Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Доули Кейт: " Сегодня Можно Всё " - читать онлайн

Сохранить .
Сегодня можно всё Кейт Доули
        # Так называемые домашние киски никогда не нравились Эдвину Колдуэлу - уж больно хитры и себе на уме. Впрочем, еще больше ему не по душе уверенные в себе, независимые и самостоятельные красавицы. Как раз такая умудрилась сломать лапу его собаке, а потом как ни в чем не бывало явилась просить его представлять ее интересы в одном запутанном деле. Эдвин хотел отказать - однако, он не только адвокат, но еще и мужчина…
        Кейт Доули
        Сегодня можно всё

1
        Габриель с гордостью осматривала свои владения. Груды битого кирпича, полуразрушенные строительные леса, поломанная черепица и просто мусор казались ей самым потрясающим зрелищем в этом мире. Она так долго шла к тому, чтобы увидеть это! Целых три года Габриель работала и днем и ночью только ради того, чтобы стоять сейчас посреди разрухи и вдыхать волшебный аромат неоконченной стройки.
        Она не замечала ни грязи, ни запущенности помещений, она видела только свою мечту. Вот в этом двухэтажном здании будет ветеринарная клиника. В небольшом ангаре, который раньше использовали как склад, она разместит гостиницу и парикмахерскую. Габриель уже подыскивала сотрудников. Ведь не сможет же она работать одна! Комплекс будет самым большим в Гранд-Рапидс, да и во всем штате Мичиган, так что помощники ей понадобятся. И Габриель знала, что найдет их.
        Многие согласятся работать не ради денег, которые комплекс, несомненно, будет со временем приносить, но ради бродячих животных, приют для которых она сделает вот в этом здании.
        Габриель рассматривала длинное приземистое строение на холме. Ей казалось, что ничего красивее она еще не видела в своей жизни. Наконец-то сбывалась ее мечта. И Габриель знала, что не только она хотела бы создать в этом городе такой приют. Многие ее знакомые говорили, что отстрел бродячих собак - это очень жестоко, и было бы лучше, если бы власти построили приют. Но мэру и городскому совету все время не хватало сил - или желания,- чтобы решить эту проблему. Разговоры шли, сколько Габриель себя помнила, а дело так и не сдвинулось с мертвой точки.
        Ей было пять лет, когда она сказала, что будет ветеринаром. И с тех пор упорно шла к достижению поставленной цели: получила государственную стипендию, с отличием окончила колледж и, хотя ей настойчиво предлагали продолжить образование в университете, вернулась в Гранд-Рапидс. Ни диплом, ни более денежная и перспективная работа в Детройте или научная деятельность после окончания университета не могли заставить Габриель отказаться от мечты детства. А потом началось бесконечное выпрашивание денег. К кому она только не обращалась! И к коммерсантам, и к благотворительным организациям, и к городским властям. Но кто-то просто закрывал перед ней двери, кто-то ограничивался туманными обещаниями помочь. Габриель уже устала умолять о помощи, она чувствовала, как у нее опускаются руки.
        И однажды случай помог ей. Она вновь пришла на прием к мэру с твердым намерением сесть на пороге его кабинета и не сходить с места, пока он не даст ей хотя бы часть нужной суммы. Решительно настроенная Габриель вошла в кабинет и с порога начала излагать мэру свою уже не просьбу, а требование. Но вскоре она поняла, что ее не видят и не слышат. Габриель была возмущена таким отношением - в конце концов, она просит деньги не для себя! Когда она уже почти кричала, в сотый раз излагая свои аргументы, мэр соизволил заметить ее.
        - Вы ведь ветеринар, кажется?- спросил он, мутными глазами глядя на девушку.
        - Да,- растерянно ответила Габриель. Свой диплом она показывала в этом кабинете уже несколько раз.
        - Вы не могли бы…- Мэр замялся.- У меня довольно деликатная просьба. Видите ли, в чем дело… Вы ведь должны хранить тайну? Ну, вроде как врачебную?
        - Если это тайна, я в любом случае должна ее хранить, врачебная она или нет!- с достоинством ответила Габриель. Ей было неприятно, что этот невысокий толстенький мужчина думает, будто она не может держать язык за зубами.
        - Замечательно,- пробормотал мэр.- А какие у вас отношения с мистером Бирном?
        - Собственно, никаких,- пожав плечами, ответила Габриель.
        Она была во многом не согласна с Бирном, который в свои почти семьдесят лет еще не оставил практику, но из уважения к его опыту и возрасту Габриель предпочитала молчать. В конце концов, нет ничего удивительного, что он лечит теми методами, к которым привык за долгие годы практики.
        - Мы практически не общаемся. В чем все-таки дело, мистер Арлтон?
        - Дело в том, что он уже полгода лечит моего кота. Вы, конечно, слышали о моем мистере Футе?
        - О! Конечно!- Габриель постаралась удержать улыбку.
        Весь город знал о безумной любви мэра и его жены к их коту. Бездетная пара всю свою любовь и нежность отдала огромному ленивому клубку шерсти, который вставал с дивана лишь ради того, чтобы поесть. Кот был до безобразия толст и невоспитан. Но он был любимцем. И никто не мог сказать в лицо Арлтону, что его кот вертит им, как хочет. Горожане лишь радовались, что мистер Фут абсолютно безразличен к политике и административным делам.
        - Что случилось с мистером Футом?- с участием спросила Габриель.
        - У него лезет шерсть! Это просто ужасно! Он стал похож на чучело!
        Габриель показалось, что мэр сейчас расплачется.
        - Когда это началось?- спросила она деловым тоном, чтобы остановить поток готовых пролиться слез, за что главе города потом было бы ужасно стыдно.
        - Полгода назад. Я сразу же обратился к доктору Бирну. Но вот уже прошло столько месяцев, а результата все нет. Мой Фут линяет все больше и больше!
        - Я не могу вам ничего сказать, мне надо осмотреть животное,- развела руками Габриель.
        - Ну так поедемте!- воскликнул Арлтон.
        - Но мы ведь еще не закончили!- попыталась протестовать Габриель. Она все еще не оставила намерение устроить в кабинете мэра сидячую забастовку.
        - У меня сегодня нет больше важных дел. Расскажите мне все по дороге,- отмахнулся мэр.
        Подвижный и круглый как мячик, Арлтон выбежал из кабинета. Габриель нехотя последовала за ним. Но, как мэр ни торопился, выйти из здания городской администрации им удалось только через полчаса. Все, кого они ни встречали по пути, пытались заставить Арлтона что-то подписать или обсудить. Габриель даже стало его жалко. Если у него каждый день проходит в таком ритме, во сколько же он возвращается домой!
        Домой к мистеру Арлтону они проехали на машине Габриель. Его машина не завелась, несмотря на проклятия, которыми ее осыпал хозяин. Арлтон бегал вокруг своего нового «форда», ругая его, на чем свет стоит. Ведь эта поломка задерживала помощь для мистера Фута!
        Дом мэра стоял на тихой улочке и был окружен живой изгородью. Габриель, проезжая мимо дома мистера Арлтона, каждый раз с грустью вздыхала: вот таким, утопающим в зелени, она хотела видеть свой комплекс. Но пока что у нее, кроме желания и чувства, что ей это под силу, не было ничего.
        Мистер Арлтон первым делом повел Габриель к своему любимцу. Огромный кот при их появлении открыл один глаз. Его рыжая прежде роскошная шерсть была в ужасных проплешинах.
        - Добрый вечер, мистер Фут,- поприветствовала его Габриель.- Рассказывай, что у тебя случилось?
        Она протянула к нему руку, и животное, словно понимая, что ему хотят помочь, перевернулось на спину, демонстрируя Габриель почти лысый живот.
        - Удивительно!- воскликнул мистер Арлтон.- Он не дается на руки даже нам с Карой! Особенно после того, как мы начали мазать его и пичкать таблетками. Хотя мне тоже не очень нравится запах мази и таблеток. Доктор Бирн ловил его почти полчаса, чтобы осмотреть! А к вам он отнесся очень радушно.
        - Он чувствует, что я хочу ему помочь. Чем вы его лечите?
        Арлтон пустился в долгое повествование, перечисляя все то, что уже было опробовано на его любимце. Габриель с сочувствием слушала его рассказ. Кот действительно перенес немало. Все, что хоть как-то могло ему помочь, уже было испробовано.
        - Мистер Арлтон, а где его миска?- спросила Габриель, когда мэр закончил свой почти двадцатиминутный рассказ.
        - На кухне,- ответил он недоуменно.- А зачем вам это, мисс Кой?
        - У меня есть одно предположение,- задумчиво произнесла Габриель и направилась на кухню.
        Миска мистера Фута была полна сухого корма, перемешанного с кусочками жареного мяса, соевым соусом и чем-то еще - Габриель не смогла разобрать.
        - Мистер Арлтон, чем вы его вообще кормите?- спросила Габриель.
        - Кошачьим кормом…
        - А почему здесь все, что угодно?- Тон Габриель стал угрожающим, мистер Арлтон невольно попятился.
        - Он так любит жареное мясо,- начал оправдываться он.
        - А соевый соус?
        - С самого детства!- заверил ее мистер Арлтон.- Хотя, нет, с детства он любит, как жарит мясо моя жена. А соус он полюбил недавно. Видно, решил, что мясо без соуса не такое вкусное,- попытался пошутить мэр.
        - Значит, так,- наступая на мэра, начала говорить Габриель,- исключить из рациона кота все, что ему просто не положено есть. Можно оставить корм, сырое мясо и рыбу. Это даже не обсуждается!- пресекла она уже готовые вырваться возражения мистера Арлтона.- Отказаться от всех таблеток и мазей. И постарайтесь хоть как-то расшевелить его!
        - Но он нам нравится таким!
        - Лысым?- ядовито поинтересовалась Габриель.
        - Но он же не всегда был лысым!
        - Он стал лысым только из-за вас. Вы нарушили его питание! Неужели вы не понимаете, что животное мучается?!
        Сам виновник перепалки прищуренными глазами наблюдал за этой сценой. Если бы кто-то спросил мистера Фута, а он мог ответить, то кот бы сказал, что его все вполне устраивает. Он уже привык к такой жизни. Вот только с каждым месяцем все тяжелее было ходить, даже до миски в последнее время он добирался с трудом, а уж сколько дней не был на улице, даже и не мог вспомнить!
        - Если человек страдает ожирением, нам это неприятно. А у него начинаются всякие болезни, ему даже ходить тяжелее!- продолжала настаивать на своем Габриель.- И врач рекомендует ему диету. Чтоб вы знали, ожирение сокращает жизнь почти на десять лет, и прибавьте сюда всевозможные болезни! А всякие соусы и приправы он вообще даже видеть не должен! Это не корм для кота! И точка. Я просто уверена, что выпадение шерсти - результат неправильного питания! Или вы поможете своему коту, или лучше сразу же его усыпите, чтобы животное не мучилось.
        - Да что вы!- Кара Арлтон, которая только что вошла в комнату, ужаснулась одной этой мысли.
        - Познакомьтесь,- хмуро сказал мистер Арлтон,- мисс Кой - ветеринар, которая хочет лишить нашего кота, а заодно и нас покоя. Моя жена Кара.
        - Миссис Арлтон, вы как женщина должны понимать, чем чревато ожирение!
        Габриель внимательно рассмотрела жену мэра. Та явно следила за собой и о том, что такое диета, знала не понаслышке.
        - Да, но, боюсь, мне его будет очень жаль, когда он не получит кусочек со стола. Если бы вы знали, какими глазами он смотрит, когда мы садимся ужинать!
        - Придется потерпеть, или заприте его в другой комнате,- строго сказала Габриель. - Если вы его любите, нормализуйте его питание. Больше я вам ничего сказать не могу. Извините, мне пора ехать. Очень надеюсь, вы прислушаетесь к моим советам. До свидания.
        Миссис Арлтон вызвалась проводить гостью. Когда они вышли из дома, Кара, явно смущаясь, обратилась к Габриель:
        - Скажите, только не подумайте, что я сомневаюсь в вашей компетентности, но почему доктор Бирн не сказал нам, что следует посадить кота на диету?
        Габриель пожала плечами.
        - Не знаю. Мне почему-то кажется, что он просто не мог себе представить, что… вы меня уж извините… можно так издеваться над животным. А так он все делал правильно. И я думаю, он до сих пор не может понять, почему не помогает назначенное им лечение.
        - Спасибо вам, мисс Кой,- поблагодарила ее Кара Арлтон.
        - Не за что,- отозвалась Габриель.- Я люблю животных, и это моя работа. Только, прошу вас, любите кота в меру. То, что вы с ним делаете,- ненормально.
        - Хорошо,- миссис Арлтон обреченно вздохнула,- он теперь будет питаться правильно.
        - Ну и отлично. Вот мой телефон,- Габриель протянула ей визитную карточку,- если что-то случится, позвоните. И не волнуйтесь, несколько дней он может отказываться от еды. Ничего страшного, привыкнет.
        - Спасибо,- еще раз поблагодарила ее миссис Арлтон.- Мы отняли у вас массу времени!
        - Все нормально.- Габриель улыбнулась.
        - Неудобно, вас ведь дома ждут.
        - Меня дома никто не ждет. Но это сейчас не важно.- Габриель поспешила к машине, чтобы избежать вопросов, и, уже сев в автомобиль, помахала хозяйке дома рукой на прощание.
        Кара Арлтон в задумчивости вошла в гостиную.
        - Ну что? Мистер Фут будет голодать?- спросил у нее муж.
        - Мне кажется, что эта девушка превосходно знает свое дело, Уильям. Кто тебе рекомендовал ее?
        - Да никто. Она вот уже несколько месяцев пытается добиться, чтобы я дал ей ассигнования на строительство комплекса, в котором будет приют для бездомных животных.
        - И ты можешь дать ей эти деньги?
        - Не всю сумму, только часть. Но дело в том, что, если городские власти поддержат ее проект, многие, к кому она также обращалась, тоже дадут ей ассигнования. Вот только как я могу быть уверенным, что двадцатичетырехлетняя девочка потянет такую работу! Если я даю деньги, я беру на себя часть ответственности за проект.
        - Мне кажется, она сможет,- задумчиво произнесла Кара.- В ней есть внутренняя сила. Я почувствовала это, а ты?
        - Если наш мистер Фут придет в норму, я дам ей денег,- проворчал мистер Арлтон.
        Через три недели у кота начала расти новая шерсть, а Габриель получила первые взносы от городских властей, примеру которых последовали коммерсанты и благотворительные организации. Ей поверили, и это было главным. Теперь Габриель могла осуществить дело своей жизни. И ничто не могло ее остановить.
        Небо начало стремительно темнеть, как и всегда в мае. Скоро все поглотит непроницаемая темнота. Габриель подумала, что уже пора бы ехать домой. Вот только что ей там делать?
        Ее никто не ждал. Родители переехали к старшему брату в Денвер, потому что матери было нужно постоянное наблюдение лучших врачей. Габриель ни с кем так и не смогла завязать длительные отношения - молодые люди не выдерживали долго ее упрямый характер и сбегали один за другим. Вскоре Габриель даже перестала пытаться как-то устроить свою жизнь. Она поставила себе целью создание приюта для бродячих животных и шла к ней, невзирая ни на что. Она могла переступить через все, даже через себя, если это было нужно для ее приюта. А мужчины… Они нужны только для продолжения человеческого рода и удовлетворения некоторых нужд. Все же с природой сложно бороться.
        Габриель давно довольствовалась случайными и непродолжительными связями, которые ее ни к чему не обязывали, не заставляли ее открывать душу, кого-то впускать в свои мечты и надежды, чтобы потом бояться, как бы их не осмеяли.
        Первые звезды появились на небе.
        Что-то я задержалась, подумала Габриель, нельзя поддаваться таким мыслям на стройке! Тем более когда предстоит ехать домой по неосвещенной и незнакомой дороге. И о чем я только думала?!- спросила она у самой себя, и себе же ответила: о всяких глупостях.
        Габриель покачала головой, недоумевая, почему вдруг поддалась сентиментальности и грусти. Она - трезвая и рассудительная девушка, которая точно знает, что ей надо от жизни, и которая готова подойти и взять это. Несмотря ни на что.
        Какое-то странное у меня сегодня чувство, подумала Габриель, всегда внимательно прислушивавшаяся к своим ощущениям. Еще в детстве родители удивлялись, почему она всегда точно знает не только, что вечером кто-то придет, но и имя нежданного гостя. А с того дня, когда что-то заставило ее раньше времени уйти с вечеринки, закончившейся ужасным пожаром из-за чьей-то непотушенной сигареты, она вообще тщательнейшим образом следила за своими предчувствиями. Загорелась именно та комната, где с удобством расположилась Габриель. Еще полчаса - и кто знает, чем бы для нее закончилась обычная вечеринка? Но вот только сегодня было совсем другое чувство. Как будто ее кто-то звал к себе. А может быть, что-то. Странная смесь новизны и неизвестности захлестнула ее. Габриель старалась сбросить с себя морок, но ничто не помогало.
        Габриель завела мотор, включила дальний свет и поехала по темной дороге. Деревья сходились над ее головой как огромный шатер. Ни свет луны, ни звезд не проникал через темные ветви старых лип и дубов, высаженных века полтора назад. Под легким ветерком они шевелились и что-то шептали Габриель. Но она не могла разобрать ни слова и все время убеждала себя, что на самом деле даже не может ничего слышать, ведь все звуки заглушал гул ее мотора.
        Благополучно добравшись до выезда на основную дорогу, она с облегчением вздохнула. Основная дорога тоже была пустынна в этот час, но, по крайней мере, вдоль нее не росли эти странные деревья!
        Габриель еще успела подумать, что слишком много работает, раз стала такой впечатлительной, как вдруг какой-то силуэт мелькнул в свете фар. И тут же Габриель почувствовала, как правое колесо наехало на что-то мягкое.
        Она ударила по тормозам и выскочила из машины. На асфальте лежала, тихо поскуливая, собака.
        - Боже мой!- вскрикнула Габриель в ужасе и зажала рот рукой.- Боже мой!- повторила она и бросилась к собаке.
        Шотландский терьер глазами, полными боли, смотрел на нее. Габриель осторожно прикоснулась к небольшому тельцу, покрытому черной волнистой шерсткой.
        - Как же ты тут оказался, дружок?- спросила она.
        Габриель осмотрела собаку и поняла, что ничего непоправимого не случилось. Была сломана задняя лапа, а еще животное сильно испугалось.
        - Подожди, милый,- успокаивающим голосом сказала Габриель. Она сняла пиджак и аккуратно переложила на него собаку.- Сейчас поедем ко мне в кабинет, там я тебе помогу. Давай, дружок, только не плачь, пожалуйста,- попросила она, когда собака начала тихо поскуливать.
        Габриель иногда казалось, что для нее, если она все же умудрится не успеть раскаяться в своих грехах и попадет в ад, придумано специальное наказание: вечно слышать стоны животных и знать, что она не может помочь им. Ничего страшнее Габриель и представить себе не могла.
        Собака, казалось, поняла ее и успокоилась.
        Габриель гнала машину, не заботясь о соблюдении правил движения, благо на улицах в этот час было пустынно. В кабинете, который она арендовала у строительной фирмы и превратила в мини-клинику, она положила собаку на операционный стол и ввела обезболивающее.
        Вскоре собака мирно спала, а ее лапа была загипсована. Теперь Габриель могла спокойно осмотреть животное. Ей сразу же стало ясно, что животное домашнее, поскольку выглядело очень ухоженным. Видно, собака совсем недавно сбежала от хозяина.
        Габриель осторожно, чтобы не потревожить лишний раз пациента, нащупала ошейник и сняла его. На ошейнике висел небольшой медальончик, на котором была выбита кличка собаки.
        - Так тебя зовут Тойси?- спросила Габриель.- Можешь не отвечать,- добавила она, увидев, что у собаки дрогнуло веко. Не стоило сейчас будить больную.- А кто твой хозяин?- Габриель перевернула медальон - как она и ожидала, на другой его стороне было выбито имя и адрес хозяина Тойси.- Значит, мистер Э.У. Колдуэл, Мейвин-стрит, восемь. Отлично. Завтра же мы с тобой отправимся к нему, а сейчас, если ты не против, поедем ко мне. Уже почти два часа ночи, и мне надо хотя бы чуть-чуть поспать.- Габриель с удовольствием зевнула и потянулась.
        Она положила ошейник на тумбу, стоящую возле стены, и взяла на руки собаку. Тойси так и не проснулась, даже когда Габриель переносила ее в машину.
        Здоровый послеоперационный сон, вызванный наркозом, прокомментировала Габриель.
        Габриель слишком устала и поэтому не заметила, как, уходя, задела тумбу и ошейник упал за нее.

2
        Эдвин метался по дому и, снедаемый беспокойством и растерянностью, никак не мог найти себе места. Что случилось с его Тойси? Где сейчас породистый шотландский терьер, чемпион всех городских выставок, призер выставки в Техасе, лучшая собака породы, по признанию специалистов клуба?
        Но не регалии Тойси были для Эдвина главным. И даже не то, что ее щенки стоили нескольких его гонораров. А ведь он был лучшим в Гранд-Рапидс, да и, наверное, в Денвере нашлось бы всего несколько адвокатов со столь же потрясающими способностями. Так что зарабатывал Эдвин вполне достаточно, чтобы позволить себе содержать такую собаку. Они с Тойси полностью соответствовали друг другу.
        Кому-то такое, возможно, покажется смешным, но Эдвин считал это высшей похвалой. Немногочисленные знакомые, которых он с натяжкой мог назвать друзьями, любили говорить, что в этом мире единственным живым существом, которое любит мистер Колдуэл, является Тойси. Она безраздельно владеет его сердцем, так что там нет места для женщины. А те, кто этому не верил, жестоко разочаровывались, безуспешно пытаясь затащить Эдвина под венец. Или хотя бы перевезти свои вещи в его дом. Некоторых он прямо отшил, некоторые до сих пор были так оскорблены его неджентльменским поведением, что при случайной встрече с Эдвином отворачивались и старательно делали вид, что его нет. Но это смущало Эдвина меньше всего. Он еще ни разу не встречал по-настоящему умную женщину, которая бы поняла, что надо мужчине и смогла ему это дать. Так что, чем старше становился Эдвин, тем меньше шансов оставалось у гипотетической миссис Эдвин Колдуэл стать реальностью.
        В доме Колдуэла полноправной хозяйкой была Тойси.
        Многие говорили, что блестящему адвокату следовало бы обратиться к психотерапевту. Это ведь ненормально - без памяти любить какую-то собаку! Но Эдвин упорно отказывался признать, что у него есть какие-то проблемы. Да, он не очень любил женщин, но на это были свои, очень веские причины. И если кто-то напрямик его спрашивал, в чем же они заключаются, Эдвин довольно грубо отвечал, что не собирается отчитываться в своих поступках и предъявлять доказательства. Все же он не в суде.
        И вот теперь единственный свет в окошке, черная длинношерстная собачка пропала! Весь вечер четверга Эдвин бегал по окрестностям и звал ее. Но Тойси не спешила на зов хозяина. В пятницу Эдвин отменил все встречи. Какими бы важными они ни были и как бы их результат ни отразился на его карьере, не было ничего важнее собаки. Он должен был ее найти.
        Наверное, в жизни Эдвина впервые настал такой день, когда он не мог сделать то, что считал необходимым. Ни опросы возможных свидетелей, ни бесконечная езда по улицам Гранд-Рапидс не дали результатов. Тойси как сквозь землю провалилась.
        Эдвин даже съездил на стройку, расположенную неподалеку от его дома; он знал, что стройка вот уже несколько лет была заморожена. Но и там не обнаружил следов собаки. Вечером в пятницу Эдвин почувствовал, что все его поиски напрасны.
        Еще оставалась надежда, что Тойси сама вернется домой, в уме и сообразительности своей собаки Эдвин никогда не сомневался. Но он чувствовал себя преданным. Единственное существо, в котором он мог быть уверен на сто процентов, покинуло его.
        В пятницу вечером Эдвин задернул все шторы, выключил везде свет и достал бутылку виски, чтобы залить свое одиночество и проститься с Тойси.
        За несколько лет их совместной жизни он привык думать, что собака - такое же разумное существо, как и он. Привык, что ей доступна вся палитра человеческих чувств. А значит, теперь нечего удивляться тому, что Тойси оказалась способна на предательство. Она стала почти человеком, эта собака всегда была хорошей ученицей.
        Проснулся Эдвин, когда солнце уже вовсю светило за окном - в щель между шторами проник золотистый луч. Эдвин с трудом разлепил веки. Комната плыла и шаталась, как будто она, а не Эдвин, выпила вчера бутылку виски.
        Он поспешил закрыть глаза, пока ему не стало дурно. Надо бы поспать еще как минимум два часа. Тогда он, может быть, сумеет доползти до своей комнаты, как назло расположенной в дальнем конце дома. Или хотя бы до ванной.
        Эдвин поудобнее устроился на диване в кабинете, но глаза его снова открылись. Затуманенное сознание не понимало, в чем дело, но все же реагировало на какой-то раздражитель. Эдвин напряг всю силу воли, чтобы понять, почему он не может спокойно поспать в законный выходной. Наконец сквозь гул в ушах он услышал, что в дверь звонят, причем довольно настойчиво.
        С трудом он сел. Комната бросилась в бешеный танец. Придерживаясь за диван, Эдвин поднялся на ватные ноги. Ритм пляски окружающего мира тут же ускорился. Но Эдвин почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота. В глазах двоилось. Он уже хотел махнуть на все рукой и завалиться обратно на диван, пока он не упал на пол, с которого уж точно не встанет, но визитер продолжал настойчиво звонить в дверь, требуя, чтобы его впустили в дом.
        - Иду, иду!- хотел крикнуть Эдвин, но у него получился лишь какой-то невнятный хрип.
        Он ухватился за стену. Как ни странно, стена оказалась на месте. Эдвин удивился - когда он смотрел на стену, она то удалялась, то приближалась. Такой вот оптический обман!
        Да… вчера я, кажется, переусердствовал с виски, подумал Эдвин.
        Он добрался до двери и даже положил ладонь на ручку, чтобы открыть дверь, когда услышал женский голос. Эдвину совсем не хотелось видеть сегодня кого-нибудь. Тем более женщину.
        Он затаился за дверью, надеясь, что незваная гостья решит, что дома никого нет. В уме он уже перебирал, кто из довольно обширного списка интересующихся им дам мог узнать, что у него пропала собака, и решить его утешить. Алкогольные пары понемногу рассеивались, и в Эдвине проснулось любопытство. Он стал прислушиваться, что же говорит незваная гостья. Кстати, с кем она разговаривает? Неужели приехала целая группа поддержки? Эдвин криво усмехнулся. Тогда он точно окопается в доме. Запасов у него хватит, чтобы с честью выдержать осаду в течение всего уик-энда.
        Но у Эдвина прояснялось не только в голове. Гул в ушах тоже потихоньку исчезал. Эдвин стал разбирать отдельные слова стоящей за дверью женщины. Она явно была разочарована, что Эдвина нет дома, и кому-то об этом говорила.
        Эдвин не успел подумать, что, кажется, правильно сделал, что не стал открывать дверь, как услышал:
        - Ну вот, Тойси, видно, твой хозяин не сильно по тебе скучает. Поедем ко мне. Женщина всегда поймет женщину. Поживешь пока у меня, раз тебе так не повезло с мистером Колдуэлом.
        В голове Эдвина опять помутилось, но алкоголь на этот раз был ни при чем. Эдвин распахнул дверь настежь.
        - Тойси!- закричал он.- Где ты, милая?!
        Собачка сидела на руках невысокой, но хорошо сложенной, стройной девушки. Ее золотистые локоны переплетались с иссиня-черной шерстью собаки. Эдвин невольно залюбовался этим сочетанием. Но в этот же миг Тойси принялась вырываться из рук девушки, чтобы наконец-то воссоединиться с хозяином. Однако девушка ее не отпускала, крепко прижимая к себе.
        - Отдайте мою собаку!- закричал Эдвин.- Немедленно!
        - Я ее для этого и принесла!- с вызовом ответила она.
        - Ну так почему моя Тойси до сих пор у вас на руках?!
        - Потому что ей не стоит еще несколько дней бегать. Осторожно возьмите ее. У нее лапа в гипсе.
        В глазах Эдвина отразился ужас. Его милая Тойси, оказывается, не бросила хозяина. С ней случилась беда!
        - Что с ней?!- воскликнул он и бросился вырывать у девушки Тойси.
        - Ничего страшного. Просто перелом.
        - Просто перелом!- передразнил ее Эдвин.- Как вы можете так спокойно об этом говорить?! Просто перелом!
        - Но это действительно простой перелом!- возмутилась она.- Уж я-то видела по-настоящему страшные переломы!
        - Еще скажите, что вы ветеринар, чтобы так уверенно об этом говорить!- с усмешкой заявил Эдвин.
        - Да, я ветеринар. Габриель Кой,- представилась она и протянула руку.
        Эдвин сделал вид, что не заметил ее руки.
        - С каких это пор девочки-подростки называют себя ветеринарами?- поинтересовался он насмешливо.
        - С тех самых, как им исполняется двадцать три года и они получают диплом ветеринарного колледжа Миннеаполиса!- с достоинством ответила Габриель.- Мне казалось, вы должны быть мне благодарны, мистер Колдуэл.
        - Да-да, я вам благодарен,- рассеянно произнес Эдвин, внимательно осматривая пострадавшую собачью лапу, в то время как Тойси изо всех сил пыталась вылизать его лицо.- Интересно, работает ли сегодня доктор Бирн?- пробормотал Эдвин.
        Габриель вспыхнула.
        - Я все сделала правильно. Уверяю вас.
        - Хотя Стенли мне кое-чем обязан,- продолжал размышлять вслух Эдвин,- так что посмотрит Тойси и в уик-энд.
        - Ну знаете ли!- возмутилась Габриель.- Я оказала Тойси помощь, привезла ее к вам домой, а меня вместо благодарности оскорбляют!
        - Я уже сказал, что очень благодарен вам, мисс… Э?
        Эдвин вскинул на нее глаза и увидел, что девушка покраснела, но не от смущения, а от переполнявшей ее ярости. Нежную кожу заливала краска негодования. Зеленые, как два огромных изумруда, глаза забрасывали Эдвина молниями.
        - О! Если бы взгляды могли убивать!- с усмешкой сказал он. Эдвин, сам не зная почему, получал удовольствие от общения с этой Габриель Кой. Ему нравилось, что девушка умеет постоять за себя и, кажется, еще не знает, что он - самый завидный в Гранд-Рапидс жених. Иначе бы совсем не молнии злости вылетали из ее очаровательных глаз!
        - Еще слово, мистер Колдуэл, и у меня вполне хватит сил, чтобы убить вас!
        - За что же?!- с деланным изумлением воскликнул он.
        - За то, что вы негодяй!
        - Вот это да! Никто еще не называл меня негодяем!- с нескрываемым сарказмом произнес Эдвин.
        - Вот уж не думаю!- в тон ему ответила Габриель.
        - Конечно. Я же само обаяние, как можно называть меня негодяем?!
        Он наслаждался этой перепалкой. Габриель была умна и могла ответить на любой его выпад. Отличный собеседник!
        - Легко! И не думайте, что вы такой уж неотразимый сердцеед. В Гранд-Рапидс есть девушки, которым не слишком хочется залезть к вам в постель.
        Эдвин был поражен ее прямотой и открытостью. Кажется, она говорит то, что думает. С одной стороны, это просто замечательно, но с другой… Эдвин на собственном опыте знал, как опасно поддаваться порыву и сразу же выкладывать человеку то, что думаешь. И, в конце концов, это же его любимый прием!
        - Неужели вы из тех феминисток, которые собственную несостоятельность прикрывают высокой идеей?
        - Я ничего ничем не прикрываю!- гордо вскинув голову, сказала Габриель. Для того чтобы смотреть в глаза Эдвину, ей и так приходилось задирать подбородок, а уж тут она вообще привстала на цыпочки.
        - И зачем вы так стараетесь?- совершенно спокойно спросил Эдвин.- Все равно выше вы не станете. Не к чему демонстрировать давние комплексы. Если вы такая самостоятельная, невысокий рост не должен вас смущать.
        Выражение лица Габриель изменилось. Эдвин почувствовал, что попал в яблочко.
        - Меня в этой жизни не смущает ничто,- ответила Габриель, но покраснела.
        Из-за своего невысокого роста, всего около пяти футов, и того, что она и в двадцать четыре выглядела на семнадцать, ей всегда было очень сложно завоевать уважение окружающих. Ее или не воспринимали всерьез, или порывались взять под опеку. И то, и другое Габриель совершенно не устраивало.
        - И вас бы не смутило, если бы я вас сейчас поцеловал?- поинтересовался Эдвин. Его неудержимо тянуло к этой девушке.
        - Смутило бы,- призналась она.- Но только потому, что от вас просто ужасно несет перегаром. К тому же, боюсь, как бы не доставить дополнительные неудобства Тойси. Ей и так не очень хорошо у вас на руках. У собак, знаете ли, очень острый нюх.
        Теперь уже Эдвин растерялся. Он привык, что против откровенности женщины бессильны и охотно сдают свои позиции. И вот он встретил молодую, очаровательную девушку, которая могла достойно отвечать на все его выпады. Габриель все сильнее интересовала Эдвина.
        - Вы успели так привязаться к Тойси?- поинтересовался он.- А вы знаете, что мы с ней друг в друге души не чаем?
        - Охотно верю. Если вы предпочитаете собаку… Впрочем, не важно.- Габриель развернулась, чтобы уходить.
        - Нет уж, продолжите свою фразу,- попросил Эдвин.
        - Зачем? Не хочется вас расстраивать… Все же вы воссоединились со своей собакой. Это счастливый день.
        - И все же я бы вас просил закончить,- настаивал Эдвин.- В этом мире почти нет людей, которые могли бы меня расстроить или как-то задеть.- Он забежал перед Габриель и мило ей улыбнулся.
        Она тоже расплылась в широкой добродушной улыбке.
        - Ну если вы так настаиваете,- будто смущаясь, сказала она.
        Эдвин приблизительно догадывался, что она хочет ему сказать - подобное он слышал не раз. Вот только ему было интересно, сможет ли Габриель произнести это вслух.
        - Прошу вас!
        - Хорошо,- сдалась Габриель.- Мужчина, который живет с собакой, вместо того чтобы жить с женщиной, явно имеет какие-то проблемы. И, возможно, медицинского характера. Я могу посоветовать вам хорошего врача, мистер Колдуэл.
        - Я бы с удовольствием отдался в ваши руки.
        - О! Я всего лишь ветеринар!
        - Гипс вы вроде бы наложили профессионально.
        - А как же мистер Бирн?- ядовито поинтересовалась Габриель.- И к тому же вам гипс не поможет. Максимум - закрыть ваш рот. Если вы хотите задобрить меня комплиментами, не пытайтесь даже. Вы не в моем вкусе, Колдуэл!
        - Почему же?
        - Хотя бы потому, что слишком много пьете,- отрезала Габриель.
        Ей уже стал неприятен этот разговор. Она давно устала от того, что мужчины видят в ней только существо для удовлетворения своих нужд, а никак не личность. Вот и Колдуэл скатился к тому же, хотя в самом начале их знакомства он показался Габриель более разумным. Правда, она научилась платить мужчинам той же монетой… Но все равно это было неприятно!
        - Возьмите надо мной шефство!- попросил Эдвин.
        - Я передаю вас Тойси,- ответила Габриель.- Она умная собачка. Вполне справится с вами. Вы действительно друг друга стоите. До свидания, мистер Колдуэл. Я бы сказала «прощайте», но Гранд-Рапидс не такой уж большой город. Мы еще увидимся. К сожалению.
        Она развернулась и пошла к машине.
        - Мисс… э-э-э…- окликнул ее Эдвин. Он прекрасно запомнил и имя, и фамилию своей гостьи. Это было профессиональное. Просто так здорово было дразнить ее!
        - Да?- Она обернулась.- Только не говорите, что приглашаете меня на свидание. Вы почти начали мне нравиться, мистер Колдуэл. Не разочаровывайте!
        - Ну что вы. Разве я похож на человека, который может пригласить девушку на свидание!- Эдвин положил Тойси на крыльцо, погладил и подошел к машине Габриель.
        Против воли она улыбнулась. Как раз на типичного сердцееда он и был похож. Она была уверена, что не одна женщина в Гранд-Рапидс потеряла голову из-за Эдвина Колдуэла. Высокий, широкоплечий, с мужественными чертами лица и в то же время такими чувственными губами, он манил к себе в объятия. Но Габриель не сомневалась, что уж она-то вполне сможет этому противостоять. Некоторое время точно. А потом, если Эдвин будет очень настойчив, она, может быть, даже подумает о том, чтобы сдаться. В конце концов, у нее нет мужчины уже несколько месяцев! Она была хоть и ветеринарным, но все же врачом и знала, что лучшие гормоны - натуральные.
        - Вы что-то хотели узнать?- спросила Габриель, стоя у открытой дверцы.
        - Да. Кто принес к вам Тойси?
        - Никто,- ответила Габриель, смутившись.
        Именно этого вопроса она и боялась. И вся ее бравада, даже некоторое хамство, были просто прикрытием, чтобы не отвечать на этот вопрос.
        - Значит, вы могли видеть, кто ее сбил? Это очень важно для меня, мисс Кой!
        - Ее сбила я. Я ехала от заброшенной стройки, было темно, а она выскочила на дорогу,- принялась оправдываться, сама не зная почему, Габриель.
        Но поток ее объяснений был весьма грубо прерван. Эдвин схватил ее за руку чуть выше локтя. Габриель сморщилась от боли, но не закричала.
        - Что?- с угрозой спросил Эдвин.
        - Я сбила Тойси!- с вызовом глядя на него, сказала Габриель.- Если бы я не задумалась, с ней вообще ничего бы не случилось…
        - Так вы за рулем еще и ворон считаете?!- Он слегка встряхнул Габриель.- Я просто не знаю, что сделаю с вами за это! За руль вы точно не сядете больше. Никогда в жизни, это я вам как адвокат обещаю. Ждите повестки в суд, мисс Кой. До встречи. Да, и мне бы хотелось, чтобы вы нашли ошейник Тойси. От обвинения в воровстве ваша участь легче не станет.
        Он резко развернулся и пошел к дому. Подхватив Тойси на руки, Эдвин зашел в дом и захлопнул дверь.
        - Мужлан!- выкрикнула она, растирая плечо. Габриель подняла рукав и увидела, как на руке наливается багровым огромный синяк.- Вот и мужская благодарность.
        Усмехаясь, она села в машину и завела мотор.
        - Жаль, что все так вышло,- задумчиво пробормотала Габриель.

3
        Габриель, рассерженная тем, как закончилась встреча с хозяином Тойси, вдавила педаль газа почти в пол. С тех пор как она получила права, любимым способом успокоиться и прийти в себя Габриель считала поездку по скоростной трассе. Ей нравилось чувствовать, как в раскрытое окно влетает ветер. Он был резким, бил ее наотмашь по лицу, заставлял щуриться. Но Габриель любила бороться с ветром, бросать ему вызов. Ей нравилось, когда мимо с бешеной скоростью неслись деревья, столбы. Она была бесконечно далека от всех проблем, неурядиц, ссор и скандалов. Она была свободна! Риск будоражил кровь. Дыхание замирало на крутых поворотах, а сердце, казалось, было готово выскочить из груди.
        Но вот сегодняшняя поездка явно не удалась. У Габриель никак не получалось выкинуть из головы Эдвина Колдуэла, его собаку и то, как он вел себя с ней, Габриель.
        Этот город определенно сошел с ума!- со злостью подумала Габриель, сбрасывая скорость: если уж с самого начала не удалось получить от поездки удовольствие, не стоит и рисковать. Все как будто помешались на своих питомцах! Один мэр чего стоит! И эти люди отказывались давать мне деньги на комплекс! Но эту проблему я утрясла. А вот теперь что мне делать, если Колдуэл настолько ненормальный, что подаст на меня в суд? Ничего себе! Ветеринар, задавившая собачку! Я его, конечно, почти не знаю, но что-то мне подсказывает, что этот ненормальный может пойти и на такое, лишь бы отомстить мне за травму Тойси. Можно подумать, я специально на нее наехала! Идиот! И самое забавное в этой ситуации,- Габриель поморщилась, вообще-то ничего забавного она не видела,- это то, что Колдуэл гораздо выше ценит свою собаку, чем людей! Это просто ненормально! Не могу сказать, что не люблю животных, иначе я бы не была ветеринаром, но до такой степени! Не удивлюсь, если он берет собаку к себе в постель.
        Габриель презрительно фыркнула. Она любила животных и всегда старалась сделать все, чтобы помочь им, но никогда не понимала, как можно спать рядом с собакой или пить молоко из одной чашки с кошкой.
        Не удивлена, что он до сих пор не женился! Наверное, ни одна женщина не выдерживает сравнения с его собакой. Тойси - отличный представитель породы. Но как же можно!.. Так, стоп. Об этом я уже думала, попыталась остановить себя Габриель, чтобы не нервничать по незначительным поводам. Кто такой для нее этот Колдуэл! Да никто. И для Тойси она сделала все, что могла. Пора выкинуть этот эпизод из головы.
        И все равно!- упрямо подумала Габриель. Неужели можно так любить собаку, чтобы не обращать внимания на женщин?! В его-то возрасте! И такой перспективный мужчина. Я просто уверена, что женщины увиваются вокруг него. И что? А ничего. Он верен своей Тойси! Псих! Я еще могу понять Арлтонов, у них нет детей. Вот и завели кота. Надо, кстати, заехать к ним, проверить мистера Фута. А этот!..
        - Моя Тойси!- Габриель не удержалась и вслух передразнила Колдуэла.
        И вообще собака осталась жива, почти невредима. Подумаешь, лапа! Там такой перелом, что, если я когда-нибудь что-то сломаю, пусть и у меня такой же будет! Нет, надо было ему кричать на меня, да еще и руки распускать!
        Габриель поморщилась и потерла руку там, где Колдуэл неаккуратно схватил ее.
        Он специально это сделал. Я уверена. Такой, как он, может контролировать себя в любой ситуации. Нет, подумать только, каков мерзавец! Ну только встреться мне в суде, Эдвин Колдуэл! Уж я-то покажу тебе, что значит делать мне больно! Да еще и трясти, как нашкодившего щенка! Меня никогда еще так не унижали! Даже когда я ходила и просила деньги на комплекс! И что главное, продолжала приводить обвинительные доводы Габриель, он ведь понял, что ударить меня словом невозможно. Вот и применил грубую силу. Как это по-мужски!
        Габриель почувствовала, что вместо того, чтобы успокоиться, она начинает все больше заводиться. Еще несколько минут, и она поедет к Колдуэлу и вцепится ему в лицо ногтями.
        Все, пора поставить точку на этом деле. Вывод такой: у симпатичного и умного мужчины, обладающего чувством юмора, отлично устроившегося в жизни, обязательно будет один маленький недостаток. В данном случае - это буйное помешательство. Съезжу-ка я лучше к комплексу. Еще раз посмотрю, как там идут дела.
        Габриель развернулась в неположенном месте, но предварительно все же убедилась, что рядом нет полицейского. Ей нравилось нарушать правила, но только когда это нарушение не угрожало ничьей жизни и не было свидетелей. До сих пор она даже ни разу не платила штраф! Габриель усмехнулась. Она любит адреналин, но не до такой степени, чтобы рисковать своими правами. Шины скрипнули по асфальту, и машину немного занесло. Все же она развернулась слишком резко.
        Габриель пожала плечами. Главное, что она все еще на дороге и машина на ходу. Сейчас самое время съездить в свои владения и проверить, как там идут дела. Рабочих на стройке нет, и она может в одиночестве помечтать о том дне, когда все будет закончено. Ее мечта исполняется. Что может быть прекраснее?
        - Мне наплевать на какого-то психа-адвоката. Я через пять минут забуду о том, что он когда-то вообще был в моей жизни,- нараспев произносила Габриель. Она чувствовала, как становится все спокойнее, как все дальше уходит от нее Эдвин и его безумная любовь к Тойси, как она освобождает свои чувства и мысли для того, чтобы сконцентрироваться на одном деле. На деле всей ее жизни.
        Габриель сделала несколько глубоких вздохов.
        Все. Теперь она совершенно спокойна.
        Она включила радио и, подпевая популярному исполнителю, вновь вдавила педаль газа в пол. Вот теперь Габриель по-настоящему наслаждалась поездкой.
        Эдвин сидел в тени террасы и наслаждался погожим деньком. Он уже несколько недель подумывал, а не махнуть ли ему на рыбалку на озеро Мичиган. Но теперь травма Тойси сделала эту поездку невозможной.
        Вот если бы у нас в городе была гостиница для животных!- подумал Эдвин, разглядывая проплывающие мимо облака. Вот только где же найдется человек, который бы взвалил на себя такой труд - создать с нуля, поставить на ноги, раскрутить. Да еще и не известно, принесло ли бы это прибыль. Не думаю, что так много народу не знает, куда пристроить своих питомцев. Вот если бы это делал я, у меня был бы целый комплекс: лечебница, гостиница, парикмахерская какая-нибудь! Но я адвокат, а не ветеринар.
        Эдвин нахмурился.
        Вот же дернуло вспомнить! Он досадливо поморщился. Она, наверное, решила, что я сумасшедший. Ха! Удивила. Да в этом городе так думает каждая вторая женщина. И это не ее дело. Да, она привезла мне собаку, оказала ей квалифицированную помощь, но сначала наехала на мою Тойси! А если бы все закончилось не так благополучно? Не хочу даже думать! И вообще, что о себе эта девчонка возомнила? Ветеринар! Колледж Миннеаполиса! Или какой там? Ну и что? Я окончил Мичиганский университет! Но разве я этим похваляюсь на каждом углу? Кстати, надо заказать новую рамочку для диплома, а то старая как-то плохо сочетается с новой мебелью в офисе. Эдвин мысленно поставил галочку напротив этого пункта. Надо будет заняться этим в понедельник. Он потянулся и продолжил свои размышления.
        Я, конечно, не буду подавать на нее в суд, хотя надо бы ее проучить. Но только потому, что у меня и так слишком много дел. Но какова нахалка! Привезти мою собаку травмированной, заявить, что она ее вылечила, потребовать благодарности, а потом сообщить, что, если бы она вообще умела водить, с моей собакой все было бы в порядке! И кто только права дал этой мисс Кой?! Та еще штучка! Но хорошенькая!- Эдвин мечтательно закатил глаза. Но тут же от воспоминаний о прелестях Габриель поспешил вернуться на грешную землю. Я с ней и так очень мило разговаривал, а она мне все время хамила.
        - Могу посоветовать вам врача!- не слишком похоже, неприятным писклявым голосом передразнил Габриель Эдвин.- Отвратительно!
        Но он и сам не понял, к чему относились его слова, то ли к качеству пародии, то ли к поведению Габриель.
        Мне кажется, что меня выставили дураком! Наверное, она сейчас очень веселится, рассказывая подружкам, как издевалась над Колдуэлом, а он так ничего и не понял. Ха-ха-ха! Хи-хи-хи! Вот за это, кстати, также не люблю женщин. Эти их идиотские смешки и ужимки, когда она старается не расхохотаться тебе в лицо, а ты не понимаешь, то ли она подавилась, то ли строит тебе рожи! А Габриель еще получит свое. Нет, не в суде. Там мы с ней не равные противники.
        Эдвин позволил себе быть великодушным. Он был уверен, что придумает какой-нибудь выход.
        - А ты, Тойси, что думаешь про мисс Кой?- поинтересовался он у собаки.
        Тойси гавкнула и весело завиляла хвостиком.
        - И ты, Брут?- Эдвин осуждающе покачал головой.- Пусть ты и разумнее некоторых, но все же женщина. Ладно, пойдем в дом, что-то холодает. Но знай, твоя мисс Кой еще получит по заслугам!
        Весь уик-энд Габриель работала. Но к понедельнику гора бумаг на ее столе не только не стала меньше, а, наоборот, заметно прибавила в размерах.
        - Здесь же черт ногу сломит!- в отчаянии воскликнула Габриель.- Хоть бы попугайчика принесли на прием!
        Она ужасно не любила возиться с птицами, но сейчас обрадовалась бы и воробью, лишь бы был повод отвлечься от бумажной волокиты.
        Все же она не экономист, не менеджер, не финансист и не черт его знает кто еще!
        Габриель была расстроена. Она знала, что ей по силам создать комплекс и работать в нем, но вот в своей способности справиться со всеми бумагами у нее уверенности не было. Многие запросы вообще ставили ее в тупик. А уж сколько времени ушло на составление сметы и представить страшно! Только вот как отнесутся к ее финансовому отчету соответствующие службы - не ясно. Они уж точно не станут проявлять доброту и внимательность, додумывая за Габриель то, что она сама не в силах сделать.
        Она несколько минут посидела, закрыв лицо руками. Но, когда она отняла руки, куча бумаг никуда не исчезла. Габриель вздохнула и принялась за работу. Не надо сидеть сложа руки - вдруг все окажется не так страшно, как ей показалось в самом начале?
        - Начнем с самого главного,- сказала себе Габриель.- Во-первых, надо узнать, что тут за бумаги, а потом решить, какие важные, а какие можно выкинуть.
        Она отодвинула бумажную кучу на край стола, очищая место для раскладывания документов по степени важности.
        Габриель и не заметала, сколько времени она потратила на эту работу, вот только желудок ее все настойчивее просил положенный ланч.
        Последняя бумага и пойду!- сама себе пообещала Габриель.
        Она со вздохом взяла очередной документ и начала читать.
        - Так. Мисс Кой… В связи с тем…- Габриель просматривала текст, не стараясь особенно вникнуть в его смысл. Позже она обязательно прочитает внимательнее, но пока что надо просто определить бумаге место.- Хозяин комплекса строений… Предлагаю прийти к мирному соглашению… Мистер Буртон. Кто это еще такой и о чем вообще идет речь?!
        Габриель начала перечитывать письмо. Она теперь внимательнее рассмотрела его и вспомнила, что его принесли сегодня утром в конверте, а она распечатала послание, но отбросила, так как ее отвлекла старушка, принесшая своего кота на прививку.
        Оттого что Габриель два раза перечитала письмо, смысл его не изменился. Лист бумаги задрожал в ее руках. Нижняя губа начала мелко подрагивать. Габриель почувствовала, что сейчас расплачется.
        - Не может быть,- прошептала она.- Наверное, кто-то ошибся.
        Габриель вскочила с кресла и принялась ходить по кабинету.
        - Да, конечно, кто-то ошибся,- твердила она.- Иначе это займет время и мне придется затормозить строительство! Нет-нет! Надо сейчас же бежать к этому Буртону и говорить с ним. Он должен понять, что этого просто не может быть!
        Габриель сильно волновалась и даже не замечала, что разговаривает сама с собой. Но сейчас на карту было поставлено дело ее жизни, и ничто, даже собственное здоровье, не могло заставить ее промедлить хотя бы секунду.
        Она вылетела на улицу и поймала такси - Габриель понимала, что сейчас не в том состоянии, чтобы садиться за руль. Она не сможет отключиться от того, что только что узнала. А значит, ее жизнь и жизнь других людей будет в опасности. Нет уж, лучше потратиться на такси.
        Она назвала таксисту адрес, который был указан в конце письма, и принялась судорожно перебирать документы, которые захватила с собой. Габриель очень боялась, что в спешке что-нибудь забыла, а значит, ей придется возвращаться, находить нужную бумагу, потом снова ехать к мистеру Буртону…
        Нет, кажется, все взяла. Хоть бы он был на месте!- молила Габриель. Я не выдержу ожидания. Я должна узнать все и сейчас же!
        Никогда еще поездка не казалась ей такой долгой, хотя до Лэйк-стрит было всего три квартала.
        Габриель не стала дожидаться лифта и поспешила по лестнице на пятый этаж. Не важно, что это может занять чуть больше времени. Главное, что она не покорно ждет, а что-то делает. Движение всегда было главным для Габриель. Она не могла пассивно ожидать манны небесной. Если что-то можешь сделать - сделай! Она уже давно решила, что это будет девиз всей ее жизни.
        Когда она добралась до нужного ей кабинета, дыхание ее сбилось. Габриель не знала, отчего это произошло: то ли от быстрого подъема по лестнице, то ли от волнения. Она встала перед дверью и попыталась привести в порядок дыхание и унять сердцебиение. Наконец, когда Габриель почувствовала, что вновь может нормально говорить, она толкнула дверь и оказалась в роскошной приемной.
        - Добрый день,- обратилась она к секретарше, крашеной блондинке, тщательно обрабатывающей свои ногти.
        Девица даже не взглянула на посетительницу.
        - Я к мистеру Буртону.- Габриель решила не обращать внимания на явное хамство секретарши.
        - Он занят,- соизволила отозваться та.
        - Значит, сообщите ему о том, что к нему пришла мисс Кой,- еле сдерживаясь, сказала Габриель.
        - Я же сказала: он занят!- Девица отложила пилочку и принялась красить ногти.
        Габриель все-таки вышла из себя. Не для того она упорно работала все эти годы, чтобы ее держала в приемной какая-то нахалка, едва ли старше ее и явно недалекого ума!
        - Значит, так, милочка,- сказала Габриель, вырывая из рук секретарши флакончик с лаком.- Или вы сейчас же сообщаете мистеру Буртону, что я пришла, или этот лак оказывается на вашей тупой крашеной головке!
        Секретарша смотрела на Габриель, как на безумную. Габриель и сама понимала, что ее поступок выглядит не лучшим образом, но, во-первых, она терпеть не могла, когда ей откровенно хамили, а во-вторых, ей надо было срочно поговорить с Буртоном. И чем быстрее, тем лучше.
        - Это такая шутка, да?- проблеяла секретарша.
        Габриель угрожающе приподняла руку с зажатым в ней флаконом, давая понять, что вовсе не собирается шутить.
        - Я уже иду!- воскликнула секретарша и бросилась к двери, которая, судя по внешнему виду, не могла вести никуда, кроме как в кабинет мистера Буртона, главы строительной компании «Буртон инвест».
        Уже через несколько секунд Габриель с милой улыбкой протягивала секретарше отобранный лак. Правда, девица не сразу осмелилась забрать ярко-красный флакончик.
        - Да,- Габриель остановилась в дверях,- вам не идет ни цвет волос, ни цвет лака.
        Теперь она чувствовала себя вполне отомщенной. А только что произошедшая стычка позволила Габриель снять напряжение.
        - Добрый день, мисс Кой!- поприветствовал ее мистер Буртон, приподнимаясь навстречу Габриель из-за стола.
        Он был немного похож на мэра Арлтона, но Габриель подумала, что они отличаются как мячик и пожеванная жвачка. Вроде бы и объем одинаковый, а вот вид… мистер Буртон не понравился ей с первого взгляда.
        - Добрый день. Я получила ваше письмо, и мне бы очень хотелось разобраться с возникшей проблемой.
        - Простите, мисс, но я не вижу никакой проблемы.- Буртон слащаво улыбнулся ей.
        - Да?- Габриель приподняла бровь.- Значит, я могу спокойно продолжать строительство на моем участке?
        - Нет, вы можете его спокойно сворачивать.
        - С какой это стати?!- воскликнула Габриель.
        - С такой, что этот участок мой. Я даже готов возместить вам расходы,- великодушно заявил Буртон.
        - У меня есть документы, подтверждающие мое право на эту землю. И на строения на ней,- добавила Габриель.
        - Будьте добры, покажите мне их,- попросил он.
        Габриель молча протянула пакет с документами.
        - Это копии, мисс?- заметил Буртон.
        - Конечно! Я не настолько глупа, чтобы везде носить с собой оригиналы! Но уверяю вас, настоящие документы полностью соответствуют.
        Буртон принялся читать документы. Габриель сидела как на иголках, пока он старательно изучал каждую бумагу.
        - Так вот, мисс,- сказал он, небрежным жестом отбросив документы,- эта сделка недействительна с самого начала. И земля и строения принадлежат «Буртон инвест». Так что у вас нет никаких прав на этот комплекс.
        - Но я же купила его вполне законно! И нотариус проверял документы!
        - У кого вы его купили?
        - У мистера Скотта Хиндо.
        - В первый раз о таком слышу,- отозвался Буртон.
        - А нотариусом выступал мистер Джулиус Толлер.
        - Вот именно, что выступал! Я бы даже сказал, играл роль!- воскликнул Буртон.- Сожалею, моя дорогая мисс, но вас надули. Я уже давно веду дела в этом городе, но о нотариусе или юристе Толлере никогда не слышал. Его привел мистер Хиндо?
        - Да,- ответила растерявшаяся Габриель.
        - Вас обманули!- Буртон развел руками.- Я несколько дней назад вернулся в Гранд-Рапидс и узнал, что на моем участке ведутся работы, которые я не санкционировал. Я считаю вашу цель благородной, но у меня другие планы относительно этого участка. Так что, мисс, нам бы лучше все это уладить спокойно.
        - Я не желаю ничего улаживать. Я уверена, что во всей этой истории что-то не так. И вы мне не нравитесь, мистер Буртон, я не буду отказываться от этого комплекса.
        - А вы мне понравились, мисс Кой, люблю целеустремленных женщин. Но лучше бы вы искали себе мужа и рожали детишек, а не лезли в мужские игры. Вам не выстоять, мисс.
        - Посмотрим!- Габриель встала и, не прощаясь, вышла из кабинета.
        - Тогда до встречи в суде!- донеслось до нее из раскрытой двери.
        Габриель вздрогнула. Вот уже во второй раз за несколько дней мужчины пытаются затащить ее в зал суда. К чему бы это?
        Что за полоса такая?!- зло подумала Габриель. - Мне надо что-то срочно предпринять. Найду мистера Хиндо и мистера Толлера. Уверена, они не откажутся дать показания против этого Буртона. До чего же отвратительная личность! Я полезу в мужские игры, мистер Буртон. И я даже могу выиграть их!

4
        Габриель не спала всю ночь. Она была слишком измотана и испугана, чтобы уснуть. После разговора с мистером Буртоном она пыталась дозвониться по телефонам Скотта Хиндо, но человек, продавший ей стройку, как сквозь землю провалился. В офисе отвечали, что мистер Хиндо уже давно съехал из этого помещения, что его теперь арендует другая компания и у них нет никаких сведений, куда мог подеваться мистер Хиндо.
        Домашний телефон «просто Скотта», как он просил себя называть, тоже молчал. Габриель не знала, что ей делать и к кому обращаться. Наконец она взяла справочник и по домашнему телефону Хиндо определила его адрес.
        Габриель крайне удивилась, узнав, что дом мистера Хиндо находится в одном из самых непрезентабельных районов Гранд-Рапидс. Габриель до совершеннолетия под страхом самого сурового наказания запрещали даже близко подходить к «грязному району». Страх перед нарушителями закона, в основном населявшими эту улицу, настолько прочно укоренился в сознании Габриель, что только чувство долга заставило ее поехать туда.
        Полуразрушенные дома, зияющие пустыми глазницами, наводили на нее страх. На домах не было ни номеров, ни каких-нибудь других опознавательных знаков. Габриель представить не могла, как найдет нужный дом. Она уже и не сомневалась, что Скотт Хиндо здесь даже и не появлялся. Но все же она должна увериться в этом, а значит, надо найти дом, адрес которого она нашла по справочнику.
        На улице почти не было людей, а те, кто решил все же выйти на зловонный воздух
«грязного района», были либо слишком пьяны, чтобы помочь Габриель в ее поисках, либо имели столь отталкивающую внешность, что она не решалась даже высунуться из машины.
        Наконец Габриель увидела идущую по улице пожилую женщину. Старушка, по мнению Габриель, была слишком смелой, раз так спокойно разгуливала по этому району, но, по крайней мере, Габриель не видела в ней никакой опасности. И эта женщина могла ей помочь.
        Габриель остановила машину у тротуара и вышла из нее. Она нервно поежилась на ледяном воздухе. Хоть уже почти пришло лето, вечера оставались по-прежнему холодными. Но не только резкая смена температуры после теплого салона заставила ее поёжиться. Машина предоставляла хоть какую-то защиту. Теперь же она могла надеяться только на себя.
        - Добрый вечер!- обратилась Габриель к старушке.
        - И тебе того же, деточка,- вполне миролюбиво откликнулась она, останавливаясь, чтобы продолжить разговор.
        Это подбодрило Габриель.
        - Вы не подскажете, где здесь дом номер семь?- Габриель решила, что чем быстрее она узнает, где ей искать мистера Хиндо, тем быстрее сможет вновь оказаться в салоне автомобиля.
        - А зачем тебе?- поинтересовалась старушка.
        - Там живет нужный мне человек.
        Старушка расхохоталась. Она смеялась долго и с удовольствием. Вот только Габриель никак не могла понять, что же такое смешное она сказала.
        - В чем дело?- спросила она.
        - В том, что человеку, который там, как ты говоришь, живет, должно быть не меньше восьмидесяти. А на этой улице так долго прожить смогла только я. Остальные не дотягивают и до пятидесяти.
        - Нет, ему около сорока,- растерянно сказала Габриель.
        - Тогда он точно никогда не жил в седьмом доме,- отрезала старушка. Она заметила в глазах Габриель слезы и, похлопав по руке, поспешила ее успокоить: - Ну, не переживай так.
        - Но почему он там не мог жить?!- недоумевая, воскликнула Габриель.
        - Потому что этот дом развалился еще до того, как я в третий раз вышла замуж. А это было в пятидесятом году. Или около того. Уже точно и не помню… А ты, деточка, поезжай домой. Нечего тут делать такой молодой девушке.
        - Но, может быть, вы слышали о человеке по имени Скотт Хиндо?- спросила Габриель, это была ее последняя надежда.
        - Даже если я с ним пила в баре из одной кружки я не могу с уверенностью сказать тебе, что это был именно тот, кого ты ищешь. У нас тут у каждого с десяток имен, а кличек еще больше! Езжай домой. Скоро банды выйдут на улицы. И для такой хорошенькой девушки тут станет слишком опасно.
        - А вы не боитесь?- спросила Габриель.
        - Ха, пусть меня кто-нибудь попробует хоть пальцем тронуть!- Старушка развернулась и, посмеиваясь, пошла по улице.
        Габриель поспешила юркнуть в спасительную тишину салона. Она завела мотор и поехала домой. Ниточка, которая вела к Скотту Хиндо, оборвалась.
        По дороге к спасительному теплу дома Габриель размышляла, что же ей делать дальше. В принципе оставался еще Джулиус Толлер. Она помнила, что в ее портмоне должна быть его визитка, может быть, там указан не только рабочий, но и домашний или мобильный телефон. Придя домой, она полезла в карман плаща, но не нашла там портмоне. Тогда Габриель вернулась в гараж, чтобы поискать бумажник в машине. Но и там его не оказалось.
        Габриель без сил опустилась прямо на бетонный пол гаража и расплакалась. Милая старушка, которая не боялась ходить по улицам грязного района вечером и которая так хотела ей помочь, оказалась карманной воровкой! А значит, Габриель теперь придется заявлять в полицию, звонить в банк, чтобы они заморозили счет на ее кредитке. Столько дел, которые отвлекут ее от самого важного: найти тех, кто продал ей комплекс!
        Утром Габриель сразу же поехала в нотариальную контору Джулиуса Толлера. Она даже не удивилась, увидев, что на двери нет ни таблички, ни каких-либо напоминаний о том, что когда-то здесь работал уважаемый нотариус Джулиус Фредерик Толлер.
        Габриель оставалось только со злостью ударить кулаком по тяжелой дубовой двери.
        Она, кусая в бессильной ярости губы, вышла на улицу. Что же ей делать дальше? Отдавать комплекс без борьбы она не собиралась. Тем более что деньги ей Буртон все равно не вернет. А после того, как они вчера расстались, ей вряд ли вернут деньги и за то, что уже сделано на площадке. А пока полиция найдет мошенников, пройдет много месяцев. И даже поимка обидчиков Габриель еще не означает, что деньги ей все же вернут.
        Габриель было бы проще, если бы сумма, вложенная в комплекс, принадлежала ей. Но… Теперь ей больше никто не даст ни цента. К тому же она подвела мэра Арлтона. Он первым ей поверил, и, если бы не его активное участие, вряд ли у нее что-то получилось бы. И вот теперь, может быть, окажется, что были правы те, кто говорил, что она еще девчонка и не сможет поднять такой проект.
        Она с трудом проглотила мерзкий ком, который поднялся к горлу. Нет, она сейчас не должна позволять себе плакать. Может быть потом, когда все это закончится. Она должна во что бы то ни стало найти тех людей, которые продали ей участок, или хотя бы их следы. Может быть, все же этот Буртон пытается обмануть ее? Не может же быть, чтобы липовому нотариусу выдали государственную лицензию!
        - Как же я не догадалась!- воскликнула Габриель.
        Она села в машину и вновь завела мотор. Ей надо было выяснить, где же выдают лицензии городским нотариусам. Там точно должны знать о Джулиусе Толлере.
        Габриель пробегала весь день, но ни в нотариальной палате, ни в судах ничего не слышали о Толлере. Тогда она поняла, что ее действительно обманули. Она стала жертвой мошенников. И теперь она должна отдать комплекс Буртону. Ведь он его законный владелец.
        Она металась по дому из угла в угол, пытаясь найти хоть какой-то выход из ситуации. Комплекс должен остаться у нее! Она готова отдать Буртону свой дом. Правда, родители ей никогда этого не простят. Но ведь комплекс для нее важнее. Она больше никогда не найдет деньги, а значит, провалит дело всей своей жизни.
        Нет, она не могла отдать его Буртону. Ни за что. Завтра же она пойдет к нему и попробует договориться.
        Ровно в десять Габриель стояла у дверей офиса Буртона. Она выждала пять минут, чтобы объявившийся хозяин комплекса не понял, как сильно она нуждается в этой земле. Наконец стрелки на ее миниатюрных часиках показали пять минут одиннадцатого. Габриель распахнула дверь и, широко улыбаясь, вошла в приемную.
        Секретарша Буртона покрылась пятнами, когда увидела на пороге офиса Габриель. Она поспешно вскочила из-за стола и побежала в кабинет шефа, опасливо оглядываясь на посетительницу.
        Габриель ничего не сказала. Она просто усмехнулась. Но эта улыбка только придала секретарше ускорение: за дверь она почти вбегала.
        Вот как бывает. Сначала тебя ни во что не ставят, а потом боятся, подумала Габриель. Интересно, если я пригрожу чем-нибудь Буртону, он так же начнет бегать от меня, как эта девица? Что бы такое придумать? Может, облить его кофе? Нет, вряд ли это подействует. Тогда…
        Габриель не успела додумать эту уже начавшую привлекать ее мысль. Секретарша, все так же опасливо косясь на Габриель, широко распахнула дверь и постаралась отойти как можно дальше.
        - Спасибо, вы очень милы, когда молчите,- не смогла удержаться Габриель от шпильки в ее адрес.
        Девица ничего не ответила.
        - А вы можете быть очень грозным соперником, мисс Кой,- поприветствовал ее Буртон, но тут же добавил: - Для тех, кто вам ровня.
        - Я должна воспринимать это как оскорбление или как констатацию факта?- не растерялась от хамского приветствия Габриель.
        Буртон пожал плечами.
        - А это как вам угодно. Что привело юную леди ко мне?
        - У меня есть для вас весьма заманчивое предложение, мистер Буртон.
        - Уже интереснее,- прокомментировал он.- Прошу вас, продолжайте!
        - Я хочу предложить вам свой дом в обмен на комплекс. Вы отказываетесь от всяких притязаний, а я вам взамен отдаю коттедж на одной из красивейших улиц Гранд-Рапидс. В отличном состоянии. Три этажа, восемь комнат, библиотека, огромная гостиная, камины, отличный вид. Дом оценивается в…
        - Не надо, мисс Кой,- остановил ее Буртон.- Я представляю, во сколько оценивается такой дом, как ваш. И должен сказать, что при других обстоятельствах я согласился бы. Но сейчас я нашел покупателя на комплекс. Причем он согласен дать в три раза больше, чем все это стоило до того, как туда пришли вы со своими планами. Кстати, вам не страшно жить одной в большом доме?
        - Но вам все равно придется вернуть мне деньги за произведенные работы!- воскликнула Габриель. Она решила не обращать внимания на то, что Буртон до странности много о ней знает. В конце концов, если бы она была умнее, тоже постаралась бы узнать о нем побольше.
        - И несмотря даже на это, я получу гораздо больше, чем стоит ваш дом. И потом, ну подумайте! Что такое эта ваша детская мечта в сравнении с домом, где вы выросли? Подумайте, как этот обмен воспримет ваша мать! Это же будет ударом для нее. Нет, моя милая мисс Кой, я не могу пойти на это! Не желаю приносить своей жадности человеческие жертвы. И вам бы не советовал этого делать.
        - Я не жадна,- парировала Габриель.
        Она уже начала понимать, что Буртон что-то задумал. Он не пойдет на обмен, это ясно. Вот только она хотела еще поговорить с ним, чтобы выяснить, что же он намерен предпринять.
        - Вы честолюбивы. А лучше бы были жадны.
        - Я не пойму, чего же вы хотите, мистер Буртон?!- воскликнула Габриель.
        - Я хочу свой комплекс. И точка. Когда вы вывезете оттуда свое оборудование?
        - Я сделаю все, чтобы это никогда не случилось!- гордо вскинув голову, сказала Габриель.
        - Мне жаль вас разочаровывать, но наше дело будет решаться в суде. Найдите хорошего адвоката. Быть может, он сумеет вернуть вам хотя бы то, что вы потратили на ремонт.
        - То есть,- опешила Габриель,- вы изначально не собираетесь мне возвращать эти деньги?
        - Нет, конечно! Видите, я играю с вами по-честному! Я уже сказал, что очень жадный. Вы должны меня понять, но, боюсь, вам пора прощаться с комплексом.
        - Вы негодяй, мистер Буртон!- воскликнула пораженная Габриель.
        - Может быть.- Он пожал плечами.- Но этот негодяй очень хочет свой комплекс обратно. Потрудитесь не создавать себе лишних проблем. Вы же не хотите потом оплачивать и мои расходы на процесс? А мой адвокат будет стоить очень дорого!
        - Но вы же буквально вчера говорили, что согласны отдать мне то, что я уже вложила!
        - Это было вчера. Сегодня я передумал. Мой адвокат сказал, что нам вполне по силам оставить все, ну или хотя бы большую часть себе. У вас еще есть что мне сказать, мисс Кой?
        - О!- воскликнула Габриель.- Я могу много чего вам сказать! Вот только боюсь, как бы мне не пришлось отвечать еще и по иску о защите чести и достоинства.
        - И правильно делаете, милая моя,- ласково сказал Буртон.
        - Я не милая и не ваша. Встретимся в суде, мистер Буртон!
        Габриель вылетела за дверь. Еще никогда никто с ней так не разговаривал. Она всегда могла поставить грубияна и нахала на место. Но Буртон чувствовал, даже скорее знал, что Габриель в его руках. Он прекрасно понимал, что для нее значит этот комплекс. И что, если ей придется с ним проститься, это будет полным поражением Габриель.
        - Я порву вашего босса в клочья! Так и передайте ему,- заявила она секретарше. Судя по выражению лица девицы, она вполне верила, что Габриель способна выполнить угрозу, причем это вовсе не образное высказывание.
        Кажется, Буртон прав, вот она-то мне и ровня, обреченно подумала Габриель. Что же теперь мне делать?!
        Она знала твердо одно: ей нужен адвокат. Лучший. Но вот где же ей взять деньги? Фонды комплекса почти исчерпаны и никто ей сейчас не поможет. А так как она вложила и собственные сбережения… В общем, оплатить по-настоящему хорошего адвоката ей не по карману.
        Габриель с трудом доехала до дома. Ей ужасно хотелось уткнуться носом в подушку и плакать, плакать, плакать… Совсем как в детстве. А ей казалось, что она стала достаточно сильной, чтобы забыть об этой привычке.
        Сейчас нельзя раскисать!- требовала сама от себя Габриель. Давай, девочка, возьмись за ум! Из любой ситуации должен быть выход. И ты можешь найти его. Но только если ты будешь думать, а не обливать подушку слезами. Все говорили, что ты сильная, и вот первая серьезная трудность - и ты раскисла. Ты должна справиться в первую очередь с собой. А уж потом Буртон не будет представлять для тебя никакой проблемы. И вообще, займись пока что чем-то другим. У тебя же скопилась просто гора дел! Отвлекись, и решение придет само. Ведь так уже не раз бывало.
        Габриель немного успокоилась и уже была готова думать о чем-то другом. А значит, готова искать выход.
        Оказавшись в своем кабинете, Габриель снова расстроилась. На столе опять была груда бумаг! А вот сегодня на посетителей надеяться было нечего. Она еще с утра понедельника обзвонила всех, кто к ней записался, и отменила прием. Так что ей ничего не оставалось, как заняться бумагами.
        Габриель со стоном села за стол и погрузилась в работу. Но она постоянно отвлекалась. Что-то не давало ей сосредоточиться. У нее было ощущение, будто какое-то противное насекомое жужжит у нее над ухом. Габриель уже несколько раз принималась искать источник шума, но так и не нашла муху или жука, который мешал ей сосредоточиться.
        Но напряжение этих дней дало о себе знать. Габриель почувствовала, что сейчас закричит, если не выгонит эту раздражающую муху.
        Она выключила все лампы, кроме одной, надеясь, что насекомое полетит на свет. Габриель ждала несколько минут, но никто в круг света так и не влетел.
        - Кажется, я схожу с ума,- пробормотала она, потому что назойливое жужжание все еще продолжало раздражать ее.
        Габриель заткнула уши и зажмурилась. Несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, чтобы успокоиться. И тут ей в голову пришла простая мысль. Она бросилась к выключателю и погасила весь свет. Жужжание прекратилось. Она вновь включила одну лампу дневного света. Жужжание вернулось.
        - Ну вот, ко всему прочему, еще и лампа испортилась!
        Габриель уже не раз сталкивалась с этой проблемой и прекрасно знала, что надо делать. Она покопалась в шкафу и обнаружила запасную упаковку с лампой. Конечно, электрик сделал бы это лучше, но она старательно экономила на всем. Так что оплачивать работу, которую могла и сама сделать, Габриель не собиралась.
        Она пододвинула под лампу тумбочку и влезла на нее. Габриель ловко сменила лампу и, успокоенная отсутствием жужжания, стала задвигать тумбочку. На полу у стены что-то блеснуло. Габриель наклонилась, чтобы внимательнее рассмотреть, и увидела ошейник Тойси.
        Так вот он куда подевался!- обрадовалась она находке. А я так устала в тот день, что и не заметила! А этот грубиян Колдуэл еще грозился мне: будете отвечать в суде! Подумаешь, юрист!
        Габриель резко выпрямилась, сжимая ошейник в руке.
        Боже, какая же она глупая! Как она сразу не догадалась! Он же адвокат. Он должен помочь ей, он ведь так любит свою собаку. А ведь она, Габриель, старается не для себя, а для всех животных. Сейчас же ехать к нему!
        Габриель, окрыленная надеждой, выбежала из кабинета.

5
        Габриель вот уже полчаса укладывала волосы. Она и сама не могла понять, почему тратит столько драгоценного времени на такие пустые дела, как макияж и прическа. Но все же, еще раз критически осмотрев то, что у нее получилось, она вздохнула и принялась укладывать волосы по-другому.
        Ее длинные золотые локоны не желали ни лежать красивыми прядями, ни тем более укладываться в высокую прическу. Габриель никогда не обращала внимания на то, как они уложены. Она считала, что чистые здоровые волосы - это уже прическа. И поэтому сегодня она просто сходила с ума от того, что не могла ничего сделать с головой.
        В конце концов Габриель поняла, что лучше всего распустить волосы. Они у нее длинные, почти до талии, И, если их распустить, будут окутывать плечи невесомой вуалью, подчеркивая их хрупкость.
        Габриель решила надеть платье изумрудного цвета в тон глазам. Она и сама до сих пор не могла понять, как оно держится на ней. Тонкий шелк чуть-чуть придерживали плечи и грудь. Он струился мягкими складками по ее телу, подчеркивая каждую идеально вылепленную линию.
        Критически осмотрев себя в зеркале, Габриель решила, что необходим последний штрих. Она взяла любимые духи «5-я авеню». Несколько капелек божественного цветочного аромата она нанесла за уши, несколько на сгибы локтей. Одну капельку в ложбинку между небольшими холмиками грудей - и взбила волосы, чтобы тонкий аромат духов как можно дольше окружал ее своими чарами.
        Габриель улыбнулась своему изображению. Вот теперь она почти готова. Только знать бы - к чему готова. Она даже на свидания никогда так не собиралась! Не то что на деловую встречу.
        Но Габриель давно поняла, что у женщин есть свои рычаги давления на мужчин, и часто ни те, ни другие даже и не догадывались об этом. И если она красива, если нравится Эдвину Колдуэлу, так почему бы не воспользоваться этим? Конечно, ему будет приятно поговорить с женщиной, которая проявляет к нему интерес как к мужчине.
        Тронув приоткрытые будто в ожидании поцелуя губы блеском, Габриель улыбнулась своему отражению. Она сегодня красива! Неотразима!
        Ни один мужчина не сможет устоять перед ней, а значит, и Колдуэл! Ее комплекс будет спасен.
        Габриель взяла сумочку и, стуча каблучками, выбежала из дома. Сегодня она торопилась на встречу с Колдуэлом.
        Эдвин решил сегодня остаться дома. Он сидел в кабинете и разбирался во всех тонкостях нового дела, поэтому был не очень рад, услышав звонок в дверь.
        - Кажется, это стало дурной традицией,- сказал он Тойси.
        С ее лапы уже сняли гипс. Но собака все еще очень странно ходила. Она уже успела привыкнуть к гипсу, и тут вдруг за один день все стало прежним. Было отчего удивиться.
        Вместо ответа Тойси лениво вильнула хвостом и тихонечко гавкнула.
        - Нет чтобы сказать: сиди, дорогой хозяин, я сама открою,- шутливо поворчал Эдвин.
        Он поднялся из-за стола и пошел в холл. Когда он открыл дверь, на его лице отразилось удивление.
        - Мисс Кой? Какими судьбами?
        - У меня к вам дело, мистер Колдуэл,- сказала Габриель, сильно смущаясь.
        - Что же это у вас за дело, что вы так покраснели?- поинтересовался Эдвин, впуская ее в дом.- Надеюсь, это неприличное предложение?
        - Нет, вполне приличное,- ответила Габриель. Его тон дал ей возможность успокоиться и прийти в себя.
        Габриель и не думала, что встреча с Колдуэлом произведет на нее такое впечатление. Она была уверена, что Эдвин - хамоватый, самовлюбленный мужчина-самец, который помешан на своей собаке. И вот она заливается краской только от одного его вида! А ведь она действительно пришла вовсе даже не на свидание к нему.
        Интересно, каков он в постели?- подумала она, но тут же одернула себя. О чем я только думаю! Вероятно, стресс сказывается. И вообще, он мужчина не моего типа, слишком самостоятельный и умный. Уж я-то знаю, что мне надо. Мы ведь будем постоянно ругаться. А я хочу покоя. С другой стороны, один раз ничего не изменит ни в моей, ни в его жизни. Нет, со мной определенно что-то не так! Не хватало только пытаться залезть к нему в постель из-за любопытства.
        - Выпьете что-нибудь, мисс Кой?- поинтересовался Эдвин, проводив гостью в гостиную.
        - Апельсиновый сок, если можно.- Габриель вновь смутилась.
        Когда Колдуэл вел себя, как нормальный мужчина, Габриель сразу же чувствовала себя возле него маленькой девочкой.
        - Конечно, можно. Я тоже люблю апельсиновый сок.- Он улыбнулся, протягивая ей стакан.
        Габриель ответила на его улыбку и поспешила заняться соком, чтобы он не заметил, как она вновь покраснела.
        Да что это со мной сегодня творится?! Габриель уже начинала злиться на себя. Ни один мужчина не производил на нее такого странного впечатления, как Эдвин. Надо взять себя в руки. А ведь в этой рубашке с короткими рукавами он выглядит просто потрясающе. Интересно, все остальное у него под стать рукам?
        Габриель еще сильнее покраснела от этой мысли.
        - Господи!- воскликнул Эдвин.- Вы себя хорошо чувствуете?
        - Да-да,- поспешила заверить она.
        - Вы то краснеете, то бледнеете. Вы хоть ветеринар, а я, боюсь, не смогу оказать вам никакой помощи.
        - О нет! Наоборот, я пришла к вам просить о помощи.- Габриель решила побыстрее начать разговор, ради которого приехала, чтобы отвлечься от рук Эдвина с такими длинными тонкими ухоженными пальцами.
        - Вы просите меня о помощи?- Он удивленно приподнял бровь.
        - Да.- Габриель обреченно вздохнула.- Я знаю, что на данный момент только вы можете мне помочь.
        - Ну тогда давайте сразу же займемся делом.
        Габриель рассказала о своих встречах с мистером Буртоном.
        - Подождите-ка,- прервал ее Эдвин.- Значит, мистер Буртон один раз вам уже предлагал компенсацию за то, что вы вложили в комплекс?
        - Да. Но тогда я даже не хотела обдумывать такую возможность. А сейчас понимаю, что этих денег мне бы хватило, чтобы попробовать еще раз, если у меня не получится отвоевать этот комплекс. Если бы вы знали, сколько сил я в него вложила! Я уж не говорю про деньги. Но самое ужасное состоит в том, что мне больше не будут доверять! И еще получается, что я подставляю под удар также и нашего мэра. Ведь он первый поверил в меня! Если бы не его помощь, я бы до сих пор ходила с протянутой рукой. Это было просто ужасно!- Габриель поморщилась от одной этой мысли.- А если я верну хотя бы те деньги, что вложила в комплекс, я смогу купить участок и начать что-то делать! Тогда спонсоры увидят, что я не опустила руки, и помогут мне.
        - Очень мило,- прокомментировал Эдвин.- А с чего это вам стал помогать наш мэр? Мне казалось, что он довольно неохотно дает деньги даже на первейшие нужды города. Не то что на приют для бродячих животных!
        - Он не такой скряга, каким всем кажется. К тому же я считаю, что мой комплекс можно отнести к числу как раз первейших нужд города! Вы подумайте! Во всех городах уже давно есть приюты для бродячих животных! И только Гранд-Рапидс никак не может обзавестись им! Это же позор, я с самого детства слышу о том, что надо сделать приют! И где результаты? Я ведь все просчитала: ветеринарная клиника, парикмахерская и гостиница будут приносить доход, большая часть которого пойдет на приют. Я ведь не прошу дотаций! Я прошу помочь мне только на первом этапе!
        - Стоп!- призвал ее к порядку Эдвин и непроизвольным жестом попытался прикрыть ей рот.
        Габриель почувствовала, как волна тепла захлестывает низ ее живота, когда ее губ коснулась его рука. У нее перехватило дыхание. Габриель так хотелось, чтобы он сейчас провел пальцем по ее губам, а потом наклонился и поцеловал ее, а потом…
        Она резко, даже слишком резко, отодвинулась в сторону.
        - Не бойтесь,- хрипло сказал Эдвин,- я на вас не брошусь.
        Габриель густо покраснела.
        - Так как вы познакомились с мэром?
        Она вздохнула и с облегчением принялась рассказывать Эдвину о болезни мистера Фута.
        - А я думал, что слухи о безумной любви мэра к коту сильно преувеличены,- задумчиво проронил Эдвин.- Так мэр дал вам деньги только потому, что вы вылечили его кота?
        - Можно сказать и так.- Габриель улыбнулась.- Просто он поверил, что я тоже кое-что могу. Кстати, как себя чувствует Тойси?
        - Вчера сняли гипс,- задумчиво ответил Эдвин.- Она еще странно ходит. Наверное, отвыкла.
        - Мне так неловко,- прошептала Габриель. Она только что поняла, что так и не извинилась перед Эдвином за то, что сбила его собаку.
        - Сделанного не исправишь,- отмахнулся он.
        - Я могу ее осмотреть?- спросила Габриель. В ней проснулся ветеринар, но не только потому, что она действительно волновалась о состоянии собаки, но и потому, что она поняла: Колдуэл ей поможет.
        - Конечно! Ведь вы начали лечение. Я даже думал привезти ее к вам снять гипс, но потом решил, что и сам справлюсь.
        - А вот это зря,- недовольным тоном сказала Габриель.
        - Но я же справился!
        - Мистер Колдуэл,- в голосе Габриель зазвучали металлические нотки,- вы же не станете сами себе снимать гипс? Вы обратитесь к врачу. А чем ваша собака хуже вас?
        - Мне кажется, что она лучше меня,- честно признался Эдвин.
        - И мне так кажется,- ядовито ответила Габриель.- Она бы точно отвела вас к врачу!
        - Пока что она только вас отвела ко мне,- Эдвин улыбнулся,- чем сильно облегчила мне жизнь.
        Габриель покачала головой.
        - Позовите собаку,- попросила она.
        Пока Габриель занималась с Тойси, Эдвин отправился на кухню, чтобы приготовить кофе. Он представлял себе эту встречу с Габриель совсем по-другому. Он готовился к битве. Но был очень рад, что все прошло спокойно.
        Все же она умеет держать себя в руках, даже если ситуация выходит из-под ее контроля. Надо сделать так, чтобы Буртон отдал ей эту компенсацию. А все-таки она явно что-то от меня хочет. И это совершенно не связано с делом. Я же почувствовал, как она задрожала, когда я коснулся ее губ. Если бы можно было попробовать их на вкус! Как только все это закончится, надо будет обязательно ее куда-нибудь пригласить!
        Эдвин поставил на поднос две небольшие чашечки и пошел в гостиную. Габриель уже закончила осмотр Тойси и, судя по ее виду, была вполне удовлетворена результатами.
        - А вот и кофе!- сказал Эдвин гоном радушного хозяина.- Я думаю, мы можем продолжить наш разговор. Ведь с Тойси все в порядке?
        - Да, вы неплохо справились,- согласилась Габриель.- Но лучше было ее сразу показать врачу, а не ждать меня,- укорила она Эдвина.
        - В следующий раз так и сделаю,- пообещал он.
        - Надеюсь, следующего раза не будет.
        - Вот давайте и выпьем наш кофе за это!- предложил Эдвин.
        Габриель приподняла свою чашечку. Она сделала глоток и расплылась в довольной улыбке.
        - Вы потрясающе готовите кофе!- воскликнула она.
        - Ну что вы!- с показным смущением произнес Эдвин. Он и сам знал, что отлично варит кофе, но все же стоило выдерживать роль милого хозяина дома до конца.
        - Не притворяйтесь! Вы и сами это знаете!- В голосе Габриель Эдвин не услышал ни намека на обвинение.
        - Вы знаток кофе?- спросил он.
        - Я вообще-то пью кофе редко. У меня не получается его варить, да и времени нет. И мне не нравится, как его делают в кофейнях. А растворимый я не приемлю в принципе.
        - Почему так?
        - Потому что я все же чуть-чуть врач и прекрасно понимаю, что там кофе как такового нет.
        - Значит, буду поить вас кофе каждый раз. Мы ведь теперь будем не редко видеться? - с хитрой улыбкой спросил Эдвин.
        - Если вы согласитесь представлять мои интересы, то да. Но дело в том, мистер Колдуэл, что у меня сейчас нет денег, чтобы оплачивать ваши услуги. Я ведь все, что могла, вложила в комплекс. И поэтому, если вы согласитесь подождать… Дело в том, что мне больше не к кому обратиться, а я знаю, что вы лучший. И это не банальный комплимент. Да и вы сами это прекрасно знаете! Мистер Колдуэл, будьте моим представителем.
        - Подождите, вы приехали для того, чтобы просить меня быть вашим представителем?- удивился он.
        - Я думала, вы уже поняли это!- недоуменно ответила Габриель.- Вы ведь уже начали разбираться в этом деле!
        - Мисс Кой, я не могу быть вашим представителем,- сказал Эдвин, грустно качая головой.
        - Почему?- удивилась Габриель.- Если все дело в деньгах, то, как только мы получим все, что нам причитается, у Буртона, я тут же отдам вам долг. Моему слову можно верить.
        - Не сомневаюсь,- отозвался Эдвин.
        - А если вы сможете выиграть у этого толстого скряги комплекс! Мистер Колдуэл, да я готова вам тогда отдать столько, сколько вы попросите!
        - Мисс Кой, я не могу быть вашим представителем,- повторил он.- И дело тут вовсе не в деньгах. Я представляю интересы мистера Буртона.
        - Но… как…- растерянно произнесла Габриель.
        - Он еще неделю назад попросил меня об этом.
        - Но ведь я сама обо всем узнала только вчера!
        - Сожалею. Я вообще думаю, что, поговорив с вами приватно, он сделал очень вежливый шаг. А так бы вы могли узнать обо всем, только получив повестку в суд.
        - Тогда, вежливый адвокат вежливого мерзавца, какого черта вы мне тут парили мозги?!- рассвирепела Габриель.
        Эдвин развел руками.
        - Я думал, вы пришли ко мне поговорить.
        - О чем?!- закричала Габриель.
        - О нашем деле. Если я смогу договориться с вами без суда, проблем у всех будет меньше.
        - Почему вы сразу не сказали мне?! Вы выпытывали у меня информацию? Признавайтесь!
        - Я ничего у вас, дорогая мисс Кой, не выпытывал!
        - Я не дорогая! Что за дурацкая манера называть меня милой или дорогой! Я не желаю иметь с вами ничего общего! И…- Она вскочила с дивана, на котором удобно расположилась,- забирайте ваш кофе! Не такой уж он и хороший!
        Габриель схватила чашку и выплеснула остатки кофе в лицо растерявшемуся Эдвину.
        - Не провожайте, дорогу я найду!- выкрикнула она и бросилась вон из его дома.
        Эдвин услышал, как хлопнула входная дверь, потом удаляющийся гул мотора. Он еще несколько секунд посидел в тишине.
        - Тойси!- позвал он.
        Собака пришла и села возле хозяина. Эдвину показалось, что в глазах собаки стоит укор.
        - Тойси, ну я уже пообещал мистеру Буртону. Контракт подписан. Ты даже не представляешь себе, сколько косточек можно купить на неустойку, которую я заплачу, если откажусь! А этой девчонке давно пора показать, что не все всегда бывает так, как ей хочется. Да и за тебя я еще не расквитался с ней. Нет, ее надо поучить. И не смотри на меня так! Я твой хозяин, и я знаю, что делаю.
        Он взял салфетку и промокнул лицо.
        - Знаешь, я рад, что не пригласил ее куда-нибудь. Ведь ей ничего не стоило устроить такое же в кафе. Нет, чудо что за девушка! Знаешь, Тойси, мне кажется, что все эти неурядицы даже пойдут ей на пользу. Она хотя бы научится сдерживать себя. И неужели ты веришь, что вся эта идея с приютом удалась бы?
        Собака отвернулась от него и легла, закрыв глаза лапами.
        - Мне тоже, если честно, кажется, что у нее получилось бы. Я и так иду на уступки, я постараюсь выбить из Буртона компенсацию. Но ты должна быть отомщена. Вот подумай, Тойси: а если бы она тебя задавила? Только от одной этой мысли я готов убить ее! Пусть я расправлюсь с ней в зале суда, а не в подворотне, и сам потом не окажусь на скамье подсудимых. Вот так-то, можешь относиться к этому как хочешь, но я все это делаю ради ее и твоего блага. Хочешь прогуляться?
        Тойси даже не пошевелилась.
        - Все вы, женщины, одинаковы,- проворчал Эдвин.
        Он и сам уже начинал верить в то, что поступает правильно и в интересах Тойси и Габриель. Вот только почему на душе мерзко? Уж точно не из-за того, что его только что симпатичная девушка облила кофе.

6
        Габриель вновь неслась по трассе на предельной скорости. Она все сильнее вдавливала педаль в пол, пытаясь хоть как-то успокоиться. И вновь ничего не помогало.
        Нет, подумать только, каков мерзавец!- размышляла она, вновь прокручивая в голове разговор с Эдвином. Я прихожу к нему за помощью, а он подло пользуется моим доверием! Господи! Ну зачем я рассказала ему про мэра! Мистер Арлтон ведь просил меня не распространяться по этому поводу. Получается, что я подвела его дважды. И как я теперь буду объяснять, почему рассказала адвокату своего противника о том, о чем не должен был знать вообще никто? А вдруг Колдуэл выложит все это судье? Я буду выглядеть идиоткой. А мистер Арлтон еще хуже! Мэр дает мне деньги налогоплательщиков только потому, что я вылечила его кота! Но ведь это неправда, он ведь поверил в меня! Вот только, горько осадила себя Габриель, об этом знаем мы с ним. А если учесть, что выборы состоятся меньше чем через полгода… Боюсь, если Колдуэл не захочет держать язык за зубами, Арлтону не видать кресла мэра. Как мне не видать своего комплекса.
        Габриель почувствовала, что сейчас расплачется. Она столько сил и стараний приложила к тому, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки! Столько работала над этим! И вот теперь из-за собственной глупости может потерять все.
        Но ведь я тоже не виновата. Те документы, которые мне показывали, не вызывали сомнения. Да и мистер Толлер, такой пожилой, ответственный - ну кто мог подумать, что он меня обманет на пару с этим Хиндо! Если бы мне только найти этого мерзавца! Габриель кровожадно улыбнулась. Мне надо ехать в полицию и подавать заявление, чтобы их искали. Но, с другой стороны, это будет значить, что я признаю, что купила комплекс незаконно. А если я не заявлю, их могут уже никогда не найти, ведь время работает на них. Ну что же мне делать? К кому обратиться за помощью?!
        Мысли ее вновь вернулись к печально закончившемуся разговору с Эдвином Колдуэлом.
        А ведь он мог помочь мне! Или хотя бы не мешать, не подставлять меня так! Он ведь знал, зачем я приехала! Он не мог не знать, что этот Буртон не сказал мне, кто его представитель! А значит, он специально прикинулся этаким славным парнем, которому я очень даже нравлюсь. И зачем я, спрашивается, наряжалась?! Я выглядела последней дурой. Тоже мне, соблазнять приехала адвоката! Я слишком много о себе вообразила. Решила, что смогу его очаровать, привязать к себе. И что в итоге? Меня обвели вокруг пальца, как маленькую девочку. Он видел, как я реагирую на его прикосновения, он догадался, что очень нравится мне. И воспользовался этим. Как отвратительно! Такое поведение недостойно мужчины.
        В негодовании Габриель закусила губу, пытаясь справиться со слезами злости и разочарования, которые уже были готовы политься из ее глаз. Костяшки пальцев побелели оттого, что она сильно сжимала руль. Габриель всхлипнула, но тут же постаралась как можно глубже вдохнуть, не хватало еще попасть в аварию!
        А ведь он мне очень ловко отомстил за Тойси!- подумала она, и во рту почему-то стало горько. Как изящно! И вроде бы ни в чем не виноват. Его ведь просто наняли! Он ведь может вообще оставить меня без всего, если хотя бы половина того, что о нем рассказывают, правда. Он может разрушить мою жизнь! И даже не посмотрит потом на то, что от меня останется. А ведь я не смогу еще раз начинать сначала! Я и так слишком много сил отдала этому делу. И ведь прошло бы всего три месяца, и я могла бы начинать нанимать сотрудников! А меньше чем через год мой комплекс бы заработал! Теперь все это останется пустыми мечтами! И все из-за Колдуэла!
        Габриель вновь почувствовала, как густой ком начал подниматься к горлу. Она старалась успокоиться, не давать воли слезам, но чувствовала, что больше не может держать себя в руках. Габриель свернула на обочину и упала головой на руль. Чем больше она пыталась удержать потоки слез, тем сильнее лились они из ее изумрудных глаз. Наконец Габриель поняла, что нет смысла пытаться сдерживаться, если уж она начала плакать.
        Вот, всхлипывая, подумала она, я сейчас поплачу, сброшу напряжение и смогу спокойно подумать о том, что делать дальше. И о том, как отомстить Колдуэлу.
        Она стояла на обочине почти полчаса. Но за это время Габриель немного успокоилась и смогла трезво и спокойно обдумать ситуацию. То, что Колдуэла надо как-то приструнить, не вызывало у нее никакого сомнения. Вот только как она может это сделать? А еще надо было решить, где же она найдет адвоката, который согласился бы ее защищать. Ведь далеко не каждый возьмется за заведомо проигрышное дело. И только Колдуэл мог бы выиграть его. Габриель вновь тяжело вздохнула.
        Ну почему наши отношения с самого начала не заладились?! Ведь если бы он не любил слепо свою Тойси, он бы не взялся за это дело или отказался бы от него. Он бы помог мне. Ведь я ему нравлюсь, он чувствует, что у меня есть характер. Вот хотя бы сегодня, когда я вылила на него кофе, он ведь с восторгом смотрел на меня. А мог бы устроить скандал, что я испортила его мебель, его рубашку… Мы бы могли понять друг друга. Но он уперся и не хочет ничего видеть и слышать. Только отомстить за Тойси! А как он меня тряс тогда, в первый раз! Это было так унизительно! Тоже мне мститель! Если бы он на самом деле любил животных, то он бы помог мне, а не принял предложение Буртона. Я уверена, что как только он узнал, что этот комплекс купила я, сразу же согласился, даже не раздумывая.
        Габриель почувствовала, что опять начинает заводиться.
        Нет, надо успокоиться. На сегодня хватит слез и нервов. Это может закончиться печально. Для мистера Колдуэла. Я должна подумать о том, как мне остановить его. Или хотя бы немного приструнить. А то он решит, что раз он великий Эдвин Колдуэл, то может обращаться со всеми, как ему хочется. Нет уж, мистер Колдуэл, ничего у вас не получится! Для каждого человека есть люди, которых он боится или хотя бы с мнением которых считается. Должен же быть кто-то, кто может контролировать вас! Ну не бывает так, чтобы человек, тем более адвокат, был сам по себе. Есть же всякие там конторы, коллегии…
        Габриель даже подпрыгнула на сиденье, оттого что такая простая мысль сразу же не пришли ей в голову.
        Ну конечно! Он должен состоять в коллегии, иначе бы он не смог практиковать! Я где-то читала про это. Надо сейчас же ехать туда, они должны, по крайней мере, выслушать меня!
        Габриель достала из сумочки зеркало. Тушь выдержала испытание, и под красными глазами хотя бы не было потеков. С помощью пудры Габриель подправила макияж и покачала головой. С красными прожилками в глазах она ничего не могла поделать.
        Зато у них теперь более яркий цвет, со вздохом подумала Габриель. Да, в любом событии надо находить положительные стороны. Вот, например, хорошо, что я не терла нос. Хотя бы он нормального цвета.
        Габриель улыбнулась своему изображению и завела мотор. Даже после слез она была неотразима.
        Эдвина вновь оторвали от работы. На этот раз виновником был телефонный звонок. Он раздраженно снял трубку.
        - Некоторые люди иногда работают,- грубо сказал он своему еще неизвестному собеседнику.
        - Если ты был так же груб с очаровательной молодой леди, которая только что от меня вышла, не удивляюсь, почему она приехала вся в слезах.
        - О, привет, Джим. Значит, мисс Кой побывала у тебя? Сообразительная девушка.
        - Эдвин, я понимаю, что у тебя далеко не тривиальные методы, но мог бы и пожалеть девушку. Она ведь еще почти ребенок!
        - А ты знаешь, что этот ребенок чуть было не открыл самый большой ветеринарный комплекс в штате Мичиган?
        - Этому можно только порадоваться. И все же, Эдвин, с твоей стороны очень некрасиво так с ней поступать.
        - Я вообще-то не понимаю, что ты от меня хочешь!
        - Я хочу, чтобы ты впредь никогда так не делал.
        - Да как так, Джим?!- Эдвин чувствовал, что еще минута, и он взорвется. А это могло стоить ему членства в коллегии адвокатов.
        - Ты заманил ее к себе, не сообщил, что будешь представлять интересы мистера Буртона, и пытался выведать у нее то, о чем стоило молчать. Ты ввел девочку в заблуждение. Это очень нехорошо, Эдвин. От тебя я ничего подобного не ожидал.
        - Джим, а никто не хочет выслушать мою версию?
        - Прости, Эдвин, но никто.
        - Очаровательно! Этой кукле только стоило пустить слезу у тебя в кабинете, и ты уже готов забыть о том, что я еще ни разу не нарушал устав коллегии!
        - Все когда-то происходит в первый раз,- философски заявил Джим. Эдвин тут же представил, как он пожимает плечами.
        - Значит, ты меня обвиняешь в нарушении кодекса?- с угрозой в голосе спросил он.
        - Ну что ты!- воскликнул Джим.- Я просто предупреждаю тебя. Если на слушаниях ты хотя бы слово скажешь из того, что она тебе рассказала у тебя дома…
        - А вот это уже угроза.
        - Ты прав. Эдвин, мне очень не нравится эта история. Я думаю, ты зря связался с Буртоном, он мне не нравится.
        - Тебе, может, и не нравится, а мне он платит деньги. И деньги немалые. Так что я буду защищать его интересы. И знай, Джим, если сначала я хотел выбить из Буртона компенсацию затрат мисс Кой, то теперь сделаю все, чтобы она не получила ни цента. И виновата в этом будет исключительно ее собственная глупость.
        - А вот это только твое дело, Эдвин. Твое и твоей совести. Ты знаешь, я не имею права сюда вмешиваться. Но подумай хорошенько. Ты действительно хочешь поломать ей жизнь?
        - Да не хочу я никому ничего ломать!- Эдвин все же вышел из себя.- Я просто хочу делать свое дело. И точка. Ты меня знаешь, Джим, я никогда не пойду против закона.
        - Это я знаю, Эд, вот только я также знаю, что ты не признаешь законов морали.
        - Ты будешь учить меня жизни?- иронично спросил Эдвин.
        - Нет, это неблагодарное занятие. Она сама тебя всему научит. Ты меня понял, Эдвин. Я могу не приходить на слушания?
        - Только если хочешь пропустить шоу. Я думаю, тебе понравится моя заключительная речь.
        - Ты всегда был удивительно нескромен,- осуждающе сказал председатель коллегии.
        - Да, этого у меня не отнимешь. У тебя еще есть что мне сказать?- нетерпеливо поинтересовался Эдвин.
        - В принципе нет. Вот только, Эдвин, прошу тебя, разберись хорошенько в этом деле. Что-то мне это все не нравится.
        - Я во всем разберусь, не сомневайся.
        - И еще. Не позволяй взять чувствам контроль над разумом.
        - Джим, не учи меня жить! Я уже взрослый мальчик! Даже слишком взрослый, чтобы быть мальчиком.
        - Так что ты решил по этому делу?
        - Я буду защищать интересы своего клиента, но не потому, что мисс Кой крепко мне насолила, а потому, что он мне за это платит. И точка, Джим.
        - Эд, мне кажется или девчонка зацепила тебя на свой крючок?
        - О чем ты?- недоуменно спросил Эдвин.
        - Только о том, что она очень хорошенькая. И мне кажется, что вы друг друга стоите.
        - Еще бы! Она сегодня на меня выплеснула чашку кофе, когда узнала, что я защищаю не ее, а мистера Буртона.
        - В этом виноват только ты,- сквозь смех сказал Джим.- Жаль, что я не видел этого. Великий Колдуэл, облитый кофе! Надо рассказать ребятам.
        - Ну ладно тебе, не позорь меня на всю коллегию!
        - Неужели ты этого стесняешься? Женщина выразила таким необычным образом свое восхищение твоими талантами…
        - Джим! Не смешно!
        - А мне кажется, что очень забавно!- Джим вновь рассмеялся.
        - Сказал на свою голову!- пробурчал Эдвин.
        - Теперь ты понял, почему только друзьям можно раскрывать свои тайны?- поинтересовался успокоившийся Джим.
        - Это я знал давно.
        - А девушка пришла к тебе, как к другу.
        - Джим, не начинай,- попросил Эдвин.- Я уже все решил еще до того, как она ко мне пришла. Все будет по букве закона. Как всегда.
        - Только это тебя и спасет, Эдвин, от моего праведного гнева. Да, и было бы хорошо, если бы ты извинился перед ней.
        - Как только закончится процесс.
        - Будет поздно, Эдвин. Она может и не принять твои извинения. Ты ее потеряешь!
        - Да я ее и не находил!- в сердцах воскликнул Эдвин.- Это она меня нашла. Не могу сказать, что рад этому событию в своей жизни.
        - Дурак ты все же, Эд! Такая девушка!
        - Джим, извини, мне надо работать. И вообще, я не люблю обсуждать свою личную жизнь. Ни с кем.
        - Отлично, работай. Я, можно подумать, отвлекаю тебя!
        - Можно, подумай,- милостиво разрешил Эдвин.
        Джим расхохотался.
        - Мне всегда нравились твои шуточки!
        - Джим, дорогой, мне действительно надо работать! Это вам там, в коллегии, нечем заняться, вот вы и отнимаете драгоценное время у практикующих адвокатов!
        - А я предлагал тебе прийти к нам,- заметил Джим.
        - О-о-о…- простонал Эдвин.- Мы уже раз сто обсуждали это. Я вольная птица.
        - Ну ладно, летай! Да, и я надеюсь, что тебе хватит ума накануне выборов не ляпнуть в суде про кота мэра.
        - Значит, это тоже табу?- Эдвин вздохнул.
        - Все, что она тебе сегодня сказала.
        - А такой бы аргумент был…- В голосе Эдвина слышалось разочарование.
        - Мы дружим с мэром. И он нас вполне устраивает. Мы поддержим его кандидатуру на выборах. Ты это знаешь. Так что думай, что будешь говорить.
        - Только факты, ты же знаешь, Джим, никаких домыслов, только факты.
        - Вот и молодец. Я знал, что ты меня поймешь! Кстати, рекомендую пригласить мисс Кой в китайский ресторанчик. Мы там были вчера с женой.
        - Джим, если ты не успокоишься, станешь фигурантом по делу об особо жестоком убийстве. Точнее потерпевшим.
        - Все, закругляюсь. До встречи, Эдвин.
        - Пока,- устало сказал Эдвин и положил трубку.
        Нет, какова штучка!- подумал он. Эдвин и сам не знал, чего больше в его отношении к поступку Габриель: восхищения или негодования. Ведь этот ее визит мог стоить ему членства в коллегии!
        Я еще проучу вас, мисс Кой!

7
        Габриель в полном изнеможении вышла из дома мистера Роя Вамбаха. Старичок адвокат вот уже больше пяти лет вообще не занимался практикой, и только сострадание к несчастным животным, которые лишились «последней надежды», как выразилась Габриель, заставило его вновь взяться за работу.
        Мало того что она почти час объясняла ему, чего хочет добиться на этом процессе, так еще Габриель и чувствовала теперь себя обязанной милому старичку. К тому же ей казалось, что она пообещала слишком много заплатить ему в случае, если он выиграет дело.
        Кажется, я становлюсь такой же жадной, как и этот Буртон, обреченно подумала она. Хотя я вовсе не уверена, что Вамбаху удастся выиграть дело у Колдуэла. Каким бы хамом и грубияном он ни был, адвокат он великолепный. Надо же! Даже женщины, которые крутили с ним романы, говорят, что, если я ищу адвоката, мне надо обратиться к нему, тем более в таком простом и ясном, но практически безнадежном для меня деле.
        Габриель два дня пыталась найти хотя бы кого-нибудь, кто смог бы ей помочь. Но все отказывались. А когда она начала наводить справки у знакомых, все в один голос советовали ей Колдуэла. Это даже начало раздражать Габриель. Ведь теперь она считала «лучшего адвоката штата Мичиган» личным врагом. И судя по тому, что он написал в иске, Колдуэл вознамерился оставить Габриель без единого цента.
        Как глупо с его стороны. Это просто по-детски - так мстить мне! А ведь взрослый мужчина, специалист. Может, это из-за того, что он не любит женщин? Ведь он до сих пор ни разу не женился. Точно. Он - закоренелый холостяк. Зациклился на том, что нет женщины, достойной его, и теперь все внимание уделяется своей собаке. Тойси, конечно, отличный песик, но нельзя же ее так любить, чтобы ради мести рушить жизнь другого человека! Колдуэлу, определенно, надо обратиться к психиатру.
        Габриель вздохнула и поехала домой. Уже было почти десять часов вечера, и ей ничего не оставалось, как лечь спать. Она сначала хотела съездить посмотреть на стройку, но потом поняла, что просто не выдержит этого. Она столько сил отдала этому комплексу, считала его делом своей жизни. И вот теперь, если не случится чуда, ей придется отказаться от своего детища в пользу законного хозяина земли.
        Ну разве он хозяин?- тут же спросила себя Габриель. Ведь это я все там привела в порядок. А пока он числился владельцем, все было в разрухе, и матери жаловались, что боятся, как бы их дети не свернули себе шею, играя на стройке. Ведь это я, я все сделала!
        Габриель закусила губу.
        Что-то я слишком часто плачу последнее время. Она невесело усмехнулась. Но одно я знаю точно. Я еще не сдалась. И не сдамся до последнего дня. Пока у меня есть шанс, пусть даже самый малюсенький, я буду бороться за то, что по праву принадлежит мне.
        Она приехала в пустой дом. Огромный холл, где было так весело играть с братьями в дождливую погоду, встретил ее тишиной. Габриель прошла по первому этажу. Она давно не открывала некоторые комнаты, и толстый слой пыли лежал на паркете. Габриель почти все время проводила на втором этаже, где была ее еще детская спальня и где она обустроила себе рабочий кабинет, и на кухне, которая выходила на большой, весь в цветах, правда совершенно одичавших, задний двор. У Габриель уже несколько лет не доходили руки до жилых комнат, не то что до сада. А ей не хотелось пускать в дом, где прошли самые счастливые минуты ее жизни, кого-то постороннего, будь то садовник или горничная.
        Габриель подошла к камину и провела рукой по потемневшей от копоти каминной полке. Отец настоял на настоящем камине, потому что приятно было смотреть зимними вечерами на пламя, а не просто греться у электрического очага. Габриель присела на маленькую скамеечку, на которой всегда сидела в детстве, слушая, как родители обсуждают новости или как старшие братья рассказывают о школе, а потом о колледже.
        Она была в семье поздним ребенком. Родители всегда очень хотели девочку, и пятая беременность матери Габриель была их последней надеждой. Поэтому Габриель была долгожданным и очень любимым ребенком. Но она росла рядом с взрослыми парнями. Когда она родилась, младшему брату, Гарри, было восемь лет, а старший, Рон, уже заканчивал колледж. В раннем детстве она ощущала себя больше мальчишкой, нежели девочкой. Она лазила с братьями по деревьям, убегала из дому, чтобы нарушить запрет и искупаться в речке, играла в бейсбол. И всегда была до удивления упряма. Родители просто не знали, что делать с дочерью. Ни у кого в семье не было такого ужасного характера, как у Габриель.
        Она рано поняла свою власть над мужчинами и активно пользовалась ею. И лишь мать могла ее приструнить, когда девочка уж слишком шалила. Но едва Габриель заявила, что познакомилась с отличным парнем и собирается перебираться к нему, только мать и поддержала ее, миссис Кой очень хотелось, чтобы Габриель устроила свою жизнь. Стала настоящей женщиной. Родила ребенка, в конце концов! Все остальные члены семьи приняли Майка в штыки. Им не нравилось ни то, что Майку уже двадцать восемь, ни то, что он непонятно чем занимается. Габриель была готова даже на разрыв с родными, лишь бы быть рядом с Майком. Она, восемнадцатилетняя девчонка, только что уехавшая из родного города, была без ума оттого, что такой, как ей тогда казалось, потрясающий мужчина обратил на нее внимание.
        Все закончилось хуже некуда. Майк, как выяснилось, давно употреблял наркотики. Ему постоянно были нужны деньги. Родители охотно помогали Габриель, когда она просила, но постепенно суммы все увеличивались. Когда они заподозрили неладное, Габриель уже несколько месяцев практически каждый день курила травку и собиралась попробовать что-нибудь более сильное. Ведь Майк уверял, что ничего страшного с ней не случится. С ним же не случилось!
        В это время Габриель начала замечать, что из дома пропадают вещи. Но ведь она никогда не отказывала Майку, когда тот просил денег «в долг». Габриель не хотелось думать, что это он. Она сумела себя убедить, что это кто-то из друзей, которые постоянно болтались у них. О том, что у Майка серьезные проблемы, она узнала, только когда к ней пришли несколько парней бандитского вида и сказали, что она должна выплатить весь долг Майка - или больше никогда его не увидит живым. Они требовали с Габриель двадцать пять тысяч долларов. У нее, конечно, не было таких денег. А обратиться к родителям она не могла. И так отец слишком часто спрашивал, на что же у нее уходит так много денег. Никто из ее братьев столько никогда не тратил.
        Но ради Майка Габриель сказала, что попробует решить эту проблему, только если его вернут домой. Майк вернулся на следующее утро. Хмурый и крайне недовольный. Он отказался отвечать на вопросы Габриель. Она предложила ему спрятаться, уехать, пока проблемы не разрешатся. Он отказался. Но предложил другой выход. Если Габриель по-настоящему любит его, она сможет пойти на жертву. У Майка случайно оказалось с собой фото Габриель, ее увидел человек, которому Майк задолжал, и предложил сделку. Габриель приходит к этому человеку, а весь долг Майка аннулируется.
        Габриель пришла в ужас оттого, что Майк мог даже обдумывать такое предложение. Она сказала, что не станет ничьей подстилкой только ради того, чтобы вытащить его из беды, в которую он влез по собственной же глупости. И тогда Майк ударил ее.
        Она бежала к родителям. Они тут же позвонили в полицию, и Майка с дружками взяли с поличным, когда они пытались переправить наркотики. Габриель пришлось выступать свидетелем со стороны обвинения. Только в зале суда она узнала, что Майк сам предложил эту сделку своему кредитору.
        Она несколько недель не могла прийти в себя. Стала замкнутой, почти не разговаривала. Родители и братья очень за нее переживали, но не требовали, чтобы их прежняя Габриель вернулась. Она с тех пор сильно изменилась. Но однажды утром встала и поняла, что надо продолжать жизнь. Габриель решила, что отвратительный опыт тоже полезен, и сделала для себя один вывод: она больше никогда не станет доверять мужчинам. Только братьям и отцу. Позже, когда она решится завести ребенка, она выберет для зачатия самого здорового, красивого и уравновешенного мужчину. Но вот связывать себя с ним никакими обещаниями не будет. А лучше всего, если отец ребенка никогда не узнает о том, что именно от него забеременела Габриель.
        И мать, и отец пришли в ужас, когда дочь заявила им о своем решении, но не стали с ней спорить, надеясь, что со временем все образуется. Однако прошло пять лет, а ни одна романтическая связь Габриель не продлились дольше нескольких недель. Она твердо придерживалась своего решения. А еще больше никогда в жизни даже не притрагивалась к наркотикам.
        Надо позвонить маме, подумала Габриель. Уж лучше я ей расскажу, что у меня произошло, чем она узнает от кого-нибудь другого. Они, конечно, расстроятся, но я делаю все, и даже больше чем все. Хотя бы мне не скажут, что я просто избалованная девчонка, которая хочет участвовать в мужских играх. А вот что ты будешь делать, Эдвин Колдуэл, если я выиграю у тебя? Хотя вряд ли это случится, вынуждена была признать она.
        Габриель всегда старалась быть честной не только с окружающими, но и с собой. Она знала, что Колдуэл - не тот противник, с которым она может схватиться и победить. Но поджимать лапки и бежать - тоже не годилось.
        Надо встряхнуться, принять ванну и залезть под одеяло. Родителям позвоню завтра. Они уже должны спать, да и незачем расстраивать их на ночь глядя. А я должна бороться. Бороться до конца, так ведь учил папа. И это не упрямство, это - твердость характера. Если я сейчас сдамся, никто не предоставит мне второго шанса.
        Габриель встала и вышла из библиотеки, плотно притворив за собой дверь. Она еще вернется сюда погрустить и подумать. Но только не в ближайшие дни. Перед битвой не на жизнь, а на смерть нельзя поддаваться пессимистическим настроениям, если хочешь победить, а не проиграть. Габриель не привыкла проигрывать.
        Она приготовила себе чай и наполнила ванну водой с ароматной пеной. Габриель любила свежие запахи, которые пробуждали энергию и заставляли куда-то бежать и что-то делать. Но сегодня она чувствовала, что следует добавить лаванду.
        Однажды Габриель видела на картине лавандовое поле. С тех пор она мечтала своими глазами увидеть, как колышется под ветром синее-синее море цветов. А репродукцию картины повесила у себя над кроватью и, засыпая, давала себе обещание, что, как только она закончит все дела, наградит себя поездкой во Францию, в Прованс, где растет лаванда. И будет каждый день ходить на лавандовые поля. Вдыхать запах, от которого кружится голова и подгибаются колени, как от прикосновения нежных мужских рук к обнаженному телу.
        Габриель вздохнула и опустилась в горячую воду. Запах лаванды все сильнее окутывал ее, обостряя чувства и сбивая дыхание. Габриель уже не знала, где явь, а где сон. Она плыла на голубых, как лаванда, волнах в страну сна. Габриель закрыла глаза.
        Как-то глупо все получается с Колдуэлом, подумала она. Ведь он неплохой человек. Я уверена, что он искренне любит свою собаку, что не хотел тогда кричать на меня, просто он вышел из себя. Но зачем же было браться за это дело?.. Ведь при других обстоятельствах мы могли бы… А вот об этом думать точно не стоит, остановила себя Габриель.
        Она устроилась поудобнее и закрыла глаза. Сон - вот то, что ей нужно сейчас, а не мечты о человеке, который является ее врагом.
        Утром, когда Габриель завтракала, ей позвонил мистер Вамбах. Он хотел, чтобы Габриель привезла ему бумаги, которые вчера не принесла с собой. К тому же старичок считал, что они еще не все обсудили. У него остались некоторые вопросы.
        Габриель тяжело вздохнула. Ей-то казалось, что она объяснила ему все, причем несколько раз. Но она не могла ничего поделать с этим. Надо было ехать.
        - Доброе утро, Габриель,- поприветствовал он клиентку.
        - Доброе утро, мистер Вамбах,- отозвалась она.
        - Итак, начнем. У вас была ночь, Габриель, чтобы подумать и окончательно определиться, чего вы хотите от мистера Буртона.
        - В идеале я хочу, чтобы земля и находящиеся на ней строения остались в моей собственности. Но так как это практически нереально, я прошу, чтобы мне возместили ущерб.
        - Какой ущерб?- спросил адвокат.
        - Я вложила в этот комплекс крупную сумму. Все расчеты у вас есть,- устало сказала Габриель. Она рассказывала это в сотый раз.- Если уж мистер Буртон воспользуется тем, что было мной сделано, пусть вернет мне мои средства!
        - Так я не понял, что вы хотите: комплекс или деньги?
        Габриель почувствовала, что начинает раздражаться.
        - Вы думаете, у нас есть шанс получить комплекс?- поинтересовалась она.
        - Шанс есть всегда, девочка,- наставительно сказал Вамбах.
        - Отлично, тогда я хочу комплекс,- заявила Габриель.
        - Ну, моя милая, вам бы стоило поумерить свои аппетиты…- протянул он.
        - Так и я о том же говорю! Если комплекс вернуть нереально, пусть хотя бы отдаст мне деньги!
        - А за что деньги-то? Ведь вы купили его не у Буртона.
        Габриель не понимала, действительно ли старичок забывает то, что она ему сказала, или просто над ней издевается.
        - Да, купила я его у другого человека. Но я вложила в стройку деньги. И хочу вернуть их.
        - Я бы все же замахнулся сразу же на комплекс.
        - Но вы же говорили, что это почти невозможно!
        - Это говорил не я. Я всегда говорю, что нет ничего невозможного.
        Габриель почувствовала, что разговор зашел в тупик.
        - Я привезла все документы, которые вы просили,- решила она сменить тему.
        - А я что-то просил?
        - Но вы же утром мне звонили!
        - Ах да!- воскликнул он, но Габриель показалось, что мистер Вамбах так и не вспомнил о своем утреннем звонке ей.- Я просто решил было, что у вас возникли… то есть могут возникнуть какие-то вопросы или вы захотите внести какие-то коррективы, потому вы и приехали так рано утром.
        Габриель стойко перенесла замаскированное обвинение в том, что нарушила его утренний покой. Ей хотелось только одного: чтобы старичок от нее отстал. В суде она сумеет сама себя отстоять. В конце концов, дадут же ей слово!
        - Хорошо, значит, нам нужна компенсация,- пробормотал он.- Вы знаете, что сначала дело предложат решить в частном порядке?
        - Да,- подтвердила Габриель. Она уже интересовалась тем, как проходят подобные судебные разбирательства.
        - Тогда вы должны знать, что адвокаты сторон встречаются и пытаются найти компромисс?
        - Да.
        - Кто представляет мистера Буртона?
        - Эдвин Колдуэл.
        - Как?! Мальчик уже выучился?!- искренне удивился Вамбах.
        - Мистер Вамбах, Колдуэл практикует уже лет восемь.
        - Подумать только!- воскликнул старичок.- Он совсем недавно проходил у меня практику. Как летит время! Я вот помню…
        Габриель уже поняла, что ее визит затянется. И приготовилась слушать воспоминания своего адвоката.
        Когда она уходила, было уже время ланча. Единственная по-настоящему ценная новость, которую удалось выудить у Вамбаха, заключалась в том, что слушания начнутся в понедельник. Так что у них оставалось два дня, чтобы все подготовить. И теперь Габриель спешила домой, чтобы проверить все счета от строительных подрядчиков. Работы было просто море! Но это ее очень радовало: она сможет отвлечься от грустных мыслей.

8
        Габриель вылетела из зала суда, как ведьма на помеле. Она готова была рвать и метать! Эдвин Колдуэл как всегда оказался на высоте. Он легко и непринужденно выиграл процесс, который значил для Габриель все. Ему даже не пришлось прибегнуть к недостойным методам, и он умолчал о том, что Габриель рассказала ему в тот день, когда пришла просить о помощи.
        Она снова и снова прокручивала в голове его речь и поражалась тому, как можно преобразить факты, чтобы даже то, что должно было бы принести вред Буртону, приносило пользу!
        После этой речи Габриель почувствовала себя маленькой девочкой, которой самое место в песочнице. И поэтому неудивительно, что вся ее затея закончилась так печально. Несколько раз Габриель хотела вскочить и опровергнуть все то, что Колдуэл наговорил. Но понимание того, что это будет действительно детский поступок, останавливало ее.
        - Мисс Кой, несомненно, хотела принести пользу своему родному городу,- заявил Эдвин.- Но дело в том, что у нее, к сожалению, оказалось слишком мало опыта в подобных делах. Мы не можем не признать, что приют для бродячих животных крайне необходим Гранд-Рапидс. Это варварство отправлять на живодерню собак и кошек. Я сам, когда потерял свою собаку, чуть с ума не сошел от мысли, что ее могли отловить как бродячую и… Я не могу даже сейчас спокойно думать об этом!
        Габриель казалось, что каждое слово Колдуэла выжигается в ее мозгу раскаленным железом. Она помнила малейшие нюансы его интонации. Его жесты и мимика стояли у нее перед глазами.
        Эдвин Колдуэл точно знал, что и как надо говорить. Он не постеснялся признаться, что очень любит свою Тойси. Он охотно рассказал о том, что Габриель лечила его собаку, но ни словом не обмолвился, что она же и сбила бедолагу-терьера. Также он охотно признавал, что Габриель вложила много сил и средств в этот комплекс, но задавал резонный вопрос: если человек не хотел вкладывать эти деньги, а мистер Буртон, несомненно, не собирался этого делать, иначе бы стройка была давно разморожена, почему же он должен их возвращать?
        - Мы понимаем,- вещал Колдуэл,- что мисс Кой понесла огромные финансовые потери, но как бы я лично ни уважал ее целеустремленность, стойкость, внутреннюю силу и ум, которым эта молодая леди не обделена, она пострадает только из-за своего промаха. Мистер Буртон понимает, что теперь цена комплекса возросла. Поэтому, как только он заключит сделку, та часть, которая будет превышать первоначальную стоимость комплекса…- тут он назвал цифру, от которой у Габриель перехватило дыхание - это было почти в два раза больше, чем заплатила она,- мистер Буртон, конечно, передаст в фонд мисс Кой излишек.
        Габриель в уме быстро подсчитала, что это «пожертвование» не окупит и пятой части средств, которые она вложила.
        Но заключительная часть речи Колдуэла окончательно лишила Габриель какой-либо надежды:
        - Конечно, потерять дело, которому отдал столько сил, тяжело. Но мисс Кой - сильная молодая леди, она сможет пережить эту потерю. К тому же у нее теперь есть очень полезный опыт. И я думаю, не пройдет и года, как в нашем городе все же появится комплекс, о котором мечтала мисс Кой.
        За эти слова Габриель была готова растерзать Колдуэла прямо в зале суда. Он представил дело так, что она, молоденькая энтузиастка, получив по носу за собственную глупость, сможет еще раз все начать с нуля.
        Габриель знала, что попробует еще раз. Но теперь ее шансы на успех, которые и так были невысоки, находились где-то ниже нулевой отметки. Не один нормальный человек теперь не захочет иметь с ней дело. А уж после выступления ее адвоката - тем более.
        Мистер Вамбах решил применить тактику самобичевания. Хотел, чтобы Габриель прилюдно признала свою ошибку, попросила у всех прощения, умоляя вернуть вложенные деньги. Под конец он пообещал, что впредь мисс Кой всегда будет консультироваться с людьми, которые понимают в подобных делах, например, с мистером Буртоном.
        Габриель была готова провалиться сквозь землю после этих слов. Советоваться с мистером Буртоном! Да она же убьет его, если им случится оказаться рядом! Она считала себя достаточно умной, чтобы самостоятельно решать все возникающие вопросы. Тем более что на ее месте обманулся бы каждый!
        Габриель подала заявление в полицию, и ей сообщили, что отличить документы поддельные от документов настоящих практически невозможно. Это смогли сделать только эксперты с помощью специального оборудования. Габриель понимала, что ни один советчик ей не помог бы. В конце концов, шайка умудрилась обмануть не только ее! Почему же все теперь говорят о ее глупости? Разве государственные служащие не допустили той же ошибки, что и она? Получается, что ошиблись многие, а отвечать должна одна Габриель.
        Она никогда не думала об этом мире как о добром и справедливом. Но предполагала, что иногда, если есть желание, можно добиться правды. Увы, оказалось, что и судья, и представители коммерческих фирм, общественных организаций, которые выделяли ей средства и присутствовали на судебном заседании, предпочитают найти одного виноватого, в данном случае ее, и устроить ему публичную порку.
        Лично Габриель предпочла бы, чтобы раскрутили весь клубок. Чтобы в суде ее адвокат говорил, что ни один человек, оказавшись на ее месте, не смог бы отличить настоящие документы от фальшивок, что ошибалась не одна Габриель.
        Но ей предложили только встать на колени и прилюдно покаяться в своих грехах. Тогда, быть может, ей бы дали второй шанс. А вот этого Габриель делать не собиралась. Тем более что прекрасно понимала, будет она каяться или не будет, все равно ей больше никто не даст и доллара. Она сегодня проиграла все. Так зачем же унижаться?
        Лучше бы пошла в казино, подумала обреченно Габриель, там, по крайней мере, у меня шансы были бы повыше. И я верю в свою удачу. А тут все они собрались, заранее зная, каким будет решение. Вот даже судья и не подумала всерьез отнестись к предоставленным мной документам. Она даже не посмотрела, за какую сумму я купила участок! А ведь его оценивали независимые эксперты! Она сразу же и безоговорочно поверила этому проходимцу Колдуэлу! Все же он умеет произвести впечатление на женщину. Мне уж точно этого не дано! Если бы родители знали, как мне тяжело придется, они бы никогда не радовались тому, что я такая хорошенькая. Габриель скривилась как от зубной боли. Мужчины видят во мне только пустоголовую блондиночку. Женщины, даже если им уже поздно и думать о мужчинах,- соперницу. Можно подумать, мне нужен чей-то муж! Они считают, что таким, как я, место в гостиной шикарного дома, где бы муж содержал меня, как редкую собачку. Баловал и демонстрировал на выставках. А для меня это было бы высшим достижением в жизни! Какой бред!
        Габриель передернула точеными плечами. Она не гнушалась воспользоваться своей привлекательностью, если это могло принести пользу. Но чаще всего симпатичное лицо и стройная фигура способствовали возникновению новых проблем.
        Еще в школе ей приходилось доказывать всем учителям, что и она что-то может и умеет. Как только в классе появлялся новый учитель, Габриель приходилось уделять урокам как можно больше времени. Ведь ответы, за которые остальным ставили «А», для нее оценивались максимум на «В», а чаще на «С». Она работала, много работала. Когда сдавали тесты в колледж, Габриель набрала высший бал. Но у педагогов сразу же возникло подозрение, что с тестированием не все чисто. Допрос, который ей учинили, был унизительным, но Габриель с честью выдержала это испытание. Она должна была поступить в колледж, а потому не могла позволить себе устроить скандал. Это потом на вручении дипломов о ней отзывались в самых восторженных тонах. Но и это было противно Габриель, потому что большинство говорило что-то вроде: «Это же надо, какая очаровательная девушка, и такая умная!».
        Вот и сейчас история повторилась. Она уже устала доказывать всем и каждому, что цвет волос и ум никак не связаны. Кажется, в родном городе ей вновь придется напрячь все силы, чтобы хоть кто-то поверил в нее.
        - Мисс Кой, мне это все было очень неприятно, но такова моя работа,- отвлек ее от грустных мыслей голос, который она не хотела бы слышать вообще никогда.
        - Идите к черту, мистер Колдуэл!- резко ответила она.
        - Моя дорогая мисс Кой,- начал он, но Габриель его прервала:
        - Я не желаю с вами разговаривать. Идите принимайте поздравления!
        - Я просто хотел извиниться. Вы же умная девушка и должны понимать, что это моя работа! Мне и самому было очень неприятно то, что я делал.
        - Но все же делали?!
        - Еще раз повторю, это моя работа. Я просто надеялся, что у вашего адвоката хватит ума доказывать, что не вы одна ошибались! Зачем вы только пригласили мистера Вамбаха! Еще когда я проходил у него практику, старичок уже выживал из ума потихоньку!
        - А где я могла найти хоть какого-то защитника при условии, что он, скорее всего, вообще ничего не получит за свою работу?
        Эдвин заметно смутился.
        - Попросили бы Джима…
        - Мистер Сонти и так был слишком добр ко мне. И потом, я не могла себе позволить устраивать соревнование между друзьями. Это было бы глупо и недостойно!
        - Ага, а натравливать на меня коллегию адвокатов, значит, достойно?
        - По крайней мере, не глупо,- парировала Габриель.- Все мы мстим, как можем. И, надо заметить, я переплюнуть вас не смогла. Вы просто мило поболтали, а я лишилась дела всей своей жизни!
        - Ну уж прямо! Вы еще молоды, и не все потеряно.
        - Вы сами-то верите в то, что говорите?- иронично поинтересовалась Габриель.
        Эдвин пожал плечами.
        - Постреляете глазками где надо.
        - То есть вы полагаете, что мне дадут деньги только за красивые глаза?
        - А за что же еще?
        Габриель показалось, что Эдвин над ней издевается.
        - Послушайте вы, напыщенный индюк! Я привыкла добиваться всего в этой жизни своим умом. И этот комплекс я начала строить не потому, что полежала по очереди под каждым, кто мог дать мне денег. Я смогла им доказать, что мне, моему уму можно доверять. А теперь…- От переполнявших ее чувств Габриель не могла сказать больше ни слова.
        - Значит, когда вы пришли просить меня о помощи, благоухая как майская роза и в вызывающем зеленом платье, вы намеревались воздействовать на меня только силой своего ума?
        На этот раз смутилась Габриель. Она-то прекрасно знала, что красоту тоже можно использовать в своих целях. Эдвин Колдуэл оказался первым мужчиной, который догадался о ее маленькой хитрости. Габриель предполагала, что когда-нибудь это случится. Но вот то, что именно Эдвин проявил такую сообразительность, было неприятно.
        - Мисс Кой, я и так поступился интересами своего клиента и выбил вам хоть что-то. Мистер Буртон вообще не хотел отдавать вам ни цента. Скорее, наоборот, намеревался еще и с вас потребовать возмещение убытков по утраченной сделке. И будьте уверены, что я бы добился этого.
        - Уверена! Да вы с мистером Буртоном идеальная пара - два проходимца! Это же надо было! Комплекс, когда я его покупала, оценивали независимые эксперты. Не могу понять, почему наши суммы различаются! Не ваши ли это проделки, мистер Колдуэл?
        - Нет, мисс Кой, не мои. Я пользовался теми документами, которые мне предоставил клиент. У меня нет причин сомневаться в честности мистера Буртона.
        Эдвина, однако, насторожили слова Габриель. Но он не знал, действительно ли дело обстояло так, как она говорит, или Буртон попробовал обвести его вокруг пальца. Это еще предстояло выяснить. Но дело сделано, и только собственная совесть может заставить Эдвина покопаться в этом деле.
        - Вы не знаете пределов жадности некоторых людей. А теперь я хотела бы проститься с вами, мистер Колдуэл. Вы мне отомстили за Тойси. Сполна. Я только надеюсь, что мы будем видеться как можно реже. Прощайте!
        Габриель резко развернулась и, гордо выпрямив спину, пошла к выходу из здания суда. Ей еще предстояло решить много вопросов. Она должна была вывезти все оборудование со стройки к концу этой недели. Следовало рассчитаться с рабочими. Но было еще одно очень важное дело, которое нельзя откладывать ни на день. Габриель должна была поговорить с мэром.
        Мистер Арлтон ждал ее. Весь город судачил о противостоянии Габриель и Буртона, и большинство было не на стороне Габриель. Но мэр ни на секунду не пожалел, что выделил ей деньги из городского бюджета. Как бы это ни отразилось в будущем на его карьере, он знал, что сделал все правильно. А еще мистер Арлтон был умнее многих. Он внимательно изучил документы и пришел к выводу, что чьи-то головы должны полететь с плеч.
        Когда смущенная и растерянная Габриель вошла в кабинет, мэр приветствовал ее улыбкой.
        - Добрый день, мисс Кой!
        - Не такой уж и добрый,- печально отозвалась она.- Я пришла, чтобы сказать…
        - Подождите,- прервал ее мэр.- Сначала, по старшинству, скажу я.- Он улыбнулся. - Мисс Кой, я ни на секунду не сожалею о том, что поддержал ваше начинание. Я и сейчас уверен, что у вас все получилось бы, если бы обстоятельства не сложились подобным образом. И еще, я уверен, что ваша вина не так велика, как это пытаются представить.
        - Спасибо, мистер Арлтон.- Габриель густо покраснела. Она ожидала не такого приема.- Я пришла вам сказать, что с радостью верну деньги, которые мне были выделены из бюджета.
        - Даже не думайте!- замахал на нее руками мэр.- Да, это деньги налогоплательщиков. Да, я несу ответственность за то, как вы их тратите. Но ведь обмануты были не только вы, но и некоторые служащие. Если бы они не допустили халатность в своей работе, вы бы просто не смогли купить этот комплекс. Так что часть вины лежит и на нас.
        - Мне кажется, что вы - единственный, кто заметил это,- с горечью сказала Габриель.
        - Уверяю вас, что это не так. Мы уже ведем внутреннее расследование. И вполне может быть, как это ни печально, что эти люди получали взятки.
        - Вы думаете, это возможно?!- удивилась Габриель.
        - Возможно все,- мрачно сказал Арлтон.- Но у меня есть для вас и приятная новость. Только никому не говорите, это тайна.
        - Не томите, мистер Арлтон!- попросила Габриель.
        - Кажется, довольно скоро тех, кто вас обманул, найдут. Полиция уже напала на их след. Возможно даже, вы сможете вернуть свои деньги.
        - Если они не успели их куда-нибудь перевести,- грустно сказала Габриель. Она почти не верила в то, что преступники возместят все то, что она потеряла.
        - О нет! Это не так просто, как показывают в фильмах! И, мисс Кой, разрешите дать вам один совет: когда их найдут, обратитесь за помощью к мистеру Колдуэлу. Он лучший. Он сделает все, чтобы вам в первую очередь вернули средства. Тем более что вы собираетесь их потратить на благое дело.
        - Я бы предпочла обратиться к кому-нибудь другому,- пробормотала Габриель.
        - Да забудьте вы этот день! Колдуэл не мог по-другому! Сами подумайте, если бы он проиграл этот процесс, кто бы тогда к нему обратился? Ведь дело было очень легким.
        - Мне от этого не легче.
        - Кажется, он вас серьезно задел… И все же, когда придет время суда над этими негодяями, забудьте о своей обиде и попросите мистера Колдуэла представлять вас.
        - Не думаю, что он согласится.
        - А вы попробуйте!- посоветовал мэр.- Мне кажется, что ему самому не слишком приятна вся эта история. Он ведь любит животных. Если бы вы знали, как он трясется над своей собакой!
        - Знаю,- грустно ответила Габриель.- Как вы думаете, почему он согласился взяться за это дело?
        - Потому что Буртон ему отлично заплатил.
        - Нет, потому что я сбила его Тойси. Это была банальная месть.
        - Да?- крякнул удивленный мэр.- И все равно, он ведь об этом никому не рассказал, а мог бы вас и прав лишить.
        - Он отомстил гораздо действеннее. Права бы мне вернули, а кто мне вернет мечту?

9
        Эдвин сидел в удобном кабинете мистера Буртона и потягивал виски. Ячменный напиток переливался в стекле, отбрасывая янтарные блики на стены комнаты. Виски первые несколько секунд обжигало горло, но потом приходило тепло, разливающееся по всему телу.
        Эдвин чувствовал умиротворение и спокойствие. Даже то, как он сегодня простился с Габриель, отошло на второй план. Он сделал свое дело и теперь имел полное право расслабиться в спокойной атмосфере.
        Еще вчера Эдвин ни за что не согласился бы вот так по-приятельски пить виски с Буртоном. Ведь он вчера был его клиентом. А сейчас все дела закончены, Эдвин получил свой чек, а Буртон - свой комплекс.
        Его клиент был всем доволен, а вот Эдвин чувствовал себя как-то странно. Он давно привык, что часто ему приходится поступаться совестью. Он шел на эти маленькие сделки практически каждый день. И уж точно - каждое свое выступление на суде. Он никогда не искажал фактов. Но то, как он их преподносил…
        В этом-то и состояло его мастерство. Даже то, что должно было принести вред клиенту, Эдвин старался обернуть ему на пользу. И самому перспективному адвокату штата Мичиган это удавалось!
        Его уже давно звали работать и в административном центре штата, городе Лансинге, и в Детройте - самом крупном городе штата. Ровно раз в неделю ему поступало предложение от потенциальных работодателей. И одно было заманчивее другого. Но Эдвин всегда отказывался. Во-первых, он не хотел связывать себя с одной фирмой или с человеком. А во-вторых, ему нравился Гранд-Рапидс, город, где он вырос. Только здесь Эдвин чувствовал себя уютно и спокойно. Здесь его знали и уважали. А ведь это немалого стоит. К тому же Лансинг, хоть и был столицей штата, почти ни в чем не превосходил Гранд-Рапидс. А Детройт Эдвин отчего-то невзлюбил.
        Конечно, если поступало очень выгодное предложение, Эдвин срывался и летел и в Детройт, и в Сан-Франциско. Но все же он был не слишком тщеславен, и ему вполне хватало родного Гранд-Рапидс. Все же его пятистам тысячам жителей требовался хотя бы один по-настоящему хороший адвокат!
        - Ты сегодня был просто в ударе!- оторвал Эдвина от размышлений о бренности мирской славы не слишком приятный голос Буртона. Все было замечательно в клиенте: и оплата, и безукоризненная биография, вот только Эдвина ужасно, просто до зубной боли раздражал голос Буртона.
        - Спасибо, Декстер,- поблагодарил Эдвин.
        Сегодня вечером они решили перейти на «ты». Работа была окончена, а Буртон, как показалось Эдвину, собирается налаживать с ним дружеские отношения. Вот только владелец строительной компании не знал, что Эдвину вполне хватает тех немногих друзей, что у него есть. И как бы ему ни нравился Буртон, он не мог себе позволить довериться еще одному человеку. Эдвин спрятал усмешку. Как Буртон ни будет стараться, а в друзья до гроба ему не набьется. К тому же Эдвин прекрасно понимал, что Буртон просто хочет обеспечить себе надежные тылы в случае чего. Друг-адвокат все же лучше, чем просто адвокат.
        - Твоя речь была просто потрясающей! Она решила исход этого дела!
        Эдвину совсем не понравилась неприкрытая лесть в голосе Декстера Буртона. Но он догадывался, что Буртон просто не может по-другому. Слишком уж он делец. Места для человека уже не оставалось.
        - Это было очень простое дело.- Эдвин пожал плечами.
        Он и правда не видел в этом никакой выдающейся победы. Лично ему было бы интереснее выступать на стороне Габриель. Если бы он смог вернуть ей комплекс! Вот это было бы победой.
        - И все равно!- продолжал настаивать Буртон.- Я думал, что придется отдать этой девчонке все, что она вложила в комплекс. Это бы просто не имело смысла!
        - Почему ты так думаешь? Ты бы просто получил ту же сумму, на которую и рассчитывал до того, как тебя подставили,- сказал, пожав плечами, Эдвин.
        - Только потому, что в принципе она имела на это право.
        - Но ведь ты, как только продашь комплекс своему этому покупателю, сразу же возместишь ей расходы?- Эдвин из-под полуприкрытых век посмотрел на Буртона.
        - Конечно!- Как показалось Эдвину, сказано это было нарочито громко.- Я берегу свою репутацию. Кому, как не тебе, знать, что это тоже приносит прибыль!
        - Да, в некоторых областях человеческих отношений репутация - это все,- легко согласился Эдвин.- Вот потому-то я и думаю, что ты не подведешь меня.
        - А с какой это стати ты так заботишься об этой девчонке?- с подозрением спросил Буртон.
        - Только потому, что она имеет на это право. Ты же знаешь, я законник. И я должен следить, чтобы все было по закону.
        - Страшно с вами, людьми чести.- В голосе Буртона звучала ирония.
        Это тоже не понравилось Эдвину. Да, он довольно часто шел на сделки с совестью, но старался все сделать для тех, кто при этом страдал. И он никогда не нарушал букву закона. А моральные принципы, в конце концов, у всех разные.
        - Ты же понимаешь, Декстер, я вовсе не человек чести. Иначе бы я изо всех сил защищал мисс Кой.
        - И я рад этому обстоятельству. Ведь если бы ты защищал ее, я мог бы остаться вовсе без всего!
        - Не преувеличивай! Ничего, кроме комплекса и небольшой моральной компенсации, мы бы у тебя не отняли!
        Они рассмеялись, но Эдвин заметил, что смех Буртона какой-то наигранный.
        Неужели он полагает, подумал Эдвин, внимательно присматриваясь к Буртону, что я сейчас начну вставлять ему палки в колеса? Если так, тогда он либо идиот, либо думает, что все похожи на него. Нет, дорогой Декстер, не все станут из-за денег метаться туда-сюда. Да и должен же он понимать своим коммерческим умишком, что это слишком бы повредило мне в глазах общественности?!
        - А крошка далеко пойдет!- отсмеявшись, сказал Буртон.
        - Ты о мисс Кой?- уточнил Эдвин.
        - О ком же еще! Надо отдать ей должное, она смогла бы довести все до ума, если бы не эта нелепость!
        - Действительно жаль,- отозвался Эдвин.- Самое интересное, что я и сам недавно думал о том, что в нашем городе необходимо подобное учреждение.
        - С чего это у тебя появились такие мысли?
        - Я хотел поехать на рыбалку, но моя собака заболела. И мне пришлось остаться дома. С собой ее брать было бы просто идиотизмом, а оставить не на кого.
        - А я вот из-за этого никогда не держал животных. Я вообще не любил взваливать на себя лишнюю ответственность.
        - Охотно верю,- сказал Эдвин, почти не скрывая своего сарказма.- Ты делец, Декстер, до мозга костей.
        - Да, это так!- ответил он. Эдвин представил, как надувшийся от гордости Буртон сейчас лопнет или взлетит подобно воздушному шарику под потолок.
        - Слушай, Декстер, а тебе не жалко эту девчонку?
        - А почему мне должно быть ее жалко? Она сама полезла в мужские игры, где ей не место. Вот и поплатилась за это.
        - Мне лично ее жалко. Я говорил с ней сегодня. Она вложила в это дело всю себя. Не думал, что у девушек в ее возрасте на уме что-то еще кроме мужчин, тряпок и ресторанов!
        - Игра это все!- отмахнулся Буртон.- Девочка просто не наигралась. Вот встретит настоящего мужчину, который согласится терпеть ее рядом с собой, сразу же успокоится.
        - А почему это ее надо терпеть?- поинтересовался Эдвин.
        - Ты бы знал, что у нее за характерец! Не удивляюсь, почему она до сих пор одна! Ты бы знал, что она учинила у меня в офисе!
        Буртон в красках и с подробностями рассказал о первом появлении Габриель в его владениях.
        - Моя секретарша до сих пор бледнеет от одного ее имени!- закончил он свой рассказ.
        Мужчины весело рассмеялись.
        - Да уж! Я думал, она себя так ведет только со мной!- воскликнул Эдвин.- А оказывается, не повезло не только мне!
        - Интересно, она тоже грозилась вылить на тебя лак для ногтей?
        - Нет, она вылила на меня кофе, когда узнала, что я буду защищать твои интересы в суде.
        - Так ты в этой истории пострадавший!
        - Получается, что так,- согласился Эдвин.
        - Я теперь ни на шаг не подойду к этой девице!
        - Потрясающая девушка!- не удержался Эдвин.
        Он уже давно ловил себя на мысли, что ему все больше хочется встретиться с мисс Кой и просто поговорить. Пусть даже она устроит какой-нибудь скандал - так еще интереснее. Ему до смерти надоели женщины, которых можно читать, как открытую книгу. А с Габриель никогда не знаешь, что она сделает в следующую минуту. Да что там минуту - в следующую секунду!
        - Нет, это совсем не мой тип,- заявил Буртон.
        Эдвин понял, что разговор сейчас пойдет по накатанной за долгие годы мужского общения схеме. Декстер расскажет, какой должна быть настоящая женщина. Эдвин, скорее всего, с ним согласится, потому что это - канон мужского восприятия. В принципе еще несколько дней назад, до того как на его пути встала Габриель, Эдвин тоже считал покладистую красавицу, не любящую долгих разговоров и желательно с пышными формами, идеалом женщины. Но теперь… Что-то изменилось. Он стал другим. И всего-то за десять дней!
        - Во-первых, женщина не должна лезть ни в бизнес, ни в политику. А если уж полезла, то должна… как бы это сказать?.. оставаться женщиной!- подыскал нужное слово Буртон.
        - Что ты имеешь в виду? Должна менять пол?
        - Ну, я не настолько против феминизма… Нет, просто она должна стать такой же, как и все мужчины, окружающие ее. Она должна забыть о тряпках и диетах. Забыть о том, что надо кого-то соблазнять. Ведь мужчине на работе не до постели. Впрочем, кому как, конечно…
        - А если она все эти условия выполнит?
        - Получится мужчина в юбке. Ей забывают подать руку или пропустить в дверях. И она должна с этим смириться, если хочет добиться чего-то. Но я еще не видел женщины, которая бы смогла это выдержать.
        - А Маргарет Тэтчер?- поинтересовался Эдвин.
        - Ну, Тэтчер! Таких единицы! К тому же, когда она пришла в политику, ей было уже довольно много лет. А нашей обожаемой мисс Кой, которая хочет играть в мужские игры, всего двадцать четыре!
        - Серьезно? А мне казалось, что она моложе! Не больше двадцати. Я еще удивлялся, как это ей доверили какие-то деньги!- сказал Эдвин.- Хотя она же уже окончила колледж… Да, как-то я потерял форму…
        - Ну вот,- прервал его размышления Буртон.- А теперь представь, что женщина любит приложиться к бутылке, ругается нецензурно, ходит широченными шагами, курит одну сигарету за другой… Ты бы лег с такой в постель?
        - Нет,- признался Эдвин и содрогнулся.
        - Вот и я про то же! Только извращенец согласился бы связаться вместо нежного создания с бизнес-леди.
        - Трудно не согласиться.
        - Вот именно!- воскликнул Буртон.
        - Подожди. По-твоему получается, что женщина, если хочет быть женщиной, создана только, чтобы ублажать мужчину. А если она хочет чего-то добиться в жизни, она должна отказаться от женственности?
        - Именно!
        - Но если она красива и умна? Ты ставишь ее перед нелегким выбором.- Эдвин покачал головой.
        - Какой там выбор! Где ты видел умных красавиц?! Да они все тупы как пробка!
        - Например, наша мисс Кой?- предположил Эдвин.
        - Если бы она была умной, не подставилась бы так с этой историей!- отрезал Буртон.- И вообще я тут подумал… Я ни одной страшненькой, но умной тоже не встречал.
        - А мне кажется, что мы, мужчины и женщины, просто совершенно разные и не очень хорошо друг друга понимаем.
        - Не придумывай!- отмахнулся Буртон.- Что там понимать! Дура, как ни прикидывается, всегда останется дурой. А умная никогда не покажет своего ума. Она постарается его изжить. Лишь бы мужчина не заметил.
        - По-твоему, женский ум - это какое-то страшное уродство.
        - Хорошо, что уроды встречаются редко!- Буртон поднял стакан с виски, словно предлагая импровизированный тост.
        Эдвину ужасно не хотелось пить, но, как отказаться, он не знал. На помощь пришел мобильный телефон. Его номер знали только те, кому он действительно был нужен.
        - Прости, Декстер!- Он поставил стакан на столик и достал из кармана аппарат.
        - Вот люди!- возмутился Буртон.- Даже отдохнуть человеку не дадут спокойно!
        Ты тоже меня из кровати, причем не важно из чьей, вытащил бы, если бы я тебе стал нужен, зло подумал Эдвин.
        - Декстер,- обратился Эдвин к хозяину после прочтения эсэмэс-сообщения,- а у тебя компьютер к Интернету подключен?
        - Да.
        - Разреши мне воспользоваться. Мне надо срочно связаться с одним клиентом.
        - Да какие могут быть вопросы!- Жестом радушного хозяина Буртон предложил Эдвину следовать за ним.
        В кабинете стоял новенький блестящий компьютер.
        - Только вчера привезли. Сегодня закончил качать на винт все, что мне надо было!- с гордостью сообщил Буртон.- Он у меня просто игрушка! Ручная сборка! Даже номера не серийные, а индивидуальные. Стоит кучу денег!
        По его интонациям Эдвин понял, что при любом варианте развития событий не мог бы избежать визита в эту комнату.
        - Думаю, сам справишься?- поинтересовался Буртон.
        - Конечно! Не в первый раз.
        - Я пойду, не буду тебе мешать.
        Когда за радушным хозяином закрылась дверь, Эдвин сел к компьютеру. Он не хотел, чтобы Буртон видел, с кем он будет общаться и по какому поводу. Слава богу, его бывшему клиенту хватило сообразительности, чтобы понять: в тайны адвоката соваться не стоит.
        Интернет работал как-то странно. Эдвин никак не мог зайти на нужный сайт, где его уже ждал клиент. То ли новый компьютер медленно работал, то ли Эдвин соображал быстрее.
        Он выбрал нужную опцию и набрал код, но, вместо того чтобы получить доступ на закрытый сайт, оказался в какой-то папке Буртона. Эдвин уже хотел закрыть папку, однако случайно наткнулся на имя «Габриель Кой». Он знал, что нельзя лазить по чужим документам и что ему потом будет стыдно, но любопытство сдержать не смог.
        Вероятно, мой код и его совпали. Ну бывает же такое!- удивился Эдвин.
        Он ожидал увидеть в папке полное досье на Габриель. Только поэтому он туда и полез. Эдвина уже давно интересовало, кто ее родители и почему она живет одна. Наводить такие справки ему почему-то было неловко. И вот такая возможность!
        Но вместо ожидаемой биографии, быть может, даже с компрометирующими Габриель подробностями перед ним предстал некий план-схема. Эдвин внимательно вчитался в него, и чем больше он понимал, тем в большее смятение приходил.
        Он проверил время создания файла. Его худшие опасения подтвердились.
        Весь план махинации, жертвой которого стала Габриель, придумал Декстер Буртон.
        На схеме отлично было видно, что Габриель выбрали жертвой еще до того, как она решила покупать именно этот комплекс. Подставное лицо Буртона Скотт Хиндо (Эдвин понимал, что имя является вымышленным) нашел Габриель и продал ей участок. Подставной нотариус зафиксировал сделку.
        Буртон отлично все просчитал. Он вне подозрений, его вообще не было в городе на момент заключения сделки. В случае судебного разбирательства правосудие будет на его стороне.
        Ах ты мерзавец!- зло подумал Эдвин. И еще спокойно попиваешь виски и разглагольствуешь о том, что все женщины дуры и что им не место в мужских играх! А если я тебе скажу, что теперь я берусь за это дело? Как тебе такие игры?
        Эдвин закрыл папку и вошел в Интернет - все же его ждал клиент. Но теперь у него появилось дело первостепенной важности. Он должен исправить все, что натворил.
        Через полчаса Эдвин выключил компьютер, предварительно еще раз пересмотрев все, что касалось Габриель. Он нашел и макеты документов, которые она подписывала. Теперь ему было понятно, почему печать собственника практически невозможно отличить от печати мошенников. Наверняка у Буртона две печати. Но одна из них с легким дефектом.
        Он вошел в кабинет Буртона с легкой улыбкой, совершенно спокойный. До конца вечера Эдвин ни словом больше не обмолвился о Габриель Кой. Нельзя было дать Буртону понять, что он что-то заподозрил. Ведь уничтожить данные из компьютера проще простого! Непонятно до сих пор, почему Буртон их хранит. Но раз они все еще у него, есть шанс обвинить Буртона.
        Эдвин мило распрощался с хозяином и, подняв повыше воротник - на улице шел противный мелкий дождик,- пошел домой. Машину он заберет завтра: сейчас ему надо многое обдумать, а лучшего средства, чем прогулка, он не знал.
        А еще надо нанести визит Габриель завтра утром. Ведь это из-за него она пострадала. Она вовсе не виновата в том, что произошло. Она с самого начала была выбрана жертвой. Против этой схемы бы не устоял никто.
        И как я завтра посмотрю ей в глаза?- думал Эдвин. Ведь если бы я не нарушил собственные правила и тщательно все проверил, я бы смог найти какую-то зацепку, и все закончилось бы по-другому. А так она сейчас должна будет рассчитать строителей, вывезти всю технику… И успеть все это до конца недели! Черт! Что же я наделал?!

10
        Эдвин проснулся в самом мрачном расположении духа. Он смотрел за окно, где уже по-летнему жаркое солнце поливало лучами деревья и цветник его соседки.
        Надо было вставать, но как же не хотелось! Сегодня у него очень тяжелый день: ему надо исправить то, что он по собственной глупости натворил. Эдвин не знал, как отреагирует Габриель на его визит. Она способна и спустить его с лестницы, если решит, что он пришел поиздеваться над ней. В одном Эдвин был уверен: Габриель ни за что на свете не согласится просто выслушать его. Надо будет приложить массу усилий, чтобы заставить ее успокоиться и прислушаться к его словам.
        Но даже если она выслушает то, что хочет ей сказать Эдвин, нет никакой гарантии, что она согласится принять его помощь.
        Без меня она наделает массу глупостей, подумал Эдвин. Она может явиться к Буртону с обвинениями. И ничто не помешает ему стереть данные с диска. Странно, что он до сих пор этого не сделал. Оставлять такие улики! Вероятно, Буртон слишком самонадеян. Он и не подозревает, что кто-то может догадаться о его махинациях. Хотя никто и не может догадаться! Как же ловко он все придумал! И он, и Габриель - пострадавшие стороны, какие могут быть претензии? Он просто хочет вернуть то, что и так его по праву. Кто же может его подозревать? Да никто!
        Надо же! Продать один и тот же участок два раза!
        Хотя Эдвину не нравилась эта дурно пахнущая история, он не мог не восхититься сообразительностью и смелостью Буртона. Провернуть такое дело! Для этого надо обладать недюжинным умом.
        То, что он специально выбирал себе жертву, ясно как божий день. Надо только уточнить у Габриель некоторые вопросы. Мозг Эдвина переключился в рабочий режим. Сейчас он продумывал варианты развития событий и приводил в соответствие с ними свои действия. Но, сколько ни думай, от этого дело с мертвой точки не сдвинется.
        Эдвин со вздохом поднялся с кровати и поплелся в ванную. Совсем как в детстве, когда ужасно не хотелось идти в школу, потому что он не выучил уроки, Эдвин старался оттянуть неприятный момент. Он прекрасно понимал, что чистит зубы на две минуты дольше только потому, что ему не хочется признаваться Габриель, что он ошибся. И что его ужасная ошибка стоила ей комплекса. Большая доля и его вины в том, что разрушилось все дело ее жизни. Эдвин прекрасно понимал, что Габриель теперь, сколько бы ни билась, не получит ни цента.
        Это просто отвратительно - чувствовать себя виноватым!- зло подумал Эдвин. Я просто делал свое дело. И кто же виноват, что она не смогла найти себе нормального адвоката! Уж точно не я. Между прочим, если бы меня не нанял Буртон, я бы с удовольствием защищал ее интересы. Так что… Черт, все равно надо ехать к ней!
        Эдвин вздохнул и поплелся заводить машину. Он терпеть не мог признавать, что был не прав. Тем более перед женщиной.
        К тому же Эдвин прекрасно представлял, что ему скажет Габриель при встрече. А уж когда узнает, что стала жертвой человека, которого он же и защищал!
        Эдвин поёжился. Ему вовсе не улыбалось попадаться под горячую руку рассерженной Габриель. Но делать нечего, все же надо ехать.
        Ведя машину по улицам, Эдвин размышлял, что же скажет ей при встрече. Думал он и о том, почему помогает ей. В итоге решил, что, будучи честным человеком, должен оказать любую поддержку такому милому и нежному существу, как мисс Кой.
        Интересно, почему это женщины, считающие себя такими сильными и самостоятельными, как только возникают настоящие проблемы, стараются спрятаться за спину мужчины? Эдвин уже успел убедить себя, что Габриель с радостью примет его помощь только потому, что она женщина, а он мужчина. Отсюда следует логический вывод, что он понимает абсолютно во всем гораздо больше.
        Успокоенный своими размышлениями, Эдвин припарковался возле дома Габриель. Он допускал, что в это утро она уже может быть или на стройке, выполняя предписания суда, а может быть и в своем кабинете. Но что-то подсказывало Эдвину, что сегодня утром застанет Габриель дома.
        Он оказался прав. Габриель не нашла в себе сил, чтобы выйти сегодня из надежного убежища дома и заняться делами. Она проплакала всю ночь, и сегодня каждый бы понял, что она не такая сильная, какой хотела бы казаться.
        Габриель посмотрела на себя в зеркало. Ее глаза опухли и продолжали слезиться из-за того, что она слишком много плакала этой ночью.
        Нет уж, сегодня я на улицу и носа не высуну!- подумала Габриель. Любой дурак сразу же поймет, что я всю ночь прорыдала. Тогда прощай все то, что я успела сделать! Я не могу показаться перед рабочими и клиентами в таком виде. Значит, надо сидеть дома и приводить себя в порядок. Я должна появиться пусть и побежденной, но не сломленной!
        Габриель усмехнулась, отметив, насколько напыщенно и театрально звучали эти слова. Она пошла на кухню и вытащила из морозильника пакетики со льдом. Может быть, это хотя бы поможет снять отеки…
        Пусть мистер Арлтон все еще поддерживает меня, кто, кроме него, поможет теперь мне? Неужели придется уезжать в другой штат, где еще не прослышали об этом деле, и начинать все с нуля? Но ведь я хотела создать приют именно в Гранд-Рапидс! Его здесь так не хватает!
        От грустных размышлений Габриель оторвал звонок в дверь.
        Кто бы это мог быть?- удивленно подумала она. Да еще в столь ранний час?
        Габриель выбросила лед, еще раз посмотрела в зеркало и, обреченно махнув рукой, пошла открывать.
        На пороге стоял тот, кого она меньше всего хотела бы видеть сегодня. Да и вообще в любой момент своей жизни.
        Не говоря ни слова, Габриель захлопнула дверь. Эдвин вновь позвонил. Она не шелохнулась. Он продолжал трезвонить. Соревнование силы воли продолжалось минут пять. Первым не выдержал Эдвин.
        - Мисс Кой!- закричал он, уверенный, что Габриель все так же стоит около двери.- Вы должны меня впустить! У меня для вас важное известие!
        - Пришлите его с нарочным!
        - Если вы меня не впустите, я сяду под дверью и буду тут сидеть, пока вы не откроете!
        Габриель усмехнулась. Нечестно применять к ней ее же любимый прием.
        - Приятного вам отдыха!- пожелала она и покинула прихожую.
        Габриель возилась на кухне, готовя завтрак. Она старалась выбросить из головы утреннее происшествие, но мистер Колдуэл никак не желал покинуть ее. Габриель уже начинала сердиться и на него, и на себя. Ей было любопытно, действительно ли Колдуэл сейчас сидит под дверью ее дома. Если это так, то она даже впустит его. Дня через три.
        Габриель хищно усмехнулась. Она отомстит - хотя бы так.
        Да не будет он там сидеть!- подумала она. У него не хватит или силы воли, или наглости, или терпения. Я-то долго смогу выдерживать эту осаду, а вот он? И вообще, с его стороны было бы верхом идиотизма сидеть под дверью! Он все же известный адвокат! Это был бы страшный удар по его карьере!
        Но любопытство победило, и Габриель прокралась к окну, из которого было видно крыльцо ее дома. Как ни странно, Колдуэл сидел на ступеньках и спокойно читал газету. Рядом стояла бутылка с водой, а в руке он держал бутерброд.
        Интересно, когда это он успел сходить за ними? Или он предусмотрительно запасся всем необходимым?
        Габриель поняла, что Колдуэл настроен как никогда серьезно. А значит, осада будет долгой.
        Ну и пусть!- подумала она, равнодушно пожав плечами. Мне сегодня никуда не надо ехать. Так что займусь-ка я домом! Если бы мама видела, во что он превратился, она бы меня убила! А этот тип пусть сидит столько, сколько ему заблагорассудится!
        Через полтора часа Габриель вновь подошла к окну. Колдуэл теперь разгадывал кроссворд.
        Габриель покачала головой и громко чихнула. Она приводила в порядок библиотеку и надышалась пылью. Вероятно, у Колдуэла был острый слух, потому что он сразу же нашел окно, которое она облюбовала в качестве тайного наблюдательного пункта, и кивнул Габриель, как бы желая здоровья.
        Она покраснела и отпрянула от окна. Нельзя показывать Колдуэлу, что она заинтересовалась этой забастовкой. Она дала ему надежду, что когда-нибудь обратит на него внимание.
        Как же все неудачно вышло!- подумала Габриель и чихнула еще раз. Надо будет почаще убираться в доме! А то я так заработаю аллергию на пыль!
        Как только Габриель вернулась в библиотеку, чтобы продолжить уборку, зазвонил телефон. Она подозревала, кто это может звонить, и не хотела брать трубку. Но, с другой стороны, могли звонить родители. Они бы стали волноваться, если бы Габриель не ответила.
        Она вздохнула и сняла трубку.
        - Алло?
        - Габриель, милая!- зазвучал в трубке голос соседки. Очень милой старушки с одним большим недостатком: слишком она любила совать свой сморщенный нос в чужие дела.
        - Добрый день, миссис Лоунг,- обреченно поздоровалась Габриель с соседкой.
        - А что это за мужчина сидит под твоей дверью?- с места в карьер начала старушка.
        - Этот мужчина - адвокат, он очень хочет со мной поговорить.
        - Так в чем же дело?!
        - В том, что я не хочу говорить с ним,- отрезала Габриель.
        - Ой, а я не знала! Я надеюсь, ты не обиделась на меня?
        - За что, миссис Лоунг?- спросила Габриель. Ей показалось, что она уже знает ответ на свой вопрос.
        - Мне стало его жалко, и я дала ему воду и еду. Я думала, что это твой поклонник… Я неправильно сделала, Габриель?- В голосе старушки чувствовалась такое огорчение, что Габриель не посмела сказать ей все, что она думает о людях, которые лезут не в свое дело.
        - Это был милосердный поступок, миссис Лоунг. Потому что сидеть ему тут придется очень долго.
        - Ой, милая, а я еще ему рассказала, что вы никогда не закрываете дверь кухни!
        Габриель без сил опустилась на пуфик, который стоял возле телефонного столика. Ну откуда миссис Лоунг знает о двери кухни и об укоренившейся в семье привычке не запирать ее, когда кто-то находился дома?!
        - И, милая, я сейчас выглянула в окно… Его нет!- поделилась своими наблюдениями миссис Лоунг.- Я, кажется, доставила тебе проблемы?
        - Да, это действительно так,- зло сказала Габриель.- И я больше не могу с вами разговаривать. Мне надо их решать.
        Габриель, не прощаясь, положила трубку. Она вошла в кухню как раз в тот момент, когда там появился Колдуэл.
        - А вы знаете, что проникновение в чужое жилище - правонарушение? Или закон для вас ничто?- ядовито поинтересовалась Габриель.
        - Закон для меня все, дорогая мисс Кой!- весело ответил Эдвин, отвешивая ей поклон.- Именно поэтому я здесь.
        - Очень мило,- прокомментировала Габриель.- А теперь шли бы вы отсюда… служить Фемиде. Ваша богиня не имеет ни малейшего понятия о том, что такое справедливость!
        - Я знаю, что вы умная девушка, но как-нибудь потом продемонстрируете мне свою эрудированность!- попросил Колдуэл.
        - Надеюсь, подобный случай мне не представится.
        - А я надеюсь, что теперь мы с вами будем тесно сотрудничать,- заявил Колдуэл.
        - Что еще вы хотите отнять у меня? Мистеру Буртону понравился мой дом?
        - При чем тут ваш дом и мистер Буртон?- удивленно спросил Колдуэл.
        - Только при том, что я предлагала ему дом в обмен на комплекс.
        - Много же для вас значат бездомные зверушки,- воскликнул Эдвин,- раз вы решились на такую жертву!
        - Гораздо больше, чем некоторые люди!- парировала Габриель.
        - А мне кажется, что человек - высшая ценность.
        - Конечно, расскажите это Тойси! Уйдете вы отсюда или нет?! Мне есть чем заняться кроме того, чтобы выслушивать ваш бред!- Габриель чувствовала, что начинает заводиться. А на что она способна во взбешенном состоянии… Лучше Колдуэлу об этом не знать!
        - Ну-ну, мисс Кой! Может быть, то, что я вам скажу, очень важно для вас!
        - Для меня по-настоящему важным было бы лишь то обстоятельство, если бы вы вместе с мистером Буртоном попали под грузовик.
        - А вы бы хотели быть за рулем этого грузовика? Могу себе представить!
        - Лучше бы вам этого не представлять! Мужчины плохо выносят вид крови.
        - А женщины плохо играют в мужские игры,- парировал Эдвин.
        - Вам эту фразу мистер Буртон велел выучить наизусть?
        Эдвин почувствовал, как краска смущения заливает его щеки. Он не был согласен с Буртоном, что женщина не может участвовать в этих «играх». Он знал по крайней мере одну умную и красивую женщину. Но вот о деловых способностях женщин вообще был весьма низкого мнения. И вот он, сам того не понимая, повторяет фразу этого сноба Буртона!
        - Что это вы покраснели, мистер Колдуэл?- ядовито поинтересовалась Габриель.
        - С чего вы взяли?!
        - Вы можете считать меня глупой, но уж точно не слепой!
        - Ладно, мисс Кой! Не горячитесь! У нас есть одно общее дело, которое надо обсудить. Подчеркну, это и в ваших интересах.
        - Я не желаю ни слова от вас слышать!- Габриель, размахивая метелкой для сбора пыли, начала наступать на Колдуэла. Он стоял на месте. Бешеный натиск Габриель его не пугал.- Идите прочь! Вон из моего дома!
        Свои слова Габриель подтвердила еще одним взмахом метелкой. Пыль полетела во все стороны. Габриель вновь не смогла удержаться и чихнула.
        - Будьте здоровы!- пожелал ей Эдвин, с трудом сдерживая смех.
        - Я вас убью!- Габриель разозлилась не на шутку. Он ворвался в ее дом без приглашения! Ведет себя нагло! Да еще и издевается над ней!
        Габриель кинулась, держа метелку наперевес, к Эдвину. Он легко перехватил ее руку, занесенную для удара. Аккуратно, стараясь не повредить нежную кожу, он обнял Габриель за плечи и приподнял над полом, так что ее глаза находились вровень с его. Брыкающуюся и шипящую разъяренную девушку он отнес в гостиную и аккуратно положил на диван.
        Но Габриель, вместо того чтобы успокоиться, вскочила и вновь бросилась на него. Эдвину ничего не оставалось, как вылить на разбушевавшуюся Габриель воду из вазы, которая стояла на журнальном столике.
        Габриель сразу даже не поняла, что произошло. Но когда она почувствовала, как холодная вода затекает за воротник, она остановилась и, задыхаясь как рыба, выброшенная на берег, с ненавистью уставилась на Колдуэла.
        - Это!.. Это!.. Да кто вы такой, черт возьми?!
        - Как-то вода на вас странно действует, мисс Кой. Перестаете узнавать старых друзей… Если помните, после кофе я вел себя гораздо спокойнее. А он был горячим!
        - Вы никогда не были мне другом и никогда не станете им! А вода, между прочим, холодная!
        - Не заводитесь снова,- попросил Эдвин.
        - Я вас ненавижу! Кого дьявола вы вообще пришли сюда?!
        - Если вы хоть на пять минут сдержите свой бешеный темперамент, я смогу все вам объяснить. Думаю, для вас это объяснение будет очень интересным.
        - Не желаю ничего слушать!
        Эдвин сделал один большой шаг и тут же оказался в опасной близости от Габриель. Он схватил ее за плечи и слегка встряхнул.
        - Успокойтесь и выслушайте меня. Я не хотел делать вам больно. Но если для того, чтобы вы меня спокойно послушали хотя бы пять минут, придется связать вас и засунуть в рот кляп, я пойду на это!
        Что-то в его голосе заставило Габриель поверить, что Эдвин вполне может это сделать.
        - Говорите,- обреченно сказала она.
        - Отлично. Я узнал, что Скотт Хиндо был подставным лицом мистера Буртона.
        - Это все?- Габриель пожала плечами.- Я догадывалась о чем-то подобном, но у меня не было доказательств.
        - Как же вы догадались?!- поразился Эдвин.
        - Очень просто. Буртон появился в городе сразу же, как только Хиндо продал мне комплекс. А уехал буквально за два дня до того, как я в первый раз увидела комплекс. Но, кроме этих совпадений, у меня ничего не было!
        - Вы правы. Я видел всю схему. Видел и поддельные документы.
        - И что теперь? Вашими усилиями у меня отняли комплекс. Как бы там ни было, но он принадлежит Буртону. И даже если удастся доказать причастность Буртона к мошенничеству, я не получу комплекс обратно. Это не имеет смысла!
        - Имеет, если вы доверитесь мне!- с жаром воскликнул Эдвин.
        - А вам-то это зачем?- поинтересовалась Габриель.
        - Я нарушил собственные правила, так что я должен теперь все вернуть на свои места. Если бы я сразу проверил все данные, я бы выступал на вашей стороне. И ничего бы Буртон не вернул! Я хотел извиниться, мисс Кой.
        - Извинения приняты, мистер Колдуэл. Но мне от этого не легче. Я не смогу распутать этот клубок.
        - Я смогу.
        - Не хотелось бы вас тревожить своими проблемами!
        - Габриель, прекратите!- Эдвин недовольно поморщился.- Забудьте вы о том, что я вам сделал больно. Да, я ошибся, но я теперь хочу все исправить.
        - Мистер Колдуэл, ваше предложение слишком заманчиво, чтобы я могла его сразу же принять. Я должна подумать.
        - Габриель, время идет, оно не будет ждать, пока вы на что-то решитесь! К тому же разве вы не хотите спасти дело всей своей жизни?- продолжал атаку Эдвин.- Без вас я не смогу ничего сделать. Вы мне очень нужны!
        - Один день ничего не изменит.- Габриель пожала плечами.
        - Все может изменить одна минута! Буртону достаточно просто отформатировать жесткий диск!
        - Вы разумный человек и должны понять, что он этого делать не станет. Там ведь не только на меня досье хранится… а уничтоженные данные можно восстановить. Нужен только толковый программист.
        - Так вы согласны?- продолжал настаивать Эдвин.
        - Как только решу, я вам сразу же позвоню,- ответила Габриель и встала, давая понять Эдвину, что ему пора уходить.
        - Только не думайте слишком долго,- попросил он, стоя в дверях и нежно глядя на Габриель.
        - Прогресс налицо,- прокомментировала Габриель.
        - То есть?- не понял Эдвин.
        - Вы предполагаете, что я могу думать… А как же «мужские игры»?
        - Не обращайте внимания!- махнул рукой Эдвин.- Это мужской снобизм. Но об этом мы поговорим как-нибудь в другой раз. А сейчас до свидания, Габриель.
        Ей показалось, что в это мгновение ее сердце выпрыгнет из груди. Эдвин так произнес ее имя! И столько нежности было в его голосе!
        - До свидания, Эдвин.
        Габриель поспешила закрыть дверь, чтобы он не увидел, какие чувства отражаются на ее лице.
        Боже мой! Что же это такое происходит! Он только назвал меня по имени, а я уже готова забыть все и броситься ему на шею! Неужели я забыла Майка?! Кажется, жизнь меня ничему не научила. Но как бы мне хотелось еще раз услышать, как Эдвин Колдуэл называет меня по имени!

11
        Габриель замотала голову полотенцем. Закончив уборку, она приняла душ и теперь собиралась заварить себе чашечку чаю и хорошенько подумать над тем, что ей сегодня сказал Колдуэл.
        Она уже давно подозревала, что дело с ее комплексом не такое простое, каким кажется на первый взгляд. Да, и она, и Буртон оказались в этой ситуации пострадавшими. Но слишком уж просто он отнесся к этому делу! Не так должен был вести себя человек, потерявший по вине мошенников собственность! И потом, Габриель узнала, что Буртон не так уж охотно шел на сотрудничество с полицией. Например, печати для сравнения он предоставил только через три дня. Если он ни при чем, зачем такие задержки? Правда, и Габриель знала далеко не все. Некоторые сведения, почерпнутые в беседах с мэром Арлтоном, заставляли задуматься над тем, в каком направлении ведется работа полиции.
        Да и сама Габриель заметила, что они гораздо охотнее выясняли подробности ее общения с Буртоном, чем с Хиндо или Толлером. Мэр кое на что намекал. Вероятно, сказать что-то определенное он не мог. Но Габриель не обижалась. Она понимала, что тайна следствия есть тайна. И вот туда-то ей точно не стоит соваться.
        Поэтому она не хотела, чтобы и Колдуэл начал заниматься этим делом. Вот если бы ей сказали, что Буртону предъявят обвинения, она бы с удовольствием приняла предложение Колдуэла и наняла его своим представителем. Вот тогда бы она вернула свой комплекс. А так…
        Черт, что же делать? Может быть, стоит поговорить с ним начистоту? Объяснить, что им сейчас лучше туда не лезть? Они ведь могут помешать полиции. А Эдвин, конечно, так сразу же и успокоится! Он желает сам докопаться до истины.
        Что за упрямый мужчина!- подумала Габриель. Вот бы из нас забавная пара получилась! Мы бы начинали утро с душа: он - в кофейный, я - под холодную воду. Да! Это было бы весело!
        Габриель сняла полотенце и распустила волосы, чтобы они просушились. Она не любила пользоваться феном. За потрясающий цвет волос приходилось расплачиваться тем, что они были очень тонкими и требовали нежного ухода и постоянного внимания.
        Она вышла с чашкой чаю на балкон. Работу фена великолепно выполнит свежий ветерок и ласковое солнце. К тому же здесь можно спокойно подумать.
        Только думать надо о деле, а не о том, чтобы затащить в свою постель этого адвоката!- довольно грубо осадила себя Габриель. И что я только в нем нашла?! Ну да, он красив, умен, обходителен, когда захочет. А самое приятное, что ему не надо доказывать, что у меня тоже есть что-то в голове. А как он смутился, когда ляпнул про «мужские игры»! Я видела Эдвина Колдуэла краснеющим! Да мне никто не поверит. Все почему-то уверены, что у него нет совести. Какая глупость! Все-таки большинство женщин - глупые курицы. Если мужчина после того, как переспал с ними, не заявляет, что теперь он как порядочный человек обязан жениться на ней, он тут же причисляется к разряду подлецов! Дуры!
        Габриель фыркнула.
        Не зря мама говорит, что общение с братьями мне повредило. Ни разу не представляла себя в белом платье перед алтарем. А наверное, забавное было бы зрелище! Я вся в кружевах (фу, какая пошлость!), стою, краснея и смущаясь, а он берет мою руку и надевает колечко на палец… Папа и братья умерли бы со смеху, увидев меня такой! Да и я бы, наверное, не могла бы остаться серьезной и постоянно смеялась бы… Господи! Ну о чем я только думаю?! Тоже мне - романтичная натура! Ее облили водой, а она мечтает о белом платье и фате! Что-то мне утренний душ на пользу не пошел. И вообще, как только я встречаюсь с этим Колдуэлом, в голову начинают лезть всякие глупости! Ужас просто. Нет, мне ни в коем случае нельзя с ним долго общаться, а то еще начну представлять себя с младенцем на руках! Брр!
        От размышлений Габриель оторвал телефонный звонок.
        Если это снова миссис Лоунг, я скажу ей все, что думаю по этому поводу!
        Габриель сняла трубку и недружелюбно буркнула:
        - Алло!
        - Габриель, что-то ты сегодня не в духе!
        - Ой, мистер Арлтон! Извините, мне просто надоедает моя соседка. Очень милая старушка.
        - Понимаю. А я думал, вы все еще нервничаете из-за того, что проиграли это дело.
        - Есть немного,- честно призналась Габриель,- но сегодня произошло кое-что, и теперь я просто не знаю, что мне делать!
        - Что у вас опять стряслось?
        Габриель, сама не зная почему, решила рассказать мэру о своей сегодняшней встрече с Эдвином Колдуэлом.
        - Так что теперь мне надо решить, буду ли я ему помогать,- закончила она свой рассказ.
        На другом конце провода повисло тревожное молчание.
        - Что-то не так, мистер Арлтон?- спросила Габриель.
        - Да. Дело в том, что я позвонил не просто поболтать.
        - Я вообще-то догадалась.
        - Габриель, полиция закрывает дело Буртона. За отсутствием улик.
        - Как! Но ведь… Они же только начали! Какие они могли найти улики, когда расследование ведется только три дня!
        - Я так понимаю, что на них нажали. И, простите, но мне бы очень не хотелось сталкиваться с тем, кто имеет подобную власть.
        - Я все понимаю, мистер Арлтон,- успокаивая его, сказала Габриель.- Только что же мне теперь делать?
        - Вероятно, придется все же обратиться за помощью к мистеру Колдуэлу. Он сделает все так, как надо. Будьте уверены. А на него нажать не так уж и просто. У него нет ни кабинета, ни должности, за которые надо держаться.
        - Да. Я так и сделаю.
        - Я даю вам свое благословение,- шутливо сказал он.- Но если что-то случится, я ничего не знал, договорились?
        - Конечно, мистер Арлтон. Я все прекрасно понимаю!
        - Я буду помогать вам по мере сил. И начальник полиции, он мой старый друг, тоже с удовольствием окажет вам всяческую помощь.
        - Потому что он ваш старый друг? Мне не хотелось бы, чтобы вы злоупотребляли этими отношениями ради меня. Ведь найти настоящего друга не так-то просто!
        - Я рад, что вы это понимаете. Но дело в том, что он и сам недоволен тем, что произошло. Источник давления он отказался мне прямо назвать, но я тоже кое о чем догадываюсь. Ему больше ничего не оставалось. А он терпеть не может, когда на него давят. Особенно если уверен, что пытаются обелить виновного человека. Так что поговорите с Колдуэлом, решите, какая помощь вам нужна, а я вам скажу, что нам по силам.
        - Спасибо вам, мистер Арлтон, я не знаю, чем заслужила такое отношение к себе!- Габриель чувствовала, что ее голос предательски дрожит.
        - Не говорите глупости! Вы вполне заслуживаете и большего. Хотя бы то, как самоотверженно вы боретесь за этот приют! Но меня ждут дела! До встречи, Габриель!
        - До свидания, мистер Арлтон.
        Габриель положила трубку. Она чувствовала, что сейчас снова расплачется. Но уже не от обиды на весь мир, а от благодарности, что есть люди вроде мэра Арлтона, готовые бескорыстно помочь, когда попадаешь в беду.
        Габриель сидела в машине, не решаясь выйти. Она уже почти полчаса смотрела на дом Эдвина Колдуэла и все не могла себя заставить открыть дверь и войти в этот дом.
        Сказать: «Мне нужна твоя помощь»,- значило для нее только одно: она добровольно отдает свою жизнь в руки мужчине. Не важно, что он совсем не похож на Майка. Не важно, что речь не о ее личной жизни, не о любви, а просто о деле. Комплекс значил для Габриель гораздо больше, чем какая-то любовь! И если она не решит эту проблему, она потеряет его навсегда.
        Но как же страшно вновь довериться! Вновь отдать кому-то в руки свою жизнь, свое счастье.
        Чем дольше я тут буду сидеть, тем меньше мои шансы на победу!- убеждала себя Габриель. Надо досчитать до трех и открывать дверь. К тому же - кто говорит о доверии? Это будет сотрудничество. Оно, кстати, и в его интересах! Иначе как он будет выглядеть, когда выяснится, что он защищал мошенника? А если еще и просочится информация, что Колдуэл знал о махинациях! Его карьере крышка. Мы должны помочь друг другу. А вот когда все закончится, можно будет подумать и о чем-то другом… Или пойти каждому своей дорогой.
        Габриель не знала, что бы она предпочла. Ее неудержимо тянуло к Эдвину с самого первого дня их знакомства. Ее сводили с ума его прикосновения. Голос, называющий ее по имени, до сих пор звучал в ушах Габриель. Он манил, звал ее в крепкие объятия. Даже его запах она могла бы различить среди сотен подобных запахов! Он был тем мужчиной, который не раз приходил к ней во сне. Но разве она могла доверять снам, если явь так жестоко обошлась с ней?
        Надо на что-то решаться! Вот сейчас… Габриель закрыла глаза и принялась отсчитывать: три, два…
        - Я знал, что вы приедете!- Голос, который не давал ей покою ночью, преследовал Габриель и наяву.
        От неожиданности она подскочила на сиденье.
        - Как вы меня напугали! Разве можно незаметно подкрадываться к людям?!
        - А разве можно стоять перед домом больше получаса и не решаться даже выйти из машины?- вопросом на вопрос ответил Эдвин.
        - Я не…- Габриель принялась судорожно искать оправдание своему странному поведению.- Просто…
        - Не мучайтесь, просто вы не решались признаться, что такой самостоятельной и умной девушке нужна помощь грубого мужлана.
        - Ну что вы…- протянула Габриель.
        - Да ладно, не разводите тут политес!
        - Хорошо,- сдалась она.- Мне действительно не очень хочется доверять вам. Но не потому, что вы грубый мужлан, а потому, что я уже довольно давно решила не доверять мужчинам ни в чем. А вы, к моему огромному сожалению, мужчина.
        - Судя по тому, что я о вас слышал, некоторых представителей моего пола вы очень даже привечаете?
        - Здоровье дороже принципов.- Габриель пожала плечами.- Мы будем обсуждать мои пристрастия или поговорим о деле?
        - Решили перевести тему?- поинтересовался Эдвин.- Может быть, меня очень даже интересуют ваши пристрастия?
        Вместо ответа Габриель посмотрела на него.
        - У вас взгляд Медузы Горгоны!
        - Не пойму, это вас восхищает?- ядовито поинтересовалась Габриель.
        - И интонация тоже,- добавил Эдвин.
        - Может быть, все же займемся делом?
        - Каким?
        - Колдуэл! Я сейчас развернусь и поеду домой!
        - Не поедете! Раз вы решились приехать сюда, я вам нужен! И очень!
        - Не льстите себе,- осадила его Габриель.- Я вам тоже нужна. Иначе бы вы сами принялись раскапывать это дело. А потом осчастливили бы меня своими открытиями в наивной надежде, что я в восторге подарю вам свою ленту, как победителю.
        - Очень цветисто, но суть уловлена. Еще раз преклоняюсь перед вашим острым умом, моя госпожа!
        - Не ёрничайте!
        - Пойдемте в дом. Там обо всем и поговорим.
        Он распахнул дверцу машины и подал Габриель руку. Она демонстративно проигнорировала его галантный жест.
        - Если хотите показать мне, что вы очень самостоятельная, можете так не стараться. Я и так вам верю. Охотно верю. Но позвольте один совет?
        Габриель удивленно приподняла бровь и жестом предложила ему продолжать.
        - Ни один мужчина не заинтересуется женщиной, которая отказывается принять его руку. Так что ваш феминизм вам же во вред.
        - Знаете, Эдвин…- сказала Габриель томным голосом. Она пристально смотрела ему в глаза и приближалась к нему. Габриель буквально источала страсть, и Эдвин с трудом проглотил комок в горле.- Если мне захочется какого-нибудь мужчину…- она приблизилась практически вплотную и положила ладонь Эдвину на грудь,- я просто подойду и возьму его. Но вас это сейчас не касается!
        Она резко отстранилась. Очарование момента было разрушено.
        - Ну так мы идем?- спросила Габриель, сделав несколько шагов по дорожке.
        Ошалевший Эдвин смотрел на нее, не в силах произнести ни слова. В ответ он просто кивнул.
        - И, Колдуэл, давайте договоримся. Наши отношения будут чисто деловыми. Никаких намеков, никаких прикосновений, Ничего.
        - Хорошо,- пробормотал Эдвин. Он был удивлен. Еще никогда он не видел, чтобы женщина так откровенно демонстрировала свою власть над мужчинами. Да что там! Он не встречал еще женщины, которая бы имела такую власть над ним!
        Он согласился, потому что понимал: если Габриель Кой захочет сделать его своим, он не устоит и минуты.
        Но если она хочет меня, тогда почему же сказала, чтобы отношения оставались чисто деловыми? А если не хочет, почему приставала? Я никогда не смогу ее понять!- обреченно подумал он и пошел за Габриель.

12
        - Ну, моя дорогая мисс Кой, что вас побудило принять мою помощь?- поинтересовался Эдвин, подавая Габриель чашку кофе.
        - А мне кажется, что это вам нужна моя помощь,- хитро прищурившись, сказала Габриель.
        - Вот как? Это же вы потеряли мечту своей жизни?
        - А вы можете потерять работу своей мечты!- парировала Габриель, отпивая из своей чашки.- Все же вы потрясающе варите кофе!
        - Благодарю!- Эдвин отвесил легкий поклон.- Но мне хотелось бы знать, что вас побудило прийти ко мне?
        Габриель пожала плечами.
        - Не люблю оставлять хороших людей в беде.
        Эдвин весело рассмеялся.
        - Вам надо было быть не ветеринаром, а юристом! Вы кому угодно заговорите зубы!
        - Кстати, как себя чувствует Тойси?- озабоченно спросила Габриель.
        - Раз ее нет дома, значит, великолепно! Гоняется за кошками на улице!
        - А вы не боитесь, что она снова удерет?
        - Нет, я заделал лаз под забором, который она выкопала. И к тому же у нее сейчас нет желания покидать своего хозяина. Как женщина,- Эдвин подмигнул Габриель,- вы должны ее понимать.
        - Не забывайтесь!- Она погрозила ему пальцем.- Лучше давайте о деле! Мы здесь все же собрались для того, чтобы обсудить некоторые вопросы, а не заниматься пустой болтовней!
        - Вот, значит, как?!- изумился Эдвин.- Получается, это я виноват в том, что мы до сих пор не сказали ни слова по делу?!
        - А кто же еще? Можете начинать,- милостиво позволила Габриель.
        - Знаете, вы очень похожи на Тойси!
        - Чуть-чуть зная вас, могу предположить, что это - комплимент.
        - В некотором роде,- согласился Эдвин.
        - И чем же я похожа на нее?
        - Умеете любую ситуацию перевернуть в свою пользу. Думаете, она страдала оттого, что вы отдавили ей лапу? Только первые минуты. А потом села мне на шею. И я ничего не мог поделать! Я понимаю, что она и сама может дойти до миски, но подношу ее к носу Тойси, понимаю, что ей не место на диване, но подсаживаю! Эти ваши дамские штучки!
        - Значит, глубоко в душе вы - подкаблучник?
        - Давайте лучше о деле!- быстро сказал Эдвин.
        Они рассмеялись.
        - Что вы знаете об этой махинации?- более серьезным тоном спросил Эдвин.
        - Знаю, что Буртон организовал это дело. Не знаю, как он сошелся с Хиндо, но то, что этот человек - подставной, не вызывает сомнения. Он сделал дубликаты печати и как-то ее изменил, чтобы в случае расследования распознали подделку. Нотариус также был подставным. Они провернули это дельце и исчезли. А потом появился Буртон и предъявил свои права на комплекс. Вот и все.
        - Отлично. Я тоже думаю, что дело было именно так. Простая, но очень эффективная схема. И она отлично работает!
        - Да уж!- недовольно сказала Габриель.- Что вы собираетесь делать?
        - Во-первых, заявить в полицию. Все же дело пахнет уголовщиной. Мошенничество - это очень серьезно.
        - Должна вас огорчить. Из самых достоверных источников я узнала, что расследование уже началось несколько дней назад, но недавно его прикрыли за недостаточностью улик.
        - Как так! Ведь они даже не проверяли его документацию!
        - Кто-то очень могущественный надавил на них. И они ничего не посмели сделать.
        - Кто-то настолько могущественный, что даже наш славный мэр и его доблестный друг начальник полиции не могут ничего сделать?- удивился Эдвин.
        - Именно!- согласилась Габриель. Она не стала спрашивать, как Эдвин догадался, что мэр активно вмешивается в это дело. Это было слишком просто. Ведь в интересах мэра было вернуть Габриель доброе имя.
        - Так эта информация, я надеюсь, у вас из первых рук?
        - Я бы сказала, из вторых. Но очень заинтересованных,- добавила Габриель. Теперь уж Эдвин точно должен догадаться, что мэр Арлтон целиком на их стороне.
        - Как неудачно…- Он покачал головой.- Я примерно представляю, кто мог приказать нашему шефу полиции. И мне бы тоже не хотелось связываться с этими людьми…
        - Вы отказываетесь?- с вызовом спросила Габриель.
        - Ну, не надо так выпячивать подбородок, моя дорогая мисс Кой! Не готовьтесь к битве. Я просто сказал, что мне это не нравится. Но это значит только то, что я буду крайне осторожен!
        Габриель расслабилась.
        - Что еще вам сказали ваши таинственные друзья?- поинтересовался Эдвин.
        - Только то, что они могут нам помочь. До известных пределов, правда…
        - Но и за это честь и хвала им! Хорошо, когда у власти порядочные люди. Я знаю, за кого буду голосовать.
        - Получился маленький митинг?!- ехидно спросила Габриель.
        - Ну что вы! Просто выражение лояльности. И что мы будем делать дальше?- спросил Эдвин и в ответ получил лишь пожимание плечами.- А говорили, что не очень-то нуждаетесь в моей помощи…
        - Говорила,- согласилась Габриель.- Я думаю, что для начала нам надо получить больше информации. Может быть, даже выйти на след Хиндо или Толлера. Всякое может быть! Если бы мы их нашли, они, я думаю, не стали бы брать всю вину на себя.
        - Вы правильно мыслите,- подумав, согласился с ней Эдвин.- Нам действительно не хватает информации.
        На несколько минут в комнате повисло молчание. Габриель не решалась что-то сказать, потому что видела, что Эдвин глубоко задумался. Ей казалось, что она присутствует при рождении гениальной идеи, которая изменит жизнь всего человечества.
        Какой бред!- подумала Габриель, насмехаясь над собой. Тоже мне, помесь Леонардо да Винчи и Эркюля Пуаро! И его верная спутница! Что-то я в последнее время заговариваюсь. Верная спутница! Надо же такое придумать!
        Габриель хмыкнула.
        - Не одобряете мою идею, хотя я ее еще и не высказал?- поинтересовался Эдвин.
        - Нет, это я о своем.
        - А! Понятно. И что там своего в вашей светлой и хорошенькой головке?
        - А вот это вас точно не касается. И всем нам было бы интереснее обсудить, что в вашей голове появилось новенького за эти минуты напряженных размышлений.
        - Говорят, я делаю страшное лицо, когда думаю.
        - Да уж, становится видно, как у вас рождается мысль. Но в другое время ваше лицо очень даже милое!
        - Не знаю, комплимент вы мне сказали или гадость…
        - Да говорите вы уже, что придумали!
        - А то вы выплеснете на меня кофе?- поинтересовался Эдвин.
        - Если это поможет вам говорить, то да! Хотя жаль тратить его на вас. Уж слишком он вкусный!
        - Под такой угрозой я готов выложить вам все как на духу.
        - Не томите уже, Колдуэл!
        - Вы же знаете мое имя?
        - Но как-то… неудобно…
        - А возле машины вам было удобно?
        - Это была другая ситуация!
        - Ладно,- обреченно махнул он рукой,- вас не переспоришь!
        - Говорите уже!
        - Есть ли у вас друзья, которые могли бы посоветовать нам парня, дружащего с компьютерами и способного залезть в чужой компьютер и покопаться в его мозгах?
        - Я полагаю, парень к тому же должен уметь держать язык за зубами?
        - Конечно! Вы ведь не хотите, чтобы завтра же все знали о том, что мы копаем под Буртона?
        - Нет, конечно!
        - Так как?
        - Я думаю, такого парня найти можно,- задумчиво сказала Габриель.- Он должен быть кем-то вроде тех ребят, что сидят в отделе компьютерной информации в полиции?
        - Да, кем-то вроде!
        - Хорошо, я сегодня же переговорю со своим знакомым.
        - Только, моя дорогая мисс Кой, не хотите ли сходить сегодня вечером к кому-нибудь в гости? Например, к вашей соседке.
        - К миссис Лоунг?
        - Именно! Я пробовал вам звонить, что-то у вас с телефоном.
        - Колдуэл, вы уверены, что нужна такая секретность?
        - В этом мире, моя милая, нельзя быть ни в чем уверенным!- наставительно сказал Эдвин.
        - Боже, начались поучения!
        - Не мне вас учить, моя дорогая мисс Кой!
        - Перестаньте же меня так называть!
        - Тогда перестаньте меня называть Колдуэлом!
        - Хорошо, Эдвин,- со вздохом сказала Габриель.- В общем, я поговорю с нужными людьми. Пожалуй, мне пора.
        - Вы уже хотите меня покинуть?
        - Чем быстрее я вас покину, тем быстрее смогу позвонить! Приедете ко мне вечером, мы все обсудим.
        - Нет, Габриель, не стоит. Ваш дом может быть под наблюдением. А мне Буртон, кажется, все еще доверяет. Лучше встретиться на нейтральной территории.
        - И где же?
        Эдвин задумался. Появляться с Габриель в кафе или в ресторане было слишком опасно. Гуляние по парку также могло привести к тому, что чьи-нибудь любопытные глаза вычислили бы их. Неожиданно Эдвина осенило.
        - Я знаю место, где мы будем в абсолютной безопасности!
        - И где же это? Неужели в церкви?
        - Там тоже, но слишком подозрительно будет, если мы с вами вдруг станем ревностными католиками.
        - Да уж!- хмыкнула Габриель, представив, что бы случилось со стареньким священником, если бы он их увидел в своей церкви.
        - Приезжайте ко мне в офис. Там мы сможем все спокойно обсудить, не вызывая ничьих подозрений. Кстати, а почему вы не хотите приехать ко мне домой?
        - Вечером! Одной! К одинокому мужчине домой! Это же будет конец моей репутации! Мамочка мне этого никогда не позволит! К тому же это точно вызовет подозрения.
        - Ясно,- остановил ее Эдвин. Он чувствовал, что Габриель не хочет ехать к нему по какой-то другой причине, но вот в чем она состояла…- Нормального ответа я от вас не добьюсь.
        Габриель согласно кивнула. Как же она могла признаться ему, что в сумерках уходящего дня ее решимость оставить их отношения чисто деловыми растает, как утренний туман! Эдвин не должен даже догадываться об этом. Пусть уж лучше считает ее сумасбродкой!
        - До встречи.
        - До свидания, Габриель. Я буду в офисе до половины седьмого.
        - Думаю, к этому времени мне будет известно все.
        Ровно в шесть двадцать вечера Габриель сидела в удобном кресле в кабинете Эдвина. И докладывала о своей части их общего дела.
        - Нужный вам человек приедет с соответствующей аппаратурой в девять вечера к вам домой. Он представится как наладчик оборудования. Объяснит все на месте. Хорошо бы, чтобы его никто не видел.
        - Я постараюсь все сделать так, как надо. Что еще вам удалось узнать?
        - Если мы добудем нужные свидетельства, нам всячески помогут. В том числе возобновят дело. Но у них сейчас руки связаны.
        - Отлично! Но наши-то руки свободны! А они достаточно длинны!
        - Берегись, Буртон?- спросила Габриель.
        - Именно!- подтвердил довольный Эдвин.- А теперь нам вновь придется устроить скандал. Вы же пришли ко мне по делу о комплексе?!
        - Хорошо!- покорно согласилась Габриель.
        В следующий миг в Эдвина полетела глиняная пепельница - подарок одного гончара, которому он серьезно помог в свое время. Эдвин на лету схватил ее и показал Габриель на пресс-папье. Его было не жалко.
        Габриель с трудом подняла тяжелое пресс-папье и бросила его, но не в Эдвина, а в дверь.
        - Ах вы! Вы такой же мерзавец, как и этот негодяй Буртон! А я думала, что вы - порядочный человек!- закричала она.
        - Мисс Кой, успокойтесь, пожалуйста!- так же громко сказал он, чтобы услышали те заинтересованные, что уже собрались под дверью.- Я же не виноват, что у вас не хватило ума все сделать правильно!
        - Вы!.. Вы!..- Казалось, Габриель задыхается от гнева и поэтому не может сказать ни слова.
        - Я всегда говорил: блондинки годны только для фотографий в мужских журналах.- Эдвин решил ей помочь, вспомнив, что Габриель всегда болезненно реагирует на соотнесение цвета волос и ума.
        На этот раз в него полетела папка с бумагами. Габриель предусмотрительно распахнула дверь, чтобы любопытствующие смогли воочию убедиться: скандал нешуточный.
        - Чтобы я еще раз переступила порог этого кабинета!..
        - А придется,- сказал Эдвин. Он любовался Габриель. Ему казалось, что ни одна женщина не была так прекрасна, как она, даже когда сердилась.
        - Мы поговорим с вами в другом месте, мистер Колдуэл!- пригрозила Габриель.
        - Уж не в коллегии адвокатов ли?- поинтересовался он.
        - Именно там!- выкрикнула Габриель и, бросив в него напоследок какую-то статуэтку, вылетела за дверь.
        Все, кто стоял под кабинетом, разлетелись в стороны. Никто не решился стоять у разъяренной мисс Кой на пути.
        Кажется, спектакль удался. Надо будет сказать Эдвину, что мне понравилось. Или не говорить, просто почаще приходить к нему сюда? Габриель усмехнулась. А чем я буду бросаться в него через несколько таких визитов?
        Ровно в половине десятого в дверь позвонили. «Настройщик» ушел через сорок минут, и его никто не видел, в этом Эдвин был уверен. Теперь к его компьютеру было подключено оборудование, которое сразу же, как только Буртон войдет в Интернет, начнет качать информацию с его компьютера на компьютер Эдвина. Оставалось только ждать. А потом анализировать результаты.
        Когда Эдвин прочитал все документы Буртона, он почувствовал изумление. Он давно предполагал, что схема отработана, причем несколько раз. Но, оказывается, он даже и представить себе не мог размеры мошенничества Буртона.
        Подставными были не только продавцы и нотариусы, но и фирмы-подрядчики. Это была целая армия. И все нити держал в своих руках Буртон. Именно поэтому он не уничтожал документы и схемы. Он мог просто запутаться без них!
        Больше двух раз он одного человека не использовал. И многие, как подозревал Эдвин, даже и не могли предположить, что их использовали для махинаций с недвижимостью!
        Империя Буртона захватила почти весь север Соединенных Штатов и уверенно продвигалась на юг и на запад. Еще несколько месяцев, и подобные аферы Буртон провернет и в Сан-Франциско и в Хьюстоне. Планы уже разработаны. И Эдвин ни минуты не сомневался, что Буртон легко приведет их в исполнение.
        Он в некотором роде гений!- подумал Эдвин. Надо же! Придумать такое и воплотить это в жизнь! Насколько же умна оказалась Габриель, что раскрутила это все. И ведь у нее нет ни специального образования, ни опыта! Это я должен был догадаться обо всем еще в первый день, когда Буртон пришел ко мне! А теперь придется расхлебывать эту кашу. А что самое неприятное, мне кажется, что я знаю, кто давит на шефа полиции. Если мы действительно сможем что-то сделать, надо будет сразу же связаться с ним!
        Эдвин еще несколько часов разбирался в огромной империи Буртона. Он поражался тому, как отлаженно и четко работал механизм. И ведь стоило Буртону порвать только одно звено, как сразу же все остальные звенья становились недоступными. Как хорошо, что сам Буртон не слишком разбирается в компьютерах и не смог поставить настоящую защиту. И как хорошо, что код, придуманный Эдвином, оказался ключиком и к этим данным.
        Бывают же такие совпадения! Если бы не оно, я бы ни за что в жизни не подумал, что Буртон - мошенник! Да, он неприятный человек, но я видывал и похуже! Габриель, наверное, женским чутьем почувствовала, что ее обманывают. А как она все это раскрутила! Какой ум! В первый раз вижу женщину, которая прекрасно знает, что ей надо и как этого добиться! Я сделаю все, чтобы она получила свой комплекс и была счастлива.
        Эдвин дал себе это обещание. Это было так просто! И он мог это сделать. Он мог подарить Габриель счастье, если она видит его таким. Но Эдвин постарался загнать как можно глубже мысль о том, что он мог бы дать Габриель настоящее женское счастье.

13
        Эдвин посмотрел на часы, стрелки показывали почти пять утра. Он всю ночь просидел над теми документами, которые удалось получить, взломав компьютер Буртона. Он раскладывал все по полочкам и пытался найти, где же в этой системе слабое звено, за которое можно зацепиться и раскрутить всю цепь.
        Он прекрасно понимал, что, если сейчас придет в полицию с этими распечатками, ему, может быть, и поверят, но вот сделать ничего не смогут. Надо было найти что-то, что служило бы неопровержимым доказательством в суде.
        Черт! Этот Буртон слишком умен!- зло подумал Эдвин. Если бы не случайное совпадение, у меня бы сейчас не было и этого. Но как же я могу прижать его? Да еще и эти его покровители. Надо, кстати, выяснить, что это за люди и почему они запрещают полиции копать под Буртона. Если мои догадки окажутся верными, мне будет проще с ними общаться, когда придет время.
        Эдвин потер уставшие за долгую и напряженную ночь глаза. Ему очень хотелось сейчас лечь спать, но надо было работать. Чем быстрее он поймет, в чем тут дело, тем больше шансов прижать Буртона. Он потряс головой, прогоняя сон, и вновь погрузился в работу.
        Эдвин очнулся, когда солнце заливало своим светом сад за окном. Стрелки переместились на половину одиннадцатого.
        Кажется, я все же уснул!- хмыкнул Эдвин. Интересно, на чем я остановился, прежде чем отключился? Он взял листок, который лежал сверху, и прочитал текст. Ничего нового Эдвин не почерпнул.
        Да, не вижу я вещих снов, а жаль. Значит, надо работать наяву. Может быть, стоило привлечь Габриель? У нее неплохо варит голова, и она смогла бы что-то найти, чего не вижу я. Хотя ей и так сейчас нелегко. Но позвонить, конечно, надо.
        Эдвин понимал, что Габриель сейчас надо увольнять работников и вывозить оборудование. Они надеялись на победу, Эдвин даже был уверен в ней, но видимость того, что Габриель смирилась с поражением, все же требовалось создать. Если она продолжит строительные работы, Буртон может что-то заподозрить. А вот этого никак нельзя допустить!
        Он снял телефонную трубку и набрал номер Габриель, но тут же положил трубку на рычаг.
        Что-то я совсем плохо соображаю!- подумал Эдвин. Ведь я сам запретил ей делать любые звонки, касающиеся этого дела, со своего телефона! Как же мне с ней связаться? А может быть, снова вызвать ее в офис? Да! Сейчас скажу, что вчера она забыла документы, поэтому должна заехать и забрать их.
        Эдвин вновь набрал номер Габриель и долго слушал длинные гудки.
        Странно, где она может быть?- подумал Эдвин, но тут же ударил себя по лбу. Нет, сегодня не мой день! Ведь уже почти ланч! Конечно, она на стройке, разбирается с рабочими и оборудованием. Или в своем кабинете. В общем, занимается делами. Но как же мне с ней связаться? Остается только ждать, когда она сама мне позвонит. А вообще надо ехать в офис. Распечатки читать я могу и там.
        Эдвин быстро собрался и поехал в свою контору. Его сотрудники не удивились тому, что шеф приехал так поздно. Его график был совершенно свободным. И в этом не было ничего удивительного. Клиент мог назначить встречу на любое время. Тут уж учитывались его интересы, а не график Эдвина. Так что, когда он прошел в свой кабинет, ему просто принесли традиционный утренний кофе.
        Эдвин погрузился в дела, которых накопились просто горы! Он слишком много занимался делом «Буртон - Кой», как оно проходило в его картотеке, и не уделял внимания другим делам. А их было немало.
        На Эдвина работали несколько юристов, которые консультировали клиентов и вели не слишком сложные дела. Все самое интересное Эдвин предпочитал брать себе. Ему было безразлично, какую сумму он получит за свои услуги. Главное - чтобы дело было по-настоящему увлекательным. Хотя от крупных гонораров, как в случае с Буртоном, он так легко не отказывался.
        - Мистер Колдуэл!- В кабинет вошла его секретарь.
        Мисс Стенли перевалило за пятьдесят, а она так и осталась старой девой. Эдвин не понимал, в чем дело: вроде бы симпатичная, не обделена чувством юмора… Сама же мисс Стенли любила говорить, что мистер Колдуэл - мужчина ее мечты: приходит поздно, уходит рано, не капризничает, не ревнует, отлично платит, поэтому она останется верна только ему.
        - К вам молодая леди, которая вчера устроила беспорядок в вашем кабинете.
        - Что нужно от нас мисс Кой?
        - Говорит, что забыла какие-то документы…- Мисс Стенли пожала плечами. Она-то знала, что ее шеф всегда очень аккуратен в работе с документами. И следит, чтобы в его кабинете не оставалось ничего лишнего.
        - Пусть пройдет, я не знаю даже, что мне искать!
        - Э-э-э…- протянула мисс Стенли, но потом решила, что ее шефу виднее,- конечно, мистер Колдуэл. Принести кофе?
        - Лучше чай.
        Через несколько секунд вошла Габриель.
        - Доброе утро,- поздоровалась она.
        - Доброе,- согласился Эдвин и жестом предложил ей садиться.- Сейчас принесут чай, и мы поговорим.
        - Сегодня без скандала?- с улыбкой спросила Габриель.
        - А вам понравилось?
        - Вчерашнее шоу? Очень! Ужасно забавно кидаться в вас, Эдвин, пресс-папье. Только оно уж слишком тяжелое,- пожаловалась Габриель.
        - Хорошо,- рассмеялся Эдвин,- в следующий раз, когда вам надо будет чем-то в меня кинуть, я принесу гору подушек. Как-то все же безопаснее!
        - Но я и не старалась в вас попасть!
        - А если бы старались?
        - Конечно, попала бы! Я же росла с братьями, а кидаться друг в друга чем-нибудь было нашим любимым развлечением. И потом, мы постоянно играли в индейцев. Так что я владею и луком.
        - С каждым днем мне все страшнее становится общаться с вами!
        - Не беспокойтесь, Эдвин, я так и не смогла найти на чердаке мой старый лук. Наверное, мама его выкинула, опасаясь, что я вместо того, чтобы бегать на свидания, начну тренироваться в стрельбе!
        - Вы удивительная девушка, Габриель!- воскликнул Эдвин.
        - Приятно слышать от вас комплименты.
        - Знаете, что меня больше всего в вас поражает?
        - Нет, но было бы интересно услышать. Надо же знать, в каком направлении совершенствоваться!
        - А вам очень хочется мне понравиться?
        - Эдвин, вы что-то говорили о моей меткости?
        - Сдаюсь!- Эдвин поднял руки вверх.- Мне очень жалко этой пепельницы, а больше кинуть нечем.
        - Вот и отлично! Теперь можете мне сказать, что вам во мне нравится. Все же приятно слушать комплименты.
        - Мне очень нравится то, что вы говорите совершенно искренне, правда, часто сначала ляпаете, а потом думаете. Но в этом есть своя прелесть!
        - Ничего себе комплимент!
        - А еще мне нравится то, что вы отлично соображаете! Я сегодня полдня думал, как с вами связаться.
        - У вас есть что-то новое?
        Вместо ответа Эдвин поднес к губам палец. Дверь открылась, и в комнату вошла миссис Стенли. Она поставила на стол чашки с ароматным крепким чаем и вышла. Все это время в комнате висела тишина.
        - Так что там?- нетерпеливо спросила Габриель.
        - Мне жаль вас огорчать, но ничего нового.- Эдвин развел руками.- Я хотел попросить вас о помощи, если у вас, конечно, есть время для анализа документов.
        - Я не умею этого делать, но возьмусь. Вы должны понимать, что для меня сейчас нет ничего важнее!
        - Отлично! А как вы сообразили сказать, что забыли документы?
        - А что еще я могла сказать? Вчера мы с вами расстались так, что ни о какой дружеской беседе за чашечкой чаю и не могло идти и речи. И вы же не склеротик, чтобы забыть мне все сказать за один раз! А значит, я могла только что-то забыть. Кроме документов, нет ничего такого, за чем бы я к вам вернулась. То есть платочек или заколка не подходят. Все просто!
        - Действительно, просто! Может быть, мне стоило отдать вам сразу же документы, причем все?
        - Может быть,- улыбнулась Габриель.- Но есть многие вещи, в которых я не разбираюсь. Так что без вас мне не обойтись.
        На столе Эдвина затрещал телефон. Он нажал на кнопку коммутации.
        - Да, мисс Стенли?
        - Мистер Колдуэл, на линии мистер Буртон.
        - Соединяйте!- распорядился Эдвин.
        - Третья линия.
        Эдвин включил нужную линию. Он прикрыл мембрану ладонью и сказал Габриель:
        - Я включу громкую связь, вы должны это слышать, поэтому сидите тихо, как мышка.
        Габриель согласно кивнула.
        - Доброе утро, Декстер!- приветствовал клиента Эдвин.
        - Не такое уж и доброе!- отозвался Буртон.
        - Что-то случилось?- настороженно спросил Эдвин.
        - Мне очень нужно переговорить с тобой!
        - Что произошло?
        - Это не телефонный разговор, Эдвин! Но я тебе могу сказать только одно: кто-то нарушает закон о конфиденциальности. Мне нужна твоя помощь.
        - Хорошо, Декстер, где и когда мы встретимся?
        - Ты не мог бы после ланча подъехать ко мне в офис?
        Эдвин несколько секунд помолчал, как будто прикидывал, может ли он составить компанию Буртону во второй половине дня.
        - Хорошо, Декстер, но только в три часа.
        - Отлично! Я буду тебя ждать!
        Эдвин положил трубку.
        - Вот видите, моя дорогая мисс Кой! Вы в корне отличаетесь от него!
        - Чем же?
        - Вы бы сказали «спасибо».
        - Он что-то заподозрил?- спросила Габриель.
        - Я думаю, да.
        - Тогда он может подозревать вас!
        - Вряд ли, скорее всего, под ударом находитесь вы,- серьезно сказал Эдвин.- И мне это очень не нравится! Я боюсь за вас, Габриель!
        - Ну не будет же он меня убивать или похищать!
        - Вы даже не представляете, каков размах его империи! Ради того, чтобы уберечь ее, он готов на все.
        - Не пугайте меня, Эдвин! Я не верю, что он пойдет на такие крайние меры!
        - Габриель, я вас прошу: не оставайтесь одна ни в коем случае! Постоянно будьте на виду! Крутитесь везде, где много людей. Сходите с подругой в кафе, пройдитесь по магазинам!
        - У меня нет подруг,- тихо сказала Габриель.
        - Как нет под…- Эдвин запнулся, увидев взгляд Габриель.
        - Нет, и все,- жестко сказала она.- Мне они не нужны. И давайте не будем об этом. Не беспокойтесь, я позабочусь о себе.
        - Тогда хотя бы заприте дверь кухни!
        Габриель кивнула и встала.
        - Я заеду к вам вечером,- сказал ей на прощание Эдвин.- Думаю, я уже буду знать, подозревает ли вас Буртон или нет.
        - Хорошо, я буду ждать вас,- ответила она.
        Эдвин почувствовал, что за этими словами скрывается что-то большее, чем просто констатация факта. Он посмотрел Габриель в глаза и прочитал там все, о чем только мог догадываться.
        - Вы помните наш уговор?- спросила Габриель, ее голос дрожал.
        - Это чисто деловые отношения,- тихо подтвердил Эдвин.
        - Да, так оно и будет.
        Они еще несколько секунд смотрели друг на друга.
        В полной тишине Габриель развернулась и вышла из кабинета. Эдвин без сил опустился в кресло.
        И как мы теперь будем жить? Она ведь ни за что не согласится принять от меня что-то большее, чем просто помощь. Что за дурацкая гордость! Она ведь даже помощь не принимает! Мы ведь партнеры. Не больше, но и не меньше! Но я же видел эти глаза! Она не лгала мне. «Чисто деловые отношения»! Почему она так решила? Она чего-то боится. А я не знаю, как ей помочь. Габриель, ты - единственная загадка, которую мне сейчас действительно хочется решить!
        В кабинете у Буртона было накурено и душно. Эдвин недовольно скривился. Он давно бросил эту вредную привычку и теперь с трудом переносил запах табака.
        - Да, дела действительно из рук вон плохи!- сочувственно сказал он и кивком головы указал на пепельницу, полную окурков.
        - И не говори, Эдвин! Я не знаю, что мне делать! Кто-то залез в те документы, которые нельзя видеть никому, кроме меня, и похозяйничал там!
        - Почему ты так уверен?- спросил Эдвин.
        - Только потому, что мне поставили специальную сигнализацию. И она среагировала.
        - Да-а-а…- протянул Эдвин. Об этом он и не подумал. Но теперь уже было поздно что-то менять. Дело сделано.
        - Я боюсь, что теперь информация попадет не в те руки… В общем, мне понадобится помощь адвоката.
        - Я понял, Декстер. Но ты зря так волнуешься. Как адвокат могу тебе сказать, что, даже если эта информация где-то выплывет, воспользоваться ею будет сложно. Она получена незаконно.
        - Это слабое утешение. А коммерческая тайна? Вдруг кто-то ею воспользуется, чтобы навредить моему предприятию?
        - Тогда мы легко его прищучим.
        - Как все просто! Ты отлично умеешь успокоить, Эдвин!
        - И что ты собираешься сейчас делать?
        - Найти того, кто этим занимается. И оторвать ему уши. И другие выступающие части тела!
        Судя по лицу Буртона, он действительно был готов разорвать на части того, кто залез в его компьютер. И Эдвин прекрасно понимал почему.
        - У тебя есть какие-либо предположения?
        - Пока что ничего.
        - Хорошо,- сказал Эдвин,- тогда зайдем с другой стороны. Кому это может быть надо?
        - Я не могу понять, кому это надо! У меня нет врагов! Да, есть люди, с которыми я соперничаю. Но не до такой степени, чтобы нарушать закон!
        Это ты-то говоришь о законе!- зло подумал Эдвин. Но он умел держать себя в руках. Дело превыше всего. Буртон ничего не должен узнать до тех пор, пока не попадет за решетку. Эдвин сейчас убедился, что этот человек действительно опасен. Ему надо было проверить еще кое-что.
        - Слушай, а тебе не могут просто мстить?- подкинул он еще одну идею.
        Буртон пожал плечами.
        - Могут. Хотя я всегда старался действовать как можно мягче. Есть люди, которые обижены на меня, но, опять же, не до такой степени!
        - Есть один человек, который обижен как раз до той самой степени.
        - Ты это о ком?- удивленно спросил Буртон.
        - О мисс Кой.
        Буртон рассмеялся. Он хохотал долго и с удовольствием. Эдвин не мог дождаться, когда же он успокоится.
        - Эта девчонка, уверен, не знает, с какой стороны у компьютера питание включается! А ты о шпионаже!
        - Но она могла кого-нибудь нанять!- продолжал настаивать Эдвин. Ему необходимо было убедиться, что Буртон не станет копать под Габриель и что она не пострадает. Это было самым важным на данный момент.
        - Эдвин, я удивляюсь, как тебе удалось достигнуть таких вершин! Ты совершенно не разбираешься в людях! Мисс Кой умеет только скандалить. Да, расцарапать мне лицо - в это поверю охотно, но хакерство! Нет! Это не она.
        - Ну хорошо,- согласился Эдвин, сделав вид, что его убедили железные доводы Буртона.
        - Как только я узнаю, кто это, я сразу же скажу тебе, и мы решим, как нам лучше с ним поступить.
        - Декстер, ты должен помнить, что я все же законник.
        - Конечно, я это помню! Я только имею в виду, что ты составишь обвинение - как оно там называется?- подготовишь все документы, в общем, займешься своим делом.
        - Я напишу иск,- кивнул Эдвин.- Я буду рядом с тобой в зале суда.
        Он даже не солгал Буртону. Он действительно и иск напишет, и документы подготовит, и даже будет находиться в одном с ним зале. Вот только выступать он будет не на стороне Буртона.
        - Слушай, а может быть, мы сейчас подпишем контракт?- предложил Буртон.
        - Нет, Декстер. Вот как только будет назначено заседание по этому делу…
        - Хорошо,- легко согласился Буртон.
        - А что ты собираешься делать сейчас, пока злоумышленников будут искать? Ты, кстати, заявил в полицию?
        - Нет, что они могут,- отмахнулся Буртон.
        Эдвин усмехнулся: если бы этот черный король недвижимости знал, что может полиция, он бы не говорил об этом так спокойно. К тому же Буртону полиция совершенно не нужна. Они могут потребовать данные, которые у него украли.
        - А пока суд да дело,- продолжал Буртон, усмехнувшись,- я перепрячу все. Сменю код, поставлю новую защиту. Завтра придет спец по этому делу.
        От этих слов Эдвину стало не по себе. Они смогли получить доступ в святая святых Буртона лишь потому, что знали код. А теперь? Что они будут делать, когда он сменит все установки?
        - Слушай, Эдвин, а приходи ко мне сегодня! Посидим, поболтаем…- предложил ему Буртон.
        Эдвин понял, что, возможно, это их единственный шанс. В его голове уже зрел план.
        - Отлично, Декстер! Я как раз думал, чем занять вечер!
        - Тогда я тебя жду в восемь.
        - До встречи,- ответил Эдвин и вышел из кабинета.
        Ему ужасно хотелось на свежий воздух. Туда, где нет даже тени присутствия этого отвратительного человека. Но дела не ждали. Они не могут потерять этот шанс. Если не сегодня, то уже никогда.
        Эдвин завел мотор и поехал к одному очень полезному знакомому, который увлекался химией и был кое-чем обязан Эдвину. Он мог рассчитывать на его помощь.

14
        Эдвин так и не успел найти Габриель до вечерней встречи с Буртоном. Ее не было ни дома, ни на стройке, ни в ее кабинете. Эдвин уже начал переживать, куда же она подевалась. Он только надеялся, что разминулся с ней где-то в дороге. В итоге он решил просто засунуть ей под дверь записку с указаниями. Он надеялся, что Габриель вовремя вернется домой и сделает все так, как он написал.
        Он приехал ровно в восемь вечера. Буртон уже ждал гостя в библиотеке. Он приготовил бутылку виски и два стакана. Эдвин понял, что его «приятель» собирается основательно напиться сегодня. И это могло оказать ему большую помощь.
        - Ну, узнал что-нибудь новое о том, кто взломал твой компьютер?- поинтересовался с порога Эдвин.
        - Ничего!- огорченно ответил Буртон. Он весь дрожал от гнева и бессилия.- Я весь день бился, пытаясь понять, кому это надо. У меня появилась парочка вариантов. Есть люди, которые кое-что знают о моем бизнесе, но они уже давно должны были забыть о моем существовании!
        - А если они как раз решили вспомнить, что «Буртон инвест» все еще действует на рынке недвижимости?
        Буртон пожал плечами.
        - Тогда им крупно не повезло. Ну что ты стоишь? Присаживайся!
        - Спасибо,- поблагодарил Эдвин. Он выбрал кресло в тени от абажура лампы, чтобы не были слишком заметны его манипуляции с бокалом.
        - Давай не будем сегодня об этом деле,- предложил гостю Буртон.- Я хочу отдохнуть в приятной компании.
        - Не могу ничего возразить,- развел руками Эдвин.- Ты как всегда прав, тем более что я уж точно не могу сказать тебе ничего нового или интересного. Я мало разбираюсь в подобных вещах.
        - Не надо, Эдвин, не извиняйся!- великодушно заявил Буртон, хотя Эдвин даже и не собирался извиняться.- Ты юрист, и в этом ты разбираешься на ура. Так что давай выпьем за то, чтобы каждый занимался своим делом! И чтобы успех ему сопутствовал!
        Эдвин охотно согласился, и они подняли стаканы. Янтарная жидкость красиво преломлялась в рассеянных лучах настольной лампы. Кубики льда были похожи на горы и тоже искрились в нежном свете.
        Этот вечер мог бы быть очень хорош, если бы напротив сидел не этот жирный негодяй, а кто-нибудь более приятный, подумал Эдвин. Например, Джим.
        - О чем задумался?- спросил Буртон.
        - О том, что такие вечера очень редки в нашей жизни.
        - Отлично! Давай вот за это и поднимем бокалы еще раз!
        - Давай!- согласился Эдвин.
        Он предусмотрительно выпил несколько таблеток активированного угля, так что теперь мог надеяться, что благодаря адсорбенту алкоголь повлияет на него очень слабо.
        А вот радушному хозяину уже было не по себе. Лицо его разрумянилось еще больше, и на лбу выступил пот. Глазки Буртона начали бегать, не останавливаясь подолгу ни на одном предмете. Эдвин понял, что лучшего момента и не придумаешь: Буртон еще все понимал и утром мог бы легко вспомнить, что происходило вечером в его доме, но окружающую действительность он воспринимал уже с определенными трудностями.
        Давай же, Габриель! Я так на тебя надеюсь!- молил Эдвин.
        И будто в ответ на его просьбу зазвонил телефон.
        - Кто бы это мог быть?- удивленно спросил Буртон.
        - Да еще в такое время!- поддержал его Эдвин.
        - Ничего не поделаешь, придется идти.
        Буртон со стуком поставил стакан на столик рядом со стаканом Эдвина. Он с трудом поднялся с кресла и отправился в другой конец комнаты, где стоял аппарат. Он повернулся спиной к гостю. Эдвин понял, что пора действовать.
        Неуловимым движением он выбросил из рукава маленькую склянку с белым порошком. Это было сильнодействующее снотворное. Знакомый химик уверил Эдвина, что его невозможно почувствовать, особенно в алкоголе. А к утру вещество полностью разложится в организме, и если даже возьмут кровь на анализ, ничего, кроме продуктов распада алкоголя, не найдут.
        Эдвин всыпал содержимое склянки в стакан Буртона. Теперь надо было только подпоить Буртона до того состояния, чтобы он уж точно ничего не заподозрил.
        - Черт знает что!- воскликнул рассерженный хозяин, вернувшись на свое место.
        - Что случилось?- спросил Эдвин.
        - А, какой-то идиот позвонил в пожарную службу и сказал, что мой офис горит. А они уже отзвонились мне и сообщили, что ничего не случилось!
        - Интересно, кто мог так пошутить? Не самая умная шутка,- сказал Эдвин. Но лично его этот вопрос не слишком интересовал, он знал, кто сделал так, чтобы Буртон подошел к телефону. Ему оставалось только в очередной раз поразиться сообразительности Габриель.
        - Вот уж правда!- зло откликнулся Буртон.
        - Тогда давай выпьем за то, чтобы таких шутников находили! А уж привлечь их к ответственности я тебе помогу!
        - Давай!- охотно согласился Буртон и залпом осушил стакан.- Знаешь,- слегка заплетающимся языком сказал он,- я думал, что ты тюфяк! А ты - во!- Буртон показал большой палец.- Только ты не обижайся!
        - А с чего это ты взял,- спросил Эдвин,- что я тюфяк?
        - А что ты со своей этой сучкой носишься? Как ее? Собаку-то твою?
        - Тойси.
        - Именно! С этой Тойси носишься. Бабы нет, все говорят, что тебе собака бабу заменяет. Но я в это не верю!- Как бы подчеркивая свои слова, Буртон икнул.- Слушай, ты такой мужик, а чего у тебя бабы нет до сих пор?
        - А почему у тебя нет?- спросил его Эдвин.
        - Потому что они все дуры!- привел железный аргумент Буртон.
        - Вот поэтому и у меня нет. Как подумаю, что любой только и надо, чтобы затащить меня в церковь…
        - И не говори,- поддержал его Буртон.- Им всем нужны наши деньги. А я свои кровные так просто не отдам!
        - А я не могу жить с женщиной, которая, кроме как о тряпках, ни о чем думать не может. Ну или о том, чтобы у нее была машина круче, чем у соседки, и поехала она в отпуск на какие-нибудь острова. А я люблю рыбалку! Моя собака любит меня не потому, что я преуспевающий адвокат и у меня солидный счет в банке, и не потому, что я поведу ее под венец…
        - А я не люблю рыбалку!- перебил его почти дошедший до нужной Эдвину кондиции Буртон.- И животных не люблю! От них одна шерсть. Я деньги люблю!
        - Ну, это я уже понял,- усмехнулся Эдвин.
        - Нет, ты зря смеешься! Деньги - это власть! Деньги - это сила!
        - Я знаю. Давай выпьем за это!- предложил Эдвин. Он посмотрел на часы: было уже без двадцати одиннадцать. Пора бы уж Буртону отправляться спать.
        - Давай!- тут же согласился Буртон.
        Через несколько минут он начал клевать носом.
        - Эй, Декстер!- позвал Эдвин.- У тебя сегодня был тяжелый день. Может быть, ты проводишь меня? Кажется, нам пора прощаться.
        Буртон встрепенулся, и Эдвин заметил в его глазах осмысленное выражение. Надо было сделать все, чтобы он запомнил, как гость выходил из дома.
        С трудом выбравшись из кресла, Буртон заплетающимся языком сказал:
        - Пойдем, я должен тебя проводить!
        - Да-да,- подтвердил Эдвин.
        - Держись за меня, а то что-то тебя сильно шатает!- предложил Буртон.
        Но Эдвин и так его крепко держал. Травма хозяина этого дома не входила в его планы.
        - Слушай, ты завтра ко мне заедешь?- спросил Буртон.- Есть одно дело!
        - Заеду,- подтвердил Эдвин.
        - А славно мы посидели! Слушай, Эдвин, ты отличный мужик. Я теперь так всем и буду говорить: Эдвин Колдуэл - отличный мужик!
        - Спасибо, Декстер!- с чувством поблагодарил Эдвин.
        Пока Буртон разглагольствовал о том, какой искренней симпатией проникся к Эдвину, виновник торжественной речи шарил рукой по столику в прихожей. Он видел, что на нем лежали ключи - судя по их виду, от дома. Надо было их забрать с собой.
        - Ладно, Декстер!- Эдвин остановил излияния нового друга.- Мне уже пора, а ты иди ложись спать.
        - И ты ложись спать! Ты домой-то доберешься?
        Эдвину даже стало приятно, что о нем так заботятся.
        - А то я хотел тебе кое-что завтра показать. Ты мне будешь очень нужен. Просто необходим!- добавил Буртон, сразу же развеяв очарование момента.
        - Конечно, доберусь,- успокоил его Эдвин.
        - Ну тогда до завтра,- сказал Буртон.
        Эдвин прильнул к захлопнувшейся за ним двери и внимательно прислушался. Он услышал лишь удаляющиеся грузные шаги Буртона. Значит, дверь просто захлопывалась, как он и предполагал.
        Пройдет еще пять минут, и он будет спать сном младенца. Эдвин улыбнулся и позвенел ключами от дома Буртона. Но где же Габриель?
        - Эдвин!- тихо позвал его знакомый голос.
        В несколько шагов он преодолел расстояние, отделявшее его от машины Габриель, и сел на переднее пассажирское сиденье.
        - Что вы задумали?- спросила она.
        - Мы сейчас проберемся в кабинет Буртона и снимем с его компьютера жесткий диск.
        - Вы сошли с ума! Если мы это сделаем, мы уже никогда не сможем представить его в суде как доказательство!
        - Я не настолько ненормален, как вам кажется.
        - Тогда как вы объясните то, что собираетесь делать?
        - Очень просто. У Буртона компьютер сделан на заказ. Все детали пронумерованы. И сопоставить список комплектующих из компании и номер жесткого диска не составит труда.
        - Но нас же могут обвинить в подлоге!
        - Ничего подобного! У каждого файла своя история. И в ней, в частности, указано время его создания. Так что, моя дорогая мисс Кой, суд примет винчестер как доказательство. Предоставьте это мне.
        - Хорошо,- сдалась Габриель.- Но как вы собираетесь пробраться в дом Буртона? Вам не кажется, что это нарушение закона?
        - Кажется, но у нас нет другого выхода. Завтра к нему придет программист. Нет никакой гарантии, что мы сможем преодолеть новую систему защиты. А в дом мы войдем через дверь.
        Эдвин разжал кулак и показал связку ключей.
        - Как вы их достали?!- воскликнула пораженная Габриель.
        - Взял со стола в холле,- сообщил Эдвин.- Не смотрите так на меня, Габриель, я только что выпил почти половину бутылки виски в компании с хозяином дома, так что взять ключи не представляло никакой проблемы!
        - Опять пьете?- ехидно спросила она.
        - Не пью, а спаиваю!- поправил Эдвин.- Зато теперь наш подопечный спит сном младенца.
        - Благодаря виски?
        - Нет, я помог ему немного. Снотворным.
        - А вы опасный человек, Эдвин!- воскликнула Габриель.
        - Ну что вы!- Он скромно потупился.- Кажется, нам уже пора идти.
        - Свет в окнах еще горит!- сказала Габриель.
        - Боюсь, сегодня мистер Буртон не сможет погасить свет,- хмыкнул Эдвин.- Возьмите фонарик, будете мне светить, пока я сниму диск.
        - Подождите-ка, ведь Буртон завтра вызовет полицию!- вновь попыталась отговорить его от опасной затеи Габриель.
        - С чего бы это?- поинтересовался Эдвин.
        - А вы бы не вызвали, если бы ваш компьютер распотрошили?
        - Вызвал бы. Но Буртон об этом еще некоторое время не узнает. Я поставлю другой жесткий диск. Он испорчен вирусом, который сейчас гуляет по Интернету. Так что сначала Буртон вызовет программиста. Мы даже можем надеяться, что Буртон и не догадается, что его диск подменили. Пойдемте уже, а то ваша машина может у кого-то из местных жителей вызвать подозрения.
        - Ну так давайте я ее отгоню за угол,- предложила Габриель.
        - А вот это еще хуже. Если кто-то на нас смотрит, он сразу же по звуку поймет, что мы никуда не уехали. Давайте воспользуемся темнотой. Даже если нам и не повезет и кто-то нас увидит входящими в дом, он, скорее всего, решит, что мы друзья Буртона. Ведь свет-то еще горит!
        Габриель взяла фонарик и неохотно вылезла из машины. Она любила риск и даже одно время прыгала с парашютом. Но ведь сейчас она шла на преступление! И ей было как-то не по себе от того, что она сейчас сделает.
        - А теперь ни слова, пока мы не выйдем из дома и не дойдем до вашей машины. Если вам что-то надо, попытайтесь объяснить это жестами. Если что, мы хотели сделать Буртону сюрприз. Понятно?- спросил Эдвин.
        Габриель ограничилась кивком.
        Они подошли к двери. Но удача была вновь на их стороне. Эдвину не пришлось подбирать ключ, первый же из связки подошел к двери.
        С тихим щелчком замок открылся, и дверь распахнулась. С самым невинным выражением на лице Эдвин вошел в дом и жестом пригласил Габриель следовать за ним.
        В доме не было слышно ни звука - за исключением легкого похрапывания Буртона. Они прокрались мимо комнаты, где, развалившись на небольшом диванчике, спал хозяин дома.
        Видно, на второй этаж он подниматься не рискнул, подумал Эдвин, тем лучше.
        Он жестом показал Габриель, что им надо подняться по лестнице. Она кивнула: поняла, мол.
        Крадучись, они пошли наверх. Эдвин старался ступать как можно тише. Он понимал, что Буртон будет спать здоровым сном еще долго, но все же не стоило лишний раз рисковать.
        Они дошли до кабинета. Эдвин жестом показал Габриель, что сейчас надо остановиться. Она замерла.
        Он подошел к двери и тщательно осмотрел ее. А потом надел хирургические перчатки и протянул Габриель вторую пару. Она молча натянула тонкую резину на руки.
        Хотя бы отпечатки не оставим!- подумала Габриель, которую все еще смущала незаконность их предприятия.
        Эдвин толкнул дверь, и она без шума распахнулась. В кабинете было темно хоть глаз выколи. Эдвин жестом позвал Габриель за собой. Как только она вошла, Эдвин тут же закрыл дверь. Габриель включила фонарик, опустив его так, чтобы луч света падал на пол и не выдавал их присутствия. Луч был очень тусклым, но все же и такой свет лучше, чем полная темнота.
        Эдвин взял Габриель за руку и подвел к компьютеру. Он указал, куда она должна направить луч фонарика, потом достал маленькую отверточку и принялся за дело.
        Габриель оставалось только поражаться ловкости Эдвина. Вот уже он снял корпус и принялся выкручивать жесткий диск. Наконец коробочка исчезла в его кармане. Из другого кармана Эдвин достал такую же коробочку и, предварительно тщательно протерев носовым платком, принялся прилаживать ее на место старой. Его следы нигде не должны остаться.
        Когда корпус был водружен на место, Габриель с облегчением вздохнула. Можно уходить. Она не была трусихой, но сейчас ее сердце было готово выпрыгнуть из грудной клетки. Габриель казалось, что она не выдержит напряжения. Она вслушивалась в каждый шорох и от каждого звука, как бы безобиден он ни был, вздрагивала. Габриель старалась держать себя в руках. Они должны закончить задуманное спокойно, без истерик и нервных срывов. И только когда они отъедут от этого дома, она сможет выплеснуть свои чувства. А сейчас надо держаться.
        Наконец дело было сделано, и они вышли в коридор. Все так же, почти не производя шума, они пошли к выходу. Буртон по-прежнему лежал на диване, он даже не изменил позы. Если они все рассчитали правильно, их никто не мог заподозрить.
        Эдвин положил связку ключей на столик и увлек Габриель за собой на улицу. Эдвин тихо прикрыл дверь, дождался щелчка замка и только тогда выдохнул. Ему казалось, что он не дышал все то время, что они провели в доме. Легкие разрывались, требуя кислорода.
        Но он понимал, что не стоит стоять под чужой дверью. Он схватил за руку Габриель и потащил ее к машине. На полпути она пришла в себя и вырвала руку. Эдвин хотел сесть на водительское место, Габриель его оттолкнула.
        - Вы сошли с ума окончательно! В таком виде садиться за руль!- отчитала она Эдвина.
        - Но у вас дрожат руки!- заметил он.
        - Поведу я,- отрезала Габриель,- По крайней мере, я сегодня не пила! А руки… Я успокоюсь, как только сяду за руль.
        Она открыла дверцу, упала на сиденье и завела мотор.
        - Ну, вы так и будете стоять посреди улицы? - поторопила она Эдвина.- Может, все же поедем?
        Он безропотно сел на соседнее сиденье.
        - Пристегнитесь,- посоветовала Габриель.
        Она-то знала, какое испытание предстоит Эдвину. Но ей надо было снять стресс, иначе она забьется в истерике прямо сейчас. Так что лучше еще раз положиться на свои инстинкты и на высокое качество американских машин.

15
        Габриель с силой вдавила педаль газа в пол. Машина дернулась и понеслась вперед с ужасающей скоростью.
        - Боже мой!- выдохнул Эдвин.
        - Что-то не так?- поинтересовалась Габриель.
        - Вы гоните как сумасшедшая!
        - Я так сбрасываю напряжение. Не отвлекайте меня!
        - Не удивляюсь, что вы наехали на Тойси!- не унимался Эдвин.
        Габриель резко ударила по тормозам.
        - Чтобы вы знали: когда Тойси попала под мои колеса, я ехала ну очень медленно. Потому что дорога была плохая, видимость почти на нуле, а я слишком устала. Так что, будьте добры, заткнитесь и дайте мне прийти в себя!
        Эдвин понял, что сейчас действительно лучше всего замолчать. Но ему вновь стало не по себе, когда Габриель резко надавила на педаль газа. Эдвин был очень аккуратным водителем и не представлял себе, как можно вообще ездить на такой скорости! Да еще ночью, по незнакомой дороге, с взвинченными нервами.
        Он продержался какое-то время и все же не выдержал:
        - Габриель, лучше бы я сел за руль,- осторожно сказал Эдвин.- Жить еще хочется!
        - Колдуэл! Я так езжу, только когда взвинчена. Это помогает мне избавиться от излишка адреналина в крови. Кто-то лупит грушу, кто-то - прохожих, а я предпочитаю расслабляться так.
        - Только не говорите, что прыгали с парашютом или занимались дайвингом в Ледовитом океане!
        - А это мысль!- воскликнула Габриель.- Как только у меня появится свободное время, последую вашему совету.
        - Вы про дайвинг или про парашютный спорт?- уточнил Эдвин.
        - Я занималась и тем, и другим, вот только не плавала с аквалангом среди льдин.- Габриель увеличила скорость.
        - Я прошу вас…- начал Эдвин, но тут же замолчал, поймав ее сердитый взгляд.- Хорошо,- он обреченно вздохнул,- тогда вы не будете против, если я закрою глаза?
        - Нет нужды, мы уже приехали.
        - Отлично. Давайте пойдем в дом. Чем дольше я сижу рядом с вами в машине, тем больше мне хочется оказаться в полиции!
        - Не ерничайте, Колдуэл!
        - Мы же договорились, что вы называете меня Эдвином!
        - Когда вы начинаете хамить, я могу называть вас только по фамилии!- парировала Габриель.
        - Отлично!- Эдвин вздохнул.- Теперь мне что, всю жизнь молчать?
        - А вы собираетесь продолжать это всю жизнь?- удивленно спросила Габриель.
        - А что это?- с хитрой улыбкой поинтересовался Эдвин.
        - Наше сотрудничество,- резко осадила его Габриель.
        - Сдаюсь!- Эдвин поднял руки вверх и улыбнулся.- Вас просто невозможно победить!
        Габриель улыбнулась в ответ.
        - Многие говорят, что я совершенно невозможна!
        - Что вы скажете, если я предложу вам переночевать у меня?- спросил Эдвин.
        - С какой это стати?
        - Мне так будет спокойнее. А если мне вы не доверяете, Тойси будет гарантировать вашу безопасность.
        - Вы думаете, что мне угрожает серьезная опасность?- спросила Габриель.
        - Когда в деле замешан Буртон, я не могу ничего никому гарантировать,- серьезно сказал Эдвин.- Я сумею вас защитить от него или от его людей. Он не будет привлекать к этому делу полицию. Он просто убьет того, кто полез в его компьютер. Этот человек становится для него слишком опасным. И, уверяю вас, он сможет так провернуть все, что ни у кого никогда даже не промелькнет и тень подозрения, что он может быть как-то замешан в этом деле.
        - Не пугайте меня раньше времени, Эдвин, попросила Габриель.
        - Не буду. А то вы еще, чего доброго, отправитесь гонять по ночным улицам. Зачем пугать обывателей славного Гранд-Рапидс?!
        Его шутка немного разрядила обстановку, и Габриель слабо улыбнулась.
        - Хорошо, надеюсь, у вас кроме комнаты и кровати найдется полотенце и рубашка?
        - У меня найдется даже мыло!
        - Просто рай!- рассмеялась Габриель.
        Они вышли из машины и пошли к дому. Тойси успела ужасно соскучиться по хозяину за день, а тут еще он привел женщину, которая очень понравилась собаке. Так что терьер не успокоился, пока не облизал их с головы до ног.
        - Она такая славная!- Габриель улыбнулась, гладя Тойси.
        - Такая же славная, как и вы,- отозвался Эдвин, глядя Габриель в глаза. Он взял ее руку и нежно поцеловал.- Я хочу сказать вам спасибо: если бы не вы, мне бы никогда не удалось восстановить справедливость.
        - Ну мы ее еще не восстановили! И это в моих интересах. К тому же мы ведь партнеры?
        Это было не утверждение, а вопрос. Габриель нужно было подтверждение, что ничего не происходит, что его поцелуй - просто элегантная благодарность. Но то, что она увидела в глазах Эдвина, говорило о чем угодно, но только не о простом дружеском участии. Габриель смущенно покраснела и поспешила отнять у него свою руку. Одно его присутствие сводило ее с ума. А когда он прикоснулся своими теплыми, нежными губами к ее руке, Габриель поняла, что еще несколько секунд, и она не сможет больше сопротивляться его притяжению.
        - Пойдемте, я дам вам полотенце,- сказал Эдвин.
        Очарование момента было разрушено этой прозаической фразой, и Габриель могла вздохнуть спокойнее.
        Эдвин привел Габриель в комнату, где стояла кровать, очень удобная на вид. Габриель сразу же почувствовала, что ужасно устала и хочет спать.
        - Вот вам полотенце, вот вам рубашка, надеюсь, вас не смутит, что она принадлежит мне?- поинтересовался Эдвин.- У меня дома, к сожалению, нет женских вещей!
        - Почему же - к сожалению?- спросила Габриель, пожав плечами.
        Ее-то как раз вполне устраивало то, что в его доме нет ни пены для ванн, ни кремов, ни кружевных пеньюаров. Это значило только одно: в этом доме женщины надолго не задерживались.
        - Если вам хочется, тогда - к радости!- улыбнулся Эдвин.- Ванная - там.- Он показал на дверь в стене.- Если что, я буду в гостиной. Мы там пили кофе.
        Габриель вновь покраснела. Ей до сих пор было ужасно стыдно за свое поведение в тот день. И вот, кажется, появился повод извиниться перед Эдвином.
        - Простите, что я тогда облила вас кофе,- сказала она, смущаясь.
        - Да что с вами сегодня?!- воскликнул Эдвин.- Вы краснеете каждые пять минут! Я уже чувствую себя неловко!
        - Просто… я устала,- нашлась Габриель.
        - Да,- согласился с ней Эдвин,- нам всем надо отдохнуть. Утро вечера мудренее. Спокойной ночи, Габриель.
        - Спокойной ночи, Эдвин.
        Когда он вышел, Габриель присела на кровать. Как она и предполагала, кровать оказалась в меру мягкой, такой, как она любила. Вот только ее размеры были рассчитаны явно не на одного человека.
        Интересно, здесь спали родители Эдвина?- подумала Габриель. Хотя она выглядит слишком новой для этого. Явно куплена не больше двух лет назад. Наверное, Эдвин сам тут спит. Как же неудобно получилось, я его прогнала с законного места. А если позвать обратно? Габриель хихикнула. Но тут же опомнилась. Господи! О чем я только думаю! Надо принять душ и ложиться спать. Немедленно! А то потом я буду раскаиваться всю жизнь в своем поступке.
        Она встала и пошла в ванную. Габриель включила горячую воду и залезла под душ. Она стояла под упругими струями горячей воды и пыталась понять, где же гель для душа. Наконец один из флаконов показался ей подходящим. Габриель открыла его и поняла, что не ошиблась.
        Она принялась мягкими движениями наносить гель на свое прекрасное молодое тело. Запах лаванды разлился в воздухе.
        Габриель вышла из душа и нежными прикосновениями полотенца высушила нежную кожу. Капельки влаги повисли на подобранных вверх волосах. Одна прядь опустилась на тонкое плечо, обнимая его, как золотая лента. Габриель смотрела в зеркало и любовалась собой. Ее губы, чуть припухшие, манили попробовать их вкус. Они приоткрылись в ожидании поцелуя, как лепестки цветка открываются навстречу солнцу.
        Капля воды сорвалась с ее волос и потекла, оставляя тонкий след, по шее. Она спустилась к груди, задержалась на соске и сорвалась вниз вместе со вздохом, который слетел с уст Габриель.
        Она накинула рубашку Эдвина. Знакомый запах окружил ее. Он манил, звал, предлагал идти к Эдвину, стать с ним единым целым, быть с ним.
        Габриель честно пыталась бороться с зовом своей плоти. Она сделала шаг в сторону постели, но все же сорвалась с места и полетела в гостиную.
        Эдвин уже расположился на диване. Он выключил свет, и только отблеск лампы из комнаты Габриель освещал дверной проем. Он услышал ее шаги еще до того, как Габриель вошла в комнату. Эдвин сел на диване.
        - Габриель? Что-то не так?- спросил он.
        Она поднесла палец к губам, призывая его молчать.
        Габриель скинула рубашку. В мягком рассеянном свете из коридора ее тело как будто светилось собственным волшебным светом. Она подняла руку и вытащила из волос шпильки. Мягкая золотая волна окружила ее, покрывая самым соблазнительным в мире покрывалом.
        Она пошла к Эдвину. Он встал и протянул руку ей навстречу. Их пальцы переплелись. Габриель прижалась к нему и положила голову на плечо. Она слышала, как тяжело он дышит, чувствовала, как страсть разрастается в нем, как все сильнее он хочет обладать ею.
        Но так же Габриель чувствовала, что он сдерживает себя. Вся сила воли его направлена на то, чтобы не броситься на нее, не целовать до боли в губах, не ласкать ее прекрасное тело.
        Она подняла голову и заглянула ему в глаза.
        - Габриель,- сказал он, и голос его дрожал,- мы же просто партнеры? Разве нам можно?
        - Сегодня можно всё,- просто ответила она и поцеловала.
        Ее губы были нежны как два крыла бабочки, купающейся в лучах летнего солнца, как лепестки розы, собравшей влагу небес. Она прикасалась к его щекам, целовала его глаза, его скулы.
        Эдвин поймал ее голову в свои руки и нежно сжал. Он наклонился к ее губам и припал к ним, как к роднику с чистейшей водой. Он хотел выпить ее до дна, всю. Чтобы она принадлежала ему, и только ему.
        Его губы становились все настойчивее, все требовательнее. Габриель охотно отвечала на его поцелуй. Она положила руку на его грудь, возле сердца. Она ловила каждый удар, каждый толчок. Габриель чувствовала, что ее сердце бьется в такт с его.
        Ласки Эдвина становились все настойчивее, все нетерпеливее. Он целовал ее лицо, шею, ласкал языком мочки ушей. Его руки исследовали каждый миллиметр ее тела, каждый изгиб.
        Он застонал, когда почувствовал, как руки Габриель коснулись его естества. Он боялся, что не выдержит ее ласки. Все эти дни он до безумия, до зубовного скрежета хотел ее. Хотел вот так обнимать, целовать, ласкать. Хотел обладать ею.
        Эдвин почувствовал, что Габриель освободила его от одежды. Он поднял ее…
        Габриель почувствовала, что у нее больше нет воздуха в легких, что она задыхается от страсти, от желания. Она обняла его ногами за талию и отдалась на его волю.
        Они слились в едином ритме.
        - Может быть, все же переберемся на кровать?- спросил Эдвин, когда они без сил лежали на полу, нежно прижавшись друг к другу.
        - Мне и здесь неплохо,- отозвалась Габриель и плотнее прижалась к нему.
        - Знаешь, я подумал, что мы так и не перешли на «ты».
        Габриель рассмеялась.
        - То, что здесь только что произошло, лучше всяких там формальностей! Вот уж не думала, что тебя будут волновать такие вопросы!
        Он взял ее руки и принялся целовать каждый пальчик.
        - Ты самое прекрасное существо, которое я видел в своей жизни!
        - А как же Тойси?- спросила Габриель.
        Эдвин почувствовал, что она улыбается.
        - Кажется, некая леди в этой комнате издевается надо мной?- с шутливой угрозой спросил он.
        - Ну что ты, как можно!
        - Нет, я все же прав. Тебя ждет за это суровое, но справедливое наказание.
        Он прижал руки Габриель к полу и принялся осыпать ее тело поцелуями. Он прикасался к ней горячими от страсти губами, вызывая в ее теле ответный жар. Он впитывал каждый дюйм ее разгоряченной кожи. Он хотел навсегда запомнить этот запах, сводящий его с ума.
        Габриель что-то шептала и то умоляла его не останавливаться, то просила прекратить. Ей казалось, что сейчас небо упадет на нее и раздавит своей чернотой. Она думала, что большего блаженства уже не может быть, но через мгновение достигала таких вершин, о которых раньше и не подозревала.
        Ее тело сотрясали судороги блаженства, но Эдвин крепко держал ее в своих руках. Он целовал ее мокрое от слез лицо. Он успокаивал ее, нежно обнимая за плечи. Габриель прижалась к нему дрожащим от усталости телом. У нее уже не было сил отвечать на его ласки. Она хотела только одного: вот так лежать с ним рядом всю жизнь, чтобы он ее целовал и крепко прижимал к себе.
        - Кажется, наказание достигло своей цели,- шутя, сказал он, когда Габриель пришла в себя.
        - Кажется, мне придется мстить!- ответила она и перевернула Эдвина на спину.- Только прошу тебя, не дергайся, все же я не такая сильная, как ты!
        Она улыбнулась и склонилась над ним.
        Эдвин закрыл глаза.

16
        Габриель проснулась рано утром, когда солнце только вставало на горизонте. Она улыбнулась и прижалась к теплому боку мужчины, который спал рядом с ней. Эдвин во сне что-то пробормотал и положил руку на плечи Габриель, притягивая ее к себе. Он обнял ее и прошептал на ухо:
        - Ты - мое сокровище.
        Как это здорово, вот так лежать рядом с мужчиной и думать о всяких глупостях. Знать, что не надо с утра никуда уходить. Что не надо потом по телефону говорить ему, что эти отношения - вовсе не то, что мне надо. И как здорово, что я не стала сдерживаться и сделала первый шаг. Эдвин еще долго ходил бы вокруг да около. А может быть, он специально подталкивал меня к тому, чтобы я сделала первый шаг? Ведь если бы он накинулся на меня, я бы не отказала, но и неизвестно, что бы решила утром. Может быть, все бы закончилось как всегда. Надо будет его спросить, права ли я. Габриель устроилась поудобнее в его объятиях. Интересно, многие ли вот так спокойно встречают каждое утро? Или такое счастье достается лишь единицам? Да какая мне разница! Ведь я рядом с ним, мне хорошо, а все остальное - ерунда.
        Габриель улыбнулась и теснее прижалась к Эдвину.
        Даже если завтра перестанет светить солнце, мне будет все равно. Все, что мне надо, и так рядом. Хотя я этого Эдвину никогда, наверное, не скажу. Как не скажу и того, что теперь мне безразличен даже мой комплекс. Ну, не совсем безразличен, быстро исправилась Габриель, просто он теперь перестал быть смыслом моего существования. У меня появилась новая цель - я хочу, чтобы этот мужчина был счастлив! И больше мне от жизни ничего не надо. Только его счастье. И пусть он поймет, что счастлив он будет только рядом со мной!
        Габриель закрыла глаза и впервые за много лет с прежней детской горячностью просила у высших сил счастья для себя и своего избранника.
        Она не получила ответа: ни положительного, ни отрицательного. Но всходило солнце, начинался новый день. Яркий, погожий, по-настоящему летний. А это могло значить только одно: ее просьба исполнится.
        Габриель прижалась к Эдвину. Ей хотелось быть к нему так близко, как только это возможно. Она повернулась лицом к Эдвину и уткнулась носом в его грудь.
        - Солнышко, если ты будешь сопеть мне в грудь, как маленький хорек, я умру от щекотки!
        - Хорьки не сопят!- поправила его Габриель.
        - Тебе виднее!- охотно согласился Эдвин.- Ты же у нас ветеринар.
        - А что, я похожа на хорька?
        - Только когда сопишь!
        Габриель не стала продолжать перебранку и просто ударила Эдвина подушкой.
        - Любишь ты, чтобы последнее слово всегда оставалось за тобой!- прокомментировал он.- Но все равно ты сопишь, как хорек!
        За свою дерзость Эдвин получил целый град подушечных ударов. Наконец он смог поймать руки Габриель и прижать их к кровати. Он наклонился и поцеловал ее в губы.
        - Это будет маленькой компенсацией за принесенный мне моральный и физический вред, - сказал он, отрываясь от ее сладких губ.
        - А что мне надо сделать, чтобы тебе потребовалась компенсация покрупнее?- игриво спросила Габриель. Она закусила губу и хитро посмотрела на Эдвина.
        - Для этого тебе просто надо быть! Я ведь схожу с ума оттого, что ты есть на этом свете. Как же мы могли так долго жить друг без друга?
        - Нам было очень плохо,- сказала она.- А теперь ты будешь разговаривать или займемся делом?
        Судя по тому, что Эдвин принялся проделывать, Габриель поняла, что он принял решение прекратить всякие отвлеченные разговоры как минимум на полчаса. А может быть, и на час.
        Но друг от друга их отвлек звонок в дверь. Со стоном разочарования Габриель отпрянула от Эдвина.
        - А я-то думала, что за чудный день сегодня! Все так хорошо начиналось!
        - Мы не будем открывать. Пусть думают, что дома никого нет. Мало ли где я могу быть? Точнее, у кого.
        - И у кого это?- ревниво спросила Габриель.
        - Например, у тебя.
        Он принялся щекотать Габриель. Она смеялась и пыталась отбиться, но сила была на стороне Эдвина.
        - Не шуми так,- уговаривал он Габриель.
        - Как же я могу не шуметь…- она задыхалась от смеха,- если ты меня щекочешь!
        - А ты постарайся.
        - Эдвин, прекрати! Я боюсь щекотки!
        - Тогда тебе надо бороться со своими страхами! Зачем же ты мне нужна такая боязливая!
        - Чтобы защищать меня! А не щекотать!
        В дверь вновь принялись трезвонить.
        - Да что же это такое!- воскликнул рассерженный Эдвин.- Может быть, я только что лег спать! Ломиться в чужой дом в половине пятого утра! Нет, ну что за наглость!
        Он собирался встать, чтобы разобраться с тем, кто потревожил его покой, но Габриель схватила Эдвина за руку и потянула обратно на кровать.
        - Не надо! Так ты ничего не добьешься. Пусть немного потрезвонит и успокоится.
        - А вдруг не успокоится?
        - И что тогда? Будет звонить до вечера?
        - Что ему надо?!- воскликнул раздосадованный Эдвин.
        - Слушай, а ты уверен, что не могло случиться что-то такое, что требовало бы твоего участия?
        - Что, например?
        - Например, заболел кто-то из твоих родных…
        - У меня нет никого. Отец умер два года назад. Он протянул два месяца без мамы, а потом потух.- Эдвин присел на край кровати и спрятал лицо в руках.- Я еще ни с кем об этом не говорил. А надо было.
        - Прости, я не знала.- Габриель нежно погладила его по руке.- Может быть, расскажешь мне?
        Эдвин кивнул головой.
        - Это была самая потрясающая пара. Они так любили друг друга. Я ни разу не видел, чтобы они разлучались больше чем на несколько часов. Они были всем друг для друга. И вот, когда мама умерла, отец начал гаснуть. Он таял, как свеча. И однажды я приехал к нему. Мне показалось, что он по старой привычке заснул в своем любимом кресле. Я не стал его будить. Я просто стоял и смотрел на него. Ты даже не представляешь, как он постарел за какие-то дни! А потом я заметил, что его грудь неподвижна. Когда он ушел вслед за мамой, я остался один. Я всю жизнь считал, что мне рано заводить семью, что сначала надо сделать карьеру. И тут вдруг даже не с кем стало поболтать по телефону. У меня ведь почти нет друзей. И тогда я завел Тойси. Она спасла меня от одиночества. А все удивляются, почему я так к ней привязан!
        Он замолчал. Габриель нежно гладила его по руке. Она так хотела подарить ему свое тепло. Но примет ли его такой человек, как Эдвин? И сможет ли она отдать всю себя для него? Габриель не знала ответов на эти вопросы.
        Все решит время, подумала она. Как же тебе было тяжело, мой хороший… И я теперь понимаю, почему ты так боялся связать себя с женщиной. Вовсе не стремление сделать карьеру тому виной. Ты просто боялся повторить опыт своего отца. Пока ты не поймешь, что никто не может жить вечно, как бы тебе этого ни хотелось, пока ты не научишься смиряться с потерями, ты не будешь счастлив.
        - Как-то я расслабился сегодня!- Эдвин вымученно улыбнулся.- Давай вставать и завтракать. Все равно спать мы уже вряд ли будем.
        - Давай!- согласилась Габриель.
        Они уже успели забыть об утренних звонках в дверь. За этот короткий отрезок времени случилось нечто более важное, чем неурочный посетитель. Они узнали друг друга лучше. Теперь их связывал не просто зов плоти, а зов души. Два измученных сердца нашли друг друга, чтобы открыться для новой любви.
        Но они не думали над этим. Когда-нибудь потом, когда придет время. Может быть, через много лет, а может быть, через пару мгновений. Кто знает, что сулит жизнь?
        А сейчас Габриель и Эдвин весело возились, собирая разбросанную одежду. Ночью они предусмотрительно захватили ее с собой. Но, дойдя до спальни, смогли только сложить в одну кучу, туда, где уже лежала одежда Габриель. Теперь надо было разобраться, кому что принадлежит. Они смеялись и шутили, примеривая вещи друг друга и убеждаясь опытным путем, что этот элемент не из их гардероба.
        Когда они почти оделись, Эдвин подхватил Габриель на руки и принялся кружиться по комнате. Ему так нравилось слышать, как она смеется!
        Их веселье оборвалось самым неожиданным образом. В комнату ворвались вооруженные люди.
        - Всем оставаться на месте, ФБР!- закричал невысокий мужчина с непримечательной внешностью. Именно такие, по представлению Габриель, и должны работать в ФБР.
        - Какого черта здесь происходит?- поинтересовался Эдвин, опуская Габриель на пол.
        - Вы, мистер Колдуэл, и вы, мисс Кой, проследуете за нами по обвинению в краже, в незаконном проникновении в жилище и в нарушении коммерческой тайны.
        - Очень интересно!- воскликнул Эдвин.- Неужели у вас даже ордер есть?
        Мужчина молча протянул Эдвину ордер.
        - Здесь стоит только моя фамилия. Мисс Кой останется дома,- твердо сказал он.
        - Мисс Кой - важный свидетель. У нас нет прямых доказательств того, что она принимала участие во вчерашнем налете, но у нас есть косвенные свидетельства.
        - Знаете, куда вы можете засунуть свои косвенные доказательства?- грубо поинтересовался Эдвин.- К тому же вас что, не учили, что надо представляться?
        - Агент Бресни.- Он протянул свое удостоверение.- И я бы просил вас, мистер Колдуэл, быть повежливее. Собирайтесь. Нам надо идти.
        - Мисс Кой никуда не пойдет,- упрямо повторил Эдвин.- Я не знаю, откуда у вас информация о том, что я замешан в этом деле, но мисс Кой там вчера не было. И она ничего не знает об этом.
        - Но!- воскликнул Габриель.
        - Тебя там не было. Ты ничего не знаешь об этом,- с расстановкой сказал Эдвин.
        От его тона по коже Габриель поползли мурашки. Она покорно кивнула и спряталась за спину Эдвина.
        - Она остается здесь,- повторил он.
        - Мистер Колдуэл, мы не предъявляем мисс Кой никаких обвинений, мы просто просим ее дать показания!
        - Я ничего не скажу, потому что ничего не знаю,- подала голос Габриель из-за широкой спины Эдвина.
        - В ваших интересах, мисс Кой, сотрудничать с нами,- продолжал настаивать агент Бресни.
        - Она ни с кем сотрудничать не будет. И, кстати, почему это вы ворвались в мой дом с толпой этих молодцев? Я что, угнал самолет президента?- иронично спросил Эдвин.
        Бресни пожал плечами.
        - Вы не открывали.
        - Могли бы и подождать,- ворчливо произнес Эдвин.- Ну, мы идем или так и будем тут стоять и смотреть друг на друга?
        - Мисс Кой, я бы просил вас вернуться к себе домой!- сказал Бресни, обращаясь к Габриель.
        - Это еще почему?- спросил Эдвин.- Она под домашним арестом? Где санкция?
        - Ваш дом, мистер Колдуэл, будет опечатан. Кстати, можете отдать жесткий диск сейчас.
        Эдвин пожал плечами и жестом предложил следовать за собой. Агент ФБР прошел за ним в кабинет. Они вернулись через несколько секунд. В пластиковом прозрачном пакете лежал винчестер Буртона.
        - Да, может быть, вы меня просветите, с чего это такими делами занимается ФБР?- поинтересовался Эдвин.
        - Вы узнаете все в нашем офисе,- отозвался Бресни.- Будьте добры следовать за мной.
        Он махнул рукой своей группе, и все друг за другом вышли из дома. Габриель выбежала вслед за ними.
        - Эдвин! Когда ты вернешься?!- крикнула она.
        Эдвина уже усаживали в машину.
        - Когда отпустят!- ответил он.- Я так много хотел тебе сказать, Габриель!
        Двери закрылись, и машина поехала.
        Габриель еще долго смотрела ей вслед. Она только начала надеяться на то, что нашла свое счастье и что теперь все будет хорошо, и вот ее мужчину увозят куда-то!
        Ну зачем ты сказал, что я тут ни при чем? Я бы хотела быть с тобой рядом там. А теперь я одна, и ты один. Как же мы будем жить друг без друга?
        Габриель опустила плечи и пошла к своей машине. В этом доме без Эдвина ей делать нечего.
        Как же я теперь?- спрашивала она себя в сотый раз. Ну почему он не сказал, к кому мне обратиться за помощью? У него ведь почти нет друзей! Почти… Значит, хоть кто-то, кому не безразличен Эдвин Колдуэл, существует? Мне надо найти этого человека! Ведь я ничего не могу сейчас сделать. Вот это действительно мужские игры. И мне в них не место.
        Она вернулась домой и принялась мерить шагами свою спальню. Она пыталась найти выход. Пыталась понять, что сделал бы Эдвин, окажись он на ее месте. Но никакие мысли ей в голову не приходили. Габриель уже почти отчаялась. Ведь если она не поможет Эдвину, никто не протянет ему руку. Никто просто не узнает, что с ним и где он!
        Он ведь так и сказал, что у него никого нет, кроме Тойси! О боже мой! Я забыла про Тойси!
        Габриель вновь поехала в дом Эдвина.
        Его двери были опечатаны желтой лентой, и Габриель не решалась ее сорвать. Она металась вокруг дома, пытаясь найти лазейку, чтобы забрать Тойси. Но она слишком устала от переживаний и не могла ничего придумать. И вдруг Габриель услышала собачий лай.
        Она обогнула дом и увидела бегущую к ней по дорожке Тойси, весело виляющую хвостом.
        - Привет, девочка!- сказала Габриель, беря собаку на руки.- Вот мы и остались без нашего Эдвина. Так что пойдем ко мне. Пока он не вернется, ты будешь жить у меня.
        Тойси вильнула хвостом и облизала Габриель щеку, как будто понимала, о чем идет речь.
        Какая милая собака!- подумала Габриель. Еще неделю назад я бы ни за что не подумала, что ее воспитывал Эдвин. А ведь животные обычно очень похожи на своих хозяев! Он мне казался таким заносчивым, чванливым, даже тупым! Я просто не знала, что скрывается под маской! Смешно подумать, как я вставляла ему палки в колеса, жалуясь…
        От радости, что она наконец-то поняла, что надо делать, Габриель запрыгала, как в детстве! Тойси не понимала, в чем дело, но тоже поддержала ее задорным лаем.
        - Тойси!- закричала Габриель.- Мы позвоним председателю коллегии! Джиму! Уж он-то точно знает, что делать! Как же я сразу не догадалась!
        Она прилетела домой как на крыльях. Габриель отправила Тойси изучать дом, где ей теперь предстояло жить, а сама принялась искать Джима Сонти - председателя коллегии адвокатов.
        Уже с третьей попытки ей удалось застать его по одному из номеров.
        - Доброе утро, мистер Сонти!- поприветствовала она.- Это мисс Кой.
        - Мисс Кой! Рад вас слышать! Вас опять обидел этот негодяй Колдуэл?- шутливо поинтересовался Джим.- А он еще называется моим другом! Вышвырну из коллегии!
        - Нет-нет!- Габриель поспешила остановить скорого на расправу Сонти.- Я хотела бы, чтобы вы, наоборот, помогли Эдвину. Он попал в беду.
        - Когда-нибудь это должно было случиться!- сказал Джим. Теперь в его голосе не было и намека на веселье.- Куда влез наш Эдвин на этот раз?
        Габриель обстоятельно рассказала Сонти историю похищения диска у Буртона. За все время рассказа Джим не сказал ни слова. И лишь когда она закончила, он разразился речью о том, насколько некоторые вроде бы умные люди могут быть безответственными. Габриель терпеливо ждала, пока он закончит. Когда Джим выдохся, она спросила:
        - Мистер Сонти, вы поможете ему?
        - Ну а как же?! Эдвин - мой друг, а друзей в беде бросать нельзя. Даже если эти друзья, уж простите меня, мисс Кой, роют себе ямы ради красивых глаз.
        Габриель почувствовала, что краснеет. Она уже думала о том, что у Эдвина из-за нее одни неприятности, но чтобы ей сообщали об этом в лицо!
        Ужасно неприятно!- подумала она.
        - Сидите дома и ждите моего звонка,- начал давать распоряжения Джим.- И не пытайтесь ничего делать самостоятельно! Я знаю, вы умная девушка и должны понять, что можете только навредить Эдвину. Как только я хоть что-то выясню, я вам перезвоню.
        - Спасибо, мистер Сонти,- сказала Габриель.
        - Называйте меня просто Джим,- попросил он.- Так меня зовет Эдвин. А то еще не поймете друг друга. Созвонимся, мисс Кой!
        Он положил трубку, и Габриель ничего не оставалось, как сидеть и гипнотизировать взглядом телефон, надеясь, что от этого он быстрее зазвонит.
        Но надежды Габриель не оправдались, Джим позвонил только через три часа.
        - Ну и работенку вы мне придумали, мисс Кой!- пожаловался он.- Никто не хочет ничего говорить! Пришлось задействовать старые связи.
        - И что вы узнали?- спросила Габриель.
        - Не переживайте так. Эдвину ничего ужасного не грозит. Максимум - домашний арест. Ведь действовал он из лучших побуждений. Но это только до суда. Хотя там мы сможем выкрутиться. А вот лицензии на адвокатскую деятельность его, скорее всего, лишат. И это будет самым страшным ударом.
        - А когда его отпустят?- спросила Габриель с надеждой в голосе.
        - Этого я не знаю.
        - Но хотя бы примерно!- умоляла Габриель.
        - Мисс Кой,- проникновенным голосом сказал Джим,- вы мне очень нравитесь, но я не буду вам давать никаких ложных надежд. Я не знаю, когда это произойдет. Сейчас вы можете только ждать.
        И Габриель приготовилась ждать.
        Три дня она прислушивалась к каждому шороху, надеясь, что сейчас откроется дверь и войдет он. Три дня она не могла уснуть, думая о том, что сейчас делает Эдвин. Габриель представляла, как он томится в сырой неуютной камере на жесткой кровати, без одеяла, замерзая ночами, и плакала от жалости к Эдвину.
        Она страдала оттого, что ничем не может ему помочь. Она привыкла действовать, как только видела перед собой проблему. Искать какие-то пути решения. И вот сейчас она не могла сделать ничего! Совершенно ничего!
        Ожидание сводило ее с ума.
        Утром четвертого дня она проснулась и почувствовала, что что-то изменилось. Габриель не мола сказать, в чем дело. Просто и воздух стал каким-то другим, и солнце светило ярче.
        Он вернется сегодня, подумала она и вновь принялась за привычное дело: ожидание.
        Когда Габриель готовила завтрак себе и Тойси, в дверь позвонили. Она бросилась открывать.
        На пороге стоял Эдвин.
        - Эдвин! Как я тебя ждала!- закричала Габриель и обняла его.
        - Где моя собака?- первым делом спросил Эдвин.
        Габриель отстранилась от него.
        - Мог хотя бы поздороваться,- обиженно сказала она. Не о такой встрече Габриель мечтала долгими днями и ночами.- У меня твоя Тойси, куда же еще она могла деться!
        - Слава богу!- сказал Эдвин и крепко обнял Габриель.- Как я без тебя скучал!
        - Расскажешь это своей собаке. Хотя ты ее не заслуживаешь!- ответила Габриель.
        Она сильно обиделась на Эдвина. Ей казалось, что чувство, вспыхнувшее между ними, она просто придумала, что на самом деле ничего не было. И что Она совершенно безразлична Эдвину.
        - Габриель, крошка, что с тобой?- спросил он ее удивленно.
        - Мне не нравится быть на одной доске с собакой. Даже с самой лучшей.
        - Ты что, ревнуешь меня к Тойси?- с улыбкой спросил Эдвин.
        - Ты мог бы спросить сначала, как я тут без тебя прожила эти дни! Мог бы спросить, что я делала! Мог бы поцеловать, в конце концов! Но не требовать у меня собаку! Да еще с таким видом, будто я всю жизнь мечтала ее отравить!
        - Прости, Габриель! Я так волновался за тебя. Но когда подумал, что Тойси осталась одна дома, я чуть с ума не сошел. Ты должна меня понять. Уже несколько лет она заменяет мне любовь окружающих. Она очень дорога мне. Не думай, что я не волновался за тебя. Но я просто знал, что ты у меня сильная и сумеешь постоять за себя! Ты ведь умеешь?
        - Конечно, умею,- вытирая слезы, сказала Габриель.- Вот сейчас выставлю тебя из дому, чтобы знал. И буду дальше жить спокойно, без тебя.
        - Габриель, родная моя! Не делай этого!
        Она посмотрела на него исподлобья.
        - Не смотри так!- Эдвин, смеясь, поднял руки вверх.- Чтобы тебя умилостивить, скажу, что, по всей видимости, твой комплекс останется у тебя.
        - Комплекс!- с восторгом выдохнула Габриель.
        - Меня вовсе не арестовывали, хотя голову намылили капитально. Они уже давно следили за Буртоном. Я был прав, это очень крупный аферист, и числятся за ним сделки вроде твоей, только там шли в дело более впечатляющие суммы. Миллионы! А мы своей самодеятельностью чуть не сорвали всю операцию. Вот и пришлось им меня временно удалить. Вроде как арестовать. Чтобы Буртон не испугался и не убежал куда-нибудь, где его будет невозможно достать.
        - Но почему бы он испугался?
        - Потому что узнал, что кто-то его ограбил и сообщил в полицию. В стакане нашли следы снотворного. Я не учел, что только в организме оно разлагается быстро. Сопоставили все факты и вышли на меня. Буртон до сих пор в шоке. Кажется, я первый, кого он хотел посвятить в дело своей жизни.
        - Зачем?- с любопытством спросила его Габриель.
        - Ему нужен был хороший адвокат, не слишком обремененный совестью.
        - Да уж, с совестью у тебя точно проблемы,- обиженно сказала Габриель.
        - Ну не до такой же степени! И вообще я тут подумал… Как быстро твои родители смогут приехать в Гранд-Рапидс?
        - Да хоть завтра! А зачем?
        - Значит, послезавтра мы с тобой идем венчаться.
        - Но, Эдвин!..
        - Не беспокойся, со священником я договорюсь, он мне кое-чем обязан.
        - Эдвин!- вновь попыталась остановить его Габриель.
        - Платье ты себе еще успеешь купить, хотя я не думаю, что тебе нравятся все эти кружева и кринолины.
        - Терпеть не могу!- честно признала Габриель.
        - Вот и отлично, вопрос решен. А сейчас не накормишь ли ты меня завтраком? А то в гостинице, где я жил, кормили преотвратно.
        - Эдвин, тебе не кажется, что ты торопишься? Стоило бы спросить меня, хочу ли я за тебя замуж?
        - А ты не хочешь?- с усмешкой спросил он.
        - Не в том дело! Я не хочу, чтобы, как только я ночью случайно отдавлю Тойси лапку, в меня летело что-нибудь тяжелое! Я не хочу быть для тебя после собаки или где-то рядом с ней. И, в конце концов, ты можешь хотя бы сказать, что любишь меня!
        - Габриель, ты всегда будешь для меня на первом месте. Ты - самая потрясающая женщина, которую я встречал в своей жизни. Ты сильная, умная, честная, открытая и очень, очень красивая! Я уверен, что могу доверить тебе воспитание моих детей. Я уверен, что, если ты когда-нибудь разлюбишь меня, ты честно в этом признаешься. Я уверен, что ты не будешь обманывать меня и скрывать свои чувства. Я уверен в тебе, Габриель. И поэтому я люблю тебя.
        - Я тоже люблю тебя!- воскликнула она и, привстав на цыпочки, поцеловала Эдвина.
        Он подхватил ее на руки.
        - И где тут у тебя спальня? Я с ума сошел, болтаясь в этом дурацком номере и думая постоянно о тебе!
        Он тут же ощутимо получил кулачком по ребрам.
        - За что?!- обиженно воскликнул Эдвин.
        - За то, что я тут мучилась, напредставляла себе черт знает что, а ты в гостинице отдыхал! Я прослежу, чтобы это больше не повторялось!
        - Я могу считать, что ты согласна выйти за меня замуж?- уточнил Эдвин.
        Вместо ответа Габриель поцеловала его.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к