось-таки покорить неприступного Джейсона Стюарта. Если на языке у них и вертелись эпитеты вроде «белоручка», «торгашка», «простолюдинка», они слишком хорошо понимали, насколько могуществен маркиз Эффинг и какое высокое положение занимает он в обществе, чтобы рискнуть оскорбить новую маркизу.
        С непривычки Лорен показалось, что ее первое знакомство с высшим светом длилось несколько часов кряду. Ее представляли мириадам элегантных людей, три четверти которых она позднее просто не могла вспомнить. Когда с этой малоприятной процедурой было покончено, ей разрешили перейти в бальный зал - единственное помещение в особняке леди Трент, которое способно было вместить всех гостей сразу, - где ее немедленно окружили.
        В смятении Лорен отыскала взглядом мужа, но он явно не спешил откликнуться на откровенную мольбу, которую прочел в ее глазах. Вместо этого он усмехнулся и с видом «я тебя предупреждал» беспомощно развел руками. В следующее мгновение его вниманием завладел кто-то из гостей; Лорен же могла лишь с тоской наблюдать, как Джейсон исчезает в толпе.
        Она увидела его вновь три часа спустя в компании другого молодого джентльмена, которого он бесцеремонно тащил за руку. Даже среди такого множества людей присутствие Джейсона было ощутимо. Он притягивал к себе взгляды, и Лорен почувствовала прилив гордости оттого, что такой сильный, великолепный мужчина принадлежит именно ей.
        - Милая, - обратился к ней Джейсон, подойдя поближе, - позволь представить тебе моего старинного друга и однокашника. Доминик Серролт, герцог Стэнтон. Умоляю, не злись на него за опоздание - окружающие терпят этого типа исключительно ради его чарующей улыбки. Познакомьтесь пока поближе, а я схожу и принесу тебе бокал вина.
        Прежде чем Лорен успела что-либо ответить, Джейсон уже исчез, а лорд Стэнтон, склонившись, целовал ее руку. Когда он выпрямился, Лорен увидела прямо перед собой его проницательные серые глаза. Он показался ей весьма оригинальным человеком, хотя и нисколько не похожим на ее высокого голубоглазого мужа. Темные волосы и аристократические черты лица придавали Стэнтону вид надменный и ироничный; держался он с естественным достоинством, граничившим с высокомерием. По его внимательному взгляду Лорен быстро поняла, что он оценивает ее. Несмотря на то что тон герцога был ровен и вежлив, холодное выражение его лица ясно давало понять, что он предпочитает воздерживаться от каких бы то ни было суждений до тех пор, пока лучше не узнает новую маркизу Эффинг. Временами Лорен начинало казаться, что лорд Стэнтон изначально настроен к ней слегка враждебно; тем не менее ей была по душе его сдержанность. На протяжении всего вечера ее осыпали потоками пустой, весьма малозначащей лести, Лорен же хотя и рассчитывала на одобрение, но скорее качеств своего характера, нежели изящной фигуры и смазливого лица.
        Они едва успели переброситься несколькими фразами, как вдруг к ним довольно бесцеремонно присоединилась дочь какого-то герцога, как смутно вспомнилось Лорен, и тут же принялась делать оскорбительные для леди Эффинг намеки. Лорен вежливо отвечала и даже улыбнулась, когда собеседница доверительным тоном высказала предположение, что Джейсон женился на ней из-за «вульгарного» богатства; но, когда она имела наглость заявить, что Джейсон вернется к «определенным» занятиям, которым он любил предаваться до женитьбы, глаза Лорен вспыхнули.
        - Я могу только надеяться, - сказала она со вздохом, - что ваши слова оправдаются, миледи. Верите ли, это крайне утомительно - удовлетворять столь… неутомимого мужчину, как мой муж. К тому же временами он совершенно не следует моде. Вообразите, - голос Лорен зазвучал подозрительно сладко, - Джейсон настаивает, чтобы я спала в его постели! Боюсь, он совершенно не беспокоится о том, что станут о нас говорить люди. В самом деле, он готов всем и каждому рассказывать, что наш брак был заключен по любви, несмотря на то что я умоляю его этого не делать. Господи, я так устаю, что едва способна прямо держать голову. Но возможно, мне не стоит вам всего этого рассказывать, миледи, - вам ведь трудно судить о привычках страстных мужчин. Надеюсь, вы простите меня.
        Закончив свой маленький монолог, Лорен смогла в полной мере насладиться его результатом. На лице только что уверенно чувствовавшей себя девушки появилось неопределенное выражение, показавшее, что леди никак не может решить, была ли она только что оскорблена, и если да, то стоит ли ей принять обиженный вид.
        Тем не менее она оказалась достаточно умна, чтобы сообразить, что леди Эффинг нисколько не смущена их беседой, и признать, что красивый лорд Стэнтон ничуть не заинтересовался ее особой. Время от времени он деликатно кашлял в кулак, но было вполне очевидно, что на самом деле он предпринимает усилия скрыть одолевший его неприличный смех. В итоге дочь герцога почувствовала себя очень неуютно и, слабо улыбнувшись, сделала вид, что увидела кого-то, с кем она «непременно должна поговорить».
        Когда она удалилась, Лорен вздохнула с облегчением.
        - Могу вас поздравить - «то не победа, но отмщенье», - негромко произнес лорд Стэнтон, и Лорен, в свою очередь пристально посмотрев на него, слишком поздно поняла, что имела неосторожность позабыть о его присутствии. Он стоял несколько поодаль и, как явствовало из его слов, все слышал. Заметив насмешливый блеск в серых глазах, Лорен вспомнила, что говорила что-то о страстных мужчинах, и щеки ее залил румянец. Тем не менее ее подбородок гордо взлетел вверх.
        - Не выношу сплетниц, - четко выговорила она.
        Лорд Стэнтон вежливо улыбнулся.
        - Смею вас уверить, я тоже; а леди Бланш, кажется, выдающийся экземпляр этой породы. Она пыталась ужалить вас, но, готов поспорить, едва ли поняла половину из того, что вы ей сказали.
        Лорен, не отвечая, задумалась над удивительной переменой, произошедшей с надменным лицом ее нового знакомого. Джейсон оказался прав - у него и в самом деле была чарующая улыбка.
        Не успела она вспомнить о муже, как он явился с бокалом шампанского в руке. Взяв шампанское, Лорен поблагодарила его прохладным кивком головы.
        - Что стряслось, милая? - Джейсон внимательно всмотрелся в ее лицо. - Надеюсь, Доминик не сделал ничего, заслуживающего вызова на дуэль. К твоему сведению, он слишком хорошо стреляет.
        Лорен неодобрительно нахмурилась.
        - Лорд Стэнтон всего лишь процитировал мне Мильтона. - Ее ответ вызвал восхищенный взгляд герцога, но Лорен его словно не заметила, продолжая ворчливо выговаривать Джейсо-ну: - В настоящий момент у меня в немилости именно ты, дорогой, - это из-за тебя я выгляжу лгуньей в глазах света. Ведь я рассказываю всем, что ты души во мне не чаешь.
        Джейсон невинно округлил глаза:
        - Но это в самом деле так!
        - И тем не менее ты бросаешь меня на целый вечер, предоставляя самостоятельно отбиваться от светских сплетников, или, точнее сказать, сплетниц?
        - Я же говорил тебе, что так оно и будет, - все с той же невинной готовностью ответил Джейсон. - Прости, дорогая, мне просто не представилось возможности пробраться к тебе сквозь их плотное кольцо.
        - Что ж, если бы я знала, что ты оставишь меня на растерзание, я бы попросила, чтобы леди Агата устроила костюмированный бал. Тогда я по крайней мере надела бы доспехи.
        Глаза Джейсона заискрились весельем.
        - Позволь спросить тебя, Доминик, производит ли моя жена впечатление женщины, нуждающейся в моей защите?
        - Вовсе нет, - немедленно ответил лорд Стэнтон, - равно как и в моей. Прямо на моих глазах она самостоятельно положила врага на обе лопатки при помощи одного лишь остроумия. И все же я бы посоветовал тебе получше заботиться о своей прекрасной леди, Джейсон, пока кто-нибудь еще не попытался сделать это за тебя. Заметь, она уже призналась, как утомительно быть замужем за таким… требовательным мужчиной.
        Джейсон приподнял бровь и медленно перевел взгляд на Лорен, которая опустила глаза и едва заметно покраснела.
        - Действительно, мое поведение не имеет оправдания, - сказал он наконец. - Пойдем, милая. Прочь из этой давки. Нам нужно поскорее отыскать для тебя стул - похоже, ты валишься с ног от усталости. Надеюсь, ты простишь нас, Доминик…
        - Честное слово, Джейсон, я вовсе не устала, - запротестовала Лорен, едва поспевая за мужем.
        - А я в этом и не сомневался, - ответил он, выходя в темный сад. - Но мне все же крайне любопытно услышать историю о том, насколько я требователен.
        Опасаясь, что Джейсон может неверно истолковать слова « Стэнтона, Лорен попыталась объясниться:
        - Я, в сущности, этого не говорила…
        - Да? В таком случае стоит дать тебе повод.
        Расслышав смех в его голосе, Лорен подняла глаза. Джейсон улыбался, и взгляд его светился теплотой. Знакомый трепет охватил ее. Не говоря ни слова, Лорен взяла мужа под руку и последовала за ним. Когда темнота сомкнулась вокруг них, она с готовностью раскрыла Джейсону свои объятия.
        Он обхватил руками ее дразнящее тело и крепко прижал Лорен к себе. Вот чего ему страстно хотелось весь вечер… и не только этого.
        - Тетя Агата не должна сердиться, что я похитил тебя, - прошептал он ей на ухо. - У меня был слишком большой перерыв между кормежками.
        Два дня спустя Джейсон сообщил Лорен, что собирается сопровождать британский флот в Алжир. Жаркий летний день был похож на пряное вино, которое пьют маленькими глотками, медленно смакуя, но после неожиданной новости он показался Лорен не слаще уксуса.
        - Пираты не в меру обнаглели на Средиземноморье, - пояснял Джейсон, не спеша прогуливаясь с Лорен между душистыми розовыми кустами их роскошного сада, - и эта проблема касается не только «Карлин лайн». Ни один корабль не может избежать стычки с пиратами, если только его страна не платит им за защиту. Суда, попавшиеся им на пути, пираты либо захватывают, либо топят, либо полностью разграбляют и топят. За тех пассажиров, что побогаче, требуют выкуп, остальных продают в рабство. - Внимательно взглянув на Лорен, Джейсон продолжил: - Корсары базируются вдоль африканского побережья. В последние годы было произведено несколько попыток очистить от них эту область и сделать ее безопасной для честной коммерции. Первые усилия в этом направлении были предприняты американцами на рубеже столетий, но тогда они не увенчались успехом. Переговоры также не помогают. На сегодняшний день самое большое и наиболее опасное сообщество береговых братьев находится на территории Алжира. Лорд. Эксмаут, командующий средиземноморским флотом, планирует ударить по ним объединенными англо-голландскими силами. В его намерения
входит по возможности разрушить пиратский лагерь до основания.
        Остановившись, Джейсон обернулся к Лорен. С тех пор как он начал говорить, она не проронила ни звука и даже ни разу не посмотрела на него.
        Взяв ее лицо в ладони, Джейсон повернул его к себе.
        - Я собираюсь принять участие в этой операции, Лорен, - тихо проговорил он.
        Лорен подняла на него глаза.
        - Ты собираешься найти Рафаэля, - сказала она срывающимся голосом.
        Джейсон видел, что в ее глазах застыла тревога, потупившая золотые отблески.
        - Да, - признался он, - но это не единственная причина. Пираты долгое время угрожают безопасности кораблей Кар-лина. Еще ни одно из наших судов не было захвачено - они никогда не выходят в море по одному; однако некоторые корабли серьезно пострадали. В стычках с пиратами некоторые моряки были ранены и даже убиты. Нельзя допустить, чтобы такая ситуация продолжалась и дальше.
        - Но почему непременно ты должен ее исправлять? - пыталась возразить Лорен.
        - Потому что на мне лежит ответственность за безопасность «Карлин лайн». - Джейсон старался говорить как можно убедительнее. - Честь не позволяет мне сидеть сложа руки и ждать, пока другие выиграют мою битву. Я уже приказал снарядить наш самый быстроходный сторожевой корабль, «Козерог». Это доброе судно, к тому же Кайл отправляется вместе со мной. Прежде нам не раз приходилось участвовать в боевых операциях, и всегда мы отделывались только незначительными царапинами.
        - Это не одно и то же! - воскликнула Лорен, чувствуя, что вот-вот заплачет. - Ты не вернешься домой, пока не убьешь Рафаэля… или Рафаэль не убьет тебя.
        Джейсон вздохнул.
        - Я же дал клятву, милая, и ты это знаешь.
        Видя, как расстроена Лорен, Джейсон прижал ее к себе и уткнулся подбородком в ее золотые волосы.
        - Я бы хотел, чтобы в мое отсутствие ты пожила в Эффинг-Холле, - тихо сказал он. - Тебе там понравится. Тетя Агата могла бы составить тебе компанию, если пожелаешь.
        Лорен с трудом подавила рвущиеся наружу рыдания. Ей хотелось умолять Джейсона остаться в безопасной Англии, но слова застряли у нее в горле. Да и что толку в словах - она знала, что муж все равно не передумает.
        - О Джейсон! - прошептала она, и слезы покатились у нее из глаз. - Только вернись ко мне, прошу тебя, пожалуйста, вернись…
        Как ни боялась Лорен за Джейсона, но очень скоро предчувствие разлуки померкло перед новым могучим страхом. Днем она в сопровождении леди Агаты отправилась на Бонд-стрит, намереваясь купить подарки для своих американских друзей. Лорен с необыкновенной теплотой вспоминала то удовольствие, с которым Лайла приняла серебряную шкатулку для украшений; но из-за внезапности ее отъезда ей не удалось выразить свою признательность всем остальным.
        Выходя из шелковой лавки, Лорен, внезапно остановившись, замерла на месте. На другой стороне большой шумной улицы стоял человек в синей форме моряка. Несмотря на значительное расстояние, Лорен было достаточно лишь беглого взгляда, чтобы узнать морщинистое лицо и лысую голову Неда Сайкса. Рядом с ним находилась высокая и статная, крепкого телосложения немолодая женщина. Лорен не могла рассмотреть черт ее лица и тем не менее сразу почувствовала что-то недоброе в ее взгляде, который пронзил девушку так, словно их не разделяла огромная улица с вереницей экипажей и толпой прохожих.
        Изрядно напуганная, Лорен кое-как сумела забраться в карету. По дороге домой леди Агата похвалила ее за удачно выбранную ткань, а затем принялась рассказывать о сиротском приюте, который взяла под свое покровительство; но до Лорен вряд ли доходил смысл произносимых рядом с ней слов. Она молча слушала, устремив взгляд в одну точку, и лишь время от времени кивала головой.
        Она даже не помнила, под каким предлогом ей удалось удалиться в свою комнату на втором этаже. Сняв платье, Лорен легла отдохнуть, но не могла сомкнуть глаз. Она определенно чувствовала, что что-то вот-вот должно произойти, и ей казалось, что она стоит на краю зияющей пропасти, в которую должна прыгнуть, если не хочет, чтобы ее столкнули…
        Легкий стук в дверь несказанно напугал ее. Хотя в комнату вошла всего лишь горничная с серебряным подносом в руках, но на подносе лежал сложенный вчетверо листок бумаги, на который Лорен посмотрела так, словно это была ядовитая змея.
        Приняв записку дрожащими руками, она отпустила девушку и, поспешно взломав печать, прочла следующее короткое послание:

«Дорогая моя племянница Андреа, Встретьтесь со мной завтра в девять часов утра в Гайд-парке на аллее, берущей начало у северных ворот. Приходите одна и ничего не говорите своему мужу. Нам с вами много чего нужно обсудить с глазу на глаз.
        Ваша любящая тетя Реджина».
        Прошло некоторое время, прежде чем к Лорен вернулось ощущение реальности. Только тогда она поняла, что сидит за туалетным столиком, глядя на свое отражение в зеркале. Ее кожа побелела как мел, блестящие от страха глаза казались огромными.
        Оторвав взгляд от зеркала, Лорен посмотрела на розовую веточку в своих руках - должно быть, она принесла ее с утренней прогулки по саду. Она не знала, зачем сохранила этот колючий стебель, отломанный от розового куста. Ветка была некрасивой, и единственный крошечный бутон на самом конце уже успел завянуть.
        Пустой, ничего не значащий обломок… или нет? По какой-то странной цепи ассоциаций он напомнил ей, как скучна и бесплодна была ее жизнь до того, как Джейсон снова разыскал ее. Да и жила ли она до этого по-настоящему? Он наполнил ее надеждой, их общим ребенком. Некоторое, пускай очень короткое, время Лорен была абсолютно, безмятежно счастлива. Теперь ее счастью наступал неизбежный конец.
        Она медленно смяла в ладони сухой стебель, намеренно причиняя себе боль его маленькими острыми шипами. Прошлое все-таки явилось за ней. Она всегда предчувствовала, что это случится рано или поздно, и всегда боялась. Ее тихая защищенная гавань в одно мгновение рассыпалась в прах, точно так же как тот стебелек, который она терзала в руках.
        Ощущая, как опустошающая безысходность накатывается на нее, Лорен просыпала на ковер розовато-серую труху, не в силах унять дрожь, сотрясавшую все ее тело.

        Глава 24

        В столь ранний час парк казался пустынным. Всего лишь несколько детей играли на траве между деревьями под строгим присмотром своих важных нянь. Теплое летнее утро было безмятежным и тихим - настолько тихим, что звук шагов по гравию непривычно отдавался в этом безмолвии.
        Лорен очень хотелось повернуться и убежать, но она непременно должна была увидеться с Реджиной и выяснить, что известно этой женщине. Если окажется, что публичный скандал неизбежен, Лорен придется немедленно покинуть Англию. Конечно, ее бегство не избавит от бесчестья имя Стюартов, но по крайней мере Джейсон не испытает позора и не окажется мужем заключенной.
        Накануне ночью Лорен боялась, что Джейсон заподозрит неладное, и все равно не могла удержаться, прижимаясь к нему что было силы при мысли о скорой и, возможно, бессрочной разлуке.
        Но Джейсон, очевидно, так и не заметивший ничего особенного в ее поведении, по счастливому стечению обстоятельств рано утром отправился в контору, намереваясь просчитать финансовые затраты на грядущий поход к берегам Африки. Опасаясь вызвать ненужные вопросы, Лорен не решилась идти в Гайд-парк пешком и распорядилась подать карету. Прибыв к северным воротам, она приказала кучеру дать лошадям отдохнуть, пока она будет гулять в парке.
        Теперь, оглядываясь по сторонам, Лорен гадала, отчего Реджина запаздывает. Поблизости решительно никого не было видно, но вдруг из-за соседнего каштана ей навстречу шагнула та самая женщина, которая с такой ненавистью смотрела на нее вчера с противоположного тротуара.
        - Так, значит, это ты - отродье Джонатана, - полуутвердительно произнесла она.
        У Лорен не оставалось больше сомнений, что перед ней действительно Реджина Карлин. Ее фамильное сходство с Джонатаном Карлином, чей портрет Лорен часто разглядывала в Карлин-Хаус, было очевидно, несмотря на старческие морщины, испещрившие обрюзгшее лицо. Тот же рост, та же стать и осанка. Строгое черное платье придавало даже некоторый трагизм фигуре Реджины, удачно контрастируя с серебристо-серым цветом пышных волос. Внешне женщина казалась ранимой и благородной, но Лорен слишком хорошо знала, что это впечатление обманчиво. Холодный, безжалостный фанатизм, с которым Реджина многие годы охотилась за состоянием Карлина, был тому убедительным свидетельством.
        Серые глаза буравили Лорен с нескрываемой ненавистью.
        - Ты нагульная безотцовщина, - хлестко бросила Реджина в лицо девушке, - Элизабет Девриз была твоей матерью.
        Внутри у Лорен все оборвалось, когда она поняла, что сестре Джонатана известна ее тайна.
        - О да, - презрительно усмехнулась тетка, - я все знаю о тебе! Джонатан не раз хвастался, как ловко он надул твою глупую мать.
        Сердце Лорен словно на миг провалилось куда-то, а затем забилось с удвоенной силой.
        - Что ж, - произнесла она слабым голосом. - Джонатан Карлин действительно был моим отцом.
        В воздухе повисла долгая томительная пауза, во время которой женщины молча смотрели друг на друга. Затем Реджина заговорила вновь, обращаясь более к себе, нежели к Лорен:
        - Я сама сваляла порядочного дурака. Джордж Барроуз подстроил все так, чтобы ты заняла место Андреа. Умно придумано. Не ожидала, что у него достанет духу осуществить такую аферу. А ты… Я часто гадала, что сталось с незаконным последышем Джонатана, но мне никогда не приходило в голову связать тебя с малышкой Андреа. Барроуз говорил, что спрятал Андреа в надежном месте, и я не могла ушам своим поверить, когда Сайкс рассказал, что «Карлин лайн» отныне владеет женщина по имени Лорен Девриз.
        В этот момент Нед Сайкс вышел из-за дерева, словно его только что окликнули. Но остался стоять на расстоянии, глядя на присутствующих наглым, пренебрежительным взглядом.
        - Это он шпионил за мной? - хрипло спросила Лорен.
        Заложив большие пальцы рук за пояс, Сайкс прислонился спиной к стволу дерева.
        - Она наняла меня присматривать за этим вашим красавчиком. - Нед кивком указал на Реджину, и хотя та кинула в его сторону уничтожающий взгляд, моряк не обратил на него ни малейшего внимания, воздержавшись от дальнейших комментариев.
        - Этот уж мне неугомонный Стюарт! - Реджина презрительно сощурилась. - Ты, как я понимаю, вышла за него замуж, и теперь он, должно быть, думает, что очень хитро связал все узлы. Сперва он украл у меня корабли Карлина, а затем женился на тебе, чтобы узаконить свою кражу. Ну а куда же тогда подевалась маленькая Андреа? Мне, конечно, мало до этого дела, но все же.
        - Она… она умерла, - заикаясь, ответила Лорен.
        Губы Реджины скривились в усмешке.
        - Не повезло бедняжке. У меня было бы куда меньше хлопот, если бы она умерла вместе с Джонатаном и Мэри, как ей и было положено.
        - Положено… - не смогла сдержаться Лорен. - Выходит, это вы убили Карлинов?
        - Удивительно, что Барроуз не рассказал тебе, как было дело, - язвительно заметила Реджина, избегая, впрочем, прямого ответа.
        - Он сказал только, что на вас лежит вина за смерть моего отца.
        Реджина поджала губы.
        - Джонатан был злым - ты должна понимать это не хуже меня, после того что он сделал с твоей матерью. Я однажды видела Элизабет. Такая наивная, такая невинная… Но ей пришлось-таки узнать, что за человек был мой брат на самом деле.
        - И вы убили его?
        Глаза Реджины злобно сверкнули.
        - Не я. Рафаэль.
        - Пират, - подсказала Лорен.
        - Он был мужчиной, которого я любила, - проговорила Реджина с тихой яростью. - Мужчиной, за которого я вышла бы замуж, если бы не мой брат. Я всего лишь рассказала Рафаэлю, как найти Карлин-Хаус, но я помогла бы ему убить Джонатана, если бы оказалась там вместе с ним.
        Эти слова прозвучали так спокойно, что по спине у Лорен побежали мурашки. Она в страхе смотрела на тетку, чей взгляд сделался слегка рассеянным от нахлынувших воспоминаний.
        - Джонатан продал Рафаэля в рабство только лишь за то, что этот человек любил меня. Моего возлюбленного, того, кто мог бы быть моим мужем, лишили мужского достоинства. - Глаза Реджины, вновь наполнившись бешенством, устремились на Лорен. - Ты-то можешь представить, каково мне было, дорогая племянница, верно? И я радовалась, что Рафаэль сумел отомстить, радовалась, узнав, что брата постигла та же участь! Да-да, я радовалась, что Джонатан умер!
        Лорен догадалась, что на лице ее написан один лишь ужас, потому что Реджина гневно ткнула пальцем в ее сторону.
        - Кто ты такая, чтобы обвинять меня? У меня была причина ненавидеть Джонатана Карлина! Он погубил мою жизнь, он отнял у меня возлюбленного. Над ним надругались, но не больше, чем надругались над Рафаэлем.
        - А Мэри… Андреа… они же не совершили ничего плохого.
        - Нет, конечно, - согласилась Реджина охрипшим голосом, - но в случае их смерти
«Карлин лайн» переходила ко мне. Я хотела продать корабли и отдать все деньги Рафаэлю, чтобы хоть как-то возместить то зло, которое причинил ему Джонатан.
        - Однако Андреа по странной случайности уцелела, - пробормотала Лорен.
        Резкие черты Реджины превратились в холодную маску. «Настоящая убийца», - мелькнуло в голове у Лорен.
        - Да, - процедила Реджина Карлин, - каким-то образом крошка Андреа улизнула, и, пока твоя сводная сестра была, жива, я не могла тронуть ни пенни из наследства Джонатана. - Она горько усмехнулась. - Подумать только, все это время я считала, что ты - это она! Но ты настоящая дочь Джонатана - думаешь только о себе. Мне следовало бы приказать Неду прикончить тебя за такие фокусы, и он с удовольствием исполнил бы такой приказ, верно, Нед?
        Увидев волчью ухмылку Неда, обнажившую сразу все его почерневшие зубы, Лорен непроизвольно сделала шаг назад.
        - Вы оба безумны! - вырвалось у нее, прежде чем она успела прикусить язык.
        Отвратительный смех Реджины заставил ее содрогнуться.
        - Что ж, возможно. Безумие - наследственная болезнь в нашем семействе, но, к несчастью для тебя, я еще не слишком пострадала от нее. Во всяком случае, не так, как твоя сестра.
        Лорен изо всех сил вжала ногти себе в ладони, стараясь сохранять спокойствие. Она понимала, что без самообладания и смекалки у нее не останется ни малейшего шанса избежать той же участи, которая постигла Андреа. Взяв себя в руки, насколько это было возможно, Лорен поняла, что Реджину нужно заставить говорить еще, чтобы выиграть время и что-нибудь придумать.
        - Я знаю, что вы попытались объявить Андреа ненормальной, - напомнила Лорен, - ведь и в этом случае корабли Карлина перешли бы к вам…
        - Все не так просто. Барроуз никогда бы не позволил мне этого. С самого начала он опекал Андреа как наседка, прятал ее от меня в Карлин-Хаус.
        Лорен схватилась рукой за горло, вспомнив еще одну смерть в Карлин-Хаус.
        - Ведь это вы столкнули со скалы мисс Фостер?
        - Кто такая мисс Фостер?
        - Моя… гувернантка.
        - Ах да, эта… - Реджина сузила глаза. - А что, если и так? Деньги Джонатана должны были стать моими. Барроуз не имел права мешать мне.
        - Ну, он нанял столько людей для охраны. Не понимаю, как вам удалось проскользнуть незамеченной.
        Реджина довольно улыбнулась:
        - Я просто послала по почте письмо этой Фостер, предлагая встретиться у моря. Но она оказалась глупее, чем я думала, и не согласилась помочь. Вот тогда мне и пришлось ее убить…
        Разговор о смерти таким прекрасным летним утром под радостное щебетание воробьев казался Лорен совершенно неуместным. Она кинула осторожный взгляд на Неда Сайкса. Тот глядел куда-то поверх деревьев, но Лорен не могла отделаться от ощущения, что моряк внимательно прислушивается к тому, о чем они говорят. Тем не менее казалось, что его нисколько не тронуло признание Реджины в хладнокровно совершенном убийстве. Нет, этЬго ничем не прошибешь. Лорен тряхнула головой, силясь прогнать накатившую слабость.
        - Деньги Джонатана должны были стать моими, - повторила Реджина, угрожающе шагнув вперед.
        Лорен встревоженно выставила перед собой руки.
        - Вы все равно не получите своих денег, убив меня, - выпалила она отчаянной скороговоркой. - Корабли сейчас принадлежат моему мужу, и, если что-то случится с ним, они перейдут к его наследникам, а у него очень большая семья. У вас не хватит сил поубивать всех его родственников!
        Реджина презрительно скривилась:
        - Не думаешь же ты, будто я до того глупа, что не учла этого? Зато, я полагаю, его светлость согласится выложить достаточно кругленькую сумму, чтобы получить тебя назад в целости и сохранности, не так ли?
        Сообразив, что ее собираются похитить среди бела дня, Лорен едва не впала в истерику. Раз взглянув на Сайкса, она уже не сомневалась, что помощи с его стороны ждать не приходится. Скорее всего в эту минуту он строил кровожадные планы, как лучше убить ее, если Джейсон откажется платить выкуп. Оставалось только попытаться переубедить Реджину - это был ее единственный шанс на спасение…
        - На вашем месте я не была бы так уверена, что муж захочет получить меня обратно. - Лорен старалась скрыть дрожь в голосе. - Ведь он еще не знает, что я не Андреа Карлин.
        По выражению лица Реджины молодая женщина поняла, что ее признание явилось неожиданностью для тетки, которая теперь напряженно размышляет, как это отразится на ее планах. Значит, она выбрала правильную тактику.
        - Вы правы, я в действительно мечтала стать леди Эффинг, маркизой, - вдохновенно сочиняла Лорен, - но боялась, что Стюарт не захочет на мне жениться, если я открою ему всю правду. А Джейсон же как раз добивался законного права на владение «Карлин лайн». Мне показалось, что обмен вполне равноценен. Я, внебрачный ребенок, становлюсь титулованной леди, а он раз и навсегда освобождается от каких бы то ни было юридических проблем со своей компанией. Весь свет считает меня Андреа - одна только вы знаете правду.
        Лорен казалось, что она видит, как тяжело шевелятся мысли в голове у Реджины, изо всех сил пытающейся сообразить, как обратить полученную информацию себе на пользу.
        - Стюарт должен был понимать, что я не стану сидеть сложа руки, пока он распоряжается моими деньгами, - медленно проговорила она наконец. - Он умный человек и не мог не догадаться, что, узнав о вашем возвращении, я предприму кое-какие шаги, чтобы вернуть себе свое имущество.
        Лорен покачала головой.
        - Он думает, что достаточно напугал вас и вы отступили. Устранив вас с дороги и вступив со мной в законный брак, он перестал опасаться чего-либо. Не будучи осведомлен о том, кто я такая на самом деле, он даже не понимает угрозы, которую представляет мое происхождение.
        - Не хочешь ли ты сказать, что информация о твоих родителях может вызвать смачный скандал в обществе? Ну что ж, возможно, ты и права. Доказательств, что ты законный ребенок, все равно сыскать невозможно.
        - Доказательств? А разве могут быть такие доказательства?
        Реджина усмехнулась:
        - Я всегда подозревала, что Джонатан врал касательно женитьбы на Элизабет. Она-то уж точно считала ее законной.
        Лорен в изумлении воззрилась на тетку:
        - Вы хотите сказать, что мои родители… в самом деле были женаты?
        - Трудно утверждать наверняка. Джонатан уничтожил все записи, относящиеся к его браку. Я знаю это, потому что сама ездила в Ормскерк проверять. - Ошеломленная ее словами, Лорен не нашлась что ответить, и Реджина продолжила свои размышления: - Не трудно было догадаться, как все обстояло на самом деле. Джонатан пытался соблазнить Элизабет, долго добивался ее, но у него ничего не вышло. Тогда он женился, но, должно быть, очень скоро осознал свою ошибку, бросил жену и вернулся в Лондон. Только когда Элизабет стала докучать ему, предъявляя свои права, Джонатан выдумал эту историю с фальшивой церемонией. А как же иначе, ведь после их недолгого знакомства Мэри понесла, такой конфуз. К тому времени он уже был женат вторично, на Мэри Барроуз, по настоянию ее брата. Лорен все никак не могла опомниться. Она стояла молча и чувствовала, что мысли путаются теперь и у нее в голове.
        - Возможно, ты права насчет своего мужа. - Реджина наконец вернулась к первоначальному предмету разговора. - Великий и могучий лорд Эффинг как миленький согласится заплатить любые деньги, лишь бы свет не узнал, что он женат на незаконнорожденной. Быть может, он заплатит и еще больше, если я пригрожу подать на тебя в суд за то, что ты выдавала себя за Андреа.
        Призрак тюремной камеры, промелькнувший в воображении Лорен, быстро вернул ее к действительности.
        - Нет! - воскликнула она поспешно. - Вы не можете вмешивать в это дело суд.
        - Это почему же? - осведомилась Реджина, подозрительно глядя на племянницу. - Напротив, мне кажется, что это и есть самое то. Если суд признает тебя самозванкой, «Карлин лайн» перейдет ко мне по закону.
        Лорен глубоко вдохнула, стараясь вернуть себе самообладание.
        - Я всего лишь хотела напомнить, что вы ничего не добьетесь, избавившись от меня, потому что Джейсон владел кораблями еще до нашей свадьбы. К тому же он не позволит вам так просто выиграть это дело. Он может даже выдвинуть встречный иск, обвинив вас в убийстве Карлинов и мисс Фостер.
        - У него нет доказательств!
        - Тем не менее ни ему, ни вам суд не сулит ничего хорошего.
        - Тогда получается, что мы зашли в тупик; а раз так, я возвращаюсь к первоначальному плану. Джейсон Стюарт должен будет заплатить за то, чтобы тебя ему вернули целой и невредимой. Как ты недавно очень кстати упомянула, он не знает, что ты не Андреа Карлин, значит, он заинтересован в твоем возвращении.
        - Постойте, у меня есть план получше! - воскликнула Лорен, увидев, что Реджина сделала шаг в ее направлении. - Сделка, если хотите.
        - У тебя нет ничего, о чем ты бы могла со мной торговаться.
        - Ошибаетесь. Сделка, которую я вам предлагаю, касается жизни Рафаэля.
        Реджина, вздрогнув, прищурилась.
        - Джейсон поклялся Барроузу, что выследит и убьет вашего бывшего возлюбленного. Что бы ни случилось со мной, он не нарушит своего слова, так как считает это делом чести. Если вы хотя бы немного знаете моего мужа, вы поймете, что Рафаэль обречен, а я - единственный человек, способный спасти его. Дорога ли вам еще жизнь вашего Рафаэля? - спросила Лорен, четко выговаривая каждое слово. - Сохранилась ли в вас еще хоть капля былой любви к нему? Я могла бы убедить Джейсона оставить его в покое в обмен на ваше молчание.
        - Нед? - повысила голос Реджина, давая своему подручному понять, что желает получить от него подтверждение или опровержение слов Лорен.
        - Она говорит правду. Ее муженек повсюду расспрашивал насчет Рафаэля. Поговаривают, что сейчас он набил «Козерог» пушками, которых хватит, чтобы целый флот отправить к морскому дьяволу.
        - Джейсон собирается поднять якорь на следующей неделе, - добавила Лорен, - но я могу заставить его передумать.
        - Каким это образом, интересно?
        Лорен почувствовала, что Реджина колеблется.
        - Еще не знаю, но я обязательно найду способ.
        - А как я смогу убедиться, что ты хотя бы предприняла попытку?
        Лорен заставила себя выдержать тяжелый взгляд тетки.
        - Мне нравится моя нынешняя жизнь, тетя Реджина. У меня наконец-то появились дорогие платья и украшения, и я могу купить себе все, что только пожелаю. Я пользуюсь уважением людей, которые в прежние годы воротили бы от меня свои аристократические носы, и не хочу потерять все это. Если Джейсон когда-нибудь узнает, что я обманула его, он рассвирепеет настолько, что может даже убить меня. А если и оставит в живых, то, будьте уверены, постарается сделать мою жизнь невыносимой только за то, что я навлекла позор на драгоценное имя Стюартов. Если вы согласитесь последовать моему плану, у меня есть шанс избежать всего этого. Позже я найду способ поделиться с вами деньгами, но прежде всего, как мне кажется, вас волнует судьба Рафаэля. Дайте мне немного времени, и я избавлю его от участи быть убитым моим мужем. Уверяю вас, я имею основания обещать, что Джейсон не отправится в поход на «Козероге».
        - Хорошо, - сдалась наконец Реджина. - У тебя есть два дня.
        - Этого может оказаться недостаточно…
        - Два дня! Не больше! В противном случае Джейсон Стюарт узнает, что ты воровка, самозванка, и если даже он после этого убьет тебя, ты такой участи вполне заслуживаешь. Предупреждаю, со мной шутки плохи. Берегись, малышка Лорен! Нед будет за тобой присматривать. Давай-ка, мальчик, проследи, чтобы ее светлость отправилась отсюда прямо домой.
        Лорен вздохнула с облегчением; словно гора свалилась у нее с плеч. Ей удалось выторговать немного времени… Но тут же она вспомнила, что ей предстоит. На мгновение ей показалось, что она вот-вот лишится чувств; дрожь охватила все тело, и колени начали подгибаться. Тем не менее Лорен заставила себя повернуться и медленно пошла прочь, оставляя позади женщину, ужас перед которой терзал ее столько лет. Спиной она чувствовала, что Нед Сайкс следует за ней по пятам.
        Дойдя до развилки дороги и скрывшись из поля зрения Ред-жины, Лорен задохнулась так, словно долго бежала. Тем не менее она чувствовала, что ноги ее несколько окрепли и предоб-морочное состояние прошло. Стараясь скрыть свой страх, Лорен, обернувшись к Сайксу, предупредила его, что у ворот ее дожидается кучер, у которого наверняка возникнут подозрения при виде странного незнакомца, следящего за ней. Вопреки ее ожиданиям Сайкс не стал спорить. Он коротко и почтительно поклонился и отправился назад, оставив ее одну. Несколько мгновений Лорен глядела ему вслед, затем нетерпеливо тряхнула головой, сообразив, что нельзя ей стоять просто так и терять драгоценное время.
        Усевшись в свою роскошную карету, она устало откинулась на спинку мягкого сиденья. Конечно, Лорен и не собиралась пытаться убедить Джейсона отменить отплытие. Ее мысли занимало совсем другое. Реджина намекнула, что женитьба Джонатана Карлина на Элизабет Девриз могла быть законной, и она поняла, в чем заключается ее единственная надежда. Она должна поехать в Ормскерк, где проходила брачная церемония, и искать там доказательства ее легальности. Разумеется, у нее было не много оснований для радужных надежд, поскольку вполне могло оказаться, что таких доказательств давным-давно не существует, но, уж коли у нее появился хотя бы маленький шанс стать законной наследницей «Карлин лайн», она не могла не использовать его до конца.
        Лорен знала, что Ормскерк находится неподалеку от Ливерпуля и Сент-Хелен, где она провела вместе с матерью первые двенадцать лет своей жизни. Она отправится туда немедленно, и при удачном стечении обстоятельств между нею и Лондоном уже будет полдня пути, когда Джейсон хватится ее. Только теперь ей придется всерьез побеспокоиться о том, чтобы получше замести свои следы и не вляпаться в такую же историю, как в прошлый раз, когда она бежала от будущего мужа.

«Муж», - подумала Лорен с мукой и горечью. Интересно, что предприняла бы Реджина, узнай она, что ее замужество не вполне легально? По странной иронии судьбы выходило так, что, будь она на самом деле женой Джейсона, она подлежала бы судебному преследованию. В этом случае она избежала бы повешения, так как высшей мерой наказания за преступления такого рода являлось тюремное заключение. Возможно, и его ей удалось бы избежать. Джейсон, вероятно, возненавидел бы ее, узнав об обмане, и тем не менее все равно стал бы защищать жену, хотя бы ради одного только ребенка, который теперь связывал их. Но если даже и так, это еще не значит, что он обязательно выиграл бы дело. Нет, Лорен не могла рисковать оказаться в тюрьме, по крайней мере до тех пор, пока не родит. Пусть даже ей не грозит повешение, достаточно и того, что она вряд ли сможет выжить взаперти.
        Лорен закрыла глаза, ощущая приступ тошноты, вызванный мучительной тревогой. Сознание того, что ее держит всего лишь соломинка, только усиливало напряжение; она чувствовала, что совершенно истощена.
        Лорен не знала, откуда у нее нашлись силы следовать наспех разработанному плану сразу по приезде домой. Наказав кучеру не распрягать лошадей и дожидаться ее возвращения, она поднялась по лестнице в свои покои и приколола к дверям записку, предназначавшуюся для Джейсона. К ее облегчению, Молли в этот момент была занята стиркой - Лорен не хотела, чтобы горничная видела, как она собирает вещи. Внезапно ей пришло в голову упаковать смену белья и теплую накидку в коробку из-под платья - садясь в карету, она скажет, что хочет отвезти платье к портному, чтобы тот его переделал, а выйдя у ателье, отошлет кучера домой, выскользнет через черный ход и наймет кеб до почтовой станции, где сядет в почтовую карету и отправится в Ливерпуль.
        Конечно, для путешествия потребуются средства, но Джейсон давал ей весьма щедрые суммы на карманные расходы, и большая часть этих денег до сих пор оставалась неистраченной. Лорен торопливо принялась запихивать в ридикюль банкноты. И тут ей вспомнился ее первый побег из Лондона - он также состоялся на деньги Джейсона. Но Лорен запретила себе думать об этом, понимая, что вот-вот разрыдается.
        Минуты бежали с угрожающей быстротой, а у Лорен оставалось еще одно важное дело. Подойдя к бюро, она отперла шкатулку с драгоценностями; на дне ее поблескивали бесценные фамильные украшения, которые Джейсон подарил ей. Разумеется, она не могла взять их с собой, и маленькое изумрудное сердечко она также была вынуждена оставить, потому что оно более не принадлежало ей.
        Не в силах унять дрожь в руках, Лорен расстегнула цепочку на шее и прижала драгоценное сердечко к губам, а затем положила его обратно в маленький бархатный футляр и закрыла крышку шкатулки.
        Ее план сработал на удивление четко, и после полудня она уже неслась галопом в почтовой карете по направлению к Ливерпулю. Возница без устали погонял лошадей, помня об обещанном ему солидном вознаграждении, и на одном участке дороги они даже перегнали курьерскую почту.
        Путешествие выдалось не из легких - дорожная пыль густым облаком заполнила все пространство внутри кареты, и Лорен платком закрывала себе рот и нос. Карету сильно трясло и подкидывало на каждой кочке, так что отважной путешественнице приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы не оказаться сброшенной на пол. И все же она не жаловалась. Максимальная скорость была теперь куда важнее комфорта - ведь Джейсон, возможно, уже ищет ее.
        По мере того как она удалялась от Лондона, Лорен все чаще задумывалась о своем муже. Что он делает, что думает в эти часы? Открылось ли уже ее бегство? Поверил ли он записке, в которой она сообщала, что весь вечер проведет у портного? Лорен твердо знала одно - как только Джейсон обнаружит, что она исчезла, он будет ее искать. При мысли об этом ей хотелось мчаться еще быстрее. Беглянка нервничала всякий раз, когда им приходилось делать остановки в пути, раздражаясь даже тогда, когда необходимо было менять лошадей.
        Когда наконец сгустились сумерки, Лорен была уже почти убеждена, что ей удалось неплохо запутать следы - по крайней мере до сих пор никто не нагнал их. Возница остановился, чтобы зажечь огни на карете, и Лорен, сдерживая свое нетерпение, согласилась продолжить путь более спокойным аллюром, сознавая, что бешеная скачка в темноте становится попросту опасной.
        Несколько часов спустя у нее появился новый повод для беспокойства. Во время довольно быстрого движения карета неожиданно подскочила, вероятнее всего, налетев на камень, затем, нелепо накренившись, проделала в таком положении около двухсот ярдов и наконец остановилась на обочине, грозя вот-вот перевернуться.
        Лорен упала на бок, но, к счастью, не ушиблась. Узнав, что карета лишилась колеса, она не смогла сдержать стон разочарования. Для того чтобы починить сломанное колесо, потребуются многие часы. Даже если колесный мастер отыщется скоро, он вполне может отказаться работать ночью, а тогда ремонт и вовсе придется отложить до утра. Устало ковыляя в темноте, Лорен отправилась назад, к гостинице, которую они только недавно проезжали, отчаянно надеясь, что Джейсон еще не догадался, в каком именно направлении она бежала. К счастью, гостиница оказалась немноголюдной. Лорен заказала себе отдельную комнату, где она могла, не привлекая к себе внимания, дожидаться окончания ремонта.
        Кстати вспомнив о своей беременности, Лорен попросила подать ужин, и любезная пожилая хозяйка очень скоро принесла ей суп в кастрюльке и половину жареной курицы. Превозмогая тошноту, Лорен заставила себя немного поесть. Когда появился возница с известием, что колесо починят к рассвету, на душе у нее немного полегчало.
        Отослав возницу отдыхать, Лорен попросила предоставить ей спальню на остаток ночи. Сознавая, что ускорить ход событий ей все равно не удастся, незадачливая путешественница растянулась на кровати и мгновенно провалилась в тяжелый сон.
        На заре ее разбудила служанка. Лорен чувствовала себя совсем разбитой и уже жалела о том, что позволила себе заснуть. Голова ее гудела, на щеках горели пятна лихорадочного румянца. Даже умывание теплой водой не принесло ей облегчения. Пройдя взад-вперед по комнате, Лорен почувствовала себя еще хуже из-за нового приступа тошноты.
        Стараясь преодолеть недомогание, она расправила мятую юбку и кое-как нацепила шляпку на спутанные волосы. Из-за тошноты Лорен не смогла проглотить ни крошки и решилась продолжать путешествие натощак. Выйдя из спальни, она стала спускаться по лестнице, однако, сделав несколько шагов, остановилась и прислушалась. Снизу доносились мужские голоса, один из которых показался ей странно знакомым. Вспомнив, что, завязывая ленты шляпки, она слышала шум подъехавшего экипажа, Лорен стала спускаться осторожнее… В поле ее зрения оказались грубые сапоги и поношенные матросские штаны, хозяин которых поднимался прямо ей навстречу. Когда он стал виден полностью, сердце Лорен ушло в пятки. Ее преследовал не Джейсон. Расширившийся от ужаса взгляд девушки уперся в морщинистое лицо Неда Сайкса!
        Некоторое время Лорен стояла словно пораженная громом, не имея даже сил пошевелиться. Наконец она в панике кинулась вверх по ступенькам, но, забыв подобрать юбку, запуталась в ней…
        Все случилось настолько быстро, что Лорен не успела даже выставить вперед руки, чтобы смягчить падение, так что основной удар пришелся в область живота. У нее перехватило дыхание и потемнело в глазах. Затем Лорен услышала крик, и чьи-то ноги торопливо взбежали по ступенькам. Но на этот раз она не могла бы пошевелиться даже ради спасения собственной жизни.
        кто-то схватил ее за руки, и Лорен зажмурилась, ожидая неминуемой острой боли… Однако удара не последовало.
        Услышав над собой голос Джейсона, Лорен подумала, что она, конечно же, бредит. Однако, открыв глаза, она и в самом деле увидела прямо перед собой сверкающие яростью голубые глаза мужа.
        Несколько мгновений беглянка в изумлении смотрела на Джейсона, затем губы ее раскрылись, чтобы произнести его имя, но тут жуткая, режущая боль пронзила Лорен, исторгнув мучительный крик из ее груди.
        Согнувшись пополам, она схватилась за живот.
        - Боже, нет!
        Боль внизу живота была невыносима, но еще более невыносимой, казалось, уничтожающей само сознание стала для нее мысль о потере ребенка.
        Джейсон поднял Лорен на руки и отрывисто распорядился, чтобы послали за доктором.
        - Нет! - еще раз в отчаянии вскрикнула Лорен.
        Последнее, что она помнила, было выражение почти нечеловеческой муки на красивом лице Джейсона, когда он нес ее вверх по лестнице.

        Глава 25

        Боль, то острая как нож, то тупая и пульсирующая, постепенно отступала, но ее по-прежнему мучил жар. Изнурительный, удушливый, он выпускал Лорен из своего пекла только тогда, когда ее лица касались чьи-то прохладные ласковые руки, появление которых всегда сопровождали приглушенные голоса.
        Три дня Лорен лежала пластом, изредка приходя в себя в промежутках между приступами жестокой лихорадки. Однажды, открыв глаза, она увидела склонившегося над ней Джейсона. Он поправлял холодный компресс, лежавший у нее на лбу, всматриваясь беспокойным взглядом в ее лицо. В тусклом свете свечи, стоявшей на тумбочке, Лорен разглядела щетину на его подбородке и темные круги под глазами. Ей захотелось поднять руку, коснуться его, предупредить, чтобы лучше смотрел за собой. Она попыталась произнести его имя, но с пересохших губ сорвался лишь хриплый стон. Джейсон проворно схватил с тумбочки стакан с водой и поднес к ее губам.
        Когда Лорен очнулась в следующий раз, был уже ясный день. Она попыталась вспомнить, где находится, и тут легкий шум заставил ее повернуть голову. Увидев у своей кровати леди Агату, Лорен озадаченно нахмурилась. Пожилая леди сидела склонившись над пяльцами и неутомимо работала иглой.
        Заметив, что больная пришла в себя, тетушка Агата отложила вышивание и пощупала рукой лоб, который послушно подставила ей Лорен.
        - Вижу, ты все-таки решила вернуться к жизни, - произнесла она, выговаривая слова в своей обычной отрывистой манере. - Я и прежде знала, что это только вопрос времени. Лекарство моего личного доктора способно творить чудеса, не то что микстуры здешних деревенских лекарей. Ха, много они понимают! С тобой все будет в порядке, моя девочка. А теперь выпей вот это и постарайся еще немного поспать. Я всегда говорила, что сон - это лучшее из лекарств. И оглянуться не успеешь, как встанешь на ноги.
        Неожиданно перед мысленным взором Лорен промелькнул образ мужчины, ласково склонившегося над ней. Он говорил ей что-то, но она не слышала его слов из-за боли. Она вспомнила лишь, как отчаянно вцепилась в руку Джейсона и закричала, потому что в этот миг ей стало еще больнее.
        Все сжалось у Лорен внутри, когда она вспомнила, отчего болело ее тело.
        - Мой… мой малыш, - прошептала она хрипло и попыталась сесть, но леди Агата решительно удержала ее за плечи.
        - Ты потеряла свое дитя, дорогая моя, - сказала она с состраданием, - но не терзай себя без меры. Смирись. Так было угодно Создателю. У меня дважды случались выкидыши, прежде чем я родила своего первенца, а за ним добрых полдюжины здоровых ребятишек.
        - Нет, я так не хочу, - всхлипнула Лорен, хотя сама понимала всю тщетность своих протестов.
        Она не могла изменить того, что случилось, не могла вернуть потерянную крошечную жизнь - от сознания этого Лорен так горько заплакала, что слезы стали ручейками стекать по ее щекам на подушку.
        - Так, так, моя милая. Поплачь, и тебе станет легче. А теперь нужно выпить лекарство.
        И снова Лорен проснулась среди бела дня. На этот раз с ней в комнате находилась Молли. Она что-то протирала, тихонько напевая себе под нос незамысловатую песенку. На тумбочке у кровати стояли свежие цветы, от которых распространялся тонкий аромат; распахнутые окна впускали в комнату летний ветерок вместе с мягким солнечным светом.
        Увидев, что Лорен проснулась, Молли весело поприветствовала ее. Больной показалось, что эта нарочитая веселость не что иное, как часть «лечения» тети Агаты, однако у нее не нашлось сил, чтобы ответить.
        Она мучительно нуждалась в Джейсоне. Ей так хотелось, чтобы он сидел сейчас рядом, держа ее за руку. Но Лорен боялась спросить о нем, боялась, что он не захочет видеть ее после того, что она натворила. В самом деле, с чего бы ему утешать ее? Она не заслуживает утешения. Измученная горькими мыслями, Лорен закрыла глаза, безвольно и безучастно слушая веселую болтовню Молли.
        Тем не менее из слов горничной она узнала ответы на некоторые интересовавшие ее вопросы. В частности, оказалось, что она находится все в той же гостинице, так как доктора запретили перевозить ее. Как только с Лорен случилось несчастье, Джейсон вызвал сюда свою тетку леди Агату и Молли, которые ухаживают за ней уже около недели. Состояние ее теперь улучшилось, но одно время жар был так высок, что врачи даже опасались за ее жизнь.
        Переодетая в свежую ночную рубашку после обтирания влажной губкой, Лорен почувствовала себя несколько лучше. Молли предложила ей надеть кружевной пеньюар, но он показался Лорен слишком фривольным в сложившихся обстоятельствах, и она предпочла рубашку из толстого шерстяного полотна. После переодевания горничная сменила белье и взбила подушки.
        Вытянувшись на шелковых простынях, которые тетя Агата привезла с собой из Лондона, Лорен почувствовала благодарность ко всем, кто ее окружает, за столь преданную заботу. Они были так добры к ней, так старались поддержать. Если бы только ей удалось поговорить с Джейсоном. Если бы только он мог простить ее…
        Тем временем Молли вышла, пообещав принести с кухни чего-нибудь съестного. Когда она вернулась с подносом, Лорен попыталась стряхнуть оцепенение и вести себя полюбезнее.
        - Не известно ли тебе чего-нибудь о человеке по имени Нед Сайкс? - спросила она горничную, когда та принялась кормить ее с ложки горячим бульоном.
        - О, миледи, вы не поверите! Сюда нагрянули люди с Боу-стрит. Такой переполох. Этот мистер Сайкс - один из них. И кто бы мог подумать? Глядя на него, ни за что не догадаешься.
        При этих словах Лорен пережила новый удар. Выходило, что Нед Сайкс принадлежит к элитному подразделению полиции по борьбе с преступниками. За ней приехали представители закона. Боже милосердный, что же теперь будет? Наверное, они явились, чтобы арестовать ее. Мгновенно лишившись аппетита, Лорен отпихнула от себя чашку с бульоном.
        - Вы больше не хотите супа, миледи? Его светлость просили сообщить ему, когда вы будете в состоянии принимать посетителей. С вами желает побеседовать судья.
        Джейсон здесь, в гостинице, и тем не менее не пришел навестить ее! Лорен вяло покачала головой.
        - Пожалуйста, Молли, передай его светлости, что я еще слишком слаба, чтобы принимать кого бы то ни было.
        - Хорошо, миледи, - ответила горничная и сделала реверанс. - Если вам больше ничего не нужно…
        Лорен отвернулась, чувствуя, как на глаза навертываются слезы.
        - Спасибо, больше ничего, - солгала она.
        Молли вышла, и в комнате на несколько минут воцарилась тишина. Затем Лорен услышала уверенные шаги и требовательный стук в дверь. Кто-то вошел, и Лорен, даже не поворачивая головы, догадалась, что это Джейсон. Ее сердце затрепетало. Скосив глаза в его сторону, она не сразу смогла понять, в каком он настроении, так как солнце, посылая свои ослепительные лучи из-за его спины, окружило его фигуру сияющим ореолом.
        На этот раз Джейсон вовсе не был похож на человека, проведшего семь бессонных ночей у ее ложа, пока она сгорала в лихорадке. Под его глазами больше не было темных кругов, не было и щетины на подбородке.
        - Прости меня, - прошептала Лорен, - мне… так жаль.
        - Дорогая, сейчас не время обсуждать это. - Его тон поразил молодую женщину своей холодностью. - Внизу дожидаются люди, у которых есть к тебе несколько вопросов. Это важно. Сэр Джон находится здесь уже несколько дней, и, боюсь, я должен просить тебя принять его. Могу я сходить за ним? - Последний вопрос был задан тоном, заранее подразумевающим согласие.
        Первые несколько мгновений Лорен была не в силах ответить, ошеломленная отстраненностью и подчеркнутой вежливостью Джейсона. Она готовилась выдержать его гнев, возможно, ярость, но эта бесстрастная холодность сводила ее с ума.
        Тем временем молчание становилось все более тягостным. Лорен была в отчаянии. Выходит, она и в самом деле потеряла Джейсона! Он не смог простить ей то, что случилось с их ребенком… и все ее преступления. Теперь ему, должно быть, уже известно, что она не Андреа Карлин и обманывала его с самого начала. Лорен в изнеможении закрыла глаза. Она не могла заставить себя произнести слова, которые были так необходимы.
        Однако Джейсон избавил ее от необходимости говорить что бы то ни было: он круто повернулся на каблуках и вышел из комнаты.
        Вернулся он в сопровождении трех человек, одним из которых был Нед Сайкс. Двумя другими оказались сэр Джон Марли и мистер Рорк с Боу-стрит.
        В их присутствии Джейсон как будто стал добрее; он даже назвал Лорен «дорогая» и помог ей сесть в постели. Но она чувствовала, что это была всего лишь игра - в прикосновениях мужа сквозила все та же холодность, он действовал словно механически и тщательно избегал ее настойчивых взглядов.
        Лорен ощутила себя еще более одинокой и беспомощной, когда Джейсон отошел в дальний угол комнаты, предоставив вновь прибывшим побеседовать с нею с глаза на глаз.
        Первым приблизился к ее постели мистер Рорк и, извинившись за беспокойство, кратко, по-деловому изложил суть своего вопроса:
        - Миледи, нам хотелось бы узнать, что произошло во время вашей недавней встречи с особой по имени Реджина Карлин, которая, если не ошибаюсь, приходится вам тетей. Могли бы вы повторить нам происшедший между вами разговор слово в слово?
        Лорен встревоженно посмотрела сначала на судью, затем на Неда Сайкса и, наконец, на Джейсона.
        - Вы… я буду арестована? - спросила она, не справившись с дрожью в голосе.
        На лицах чиновников отразилось удивление, а Джейсон, раздраженно сверкнув глазами, ответил тем не менее довольно холодно:
        - Нет, дорогая моя. Эти джентльмены явились сюда, чтобы получить свидетельские показания против твоей тетки Реджины. Сайкс присутствовал при вашей встрече, но его показаний недостаточно. Ты должна рассказать в точности, что между вами произошло. Господа хотят знать полную правду, Лорен.
        В словах Джейсона звучала откровенная ирония, и, хотя Лорен не понимала, кому и зачем понадобилось ее свидетельство, она знала, что должна на этот раз действительно рассказать все, если хочет хоть отчасти вернуть уважение Джейсона. Проглотив некстати подкативший к горлу комок, она дрожащим голосом повторила их разговор с Реджиной настолько точно, насколько могла, усиленно припоминая каждое слово, произнесенное между ними в то утро. Ее показания подтверждали полученные от Неда Сайкса сведения о том, что Реджина Карлин признала себя соучастницей убийства Джонатана и Мэри Карлин и убийцей Сибил Фостер, а также пыталась устранить со своего пути Андреа Карлин, дабы унаследовать состояние ее отца. Слушая Лорен, мистер Рорк важно кивал, делая пометки в своей записной книжке, и время от времени задавал уточняющие вопросы.
        Дойдя до рассказа о том, как ей удалось убедить тетю отпустить ее, Лорен смешалась. Украдкой взглянув на Джейсона, она виновато опустила глаза. Желваки, обозначившиеся на его скулах, и плотно сжатые губы красноречивее всяких слов говорили о том, что своим поведением она навсегда разрушила ту любовь, которую он некогда к ней испытывал.
        Почувствовав себя совершенно разбитой, Лорен кое-как закончила рассказ и откинулась на подушки, закрывшись одеялом до самого подбородка. Ей вдруг стало все равно, что с нею будет дальше.
        - Позвольте выразить вам нашу искреннюю благодарность, леди Эффинг, - впервые подал голос судья. - Ваша история полностью совпадает с тем, что сообщил нам мистер Сайкс. Этих показаний вкупе с уликами, которые у нас уже имеются, должно быть достаточно, чтобы по справедливости осудить Реджину Карлин за все ее преступления. Вы вели себя очень мужественно. Я могу себе представить, насколько тяжело для вас было…
        - Сэр Джон, - прервал его Джейсон, - моя жена очень устала, поэтому я бы попросил вас дать ей немного отдохнуть, если вы закончили допрос.
        - Конечно, - немедленно согласился судья и, отвесив Лорен глубокий поклон, удалился вместе с Рорком.
        Тем временем Нед Сайкс, поколебавшись несколько мгновений, приблизился к постели Лорен, сжимая в руках шляпу, и скромно склонил голову. Его извинения казались столь же искренними, сколь и несвойственными этому человеку, которого Лорен уже привыкла бояться.
        - Это по моей просьбе его светлость не говорил вам, кто я такой, - произнес он, приводя Лорен в еще большее замешательство. - Я рассчитывал, что ваше поведение будет более естественным, если вы не будете знать о ловушке, готовящейся для госпожи Карлин. Простите, мне бесконечно жаль, что все вышло так печально…
        - Спасибо, Нед, - произнес Джейсон, словно отвечая за Лорен. - Никто не винит тебя.
        - Мы должны были сказать ей.
        Джейсон промолчал, и Сайкс тихо вышел из комнаты, притворив за собой дверь.
        Лорен озадачили извинения Сайкса, но более всего ее удивило, что Джейсон не ушел из комнаты вместе с остальными. Она уже не надеялась, что муж когда-нибудь заговорит с ней снова. В самом деле, было бы трудно предположить, что ему приятна ее компания. Несколько раз беспокойно пройдясь по комнате, Джейсон остановился у окна спиной к Лорен. Опершись ладонями о подоконник, он мрачно глядел вниз.
        В этот момент они были так далеки друг от друга, что любому, кто не знал об их близости, показались бы посторонними. Тем не менее Лорен чувствовала, что должна первой нарушить затянувшееся молчание.
        - Что… что теперь будет?
        - Реджина уже арестована. - Джейсон выдержал долгую паузу. - Ей предъявлено обвинение в убийстве. Я не сомневаюсь, что, основываясь на твоих показаниях, суд признает ее виновной.
        - Что имел в виду Сайкс? Что вы должны были сказать мне?
        Джейсон вздохнул.
        - Это была моя идея - спровоцировать Реджину. Чтобы осуществить ее, я разработал целый план. Реджина наверняка должна была разъяриться, узнав тебя и догадавшись, что осталась с носом. Я надеялся, что это заставит ее сделать неверный шаг, но мне и в голову не могло прийти, что реакция последует мгновенно и события начнут разворачиваться совсем не по моему сценарию.
        Снова повисла пауза, в течение которой Лорен тщательно обдумывала признание Джейсона. Вдруг поразительная догадка молнией сверкнула у нее в мозгу. Изумленно раскрыв глаза, молодая женщина в отчаянии смотрела на широкую спину мужа.
        - Ты знал, - выдохнула она. - Все это время ты знал, что я не Андрее.
        Джейсон едва заметно кивнул:
        - Барроуз рассказал мне это давным-давно, как и обо всем остальном. Я сообщил эти сведения сэру Джону, однако он мало что мог сделать, не располагая конкретными доказательствами. Отыскав тебя в Новом Орлеане, я написал ему, и он прислал Неда Сайкса. Ты не знала, но Нед присматривал за тобой на тот случай, если бы Реджине стало известно о твоем местонахождении, - живая Андреа представляла для нее угрозу.
        Потрясенная, Лорен не находила слов для ответа. Джейсон устало потер рукой лоб.
        - Как только мы прибыли в Англию, Сайкс отправился к Реджине, сообщил ей о твоем возвращении и намекнул, что ты, возможно, вовсе и не Андреа. Она быстро догадалась, кто ты такая на самом деле, и, как я и рассчитывал, не смогла противостоять искушению предпринять еще одну попытку заполучить «Карлин лайн». Далее оставалось только ждать, когда она проглотит наживку, и следить, чтобы ситуация не вышла из-под контроля.
        - А мне, выходит, была отведена роль «наживки», - заметила Лорен.
        Она думала только о том, как все это время боялась, что Джейсон узнает правду; страх потерять его сводил ее с ума. Подумать только, ведь она могла быть избавлена от этого страха, если бы Джейсон был с ней более откровенен. Но он предпочел манипулировать ею, сделал пешкой в своей игре, точно так же как поступил некогда Барроуз. Джейсон Стюарт бессовестно играл ее судьбой и обманом женил ее на себе. Возможно, здесь-то и кроется истинная причина их свадьбы.
        От волнения у Лорен пересохло в горле.
        - Тебе нужно было, чтобы я приехала в Англию, - заключила она дрожащим голосом, - именно поэтому ты женился на мне, верно? - Джейеон не ответил, и Лорен добавила с горечью: - Ты необыкновенно умен. Все концы аккуратно связаны, вот только я осталась не у дел…
        - Дело далеко еще не окончено, - тихо сказал Джейсон. - Рафаэль все еще на свободе.
        Лорен сжала кулаки так сильно, что побелели костяшки пальцев.
        - О да, ты же обещал. Полагаю, ты также пообещал Барроузу, что добьешься осуждения Реджины. Обо мне ты тоже обещал заботиться?
        - Да, я сказал, что сделаю все от меня зависящее, чтобы защитить тебя.
        - И как же здорово это у тебя получается!
        Джейсон, резко обернувшись, в один миг словно пригвоздил ее к белоснежным простыням своим сверкающим взглядом.
        - Довольно, Лорен! Я должен был в какой-то мере посвятить тебя в мои планы, но я рассчитывал и на некоторое доверие с твоей стороны. Подумать только, мне и в голову не могло прийти, что ты уедешь, не сказав никому ни слова. Теперь-то я понимаю, что должен был это предвидеть. Ты позволила страху управлять своей жизнью, так что и помыслить не могла о том, чтобы противостоять Реджине.
        На этот раз Лорен постаралась как можно дольше выдержать его пронзающий насквозь взгляд.
        - Я бежала не оттого, что боялась Реджину. Я… я думала, что меня могут заключить в тюрьму за то, что я выдавала себя за Андреа.
        - Что ты думала? - недоверчиво переспросил Джейсон, и его лицо стало темнее тучи. Однако в следующее мгновение он, похоже, овладел собой и разжал кулаки. - Так вот отчего ты сбежала? Ты боялась тюрьмы?
        - А также надеялась избавить тебя от скандала. Как ты не понимаешь! Представь себе заголовки в газетах: «Маркиза в Ньюгэйте», «Внебрачная маркиза» и тому подобное.
        - Проклятие, Лорен, ты никогда не была внебрачной! Слышишь, никогда!
        Лорен молча смотрела на него, на этот раз уже откровенно ничего не понимая…
        Джейсон взъерошил рукой волосы.
        - Твои родители состояли в совершенно законном браке. Правда, Джонатану удалось это скрыть - он вырвал страницу с записью о церемонии из церковной регистрационной книги, однако Барроуз нашел ее среди личных бумаг Джонатана Карлина после его смерти вместе со свидетельством о браке и завещанием, в котором ты была указана в качестве его единственной наследницы.
        - Но именно для этого я и направлялась в Ормскерк! Я хотела найти доказательства законности брака моих родителей…
        Джейсон, не удержавшись, шагнул вперед, в отчаянии простирая к ней руки.
        - Ну нежели ты не могла прийти с этим ко мне? Неужели не могла довериться и попросить помощи?
        Лорен со страхом ожидала увидеть презрение и ненависть на его лице, но глаза Джейсона были наполнены горем. Сейчас он страдал так же, как и она.
        - Нет, не могла, - выдохнула наконец Лорен. - Я рисковала попасть в тюрьму. И я должна была подумать о нашем ребенке.
        Голос Джейсона сделался настолько тих, что молодая женщина с трудом улавливала слова.
        - А тебе ни разу не приходило в голову, что я разорвал бы Реджину на куски собственными руками, прежде чем она успела бы причинить хотя бы малейший вред тебе… или нашему ребенку?
        Мука в его глазах была невыносима для Лорен. Она опустила ресницы, и слезы хлынули у нее из глаз.
        Джейсон круто развернулся и стремительно возвратился на прежнее место у окна.
        - Даже если бы ты и совершила что-либо предосудительное, я никому не позволил бы заточить тебя в тюрьму.
        - Ты бы не смог ничего сделать, - тусклым голосом сказала Лорен. - Если бы за мной явилась полиция с постановлением об аресте, никто бы просто не стал тебя спрашивать. Мы ведь даже не женаты по-настоящему. Церемония в Новом Орлеане была незаконной. Ты тогда взял в жены не меня, а Андреа Карлин…
        - И наш ребенок появился бы на свет незаконным, таким, какой ты представляла себя, - мрачно продолжил Джейсон. - Ты это хочешь сказать?
        - Сейчас я не имела этого в виду, но ты прав, так бы и получилось… - Она хотела добавить: «если бы наш ребенок был жив», - но не смогла. Боль оказалась еще слишком свежа, чтобы говорить о ней.
        Джейсон устало пожал плечами, также избегая упоминать о недавнем горе.
        - Теперь это вряд ли имеет значение.
        - Верно, теперь уже вряд ли…
        Снова наступило молчание. Горячие и соленые слезы тихо струились по щекам Лорен. Джейсон стоял к ней спиной, и видно было, как напряжено все его тело. Наконец он глубоко вздохнул и обернулся к ней.
        - Боюсь, теперь у меня нет времени заниматься проблемами нашего брака - «Козерог» отплывает через несколько дней, и я нужен в Лондоне. Мы обсудим наше будущее, когда я вернусь.
        Лорен ответила не сразу. После долгой паузы она слабо кивнула, и Джейсон перевел дух.
        - Вообще-то я собирался уехать сегодня же после обеда, раз ты уже поправляешься…
        Лорен снова кивнула и хотела пожелать ему счастливого пути, но слова словно застряли у нее в горле.
        Джейсон молча направился к двери и уже потянул за ручку, когда Лорен хриплым шепотом окликнула его по имени.
        - Да? - бросил он, не оборачиваясь.
        Лорен смотрела на него сквозь пелену слез. Ей необходимо было знать ответ на один вопрос.
        - Почему? Почему ты не сказал мне, что я не Андреа?
        - А почему ты скрывала от меня правду? - Голос Джейсона был чужим, злым и холодным. Склонив голову, словно сломленный отчаянием, он произнес: - Наверное, я дожидался, пока ты сама доверишься мне.
        Лорен не нашлась что ответить. Отвернув лицо, она закусила губу, чтобы удержаться от душивших ее рыданий.
        Мгновение спустя она услышала мягкий щелчок. Дверь за Джейсоном захлопнулась.

        Глава 26

        Прошло несколько дней, и Лорен уже достаточно окрепла, чтобы вставать с постели. Сначала она поднималась всего на несколько минут в день, а затем, по настоянию леди Агаты, стала проводить послеобеденные часы в уютном садике гостиницы. Но даже окруженная розами, незабудками и пылающими люпинами, Лорен не могла стряхнуть с себя навалившиеся на нее безволие и апатию.
        Она не плакала - боль была слишком глубока. Даже подбадривающие уверения леди Агаты оказались неспособны поднять ее дух. Лорен рассказала ей все без утайки, добавив, что Джейсон вряд ли простит ее за потерю их ребенка, но пожилая леди только беспечно махнула рукой.
        - Простит, куда он денется, - убежденно заявила она. - Мужчины воспринимают детей не так, как женщины. Для них дети - просто наследники, и Джейсон непременно утешится, раз ты по-прежнему способна зачать.
        В душе Лорен понимала, что леди Агата права. Ее падение - в значительной степени обычный несчастный случай, но его могло и не быть, если бы она доверяла мужу так, как должна была доверять. Ей некого будет винить, кроме себя, если его любовь к ней не выдержит такого страшного удара… А впрочем…
        Существовала ли она когда-либо, эта любовь? Если верить тому, что произошло в эти последние недели, причины, по которым Джейсон женился на ней, были далеки от того, что называется любовью. Прежде всего ему нужна была «Карлин лайн». Если отец действительно оставил завещание, в котором объявлял ее наследницей, значит, она являлась единственной законной владелицей его кораблей и никто не имел оснований оспаривать ее права на состояние Карлина, особенно после того, как Джейсон нейтрализовал притязания Реджины, верно рассчитав, что эту женщину ждет по меньшей мере тюрьма. Теперь же ее вполне могут и повесить за совершенные ею преступления.
        У Джейсона имелись и другие причины жениться на ней, не менее могущественные, чем желание владеть «Карлин лайн». Прежде всего он дал обещание Барроузу позаботиться о ее будущем, а кроме того, ему необходим наследник.
        Всех этих целей он мог добиться, лишь официально женившись, но тут-то и крылась загвоздка. В бумагах, которые Джейсон показывал ей, значилось имя Андреа Карлин, и Лорен, успевшая к тому времени достаточно узнать мужа, понимала, что он был слишком умен, чтобы допустить столь серьезную промашку.
        Как бы то ни было, она уже окончательно похоронила надежду возвратить себе любовь Джейсона. Он был прав, размышляла Лорен, вспоминая их последний разговор. Та женщина, которой она была совсем недавно, действительно позволила страху управлять своей жизнью. Она боялась по-настоящему полюбить своего избранника, она боялась участи своей несчастной матери.
        Лорен принялась шаг за шагом вспоминать, как складывались их отношения с Джейсоном. Недаром ей казалось, что он может читать ее мысли, что ждет от нее какого-то определенного ответа. Он действительно ждал. Теперь она понимала, как Джейсон был терпелив, надеясь, что она сделает первый шаг.
        Дни выздоровления тянулись мучительно долго. Лорен много думала, перебирая в памяти прошлое, и в конце концов у нее созрело вполне определенное решение. Чтобы получить хотя бы малейший шанс вновь заслужить любовь Джейсона, она прежде всего должна преодолеть свой страх, который коренился в давней ее фобии. Придя к такому заключению, Лорен решила отправиться в Карлин-Хаус, вместо того чтобы возвратиться в Лондон или переселиться в Эффинг-Холл в Кенте, как предполагал Джейсон.
        Все это расстроило леди Агату. Пожилая дама была уже готова поздравить себя с успешным выздоровлением больной, вверенной ее заботам, и с завершением всей этой неприятной истории. Однако, услышав о планах Лорен, она заявила, что ее никакими силами не удастся затащить в Богом забытый Корнуолл, а одна Лорен не может ехать ни в коем случае.
        - И тем не менее я должна туда поехать, тетя. - Тон Лорен выражал непоколебимую решимость. - Моя сестра так и не была похоронена по-человечески; я обязана это исправить.

«И сделать еще кое-что», - добавила она про себя, не желая понапрасну тревожить почтенную матрону.
        В итоге все увещевания, протесты и угрозы со стороны леди Агаты оказались тщетны. Лорен продолжала упорствовать и, как только почувствовала себя достаточно окрепшей, отправилась в дорогу в сопровождении упиравшейся до последнего тетки и Молли.
        Приезд в Карлин-Хаус оказался для Лорен нелегким испытанием. У нее было такое ощущение, словно она прямиком вернулась в свой неотвязный кошмар. Годы не стерли ее ненависти к этому месту, да и само поместье мало изменилось за прошедшие пять лет. Хотя мебель здесь по-прежнему пылилась в чехлах, а окрестности выглядели донельзя запущенными, пожилая пара, присматривавшая за домом все это время, сумела сохранить его в неплохом состоянии. Предупрежденные заранее о прибытии леди Эффинг, добросовестные смотрители приготовили для нее несколько спален, однако Лорен отказалась от них, попросив устроить ее в той самой комнате, которую она занимала прежде, - так она рассчитывала максимально ужесточить условия своего эксперимента.
        Поскольку они прибыли в Карлин-Хаус поздно вечером, Лорен не успела сразу привести разработанный ею план в действие, однако, ложась спать, она дала себе слово, что утром первым делом отправится на кладбище.
        В сложившихся обстоятельствах не было ничего удивительного в том, что ночью ей снова приснился давний кошмар. На этот раз сон был на редкость отчетлив. Женщина, та же, что и прежде, отчаянно кричала, мужчина зло смеялся и держал в руке что-то темное и длинное. Когда он направился к Лорен, она услышала истошный вопль: «Беги! .»
        Мужчина все еще преследовал ее, когда Лорен проснулась от собственного крика, дрожа от страха и отчаянно жалея, что рядом нет Улисса. Девушка поднялась и зажгла свечу - только после этого ей удалось заснуть снова.
        Утром леди Агата предложила пойти на кладбище вместе, но Лорен вежливо отказалась. Она чувствовала, что должна быть там одна, чтобы самой похоронить свое прошлое и воздать последние почести умершим.
        Железные ворота отворились с жутковатым скрипом. Сжимая в руке букет диких цветов, собранный по дороге, Лорен вошла в маленький дворик, с четырех сторон окруженный высокими толстыми стенами.
        К ее удивлению, двор выглядел ухоженным - трава была подстрижена, сорняки прополоты, и, хотя ни деревья, ни кустарник не смягчали его пустоту, атмосфера здесь казалась умиротворяющей.
        Озадаченная, Лорен подошла к могиле сестры и увидела на ней камень. Надгробие, очевидно, было установлено недавно, поскольку земля у его основания была свежевзрыта и не успела еще покрыться мхом.
        Опустившись на колени, Лорен без труда прочла простую надпись, выбитую на камне -
«Андреа Карлин», - и даты рождения и смерти.
        Ее бедная маленькая сестричка наконец нашла успокоение, подумала Лорен и улыбнулась сквозь слезы. Должно быть, это постарался Джейсон, выполняя еще одно обещание, данное Барроузу.
        Прочитав короткую молитву, Лорен рассыпала по могиле Андреа золотарник и ромашки, затем поднялась и не спеша прошлась по маленькому кладбищу, положив свежие цветы на могилы Сибил Фостер, Джонатана и Мэри Карлин. Под конец ее ожидало еще одно открытие. Джордж Барроуз был похоронен рядом со своей сестрой Мэри.
        Помедлив мгновение, Лорен встала на колени у его могилы. Она не испытывала более той иссушающей ненависти к Барроузу, которая терзала ее прежде; но все же ей было тяжело простить его. Разве не из-за него она все эти годы считала себя внебрачным ребенком, преступницей? Но труднее всего для Лорен оказалось простить ему безмерные страдания своей матери. Элизабет Девриз скончалась в муках, лишенная самых минимальных удобств, которые без труда могло бы обеспечить ей богатство Карлина.
        Лорен потребовалось некоторое время, чтобы совладать с собой и, склонив голову, прочесть над этим человеком ту же молитву, что и над всеми остальными. Закончив, она положила на могилу Джорджа Барроуза оставшиеся дикие цветы и ощутила необыкновенное облегчение, словно огромный камень, давивший много лет, свалился с ее души.
        Следующая задача, которую Лорен поставила перед собой, оказалась более трудновыполнимой если не в эмоциональном, то в физическом плане. Глядя со скалы на маленькую бухту внизу, молодая женщина с трепетом наблюдала, как волны разбиваются о камни, осыпая их клочьями белой пены. Она понимала, что давно потеряла навык скалолазания. В душе у нее как наяву звучал ворчливый голос Джейсона, распекавший ее за глупую затею карабкаться по скалам в длинных юбках и домашних туфлях. Даже если бы Джейсон согласился с тем, что ее намерение разумно, он непременно воспротивился бы ее попытке попасть в пещеру таким опасным путем. К тому же он непременно убедил бы ее, что ей не следует лезть туда одной.
        Направляясь обратно к дому, Лорен не смогла подавить горькой усмешки. Забавно, что Джейсон стал ее внутренним голосом и что случилось это именно теперь, когда она, вероятнее всего, потеряла его навсегда.
        Не менее забавно было командовать немногочисленной прислугой Карлин-Хаус. Теперь Лорен была здесь полновластной хозяйкой, титулованной маркизой, а не робкой воспитанницей, пленницей больного человека, ослепленного жаждой мести. Ее новое положение имело немало преимуществ, и для осуществления того, что было ею задумано, она без труда призвала на помощь чумазого рыжеволосого сынишку смотрителей.
        Вместе они собрали необходимые инструменты и спустились по шаткой лестнице в винный погреб. Руководствуясь указаниями Лорен, паренек принялся долбить одну из его стен, и очень скоро в ней образовалось отверстие, достаточное, чтобы в него мог пролезть человек. Однако в самый ответственный момент в погребе показалась тетя Агата. Привлеченная грохотом снизу, она явилась узнать, в чем дело.
        Увидав расставленные повсюду светильники, Агата встревожилась и потребовала объяснить ей, «что здесь происходит». Понять ее было не так уж трудно. Поскольку все свечи горели, в погребе было светло как днем - несмотря на свою решимость спуститься в пещеру, Лорен вовсе не мечтала оказаться там в кромешной тьме.
        Конечно же, леди Агата потребовала прекратить «всю эту ерунду», но Лорен уже не могла отступать. Дрожащими руками она взяла один из светильников и медленно направилась к пролому в стене. Подняв свечу повыше, она сделала глубокий вдох и шагнула внутрь туннеля.
        Первый результат эксперимента откровенно разочаровал ее, так как, против ожидания, с ней ничего не случилось - покатый туннель, грубо высеченный в скале, совсем не напугал ее. Лорен подумала, что, возможно, это произошло из-за обилия света, и решительно задула свечу. И снова ничего не произошло: Лорен не похолодела от ужаса, не почувствовала приближения обморока. Ни одного обыкновенного симптома ее фобии не появилось даже после того, как Лорен попросила сына смотрителей закрыть чем-нибудь брешь в стене. Замкнутое темное пространство туннеля никак не действовало на нее. Та же история повторилась и после вскрытия замурованного выхода в гигантскую пещеру.
        Озадаченно хмурясь, Лорен отправилась назад. Лишь вылезая из подвала, она заметила, что леди Агата как-то странно смотрит на нее.
        - Я не сошла с ума, уверяю вас, тетя. - Улыбнувшись, Лорен объяснила почтенной женщине, что за страх преследует ее всю жизнь. - Джейсон предположил, что, если бы я могла вспомнить, откуда взялась первоначальная причина этого страха, я смогла бы наконец преодолеть его. Но удивительно то, что он, кажется, прошел без всяких усилий с моей стороны. - Лорен вздохнула. - Жаль. Я хотела доказать Джейсону, что могу встретиться с опасностью лицом к лицу и не позволю более страху контролировать мою жизнь. Тогда он, возможно, стал бы думать обо мне лучше… или по крайней мере не презирал бы меня так…
        Леди Агата помахала сухоньким пальчиком перед ее носом.
        - Джейсон не презирает тебя, девочка. Конечно, он расстроен из-за малыша, но гораздо сильнее он переживал, опасаясь потерять тебя. Когда ты болела, он не отходил от тебя ни на минуту, а малейшее изменение твоего дыхания вызывало у него нервные приступы. Муж никогда не будет сходить с ума из-за жены, если не любит ее.
        Вспомнив их последнее горькое расставание, Лорен снова вздохнула.
        - Я ведь даже не уверена, жена ли я ему.
        - Вздор! - энергично воскликнула Агата. - Разумеется, ты его жена. Я представляла тебя на моем рауте как леди Эффинг, не так ли, а Джейсон никогда не сыграл бы со мной такой недоброй шутки. Если у вас не все бумаги в порядке, так это легко уладить другой церемонией. Ну же, подумай, разве не чудесно сыграть свадьбу еще раз - не тайно, ночью, на корабельной палубе, а как полагается, с венчанием в соборе Святого Георгия, что на Ганновер-сквер, в роскошном платье, с цветами, с толпами гостей? Пойдем, моя дорогая, - добавила леди Агата, заметив, что ее страстная речь не слишком развеселила Лорен. - Поверь, нельзя бросить жену как старую одежду. К тому же сначала Джейсону придется разобраться со мной, а я еще не так стара, чтобы ему не следовало меня бояться. Даже если бы он хотел избавиться от тебя, побеседовав со мной, он бы моментально передумал, но он этого не хочет, верь мне.
        - Хотелось бы мне стать такой же уверенной в себе, как вы, - слабо улыбнулась Лорен. - Ах, как бы мне этого хотелось…

        Глава 27

        - Для вас записка, миледи. Доставил юнга с «Козерога».
        Лорен резко подняла голову, испугавшись внезапного появления Морроу. Ее громкий вздох одиноко прозвучал в тишине гостиной. Теперь она просиживала здесь часами, и это продолжалось с тех самых пор, как леди Эффинг узнала, что «Козерог» бросил якорь у родных берегов. С каждой минутой она все сильнее падала духом - в ней все больше крепла уверенность, что Джейсон не простит ее.
        Лорен протянула дрожащую руку к письму. То был сложенный листок веленевой бумаги, запечатанный облаткой. Она узнала почерк, и проблеск надежды, на миг мелькнувший в ее глазах, исчез безвозвратно. «Он не желает меня видеть», - подумала Лорен, цепенея. С отсутствующим видом она отпустила дворецкого.
        Довольно долго Лорен сидела не шевелясь, невидящим взглядом уставясь на приговор, который вынес ей Джейсон. Он даже не дал ей шанса сказать несколько слов в свою защиту, а написать письмо поручил Кайлу.
        В конце концов Лорен сломала печать и медленно начала читать письмо Кайла:

«Леди Эффинг, Джейсон попросил меня написать вам и передать, чтобы вы не беспокоились. Рад сообщить, что наша миссия удалась как нельзя лучше - британский флот под предводительством лорда Эксмаута одержал победу, а ваш муж исполнил свое намерение с большим великодушием, чем то, какое на его месте выказал бы я. Как мне помнится, в тот миг он сказал: „Благодарение Богу, наконец-то с этим покончено“.
        Позвольте мне выразить надежду на то, что он прав. Вероятно, говорить так несколько самонадеянно с моей стороны, но я искренне верю, что прошлые беды похоронены навеки. Джейсон чувствует себя прекрасно, во всяком случае физически. Он не говорил со мной о своих дальнейших планах, но думаю, что этим вечером он останется на борту «Козерога». Я же, со своей стороны, позволю себе предложить вам сделать первый шаг. Я верю, что Джейсон винит себя в том, что случилось…»
        Лорен выпустила из рук письмо, и оно бесшумно упало на ковер. Она приложила ко лбу холодную ладонь. Не стоит обольщаться дружеским советом Кайла - в потере ребенка Джейсон винит не себя, а ее, ведь именно она разрушила саму надежду на то, что они могли бы быть счастливы вместе.
        Опустив голову, юная леди закрыла глаза, вспоминая, как это было восхитительно, когда он любил ее…
        Вошла горничная, чтобы зажечь лампы и помешать угли в камине, и Лорен поняла, что уже наступил поздний вечер. Она поежилась, несмотря на тепло от огня, понимая, что отнюдь не сентябрьская прохлада вызвала мурашки на ее теле, а мысль о том, что она никогда уже не ощутит тепло рук Джейсона, обнимающих ее.
        С усилием заставляя онемевшее тело двигаться, Лорен поднялась со стула и медленно побрела в свою комнату, чтобы собрать вещи. Она не станет дожидаться, пока Джейсон попросит ее уехать.
        После визита в Карлин-Хаус она вернулась в лондонский дом ждать его возвращения со Средиземноморья. Она заплатила уличному мальчишке из доков, чтобы тот сообщил ей, когда «Козерог» покажется на Темзе, но прошло больше шести недель, в течение которых она не имела никаких сведений ни о Джейсоне, ни об экипаже его корабля. И вот в это-то время произошло два потрясших ее события.
        Первым и самым ужасным из случившегося было самоубийство Реджины Карлин, которая повесилась у себя в камере. Лорен однажды навестила свою тетку в тюрьме, но Реджина встретила ее так враждебно, что Лорен больше не осмеливалась показываться ей на глаза. Однако она все же испытывала жалость к озлобленной старухе, несмотря на то что Реджина не раскаялась в гибели невинных людей. Может быть, в конце концов это и есть то, что она заслужила, подумала Лорен, узнав о смерти тетки. Во всяком случае, семье маркиза Эффинга больше не угрожает оглушительный скандал, поскольку это дело уже никогда не станет предметом судебного разбирательства.
        Вторым значительным событием было то, что Лорен исполнился двадцать один год. К ее величайшему изумлению, стряпчие Джейсона нанесли ей визит в день ее рождения, привезя с собой некоторые документы, которые ей было необходимо подписать, после чего она не только освобождалась от какой-либо опеки, установленной завещанием Джонатана Карлина для его дочери Лорен Карлин, но и получала в свое полное владение «Карлин лайн», включая долю, принадлежавшую когда-то Джорджу Барроузу.
        Хотя адвокаты называли передачу имущества простой формальностью, они все же были недовольны, когда Лорен отказалась подписывать какие-либо бумаги в отсутствие мужа. Корабли все равно должны быть переданы ей в обязательном порядке, убеждали они. Существуют ясные указания от лорда Эффинга, и никто никогда не осмелится перечить пожеланиям его светлости.
        Они буквально умоляли ее подумать еще раз, но, хотя мистер Пирс, глава лондонского отделения «Карлин лайн», лично просил ее об этом, Лорен стояла на своем. Она твердо решила не предпринимать ничего, не переговорив сперва с Джейсоном.

«А он даже не дает возможности увидеться с ним», - печально подумала Лорен, перебирая ставшие теперь ненужными платья. Она горестно вздохнула. Как же ей решить, что надеть, когда она даже не знает, куда ей идти? И как она может думать о таких пустяках, когда у нее сердце разрывается на части?
        Глупо плакать, сказала она себе; все равно никакие слезы не вернут ей любовь Джейсона. Кроме того, у нее почти и не осталось слез. Смахнув с ресниц предательские капли, Лорен взяла свою серую шелковую накидку.
        И вдруг ее руки дрогнули.
        Она снова убегает, подумала Лорен, и это открытие потрясло ее. Она опять прячется, не пытаясь повернуться лицом к своим проблемам. К тому же, даже если Джейсон больше не нуждается в ней, он все-таки наверняка сочтет необходимым снабдить ее средствами для безопасного путешествия. Она увидится с ним еще один, последний раз, хотя бы для того, чтобы сказать ему о своем уходе… И может быть, поговорив с ним, сможет убедить его остаться если не мужем, то хотя бы ее любовником. Пусть она никогда не заслужит его прощения, никогда не окажется достойной его любви, но по крайней мере она попробует бороться, а не опустит руки, не будучи окончательно уверенной в том, что все проиграно.
        С Лорен словно спали оковы, сдерживавшие ее, и уже через несколько минут карета с гербом Эффингов неслась по узким мощеным улицам Лондона в направлении лондонских доков, где пришвартовался «Козерог».
        К тому времени когда карета остановилась у ворот, сердце Лорен, казалось, готово было разорваться на части. Она спрыгнула на землю, и ее тут же окутала промозглая мгла. Может быть, время повернуло вспять и она снова все та же испуганная девчонка, которая пытается найти корабль, отплывающий в Америку? Тогда наемники опекуна едва не схватили ее, и если бы не Джейсон…
        - Вы желаете, чтобы я сопровождал вас, миледи?
        Неожиданный вопрос кучера испугал Лорен, но она тут же пришла в себя и, отрицательно покачав головой, приказала дожидаться ее у кареты. Она еще не решила, что будет говорить, но уже знала, что встреча пройдет без свидетелей. Перекинувшись парой слов с полицейским констеблем, охранявшим ворота, Лорен проскользнула мимо него и поспешила вниз по каменной лестнице, спускавшейся к пристани. Увидев нечеткий силуэт «Козерога», возвышающийся вдали туманной громадой, леди Эффинг медленно направилась к нему.
        Она ни за что бы не догадалась, что для Джейсона время тоже повернуло вспять. Он стоял у перил - так же, как это было несколько лет назад. Однако в этот раз ему вовсе не хотелось встречаться с Лорен. Догадка Кайла оказалась верна: Джейсон действительно обвинял себя в том, что они потеряли ребенка.
        Уже сотни раз он прокручивал в уме то, что мог бы сделать и не сделал для предотвращения трагедии, но эти мысли возвращались к нему снова и снова. Оказывается, он просто не способен рассуждать здраво - желая, чтобы Лорен нуждалась в нем, доверяла ему, он решил испытать ее любовь, заставляя преодолеть ту силу, которую она была не в состоянии победить. Он должен был быть честным с ней с самого начала, поддержать ее, помочь ей, вместо того чтобы принуждать снова и снова лицом к лицу встречаться со своими страхами.
        Джейсон отчаянно боялся, что Лорен никогда не простит его. Больше всего его пугало то, что она не захочет оставаться его женой. Начать с того, что она никогда и не хотела становиться ею. Если сейчас Лорен решит расторгнуть брак, он не сможет помешать ей, но и не сможет жить без нее!
        Тихий звук шагов прервал горькие мысли Джейсона. Насторожившись, молодой человек вгляделся в темную верфь, но не заметил ничего, кроме сложенных штабелями просмоленных корзин и бочонков. От реки поднимался густой туман, способный скрыть любого, кто вздумал бы приблизиться. И все же, когда из клубящихся испарений перед ним неожиданно возникла Лорен, Джейсон остолбенел.
        Она по-прежнему волновала его, и, хотя пристань освещалась лишь тусклым светом фонарей «Козерога», сияние ее прекрасного лица освещало для него ночь лучше любого пламени. Лорен была закутана в темно-серую накидку, волосы спрятаны под капюшоном, но Джейсону не составило труда вспомнить, что скрывалось под всем этим нагромождением одежды. Он с легкостью представил себе шелковистые пряди, вкус ее кожи, радость чувствовать ее тело рядом со своим…
        Закрыв глаза, Джейсон застонал. Видения Лорен неделями не давали ему покоя, и мысль о том, что он теряет ее, стала его постоянной пыткой. Казалось, она так нужна ему, что помутившийся разум Джейсона снова и снова вызывал из тумана ее образ. Значит, и теперь он видит не настоящую Лорен, а всего лишь ее отражение в собственном мозгу, всего лишь мечту…
        Когда Лорен остановилась, неуверенно глядя на него, Джейсон сам как во сне двинулся к ней, едва понимая, что делает. Лишь через миг он с изумлением осознал, что сон оказался явью и самая настоящая Лорен стоит у причала возле его корабля. Однако несмотря на непреодолимое желание тотчас же заключить ее в объятия, Джейсон почувствовал, как в душе его поднимается негодование. Она пришла в доки одна, без сопровождения, и, значит, с ней опять могло случиться все что угодно.
        В несколько длинных прыжков Джейсон преодолел трап и как вкопанный остановился перед Лорен, устремив на нее горящий взгляд, едва удерживаясь от того, чтобы не выбранить ее как следует за беспечность. Когда он заговорил, его голос звучал осуждающе, почти грубо и, несмотря на первоначальное намерение, в нем не было слышно даже намека на раскаяние.
        - Ради всего святого, - раздраженно начал он, - что ты здесь делаешь?
        Столь враждебный прием застал Лорен врасплох. Ее решимость тут же улетучилась, от волнения она не могла выговорить ни слова.
        - Ну же, отвечай мне, Лорен! Ты явилась на причал ночью, одна - или ты ищешь смерти?
        - Я… я хотела поговорить с тобой, и я… я не одна. Я приехала сюда в карете.
        Джейсон перевел дух, с облегчением вглядываясь в темноту позади нее.
        - Где ты оставила ее? - уже спокойнее спросил он. Лорен, запинаясь, ответила, и он взял ее за руку. - Пойдем, я отвезу тебя домой.
        Лорен смиренно покорилась. Она шла не поднимая глаз, боясь, что, взглянув на Джейсона, увидит в нем мрачного, чужого, незнакомого ей человека, и весь путь от корабля они проделали в напряженном молчании.
        Когда доки остались позади, Джейсон помог жене сесть в карету и сам занял место напротив нее. Карету освещала небольшая лампа, но он не видел ее лица, так как Лорен сидела с низко опущенной головой; руки ее были крепко сжаты.
        Дождавшись, пока лошади тронутся с места, Джейсон тихо спросил:
        - Итак, ты хотела поговорить со мной?
        - Да, - прерывающимся голосом ответила она. - О нашем… о нашем браке.
        Джейсон почувствовал, как каждый мускул его напрягся, но не произнес ни слова. Лорен прикусила губу.
        - Леди Агата предложила… нам с тобой… обвенчаться еще раз, если первое венчание будет признано незаконным. Но эта… не обязательно.
        Джейсону стало трудно дышать, будто кто-то накинул ему на шею удавку.
        - И теперь ты хочешь получить свободу, я тебя правильно понял? - с досадой услышал Джейсон свой голос, в котором вместо примирения и любви, как это было в его мечтах, звучали лишь раздражение и угроза.
        Лорен колебалась, сжимая и разжимая руки. Оказалось, что это еще труднее, чем она ожидала. Тогда она напомнила себе о том, что поставлено на карту. Вонзив ногти в ладони, она глубоко вздохнула и торопливо заговорила:
        - Нет, я не хочу, чтобы ты дал мне развод. Я хочу сказать, что ты не обязан жениться на мне, если не хочешь. И корабли мне не нужны. Если можно подписать какие-нибудь бумаги, чтобы никто больше не мог поставить под вопрос твое право на них, я подпишу. Прошу тебя только об одном: не прогоняй меня, Джейсон. Если хочешь, я встану на колени…
        - Постой, Лорен, - сдавленно произнес Джейсон. - Не говори ничего.
        Она подняла на него умоляющие глаза, с трудом сдерживая слезы.
        - Пожалуйста, пожалуйста, Джейсон. Прошу тебя, дай мне еще один шанс. Я обещаю, что никогда…
        - О Боже! - Одним сильным, быстрым движением Джейсон привлек Лорен к себе и крепко обнял, как бы желая навсегда удержать ее. - Я думал, это ты хочешь бросить меня, - прошептал он, едва справляясь с волнением.
        - Нет, но… - заговорила она, однако губы Джейсона не дали ей продолжать.
        А ведь правда, разве дело в словах, смутно подумалось Лорен. Ей была нужна более ощутимая поддержка - его объятия, прикосновения к нему, нетерпеливая страстность его поцелуев. Отчаянная торопливость его рук сказала ей все, что она хотела услышать.
        - Господи, как мне не хватало тебя! - Джейсон наконец оторвался от нее и немного ослабил объятия, по-прежнему не выпуская Лорен из кольца своих рук.
        Трепеща от счастья, Лорен склонила голову к нему на плечо.
        - Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня? - прошептала она.
        Джейсон прикоснулся губами к ее волосам.
        - За что, милая?
        - За то, что… я не сберегла нашего ребенка.
        - Но это не твоя вина, дорогая. Во всем виноват я, я один…
        Лорен подняла голову и посмотрела ему в лицо.
        - Виноват? Как ты можешь так говорить?
        - Я должен был с самого начала сказать тебе, что знаю, кто ты такая. Если бы я вовремя поделился с тобой своими планами, ничего бы не случилось. Я даже не стану просить у тебя прощения, потому что не заслуживаю его.
        - Неправда, Джейсон! Это я боялась довериться тебе, и от этого все наши беды. Только теперь я понимаю, как была не права, но мне кажется, я научилась справляться со своим страхом. Я больше не боюсь быть запертой. - Протянув руку, Лорен потушила лампу, и они погрузились в полную темноту. - Видишь, кошмары меня больше не мучают.
        Только когда погас свет, Джейсон вдруг обратил внимание на то, чего не заметил раньше: все окна кареты были плотно закрыты, шторки опущены, но Лорен не выказывала никаких признаков паники - напротив, она казалась очень довольной и снова прильнула к нему.
        Обняв его за шею, она подняла лицо для поцелуя, и Джейсон без возражений подчинился. Его язык скользнул между ее сладких губ, а рука нащупала выпуклость груди под накидкой, но он тут же заставил себя отстраниться.
        Похоже, Лорен снова неправильно истолковала его движение.
        - Я все еще могу родить, Джейсон, - прошептала она, желая убедить его в том, что совершенно здорова.
        От ее голоса по всему телу Джейсона пробежала волна желания. Ему очень хотелось продолжить то, что они только что начали, но ее горячий отклик почти лишил его самообладания. Он уже был так возбужден, что боялся совсем потерять голову и взять ее прямо на сиденье кареты.
        Пытаясь избавиться от последствий, вызванных близостью ее податливого тела, Джейсон высвободился из кольца ее рук и стал зажигать светильник.
        - Я знаю, что у нас еще могут быть дети, - с рассеянным видом, стараясь, чтобы голос его звучал как можно ровнее, ответил он.
        Лорен нахмурилась:
        - Да? Откуда же?
        - Твой врач перед самым отплытием сказал мне, что, по всей видимости, выкидыш не отразился на твоем здоровье. А сегодня утром меня поджидало письмо от тети Агаты. Она написала, что ты была у врача в Лондоне и у тебя все в порядке.
        - Неужели ты просил ее шпионить за мной? - Лорен возмущенно взглянула на Джейсона.
        Он приложил палец к ее губам.
        - Агата всего лишь посчитала своим долгом сообщить мне о твоем здоровье…
        Чувствуя, что даже такое незначительное прикосновение действует на него, он тут же опустил руку. Чего ему действительно хотелось, так это снова заключить Лорен в объятия и целовать до головокружения… но они были не одни, и это мешало ему продолжать. К тому же Джейсон считал, что уже давно пора дать ей некоторые объяснения. Он глубоко вздохнул, чтобы привести мысли в порядок.
        - Я думаю, - неуверенно начал он, - что наши дети должны носить мое имя.
        Лорен немедленно забыла о своей досаде.
        - Так ты правда женишься на мне?
        Услышав нотку недоверия в ее голосе, Джейсон виновато улыбнулся:
        - Мы всегда были женаты, милая. Я не обманывал тебя, когда говорил, что брачная церемония совершена законно. Все происходило именно так, как и следовало, за исключением того, что ты была пьяна и просто не помнишь случившегося той ночью. Должен сказать, любовь моя, что тебе впредь не следует так много пить.
        Лорен насупилась.
        - Но свидетельство, которое ты показал мне… Оно было подписано именем Андреа.
        - Липа, как ни стыдно в этом признаться. Ты вышла за меня как Лорен Карлин и легко убедилась бы в этом, если бы проверила судовой журнал «Сирены».
        Лорен кинула на него обескураженный взгляд:
        - Но зачем?
        - Зачем была нужна подделка? - Джейсон поднес ее руку к губам. - В то время я думал, что этот документ может пригодиться, чтобы разобраться с Реджиной. И еще я думал, что, увидев его, ты, может быть, признаешься наконец в обмане. - Он прижал ладонь жены к своей щеке да так и не отпускал. - Вместо этого я лишь отпугнул тебя.
        Признание Джейсона болью отозвалось в сердце Лорен. Она хотела разубедить его, сказать ему, что всегда любила его, несмотря на боязнь довериться… но тут карета остановилась. Понимая, что их могут услышать слуги, Лорен решила отложить разговор и вышла из кареты. Заметив, что Джейсон неуверенно смотрит на нее, она беспокойно спросила:
        - Ты ведь не уедешь от меня, правда?
        Насмешливая улыбка, с которой он повернулся к ней, напомнила Лорен того Джейсона, которого она знала прежде.
        - Конечно, не уеду, если меня хорошенько попросят об этом.
        - Тебе не нужно особое приглашение, чтобы остаться в собственном доме, - сказала она, улыбнувшись в ответ.
        Прошло еще некоторое время, прежде чем ей представилась возможность поговорить с ним наедине. В прихожей, как обычно, Морроу ожидал господ, чтобы взять их верхнюю одежду, и Джейсону пришлось терпеливо выслушать почтительное приветствие дворецкого. Потом Лорен ждала, едва сдерживая досаду, пока он поговорит с экономкой и лакеем. Наконец слуги ушли, но тут по лестнице, словно архангел с небес, величаво сошла тетя Агата и потребовала полного отчета о том, что приключилось с ее неугомонным племянником за время, пока она его не видела… Именно тогда Лорен подумала, что это, пожалуй, уж слишком. Она дождалась, пока достойная леди подставила морщинистую щеку для поцелуя, а затем прервала нежное общение любящей тети с племянником.
        - Тетя Агата, я уверена, что вы извините Джейсона, если он удалится до утра. Он так устал после долгого путешествия.
        Встретившись глазами с Лорен, Джейсон насмешливо приподнял бровь.
        - О да, я совершенно без сил, - вежливо поддержал он ее. Зажегшийся при этом в его голубых глазах огонек вызвал на щеках Лорен нежный румянец; но, к счастью, леди Агате не потребовались еще какие-либо выдуманные предлоги, чтобы понять их желание остаться наедине. Получив обещание от Джейсона, что утром он непременно расскажет ей обо всех своих приключениях, пожилая дама отправилась в постель.
        Как только тетушка поднялась по лестнице и скрылась, Джейсон крепко обнял Лорен.
        - Ну, леди жена, - проговорил он, щекоча губами мочку ее уха, - надеюсь, я не слишком устал, чтобы заняться с тобой любовью?
        Лорен зарумянилась еще больше, но тут же сделала вид, будто у нее есть дела и поважнее.
        - Кайл написал, что ты собираешься провести ночь в своей каюте, - заметила она, поднимаясь по ступеням.
        - Собирался, однако теперь, когда ты так близко…
        Казалось, Джейсон был совершенно заворожен завитком у ее затылка, ибо его губы никак не могли от него оторваться.
        - Так почему же ты не приехал? Последние девять часов я была убеждена, что ты ненавидишь меня и я больше никогда тебя не увижу.
        - Я как раз и собирался отправиться сюда, но тут ты сама появилась в доках. Мне нужно было набраться смелости, чтобы посмотреть тебе в глаза, чтобы найти в себе решимость умолять о прощении.
        - Но разве ты в чем-нибудь виноват? - настаивала Ло-рен. - Я никогда не упрекала тебя.
        Джейсон закрыл дверь спальни и тут же начал вынимать шпильки из волос Лорен.
        - Может быть, и так, но я безумно боялся, что ты решишь разорвать наш брак. Я сам провел последние девять часов, пытаясь придумать, как мне убедить тебя остаться со мной. - Отбросив в сторону последнюю шпильку, он распустил пышные волосы Лорен, которые упали на ее плечи тяжелой волной, и нежно привлек ее к себе. - Я помню лишь одно, - прошептал он, глядя ей в глаза. - Что я люблю тебя, что я всегда тебя любил.
        Завороженная огнем его глаз, Лорен внимательно вглядывалась в них, вбирая в себя ответный взгляд, полный нежности и любви. Она знала, что эта любовь как в зеркале отражается в ее глазах.
        - Мне кажется, это прекрасный аргумент. - Она обвила руками его шею.
        Когда Джейсон наклонил голову, Лорен запустила руку в его густые каштановые волосы, ожидая страстного поцелуя, но он лишь едва прикоснулся к ней и отстранился, не желая спешить.
        Строго по порядку он снимал с Лорен всю одежду, пока она не предстала перед ним совершенно обнаженной. Тогда, отступив на шаг, он принялся наслаждаться зрелищем, медленно переводя взгляд от одного сокровища к другому, восхищаясь каждой мимолетной черточкой.
        От этого всепроникающего взгляда сердце Лорен учащенно забилось, но больше она не испытывала нетерпения. Теперь у них с Джейсоном было впереди много времени, и она хотела насладиться каждым моментом их близости не меньше его.
        Лорен помогла мужу раздеться, поглаживая пальцами его мускулистую грудь, пока он сбрасывал рубашку, наслаждаясь сознанием того, что этот красавец принадлежит ей, ей одной. Когда вслед за рубашкой последовала вся остальная одежда, у нее захватило дух при виде его мощного торса, плоского, твердого живота и стройных бедер. В этот миг Лорен почувствовала, как ее обволакивает теплая слабость.
        Джейсон приблизился к ней, и от прикосновения к его горячей обнаженной коже она вся затрепетала. Его губы были нежны, поцелуй легок, словно крылья бабочки, но дыхание обжигало ей кожу, и Лорен чувствовала скрытую за нежностью мощь, которую он едва сдерживал. Неторопливо проведя языком по ее губам, Джейсон раздвинул их, проникая внутрь и наполняя Лорен головокружительным удовольствием.
        К тому времени, когда он повел жену к постели, все ее тело дрожало от возбуждения. Но Джейсон по-прежнему не хотел торопиться. Он заставил ее лечь, потом лег рядом и стал исследовать огрубевшей ладонью все складки, в какие только мог проникнуть. Под его умелыми руками ее дыхание участилось и стало громче, так что его было отчетливо слышно в тишине спальни. Когда же он склонился над розовым бугорком ее груди и стал играть с ним языком, Лорен застонала.
        - Джейсон, пожалуйста, - взмолилась она, пытаясь притянуть его ближе.
        - Еще рано, любовь моя, - с улыбкой ответил он.
        Волнение в его голосе сказало Лорен о том, что он и сам близок к тому, чтобы потерять контроль над собой, но все-таки Джейсону удалось сдержать свою страсть, и он продолжал терзать ее ласками. Его рука медленно двинулась по бедру Лорен, и она раскрылась для него.
        От самых интимных ласк Лорен напряглась, чувствуя, как в ней растет непреодолимое желание. Его поцелуи спустились ниже, и горячее дыхание уже касалось ее живота, когда Лорен схватила Джейсона за волосы и снова умоляла взять ее.
        Но в этот момент его нежный язык нашел самое средоточие ее страсти. Удерживая в неподвижности бедра Лорен, Джейсон начал ласкать ее, а когда сладкая пытка стала непереносимой, язык мягко проник внутрь раскрывшихся лепестков и Лорен словно растворилась в наслаждении…
        Но вот Джейсон вытянулся, намереваясь войти в нее. Целуя ее зардевшиеся щеки, он ждал, пока Лорен поднимет на него свои янтарно-зеленые глаза.
        - Впусти меня, милая.
        - Да, - выдохнула она и, затрепетав, ощутила, как Джейсон наполнил ее.
        Он начал двигаться медленно, затем постепенно стал наращивать ритм, и ее взгляд снова затуманился.
        В Лорен возникали все новые и новые волны желания, но и у сдержанности Джейсона были свои границы. Его руки скользнули под нее и яростно подняли ее вверх, пока его тело, мокрое от пота, продолжало ритмично двигаться, сводя ее с ума. Наконец он содрогнулся, выкрикнув ее имя, и излил в нее свою страсть всю до капли.
        Прошло некоторое время, прежде чем Джейсон собрался с силами, чтобы подняться, но Лорен, обвив руками его шею, все не отпускала его.
        В конце концов Джейсону удалось перевернуться на бок.
        - Вот теперь я действительно лишился сил, - засмеявшись, сказал он и закрыл глаза.
        Прижимаясь к его влажному мускулистому телу, Лорен удовлетворенно вздохнула. Она почти задремала, как вдруг ее желудок стал подавать настойчивые сигналы.
        - Джейсон?
        - Хмм? - сонно отозвался он.
        - Кажется, я проголодалась.
        - Дай мне еще минутку, и я попытаюсь утолить твой ненасытный аппетит.
        - Да нет же, я совсем не это имела в виду, - назидательно заметила она. - Я хочу есть - у меня за весь день во рту не было ни крошки.
        Открыв один глаз, Джейсон насмешливо посмотрел на нее.
        - Я же просил тетю Агату лучше заботиться о тебе.
        - Это не ее вина. Она несколько раз пыталась заставить меня проглотить хоть что-нибудь.
        Лорен выбралась из постели и достала из гардероба прозрачный пеньюар. Тут уж и Джейсон сел в кровати, сбросив последние остатки сна.
        - Куда это ты?
        - В кухню, поискать еды. Хочешь, я принесу что-нибудь и тебе?
        - Нет, я пойду с тобой. В последнее время я тоже не слишком хорошо питался. Кроме того, - Джейсон озорно улыбнулся, - я знаю, где кухарка прячет булочки.
        Держась за руки и безуспешно пытаясь подавить смех, они спустились в кухню. Еды, которую нашел Джейсон, хватило бы, чтобы накормить целый полк, и вскоре они с Лорен уже сидели за большим деревянным столом, наслаждаясь холодным фазаном, остатками мясного пирога и бургундским. Посмотрев на дату на бутылке, Джейсон заявил, что вино, должно быть, выдерживалось в погребе с тех самых пор, как пятнадцать лет назад он в последний раз ночью спускался в кухню, чтобы перекусить.
        - Ты так и не рассказал мне, что случилось с Рафаэлем, - напомнила Лорен, как только первый голод был утолен.
        - Ну, - мрачно покивал Джейсон, - достаточно сказать, что он ответил за свои преступления.
        Избегая взгляда Лорен, он взял бутылку и стал пить прямо из горлышка.
        Во время падения Алжира Рафаэль был захвачен в плен и приговорен к повешению, но Джейсон предложил сразиться с ним в обмен на его свободу. Предложение было принято, но, очевидно, его приятелям-пиратам не понравилось то, что их предводитель может избежать общей судьбы. В ту же ночь сотоварищи зарезали Рафаэля в тюремной камере. Это была нелегкая смерть, подумал тогда Джейсон, глядя на окровавленные останки. Как бы там ни было, этот человек, ни во что не ставивший чужую жизнь, получил по заслугам, однако Джейсону не хотелось передавать жене отвратительные подробности кровавого дела.
        - Это все, что ты можешь сказать?
        Джейсон взглянул на Лорен, которая не спускала с него внимательных глаз. В тот же миг мрачное выражение исчезло с его лица, а губы изогнулись в насмешливой улыбке.
        - Пока, красавица. Когда-нибудь я расскажу тебе, что произошло, если только в ближайшие пятьдесят лет ты не впутаешь меня в новые неприятности.
        Лорен поняла, что он просто уходит от ответа, но не стала настаивать и решила переменить тему:
        - Я предлагаю тебе сделку. Ты расскажешь мне все как на духу, когда я подарю тебе первого сына.
        - Пусть это будет первый внук - и по рукам.
        Хитро улыбаясь, Лорен встала и подошла к Джейсону, сидевшему с другой стороны стола.
        - Не слишком ли долго ждать?
        - Не слишком, если мы постараемся, - подмигнул ей Джейсон, сажая Лорен к себе на колени и целуя ее. - Вот только здесь совсем неподходящее место, - прибавил он, подняв голову. - Я не хочу, чтобы слуги застали меня за таким занятием.
        Лорен вздохнула.
        - Насколько проще быть бедной - можно вовсе не задумываться, соответствуешь ты титулу или нет…
        - Конечно, легче быть не на виду, - согласился ее муж. - Но не огорчайся. Я твердо намерен повести тебя в спальню и снова овладеть тобой, после того как мы кое-кого обсудим.
        Она изящно приподняла бровь:
        - Например?
        - Например, Джорджа Барроуза. - Почувствовав, как напряглась Лорен, он крепче сжал ее талию и упрямо продолжал: - Перед смертью Барроуз попросил меня о двух вещах: чтобы его похоронили рядом с сестрой Мэри и чтобы я передал тебе, что он горько сожалеет о том, что сделал с тобой, и надеется, что ты простишь его.
        Лорен внимательно вгляделась в лицо Джейсона, ставшее вдруг необычайно серьезным. Казалось, он просит разрешения говорить дальше, и она важно кивнула, зная, что, прежде чем смотреть в будущее, необходимо разобраться с прошлым.
        - Все началось со свадьбы твоих родителей, - тихо продолжил Джейсон. - Джонатан Карлин навещал друзей в Ланкашире, когда встретил твою мать и женился на ней. Но это было мало кому известно, так как в Лондон он вернулся без нее. Вскоре после этого Карлин… соблазнил сестру Барроуза Мэри.
        Барроуз пришел в бешенство, когда Мэри явилась к нему в слезах, утверждая, что беременна. Он хотел вызвать Джонатана на дуэль, но Мэри сказала, что любит его и хочет стать его женой. Тогда Барроуз сдался. В то время он был главным совладельцем «Карлин лайн» и пригрозил Джонатану, что заберет свою долю, если тот не женится на его сестре. В итоге состоялось бракосочетание. Однако оно было бессмысленно, так как у Джонатана Карлина уже была жена.
        Лорен озадаченно сдвинула брови:
        - Почему же он не признался в этом?
        - Потому, любовь моя, что незаконный брак с Мэри предоставил ему прекрасные возможности. Барроуз не мог забрать свою долю из компании, пока Джонатан угрожал ему скандалом, если откроется правда о Мэри. Двоеженство запрещено законом, и в случае разоблачения Мэри пострадала бы гораздо больше.
        - Так вот почему он уничтожил доказательства первого брака!
        - Не уничтожил, а изъял. Он вырвал страницу с регистрацией брака из церковной книги на тот случай, если Элизабет решит пойти в суд. Лишь теперь запись возвращена на свое место. Джонатан спрятал ее вместе со своим завещанием, в котором назвал тебя своей единственной наследницей…
        Но я отвлекся. Элизабет все больше отчаивалась, потому что Джонатан не ответил ни на одно ее письмо, и после твоего рождения она отправилась в Лондон, чтобы повидать его. Ее даже не пустили в дом, но ей удалось разузнать кое-что об Андреа и Мэри. Тогда Элизабет пошла в контору «Карлин лайн» и закатила Джонатану скандал. Конечно, он солгал ей, сказав, что их свадьба была спектаклем, и Барроуз не опроверг его слова.
        - Но ведь Барроуз знал правду, верно?
        Джейсон кивнул.
        - Самой большой его заботой было защитить Мэри. Она была его единственной сестрой, и он чувствовал ответственность за нее, особенно учитывая то, что он сам настоял на свадьбе. Он был твердо намерен ничего не сообщать Мэри, и, насколько мне известно, она так ничего и не узнала. Как бы то ни было, Барроуз больше никогда не видел Элизабет. Спустя несколько лет она написала Джонатану письмо, прося денег, и он поехал на встречу с ней, а вернувшись, сказал Барроузу, что все уладил.
        Лорен отвела взгляд, уставившись на какую-то точку поверх плеча Джейсона.
        - Все это время… мои родители были законно женаты, - прошептала она.
        Джейсон ласково прикоснулся к ней.
        - Это правда, милая. Прежде чем стать Лорен Стюарт, ты была Лорен Карлин. Ты никогда не была незаконнорожденной.
        - Но почему? Почему он не сказал мне?
        - Ты имеешь в виду Барроуза? Потому что он не хотел, чтобы имя его сестры покрылось позором, хотя бы и после ее смерти.
        - А как же быть с моей матерью? Как насчет ее позора? Семья отказалась от нее, считая потаскухой!
        Джейсон сочувственно посмотрел на жену.
        - Я не оправдываю Барроуза, а просто рассказываю тебе о том, что заставило его хранить молчание. Позже ему пришлось принимать во внимание Андреа. Он почувствовал себя ответственным за нее, когда Джонатан и Мэри погибли, и считал своим долгом сохранить наследство для нее. Когда Андреа умерла, он решил, что состояние Карлина должна унаследовать ты.
        - Не потому, что оно по закону принадлежало мне, а потому, что он не хотел, чтобы оно попало к Реджине!
        Джейсон, помедлив, кивнул.
        - По обеим причинам. К тому времени он уже начал подозревать, что Реджина каким-то образом способствовала гибели Карлинов, и решил, что она не должна воспользоваться плодами своих преступлений. Еще он хотел защитить тебя от Реджины, поэтому задумал устроить наш брак. Он собирался обо всем рассказать тебе сразу же после свадьбы.
        Лицо Лорен исказила боль.
        - Я бы все поняла. Я помогла бы ему расстроить планы Реджины, если бы он рассказал мне правду. Вместо этого он пригрозил запереть меня в подвале, чтобы добиться покорности. И еще он называл меня «нагульной дочерью» Джонатана…
        - Думаю, при этом он не переставал горевать. Ты была живым напоминанием о двуличности Джонатана, и, вероятно, он обвинял тебя в том, что ты вообще существуешь. Кроме того, он не знал, каким верным другом и союзником ты можешь быть.
        Лорен покачала головой:
        - Я говорю не только о себе, Джейсон, но и о том, что он сделал с моей матерью. Он обрек ее на бессмысленные страдания. У нас не было денег даже на то, чтобы купить опиум и хоть на краткое время избавить ее от боли. Не знаю, смогу ли я простить ему это.
        Прижав к себе Лорен, Джейсон потерся щекой о ее волосы.
        - Во всяком случае, он сделал одну вещь, за которую я всегда буду ему благодарен. Он устроил наш брак. Если бы не он, я бы никогда не заполучил «Карлин лайн».
        Лорен понимала, что, дразня, Джейсон хочет отвлечь ее от мрачных мыслей. Она вздохнула, соглашаясь, что было бы глупо снова горевать из-за былых невзгод. Теперь Джейсон с нею, и только это имеет значение. Отстранившись, чтобы посмотреть на него, Лорен любовно задержалась взглядом на благородных чертах его лица.
        - Что же, - ответила она, растягивая губы в улыбку, - пожалуй, это был честный обмен - в результате я получила титул.
        Джейсон взял прядь ее волос и поднес к губам.
        - Надеюсь, теперь-то ты наконец поверила, что я женился на тебе ради тебя самой, а не ради твоего состояния, каким бы оно ни было?
        - Я верю, Джейсон. Надеюсь, и ты понимаешь, как я сожалею о том, что так мало верила в тебя. У меня было достаточно времени, чтобы подумать об этом, пока тебя не было, и я поняла, почему боялась доверять тебе. Я боялась, что со мной случится то же, что и с моей матерью. Но мне все же следовало сказать тебе правду.
        - Да, - проговорил он, - между нами было много тайн. Слава Богу, теперь это время позади. Однако тебе нужно еще принять решение относительно того, что сказать о твоем прошлом. Можно сказать правду, а можно дать всем понять, что твоя мать скончалась, прежде чем Джонатан женился во второй раз.
        - То есть не раскрывать того, что он незаконно женился на Мэри Барроуз?
        - Именно. Ты можешь просто позволить людям думать, что Мэри была второй женой твоего отца и Андреа - его законная дочь, ведь твое наследство больше от этого не зависит. «Карлин лайн» принадлежит тебе по праву, так как завещание Джонатана Карлина действительно и Барроуз оставил тебе свою долю. Скрыв правду, ты пощадишь память Андреа и Мэри, которые ни в чем не виноваты.
        Лорен согласно кивнула:
        - Пожалуй, теперь это действительно не имеет значения. Но что, если кто-то узнает правду о моей матери?
        - Тогда мы не будем отрицать ее. И все же я сомневаюсь, что это случится. Только Реджине было известно все, но она в могиле.
        Вспомнив свою кровожадную тетку, Лорен содрогнулась.
        - Не могу поверить, что эти ужасы позади.
        - Но это так, милая, - прошептал Джейсон, целуя ее. - Для нас начинается новая жизнь, и я думаю, что было бы разумно устроить еще одну брачную церемонию здесь, в Англии. Я не хочу, чтобы в нашем браке было хоть что-то сомнительное.
        Опуская голову к нему на плечо, Лорен вздохнула.
        - И за это мы опять должны благодарить Барроуза, - ворчливо сказала она.
        Джейсон улыбнулся и покачал головой.
        - Может быть, из-за Барроуза мы впервые встретились, но к нашей свадьбе твой бывший опекун не имеет никакого отношения. Она на моей совести - ведь я напоил тебя, помнишь?
        - Будь уверен, я никогда не забуду, как ты провел меня.
        - Тогда ты это заслужила.
        - Ничего подобного! - возмутилась Лорен.
        - Нет, заслужила. Я посчитал, что это минимальная плата за то, что ты подсыпала снотворное в мое вино и взяла у меня сто фунтов.
        - Я думала, что честно заработала эти деньги. - Лорен смущенно засмеялась.
        Джейсон ласково приподнял ее подбородок. Его голубые глаза горели любовью, когда он склонился, чтобы поцеловать ее.
        - Может быть, решим, что мы в расчете, милая?
        - Может быть, - задумчиво сказала Лорен. Она позволила Джейсону еще раз поцеловать себя и взволнованно прибавила: - Я тоже отвечу тебе тогда, когда у нас появится первый внук.
        - Лорен, проснись! - Стюарт изо всех сил тряс жену за плечо. С трудом открыв глаза, Лорен увидела над собой испуганное лицо Джейсона. Все еще слыша угасающее эхо криков, она различила его успокаивающий голос - он просил ее дышать глубже. Похолодевшая и дрожащая, она потянулась к мужу и прильнула к нему.
        В конце концов громкий звук его сердцебиения вместе с неярким светом лампы вернул ей уверенность. Но неуловимый призрак продолжал терзать ее память. Лорен приложила руку ко лбу.
        - Ты снова видела кошмар. - Джейсон заботливо растирал ее холодную как лед кожу. - Но ведь ты говорила, что они больше не мучают тебя?
        Не было ни взрыва, ни слепящего света. Возвращение памяти сопровождал лишь тихий гул в ее ушах.
        - Это произошло на самом деле, - сдавленным голосом сказала Лорен.
        Джейсон осторожно прикоснулся губами к ее волосам.
        - Что произошло на самом деле, любимая?
        - Мой сон. - Лорен села, натянув одеяло до подбородка, словно ища в нем защиту. - Я вспомнила… и это был вовсе не сон. Это мой отец, все дело в нем.
        Джейсон нежно сжал ее руку. Когда Лорен увидела, с какой заботой смотрят на нее его голубые глаза, она поняла, что должна рассказать все по порядку.
        - Мне снился тот же кошмар, что и всегда, но на этот раз у него был конец. Теперь у меня нет сомнений, от чего или, вернее, от кого я бежала. То был мой отец.
        Джейсон снова обнял ее, прижал к груди.
        - Расскажи мне об этом, милая, - ласково попросил он.
        Лорен благодарно опустила голову к нему на плечо.
        - Я спала в своей постели, но вдруг проснулась от громких криков, и потом я шла по какой-то темной комнатушке - должно быть, там было что-то вроде платяного чулана, потому что он привел меня в спальню моей матери. Я открыла дверь… - Лорен поежилась и, помолчав, продолжила прерывающимся голосом: - Мои родители о чем-то яростно спорили. У него в руке был прут с красным концом, и он грозил им. Я увидела, как мама пятится, но он схватил ее… Когда он приложил прут к ее руке, она страшно закричала, снова и снова… а отец только смеялся. Наверное, это была раскаленная кочерга, - хриплым шепотом проговорила Лорен. - Я чувствовала запах горелого мяса.
        Содрогнувшись, она уткнулась лицом в голую грудь Джейсона, а он гладил ее по голове, молчаливо утешая. Прошло некоторое время, прежде чем Лорен смогла продолжить.
        - Должно быть, я издала какой-то звук, потому что отец обернулся и увидел меня. Мама закричала, умоляя, приказывая мне бежать, но он поймал меня, прежде чем я смогла двинуться с места. Он… он обжег мне руку. - Лорен подняла левую руку ладонью вверх, и Джейсон поцеловал ее. - Мама пыталась ударить его, и тогда он отпустил меня. Я бросилась в свою комнату и спряталась там в сундуке с одеждой. Там было так темно и душно, что я едва могла дышать. Больше я ничего не помню.
        - Может быть, - предположил Джейсон, - это случилось, когда Джонатан поехал в Ланкашир, чтобы встретиться с Элизабет? В то время ты была совсем ребенком. Возможно, ты видела, как он пытался принудить твою мать отказаться от каких-либо притязаний на него, и для этого угрожал сделать что-то с тобой… Но теперь все это в прошлом, Лорен. Попытайся забыть. Смотри только в будущее, где я навсегда останусь рядом с тобой.
        Его нежные слова смягчили боль ее сердца, и, когда Лорен подняла к нему лицо, в ее глазах блестели слезы.
        - Люби меня, Джейсон, - шепотом попросила она.
        - Я всегда буду любить тебя, слышишь, всегда. - Проговорив эти слова, Джейсон приблизил к ней свое лицо, и губы их слились в страстном, горячем поцелуе.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к