Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Джордан Николь: " Коснись Меня Огнем " - читать онлайн

Сохранить .
Коснись меня огнем Николь Джордан

        # Совсем недавно Джулиан Морроу, виконт Линден, был одним из самых блестящих офицеров британской армии, героем сражений. Теперь он - сломленный горем человек, все глубже погружающийся в пучину отчаяния. Джулиан тяжело ранен, но гораздо больше, чем боль физическая, гложет его боль душевная - тоска по трагически погибшей молодой жене, чувство вины в ее смерти. Казалось бы, все кончено… Но в жизнь виконта Линдена входит прелестная американка Блейз, неся с собой новую любовь и новую надежду на счастье…

        Николь Джордан
        Коснись меня огнем

…Нет, не совсем
        Он прежнее величье потерял!
        Хоть блеск его небесный омрачен,
        Все ж виден в нем Архангел…

    Джон Мильтон «Потерянный рай»

        Пролог

        Витория, Испания Июль 1813 года
        Из-под полуопущенных век он наблюдал, как в серебристом лунном свете раздевается женщина. Боль в бедре несколько усмиряла его плотский голод. Шесть недель назад осколки разорвавшегося пушечного ядра изрешетили ему правое бедро, и теперь оно тупо ныло, что, однако, не мешало ему в столь поздний час принимать у себя в постели хозяйку дома. Он не станет просить ее уйти, отвергнуть ее было бы невежливо и жестоко после всего, что она сделала для него за прошедшие недели.
        Джулиан, лорд Линден, откинулся на подушки. Кроме плотного слоя бинтов на бедре, на нем. лизеха не было. Прохладная простыня прикрывала его до пояса. Он ждал.
        С едва уловимым шуршанием пеньюар скользнул на пол, обнажая роскошную полную грудь с набухшими от предвкушения ласки сосками.
        - Я нравлюсь вам, сеньор? - спросила Пилар по-испански мягким гортанным голосом. Она медленно приблизилась к нему, в ее темных глазах горел огонь желания.
        Он плохо знал ее язык, но догадался, о чем она спросила, и вежливо ответил:
        - Очень, querida[дорогая(исп.). - Здесь и далее примеч. пер.] . Вы просто восхитительны. Он почти не преувеличивал. Бледный лунный свет, струящийся в комнату сквозь открытую на террасу дверь, освещал ее обнаженное тело, придавая ему таинственный вид. Он достаточно хорошо успел изучить это прекрасное женское тело. Уже не раз Пилар исполняла роль врачующего ангела, танком пробираясь по ночам к нему в спальню, чтобы утешить и успокоить его и насладиться несколькими часами страсти.
        Когда это случилось впервые, он несказанно удивился. Она - знатная испанская дама, на несколько лет старше его, одинокая красавица вдова с горячей кровью. Эта асиенда принадлежит ей, это ее дом. Но, несмотря на то что он участвовал в освобождении ее страны от французских захватчиков, она поначалу не соглашалась оставить у себя раненого британского кавалерийского офицера, не соглашалась, пока не узнала, что он не только герой войны, но к тому же и аристократ. Даже узнав об этом, она потребовала огромную сумму за его постой в доме.
        Однако он не жалел о потраченных деньгах. Только пребывание и лечение здесь, а не в ужасных условиях полевого госпиталя явилось его спасением. А внимание прелестной вдовушки оказалось неожиданным и приятным дополнением.
        Пилар взобралась к нему на постель и встала на колени рядом с его раненым бедром. Она не сводила глаз с нижней части его туловища - в предвкушении близости с женщиной поднялась и отвердела мужская плоть, это было заметно, несмотря на тонкую полотняную простыню, прикрывавшую его.

        - Вы мне тоже нравитесь, - прошептала она и соблазнительно улыбнулась.
        Он взял ее руку и медленно, один за другим, поцеловал кончики пальцев.
        - Боюсь, вам придется опять все взять на себя, - извинился он. До ранения он считал себя весьма опытным в любви, однако сейчас, хотя он и быстро поправлялся, физическое состояние еще не позволяло ему показать ей, насколько хорошо он владеет этим искусством.
        В ответ Пилар нежно прикоснулась к страшному шраму, протянувшемуся через правую щеку до самого виска.
        - Предоставьте все мне, vidamia.[жизнь моя (исп.).] - Ее нежный гортанный шепот был полон обещания. Она убрала с его лица прядь белокурых волос. - Я помогу забыть ваши мрачные сны.
        Он сомневался, что ей это удастся, но ничего не сказал в ответ.
        Теплая, залитая лунным светом комната погрузилась в тишину. Женщина склонилась над ним, покрывая поцелуями его шею, ключицу, плечо. Пальцы скользили по гладкой коже его груди. До войны, до всех своих ранений, он обладал красивым мощным телом, которое поддерживал в хорошей форме ежедневными упражнениями. Теперь же его мускулы из-за превратностей военной кампании превратились почти в стальные.
        Женские руки, плавно соскользнули с его плеч, задержались на твердом плоском животе, потом спустились на бедра и дерзко откинули простыню, прикрывавшую его наготу.
        Она шумно вдохнула и впилась взглядом в твердую плоть, мощно вознесшуюся над телом.
        - Magnifiect[Великолепно (исп).] - прошептала она, с благоговением зажав ее в ладони, а потом принялась медленно и с явным удовольствием поглаживать.
        Дрожь пробежала по его телу, он закрыл глаза. Охватившее его желание заставило забыть обо всем, приглушило боль.
        Женщина продолжала дразнить его, легко сжимая и медленно поглаживая плоть… Потом наклонилась вперед и начала языком и губами ласкать ее, все сильнее возбуждая его. Затем Пилар медленно приподнялась и склонилась над его грудью. Наткнувшись губами на твердый мужской сосок, она нежно зажала его зубами.
        Он положил руки ей на плечи и властно притянул к себе.
        Осторожно, чтобы не задеть раны, она перекинула через здоровое бедро ногу и медленно опустилась, так чтобы его плоть вошла в нее. В тот миг, когда он проник в ее влажное упругое тело, громкий стон удовольствия вырвался из ее груди и эхом прокатился в разгоряченной тишине комнаты.
        - Не торопись… - прошептал он и взял в руки ее полные белые груди с темными набухшими сосками. Задержав ее на мгновение, он согнул в колене здоровую ногу и подставил ей под спину, чтобы она не упала на раненое бедро. - Давай, - велел он и вновь вошел в нее.
        Ее горящие страстью глаза были прикованы к его глазам. Она повиновалась и, упершись руками ему в плечи, начала медленно двигаться вверх-вниз, сильно напрягая мышцы, охватывающие его плоть, чтобы удержать ее в себе.

        Он испытывал удовольствие, смешанное с болью. Зажав руками гладкие округлости ягодиц, придвинул ее поближе и выгнулся, проникая в нее все глубже и глубже. Он начал ритмично входить в нее. Впившись ногтями ему в плечи и не переставая стонать, она постаралась как можно плотнее прижаться к его бедрам.
        Несколько мгновений спустя из этой жаркой, как пламень, женщины вырвался громкий крик, и волны экстаза сотрясли ее тело. Джулиан закрыл глаза и отдался на волю пронзивших его ощущений.
        Когда он, наконец пришел в себя, то она, совершенно обмякшая, еще лежала у него на груди. Легкая испарина покрывала его тело, в правом бедре молотком стучала боль. Он осторожно перевернулся на здоровый бок, и она скатилась на матрац.
        В тусклом лунном свете ее полуприкрытые глаза лучились томным удовлетворением, на бледной коже еще играли отсветы страсти. Он с благодарностью прижался губами к ее влажному виску.
        - Прости меня, querida, за то, что я не в состоянии доставить тебе удовольствие, которого ты заслуживаешь.
        Она медленно подняла отяжелевшие веки и томно улыбнулась.
        - Не думаю, что смогла бы испытать большее удовольствие, - отозвалась она на английском с сильным акцентом. Ее взгляд скользнул вниз по его телу. - Рана не способна испортить твоего великолепия. Просто счастье, что тебя не задело чуть выше и левее.
        Он рассмеялся, и мышцы раненого бедра болезненно сжались. Он стиснул зубы и замер, дожидаясь, пока боль отпустит. Потом опять поцеловал кончики пальцев Пилар и закрыл глаза, мечтая только об одном - заснуть, не ощущая дурманящего действия опия.
        Он заставил себя не думать о ранении. Дом. Родовое имение в Англии. Сочные пастбища, урожайные поля, полные живности густые леса. Потребность увидеть прохладную изумрудную зелень родины наполнила его физической болью… болью, которая разгоралась пламенем по мере того, как он погружался в сон…

…Правое бедро обожгла боль, огнем прокатилась по телу, резко отозвалась в правом виске и в правой половине лица. Почти ослепленный кровью, стекающей со лба, он попытался подняться с каменистой земли и едва не закричал от адской боли. Господи, где он? Кто он?
        Он медленно вспоминал, отчего вокруг такой грохот. Разрывы пушечных ядер, треск мушкетных выстрелов, стоны умирающих, ржание испуганных лошадей. Едкий черный дым застилал глаза, но даже сквозь пелену Джулиан видел смерть и разрушения. Склон, почерневший от копоти и крови, был усеян телами, алыми и синими клочьями разорванных мундиров.
        Да, этот ад - Испания. Витория, он вспомнил. Поле битвы… Одно из многих, которые он повидал за четыре года с тех пор, как добровольно обрек себя на эту войну. Он - Джулиан Морроу, шестой виконт Линден, подполковник, заместитель командующего Пятнадцатым гусарским полком. Его жена - Каролина… Нет… Каролина умерла. Он убил ее. Этот ад - его наказание за то, что он стал виновником ее смерти.
        Джулиан возглавлял кавалерийский отряд, выступивший против дивизионной батареи французов. Он помнил, что они добились успеха, но, очевидно, подошли слишком близко, и пушечное ядро разорвалось рядом с ним.
        Он лежал там, где упал, на каменистом склоне, окруженный жалобно стонущими ранеными солдатами и лошадьми. Вокруг все еще бушевало сражение. Над головами свистели ядра, выпущенные из мортир, гром артиллерийского огня эхом перекатывался по холмам. Удушающий запах порохового дыма обжигал ноздри и гортань, а во рту был медный привкус крови… и едкий вкус страха. Страх. Он боится смерти.
        Нет, не боится. Просто не хочет умирать. Несмотря ни на что, хочется жить. Удивительно, если учесть, как ревностно он ухаживал за Смертью прошедшие четыре года. Он действительно хочет жить. Смешно, но он понял это только сейчас, когда Смерть посмотрела ему в глаза. Правое бедро разворочено, сплошное кровавое месиво.
        Он понимал, что надо попытаться остановить кровь, но сил не было. С этой мыслью он погрузился в забытье… В темноте до него доносились голоса, обрывки разговора. Говорили о его ноге. Он попробовал открыть глаза, но не смог выбраться из лабиринта боли и жара, затуманивших голову. Сильная боль притупила все чувства, веки налились тяжестью… обрывочные образы проплывали в темных коридорах сознания… преследовал призрак Каролины… ее безжизненно лежащее тело среди каменных руин. Он перестал сопротивляться и вновь оказался в темном мире забвения, где боль не была такой острой…
        - Пожалуйста, сеньор, не двигайтесь, а то опять будет больно. - Внезапно он проснулся от женского голоса. Сначала Джулиан не узнал темной комнаты, но плотный ночной воздух потеплел от пряного запаха любви, а лежащая на лбу прохладная ладонь стала хорошо знакомой за недели выздоровления. Вдова-испанка, его хозяйка. - Вам опять приснился тот сон, да? - Он прикрыл глаза, стараясь пропустить вопрос мимо ушей, отгоняя мучительные воспоминания. - О чем эти сны, vidamia, почему они так мучают вас? Кто такая Каролина? Вы часто зовете ее во сне.
        Он не ответил, но унять мысли не сумел. Юная, красивая, неверная Каролина… Белокурая и синеглазая, как он сам. Как и он - знатного рода, выросшая в холе и неге, привыкшая к исполнению малейшей прихоти. Они были идеальной парой, пока их последняя размолвка не закончилась ее смертью…
        Женщина рядом с ним с нежностью провела языком по его обнаженному плечу и обняла за талию. Нахмурясь, будто от ревности, она взглянула ему в лицо, ее темные глаза горели хорошо знакомым огнем.
        - Я разгоню ваши кошмары, - пообещала она, прижимаясь к нему роскошным обнаженным телом и, несомненно, предлагая воспользоваться им.
        Он не собирался овладеть ею снова этой ночью, но устоять перед вдовушкой не смог. Конечно, не с такой силой, не нависая над ней, потому что в этом положении сильно болело бедро. В отличие от Каролины у нее были черные волосы. Она помогала ему забыться хотя бы ненадолго.
        Пилар вздрогнула и негромко вскрикнула, когда он перекатился на нее и вонзил свою напрягшуюся плоть меж ее широко раздвинутых ног, но глаза ее тут же расширились от удовольствия, и она начала двигаться в такт с Джулианом.
        Он погрузил пальцы в ее черные волосы и стал глубоко входить в нее, то с силой прижимаясь, то отстраняясь, словно пытаясь изгнать дьявола из своей души.
        Она ответно прижалась к нему, прерывисто стеная, и быстро достигла пика наслаждения, потрясенная до основания.
        Он последовал за ней, испытав не меньшее потрясение. Джулиан тяжело дышал, его тело блестело от испарины. Содрогнувшись в последний раз, он припал к ней. Раненая нога горела огнем.
        Такой натиск совсем не обидел ее. Пилар легко погладила ему спину, успокаивая и утешая, нашептывая слова любви своим мягким испанским выговором, пока он не скатился с нее и не простонал:
        - Простите меня, querida.
        - Мне не за что вас прощать. - Но вместо того чтобы уснуть у него под боком, она поцеловала его влажное от испарины плечо и выскользнула из постели, чтобы одеться. - Мне надо идти. Негоже слугам видеть меня в вашей постели.
        Джулиан не стал задерживать ее.
        Оставшись в одиночестве, он лег на спину и уставился в потолок, вспоминая события четырехлетней давности, приведшие его сюда. Убийство. Именно это слово произносили у него за спиной.
        Ему не предъявили официального обвинения, разумеется, так как доказательств не нашли. Он был слишком богат, знатен и занимал слишком высокое положение в обществе, чтобы арестовать его по обвинению в убийстве на основании косвенных улик. Объявили, что смерть леди Линден стала результатом несчастного случая во время верховой прогулки, но слухи, поддерживаемые глубокой печалью ее любовника, не затихали.
        Слухи, однако, имели под собой основание. Джулиан не смог опровергнуть их с чистым сердцем. Он был виновен. Он действительно убил жену.
        В конце концов чувство вины измучило его. Чтобы наказать себя, он отправился на войну, купив чин в кавалерии и присоединившись к кампании в Португалии и Испании против вторгшихся туда войск Наполеона.
        Безразличие к собственной судьбе и было причиной его решения пойти на войну, но по иронии судьбы это безразличие часто принимали за храбрость, а его безрассудные поступки объявлялись подвигами. Он был безжалостен к себе, но понял одно: в какую бы гущу боя он ни бросался, как бы быстро ни скакал, убежать от себя было невозможно. Он так и не сумел заполнить щемящую пустоту в душе. В жизни у него ничего не осталось. Ни радости, ни страсти, ни огня. Только сны о покойной жене. Только чувство вины…
        Проснувшись, он зажмурился от яркого солнечного света, льющегося в комнату. Почувствовав знакомое прикосновение, он тихо застонал и прикрыл глаза от яркого света.
        Уилл Террел, его денщик и камердинер, склонился над ним и, осторожно разбинтовав бедро, заворчал:
        - Никогда не считал вас глупцом, милорд, но, похоже, ошибался. Рана опять открылась.
        Джулиан закусил губу, чтобы не обидеть его резкостью. Он и правда вел себя прошлой ночью как идиот. У камердинера есть все основания упрекать его в неосторожности. Уильям спас ему ногу, отстояв ее у варварской полевой хирургии, да и потом выхаживал его в самое трудное время, когда Джулиан страдал от длительных приступов боли и впадал в забытье, кормил, делал перевязки, заставлял пить горькие травяные настои. Однажды ужасная рана так загноилась, что Уиллу пришлось вскрывать ее и делать дренаж. Но, в конце концов Уилл справился с ней теми же домашними средствами, которыми лечил лошадей хозяина. Выздоравливающий Джулиан, прошедший через пытку невыносимой, раздирающей боли, мало чем напоминал прежнего Джулиана.
        И вот теперь, когда только начал восстанавливать форму, он вновь отброшен назад, и все ради нескольких мгновений наслаждения.
        Не переставая ворчать, Уилл сделал перевязку, потом принес воды, лезвие и мыло, чтобы побрить хозяина. Посмотревшись после бритья в небольшое зеркало, Джулиан едва узнал себя. За летние месяцы, что он провел в баталиях, кожа покрылась темным загаром. Однако под загаром скрывалась нездоровая бледность. Но что еще хуже, его некогда красивое лицо обезображивал ужасный шрам, который рассек щеку до самого виска. В дополнение ко всему вполне вероятно, что он останется хромым. Хорошо еще, что нога цела. Он выжил только благодаря заботам Уилла, надо довольствоваться тем, что есть.
        Но камердинер вовсе не был доволен. Собрав бритвенные принадлежности и в сотый раз пробормотав: «Как я буду счастлив, когда увижу эту проклятую папскую страну в последний раз», - вышел из спальни.
        Джулиан устало откинулся на подушки, задумавшись о будущем. Он часто предавался этому за прошедшие недели. Его переправят в Англию, если он не пожелает остаться в Испании. Но хочет ли он домой?
        Он знал, что думает по этому поводу Уилл. Верный слуга не только мечтал вернуться домой, но часто открыто и честно заявлял, что его светлость уже достаточно долго предается искуплению вины.
        Джулиан подумал, что слуга, возможно, прав. Может, и правда пора положить конец самоизгнанию и вернуться в Англию. Пожалуй, он достаточно настрадался - потерял жену, друзей, имя, привычную жизнь… За четыре года он так и не нашел искупления, которое искал. Он безмерно устал от войны, смерти, боли.
        Стиснув зубы, Джулиан медленно сел и свесил ноги, дотянулся до костылей, которые стояли рядом с кроватью, и настроился на очередную пытку - надо разрабатывать мышцы, учить их двигаться.
        Точно так же надо приводить в порядок и голову. Он наконец принял решение. Пора возвращаться домой, взглянуть в лицо прошлому.

        Глава 1

        Хартфордшир, Англия Сентябрь 1813 года
        В обычных обстоятельствах Блейз Сент-Джеймс никогда бы и в голову не пришло убежать с цыганским табором. Но в том-то и дело, что обстоятельства не обычные. Она была в отчаянии. Отчим отправил ее в Англию, наказав без мужа не возвращаться.
        Не то чтобы она очень противилась замужеству. Она бы с удовольствием вернулась в Филадельфию и занялась поисками супруга, будь у нее выбор. Но сейчас Америка в состоянии войны с Англией, поэтому пересекать океан - дело опасное. А английская родня объединилась против нее, исполнившись решимости подчинить ее своей воле.
        С не меньшей ответной решимостью Блейз собиралась разрушить их планы. Ей совершенно не хотелось выходить замуж ни за чопорного, спесивого англичанина-аристократа, похожего на ее отчима или на ее английских кузенов, ни за грузного землевладельца, которого выбрала для нее тетушка. Сквайр Дигби Фезерстоунхоф мало чем напоминал принца, о котором обычно мечтают юные девы, а Блейз в особенности. Одна лишь мысль о том, чтобы связать с ним жизнь, заставляла ее содрогнуться.
        - Все англичане холодны, как рыбы, - бормотала Блейз, натягивая купленное у горничной платье грязно-коричневого цвета, - и никто не убедит меня в обратном.
        - Прошу прощения, мисс? - Горничная из «Белл и Тисл» в растерянности широко раскрытыми глазами наблюдала за непонятными действиями знатной молодой дамы с иссиня-черными локонами, которая исчезла под складками ее лучшего платья.
        - Ничего, не обращай внимания. - Темная голова Блейз появилась из-под простого, грубо скроенного платья. - Только можешь мне поверить. Я жила во многих странах. Нигде нет столь холодных и бесчувственных мужчин, как в Англии. У форели и то больше страсти. - Она застегнула высокий лиф и расправила длинные рукава. - Ну вот, как я выгляжу?
        - Хорошо… мисс… сидит хорошо, - сказала горничная и часто заморгала. - Но боюсь, вас все равно не примут за служанку.
        - Это еще почему?
        - Ну… у вас все равно такой вид… волосы, лицо, вы не похожи на прислугу.
        - У тебя, случаем, нет зеркала? - Блейз окинула взором маленькую комнатушку на чердаке и поняла нелепость своего вопроса. Кроме убогой постели и крошечного комода, в комнате совершенно ничего не было, что наглядно подчеркивало огромную разницу между положением хозяев и положением прислуги. - Что ж, придется исходить из того, что есть. Можно вымазать сажей лицо и прикрыть волосы… У тебя есть какой-нибудь платок? Я заплачу дополнительно.
        - О мисс… вы и так уже щедро заплатили мне. Меня сочтут воровкой, если я вдруг разбогатею. Но платок у меня есть.
        Когда девушка отвернулась, чтобы порыться в комоде, Блейз опустилась на колени у небольшого окошка, прикрытого навесом, и посмотрела на двор. Ее экипаж все еще стоял внизу, среди дворовой сутолоки.
        Блейз нахмурилась. Леди Агнес, ее тетушка, ни за что не уедет, пока не разыщет свою непутевую племянницу.
        Громкий звук рожка королевского почтового дилижанса, оповещающий об отъезде, навел ее на интересную мысль.
        Быстрым движением она повыдергивала шпильки из своей причудливой прически, освобождая длинные локоны, которые густым облаком упали до самой талии. Потом взяла протянутый платок, накинула его на переливающуюся синевой копну и завязала концы сзади под волосами. Закончив, Блейз встала, вынула из ридикюля две горсти шиллингов и протянула деньги, составляющие, несомненно, не менее полугодового жалованья, горничной, которая уставилась на них широко раскрытыми глазами. Потом Блейз закрепила под юбкой кошелек и расправила складки.
        - Готова, - объявила она, набрасывая поношенную шерстяную накидку поверх платья. - Леди, которая сопровождает меня, в любую минуту может начать поиски. Ты должна сказать ей, что я уехала почтовым дилижансом. Она обязательно помчится следом в своей коляске, а я в это время спокойно улизну, и никто ничего не узнает.
        Горничная недоверчиво посмотрела на нее, но все же согласно кивнула. Блейз ослепительно улыбнулась.
        - Никогда не смогу отблагодарить тебя за то, что ты дала мне свою одежду и помогла. Теперь иди, пожалуйста, и не забудь: ты видела своими глазами, как я уехала почтовым дилижансом.
        Девушка почтительно присела и поспешила из комнаты. Блейз сосчитала до ста, затем подошла к двери и прижалась к ней ухом. У тети Агнес пронзительный голос и соответствующий нрав. Блейз не сомневалась, что услышит переполох, который поднимет тетушка, обнаружив исчезновение племянницы.
        Ждать пришлось недолго. Раздался резкий крик и глухой стук, как если бы разъяренная особа женского пола в гневе топнула ногой об пол. Блейз услышала последовавшую тираду, правда, не очень ясно, поскольку она доносилась с нижнего этажа.
        - Почтовый дилижанс? Несносная девчонка! Клянусь, она сведет меня в могилу! Я предупреждала сэра Эдмунда, что не справлюсь с ней, но разве он послушался? Нет, он все же навязал мне это бесстыдное создание на весь сезон!
        Блейз поняла, что тихое бормотание, которое последовало за этой гневной вспышкой, принадлежало ее горничной Саре Гарвей. Всю дорогу из Вены Сара сопровождала ее, чтобы быть при ней во время лондонского короткого сезона - зимних месяцев, когда сливки общества собираются в столицу себя показать и на других посмотреть, а юные леди из лучших семейств выставляются на торги в поисках удачной партии.
        От одной этой мысли Блейз сморщила носик. Как унизительно, когда тебя выставляют напоказ, словно молодую кобылу на ярмарке, а потом покупают для сомнительной чести разведения наследников спесивых англичан… главным образом Дигби Фезерстоунхофа. Ну нет, она так просто не сдастся! Что касается ее, она выйдет замуж только по любви, так, как сделали ее родители. А если повезет, она полюбит американца, похожего на отца.
        Проезжая утром вереницу кочующих цыганских повозок, растянувшуюся вдоль дороги, Блейз смекнула, что ей очень повезло - этот табор был ей знаком. Она знала музыкантов Миклоша не хуже, чем своих английских кузенов и кузин, только цыгане были ей много дороже и ближе. У Миклоша в таборе она провела самые счастливые дни своего детства в компании с обожаемым ею отцом. А после смерти отца… она бы умерла от горя, если бы не Миклош.
        У него в таборе она будет в полной безопасности. Вопреки общепринятому мнению цыгане не были беспутными выродками, какими их обычно выставляли в преданиях и сказках. Что касается цыганок, в нравственной твердости и добродетели они не уступали самым чопорным матронам из высших слоев общества. Блейз не сомневалась, что Миклош будет оберегать ее так же ревностно, как и своих дочерей. Она уверена, стоит ей попросить - и он предоставит ей убежище. И если она твердо намерена бежать от бдительного ока тетушки, пока по ее милости не оказалась запертой в клетке на долгие месяцы до начала сезона, лучшей возможности не придумать.
        Именно на это время леди Агнес наметила устроить вечер с тем, чтобы Блейз получше узнала своего будущего жениха. Сквайр Фезерстоунхоф - богатый фермер, сосед ее тетушки. Блейз встречалась с ним несколько раз по разным случаям в прошлые годы. Он, конечно, не такой высокомерный, как ее отчим-англичанин, но зато более чем в два раза старше нее - грузный, напыщенный и откровенно нудный. Пусть ее мечты далеки от жизни, но ей бы хотелось, чтобы ее будущий избранник проявлял больше чувства, больше страсти, ведь им предстоит провести вместе всю жизнь. Ей нет и девятнадцати, она не готова отказаться от своей мечты и вступить в брак по расчету, согласившись с намерением тетушки.
        Леди Агнес с самого начала противилась ответственности, которую возложили на нее, но исполнилась решимости выполнить долг по отношению к дочери своей сестры. Долг этот заключался в устройстве будущего девушки. Она поклялась сделать из Блейз примерную английскую даму, даже если это будет стоить жизни им обеим, что вовсе не исключалось, судя по двум последним дням.
        Путешествие из Дувра в Лондон через Уэр в компании сварливой тетушки стало просто невыносимым. Тетушка то бранила ее за неподобающее поведение, то превозносила достоинства сквайра. Ее тирады звенели в ушах Блейз. Девушка поняла, что не выдержит больше и одного часа этих бесконечных нравоучений, не говоря уже о целом сезоне.
        Когда коляска остановилась на постоялом дворе в Уэре для замены лошадей, Блейз плотно пообедала - бежать лучше на полный желудок, здраво рассудила она, а затем заявила, что ей надо посетить дамскую комнату. В мгновение ока разыскала она горничную и предложила ей за старое платье и накидку такую сумму, против которой та не устояла.
        Сейчас Блейз с чувством победительницы прислушивалась к постепенно стихающему сердитому голосу тетушки. Она дождалась, когда этот голос вновь раздастся уже во дворе. Леди Агнес нетерпеливо подгоняла кучера, чтобы успеть нагнать почтовый дилижанс.
        Блейз тихонько выскользнула из комнаты под самой крышей. Ее мягкие полуботиночки ступали почти бесшумно, когда она спускалась на первый этаж по узкой лестнице для прислуги. По обеим сторонам коридора располагалось около дюжины дверей, которые вели в номера для постояльцев, а две последние комнаты были гостиными.
        Блейз не стала заходить в гостиную, где они с тетушкой недавно отобедали, а заглянула в гостиную напротив и нашла ее свободной, хотя в камине весело горел огонь. Она тихонько затворила за собой дверь, пересекла комнату и нагнулась к камину, чтобы набрать немного теплой золы. Она поморщилась, вспомнив, что придется вымазать ею свое прелестное личико.
        - Это ради доброго дела, - вслух напомнила себе Блейз, размазывая золу по лбу и щекам. То, что она собирается сделать, фазу закроет перед ней двери в приличное общество, но она уверена - игра стоит свеч. Она не ставила целью навсегда опорочить свое доброе имя, но если ее репутация будет, сомнительна, ни один порядочный джентльмен, включая и сквайра Фезерстоунхофа, не возьмет ее в жены. Таким образом, ей удастся избежать нежелательного замужества. Но ведь, в конце концов наступит день, когда ей захочется выйти замуж поэтому перечеркивать свое будущее сейчас глупо.
        Она надеялась, что тетя Агнес не решится на публичный скандал, объявляя об исчезновении племянницы. Но Блейз и не собиралась ставить тетушку в неловкое положение. Она только хотела показать, что ее отказ выходить замуж за сквайра Фезерстоунхофа не сиюминутный каприз, что она сама хочет выбрать будущего супруга. Если она сбежит с друзьями-цыганами, то сумеет добиться своего. Сейчас ей надо догнать табор Миклоша. Ра-
        зыскать их будет нетрудно. Утром, когда она увидела их, они направлялись на юг. Как и большинство цыган, они из года в год колесили по одним и тем же дорогам в поисках работы и возможности торговли. На неделю-другую она укроется в таборе Миклоша, а потом, когда шум стихнет, появится у тетушки на крыльце и…
        От неожиданного скрипа за спиной Блейз вздрогнула и резко обернулась.
        На небольшой кушетке, подложив под голову подушечку, отдыхал необычайно элегантно одетый джентльмен, которого она не заметила, когда вошла, потому что его скрывала высокая спинка. Он с любопытством следил за ней синими, как сапфиры, глазами из-за газеты, которую держал в руках.
        Блейз в изумлении уставилась на него. Он был похож на Адониса. Его густые, слегка вьющиеся волосы отливали золотом. Но больше всего не его присутствие, не его аристократическая холеная внешность, а длинный, уродливый шрам, располосовавший его правую щеку до самого виска, поразил ее. Она сочувственно подумала, что он наверняка был очень красив раньше.
        Мужчина заметил ее взгляд, мелькнувшие в нем испуг и жалость, и уголки его губ на мгновение скривились.
        - Память о военной кампании в Португалии и Испании, и только, - произнес он. - Я не чудовище и не причиню вам зла. Что это за «доброе дело»? - Его низкий звучный голос был бы очень приятен для слуха, если бы не явно различимый сарказм. Блейз замерла, хлопая ресницами и не понимая, о чем он спрашивает. - Мгновение назад вы сказали: «Это ради доброго дела». Что вы имели в виду?
        С запоздалым сожалением она вспомнила роль, которую взялась играть, и торопливо присела.
        - Ммм… ничего, сэр. Простите меня, я не знала, что здесь кто-то есть. Я сейчас же уйду. - Блейз опустила глаза, осторожно прошла мимо кушетки и направилась к двери.
        - Задержитесь, прошу вас. - Девушка мгновенно подчинилась его властному спокойному голосу. Чувствуя себя провинившимся ребенком, что весьма часто случалось с Блейз, она медленно обернулась и посмотрела через плечо. - Будьте добры, объясните, почему вы сочли необходимым испачкать щеки золой?
        Нет, объяснять она не собиралась, но и он был не из тех мужчин, которые легко сдаются, особенно в общении с прислугой. Сама того не желая, Блейз опять уставилась на него. Даже в столь обыденной обстановке он вызывал необычайный интерес. Стройный и широкоплечий, он обладал утонченностью, которая свидетельствовала о богатстве и знатности. На нем были лосины из оленьей кожи, сияющие ботфорты прикрывали ноги до колен, рубашка с высоким накрахмаленным белоснежным воротничком, галстук и великолепно скроенный сюртук голубого цвета, несомненно, все из Лондона. Манера держаться выдавала в нем истинного аристократа.
        Только сейчас она, наконец заметила стоящую рядом трость. Левая нога его была опущена на пол, а правая - осторожно вытянута на кушетке.

«Еще одно ранение?» - подумала Блейз.
        Она вопросительно посмотрела на него и отметила бледность, которую не заметила сразу, и вызванные болью морщинки, разбегающиеся из уголков синих глаз. Она поняла, что его поза вызвана вовсе не леностью. И вдруг девушка почувствовала огромное желание подойти к нему и утешить.
        Блейз мысленно одернула себя. Она заметила, что он не сводит с нее волнующе серьезных глаз, и вдруг вспомнила, что он задал ей вопрос. Она задумалась над ответом, который прозвучал бы хоть немного убедительно, когда из гостиной напротив раздался до противного знакомый пронзительный женский голос.
        Девушка невольно шагнула от двери в глубину, комнаты. Тетушка вернулась и теперь, несомненно, ищет ее. Блейз оглядела комнату и с ужасом поняла, что спрятаться в ней совершенно негде, разве что залезть под кушетку и молить златокудрого незнакомца не выдавать ее. Похоже, это наилучший выход. Остается только уповать на его великодушие и надеяться.
        - Видите ли, - начала Блейз, - я очень нуждаюсь в помощи. Этот дракон в юбке там, за дверью, ищет меня.
        - В самом деле? - Мужчина удивленно приподнял бровь.
        В тот же миг в коридоре громко хлопнула дверь и послышался визгливый голос тетушки:
        - Говорю вам, она может быть все еще здесь! Эта несносная девчонка вполне могла попробовать провести меня.
        - Но, мадам, уверяю вас, - умоляюще прозвучал голос хозяина постоялого двора, - ее здесь нет! Прошу вас, у меня постояльцы…
        - Мне нужно спрятаться! - горячо прошептала Блейз, подойдя к кушетке, чтобы опуститься на колени перед златокудрым джентльменом. - На объяснения уже нет времени!
        Он посмотрел на нее оценивающим взглядом и, очевидно, принял решение. Бросив на пол газету, он сел и властно протянул руку.
        - Подойдите сюда.
        - Ч-ч-что?
        - Вы меня слышали? Не перечьте.
        Блейз не догадывалась о его намерениях, но решила, что сейчас он, безусловно, представляет меньшее зло, чем тетушка Агнес. Если ее разыщут, Блейз придется провести с назойливой родственницей остаток сезона. И все это время тетушка будет принуждать ее к браку с нежеланным сквайром Дигби Фезерстоунхофом.
        Она сжала протянутую ей руку и позволила незнакомцу усадить себя рядом. У нее вырвался невольный крик, когда он схватил ее за плечи и повалил на кушетку. Но еще больше ее ошеломило ощущение тяжести мужского тела, прижавшего ее к кушетке, его подбородок, касающийся ее груди, его ладонь на щеке и, наконец, тепло его губ, прильнувших к ее устам.
        Этот неожиданный поцелуй подавил бы любое сопротивление, пожелай Блейз оказать его, но она не желала. Не могла. Послышался осторожный стук в дверь, но Блейз не обратила на него внимания. Она была целиком во власти необычных ощущений, нахлынувших на нее. Приятное тепло разлилось по телу, лицо запылало жаром, она задрожала. Грудь налилась тяжестью, жаркие волны сжимали и отпускали живот и бедра. Их дыхание смешалось; Блейз показалось, что она вообще перестала дышать.
        Она целовалась раньше, но так - никогда… Казалось, он проводит занятие по обучению чувственной радости. Его теплые губы нежно ласкали ее, язык изучал и возбуждал, исполняя причудливый эротический танец.
        Ее пальцы невольно вцепились в его золотистые кудри. Будто сквозь сон она услышала, как открылась дверь и незнакомый мужской голос проговорил:
        - Прошу прощения, милорд, но… О!.. Я не знал, что вы заняты… Простите… сожалею… виноват, ваше сиятельство.
        Виконт Линден приподнял голову, прищурившись посмотрел на вконец растерявшегося хозяина и резко произнес:
        - Убирайся!
        - Да-да, милорд, разумеется, сейчас же…
        - Какая грубость! - услышали они презрительное восклицание тетушки Агнес, прежде чем захлопнулась дверь. Но долго еще ее визгливый голос звучал в коридоре, браня незадачливого хозяина. Наконец она раздраженно заключила: - Ну и пусть! Эта неблагодарная девица сбежала из-за какой-то сумасбродной идеи. Зачем мне этот скандал? У меня слабое здоровье, я не могу гоняться за ней. У меня полон дом гостей и, кроме того… О, Боже правый! Сквайр Дигби! Что я скажу ему теперь? Клянусь, я сломаю этой негодной девице шею, когда найду ее…
        Через некоторое время шум затих, в гостиной воцарилась благословенная тишина.
        Оставшись наедине с незнакомцем, Блейз поняла, что должна что-то сделать, что-то сказать, хотя бы просто выразить благодарность за находчивость, которая спасла ее, но она только молчала и глядела на человека, чье красивое, со шрамом лицо склонилось совсем близко, чьи влажные губы еще блестели от поцелуя.
        Вьющаяся прядь золотистых волос упала ему на лоб, и Блейз поймала себя на мысли, что ей хочется откинуть эту прядь назад. Но еще больше ей захотелось провести пальцами по страшному багровому шраму, который изуродовал ему правую щеку, успокоить боль.
        - У вас, - наконец пробормотала Блейз срывающимся на шепот голосом, - это получается очень хорошо.
        - Выставлять навязчивых посетителей и надоедливых матрон?
        - Нет… целоваться.
        Бесхитростный ответ застал Джулиана врасплох, он не знал, что ответить. Мог, конечно, объяснить, что у него большой опыт. За свою жизнь он перецеловал столько женщин, что был уверен: уж он-то знает все ощущения, которые может испытать мужчина при поцелуе. Но эта девушка, столь неожиданная и непредсказуемая, поразила его. Он был заинтригован и увлечен ею, как никогда, никем.
        - Я рад, что вы так думаете. - Она взмахнула ресницами, не спуская глаз с его лица, очарованная его устами. Неторопливая чувственная улыбка незнакомца ослепляла так же, как отливающие на солнце волосы. Он тоже не отрываясь смотрел на нее, потом взял за подбородок и приподнял лицо. - Черт побери, - мягко проговорил он. - У вас действительно фиолетовые глаза. А я подумал, что это игра света.
        Она неожиданно сморщила носик и засмеялась заразительным грудным смехом:
        - Не фиолетовые, а фиалковые. Я нахожу это сравнение более лестным, сэр.
        - Согласен, фиалковые.
        Глаза и вправду имели цвет темных фиалок и хорошо оттеняли безупречную кремовую кожу, которую не портила даже размазанная по лицу зола. Она не была красавицей. Во всяком случае, в общепринятом понимании.
        Правильнее было бы сказать - ее невозможно не заметить, поскольку немного заостренное личико и изысканные черты невольно приковывали к себе взгляд, а озорные искорки в сияющих глазах неожиданно оживляли лицо, делая девушку необыкновенно привлекательной и вызывая у него желание познакомиться с ней ближе. Много ближе.
        Джулиана несказанно удивило, что естество его так потянулось к ней. Он молча рассматривал ее, потом легким движением коснулся щеки, провел пальцами вверх до виска, сбросил платок, прикрывающий локоны. Они были настолько черны, что там, где на них падал солнечный свет, казались синими.
        Блейз без труда прочитала нескрываемое восхищение в его глазах и вдруг почувствовала, как осмелело его тело, почувствовала, что он хочет ее, почувствовала всю двусмысленность своего положения. Даже для нее такое поведение было недопустимым.
        - Вы… позволите мне теперь подняться? - еле слышно и совсем не так решительно, как хотела, спросила она.
        Едва уловимая хрипотца в ее голосе ласкала слух Джулиана, он различил непонятную мягкость в ее произношении. Рассматривая девушку с нескрываемой симпатией, он заключил, что голос у нее такой же соблазнительный и притягательный, как и озорные огоньки, блеснувшие в неотразимых глазах мгновение назад. И ее голос, и эти огоньки возбудили его самым первобытным и все же неожиданным образом. Он хочет ее. Он уже и не помнит, когда так сильно хотел женщину.
        Уголки губ у него хитро изогнулись в ответ на приятную тяжесть в паху, куда, будто мед, медленно стекались все ощущения. То, что он испытывал, было больше чем похоть. Она нужна ему. Непонятным образом он уловил, что она способна наполнить смыслом его жизнь, внести в нее смех и радость, которых он так давно лишен.
        Убеждение, в равной степени необъяснимое и глубокое, заставило его молча разглядывать женщину, изящно лежащую перед ним на кушетке. Кончиками пальцев он нежно водил по ее губам, изучая их форму. Движимый сильным порывом, затмившим разум, он опять склонился над ней.
        Когда Блейз поняла его намерения, ее аметистовые глаза едва заметно расширились от удивления, но она не оттолкнула его. Не смогла. Даже если бы на карту была поставлена ее жизнь, она не стала бы отталкивать его. Очарование его нежных губ, чувственная радость, пронзившая ее, набухшая до боли грудь привели ее в трепет, которого она не испытывала раньше. Он ласкал ее с щемящей нежностью, его горячий, настойчивый язык уверенно действовал у нее во рту. Его руки с длинными изящными пальцами скользнули под складки платья и осторожно обняли ее, наслаждаясь мягкостью женского тела.
        Когда он, наконец отстранился и позволил вздохнуть, ей показалось, что сердце ее выскочило из груди. Его синие глаза пристально смотрели на нее, в их сияющей глубине она увидела вопрос, на который бы не смогла ответить, даже если бы поняла его. Не в состоянии вымолвить ни слова, Блейз облизнула губы и почувствовала на них его вкус.
        Он опустил взгляд и задержал его на ее губах. Потом улыбнулся, неторопливо, чувственно, настолько ослепительно, что у Блейз возникло ощущение, будто она слишком долго смотрит на солнце.
        - Я с радостью, - отозвался он грудным голосом, - возьму вас под свое покровительство, моя дорогая, но предпочел бы, чтобы вы сначала умылись. Заниматься любовью с трубочистом мне не доставляет удовольствия.

        Глава 2

        - Вы предлагаете мне стать вашей любовницей? - спросила Блейз, ошеломленная его дерзостью.
        Джулиан приподнял бровь.
        - Я не стал бы выражаться так неделикатно… У меня и в мыслях не было предлагать вам нечто постоянное, пока, во всяком случае. Я скорее имел в виду удовольствие на один вечер.
        - О!
        - Вы разочарованы? - задумчиво спросил он. - Прежде чем обсуждать условия, принято пройти испытательный срок - помолвку, но, думаю, я мог бы согласиться сразу на долговременный договор.
        Блейз глубоко вздохнула, чувствуя, что дрожит всем телом. Не стоит удивляться столь бестактному предложению, если она сама решила выдать себя за горничную, но тут же об этом забыла. Видно, что он знатный дворянин, а такие часто пользуются услугами горничных. То, как сливки английского общества обращаются с людьми из низших классов, не может не вызвать возмущения. Блейз была почти уверена, что в Америке очевидная разница в их положении не стала бы расцениваться как повод для совращения.
        Но к ее глубокому сожалению, она не в Америке и не ступала туда ногой с тех пор, как ей исполнилось десять лет. Поэтому вполне возможно, что ее представление об этой стране несколько туманно. Земля, где она родилась и какой запомнилась ей, скорее всего далека от идиллического рая. Нельзя винить этого знатного красавца в том, что он принял ее за прислугу. Дамы из общества не бегают по постоялым дворам в платье для горничных. И потом, она не оказала никакого сопротивления, когда он поцеловал ее… дважды. Она все еще ощущала вкус его жарких губ.
        В целом она должна быть довольна. Ее маскарад настолько удался и ввел его в такое заблуждение, что он предложил ей разделить с ним вечер.
        - Уверяю вас, - заговорил он, вынимая из кармана белоснежный платок и вытирая грязь с ее лица, - вам не придется сожалеть, я очень щедр.
        - Но… вы же совсем не знаете меня.
        - Пока - да, - проговорил он бархатным голосом. В глазах у него появились смешинки. - Но я полон желания исправить это, милая… Кстати, как вас зовут?
        Блейз на мгновение растерялась - она оказалась в затруднительном положении и едва не ответила: «Мисс Сент-Джеймс», - как не задумываясь поступила бы в любом другом случае. Но назвать себя «мисс» было бы слишком дерзко со стороны горничной и мало сочеталось с выбранной ролью. И еще она находила, что совершенно ни к чему открывать ему свою фамилию.
        - Блейз, - наконец отозвалась она, называя только имя.
        - Блейз? - повторил он.
        - Да, так звали моего прадедушку. Отец так восхищался им, что хотел, чтобы в семье кто-нибудь носил это имя. Выбрали меня… - Она прикусила язык, вдруг осознав, что сболтнула лишнее. С чего это ей делиться такими подробностями с человеком, которого она совсем не знает! Лучше подумать, как выбраться из сетей, в которые она по неосторожности попала. Однако нескрываемый интерес в его глазах подсказывал, что сделать это будет нелегко. Блейз не сомневалась, что так просто он не отступит. Она подумала, может быть, стоит упасть без чувств, но поняла, что только усугубит свое и без того запутанное положение. - …Я совсем не знаю вас, - закончила она еле слышно.
        Вытерев ей лицо, он убрал платок в карман, слегка поклонился, хотя в его положении - а он все еще склонялся над ней - это было непросто, и представился:
        - Джулиан Морроу, виконт Линден, к вашим услугам. Боюсь, титул несколько поблек от времени, но, надеюсь, у меня еще остались друзья в свете, которые подтвердят его. До недавнего времени я служил в армии. Генерал Веллингтон может представить рекомендации, если вы их потребуете.
        Обезоруживающая улыбка смягчила откровенную насмешку. Однако Блейз не знала, как отнестись к его путаному рассказу. Виконт весь состоял из противоречий. Она видела, что он не похож на фривольных молодых щеголей. У него длинные изящные пальцы, но на ладонях грубые мозоли. Она почувствовала их, когда мгновение назад он гладил ей щеку. Кажется, он относится к службе много серьезнее, чем большинство английских офицеров, которых она знает. Обычно их занимают исключительно карты и удовольствия.
        Ощутив на своих плечах тепло его рук, Блейз попыталась сесть. К немалому удивлению, он тотчас же отпустил ее и отодвинулся, освобождая место, чтобы она села.
        У Блейз слегка кружилась голова - все было так непривычно, казалось, ее застали врасплох. Девушка нащупала платок, сползший на плечи, и стала повязывать его поверх волос, одновременно пытаясь подобрать подходящий ответ.
        Джулиан наблюдал, небрежно откинувшись на спинку кушетки. Он мысленно представил, как эта черная колдовская копна падает ей на обнаженную грудь и девушка выгибается в порыве страсти, прижавшись к нему. Он никак не мог избавиться от этого видения. Она права: он ничего не знает о ней. Но хочет ее. В своей постели, в своей жизни.
        Сила желания ошеломила его. Как случилось, что в считанные мгновения он забыл, что собирался провести с ней всего один вечер, и уже серьезно подумывает предложить ей стать его chereamie? Ранение, которое едва не лишило его ноги, должно быть, вызвало помрачение разума. У него уже много лет не было постоянной любовницы, даже после смерти жены. Все его связи были кратковременными, частично это объяснялось превратностями солдатской службы в чужой стране, но, прежде всего тем, что он не хотел связывать себя обязательствами, которые непременно возникли бы, реши он завести любовницу.
        Он и сейчас не хотел взваливать на себя эту ношу. Но, вернувшись домой после четырехлетнего отсутствия, он круто изменил свою жизнь. Если уж он собирается покончить с призраками прошлого, быть может, проще сделать это рядом с полной жизни, непредсказуемой девушкой, чья нежная плоть успокоит и даст забвение? Может случиться так, что именно она окажется тем самым бальзамом, который необходим ему, чтобы стать прежним. Есть в ней какая-то открытость и прямота, едва уловимое кокетство в чудных глазах и одновременно цельность духа, которая, подобно свету маяка или огню, влекла его.
        Она сказала, что зовут ее Блейз. Это означает - пламя. Очень подходящее для нее имя.
        Перед его мысленным взором бушевало пламя - врачующее, очищающее пламя. Все средства хороши, чтобы избавиться от ночных кошмаров.
        - Ну, так как? - не отступал Джулиан, вспомнив, что она еще не согласилась даже на один вечер. - Каков будет ваш ответ?
        Прелестные аметистовые глаза устремились на него.
        - Я думаю.
        Еще один удивительный ответ, но, кажется, он начинает понимать ее игру. Она хочет выторговать условия повыгоднее, рассчитывает, что нерешительностью подогреет его интерес. Что ж, он готов предоставить ей эти условия в разумных пределах… а может, даже и сверх…
        Он рассматривал ее оценивающим мужским взглядом, пытаясь избавиться от наваждения. Скорее всего ей нет еще и двадцати, она на добрую дюжину лет моложе него. Интересно, кто она, чем занимается? На короткое мгновение он решил, что она просто сбежала из дома. В этом случае он обязан был передать ее тому «дракону в юбке» с пронзительным голосом, который вихрем пронесся по коридору. Однако порядочная девушка никогда бы не стала интересоваться, предлагает ли он ей сделаться его любовницей. Вероятно, этот вопрос означал начало искусных переговоров.
        Как только она вошла в гостиную, он принял ее за одну из горничных, но поведение Блейз мало походило на поведение прислуги. Ее правильная речь и вовсе исключала, что она занимается грубой работой в придорожной гостинице. Речь у нее слишком безупречная, правда, с несколько странным протяжным выговором, он никак не мог определить, откуда она. Может быть, даже из Америки или с континента.
        Возможно, она актриса, которая научилась хорошо подражать знатным дамам. Будь они в Лондоне, он принял бы ее за куртизанку. В ней было с избытком женственности, а тонкие руки с фарфоровой кожей говорили о благородной крови. Быть может, она внебрачная дочь джентльмена, вынужденная зарабатывать на жизнь всеми доступными средствами?
        Как бы то ни было, невинность она, конечно, потеряла давным-давно. Одинокая девушка, привлекательная, как она, слишком уж большой соблазн для мужчин с горячей кровью. Несомненно, он уже не первый, кто предлагает ей деньги в обмен на утеху.
«Возможно, она и сейчас чья-то содержанка. Именно этим и объясняется ее нерешительность», - подумал Джулиан. Она просчитывает, что может получить от него, сравнивает с тем, что уже имеет, взвешивает, стоит ли менять покровителя. Если так, он готов поторговаться. Браконьерство - неподобающее для джентльмена занятие, но ведь на нем уже стоит клеймо убийцы. И если он уведет чужую любовницу, вряд ли этим еще больше испортит свою репутацию.
        Джулиан, правда, не думал, что Блейз профессиональная куртизанка. По ее поцелуям этого не скажешь. Скорее, она способная любительница. Он безошибочно распознал в ней увлекающуюся натуру, почувствовал внутреннюю страстность, которую невозможно сыграть. Качество, весьма ценное для любовницы. Пусть даже начинающей. Есть, безусловно, какая-то новизна в занятиях любовью с соблазнительной женщиной, которая еще не так поднаторела в этом искусстве, как его последняя любовница.

«Нет», - подумал Джулиан, еще раз оценивающе разглядывая Блейз. Он совсем не против, будет даже рад, если она окажется мало похожей на его предыдущих женщин. Природа щедро одарила девушку, а всему остальному он ее обучит.
        - Отлично, - произнес он, принимая решение. - Похоже, вам нужно покровительство, мое теперешнее положение позволяет мне предложить его вам. Разумеется, я сниму для вас дом и назначу содержание, которое позволит вам вести соответствующий образ жизни.
        Она по-прежнему молчала, чем только еще больше разожгла его желание и нетерпение.
        Джулиан уже собирался заверить ее, что удовлетворит любые денежные запросы, когда она положила руки на колени и, не глядя на него, произнесла:
        - Я в высшей степени польщена вашим лестным предложением, но с сожалением вынуждена отклонить его. Боюсь, мы не подходим друг другу.
        Эта продуманная короткая речь прозвучала нелепо, подобно отповедям, которые твердят юные леди, отказывая претендентам на руку и сердце. Джулиан счел бы эту речь забавной, если бы его тщеславие не было уязвлено. Он не привык к отказам, когда-то женщины всех сословий осаждали его, домогаясь внимания. Внезапно ему в голову пришло возможное объяснение ее отказа.
        - Вас отталкивает мой шрам? - спросил Джулиан ровным голосом. - Мое обезображенное лицо вызывает у вас отвращение?
        Блейз усилием воли отвлеклась от собственных мыслей и удивленно посмотрела на него. Нет, его лицо не вызывает отвращения. Глядя на этот страшный шрам, она испытывает только сострадание, сожаление, что такое совершенное лицо так ужасно обезображено. Ей хотелось погладить этот шрам, утешить Джулиана.
        - Честно говоря, я нахожу, что шрам скорее придает вам своеобразное обаяние, чем отталкивает. И если вы получили его в бою, защищая свою страну, с моей стороны было бы не очень порядочно отказывать вам по этой причине. Нет, это мне и на ум не пришло.
        Джулиан пристально глядел на нее, выискивая признаки неискренности. Даже одна из сотни не ответила бы ему подобным образом. Кажется, он начинает понимать, как необычна эта загадочная женщина. Он собирался заплатить ей за свои физические увечья. Обычно драгоценности помогают забыть даже самые невероятные недостатки. Джулиан начал подозревать, что эту молодую женщину не соблазнить незатейливыми уловками. Это открытие только разогрело его интерес.
        - Полагаю, вы могли бы назвать его почетным, - отозвался он, откидываясь на спинку. - Я получил это ранение в бою несколько месяцев назад. Меня отправили домой на поправку.
        Она с сочувствием посмотрела на него:
        - Кажется, вас это не очень обрадовало. Вы скучаете без войны?
        Джулиан пренебрежительно пожал плечами.
        - Боевые действия в Испании в основном закончились. Да и в кавалерии от меня теперь мало проку, я в седле долго не продержусь… - Он замолчал, осознав, что ей каким-то образом удалось перевести разговор на него.
        - Если вас не затруднит, не могли бы вы объяснить причины своего отказа?
        Блейз колебалась, не зная, в какой степени может быть откровенна с ним. Стоит ли, например, говорить ему, что она еще не отвергла его предложение окончательно? На мгновение она даже задумалась о возможных последствиях для себя, если все же примет его. Она, несомненно, безвозвратно погубит свою репутацию в глазах света, если уйдет в табор или свяжется с этим знатным развратником. Уж сквайр Фезерстоунхоф тогда точно не захочет на ней жениться. А если уж быть до конца честной, надо признать, что такая скандальная перспектива вызывает у нее немалое любопытство, да и златокудрый незнакомец необъяснимо влечет к себе. Нежный румянец появился на щеках Блейз при воспоминании о запретном волнении, разлившемся по телу, когда он властно и страстно поцеловал ее.
        Но ей нужен только небольшой скандал, о котором все скоро забудут. А, судя по поцелуям лорда Линдена, он будет ждать от своей любовницы большего, чем Блейз готова дать ему. Ведь собственная добродетель для нее превыше всего.
        - Ну… не то чтобы я неблагодарна, - с сожалением начала Блейз, - просто… у меня другие планы.
        - Планы?
        - Ну… да.
        Когда Джулиан понял, что она не собирается посвящать его в свои планы, он с неохотой решил переменить тактику. Не надо больше давить на нее. Он не напрасно заслужил репутацию блестящего военного тактика и хорошо понимал, что лобовая атака не всегда приносит желаемый результат. Зачастую есть более действенные способы решения задачи.
        - Тот «дракон в юбке», - задумчиво произнес он, - почему вы прячетесь от нее? Надеюсь, она не застала вас на месте преступления? Вы не собираетесь бежать с ее драгоценностями или семейным серебром?
        - Я не воришка, милорд, это точно. - Озорные огоньки опять мелькнули у нее в глазах.
        - Тогда кто же вы? Говорите, - произнес Джулиан, видя, что она колеблется. - Я ведь спас вас и, полагаю, заслужил откровенность.
        Блейз была вынуждена признать его правоту. Спрятав от тетушки, он избавил ее от унылой судьбы. Такая галантность заслуживает ответной благодарности. И потом, подумала она, не будет большой беды, если частично раскрыть ему правду. Однако глаза у лорда Линдена слишком проницательные. Трудно надеяться, что он удовольствуется полуправдой.
        - Ну, если вы так настаиваете, «дракон в юбке»… моя хозяйка.
        - Вы не из прислуги, - спокойно заметил Джулиан, - и не горничная в этой гостинице.
        - Вообще-то я компаньонка. Вы мне не верите? - спросила Блейз, когда у него недоверчиво взметнулась бровь. - Разве у вас нет бедных родственниц, которые зависят от вашей щедрости?
        - Одна или две. Вы хотите сказать, что приходитесь бедной родственницей этому
«дракону»?
        - Дальней родственницей, - уклончиво ответила Блейз. - Но я действительно бедна, - добавила она, и в этих словах была доля истины. - И сейчас нахожусь в очень стесненных обстоятельствах.
        - Но к чему этот маскарад? - Он показал на поношенное платье. - И почему вы сбежали?
        - Думала, что скрыться от нее будет легче, если она не узнает меня. - Это была чистая правда. - А если бы вы знали, как ужасно она обращается со мной, не стали бы спрашивать, почему я сбежала.
        - Она проявляла жестокость?
        - Еще какую!
        - Била вас?
        - Постоянно.
        - Полагаю, вы можете показать синяки и ссадины в подтверждение своих слов?
        - Не одну дюжину.
        Он с вызывающей насмешкой оглядел ее и остановил взгляд блестящих синих глаз у нее на груди.
        - И вы готовы предъявить эти ужасные доказательства?
        Блейз задумалась. Наверное, она немного увлеклась.
        - Боюсь… я не очень убедительно лгу.
        - Похоже, что так, - любезно согласился Джулиан.
        Она рассмеялась, признавая его победу в этом раунде.
        Ее грудной смех вызвал у Джулиана желание рассмеяться вместе с ней. Он уже так давно не смеялся. Смех умер в нем вместе со смертью Каролины, но за прошедшие десять минут эта обворожительная девушка сумела привести его в такое хорошее расположение духа, какого он не испытывал уже четыре года. «Вполне вероятно, она не кокетка, - подумал Джулиан, - скорее, это просто природный оптимизм». Озорные огоньки и радость жизни, горевшие у нее в глазах, были заразительны. Она очаровала его. Он уже и не помнил, когда так увлекался женщиной. Это, разумеется, не означало, что он поверил ее россказням. Но пока он еще не разобрался, где в них правда, а где вымысел. Она, возможно, действительно бедная родственница, а если и вправду компаньонка, ей, конечно, нелегко ужиться с крикливой старухой, чей голос он слышал в коридоре.
        - Почему бы вам без обиняков не рассказать мне обо всем, что случилось? - произнес он.
        Блейз прекрасно понимала, что должна прекратить этот разговор и отправиться в путь. Но беда в том, что новый знакомый ей откровенно нравился. Роль, которую она взяла на себя, предоставляла ей желанную свободу. В качестве прислуги она могла позволить себе забыть о строгих правилах приличия, которых придерживались молодые светские барышни, и не опасаться осуждения.
        - Что ж, сознаюсь, я действительно немного преувеличила, - сокрушенно призналась Блейз. - Она в жизни не подняла на меня руки, зато требовала от меня совершенства, на которое я не способна. - Девушка не погрешила против истины. Тетя Агнес требовала от нее такого строгого поведения, какого трудно было бы ожидать даже от святого. - Я не могла больше выносить ее брань.
        Он обдумал слова Блейз, но вместо ответа погладил ей руку тыльной стороной ладони.
        Женским чутьем она поняла, что это одна из тех ласк, которыми мужчина соблазняет женщину.
        - Я… очень благодарна вам за помощь, милорд, но теперь мне действительно пора.
        Она хотела встать, но он взял ее за руку и удержал.
        - Пора? В самом деле?
        Его волнующие синие глаза смотрели на нее не отрываясь, она на мгновение забыла, что хочет уйти.
        - Да… да.
        - Куда вы направляетесь? Мне не хочется отпускать вас одну.
        - У меня есть друзья, которые помогут. - Она увидела, что он нахмурился. - В самом деле, вам не стоит беспокоиться за меня.
        - Но я хочу этого.
        От его вкрадчиво-проникновенного полушепота у нее перехватило дыхание. Как это у него получается, что она чувствует, будто других женщин не существует на свете? И будто все его мысли только о ней? Это из-за его восхищенного взгляда или из-за нежного прикосновения?
        Он продолжал держать ее за руку, нежно и крепко, словно не собирался отпускать. И все же у Блейз не было ощущения, что ей грозит опасность, что он будет принуждать ее. В нем чувствовалось какое-то внутреннее благородство. Однако было ясно, что отступать он не собирается.
        - Думаю, вам следует обдумать мое предложение еще раз, - тихо проговорил он. - Я очень щедр к своим любовницам.
        - Возможно, - учащенно дыша, ответила Блейз, - но все же вынуждена отказаться.
        Золотистые брови Джулиана взметнулись вверх, он пытался придумать, как убедить ее изменить решение. Ему явно не хватало опыта общения с женщинами, которые не спешат к нему в сети. Он даже не помнил, чтобы в жизни ему приходилось ухаживать за этими жеманными и капризными созданиями. Обычно они сами падали в его объятия.
        - Если вы служили у той крикливой дамы, значит, сейчас вы остались без покровителя.
        - Не совсем так…
        - А как тогда?
        - За меня есть, кому заступиться. - Он вежливо ждал, пока она обдумывала, что еще сказать. - Вы должны знать. Я - цыганка. И сейчас возвращаюсь в табор.
        - Неужели? - он недоверчиво улыбнулся. - У цыганки не может быть такой мягкой белой кожи, как у вас, отметил он, - и такого нежного запаха. И я ни разу не видел цыганки с такими фиалковыми глазами.
        - Еще в детстве цыгане взяли меня к себе в табор. Поэтому леди Агнес и относится ко мне с презрением.
        Джулиан непроизвольно улыбнулся и удивился тому, что улыбаться оказалось так приятно.
        - Драконы, цыгане… Почему у меня такое чувство, будто вы сочиняете очередную небылицу?
        - Да нет же! Я, правда цыганка. Я помолвлена со старшим сыном вожака табора. Как только я вернусь, состоится свадьба. Я и к леди Агнес пошла компаньонкой, чтобы заработать на приданое.
        Большим пальцем Джулиан медленно и рассеянно поглаживал запястье Блейз. Он понятия не имел, что из ее рассказа правда, а что - вымысел. В одном был уверен совершенно - он не хочет терять ее.
        Джулиан медленно улыбнулся. Очарование этой улыбки было столь велико, что до свадьбы с Каролиной его кровать никогда не пустовала.
        - Отлично, - согласился он, намереваясь разоблачить ее. - Вы - цыганка, собираетесь замуж за сына вожака. Но мне бы хотелось лично убедиться, что вы благополучно доберетесь до места. Где мы разыщем этот табор?
        - Мы? - настороженно спросила Блейз.
        - Да, мы. Я решил сопровождать вас.
        - Но это невозможно! - Она выдернула руку, вскочила и уставилась на него.
        - Возможно, милая, вполне возможно. Более того, я настаиваю. Это самое малое, что я могу сделать как джентльмен, чтобы вернуть вас в лоно семьи.
        Блейз уже было, собралась возразить, однако в это время лорд Линден дотянулся до трости и попытался встать, но с гримасой боли упал на кушетку, с трудом удержавшись от громкого проклятия.
        Блейз с ужасом увидела, как у него побелело лицо, и он осторожно начал растирать правое бедро. Была в этом жесте такая привычная усталость, что у нее защемило сердце. Забыв, что она собиралась сбежать, Блейз с тревогой уставилась на него:
        - Вам очень больно? Позвать кого-нибудь из прислуги?
        - Нет… это пройдет. Я достаточно належался в Витории, рана затянулась, а за время неподвижного лежания мышцы бедра сжались, словно высохшая шкура. - Он смотрел на нее серьезными синими глазами. - Будьте добры, подайте мне пальто и шляпу. Вон там, у двери.
        На мгновение Блейз замялась, обдумывая, стоит ли подчиняться ему. Сейчас она может сбежать от него: хромая, ему за ней не угнаться. Но Блейз знала, что если она воспользуется преимуществом, то потом ее замучает чувство вины.
        Поэтому она сделала то, что он просил, - подошла к вешалке у двери и вернулась к нему с двубортным до колен рединготом и бобровой шляпой с высокой тульей и волнистыми полями. За это время лорд Линден успел встать. Надевая редингот, он улыбнулся ей такой болезненной улыбкой, что она поняла, каких адских усилий ему это стоило.
        - Буду бесконечно вам благодарен, если вы окажете мне поддержку.
        В этой просьбе отказать было нелегко. Блейз неохотно подошла ближе и подставила правое плечо, чтобы он
        смог опереться на него. Самое малое, что она сделает для лорда Линдена до того, как оставит его, это поможет ему спуститься по лестнице. Но в том, как он прижался к ней, было нечто странно волнующее.
        Они сходили вниз очень медленно, потому что лорд Линден старался щадить больную ногу. «Его неуверенная походка плохо сочетается с элегантной внешностью», - удрученно подумала Блейз, помогая Джулиану идти.
        Он повел ее не к переднему выходу, а к двери в пивной зал и заглянул внутрь. Темноволосый дородный малый сразу же выскочил из-за большого деревянного стола, где сидел за кружкой эля, и поспешил к ним навстречу.
        - Милорд, что случилось?
        - Мы уезжаем, Уилл. Пусть Граймс подготовит экипаж.
        - Конечно, милорд, как прикажете.
        Лакей окинул Блейз быстрым взглядом, в котором было больше неодобрения, чем любопытства, но прикусил язык и отправился выполнять распоряжение.
        С подобострастной улыбкой к ним приблизился хозяин постоялого двора.
        Блейз поглубже натянула капюшон и встала за спиной лорда Линдена. Подошедший человек услужливо расшаркивался и раскланивался перед своим знатным гостем. По тому, как хозяин быстро отстал от них, Блейз поняла, что камердинер, очевидно, уже расплатился по счетам.
        - Можете больше не прятаться, - с усмешкой заметил Джулиан.
        Блейз почувствовала, что заливается румянцем, и была благодарна, когда он отвернулся, чтобы надеть пер-
        чатки.
        Потом она опять подставила ему свое плечо, помогая преодолеть последние несколько ярдов до двери и выйти на шумный двор. Блейз быстро огляделась и с глубоким облегчением отметила, что экипажа леди Агнес нигде не было видно. «Слава Богу, кажется, мне удалось избавиться от тетушки, зато Гарвей, должно быть, уже заламывает руки от переживания», - подумала она, отмечая про себя, что тетушка, несомненно, была бы только рада избавиться от своей беспокойной подопечной.
        Во дворе стояла богатая двухосная черная коляска с закрытым верхом и с гербом на дверце. Конюхи дружно бросились запрягать четверку лоснящихся гнедых коней, а форейтор залез на левого коренника. Лорд Линден направился к коляске, но, когда Блейз поняла его намерение, у нее все похолодело внутри.
        - Я не могу сесть с вами в закрытый экипаж.
        - Это еще почему?
        Она замешкалась - это возражение плохо согласовывалось с ее выдумкой о том, что ей терять нечего.
        - Моему суженому не понравится, если я поеду с незнакомым джентльменом в закрытом экипаже, - наконец с трудом выдавила она.
        - Сомневаюсь, чтобы ему понравилось и то, что я целовал вас, но я что-то не заметил, чтобы вы сопротивлялись.
        Она посмотрела на него и увидела, что его синие глаза внимательны, а блеск придает им подозрительно насмешливый вид. Он знает, что она сочиняет.
        - То совсем другое дело. Я была в безвыходном положении.
        - Слово чести, я не посягну на вашу добродетель, - произнес он голосом, который странно напоминал ей тепло его рук, когда они лежали у нее на плечах. - Обещаю, не сделаю даже попытки поцеловать вас.
        Блейз изо всех сил старалась не обращать внимания на его соблазнительные уговоры.
        - Вам нет нужды сопровождать меня.
        - Я думал, мы уже договорились. Я не отпущу вас одну. - Однако скорее всего он понял, что она искренна в своем нежелании, потому что перевел взгляд на коляску. - Кажется, мы стоим перед дилеммой. Вы не можете ехать, я не могу идти. - Он посмотрел на кучера, сидевшего на облучке: - Граймс!
        - Да, милорд.
        - Будь добр, спустись - поедешь внутри. - Внутри, милорд?
        - Я возьму вожжи. Дама желает ехать на облучке. Блейз мысленно выругалась. Похоже, лорд Линден не хочет смириться с ее отказом. Но надо признать, в его предложении есть разумное начало. Если она согласится, ей не придется долго идти пешком, и, кроме того, в этом случае она наверняка нагонит табор Миклоша еще сегодня, до того как стемнеет: цыгане прошли через Уэр немногим более двух часов назад. Да и путешествовать в компании Линдена спокойнее. Одинокая женщина, идущая пешком по дороге, подвергается множеству опасностей.
        Блейз вздохнула и сдалась. Она избавится от этого настойчивого джентльмена, как только доберется до табора. - Хорошо, милорд. Вы очень добры.
        Камердинер по имени Уилл с насупленным видом помог ей залезть на облучок, а помогая хозяину, он насупился еще больше. Блейз заметила, что ее спутник сморщился от боли, с трудом карабкаясь на место рядом с ней, но не знала, что сказать на это.
        Он уселся, взял вожжи, хлыст и стал ждать. Когда конюхи запрягли четверку, а два выездных лакея в ливреях заняли места на запятках, лорд Линден повернулся и спросил:
        - В какую сторону?
        - В сторону Лондона, думаю.
        - Вы не уверены?
        - Моя те… - Блейз внезапно замолчала, понимая, что едва не проговорилась. Она хотела сказать, что экипаж тетушки проехал табор Миклоша утром того же дня, двигаясь в противоположном направлении. - Я видела свой табор утром, они двигались в направлении Лондона, но, вполне вероятно, позже могли куда-нибудь свернуть. Придется останавливаться на всех перекрестках и проверять, куда они поехали.
        Лорд Линден скептически приподнял бровь, но вслух сказал только:
        - Что ж, неплохо.
        Он отпустил тормоз, натянул вожжи и тронул коляску с места.
        Когда они выехали на дорогу, стало не до разговоров. Свежие, хорошо отдохнувшие лошади быстро оставили деревушку Уэр позади и резво потянули коляску по направлению к Лондону меж зеленых выпасов и перелесков в осеннем убранстве. Первое время Блейз крепко держалась за поручень на облучке, но, увидев, что лорд Линден уверенно правит экипажем, немного успокоилась и с наслаждением стала смотреть по сторонам. Прохладный сентябрьский ветер приятно освежал лицо и срывал капюшон с головы, небо было затянуто облаками, но временами в просветах между ними выглядывало солнце, ненадолго согревая ее.
        Вскоре, однако, возница замедлил бег лошадей.
        - Вы желали останавливаться на каждом перекрестке. Здесь дороги расходятся. Одна ведет в Хартфорд, другая - в Сент-Олбанс, если не ошибаюсь.
        - Нет, они поехали другой дорогой, - отозвалась Блейз. - Они были миль на шесть южнее отсюда, когда я встретила их.
        Линден кивнул и тронул с места в галоп. Блейз с восхищением подумала, что он великолепно правит упряжкой, она даже позавидовала его мастерству. Нет, в высшей степени несправедливо, что женщинам не позволяют управлять лошадьми: стоит только женщине попытаться, как поднимается такой шум!
        Это сразу напомнило Блейз о ее давней печали, о том, за что ее, собственно, и отправили в Англию. Она и месяца не пробыла в Вене, когда предложила австрийскому графу пари - и выиграла. Они состязались в управлении парными двухколесными экипажами. Граф очень переживал свое поражение, и спустя неделю, когда Блейз тайком улизнула из дома на ночной маскарад, он с радостью сообщил отчиму о ее скандальном поведении. Сэр Эдмунд, доведенный едва ли не до апоплексического удара, в наказание за все проступки отправил ее к английской тетушке, леди Агнес.
        Положа руку на сердце Блейз считала, что не может винить его. Она понимала, что отчиму пришлось нелегко с ней за последние пять лет, прошедшие после смерти матери. Она с завидным постоянством попадала во всякие истории, чем задевала крайне развитое у сэра Эдмунда чувство благопристойности.
        Он не был жестоким человеком и очень серьезно относился к воспитанию падчерицы. Просто у него совершенно отсутствовало воображение, и он почти не представлял, как воспитывать живую девочку-подростка, лишенную матери и выросшую в Америке на идеях демократии и независимости.
        Не его вина, что он очень отличался от ее покойного отца, но был виноват в том, что удочерил ее, лишив таким образом фамилии обожаемого ею отца и заставив взять свою - Сент-Джеймс. А еще она не могла простить, что он женился на матери так быстро - и года не прошло после смерти отца, хотя он был хорошим мужем, дал им кров и избавил от ворчливой леди Агнес. Блейз не могла простить сэру Эдмунду и то, что он попытался занять место отца.
        Она встретила его в штыки с самого начала. Между ними не было совершенно ничего общего. Сэр Эдмунд Сент-Джеймс был высокомерный, исполненный чувства собственной значимости британский дипломат, а она - законченный сорванец, полностью оправдывающий это прозвище. Вскоре умерла и мать, оставив Блейз на попечение сэра Эдмунда.
        Прошедшие пять лет она вела одинокую и странную жизнь, переезжая за отчимом из страны в страну, где он занимал высокие дипломатические посты. Блейз никогда не делала ничего плохого сознательно. Поддавалась порывам - да. Любила поозорничать - да. Обожала приключения - несомненно. Но порочной не была. Если бы кто-то обвинил ее в том, что она ведет себя вызывающе, чтобы привлечь к себе внимание отчима, Блейз, возможно, принялась бы горячо отрицать это, и все же сама она знала, что пожелай он хоть раз улыбнуться ей с любовью или начни обращаться с ней как с любимой дочерью, а не как с надоевшей падчерицей, она бы простила его холодность и приложила бы немало усилий, чтобы вести себя как подобает.
        Обижала ее именно холодность отчима, а не его постоянный контроль. Она и сама понимала, что ведет себя неподобающим образом, и обычно очень спокойно воспринимала наказания. Но то, что сэр Эдмунд отправил ее в Англию, приказав найти мужа, который освободил бы его от ответственности за нее, было уже слишком. Смириться с этим Блейз не могла. Если она выйдет замуж, если это когда-нибудь произойдет, то уж, конечно, не за надутого, бесчувственного англичанина вроде отчима, или сквайра Дигби Фезерстоунхофа, или за одного из множества других безжизненных, холодных, как рыбы, джентльменов, которых она знала.
        Когда утром она увидела цыганский табор, решение пришло в голову мгновенно. Миклош спасет ее. Он приютит ее до тех пор, пока она не придумает, как справиться с тетушкой и ее планами.
        Со своего возвышения Блейз рассматривала проносившиеся мимо поля, леса, живые изгороди; на душе у нее становилось все легче. Как здорово вырваться из-под зоркого ока родственников, а еще лучше - избавиться от неминуемой угрозы замужества! Она хочет сполна насладиться обретенной свободой, вот только отделается от последнего затруднения - раненого джентльмена, от чьих поцелуев она растаяла и чье упорство оказалось не так-то легко преодолеть даже ей. Она еще до конца не разобралась, чем может обернуться для нее неожиданная встреча с лордом Линденом - удачей или несчастьем.
        Блейз украдкой изучала его. Он сосредоточенно смотрел на дорогу, но, даже хмурый, был неотразим. Лучи осеннего солнца, пробивающиеся через разрывы в плотных облаках, играли в его золотистых кудрях, подчеркивая благородство черт. Если бы не безобразный шрам через щеку и печаль в глазах от испытываемой боли, придававшие ему совершенно беззащитный вид, она бы имела твердое основание опасаться за себя. Эти пронзительно синие глаза видят гораздо больше, чем ей бы хотелось.
        Когда мгновение спустя коляска замедлила ход на очередной развилке и его глаза пристально посмотрели на Блейз, у нее беспричинно перехватило дыхание.
        - Куда дальше? - спросил Джулиан.
        - Мне надо слезть и посмотреть.
        Джулиан остановил лошадей и позвал одного из лакеев, чтобы тот помог ей спуститься. Потом он с любопытством наблюдал, как она ходит по обочинам и внимательно изучает грязь. В одном месте она склонилась и с интересом принялась рассматривать какие-то веточки и клочья ткани. Удовлетворенная улыбка на ее лице подсказала ему, что она обнаружила что-то важное.
        - Они направились сюда, по этой дороге, - проговорила она, усаживаясь рядом с ним.
        - Откуда вы знаете?
        - У каждого табора есть свои условные знаки. Миклош оставил здесь знак своего табора вместе со знаком, который указывает, куда они направились.
        - Вы понимаете эти знаки?
        - Конечно. Все цыгане понимают их.
        Джулиан недоверчиво покачал головой. Он не понимал, почему она так упорно держится за свою выдумку, ну да ладно… он подыграет ей… пока.
        Он опять взял вожжи, стеганул лошадей. Когда коляску сильно тряхнуло на ухабе, Джулиан сжался от пронзившей бедро острой боли. Он знал, что нельзя подвергать ногу такой нагрузке. Да, он вполне окреп, чтобы вернуться домой, но скакать по сельским дорогам, гоняясь за неведомыми цыганами, он, конечно, был еще не в состоянии. Однако отказываться от этой чаровницы с сияющими фиалковыми глазами он не собирается. Джулиан даже смахнул пыль со своего шрама, пытаясь побудить ее принять его покровительство. Но она была либо совершенно невосприимчива к его чарам, с чем он сталкивался впервые в жизни, либо необыкновенно талантливая провинциальная актриса.
        В глубине души, однако, он понимал, что есть еще одна причина, по которой он так охотно меняет свои планы, встреча с Блейз служит прекрасным поводом, чтобы оттянуть возвращение домой. Он уже совсем близко от своего имения в Хантингтоне, всего часах в двенадцати езды, но чем ближе к дому он подъезжал, тем страшнее ему становилось. Джулиан сознательно тянул время в «Белл и Тисл», откладывая возвращение, подобно маленькому ребенку, пытающемуся оттянуть наказание. Появление этой энергичной и пылкой девушки было для него как глоток свежего воздуха в затхлой, затянутой паутиной комнате. «Нет, я не упущу ее», - с удвоенной решимостью подумал Джулиан. Однако очень скоро его решимости был нанесен серьезный удар. Ощутив прикосновение ее руки, он посмотрел в ту сторону, куда указывала его прелестная спутница.
        На некотором расстоянии от дороги за невысоким подъемом распростерся зеленый луг, граничащий с уже порыжевшим буковым лесом. Там полукругом расположились около дюжины крытых повозок, а вдоль опушки стояло раза в два больше невысоких палаток.
        Джулиан с ужасом понял, что это цыганский табор. Он повидал их немало, кочующих по дорогам и ярмаркам в Англии и еще больше - в Испании. Он остановил лошадей.
        Его спутница обратила на него оживленные глаза и ослепительно улыбнулась.
        - Благодарю вас, милорд, за то, что вы помогли мне разыскать друзей. Не знаю, смогу ли я отплатить вам. - Сказав это, она быстро спустилась на дорогу. - Вам нет необходимости дальше сопровождать меня, - добавила она, когда он, сам не понимая зачем, протянул руку, то ли задержать, то ли помочь спуститься. - Я знаю, что вы торопитесь. А мои друзья не любят горгиос.
        Джулиан смутно помнил, что когда-то слышал это слово, оно означало «не цыган». А в искренности, с которой она проговорила прощальные слова, трудно было усомниться. В его помощи больше не нуждались.
        Он еще не пришел в себя от неожиданности, а у повозок уже начала собираться толпа пестро одетых цыган. Блейз помахала им рукой, торопливо присела, прощаясь с Джулианом, и еще раз одарила его ослепительной улыбкой. Потом повернулась и, скользнув в просвет в живой изгороди, быстро пошла через луг, обходя стороной пасущихся лошадей.
        Джулиан следил за ней взглядом, бессознательно растирая ноющее бедро, чувство горькой несправедливости охватило его. Ему казалось, что его предали. Все, что она говорила о цыганах, - правда. И она попросила его оставить ее!
        От толпы отделилась загорелая мужская фигура с кривыми ногами и пошла по направлению к Блейз. Джулиан, конечно, не слышал слов, но видел, как обрадовано протянула к нему руки девушка, услышал ее звонкий заливчатый смех, когда она закружилась от счастья.
        Гнев волной прокатился по лицу Джулиана. Он без труда определил горячее первобытное чувство, охватившее его. Это - ревность, простая и чистая. И даже больше - сожаление. Как если бы он неожиданно нашел спрятанное сокровище, которое у него тут же отняли.
        - Милорд? - Кучер вылез из коляски и стоял, вопросительно глядя на него. - Наверное, вы хотите, чтобы я вернулся на козлы?
        - Да, Граймс… - Джулиан взял себя в руки. - Поезжай вдоль дороги, будь добр. У меня есть дело к этим людям.
        Он оставил без внимания изумленный взгляд кучера и неодобрительный возглас Уилла и с большим трудом спустился на землю, намереваясь вернуть сокровище.

        Глава 3

        - Миклош, дорогой, ты не представляешь, как я рада видеть тебя! - воскликнула Блейз, когда он наконец перестал кружить ее.
        - Да, моя маленькая леди, я тоже счастлив, видеть тебя. Как ты выросла за эти… сколько лет прошло? Года три?
        Цыган говорил глубоким смеющимся музыкальным голосом, однако выговор его, несмотря на экзотическую внешность, ничем не отличался от выговора любого английского фермера. Миклош родился в соседнем Эссексе и вырос на дорогах разных графств. Одет он был так же, как одеваются бедняки, разве что гораздо пестрее. На нем были шафранного цвета рубашка, красный жилет, желтый шейный платок, свободные штаны и тяжелые сапоги. Зеленая шерстяная шапочка украшала его голову. Иссиня-черные волосы и загорелое, обветренное лицо говорили о принадлежности Миклоша к пестрому племени цыган. Когда он обнимал Блейз, на его смуглом лице блеснула белозубая улыбка.
        - Что привело тебя к нам? - Черные глаза в недоумении рассматривали девушку. Он заметил поношенную шерстяную накидку, бедное платье. - И что ты делаешь в таком наряде? Ты же богатая леди.
        - Миклош, у меня большие неприятности. Я убежала от тети Агнес. Ты разрешишь мне пожить у тебя? Всего несколько дней? Самое большее - неделю. Думаю, мне хватит этого времени, чтобы убедить ее в моей правоте.
        Миклош не отвечал, Блейз заволновалась. Она знала, что у него проблемы с властями. Местный магистрат часто цеплялся к самым незначительным вещам, чтобы выдворить цыган со своей территории. Если узнают, что она в таборе, их могут обвинить в похищении.
        - Для тебя, любимая дочь моего друга, я сделаю все, - галантно произнес Миклош, с отеческой любовью похлопывая ее по руке.
        - Спасибо, Миклош. - Блейз с облегчением улыбнулась, благодарная, что Миклош не забыл дружбы с отцом. Задолго до рождения Блейз отец приезжал в Англию из Америки, чтобы познакомиться со страной и с романской культурой. Дрю Монтгомери провел почти все лето, колеся по дорогам Англии с табором Миклоша, а зиму провел в Хартфордшире, тоже неподалеку от табора. Там он встретил и полюбил мать Блейз, молодую англичанку из хорошей семьи. Ее родственники приняли американца без особой радости, но были вынуждены смириться с выбором дочери: молодые люди полюбили друг друга. Они поженились следующей весной, и Дрю увез жену в Филадельфию. В последующие несколько лет они навещали родителей Френсис, чтобы показать свою маленькую дочку. И где бы ни находился Миклош, Дрю каждый раз разыскивал его. Дружба их крепла с годами.
        Блейз не забыла детский восторг, который испытывала, когда Миклош качал ее на коленях, а она визжала от радости. Она помнила, какая любовь обрушилась на нее в таборе, цыгане обожали детей, они совершенно испортили Блейз. Но были и грустные воспоминания. Когда ей исполнилось десять лет, у нее умер отец, которого она очень любила. Они с матерью вернулись в Англию, чтобы жить с ее овдовевшей сестрой леди Агнес. Блейз казалось, что она не переживет той зимы. Она потеряла отца, дом, страну - все сразу. Но Миклош и Панна, мать табора, помогли ей справиться с горем.
        Просто чудо, что Френсис разрешила Блейз той ужасной зимой находиться в таборе столько времени, сколько ей хотелось, хотя леди Агнес не уставала твердить, что для девочки это добром не кончится, поскольку даже в десять лет репутация девочки - вещь весьма хрупкая. Только гораздо позже Блейз осознала, почему мама разрешила ей бывать в таборе - она понимала, насколько важно для девочки поддерживать память об отце.
        Теперь Блейз уже не ребенок, но табор подействовал на нее точно так же, как в детстве. Всякий раз, когда Блейз попадала к цыганам, отец возвращался к ней, со своим смехом, любовью, жаждой жизни. Никто так не радовался жизни, как Дрю Монтгомери. Ради него, а может, и по другим причинам, Миклош всегда будет встречать ее как дочь.
        Только Блейз успела подумать обо всем, как вдруг Миклош посмотрел через ее плечо и посуровел, лицо его сделалось серьезным.
        - А что это за рай с тобой?
        Блейз обернулась, вспомнив, что словом рай цыгане называют джентльмена.
        - О Боже, - пробормотала она. Через луг по направлению к ним, опираясь на трость с золотой рукояткой, медленно шел лорд Линден. - Не он со мной, Миклош. Я с ним… Он настаивал, чтобы сопровождать меня… не отпускал одну.
        - Он приехал не за тем, чтобы прогнать нас отсюда? - с беспокойством спросил Миклош.
        - Нет, не думаю, что он имеет отношение к магистрату. Не понимаю, почему он еще здесь. Он даже не знает, кто я. Думает, что я - приемная цыганка.
        Миклош с любопытством посмотрел на Блейз.
        - С чего это он так решил?
        - Я сказала ему, не выдавай меня, пожалуйста. - Она не хотела, чтобы лорд Линден узнал, кто она на самом деле, из опасения, что он может рассказать тете Агнес, где она, до того как она убедится, что ее репутация основательно подмочена. - Я назовусь… Блейз Смит вместо мисс Сент-Джеймс.
        - Хорошо, - согласился Миклош, - но как только он уедет, ты расскажешь мне все.
        Блейз согласно кивнула. Она объяснит, как встретилась с лордом Линденом, но без подробностей, разумеется. Не будет же она рассказывать Миклошу, что этот разодетый лорд предложил ей стать его любовницей. Миклош относится к ней как к дочери. Со своим горячим цыганским нравом, он проливал кровь и за много меньшие оскорбления. Конечно, надо признать, она сама виновата в том, что случилось в гостинице. Лорд Линден никогда бы не попытался соблазнить ее, если бы знал, что она знатная дама… Или?.. Блейз с тревогой следила за приближением лорда Линдена. Несмотря на хромоту, двигался он довольно ловко и выглядел вполне уверенно.
        - Милорд, вы удивляете меня, - сказала она, когда он остановился перед ней. - Я думала, вас уже и след простыл.
        - Хотел убедиться, что вы благополучно добрались.
        - В этом не было необходимости…
        - Знаю. - Он обезоруживающе улыбнулся и посмотрел на Миклоша, который почтительно снял шапку. - Вы представите меня?
        - Ну… - Он не оставил Блейз выбора. - Милорд, позвольте представить вам моего хорошего друга, мистера Миклоша Смита. Миклош, познакомься, это виконт Линден.
        К ее удивлению, лорд Линден вежливо поклонился цыгану, так, как он бы поклонился любому джентльмену, потом перевел синие глаза на нее.
        - Друг?.. - Он произнес это слово с интонацией, полной скрытого смысла, который Блейз отлично поняла. - …Или ваш суженый?
        - Н-н-нет, - невнятно пробормотала Блейз, застигнутая врасплох вопросом Джулиана. - Миклош - вожак табора.
        - А-а, так он - отец вашего жениха?
        К своему огорчению, Блейз почувствовала, что совершенно некстати краснеет. Она солгала лорду Линдену, когда сказала, что собирается замуж за старшего сына вожака. Тогда ей надо было срочно что-то придумать, чтобы охладить пыл виконта. Теперь деваться некуда, приходится продолжать лгать.
        - Да, - пробормотала она, - отец моего жениха. К чести Миклоша, он и бровью не повел, хотя разговор, надо сказать, немного озадачил его.
        - Я очень благодарен вам, что вы пришли ей на помощь, ваше сиятельство. Мисс… Блейз мне как дочь.
        - В самом деле? - Лорд Линден бросил на Блейз беглый взгляд, полный нежности. - Прекрасно пони-
        маю ваше желание оказать покровительство такой прелестной дочери…
        - Да, - односложно ответил Миклош.
        Но по его благоговейному тону Блейз поняла, что вежливое, уважительное обращение незнакомца произвело большое впечатление на Миклоша. Вполне вероятно, цыган впервые в жизни так близко общается с высокородным джентльменом, если не считать тех случаев, когда его доставляли в магистрат.
        Блейз подобного сказать было нельзя: она много ездила со своим отчимом-дипломатом и встречала множество других английских дипломатов, но ни один из них так и не сумел изменить ее убеждения, что англичане, особенно голубых кровей, холодны, как рыбы.
        Воцарилось неловкое молчание. Цыгане широким полукругом стояли за спиной Миклоша имолча следили за происходящим. Миклош посмотрел через плечо на свой напряженно притихший табор и обратился к виконту:
        - Позвольте предложить вам эля, ваше сиятельство.
        - Буду вам очень признателен. - Лорд Линден обворожительно улыбнулся. - Был бы рад, если бы мне предложили сесть. Ужасно болит нога… Боевое ранение.
        Миклош торопливо отдал какие-то распоряжения, икто-то из цыган тут же бросился исполнять их, аБлейз с подозрением посмотрела на Джулиана. Непохоже, что он испытывает боль, во всяком случае, такую сильную, как в гостинице. Скорее, он собирается воспользоваться нездоровьем, чтобы завоевать симпатии Миклоша идостичь каких-то своих целей.
        - Вы не находите, что в экипаже вам будет удобнее, чем в открытом поле? - Блейз постаралась задать этот вопрос как можно любезнее, но Джулиан, отличавшийся завидной сообразительностью, хорошо понял, что она имела ввиду.
        - Вероятно, это так, но тогда, - обратился к ней со своей обезоруживающей улыбкой лорд Линден, - я потерял бы возможность убедить вас переменить решение относительно наших взаимоотношений.
        Блейз растерянно посмотрела на него. Это было одно из тех редких мгновений, когда она не нашлась что ответить. Как сделать, чтобы он выбросил из головы эту глупую мысль, что она согласится стать его любовницей? То, что такой мужчина, как лорд Линден, обратил на нее внимание, ослепило ее на миг. У какой женщины не дрогнуло бы сердце? Но его настойчивость становилась досадной помехой. Надо во что бы то ни стало избавиться от него.
        Вернулся Миклош, и необходимость отвечать отпала. Очевидно, он решил принять знатного гостя со всем гостеприимством, на которое способны цыгане. Открыли бочонок эля, на земле расстелили большое покрывало, и мужчины выступили вперед, приветствуя гостя.
        Поняв, что следует ступить на покрывало, лорд Линден хитро скривил губы и посмотрел на Блейз.
        - Надеюсь, вы присоединитесь ко мне?
        - О нет, милорд, мне нельзя. - Она покачала головой. - Женщины в этом не участвуют. У цыган такой порядок.
        - Вы хотите сказать, что покинете меня? - Брови лорда взметнулись вверх. - И это после того, как я, проявив галантность, спас вас? Какая неблагодарность!
        Блейз отступила назад, с трудом сдерживая смех. Несомненно, лорд Линден не привык к тому, чтобы его планы срывались.
        - Уверена, такой находчивый джентльмен, как вы, не нуждается в помощи. Мне надо поздороваться с остальной семьей. Желаю вам всего хорошего и… счастливого пути.
        С вызывающим смешком Блейз торопливо присела, развернулась и пошла прочь от него. Она надеялась, что Линдену быстро наскучит столь непривычная для него компания и он вскоре уедет. Правда, немного жаль, что она никогда больше не увидит его, честно призналась себе девушка.
        Все время, пока шла к палаткам, она чувствовала пристальный взгляд синих глаз. Потом ее поглотила толпа цыган и оборванных, полураздетых ребятишек. Все весело смеялись, засыпая ее вопросами и непрерывно дергая за рукава.
        Хорошо еще, что Исадора, жена Миклоша, взяла дело в свои руки и навела хоть какой-то порядок. Блейз отвели на противоположный край лагеря. Она провела удивительный час, возобновляя старые знакомства, расспрашивая о жизни, о детях, которые за три года, прошедших со времени ее последнего визита в табор, выросли и изменились до неузнаваемости. Но больше всего она хотела увидеть Панну, мать табора, единственную, после Миклоша, на всем белом свете, кого она очень любила и уважала. Но Блейз знала, что Панна покажется, только когда прекратятся шум и суматоха, вызванные ее появлением.
        Так и случилось. Где-то минут через десять сквозь тесные ряды цыганок, рассевшихся вокруг Блейз, прихрамывая, протиснулась седая старуха со сморщенной кожей, почти беззубая, но с живыми черными глазами, от острого взгляда которых мало что укрывалось. Панна была похожа на настоящую ведьму, а речь ее напоминала воронье карканье. Увидев Блейз, она издала резкий гортанный звук. Девушка быстро вскочила и с радостным криком бросилась в ее костлявые руки. Объятия Панны оказались на удивление сильными: когда она отпустила девушку, та едва дышала.
        - Я-то боялась, что ты уже состарилась, матушка, - сказала Блейз игриво-официально, - а ты еще сильна как бык.
        - А ты по-прежнему трещишь как сорока, дитя. Блейз улыбнулась, у нее на щеках появились ямочки.
        - В следующем месяце мне исполнится девятнадцать лет, Панна. Я выросла. Я уже больше не дитя.
        - Да-да, конечно. Ты теперь настоящая дама.
        - Боюсь, что нет, Панна, до этого еще далеко. Сэр Эдмунд считает меня безнадежной и слишком бойкой, а тетя Агнес говорит, что я позорю семью. Я уверена, что они оба правы.
        Лицо Панны внезапно стало серьезным.
        - Я знала, что ты придешь к нам.
        Блейз не сомневалась, что старуха говорит правду. Панна утверждала, что она - ясновидящая, ее предсказания и в самом деле очень часто сбывались с поразительной точностью. Но еще лучше, чем она предсказывала события, Панна разбиралась в людях. В этом ей не было равных. Она была способна выведать у вас все сердечные тайны, так что вы даже не замечали, как это случилось.
        Так произошло и сейчас. Она пристально посмотрела девушке в лицо и сказала:
        - Тебе плохо.
        - Точнее сказать, я глубоко несчастна. Панна, меня хотят поскорее выдать замуж, - сокрушенно пожаловалась девушка.
        - Пойдем ко мне в палатку, расскажешь все как есть.
        Палатка Панны замыкала полукруг и представляла собой продолговатое сооружение, покрытое кусками старой темной материи. На земляном полу поверх зеленых веток лежали подстилки и старые ковры. В качестве сидений служили раскиданные на полу подушки. Панна провела Блейз внутрь, взяла у нее накидку, налила чашечку тепловатого душистого чая и молча выслушала грустный рассказ девушки.

«Господи, - подумала Блейз, - как хорошо, что можно вот так излить душу, и никто не осудит тебя, а просто выслушает и поймет!»
        - …И всю дорогу из Дувра тетушка только и твердила, - закончила она, - что я позорю семью, что у меня вульгарные манеры. Она говорила, каким замечательным мужем будет сквайр Фезерстоунхоф и что он не потерпит, чтобы имя его жены было связано со скандалами… - Блейз задыхалась. - Я больше не могла выносить этого.
        - Твоя тетушка может принудить тебя к этому браку? - задумчиво спросила Панна.
        - Нет, не думаю. Но деньгами распоряжается сэр Эдмунд, И пока не достигну совершеннолетия, я не могу касаться денег, которые оставила мне мама. А ждать еще два года. И все это время мне придется жить с тетей Агнес, поскольку другие родственники обо мне и слышать не хотят. Страшно подумать, что это будет за жизнь. Ни минуты покоя. Тетушка меня съест, если я не соглашусь выйти замуж или не сойду с ума. Я должна была что-то сделать. И когда сегодня утром увидела ваш табор, подумала, что это - провидение.
        - Да, это была судьба, - подтвердила старуха.
        - Только я боялась, что вы не примете меня.
        Панна опять издала каркающий звук.
        - Тебе здесь всегда рады, ты прекрасно знаешь это. Разве мы сможем забыть, что ты сделала для нас?
        Блейз покачала головой, вспоминая происшествие шестилетней давности, когда ей было всего тринадцать лет. У одной из приятельниц леди Агнес пропало бриллиантовое колье, а табор Миклоша как раз стоял неподалеку. По обвинению в воровстве тогда арестовали Миклоша и еще нескольких цыган. Вполне вероятно, что их бы повесили, а табор заставили бы уехать, если бы Блейз не взяла вину на себя.
        - Я не сделала ничего особенного, - пробормотала девушка.
        - Ха-ха! Никто никогда и пальцем не пошевелил ради цыгана, а ты взяла вину на себя, хотя еще была совсем ребенком!
        - Я знала, что Миклош невиновен. Разве я могла допустить, чтобы он умер за то, чего не делал. Блейз хорошо знала Миклоша. Он вполне мог стянуть курицу-другую из курятника или пробраться тайком в чужой сад собрать опавшие яблоки, но украсть бесценное бриллиантовое колье, чтобы поставить под угрозу благополучие табора и такое прибыльное дело, как торговля лошадьми, Миклош был не способен, однако виновен он или нет, не имело никакого значения: в Англии, как и почти во всем цивилизованном мире, цыгана считали виновным уже только потому, что он - цыган.
        Когда Блейз узнала о несправедливом обвинении, она сразу же взяла вину на себя. На меньшее она пойти не могла. Две недели ее держали взаперти на воде и хлебе, но она считала, что это небольшая цена за спасение жизни друга отца, человека, который приносил ей утешение и радость.
        В действительности эти две недели стали наказанием не за воровство, а за ложь. Обвинение в краже с Блейз сняли, когда хозяйка колье чудесным образом обнаружила пропажу, но тетя Агнес пришла в ярость, узнав, что ее племянница принесла в жертву свою репутацию и честь, чтобы защитить этих «грязных язычников». Однако сама Блейз никаких угрызений совести не испытывала - отец бы понял и одобрил ее поступок.
        Мама, конечно, бы расстроилась, но не стала бы браниться, как тетя Агнес. Трудно отыскать столь различных сестер. Мама - такая элегантная и обворожительная, никогда не повышала голоса, словом, была настоящая леди. К сожалению, мать, подобно большинству имевших дело с леди Агнес, не умела противостоять ей. Но Блейз все равно очень любила и уважала маму, и после ее смерти девушке не хватало матери почти так же, как отца.
        - Ты правильно поступила, что пришла к нам. Мы - твоя семья, - задумчиво проговорила Панна. - Все образуется, вот увидишь. Живи у нас, сколько понадобится, а спать будешь здесь, у меня.
        - Спасибо, Панна.
        - Исадора подберет тебе красивую одежду. - Под словом «красивую» она имела в виду
«пеструю», Блейз знала это. Цыгане любят яркие краски. - А завтра начнешь помогать по хозяйству. Хоть ты и светская дама, но здесь будешь цыганкой и станешь отрабатывать свой хлеб.
        Блейз улыбнулась, условие ее устраивало. Большей чести, чем считаться равной среди этих людей, она и представить не могла.
        - А теперь иди, - отпустила ее Панна взмахом руки, - пойди потанцуй, пусть твои бледные щеки порозовеют.
        Блейз рассмеялась такому внезапному окончанию разговора. Она повиновалась старой цыганке и вышла из палатки в поисках жены Миклоша, чтобы помочь ей с ужином. От переполнявшей ее радости она бежала вприпрыжку, наслаждаясь обретенной свободой. Еще утром она пребывала в полнейшем отчаянии, а теперь с трудом верила в свою удачу - судьба улыбнулась ей, послав старых друзей.
        Ребятишек отправили в лес за хворостом для костров, а женщины принялись стряпать ужин. Все были заняты, только Миклоша и Исадоры нигде не было. Блейз посмотрела туда, где еще совсем недавно находился Мик-лош, и, к своему удивлению, увидела, что цыгана там уже нет, а на разостланном одеяле остался только один белокурый мужчина. Она вспомнила про лорда Линдена. Он лежал на спине, подложив одну руку под голову и осторожно вытянув правую ногу.
        Блейз убедила себя, что ею движут исключительно любопытство и беспокойство, когда почти против своей воли оказалась рядом с ним. Она все же осознавала, что ее притягивают куда более примитивные и менее альтруистические чувства, чем она была готова признать. Лорд Линден сбросил накидку и фрак, в жилете и рубашке он смотрелся великолепно: широкие, мощные плечи, узкие бедра, длинные мускулистые ноги наездника.
        Чем ближе она подходила к нему, тем медленнее становился ее шаг. Лорд Линден лежал так тихо и неподвижно, что Блейз решила, что он спит. Глаза у него были закрыты, морщины боли, прорезавшие красивое лицо, несколько разгладились. В этот миг серые рваные облака разошлись, и луч предвечернего солнца заиграл на золотистых кудрях Джулиана, создавая вокруг его головы почти божественный нимб.
        От увиденного у Блейз невольно перехватило дыхание, но она напомнила себе, что он - не ангел, а поцелуи, которые он подарил ей в гостинице, были вполне земными. Падший ангел, возможно… но не такой, с которым уважающая себя леди стала бы водить знакомство, если собственная добродетель ей небезразлична. И все же, влекомая неведомой силой, Блейз медленно опустилась на колени рядом с ним и наклонилась, непроизвольно вытянув руку, словно хотела дотронуться до обезображенной шрамом щеки.
        Он, должно быть, почувствовал ее присутствие, потому что она еще не успела коснуться его, а он открыл глаза. Блейз быстро отдернула руку, отпрянула и, залившись румянцем, смутилась, будто ребенок, которого поймали за каким-то запретным занятием.
        Джулиан сонно заморгал и рукой прикрыл лицо от солнца, потом его синие глаза вдруг насторожились, и он пристально посмотрел на Блейз.
        - Вам плохо? - спросила она, радуясь, что удачно придумала объяснение своему внезапному вниманию к нему.
        Линден медленно сел и непроизвольно взъерошил волосы. Это придало ему весьма привлекательный вид.
        - Нет, я просто устал. Плохо спал ночью.
        Блейз понравилась его прямота и то, что он не пытался вызвать чувство жалости к себе. Это прямодушие тронуло ее сердце.
        - Вас беспокоят раны?
        - Отчасти. - Голос Линдена вдруг зазвучал сухо, морщины прорезали лоб, будто он вспомнил что-то в высшей степени неприятное. Но внезапно его лицо прояснилось, он спокойно посмотрел на Блейз. - Я должен был бы рассердиться на вас за то, что вы покинули меня, милая.
        - Покинула вас, милорд? По-моему, все было несколько иначе. Я ведь предупредила вас, что мне не нужен ваш эскорт.
        - Какое малодушие!
        Он произнес это обвинение, будто дразнил ее, с вызовом и нескрываемой чувственностью. Блейз вздрогнула; всем своим существом отзываясь на его интонацию, она не подумала возражать. С ее стороны действительно было престо малодушием оставить его один на один с цыганами. Она не хотела тогда, чтобы он испытывал на ней действие своего обаяния.
        - Наверное, вам пора? Зачем заставлять лошадей стоять попусту?
        - Вы намекаете, что мне лучше убираться?
        - Но, кажется, безуспешно. Похоже, вы не очень восприимчивы к моим намекам, милорд.
        Он рассмеялся низким веселым смехом, который вызвал у нее ответную улыбку.
        - Да, вам еще предстоит узнать, что я очень упрям. Боюсь, в ближайшем будущем вам будет нелегко избавиться от меня, поскольку я принял приглашение вашего друга Миклоша остаться на ужин.
        - На ужин? - Улыбка медленно сползла с лица Блейз. Она непонимающе уставилась на Джулиана.
        - Не сомневаюсь, вам хорошо известно значение слова «ужин» - вечерняя еда. - Блейз по-прежнему не могла вымолвить ни слова. Опираясь на локти, лорд Линден лениво откинулся назад. - Я уже позаботился о лошадях, благодарю вас за внимание. Я отправил их вместе со слугами на ночь в ближайшую деревню. Так что, милая, я свободен на вечер и на всю ночь, если вас это интересует, конечно. Можете мной распоряжаться.
        Блейз постаралась пропустить мимо ушей это более чем прозрачное замечание, перевела взгляд вдаль на дорогу и теперь поняла, почему уже давно не видно экипажа виконта. Он отпустил его. Однако совсем не понятно, зачем Миклош пригласил этого знатного дворянина на ужин. Она догадалась, что Миклош обрадовался, когда узнал, что ее спутник не из местного магистрата и не собирается выдворять их из графства. Но принять в таборе незнакомца, да еще с таким гостеприимством, мгновенно утратив всякую осторожность…
        - Как вам удалось получить приглашение на ужин? - подумала она вслух.
        - Это так необычно?
        - Видете ли, обычно цыгане не приглашают к столу посторонних, если только не стремятся закрепить дружбу.
        - Несомненно, ваш мистер Смит был совершенно сражен моим знаменитым обаянием и адресом.
        Лорд Линден произнес это с обезоруживающей, дразнящей легкостью, но Блейз поняла, что в его словах содержится немалая доля истины. Должно быть, ему пришлось, как следует потрудиться, чтобы очаровать Миклоша.
        - Представляю, сколько пыли вы пустили ему в глаза, несносный, - ответила она дерзко. - Но за этим кроется нечто большее. Миклоша не так-то просто обвести вокруг пальца.
        Джулиан притворно поморщился. - Вы обижаете меня, милая. Но в данном случае вы правы. Подозреваю, что мне помог мой интерес к лошадям. Я сейчас как раз заполняю конюшню, а для мистера Смита это прекрасная возможность заработать - он ведь живет торговлей лошадьми. Я сослался на сильную усталость и попросил отложить дела на завтра.
        Объяснение прозвучало весьма разумно: лорд Линден подкупил Миклоша возможностью продать лошадей. Однако Блейз пришла в ужас от этого приглашения, но, если уж быть до конца честной, оно привело ее в трепет, она ощутила волнение, с которым не могла справиться.
        Присутствие лорда Линдена здесь, в таборе, только осложнит ее жизнь, но от одной мысли, что ей предоставляется возможность посостязаться в остроумии с этим элегантным, изувеченным в сражениях знатным дворянином, ее сердце учащенно забилось. Она хочет, чтобы он остался. И потом, это же всего на одну ночь. Несомненно, она придумает, как избавиться от его настойчивого внимания в эту ночь.
        - Я не переменю своего решения, - проговорила Блейз, пристально глядя на него.
        Ответная улыбка Джулиана была ленивой, мужской… в высшей степени уверенной.
        - Что ж, рискну и попробую убедить вас. Нежное обещание в голосе и в мерцающей глубине его синих глаз околдовало ее. Очень долго Блейз оставалась неподвижной. Она вдыхала запах согретой солнцем осенней травы, окружавшей их, и прислушивалась к ровному гомону табора за спиной. Когда взгляд лорда Линдена остановился на ее губах, Блейз охватило невыразимо странное чувство, будто он целовал ее глазами, ласкал губы, не прикасаясь к ним. Она судорожно сглотнула. Наконец девушка отвела от него взгляд и осмотрелась вокруг - колдовство закончилось.
        - Где Миклош? - пробормотала она, намереваясь сменить тему разговора.
        - Думаю, ловит кроликов вместе с Бруно.
        - Бруно?
        - Четырехногое черное чудовище, которое совсем недавно чуть не охрипло от лая! Ищейка, по-моему. Разве вы не знакомы с Бруно?
        - Меня долго не было в таборе, - отозвалась Блейз, надеясь, что такое объяснение прозвучит убедительно. - Я здесь не всех знаю.
        - Полагаю, Бруно - отличный браконьер. Блейз настороженно замерла.
        - Если собака поймает добычу, закон не считает это браконьерством.
        - Я знаю, милая. Не волнуйтесь понапрасну. Вашим цыганам кет причин опасаться меня, я так им и сказал. Пусть поймают несколько кроликов на ужин. Тем более что я и сам приму в нем участие.
        Спокойный, миролюбивый ответ лорда Линдена заставил забыть ее о своих опасениях, и Блейз успокоилась. Однако то, что затем беспечно добавил Джулиан, не очень утешило ее:
        - Кстати, Миклош познакомил меня со своим старшим сыном.
        - Да? - удивилась она.
        - Чудесный парень, Томми. - Джулиан протянул руку, сорвал травинку, потом поднес ее ко рту, задумчиво пожевал и спросил: - Сколько лет вы бы дали ему? Тринадцать? Четырнадцать? - Блейз поняла, куда клонится разговор, и покраснела. - Он ваш суженый, надеюсь, вы не забыли?
        Она хотела, было опять что-нибудь солгать, но чувство юмора взяло верх, и она звонко рассмеялась:
        - Конечно, я помню его.
        - Не слишком ли он молод, чтобы стать вашим супругом?
        - Том выглядит моложе своих лет. Да и к тому же цыгане вступают в брак рано.
        - Тем не менее, вам до сих пор удавалось избегать брачных уз.
        - Я же говорила, я - приемная.
        - Да, помню. - Он искоса посмотрел на нее. - Интересно, чему в ваших рассказах можно верить?
        - Всему или ничему, милорд. - Блейз озорно тряхнула головой. - Для меня это не имеет значения. - Она говорила правду. Для Блейз было важно только, чтобы Джулиан ке узнал, кто она. Пока она придерживается своей выдумки, все будет хорошо. Она была уверена, что здесь, в таборе, может не опасаться разоблачения. Цыгане, как дети, любят забавляться. Они охотно помогут ей разыграть заезжего щеголя и выдать себя за одну из них, скрыть, что на самом деле она - мисс Сент-Джеймс. Но будет ли благоразумно с ее стороны испытывать судьбу и дальше, оставаясь в его обществе? Она встала и стряхнула пыль с юбки. - Мне пора идти, чтобы помочь приготовить ужин.
        - Прошу прощения, что не поднимаюсь. - Джулиан опять сел. - Моя нога…
        - Да-да, я понимаю. - У нее самой ноги затекли от долгого стояния на коленях. - Прошу вас; не беспокойтесь обо мне. Можете поверить, я говорю искренне, - с улыбкой добавила девушка.
        Джулиан взглядом проводил Блейз - он был не в силах оторвать от нее глаз. Ее роскошные черные волосы, прикрытые платком, рассыпались почти до самых округлых, покачивающихся бедер… Но здесь его разум восстал. Поношенное, плохо сшитое платье на ней откровенно оскорбляло ее природные изящество и женственность. Он прищурил глаза, мысленно скидывая с нее убогое платье, одевая… и вновь раздевая ее. Он представил ее прелестное тело, открытое его взору… рубины, алеющие на белоснежной коже шеи… полную, упругую грудь с розовыми сосками, жаждущими его прикосновения… темный треугольник внизу живота, скрывающий доступ к неземному блаженству!
        Игра воображения необычайно возбудила его. Джулиан откинулся на одеяло, осторожно вытянул ноги, радуясь последним лучам вечернего солнца. Они согрели его, успокоили боль в мышцах, но охладить разгоряченную кровь или усмирить чувственные фантазии не смогли. Он хочет эту колдунью. И она будет принадлежать ему. Он сделает все, что в его силах. Без похищения и насилия он добьется, чтобы она принадлежала ему.
        Джулиан не сомневался, что эта задача ему вполне по плечу. Он верил в свое мужское чутье и понимал, что у него нет причины ревновать ее к Миклошу. Надо признать, цыганский вожак - красивый смуглый дьявол, но он, по меньшей мере в два раза старше Блейз, к тому же женат, и у него большая семья. Джулиан заметил, Миклош обращается с Блейз, как с младшей сестрой. Подросток Томми ему тоже не соперник. Она утверждала, будто он - ее суженый, но блестящие глаза, наполненные тайным весельем, когда она говорила об этом, и беззаботный смех заставили Джулиана думать иначе.
        Однако все это его уже почти не волновало. Каковы бы ни были ее отношения с цыганами, хотя само по себе это весьма любопытно, для него они теперь не имеют значения. Он знает, как добиться своего, он испытает на ней свои неотразимые чары. Очень скоро эта девушка с фиалковыми глазами поймет, как слаба ее защита, если Джулиан Морроу, шестой виконт Линден, бывший кавалерист ее величества принял решение добиться успеха.

        Глава 4

        Потрескивание цыганских костров… едкий запах дыма, смешивающийся с ароматом жаркого… громкий веселый мужской смех… Табор стекался к кострам на ужин.
        Джулиан поддался прелести цыганской жизни, но одновременно с этим испытал и острое разочарование. Цыганки ели отдельно от мужчин и присоединились к ним только после того, как была вымыта вся посуда и уложены спать по палаткам малолетние дети. Прошли томительные минуты ожидания, прежде чем он снова увидел свою колдунью.
        - У нас простая посуда, милорд, - извинился Миклош, когда его жена Исадора подала лорду Линдену ужин в деревянной миске и деревянную ложку.
        Джулиан смирился с неизбежным ожиданием, с улыбкой наклонился вперед и любезно принял ужин.
        - Я привык к простой посуде, - солгал он. - Я ведь бывший солдат. - Он не стал вдаваться в подробности и рассказывать, что рацион кавалерийских офицеров зачастую был весьма изысканным. Джулиан попробовал жаркого и одобрительно закрыл глаза. - Превосходно, - совершенно искренне похвалил он. Бруно поймал несколько кроликов, и теперь от запаха жаркого с луком и картошкой действительно текли слюнки.
        За ужином шел неторопливый общий разговор. Джулиан делал вид, что внимательно слушает, но с трудом сдерживал нетерпение. Мысли его все время возвращались к смеющейся чаровнице с сияющими фиалковыми глазами и черными, как смоль, локонами.
        Незаметно подкралась ночь. Постепенно к кострам стали подтягиваться женщины. Джулиан просто сгорал от нетерпения, когда, наконец появилась Блейз. Глазами она отыскала его в толпе, он притягивал ее против воли. На секунду их взгляды встретились. И в то самое мгновение, когда это случилось, желание охватило его, как голод охватывает желудок, тянущий, мучительный голод, от которого становится больно не меньше, чем от ран. Желание было настолько сильным, что у него перехватило дыхание.
        Блейз переоделась в цыганское платье: на ней была ярко-желтая блузка, украшенная по рукавам широкой вышивкой и стянутая шнурком на шее, слишком скромная, с его точки зрения; синий бархатный корсет обнимал тонкую талию; темно-зеленая шаль прикрывала изящные плечики от зябкого ночного воздуха; ярко-красная юбка волнами оборок закрывала ноги; красно-черное ожерелье скользнуло в ложбинку меж высоких упругих грудей; золотые сережки ласкали ей щеки всякий раз, когда Блейз поворачивала голову. Длинные черные волосы были красиво уложены в замысловатую прическу по цыганской моде, хотя Джулиан предпочел бы, чтобы они свободно спадали с плеч.
        Но не яркий наряд и несколько необычная прическа привлекали Джулиана, его влекла сама девушка. Ее шелковая кожа матово отсвечивала в отблесках пламени, а аметистовые глаза стали еще темнее. После того как зашло солнце, она превратилась в пылкое, сладостное творение ночи.
        Джулиан почувствовал, как внезапно напряглась его плоть. В мыслях у него царило одно простое и властное желание - подхватить эту соблазнительную цыганку на руки и поскорее унести ее отсюда в ночную тьму, подальше от шума толпы и отсветов костров, туда, где они остались бы вдвоем, где он смог бы медленно, одну за другой, снять с нее все одежды и насладиться спрятанным под ними нежным хрупким телом, зарыться лицом в море смоляных волос, где они смогли бы отдаться друг другу и обрести радость.
        Но, разумеется, это было совершенно невозможно. Их окружала шумная, веселая толпа, которая, он был уверен, не потерпела бы, чтобы незнакомец, пусть даже и высокородный, посягнул на кого-то из табора.
        Он надеялся, что Блейз сама подойдет к нему, присядет рядом и позволит почувствовать свою близость, но она, казалось, намеренно избегала его. Она села далеко от него, с противоположной стороны костра, подтянула к лицу колени и так же, как другие женщины, расправила юбку.
        - А теперь, - объявил Миклош больше для своего знатного гостя, - мы послушаем рассказы. Держу пари, милорд, ничего подобного вам ранее слышать не приходилось.
        Джулиан с трудом оторвал взгляд от Блейз и вежливо улыбнулся, когда один из цыган постарше выступил вперед.
        Рассказы оказались весьма занимательными. Это были памятные истории, приукрашенные невероятными подвигами, в достоверности которых клялись рассказчики, энергично жестикулируя руками и стуча себя в грудь. Усилием воли Джулиан заставлял себя слушать рассказчиков, а не смотреть пристально на Блейз по другую сторону костра. Однако отвести от нее глаз он был не в силах, как не в силах был избавиться от фантазий, которые горячили кровь и держали в напряжении его плоть.
        - Так что вы думаете об этом, милорд? - спросил Миклош в завершение.
        - Очаровательно, - мгновенно ответил Джулиан, по-прежнему не отрывая глаз от Блейз.
        Похоже, ответ гостя удовлетворил Миклоша, и он расплылся в довольной улыбке.
        - Готов поспорить, у вас тоже есть одна-две истории, достойные внимания, - проговорил Миклош.
        - С вашими им не сравниться.
        - А может, вы просто скромничаете, милорд?
        - Что ж, пожалуй, расскажу вам, как провел лесничих отца, когда был еще мальчишкой.
        Сразу же у всех загорелись глаза, и Джулиан понял, что выбрал тему, близкую сердцам цыган.
        - Да, это то, что нужно, - одобрительно сказал Миклош.
        С хитрой улыбкой, словно насмехаясь над самим собой, Джулиан пустился рассказывать, как браконьерствовал в лесах отца и едва-едва избежал наказания. Он сочинял на ходу, и скоро цыгане уже одобрительно кивали и смеялись над вредными лесничими, один из которых в конце концов свалился в пруд, а другой повис вниз головой на дереве, попав в капкан, поставленный Джулианом.
        Блейз с возрастающим восхищением слушала его рассказ и с не меньшим ужасом замечала, как быстро и легко лорд Линден расположил к себе своих восторженных слушателей. Теперь ей стало ясно, как ему удалось обворожить Миклоша и получить приглашение на ужин. Джулиан понял, что расположить к себе бесхитростных цыган можно непритворным интересом и искренней лестью. Добрые сердцем цыгане больше привыкли к тому, что на них всегда кричат, оскорбляют, а лорд Линден одобрительно смеялся, с непритворным интересом слушая их истории, выказывая явное восхищение их подвигами, и этим завоевал их симпатию. Он чувствовал себя совершенно свободно, будто среди своих, хотя заметно отличался от остальных цветом волос и манерами знатного человека. Было видно, что цыганам хочется произвести впечатление на благородного гостя, но и сам он охотно поддавался их обаянию. Джулиан ни разу не посмотрел на них свысока, ни в чем не подчеркнул своего превосходства. Блейз невольно тоже поддалась его очарованию. Она почти огорчилась, когда раздались звуки скрипок и тамбуринов, а ведь танцы обычно были ее любимым развлечением.
        Искренне досадуя на свое вынужденное бездействие, Джулиан с притворным вниманием наблюдал за подготовкой к представлению. Яркие языки пламени цыганских костров… жалобный и трепетный напев скрипки… силуэты танцоров и музыкантов, занимающих свои места…
        И вдруг музыка изменилась. Живая, возвышенная мелодия, взмывающая ввысь, переходящая в длинные, продолжительные рыдающие аккорды, плач смерти и печали. Медленный, тяжелый ритм нарастал, расширялся, становился все быстрее и быстрее, набирая веселье и радость жизни, преображаясь в торжество необузданных страстей, свободного духа и победы жизни над смертью.
        Звуки подобной мощи Джулиану приходилось слышать до этого только несколько раз в Испании, когда в Андалузии исполняли огненный фламенко, чтобы развеселить офицеров. И сейчас, точно так же как тогда, музыка стала бальзамом для его израненной души… и одновременно послужила болезненным толчком, всколыхнувшим чувства, которые он считал давно похороненными, убитыми ночными кошмарами и четырьмя страшными годами войны: жажду жизни… надежду… просто радость оттого, что жив.
        Он полагал, что навсегда потерял способность ощущать радость, но сейчас испытывал ее в волнующей музыке, в страстных движениях танцующих цыган, во взгляде черноволосой девушки, сидящей по другую сторону костра. Краем глаза Джулиан следил за выразительными движениями танцоров, но занимала его только Блейз. Она сидела неподвижно, обхватив руками колени, и внимательно наблюдала за танцующими с таким выражением на лице, будто ей не терпелось присоединиться к танцу. Почему она этого не делает, для Джулиана оставалось загадкой, которую он надеялся разгадать в ближайшем будущем.
        Возможность представилась, когда замер последний аккорд. Джулиан принялся энергично аплодировать и хвалить танцоров.
        - Замечательно, никогда не видел такого мастерства. Я даже до ранения так хорошо не танцевал.
        Цыгане восторженно зашумели. Потом Миклош объявил, что пора расходиться, и началось обсуждение, как устраиваться на ночлег. Джулиан вызвался спать на открытом воздухе у костра, сказав, что обойдется одним одеялом, но его предложение встретили бурным протестом. Завязался оживленный спор за честь предоставить гостю ночлег, и на мгновение Джулиан остался один.
        Он медленно встал, рассеянно потирая раненую ногу, затекшую от долгого сидения, и, опираясь на трость, пересек пространство, отделявшее его от девушки. Остановившись перед молчаливой Блейз, он протянул ей руку, помогая подняться. От неожиданности девушка вздрогнула, и Джулиан испытал острое чувство досады оттого, что ее мысли столь далеки от него.
        - О чем вы задумались, милая? - осторожно спросил он, когда она встала, опираясь на его руку. Их лица оказались совсем близко, и Джулиана поразила печаль, которую он увидел в ее глазах, и слезы, блеснувшие в них. Не удержавшись, Джулиан спросил ее более настойчиво, чем хотел: - Что вас тревожит?
        - Ничего… - Она отвернулась от него и тыльной стороной ладони смахнула со щеки катившуюся слезинку. - Просто воспоминания.
        Кто-кто, а Джулиан хорошо знал силу горьких воспоминаний, но откуда у этой смеющейся нимфы такая грусть? Что было у нее в прошлом? Джулиан почему-то полагал, что у нее не может быть грустных мыслей. Он протянул руку, коснулся пальцем ее подбородка и повернул лицо к себе.
        - Мне тяжело видеть ваши слезы, какое печальное событие вызвало их?
        Нежность в его интонации и искреннее сочувствие в синих глазах вывели Блейз из состояния меланхолии. Она грустно посмотрела на Джулиана. Ей вспомнился отец, их последняя совместная поездка в табор. Как смешно было тогда смотреть на отца, который изо всех сил старался перетанцевать Миклоша - совершенно невозможное дело. Миклошу не было равных в танце.
        Но Блейз было несвойственно долго предаваться грусти, да и отец не одобрил бы этого. Она мысленно отчитала себя, проглотила подступившие слезы, но отвести взгляд от златокудрого лорда, крепко державшего ее за подбородок, не смогла.
        Джулиан пристально смотрел ей в лицо. Едва заметная морщинка залегла у него меж бровей, будто он хотел одной силой воли разогнать ее печаль.
        - У меня все в порядке, правда.
        Лицо Джулиана разгладилось, но он не отпустил ее. Он принялся водить пальцем по изящному контуру ее подбородка. Блейз почувствовала, как от этой ласки и его близости учащенно забилось сердце. Ее смущала его привлекательность, а сияние золотистых кудрей в отсветах костра и нежное прикосновение его пальца к подбородку приводили в трепет.
        Внезапно она очнулась, вернулась к действительности и попыталась отстраниться от Джулиана, сделав небольшой шаг назад, чтобы прервать неожиданно возникшую удивительную близость.
        Он с большой неохотой отпустил ее.
        - Вы не танцевали сегодня. - Его бархатный голос звучал соблазняюще. Блейз казалось, что его слова ласкают ее точно так же, как делали это его пальцы. - Сознаюсь, я испытал разочарование.
        - Вы не много потеряли, - Блейз через силу улыбнулась. - Я не очень хорошо танцую.
        Если лорд Линден и собирался что-то ответить, то не успел, потому что как раз в это время появился Миклош.
        - Зачем же так скромничать, Раунийог? Ты отлично танцуешь. Поверьте, милорд, так оно и есть. Я сам учил ее.
        - Раунийог? - удивился Джулиан, переводя глаза с Блейз на Миклоша и обратно.
        - Так мы с любовью прозвали мисс Блейз, - пояснил Миклош. - На цыганском это означает «огненная женщина». Ее отец очень любил огонь.
        Джулиан заметил, что Блейз очень мило покраснела, но гораздо больше, чем прозвище, любопытство Джулиана вызвало другое.
        - Вы знали ее отца?
        - Да, он был нашим другом. Ваша палатка ждет вас, милорд. Пойдемте со мной, я провожу вас.
        - Да-да, спасибо, Может быть, вы позволите мне пожелать спокойной ночи мисс Блейз?
        Просьба несколько озадачила Миклоша, но он почтительно поклонился и отошел на приличное расстояние, оставив их вдвоем.
        Блейз настороженно смотрела на лорда Линдена, ей не понравилось, с какой легкостью он подчиняет всех своей воле. Но его слова удивили ее.
        - Я подумал, быть может, вы подскажете мне, как вести себя в подобных обстоятельствах. Мне было бы неприятно думать, что я кого-то выселяю из постели, но, наверное, отказаться невежливо.
        - Вы правы. - Блейз невольно восхитилась его деликатностью. - Они очень обидятся, если вы отвергнете их гостеприимство. Но, - добавила она, - я сомневаюсь, милорд, что ночлег будет похож на тот, к которому вы привыкли. Ночь будет холодной.
        Услышав тонкий камек на свое положение, Джулиан скривил губы в хитрой улыбке.
        - Напротив, на войне мне приходилось ночевать и в худших условиях. Мы спали на голой земле в открытом поле под ледяным дождем, а единственным укрытием был плащ. - От неожиданности Блейз не нашлась что сказать. Лорд Линден действительно страдал много больше, его не испугает ночь в цыганской палатке. Это подтверждали и его раны. - А где вы будете спать? - спросил он.
        Незнакомцу было непозволительно задавать подобный вопрос порядочной девушке, да еще с таким откровенным намеком. Блейз хотела, было отчитать его за эту вольность, но вовремя вспомнила, что, по собственной выдумке, она-то как раз к порядочным девушкам не относится. И натянуто улыбнулась.
        - Я буду под хорошим присмотром, милорд, будьте уверены. У людей неправильное представление о цыганах. Вы считаете нас бесстыдными и распущенными, но уверяю вас, мы такие же добродетельные, как только что принявшие постриг монахини в монастыре, и охраняют нас не хуже.
        Похоже, Джулиан ей не поверил.
        - Жаль, - только и вымолвил он. Потом слегка коснулся пальцами ее носика и отошел назад. - Вспомните обо мне, когда ваша голова коснется подушки.
        Она стояла и смотрела ему вслед, в то время как Джулиан в сопровождении Миклоша шел через весь лагерь к палатке, которую ему выделили на ночь.
        - Ночного горшка, к сожалению, не могу предложить вам, - извинился цыган. - Мы бегаем в лес. Но прикажу Томми принести вам утром горячей воды побриться.
        - Премного благодарен.
        - Вам еще что-нибудь понадобится?
        - Не решаюсь попросить, - замялся Джулиан.
        - Напрасно. Все, что у нас есть, ваше.
        - Не обидитесь ли вы, если я попрошу вас помочь мне снять ботфорты? Иначе мне придется спать прямо в них.
        На смуглом лице Миклоша сверкнули в улыбке белоснежные зубы.
        - Я в вашем распоряжении, милорд.
        Дюжий цыган быстро стянул с него плотно облегающие ботфорты и ни словом не обмолвился о беспомощных щеголях, которые не могут обойтись без прислуги, но Джулиан подумал об этом. Помощь цыгана стоила ему ощутимого щелчка по самолюбию. Он, разумеется, мог бы и сам стянуть ботфорты, но с большим напряжением для раны. А с помощью Миклоша он освободился от них быстро и довольно безболезненно. Поблагодарив Миклоша за гостеприимство, Джулиан залез внутрь палатки, где в маленькой стеклянной лампе над головой горела свеча.
        Джулиан обнаружил, что палатка совсем крошечная и на удивление чистая. В противоположном от входа конце палатки полог нависал над постелью, которая представляла собой кучу соломы, покрытую мешковиной и уложенную на толстый слой веток, чтобы приподнять постель над землей. «На случай дождя», - решил Джулиан. Одеяла оказались чистыми, от них исходил приятный запах. Джулиан обрадовался, что его не сожрут заживо клопы. Он сполна отдал им дань в Испании.
        Опустив полог палатки, служивший дверью, он снял редингот, сюртук, галстук и отстегнул воротничок. Аккуратно сложил вещи и сверху положил карманные часы. Затем погасил свечу, улегся и натянул на себя одеяло. Он устал, день выдался нелегкий, но на сердце у него было так легко, как давно уже не было.
        Это удивило его. За весь вечер он ни разу не вспомнил Каролину, ее безвременную кончину и свою вину. Все его мысли занимала молодая колдунья с сияющими фиалковыми глазами, которая с удовольствием загадывала ему загадку за загадкой.
        Джулиан тихо усмехнулся в темноте, вспомнив прозвище, данное Блейз цыганами. Огненная женщина. Удивительно точное прозвище. Он закрыл глаза и отдался воспоминаниям о прошедшем дне. Вспомнил, что ощутил, когда склонился над ней на кушетке и поцеловал, вспомнил, как она ответила на его поцелуй, и тело его напряглось.
        Он отдавал себе отчет в том, что чувство, которое он испытывал к ней, не просто физическое влечение. Как ни странно, это чувство сильно напоминало ему благодарность. Сама того не желая, его чаровница дала ему цель, наполнила жизнь смыслом. Вино ее прелести ударило ему в голову, он почувствовал себя ожившим и помолодевшим, тени прошлого отступили. Впервые за долгое время он смотрел в будущее с надеждой, а не только с болью и безразличием.
        Плотнее укрываясь одеялом, он каким-то внутренним чутьем понял, что, несмотря на боль в бедре, впервые за многие годы хорошо выспится.

        Глава 5

        В эту ночь кошмары не мучали Джулиана. Вместо них ему снилась черноволосая красавица, которую он крепко держал в руках, а ее шелковистое, нежное, охваченное страстью тело выгибалось под ним. Он припадал к ее сладким теплым губам и никак на мог утолить жажду.
        Проснулся Джулиан оттого, что в нос ему тыкалось нечто холодное и влажное. Он вздрогнул от неожиданности и резко сел. В серой предрассветной дымке он различил лохматое черное создание, которое лизало его в лицо, и громко застонал, но не от испуга, а от внезапной резкой боли в бедре.
        Пес по кличке Бруно выскочил из палатки через полог, который ему удалось отодвинуть, и уселся у входа, не сводя глаз с Джулиана.
        - Я не приглашал вас в свое скромное убежище, сэр, - проговорил Джулиан сквозь зубы. - Пошел прочь!
        Он так и не увидел, какое воздействие на пса оказала его команда, потому что как раз в это время поблизости послышался сердитый окрик, а затем паренек по имени Томми подбежал и пнул пса ногой в бок. Не удержавшись на ногах, Томми упал на колени и при этом пролил почти половину воды из тазика, который нес.
        - О! Милорд, простите меня. Клянусь, это больше не повторится.
        - Ничего, все в порядке, - с трудом промямлил Джулиан, покрываясь холодным потом от острой боли в бедре.
        - Но джук, сэр, он же грязный.
        Джулиан догадался, что паренек говорит о собаке. Обсуждать цыганский словарь сейчас он был не в состоянии, да и спорить о собачьих привычках тоже. Стиснув зубы, энергично начал растирать ноющие мышцы бедра, пока боль не утихла. Только тогда он посмотрел на паренька и с трудом улыбнулся.
        - Если ты принес горячей воды, я прощу тебе все что угодно.
        - Простите Бруно, милорд. Я его хорошо учил, правда. Он просто не знал, что вы свой и к вам нельзя приставать. Для него все богатые одинаковы.
        Подвергшись новому бурному потоку извинений, Джулиан терпеливо слушал паренька и одновременно разглядывал его. Томми был симпатичным подростком с темными страстными глазами и юношеской улыбкой на смуглом лице. Несомненно, он слишком молод для той, о которой мечтал Джулиан, молод не только по годам, но и по жизненному опыту. Его колдунья бегала бы кругами вокруг него, но довела бы только до головокружения.
        Наконец Джулиан избавился от Томми, убедив того, что спокойно пережил ужаснейшую пытку, когда пес облизывал его лицо.
        В наступившей блаженной тишине он слышал, как с началом дня пробуждается лагерь. Когда Джулиан выглянул из палатки, то увидел поднимающиеся к небу голубоватые дымки костров, на которых уже готовился завтрак. Дымки смешивались с зябким утренним туманом, окутавшим цветочный луг, где был разбит цыганский лагерь.
        Утро было сырое и довольно прохладное. Джулиан поежился и потянулся за сюртуком. Потом принялся с усилием натягивать ботфорты, отчего резкая боль вновь сковала бедро. В это время снаружи послышались шаги. Джулиан выглянул и увидел, что в сторону его палатки идет Блейз, а за ней нерешительно продвигается Миклош.
        Когда Блейз подошла к палатке, она опустилась на колени, и их глаза оказались на одном уровне. Джулиан невольно отметил, как свежо и прелестно выглядит Блейз в пестром цыганском наряде, а сам он еще не побрился и не умылся. И только потом ему бросилось в глаза, как непривычно подавлена девушка.
        Ока робко покашляла и протянула на ладони золотые часы.
        - Милорд, это, случаем, не ваши часы?
        Рука Джулиана непроизвольно потянулась к карману, но он тотчас вспомнил, что положил часы рядом с собой, когда устраивался на ночь. Пошарив вокруг, он убедился, что часов на месте нет.
        - Полагаю - мои, во всяком случае, там, где я оставил их вчера вечером, их нет. Уж-не Бруно ли виноват в их исчезновении?
        - Он не то чтобы украл их, - зарделась Блейз, - просто…
        - Просто взял на время, чтобы посмотреть, который час. Какой умный пес! - Джулиан хитровато улыбнулся, взял протянутые часы и надежно упрятал их в карман.
        Блейз отлично понимала, что лорд Линден не так наивен, чтобы принять на веру такое объяснение. Бруно не только прекрасно ловил кроликов, но был еще образцовым цыганским псом, обученным воровать часы, ложки, деньги и другие небольшие ценные предметы у ничего не подозревающих горгиос. Но сегодня утром пес просто ошибся в выборе жертвы. Кража у гостя была страшным нарушением закона цыганского гостеприимства. Миклош пришел в неописуемый ужас, узнав о случившемся, и попросил заступничества у Блейз.
        - Я так сожалею, милорд…
        - Выбросите из головы, это пустяк, - Джулиан равнодушно пожал плечами. - Во всяком случае, будет, что вспомнить о знакомстве с цыганской жизнью.
        Миклош вышел вперед и начал выражать самые искренние сожаления. Он так долго и многословно говорил, что Джулиану стало неловко. Внимательно наблюдая за ним, Блейз испытала чувство искренней благодарности за то, что он спокойно отнесся к краже. Любой другой джентльмен на его месте поднял бы страшный шум, потребовал бы незамедлительно уничтожить животное, а его хозяина бросить в тюрьму. Но Блейз уже начала догадываться, что виконт Линден не совсем обычный джентльмен.
        Его откровенно восхищенный взгляд мгновение назад возбудил ее, ни одному мужчине ранее сделать это не удавалось. Взгляд его синих глаз заставил начисто забыть, зачем она пришла к нему. Даже не одетый, в расстегнутой рубашке без галстука и воротничка, с темно-золотистой ночной щетиной и багровым шрамом на щеке, в ее глазах он был самым привлекательным мужчиной из всех, кого она знала.
        И только когда попробовал вылезти наружу и встать, он оказался в проигрышном положении. Скорчившись от боли, лорд Линден схватился за бедро, на лбу у него выступили мелкие капельки пота.
        На лице Миклоша отразилась обеспокоенность. Блейз бросилась помогать Джулиану. Она подхватила его под руку и поддерживала все время, пока он твердо не встал на ноги.
        - Может, вам лучше лечь? - тревожно спросила она.
        - Нет-нет, - хрипло ответил Джулиан, - это сейчас пройдет.
        Блейз очень хотела чем-то помочь ему, облегчить страдания. Накануне она видела, что он непрерывно растирает больное бедро, знала, что он страдает от сильной боли.
        - Матушка табора, Панна, отличная знахарка, она лечит травами, - проговорила Блейз. - Может, она сумеет помочь?
        - Да-да, - подхватил Миклош. - Панна знает, что делать в таких случаях. Мы сейчас ее приведем.
        - Я бы не хотел… затруднять ее, - неуверенно отозвался Джулиан.
        - Что вы, какое затруднение! Надеюсь, это поможет загладить поступок Бруно.
        - Что ж, буду весьма признателен, - согласился Джулиан, глядя на Блейз, которая все еще продолжала держать его под руку.
        Совсем некстати ей захотелось коснуться его лица, разгладить складки вокруг рта и морщинки у глаз, вызванные страданием. До нее не сразу дошло, что Миклош обращается к ней с просьбой разыскать и привести Панну.
        - Да-да, сейчас, - тут же отозвалась Блейз. Она отпустила руку Джулиана и поспешила на поиски старой цыганки.

«Панна выглядит ужасно, очень похожа на ведьму, смеется, словно каркает, - подумал Джулиан часом позже, - но в знахарстве своем больше полагается на умелые, знающие, сморщенные временем руки, чем на черную магию».
        Просьба раздеться несколько смутила Джулиана. В то время, когда Панна внимательно осматривала и ощупывала рану на бедре, Миклош с любопытством следил за ее действиями. Но как только пытка закончилась, Джулиан уже не сомневался, что старуха действительно отличная знахарка.
        Панна принесла ему мазь, составленную по старинному цыганскому рецепту, и тут же сама втерла в зарубцовывающуюся рану, массируя ее пальцами. Мазь приятно пахла мятой и немного холодила. Панна пообещала, что мазь поможет снять приступы боли, после которых нога обычно немела, а его самого едва не тошнило.
        - Теперь вам станет легче, и вы сможете двигаться быстрее, - пообещала старуха, когда закончила священнодействие. Затем обернула ногу куском муслина и насухо вытерла руки.
        - Поразительно, - задумчиво произнес Джулиан, - мне уже стало легче. Не могу передать, как я благодарен вам.
        - Я знаю, как вы благодарны, милорд, - резко харкнула цыганка Не надо много ума, чтобы понять, что старый цыганский рецепт стоит дюжины ваших новомодных лекарств. Но если вы действительно хотите удивиться, приходите как-нибудь ко мне в палатку, я погадаю вам.
        Он вежливо согласился, но не потому, что верил в подобную ерунду, а просто из благодарности за помощь и за то, что она не заставила его лежать до полного выздоровления. Он страшно устал от бесконечного лежания, которое ничуть не уменьшало боль. Болезненные спазмы начинались в любом положении.
        Когда Джулиан остался один, он встал, опершись на ногу всей тяжестью тела, и простоял так примерно минуту. Сила в ноге, конечно, еще не восстановилась, но боль заметно спала. Уилл Террел будет ревновать, в этом Джулиан не сомневался, хорошо зная своего камердинера.
        На душе у него посветлело, ему уже давно не было так хорошо. Джулиан закончил бриться, оделся и опять стал респектабельным джентльменом. Он решил, что в этой простой и пестрой компании его галстук смотрится слишком официально. Застегивая ворот рубашки, Джулиан подумал, что надо попросить Уилла принести ему смену белья на завтра. Если он планирует задержаться здесь подольше, а, похоже, что ему потребуется больше времени, чтобы достичь цели, чем он полагал вначале надо сделать пребывание в таборе максимально удобным. Окинув взглядом незамысловатые палатки, Джулиан взял трость и отправился на поиски своей очаровательной колдуньи.
        Он быстро нашел девушку. Она бегала по лугу наперегонки с кучей оборванных и нечесаных цыганят, которые кричали и визжали от восторга так, что кони, пощипывающие неподалеку траву, в испуге вскидывали головы. Несмотря на то, что Блейз была лет на пять старше самого взрослого из них, она явно слыла заводилой среди ребятишек.
        Джулиан подивился, как мог не поверить рассказу девушки о том, что она живет в таборе у цыган. Пусть кожа у нее светлее, чем у остальных, речь более благородная, но по духу она ничем не отличается от них - такая же живая и веселая, полная огня, как они. Кажется, он ошибся, девушка сказала правду, она действительно живет здесь.
        Он смотрел, как она носится по мокрой от росы траве, прячется за лошадьми, неожиданно выскакивает и хватает визжащих ребятишек. А когда он сам в последний раз испытывал такое простое, ничем не омраченное удовольствие? Чувствовал ли он себя когда-нибудь совершенно свободным?
        Наконец она заметила его, виновато вздрогнула и поторопилась принять степенный вид: перестала носиться, распрямила плечи, расправила складки на юбке и пригладила пряди черных волос, выбившиеся из замысловатой прически. Джулиан пожалел, что невольно прервал ее веселье.
        Все еще задыхаясь, она неторопливо подошла к нему, глаза ее искрились. Даже румянцу на щеках было далеко до яркого блеска ее восторженных глаз. Джулиан поймал себя на мысли, что ему хочется обхватить ее за талию, приподнять и закружить.
        Блейз присела, приветствуя его, но лицо ее сразу же стало серьезным, когда она посмотрела в его глаза.
        - Вас все еще мучает боль, милорд?
        - Нет, я чувствую себя замечательно, - ответил он и натянуто улыбнулся. - Я, конечно, еще не в той форме, чтобы предаваться таким забавам, как вы только что, но боль заметно уменьшилась. - Он подвигал правой ногой, чтобы продемонстрировать, как восстановилась подвижность.
        - Я рада, что Панна сумела помочь вам. Она всегда всем помогает.
        - В моем случае она совершила просто чудо. Интересно, как она это делает? Я побоялся расспрашивать о составляющих ее таинственного целительного снадобья из страха услышать, что ока использует для его приготовления улиток, глаза лягушек и кровь летучих мышей.
        - Нет-нет, ничего такого зловещего! - весело усмехнувшись, воскликнула Блейз. - Для своих снадобий она использует тысячелистник, сусло Святого Иоанна и окопник. На лошадей, во всяком случае, это действует прекрасно.
        - Полагаю, мне не следует предлагать ей деньги?
        - Нет-нет, вы же гость. Любой цыган или цыганка страшно оскорбятся, если предложить плату за их сердечное гостеприимство.
        - Но думаю, есть все же что-то, чем я могу отблагодарить их, чтобы успокоить свою совесть?
        - Вы можете подарить табору, например, бочонок вина. Панна будет искренне рада, если вы подарите ей ткань на шаль или яркие бусы. Цыгане обожают бусы. А еще, - ее глаза озорно загорелись, - если совесть и вправду мучает вас, вы всегда можете купить у Миклоша лошадь и позволить надуть себя. Цыгане в этом таборе гордятся умением выторговывать хорошую цену.
        Джулиан поморщился, услышав подобное предложение.
        - Дело не в деньгах, просто мне не хотелось бы добавлять в свою конюшню какую-нибудь клячу.
        - О, это вам не грозит. Миклош разводит отличных лошадей, большая часть его табуна - первоклассные животные. Он ни за что не стал бы вас обманывать и подсовывать плохую лошадь.
        - Вы хотите сказать, что с другими он проделывает это запросто?
        - Ну, им же надо как-то зарабатывать на жизнь. - Блейз рассмеялась. - Обмануть доверчивого горгиос для цыгана дело чести.
        - Вы и на меня так смотрите? Как на того, кого можно надуть?
        Джулиан заметил, что после его слов румянец на щеках девушки стал еще ярче. И понял, его догадка верна: она видит в нем противника.
        Блейз опустила свои пушистые ресницы, и хотя этот жест был полон соблазна, в нем не было ни малейшего намека на флирт, во всяком случае, на тот, при помощи которого опытные в искусстве любви женщины пробуждали мужской интерес. Похоже, что его колдунья даже не подозревает о силе своих женских чар и о том, какое действие они оказывают на Джулиана. Надо все время быть начеку, если он хочет добиться успеха и завоевать ее.
        Не дождавшись ответа, Джулиан решил, что пора переходить в наступление и использовать собственные методы для пробуждения женского интереса. Он дотронулся указательным пальцем до ее подбородка и приподнял ее лицо.
        - Отлично, но если мы уже начали состязаться в остроумии, думаю, будет только справедливо дать мне равные шансы на выигрыш.
        - Что?.. Что вы хотите сказать?
        Он медленно улыбнулся Блейз улыбкой, полной откровенной мужской привлекательности, против которой невозможно было устоять.
        - Разрешите мне проводить время с вами, пока я здесь. Это все, о чем я вас прошу.
        - Все?
        - Да. - Его брови неожиданно поднялись. - Неужели вы будете так жестоки, что откажете мне в такой простой просьбе? Если у вас столь высоко ценится гостеприимство, значит, будучи вашим гостем, я с полным правом могу рассчитывать на ваше общество. Я правильно рассуждаю?
        - Позвольте вам напомнить, милорд, что здесь вы находитесь как друг Миклоша, а не мой.
        - Вам хорошо известно, милая, что я нахожусь здесь исключительно ради вас, а не Миклоша, - негромко сказал он и провел пальцем вдоль ее нижней губы. Блейз судорожно сглотнула. Ясные, ослепительно синие глаза Джулиана откровенно предупреждали, что он не отказался от мысли уговорить ее стать своей любовницей. - Вы боитесь меня? - тихо спросил он, когда она так ничего и не ответила.
        - Нет, - кротко ответила Блейз. Он возбуждал в ней дюжину самых противоречивых и волнующих чувств, но не страх был главным среди них… если только не страх за него. Еще совсем недавно сердце ее разрывалось от сострадания, когда она увидела его мучения, но ей следует всегда помнить о его истинных намерениях. - Что… я должна делать? - спросила она осторожно.
        - Ничего слишком обременительного. Я просто надеялся, что вы покажете мне табор, может быть, проводите к палатке Панны. Она приглашала меня зайти к ней, хочет погадать, предсказать мне будущее.
        - Правда?
        - Вы, кажется, удивлены? В этой просьбе есть что-то необычное?
        - Не думаю. Панна зарабатывает на жизнь гаданием, как и большинство цыганок.
        - Обещает богатство и счастье доверчивым горгиос.
        - Не всегда. - Блейз виновато улыбнулась. - Панна - настоящая провидица. Когда увидит ваше будущее, она скажет вам всю правду, даже если это будет то, что вы предпочли бы не слышать. - Лорд Линден скептически поднял брови. - Правда! То, что делает Панна, не поддается разумному объяснению. Она, например, знала, что я вернусь в табор вчера, причем знала раньше, чем я приняла решение.
        - Неужели?
        Блейз пристально посмотрела на него, глаза ее сделались серьезными и сердитыми.
        - Если вы относитесь к этому с таким недоверием, милорд, тогда вам лучше отказаться от гадания. Вы очень разочаруете Панну, если не поверите ей.
        В ответ Джулиан улыбнулся улыбкой, полной соблазна.

«Словно солнышко выглянуло из-за тучи», - подумала Блейз.
        - Обещаю, что постараюсь не разочаровать ее. При условии, конечно, что вы проводите меня к ней и вообще составите мне компанию, пока я здесь.
        Блейз стояла в нерешительности. Лорд Линден прав, он вправе рассчитывать на ее общество, у цыган действительно так принято. С ее стороны это простая вежливость, которую она бы проявила по отношению к любому гостю, даже если он намеревается использовать ее вежливость, чтобы добиться ее падения. Но она, несомненно, устоит против его чар. Она не из тех женщин, которые так падки на мужские уловки, она сможет устоять против привлекательности и обаяния такого джентльмена, как лорд Линден.
        - Хорошо, - ответила Блейз, задумываясь о том, что, возможно, ей есть чего бояться.
        Он кивнул так, будто и не сомневался в ее согласии.
        - Вы свободны или хотели бы вернуться к своим забавам?
        Блейз обернулась и посмотрела через плечо туда, где только что носилась с цыганскими ребятишками. Ее юные друзья убежали на дальний конец луга и вовсе не скучали без нее. Помощи с их стороны ждать не приходилось. Тут Блейз заметила, что лорд Линден предлагает ей руку, и не смогла удержать дрожь. С чувством непонятного волнения и возбуждения она взяла Джулиана под руку и направилась с ним к палатке Панны.

        Глава 6

        Бленз устроилась в скрипящей повозке, намертво вцепившись руками в сиденье. Повозка медленно переваливалась по ухабам разбитой дороги, но мысли Блейз были очень далеки от удручающего состояния сельских дорог в Англии. Прошло уже три полных дня, а ей так и не удалось избавиться от общества виконта Линдена. Он, казалось, стал постоянным приложением к цыганскому табору.
        Блейз оглянулась и посмотрела назад, туда, где замыкал процессию цыганских крытых повозок элегантный экипаж виконта, запряженный упряжкой холеных лоснящихся гнедых, которые выглядели удивительно не к месту среди дребезжащих, латанных-перелатанных повозок. Блейз чувствовала себя так, будто ее преследуют.
        Ее очень раздражало, что она оказалась словно в капкане. Впервые за многие годы Блейз ощутила себя совершенно свободной, и вот теперь этот златокудрый благородный джентльмен, полный решимости соблазнить ее, все испортил. Она не смогла отвадить его даже прямыми намеками. Джулиан был не только сама вежливость, но и отказывался признать поражение. Вместо этого он выворачивался буквально наизнанку, чтобы расположить к себе весь табор, прибегая к помощи не только своего неотразимого обаяния, которому прямодушные цыгане не могли противиться, но и покупая им по совету Блейз всевозможные подарки. Кроме того, он приобрел для всего табора продовольствие. Несмотря на изысканность манер и властный вид, многие цыгане стали считать его своим.
        Миклош, обычно смотревший с большим подозрением на всех горгиос словно на чуму, успел за эти дни по-настоящему привязаться к нему. Зато Панна хранила непонятное молчание.
        Блейз покачала головой - ошеломляющий, необъяснимый успех лорда Линдена озадачивал ее. Приходилось признать, что людей, подобных виконту, она прежде не встречала. Раз-другой у нее даже промелькнула мысль: а не течет ли в его жилах цыганская кровь? Она часто наблюдала за красивым лицом виконта, когда он слушал, сидя у костра, неистовые скрипичные концерты. Его восхищение музыкой было естественным и сильно отличалось от высокомерно-снисходительного интереса, обычно проявляемого знатными вельможами в кругу ее отчима.
        Возможно, лорду Линдену присуща глубинная страсть, которой так не хватает большинству англичан. Его чувственность была непривычна и несвойственна флегматичному английскому темпераменту. Когда он смотрел на нее, в его неотразимой улыбке и глазах Блейз читала такое откровенное мужское желание обладать ею, что сердце ее начинало биться чаще.
        Но, вполне возможно, эта страсть всего-навсего очередная прихоть богатого скучающего денди, которого беспокоит только удовлетворение плотских потребностей, каприз великосветского повесы, привыкшего получать все, что ему хочется. С удивительной легкостью Джулиан приспособился к простой цыганской жизни, но у него несомненно есть цель, ради которой он стал в таборе своим. Блейз постоянно напоминала себе: «Он решил добиться меня, во что бы то ни стало. Он так и сказал». Девушка надеялась, что ему скоро надоест эта игра, однако Джулиан подготовился к длительной осаде противника, недаром он служил в кавалерии. И все это огорчало Блейз. Она с таким нетерпением ждала, когда окажется в таборе, чтобы насладиться свободой, которой не было в доме ее тетушки.
        Впереди, перед вереницей повозок, серой лентой тянулась дорога, зовущая к приключениям и манящая призраком свободы. Поколения цыган колесили по этим дорогам не один век, за исключением того времени, когда цыган полностью изгнали из страны. Несколько столетий назад королева Елизавета приговорила к смертной казни всех цыган в Англии. Те, кому удалось избежать виселицы, превратились в рабов или разыскиваемых преступников, или стали нищенствовать, скрывая свое цыганское происхождение. И только в последние десятилетия им снова разрешили кочевать по дорогам страны и жить по своим многовековым традициям.
        Табор Миклоша переезжал с места на место каждые два дня в поисках работы, заглядывая по дороге на фермы и в деревни, чтобы погадать, предсказать будущее, продать корзины, помочь по хозяйству, купить-продать лошадей.
        Блейз ехала в повозке Панны. Лошадьми управлял Томми, а Панна отдыхала сзади.
        - Далеко еще до стоянки? - спросила Блейз у паренька.
        - Нет, около трех миль, мисс Смит…
        - Пожалуйста, называй меня Блейз, Том, - негромко сказала она подростку. - Мы же с тобой помолвлены, не забыл? Хорошо бы еще, чтобы ты меня приласкал или обнял на виду у лорда Линдена.
        - Я… я забыл. - Томми ужасно смутился, румянец залил его смуглые щеки. Последние три дня он краснел, почти не переставая. Роль, которую навязала ему Блейз, была непривычна - он еще слишком молод, чтобы быть ее женихом.
        Девушка замолчала, она раскаивалась, что втянула паренька в свои игры. Она-то думала, что лучше придерживаться первоначальной выдумки и быть помолвленной с Томми. Правда, похоже, что лорд Линден всему этому не поверил. И вообще ей становилось все труднее изображать из себя цыганку под неотступным пристальным взглядом виконта.
        Последние два дня почти непрерывно лил дождь, холодный и промозглый, загнавший в повозки даже непривередливых цыган, но сегодня он кончился, и только ветер нес по небу серые тучи.
        К немалой досаде девушки, лорд Линден ехал вместе с ней и Панной. По непонятной причине Панна пригласила виконта к себе в повозку, выказывая тем самым радушие, которое переходило границы обычного гостеприимства. Блейз казалось, что ее предали, но она не понимала причины этого ощущения. Не понимала она и загадочных замечаний Панны насчет будущего лорда Линдена.
        Блейз наморщила лоб, вспоминая серый полдень пару дней назад, когда Панна позволила ей слушать, как она будет предсказывать будущее Джулиану. Это само по себе было уже необычно: Панна никогда не допускала присутствия посторонних, когда гадала на картах таро. У нее, конечно же, были свои причины на такую вольность, но для Блейз ее мотивы остались тайной за семью печатями.
        - Итак, милорд, - начала Панна, преднамеренно провоцируя его, - хватит ли у вас мужества узнать, какая судьба вас ожидает?
        - Вы ведь уже бросили мне вызов своим предложением, матушка. - Джулиан улыбнулся своей обезоруживающей улыбкой, хотя глаза его остались полуприкрытыми. - Как я могу теперь отказаться?
        - Я не сомневалась в вашем мужестве, - удовлетворенно каркнула старуха, - но ваши разум и сердце закрыты. Вы не верите в пророчество карт. Однако, думаю, поверите после моего гадания.
        - Признаюсь, любопытно узнать, что ждет меня в будущем. Можете предсказывать худшее, матушка, - произнес Джулиан, обращаясь к ней так же уважительно, как остальные члены табора.
        Палатка была забита пожитками Панны. Бьющиеся предметы были тщательно упакованы и уложены в резной сундук, который смастерили специально для перевозки фарфоровой посуды и продуктов. Блейз не хотела мешать беседе, она уселась в дальнем конце палатки, а прорицательница и златокудрый лорд сидели на подушках на коврике в середине. Между ними стоял невысокий столик, на потертой поверхности которого треугольником были разложены специальные гадальные карты с номерами от 0 до XX. Вокруг треугольника из оставшихся карт колоды был выложен квадрат.
        Блейз показалось, что во всей этой сцене есть что-то мистическое. Над головами у них на цепочке висела старая масляная лампа ручной работы, освещавшая ярким светом все вокруг. Вскоре по крыше палатки забарабанил дождь, заглушая остальные звуки и отрезая их от всего мира.
        Панна внимательно рассматривала каждую карту, изучая ее нумерологическое и символическое значения. Особенно сильно она нахмурилась над картами, представляющими Высшую жрицу, Судилище и Дьявола, но согласно закивала, увидев карты Силы и Любви.
        Блейз даже не пыталась делать вид, что разбирается в происходящем. Она не могла оторвать глаз от лорда Линдена. В свете масляной лампы его волосы отливали цветом спелой пшеницы и золота, а безобразный шрам на щеке был почти не заметен. Джулиан внимательно, без насмешки и иронии, слушал старую гадалку, полностью отдавшись ее воле. Блейз чувствовала, что он искренне благодарен Панне за то, что она помогла ему и облегчила боль. Но это еще не означало, что он так же искренне верит во все, что делает гадалка.
        - Вы познали великую печаль, - заявила Панна приглушенным голосом, дойдя до последней карты.
        - Проницательное замечание, - криво улыбнулся Джулиан. - Думаю, четыре года на полях сражений вполне можно квалифицировать как великую печаль.
        Блейз пришлось признать, что вывод Панны и вправду не очень впечатляет. Достаточно было увидеть раны, чтобы прийти к такому выводу.
        - Вы намеренно искажаете мою мысль, - проворчала Панна. - Я говорю не о войне и не о полях сражений. - Она замялась, потом медленно кивнула. - Теперь вам предстоит познать любовь. Вы обретете ее. Обязательно.
        Тень промелькнула на лице Джулиана, но он ничего не произнес. По крыше палатки по-прежнему монотонно и размеренно стучали капли дождя. Старая цыганка продолжала рассматривать карты и вдруг замерла.
        - Я вижу какое-то темное место, кругом камни, разваливающиеся стены. Я вижу смерть. - Лорд Линден внезапно утратил спокойствие, он побледнел, руки его сжались в кулаки. - Вижу тени, - пробормотала Панна. Потом она встряхнулась, как бы отгоняя оцепенение, в которое впала, и печально посмотрела на Джулиана. Ее морщинистое лицо было спокойно. - Я говорю правду?
        - Это мой любимый ночной кошмар, - сказал он, взяв себя в руки и стараясь говорить беспечно, но в глазах его промелькнуло такое отчаяние, что Блейз охватила дрожь. - Поздравляю вас с удачей, матушка, вы верно угадали. А могут ли карты предсказать, чем этот кошмар закончится? Я сам обычно просыпаюсь на этом месте.
        Вид у Панны был встревоженный.
        - Я вижу только призраки. Быть может, со временем они станут яснее…
        Вспоминая это загадочное замечание, Блейз невольно поежилась. В этот момент повозка свернула и покатилась навстречу ветру. В том, как Панна толковала карточный расклад, несомненно, присутствовала доля истины, и лорд Линден не отрицал этого. Теперь Блейз очень хотелось узнать, что это за великая печаль, которую он пережил, и почему его будущее, если верить гадалке, скрыто во мраке. Но много больше Блейз взволновало другое предсказание Панны, которое та сделала, когда дождь кончился и лорд Линден покинул их.
        В черных глазах старой цыганки все еще светилась тревога, когда она повернулась к своей молодой гостье.
        - Его будущее тесно переплетено с твоим, больше я ничего не скажу.
        Теперь настала очередь девушки усомниться в пророчествах Панны. Блейз была уверена, что старуха ошибается. Иначе и быть не может. Ей вовсе не хотелось, чтобы ее будущее было связано с лордом Линденом. Она едва знала этого человека и очень сомневалась, что он соответствует ее идеалу. То, что он из кожи вон лезет последние несколько дней, пытаясь расположить всех к себе, явно спекулируя своим обаянием, совсем не означает, что он будет таким всегда. Здесь, в таборе, он явно не в своей стихии. К тому же он преследует вполне определенную цель - завоевать ее. Как только он достигнет своей цели и вернется в привычную для себя обстановку, в высшее общество, лорд Линден, вполне вероятно, тотчас же превратится в типичного английского аристократа с рыбьей кровью, одного из тех, кого Блейз так хорошо знает, - холодных и надменных. Именно за такого Блейз больше всего боялась выйти замуж.
        Когда повозки сворачивали с дороги, Блейз покачала головой и подумала, что, может быть, она все же зря не сбежала в Америку. У нее еще оставались друзья в Филадельфии, они могли бы принять ее, предоставить кров, хотя бы в память об отце. Возможно, стоит рискнуть и очутиться между воюющими сторонами, чтобы все-таки вернуться домой.
        Фургон подбрасывало на ухабах^Томми держал путь мимо небольшой рощицы к открытой поляне, на которой цыгане собирались разбить лагерь. Блейз обеими руками крепко вцепилась в сиденье, и из ее уст вырвалось бранное слово, совсем неподобающее светской даме, но относилось оно не столько к жуткой тряске, сколько к собственной беспомощности. Господи, зачем только она повстречалась с лордом Линденом в той придорожной гостинице? Зачем согласилась, чтобы он сопровождал ее?
        До вечера было еще далеко. Однако цыгане разбили лагерь и пообедали хлебом, сыром и колбасой. После обеда большинство цыган, включая подростков, направились в близлежащую деревню, чтобы заработать столь необходимые им деньги, торгуя и выполняя различную работу по хозяйству.
        Блейз не решилась составить им компанию. Если тетушка Агнес все еще разыскивает ее, лучше держаться в тени и не попадаться на глаза в цыганском платье. Хоть она и умеет гадать по руке и предсказывать будущее, ее белая кожа и безупречная речь сразу же вызовут в деревне подозрения и могут привести к нелепым выводам. Обыватели верили рассказам о том, что цыгане воруют детей, и присутствие Блейз в таборе может быть истолковано именно так. В любом случае ее нетипичную внешность обязательно заметят. Блейз не хотелось, чтобы ее имя связывали с табором Миклоша по двум причинам: во-первых, она не желала причинять ему лишние неприятности, а во-вторых, предпочитала не облегчать своей тетушке поиски.
        И все же Блейз нашла, чем заняться. Она вспомнила, что совсем недавно они проезжали ферму, и решила наведаться туда, чтобы купить несколько кур и тем самым внести свой вклад в общий котел. Пора и ей чем-либо помочь табору, перестать быть для него обузой, хотя все так добры к ней.
        Блейз забралась в повозку Панны, где в уединении распустила сложную прическу, которую ей сделала жена Миклоша, Исадора, и с огромным трудом принялась распутывать колтуны. Девушка расчесывала свои длинные волосы, когда услышала осторожное похлопывание по опущенному пологу, а потом и голос лорда Линдена. Он звал ее. Какое-то мгновение она не хотела отвечать ему притаившись, будто ее нет, но он ведь мог остаться ждать ее у повозки, никуда не уходя. Он вполне способен на это. А если он уличит ее в том, что она прячется от него, ей уже не оправдаться, поскольку это отдает полнейшей трусостью.
        Блейз гордо вскинула голову и отбросила полог. В этот миг из-за туч выглянуло низкое осеннее солнце. Его лучи упали прямо ей на лицо, и Блейз прикрыла глаза ладонью. Когда она привыкла к яркому свету, то увидела, что Джулиан смотрит на нее с выражением полнейшего восхищения на лице.
        - Я отдал бы все за то, чтобы иметь ваш портрет, - произнес он внезапно осевшим, но в то же время очень теплым голосом.
        Блейз осмотрела себя. На ней был яркий цыганский наряд. Но желтая блуза соскользнула с одного плеча, обнажив куда больше, чем было допустимо. Блейз зарделась и поспешно поправила съехавшую блузу.
        Джулиан, не отрываясь, смотрел на нее. Восхищенный взгляд его синих глаз скользил по телу Блейз, на мгновение задерживаясь то на полной упругой груди, то на тонкой талии и бедрах, то опять поднимался к лицу, обрамленному копной блестящих черных волос. Блейз пронзил этот взгляд, откровенный, оценивающий и одновременно волнующий взгляд мужчины.
        - У вас потрясающие волосы, - проговорил Джулиан все тем же теплым голосом. - Почему вы все время убираете их кверху?
        Его взгляд так взволновал ее, что она с трудом обрела голос и, немного запинаясь, ответила:
        - Вы забываете… я цыганка. У нас считается нескромным, чтобы женщины моего возраста ходили с распущенными волосами. Ни одна цыганка никогда не появится в таком виде на людях.
        - Как жаль, - проговорил Джулиан, ему и вправду было очень жаль. Ее блестящие черные волосы переливались в солнечных лучах, подобно шелку, а отдельные пряди отливали даже синевой. Джулиан едва сдержал желание прикоснуться пальцами к этим шелковым локонам.
        - Вам что-нибудь нужно, милорд? - осторожно спросила Блейз.
        - Я пришел пригласить вас прогуляться по лугу. Блейз взглянула на его ноги в светлых лосинах и начищенных ботфортах и заметила, что он пришел без трости.
        - Вы думаете, это разумно с вашей стороны?
        - Благодаря мази Панны мне стало намного легче. Мне надо больше двигаться, это поможет. Но ходить надо, разумеется, медленно, - будто извиняясь, добавил он с обворожительной улыбкой.
        - Я… я сожалею, но не смогу составить вам компанию. У меня есть… дела.
        - Дела? - Не дождавшись объяснения, он добавил: - Могу ли я чем-нибудь помочь?
        - Благодарю вас, нет. - Блейз решила, что лучше не говорить ему, что она собирается на соседнюю ферму за курами. Он обязательно спросит, откуда у нее деньги, и его подозрения лишь усилятся. Временами у нее возникало чувство, что он не верит ей. Он сомневается, что она цыганка. Вот как сейчас.
        - Почему вы не отправились с остальными в деревню? - спросил Джулиан и с нескрываемым любопытством посмотрел на девушку.
        - Я… я там не нужна.
        - Разве вы не гадаете?
        - Не очень хорошо.
        - А я-то думал, что все цыганки прекрасно гадают.
        - Я ведь говорила вам, что я приемная. Я далеко не все умею, что могут настоящие цыганки. Извините, но сейчас я очень занята.
        Лорд Линден пропустил намек мимо ушей и беззаботно прислонился к повозке.
        - Что ж, не буду более задерживать вас.

«Боже, почему этот невообразимо упрямый джентльмен все время одерживает надо мной верх, а я ничего не могу поделать с ним?» - подумала Блейз, досадливо поджав губы. Забыв о вежливости, она опустила перед ним полог и продолжила расчесывать волосы, не переставая думать о том, как избавиться от его преследований. А может…
        Постепенно план принял четкие очертания, и ее досада отступила. Губы скривились в усмешке. Она сняла цыганскую одежду, надела поношенное коричневое платье, в котором приехала в табор, повязала волосы платком, а сверху накинула шерстяную накидку. Блейз осталась довольна своим видом - она ничем не отличалась от любой деревенской горничной. Потом отыскала несколько вещей, которые могли бы ей понадобиться. Когда она откинула полог и спрыгнула на зёмлю, лорд Линден ожидал ее рядом с повозкой. Блейз не сомневалась, что увидит его поблизости. Брови его в удивлении взметнулись вверх при виде ее нового наряда.
        - Не хочу, чтобы меня приняли за цыганку, - туманно объяснила она.
        - Позвольте поинтересоваться почему?
        В глазах у девушки блеснули озорные огоньки.
        - Я собираюсь на ловлю… кур.
        - Прошу прощения?!
        - Хочу поймать несколько курочек к ужину. - Она показала ему длинные бечевки и большой комок крутой ржаной каши. - Вы, наверное, заметили, ниже по дороге - ферма. Там наверняка есть курятник. Я не сказала сразу, потому что боялась, что вы не одобрите.
        По глазам Джулиана Блейз видела, как очень медленно до него доходит, что она имеет в виду. Лоб его пересекла глубокая морщина.
        - Вы хотите сказать, что собираетесь украсть их? Блейз расхохоталась. Наконец-то ей удалось растормошить невозмутимо-спокойного лорда Линдена.
        - А что, нельзя? - Глаза Блейз весело блеснули. - Если желаете, можете сопровождать меня.
        - Разумеется, не желаю, - сухо отозвался Джулиан. Девушка пожала плечами и направилась прочь. - Минуточку, прошу вас, задержитесь. - Блейз нерешительно остановилась. Джулиан покачал головой. - Это просто нелепо. Я не могу допустить, чтобы вы пошли на преступление.
        - Думаю, это не вам решать, милорд, - ответила девушка, вскинув голову.
        - Я заплачу за кур. - Джулиан сжал губы. - Я могу позволить себе этот расход.
        Блейз тоже. Она, разумеется, оставила бы деньги за всех «украденных» кур. Она ведь и не собиралась красть их, а только хотела разыграть этого прилипчивого виконта.
        - Но тогда не будет изюминки, это будет совсем не интересно. Самое главное - обвести горгиос.
        - Обвести? Не думаю, что вам понравится в тюрьме.
        - А я и не собираюсь туда. Цыгане делают это очень ловко, они не попадаются.
        Джулиан, нахмурившись, смотрел на нее, лучшего Блейз и желать не могла. Какая же она тугодумка! Как это она раньше не сообразила! Она старалась избавиться от него, позволяя ему устанавливать правила игры. Но больше этого не будет. Теперь она будет играть по своим правилам. Ни один хорошо воспитанный джентльмен не мог понять и простить кражи. Знатным вельможам с состоянием таким, как у лорда Линдена, никогда не понять, что нищета, голод и отчаяние толкают на воровство. Воровства лорд Линден не простит, в этом нет никаких сомнений.
        Если Блейз сумеет зародить в нем отвращение к себе, возможно, ей удастся избавиться от виконта, по-прежнему жаждущего сделать ее своей любовницей.
        - Полагаю, вы не продумали последствия своих действий, - проговорил Джулиан, с трудом сохраняя спокойствие.
        - Ерунда. Вы говорите совсем как… - Блейз внезапно замолчала. Она чуть не произнесла слово «отчим», но вовремя спохватилась. - …как моя хозяйка, дракон в юбке, помните? Она такая же высокомерная.
        - Вы считаете меня высокомерным только за то, что я пытаюсь отговорить вас от преступления?
        - Вот именно. - Надо признаться, Блейз встречалось очень мало джентльменов, которые думали иначе. Когда она отвернулась от Джулиана, глаза ее загорелись озорным блеском. - Вы, милорд, просто ханжа! - весело бросила она через плечо.
        Джулиан постоял некоторое время, глядя ей вслед. Два противоречивых желания раздирали его: ему хотелось ответить на ее вызов и закружить в своих объятиях.
        Он сильно подозревал, что эти противоречивые желания объясняются ее фиалковыми глазами. Живые, озорные, они были полны огня и веселья, как солнечный блик, пляшущий на волнах океана. Пытаться приручить его - все равно, что ловить солнечный зайчик.
        За три дня, проведенных в таборе, Блейз очаровала его еще больше. Он сам поражался, как неодолимо влекло его к ней. Она не похожа ни на одну женщину, которую он желал в прошлом. Она прелестно сложена, фигура ее исключительно приятна его мужскому глазу, а вот черты лица ничем особенным не выделялись. В своей жизни Джулиан встречал куда более красивых женщин. Его бывшая жена считалась жемчужиной общества, непревзойденной красавицей, но по сравнению с огненной Блейз была просто ледышкой. Именно этот огонь, эта искра придавали Блейз необычную привлекательность. За прошедшие дни он ни на шаг не приблизился к своей цели - Блейз по-прежнему оставалась недостижимой. Но это стало уже не самым важным, гораздо важнее было просто находиться с ней рядом. Впервые за много лет женщина серьезно заинтересовала его не просто ради получения плотской радости, которую она могла ему доставить. Его неуловимая нимфа обещала ему много больше. Ему хотелось разделить целостность ее восприятия жизни, радость бытия. Ее близость действовала на него подобно шампанскому. Джулиан снова ожил. Он не испытывал такого уже давно, с
тех пор как умерла его жена.
        Джулиан следовал за Блейз почти против воли, им двигало необъяснимое желание оградить ее от бед и неприятностей… если, конечно, не удастся убедить не делать ничего незаконного.
        Словно догадавшись о его намерениях, она замедлила шаг и позволила догнать себя. Блейз шла медленно, не забывая о его раненой ноге. В последние дни он действительно чувствовал себя много лучше, хромал гораздо меньше, и морщинки от боли вокруг синих глаз начали разглаживаться. Но Блейз не сомневалась, что виконт в любом случае не стал бы жаловаться на боль.
        На протяжении всего пути она и слушать не хотела его, как он ни пытался отговорить ее.
        К тому времени, когда они достигли цели и остановились, настороженно поглядывая по сторонам, он прекратил отговаривать ее. Спрятавшись за стволами старых ив, они внимательно изучали двор фермы. Главный дом был построен из кирпича, покрыт штукатуркой и отделан деревом. За ним стояли вполне крепкий сарай и еще несколько дворовых строений, одно из них походило на курятник. Дюжины две кур разгуливали по двору.
        Стараясь остаться незамеченной, Блейз быстро обогнула дом и оказалась в ста футах от своей добычи. Где-то залаяла собака, но девушка подумала, что она скорее всего на привязи, поскольку ее не было видно поблизости. Блейз улыбнулась, увидев телегу, полную сена, неподалеку от разгуливающих кур: в случае чего - хоть какое-то прикрытие. Когда она направилась к телеге с сеном, Джулиан остановил ее:
        - Вы все-таки настаиваете на своем?
        - Вы чего-то боитесь, милорд? - с вызовом спросила Блейз. - Вам ни к чему идти со мной.
        - Ни за что на свете не стал бы этого делать.
        - А я вам и не предлагаю, я сейчас в стесненных обстоятельствах.
        Блейз пропустила мимо ушей его досадливое фырканье и осторожно двинулась вперед. Добравшись до телеги с сеном, она забралась под нее и улеглась на живот. Дно телеги отстояло от земли фута на три, что представляли определенную свободу движениям.
        С обреченным видом Джулиан пробрался к телеге вслед за Блейз и устроился слева от нее, стараясь переложить тяжесть тела на здоровую ногу; он поморщился от резкой боли - рана все же дала себя знать.
        - Похоже, я сошел с ума, - пробормотал он. - Что дальше?
        Шепотом Блейз объяснила ему, как цыгане воруют кур:
        - Сначала на конце веревки надо завязать большой узел, вот так… потом облепить его ржаной кашей, бросить во двор и ждать, пока курица не проглотит наживку. Когда это произойдет, остается только тянуть ее к себе так же, как вы вытягиваете рыбу.
        - А мне казалось, вы говорили, что вам далеко до настоящих цыган, - заметил Джулиан.
        - Верно, но меня многому научил Миклош.
        - Господи, почему я так спокойно отношусь к этому? - возмущенно проговорил Джулиан. - А что будет, если нас поймают? Эти куры, наверное, сразу начнут кудахтать и поднимут страшный шум.
        Блейз ничуть не волновало, что ее могут поймать. Она не боялась судебного преследования, во всяком случае, с лордом Линденом в качестве соучастника. Она была уверена, что он сумеет выпутаться из любой неприятности. Дворянину не составит сложности договориться с законом, хотя бы в силу своего положения. Но мысль о том, что она и вправду собирается украсть, все же беспокоила ее. Стараясь побороть угрызения совести, Блейз ослепительно улыбнулась Джулиану:
        - Уверена, вы что-нибудь придумаете.
        - Спасибо, что верите в меня.
        Она завязала конец веревки узлом и присмотрела упитанную курочку, которая беспечно кудахтала футах в пяти от них, не догадываясь об уготованной ей участи. Внезапно Блейз замерла в нерешительности, ее охватило непривычное чувство стыда. Она, которая в жизни никогда ничего не воровала, сейчас совершит кражу. Хорошо еще, что ферма выглядит вполне процветающей, она украдет не у нуждающихся.
        Еще одно беспокоило ее. Она солгала Линдену - она раньше не воровала кур. Только однажды наблюдала, как Миклош тренировался, да и то это было много лет назад, когда она была еще ребенком. И убивать курицу ей не приходилось. Дичь она видела только на обеденном столе на тарелке - жареную, тушеную или запеченную в тесте. Этого Блейз не учла, когда замышляла свой план.
        - Вам придется свернуть ей шею, - прошептала она, указывая на курицу.
        - Вы, наверное, шутите, - так же шепотом ответил Джулиан, лежа рядом с ней, потом повернул голову и подозрительно посмотрел на Блейз.
        Она взглянула на его тонкие изящно очерченные руки, на отлично сшитый сюртук, покрытый пылью от долгой ходьбы, и, не удержавшись, приглушенно рассмеялась - очень уж забавно было смотреть на аристократа Линдена, которого вынуждают заниматься таким низким делом. Даже в армии у него был денщик, который выполнял всю грязную работу.
        - Если вы не убьете курицу, милорд, она поднимет такой шум, что станет еще хуже.
        - Подумать только, - он обреченно закрыл глаза, - а кто был такой разборчивый! Ну, хорошо, милая моя цыганка, давайте начнем, пока собака не решила полакомиться нами на ужин.
        Блейз согласно кивнула, прицелилась и бросила конец веревки с наживкой. Но, начиная с этого мгновения план ее пошел кувырком - совсем неожиданно в дело вмешался любопытный петух. Он важно подошел к комку каши и склевал его раньше курицы. От неожиданности Блейз вздрогнула и дернула за веревку, однако петуху это не понравилось. Он начал, что было сил сопротивляться, упираясь когтями в землю, хлопая крыльями и пытаясь кукарекать.
        Поняв, что Блейз проигрывает сражение, Джулиан выхватил у нее веревку и потянул к себе, но перепуганный петух продолжал сопротивляться изо всех сил. Когда петух был уже совсем близко, он попытался отбиться от Джулиана острыми шпорами и даже умудрился больно клюнуть его в тыльную сторону левой ладони.
        Джулиан выругался и отпустил веревку. Петух бросился наутек с торчащей из клюва веревкой, распугивая по пути кур из своего гарема. Джулиан кипел от злости на самого себя. Он прижался губами к ранке, в то время как Блейз безуспешно пыталась сдержать смех.
        - Черт, - пробормотал Джулиан, улыбаясь против воли. - Я тут истекаю кровью, а вам, похоже, все равно.
        - Простите, - с раскаянием проговорила Блейз, глядя на него. - Вам, правда больно?
        - Ужасно.
        - Дайте я взгляну.
        Блейз взяла его левую руку и посмотрела на бледно-розовую отметину посередине. Петух даже не порвал кожу, ничего ужасного не произошло. Она обдумывала, высказывать ему свое сочувствие или выбранить, когда он вдруг обхватил ее за шею свободной рукой. Блейз застыла. Джулиан ни разу не попытался поцеловать ее с тех пор, как они выехали из гостиницы. Сердце у нее забилось по-сумасшедшему, в голове застучало, взгляды их встретились.
        - Нет… - выдохнула она чуть слышно. Джулиан еще крепче обнял ее и притянул к себе, чтобы поцеловать.
        Но Блейз знала, что произойдет, если она не устоит и их губы встретятся, - она потеряет самообладание. Ее уже охватила истома, разливаясь по телу, будто густой мед. Она не справится с собой, не сможет остановить его.
        - Нет! - в отчаянии воскликнула Блейз и вскинула руку, чтобы оттолкнуть виконта. Но толчок получился сильнее, чем она рассчитывала, и для Джулиана оказался полной неожиданностью. Он потерял равновесие, лишившись опоры на локоть, и всей тяжестью повалился на раненую ногу.
        Когда опасность для Блейз миновала, она оказалась на четвереньках.
        От неожиданности Джулиан крепко выругался вслух, перевернулся на спину, стараясь восстановить дыхание. Блейз с тревогой склонилась над ним.
        - Извините… Вы в порядке?
        - Нет, - процедил он сквозь стиснутые зубы.
        - Ну… частично вы и сами виноваты, - пробормотала она в свою защиту. - Я не припомню, чтобы давала повод для такого поведения.
        Он не ответил. Прошло несколько минут, прежде чем он открыл глаза и посмотрел ей в лицо. Досада и боль перемешались в его взгляде.
        - Все, на этом наши приключения закончены. Я не способен на такие подвиги, а у вас явно маловато опыта или понимания того, что его не хватает. С самого начала это была чистейшая глупость, не говоря уж о том, что воровать нельзя. Я не должен был поощрять этого.
        - Если вы столь щепетильны, милорд, - надменно проговорила Блейз, - то всегда можете заплатить за этих кур.
        - Именно так я и собираюсь поступить, - отрезал Джулиан. Он с трудом вылез из-под телеги и сел. - Найдите хозяина или хозяйку фермы. Скажите, что я предлагаю им две гинеи за всех кур.
        Блейз прикусила язык, Джулиан говорил властно и холодно. Однако девушка понимала, что он очень страдает от боли.
        - Вы можете идти?
        - Трудно сказать в данный момент. А теперь делайте то, что я велел. Пойдите и купите этих проклятых кур.
        Блейз испытывала одновременно вину за то, что причинила ему боль, и обиду за его высокомерие. Наконец она поднялась и медленно, не оглядываясь назад, направилась к дому.
        Джулиан провожал ее взглядом. И опять его раздирали противоречивые желания: как следует встряхнуть ее, чтобы она пришла в себя, и овладеть ею. Последнее происшествие только усилило это желание. Он хотел ее до боли, почти такой же сильной, как та, что пульсировала в бедре.
        Джулиан решительно сжал губы. Теперь он еще сильнее укрепился в желании сделать Блейз своей любовницей, ему страстно хотелось вытащить ее из бедности.
        Он ее хочет - вот и вся нехитрая правда. Джулиан поклялся, что овладеет ею. В следующий раз, когда ему удастся остаться с ней наедине, он не отпустит ее так просто.

        Глава 7

        Он желает обладать ею. Он не помнил, чтобы раньше хотел женщину с такой силой. Страсть охватила его, словно жар. Но за все эти дни он ни на шаг не приблизился к своей заветной цели. Девушка, по возможности, старалась избегать его и была совершенно равнодушна ко всем его попыткам сблизиться с ней. Джулиан страдал от собственного бессилия, но отсрочка придавала ожиданию пикантную остроту, добавляла новизну в предвкушение грядущего удовольствия. Ничего подобного он прежде не испытывал.
        У него никогда не было затруднений с женщинами. С его богатством и положением, привлекательной внешностью и безупречными манерами ему достаточно было пошевелить пальцем, и женщина принадлежала ему. Многие из них открыто увивались за ним, преследовали, порой совершенно теряя чувство меры и ставя его в очень неловкое положение. Нынешняя ситуация была непривычна: впервые женщина избегала его, отвергая его домогательства.
        Но эта обворожительная цыганка не похожа ни на одну из женщин, которых он знал. В ней уживались два совершенно разных человека - озорной чертенок с веселыми фиалковыми глазами и обольстительница с иссиня-черными волосами, влекущая к себе и заполнявшая даже его ночи. С тех пор как он шесть дней назад присоединился к цыганскому табору, сновидения его изменились: его больше не мучили кошмары, не преследовала во сне Каролина. Теперь он засыпал легко и быстро, видел спокойные и приятные сны.
        И рана на бедре болела с каждым днем все меньше и меньше. Мазь, которую дала ему Панна, очень помогала, приступы боли случались все реже, возвращалась чувствительность, нога немела уже гораздо меньше. Улучшение было, несомненно. Временами он вообще забывал о боли и по нескольку часов кряду ощущал себя совершенно здоровым. Уже только по одной этой причине он испытывал глубокую благодарность к цыганам.
        Разумеется, кур было недостаточно, чтобы выразить эту благодарность. Сын фермера в тот же день привез в табор несколько ящиков с живыми курами, и Миклош, не теряя времени, тут же объявил праздник.
        - Сегодня вечером благодаря щедрости его сиятельства наши желудки будут полны, - радостно объявил он.
        Джулиан скромно потупил взор. Мысль раздобыть кур принадлежала Блейз, и, хотя он не одобрял способ, которым она собиралась пополнить общий котел, именно она побудила его приобрести их для табора.
        В ту же ночь цыгане досыта наелись жаренных на костре кур с печеным картофелем и полакомились своим излюбленным блюдом - пудингом. Они зажарили только половину привезенных кур, другую оставили в живых нести яйца, и уже на следующий день Джулиан получил на завтрак три свежих яйца. Куриным перьям и костям также нашлось разнообразное применение.
        К своему великому удивлению, Джулиан заметил, что цыгане весьма изобретательны. У них ничего не пропадало, все шло в дело. За время своего короткого пребывания в таборе Джулиан обнаружил, что многое в цыганах вызывает у него восхищение. Это были добродушные, с открытым сердцем люди, которые бесхитростно радовались жизни, и радость эта была очень заразительна. Он узнал, что самое страшное для цыган - одиночество, состояние, с которым Джулиан весьма близко познакомился и сам. Несмотря на кажущуюся беззаботность и веселье, все в таборе много работали, содержали себя в чистоте, хотя и жили на открытом воздухе и редко имели возможность помыться. Джулиан также узнал, что фамилия Миклоша и всех, кто был в его таборе, на цыганском звучит как Петуленгро, а Смит - всего лишь английская версия, которой цыгане пользовались, чтобы не допустить горгиос в свой язык и в свою культуру. Недоверие цыган к горгиос сидело глубоко в крови. Веками они подвергались гонениям и преследованиям, научились приспосабливаться к английским порядкам, когда требовалось, но свято соблюдали свои традиции.
        Некоторые из этих традиций Джулиан находил странными, например, мытье посуды в строго определенном порядке, использование котла строго для определенных целей. Многие табу в отношении женщин напоминали ему индийские табу; оттуда, по утверждению некоторых женщин, цыгане и произошли. Ритуальное сожжение вещей, принадлежащих умершему, тоже напоминало индийский обычай. Похоже, цыгане невероятно суеверны. Они питают абсолютную веру в умение некоторых людей предсказывать будущее. Джулиан не разделял этой веры, но не знал, как объяснить безошибочную точность гаданий Панны. Его потрясло, когда она рассказала ему про темное, полное камней место, разрушенные стены и смерть. Ведь это были те самые римские развалины, где умерла Каролина.
        Были у цыган правила, которые Джулиан про себя осуждал. Например, он никак не мог принять, а тем более одобрить, намерение Блейз украсть кур для табора. Цыгане разделяли философию, по которой богатством следовало делиться, а бедность - всего лишь переходное состояние; его нужно стряхивать, смеясь и всегда надеяться на лучшее, которое ждет впереди. Воровство признавалось необходимым, чтобы выжить, а обмануть горгиос считалось делом чести.
        Накануне утром Джулиан воочию увидел, как это делается. Он застал Миклоша за тем, как тот пытался придать старой кляче здоровый, свежий и молодой вид. Миклош беззастенчиво признался в том, что задумал, белозубая улыбка озарила его смуглое лицо.
        - Вот так это делается, милорд. Подпиливаем зубы, заполняем дырки… даем нутряной жир, чтобы облегчить дыхание, а седые волоски просто закрашиваем краской.
        - Поразительно, - проговорил Джулиан. Происшедшее у него на глазах преображение лошади произвело на него сильное впечатление.
        - Вы меня не выдадите, милорд?
        - Разве я могу так отплатить за ваше гостеприимство?
        - Я знал, что на вас можно положиться, хоть вы и горгио.
        Когда позднее Джулиан рассказал Блейз о фокусах Миклоша, она тряхнула головой и объяснила, что для цыган это обычное дело. При этом выражение ее лица было лукавое и даже немного вызывающее. Она сказала, что Миклош не часто прибегает к таким обманам. Он ведь каждый год разъезжает по здешним дорогам и только навредил бы себе, если бы ему перестали доверять. Он найдет покупателя, который заслуживал бы, чтобы его обманули, или такого, который может позволить себе быть обманутым.
        Джулиан не стал продолжать. Он многое не одобрял в цыганах, но не ему судить этих людей или их привычки. Отклонения от общественной морали, которые они себе позволяли, не шли ни в какое сравнение с его собственными. Для человека, подозреваемого в убийстве, было бы просто лицемерием осуждать несравненно менее серьезные проступки других.
        Однако гораздо больше, чем эти цыганские проделки, его тревожило, как быстро летит время. Он уже неделю жил в таборе и боялся надоесть, хотя никто, кроме Блейз, не желал его отъезда. Но Блейз, очевидно, грозила какая-то опасность, потому что сегодня днем стало ясно, что ее разыскивает какой-то высокопоставленный чиновник. В табор прискакал всадник и осторожно расспрашивал о девушке с иссиня-черными волосами и фиалковыми глазами.
        Это был высокий худощавый мужчина, одетый по сельской моде. Но, хотя сюртук его смотрелся вполне прилично, было сомнительно, что он - джентльмен, поскольку речь его была груба и перемежалась лондонскими жаргонными словечками. Джулиан подозревал, что он, возможно, один из служащих закона, которые занимаются поимкой воров и всякой сыскной работой. От его проницательных, цепких глаз мало что ускользнуло, он явно не одобрил увиденное.
        Когдаон прибыл в табор, Миклош вышел вперед и заговорилс ним как представитель табора. Джулиан познал еще одну сторону цыганского характера - умение разыграть полнейшую невинность, особенно когда дело доходило до того, чтобы сбить с толку власти.
        - Нет, - уважительно заявил Миклош, - за прошедшие дни я не встречал никого, кто бы соответствовал этому описанию. Нет, я бы никогда не посмел скрыть правду от вашей чести. Ваша честь желает обыскать лагерь?
        Глаза незнакомца скользнули по толпе и остановились на Джулиане.
        - А вы, сэр? Вы, случайно, не встречали девушку с такими приметами?
        - Можете называть меня лордом Линденом, - Джулиан обворожительно улыбнулся. - Нет, я не встречал такой девушки. Если вы сомневаетесь в искренности моих слов и если вы можете предоставить соответствующее официальное разрешение на создание определенных неудобств для граждан, вам, возможно, удастся уговорить меня разрешить обыск в таборе.
        Незнакомец поджал губы, но отступил, не решившись спорить с таким важным лицом.
        - В этом нет необходимости, милорд. Вашего слова вполне достаточно.
        - Я удовлетворен, - натянуто ответил Джулиан.
        Когда незнакомец уехал, Миклош расплылся в белозубой улыбке:
        - Да-а, милорд, он побоялся связываться с таким важным джентльменом, как вы.
        - Согласен, иногда высокое положение имеет свои преимущества, - весело произнес Джулиан. - Как вы думаете, почему он разыскивает мисс Блейз?
        Добродушное лицо цыгана в одно мгновение стало непроницаемым.
        - Кто же его знает, милорд? Разве кто скажет?
        - Полагаю, вы бы могли сказать, если бы захотели. И она сама, я уверен. Но настаивать не стану. Однако нам следует оградить ее от излишнего любопытства, как высчитаете?
        - Да, милорд. Завтра табор снимется с места, на день раньше, чем мы собирались. Если же мы уйдем сейчас, то власти решат, что нам есть что скрывать.
        Джулиан что-то промямлил в ответ, он не мог выкинуть из головы появление незнакомца с такой легкостью, как Миклош. Он очень встревожился за Блейз.
        При внимательном рассмотрении она никогда не сойдет за цыганку. Да, верно, у нее тоже черные волосы, но ее длинные локоны много шелковистее и красивее, чем у них. Глаза горят тем же блеском, что у цыганок, но в отличие от их глаз, черных как смоль, ее аметистовые глаза излучают мягкий чувственный свет. По сравнению с их загрубелой смуглой кожей ее кожа гладка и бледна подобно слоновой кости. Да и фигура у нее куда более утонченная, чем у цыганок.
        Джулиан приходил в полнейшее отчаяние от собственной беспомощности. Он, разумеется, был в состоянии уберечь Блейз от грозившей ей неприятности, если бы… она позволила ему, но девушка все время ускользала от него.
        В тот вечер, после ужина, цыгане собрались вокруг костра, как и в предыдущие вечера, чтобы послушать трогательные мелодии рыдающих скрипок. Блейз, как обычно, уселась подальше от него. И как обычно, Джулиан не мог оторвать от нее глаз.
        Жена Миклоша, Исадора, подошла к Блейз и что-то сказала. В ответ Блейз только покачала головой. Исадора попробовала поднять ее, но Блейз спрятала руки за спину, не давая подхватить себя. Через мгновение к ним шаркающей походкой подошла Панна.
        Джулиан с любопытством наблюдал за последовавшей сценой. Из-за музыки он не слышал слов, которые говорили женщины, но понял, что Блейз пытаются заставить сделать то, чего она делать не хочет.
        Но вот музыка прекратилась, и Джулиан успел услышать последний отчаянный возглас девушки:
        - Хорошо! - Блейз поднялась и присоединилась к танцующим вокруг костра.
        Джулиан выпрямился и замер в предвкушении чего-то необыкновенного. В предыдущие вечера Блейз ни разу не принимала участия в танцах. Увиденное зачаровало его. Девушка была в ярком цыганском платье, но среди цыган смотрелась как бриллиант среди неограненных камней или ожерелий, которые так любят носить цыганки. Когда зазвучали первые звуки скрипки, Блейз подняла руки и начала медленно покачиваться.
        Завораживающий танец начался в медленном чувственном ритме. Блейз избегала смотреть на Джулиана, но он не сводил с нее глаз. В золотых отблесках костра она казалась более застенчивой, чем другие исполнительницы танца, и, возможно, не столь раскованной, как настоящие цыганки, но танцевала она с не меньшим изяществом и была даже более соблазнительна.
        Мелодия взмыла ввысь, танцоры убыстрили темп, и перед глазами Джулиана замелькали разноцветные юбки. Дикая красота танца подействовала на Джулиана, но Блейз заставила его забыть обо всем на свете. Жизнь и страсть, казалось, пели в ней, от быстрых движений девушка раскраснелась, капельки пота поблескивали у нее на лице. Она была похожа на женщину, с наслаждением занимающуюся любовью, - трепетную, страстную, исступленно влюбленную.
        Джулиан почувствовал, как его бросает в жар, желание разгорелось в нем огромным костром. Он захотел ее с силой, граничащей с одержимостью. Хотел, чтобы она извивалась и задыхалась в любовной истоме. Хотел утонуть в сладостном тепле ее тела, забыть о прошлом, не думать о будущем. Хотел ее настолько сильно, что не мог больше ни о чем думать.
        Танец заканчивался, танцоры радостно кружились под заключительные аккорды, забыв обо всем. Когда музыка смолкла, Блейз замерла, едва дыша, и вдруг почувствовала на себе пристальный взгляд синих глаз. Она беспомощно посмотрела на Джулиана. В его горящих страстью глазах девушка прочитала такое сильное желание, что это испугало ее. Она непроизвольно сделала шаг назад. Очевидно, она совершила ошибку, когда по настоянию Панны согласилась принять участие в танце, чтобы доказать лорду Линдену, что она настоящая цыганка, а не случайный гость в таборе. Но ему, кажется, вообще все равно, кто она. Его горячий взгляд ласкал ее настолько ощутимо, что казалось, будто он касается ее.
        Блейз невольно поежилась и сделала еще один шаг назад. Ее переполняло одно неодолимое желание - убежать, скрыться от этих глаз. Ей необходимо побыть одной, чтобы странные острые ощущения, внезапно нахлынувшие на нее, немного улеглись. Она бросилась бежать и растворилась в ночи.
        Какое-то время Джулиан ошеломленно сидел, прикованный к месту. Музыка еще отдавалась у него в висках, когда он пришел в себя и отправился на поиски Блейз. Он не должен оставлять все как есть.
        Джулиан отыскал ее неподалеку от лагеря на краю луга, освещенного серебристым светом луны. Она тихонько напевала что-то вполголоса, время от времени покачиваясь в такт доносящимся из лагеря звукам скрипок.
        Он стоял и молча наблюдал за ней, не в первый раз задумавшись, уж не намеренно ли она сводит его с ума. Если это так, то она действует правильно. Он уже не в состоянии справиться со своим чувством. Она подвижна, как ртуть, и неуловима, как лунный свет. Он в жизни не встречал создания прелестнее.
        Однако если бы он предоставил Блейз возможность оправдаться, она бы отмела все обвинения в том, что пытается завлечь его. Она не старалась поймать лорда Линдена в свои сети, наоборот, делала все, чтобы избежать этого. Она и сюда сейчас убежала, чтобы затеряться в темноте и прийти в себя, собраться с мыслями. Танец, который она только что исполнила, разбередил ей душу, пробудил в ней такие чувства, которых она еще никогда не испытывала. Чувственная, языческая музыка живым огнем продолжала струиться по ее венам, жар так и не отпустил ее. Она испытывала волнение, непостижимым образом перекликавшееся с возбуждением ночи, с обещанием страсти, которое она прочла в глазах виконта.
        Когда Блейз услышала тихий шорох шагов в траве у себя за спиной, она замерла. Это мог быть только он. Никто из цыган по своей воле не уйдет от костра в ночь к феям и злым духам. Блейз невольно поежилась от страха.
        - Я начал волноваться, когда вы не вернулись, - раздался совсем рядом тихий голос Джулиана.
        Блейз не обернулась. Она боялась этой близости, во всяком случае, сейчас, когда все ее тело дышало неведомыми ранее ощущениями. Она каждой клеточкой чувствовала его близость и опасность, которую он представлял, знала, что не сможет устоять перед его чарами, понимала, что совершенно беззащитна. Сердце ее билось по-сумасшедшему. Она сделала робкую попытку уйти.
        - Не уходите… пожалуйста.
        Она застыла на месте, голос его прозвучал так нежно. С великим трудом, переводя дыхание и преодолевая спазм, сжавший ей горло, она ответила:
        - Я… я уже говорила, милорд, вам нет нужды тревожиться за меня.
        - Есть, есть нужда, и еще какая. - Он невесело усмехнулся. - Я уже не в состоянии справиться с этим чувством, я беспокоюсь за вас независимо от своего желания.
        - Напрасно…
        - Я ничего не могу с этим поделать. Я понял, у вас неприятности, и вы от кого-то скрываетесь.
        - Я… я сама справлюсь с этим.
        - А как же тот человек, который сегодня расспрашивал о вас?
        - Цыгане меня не выдадут.
        - По своей воле - нет. Но они не в состоянии дать вам защиту, какую предлагаю я вам. Я могу уберечь вас от неприятностей.
        Блейз с ужасом поняла, что он придвинулся к ней. Это встревожило ее, натянуло нервы до предела, но что-либо сделать она не могла. Она застыла, как завороженная, когда почувствовала его у себя за спиной. Издалека доносились цыганские напевы под аккомпанемент скрипок и бубнов, и в такт этой дикой музыке билось сердце Блейз.
        - А вы знаете, - внезапно с притворной живостью спросила она, - цыгане верят, что на лугах танцуют феи.
        - Нет, - тихо ответил Джулиан, - меня сейчас вообще не интересует, во что верят цыгане. Я не допущу, чтобы вы опять сбили меня с толку и перевели разговор на другую тему.
        Она ощутила жар, исходящий от него, еще за миг до того как он нежно обнял ее за талию. Блейз с шумом втянула воздух, ее раздирали необычные ощущения. Его близость, животное тепло, идущее от него, тихий властный голос - от всего этого она совершенно терялась. Блейз знала, что ей следует отойти от него, но она была не в состоянии сдвинуться с места.
        - Я хочу заботиться о вас, - прошептал он ей в самое ухо. - Я хочу стать тем, к кому вы бы обращались за утешением и покровительством. Я хочу обнимать вас, любить. Назовите вашу цену, милая. Я сниму для вас дом, у вас будет экипаж, выезд - все, что хотите… Я готов на все, лишь бы вы остались со мной.
        Удовольствие волной накатило на Блейз. Он притязает на нее, хочет владеть ею, стать ее любовником. Он станет великолепным любовником, в этом Блейз была уверена. Она поняла это еще тогда, когда он в первый раз поцеловал ее в гостинице.
        Вспомнив тот страстный поцелуй, Блейз вздрогнула. Сладкая истома, с которой она не могла совладать, приятно разлилась по телу. Все, на что она была способна сейчас, - тихое, едва слышное «нет».
        - Я хочу тебя, любовь моя, я никогда так никого не хотел… - Его завораживающий голос обволакивал ее, словно лунный свет, ласкал, как тайный поцелуй, обещающий неземные блаженства. К своему ужасу, она поняла, что больше не в состоянии противостоять предательской слабости, охватившей ее. Не в состоянии больше сопротивляться, она спиной прижалась к Джулиану, наслаждаясь теплом его тела, и ощутила бедром его напрягшуюся плоть. Она почувствовала удары его сердца, тяжелые и мощные, его горячее дыхание у себя на щеке. - …Я устал от войны, от горя. Мне нужен покой, твоя живость, твой смех, твоя близость. Мне нужна ты. - Его волшебный голос звучал у самого ее уха, его губы легко ласкали ее шею. - Ты станешь моим спасением…
        У Блейз перехватило дыхание - его горячие губы ласкали ее, и не было сил пошевелиться. Присущее ей всегда чувство самосохранения вдруг исчезло, она не могла сопротивляться, стала совершенно беспомощной. Теперь она жаждала его поцелуев, тело жаждало его прикосновений. Его чувственные ласки рождали желание. Блейз обмякла, растаяла; вожделение, которого она еще никогда не испытывала, горячей волной охватило ее. Блейз закрыла глаза, дрожь пробежала по ее телу.
        - Тебе холодно? Давай я согрею тебя, любовь моя…
        О чем это он? Он ведь и так уже согревает ее. Его легкие прикосновения и поцелуи наполняют кровь необыкновенным жаром. Ей захотелось повернуться к нему лицом, подставить губы его поцелуям, но даже на это не было сил. Она забыла обо всем на свете, осталось только одно незнакомое прежде желание, новые противоречивые чувства разрывали ее. Кровь, казалось, еле течет по венам, а бешеные удары сердца резко отдавались в висках. Она не могла ни думать, ни дышать, ни пошевелиться, остались одни ощущения. В голове все поплыло, Блейз покачнулась.
        И тотчас же Джулиан подхватил ее и еще крепче обнял. Она почувствовала его отвердевшую плоть, требовательно прижавшуюся к ее бедру, и вдруг с удивлением поняла, что в ней просыпается женщина. Это новое ощущение испугало ее. Руки ее сами собой взметнулись вверх, и она, не оборачиваясь, обняла его за шею. Это прикосновение несколько успокоило Блейз, и она смогла негромко произнести:
        - Нет… это сумасшествие. Мы… слишком разные.
        - Да… это сказочное сумасшествие. - Ничуть не обескураженный ее словами, он правой рукой обнял ее за плечи, продолжая левой обвивать ее талию. - Что может быть различного между двумя людьми, созданными друг для друга? - пробормотал Джулиан, пальцами ласково поглаживая ее плечо. - Мы обязательно будем любовниками… - Его губы обжигали ей шею. - Рассказать тебе, как я буду любить тебя? - Он тихо рассмеялся, когда она вздрогнула. - Я научу тебя наслаждаться своим телом, получать удовольствие от близости с мужчиной. Твое тело станет инструментом, доставляющим удовольствие нам обоим… - Говоря это, он медленно передвигал левую руку с талии по направлению к груди, следуя изгибам тела под одеждой. Потрясенная, зачарованная и испуганная, Блейз оставалась неподвижной даже тогда, когда рука Джулиана скользнула в вышитый вырез блузы. Его горячая ладонь легла ей на грудь, уверенная, невероятно возбуждающая. Она ощутила, как ее сосок мгновенно отвердел. - …Твое божественное тело заслуживает поклонения… Позволь мне поклоняться тебе, любовь моя.
        Звуки его полного страсти голоса обволакивали ее ожиданием чувственной радости, словно паутиной. Блейз безвольно прижалась к нему. Желание бушевало в ней, в то время как груди тяжелели и наливались. Она закрыла глаза. Джулиан продолжал нежно поглаживать рукой ее плечи. Его прикосновения отдавались болезненной сладостью, которая горячими волнами расходилась по всему телу.
        Стон вырвался у Блейз, когда Джулиан кончиками пальцев начал ласкать ее набухший сосок. Спина у нее непроизвольно выгнулась, грудь плотнее прижалась к его руке в ожидании еще неведомых ощущений, которые он с таким искусством пробудил в ней. Да… Это настоящее сумасшествие, но сколь сладостное!
        - Я хочу тебя безумно, любовь моя…

«Да», - подумала она, как в тумане. Неизвестный ей прежде голод поднимался в ней с пугающей быстротой и натиском. Дерзкая настойчивость Джулиана, его ласковые слова, которые он нашептывал, волшебные прикосновения - все лишало ее остатков самообладания. Пламя желания разгорелось в крови, тело трепетало от сладостной муки. Блейз была настолько ослеплена нахлынувшими на нее новыми чувствами, что не сразу услышала, что ее зовут.
        Кричал мужчина. Она узнала голос Миклоша.
        Блейз вздрогнула от неожиданности и вернулась к действительности. Она вырвалась из объятий Джулиана. Порыв холодного ветра мгновенно охладил ее пылающее тело, разрушил волшебство ночи. Она задрожала от холода.
        Не глядя на Джулиана, она расправила блузку и привела себя в порядок. Блейз не понимала, как это случилось, как она могла настолько забыть о приличиях. Ведь он едва не овладел ею. Еще несколько минут - и она бы не устояла против его чар. Поразительно, но ей не хотелось, чтобы он останавливался, и теперь она испытывала странное чувство разочарования, будто ее обманули. То, что их так внезапно прервали, оставило ее болезненно опустошенной. Но он не должен догадаться об этом.
        - Не знаю, почему вы мне не верите, - неуверенно начала Блейз, понемногу успокаиваясь. Голос Миклоша звучал все ближе. - Я не могу принять вашего предложения и стать вашей любовницей.
        Но Джулиан, казалось, не слышал ее. Он подошел к ней, взял длинными изящными пальцами за подбородок и повернул к себе ее лицо. В рассеянном лунном свете почти совсем не было видно его страшного шрама, и Блейз видела только его чувственное лицо и горящие страстью глаза.
        - Я не могу согласиться с этим и не приму отказа, - уверенно прозвучал его тихий голос. - Ты будешь моей, это всего лишь вопрос времени.
        Вспоминая это происшествие на следующий день, Блейз поняла, что она оказалась в очень сложном положении. Сначала ей пришлось скрываться в повозке Панны от незнакомца, который расспрашивал о ней в таборе. Вне всяких сомнений, он был послан тетушкой Агнес на поиски черноволосой беглянки с фиалковыми глазами.
        Но еще опаснее была, ночная встреча с лордом Линденом на залитой лунным светом поляне. Она опять отказала ему, но невинность едва не потеряла.
        Блейз поежилась от воспоминаний. Она не знала, что нашло на нее накануне, как она допустила такие вольности - позволила ему обнять себя и ласкать обнаженную грудь. Или ее околдовали феи, в которых так искренне верят цыгане. Нет, скорее всего, она поддалась чарам лорда Линдена. Сочетание мужской красоты, неукротимый напор, решимость покорить ее во что бы то ни стало едва не сыграли роковую роль. Слава Богу, Миклош вовремя появился и спас ее от окончательного падения.
        Блейз не сомневалась, что Миклош не случайно разыскивал ее, он тревожился за нее. Когда они остались наедине, Миклош как следует отчитал ее.
        - Ты должна быть осторожнее, Раунийог, - начал он. - Знатному лорду от тебя, может быть, нужно только одно, и, уж конечно, он не станет просить твоей руки.
        - Моей руки?! - недоумевая, воскликнула Блейз. - Надеюсь, что нет. Лорд Линден уверен, что я цыганка. Ты часто рассказывал мне об отношениях англичан к цыганам.
        - Да, вельможа его ранга никогда не унизится до женитьбы на цыганке.
        - Что ж, прекрасно. - Блейз вскинула подбородок. - Я тоже не пожелала бы иметь его своим мужем. Уверена, он такой же спесивый, как и мой отчим.
        - Спесивый или нет, но от тебя ему нужно только одно. Думаешь, зачем он все время крутится возле твоих юбок?
        - Я не вчера родилась, Миклош. Я знаю, чего он добивается, но я способна постоять за себя.
        - Смотри, будь осторожна.
        Но в предостережениях Миклоша нужды не было. Блейз уже сама поняла, что следует быть осторожнее в общении с лордом Линденом и держаться поближе к Панне или Миклошу, пока она находится в таборе. Однако, несмотря на свое решение, со вчерашнего вечера Блейз пребывала в состоянии нервного возбуждения и стала совсем не похожа на себя, всегда оживленную, в веселом расположении духа. Каждый раз, оказываясь рядом с лордом Линденом, она терялась и замыкалась в себе. Каждый раз, когда он смотрел на нее, она вспоминала его дерзкие прикосновения, тепло его ладони у себя на груди, сосок, мгновенно отозвавшийся на ласку. Каждый раз, думая о нем, она вспоминала, что он не раз грозился овладеть ею.
        От всех этих мыслей в голове у девушки все смешалось. Она с трудом соображала, о чем говорит Миклош. Было уже далеко за полдень, они находились в добрых пяти милях от того места, где накануне ее нашел лорд Линден. Цыгане свернули лагерь и на рассвете снялись, подавшись дальше на запад, в Хартфордшир. Остаток дня они посвятили торговле в деревушке, расположившейся у них на пути. По дороге обратно в лагерь Миклош сразу приметил великолепного гнедого жеребца, который пасся неподалеку. Цыган направился прямиком к палатке Панны, чтобы прояснить положение.
        Блейз чистила картошку и складывала ее в огромный котел, висевший на большом крюке над огнем. Вполуха она прислушивалась к словам Миклоша. Тот хвалил коня и сокрушался, что никогда не сможет купить себе такое великолепное животное. Было ясно, что конь запал ему в душу.
        Помешивая в котле варево, Панна посмеиваясь прокаркала:
        - Как же! Тебя хватит не дольше, чем до завтра, а там еще на что-нибудь глаз положишь.
        Миклош принял глубоко оскорбленный вид, но продолжил:
        - Уверен, какой-то горгио специально привел его сюда, чтобы помучить бедного цыгана.
        - Да, ты прав, но ведь так уж устроен мир. - Если бы завладеть им хоть ненадолго.
        - Что бы ты с ним сделал?
        - Покрыл бы рыжую кобылу, конечно. Ей как раз время подошло.
        Панна медленно распрямилась и глубоко задумалась.
        - А как бы ты это сделал, Миклош?
        - Ну, я бы вывел к нему кобылу завтра утром, когда его выпустят на пастбище. Сегодня уже поздно. Его уже нет - увели в стойло, я видел.
        - Ты бы вывел к нему кобылу средь бела дня? Да горгиос тебя повесят, если поймают.
        - Да, - согласился с отчаянием Миклош. Услышав слово «повесят», Блейз подняла голову. Из разговора она поняла, что Миклошу нужен жеребец, чтобы покрыть его лучшую кобылу. Как юной леди, ей не полагалось бы знать о таких вещах, но Блейз всегда держала глаза и уши открытыми и была осведомлена о многом, чего не подобает знать молоденьким знатным девушкам.
        - Пожалуй, я все же воспользуюсь этим жеребцом на время, - задумчиво проговорил Миклош.
        - Ты хочешь украсть жеребца? - удивленно спросила Блейз.
        - Это будет не воровство, - возразил ей Миклош. - Я просто воспользуюсь им на время, вроде как одолжу, а потом верну.
        - Для горгиос это одно и то же. А если жеребец так хорош, как ты говоришь, он наверняка принадлежит какому-нибудь важному лицу. Неужели ты решишься на такое?
        Цыган задумчиво поглаживал подбородок. Было видно, что его раздирают противоречия. Блейз знала, что Миклош не видит ничего плохого в том, чтобы воспользоваться чужим жеребцом. У цыган это в крови - при любом подходящем случае надуть горгиос, а кража коня вообще считается у них доблестью. Блейз наслушалась бесчисленных рассказов о цыганских подвигах. Для Миклоша это дело чести. А табору жеребенок таких великолепных кровей может принести в будущем большие деньги. Да и красть коня он вроде не собирается, он вернет его. Это вовсе не воровство. Ее размышления прервала Панна:
        - И ты надеешься, что тебе это сойдет с рук?
        - Я постараюсь сделать так, будто он сам заблудился. Они и не заметят, что его нет, а я сразу же приведу его назад.
        Старуха на мгновение задумалась.
        - Слишком опасно.
        У Миклоша поникли плечи, он не скрывал своего разочарования. Блейз всей душой хотелось помочь ему, но не знала как. Или?.. Попытка украсть кур показала, что воришка из нее никудышный, но, возможно, если ее поймают на краже жеребца, она сумеет выкрутиться. Высокое положение в правительстве и уважение, которым пользуется сэр Эдмунд, ее отчим, обеспечат ей меру безопасности, и тетушкины знакомства в обществе тоже помогут. Разумеется, придется раскрыться, назвать себя, и тогда ее доброе имя уж точно будет втоптано в грязь.
        - Думаю, шансы на удачу будут выше, если за дело возьмусь я, - медленно проговорила Блейз. - Если горгиос поймают меня, то по крайней мере не повесят.
        - Да, - Миклош радостно улыбнулся, - если тебя и схватят, Раунийог, знатное имя твоего отчима вызволит тебя из беды. Но, нет-нет. - Он грустно покачал головой, словно передумав. - Я никогда и ни за что не допущу, чтобы ты ввязалась в это дело.

«Да, - подумала Блейз, - Миклош никогда не станет просить меня помочь в совершении преступления, рассчитывая на мою защиту, если нас поймают. Не станет… если я не смогу уговорить его». Она посмотрела на Панну - что та скажет, но старая цыганка намеренно избегала ее взгляда.
        - Если тебе нужен этот жеребец, - проговорила Блейз, - я сделаю все, что смогу. - По лицу Миклоша, на котором отразилась борьба противоположных чувств - надежды и недоверия, было ясно видно, что он еще не решил, как поступить. Закончив чистить картошку, Блейз положила нож, вытерла о передник руки и подошла к Миклошу. Она заглянула ему в глаза, улыбкой убеждая согласиться. - У тебя нет выбора, Миклош, я не допущу, чтобы ты упустил эту возможность из-за меня. Я обязательно помогу.
        - Не знаю… Раунийог…
        - Да будет тебе. Я не помню случая, чтобы ты не воспользовался возможностью надуть горгиос. Или с возрастом ты начал испытывать угрызения совести?
        Миклош весело рассмеялся, услышав такое нелепое обвинение. Блейз рассмеялась вместе с ним.
        Так их и застал Джулиан мгновение спустя - голова к голове, смеющимися, как дети. Джулиан изумился, почувствовав, что ревность горячей волной нахлынула на него, когда он увидел, как его цыганская прелестница с обожанием смотрит на красавца вожака.
        - Надеюсь, я не помешал, - натянуто проговорил Джулиан.
        Блейз и Миклош одновременно вздрогнули и виновато посмотрели на него. Джулиан увидел, как улыбка исчезла с лица девушки, и неожиданно испытал чувство острой потери, ему захотелось ударить себя. Ему не понравился настороженный взгляд ее фиалковых глаз. Видно, что она ему больше не доверяет или скорее всего она больше не доверяет себе. Прошлым вечером она не очень-то стремилась избавиться от его общества и, похоже, теперь раскаивается в этом.
        Пока он переводил взгляд с Блейз на Миклоша и обратно, Панна нарушила тягостное молчание, постучав деревянной поварешкой по железному котлу.
        - Думаю, лучше рассказать этому благородному джентльмену о том, что вы собираетесь сделать, прокаркала старуха. - Наверняка он сумеет вам помочь.
        - Сказать ему?! - воскликнула Блейз, не веря своим ушам.
        - Ты что, спятила, женщина? - Миклош тоже не сдержался.
        - Что лучше рассказать? - нахмурился Джулиан.
        - Там, на лугу, пасется отличный жеребец, - проговорила старуха, не оборачиваясь к Джулиану. - Миклош не возражал бы воспользоваться им, но ему нужна ваша помощь.
        Миклош рассерженно взмахнул руками и зашагал прочь, но, сделав несколько шагов, остановился и хмуро посмотрел на Панну.
        - Его сиятельство никогда не согласится.
        - А ты хорошенько попроси - может, и согласится.
        - Соглашусь на что? - спросил Джулиан, все больше охватываемый любопытством. Но все упорно молчали. Губы виконта нетерпеливо скривились. - Буду, признателен, если вы перестанете секретничать и позволите мне самому решить, на что соглашаться, а на что нет.
        Панна усмехнулась и пожала плечами. Миклош откашлялся и сбивчиво, явно волнуясь, объяснил суть дела.
        - Если я правильно вас понял, - начал Джулиан, все более хмурясь, - вы собираетесь украсть этого жеребца, чтобы он покрыл вашу кобылицу и она принесла потомство?
        - Это не кража, - заявила Блейз, пытаясь оправдать Миклоша и не замечая, что повторяет его слова, сказанные незадолго до этого. - Мы только хотим воспользоваться конем на время, самое большее - на несколько часов.
        Джулиан стал еще мрачнее и поднял глаза к небу, словно прося дать ему терпения или помощи.
        - В глазах закона - это настоящая кража, - произнес он.
        - Значит, все надо сделать так, чтобы закон ничего не узнал.
        - И все-таки это слишком опасно. Не могу допустить, чтобы вы рисковали.
        При этих словах глаза Блейз сверкнули. Она впуталась в это дело исключительно ради Миклоша, но сейчас исполнилась твердой решимости довести его до конца хотя бы ради того, чтобы досадить не одобряющему этой затеи лорду Линдену. Для нее он - никто и не имеет права приказывать и запрещать ей делать то, что ей хочется.
        - Ваше слово, милорд, не имеет никакого значения, если только в дополнение к своему высокомерию вы еще не хотите стать доносчиком и сообщить о нас властям. Прекрасная благодарность за гостеприимство Миклоша.
        - Раунийог\ - вмешался вожак в ужасе от того, как грубо говорит девушка с благородным горгио.
        - Я просто собирался предложить заплатить за использование коня, - спокойно отозвался Джулиан в ответ на горячую реплику Блейз. - Это обычная практика.
        Предложение звучало в высшей степени разумно, но несколько запоздало - Блейз уже завелась.
        - А если хозяин откажется и не даст коня? Тогда Миклош уже никогда не сможет осуществить свою мечту.
        Джулиан досадливо прищурил глаза, Блейз сильно преувеличивала возможные последствия. Уже не в первый раз он ловил себя на мысли, что ему хочется встряхнуть ее хорошенько, чтобы она пришла в себя, и заодно ее друга-цыгана тоже.
        Миклош умудрился совершенно развратить Блейз, и Джулиан опасался, что еще немного - и нравственные принципы девушки будет невозможно восстановить. Однако сомнительно, что ему удастся отговорить ее, видно, что она не отступит. Джулиан запоздало понял, что напрасно говорил со своей прелестницей так властно. Черт побери, он не сумел сдержаться. Однако независимо от того, оправданно или неоправданно он говорил с ней властным тоном, его преследовало желание оградить ее от возможных неприятностей. Он не допускал мысли, что она может оказаться в тюрьме или, еще хуже, будет повешена за воровство. Но именно это произойдет, если ее поймают на месте преступления. Джулиан с ужасом понял, что выбора у него нет.
        - Отлично, - обреченно произнес он. - Я составлю вам компанию.
        - Вы? - не удержалась Блейэ.
        - Да, я, милая. Я добровольно предлагаю вам свои услуги.
        - Как это вы решились?
        - Только чтобы уберечь вашу тонкую шейку от веревки, зачем же еще. Если вы будете продолжать настаивать на этой глупой затее, я пойду с вами. Если меня схватят, я не думаю, что меня обвинят в краже, а вот вы с Миклошем рискуете стать главными подозреваемыми. Вспомнив, что она сейчас цыганка, а не молодая светская дама, Блейз замешкалась, не найдя, что ответить. Лорд Линден приводил те же доводы, что и она сама минуту назад в разговоре с Миклошем, и так же убедительно. В самом деле, лорд Линден сумеет оказать цыганам куда большую поддержку, чем она. Вряд ли у нее есть сейчас основание отказываться от помощи виконта, особенно после того как она только что обвинила его в откровенной неблагодарности.
        - Да, это хороший план, - задумчиво произнесла Панна. - Мы очень ценим вашу помощь, милорд. - После того как лорд Линден поклонился ей, она добавила: - Вы должны пойти с Раунийог.
        Не в состоянии поверить собственным ушам, Блейз с подозрением посмотрела на Панну! Кажется, старая цыганка делает все, чтобы бросить ее в объятия Джулиана. Возможно, Панна еще верит в предсказание карт, правда, после того, первого, гадания Блейз больше не слышала о том, что ее будущее связано с лордом Линденом. Панна хранила странное молчание.
        Старуха никак не объяснила свои слова, просто стояла и невозмутимо помешивала варево в котле.
        Все ждали, что скажет Миклош, какое решение он примет.
        - Вот и договорились, - объявил тот, - завтра же и провернем это дельце.

        Глава 8

        Однако задуманная операция разворачивалась совсем не так, как было запланировано. На следующий день конь на выпасе не появился.

«Возможно, - подумала Блейз, - это связано с тем, что хозяева узнали о появлении цыганского табора в окрестностях имения». Не стоило этому удивляться. Ведь фермеры и хозяева имений, зная репутацию цыган, принимали дополнительные меры предосторожности, чтобы сохранить скот. Миклош места себе не находил от досады. Он так надеялся, что его кобыла принесет жеребенка от этого коня-красавца. Но часам к трем пополудни, прождав напрасно, он признал свое поражение. Даже когда лорд Линден предложил подождать до наступления темноты и увести коня из конюшни, Миклош не воспрял духом. В ночное время цыгане испытывали первобытный страх перед злыми духами и феями и редко покидали палатки. Миклош не был исключением. Поэтому лишь одна Блейз поддержала Джулиана и принялась уговаривать Миклоша согласиться.
        Разработали новый план. Предположили, что с наступлением темноты конюхи и помощники отправятся спать. Тогда-то Блейз с лордом Линденом попытаются прокрасться в конюшню, отыскать жеребца и потихоньку вывести его на пастбище, где их будет ожидать Миклош с кобылой. Миклош отнесся к этому плану с большим сомнением, но позволил себя уговорить.
        Вернувшись в лагерь, они увидели коляску виконта - слуги только что привезли ежедневные дары лорда Линдена. Сегодня это были несколько кругов сыра и вдвое большее против обычного число буханок свежего хлеба. Все это выгрузили и передали Исадоре для распределения, а потом, к всеобщему удивлению, лорд Линден вскарабкался в коляску и исчез из лагеря на несколько часов, оставив Блейз в недоумении: не испугался ли он и не сбежал ли, покинув их.
        Но к ужину лорд Линден вернулся. Не успел он спуститься на землю, как Блейз подбежала к нему:
        - Где вы были? У нас ведь осталось всего несколько часов до выхода.
        Джулиан улыбнулся ей одной из тех своих улыбок, когда Блейз казалось, что солнышко появляется из-за туч:
        - Вы скучали без меня, милая?
        - Вот еще! - фыркнула она. - Я просто боялась, что вы передумаете и откажетесь помочь нам.
        - Я действительно сожалею о принятом решении, - натянуто отозвался Джулиан, - но намерения не изменил. Я отправился в разведку. Если мы хотим добиться успеха, надо вооружиться знанием обстановки.
        - Что вы имеете в виду? - Блейз с подозрением посмотрела на его лицо, но признаков обмана не обнаружила.
        Джулиан умышленно сохранял невозмутимый вид. Ему с трудом верилось, что он опять позволил втянуть себя в нелепую и опасную авантюру, но он уже не мог разочаровать ни великодушного Миклоша, ни его сообщницу по преступлению - Блейз. Однако, поддерживая их замысел, он продолжал преследовать свою личную цель и довольно успешно продвинулся на этом пути. Теперь надо провернуть дело так, чтобы его прелестница ничего не заподозрила.
        - Я разузнал, что жеребец принадлежит барону Килгору, - бесстрастно объяснил он. - Я даже познакомился с бароном и имел с ним продолжительную беседу. Он очень приятный человек.
        - Надеюсь, вы не предлагали ему деньги за прокат жеребца?! - в ужасе воскликнула Блейз. - Вы же обещали не делать этого! Теперь, если жеребец исчезнет, барон сразу заподозрит неладное!
        - Успокойтесь, милая. Я не предлагал ему денег, однако разузнал все, что нужно для нашего ночного приключения. Проезжая мимо имения лорда Килгора, я умудрился потерять колесо и таким образом получил прекрасную возможность поближе рассмотреть место действия. Килгор оказался исключительно любезным, он пригласил меня на стаканчик вина, пока его слуги возились с коляской, а потом показал мне конюшню. Я видел жеребца, знаю его стойло. - Блейз смотрела на него в недоумении. - Вы обижаете меня, милая. Могли бы, по меньшей мере выразить удивление тому, как ловко я все разузнал.
        - Я… я нахожусь под большим впечатлением, но как мы уведем жеребца для Миклоша?
        - Наш план претерпел незначительные изменения - пояснил Джулиан. - Мы не станем дожидаться темноты. Мы с вами выезжаем немедленно, как только перекусим, а вы переоденетесь в обычное платье.
        - Прямо сейчас?
        - Да, прямо сейчас. - Он положил руки ей на плечи и повернул ее, указывая на повозку Панны. - Идите и, как только переоденетесь, сразу же возвращайтесь, да не забудьте накидку. А я тем временем посвящу Миклоша в подробности. - Когда же девушка попыталась что-то возразить Джулиану, тот слегка подтолкнул ее и сказал: - На все ваши вопросы я отвечу по дороге. А теперь - идите.
        Блейз повиновалась, хотя по-прежнему ничего не понимала и скептически относилась к необходимости поспешить. Однако она быстро переоделась в старое коричневое платье, пригладила волосы, накинула шерстяную накидку поверх платья и вернулась к коляске, где ее поджидал лорд Линден. На козлах сидели двое мужчин, Блейз хорошо знала обоих в лицо. Это были самые верные слуги лорда Линдена, но выездных лакеев не было видно. Оба слуги смотрели вперед перед собой, словно получили указание от своего господина не обращать внимания на то, что происходит вокруг.
        Лорд Линден собственноручно открыл перед ней дверцу коляски, и только тогда она заметила, как странно он одет. На Джулиане была простая одежда, в которой ходит рабочий люд, - черный шерстяной сюртук, который сидел, конечно, совсем не так как его сюртук сшитый на заказ превосходным лондонским портным и поэтому великолепно облегающий фигуру. Голова его была не прикрыта, и предвечернее солнце ярко играло в золотистых кудрях.
        Только когда Джулиан помог ей усесться, она вдруг подумала, что ей не подобает находиться с ним наедине в закрытом экипаже. Но к этому времени он уже расстелил на сиденье салфетку, разложил на ней хлеб и сыр и протянул ей бокал вина. Блейз была погружена в думы. В конце концов, его теперешнее поведение не идет ни в какое сравнение с тем, что он позволял себе раньше - страстные поцелуи, дерзкие ласки. И потом, он ведь действительно хочет помочь.
        Когда экипаж выехал на накатанную дорогу и лошади побежали ровным шагом, Блейз спросила, что же он собирается делать. Лорд Линден объяснил:
        - Нас с вами высадят у начала подъездной дорожки к особняку Килгора, а мой камердинер Террел и кучер Граймс поедут дальше и отвезут бочонок с элем слугам вместе с моей благодарностью за оказанную днем помощь. Террел намекнет, что будет рад получить приглашение задержаться, и пока все будут заняты поглощением содержимого бочонка, мы с вами незаметно проскользнем в конюшню и спрячемся в сене.
        - А если их не пригласят?
        - Думаю, бочонка эля в любом случае будет достаточно, чтобы мы смогли незаметно проскользнуть, - улыбнулся Джулиан. - Я еще не встречал конюха, который отказался бы от бочонка доброго эля, а вы?
        - Нет, полагаю, и я не встречала.
        - У моего плана еще одно преимущество - прислуга будет крепко спать, а пьяные конюхи нам не помеха. Думаю, мы без труда уведем жеребца. Я дал указание Миклошу ждать нас в поле в полночь, как и планировали раньше.
        Блейз медленно жевала корочку, обдумывая новый план. Единственное, что вызывало у нее возражение, - необходимость ждать до полуночи. Им придется провести вместе несколько часов, спрятавшись в сене, прежде чем они попытаются увести жеребца. Уж не намеренно ли он сделал это? Однако в напряженном взгляде синих глаз было невозможно прочесть ответ на этот вопрос.
        Солнце только начало клониться за горизонт, когда Блейз и Джулиан вышли из экипажа. Они проследили, как отъехала коляска, и затем проскользнули за высокую живую изгородь из тиса, которая окаймляла подъездную дорогу, и направились по тропинке в сторону конюшни.
        Вскоре показался господский дом. Это было красивое здание из серого камня, увитое зеленым плющом. По обе стороны от него раскинулись ухоженные лужайки с вековыми дубами. В глубине вымощенного булыжником двора находилась конюшня с двумя рядами просторных стойл с породистыми конями. Прячась за огромным дубом, Блейз осторожно огляделась и заметила большой сарай позади конюшни.
        - Лорд Килгор, должно быть, обожает лошадей, раз держит так много, - прошептала она Джулиану.
        - Да, он просто помешан на них, - рассеянно ответил Джулиан. - У него около двух десятков охотничьих лошадей и несколько чистопородных скакунов, которых он выставляет каждый год.
        Блейз в удивлении посмотрела на него.
        - Откуда вам все это известно? Вы ведь только сегодня познакомились.
        Джулиан бросил на нее быстрый взгляд и беззвучно выругал себя за промах. Если так пойдет и дальше, то план провалится прежде, чем он успеет воплотить его.
        - Килгор сам рассказал мне об этом, - торопливо объяснил виконт. - Он ни о чем другом, кроме лошадей, говорить не в состоянии.
        Слегка прихрамывая, он перебежал к другому дереву и кивнул Блейз, чтобы она присоединилась к нему.
        - Кажется, у Уилла все получилось, - прошептал он в самое ухо Блейз.
        Через двор от них, за рядами стойл, около дюжины слуг сгрудились вокруг коляски лорда Линдена, чтобы принять бочонок эля. Громкий веселый смех и смачные шутки, доносившиеся оттуда, свидетельствовали о добром расположении духа всей компании.
        - Наш жеребец в большом сарае. Пойдемте… тсс… постарайтесь не говорить. Мы же не хотим, чтобы нас услышали.
        Блейз осторожно двинулась за ним, дыхание ее невольно участилось, они были уже совсем рядом. Сама операция не особенно волновала ее, она участвовала в ней исключительно ради Миклоша. И все же ее охватил азарт предвкушения опасности и возбуждение, которое она испытывала всякий раз, когда ее поведение шло вразрез с общепринятой моралью. Именно это происходило и сейчас.
        К великому удивлению Блейз, они без осложнений достигли цели. Потом незаметно юркнули в огромный сарай, в котором никого из работников не оказалось, и только их гнедой жеребец тревожно переступал ногами.
        Рядом с широкими дверями стояла приставная лестница, по которой можно было забраться под крышу. Джулиан взял Блейз под локоть и подтолкнул к лестнице, делая знак карабкаться вверх.
        - Нет, я - в юбках, - прошептала Блейз, качая головой.
        Он быстро взглянул на нее, крепче сжал локоть и сказал:
        - Обещаю не смотреть.
        - Это не единственное затруднение. Мужчине нельзя наступать на то место, которого коснулся подол цыганской юбки. Это считается нечистым.
        - Я не цыган, да и вы, между прочим, тоже. У нас нет времени на споры…
        - Поэтому не спорьте и идите первым.
        Джулиан досадливо скривил губы, но начал осторожно карабкаться вверх по лестнице, стараясь щадить раненую ногу. Добравшись до верха, он с трудом перекинул тело на деревянный пол и скорчился от боли. Когда Блейз присоединилась к Джулиану, она нашла его лежащим на спине с прикрытыми рукой глазами.
        - С вами все в порядке? - в тревоге спросила она.
        - Сейчас… пройдет. Для меня такие подвиги пока трудноваты, - отозвался он с притворной легкостью.
        Блейз искренне желала помочь ему, но не знала как. Она встала, огляделась вокруг, выискивая для Джулиана местечко поудобнее. Через ряд небольших окошек под самой крышей на чердак проникали последние лучи заходящего солнца, освещая золотом все вокруг. Весь огромный чердак был завален душистым сеном, только кое-где оставили проходы. Блейз отошла от края в глубь одного прохода и соорудила там из сена удобное ложе, сняла накидку и расстелила ее поверх. В завершение она прикрыла ворохом сена проход от случайных глаз, если вдруг кому-нибудь вздумается залезть наверх. К тому времени, когда Блейз закончила работу, она вся покрылась испариной. Несмотря на конец сентября, под крышей было очень тепло, а в воздухе золотистой дымкой висела пыль.
        Она возвратилась к лорду Линдену и поймала на себе пристальный взгляд его синих глаз. Он не отрываясь смотрел на ее распущенные волосы, и Блейз вспомнила, что забыла надеть платок. Откровенное мужское восхищение в его глазах против воли льстило ей и одновременно тревожило, напоминая, что оставаться с ним наедине небезопасно. Она с трудом подавила желание заправить волосы под платье, чтобы их не было видно. Растрепанные золотистые кудри Джулиана тускло переливались в вечернем полумраке чердака.
        - Мои комплименты, я сам лучше бы не сделал. Когда Джулиан устроился на подстилке и осторожно вытянул правую ногу, Блейз тоже опустилась на колени, но как можно дальше от него, и наклонилась, будто разыскивая что-то. Она почти сразу нашла то, что искала.
        - Здесь в доске есть дырочка, - заметила она, стараясь говорить как можно тише и прижимаясь к ней глазом. - Если кто-то войдет, мы сразу же увидим.
        - Отлично, - проговорил Джулиан. - Скажите, милая, вам, наверное, часто приходилось заниматься этим? Похоже, у вас немалый опыт.
        - Небольшой опыт есть, - по-прежнему шепотом откровенно призналась Блейз, - но только не в кражах. Я уже говорила вам, что этим не занимаюсь. Но я частенько оказывалась в положении, когда мне не хотелось привлекать излишнее внимание.
        - Не сомневаюсь. Вас ни разу не задерживали?
        - Нет, хотя несколько раз я была близка к этому, но всегда как-то умудрялась выпутаться. «По крайней мере до того, последнего случая», - уточнила про себя Блейз.
        Но и тогда ей удалось незаметно выскользнуть из дома. Но вот когда сэр Эдмунд узнал об этом, он прочитал ей нотацию тем холодным и бесстрастным тоном, которым разговаривал только с ней. Именно после того случая он отправил ее в Англию на попечение тетушки. Само по себе это было бы и не так ужасно, если бы не совершенно невозможные претенденты на руку и сердце, которых выбрала ее родственница. Как бы Блейз ни относилась к ней, она все же находила брюзжание пожилой дамы более предпочтительным, нежели нескончаемое недовольство отчима. Тетушка хотя бы искренне заботилась о ней. Но если бы она сейчас увидела свою заблудшую племянницу, ее, несомненно, хватил бы апоплексический удар.
        Представляя себе эту картину, Блейз с трудом подавила улыбку. Жаль, очень жаль, что тетя Агнес так далеко. Эта разъяренная леди устроила бы здесь такой шум, что лорд Линден предпочел бы оказаться в гуще сражения испанской кампании. Внезапно Блейз услышала какое-то бормотание.
        - И как это я позволил уговорить себя на такую авантюру?
        Она поняла, что положение, в котором они оказались, не доставляет ему особого удовольствия. Она обернулась и посмотрела через плечо на Джулиана. Тот устало растирал раненую ногу, очевидно, причинявшую ему боль. В этом случае Блейз могла простить ему плохое настроение и даже была готова попытаться отвлечь его, насколько могла.
        - Но ведь это ваш план, если помните. Золотистые брови Джулиана приподнялись.
        - Неужели вы перекладываете ответственность за эту авантюру на мою голову?
        - Нет, но отдаю дань вашей прекрасно разработанной тактике.
        - Молю вас, не напоминайте.
        - Что с вами, милорд? - Блейз подавила смешок. - Где же ваш дух приключений?
        - Улетучился с появлением угрозы тюремного заключения.
        - Какое малодушие!
        Она сказала это тихо, поддразнивая его. Джулиан, видя в ее глазах озорные огоньки, понял, что опять безнадежно околдован. Желание пронзило его с новой силой. Он хотел эту плутовку с фиалковыми глазами с таким неистовством, в которое сам боялся поверить. Эти прекрасные глаза искрились неподдельным весельем, и Джулиан оставался на волоске от того, чтобы притянуть ее к себе и выпустить страсть наружу. Но он сознавал, что это время еще не пришло, и потому только хмуро сдвинул брови.
        - По-моему, происходящее доставляет вам удовольствие.
        - Вы так думаете, милорд?
        Говоря это, Блейз обворожительно улыбнулась и весело тряхнула головой, а потом опять припала к отверстию в полу. Джулиан медленно вздохнул и постарался успокоиться. У него достаточно времени, спешить некуда. Впереди целый вечер.
        - Не надо смотреть. Если кто-нибудь войдет, мы услышим. - Блейз промолчала. Джулиан подождал и продолжил: - Устраивайтесь поудобнее, ждать придется долго.
        Поняв мудрость его слов, Блейз передвинулась поближе к Джулиану и откинулась на сено.
        Несколько мгновений спустя Джулиан, как бы между прочим, подвинулся немного и оказался рядом с Блейз. Она насторожилась, но он закрыл глаза, словно собрался немного вздремнуть перед началом операции.
        Стало удивительно тихо, только снизу изредка доносились мягкие удары копыт жеребца, беспокойно перебиравшего ногами. Постепенно надвинулась ночь, стало совсем темно. Блейз слышала ровное дыхание Джулиана, но была уверена, что он не спит. Однако он не шевелился, и девушка немного успокоилась. Она боялась оставаться с ним наедине, опасаясь, что он может воспользоваться их вынужденной близостью. Но его поведение не вызывало подозрений. Мирно дремлющий Джулиан ничуть не походил на того хищника, который чуть не соблазнил ее.
        Наконец луна осветила серебряным светом все вокруг. Лунный свет проник к ним на чердак через небольшие окошки, и Блейз смогла осмотреться. Она невольно задержала восхищенный взгляд на Джулиане, изучая его чувственное лицо. Он действительно очень красив, если не считать шрама, который вызывал у нее желание утешить его, нежно провести кончиками пальцев по изувеченной щеке, но Блейз напомнила себе, что такая ласка может быть очень и очень небезопасна.
        Прошло не менее часа, когда она услышала, что кто-то вошел в сарай, и увидела слабый свет фонаря. Джулиан на мгновение открыл глаза, и Блейз убедилась, что ее предположение было верно - он не спит.
        Блейз осторожно припала к отверстию в полу. Похоже, что кто-то из конюхов зашел проведать жеребца и запереть дверь на ночь. Блейз задержала дыхание. Конюх ушел, и она услышала, как закрываются большие двойные двери, поворачиваясь на петлях. Но даже теперь беспокойство не отпустило Блейз. Как-то уж слишком все просто. Она вернулась на место.
        - Я рад, что вы забыли надеть платок. Как можно скрывать такие красивые волосы?
        Он проговорил эти слова чуть хрипловатым шепотом, в равной степени соблазнительным и опасным. Блейз напряглась, как натянутая струна, она была не в состоянии пошевелиться, тревога охватила ее. Точно так же, как две ночи назад на лугу, залитом лунным светом, ее притягивало к нему гипнотическое очарование, которому она не могла противиться.
        Несомненно, Джулиан понимал степень своей мужской власти над ней. Он весьма уверенно, как делал это уже много раз, принялся перебирать тонкими пальцами волосы Блейз, на мгновение забыв обо всем. Он гладил и ласкал их, наслаждаясь их чувственной шелковистостью, когда они скользили у него между пальцами. Потом сосредоточил внимание на самой девушке, поднял на нее глаза и провел тыльной стороной ладони по нежному очертанию подбородка, спускаясь к шее. Блейз не шевелилась. Тени, окутавшие их, создавали чувство удивительной близости, лишая всякого желания сопротивляться. Она догадывалась, что произойдет дальше, но была не в силах остановить события.
        С неторопливой грацией лорд Линден склонился к ней. Лунный свет на мгновение осветил его лицо и страшный шрам, пересекавший щеку, однако взгляд Блейз был устремлен не на этот шрам, а на губы Джулиана. Они влекли девушку так неодолимо, что она едва дышала. Она почувствовала тепло его рук на плечах и попыталась вспомнить о благоразумии.
        - Милорд…
        - Называй меня Джулианом, любовь моя.
        - Не могу… Жеребец… Нам надо…
        - Жеребец никуда не денется. У нас много времени, столько, сколько нужно.
        - Но… сюда могут прийти…
        - Нет, мы совершенно одни. - Его совсем не беспокоило, что им могут помешать. Он потратил массу усилий, чтобы организовать возможность остаться с ней наедине, и теперь был полон решимости добиться желанной цели. До утра эта цыганка будет принадлежать ему. - Тише, не шуми. Дай мне поцеловать тебя.
        Он медленно привлек ее к себе, так что ее лицо оказалось напротив его лица. Он не спешил, он тянул время, дразня ее. Его губы почти касались ее губ, согревая и лаская их дыханием. У Блейз против воли вырвался короткий нетерпеливый стон. Джулиан довольно улыбнулся и сделал то, о чем она молила без слов, - он прильнул к ее устам. Блейз едва ли осознала, что этот негромкий стон издала она.
        Джулиан все крепче прижимался к ее губам, нежно дразня и с мягкой настойчивостью требуя, чтобы она разжала свои губы. Когда это случилось, он тотчас погрузил язык в ее ласковое тепло. Он изучал языком ее рот, его очертания, проникая все дальше и дальше. Джулиан обхватил руками ее голову и не спеша наслаждался долгожданным поцелуем.
        Восхитительная истома охватила Блейз, она забыла о времени. Весь мир сразу сузился до его запаха, вкуса, влажного тепла его губ, его изучающего языка. Когда Джулиан оторвался от нее и поднял голову, он дышал ровно и спокойно, а Блейз, напротив, задыхалась, прерывисто дышала, была не в силах сопротивляться неизбежному. Она услышала, как мягко зашуршала солома, когда Джулиан приподнялся, чтобы освободить для нее больше места.
        - Придвинься, любовь моя.
        Он едва тронул ее за руку, и она оказалась возле него, беспомощно наблюдая за происходящим сквозь полуприкрытые глаза. Джулиан медленно скользил по ней жадным взглядом, внимательно рассматривая каждый дюйм. Потом жестом, полным чувственности, протянул руку и расправил ее черные локоны вокруг головы.

        - Боже, по-моему, я ждал этого мгновения целую вечность, - прошептал он.
        - Это невозможно, - отозвалась она низким грудным голосом. - Мы знакомы всего неделю.
        - Восемь дней и… около семи часов. Я считал каждое мгновение. Мне пришлось призвать на помощь всю свою изобретательность, чтобы устроить это свидание. - Улыбка Джулиана была ленива и обворожительна. Он вытянулся подле нее, опершись на левую руку. - Скажем так, я все время надеялся, что придумаю, как нам остаться наедине. Твое место в моей постели, - с безоговорочной убежденностью произнес он. Его правая рука легко поглаживала ей горло. - Осталось только убедить тебя.
        - Вы… Вам это не удастся. Не стоит даже пытаться.
        - Посмотрим.
        Джулиан тихо и заразительно рассмеялся. Он лежал на левом боку, почти весь в тени, и только волосы переливались в лунном свете. Но вот он опять склонился над ней, и золотистая прядь упала ему на лоб.
        Блейз напряглась всем телом, когда Джулиан опять перешел в наступление. Он водил кончиком языка по изгибам ее уха, прижимался к ней горячими губами, сметая своими ласками последние попытки сопротивления и последние сомнения. Эти нежные чувственные ласки приводили Блейз в трепет. Она закрыла глаза, признавая свое поражение. Жар горячей волной прошел по ее телу, она учащенно задышала.
        По этому частому дыханию Джулиан понял, что близок к исполнению заветного желания, и смело перешел к следующему этапу соблазнения, начав осторожно расстегивать пуговицы у нее на корсете.
        Спустя несколько минут Блейз ощутила внезапную прохладу, когда Джулиан стянул с ее плеч платье и обнажил грудь. Блейз громко вскрикнула в темноте, мысли ее смешались. Она знала, что следует остановить его, знала, что должна справиться с нахлынувшими ощущениями, однако вместо всего этого только бессильно прижалась к нему, неразборчиво бормоча слова протеста.
        - Тише, милая, - еле слышно прошептал он.
        Он накрыл одну ее грудь ладонью и начал осторожно сжимать, наслаждаясь мягкостью и упругостью ее тела.
        - Нет, - слабо выдохнула девушка, безвольно качая головой из стороны в сторону.
        - Тебе не нравится?
        - Не в этом дело… нельзя… мне больно. - Сосок у нее затвердел и отзывался болью под его пальцами.
        - Но приятно?
        Она не ответила, но он и так знал ответ. Он знал, потому что прижался губами к ее шее под подбородком и почувствовал, как бьется ее сердце.
        - Сколько дней ты мучаешь меня, - прошептал он. - Будет только справедливо, если теперь я немного помучаю тебя. Ведь ты сейчас испытываешь настоящие муки, не так ли, моя огненная цыганка?
        - Да… да… - задыхаясь, проговорила она, выгибая спину в ответ на прикосновение его руки.
        - Хорошо.
        Опытными, ласковыми пальцами он принялся изучать ее обнаженную грудь. Он возбуждал ее легкими, размеренными движениями, едва касаясь кожи и чувствуя сумасшедшие удары ее сердца. Его рука скользила по груди вверх к подбородку и возвращалась назад, легко находя и массируя места наибольшего возбуждения. Действовал он с уверенностью мужчины, хорошо знающего, как отзывается женское тело на ласки.
        Совершенно смешавшаяся Блейз бессильно потянулась к нему. Еле слышный стон вырвался у нее, когда он склонил голову к ее груди. Но едва он теплыми губами коснулся сосков, стон окреп и вырвался наружу. А когда он припал к груди и начал языком ласкать соски, неведомое доселе ощущение пронзило ее.
        Блейз познала желание. Ее тело, охваченное страстью, налилось невероятной тяжестью и напряглось. Его ласки возбуждали, доводили до исступления. Поддаваясь едва сознаваемому первобытному инстинкту, она подняла руки, запустила пальцы в его золотистые кудри и прижала голову Джулиана к груди. Больше она не сопротивлялась. Она поняла, что значит быть желанной. Его страсть, его ласки говорили, что он хочет ее, что она нужна ему, он ценит ее. От этого нового ощущения у нее закружилась голова. Сколько лет уже она никому не была нужна, никто не любил ее!
        Он медленно приподнял подол ее платья. От холодного воздуха Блейз поежилась, но нежные слова ободрения быстро согрели ее.
        - Моя огненная женщина… Расслабься… Тебе будет очень приятно… Позволь мне любить тебя… - Его жаркий шепот слышался над самым ее ухом, рука его стала еще смелее, она медленно продвигалась вдоль ноги вверх, приятно сжимая и отпуская ее бедро, поглаживая бархатистую кожу живота. - Раздвинь для меня ноги, любовь моя…
        Когда она нерешительно повиновалась, его рука скользнула под темный треугольник мягких волосков, туда, где лежал путь к неземному блаженству.
        Он прильнул к ее губам, заглушив ее вскрик. Его губы и язык двигались в такт с рукой, готовя ее к неизбежному. Ее охваченная любовной истомой плоть стала влажной и послушной под его искусными пальцами. Эти теплые пальцы становились все смелее, исследуя ее, раздвигая и скользя вглубь между трепещущими складками, то задерживаясь там, то возвращаясь наружу, чтобы ласкать еще и еще.
        Стеная и всхлипывая от наслаждения, Блейз выгибалась, голова ее бессильно металась из стороны в сторону. Она не понимала, что он с ней делает. Казалось, он знает ее тело лучше, чем она сама… Он знал, где касаться и ласкать, где дразнить и мучить, как заставлять дрожать и трепетать от страсти, как свести с ума.
        Возбужденный до невозможного этой порывистой, трепетной женщиной, лежащей рядом с ним, Джулиан глубоко вздохнул, чтобы хоть немного остудить свой пыл и не торопить события. Он так отчаянно жаждал овладеть ею, потеряться в глубине ее тела, что почти уже перестал ощущать себя, но еще больше он хотел доставить ей наивысшее удовольствие. Он хотел, чтобы она до конца познала все оттенки наслаждения, которые мужчина может доставить женщине.
        Блейз откинула голову назад и позволила ему делать с собой все, что он хочет. Она уже больше не думала о сопротивлении, она вообще не могла ни о чем думать. Она вдыхала пьянящий запах его тела, смешавшийся с запахом сена, наслаждалась его вкусом, ощущала биение его сердца и движения его требовательных пальцев. Блейз была не в состоянии лежать спокойно, она задыхалась и извивалась под напором его ласк. И вдруг тело ее напряглось и замерло. Блейз испытала такое потрясение, такие ощущения, что она испугалась их, ей показалось - она умирает.
        Джулиан приглушил своими поцелуями ее восторженные стоны, перемежающиеся всхлипываниями, все еще держа руку в ее влажной плоти. Когда волны экстаза немного улеглись, он осторожно обнял дрожащее тело руками. Он желал ее безумно, до боли, но раненое бедро не давало покоя. Хотелось просто вытянуться, но он продолжал крепко обнимать ее, давая время прийти в себя.
        Несколько мгновений спустя Джулиан поднял голову, нежно и ласково посмотрел Блейз в лицо. В призрачном лунном свете она казалась бледнее обычного. Когда она открыла глаза, у Джулиана перехватило дыхание. Она смотрела на него в изумлении и замешательстве.
        - Ты не знала такой страсти раньше? - Джулиан не спрашивал, он утверждал.
        - Н… не знала, - еле слышно призналась Блейз.
        - Твои предыдущие покровители, похоже, были не очень внимательными любовниками, если думали только о своем удовольствии.
        Щеки Блейз залились ярким румянцем, она в ужасе закрыла глаза. Господи, Джулиан уверен, что она занимается этим не в первый раз, что у нее было множество любовников! Но ведь это не так. До встречи с ним весь ее любовный опыт сводился к нескольким торопливым поцелуям. Она вечно попадала в какие-то истории, но оставалась непорочной, по крайней мере до сих пор, до встречи с ним.
        Боже правый, как она докатилась до этого? Одна, на чердаке с сеном, в компании незнакомого мужчины, да еще позволяет ему такие немыслимые вольности! Она сгорала от стыда, вспоминая случившееся. Во всем виновата ее самоуверенность. Она ни на минуту не сомневалась, что без труда справится с лордом Линденом в подобной ситуации, но оказалось, что она переоценила свои возможности. События стали неуправляемыми. Теперь она поняла его первоначальный замысел. Он задумал соблазнить ее этой ночью и устроил все так, чтобы они остались наедине. Блейз гордилась тем, что без особого труда могла обвести вокруг пальца кого угодно, но он, судя по всему, превзошел ее в этом. И она безропотно последовала за ним, подобно агнцу, идущему на заклание. Дрожа всем телом, Блейз поплотнее закрыла глаза и уткнулась лицом в плечо Джулиана, искренне жалея, что встретила его.
        Он чувствовал, как она дрожит, но ошибочно принял ее состояние за последствия потрясения, которое Блейз только что испытала.
        Наслаждаясь шелковистостью ее черных как смоль волос, Джулиан с нежностью убрал их спутанные пряди с груди. Он представил, как эти волосы накрывают его, и вздрогнул от острого желания овладеть ею. Он жаждал сделать это тотчас же, но хотел также приучить ее к новым ощущениям. Да и он сам нуждался во времени, чтобы разобраться в собственных чувствах.
        Джулиан разбудил ее дремлющую чувственность, но это подействовало и на него, причем самым неожиданным образом. Обнимая и лаская ее, занимаясь с ней любовью, он впервые за прошедшие четыре года вдруг почувствовал себя наконец ожившим. Он ожил и жаждал любви. С первого мгновения их неожиданного знакомства жизнь его наполнилась смыслом, вернулась острота ощущений, утраченная четыре года назад. Чувства его сделались острее, живее, словно он очнулся от глубокого и долгого сна, что, вполне вероятно, соответствовало истине. Эта молодая, подобная огню женщина пробудила его к жизни точно так же, как он пробудил ее к любви.
        Неожиданно эту последнюю мысль перебил шум, донесшийся до них откуда-то снаружи, - приглушенные голоса и звуки шагов.
        - Господи! - Блейз в испуге оттолкнула Джулиана и резко села, лихорадочно оглядываясь по сторонам. Он тоже не спеша сел, хотя раненая нога бурно возразила против этого движения острой болью. Джулиан предупреждающе сжал руку Блейз и прислушался. Поначалу слов было почти не разобрать, но одна фраза прозвучала очень разборчиво:
        - Она там, внутри, говорю вам! Я сам видел, как она вошла туда вместе с каким-то парнем. Я ждал-ждал… Блейз безуспешно пыталась застегнуть корсет. Джулиан мягко отвел ее руки и сделал это сам. Он не понимал, что случилось. Он надеялся, что продумал все до последней мелочи и никто им не помешает, но кто-то нарушил его планы.
        - Возможно, к нам это не имеет отношения, - пробормотал Джулиан на ухо Блейз, успокаивая ее, хотя сам в это не верил. Да и она, похоже, не поверила. Она настороженно молчала, не глядя на него. Как только Джулиан застегнул последнюю пуговицу на корсете, Блейз поспешно отодвинулась от него, насколько это позволяло сделать небольшое пространство.
        Джулиан поджал губы. Несомненно, будет очень неловко, если их застанут здесь в весьма недвусмысленном положении - занимающимися любовью на сеновале. Даже в бледном лунном свете было заметно, как распухли губы у его цыганки от страстных поцелуев, как растрепались, перемешавшись с сеном, волосы его возлюбленной.
        Они молча затаились в темноте. Изредка доносились звуки чьих-то голосов, но в остальном все было тихо. Через некоторое время тяжелые двери сарая со скрипом отворились. Джулиан нагнулся и через отверстие в полу увидел, что в сарай кто-то вошел. Человек, держа в руках лампу, направился к приставной лестнице. К ужасу и удивлению Джулиана, это был не кто иной, как лорд Килгор собственной персоной.
        - Джулиан, - тихонько позвал он. - Джулиан, дружище, вы там?
        - Да, Ричард. Что случилось? - ответил Джулиан, понимая безвыходность положения.
        - Сожалею, что приходится прерывать вас, но, думаю, вам лучше спуститься. Кажется, обстоятельства неожиданно осложнились.
        - Как осложнились?
        - Здесь у нас один малый, который утверждает, что он сыщик из Лондона. Видимо, он следил за вами. Мои люди схватили его у сарая, когда он пытался проникнуть внутрь, и позвали меня. Он утверждает, что ваша… э-э… спутница - пропавшая молодая леди, которую он разыскивает.
        - Ну и что? Я не собираюсь передавать ее ему по его капризу.
        - Дело много сложнее. Видите ли… э-э… получается, что пропавшая девушка из знатной семьи, Джулиан.

        Глава 9

        Воцарилось тягостное молчание. Джулиан с любопытством смотрел на Блейз, освещенную лунным светом.
        - Потрудитесь объясниться, - натянуто произнес Джулиан, когда до него дошел смысл услышанного.
        Он обратился к Блейз, но его друг, услышавший эти слова, решил, что они предназначались ему.
        - Пропавшая молодая леди - некая мисс Сент-Джеймс из Стевенеджа. Ее повсюду разыскивает тетушка, леди Агнес Уэйт. Представитель закона, которого задержали мои слуги, подозревает, что ваша подружка - та самая девушка.
        Джулиан медленно поднялся и встал перед Блейз. Он молча рассматривал ее лицо. Молчание становилось все тягостнее. Даже при таком слабом свете она видела, как ярость исказила лицо Джулиана.
        - Это правда?
        - Что правда?
        Она съежилась, когда он внезапно схватил ее за руку.
        - Не играй со мной! - потребовал он странно спокойным голосом. - Я хочу знать, кто ты.
        - Я не живу в Стевенедже, если вы об этом. - Он сжал ей плечи настолько сильно, что Блейз едва не вскрикнула от боли. Она хотела было сбежать, но поняла, что он не даст ей такой возможности. - Хорошо, хорошо! Там живут мои тетя и кузены.
        - Твоя тетя - леди Уэйт?
        - Да.
        - А тот дракон в юбке, от которого ты пряталась в гостинице? Это она?
        - Да.
        Он медленно ослабил хватку, словно не доверяя самому себе и боясь причинить ей боль, и отошел назад.
        Блейз потерла места, за которые он держал ее, и настороженно посмотрела на лорда Линдена, не понимая, почему он так рассердился. Она всего-навсего утаила от него свое имя и исказила действительность. Но ведь у нее на это были серьезные причины.
        - Возможно, вам лучше спуститься и обсудить это здесь, - спокойно проговорил лорд Килгор. - Естественно, мы не станем предавать случившееся огласке, чтобы не давать повод для кривотолков.
        - Разумеется, - сдержанно отозвался Джулиан. Он нагнулся, поднял накидку Блейз, но не вернул ее девушке, а перекинул через руку и с нескрываемой насмешкой спросил, указывая широким жестом в сторону лестницы: - Идем?
        Блейз понимала, что протесты неуместны. Она поежилась под ледяным взглядом лорда Линдена.
        Спустившись вниз, они оказались лицом к лицу е темноволосым краснощеким джентльменом примерно одного возраста с виконтом.
        - Познакомьтесь, - обратился Джулиан к Блейз, - это владелец жеребца, лорд Ричард Килгор. Мы вместе учились в Итоне. - Уголки губ у него скривились, он повернулся к другу: - Извини, Ричард, не могу представить свою даму, не знаю ее имени.
        - Мисс Сент-Джеймс, полагаю? - нерешительно спросил барон Килгор.
        - Да, милорд, это я, - призналась Блейз и холодно поклонилась.
        Джулиан грубо выругался про себя. Значит, она действительно солгала ему. Она на самом деле знатного рода, во всяком случае, по рождению, если не по поведению, а вовсе не приемная цыганка, за которую выдавала себя. А он-то хорош! Попался на удочку, как наивный мальчишка.
        Хорошо знакомое чувство, будто его предали, охватило Джулиана. Он не раз испытывал подобное чувство в отношениях с покойной женой. Нет, сейчас ему было гораздо хуже - от Каролины он по крайней мере знал, чего ожидать, но от своей цыганки никак не ожидал такого обмана. Ему казалось, что Блейз необыкновенная, живая, полная огня, чистая сердцем, искрящаяся весельем. Эти качества с самого начала притягивали его к ней даже больше, чем красота и женственность.
        Обнаружив, что его прелестница вовсе не такая невинная, как хотела представиться, он почувствовал себя так, будто получил удар под дых копытом от того самого жеребца, которого они собирались увести. Он так увлекся ею, так поддался ее обаянию и жизнерадостности, что стал слепым, не сумев разглядеть ее сущность.
        Но все же кровь стыла у него в жилах не от самого обмана, а из-за возможных последствий. Все тепло, которое он ощущал в ее присутствии, счастье и радость разом покинули его. Осталась только холодная злость.
        Тем временем и Блейз начала испытывать подобные чувства, осознав, как ловко использовал ее Джулиан. Дрожа от обиды из-за проделки Джулиана, она повернулась к нему прежде, чем он успел что-либо сказать.
        - Итон? Значит, вы заодно?
        - В чем заодно? - Глаза Джулиана превратились в льдинки.
        - В этом! - Блейз обвела вокруг рукой. - Вы договорились с лордом Килгором, чтобы увести жеребца. Он ведь все знал, не так ли? Вы сами ему рассказали.
        - Да, рассказал, - натянутым тоном произнес Джулиан. - Это же его жеребец. Я счел необходимым поставить его в известность.
        - Вы выдали нас!
        - Если бы я выдал вас, вы и ваши друзья сейчас уже прозябали бы в тюрьме. Когда я узнал, что жеребец принадлежит Ричарду, я придумал, как поступить, чтобы соблюсти и его, и ваши интересы.
        - Мои интересы? Вы не защищали мои интересы! - Защищал, глупышка. Я не хотел, чтобы тебя повесили за кражу.
        - Никто меня не повесил бы.
        - Ты собиралась совершить кражу.
        - Это не кража!
        - Но неприятностей ты бы получила сполна. Когда я понял, что не в силах уговорить тебя отказаться от этой дурацкой затеи, я встретился с Ричардом и договорился, что мы на время заберем жеребца.
        - Кажется, это был не единственный план, который вы вынашивали. - Лицо у Блейз пылало от гнева и смущения. - Вы придумали, как остаться со мной наедине. Никакая опасность нам не грозила. Господи, подумать только, как глупо я попалась на вашу удочку!
        - На мою удочку? - На мгновение самообладание полностью покинуло Джулиана.
        - Да вы обманом завлекли меня сюда!
        Джулиан от злости заскрипел зубами. Ее обвинение только подлило масла в огонь. Он не мог простить, что она скрыла свое настоящее имя, а тут еще это. Вдобавок сильно разболелось бедро. Джулиан был вне себя, его бесило чувство неудовлетворенности.
        - Какое это имеет значение, - начал он ледяным тоном. - Сейчас важно только одно - вы меня обманули, не назвав себя.
        - Возможно, я не была с вами так искренна, как должна бы, но мое имя вас не касается!
        - Теперь касается, - отрезал он, - стало касаться с того мгновения, как вы позволили скомпрометировать себя.
        Блейз гордо вскинула подбородок. Возможно, ее репутация и пострадала, но это только ее проблема, и ничья больше. Не ему читать ей мораль!
        - Милорд, это мое личное дело.
        Но тут в разговор вмешался лорд Килгор.
        - Думаю, нам лучше пройти ко мне в кабинет и там спокойно во всем разобраться. Нет смысла обсуждать подобные вопросы в присутствии слуг.
        - Разумеется, лишние пересуды ни к чему, - насмешливо заметил Джулиан. Он довольно грубо накинул на плечи Блейз накидку и поглубже натянул ей на лицо капюшон. Толку в этом уже не было, поскольку его слуги прекрасно знали Блейз в лицо. После сегодняшнего происшествия было мало надежды, что удастся сохранить имя девушки в тайне. При этой мысли Джулиан опять заскрипел зубами.
        Блейз с трудом удержалась, чтобы не вскрикнуть от боли, когда Джулиан с силой сжал ей руку и повел к выходу.
        Коренастый крепыш конюх, вооруженный охотничьим ружьем, охранял вход в сарай, а ярдах в десяти другой конюх грозно возвышался над связанным по ногам и рукам сыщиком, который с кляпом во рту лежал на земле.
        - Как поступим с этим малым, Джулиан? - нерешительно спросил Ричард.
        - Думаю, лучше всего развязать его и устроить на ночлег, а утром, когда я решу, что делать дальше, я поговорю с ним.
        Приглушенное мычание стало ответом на эти слова, но Джулиан пропустил его мимо ушей, направляясь с Блейз от конюшни к заднему крыльцу усадьбы.
        Проходя по коридору мимо со вкусом обставленных комнат, Блейз отметила про себя, что внутреннее убранство дома не уступало по элегантности его фасаду. Лорд Линден вел ее уверенно, чувствовалось, что он отлично ориентируется в огромном доме, - это напомнило Блейз о его обмане. Она так простодушно поверила этому… этому распутнику! У него еще хватает наглости обвинять ее в том, что она не растрезвонила направо и налево, кто она и как попала в табор. Есть от чего прийти в отчаяние!
        Через пару минут лорд Линден остановился перед открытой дверью и, обернувшись, посмотрел на лорда Килгора, шедшего за ними следом.
        - Ричард, ты позволишь воспользоваться твоим кабинетом? Надеюсь, ты понимаешь, что мне бы хотелось поговорить с этой леди наедине.
        Лорд Килгор был несколько разочарован, но вежливо согласился.
        - Буду ждать вас в гостиной наверху. Если вам что-либо потребуется, позовите слугу.

        Джулиан с силой втолкнул Блейз в просторный кабинет и закрыл дверь. В камине весело горел огонь, несколько масляных ламп освещали комнату. Все еще держа девушку за руку, он подвел ее к креслу и насильно усадил.
        - Не двигайтесь, - приказал он.
        Заметно прихрамывая, он подошел к небольшому столику и налил в стакан что-то очень похожее на бренди, однако ей ничего не предложил. Какое-то время он неподвижно разглядывал темную золотистую жидкость, потом повернулся и твердо посмотрел на нее.
        - А теперь я жду подробного объяснения. Кто вы и какого черта делали в таборе? - Блейз плотно сжала губы, и лицо ее приняло упрямое выражение. - Вы расскажете мне все, мисс Сент-Джеймс. Я намерен узнать правду, даже если на это уйдет вся ночь. Вы не выйдете из этой комнаты, пока я не получу удовлетворительных ответов на все мои вопросы. Итак, кто ваши родители?
        По суровому тону Джулиана она поняла, что шутить он не собирается.
        Добрую минуту было так тихо, что слышалось только потрескивание поленьев в камине. Потом Блейз беспокойно поерзала в кресле и решила, что лучше покончить с этим как можно скорее.
        - Мой отец был американцем, - промямлила она наконец.
        - Понятно, - кивнул Джулиан, - теперь ясно, откуда у вас этот выговор. Вы сказали
«был»?
        - Он умер, когда мне было десять лет. - А ваша мать?
        - Она была англичанкой. Она умерла пять лет назад.
        - А эта ваша тетушка, леди Уэйт?
        - Тетя Агнес - сестра моей матери, она живет в Стевенедже.
        - Это примерно в часе езды к северу отсюда, если не ошибаюсь. Полагаю, вы направлялись именно туда, когда я встретил вас в уэрской гостинице?
        - Да.
        - Леди Уэйт ваш официальный опекун?
        - Нет, не совсем так.
        - А как же тогда? - сквозь зубы спросил Джулиан.
        - Вскоре после смерти отца мама опять вышла замуж, - объяснила Блейз с плохо скрываемой горечью. - Моим опекуном стал отчим. Он профессиональный дипломат, сейчас служит в Вене. Его зовут сэр Эдмунд Сент-Джеймс… возможно, вы слышали о нем. Именно он сыграл решающую роль тогда, прошлым летом, когда надо было уговорить графа Меттерниха и австрийцев присоединиться к коалиции против Наполеона. Однако сэр Эдмунд очень занят, на меня у него не хватало времени, поэтому он передал меня на воспитание тете Агнес.

«Это чистейшая правда», - подумала Блейз с молчаливым вызовом. Она не стала добавлять, что довела отчима почти до белого каления последним скандалом вокруг его имени, после чего он, собственно, и отправил ее с позором в Англию.
        - Это имя мне незнакомо, - отозвался Джулиан. - А что связывает вас с Миклошем?
        - Мой отец родом из Филадельфии, в Пенсильвании. Он был очарован тамошними цыганами, и, когда приехал посмотреть Англию, решил познакомиться с местными цыганами, выяснить, чем они отличаются от американских. Он все лето проколесил с табором Миклоша, а когда цыгане расположились на зиму поблизости от Стевенеджа, он там познакомился с мамой. Через шесть месяцев они поженились и вернулись в Филадельфию.
        - А почему вы утверждаете, что вы - приемная цыганка?
        - Это… не совсем правда. - Блейз покраснела. - Отец был очень дружен с Миклошем, и в таборе со мной всегда обращались как с дочерью, но официально меня никто не удочерял.
        - Вы солгали мне, - беспристрастно констатировал Джулиан.
        Блейз не испугалась и выдержала его тяжелый взгляд.
        - Я боялась, что вы вернете меня тете, если узнаете, кто я.
        - Я не люблю, когда из меня делают дурака, - еле слышно проговорил Джулиан.
        Блейз поежилась. Кажется, бренди не улучшило ему настроение. Лорд Линден злится на нее точно так же, как злился сэр Эдмунд после ее очередной экстравагантной выходки, но его кажущееся спокойствие выглядит куда более зловещим.
        - А к чему весь этот маскарад? - спросил он, имея в виду ее цыганский наряд. - Для забавы?
        - Нет, я не хотела, чтобы тетушка нашла меня. Видите ли, она собиралась выдать меня замуж за местного сквайра, а мне ее выбор не нравился. Поэтому я решила спрятаться на время у Миклоша и дождаться, пока тетя Агнес не поймет, что не права.
        - Но леди не ведут себя подобным образом.
        - А возможно, я и не хочу быть леди. Хорошо, - торопливо проговорила она, поймав его пристальный взгляд, - я сожалею, что обманула вас, но ведь ничего страшного не случилось.
        - Не случилось?! - Он возмущенно замолчал, сжав челюсти так сильно, что четко обозначились все мышцы на лице. - Вы позволили мне остаться с вами наедине, обнажить ваше тело… Я едва не овладел вами этой ночью!.. И вы говорите - «ничего не случилось»?
        Когда лорд Линден напомнил ей, что произошло между ними всего полчаса назад, Блейз запылала. Ей нечем было оправдать свое излишне вольное поведение.
        - Я пыталась предупредить вас, - пролепетала она, потупив взгляд, - но вы меня не слушали.
        - Безусловно, часть вины лежит на мне. Знай я, кто вы, никогда не стал бы вести себя с вами так, будто вы… - Джулиан вовремя умолк. Он хотел сказать «испанская армейская шлюха», но это было бы слишком неподобающее выражение для ушей юной леди, каковой, он начинал убеждаться, мисс Сент-Джеймс все-таки является. Черт побери! Как он сразу не догадался! Как ловко она его обвела! Похоже, он думал не головой, а совсем другим местом.
        Джулиан запустил пальцы в золотистые кудри и взъерошил их. Весь ужас случившегося постепенно стал доходить до него. Он скомпрометировал девушку из знатного семейства и теперь должен будет заплатить за свою оплошность.
        Нельзя допустить, чтобы с его именем связали новый скандал. Еще не утихли страсти вокруг предыдущего. После смерти Каролины возникло множество самых мрачных слухов, и он до сих пор не смог пресечь их. Прежде всего Джулиан стремился вернуться домой, чтобы разобраться с прошлым, раз и навсегда покончить с кошмаром четырех последних лет. Как он сможет наладить свою жизнь и восстановить репутацию, если, не успев добраться до дома, добавит к предыдущим обвинениям еще одно - посягательство на честь благородной девушки?
        - Кому известно о вашем исчезновении? - внезапно спросил он.
        - Не знаю. - Она настороженно посмотрела на него. - Тетушка, горничная, может, еще кто-то…
        Джулиан закрыл глаза, стараясь справиться с удушающим чувством, которое испытывает человек, загнанный в угол. На молчание слуг рассчитывать трудно. К тому же не только слуги в курсе событий. Тот сыщик, например, тоже знает, кто она.
        Проклятие, он не хочет жениться второй раз! Особенно на ней!
        Он покачал головой при мысли о том, чтобы связать свою жизнь с этой ловкой девчонкой, которая с самого начала обманывала его. Даже если он смирится, закроет глаза на ее искусную ложь, эта цыганская нимфа совершенно не годится ему в жены. Она способна предложить мужчине красоту, жизнерадостность, взволновать ему кровь, в ней есть все, чего ищут в любовнице, но если судить по ее скандальному поведению, жена из нее будет чудовищная. Даже в обычных обстоятельствах он не решился бы привезти ее домой в Линден-Парк, а уж теперь - тем более. Он бессильно скрежетал зубами, обдумывая насмешку судьбы. Но если он сейчас не женится на этой своенравной ветреной мисс Сент-Джеймс, его имя, несомненно, пострадает еще больше.
        Джулиан провел ладонью по лицу, в голове у него все смешалось, он был совершенно не в состоянии мыслить четко. Где же выход? Мысли все время возвращались к одному: его загнали в угол, положение безнадежно.
        Своим обманом Блейз подтолкнула его к единственно возможному выходу. Выбора у него не было. Он скомпрометировал юную леди, и теперь честь обязывает его жениться на ней, даже если вступление в брак не входит в его планы, а от одной мысли о женитьбе на этой интриганке у него от возмущения закипает кровь. И все же ему придется жениться, чтобы защитить не только ее имя, но прежде всего и собственное. С горечью подчинившись неизбежному, Джулиан глотнул бренди.
        - Вы понимаете, что случится с вашей репутацией, когда всем станет известно, что вы провели целую неделю в моей компании, да еще при таких сомнительных обстоятельствах - у цыган в таборе?
        - Не понимаю, зачем делать это всеобщим достоянием.
        - Слугам рта не заткнешь. Сыщик, которого наняли для вашего розыска, вряд ли будет хранить молчание после того, как с ним достаточно грубо обошлись сегодня. В любом случае слухи ничем не лучше правды.
        - Я что-нибудь придумаю, - обиженно произнесла Блейз, - у меня это неплохо получается.
        Джулиан молча посмотрел на нее сквозь стекло пустого стакана.
        - Вы девственница?
        - Разумеется! - Откровенно возмущенный вскрик ясно показал, насколько шокировал ее этот неожиданный вопрос.
        - Откуда мне было знать это? Последнюю неделю ваше поведение было далеко от образцового. Мне даже кажется, что вы сознательно делали все, чтобы убедить меня, что вы девушка из простонародья. - Блейз виновато молчала. Джулиан обреченно вздохнул. - Так что… единственное, что мне остается теперь сделать, чтобы загладить случившееся, - жениться на вас.
        - Жениться?! - Блейз в испуге уставилась на него. - Вы сошли с ума!
        - Думаю, вашу точку зрения разделяют многие, но уверяю вас, - лицо Джулиана скривилось в горькой усмешке, - я в здравом рассудке. И, несмотря на ваше мнение обо мне, я - джентльмен. Моя честь требует, чтобы я сделал вам предложение. Этого же требуют и приличия.
        - К черту приличия!
        Джулиан был бы рад решить проблему так просто, но позволить себе этого он не мог.
        - Должен сказать, меня подобная перспектива радует еще меньше, чем вас. Но это будет брак по необходимости, и ничего больше.
        - Необходимости для кого, милорд? - с горечью в голосе спросила Блейз.
        Джулиан прищурил глаза и уклончиво ответил:
        - Разумеется, я буду настаивать, чтобы вы не давали повода к сплетням, но в остальном вы будете вольны распоряжаться собой по собственному усмотрению. Я не собирался опять жениться, но…
        - Опять?! - задыхаясь, спросила Блейз. - Вы женаты?
        - Был. Я вдовец.
        Голос его звучал подавленно, а боль и грусть во взгляде тронули ее сердце, хотя держался он в высшей степени враждебно. Блейз усилием воли попыталась подавить возникшее вдруг сочувствие к Джулиану. Ей нужно беречь силы для себя, ведь она не собирается принимать его предложения. Меньше всего Блейз желала брака по необходимости. Собственно говоря, она и попала в это непростое положение, спасаясь от такого брака. Глубоко вздохнув, она попыталась сохранить спокойствие.
        - Благодарю вас, милорд, за любезное предложение, - медленно проговорила она, - но я вынуждена со всем почтением отказать вам.
        На губах Джулиана появилась невеселая улыбка.
        - Я вижу, вы не поняли меня. Я не делаю вам формального предложения. Я просто констатирую факт. Мы поженимся, чтобы спасти вашу репутацию.
        - Но я не хочу выходить за вас замуж!
        - Об этом следовало подумать немного раньше, до того, как вы позволили скомпрометировать себя.
        - У меня и в мыслях не было склонять вас к этому шагу, - произнесла Блейз с нарастающей обидой. - Я и не думала ни о чем таком.
        - Понимаю. Если бы я считал иначе, полагая, что вы намеренно хотите завлечь меня в свои сети, я бы ни секунды не стал заботиться о вашей репутации и отдал бы вас на растерзание свету. А так мое имя хотя бы оградит, вас от пересудов.
        - Мне не нужно ваше покровительство!
        - И, тем не менее, вы его получите. Я не приму вашего отказа, мисс Сент-Джеймс. Мы поженимся завтра или послезавтра. Мне потребуется один день, чтобы получить специальную лицензию.
        - Вы не можете принудить меня! - Она встала, испепеляя его возмущенным взглядом и яростно сжав кулаки. Но и Джулиан уже был на грани взрыва. Мало того, что он попал в такое нелепое положение по ее милости, так у нее еще хватает наглости отклонить его благородный жест.
        - Думаю, могу, - тихо проговорил он, с трудом сдерживая гнев.
        - В самом деле? И как же?
        - Очень просто. Использую свое влияние и добьюсь высылки ваших друзей цыган… если вы не дадите своего согласия на немедленный брак.
        - Вы не осмелитесь!
        - Хотите убедиться?
        - Но это же… Это шантаж!
        - Называйте это, как хотите, выбор за вами. - Он говорил очень тихо, не повышая голоса, но слова его произвели не меньшее действие, чем если бы он кричал. Блейз в ужасе смотрела на него. - После свадьбы, если вы проявите благоразумие, мы не будем мешать друг другу, но вы станете моей женой.
        Холодность и бесстрастность его голоса остановили ее протесты. Она поняла, что сегодня уже вряд ли сумеет убедить его изменить решение. Лучше подождать до утра и попробовать еще раз.
        - А как же Миклош? - робко спросила она.
        - А что - Миклош?
        - Мы… вы должны были привести к нему жеребца ночью. Он ждет.
        - А что, собственно, мешает нам довести план до конца после свадьбы? Я отправлю кого-нибудь сообщить ему, что мы задержимся.

«Придется довольствоваться этим», - подумала Блейз в отчаянии.
        - А теперь, - произнес Джулиан тоном, не допускающим никаких возражений, и показывая, что он не намерен продолжать спор, - вы, несомненно, устали. - Он подошел к колокольчику и вызвал прислугу. - Горничная поможет вам раздеться и лечь спать. Утром я пошлю за вашей тетушкой, и мы обсудим предстоящую церемонию. - Он осушил стакан и подошел к столу, чтобы опять наполнить его.
        На звон колокольчика почти сразу пришел величественного вида дворецкий. По распоряжению его сиятельства Блейз передали на попечение домоправительницы, которая проводила ее в изящно обставленную спальню для гостей и осталась помочь ей подготовиться ко сну. Блейз окружили максимальным комфортом - в камине горел огонь, ее ждала горячая вода для умывания, невесть откуда взявшаяся ночная рубашка лежала на кровати, а на столике стоял бокал подогретого вина.
        Блейз молча подчинилась прислуге, усталость и напряжение сделали свое дело, у нее не осталось сил сопротивляться. Но когда она погасила свечу и опустила голову на подушку, глаза ее остались открытыми, сон не приходил.
        Она лежала в чужой постели, глядя на потолок, и обдумывала нелепейшее предложение лорда Линдена. Он слишком щепетилен в вопросах приличия. Конечно же, он женится на ней против своей воли. Она - наполовину американка, и с этой стороны ее происхождение в лучшем случае сомнительно. Она, конечно, неподходящая кандидатура в виконтессы, учитывая ее склонность к скандалам и неприязнь к холодным, официальным отношениям в английском высшем свете. Гораздо более разумным действием со стороны лорда Линдена было бы поискать другую невесту.
        Однако он не намерен делать этого. Он собирается заполучить ее. От страха у Блейз свело желудок. Обычно ей удавалось выбираться из всех передряг, в которые она умудрялась попадать, но на сей раз она не была уверена, что ей удастся благополучно выпутаться.

        Глава 10

        На следующее утро Блейз с ужасом узнала, что Панна не восприняла такой поворот событий как катастрофу. Старая цыганка даже увидела за всем этим перст судьбы. Панна появилась сразу же после того, как Блейз позавтракала. Цыганку проводили в спальню к девушке (к огромному удивлению последней) по распоряжению лорда Линдена (к ее огромному отвращению). После бессонной ночи Блейз пребывала в отвратительном расположении духа, привычная жизнерадостность изменила ей. И, словно бы с целью усугубить и без того мерзкое настроение, у нее забрали платье и ботинки, которые были на ней накануне. Из одежды у нее осталась только теплая, под самое горло ночная рубашка. Без сомнения, лорд Линден не исключал возможности, что она попробует сбежать.
        Увидев доброе лицо старой цыганки, Блейз бросилась в ее объятия и сразу же выложила всю историю, опустив лишь самые интимные подробности о том, что произошло в сарае.
        - Это должно было случиться, - убежденно сказала Панна, выслушав рассказ девушки.
        - Ты говоришь серьезно? - Блейз села и растерянно уставилась на старуху.
        - Да, дитя мое. Разве я раньше не говорила, что твое будущее тесно переплетается с будущим этого благородного господина? Никогда не смотри на карты свысока, Раунийог.
        Изумление в глазах девушки сменилось подозрением.
        - Уж не сам ли лорд Линден подослал тебя, чтобы ты меня уговорила?
        - Нет, в этом не было необходимости. Я сама решила прийти.
        - Панна, как ты могла?! - воскликнула Блейз. Ей показалось, что ее предали. - Разве ты не понимаешь, какой он мерзавец? Я же сказала, что он грозился добиться вашей высылки, если я откажусь.
        - Тогда, похоже, у тебя нет другого выхода. Блейз в отчаянии взмахнула руками и отвернулась.
        Не дожидаясь приглашения, Панна опустилась на стул и стала наблюдать, как девушка мечется по комнате.
        - А что, собственно, ты имеешь против того, чтобы выйти за такого знатного господина?
        - Да он же предлагает мне стать его женой исключительно по необходимости, - в отчаянии произнесла Блейз.
        - А тебе нужно другое?
        - Разумеется. Когда я выйду замуж… если я выйду замуж, мой муж будет любить меня. И я буду любить его. Так, как любили друг друга папа и мама. Возможно, я идеализирую отношения родителей, но размениваться на меньшее не собираюсь.
        - У тебя с этим господином так и будет. Выражение лица Блейз яснее ясного говорило, что она сама считает это маловероятным.
        - И кроме всего прочего, он- англичанин. Если Блейз и верила во что-то всем сердцем, так это в то, что все англичане холодны, как рыбы, а постоянное общение с отчимом и английскими кузенами убедило ее в этом еще больше. Это мнение подтверждали и многие другие примеры. Трудно сказать, что Блейз была не совсем справедлива в своей оценке, хотя чувства ее рождались скорее сердцем, чем разумом. Как сообщить о своем предубеждении Панне, если раньше Блейз никогда его не высказывала, хотя понимала, что ее отношение к мужчинам объясняется прежде всего страхом. Она боялась связать жизнь с человеком, которого не любила сама и который не любил ее, боялась снова попасть в клетку и вернуться в холодную, бесчувственную жизнь, подобную той, какая была у нее в доме отчима. Сэр Эдмунд просто вынужден был терпеть ее присутствие и не скрывал этого, что, в свою очередь, вызывало ответный протест девушки. Всем своим видом и поведением она старалась доказать, что подобное отношение ей совершенно безразлично. Строптивость и упрямство помогали ей справляться с одиночеством, а сама мысль, что ее будущий муж может оказаться
похожим на отчима, была невыносима.
        Но, хотя лорд Линден темпераментом мало напоминал бесстрастных и флегматичных англичан-аристократов, когда он узнал прошлым вечером о ее обмане, то повел себя точно так же, как сэр Эдмунд, - властно и бессердечно. Обворожительный страстный мужчина, которого она узнала в цыганском таборе, исчез, оставив вместо себя ледяного незнакомца.
        Однако Панна напомнила ей, что в сложившихся обстоятельствах выбора у нее не остается.
        - Что ты будешь делать, если не выйдешь за него замуж? Ты что, собираешься вернуться к тетушке под каблук? После всего, что случилось, думаю, твоя тетушка не будет пылать к тебе особой любовью.
        Блейз поежилась при упоминании о тетушке. На этот раз ее точно не простят. Невозможно простить то, что совершила Блейз. Своим побегом она окончательно опорочила себя, на приличную партию рассчитывать уже не приходится, а значит, придется в обозримом будущем жить с тетушкой. А та с радостью упрячет ее в винный погреб, выбросит ключ и только будет ежедневно подходить к двери и выкрикивать визгливым голосом нравоучения.
        - Я не вынесу ее брани, - в отчаянии пробормотала Блейз. - Уверена, что мама вышла замуж так быстро после папиной смерти только потому, что стремилась освободиться от вечного недовольства тети Агнес.
        - А ты не думаешь, что твоя мать вышла замуж, потому что хотела этого?
        - Нет, она слишком любила папу.
        - А, может, она и сэра Эдмунда любила, - предположила Панна.
        Блейз упрямо покачала головой. Она расценила повторный брак матери как предательство, поскольку не прошло еще и года после смерти отца. Она ни за что не хотела признать, что Френсис действительно могла любить своего второго мужа. Поэтому сэр Эдмунд так и не смог занять место ее обожаемого отца.
        - Негоже женщине быть одной, - заметила Панна, пробуя другой подход. - Ей нужны мужчина, дети. Сейчас тебе кажется, что этот господин далек от твоего идеала, но попомни мои слова: ты горько пожалеешь, если откажешь ему.
        Блейз перестала ходить по комнате, опустилась на край перины и удрученно уставилась на свои колени, обдумывая слова Панны. Ну и кашу она заварила! Своего добилась - от тетушки сбежала, лондонский сезон и постылый муж ей больше не грозят. Она не будет оплакивать светские увеселения, которых лишится: бесконечные балы, приемы, венецианские завтраки, музыкальные вечера. Она вполне может обойтись без всего этого и без лондонского общества, но не без свободного общения. Ее приводила в уныние мысль, что придется общаться исключительно с тетушкой и ее спесивыми сыновьями. Нет, уж лучше остаться навсегда с цыганами.
        Хотя, наверное, теперь это тоже не выход. Если она попробует сбежать, он, вероятнее всего, станет преследовать ее, и последствия, несомненно, будут малоприятными. Лорд Линден уже пригрозил добиться высылки ее друзей по надуманному обвинению, если она не согласится выйти за него замуж. Она сомневалась, что он выполнит угрозу, но рисковать не хотела.
        - Жизнь не кончается после свадьбы, Раунийог.
        - Я знаю. Просто…
        - Просто что?
        - Линден не хочет на мне жениться, он делает это только из чувства долга, так как считает, что скомпрометировал меня.
        - Многие удачные браки начинались куда с меньшего. Я уверена, что тебе и в голову не приходило, что ты подходишь ему.
        - Я? - Блейз изумленно уставилась на старуху.
        - Его что-то тревожит, в его душе темнота, но она жаждет света любви. Ты ведь знаешь это.
        Скажи это кто-нибудь другой, слова прозвучали бы мелодраматично и даже смешно, но Панна говорила буднично, по-деловому. Блейз знала цыганку слишком давно, чтобы сомневаться в правдивости ее предсказаний.
        Внезапно Блейз вспомнила разговор, состоявшийся два дня назад, глаза у нее сузились.
        - Ты ведь хотела, чтобы это случилось, правда, Панна? Ты рассказала лорду Линдену о нашем плане воспользоваться жеребцом… и навела его на мысль сопровождать меня. Ты хотела, чтобы он скомпрометировал меня.
        - Я только немного подтолкнула судьбу, - тихо крякнула старуха.
        Блейз не знала, то ли плакать, то ли смеяться от такого предательства. Но Панна всегда стояла на страже ее интересов, и у Блейз не было основания считать, что сейчас дело обстоит иначе. И еще она поняла, что раз уж случилось так, что лорд Линден и Панна объединили свои усилия, сопротивляться бесполезно.
        - Полагаю, - медленно проговорила Блейз, - выбора у меня нет, придется согласиться.
        - Да, это к лучшему, вот увидишь, поверь старухе. Блейз задумчиво посмотрела вдаль, обдумывая слова цыганки. Лорд Линден точно не похож на других англичан, которых она успела узнать за время пребывания в Англии. Возможно, он и не так холоден, как ее отчим. Накануне вечером, когда он узнал, кто она, он пришел в ярость, но она не в силах была забыть тепло н страсть, которые он обрушил на нее незадолго до этого. Разумеется, пока их влечение друг к другу имело чисто физическую основу, но, кто знает, может быть, в будущем это окажется неплохой основой для брака.
        Подумав об этом, Блейз немного ожила, в ней впервые проснулась надежда, что их брак в конце концов окажется удачным. И вопреки всему они сумеют полюбить друг друга, с осторожным оптимизмом подумала Блейз.
        Визгливые крики, эхом прокатившиеся по всему дому несколько позже, известили Блейз о прибытии разъяренной тетушки. Когда крики достигли дверей спальни, где сидела Блейз, девушка сжалась в комок в ожидании встречи. В дверь постучал лакей и сообщил, что леди Агнес Уэйт просила передать, что ждет мисс Сент-Джеймс в голубой гостиной.
        Блейз обреченно поправила выбившиеся локоны и расправила юбку старого, поношенного платья. Немного раньше ей вернули одежду, выстиранную и поглаженную, но в коридоре у дверей спальни дежурили два здоровых лакея - свидетельство того, что ей не доверяют. «Тщетная предосторожность», - с горечью подумала Блейз. Если бы она захотела сбежать, то нашла бы способ обвести их вокруг пальца, но Блейз уже отвергла мысль о побеге.
        Лакей проводил ее вниз, в изящно убранную комнату, которая, очевидно, и была голубой гостиной, судя по голубым обоям, узорчатым голубым портьерам и обитой парчой мебели. Тетя Агнес, все еще в дорожной пелерине и шляпе, нетерпеливо дожидалась ее, стоя у камина. Пожилую даму трясло от ярости. Это была высокая, еще не потерявшая привлекательности женщина с блестящими черными волосами, слегка тронутыми сединой. Она была бы много интереснее, если бы ее лицо не было искажено гневом, который превратил ее черты в кислую мину, напоминавшую высохшую сливу.
        Ради приличия она поздоровалась сквозь зубы с племянницей и сохраняла молчание, пока лакей не удалился. Но после того как дверь закрылась у него за спиной, тетушка разразилась визгливой тирадой, упрекая Блейз в позорном поведении, во всех смертных грехах, в черной неблагодарности. Разгневанная леди назвала девушку несносной, порочащей доброе имя, своевольной, упрямой и скандальной особой.
        Блейз слушала ее с побелевшим лицом, без единого слова в свою защиту, хорошо зная, что, открой она рот, это еще больше распалит тетушку.
        Десятью минутами позже леди Агнес без сил опустилась на кушетку, обмахиваясь рукой.
        - Подумать только, какую змею я пригрела на груди! Ты не знаешь, что сделала с моими нервами!
        - Простите, если я причинила вам огорчение, - произнесла Блейз, едва шевеля губами.
        - Простите! Простите! Это все, что ты можешь мне сказать? Я едва не отправилась на тот свет от волнений, думала, что навсегда потеряла дочь любимой покойной сестры. А во сколько мне обошлись сыщики, которых пришлось нанимать, чтобы разыскать тебя? А вечер, пошедший прахом, хотя я к нему столько готовилась ради тебя? А как я теперь посмотрю в лицо твоему отчиму? Мне пришлось солгать сквайру Фезерстоунхофу, чтобы у него не зародилось отвращение к тебе…
        - Я никогда не просила вас утруждаться ради меня, - жестко перебила ее Блейз. - Я также никогда не смотрела на сквайра как на своего жениха.
        От неожиданности тетя Агнес поджала губы, словно заставляя себя прикусить язык.
        - Что ж, должна сказать, ты устроила свою судьбу куда лучше, чем это удалось мне. Подумать только, отхватила себе богатого виконта. Если я не ошибаюсь, лорд Линден способен купить двадцать таких имений, как Дигби, и кошелек его тоньше не станет. Да и титул куда знатнее и древнее. Ладно, раз уж все так удачно складывается, так и быть, закрою глаза на твои вольности и безобразное поведение.
        Блейз сдерживалась из последних сил.
        - Я не отхватила лорда Линдена, - парировала она. - Я никогда и не думала выходить за него…
        - Да будет тебе, так я и поверила! Лучше расскажи поподробнее. Лорд Линден написал мне, что свадьба намечена на завтра. Разумеется, я не одобряю такой спешки, но понимаю, что тут ничего не поделаешь. Будем благодарны, что он не отказывается взять ответственность за то, что опозорил тебя.
        - Он не опозорил меня!
        - А почему же он сделал тебе предложение? В письме он написал мне, что скомпрометировал твою честь, зайдя слишком далеко, а теперь чувствует себя обязанным исправить положение.
        - Он, может быть, и чувствует себя обязанным, но я не считаю, что он сколько-нибудь серьезно навредил моей репутации.
        - Ты провела целую неделю в компании этих мерзких язычников-цыган. Я считаю это в высшей степени неподобающим.
        - Лорд Линден в этом ничуть не виноват. И потом, - добавила Блейз, почти не греша против истины, - в обращении со мной он вел себя как джентльмен. - Она сама не понимала, почему защищает Джулиана, видимо, только потому, что тетя Агнес сомневается в его порядочности.
        - Джентльмен вернул бы тебя в семью.
        - Он не знал, кто я. Я не сказала ему. Он узнал об этом только вчера вечером.
        Леди Агнес фыркнула.
        - Я могла бы догадаться, что во всем виновата ты, бесстыдница, но теперь это не важно. Сейчас надо обсудить приготовления к свадьбе. Я привезла твои наряды и горничную. Приглашать портниху шить что-то новое уже некогда, придется обойтись бальным платьем вместо свадебного.
        Блейз покачала головой. Она искренне обрадовалась приезду Гарвей, не только потому, что та была хорошей горничной и умело причесывала ее, но и потому, что любила эту спокойную уже в возрасте женщину. Однако обсуждать свадебный наряд пока рано. Она совсем не уверена, что выйдет замуж за лорда Линдена, и поэтому не хотела, чтобы тетушка подтолкнула ее сейчас к самому главному решению в жизни.
        - Вы несколько торопите события, тетя. Свадьбы может вообще не быть.
        - Что это ты говоришь?
        - Я говорю, пока еще ничего не решено. Мне сказали, что лорд Линден отправился в Лондон, чтобы получить специальную лицензию, но я не дала согласия.
        Голубые глаза леди Агнес округлились от недоумения.
        - Ты отказала ему? Да ты просто спятила!
        - Полагаю, что, прежде чем выбирать мужа на всю жизнь, я должна подумать и о своих чувствах.
        Тетушка переменилась в лице. Изумленное выражение мгновенно сменилось угрожающим.
        - О своих чувствах? Какое отношение к этому могут иметь твои чувства? Ты всех нас опозорила! Ты выйдешь за лорда Линдена, вот и весь сказ. - Должно быть, она заметила упрямое выражение на лице Блейз, потому что воскликнула: - Послушай меня, несносная девчонка! Я не смогу посмотреть в глаза сэру Эдмунду, зная, что не сумела исполнить свой долг. Если ты надеешься сделать вид, будто ничего не случилось, сначала хорошенько подумай! На этот раз ты зашла слишком далеко. Твоя репутация испорчена безвозвратно. Ты глубоко заблуждаешься, если думаешь, что после всего случившегося я возьму тебя в свой дом. Я не потерплю такой бесстыдной особы, как ты, у себя в доме!
        - Буду благодарен вам, мадам, если вы перестанете кричать. - Блейз и леди Агнес одновременно повернулись на голос лорда Линдена и увидели, что он собственной персоной стоит в дверях. Блейз ужаснулась тому, как забилось ее сердце только оттого, что она увидела его. Он был в пальто и сапогах, покрытых дорожной пылью. Он прошел в комнату и тщательно закрыл за собой дверь. - Я не хотел бы, чтобы вся челядь в этом доме знала о моих личных делах, особенно если учесть, что и дом, и прислуга принадлежат другому человеку.
        - Вы, должно быть, лорд Линден, - проговорила леди Агнес слащаво-любезным голосом, прозвучавшим замечательным контрастом визгливому тону, которым она еще мгновение назад разговаривала с племянницей.
        Лорд Линден едва заметно поклонился, лицо его скрывала непроницаемо-холодная маска. Блейз заметила морщинки от боли под его синими глазами, а когда он прошел в комнату, стало видно, что он опять сильно хромает. Нелегкое путешествие, которое он предпринял сегодня утром, должно быть, снова разбередило рану, отметила Блейз.
        Но леди Агнес, казалось, не замечала ни его явной хромоты, ни уродливого шрама, портящего его благородные черты.
        - Я только хотела довести до понимания моей племянницы ее обязанности, милорд, и пожурила за то, что она причинила нам всем столько хлопот.
        - Мисс Сент-Джеймс теперь моя невеста и не должна вас больше заботить.
        - Но… она…
        - Я сам разберусь с ней, если в этом будет необходимость. Мне бы не хотелось, чтобы мою будущую жену называли бесстыдной особой.
        Блейз хотела было возмутиться, услышав, что лорд Линден собирается разобраться с ней, но тут же несколько смягчилась, когда он выступил в ее защиту от нападок тетушки.
        Тетя Агнес приняла необычайно взволнованный вид.
        - Это у меня вырвалось случайно, милорд. Иногда я не в состоянии сдержаться и могу наговорить бог знает чего. Моя племянница временами бывает капризна, с ней не всегда легко. А порой в нее просто бес вселяется. Но она хорошая девушка, только сильно избалованная.
        Блейз в изумлении смотрела, с каким почтением тетушка обращается к лорду Линдену, однако сам он выслушивал ее оправдания с холодной неприязнью.
        - Это действительно так. - Больше он не сказал ни слова в ответ.
        - Все время, пока она жила у меня, с ней было очень трудно…
        - Я прекрасно понял, почему мисс Сент-Джеймс всеми правдами и неправдами старалась вырваться из-под вашей опеки. Я могу только приветствовать ее терпение. На ее месте я бы уже давно совершил преступление.
        Лицо леди Агнес побагровело, но испугать ее было нелегко.
        - Насколько мне известно, сэр, вы его уже совершили! - Она повернулась к Блейз и с вызовом посмотрела на нее. - Тебя очень волновало, каким мужем будет этот господин. Так вот, позволь сказать тебе. Лорд Линден вовсе не такой образец благочестия, каким пытается выставить себя. Мало того, что о его отношениях с дамами полусвета ходят легенды, так еще есть достаточное основание считать, что он убил свою жену! - У Блейз перехватило дыхание, она в ужасе смотрела на Джулиана, надеясь, что тот опровергнет это дикое обвинение, но он не произнес ни слова. Он стоял неподвижно, как статуя, скрежеща зубами. - Надеюсь, ты счастлива, племянница, - с нескрываемым злорадством проговорила леди Агнес. - Я давно предупреждала тебя, что ни к чему хорошему твое поведение не приведет. Вот теперь и пожинай плоды: как постелила, так и будешь спать. Понимай, как хочешь.
        Она решительно направилась к двери и с силой отворила ее. Взгляд ее упал на лакея. Она обратилась к нему:
        - Любезный, проводи меня в мои комнаты. Не хочу больше ни секунды терпеть подобную грубость, а долг свой я уже выполнила.
        Как только она покинула комнату, Блейз вопросительно посмотрела на лорда Линдена.
        - Что она имела в виду, когда сказала, что вы убили жену?
        Его растерянный взгляд остановился на Блейз, но ответил он не сразу.
        - Я не собираюсь обсуждать это.
        - Как вам угодно!
        - Моя покойная жена, - мрачно ответил он, - не должна вас интересовать, равно как и обстоятельства ее смерти. В данное время есть более важные вещи, которыми вы должны заняться. Я получил лицензию и договорился о церемонии. Она состоится сегодня вечером, в восемь часов.
        Она тупо уставилась на него, пытаясь перевести мысли с убийства на свою предстоящую свадьбу - свадьбу, на которую она еще не дала согласия.
        - Сегодня вечером?! Но осталось же всего… - она посмотрела на каминные часы, - … сего три часа!
        - Совершенно верно, не вижу основания для отсрочки. Надеюсь, вы будете готовы.
        Едва заметно поклонившись, он развернулся и, заметно хромая, вышел из комнаты, а Блейз в растерянности и ужасе смотрела ему вслед.

        Глава 11

        В конце концов она сдалась.
        Церемония состоялась ровно в восемь часов вечером того же дня в гостиной дома лорда Килгора. Ее провел местный священник в присутствии нескольких наспех приглашенных гостей. Специальная лицензия, которую получил Джулиан, освобождала его от необходимости зачитывать брачные обязательства и позволяла провести обряд в любом удобном месте в любое время. В их случае время и место устраивали лорда Линдена, о чем с раздражением подумала Блейз, невольно обижаясь на его надменность.
        Церемония прошла торжественно и быстро, мало напоминая то, о чем мечтают юные девы. Все происходящее казалось Блейз нереальным, почти как если бы она была посторонним наблюдателем, а не главным действующим лицом. Ей казалось, что она смотрит на себя со стороны. На невесте было атласное свадебное платье цвета слоновой кости с завышенной талией и с верхней юбкой из газа, прошитого серебряными нитями. Ее иссиня-черные волосы были искусно уложены кверху и украшены атласной лентой.
        На женихе был великолепно сшитый синий сюртук, подчеркивающий его худощавую стройную фигуру и насыщенный синий цвет глаз.
        Ни жених, ни невеста не выражали особой радости. Она-то уж точно не проявляла восторга по поводу этого самого значительного события в своей взрослой жизни. Она потратила столько усилий на то, чтобы избежать вынужденного замужества, которое уготовила ей тетушка, а теперь стоит и повторяет клятвы верности и послушания человеку, которого едва знает и о котором к тому же говорят, что он убил жену.
        Блейз украдкой взглянула на лорда Линдена, стоящего рядом с ней, изучая его угрюмые черты. Она испытывала унижение, ведь он женится на ней против воли, не желая того. Последние три часа перед церемонией она провела в лихорадочных размышлениях, решая для себя, хочет ли стать его женой. Несмотря на его угрозу в отношении цыган, вконец испорченную репутацию и очевидное одобрение этого брака со стороны Панны, Блейз отказывалась покорно идти на поводу судьбы, не обдумав прежде все самым тщательным образом.
        То, что тетя Агнес сразу же невзлюбила жениха племянницы, безусловно, свидетельствовало в его пользу. Она навестила Блейз чуть больше часа назад, чтобы закончить то, что недоговорила, когда их разговор был прерван появлением лорда Линдена.
        Сначала тетушка хорошенько выбранила Блейз за очередную скандальную историю, потом принялась перечислять грехи Джулиана и выразила удивление его хромотой, говоря, что калеки всегда вызывают у нее отвращение. Блейз высказалась в его защиту несколько более пылко, чем можно было бы ожидать, учитывая ее противоречивые чувства к нему. Но она считала, что тетушка в высшей степени несправедлива к лорду Линдену.
        Положа руку на сердце Блейз не могла сказать, что он противен ей. Если не учитывать его рану и шрам на лице, лорд Линден физически являл собой все, о чем только может мечтать юная невеста. Хромота, по мнению Блейз, несколько портила его природное изящество, но ничуть не умаляла его достоинств. Более того, страдание делало его еще привлекательнее в глазах окружающих. Большинство юных барышень почли бы за счастье стать женой такого богатого красавца виконта, даже несмотря на обвинение в тяжком преступлении, которое ему приписывали.
        Блейз перевела взгляд с его лица на утонченную, с длинными пальцами руку, в которой покоилась ее рука. Неужели эти изящные, ухоженные пальцы совершили убийство?
        Ей не хотелось верить, что это правда. Не хотелось верить, что он способен на убийство. Днем, до свадьбы, Джулиан отказался говорить с ней об этом, не стал отвечать на ее вопросы, не стал защищаться и оправдывать себя. Но как ни странно, именно это успокоило ее лучше любых протестов. Ничто в его поведении за прошедшую неделю не подтверждало, что он способен совершить убийство. Даже когда он был вне себя от ярости, узнав, кто она, он быстро совладал с собой. Его обращение с ней, тревога за ее благополучие, нежность его ласк - все поддерживало ее инстинктивную уверенность в его невиновности.
        А, кроме того, она несколько рассеяла свои сомнения, когда расспросила о лорде Линдене его камердинера. Личный камердинер, несомненно, лучше, чем кто-либо другой, должен знать, есть ли в слухах хоть доля истины.
        Прежде чем подняться к себе для подготовки к церемонии, Блейз попросила лакея пригласить к ней в голубую гостиную камердинера лорда Линдена. Ее положение в доме лорда Килгора было непонятно, но, очевидно, достаточно высоко, чтобы просьба эта была незамедлительно выполнена. Вполне возможно, что лорд Линден, запретив ей покидать дом, в остальном ничем не ограничил ее свободу.
        Крепыш Уилл Террел немедленно прибыл в голубую гостиную и по просьбе Блейз тщательно прикрыл за собой дверь. Он почтительно снял шляпу, но смотрел на девушку несколько настороженно.
        Блейз шагнула ему навстречу и, как ей показалось, ободряюще улыбнулась. Она не надеялась, что он скажет ей правду. Разумеется, преданный слуга не станет выдавать тайны хозяина. Но она рассчитывала прочесть в его глазах нечто, что могло бы выдать его, показать, что он скрывает тайну.
        - Вы, может быть, сочтете несколько странным это приглашение, но у меня… есть вопрос, который я должна вам задать. Мною движет не праздное любопытство, от ваших ответов зависит мое будущее. Вам, несомненно, известно, что я выхожу замуж за лорда Линдена?
        - Да, мисс. Разрешите пожелать вам всяческого счастья.
        Блейз нерешительно молчала, удивленная искренностью его пожелания. Она не думала, что Террел одобрит женитьбу хозяина, хотя за прошедшие дни он ни разу не проявил к Блейз ни малейшего неуважения. И сейчас он смотрел на нее со всем почтением, разве что чуть настороженно.
        - Так вот, мой вопрос… Я не прошу вас нарушать доверие хозяина, но… не знаю… как бы это выразиться поделикатнее… пожалуй, лучше спрошу прямо. Слухи о лорде Линдене… это правда? Он… он действительно убил свою жену?
        - Нет, мисс, он не делал этого.
        - Нет? - Ее поразила твердость в голосе Террела и его неожиданная горячность.
        - Нет. Ее сиятельство разбилась во время верховой прогулки.
        Блейз пристально всматривалась в хмурое лицо камердинера.
        - У вас есть доказательства его невиновности?
        - Мне не нужны никакие доказательства, мисс! Я знаю его сиятельство всю свою жизнь, он не способен на убийство. Кто бы и что бы ни говорил.
        - Но если это неправда, откуда пошли такие слухи? - Он и ее сиятельство были не в лучших отношениях, это верно. У них часто случались размолвки, особенно перед тем как произойти этой трагедии. Но его сиятельство не стал бы решать свои проблемы при помощи убийства. Она направилась на верховую прогулку как раз, когда начиналась буря. Он поскакал за ней. Но когда нагнал ее, она была уже мертва.
        Девушка понимала, что ответ Террела, возможно, был просто проявлением слепой преданности верного слуги или, что также было возможно, ему хорошо заплатили за то, чтобы он хранил молчание. Но Блейз казалось, что он говорит правду. Уж слишком уверенно он защищал хозяина.
        Как оказалось, Террел еще не все сказал в защиту лорда Линдена.
        - Его сиятельство очень тяжело воспринял ее смерть, мисс. Стал другим человеком. Винит себя в том, что случилось. Иначе с чего бы ему отправиться на войну и искать смерти?
        Пораженная, Блейз не нашлась что ответить. Неужели Джулиан настолько сильно любил жену, что не хотел жить без нее? Действительно ли ее смерть так подействовала на него, что он не мог пережить ее утрату? Или он все же убил ее, а потом раскаивался?
        Блейз отчаянно хотела знать ответы на свои вопросы, но понимала, что Террел вряд ли удовлетворит ее любопытство, слишком уж личные струны она затрагивала. Интуитивно она почувствовала, что Террел ждет от нее какой-то реакции на сказанное.
        - Спасибо, мистер Террел, - произнесла она тихо. - Я ценю вашу искренность. Я подумаю над тем, что вы сказали.
        Террел почтительно поклонился, но уйти не спешил. Он стоял на месте, переступая с ноги на ногу и теребя в руках шляпу, выглядел он весьма смущенно.
        - С вашего позволения, мисс… Раз уж вы настроены поговорить начистоту… Признаюсь, поначалу я думал, что его сиятельство совершает ошибку, оставаясь с цыганами и с вами… и… Он ведь домой ехал. Я, конечно, чувствовал, что он не торопится возвращаться, все оттягивает. И нога его больная - я боялся, ему станет хуже, если он будет гоняться за вами. Но теперь вижу, что ошибался. Это цыганское снадобье помогло намного лучше того, что я пытался применять. А еще, прошу прощения, мисс, но за прошедшую неделю… он сильно переменился. Я не видел его таким беззаботным ни разу с тех самых пор, как все произошло. Не знаю, что вы с ним сделали, но уверен, он изменился к лучшему. Вы нужны ему, мисс.
        От этого неожиданного признания Блейз потеряла дар речи. Но на этот раз ее молчание сопровождалось странным комком в горле, ее охватило непреодолимое желание расплакаться.
        - Я… - Блейз судорожно сглотнула и отвернулась, чтобы Террел не заметил ее состояния. - Если я стану женой лорда Линдена, я смогу рассчитывать на вашу поддержку, мистер Террел?
        - Да, мисс, можете.
        Он оставил ее в одиночестве, осторожно затворив за собой дверь. Блейз еще долго стояла неподвижно, слова слуги звучали у нее в ушах: «Вы нужны ему, мисс».
        Панна говорила то же самое.
        Конечно, это только слова, но они задели сокровенные струны в сердце Блейз. Она уже давно никому не была так нужна, как когда-то родителям. И всегда была обузой для отчима и тети. Сама мысль, что она действительно сможет помочь лорду Линдену, если примет его предложение, казалась невероятной и… невероятно привлекательной. Впервые мысль о замужестве вызвала у нее странное, приятное волнение.
        Джулиан не способен на убийство. Она не разрешит себе даже думать об этом. У нее, правда, нет доказательств его невиновности, только… заверения личного камердинера и собственное чутье, но она почти уверена, что обвинения против лорда Линдена безосновательны. В этом уверял ее и Террел, утверждая, что Джулиан - жертва преднамеренных слухов и сплетен и что люди несправедливы к нему.
        Однако независимо от того, виновен лорд Линден в смерти жены или нет, смерть эта безусловно подействовала на него очень сильно. Наверное, этим и объясняется его не знающая покоя душа. Блейз поначалу думала, что великая печаль, о которой туманно говорила Панна, возможно, тяготы войны и боль ранения, но теперь она знала, что шрамы в его душе гораздо больше, чем те, что он получил в боях.
        И ее чувство к нему много глубже, чем просто сострадание. Она с самого начала ощутила физическое влечение к Джулиану. Когда они оставались вдвоем, она всегда боялась потерять самообладание, казалось, что еще чуть-чуть - и она отдаст ему свое сердце. Теперь Блейз понимала, какая внутренняя боль мучила его временами. Эти страдания вызывали в ней присущие женщине желания уберечь, оградить его, защитить от опасности. Ей хотелось помочь ему, утешить, усмирить печаль. Хотелось любить его. И чтобы он полюбил ее, чтобы она стала нужной ему.
        С самого начала их необъяснимо влекло друг к другу неведомая сила связывала их непонятными и невидимыми узами. Было бы нелепо отрицать ее действие и сейчас. Почему-то Блейз была уверена, что Джулиан испытывает к ней ответные чувства. Ведь если судить по тому, как он преследовал ее все эти дни, он хочет ее с не меньшей силой. Это внушало Блейз надежду, что придет день, когда физическое желание перерастет в любовь.
        Только по этой причине она в конце концов согласилась на брак. Поэтому позволила горничной искупать, одеть и причесать себя. Поэтому и стоит она сейчас рядом с Джулианом, повторяя торжественные слова клятвы.
        Она надеялась обрести любовь.
        К своему несказанному удивлению, она обнаружила, что дрожит всем телом. Она боялась, но не Джулиана, а неизвестности. Сумеет ли она достичь того, чего желает больше всего на свете? Сумеет ли она добиться любви Джулиана?
        Он предупредил ее, что их брак будет только браком по необходимости, и ничем больше. Блейз поежилась от воспоминания. Ей всегда была противна даже мысль о подобном союзе. Но среди людей с положением, таких как лорд Линден, это обычное явление. Был ли его первый брак таким же? Как часто это случается в высшем свете? Полюбил ли он свою жену впоследствии или это был брак по любви с самого начала? Но больше всего Блейз волновало, сможет ли он когда-либо полюбить ее? Священник проговорил последние слова, которые объединяли их в священный союз. Блейз еще раз украдкой взглянула на Джулиана и опять поежилась. У этого человека, который уже почти стал ее мужем, такой неприступный вид.
        - Поцелуйте свою невесту. Она едва расслышала эти слова. И только когда Джулиан повернулся к ней, Блейз поняла, что он сейчас поцелует ее, чтобы скрепить клятву. Глаза его были холодны и сияли синевой. Она подняла к нему лицо, и он, немного наклонившись, поцеловал ее безразличным, холодным поцелуем. У Блейз замерло сердце.
        Сразу после церемонии бракосочетания был устроен легкий ужин, но все чувствовали себя весьма неловко. Ближайших друзей Блейз, Панну и Миклоша, тоже пригласили на свадебную церемонию, но они стояли в стороне, робкие и напряженные, им было непривычно в таком богатом доме. Леди Агнес стояла с мрачным видом, оскорбленная присутствием простолюдинов и еще не забывшая грубости лорда Линдена. Священник вконец растерялся от непонятно враждебной обстановки. Горничная Блейз, Гарвей, и камердинер Джулиана, Террел, выглядели так же обеспокоенно. Жених и невеста едва перемолвились словом, а лорд Килгор, казалось, ждет не дождется, когда необычное событие завершится и жизнь в его доме вернется в привычную колею.
        Наконец лакеи подали угощение - шампанское и пирожные. Джулиану хотелось выпить чего-нибудь покрепче, но сумел удержаться и заставил себя молча принять от гостей вежливые пожелания благополучия.
        Когда были произнесены соответствующие случаю тосты, напряжение несколько спало и разговор принял общий характер. Словно бы вспомнив обязанности старшей из присутствующих дам, леди Агнес обратилась к лорду Линдену:
        - Позвольте узнать о ваших планах, милорд.
        - Ночь мы проведем здесь, а завтра отправимся в мое имение.
        - Кажется, оно расположено где-то рядом с Хантингдоном?
        - К югу от него.
        - Отличное поместье, заметьте, - вступил в разговор лорд Килгор. - Мое - ничто по сравнению с Линден-Парком.
        После слов «Мы проведем ночь здесь» Блейз охватило нервное возбуждение. Он говорит об их брачной ночи, когда в его руках она станет женщиной. Она познает тайну, которая тщательно скрывается от юных барышень. Она узнает, чем заканчивается страстная прелюдия, которую накануне исполнил Джулиан. Сердце ее забилось часто-часто, она поискала глазами мужа.
        Блейз внимательно смотрела на него, когда услышала его холодный ответ на заданный кем-то вопрос:
        - Не могу знать. Я уже четыре года не был дома. Признание о столь длительном отсутствии вначале удивило Блейз, но потом она вспомнила рассказ Террела. Лорд Линден отправился на войну и искал там смерти. Похоже, что это произошло как раз четыре года назад, то есть тогда, когда он потерял жену, а вместе с ней к всякий интерес к жизни.
        Мучительная процедура обязательного празднования растянулась на неизбежные полчаса, после чего гости начали разъезжаться. Блейз в сопровождении Панны и Миклоша спустилась вниз к парадной двери и обняла обоих.
        - Это добрый день, Раунийог, - сказала на прощание Панна. - Ты еще скажешь мне за него спасибо, попомни мои слова.
        - Возможно, - отозвалась Блейз без всякой уверенности.
        Миклош, который и слова не вымолвил за весь вечер с того мгновения, как вошел в этот великолепный дом, обещал привести свой табор навестить Блейз у нее в новом доме через месяц или около того. Она несколько оживилась, когда Миклош поблагодарил ее за то, что она помогла ему осуществить мечту. У его любимой кобылы будет потомство от великолепного жеребца - лорд Килгор обещал дать ему жеребца на разведение.
        Блейз с горечью подумала, что ее жертва не напрасна, правда, смешно обменивать свое будущее на породистого жеребца.
        Со слезами на глазах девушка смотрела, как уходят ее самые близкие друзья, но пока поднималась по лестнице наверх к гостям в зале, она успела взять себя в руки. К ее немалому удивлению, тетя Агнес ждала ее с непонятно подавленным видом.
        - Я знаю, что ты часто обижалась на меня, - осторожно начала леди Агнес, - но я всегда желала тебе только добра, дитя мое.
        - Я знаю, тетя, и прошу прощения за все неприятности, которые причинила вам.
        - Я… я думаю, что ты делала это без злого умысла. Ты всегда была такая жизнерадостная. Ты… ты не хочешь, чтобы я поговорила с тобой о… предстоящей ночи?
        Новоиспеченный супруг избавил ее от необходимости отвечать. Он подошел к ним со словами:
        - В этом нет нужды, я сам расскажу жене обо всем, что ей необходимо знать.
        Блейз залилась румянцем. Избегая смотреть на мужа, она поблагодарила тетушку.
        - Тогда желаю вам спокойной ночи, - обиженно фыркнула леди Агнес.
        Глядя вслед тетушке, Блейз не была уверена, что справится с охватившим ее возбуждением, сердце у нее билось как сумасшедшее. Слова Джулиана, что он сам обучит ее искусству любви, вызвали у нее необычайное волнение. Она догадывалась, что Джулиан будет замечательным учителем. Воспоминания о том, что он сделал с ней вчера на сеновале, нахлынули на нее, вытеснив остальные мысли. Однако она вернулась к действительности, не зная, должна ли присоединиться к нему в гостиной. Блейз посмотрела на мужа и получила ответ на свой невысказанный вслух вопрос.
        - Вам пора удалиться. Я приду через полчаса. Полагаю, этого времени вам вполне хватит, чтобы подготовиться.
        У Блейз остановилось дыхание, когда она перехватила прищуренный взгляд его синих глаз. В них читались злость и нетерпение. Не было даже намека на радостное предвкушение первой ночи молодого супруга.
        - Да… - еле слышно произнесла она, не понимая, что сделала не так, и не зная, что еще сказать.
        Джулиан оставил ее и ковыляющей, неуверенной походкой вернулся в гостиную. Прежде чем за ним закрылась дверь, она успела услышать, как лорд Килгор с облегчением вздохнул и по-дружески похлопал Джулиана по плечу.
        - Слава Богу, все закончилось, - сказал Килгор. - Судя по твоему виду, тебе не помешает глоток бренди, старина.
        - Больше, чем глоток, - мрачно ответил Джулиан. - Я бы осушил бочонок.
        Блейз в отчаянии подумала, что такой ответ для ее будущей семейной жизни ничего хорошего не предвещает.
        Когда Блейз вошла в спальню, горничная уже ожидала ее.
        - Разрешите пожелать вам счастья и благополучия, миледи, - тихо произнесла Гарвей.
        Блейз поначалу удивилась ее официальному обращению, забыв, что теперь она стала виконтессой.
        - Спасибо, Гарвей.
        - Помочь вам раздеться?
        Блейз невольно посмотрела на широкую кровать с пологом: бархатный полог был раздвинут, одеяло откинуто, словно приглашая ее. Блейз рассеянно кивнула.
        - Да, мой муж… - она споткнулась на этом слове, подумав, как непривычно оно звучит, - …лорд Линден скоро придет.
        Она позволила раздеть себя и натянула свежую ночную рубашку с высоким воротом. Потом села за туалетный столик, а Гарвей принялась расчесывать ее длинные волосы, пока они не засияли. Блейз была благодарна, что Гарвей осталась с ней, присутствие горничной успокаивало, а обычные приготовления ко сну позволяли не думать о предстоящем, но вскоре горничная подкинула угля в камин, загасила все лампы, кроме одной, на столике у кровати, и обратилась к Блейз:
        - Я ухожу, миледи, если вам больше ничего не надо.
        - Спасибо, Гарвей.
        Оставшись одна, Блейз продолжала сидеть за туалетным столиком, жалея, что не прихватила с собой бокал вина. Она дрожала от волнения. Еще немного времени - и она потеряет свою невинность.

«Возьми себя в руки, причин для беспокойства нет». Судя по тому, как Джулиан обращался с ней на сене, ясно, что он весьма опытен и искусен в любви. У нее нет оснований опасаться, что этой ночью он станет другим… вот только холодная злость, которую она прочла в его глазах. Блейз с трудом заставила себя подняться, забралась в постель и до подбородка натянула одеяло.
        Прошло минут десять, когда она услышала, как без всякого стука распахнулась дверь в спальню. Блейз сжалась, жалея, что согласилась на этот скоропалительный брак. Но теперь уже ничего не поделаешь. Мрачный красавец со шрамом, смотрящий на нее из дверей, - ее муж.
        Лорд Линден уже переоделся в бордовый, до пят халат, в руке он держал фужер с бренди. Джулиан затворил за собой дверь, прислонился к дверному косяку и поднес фужер к губам. Он сделал большой глоток, потом поднял хрустальный фужер на свет и принялся внимательно изучать его содержимое.
        - Обычно я не пью бренди, - заметил он. - Это уж точно контрабанда из Франции, я не для того четыре года воевал против Наполеона, чтобы набивать его карманы.
        Позабыв о своих тревогах, Блейз посмотрела на него с внезапным подозрением.
        - Вы пьяны?
        - Не так, как хотел бы, - произнес он и добавил про себя: - «Что есть истинная правда».
        Он выпил больше, чем следовало, но ему нужна была сила этого напитка не только, чтобы заглушить боль в бедре, усилившуюся после многочасовой поездки в коляске по разбитым дорогам, но и чтобы помочь пережить этот вечер и не потерять самообладания.
        За прошедшие двадцать четыре часа ярость его не утихла. Наоборот, стала еще сильнее. Его принудили к этому браку, привязали на всю оставшуюся жизнь к особе, которая в лучшем случае всегда будет отличаться скандальным нравом, а в худшем - окажется бессердечной, расчетливой интриганкой, которая ловко завлекла его в расставленные сети. Он и не думал жениться снова, это было исключено после того, как его первый брак закончился трагедией, но Блейз не оставила ему выбора.
        И сейчас он пришел к ней с не вполне осознанным желанием наказать ее за то, что так случилось. Джулиан сделал еще глоток и посмотрел на нее сквозь полуприкрытые веки. Он испытывал к Блейз совсем не такие чувства, как к первой жене. Он хотел Блейз более, чем любую другую женщину в своей жизни. Но не в качестве жены.
        В этом-то все дело. Теперь она принадлежит ему. Он имеет законное право касаться ее, обладать ею, любить ее, когда ему заблагорассудится. Не забывая, разумеется, о некоторых правилах его класса. Джентльмен сдерживает свои порывы при близости с женой. Джентльмен не позволяет своим основным инстинктам вырываться на волю при близости с леди. А Блейз утверждает, что она леди. Юная, невинная, не познавшая мужчины.
        Джулиан стиснул зубы, глядя на лежащую на кровати Блейз. Вот она, его жена, прячется в постели, будто он собирается надругаться над ней или вообще убить.
        Убить. Он пришел в ярость оттого, что она поверила, что он способен пойти на подобное преступление. Ее стерва-тетка постаралась просветить племянницу относительно его сомнительного прошлого и приписываемых ему обвинений. Эта неспособность как-то повлиять на ситуацию лишь усиливала его ярость.
        - Не настолько, - добавил он с едва уловимой усмешкой, - чтобы не справиться с супружескими обязанностями.
        - Я… Если бы вы хотели… отложить эти обязанности, - чуть слышно пролепетала Блейз, - я бы не стала возражать.
        - Ну уж нет. Сегодня ночью я выполню свой долг, моя дорогая жена, так что у вас не будет оснований признать брак недействительным. Я не допущу, чтобы вы отвертелись и ускользнули, после того как причинили мне столько неприятностей.
        - Я причинила вам неприятности? - Блейз быстро села на кровати и вцепилась в одеяло, уязвленная несправедливостью обвинения. - Я не просила вас жениться на мне.
        - Нет, но сделали так, что ничего другого мне не оставалось.
        - Не думаю, что вы сожалеете о нашем браке больше, чем я.
        У Джулиана грозно задвигались желваки. Он допил остатки бренди одним большим глотком и решительно направился к ней. Проходя мимо кресел у камина, он умудрился споткнуться о ковер и потянуть больную ногу, но все же не упал, успев схватиться за спинку кресла и удержаться. Джулиан грубо выругался и заскрежетал зубами от резкой боли в ноге.
        Блейз, увидев, как он страдает, сочувственно потянулась к нему. Она лихорадочно соображала, что бы такое сказать, чтобы загладить свою вспышку и разрядить взрывоопасную ситуацию.
        - Я знаю, что вы не убивали жену, - осторожно начала она. - Я уверена…
        - Вы ничего не знаете.
        Блейз вздрогнула не столько из-за самих слов, сколько из-за того, как резко он их произнес. Видимо, она задела его за живое. Попытка снять с него вину только больше разозлила Джулиана.
        - Террел сказал мне, что она погибла в результате несчастного случая.
        - Хватит. - Его синие глаза сверкали, как две льдинки, и были так же холодны. - Я уже сказал, что не собираюсь обсуждать это.
        Блейз упрямо вскинула подбородок.
        - Теперь я - ваша жена. Полагаю, имею право знать все.
        Джулиан поставил пустой фужер на книжный столик с такой силой, что фужер не выдержал и разбился. В три шага супруг подскочил к ней. Его грозное, потемневшее лицо нависло над ней. Джулиан крепко схватил ее за плечи.
        - Кто знает, может быть, я задушил свою первую жену в постели и точно так же сейчас задушу вас, если вы не прикусите язык!
        Блейз почувствовала, как угрожающе крепко сжимаются его пальцы на ее горле, но с вызовом посмотрела ему в глаза.
        - Если вы пытаетесь запугать меня, у вас ничего не получится. Я не из пугливых.
        Его прищуренный взгляд вдруг упал ей на грудь, скрытую под одеялом, которое она судорожно прижимала к себе.
        - Отлично, - хрипло отозвался он. - Значит, мы быстро сможем покончить с этим.
        Джулиан стремительно обхватил руками ее голову и с силой притянул к себе. Он целовал ее грубо; нежность, которую Блейз не могла забыть, исчезла. Язык его ворвался к ней в рот, наполняя его вкусом бренди, и уже не ласкал, а наказывал, действуя почти грубо, без страсти. Ярость грубого натиска заставила Блейз задрожать всем телом и наполнила непонятным ей желанием.
        Когда он внезапно отстранился, Блейз едва дышала. Джулиан ухватился за край одеяла и одним быстрым движением отбросил его, обнажая ее тело, прикрытое тонкой ночной рубашкой. Блейз инстинктивно скрестила руки на груди.
        - Сними рубашку, - властно потребовал он. Она замешкалась, протестуя против его ледяного тона. А ведь совсем недавно Блейз обещала во всем повиноваться мужу и ублажать его.
        - Сними сама, или я сорву ее.
        Блейз понимала, что в теперешнем состоянии он вполне способен на это. Трясущимися руками она дотянулась до подола и через голову стянула рубашку. Она хотела было прикрыться ею, но Джулиан выхватил сорочку из рук девушки и швырнул на пол. Обнаженная и беззащитная, с пылающими щеками, Блейз молчала, пока Джулиан холодным оценивающим взглядом рассматривал ее. Он внимательно изучал каждый дюйм ее тела, и в то время как глаза его дерзко задерживались на самых интимных местах, лицо его оставалось мертвенно-безразличным.
        - Ложись.
        Блейз испуганно поглядела на него, но не стала сопротивляться, когда он одной рукой крепко взял ее за плечо и насильно уложил на простыню, дожидаясь, пока она не вытянется во всю длину. Блейз напряглась, когда он внезапно сел рядом, прижавшись к ней бедром, накрыл ладонью ее правую грудь и крепко сжал ее. Когда он большим и указательным пальцами принялся возбуждать сосок, Блейз напряглась от удовольствия. Затем он отпустил грудь и начал медленно и беззастенчиво изучать ее тело. Его ладонь была теплой, на ней чувствовались загрубевшие мозоли. Блейз из последних сил сдерживалась, чтобы не начать извиваться от возбуждающих прикосновений его рук.
        Джулиан отлично знал, какие чувства испытывает Блейз. Он холодно наблюдал за ней, а тем временем рука его спустилась на живот, потом медленно скользнула ниже, туда, где под покровом мягких шелковистых волос скрывалась ее девственность.
        - Раздвинь ноги.
        От этого грубого приказания Блейз залилась пунцовой краской, закрыла глаза, но повиновалась, против воли принимая наслаждение, которое он доставлял ей. Она задышала часто и шумно, когда пальцы Джулиана скользнули в эту темную глубь. Он на мгновение задержал их там, а Блейз хотелось извиваться от досады на его бездействие. Но вот он принялся возбуждать ее самое чувствительное место, палец его заскользил в ее влажных складках, доставляя Блейз удовольствие. С приглушенным стоном, который напоминал рыдание, она выгнулась навстречу этим уверенным пальцам.
        Однако в намерения Джулиана не входило доставлять Блейз удовольствие, он просто подготавливал ее к тому, что должно было произойти дальше. Когда он убрал руку и встал, Блейз широко раскрыла глаза. Его суровое лицо нависло над ней. Он быстро скинул халат и обнажил свое стройное, мускулистое тело. В тусклом свете лампы Блейз успела заметить шрам у него на бедре и его мужскую плоть, неожиданно вырвавшуюся из-под темно-золотистых волос между ног. И хотя Блейз лишь мельком увидела ее, у нее захватило дух от размера и мощи увиденного.
        Но Джулиан не дал ей времени подготовиться к неизбежному. Без слов он широко и властно раздвинул ей ноги, устроился на ней сверху и накрыл собой. Но вопреки опасению Блейз не испытала страха. Напротив, острое желание волной сотрясло ее тело, когда непривычная тяжесть прижала ее к постели. Она почувствовала исходящую от него невероятную мужскую силу, испытала неведомые доселе чувства, которые он возбудил в ней. Синие глаза прожигали ее взглядом, в то время как сладостная тяжесть в груди, там, где она прижималась к его теплой коже, начала растекаться по телу, его живот прижался к ее животу, и она ощутила трение бинтов о бедро и его твердую мужскую плоть, настойчиво ищущую входа.
        - Раздвинь ноги шире, - хрипло велел Джулиан.
        Она закрыла глаза, повиновалась и сразу же вслед за этим едва не задохнулась от острой боли, когда он резко, без предупреждения, одним мощным рывком разорвал тонкую преграду и ворвался в нее. Блейз в панике открыла глаза, едва не плача от боли. Джулиан стиснул зубы, шрам у него на щеке побагровел. Плач Блейз смешался с его проклятиями.
        Он замер, чтобы дать ей время привыкнуть к новому ощущению, затем начал двигаться. Быстрыми, резкими движениями, почти механически Джулиан закончил выполнение своего супружеского долга. Теперь они муж и жена. Стиснув зубы от боли, Блейз впилась пальцами в его плечи.
        Несколько мгновений спустя она услышала стон, вырвавшийся из груди Джулиана, когда он опять вошел в нее. Его тело замерло и напряглось. Казалось, прошла целая вечность, пока он, прерывисто и учащенно дыша, не упал на нее и не замер. Блейз подавила рыдания и уткнулась лицом в мокрую от пота шею Джулиана. Она была рада, что все кончилось.
        Прошло немало времени, прежде чем он приподнялся, оперся на локоть и поднял голову. Его лицо пылало от только что испытанной страсти и боли, которая опять разыгралась в бедре.
        Блейз лежала неподвижно, отвернув в сторону лицо, тоже вся мокрая от пота. Между ног у нее сильно саднило, тело дрожало от неудовлетворенного желания.
        Джулиан приподнялся, разглядывая ее темные спутанные волосы, дрожащие губы. Ее лицо побелело, в глазах блестели непролитые слезы. Он скатился с нее, стараясь не причинить ей новую боль и не задеть свою рану на бедре. Его взгляд скользнул по ее распростертому стройному телу, на мгновение задерживаясь на упругих грудях с нежно-розовыми сосками, на узкой талии и плоском животе, на темном треугольнике шелковистых волос, прикрывающих влажную промежность. На прекрасных бедрах его жены виднелись пятна ее девственной крови.
        Джулиан грубо выругался сквозь зубы. Гордиться нечем. Он почти силой овладел невинной молодой женой - быстро и холодно, без малейшего намека на нежность, не задумываясь о том, что она непорочна.
        Он взъерошил рукой волосы и устало встал с кровати, стараясь не обращать внимания на сильную боль в ноге и на еще большие угрызения совести. Самоедство - хорошо знакомое состояние. Четыре года его постоянно грызло чувство вины. Еще одна черная метка на совести погоды не сделает.
        Джулиан дотянулся до туалетного столика, взял влажную салфетку и, к нескрываемому ужасу молодой жены, принялся обтирать ей бедра, отталкивая руки, которыми она пыталась прикрыть свою наготу. Потом он натянул на Блейз одеяло и надел халат.
        Она смотрела на него широко раскрытыми глазами.
        - Спи, - коротко проговорил Джулиан, отворачиваясь от Блейэ.
        Он уже почти дошел до двери, стараясь наступать на больную ногу как можно осторожнее, когда до него донесся ее громкий шепот:
        - Куда ты идешь?
        - К себе, - бросил Джулиан через плечо. - Собираюсь поразмыслить о воздействии бренди на человеческий организм и послать Наполеона к черту! - Он вышел из спальни, с трудом сдерживая желание хлопнуть дверью.
        Блейз молча смотрела ему вслед, с трудом осознавая случившееся. Наконец она поняла, что Джулиан оставил ее одну. Блейз повернулась на бок и свернулась калачиком, поджав колени к груди, - ей было не по себе. Она долго лежала, дрожа от обиды и боли. Муж оставил ее в первую брачную ночь! Он грубо овладел ею, использовал ее тело для удовлетворения своей похоти и оставил одну.
        Блейз застонала, уткнувшись в подушку. Господи, какую ошибку она совершила! Ужасную, непоправимую ошибку! Холодность Джулиана гораздо хуже безразличия отчима. Как можно было надеяться, что Джулиан не такой. Он точно такой же, как все англичане, которых она знает. Нет, он еще хуже. Он бессердечный и жестокий. На нее просто нашло затмение, когда она дала согласие на брак с ним. Ей была нужна его любовь, она жаждала ее всей душой, но теперь ясно - Джулиан никогда не откроет ей своего сердца. Какой же наивной она была!
        Блейз с яростью смахнула слезы, набежавшие на глаза. Надо держать себя в руках, надо перестать жалеть себя и на что-то решиться.
        Резким движением она откинула одеяло. Когда она вставала с кровати, ее пронзила острая боль между ног, но она пересилила ее, нашла свою одежду и начала одеваться. Блейз натянула ночную рубашку, а поверх нее - пеньюар. Она не станет жить с человеком, которому не нужна, для которого она - обуза.
        Взгляд ее остановился на затянутом шторами окне. Через него можно убежать. Поблизости от окна рос вековой раскидистый дуб, по ветвям которого легко спуститься на землю. Ночь она проведет у своих друзей-цыган, а завтра…
        Пока она не знает, что будет завтра, но что бы она ни выбрала, все будет лучше, чем оставаться рядом с этим холодным и бездушным незнакомцем, который стал ее мужем.

        Глава 12

        - Я не верю, что ты это серьезно! - Блейз в изумлении уставилась на Миклоша. Ей и в голову не приходило, что Миклош не примет ее. Она добралась до табора совсем недавно, прервав бурное празднование своего собственного замужества.
        Завидев Блейз, Миклош и Панна сразу бросились к ней, отвели в сторону, подальше от веселой музыки и плясок, и молча выслушали. Блейз со слезами на глазах поведала им свою беду, опустив только самые интимные подробности первой близости с мужем.
        Когда Миклош услышал, что она сбежала от мужа, он сурово, не скрывая своего неодобрения, посмотрел на нее.
        - Цыгане предоставили тебе убежище, Раунийог, в память о твоем святом отце, моем друге, чтобы спрятать тебя от тетки. Однако на сей раз я не в силах помочь тебе. Ты теперь жена знатного господина и должна повиноваться мужу.
        Блейз с мольбой устремила взор на Панну, но старуха лишь покачала головой:
        - Можешь провести у нас ночь, дитя, но утром тебе придется вернуться к мужу, если только он сам не пожалует за тобой раньше. Ему не понравится, что ты сбежала. А теперь иди к костру и согрейся.
        Пораженная отказом, Блейз, как слепая, пошла за Панной. Старуха подвела ее к бревну у огня и силой усадила. Блейз казалось, что друзья предали ее. Они не колеблясь приняли сторону Джулиана, не проявив ни малейшего сострадания к ней.
        Отчаяние охватило Блейз. Можно, конечно, попробовать сбежать отсюда, но это связано со слишком большой опасностью. Одинокая молодая женщина, почти без денег, без средств к существованию станет легкой добычей бродяг и разбойников, в огромном количестве шляющихся по дорогам. Больше ей идти некуда, разве что вернуться к бездушному мужу, которому она не нужна.
        Блейз поежилась, устремив невидящие глаза на языки пламени, а жалобные звуки скрипки усиливали ее печаль.
        Тем временем Джулиан сидел в темной гостиной в одиночестве и пил, пытаясь заглушить злость и отчаяние. Но даже изумительное бренди Килгора не могло притупить его ощущения настолько, чтобы помешать чувству вины терзать его совесть. Он никогда раньше не был так груб с женщиной, так намеренно жесток, как этой ночью, когда в первый раз разделил брачное ложе с молодой женой.
        Джулиана захлестывала злоба оттого, что его принудили к браку, браку, которого он не хотел. В таком состоянии нельзя было и близко подходить к Блейз. Разумеется, он должен был овладеть ею, чтобы их союз нельзя было признать недействительным, но даже эта причина не могла служить оправданием его жестокого поведения.
        Теперь Блейз его жена, она заслуживает уважения, подобающего ее новому положению.
        Понимая, что все равно придется как-то исправлять случившееся, Джулиан поставил пустой фужер на столик и заставил себя подняться с дивана. Неохотно, с большим трудом передвигая непослушные ноги, он направился по тускло освещенному коридору в сторону спальни Блейз. Когда он открыл дверь и вошел в комнату, тишина, обступившая его со всех сторон, показалась ему такой же зловещей, как и холодный сквозняк, которым тянуло из распахнутого окна.
        Хромая, Джулиан подошел к пустой кровати и уставился на красные пятна на простыне. Чувство ужаса сразу охватило Джулиана. Казалось, он видел все это когда-то раньше, перед глазами у него замелькали ночные кошмары. Точно так же от него сбежала Каролина. И умерла.
        Мгновенно протрезвев, со знакомым ощущением сведенного от ужаса желудка, Джулиан вернулся в свою спальню, быстро натянул бриджи и сапоги, надел рубашку, а поверх накинул редингот. Разумом он понимал, что волнуется напрасно. Несомненно, Блейз у своих цыганских друзей. Она затаилась, подобно раненой лисице, но он не обретет покоя, пока не разыщет ее.
        Он быстро прошел в конюшню и сам оседлал коня, чтобы не делать всеобщим достоянием побег новобрачной и пощадить свою гордость, поскольку исчезновение молодой жены в первую же ночь выставит его в нелепом свете. Желая избежать нового публичного скандала, он один должен как-то справиться с этим. Он женился на Блейз, чтобы уберечь ее и себя от осуждения света. Однако для любителей злословия, если они узнают, что супруга сбежала от него в первую же ночь, напуганная его жестокостью, это событие будет подобно настоящему празднику. Неизбежно пойдут кривотолки, сравнения с его первым браком. Бегство Блейз только придаст правдоподобие убеждению, что именно он убил первую жену. Но ведь он решил прекратить добровольное изгнание и вернуться в Англию, чтобы окончательно избавиться от призраков прошлого.
        Спустя полчаса он уже подъезжал к табору. Среди цыган, расположившихся вокруг костра, он сразу разглядел Блейз. Она сидела у огня с отрешенным видом, не обращая внимания на пеструю толпу пляшущих вокруг цыган. Джулиан заскрежетал зубами, разные чувства нахлынули на него. Радость, смешанная с облегчением, что она цела и невредима. Гнев на ее строптивость и угрызения, совести за собственную, не имеющую оправдания, жестокость. Он медленно, с большим трудом спешился, проклиная малоподвижную ногу. За прошедший день он подверг ее слишком большой нагрузке, а теперь пожинает плоды.
        Цыгане увидели его. Скрипки и бубны замолкли, все притихли. Джулиан заметил, как вздрогнула его жена. По-прежнему сидя, она немного обернулась и посмотрела на него через плечо. Лицо ее было бледно и неподвижно.
        Сын Миклоша Томми подбежал к Джулиану:
        - Взять коня, милорд?
        - Да, будь любезен. - Присмотревшись, он выделил в группе цыган Миклоша. - Я немного побуду у вас с вашего позволения, мистер Смит.
        Миклош подошел к Джулиану и низко поклонился. - Конечно, милорд. В моем таборе вы всегда дорогой гость.
        - Я хотел бы поговорить с женой.
        - Да-да, конечно.
        Блейз резко поднялась с бревна, на котором сидела, осуждающе посмотрела на Миклоша, повернулась и решительно пошла по направлению к повозкам. Джулиан пошел за ней, хотя нога не позволяла идти быстро по неровной земле.
        - Блейз!
        Ошибиться было невозможно - его окрик прозвучал как приказание.
        Она неохотно остановилась ярдах в десяти от повозки Панны, но не обернулась к нему. Услышав за собой неуверенную походку, Блейз поплотнее завернулась в накидку, словно пытаясь защититься от него. Вдали от костра тьма сгустилась, и Блейз поняла, что совершила ошибку. Среди людей она была в безопасности, а здесь оказалась наедине с разгневанным супругом. Она ощутила его присутствие у себя за спиной. Вдали опять зазвучала музыка, но на душе у Блейз было совсем не весело.
        - Вы пришли, чтобы вернуть меня? Вы намерены сделать это, даже если придется тащить меня за волосы? - спросила она дрожащим голосом, с трудом сдерживая слезы.
        Последовало тягостное молчание. Потом Джулиан проговорил:
        - А что, дойдет до этого?
        Блейз изумленно замерла, когда он протянул руку и погладил выбившийся из-под накидки черный локон. Она сжалась.
        - Не прикасайтесь ко мне.
        - Ты теперь моя жена. - Блейз почти физически ощутила, каких усилий стоит ему сдерживаться. - Я имею право прикасаться к тебе, когда и где пожелаю.
        Блейз удрученно молчала, понимая, что он прав. По английским законам она - почти полная собственностьмужа, и он может делать с ней все, что ему заблагорассудится.
        - Тебе было больно?
        Блейз была готова поклясться, что различила в голосе Джулиана нежность.
        - Да. - Она опять сжалась, когда ей на плечо легла рука Джулиана, но не отстранилась.
        - Боль пройдет. В первый раз всегда бывает больно. Блейз готова была закричать, что ей больно не только физически, но не хотела показывать ему, как глубоко он обидел ее.
        - Вы, наверное, большой специалист по лишению девственности, милорд?
        - Ты - первая. - Ответ прозвучал натянуто и несколько холодно.
        - Неужели? А, судя по словам моей тетушки, ваши победы исчисляются легионами…
        - К черту вашу тетушку… - со злостью выругался, он, еще крепче сжимая плечо Блейз и поворачивая ее к себе.
        Глаза ее привыкли к темноте, она уже различала черты хмурого лица Джулиана. Выражение его было жесткое и чувственное одновременно.
        - Я искренне сожалею, что так грубо обошелся с тобой, но теперь уже ничего не поделаешь. Наш брак теперь нельзя аннулировать. Ничего не изменишь, нравится тебе это или нет. Ты моя законная жена, и я несу ответственность за тебя. Поэтому предупреждаю - я не потерплю твоего безрассудного поведения. Теперь ты должна вести себя как взрослая. Я ясно выразился?
        Униженная и страдающая, Блейз с трудом сдерживалась, чтобы не ударить его. Она никогда не простит ему ни эту страшную первую ночь, ни то, что он принудил ее выйти замуж. Она молча поклялась себе, что наступит день, когда он пожалеет о содеянном.
        - А иначе что, милорд? Вы расправитесь со мной, как расправились с первой женой?
        Руки Джулиана бессильно повисли. В одно мгновение его лицо стало непроницаемым, невозможно было понять, о чем он думает, но Блейз почему-то была уверена, что сделала ему так же больно, как он - ей. Однако эта маленькая победа не обрадовала ее - она отдавала себе отчет в том, что нанесла ему удар в самое уязвимое место, но ей было все равно.
        - Или вы желаете, милорд, чтобы я вернулась в постель? - спросила она с ехидством. - Если нет, мне бы хотелось присоединиться к танцующим.
        - Иди, - односложно сказал Джулиан и сжал кулаки.
        Блейз повернулась и пошла прочь, чувствуя на себе его взгляд. Джулиан остался стоять в темноте, негодуя на строптивость Блейз и ее обвинение. Неужели она действительно считает его способным на убийство? Но вскоре его размышления были бесцеремонно прерваны. Он обернулся и понял, что не один. Из-за своего фургона появилась Панна. Она покачала седой головой, и длинные золотые серьги затрепетали в отблесках далекого огня.
        - Ее сердце нельзя покорить силой.
        Джулиан сжал губы, догадавшись, что старуха все слышала.
        - Неужели? Что-то я не припоминаю, чтобы просил вашего совета, как обращаться с женой, миссис Смит.
        Однако его ледяной тон не произвел на Панну никакого впечатления.
        - И все же, сэр, похоже, без хорошего совета вам не обойтись. Боюсь, вы все можете испортить. Сначала вам надо завоевать ее преданность и любовь. Раунийог тогда сделает для вас все, ничего не побоится. Но если вы не переменитесь, вы только оттолкнете ее.
        - Я не чудовище.
        Панна каркнула, ее черные глаза блеснули.
        - Нет, конечно, вы не чудовище, милорд. Вы красивый джентльмен и умеете обращаться с женщинами. Не сомневаюсь, вы способны на большее.
        Шаркающей походкой она направилась к костру, а Джулиан выругался сквозь зубы. Он не понимал, как оказался в столь безвыходном положении, ведь пострадавшая сторона - он, это он был вынужден жениться на Блейз ради сохранения чести.
        Но если быть откровенным до конца, то и его юная жена тоже пострадала. Она, конечно, не ангел, но он поступил с ней куда более жестоко, чем она того заслуживала.
        Джулиан взъерошил волосы. Что же делать дальше? Теперь он отвечает за Блейз. Можно, конечно, отправить ее в одно из отдаленных имений, однако скорее всего это будет неверным шагом, если он намерен добиться от нее подчинения и уберечь от неизбежных ошибок. Нет, лучше держать ее при себе. А если он хочет, чтобы их отношения стали более или менее сносными, надо помириться с ней. Для того чтобы она свыклась со своим неожиданным замужеством, ему придется волей-неволей проявлять больше тепла, чем в прошедшие дни… Это единственный способ добиться, чтобы она осталась с ним по доброй воле… и чтобы с Блейз не повторилось то, что случилось с Каролиной.
        Каролина… Лицо его исказила болезненная гримаса, вызванная воспоминанием, но Джулиан усилием воли отогнал образ покойной. Теперь он должен заботиться о новой жене. Панна права. С Блейз надо вести себя по-другому. Он уже совершил множество ошибок, но, кажется, все еще поправимо.
        Плотно сжав губы, Джулиан решительно посмотрел в сторону костра, где продолжали гулять цыгане. Да, положение можно исправить. Она еще не знает, как он умеет убеждать.
        Блейз услышала возбужденный шепот, который не смогли заглушить даже звуки музыки и всеобщее веселье, но не сразу поняла его причину: горгио рай, ее муж, присоединился к пляскам у костра.
        Блейз сидела на бревне, выпрямив спину и широко раскрыв от удивления глаза. За ту неделю, что лорд Линден гостил в таборе, он ни разу не танцевал.
        Его хромота была едва заметна, двигался он легко и плавно, подняв руки над головой и прищелкивая пальцами в такт музыке. Джулиан снял сюртук, и сквозь тонкое полотно рубашки были хорошо различимы очертания его мускулистой груди и широких плеч.
        Он не сводил с нее пристального взгляда синих глаз, ритмично переступая по твердой земле под звенящие удары бубна.
        Блейз, в свою очередь, не могла оторвать от него глаз, завороженная красотой его танца, пронизанного откровенной, манящей чувственностью. Танец настоящего цыгана смотрелся бы более мощно, величаво, зато в танце Джулиана была какая-то магия, он завораживал. Его вьющиеся золотистые волосы отражали отблеск костра. Со стороны можно было подумать, что он - цыганский барон в окружении своего табора. Его откровенные движения предназначались ей и взывали ко всему женственному, что было в ней, будили страсть.
        Сердце Блейз забилось чаще, ее бросило в жар. Она видела танцующих цыган, слышала прихлопывания их рук, страстные звуки скрипки, но все равно казалось, что она с Джулианом одна. Она не сводила глаз с его ритмично двигающихся бедер и ясно вспомнила, что произошло между ней и этим красавцем совсем недавно. Вспомнила, как он овладел ею, огненные ощущения его проникновений и настойчивый властный ритм его движений, и сразу почувствовала саднящую боль между ногами.
        Возгласы одобрения и аплодисменты становились все громче, ритм музыки все убыстрялся. Джулиан кружился, откинув назад голову и плечи, широко раскинув руки. Внезапно его правая нога не выдержала, и он упал, приземлившись на левую ногу, это явно не было одним из па… Музыка тотчас смолкла, Блейз в ужасе смотрела, как Джулиан падает рядом с костром. Она вскрикнула и бросилась к нему.
        Джулиан лежал, согнувшись пополам, прижав ладони к правому бедру, и скрежетал зубами от боли. Блейз беспомощно всплеснула руками и опустилась на колени рядом с ним. Когда она попыталась дотронуться до него, убеждая отодвинуться подальше от огня, он только громко застонал. Блейз быстро отдернула руки. Он лежал с закрытыми глазами, тяжело дыша. Ее охватил страх, когда она увидела, как побелело его лицо.
        Внезапно за спиной у нее раздался голос Панны:
        - Отведи его в палатку, а я схожу за мазью. Ты сама будешь ухаживать за своим мужем, Раунийог.
        Блейз покорно кивнула, на время забыв о желании отомстить и о своей клятве заставить Джулиана пожалеть о том, что принудил ее к браку. Она не могла спокойно смотреть, как он страдает. Как бы отвратительно он ни обращался с ней последние два дня, она должна помочь ему.
        Два здоровенных цыгана помогли Джулиану подняться на ноги, но лицо его исказилось от боли, и он с трудом выдохнул:
        - Подождите!
        Он стоял неподвижно, склонив голову на грудь, и ждал, когда отпустит боль. Блейз видела, как темнеет от пота его рубашка. Наконец он кивнул. Ему помогли дойти до края табора, где стояла палатка, в которой он прожил неделю. Оказавшись внутри, он без сил рухнул на тюфяк и замер на спине, с трудом переводя дыхание. Блейз вошла в палатку следом и села справа от Джулиана. Ей было невыносимо смотреть, как он мучается, она взяла его руку в свою, молчаливо предлагая утешение. Когда он судорожно ухватился за ее руку, она, однако, не сумела удержаться от резкого замечания:
        - О чем вы только думали, пускаясь в пляс с больной ногой?
        - Я хотел… - губы Джулиана скривились в подобие насмешки, - …стать похожим на цыган… которыми ты так восхищаешься.
        Такого ответа Блейз не ожидала. Так, значит, он устроил это представление, чтобы произвести впечатление на нее? Он добился цели, но следовало быть осторожнее. Она покачала головой, размышляя, что могло заставить его пойти на такой безрассудный шаг.
        - Мне… не следовало… вести себя так легкомысленно, особенно после сегодняшней нагрузки на ногу.
        Блейз была полностью согласна с ним, но считала, что и она тоже виновата. Если бы он не помчался в Лондон за разрешением на брак, если бы не само бракосочетание, во время которого Джулиану пришлось долго стоять на ногах, если бы не первая брачная ночь… Она отогнала последнее воспоминание.
        - Где вы научились так танцевать? - спросила она, стараясь отвлечь его, да и себя тоже.
        - В Испании. На зимних квартирах… У нас было много свободного времени. Мы часто приглашали танцоров развлекать офицеров. От них я и научился исполнять фламенко.
        - Так это был испанский танец? А так похож на цыганский.
        - Думаю, у них одно происхождение. В Испании фламенко исполняют главным образом цыгане.
        Блейз отвела глаза, сожалея о проявленном любопытстве. Она без труда представила своего златокудрого красавца мужа в окружении дюжины смуглых испанских красавиц, которые, несомненно, пытались наперебой ублажить его.
        Вскоре пришла Панна. Старая цыганка принесла чудодейственную мазь, длинный кусок муслина и небольшую лампу, которую повесила на крюк. Она посмотрела на Блейз, потом на Джулиана и усмехнулась.
        - Я вам не нужна, - негромко произнесла Панна и, пятясь, выбралась из палатки.
        Оставшись наедине с мужем, Блейз почувствовала, что краснеет. Только палатка отделяла их от остального света, было очень тихо. Джулиан пристально посмотрел на Блейз.
        - Вам… нужна помощь, милорд?
        - Ты не думаешь, что пора бы уже называть меня просто по имени? Меня зовут Джулиан.
        - Джулиан, - едва слышно повторила Блейз.
        - Буду благодарен за помощь.
        Блейз протянула к нему руки, стараясь подавить смущение и напоминая себе, что он - ее муж. Она с трудом стянула с него сапоги, потом чулки и облегченно вздохнула, когда он сам расстегнул пуговицы на брюках и приподнялся, чтобы она могла стянуть их. Блейз отвела глаза в сторону, но раздавшийся стон заставил ее обернуться и опять посмотреть на него.
        На счастье, длинная рубашка прикрывала его самые интимные места. Блейз не надо было приподнимать рубашку, чтобы узнать, что под ней. Она только раз мельком видела его твердую красивую мужскою плоть, но это видение запечатлелось в ее памяти навсегда. Вопреки воле она не сводила глаз с его обнаженных ног, покрытых золотистым пушком, с его мощных бедер наездника… и с его ужасного шрама на правом бедре.
        Ей стало не по себе, когда она увидела этот устрашающий, уродливый, глубокий шрам. Стараясь не думать о боли, которую он испытывал, она открыла баночку с мазью, взяла немного на руку и замерла в нерешительности. Свежий запах мяты наполнил маленькую палатку. Блейз собралась с духом. Выхода нет, ей все равно придется прикоснуться к нему. Она положила руку с мазью ему на бедро ладонью вниз. Когда он сжался от прикосновения, Блейз замерла.
        - Я сделала больно?
        - Нет, просто холодно.
        Блейз успокоилась и начала легкими движениями медленно втирать мазь в безобразный шрам. Джулиан откинул голову назад и прикрыл глаза.
        - Как хорошо.
        Непонятно почему, но ей тоже было очень хорошо. Прикосновение к теплой коже Джулиана внезапно наполнило ее горячим плотским желанием, возникла потребность больше узнать о нем. Блейз прижала вторую ладонь к его ноге и ощутила упругие мышцы. Она нажала сильнее и почувствовала, как Джулиан начинает расслабляться. Медленно и осторожно она массировала раненые мышцы, выводя из них боль ладонями, пальцами, делая легкие круговые движения. Она замерла, когда Джулиан издал тихий стон.
        - Нет, пожалуйста, не останавливайся. - Блейз возобновила массаж. - Где ты научилась этому? - спросил Джулиан немного осевшим голосом.
        - В турецких банях. Когда мой отчим недолгое время работал на Востоке.
        - А ты была там с ним?
        - Да. Иначе пришлось бы оставаться с тетушкой. Она подумала, что Джулиан не слышал ее. Глаза его были закрыты, он лежал спокойно и неподвижно, умиротворенный ее нежными прикосновениями. Но странное движение под рубашкой между ног свидетельствовало о том, что тело его не спит.
        Блейз будто зачарованная следила, как увеличивается и поднимается его плоть, - вот тонкая ткань рубашки соскользнула, и ее взору представилось это отвердевшее огромное чудо, поднявшееся из зарослей темно-золотистых завитков. В ушах Блейз гулко отдавались удары ее собственного сердца. Вид обнаженного мужчины был для нее непривычен, но уже не пугал. Воспоминание о том, как его плоть вошла и двигалась в ней, наоборот, вызвало сладостное чувство, которого Блейз не могла забыть.
        Внезапно осознав, что Джулиан смотрит на нее, Блейз залилась жарким румянцем. Глаза Джулиана были широко раскрыты, он не сводил с нее взгляда.
        - Тебе придется перевязать меня, - сипло проговорил он.
        - Хорошо, - так же тихо ответила она.
        Блейз неуверенно вытерла руки о чистую ткань, склонилась над Джулианом и тщательно перевязала бедро. Когда Блейз закончила, он все так же смотрел на нее.
        - Дотронься, - прошептал он. У Блейэ перехватило дыхание. Губы ее раскрылись, но она не произнесла ни звука. - Я теперь твой муж, Блейз.
        Увидев, что она все еще колеблется, он взял ее руку в свою и положил на устремившуюся вверх плоть. Это прикосновение сразу привело Блейз в необыкновенный трепет. Атласная кожа была необычайно горячей, а сама плоть тверда как сталь.
        От ее прикосновения на лице Джулиана появилось выражение удовольствия, но когда Блейз попыталась убрать руку, он только крепче прижал ее к себе.
        -  - Я не хотел делать тебе больно, Блейз.
        Она с трудом сообразила, о чем он говорит.
        - Разве? А я решила, что вы пожелали наказать меня за то, что вам пришлось жениться на мне.
        Он улыбнулся грустной улыбкой, от которой у нее все сжалось внутри.
        - Возможно, так и было. - Он устало вздохнул. - Что сделано, то сделано. Может быть, обстоятельства нашей свадьбы были далеки от идеальных, но теперь ничего не изменишь. Надо попытаться принять то, что есть. И быть может, начать все заново.
        Она внимательно посмотрела на Джулиана, не зная, насколько искренне он говорит.
        - Мне бы очень хотелось этого.
        Джулиан с силой прижал ее ладонь, напоминая, что она все еще обнимает самую сокровенную часть его тела.
        Блейз глубоко вздохнула, Джулиан прикрыл глаза. Напряжение в палатке стало физически ощутимым. Увлекаемая страстью, она наклонилась к Джулиану. Блейз хотела только быстро поцеловать его, но его губы обожгли ее огнем желания. Она нагнулась к нему, прижимая внезапно отяжелевшую грудь к его груди. Джулиан остановил ее, взяв за руки.
        - Нет. Еще слишком рано. Я только сделаю тебе больно.
        - Откуда ты знаешь?
        - Знаю. Ты еще не готова для меня.
        - Так подготовь меня, - вызывающе прошептала Блейз.
        Джулиан долго лежал неподвижно и молчал, борясь с противоречивыми желаниями.
        Блейз, сама удивляясь своей дерзости, разрешила его противоречия: она нежно сжала в ладони его набухшую плоть.
        Джулиан шумно втянул воздух.
        Полагаясь на свое чисто женское чутье, она нерешительно начала поглаживать его восставшую плоть… ласкала… изучала Джулиана так же, как это проделывал с ней он сам тогда, на сене. Блейз решила, что ее дерзкие действия хотя бы отчасти успешны, потому что через непродолжительное время Джулиан тихо застонал, приподнимая бедра и резко вводя свою плоть в ее кулачок.
        - Боже… Хватит! - внезапно выдохнул он и отстранил руку Блейз.
        Удивленная этой неожиданной переменой, она озадаченно захлопала ресницами. Но он не предложил никаких объяснений. Напротив, Джулиан молча притянул ее к себе и прижался к ее губам в страстном жарком поцелуе. С тихим стоном Блейз припала к нему. Она почувствовала его пальцы в своих волосах, порой он больно дергал их, но ей было уже все равно. Горячий, настойчивый язык Джулиана повторял самый интимный акт страсти.
        А потом Блейз почувствовала, как его рука оставила ее волосы в покое и потянулась к подолу юбки. Блейз со вздохом приподнялась, чтобы облегчить ему задачу. И тотчас же его пальцы скользнули вверх по ее ноге, туда, где у нее вдруг стало влажно и горячо.
        Он отпустил ее губы и немного отодвинулся, чтобы посмотреть на нее.
        - Просто не верю, что у тебя уже все так влажно.
        - П-прости, - смущенно прошептала Блейз. - Я не… Это из-за тебя.
        - Нет-нет, любовь моя, тебе не в чем раскаиваться. Я рад, что ты так легко возбуждаешься. А теперь сними платье.
        Блейз съежилась, услышав просьбу. Это прозвучало повелительно, почти как то холодное приказание, которое он отдал ей совсем недавно, заставив снять ночную рубашку. Но сейчас его хриплый голос не был холодным и чужим. В нем чувствовалась такая же настойчивость, как и в глазах, горящих голодным блеском.
        - Я… - Она беспомощно посмотрела на лампу. - Я должна погасить лампу.
        - Нет, я хочу видеть тебя.
        Она тоже хотела видеть его. Блейз призналась себе, что должна быть в шоке, но почему-то не была. Она зачарованно смотрела, как Джулиан расстегивает рубашку, снимает ее и бросает в сторону. Потом он лег на спину, растянувшись на тюфяке, полностью обнаженный. В слабом свете лампы его кожа отсвечивала золотом. Блейз была не в состоянии отвести взгляд от этого необыкновенного зрелища.
        Ей стоило громадных усилий снять с себя платье и белье - чулки, подвязки и корсет. Она дрожала так сильно, что никак не могла расстегнуть застежки, хватая ткань непослушными пальцами. Все это время Джулиан молча наблюдал за ней. Его синие глаза горели откровенным желанием овладеть ею. Блейз справилась с корсетом и предстала перед ним безо всяких одежд.
        - Я хочу тебя, - тихо проговорил он. - Иди сюда.
        Блейз стыдливо легла рядом с ним, стараясь не касаться его, и закрыла глаза. Но это было совсем не то, чего хотел Джулиан.
        - Нет, заберись на меня. - Блейз в удивлении открыла глаза и вопросительно посмотрела на него. - Тогда мне будет легче.
        -  - А… так можно?
        Он терпеливо улыбнулся.
        - Я уже и забыл, что можно быть настолько невинной. - Блейз возмущенно сдвинула брови, но прежде чем успела высказаться в свою защиту, он умиротворяюще добавил: - Это не упрек, милая. Мужчина, естественно, ждет от жены невинности. - Внезапно его лицо опечалилось, будто облако закрыло солнце, но через мгновение опять стало прежним. - Не противься, дорогая, - проговорил он, теряя терпение, - оседлай меня, как ты оседлала бы лошадь.
        - Не могу поверить, что ты говоришь серьезно. - Блейз подняла подбородок. - Женщины ведь сидят на лошади боком, не так как мужчины.
        Джулиан на мгновение задумался, но потом опять улыбнулся.
        - Ты нарочно притворяешься глупой? Призови на помощь свой талант к импровизации и удовлетвори меня.
        Ее робость и застенчивость отступили перед желанием оправдать его ожидания. Она повернулась к нему лицом, встала на колени и в нерешительности приподняла правую ногу.
        - Осторожнее, - пробормотал он и помог ей, подсаживая и подсказывая, как сесть поудобнее.
        Блейз испытала настоящее потрясение, глядя сверху на Джулиана и прижимаясь к его горячей плоти, ощущая ее между своих дрожащих ног.
        - Тебе… не больно? - еле слышно спросила она.
        - Нет, нисколько.
        Она вдруг заметила, что он не сводит глаз с ее груди, которая дразняще проглядывала из-под рассыпавшихся по плечам волос. Это был обжигающий взгляд голодного мужчины, предвкушающего удовольствие. Она почувствовала, как болезненной тяжестью налились ее груди, набухли и отвердели соски.
        Казалось, он понял ее состояние, потому что положил ладони ей на груди, и от этого прикосновения у Блейз перехватило дыхание.
        - В тот раз я сделал все неправильно, - мягко проговорил он. - Обещаю тебе, сейчас это будет иначе. Сначала я позабочусь о твоем удовольствии.
        Блейз поверила его словам, он медленно притянул ее к себе и взял твердый сосок в рот. Влажный жар его губ окатил ее волной удовольствия, отзываясь в каждом нерве, в каждой клеточке. Блейз уперлась руками в его плечи и наклонилась к нему.
        Джулиан ласкал ее сосок влажным настойчивым языком, зажимал его мягкими губами, нежно покусывал, вызывая у Блейз любовный трепет. Потом он проделал то же самое со вторым соском. Нежный звук посасывания оказался удивительно возбуждающим, как и его мощная плоть, пульсирующая внизу.
        Внезапно он отпустил сосок и осипшим голосом проговорил:
        - Подними бедра, впусти меня.
        Блейз с готовностью повиновалась. Сила охватившего ее желания была настолько велика, что она была готова исполнить любой его каприз. Дрожа от страсти, она приподняла бедра, а Джулиан помог ей, поддерживая ягодицы. Когда плоть Джулиана встала вертикально, Блейз медленно опустилась на нее.
        - Осторожно… вот так… не спеши… глубже… хорошо, любовь моя.
        Блейз учащенно задышала, почувствовав, как его твердая плоть медленно входит в нее, потом замерла, боясь пошевелиться, наслаждаясь необыкновенным ощущением.
        - Посмотри на меня. - Когда она повиновалась, он убрал с ее лица волосы и спросил: - Тебе не больно?
        - Нет… не очень, - пробормотала она, чуть дыша.
        - Расскажи, что ты чувствуешь?
        Она молчала, в нерешительности подыскивая слова, которые смогли бы точно передать ее ощущения.
        - Меня всю заполнило жаром, кажется, одно неверное движение - и я взорвусь.
        - Нет, любовь моя, ты взорвешься от верного движения, - полушутливо произнес Джулиан.
        Придерживая Блейз за бедра, он начал двигаться в ней, показывая, что подразумевает под верными движениями. Блейз стонала от полноты ощущений. Она чувствовала внутри себя его плоть, твердую и горячую, почти как настоящий огонь. Она извивалась на ней, но он только крепче сжимал ее бедра, безжалостно входя в нее все глубже, до конца.
        Блейз была не в состоянии сохранять неподвижность. Страсть сотрясала ее. Забыв обо всем, она плотнее прижималась к нему раздвинутыми бедрами, стараясь слиться с ним в одно целое, лихорадочно хватая его за плечи. Из груди Блейз вырвалось рыдание.
        - Ну же, любовь моя, еще один шаг!
        Тело ее словно подчинилось его приказу. Оно дрожало и сотрясалось, волны экстаза прокатывались по нему. Наконец Блейз обмякла и упала ему на грудь, тяжело дыша.
        Ей потребовалось время, чтобы прийти в себя. Она лежала, уткнувшись лицом в теплое плечо Джулиана, а он, лежа под ней, не спеша поглаживал ее по спине, оставаясь в ней таким же огромным и пульсирующим.
        Поначалу это озадачило ее, но она тут же вспомнила его обещание и поняла, что он еще не разделил с ней восхитительного удовольствия, которое доставил ей. Возбуждение с новой силой разгорелось в ней. Она была счастлива, что он еще не закончил любить ее.
        - Тебе не было больно? - тихо спросил Джулиан.
        - Нет. - Голос Блейэ прозвучал хрипло. Она чувствовала нежное прикосновение его губ к своему виску и знала, что он все еще хочет ее.
        - Ты выдержишь?
        Она приподнялась над ним.
        - Да… прошу тебя… еще… пожалуйста.
        Джулиан улыбнулся ее нетерпению, потом приподнялся, целуя ее в шею и грудь. Уже через несколько мгновений его ритмичные медленные движения и возбуждающие губы вновь довели ее до экстаза. Он прижал ее к своей груди, словно голодный, не давая ей пошевелиться. Блейз стонала от блаженства, потом стоны перешли в рыдания, а он врывался в нее все глубже и глубже. А потом страсть захлестнула ее, и Блейз испытала такое потрясение, что у нее хватило сил только плотнее прижаться к Джулиану.
        Он ощутил ее радость и ответил на нее последним мощным рывком, после которого его тело содрогнулось, и обмякшая Блейз, без сил лежавшая у него на груди, почувствовала, как он излил в нее свое горячее семя. Джулиан еще крепче обнял ее и прижал к себе. Когда он закончил, оба долго лежали, не двигаясь, обессиленные и мокрые от пота.
        Блейз устало вздохнула и удовлетворенно закрыла глаза. На этот раз Джулиан был очень нежен. Они действительно любили друг друга, а не просто совокуплялись. То, что она пережила сейчас, превосходило все ее мечты. Чувственность и страстность, проявленные Джулианом, доказали, что он совсем не похож на холодных англичан, одного из которых она так боялась получить в мужья. Нет, он вовсе не холоден. И вполне вероятно, что она все же не ошиблась, согласившись на этот брак.
        Это была ее последняя ясная мысль, перед тем как она заснула.
        Джулиан спокойно лежал, вновь и вновь испытывая наслаждение и не обращая внимания на боль в ноге. Его переполняла радость от близости ее обнаженного тела. Мысли его закрутились. Он не хотел брать в жены эту вольнолюбивую искательницу приключений, но близость с нею более чем удовлетворила его острое физическое желание. В этот раз он испытал ни с чем не сравнимое удовольствие. Он даже не мечтал о подобном. Тело Блейз проснулось в его руках, а его душа ожила благодаря ей. Душа, которая умерла со смертью Каролины… Но он не позволит себе думать ни о прошлом, ни о будущем. Завтра уже совсем близко, завтра он встретится с призраками. Завтра он вернется в Линден-Парк с новой, но пока еще нежеланной молодой женой.
        Осторожно, чтобы не разбудить Блейз, он сел и погасил лампу. Потом опять улегся, накрыл обоих одеялом, обнял свою цыганку и прижался лицом к ее волосам медленно вдыхая их благоухание, Джулиан погрузился в сон.

        Глава 13

…Порывистый ветер хлестал дождем по лицу, а он продолжал мчаться в сгущающихся сумерках. Голов у него шла кругом от выходки Каролины, от ее вызывающего признания в неверности, от измены с его лучшим другом. Но когда ярость немного стихла и ясность мысли вернулась к нему, он понял, что должен отправиться на поиски безрассудной жены. Каролина была неважной наездницей и плохо держалась в седле и все же она галопом, ничего не видя перед собой, помчалась прочь от дома, не замечая ни надвигающейся бури, ни приближающейся темноты.
        Вдали показались развалины древних строений. Это было любимое убежище Каролины в поместье. Он не сомневался, что она направилась именно сюда, но сквозь деревья и дождь трудно было что-либо разобрать.
        А потом он увидел что-то темное у подножия стены. Страх охватил его при виде стройной фигурки, неподвижно и безмолвно лежащей на мокрой земле.
        Тяжелые удары сердца гулко отзывались в ушах. Он спешился и опустился на колени рядом с ней. Трясущимися руками Джулиан коснулся ее мокрого от дождя лица, бледных губ, тонкой шеи, постарался нащупать пульс, ища хоть какие-нибудь признаки жизни.
        - Господи, прошу тебя…
        Его беззвучная молитва осталась без ответа. Под светлыми волосами он разглядел пролом в черепе и темную струйку крови, смешивающуюся с потоками дождя.
        - Боже правый, она мертва…
        Кошмар был настолько явным, что Джулиан проснулся в холодном поту с бешено бьющимся сердцем. Он сел на тюфяке, тяжело дыша и дрожа всем телом.
        Когда он вспомнил, где он, дрожь начала постепенно стихать. Рядом с собой он разглядел стройную женскую фигурку. «Это моя жена, - вспомнил он, - моя новая жена, Блейз, а не Каролина. И волосы у нее черные, а не светлые».
        Блейз спала крепко и не проснулась, когда Джулиан протянул руку и дотронулся до нее, чтобы убедиться, что это не видение. Пульс у нее был ровный и спокойный. Джулиан снова лег, глядя в темноту и отгоняя ожившие воспоминания.
        Когда утром Блейз проснулась, Джулиана в палатке уже не было. Просыпалась она с трудом, медленно, ей очень не хотелось расставаться с радужным сном, который ей снился, и признаваться себе, что тело у нее непривычно болит. Но Блейз решила, что, возможно, подобная боль естественна для новобрачной. Она поднесла ладонь ко рту и прикоснулась к распухшим от поцелуев губам. Новобрачная. Виконт Линден, Джулиан, ее супруг…
        Блейз уткнулась лицом в одеяло и вдохнула запах Джулиана, который еще оставался после невероятно бурной ночи, и вспомнила все, что с ней проделывал муж. Теплая волна охватила ее тело. Если это и есть семейная жизнь, то она не прочь быть замужем. Ей предстоит провести долгие годы рядом с человеком, которого она совершенно не знает. Но тем не менее ни грусть по поводу расставания с друзьями-цыганами, ни отъезд в родовое имение мужа не омрачали ее хорошего расположения духа.
        Блейз радостно откинула одеяло и села. До нее донесся запах костров, и она поняла, что табор уже проснулся. Она быстренько ополоснула лицо прохладной водой из тазика, который оставили в палатке накануне, оделась и поспешила в сторону леса.
        Вернувшись, она начала высматривать Джулиана и увидела, как он медленно направляется в ее сторону, опираясь на трость. Чтобы облегчить его задачу, она устремилась ему навстречу. Чем ближе она подходила к нему, тем учащеннее билось ее сердце. По сравнению с прошлым вечером он был одет более официально: в белой сорочке с высоким воротом, в темно-синем сюртуке, серых панталонах и жилете в тон, в начищенных до блеска черных сапогах и в бобровой шляпе с высокой тульей. В этой одежде он имел вид богатого джентльмена. От его красоты у Блейз перехватило дыхание. Золотые кудри отражали утреннее солнце, а сюртук усиливал синеву его глаз.
        - Хорошо, что ты уже встала, - заметил Джулиан. - Я только что вернулся от Килгора. Я распорядился, чтобы сюда прислали экипаж и наш багаж. Мы выезжаем сразу после завтрака, будь готова.
        Блейз расстроено посмотрела на него. Быть может, она хочет от него слишком много, ожидая, что он обрушит на нее поток ласковых слов, но он даже не поздоровался, не пожелал ей доброго утра. В его замкнутом, мрачном лице не было и намека на нежность. Джулиан угрюмо сдвинул брови и бегло посмотрел на ее бедное, плохо сшитое коричневое платье.
        - И вот еще что. Непременно избавься от этой ужасной одежды до нашего отъезда.
        Блейз непроизвольно вскинула подбородок, услышав его приказание.
        - Когда ты считал меня цыганкой, тебе этот наряд нравился.
        - Прошу прощения, но меня он никогда не устраивал, тем более что ты никогда не была цыганкой. Как только мы приедем в Линден-Парк, распорядись, чтобы тебе прислали модистку - ты всегда должна быть изысканно одета. Не забывай, теперь ты виконтесса Линден, надо соответствовать положению.
        Он резко развернулся и, не оборачиваясь, пошел прочь. Блейз с недоумением и обидой смотрела ему вслед. Она не понимала, чем вызвала его гнев. Этот человек, с трудом сдерживающий раздражение, мало чем напоминал нежного и внимательного любовника, которого она узнала прошедшей ночью. Сейчас с ней разговаривал тот же холодный незнакомец, который так жестоко обошелся с ней накануне вечером. Это ужаснуло ее. Даже сэр Эдмунд никогда не был столь беспощаден.

«Но, - подумала Блейз, успокаиваясь, - я теперь замужняя женщина, и мне придется научиться справляться с внезапными переменами в его настроении». С нарастающим беспокойством она направилась на поиски Панны, надеясь прихватить у той что-нибудь на завтрак.
        Вскоре подъехала карета Джулиана, а за ней - еще одна, с горничной Блейз и камердинером Джулиана. Горничная Гарвей не удивилась и не высказала никакого неодобрения, застав хозяйку в цыганском таборе.
        - Его сиятельство сказал, что вы решили провести брачную ночь здесь, среди друзей, - безмятежно проговорила горничная. - Я подумала, что с его стороны было очень любезно согласиться на это. Так романтично.
        - Да, наверное, - отозвалась Блейз, возмущаясь в душе, что он так правдоподобно объяснил случившееся, и радуясь, что он сумел скрыть от общества ее побег.
        Блейз нашла в своем багаже подходящую одежду и вернулась в палатку, чтобы переодеться. Она надела дорожный костюм зеленого цвета из материала в рубчик, накинула светлую шерстяную шаль, натянула мягкие лайковые перчатки, а в довершение водрузила на голову светло-кремовую шляпку и завязала под подбородком зеленые ленты.
        Похоже, Джулиану понравилась ее экипировка, потому что, когда он увидел ее, он окинул беглым взглядом наряд, одобрительно кивнул и кратко спросил:
        - Ты готова?
        - Да… Только можно я сначала попрощаюсь с друзьями?
        Он не стал ей мешать, но стоял в стороне, не скрывая нетерпения.
        Правда, лорд Линден все же снизошел и поблагодарил Миклоша за гостеприимство.
        - Мне бы хотелось отплатить вам за вашу доброту. Вам и вашему табору всегда будут рады в моем поместье, и если окажетесь поблизости от Линден-Парка - добро пожаловать. Это к югу от Хантингдона.
        - Спасибо, милорд. Я знаю эти места, - ответил Миклош. - Мы очень рады вашему приглашению и с удовольствием воспользуемся им через несколько недель, когда двинемся на север. А сейчас мы направляемся на ярмарку.
        Блейз почувствовала себя одинокой и покинутой, зная, что теперь не скоро увидит друзей снова. Пожимая на прощание руку Миклошу, она с мольбой спросила:
        - Вы приедете как можно скорее, да?
        - Да, миледи, обещаю. Но вам нужно время, чтобы привыкнуть к новой жизни, а цыганский табор у дверей вряд ли поможет вам занять соответствующее положение в обществе.
        - Ты знаешь, меня это мало волнует.
        - Конечно, но вы теперь знатная дама и должны помнить об этом.
        Панна попрощалась с ней коротко:
        - Да благословит тебя судьба, Раунийог.
        - И вас, матушка. - Со слезами на глазах Блейз в последний раз обняла старуху и, не оборачиваясь, пошла к экипажу.
        Джулиан помог ей подняться в карету и сам последовал за ней. Слуги ехали следом в экипаже, одолженном у барона Килгора.
        Как только карета тронулась, Блейз ухватилась рукой за кожаную петлю и стала наблюдать, как постепенно скрывается из вида табор. Она не сразу решилась посмотреть на мужа, сидящего рядом. Он устроился в углу и осторожно вытянул правую ногу, оберегая ее от тряски и толчков. Блейз проглотила комок в горле и из вежливости заставила себя начать разговор:
        - Очень любезно, что вы пригласили Миклоша погостить у себя в имении.
        Джулиан пожал плечами.
        - После того как я так долго пользовался его гостеприимством, это меньшее, что я могу для него сделать… Даже если они переловят всю живность в моих лесах. Надо будет предупредить егерей, когда они приедут.
        - Вам больно? - спросила Блейз, видя, как он скривился.
        - Нет, просто нога затекла.
        Она не поверила ему. Блейз видела, как напряглось его лицо, как залучились морщинки вокруг глаз, и подумала, что напряжение прошедшей ночи плохо сказалось на раненой ноге Джулиана, хотя он и отказывался признаться в этом.
        - Может, сделать массаж? - предложила Блейз.
        - Спасибо, не надо. Пожалуй, я буду чувствовать себя лучше, если мне больше не придется гоняться за своей странствующей женой.
        Блейз сжалась, как от удара. Можно было просто отклонить ее предложение, не напоминая, что она отчасти виновата в его физических страданиях. Молодая женщина отвернулась и поджала губы. Из-за раны она, конечно, готова сделать скидку на его плохое настроение, но ей очень хотелось надеяться, что это продлится недолго.
        Тем не менее, путешествие продолжалось, а настроение у Джулиана к лучшему не менялось. Он стал еще более молчаливым. Они ехали со всеми удобствами, которые только мог предоставить дорожный экипаж на хороших рессорах, запряженный отличными лошадьми, но Блейз жаждала другого. Ей хотелось, чтобы заботливый любящий муж хлопотал вокруг нее, развлекал, однако ее постигло разочарование. Джулиан словно отказывался замечать ее, и все-таки Блейз не была склонна объяснять такое странное поведение намеренной грубостью. Скорее всего он просто слишком углубился в свои мысли, весьма далекие от нее. Блейз сочла, что Джулиан имеет право на эту меру уединенности, и, откинувшись на мягкую спинку, стала смотреть в окно.
        Когда несколько часов спустя они остановились пообедать на почтовой станции, Джулиан по-прежнему держался замкнуто. Блейз физически ощущала, как по мере приближения к Линден-Парку нарастает в нем напряжение. Он выпил вина больше обычного и вернулся в карету в угрюмом молчании.
        Когда Блейз все-таки решилась заговорить с ним, она тотчас пожалела об этом.
        - Я увижу кого-нибудь из вашей родни, когда мы приедем? - мягко поинтересовалась она.
        - У меня нет родни, - мрачно ответил Джулиан.
        - Нет? Совсем? - удивилась Блейз.
        - Существуют какие-то дальние родственники, которые не разговаривают со мной, за исключением наследника, разумеется. Он считает, что ради большого состояния можно закрыть глаза на угрызения совести.
        Блейз поняла, что выбрала не лучшую тему для разговора, и попробовала сменить ее.
        - Почему бы вам не рассказать о Линден-Парке, если уж мне предстоит жить в нем?
        - Ты скоро увидишь все собственными глазами. Осталось не более получаса.
        Она едва не рассвирепела от его неприветливого ответа, но сдержалась.
        - Вы не очень-то стремитесь домой, верно?
        - Да.
        - Почему?
        Он посмотрел на нее тяжелым взглядом, который не способствовал продолжению разговора.
        - Скажу только, что у меня с этим местом связаны неприятные воспоминания.
        - Воспоминания о покойной жене? - Он не ответил, молча отвернулся и посмотрел на проплывающий за окном пейзаж. - Быть может, вам станет легче, если вы поговорите со мной об этом? Мне все равно надо знать, что произошло.
        - Я уже давал тебе понять, что не желаю говорить на эту тему.
        - Вы не могли совершить того, в чем вас обвиняют. Террел сказал…
        Джулиан грубо выругался сквозь зубы.
        - Я не желаю, чтобы ты сплетничала с прислугой, понятно?
        - Я не сплетничала. Я просто выразила вполне естественное опасение. Если вы действительно убили свою жену, полагаю, мне следует узнать об этом прежде, чем стать второй.
        - Я действительно убил ее. Блейз изумленно уставилась на него.
        - Я не верю вам, - спокойно отозвалась она.
        - Ты ничего не знаешь об этом.
        - Но я же пытаюсь узнать!
        Джулиан в гневе сверкнул пронзительно-синими глазами, Блейз глубоко вздохнула, стараясь успокоиться.
        - Даже если вы и совершили то, во что я абсолютно не верю, это был несчастный случай. Значит, были какие-то обстоятельства.
        Услышав, как пламенно она защищает его, Джулиан заскрежетал зубами. Он виноват. Джулиана глубоко задевало, что она пытается оправдать его. Он сидел в напряженной тишине, воскрешая в памяти до мельчайших подробностей тот день и слыша эхо полных горя обвинений Винсента: «Ты убил ее, ублюдок! Убил ее!»
        Винсент Фостер. Его друг и сосед. Любовник его жены.
        Первым порывом Джулиана было отвести от себя это нелепое обвинение тотчас же, но уже тогда он не мог защититься от правды. Да, он не наносил смертельный удар, но он виноват в ее смерти. Тот несчастный случай не произошел бы, если бы не его слепая ярость. Это он выгнал ее в бурю…
        Предоставив Джулиана мучительным воспоминаниям, Блейз пересилила одолевавшую ее обиду и забилась поглубже в угол. Сейчас она сожалела, что заговорила об этом и что вышла за него замуж, понимая, что он не хочет раскрывать перед ней душу. Она против воли вторглась в его жизнь. Но вскоре горькие раздумья покинули Блейз. Карета замедлила ход и свернула с основной дороги, пролегавшей по небольшой возвышенности, покрытой сочной зеленой травой и редкими группами деревьев. Они миновали заросшие плющом ворота и по засыпанной гравием подъездной дорожке покатили через красивейший парк. Дорожка свернула, и за поворотом взору открылась усадьба.
        - Великолепно! - было первое, что пришло в голову Блейз. Высокое прямоугольное здание состояло из длинной центральной части, которая по обе стороны заканчивалась более низкими крыльями, обхватывающими выложенный булыжником двор. Огромный дом был выстроен из светлого золотистого камня, который, казалось, излучал мягкое тепло. Дом стоял спокойно и величаво, купаясь в неярких лучах осеннего солнца и отражая его бесчисленными окнами.
        Блейз восхищенно смотрела на эту красоту. Она ожидала, что дом будет холодный и нелюдимый, как его хозяин. Но здание, хотя и имело внушительные размеры, оказалось изящным и приветливым. Позади главного дома располагались дворовые постройки, а дальше, за пастбищем, на котором мирно пасся скот, Блейз увидела фруктовый сад. По всему чувствовалось, что это родовое поместье знатного вельможи.
        - Как красиво! - восторженно вырвалось у Блейэ. Она потянулась вперед, уселась на самом краешке сиденья и с жадностью стала рассматривать усадьбу из окна кареты. Блейз совершенно забыла о знатном титуле мужа и его богатстве и с трудом верила, что теперь она - хозяйка всего этого великолепия. Она также забыла о нежелании Джулиана возвращаться домой, но, когда карета замедлила движение и остановилась у парадного подъезда, снова ощутила его напряжение.
        Блейз выжидательно посмотрела на Джулиана: он был задумчив, не сводил глаз с дома и не торопился выходить из кареты, даже когда лакей открыл дверцу и замер, почтительно вытянувшись.
        - Милорд? Джулиан? - негромко позвала Блейз. Он встрепенулся и угрюмо посмотрел на нее. - С вами все в порядке?
        - Да.
        - Тогда пойдемте.
        Джулиан кивнул, и Блейз, поддерживаемая лакеями, спустилась. Она замедлила шаг, чтобы Джулиан не отстал, и они бок о бок начали подниматься по ступеням крыльца. Неожиданно он остановил ее.
        - Прежде чем мы войдем в дом, - тихо проговорил Джулиан, - я считаю своим долгом напомнить об ответственности, которая легла на тебя, когда ты стала моей женой. Теперь ты - виконтесса Линден и должна вести себя соответствующим образом, как подобает титулу и положению. - Блейз быстро заморгала. В этом предупреждении она услышала хорошо знакомые холодные интонации отчима, но подумала, что опасения Джулиана относительно нее совершенно беспочвенны. Однако оказалось, что он еще не закончил. - Я достаточно натворил, чтобы втоптать в грязь свое имя. Не хочу, чтобы его склоняли все кому не лень и из-за твоих идиотских выходок тоже, понятно?
        - Да, милорд, разумеется, - пробормотала Блейз, каменея от ярости. Итак, он надеется избежать скандала? Ему нужна образцовая виконтесса? Ну что ж, раз ей не удалось отказаться от брака, то она еще заставит Джулиана горько пожалеть о том, что он принудил ее к нему. И если она захочет, то устроит такое…
        С высоко поднятой головой Блейз проделала оставшийся путь вверх и вздрогнула, когда огромная парадная дверь отворилась - перед ними появился дворецкий с непроницаемым лицом.
        Пропуская Блейз вперед, Джулиан представил его как Хеджеса.
        - Это моя жена, леди Линден. Я уверен, вы сделаете все, чтобы она чувствовала себя здесь хорошо.
        - Разумеется. - Хеджес в официальном приветствии склонил голову. - Добро пожаловать, миледи. Позвольте пожелать вам всего наилучшего в связи с бракосочетанием. Разрешите сказать, милорд, мы счастливы, что вы вернулись домой.
        - Благодарю тебя, Хеджес.
        Блейз заметила, что дворецкий держался с ней вежливо и корректно, но, когда он обратился к хозяину, в его голосе зазвучала непритворная привязанность. А еще она заметила, что, хотя Джулиан радостно ответил на приветствие дворецкого, он не выразил ни малейшего удовольствия по поводу возвращения домой. Напротив, лицо у него было напряженное, внимание было приковано к тому, что окружало их, словно он боялся, что в любое мгновение перед ними может появиться привидение.
        Внутреннее убранство дома произвело на Блейз огромное впечатление. Оно не уступало в великолепии фасаду. По обе стороны огромного холла уходили вверх широкие лестницы с отполированными до блеска темными перилами, с потолка свисала огромная хрустальная люстра, бесчисленные подвески которой сияли отраженным светом. Куда бы Блейз ни бросила взгляд, все свидетельствовало о богатстве и отменном вкусе хозяина.
        Блейз заметила, что и остальные слуги держатся так же официально, как Хеджес. Они выстроились в ряд у дверей, почтительно вытянувшись. Во главе стояла худая седеющая женщина средних лет, которую Джулиан представил как домоправительницу миссис Хеджес.
        Миссис Хеджес присела, поздравила хозяев с возвращением домой с тем же холодным почтением, что и дворецкий, а затем представила Блейз всех остальных слуг.
        - Сейчас в доме немного прислуги, миледи, - сказала в завершение миссис Хеджес, - как вы сами видите. Это потому, что дом был закрыт. Поскольку его сиятельство уезжал на несколько лет, потребности в большом штате не было. А теперь вы сможете нанять столько людей, сколько понадобится.
        В ее словах сквозило неодобрение - слишком долго отсутствовал Джулиан. Она посмотрела на него с надеждой на поддержку, но он внимательно оглядывал холл, не слушая миссис Хеджес. Блейз не терпелось выяснить, что так привлекло его внимание, поэтому она вежливо пробормотала в ответ, что обсудит этот вопрос с его сиятельством и сообщит решение.
        Домоправительница холодно кивнула. Миссис Хеджес, похоже, уже составила мнение о новой хозяйке, но Блейз не желала сейчас думать об этом. Ей больше всего хотелось как-то разрядить атмосферу.
        Как раз в это время Джулиан повернулся к ней, его глаза были такими же холодными, как у слуг.
        - Уверен, вы хотите отдохнуть и освежиться. Миссис Хеджес, проводите ее сиятельство в ее покои.
        Блейз почувствовала, как вспыхнуло ее лицо. Джулиан откровенно отсылает ее. Что может быть лучшим доказательством его равнодушия? Она здесь чужая, нежеланная, никому не нужная. Молодая жена, которая напрочь лишена поддержки мужа.
        Однако она гордо подняла голову и обратилась к дворецкому:
        - Мистер Хеджес, пожалуйста, как только прибудет моя горничная, пришлите ее ко мне наверх.
        - Конечно, миледи, будет исполнено.
        Поднимаясь по лестнице вслед за домоправительницей, она слышала, как Джулиан отпустил челядь, но не разобрала, о чем они с дворецким разговаривают приглушенными голосами.
        Когда Блейз скрылась из виду, Джулиан развернулся и направился в ближайшую комнату, которая оказалась библиотекой. Здесь в буфете всегда стояло несколько графинов со спиртным. Взяв наугад один из них, Джулиан с равнодушным видом налил себе полный бокал и залпом выпил, скривившись, когда крепкий напиток обжег ему желудок. Призраки, встречи с которыми он постоянно ожидал, вероятно, живы и по-прежнему обитают в доме. Призраки прошлого. Призрак Каролины.
        Холл, где он в последний раз видел жену живой, до сих пор хранит воспоминание о ней.
        Каждая подробность того ужасного дня навечно запечатлелась у него в памяти. Когда он неожиданно вернулся домой из Лондона, Каролина готовилась к встрече с Винсентом. Он явственно видел, как она стоит на нижней ступени западной лестницы в алом костюме для верховой езды, слышал ее наполненный болью голос, обвинявший его.
        - Ты не любишь меня! Никогда не любил! Ты постоянно волочишься за лондонскими юбками!
        Да, он не мог утверждать, что любит ее. Привязан - да, но не более. Он слишком часто оставлял ее одну, преследуя исключительно свои интересы. Их союз был браком по расчету, как было принято в их кругах. Вначале все было ясно. Он дал ей богатство и знатный титул, а она в обмен на это должна была дать ему наследника. То, что детей не было, пока не очень беспокоило его. Впереди у них было много времени. Отношения с женой вполне удовлетворяли Джулиана. Да и Каролину тоже, так он, во всяком случае, считал. Так было до последнего года их трехлетней совместной жизни, когда она впервые намекнула, что ждет от него большего. Он-то считал, что, избавляя жену от своего общества, оказывал ей услугу. Она всегда была холодна с ним в постели в редкие минуты их близости, поэтому он с чистой совестью тратил всю страсть на любовниц.
        Возможно, так и продолжалось бы до самой старости, если бы запросы Каролины вдруг резко не изменились. Ей захотелось, чтобы он начал играть роль преданного влюбленного и внимательного супруга. Она ревновала его к лондонским друзьям, его увлечениям, его связям - все это стало причиной многих горьких размолвок. Джулиан бросил лондонскую любовницу, но этого оказалось недостаточно. Жене хотелось завладеть его сердцем, подчинить себе полностью. Но это только еще больше отдалило его. А одинокая, обиженная жена - верный путь к катастрофе.
        - Да, у меня есть любовник! - бросила ему в лицо Каролина в тот день.
        Она прокричала это с таким вызовом, что у Джулиана приостановилось дыхание, потом его обуял гнев. Он схватил ее за плечи и принялся яростно трясти. Джулиан не мог остановиться, он кричал на нее, требуя объяснений. Каролина расплакалась и призналась:
        - Винсент обожает меня! Он бы никогда так со мной не обошелся!
        Имя друга подействовало на него как удар под дых. Друг детства, сосед - любовник его жены? Предательство Винсента поразило Джулиана больше, чем неверность жены. Когда она рыдая выбежала из дома, он остался стоять как вкопанный, не в силах сдвинуться с места. Перед глазами одна за другой представали картины близости его жены и Винсента…
        Джулиан небрежно плеснул еще спиртного в стакан, пересек комнату и уселся у холодного камина. Склонив голову, он прикрыл лицо ладонью, и знакомые чувства самоедства и взаимных упреков нахлынули на него.
        Он мало любил ее, предоставлял слишком много свободы. А часто вообще забывал о ней. Когда же понял всю глубину ее обиды, было уже поздно.
        Окажись он хорошим мужем, Каролина была бы сейчас жива, и его не преследовало бы мучительное чувство вины. Наверное, Винсент был бы ей лучшим мужем, он любил его жену больше, чем он сам.
        Но Джулиан был уверен, что Каролина не отвечала Винсенту взаимностью. Эгоистичная, выросшая с рождения в холе и неге, его красавица жена привыкла к исполнению малейших желаний и была не в состоянии вынести холодность и равнодушие мужа. Внезапно Джулиана осенило, что Каролина завела любовника в надежде вызвать у него ревность. А возможно, с ее стороны это было своеобразной местью - наставить мужу рога и превратить своего поклонника в посмешище. Она использовала Винсента как своеобразное орудие, а он искренне полюбил ее. Винсент очень тяжело переживал ее смерть, и именно он в приступе отчаяния впервые высказал обвинение в убийстве.
        Сраженный чувством вины и раскаяния, Джулиан не попытался оправдаться. Поэтому слухи, усиленные отчаянием Винсента, не затихали.
        Основания для подозрений были. Многочисленная челядь в Линден-Парке слышала последний жаркий разговор лорда Линдена с женой. Позже он закрылся в доме, перестал общаться с друзьями и соседями, что еще более укрепило подозрения. Его собственные слуги сплотились вокруг него, но их жалость и беспокойство были для него так же невыносимы, как молчаливые обвинения знакомых и горе родных Каролины, смешанное с непониманием. Они не знали, кого винить, а он знал. Чувство вины замучило его, заставило покинуть дом предков, уехать на войну, чтобы расплатиться с самим собой за то, что он жив, а Каролина умерла. Но забвения он не обрел.
        А что теперь? Он принял решение вернуться домой, чтобы разобраться с прошлым, навсегда покончить с добровольной ссылкой, восстановить доброе имя и свою репутацию. Но сейчас его прежний оптимизм достоин лишь насмешки. Он чувствует свою вину столь же остро, как и прежде. Привидения преследуют его, как живые. И вдобавок ко всему - новая жена.
        Примерно через полчаса Джулиан очнулся от мрачных раздумий, вспомнил о Блейз и тотчас почувствовал укор совести. Его молодая жена вправе ждать от него элементарной вежливости в первый день по приезде в новый дом. Надо хотя бы убедиться, что Блейз устраивается на новом месте. Ему не хотелось входить в покои Каролины, но сейчас нежелание выглядело бы трусостью и грубостью. То, что он с головой ушел в прошлое, не может служить оправданием его невежливости. Да и все случившееся должно послужить для него уроком. Нельзя обращаться со второй женой так же холодно и равнодушно, как с первой.
        Джулиан устало провел рукой по лбу, вспоминая, каким невнимательным и раздраженным был он на протяжении всего дня. Тени прошлого надвинулись на него с такой силой, что он напрочь забыл о принятом накануне решении уделять Блейз больше внимания.
        Джулиан тяжело вздохнул, поставил пустой бокал на столик, с трудом встал на ноги и вышел из библиотеки. Когда он подходил к западной лестнице, он вдруг услышал непонятный свистящий звук и негромкое «Берегись!»
        Он вздрогнул, поднял голову и увидел, что на него что-то несется по лестнице. Уловив, что это не пушечное ядро, а молодая женщина - его жена - скользит по перилам вниз, Джулиан поспешно отступил и протянул руки, чтобы подхватить ее. Он споткнулся и громко выругался, едва не упав, но все же сумел замедлить скольжение Блейз, и она чудом приземлилась на ноги. Джулиан схватил ее за руки, прежде чем понял, что произошло. Эта неисправимая девчонка решила съехать по перилам вниз и чуть не смела его при этом. Из последних сил Джулиан сдержался. Он крепко сжал ее руки и прошептал:
        - Какого черта ты здесь делаешь?
        Блейз с вызовом посмотрела на него, ее фиалковые глаза сверкали.
        - А как, по-вашему?
        - Полагаю, - проворчал он, - у тебя есть серьезная причина для неповиновения. Я ведь высказался ясно: ты должна вести себя соответственно новому положению. Еще и часа не прошло после нашего приезда, а ты опять принялась за свое.
        - Вы хотите сказать, что я ослушалась вас?
        - Именно!
        Блейз высвободилась из его цепких рук и отступила назад. Она была бы рада уйти, но это стало бы похоже на отступление.
        - Я не прислуга, чтобы мне приказывать, милорд.
        - Согласен, ты виконтесса Линден, и я буду благодарен, если ты постоянно будешь помнить об этом.
        - Как же я могу забыть, если каждые две минуты вы мне напоминаете.
        В это самое мгновение они заметили, что больше здесь не одни. В холл вошел Хеджес, очевидно, чтобы выяснить причину шума. Он почтительно вытянулся и принял сосредоточенно-непроницаемый вид, как это умеют делать вышколенные слуги. Воцарилось неловкое молчание. Хеджес откашлялся.
        - Вам что-нибудь требуется, милорд?
        - Спасибо, Хеджес, нет. Я позвоню, если вы понадобитесь.
        Дворецкий поклонился и с достоинством вышел.
        Джулиан сделал глубокий вдох, стараясь успокоиться, и повернулся к жене.
        - Меня волнует не только твое неподобающее поведение. Ты легко могла покалечиться или покалечить меня.
        - Но вас же не было внизу, когда я начала спускаться, - проговорила Блейз в свою защиту. - К тому же - никакой опасности в этом нет. Я тысячу раз каталась по перилам.
        - Для тебя это привычно?
        - Ну… Я занималась этим в детстве.
        - Да, это было очень давно, - язвительно проговорил Джулиан. - Потрудись объяснить, почему тебе взбрело в голову делать это в моем доме?
        - Потому что это весело! И потому что такому мрачному дому время от времени нужна разрядка. У вас великолепный дом, Джулиан, но в нем неуютно, холодно и затхло - словом, это предел мечтаний моего отчима.
        Едкий укор, готовый сорваться с его языка, замер на устах. «Холодный безрадостный дом, так она сказала. Черт побери, она права». Джулиан посмотрел на огромную лестницу с до блеска отполированными перилами. Для такой своевольной, непредсказуемой и живой девушки, как Блейз, они, должно быть, выглядят очень соблазнительно. И если уж говорить начистоту, ее дерзкий поступок не лишен юмора. В детстве ему самому ужасно хотелось прокатиться по этим перилам. Однако, к несчастью, в тот единственный раз, когда он решился на это, его прославленный отец всыпал ему березовыми розгами.
        Образумить молодую своевольную жену тем же способом вряд ли удастся. Даже будь он таким чудовищно жестоким, чтобы решиться на эту крайнюю меру, он вряд ли бы добился цели. С Блейз нужно обращаться мягче, а он все время забывает об этом. Только что он опять обошелся с ней грубо, да и весь день ей пришлось терпеть его скверное настроение. Тон Джулиана смягчился:
        - Буду признателен, если в будущем ты воздержишься от подобных эскапад. Не хотелось бы увидеть твою шею сломанной. - «И пережить потерю еще одной жены». Эта невысказанная мысль повисла в воздухе. Джулиан опять посмотрел на лестницу. Внезапно он с изумлением понял, что образ Каролины его больше не преследует. Детская выходка Блейз каким-то непонятным образом разрядила напряженную атмосферу, которую он ощутил, еще не успев войти в дом. Однако личные ощущения Блейз в данное мгновение мало заботили его.
        - Я должна спрашивать разрешение всякий раз, когда захочу что-то сделать? - возмутилась она.
        - Разумеется, нет.
        - Отлично. Тогда мне бы хотелось погулять по парку.
        Только теперь Джулиан заметил, что она переоделась для прогулки. На ней было платье из нежно-желтой шелковой тафты и короткий, до талии, жакет из синего бархата.
        - Сейчас?
        - У вас есть возражения?
        - Полагаю, нет. Просто я думал, что ты устала после долгого путешествия.
        - После столь долгой неподвижности в экипаже, думаю, хорошая прогулка пойдет мне только на пользу.
        - Боюсь, мне будет трудно сопровождать тебя. Моя нога…
        - А мне не нужны провожатые. Я обойдусь без вас. Жалкое подобие обворожительной улыбки скривило лицо Джулиана.
        - Моя компания не доставляет тебе радости, верно?
        - Я чувствую себя в вашей компании просто ужасно.
        - Прошу прощения.
        Однако извинение Джулиана нисколько не смягчило Блейз, скорее даже подлило масла в огонь. Она не собиралась прощать ему отвратительное поведение накануне только из-за того, что он вдруг без всякой видимой причины решил быть с ней любезным.
        - А завтра я бы хотела покататься верхом, если для меня у вас в конюшне найдется подходящая лошадка. Не волнуйтесь, я не собираюсь сбегать, - добавила она, не дождавшись ответа.
        Губы Джулиана скривились в вымученной улыбке.
        - Хотелось бы надеяться, что этого не случится и мне действительно не о чем волноваться. Ты хорошо ездишь верхом?
        - Говорят - замечательно. У меня большой опыт, я без труда могу справиться с любой лошадью.
        - Отлично, тогда я не возражаю. Мои лошади уже прибыли, я послал их вперед, так что Граймс сумеет подобрать что-нибудь подходящее. Да и опасности никакой, если ты возьмешь с собой грума и не будешь покидать пределов парка. Не хочу, чтобы ты каталась одна.
        - Благодарю вас, милорд. Вам незачем беспокоиться из-за меня. Уверена, я не потеряюсь. Я хорошо рассмотрела парк из окна своей комнаты, а миссис Хеджес подробно рассказала мне о его планировке.
        С этими словами она повернулась и решительно вышла из передней, оставив удивленного Джулиана в одиночестве.
        Блейэ без труда нашла дорогу к выходу в главной части дома, проходя поочередно роскошные комнаты с высоченными потолками и огромными окнами, мозаичными паркетами и изумительными каминами, эксмин-стерскими коврами и дамасскими портьерами. Она почти ничего не замечала вокруг. Чехлы с мебели сняли в ожидании приезда господ, так ей сказали, во всяком случае, Но сейчас все великолепие этого огромного дома, в котором ей теперь придется жить, оставляло ее равнодушной. Мысли ее кипели и бурлили, и все вокруг мужа-деспота.
        Вскоре она встретила лакея, который с готовностью вызвался помочь новой госпоже. Она прошла за ним к задней двери и очутилась на террасе из светлого полированного камня, выходящей в роскошный парк, разбитый в виде геометрических фигур и сияющий яркими красками осенних цветов, - здесь были астры, лилии, розовый алтей и поздние розы.
        Все еще дрожа от негодования, Блейз быстро спустилась по ступенькам, торопливо прошла мимо фонтана, к которому подходили с двух сторон мраморные лестницы, окаймленные высокими туями, и, ничего не видя перед собой, пошла по засыпанной светлым гравием дорожке. Джулиан сказал, что ее будет сопровождать грум. «Ну, это мы еще посмотрим, мой господин и муж».
        Блейз обиделась не только на его высокомерный властный тон, но все еще не могла простить ему холодности, с которой он отказался говорить с ней о своей покойной жене, и того, что он отчитал ее в присутствии слуги.
        Нет, она не собирается мириться с этим. Блейз поклялась: в будущем, что бы ни приказал ей Джулиан, она всегда будет поступать наоборот. Надо сразу же показать ему, что она не позволит помыкать собой. Если ее семейная жизнь начнется с того, что ей будут поминутно указывать, она точно станет несчастной.
        Блейз обернулась и через плечо посмотрела на великолепный дом. По закону Джулиан, конечно, теперь приходится ей мужем, но он быстро увидит, что взял в жены не податливого ребенка и не послушно выполняющую любые команды собачонку.

        Глава 14

        - Но… миледи… я не уверен, что должен… - пролепетал грум. - Мне было велено сопровождать вас.
        - И вы великолепно с этим справились, - отозвалась Блейзг - но я бы предпочла побыть одна, правда.
        - Я не знаю…
        Они уже далеко отъехали от конюшни, и слуга не скрывал своего нежелания покидать ее.
        - Я возьму всю ответственность на себя. - Блейз обворожительно улыбнулась, молодой парень покраснел. - В самом деле, зачем вам следовать за мной по пятам. Я хорошо ориентируюсь и не потеряюсь. А если даже собьюсь с дороги, спрошу у кого-нибудь. Я буду в полной безопасности.
        Она держалась твердо, но любезно. Если такая тактика не поможет, она готова прибегнуть к более радикальным мерам. Блейз была настроена избавиться от слуги любым способом и изучить окрестности в одиночестве, хотя бы просто из принципа. Она ничего не имела против сопровождения слуги, но совершенно не желала подчиняться диктату мужа.
        Слуга, однако, сопротивлялся недолго, Блейз легко уговорила его. Через минуту-другую препирательств он сдался, повернул лошадь и направился в сторону конюшни.
        Окрыленная успехом и предстоящей свободой, Блейз стегнула лошадь. После обеда она попросила подготовить ей лошадь, теперь же лучшего выбора и желать было нельзя. Гнедой кобыле с кротким нравом, казалось, так же как и Блейз, не терпелось изучить окрестности.
        Блейз взглянула на великолепный пейзаж, раскинувшийся перед ней, и глубоко вздохнула. В отличие от предыдущего дня солнца не было, небо затянули серые облака, воздух был довольно прохладен, но даже при такой погоде поместье Джулиана выглядело необыкновенно красиво. Изумрудно-зеленые пастбища перемежались только что убранными полями и ухоженными фруктовыми садами, среди которых кое-где виднелись коттеджи арендаторов.
        Все, что видела Блейз, вызывало у нее неподдельное восхищение. Она не понимала, как Джулиан мог уехать отсюда надолго, бросить всю эту красоту. Он родился и вырос на этой земле, но, похоже, не оценил, как ему повезло. А у нее уже много лет не было своего дома, которого жаждала ее душа. Она стремилась к постоянству, дому, любви…
        Но Блейз отогнала эти мысли. Ни к чему упиваться пустыми надеждами, потом еще труднее будет принять удручающую действительность. Теперь ее дом здесь, все пришлось ей по сердцу, но сумеет ли она завоевать любовь Джулиана и построить будущее, о котором мечтает? С таким ужасным началом семейной жизни и с такой загадочной трагедией в прошлом это вряд ли удастся.
        Ее разместили в комнатах покойной жены Джулиана, Блейз знала об этом. Миссис Хеджес подчеркнула, что предыдущая леди Линден сама обставила и украсила свои покои - спальню, будуар, гостиную, соединяющуюся с покоями мужа. Комнаты смотрелись изящно и дорого, они были отделаны в красно-золотых тонах, однако плотная ткань портьер и темная расцветка пришлись Блейз не по вкусу. Ей хотелось вырваться из угнетающей атмосферы, созданной покойной женой Джулиана.
        Прогулка по парку привела ее в хорошее расположение духа, но вечером настроение было опять испорчено. Первый ужин с супругом прошел тихо и натянуто. Они ужинали вдвоем в просторной столовой, разделенные огромным длинным полированным столом.
        Поддерживать разговор в таких условиях было невозможно, даже если бы Джулиан и стремился к этому, а он, судя по всему, был не склонен к беседе. Да и Блейз тоже. Она все еще обижалась на него за высокомерие. Блюда были великолепные - бульон из черепахи, филе Тюрбо, телячья шейка, пирожки с голубиным мясом, грибы, сладкий корень козлобородника со сливочным маслом, ростки аспарагуса из теплиц Линден-Парка, на сладкое бисквит и груши в сливках, но Блейз была не в духе и даже не заметила превосходной еды.
        Сразу же после ужина они разошлись по своим покоям, и Блейз больше не видела Джулиана. Вечером он не пришел к ней, и она не знала, что подумать. Возможно, он ведет себя подобным образом, боясь, что она еще испытывает боль после первой близости, а возможно, и из-за их размолвок накануне. Не исключено и то, что он просто больше не желает ее. Эта мысль удручала Блейз. Когда на следующее утро она спустилась в гостиную, ей сообщили, что Джулиан уже позавтракал и теперь разговаривает с управляющим. Блейз поела в одиночестве и провела несколько часов в беседе с домоправительницей, миссис Хеджес, расспрашивая ее о хозяйстве и знакомясь с домом. Со своим новым домом.
        Она никак не могла привыкнуть к этому. Подумать только, она теперь отвечает за это обширное имение и дом с бесчисленной челядью, когда штат прислуги будет нанят полностью. Блейз еще никогда не приходилось иметь дела с таким огромным хозяйством, хотя мать, тетушка и даже ее горничная Гарвей не раз пытались привить ей навыки, необходимые знатной даме для управления домом.
        - А ты никогда их не слушала, - отругала себя вслух Блейз. Ее кобыла от неожиданности насторожилась. - Тебя хватало только на детские выходки и проказы да стремление досадить сэру Эдмунду, чтобы обратить на себя внимание.
        Блейз вспомнила об этом, и ей стало стыдно. Но теперь она повзрослела, значит, подобные выходки остались в прошлом, во всяком случае, ей хотелось надеяться на это.
        Однако вполне возможно, что Джулиан не захочет доверить ей ведение хозяйства. Он женился на ней, чтобы избежать скандала, а вовсе не потому, что искал хозяйку, способную управлять домом или принимать гостей. Ему не нужна жена для продолжения рода. А постельные утехи… Да, она очень сомневалась, что он женился на ней ради этого. Ее невежество и неопытность в любовных делах малопривлекательны для такого мужчины, как Джулиан. Даже в их брачную ночь он отметил ее наивность. Обычно светский человек не ищет любовных утех в постели жены, для этого существуют другие женщины: актрисы, любовницы или… цыганки. Последние незаслуженно славились своей неразборчивостью. Может быть, именно то, что в начале знакомства Блейз отказала Джулиану, заставило его с такой настойчивостью добиваться ее расположения. Он приложил столько усилий, чтобы соблазнить ее, а все потому, что был убежден: она - простолюдинка.
        Но теперь она - его жена, и у него нет необходимости добиваться ее расположения. Блейз знала, что Джулиан найдет где развлечься. Сочетание мужской привлекательности, высокого титула и огромного состояния позволяет ему без труда завоевывать женские сердца, в этом Блейз не сомневалась. Вполне вероятно, что у него даже сейчас есть любовница.
        От этой мысли Блейз стало нехорошо, и она поняла, что ревнует. Она не хочет, чтобы ее муж искал любовных утех на стороне, проделывая с другими женщинами все, что он делал с ней. Она желает, чтобы его поцелуи и ласки принадлежали только ей одной. Возможно, такие собственнические взгляды вполне сочли бы провинциальными и признаком дурного тона, ну и пусть, ей не нужен современный брак со свободными взглядами. Или брак по расчету, в котором каждый из супругов живет своей независимой жизнью. Она хочет, чтобы ее муж был и любовником, и другом, и поверенным тайн только с ней. Она хочет, чтобы ее брак стал таким же счастливым, как брак ее родителей.

«Интересно, какие отношения были между Джулианом и его покойной женой?» - внезапно промелькнуло у Блейзв голове. Любопытство прямо-таки распирало ее. Джулиан упорно уходил от разговоров о Каролине, а это означало что угодно. Он мог безумно любить ее, так же сильно мог и ненавидеть.
        - Что в конечном счете одно и то же, - рассерженно пробормотала Блейз, вспомнив, как обошелся с ней муж. Она тряхнула головой и подстегнула кобылу, переведя ее в галоп.
        Блейз старалась придерживаться аллей, но один раз она вброд пересекла небольшой ручей, чтобы получше рассмотреть приглянувшуюся ей лужайку. Она проехала мимо группы фермеров, которые украдкой рассматривали ее. Блейз догадалась: они арендуют землю у Джулиана. Она не сомневалась, что у ее мужа отличный управляющий. Имение отнюдь не выглядело заброшенным, как можно было бы ожидать, ведь его хозяин долго отсутствовал. Напротив, оно казалось процветающим.
        Блейз прикинула, что отъехала уже миль на пять от дома, когда увидела большое, поросшее травой поле, наполовину скрытое тисовой рощицей. Несмотря на все очарование открывшейся картины, Блейз стало не по себе. Развалившиеся стены из грубого камня выглядели печально и заброшенно. Блейз решила, что это остатки какого-то древнего строения - разрушившегося от времени монастыря или крепости.
        Блейз была на середине поля, когда поняла, что не одна. В траве, почти у основания разрушенной стены, на спине лежал мужчина с прикрытыми рукой глазами, рядом с ним виднелась открытая книга. Одет он был как сельский житель благородного происхождения, каковым, очевидно, и являлся, раз мог позволить себе проводить время подобным образом. По-видимому, он услышал стук копыт, поскольку внезапно сел и быстро провел изящной рукой по темным волосам.
        Блейз остановила лошадь в нескольких ярдах от него. Вероятно, ей не следует разговаривать с незнакомцем, тем более что она здесь без сопровождения. Да, надо было проехать мимо, не останавливаясь. Если что, лошадка у нее быстрая, но ей стало ужасно любопытно, почему он лежит здесь, когда вот-вот пойдет дождь.
        - Простите, я не хотела тревожить вас, - извинилась она. - Я думала, это собственность моего мужа.
        - Вашего мужа?
        - Да, лорда Линдена.
        - А-а, - протянул он. Лицо его сразу превратилось в непроницаемую маску. - Я слышал, что он привез из своих странствий жену. Новости, - пояснил он, видя удивление на ее лице, - у нас распространяются быстро, местечко небольшое. - Говоря это, он ловко поднялся и вежливо поклонился Блейз. - Вы не виноваты, миледи. Это земли Линдена. Я нарушил границу.

«Он поразительно красив, - непроизвольно отметила про себя Блейз, - и примерно одного возраста с Джулианом». Впрочем, больше ничего общего у них не было. Незнакомец был тоньше и выглядел весьма мрачно, всклокоченная копна каштановых волос падала на бледный лоб, наполовину скрывая густые брови. Она не видела цвета его глаз, но была уверена, что они тоже темные - карие, почти черные. Блейз очнулась и произнесла какие-то общие слова, чтобы скрасить паузу, но незнакомец перебил ее:
        - Разрешите представиться. Винсент Фостер к вашим услугам, миледи. - У Блейз создалось странное впечатление, что он пристально всматривается в ее лицо, чтобы увидеть, как подействовали на нее его слова. - Разве ваш муж не рассказывал вам обо мне?
        - Нет, я пока не знакома ни с кем из его друзей. Мы поженились совсем недавно.
        Казалось, напряжение отпустило мистера Фостера.
        - Я ваш ближайший сосед. Мы выросли вместе, ваш муж и я. Я живу с сестрой Рейчел неподалеку.
        Мистер Фостер махнул вдаль. - Наше имение граничит с вашим на западе.
        - В таком случае, - начала Блейз с улыбкой, - я полагаю, муж не будет возражать против того, что вы проводите здесь время.
        Он в нерешительности молчал.
        - Я не уверен, - произнес он после паузы. - Мы с Джулианом не в лучших отношениях. - Заметив ее озадаченный вид, он добавил: - Думаю, мне следует удалиться. Джулиан не одобрит нашего знакомства.
        Этого было достаточно, чтобы Блейз исполнилась решимости поддержать новое знакомство. Знатный муж успел настолько досадить ей, что она забыла и про здравый смысл, и про правила приличия, продолжая спокойно разговаривать с совершенно незнакомым мужчиной.
        - Надеюсь, вы объясните свое загадочное высказывание, мистер Фостер. Почему Джулиан не одобрит нашего знакомства? Сознаюсь, вы меня заинтриговали.
        - Полагаю, вам лучше спросить у него.
        - Я так и сделаю, как только увижу его. Если до этого не умру от любопытства.
        - Хотя, знаете, я подумал, пожалуй, для вас лучше вообще не говорить ему о нашей встрече.
        - Вы полагаете, я должна обмануть его.
        - Нет. Просто хочу уберечь вас от неприятностей. Джулиан будет недоволен, если узнает, что вы разговаривали со мной, что мы встретились здесь, пусть даже случайно. Особенно в этом месте.
        Кажется, он не собирается продолжать объяснение, но, несмотря на досадную туманность его высказываний и явную мрачность, Блейз необъяснимо влекло к новому знакомому. Ей захотелось подружиться с ним и узнать побольше о его сестре.
        - Вы сказали, вашу сестру зовут Рейчел? - вспомнила она, пробуя новый подход.
        - Да, она у меня одна и на несколько лет моложе. Уверен, она с удовольствием познакомится с вами, вот только… это, возможно, будет не совсем удобно. Как я уже сказал, мы с вашим мужем не в лучших отношениях. Сожалею, но, кажется, гостей в Линден-Парке много не соберется. Вам будет довольно одиноко.
        Блейз подумала, что это, наверное, объясняется смертью леди Линден.
        - Из-за того, что случилось четыре года назад? Мистер Фостер грустно улыбнулся:
        - Да. Жаль, что вам придется страдать из-за этого. Когда вам будет одиноко, приезжайте сюда, к этим развалинам. Говорят, это остатки древнеримской крепости.
        - Мне кажется, что вы стараетесь увести разговор в сторону, мистер Фостер.
        Его улыбка стала горькой.
        - Наверное, вы правы. Больно вспоминать о прошлом.
        - Мне о нем совершенно ничего не известно. Буду признательна, если вы просветите меня.
        - От меня вы ничего не услышите.
        - Но как же я узнаю о том, что случилось, если никто не хочет говорить об этом? - Мистер Фостер молчал. - Вы хорошо знали покойную леди Линден?
        - Да, очень хорошо.
        - Тогда, может быть, вы хотя бы расскажете мне, как она выглядела?
        - Внешне вы совсем не похожи на Каролину. Полная противоположность.
        - Правда?
        - Каролина была очень красивая.
        - А я разве нет? Не очень-то любезно, сэр, - улыбнулась Блейз. Она не кокетничала с ним, просто пыталась немного расшевелить. Но, кажется, мистер Фостер совсем не слышал ее, мысли его витали где-то далеко.
        - У нее были золотистые волосы, похожие на струящийся солнечный свет. Она была грациозна… как лебедь. И такая славная… Она была слишком хороша для Джулиана.
        Мистер Фостер говорил так, словно питал к покойной леди Линден нежные чувства и очень не любил Джулиана. Не удержавшись, Блейз спросила:
        - Вы вините моего мужа в ее трагической гибели? Он грустно улыбнулся.
        - Смерть Каролины не была случайной. Ее убили. - Блейз вздрогнула, услышав это дерзкое заявление. - Это произошло здесь, на этом самом месте. Она лежала вот здесь… - Он показал рукой на развалины. - Я нашел их вскоре после того, как это случилось. В тот день была настоящая буря. Дождь лил как из ведра, дул страшный ветер.
        - А почему вам не сиделось дома в такую погоду? - с сомнением поинтересовалась, Блейз, понимая, что должна прекратить этот разговор. Она уже вышла за рамки приличий, а продолжая беседу, предает Джулиана, своего мужа. Она должна верить ему.
        - Дождь начался внезапно. Я часто совершаю долгие прогулки, даже в плохую погоду. Я неоднократно встречал здесь леди Линден. Это было одно из ее любимых мест. В тот день она попросила меня о встрече. Когда Джулиан узнал об этом, он помчался за ней и убил ее.
        - Я не верю вам, - рассеянно проговорила Блейз. - По-моему, не стоит разбрасываться необоснованными обвинениями.
        - Они обоснованны.
        - Насколько мне известно, никаких улик не нашли.
        - Да, официального обвинения ему не предъявили, но убил ее все равно он. Она стала помехой ему. В тот день он пришел в бешенство из-за того, что Каролина осмелилась не подчиниться его приказаниям.
        Блейз допускала, что Джулиан вполне мог испытывать гнев, когда жена не подчинялась ему, - она и сама уже успела испытать на себе его крутой нрав. Но прийти в бешенство - одно, а убить - совсем другое. Она с жаром принялась защищать мужа:
        - Он не убийца!
        - Вы так страстно защищаете его.
        - Он мой муж, сэр.
        - Каролине он тоже был мужем.
        - Вы хотите настроить меня против него? Уверяю, вам это не удастся.
        - Ваша преданность достойна похвалы, миледи, но, к сожалению, вы защищаете не того человека. - Фостер сделал шаг по направлению к Блейз и пристально посмотрел ей в глаза. - Искренне надеюсь, что вам не придется сожалеть о том, что вы вышли за него замуж.
        Блейз почему-то вспомнила, что решение принимала не она.
        - Вы делаете поспешные выводы, сэр.
        - Возможно, но если мое предупреждение спасет вас, значит, я поступил верно. Умоляю вас, будте осторожны, леди Линден. Мне бы не хотелось, чтобы он причинил вам вред. Если вам понадобится друг или убежище, рассчитывайте на меня.
        Блейз не сомневалась в искренности его слов. Он действительно беспокоился о ней. Но он верит нелепым выдумкам о том, что Джулиан убил жену.
        - Если мне понадобится друг, сэр, я выберу кого-нибудь, кто будет говорить правду, а не выдвигать необоснованные обвинения. Пожалуй, будет лучше, если вы впредь все же воздержитесь от посещения Линден-Парка. Всего хорошего.
        С этими словами Блейз развернула лошадь и поехала прочь, но еще долго чувствовала на себе взгляд его темных глаз.
        День сразу же потерял свое очарование, и виноват в этом был Винсент Фостер. Она не поверила его обвинениям. Загадочное прошлое Джулиана совсем не пугало ее, скорее вызывало любопытство. Однако ее встревожило, что мистер Фостер верит этим слухам. Очевидно, именно поэтому четыре года назад Джулиан и вынужден был уехать.
        Блейз настолько ушла в размышления, что не сразу заметила высокого златокудрого мужчину, стоящего у конюшни. А когда она заметила его, было уже поздно поворачивать лошадь назад. Джулиан явно поджидал ее: одного взгляда на его хмурое лицо было достаточно, чтобы понять, что она совершила большую ошибку.
        С замирающим сердцем Блейз остановила лошадь рядом с мужем. Она ожидала, что Джулиан рассердится на нее, узнав, что она нарушила его распоряжение и отправилась на прогулку без сопровождения, но такого холодного бешенства она еще не видела.
        Он даже не стал спрашивать, нужна ли ей помощь, чтобы спешиться. Просто протянул руки, подхватил и поставил на землю. Продолжая крепко держать ее, он зло посмотрел ей в лицо и тихо с яростью процедил сквозь зубы:
        - Где вы были, мадам?
        - По-моему, и так видно. Каталась верхом.
        - Кажется, я ясно приказал тебе не уезжать без сопровождения.
        Блейз судорожно сглотнула, вспомнив о своем решении противостоять диктату Джулиана.
        - Да, верно, - ответила она с притворной любезностью. - Но мне очень хотелось побыть сегодня в одиночестве.
        Блейз услышала, как он заскрежетал зубами и глубоко вздохнул, стараясь держать себя в руках.
        - Это был не просто каприз с моей стороны. Я беспокоюсь о твоей безопасности. Если бы ты пострадала, я бы винил себя. - Блейз почувствовала, как быстро стихает ее собственный гнев, но при следующих словах Джулиана он вспыхнул с новой силой. - Знай, ты каталась одна первый и последний раз. Если будет нужно, я запрещу тебе пользоваться лошадьми.
        Ее глаза воинственно заблестели. Блейз гневно посмотрела на мужа.
        - Почему бы вам просто не запереть меня в моих покоях и держать на воде и хлебе? Тогда и беспокоиться не придется!
        - Если это единственный способ добиться послушания, я так и поступлю.
        - Какое варварство! Надо же! А ведь я не ранее как несколько минут назад защищала вас перед вашим соседом, убеждала мистера Фостера, что вы не убивали свою жену в припадке ярости. Однако сейчас я в этом совсем не уверена! - Она поразилась, увидев, как побледнел Джулиан, только шрам багровой полосой выделялся на лице.
        - Ты говорила с Винсентом? - Голос его зазвучал странно хрипло.
        - Да, и долго. Я случайно встретила его. Он показал мне древнеримские развалины.
        Джулиан стал еще белее.
        - Ты встретила Винсента Фостера у развалин? Тревога охватила Блейз, когда она увидела полные ужаса глаза мужа.
        - Я не то чтобы встретила его. Я хочу сказать… он сам представился… но мы встретились случайно. Он предупредил меня, что вы не одобрите нашего знакомства.
        - Что… он делал там?
        - По-моему, читал стихи. Вид у него был совершенно безобидный.
        Джулиан внезапно повернулся и встал к ней спиной. Он склонил голову и сжал кулаки. Когда он опять заговорил, голос его звучал настолько глухо, что Блейз с трудом разобрала слова, но отметила, что говорит он очень серьезно.
        - Ты не должна больше разговаривать с ним, понятно? Я запрещаю тебе. Держись от него подальше. Я не допущу, чтобы он появлялся в моих владениях, даже если у развалин придется выставить охрану.
        - А вам не кажется, что это чересчур? - спросила Блейз, озадаченная и одновременно напуганная бешенством Джулиана, которое он с трудом сдерживал.
        - Отнюдь, если вспомнить твою склонность к скандалам. Если ты думаешь, что я допущу, чтобы твое имя снова впутали в очередной скандал, ты глубоко заблуждаешься. Я не потерплю неподобающего поведения от своей жены.
        - Это вы заблуждаетесь, милорд, - возразила она, вспыхнув и забыв о своем страхе. - Я еще не вела себя неподобающим образом. Если бы я и вправду решила навлечь на вас позор, я бы стала актрисой и пошла бы на сцену. Вот тогда вы бы поняли, что такое настоящий позор!
        Ничего не ответив и не обернувшись, он пошел прочь от нее, точнее, захромал. Блейз, закусив губу, смотрела ему вслед. Ее не покидало ощущение, что она воспользовалась своим преимуществом, как если бы пнула ногой раненое беззащитное животное.
        Остаток дня Блейз мучили противоречивые чувства: вина, гнев, растерянность, обида, подавленность и грусть. Она не понимала, чем вызвана враждебность Джулиана по отношению к ней, и сомневалась, что хочет понять.
        Ужин ей принесли в комнату. Она не знала, где муж, и убедила себя, что ей это безразлично. Она только чувствовала, что ей хочется плакать, что она очень несчастна. Но с другой стороны, с тех пор как она вышла замуж, это состояние стало привычным.
        В тот вечер Блейз опять легла спать одна. Ей не хватало Джулиана, настоящего Джулиана - обворожительного соблазнителя, златокудрого дворянина, который так упорно ухаживал за ней в таборе. Ей было очень одиноко в огромном доме, пугало будущее с холодным незнакомцем, в которого превратился Джулиан. Блейэ чувствовала себя настолько одиноко, что была бы рада даже сэру Эдмунду. Высокомерие отчима и его холодность предпочтительнее откровенной враждебности мужа. Ей казалось, что она не выдержит и недели таких холодных отношений, не говоря уже обо всей жизни.
        Однако, похоже, в ближайшем будущем на перемену к лучшему надеяться не приходится. Если Джулиан ничем не отличается от других знатных землевладельцев, значит, он будет отсутствовать месяцами, чтобы принимать участие в светской жизни Лондона или бесконечных вечерах у соседей по имению, в многочисленных спортивных событиях или просто чтобы сбежать от нее. Он вполне способен оставить ее здесь одну, если только ей не повезет и не появятся дети, которые и станут ее единственным утешением…
        От неожиданной мысли о детях Блейз резко повернулась в постели и легла на спину, уставившись глазами на темнеющий над головой полог. Она так поспешно вышла замуж за Джулиана, что не успела даже подумать о будущем. Мысль о том, что она может родить ему ребенка, странным образом взволновала и отрезвила ее. А хочет ли он детей? Хочет ли он ее? Собирается ли проводить с ней ночи? Будет безумно жаль, если больше не доведется испытать его страстных поцелуев и нежных ласк. В ту ночь он заставил ее испытать такие необыкновенные ощущения, что теперь Блейз жаждала их повторения. Всего на несколько мимолетных, блаженных мгновений она почувствовала себя желанной, любимой и нужной Джулиану. Даже если это все ей пригрезилось, она не хотела расставаться с грезами.
        Правда, сейчас Блейз отдавала себе отчет в том, что частично сама виновата в размолвке, которая
        лишила ее близости с мужем и наслаждений. Бросив вызов его авторитету, отказываясь выполнять его пожелания, она, возможно, потеряла всякое право на его уважение, уничтожила всякое желание, которое он испытывал к ней.
        Блейз задумалась о том, что ей стоит изменить свое поведение. Если она надеется быть хоть сколько-нибудь счастливой в браке, то сама должна сделать все возможное и невозможное, чтобы добиться этого. Ясно, что на Джулиана рассчитывать не приходится. Блейз не сомневалась, что для него она - всего лишь досадная помеха, нечто вроде скандала, который вот-вот разразится.
        Она беспокойно ворочала головой на подушке, выбирая положение поудобнее. Кажется, все ее неприятности проистекают из прошлого - ужасной гибели первой леди Линден. Была ли это случайность или нет, очевидно одно - Джулиан винит себя в смерти Каролины. В конце концов эта трагедия сломала его.
        Единственное, чего она не знает: почему?
        Любил ли он красавицу Каролину? Горевал ли после ее гибели так, что не хотел больше жить? Или тяжесть вины оказалась слишком велика? Почему он решил вернуться домой сейчас? Снять с себя обвинения? Получить прощение? Разберется ли он когда-нибудь со своим прошлым? Сбросит ли этот груз, чтобы свободно любить ее?
        Блейз сомневалась, что ее семейная жизнь сложится удачно, если она не найдет ответов на все непростые вопросы. Мертвая или нет, но Каролина остается ее соперницей.
        От этой болезненной мысли Блейз сжалась - она ревнует к призраку. Но как с ним бороться? Это невозможно, если она не узнает правду. Ей обязательно придется выяснить, что произошло с первой леди Линден, какие события привели ее к трагической гибели. А потом надо будет заставить Джулиана понять, что он уже достаточно настрадался.
        Блейз не знала, сумеет ли она добиться этого. Четыре года - долгий срок, и Джулиан успел окружить себя непроницаемой стеной вины и самоунижения.
        Но попробовать все равно надо. Еще никто и никогда не мог обвинить ее в недостатке решимости.
        Утешившись этой мыслью, Блейз принялась обдумывать план действий.

        Глава 15

        Блейз взялась за осуществление задуманного так, как она делала в жизни все, - с решимостью, энергией и осторожностью опытного вояки. Джулиан, бывший боевой командир, наверняка был бы потрясен ее мастерской задумкой, если бы узнал о ней. К счастью, он оставался в неведении, иначе его терпение не выдержало бы.
        Разумеется, Блейз начала со слуг. Она осторожно выведывала у них все о покойной леди Линден и, конечно, о самом Джулиане. Под предлогом осмотра в доме запасов постельного белья, столового серебра, фарфора, посуды и знакомства со своим огромным хозяйством она подолгу беседовала с домоправительницей, выясняя, какой хозяйкой была первая жена Джулиана. Но к огромной досаде Блейз, выведать у миссис Хеджес удалось очень немногое. Тогда она решилась действовать иначе и спросить миссис Хеджес в открытую.
        - Вы не одобряете меня, да, миссис Хеджес? - решительно спросила Блейз однажды, когда они обсуждали, сколько дополнительной прислуги придется нанять теиерь, после возвращения хозяев в усадьбу.
        Впервые со времени приезда Блейз в Линден-Парк домоправительница в ужасе отпрянула от нее:
        - Не мое это дело - одобрять или не одобрять вас, миледи.
        - Неправда. Вы не хуже меня понимаете, что отношение ко мне в доме в значительной степени зависит от вашего мнения.
        Радушная улыбка смягчила колкость слов Блейз, но миссис Хеджес все равно окаменела.
        - Если вы недовольны моей работой, миледи, вы можете уволить меня.
        - Почему я должна увольнять вас? Насколько мне известно, вы прекрасно справляетесь со своими обязанностями. С моей стороны было бы весьма глупо увольнять вас просто так, особенно сейчас, когда мне нужна ваша помощь. Мне еще никогда не приходилось быть хозяйкой дома, а тем более такого большого. Вы очень нужны мне, миссис Хеджес, думаю, даже гораздо больше, чем вам нужна эта должность. Я буду вам очень благодарна, если вы просто сделаете вид, что поддерживаете меня. - От удивления домоправительница быстро заморгала. - Я очень ценю вашу преданность первой леди Линден, - продолжала Блейз, - мне действительно очень жаль, что с ней случилось несчастье, правда. Но сейчас меня тревожит будущее. Я не хочу выспрашивать, не прошу вас пересказывать то, что доверила вам леди Линден, но я должна знать, что произошло здесь. По слухам, мой муж убил свою первую жену, и я обязательно…
        - Грязная ложь! - с неожиданной горячностью воскликнула миссис Хеджес, впервые проявив свои чувства в присутствии Блейз. - Его сиятельство никогда не поднял бы руку на хозяйку.
        - Я уверена, что он невиновен, но многие думают иначе. А сам он ничего не говорит в свою защиту. Разве справедливо, что он страдает, особенно сейчас, с такими ужасными ранениями.
        - Да, его сиятельство получил ужасные раны.
        - Вот именно. Но я еще ничего не знаю и мало что могу одна. Думаю, если бы мы объединили усилия, нам для начала удалось бы положить конец сплетням, а возможно, и доказать его невиновность. Было бы неплохо узнать, кто распустил эти сплетни.
        Миссис Хеджес посмотрела на свою новую хозяйку с неожиданным уважением и начала, пусть весьма неохотно, рассказывать о прошлом.
        Тогда Блейз и узнала о бурном выяснении отношений, после которого леди Линден уехала верхом в самый разгар бури. Случилось это все в холле июньским вечером, после неожиданного возвращения лорда Линдена домой. Почти все, кто был тогда в доме, слышали сердитые голоса хозяев, хотя слов не разобрали. Затем - никто ничего и понять не успел, - а леди Линден уже неслась верхом прочь от дома на той самой лошади, на которой каталась Блейз. Его сиятельству пришлось пойти на конюшню, оседлать коня и помчаться за ней. Он нашел ее тело рядом с развалинами. Очевидно, леди Линден упала с лошади и ударилась головой о камень.
        - Так это мог быть просто несчастный случай? - спросила Блейз у миссис Хеджес.
        - Это и был несчастный случай.
        - Откуда же тогда пошли слухи об убийстве?
        - Не знаю, вот разве что… Насколько мне известно, накануне похорон мистер Фостер очень резко говорил с его сиятельством, а потом они больше ни разу не разговаривали друг с другом. А ведь это странно, они раньше были дружны, как братья.
        И миссис Хеджес подробно рассказала Блейз об их соседях, мистере Винсенте Фостере и его сестре Рейчел. Они принадлежали к поместному дворянству и росли вместе с Джулианом, проводя почти все время в Линден-Парке.
        - А у мистера Фостера были причины для недоброжелательства по отношению к лорду Линдену?
        - Мне ничего об этом не известно, миледи. Сестра у мистера Фостера очень злая, это правда. Не мое дело судить господ, но, по-моему, она была не прочь стать леди Линден.
        - Женой Джулиана?
        - Да. Прежде чем его сиятельство женился, я имею в виду его первый брак, мисс Фостер командовала здесь всеми слугами. Она часто отдавала распоряжения и мне, хотя не имела на это никакого права.
        Муж миссис Хеджес, дворецкий, мало что добавил к рассказу жены, только подтвердил, что лорд Линден и мистер Винсент Фостер действительно поссорились, и с готовностью пообещал помочь доказать невиновность его сиятельства.
        - Его сиятельство - хороший человек, миледи, - торжественно заявил дворецкий.
        - Так вы тоже не верите, что он убил леди Линден?
        - Разве я остался бы при нем на все эти годы, если бы верил, что он совершил такое тяжкое преступление?
        Блейз призналась, что не может представить себе, чтобы Хеджес покрывал столь серьезный проступок.
        Мистер Марш, пожилой управляющий, который в одиночку управлял имением прошедшие четыре года, а перед этим в течение двадцати лет служил отцу Джулиана, ничего не мог рассказать о трагедии. Он был бесконечно предан хозяину, и поэтому, когда Блейз попыталась выяснить у него что-нибудь во время совместной разборки накопившихся счетов, к ее немалой досаде, на него не оказали никакого влияния ни лесть, ни уговоры.
        Блейз поняла, что собственными усилиями она больше ничего не узнает, как бы изобретательна ни была.
        Самым слабым местом в плане было то, что источников информации ей явно не хватало. Блейз было не у кого узнать до конца, что же все-таки произошло четыре года назад и как доказать невиновность Джулиана. От прислуги она уже выведала все, что могла, а с соседями еще не познакомилась и потому не имела возможности услышать их мнение о случившемся, а также и местные сплетни по этому поводу. За первые шесть дней, которые она провела в Линден-Парке, никто, за исключением добряка священника и его жены, не нанес им визита, да и священник, как сильно подозревала Блейз, посетил их лишь потому, что боялся обидеть одного из своих богатейших прихожан, чья щедрость позволяла ему жить весьма безбедно. Никто из соседей не приветствовал возвращение лорда Линдена домой, никто не принял его молодую жену в местное общество, никто не поздравил молодых и не справился об их здоровье. Блейз начинала понимать, что этот недостаток гостеприимства, а точнее явное пренебрежение, - нечто большее, чем откровенная грубость. Общество отвернулось от них.
        Было еще одно препятствие на пути поиска истины - ее собственный муж. За всю первую неделю, с тех пор как она стала его женой, Блейз видела мужа очень мало. Все свое время он проводил с управляющим, мистером Маршем. В некоторой степени усердие мужа радовало ее. Он с похвальным рвением погрузился в работу, не давая себе передышки, чтобы восстановить подзабытые за четыре года отсутствия навыки управления столь обширным хозяйством. Но у Блейз тем не менее создалось впечатление, что он избегает ее. А в огромном доме Линден-Парка потеряться было весьма просто, особенно если захотеть.
        Блейз удавалось встретиться с мужем только за столом. Атмосфера во время этих встреч была довольно напряженной. Джулиан говорил с ней натянуто и сухо, будто ему было уже безразлично, что еще может выкинуть Блейз или в какой скандал даст втянуть себя. Создавалось впечатление, что он намеренно игнорировал то, что она его жена.
        К счастью, Блейз немало помог Уилл Террел, служивший у его сиятельства в качестве личного камердинера. Будучи не очень словоохотливым, он все же высказывался откровеннее остальных, возможно, потому что лучше других знал хозяина. Блейз, с удивлением обнаружившая, что ей не запретили пользоваться конюшней при условии, что в прогулках ее будет сопровождать грум, попросила Террела об этой услуге и воспользовалась его компанией, чтобы побольше узнать о человеке, за которого вышла замуж.
        Террел поведал ей, что до трагической гибели жены Джулиан был известным спортсменом и даже возглавлял Коринфское общество, объединявшее дворян, увлекающихся физическими упражнениями. Он был членом конного клуба, который славился отличной подготовкой молодых наездников и часто устраивал скачки на лондонских дорогах. Он также состязался с самим Джексоном, известным боксером-профессноналом, который теперь обучал богатую молодежь науке кулачных боев.
        Террел рассказал ей, что его хозяина часто называли «златокудрым лордом Линденом», что он был любимцем женщин. Это известие вызвало у Блейз приступ ревности, она легко поверила Террелу. Но, по словам камердинера, Джулиана любили и друзья, и люди низших сословий. Все слуги считали его благородным, добрым, порядочным и были убеждены, что он не мог убить женщину, тем более свою красавицу жену.
        Казалось, Джулиан был заговорен от несчастий. В сражениях, несмотря на безрассудную храбрость, он умудрялся не попадать в списки раненых и погибших, пока несколько месяцев назад в ходе сражения за Вито-рию, когда силам французов в Испании было нанесено сокрушительное поражение, от которого они уже вряд ли оправятся, он не был тяжело ранен.
        - Тогда ему досталось, это точно, - вспомнил Террел. - Эти мясники чуть не отрезали ему ногу, но я не дал.
        - Он, наверное, очень благодарен вам, - предположила Блейз.
        - Благодарен, как же! - возмутился Террел. - Вы полагаете, ему можно сейчас ездить верхом? Для его ноги это совершенно недопустимо! Да он разве послушает? Нет. Говорит, что должен сам объехать имение, заглянуть на все фермы, посмотреть все поля. Может быть, вы поговорили бы с ним, миледи?
        Блейз поняла, что имеет в виду Террел. Этим утром она увидела из окна своей спальни, как Джулиан, одетый в очень красивый костюм для верховой езды, отъезжает от дома в сопровождении мистера Марша. Объехать имение, разумеется, важно, но рана еще не зажила, а нагрузка для ноги была слишком велика.
        - Не уверена, что он послушает меня.
        - Но кто-то должен объяснить ему. Я боюсь заговаривать об этом. Сегодня утром он грозился рассчитать меня и отправить назад в Испанию, если я не перестану приставать к нему со своей заботой. Но вы же видели, миледи, как он хромает. Даже больше, чем месяц назад. То, что Джулиан в последнее время стал хромать много сильнее прежнего, было заметно. Блейз подозревала, что такое безрассудное поведение было не случайно, он намеренно искал страданий.
        - Попробую что-нибудь сделать, - пообещала Блейз без особой надежды.
        - Это все из-за гибели ее сиятельства, он совсем потерял голову. Как будто им управляют какие-то темные силы.
        Блейз согласилась, потому что уже довольно хорошо узнала мужа. Джулианом и правда управляли темные силы. Из его прошлого. И Блейз испытывала только одно желание - помочь одолеть эти силы.
        Джулиан заскрежетал от боли зубами и налил себе третью порцию бренди. Испанские вина сильно уступали в качестве французским, которые он отказывался покупать, потому что Англия находилась с Францией в состоянии войны, и следовательно, покупая французские вина, он поддерживал бы врага. Но сейчас ему требовался самый крепкий напиток. Он глотнул огненного бренди, устало упал в глубокое кожаное кресло перед холодным камином и осторожно выпрямил правую ногу, положив ее на невысокую скамеечку.
        Последнее время резкая боль в бедре не давала ему спать, поэтому сейчас он закрылся у себя в кабинете с намерением напиться до бесчувствия. Время было позднее. Джулиан был измучен телом и душой. Все утро он провел со своими арендаторами, а на обратном пути в качестве достойного завершения этого тяжелого дня его чертов конь оступился, и Джулиан сильно ударился раненой ногой о столб, поддерживающий изгородь.
        Однако встреча с арендаторами оказалась намного болезненнее, чем этот удар. Если раньше они всегда выказывали ему глубокую преданность, теперь говорили угрюмо и настороженно. Да он и не винил их, ведь сам бросил их на четыре года. И убийство, которое приписывали ему, тоже не способствовало его популярности.
        От собственного бессилия Джулиан сжал кулаки. Ну и положение! «Похоже, - думал он, - возвращаться домой не стоило. Лучше было остаться в Лондоне и обосноваться там, купив дом. Тогда по крайней мере не пришлось бы терпеть подозрительные взгляды челяди, арендаторов, выпады жены. Собственной жены». Блейз, красавица цыганка, колдунья, кажется, вознамерилась положить конец его спокойной жизни. Останься он в Лондоне, никогда бы не встретил ее. А хотел бы он этого? Действительно предпочел бы не встречаться с ней?
        Он прибегал к любым ухищрениям, лишь бы поменьше видеться с ней за прошедшую неделю. Боялся быть рядом, боялся, что выкинет что-нибудь, в чем впоследствии будет раскаиваться. Когда Блейз с вызовом заявила, что встретила у развалин Винсента Фостера, его ярость была столь же велика, сколь и ужас, охвативший его. Он вел себя даже более бурно, чем четыре года назад с Каролиной, когда она выплеснула ему в лицо правду о своем романе с Фостером.
        Джулиан взъерошил рукой волосы. Господи, куда подевались его воспитание, утонченные манеры! Он ведь джентльмен. По крайней мере, был когда-то. Четыре года назад он не допустил бы, чтобы гнев взял над ним верх, он сумел бы сохранить спокойствие. До последней сцены с Каролиной он никогда не испытывал потребности в насилии, он умел обуздывать свой гнев. Он всегда был уравновешен, вел заурядное существование обеспеченного дворянина, получая от жизни удовольствия, которые та предоставляла, редко задумывался о будущем. Ему и в голову не приходило, что в одночасье этому благополучию может прийти конец.
        А вот ведь - пришел. И сейчас его покой снова под угрозой. Из-за непокорной, своенравной, неуправляемой Блейз. Она может привести его в такую ярость, какую Каролине никогда не удавалось вызвать, но и возбуждала она его не меньше. С самого начала супружества Джулиан разрывался между желанием придушить ее и необузданным порывом овладеть ею, повалив на ближайшую постель или на сено, и войти в нее так глубоко, чтобы забыть, кто он и где.
        Вдруг Джулиан услышал слабый шорох открывающейся двери. Он обернулся и увидел в дверях Блейз, держащую высоко над головой подсвечник с горящей свечой. Поверх ночной рубашки на ее плечи был накинут бархатный халат аметистового цвета, почти такого же, как ее глаза. Черные локоны свободно ниспадали на плечи в прелестном беспорядке. Плоть Джулиана незамедлительно отозвалась на эту красоту, напрягшись и потяжелев, как тогда, в прошлый раз, когда он снял с нее сорочку и обнажил восхитительное тело.
        Джулиан закрыл глаза, прогоняя видение. Сейчас он был не в силах противостоять такому соблазну. Чувствовал он себя угрожающе слабо, на выяснение отношений с ней не было сил.
        Однако Блейз не поняла намека. Вместо того чтобы уйти, она сделала шаг вперед.
        - Я скучала без тебя за ужином. - Он промолчал. - Ты хочешь напиться и забыться?
        Вместо ответа Джулиан сделал большой глоток. «Такая строптивая жена кого угодно доведет до состояния, когда хочется напиться до чертиков», - подумал он. - Если смогу - да. И я бы желал, чтобы ты оставила меня в покое.
        Блейз в растерянности смотрела на Джулиана. На камине неярко горела масляная лампа, мягко освещая комнату и красавца мужчину, одиноко сидящего перед холодным камином. Он был в шелковом халате синего цвета, такого же, как его глаза. Свет мягко падал на его золотистые кудри, приглушенно освещал его лицо со шрамом, но даже в тусклом свете Блейз разглядела подавленность и разочарование, обволакивающие Джулиана. «Златокудрый ангел, запертый в клетку собственного ада», - подумала Блейз.
        - Что ты здесь делаешь? - ледяным тоном спросил Джулиан.
        Блейз закусила губу. Она разыскивала его в надежде на примирение, но сейчас ясно, что время выбрано неудачно. Отчаяние, всегда сквозившее в его взгляде, сейчас было сильнее обычного. Блейэ почувствовала, что страшная усталость сжимает его сердце. Но возможно, она так и не дождется более подходящего времени сказать ему то, что должна, Она тихонько притворила за собой дверь и поставила свечу на ближайший столик.
        - Наверное, нога сильно болит?
        - Я еще не готов принять успокаивающую ванну.
        От его ледяного тона Блейз сжалась, однако отступать ока не собиралась. Он ее муж. Она хочет стать частью его жизни, не желает, чтобы он отдалился от нее.
        Блейз пересекла небольшую комнату и опустилась на колени рядом со скамейкой, на которой лежала вытянутая нога Джулиана. Пусть он и не хочет, чтобы она ухаживала за его раной, но она была полна решимости облегчить его страдания, если сумеет.
        Блейз дотронулась до вытянутой ноги, которая была прикрыта полой халата. Как ни странно, но Джулиан не убрал ногу, продолжая с напряжением следить за своей женой, будто опасаясь чего-то неожиданного, но сопротивляться был не в состоянии.
        Пальцы Блейз лежали на теплой коже. Молодая женщина с удивлением поняла, что под халатом на Джулиане больше ничего нет. Она на мгновение замерла в нерешительности, потом ее рука скользнула вверх к бедру, развороченному раной.
        - Убирайся к черту! Ты мне не нужна!
        Все тело Джулиана напряглось, голос его звучал грубо, нетерпеливо. Но Блейз не дала себя запугать. Она нужна ему. Ему необходимо, чтобы кто-то простил его, освободил от груза вины, который он нес постоянно, ни на мгновение не забывая. Кто-то должен заставить его мыслить разумно. Пальцы Блейз начали медленно и сильно поглаживать его ногу, поднимаясь все выше и выше.
        - Сидишь здесь и жалеешь себя? - спросила она, не глядя на него.
        - Может быть. - Блейз показалось, что он грустно усмехнулся, - Почему бы и нет? - Он сделал широкий жест рукой. - По-моему, я имею право испытывать любые чувства, какие захочу. Могу позволить себе предаться печали, это никого не касается.
        Блейз глубоко вздохнула:
        - А по-моему, ты ведешь себя как маленький капризный мальчишка. - Он посмотрел на нее прищурившись. - Мой отец, настоящий отец, часто говорил, что характер человека познается в трудностях. Когда погибла твоя первая жена, Джулиан, твой характер подвергся испытанию, и оказалось, что он не очень крепкий. Думаю, это было первое испытание в твоей жизни. - Воцарилось зловещее молчание, но Блейз продолжила: - Ты разрушаешь себя, для тебя это как бы плата за преступление, в котором ты, по собственному убеждению, повинен. Но ты не убивал жену, ее смерть случайна. Перестань винить себя.
        Джулиан сидел неподвижно. Когда Блейз подняла голову, она увидела в его глазах холодный, стальной блеск.
        - В чем дело, моя маленькая цыганка? - спросил Джулиан с убийственным сарказмом. - Тебе вдруг захотелось пофилософствовать?
        - Я говорю то, что известно всем.
        - Как я понимаю, опять сплетничаешь со слугами? - Он поднес стакан ко рту и сделал большой глоток. - Ну, - усмехнулся он, - и что же ты узнала? Спорю, ничего существенного. Полагаю, прислуга слишком тактична, чтобы поведать тебе отвратительные подробности.
        - Что ты хочешь сказать?
        - Тебе не все рассказали, так ведь? Ты ничего не знаешь о Каролине и Винсенте. Моя жена и мой лучший друг. Они были любовниками.
        У Блейз перехватило дыхание. Она была уверена, что Джулиан хотел ошеломить ее, но этого не случилось. После разговора с Винсентом Фостером она поняла, что за всем этим стоит много больше, чем общеизвестно, слишком уж трепетно отзывался он о Каролине в тот день у развалин. Теперь, когда Блейз узнала, что они были любовниками, все сразу прояснилось. Непонятно только одно: почему ее муж с такой готовностью взваливает вину в смерти Каролины на себя?
        - Ты не убивал ее, - убежденно повторила Блейз, - ты не убийца.
        - В тот день я был так зол, что вполне мог убить. Или ты считаешь, что я не имею права рассердиться, когда мой лучший друг наставил мне рога?
        Горечь в его голосе граничила с насмешкой, но Блейз отказывалась мириться с его состоянием.
        - Да, ты имел право злиться на Каролину. И на мистера Фостера. Но не на себя. У тебя нет права корить себя за то, в чем ты не виноват.
        - Каролина погибла по моей вине. Если не я, то кто же виноват?
        - Судьба… Бог… Кто знает?
        - Но Винсент винит меня.
        - Винсент ошибается.
        Джулиан устало откинул голову назад, в то время как руки Блейз продолжали нежно гладить его бедро.
        - Ты считаешь, что я веду себя как диктатор, запрещая тебе видеться с Винсентом. Это не так. Я хорошо знаю его. Он пойдет на все, чтобы настроить тебя против меня.
        Блейз обдумывала эти слова, не прекращая гладить его бедро. Она поняла, чем вызвано подобное отношение Джулиана к Винсенту. Но Джулиан совсем ее не знает, если думает, что она перестанет верить ему лишь потому, что кто-то попытается настроить ее против мужа.
        - Ему не удастся изменить мое отношение к тебе. Я больше не буду с ним встречаться. И к развалинам не буду больше ездить, обещаю тебе.
        - Проклятые развалины! - Джулиан закрыл глаза. - Хочешь знать, почему я так ненавижу это место?
        - Потому что… там умерла Каролина?
        - Не только. Эти камни мне все время снятся. И еще, именно там они встречались.
        - Откуда ты знаешь?
        - Винсент сам рассказал мне обо всем с подробностями: как они каждый день встречались там, сбрасывали одежду и совокуплялись, подобно животным; чтобы я понял, какой страстной могла быть Каролина в руках любимого мужчины, чтобы я знал, какую часть себя она отдавала ему. - Блейз в ужасе смотрела на Джулиана. Внезапно он открыл глаза. - Ну вот, теперь ты жалеешь меня, да?
        Блейз покачала головой, не соглашаясь: - Как можно жалеть человека, наделенного твоими талантами и имеющего такие возможности? Меня злит, что ты напрасно прожигаешь свою жизнь. Тебе дано так много… ты можешь столько дать другим, но ты не желаешь и пальцем пошевелить.
        - Что ты знаешь об этом?
        Блейз резко поднялась и сжала кулаки.
        Терпение Джулиана лопнуло. Он отшвырнул ногой скамеечку, вытянул руку и схватил Блейз за длинные волосы, притягивая к себе. Он ненавидел ее за то, что она заставила его вспомнить и заново пережить прошлое которое он хотел забыть, изгнать из своих снов.
        Блейз не ожидала, что он схватит ее за волосы, но освободиться не пыталась. Ее волосы были прохладными и шелковистыми на ощупь.
        - Так ты пришла сюда, чтобы обсудить со мной изъяны моего характера?
        Его резкий голос звучал угрожающе, но Блейз не собиралась сдаваться, ему не удастся избавиться от нее. Она этого не допустит.
        - Я пришла, чтобы утешить тебя.
        Он посмотрел на нее долгим, пристальным взглядом.
        - Так утешай.
        Он резко потянул Блейз за волосы, и она потеряла равновесие. Непроизвольно вскрикнув, она уперлась руками в плечи Джулиана, чтобы не упасть на него. К негодованию Блейз, ее грудь прижалась к лицу Джулиана. От этого внезапного прикосновения ее соски отвердели прежде, чем она успела выпрямиться. Впервые почувствовав страх, она попыталась отодвинуться назад, насколько это было возможно. На мрачном лице Джулиана она читала откровенное желание, от него исходила опасность.
        - Сними халат.
        - Зачем? - Блейз настороженно смотрела на него, - Что ты собираешься делать?
        - Ты хотела утешить меня. Хочу облегчить тебе задачу, делай то, что я скажу.
        Повинуясь желанию мужа, Блейз дрожащими руками расстегнула застежку на халате. Халат соскользнул с плеч на пол.
        - Подними подол рубашки.
        - Ч-что?
        - Ты меня слышала.
        Да, она его слышала, но не могла поверить ушам. Под рубашкой у нее ничего не было. Блейз неподвижно стояла, не подчиняясь ему. Тогда он взял инициативу в свои руки - поднял мягкую ткань и закатал ее до талии. Она стояла перед ним, наполовину обнаженная и совершенно беззащитная. Каждая клеточка ее тела трепетала.
        - Подними рубашку выше.
        Едва соображая, что делает, Блейз повиновалась, хватаясь за рубашку, будто та могла дать ей силы.
        По-прежнему не сводя с нее глаз, Джулиан просунул ладонь меж ее бедер, заставляя немного раздвинуть ноги, а потом одним пальцем погрузился в нее.
        Блейз громко вскрикнула. Джулиан наблюдал за ней из-под полуопущенных век, лаская в глубине влажной и теплой плоти отвердевший бутон ее женственности. Блейз казалось, что пальцы его горят как пламя. Мышцы живота и бедер непроизвольно напряглись в ответ, потянулись к нему, стремясь к наслаждению, которое он уже давал ей. Он не переставая ласкал ее, проникая все глубже и глубже. В одно мгновение горячие соки желания потекли из нее.
        Глаза Джулиана жадно сверкнули, когда он почувствовал, как ее тело отвечает ему. Он отпустил ее волосы, освободив обе руки, чтобы обнять ее за бедра, наклонился вперед и прижался губами к ее трепетному животу. Блейз слабо сопротивлялась.
        - Джулиан… - Она покачала головой. Сердце ее билось часто-часто, ей казалось, что она вот-вот потеряет сознание.
        Он не обратил внимания на ее мольбу, взял за коленку ногу Блейз и поставил ее себе на бедро, раскрывая перед своим разгоряченным взором ее горячую плоть. Блейз потеряла равновесие и, чтобы не упасть, ухватилаеь-эаего плечо.
        - Что ты… - Голос изменил ей, когда он провел влажным языком по внутренней стороне ее бедра. - О!.. - только и смогла вымолвить Блейз, когда Джулиан принялся целовать пульсирующий бугорок.
        Потом она почувствовала, как язык Джулиана вошел в нее.
        - Нет… нет… не надо… - чуть слышно прошептала Блейз.
        - Нет… я не перестану. - Он почти прорычал эти слова, не отрываясь от нее. Ладонями он сжал ей ягодицы, чтобы не дать упасть. Его горячие губы обжигали нежную кожу.
        Блейз задрожала. Она и представить себе не могла, что мужчина может доставлять женщине такое наслаждение. Она ухватилась рукой за его золотистые кудри. Джулиан продолжал свой натиск, будя ее чувственность. Его язык входил в нее и ласкал доводя до исступления. Когда она застонала, он притянул ее еще ближе. По-прежнему крепко сжимая ее упругие ягодицы руками, он плотнее прижал ее к своему лицу. Блейз оставалось только терпеть эту огненную муку.
        Дыхание ее сделалось прерывистым и частым. Бедра ее извивались под властью его языка и его опытных губ. В груди нарастало рыдание. Мышцы ее дрожали от невероятных ощущений, жар взрывоопасной силой копился в ней. Она прильнула к нему, ища облегчения… Облегчения, в котором он ей отказывал.
        Неожиданно Джулиан отодвинулся от нее. Если бы он не поддерживал ее сзади, она бы упала.
        Ослепленными страстью глазами она смотрела на него, на его влажные от ее сока губы. Блейз поняла, что он хочет раздеться. Джулиан распахнул халат, и Блейз увидела его тело. Его мужская плоть, дерзко устремленная вверх, приглашала ее к наслаждению. Он взял ее руку и положил на свою пульсирующую плоть.
        - Ты знаешь, что делать?
        - Да, - срывающимся шепотом ответила она. Сердце у Блейз учащенно билось от возбуждения, когда она усаживалась на Джулиана. У нее вырвался вздох болезненного наслаждения, стоило ей опуститься на его твердую плоть и почувствовать, как та стремительно входит в нее. Именно этого Блейз и хотела - радости быть с ним, если не душой, так хотя бы телом.
        Голова ее откинулась назад, глаза закрылись. Не переставая стонать, она приникла к нему, стремясь получить наибольшее наслаждение.
        Почувствовав острое возбуждение Блейз, Джулиан забыл свой гнев, забыл обо всем, кроме этой лихорадочно жаждущей любви женщины в его объятиях и своего желания обладать ею. Он входил в нее, заполняя снова и снова.
        Джулиан ощутил, как Блейз достигла пика наслаждения, волны страсти сотрясали ее, и сразу же он перестал сдерживаться. Он выгнул спину, отвечая огненной потребности своего тела, и излил в нее жарким потоком свое семя. С облегчением, которое он испытал, ушли злость и вина, подобно воде, прорвавшей плотину. В воцарившейся тишине было слышно только их прерывистое дыхание.
        Блейз первой пришла в себя. Влажная и обессилившая, она лежала на груди Джулиана, прижимаясь лицом к его мокрому виску. Они еще долго-долго неподвижно сидели, не в силах оторваться друг от друга. А потом Блейз почувствовала, как Джулиан ласкает губами ее волосы, словно извиняясь за свою жестокость, и удовлетворенно вздохнула.
        Она добилась своего. Блейз понимала, что муж получил не просто физическое облегчение, но и утешение. В его страсти был оттенок отчаяния, она знала это. Она сумела добиться, чтобы Джулиан забыл о своих тяжких мыслях, дал себе волю, освободился от угрызений совести, преследующего его чувства вины и попал в мир, где царствуют только страсть и желания.
        Сейчас этого достаточно. Нельзя ожидать победы за одну ночь. Слишком долго мучился Джулиан, чувство это стало частью его. Потребуется немало времени, прежде чем он станет прежним, прежде чем зарубцуются раны на его сердце и оно будет способно снова принять кого-то.
        Она будет терпеливо ждать, будет рядом, когда это случится. Она нужна ему, даже если пока он сам не понимает этого. А ей придется довольствоваться тем, что есть.
        Пока…

        Глава 16

        Остаток ночи она провела в его постели, в его объятиях. Не потому, что этого хотел Джулиан, а потому, что Блейз не пожелала уходить. А Джулиан, потративший последние силы на бешеную страсть, был не в состоянии возражать. С тихой настойчивостью, без всякой суеты она помогла ему перебраться из кабинета в спальню и уложила в постель с нежностью матери, заботящейся о своем ребенке.
        А сейчас она стояла на коленях на толстой пуховой перине и смотрела на спящего Джулиана. Было уже за полдень, так ей казалось, во всяком случае, но в комнате царил полумрак, потому что окна закрывали бархатные портьеры. Огонь в камине давно погас, догорали только угольки, согревая зябкий октябрьский воздух.
        Блейз отодвинула полог кровати и с интересом рассматривала спальню мужа. Комната была убрана с удивительным вкусом, благо огромное состояние Джулиана позволяло проявить этот вкус. Отделка была выдержана в кремовом, золотистом и насыщенно синем тонах, изящная шератонская мебель из красного полированного дерева дополняла картину. Главной частью обстановки была огромная кровать с пологом. Бархат обивки, дорогие обои и золоченые рамы художественных полотен дополняли картину богатства и изысканности. За целую неделю пребывания в доме ей ни разу не пришлось увидеть спальню мужа. Дверь между их покоями всегда оставалась закрытой.
        То, что ей пришлось искать предлог, чтобы попасть сюда, конечно, досадно, подумала Блейз. Но теперь, когда ей это все же удалось, она намерена здесь прочно обосноваться. Блейз не собиралась упускать маленькое преимущество, завоеванное этой ночью. Она пробилась сквозь стену, которой Джулиан окружил себя, и не допустит, чтобы он восстановил ее.
        Проснувшись утром, Блейз скинула рубашку, быстро умылась и накинула синий халат, который накануне вечером был на Джулиане, поскольку ее халат, несомненно, все еще лежал на полу в кабинете, там, где она скинула его. Блейз расчесала волосы и распустила их по спине, как это нравилось Джулиану. Потом вызвала прислугу и распорядилась, чтобы завтрак принесли в спальню мужа. Она расположилась в кресле у камина и позавтракала свежими булочками с маслом и горячим шоколадом. Подкрепившись и убедившись, что Джулиан по-прежнему крепко спит и вряд ли проснется в скором времени, она устроилась рядом и стала ждать. Ей хотелось быть поблизости и упросить выслушать ее.
        Блейз с состраданием подумала, как, наверное, страшно измучился он, если спит так крепко и так долго. Щеки и подбородок у него покрылись темно-золотистой щетиной, волосы разметались по подушке, под глазами наметились темные круги. Блейз с болью смотрела на них. Она бы испытывала те же чувства по отношению к любому живому существу, но этот человек - ее муж. И она, кажется, начинает любить его.
        Блейз хмуро сдвинула брови и поплотнее завернулась в халат. Возникшее к Джулиану чувство беспокоило и волновало ее. Она совсем не собиралась влюбляться, особенно в человека, сердце которого наглухо закрыто.
        - Да еще из всех людей выбрала англичанина, - пробормотала Блейз, не веря самой себе. Молодая женщина уткнулась носом в шелк халата и вдохнула терпкий мужской запах. Она боялась своей любви к Джулиану. Впервые она заподозрила в себе это чувство вчера вечером, когда увидела его, совершенно беззащитного, одиноко сидящего в кабинете, и когда он обвинил ее в жалости, убедилась, что это любовь. Нет, она испытывала к нему не жалость, а любовь. Едва зародившуюся и еще совсем хрупкую любовь, которую Джулиан, кажется, хочет растоптать прежде, чем она успеет расцвести пышным цветом. Потому что считает себя недостойным ее.
        Несмотря на то что всю прошедшую неделю он вел себя по отношению к ней отвратительно, она с готовностью простила его. Блейз стремилась доказать ему, что он достоин любви, и была готова бороться за это. Будет трудно. Джулиан не только разучился радоваться жизни, но и поверил, что не заслуживает счастья. Пора положить этому конец.
        Прошло еще не менее получаса, прежде чем Джулиан проснулся. Он лежал на боку, лицом к ней, и Блейз, стоящая на коленях на постели, оказалась прямо перед ним, когда он открыл глаза. Он не сразу сообразил, что перед ним - она.
        - Так, значит, это был не сон, - пробормотал он сиплым после сна голосом.

«Что ж, хотя бы не разочарован, что я рядом, - подумала Блейз. - Смотрит довольно настороженно, но не похоже, что собирается прогнать меня».
        - Что… ты здесь делаешь? - спросил он.
        - Смотрю на тебя. - Она улыбнулась. - Мне еще никогда не приходилось смотреть на спящего мужчину. - Джулиан заморгал, словно не понимая. - Ты всегда спишь вот так, без сорочки?
        - Иногда. - Джулиан сдвинул брови. - Только не зимой. - Потом прищурил глаза и спросил: - Это мой халат на тебе?
        - Да. Я надела его, ведь ты велел мне снять мой вчера вечером. Ты помнишь прошлую ночь, правда, Джулиан?
        - Да. - Он отвернулся и осмотрел через плечо комнату.
        - Террела здесь нет, - сообщила ему Блейз. - Я отпустила его и сказала, что сегодня ты не будешь занят с мистером Маршем.
        - Неужели? Надеюсь, ты объяснишь мне, почему отдаешь распоряжения от моего имени, даже не посоветовавшись со мной?
        - Потому что тебе нужен отдых.
        Джулиан попытался приподняться на локте и вдруг обнаружил, что ему мешает сделать это шелковый шнурок от портьер, который привязывал его запястье к спинке кровати.
        - Что ты сделала?
        - По-моему, совершенно ясно, - нежно проворковала Блейз в ответ. - Предусмотрительно привязала тебя, чтобы ты не смог ускользнуть. Это было совсем несложно. Ты спал так крепко, что я даже проверила, бьется ли у тебя сердце.
        - Развяжи меня, Блейз, - потребовал он. - Немедленно.
        - Только после того, как ты дашь мне слово сегодня остаться здесь и отдохнуть. Если ты не желаешь заботиться о себе сам, это сделаю я.
        Он с силой дернулся, но только крепче затянул узлы.
        - Проклятие. Делай то, что я говорю, или…
        - Что или? - Все еще стоя на коленях, она немного отодвинулась назад, чтобы он не мог дотянуться до нее. - Ты будешь любить меня так же, как прошлой ночью? - Она смотрела на него широко раскрытыми невинными глазами. - Если это угроза, то ей не хватает основы. Мне, правда, понравилось, как ты овладел мною, но если ты собираешься вести себя подобным образом всякий раз, когда сердишься, а это, возможно, будет случаться довольно часто, то подобные действия ничего не решат.
        - Чего ты хочешь от меня? - сквозь сжатые зубы спросил он.
        - Чтобы ты пообещал мне провести сегодня весь день в постели и хорошенько отдохнуть. Обещаю, тебе понравится. Кофе ждет, правда, наверное, уже остыл. Но я сейчас распоряжусь, чтобы принесли горячий и что-нибудь на завтрак. Или ты предпочитаешь еразу пообедать? Если хочешь, я попрошу, чтобы приготовили ванну. Горячая ванна будет очень полезна твоей ноге. А потом я сделаю тебе массаж. Я нашла флакон с мазью, которую дала Панна. Террел, конечно, будет ревновать - это его вотчина, но мне кажется, я сумею помочь тебе лучше, чем он…
        Джулиан смотрел на нее так, словно она лишилась рассудка.
        - А если я не соглашусь?
        - Тогда… - Блейз улыбнулась, как бы извиняясь. - У тебя остается возможность позвать на помощь слуг, но я уверена, ты не захочешь, чтобы они пришли сюда спасать тебя от жены, это было бы очень унизительно для тебя. Да и в любом случае им пришлось бы нелегко. Я заперла все двери. Не ломать же их!
        - У миссис Хеджес есть запасные ключи.
        - Я продела в ручки дверей стулья.
        Джулиан откинулся на подушку, признавая свое поражение.
        - Отлично, поскольку выбора ты мне не оставила, буду отдыхать. А теперь развяжи меня.
        - Не сейчас, мой муж и господин. Я еще не все условия высказала. Нам необходимо прийти к пониманию, я должна быть уверена, что ты меня выслушаешь. Я буду говорить о справедливости.
        - Черт побери, ничего не понимаю.
        Руки у него непроизвольно сжались в кулаки. Блейз подозревала, что если бы Джулиан не был привязан, он бы наверняка набросился на нее и придушил. Она поторопилась выговориться:
        - Меня беспокоят наши обязанности хозяина и хозяйки имения. По-моему, в высшей степени несправедливо, что у тебя разные требования к себе и ко мне. Я обязана вести себя «соответственно своему высокому положению» - кажется, именно так ты выразился. Но сам ты волен вести себя, как тебе заблагорассудится, даже если это вредит твоему высокому положению.
        Джулиан закрыл глаза, будто старался сохранить терпение.
        - Совсем ничего не соображаю. Черт побери, о чем ты говоришь?
        - Если я обязана держаться, как подобает виконтессе Линден, думаю, будет только справедливо требовать, чтобы и ты вел себя сообразно своему высокому положению.
        - Блейз, больше ты этого не услышишь. Только развяжи мне руки.
        - Обязательно, как только дашь слово, что выслушаешь меня, Джулиан.
        Напряженное молчание длилось дольше, чем Блейз бы хотелось. Наконец с тяжелым вздохом он поднял насколько мог связанные руки, сдаваясь.
        - Ну ладно.
        - Ты выслушаешь все, что я должна сказать, и не рассердишься?
        - Обещаю.
        Блейз поняла, что на большее рассчитывать нельзя. Она склонилась над Джулианом, ловко развязала узлы и освободила его. На мгновение ей показалось, что он не сдержит слова, но, когда Джулиан кончил растирать затекшие запястья, он уселся на постели, подоткнув подушки под спину, и хмуро посмотрел на нее.
        - Итак, что ты должна мне сказать?
        Одеяло соскользнуло у него с груди, обнажив его до пояса. Блейэ нашла, что зрелище это отвлекает ее.
        - Ну… то, что… я твоя жена.
        - Бесспорно.
        - А по-моему, ты делаешь все, чтобы забыть об этом. Ты оставил меня на попечение прислуги, словно я горничная, которую они должны вышколить. - Молчание Джулиана предполагало, что он не собирается отрицать ее слов. - И теперь я решила, что настала пора постоять за себя, - продолжила Блейз. - Хватит быть покорной и безответной.
        Золотистые брови Джулиана взметнулись вверх.
        - Ты считаешь, что всю эту неделю была покорной и безответной?
        - Да. А еще я проявила похвальное терпение, если учесть, что все это время ты пренебрегал мной, забывая о своих обязанностях.
        - В самом деле? Что же это за обязанности?
        - Ну, например, покупки.
        - Покупки? - изумился Джулиан.
        - Да, мне бы хотелось посетить магазины в городе.
        - Для этого тебе не нужно моего разрешения.
        - Мне не надо новых нарядов. Хоть ты и отозвался с презрением о платье, которое было на мне, когда мы познакомились, мой гардероб вполне соответствует моему нынешнему положению. Скупым сэр Эдмунд никогда не был, я всегда одевалась так, как требовало его положение. Но, став представительницей местного общества, я просто обязана пользоваться услугами здешних модисток и шляпочников.
        - Так тебе нужны деньги, верно?
        - Нет. Тех денег, что ты выделил мне через Марша, более чем достаточно. Мне нужно… чтобы ты… сопровождал меня.
        - Я? Зачем? Разве ты не можешь посещать магазины в сопровождении горничной?
        - Могу, конечно. Но именно об этом я и говорю с тобой. У тебя уже появилась привычка оставлять меня на попечение слуг. Я здесь никого не знаю, Джулиан, мне необходима твоя поддержка.
        Джулиан вздрогнул и закрыл глаза, он понял Блейз.
        - Моя поддержка станет тебе только помехой, дорогая. Лавочники разбегутся от одного моего вида.
        - Не разбегутся, если поймут, что ты собираешься потратить деньги на молодую жену.
        - Ты предлагаешь подкупить их, чтобы они приняли меня?
        Блейз обворожительно улыбнулась:
        - Нет, просто убедить их изменить мнение. Уверена, деньги откроют им глаза много быстрее, чем любые заверения в твоей невиновности.
        - Блейз… - Он помолчал, стараясь подавить раздражение и чувство беспомощности. - Я ценю твою заботу о моем благополучии, но все же сомневаюсь, что, если примусь сорить деньгами, сумею переубедить кого-либо.
        - Это потому, что у тебя не душа лавочника, Джулиан. Поверь мке, это поможет. Уже через месяц они станут ручными.
        - Не уверен, что мне хочется попробовать.
        - Мне хочется. Лучше раз и навсегда покончить с этими слухами, чем сидеть здесь, ничего не делая. Я без борьбы не сдамся. Я не собираюсь проводить взаперти остаток жизни, отвергнутая обществом.
        Она еще не успела заметить боль, появившуюся у него в глазах, а уже поняла, что выбрала неверный путь, и все же решила, что, только играя на его чувстве вины, сумеет подтолкнуть его к действию.
        - Будет проще, - после небольшой паузы заговорил он, - если лавочники приедут сюда и обслужат тебя прямо здесь.
        - Но тогда нас не увидят вместе.
        - Так тебе это нужно? Чтобы нас видели вместе как любящую пару?
        - Вот именно. Нам нечего стыдиться и прощать нас не за что. Если будем держаться как виноватые, все так и будут думать. Но это не так, поэтому и держаться надо соответственно.
        Джулиан чуть заметно улыбнулся:
        - Мы? Ты берешь на себя ответственность за то, что не имеет к тебе никакого отношения?
        - Это имеет ко мне самое непосредственное отношение. Я твоя жена, Джулиан, и обязана быть рядом с тобой.
        - Я не имею права втягивать тебя в эту страшную неразбериху, - негромко произнес он, протянул руку и ласково погладил ее по щеке.
        - Насколько я помню, ты женился на мне именно для того, чтобы вытянуть меня из страшной неразберихи. Так что мы квиты. Так ты будешь сопровождать меня по магазинам?
        - Да, озорница, если это сделает тебя счастливее.
        - Сделает. - Блейз радостно улыбнулась. - А еще я хочу, начиная со следующего воскресенья, посещать церковь. У нас ведь есть своя скамья? Священник очень неодобрительно смотрел на меня, когда был у нас с визитом, и мне пришлось просить прощения за то, что я не хожу в церковь. Уверена, он будет очень доволен, если мы станем образцовыми прихожанами.
        - Полагаю, этот вопрос можно будет обсудить.
        - И еще одно: я хочу вместе с тобой посещать арендаторов. Пора мне становиться настоящей хозяйкой. Думаю, я справлюсь с этим. Мама многому меня научила, да и сама я часто наблюдала за тетей Агнес, поэтому знаю обязанности знатной леди. Лекарства для больных, подарки по случаю рождения ребенка - это нетрудно.
        - Сомневаюсь, что, если ты будешь изображать благодетельницу, ты добьешься уважения этих людей. Их отличает удивительное упрямство.
        - Американцы не менее упрямы.
        - Посмотрим, - отозвался Джулиан, улыбнувшись. - Это все твои условия?
        - Вообще-то есть еще одно. - Щеки Блейз порозовели от смущения. - Мне бы хотелось, чтобы мы жили как положено мужу и жене.
        -  - Как положено?
        Блейз с трудом заставила себя посмотреть в глаза мужу.
        - Когда ты повторял брачные обеты, то обещал любить меня. Какие там были слова?
«Предан тебе телом?» Признаюсь, тогда я не очень вслушивалась, но уверена, что преданность мне телом на прошлой неделе напрочь вылетела из твоей памяти.
        Впервые за неделю глаза Джулиана перестали быть серьезными. В них мелькнул озорной огонек.
        - Ты хочешь, чтобы я выполнял свои супружеские обязанности, я правильно понял?
        - Да. - Щеки у Блейз стали пунцовыми.
        - И ты решила, для того чтобы убедить меня, что я должен любить тебя, меня надо привязать к кровати?
        - Ну… Я не была уверена, что иначе ты меня выслушаешь. Ведь последнее время ты почти не разговаривал со мной.
        - Понимаю. Но если тебе нужен полноценный брак, ты должна быть сейчас не здесь. Негоже быть в середине дня у меня в спальне, плутовка. Это джентльмен должен быть в спальне жены.
        - Я не говорила «полноценный». В любом случае тетя Агнес всегда упрекала меня за неподобающее поведение. И, кроме того, я не могла не прийти к тебе. Если бы я ждала, пока ты придешь ко мне, я успела бы состариться и поседеть.
        Он нежно поглаживал щеку Блейз большим пальцем.
        - Вот здесь, боюсь, тебе не повезло. Я уже не тот искусный любовник, каким был до войны. Уже не так подвижен, да и шрамов тогда не было.
        Блейз протянула руку и провела ладонью по шраму на щеке Джулиана.
        - По-моему, этот шрам придает тебе очень мужественный вид.
        Он улыбнулся нежно и печально. От этой улыбки у Блейз защемило сердце, ей захотелось обнять Джулиана.
        - Помнится, прошлой ночью ты сказала, что мой характер прошел проверку и оказался недостаточно твердым.
        - Не надо… Тогда я сердилась на тебя. Но я не допущу, чтобы ты опять занялся самоедством.
        - Нет?
        - Нет, даже если мне придется прибегнуть к более решительным мерам, чем сегодня.
        - Боже правый! Прошу тебя не делать этого. Признаю свое поражение.
        - То есть ты согласен отдохнуть сегодня?
        - Обещаю провести весь день в постели, Блейз вопросительно посмотрела на Джулиана.
        - Я не хочу превращаться в сварливую жену, Джулиан, но…
        - Какое счастье! Мне бы этого тоже очень не хотелось.
        - …но я стану сварливой, если иначе не смогу тебя убедить.
        - Я же сказал - признаю свое поражение. Я согласен на все твои условия.
        - Распорядиться, чтобы принесли завтрак?
        - Не надо.
        - Сделать тебе массаж?
        - Нет.
        Лицо Блейз выразило откровенное разочарование.
        - Предпочитаешь, чтобы я позвала для этого Тео-рела?
        - Нет, любимая.
        - Тогда чего же ты хочешь?
        Джулиан погладил обнаженную шею Блейз.
        - Я бы хотел начать сразу с последнего условия.
        - О! - Фиалковые глаза Блейз невинно распахнулись, когда она поняла, о чем он говорит. - Разве этим можно заниматься днем?
        - Конечно, милая. Вполне можно, уверяю тебя.
        - Это пристойно?
        Впервые за долгое время Джулиан рассмеялся. И смех его казался несколько заржавевшим.
        - С каких это пор тебя волнуют такие пустяки?
        - Меня - нет, но я подумала, что это может волновать тебя. Последнее время ты такой недовольный и неприступный, что я боялась, ты будешь против просто из принципа.
        - Думаю, исключение будет вполне уместно. - На лице Джулиана появилась нежная чувственная улыбка. - Показать тебе, как это делается при свете дня?
        - Да… пожалуйста.
        И, не дожидаясь, пока он возьмется за дело, она провела рукой по его груди. Прикасаясь к нему, она ощущала легкое опьянение от тепла, которое излучало его обнаженное тело, чувствовала, как напряглись мышцы у него на груди. Не отдавая себе отчета в том, что делает, она придвинулась к нему поближе, продолжая ласкать ладонями его гладкую теплую кожу. Внезапно она заметила, как отвердели соски Джулиана, глаза у нее округлились от неподдельного удивления.
        - С твоими происходит то же самое? Я не знала.
        - Я думаю, ты еще многого не знаешь в этом деле, - ответил Джулиан.
        - Ты научишь меня?
        - Это доставит мне огромное удовольствие, любовь моя. - Он распахнул полы ее халата и обнажил грудь. Глаза его потемнели. - Ты без рубашки?
        - Хотела избавить тебя от необходимости снимать ее с меня.
        - Очень заботливо с твоей стороны.
        Джулиан начал ласкать ее медленно, сразу обеими руками. Он поглаживал ей соски, в то же время возбуждая, сжимая ей груди. Когда соски отвердели, он принялся дразнить ее, подергивая их, словно отрывая. Блейз шумно вздохнула от удовольствия, тело ее неожиданно отозвалось на ласки теплом, разлившимся внизу живота и между ног.
        - Джулиан…
        Услышав мольбу в ее сипловатом голосе, он притянул несопротивляющуюся Блейз к себе.
        - Клянусь быть преданным тебе телом, - прошептал он ей в самое лицо.
        Блейз лихорадочно прильнула к его губам, не в состоянии сдержать стон, и крепко приникла грудью к его груди. Джулиан поднял руки и еще плотнее прижал ее к себе, не отрываясь от ее губ.
        Казалось, он пьет эликсир жизни, омолаживающий, возбуждающий, возвращающий силы, волшебный бальзам для души. Джулиан утопил пальцы в локонах Блейз, пытаясь понять, что же это за сила такая, которой эта колдунья притягивает его к себе. Он вернулся домой, чтобы обрести свою душу, и теперь Блейз возвращает ее ему.
        Джулиан застонал. Он хочет ее, как еще не хотел ни одну женщину. Он отчаянно желает забыться, целиком отдаться страсти, чтобы Блейз согрела его остывшее сердце, заполнила болезненную пустоту.
        - Утешь меня, Блейз… исцели…
        Голос его срывался, Блейз ответила ему со всей страстью, на которую была способна. Она обняла Джулиана, прикрыв собой от холода и отдавая свое тепло, прогоняя призраки и мучительные воспоминания.

        Глава 17

        С того дня, к величайшей радости Блейз, их отношения заметно изменились к лучшему. Правда, иногда она все же замечала в глазах мужа тоску, но в целом он, похоже, справился со злостью и отчаянием прошлого во имя будущего. Джулиан прилагал немалые усилия, чтобы успешно выполнять свои обязанности не только владельца имения, но и мужа.
        Каждую ночь Блейз проводила в постели Джулиана, чтобы отогнать преследующие его кошмары, когда в ужасе он просыпался; чтобы успокоить и утешить его, когда он выкрикивал во сне имя другой женщины. Она делала ему массаж бедра, стараясь облегчить боль. Хотя Джулиан искал всего лишь утешения в ее объятиях, физическое наслаждение, которое он доставлял ей в ответ, превосходило ее самые сокровенные мечты. В их близости не было места сдержанности и пристойности, здесь царили чувственность и необузданная радость плоти. Джулиан научил Блейз понимать их тела, научил превращать лихорадочное желание в страстный экстаз. Несмотря на обычное для девушек ее круга воспитание, Блейз понимала, что эта сфера их супружеских отношений имеет мало общего с жизнью других семейных пар, занимающих схожее положение в обществе.
        Как-то раз, устроив голову на согнутой руке мужа, сонная и обессиленная после испытанной страсти, Блейз призналась ему, что любовные отношения вызывают у нее удивление.
        - Никто никогда не говорил мне, - начала она, сладко позевывая, - как приятна эта сторона семейной жизни.
        - Я очень надеюсь, что это так, - ответил Джулиан с улыбкой, медленно поглаживая ее обнаженную руку. - Молодым леди не положено знать о плотских радостях.
        - Но это несправедливо, - пробормотала она и тотчас забыла обо всем на свете, в том числе и о несправедливости, потому что Джулиан опять начал дразнить ее соски.
        Они словно сначала начали жизнь, с благодарностью подумала Блейз. Джулиан, казалось, решил сделать свой второй брак удачным, хотя вначале вовсе не собирался жениться на Блейз. Она была бы вполне довольна, если бы не тень прошлого, мрачно витавшая над мужем.
        Всю сложность своего положения Блейз поняла только тогда, когда однажды она отправилась по магазинам в сопровождении Джулиана. Она сидела рядом с мужем в новом экипаже, запряженном парой великолепных рысаков, которыми правил сам Джулиан. Вдали Блейз заметила одинокого всадника, неторопливо приближающегося к ним. Даже на расстоянии она разглядела, что одет он как джентльмен - рубашка с высоким воротом, белый шейный платок, отличный темно-зеленый сюртук, до блеска начищенные сапоги поверх лосин. Но, только почувствовав, как напрягся рядом с ней Джулиан, она признала во всаднике Винсента Фостера.
        Винсент остановил коня в то самое мгновение, когда Джулиан притормозил коляску. Какое-то время оба молча смотрели друг на друга, тишину нарушало только позвякивание конской упряжи. Блейз кожей ощутила враждебность, повисшую между ними. Она поняла, что это их первая встреча за четыре года.
        Красивый рот Винсента скривился в усмешке.
        - Так ты снова здесь?
        - Как видишь, - спокойно ответил Джулиан. - Здравствуй, Винсент.
        - Удивляюсь, как у тебя хватило наглости появиться здесь. Вот уж правда, совести у тебя нет никакой.
        Казалось, что Джулиан не слышал этих колких слов.
        - Меня долго не было. Я решил, пора вернуться к нормальной жизни.
        - Жаль, что у Каролины такой возможности нет. Ты предупредил новую жену, что она спит с убийцей?
        Блейз увидела, как сжались в кулаки обтянутые перчатками руки Джулиана, державшие вожжи. Она предостерегающе положила руку ему на рукав и с трудом подавила желание прийти ему на помощь, поняв, что в эту стычку ей вмешиваться не следует.
        - Ты весьма успешно, - натянуто продолжил Джулиан, - затуманил ей голову своей версией случившегося. Я не счел нужным ничего добавлять.
        - Сомневаюсь, что ты сказал ей правду.
        - Винсент, - в голосе Джулиана послышалось с трудом сдерживаемое раздражение, - никто не винит меня больше, чем я сам, но все это в прошлом.
        - Напротив. Я виню в случившемся только тебя. Удивляюсь, как тебя отпустили. Если бы это зависело от меня, ты бы так легко не отделался.
        Глаза Джулиана превратились в две крошечные льдинки.
        - Меня мало тревожит, что ты стараешься очернить каждого порядочного человека в округе, но я тебя предупреждаю: в будущем держись от моей жены подальше.
        Он взмахнул поводьями и резко взял с места, оставив позади облако пыли. Из преданности Джулиану Блейз не стала оборачиваться, чтобы убедиться, что Винсент Фостер смотрит им вслед, но ей казалось, что она спиной чувствует, как он буравит их взглядом.
        Она сразу же принялась болтать что-то пустое, обсуждая предстоящие покупки, но не смогла отвлечь Джулиана от тяжелых мыслей. Весь день он оставался молчаливым и угрюмым. Единственное, что удалось Блейз, это уговорить его пустить ее к себе в постель вечером. Встреча с Винсентом только подстегнула Блейз, она с еще большей твердостью решила поддержать Джулиана всеми возможными способами.
        Чтобы изменить предубеждение соседей, она начала активно претворять свой план в жизнь. В течение следующей недели Джулиан еще несколько раз сопровождал ее при посещении магазинов.
        Хантингдон, прелестный городок и торговый центр раскинулся на берегах реки Грейт-Аус. Он состоял из имевших богатую историю кирпичных или деревянных домов и элегантных особняков в стиле Тюдоров.
        По словам Джулиана, гроб с телом Марии, королевы Шотландской, был установлен на некоторое время в церкви Святого Георгия, когда его перевозили в Вестминстерское аббатство. В Хантингдоне родился и вырос один из наиболее известных людей в Британии - Оливер Кромвель, а соседняя с городом деревня Годмангейстер когда-то зародилась на оживленном перекрестке важнейших дорог.
        Они осмотрели почти каждый магазин в Хантингдоне, не спеша и щедро тратя деньги, так, чтобы привлечь к себе как можно больше внимания. Леди Линден заглянула даже в самые неприметные лавочки. Они посетили не только торговцев мелким товаром, модисток и шляпный магазин, но также рыночную площадь, где прошлись вдоль овощных и цветочных рядов, заглянули в хлебные лавки и к мясникам, с которыми договорились о поставках в Линден-Парк. И несмотря на шокированные и встревоженные взгляды, которые поначалу бросали на Джулиана, Блейз почувствовала, что ее план начинает действовать.
        В каждой лавке она просила представить ее хозяину, потом не скупилась на похвалы товарам, подчеркивая отличный выбор и хорошее качество. А потом вдруг начинала изображать полную нерешительность, будто не зная, на чем остановить свой выбор. Выслушав мнение хозяина, Блейз принималась поглаживать рукав Джулиана и с обожанием заглядывала ему в глаза, при этом она говорила что-то вроде: «Как ты думаешь, дорогой, что мне выбрать? Небесно-голубой или розовый?»
        С трудом сдерживая смех, Джулиан послушно отвечал так, как просила его накануне Блейз: «Думаю, оба, любовь моя. Ты должна взять оба».
        В ответ она радостно улыбалась: «О дорогой, ты так добр! Я не заслуживаю такого доброго и щедрого мужа».
        Действуя подобным образом, Блейз существенно расширила свой гардероб, добавив к нему бесчисленное количество перчаток и домашних туфель, вееров и ридикюлей, расшитых шелковых чулок, разноцветных лент, шалей с оборками, воздушных шарфиков и шляпок. Она накупила столько товаров, сколько обычно покупали в лавках за полгода.
        Любезность, радушие и искренний интерес быстро располагали лагэчникоа к ней, а отношение к Джулиану менялось, по мере того как он открывал кошелек и, не считая, щедро платил, . Трагическая история, связанная с его именем, по крайней мере в этот момент, забывалась.
        Понаблюдав в нескольких лавках за своей молодой женой, Джулиан перестал качать головой, глядя на ее нескромное поведение, а только журил себя за то, что сомневался в способностях Блейз.
        - Пожалуй, тебе все же стоит пойти на сцену, проказница, - сказал он однажды днем. - Здесь, в провинции, твой талант некому оценить.
        - Я говорила тебе, это сработает. - Блейэ самодовольно улыбнулась. - Хотя я все же очень надеюсь, что в ближайшее время ты не займешь свое место в палате лордов. Вряд ли твое пребывание в мясной лавке в окружении колбас и бараньих ног произведет должное впечатление на пэров.
        На той же неделе Блейз взялась за арендаторов. Утром в четверг, когда Джулиан уезжал по делам в Лондон, она уговорила управляющего сопровождать ее при посещении арендаторов. Блейз решилась на этовепрекн желанию Джулиана. Много раз она просила взять ее с собой, но он всегда отказывал, мотивируя тем, что не хочет подвергать ее еще большей враждебности с их стороны.
        Однако к этому времени он бы должен был знать свою жену лучше и понимать, что вряд ли она подчинится ему или отступит, столкнувшись с трудностями. Только на этот раз Блейз шла наперекор ему не просто из духа противоречия или из-за желания привлечь к себе его внимание и доказать что-то. Она делала это ради него и не собиралась сдаваться.
        Коляской, в которой они отправились, управлял мистер Марш. Блейз посетила симпатичные коттеджи из красного кирпича и желтого камня, скученно стоящие примерно в полумиле от усадьбы. Здесь жили многие арендаторы. Блейз заглянула в каждый дом, чтобы поговорить с каждым хозяином.
        Но даже, несмотря на то что ее представлял всеми любимый и уважаемый мистер Марш, Блейз встречали настороженным молчанием и так же холодно, как ее мужа. Она справлялась о здоровье всех членов семьи, правильно выговаривая имена даже самых маленьких детишек, но ее обаяние не оказало на фермеров почти никакого влияния. Точно так же, как и продуктовые подарки, которые собрала для нее в усадьбе миссис Хеджес, и игрушки, купленные в магазинах Хантингдона. Она привезла с собой деревянных солдатиков и тряпичных кукол для детей, цветные ленты для волос, носовые платки и кухонную утварь для женщин, трубки и перочинные ножи для их мужей. Все эти дары вежливо принимались, однако фермеры не становились дружелюбнее и разговорчивее. Расстроенная, Блейз была вынуждена признать, что Джулиан, возможно, был прав: это сражение ей не выиграть.
        Она покинула последний коттедж и уже хотела было подняться в коляску с помощью Марша, когда уловила у себя за спиной приглушенные голоса. Слышно было плохо, но она разобрала слова: «Прячется за юбки жены».
        Она резко повернулась и оказалась лицом к лицу с одноногим мужчиной, опирающимся на костыль. Он был довольно молодым, лет на шесть старше самой Блейз, а с его огрубевшего от работы на открытом воздухе лица, казалось, никогда не сходит хмурое выражение. С ним гона не была знакома, но уже успела кое-что услышать. Она пристально посмотрела на него.
        - Потрудитесь объяснить свои слова.
        Парень опустил глаза, но объяснять ничего не стал, только сказал:
        - Это я так, миледи.
        - Лорд Линден не прячется за мои юбки, - твердо заявила Блейз. - Он вообще не хотел, чтобы я приходила сюда, и только потому, что желал оградить меня именно от подобной враждебности. Он не сомневался, что меня так примут. - Лицо парня сохраняло хмурое выражение. - Вы - Джон Уикс, не так ли? - Заметив его настороженный взгляд, она добавила: - Я только что познакомилась с вашей женой и сыном. Почему вы считаете, что его сиятельство прячется за мои юбки? - Он продолжал молчать, Блейз нахмурилась. - Может, пора поговорить начистоту? Лорд Линден предупредил меня, что не следует ждать теплого приема, он объяснил: это не относится ко мне и связано с событиями четырехлетней давности. Вы ведь вините моего мужа в смерти первой леди Линден, да?
        Уикс внезапно почувствовал себя очень неловко и потупил взгляд.
        - Говорят, он убил ее.
        - Кто говорит?
        - Ну… все.
        - А вы всегда верите всему, что слышите? - Блейз уперла руки в бока. - Я лично не придаю значения слухам и кривотолкам и не на секунду не верю, что он убил ее. - Установилась напряженная тишина. - Скажите, разве я похожа на идиотку? Неужели вы верите, что я вышла бы замуж за убийцу? - К этому времени вокруг них собралась небольшая толпа - женщина с младенцем на руках, еще одна, за руку которой уцепился малыш, и еще несколько. Все внимательно прислушивались к разговору. Подошли молодой паренек с вилами и высокий пожилой мужчина, согнутый годами. - Лорд Линден не убивал жену, - с чувством повторила Блейз. - Все эти слухи совершенно не обоснованы. Смерть леди Линден - трагическая случайность.
        - Прошу прощения, миледи, но вас здесь тогда не было, - неуверенно возразил Уикс.
        - Полагаю, вы были? И собственными глазами видели, как все произошло? - Уикс опять уставился в землю. - Они поссорились, - продолжила Блейз. - Шумно, это правда, но покажите мне хоть одного человека, который ни разу не ссорился с женой. - Она окинула взглядом толпу, понимая, что все слушают ее, затаив дыхание. - А упасть с лошади в бурю может всякий.
        Кто-то согласно кивнул. Почувствовав, что ее доводы начинают действовать, она бросила взгляд на управляющего, который в ужасе следил за происходящим. Вид у него был перепуганный.
        - Мистер Марш, кто-нибудь выдвигал хоть какие-нибудь улики, указывающие на то, что лорд Линден убил свою первую жену?
        - Н-нет, миледи.
        - А вы хоть раз видели, чтобы его сиятельство вел себя неподобающим образом и можно было бы предположить, что он способен на убийство?
        - Нет, миледи, не видел.
        Она повернулась к Джону Уиксу.
        - Или вы считаете, что мистер Марш не разбирается в людях?
        - Да нет, просто он зависит от его сиятельства.
        - Конечно, но я очень сомневаюсь, что он оставался бы на службе у его сиятельства все эти годы, если бы знал, что лорд Линден виновен в убийстве.
        - А почему же тогда его сиятельство уехал так поспешно? И так долго не возвращался, если ему нечего скрывать?
        - Думаю, смерть ее сиятельства очень сильно подействовала на него. Он винит в случившемся себя не потому, что убил жену, а потому, что ничего не сделал, чтобы предупредить ее гибель.
        - Долго же его не было, - заметил Уикс, все еще хмурясь.
        - Вы правы, лорд Линден слишком долго пренебрегал своими обязанностями, но он очень сожалеет об этом и собирается наверстать упущенное. Да и не похоже, чтобы все это время он искал удовольствий. Последние четыре года он был на войне, рисковал жизнью.
        Внезапно лицо Уикса приняло горькое выражение.
        - Я тоже рисковал жизнью на войне, - негромко проговорил он. - Сражался за короля и за свою страну и вот что получил, посмотрите. Остался калекой.
        Блейз взглянула на его ногу, отрезанную кемнрго выше колена, выражение ее лица смягчилось.
        - Лорду Линдену повезло больше, чем вам. Он тоже едва не потерял ногу в битве за Викторию, но ее, к счастью, удалось сохранить. Правда, боли все еще мучают его, и хромает он сильно, но самое глазное - нога цела.
        - А я ходить не могу. И зарабатывать на жизнь не в состоянии. Не гожусь для работы: не могу ни пахать, ни сеять.
        - Полагаю, вам надо поговорить с его сиятельством. Уверена, он не останется равнодушным. Он лучше, чем кто-либо, поймет, каково вам приходится.
        - Мне не нужна благотворительность, мне нужна работа.
        - Я тоже так думаю. - Блейз ответила с такой неожиданно обезоруживающей улыбкой, что Уикс в растерянности заморгал. - А чем вы раньше занимались?
        - Всегда был фермером, ничего другого не умею.
        - Молоток в руках держать можете?
        - Да, миледи.
        - А с мехами работать в кузнице?
        - Думаю справился бы.
        - Тогда можно научиться делать их. А если вы не хотите работать кузнецом, уверена, лорд Линден сумеет предложить вам что-нибудь подходящее с приличным доходом. Если вы, конечно, не против освоить новое дело.
        Парень распрямил плечи.
        - Я не против, миледи. Буду весьма благодарен.
        - Тогда приходите завтра в усадьбу, встретитесь с моим мужем, поговорите, он что-нибудь придумает.
        Впервые с начала разговора лицо Джона Уикса прояснилось. Однако, даже когда он уважительно благодарил Блейз, голос его звучал несколько настороженно.
        - Благодарить будете его сиятельство. - Блейз взглянула на его ногу и спросила: - Боли беспокоят?
        - Да, миледи, иногда очень сильно.
        - Я только прошу вас, чтобы и вы в ответ были снисходительны к нему. Он достаточно настрадался за прошедшие четыре года. А дома его встретили вот так - мне бы было стыдно за себя, если бы я подобным образом с кем-нибудь обращалась.
        По смущенному выражению лица Уикса она видела, что слова ее дошли до него.
        - Простите, миледи, - примирительно произнес он.
        - Я волнуюсь не за себя, - продолжала Блейз. - Я наполовину американка и не жду, что вы с легкостью примете меня, особенно если учесть, что наши страны находятся в состоянии войны. Вполне возможно, что ваше мнение об американцах ничуть не лучше, чем мое об англичанах. Вы считаете всех нас дикарями, а я нахожу вас холодными и спесивыми. Но я всегда верила, что англичане - нация справедливая. Однако, по-моему, не очень-то достойно обвинять лорда Линдена, не дав ему возможности высказаться в свою защиту и не выслушав его версию случившегося.
        - Что ж, может быть, мы и поторопились, миледи, - снизошел Джон Уикс.
        - Думаю, именно так. Но я прощу вас, если вы постараетесь как-то компенсировать свое отношение.
        - Обязательно, миледи.
        В тот же день, позже, Джулиан услышал от Марша подробный рассказ о том, как его жена обворожила и пристыдила арендаторов и добилась, чтобы они изменили отношение к нему. А на следующий день он в восхищении качал головой и не верил своим ушам, когда Джон Уикс от имени всех своих соседей приносил ему извинения. Отправившись утром следующего дня объезжать фермы, он убедился, что отношение к нему действительно изменилось. Он не верил своим глазам. Вместо угрюмой настороженности фермеры демонстрировали свое дружеское расположение, приветствовали его, смущенно улыбаясь.
        И только в церкви, куда они отправились в воскресенье утром на службу, Блейз поняла, что главные баталии еще впереди. Отдельные маленькие победы, которые она до сих пор одерживала, ее совершенно не удовлетворяли. Соседи по-прежнему избегали Линден-Парк - никто из них не посетил молодоженов. Саму Блейз это тревожило мало. Она привыкла к подобному отношению окружающих - в прошлом ее поведение не раз вызывало негодование и осуждение, но сейчас из-за Джулиана она воспринимала эту изоляцию очень болезненно.
        В воскресенье ее беспокойство возросло. Небольшая каменная церковь была уже почти полна, когда они с Джулианом вошли. Воцарилось гробовое молчание. Они проследовали вдоль узкого прохода и заняли места на семейной скамье Линденов. Взгляды присутствовавших были прикованы к ним.
        В проповеди священник говорил о прощении и братской любви, но, когда служба закончилась, никто, кроме него самого и его жены, не сделал попытки подойти к ним. Блейз заметила Винсента Фостера, гневно взирающего на Джулиана. Рядом с ним была надменная элегантная женщина с каштановыми волосами, скорее всего его сестра Рейчел. Джулиан подтвердил догадку Блейз. В отличие от брата Рейчел Фостер смотрела как бы сквозь них, будто заметить их было ниже ее достоинства.
        Блейз удивилась тому, как эта женщина подействовала на нее. Юная леди Линден невзлюбила ее мгновенно, а еще к этому чувству добавились ревность и облегчение. Если, как предполагала миссис Хеджес, мисс Рейчел Фостер когда-то хотела выйти замуж за Джулиана, то, решила Блейз, ему очень повезло, что этого все-таки не случилось.
        Джулиан, однако, беспокоился не столько за себя, сколько за нее.
        - Сожалею, что тебе приходится страдать из-за моей репутации, - с грустью проговорил он, помогая подняться в экипаж.
        Блейз с вызовом посмотрела на нее.
        - Тебе не за что просить извинения, Джулиан, и меньше всего за столь удручающие манеры всех этих людей. Они не имеют права обращаться с тобой подобным образом. Но больше этого не повторится, уж я позабочусь об этом!
        Слова жены об удручающих манерах несколько развеселили Джулиана. Он откинулся на подушки и с интересом посмотрел на Блейз. Он понял, что в прошлом часто недооценивал ее способности добиваться поставленной цели, и больше не хотел попадать впросак.
        - И как же ты собираешься добиться своего?
        - Пока не знаю, но что-нибудь придумаю. - Ее прелестные губки решительно сжались. Джулиан уже начинал узнавать это выражение на личике жены. Оно означало войну!

        Глава 18

        Несмотря на объявление войны и свою решимость, Блейз приняла конкретный план действий только двумя днями позже, лежа утром в постели Джулиана и обдумывая сложившееся положение. Вдруг она села, прижимая простыню к обнаженной груди.
        - Бал! Мы должны устроить бал!
        Джулиан, обессиленный после часа страсти и любви со своей жизнерадостной молодой женой, лениво потянулся и не спеша погладил ее по спине.
        - Бал?
        Усевшись и обхватив колени, Блейз лихорадочно продумывала свой план.
        - Положение требует решительных и дерзких мер, Джулиан. Разошлем приглашения на бал и посмотрим, кто осмелится отказаться.
        Джулиан нахмурился, стараясь переключиться с любовных утех, которыми только что занимался, на военные действия.
        - А ты не подумала, что, возможно, никто не придет?
        - Придут.
        - Как ты добьешься этого, дорогая? Свяжешь их по ногам и рукам и притащишь сюда силой?
        - Ну… не так решительно… пока, во всяком случае. Но если я правильно думаю, к таким мерам прибегать не придется. Люди всегда восхищаются теми, кому хватает смелости бросить вызов обществу. Именно это мы и сделаем, устроив бал и пригласив всех соседей. И потом, все старые кумушки сползутся обязательно, хотя бы из любопытства, посмотреть, что за женщина решилась выйти замуж за человека, подозреваемого в убийстве.
        Почувствовав, как замерли пальцы мужа у нее на спине, Блейз оглянулась и посмотрела на него. Губы Джулиана скривила горькая усмешка. Блейз улыбнулась ему в ответ.
        - Разве ты не понимаешь, Джулиан? Соседи избегают нас, потому что мы сами допустили это. А теперь мы должны поставить их в такие условия, когда они больше не смогут игнорировать нас. Стоит им увидеть тебя, поговорить с тобой - и они поймут, что ты такой же, каким был всегда.
        Он заметил румянец волнения на лице Блейз, волнения, которое не решался остудить, даже несмотря на то что твердо был уверен, что ничего путного из ее идеи не получится.
        - Думаю, тебе потребуется более уважительная причина, чем просто дерзость или мое оправдание если ты надеешься заполучить сюда кого-то, - наконец проговорил Джулиан.
        - Отлично… А что, если мы устроим благотворительный бал? Благотворительностью трудно пренебречь. Мы можем создать фонд помощи инвалидам войны, чтобы помочь им освоить новые ремесла. Тогда они смогут самостоятельно заработать себе на жизнь, а если из-за увечий они уже не в состоянии работать - помочь им материально. Так, как ты помог Джону Уиксу. Благодаря тебе теперь он может применить свой талант резьбы по дереву и будет делать различные изделия. Если ты был благороден с Уиксом, будь таким и с другими. Пострадавших на войне очень много, они заслуживают помощи. Тот самый класс, интересы которого они защищали, забыл об их жертвах и о твоей - тоже. Английскому дворянству пора уже признать свой эгоизм. Джулиан задумчиво молчал.
        Блейз радовалась, что он не противится. Она положила подбородок на колени и закусила нижнюю губу.
        - Думаю, с ролью хозяйки я справлюсь. Опыт у меня есть. Я не раз принимала гостей на балах у бтчима. Это одно из немногих дел, которые сэр Эдмунд доверял мне, ценя хоть один из моих талантов. Наблюдая за ним, я даже немного освоила дипломатию, но все же нам лучше подстраховаться и заручиться присутствием хотя бы нескольких гостей. Может быть, стоит пригласить кого-нибудь из твоих лондонских друзей погостить у нас… заранее. Мы смогли бы организовать домашний вечер, ты бы пригласил своих друзей-военных, у тебя ведь есть друзья в кавалерии?
        - Один или два, - ответил Джулиан без особого энтузиазма.
        - Тогда пригласи их, это будет то, что надо. Для меня - отличная возможность познакомиться с твоими друзьями, а тебе будет с кем погрустить, если у меня ничего не получится. Лавочники будут рады. Закажем у них всю провизию, я закажу у модистки бальное платье… - Блейз замолчала, увидев нерешительное выражение на лице мужа. - Прошу тебя, дорогой, не отказывай мне.
        Она сидела, повернувшись к нему вполоборота, простыня соскользнула с ее плеча, и Джулиан не был уверен, произошло это намеренно или случайно. Он вполне допускал, что его лукавая проказница жена способна использовать физическое очарование, чтобы добиться своего; но именно сейчас это совершенно не трогало его, даже если она и манипулировала им без зазрения совести. Он знал только, что вид ее упругой обнаженной груди, такой влекущей, возбуждает его.
        Он улыбнулся, с грустью признавая свое поражение, и погладил ее обнаженную спину.
        - Думаю, ты смогла меня убедить.
        Ощутив чувственные прикосновения его пальцев, Блейз на мгновение забыла, в чем она старалась убедить мужа. Взгляд ее был прикован к Джулиану, лежащему на подушках: золотистые вьющиеся волосы, аристократические утонченные черты лица, стройное мускулистое тело. Он такой мужественный, такой красивый, от него исходит такая сила. Синие глаза его снова потемнели в предвкушении страсти. Блейз уже начала узнавать это состояние, и понимание это заставило ее сердце биться учащеннее, а огонь желания - разлиться по телу.
        Джулиан притянул ее к себе, и ее обнаженная грудь прижалась к его груди, а губы их слились в страстном поцелуе. Рука его скользнула под простыню, меж ее бедер. И в тот самый миг, когда такие знакомые искусные пальцы принялись возбуждать ее, в дверь спальни тихонько постучали.
        Возбуждение сразу прошло. Блейз замерла, а Джулиан выругался сквозь зубы. Он перестал ласкать ее, поднял голову и сердито посмотрел на дверь.
        - Что случилось?
        - Простите, милорд, - почтительнейше зазвучал голос дворецкого из-за двери, - но здесь человек, который хочет увидеть ее сиятельство. Он утверждает, что вы позволили ему разбить табор на своей земле. По-моему, милорд, он… цыган.
        Хеджес произнес последнее слово так, словно оно источало заразу, а Блейз встала на колени и в восторге воскликнула:
        - Миклош! Он приехал!
        Джулиан застонал про себя. Он надеялся, что у него есть еще хоть несколько спокойных недель, прежде чем придется заняться развращающим влиянием на Блейз ее друзей-цыган. Однако сейчас уже слишком поздно менять что-либо. Блейз уже крикнула Хеджесу, чтобы он сообщил Миклошу, что она сейчас выйдет. Потом она повернулась к Джулиану. Лицо ее сияло, аметистовые глаза блестели, как драгоценные камни.
        - Джулиан, это же то, что надо! Цыгане станут главным украшением нашего бала. Мы устроим весь бал в цыганском стиле, с цыганскими танцами, музыкой, даже с гаданием. Это будет замечательно! Если наши соседи ждут зрелища, они его получат, мы устроим им зрелище! - Она спрыгнула с кровати и подняла с пола халат, но не стала надевать его. - Мне надо поскорее одеться и поговорить с Миклошем, уговорить его выступить на балу.
        Она склонилась над мужем и взволнованно поцеловала его в висок, но когда хотела повернуться, чтобы идти, Джулиан поймал ее за руку и удержал.
        - Может быть, не стоит торопиться, надо обдумать все, прежде чем начинать?
        - Да о чем здесь думать? На твоем кошельке это не скажется, если тебя волнует это. Цыгане много не берут за выступления…
        - Меня волнует, как это подействует на наших соседей.
        - Ну что ты, Джулиан! Все будет хорошо, поверь мне. Горгиос всегда проявляют любопытство по отношению к цыганам, все увлекаются гаданием. Я поговорю с Панной, попрошу ее погадать… - Блейз вылетела из спальни, продолжая на ходу говорить вслух, и скрылась за дверью собственной спальни.
        Джулиану показалось, что мимо только что пронесся ураган. Он откинулся на подушки, подложив руки под голову. Его очаровательная молодая жена оставила его болезненно-возбужденным, однако удовольствие, которое он испытал, видя ее радостное волнение, почти компенсировало то, что он не успел получить. Глаза ее лучились, лицо сияло надеждой, обнаженное тело ласкало взгляд. Блейз выглядела восхитительно. Он хотел только одного - сжать ее в объятиях, зарыться в нее глубокоглубоко. Это желание охватывало его в последнее время все чаще. Потребность в ней становилась почти физической, как неистребимая привычка.
        Джулиан уставился взглядом на полог кровати и подумал, как быстро удалось Блейз приобрести над ним такую власть. Всего несколько недель. Неужели прошло всего несколько недель с тех пор, как он был вынужден жениться на ней? Слишком короткое время, чтобы оказать серьезное влияние на его жизнь.
        Любовное наслаждение, которое она доставляла, лишь частично объясняло силу ее притяжения, хотя в значительной степени способствовало ее привлекательности. Блейз пришла к нему невинной и неопытной, но была такой обжигающе страстной, что большего ни один мужчина и желать бы не мог. Она доставляла ему наслаждение, которого он не испытывал раньше ни с одной женщиной. Она отвечала на его чувства так же страстно, свободно и раскованно, не думая о приличиях, что само по себе было совершенно невероятно для женщин ее круга.
        Джулиана притягивала в ней жажда жизни. Ее теплота, огонь в крови. Ему казалось, что благодаря ей он сам медленно воззращается к жизни, что душа, замерзшая со смертью Каролины, потихоньку оттаивает. Он перестал жалеть, что женился на Блейз, хотя часто с трудом мирился с ее необычным, непредсказуемым, не вписывающимся в привычные рамки поведением, иногда приводящим его в ярость.
        Вспомнив последний замысел жены, Джулиан от досады закрыл глаза. Сама мысль устроить в Линден-Парке бал с языческими увеселениями и предсказанием судеб, чтобы дать приглашенным соседям повод для насмешек, наполнила его ужасом. Его не радовало, что жена-виконтесса общается с цыганами.
        Но выбора, кажется, нет. Все его прежние попытки проконтролировать поведение Блейз обычно ничем не заканчивались. Он начал понимать, что запреты только усиливают ее желание поступать наоборот, наперекор его воле.
        Кто знает, не будет ли с его стороны мудрее воздержаться от каких бы то ни было возражений против бала. Кроме того, мероприятие такого размаха даст ей возможность сосредоточить свою неуемную энергию на конкретном деле и, как надеялся Джулиан, удержит от новых необдуманных поступков.
        Блейз очень обрадовалась встрече со старыми друзьями. Хеджес, все время крутившийся поблизости из опаски, как бы посетитель не исчез с фамильным серебром Линденов или другими ценностями, не выпускавший цыгана из виду, был совершенно изумлен и с нескрываемым неодобрением наблюдал, как ее сиятельство несется вниз по лестнице прямо в объятия смуглого мужчины. Не замечая неодобрительных взглядов Хеджеса и смеясь от радости, Блейз обняла Миклоша и мгновенно засыпала его вопросами, потянув за руку в соседнюю гостиную.
        Миклош старательно отвечал на вопросы, с любопытством разглядывая богатое убранство комнаты.
        - Ты неплохо устроилась, Раунийог. Я подозревал, что у твоего горгио кошелек туго набит, но не думал, что настолько.
        От улыбки у Блейз на щеках появились ямочки.
        - Да, могло быть и хуже. Лорд Линден очень щедр со мной. Видел бы ты, сколько он мне всего накупил за это время.
        Выяснив, что все ее друзья в полном порядке, Блейз попросила подать завтрак. Пока они ели булочки с маслом и пили чай, Миклош поведал Блейз, где побывал табор за прошедшие недели, о ярмарке, где он с выгодой продал нескольких коней. Еще он выразил надежду, что его лучшая кобыла принесет жеребенка от того самого коня барона Килгора, но точно говорить еще рано.
        Когда с завтраком было покончено, Блейз распорядилась оседлать для себя коня, собираясь навестить табор. Как раз в это самое время Джулиан в светло-серых панталонах и темно-вишневом сюртуке заглянул к ним на несколько минут, чтобы поздороваться с Миклошем. Однако, ссылаясь на занятость, составить им компанию отказался. Он наклонился, с любовью поцеловал Блейз в макушку и попросил ее взять с собой лакея для сопровождения.
        - К чему напрасно отвлекать его от дел? - возразила Блейз. - Миклош проводит меня назад.
        - Да-да, милорд, обязательно, - подтвердил цыган.
        На лице Джулиана мелькнула улыбка.
        - Признателен за вашу доброту, мистер Смит, но нельзя забывать о приличиях. Репутации леди Линден не пойдет на пользу, если ее увидят одну в обществе цыгана, пусть даже и очень близкого друга.
        - Да, милорд, вы правы, так уж устроен мир, - безрадостно согласился Миклош.
        - Хорошо, тогда возвращайся к ужину, любовь моя. А после него мы продолжим то, чем занимались сегодня утром, - сказал он, и глаза его озорно блеснули. С этими словами Джулиан удалился.
        От столь тонкого намека Блейз невольно покраснела.
        - Джулиан очень заботится обо мне, - пояснила она Миклошу, когда муж ушел.
        - Так и должно быть. - Миклош согласно кивнул. - А ты должна теперь научиться его слушаться, Раунийог.
        Услышав этот совет, Блейз наморщила носик, но лакея с собой все же взяла. Табор расположился неподалеку от усадьбы, на отличном лугу, рядом с журчащим ручьем. Блейз насчитала палаток дюжины на две больше, чем раньше.
        - Мы объединились с другим табором, - объяснил Миклош. - Мы поступили бы очень эгоистично, если бы воспользовались гостеприимством его сиятельства, не разделив его с другими цыганами.
        Пригласив еще один табор на земли лорда Линдена, Миклош злоупотребил добротой Джулиана, но Блейз не стала возражать против такого своеволия, зная, что ни один цыган не упустит возможность использовать горгиос всякий раз, если такая возможность предоставится.
        Панна обрадовалась Блейз, как дочери, которую давно не видела, крепко обняла ее, а потом отстранила и внимательно посмотрела ей в глаза.
        - Ты счастлива в замужестве, Раунийог?
        Блейз загадочно улыбнулась, словно хотела сохранить ответ в тайне.
        - Скажем, это оказалось не столь ужасно, как я опасалась.
        Панна только довольно каркнула в ответ.
        Часом позже, когда Блейз поздоровалась со всеми в таборе Миклоша и познакомилась с цыганами из приглашенного им табора, она смогла поговорить с Панной и Миклошем наедине и заручилась их согласием принять участие в предстоящем празднике.
        Она не стала вдаваться в подробности о причинах, по которым решила устроить бал, и о том, что кое-кто из соседей подозревает Джулиана в смерти жены. Панна и так знает о темных пятнах в его прошлом, а вот как отнесется к такому известию Миклош, предположить было трудно. Цыгане очень оберегают своих женщин, ему может не понравиться, что она вышла замуж за человека, которого подозревают в убийстве, даже если это подозрение ни на чем не основано.
        Зная, как страстно любят цыгане торговаться, Блейз объяснила, что ей нужно, предложив для начала возмутительно низкую цену. Немного поспорив, она выторговала разумную цену и договорилась с Миклошем о том, что его табор развлечет гостей на балу, который состоится недели через две, музыкой, танцами и предсказанием судеб. Блейз вняла совету Панны и назначила бал на субботу, предшествующую Дню Всех Святых.
        Только они закончили оживленные переговоры, как Блейз увидела небольшое коричневое животное, которое прыгало рядом с цыганом через две палатки от них.
        - Обезьянка! - восторженно воскликнула Блейз. - Последний раз я видела их в Филадельфии.
        - Она танцует и делает различные трюки, - сказал Миклош.
        Блейз задумчиво посмотрела на него.
        - Миклош, очень прошу тебя, представь меня хозяину обезьянки. Думаю, это то, что нужно, для моего бала.
        Вечером Блейз рассказала Джулиану о своем успехе и в конце, как бы невзначай, упомянула про обезьянку. Джулиан прикусил язык и удержался от комментария. Когда Блейз стала обдумывать, кого пригласить на бал, он помог ей составить список гостей и сумел убедить, что не стоит приглашать лондонских друзей погостить у них. Если все закончится полным провалом, пусть уж будет как можно меньше свидетелей.
        Джулиан вмешался только один раз, когда Блейз предложила пригласить на бал Винсента Фостера с сестрой, жестко ответив отказом:
        - Нет, об этом не может быть и речи, дорогая! Я не хочу видеть его в своем доме!
        Блейз стала доказывать, что с их стороны было бы проявлением мудрости первыми протянуть ветвь мира. Фостеры пользуются большим влиянием в округе, и, если бы Джулиан возобновил дружбу с ними, общество приняло бы их. В конце концов Блейз удалось убедить мужа в своей правоте, он просто устал спорить и сдался.
        Но, наблюдая за действиями Блейз в последующие две недели, он стал испытывать все возрастающую тревогу. Блейз вложила в подготовку бала всю душу, и Джулиану очень не хотелось, чтобы ее постигло разочарование. Его радовало, что у Блейз, занятой подготовкой к празднику и ежедневными посещениями табора, не оставалось времени на другие замыслы.
        В конце недели Джулиан получил письмо из Вены от отчима Блейз. Сэр Эдмунд поздравлял его со свадьбой, перемежая слова поздравления со словами сочувствия в связи с тем, что в жены Джулиану досталась его падчерица, и советовал, как лучше обращаться с ней. Тон письма разозлил Джулиана. Блейз совсем не такая, как утверждал сэр Эдмунд. Что же касается его рекомендации держать Блейз в ежовых рукавицах, Джулиан счел это сущей чепухой. Он уже достаточно хорошо узнал свою не укладывающуюся в рамки привычного жену с ее упрямством и теперь понимал, что такая тактика приведет к обратному результату. Он понимал и то, что добиться от жены послушания можно только одним способом - она должна сама этого захотеть.
        Горничная Блейз, Сара Гарзей, подтвердила эту догадку. Вскоре после приезда Миклоша Джулиан поговорил с горничной.
        Мисс Гарвей защищала свою подопечную с любовью и спокойной рассудительностью:
        - Видите ли, милорд, Блейз выросла в любви и холе. Детство ее прошло в Филадельфии. Отец обожал ее и баловал без меры. Он умер, когда ей было всего десять лет. Его смерть страшно подействовала на девочку. Потом ее мать во второй раз вышла замуж, и юность Блейз провела, переезжая из страны в страну. Из-за карьеры сэра Эдмунда им приходилось часто перебираться с места на место. Она не успевала заводить друзей своего возраста. А потом скончалась ее матушка. Блейз осталась без матери и без своего дома, под присмотром сэра Эдмунда и моим. Неудивительно, что она выросла такая непокорная. Причиной тому американское воспитание и бродячая жизнь.
        - Уверен, что вы старались помочь ей, - сочувственно пробормотал Джулиан.
        - Еще как! Но я при ней всего лишь три последних года и могу только дать совет, а приказывать не имею права.
        - Нет-нет, вы не обязаны отвечать за поведение моей жены, мисс Гарвей.
        - Что вы, милорд, я и не думала так. Я только надеюсь, что вы поймете, почему Блейз иногда превращается в настоящего чертенка. Это из-за ее характера и воспитания.
        - Понимаю, - отозвался Джулиан.
        - Боюсь, она совсем не думает о приличиях.
        - Это мягко сказано. - Джулиан хитро улыбнулся. - Я бы очень удивился, если бы узнал, что в своих поступках Блейз хоть раз руководствовалась приличиями.
        - У нее боевой дух, это правда. Временами она бывает очень упряма и своенравна, однако в ней нет ничего плохого. Умоляю вас, милорд, не будьте с ней суровы.
        - По-моему, я веду себя с ангельским терпением, - отозвался Джулиан негромко, - но все равно хотел бы научиться общаться с ней так, чтобы в дальнейшем избежать излишних неприятностей. Может быть, вы что-то подскажете мне?
        - Да, милорд. Вы позволите мне сказать правду?
        - Я бы очень хотел этого.
        - Сэр Эдмунд не нашел к ней подхода. Мне кажется, своими выходками Блейз просто старалась привлечь к себе его внимание, но в ответ получала полное равнодушие. Он всегда держал ее на расстоянии. Ей нужны не строгость и нравоучения, а любовь и понимание.
        Джулиан сомкнул пальцы рук, размышляя над советом горничной. В прошлом он всегда думал о Блейз только с точки зрения своих потребностей. С тех пор как принудил ее выйти за себя замуж, он ни разу не подумал о том, что ей нужно от него.
        - Обещаю, - сказал он мисс Гарвей, - что не повторю ошибок сэра Эдмунда, хотя не уверен, что добьюсь большего успеха, чем он.
        - Большего и просить нельзя, милорд. Вы только попробуйте. Блейз очень молода, ей еще не приходилось ни о ком заботиться, да и о ней особенно никто не заботился после смерти матери.
        Слова горничной взволновали Джулиана до глубины души. После ее ухода он долго раздумывал над советом.
        То же самое сказала ему старая цыганка Панна в день свадьбы, когда Блейз сбежала от него: «Добиться ее послушания можно, только заручившись ее любовью и преданностью».
        Любовью. Джулиан понял правильность слов Панны и мисс Гарвей - Блейз станет много покладистее, если полюбит его. А уж об этом он позаботится и добьется того, что его молодая жена потеряет голову от страсти. Ни одна женщина не могла устоять, когда он пускал в ход свое знаменитое обаяние.
        Однако истина заключалась в том, что он не хотел, чтобы Блейз полюбила его. Ведь именно любовь послужила причиной всех его бед в его первом браке. Каролина вбила себе в голову, что любит его, и потребовала от него того, чего он дать ей не мог - его сердце. Он не ответил на ее любовь, и она горько обиделась на него за это, обиделась так глубоко, что обратилась к другому. Джулиан не хотел проходить через весь этот ужас повторно.
        Он покачал головой. Нет, ему не нужна любовь Блейз. Ему необходимы только ее уважение и послушание. Они заключили брак по известным причинам. Самое большее, что он может предложить ей, - понимание и еще - внимание, которого она так жаждет.
        Он рассеянно погладил кончиками пальцев шрам на щеке, обдумывая, как поступить. Лучше выбрать золотую середину - пусть Блейз будет достаточно свободна, чтобы ее энергия могла найти достойный выход, но не настолько, чтобы стать причиной очередного скандала. Только пренебрегать ею нельзя и оставлять грустить в одиночестве, как это было с Каролиной. Он окружит Блейз вниманием и пониманием, но не допустит, чтобы она полюбила его.

        Глава 19

        Несмотря на то, что бал был благотворительный, а собранные средства должны пойти на нужды ветеранов и инвалидов войны, на приглашения Блейз откликнулись очень немногие. Священник сообщил ей, что местное общество горячо обсуждает предстоящее событие, но обсуждать - это одно, а принять приглашение - совсем другое, и здесь не помогла даже благая цель. Чем ближе подходил назначенный день, тем больше волновалась Блейз, опасаясь, что все же просчиталась. Даже барон Килгор, принявший столь деятельное участие в бракосочетании, прислал письмо с сожалением, что не имеет возможности быть на балу, так как пообещал провести это время с друзьями в Лондоне. А Блейз очень рассчитывала на его поддержку, зная, как мужу нужен каждый союзник.
        Джулиан ожидал бал со стоическим терпением, готовясь к худшему. Его жена, конечно, обладает решимостью и тактикой, подобно Наполеону, но даже она не способна творить чудеса. В них верил только их приходской священник - преподобный Незерби, который предсказал, что общество одумается и все как один явятся на бал.
        В день бала рассвет выдался холодный и ясный. Блейз проснулась с ощущением ужаса, от которого сводило живот, и провела не один час в заботах о последних мелочах. К пяти все было сделано. Она поднялась к себе, чтобы принять ванну и переодеться к вечеру, с тайной надеждой, что бал пройдет хорошо. Ей хотелось, чтобы Джулиан гордился ее организаторскими способностями, но еще больше ей хотелось, чтобы общество приняло мужа.
        Горничная сделала ей замысловатую прическу и помогла надеть бальное платье. Когда Гарвей ушла, Блейз долго и задумчиво сидела за туалетным столиком. А что, если затея провалится и ее ждет неудача? Тогда Джулиан возненавидит ее? Перестанет бороться с прошлым и откажется от будущего?
        Она вздрогнула, когда в дверь ее туалетной комнаты постучали. Блейз пригласила войти и обернулась к двери. Вошел Джулиан с тростью в одной руке и длинным футляром в другой.
        Он сделал два шага вперед и от неожиданности замер. Он опасался, что Блейз явится на бал, нарядившись цыганкой, хотя бы из протеста. Но, когда она поднялась из-за туалетного столика ему навстречу, он увидел на ней изумительной красоты бальное платье с завышенной талией, более чем достойное леди ее положения и состояния. Кремовые кружева украшали лиф и изящно ниспадали вниз. Их нежный цвет прекрасно подчеркивал ее черные локоны и фиалковые глаза. Картину дополняли короткие пышные рукава и глубокий вырез, в значительной степени обнажающий молочно-белую грудь. У Джулиана перехватило дыхание. Блейз была ослепительно прекрасна.
        - Тебе нравится? - с волнением спросила она.
        Медленная чувственная улыбка выдала его восхищение. Это был лучший ответ на ее вопрос.
        - Ты выглядишь потрясающе.
        В этом едва слышном ответе Блейз уловила похвалу, в которой отчаянно нуждалась и которая придала ей уверенности.
        Джулиан протянул ей узкий обтянутый бархатом футляр.
        - Семейные драгоценности. Теперь они твои. Горничная считает, что они подойдут к твоему платью, но если тебе не понравятся, в сейфе много других.
        Блейз взяла футляр и торопливо открыла.
        - О! - вырвалось у нее. Она пришла в восхищение, увидев необыкновенной красоты ожерелье из переливающихся аметистов и аметистовые серьги в дополнение к нему. - Как красиво!
        - Давай я помогу тебе.
        Джулиан прислонил трость к туалетному столику и вынул ожерелье из футляра. Блейз подставила шею, он надел ожерелье и застегнул его. Пальцы его задержались на ее обнаженных плечах, он наклонился и поцелозал ее сзади в шею.
        Дрожа от возбуждения, Блейз надела серьги и посмотрела на себя в большое зеркало. Она была неотразима. Подарок Джулиана глубоко тронул ее. Передавая ей семейные драгоценности, Линден как бы признавал ее настоящей виконтессой Линден. Она его истинная жена, она принадлежит ему.
        - Все женщины сегодня будут завидовать тебе, - тихо произнес Джулиан.
        Она встретилась с ним взглядом в зеркале. Завидовать ей, конечно, будут, но не из-за внешности. Скорее из-за того, что ей удалось заполучить в мужья такого красавца. Его мягкие вьющиеся волосы переливались золотом в отблесках свечей, а глаза сияли, как два сапфира. На нем был элегантный темно-серый сюртук, подчеркивающии стройность фигуры; светло-серый атласный жилет, расшитый серебряной нитью, удачно сочетался по цзету со светло-серыми атласными бриджами, белыми шелковыми чулками и черными лаковыми башмаками с серебряными пряжками. Джулиан являл образец мужественности и элегантности, от него исходило неотразимое мужское обаяние.
        - У всех женщин сердца учащенно забьются от одного твоего вида, - отозвалась Блейз.
        На губах у Джулиана появилась хитрая улыбка.
        - Боюсь, их скорее хватит удар, когда они увидят шрам у меня на лице.
        Почувствовав его уязвимость, она повернулась, подняла руку и нежно провела пальцами по шраму.
        - Я настолько привыкла, что совсем его не замечаю. Он придает тебе мужественный вид. Я говорю правду, Джулиан, - добавила она, узидев, что брови мужа в сомнении поползли вверх. - Верь мне, Джулиан. Каждая женщина, увидев этот шрам, испытает желание утешить тебя.
        - Ну, ждать осталось совсем недолго, скоро узнаем. - Джулиан взял трость к предложил Блейз руку. - Пойдемте вниз, миледи.
        Блейз глубоко вздохнула, принимая предложенную руку. Вот и наступил этот миг, ей стало страшно.
        Они спускались по лестнице под нестройные звуки настраивающегося оркестра.
        - А я думал, у нас сегодня только цыганская музыка и твои друзья со скрипками, - заметил Джулиан.
        - Да, и цыганские танцы тоже, но позже. Я не собираюсь сразу распугивать гостей. Мы начнем в лучших бальных традициях.
        - Надеюсь, ты не ждешь, что я буду отплясывать весь вечер, дорогая. Мне это пока не по силам, боюсь перенапрячь ногу, хотя твой массаж очень помогает.
        Она улыбнулась мужу колдовской улыбкой.
        - Конечно, нет, Джулиан. Напротив, тебе запрещается танцевать совсем. Дамы, несомненно, будут разочарованы, но это лишь напомнит им о твоем ранении и о том, что ты герой войны, все будут сочувствовать тебе.
        - Ты хочешь сказать, - скривился Джулиан, - что мне предстоит развлекать тех, кто приехал просто поглазеть?
        Блейз рассмеялась.
        - Можно считать и так. Но ты будешь не один. Миклош со своим табором тоже будет здесь. И Джон Уикс. Я хочу, чтобы он рассказал об ужасах войны, о страданиях солдат. Надеюсь, что, расчувствовавшись, наши гости раскошелятся. Но уверена, самый большой интерес вызовешь ты. Всем захочется узнать, где ты провел последние четыре года.
        - Ну… с такими сладостями на десерт, - пробормотал Джулиан, - будет удивительно, если вообще кто-нибудь придет.
        Блейз не стала сообщать мужу, что тоже испытывает подобные опасения, и вместе с Джулианом
        вошла в бальный зал, чтобы показать ему результаты своих многодневных усилий.
        Свет сотен свечей играл в хрустальных подвесках люстр и отражался в натертом до блеска полу, а непривычные для глаза украшения придавали залу несколько экзотический вид. В дальнем конце помещения был устроен большой шатер в красно-голубую полоску, рядом стояли небольшие кабинки - все напоминало ярмарку.
        - Ну как? - волнуясь, спросила Блейз.
        - Признаюсь, я восхищен, дорогая, - ответил Джулиан улыбаясь. - Мне бы и в голову не пришло устроить у себя дома такое.
        Обрадовавшись, что он не сердится, Блейз сморщила носик и шутливо произнесла:
        - Это толькопотому, что вы излишне чванливы, милорд.
        Она подвела его к шатру. Там их ожидал Миклош в роскошном ярко-красном сюртуке, синих штанах, заправленных в блестящие черные сапоги. Золотая серьга висела в одном ухе. Цыган приветствовал их замысловатым поклоном.
        - Ты замечательно выглядишь, Раунийог… э-э… миледи. Милорд, для меня такая честь послужить вам. Цыгане приветствуют вас… Прошу вас, сюда, за мной, пожалуйста…
        Внутри шатер был разделен длинными занавесками на несколько частей. В каждой из них на шелковых подушках перед низким столиком сидела гадалка в пестрых нарядах, готовая предсказать судьбу по руке или по картам таро. Перед одним из столиков сидела Панна.
        Она закуталась в яркую шаль, на голове у нее был огромный зеленый тюрбан. Панна жестом пригласила Джулиана подойти, при этом тонким звоном зазвенели ее золотые подвески.
        - Как поживаете, милорд? Не хотите ли узнать свое будущее? Я возьму с вас лишь только половину, а остальное пойдет в фонд ветеранов и инвалидов войны.
        Джулиан с улыбкой отклонил предложение:
        - Благодарю вас, матушка, но мне достаточно одного раза.
        - Ладно, - каркнула Панна, - я и так вам скажу. Вам будет приятно узнать, что фортуна повернется к вам лицом. Большая удача ждет вас сегодня вечером.
        - Советую говорить то же самое всем. Тогда уж точно ваш успех будет обеспечен.
        - Вы ведь не верите в ясновидение, милорд, - старуха погрозила ему пальцем, - но скоро убедитесь, что я говорю правду.
        На этот раз Джулиан улыбнулся через силу. Пожелав цыганке удачи, он продолжил осмотр. Для Джона Уикса отделили довольно большую часть шатра и поставили полукругом стулья. Блейз объяснила, что здесь предполагается собрать джентльменов, чтобы рассказать им о фонде, пока дамам будут предсказывать будущее.
        Когда они вошли, Уикс потянулся за костылями и попытался встать.
        - Милорд, - произнес он почти благогоогйяо, - вы делаете замечательное дело, помогая пострадавшим з войне бедолагам, таким как я. Я вам очень благодарен, да и другие тоже.
        - Благодари не меня, а мою жену. Это все она сделала.
        Похаала мужа согрела Блейз, и она поторопилась переадресовать часть общего замысла ему:
        - Нет-нет, это все лорд Линден, это его идея. Блейз подождала, пока мужчины обменивались парой фраз, и потянула мужа дальше. В смежномхбаль-ным залом помещении вдоль стен были расставлены столы, ломившиеся от угощений. Здесь были клубника из теплиц, конфеты и множество разных деликатесов и десерта.
        - Надеюсь, что наши гости придут, - заметил Джулиан. - Не представляю, как мы все это съедим сами, если их не будет.
        Первым приехал священник со своей женой, как и просила Блейз.
        - Как мило, леди Линден, - начала неуверенно миссис Незерби, оглядывая убранство зала. - По-моему, вы первая решились использовать цыганские мотивы таким образом.
        Зная предрассудки горгиос, Блейз натянуто улыбнулась и решила не выступать в защиту своих друзей.
        В пустом зале громко звучал оркестр, Блейз с мужем и священник с женой стояли у парадного входа, спокойно разговаривая в ожидании гостей. Обычно Блейз отличалась олимпийским спокойствием, но сейчас почувствовала, что ладони у нее стали влажными от волнения. Уверенность ее уменьшалась с каждой минутой, но вот вошел Хеджес и торжественно объявил:
        - Лорд и леди Акертон.
        Бросив быстрый взгляд на мужа, Блейз ослепительно улыбнулась и повернулась приветствовать первых гостей: дородного джентльмена и его жену с серебристо-седыми волосами. За ними, следуя почти друг за другом, пожаловали еще несколько пар.
        - Мистер Чарлз Денби с дочерьми.
        - Сэр Джеймс и леди Уотерс.
        - Мистер Реджинальд Бэском.
        - Мистер и миссис Карстерс.
        К огромной радости Блейз, нарядные гости проходили в бальный зал почти непрерывным потоком. Большинство из них давно знали Джулиана, но были и те, что поселились в округе сравнительно недавно, уже после его отъезда. Прибывающие гости приветствовали хозяина Линден-Парка по-разному: скептически, с любопытством, с беспокойством, с неодобрением, изредка - с радостью после столь долгой разлуки. Блейз считала своим триумфом уже одно их присутствие. Теперь у Джулиана по крайней мере появилась возможность переменить общее настроение в свою пользу.
        Очень скоро стал очевиден успех Джулиана. Его обаяние и остроумие, равно как и видимое равнодушие к слухам относительно своего прошлого, способствогали тому, что многие поверили в его невиновность. Лорда Линдена окружили несколько дам и джентльменов, с большим интересом слушавших его рассказы об испанской кампании и о том, как он получил ранение.
        Блейз улыбнулась, услышав восклицания сочувствия и ужаса, сопровождавшие его рассказ. Она была права: ни одна дама моложе восьмидесяти лет не могла удержаться от желания прижать этого героя-красавца к своей груди, чтобы утешить.
        Джулиан не скрывал хромоты перед гостями и не принимал участия в танцах. Но извинения, которые он принес гостям, звучали так очаровательно и галантно, что не менее десяти молоденьких дам с готовностью объявили, что тоже не будут танцевать и составят ему компанию.
        Вокруг Блейз собралась толпа поклонников, да такая, что Джулиан не мог пробиться к ней. Он с сожалением оставил жену на попечение кавалеров и последующие несколько часов с ревностью, смешанной с удовольствием, наблюдал, как они один за другим приглашали ее на танец. Котильон сменялся контрдансом, булакжор - вальсом.
        Никого из гостей Блейз не забывала. Она была на высоте и проявляла исключительный талант дипломата - по ее собственному утверждению, этому она научилась у отчима, - сумев обворожить даже самых спесивых дам. Одна из них, дама весьма почтенного возраста, отвела Джулиана в сторону и, прикрывшись веером, спросила:
        - Где это вы отыскали такую необыкновенную озорницу, Линден?
        - Полагаю, вы говорите о моей жене, леди Фицсиммонс? - осторожно спросил Джулиан.
        - Совершенно верно. Как приятно встретить молодую женщину, которая может связно говорить! Когда она рассказывала историю о своем отце и дикобразе, я боялась, что от смеха лопнет платье. Я давно уже так не смеялась. Боюсь, завтра у меня будет болеть сердце. Я пришлю счет вашему доктору, если вы не пришлете ко мне вашу жену, чтобы она развлекла меня своими историями.
        - Сделаю все, чтобы услужить вам, миледи, - с поклоном ответил Джулиан.
        Он понимал, что не должен удивляться успеху жены. Он лучше других знал, что она сумеет добиться своего и полна решимости сделать для него все. Ее успех радовал его, он был счастлив за Блейз даже больше, чем за себя. Она не должна быть отверженной из-за него. Он понял, что может больше не волноваться за нее. После этого бала у Блейз не будет недостатка в знакомых.
        Присутствие цыган было встречено с восторгом, хотя поначалу у некоторых от удивления брови поползли вверх. Большинству гостей выступление цыган понравилось, особенно гадание Панны. Многие молодые дамы выслушали ее пространные рассуждения о загадочных переменах в их судьбах. Искусные музыканты, зажигательные и чувственные танцы, черные сверкающие глаза вызвали всеобщее восхищение. Обезьянка, облаченная в красную курточку и шлятгу, тоже всем очень понравилась. Она собирала пожертвования в жестяную кружечку, мигая большими грустными глазами. Все в один голос заявили, что она прелестна.
        Блейз могла с полным правом утверждать, что бал проходит великолепно. Однако небольшие осложнения грозили испортить все. Они были связаны с Рейчел, сестрой Винсента Фостера.
        Сам мистер Фостер отказался почтить бал своим присутствием, и мисс Фостер решила приехать без него. Блейз приветствовала ее у входа в зал по прибытии, и потом еще раз они обменялись парой фраз после первого выступления цыган. Но ни одна из этих бесед не доставила Блейз ни малейшего удовольствия.
        - Как… оригинально, - заметила мисс Фостер по поводу выступления цыган, - но, признаюсь, удивлена, что Джулиан впустил цыган в свой дом. Каролина никогда бы этого не допустила.
        Блейз с натянутой улыбкой ответила:
        - Что ж, тогда просто замечательно, что Каролины здесь нет.
        У мисс Фостер сузились глаза.
        - Надеюсь, ваше брачное блаженство продлится дольше, чем у бедняжки Каролины, леди Линден.
        - Прошу прощения?
        - Она не могла оправиться, когда узнала, что муж изменяет ей.
        - Неужели? - Блейз замерла, лицо ее застыло.
        - Да, все знали, что Джулиан содержал в Лондоне любовницу, но бедняжка Каролина так и не смогла смириться с этим. Они постоянно ссорились, даже в день ее смерти у них была серьезная размолвка.
        Блейз постаралась взять себя в руки. Она сама удивилась тому, какую боль причинило ей известие о любовнице Джулиана. Она никогда не верила в то, что он вел беспорядочную жизнь. Несомненно, любой мужчина, обладающий чувственностью и привлекательностью Джулиана, стремится к удовольствиям, которые может доставить ему положение и состояние. Но узнать, что он изменял жене, вот так… Блейз казалось, что ее ударили кинжалом в живот, ей не хватало воздуха. Но она скорее проглотила бы горящие угли, чем допустила бы… чтобы эта злая карга заметила, как ей больно.
        - Одно только плохо, мисс Фостер, это известно всем. А значит - так вульгарно.
        Рейчел Фостер натянуто улыбнулась:
        - Похоже, вы покрепче Каролины.
        - Возможно, не имела удовольствия знать ее, так что ничего не могу сказать.
        - По крайней мере взгляды у вас более либеральные. Каролина сама разрушила свой брак тем, что смотрела на Джулиана как на собственность. С вашей стороны будет много благоразумнее, если вы позволите ему… жить привычной жизнью и не станете устраивать скандалы. Он не тот, кого можно держать на поводке.
        Блейз едва не заскрежетала зубами. Нельзя забывать, что эта женщина когда-то мечтала выйти
        замуж за Джулиана. Ее злобность сейчас, несомненно, вызвана ревностью.
        - Очень мило, что вы так заботитесь о наших отношениях, мисс Фостер. - Блейз с умилением улыбнулась. - Я очень ценю вашу заботу. Однако сомневаюсь, что Джулиану сейчас нужна любовница. Не знаю уж, сколько раз он говорил мне, что более чем удовлетворен тем наслаждением, которое получает в постели со мной. - Блейз обрадовалась, увидев, как скривились губы Рейчел. - О, простите, Бога ради. Мне не следовало говорить о таких вещзх с незамужней дамой… пусть даже вашего возраста. А теперь извините меня, но я должна заняться другими гостями.
        Чувствуя, что она неплохо справилась со словесной дуэлью, Блейз оставила мисс Фостер в ярости. Однако праздник был безнадежно испорчен. Опасения нахлынули на нее с новой силой. «Джулиан не хотел жениться на мне, он не любит меня. Сейчас ему просто нужна помощь, чтобы окончательно расстаться с прошлым». Но когда призраки сгинут, что делать ей? Ничто не помешает Джулиану вернуться к свободной жизни, на которую намекала мисс Фостер. Смешно надеяться, что она сумеет сохранить интерес и любовь человека, если он может позволить себе самых красивых, самых обворожительных женщин в стране.
        В это мгновение Блейз увидела, как Джулиан приближается к ней сквозь толпу, чтобы сопроводить к столу. Она улыбнулась ему ослепительной улыбкой, под которой спрятала все свои опасения, взяла его руку и запретила себе думать о том, что ее тревожит.
        После ужина Блейз пришлось общаться с мисс Фостер еще раз. Оркестр отдыхал, поэтому приглушенный крик из угла, в котором гадала старая цыганка, был хорошо слышен большинству гостей. В следующее мгновение, откииуз полог импровизированного шатра, с побелевшим лицом выскочила мисс Фостер.
        - Эта… эта ведьма там… Ее надо выпороть! Блейз и Джулиан, как и положено внимательным хозяевам, тотчас подошли к ней. Джулиан взял ее под руку.
        - Что случилось, Рейчел? В чем дело?
        Мисс Фостер, не скрывая потрясения, бросила взгляд через плечо, словно опасаясь преследования.
        - Эта ужасная цыганка… надо запретить ей говорить такие вещи, это неправда!
        - Возможно, вы что-то не так поняли, - попыталась успокоить ее Блейз. - Гадание - это не точная наука.
        - Я все поняла правильно! - Рейчел была на грани истерики. - Она…
        В это мгновение появилась Панна. Ее прорезанное морщинками лицо было сосредоточенно серьезно.
        Рейчел Фостер прижала руку к горлу, словно в страхе, и попятилась назад.
        - Я больше не останусь здесь ни минуты, не допущу, чтобы меня оскорбляли!
        Охваченная гневом, она направилась к выходу, но по пути споткнулась о непонятный предмет под ногами и грохнулась на колени, упершись руками в пол. Это оказалась обезьянка. С испугу она рассыпала монеты из кружечки и принялась резко и громко кричать.
        Выругавшись сквозь зубы, Джулиан попытался помочь Рейчел. Обезьянка бросилась наутек, продолжая кричать. Увидев своего хозяина, прыгнула ему на руки и уткнулась мордочкой в плечо.
        Совершенно обезумевшая, мисс Фостер с трудом поднялась на ноги и резко оттолкнула Джулиана.
        - Она напала на меня! Эта тварь напала на меня!
        - Мисс Фостер, прошу вас, - пробормотала Блейз. - Я уверена, обезьянка не собиралась ни на кого нападать. Пожалуйста, успокойтесь…
        - Я не хочу успокаиваться! Посмотрите на мое платье!
        Блейз посмотрела на элегантное платье Рейчел, отделанное золотистыми кружевами поверх белого крепа. Оно было порвано ближе к завышенной талии.
        - Я очень сожалею. Разумеется, мы возместим…
        - Заткнись ты, отвратительное ничтожество! Винсент предупреждал, чтобы я не ходила сюда…
        - Хватит, Рейчел, - оборвал ее Джулиан. Тон его внезапно стал суровым.
        Рейчел замолчала, возмущенно глядя на него сквозь слезы.
        - Как ты мог? Как ты мог жениться на этой язычнице-янки? - Она резко повернулась и направилась к выходу, проходя сквозь расступающуюся перед ней молчаливую толпу гостей.
        В зале повисло тяжелое молчание.
        Блейз почувствовала, что краснеет. Смутить ее было нелегко, но сейчас она была бы рада провалиться сквозь пол. Ей так страстно хотелось, чтобы вечер удался, но то, что случилось, было недопустимо даже по ее, весьма либеральным понятиям.
        Она едва слышала, как муж распорядился, чтобы ближайший лакей последовал за мисс Фостер и проследил, чтобы она благополучно уселась в карету.
        Почувствовав на себе пристальный взгляд мужа, Блейз отвернулась, не желая встречаться с ним глазами, но он повернул ее лицо к себе. Улыбка его была очень серьезна.
        - Пусть тебя это не беспокоит, дорогая. Ты добилась поставленной цели. Теперь сплетницам будет о чем почесать языки, помимо моего прошлого.
        Прежде чем Блейз успела понять, на кого направлен его гнев, почтенного возраста матрона, леди Фицсиммонс, шурша юбками, поспешила к ним.
        - Какой позор! - проворчала она. - Вот уж никогда не ожидала такого от мисс Фостер. Всегда держится так высокомерно, на всех смотрит свысока.
        До Блейз дошло, что ее не обвиняют в происшедшем, и она с облегчением улыбнулась старой даме. И еще больше обрадовалась, услышав первые звуки вальса.
        Но каково было удивление Блейз, когда Джулиан, отдав трость ближайшему лакею, подхватил ее и закружил в вальсе.
        - Джулиан, зачем ты! - воскликнула она, кружась с ним по залу. - Твоя нога…
        - Тише, любимая, нога заживет. Я желаю танцевать со своей прелестной женой, и пусть она будет кем угодно - язычницей, янки… - Он опять улыбнулся, но на сей раз улыбка его была полна чувственности. - Конечно, после такого напряжения тебе придется сделать мне массаж… попозже.
        Многозначительность его тона заставила ее сердце забиться учащенно. Не может Джулиан слишком сердиться на нее, если уже сейчас думает о том, что произойдет ночью в постели.
        Неразбериха, вызванная внезапным отъездом мисс Фостер, постепенно улеглась. Вновь зазвучала музыка, отовсюду доносился веселый смех и говор. Только через час с небольшим Блейз удалось улучить минутку и расспросить Панну о том, чем была вызвана вспышка гнева мисс Фостер.
        - Что такого ты ей сказала, Панна?
        - Только то, что увидела в картах, - серьезно ответила старая цыганка. - Что придет день, и все узнают о ее черных делах.
        - О каких черных делах?
        Панна покачала головой, ее золотые серьги зазвенели. - Время покажет, - загадочно произнесла она.
        Было уже три часа утра, когда бал закончился и отъехал последний экипаж. Прежде чем удалиться в спальню, Блейз побеседовала с дворецким и с домоправительницей, поблагодарила их за отличную работу. Джулиан от всего сердца поддержал ее.
        - Мои комплименты, Хеджес, миссис Хеджес, вы отлично справились с делом, - проговорил он.
        Домоправительница расцвела в улыбке, а Хеджес на мгновение сбросил торжественно-важный вид и позволил себе улыбнуться.
        - Благодарю вас, милорд. И простите мою дерзость, но я позволю себе поздравить вас с успехом.
        - Спасибо, однако это заслуга леди Линден. Блейз попыталась скромно протестовать, но скрыть довольную улыбку не смогла.
        Она измучилась, устала, но была слишком возбуждена, чтобы спать. Блейз поднималась по лестнице, опираясь на руку мужа.
        - Это и правда успех, ты как думаешь?
        - Полный, любовь моя. Веллингтон гордился бы тобой.
        От этой похвалы Блейз вдруг стало очень тепло.
        - И ты не считаешь, что мисс Фостер все испортила?
        - Нет, вовсе нет. Рейчел Фостер выставила себя на всеобщее посмешище, только и всего.
        Блейз вспомнила неприятную сцену и тихонько рассмеялась:
        - Нельзя смеяться. Ведь она упала. Могла удариться. И чуть не раздавила бедную обезьянку.
        Джулиан тоже засмеялся:
        - Действительно, получилось очень смешно. Особенно если учесть, что Рейчел всегда такая высокомерная.
        И чересчур ревнивая, мысленно добавила Блейз с неодобрением. И тотчас же ей припомнился весь неприятно-тревожный разговор с мисс Фостер о том, что у Джулиана была любовница в Лондоне. Блейз задержалась у двери своей спальни, размышляя, задавать ли вопрос, который так и крутился у нее на языке.
        Но тут Джулиан поднес ее руку к губам и медленно поцеловал кончики пальцев, один за другим. Все мысли Блейз мгновенно улетучились. Она знала, что означает эта неторопливая ласка. Она уже понимала неожиданно жаркий, полный желания взгляд его синих глаз. Он хочет ее. И будет обладать ею совсем скоро.
        Блейз учащенно задышала и первой вошла в спальню, где дожидалась горничная. Джулиан отпустил ее, сказав, что сам поможет жене раздеться. Когда они остались одни, он плотно закрыл дверь, чтобы никто не помешал, и повернулся к Блейз.
        Она подняла руки, чтобы расстегнуть великолепное ожерелье - подарок мужа, но он покачал головой:
        - Не снимай.
        Голос его прозвучал твердо и хрипловато. Глаза Блейз широко раскрылись.
        - И платье тоже?
        - Нет, платье сними. Я хочу, чтобы на тебе осталось только ожерелье.
        От горячего взгляда Джулиана ее сердце начало биться медленно и тяжело. Она послушно оставила ожерелье и начала снимать платье, но Джулиан опять покачал головой и подошел к ней.
        - Доставь мне это удовольствие.
        Он начал осторожно и медленно раздевать ее, наклоняясь время от времени, чтобы поцеловать обнажившийся участок кожи. Как только она пыталась помочь ему, его руки тотчас останавливали ее. Сначала он снял кружевную тунику, затем - само атласное платье и, оставив Блейз в одной нижней рубашке, сосредоточился на множестве шпилек у нее в волосах.
        - Что это за историю об отце и дикобразе рассказывала ты? - между прочим спросил Джулиан.
        Блейз с трудом сообразила, о чем ее спрашивает муж. Она не могла оторвать глаз от большого выступа в атласных бриджах у него между ног, с трудом удерживаясь, чтобыне протянуть руку и не погладить его.
        - Это было в Америке. Дикобраз - колючее животное, он похож на ежа, только намного больше и иголки гораздо длиннее. Однажды папа попытался поймать одного, но попал в неприятное положение.
        - А зачем ему потребовался дикобраз?
        - Цыгане считают жареного ежа деликатесом, и отец захотел проверить, напоминает ли вкус жареного дикобраза вкус ежа. Папа научился ловить ежей здесь, в Англии. Миклош показал ему, как это делается, а потом на собственном печальном опыте отец убедился, как опасны дикобразы.
        - А-а, - протяжно проговорил Джулиан и вынул последнюю шпильку.
        Волны сияющих иссиня-черных волос хлынули вниз. Джулиан снял с Блейз нижнюю рубашку, оставив ее обнаженной. На Блейз остались только ожерелье, шелковые чулки и туфли.
        Блейз задрожала, но не от холода - в комнате ярко горел камин, - а от жара в глазах мужа.
        Он медленно окинул ее восхищенным взглядом, глаза их встретились.
        - Это ожерелье недостаточно хорошо для тебя, - сказал он и провел рукой по ее обнаженному телу, погладив ее набухшие груди, плоский живот, шелковистые бедра выше чулок. - А ты сама пробовала этот цыганский деликатес - жареного ежа?
        - Что? Ах, да. Несколько раз. - Когда он ласкал ее вот так, она не могла ни о чем думать. Руки его дразнили и возбуждали ее.
        Джулиан не стал раздевать ее дальше, взял за руку и подзел к кровати. От предвкушения наслаждения Блейз продолжала трепетать. Одеяло было маняще откинуто, но Джулиан не стал укладывать ее, а только посадил на край кровати. Потом обошел комнату и погасил все лампы. Теперь спальню освещало только теплое пламя огня в камине. Наконец он вернулся к ней и качал медленно раздеваться.
        Блейз наблюдала, как Джулиан снимает одежду. Отблески пламени играли на его мускулистом торсе, движения были завораживающе изящными. Наконец он остался перед Блейз полностью обнаженным с огромной набухшей плотью. Она тут же представила, как эта огромная горячая плоть начинает медленно и глубоко входить в нее. И протянула руку, зовя его: - Джулиан, скорее…
        Он только улыбнулся, не желая торопиться. Он испытывал непонятную гордость за свою жену, никак не вписывающуюся в рамки обычного, н огромную благодарность за ее сегодняшний триумф, за то, что она сумела убедить соседей принять его в свой круг. У него было удивительно легко и спокойно на сердце, как давно уже не было. Сейчас он хотел отплатить ей за то, что она защитила его и стала ему верным другом.
        Осторожно согнув раненую ногу, он опустился перед ней на колени и медленно снял с ее ног туфли, потом подтяжки, удерживающие чулки, а затем принялся так же не спеша снимать шелковые чулки, скручивая их с ног и целуя обнажающуюся кожу. Затем, не отрывая от нее глаз, широко раздвинул ей ноги. Блейз с шумом втянула воздух, когда он начал ласкать ее. Все ее тело напряглось и сжалось, между ног у нее сразу стало влажно, ее горячая плоть страстно отвечала на его ласки. Джулиана обрадовала такая реакция.
        - Джулиан… - выдохнула она.
        - Тише, любимая. Я хочу, чтобы ты легла и просто наслаждалась. - Он осторожно опустил Блейз на спину, оставив ее ноги свисающими с кровати.
        Ни о чем не думая, Блейз закрыла глаза. Она ощущала его дыхание, слышала, как он с наслаждением вдыхает ее запах, а потом почувствовала легчайшее прикосновение чего-то горячего… Это его язык вошел между ее ног и теперь ласкал самое чувствительное место. От этой нежнейшей ласки она заметалась по кровати.
        - Тише, тише, любовь моя. - Голос его успокаивал, руки ласкали, но быть спокойной она уже была не в состоянии.
        Когда его язык коснулся ее опять, Блейз не удержалась и подняла ноги. Джулиан тут же поставил ее ступни к себе ка плечи и развел ноги еще шире, чтобы было удобнее.
        Блейз всхлипывала, дыхание стало неровным. Жар его волшебных, нежных и настойчивых губ сводил ее с ума, а язык… Этот язык казался огненным копьем, которое он медленно вонзал в нее.
        Она извивалась, чтобы этот горячий, изучающий ее плоть язык касался разных мест, в то же время старалась избежать этой сладкой муки. Но избежать ее было невозможно. Блейз тяжело дышала, запрокинув голову назад и выгнувшись навстречу ему. Она зажала в кулаках тонкое полотно простыни, едва не разрывая его. Тело ее пылало. Она стонала и всхлипывала, моля его прекратить эту сладкую пытку.
        Когда крик наслаждения вырвался из Блейз, а горячие волны неистовой страсти одна за другой накатили на нее, он внял ее мольбам. Она еще не успела закончить, как он приподнялся и овладел ею, глубоко и с силой войдя в нее, целиком заполнив ее нутро своей огромной горячей плотью, напряженной от необузданного желания. Он входил и выходил, крепко держа ее бедра, прижимаясь к ней всем своим телом до тех пор, пока его семя горячим потоком не хлынуло в нее.
        - Моя огненная женщина… - хрипло выдохнул Джулиан, падая на кровать рядом с Блейз, опустошенный и покрытый испариной.
        Однако через какое-то время, почувствовав, что замерзает, медленно встал, уложил Блейз под одеяло и сам лег рядом.
        Она уже почти уснула, когда вспомнила про ожерелье.
        - Надо снять ожерелье, - сонно пробормотала она, - чтобы не сломать его.
        - Хм-хм. - Он заботливо протянул руки и расстегнул сначала серьги, потом ожерелье.
        Джулиан отметил, что сонная улыбка Блейз была так не прекрасна, как и аметисты, только что украшавшие ее оею. Он положил драгоценности на столик, стоящий у кровати, обнял Блейз, положил ее голову себе на плечо и, насытившись страстью, стал медленно погружаться в сон.
        Однако у Блейз сон внезапно пропал. Она уже при-ила в себя после их сладостной близости, и теперь ее вдруг охватило беспокойство. Она открыла глаза и лежала без сна, перебирая в памяти неприятное открытие о муже, подобно собаке, беспокоящейся о плохо спрятанной косточке.
        - Джулиан, - тихонько позвала она.
        - Что? - отозвался он сквозь сон.
        - Ты рассердишься, если я тебя спрошу?
        - Не думаю.
        - Мне очень надо знать. Мисс Фостер сказала… Она сказала… Ну… она сказала, что у тебя в Лондоне была любовница. Это правда?
        Спокойный, умиротворенный сон Джулиана как рукой сняло. Он зажмурился. Только Блейз способна задать такой вопрос в такое время. Неужели ей не известно, что джентльмен не обсуждает своих любовниц с женой? Тем более после занятий любовью. Но, с другой стороны, именно это и отличает Блейз от остальных - она никогда не придержизается общепринятых правил.
        - Да, правда, но это было очень давно, - помолчав, ответил он.
        - Когда ты был женат на Каролине?
        - Да.
        Блейз почувствозала себя совершенно беззащитной и уткнулась лицом в грудь Джулиану.
        - Мне бы не хотелось, чтобы у тебя была любовница. - Она немного помолчала и нерешительно добавила: - Я, конечно, не смогла бы тебе помешать, даже и пытаться бы не стала, но не хотела бы. Я просто говорю, чтобы ты знал.
        Джулиан погладил се по волосам, сохранял молчание.
        Когда он так ничего и не сказал, а Блейз не услышала обещаний, которых очень ждала, сердце ее заныло. Она не желала делить мужа с балетными танцовщицами, но и помешать ему была не в силах, если его к ним потянет.
        Невозможно принудить его к верности, невозможно даже добиться от него хотя бы обещания.
        Но больше всего Блейз опасалась не танцовщиц и актрисочек, и даже не поклонниц Киприды. Больше всего ее пугала власть, которую имела над ним его покойная жена. Даже мертвая, Каролина занимала все сны Джулиана, все его прошлое. Иногда Блейз даже казалось, что она постоянно сражается с Каролиной за душу Джулиана.
        - Ты очень рассердишься, - тихонько спросила она, - если я задам тебе вопрос о Каролине?
        - Нет, - тяжело вздохнул Джулиан.
        - Ты любил ее?
        Сон совсем прошел. Джулиан повернулся на бок, спиной к ней и, уставившись на огонь в камине, задумался.
        - Я был… привязан к ней… но любовь? Нет. Такую женщину, как Каролина, нелегко полюбить.
        Блейз испытала огромное облегчение, услышав это признание.
        - А зачем же тогда ты женился на ней?
        - Ну… по обычным причинам. Чтобы обеспечить продолжение рода, потому что она была молода и красива и по своему положению была мне ровней. Это был брак по расчету, и ничего более. Мы оба понимали это. Однако где-то через год она переменилась. Каролина стала требовать от меня большего, чем я мог дать ей. Я наделал много ошибок в своих отношениях с ней. Слишком часто оставлял ее одну. - Джулиан задумался. - Вот моя жена и начала искать утешения у Винсента Фостера.
        В его голосе звучала явная боль, но Блейз уже не могла остановиться.
        - Измена Каролины больно ударила по твоей гордости?
        - Да, очень, - спокойно признался Джулиан. - Я пришел в неописуемую ярость, когда узнал, что моя жена, образец чистоты и добродетели, завела любовника, да еще моего лучшего друга. - Губы у Джулиана скривились. - К тому же я предпочитаю иметь наследником собственного сына, а не чужого. Возможно, мне было бы гораздо легче перенести ее измену, знай я, что она влюблена. Но она выбрала Винсента, только чтобы отомстить мне за невнимание… и возбудить ревность.
        - Но… ты ведь не убивал ее. - Блейз прикусила губу в ожидании ответа.
        - Нет, - произнес Джулиан после довольно продолжительного молчания.
        Блейз с облегчением вздохнула. Это уже достижение - по крайней мере он не обвиняет больше себя в гибели жены. Он так долго занимался самобичеванием, что чувство вины немного притупилось. Это шаг вперед, хоть и маленький. Блейз погладила мужа по обнаженной спине, молча успокаивая. А Джулиан, казалось, целиком ушел в свои мысли.
        - Винсент обвинил меня в ее смерти. Он действительно любил Каролину. Его печаль была подлинной, больше, чем моя.
        - И в том, что мало любил ее, ты тоже винишь себя? Джулиан долго молчал.
        - Да, - наконец признался он.
        - И поэтому, когда Винсент обвинил тебя, ты не стал защищаться?
        Проницательность Блейз искренне удивила Джулиана. Он повернулся лицом к ней.
        - Моя мудрая цыганка, ты тоже обладаешь даром ясновидения, как и твои друзья-цыгане?
        - Нет.
        Ей не нужно быть ясновидящей, чтобы понять, что двигало им. Она просто любила его и читала у него в сердце. В глазах Джулиана появилась такая грусть, что Блейз стало больно. Он протянул руку и погладил ее по щеке. Блейз прильнула губами к его ладони.
        Она добьется, чтобы эта печаль ушла из глаз Джулиана, молча поклялась Блейз. Она поможет ему освободиться от прошлого, сумеет построить будущее, которое не будет ничем омрачено, даже если на это уйдет вся ее жизнь. Она сумеет убедить его, что он имеет право быть любимым. И наступит время, когда она обязательно добьется, чтобы он полюбил ее.

        Глава 20

        - Что это ты расхандрилась, Раунийог? - спросила Панна неделей позже. Блейз только покачала головой, продолжая смотреть на пламя костра перед палаткой старой цыганки. Она была не в состоянии объяснить, чем недовольна в своей замечательной жизни.
        На прошедшей неделе Блейз не испытывала недостатка в общении. Напротив, ей нанесли не одну дюжину визитов, приглашения так и сыпались со всех сторон. Она достигла главного: общество распахнуло перед Джулианом свои двери. Его приняли в лучших домах. Черную овцу приняли в стадо. Теперь у Джулиана не было ни одного свободного дня, даже несмотря на то что он отклонял множество приглашений на охоту, ссылаясь на больную ногу, которая изредка все еще давала о себе знать. Блейз приходилось пристально вглядываться в мужа, чтобы понять, когда он испытывает боль. Но она знала, что время от времени нога побаливает.
        Блейз имела полное право гордиться успехами своего благотворительного мероприятия. Соседи сделали солидные пожертвования в фонд инвалидов войны, и дело тронулось с места. Под руководством преподобного Незерби и лорда Линдена щедрые взносы использовались, чтобы облегчить страдания многих нуждающихся семей и наладить обучение инвалидов новым ремеслам.
        Друзья-цыгане тоже процветали. Похоже, бал стал толчком к расцвету цыганского искусства. Предсказания, гадания по руке, танцы под страстную музыку вдруг вошли в моду и стали повальным увлечением. Несколько дам даже заказали костюмы в цыганском стиле к очередному маскараду. Стали поговаривать о проведении ярмарки.
        Дела в таборе Миклоша шли великолепно. Торговля лошадьми процветала. Цыгане вдруг стали вызывать к себе такое внимание, что, когда Блейз приходила в табор, она редко кого заставала. Вот и сегодня ей пришлось ждать появления Панны почти два часа. Только пес Бруно составлял ей компанию. Его печальные черные глаза, казалось, пытались без слов утешить ее. Блейз благодарно погладила пса и вдруг подумала, что лучше его бессловесное сочувствие, чем упреки Панны.
        - Что-то не похоже на тебя, - продолжила старуха, пытаясь растормошить Блейз.
        - Да, не похоже, - согласилась та.
        - Я знаю, что тебя гнетет. Ты любишь этого горгио рай, своего мужа.
        Блейэ чуть заметно кивнула. Панна угадала совершенно точно. Она действительно любит Джулиана. Безнадежно, беспомощно, страстно. Она не хотела этого. Знала, пустое это дело - отдавать свое сердце бесстрастному, чопорному англичанину, отягощенному таким трагическим прошлым, и все же избежать этого не сумела.
        Но не собственное состояние волновало и печалило сейчас Блейз. Она беспокоилась за Джулиана. Он совсем не спешил признать ее любовь. Скорее, обращался с ней с кротким терпением. О да, он был всегда обворожителен и вежлив, держался по-дружески непринужденно. Чутко улавливал перемены в ее настроении и был невероятно щедр. В постели более искусного любовника и желать было нельзя. Но Блейз хотела в мужья не просто безупречного джентльмена, ей нужно было много больше. Его любовь. Она мечтала стать нужной ему, хотела, чтобы он целиком заполнил ее жизнь.
        За прошедшие недели он не подавал признаков всесокрушающей страсти, не вслушивался с жадностью в ее слова, не засыпал ее милыми пустячными дарами, как это делал бы охваченный любовной страстью супруг. Короче, Блейз не чувствовала, что без нее Джулиан не мыслит своего существования. Если она вдруг исчезнет из его жизни, он не станет особенно убиваться. Он держал ее на расстоянии, уделял столько внимания, сколько необходимо, чтобы Блейз совсем не зачахла.
        Со второй недели замужества Блейз вела себя как настоящая леди, соблюдала все правила приличия, но даже такое безупречное поведение не помогло ей завоевать привязанность Джулиана. В прошлом она вполне могла пойти па какую-нибудь скандальную выходку, лишь бы привлечь его внимание. Но сейчас Джулиан был к ней так внимателен, так заботлив, что прибегать к этому было нелепо. Он не делал вида, что не замечает ее присутствия, как было свойственно сэру Эдмунду, не был диктатором, напротив, ом предоставил ей почти полную свободу.
        Но именно такое отношение и беспокоило Блейз. Она опасалась, что за терпимостью мужа скрывается обычное равнодушие. Иногда ей даже хотелось, чтобы он взорвался, вышел из себя, потерял терпение, хотя бы только для того, чтобы убедиться, что чувства его к ней глубже, чем он сам считает.
        - Вот держи, - сказала Панна, протягивая Блейэ небольшой полотняный мешочек. - Здесь то, что тебе нужно.
        Блейз вздрогнула, только сейчас поняв, что Панна сходила к себе в палатку и вернулась. Блейз взяла у старухи мешочек, открыла его и увидела внутри веточку ивы, завязанную узлом.
        - Что это?
        - Любовный приворот. Иву завязывают узелками феи, а тот, кто развязывает их, открывает дорогу к любви и счастью человека, о котором в это время думает. Когда будешь развязывать узел, думай о муже. Потом потихоньку спрячь веточку у него в постели, он тебя полюбит.
        Блейз прижала приворот к груди. Она мало верила в приворотные зелья и другие средства, но сейчас была готова ухватиться за все что угодно.
        Приворот не помог.
        Блейз послушно развязала веточку и спрятала под матрацем Джулиана, но не заметила в его отношении к себе никакой значительной перемены. Единственным событием за всю последующую неделю, хотя бы отдаленно напоминающим ревность, был ответ Джулиана на какое-то пустячное замечание хозяйки дома, куда их пригласили на обед. В гостиной, куда удалились дамы, оставив джентльменов с их портвейном, зашел разговор о современном браке, о том, что теперь вполне допустимо, даже модно жене завести любовника. Блейз этот разговор был неприятен, но она скрывала свое неодобрение. Опыта измен у нее не было, да она и не стремилась его получить. Ее родители очень любили друг друга, они никогда не опустились бы до измен только потому, что это модно. Блейз облегченно вздохнула, когда к ним присоединились мужчины и Джулиан сел рядом с ней.
        Хозяйка дома, однако, упорно не хотела менять тему разговора. Леди Аберкромби задорно посмотрела на Джулиана, хитро подмигнув Блейз.
        - Разумеется, леди Линден, мне и в голову не приходит, что с таким красавцем мужем вам бы захотелось завести любовника.
        Блейз почувствовала, как напрягся Джулиан, у нее перехватило дыхание от столь нетактичной выходки. Возможно, леди Аберкромби считала, что сделала комплимент, но, помятуя о трагедии в прошлом, ее слова можно было расценить только как жестокость.
        С завидным спокойствием Джулиан поклонился леди Аберкромби, а Блейз через силу улыбнулась. Но как только хозяйка дома занялась другими гостями, супруг повернулся к Блейз.
        Глядя на нее своими чуть прищуренными синими глазами, он склонился к ее уху и с горячностью, удивившей Блейз, тихо произнес:
        - Допускаю, мадам, что вас способна позабавить мысль о любовнике, но уверяю, я не потерплю
        ни малейшего намека на эту возможность.
        Проговорив это, Джулиан поднялся и вышел из гостиной, а Блейз в болезненной растерянности смотрела ему вслед.
        Она была уверена, что он не ревнует ее. Очевидно, он подумал о Каролине. Но обвинение, прозвучавшее в его словах, больно обожгло. То, что он так мало верит в ее преданность, угнетало ее и приводило в бешенство. Джулиан совсем не знает свою жену, если допускает мысль о том, что она способна нарушить брачные обеты или предать свою любовь. Она любит только его, она никогда не будет принадлежать никому, кроме него. Она не будет вести себя так глупо, как Каролина, которая завела себе любовника только затем, чтобы вызвать ревность мужа.
        Но еще больше Блейз волновало то, что Джулиан так и не сумел преодолеть прошлое. Не смог простить себе ту роль, которую невольно сыграл в судьбе Каролины. Его преследовало чувство вины, и Блейз понимала, что, пока он не справится с ним и не победит его, он не будет настолько свободен, чтобы полюбить ее. Да, он должен освободиться от прошлого. Ему нужна ее любовь точно так же, как Блейз отчаянно нуждалась в его любви.
        Вот если бы удалось доказать, что Джулиан невиновен, он, возможно, поверил бы в себя вновь. Но Блейз не знала, с чего начать. Трагедия произошла более четырех лет назад, и, если верить слухам, свидетелей не было. Даже Винсент Фостер, который утверждал, что застал Джулиана с бездыханным телом Каролины на руках, признавал, что прибыл к месту происшествия слишком поздно и не знает точно, что же произошла.
        Блейз обсудила свою проблему с Панной и Миклошем, навестив табор в один из дней. Вначале ей пришлось поведать Миклошу о подозрениях против Джулиана. Миклош воспринял услышанное не очень одобрительно.
        - Говорят, что рай убил жену? - зловеще спросил он.
        - Джулиан невиновен! - горячо отозвалась Блейз. - Леди Линден просто упала с лошади.
        Миклош бросил настороженный взгляд через плечо, словно боялся, что вдруг появится привидение, - он и вправду боялся их. Цыгане никогда не говорят о покойниках, если можно избежать этого, ибо верят, что души умерших людей могут вернуться и преследовать живых. Блейз поняла совершенно правильно: Миклош подумал о ее безопасности. Если он поверит, что Джулиан способен причинить ей вред, он должен позаботиться о ней.
        - Тогда почему горгиос распускают такие сплетни о его сиятельстве?
        - Потому что так сказал Винсент Фостер. Он первый обвинил Джулиана. Мистер Фостер любил леди Линден и оплакивал ее смерть. Но я нисколько не удивлюсь, если узнаю, что его спесивая сестрица помогла этим слухам распространиться. У Рейчел Фостер были все причины ревновать к леди Линден, и она, естественно, поддержала брата. Я знаю, что Джулиан невиновен, но только вот доказать это не могу.
        - Тогда почему ты не попросишь этого Фостера рассказать, как все было? - вставила Панна.
        - Мне бы очень хотелось, но Джулиан запретил мне разговаривать с ним. И все же… возможно, ты права. Я должна поговорить с Винсентом Фостером. Уверена, он способен пролить свет на эту трагедию. Он был там в тот день. Надо подумать об этом… Хотя он ведь может и отказаться говорить со мной на эту тему. Его сестра, несомненно, еще не забыла то кошмарное происшествие на балу…
        Блейз внезапно замолчала, вспомнив о бале. Панна тогда так и не объяснила ей вразумительно, что подразумевала под черными делами Рейчел Фостер.
        - Ты знаешь больше, чем говоришь, да, Панна? Глаза старой цыганки внезапно стали непроницаемыми, но она лишь покачала головой, покрытой платком:
        - Ты все узнаешь со временем. Наберись терпения дитя.
        Но Блейз с каждым днем становилось все труднее и труднее терпеливо ждать, ведь на карту было поставлена ее будущее.
        Не только Блейз было трудно скрывать нетерпение, Джулиану - тоже. Он уже совсем не так оптимистично, как вначале, относился к нашествию цыган на свои земли. Жалобы на воровство сыпались со всех сторон. Наспех устроенная в Хантингдоне ярмарка только усугубила положение, ибо привлекла в округу огромное количество других цыган. Каждую ночь со дворов фермеров дюжинами исчезали куры. Джулиан оказался в весьма щекотливом положении: с одной стороны, защищал цыган, с другой - платил за их прегрешения, поскольку именно он пригласил их сюда и теперь нес всю ответственность. Однако когда он расспрашивал о кражах Блейз, она прикидывалась несведущей.
        - Как все спешат обвинить цыган в исчезновении кур! - сказала она с совершенно невинным видом, которому Джулиан тем не менее не поверил.
        - Только не пытайся делать из меня дурака, проказница, у меня-то сведения из первых рук, и я отлично знаю, что для обвинений в адрес твоих друзей есть все основания. Надеюсь, на сей раз ты им не помогала?
        - Нет, конечно, - весело рассмеялась Блейз, - не стану же я красть у тебя. Да и Миклош тоже. Это было бы против их закона. Наверное, воруют цыгане из другого табора.
        Джулиан поверил ей на слово, но не очень-то обольщался, что Блейэ и впредь будет вести себя образцово. Для женщины ее темперамента она уже и так слишком долго оставалась спокойной. А пока друзья-цыгане рядом, всегда есть соблазн вернуться к старым привычкам.
        Ему очень хотелось отправить цыган куда-нибудь подальше, но их присутствие доставляло Блейз такую радость, что он не решался на это. Он не хотел лишать ее единственных друзей, по крайней мере до того времени, когда она заведет новых, равных ей по нынешнему положению. Джулиан не одобрял влияния, которое имели на нее цыгане, но все же был вынужден признать, что, попадая в их общество, Блейз всякий раз превращалась в необыкновенную женщину. Только среди своих друзей она становилась столь оживленной и неотразимой.
        Джулиан признавал и другое: Блейз очаровывала его в любых обстоятельствах. Ее поведение было полно противоречий. Временами она казалась не по годам мудрой, временами - совсем ребенком. Джулиан поймал себя на том, что улыбается, вспоминая, с каким восторгом Блейз пробовала на ярмарке жареные каштаны и конфеты, приготовленные из сахара и масла.
        За последние недели он понял, что ему становится все труднее сохранять безразличие по отношению к ней. Он старался придерживаться золотой середины, желая добиться ее уважения и послушания, но не любви. Не хотел, чтобы ее счастье зависело от него, и только от него. Да и сам не хотел попасть к ней в кабалу.
        Но Блейз так радовалась всему, от нее исходила такая неукротимая энергия, что сохранять равнодушие было невозможно. Она была подвижна, соблазнительна и действовала на него как яркое солнце на человека, который всю жизнь был слеп или чья душа четыре года была мертва. Джулиан чувствовал, что она медленно возвращает его к жизни, излечивая своим веселым смехом и живой прелестью. Ему все труднее становилось отказать ей в чем-либо. Она почти ничего не просила для себя и целиком была поглощена заботами о других, и чаще всего - о нем. Джулиан невольно сравнивал ее со своей первой женой. Каролина всегда стремилась получить от жизни лучшее - самое красивое платье, самые элегантные экипажи, самые дорогие украшения. Блейз, напротив, надев старое платье и бусы, лишь бы платье и бусы были цыганскими, довольствовалась прогулками по лесу с ребятишками в поисках орехов или припозднившейся ежевики, была рада любой встрече со своими друзьями-цыганами. Знатные титулы не производили на нее ни малейшего впечатления, как, впрочем, и сами англичане.
        Как-то в середине ноября Блейз принялась уговаривать Джулиана утром следующего дня отправиться на ловлю ежей вместе с Миклошем. Он не стал сразу отказываться, но, заметив, что он колеблется, Блейз капризно надула губки, что сделало ее чрезвычайно привлекательной, и обвила руками его шею, не обращая внимания на исполненного важности Хеджеса, который прислуживал им за завтраком, и еще двух лакеев, стоящих неподалеку.
        - Прошу тебя, Джулиан, ты обязательно должен принять участие.
        - Чем вызвана такая необходимость, дорогая?
        - Тем, что ты всегда слишком серьезен, а тебе надо научиться радоваться жизни. Не следует быть таким напыщенным.
        - Но я понятия не имею о том, как ловят ежей…
        - Мы тебя научим.
        - …и совсем не уверен, что хочу этому научиться.
        - Джулиан, прошу тебя.
        - К тому же на завтра у меня назначена встреча с Маршем.
        - Уверена, ее можно отложить на один день.
        - А моя нога?
        - Обещаю, мы будем двигаться медленно. К тому же твоей ноге уже гораздо лучше. Ты почти не хромаешь. А если она заболит, я сделаю тебе массаж. Ты же так любишь, когда я делаю тебе массаж…
        Фиалковые глаза Блейз излучали такую мольбу и лукавство, что Джулиан не устоял. Он с достоинством сдался, готовый вытерпеть пытку и уверенный, что предстоящее приключение никакой радости ему не принесет.
        Рассвет следующего дня выдался весьма прохладный, но удивительно ясный. Блейз проснулась, наполненная предвкушением предстоящего удовольствия. Это состояние сохранялось и за завтраком, и по дороге в табор. К удивлению Джулиана, она распорядилась запрячь двуколку и погрузить в нее одеяла и корзину с едой для пикника.
        - Это понадобится попозже, - объяснила она с хитрой улыбкой ребенка, ожидающего чего-то невероятно интересного.
        Когда они прибыли в табор, все уже собрались, чтобы приветствовать их. Потом все рассеялись по окрестным полям, а Миклош взял гостей под свою личную опеку. С собой у него был прочный мешок и толстая палка. Миновав несколько полей, они вышли к месту, которое накануне приметил Миклош. Бруно бежал рядом с ними.
        Радуясь как ребенок, Миклош объяснил, что ловля ежей - очень важное событие, так как жареный еж - изысканное лакомство. Когда это случается, у цыган наступает настоящий праздник, один из главных в их жизни. Эти колючие создания живут под живыми изгородями и только осенью становятся пригодными в пищу. Миклош клялся, что их мясо нежнее куриного.
        Пес Бруно удивительно быстро находил их, а Миклош ловким ударом палки по голове убивал. Блейз замерла, когда безжалостная судьба настигла первого ежа, но Миклош был очень доволен. Запихивая добычу в мешок, он с твердым убеждением заявил:
        - Еж скорее предпочтет, чтобы его съел цыган, чем допустит, чтобы его презрительно пнул ногой горгио.
        После двухчасового хождения, когда было поймано уже несколько ежей, у Джулиана от холода разболелась нога, и он был рад возвращению в табор.
        Блейз весело поддразнивала его и на правах жены подставила ему плечо для поддержки. Джулиан принял эту помощь, но не потому, что нуждался в ней, а просто потому, что это был повод обнять ее. Он вдруг подумал, что никогда еще она не выглядела так прелестно: щеки раскраснелись от холода, глаза сияли от радости. Это состояние передалось и ему. Джулиан чувствовал себя словно помолодевшим, полным сил. Ему казалось, вновь наступила весна, а не поздняя осень. Джулиан вдруг пожалел, что они не одни и придется провести весь день в обществе цыган. Ему хотелось одного - найти местечко поукромнее и обучить свою юную жену некоторым прелестям любви на открытом воздухе.
        В таборе шли активные приготовления к празднику - за дело взялись женщины. Миклош рассказывал, как готовят ежей: их опаливают, потом при помощи очень острого ножа снимают шкурку. Затем тушку нанизывают на прут и жарят над огнем.
        Блейз с озорным блеском в глазах извинилась перед Миклошем и сказала, что они с Джулианом ненадолго отлучатся, но обязательно вернутся к началу праздника.
        Миклош отнесся к этому вполне одобрительно, а не с сожалением, как можно было ожидать.
        Когда они уселись в двуколку, Блейз взяла поводья и направила ее прочь от табора. Отъехав немного, Блейз остановила лошадь, поискала что-то в корзине с едой и вынула платок. Затем повернулась к Джулиану и с извиняющимся видом сказала:
        - Прости, Джулиан, но тебе придется завязать глаза. Хочу, чтобы сюрприз был полным.
        Его брови настороженно взметнулись вверх.
        - Что ты еще задумала, плутовка?
        Блейз заразительно рассмеялась, а у Джулиана болезненно все сжалось внутри от желания обнять ее.
        - Доверься мне, с тобой ничего не случится. Поддавшись неодолимому желанию, мучившему его все утро, Джулиан притянул несопротивляющуюся Блейз к себе и страстно поцеловал в губы. Только когда Блейз почувствовала, что задыхается, он отпустил ее и позволил завязать себе глаза.
        По дороге Блейз рассказала ему историю о том, как ее отец впервые в жизни охотился на дикобразов в Америке, и вскоре Джулиан от всей души смеялся. Блейз весело болтала, но Джулиан заметил, что в ее голосе стала проскальзывать странная нервозность. Он почувствовал, как коляска свернула с дороги и теперь катила по неровной земле. Через несколько минут они остановились.
        Блейз привязала поводья и еще немного посидела, собираясь с духом. Наконец с глубоким вздохом она сняла повязку с глаз Джулиана. Он оглядел заброшенное место с развалинами древнеримской стены и замер. Ужасные воспоминания нахлынули на него: проливной дождь, скрюченное тело жены, неподвижно лежащее на мокрой земле, ее кровь у него на руках.
        Какое-то время он молчал.
        Блейз тревожно следила за ним. Джулиан застыл в напряжении, на бледном лице его четко выделялся багровый шрам. Но грозное выражение не помешало ей разглядеть растерянность в его глазах, которой она так боялась. Быть может, ее задумка оказалась не самой удачной?
        Блейз давно поняла, что в качестве любовного приворота ей необходимо более действенное средство, чем ивовый прутик. Она надеялась, что, заставив мужа посмотреть в глаза прошлому, поможет ему освободиться от призраков. Здесь, на месте, где погибла Каролина, не видно никаких следов трагического происшествия. В ярких лучах осеннего солнца руины не выглядят зловещими. Скорее, вид у них живописный и привлекательный.
        Но Джулиан ничего не замечал. Он пристально смотрел на это кошмарное место, медленно играя желваками.
        - Надеюсь, - сквозь зубы проговорил он, с трудом сдерживаясь, - ты объяснишь мне, что все это означает?
        - Я… я только хотела, чтобы ты убедился, что здесь нет никаких призраков.
        Взгляд ее фиалковых глаз пронзил его, как кинжал.
        - Ты уверена, что это поможет?
        - Да, Джулиан. Прошлое позади. Тебе надо забыть о нем… и о Каролине. Она и так слишком долго преследует тебя.
        Он сжал кулаки, будто хотел ударить: то ли по своим воспоминаниям, то ли ее. Тем не менее Блейз он не коснулся.
        - Поехали, - хрипло произнес он и потянулся за поводьями, но Блейз остановила его, легко дотронувшись до руки.
        - Прошу тебя, Джулиан, пожалуйста… Давай побудем здесь совсем немного, ну хотя бы пять минут. Обещаю, больше ни о чем не попрошу. Никогда.
        Джулиан негромко, но с чувством выругался. Тогда Блейз умоляюще повторила свою просьбу; он уступил и отпустил поводья.
        - Пять минут. - Он откинулся на спинку сиденья и плотно закрыл глаза.
        - Ты не вызовешь дух Каролины, даже если откроешь глаза.
        - Черт побери, я и не хочу вызывать ее дух! - выругался он снова.
        - Знаю, в этом-то все и дело. Ты уже достаточно настрадался за ее смерть, Джулиан. - Повисло тяжелое молчание. - Как здесь красиво!
        Он покачал головой, не соглашаясь с ней. Джулиан не мог видеть эту пасторальную красоту; у него перед глазами стояли дождь, безжизненное тело Каролины и кровь на ее светлых волосах. Он горько улыбнулся:
        - Прелестно.
        - Ты сердишься на меня?
        Он рассмеялся резко, цинично. Да, он сердится на нее. За то, что она принуждает его вновь и вновь переживать прошлое. Даже сейчас он боялся и ненавидел это проклятое место так же сильно, как и четыре года назад. А может, еще сильнее.
        Джулиан провел рукой по лицу. Нащупав шрам, он вспомнил, как заработал на полях сражений в Испании свои раны. Он сполна настрадался за свои грехи. И телом, и душой. Тело его сейчас исцеляется, а душа? Он вернулся домой именно затем, чтобы встретиться с прошлым, но почему-то боялся, трусливо избегал этих развалин. Избегал всего, что связано с прошлым. И если бы не настойчивость его упрямой жены, он никогда не приехал бы сюда. Джулиан заставил себя открыть глаза и еще раз посмотреть на руины.
        - Ну что, уже не так ужасно? - негромко спросила Блейз.
        Джулиан медленно выдохнул. К его удивлению, действительно, стало не так ужасно. Холодок все еще охватывал спину при виде этой развалившейся стены, но образ Каролины, бездыханно лежащей у подножия, уже не казался столь явственным и ощутимым.
        Оторвав взгляд от развалин, Джулиан посмотрел на Блейз.
        - Отлично, пять минут прошли. Можно ехать.
        - А я думала, мы перекусим здесь.
        - Здесь… нет. - Голос его звучал решительно, но не так твердо, как мог бы.
        - Джулиан, будет лучше, если мы задержимся здесь. Я надеюсь, приятные воспоминания вытеснят твои кошмары.
        - Не дави на меня, Блейз. Я и так многое сделал сегодня. Возможно, в другой раз я смогу вернуться сюда и встретиться с духом Каролины, но предпочел бы, чтобы это произошло не сейчас.
        Соглашаясь, Блейз сочувственно улыбнулась, обвила его шею руками и приблизила свои губы к его лицу.
        - Ты очень сердишься?
        - Чрезвычайно.
        - Побьешь меня?
        - Безжалостно.
        - Ладно, но только после того, как мы займемся любовью.
        Джулиан понял, что это тоже часть ее плана. Соблазнение - награда зато, что он мужественно выдержал эту встречу с прошлым. Он рассмеялся.
        - Всего мгновение назад ты поклялась, что больше ни о чем не попросишь. А теперь хочешь, чтобы мы занялись любовью?
        - Я не всегда говорю то, что думаю, Джулиан. Ты должен был уже понять это. Иногда я немного недоговариваю, чтобы добиться своего. Это, конечно, ужасно, признаю.
        - Ах ты, возмутительная, гадкая…
        - Так ты не хочешь заняться любовью?
        На лице Блейз выразилось такое разочарование, что Джулиан снова улыбнулся, и на сей раз искренне.
        - Конечно, хочу, плутовка, но не здесь.
        Когда они займутся любовью, это будет не здесь, а в другом месте, с которым не связано никаких ужасных воспоминаний. Ведь на этом месте Каролина не только встретила свою смерть, здесь они с Винсентом Фостером предали его, именно здесь они встречались. Джулиан не хотел, чтобы эти воспоминания омрачали его чувства к Блейз.
        Он поднял поводья и развернул коляску. Наводящие ужас руины остались позади, и Джулиан чувстврвал как с каждым ярдом напряжение отпускает его. Они отъехали на несколько миль и остановились в уединенном месте. Это была небольшая лужайка на берегу прозрачного ручья, покрытая шелковистой травой и окруженная ивами, уже сбросившими листву.
        Джулиан вынул из коляски одеяла и расстелил их на траве, потом достал корзинку со снедью. Тем временем Блейз сняла шляпу и попыталась снять полуботиночки и чулки.
        - А ты не замерзнешь? - спросил Джулиан, увидев, что она собирается сделать.
        Она улыбнулась ему жеманной, чисто женской улыбкой.
        - Надеюсь, ты меня согреешь.
        - Надеюсь, что мне это удастся, - ответил он с чувственной улыбкой, располагаясь на одеялах и ожидая, что она незамедлительно присоединится к нему. Но к немалому его удивлению, Блейз высоко подняла юбки и ступила в ручей, дыхание у нее перехватило от холодной, как лед, воды.
        - Джулиан, смотри, форель! Надо было взять удочки и наживку. Папа учил меня ловить рыбу, только мне не нравится насаживать червяка.
        - Не сомневаюсь, ты уже распугала всю рыбу, разбойница.
        Не спуская глаз с Блейз, Джулиан открыл флягу с вином и сделал большой глоток. Вино было сладковатым и пряным, с каким-то новым необычным вкусом, все его чувства вдруг словно пробудились от глубокого сна. Он снова начал замечать удивительные мелочи: тонкий аромат смятой травы, воркование лесных голубей, журчание ручья, необыкновенно звонкий смех Блейз. Воздух был прохладен, но солнце согревало. Его прозрачные золотые лучи бликами играли в черных шелковистых волосах Блейз.
        Он рассмотрел все, словно впервые увидел небо и землю. День был на редкость ясный и прозрачный, свободный от ужаса прошлого. Впервые за четыре года воспоминания отступили.
        А благодарить за это он должен свою прелестницу. Завтра, возможно, чувство вины вернется, но сейчас, в этот редкий волшебный миг, он остро ощутил, что жив, чтo способен насладиться простыми радостями жизни, этим великолепным осенним днем.
        Он лежал на спине и ждал, когда Блейз присоединится к нему. Страстное желание охватило его, вспомнились неистовые звуки цыганских скрипок.
        Весело смеясь, Блейз выбежала из холодной воды. Добравшись до одеял, она упала на колени рядом с Джулианом. Он с трудом сдерживал сжигающее его желание. Приподнявшись на локте, он привлек Блейз к себе и припал к ее губам. Язык его вместе с пряным вкусом вина ворвался к ней в рот, ясно говоря о его намерении, о его потребности.
        - Ты голоден? - прошептала она, вдруг задохнувшись.
        - Да, но хочу я не пищи.
        Нежнейший румянец, заливший ей щеки, подсказал ему, что она испытывает такое же предвкушение наслаждения, что и он. Джулиан протянул ей флягу с вином и дал сделать лишь один глоток, только затем, чтобы слизать вино с ее губ. Блейз засмеялась грудным смехом и отодвинулась от него.
        - Не будем спешить.
        - Будем, любимая. - Он взял ее руку в свою и прижал к паху, чтобы она ощутила его возбуждение. - Я хочу тебя.
        - Ты будешь обладать мною… в свое время. - Она улыбнулась ему обворожительной улыбкой.
        Не отрывая глаз от его лица, она принялась расстегивать сюртук, жилет, потом медленно подняла кверху сорочку.

«Это тоже часть ее плана», - подумал Джулиан, наслаждаясь тем, как прохладные пальчики Блейз поглаживают его обнаженную грудь. Соблазнение. Она соблазняет его. Он не хотел портить удовольствие ни ей, ни себе. Хотел только одного - наслаждаться необыкновенным ощущением. Джулиан закрыл глаза.
        Тонкими пальцами Блейз изучала его тело, свободно и с любопытством, словно котенок. Она заново открывала ощущение его кожи, сильные мускулы у него на груди, твердость его мужских сосков, плоский упругий живот.
        Пальцы Блейз чуть заметно задрожали, когда она дошла до пуговиц на бриджах, выдавая тщательно скрываемое волнение. И вот уже она обнажила золотистый пушок в нижней части его живота и его увеличившуюся, окрепшую плоть. От зрелища мужского начала у нее захватило дух. Но Блейз смело спустила бриджи ниже, обнажив его бедра и шрам. С нежными словами сочувствия она наклонилась и прижалась к ране губами, словно надеялась так исцелить ее. У Джулиана вырвался хриплый, резко оборвавшийся стон удовольствия, когда Блейз крепко зажала в ладони его набухшую мужскую плоть.
        Следуя своим порывам, не задумываясь, хорошо это или плохо, она ласкала ее, дразнила и возбуждала, подвергая сладостной пытке, поглаживала и сжимала длинный твердый ствол, нежно теребила пальцами мешочек под ним, пока Джулиану не показалось, что он вот-вот взорвется.
        - Блейз… - Он нетерпеливо зажал ей руки, пытаясь остановить ее, предотвратить неизбежное.
        Она осторожно освободилась от его рук и убрала их.
        - Нет, - пробормотала она упрямо. - Ты всегда делаешь это со мной. Я хочу доставить тебе такое же наслаждение.
        Она устроилась поудобнее и склонилась над ним. Губы ее прикоснулись к его твердой плоти, нежно целуя каждую ее клеточку. Джулиан лежал, не шевелясь, его тело напряглось до предела.
        Осмелев, Блейз высунула язык и принялась ласкать его плоть языком. Она целовала ее и раньше, но никогда не заходила так далеко, желая доставить ему наслаждение. Когда же он шумно втянул воздух, Блейз решила пойти еще дальше, в мир запретных страстей и неведомых чувств, повинуясь только своему женскому чутью, ведомая любовью и страстью, пусть еще не очень умело.
        Джулиан по-прежнему лежал неподвижно, пока она ласкала его плоть языком. Он боялся пошевелиться, только руки его непроизвольно опустились ей на голову, подсказывая, что делать. Легчайшими поцелуями, нежными движениями языка по разгоряченной шелковистой коже Блейз доставляла ему неземное блаженство. Она и сама наслаждалась ответом его тела и своей властью над ним. Действовала смело, не стыдясь, и Джулиан, искусный в усладах любви и постигший все тонкости этого занятия, отдался ей во власть.
        А потом Блейз взяла головку его разгоряченной плоти в рот.
        Она услышала хриплый стон, вырвавшийся у него, и едва не закричала от радости. Она почувствоваласебя всесильной в своей женственности и сначала осторожно, потом все увереннее; дразня и возбуждая, повела Джулиана по сладостному пути - от страстного желания до исступления, как много раз проделывал он с ней.
        Джулиан зажмурился и застонал. Когда она мгновение спустя подняла голову, пытаясь заглянуть ему в лицо, она увидела на нем одну страсть.
        - Ты засыпаешь? - спросила она чуть осевшим голосом, в котором явно слышался смех, прекрасно зная, что ему сейчас не до сна, что он возбужден настолько, насколько вообще может быть возбужден мужчина.
        - Нет, моя плутовка, - почти прохрипел Джулиан. Он испытывал величайшее из наслаждений, купался в чувственной роскоши ее обожания, в этой сладостно-огненной пытке, в которую превратились ее ласки. Он ощущал ее каждым нервом, каждым мускулом, каждой своей клеточкой, чувства его обострились, подобно лезвию бритвы.
        Но то, что он испытывал, было намного больше, чем просто плотское наслаждение. Ему казалось, что до встречи с Блейз, до сегодняшнего дня он вовсе не жил. Как прекрасно снова вернуться к жизни, заново ощутить ее радости!.. Врздух наполнил его легкие, сердце забилось сильнее. Желание сводило с ума. Прохладный ветерок пролетел там, где только что ее горячие губы и влажный язык ласкали его разгоряченную плоть. Томление души и опустошенность, в которых он пребывал все это время, исчезли. Он снова ощутил себя полным сил и энергии.
        Его лицо исказили сладостная боль и наслаждение, когда Блейз опять склонилась над ним. Бедра его непроизвольно двинулись ей настречу, тело задрожало от возбуждения.
        Однако очень скоро Блейз попалась в сети, которые сама же расставила. Она была уже не в состоянии справиться с собственными чувствами. Дыхание ее участилось, тело стало горячим, оно пылало. Скоро ее, так же как и Джулиана, начала бить лихорадочная дрожь.
        Она вздрогнула от неожиданности, когда он вдруг схватил ее за плечи и повалил на спину.
        Потом, не задумываясь над тем, что может испортить дорогую ткань, он торопливо поднял юбки. Блейз испытывала то же нетерпение. Она была уже готова принять его. Глаза Джулиана потемнели, его пальцы быстро нашли влажный бугорок у нее между ног и принялись ласкать его.
        - Джулиан, прошу… возьми меня, - умоляла Блейз, всхлипывая от переполнявших ее чувств.
        Дрожа всем телом, Джулиан со стоном прильнул к ее губам и раздвинул ей ноги. Он вошел в нее резко и глубоко, заполнив всю и до конца. Боже правый, она так нужна ему! Нужна, как воздух.
        Он услышал, как она вскрикнула, но тело ее тотчас приняло его, плотно обжав его плоть. Не обращая внимания на боль в бедре, он подсунул руки под ее ягодицы, стараясь поплотнее прижать к себе.

«Сладкая моя цыганка, как глубоко я могу войти в тебя?» - подумал Джулиан.
        Забыв обо всем на свете, Блейз подняла свои длинные ноги и сомкнула их у него на спине, стараясь как можно плотнее прижаться к нему. Ее частое дыхание подсказало ему, что она уже почти достигла экстаза.
        Когда Джулиан ворвался в нее снова, Блейз показалось, что ее охватило пламя. Она вцепилась в него, потрясенная неведомым доселе ощущением. Тело Джулиана сотрясалось, его семя потоком хлынуло в жаркую глубину Блейз.
        Ничего не видя, едва дыша, Блейз грудью почувствовала, как внезапно потяжелело тело Джулиана, но она не противилась этому. Не размыкая ног у него на спине, она обвила его руками, продолжая ощущать в себе его плоть и наслаждаясь волшебной близостью слияния.
        - Я люблю тебя, - бормотала она беззвучно, - я люблю тебя.
        Он был еще не готов к ее признанию, но она поняла, что ждать оставалось недолго. Блейз довольно вздохнула и уткнулась лицом ему в плечо, пряча улыбку удовлетворенной женщины. Она почувствовала, что на этот раз страсть Джулиана была иной. Сегодня он отдал ей частичку себя, пусть совсем маленькую, но теперь у Блейз появилась надежда, что настанет день, и Джулиан отдаст ей гораздо больше.

        Глава 21

        - Цыгане должны уйти, милорд, - настаивал священник двумя днями позже. - Они устроили нечто невообразимое, это просто возмутительно! - Он показал рукой на гнедого жеребца, который стоял в конюшне Линден-Парка. Темно-коричневые чулочки на ногах скакуна были серыми от налипшей грязи, а гнедая грива стала темно-каштановой.
        - Вот именно, - поддержал его возмущенный сквайр Рэтклифф. - Мало того, что прямо с пастбища у меня увели коня, так еще и одежду с одного из моих людей сняли обманом. Это уж слишком!
        Джулиан подавил вздох. Два разгневанных джентльмена прибыли к нему с жалобами на цыган, которые не гнушались воровством и откровенно надули преподобного отца Незерби. Неделю назад он купил у цыгана на ярмарке жеребца за двадцать гиней, а теперь сквайр Рэтклифф утверждал, что жеребец этот принадлежит ему. Несомненно, ноги и грива жеребца были перекрашены, чтобы скрыть светлые пятна, и он из каштанового превратился в гнедого.
        - А кто именно продал вам коня? - спросил Джулиан у священника. - Вы узнали, как его зовут?
        - Один из этих загорелых цыган, но какой точно - не знаю, милорд. Я надеялся, что вы знаете, вы ведь с ними в таких хороших отношениях.
        - Я их совсем не знаю, - пробормотал Джулиан, - но вы правильно поступили, обратившись ко мне. Искренне сожалею о причиненном вам убытке, преподобный отец. Надеюсь, вы позволите мне возместить его. Поскольку конь возвращен законному владельцу, полагаю, необходимости в судебном преследовании нет.
        - Дело не в двадцати гинеях, милорд, - заявил сквайр, - нельзя допускать, чтобы мошенничество оставалось безнаказанным!
        - Конечно, - успокоил его Джулиан, - слово джентльмена. Я сам займусь делом и постараюсь все выяснить.
        Священник покачал головой.
        - Несомненнб, милосердие - дело хорошее, мы должны прощать раскаявшихся грешников, но я боюсь, что эти бродяги никогда не раскаются. Выход видится один, - добавил он, - цыгане должны уйти.
        - Обещаю подумать над вашими словами. Джулиану пришлось приложить немало усилий, чтобы умиротворить разгневанных соседей. Когда оба джентльмена удалились, ведя под уздцы гнедого жеребца, Джулиан вопросительно посмотрел на своего управляющего.
        - С вашего позволения, милорд, полагаю, что действительно будет лучше, если цыгане уедут, - осторожно высказался Марш с присущим ему здравым смыслом.
        Джулиан неохотно согласился. Ему не хотелось ссориться с соседями, особенно сейчас, когда отношения только-только наладились. Но если цыгане и дальше будут вести себя подобным образом, обкрадывая всех в округе, мира с соседями не получится. К тому же он должник Незерби. Кроме Блейз, на протяжении всего этого месяца только священник оказывал ему неоценимую поддержку. Джулиан не мог позволить себе равнодушно наблюдать, как цыгане надувают добряка священника.
        Он должен прислушаться к совету Марша, поскольку именно управляющий терпеливо принимал все жалобы на воровство и не проронил ни слова упрека. Многие годы преданной службы должны вознаграждаться хотя бы тем, что Джулиан время от времени следует прислушиваться к его советам.
        Джулиан тяжело вздохнул. Было бы неплохо, если бы Блейз имела побольше влияния на своих друзей, но он догадывался, что надеяться на это не стоит. Привычка обводить горгиос вокруг пальца у цыган в крови.
        Священник, несомненно, прав. Цыгане должны уехать.
        Вскоре после того как визитеры удалились, Джулиан направился в табор. Ребятишки, встретившие его, принялись тут же прыгать и скакать вокруг него, выклянчивая пенни и конфеты. Сияющий Миклош быстро разогнал их и радостно приветствовал горгио рай в таборе.
        Джулиан застазил себя любезно улыбнуться.
        - Боюсь, я здесь по делу, а не для развлечения.
        - Ну, тогда тем более вы должны выпить кружку эля с бедным цыганом.
        Джулиан спешился и присоединился к Миклошу, а Исадора отправилась за угощением. Когда они устроились у костра, Джулиан заговорил о причине своего визита.
        - Неделю назад священник купил гнедого жеребца на ярмарке и обнаружил, что он перекрашен. На самом деле гнедой жеребец с белыми чулочками на трех ногах был уведен две недели назад с пастбища сквайра Рэтклиффа. Я пообещал расследовать это происшествие. Вы случайно не знаете, как такое могло случиться?
        Миклош пришел в ужас от услышанного.
        - Я знаю о подобных проделках, милорд, коней часто перекрашивают, чтобы хозяин не признал, но клянусь, на этот раз я не виноват.
        - Я верю вам. Блейз убедила меня, что на ваше слово можно положиться. Однако не исключено, что это мог сделать кто-то из табора.
        Миклош грустно покачал головой.
        - Вот так всегда, что бы ни случилось - горгиос во всем винят цыган.
        - Согласен, так оно и есть, к несчастью. Но все же конь был украден и обманом продан этому священнику. Я ему, конечно, возмещу убыток, но хотел бы при этом заверить его, что подобное не повторится.
        - Цыгане - это не только мой табор. Над остальными у меня власти нет. За них говорить не могу.
        - Этого я и боялся. Но что-то надо делать, мистер Смит. Речь ведь идет не о нескольких курах. Думаю, нет нужды напоминать вам, какое за это положено наказание. Я попробую уговорить преподобного Незерби и сквайра Рэтклиффа не обращаться в суд, если вы уедете отсюда.
        У цыгана вытянулось лицо, но он тотчас деловито пожал плечами и смирился с неизбежным.
        - Ну да ладно, боюсь, мы и так злоупотребили вашим гостеприимством. Пора в путь. Вечные странники никогда не задерживаются на одном месте так долго, как мы здесь.
        - Сожалею, - Джулиан серьезно посмотрел на Миклоша, - что приходится настаивать на этом, но думаю, так будет лучше. - Он помолчал, подбирая слова, чтобы не обидеть гордого вожака, затем добавил: - Вы - проницательный человек, Миклош, поэтому, надеюсь, вы серьезно обдумаете мое предложение. Мне бы хотелось дать вам денежное вознаграждение, чтобы возместить расходы, связанные с переездом. Думаю, Блейз со мной согласится. И другим таборам я предложу отступного, если вы уговорите их уехать отсюда на этой неделе.
        Это была откровенная взятка, никак не меньше, но Миклош тотчас оживился:
        - Вы так щедры, милорд, никак не ожидал такого от горгио.
        - Ну, так как, выпьем за это?
        - Обязательно. - Миклош улыбнулся, белые зубы блеснули на смуглом лице, и поднял кружку. - За горгио рай, настоящего друга цыган, чье сердце безмерно так же, как его кошелек!
        Джулиан возвращался, довольный тем, как все закончилось. Он испытал огромное облегчение, когда цыгане согласились уехать. Их беспокойное присутствие причинило ему немало хлопот, не говоря уже об огромном влиянии на его впечатлительную жену.
        Блейз, конечно, не очень обрадуется их отъезду. Она будет скучать без них. Но вполне может статься, что, оставшись в одиночестве, она обратит свой взор на него.
        Ведь последствия могли быть гораздо хуже.
        Джулиан покачал головой, изумляясь тому, как сильно изменилось его отношение к своей неисправимой жене за прошедшие недели. Он признал, что не сумел удержать Блейз на расстоянии. А ведь он хотел, чтобы они только не мешали друг другу, и совсем не желал, чтобы она влюбилась в него и стала притязать на что-то. Он рассчитывал только на ее уважение, и ничего больше.
        Но получилось так, что мысли о любви Блейз больше не пугали его. Джулиан улыбнулся, вспомнив, как впервые понял всю степень своего поражения в тот невероятный день… Ловля ежей, поездка к развалинам, вокруг которых крутились все его ночные кошмары, занятие с Блейз любовью на открытом воздухе. Праздник в таборе вечером, когда они с Блейз были почетными гостями и их угощали лучшими кусочками жареных ежей, вкуса которых Джулиан так и не вспомнил потом, потому что весь вечер не мог оторвать глаз от жены. Глядя, как она танцует вокруг костра, он с новой силой загорелся желанием и понял, что она нужна ему. И потребность эта была гораздо глубже, чем просто страстное желание мужчины обладать женщиной.
        Он понял это в тот волшебный день у ручья. Впервые ощутил разницу между любовью к женскому телу и любовью к женщине. Она сумела рассмешить его, а ведь он не смеялся от души уже много лет. Она заставила его посмотреть в лицо прошлому, победить мучившие его воспоминания. Рядом с Блейз Джулиан чувствовал себя ожившим. Она наполнила его надеждой на искупление. Четыре года он безжалостно винил себя за случившееся, бросал вызов судьбе, подвергал себя опасности. Ему было все равно, жив он или мертв.
        Так было до встречи с Блейз.
        А теперь он не представляет без нее своей жизни. С надеждой ждет каждый новый день, наполненный ее смехом, любовью, огнем. Его жизнь резко изменилась из-за нее. И сам он изменился. Вопреки своему желанию он впустил ее в свое сердце. Или она сама нашла туда дорогу? Он уже сомневался, что мог противостоять своему поражению или помешать ей распутывать паутину прошлого. Она была исполнена решимости освободить его от этого прошлого.
        Но когда он вспомнил о намерении Блейз устроить пикник на месте гибели его первой жены, улыбка исчезла у него с лица. Блейз хотела, чтобы его ночные кошмары сменились приятными воспоминаниями. Тогда он пришел в ярость, но прошло время, и он понял, что она была права. Он сможет освободиться от прошлого, только когда открыто посмотрит ему в лицо.
        Приняв такое решение, Джулиан повернул коня и поехал через скошенное поле в сторону развалин. Он дал Блейз слово, что обязательно вернется сюда, чтобы встретиться с призраком Каролины. Так почему бы не сделать это сейчас, в этот полдень, когда ярко светит солнце и на небе ни облачка. Ничего общего с тем страшным днем, который переменил всю его жизнь.
        Чем ближе подъезжал Джулиан к развалинам, тем явственнее чувствовал, как от тревоги сводит желудок. Ужас, который наводило на него это место, преследовал его все четыре года, возвращаясь вновь и вновь елочных кошмарах. Воспоминания нахлынули опять, картина случившегося возникла перед глазами: проливной дождь, мрачное место, развалины, неестественно лежащее неподвижное тело жены. Джулиан бессознательно придержал коня, подготавливая себя к встрече с прошлым.
        Он медленно объехал плотный ряд вязов, и его взору предстал поросший сочной травой луг с живописными развалинами невдалеке. Но увидел он совсем не то, что ожидал. Никакого тела не было. Зато близко друг к другу стояли мужчина и женщина, а в нескольких ярдах от них мирно пощипывали траву кони.
        Джулиан заморгал и резко остановился. Он никогда не видел Каролину и Винсента вместе, но не раз представлял, как они обнимаются, занимаются любовью здесь, на траве, забывая обо всем на свете, предавшись страсти. В картине, открывшейся его взору сейчас, видимой страсти не было, но мужчина и женщина почти касались друг друга головами, создавая ощущение близости, и чем-то напоминали заговорщиков.
        Внезапно глаза Джулиана сузились. Темноволосый джентльмен вдали - Винсент Фостер, в этом Джулиан был уверен. Но женщина в зеленом костюме для верховой езды и такого же цвета шляпке была черноволосой, а не блондинкой.
        Джулиану показалось, что его ударили в грудь. Блейз. Блейз и Винсент Фостер. Ему стало плохо от увиденного, он едва верил своим глазам. Джулиан запретил Блейз приходить сюда, запретил разговаривать с Винсентом. Более того, она дала слово повиноваться. И вот, пожалуйста, стоит здесь, на том самом месте, в такой опасной близости от человека, который отнял у него жену.
        Предательство. Эта мысль ножом пронзила его. Он вдруг испытал невыносимую боль, десятки жгучих вопросов роем закружились в голове. «Как давно? - подумал он. - Как давно они встречаются здесь тайком?» Кто знает, не зашло ли предательство еще дальше. Кошмар повторяется. Винсент Фостер снова соблазняет его жену? Блейз не верна ему? Лицо окаменело от ужаса, он тронул коня с места. Увиденное вызвало у него чувство отвращения и неизбежности. В подобной обстановке он мог встретиться с Винсентом четыре года назад, но теперь? У него похолодело сердце.
        Трава едва заглушала стук подков, но эти двое были так поглощены разговором, что заметили его появление, только когда он оказался перед ними.
        - Итак, - произнес Джулиан. Блейз вздрогнула и подняла голову. На лице ее отразилось явное удивление. - Итак, - с трудом повторил Джулиан, горло у него саднило. - Я вижу, как мало стоит ваше слово, мадам.
        Блейз виновато помолчала, потом проговорила:
        - Джулиан…
        Он устало смотрел на нее, сердце у него будто остановилось.
        - Я запретил тебе встречаться с ним, надеюсь, ты не забыла?
        - Это не то, что ты думаешь, Джулиан. Я ничего плохого не делаю…
        - Ничего плохого? - Гнев обуревал его, но он лишь сжал губы, боясь сорваться и нагрубить. Он ясно увидел выражение ужаса и вины на лице жены, когда она сделала шаг назад, отодвигаясь от своего собеседника.
        Наконец заговорил Винсент.
        - Как некстати ты прервал нашу беседу, - с усмешкой произнес он.
        - Я полагал, - отозвался Джулиан, едва сдерживаясь, - что предупредил тебя не появляться на моей земле.
        - О да, милорд, но вы, очевидно, забыли известить об этом вашу жену. Я здесь по ее приглашению.
        Джулиан перевел взгляд на жену, которая в ужасе смотрела на Винсента.
        - Что беспокоит вас, милорд? - поинтересовался Винсент. - Или вы тревожитесь, что я наслаждаюсь чарами вашей жены и опять наставляю вам рога?
        Джулиан побледнел, Блейз едва дышала.
        - Это ложь! Как ты можешь верить ему! - Джулиан посмотрел на нее сверху, его синие глаза превратились в две ледышки. - Джулиан, прошу тебя…
        Он жестом прервал ее, не желая выслушивать путаные объяснения. Даже если бы он и нашел силы простить Блейз измену, он слишком хорошо знал Винсента Фостера и прекрасно понимал его грязные намерения. Этот человек не остановится перед тем, чтобы соблазнить чужую жену из мести. На этот раз Блейз - в отместку за смерть Каролины.
        Джулиан ясно видел это по горькой усмешке Винсента, по выражению черных горящих глаз. Фостер смотрел на него не отрываясь, и Джулиан понял, что настало время раз и навсегда выяснить все окончательно. За четыре прошедших года ненависть, сжигающая их обоих, достигла предела. Осталось одно.
        - Если ты считаешь, что я посягнул на твою честь, - последнее слово Винсент произнес с явной издевкой, - я готов дать тебе сатисфакцию.
        - Чрезвычайно рад слышать это.
        - Назови сзоих секундантов.
        - Полагаю, мы вполне обойдемся без них. В конце концов это наше личное дело. Зачем нам еще один скандал?
        Внезапно осознав, что замышляют мужчины, Блейз пришла в ужас.
        - Неужели вы собираетесь устроить дуэль? Джулиан жестко посмотрел на нее.
        - Буду благодарен, если ты не станешь вмешиваться, тебя это не касается.
        - Нет, касается!
        Пропустив это восклицание мимо ушей, Винсент поклонился.
        - Завтра мой человек уточнит время и место.
        Джулиан молчал, не сводя глаз с Блейз. Она догадалась, что ему хотелось бы завершить это дело прямо сейчас, здесь, но в то же время он не желает открывать ей свои планы.
        - Отлично, - отозвался он.
        - На пистолетах?
        - Как угодно.
        Не глядя более на них, Джулиан развернул коня и поскакал прочь. Блейз смотрела ему вслед, она не могла прийти в себя. Это невозможно. Она так и не поняла, кто кого вызвал на дуэль - то ли Джулиан Винсента, то ли Винсент Джулиана, но оба с готовностью согласились. Она в страхе повернулась к Винсенту.
        - Вы не можете драться с ним на дуэли. Он хмуро посмотрел на нее.
        - Почему же? Я должен был вызвать его еще четыре года назад. Я ждал достаточно долго.
        У Блейз перехватило дыхание, она вдруг поняла со всей ясностью, что может произойти. Дуэли часто заканчиваются трагически. Боже правый, Джулиана могут убить! Или убьет он и тогда будет вынужден бежать из страны. В Англии дуэли запрещены. Несомненно, Джулиан отказался от секундантов, чтобы о предстоящей дуэли знало как можно меньше людей.
        Винсент догадался, какие мысли мучают Блейз. Язвительная улыбка скривила его губы.
        - Не волнуйтесь о муже, миледи. Джулиан стреляет без промаха.
        Блейз расправила плечи и с отвращением посмотрела в глаза Винсенту:
        - Вот и отлично! Вы заслуживаете, чтобы вас застрелили после того, что наговорили моему мужу! Как вы посмели делать подобные намеки!
        В то же время она прекрасно понимала, что ничего не добьется, если накинется на Винсента или попытается отговорить его от дуэли. Лучше поговорить с Джулианом. Несмотря на его холодность мгновение назад, она все же попробует объяснить ему, что произошло.
        Взяв себя в руки, Блейз бросилась к лошади и с трудом вскарабкалась в седло. Они еще не договорились о подробностях, значит, у нее есть время остановить их.
        Она сразу перешла в галоп, проклиная собственную недальновидность. Блейз никак не ожидала, что попытка расследовать прошлое закончится катастрофически. Ее стремление доказать невиновность Джулиана ни к чему не привело. Она не договаривалась о встрече у развалин с мистером Фостером, как он злорадно намекнул Джулиану. Она приехала сюда случайно. Ее словно магнитом тянуло к этому месту, и казалось, что именно здесь она сумеет разобраться в трагедии, произошедшей четыре года назад. Увидев мистера Фостера, она решила, что нельзя упускать предоставившуюся возможность, надо попытаться узнать побольше о смерти Каролины. Но Блейз сильно недооценила глубину вражды между Джулианом и Винсентом. Только кровопролитие могло положить конец этой вражде.
        Блейз вернулась домой вскоре после мужа, но, как оказалось, слишком поздно. Хеджес сообщил ей, что его сиятельство закрылся в кабинете с мистером Маршем и приказал не беспокоить.
        Это не остановило Блейз. Она подошла к двери кабинета и попыталась войти, но обнаружила, что дверь заперта. Джулиан не отвечал даже на ее настойчивый стук и мольбы впустить.
        Несколько минут Блейз возбужденно ходила по холлу, потом поднялась к себе в спальню и принялась выхаживать взад-вперед по ковру, размышляя, что же предпринять. Дуэль будет проходить тайно. Иначе могут вмешаться официальные власти… власти! Конечно!
        Она же может рассказать о предстоящей дуэли священнику. Или, еще лучше, сквайру Рэтклиффу, он ведь магистрат, чиновник, облеченный судебными и административными полномочиями в округе. Возможно, они сумеют остановить это безумие. Ей бы разузнать, когда и где состоится дуэль.
        В это мгновение Блейз услышала какой-то шум в соседней комнате. Думая, что вернулся Джулиан, она влетела туда через разделяющую спальни дверь. Блейз боялась, что и эта дверь будет закрыта, но, к счастью, она сразу распахнулась.
        Блейз резко остановилась, увидев вместо Джулиана Террела. Камердинер аккуратно складывал белоснежные воротнички и рубашки в чемодан.
        - Что вы делаете? - вырвалось у Блейз. Он настороженно посмотрел на нее:
        - Складываю одежду его сиятельства, миледи.
        - Это я вижу, но с какой целью?
        - Он сказал, что уезжает в Лондон.
        - В Лондон?!
        Она с болью глядела на Террела, но он опустил глаза, чтобы не встретиться с ней взглядом.
        - А вы знаете, что он собирается драться на дуэли? - спросила она дрожащим голосом.
        Лицо у камердинера сделалось совсем непроницаемым.
        - Да, миледи.
        - Где она состоится?
        - Этого я не могу вам сказать.
        - Не можете или не хотите? - Последовало красноречивое молчание. - Террел, вы должны остановить его! - взмолилась Блейз.
        - Я не могу вмешиваться. - Он печально покачал головой. - Иначе я лишусь места. - Террел грустно посмотрел на нее. - Он стреляет без промаха, миледи, не беспокойтесь.
        - А если он убьет мистера Фостера? Что тогда? Ему придется бежать, быть может, навсегда. Он не вынесет этого, особенно после смерти леди Линден. Вы думаете, кто-нибудь поверит в его невиновность?
        Террел не проронил ни слова в ответ, Блейз в отчаянии сжала кулаки. Слуга тихо проговорил:
        - Я не знаю, миледи, правда, не знаю, где будет дуэль. Они еще не решили.
        Блейз решительно подняла подбородок. Какая же она дура! Она забыла, что Винсент Фостер должен был прислать своего человека договориться о времени и месте дуэли. И в это самое мгновение этот человек, возможно, уже здесь, а она едва не сдалась.
        Она что-то пробормотала Террелу и бросилась прочь из спальни вниз. От лакея она узнала, что представитель мистера Фостера действительно уже прибыл и сейчас беседует с его сиятельством.
        Блейз отпустила лакея и, забыв о манерах, подкралась к двери кабинета и приготовилась подслушивать. Но к своему ужасу, не смогла разобрать ни слова - до нее доносился только тихий гул голосов.
        Однако через несколько минут голоса зазвучали гораздо громче и отчетливее, будто говорили у самой двери.
        Блейз метнулась назад. Из кабинета вышел Марш, за ним еще один мужчина, которого она не знала. Но, очевидно, мужчина знал ее, потому что он низко поклонился и официально приветствовал ее, представившись мистером Эммирсоном.
        Блейэ вежливо ответила, едва сдерживая нетерпение, и, не дожидаясь, пока он удалится, тотчас же бросилась в кабинет и плотно закрыла за собой дверь.
        Джулиан сидел за письменным столом и что-то писал, ни словом, ни взглядом не показывая, что знает о ее присутствии.
        Сердце у Блейз замерло. Она оглядела огромную комнату, вспоминая, как именно здесь несколько недель назад у них с Джулианом произошла первая стычка. Та ссора закончилась всплеском страсти и стала началом новых отношений между ними, основанных не только на физической близости, но и на доверии и дружбе. Одинокие ночи остались позади. Теперь либо она ночевала в его постели, либо он приходил к ней. Не было и дня, чтобы они не предавались любви, постепенно росло их взаимное доверие, они все больше узнавали друг о друге.
        И вот теперь все пошло насмарку из-за ее, в общем, благих намерений - она стремилась узнать, что же все-таки произошло четыре года назад. Теперь перед ней сидел совершенно чужой человек. Яркое полуденное солнце, льющееся в комнату сквозь большие окна, освещало его волосы мягким золотистым светом, вид у Джулиана был неприступный. Она физически почувствовала преграду, которую он воздвиг между ними.
        Джулиан посыпал песком только что написанное письмо, смахнул песчинки, но запечатывать не спешил. Он поднял на нее холодные, безразличные глаза.
        - Ты подслушивала под дверью, дорогая?
        Она не стала утруждать себя ложью.
        - Я хотела знать, что ты собираешься предпринять. Я бы спросила тебя прямо, но не была уверена, что ты скажешь.
        - Ты узнала то, что хотела?
        - Нет.
        - Дуэль состоится завтра на рассвете.
        Она удивленно и часто заморгала, не понимая, почему он сообщает ей то, что следует хранить в тайне, и смущенно отозвалась.
        - Завтра нельзя. Завтра воскресенье.
        - Вряд ли такая мелочь усугубит мои грехи, - невесело усмехнулся Джулиан.
        - А где состоится дуэль?
        - Все там же, естественно. Место весьма подходящее, по-моему. А ты как думаешь?
        Столько горечи было в голосе Джулиана, что Блейз сжалась, но гнев вспыхнул в ней с новой силой.
        - Джулиан, я не допущу этого, - твердо заявила она. - Не допущу, чтобы ты разрушил свою жизнь. Я сумею остановить тебя.
        - Нет, Блейз, не надейся. Я запру тебя в твоих покоях, а охрану поручу Террелу. На всех окнах закроют ставни - улизнуть не удастся. Мера, возможно, и варварская, но вполне соответствует всеобщему мнению обо мне.
        Холодность Джулиана привела Блейз в отчаяние.
        - Джулиан, прошу тебя… Умоляю, подумай. Я не вынесу, если ты умрешь.
        - Ты так мало веришь в мое мастерство? - Джулиан язвительно скривил губы.
        - Нет, но случиться может всякое… Тебя могут ранить или ты можешь убить мистера Фостера…
        - Какая трогательная забота о моем друге Винсенте! - проговорил он ледяным голосом, гнев блеснул в его глазах.
        - Совсем нет, я забочусь не о нем, - проговорила Блейз. - Меня волнует, что все это может иметь плохие последствия для тебя. Если тебе придется покинуть Англию, чтобы избежать обвинения в убийстве, ты уже никогда не сможешь вернуться. - Его презрительное молчание свидетельствовало, что он не верит ей. Она с умоляющим выражением сделала шаг к нему. - Прости, что я ослушалась тебя, но клянусь, я действовала в твоих интересах.
        - В моих интересах? - В его голосе сквозило нескрываемое презрение. - Ты тайком встречаешься с человеком, который желает мне зла, ты предаешь мое доверие, ты нарушаешь мои распоряжения и считаешь, что все это в моих интересах? - Ноздри у него гневно раздулись. - Я мог терпеть твое безответственное поведение, даже твое пристрастие к скандалам, но не потерплю, чтобы ты наставляла мне рога!
        Блейз сжалась, как от удара, и сцепила пальцы рук, чтобы унять дрожь.
        - Намеки мистера Фостера - грязная ложь! Мы ни о чем заранее не договаривались. Я не просила его о встрече у развалин. Я поехала покататься верхом и, случайно встретив его там, подумала, что раз уж так вышло, то почему бы не расспросить его о том, что произошло в день гибели Каролины. Я надеялась, он сумеет пролить свет на случившееся, каким-то образом снимет с тебя вину, и ты перестанешь мучиться. Джулиан, я только хотела доказать твою невиновность.
        Джулиан с болью и гневом смотрел на нее. Вид у Блейз был обиженный, и он почти поверил, что несправедлив к ней. А может быть, ему это только показалось, ведь он так отчаянно хотел верить ей. Но забыть ее встречу с Винсентом было непросто, далеко не просто, в его ушах до сих пор звучал вызывающий голос Каролины: «Я завела любовника! Винсент просто без ума от меня!»
        Увидев Блейз с Винсентом у развалин, Джулиан пришел в бешенство, он был готов ударить ее, но сдержался. Он твердо обещал себе, что не станет повторять ошибок прошлого. Он не допустит, чтобы этот кошмар снова повторился, не позволит чувствам одержать верх над разумом. Глубокая печаль снедала его, но он ничем не выказывал ее. Голос его прозвучал хрипло, казалось, ему больно говорить:
        - Я больше не желаю слушать твои лживые объяснения, милая. Тебе никогда не удастся убедить меня, что в планы Винсента входило мое оправдание.
        - Возможно, и нет, но я стремилась только к этому, клянусь. - Она сделала глубокий вдох, пытаясь унять волнение. - Джулиан, нелепо обвинять меня в неверности, я люблю тебя.
        Джулиан пронзил ее ледяным взглядом.
        - Каролина тоже клялась, что любит меня, и все же использовала Винсента, чтобы отомстить.
        - Неужели ты думаешь, что я способна на такое? Боже правый, Джулиан, ты же мой муж! Я никогда не изменю тебе.
        - Каролина тоже так говорила.
        - Я не Каролина! Я совсем другая. - Блейз гневно взглянула на него, в ее глазах блеснули слезы отчаяния. Как доказать, что она не изменила ему? - Мистер Фостер и я не любовники и никогда не были ими. Ты должен поверить мне! Я клянусь, - повторила она, - я люблю только тебя.
        Все эти заверения не произвели на Джулиана ни малейшего впечатления. Он устало взмахнул рукой, показывая, что желает прекратить этот разговор.
        - Мне не нужна твоя любовь. Наш брак был браком по необходимости.
        - Был?
        - Думаю, теперь нам придется жить раздельно.
        У Блейз перехватило дыхание, словно Джулиан ударил ее.
        - Террел… говорит, ты собираешься уехать в Лондон?
        - Да, после дуэли, если останусь жив. В случае необходимости ты всегда сможешь разыскать меня в моем лондонском доме.
        - Ты хочешь сказать, что я останусь здесь одна?
        - Марш обо всем позаботится. - Джулиан указал на письмо, лежащее перед ним. - Я оставил письменные распоряжения.
        - Марш позаботится? Да, верно, Марш сможет обеспечить мне безбедное существование и управлять имением, но он не в состоянии удовлетворить мои нужды. Мне нужен любящий муж, мне нужен ты!
        Он слышал ее слова, но они не трогали его. Сердце Джулиана превратилось в кусок свинца. Он покачал головой, заставляя себя посмотреть на жену с отрешенным видом. Джулиан подумал, что, пожалуй, бессмысленно приказывать Блейз удалиться, она все равно не подчинится. Можно призвать лакея, чтобы тот выставил ее за дверь силой, но это приведет лишь к новому скандалу и нисколько не умерит ее решимости. Лучше всего уйти самому, уйти из ее жизни навсегда. Джулиан поднялся из-за стола.
        - Дальнейшие разговоры бесполезны. Я не собираюсь ждать повторения прошлого. Я покидаю Линден-Парк.
        - А я? Я остаюсь здесь одна?
        - Да. - Блейз почувствовала, как глаза наполняются слезами, горло болезненно сжимается. - Не надо делать такой обиженный вид, дорогая. Наоборот, ты должна быть благодарна мне. Я предоставляю тебе свободу, можешь искать утехи на стороне. Я даже благословляю тебя.
        Словно слепая, Блейз шагнула к нему, не зная, как разбить ледяной панцирь, которым Джулиан окружил себя. Ну, как убедить этого холодного незнакомца, что она любит только его, если он делает все, чтобы оттолкнуть ее как можно дальше от себя. Она обошла письменный стол, преграждая ему путь.
        - Неужели последние два месяца ничего для тебя не значат?
        - Напротив, они значат для меня очень многое, дорогая. Твое тело доставило мне огромное удовольствие.
        Она взглянула на него, понимая, что он сознательно отталкивает ее, но от этого легче не становилось. Однако сдаваться Блейз не собиралась. Она протянула руки, обняла Джулиана за шею и прижалась к нему, чтобы он ощутил ее женственность.
        - Ты хочешь меня, я знаю.
        - Тело мое хочет тебя, но я везде могу получить то, что даешь мне ты.
        Он произнес эти слова тихо и удивительно обреченно.
        Долгое, мучительное мгновение Блейз смотрела на него. Она не сопротивлялась, когда Джулиан освободился от ее объятий и отошел назад. Потом он быстро повернулся и, не сказав больше ни слова, удалился.
        Дрожа всем телом и с трудом держась на ногах, Блейз упала в кресло, где только что сидел ее муж. Попытка доказать невиновность Джулиана, вполне возможно, разрушила ее семью и не принесла того, что больше всего нужно, - любви Джулиана. В конечном счете эта попытка даже может стоить ему жизни.

        Глава 22

        Блейз слишком поздно поняла, что ее обвели вокруг пальца.
        После неудачной попытки поговорить с Джулианом она отправилась прямо в табор к цыганам посоветоваться с Миклошем и Панной. Блейз позаботилась даже о том, чтобы ее сопровождал лакей, хотя в ее положении такая мелочь вряд ли уже могла что-либо исправить.
        Миклош с сочувствием выслушал рассказ Блейз о переделке, в которую она попала, но, к ее недоумению, отказался попытаться предотвратить дуэль.
        - Это кровные дела, в них нельзя вмешиваться, - сказал он, качая головой. - Мужчина должен защитить свою честь, даже горгио.
        Панна, встревоженно глядя на Блейз мудрыми черными глазами, согласилась с Миклошем, говоря, что нельзя вмешиваться в ход судьбы.
        Блейз сделалось очень одиноко, но сдаваться она не собиралась. Она решила посетить Рейчел Фостер в надежде, что той удастся убедить брата отказаться от дуэли.
        Усадьба Фостеров являла собой красивое здание в елизаветинском стиле, со ступенчатым фронтоном из дерева и классическим каменным цоколем.
        Когда дворецкий открыл массивную входную дверь, Блейз протянула ему свою визитную карточку и прошла в холл.
        - Пожалуйста, сообщите мисс Фостер, что ее хочет видеть леди Линден.
        По ужасу, отобразившемуся на лице дворецкого, Блейз поняла, что ее визит не очень желателен, однако дворецкий не осмелился перечить столь знатном посетительнице.
        - Минуточку, я только выясню, принимает ли мисс Фостер.
        Он проводил Блейз в уютную гостиную и предложил подождать, но, когда дворецкий направился к двери, она с деланной небрежностью спросила:
        - А мистер Фостер дома? Замешкавшись на мгновение, дворецкий ответил:
        - Нет, миледи. Мистера Фостера сейчас нет.
        Вздохнув с облегчением, что ей не придется сталкиваться с Винсентом Фостером, Блейз с нетерпением ожидала появления его сестры. Мисс Фостер бесшумно вошла в гостиную, когда Блейз уже было решила отправиться наверх на ее поиски.
        Вид у Рейчел был более подавленный, чем когда-либо. Глаза покраснели, словно она долго плакала, из чего следовало, что она о дуэли знает. Но, несмотря на явную подавленность, мисс Фостер держалась с присущим ей высокомерием.
        - Как вы посмели прийти сюда? - начала она. - Вы уже и так причинили нам достаточно зла.
        Блейз не снимала с себя вину за происшедшее, поэтому не стала защищаться. Вместо этого она с необыкновенной для себя покорностью проговорила:
        - Я пришла в надежде на вашу помощь.
        - Мою помощь? - ошеломленно переспросила Рейчел Фостер.
        - Я надеялась, что вы сумеете убедить брата отказаться от дуэли.
        Рейчел замерла.
        - Вы хотите, чтобы мой брат отказался от дуэли, на которую его вызвал Джулиан?
        - Я не знаю, кто кого вызвал, все произошло очень необычно. Но одно я утверждаю наверняка: ваш брат тоже жаждал этой дуэли.
        - Тогда чего же вы ждете от меня? Если дело касается чести джентльмена, вмешиваться не следует.
        Блейз не сдержала нетерпеливого возгласа:
        - Следует - не следует, какая разница, ведь речь идет о человеческих жизнях. Ваш брат может погибнуть, мисс Фостер. И мой муж может погибнуть. - Она помолчала, чтобы до Рейчел дошел смысл ее слов, и более спокойно добавила: - Сначала я хотела обратиться к властям, но потом решила не делать наши разногласия всеобщим достоянием. Если бы нам удалось убедить их… Я надеялась, что, возможно, совместными усилиями мы бы смогли…
        - Слишком поздно. Они сейчас начнут.
        - Слишком… поздно? - У Блейз оборвалось сердце. - Что вы имеете в виду? Джулиан сказал мне, что дуэль состоится завтра на рассвете!
        Мисс Фостер взглянула на позолоченные бронзовые часы на камине.
        - Насколько мне известно, дуэль назначена на пять часов. Винсент только что…
        - Он обманул меня, - вырвалось у Блейз. - Джулиан солгал. Боже правый, они убьют друг друга! - Она поспешно направилась к двери, не успев даже осознать, что не знает, куда идти. - Где состоится дуэль? Мисс Фостер, вы должны сказать мне!
        - У развалин.
        - Хотя бы в этом он сказал правду. - Часы показывали без четверти пять. - Я должна идти!
        - Но что…
        Блейз выбежала из комнаты. Мисс Фостер удивленно посмотрела ей вслед. Не дожидаясь дворецкого, Блейз распахнула входную дверь и сбежала по ступенькам, призывая лакея помочь ей подняться в седло. Усевшись верхом, она тотчас пришпорила коня и, пригнувшись, напрямик понеслась к месту дуэли, моля Бога, чтобы не дал ей опоздать.
        Она плохо помнила, как домчалась до развалин. Окрестности слились в одно размытое пятно. Блейз галопом достигла аллеи вязов и выскочила на луг в ужасе от того, что ожидала увидеть.
        Она мгновенно охватила взглядом открывшуюся картину: залитый вечерним солнцем луг, прелестный и совершенно спокойный, несмотря на прохладный ветер. Две мужские фигуры, стоящие неподалеку от лошадей. «Мистер Марш, - подумала Блейз, - и помощник Винсента Фостера». На камнях лежал черный кожаный футляр, по-видимому, с пистолетами.
        Внимание Блейз привлекли два джентльмена у стены. В руках одного из них юная леди заметила оружие. Она видела отблески солнца на стволе смертельного оружия в руках Винсента Фостера.
        Вскрикнув от волнения и тревоги, Блейз подстегнула лошадь и помчалась через открытое пространство прямо к дуэлянтам. Она резко осадила лошадь и остановилась. Задыхаясь от бешеной скачки, боясь, что вот-вот потеряет сознание от волнения, Блейз спрыгнула на землю и едва не упала. Она встала между дуэлянтами и руками отодвинула их как можно дальше друг от друга.
        - Я не позволю вам… этого, - выдохнула она. - Сначала вам придется убить меня.
        Мужчины мрачно смотрели на нее. Лицо Джулиана оставалось неподвижным, словно было выточено из камня, лицо Винсента Фостера, напротив, кипело от ярости.
        - Я предупреждал, чтобы ты не вмешнвалась, - с ледяным спокойствием произнес Джулиан.
        - Ну и что? Я не давала обещаний повиноваться. Я не могу не вмешиваться, пока остается хоть малейшая возможность остановить вас.
        - Отправляйся домой, Блейз. Здесь тебе нечего делать.
        - Нет, я не уеду домой! Во всяком случае, пока не сумею убедить вас. Это нельзя разрешить пистолетами.
        - Согласен. Винсент и я как раз обсуждали случившееся, когда ты так некстати появилась.
        Блейз в растерянности заморгала. Переводя взгляд с Джулиана на Винсента и обратно, она увидела: Джулиан не был вооружен. Он не держал оружия в руках - второй пистолет лежал в футляре. Джулиан перевел взгляд на противника.
        - Как я говорил… я бросил вызов в порыве гнева, но с тех пор хладнокровно все обдумал.
        Лицо Винсента стало черным от возмущения.
        - Ты хочешь отказаться от дуэли?
        - Да. Но если тебе необходимо удовлетворение…
        - Вот именно! На этот раз тебе не удастся так легко отделаться. Я надеялся, что французы пристрелят тебя, когда ты отправился в Испанию, но им это не удалось. Ты не можешь отказать мне в удовольствии всадить пулю тебе в голову после всех этих лет.
        Блейз сжалась, услышав эти слова. Было видно, что Винсент Фостер не пойдет на мировую. Джулиан покачал головой:
        - Я не буду стреляться.
        - Неужели ты такой трус? - выкрикнул Винсент.
        - Нет, я не трус. Но малая толика чести, что осталась у меня, не стоит того, чтобы брать на душу грех твоей смерти. Я стреляю много лучше тебя, поэтому меня обвинят в убийстве. К тому же, - он перевел взгляд на Блейз, - мне бы не хотелось застрелить человека из-за измены жены.
        Блейз не поняла, кого он имеет в виду, ее или Каролину, но прежде чем успела ответить, Джулиан повернулся и направился к лошади.
        К своему ужасу, она увидела, что Винсент поднял пистолет и крикнул:
        - Стой!
        Казалось, этот крик вырвался у него из самого сердца.
        Джулиан остановился, Винсент взвел курок.
        Блейз закричала, кинулась к Винсенту, схватила его за рукав, но он грубо оттолкнул ее. Краем глаза она увидела, как Джулиан бросился было ей на помощь, но остановился.
        - Отойди, Блейз.
        - Нет! - Она стояла на линии огня. - Я не допущу, чтобы он попал в тебя!
        Джулиан медленно подошел к ней, взял под локоть и, несмотря на сильное сопротивление, мягко отвел в сторону. Потом посмотрел в лицо противнику:
        - Стреляй, если сможешь.
        Винсент прицелился, рука его дрожала, черные глаза горели.
        Но выстрелить он не смог. Прошло бесконечно долгое мгновение. Винсент вскинул руку и сильным движением отбросил пистолет. Блейз молча наблюдала, как пистолет упал в траву у развалин. Ноги у нее подкашивались. Ничего не видя перед собой, она подошла к стене, чтобы не упасть.
        Винсент вцепился руками в волосы и стоял в отчаянии. Только что он упустил возможность покончить с Джулианом.
        - Я любил Каролину, - пробормотал он полным боли голосом, - любил так, как ты не любил никогда.
        - Знаю, - тихо ответил Джулиан.
        - Ты убил ее.
        - Нет, она упала с лошади и разбилась. Я виноват в том, что она отправилась верхом в бурю, но в зтом же виноват и ты. Если бы она не отправилась на свидание с тобой, ничего бы не случилось. - Винсент лишь простонал в ответ. - Ты обманывался насчет любви Каролины, - продолжил Джулиан тихо и безжалостно. - Она просто использовала тебя, чтобы сделать больно мне.
        Винсент склонил голову, не в силах ответить.
        - Будь проклята твоя душа, - прошептал он прерывисто, почти неслышным голосом.
        - Если тебя это утешит, признаюсь, что она уже проклята.
        Джулиан опять направился к лошади. На этот раз ему никто не мешал.
        Горло у Блейз сжалось от слез, она молча наблюдала за мужем. Опасность осталась позади, но доверие между ними разрушено и, кто знает, будет ли когда-нибудь восстановлено?
        Слезы ручьями текли по ее лицу, когда она смотрела вслед удаляющемуся Джулиану, но он так и не обернулся.

        Глава 23

«Милый Джулиан…»
        Дрожащей рукой Блейз провела кончиком пера по щеке, обдумывая очередное послание в Лондон. В последние две недели она отправляла Джулиану письмо за письмом, но ни одного не получила в ответ. Она не надеялась получить ответ и на это, но, пока оставалась хоть малейшая надежда, что он сжалится над ней и позволит объяснить случившееся, она обязана использовать ее.
        Однако надежда улетучивалась очень быстро. Блейз пребывала в полнейшем отчаянии. Никогда раньше она не чувствовала себя столь несчастной, как в последние две недели. Никогда прежде не испытывала такого бессилия. Она оттолкнула от себя Джулиана и теперь не знала, как вернуть. Она действовала из самых благих побуждений надеясь доказать невиновность мужа, но он понял все по-своему, расценив ее действия как предательство. Думая, что она заодно с Винсентом, обвинял если не в супружеской измене, то в общении со своим давним врагом. Но хуже всего было то, что если бы ей и удалось каким-то чудом уговорить Джулиана вернуться домой, прежнего доверия между ними уже не было бы.
        У нее разрывалось сердце, тело жаждало его прикосновений. Она лежала по ночам в одиночестве, а воображение рисовало в голове одну картину страшнее другой и самую страшную, что Джулиан опять отправляется на войну. В своих кошмарах она видела его истекающим кровью на поле сражения в Испании, и никого нет рядом, некому помочь или утешить. Стоило немного успокоиться, и воображение тотчас рисовало другую картину - слишком много утешений от красоток, которых в Лондоне хватает с избытком. Он ведь сам признался, что у него была любовница, и Блейз без труда представляла, как он возобновляет старую связь. Стоило ей закрыть глаза, как она видела безымянную красотку рядом с Джулианом, их поцелуи, объятия, ласки, переплетенные тела.
        Блейз поежилась и склонилась над письмом.

«Мой милый муж…»
        Не успела она закончить первую строчку, в которой умоляла Джулиана пересмотреть решение, как раздался тихий стук в дверь гостиной, где она сидела.
        - Войдите, - произнесла Блейз и, подняв от письма голову, увидела дворецкого Хеджеса.
        - У нас внизу посетители, миледи, - торжественно объявил он. - Опять цыгане. Мистер Смит и еще… один джентльмен.
        Хеджес запнулся на слове «джентльмен», но слово «цыгане» произнес не так презрительно, как обычно словно понимая, что приход друзей подбодрит ее. Как ни странно, с тех пор как уехал Джулиан, наибольшую поддержку на протяжении этих невыносимых двух недель оказал ей именно Хеджес. Он всегда был поблизости, готовый прийти на помощь, выполнить любую, даже простейшую просьбу. Миссис Хеджес и горничная Гарвей тоже оказались незаменимыми. Хотя Блейз и не посвящала их в свои сердечные дела, они сами обо всем догадались. Их понимание, сочувствие и близость помогли ей пережить это страшное время.
        Но самыми надежными союзниками стали цыгане. Они не бросили ее, все время оставаясь поблизости даже под страхом навлечь на себя гнев лорда Линдена. Миклош и Панна, разумеется, были посвящены во все подробности, поскольку у Блейз не было от них секретов. Оба они посоветовали ей набраться терпения и довериться судьбе, но Блейз не хотела, чтобы только переменчивая судьба определяла ее будущее. Она жаждала немедленных действий, но не знала, что именно предпринять.
        Вздохнув, она поблагодарила Хеджеса, поднялась из-за стола, расправила складки на голубом утреннем платье и спустилась в небольшую гостиную, где ждал Миклош. Приветствуя ее, он сделал шаг навстречу, его смуглое лицо имело необычайно встревоженный вид. С ним рядом был еще один цыган, такой же высокий и смуглый, как Миклош, но несколько полнее. Он стоял посередине гостиной, теребя в руках шляпу, словно боялся, что, если сядет, испачкает дорогую обивку.
        - У меня важные новости, Раунийог, - сразу же сообщил Миклош.
        На мгновение паника охватила Блейз.
        - Какие? Что-то случилось с Джулианом?
        - Насколько мне известно - нет. Я о нем ничего не знаю. Я только знаю, что тебя заинтересует рассказ Сандора. Ты помнишь Сандора из табора Ли? Он - хозяин обезьянки.
        - Да… конечно. Рада видеть вас, - вежливо приветствовала его Блейз, с трудом сдерживая нетерпение.
        - Так вот, он знает, что случилось с леди Линден четыре года назад. Они тогда разбили лагерь недалеко от развалин, где ее сиятельство погибла. Сандор все видел.
        Блейз перевела взгляд на полного цыгана.
        - Это правда? Вы видели, как погибла леди Линден?
        Сандор поежился и с опаской посмотрел через плечо.
        - Это было четыре года назад, миледи, - неохотно проговорил он, - но я все отлично помню.
        - Сандор не хочет говорить об этом, - перебил его Миклош. - Ты же знаешь, Раунийог, цыгане не любят говорить о мертвых, даже если это и горгио. Да и в дела ваши мы бы не хотели вмешиваться.
        Блейз кивнула, она знала, что цыгане очень боятся привидений, духов и излишнего внимания со стороны горгиос. Но и покоя она не найдет, пока не узнает, что именно произошло в тот роковой день.
        Впервые за две недели перед Блейз забрезжил слабый лучик надежды.
        - Я вполне понимаю ваши опасения, мистер Ли, и приветствую ваше мужество. Садитесь, пожалуйста. Я распоряжусь, чтобы принесли чай. - Она поспешно подошла к ленте звонка и вызвала Хеджеса. - Я хочу услышать обо всем, что произошло в тот день, даже самые незначительные подробности.

        Джулиан откровенно скучал, бесцельно проводя вечер в своем лондонском клубе. Сегодня игра удалась, он убрал выигрыш в карман и поднялся. С обычной обворожительной вежливостью он отклонил добродушные протесты по поводу своего раннего ухода, заметив, что уже третий час ночи, а утром у него важная примерка у портного - он шьет брюки по последней моде, и кажется, они получаются чересчур узкими, угрожая его мужскому естеству.
        Под веселые возгласы и откровенные мужские шутки он покинул элегантную гостиную клуба Брукс и спустился вниз по лестнице. Надев с помощью мажордома накидку и приняв у него трость, он вышел в холодную декабрьскую ночь и уселся в поджидающий экипаж, приказав кучеру ехать домой.
        Накануне его друг, барон Килгор, пригласил Джулиана провести вечер в исключительно приятном доме, знаменитом своими куртизанками, но Джулиан отклонил предложение, сославшись на то, что теперь он женатый человек.
        - Ты хочешь сказать, что хранишь верность жене? - с удивлением воскликнул Ричард. - Она, конечно, соблазнительная крошка, но, старина, это просто неприлично.
        Если бы Ричард не был столь пьян, Джулиан, вполне вероятно, не сдержался бы и пустил в ход кулаки за «соблазнительную крошку».
        - Я бы посоветовал тебе не забывать, что ты говоришь о моей жене, виконтессе Линден.
        - Что-то не припомню, чтобы ты так горячо защищал первую леди Линден, - обиженно отозвался Ричард. - Ты был не очень разборчив тогда и позволял себе многие удовольствия.
        - Правда, - признался Джулиан, внутренне сжавшись, - но это не значит, что я собираюсь повторять ошибки юности и ошибки первого брака.
        Именно по этой причине он избегал женского общества, приехав в Лондон. Главная же причина его стойкого воздержания была куда банальнее: ему претила сама мысль о близости с любой женщиной, кроме Блейз.
        Когда он приехал в Лондон, потрясенный и убитый ее предательством, ее милое лицо с фиалковыми глазами все время стояло перед ним. Самые простейшие вещи напоминали о Блейз. Нежный женский смех. Солнечный луч. Боль в раненой ноге. Даже его клуб, расположенный на улице Сент-Джеймс, ведь Сент-Джеймс - девичья фамилия Блейз.
        Он попытался убедить себя, что теперь ему все равно, старался не думать и не вспоминать о Блейз, но огромный дом на Бекерли-сквер был пронизан одиночеством.
        Ему не хватало Блейз, ее веселой улыбки, доброго расположения духа, ее причуд, ее нежного массажа и чувственной любовной игры, которая всегда следовала за ним. Не хватало ее близости, ощущения ее горячего упругого тела под собой, над собой, вокруг себя. Не хватало ее. Джулиан хотел Блейз. Только ее, а не просто женщину, способную доставить ему физическое наслаждение, но не способную облегчить ему душу. Поэтому он и возвращался сейчас один в огромный пустой дом после бесцельно проведенного за игрой вечера. Даже значительный выигрыш, который он добавил к своему и без того немалому состоянию, не радовал его. Он отчаянно хотел Блейз.
        Она нужна ему.
        Джулиан закрыл глаза и вытянул правую ногу. Он уже не мог более обманывать себя - без Блейз его жизнь не имеет смысла. Он не хотел отрицать этого. Правда была очень проста: он любит эту необыкновенную женщину, свою жену.
        Однако чтобы понять эту несложную истину, ему потребовалось много времени. Он слишком боялся, как бы все не повторилось сначала. Четыре года назад Каролина изменила ему с Винсентом Фостером, и это вполне могло повториться снова. Когда он увидел Блейз с Винсентом у развалин, ужасные воспоминания нахлынули на него с новой силой. Его преследовал все тот же страх, заставивший несправедливо обвинить Блейз в неверности. Когда она умоляла выслушать ее объяснение, он не позволил себе поверить в правду. А ее признание в любви расценил как способ защиты от его гнева.
        Сейчас этот страх казался Джулиану совершенно необъяснимым. Ему давно следовало понять, что Блейз не способна на подлость и предательство. Со своей прямотой и открытостью она не пошла бы на тайный роман с таким угрюмым человеком, как Винсент Фостер. Какая другая женщина смогла бы так проявлять свою любовь и преданность? Черт побери, она встала под дуло пистолета Винсента, чтобы спасти мужа, то есть его. Он не представлял себе, что Каролина могла бы поступить так же безрассудно или так же бескорыстно.
        От стыда, охватившего его, Джулиан еще крепче зажмурил глаза. Он должен умолять Блейз простить его за то, что не поверил ей, за упрямство, за глупость. Он должен благодарить ее за то, что она вернула его к жизни, дала ему цель - будущее. А он разрушил все это по собственной глупости.

«Надо умолять ее о прощении», - решил Джулиан, когда экипаж остановился. Во всем виновата его непомерная гордыня! Завтра же он распорядится, чтобы Уилл складывал вещи. Он возвратится домой, постарается собрать и сложить воедино то, что еще осталось от его семейной жизни.
        Джулиан надеялся на благополучный исход, хотя понимал, что не заслуживает его. Полные мольбы письма. Блейз, которые он сначала не хотел, но потом все-таки прочитал, были наполнены жалкими извинениями и объяснениями относительно той случайной встречи с Винсентом Фостером, а также обещаниями никогда больше не проявлять непослушания. Правда, Джулиан не очень верил, что она сумеет сдержать эти обещания. Несмотря на регулярные сообщения Марша о том, что в его отсутствие ее сиятельство держится невероятно тихо и подавленно, он подозревал, что его неугомонная жена в ближайшем будущем обязательно ввяжется в какую-нибудь новую историю, если он ее не остановит.
        Именно об этом размышлял Джулиан, выходя из экипажа. Когда грохот колес затих вдали, Джулиану стало не по себе от тишины, окутавшей его со всех сторон.
        Он подошел к ступеням своего дома, когда внезапно из тени выступила фигура мужчины, хорошо различимая в лунном свете. Видя, что незнакомец направляется прямо к нему, Джулиан крепче сжал трость, готовясь к защите, если понадобится, но тут узнал смуглое лицо цыгана.
        - Миклош! Черт побери, ну и напугали вы меня! Что вы здесь делаете? Почему прячетесь в тени?
        - Простите, милорд, но вынужден просить вас пойти со мной. Без шума, если не возражаете.
        Джулиан, ничего не понимая, смотрел на оружие в руке Миклоша.
        - Пойти с тобой?
        - Да. Мне поручено привезти вас домой. Это приказ ее сиятельства.
        - Домой? Приказ Блейз? - Джулиан покачал головой. Казалось, он едва понимает, что происходит. По неизвестной ему причине лучший друг жены держит его под прицелом.
        - Будте так добры, милорд, протяните руки, - попросил Миклош.
        - Это еще зачем?
        - Иначе мне придется застрелить вас, милорд. Том, возьми у его сиятельства трость и свяжи ему руки.
        Сын Миклоша послушно бросился выполнять распоряжение отца. С кожаным ремешком в руках он подошел к Джулиану, стараясь держаться подальше от трости. Вид у него был явно смущенный.
        - Вашу трость, милорд, - напомнил Миклош, угрожающе помахивая пистолетом. - Мне велено доставить вас домой.
        Джулиан заскрежетал зубами, до его сознания стало доходить, что происходит. Сейчас его похитят, прямо на пороге лондонского особняка.
        - Если я правильно понял, меня похищают по распоряжению жены?
        - Это не похищение, милорд, ни в коем случае. Просто… настойчивая просьба…
        - Которую я могу только принять, выбора мне не оставили. - Джулиан с презрением посмотрел в черный глазок пистолета, напоминавшего укороченный мушкет, и взвесил шансы на побег. Еще несколько месяцев назад он бы обязательно рискнул, не думая о ране, предпочтя смерть подобному принуждению и угрозам. Он научился жить с тяжелым чувством вины в груди, но с тех пор как встретил Блейз, у него появился интерес к жизни. Нет, сопротивляться он не станет.
        - Но вы хотя бы расскажите мне, чем вызвана необходимость таких нелепых действий?
        - Тем, что Раунийог знала, что по своей воле вы никогда не вернетесь. Прошу прощения.
        - Что ж, она ошибается. Я собирался ехать домой завтра. Так что ваши «убеждения» совершенно ни к чему.
        Миклош замялся, недоверчиво глядя на него. Потом покачал головой:
        - Я должен быть уверен, милорд. Я обещал Раунийог сделать все, как она велела, поэтому пойдемте, пожалуйста. Вытяните руки.
        - Черт побери… - Холодная ярость охватила Джулиана, он отдал трость и позволил связать себе руки. - Надеюсь, вы понимаете, что поступаете нехорошо? Похищение пэра - уголовно наказуемое деяние.
        - Да, милорд, я знаю, - грустно признался Мик-лош, - но я не мог отказать Раунийог, когда она так нуждалась в моей помощи. Даже если ради этого пришлось бы нарушить закон.
        - Забудьте этот чертов закон, - зло проговорил Джулиан. - Лучше подумайте, каково мне!
        Миклош пожал плечами и опять помахал пистолетом, явно прекращая обсуждение.
        - Прошу вас, милорд, не надо. Мне и так нелегко.
        - Конечно-конечно, как невежливо с моей стороны, - язвительно произнес Джулиан. - Бога ради, простите меня.
        Десять минут спустя Джулиан уже находился в цыганском фургоне и трясся по дороге к северу от Лондона. Вокруг стояла кромешная тьма. Джулиан лежал на соломенном тюфяке, накрытый теплыми одеялами. Цыгане постарались устроить его как можно удобнее. Миклош продумал все до мелочей. Рядом с Джулианом лежал завернутый в чистую тряпку хлеб и сыр, чтобы он мог утолить свой голод, и фляга эля на случай, если захочет пить. Пальцы рук у него были свободны, и если немного поднапрячь воображение, можно было почувствовать себя вполне неплохо. Фургон со старыми рессорами так подбрасывало на ухабах, что каждые несколько минут Джулиан корчился от боли, напрягаясь всем телом. А, кроме того, Миклош, прочно закрепляя полог, признался, что пистолет не заряжен.
        - Раунийог и мысли не допускала, чтобы вас случайно ранило, милорд, так что опасности никакой нет.
        Испытывая унижение оттого, что его обвели вокруг пальца, словно младенца, Джулиан разозлился еще больше.

«Это все Блейз устроила, - вне себя от бешенства думал он. - Опять лезет не в свое дело, не питает уважения ни к чужой чести, ни к приличиям. Это она отвечает за все происшедшее, она одна виновата во всем, а Миклош только исполняет ее волю».
        Теперь Джулиан не испытывал к жене никакого снисхождения. Лежа в темноте и скрежеща зубами, он обдумывал возмездие. Его уже ошибочно обвинили в смерти первой жены, но не будет никакой ошибки, если его обвинят в смерти второй.

        Глава 24

        Блейз скорчила гримасу - она была неприятна самой себе, наводя пистолет на грудь Винсента Фостера. Ее трясло. Рука предательски дрожала, как ивовый листок на ветру. Вот уж не ожидала, что так плохо владеет собой. Нельзя забывать, что она прибегла к столь радикальным мерам ради доброго дела.
        Блейз решительно подперла дрожащую правую руку левой и встретила потрясенный взгляд мистера Фостера. Да, следует признать, Блейз немало удивила его, наведя ему на грудь ствол пистолета в его собственной гостиной, и очень разозлила. Его темные глаза враждебно смотрели на обтянутую перчаткой руку с пистолетом.
        Однако Блейз волновал не столько гнев мистера Фостера, сколько гнев собственного мужа. Она знала, что Джулиан придет в бешенство от ее выходки, но отчаянное положение требовало крайних мер. Джулиан должен узнать правду, чтобы освободиться от мучительного чувства вины. Теперь она понимала, что нет смысла умолять его вернуться домой, - он не вернется. Конечно, нет, он ведь так и не ответил ни на одно ее письмо. Поэтому она и послала Миклоша в Лондон, чтобы тот привез мужа домой силой. А когда она узнала об их приезде, то сразу же отправилась к Винсенту Фостеру, чтобы вынудить его прибыть к развалинам.
        Она поставила на карту свое будущее, все надежды, она бросила жребий. Она собиралась вырвать признание у негодяя, который в действительности был виновен в гибели Каролины.
        - Все это время вы обвиняли Джулиана в убийстве, в котором он не виноват, - гневно проговорила Блейз, - но я не допущу, чтобы эта несправедливость продолжалась и далее.
        Прищурившись, Винсент Фостер смотрел на направленное дуло оружия, оценивая шансы на освобождение. Внезапно он повернулся к ней спиной.
        - Стойте! - вырвалось у Блейз, испуганной его движением.
        Но Винсент Фостер проигнорировал ее приказ. Он подошел к колокольчику и дернул за шнурок.
        - Я вызвал дворецкого, чтобы он проводил вас, леди Линден.
        В отчаянии она продолжала держать его под прицелом. Винсент повел себя совсем не так, как она ожидала. По ее замыслу он должен был покорно подчиниться угрозе и безропотно отправиться к развалинам. Однако вместо этого он настойчиво продолжал звонить в колокольчик.
        - Я сейчас выстрелю!
        - Отлично, застрелите меня, если можете. По правде говоря, меня это мало волнует.
        Блейз в отчаянии топнула. Эти непонятные англичане, которым совершенно безразлично, живы они или нет, сведут ее с ума. Но у нее нет времени убеждать Винсента Фостера в глупости его поведения. А хладнокровно застрелить его она тоже не может. И он прекрасно знает об этом. Очевидно, она просчиталась.
        - Разве вам не хочется узнать, как погибла Каролина? - спросила она, лихорадочно надеясь повлиять на него таким образом.
        Винсент уже был готов позвонить снова, но рука его застыла в воздухе.
        - Что вы хотите этим сказать? - удивленно спросил он.
        По его тону Блейз поняла, что все-таки сумела завладеть его вниманием.
        - Я знаю, как это произошло. И очень надеюсь, что после стольких лет ваших признаний в любви к ней вам тоже захочется узнать правду. Джулиан не убивал ее, и я докажу это, - заявила Блейз.
        Глаза Винсента вонзились в нее, словно кинжалы.
        - Слушаю вас.
        - Этого не расскажешь, это надо видеть. Винсент плотно сжал губы и ничего не ответил, обдумывая услышанное.
        В это мгновение в дверях появился дворецкий Фостеров.
        - Вы звонили, сэр? Блейз поспешила вмешаться.
        - Мой экипаж ждет внизу, мистер Фостер, - почти умоляюще проговорила она. - Час вашего времени, - это все, о чем я прошу. Думаю, вы должны сделать это ради Джулиана.
        Винсент долго смотрел на нее, сердце у Блейз билось часто-часто. Она не знала, что делать, если он откажется. Ее план строился на обмане. Было совершенно необходимо, чтобы он стал свидетелем происходящего.
        - Хорошо, леди Линден. Я поеду с вами… но, будьте добры, уберите пистолет.
        Блейз облегченно вздохнула и убрала оружие в ридикюль. Второе препятствие преодолено. Первое - возвращение Джулиана домой. Он и Миклош будут ждать ее у развалин. Осталось доставить и последнего участника драмы. Блейз обратилась к дворецкому:
        - Будьте добры, сообщите мисс Фостер, что ее брат и я собираемся ненадолго отлучиться. Мы вернемся приблизительно через час.
        Дворецкий в изумлении уставился на хозяина, ожидая подтверждения, и, когда Винсент кивнул, поклонился и вышел из гостиной.
        Винсент сопроводил Блейз вниз. Там он взял у лакея накидку и перчатки. Он как раз заканчивал одеваться, когда его сестра Рейчел бегом спустилась к ним. От ее обычного высокомерия не осталось и следа, а высокий лоб прорезали тревожные морщины.
        - Куда вы направляетесь? - задыхаясь, спросила Рейчел.
        - Я сопровождаю леди Линден к развалинам.
        - К развалинам? - Блейз увидела в глазах Рейчел что-то очень близкое к страху, но, возможно, та просто тревожилась за брата. - Но ты не можешь - Рейчел внезапно замолкла и прикусила губу, Винсент удивленно посмотрел на сестру:
        - Не могу что?
        - Ничего. Я только хотела… сказать, что ты опоздаешь к чаю. Я пригласила сестер Денби.
        - Один раз сестры Денби могут выпить чай и без меня.
        Он повернулся к выходу, но резкий голос сестры остановил его:
        - Винсент, подожди!
        - В чем дело?
        - Почему ты решил посетить это ужасное место? Мне казалось, что у тебя с ним связаны неприятные воспоминания.
        - Так и есть. Но леди Линден утверждает, что располагает сведениями о гибели Каролины.
        - В самом деле? Как… как забавно. Однако я уверена, ты не захочешь ворошить прошлое.
        - Да, отчасти ты права. Но леди Линден считает, что это очень важно.
        Блейз вмешалась в разговор:
        - У меня есть свидетель гибели Каролины, он может доказать, что Джулиан не виновен.
        - Свидетель? - тихо вырвалось у Рейчел, кровь отлила у нее от лица. Но она тотчас взяла себя в руки и вымученно улыбнулась. - Он появился четыре года спустя? Несколько неожиданно, не так ли?
        - Полагаю, что не так важно, сколько времени прошло. Главное - доказать, что Джулиан не виновен в гибели Каролины.
        Рейчел повернулась к Винсенту, с удивлением уставившемуся на Блейз.
        - Неужели ты веришь ей? Она же просто хочет выгородить мужа.
        - Я хочу знать правду, - медленно и твердо произнес Винсент, не обращая внимания на слова сестры.
        - Правду? Да откуда же этой выскочке знать правду?
        - Можете присоединиться к нам, мисс Фостер, - предложила Блейз, стараясь сохранять безразличный вид.
        Ненависть, промелькнувшая в глазах Рейчел, потрясла ее.
        - Что ж, думаю, мне следует принять ваше приглашение, - отозвалась она со своим обычным высокомерием. - Если ты настаиваешь на этой глупости, Винсент, я хотя бы должна позаботиться, чтобы тебя не одурачили. Сейчас, только возьму накидку.
        Минут пять спустя Винсент уже помогал обеим дамам усесться в коляску. Стоял серый, промозглый декабрьский день, все небо было затянуто черными тучами. Несмотря на теплую пелерину, Блейз поежилась и откинулась на спинку сиденья напротив брата и сестры.
        Она воспряла духом оттого, что одолела еще одну преграду, но не была уверена, что все получится. Всякое может случиться. Но, даже если все пройдет без сучка и задоринки, Джулиан может возненавидеть ее за эти испытания. Похищение собственного мужа в цыганском фургоне, тряска по рытвинам и ухабам на протяжении семидесяти миль вовсе не способствуют упрочению семейного счастья.
        До развалин доехали в молчании, никому из спутников не хотелось говорить. Рейчел, явно нервничая, непрерывно покусывала губы, а ее брат мрачно смотрел в окно. Блейз тоже почти всю дорогу не отрывала глаз от окна. Мимо мелькали обнаженные деревья, зимние поля. Блейз с нетерпением ждала окончания этой пытки. Она почти физически ощущала напряжение в трясущемся экипаже, хотя и не понимала, виноваты в этом ее собственные нервы или Фостеры.
        Вскоре коляска замедлила бег. Блейз взволнованно выглянула в окно и увидела, что они уже на лугу, где находятся развалины. Она вздрогнула, когда заметила Джулиана. Он полусидел, привалившись к задней части цыганского фургона, и растирал затекшие запястья. Блейз поежилась, вспомнив, что сама велела связать ему руки, чтобы не сбежал.
        А его внешность… Никогда еще Блейз не видела своего элегантного мужа таким взъерошенным. Это она поняла сразу же, как только экипаж остановился невдалеке от него. Джулиан выглядел так, будто совсем не спал. Его золотистые кудри перепутались, на подбородке появилась щетина. Под накидкой на нем были фрак нежно-голубого цвета и кремовые атласные бриджи. Одежда изрядно помялась.
        Но встревожило Блейз не то, как он выглядит, а то, как он смотрит на нее. Синие глаза буравили ее насквозь, вызывая мурашки. Сердце у Блейз замерло. Только однажды видела она Джулиана таким - в день несостоявшейся дуэли. Сейчас у него было то же непрощающее выражение, как тогда, безжалостное, холодное, лишенное малейшего намека на человеческое тепло. От этого выражения на его классически красивом лице заметнее становился шрам.
        Не в силах выносить этот враждебный взгляд, Блейз отвела глаза. Рядом с Миклошем стоял еще один цыган - Сандор, который три дня назад признался, что видел, как погибла леди Линден. Выходя из экипажа, Блейз смотрела на них. Сейчас нельзя думать о том, что Джулиан, возможно, ненавидит ее. Она была убеждена в правильности выбранного пути, и теперь оставалось только довести дело до конца. Она вымученно улыбнулась, чтобы успокоить цыган. Блейз видела, что Сандор чувствует себя весьма неуверенно. Когда мисс Фостер вышла из экипажа, он сразу как-то съежился и отступил назад.
        Рейчел посмотрела на цыган неодобрительно и брезгливо, стараясь держаться подальше, словно они могли испортить ее подбитую мехом накидку. Ее брат, спустившийся следом, посмотрел на цыган с открытой враждебностью и тут же перевел мрачный взгляд на Джулиана. Блейз почувствовала их ненависть. Джулиан бросил на Винсента короткий взгляд, сжал челюсти, но не произнес ни слова. Теперь он стоял, прислонившись спиной к борту фургона и воинственно сложиз руки на груди.
        По-видимому, Винсент почувствовал, что кто-то должен начать разговор. Он отпустил кучера Линденоз, распорядившись, чтобы тот ожидал у края луга, и, когда громыхающая коляска покатилась прочь, повернулся к Блейз:
        - Леди Линден, вам, очевидно, стоило немалых усилий устроить все это. Так, может быть, начнем?
        - Да-да, пора, - мрачно поддержал его Джулиан. Обычно очень уравновешенный, он сейчас пребывал в бешенстве, поскольку его гордость была уязвлена, а нога неимоверно болела. Он едва сдерживался, чтобы не схватить свою непокорную, строптивую жену и не встряхнуть как следует. Это желание не уступало по силе другому - обнять и закружить ее, излив на нее всю сжигающую его страсть. Когда она сошла на землю и встала перед ним, такая юная и прекрасная, в накидке из синего бархата, с изысканно уложенными волосами, слегка прикрытыми модной шляпкой, сердце его перевернулось, а тело возжелало ее.
        Но холодная действительность быстро остудила это желание. Вслед за Блейз из экипажа вышел его старинный друг и враг Винсент Фостер. Одно это опять пробудило в Джулиане прежний безотчетный страх и напомнило о причине отъезда в Лондон.
        Хорошо еще, что Миклош развязал ему руки. Как только Джулиан почувствовал свободу и твердую землю под ногами, он проявил завидную атлетическую ловкость и нанес Миклошу сокрушительный удар в челюсть, от которого бедняга растянулся на земле. Затем Джулиан хотел забраться в фургон и уехать прочь, но кающийся Миклош умолил его задержаться и выслушать, что хочет сообщить ему Раунийог, которая вот-вот должна появиться. Однако ждать пришлось изрядно, и теперь Джулиан с нетерпением дожидался окончания этого фарса, чтобы разобраться с женой.
        - Прекрасно, - проговорила Блейз, настороженно глядя на мужа из-под опущенных ресниц. Она глубоко вздохнула и начала представлять присутствующих друг другу:
        - Мисс Фостер, мистер Фостер, познакомьтесь, это - Миклош Смит, старинный приятель моего покойного отца. А это - Сандор Ли. Это его обезьянка развлекала гостей на балу. - Рейчел смотрела на цыган с холодным и нескрываемым презрением. Блейз продолжала: - Видите ли, дело в том, что мистер Ли был здесь в тот трагический день, когда погибла леди Линден. Он видел, как это произошло.
        Джулиан, на которого все происходящее начало наводить скуку, невольно вздрогнул. Выпрямившись, он пристально уставился на Сандора.
        - Это правда?
        - Да, милорд.
        Рейчел фыркнула, а ее брат с недоверием посмотрел на Сандора.
        - А почему ты молчал все это время? - спросил Винсент.
        - Я боялся открыть рот, милорд. Кто станет слушать бедного цыгана? Позже я узнал, что его сиятельство обвиняют в смерти миледи, но знал, что это неправда. Его сиятельство были так добры к нам, цыганам…
        - Да-да, продолжай. Так что же случилось?
        - Да, мистер Ли, - мягко попросила Блейз, - расскажите этим людям все, что вы рассказали мне о том дне.
        - Да, миледи. Так вот… - Сандор бросил быстрый взгляд через плечо. Блейз понимала его нерешительность: он боялся возмездия со стороны духа Каролины даже больше, чем могущественных горгиос.
        - Так вот, ваше сиятельство… В тот день был сильный ветер, собирался дождь. Мы с женой расположились как раз вон там. - Он указал на стоящие рядком вязы. - Мы искали ежей. - Он вдруг взглянул на лорда Линдена, словно опасаясь, что тот обвинит его в браконьерстве. - Мы ничего плохого не делали, милорд. Горгиос ведь не едят ежей…
        Джулиан испытывал то же нетерпение, что и Винсент. Не обращая внимания на извинения Сандора, он проговорил:
        - Продолжай, ты сказал, что был здесь в тот день?
        - Верно, так вот, здесь еще были две рауни - светловолосая и с темными волосами.
        Рейчел презрительно, совсем неподобающе для леди, фыркнула:
        - Неужели нельзя говорить понятнее. Что значит «рауни»?
        - Рауни означает леди, - пояснила Блейз. - Прошу вас, позвольте ему продолжать. Ты сказал, что видел здесь леди Линден?
        Сандор с благодарностью посмотрел на Блейз.
        - Да-да, миледи. У нее были светлые волосы. И была еще одна леди с темными волосами. - Он медленно поднял руку и указал на Рейчел Фостер: - Эту леди я видел здесь.
        - Меня? Но это смешно! - пришла в бешенство Рейчел.
        - Осторожнее, мистер, - предупредил Винсент, бросаясь на защиту сестры. - Я не потерплю лживых измышлений.
        - Здесь были две леди, - упрямо повторил цыган, - и они спорили.
        - Возможно, но ты, несомненно, принял мою сестру за кого-то другого. Ты сам сказал, шел дождь. Наверное, было плохо видно.
        Сандор печально покачал черной головой.
        - Нет, ваше сиятельство, я видел именно эту леди, и еще до того, как начался дождь. Я слышал ее голос. Я не знал, кто она, пока не оказался на том самом балу, когда она швырнула мою обезьянку на пол. Тогда я узнал, кто она.
        Тихо, но властно Джулиан перебил его:
        - Ты утверждаешь, что видел, как погибла моя жена. Расскажи нам, как это случилось.
        - Так вот, как я уже говорил, я видел, что эти две леди ссорятся. Светловолосая была верхом на каштановой грай…
        - Грай - это лошадь?
        - Да, прошу прощения, милорд. Эта леди, - он указал на Рейчел, - бросила в лошадь камень, и та встала на дыбы. Светловолосая леди не удержалась, упала на камни и разбилась. Она больше так и не встала. - Сандор опять посмотрел со страхом через плечо, опасаясь духов и привидений.
        - При падении она разбила голову, - мрачно пробормотал Джулиан. - Что было дальше?
        - Эта леди убежала, а потом приехали вы, милорд, и этот рай , джентльмен. Я его тоже видел. А потом мы с женой сбежали. Не хотели, чтобы нас втянули в это дело.
        Воцарилось долгое молчание. Внезапно Рейчел резко вскинула голову, так что страусовое перо у нее на шляпе заколыхалось.
        - В жизни не слышала подобной чуши. Я не собираюсь больше ни минуты слушать эту наглую ложь!
        Она попыталась повернуться и уйти, но брат ухватил ее за руку.
        - Подожди, Рейчел. Это очень серьезное обвинение. Я хотел бы выслушать, что ты можешь сказать в свое оправдание.
        Рейчел оттолкнула его руку и взвизгнула:
        - Сказать? О чем, Бога ради? Неужели ты ждешь, что я буду защищаться от этой лжи?
        - А это ложь?
        - Разумеется!
        - Ты отрицаешь, что была здесь в тот день? - нерешительно спросил ее Винсент.
        - Конечно, отрицаю! - Винсент недоверчиво молчал, ока в гневе смотрела на него. - Неужели ты веришь словам этого грязного цыгана, а не мне?
        - Но чего ради ему выдумывать все это?
        - Откуда мне знать? Быть может, кто-то его подучил. Возможно, даже эта самая выскочка… - Она злобно посмотрела на Блейз. - Ты! - прошипела она. - Это ты подкупила его, чтобы он оговорил меня!
        - Нет, - спокойно отозвалась Блейз. - Сандор сам пришел ко мне. Он нашел в себе мужество рассказать правду. Вам следует сделать то же самое, мисс Фостер.
        Рейчел сделала шаг навстречу Блейз, ее обтянутая перчаткой рука взметнулась, словно для удара, но Джулиан успел встать между ними.
        - И не помышляй!
        Услышав это грозное предупреждение, Рейчел рассмеялась, и смех этот был на грани истерики.
        - Нет-нет, разумеется нет. Ты не допустишь, чтобы твоей драгоценной женушке причинили вред! Ты допускаешь только убийство…
        - Рейчел! - резко оборвал ее Винсент. - Достаточно!
        - Достаточно? - Она обернулась к брату. - Что ты знаешь, глупец! Если бы ты не бегал за ее юбками, ничего бы не случилось.
        - Что ты хочешь сказать? Чего бы не случилось?
        - Смерти Каролины. Ты виноват не меньше остальных, брат. У тебя мозгов не больше, чем у деревенского идиота. Ты вел себя как последний дурак, когда увлекся ею. Каролине было плевать на тебя, она просто тебя использовала.
        - Значит, все-таки убила ее ты?
        - Я не убивала. Это сделал Джулиан. Ты же знаешь!
        - Да, я так думал, но теперь… теперь не уверен. Возможно, ты действительно приложила к этому руку.
        - Я не убивала ее, это произошло случайно… - Рейчел в ужасе замолчала.
        - Случайно? - Голос Винсента хрипел. - Откуда ты знаешь? Или ты видела, как она упала? - Рейчел не ответила. - Ты была здесь в тот день, верно? Это по твоей вине Каролина упала с лошади?
        - Нет! - Рейчел с беспомощным отчаянием смотрела в хмурые лица окружающих. - Нет, все было не так! Совсем не так, как вы думаете!
        - А как? Как утверждает этот человек, ты бросила камень в лошадь Каролины.
        - Нет! Нет!
        - Не лги мне, Рейчел.
        - Ну, хорошо! Да! Я была здесь, но это произошло случайно, я клянусь!
        - Но почему, Боже правый, почему? - Боль и растерянность Винсента эхом отозвались в тишине.
        - Потому что… начала Рейчел дрожащим голосом, но тут же остановилась и через мгновение продолжила: - …потому что я хотела защитить тебя, Винсент, ты должен мне верить. - В ее визгливом голосе зазвучала мольба. - Я думала, если поговорю с Каролиной начистоту, то смогу положить конец вашим отношениям. Я видела ее записку в тот день, она назначила тебе встречу на этом месте. Но я приехала первой. Мы действительно поссорились, признаю. Я была вне себя оттого, что Каролина просто использует тебя, а у меня отнимает Джулиана. Но упала она случайно, клянусь. Она хотела ударить меня. Я защищалась! Пошел дождь… земля стала скользкой, ее лошадь встала на дыбы… Я не хотела ее смерти… - Рейчел рыдала, слезы ручьями текли по ее распухшему лицу.
        Вид у Винсента был ошеломленный, будто его внезапно ударили по голове.
        - И все это время… ты спокойно слушала, как я обвинял Джулиана в убийстве… Ты помогла мне очернить его имя…
        - Он заслужил это! Это я должна была стать леди Линден! Я! А не эта бездушная эгоистка, маленькая кокетка Каролина. Но он выбрал ее!
        Рейчел продолжала рыдать, закрыв лицо ладонями. Когда она упала на колени, никто не подошел, чтобы помочь ей.
        Все молча смотрели, в душе жалея ее, каждый по-своему. А Блейз про себя благодарила небо. Теперь, возможно, Джулиан прекратит терзаться и винить себя в смерти Каролины.
        Когда Блейз заговорила, она смотрела на Винсента:
        - Все это время вы обвиняли Джулиана, а виновный был гораздо ближе к вам, в вашем собственном доме.
        Винсент рассеянно качал головой, словно все еще не верил признанию сестры. Наконец он встретился взглядом с Джулианом.
        - Похоже, я должен принести извинения. Я действительно все эти годы считал тебя убийцей. - Он горько усмехнулся. - Моя родная сестра! - Он с трудом взял себя в руки. - Надеюсь, когда-нибудь ты сумеешь простить нас.
        Джулиан устало провел рукой по лбу, но ничего не ответил.
        - Что ты собираешься делать? - спросил Винсент.
        - Пока не знаю.
        - Понимаю, у меня нет права просить, но я был бы очень признателен, если бы ты несколько дней подождал, прежде чем делать это достоянием гласности. Мы бы успели уехать за границу. Думаю, нам с сестрой лучше исчезнуть на какое-то время.
        Джулиан пожал плечами:
        - Нет необходимости снова вытаскивать все на свет Божий. Бессмысленно. Моя репутация уже запятнана, не вижу нужды портить репутацию твоей сестры. Мне достаточно знать правду.
        Блейз собралась было возразить, но прикусила язык. Она хотела восстановить справедливость, вернуть доброе имя Джулиану, но сейчас не место и не время спорить с ним о понятии чести. Она молча смотрела, как он подал знак кучеру Линденов, который тотчас тронул коляску с места и подъехал к ним.
        - Граймс, пожалуйста, отвези мисс Фостер домой, - спокойно распорядился Джулиан.
        Винсент с бесконечно печальным видом помог рыдающей Рейчел подняться и сесть в экипаж. Казалось, она смирилась с неизбежным и теперь напоминала тряпичную куклу. Прежде чем подняться за ней в коляску, Винсент обернулся к Джулиану.
        - Я был слепым глупцом и теперь понимаю это. Я допустил, что моя горечь разрушила нашу дружбу. Я очень сожалею. А все остальное, - он посмотрел на Блейз, - я солгал тебе, Джулиан. Я даже не взглянул на твою жену - нынешнюю леди Линден. Ты такой же глупец, как я, если не понимаешь, как она любит тебя.
        С этими словами он скрылся в коляске и тихо закрыл за собой дверцу.
        Когда Фостеры отъехали, Блейз, едва дыша, взглянула на Джулиана, но он даже не посмотрел в ее сторону. Он мрачно поблагодарил Сандора Ли за правду и пообещал ему вознаграждение. Затем повернулся к Миклошу:
        - Что касается вас, думаю, вам пора исчезнуть. Я разберусь с вами позже.
        Миклош посмотрел на свой фургон, в котором силой привез лорда Линдена из Лондона.
        - Но, милорд, это мой фургон…
        - Мистер Смит, не испытывайте мое терпение. Я еще не передумал отправить вас в длительное путешествие, например, в Австралию. - Он помолчал, чтобы сказанное дошло до Миклоша. - Было бы только справедливо, если бы я конфисковал ваш фургон, но пока мы отложим выяснение отношений. Сейчас я бы хотел остаться наедине с женой.
        Сердце у Блейз бешено забилось, спазмы свели желудок. Боясь остаться наедине с мужем, она бросила умоляющий взгляд на Миклоша. Но оба цыгана уже взбирались на лошадь Сандора, чтобы как можно быстрее уехать, и вскоре скрылись за вязами, оставив Блейз один на один с Джулианом.
        Она испуганно посмотрела на него. Джулиан опять прислонился к борту цыганского фургона и сложил руки на груди, плотно сжав губы.
        - Подойди ко мне, Блейз, - приказал он сурово, почти с угрозой.
        Блейз настороженно посмотрела на него, но с места не сдвинулась.
        - Джулиан, умоляю, не надо поступать опрометчиво…
        - Я не буду ругать тебя, милая. Подойди ко мне. Нам надо о многом поговорить, так ведь?

        Глава 25

        Пряча руки за спину, будто провинившийся ребенок, Блейз беспомощно посмотрела в ту сторону, куда удалился Миклош.
        - Не вздумай звать на помощь, - предупредил Джулиан. - Твои сообщники уже не помогут.
        Блейз судорожно сглотнула слюну.
        - Ты очень сердишься?
        - А ты сама как думаешь?
        - Джулиан, я сожалею о том, что сделала, но, видишь ли…
        - Блейз… - Он угрожающе протянул ее имя.
        - Ты… не будешь слишком жесток?
        - Возможно. Даже обязательно буду, если ты немедленно не подойдешь ко мне.
        Усилием воли Блейз заставила себя сдвинуться с места. Шаг за шагом, очень медленно, она сокращала расстояние между ними, пока не оказалась в ярде от него.
        - Ближе. - Он сказал это очень тихо, и голос его смягчился, или ей это только показалось?
        Она подошла вплотную к нему и остановилась. Щетина у Джулиана на подбородке и щеках только усиливала его угрожающий вид. Вдруг Блейз заметила, что нервно сжимает и разжимает кулачки в перчатках, настороженно глядя на мужа. Что-то хищное сквозило в прищуре его синих глаз, в чувственном изгибе губ. Тяжелый, пронизывающий взгляд одновременно пристально разглядывал ее, будто упиваясь ею.
        А потом Джулиан протянул к ней руки.
        Блейз невольно поежилась, но вместо того чтобы сжать пальцы вокруг ее горла, как она ожидала, Джулиан потянул за ленты шляпки и развязал ее. От удивления у Блейз округлились глаза, когда он медленно стянул шляпку с ее головы и небрежно отбросил на траву, а затем принялся одну за другой вынимать шпильки из ее модной прически.
        - Что ты делаешь? - спросила Блейз в немалой тревоге.
        - Наказываю тебя.
        Этот загадочный ответ нисколько не успокоил ее и не прояснил, зачем необходимо распускать ей волосы, чтобы наказать.
        - Джулиан, прошу тебя, я все объясню…
        - Мне не нужны твои объяснения.
        Он отбросил последние шпильки, и волны черных блестящих волос рассыпались по ее спине. Пристально глядя ей в глаза, он взял ее лицо в ладони.
        - Ты совершенно прав, если сердишься на меня, Джулиан, но я была в безвыходном положении…
        - Молчи, несносная…
        Он припал к ней губами, поцеловав ее жестко и требовательно, губы его были настойчивы в этом наказании. Сжимая ее в объятиях, как пленницу, Джулиан безжалостно раздвинул ей губы, и его язык ворвался в нее.
        К своему удивлению и неимоверному облегчению, Блейз почувствовала со стороны Джулиана скорее нетерпение, чем месть. Тело ее радостно задрожало, мгновенно охваченное ответным желанием. Джулиана не было так долго, она изголодалась по нему не менее, чем он по ней. Острая, безжалостная боль желания охватила ее, пробуждая воспоминания о других мгновениях страсти, которые они прежде делили. Блейз с тихим стоном впилась пальцами в плечи Джулиана.
        Внезапно Джулиан подался назад. Глаза его горели, но не гневом, а жаром, который непонятным образом тут же передался ей.
        Не говоря ни слова, Джулиан схватил ее за локоть и подтолкнул к фургону. Он откинул полог, прикрывавший вход, одним быстрым движением нагнулся, подхватил Блейз на руки и закинул в фургон.
        Внутри было почти темно, свет проникал только в крошечное окошко сверху. Джулиан не стал дожидаться, пока ее глаза привыкнут к темноте, и залез следом за ней, опустив за собой полог. Накидка сползла у него с плеч, он подтолкнул Блейз к соломенному тюфяку и опрокинул ее на спину.
        Прежде чем она успела что-либо сообразить, вне себя от удивления, он последовал за ней, накрывая ее своим гибким телом. Сквозь разделяющую их одежду Блейз почувствовала, как напряглась его плоть, охваченная желанием.
        Он уперся локтями в дно фургона, перебирая пальцами ее волосы. Его точеное лицо сохраняло жесткое, непроницаемое выражение, но глаза горели страстным огнем.
        - Я пролежал здесь, - пробормотал он тихим осевшим голосом, - двенадцать часов, обдумывая, что сделаю, когда доберусь до тебя. Вот теперь я добрался.
        Только сейчас Блейз поняла, что он собирается овладеть ею немедленно, прямо здесь. Во рту у нее пересохло, сердце забилось с неимоверной быстротой, каждый мускул напрягся.
        Джулиан снова поцеловал ее. Его губы прильнули к ней, горячий настойчивый язык заполнил ей рот, двигаясь в такт с бедрами. Щетина царапала нежную кожу, но Блейз было все равно. Джулиан действовал жестко, без малейшего намека на нежность, но Блейз не возражала. Она просто хотела его. Если таково ее наказание, то она будет счастлива принять его. Она хочет его, хочет именно этого…
        Блейз ничуть не сопротивлялась, когда он поднял ее юбки кверху, обнажив ноги и бедра. Напротив, она всячески помогала ему, забыв про стыд. Она чувствовала, как его рука гладит ей бедро, потом живот, потом скользит ниже… Не сдержав восторженного стона, Блейз выгнулась навстречу его ласкающим пальцам.
        Словно вознамерившись помучить ее, Джулиан внезапно отстранился и поднял голову. Глаза его горели едва сдерживаемой страстью. Между бархатистых влажных складок его пальцы нашли горячий, пульсирующий бугорок.
        Тяжело дыша, с неподвижным лицом он смотрел, как она вздрогнула и задрожала от его прикосновения. Он ласкал ее самое чувствительное место, сознательно доводя Блейз до исступления. При каждом прикосновении его пальцев к шелковистой коже Блейз вздрагивала.
        Не в силах более сдерживаться, он лихорадочно расстегнул свои бриджи и освободил рвущуюся наружу плоть, которая, словно пушечный ствол, торчала из мягких, золотистых волос. Затем решительно раздвинул ей ноги.
        - Я хочу войти в тебя. - Голос его провучал почти сурово, глаза сделались совершенно темными.
        Блейз застонала от удовольствия, когда почувствовала, как горячая, твердая плоть Джулиана вошла в нее.
        - Да… прошу тебя…
        Она обвила его руками, едва не рыдая от сжигающего желания. Ее тело, охваченное огнем, жаждало удовлетворения.
        Джулиан раздвинул ей ноги еще шире, склонился над ней и резким движением снова вошел в нее. Она уже была готова к этому - влажная и разгоряченная внутри. Скрежеща зубами от боли в бедре, Джулиан раз за разом входил в нее все глубже и глубже, насколько это было возможно.
        - Возьми меня… всю, до конца…
        Блейз с наслаждением поняла, что он вошел в нее до самого конца. От натиска его мужской силы у нее перехватило дыхание. Его резкое вторжение доставило ей такое острое наслаждение, что она едва не закричала. Она ощущала его огромную, властную, требовательную плоть, заполнившую ее без остатка.
        А потом Джулиан словно потерял самообладание. С грубым возгласом страсти он начал ритмично погружаться з ее плоть, стараясь, чтобы их бедра прижимались друг к другу как можно плотнее. Сейчас в нем не осталось ничего от утонченного джентльмена, им двигало лишь желание обладать этой женщиной после долгих унылых дней разлуки.
        И Блейз отвечала ему с такой же страстью - тело ее хотело его почти исступленно. Она впилась ногтями ему в спину и старалась прильнуть как можно плотнее, когда он входил в нее, без всякого ложного стыда отвечая на его потребность.
        Они совокуплялись грубо, примитивно, испытывая острейшее животное наслаждение. Вскоре Блейз вскрикнула в экстазе, а еще мгновение спустя Джулиан достиг вершины блаженства, заполнив ее своим семенем.
        Когда все закончилось, они тихо лежали, по-прежнему тесно прильнув друг к другу, не в состоянии прийти в себя от потрясения, которое только что испытали. Блейз умиротворенно закрыла глаза. Все ее тело наслаждалось его теплом. Она слышала прерывистое дыхание Джулиана, чувствовала, как его лицо уткнулось ей в шею. Блейз прижала Джулиана к себе, нежно перебирая пальцами его кудри.
        Когда он заговорил, голос его звучал сипло:
        - Я думал, что сойду с ума, так хотел тебя. На губах Блейз появилась робкая улыбка.
        - А я боялась, что ты возненавидишь меня.
        - Следовало бы…
        - Джулиан… Я действительно очень сожалею…
        - Не пытайся разжалобить меня, - прошептал он ей в самое ухо. - Ты наслаждаешься успехом задуманного, признайся.
        - Ну, думаю, у меня есть для этого основания. Все действительно получилось, как я надеялась.
        Джулиан попробовал подавить невольный смешок, но Блейз услышала его, и ее надежда окрепла. Кто знает, может быть, она все же не разрушила свой брак?
        - Полагаю, признание Рейчел - твоих рук дело. - В голосе Джулиана не было неодобрения, скорее просто принятие неизбежного.
        - Да, но позволь сказать, это было очень нелегко. Мистер Фостер едва не испортил весь мой замысел. Он не соглашался ехать со мной сюда, даже когда я угрожала ему пистолетом. А без него ничего бы не получилось. Мисс Фостер продолжала бы настаивать, что все произошло случайно.
        - Ты угрожала Винсенту пистолетом? - Смех Джулиана несколько приглушили локоны Блейз, в которые он спрятал лицо.
        - У меня не оставалось выбора. Но это не помогло. Он оказался упрямее тебя. Я была очень решительна, и в конце концов он уступил, я победила его.
        Джулиан лежал на боку рядом с Блейз.
        - Да, Винсенту до тебя далеко.
        Внутри фургона было холодно. Джулиан заботливо опустил юбки, чтобы прикрыть обнаженные ноги Блейз, а сверху еще накинул одеяло. Она уютно устроилась, положив голову ему на плечо.
        - Я пошла на это ради тебя, Джулиан. Даже если бы ты потом меня возненавидел, все равно ты должен был узнать правду о Каролине и перестать винить себя.
        Джулиан, игравший ее локонами, тяжело вздохнул. Он еще чувствовал себя виновным в смерти первой жены, но от основной тяжести уже избавился. За это он тоже должен быть благодарен Блейз. Но признаться в этом означало бы лишь потворствовать ей. Он пошел на компромисс:
        - Как ни больно говорить об этом, любовь моя, твой замысел сработал.
        Удовлетворенно пробормотав что-то, Блейз свернулась калачиком и прижалась к нему.
        - Однако нам надо объясниться еще и по поводу насильственного похищения в Лондоне…
        - Да, конечно… - покорно согласилась Блейз. - Но, Джулиан, мне кажется, ты должен быть благодарен за это.
        - Благодарен? - Джулиан возмущенно посмотрел на нее. - Последние двенадцать часов меня трясли по рытвинам и ухабам в этой убогой колымаге, словно рождественского гуся. Я спал не более двух часов, рана моя опять разболелась, а ты ожидаешь, что я буду благодарить за это?
        - Но я уже попросила прощения. Я очень беспокоюсь за твою рану, - торопливо проговорила Блейз, - и совсем не хотела, чтобы она снова разболелась. Я просила Миклоша по возможности сделать эту поездку удобной. Я была вынуждена прибегнуть к таким решительным мерам. Ты не ответил ни на одно мое письмо, я понятия не имела, когда ты вернешься домой и вернешься ли вообще…
        - Я собирался сделать это сегодня.
        - Правда? Ты правда хотел вернуться? - Блейз уставилась на него широко раскрытыми глазами. - Но я ничего не знала об этом. Я была в совершенном отчаянии.
        - Ты всегда в отчаянии. Но это не извиняет твоего непослушания. Насколько мне помнится, ты уже давала слово слушаться меня. Угрозы застрелить наших соседей трудно назвать подобающим поведением.
        Вид у Блейз был кающийся.
        - Я не думала, что ты читал мои письма.
        - Читал, потому что глупец. Надо было бросать их в огонь, не вскрывая.
        - Если хочешь, я сделаю тебе массаж.
        - Возможно, позднее. А сейчас я хочу быть уверен, что мои слова дошли до тебя. В следующий раз, когда ты решишься на очередную выходку, любовь моя, я воспользуюсь наказанием, которое очень любил мой отец, когда я еще ходил в коротких штанишках, - я возьму хороший ивовый прут. Тогда уж точно ты неделю не сможешь сесть, обещаю.
        - Но, Джулиан, у меня были самые благие намерения. Что, если…
        - Нет! Мне нет никакого дела до твоих намерений, я больше не потерплю твоих выходок, ты поняла меня?
        - Да, конечно, Джулиан.
        Ее покорный тон ни на секунду не ввел его в заблуждение. Он посмотрел на Блейз сквозь прищуренные веки, раздираемый раздражением и желанием поцеловать ее так, чтобы она задохнулась.
        - Ну почему у меня такое чувство, что до тебя не дошло ни одно слово из того, что я сказал?
        - Дошло, Джулиан, клянусь, я буду послушна. Никогда-никогда больше я не стану перечить тебе.
        - Конечно, до следующего раза, когда я откажусь уступить тебе, - натянуто произнес Джулиан.
        - Как ты думаешь… ты сможешь простить меня?
        - Полагаю, смогу… если в будущем твои скандальные выходки ограничатся спальней.
        - Значит… - она замялась, неуверенно глядя на него. - Ты даешь мне шанс? - едва слышно спросила она. - Ты не отошлешь меня?
        Что-то сжало грудь Джулиана, ему стало трудно дышать. Его синие глаза сделались очень серьезными, и он медленно ответил:
        - Да, если и ты даешь мне шанс, Блейз. Я ведь тоже перед тобой в долгу. Я вел себя отвратительно, сделал нелепые выводы, обвинил тебя в неверности.
        - Да, в этом ты ошибся. Как ты мог подумать, что между мной и Винсентом Фостером что-то есть? Я люблю тебя. Я никогда не изменю тебе.
        - Теперь я понял.
        - Я пыталась объяснить это до твоего отъезда, но ты не верил.
        - Знаю, я был не прав.
        - Я не Каролина, - возмущенно проговорила Блейз.
        Он улыбнулся ее горячности и постарался успокоить:
        - Мне это известно, дорогая. Ты совсем другая. Каролина никогда бы не прикрыла меня собой от пули.
        - Я не хотела, чтобы он убил тебя. Я люблю тебя, Джулиан, пора тебе понять это. И желала бы одного…
        - Чего?
        - Чтобы и ты полюбил меня.
        Джулиан откинулся на спину, уставившись в холщовый верх фургона. Раньше он, возможно, и не был уверен в своих чувствах к Блейз, но долгая разлука показала, кому принадлежит его сердце. Он уже не представлял будущего без нее. Она осветила темноту и заполнила пустоту в его душе.
        - Я люблю тебя, плутовка.
        Она тотчас приподнялась, опершись на локоть, и пристально посмотрела на него.
        - Ты говоришь серьезно? Ты действительно любишь меня?
        - Безумно. - Он улыбнулся чуть грустной улыбкой. - Разве ты сама не видишь? Уверяю тебя, ни от кого другого я бы не стал терпеть ничего подобного.
        Джулиану показалось, что от лучистой, сияющей улыбки Блейз фургон осветился солнечным светом. Он нежно привлек ее к себе и крепко прижал, но Блейз, по-видимому, требовались не только физические, но и словесные заверения.
        - Ты действительно не раскаиваешься, что был вынужден жениться на мне?
        - Раскаиваюсь? - Он задумчиво запечатлел поцелуй у нее на лбу. - Нет. Поначалу, возможно, такое чувство было. Меня обижало, что ты старалась упорно возвратить меня к жизни. Я точно не хотел любить тебя. Я боролся как мог, но быстро понял, что это сильнее меня. Необычайно довольная услышанным, Блейз потерлась лицом о его плечо, с наслаждением вдыхая терпкий мужской запах.
        - Я тоже не хотела любить тебя поначалу. Думала, ты такой же холодный англичанин, как мой отчим. - Джулиан сжался. - И еще, я очень не хотела выходить замуж по необходимости. По-моему, это просто ужасно.
        - А наш брак и не был браком по необходимости. От него мы имели только одни неприятности.
        - Ты, правда так думаешь?
        Он вздрогнул от того, с какой болью она спросила. Джулиан обнял ее крепче и сжал изо всех сил.
        - Да, я действительно думаю именно так, моя обворожительная маленькая мучительница, но я ни за что на свете не променяю этот брак ни на какой другой, даже если бы мог, что маловероятно. Думаю, Панна сказала бы, что мы предназначены друг для друга.
        - Но ты вовсе не обязан терпеть меня, - осторожно заметила Блейз. - Я всегда могу переехать к тете Агнес.
        - Тише, глупышка. Я люблю тебя и никуда не отпущу. Никогда. Скорее вырву себе сердце. - Он немного отодвинулся и улыбнулся. - Однако это было бы глупо, я ведь только что обрел его. - Голос его смягчился. - Все эти четыре года я жил словно из меня вынули душу. Ты помогла мне вернуть ее. Ты вернула меня к жизни.
        Блейз вздрогнула, поняв, что едва не потеряла Джулиана.
        - Я только хотела, чтобы ты перестал винить себя.
        - Уже перестал… Перестану. Все это в прошлом. И даже… Что ты скажешь, если мы начнем все заново? С сегодняшнего дня…
        - О Джулиан!.. - Фиалковые глаза Блейз засияли от счастья. - Мне бы хотелось этого больше всего на свете. - Она на мгновение умолкла. - Я знаю! Мне в голову пришла отличная мысль: мы можем повторить все наши свадебные клятвы и обеты по цыганскому обряду. Уверена, Миклош не станет возражать. Цыгане обожают праздники.
        Джулиан встретил это предложение без особой радости, но возражать не стал.
        - Посмотрим.
        Он лениво поднял голову и задумчиво посмотрел на крошечное окошечко в стенке фургона.
        - Думаю, надо сообщить Уиллу Террелу в Лондон, где я. Он наверняка тревожится, что я не вернулся домой. Когда меня ранило, он выхаживал меня, словно наседка, и только тебе уступил право ухаживать за мной здесь, но в Лондоне тебя не было. Кстати, он не одобрял моего отъезда, и каждый раз, когда я видел его осуждающее лицо, мне хотелось выпить.
        - Он желает тебе добра.
        - Знаю. Не удивлюсь, если он обратится к сыщикам за помощью, - рассмеялся Джулиан. - Господи, надеюсь, эта история не станет гулять по Лондону. Мне тогда житья не будет. Никто не поймет, как герой войны допустил, чтобы его похитила собственная жена в сговоре с цыганами.
        - Но ты ведь не прогонишь Миклоша?
        - Еще не решил.
        - Джулиан, умоляю. Ведь он сделал это по моей просьбе.
        - Должен был понимать, что делает, нашел кого слушать. - Джулиан удовлетворенно сжал под одеялом кулак. - Хочу сказать, я с большим удовольствием врезал ему.
        - Как ты мог, это отвратительно. Послышался смешок.
        - Он заслуживает гораздо большего. И ты тоже. Я еще не придумал, как наказать тебя.
        - Мне нравится это наказание…
        - Правда? - Джулиан перевернулся на бок, лицом к ней. - Тогда нам следует продолжить.
        Он отбросил одеяло, медленно стянул с нее накидку и начал осторожно расстегивать застежки на платье, превратив, как обычно, процесс раздевания в чувственное наслаждение.
        Блейз не позволялось помогать, ей разрешалось только говорить.
        - Мне бы хотелось поехать с тобой в Лондон, если ты не против.
        - Думаю, можно рискнуть, но прежде стоит поместить объявление в газетах и предупредить всех о твоем приезде. Не сомневаюсь, что через пару минут после твоего появлении город будет гудеть, как растревоженный улей.
        - Там, по крайней мере я смогу противостоять твоей любовнице.
        Джулиан уловил неуверенность в голосе Блейз.
        - У меня нет любовницы в Лондоне, Блейз. У меня ее вообще нет, и мне не нужны любовницы.
        - Совсем?
        - Совсем. С тех пор как я встретил тебя, я даже не думал о других женщинах. Зачем? Ведь у меня есть ты.
        - Правда?
        - Правда.
        Блейз облегченно улыбнулась. Потом она что-то вспомнила, глаза у нее округлились.
        - Ты действительно хочешь вернуться домой? Ко мне?
        - Да, любимая. Только к тебе. И никуда больше. К этому времени он расстегнул ей платье и обнажил грудь. Голодным взглядом Джулиан рассматривал в полумраке Блейз, задержавшись на набухших темных сосках. Он протянул руку и принялся ладонью поглаживать один из них. Блейз тут же выгнула спину в экстазе. От того, как на Блейз подействовала ласка, на губах Джулиана появилась чувственная улыбка. Дыхание ее стало прерывистым, тело разгорячилось.
        - Джулиан…
        Он не обратил внимания на ее мольбу, продолжая ласкать ее грудь теперь обеими руками.
        - У тебя настоящий дар причинять неудобства… В ответ Блейз лишь тихо проговорила:
        - Я так стараюсь, Джулиан, клянусь тебе, но ты, наверное, уже понял, что это бесполезно.
        Он знал, что она говорит правду. Добиваться от Блейз обещаний хорошо вести себя - одно, а ожидать, что она сдержит их, - совсем другое. Это равносильно попытке поймать волшебную пыль - просто невозможно. Он печально покачал головой:
        - Что же мне делать с тобой?
        Ее фиалковые глаза заволокло туманом, она притянула его голову к себе.
        - Просто люби меня…
        Джулиан почувствовал, как желание обладать этой женщиной с новой силой вспыхивает в нем.
        Внезапно он понял, что не может больше ждать ни мгновения. Быстрым движением он стянул с нее платье, раздвинул ноги и навис над ней.
        - Джулиан, твоя нога…
        - К черту ногу. Я хочу тебя.
        Он наблюдал, как меняется выражение ее лица по мере того, как он входит в нее, как счастье озаряет дорогие черты, теплеет расслабленное тело.
        - О Джулиан… - едва дыша, с обожанием прошептала она.
        - Моя огненная женщина… Я люблю тебя. Блейз вздохнула, чувствуя, как от его ласковых слов ожила и воспарила ввысь ее надежда. Она еще никогда не видела, чтобы глаза Джулиана были такими насыщенно синими, так полны любви и покоя. Ее красавец муж с боевым шрамом на лице наконец-то победил призраки прошлого. Он обретет радость в будущем, если только Блейз что-нибудь смыслит в этом.

        Эпилог

        Завороженно он следил за танцующей черноволосой красавицей, освещаемой отблесками костра. Его плотский голод усиливался радостным сознанием того, что она принадлежит только ему. Теперь Блейз его жена и душой, и телом, и именем.
        Джулиан, лорд Линден, сидел на бревне, захваченный зрелищем. Блейз светилась счастьем, ее шелковистая кожа отражала отблески пламени цыганского костра.
        Она танцевала только для него, ее фиалковые глаза сияли, губы приоткрылись, взгляд был прикован к нему, словно никого, кроме них, в мире не существовало. Она кружилась и переступала под звуки скрипки и бубнов, подняв руки над голевой, ритмично притоптывая ногами в такт страстной музыки, на ее покачивающихся стройных бедрах колыхались пестрые юбки.
        Его колдовская цыганка, доводящая до исступления. Его любовь. Его огненная женщина.
        Он не принимал участия в танцах из-за разболевшейся ноги, но с наслаждением наблюдал за происходящим, вдыхая холодный ночной воздух с дымом костра, потягивая легкое вино, разделяя простые удовольствия цыганской жизни. Каждая клеточка в нем отзывалась на страстные цыганские мелодии. Он вернулся к жизни, с трудом веря в свершившееся чудо. Как повезло ему, что он встретил Блейз. Как убога была бы его жизнь, не случись этого, не встреть он ее тогда в Уэре, не отправься за ней по проселочным дорогам, не возьми он ее в жены по необходимости. Даже все ее выходки не смогли уменьшить его любовь к ней.
        Он отомстил Блейз за похищение, сделав ее своей обнаженной пленницей на целых три дня. Это было время чувственных упражнений и плотских утех. Они почти не покидали постели, удовлетворяя свою ненасытную страсть, потом без сил засыпали, а проснувшись, опять предавались любви.
        Это была их настоящая свадьба. По приглашению раскаявшегося Миклоша они недавно повторно сыграли свадьбу, но уже по цыганскому обряду. По обычаю, Блейз провела ночь перед этим в палатке у Панны, и Джулиан не мог видеть ее до начала обряда. Когда подошло время забирать невесту, ему пришлось притворяться, что он ее похищает. Весь табор собрался посмотреть, как он делает это под веселые шутки и одобрительные возгласы.
        Миклош выступил в роли священника, но формальной церемонии не было. Жених с невестой просто поклялись в верности друг другу, наступили на метлу - и все. Панна, освятила их брак, посыпав солью половинки разломанной хлебной буханки. Жених и невеста обменялись половинками друг с другом, откусили по куску и запили вином. Со всех сторон слышались пожелания счастья и удачи, а потом начался шумный праздник с танцами и угощением.
        Для цыган свадьба - очень важное событие. Она часто длится по нескольку дней, хотя в данном случае, поскольку лорд и леди Линден были уже женаты, все должно было закончиться завтра. Цыгане зажарили целого барана, а вино и эль из погребов Линден-Парка лились рекой. Позднее жениху и невесте предстояло выполнить супружеский долг в специально подготовленной для этого палатке. Ночь была холодная, изо рта шел пар, но Джулиан надеялся, что страсть согреет их.
        Он предвкушал это приятное событие, когда подошел Миклош и сел рядом.
        - Прекрасная ночь для любви, милорд. Джулиан согласно кивнул, не считая необходимым словами подтверждать очевидное.
        - Надеюсь, вы простили мне недавнее приключение?
        Джулиан посмотрел на него сквозь прищуренные веки.
        - Простил, но не забыл.
        - Да, милорд. - Цыган потер ноющую до сих пор челюсть и ссадину, которая осталась от удара. - Вы правы, милорд.
        - Хорошо будет, если и ты запомнишь.
        - Обязательно запомню, милорд. И не волнуйтесь, мы не станем злоупотреблять вашим гостеприимством. В конце недели мы уходим, даю слово. Мы, бедные цыгане, знаем, когда надо уйти.
        Стоило Джулиану услышать, как беспомощно Миклош пытается изобразить покорность, как у него на губах появилась хитроватая улыбка.
        - Ты сгущаешь краски, друг мой. Возвращайтесь, когда хотите, здесь вам всегда рады, ты и сам это отлично знаешь… Лучше следующей весной. Возможно, к тому времени Блейз сумеет освободиться от вашего пагубного влияния.
        - А кто знает, может, и наследник будет на подходе. - Джулиан одобрительно улыбнулся этой мысли. - Я без страха оставляю нашу Раунийог в ваших руках. С вами ей будет хорошо.
        Тяжело волоча ноги, к ним подошла Панна и медленно опустилась на бревно, так что Джулиан оказался посередине. Она взглянула на него черными глазами.
        - Предсказать вам судьбу, милорд? Хотите знать, кто будет ваш первенец - мальчик или девочка?
        - Если не возражаете, я не прочь догадаться сам. Взглянув в сторону костра, где танцевала Блейз, Панна удовлетворенно усмехнулась:
        - И без карт видно, где ваше счастье.
        - Да, - пробормотал Джулиан, лицо его озарилось любовью. - Это совершенно ясно.
        - Ваша жизнь не будет безоблачной. Блейз задаст вам жару, попомните мои слова. Даже в своем доме вам не быть больше хозяином.
        - Позвольте мне сохранить иллюзии, матушка, прошу вас, - натянуто проговорил Джулиан.
        Панна стянула с головы платок и каркнула. Этот резкий звук пронзил тишину ночи - музыка и танцы только что закончились.
        Блейз, с трудом переводя дыхание, присоединилась к ним.
        - Над чем вы смеетесь?
        Поднявшись на ноги, Джулиан обхватил ее стройный стан и притянул к себе.
        - Над тобой, плутовка. Панна предсказывает, что ты еще задашь мне жару, но говорит, что я должен покориться судьбе.
        Блейз взглянула в ослепительно синие, полные любви глаза Джулиана и улыбнулась.
        - Это будет не очень трудно, нужно только любить меня.
        - Я всегда буду любить тебя, любовь моя.
        Счастье переполняло Блейз, глаза ее сияли, она подняла руку и погладила шрам на щеке Джулиана. Она почувствовала, что это признание важнее всех клятв и уверений в верности, которые они давали во время первой и второй своих свадеб. Любовь Джулиана - это все и даже больше, чем ей нужно и когда-либо может понадобиться.

        notes

        Примечания

1

        дорогая(исп.). - Здесь и далее примеч. пер.

2

        жизнь моя (исп.).

3

        Великолепно (исп).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к