Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Дронова Ксения: " Силуэт Танцующей Звезды " - читать онлайн

Сохранить .
Силуэт танцующей звезды Ксения Дронова

        # Еще вчера Женька была счастлива и любима и до исполнения ее мечты - выйти замуж за любимого мужчину - оставался какой-то месяц, месяц разлуки. Она и не подозревала, что Трофим, с которым она уже столько лет вместе, расстается с ней не на время командировки, а навсегда, что ее одиночество затянется на месяцы, и тем более она не могла предположить, что впереди се ждет новое и глубокое чувство…

        Ксения Дронова
        Силуэт танцующей звезды

        ЧАСТЬ I
        (конец мая - июнь)

        Глава 1

        - Вот, это здесь… Интересный дом, правда? Шестиугольный… Это все была одна квартира, видишь? - весь угол и там дальше тоже, а теперь все на несколько квартир разделили. Но комнаты большие, светлые, окна какие… Ладно, стучи, и я пошел тогда!
        Женька нервно повела плечом и на секунду прислонилась всем телом к Трофиму. Ей совершенно не хотелось расставаться с ним, но если ты уже заплатил деньги за комнату и стоишь перед дверью с тугой сумкой и чемоданом, полным книг, тетрадей и прочих нужных для работы вещей, то оттягивать решающий момент просто глупо. Можно, конечно, развернуться и уйти, но Трофим завтра уедет, и она все равно останется без него… Так лучше уж подождать его возвращения в этой самой комнате странной формы с видом на шикарный магазин сантехники.
        Поискав глазами кнопку звонка и не обнаружив ее, Женя твердо постучала кулачком в тускло-коричневую деревянную дверь, и где-то вдали, как градины по крыше сарая, прокатилось эхо ее ударов… Девушка изо всей силы еще раз стукнула в дверь и замерла, прислушиваясь. Ей не нравится эта квартира, она напоминает ей капкан, в который ловят глупых зверьков… и она сама дает себя заманить! Пришла и стучит, просит пустить ее и позволить пожить здесь немного… Но Трофим от квартиры в полном восторге - еще бы, старый купеческий дом, диковинная планировка, хозяйка-полуфранцуженка и Волга рядом. Да, в конце концов, какая ей разница, в самом деле… всего какой-то месяц пожить здесь, уж тридцать дней она потерпит, даже если внутри квартира окажется такой же негостеприимной и мрачной, как и снаружи!
        Где-то наверху за дверью внезапно послышались шаги, и веселый молодой голос попросил немного подождать. Шаги удалились, но через мгновение снова зазвучали, на этот раз ближе и громче.
        - Там коридор с лестницей, а вход в квартиру наверху. Ну, все, через два часа встречаемся, как договорились. - Трофим быстро чмокнул Женьку в щеку и, перепрыгивая через бетонные ступеньки, побежал вниз, к Волге.
        Почему-то именно это мгновение она запомнит навсегда. Сколько раз уже они прощались, и были долгие поцелуи, и взгляды из-под ресниц, когда полуприкрытые веками голубые глаза Трофима упирались в ее серо-зеленые и ласкали, тревожили ее, и о чем-то как будто спрашивали… И объятия были, и разговоры, и улыбки. Но все это резко отойдет на второй план, и в памяти - цветным фотоснимком - останется только это: сильные плечи Трофима, его такая строгая, прямая спина, бедра, обтянутые джинсами, колени, слегка разведенные в сторону на шаге… И прыжок, один, потом быстрый шажок и снова - прыжок со ступеньки… Как будто многоточие, поставленное нервной рукой в конце длинного письма.
        Мгновение, которое впечатается в ее сознание намертво…, но воспоминания придут значительно позже, не в этот тихий прохладный день, когда Женька стоит возле чужой квартиры с баулами и не может оторвать взгляда от удаляющейся родной спины и лохматой головы. Потом - когда ее мир треснет, как спелый арбуз, скатившийся с лотка на асфальт, и так же разлетится на куски, брызнет сочной мякотью и глухо затрещит коркою…
        Трофим успел скрыться из виду, когда за дверью, наконец, что-то зашелестело и бухнуло. Женька подхватила вещи с земли и чуть отодвинулась в сторону от двери.
        - Сейчас, уже открываю! - уверил ее голос, и через секунду ключ в замке повернулся, и дверь приветливо распахнулась. На пороге возникла улыбчивая высокая девушка в элегантном черном костюме, скорее всего, Женькина ровесница, хотя точно определить ее возраст Женька не сумела бы. Слишком строгая и красивая… нет, не красивая, но удивительно приятная, и лицо такое выразительное и притягивающее взгляды! Как было бы здорово, если бы именно эта девушка оказалась се соседкой! Впрочем, не надо загадывать.
        - Это ты новенькая, которая тут комнату сняла? Проходи, не стесняйся! - и снова эта чудесная улыбка на смуглом лице и приглашающий жест. - Бабки сейчас нет, да это и к лучшему, я сама тебе все покажу и расскажу. Только у меня очень мало времени, я сейчас на работу ухожу, так что… Закрой там дверь на задвижку, ладно?
        Женька осторожно подняла тяжелую сумку и чемодан и шагнула за девушкой в квартиру. Точнее, в тесный узкий коридор, состоящий из маленького квадратного пятачка и крутой лестницы, по бокам которой протянулись многочисленные полки с банками, соленьями, вареньями и какими-то хозяйственными припасами. Поставив багаж на пол, Женя с трудом закрыла дверь на щеколду и кое-как поднялась по ступенькам в квартиру, волоком таща за собой вещи и страшно боясь случайно сбить с полки какую-нибудь банку.
        - Ой, прости, я тебе даже не помогла… Чай будешь? Хорошо… Меня зовут Венера, а тебя как?.. Жень, ты будешь жить вот в этой комнате, я тут до тебя жила. Это только последние два дня бабка меня в другую комнату выселила, все равно я послезавтра ухожу, все, кончился мой постой. - Венера открыла холодильник и достала банку клубничного варенья. Пока Женька оглядывалась по сторонам, на кухонном столе как будто сами собой возникли чашки, ложки, печенье на блюдце и сушки в вазочке.
        Честно говоря, Женя не так представляла себе свой первый вечер на чужой квартире. Для начала она думала, что ее встретит пожилая степенная хозяйка, расспросит обо всем, посмотрит на нее - должна же она знать, кого поселяет на целый месяц в своей квартире? Да и Женьке самой было бы не лишним взглянуть на старушку… Конечно, Трофим кое-как описал ей хозяйку, но, кроме того, что это пожилая женщина, у которой есть черный пудель, а дед был французом, она ничего не узнала. Ей бы очень хотелось составить свое собственное мнение! Но хозяйки почему-то дома не оказалось.
        Впрочем, Венера очень хорошо ее приняла, и если все и дальше так пойдет, то месяц пролетит незаметно. Конечно, без Трофима ей будет скучно, но ведь это не первая и - что поделаешь - не последняя их разлука, она уже почти привыкла к такому образу жизни. Опять пойдут звонки, эсемески, а может быть (Женька всегда на это надеется!
        ему удастся уладить все свои командировочные дела раньше, чем они оба думают, и тогда он вернется к ней, и на какое-то время они забудут о расставаниях. Так же всегда было.
        - Твоя комната самая маленькая, но зато ты будешь жить в ней одна, там очень хорошо, я знаю, мне там нравилось… А вот эта комната, - Венера распахнула перед Женькой двойные застекленные двери, - это общая для нескольких девчонок… Вот на этой кровати спит Оксанка, она всегда тут живет, уже несколько лет останавливается у бабки… ленивая просто, ничего другого искать не хочет. А вон на той кровати сейчас сплю я, но когда я съеду, бабка сразу же кого-нибудь сюда поселит, у нее кровати редко пустуют… Ну вот, а вон та комната - бабкина, она туда никого не пускает, и когда уходит, двери запирает на ключ.
        - А где она сейчас? - Женька с любопытством уставилась в глухую дверь, из которой через огромную замочную скважину в темную кухню лился дневной свет, прочерчивая на полу яркую косую линию. Вспомнив, что из себя представляет дом снаружи, Женька сумела вообразить в общих чертах, как может выглядеть бабкина комната: почти такая же большая, как комната девчонок, только без балкона, но с огромным окном во всю стену. Потолки, естественно, высокие, как во всей квартире. И да, точно, три комнаты - это три грани шестиугольника, что особенно понравилось Трофиму. Ее саму, правда, это не слишком впечатлило.
        - Бабка у дочери сейчас, у нее же дочь замужем за немцем и живет неподалеку… Все время хочет забрать мать к себе, но у той такой характер, что ужас просто. А дочка хорошая, так заботится о бабке, продукты ей носит, одежду покупает, все уговаривает - поехали, мол, к нам, мама, тебе у нас понравится! Какой там, - хмыкнула, - погоди еще, ты внучку увидишь… бабкина любимица!
        Женька улыбнулась. С первой же минуты их короткого знакомства Венера стала ей симпатична, хотя, если на то пошло, это было странно - она всегда так настороженно относится к новым людям, и хотя, конечно, приветливо реагирует на оказываемые ей знаки внимания и не дичится никого, но… Чтобы вот так вот сразу подружиться и сидеть за чашкой чая, легко перескакивая с темы на тему, не испытывая абсолютно никакой неловкости и стеснения! - нет, это для нее редкость. Но почему-то с Венерой у Жени возник именно такой - мгновенный и прочный контакт, основанный на какой-то острой обоюдной симпатии.

«Ну да, разумеется! И для полноты картины сюда еще надо приплести сходство темпераментов или общность родительских установок!» - Трофим все время посмеивается над Женькой за ее вечное стремление анализировать все и вся.
        Но с другой стороны, а куда ей от этого деваться? Профессия всегда накладывает отпечаток на человека… К тому же умение наблюдать и анализировать - далеко не самая плохая черта. Правда, иногда хочется спрятаться от самой себя и ни о чем не думать.
        - Ты учишься или работаешь? - Венера с хрустом откусила подсохшую сушку и слегка поморщилась. Женьке стало немного неловко оттого, что она не догадалась ничего купить к чаю. Впрочем, она еще исправит свою ошибку, до послезавтра у нее есть время.
        - Я как раз пишу диплом… Пятый курс, факультет психологии, совсем немного осталось. Честно говоря, я для того комнату и сняла, чтобы в тишине и спокойствии доделать свой монументальный труд… вроде только собрать все в одну кучу надо, hq почему-то работа продвигается с трудом. Но две ночи, и диплом будет готов!
        - А о чем ты пишешь? - Венера слегка наклонила голову на бок, чуть прищурив темные глаза, и Женька вдруг поняла, что отчего-то ей совсем не трудно говорить с этой девушкой о своем дипломе. Хотя обычно она старается не злоупотреблять вниманием окружающих… в самом деле, то, что интересно тебе самой, может показаться скучным другим. Это нормально. Но Венера спрашивает, и заметно, что это не просто вежливый вопрос.
        - Ну, мой диплом называется «Тендерная актуализация личности в рисунках на заданную тему („Мужчина и женщина“, „Человек и дерево“, „Несуществующий зверь“)»… Это ужасно интересно, если начать заниматься этим вплотную! Люди раскрывают себя в рисунках, и сами того не знают, а ты посмотришь, проанализируешь, и можешь узнать о них много такого, чего они сами о себе не ведают… Особенно здорово наблюдать за детьми, я даже проводила кое-какие эксперименты, но это так, пока только мои наблюдения, их еще нужно обосновать.
        Женька смущенно повела плечами и улыбнулась Венере, не отводящей от нее задумчивого взгляда. Стоп, только не увлекаться, она всегда начинает слишком много говорить, когда речь заходит о ее дипломной работе, и все эти рисунки, наброски, тесты буквально фонтанируют из нее. Это не всем нравится, даже Трофим частенько останавливает ее, когда она начинает сыпать терминами. Тендерная идентичность, аттитюды, интерпретационные схемы…
        Кивнув, Венера посмотрела на часы, быстро собрала со стола пустые чашки и розетку из-под варенья и встала.
        - А потом куда?
        - Не знаю еще. Я бы хотела работать детским психологом, но сама понимаешь, это уж как получится… Но я бы очень хотела, конечно, как-то мне это ближе всего, - Женька поднялась из-за стола вслед за Венерой и нерешительно застыла возле холодильника. Черт, в этих новых квартирах всегда так - никогда не знаешь, что делать и чем себя занять, и только глупо стоишь посреди комнаты и всем мешаешь.
        Венера включила свет в ванной комнате и, оставив дверь открытой, быстро сполоснула чашки в раковине. Ее высокая фигура во всем черном казалась особенно стройной на фоне ослепительно-белого кафеля.
        Эта стерильная, какая-то больничная, белизна ванной почему-то показалась Женьке неестественной. Наверное, потому, что не вязалась со старой основательностью квартиры. Трофим, скорее всего, тоже был бы разочарован - вот уж кто любит все старое, купеческое, так это он! Все эти здания, построенные в прошлых веках, вызывают у него почти священный трепет!.. Но с другой стороны, это же просто замечательно, что у Женьки не будет никаких проблем с мытьем, а то уж она, грешным делом, боялась обнаружить в этом доме старую, проржавевшую колонку и протекающее чугунное корыто вместо ванны.
        - Только воды горячей нет, - Венера как будто подслушала ее мысли. - Но ведь лето на дворе, так что это не так страшно. К тому же у бабки полно ведер, в коридоре стоят, видела? Если понадобится, можешь нагреть!
        Она вытерла руки маленьким полотенцем и засобиралась уходить, попутно снабжая Женьку ценными указаниями и советами. Жизнь в этом доме была не такой уж сложной, если запомнить простые правила и строго им следовать. Например, нельзя оставлять свои вещи в этой самой кухне-прихожей, где они с Венерой только что пили чай, -
«Бабка как та медведица из сказки про Машу… всегда орет, кто, дескать, сидел на моем стуле и передвинул мой поднос на два сантиметра в сторону?!» В холодильнике каждому отведена своя полка для продуктов, и боже упаси него нарушить заведенный порядок! Ровно в девять утра двери комнат нужно открывать, и никого в этом доме не волнует, что ты, может быть, хочешь поспать…
        - Я вон из-за этого, собственно, и ухожу на другую квартиру. Представь себе, вот я сейчас иду на дежурство, вернусь где-то в восемь утра, и мне даже выспаться, толком не удастся! Ладно бы просто дверь открытая. Так ведь бабка целыми днями то на балкон ходит, то с балкона, хлопает дверями, орет на Оксанку. И Трюшка у нее - мерзкое существо… Уж на что люблю собак, но этого гавкушу просто не выношу!
        Женька передернула плечами - в самом деле, странная у нее хозяйка. Ведь знает же, что у Венерки такая работа, и никакого сочувствия! За столом, когда они пили чай, макая печенье в клубничное варенье, она во все глаза смотрела на эту спокойную, красивую девушку, которая - никогда не подумаешь! - работает в детском реанимационном отделении… Каждый день выхаживает младенцев, но многие ведь умирают, и наблюдать смерть практически каждое дежурство - очень тяжело!
        - Ну, я не могу сказать, что привыкла, разве к этому привыкнешь! - Венера пожала плечами в ответ на изумленное Женькино «но как ты можешь!» и грустно улыбнулась. - Просто через какое-то время начинаешь воспринимать жизнь немного иначе. По крайней мере, у меня это так… Как будто абстрагируешься от боли других людей. Сочувствуешь, сопереживаешь, но - скорее умом, чем сердцем. Иначе можно просто с ума сойти, понимаешь?
        Женька поняла. И может быть, венеркино ободрение - «Думаю, из тебя получится очень хороший детский психолог!» - именно потому ее так обрадовало, что ей оказался удивительно созвучен строй мыслей ее новой подруги. Она бы хотела быть похожей на Венеру. Не внешне, конечно, да это в принципе невозможно при Женькиных 160 сантиметрах роста, очень белой коже, серо-зеленых глазах и светло-коричневых волосах. Стать высокой смуглой брюнеткой с раскосыми темными глазами у нее никак не выйдет. Но все-таки - как бы она хотела быть такой же уверенной в себе, сильной и целеустремленной, как Венера! А ведь между ними - Женька успела это выяснить - не такая уж большая разница, всего-то два года! Жене двадцать четыре, Венере - двадцать шесть… Но кто знает, что может случиться за два года, иногда даже два месяца способны в корне поменять жизнь человека! Хотя с Женькой ничего подобного никогда не происходило, и слава богу.
        И стоя сейчас в этом старом чужом доме, могла ли она хотя бы вообразить себе, что меньше чем через месяц наступит конец ее простой, такой понятной жизни, и ей придется - а как же иначе? - меняться, становиться другой, решать новые проблемы?.
        Ей, которая вовсе не хочет никаких перемен!..
        Венера сосредоточенно оглядела себя в маленькое зеркало, косо повешенное на дверь Женькиной комнаты. Женька улыбнулась - а вот ей, чтобы посмотреть на свое отражение, придется, как минимум встать на цыпочки или подпрыгнуть.
        Вряд ли кто-нибудь разрешит ей перевесить зеркало, хоть это и ее комната… Да уж, надо привыкать - целый месяц это пеналообразное помещение будет ее жилищем! Начиная с сегодняшнего вечера, Женька полноправная владелица этого кусочка жилплощади, потому что Трофим уже обо всем договорился с хозяйкой и отдал деньги. Значит, и ей придется, как Венере, уходя из дома, бросать неизменный взгляд на себя в зеркале и довольно улыбаться. Или хмуриться.
        - Когда ты дома одна, закрывайся на щеколду, но на ночь лучше запирай дверь на ключ, потому что утром может придти бабка, а она обязательно начнет верещать, если дверь будет заперта изнутри, - Венера ловко спустилась по крутой лестнице, цокая каблучками. Женька куда медленнее последовала за ней, аккуратно ставя ноги на гладкие крашеные ступени и придерживаясь рукой за стенку.
        - А когда вернется… бабка? - Почему-то после чаепития с Венерой у нее уже язык не поворачивался назвать хозяйку как-то иначе. Наверное, это непочтительно, но уж больно красочное описание получилось у Венерки, должно быть, там еще тот персонаж! Честно говоря, у Жени как-то само собой отпало желание видеться с хозяйкой. Но тут уж выбирать не приходится.
        - Точно не знаю, она любит гостить у дочки, хотя сама и поливает ее все время грязью… обычное дело. Но не раньше завтрашнего утра, это точно. Она вечерами дома сидит, бандитов боится, и собака у нее трусливая. Так что - спокойного отдыха! - Венера подмигнула Женьке и рывком дернула щеколду. Дверь со скрипом открылась.
        Женя проводила Венеру задумчивым взглядом. Девушка изящно откинула прямые черные волосы со лба и торопливым шагом спустилась вниз по бетонным ступеням, через которые недавно молодым оленем скакал Трофим. Женька любила вот так вот стоять и наблюдать за людьми, за их походкой, движениями, особенно в те моменты, когда они думают, что их никто не видит…
        Она закрыла дверь и поднялась по лестнице в квартиру, брезгливо отодвинувшись от полок с заплесневевшими вареньями и соленьями. Настоящая кладовка Плюшкина. Квартира столько всего интересного может поведать о человеке, Женька как психолог многое могла бы об этом рассказать! Но лучше она потратит это время на разбор своих вещей. Хозяйка вернется только завтра, так что у нее впереди целый вечер, чтобы обжиться на новом месте.
        Женька с удовольствием вспомнила о предстоящем свидании. Какая разница, что они с Трофимом почти пять лет уже живут вместе, и что он вот-вот покинет ее. Это совершенно не важно, сегодня они снова будут влюбленно держаться за руки и сидеть в «своем» кафе на Набережной, как в былые времена!
        Женька спешно рассовала вещи по полкам и засунула чемодан с ноутбуком под кровать, все, теперь это ее личная территория, она ее «застолбила».
        Как ни странно, в этой небольшой комнате оказалось много мебели, и от этой скученности помещение как будто съежилось, даже высокий потолок не спасал положения. Наверное, раньше здесь жила прислуга, в господских домах, как правило, всегда есть такая вот маленькая комнатка рядом с кухней и ванной. Только в те времена, надо думать, тут была только кровать и комод. Ну, может быть, еще сундук с одеждой, и все! А бабка умудрилась рядом с широкой современной кроватью поставить допотопного вида диван, два стула, высокий шкаф и объемный стол. Зато, сидя на этом самом столе, можно было обозревать всю Волжскую улицу, от «Антея» до верхушек лип, за которыми - Женька жадно вдохнула аромат свежести, донесшийся до нее из открытого окна, - скрывается набережная и Волга.
        Девушка сняла черную водолазку и надела желтую шелковую рубашку. На ходу, застегивая крупные белые пуговицы, она еще раз обошла всю квартиру, с любопытством останавливаясь возле шкафов, разглядывая картинки на стенах и читая названия книжек на корешках. Она даже попыталась проникнуть взглядом сквозь замочную скважину в двери бабкиной комнаты, но на улице резко стемнело, и она ничего не смогла разглядеть.
        Когда в ее комнате зазвучал Моцарт, Женька даже вздрогнула от неожиданности, настолько она успела пропитаться живой тишиной дома. Опрометью кинувшись в свою комнату, она вытащила из бокового кармана сумки мобильник - точно, Трофим уже ждет ее. Пора на свидание.
        Поговорив со своим любимым мужчиной, она нажала отбой, накинула на себя джинсовую курточку (полмесяца сплошные дожди, вот и опять тучи на небе!), закрыла все окна и побежала в «Лакомку», перескакивая с одного бетонного квадратика на другой и стараясь не наступить ни на одну черточку. Иначе ее желание не сбудется, а ей бы очень хотелось, чтобы оно осуществилось!
        Кто бы сомневался, - дождь пошел именно в тот момент, когда они с Трофимом выбрали симпатичное место за крайним столиком и приготовились с удовольствием попить пивка, глядя на Волгу и друг на друга. Пришлось в срочном порядке искать убежище в ближайшем магазинчике, покупать «Балтику», чипсы и крабовые палочки и идти в новые Женькины апартаменты. Нет, это действительно оказалось очень кстати - пустая квартира, иначе бы им пришлось эту ночь ютиться где-нибудь в парке на скамейке, а сидеть под холодным дождем не особенно приятно. Не жаркое лето.
        У бабки они оттянулись от души. Всю ночь Женька с Трофимом играли в свое первое свидание, и даже вальсировали в темной кухне, включив свет в ванной и оставив приоткрытой дверь, чтобы хоть что-нибудь видеть и не натыкаться на стол, стулья и холодильник. И к шести утра, когда во входной двери повернулся ключ, оба спали без задних ног: Трофим, как всегда, занял большую часть кровати, и Женька сиротливо свернулась калачиком у него под боком, уткнувшись носом ему в предплечье. Будильник, заведенный на половину седьмого, тихо тикал на столе, отмеряя последние полчаса до побудки.
        От резкого стука в дверь Женька проснулась и почти выпрыгнула из кровати, одним махом перелетев через Трофима и повернувшись заспанным лицом к незваной гостье, выросшей на пороге с самым суровым видом. Однако заслонить собою спящего мужчину она все равно бы не сумела, при всем желании, и все, что ей оставалось, это непонимающе моргать и чувствовать себя карманницей, пойманной за руку на месте преступления.
        - Ух, ты, какая неожиданность. Ну, давайте, что ли, знакомиться! Я хозяйка, и я так понимаю, девушка снимает у меня комнату… А вы кто, молодой человек?

        Глава 2

        Натолкнувшись на изумленный взгляд Женьки, и внимательно рассмотрев серьезного со сна Трофима, высокая худая блондинка в голос рассмеялась и плюхнулась на диван, картинно закинув одну длинную ногу на другую. Черные тонкие брючки натянулись на ее идеальных бедрах и эффектно подчеркнули их красоту, и Женька невольно восхитилась наглой утонченностью девицы.
        - Ладно, не напрягайтесь. Хорошо, что это я пришла, а не бабуля. Меня зовут Лада. Одевайтесь и давайте завтракать, что ли.
        Блондинка медленно встала с дивана, не отводя глаз от Трофима, и на какое-то мгновение Женька почувствовала раздражение… Но оно так же быстро прошло, как и появилось, когда Лада отвела взгляд от ее заспанного и недовольного мужчины и улыбнулась ей. Женька даже сумела ответить улыбкой на улыбку, хотя ситуация была крайне неловкой.
        Как только за Ладой закрылась дверь, Трофим резво вскочил с постели и заметался по комнате в поисках штанов. Женька ухмыльнулась, глядя на его голую спину - на боку четко отпечаталась свернувшаяся за ночь в жгут простынка, а на лопатке, кажется, легкий след ее ноготков… Хорошая была ночь, жаль, что пробуждение вышло неудачным. Но с другой стороны, внучка - это не бабка, сама молодая, должна понять их с Трофимом!
        За столом, угощаясь растворимым кофе и печеньем, они познакомились и мило поболтали о всякой ерунде. Во всяком случае, к тому моменту, когда в квартиру ворвалась старушка с пуделем, все трое чинно сидели в кухне и выглядели закадычными приятелями.
        С первого же взгляда на хозяйку Женька поняла, что ей предстоят трудные дни. Когда уедет Трофим, она останется совсем одна в этом доме, и каждый день на нее будут смотреть эти маленькие хитрые глазки, и ей придется изо всех сил держаться, изображая спокойствие, когда они будут прощупывать ее, как теперь… И никто ее не защитит, и это ужасно. Потому что вряд ли ей удастся найти общий язык с хозяйкой. Господи, в который раз Женя убеждается в том, что Трофим совершенно не разбирается в людях! Он сказал, что хозяйка дома - старушка с пуделем, но это не старушка! Это… бабка, Венера точно подметила!
        Рыскнув глазами по квартире, мимоходом убедившись, что дверь в ее комнату заперта, хозяйка ласково улыбнулась Ладе лисьей улыбкой, изучающе посмотрела на Женю и, наконец, уперлась тяжелым взглядом в лицо Трофима. Ее седые бровки возмущенно изогнулись, как две запятые.
        - А ты что здесь делаешь?! В этой квартире мужчинам не место! Я сколько раз говорила, а ну-ка, выметайся отсюда, и девку свою возьми, я не потерплю тут… разврата! Это что еще такое!..
        - Ба, да ты чего разошлась-то? - Ладка усмехнулась и поднялась из-за стола. Подойдя к старухе, она обняла ее за плечи и насмешливо поцеловала в макушку… Женька невольно улыбнулась: рядом с маленькой упитанной бабкой девушка смотрелась просто великаншей. Очень высокой и невероятно худой.
        Подмигнув Женьке из-за бабкиной спины, Ладка уверенно подошла к Трофиму и потрепала его кудри. Парень от неожиданности едва не облился кофе… Когда бабка грозно ввалилась в кухню, он как раз держал чашку в руке и, так и застыл с нею, не решаясь пошевелиться и не зная, что делать дальше.
        - Он со мной, не видишь, что ли? - Ладкина рука оставила волосы Трофима и нежно скользнула вниз, погладила его затылок и легла на крепкое мужское плечо. Взглянув на эти длинные, изящные пальцы, Женька ощутила мгновенное и почти болезненное желание оттолкнуть Ладку, ударить ее по руке, по этой красивой узкой ладони, осмелившейся посягнуть на ее парня… И Трофим почему-то не отшатывается от нее, наоборот, сидит как приклеенный и глупо улыбается…
        Женька со стуком поставила чашку с кофе на стол и сцепила руки в замок, изо всех сил сжав их коленями. Еще не хватало дурочку валять перед бабкой. Неприятно, конечно, что Лада ведет себя так… победительно, что ли, но за столько лет совместной жизни Женька уже привыкла к тому, что Трофим всем нравится, она ему доверяет так же, как и он, ей, а как иначе? Ведь они любят друг друга и даже собираются пожениться. Через два месяца. Так что ничего страшного не происходит, и нечего ей напрягаться из-за всякой ерунды!
        - Как с тобой? - бабка недовольно пошевелила бесцветными губами и прищурила глаза, пытливо всматриваясь то в Женьку, то в Трофима. В какой-то момент Жене показалось даже, что у старухи от любопытства вытянулся нос. Этот… этот парень пришел с ней, он ей тут комнату снял!
        - Ну и снял, и дальше что? Был с ней, теперь со мной… Вопросы еще будут?
        Ладка, наконец, убрала игривые руки с плеч Трофима и вальяжно уселась на стул, неестественно широко разведя ноги… «Танцы или гимнастика!» - когда-то давно Женька тоже любила так сидеть, оседлав стул или скамейку, до тех пор, пока не сломала ногу, неудачно выполнив упражнение на бревне. Теперь ее левая нога ни за что не выгнется в сторону до такой степени, но у Ладки, похоже, с гибкостью нет никаких проблем.
        - Но как же… Он ее бросил, что ли? - бабка откровенно растерялась, недоуменно глядя на внучку. Женька едва не засмеялась… вот уж действительно, ай да Ладка, врет и глазом не моргнет!
        - Ну, сейчас не бросил, завтра бросит, подумаешь! - девица легким движением смахнула упавшую на лоб белокурую челку и повернулась к Трофиму. - Правда, дорогой?.. Не парься, ба, я его уведу сейчас… мы уже уходим. Мне, вообще-то, в театр пора, а Трофимушка меня провожать пойдет!
        Бабка суетливо дернулась, чуть не наступив на какое-то нечесанное серое существо, жавшееся к ее ногам. Женька только сейчас его заметила… наверное, это и есть тот самый «черный пудель», о котором ей говорили. Собака выглядела так же неопрятно, как и его хозяйка, и почему-то не вызвала симпатии у Женьки, страстной собачницы… Те же маленькие глазки из-под свалявшейся челки, и мелкие зубки, и даже как будто улыбка такая же хитрая, как у бабки. Нет, вряд ли она подружится с этим псом.
        Ладка, повертевшись перед зеркалом и чмокнув напоследок квохчущую бабку, гордо удалилась под руку с покрасневшим Трофимом. Женька с тяжелым сердцем смотрела на эту парочку… спасибо, конечно, Ладе, но только ее уловка - просто медвежья услуга! У Трофима через два часа поезд, а она даже не может пойти на вокзал проводить его, потому что вынуждена теперь сидеть в доме с бабкой и изображать брошенную. Ужасно трудно напускать на себя безразличный вид, когда твой парень уезжает на целый месяц! Черт бы побрал и бабку, и Ладку, и эту квартиру, и пуделя, воющего в коридоре!
        Хозяйка ушла через сорок минут, высосав из Женьки последние силы и оставив ее в унынье и тоске. В начале девятого вернулась с дежурства Венера, но они перекинулись буквально парой слов, не больше, потому что девушка валилась с ног от усталости, и у нее не было сил на разговоры. Только хмыкнула, услышав от Женьки про то, что тут творилось утром, вытянулась на своей кровати и заснула.
        Женя тоже было легла, но спать ей уже не хотелось, и, помучившись немного, ворочаясь с боку на бок на широкой кровати, она встала и налила себе еще кофе. Субботнее утро показалось ей таким же неприветливым, как и вчерашний вечер - все те же тучи на небе, сквозь которые никак не пробьется солнце. Но вчера хотя бы под боком был Трофим, рядом с которым она забыла про дождь и промозглый ветер, а сегодня она одна, в чужой квартире, с поганым кофе в бокале! Впрочем, ей ли жаловаться! Могло быть и хуже, нечего раскисать!
        Вытащив из-под кровати чемодан, Женя достала из него ноутбук и утвердила его на столе. В конце концов, если она так рано встала, сам бог велел ей приняться за работу. Чем скорее она закончит свой диплом, тем больше у нее останется времени на прогулки по набережной и посиделки в кафе. К тому же работа - это, пожалуй, единственное, что может отвлечь ее от мыслей о Трофиме.
        До чего же она не любит, когда он уезжает! Всегда в день расставания с ним на Женьку наваливается глубокая тоска, как будто от нее самой, от ее души что-то отрывают. Щемящая пустота и ощущение полной безысходности. Правда, если пережить этот день, то дальше будет легче, проверено. И если диплом способен отвлечь ее - значит, сегодня она целиком и полностью посвятит себя работе! А про бабку с пуделем и высоченную Ладку, гнущуюся во все стороны, она не будет думать.
        Женька только успела открыть один из своих многочисленных файлов с рабочим названием «Графические тесты в психодиагностике», как позвонил Трофим - сообщил, что его поезд через минуту отходит… Вообще-то, Женька даже не рассчитывала на такой подарок - звонок с вокзала, поэтому ужасно обрадовалась. Если бы Ладка не подсуетилась, она бы сейчас как раз висела у Трофима на шее и целовала бы его в мочку уха, и его кудри, такого же непонятно-коричневого цвета, как и ее собственные, щекотали бы ей губы. А потом бы она прижалась к нему всем телом и замерла бы, а он обнимал бы ее и все время чуть-чуть отталкивал, приговаривая - иди, мне уже пора, не стой у поезда, я не могу уезжать, когда ты так печально смотришь мне вслед… Но Лада же не знала, что делает! Женька и не винит ее, ладно уж, чего там. Трофим хотя бы позвонил ей, и то хорошо!
        - Не кисни, Жужа, - Трофим улыбался, Женька чувствовала улыбку в его голосе. Он всегда называет ее Жужей, он придумал ей это прозвище сто лет назад, когда они только-только познакомились. Жужа белой масти.
        - Пришли мне Маську, ты обещал, - почему она никогда не может сказать ничего толкового на прощание? Все важные слова просто теряются, и рот автоматически произносит какую-то ерунду. Хотя, наверное, и в самом деле нет разницы, что именно ты говоришь близкому человеку, ведь он и так понимает, что ты хочешь ему сказать. Понимает, несомненно! Она ведь Трофима чувствует с полуслова, так всегда было и, конечно же, будет и впредь. Иначе и быть не может.
        Женька нажала на отбой и задумчиво повертела Alkatel в руках. С экрана ей подмигнула веселая поющая физиономия в бандане, у нее в телефончике много картинок! А скоро Трофим пришлет ей иконку любимой Масяни, почему-то только украинский сервер предоставляет своим пользователям возможность заказать Маську, а всем российским интернетоманам остается только облизываться… Трофим не забудет о Женькиной просьбе. Лучше бы, правда, он вообще никуда не уезжал. Но как говорится, если ничего изменить нельзя, надо постараться извлечь максимум выгоды из сложившейся ситуации.
        До шести часов вечера Женька копалась в материале, пытаясь выстроить его по степени важности. Работа шла через пень-колоду: сперва пришла эсемеска от Трофима - улыбка и три восклицательных знака, потом позвонила мама, которая тут же передала трубку тете Вале, приехавшей из Балакова и жаждущей сегодня же видеть Женьку… Потом у Женьки куда-то пропал большой кусок текста, и она с дрожащими поджилками рыскала по всем директориям, пытаясь найти его. С трудом восстановила по сохраненной копии и тут же попала под телефонный обстрел тети Гали и Маринки, прибывших одновременно с тетей Валей из Петрозаводска.
        Вдохнув и выдохнув несколько раз, Женя потянулась всем телом, хрустнув косточками. Судя по всему, никому на этом свете нет дела до ее диплома. Наверное, сегодня ей позвонит еще дядя Саша с Костиком из Воронежа, Вероничка из Энгельса и Наташка из Маркса… Или завтра позвонят, и сразу же будут требовать, чтобы она явилась к матери. Нет, конечно, здорово иметь много родни, особенно такой дружной, как все ее дядьки, тетки и двоюродные братья с сестрами. Но с другой стороны, диплом, видимо, придется писать ночами, когда все ее милые родственники спокойно спят. Кто, интересно, придумал устраивать защиту в июне, когда у всех нормальных людей начинается лето? И уж совсем нелепо писать какой-то там диплом, когда у твоей матери юбилей!
        Женька фыркнула и решительно закрыла файлы. Ладно, «Рисунок семьи»,
«Несуществующий зверь» и их интерпретации подождут до ночи, до десятого июня у нее еще масса времени, она все успеет! У нес даже комната есть отдельная, где ей никто не будет мешать заниматься важными делами! Она допишет свой диплом, несмотря на совместные усилия родственников помешать ей сделать это. Можно было бы, конечно, отключить телефон и попробовать забыть обо всем, что творится у ее мамы в квартире, но вдруг позвонит Трофим?
        Сохранив файлы на дискету, Женя разложила Косыночку. Трофим подтрунивает над ее любовью к пасьянсам, и все время обещает стереть с ноутбука все игрушки, и Женька всегда громко возмущается по этому поводу… Но так и быть, пусть стирает все, что хочет… кроме ее диплома, конечно, - лишь бы он поскорей вернулся из своего богом забытого Антрацита, или Днепропетровска, или где он там в этот раз! Эти странные командировки с разъездами по всей Украине уже порядком ей надоели. Хотя разве она имеет право что-то говорить против? Такая у Трофима работа, никуда от этого не денешься.
        Вон, как работает Венера - ночами дежурит в своей больнице, тоже ведь, наверное, се мужу это не понравится. Но не переделывать же теперь человека только из-за того, что тебе не нравится его стиль жизни? Нужно как-то приспосабливаться друг к другу, подстраиваться. Женька никогда не устраивает Трофиму сцен, она уважает его работу и надеется, что он будет так же относиться и к ней, когда она станет настоящим детским психологом… Но сперва, к черту, она допишет этот диплом и защитится!
        Раздраженно захлопнув ноутбук и прикрыв его газетами, Женька встала из-за стола и пошла на поиски Венеры. Судя по звукам, доносящимся из соседней комнаты, она уже вовсю бодрствует. Что ж, вдвоем коротать субботний вечер куда интереснее, чем в одиночестве. Можно, к примеру, посидеть в кафе на набережной или прогуляться в Липки, съесть по мороженому и мило посплетничать на лавке. Если, конечно, у Венеры нет на сегодня никаких других планов.
        У Венеры планы были, однако они посовещались и решили встретиться попозже, где-нибудь в половине десятого. До этого времени Женька отправилась на Бахметьевскую, к маме в гости.
        Вообще-то, эта квартира по-прежнему остается для нее родным домом, хотя она уже сто лет, не меньше, не живет там… Как встретила Трофима пять лет назад, так почти сразу и ушла к нему. Сперва к его родителям, потом - довольно быстро, и двух месяцев не прошло, - они нашли себе домик в частном секторе напротив Городского парка, затем, когда туда вернулись хозяева, сняли квартиру на Второй Садовой. Хорошая была квартирка, она ее очень любила… Целых две огромных комнаты и замечательная кухня с занавеской персикового цвета… Жаль, что ее пришлось покинуть - хозяин выставил ее на продажу. Следующее их жилье навсегда запомнилось Женьке - в центре города, в Смурском переулке, и надо же, полное отсутствие канализации в округе! Местные жители, помнится, выливали помои из ведра прямо на улицу, и вонь стояла такая, что Женька до сих пор предпочитает даже близко не подходить к тем местам. Но зато они с Трофимом жили отдельно от родителей, а это многого стоит!
        В квартире матери царил хаос: половина родственников уже прибыла, все комнаты оказались до верху забиты багажом, и отовсюду голоса, шум, галдеж!.. Как будто на свадьбу приехали, а не на день рождения. Хотя пятьдесят лет - это действительно торжество, и не всякая женщина отважится отмечать этот юбилей. Но Женькина мама молодец, и выглядит она замечательно, надо отдать ей должное. Вот что с людьми делает любовь!..
        Женька заперлась в ванной и стянула с себя джинсовую рубашку. Из-за этих бесконечных дождей вещи приходится стирать чуть ли не каждый день, а у бабки, как она успела заметить, горячей воды не только нет, но даже и не предвидится. Что-то там рабочие на крыше намудрили, когда делали ремонт, ей хозяйка сегодня об этом рассказывала… Вот же странное дело - когда Ладка увела Трофима, Женя ждала от бабки ехидных попреков и пристрастного допроса, но та как воды в рот набрала, ни слова не сказала о парне в своей квартире! Может, конечно, она еще вернется к этой теме, и не раз… Трофим сам Женьке сказал, что «госпожа Триоле» (какая фамилия-то!) не любит мужчин, а Венерка подтвердила - точно, терпеть не может. Почему-то особое раздражение у нее вызывают счастливые пары, и если хочешь жить спокойно - просто не давай ей повода усомниться в твоем одиночестве. Интересный все-таки типаж - ее новая хозяйка, Женьке как психологу было бы любопытно за ней понаблюдать… Ну ладно, на это еще время будет.
        Женька осторожно выбралась в коридор. Слишком много все же гостей на одну обыкновенную квартиру. Ладно, еще, мать устраивает праздник в кафе, а то бы у нее голова болела бы еще и о кормежке для всех! Хотя и так вон целый день в заботах.
        - Звонил твой отец, - Марина Сергеевна выплыла из кухни, вытирая мокрые руки о цветастый кокетливый фартучек. Рассеянно скользнув по дочери взглядом, она потрепала Женьку по кудрявым мягким волосам и вздохнула. - Статью ему, что ли, опять какую-то от тебя надо, я, извини, не поняла, тут как раз Валя с Леночкой в дверь позвонили, я торопилась… Сказала, чтобы сам тебе звонил, но он говорит, у тебя «абонент недоступен»… Денег, что ли, нет на счету?
        - Да вроде есть. Ну, позвонит еще, не переживай, - Женя чмокнула мать в холодную щеку, пахнущую чем-то неуловимо приятным… клубникой, детством, дачей на Зоналке. Они тогда любили отдыхать втроем, Женька еще маленькая совсем была, и родители возили ее к папиному коллеге, дяде Вове, и его жене тете Алле на дачу, и она до сих пор помнит ночные рыбалки и ночевки на чердаке с книжкой, и огромную гусеницу, которую подарил ей соседский мальчишка, и китайскую вишню, почти прозрачную, с маленькой косточкой, которой она объедалась… Впрочем, все это было очень давно. Родители уже лет пятнадцать как развелись, и вся жизнь стала другой. Не хуже, наверно, просто… другой, и все.
        - Завтра придешь?
        - Да не, мам, я хочу поработать… Если что, ты тут за меня вступайся. Я всех, конечно, рада видеть, но у меня же защита на носу, сама понимаешь. Ладно? Ну, я в тебя верю, ты меня в обиду не дашь!..
        Разумеется, не стоит рассчитывать на то, что ее никто не потревожит завтра, и она сможет спокойно поработать, но все-таки попытаться можно… Браво щелкнув каблуками черных туфель, Женька накинула на себя мамин пиджак (великоват, конечно, но не смертельно, делать нечего - до своих вещей она, как и подозревала, докопаться не смогла) и выскочила за дверь. Ждать лифт ей, как всегда, было неохота, и легко перепрыгивая через ступеньки, она сбежала со своего пятого этажа и направилась на Проспект.
        Они договорились с Венерой встретиться у памятника Чернышевскому возле Липок, до назначенного времени осталось чуть меньше часа. Значит, можно никуда не торопиться и просто погулять. На Проспекте всегда людно и шумно, и пусть этот веселый гомон заглушит в ее голове грустные мысли о Трофиме и поможет ей настроиться на приятную волну.
        Едва Женька подошла к «Детскому миру», навстречу ей гурьбой высыпали цыгане, и девушка еле успела спрятаться за бочку с квасом. Глупо, конечно, так сильно бояться цыганок, но она ничего не может с собой поделать. С тех самых пор, как на первом курсе одна из чернявых цыганок «увидела» на ней сглаз и весьма искусно его свела - вместе с Женькиным кошельком и новой помадой. Разумеется, Женька сама виновата, дала себя заболтать, но уж лучше больше не рисковать и не попадаться цыганкам на глаза, так будет спокойнее.
        Цыгане скрылись из виду, и Женька вздохнула с облегчением. Запив страх маленьким стаканчиком кваса, она расслабилась.
        Пустой пластиковый стаканчик полетел в урну, и девушка, повернувшись спиной к потоку людей, достала из сумки зеркальце и любимый блеск для губ с трехмерным эффектом, подарок Трофима… У него хороший вкус, он всегда дарит ей только качественную косметику. И пусть это неправильно - красить губы в общественном месте, практически у всех на виду, зато приятно, как будто лишний повод вспомнить любимого мужчину! Который сейчас… где?
        Женька нахмурилась, пытаясь сообразить - вряд ли он уже на Украине, хотя, может быть, и там уже… Взял бы да позвонил! Она несколько раз за сегодняшний день набирала его номер, и все время натыкалась на вежливость автомата - аппарат абонента отключен или временно недоступен, перезвоните попозже… И то же самое по-английски, просто ужасно.
        Несколько раз то, растянув губы в улыбку, то, вытянув их хоботком, Женька полюбовалась на свой блестящий рот в зеркало и осталась довольна. Закрыв сумочку, она резво повернулась и шагнула, было на мощеную дорожку Проспекта, но встала как вкопанная, остановленная черным, пронзительным взглядом. Таким долгим и глубоким, что Женькино сердце похолодело от страха и острым комком застряло где-то между ключиц…
        - Ты еще этого не знаешь, но твоя жизнь покрывается мраком, ты еще ничего не чувствуешь, но приближается гроза, и над твоей головой сомкнутся черные тучи, засверкает молния, и тебе будет очень плохо! И никто, ни единая живая душа не поможет тебе, ты останешься совсем одна! Я вижу это, верь мне, я говорю правду!..
        Как в тумане Женька приблизилась к этим невероятным глазам, засасывающим ее, пульсирующим сперва перед ней, потом - странное волнение во всем теле - у нее в мозгу… А может быть, это глаза приблизились к ней. Страшная женщина с совершенно седой головой, смуглая и тревожная, и эти тонкие запястья со множеством звенящих стеклянных браслетов, мелькнувшие перед Женькиным лицом, и темно-серое платье до земли. Все это показалось ей сном, который вдруг навалился на нее и сбил с толку, окутал дурманом. Черная, жуткая пропасть зрачков, в которой она сейчас утонет… Если не вырвется, не сбросит с себя наваждение!
        - Знаю, я все знаю, слушай меня! Будет у тебя потрясение, страдать будешь сильно… Твой близкий человек предаст тебя, и все твои надежды разобьются, как стекло, увидишь сама, твое несчастье близко, вот оно, прямо передо мной! Не верь никому, ты добрая и наивная, а твой любимый человек - вероломный и расчетливый, бросит он тебя, растопчет твою любовь, предаст и забудет!..
        Женька тряхнула головой и, сцепив руки в замок, надавила ногтями на костяшки пальцев, и еще раз, до тех пор, пока боль не разлилась по ладоням. Странное дело, это реальное, живое ощущение помогло ей придти в себя. Опять она чудом не попала в тот же самый капкан! Расслабилась, называется! Из огня да в полымя, от цыганского табора - прямо в объятья сумасшедшей тетки с горящими глазами!
        Отшатнувшись от старухи (господи, как она могла показаться ей зловещей в этом своем сиротском сером платье, с дешевой бижутерией на запястьях, с давно не мытыми седыми волосами и неухоженным лицом?!), Женька огляделась. Точно, вот и табличка -
«Ясновидящая пани Марианна расскажет вам о вашем будущем, снимет порчу и венец безбрачия…», и дальше в том же духе, даже читать не хочется!
        Женька бросила на «ясновидящую» торопливый взгляд и покачала головой - нет, мне ничего не надо, спасибо, но хватит… Сейчас еще, не дай бог, вцепится в псе худой костлявой рукой и завизжит па весь проспект! А ей уже давно пора идти, как раз успеет дойти до Липок к назначенному времени.
        - Я вижу, что ты не веришь мне, - пани Марианна осуждающе покачала головой. - Но ты сама поймешь, что я сказала правду. Я никогда не вру. Не будет у тебя счастья, о котором ты думаешь, плохо с тобой поступят те, кому ты доверяешь, кого любишь. Помяни тогда слово пани Марианны, не забудь, я предрекала тебе это!..
        Последние слова навязчивая старуха прокричала вслед убегающей Женьке, а та неслась во весь опор, замирая от странного чувства нереальности и легкого щекочущего страха в груди… Нет, она уже не та глупая девчонка-первокурсница, которая за чистую монету принимала все эти проклятья и пророчества цыган, экстрасенсов и иже с ними. Теперь она без пяти минут дипломированный психолог, и ей ли не знать, как работают все эти колдуны, экстрасенсы, ясновидящие? И все же ей стало не по себе от слов этой пани. Вполне можно понять, каким образом она цепляет народ. Наверняка у нее отбоя нет от клиентов, особенно - клиенток. Черные глаза, седые волосы и дикая, непобедимая уверенность в голосе… к черту, все настроение испортила!
        Женька пулей перенеслась через дорогу и остановилась только на другой стороне, чтобы отдышаться и привести в порядок растрепанные мысли. И чего, спрашивается, она так завелась? Ну да, Трофим уехал, от этого ей так неспокойно, вот если бы он был дома, он бы живо ее успокоил. Да она бы тогда, скорее всего, и не попалась бы в сети к этой шарлатанке. Ну, она же и так не попалась, правда?.. Сейчас она позвонит Трофиму, и он - вот бы - возьмет трубку, и все быстренько встанет па свои места, они посмеются над Женькиным бегством и…
        Трофим не ответил, абонент опять оказался недоступным, и Женька, вздохнув, медленно двинулась по Проспекту к Липкам. Ничего страшного, она взрослый человек, мало того - она симпатичная девушка, вон какие взгляды на нее бросают мужчины! Она вышла гулять, дышать свежим воздухом, наслаждаться свободой, у нее все хорошо, она скоро выйдет замуж, а эта старуха наговорила ей ерунды просто потому, что завидует ее молодости! Или чтобы заполучить себе клиентку - другая бы на ее месте тут же зарыдала бы и стала просить пани Марианну помочь ей, и та, разумеется, тут же придумала бы какой-нибудь действенный рецепт спасения - за денежку, понятное дело! Вот как все просто! Но Женька не дурочка, она никому не даст себя водить за нос!
        На путь до памятника Чернышевскому ушло семь минут и двадцать три секунды, Женька засекла время по своим большим командирским часам. Вообще-то, это часы Трофима, но ей нравится их носить, они такие удобные и стильные. За семь минут с хвостиком ее дурное настроение развеялось, и на встречу, девушка явилась бодрой и радостной. Венерки еще не была, но Женька отчего-то чувствовала себя так, словно только что вынырнула из омута, в котором едва не задохнулась, и теперь может дышать полной грудью и ничего на свете больше не бояться.
        Нет, это все-таки удивительно здорово - быть молодой! Даже если твой любимый человек надолго покинул тебя, во вторник тебе предстоит участвовать в грандиозном праздновании дня рождения твоей матери, которой ты до сих пор не купила подарка, а через десять дней у тебя серьезное дело - защита диплома. Даже под этим пасмурным небом (опять будет дождь, нет, это невыносимо!) быть молодой - великолепно! По крайней мере, Женька в этом уверена.
        А обо всем плохом нужно просто забыть. Не думать, не думать, не думать…
        Нет, это ей не снится, кто-то действительно стоит у нее под окнами и что-то там поет. Ну, надо же, нигде нет покоя! Кому не лень в такую рань в воскресенье утруждать свои голосовые связки? И почему, скажите на милость, это нужно делать именно под ее окном?
        Вчера они славно погуляли с Венерой, сперва посидели в Липках с пивом, потом пошли на Набережную и встретили по дороге каких-то венеркиных друзей, продолжили прогулку впятером… Женька даже не рассчитывала, что будет так весело. Она даже ни разу не вспомнила за весь вечер про предсказания пани Марианны, да и о Трофиме с его. молчащим телефоном как-то совсем не думала…
        Правда, домой они с Венерой вернулись поздно, где-то около часа, пока чай попили, потом она еще возилась с таблицами - вдруг пришла идея по-другому обработать тесты… В общем, спать она легла в три часа ночи, если не позже, и нате вам, пожалуйста, с самого утра - певун под окнами!
        Рывком, распахнув окно, Женька высунула наружу недовольную мордашку. Кажется, не так уж и рано, как ей сперва показалось! Однако это не значит, что каждый желающий может насильно будить ее песнопениями.
        - Фальшивите, - Женька уверенно прервала мурлыканье темноволосого мужчины, нетерпеливо притопывающего ногой как раз под ее подоконником. Теоретически, если бы она наполовину высунулась из окна, она могла бы дотянуться до его головы и прикоснуться к его жестким волосам… Хотя почему - жестким? Может быть, они очень даже мягкие!
        Мужчина удивленно замолчал, казалось, в первую секунду он не понял, откуда раздался голос. Женьке стало смешно, все ее утреннее раздражение как рукой сняло. Это же надо - взяла и наступила чужой песне на горло!
        Между тем незнакомец поднял голову и встретился с Женькой взглядом. Его яркие серые глаза смеялись, сто раз она встречала подобное выражение в книгах и только теперь поняла, как это выглядит в жизни. Как будто желтые крапинки света в сером пасмурном небе. Или последний луч закат в свежей и сочной траве, которая на самом деле зеленая, но в сумерках кажется очень темной… Странно, почему ей в голову приходит такая ерунда. Небо, солнце, закат, трава… смех.
        Но если бы Женька знала, сколько бессонных ночей она будет вспоминать эти глаза, в которые так хочется смотреть, не отводя взгляда, и вглядываться в них, и снова искать в них все на свете - искорки света, лучики, смех!.. Если бы она это знала в тот момент, когда решительно окликнула мужчину, поющего у нее под окнами… она бы просто не стала подходить к окну. Ни за что.

        Глава 3

        Женька устало пошевелила затекшими конечностями. За полтора дня она сделала практически весь диплом. Все воскресенье она просидела за этим столом, молотя по клавишам ноутбука, и сегодня она уже два часа не отрывается от монитора! Она проделала титанический труд! Конечно, Женька еще не один раз пересмотрит весь материал, кое-что уберет, что-то подправит, доделает рисунки… но все это уже мелочи, с главным она справилась! Значит, можно отдохнуть и не грызть себя за лень.
        Убрав ногу со стола (будь Трофим рядом, он бы опять ее упрекнул, его раздражает Женькина привычка во время работы класть правую ногу на угол стола, но что она может с собой поделать, ей так лучше работается!), Женька прошлась по комнате, сделала пару приседаний и наклонов, повертела гoловой в разные стороны, а еще говорят, что физический труд утомляет сильнее, чем простое «сидение за компьютером»! Неправда это все.
        Открыв окно пошире, чтобы в комнату ворвался холодный ветер, Женя блаженно растянулась на кровати и закрыла глаза. Заснуть вряд ли удастся - за дверью рычит Трезор, на кухне во всю громкость включено радио, а в комнате за стеной истошно кричит Оксанка. Она приехала всего час назад, но уже успела поцапаться с хозяйкой… Кажется, они до сих пор ругаются. Но лишь бы ее, Женьку, не трогали, и бог с ними, она полночи не спала со своим дипломом, да еще бабка в девять утра распахнула ее дверь настежь и зычно велела вставать. Ладно, хоть сейчас не лезет - и даже позволила Женьке закрыть дверь! Наверное, на нее так подействовал вид компьютера…
        Женьке показалось, что она проспала не более пятнадцати минут, да и то вроде бы и не спала даже - просто дремала, вяло прислушиваясь к разнообразным звукам в квартире, к шуму за окном. Где-то вдали, на Чернышевской, завизжала тормозами какая-то машина, взвыла сигнализация, вот пробежал мимо дома горластый ребенок, его звонкому голоску вторил хозяйский пудель… Однако в тот момент, когда Женька открыла глаза, уже наступил вечер, и в ее комнате стало темно. Разбудил ее громкий стук открывшейся двери: на пороге ее комнаты вырос черный, нелепый силуэт, на фоне ярко освещенной кухни он казался мрачным и неприветливым. Как клякса на промокашке.
        Когда Женя была маленькой, они с подружкой любили играть «в кляксы»: капали чернилами на промокательную бумагу или кальку и пытались увидеть в получившемся бесформенном пятне что-нибудь необычное, интересное. У Женьки с воображением никогда не было проблем, поэтому она могла разглядеть в чернильных фигурах все что угодно. Иногда эти силуэты получались очень выразительными… как тот, что маячит теперь у нее в дверях. Бабка. Как она могла о ней забыть?
        Зевнув, девушка нехотя села на кровати и обхватила колени руками. И не спала ведь как будто, во всяком случае, отдохнувшей Женька себя не чувствует. Обрывки мыслей толпятся, наскакивают друг на друга и теснятся, как будто у нее не голова, а трамвай, набитый людьми. Трофим… звонил он или нет? Женька готова поклясться, что разговаривала с ним, и он сказал ей, что доехал до Антрацита и у него все хорошо. Но может быть, ей это приснилось? А этот мужчина с яркими глазами и длинным ртом? Он был или нет? Какая разница, какое ей до всего дело… Во всем Женькином молодом теле сейчас только мучительная лень и нежелание двигаться, даже есть не хочется!
        - Вот что, хватит дрыхнуть! И давай, это… живо собирай вещи и переселяйся к Оксанке, там кровать свободная! - хозяйка включила свет в комнате и жадно оглядела Женькину одежду, сложенную на стуле, торчащий из-под кровати чемодан и ноутбук со свернутым шнуром, стоящий на столе. Женька усмехнулась, - бабка напомнила ей большого хомяка, тот же хитрый взгляд глазок-бусинок, те же корявые маленькие лапки, которые так и норовят во что-нибудь вцепиться.
        - Но я же сняла эту комнату, значит, могу здесь оставаться… Мне нужно работать, - от внезапной ноющей боли в мышцах, Женька спустила ноги с кровати и попыталась обогнуть хозяйку, чтобы взять синие шорты и футболку. Она не любит ходить по дому в халате, самое милое дело, конечно, натянуть на себя старую рубашку Трофима, которая как раз до середины бедер ей, можно закатать рукава и носить ее как платье. Очень удобно, Трофим говорит, что еще и сексуально… Жаль только, что он не силен в психологии и совсем не разбирается в людях, ох, жаль! Ну, почему он снял для нее угол именно у этой старой грымзы?!
        - Пока я тут хозяйка, я сама решаю, кого и куда поселять, слышишь меня? Или иди в другую комнату, или выметайся отсюда!
        Женька вздохнула. Собственно, ладно, она уже хорошо поработала, а оставшиеся поправки можно вносить и там… Оксанка, на первый взгляд, неплохая девчонка, мирная, скорее всего, они уживутся рядом. То, что она все утро с бабкой скандалила - так тут ее очень легко понять. А вот чего Женя понять не могла, так это то завидное упорство, с которым Оксана из года в год здесь останавливалась. У нее уже тут своя кровать, своя полка в холодильнике, и эта длинная шеренга пустых банок из-под «Спрайта», «Фанты» и «Кока-Колы» на шкафу, из-за которой они с бабкой и ругались сегодня.
        Весь следующий час Женька перетаскивала свои вещи на новое место. Бабка Триоле, чувствуя себя победительницей, волчком вертелась у нее под ногами, норовя подержаться за ноутбук или что-нибудь пощупать. Женька досадливо морщилась, огибая хозяйку и совершая очередной челночный рейс из прежней своей комнаты в новую.
«Надо же было, черт, раскладывать все, и только для того, чтобы через два дня опять все покидать в сумку!» Видимо, одно из бабкиных развлечений. Сколько их еще впереди, этих маленьких сюрпризов?
        - Фу, ну это ж надо! Неужели я тоже буду в старости вот такой? - Женя плюхнулась на узкую кровать, застеленную светлым покрывалом с непонятным выцветшим узором по краям. Матрас недовольно заскрипел под ней, и девушка засмеялась: в этом доме даже у мебели противный характер, нудный.
        - Да ладно тебе, нормальная бабка. К ней только привыкнуть надо, - Оксанка меланхолично оторвалась от книжки и посмотрела на Женю. - А то, что я с ней лаялась утром, так это обычное дело. Ей же надо показать, кто тут хозяин. Вот поорет, поорет и перестанет, и мои банки так и останутся стоять на прежнем месте.
        Плавно перекатившись с живота на спину, Оксана взбила под головой подушку и снова выставила перед собой книжку, как щит. Женька почему-то никак не могла оторвать взгляда от ее пухлых коленок… Эта девушка, наверное, младше нее, а рассуждает как зрелая женщина, так спокойно и уравновешенно, даже слишком. Как-то не ожидаешь подобной рассудительности от полненькой румяной студентки. Ей бы на дискотеки бегать, краситься ядовитыми тенями и заливисто хохотать. Похожа она на такую легкомысленную хохотушку… Нет же, лежит и упорно читает… (Женька взглянула на название) Фредерико Гарсиа Лорку. Вот тебе и хохотушка!
        Оторвав, наконец, взгляд от уютно расположившейся на соседней кровати Оксаны, Женька повернулась на бок и задрала голову, уставившись в темное небо за окном. Лампочка в старом грязном плафоне неприятно отсвечивала в стекле, отражая шкаф с книжками, розового зайца с порванным ухом и оранжевые Оксанкины банки. И оконное стекло, и балконную дверь густо покрывали отпечатки пальцев, мутные разводы и грязные потеки…
        Нахмурившись, Женька внезапно поняла, что ей в этом доме делать нечего. Ладно бы, хоть Венерка рядом была, поболтали бы. Но она вчера вечером попрощалась с Женькой, сунула ей самодельную визитку и ушла. С Оксаной, правда, проблем не будет, но и нормального общения, скорее всего, тоже… Да она же тут просто сдохнет со скуки!
        Достав из бокового кармана сумки любимую, буквально зачитанную до дыр, книжку Эрика Берна «Люди, которые играют в игры. Игры, в которые играют люди», Женька раскрыла ее наугад и погрузилась в чтение.
        Полной темноты в этой квартире не бывает даже глухой ночью - вся улица усажена желтыми фонарями, от Липок до самой Волги, к тому же ярко горят витрины. Ни за какими шторами не укроешься от этого света!
        Оксанка оказалась все-таки болтушкой, к тому же, на Женькино несчастье, она страдала бессонницей. Поэтому с часа ночи до трех утра, лежа в прохладном сумраке комнаты, они болтали обо всяких пустяках, и смеялись, и тонкий Оксанкин смех колокольчиком разносился по всей квартире, рискуя разбудить бабку.
        - А ты веришь в любовь с первого взгляда? Вот у тебя с твоим Трофимом как все началось? Где вы с ним познакомились? - Оксанка поправила простыню, сползающую с пышной груди, и с любопытством уставилась на Женьку, подперев рукой голову.
        - Я даже не знаю, как тебе сказать… Не знаю, скорее, не верю. Симпатия - да, конечно, взаимное влечение - непременно, но ведь все равно с первого взгляда не разгадаешь человека. Лично мне сперва нужно поговорить с мужчиной, узнать его поближе, и только тогда я смогу в него влюбиться… Но Трофим, конечно, очень сильно мне понравился. Он у меня очень красивый, высокий, .такие плечи…
        Оксанка мечтательно вздохнула, и Женька прикусила губу, чтобы не рассмеяться. Почему-то ей кажется, что она в девятнадцать лет не была такой романтичной, как Оксана… или была? Ну, может, самую малость. Трофим же принес ей на первое свидание цветы, значит, она выглядела соответствующе - юной, невинной, с огромными глазами, в которых отражается небо, и луна, и звезды!.. Да, жаль, что период стихов, песен под гитару и ночных прогулок как-то незаметно и очень быстро закончился, и Трофим больше не дарит ей цветов. Правда, если честно, она терпеть не может эту возню с букетами - вечный поиск вазы, подрезание стеблей и так далее… И все-таки жаль.
        - Мы с ним познакомились на танцах. Видела фильм, называется «Австралийское танго»? Так вот, я его посмотрела и просто влюбилась в танго, так захотелось самой танцевать - и чтобы обязательно так же страстно, с чувством, стуча каблуками по паркетному полу! И чтобы, конечно, партнер оказался таким же красавцем, как в фильме… ну, сама понимаешь.
        - И ты встретилась с Трофимом?.. Как романтично! Вы сперва танцевали, а потом полюбили друг друга? - Оксанка села на кровати и восхищенно уставилась на Женьку. Странное дело, почему это она решила накануне, что Оксанка чересчур вялая и неэмоциональная?..
        - Ну, вообще-то, Трофим танцевал с другой девушкой, они уже давно ходили в эту группу, а я только-только пришла, с новым набором, и мне дали другого партнера. Так что мы просто болтали после занятий, а потом он раз проводил меня, и другой… Ну, как-то само собой все и получилось.
        - Вы до сих пор ходите на танцы?
        - Нет, я быстро оттуда ушла. К сожалению. Мне очень нравится танцевать, но мы с моим партнером… ну, скажем так, не подошли друг другу. А Трофим еще долго танцевал, сейчас, правда, у него такая работа, что ни на что больше времени не остается. Но он здорово танцует, конечно.
        Как же ей хотелось тогда, в ту промозглую осень, когда она только записалась на танцы, подойти к Трофиму и попросить его научить ее танцевать, всем этим премудрым па, поворотам, шагам и шажочкам! Но он кружил по залу с Ленкой, обнимая ее сильной рукой и улыбаясь каким-то ее словам (они еще и говорить, умудрялись, не сбиваясь при этом с такта!), и у Ленки были такие умопомрачительно красивые ноги, и она так снисходительно смотрела на всех, что Женька так и не подошла к Трофиму. Ее поставили в пару с грузным Михаилом, который обильно потел и тяжело дышал, и в танго ей приходилось делать над собой усилие, чтобы не морщиться и не отшатываться от него всякий раз, когда ее ладошка прикасалась к его мокрой рубашке…
        А Трофим танцевал так, что даже Людмила Владимировна, молодая и хорошенькая Людочка, которая в прошлом профессионально занималась танцами, а потом стала за деньги обучать самбе, румбе и вальсам всех желающих, открыто им любовалась.
        Всякий раз, когда Михаил сгребал Женьку в охапку и прижимал к себе, она мужественно выполняла задание, стараясь не сбиваться со счета и не путаться в движениях. Одно ее неизменно радовало: и в танго, и в вальсе голова партнерши смотрит за плечо партнера… В эти минуты она не думала о том человеке, который недовольно дергает ее за руки и ворчит, потея, и наступает ей на ноги. Она, не отрываясь, смотрела на Трофима с Ленкой, величественно проплывающих мимо нее, на его прямую крепкую спину, на крупные локоны, то и дело падающие ему на лоб. Эти двое были похожи на лебедей, гордых и прекрасных… И следом за ними, подпрыгивая и путаясь в ногах, двигались они, маленькая и худенькая Женька и большой круглый Михаил.
        И все-таки Трофим полюбил не Ленку, идеально подходившую ему и в вальсе, и в мамбе с джайвом. Нет, это она, Женька, столько лет уже живет с ним, это ее он выбрал, несмотря на ее неумение запомнить весь танец с первого раза, и даже ее непослушные руки, с которыми Людочка так ничего, и не смогла поделать («Ну, почему у тебя локоть такой острый? Нежнее, плавно надо, а не рывком!»), ему не помешали. В первый раз они танцевали на остановке - был январский вечер, почти ночь, собачий холод, скользкий снег под ногами, зато, когда она упала, он ловко подхватил ее и прижал к себе… Она больно ударилась подбородком о его куртку, задубевшую от мороза, зато он ее поцеловал. Потом они еще много раз танцевали и целовались… Может быть, потому она и ушла с танцев, что больше не смогла заставить себя прижаться к Михаилу. В ноздри упорно лез запах застарелого пота, ее раздражало все - и командный тон ее партнера, и огромные шаги, за которыми она не успевала, и влажные ладони, к которым она должна была прикасаться и которые трогали ее талию, спину, плечи… Но главное, он не Трофим, и этим было все сказано.
        - Трофим у тебя молодец. Мне нравится, когда мужчины умеют танцевать. Надо его с Ладкой познакомить, она у нас тоже на танцах помешана, - Оксан-ка зевнула и высунула из-под простыни голую розовую ногу Жарко как… лето, скоро балкон всю ночь придется держать открытым… Ты знаешь Ладку, да?
        Она ж у нас в театре работает, танцы всякие там у них. Это у них наследственное, наверное, хозяйка-то в молодости балериной была, всем рассказывает об этом. Я сперва думала, обманывает, а потом она мне фотку показала. И впрямь, знаешь, вся такая в белой пачке!..
        Представить себе старуху Триоле в белых тапочках и в пачке Женька не смогла, зато Ладу легко вообразила на сцене: черную и гибкую, как хлыст, высоченную и худую, как веточка, и от этого еще более привлекательную, необычную, царственную… Впрочем, эти мысли почему-то не доставили ей радости. «Я просто ревную», - Женька вспомнила узкую Ладкину ладонь на плече Трофима, и уверенный голос бабкиной внучки. Нет, нет. «Я знаю, что мой парень лучше всех, и то, что он всем нравится, очень хорошо!» Слово эхом отозвалось в ней, как крик в горах, - хорошо, хорошо, хорошо… Все хорошо, в самом деле, ведь они с Трофимом любят друг друга, а значит, все эти красивые ноги, изящные ладошки и соблазнительные улыбки - ерунда.
        Устало, моргнув, Женька чуть отвернула голову от Оксанки и вдохнула аромат чистой наволочки. Как хорошо, когда белье пахнет холодной улицей, ветром, свежестью! Это их с Трофимом любимый комплект - белый с голубыми узорами, под Гжель. Может быть, ей удастся уговорить сейчас Оксанку закончить их славную ночную беседу, и тогда она закроет глаза (диплом на нее, что ли, так влияет, что ей все время хочется спать!) и с удовольствием погрузится в сон, как в теплую воду Волги. И ей приснится Трофим.
        Но в эту ночь Трофим ей не приснился. Шагая по Проспекту и оглядывая праздничную вереницу магазинов, в одном из которых ей обязательно нужно купить сейчас подарок матери, потому что вечером торжество и дальше тянуть уже некуда, она не могла отделаться от мыслей о своем мужчине. На душе у Женьки почему-то скребли кошки, хотя небо (в коем-то веке!) было ясным и безоблачным, светило солнце, и к тому же утром ее мобильник выдал ей послание от Трофима, короткую и маловыразительную эсемеску - добрался, люблю, скучаю и целую! Однако она была еще настолько под впечатлением сна, что привет от любимого не обрадовал ее. Вот если бы он написал большое письмо или позвонил ей!..
        По правде говоря, Трофим никогда не умел писать письма. Он великолепный мужчина, замечательный программист, из него - Женька в этом уверена - получится выдающийся муж, но нет у него писательского таланта, и ничего тут не поделаешь, хоть ты тресни! В первые годы их совместной жизни, разлучаясь, они пытались вести переписку… Но все письма Трофима были похожи одно на другое, как капли воды, и Женька однажды шутливо предложила ему просто подставлять под текстом разные даты, чтоб не мучиться. А потом он устроился на работу, подключился к интернету, и у него, и у Женьки появились сотовые телефоны, и все эти «бумажные» письма остались во вчерашнем дне. А жаль - разве короткая шаблонная эсемеска заменит полноценное послание? А выйти в Интернет с бабкиного телефона и спокойно получать электронную почту, она не может.
        Женька в задумчивости остановилась перед магазином подарков. Сколько раз проходила мимо и никогда не замечала, что он называется «Лада»! Аршинные красные буквы на серой вывеске, и все равно в памяти не отложилось… Все дело в том, что у нее теперь есть знакомая с таким именем. Которая, ко всему прочему, еще и снилась ей сегодня.
        Правда, не только она одна - такое ощущение, что в Женькином сне принимало участие полгорода, не меньше! Какие-то женщины, закутанные в простыни (на Оксанку, должно быть, насмотрелась!), бабка с визжащим пуделем, мальчишки на велосипедах, мама с Иваном Семеновичем и каким-то чумазым дитем на руках… Но все это ерунда, так сказать, приамбула.
        Венцом сновидения стала сцена на пляже (в такой холод только о песочке с речкой и думать!) - Женька сидела на пеньке и смотрела на мужчину, который что-то мурлыкал и нетерпеливо притопывал ногой. На нее он не обращал внимания, хотя ей мучительно хотелось увидеть его лицо, почему-то это было для нее крайне важно! Но он не поворачивался, и все, что Женька могла рассмотреть - это темные волосы с легкой проседью на висках, кусочек твердой скулы и решительный подбородок. Мужчина был очень высоким и широкоплечим, и тело у него было сильное и как будто вырезанное из камня… А потом к нему подошла какая-то девочка - Женька плохо ее запомнила, да и не смотрела на нее вовсе - и они вдвоем стали быстро удаляться от нее, и очень скоро мужчина исчез из виду. Как тогда, наяву, когда она высунулась из окна и попросила стоящего внизу человека больше не петь… Но в тот раз она хотя бы успела заглянуть ему в глаза, а во сне он так и ушел, почти убежал от нее со своей хрупкой спутницей, не оглянувшись, попросту не заметив ее.
        А потом Женькин сон сделал крутой вираж и воздвиг прямо перед ней, на куче песка, страшную серую женщину с горячими польскими глазами, и эти глаза впились в нее, и Женька до сих пор помнит это жуткое, необъяснимое ощущение беды, нахлынувшее на нее в тот момент… Даже мурашки по коже. Женщина, вытянув вперед худые костлявые руки, сделала шаг навстречу девушке, вцепилась пальцами ей в плечи и затрясла ее, и Женька бессильно болталась, как кукла, не понимая, как вырваться из капкана этих ужасных рук… Лицо полячки с бездонными черными глазами неотвратимо приближалось к ней, и вот оно уже настолько близко, что Женька ощутила жаркое дыхание на своей коже… А потом вдруг черты лица старухи странно разгладились и вытянулись, и глаза посветлели, и волосы из седых стали просто белыми, крашеными, и только тонкий рот по-прежнему змеился в улыбке. Судорожно вздохнув, Женька тяжело, как в замедленной съемке, откинулась всем телом назад и упала на спину, изумленно глядя на женщину, которая еще мгновение назад была чертовой ясновидящей с Проспекта, а теперь превратилась в Ладу и смеялась, стоя над ней с широко
расставленными ногами, и буравила ее насмешливым взглядом. А потом Ладка открыла пунцовый рот и выплеснула проклятье на Женьку, и как же было неожиданно здорово, когда сон - внезапно, сам по себе - оборвался и Женька проснулась, дрожащая, но счастливая оттого, что все это, наконец, кончилось!..
        И этот мужчина, не пожелавший даже взглянуть на нее, хотя бы один раз, чтобы Женька могла еще раз удивиться необыкновенности его глаз, дотронуться взглядом до его лица, рассмотреть его рот… Все это было сном и никогда не станет явью, и Женька не будет сидеть на пеньке, ковыряясь носком в мокром песке и слушая плеск волн. Но как же это хорошо! Это значит, что никогда не появится перед ней чертом из табакерки серая фигура с пронзительными глазами, и не будет Ладки с идиотским проклятием, от которого у нее до сих сводит мышцы живота!..
        - Ба, какие люди-то! А я как раз о тебе думала!..
        Дернувшись и от неожиданности - чуть не выронив из рук сумку, Женька обернулась. Как странно, едва вспомнишь человека, и он тут как тут! Прямо перед ней, лениво поигрывая тонкой длинной ручкой редикюля, как из-под земли выросла знакомая высокая фигура Ладки. Если она сейчас пристально глянет на нее, пожмет плечами и, усмехнувшись, скажет: «Я знаю, что тебя ждет, скоро тебя предадут близкие тебе люди, не будет тебя счастья, я-то знаю!», - Женька развернется и уйдет, нет, убежит от нее! И так после этого глупого сна она почему-то чувствует себя не в своей тарелке.
        Но Лада приветливо улыбнулась ярко накрашенными губами, и Женька легко приняла ее предложение попить пива в «Теремке». Во-первых, оно там очень хорошего качества и всегда холодное, а во-вторых, - нужно забить гадкое сновидение новыми впечатлениями, чтобы оно полностью выветрилось из головы. Ужасно, все эта пани Марианна, будь она неладна со своим вороньим карканьем!
        Ах да, и надо же, наконец, узнать конец истории с провожанием Трофима! Впрочем, какая там история, так, эпизод с бабкой и Ладкой. Вот вернется Трофим с Украины, и они вдвоем припомнят все детали этого дурацкого разговора в кухне и от души посмеются! Когда он вернется!..

        Глава 4

        - Хорошо, что я тебя встретила… Ты не торопишься, нет? Ну, а я так вообще до завтрашнего утра свободна! Завтра утром детский спектакль, хочешь - приходи, посмотришь на меня! - Ладка достала из крошечной блестящей сумочки белый платок и тщательно вытерла пластмассовое сиденье. Женька села напротив нее, не особо обратив внимания на пыль. Ее джинсам ничего не страшно, это вам не Ладкины белые брючки!
        - А кого ты там играть будешь? - Женька легко могла представить Ладу в роли Снежной королевы, принцессы или Госпожи Метелицы, у нее такое интересное лицо! Не красивое, конечно, но, если можно так сказать, породистое: высокие скулы, прямой нос, треугольный подбородок. Вот только волосы на ее месте Женька не стала бы так кардинально осветлять, лучше бы покрасила в какой-нибудь естественный цвет… Но это, конечно, не ее дело.
        Почему в ее сне вредная полячка превратилась именно в Ладу, непонятно… ничего общего между ними нет! Просто не может быть. Белая Ладка отличается от черной пани Марианны, как ангел от черта!.. И все-таки сон тревожит.
        Ладка усмехнулась и опять раскрыла сумочку. Достав из нее пачку «Кента», закурила и королевским жестом поманила официантку.
        - Хромую ласточку, - видя Женькино удивление, она рассмеялась и, заказав официантке две «Балтики», пачку «Лейз-Макс» и фисташки, откинулась на спинку стула. - Каникулы же начались, вот у нас теперь через день утренники и идут, завтра «Доктора Айболита» показываем, в пятницу - «Красную Шапочку». Веселые спектакли, детишкам нравятся… Особенно когда состав сильный. У нас иногда даже заслуженные артисты в массовке скачут, если народу не хватает.
        Лада закурила, эффектно отставив кисть с сигаретой, зажатой между длинных пальцев. Женьке всегда хотелось научиться так же курить, эротично округляя яркие губы, выпуская изо рта дым колечками, эдак с изящной ленью поводя плечом… Но эта наука ей не дастся, да и особой тяги к курению она никогда не испытывала.
        - Приду, - пообещала Женька, глотнув пива из стеклянной кружки с толстыми стенками и массивной ручкой. Пиво действительно оказалось отменным и здорово утоляло жажду. Она бы могла просидеть в этом кафе до вечера, если бы не подарок, который она до сих пор не купила. Но не идти же, в самом деле, к матери на юбилей с пустыми руками!
        - Тогда где-нибудь без двадцати одиннадцать зайди в театр с черного хода, там, на вахте я тебе оставлю билет… за стеклом, увидишь сама. Встретить не смогу, уж извини, перед спектаклем запарка такая, костюмы, грим. Ты ведь знаешь, где театр, да? Русский театр танца «Классика и современность», на Первомайской, главный вход рядом с магазином «Свет». Но ты сперва с черного должна зайти, за билетом, это со стороны сквера… Поняла?
        Женька кивнула и залпом допила пиво. Так и не заговорила с Ладкой о Трофиме, та тоже промолчала. Стало быть, и говорить не о чем… Все, передышка закончена, теперь в срочном порядке - ноги в руки, и на штурм прилавков. Знать бы еще, чему мама обрадуется! Больше всего на свете она любит пересаживать свои бесконечные фикусы и фиалки из горшка в горшок, удобрять их, прививать и все в том же духе, Но, во-первых, Женька совершенно не разбирается в растениях, а дарить, что попало ей не хочется. А во-вторых, опять-таки, с таким подарком не придешь в кафе, на юбилей принято дарить что-то более торжественное. Но что?
        Они расплатились, вышли из «Теремка» и разошлись в разные стороны, улыбнувшись, друг дружке на прощание. Лада отправилась к бабке, Женька - в Крытый рынок, на втором этаже которого располагается универмаг. В конце концов, когда не знаешь, что купить, надо просто пройтись вдоль витрин и посмотреть, что продают. И сделать это надо шустро, потому что у нее не так много времени, как ей бы хотелось, и еще надо будет вернуться к себе («Уже привыкла, надо же!») и переодеться. Хорошо хоть, до кафе от бабкиного дома рукой подать, можно будет пройтись пешком и не толкаться в троллейбусе.
        Женька никогда не любила ходить по магазинам, но сейчас выбора у нее нет. Разумеется, косметику матери она покупать не будет, глупо было бы дарить косметологу кремы, лосьоны и тушь с помадой. Был бы рядом Трофим, он бы помог ей подобрать хороший подарок… да просто ей не было бы так одиноко.
        В конце концов, бесполезно прогулявшись по универмагу, Женька вышла на улицу и тут же, за углом, купила маме чудесный подарок - картину. Зимний пейзаж, особенно выразительный в теплый июньский день: темно-синее, почти черное небо, огромная холодная луна, похожая на круглый кусок любимого Женькиного сыра «Маасдам», только без дырок. И снег, очень много снега, и вдали черный силуэт домика, в котором как будто кого-то ждут, окошко светится, и на снег падает легкий желтый блик.
        Неизвестно, понравится ли маме эта картина, но то, что Женька от нее не может отвести глаз, - это точно. Особенно от этой звезды, жемчужиной застывшей над черной крышей домика. Блестящей, холодной каплей, до которой - что за странное желание - ей нестерпимо хочется дотронуться языком…
        - А почему бы тебе не постричься? - Оксанка окинула Женьку критическим взглядом и лениво откинулась на подушку, подвинув поближе к себе пакет с печеньем. - кажется, тебе бы пошла совсем короткая стрижка!
        Женька уже полчаса не могла решить, что надеть, и мерила наряд за нарядом, вертелась перед зеркалом, оглядывая себя со всех сторон, но так ничего пока и не выбрала. Черная блузка образует на спине некрасивые складки, в желтой ее уже все видели, майку надевать в кафе как-то не хочется, хотя она шелковая и с бабочками, очень симпатичная. Вот только с юбкой она уже определилась. Впрочем, у нее просто нет выбора - не бриджи ведь надевать на торжество, нет же!
        - Ну, не знаю… я как-то хотела сходить в парикмахерскую, да Трофим возмутился. Говорит, что ему нравятся мои длинные волосы, - быстрым движением откинув челку со лба, Женька уставилась на свое отражение. Да ей и самой, если на то пошло, привычнее эта прическа! Жаль, правда, что у нее такие мягкие волосы, у мамы жесткие и с ними легче сладить. Ей же приходится каждый раз после мытья волос втирать в голову пенку, чтобы локоны не торчали, потом в разные стороны и легче укладывались… Ну да ладно, лишь бы хорошо выглядели, и бог с ними!
        - Он у тебя консерватор, наверно. Но ты все равно подумай… Не, каре у тебя не получится, у тебя же свои вьющиеся волосы? Да? Здорово. Тогда просто пышную шапочку сделай, красиво будет! -Оксанка с хрустом дожевала последнее печенье, усеяв крошками и свою кровать, и пол.

«Хорошо, хоть бабки нет, ругаться некому. С Трезором, что ли, гуляет, или Ладка ее куда увела?» - Женька не уставала поражаться Оксанки-ной прожорливости и неаккуратности. Но зато у нее легкий характер, и за это ей можно простить многое.
        Последний раз, окинув разбросанные на постели вещи трезвым взглядом, Женя все-таки остановилась на майке с бабочками, во всяком случае, с юбкой она смотрится неплохо, а сверху можно надеть желтую блузку и оставить ее незастегнутой. Черное с желтым - хорошее сочетание, а темно-синяя джинсовая юбка ко всему идет. И черные открытые босоножки на высоком каблуке. Теперь полный порядок, и у нее есть в запасе целых пятнадцать минут - перед выходом можно с удовольствием выпить чашечку кофе и медленным шагом порулить к кафе.
        Если бы сейчас с ней был Трофим, они бы радовались предстоящему празднику, там будет много вкусностей, мама у нее изумительная хозяйка, уж она расстарается, иначе и быть не может! Трофиму больше всего нравятся ее пиццы, а Женьке - торт
«Птичье молоко». Вообще-то, сегодня не она сама готовит, но все равно мама просто не сможет не проследить за качеством блюд, уж такая она, все время обо всем хлопочет. Все будет на высшем уровне - и еда, и музыка, и без танцев, разумеется, не обойдется. Только без Трофима Женьке все равно идти туда не хочется: насколько она знает свою родню, ее в покое не оставят. Начнутся расспросы - где ее парень, и почему он уехал и оставил ее одну, потом ее поволокут танцевать и настойчиво будут спрашивать, чего она такая невеселая…
        Женька допила кофе и вымыла за собой чашку. Ладно, в первый раз, что ли! И не в последний, увы. Нет, сегодня она будет думать только о маме, у нее день рождения и ей исполнилось пятьдесят лет! Как же это все-таки много, и какая молодец у нее мамочка - так здорово выглядит и не боится (в свои-то годы!) резко менять личную жизнь… Интересно, ей понравится Женькин подарок?
        Завернув картину в чистую белую ткань и засунув ее в пакет, Женька осторожно взяла сверток под мышку, в другую руку - свою неизменную черную сумку с бахромой, бросила прощальный взгляд в кривое зеркало на двери своей бывшей комнаты и отправилась в путь.
        Тяжелый занавес судорожно дернулся и начал медленно разъезжаться в стороны, открывая нарядную сцену, залитую желтым светом. Приглядевшись, Женька обнаружила возле задних кулис несколько гибких фигур в странных лохматых костюмах, застывших изваяниями в полной, почти гнетущей тишине. Почти в то же мгновение дирижер резко взмахнул палочками, оркестр заиграл вступление и спектакль начался.
        Женька поудобнее устроилась на жестком сиденье и без особого энтузиазма уставилась на сцену. Кто бы знал, как сильно у нее болит голова после вчерашнего гулянья в кафе! И дело даже не в количестве выпитого ею вина, просто ей не по себе, и что делать с тревогой, из-за которой она полночи не могла уснуть и проснулась с тупой болью в затылке, совершенно не понятно. Трофим, Трофим, опять он виноват во всем, и в ее плохом настроении, и в ее неясных страхах, и в том, что она совершенно не готова выкинуть его сейчас из головы и успокоиться. Не получается.
        Вчера Женька несколько раз выбегала из душного кафе на улицу и пыталась дозвониться до него. На самом деле, это было странно - Трофим не мог, не должен был забыть о дне рождения ее мамы, он всегда был к ней очень внимателен, а тут вдруг ни звонка, ни телеграммы. Конечно, мать ни слова не сказала Женьке, но разве в этом дело?..
        Одна из попыток увенчалась успехом, и Женя дозвонилась до Трофима, услышала родной голос с неправильным «р», и он звучал так близко, словно их не разделяло огромное расстояние… Но на этом радость закончилась. Трофим почему-то говорил с ней напряженно, отрывисто, словно от всей души желал прекратить неприятный ему разговор. Попросил передать матери поздравления и обещал прислать ей телеграмму.
        Когда Женька уходила утром от бабки, телеграммы не было. И почему-то с каждой минутой в ней крепла уверенность, что ее и не будет… Нахмурившись, девушка приказала самой себе не каркать. Ничего плохого не происходит. Только не с ней! Просто у Трофима мрачное настроение или неудачи на работе, всякое ведь бывает, и не стоит все принимать на свой счет! Скоро все разъяснится - вот он позвонит ей и все объяснит, да и объяснять-то будет нечего, один его хороший звонок - и жизнь сразу наладится!
        Вздохнув, Женька попробовала забыть о телефоне, лежащем в сумке. Она в театре, поэтому Alkatel пришлось отключить… Сколько времени она дает Трофиму на размышление? До конца спектакля… нет, до двух часов дня. За это время он поймет, что она на него вчера обиделась, и обязательно исправится! К тому же у нее через неделю защита, он же не мог забыть об этом, так что все в порядке.
        На долю секунды музыка смолкла, потом оркестр заиграл что-то веселое, и звери на сцене завертелись в стремительном хороводе.
        Последний раз Женька была в этом театре лет восемнадцать назад, вместе со своей детсадовской группой смотрела «Золушку», и честно говоря, спектакль ей не понравился. В детстве она не любила танцы. Это потом ее вкусы резко поменялись, но почему-то в театр танца «Классика и современность» она так больше ни разу и не пришла. До сегодняшнего дня.
        Когда Ладка позвала ее на «Айболита», Женя согласилась придти из любопытства - интересно ведь, как эта раскованная бабкина внучка смотрится на сцене. К тому же она нервничала из-за Трофима… Но никаких предчувствий у нее не было - ни когда она входила в театр с черного хода, ни потом, когда взяла оставленный для нее Ладкою билет, поднялась на второй этаж и села на свое место в третьем ряду, у прохода. Было просто желание отвлечься от грустных мыслей и отдохнуть, вот и все!
        Правда, потом она вспомнит, как вдруг в одну секунду оборвалось ее сердце и руки стали холодными, как будто она держала ими лед, и легкие почему-то выдохнули разом весь воздух, который в них был, так, что Женька задохнулась и нервно дернулась всем телом вперед… Это было как раз тогда, когда в ярком свете софитов на сцене закружился в немыслимом прыжке главный злодей спектакля, высокий и широкоплечий, в красном переливающемся костюме, с кинжалом на боку. Но может быть, Женьке только показалось, что она что-то почувствовала. Вполне возможно, она придумала себе все это - потом, когда череда всех этих непонятных событий, которым суждено было изменить ее жизнь, осталась далеко позади и у нее появилось время все как следует обдумать, еще раз пережить и осмыслить…
        А пока высокая мужская фигура в красном решительно утвердилась в центре сцены, на голову возвышаясь над бандитами и зверями, и Женька буквально прилипла к ней взглядом. Галантно приподняв ветхую шляпу, Бармалей поклонился публике и сделал неуловимое движение рукой… Бесполезно было бы стараться разглядеть лицо актера под толстым слоем грима и клочковатой бородой, однако не узнать это сильное, крепкое, удивительное тело она не могла.
        Чуть дыша от волнения, Женька резко выпрямилась на сиденье и достала мамин театральный бинокль: вот он улыбнулся, сверкнул глазами и посмотрел прямо на нее. Синие глаза ее незнакомца, ее таинственного мужчины, певшего у нее под окном и убежавшего от нее прочь, о котором она ничего не знает, и все-таки уже не один раз видела его во сне!.. Рука с биноклем безвольно упала ей на колени. Нет, этого не может быть, обычный детский спектакль с восхитительным Бармалеем в красном. Мало ли хороших актеров в этом городе!
        Откинувшись на спинку неудобного сиденья, Женька попыталась расслабиться. Сейчас она отыщет в этой пестрой кутерьме Ладку, и ей обязательно станет легче… просто красивые танцы, не больше.
        Подхватив на руки Лисичку, Бармалей красиво подбросил ее вверх и нежно поймал, не позволив ей удариться пуантом о доски сцены. Потом настал черед Хромой Ласточки - и опять Женька не могла оторвать глаз от жесткой линии мужского плеча, от рук с жилистыми запястьями, от длинных ног в свободных красных шароварах. Все движения Бармалея казались легкими, словно девушки, которых он поднимал над головой, вращал и поддерживал, совершенно невесомыми!.. Женька прикусила губу - почему-то ей вдруг стало обидно за себя, если бы она была балериной, это ее бы сейчас так осторожно подбрасывал бы и ловил этот мужчина. И она бы могла вот так же взмахнуть точеной ножкой и кокетливо коснуться белым пуантом его груди!..
        Спектакль прошел в тумане. Если бы Женька не знала содержания «Айболита», в этот раз она бы все равно ничего не поняла. Потому что на сцене для нее существовал только один человек. Бармалей. Высокий, сильный, ясноглазый… И хоть бы одна мысль о Трофиме пришла ей в голову, когда она любовалась этим актером, но нет. Ее мысли кружились под музыку, подлаживаясь под длинный шаг Бармалея, следуя за ним повсюду, скользили по его телу и падали к его ногам, и весь мир казался ей ненужным, когда перед ней был Он.
        А потом спектакль как-то неожиданно кончился, занавес закрылся, зрители быстро похлопали и разошлись, и только одна Женька медленно тащилась по проходу, задевая ногами кресла и спотыкаясь на покрытых ковром ступеньках. Из театра она вышла последней, не захлопнув за собой стеклянной двери и ничего вокруг не видя.
        - А, привет, вот и ты! Я тебя видела из-за кулис. Как, понравилось?.. Давай я тебя познакомлю, это Леша и Денис, бандиты, видела? Те, что гитару волочили в конце… А это наш Бармалей… Знакомьтесь, Игорь, а это Женя, моя подруга.
        Ладка улыбнулась, отступив в сторону, и Женька оказалась прямо перед мужчиной, который взял ее ладонь в свои и легко пожал. Дружеское прикосновение, сколько раз в жизни Женька так здоровалась с людьми, не сосчитать!.. Но в этот раз простое движение подействовало на нее слишком сильно.
        - Очень приятно, рада познакомиться…- она покосилась на Ладку и попробовала улыбнуться, но губы почему-то не пожелали растягиваться. Нервно откинув челку со лба, Женька взглянула в лицо мужчине, сумевшему неожиданно просто смутить ее и заставить чувствовать себя маленькой и глупой. Она пожала руки и Леше с Денисом, но вряд ли потом, случайно встретив их где-нибудь, она сможет узнать их… потому что перед ней стоит Он, и никого, кроме него, она не запомнит.
        Игорь - какое имя, подстать ему самому. Имя, которое само собой впечатывается в память и никогда не забудется. Как, впрочем, и этот человек, чьи серые (или синие?
        глаза безжалостно смеются над ней… И все-таки пусть они смеются - и всегда будут вот так же близко, как теперь!
        - Мы хотели погулять по Проспекту, если хочешь, пойдем с нами, - Ладка изящно повернулась на маленьких каблучках и поправила сумочку на плече.
        Даже если бы у Женьки на сегодня было запланировано множество дел, она бы не задумываясь, бросила их все, потому что взять и уйти, от этого невозможного человека было выше ее сил. Наверное, именно в тот момент она впервые поняла, что на свете есть вещи, над которыми она не властна. Желание хоть немного побыть рядом с Игорем, идти возле него, разговаривать с ним, может быть, даже иногда дотрагиваться до его руки, оказалось сильнее ее.
        И какая разница, что Трофим говорил с ней таким странным голосом, она сейчас свободна от всех мыслей о нем, от мыслей обо всем на свете, в ее голове - только музыка. Странное ощущение нереальности охватило Женьку, потому что того, что вдруг с ней происходит, просто не может быть… но если она повернется к Игорю, то опять наткнется на его чистый взгляд, и, наверное, он даже улыбнется ей, и ей станет легко и хорошо!.. Как в детстве, когда она просыпалась рано утром и ей говорили, что сегодня Новый год и будет елка, под которой ее ждут подарки.
        - Он тебе понравился, правда?.. Гордость нашего театра, Игорь Ворон, заслуженный артист… я, правда, так не стала говорить, он не любит этого. Он и на твое выканье как будто обиделся даже, - Ладка фыркнула и, по-кошачьи потянувшись, громко хрустнула костями, - Вот так, теперь еще раз!.. Но вообще-то, я сама далеко не сразу привыкла звать его на «ты».
        - Почему? - Женька отвернулась от довольной Ладки и уставилась в темное окно. Как ей хотелось назвать сегодня Игоря этим замечательным, интимным «ты», но всякий раз, как она открывала рот, с губ слетало глупое «Вы», и это было ужасно. Как будто она сама воздвигала между ними стену, отдаляясь от человека, который восхищал, удивлял и завораживал ее. Если бы он хоть раз нахмурился и сказал ей - перестань сейчас же, не надо этой царапающей вежливости! Но ведь он не сказал этого… А Ладка смеялась, обнимая за плечи то Лешу, то Дениса, и все время кидала Игорю через плечо свое смешливое «ты»…
        - Ну, он же у нас звезда, сама понимаешь, это тебе не приятель, с которым все просто, к тому же он старше, ему 37, это знаешь как много для танцев! Хотя он еще сто лет будет танцевать, сама видела, какой он. Правда, все больше по миру ездит, что ему тут у нас делать? Так что тебе, можно сказать, повезло, что застала его!
        Женька устало улыбнулась и осторожно потянула на себя край пледа. Да уж, не возразишь. Ей действительно повезло… И ей теперь не отвязаться от мыслей об этом человеке, который как-то внезапно окружил ее со всех сторон: сначала он был у нее под окном, потом он появился на сцене, а вот он уже идет с ней рядом, и это так странно, что этого почти не может быть!..
        День прошел замечательно, просто великолепно, но, честно говоря, если бы Ладка ушла сейчас домой, было бы куда лучше. Всю дорогу от Проспекта к бабке они с Ладкой вспоминали спектакль и смеялись… точнее, это Лада вспоминала многочисленные ляпы и просчеты, а Женька от души хохотала, потому что это оказалось ужасно весело - воспринимать происходящее на сцене глазами не зрителя, а артиста!..
        Но Лада сидит у бабки уже три часа, то чай пьет, то расспрашивает Женьку о ее учебе, о Трофиме, об их планах на будущее, то рассматривает Женькины книги и придирается к Оксанке. Все это слишком утомительно. Если бы Женька могла сейчас остаться одна, она бы подумала об Игоре Вороне. О его скулах, которые ей хотелось потрогать пальцем - как раз тот жесткий выступ, па который он сегодня накладывал черную полоску грима. О его губах, об этом теле, обо всем, что она могла видеть и что смущало ее каждую секунду их прогулки, она бы подумала о том, как невероятно близко от нее он был еще совсем недавно.
        Она бы думала о Вороне изо всех сил, зажмурившись и вжав лоб в подушку, и пусть бы всем прочим мыслям в ее голове стало бы тесно и они расступились бы, позволив ей размышлять только о том, что дарит ей радость. О спектакле, о сероглазом Бармалее, о скрипящей лавке, на которой они сидели нога к ноге… Но все это бесполезно. Впереди у нее тоскливая ночь без сна. Потому что потом, когда Ладка уйдет, ее голова просто взорвется от страха и тревоги, и ей станет так плохо, что сердце собьется с ритма, и она будет до рассвета лежать, скорчившись под одеялом, и судорожно думать о Трофиме, который так и не позвонил.

        Глава 5

        Четверг выдался пасмурным, тяжелые тучи заволокли небо и превратили июньскую синеву в промозглую осень. Однако даже, несмотря на это, день получился на редкость удачным.
        Правда, в восемь утра в бабкиной квартире поднялся переполох - хозяйка нашла себе новых жилиц, и в бывшую Женькину комнату шумно въехали две толстые девушки-близняшки. Как Женька не кутала голову простыней и не прятала ее под подушкой, все равно громкие голоса, шарканье ног и грохот переставляемых чемоданов разбудили ее. Недовольно моргая, она некоторое время лежала на постели, глядя в потолок и отчаянно завидуя Оксанке, которая не проснулась даже от Трюшкиного истошного визга.
        Но потом Женьке позвонила мама и сообщила о милой телеграмме с поздравлениями, которую ей прислал-таки Трофим, и Женькино настроение резко взмыло вверх, как самодельная ракета. Все дель в почте, ну, конечно же! Просто письма и телеграммы с Украины очень долго идут! А потом от Трофима пришло сразу три эсемески, и в каждой он сообщал Жене, как сильно ее любит, как ему не хватает ее там, в далеком Днепропетровске… Все это было приятно и как нельзя вовремя, потому что Женька, измученная мутными и прерывистыми сновидениями, успела уже бог весть, что себе напридумывать… Весть от мамы и три коротких послания в одну секунду избавили ее от тоски. Как будто она всю ночь только этого и ждала, напряженно, со страхом, и ее обеспокоенный мозг сразу же принял новые обстоятельства и с облегчением забыл обо всех прежних тревогах.
        От радости Женька даже выкроила пару часов среди дня, чтобы показать город своим двоюродным сестренкам, потом потратила полдня па «шлифовку» последних глав дипломной работы, и вечером среди прочей толпы родственников топталась на вокзале, провожая дядю Сашу в Воронеж… Жизнь снова стала простой и бесхитростной, и от этого счастья ей хотелось обнять всех, кто мог и желал принять ее любовь! Все опять было так, как надо, мир перестал трещать по швам и ничего плохого не случилось! Трофим думает о ней, Трофим ее любит, и ее мысли о нем опять такие же прозрачные и спокойные, как раньше. Ничего не изменилось.
        И не изменится никогда - даже если она будет думать о плохом и воображать себе всякие ужасы, ведь ее мысли - это отражение ее страхов, а не реальная жизнь, и Трофим не может вдруг перестать быть ее мужчиной, отвернуться от нее, выпасть из се системы ценностей… Прикусив губу, Женька вздохнула. Она просто паникер, пора бы к этому привыкнуть.
        Сидя поздно вечером на своей кровати в бабкиной квартире, девушка раскладывала перед собой листы с таблицами и рисунками. Завтра все это и дискету с текстом дописанного и проверенного диплома надо отнести матери, та обещала отсканировать материал и вывести все на принтере. Потом они переплетут листы и диплом будет готов. Такая гора с плеч свалится!..
        - Привет, не спишь еще? - Ладка вынырнула из кухни, насмешливо взглянула на Оксанку, похрапывающую на соседней кровати, и впорхнула в комнату. Усевшись на письменный стол, она расслабленно вытянула длинные стройные ноги и привычно хрустнула запястьями. Женьку передернуло - почему-то этот звук выводит ее из равновесия, ассоциируясь с тем ужасным временем, когда она лежала дома со сломанной ногой и, вращая ступней, чутко прислушивалась к непонятному шевелению косточек под гипсом. Неприятное воспоминание.
        - Диплом собираю, последние приготовления, - бумаги аккуратно сложены в папку, две дискеты (одна - запасная, на всякий случай), теперь можно и поболтать с Ладой. Женька устало потянулась всем телом и улыбнулась. - А ты что так поздно?
        - Да я специально зашла. У нас завтра спектакль вечером, может быть, хочешь придти? «Отелло», красивая постановка… а потом я хотела пригласить тебя в нашу компанию, если ты, конечно, не будешь против. Ребятам ты понравилась. У меня Ворон о тебе спрашивал, говорит, откуда такая?..
        Ну, если у тебя других планов нет, пойдем с нами… Трофим ведь на тебя не рассердится, да и потом, он же ничего не узнает, правда?
        Женька медленно провела одной ладонью по другой. Какая странная постановка вопроса - рассердится, ничего не узнает… О чем? О том, что она не сидит дома, пока его нет рядом, о том, что ей хочется жить нормальной жизнью, общаясь с людьми и веселясь?.
        Но разве это плохо, разве было бы лучше, если бы она заперлась в четырех степах и пи о чем, кроме своего диплома, не думала бы?.. Она и так о нем думает. И о Трофиме, без которого ей плохо… Но все-таки она не из тех люден, которые не умеют и не хотят себя ничем запять, упиваясь разлукой и изнывая от скуки.
        - Конечно, я приду на спектакль, с огромным удовольствием! И в компании с вами посижу, и Трофим тут совершенно не причем, он бы не был против, у нас нормальные отношения… Что в этом плохого? Он же тоже, я думаю, не киснет в одиночестве!
        - Тогда я завтра с утра сама занесу или через бабулю передам тебе билет, и после спектакля жди нас там же, где в прошлый раз, никуда не уходи… Мы можем задержаться, костюмы сложные, много грима, надо будет принять душ и переодеться, но мы придем… Ну, все, договорились!
        Ладка лениво встала и не оглядываясь вышла из комнаты. Через минуту дважды щелкнули замки - сперва захлопнулась первая дверь наверху, ведущая из кухни в коридор, заскрипели ступеньки, затем тяжело ухнула вторая дверь внизу. Ладкины шаги дробью растеклись под Женькииым окном. «В самом деле, ничего плохого нет в том, что я пойду с Ладой и… и другими погулять. И Трофим, конечно, не сидит один, я бы и не хотела, чтобы он скучал!..», - Женька закрыла глаза и вслушалась в удаляющееся цоканье каблучков своей приятельницы. Все верно, она все правильно сказала, и завтра, закончив все дела с дипломом, она пойдет в театр.
        Вот только почему же ей не по себе от мысли о Трофиме, который - это нормально, и ничего в этом плохого нет, но! - тоже может куда-нибудь пойти без нее, и ему будет весело и хорошо, хотя Женьки с ним рядом в этот момент не будет! И, наверное, он тоже оправдает себя тем, что она не сидит дома одна, что у нее есть друзья, с которыми она всегда может развеять свою грусть… Непонятно, невозможно!
        Женька уныло поплелась в ванную комнату и встала под холодный душ. В принципе, она не делает ничего плохого и ей нечего скрывать от Трофима, а если кто-то что-то не то думает, так это не ее вина. Раздраженно повозив щеткой с пастой по зубам, она наспех вытерлась махровым полотенцем и спешно кинулась в постель. Весь дом спит, даже бабка с Трезором, только она все возится. Нечего переживать, когда день придет, тогда и надо будет думать, а сейчас - почему бы ей не отдохнуть? Она неплохо потрудилась и заслуживает хорошего долгого сна!
        Долгого сна опять не получилось, потому что бабка в девять утра затеяла генеральную уборку.
        Впрочем, Женька умудрилась выспаться, поэтому не особо рассердилась, когда ее согнали с кровати и выгнали из комнаты.
        Через час она уже попивала кофе у матери на кухне, прислушиваясь к шорохам и тихим разговорам в комнатах. Половина родственников уже разъехалась, но кое-кто собирался остаться еще на недельку. Пора отпусков, все понятно. Скоро и Женька сможет расслабиться - во вторник у нее уже защита, и если все пройдет хорошо, можно будет, потом вознаградить себя за мучения. Вернется Трофим, и они вместе решат, как им провести лето!..
        - Вот, получай свой диплом, с тебя Мартини, - Марина Сергеевна выложила перед дочерью толстую стопку листов. - Ане пришлось изрядно повозиться с твоими таблицами, кое-что даже переделать, заново отформатировать, но в общем, вроде, ничего вышло, глянь-ка… Теперь сходишь переплетешь, и все готово!
        - Спасибо, мам! - чмокнув мать в гладкую щеку, Женька жадно впилась глазами в свой диплом. Работа выглядит солидной и серьезной, какой-то очень взрослой, как будто это не она ее писала, обыкновенная студентка Евгения Морозова, а кто-то действительно очень умный! Неожиданное ощущение… как будто то, что ты создал, уже больше тебе не принадлежит!
        Женька достала из навесного шкафчика еще одну чашку и налила матери кофе, привычно капнула в него сливок и положила две ложки сахара. Первая часть ее планов на пятницу выполнена, диплом уже у нее в руках и почти полностью готов. Как удобно, что мать работает прямо напротив дома, даже особо ждать не пришлось! Теперь молено подумать обо всем остальном!
        - Придешь сегодня вечером? Я «Птичье молоко» сделаю, посидим все вместе, - Марина Сергеевна окинула Женьку взглядом и вздохнула. - Опять ничего не ешь? Что с тобой делать, прямо не знаю… ну, хоть печенье вон погрызи, вчера испекла.
        - Мам, перестань, я не умираю от голода… Сегодня я не могу, меня опять в театр пригласили. Может, завтра, а?
        - Ну, завтра так завтра… Ты только с дипломом разберись, чтобы уж не оставлять все на последний момент. Тебе когда к научному руководителю? В понедельник? Трофим-то на защиту приедет или опять без него все самое важное пройдет?
        - Мам, ну ладно, перестань. Ты же знаешь, у него работа, он же не виноват, что его в командировки посылают постоянно! Он и сам не рад, но что тут можно поделать?
        - Если хотел бы, нашел бы возможность не ездить так часто. И вообще, защита диплома - это не каждый день случается, и можно было бы вырваться на пару дней и поддержать тебя, но для него, как я погляжу, работа важнее тебя!..
        Женька шумно вздохнула и отвернулась к окну. Как же ей надоели подобные разговоры! С одной стороны, маму можно понять - она мечтает устроить судьбу дочери, выдав ее замуж, а тут уже пять лет - и все, с ее точки зрения, никакого результата. Когда Трофим в городе и приходит в гости под ручку с Женькой, тогда Марина Сергеевна улыбается и кормит парня пирогами и любимыми пиццами, и все ее в нем вроде бы устраивает. Но стоит Трофиму уехать, и все, мать не может простить ему этого. Все это понятно, но кто бы еще о Женьке подумал! И без того тяжело жить в разлуке, а тут еще эти упреки и советы, от которых никуда не деться!
        - Когда твой отец начал часто ездить по командировкам, я тоже терпела, думала, вот пройдет время, и все наладится, и заживем мы с ним нормально… Молодая была, как ты, глупая. К тому же уже ты родилась, хотелось полноценную семью… А вон видишь, сама знаешь, не сложилось.
        Марина Сергеевна печально посмотрела на дочь и поднялась из-за стола. Женька уже знала, что за этим последует: сейчас мать нальет себе еще одну чашку кофе, потом поставит перед собой и мягко обхватит ее ладонями, и будет один за другим вытягивать из памяти сюжеты своей несложившейся семейной жизни с Женькиным папой, ловко нанизывая их по очереди, как бусины на леску. И Женьке придется внимательно ее слушать, потому что перебить мать и тем самым расстроить ее еще больше у нее просто не хватит совести.
        - Ладно, мам, я тебе скажу… Мы с Трофимом поженимся, как только он вернется. Мы уже все решили. А потом, наверное, мы сразу заведем ребенка. Хочешь стать бабушкой? Подумай! Ты будешь самой красивой и молодой бабушкой!
        - Я пока не готова стать бабушкой! - Марина Сергеевна изящно смахнула слезинку с ресниц и улыбнулась. Женька быстро ополоснула в раковине свою чашку и подхватила диплом.
        - Ну, мы и не торопимся, - теперь бежать, пока мать улыбается. Сейчас на кухню начнут выползать сонные родственники, так что маме будет не до грустных мыслей. Главное, она не успела рассердиться на Женьку, значит, все в порядке!
        Через час Женька держала в руках красиво переплетенный диплом, любуясь его прозрачной обложкой с витиеватой надписью. Конечно, впереди еще самое трудное - защита, однако думать о ней не хотелось совсем, тем более сквозь тучи, наконец, проглянуло солнце и впереди маячит славный вечерок в веселой компании. Жаль, правда, что Трофим не идет сейчас рядом с ней, она бы многое дала, чтобы ощутить в эту секунду его крепкую руку на своем плече. Или на талии. Как давно он не обнимал ее! А она, дурочка, вместо того, чтобы тосковать о его поцелуях и ласковых прикосновениях, изводила себя черными страхами, пугалась и тряслась от безумных предположений!..
        Это свойство ее характера, наверное. Когда их семья окончательно развалилась, она была маленькой третьеклассницей с огромными белыми бантами на голове, и родители еще долго изображали - ради нее, ради ее счастливого детства - любящих и заботливых папочку с мамочкой, а она чувствовала фальшь, но не желала огорчать их, и поэтому делала вид, что верит в их игру… Потом был развод, и снова она плакала ночью в подушку, но днем утешала маму. К тому же папа ведь не забыл ее, и все так же возил се на море летом, присылал подарки на дни рождения и раз в месяц навещал. С тех пор прошло столько лет, и она привыкла улыбаться и не поддаваться неудачам. Вот только во всем белом она всегда ищет черное, потому что на свете не бывает ничего вечного, и все хорошее обязательно когда-нибудь кончается. По крайней мере, она так думала до тех пор, пока не встретила Трофима и не поняла, что все может быть и по-другому! Нестрашно, спокойно и легко.
        Женька набрала полную грудь воздуха и резко выдохнула. Так, один раз, два, еще десять вдохов-выдохов, и в ее голове опять засияет солнце, такое же ясное, как на небе. Ей не о чем переживать. Мамины судорожно стиснутые в замок пальцы и тревожные разговоры - это всего лишь минутное настроение, и очень скоро она сама забудет об этом, и значит, Женька может освободить свою голову от этой проблемы. Проблемы-то и нет никакой! Из-за наплыва родственников мама давно нормально не общалась с Иваном Семеновичем, вот она и нервничает. А как только они встретятся, все бури свернутся в комочек и сгинут, и опять наступит тишь и благодать, без непрерывных тягостных воспоминаний о несложившемся прошлом. Так всегда было, Женьке ли не знать этого!
        Написав Трофиму эсемеску, Женя двинулась к бабкиному дому, заходя по дороге в любимые магазины и глазея на витрины. Почему-то только сейчас она вдруг осознала, что началось лето! Холодное, с куртками и зонтами, но все-таки самое настоящее лето, с Волгой, на которую она отправится, как только вода потеплеет и можно будет загорать, с уличными каруселями и разноцветными лотками с мороженым. Лето, которое принесет ей долгожданную свадьбу с любимым мужчиной.
        За весь спектакль она ни разу не хлопнула в ладоши. Народ вокруг то и дело взрывался аплодисментами, особенно в те моменты, когда великолепный мавр во всем черном взлетал над сценой в немыслимом прыжке, или когда хрупкая Дездемона убегала и никак не могла убежать от него, падая ему в объятья и приникая всем своим тонким телом к его широкой груди… Кое-кто с третьего яруса кричал «Браво» и «Бис», но Женька молчала. С первой же музыкальной ноты она вросла в сиденье - и так и просидела статуей до конца спектакля.
        Опять все ее существо настроилось на волну Игоря Ворона. Как будто не она утром рассматривала свой диплом и гордилась проделанной работой, и не ее ноги медленно шли от материной девятиэтажки до бабкиного дома, не ее рот болтал с Оксанкой и пил кофе с суворовским печеньем, потому что бабки не оказалось дома и можно было себе это позволить… Все это осталось где-то в другой жизни, а в этой есть только сцена, на которой царит тот, чьи то ли серые, то ли синие глаза никак не отпускают ее от себя. Ни на шаг…
        - Здрасте!
        Спектакль закончился двадцать минут назад, и все это время Женька стояла возле черного входа в театр, поджидая Ладку с компанией. И как раз в тот момент, когда она наклонилась завязать шнурок на кроссовке, дверь отворилась и на улицу вывалилась веселая разномастная толпа артистов. И первым, конечно, появился человек, из-за которого Женька едва не задохнулась во время спектакля, от волнения и восхищения забыв про дыхание… Теплый взгляд сверху вниз - до чего же он высокий! Если сидеть на корточках, задрав голову, и смотреть на него, то он кажется великаном. И как же это странно, что этот огромный необыкновенный мужчина заметил ее, такую маленькую, и даже поздоровался, и улыбнулся!
        - Привет! - Женька вскочила и тут же отшатнулась, обнаружив на уровне своих глаз мужскую грудь с расстегнутым воротом толстовки, и даже, кажется, заметив между ключиц бьющуюся жилку… Игорь Ворон осторожно поддержал ее под локоть и вместе с ней - оставив свою ладонь на ее руке! - спустился с крыльца, и за ними, смеясь и галдя, выбежали Ладка с Лешей, Денис и еще какие-то ребята, незнакомые Женьке.
        А потом началось счастье, которое захлестнуло Женьку и буквально утопило ее в себе, и ее неподвижность статуи сменилась горячей пульсацией во всем теле и безудержным весельем. Лешка рассказывал анекдоты, и она смеялась, и когда ее глаза встречались с серыми глазами Ворона, она не пряталась от них и продолжала искриться весельем, и ее мысли смешались с чувствами и превратились в одну большую петарду. Фейерверк, который грянул над ней ровно в восемь часов двадцать две минуты, когда на ее локоть легла рука великолепного мавра…

…И который резко прекратился в девять пятнадцать. В этот момент их компания остановилась посреди Проспекта, решая, в какую сторону им двинуть. И Женька, только что вверившая свою судьбу в руки новых приятелей (столько имен сразу она ни за что не запомнит!), вдруг испугалась, обнаружив, что Игорь Ворон покидает их. Этот невозможный, неправильный человек, на которого она не может не смотреть, когда он так близко… но и посмотреть толком тоже не умеет, потому что его левая бровь все время иронично поднимается, и она не знает, что ему ответить на этот безмолвный вопрос и в смущении опускает взгляд… А теперь он уйдет, и ей не на кого будет долго глядеть украдкой. И вообще, вся затея с прогулкой теряет смысл без него.
        - Всем до встречи! Желаю хорошо погулять, только просьба не забывать, что завтра репетиция с утра, - Ворон методично пожал руки парням и обернулся к Женьке. На долю секунды ей показалось, что он даже не остановится, проходя мимо нее, сейчас развернется и исчезнет из виду, забыв о ней, как будто ластиком стерев ее карандашную фигуру из своей памяти… Но он наклонился и поцеловал ее в губы, так быстро, что Женька успела почувствовать только холод его губ. - Рад был встрече с тобой!..
        Женька тоже была рада. Но ее радость неуклонно таяла, и когда силуэт Ворона скрылся за поворотом, пропала совсем. А впереди еще целый вечер, и она проведет его с людьми, которые уже заказали себе и ей по кружке пива и заняли все свободные места в маленьком кафе с живой музыкой. И она будет отвечать на вопросы, которые кто-нибудь ей обязательно задаст, и сама, наверное, тоже что-нибудь не раз спросит, а потом они дружно отправятся на Набережную и будут кидать крошки голодным воробьям и наслаждаться видом на мост. И все это было бы здорово, если бы Женька не ощутила вдруг в себе странную пустоту - как будто она была землей, из которой жестоко выкачали всю нефть до капли, и теперь она судорожно дрожит, пытаясь удержаться на грани и не треснуть до самых недр.
        Но может быть, так и должно быть, все к лучшему. Женька огляделась по сторонам и улыбнулась: в конце концов, она могла бы сейчас сидеть в своей (бабкиной!) комнате и видеть не золотые огоньки фонарей, а шеренгу оранжевых Оксанкиных банок, и ей в уши лилась бы не музыка, смешанная с радостными молодыми голосами, а бабкина ругань и собачий лай. Спасибо Ладке, избавила ее от скучного вечера в унылой атмосфере.
        - Сейчас танцевать будем, Лешка пошел к музыкантам договариваться, - Ладка подмигнула Женьке и, достав из сумочки ярко-красную помаду, накрасила губы. - Не пропусти шоу, они тут такое будут выделывать, увидишь!
        Субботнее утро порадовало Женьку нежданной тишиной. Почему-то бабка не явилась в девять утра с требованием немедленно встать и заняться делом, ее вообще не оказалось дома, поэтому девушка провалялась в постели до половины десятого. Потом неспешно встала, умылась и оделась, попила кофе с Оксанкой, еще раз вяло пролистала диплом - так, на всякий случай.
        В одиннадцать явилась Ладка, элегантная и свежая, в блестящем белом костюме и в туфлях с загнутыми носами, и как всегда, вместе с ней в квартиру как будто ворвался холодный ветер… Сразу стало шумно и людно, Ладкин голос словно заполнил собою все пространство, и в какой-то момент Женьке даже захотелось спрятаться от нее. Почему-то последнее время все ее дни начинаются с Лады и закапчиваются ею же, и вчера так было, и до этого, и сегодня тоже так будет. Ладка прочно вошла в ее жизнь и связала ее по рукам и ногам… Вздрогнув, Женька нахмурилась - какое право она имеет обвинять девушку в том, что та испытывает к ней симпатию? Она несправедлива к Ладке, так нельзя.
        Ощущая себя немного виноватой перед Ладой за свои мысли, Женька быстро разлила кофе по чашкам и достала из пакета купленный вчера кекс, от которого Ладка, правда, отказалась. Зато Оксанке он ужасно понравился, и пока они сидели за столом и сплетничали о всякой ерунде, она доела все до крошечки… Женька улыбнулась - такой контраст представляют из себя эти две девицы, что невозможно не рассмеяться. А она сама - что та золотая середина, и не такая тонкая, как Ладка, и не толстая, как Оксанка. Так, все самое обычное, симпатичное лицо, но таких ведь много… Почему Трофим обратил внимание именно на нее? Он ей всегда говорит - полюбил, потому что в тебе есть много такого, о чем ты сама не подозреваешь, и внешность - это далеко не самое важное в человеке, ну, и все в том же духе… А вот ей почему-то хочется слышать от него совсем другое - мол, люблю тебя, потому что ты самая красивая!.. Ладке вон, наверное, не говорят про ее великолепные внутренние данные, потому что есть, за что похвалить ее необычную внешность.
        - Лад, а у тебя парень есть?
        Женька сама удивилась своему вопросу, однако Лада, казалось бы, ждала его. Во всяком случае, она с готовностью кивнула и лукаво улыбнулась. К этому времени Оксанка уже собрала свои вещи и уехала на выходные к родителям в Вольск, и они, переместившись на Женькину кровать, лениво вспоминали вчерашний день, закончившийся далеко за полночь у Ротонды на набережной.
        - Конечно, есть, да ты же его видела. Лешка. Он тебе понравился? У нас с ним все серьезно, ты только бабуле не говори, нервничать будет, матери нажалуется. Та в курсе, правда, но все равно, лучше не дразнить спящую собаку.
        - Ты его любишь? - Женька представила себе сонную Ладку, сидящую на разобранной постели вполоборота к лежащему рядом парию, и ее тонкую узкую ладонь, скользящую по мужскому крепкому телу, и почему-то покраснела. Слишком непривычная картина. Ладка - это высокая девица, одетая с иголочки и сильно разворачивающая в стороны ступни на каждом шаге… Она не может, нет, никак не может быть полуодетой, растрепанной, ненакрашенной, это не в ее стиле - нежно смотреть на мужчину, и открыто любить его, вот так, без всяких выдумок. Все это попросту с ней не вяжется!
        - Люблю, мы собираемся пожениться… Как вы с Трофимом. Мы уже все решили, скоро снимем квартиру и переедем туда, и потом только всем обо всем объявим! Вот так вот, опять Женька несправедлива к Ладе! Все хотят любить.
        - Это здорово… вместе танцуете, вместе будете жить, и если куда поедете на гастроли - вы ведь ездите по другим городам, да? - так тоже вместе!
        - Ну да, я бы просто не смогла разлучиться с Лешкой. Мне вообще кажется, что если люди часто расстаются, то они просто не достаточно сильно любят друг друга. Ты вот уверена в том, что Трофим тебе не изменяет? А сама - что, никогда ни с кем не встречалась в его отсутствие?..
        Господи, Женька не устает поражаться людям! Сколько раз ей задавали подобные вопросы, и как же всегда трудно и неприятно на них отвечать! Как будто оправдываться за то, что ты чище, чем о тебе думают, и что тебе совершенно не хочется того, к чему тебя - а как это иначе воспринимать? - подталкивают!..
        - Лад, мы сто раз уже расставались, мне без него грустно, и ему, я знаю, тоже, но мы взрослые люди и прекрасно понимаем, что это работа и ничего с этим не поделаешь. По крайней мере, пока. Потом, наверное, можно будет найти другую работу, как-то что-то придумать, чтобы не было этих постоянных командировок. Но даже так… почему мы должны изменять друг другу? Я люблю Трофима, а он любит меня, и нам не нужен кто-то там еще, зачем?..
        Пожав плечами, Женька откинулась на подушку и уверенно глянула на Ладку серо-зелеными глазами. Может быть, если бы она не чувствовала себя так спокойно и легко, если бы ее мысли не парили в невесомости от летнего ощущения радостной свободы и не было этой изумительной субботней расслабленности во всем теле, она бы повела себя как-то иначе, когда Ладка задала свой следующий вопрос. Но Женька просто упала с высоты своего птичьего безумного полета на холодную землю и разбилась о нее, и это падение лишило ее и сил, и чувств, и остатков мужества. Потому что ответить на Это она решительно не умела, да и незачем было отвечать.
        - Правда? А как же Игорь Ворон? Хочешь сказать, что он тебе не нравится? Вряд ли, так мило болтая с ним, ты думала о Трофиме… но это, наверное, не мое дело.
        Вот так. Конечно, это не Ладкино дело. И не Женькино. Никакого дела нет вообще, потому что она не сделала ничего плохого, ни одним движением она не предала своей любви к Трофиму, но… Ладка все-таки права. Хотя бы в том, что Игорь Ворон действительно неожиданно врезался в ее сознание, поцарапав и накренив привычную мирную картину ее жизни. Нравится ли он ей? Это не то слово. Он просто вылез скалой посреди ее тихого моря, и в этом все дело. Ее мысли о Трофиме не стали другими, она по-прежнему тоскует о нем и хочет его к себе, поближе, чтобы он никуда больше не пропадал… Но беда в том, что когда Игорь Ворон смотрит на нее, разговаривает с ней, да просто идет мимо, - она вовсе не думает уже о Трофиме. Вообще.
        И как же это плохо, что Ладка попала прямо в яблочко! Можно до бесконечности ходить кругами и спиралями по своему собственному сознанию, но когда вопрос ставят ребром - тут уж никуда не денешься. Озвученные мысли не так гибки и послушны, как те, что стайками носятся в голове, наступая друг другу на пятки. Произнесенные слова, как ни крути, требуют от человека каких-то действий. Как же это невыносимо сложно для нее.

        Глава 6

        Выходные Женька провела странно - как будто у нее вдруг закончился запас собственных идей и мыслей и она просто принимала все, что ей предлагали. В субботу вечером сходила к маме, с удовольствием съела два куска «Птичьего молока» и еще два взяла с собой, чтобы полакомиться в воскресенье. Почитала женский роман, в котором все закончилось предсказуемо хорошо, зашила продравшуюся сумку, поиграла в Пасьянс, погуляла по Набережной и даже пару раз довольно мирно поговорила с хозяйкой.
        Ладка после достопамятной беседы не объявлялась, и Женька - хоть в этом не так уж и приятно сознаваться - искренне этому порадовалась. Когда бабкина внучка ушла, разбередив ей душу своими вопросами, она тут же кинулась звонить Трофиму, но связь обрывалась, и она едва слышала любимый голос, а ведь хотелось не просто слышать, но и понимать все слова… Промучавшись со звонками, она написала две огромные эсемески и даже послала какую-то картинку, заведомо зная, что Трофимовский Siemens ее не примет. А все потому, что Ладка сравнила ее чувства к Трофиму с тем, что она испытывает к Игорю Ворону. Как будто эти два человека могут совместиться в одной плоскости! Но почему-то теперь Женька не может отделаться от Ладкиных слов, это похоже на занозу, которая вошла в ступню и затаилась, и вроде незаметна, но жить мешает!.. Сделав свое дело, Ладка аккуратно встала с кровати, разгладила залегшие складками брючки на идеальных ногах и пропала на все выходные.
        С воскресного вечера Женьку начала бить нервная дрожь - впереди явственно проступил страшный вторник, защита диплома стала угрожающе неминуема, и все Женькины многочисленные выкладки и интерпретации вдруг показались ей самой детскими и необоснованными, и если бы она уже не придала своей работе законченный вид, она бы, несомненно, кинулась бы все исправлять и перечеркивать. На первом курсе с ней такое не раз случалось, а потом в ее жизни появился Трофим и уверенно стал пресекать ее панику в зародыше. Сейчас бы лечь на него сверху и прижаться носом к его шее, поводить им по его всегда колючей щеке, дотронуться пальцем до родинки на его верхней губе и тут же поцеловать ее… А он пусть в этот момент называет ее Жужей и шепчет ей что-нибудь хорошее, как всегда, и тогда никакой диплом не выведет ее из равновесия и она не будет дрожать, как заячий хвост.
        - Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю только тебя! - вот и еще одна эсемеска ушла на Украину. Трофим - это часть ее жизни, и даже глупо предполагать, что она, Женька, может добровольно от него отказаться и полюбить кого-нибудь другого. Да, ей Игорь Ворон нравится, но это не то! Это вроде звезды, на которую можно смотреть всю жизнь и не насмотреться, и радоваться ей каждую секунду, но - убегать от нее всякий раз, так и не приблизившись к ней ни на сантиметр… Уходить от нее, унося ее с собой, в себе, в своих мыслях, и в то же время оставляя ее одиноко светиться на небе. Как на той картине, которую Женька подарила матери.
        Марине Сергеевне подарок очень понравился, она уже успела повесить его над письменным столом в Женькиной комнате. Вообще-то, Женя сто лет уже там не живет, но мать все равно считает эту комнату ее. И теперь, если она ляжет на свою (бывшую, любимую!) кровать, то звезда в темном небе картины засияет прямо ей в глаза. Так и есть все: в этом домике, окошко которого приветливо горит, будто бы живут они с Трофимом, и им очень хорошо вдвоем, не скучно и тепло. А вот эта холодная звездочка - это ее Игорь Ворон, и она может им любоваться каждую ночь, сидя у своего родного окошка, опершись локтями о подоконник и вглядываясь в зимнюю стужу. А за ее спиной - ну, пусть так будет - спит ее Трофим, близкий, настоящий. Ее мужчина! Все так. Некого и не с кем сравнивать. Маленький домик на снегу с желтым окошком - и ослепительно-белая холодная звезда над крышей.
        А Ладка может говорить все, что угодно, от ее слов ничего не изменится!
        Весь понедельник Женька носилась по городу, как заведенная. С большим трудом отыскала в одном из корпусов университета своего научного руководителя и заставила его тут же, при ней, прочитать свой диплом и поставить подпись. Потом отметилась в деканате и узнала о том, что ей придется завтра самой первой выступать на защите, после нее пойдут еще семеро, и все это время она, судорожно сжав кулачки, будет пребывать в неизвестности, принят ее диплом или признан «сырым» и нуждается в доработке…
        С этой секунды Женьку начало раздражать все, что попадалось ей на глаза. Не хотелось думать ни о чем, кроме теплого моря, желтого матового песка и чаек, жадно галдящих над рыбой, но все это было так далеко и нереально, что она раздражалась еще больше, и даже кружка пива, выпитая ею в первом же попавшемся на пути кафе, не выдернула ее из этого состояния.
        Женька заскочила к бабке, бросила свой диплом на кровать и быстро выбежала на улицу, громко хлопнув дверью. Теперь к матери, за костюмом. Не забыть купить на завтра цветов и конфет, чаю и… что еще? Маленький торт для застолья. И надо будет пораньше лечь спать, чтобы с утра выглядеть отдохнувшей и полной сил!
        Но господи, отчего в понедельник всегда все идет не так, как хочется? Слишком людно. На улице - толпы, как будто никто и никогда не работает в этом городе. У матери сейчас придется с родственниками вести светские беседы ни о чем. В бабкиной квартире - хозяйка с пуделем, Оксанка, две совершенно одинаковые толстые тетки, до предела заполнившие собой комнату, в которой ей одной было так хорошо и в которой она бы не прочь и дальше жить… Спать на той постели, где они с Трофимом провели последнюю ночь перед его отъездом на Украину! В той самой узкой и светлой комнате, из окна которой она увидела Игоря Ворона…
        Дернувшись всем телом, Женя остановилась посреди тротуара, не обращая внимания на недовольных прохожих, огибающих ее с двух сторон. Опять, опять она мысленно соединяет этих двух мужчин и ничего не может с собой поделать, как будто Ладка заколдовала ее! Впрочем, Ладка не виновата в том, что ее мысли путаются и крутятся на одном месте, как щенок, вцепившийся в свой хвост. Вообще никто ни в чем не виноват, потому что никакой вины и нет!.. И это глухое раздражение, растущее в ней, - это просто страх перед защитой, и завтра все встанет на свои места и ей будет хорошо. Надо только перетерпеть сегодняшний день.
        Женьке удалось спокойно просидеть два часа за кухонным столом за пирогами и разговорами и вполне адекватно воспринять попытки родственников подбодрить ее. Если бы не мамины слова в коридоре, когда она уже практически выскользнула из квартиры на лестничную площадку, все было бы просто отлично! А теперь…
        Зеленый льняной костюм, за которым она пришла, оказался мятым, и ей пришлось спешно его гладить и идти в нем к бабке. Свежевыглаженная юбка при ходьбе бессовестно липла к ногам, и в конце концов Женька от злости чуть не разорвала ее по шву. Ну почему мама не могла подождать со своим сообщением хотя бы до завтра? Тогда бы Женькина реакция была бы другой. Правда, сегодня она тоже ничего матери не сказала, но ведь та явно ждала от нее чего-то… одобрения, разрешения? А она только кивнула и сбежала по ступенькам, зло, стуча каблуками черных туфель. Мать ведь теперь всю ночь спать не будет! Но и Женька тоже…
        - Ты знаешь, я все тебе сказать хочу… Мы с Иваном Семеновичем решили пожениться… Ну, пока, конечно, так, но все равно, попробуем, сложится или нет… В общем, он ко мне переезжает. Как только мы проводим гостей, так он и въедет. Ты ведь не против, правда?
        И этот быстрый, почти жалобный взгляд ей в лицо из-под длинных ресниц, как будто она могла бы запретить матери устраивать свою личную жизнь! И все-таки Марина Сергеевна так и осталась стоять с прижатыми к груди ладонями, глядя ей вслед, когда Женька убежала от нее по лестнице. Маме нужна была ее любовь и понимание, а она позволила своему раздражению взять вверх над разумом и поступила, как пятилетняя избалованная девчонка!
        Выскочив из подъезда, Женька долго неслась по темным улочкам, как будто бы от скорости ее перемещения что-то зависело. Словно у бабки она получит желанное спокойствие! Но почему ей так плохо?.. В конце концов, ничего необыкновенного не происходит - этот роман у матери длится уже довольно долго, и Иван Семенович - неплохой человек, главное, он так трепетно относится к Марине Сергеевне, что ей бы, глупой дочери, надо радоваться за мать, а не устраивать сцены! К тому же у нее свои дела, и она уже сто лет не имеет права вмешиваться в мамину жизнь! Но откуда тогда это неправильное, неразумное чувство, будто у нее отнимают что-то очень важное, настолько нужное ей, что она не может, не должна, не хочет делиться этим ни с одной живой душой?..
        - Жужа, да ты просто ревнуешь! - два года назад мать собиралась замуж за бизнесмена с рыжими усами, и Женька, не в силах этого вынести, пожаловалась Трофиму на странное и непонятное поведение мамы. Ей хотелось, чтобы он подтвердил ее мысль о том, что мир сошел с ума и катится в пропасть, но тот только ласково улыбался и поглаживал ее по мягким волосам. Женьке было обидно, что он ее не понимает, но его объятия - почему, почему его сейчас нет рядом с ней?! - приятно согрели ее и вывели из ступора, а через неделю и мамин роман закончился - бизнесмен уехал на Север и куда-то пропал.
        А она думала, что взрослеет, что с каждым годом становится рассудительнее и умнее, и что в свои двадцать четыре она уже умеет воспринимать жизнь спокойно, не сопротивляясь ей и не бунтуя против каких-то ее проявлений. Выходит, она этому еще не научилась. Пиная носком туфли банку из-под Пепси, Женька затормозила перед дверью в свое временное жилище, не торопясь отпереть ее ключом… Надеяться на то, что все уже спят, не приходится - во всех комнатах горит свет, из открытых форточек доносятся голоса, в бабкиной комнате орет телевизор, озаряя шторы голубым мерцанием… И в этой квартире ей придется до утра бессонно возится в постели, пытаясь выкинуть из головы весь сегодняшний день!
        А что бы ей сейчас сказал Трофим? Может быть, поцеловал бы ее в кончик носа или в бровь, попросил бы не переживать и не сердиться на маму, потому что… И она бы в сотый раз попробовала бы объяснить ему, что она вовсе не сердится, просто ей никак невозможно привыкнуть к мысли, что у мамы будет не папа. И к отцу она давно уже не может съездить потому, что его Наташа родила сына… Пока Вани не было, Женька не то чтобы любила папину новую жену, но по крайней мере, относилась к ней с приятным безразличием. Наталья водила ее в чудную маленькую кофейню и кормила чудесными крошечными пирожными, а еще был зоопарк, карусели и соседский щенок ирландского волкодава, которого ей даже разрешили погладить!.. Но у папы теперь есть сын, и это не укладывается у Женьки в голове. И мамины романы кажутся ей простыми и естественными, пока вдруг не перерастают во что-то угрожающее, страшное для нее - пока мама не начинает хотеть выйти замуж!.. Но Трофим опять бы улыбнулся и прекратил бы этот разговор поцелуем. Но пусть бы так. Хотя бы так.
        Решительно вонзив ключ в замочную скважину, Женька буквально ворвалась в квартиру и с удовольствием сунула горящее лицо под вечно холодную струю воды. Сейчас она накапает себе валерьянки, выпьет эту гадость залпом и ляжет спать. Все, никаких больше мыслей, только здоровый долгий сон без сновидений!..
        - А ты ревнивая? - в темноте Оксанкино лицо почему-то стало похожим на японскую маску, у Женьки в детстве была такая марка - белая бесполая физиономия с яркими штрихами бровей и темной узкой расщелиной рта, и косо посаженными глазами, смахивающими на две запятые.
        - Нет… не думаю. Мне кажется, я давно избавилась от этого чувства, мне оно ни к чему, я доверяю тем, кого люблю, - Трофим может считать все, что угодно, но она действительно не ревновала маму к тому рыжеусому! И к Ивану Семеновичу не ревнует, это что-то другое.
        - А я вот ревнивая… я бы не смогла так спокойно взять и отпустить своего парня в командировку, это ужасно. Я бы просто измучилась, мне нужно, чтобы он был рядом со мной, и я точно знала, что он - вот он, мой! Неужели тебе совсем не страшно?..
        Женька вздохнула. Зря она думала, что ей удастся выспаться перед защитой. Во-первых, когда заснуть необходимо, сна, как водится, ни в одном глазу, а пить что-нибудь посильнее валерьянки боязно - она хочет иметь ясную голову утром! А во-вторых, у Оксанки опять приступ бессонницы, и заткнуть этот фонтан очень трудно. Да наверное, и не очень хочется… приятный легкий разговор куда лучше, чем ее беспокойные мысли, от которых волком взвоешь, если поддашься им.
        - Я когда-то решила, что ревновать - бессмысленное занятие. Если человеку нравишься не только ты, но и кто-то другой, так это нормально… ну, надо постараться быть настолько интересной, чтобы все-таки быть лучшей… если ты понимаешь, о чем я. А просто беситься и сходить с ума, что в этом хорошего? Я не хочу этого…
        - И ты совсем-совсем не ревнуешь Трофима? А я бы ревновала, все равно бы… Сама говорила, что он красивый, и так далеко. Что ты можешь сделать, когда он там, а ты тут? Найдется какая-нибудь девица, и все!.. Мало ли…
        - Перестань, - Женька лениво скатилась со спины па бок и глянула на Оксанку. Разве объяснишь ей, что в жизни не так все просто, и это только в девятнадцать лет кажется, что лучшая страховка от возможных измен - быть постоянно рядом и держать любимого за руку, - вот ты сама бы могла увести чужого мужчину, совесть бы тебе позволила?
        - Ну, мне бы нет, я не такая, - Оксанка даже привстала от возмущения, и ее гладкие плечи вздрогнули. Взбив одной рукой подушку, она удобно пристроила ее себе за спину, - Но есть же такие женщины, для которых это раз плюнуть! Вон Ладку ту же возьми, да она такая хитрющая, что ей ничего не стоит что-нибудь такое сделать, и что ей до того, что это неправильно и подло!..
        - Да ты что? Ладка? Перестань, Ладке незачем это делать, у нее есть…- Женька вовремя прикусила язык. Чуть не проболталась Оксанке про Лешу, с которым у Ладки все настолько серьезно, что об этом ни за что нельзя рассказывать бабке, и лучше бы вообще хранить в секрете от всех. Женька знает, но и то лишь потому, что у нее то же самое с Трофимом, и Лада как-то естественно поделилась с ней своей, - похожей на ее собственную, - радостью. - Ладка не будет никого уводить, ты что. Она тебе не нравится, что ли?
        Почему-то Женьке резко припомнилась узкая Ладкина ладошка на плече Трофима, и бесконечные Ладкины расспросы, утомляющие и нервирующие ее, и высветленные волосы, и слишком сильно подведенные глаза… Что, если Ладка действительно хитрая, расчетливая, и вся ее приветливость и внимательность к Женьке - не более, чем игра? Она ведь актриса, почему бы и нет?..
        - Да нет, - Оксанка как-то нелепо осела на подушке и зевнула, - ну, я так подумала, но я же не настаиваю. Просто бабка ее ужасно любит, а сама бабка знаешь, какая?.. Вот ты уходишь, она мне про тебя гадости всякие говорит, сегодня сказала, например, что Трофим не чаял от тебя избавиться, что ты ему надоела ужасно, и вообще… А когда я уйду, она, небось, про меня тебе говорит, да?
        - Про твои банки, они покоя ей не дают…
        - Ну, я и подумала, что Ладка такая же, раз старуха Типоле души в ней не чает, они обе балерины… Да ладно, какая разница, я уж так… Давай спать, что-то меня в сон клонит!
        Какой уж теперь сон! Оксанка уютно свернулась в пышный румяный калачик и засопела, где-то далеко, наверное, на Чернышевской, не ближе, прозвучали гулкие шаги… Женька напряженно вслушалась в темноту дома: в соседней комнате раздается дружный близнецовый храп, на кухне из неплотно закрученного крана капает вода… И что теперь делать с нежеланными образами, теснящимися в мозгу? Танцующая Ладка, улыбающаяся, а вот одна бесподобно красивая нога закидывается на другую такую же, и белые брючки еще сильнее - как это вообще возможно? - подчеркивают ее изумительную стройность… А вот она подмигивает Женьке и тут же впивается взглядом в Трофима, а какое она имеет на это право, это ее, Женькин, мужчина!
        Неужели это правда? Вдруг простодушная Оксанка видит то, что ускользает от Женьки? . И на самом деле Ладка хитрая, а все эти дружеские улыбки и подмигивания, вся эта приветливость только для того, чтобы она, Женька, не видела в ней соперницу?.. Нет уж, она не будет об этом думать. Она сама пять минут назад сказала Оксанке - надо доверять людям! За Трофима она спокойна, и все эти мысли про Ладку - неправильные, ненужные, сор, который надо вымести прочь из головы, забыть и не терзать себя!.. В конце концов, ее парень далеко не только от нее, но и от ее беловолосой приятельницы, и пусть Оксанка теперь говорит что хочет, она больше не собьет Женьку с толку!
        Нет, теперь ей точно до утра не заснуть, Оксанке-то хорошо - ей завтра не идти с самого утра в университет на защиту диплома! Натянув простынку на ухо, Женька методично стала считать клинья воображаемого забора, время, от времени сбиваясь и начиная с начала…
        Видимо, она все же заснула, хотя ей казалось, что за всю ночь она не сомкнула глаз ни на минуту. Однако когда зазвонил ее Alkatel, она подскочила, как ужаленная, и даже поймала в голове обрывок какого-то мутного сна… Оксанка на соседней кровати безмятежно похрапывает, в других комнатах не слышится ни единого шевеления, как будто вторник наступил только для одной Женьки, а у всех прочих почему-то из календаря выпал понедельник и продолжаются выходные.
        Взглянув на солнце, ослепительно сияющее за окном, Женька предпочла не задумываться до поры до времени ни о чем, что могло бы вывести ее из приятного состояния отупения. Она неторопливо умылась, натянула строгий зеленый костюм - Трофим бы оценил ее элегантность, а вот ей самой деловой стиль не нравится! Потом выпила полторы чашки кофе, взяла диплом и коробку «Родных просторов» и отправршась пешком в свой пятый корпус. Времени хоть отбавляй, а ей необходимо подышать свежим воздухом и набраться смелости - как-никак, она будет защищаться первой! Зато она первой же и отмучается, а все остальные будут сидеть, и дрожать, ломая карандаши и ерзая на стульях… Она всегда идет первой на экзаменах, потому что ждать для нее - испытание посерьезнее прочих, просто невыносимое!
        Уже возле многоступенчатого крыльца своего корпуса Женьке внезапно пришло в голову пробежаться по узкой и неровной кромке асфальта, потому что - странное ощущение - если она этого не сделает, все пойдет наперекосяк. А если сейчас она дойдет до края бордюра, ни разу не соскользнув с него йогой и не пошатнувшись, то ее желание исполнится! Ее желание… пусть она защитится! Нет, не то, об этом даже думать не надо… тогда - Трофим побыстрее приедет и у них все будет очень-очень-очень хорошо! Раз шажок, еще один и…
        - Женька, привет! - толпа однокурсников шумно вырвалась из корпуса навстречу девушке и сбила ее с бордюра. Вздохнув, Женька снова вспрыгнула на него и дошла-таки до конца, почти до самой двери. Ничего не случилось, это просто досадная помеха на ее пути, это не считается… И вообще, не об этом ей сейчас надо думать… Главное - это диплом, а все ее желания и без того сбудутся. Как будто может быть иначе!..

        Глава 7

        - …А потом ты приедешь, и мы с тобой обо всем договоримся! Ты у меня молодец, я знал, что все будет хорошо… Ну, пока, целую тебя. Привет Трофиму!
        Женька улыбнулась и нажала отбой. Ее телефон сегодня просто раскалился от звонков, но все это настолько приятно, что она готова слушать поздравления снова и снова. Папа позвал ее к себе в Москву. В который уже раз, и, наверное, она даже как-нибудь летом съездит к нему, только теперь уже не одна, а с Трофимом… Может быть, сперва они поженятся, а потом предпримут рейд по родственникам, и все будут довольны.
        Все, теперь она дипломированный специалист! Подумать только - еще утром она точно не знала, справится ли с защитой, не выпадут ли у нее - говорят, это бывает с людьми от волнения! - из памяти все нужные слова, не начнет ли она заикаться и краснеть, правильно ли ответит па вес вопросы по диплому… А все оказалось так просто и буднично! Вошла в аудиторию, села за первую парту, отдала свою работу комиссии из пяти человек, пока ждала знака, что пора выступать, сломала один ноготь и пустила затяжку на колготках (хорошо хоть юбка длинная, не видно). А потом все резко встало на свои места, да и как могло быть иначе? Она три года работала над своей дипломной работой, и теперь слова сами вылетали из ее рта, без задержек и проблем… Как будто ей не терпелось высказать всем присутствующим свои мысли о рисунках, поделиться наблюдениями. Словно все это было настолько важно, что она не могла, не имела права умолчать об этом!.. Женька усмехнулась, вспомнив лицо своего научного руководителя. В тот момент, когда она достала третью по счету таблицу и приготовилась в двух словах показать всем общие черты в обрисовке
женской фигуры детьми младшешкольной возрастной группы, Юрий Николаевич нахмурил густые брови и предупредительно покачал головой… Он испугался, что Женька опять увлечется своими идеями и уйдет в сторону от основной темы своего выступления. Такое и в самом деле не раз случалось на занятиях, но в те моменты Женьке было очень важно проверить свои теории, обкатать их, представить на суд слушателям… Так удивительно думать, что больше не будет этих семинаров, обсуждений и споров, и теперь она сможет на практике проверить все свои предположения!..
        Нет, конечно, она не совсем уж оторвана от жизни. Трофима она все время заставляла что-то рисовать: то домик с садом и животными, то людей, то что-нибудь абстрактное. Правда, ему это занятие ужасно не нравилось, потому что Женька всякий раз дотошно анализировала его каракули и делала выводы, которые раздражали его: по ее описанию Трофим получался инфантильным, не умеющим принимать ответственные решения, плывущим по течению… а кому это приятно? Ясное дело, он всячески высмеивал ее тесты.
        Вообще, Женька уверена в том, что рисунки раскрывают личность человека куда лучше, чем многочасовые беседы, но окружающие далеко не всегда разделяют ее убеждения. И пусть… теперь все изменится! Она уже не студентка, а психолог с дипломом, впереди у нее годы самостоятельной работы, она будет заниматься любимым делом и докажет всем (но в первую очередь, конечно, себе самой!), что была права, делая ставку на пиктограммы и графическую передачу информации человеком. О ее работах еще заговорят, она непременно сделает открытие в области психологии рисунка, это будет настоящий прорыв!.. И, разумеется, она больше ни от кого не будет финансово зависеть, потому что ее работа будет приносить ей не только моральное удовлетворение, но и материальное тоже. Как ни крути, это важный момент.
        Когда Женька закончила свое выступление, ей даже поаплодировали. Отвечать на вопросы было легко, никто ее не заваливал, как она опасалась… А потом по очереди выступили семь ее однокурсников, и последний диплом зачитывался уже в гудящей атмосфере всеобщего нетерпения, потому что в соседней аудитории уже накрыли столы, и защита вот-вот должна была красиво закончиться. Никаких неприятных сюрпризов не случилось, успех запили шампанским и заели шоколадным тортом, и в два часа дня из пятого университетского корпуса на улицу вышло восемь свежеиспеченных дипломированных специалистов. И с этого момента Женькина голова пошла кругом, а сама она как вошла в эйфорическое состояние, так и пребывала в нем до сих пор.
        Праздновать защиту диплома Женька решила дома, потому что еще не все ее друзья защитились, у кого-то это мероприятие маячит через неделю, у кого-то аж в конце месяца. Поэтому они по-быстрому выпили пивка в «Стекляшке» и разбежались: защитившиеся счастливцы радостно отправились по домам, остальные рассеялись по библиотекам… Как странно, что ей теперь еще не скоро понадобится абонемент в читальный зал, не раньше осени, это точно! А сколько времени она там провела, целый кусок жизни!..
        Уже через два часа Женьку поздравляли родные и друзья семьи: она сидела во главе огромного стола, покрытого белой кружевной скатертью, вокруг нее хлопотала мама, как будто Женя именинница, за ее успехи поднимались бокалы с вином, тосты то и дело перемежались трелями мобильника. В какую-то секунду Женька внезапно поняла, что пьяна, хотя почти ничего не пила и не ела, и все же все эти улыбки и блестящие глаза, глядящие на нее со всех сторон, действовали на нее опьяняюще.
        Ей позвонили все, кто только знал ее номер, со всех концов страны! Отец, тети и дяди, племянник, подружка из Анапы, даже Ладка поздравила ее, пообещав назавтра
«личную встречу». От Трофима пришла огромная телеграмма на художественном бланке с плюшевым мишкой и эсемеска. Дозвониться до него Женька не сумела, впрочем, она и не пыталась особо, ей было некогда.

…Может быть, если бы она проявила терпение и все же дозвонилась до своего мужчины и поговорила с ним, большую часть последующих событий можно было бы предотвратить, изменить или вовсе избежать… Но Женька в этот вечер ни о чем не задумывалась, наслаждаясь состоянием полной свободы - от учебы, от экзаменов, от студенческой жизни и нерешенных проблем! Ей было хорошо, а когда у человека на душе покой, может ли он предполагать, что всего этого он лишится в самом ближайшем будущем?..
        Завтрашний день рисовался Женьке в самых радужных тонах, и пока она шла от мамы к бабкиному дому, в ее памяти одна приятная картинка сменяла другую, один образ наслаивался на другой и дополнял его… У матери она оставаться не захотела. Во-первых, из-за родственников, которые еще два дня собирались погостить, а потом разъехаться по домам. Во-вторых, из-за Ивана Семеновича, который, конечно, мог бы уйти к себе, но вряд ли сделает это, потому что мать захочет, чтобы он остался. И пусть, Женьке все равно нужно отдохнуть от шума, к тому же думать сегодня о маминой свадьбе не просто не хочется - не получается. Да и прогуляться по ночному городу приятно, погода не жаркая, идти легко и не далеко.
        Женька заснула сразу же, как только ее голова коснулась подушки. Она не слышала ни бабкиного ворчанья, ни Оксанкиных расспросов… так, что-то ответила сквозь дрему, наскоро умылась холодной водой и буквально рухнула в постель. И на стыке яви со сном она почему-то ощутила себя новогодней игрушкой, закутанной в вату и уложенной в красивую деревянную коробку. Она была чьим-то подарком, и очень скоро детские ручки развернут ее и повесят на самую пушистую еловую веточку, восхищаясь ее, Женькиным ярким блеском и матовым глянцем… Улыбнувшись во сне, Женька свернулась калачиком и провалилась в глубокий счастливый сон.
        - Да ты не обращай на нее внимания, у нее трагедия - девки съехали, теперь ей опять надо себе квартирантку искать, вот она и злится, - Ладка усмехнулась и пожала точеным плечиком. Шелковая оранжевая рубашка послушноколыхнулась, на миг, обрисовав маленькую грудь своей хозяйки… Женька поспешно отвела глаза. У нее почему-то возникло ощущение, что это кокетливое движение ей не предназначалось, хотя кроме них с Ладой в этом маленьком темном кафе никого.
        - Да ничего страшного, конечно, просто было неприятно, вот и все. На Оксанку зачем-то напустилась, мне досталось…
        По словам Оксанки, бабка Триоле зверствовала со вчерашнего вечера, только Женька не помнит ничего, потому что заснула так крепко, что ее не разбудил даже скандал с битьем посуды и выкидыванием чемоданов из окна. Оказывается, близнецы в срочном порядке нашли себе новую квартиру «с меньшей оплатой и большими удобствами», о чем и сообщили бабке. Та никак не ожидала, что ей придется расстаться с новыми жиличками, и возвращать задаток отказалась… В общем, сегодня с утра Женька успела двадцать раз впасть в немилость и выслушать про себя много всего нелестного, потому что толстухи ушли, но обещали вернуться вскорости с налоговым инспектором, и бабка Триоле просто с ума сходила от бешенства и страха. Вынести этот коктейль было практически невозможно, и Женька с удовольствием присоединилась к бабкиной внучке, несвоевременно заскочившей на огонек и не желающей попадать под раздачу.
        Они уже второй час сидят в укромном закутке «Робин-Бобина», неспешно попивая неплохой кофе и пережидая внезапный дождь. Женькиным бриджам и джинсовой рубашке ничего не грозит, а вот Ладка, как всегда, нарядная и блестящая - как новенькая монетка. Возникший образ металлически сверкающей денежки почему-то показался Женьке неприятным, и она поспешно уткнулась в свою чашку, пытаясь отогнать навязчивую мысль.
        - А ты уже давно танцуешь? - разговор почему-то не клеится, может быть, Женька просто устала… И еще вдруг появилось это тягостное чувство, как будто обязательно нужно что-то сказать, потому что никак нельзя молчать!.. Но говорить хочется только о чем-то своем, и вряд ли ее приятельницу заинтересуют вопросы психологии или Женькины воспоминания о студенческих компаниях и вечерах поэзии, на которых она когда-то давно была. Как странно - все кончилось: и песни под гитару, и ледяные батареи зимой, и взятые у подружки-отличницы в ночь перед экзаменом конспекты, и утомительные опросники, и долговязый Андрюшка со своими вечными признаниями в любви… Ничего этого больше не будет. Никогда. А ведь ни за что не подумаешь, вот так вот сидя в кафе и болтая ложкой в остывшем кофе, что закончилась целая эпоха!..
        - Ну да, я ж сразу после училища сюда пришла, вот и танцую… семь с половиной лет, что ли? Или даже восемь, - Ладка достала из сумочки Samsung и защелкала кнопочками. - Если бы еще тут мужики нормальные были, а так… смех один. Партнеры! Держать не могут, а сами туда же… Когда я училась в Москве, я даже не самая высокая там была, и все равно у всех у нас были нормальные партнеры, а здесь я на большую часть смотрю сверху вниз!
        - А Ворон? - Женька готова была укусить себя за язык. Ведь не собиралась же больше при Ладе произносить это имя!
        - А что Ворон, - Ладка оторвалась от своего мобильника и внимательно посмотрела на Женьку густо накрашенными глазами. - Он у нас птица знаешь, какого полета? Ему сегодня хочется танцевать с одной, завтра с другой, и его совершенно не волнует, что его партнершей должна быть я. Меня ж специально пригласили из Москвы, как новую солистку! Я ему подхожу по всем параметрам, и рост, и сложение… мы здорово смотримся вместе, все говорят! Но oн сам себе устанавливает правила, для него закон не писан!
        - А Лешка… он же не ниже тебя ростом?
        - Да они многие не ниже, но я же в «пальцах», ну, в пуантах, понимаешь? Видела же, как девчонки танцуют?.. Когда на пальцы встаешь, кажешься выше мужика, если обычно ты с ним одного роста или даже немного пониже… А партия Дездемоны моя, только я ж говорю, что в этом театре мне из-за партнеров жизни не дают! - Ладка последний раз нажала на кнопочку Samsunga и удовлетворенно растянула губы в улыбку хочешь посмотреть?
        На голубом экране Ладкиного телефона развернулось длинное послание: «Я знаю, что нам с тобой нужно. Станцевать. Ты же этого тоже хочешь? Танец больше, чем просто движение!» Интересная эсемеска, Женька не ожидала от Лады такой романтичности.
        - Это кому ты хочешь послать? Лешке? - Ладка кивнула, не отрывая голубых глаз от Женькиного лица, и Женька почему-то смутилась, не зная, как реагировать на это пристальное внимание. - Ну, я думаю, он обрадуется. Любимого мужчину все время нужно интриговать, да?
        Ладка усмехнулась краешком рта и еще раз кивнула. Потом ее пальцы забегали по серебристой панели телефончика, и через секунду послание, прощально пискнув, улетело к своему адресату.
        - Интриговать - какое верное слово, - Лада улыбнулась Женьке и, достав из сумочки любимый «Кент», картинно закурила. - Точно, письмо любимому мужчине. Мужчине, который очень скоро станет моим!
        Может быть, Женька должна была что-то сказать на это? Спросить, уточнить, возразить этой гладкой Ладиной уверенности… Но она только пожала плечами и потерла горло, внезапно сжавшееся, как будто от волнения. Ей не нравится это слишком красивое движение пальцев с сигаретой, ее раздражают слишком ярко подведенные глаза и накрашенный Ладкин рот, и она не понимает, почему ее все это выводит из себя! И этот новенький телефон, только что отправивший кому-то приглашение на танец, - какое ей дело до Ладиной переписки, зачем ей это, и почему Лада кажется ей такой… ненастоящей?..
        Вздохнув, Женька улыбнулась Ладе, и Лада улыбнулась ей в ответ. Господи, ну, какая глупость все эти ее сомнения, эти страхи, вмешавшиеся в обычное общение двух подружек за чашечкой кофе и едва его не испортившие. Она не знала, что говорить Ладе? Что ж, та взяла нить беседы в свои руки и сделала первое, что пришло ей на ум, - показала Женьке эсемеску, и ей бы радоваться доверию приятельницы, а не раздражаться и не придумывать черт знает что!.. Все, она, Женька, больше не позволит себе плохих мыслей, потому что это несправедливо по отношению к этой девушке!
        Через пятнадцать минут дождь, наконец, закончился, и Женька с Ладой расстались, неопределенно пообещав друг другу встретиться сегодня или завтра вечером. Женька подумала, было спросить о ближайшем спектакле, но потом ей внезапно захотелось прекратить разговор, и она с облегчением махнула рукой Ладе и покинула
«Робин-Бобин». У нее еще будет время задать свой вопрос. Не сейчас.
        Проспект мокро хлюпал под Женькиными ногами, но это было так неожиданно здорово, что Женька даже рассмеялась собственным ощущениям. Ладно, надо совместить приятное с полезным, и если Ладка не ответила на ее незаданный вопрос, то она сама все узнает! Все равно она гуляет, и торопиться ей совершенно некуда и незачем.
        Вдохнув полные легкие свежей июньской прохлады, Женька уверенным шагом направилась к Первомайской. Сегодня среда, значит, на афишной тумбе уже развесили свежие афиши. Она сама посмотрит, что там, в театре показывают в ближайшие дни… И обязательно пойдет на те спектакли, где главную партию танцует Игорь Ворон.
        Вечером Женька снова очутилась на Проспекте - бабка ушла ночевать к дочери, и им с Оксанкой взбрело в голову устроить себе праздник и приготовить глинтвейн. Из необходимых для этого напитка ингредиентов в доме оказалась только гвоздика, поэтому Оксана отправилась в ближайший магазин за кориандром и медом, а Женька - в
«Восточный дворик» за тем единственным из красных вин, которое она может пить.
        Назад она решила вернуться другим путем - не по Горького, а через Первомайскую и затем вниз, по Чернышевской до Волжской, там, правда, долго придется подниматься вверх. Но зато сейчас она сможет еще раз пройти мимо театра русского танца и полюбоваться снимком Игоря Ворона, застигнутого умелым фотографом в полете… Сегодня она просто остолбенела, наткнувшись взглядом на эту огромную фотографию. Невозможно, чтобы человек мог вот так прыгнуть! Ворон буквально парит в воздухе, во всем его теле чувствуется спокойная сила, и даже это великолепное лицо не напряжено. Человек-птица… Ворон.
        Женька улыбнулась. В пакете в такт ее шагам булькает вино, небо к вечеру странным образом расчистилось, и на смену дождливому дню пришел ясный и теплый вечер. А вот и стенд с заветной фотографией… Как жаль, что она под стеклом, иначе бы она обязательно взяла себе летающего Ворона. Но хотя бы посмотреть на него!..
        Она уже почти обогнула театр, свернув на Московскую, как за ее спиной зазвучал знакомый голос, к которому она то ли не могла, то ли не хотела привыкнуть… Голос обращался не к ней и говорил не про нее, однако у Женьки вспыхнули щеки и засвербило в затылке. Резко развернувшись всем корпусом и едва не упав, поскользнувшись на обертке из-под мороженого, она, не мигая, уставилась на двух мужчин и женщину, выходящих из театра. Сколько дней назад она стояла возле этой самой двери, поджидая Ладку с ребятами?.. И опять Ворон вышел первым, как будто ему и здесь, как на сцене, положено быть впереди всех!..
        Мужчины, пожав друг другу на прощание руки, разделились, женщина присоединилась к тому, другому, которого Женька не знает, и Ворон остался один… Почему-то замерев и не дыша, она стояла на его пути и надеялась, что он сейчас узнает ее, может быть, обрадуется… Или позволит ей обрадоваться и сам будет рад ее радости… Вот Игорь Ворон сделал шаг, продолжая по инерции чему-то улыбаться, потом - второй шаг, и тут его глаза встретились с Женькиными глазами, их взгляды столкнулись и - Женька могла бы поклясться в этом! - стеклянно зазвенели, как ледяные сосульки, упавшие с крыши на каменное крыльцо. Все было кончено уже в этот миг, хотя ее губы еще не верили в это и отважно пытались избежать катастрофы…
        - Привет! - Она бы многое отдала, лишь бы эти синие глаза не смотрели на нее так холодно и неприветливо. Этого просто не может быть, она же помнит прикосновение его колена к своему, тонкий запах его одеколона и твердые ключицы, и жесткие волосы, седые на висках, и губы, которые она бы узнала из тысячи других губ, хотя, конечно, ничего в них особенного и нет… Но все эти куски мозаики легко складываются в ее сознании в их общий с Вороном фотоснимок - ведь мы же уже не чужие, пусть не друзья, но… Но все сейчас то ли забыто, то ли неважно. Мужчина смотрит на нее и молчит. Какое разное, оказывается, бывает молчание!..
        Женька попробовала улыбнуться, но ее рот предательски задрожал, и ей пришлось судорожно прикусить нижнюю губу, чтобы не расплакаться.
        Происходит что-то странное, что-то такое, что она не может ни понять, ни объяснить…
        В последний раз, когда она видела Игоря Ворона, он смотрел на нее весело, с легким озорным прищуром, и она - это правда ее мысли, неужели это действительно было совсем недавно? - подумала тогда, что Ворон похож на мальчишку, который предвкушает какую-то забавную шалость… А как он ее поцеловал? Она потом несколько ночей подряд, засыпая, вспоминала его холодные губы и делала вид, что Ворон вызывает в ней чистый восторг и священный трепет зрителя перед артистом. И ничего более… Но ведь он ее поцеловал, и это было замечательно! Даже если его поцелуй был только дружеским («И ничего более!»)… Что же случилось? Почему он так себя ведет теперь?
        Игорь Ворон не ответил на Женькино приветствие. Он даже не посмотрел на нее… ударив девушку взглядом, он резко отвел от нее глаза, как будто в одну секунду Женька перестала быть ему знакомой, изменилась и переродилась во что-то такое, на что смотреть больше не стоит. Похолодев, она застыла изваянием, недоуменно глядя вслед удаляющейся мужской фигуре… Такое уже было, и опять этот человек уносит с собой ее радость, но - теперь он не оставил после себя вообще ничего. Ни надежды на скорую встречу, ни улыбки, которая согрела бы ее и утешила, ни даже памяти о чем-то хорошем… Сегодня Игорь Ворон ее не увидел. Как будто ее нет.
        А она есть. В мамином зелено-желтом свитерке, с растрепанными темно-русыми волосами и с глупым пакетом, в котором безжизненно лежит бутылка сухого красного вина. С дрожащими губами, с выученным наизусть расписанием спектаклей на июнь и с замечательными планами на будущее, это все она! И где-то за много кварталов отсюда в деканате во всех документах против ее фамилии стоит галочка - такая-то защитилась такого-то числа, в начале июля она получит свой диплом, в августе выйдет замуж, а между этими двумя событиями отдохнет на море или в деревне у двоюродной бабушки. Как он мог ее не заметить! Какое право имеет Игорь Ворон проходить мимо нее, не оглядываясь и не говоря ни слова! Ни одного слова…
        Ночью, вытянувшись под простыней и вцепившись руками в матрас, Женька долго успокаивала себя, пытаясь затопить свое огорченное сознание приятными фантазиями и милыми задумками… Как славно будет въехать в новую квартиру и стать там хозяйкой, и это ничего, что она не очень любит готовить и вести хозяйство, ведь в своем доме все по-другому. Первым делом она повесит занавески в кухне, она даже придумала, какого они будут цвета - желтые с разноцветными крапинками, так веселее. А еще у них сразу же появится щенок, только они еще не выбрали породу: Трофим хочет ньюфаундленда, а ей нравятся чау-чау… Впрочем, какая разница, пусть будет водолаз, она согласна.
        Глинтвейн ей сегодня не понравился, напиток получился приторным, потому что Оксанка не пожалела сахара. Как ни странно, мысли о Вороне удалось загнать на задворки сознания, и маленький праздник в пустой квартире прошел неплохо… Впрочем, в какой-то момент Женька поняла, что уже не празднует начало новой «взрослой» жизни, а как будто провожает старую, родную и привычную, и ей стало грустно, захотелось свежей клубники и на Золку… Вместо этого она приняла ледяной душ и загнала себя в постель. Пусть Оксанка обижается сколько угодно, ей все равно.
        Как бы Женька хотела иметь в голове маленький переключатель, который помогал бы ей - раз! - и отключить все свои ненужные мысли, помехами сотрясающие ее мозг! Тогда бы сейчас, глядя сквозь ресницы на вялый полумрак комнаты, она бы не чувствовала себя рыбой, выброшенной на берег, и не дышала бы неровно, втягивая воздух ссыхающимися жабрами… все было бы просто. Она переключила бы себя на другую волну и до утра бы видела симпатичные сны о прошлом, в котором было так много солнца, о чистопородном английском скакуне Олеандре, на котором ей однажды довелось прокатиться, о детях, рисующих домики и собак, а не об Игоре Вороне, который - в мутном и нечетком ее сновидении - бесконечное число, раз прошел мимо нее, и даже встречаясь с ней глазами, умудрялся не видеть ее. Она до рассвета мерзла от его холодного безразличия, пока в шесть утра не встала и не закрыла балконную дверь.
        Вернувшись в постель, Женька натянула свитер прямо на пижаму (господи, почему так холодно?) и, согревшись, наконец, отключилась от комнаты, улицы и тревожных мыслей. В конце концов, она не маленькая, много разных неприятных штук происходит в жизни, и кто сказал, что она должна переживать обо всем на свете? Пусть другие переживают, а она будет спать!..
        Вот если бы только точно знать, что когда-нибудь Игорь Ворон пожалеет о том, как он поступил с ней сегодня!..

        Глава 8

        Ладка не объявлялась до конца недели. Один раз Женька ей позвонила, но наткнулась на равнодушное «Извини, сейчас я очень занята и не могу с тобой говорить» и больше не настаивала на общении. Странно только - сперва бегала к бабке на дню по нескольку раз, а то совсем пропала из виду. Как будто взяла от Женьки все, что могла, и поставила точку в отношениях!.. Но нет, опять она придумывает то, чего нет на самом деле. Мало ли, какие у человека могут быть дела!
        И когда в субботу в девять утра Лада, наконец, пришла, Женька успела забыть про свою досаду. Было заметно невооруженным глазом, что Ладке не терпится поделиться своим счастьем, однако измученная бессонницей Женька реагировала на все вяло и без особого интереса воспринимала новости. Она уже второй день не могла дозвониться до Трофима, чтобы прояснить смысл его последней SMS, тут уж не до Ладки с ее любовью.
        - Так что будем мы с моим сладким жить своей нормальной жизнью, а то болтаюсь между родительской квартирой и бабкой, как кое-что в проруби. Хватит, не маленькая уже, пора бы пожить в свое удовольствие! Все, с понедельника обустраиваемся в новом гнезде!
        Ладка потянулась всем телом, разнообразно захрустев всеми косточками и суставами. Женька вздохнула. С одной стороны, конечно, все верно, жить надо отдельно, тем более - когда с парнем. Они же с Трофимом тоже не ужились под одной крышей с его родителями, хотя те - люди хорошие, но тут дело ведь в другом. Так что пусть Ладка переезжает в новую квартиру и живет с Лешей в счастье и согласии! Но господи, до чегоже скучным получится остаток июня в унылой бабкиной квартире! Оксанка через три дня сдаст последний зачет и уедет к себе в Вольск, Ладка теперь редко будет здесь показываться… Что ж Женьке-то тут делать?
        - Ну, желаю вам удачи… Ты хоть изредка сюда забегай, что ли! А может, куда-нибудь вместе выберемся? - Женька посмотрела на Ладку и удивилась: тонкая усмешка пробежала по Ладиным губам и исчезла так же быстро, как появилась, вроде ее и не было совсем. Наверное, действительно не было, Женьке показалось. Она теперь во всем ищет подвох.
        - А, с Лешкой-то? Ну конечно. С Лешкой мы обязательно куда-нибудь вместе сходим! - Ладка пересела с Женькиной кровати на край письменного стола и закурила, стряхивая пепел в подставку для карандашей. - Кстати, сегодня вечером «Человек-амфибия», приходи, если хочешь… Последний раз идет спектакль, снимают его с репертуара. Ворон танцует, и Лешка тоже, у меня сегодня выходной, но я могу тебя провести…
        - Я не знаю еще, пойду или нет, - Женька пожала плечами. Конечно, пойдет! Почему бы и нет? Как бы себя не вел этот человек, она будет снова и снова замирать, когда он танцует на сцене, и пусть он даже не смотрит в ее сторону… ничего, она будет смотреть за двоих, и ничего он с этим поделать не сможет! Не в его это власти - заставить ее отказаться от этого удовольствия…
        - Ну, как хочешь, конечно, - Ладка затушила сигарету и насмешливо взглянула на Женьку. - Но только Ворон опять за границу уезжает и ты больше никогда не увидишь ни его, ни «Человека-амфибию», а спектакль стоящий, поверь мне…
        - Как это уезжает? - откуда у Ладки только берутся эти ужасные слова, которыми она умело, будто хлыстом, бьет ее все время? Специально она это делает, что ли?
        - Ну, так и уезжает, его пригласили вести курс пластики, не знаю, то ли в Англии, то ли в Америке… Могу спросить, если тебе надо. Может, он и вернется назад, но я сомневаюсь. Скорей уж, освоится там и потом жену с детьми заберет к себе…

… Однажды в далеком детстве Женька поставила эксперимент. Взяла тарелку, установила ее на родительской тумбочке и медленно, миллиметр за миллиметром, начала подталкивать ее к краю, почему-то было очень важно узнать, упадет тарелка или нет. Женьке, наверное, тогда было не больше четырех лет, однако она до сих пор четко и во всех подробностях помнит, как медленно падала тарелка…
        Сперва - на сотую долю секунды она зависла в воздухе и Женька успела подумать, что ничего не случится. Но потом тарелка вдруг набрала скорость и рванулась к полу, словно железка к магниту… Разумеется, родители отругали ее за кучу осколков на полу, но это все стерлось из памяти. А вот пауза перед падением и резкий рывок - после… все это впечаталось в ее сознание и до сих пор кажется загадкой.
        В тот момент, когда Ладка сказала про отъезд Игоря Ворона, Женькина тарелка снова зависла над краем.
        Когда она услышала про жену и детей, тарелка набрала скорость и изо всех сил ударилась об пол.
        Улыбаясь и разглаживая на бедрах длинное платье, Ладка изящно прошла по осколкам, открыла дверь и на целую вечность вышла из Женькиной жизни.
        Синие сумерки навалились на зрительный зал и затопили его, но вдруг в оркестровой яме протяжно вскрикнула труба, потом зазвучала скрипка, музыка, звеня и переливаясь, взлетела к потолку и мрачная синева мгновенно отступила. Занавес открылся, и перед Женькой возник город ее мечты - нереальный, прозрачно-сапфировый, населенный странными, но очень красивыми существами. Вот этот в полосатом костюме, вертящийся на сцене слева, - морской конек, не иначе, а вон та девушка в розовом, вжавшаяся в правую кулису, - наверное, медуза…
        Женька сглотнула и попыталась дышать ровно и спокойно. Она будет смотреть на сцену не отрываясь, чтобы ее мозг перестал вновь и вновь пережевывать одно и то же и просто отключился… Ей ничего не надо, она ничего ни у кого не просит, так пусть же ей удастся просидеть весь спектакль в немом восторге, а когда все закончится, пусть ее руки так же беспечно хлопают, как сотни других рук в этом зале! А не судорожно сжимают подлокотники жесткого театрального кресла… Женька пришла полюбоваться Вороном, и какая ей разница, что он женат и у него есть дети, и что очень скоро он навсегда покинет город, в котором она, Женька, увидела его и… Что? Зажгла звезду над крышей своего домика, и вцепилась в нее взглядом, и приникла к ее мерцающему свету, а звезда взяла и закатилась за соседскую крышу… Недовольно нахмурившись, Женька разжала пальцы и свела ладони вместе. Хватит фантазировать, больше никогда ничего не будет, это последний спектакль!..
        Тем временем Ихтиандр встретил Гуттиэре, и с каждым па его любовь к девушке росла, и даже в зале затихли все шепотки, никто не кашлял и не шаркал ногами, словно боясь спугнуть эту первую робкую любовь… Игорь Ворон, как всегда, великолепен, и эта его вытянутая рука - если бы он хоть раз позвал Женьку к себе… вот так, одним движением кисти, чуть склонив темную голову набок! Конечно, она бы пришла, и Гуттиэре идет, удивительным образом разворачивая в стороны маленькие ножки в белых пуантах. Он уедет - сперва один, потом позовет к себе жену, наверное, просто вот так же протянет руку - и жена не сможет не отозваться на этот зов.
        И дети… у него есть дети! Для которых он не артист, не взволнованный Ихтиандр и не грозный Отелло, и даже не Бармалей, - для них он папа, к которому можно прижаться и попросить рассказать сказку. Или покатать на плечах - Женьку папа катал, она это хорошо помнит: взбрыкивая и фыркая по-лошадиному, притопывая ногами в войлочных тапочках… она хохотала и ойкала, а папа делал вид, будто вот-вот ее уронит. Но на самом деле он бы ни за что и никогда ее не уронил! И Ворон тоже… Он любит своих детей, и обязательно позовет жену к себе за границу, в новую жизнь.
        Женька зябко повела плечами. Надо было одеться потеплее, почему-то в зале ужасно холодно… Спектакль скоро кончится, и она вслед за толпой выйдет из театра, медленно пойдет по Горького к Проспекту, а оттуда - или к матери, или к бабке, или еще куда-нибудь, какая разница? Субботний вечер, люди веселятся, предвкушая завтрашнее приятное утро, а у нее все дни сливаются в одно долгое безделье, которому ни конца, ни края нет! И этот давящий клубок мыслей, который ей придется распутывать, ниточку за ниточкой, потому что иначе она сойдет с ума от страха и тревоги. Все вдруг стало таким мутным и нечетким, как будто она взглянула на привычные вещи через круглый аквариум и ничего вокруг не узнала…
        Все не так, что происходит? Она вдруг оказалась за бортом лодки, в которой привычно плыла по течению столько лет… Ну, пусть ей только показались все эти взгляды и электрические разряды, перетекающие от Ворона к ней и обратно, он взрослый мужчина, а она - вчерашняя студентка, ничего не было - а ей хотелось, она ждала чего-то необыкновенного, вот и придумала себе своего Ворона. Который ничего общего не имеет с тем Игорем Вороном, который - зал восторженно ахнул! - сейчас на сцене трогательно прощается со своей любимой.
        Хорошо, пусть она ничего не поняла в этом сложном театральном мире, она согласна так думать. Но ведь и за его пределами творится что-то неправильное! Женька не могла бы словами объяснить внезапно возникшее у нее ирреальное ощущение беды, но от него у нее страшно першит в горле и почему-то болят ключицы… Что за странную эсе-меску написал ей Трофим? Всего несколько слов, а смысл до нее не доходит, хотя она уже до тошноты насмотрелась на маленькие хитрые буковки… «Ты сама так хотела, видимо, так будет лучше, мы очень разные!» Конечно, они с ним разные, иначе бы она не влюбилась в него, а он бы не обратил внимания на нее, но разве это проблема? И чего она «сама хотела»? Как будет лучше, для кого лучше?.. Ни на один свой вопрос она до сих пор не получила ответа, хотя уже три дня штурмует звонками и посланиями Трофимов телефон, пытаясь хоть что-то понять в происходящем. Но Трофим как будто растворился в воздухе, исчез, оставив ее в полном недоумении.
        Ихтиандр, наконец, расстался с Гуттиэре и прыгнул в море. Теперь ему больше никогда не вернуться на землю, где осталась его любовь, и каждое движение его сильного тела пронизано такой болью, что Женька опять стиснула кулачки, впившись ногтями в ладони… Наверное, это самое ужасное - расстаться с тем, кто, тебе дорог, зная, что это вечная разлука… Они оба будут жить дальше, только - без надежды когда-нибудь снова быть вместе!..
        Занавес опустился, и Женька, цокая каблуками, почти побежала к выходу. Наверное, это была плохая идея - придти сюда, чтобы в последний раз посмотреть на Ворона. Она хотела издалека попрощаться с ним? Или ей необходимо было примириться с мыслью, что она - зритель, и никто более, а он - артист, и что ее мимолетные прикосновения к этому человеку оставили след только в ней, а для него она… да нет ее для него, вот и все. Это она хотела себе доказать? Да все и так было ясно… Впрочем, все равно бы она не высидела вечер дома - вне стен театра, где царит ее безупречный, необыкновенный, величественный… Ее Ворон. Нет, чужой.

… Когда народ схлынул, Женька осторожно выскользнула из-за колонны, за которой пряталась непонятно от кого. От любопытных глаз, которые могли бы неожиданно заметить ее и помешать сделать то, что она наметила. От прохожих, которые - от праздного безделья или по любой другой причине, какая разница! - легко разрушат ее маленькое коварство… Это будет единственный подобный случай в ее практике, она никогда не совершала таких откровенно неправильных поступков, и она обязательно отчитает себя за плохое поведение, но - потом, когда дело будет сделано. Потому что сейчас ей ничего на свете не надо, кроме одной вещи… И пусть катится к черту все, что вокруг, ей все равно, что станется с миром, но она получит то, что ей нужно!!!
        С черного хода, смеясь и болтая, выбежала стайка девчонок, следом вышел седоусый мужчина и, что-то крикнув вслед компании, с шумом запер дверь. Подождав для приличия, еще минут пять, Женька решилась - все, театр закрылся на ночь, можно действовать.
        Перехватив поудобней заранее подобранный в парке булыжник, она быстро подбежала к застекленным стендам и остановилась возле одного из них. Только бы у них тут не было встроенной сигнализации! Вряд ли ей удастся с первого раза разбить стекло, и если от ее удара взвоет сирена, ей придется бросить начатое и бежать со всех ног, и это будет ужасно обидно… Присмотревшись к стеклу повнимательнее, Женька хмыкнула: нет, сигнализации можно не опасаться, вон, сколько трещинок, можно даже не бить стекло камнем, достаточно будет просто подцепить острым краешком одну из трещин и расшатать ее, чтобы стеклянные кусочки сами вывалились из рамы.
        В течение десяти минут Женька, озираясь, расковыривала стекло - сначала камнем, но дело шло плохо, камень никак не желал пролазить в узкую щель между стеклом и деревянным стендом, все время соскальзывал и больно бил Женьку по пальцам. Но потом она догадалась достать из сумочки пилку для ногтей, и процесс пошел быстрее и с большим успехом. В конце концов, изнервничавшись, она добилась своего - стекло, неожиданно громко зазвенев в тишине, упало Женьке под ноги.
        Что было потом, девушка вспоминает с трудом: откуда-то из-за угла вывернула компания подростков, кажется, ее заметили, хотя точно утверждать она не может. Но все-таки она бежала, и это было так страшно, как в ночном кошмаре. Ей казалось, что ее преследуют, и она летела не оглядываясь, ее каблуки бешено стучали в такт ее сердцу, а сердце при каждом прыжке взлетало все выше и выше, и когда Женька, наконец, остановилась, оно яичницей стекло по ее ребрам и наполнило ее до краев…
        Но все это пустяки, и бег по темным неровным улицам города, и прохожие, шарахающиеся от нее в разные стороны, и даже злополучный осколок, на который она наступила, заметно поцарапав черный носок туфли… Главное - она сделала то, что ей было нужно!
        Остановившись под золотым фонарем, Женька несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, и только после этого развернула помятый свиток, который все время сжимала в руке, ощупывая пальцами, поглаживая гладкую бумагу и страшно боясь потерять то, что только что преступно обрела. Фонарь несколько раз мигнул, и фигура, изображенная на листке, внезапно ожила и двинулась вверх, словно у летящего человека вдруг появились крылья, и его полет получил свое логическое обоснование…
        Улыбаясь, Женька еще раз взглянула на снимок и, разгладив, спрятала его в сумку. На самом деле, она не так уж неправа, вызволив Игоря Ворона из его стеклянно-деревянной темницы. Еще десять дней, и театральный сезон закончится, все афиши уберут и ни следа от них не останется, и кто тогда вспомнит про полет Ворона? За океаном другое небо, там его еще не раз поймают в объектив, и может быть, другие зрители так же, как она, замрут, глядя на его стремительное тело… Но у нее-то самой больше не будет Ворона, это несправедливо, и разбитое стекло - это ее вызов ужасному миру, отбирающему у нее ее сокровище!
        А теперь, хочет Ворон того или нет, но его полет продолжится в ее доме, над ее кроватью, в ее жизни. И никто не помешает ей смотреть на него бесчисленное количество раз, как четки, перебирая в уме воспоминания о нем танцующем, смеющемся, ясноглазом и пропадающем из виду, смотреть до тех пор, пока ей не покажется, что никакого Игоря Ворона нет на свете и что, она сама его придумала.
        - Мама, я ничего не понимаю, Трофим?.. Трофим был здесь, он приехал? - Женька помотала головой и уткнулась лбом в колени. Кровать жалобно пискнула, когда Марина Сергеевна присела рядом с дочерью, растерянно теребя браслет на левом запястье. - Мама, я не могу понять…
        Похитив снимок, Женька пребывала в приподнятом настроении все то время, пока шла от Проспекта к бабке, и потом, когда вдруг на полпути передумала и свернула к Бахметьевской. Ей внезапно захотелось срочно, сегодня, прямо сейчас повесить фотографию Ворона в своей комнате… Вчера уехали последние гости, поэтому комната встретит ее знакомой тишиной и любимыми с детства картинками… Бельмондо, щенки московской сторожевой, простреленный апельсин, кадры из разных фильмов… И где-то рядом с симпатичным французом из «Бездны» теперь будет красоваться ее Ворон, и она сможет любоваться им и лежа на кровати, и сидя за письменным столом, и даже копаясь в одежном шкафу!
        А вот теперь она сидит на небрежно заправленной постели, обхватив руками, колени и прижавшись к ним лицом, и мерзнет, мерзнет, мерзнет… Неправда, что на дворе лето, просто не может быть, чтобы ей было так холодно в июне!..
        - Жень, я сама ужасно удивилась. Звонок, открываю дверь - а на пороге Трофим, мрачный такой, даже не улыбнулся мне. И на расспросы как-то так вяло отвечает, просто заходит - я, мол, вещи хочу забрать. Я думала, что вы куда-то переезжаете, говорю, что ты, наверное, сама должна собрать вещи, ты же лучше, чем я, знаешь, что тебе нужно… А он говорит - нет, я только свои заберу. Жень, что происходит?
        Что может произойти в жизни человека? Ничего. Все. Женька оторвала лицо от коленок и взглянула в окно. Странно, Трофим уже в городе, а она почему-то не почувствовала его присутствия… а должна была? Он уже какое-то время ходит по тем же мостовым, что и она, под теми же желтыми фонарями, и витрины, вывески, деревья - такие же, и воздухом они дышат одинаковым! Но почему же, если он так близко, она не ощущает его рядом? Как будто Трофим все еще на Украине, и она ждет его и обязательно дождется, и неправда, что он был сегодня тут и забрал свои вещи. Мама просто перепутала - приходил кто-то другой. Потому что это не мог быть Трофим, ее мужчина!
        - Женя, вы поссорились? - Марина Сергеевна обеспокоенно взглянула на дочку и торопливо встала. Если не хочешь, я, конечно, не буду тебя расспрашивать. Но я все-таки твоя мать, я волнуюсь за тебя! И я должна знать, что происходит в твоей жизни. Скажи мне правду!..
        - Мама, я ничего не знаю, я не понимаю, что творится, пожалуйста, не трогай меня сейчас, - вот и все, мама обиделась, она всегда так хлопает дверью, когда считает, что к ней несправедливы. Теперь придется идти мириться, а у нее просто нет сил. Волевым усилием, оторвав взгляд от темного окна, Женька откинулась нард и рухнула на постель.
        Значит, Трофим вернулся из командировки и ни слова ей не сказал… Такое уже бывало, два года назад он «сюрпризом» приехал под самый Новый год, когда она уже готовилась к нудному семейному застолью и даже свыклась с этой мыслью… Но Трофим явился неожиданно и очень кстати, и они провели новогоднюю ночь в компании его коллег, точнее, полночи, а потом ходили на городскую площадь и катались с ледяной горки. Женька, правда, сильно простудилась тогда и болела до рождества, но все равно от праздника у нее осталось самое приятное впечатление! Потому что приехал Трофим.
        Нет, это не очередной сюрприз. Он пришел к ее матери и забрал свои вещи. Не их, а ведь тут три чемодана их общей утвари - посуда, постельное белье, настольные лампы и прочая ерунда, но нет!! Он забрал только свое, а ее одежда, книги и тетрадки, - вот оно все, пожалуйста. Можно протянуть руку и потрогать любой из баулов, на выбор.
        Женька повернула голову и задумчиво уставилась на большую черно-желтую сумку с ручкой, перевязанной оранжевым шнурком. Почему-то вдруг яркое апельсиновое пятно показалось ей неуместным на общем мрачном фоне, как резиновые туфли-лодочки при вечернем платье… Это когда они перебирались с Трофимом от его родителей в тот их самый первый дом, у них прямо посреди дороги порвалась одна из ручек у сумки, и Женька тогда пожертвовала своим шнурком - намертво перемотала ручку, до сих пор держится и не рвется! Были у нее такие симпатичные оранжевые ботинки, она купила их на первую стипендию… Как странно. Все было первым: первое самостоятельное жилье, первая «заработанная» обувка, первый год ее почти замужней жизни. Первый мужчина… А сейчас она лежит на своей детской кровати и бездумно глядит в потолок. И - но уже не в первый раз, такое уже когда-то было - ощущает потерю того, что не могло, не должно, не имело права теряться, а все-таки теряется, безвозвратно уходит от нее, и она чувствует это и ничего поделать не может.
        К бабке Женька не пошла. Честно говоря, она даже не вспомнила об этом, всю ночь, лежа навытяжку на постели и ни на секунду не отводя глаз от люстры. Ее тонкие стеклянные подвески время от времени покачивались, когда Марина Сергеевна приоткрывала дверь и смотрела на дочь, и в эти секунды комната оживала, по стенам пробегали причудливые тени от тусклого фонаря, стоящего как раз под Женькиным окном. Женька могла бы сравнить эту странную игру света и тени со шкурой животного, сотрясаемого волнами дрожи, но ей было безразлично все, что не касалось люстры, бледного потолка и карниза. Все, что выступало за пределы ее поля зрения, само собой отсеивалось и исчезало, даже не коснувшись ее сознания. Хотя, наверное, Женька просто спала.
        Утром она обнаружила себя лежащей в той же бессильной позе - на спине, с запрокинутой головой, руками вдоль тела и скрещенными в щиколотках ногами. И хотя любое движение показалось ей в первый момент бессмысленным, она все-таки заставила себя подняться, пойти в ванную комнату и принять горячий душ.
        К тому времени, когда ее Alkatel залился трелью, Женька уже точно знала, о чем будет разговор, и ее пальцы не вцепились в телефон мертвой хваткой, и голос ни разу не задрожал и не прервался. Как будто эта долгая ночь накануне заморозила в ней все то, что могло бы болеть и плакать от тоски… Осталась только безмерная, всепоглощающая усталость, от которой хочется провалиться в сои и укрыться одеялом с головой, и спать так долго, чтобы забыть все на свете.
        - Да, Трофим, я поняла… Ты считаешь, что нам нужно расстаться, я тебя хорошо слышу, да, я понимаю. Конечно, ты вправе принять решение, если ты это делаешь, наверное, это тебе нужно. Да, да, я справлюсь. Спасибо, помощь мне не требуется. И тебе тоже, спасибо.
        Ну, вот, собственно, и все. Женька отключила мобильник и опустилась на кровать. Может быть, надо было настоять на встрече, и никуда бы Трофим не делся, пришел бы и стоял бы перед ней, красный и смущенный, и злился бы на нее за то, что она смотрит на него и молчит, и сам бы понимал, что поступает подло, и еще сильнее бы стремился уколоть ее, уязвить… Да зачем ей это. В чем он должен перед ней оправдываться? В том, что большой кусок их жизни в одночасье откололся от него, как маленькая льдина от большой? Но ведь для него-то плавание продолжается, это она осталась на берегу, выброшенная случайной волной, значит, это только ее беда. Зачем ей видеть виноватые глаза Трофима и любимый рот с мушкой на верхней губе, перекошенный гримасой отвращения к ней, к себе, к ее матери и ее комнате. Этот рот она хочет целовать, а не плакать, прощаясь с ним…
        Закрыв глаза, Женька снова залезла под одеяло и повернулась к стенке. Когда-нибудь она справится с этой тяжестью, но не сейчас. Она найдет в себе силы выбраться из-под снежной лавины, но только не теперь, когда ей так холодно, когда все ее тело трясется то ли от озноба, то ли в лихорадке… Когда-нибудь она поселится в маленьком домике на краю леса, заведет себе огромную лохматую собаку, и каждый вечер они будут гулять. И зимой тоже. И над крышей их домика всегда-всегда будет гореть одна звезда, так же ярко, как окошко домика, в котором ей и ее собаке будет хорошо и тепло!
        Потому что если у нее никогда не будет домика с собакой и звезды в небе, то зачем тогда ей все остальное?.. Беззвучно заплакав, Женька ударилась головой о стенку и изо всех сил потерлась щекой о шершавые обои. Сквозь окно в ее комнату настойчиво врывается солнце, весело резвясь зайчиками на полу, спинке стула, книжных полках… Обыкновенный летний день, один из многих погожих деньков, в которые так приятно бродить по городу и есть мороженое! Она бы сейчас купила себе «Бодрую корову», а Трофиму - его любимый рожок с тянучкой внутри, и они бы пошли в Городской парк и покормили бы семечками и орешками наглых белок!..

… Самый обыкновенный день, в который закончилась самая обыкновенная история двух самых обыкновенных людей, один из которых решил уйти, а второй не посчитал возможным удержать его… И может быть, это случается на каждом шагу, но… Но это ее жизнь сейчас разломилась надвое, это ей сейчас так больно, что кажется, уже даже и нет никакой боли, только шея напряжена и трудно дышать. Когда-нибудь Женька пожмет плечами и взглянет на происшедшее философски, то есть, забыв о том, что все это было по-настоящему. Но это случится нескоро. Когда-нибудь потом. Не сейчас.

        ЧАСТЬ II
        (октябрь - начало ноября)

        Глава 1

        - И, пожалуйста, Евгения Леонидовна, не делайте поспешных выводов! Конечно, у Вас диплом, университет за спиной и так далее, но кому легче от того, что Вы вот так возьмете и выпалите все в лицо? Какой смысл указывать человеку на тот недостаток, который он в сложившихся обстоятельствах все равно не может исправить?.. - Светлана Александровна раздраженно хлопнула ладонью по столу и недовольно поморщилась. Ее грузному телу тяжело сидеть на жестком стуле, но ни одного нормального мягкого кресла во всем детском саду не найти - сплошь железо да кожа, современный дизайн, ничего не поделаешь.
        - Вы считаете, что плохое отношение к ребенку - это недостаток?.. Да, я сказала Наташиной матери, что с девочкой нужно заниматься, читать с ней, играть… она же способная, ее только подтолкнуть нужно, сдвинуть с мертвой точки! Вы считаете, что я должна была промолчать? - Женька возмущенно тряхнула косой красной челкой и облизнула пересохшие губы. Кто бы знал, до чего она боится своей начальницы, хотя за полтора месяца работы Светлана Александровна ни разу не повысила на нее голос. Но этот взгляд, прошивающий собеседника насквозь, этот грозный разлет бровей! Даже массивная янтарная подвеска па золотой цепочке, степенно покоящаяся на огромной груди директрисы, - все это заставляет ее трястись и то и дело нервно потирать ладонь о ладонь.
        - Плохое отношение к ребенку - это преступление, и я никогда не буду защищать тех родителей, для которых работа и развлечения важнее собственных детей. Но я пытаюсь удержать тебя от ошибки, предостеречь от поспешности! Ты еще многого не понимаешь, у тебя все либо черное, либо белое, а в жизни так не бывает. Все, что ты высказываешь родителям, обязательным образом отражается на ребенке! Никто в этой ситуации не выигрывает, напротив, это тупик!.. Разве ты этого добиваешься?
        Нет, конечно, Женька добивается совсем другого! Как многому ей еще предстоит научиться, Светлана Александровна права… Когда она еще только собиралась стать детским психологом, она даже не представляла себе, насколько реальные дети и родители отличаются от тех семей, про которые пишут в книгах. В учебниках и научных статьях все очень просто и понятно - если, конечно, владеть всеми терминами и уметь видеть зерно мысли сквозь шелуху долгих и нудных рассуждений… Книжные родители всегда либо однозначно плохие, либо столь же беспрекословно хорошие, а их дети неизменно без запинки проходят все тесты и демонстрируют прямо-таки классические ответы. А в жизни, поди, добейся от кого однозначности! В семьях отношения запутанные, у родителей настолько много проблем, что даже самые любящие из них частенько срываются на своих детей, да и их чада иной раз ведут себя так, что психологи просто руками разводят… И все-таки это ее профессия, Женька ни на секунду в этом не сомневается!
        - Хорошо, Светлана Александровна, я подумаю над этим. Мне просто очень хотелось помочь Наташе, но видимо, я действительно не должна была говорить с ее матерью так резко, - ну, конечно, надо было улыбаться и смотреть, как высокая всклокоченная девица, чуть постарше Женьки, кричит на дочь, а та по-бараньи таращится на мать и молчит… невозможная картина. И сколько таких бытовых сценок она наблюдает каждый день! Вот и сейчас, пожалуйста, - если выглянуть из окна директорского кабинета, то можно увидеть, как кучка родителей разбирает по домам первую порцию детей.
        - Надеюсь, Вы и правда подумаете. Сейчас можете идти, - Светлана Александровна привычно ударила ладонью по гладкому столу, как будто поставила точку в разговоре. Ее светло-карие глаза под набрякшими веками пытливо впились в Женьку, но потом равнодушно соскользнули с лица девушки на папку с документами. Рабочий день почти закончился, но только не для директора.
        Женька кивнула и быстро выскользнула из кабинета, осторожно прикрыв массивную дверь. Стыдно признаться, но всякий раз, выходя отсюда, она чувствует себя наивной школьницей, которая только что сама, без шпаргалок, ответила на все вопросы сложной контрольной и теперь свободна до объявления оценки… Такой вот краткий момент дикого счастья - после контрольной и перед тем, как узнается результат, и как-то даже неважно, плохой он будет или хороший, главное - свобода!.. Светлана Александровна Баева - замечательный человек, и Женька бесконечно благодарна ей за то, что она все-таки взяла ее на работу, хотя на место детского психолога в престижном воспитательно-развивающем детском саду-лицее претендовало немало народу, но досталось оно все-таки ей, Женьке… Конечно, в этом есть и мамина заслуга, но если бы Светлана Александровна не поверила в нее, то никакие связи бы не помогли, это точно! И все же Женька, наверное, никогда не научится, не бояться эту величественную женщину с неизменным янтарным кулоном на груди!
        Женька прошла по длинному извилистому коридору и, не заходя в свой кабинет, спустилась со второго на первый этаж. Как ни странно, именно в конце рабочего дня она получает большую часть нужной ей информации - когда наблюдает за встречей детей с родителями, перекидываясь с ними шутками и светски беседуя о чем-нибудь приятном и легком… Все эти необременительные разговоры, разнообразные выражения на лицах, жесты, мимика и позы откровенно показывают ей, что происходит в семьях этих людей, потому что можно соврать словом, но телом - практически никогда!
        Женька улыбнулась - когда-то давным-давно она сидела на старом диване, прижавшись к папе, и смотрела вместе с ним сказку «Морозко». Она была еще дошкольницей, но почему-то этот день врезался в ее память, как нож в масло, даже осталось ощущение продавленного дивана и папиной ноги под боком. Фильм ей тогда очень понравился, но один момент просто поразил: когда Мороз пытался заморозить хорошую девочку Настеньку и все спрашивал у нее, не холодно ли ей… Подует на нее изо всех сил - и задает свой глупый и бессердечный вопрос! А та покорно отвечает - тепло, мол, потихоньку превращаясь в сосульку.
        - Ну, папа, зачем она говорит, что ей тепло, если она уже вся синяя от холода? - родители внушали Женьке, что врать нехорошо, и разве можно спокойно смотреть, как вредный старик издевается над хорошей героиней? Ей не понравилась эта ситуация.
        - Она не хочет обижать его, ведь она во владениях Мороза, поэтому она и говорит неправду, - наверное, папе страшно не хотелось отвлекаться от книжки, но он все-таки нашел время взглянуть на экран и ответить на вопрос дочери. В этом плане Женьке повезло - взрослые никогда не отказывали ей в общении.
        - Но ведь если она будет продолжать говорить, что ей тепло, он же совсем ее заморозит! - ужаснулась она. Ей ужасно жалко вдруг стало эту глупую Настеньку с тоненьким, совсем детским голосочком.
        - Нет, ты что! Мороз же не слепой, он видит, что Настенька его обманывает… да ты сама посмотри, все ведь и так ясно!.. Не бойся, он не злой, сейчас он перестанет ее морозить.
        В тот момент Женька впервые осознала, что слова, на самом деле, не так важны, как она всегда думала, потому что понять человека можно и без слов, и иной раз лучше вообще не обращать внимания на то, что тебе говорят… В.следующий раз, когда по телевизору опять показывали «Морозко», Женька демонстративно отключила звук - и что же! Действительно, Настенька замерзала, и теперь, когда Женя не отвлекалась на произносимые ею слова, она отчетливо видела картину происходящего. Тела не могут врать, или не хотят этого делать…
        Разумеется, все это она додумала потом, в промежутке между детством и юностью, но видимо, как раз эта наивная детская сказка и памятная беседа с отцом и повлияли на ее выбор профессии.
        Теперь она взрослая и ей уже вполне понятно, зачем люди так часто говорят то, что не думают, скрывая свои настоящие чувства, и она сама так делала не раз, хоть это и не доставляло ей радости… Но все, же она, реагируя на слова и поддерживая беседу, верит почему-то только тому, что подделать нельзя, - движениям рук, повороту головы, развороту ступней, даже коленям… Спина зачастую бывает откровеннее лица, потому что лица, когда им плохо, надевают на себя фальшивые улыбки, а спины открыто тоскуют и просят помощи!
        Вот как эта маленькая худая спинка с торчащими лопатками. Женька остановилась на пороге спальни, не зная, что предпринять. Опять этот мальчишка сидит один, отвернувшись от всего мира и прислонившись боком к теплой батарее. За ним придут только через полчаса, Женька не помнит, чтобы его хоть раз забрали раньше половины седьмого или вообще не привели в детский сад. Хотя она так мало тут работает! Но весь сентябрь и половину октября каждый вечер малыш сидит один в этой комнате, прижавшись к батарее, и что-то медленно выводит на листке, и эти его непонятные рисунки потом валяются везде, где ни попадя: под кроватями, под столами и даже на лестничной клетке… Как только очередной листок заполняется, ребенок просто забывает про него и начинает новый, который потом так же равнодушно выбрасывает!..
        - Коля, можно, я посижу рядом с тобой? - острые лопатки вздрогнули, детская спинка напряглась, но тут же послушно расслабилась и даже как будто подалась назад. Женя подошла к мальчику и села в метре от него, тоже прислонившись к приятно-теплой батарее.
        Мальчишка уже успел зарисовать пол-листа, значит, скоро рисунок будет завершен и найдет свое пристанище в мусорной корзине, как большинство Колиных творений… Взглянув на сосредоточенную мордашку малыша, Женька почувствовала себя виноватой: нет, этот рисунок она возьмет себе, и все другие, какие будут потом, тоже… Что-то она уже находила и прятала в свою папку, надо завтра поискать везде, может, у кого еще хранятся бесконечные Колины творения?
        - Коль, что ты рисуешь?
        Вообще-то, Женька прекрасно знает, что ответа она не получит, но почему-то молча наблюдать за скольжением карандаша по бумаге трудно. Сколько раз повторяется одно и то же - тревожные серые глаза надолго впиваются в нее, и тогда ей начинает казаться, что она просто не имеет права знать ответ на свой вопрос. Потом мальчик виновато улыбается и встряхивает светлыми волосами, его пальцы на миг выпускают карандаш… но стоит Женьке отойти, и Коля опять принимается за рисунок.
        В этот раз малыш опять промолчал, а через полчаса за ним пришла мать, и Коля - все так же, не проронив ни слова - быстро оделся и переобулся, аккуратно положил сандалики в свой шкаф и тихо покинул садик, оставив незаконченный рисунок возле батареи… Мать, склонившись к сыну, что-то неслышно ему сказала, и резко развернувшись, дернула Колю за руку, и эта маленькая рука послушно рванулась за женщиной, лишив мальчика равновесия, и он почти побежал, пытаясь успеть за матерью.
        Глядя им вслед, Женька почему-то загрустила, представив себе, как этот странный ребенок тихо сидит дома, молча, глядя на свои игрушки и не трогая ни одну из них, и только блокнот с карандашами магнитом притягивает его к себе, и есть в этом что-то необъяснимо плохое! Как будто каждую минуту, каждую секунду мир выворачивается наизнанку, а никто этого не замечает или не хочет замечать!.. Интересно, что бы ей сказала Светлана Александровна, если бы она вот прямо сейчас догнала бы мать Коли и задала ей самый дерзкий из всех возможных вопросов - что, собственно говоря, творится в их семье, почему ее сын так дико, пугающе одинок?..
        Ну, вот и еще одна ее рабочая неделя закончилась. Последний, припозднившийся папа забирает свою дочь, девчонка радостно кричит, предвкушая поездку домой на папиных плечах, уборщица моет лестницу, симпатичные воспитательницы Ирина с Машей, обе ее ровесницы, прихорашиваются перед зеркалом, на свидания бегут… Как-никак, вечер пятницы, впереди - долгие выходные, уикенд! Женя вздохнула и потерла переносицу. А ей сейчас черт-те куда тащиться, аж на Вторую Дачную. Но ничего не поделаешь, когда-нибудь нужно это сделать!..
        В своем кабинете она переобулась в теплые ботинки, натянула на себя ангорский свитер и белую кожаную куртку и взяла тяжелую сумку. Именно в ней и заключается проблема - столько времени уже Женька не может занести ноутбук родителям Трофима! С июня уже тянет… Сперва болела, потом надолго уезжала к отцу в Москву, а с сентября она вышла на работу и вообще забыла о свободном времени. Правда, никто ее не торопит, не звонит и не требует, чтобы она срочно вернула то, что ей не принадлежит, но эта тяжесть давит на нее постоянно. Как будто это не компьютер, а довесок прошлого, здоровенная рыбья кость, застрявшая у нее в горле!
        Закрывая за собой калитку, Женька подняла голову - на втором этаже большого белого здания одиноко горит незадернутое шторами окно. Светлана Александровна еще тут и просидит до десяти, Женька это точно знает… Сама не раз задерживалась допоздна, и тогда они вместе выходили из здания и стояли на троллейбусной остановке. Но так странно смотрится яркий желтый квадрат на фоне быстро темнеющего октябрьского неба! Удивительное ощущение дежа-вю… как будто все это с ней однажды уже было. И она вот так же уходила откуда-то с тяжелым сердцем, впиваясь глазами в родное окно?.. Нет, ерунда какая-то.
        Тряхнув огненной головой, Женька перехватила неудобную сумку с ноутбуком из одной руки в другую. Главное - не останавливаться и думать только о том, что с понедельника она, наконец-то, начнет серию тестов, два из которых она разработала сама… И тогда долгая поездка в тряском троллейбусе, утомительный подъем в горку и все остальное как-нибудь пройдет само собой. Она же только отдаст комп, скинет этот камень со своей души, и тут же назад! Делать ей в тех краях больше нечего…
        - Господи, Женечка, это ты! - Валентина Ивановна близоруко моргнула и поспешно отступила вглубь квартиры, широко распахнув дверь. - Ну что же ты, заходи, замерзла, небось, кошмар, что сегодня делается на улице… Я утром выбежала за хлебом в тоненькой курточке, так я думала, что живой не вернусь, аж до костей пробрало… Тапочки вот, все те же, твои… Какая ты, я просто не узнала тебя сразу! Изменилась, похорошела, прическа новая, совсем другая девушка стала!..
        Сколько времени она не была в этой квартире? Точно - с января, со дня рождения Ивана Сергеевича, отца Трофима… Женька тогда смеялась и целовала именинника в колючие щеки, называя его «наш папочка», это у них что-то вроде игры было… Иван Сергеевич в ответ грозил Женьке пальцем и велел хорошо себя вести, а то он ее выпорет… Вот так вот, а теперь она стоит посреди коридора и ничего не узнает. Вроде и вещи все те же самые, и вешалка на прежнем месте, и все тот же плакат с писающим мальчиком на простенке между туалетом и ванной, но дело не в конкретных деталях. Изменилась атмосфера - все стало чужим, далеким, холодным. Как будто потускневшую со временем картину известного художника взяли и отреставрировали - новыми красками, по современной технологии… И вроде бы все то же самое осталось, и тот же пейзаж, и те же герои, но ощущение старого улетучилось безвозвратно.
        Женька влезла в голубые тапочки с выпуклым цветочком на пятке и прошлепала следом за Валентиной Ивановной на кухню. Зачем она сюда пришла, почему не отдала сумку с ноутбуком сразу же, на пороге? Тогда бы ей не пришлось раздеваться и идти по этой квартире мимо комнаты, в которой - нет, она этого не сделает, она не будет туда заглядывать! - на стене висит портрет маленького Трофима, и вокруг - куча его детских рисунков, а на шкафу, между пивными банками и сломанным ночником, притаился футбольный мяч с автографами какой-то местной команды… До восьмого класса Трофим мечтал стать футболистом. А стал программистом и разрабатывает программы для геологических управлений… Но только теперь все это происходит в какой-то туманной дали, а не в ее, Женькипой жизни. И ей совершенно незачем заглядывать в эту комнату.
        - Угощайся, худенькая-то какая стала, удивительно!.. Нет, ты замечательно выглядишь, рассказывай же, говори, как ты, как живешь, что сейчас делаешь, чем занимаешься, - Валентина Ивановна выудила из кармашка очки в пластмассовой оправе и нацепила на нос. Окинув Женьку с головы до ног внимательным взглядом, она вздохнула и стала расставлять чашки и блюдца на столике. В тусклом свете кухонной лампочки она вдруг показалась девушке ужасно старой и усталой… хотя нет, это просто игра теней, вот мать Трофима вынырнула из темноты и улыбнулась, и снова стала жизнерадостной румяной женщиной среднего возраста. Чем-то похожей на ее маму.
        - Ты работаешь? Где?.. Хорошее место, тебе нравится, наверное, ты же всегда об этом мечтала, правда? Ну что ж, я желаю тебе успеха, думаю, у тебя все получится, - теперь на столе дружной шеренгой выстроились тарелки с салатами, миски с плюшками и конфеты в вазе. Женька всегда этому удивлялась - когда не приди к Валентине Ивановне, у нее обязательно найдется угощение для гостя, никто из ее дома не уходит голодным! Вот только сейчас ей, к сожалению, совершенно не хочется есть.
        - А я вот принесла ноутбук, все почистила, никаких моих файлов там нет, так что… Передайте от меня спасибо, - Женька хотела бодро произнести имя Трофима, но почему-то не смогла. А ведь она уже вполне спокойно разговаривает о своем прошлом, время-то прошло, боль отступила… Но в этих стенах, рядом с матерью мужчины, который давно уже не с ней, который сам вычеркнул себя из ее жизни и никогда больше не появлялся на пороге ее дома. Нет, здесь ее рот отказывается произносить запретное имя. Как будто даже оно ей больше не принадлежит и она не имеет права произносить его всуе.
        - Отдам, конечно, поставь его вон там, возле шкафа… Он тебе больше не нужен? Ну и славно, - Валентина Ивановна сняла очки и потерла глаза рукой.
        - Женя, Женечка, ты просто не представляешь себе, как мы с Иваном Сергеевичем расстроились, когда узнали про вас с Трофимом… Мы ведь уже внуков от вас ждали, шутили, конечно, но почему-то не сомневались, что вы поженитесь… А потом совершенно случайно узнаем… даже не от Трофима, что самое обидное, - что вы расстались… что он теперь живет с другой девицей. Рыжая такая, господи, что в этом мире происходит, как же так!..
        Украдкой отогнув штору, Женька глянула в окошко. Как поздно, и ни одного фонаря на весь квартал! А ей еще долго ехать. Все, надо собираться… Если она будет и дальше слушать причитания Валентины Ивановны, то либо расплачется, либо грохнет об пол тарелку с оливье. Нет сил говорить о том, что уже пережито и оплакано, Все равно, что ходить по пепелищу сгоревшего дома… Страшно, когда смотришь на то, чего больше нет, и, трогая пепел, понимаешь - возврата нет, но так хочется, что сердце разрывается! Хватит с нее.
        Залпом выпив кофе, Женька решительно поднялась из-за стола.
        - Валентина Ивановна, ничего не поделаешь, это жизнь… Так случилось, бывает. Вы не болейте, передавайте от меня привет Ивану Сергеевичу. А мне уже идти надо, мне же ехать далеко!..
        - Ты к маме? - дрогнувший голосок и жалобный взгляд, и снова женщина выглядит на свой немалый возраст, как будто разговор вытягивает из нее жизненные соки… Быстро кивнув, Женька отвела глаза и вышла в коридор.
        Обувшись и одевшись, она уже приготовилась прощаться, но Валентина Ивановна ее опередила. Открыв Женьке дверь, она ласково погладила ее по плечу.
        - Для меня ты все равно родная, как дочка… Мы так с отцом переживаем за вас! Подумать только - так радовались, что у вас теперь будет своя квартира, а что вышло? Ты у мамы, а с Трофимом - девка рыжая… Может быть, у вас еще что-нибудь сложится? Ведь всякое бывает в жизни, может, помиритесь еще…
        Женька сбежала по лестнице, не дожидаясь лифта. Где-то далеко за ее спиной громко хлопнула дверь, и щелкнул замок, отсекая от нее маленький мир с детскими фотографиями Трофима на стенах, с его любимым печеньем и конфетами в вазе на столе, с его поломанными игрушками в ящике в кладовке… Она только что отдала последнее, что у нее было от прошлой жизни - ноутбук. Теперь она свободна и никогда не оглянется назад! Она ни за что больше не придет сюда и не услышит этого ужасного «а может, вы помиритесь», она не нуждается в глупых советах! Как вообще можно было такое ей сказать? Это что, она, что ли, решила расстаться с Трофимом? Нет, это он ее бросил, и оставьте ее все в покое!..
        Добравшись до остановки, Женька сжалась в комок на холодной лавке и замерла. Вокруг ни души, только ей одной в девять часов вечера нужен троллейбус. Все остальные люди уже давно сидят дома, в кругу семьи, пьют чай и рассуждают о чем-то светлом и прекрасном. У них же все распланировано, им не надо думать, чем заполнить выходные… Черт, бы побрал все эти разговоры за плюшками и конфетками! Родная дочка, как же… Столько лет мать Трофима относилась к ней прохладно, а теперь вдруг полюбила! Когда ничего уже не вернешь и не изменишь. Потому что у Трофима - новая любовь. Рыжая, рыжая, рыжая…
        Подъехал пустой троллейбус, и Женька, отдав кондуктору денежку за проезд, примостилась на промерзшее сиденье у окна. С каждым днем теперь будет холодать, уже чувствуется, что зима скоро. Но с волосами огненного цвета Женька не будет так мерзнуть, она специально выбирала такой вот очень теплый тон… И эта рыжая, которая живет сейчас у Трофима, тоже, наверное, крашеная… Хотя Трофиму никогда не нравились крашеные женщины, он всегда так морщился, когда речь заходила о мелировании и окраске волос, говорил, что это все «искусственно и неестественно». А теперь сам живет с рыжей…
        Ну и что! В конце концов, какое ей-то до этого дело?
        А вот такое. Оказалось, это совершенно разные вещи - просто предполагать, что тебя бросили ради кого-то, и знать это наверняка. Знание принесло такую боль, что Женька едва выдержала троллейбусную тряску… Пулей выскочив из пятерки на своей остановке, она прижала горячий лоб к шершавому стволу тополя и заплакала. Ничего, ничего, это последний раз, когда она плачет из-за Трофима. Больше она не будет этого делать никогда!.. Все закончилось, просто сегодня она нечаянно приоткрыла окошко в то счастливое время, когда ее волосы были русыми и длинными, глаза наивными, а жизнь - безмятежной. Все, сегодня она окончательно рассталась со своим прошлым. Значит, с этого момента - никаких слез о том, кто ушел и забыл про нее!..
        Женька оказалась права. Она больше никогда в жизни не плакала о Трофиме.

        Глава 2

        Резко проснувшись от какого-то настойчиво повторяющегося звука, Женька села в кровати и прислушалась. Вокруг хоть глаз выколи, последний фонарь у них во дворе то ли лопнул от мороза, то ли пострадал от местной ребятни, и сквозь занавески в комнату не пробивается ни лучика. И если бы не какое-то механическое скрябанье где-то рядом, Женька бы сейчас спала без задних ног… Она очень поздно легла в постель, никак не могла отделаться от маминых расспросов и неприятных воспоминаний… А теперь вот еще и проснулась непонятно от чего.
        Пошарив рукой по столу, Женька обнаружила шнур с переключателем и зажгла настольную лампу. Круглая мохнатая тень стремглав слетела с письменного стола и опрометью вынеслась из ее комнаты в коридор. Женя усмехнулась.
        Опять Блинчик занимался любимым делом - пытался открыть лежащий на столе ноутбук, почти такой же, как тот, что она накануне отнесла Валентине Ивановне, только более старый и без модема… С первых же дней появления компьютера в доме - спасибо папе, отдал ей для работы свой, - Женька то и дело оттаскивает от него кота. Чего хочет избалованное животное от ноутбука, никто понять не может, но лучше поостеречься, Женька очень дорожит отцовским подарком, без него она - просто как без рук. Разумеется, на работе у нее Пентиум-тройка, выход в Интернет, принтер и сканер, но работает она только пять дней в неделю, а представить себе выходные без компьютера она не в состоянии.
        Взглянув на часы, Женька удивилась - надо же, половина седьмого, уже утро, а так темно! На следующей неделе страна переходит на зимнее время, и вечерами небо цветом станет похоже на чернила, щедро добавленные в молоко.
        И лично для нее начнутся непростые деньки - опять придется ссориться с мамой, которая будет по надцать раз на дню названивать ей и уговаривать «придти домой пораньше, пока не стемнело», а она непременно станет огрызаться и специально приходить как можно позже, из какой-то дурацкой противоречивости… Но ведь маму понять легко - она беспокоится за нее, ей все время кажется, что на Женьку нападут, изнасилуют, ограбят… Всякий раз, когда дочь куда-нибудь уходит, она впадает в истерику и требует от нее подробного отчета - куда идешь, зачем, с кем, что будешь делать, когда вернешься и так далее… Если бы Женька хоть раз ей сказала - не беспокойся, мам, меня проводят - наверное, Марина Сергеевна успокоилась бы. А может, и нет, кто знает… Женька не проверяла.
        Потушив лампу, она с головой завернулась в теплое одеяло, выставив наружу только нос, свернулась калачиком и сладко зевнула. Нет, все-таки выходные - штука хорошая, можно не вставать рано утром, а спать столько, сколько хочется, хоть до полудня! Правда, мама с Иваном Семеновичем все равно часов в десять ее разбудят, но у нее есть еще три с половиной часа, она успеет увидеть какой-нибудь хороший сон! Например, про то, как она станет известным на всю страну… а может, и за рубежом, почему бы нет? - детским психологом, и к ней будут обращаться за советом, консультироваться но всяким сложным вопросам, и только она одна будет знать на них ответы, потому что она чувствует детей и понимает их, и потому что она всю свою жизнь посвящает любимой работе…
        Вот только почему-то ей совсем не хочется стать такой, как Светлана Александровна. Без семьи, без детей, и вся ее жизнь - сплошной детский сад. Сперва самый обыкновенный, при каком-то заводе, теперь вот этот, элитный, с тренажерами для детей и персонала, с гимнастическим и актовым залами, с бассейном и художественными студиями… Но смысл от этого не меняется: ей некуда вернуться с работы, ее никто не ждет, она никому не должна готовить ужин и никто не накроет стол к ее приходу. Кажется, у нее есть попугай…
        На Женькину кровать вспрыгнул Блинчик, и девушка, высунув из-под одеяла руку, погладила его по пушистому загривку. Нет, у нее все не так, у нее есть мама, и папа, и Иван Семенович ей тоже очень правится, он так необыкновенно хорошо относится к ее маме, что ради одного этого она бы простила ему все на свете!.. И папина Наташа с Ванечкой тоже милые. И Блинчик ее обожает. А больше ей никого и не надо.
        - Жень, давай я тебе намажу бутерброд вареньем… могу оладушков напечь, будешь? - Марина Сергеевна пододвинула к ней банку с абрикосовым вареньем и масленку. Иван Семенович рассмеялся и перевернул газету, едва заметно подмигнув Женьке.
        Девушка покачала головой и улыбнулась. Она не устает поражаться терпению матери! Вот уже больше трех месяцев каждое утро происходит один и тот же разговор, без изменений: мама изо всех сил пытается ее накормить, а Женька так же настойчиво отказывается от еды. Ну, что поделаешь, если ей не хочется, есть по утрам! Зато по вечерам просто жор какой-то нападает… И Марина Сергеевна прекрасно знает все эти особенности Женькиного организма, но видимо, ее так сильно потрясла Женькина болезнь, за время которой Женька похудела на семь килограммов, что ею завладела одна навязчивая мысль - накормить ребенка, вернуть пропавшие щечки, мамины любимые слова - «превратить худышку в человека!»
        А вот самой Женьке, пожалуй, нравится ее новый вес, и возвращаться к прежнему ей не хочется. Как-то так получилось, что ее болезнь пропастью легла между той ее жизнью, в которой был университет, Трофим, подружки и розовые мечты, и теперешней, взрослой и самостоятельной. Впрочем, наверное, она и заболела потому, что прошлое внезапно оборвалось, не дав ей шанса хоть что-нибудь понять, а может, это произошло из-за бесчисленных дождей, которые обрушило на нее небо в конце июня… Лето вообще выдалось на редкость промозглым, и не мудрено, что она подхватила сильнейшую простуду, которая плавно перетекла в бронхит и на три недели уложила ее в постель… Лежать и ничего не делать было даже в какой-то степени приятно, потому что встать и заняться хоть чем-нибудь оказалось выше ее сил, но окружающие все время теребили ее, чего-то от нее добивались, и только болезнь спасла ее от пристального внимания мира… Пока ее мысли где-то бесцельно блуждали (почти весь июль!), болезнь подтачивала ее тело, и к концу месяца, когда она, получив справку о выздоровлении, пошатываясь от слабости, встала перед зеркалом, она не
узнала в тоненькой бледной девушке прежнюю себя, румяную и крепенькую. Но так уж получилось!
        - Мам, да ладно тебе, не расстраивайся, я хорошо ем, через пару часов ты в этом очередной раз убедишься! - Женька выскочила из-за стола, чмокнув мать в щечку, и поспешила в свою комнату. Может быть, сходить к кому-нибудь в гости? Да вроде и не к кому как-то… А просто так шататься по слякоти и ветру нет желания. Ладно, обычная субботняя скука, когда даже книги навевают на нее тоску. Наверное, как всегда, промучается до обеда в бесплодных попытках получить удовольствие от чего-либо кроме работы, а потом махнет на все рукой и до вечера засядет за ноутбук!..
        - Жень, я знаю, ты этого не любишь, но я считаю, что запираться в четырех стенах от людей тебе еще рано. Вот будешь старая и седая, тогда и сиди в одиночестве, сколько тебе будет угодно, а пока ты молодая, надо заводить друзей, ходить на концерты, выставки, просто гулять, в конце концов!.. - Марина Сергеевна вызывающе уперла руки в бока и бросила на Женьку суровый взгляд, один из тех «коронных», который должен вселить трепет в непокорную дочь, но почему-то никогда не срабатывает. - Можешь сердиться на меня, но я сегодня пригласила к нам Светлану Рашидовну. Мы ей многим обязаны, и вообще, она очень хорошая женщина… Познакомишься с ее сыном Денисом, он славный мальчик, поговорите, сходите куда-нибудь!
        - Мама! - вот тебе и спокойный вечерок. Да пусть бы она лучше проскучала все выходные, чем опять выносить эти застолья с неприятными ей людьми! Ах, мама, мама, это уже… какой раз? Третий? - когда она пытается «устроить судьбу дочери», и каждый раз Женька вынуждена играть в этом спектакле, потому что выбора у нее нет и деваться от маминой энергии и бесконечных знакомых с сыновьями некуда. Значит, сегодня опять придется надевать на себя маску «милой девочки» и приветливо беседовать с гостями… тем более что Светлана Рашидовна действительно многое для нее сделала. Это она - по просьбе матери, конечно, потому что лично с ней Женька не знакома, - порекомендовала ее Светлане Александровне, и если бы не она, кто знает, была бы у нее сейчас такая хорошая работа! Да, ради одного этого придется выдержать сегодняшний вечер.
        - Жень, ну ты пойми, нельзя же совсем отгораживаться от жизни! У тебя же одна работа на уме, а в твоем возрасте это… несколько настораживает, так не должно быть, - мама присела на край Женькиной кровати и осторожно погладила дочь по плечу, - Я ни в коем случае тебе ничего не навязываю, я просто беспокоюсь за тебя! .
        Ну конечно, просто беспокоится. Полтора месяца назад Женьку чуть кондрашка не хватила, когда мать привела в дом какого-то молодца и с порога заявила дочери, что
«уже куплены билеты, и вы немедленно должны идти, а то опоздаете»… Молодой человек оказался племянником ее коллеги, разумеется, «очень хорошим мальчиком», а купленные билеты давали им возможность насладиться оперой «Травиата». Женька с детства ненавидела оперы, от парня отвратительно пахло смесью сладкого одеколона с дешевыми сигаретами, и в довершение всех бед через полчаса знакомства он стал лезть к ней с поцелуями… С оперы Женька сбежала при первой же возможности: сказала кавалеру, что идет в туалет, а сама быстренько подхватила свою сумочку и ретировалась. Хорошо еще, что сентябрь был теплым и она ничего не оставляла в гардеробе. Но этот поход в театр Женька запомнила надолго.
        А розовощекий юноша с пылким взором, «случайно» обнаружившийся в кухне у очередной маминой приятельницы?.. Мать тогда уговорила ее «на пару минут» заскочить в гости к тете Нине, взять книги и что-то еще, Женька уже не помнит, что именно… Все было так хитро обставлено, и опять-таки, с одной-единственной целью - познакомить ее, Женю, с очередным чьим-то сыночком. Парнишка оказался очень симпатичным и трогательно-наивным, и целый вечер она была вынуждена улыбаться ему, но эти щенячьи глаза, преданно следившие за каждым ее движением, дико раздражали ее, она еле сдерживалась, чтобы не сорваться… А потом мама вообще выкинула номер - вдруг ракетой взвилась с места и заявила, что ей срочно нужно куда-то бежать, что у нее куча ужасно важных дел, и «пусть Витенька проводит Женечку до дому». Какими словами Женя про себя кляла мать всю дорогу, пока они вдвоем с парнишкой плелись до ее подъезда, лучше не вспоминать. Витя то и дело брал ее за руку и замирал, или читал стихи, сравнивая ее с луной, и все смотрел, смотрел на нее, а она то кусала губы, чтобы не рассмеяться некстати, то уговаривала себя не злиться…
        Хорошего мальчика обижать не хотелось, но и продолжать такие идиллические отношения ей было невмоготу. Он еще долго после этого вечера названивал ей, и домой, и на мобильник, один раз даже на работу, за что Женька его безжалостно отчитала… И все-таки она была непреклонна: извини, у меня очень много работы, тяжелое время, никак не могу с тобой встретиться. Ты очень хороший, но… Витя настаивал и долго не понимал, что ему отказывают, но, в конце концов, послушно обиделся и звонить перестал. Женька только вздохнула с облегчением, и вот опять - история повторяется!
        - Во сколько они придут? - чтобы мать не заставила ее наряжаться, нужно срочно куда-нибудь уйти и вернуться впритык к назначенному часу. Тогда и ее джинсовый костюм сгодится.
        - К семи, - Марина Сергеевна энергично поднялась с Женькиной кровати и, словно прочитав мысли дочери, открыла одежный шкаф, - и даже не думай надеть свое старье! Пожалуйста, выгляди поприличнее, пусть Светлана Рашидовна не думает, что ты у нас Золушка. Вон, смотри, какое миленькое платьице, отец тебе его черт-те когда подарил, а я тебя в нем еще ни разу не видела! Вот и надень его сегодня!..
        - Честно говоря, я вообще не понимаю, зачем в детском саду психолог. Это все новомодные штучки. Обходились без него в прежние времена, и все были живы и здоровы, и никаких, кстати, бассейнов с саунами не было, излишества это все. Людям просто деньги девать некуда! - Светлана Рашидовна решительно воткнула ложку в салат «Мимоза» и вызывающе глянула на Женьку. Это не значит, моя милая, что я хочу тебя обидеть, но согласись, твоя работа слегка… как бы это сказать… надуманная!..
        Женька не согласилась. Впрочем, она уже два часа только и делала, что не соглашалась и пододвигала к Светлане Рашидовне то одно, то другое блюдо. Денис вел себя настолько безупречно, что через пятнадцать минут после их прихода Женька просто-напросто забыла о его существовании. Он тихо сидел рядом с ней и жевал сыр, время, от времени галантно подливая Женьке белое вино. В эти моменты Женька пристально всматривалась в его лицо, пытаясь понять, что ее смущает, почему она не может совершенно расслабиться и получить удовольствие от маминой стряпни, но Денис опускал глаза, и Женькины мысли так и метались вокруг него, как бабочки над горящей свечкой. Суетливо, бестолково и беспомощно.
        - Но, Светлана Рашидовна, ведь психолог нужен везде, и чем быстрее люди научатся прибегать к его помощи, тем для всех будет лучше! - Марина Сергеевна взволнованно стукнула вилкой по столу, неловко выронила ее и смутилась. Женька улыбнулась: мать не выносит, когда кто-нибудь ее, Женьку, ругает или сомневается в ее способностях. Вот и сейчас слова Светланы Рашидовны показались ей обидными, и она грудью кинулась на защиту дочери. - У детей очень много проблем, и родители далеко не всегда могут с ними справиться сами… иногда даже не замечают ничего! И вот Женечка как раз этим и занимается, наблюдает за детками, а потом подсказывает мамам и папам, как можно помочь ребенку, а то вырастет с комплексом неполноценности или нервным, чего уж хорошего?..
        Да, что-то вроде этого. Женя неопределенно улыбнулась Светлане Рашидовне, с нежностью посмотрела на маму и вздохнула. Она давно уже привыкла ни с кем не спорить по поводу своей работы, это скучно - сотни раз произносить пламенные речи в защиту своей профессии, обосновывать ее необходимость, приводить примеры… зачем? Ей достаточно того, что она чувствует себя среди детей на своем месте и ей нравится то, чем она занимается, и может быть, пока ощутимых результатов ее действия не приносят, но у нее все впереди, она ведь только начала работать!.. Так что пусть себе Светлана Рашидовна важно рассуждает о прежних временах, когда все было, конечно же, значительно лучше, чем сейчас; Женька будет сидеть и кивать, как китайский болванчик, и есть мамин пирог с картошкой.
        - Светлана Рашидовна, позвольте пригласить Вас на танец! - Иван Семенович вставил в магнитофон кассету с приятной испанской музыкой и светски поклонился Светлане Рашидовне. Призывно зазвенела одинокая гитара - и тут же другие гитары вторили ей протяжными голосами… Женьке ужасно нравится эта кассета, наверное, Иван Семенович специально выбрал именно ее, чтобы и Женю порадовать, и маму с гостьей отвлечь от нудной беседы.
        - Ой, ну конечно, я сейчас не в такой форме, как раньше, но когда-то я танцевала так, что на меня все засматривались! - Светлана Рашидовна кокетливо поправила прическу и выплыла из-за стола, звеня браслетами и массивными серьгами. Ее плотная фигура, обтянутая трикотажным костюмом, на удивление ловко обогнула край стола и стул, и вот она уже танцует с Иваном Семеновичем, причем делает это настолько естественно, как будто всю жизнь только этим и занималась. Можно диву даваться, насколько плавно и уверенно двигается эта нехуденькая женщина, как легка она в танце!
        - Уфф, - танец закончился, заиграла быстрая музыка, и Иван Семенович, проводив Светлану Рашидовну на ее место, тяжело плюхнулся на диван. - Вы замечательно танцуете, а я рядом с Вами был настоящим медведем!
        - Ну что Вы, вовсе нет, Вы неплохо танцуете, - Светлана Рашидовна довольно улыбнулась, - просто я в молодости была артисткой балета, в Самарском театре… А потом вышла замуж и родила Дениса и больше на сцену не вернулась… Митя как увидел меня в роли Жизели, так и сказал - все, на этой девушке я женюсь! И женился, а потом мы уехали, из театра я ушла, но танцевать до сих пор люблю. А теперь вон и Денис пошел по моим стопам!
        При этих словах парень дернулся, пролив вино на скатерть. Розовое пятно причудливо растеклось на белом, и Женька едва успела отметить краем глаза нервное подергивание брови и замершую скулу Дениса, а потом он повернул голову, и все это исчезло из поля ее зрения. Сын Светланы Рашидовны спокойно извинился за свою неловкость и снова ушел в себя, уставившись немигающим взглядом в темное окно. И опять у Женьки возникло дикое ощущение, как будто все это - и поворот головы, и чуть подрагивающие ресницы, и густые темные волосы, и даже винное пятно на скатерти - ей давно знакомо, так, словно она когда-то уже видела все это. Все равно, что она взялась бы сейчас читать книгу, которую ей в раннем детстве читал папа… ее глаза впервые бы видели эти буквы и строчки, но память отзывалась бы при этом на каждую страницу - знаю, помню, могу подсказать, что будет дальше!..
        Праздничный ужин затянулся на три часа. Мама превзошла саму себя, и закуски на столе сменялись бесчисленное множество раз, и когда, в конце концов, в центре стола вырос многоступенчатый торт, Женька уже видеть не могла еду. Танцевать ей не хотелось, хотя Иван Семенович и Светлана Рашидовна наперебой звали их с Денисом, и даже мама пару раз махала ей рукой - между выносом-уносом блюд и она присоединялась к танцующим. Но Женька упорно сидела за столом, и хотя она едва перекинулась с Денисом двумя-тремя словами, почему-то она точно знала - ему так же не по себе, как и ей. Внезапное возникшее между ними ощущение общности - пусть не в радости и веселье, а в неловкости, - странным образом примирило их с необходимостью сидеть за одним столом и делать вид, что эта встреча не произошла против их воли и желания…
        А потом Денис оторвал взгляд чудесных прозрачно-голубых глаз от черного осеннего неба и внимательно посмотрел на Женьку. Интересное лицо, как будто высеченное из мрамора, дрогнуло в улыбке, на левой щеке обнаружилась очаровательная ямочка, и Женька просто не смогла не улыбнуться в ответ. Парень встал, протянул ей руку и пригласил на танец. И в тот момент, когда Женька, не слишком изящно выскребаясь из-за стола и отодвигая от себя кувшинчик с майонезом, при этом, едва не опрокинув его на себя, подняла глаза на Дениса, - случилось невозможное. Она узнала его.

… Высокий человек в красном завершил стремительный прыжок и скрылся за кулисами, и тут же по сцене разбрелись разномастные существа в лохмотьях и с пистолетами. Музыка зазвенела, взвилась к потолку пронзительными нотами, разлилась по залу тревогою, и вот уже всем ясно - корабль захвачен бандитами! Доктору Айболиту и бедным зверюшкам придется тяжело - вот какие страшные лица у пиратов, и хуже всех - Бармалей (тянущая боль воспоминания), и вот эти двое, один с гитарой, второй - верхом на первом…
        А потом - в другой день, такой же далекий и как будто ненастоящий, - человек-амфибия протягивает руки своей возлюбленной и никак не может дотронуться до нее. И вокруг волны, много волн! - и причудливые фигуры, танцующие во всем синем на фоне серебристых декораций. Изгибы тел, резкие повороты, игра теней. Как же давно это все было!
        В той жизни она легко откликалась на предложение посидеть компанией в кафе за кружкой пивка, и ей было весело среди тех, кого она только что видела на сцене - и даже научилась узнавать в гриме! - и она хрустела чипсами, смеялась и танцевала, и ей тогда казалось, что вся ее жизнь - сплошное лето, музыка, пиво и танцы!..
        Встав из-за стола, Женька посмотрела на Дениса. Темные брови, красивое лицо - как она могла его забыть, эти прекрасные светлые глаза под черными ресницами, темные решительные брови, яркие губы?.. Но она забыла, и вспомнила только сейчас, когда парень так знакомо протянул ей руку. Как будто вдруг кинопленка ее воспоминаний отмоталась на четыре с половиной месяца назад и остановилась на нужном кадре… Вот стоит она сама, рядом с ней - высокая блондинка в шелковом костюме, Женька смотрит вслед удаляющейся мужской спине, но потом ее взгляд возвращается к тем, кто возле нее, и упирается прямо в Дениса. Ну, точно, дело было летом, их познакомила Ладка, - правда, Женька ни на кого, кроме Ворона, не обращала тогда внимания, но были же еще и Лешка, и Денис, который сегодня пришел к ней в гости, и которого она узнала только под занавес!
        - Ну что ж, - Женька улыбнулась Денису и осторожно сделала несколько движений под музыку, положив руки на крепкие плечи парня и прижавшись к нему всем телом. Партнер уверенно повел ее в танце, и Женька слегка расслабилась. - Привет, что ли! . Как я давно тебя не видела!

        Глава 3

        Женька с удовольствием потянулась всем телом и сделала глубокий вдох.
        Правое запястье громко хрустнуло, и девушка поморщилось - этот звук напомнил ей что-то неприятное, от воспоминания срочно захотелось избавиться, как от запаха гари в комнате… Торопливо встав из-за стола, она прошлась по своему кабинету взад-вперед, потом остановилась у окна и замерла, разглядывая двор.
        Понедельник для нее начался мрачно - ни одного солнечного луча, на небе сплошные тучи, набухшие дождем, сырой воздух и никакого желания вылезать из теплой постели. К тому же накануне Женька слишком долго просидела за ноутбуком, читала интересную статью, и поэтому сегодня у нее болит все, что только может болеть. Надо было пораньше лечь спать, сама виновата! Вообще, она регулярно на работе скачивает себе из Интернета выступления известных психологов и самые свежие дискуссии с психологических форумов, и на досуге все это изучает, пытаясь разложить по полочкам, проанализировать и - а почему бы и нет? - в дальнейшем применить все это на практике. Вот только ей катастрофически не хватает часов в сутках!
        Женька зевнула, прикрыв рот ладошкой, и вернулась на свое место за столом. Во дворе никого нет, у детей сейчас тихий час, она бы сама не прочь укрыться теплым одеялом, свернуться калачиком и поспать от души… В здании ни звука, никто не бегает и не хлопает дверями, такое чувство, будто весь мир превратился в большой ватный ком! И только она, Женька, сидит посреди этого кома за компьютером и уныло смотрит на заставку, плавающую по экрану. Странное дело, но работать ей совершенно не хочется.
        Сегодня утром, трясясь в расхлябанном трамвае, потом, взбираясь в горку и стуча зубами от холода, она все никак не могла выкинуть из головы только что прочитанную статью про тактильный контакт с детьми… С одной стороны, ничего нового она для себя не открыла, автор работы просто в очередной раз напомнил ей о том, что детям необходимы прикосновения и поглаживания взрослых, и разве она, будучи психологом, не знает этого?.. Но с другой стороны, Женька вдруг ощутила беспокойство, и это чувство неприятно охватило ее с головы до пят и заставило мучиться. Ведь она-то, если быть честной, не любит ни к кому прикасаться просто так, трогать, гладить, целовать… И никогда не любила, даже когда была совсем маленькой. Неужели теперь эта неласковость плохо отразится на ее работе?..
        От этой мысли она тщетно пыталась избавиться всю первую половину дня: и когда родители начали приводить в садик своих детей и, прощаясь, целовали их и похлопывали по плечикам, обнимали; и потом, когда малыши кинулись к воспитателям, и каждый из них пытался прикоснуться к колену, бедру или руке «своего» взрослого… Женька видела, как светятся от счастья детские глазки, когда Ира и Маша легко и естественно проводили рукой по лохматым головенкам и худым плечикам, и не понимала саму себя. Почему она так не может, почему eй трудно вести себя так, как воспитательницы?.. В какой-то момент ей стало невыносимо грустно - как будто она не взрослая и самостоятельная девушка, психолог, работающий в детском саду, а маленькая девочка, которая ищет тепла и нуждается в ободрении, но не получает этого… Но потом Женька занялась делом, и ее грусть па время забылась. До самого тихого часа.
        Откинувшись па спинку вертящегося стула, Женька бросила взгляд на толстую папку с детскими рисунками, лежащую справа от нее, и улыбнулась. Ну и пусть у нее не получается поддерживать с детьми тактильный контакт, зато она легко улавливает их настроение и умеет разговаривать с ними так, что каждое ее слово воспринимается малышами, ведь она говорит искренне, и дети не могут этого не чувствовать. Поэтому сегодняшний тест должен принести интересные результаты… Может быть, даже неожиданные. Правда, Светлана Александровна скептически относится к этой затее, но когда Женька представит ей интерпретацию теста, проведенного в одной из групп, и свои выводы, директриса поймет, что совершенно напрасно сомневалась в Женькином методе работы. И чем выразительнее будет результат, тем скорее Женьке разрешат тестировать и другие группы.
        Раскрыв папку, девушка наугад вынула листочек с рисунком. Задание для всех ребят было одинаковым - нарисовать семью, вот именно так, не «свою семью», а просто - некую семью, без пояснения. Вообще, этот тест уже давно стал классикой - ее и саму так тестировала одна мамина знакомая, когда она только-только пошла в первый класс, Женька очень хорошо это помнит… И потом, когда она училась в университете, они изучали работы В. Хыолса, Н. Кормана, Р. Бернса, С. Кауфмана, Г. Хоментаус-каса, и про диагностическую процедуру «Рисунка семьи» и порядок его интерпретации она может рассказать во сне и со всеми возможными подробностями, она ведь и диплом писала по этой теме!.. Но все-таки ее наверняка поджидают неожиданности, ведь теория идеальна, а на практике обыкновенно все идет не так, как ты этого ждешь!..
        Весь тихий час Женя пристально разглядывала детские рисунки, раскладывая их по разным кучкам. Разумеется, с каждым из детей она еще будет лично разговаривать о нарисованном, и может быть, с кем-то придется тест повторить. Она и не рассчитывала на идеальный результат - во-первых, детям трудно сосредоточиться на задании в понедельник утром, сразу же после выходных, проведенных дома с родителями и с друзьями на улице. Во-вторых, хоть она и рассадила сегодня всех за отдельные столы и следила, чтобы во время теста дети не переговаривались и не мешали друг другу, полностью исключить контакт она все же не смогла. А это значит, что где-то в тестах возможна погрешность… ребенок мог нарисовать не то, что ему хотелось, а то, что от него ждут. Это ж не роботы, а живые люди!..
        Для собственного удобства Женя разделила все рисунки на три группы: в первой оказались Диана, Катя Семенова, Галия и Сережа, их работы внешне выглядят прекрасно, почти идеально, и родители, и дети на рисунках улыбаются и радуются жизни.
        Но если присмотреться, в деталях обязательно обнаруживается какая-нибудь нестыковка - у Сережи папа с мамой держат сына за руки, но почему-то идут не в одном направлении, а как будто разбегаются в разные стороны, и ребенок буквально висит между ними. У Гали и все члены семьи смотрят куда угодно, только не друг на друга, Диана разместила родителей отдельно от детей, а Катя вообще раскидала по всему листу фигуры своих родственников, так, что при взгляде на них никакого ощущения единства не возникает. Эти четыре рисунка Женя пометила знаком вопроса - к каждому из них она обязательно вернется!
        Во вторую группу попало девять рисунков, их авторы подробно расписали обыденные занятия своих родителей, братьев и свои собственные, наделив каждого члена нарисованной семьи тем предметом, который наиболее полно выражает представление ребенка о том, как должна выглядеть «нормальная семья». Матери получились с половниками и кастрюлями, папы - кто с газетой, кто с удочкой, а их дети - играющие в мяч, прыгающие через скакалку, собирающие грибы… Но, в общем и целом, все рисунки этой группы, так или иначе, указывают на близость родителей с детьми, поэтому для себя Женька пометила стопку плюсом с восклицательным знаком.
        Последняя, третья группа, получилась самой немногочисленной, всего два рисунка, зато оба такие, что Женька пришла в замешательство. От рисунка Наташи Исаевой она ожидала чего-то подобного - мрачности, нечеткости в деталях, обилия штриховки. Все это она обнаружила в полной мере, но, обнаружив, вдруг смутилась, не зная, как ей теперь на все это реагировать… Она уже пыталась поговорить с Наташиной мамой, но у нее ничего не получилось. Пробовать дальше или придумать что-то другое?.. На этот вопрос очень трудно ответить, и Женька дала себе слово вернуться к нему позже… Может быть, решение созреет у нее в голове само собой, а до тех пор она будет наблюдать за девочкой, разговаривать с ней и играть. Чем бы она еще могла ей помочь!..
        А вот второй рисунок расстроил Женьку. Еще одна законченная картинка Коли Савельева, на которой - даже если мучительно всматриваться - ни за что не выделить ни мамы с папой, ни детской фигуры, ничего! Одни только узоры, причудливо сплетенные воедино, и - что это? Надо будет непременно спросить у мальчика! - одна угловая звездочка в верхнем правом углу листа. По идее, тест должен был ответить на невысказанный вслух, но все же заданный вопрос - какие взаимоотношения у вас в семье? Но Колин рисунок не только не стал ответом, но и сам поставил перед ней множество вопросов… Почему мальчик не выполнил задания? Не услышал? Не понял? Не захотел?..
        Когда дети рисовали, высунув язычки от усердия и громко стуча карандашами по бумаге, то и дело, роняя их и ломая, Женька стояла в стороне и наблюдала за ними. Все казались такими… занятыми, у всех мордашки внезапно стали серьезными, деловыми, потому что все прониклись важностью момента и рисовали вдумчиво, чтобы не подвести Женю… Она смотрела на всех вместе и на каждого по очереди, и у нее не возникло ощущения, что кто-то из детей волынит или чего-то недопонимает. Коля выглядел таким же сосредоточенным, как другие мальчишки, и даже иногда грыз карандаш, поднимая глаза к потолку. Когда он рисует свои обычные картинки, он никогда над ними не раздумывает… Но, так или иначе, у Женьки на руках все равно узоры, а не рисунок семьи, и это странно.
        По зданию прогремел звонок - закончился тихий час. Сейчас воспитатели разбудят детей, и по коридору в столовую пробегут сперва самые младшие группы, потом пойдут старшие. Полдник - это всегда здорово, дети ужасно его любят. Ей и самой нравились коржики с соком, когда она ходила в свой садик «Рябинушка»… Правда, было еще лучше, когда мама или папа забирали ее домой еще до полдника, раньше всех!.. Закрыв папку с детскими рисунками, Женька устало потерла кулачком бровь и резко выдохнула. Сейчас, когда дети поедят, надо будет поговорить хотя бы с некоторыми - из группы с «вопросом». Колю и Наташу она оставит на завтра.
        Женька спустилась в столовую и с удовольствием съела свой полдник, исподтишка посматривая на детей, которые, в свою очередь, открыто глазели на нее, улыбались и строили рожицы. Забавно, она только что размышляла над их трудностями и проблемами в семье, а они хохочут и кидаются друг в друга плюшками, и ничего их не беспокоит и не тревожит, разве что суровый взгляд воспитательницы, ругающей их за шалости… Женька ухмыльнулась. Все правильно, это пусть она ломает голову над тем, что не так в их жизни, а им и без этого хорошо. У детей нет страха перед будущим, потому что они еще не знают, чего бояться, и они не сожалеют о прошлом, ведь их жизненный опыт еще так мал… Если бы она, Женька, могла так жить! Наслаждаться сегодняшним днем, не оглядываться назад и не забегать вперед! Вот это было бы здорово!
        Но для нее это нереально. Она считала, что выскочила из своего прошлого, как тигр из горящего обруча, но вдруг оказалось, что ей еще не раз придется прыгнуть в тот же обруч, и опять, и еще!.. В пятницу вечером, когда она отнесла ноутбук Валентине Ивановне, внезапно выяснилось, что она не настолько сильно изменилась, чтоб не реагировать на знакомую квартиру. Плакаты, двери, и даже то, чего она не видела, но знала, что может увидеть, если откроет дверь, - с силой отозвалось в ней, как будто ее ударили, в грудь, между ключиц… И с того злополучного вечера прошлое вдруг стало лезть к ней изо всех щелей, не давая Женьке проходу, наваливаясь на нее всей своей массой и тесня со всех сторон! Кто бы мог подумать, что она встретит человека, который всколыхнет в ней разом все - и плохие, и хорошие - воспоминания и заставит вдруг затосковать о чем-то далеком, ушедшем?.. И этот снимок, который она потом, проводив Дениса и его мать, целую ночь искала в чемоданах и, наконец, нашла на антресолях, куда его («от греха подальше») засунула мать, когда Женька болела?.. Теперь эта фотография висит у Женьки над кроватью
и безумно ей нравится. Хотя ведь тоже - отголосок того, что было и безвозвратно ушло!..
        И все-таки спасибо этому снимку, что он снова появился в ее жизни. Сегодня вечером она войдет в свою комнату и сразу же наткнется на него взглядом, и это великолепное сильное тело опять заставит ее замереть на пороге, и она долго не решится отвести глаза от знакомого силуэта… Как будто этот мужчина, прорезавший ее спокойствие яркой молнией, может в любой момент исчезнуть, если она позволит себе не смотреть на него, не вспоминать о том, что было - и чего не было, но могло бы случиться, если бы…
        Она думала, что свободна от себя прежней, но - она ошиблась. Это дети не помнят, что с ними было месяц, тем более год назад, но она - помнит, она уже не ребенок!.. За лето она выросла на целую жизнь.
        - Да нет, это он только последнее время такой, все рисует и молчит… ну, наверное, полгода. Ой, а ведь уже как долго-то! Я и не думала… Раньше такой мальчишка был веселый, я как пришла два года назад сюда работать, так его при мне привели, славный такой карапуз был, - Маша натянула на голову вязаную шапочку и внимательно посмотрела на свое отражение. Довольно цокнув языком, она оторвалась от своего отражения и повернулась к Женьке. - А потом у них что-то в семье произошло, отец теперь с ними не живет и мальчишка очень переживает. Замкнутый стал, как будто его ничего на свете не интересует. И рисует вон…
        Рабочий день закончен - только что забрали последнего ребенка, Светлана Александровна как ушла с самого утра в Министерство образования, так до сих пор и не вернулась, во всем здании кроме Женьки с Машей остался только сторож. Весь персонал давно разошелся, а они только-только собирались домой.
        - И ты не пробовала как-то вывести его из этого состояния? Может быть, стоило поговорить с его матерью? - Женька просто не могла заставить себя не думать о мальчике, который так странно нарисовал свою семью… или он вообще не справился с заданием? Когда она после тихого часа пришла к ним в группу, все дети радостно бросились ей навстречу, и Коля тоже подбежал к ней, только быстро отшатнулся, и, как будто застеснявшись своего порыва, отошел в уголок и больше не подходил к ней. Если бы Женька могла все бросить, подойти и обнять его, - кто знает, может быть, лед между ними сломался бы в одно мгновение!.. Но что тут говорить, она не умеет… как это было сказано? - «поддерживать тактильный контакт»… Проклятая статья, но как же прав ее автор! Если бы она погладила Колю по вихрастой головенке, он бы не глядел на нее из угла таким волчонком, и не отводил светлые глазки всякий раз, когда она смотрела на него. Если бы да кабы. Натянув на голову капюшон, Женька изо всех сил пнула камушек носком ботинка.
        - Ага, как же! Ты видела его мать? А разговаривала с ней хоть раз? - Маша невесело хмыкнула и, пропустив Женьку вперед, захлопнула калитку. За воротами детского сада они остановились, потому что тут Маша поворачивает налево, а Женька - направо. - Я только рот открыла, так тут же и захлопнула его, она невозможна, я с ней вежливо, а она на меня чуть ли не матом… И я же еще и виновата, осталась, сама понимаешь…
«Я такие деньги плачу не для того, чтобы каждый тут мне нотации читал»!.. А Колю жалко, прямо на глазах мальчишка изменился, потускнел как-то…
        По дороге домой Женька наступила в большую лужу и промочила ботинки, потом ее обрызгала машина, изрядно залепив, светлую куртку, однако ее мысли витали настолько далеко, что она далее не расстроилась. Конечно, Колю жалко! Как любого ребенка, у которого не все в порядке дома, но ведь это когда-нибудь пройдет!.. То есть должно пройти, ведь она же как-то выросла, хотя и ее мир - было дело - треснул по швам, когда родители разошлись. И все-таки она не сломалась, и теперь пытается помочь другим детям пережить их детские невзгоды и неприятности и научиться с ними… ну, если не бороться, то хотя бы мириться. Разве Женька не справилась со своей проблемой? А если это удалось ей, то удастся и другим детям. И Коле тоже.
        Но только она никогда не сидела, забившись в уголок, и не глядела на всех взрослых такими отчаянными глазами, и не рисовала безостановочно непонятные завитушки. Как хорошо она помнит это дурацкое тестирование, когда тетя Вера дала ей, восьмилетней девочке разводящихся родителей, задание нарисовать «семью», то же самое она предложила сделать сегодня своим подопечным… Только в отличие от ее малышей, первоклассница Женька почему-то сразу догадалась, что от нее ждут не рисунок, а что-то другое. Повертев головой, послушав, о чем шепчутся взрослые, приняв к сведению все их многозначительные взгляды, она выдала очень правильную, идиллическую картинку - три фигуры держатся за руки, над их головами яркое солнце, под ногами - травка, наверняка еще и лошадей пририсовала вдали (в детстве Женька обожала их рисовать!). Она так старалась, потому что самым главным для нее было - доставить удовольствие родителям. Показать им, как она их любит, как хочет угодить, как… И все-таки мама тогда почему-то расстроилась, а папа помрачнел и о чем-то долго-долго разговаривал в коридоре с тетей Верой. Женька никак не могла
понять, что же она сделала не так, ведь все в ее рисунке было замечательно и радостно!..
        Только через много лет, уже, будучи студенткой второго или третьего курса, Женька рылась в старых бумагах и случайно наткнулась на свой «тест». Странное дело, она ведь точно помнила, как и что рисовала, и свое ощущение во время процесса, и даже желание угадать все требования тети Веры, чтобы родителям было хорошо!.. А когда она взглянула взрослым взглядом на свой детский рисунок, она сразу же увидела то, что потрясло психолога тетю Веру. Фигуры и лица родителей были прорисованы четко, с большой любовью и старанием, а у девочки на рисунке лица не было. Совсем. Ни глаз, ни носа, ни рта… Маленькая Женька, пытаясь приспособиться к разваливающемуся миру ее семьи, просто забыла о себе, вычеркнула себя… И мама плакала, а папа курил сигарету за сигаретой именно поэтому. А Женька опять подумала, что виновата!..
        На улице стемнело так, что Женька ни за что бы не нашла путь домой, не знай она его наизусть. Скоро наступит зима, и город занесет снегом, и тогда она будет ездить домой на троллейбусе или трамвае, но пока можно и пешком пройтись. Особенно когда тебе некуда торопиться. А у нее на вечер понедельника ничего не запланировано. Как и на все прочие вечера.

…Женька только залезла в горячую ванну, когда ее мобильник радостно заголосил. Отплевываясь от стекающей с мокрых волос воды, девушка ответила на звонок… В первую секунду она не поняла, с кем говорит, но потом сообразила - и почему-то жутко обрадовалась. Так, словно она ждала этого звонка целую вечность! А ведь если на то пошло, она и думать забыла про вечер субботы… может быть, только раз или два вспомнила об этом красивом темноволосом парне, с которым ей понравилось танцевать. Который тоже не сразу узнал ее, как и она его, а, узнав, был рад ей, - как она рада ему.
        - Женя? Это Денис… Я хотел тебя пригласить на спектакль… Я завтра не танцую, может, вместе посмотрим? «Тристан и Изольда», очень красивая вещь, я буду рад, если ты пойдешь со мной… Пойдешь? Тогда встретимся без пятнадцати семь возле главного входа? Приходи, я буду ждать!..
        Женька выключила телефон и снова забралась в ванну. Вот оно. Дрессировщик щелкнул кнутом, и тигр покорно полетел все в тот же горящий обруч… Почему она думала, что прошлое осталось за поворотом, где-то в туманной дали, до которой ей теперь нет дела?.. Завтра она пойдет в театр русского танца «Классика и современность», и снова увидит знакомую сцену, бархатный занавес, огромную люстру, которая - Женька с ужасом представляет себе эту картину - если упадет, то раздавит половину партера!.. И рядом с ней будет сидеть сказочно красивый парень из ее веселого безоблачного прошлого и говорить ей что-нибудь такое, что заставит ее взглянуть на него по-другому.
        Уже ночью, лежа в кровати, Женька подняла глаза на снимок, висящий у нее в изголовье. Света оказалось недостаточно для того, чтобы рассмотреть все в деталях, но ей это и не нужно. Она и так знает эту фотографию наизусть. Человек, застигнутый в невероятном полете, левая рука стремительно выброшена вверх и вперед, как будто он ею указывает себе путь, правая крылом расправлена в сторону. Тело напряжено, как струна, длинные сильные ноги сомкнуты. И все линии - белые и четкие, как росчерк пера великого художника, по крайней мере, если бы Женька умела рисовать, она бы так и запечатлела этого мужчину - одним движением, одним прикосновением кисти к бумаге!..
        Может быть, завтра в театре она поймет, что сцена без своего главного актера пуста, как рот без языка, и сколько бы на ней не танцевали другие, утрата все равно ощутима и тяжела… но это будет завтра, а сегодня ночью этот человек здесь, и он снова с ней! Игорь Ворон. Странная волна пробежала по Женькиному телу, когда она прошептала это имя. Но за волнением ничего больше не последовало - ни тоски, ни сожаления, и это настолько ей понравилось, что она закрыла глаза и вспомнила все, что так долго от себя гнала. И жесткие волосы, падающие на упрямый лоб, и насмешливо изогнутые губы, и пронзительные серые глаза, в которых, если подойти совсем близко, отражается она, Женька. И сон, который она увидела в эту ночь, был теплым и приятным, о ней и Вороне, который больше никогда и никуда от нее не уйдет.

        Глава 4

        - Море волнуется, три! Морская фигура, замри! - Женька хлопнула в ладоши, и малыши разбежались в разные стороны и приняли забавные позы, блестя от удовольствия глазенками и улыбаясь щербатыми ртами.
        Эта простая игра почему-то нравится абсолютно всем детям, Женька вспомнила о ней только сегодня, когда в зале собрались все младшие группы и их чем-то надо было занимать. Игра пришлась как нельзя кстати. Когда-то Женька сама, пыхтя от натуги, старалась замереть так замысловато, чтобы никто из подружек во дворе не смог повторить ее позу, а сейчас она стоит и командует другими ребятишками. Море волнуется, в зале постепенно темнеет, потому что в садике свет отключили и неизвестно когда включат, но малышня визжит от восторга и не обращает внимания на сгущающиеся сумерки… Как будто это тоже игра.
        Свет включился только в половине шестого, и возвращаться к компьютеру было уже бессмысленно. День прошел не слишком удачно, но, в конце концов, в жизни всякое случается, и если бы прорвало трубы в туалете, было бы куда хуже. Женька усмехнулась. К тому же у нее впереди - поход в театр, так что ей ли расстраиваться!
        Утром Женя выдержала массированную атаку со стороны матери. Зная о том, что дочь вечером идет на свидание с молодым человеком, Марина Сергеевна во что бы то ни стало желала ее приодеть и накормить. Женька только морщилась и отнекивалась, и потому - вопреки своему обычному расписанию - выскочила из дома на целых пятнадцать минут раньше… Конечно, мама по-своему права, но что бы она сегодня делала в шикарном вечернем платье? Море волнуется, раз, море волнуется, два… Нет, все-таки как здорово, что у нее в гардеробе всего три нарядных платья, а все остальное - деловые костюмы, преимущественно брючные! До того, как Женька резко похудела, у нее были сплошные юбки с рюшками и блузки с кружевами, маме очень нравилось все это на ней. Зато теперь она покупает себе вещи сама. Ну, может быть, мама с папой иногда что-нибудь дарят ей, а так… Поэтому сегодня вечером Денис увидит ее в черном костюме из мерцающей ткани, в меру строгом, но все-таки нарядном.
        В начале седьмого, попрощавшись со всеми - и Ирка с Машей, и Светлана Александровна, все были удивлены, как рано она сегодня уходит - Женька выскочила из садика и устремилась на остановку. Если она хочет вовремя поспеть к театру, ей нужно свернуть на Аткарскую и дойти до Московской, а там уже сесть на троллейбус… Плохо, что под ногами жидкая грязь, надо быть предельно внимательной, чтобы не выпачкаться по уши. Как-никак, она идет на свидание!
        Перепрыгивая через лужи и огибая особо грязные участки дороги, Женька вышла на остановку и пристроилась между деревом и афишной тумбой. Как всегда в этот час, народу невпроворот: школьники шумят и хохочут (вторая смена, что ли, закончилась? , взрослые люди едут с работы, забрали из садика своих малышей, и теперь все вместе отправляются домой.
        - Мама, но ты же обещала мне!.. - детский голосок прошелестел где-то совсем рядом, и Женька удивилась. Крик, плач, жалобное нытье - все это как-то больше подошло бы к таким словам. Но только не этот голос - какой-то осторожный и безжизненный, как будто ребенок не верит ни в свои слова, ни даже в свое право что-то говорить… Но ведь такого быть не может, не должно!! Женька резко повернула голову и замерла.
        В двух шагах от нее, вжав в плечи круглую головенку в вязаной шапочке, стоит и беспомощно моргает Коля Савельев, трогательно маленький на фоне огромной афишной тумбы. Лицо женщины, держащей мальчика за воротник, Женька со своего места не смогла разглядеть, но эта стрижка, нечеткая линия подбородка, даже мочки ушей с золотыми колечками серег, - все это ей знакомо так, словно она уже разговаривала с той, кому все это принадлежит, и это был неприятный разговор.
        - Не нужен ты ему, и запомни это хорошенько! Ты только мне одной нужен, и перестань канючить, мы не пойдем сегодня туда, и он не придет к тебе, это я тебе говорю! - полная щека нервно дернулась, и темноволосая женщина привычным коротким жестом пригладила черные пряди модной прически. Ребенок рядом с ней слабо шевельнулся, засунул руки в карман и застыл маленьким столбиком. Когда мимо остановки на дикой скорости пролетела грязная легковушка, малыш слегка качнулся назад, на секунду прислонившись к матери и откинув голову, и именно в эту секунду Женька поняла, что сделает все возможное, чтобы из этих чудесных ясных глаз исчезла безнадежность и тоска!
        Мать практически втащила Колю в подоспевшую десятку, толпа народа осадила троллейбус и уже через секунду Женька потеряла странную парочку из виду. Потом пришла ее девятка, и с трудом пробившись к окну, девушка вонзила взгляд в мутное стекло, не видя ничего - ни старых домов, шеренгой вытянувшихся вдоль улицы, пи мрачных прохожих, спешащий по своим делам, ничего. Всю дорогу до театра она размышляла о том, как трудно быть ребенком, если у твоих родителей что-то не ладится в жизни. Как же ей хочется помочь Коле, поддержать его, что-то для него сделать, но что? Она даже приласкать его не сумеет, да и принял бы он ее ласку? Все, что ей остается - это стоять в стороне и наблюдать, поражаться, тосковать и ни на шаг не сдвигаться с мертвой точки! Вот какой она психолог.
        На встречу, Женька чуть-чуть опоздала - когда она поднялась на широкое парадное крыльцо театра, ее часы показывали без пятнадцати семь, и Денис ждал ее, прислонившись спиной к мраморной колонне. Его темно-шоколадные локоны чуть растрепались, глаза почему-то показались Женьке сонными - наверное, из-за тяжелых век, но все-таки он по-настоящему хорош, и эти плечи, и улыбка, и строгий серый костюм под распахнутой кожаной курткой, - все это в честь нее. Свидание. Удивительно!
        Женька мягко улыбнулась и приняла протянутую Денисом руку. Почему она все время в штыки воспринимала мамины попытки познакомить ее с кем-нибудь? Иногда свидания с молодыми людьми бывают очень приятными… Хотя, наверное, все дело в том, что Денис - это ее собственное воспоминание, ее находка - неожиданный подарок, луч солнца посреди пасмурного дня, да как угодно! И мама тут не причем. Просто с ним ей почему-то захотелось стать прежней Женькой - пусть ненадолго, но… Сейчас они посмотрят спектакль, а потом выбегут на улицу из театра, и для них - вдруг, вот так просто - закончится октябрь и начнется июнь, и они сядут в кафе и выпьют по кружке пива, и это будет весело и здорово, потому что это и есть счастье!.. Хотя пиво она больше не пьет.
        И снова она сидит на красном кресле в третьем ряду партера и неотрывно смотрит на сцену, и потом, когда занавес поднимется, будет хлопать и радоваться всему, что ей покажут… Такое уже было?
        Женька нервно передернула плечами - как же холодно в октябре в театре, даже пиджак не спасает. Ее пальцы просто заледенели, и непонятно, сможет ли она держать ими бинокль, а потом хлопать актерам, снова и снова ударяя ладонью о ладонь? Женька повернулась к Денису, но его лицо выглядело таким сосредоточенным, а глаза - как будто прикованными к кулисам, что она не стала ничего ему говорить и отвернулась… Все, дирижер занял свое место в оркестровой яме, сейчас начнется спектакль!
        Заиграла музыка, Женька откинулась на жесткую спинку кресла и приготовилась смотреть и слушать. Мамин бинокль на ее коленках, смолкшие шепотки и кашель в зале, серьезный Денис, чуть подавшийся всем телом вперед… все это вдруг показалось ей нереальным. Как будто она - это не она вовсе, а актриса, играющая роль себя, и парень на соседнем кресле - тоже актер, который просто выполняет указания режиссера и играет ее кавалера. Все это - ненастоящее… Денис повернул голову и улыбнулся ей, и Женька, покраснев, почувствовала себя мухой, пойманной на банке с вареньем.
        Закусив подрагивающую от смеха нижнюю губу, она перевела взгляд на суфлерскую будку. Это на нее действует скрипка, а может быть, она просто давно никуда не выходила с кем-нибудь. Одна - да, но не с парнем! Те мамины протеже не считаются. Именно поэтому она ощущает сейчас такое волнение, даже тревогу… Вот откуда, скажите на милость, в ней эта неприятная уверенность, что сейчас не просто раздвинется занавес, а случится что-то необыкновенное? Что именно? Она не могла бы точно это сказать, но внезапно ее тело напряглось, и так сильно, что внутренние мышцы бедер свело судорогой, и Женька едва не охнула от боли.
        Занавес разъехался в стороны, сцену залил огненный свет, и она вдруг ощутила, как неизвестность стремительно врывается в ее жизнь, тараном сокрушая дубовые двери, которыми она загородилась от мира… Невозможно. У нее в комнате над письменным столом висит старый журнальный снимок - апельсин, пробитый пулей… Фото сделано в тот момент, когда пуля только-только вылетела из фрукта, и видно все: саму пулю, две дыры от нее в апельсине, желтые брызги мякоти, медленно разлетающиеся от выстрела!.. Через секунду пуля скроется из виду, а апельсин разнесет в клочки, но снимок остался, и это - просто шедевр! Так вот сейчас Женька ощущает себя тем самым апельсином - уже пробитым, но еще целым… Откуда это ужасное чувство, что случилось? Или вот-вот случится…
        Пленительно-тонкая и воздушная Изольда пронеслась по сцене, и свита вокруг нее восторженно пала на колени. Вот на трон взошел ее могучий супруг, смелый и отважный воин, достойный владыка, но - увы, старый. Женька приникла к биноклю - события разворачиваются быстро, не хочется упустить что-нибудь важное! А вот и трагедия - супруга-то слишком молода и легкомысленна, чтобы любить старика, и для того это - горе ужасное. И собирается царь в дальнюю дорогу - за любовным зельем, которое навсегда привяжет к нему красавицу Изольду. И жену, конечно же, берет с собой, и своего верного слугу - Тристана… Стоп. Бинокль дрогнул и едва не выпал из Женькиной руки, когда она навела его на высокую фигуру в черном, выпрыгнувшую из-за кулис и почтительно склонившуюся перед царем… То, что Женька увидела, невозможно. Потому что этого просто не может быть!
        Музыка вдруг бешено закрутилась и сорвалась в пляс, и Тристан, размахивая мечом, вихрем пронесся по сцене, и все прочие актеры волнами расступились перед ним, пятясь и освобождая ему простор для танца… И правильно. С первой же секунды его появления на сцене всем в зале - Женька обвела глазами партер и ярусы - стало понятно, что смотреть нужно только на одного человека. На этого великолепного мужчину в черном, на его сильное тело, широкие плечи, на его такие - какие же? какие должны быть! - ноги, ступни с высоким подъемом! И даже меч, серебристо сверкающий в его руке, даже он кажется лишним! Ничего и никого не надо, только пусть он танцует так близко от нее, потому что то, то должно было с ней случиться, случилось.
        Женька перевела дыхание и выпрямилась. Как предательски дрожат ее руки. Все ее долгие дни, заполненные работой, и одинокие выходные, и нежелание ни с кем встречаться, и внезапное решение пойти в театр с Денисом, - все это только что кончилось, здесь и сейчас. Пуля завершила свой полет, апельсин с треском разорвался, а на сцене Игорь Ворон, сверкая синими глазами, протянул руку красавице Изольде.
        - А в пятницу «Последняя ночь Шахерезады», пойдем? - Денис вежливо поддержал Женьку под локоток, когда она споткнулась и едва не упала на скользкой ступеньке. Спектакль закончился, они быстро оделись в гардеробе, Женька даже не глянула на себя в зеркало - почему-то ей ужасно захотелось как можно скорее покинуть холодные мраморные стены театра.
        И вот теперь они идут вдвоем по грязной улице и разговаривают, и Женька то и дело ловит себя на странной мысли, почему ее не тянет к Денису, почему вся эта необыкновенная красота не задевает ее и не вызывает желания дотронуться до волос, погладить щеку, поцеловать, в конце концов… Вот прямо сейчас - взять бы и остановиться посреди дороги, повернуться к нему лицом и положить руки ему на грудь. И тогда Денис улыбнется ей уголками рта, - у него это очень здорово получается! - и обнимет, и его губы прикоснутся к ее, она вдохнет запах его кожи и одеколона, его волос… Это будет настоящий поцелуй двух людей, которые нравятся друг другу! Ведь он же ей нравится, так? Нравится… Но почему-то останавливаться и прижиматься к этому парню ей не хочется.
        - Ну да, Ворон вернулся, он вообще никуда дольше, чем на три месяца не ездит. А тут у нас готовятся две премьеры, он будет в них играть, - Денис предложил Женьке
«Орбит», но она отказалась.
        Разумеется, она не могла не спросить про Ворона, хотя и клянет теперь себя почем зря за этот вопрос. Ну, зачем ей это надо? Теперь будет думать о нем, и гадать, почему он остался, когда мог уехать, может быть, из-за семьи?.. Женька вздохнула. Хватит, уже один раз переболела этими мыслями о жене и детях Игоря Ворона, больше она не совершит подобной ошибки. Этот человек - актер, звезда, до которой ей никогда не дотянуться, у них разные жизни, они как кометы, которые пересекаются на какой-то миг, когда она смотрит на него из зала, а он играет для нее на сцене, и тут же разлетаются!.. Но все-таки он есть.
        Они молча пересекли освещенный золотыми фонарями проспект, думая каждый о своем. Глядя, как Денис лениво жует жвачку, Женька улыбнулась. В этом чувствуется такое спокойствие, как будто это не парень с девушкой возвращаются из театра, а брат с сестрой идут домой после долгого учебного дня. Тихо, только грязь чавкает под подошвами их ботинок, вокруг множество освещенных окон и в них - подвижные силуэты мужчин и женщин. Правда, Женька заметила, что женщин больше.
        - А ты сейчас почему не танцуешь? - надо же что-то спрашивать! Хотя и так хорошо: ты идешь по безлюдной улице под ручку с симпатичным парнем, и каждый ваш шаг гулко отражается от стен домов и эхом катится вниз, к самой Волге… Только пронизывающий октябрьский ветер все портит, но уже скоро Денис доведет ее до дому, и Женька сможет принять горячую ванну… Еще немного - с Горькой повернуть на Бахметьевскую, а там два квартала, и они у цели.
        - Я на больничном, у меня мениск поврежден… Я тренируюсь, конечно, но еще две недели танцевать не буду. Но… ты увидишь в «Шахерезаде», там есть такая роль - раб, который… Ну, ты сама посмотришь. Вот эта роль моя, мы ее с Лешкой на пару танцуем, в этот раз будет он… Увидишь, - снова эта замечательная улыбка и легкий наклон головы. Женьке показалось, или Денис действительно немного покраснел? Девушка хмыкнула - она и сама так же вспыхивает из-за любой ерунды, а уж Денису с его девичьим румянцем во всю щеку сам бог велел смущаться и заливаться краской.
        Возле Женькиной девятиэтажки они замедлили шаг, потом совсем остановились, завернув за угол и спрятавшись от ледяного ветра. Что говорить в таких ситуациях, Женька никогда не знала, но раньше никогда и не задумывалась об этом. Однако сейчас ей вдруг стало не по себе. Должно быть, она отвыкла от внешнего мира, который может проявлять к ней что-то кроме делового интереса. В эту секунду она стоит один на один с красивым парнем и не знает, как правильно закончить вечер и что ему сказать напоследок, как будто сам факт их совместного посещения театра требует каких-то прощальных слов… Но ведь Денис чего-то ждет? Или ей кажется? Может быть, она все-таки должна его поцеловать?..
        - Спасибо тебе за то, что пригласил меня в театр, я получила огромное удовольствие! - господи, она бы еще поблагодарила его за «приятное времяпрепровождение», только это и осталось! Вздохнув, Женька неуклюже поднялась на цыпочки и ткнулась губами Денису в щеку. Парень согласно чмокнул ее в ответ, и она облегченно перевела дух. Ну все, обязательная программа выполнена, все довольны.
        - В пятницу я тебя жду, там же, постарайся не опаздывать, сама видела, как тяжело в гардероб пробиваться. Был рад тебя увидеть! - Денис выплюнул жвачку, кивнул Женьке, развернулся и резвым шагом скрылся за углом серого здания с тусклой надписью «Секонд Хенд». Свидание закончилось.
        Расстегивая на ходу куртку, Женька побрела домой. Осталось только войти во двор, подняться на лифте и позвонить в дверь (как всегда, она забыла ключ), и тогда можно будет снять надоевший костюм, выкупаться и заново погрузиться в приятные впечатления последних часов. Вспомнить все детали, которые ее память сфотографировала и отложила на потом, чтобы веером развернуть их перед ней, когда она останется одна и ни на что и ни на кого не будет отвлекаться… Ни на маму, горящую желанием вызнать все подробности ее свидания с Денисом, ни на Ивана Семеновича, расспрашивающего ее о работе, ни на телевизор… Разве что Блинчик пусть лежит рядом, он не помешает ей думать о человеке, который так внезапно выплыл из ее прошлого и полностью затопил ее собой!
        А она-то думала, что вынужденное свидание с матерью Трофима и новое знакомство с Денисом - это случайные отголоски вчерашнего дня, а ее Вчера вдруг взбунтовалось и забило фонтаном из всех щелей!.. Как будто почти четыре месяца она провела в спячке, по-медвежьи закрыв лапой глаза и скрывшись от окружающих в своей уютной маленькой берлоге, а теперь вдруг во всем мире наступила весна и растаял снег, и ей на голову пролился сперва один ручей, потом другой, а теперь вдруг хлынула целая река! И не замечать этого, увы, уже не получится!
        - Женька, неужели это ты? Какая удивительная встреча!
        Женька отпустила ручку подъездной двери, за которую уже взялась, и повернулась на голос. Прямо перед ней, улыбаясь и настойчиво пытаясь стряхнуть с каблуков налипшую жирную грязь, возникла стройная фигурка в куртке с капюшоном. Что-то неуловимо знакомое почудилось Женьке в этих движениях, словно запах любимых когда-то духов, название которых с течением времени изгладилось из памяти и сохранилось только приятное ощущение от аромата… Но все же до тех пор, пока девушка не выпрямилась и не откинула с головы капюшон, Женька ее не узнала.
        - Венера! Как же я рада тебя видеть, ты бы знала, как! - до этой минуты Женька и сама этого не знала. Но теперь, глядя на Венеру, улыбаясь ей и получая улыбку в ответ, она наконец-то поняла, чего была лишена все это время… Прошлое сделало последний предупреждающий звонок в ее дверь - или открывай сама, или я силой ворвусь в твою жизнь и все смету на своем пути!..
        Женька предпочла открыть дверь.
        - Пойдем ко мне, хоть поговорим нормально, мы с тобой сто лет не виделись!.. А я тут живу, - Женька пропустила Венеру вперед, девушки зашли в подъезд, и дверь с грохотом захлопнулась за ними.

        Глава 5

        Последний раз они виделись не так уж давно, если подходить ко времени с обычной человеческой меркой, - в начале июня, у бабки в квартире. Но как можно вести отсчет в днях или месяцах, если за это время Женька не просто стала на порядок взрослее, нет, она умерла и родилась заново, все ее мысли, чувства, страхи и надежды так же изменились, как и ее волосы. Венера рассталась с другой Женькой - с милой сероглазой девочкой с длинными пушистыми волосами, а теперь перед ней стильная женщина, которая знает, чего хочет в жизни!.. Женька подумала и вздохнула. Знает ли, в самом деле?..
        - Я тебя сперва не узнала, ты так похудела, волосы у тебя теперь другие, тебе идет, кстати, - Венера подобрала под себя ноги и поудобнее устроилась на стуле у окна. Они сперва попытались обосноваться на кухне, но любопытная мама то и дело предлагала им печенье, варенье и булочку со сметаной, и Женька не выдержала, собрала поднос и заперлась с Венерой у себя в комнате. - Да и темно на улице. Но потом ты сделала вот так!.. И я тебя сразу узнала.
        Женька улыбнулась: Венера удивительно точно передала ее излюбленный жест, от которого ей все никак не удается избавиться. Вот уже два месяца, как она коротко постриглась, но все равно ее рука по-прежнему то и дело взлетает к голове, и растопыренная пятерня погружается в волосы - только для того, чтобы тут же бессильно упасть, потому что скольжение сквозь густые пряди быстро заканчивается…
        Иногда Женьке даже страшно становится, до того ей вдруг начинает не хватать ее длинных, ниже лопаток волос… Но потом приходит день, и, глядя на себя в зеркало, она радуется собственной яркости, свежести и - именно так! - новизне.
        - А ты что тут делаешь? Так поздно… Мне казалось, что ты нашла себе квартиру где-то недалеко от бабки, или я ошиблась? Как дела с работой?
        Когда Женька пригласила Венерку к себе, на какой-то миг она испугалась, что им будет не о чем говорить. Ждала обычной неловкости, которая запросто могла бы возникнуть у двух девушек, которым когда-то нравилось общаться, но которые со временем отвыкли друг от друга, и это было бы естественно, но так печально!.. Однако едва Венера переступила порог ее квартиры и Женька повернулась к ней, чтобы взять ее черное пальто и повесить на вешалку, все ее волнение вдруг пропало. Венерины модные ботинки с острыми носами, маленький темно-серый берет и такого же цвета шарф, и даже объемная кожаная сумка с двумя ручками, небрежно брошенная на тумбочку под зеркалом, - все это оказалось вдруг таким уместным в Женькином доме, таким правильным и нужным! Как будто хозяйка этих вещей регулярно приходит к Женьке, а не впервые. И ей понравилось это незнакомое ощущение тихого спокойствия.
        - Я сейчас снимаю квартиру возле Липок с одной милой девушкой, но это уже другая квартира, с прежней я съехала… Я ведь замуж собиралась, да не сложилось, - Венера иронично пожала изящным плечиком, обтянутым черной водолазкой. - И работу я сменила… я теперь работаю в детской поликлинике, как раз в вашем доме. Жизни захотелось, устала я от смерти-то, а тут - детишки кричат, мамаши их бегают, жизнь просто ключом бьет!
        - Не знала, что у тебя был жених, - ну зачем она об этом говорит? Ее это не касается… нет, касается, но вдруг для Венеры это болезненная тема? Не научилась же она сама спокойно вспоминать свой разрыв с Трофимом, и даже память об их счастливой жизни во всех этих съемных домиках и квартирах до сих пор вызывает у нее судороги, и если случается такой сон - Женька просыпается в слезах… Поэтому она всегда молчит. Зачем окружающим видеть ее тоску? А без нее - вдруг не получится ни слова?
        Венера подняла глаза на Женьку и улыбнулась, угадав ее волнение. На целую вечность в комнате повисло молчание, раздробленное на секунды старым Женькиным будильником, мерно и громко двигающим стрелку по кругу…
        - Да я сама не знала, что соберусь замуж. Мы с ним давно встречались, но вроде как-то несерьезно. А тут он вдруг сделал предложение, и я так же вдруг согласилась. А через два месяца он передумал… И ты знаешь, мир не исчез и даже не разрушился, хотя я целую неделю была уверена, что это произойдет! - Венера засмеялась и встала, потирая затекшую ногу, и посмотрев на изумленную Женьку, подмигнула ей. - Сейчас я даже не знаю, что бы я делала, если бы меня-таки взяли замуж! А так - новая работа, новый стимул к жизни!..
        Наверное, если бы не эти слова, Женька так и не решилась бы рассказать Венере о себе, но - это уже однажды было - она опять не смогла промолчать, и даже больше - ей ужасно захотелось в деталях вспомнить все, что случилось с ней в это лето. Походы в театр с Ладкой. ночные разговоры с Оксанкой, защиту диплома, а потом - телефонный разговор с Трофимом, который разом оборвал все ее счастье!.. Так слушать, как Венерка, никто не умеет, - и даже ее молчание не тяготит и не тревожит, хотя когда Женька не знает, что сказать, или боится своего откровения, эти черные глаза настойчиво требует продолжения рассказа.
        - Ты понимаешь, дело даже не в том, что он меня бросил. Я не маленькая, я знаю, что это жизнь, и в ней может случиться все, что угодно. Хотя я, конечно, как все девчонки, думала, что со мной этого точно не произойдет!.. Но пусть так. Плохо одно - я до сих пор не могу объяснить себе его поведение. Почему? Почему он не поговорил со мной, а предпочел вот так - молчком, за моей спиной… Пришел, взял вещи, а я?.. Я в это время ждала его возвращения с Украины. Телефонный разговор - это уже мелочь, хотя это была последняя капля. Но я уже знала, о чем он мне скажет, вот лежала на этом самом диване и только думала - когда, когда это случится, этот ненужный разговор напоследок… Правда, думала, что он придет, но - все по телефону!..
        Женька внезапно задохнулась и отвела глаза от задумчивого лица Венеры… Когда-то, сидя на этом же самом месте, мама попыталась прижать ее к себе и как-то утешить, но у Женьки тогда не было ни слез, ни сил, в ней вообще в тот момент ничего не было, как будто она в одночасье разлилась полноводной рекой и тут же обмелела. Вода ушла, остались горькие, сухие камни. А мама все ждала, когда дочь завоет от боли и упрется головой ей в плечо, и вот тогда бы вся материнская ласка обрушилась на нее, и Женька укуталась бы в нее, как в пуховой платок, и может быть, в мире одной невыплаканной болью стало бы меньше. Но Женька не сумела заплакать.
        А теперь Венерка сидит напротив нее и смотрит так, словно видит в Женьке что-то такое, чего не увидела мать, только вот те слезы, которые могли бы пролиться, уже давно высохли, оставив после себя тяжесть на сердце и соленый привкус во рту. И эти понимающие глаза!
        - Я, конечно, не знаю точно, зачем он это сделал, почему - именно так, резко и нечестно. Ты сейчас похожа на человека, который внезапно обнаружил в своей кирпичной стене брешь, - тебе обязательно хочется ее залатать, ты ищешь и не находишь ответы на свои вопросы… Только, Женька, вот что… Уверяю тебя, поведение твоего парня объясняется как-то очень просто, не стоит искать черную кошку в темной комнате. Это только наши мысли сложны, а в жизни так не бывает. Каждый день случаются сотни различных вещей, но побуждения людей, мотивы их поступков были и остаются банальными и простыми! Ты не можешь ответить на вопрос - почему он так с тобой поступил? - лишь из-за того, что не умеешь видеть мир таким, какой он есть. Но ты непременно все узнаешь, когда перестанешь анализировать свои и его действия и позволишь себе выкинуть все из головы!..
        Во дворе почему-то погас последний работающий фонарь, и Женькина комната как будто скособочилась и странно съежилась, переместив тени с одного места на другое. Женька почему-то только сейчас поняла, что этот фонарь ей ужасно мешал, бил светом прямо в глаза, заставляя жмуриться и отворачивать лицо от окна… Наверное, она действительно слишком много думает, во всем виновата ее привычка всегда и всему искать разумное объяснение!
        - А ничего разумного в этом мире нет, - Венера зябко обхватила руками плечи и грустно взглянула на Женьку. - Но может быть, в какой-то мере это и хорошо?..
        - А теперь давайте поиграем в другую игру!.. Сядьте в кружок, вот так, да, и теперь давайте внимательно посмотрим друг на друга. Представьте, что вы все художники, ну хорошо, не художники, а фотографы, и вам надо сфотографировать всех, кого вы видите, - Женька обвела глазами ребят, ловящих каждое ее слово на лету, и улыбнулась. - Ну, а кто у нас будет первым ведущим? Хорошо, Гриша, выйди пока в другую комнату, пожалуйста… И теперь я хочу спросить у вас, дорогие коллеги, как выглядит Гриша Плотников? Вы же его только что сфотографировали, вот и давайте, расскажите мне все про его внешность!..
        Женька специально затеяла эту игру для того, чтобы и дети, и она сама расслабились и получили удовольствие. Особенно Коля… Сидит воробышком на своем стуле, острые лопатки выпирают наружу, как крылышки, и глаза такие настороженные, что смотреть на это спокойно невозможно. Хочется встать и прижать его к себе, или схватить и посадить на колени, и баюкать, как младенца, и говорить ему - не надо, успокойся, все будет хорошо!.. Так должна делать мать, да только вчера Женька видела эту сцену на остановке. Она не так глупа, чтобы резко осудить почти незнакомую ей женщину, она же не знает, что творится в этой семье, какие жизненные обстоятельства мешают матери быть ласковой со своим ребенком, но… Но смотреть на Колю ей очень тяжело.
        Игра оказалась увлекательной. Дети сперва описали Гришу, потом Анечку, Макса и Сережу, и внезапно оказалось, что каждому хочется стать ведущим и послушать из-за двери, что о нем говорят другие, чтобы после всех высказанных слов радостно впрыгнуть в круг и хоть на мгновение приковать к себе взгляды окружающих!..
        Впрочем, не всем. Когда очередь дошла до Коли, мальчик испуганно замотал головой, изо всех сил вжался в сиденье и вцепился худыми пальчиками в край стула, и если бы Женька вдруг проявила настойчивость, это напряженное маленькое тело, наверное, упало бы на пол и забилось в судорогах… Но Женька согласно кивнула и перевела взгляд на Сашу Чухрина - вот уж кто никогда ничего не боится!.. И все-таки на одну секунду Женькпны и Колины глаза встретились и - как бы Женьке хотелось, чтобы все это оказалось правдой, а не игрой ее воображения! - между ними пробежала, искра… Так часто говорят телеэкранные герои, но ведь иначе и не выразишь это странное ощущение! Как будто они внезапно узнали друг друга, и удивились, что так долго не виделись, не разговаривали. Как будто… впрочем, стоило Коле отвести глаза, и иллюзия растаяла.
        А через час, когда дети со счастливым визгом носились по раздевалке, заставляя родителей, пришедших за ними, добродушно ворчать и даже немного сердиться, Женька вдруг сделала нечто для себя неожиданное. Почему-то в тот момент, когда Коля, зажав под мышкой мешок с обувью, почти прошел мимо нее, она вдруг потрепала его по волосам, и сама замерла, не веря себе… Ее собственная рука только что дотронулась до пушистых локонов чужого ребенка, и это было так просто и естественно, как будто она прикоснулась к маминой щеке, или к папиному плечу… Вот так же без раздумий, легко она гладит своего Блинчика, но это жест близости, это - нечто необыкновенное для нее!.. Почему она это сделала? Как это вдруг ее непослушная рука забыла о своей нелюбви к прикосновениям, к ласкам?..
        Когда-то давно, на танцах, она заставляла себя класть руку на плечо партнера и почти силой удерживала свою ладонь в его ладони, но так было надо, у этих жестов была конкретная цель - танец. Если она хотела - а она очень хотела!! - научиться танцевать, то ей нужно было мириться с чужими прикосновениями к своему телу, и трогать кого-то в ответ… И она, конечно, мирилась с этой напастью, но не более того. И вообще, она ведь практически каждый день ездит в транспорте и тоже всякий раз абстрагируется от происходящего, иначе она сойдет с ума, пытаясь отодвинуться от всех этих бесконечных рук, ног, тел, голов… Но чтобы захотеть до кого-то дотронуться - это для нее странно.
        Правда, однажды в холодный осенний вечер, почти ночь, Трофим подошел к ней и взял ее за руку, и Женька резко отшатнулась от него, и вырвала из его ладони свою озябшую ладошку, потому что страшно испугалась своей реакции на его прикосновение… Ей понравилось! Трофим в тот раз ничего не понял, но потом снова и снова брал ее за руку, и они так гуляли. Так Женькин папа когда-то водил ее в парк, на набережную, просто по улицам. Он шел, возвышаясь над ней, такой большой и сильный, и Женька чувствовала себя самой счастливой девочкой в мире, прыгая рядом и то и дело, повисая всем своим детским тельцем на его руке, а он смеялся и шутил… Маме Женька никогда не позволяла брать себя за руку, только папе. Потом и Трофиму. А теперь - никому.
        Женька нервно дернула плечом и прервала поток воспоминаний. Хватит с нее, она уже устала от собственных размышлений. Венера была права, вчера она сказала дельную вещь - ей, Женьке, надо перестать копаться в себе и в мире вокруг, стремясь все проанализировать и разложить по полочкам. Нужно позволить себе жить и делать то, что хочется… Ей вдруг захотелось погладить ребенка по голове - и что в этом плохого?.. Даже если он не примет ее неожиданную ласку, отвернется, даже отскочит, что ж с того? Бывает и так…
        А Коля поднял на нее глаза и улыбнулся. Светлой, очень короткой улыбкой. И пусть только на миг, но лицо мальчика утратило неподвижность и как будто засветилось, а в уголке рта образовалась очаровательная ямочка. Один яркий всполох - и снова та же бледная холодность, понурая спина и мешок с тяжелыми ботинками в руках, и этот обреченный кивок матери, статуей возникшей в дверях раздевалки.
        Но все равно, теперь-то Женька знает, что этот ребенок умеет улыбаться. А маска молчания - это его защита от мира… Что ж за мир, господи, если маленькому человеку все время нужно от него прятаться! Упрямо нахмурившись, Женька посмотрела на удаляющихся маму и сына Савельевых… Ничего, она что-нибудь придумает. Она пробьет эту ужасную неестественную неподвижность, потому что это преступление - позволить, исчезнуть детской улыбке!
        На следующий день Коля Савельев не пришел, как и Аня Развинова, Митя Новиков и Вика Латыпова, - Женя не удивилась бы, если бы отсутствовала вся группа. В городе опять свирепствует грипп, Светлана Александровна уже второй месяц настаивает на вакцинации, но то группа не в полном сборе, то кто-нибудь из детей приболеет, и дело опять откладывается в долгий ящик. Слава богу, хотя бы самых маленьких привили. Так что, конечно, все дело в простуде…
        Но почему-то Женька не может отделаться от неприятных мыслей. Вдруг Коля не заболел, а… Что? Что с ним могло случиться? Она слишком много придумывает, стоило малышу одни раз улыбнуться ей, и она уже готова кинуться на его защиту, грудью снося все препятствия на своем пути!.. Женька усмехнулась - да, она фантазерка, и для всех будет лучше, если она направит свою энергию в другое русло. Займется тестами, например.
        Но даже к концу рабочего дня она не сумела полностью сосредоточиться па других детях. Ругая себя за это, клятвенно обещая самой себе «в конце концов, перестать валять дурака», Женька, тем не менее, думала о Коле, и уже часов в шесть, отчаявшись успокоиться, она достала из ящика все Калины рисунки и разложила перед собой на столе. Словно наваждение какое-то - стоило ей увидеть все эти бесконечные каракули и узоры, как она сразу же почувствовала себя «в своей тарелке». Как будто вытряхнула из туфли острый камушек, который был слишком мал, чтобы мешать ей ходить, но достаточно велик, чтобы причинять неудобство… Все разом встало на свои места.
        Почему она раньше думала, что Колины рисунки начисто лишены конкретики, что это одна сплошная абстракция, узоры, в которых нет ни смысла, ни какого-нибудь содержания, ни даже намека на него, ничего?.. Сейчас, разложив рисунки рядами и внимательно изучая их, она заметила повторяющийся мотив. Даже несколько мотивов, если пристально вглядеться. Вон те кривые фигуры, похожие на смятые ромбы, в правом верхнем углу, - ведь они же есть почти на каждом Колином рисунке! Только они не всегда четкие. Иногда их очень трудно выделить из клубка волнистых линий, оплетающих друг друга и обрывающихся у края листа, но все-таки они здесь, на том же месте…
        Женька выдохнула и со стуком уронила руки на крышку стола - оказывается, от волнения она перестала дышать и застыла в неудобной позе, с прижатыми к груди руками и вытянутой шеей. Какое она сделала открытие! Как же долго она ходила вокруг да около таинственного замка, а ключик - вот он! Ей нужно было всего лишь открыть глаза и как следует посмотреть, а она!.. Хотя, что ей дают эти повторяющиеся ромбы в углу листа и резкие линии, оплетающие их? Только сам Коля может точно сказать - что все это значит. Но теперь она, по крайней мере, знает, о чем его спрашивать!
        Быстро одевшись и закрыв за собой дверь кабинета, Женька спустилась по лестнице, стараясь не стучать каблуками. В пустом здании ее ботинки производят воистину ужасающий шум… Она опять засиделась допоздна, снова мать будет ругать ее и отчитывать за позднее возвращение. Хотя после ее удачного свидания с Денисом мама слегка успокоилась, к тому же еще и Венера пришла в гости. Наверное, мама подумала, что ее непутевая дочь снова будет прежней - веселой, общительной, раз и парня от себя не прогнала, и подружка появилась. Как же маме хочется наладить ее жизнь!
        Женька доехала на троллейбусе до Чапаева и неторопливо дошла до своего дома, вдыхая осенний холод и всей душой не желая зимы, которая уже в эту субботу на шаг приблизится к ней. Вместе с часами назад переведут и весенние долгие дни, и чудесные летние утра, полные свежести и радостного ожидания. Впереди - снег, мороз, иней на ресницах и бровях, насмерть замерзшие в перчатках руки и шмыгающий нос. И работа, много работы, дети и их родители, и ее собственные родители, и все.
        Что там Венерка говорила про новый стимул?.. Когда ее бросил жених, она поняла, что ее старая жизнь кончилась и самое время начать новую, все, изменив, поменяв, переиначив… У Женьки разрыв с Трофимом - это точка, после которой разве что еще несколько таких же можно поставить, чтобы вышло многоточие. А у Венеры как-то вот так славно выходит, что точка - всего-навсего конец предложения, и дальше идет другое, а потом будет следующее, абзац, и так до бесконечности. А Женька так не умеет! Ну, вот хоть ты тресни, Венеркина философия ей не подходит. Хотя и очень нравится.
        Женька резко проснулась посреди ночи и глянула на тикающий будильник. Без семнадцати четыре, за окном чернильное небо, ни одного звука не то, что в квартире, в целом мире, и от этого полного молчания темнота кажется еще более густой, тяжелой и ватной. Вздрогнув всем телом, девушка натянула одеяло на ухо и, свернувшись калачиком, попыталась понять, что же разбудило и почему у нее сердце зайцем скачет по всей грудной клетке.
        Чуть отдышавшись и согрев, озябшие плечи, Женька решила, что всему виной - приснившийся ей дурной сон. В голове до сих пор плавают неясные образы и глупые фразы, что-то о поезде, уносящемся вдаль… Во сне она четко сознавала, что расстается с кем-то или чем-то дорогим ей, и никогда больше не увидит этого кого-то (или что-то?), но больше она ничего вспомнить не может. И не хочет. Завтра (уже сегодня) рано вставать, последний рабочий день, куча планов и наметок, поэтому кошмары ей совершенно не нужны. Лучше уж пусть приснится что-нибудь приятное, необременительное, чтобы она встала утром в прекрасном настроении!
        И пусть это будет что-нибудь о… нет, не о работе, если она начнет сейчас обдумывать новые идеи или анализировать слова и поступки ее подопечных, то вряд ли ее мозг сумеет отдохнуть… О чем же тогда? О прошлом не надо, в настоящем - кроме ее детского сада - и нет ничего. О Венере, о Денисе, наконец?.. Расслабившись, Женька положила руки под щеку и улыбнулась. Ну конечно, она будет думать о Денисе и о предстоящем походе в театр, ведь сегодня же пятница? Вот и замечательно, ее снова ждет романтический вечер в обществе красавца и это само по себе уже должно ее радовать! К тому же они посмотрят хороший спектакль, «Шахерезаду», и она получит удовольствие, надо только сейчас выкинуть все из головы и заснуть.
        Плавно погружаясь в дрему, Женька старательно вызвала в памяти правильное, как будто вылепленное талантливым скульптором, лицо Дениса, его крупные темные локоны, изогнутые брови и яркие губы, и представила, как она легко - будто случайно - касается ладонью его румяной щеки, проводит ею по его гордому подбородку, крепкой шее, груди… И в ответ парень обнимает, ее, чуть наклонив голову набок, и смотрит ей в глаза - вот оно, желанное чувство блаженства! Откинувшись всем телом назад, Женька позволила Денису прижать ее к себе и поцеловать ее в лоб, край брови, веко… Это действительно здорово - чувствовать мужские руки на своей спине, и падать, увлекая своего кавалера за собой, но, падая, не бояться упасть - потому что тебя держат, тебя целуют, тебя хотят!..
        Засыпая, Женька пообещала себе завтра же посмотреть на Дениса другими глазами, и дотронуться до его локтя, потом до ладони, наверное, все начинается именно так… А во сне Денис уже давно взял ее на руки и закружил, и она, положив голову ему на плечо, почувствовала его сильные мышцы, вдохнула запах кожи, и даже поцеловала его в ворот свитера, и ей вдруг стало ужасно хорошо, и она растворилась в ощущении своей невесомости, как будто ее тело стало воздушным!
        Но почему-то в тот момент, когда Женька соскользнула из дремы в глубокий сон, Денис куда-то пропал, и вместо него появился другой, тот, о ком она предпочла бы не думать… или думать не так, как этого требует ее сон. Что же это такое, в самом деле? Ее память услужливо подкинула ей этот образ, и - не имея ни силы, ни желания отказаться от воспоминания, - Женька послушно забыла о Денисе и позволила увлечь себя Игорю Ворону…

        Глава 6

        До чего же у нее болит голова. Как будто она не лежала целую ночь в своей постели, укрытая теплым одеялом и одетая в любимую голубую пижаму, а танцевала и пила вино, весело проводя время в компании интересного мужчины, как это было в ее сне. Женька дико не выспалась, но выбора у нее нет, надо идти на работу, сегодня последний рабочий день и ей во что бы то ни стало нужно доделать и распечатать результаты проведенного теста.
        Съев один молочный йогурт и выпив кофе, Женька довольно рано вышла из дома и две остановки прошла пешком, стряхивая с себя остатки сна, потом села на трамвай и доехала до садика. Опять ей придется идти на встречу с Денисом прямо с работы, поэтому она надела сегодня черный вязаный костюм, юбку до щиколоток и свитер с интересными воланами на рукавах. В нем ей тепло и смотрится он симпатично… Правда, Женька редко носит юбки, в брюках ей куда удобнее, но ведь сегодня она должна выглядеть особенно женственной и привлекательной!..
        До прихода детей Женя пыталась хотя бы в общих чертах наметить линию своего сегодняшнего поведения с Денисом: вот они встречаются у колонны, потом он улыбается ей, а она - ему… может быть, уже в этот момент стоит сказать или сделать что-нибудь такое, что настроит парня на определенный лад? Или это слишком рано? Но тогда во время спектакля она будет шепотом задавать ему вопросы… Хотя, пожалуй, нет, вряд ли она сможет отвлечься от происходящего на сцене, Женька себя хорошо знает. Но как тогда дать понять Денису, что она не против развития их отношений? Ведь она действительно не против?..
        Утро выдалось на редкость хлопотливым: кое-кто из малышей никак не мог оторваться от мам, родители нервничали и покрикивали на своих чад, и Женька ходила между рыдающими детьми, не понимая, как и чем прекратить суматоху. Потом оказалось, что грипп разошелся вовсю и скосил почти половину детского сада, вот и Коли Савельева нет уже второй день, раньше такого не случалось, ее это волнует… Никаких выводов она делать не будет, впереди выходные, стоит подождать до понедельника, а потом уж решать… Что решать? Как будто она сможет что-нибудь сделать!
        Женька заперлась в своем кабинете и до обеда заполняла последние графы интерпретационной таблицы, оценивая в баллах различные пункты - степень проявления в рисунке положительных эмоций, негативных эмоций, аккуратность исполнения и качество линий (штриховку, нажим, наклон и так далее). Плюс к обязательной характеристике Женька сделала небольшое дополнение от себя к каждому рисунку: указала пол и возраст ребенка, темперамент, его самооценку и предпочитаемую модель поведения в коллективе, отметила имеющиеся проблемы, намекнула на возможные комплексы. Только вот как ей написать в обычном приложении к тесту, что она до смерти беспокоится о Наташе, переживает за Диану и места себе не находит из-за Коли?..
        К концу тихого часа Женька вывела распечатки всех тестов и положила их на стол Светлане Александровне. Она проделала неплохую работу, и ей есть, что представить на суд директрисе. Теперь остается только ждать вердикта - если Женькина работа будет принята и одобрена, то со следующей недели Женька проведет в выбранной ею группе еще два теста, и потом уже протестирует всех детей в садике. Но все это возможно только после разрешения Светланы Александровны.
        Как же всегда трудно ждать! Такое ощущение, будто от оценки строгой директрисы зависит не дальнейшая судьба тестов, а Женькина судьба. В какой-то степени так оно и есть, ведь Женька слишком многое поставила на карту, и если окажется, что ее работа не принесла важных результатов или показалась Светлане Александровне бессмысленной, то это огромный минус Женьке, удар по ее профессионализму.
        Откинувшись на спинку своего стула, Женька прикрыла глаза и расслабилась. Незачем пугать себя раньше времени. Тесты сделаны и лежат на директорском столе, а ей можно отдохнуть и подумать о плане работ на следующую неделю. Или - а почему бы и нет, раз у нее появилось свободное время? - о предстоящем походе в театр и о Денисе, который, может быть, сегодня вечером на что-нибудь решится.
        Но до конца рабочего дня Женька так и не смогла выкинуть из головы тесты и лица детей, так по-разному нарисовавших свои семьи. Неужели вся ее работа пойдет насмарку и окажется никому не нужной? Разве рисунки бесполезны? Если это так, то значит, и в Колиных картинках нет никакого смысла, но ведь Женька понимает, что это неправда, ведь она сама видела эти нервные ромбы, которые детская рука настойчиво выводит на каждом листке! Вот когда Коля придет в сад, она сразу же у него спросит обо всем, и тогда все ее догадки и предположения подтвердятся, пусть только он быстрее выздоровеет и вернется в группу!..
        Хотя какие у нее, собственно, могут быть предположения? В этот раз Женька даже не стала заглядывать в папку с Колиными рисунками, она и так их отчетливо помнит. Вот, к примеру, есть такой рисунок - вертикальные черные полосы, которые густо усеяли какие-то фигурки разного размера, Можно предположить, что это люди, и они то ли идут, то ли стоят. А в правом верхнем углу - кривые ромбы, от которых к фигурам тянутся прерывистые линии. Паутина? Провода? В целом рисунок производит тягостное впечатление, по возможно, только потому, что Коля рисовал его простым карандашом… У него есть очень яркие картинки, цветные и пестрые, как лоскутное одеяло. Но, честно говоря, они тоже кажутся Женьке не слишком-то радостными, скорее - суматошными и беспокойными. Но зато ромбы на них почти всегда желтые или оранжевые, а каракули, похожие на людей, - коричневые, серые, темно-синие… холодные и неприветливые.
        Это не может быть пустяком, никаких случайностей тут нет - и выбор цвета значим, и расположение фигур на листе, и вся эта прерывистость и угловатость линий. Но пока что Женька, глядя на Колины творения, ощущает себя археологом, раскопавшим древние свитки: сразу видно - находка ценная, но что на них написано, невозможно понять!..
        Но как узнать у мальчика, что он рисует изо дня в день, если сам он говорить не хочет? Как найти к нему подход?..
        Женька подошла к окну. Все, ей пора собираться в театр, и мысли о детях, рисунках, тестах и так далее она оставит тут, и вернется к ним только в понедельник! Ну, или завтра, когда утомится от безделья и засядет за свой ноутбук или возьмет в руки очередной сборник статей по психологии. Но сегодня она точно больше не будет изводить себя работой! В конце концов, она молодая девушка, у нее свидание с парнем, которому совершенно не важно, кем она работает, ведь он пригласил в театр не специалиста, а интересную женщину! Значит, значит…
        Глянув на себя в зеркало, Женя кокетливо изогнула бровь и пожала плечами. Жизнь - это здесь и сейчас, и как хорошо, что у нее теперь есть что-то настоящее… Прошлое ушло, а мечтами и фантазиями можно утешаться до старости, ей же хочется прикоснуться к миру, стать его частью, почувствовать себя участливой и беззаботной… Просто позволить мужчине любить себя, и полюбить его в ответ, или пусть не полюбить, но хотя бы позволить ему целовать себя, держать свою ладонь и гладить ее, и чтобы он, волнуясь, ловил ее взгляд и прижимал ее к себе всякий раз, когда она окажется рядом… Вот это и есть - настоящая жизнь. А про свои сны она никогда не будет вспоминать.
        Хотя она многое бы отдала за то, чтобы снова оказаться в одном сновидении с тем человеком, который наяву так пристально смотрел на нее серым взглядом, и быстро дотрагивался до ее плеча, и, прощаясь, один раз поцеловал ее холодными губами… С тем мужчиной, который когда-то летом быстрым шагом вышел из ее жизни - и остался только на сцене, красивый, непонятный, не ее… Это всего лишь сон, мечта, но, к сожалению, за этой радугой она бы не раздумывая, побежала на край света!
        - Ты опять опоздала, - Денис помог Женьке снять куртку и передал ее вместе со своей гардеробщице. - Я тебя жду уже пятнадцать минут.
        Женька действительно не рассчитала время и явилась чуть позже, чем они договаривались с Денисом, но почему-то у нее возникло странное чувство, когда он попенял ей на опоздание. Как будто все это неправильно. Разве на свидании так бывает, чтобы парень что-то подобное заявлял своей девушке? Впрочем, они же в театр собрались, тут все должно быть точно. К тому же и серьезных отношений у них нет. Они просто приятели, не больше.
        До спектакля осталось десять минут, и Женька взялась разглядывать фотографии на стенах, то и дело, с удовольствием узнавая кого-нибудь на снимках. Денис, сменивший гнев на милость, пристроился у нее за спиной, комментируя вполголоса, где кто. Хотя и без его пояснений Женя мгновенно угадывала Игоря Ворона в многочисленных ролях, в каком бы гриме его не сняли, и какую бы замысловатую позу он не принял, а один раз ее сердце екнуло и больно ударилось о ребра - когда она остановилась перед фотографией летящего Ворона. Такой же, как та, что висит у нее в изголовье и на которую она смотрит каждый вечер… Хорошо, что Денис ничего не заметил.
        - Наша звезда, а это его партнерша, сейчас она танцует в Мариинке, но до сих пор приезжает к нам, то на гастроли, то просто в гости… А вот это - Алексей Разумовский, ну, ты его помнишь, конечно… Сегодня увидишь.
        Голос Дениса как-то неожиданно изменился, и Женька удивленно на него взглянула. Конечно, она помнит Лешку, о чем речь, но Денис как будто задохнулся от волнения, или ей это все показалось? Она не может сейчас объективно судить о чувствах парня за ее спиной - ее взгляд занят выискиванием Ворона на всех снимках, и хотя Женьке это не нравится, но прекратить это занятие не в ее силах… Вот прозвенит звонок, и она снова вернется к Денису, и тогда ни одно движение его точеного лица не ускользнет от ее глаз! Во всяком случае, до тех пор, пока не начнется спектакль.
        Шеренга снимков резко закончилась, и Женька вздохнула. На долю секунды в ее мозгу завертелась какая-то незаконченная, смутная мысль, еще миг, и она бы оформилась и сама прыгнула бы на язык, но тут раздался второй звонок и мысль исчезла, оставив после себя томительное ощущение потери. Как будто Женька что-то забыла или не сделала, не заметила, не осознала… И это что-то настолько важное, что если она этого не вспомнит, то ей будет плохо.
        Закусив губу, Женя попыталась восстановить последовательность последних событий - вот она приходит в театр, встречает Дениса, раздевается в гардеробе и гуляет в холле… Что не так? Где и что она упустила?.. На ум ничего не пришло. Досадливо поморщившись, Женька решила перестать мучиться из-за ерунды и, взяв Дениса под руку, отправилась в зал. У них снова места в партере, к тому же сегодня она захватила с собой бинокль Ивана Семеновича: большой, военный, уж в него-то она в подробностях разглядит всех артистов и декорации! Не то, что в мамин театральный.
        - Вот, вот он! - Женька вздрогнула от неожиданности, когда Денис прижался губами к ее уху и буквально обжег ее быстрым шепотом. - Сейчас будет вариация жены хана, а потом - Лешка.
        Восточная музыка закрутилась волчком, в ход пошли барабаны, и под четкий ритм ударников на сцену выбежала толпа девушек в прозрачных шароварах и разлетающихся накидках. Одна из них, самая высокая, резко остановилась и вскинула руки вверх, зазвенев браслетами, потом согнула послушную спину в поклоне, и в ту же самую секунду Женька узнала в ней Ладу… такую же тонкую и гибкую, как летом, но только - черную, как сам ад! Смуглую, черноволосую, и у нее даже голова закружилась от этой внезапной черноты и жуткого воспоминания, нахлынувшего на нее темной волной и на одну секунду или целую вечность раздавившего ее своей тяжестью.
        Женька как будто снова вернулась в ту далекую июньскую ночь, испугавшую ее до безумия, в сон, разбивший ее покой и превративший ангела в черта… Когда-то она, дрожа и судорожно дыша, прервала свой кошмар и вызволила себя из сновидения, в котором Лада прокляла ее и рассмеялась ей в лицо сухим старческим смехом. А теперь эта новая, незнакомая ей Ладка с волосами как смоль и змеящейся на губах улыбкой действительно превратилась в страшную пани Марианну с Проспекта, напророчившую ей столько бед и несчастий! Белая Ладка почернела, словно обуглилась, и Женька готова была закрыть глаза, лишь бы не видеть этой метаморфозы, не бояться мрака, глядящего на нее со сцены Ладкиным ярко накрашенным лицом…
        Но потом восточный ритм разбился на отдельные аккорды и рассыпался горохом по сцене, музыка взвизгнула скрипкой и призывно застонала флейтой, и Жеиькино сердце, ухнув и больно ударившись о грудную клетку, вдруг само собой успокоилось и перестало дрожать от страха. В то же мгновение Ладкина смуглость оказалась гримом, черные как зимняя ночь волосы - париком, и сама она, последний раз поклонившись черноглазой жене хана, скрылась в толпе рабынь, растворилась в пестроте и яркости шелка, слилась с танцующими фигурами, и Женька облегченно перевела дыхание.
        Зазвенели бубны, и красавицы, среди которых Лада больше не угадывается, почтительно согнувшись, волной откатили назад, а в центре ярко освещенного круга осталась одна, с черными очами, насурмленными бровями и звенящими браслетами на руках и ногах. Черноглазая призывно двинула бедром - раз, другой, потом изогнула стройный стан и топнула ножкой. Рабыни покорно разбежались в разные стороны, и на их место встали полуобнаженные юноши, танец возобновился, бубны и барабаны забили с новой силой, и жена хана, порочно сверкнув оком, поманила к себе одного из рабов.
        Если бы Женька точно не знала, что этот полуголый человек - Лешка, она бы его никогда не узнала, хотя из всей одежды на нем - только узкая набедренная повязка. Но сцена изменила все, и внешность, и характер, и это не тот веселый молодой человек, с которым она летом пила пиво и с которым даже пару раз станцевала в кафе. Нет, сейчас это раб, готовый выполнить любой каприз своей хозяйки, мужчина, угождающий красивой и вздорной женщине… У Лешки удивительное тело - стройное и сильное, но в то же время гибкое, легкое… Женька с удовольствием приблизила бинокль к глазам. Замечательный танец - и эротический, и целомудренный, вон, что выделывает жена хана, пока муж в отъезде!..
        Улыбнувшись, Женька повернулась к Денису, но замерла, как будто наткнувшись на невидимую стену. Наверное, ее кавалер очень сильно привязан к своему театру, и тоскует, оказавшись вне сцены…
        Так смотреть, вложив всего себя во взгляд, может только тот, кто сильно любит. Денис похож сейчас на натянутую тетиву лука - кажется, дотронься, и стрела сорвется, взовьется в воздух и вопьется в яблочко. Женька отвернулась и снова вооружилась биноклем. Что ж, ей это понятно… Пока танцевал хан, она, наверное, выглядела так же, как теперь Денис - застыв напряженной статуей, следила за каждым движением любимого артиста, временами даже забывая дышать. Но все-таки это немного странно… может быть, Денис смотрит на Лешку с профессиональной точки зрения? - у них ведь одна партия на двоих…
        Впрочем, какая разница.
        На сцене сменились декорации - хан, вернувшийся из дальнего путешествия, застал свою любимую супругу с полуголым рабом. Обоих без жалости казнил и очень долго переживал, не верил в любовь и не надеялся на счастье. Но тут появилась Шахерезада и сумела-таки обворожить нелюдимого хана и вернуть ему утраченную было веру в людей, любовь и счастливую долгую жизнь вдвоем.
        Когда Ворон нежно поднял новоиспеченную жену высоко над головой, Женька поймала себя на том, что отчаянно завидует этой девушке. Как бы ей хотелось хоть раз оказаться в руках у сильного мужчины (у Ворона), который бы одним своим прикосновением мог бы вселить в нее уверенность в чем угодно: в том, что она красива, что все будет хорошо, что все плохое непременно закончится… Сам вид мужских ладоней, осторожно сжимающих женские стройные ножки в бирюзовых шароварах, изумил и растрогал ее, и почему-то настолько сильно взволновал, что Женька не осталась в кресле ни секунды дольше положенного. Как только занавес закрылся, она вскочила со своего места и понеслась к выходу, ни разу не оглянувшись на Дениса.
        - Денис, Лада все так же работает в театре? Это ведь я ее видела? - в начале, среди рабынь, потом еще в конце, когда девушки выносили блюда с фруктами, - они уже обогнули театр и остановились на Первомайской, возле разоренного стенда. Фотографий на нем по-прежнему нет, и деревянные рамы без стекол и внутренностей неприятно напомнили Женьке беззубый старушечий рот.
        На улице вдруг похолодало, и Женька почувствовала себя в куртке неуютно. Денис попробовал завести светскую беседу, но в какой-то момент сбился и замолчал, а у нее не оказалось желания поддержать его и спасти умирающий разговор. И теперь они стоят так близко друг от друга, что Денис легко мог бы обнять ее за плечи и притянуть к себе, и она бы, наверное, не только позволила бы ему это сделать, но даже сама подалась навстречу, уютно пристроилась бы у него под рукой. И стоя так, она бы задрала голову и разглядывала бы его лицо, любуясь и удивляясь этой дивной красоте.
        - Ну да, работает, а куда бы она делась? - Денис рассеянно затянулся, неотрывно глядя на дверь черного хода, и Женька заметила, что его сигарета направлена туда же. Вообще-то, она не думала, что ее новый знакомый курит, но что она о нем знает? Наверное, сейчас ей лучше уйти, оставив его наедине с сигаретой, потому что - такое у нее ощущение - уже все закончилось, и никакого продолжения романтического вечера не будет! И пусть он стоит в одиночестве и тоскует, глядя на эту невзрачную дверь, как на свое спасение!
        Денис подался всем телом вперед и выкинул сигарету, в то же мгновение дверь черного хода распахнулась и из нее на улицу вывалилась веселая толпа артистов. Женька отступила в тень, не понимая, что с ней происходит, но чувствуя острое, непереносимое желание сейчас же убежать, скрыться в ближайшей подворотне, спрятаться, лишь бы не видеть и не слышать того, что останься она здесь еще хотя бы на пять минут - непременно увидит и услышит!.. Опять дежа-вю, все это уже было с ней - и веселый гомон, и смех, и толпа, приветливо обтекающая ее со всех сторон и без слов принимающая ее в свои ряды… Всего этого ей больше не нужно. Ей срочно надо уйти, чтобы ни в коем случае не наткнуться взглядом на Ворона!.. Потому что ей мучительно хочется этого, но это неправильно, нехорошо, неинтересно! Она уже знает конец этой сказочки - синий лед в глазах и ни слова в ответ.
        - Ты не обидишься, на меня, если я тебя не провожу? А хочешь, пойдем с нами, ты же многих знаешь, - Денис дернул Женьку за рукав, и она чуть не упала, поскользнувшись на мокром асфальте. - Мы с Лешкой договаривались, он меня ждет, но он не будет против, так что давай…
        Женька качнула головой. Странное дело, еще час назад она сидела в темном зале и ломала голову, откуда такое восхищение в голосе Дениса, почему он взволнован, что такое… А все так просто. Проще и быть не может. Это возбуждение в прекрасных глазах, лихорадочный румянец и губы, которые Денис то и дело, волнуясь, облизывает кончиком языка, и даже сама идеальная красота его лица… Куда она раньше смотрела?
        Ободряюще улыбнувшись своему приятелю, Женька повернулась и почти бегом припустила в сторону Проспекта. Конечно, она не будет настаивать на том, чтобы он ее проводил, пусть идет туда, где его ждут! Заворачивая за угол, она краем глаза заметила большую компанию, в гуще которой исчез Денис, и даже как будто услышала голос Ворона… Нигде не останавливаясь, она миновала проспект и пришла в себя только на Чапаева. Медленно, старательно глазея на горящие витрины магазинов и редких прохожих, Женька побрела домой.
        Странно у нее заканчивается пятница. Она думала, что сегодня у нее произойдет свидание, и после этого вечера она будет жмуриться от удовольствия, размышляя о своем будущем. А все получилось как обычно, и снова вместо приятной концовки - ее излюбленное многоточие… И все-таки она ни о чем не жалеет. Как будто она с самого начала знала, что так и будет все, и поэтому никакого разочарования она не испытывает. Абсолютно. Наверное, ей очень хотелось, чтобы Денис ей понравился, и в какой-то мере, он ей действительно приятен, с ним легко, они оба любят театр танца… и она придумала себе любовное продолжение их приятельских отношений. Не случилось, ну и не надо. Все к лучшему.
        Поднявшись на родное крыльцо, Женька остановилась, тщательно шаркая грязными ботинками о решетку. Три дня назад на этом самом месте она встретила Венеру, надо будет на выходных созвониться с ней и куда-нибудь вместе сходить… В тот же театр, вряд ли теперь они с Денисом будут часто выбираться туда вдвоем. Ухмыльнувшись, Женька стряхнула последний комок грязи, ударив ботинком о ботинок, и вошла в подъезд.
        Если бы не «наскальная» живопись, украшающая стены первого этажа, она вряд ли вспомнила бы то, что встревожило ее в театре… Тогда мысль тенью мелькнула у нее в голове и пропала, и даже потом, разговаривая с Денисом о Ладе, она не насторожилась и почувствовала беспокойства. Но теперь, когда Женька увидела нарисованную па грязно-белой стене каким-то неизвестным художником длинную черную фигуру то ли женщины, то ли куклы, она снова ощутила во рту неприятный привкус страха и вдруг поняла, что ее задело.
        В холле театра она внимательно посмотрела фотографии солистов театра русского танца, даже больше - она рассмотрела их все, ни одной не пропустив! Но ни на едином снимке не было Лады, она готова в этом поклясться! Игорь Ворон глядел на нее с каждой второй фотографии, и Лешка там был, и даже Денис на одной, а Лады - не было. Потом, в спектакле, Женька ее видела, да и Денис говорит, что она по-прежнему работает в театре, но что-то тут все равно не так. Что это все значит, Женька не знает: может быть, многое, а может, ничего.
        Но почему-то ей стало так неприятно, как будто она, задыхаясь от жажды, хватанула вместо минералки водку. Такое с ней однажды приключилось в детстве - все вокруг, помнится, смеялись, глядя, как она беззвучно шлепает ртом и машет руками, но ей-то самой было не до смеха!.. Вот и сейчас она почувствовала, что ее легким как будто не хватает воздуха, хотя почему мысль о Ладке так на нее подействовала? Во всем, скорее всего, виноват не вовремя припомнившийся сон, не стоит придавать этому значения… Но даже если это не заслуживающий внимания пустяк, она все равно затратит время на то, чтобы все узнать. Хотя бы для того, чтобы больше не думать об этом.

        Глава 7

        Выходные прошли скомканно и бестолково. Всю субботу она отсыпалась и читала книжки, ощущая себя скрипкой в футляре, которой лень двигать смычком и не хочется никаких концертов и чужих рук.
        В ночь с субботы на воскресенье вся страна перевела часы на один час назад, кроме Женьки, которая, конечно же, забыла это сделать, и в результате все воскресенье у нее пошло наперекосяк. Сперва она вскочила ни свет ни заря, потом, сообразив, наконец, перевести часы, измучилась ждать полудня - они с Венерой договорились пойти на голографическую выставку в Краеведческий музей. Но все-таки конец воскресного дня порадовал ее и внес разнообразие в ее жизнь.
        Конечно же, Женька не удержалась и рассказала Венере про Дениса, про пятничный поход в театр и фотографии на стендах, на которых она не увидела Ладу… Они как раз прогуливались по большому залу, на стенах которого рядами висели голограммы всех видов и родов, и где-то между оборотнем и Кинг-Конгом Женя задала подруге вопрос, занимающий ее уже вторые сутки.
        - Я не понимаю, что это значит, но если Лада солистка, то ее фотография должна быть на стенде, а ее там нет. Она мне говорила, что училась в Москве и ее специально пригласили в этот театр, и хотя она тут редко танцует, ей трудно под рост подобрать партнеров, но… фотографии-то должны быть?
        - Ну, может, она наврала тебе, что солистка? - Венера отошла от голографического оборотня на шаг и усмехнулась. - Ты посмотри, это ж волшебство какое-то… Такое ощущение, будто он сейчас меня укусит!
        - А мне больше Франкенштейн понравился, там, у двери, - Женька прошла мимо этой картинки на полусогнутых от ужаса ногах, потому что чудовищная голова по-настоящему следила за ней горящими глазами и ухмылялась оскаленным ртом, и только ряды ламп, создавали какую-никакую преграду между Франкенштейном и посетителями выставки. - И все-таки я не понимаю, зачем ей было врать? Мне-то, какая разница, кто она - солистка или нет? Зачем?..
        - Да всем нам хочется выглядеть лучше, чем мы есть на самом деле… Ну, хорошо, ты бы врать не стала, и я, наверное, тоже, а Ладка врет, ей так проще жить. Не думаю, что она только тебе это говорила, может быть, у нее комплекс какой-нибудь? Из-за роста, например, или из-за возраста… типа вон уже, сколько лет, а до сих пор в… как это у них называется? в массовке танцует!
        - В кордебалете… Наверное, ты права. Но мне все это как-то странно. Хотя какое мне дело до Лады? Пусть себе врет. Просто… Не знаю, мне это не понравилось, - Женька вспомнила изящную высокую блондинку и качнула головой. Как будто вдруг прекрасная снегурочка, вырезанная из цельного куска льда, на ее глазах начала таять, некрасиво оплывая и превращаясь в гигантскую бесформенную сосульку. Сосульку, покрытую пылью и копотью и дорожной грязью… До чего же она не любит лжи!
        - Да ладно тебе, просто выбрось все из головы. Ты живешь по-своему, а она - вот так, иначе у нее не получается, будь к ней снисходительна! - Венера насмешливо сверкнула черными глазами и пристроилась к длинному хвосту очереди за голографическими открытками. Женька встала рядом, в сотый раз, удивляясь чутью этой девушки. Наверное, из нее бы вышел замечательный психолог! Всякий раз, как Женька пообщается с Венерой, у нее светлеет на душе и мысли сами собой начинают раскладываться по пунктам, словно весь этот спутанный клубок аккуратно причесали расческой. Действительно, у всех разные жизни, и это непреложный факт, изменить его нельзя, остается только принять его как данность.
        Потом они до позднего вечера гуляли с Венерой по проспекту, спускались на набережную, ели мороженое в уютном баре «Волна» недалеко от пристани. У Женьки после встречи с подругой осталась масса приятных впечатлений и маленькая открытка-голограмма с моргающим глазом… Она сперва хотела повесить ее над кроватью, но потом передумала - пусть там висит только Ворон, а новенький глаз она найдет куда приткнуть.
        И нашла ведь - сегодня утром принесла его на работу и прилепила жвачкой в правый верхний угол своего монитора. Теперь вот сидит и смотрит на бледно-желтое закрытое веко с длинными густыми ресницами… Но если Женька откинется назад и чуть повернет голову, глаз тут же радостно откроется и засияет серой радужкой. Впрочем, может он вовсе не такого цвета, как ей думается, на голограмме не разберешь этого… Но почему-то глаз кажется ей знакомым. Как будто она уже смотрела в него когда-то и точно знает, что взгляд был светлым, умным и пристальным.
        Фыркнув, Женька выскользнула из-за стола и привычно устроилась на подоконнике, разглядывая пустой двор. Как правило, после выходных ей трудно настроиться на рабочий лад, как будто за дни безделья ее голова заполняется туманом и весит втрое больше обычного. Но сегодня почему-то она ощущает себя на редкость бодрой и работоспособной. Удивительно, но утром она довольно легко проснулась и на работу полетела, как на крыльях, даже не стала дожидаться трамвая и две остановки прошла быстрым шагом. И до самого тихого часа ни разу даже не присела!
        Какое-то необъяснимо приподнятое настроение. Венерка пригласила ее на свой день рождения, который на самом деле в среду, но празднование назначено на субботу, может быть, поэтому Женьке так радостно? Или из-за приятной новости, которую ей вчера «по секрету» сообщила мать, когда она вернулась с прогулки и доедала бутерброды на кухне? Вообще-то, никакой неожиданности не было, Женька и сама догадывалась, что к этому все идет, но все-таки! Думать и предполагать можно сколько угодно, а получить подтверждение своим мыслям совсем другое дело! И мама выглядела такой счастливой!
        - Жень, я думаю, ты не будешь иметь ничего против… Я же вижу, у вас с Иваном Семеновичем вроде бы хорошие отношения, - вздох из глубины души и решительно вздернутый подбородок, что называется, мама пошла в атаку. В общем, мы с Иваном Семеновичем подали заявление. Через полтора месяца нас распишут, вот такие дела.
        Женька даже рассмеялась от радости. Ну и, слава богу! Еще совсем недавно она ужасно переживала, представляя свою мать замужней женщиной, у которой есть не только дочь, но и - какой-то непонятный, незнакомый ей - муж, и это выбивало ее из колеи и лишало спокойствия… Но июнь перевернул весь ее мир вверх тормашками, и первыми, кто оказал ей помощь - или хотя бы попытался это сделать - были мама и Иван Семенович. Тот самый, которого она никак не могла вообразить своим отчимом. Или не хотела… До перелома в ее жизни она не воспринимала этого человека серьезно, просто мамин коллега, мужчина в возрасте и ничего более, а после… ей стало все равно, и в этом равнодушном состоянии она провела все лето. А когда наступила осень, выяснилось, что Иван Семенович как-то естественно вписался в окружающий ее мир и стал его неотъемлемой частью, вот так! И то, что мама, наконец, выходит за него замуж, - очень правильно, иначе и быть не может.
        Поэтому Женька искренне поздравила маму, потом они втроем пили чай на кухне и старательно делали вид, что «секрет» еще не выплыл наружу, хотя то и дело какая-нибудь фраза выбивалась из невинного контекста и вносила в разговор восторженную нотку. Нет, все-таки ее мама молодец, и пусть и ей улыбнется счастье, она его заслужила! У папы есть жена и сынок, и у мамы теперь будет муж.
        А когда Женька уже почти легла, позвонил Денис… И голос был такой интересный - с просительными интонациями, почти заискивающий! Раньше он так с ней не говорил. Впрочем, когда - раньше? Если не вспоминать пару летних встреч, они едва познакомились, и что они успели узнать друг о друге? Что оба любят танцы и не знают, куда деваться от матерей, желающих устроить личную жизнь своих детей!.. - Жень, привет, это Денис… Я хотел спросить, ты не обиделась на меня? Нет? Я очень рад!.. Если хочешь, давай на неделе опять в театр сходим? Я действительно этого хочу, нет, правда, пойдем, хотя бы во вторник… Ты ужасно нравишься моей маме, ну, мне, конечно, тоже… Сходим? Хорошо! Я позвоню тебе вечером в понедельник, пока!
        Конечно, она согласилась. А что она могла сказать? Нет? Но ведь она «так нравится» его маме, да и ее мать, кажется, несколько успокоилась и с тех пор, как она начала встречаться с Денисом, больше не пытается читать ей нотации. Смотрит на нее с понимающей улыбкой и молчит, а когда Женька в пятницу вернулась из театра, даже приготовила ей любимые ватрушки. Просто так. Потому что дочь наконец-то выползла из кокона и перестала сторониться мужчин, а для материнского сердца большей радости не найти! И не говорить же ей теперь, в самом деле, что у нее ничего нет с Денисом и быть не может! Зачем?.. А встретиться с ним в театре она всегда может, все не одной идти!..
        Хотя зачем ей в театре компания? Все равно она про всех забудет, едва в зале погаснет свет и на сцене появится тот, ради кого она и ходит на спектакли, и как это было бы не к месту и досадно, если бы ее кавалер, не понимая ее волнения и напряженного внимания, стал бы разговаривать с ней во время действия! Что-то спрашивать, обсуждать, тогда как она с ума бы сходила от желания ничего и никого не слышать и не видеть, кроме танцующего Ворона!.. Впрочем, Денис не оторвет ее от сцены, в этом плане он для нее - идеальный спутник! Она правильно сделала, что согласилась на это… свидание.
        На карниз вспорхнула синичка и нагло уставилась прямо на Женьку. Улыбнувшись, девушка постучала по стеклу пальцем, но птичка не улетела, только устроилась поудобнее, чуть наклонив взъерошенную головку. Но уже в следующий момент птичку буквально ветром снесло с насиженного места, потому что по всему зданию детского сада прокатился переливчатый гром звонка.
        Почти за два месяца работы здесь Женька так и не привыкла к этому звуку. Но все, тихий час закончился, ее ждет работа.
        Достав из шкафа огромный ватман и цветные карандаши, она вышла из кабинета и отправилась в Голубую комнату, в которой ей больше всего нравится проводить свои занятия. Пока ребята встанут, умоются, пополдничают, она как раз все приготовит. Сегодня у них интересная тема - они будут рисовать общую картинку для родного детского сада, посвященную осени. Каждый ребенок нарисует то, что ему нравится в этом времени года и расскажет ей и всем остальным ребятам, почему он любит то, что изобразил. Очень творческое занятие должно получиться. Все рисунки получатся непохожими один на другой, даже если дети разом решат нарисовать одно и то же.
        К сожалению, Светлана Александровна пока не высказала своего мнения про результаты проведенного теста, утром ее срочно куда-то вызвали, и без ее согласия Женька не рискнула давать детям новые тесты… Но просто порисовать можно, почему бы и нет? Ребятам эта новая игра должна понравиться, а она сможет дополнить свои выводы новыми наблюдениями и впечатлениями!
        А про то, что все это затевается не просто так, Женька думать не будет. Ей хочется занять детей, дать пищу их воображению, посмотреть на их реакцию и все в том же духе, и, в конце концов, разве не это является задачей детского психолога?.. А то, что сегодня в детский сад пришел Коля Савельев, и она ужасно рада его видеть, к делу не относится. И ни про какие неправильные геометрические фигуры в уголках листа она вовсе не думает.
        - А это туча, из которой идет дождь, и все ходят мокрые по лужам, - Митя Новиков упрямо выпятил подбородок и бросил вызывающий взгляд на Женю. - А когда идет сильный дождь, всем плохо и хочется домой, и никто не гуляет и не играет на улице! Я не люблю дождь.
        Женя пожала плечами и улыбнулась, В каждой группе непременно находится свой бунтарь, которому во что бы то ни стало хочется сказать веское слово поперек, она к этому уже привыкла, потому что так должно быть, это нормальное явление.
        Оглядев «поле боя» и галдящих от удовольствия детишек, Женька осталась довольна. Она правильно расположила рисунок - прикрепила ватман к стене на уровне детских глаз, и теперь, сидя вот так вот полукругом, они могут рассмотреть все детали их общей картины, не вставая с места. И только тот, кто хочет что-нибудь нарисовать, поднимается со своего стульчика, берет нужные карандаши и дополняет композицию.
        К этому моменту картина практически завершена: на ней есть и солнце, и лужи, и люди в калошах, с собаками и зонтами, дома, красно-желто-зеленые газоны и цветочки, и даже пшеница. Каждому ребенку захотелось внести в общую картину и что-то свое, очень личное: одному - любимого пуделя, другому - велосипед и клумбу с ромашками, и если бы Женька не остановила поток желающих, картина быстро лишилась бы содержания и превратилась в хаотическое скопление бессвязных деталей.
        Удивительно. Все это время она нет-нет, да и взглядывала краем глаза на Колю, но мальчишка вел себя так же шумно и непосредственно, как все остальные дети. Как будто за те четыре дня, которые он провел вдали от садика, в нем что-то кардинально поменялось. Вроде те же светлые волосы и серые глаза, но как будто и посадка головы другая, и взгляд уже не тот… А главное - сегодня она не чувствует в нем надлома, никакой настороженности!..
        . Когда Женька утром встретила Колю, он позорно шел рядом с матерью, глядя себе под ноги и ни на секунду не отвлекаясь от плиток на полу в коридоре. Молча разделся, повесил одежду в свой шкафчик и прошел в комнату, ни с кем не здороваясь. А потом мать ушла, и ребенок постепенно ожил, и сейчас сидит, сверкает глазками и пытается что-то дорисовать в уголке, выхватывая карандаш то у Жени, то у Максима. Подменили ребенка, право слово! Но это к лучшему, такие перемены не могут не радовать!
        - Ну, хорошо, хорошо… Давайте сделаем так. Я вам раздам чистые листочки, и вы на них нарисуете то, что хотели бы видеть на нашей общей картине. Если вы считаете, что там чего-то не хватает, нарисуйте это! А потом мы посмотрим, что у вас получилось!
        Через пятнадцать минут Женя собрала у детей листочки, но толком разобрать каждый рисунок они не успели - прозвенел звонок, занятие закончилось, и за группой пришла учительница танцев… Но дети расстроились и никак не хотели покидать класс, и увести их удалось только после того, как Женька пообещала продолжить начатую тему завтра, «прямо с утра».
        Улыбаясь, Женя сложила рисунки в голубую папку. Надо снять с доски изрисованный ребятами ватман и повесить новый, для следующей группы… В старшей занятие прошло более чем успешно, но понравится ли эта игра малышам, еще не известно, вполне возможно, что задание для них окажется слишком сложным… ну что ж, тогда она придумает что-нибудь попроще. Например, нарисует луг и попросит детей дополнить его - цветами, травой, животными, насекомыми… Задача - увлечь ребят, направить их мысли в творческое русло, и конечно, понаблюдать за каждым в процессе совместной работы!..
        Женька думала, что она осталась в Голубой комнате одна, но она ошиблась. У доски, крепко сжав в руке желтый карандаш, застыла маленькая фигурка, напряженно приникнув к ватману и выводя что-то на самом его краешке. Коля… Женька приблизилась и осторожно, чтобы не потревожить художника, заглянула ему через плечо - вот они, злосчастные ромбы! Там же, где им положено быть - справа вверху, как раз над Наташиным солнышком, похожим на раздавленный яичный желток…
        - Я тоже думаю, что наша картина получилась незаконченной. В ней чего-то не хватало… Тебе тоже так показалось, да, Коль? - и снова Женькина рука легко легла на плечо мальчика, чуть погладив его. Никакого усилия, опять это ощущение естественности происходящего, и Коля не удивился ее прикосновению, и сама Женька не чувствует необходимости резко отдернуть руку. Это странное, но очень приятное состояние… близости, родства? Женька не знает такого слова. Да и вообще, тому, что нравится, редко можно дать верное название.
        - Это звезды, видишь? Они красивые, и всегда сияют, а это их лучи, потому что у всех звезд они есть! - Коля взглянул на нее так серьезно, что на одну секунду у Женьки перехватило дыхание… Вот сейчас он скажет ей что-то очень умное, непонятное и взрослое, и вместо того, чтобы задавать вопросы и искать на них ответы, она сама вынуждена будет отвечать ребенку и оправдываться перед ним, потому что обмануть эти ясные глаза невозможно. Он видит ее насквозь!
        - А луна у звезд есть? И разве они живут не в ночном небе? - если память ей не изменяет, ни один Колин рисунок никак не связан с ночью… Женька помнит волны (или что-то, очень на них похожее), были горы и какие-то штрихи, напоминающие дороги, но чтобы сплошное черное или синее небо - нет, такого она не видела у Коли. А ромбы - которые, оказывается, звезды! - везде… Звезды, которые горят днем?
        - Звезды живут везде, зачем им небо? - кажется, Коля удивился ее вопросу, - Звезды красивые, звездам можно все, они всегда делают то, что хотят!
        - А что хотят звезды? - почему-то Женька невольно напряглась, как рыба, которая проглотила аппетитного червяка и еще не осознала всей тяжести своего положения, по уже ощутившая холод рыболовного крючка в своем теле… Женька задала вопрос наугад, но все ее мысли и чувства внезапно зазвенели натянутой леской и потянули ее из воды наверх, в неизвестное. Неужели от того, что ей сейчас ответит Коля, что-нибудь зависит?..
        - Звезды хотят танцевать. Они всегда танцуют, они же звезды, - мальчик с силой надавил на желтый карандаш, грифель неприятно хрустнул и сломался, прочертив на ватмане неровный кривой след. Бросив бесполезный карандаш на пол, Коля выбежал из комнаты не оглядываясь.
        А Женька так и осталась стоять возле доски с детской картиной. Так вот что это такое, эти странные каракули, над которыми она так долго бьется. Танцующие звезды, которые сияют желтыми лучами, похожи на кривые ромбы и светят откуда-то сверху и сбоку. Звезды, которые настолько красивы, что маленький мальчик рисует их в каждом своем рисунке, изо дня в день. Звезды, без которых даже самая большая картина не может обойтись!
        Вздохнув, Женя отцепила ватман и свернула его. Знать бы еще, откуда у ребенка эта странная любовь к звездам, которым не нужно ночное небо, потому что они живут везде, где им угодно, и танцуют, потому что не умеют не танцевать…
        - Я догадываюсь, что ты очень расстроишься, когда узнаешь об этом, поэтому я решила сама поговорить с тобой, - Светлана Александровна жестом указала Женьке на стул, боком придвинутый к массивному директорскому столу, и продолжила, глядя на нее строгим учительским взглядом. - Наташа Исаева больше не будет ходить к нам, ее родители разводятся, и она с матерью переезжает в Вологду.
        От неожиданности Женька не нашлась, что ответить. Она едва закончила занятие с малышами, когда Светлана Александровна вызвала ее к себе, и всю дорогу от класса до кабинета директрисы она безумно волновалась, и даже пару раз споткнулась на ступеньках. Думала, что речь пойдет о результатах ее теста, и пока шла, выдумывала все новые и новые аргументы в защиту своей идеи, выдвигала оригинальные предложения, и все спорила, что-то доказывала… И вдруг оказывается, что ее тесты тут вовсе не причем, случилось нечто такое, о чем Женя не думала, но, услышав, уже не сможет взять и выкинуть из головы…
        - И, пожалуйста, не принимай это на свой счет! Так получилось, вот и все, в жизни часто все складывается не так, как мы хотим, - Светлана Александровна щелкнула фирменной авторучкой и сердито отбросила ее в сторону, - Эту неделю девочка будет ходить в сад, а потом уедет. В этом нет ни твоей вины, ни чьей еще, мы сделали все, что могли.
        Женька кивнула и отвернулась к окну. А ей-то казалось, что день удивительно задался - даже не похоже, что понедельник. И планов масса, и в душе неожиданное спокойствие и умиротворение! И вот, пожалуйста. «В этом нет твоей вины»… Сколько раз в жизни она уже слышала эту фразу, и столько же раз не находила ни одного слова в ответ - только бессильно сжимала кулаки и изо всех сил старалась не расплакаться. Сейчас, правда, слез нет… Девочка уезжает, тоже мне, событие… И никому ведь не расскажешь о том, как многого ты хотел добиться, сколько всего самого хорошего хотел сделать для этого ребенка - и не сделал ровным счетом ничего! Она, Женька, ничем не помогла маленькой и одинокой Наташе, девочке с пестрым бантом и родинкой на подбородке… А теперь ей говорят - ты не виновата, не кори себя.
        - Я все поняла, Светлана Александровна. Я пойду? - и голос получился чужой, и слова - не те, которые стоило бы произносить. Но о чем теперь говорить? За окном весело щебечут дети, за которыми пришли их родители, а у Женьки на душе одна тоска, которая с каждым ее новым вдохом сгущается и так же быстро темнеет, как это влажное осеннее небо.
        - Иди. Да, можешь с завтрашнего дня заниматься тестами. Мне понравились результаты, действуй, - Светлана Александровна улыбнулась Женьке и махнула рукой.
        Женька на пять минут забежала к себе в кабинет, быстро переоделась и галопом спустилась по лестнице. Ни одной лишней секунды она не останется сегодня в этом здании, в котором ее постигло такое разочарование! Невозможно думать об этом. Нужно настроить себя на приятное - жизнь вокруг нее кипит, и почему бы ей не наслаждаться тем, что она молода, здорова, что у нее есть мама и папа, и мама скоро выйдет замуж за хорошего человека!.. Но мысли упорно возвращаются к одному и тому же - сегодня Женька проиграла, не справилась со своей задачей, оказалась бессильной, спасовала, не выполнила своего обещания - обещала помочь девочке и не помогла!..
        Дорога закончилась как-то слишком быстро, Женька даже не заметила, как преодолела два квартала до остановки. Если бы на улице не было так темно и грязно, она бы пошла пешком, но придется дожидаться троллейбуса… Засунув руки в карманы, девушка задумчиво взглянула на афишную тумбу и удивилась, наткнувшись взглядом на Колю Савельева. Опять она встретила его тут! И, как и прежде, ребенок держит за руку женщину, только на этот раз, сколько бы Женя ни вглядывалась в силуэт, опознать его ей никак не удается. Да и мальчик выглядит как-то иначе - довольным и… свободным, наверное.
        -…твое любимое шоколадное мороженое, а потом возьмем у Ромки «Снуппи» и посмотрим, но только если ты пообещаешь мне, что ляжешь спать тогда, когда я тебе скажу, - Женька не выдержала и подошла поближе к паре, и конец фразы доставил ей удовольствие. Сколько дней назад, неделю? - у той же самой афишной тумбы произносились другие, неправильные слова, а вот это - про мороженое, Снуппи и укладывание в постель, - то, что и должно заполнять мир ребенка. Так говорят со своими детьми только те, кто их по-настоящему любит!
        - Наташ, смотри! Это Женя, она с нами рисует! - Коля заметил ее и улыбнулся, и Женька неожиданно подошла к нему вплотную и погладила малыша по вязаной шапочке. Опять она дотрагивается до него… Без повода, просто потому, что ей хочется это делать. Но если бы ребенок не обрадовался ей, она бы не знала, как ей вести себя дальше.
        - Здравствуйте, я Евгения Морозова, детский психолог, - Женя приветливо кивнула Колиной спутнице, ненавязчиво разглядывая ее. Оказывается, это совсем юная девушка, лет шестнадцати, не больше, очень симпатичная и с таким же бледным личиком, как у Коли.
        - Я сестра Коли, очень приятно… Простите, нам надо бежать, - к остановке подъехала маршрутка и девушка, схватив брата за руку, быстро юркнула в нее. На короткий миг Колина улыбающаяся мордашка показалась в окне, но потом рафик уехал, и Женька осталась на остановке в одиночестве.
        Вот оно что. Вот почему сегодня Коля держался совершенно по-другому, не так, как обычно! Завтра она поговорит с Машей и расспросит ее об этой тоненькой славной девочке. Ведь если нельзя поговорить с матерью мальчишки, может быть, удастся найти общий язык с его сестрой?.. Коля ее любит, это сразу видно!
        Всю дорогу до дому, сидя в холодном троллейбусе, Женька рисовала пальцем на грязном стекле окна кривые ромбы, соединяя их в бесконечные узоры и орнаменты. Она уже потерпела одно поражение, но эту битву она не проиграет. Она не имеет права на проигрыш, только не в этот раз! Потому что если это случится, она никогда, ни за что на свете не простит себе этого!

        Глава 8

        - Но вряд ли тебе это удастся, хотя, конечно, попробуй, - Маша улыбнулась и пожала плечами. В ту же секунду ее внимание привлекла возня на детской площадке, и она, кивнув Женьке, кинулась наводить порядок - мирить поссорившихся и утешать обиженных. Утро вторника началось привычной суетой.
        Женька поднялась с лавки и вошла в здание, зябко ежась от холода и пряча руки в карманы куртки. Дети не мерзнут, потому что бегают и играют, а не сидят на одном месте, а ей, если она не хочет заболеть, лучше все-таки вернуться в свой кабинет. От Маши она узнала все, что ей было нужно, теперь можно спокойно заняться делами. После обеда она займется тестированием младшей группы, надо подготовить все материалы, подумать, как рассадить детей - с учетом прошлых ошибок… И лучше бы на время забыть о Коле, хотя бы ненадолго, а то весь вчерашний вечер и сегодняшнее утро прошли под знаком этого ребенка… как будто ей не о чем больше думать!
        Маша сказала Женьке, что сестра редко приходит в детский сад за Колей, но когда это случается, у мальчишки как будто именины наступают - смеется, бегает и прыгает, как нормальный пятилетний ребенок, и никаких тебе рисунков и печальных глаз. Девочка еще учится в школе, ей четырнадцать или пятнадцать лет, симпатичная, никакой подростковой неуклюжести, да ведь Женя и сама ее видела… Но больше Маша ничего не знает об этой семье, и если ей, Женьке, так уж хочется с кем-то поговорить о Коле, то пусть этим кем-то будет сестра, а не мать, по крайней мере, есть надежда, что разговор пройдет без крика и нервов. Хотя зачем все это нужно, у каждой семьи свои проблемы и насильно никому в этом мире помочь нельзя!..
        Вздохнув, Женька привычно уселась за стол и подмигнула голографическому глазу. Тот ободряюще хлопнул черными ресницами и засиял, выражая полное согласие со всеми Женькиными замыслами и планами. Все равно она должна это сделать. К матери малыша она подступиться не может, слишком та… нервная, жесткая, она похожа на свернутую пружину, которую не стоит задевать даже случайно - зашипит и вылетит из своего гнезда, снося все на своем пути. Но сестра кажется ей хорошей девочкой, может быть, Женя сможет узнать от нее что-нибудь о Коле… Трудно помочь человеку, если не знаешь, какая именно помощь ему требуется.
        Правда, неизвестно, захочет ли Наташа беседовать с ней. Вдруг она тоже, как мать, воспринимает в штыки всех, кто пытается коснуться их семьи? Или может быть, ей не понравится именно Женька, так ведь тоже бывает - антипатия к конкретному человеку, и ничего с этим не поделаешь!.. Вроде того, как они со старухой Триоле невзлюбили друг друга с первой минуты общения.
        Удивленно вскинув брови, Женька отвела взгляд от монитора и усмехнулась - надо же, с чего бы вдруг она выковырнула из закоулков памяти потускневший образ бабки! Она уже столько времени ее не вспоминала, и даже встретив Венеру и Дениса, просто скользнула мыслью по тому времени, не углубляясь в детали, и Ладка в ее сознании всплывала как-то отдельно от дома на Волжской, и тут вдруг - на тебе, внезапная параллель! Нет, не хочется думать, что кому-нибудь Женька может не понравиться так же сильно, как ей - эта неряшливая бабка.
        Но как бы там ни было, при первой же возможности - а она теперь будет караулить ее, эту возможность! - Женя попробует вызвать Колину сестру на откровенность. В конце концов, она не привыкла сдаваться без боя! И вдруг она действительно может помочь ребенку?..
        Впрыгнув в троллейбус, Женька изо всех сил прижалась к поручню, чтобы толпа не вытолкнула ее назад, на остановку. Такое ощущение, будто сегодня полгорода решило попасть на спектакль в театр русского танца.
        Кое-как, распихивая народ, Женька выгрузилась на Горького и с неудовольствием осмотрела себя: костюм мятый, ботинки истоптаны. А Денис, как всегда, будет одет с иголочки, и она предстанет перед ним истинной Золушкой - бедной замарашкой. Впрочем, с другой стороны, ему это безразлично. И то, что он ее ждет у парадного входа с билетами - ничего не значит. Но все-таки ужасно неприятно выглядеть хуже, чем хочется, и чем можешь.
        Денис оказался не один. Еще издали Женька заметила рядом с ним парня, чей профиль показался ей как будто знакомым, правда, не настолько, чтобы она могла узнать его сразу… Потом, когда она поднялась по ступенькам и остановилась в двух шагах от них, оба, Денис и его собеседник, повернули к ней головы, и Женя узнала второго парня. Алексей, с которым ее летом познакомила Лада, с ним и с Денисом, симпатичный полуголый раб из «Последней ночи Шахерезады»… Ладкин парень.
        Денис приветливо кивнул Женьке, Леша галантно пожал ей руку, оба помогли ей раздеться в гардеробе, вручили программку и проводили в зал на их места, но все равно она с первой же минуты встречи стала чувствовать себя лишней, и к третьему звонку до того изнервничалась, что восприняла Лешин уход почти что с благодарностью. Денис после этого замкнулся в себе и немигающим взглядом уперся в занавес, а Женька, сложив ладошки вместе и сжав их коленями, успела насчитать сто восемьдесят семь белых цветов на занавесе, когда тот, наконец, дрогнул и разошелся в стороны в полной темноте под волнующий аккомпанемент скрипок.
        Денис пообещал Женьке, что спектакль ее удивит своей новизной и оригинальностью, однако она слабо представляла себе, что нового можно соорудить из классической
«Анны Карениной». Тот же любовный треугольник, страдания героини и финальный поезд. И все-таки сейчас, теребя краешек программы, она сидит и настороженно смотрит на сцену, потому что там, среди благородных фигур во фраках и бальных платьях с открытыми плечами вот-вот появится тот единственный человек, ради которого она и пришла. Конечно, он будет Вронским, она в этом ни секунды не сомневается!..
        Женька улыбнулась своим мыслям, и засунула истрепанную программку в сумочку. Поднеся бинокль к глазам, она некоторое время вглядывалась в танцующие пары, но тщетно, Ворона среди них не было. Вот интересно! Вообще-то, она терпеть не может Анну Коренину, считая ее эгоистичной и вздорной дамочкой, но в данном случае она вполне ее понимает… каким бы там ни оказался ее муж, Ворон-то все равно будет лучше! Правда, он почему-то до сих пор не появился, странно.
        Через десять минут Женька поняла, что совершенно напрасно пришла сегодня в театр. Ворон так и не вышел на сцену - ни в образе Вронского, ни кем бы то ни было еще… В тот миг, когда Женька поняла, что больше ждать нечего, она испытала такое глубокое разочарование, что бинокль дрогнул в ее руке, как будто не желал больше приближать картинку, в которой отсутствует самый важный элемент. Этого не должно было случиться! Спектакль вдруг распался на отдельные звуки и движения, и, глядя на все это, Женька затосковала… Все это здорово: красивые люди и великолепные танцы… но у нее такое чувство, будто она, пытаясь понять главное, теряется в деталях, и калейдоскоп рассыпается перед ее глазами, так и не сложившись в единую картинку.
        Закусив губу, Женька кое-как дотянула до антракта. Актеры вышли на поклон, публика два раза вызвала симпатичную Анну Каренину и незнакомого Женьке Вронского на поклон, и аплодисменты гремели до тех пор, пока занавес не скрыл сцену от глаз людей. Тогда большая часть публики живо перетекла из зала в холл, к буфетным лоткам с пирожными и бутербродами с колбасой. Женька с Денисом остались в зале: разочарованной до предела Женьке никуда не хотелось идти, а ее приятелю, похоже, было все равно, его мысли витали где-то далеко.
        В полном молчании они просидели весь антракт, потом - не глядя друг на друга, не переговариваясь и не соприкасаясь ни плечами, ни руками, - досмотрели до конца второе отделение и покинули зал, одновременно и рядом, но не вместе. Спектакль закончился трагически, героиня умерла красиво и с некоторым вызовом, и безутешный Вронский выполнил изумительный прыжок и сник, убитый горем… но почему-то Женьке не захотелось остановиться и посмотреть, как ожившая Анна Каренина выходит на поклон, принимает цветы и раздает автографы. И когда Денис поднялся и, не оглядываясь, пошел к выходу, она с радостью присоединилась к нему. Спектакль показался ей слишком долгим.
        - Денис, я бы не хотела, чтобы ты относился ко мне с предубеждением, - привычным движением поправив сползающую с плеча сумку, Женька искоса глянула на Дениса и тут же отвела взгляд. - Я с удовольствием хожу на спектакли, мне приятно тебя видеть и все такое, но это не значит, что ты обязан сидеть возле меня как пришитый. Так что…
        Пнув попавший под ногу камень, Женька пожала плечами и снова глянула на своего спутника.
        Они уже успели выйти из зала, забрать свои вещи из гардероба и одеться перед зеркалом, а до сих пор так ни одного слова друг другу и не сказали! А Женька терпеть не может игру в молчанку.
        - Не принимай все на свой счет!
        Вялая улыбка на гладком юношеском лице, и опять рот на замке. Женька разозлилась бы на Дениса, если бы испытывала к нему хоть какое-нибудь чувство! В самом деле, неужели она к нему совсем равнодушна? Ведь еще неделю назад она раздумывала над проблемой - как дать понять Денису, что он может ее поцеловать… Женька поморщилась и оборвала себя. Почему-то вспоминать собственные глупые мысли об этом парне не хочется, это все равно, что читать письма, которые ты писал, будучи ребенком… Мама частенько устраивает громкую читку ее детских посланий и умиляется, а саму Женьку колотит от этого, потому что она прекрасно помнит, как она писала все это, а теперь со стороны понимает, насколько смешной кажется ее наивность и искренность… Какое-то время назад она хотела, чтобы Денис ее поцеловал, а теперь не хочет, и все, на этом надо остановиться!
        - Я ничего не принимаю на свой счет, - Женя вымученно улыбнулась. Как хочется сейчас же распрощаться с этим человеком и больше не видеть его мрачности, не ощущать его равнодушия! Ведь она врет Денису, конечно же, она считает себя причиной его недовольства, хотя умом и понимает, что это не так… Мало ли почему ему плохо, она психолог, она умеет рассуждать и анализировать. И все-таки, куда ей деться от чувства вины? От этого неприятного гложущего ощущения, будто бы она, Женька, могла бы избавить Дениса от страдания, но почему-то ничего не предпринимает, стоит рядом и мучает его, издевается над ним, делает ему больно…
        - Денис, а хочешь, мы будем говорить всем, что встречаемся, а на самом деле ты будешь видеться со своими друзьями, а я… со своими? - простой вариант решения проблемы, почему ей раньше не пришло это в голову? Женька с надеждой глянула на парня и поймала его благодарный взгляд. Все, с мертвой точки сдвинулись, теперь можно расслабиться!
        На Первомайской они остановились, прощаясь, и Женька легко чмокнула Дениса в щеку. На нее вдруг напала смешинка; и все вокруг - ватага девчонок с плохо стриженым пуделем, вахтер, курящий у черного входа в театр, ее спутник с написанным на лице облегчением, - внезапно стало таким смешным, и она засмеялась от какого-то легкого счастья, охватившего ее, и Денис подхватил ее настроение и поцеловал в ответ. Прощание получилось быстрым и ненавязчивым, и Женька, махнув рукой, сделала уже несколько шагов в сторону Проспекта, но потом подумала, и вернулась.
        - Передавай от меня Леше привет, хорошо? У них с Ладой все хорошо, ты не знаешь? - задрав нос к небу, Женька попыталась разглядеть на каменной белой крыше театра голенастую статую, которая еще летом поразила ее своими габаритами и уродливыми пропорциями. Но в темноте девушке ничего не удалось увидеть. С улыбкой она отвела глаза от крыши и наткнулась на недоуменный взгляд Дениса.
        - Почему с Ладкой?.. Что у Лешки с Ладкой, я не понял?
        В первый момент Женька испугалась, не выдала ли она Ладкин секрет, когда-то ведь это было ужасной тайной… Но потом ей вспомнилось сияющее лицо Лады и ее разящая ладонь, делающая вот так - упс, легкое движение в сторону, как будто Лада сметает рукой невидимую пыль, и торжественные слова, мол, все у нас сложилось и я переезжаю к любимому мужчине. Значит, ничего страшного Женька не сказала, Лада уже давно живет с Лешей и счастлива в своем тщательно свитом семейном гнездышке.
        - Так ведь Лада и Лешка живут вместе, и уже достаточно давно! - как будто она говорит на китайском языке. Странное дело, с каждым ее словом Денис как будто удивляется все сильнее, хотя, что тут непонятного?..
        - Откуда ты это взяла?.. Лешка никогда не жил с Ладой, да и вообще он ни с кем не живет, я-то точно знаю… Только с родителями, да и то они уже давно разменяли квартиру и разъехались, у Лешки однокомнатная возле Пентагона… И я не понимаю, что это тебе в голову взбрело про Ладу…
        - Это не мне взбрело, - Женька растерянно потерла переносицу. Может ли быть так, что она ошиблась, напутала, что-то придумала сама? Да как же, ведь она в точности и во всех подробностях может изложить все, что было в то утро, когда Лада рассказывала ей про себя и Лешу. Каждая деталь той беседы - как на ладони!.. И говорила Ладка именно про Лешу, даже сказала - помнишь того черненького с гитарой? . Женька, конечно, в тот раз во время всего спектакля не отрывала глаз от Бармалея, но ведь не настолько же, чтобы вообще не заметить всех прочих! И потом, они ведь гуляли вместе: Лада с Лешей, Денис, Ворон и Женька. Что же это получается? - Мне Лада еще в начале лета сказала, что они с Лешей собираются пожениться!..
        - Не собираются, - голос Дениса прозвучал сухо, и Женька нахмурилась. Можно подумать, ей не все равно, живут ли вместе Леша с Ладой или нет, а теперь ей же еще и извиняться придется? За что?..
        Нехорошо получилось. Лучше бы она ушла сразу же, не задавала бы никаких вопросов и не получала вот таких вот - странных, непонятных, досадных - ответов. Как сказала Венерка, Лада живет, как умеет. Опять вранье… или просто Денис ничего не знает? Да вряд ли… Но с другой стороны, тут уж совсем ясности нет - зачем Ладе придумывать про себя с Лешей? Чтобы Женя думала, что у нее, Лады, тоже все в порядке с личной жизнью? Тогда как на самом деле у Лады нет никого?.. Нет, кто-то у нее точно есть - когда они гуляли, Ладке несколько раз кто-то звонил, кого она - Женьку передернуло - называла «мой сладкий». А эсемеска? Та, написанная в «Робин-Бобине», что-то про танцы?.. Женька все помнит, но от этого происходящее не становится понятнее.
        - Ладно, Денис, я пошла… Если будет интересный спектакль, звони мне, я приду, с удовольствием посмотрю, - Женька кивнула Денису, нетерпеливо притопывающему ногой. Вот так, на этот раз никакого веселого поцелуя, только короткий взмах рукой и медленный уход. Зачем она вообще вспомнила эту Ладку, будь она неладна? Не упомянула бы ее имя, глядишь, они бы с Денисом расстались как-то иначе… так, как ей хотелось - с улыбкой, с легкостью и приятным ощущением от взаимного понимания… А теперь Денис сердится на нее, а она сама уносит в себе очередную порцию Ладкиного вранья, бессмысленного и досадного, как репей в штанах.
        - Счастливо… Стой, вон они идут, если хочешь, сама спроси у Лады, что она там тебе говорила про Лешку, - Денис оживился и, откинув со лба волнистую прядь, устремился к черному входу, откуда только что высыпала большая компания. Через секунду Денис исчез в самой гуще толпы, и Женька задумалась, не уйти ли ей прямо сейчас, пока ее никто не заметил и не узнал. Она бы спросила у Ладки, почему та ей соврала, но… разве не рискует она получить в ответ новую ложь? И зачем ей это надо! Придется привыкать к тому, что все люди настолько разные, что иные для нее так и останутся загадкой, которую и можно бы разгадать, но… не хочется.
        Женька уже сделала пару шагов назад, но тут ее рассеянный взгляд, быстро скользнув по улыбающимся лицам, внезапно наткнулся на такую родную скулу и крупный непокорный локон, задержался на губах, что-то произносящих сквозь улыбку, дотронулся до твердого подбородка, упрямого, с маленькой ямочкой…
        Глухо чавкнула лужа под Женькипыми ногами, но она не обратила на нее внимания, застыв посреди дороги восковой куклой - бледной, окоченевшей и негибкой до такой степени, что ее невозможно оказалось сдвинуть с места… Смеющаяся толпа, ударившись о нее, обтекла ее с двух сторон, облив шутками и закидав вопросами, но Женька не услышала ничего, потому что ее глаза, раз коснувшись, навсегда примерзли к человеку, идущему под руку с высокой девушкой. У нее не осталось ничего - ни тела, ни разума, ни сердца, только глаза, которые от боли узнавания наполнились слезами. Она бы заплакала, если бы ее взгляд, скользнув с мужского лица на женское рядом, не заледенел от горького удивления. Вдохнув холодный воздух всей грудью, Женька скинула с головы капюшон и почему-то улыбнулась. Кожа на лице показалась ей слишком холодной и неживой, она дотронулась рукой до щеки и едва не вскрикнула от страха, не ощутив под пальцами привычного тепла… Но может быть, это онемели пальцы. И дышать стало трудно, как будто с первым вдохом в ее тело ворвался весь мир, и больше вдыхать нечего… Где-то за спиной по-прежнему смеются
артисты, покидающие театр, сегодня у них закончился рабочий день, а у нее - вера в людей… Точка. И завтра у всех начнется что-нибудь новое, а она все будет ставить свое многоточие, потому что она не умеет, как Венера, решительно отделять от себя свое прошлое. Ее никто не научил делать это!..
        - Вот, Жень, Леша говорит, что у него с Ладой ничего никогда не было, - Денис подмигнул Женьке, а Леша улыбнулся и кивнул ей. Парочка проскочила мимо нее на красный свет, и девушка долго провожала их взглядом, не смея скосить глаза направо и снова увидеть мужчину и женщину, идущих под руку. Высокую рыжую девицу в белой пушистой курточке и кудрявого широкоплечего парня с мушкой на верхней губе. И с маленьким шрамом на правом запястье - следом от разорвавшейся петарды. А еще у парня в дождливую погоду ноет левое плечо, когда-то вывихнутое, и при ходьбе он чуть раздвигает в стороны колени, и знакомо бежит по ступенькам, Женька знает каждый его шаг наизусть - но это чужой парень, и он идет с рыжей девицей к себе (к ним) домой.
        Сжав кулаки, Женька заставила себя досчитать до тридцати, и только после этого спокойным шагом двинулась в сторону дома. Денис с Лешей могли и не говорить ей уже ничего. Ей все стало понятно в ту самую злосчастную секунду, когда она увидела прямо перед собой тех, кого никак не ожидала увидеть вместе. Ее бывшего парня. И ее приятельницу. Вдвоем, под руку. Ее Трофим и Лада, красивая, с новой модной стрижкой апельсинового цвета, изящная и яркая, как елочная игрушка.
        Наверное, Женьке следовало ожидать чего-нибудь подобного… Тогда, когда Лада расспрашивала ее о Трофиме, или когда улыбалась Женьке - слишком искренне, слишком приветливо, и потом - все эти звонки, быстрые косые взгляды в ее сторону и словечки с двойным дном. Да господи, она же видела этот чертов сон, и надо же - послушно испугалась, а потом взяла и выбросила его из сознания, стерла из памяти, вместо того, чтобы принять его как предупреждение… Все оказалось бестолку! Черная, страшная, лживая Ладка! А эта проклятая эсемеска из «Робин-Бобина» - Лада показала ее, облизываясь и потягиваясь, как кошка, наслаждаясь своей властью, и Женька была - да, все так!! - была на грани понимания, еще бы чуть-чуть; и она заметила бы, что творится вокруг нее, но - не поняла, не угадала, не увидела!
        А все потому, что она ничего подобного не ожидала. Должна была, и, наверное, что-то все-таки увидела, раз ее подсознание разразилось таким жутким сном, но… не смогла поверить в очевидное.

        Глава 9

        В среду небо настолько заволокло тучами, что Женька едва сумела проснуться, глянула за окно и застонала - темно, холодно, промозгло, а ей надо вылазить из-под теплого одеяла и идти на работу. Сегодня она должна рассмотреть результаты теста, проведенного вчера в младшей группе, и если успеет, протестировать еще одну группу… Но вставать все равно не хочется, все тело как будто избито камнями, гудит и ноет, а в голове - тяжелый туман, похожий на те самые тучи, из-за которых сегодняшнее утро такое безрадостное и мрачное. Да и само это слово - тесты - вдруг стало наводить на нее тоску, хотя еще недавно она радовалась им, как ребенок - новой игрушке!
        В ванной комнате, стоя под душем и напевая вполголоса какой-то модный мотивчик, Женька вдруг все вспомнила. С четкостью цифрового фотоаппарата ее память выдала картинки вчерашнего вечера: вот два силуэта на некотором расстоянии от нее, женская ручка опирается на мужскую, вот эти две фигуры уже настолько близко, что Женька может рассмотреть каждую деталь их внешности. Потом раз - и две молодые улыбчивые головы поворачиваются к ней и смотрят прямо ей в глаза, и даже гадать не стоит, заметили ли они ее или нет. Увидели, поняли, что и она их видит, но соприкоснувшись взглядами, все-таки прошли мимо и продолжили свой путь, не затормозив ни на мгновение, не испугавшись этой встречи… А вот она испугалась.
        Душ крутанулся вокруг своей оси и живо вырвался из Женькиных рук, по-змеиному извиваясь и заливая все вокруг. Вода потоком побежала но зеркалу, и Женя на секунду потеряла из виду свое отражение, словно на глаза навернулись слезы и сквозь них стало невозможно смотреть на мир… Но это неправда, она не плачет. Поймав душ, она крепко сжала его коленями, закрыла глаза и, мерно покачиваясь и стараясь дышать помедленнее, попыталась освободить свою голову от лишних мыслей. Никакой печали, хватит с нее трагедий и переживаний! Все ее слезы по Трофиму унесло лето, но даже если бы сейчас она и захотела бы вдруг заплакать, так неожиданно увидев его на улице, скажем, если бы на нее нахлынули воспоминания прошлого и разбередили ей душу, то слезы просто не пролились бы - из-за Лады.
        Выйдя из ванной, Женя быстро оделась, накрасилась по минимуму и уселась на свое место в кухне у батареи. Глотнув обжигающего кофе, она почувствовала себя почти спокойной. Как будто на нее вдруг накатило состояние тупого безразличия ко всему, что касается ее самой… Если ни о чем не думать, то ничего и не болит.
        - Жень, Иван Семенович тебя подбросит до работы, мы ж забрали вчера машину, не успела вечером похвалиться, - мама улыбнулась дочери и прошла в кухню, благоухая своим любимым «Клима». - Опять ничего не поела, как так можно!..
        Женька задумчиво провела пятерней по волосам и вздохнула. То и дело ее мир разваливается на фрагменты и отдельные картинки, которые сменяют друг друга так быстро, что она не успевает к ним привыкнуть, и ей порой начинает казаться, что все, что с ней было раньше, все ее мысли, чувства, страдания и радости, все это навсегда исчезло… Но тут появляется мама и ласково журит ее за то, что она так плохо ест, и мир опять - сам собой, как по мановению волшебной палочки! - склеивается и становится опять тем большим и привычным ей миром, в котором ей так удобно жить. Мир, в котором есть ее комната, ее работа, Проспект и театр русского танца, и Блинчик, люди, которые ее любят, и те, которые причиняют ей боль.
        - Спасибо, мам, я ничего не хочу, - беззаботную улыбку на лицо и вперед, побыстрей из квартиры на воздух, к красной, почти игрушечной «Ауди» Ивана Семеновича, потому что оставаться в кухне ей невыносимо. Вдруг мама что-нибудь поймет - вот так взглянет дочери в лицо и по глазам прочитает все про вчерашнюю Женькину встречу с Трофимом?.. И отдельной строкой - да разве такое возможно скрыть! - про Ладу, изысканно-красивую в дорогой белой то ли куртке, то ли шубке, с пушистой апельсиновой головой. А может быть, в глазах у Жени так и застыл дивный слайд - тонкая женская ручка, лежащая на мужском сильном запястье, на том, где остался маленький шрамик… Нет уж, лучше она подождет Ивана Семеновича внизу, вдали от маминой проницательности!
        Всю дорогу до садика они молчали. Иван Семенович всегда чутко реагирует на ее и мамино настроение, Женя это не раз замечала, и за это она очень благодарна своему будущему отчиму. Потому что невероятно трудно разговаривать и делать вид, что у тебя все хорошо, если где-то посреди твоей грудной клетки завелся червь и точит, точит тебя, и от этого и во рту становится горько, и на душе гадко, и как будто даже в желудке появляется ноющая тяжесть. А за окном идет снег и неровными хлопьями ложится на дорогу, красиво кружится и налипает на стекло, а потом стекает по нему мутными каплями, и от этого Женьке хочется взвыть и до крови прикусить губу, чтобы досадная боль выползла из глубины ее тела и переместилась туда, где ее можно унять, уговорить, усмирить!..
        В садик она прибыла раньше всех и поднялась на второй этаж в свой кабинет. Все нормально, ничего страшного не случилось, обыкновенная история с постепенным прояснением деталей, с наивной главной героиней, неверным возлюбленным и вероломной подругой, предательством и - конечно же, а как без этого! - обретением в финале новой любви.
        Женька невольно хмыкнула. Повесив куртку в шкаф, скинула ботинки и с ногами залезла на подоконник, обхватив колени руками. Ну да, с этим промашка вышла, на роль нового возлюбленного у нее кандидатур нет - у Дениса своя жизнь, в которую она при всем желании вписаться не смогла бы, даже если бы захотела, Лешка… он с Денисом, а больше у нее и нет знакомых мужчин!
        Хотя, конечно, она обманывает саму себя… Ворон, вот кто идеально подошел бы на роль того, кто в конце книги утешает героиню и влюбляет ее в себя до потери сознания. Но это она уже проходила, спасибо… Она неделю потратила на то, чтобы оправдать его нежелание здороваться с ней. А что бы она стала делать с таким возлюбленным, который сегодня мил и сияет синими глазами, а завтра проходит мимо и не здоровается? Это слишком больно - гадать, почему он так себя ведет, и не находить ответа!..
        И к тому же ей давно не семнадцать лет, чтобы она путала сказку с реальностью и сцену - с жизнью. Ей нравится этот артист, да кому он не нравится? - Ворон великолепен! Ворон лучше всех! Но она не будет думать, что влюблена в него, потому что (господи, он женат и у него дети!)… Потому что она просто не хочет так думать. Вообще, что за напасть такая, почему обманутая в начале книги героиня непременно должна на последних страницах полюбить кого-нибудь и выйти за него замуж? Ну, или, в крайнем случае, поцеловаться!.. Почему бы ей, к примеру, не найти себя в работе, в служении своему делу, в любви к детям и животным, наконец?
        Во дворе появились первые родители с детьми, и Женька, надев туфли, с готовностью спустилась вниз. Трудовой день начался. Сегодня ей надо переделать кучу дел - обработать хотя бы часть собранного ею материала, написать план работы на месяц и отдать на утверждение Светлане Александровне.
        За всеми хлопотами Женька чуть не забыла позвонить Венере, а ведь у нее день рождения! Двадцать семь лет. Как Трофиму. Положив ноги на край стола и подмигнув голографическому глазу, Женька с удовольствием на пять минут оторвалась от работы. По мобильнику поздравила подругу и договорилась с ней встретиться вечером, потом вскипятила электрочайник, сделала себе пакетный кофе и включила компьютер.
        Женькины пальцы резво пробежались по клавиатуре, впечатывая цифры в квадратики, потом ее взгляд наткнулся на черно-белую диаграмму и замер. Вот так же, наверное, выглядит и жизнь! В ней бесконечно чередуется черное с белым, свет сменяется мраком, и так постоянно. И это здорово, ведь всегда есть надежда, что темнота когда-нибудь закончится и станет светло! Надо только выдержать трудное время, не унывая и не падая духом, и тогда все будет хорошо!
        А еще лучше - постараться вообще не думать о плохом. Вот сейчас она сидит на своем рабочем месте, под ней, на первом этаже, спят замечательные дети, ей нравится ее работа, у нее чудесные родители, она знакома со множеством хороших людей! Да Женя просто не имеет права жалеть себя и переживать из-за всякой ерунды! Ну и что, что у нее не все удачно складывается в личной жизни? Конец одной истории неизменно тянет за собой начало следующей, Венера так сказала, и почему бы Женьке не поверить в это?
        - Ну, по крайней мере, теперь хоть логика просматривается, - Венера легко коснулась Женькиного локтя и тут же убрала руку. Глупо было бы советовать тебе не расстраиваться, и все же!.. Ведь все равно для тебя все уже кончилось, и то, что ты увидела Трофима с Ладой вместе - ничего по большому счету не меняет. Для тебя. А вот для них - да!
        После работы Женька прилетела домой как на крыльях - купила торт, красиво сервировала стол в своей комнате. Как-никак, Венера сегодня именинница, хотя и отложила празднование дня рождения до выходных… Но подруга заскочила буквально на пять минут, и Женька отправилась ее провожать до Московской, выкладывая по дороге свои печальные новости.
        - Я просто не знаю, наверное, я должна была что-то почувствовать, ведь я общалась с Ладкой почти каждый день, ходила с ней гулять, как я все это пропустила? Я себя чувствую последней дурой, если честно… Психолог называется! - Женька опустила голову и невесело хмыкнула. Наверное, то же самое испытывает фехтовальщик, которого побили обыкновенной палкой… Ну да, именно такое ощущение собственной глупости и беспомощности!
        - Ты просто не ждала ничего подобного. Это же не практическое занятие по психологии, а жизнь, в которой мы все ведем себя так, как привыкли, как умеем и хотим, а вовсе не так, как надо, - Венера всмотрелась в темноту, но, не увидев своего автобуса, снова повернулась к Женьке. - А что теперь прикажешь делать, все время ждать от людей подлости и предательства? Как же тогда жить-то! Ладно, хватит, Ладка поступила ужасно, и Трофим, если честно, не лучше, но что теперь толку думать и говорить об этом? Жизнь продолжается, а это… ну, пусть это будет уроком. И тебе - чтобы знала, что в жизни не все здорово и хорошо. И им - такие штуки никому даром не проходят, я точно говорю… Все, мой автобус. Пока! В субботу жду тебя!..
        Венера впрыгнула в автобус и быстро исчезла из виду, а Женька почему-то еще долго стояла на пустой остановке, не имея сил оторвать взгляд от грязной афиши с цирковыми артистками в блестках и усатыми тиграми на табуретах. Мимо пробегали прохожие, проезжали машины и троллейбусы, но она стояла до тех пор, пока не окоченела.
        Действительно, во всем есть логика, надо только уметь ее увидеть… И если какие-то события или слова кажутся ей непонятными, странными, то это потому, что она видит лишь вершину айсберга, не подозревая о его массивной нижней части, скрытой в волнах. И эти узкие красивые ладошки Лады на плечах ее пария, это ужасное утреннее чаепитие в бабкиной квартире! - все это было первым гудком тонущего «Титаника», это ее первый промах!.. Что уж теперь вспоминать… Потом она не проводила Трофима, а Лада? Ушла вместе с ним. И невозможность дозвониться до Украины, и Ладкины бесконечные расспросы об их с Трофимом будущем, эти острые иглы вопросов - а не ревнуешь ли ты его? а он тебя?.. Насмешливое лицо, изящные пальцы, длинные ноги в шелковых брюках. Конечно, все логично, просто она, Женька, никогда не умела собирать пазлы из разрозненных кусков, случайных взглядов и обрывков фраз, составляя картину происходящего. Надо быть злой и расчетливой и не верить людям, тогда тебя никто никогда не предаст.
        Неторопливым шагом Женька дошла до дома и пешком поднялась на свой пятый этаж. Прогулка в одиночестве по темной улице, как ни странно, успокоила ее. Целый день ее настроение маятником качается, и эти перепады от черной депрессии к эйфории изрядно утомили ее. Такое ощущение, будто ее мозг никак не может решить, что ему делать с полученной накануне информацией: принять к сведению и, обработав, сложить в копилку к прочим жизненным фактам, или - посчитав вирусом - избавиться от нее, стерев из памяти и освободив место для новых впечатлений. Непростая задачка, однако!
        Вытянувшись на кровати, Женька закрыла глаза и приняла твердое решение ни о чем не думать. Пусть все идет своим чередом. Все верно. Каждый человек стремится к своей цели, приближаясь к ней шаг за шагом, только цели у всех разные… Видимо, Трофим и Лада не могли поступить иначе. Ну и бог им судья… Хотя, конечно, Женька никогда не сможет простить их, но ведь это ее право. Это тоже логично.
        Когда мать постучалась к Женьке, чтобы позвать дочь пить чай, та уже спала мертвым сном, не раздевшись, обхватив обеими руками подушку и уткнувшись в нее лбом. Она всегда так засыпала в детстве - в позе обиженного на весь мир зародыша, и теперь, взглянув на сжавшуюся в комок дочку, Марина Сергеевна только головой качнула. Когда это Женька в последний раз засыпала в одежде?! Лежит - такая маленькая, несчастная, из-под футболки выпирают худые лопатки, а острые кулачки судорожно прижимают к груди подушку!..
        Нежно укрыв дочь ее любимым голубым пледом, мама тихо выскользнула из комнаты и прикрыла за собой дверь. Через секунду дверь снова приоткрылась и к Женьке на кровать вспрыгнул Блинчик… Не открывая глаз, девушка обняла кота и прижала к себе, ласково поглаживая толстенький мохнатый бочок, и так они и проспали до утра в обнимку.
        - Да, я все понимаю, но… я не знаю, нам надо спешить, мама будет сердиться, если мы задержимся, - девочка испуганно моргнула, и ее приятное личико вдруг стало похоже на кукольное: губы застыли в полуулыбке, нежные щеки еще больше побледнели, и на фоне белого лица брови стали особенно яркими, как будто нарисованными. Жене все это показалось нереальным: вот сейчас эти большие голубые глаза тяжело хлопнут ресницами, шелковые локоны волной упадут на плечи, и перед ней окажется не живой человек, а самая настоящая Барби, говорящая и очень красивая. Но девочка двинула плечом, и иллюзия искусственности развеялась, в пустой раздевалке осталась только Женька, Коля и его сестренка.
        - Я не задержу вас надолго, мне просто очень хотелось бы поговорить с вами о Коле, - нет, просто так Женька ее не выпустит из своих когтей! Она со вторника караулит девушку, а сегодня уже пятница! Каждый вечер она выглядывала приходящих за своими детьми взрослых в надежде, что в этот раз Колю заберет не мать, а сестра, но три дня ей не везло, и только сегодня девушка явилась.
        - Мама нас ждет, - как будто что-то в этом упрямстве Женьке знакомо! Наверное, так смотрел на нее Коля - в первые дни, когда она изо всех сил пыталась разговорить его, нащупывала различные темы для бесед и все безрезультатно… Мальчик замыкался в себе, точно так же, как это сделала сейчас его старшая сестра, выдвигая вперед подбородок. Они очень похожи, одна кровь. Улыбнувшись, Женька отступила в сторону и попробовала подойти к разговору с другой стороны.
        - Конечно, я все понимаю. Я только хотела обратить ваше внимание на то, какой Коля талантливый. Вы видели его рисунки? Мне бы очень хотелось, чтобы вы их посмотрели… Есть некоторые моменты, которые требуют разъяснения, и без вас мне не справиться, поможете мне? Это не займет много времени, хорошо? - Женька вопросительно посмотрела на девушку, и та, секунду поколебавшись, все же неуверенно кивнула и послушно последовала за Женей наверх, в ее кабинет. Коля, прыгая на одной ножке, поскакал за ними, то и дело, вскарабкиваясь на перила и съезжая по ним вниз, повизгивая при этом от удовольствия.
        В кабинете Женька разложила на подоконнике Колины рисунки и попросила Наташу внимательно их рассмотреть. Коля, занятый рисовальной программкой на Женькином компьютере, можно сказать, бесповоротно выпал из реальности - его так захватили цветные круги и ломаные линии, что Женька сделала себе зарубку на память - при случае показать и другим малышам Пейнт Браш… Но это все потом. Сейчас, стоя возле Колиной сестры, она почему-то замирает от волнения - заметит ли девочка то, что увидела Женька, или скользнет равнодушным взглядом по каракулям брата и пожмет хрупкими плечами?..
        - Он и дома все время это рисует, вот эти квадратики, только я не знаю, что это означает, - тихий голосок, похожий на шепот ветерка в листве. Наташа вообще выглядит… акварельно, иначе, не так, как большинство ее сверстниц. А сейчас у нее в глазах явственно читается беспокойство, наверное, переживает за брата, и за это Женька простила бы ей все на свете!
        - Это звезды, Коля сказал, что они живут везде, что они свободные и очень красивые, и вы заметили? - они есть на каждом его рисунке, - Женьке показалось, или Наташины губы на один миг действительно раздвинулись в улыбке? Как будто легкий лучик пробежал по лицу девушки, осветив его и из просто симпатичного сделав удивительно красивым, но тут же пропал, и снова эти небесно-голубые глаза серьезно и внимательно смотрят то на Женьку, то на Колины рисунки, то на брата, трепетно сжавшего мышку и не отводящего взгляда от монитора.
        - Вот как? Он так и сказал - про звезды? Что они свободны, красивы? - сомнений нет, девушка улыбается, хотя глаза ее все равно грустные, как и у ее маленького брата. - А он не говорил вам, что это за звезды и откуда они взялись?.. Господи, надо же, я очень удивлена!
        - Нет, к сожалению, это все, что я знаю, поэтому я и хотела задать вам вопрос про Колины рисунки. Мне кажется, очень важным знать точно, что он рисует… Я понимаю, что все, что происходит в вашей семье, касается только вас, но… Вы сами видите, что творится с мальчиком. Мне нравится, когда он с вами, но… он очень часто замыкается в себе, не смеется, не играет с ребятами. Сидит и рисует вот эти вот звезды!..
        Глубоко вздохнув, Женька завела руки за спину и сцепила пальцы в замок. Все, решительный шаг сделан. Или сестра сейчас резко вытянет Колю из-за компьютера и уйдет не прощаясь, кипя от гнева и раздражения, злая на Женю за то, что та настолько бесцеремонно влезла в их жизнь, или…
        Девушка задумчиво кивнула и, бросив на брата быстрый взгляд, заговорила… В общем-то, все оказалось просто и банально, как и бывает в жизни, но Женька теперь смогла лучше понять малыша. Коле и правда очень плохо, он тоскует по отцу, ей, Наташе, в этом плане полегче, потому что в пятнадцать лет ты самостоятельный человек и можешь сам строить свою жизнь, в разумных рамках, конечно…
        Но как бы там ни было, она-то с папой встречается регулярно, и перезванивается тоже, а Колю, мама прячет от отца.
        - Она у нас нервная, и очень обижена на папу, - девичий голосок задрожал и оборвался, но девочка сглотнула комок в горле и продолжила, стараясь больше не сбиться и не заплакать.
        Официально отец с матерью развелись три года назад, но, сколько Наташа себя помнит, отношения у них были плохими все время, даже когда мама ходила беременной Колей… Но папа любит и дочку, и сына, и сейчас ему ужасно трудно приходится - мама пытается настроить детей против него, не пускает их с отцом никуда. Несколько раз даже дверь ему не открыла, когда он приходил к ним домой, и он стоял и стучал, упрашивал ее пустить его к детям, и Колька так плакал, что у Наташи сердце разрывалось! Но мама не хочет, чтобы отец их навещал, она даже фамилию Коле свою дала, не отцовскую. Но Наташе кажется, что все это потому, что в глубине души мать все еще любит отца, и это все от ревности, ей больно, что он ушел от нее, и поэтому она ему мстит вот так, не давая встречаться с детьми!
        - Вот Колька и рисует эти самые звезды, - все-таки девушка не удержалась от слез, и теперь прозрачные капли, скатившись двумя неровными бороздками по щекам, смешались с улыбкой и засверкали на губах, потом продолжили свой путь и застыли на подбородке… Небрежно смахнув слезинки, девушка взглянула на торчащую из-за компьютера светлую макушку брата. - Папа ему в детстве читал сказку про звездного мальчика, это у него любимая книжка, я ему иногда читаю, и эти звезды… наверное, это оттуда.
        Женя аккуратно сложила Колины рисунки назад в папку, и Наташа с некоторым трудом уговорила Колю выйти из полюбившейся программы. Через семь минут компьютер был выключен, и Коля, вежливо попрощавшись с Женькой, пулей вылетел из ее кабинета, и тут же его звонкий голосок разнесся по всему двору… Наташа, проводив малыша печальным взглядом, последовала, было за ним, но на пороге в нерешительности остановилась.
        - Я не знаю, может быть, это не имеет значения, но… Мама все время говорит Коле, что папе не до него, потому что папа у нас звезда, а звезды никогда не снизойдут до простых людей… Мне не нравится это, но мама меня не слушает, а Коля переживает… Я бы так хотела помочь ему, но я не знаю, как это можно сделать, потому что он еще очень маленький и во всем зависит от мамы!..
        Кивок чудной головки, и быстрые шаги на лестнице… Женька едва успела нагнать брата с сестрой возле калитки, и на остановку они отправились вместе. Коля козликом прыгал вокруг Наташи, дурачась и дергая ее за рукав пальто, а Женька улыбалась и думала о звездах, которым - вот уж ваша неправда, госпожа Колина мама! - вовсе даже есть дело до детей, которые по ним тоскуют!
        Поздно вечером, в одиночестве попивая на кухне чай с бутербродами, Женька ввела в телефонную книгу своего мобильника длинный ряд цифр. Alkatel попросил ее дать имя новому абоненту, и подумав, она написала - Звезда. Как хорошо, что она догадалась спросить у Наташи номер телефона ее отца! Теперь она сможет позвонить ему, и она не она будет, если Коля в ближайшее время не увидится с папой! Потому что и отцу так же важно встретиться с сыном! Кому, как не ей, это знать!..
        Когда Женя споласкивала за собой чашку, намереваясь пойти в свою комнату и лечь спать, ее мобильник залился радостной трелью… Прошло две секунды, не более, но это время показалось ей бесконечным: сперва она хотела не брать трубку, потом же резко кинулась к ней, как будто от скорости ее ответа на звонок зависит ее жизнь. Высветившийся на экранчике номер ни о чем ей не сказал, и, нажав прием, Женька была готова ко всему… Ошиблись номером, кто-то из знакомых завел новый телефон и теперь восстанавливает свою телефонную книгу, или ее ищет кто-то с работы… Но она ошиблась. Она не была готова услышать этот голос, мягкий, с неправильным «р»!
        - Женя, здравствуй! Это я… Извини, что я так поздно, но нам непременно нужно встретиться. Пожалуйста, скажи, когда и где мы с тобой можем поговорить? Это очень важно!..
        Ну конечно, что может быть важнее, чем встретиться с человеком, бросившим ее, в одну секунду перечеркнувшим почти пять лет их замечательной, очень хорошей и - да, она до сих пор так думает! - честной жизни вдвоем. Этот мужчина принадлежал ей целиком и полностью, он был ее, и она столько времени отучала себя от мыслей о нем и его теле, которое знает (знала!) до мельчайших подробностей, и любила, и хотела, и… С силой сжав зубы, Женька мотнула головой из стороны в сторону, потом прижала подбородок к груди и выпрямилась. Отведя мобильник в сторону, она резко выдохнула. Ну что ж, если это так важно, будет ему разговор.
        - Думаю, Трофим, мы с тобой можем встретиться завтра в четыре часа дня на Проспекте, знаешь «Стекляшку» на углу, рядом с Крытым? Значит, там. Спокойной ночи.
        Нажав отбой, Женька без сил рухнула на табуретку. Такое ощущение, будто она только что вынырнула из омута, и до сих пор ее еще держит тот темный глубинный ужас, который водорослями опутывал ее ноги и тянул на дно… Тщательно вымытая чашка, которую она, оказывается, так и не выпустила из рук на протяжении всего разговора, наконец, выскользнула и, прокатившись по всей кухне, ударилась о холодильник и разбилась на две ровные половинки.
        Устало, поднявшись, Женька подобрала осколки с пола и грустно улыбнулась. Это была ее любимая чашка, кремовая с голубыми цветами… Что ж, говорят, посуда бьется на счастье!.. Решительно швырнув осколки в мусорное ведро, Женька вышла из кухни. Ей куда ближе другая поговорка - разбитую чашку не склеить!

        Глава 10

        В субботу Женька проснулась довольно рано, и до двух часов дня просидела за ноутбуком - вчера она не успела обработать все тесты и часть взяла на дом. Однако на этот раз посвятить все выходные работе не удастся - к семи часам она приглашена к Венере на день рождения, а еще нужно купить ей подарок и встретиться с Трофимом.
        Под утро Женьке приснился ужасно неприятный сон, как будто она собралась в какой-то круиз и уже почти что забралась по трапу на борт изумительно красивого белого парохода, но тут ее схватили сзади за локти и скинули на землю, и прямо перед ее носом, смеясь ярко накрашенным ртом, прошла Лада в широкой соломенной шляпе. Во сне Женька кричала и билась в истерике, но ничего поделать не могла, потому что на пароходе появился Трофим, загорелый и веселый, и протянул руки навстречу Ладе, и та, шурша белым платьем, величественно взошла на пароход и прижалась к мужчине всем телом. А Женька, лежа на грязной земле, чувствовала себя растоптанной и униженной, и когда пароход уплыл без нее, она застонала от обиды… и проснулась. Повернув голову к будильнику, убедилась, что еще слишком рано, только половина пятого, и снова заснула, на этот раз, слава богу, без сновидений.
        Но такие сны надолго лишают покоя. И дело даже не в том, что перед Женькиными глазами снова возникла эта парочка: за прошедшие со вторника дни и ночи она кое-как уже примирилась с мыслью о двойном предательстве, по крайней мере, перестала удивляться происшедшему. Но во сне она имела полное право прокатиться на белом пароходе, у нее был билет, и она желала эту поездку, а ее так бессовестно лишили радости и сбросили с трапа!
        Женька хмыкнула и закрыла файлы, на сегодня закончив свою работу. Нет уж, она никому не позволит так с собой обращаться. Это раньше она была наивной, а сейчас она другая, она очень изменилась!.. Пусть себе эти двое едут на белоснежном пароходе куда хотят, лишь бы - подальше от нее, туда, где Женькин взгляд больше никогда их не коснется! А ей без них будет и здесь неплохо.
        - Ты очень изменилась, - Трофим сосредоточенно поболтал ложечкой в чашке, разбрызгивая свой кофе по блюдцу. Женьке показалось, что он ищет любой повод, чтобы не смотреть ей в лицо… Звякнув, ложка неловко выскочила из длинных трофимовских пальцев и, проскакав через весь стол, упала на пол. Вздохнув, Трофим, наконец, оторвал взгляд от чашки и задумчиво глянул на Женю.
        Это странное свидание, едва начавшись, уже успело раздосадовать ее и вызвать раздражение. Пятнадцать минут назад, когда она вошла в Стекляшку, Трофим поднялся ей навстречу из-за углового столика и, улыбнувшись, попытался поцеловать в щеку, потом сам испугался своего порыва, однако довел начатое до конца… Женьке этот поцелуй не понравился. Конечно, это просто приятельский жест, не более, она все понимает. Их многое связывает и трудно представить, что они будут приветствовать друг друга сухим кивком, но целоваться ей не хочется. Может быть, не так. Когда-то она замирала от одного прикосновения этого мужчины, и он, улыбаясь, часто целовал ее в уголок рта или в скулу, и так легко пробегал по щеке, щекоча ее кожу губами, и она таяла и смеялась, шутливо пытаясь увернуться от этой ласки… А теперь она едва сдержалась, чтобы не отшатнуться от Трофима, с трудом натянула на лицо милую улыбку… Зря она согласилась на эту встречу.
        Потом Трофим купил заварные пирожные к кофе и долго уговаривал Женьку съесть хотя бы одно, и ей пришлось сперва терпеливо, потом - раздраженно - объяснять ему, что она в жизни никогда не ела выпечку с масляным кремом. Даже в те времена, когда… Продолжать не хотелось, кофе остыл и покрылся несимпатичной пленочкой, Трофим с каждой минутой становился все более чужим и неинтересным, она не узнавала его - вот его ладонь как-то по-другому взлетела к волосам и пригладила их, и это выражение его лица ей неизвестно, и кудри свои он состриг. Не может быть, чтобы она настолько отвыкла от него, нет, просто не только она изменилась, но и он стал другим!
        - Я тебя сначала даже не узнал, а вот твою курточку издалека заметил. Помнишь, как мы с тобой ее покупали? - Трофим улыбнулся ей и протянул руку через весь стол, но в тот момент, когда его пальцы коснулись Женькиного запястья, она решительно вывернулась и поправила манжеты свитера. Может быть, она ведет себя неправильно, наверное, она обижает Трофима, избегая его прикосновений, но… пусть обижается.
        - Я все помню, и эту куртку, и… и все на свете. Прости, у меня не так много времени, я иду к подруге на день рождения. Поэтому если тебе есть что сказать, говори, я тебя слушаю, - «Зачем-то ведь ты позвал меня, правда? Что-то же не дает тебе покоя!». Усмехнувшись про себя, Женька нащупала под столом пакет с подарком для Венеры и подтянула его к себе. В конце концов, это не она желала этой встречи, это была идея ее бывшего парня, поэтому она даже пальцем не шевельнет, чтобы помочь ему. Ей нечего ему сказать… больше нечего.
        А когда-то слова были, много слов, но потом все они - вперемежку с плачем, упреками, отчаянными мольбами и ненавистью - вытекли из нее, как квас из цистерны, и теперь в ней одна сплошная пустота, гулкая и бессмысленная. Если бы Трофим раньше объявился, хотя бы месяца на три, она бы обрушила на него всю силу своей тоски, гнева, обиды, ненависти и любви!.. Но как хорошо, что он не появился раньше.
        - Женя, я понимаю, я поступил очень некрасиво и ты на меня сердишься, тебя трудно за это осуждать. И все-таки я тебя прошу - попробуй меня понять, мне тоже было непросто, - наткнувшись как на препятствие, на Женькин спокойный взгляд, Трофим на секунду замолчал, как будто растерял все свои слова… Хотя ей вообще трудно представить, что можно сказать в этой ситуации.
        Как все это нехорошо, какой-то фарс! Женьке захотелось встать из-за стола, подойти к стеклянной витрине и изучить меню имеющихся блюд, - все что угодно, лишь бы не видеть эту маленькую голубую жилку, подрагивающую на Трофимовском виске. Не слышать милую французскую «р», звучащую так неуютно в этом прозрачном глупом кафе. Когда-то все это было уместно, и нервный висок, и полуопущенные тяжелые веки, и мягкий баритон… в те времена она готова была слушать Трофима так долго, что он уставал от разговора, а она все слушала и смотрела нa него не отрываясь… И тогда ей был неважен смысл произносимых им слов, а вот теперь ее угнетает бессмысленность их беседы.
        - Ну, хорошо, Трофим, если тебе это нужно, я скажу тебе… Мне было очень плохо, когда ты вот так вот ушел - ни слова, мне не сказав, не объяснив ничего. Мне казалось, что я заслуживаю лучшего, а ты только позвонил, и посчитал дело сделанным. Я, конечно, догадывалась, что дело в другой женщине, но опять-таки, никак не думала, что это Лада. Ну да бог с вами обоими, простить я тебя, не смогу, тут уж извини, но и зла вам тоже не желаю. Все? Зачем тебе была нужна эта встреча, к чему это все?
        Нет, она все-таки не выдержала. Начала говорить так спокойно, рассудительно, а закончила речь на высокой дрожащей ноте. Так не годится. Почувствовав, что ее руки сжаты в кулаки, Женька медленно расслабила ладони и положила их на стол перед собой, рассматривая свои тонкие пальцы с узеньким золотым перстеньком, маминым подарком. Разноцветные фианиты блеснули, и Женька со вздохом оторвала от них взгляд и поднялась. Все, с нее хватит. Лучше она потратит время, оставшееся до назначенного Венеркой часа, на прогулку по людному веселому Проспекту. А Трофим пусть остается и торжествует… Она ведь доставила ему удовольствием своим признанием, разве нет? Мужчины ведь любят, когда женщины страдают из-за них, мама ей всегда это говорит.
        - Жень, подожди, - Трофим засуетился, пытаясь одновременно помочь одеться Женьке и натянуть свою куртку. Бросив на стол деньги, он поспешил следом за Женькой и даже умудрился открыть ей дверь, когда она выходила. - Я тебя провожу, я не хочу, чтобы ты вот так ушла, мне еще многое нужно тебе сказать!..
        Почти до самого Венеркиного дома они шли вместе. Трофим привычно взял ее под локоть, и Женьке пришлось - так, как она это делала всегда… целую вечность назад! - подстраиваться под его широкий шаг и идти с ним в ногу, прислушиваясь к дружному стуку каблуков по мокрому и грязному асфальту. Снег, падающий сверху мокрыми комками, красиво кружился у них перед глазами, изо всех сил намекая на романтику, но, упав на землю, тут же растекался грязными лужами, и Женьке было неприятно на него наступать. Ее серый костюм влажно прилип к ногам, челка, выглядывающая из-под капюшона, в один момент стала мокрой и превратилась в три тоненькие красные сосульки. Но хуже всего оказалось то, что она не могла никуда убежать от Трофима, и вынужденно слушала все, что он говорил ей, с каждым шагом все больше и больше желая одного - ничего не знать, ни о чем не догадываться, не понимать ни единого слова! Или хотя бы услышать и тут же все забыть! О Трофиме, о Ладе, об истории их внезапной любви, которую - зачем? кому это было надо? - ей только что так подробно изложили!
        На троллейбусной остановке они распрощались, Женька свернула через арку во двор, а Трофим, постояв немного и поглядев ей вслед печальными глазами, ушел… Правда, через минуту Женьке пришлось бежать за ним, чтобы забрать свой пакет с подарком и туфлями, которые Трофим чуть не унес с собой… Во второй раз ей было сложнее избежать его настойчивости, но на его предложение «встретиться еще раз» она опять сказала, нет. Зачем? Если им и было что сказать друг другу, то все уже сказано.
        Сказать Трофиму «нет» - его фразам и взглядам - было несложно, и Женьке почти ничего не стоило покачать головой, когда он в сотый раз настаивал на чем-то, просил и уговаривал ее, но… Как же тяжело было отказать его рукам, обнявшим ее, погладившим ее плечи, охватившим ее ладонь! И губам, которые как будто забыли о том, что Женька больше не принадлежит им, и целовали ее, и в щеки, и в лоб, и даже почти прижались к ее рту, добиваясь ответной страсти!.. Но Женька вывернулась из объятий Трофима и убежала, нелепо прижав к боку пакет. Неприятно, странно, нечестно! Как будто это не ее предали, а она предала! - так больно и ненужно прозвучало ее «Нет»!
        Однако Трофим скрылся из виду, и она тут же успокоилась. Впереди славный вечер, и проведет она его с людьми, которые ни сном, ни духом не ведают о Женькиных проблемах… Как будто в ее жизни нет никакого Трофима. Но ведь и, правда, нет. Он ушел, упрямо уверенный, что они встретятся, как только он этого захочет, и она позволила ему уйти вот так - не бросила напоследок упрека, не припечатала обидным словом. Словно взяла и тихо захлопнула за ним дверь в свою жизнь, в которой его отныне не будет, никогда, она не пустит его. Понять Трофима она сумела, а вот простить… не стоит ждать от нее невозможного.
        - А потом, ближе к лету, продадим дачу и разменяем нашу трехкомнатную на две отдельные квартиры с доплатой. Мама хочет, как она выражается, пожить по-человечески, ну и чтобы я была устроена… А мне все равно, - Женька равнодушно поболтала в руке стакан с апельсиновым соком и залпом выпила его, потом подтянула поближе к себе маленькую чашечку кофе. Выхватив из вазы шоколадную вафлю, с удовольствием захрустела ею, глядя на Венеру, сидящую за столом напротив и завершающую утренний марафет. - Нет, за маму я очень рада, конечно, и если она так хочет, то ради бога.
        - Ну и зря тебе все равно. Будешь жить отдельно от матери, и ей хорошо - сама подумай, женщина замуж выходит, не просто так тебе, а тут дочь взрослая под ногами путается! Так что все правильно… И у тебя полная свобода - кого захочешь, того в дом и приведешь! - Венера придирчиво глянула в зеркало и слегка подправила карандашом правый глаз. Отражение посмотрело на нее раскосыми черными глазами, и девушка довольно отложила косметику в сторону и присоединилась к Женьке, пьющей кофе с вафлями.
        Вчерашний праздник прошел бурно и плавно перетек из камерного действа у Венеры в квартире в глобальное торжество в ночном клубе «Джуманджи». Женьке даже пришлось звонить матери, а то та бы вся извелась, не зная, где дочь и что с ней… Потом они зашли в «Гран Мишель», затем - в «Маргаритку»… Или сперва в «Маргаритку»? Некоторые тонкости праздника наутро вспоминались слабо, однако в одном Женька уверена на сто процентов - давно уже она так не отрывалась! Наверное, с первого курса, когда она только-только познакомилась со своими однокурсниками и они дружно разведывали «горячие точки» родного города.
        Правда, у всякого бурного веселья есть обратная сторона - утром ужасно болит голова. Венера как врач выдала им обеим по две таблетки аспирина, но Женьке это средство слабо помогло, да и у самой Венерки, пока она красилась, руки так тряслись, что она пару раз едва не попала себе карандашом в глаз. Но после контрастного душа и двух чашек обжигающе горячего кофе жить уже можно, пусть даже с гудящей головой и вялым телом.
        - Да никого я не хочу к себе приводить! Ну, разве что тебя в гости приглашу, а так… Мне и с мамой было неплохо, да я ж весь день на работе! То хоть приходила и меня ждали, вопросы какие-то задавали, а теперь - приходи-не-приходи, а дома тишина будет и темнота в окнах, - если Женька сейчас не оторвется от вафель, то она точно растолстеет, а ей бы этого не хотелось… Вздохнув, она засунула себе в рот еще один лакомый кусочек и решительно отодвинула от себя вазочку.
        - Ты неправильно подходишь к жизни. Вот у нас с Гулькой как? Мы с самого начала договорились, что два вечера в неделю - полностью ее, а два - мои, остальные общие. То есть в «ее вечера» я домой прихожу как можно позже, ну, и наоборот… С ней-то понятно все, у нее есть парень, а мне, казалось бы, что? А все равно. Просто приятно сознавать, что если у меня кто-то появится, то я буду иметь возможность привести его к себе. А ты говоришь, - Венера хмыкнула и сладко потянулась, показав Женьке язык, потом они обе прыснули и хохотали до тех пор, пока Венерка не размазала тщательно накрашенный глаз, а Женька не пролила остаток кофе на пол… Хотя и после этого смех нет-нет, да прорывался наружу, то одна закатывалась, то другая, потому что, оказывается, это удивительно здорово - сидеть полуодетыми на кухне на высоких зеленых табуретках, поджав ноги и болтая ни о чем, ощущая себя при этом невероятно молодыми, беззаботными, глупыми!..
        Это к вечеру, когда длинный воскресный день подойдет к концу, Женька вспомнит обо всем, что так тревожило ее вчера, и может быть, ей опять станет тоскливо и одиноко, захочется завыть на луну или засунуть голову под подушку и заснуть. Но пока ей спокойно и уютно в обществе Венеры, и можно сидеть непричесанной и нырять ложкой прямо в банку с клубничным вареньем, не вспоминая ничего такого, что способно испортить им их расслабленно-приятное настроение. К тому же она уже почти обо всем успела рассказать Венере вчера, когда они дружной толпой из «Джуманджи» перебирались в другое местечко, - не удержалась, не смогла промолчать про встречу с Трофимом.
        И после «Джуманджи», в «Гран Мишеле», переобуваясь в кроссовки со скользящей подошвой, и потом, болтая с Венеркиными приятелями и ожидая за столиком с пивом, когда освободится дорожка, она вспоминала все новые и новые подробности, и как-то незаметно заводила саму себя, и если бы не Венера с этим ее ледяным спокойствием во взгляде, то Женька бы сорвалась с места посреди ночи и унеслась бы!.. Куда-нибудь, лишь бы каким-то образом радикально расправиться с несправедливостью в этом мире!
        - И все это время она ему звонила, представляешь? Расспрашивала меня о Трофиме, а потом писала ему милые эсемески, и по телефону говорила ему, что он - тот единственный, кто ей нужен… Венер, я бы могла понять, если бы она в него влюбилась и сходила по нему с ума, всякое бывает, но чтобы так… Оказывается, Лада ему сказала, что я завела себе роман тут, - тут Женька чуть не заплакала, но официантка со стуком поставила перед ней блюдце с чипсами, и слезы каким-то чудом не пролились. - А хуже всего… для меня, я так Трофиму и сказала - то, что он ей поверил. У меня роман? Что ж, он решил все очень просто, взял да бросил меня, а чего проверять? И так все ясно. Да просто все потому, что ему хотелось, чтобы не он был виноватым, а я! А я все голову ломала над эсемеской, которую он мне прислал, - ты, мол, сама этого хотела, пусть все так и будет! А все оказалось предельно просто… как ты и говорила!
        - А чего он хотел от тебя сейчас? Зачем встречу назначал? - Венера отставила в сторону пиво и махнула кому-то рукой. В следующую секунду молоденький парень проводил их компанию к освободившейся дорожке, вписал их имена в табло и оставил наедине с разноцветными шарами.
        - Сказал, что соскучился, что обязательно должен был поговорить со мной, потому что я ему не чужая, нам вместе было так хорошо и так далее… Я не хотела этого разговора, а теперь не могу не думать про Ладу, которая со мной была такая милая, приветливая, а сама гадости про меня говорила, - Женька огляделась по сторонам и замолчала. Народ вокруг то и дело взрывался смехом и рукоплесканиями, на соседних табло резво прыгали рисованные кегли и высвечивались какие-то цифры… Куда с большим удовольствием Женька вернулась бы за столик к пиву, но Венера уже вручила ей жуткого вида красный шар и под ободрительные окрики приятелей показала, как его надо кидать.
        Женька в первый раз в жизни оказалась в боулинге, поэтому никакого удовольствия от игры поначалу не получала: шары с тремя отверстиями для пальцев оказались ужасно тяжелыми, даже восьмерка, самые легкие, а дорожка, по которой они должны докатиться до кеглей, - длинной и какой-то слишком прямой. Но азарт окружающих ее ребят оказался заразительным, и минут через десять Женя уже привыкла к тяжести шаров, и даже иногда попадала по кеглям.
        - Знаешь, Трофим сказал, что как-то получил от меня эсемеску, то есть не то что я ему ее отправила, а как будто я писала другому человеку, а по ошибке это письмо попало к нему… Но я никому, кроме него, и писать-то не могла! Но он говорит, что это его жутко задело, к тому же до этого Лада ему сказала, что я с другим любовь кручу. Как так можно, - пока брошенные ее рукой шары с глухим звуком катились по дорожке, Женька ни о чем больше не думала, всем своим существом стремясь к кеглям, которые - в надцатый раз уже! - так и оставались нетронутыми, как будто насмехаясь над Женькиными попытками их достать. Но потом, когда наступала очередь всех остальных, мысли снова змеями вползали в ее голову и жалили ее, да так, что она сходила с ума от бессильной ярости.
        - Ладно, давай вот что сделаем, - в который раз Венера одним ударом выбила все кегли и теперь, довольно глядя на экран, где крупными буквами высветилось незнакомое Женьке, но очень приятное на вкус слово «Страйк». - Проучим Ладку? И Трофима заодно, никому от нас пощады не будет! Вот, иди сюда… видишь кегли? Так вот, это вовсе не кегли, это Лада… Ну, представь ее себе хорошенько! Высоченная, белая… хорошо, рыжая, и смотрит прямо на тебя. Представила? А теперь бери шары и давай, кидай в нее!..
        Первые удары получились яростными, но промазали мимо цели, однако через пару минут Женька начала попадать точнехонько в середину выстроившихся в ряд кеглей. К концу первой игры она выбила свой первый Страйк, к концу третьей - получила бесплатную кружку пива от заведения за три Страйка подряд.
        Из «Гран Мишеля» они с Венерой ушли под утро, их веселая компания как-то незаметно рассосалась, и по сумрачным кривым улочкам они шли в полном одиночестве, чтобы добраться до Венеркиной квартиры и, успев только умыться и снять одежду, без сил рухнуть в постель и проспать мертвецким сном до полудня.
        Зато теперь Женька чувствует себя так, словно ее избавили от тяжелого рюкзака за спиной… Так часто бывает - вроде бы живешь и ничего особенно неприятного не ощущаешь, и только потом, когда тебе становится хорошо, думаешь - как же я жил раньше? Сколько бы Женька не обещала себе, что больше никогда не будет думать о Трофиме, это были просто слова, которые шли от ума, но не от сердца. Но теперь все кончилось. Три Страйка подряд, кружка пива, и Ладка с Трофимом растворились в звездной дымке ночи, а она, Женька, выспавшись, может начать новый день, ни о чем, не сожалея и не печалясь.
        - Нет, ты права, - Женька выгнула спину и развела руки в стороны, с наслаждением разминая затекшее тело. - Вот будет у меня своя квартира, познакомлюсь я с каким-нибудь замечательным парнем, с артистом… Нет, не надо артиста. Лучше пусть это будет программист, хотя хватит с меня программистов. И пусть он будет высокий, сильный и темноволосый, как…- память услужливо подсунула Женьке образ летящего в никуда мужчины, и она с досадой хлопнула ладонью по столу. Венера кивнула со всей серьезностью, но тут же фыркнула и рассмеялась, уронив в варенье кусочек булки. - Ладно, как-нибудь разберусь.
        В десять часов вечера Женька вспомнила об одной важной вещи, которую едва не выпустила из виду. Конечно, время уже позднее, но с другой стороны, если звонить, то сейчас - как правило, в десять ложатся спать только дети, а взрослые бодрствуют… В любом случае, попытаться стоит, да и если на то пошло, если хозяин мобильника занят или лег спать, то он попросту отключит свой телефон и она наткнется на противные короткие гудки… Но ей бы хотелось услышать живой голос. Ей это очень важно!
        На пятый гудок трубка ожила, и мужчина вежливо ответил на ее приветствие. Нервно сжав Alkatel похолодевшими пальцами, Женька от волнения затараторила так быстро, что ей пришлось прервать свою речь на середине, вдохнуть и повторить все помедленнее.
        - Извините меня за беспокойство, я Евгения… Евгения Морозова, детский психолог, работаю в детском саду «Весна». Я звоню по поводу Вашего сына… Коля Савельев Ваш сын, правильно?.. Да нет, все в порядке, не беспокойтесь! Дело вот в чем. Вы не могли бы подойти в сад завтра, примерно к часу дня?.. Было бы лучше, чтобы именно завтра, но если Вы не можете… Можете? Знаете, где мы находимся?.. Прекрасно, тогда я Вас встречу у калитки. Понимаете, просто Коля… он очень скучает по Вам. Приходите, пожалуйста!..
        Ну вот, она это сделала. Нажав на отбой, Женька поставила локти на стол и, положив голову на руки, уперлась взглядом в окно. Правильно ли она поступила, через голову матери и Светланы Александровны приняв такое… ответственное решение? Не будет ли хуже ребенку, который увидит отца и испытает потрясение? Может быть, ей еще не раз придется пожалеть о сделанном, потом, когда все последствия из гипотетических станут самыми что ни на есть реальными, разрастутся и разрушат все, чего она успела достичь… И все потому, что ей захотелось соединить сына с папой!
        И все-таки она ни о чем не жалеет. Голос, с которым она только что беседовала, был теплым и встревоженным, а ведь она даже ни разу не обратилась к нему по имени - забыла спросить у Наташи, как зовут их отца. И все же мужчина не повесил трубку и не прервал ее ни разу. Коротко сказал - я приду. Значит, придет, и у Коли все будет хорошо, она в это верит!

        Глава 11

        Утром Женька глянула за окно и обомлела - еще вчера было невероятно грязно и слякотно, а сегодня весь двор настолько белый, что такого просто не бывает! Нигде ни одного следа, даже собаки не успели поваляться в снегу. Первый понедельник ноября получился праздничным и очень чистым. Конечно, еще сто раз все растает до Нового года, но пока глаз радуется этой красоте!
        Опять Иван Семенович подвез ее до работы, и Женька, раздевшись в своем кабинете, прошлась по пустынному зданию, методично заглядывая во все комнаты, как будто там могло обнаружиться что-то важное и нужное для нее. Из-за назначенного вчера свидания ей теперь не по себе, потому что сидеть дома и планировать встречу сына с отцом - это одно, а проснуться утром и понять, что все это произойдет уже через несколько часов, - совсем другое дело! А вдруг она совершила глупость?
        Вчера Женька не выдержала и поделилась с матерью своим секретом. Ей ужасно хотелось рассказать о Коле и о том сюрпризе, который его ждет… Честно говоря, она была практически на сто процентов уверена, что мама ее поддержит, поэтому неприятно поразилась услышанному.
        - Ты не имеешь никакого права решать за других! Представляю себе, каково матери этого мальчика… Она столько сил положила на то, чтобы воспитать сына, ей и без того тяжело, а ты тут устраиваешь всякие встречи. Откуда ты можешь знать, что для ребенка лучше? Может быть, ты своими руками портишь ему жизнь? - мама даже отложила в сторону свою книжку, и смотрела на Женьку такими глазами, что та почти устыдилась… Но нет, никто и никогда не убедит ее в том, что запрещать детям видеться с отцом - это хорошо!
        - Но ведь, мам, ты же никогда не мешала мне встречаться с папой! И я тебе за это благодарна… Ты говоришь, какое право я имею решать за других? Но ведь Колина мать тоже решает за своего сына, и что, это нормально? Только потому, что он ее ребенок, она его родила, у нее есть это ужасное право строить его жизнь по-своему? .
        Женька долго отстаивала свою позицию, и мама уже, казалось, согласилась с ней, кивала и похлопывала ее по руке, но слова все лились и лились нескончаемым потоком, как будто в Женькином мозгу прорвалась плотина и река выплеснулась из берегов. Как будто она уже не маме, а самой ceбe доказывала что-то, объясняла и сокрушалась, спорила и выдвигала железные доводы!..
        Женька вздохнула. На самом деле, ей действительно тяжело. Потому что ее решение - это огромная ответственность. Вдруг Коля, увидев папу, испытает не радость, а потрясение, от которого ему потом придется, долго оправляться, или эта встреча перевернет весь его мир и лишит мальчика спокойствия, и он будет плакать и бунтовать?.. Или этот мужчина окажется совершенно не таким, каким Женя его себе представляет, и вместо любящего отца к ней явится эдакий высокомерный тип, которого жена, хоть и жестоко, но справедливо изолировала от детей? Нет, такого не может быть, Наташа сказала, что регулярно с ним видится, а она очень милая, славная девочка… Но с другой стороны, он же ее отец, и каким бы он ни был, она его любит!
        Глянув на часы, Женька решительно выкинула из головы неприятные мысли, начинается ее рабочий день. Двор и здание детского сада постепенно оживают, уже привели первую порцию детей, и родители, расцеловывая своих чад, отдают им последние указания и торопятся к выходу. Жене очень нравится этот трогательный момент прощания, правда, наблюдать за вечерней шумной встречей взрослых с детьми еще интереснее. Море искренности, детский смех, повизгивания и объятия!
        Если ей повезет и все пройдет как надо, то что-нибудь подобное будет сегодня днем, когда к чудесному светловолосому малышу придет папа. Вряд ли Коля будет вот так же стоять, как сейчас, вжавшись худеньким тельцем в шкафчик с одеждой и молча, натягивая на ножки сандалии. Да и смотреть на него, наверное, будут не так пристально и холодно… Отвернувшись от мамы и сына Савельевых, Женя вышла из раздевалки. Нет, у нее сил видеть эту неприятную женщину, одним своим видом превращающую живого мальчугана в ватную куклу.
        К одиннадцати дня Женька уже устала от разномастных впечатлений. Сначала ей пришлось разговаривать с мамой Наташи Исаевой, пришедшей за документами дочери, и хотя Женя уже неделю готовилась к этому дню, почему-то вдруг оказалось, что ей страшно не хочется отпускать малышку. Может быть, все к лучшему - в другом городе Наташа найдет себе новых друзей, пойдет в школу, а потом вырастет и забудет обо всех своих детских тревогах. Но почему-то Женька все равно ощущала свое бессилие, глядя на маму с дочкой, навсегда уходящих из садика. Как будто такое с ней уже было - прощание без надежды когда-либо встретиться вновь…
        А потом она играла с ребятами в подвижные игры и носилась за ними по всему двору, уморив и их, и себя, и к тихому часу весь детский сад устал от веселья и желал спать. Кроме Женьки, которая вдруг так сильно заволновалась, что ее сердце забилось с утроенной скоростью. Такое ощущение, будто у нее впереди серьезный экзамен, от которого зависит ее будущее. Хотя, конечно, это не так, но… страшно.
        Светлана Александровна еще час назад уехала на совещание в министерство, Женька именно поэтому выбрала для встречи понедельник, чтобы не рисковать. Вряд ли ее строгая директриса одобрила бы то, что она затевает, если даже мама восприняла в штыки эту идею! Но поздно раздумывать, до назначенного срока осталось двадцать минут, Женьке нужно подготовиться.
        Еще дома она долго размышляла, как сообщить Коле о том, что его сегодня ждет. С одной стороны, если она ничего ему не скажет, мальчика уложат спать и тогда его придется будить, а дети со сна капризны, к тому же могут проснуться другие ребята и вся ее секретная затея с треском провалится. Но с другой стороны, а что будет, если она обрадует малыша, он настроится на встречу с любимым папой, а тот возьмет да не придет? Этого ведь тоже исключать нельзя!
        В результате Женька решила поступить следующим образом: когда Маша будет укладывать детей спать, она придет и заберет Колю в свой кабинет, но говорить ему ничего не будет. Пусть посидит у нее за компьютером, порисует в Пейнт Браше, ему ведь так понравилась эта программка… Маше, конечно, пришлось все объяснить, но деваться было некуда, и она отреагировала нормально, удивилась, но согласилась помочь. Зато теперь если Колин отец по какой-то причине не придет, у мальчишки не будет разочарования.
        Глянув на себя в зеркало, Женя поправила красную челку, зачем-то заправила за ухо выбившуюся прядку и сделала глубокий вдох. Все, пора идти, без десяти час. Можно подумать, она собирается похитить Колю, так напряжено все ее тело! Волнуется, как школьница на первом свидании… Улыбнувшись, Женька пожелала удачи своему отражению и решительно вышла, мягко хлопнув дверью своего кабинета.
        Все прошло как по маслу, правда, потом она никак не могла вспомнить детали - что она сказала детям, на глазах у которых увела Колю к себе в кабинет? О чем разговаривала с мальчиком, когда они вдвоем поднимались к ней наверх, она - уверенным шагом, а он - нехотя, слегка настороженно, следуя за ней по пятам?.. Все это стерлось из ее памяти, исчезло навсегда, потому что встреча состоялась, и это было потрясение не только для Коли, но и для нее самой! Помнится, все двадцать метров - от калитки до кабинета - она проплыла в тумане, боясь повернуться и обнаружить, что за ней никто не идет… Что этого высокого мужчину, послушно стоящего за оградой и ожидающего встречи с маленьким сыном, а потом так же покорно следующего за ней, она просто придумала, вообразила себе, и его на самом деле нет и не может быть!..
        Впрочем, ее растерянность не помешала ей претворить задуманное в жизнь. Приоткрыв дверь в свой кабинет, Женька секунду неотрывно смотрела на Колю, занятого рисованием, потом повернулась к мужчине и кивнула ему. Тот сделал осторожный шаг в кабинет и замер, глядя на мальчика и, как будто не решаясь ни двинуться, ни сказать хоть что-нибудь… А потом где-то высоко в небе грянул гром, и сверкнула молния, мышка с грохотом вывалилась из Колиных рук и жалко повисла на проводе, а сам Коля пулей вылетел из-за стола и впрыгнул в объятия отца.
        Женька недолго смотрела на них. Прижавшись к косяку, она позволила себе увидеть одно долгое, горькое объятие, на ее глазах маленькое тело сына вжалось в отцовское, распласталось на нем, и мужские ладони нежно погладили детскую спинку, и снова, и растрепали светлые волосы, и опять вернулись на прежнее место, согревая и баюкая малыша.
        Вздрогнув от острого желания заплакать, Женька медленно отступила в коридор, чтобы оставить этих двоих на час, сознавая, как это преступно мало - всего шестьдесят минут! - для тех, кто только что нашел друг друга, но скоро опять потеряет… Если бы она могла, она отдала им весь день, месяц, год… Но она может только выскользнуть из кабинета и закрыть за собой дверь, отсекая от папы с сыном весь этот ненужный им сейчас мир!
        И все-таки за одно мгновение до того, как дверь закрылась, мужчина оторвал взгляд от сына и встретился глазами с Женькой. Как будто ему было мало того, что она узнала его там, у калитки. Теперь эти синие глаза ударились в нее, как волны в скалу, и скала под напором воды треснула, начала крошиться и дробиться на камни и песок… Как будто без этого ее легкие не сжались в тугой комок, и сердце не забилось под коленку уже тогда, когда она шла от калитки до кабинета, боясь оглянуться на того, кто идет за ней… Но вот он посмотрел на нее, и она кивнула в ответ, потом закрыла за собой дверь и прислонилась к ней лбом, зажмурившись и не доверяя самой себе, ведь такого просто не может быть! Но… так смотреть умеет лишь один человек на свете - Игорь Ворон, и все, что происходит, не сон. Хотя ей и кажется, что она сейчас проснется!..
        Через пятьдесят минут Женька неохотно постучалась в кабинет. Нельзя, чтобы кто-нибудь застал Ворона с сыном, Колю надо побыстрей вернуть в группу, чтобы ни у кого не возникло никаких вопросов. Не хочется, конечно, прерывать свидание отца с сыном, но у нее нет выхода.
        Через пять минут мужчина ушел, едва остановившись возле Женьки - чтобы сказать спасибо и как-то напряженно кивнуть, и она бы ощутила разочарование от такого быстрого ухода, если бы не эта рука на ее плече… Проходя мимо нее, мужчина развернул ее к себе, и Женькино плечо утонуло в его большой ладони, и почему-то она посчитала это достойной наградой за все, что она сумела сделать для этого человека… Для Игоря Ворона.
        О чем папа разговаривал со своим сыном, она не знает. Все это время Женька просидела на лестнице, отрешенно рассматривая выкрашенные серой краской железные прутья, плавно перетекающие к перилам в витиеватый узор. И когда Ворон ушел, Женька боялась застать Колю в слезах, с судорожно стиснутыми кулачками, и это видение изводило ее, пока она - специально медленно - открывала дверь кабинета. Но Коля не плакал, и это приятно поразило ее. Ясные серые глазки засияли навстречу Женьке, и это стало ей второй наградой - за то, что она сделала для Коли. Пусть она поступила неправильно, недальновидно, да как угодно! Никто теперь ей не докажет, что она не должна была помогать ребенку увидеться с папой!
        Женька усмехнулась. Как же сильно можно тосковать по этому мужчине, если даже ей - а кто она ему? да никто! - смертельно не хватало Ворона, когда они с Денисом смотрели последний спектакль… Разумеется, это разные вещи, и сравнивать их неправомерно, и все же - если без Ворона-артиста сцена показалась ей пустой, то какой же пустой кажется его детям жизнь без Ворона-отца? Большого, сильного, красивого… Когда Коля приник головой к его животу, Женьку внезапно охватило тянущее беспокойство, похожее на голод, ей захотелось прикоснуться к Ворону, прижаться к нему и остаться рядом до тех пор, пока он ее не прогонит, а он - не прогонит, она же видела, как он гладил сына, как он на него смотрел!.. Непонятно, как могла его жена проделать с этими двумя родными существами такую жестокую штуку!
        До конца рабочего дня Женька просидела в своем кабинете, изредка поглядывая в окно на бегающих по площадке детей. Пару раз она заметила Колю, мальчик резво бегал с ребятами и выглядел довольным и счастливым. И даже потом, когда за ним пришла мать, его улыбка только слегка полиняла, но не исчезла совсем, а Женька так боялась увидеть это ежевечернее преображение… Только не сегодня. Но - не забудет ли Коля свое счастье уже завтра, через неделю, через месяц? Одна встреча с отцом - этого мало, и она это прекрасно понимает! Но пока малыш счастлив, и она, глядя ему вслед, тоже… А больше ей ни о чем думать сейчас не надо.
        Одевшись перед зеркалом, Женя уныло поглядела на свое отражение. Ее короткие ярко-красные волосы, так радовавшие ее все это время, вдруг показались ей искусственными. Впрочем, глупости. Она хорошо выглядит, просто… Он ее не узнал. Все дело в этом, и волосы тут не при чем! Она сильно изменилась с лета, и Венера, и Трофим так сказали, она похудела и сделала модную прическу, поэтому от прежней Женьки с длинными мягкими волосами ничего не осталось. Она не стала хуже, она теперь просто другая!
        Именно поэтому Игорь Ворон не узнал ее. Конечно же, только поэтому… А вовсе не потому, что она для него никогда ничего не значила. Может быть, это и так, только размышлять об этом Женька не будет. Она рада, что ее задумка удалась. Она никак не ожидала, что отец Коли Савельева и Игорь Ворон - один и тот же человек, и даже потом, вглядываясь в личико мальчишки, она так и не нашла сходства между ними, разве что ясные глаза, но у Ворона они глубокого синего (или серого?) цвета, а у Коли - небесного… Но какая разница, отец и сын так любят друг друга, что смотреть на них было приятно и грустно одновременно.
        Женька вышла из садика и натянула на голову капюшон. От мороза в голове стынут мысли, а на душе разливается грусть, от которой с каждым шагом как будто становится холоднее. Когда-нибудь она обязательно опять придет в театр русского танца и посмотрит на Ворона, и ей особенно хорошо будет от ощущения собственной причастности к его жизни… Краешком, мимоходом, но она все-таки прикоснулась к нему, подарила ему - пускай всего на один час! - счастье, которое теперь согревает и его, и Колю, и ее саму… Жаль, что он не вспомнил ее, но - ведь это же не самое главное. Конечно, не главное… И все же очень жаль.
        Сделав несколько шагов в сторону остановки, Женька вдруг резко остановилась, наткнувшись взглядом на высокую фигуру в черной куртке. Мужчина кивнул ей и, подойдя вплотную, аккуратно взял под локоть. Так естественно, словно всегда это делал, как будто это обычное для него занятие - придерживая Женьку под руку, идти рядом с ней, поглядывая на нее с высоты своего роста и улыбаясь, совершенно не замечая ее изумленных и встревоженных глаз и напряженных плеч.
        Разговор у них получился самым обыкновенным, ни о чем и обо всем одновременно, они оба как будто сговорились не затрагивать болезненных тем, и только иногда в их взглядах и улыбках проскальзывало что-то по-настоящему важное… Но все равно Женька навсегда запомнила этот вечер, потому что это был первый раз, когда Игорь Ворон проводил ее до дома.
        Потом она узнает обо всем - и о том, что он никогда ее не забывал и, увидев сегодня, и обрадовался, и испугался одновременно, и что он даже если бы хотел, не смог бы выкинуть ее из памяти, потому что она не такая, как другие женщины, и что с ней ему легко - и говорить, и идти, и сидеть рядом, и что его колено не случайно касалось ее ноги, когда они летом сидели в кафе на одной лавке, и это было чудесное ощущение… Ворон расскажет ей и о том, что не хотел верить своим чувствам и боялся Женьки, и когда Лада сказала ему, что у Жени есть парень и что ей никто, кроме него, не нужен, он испугался окончательно и бежал - от нее, от себя, от желаний и чувств, и это было долгое бегство, длиной во все лето и осень, но оно оказалось бессмысленным.
        Очень скоро Женька узнает обо всем этом, но - все это уже станет ненужным и неважным, потому что в этот первый раз, в снежный ноябрьский вечер, Игорь Ворон проводил ее от садика до подъезда ее дома, и когда они остановились, прощаясь на крылечке, Женька в одночасье избавилась от надоевшей жабьей шкурки и превратилась в принцессу небывалой красоты. Потому что Игорь Ворон притянул ее к себе за плечи и поцеловал, и это был тот самый невозможный поцелуй, о котором она боялась думать… но думала и мечтала с тех самых пор, как разбила стенд и выкрала снимок летящего Ворона.
        А когда тебя так целуют, весь мир может подождать…

        ПОСЛЕСЛОВИЕ
        (31 декабря)

        - Ну и как все прошло? - Венера сгрузила в хрустальную салатницу первую порцию нарезанных овощей, уселась с ногами на табуретку и снова взялась за нож. Гора вареной картошки, морковки и соленых огурцов перед ней значительно уменьшилась с тех пор, как Женька взялась ей помогать.
        - По моему, наши праздники никогда не закончатся, - Женька сдула прилипшую ко лбу прядь и притворно вздохнула. - Но вообще-то все получилось мило и славно, у мамы было такое красивое платье! И прическа с макияжем, естественно, и Иван Семенович выглядел таким элегантным! Я за них была рада, честное слово! Только дядя Саша в конце вечера начал коленца выделывать, но на свадьбе обязательно кто-нибудь перепивает, закон такой.
        Женька сегодня еле вырвалась из объятий родственников. Никакой организм не выдержит такую щедрую и веселую свадьбу, три дня сплошного праздника! А сегодня ночью к их персональному веселью присоединится вся страна, и с боем Курантов придется снова сесть за стол и чокнутся бокалами!.. Нет, похоже, Женьке придется хотя бы на время спрятаться от мамы с Иваном Семеновичем гостей, родных и близких и прочих приглашенных, и встретить Новый год вдали от дома! Впрочем, это не идет вразрез с ее планами.
        Приготовив неизменный оливье, Венера водрузила на стол размороженную тушку гуся и принялась колдовать вокруг нее, запихивая внутрь картошку и яблоки, натирая кожицу смесью соевого соуса с перцем… В этот день, пожалуй, все женское население страны безвылазно торчит на кухне, выдумывая разнообразные салаты, холодные и горячие закуски, что-нибудь, жаря в духовке и помешивая в кастрюльках, одна только Женька ничего не делает, только ходит по гостям и дышит морозным воздухом, предвкушая елку, салют и деда Мороза со Снегурочкой. И обязательно какое-нибудь чудо, потому что, какой Новый год - без волшебства?..
        - Как твои дети? - ловкие Венерины руки уже оставили гуся и принялись за пирожки, и Женька, предприняв неудачную попытку помочь ей, быстро охладела к этому занятию и стала с удовольствием наблюдать за подругой.
        - Да ничего… Выпросила у директрисы три часа в неделю на треннинг, теперь занимаемся с ребятами, пока все идет хорошо, они довольны, и мне кажется, тьфу-тьфу-тьфу, очень боюсь сглазить… но скоро, наверное, можно будет говорить о каких-то успехах… О! Мы же с Машей и Иркой в театр их водили, на «Айболита»! Неделю назад, как раз перед каникулами. Знаешь, в каком они восторге были? Что ты! Я даже не думала, что им так понравится!
        Не думала, как же! Женька ухмыльнулась, вспомнив, как подговаривала Машу и Иру устроить массовый поход детей в театр русского танца. Самой ей было как-то страшно поднимать этот разговор - опять-таки, если бы Колина мать вдруг возмутилась и встала на дыбы, то с девчонок-воспитательниц какой спрос? Никакого, просто очередное культурное мероприятие. А у Женьки рыльце в пушку, и лишний раз дразнить гусей не стоит. Но, как бы там ни было, все прошло без сучка и задоринки, и Коля - вместе с остальным детским садом, они вывели в театр все группы! - остался довольным… Спектакль был замечательным, но конечно, мальчишка ни на кого, кроме папы-Бармалея, не смотрел. Женька, правда, тоже.
        А еще они два раза ходили в кафе-мороженое вчетвером: Игорь с Женькой, Коля и Наташа. Но Венера знает об этом, потому что после этих «шпионских вылазок» Женя прилетала к ней с горящими глазами, выплескивая все свои эмоции, сомнения, страхи, радости… Потому что было одновременно и хорошо, и плохо - вот так вот сидеть, скрываясь от глаз Алевтины Николаевны (само имя бывшей вороновской жены кажется Женьке неприветливым!) и делая вид, что это обычная встреча папы с детьми… Но без этих тайных свиданий отец вообще бы не видел сына, выхода из этой ситуации, похоже, пока нет… Вот пойдет Коля в школу, может быть, станет чуточку полегче - школьника ведь не так просто контролировать, как совсем маленького ребенка!
        - А ты как?.. - сегодня к Венере приезжают друзья из другого города, и через пару часов ее квартира превратится в гостиный двор, но ведь на то и праздник, чтобы отметить его шумно и весело! Или в тишине, но непременно с любимым человеком, чтобы ровно в двенадцать ночи выпить традиционное шампанское и поцеловаться, и еще раз, и потом… Покраснев, Женька резким движением отбросила назад отросшую челку Что, приедет твоя радость? Звонил?
        - Не знаю, у меня этих радостей сегодня будет предостаточно, не один, так другой, все равно скучать не буду, - Венера засмеялась и подмигнула Женьке. - Ладно, хватит на сегодня возни, давай лучше кофе попьем, а потом мне уже на вокзал пора.
        Через полчаса они вышли из дома и как будто попали в какую-то северную страну: куда ни глянь, отовсюду им приветственно машут снежно-голубые лапы елок, вокруг высоченные сугробы, очень мягкие и теплые на вид, но ледяные и колючие, если снять перчатку и прикоснуться к ним голой ладонью!.. Женька даже не помнит, когда в последний раз их город встречал Новый год в таком снежном великолепии! Обычно 31 декабря с неба падают красивые, но редкие снежинки, и снег вокруг уже давно кремовый, а не белый. Но сегодня все по-другому, как в сказке!
        - Да, чуть не забыла тебе сказать! - Венера похлопала Женьку по плечу и аккуратно смахнула снежок, налипший на мохнатый воротник Женькиного пуховика. - Я вчера видела Ладку, наверное, с Трофимом… Такой симпатичный, с совиными глазами, да? Ну, значит, точно с ним. Стояли в двух шагах от меня, я у Гульки на новой квартире была, она теперь на Набережной живет… ну, и на конечной «двойки» увидела этих. Они меня, правда, не заметили, а сама я не стала подходить здороваться!..
        Венера скорчила забавную рожицу, и Женька невольно прыснула. Да уж, никакой охоты беседовать с Ладой ни у нее, ни у Венеры нет, да и просто не о чем… А с Трофимом… С того дня, когда Женя встретилась с ним в Стекляшке, они виделись еще один раз - когда Трофим подкараулил ее после работы и навязался проводить, но подняться к себе она ему не предложила и на новое свидание не согласилась. Он, правда, до сих пор не верит в серьезность ее слов и продолжает ей названивать. Но в большинстве случаев Женька просто не берет трубку.
        - И ты знаешь, что?.. Я внимательно смотрела на Ладу и все никак не могу тебя понять! Ты мне все уши прожужжала - мол, она такая стройная, такая изящная, такая-растакая, я уж засомневалась, может, я как-то не так на нее глядела? Но лично я никакой особой красоты у Лады не запомнила. И вчера я во все глаза на нее смотрела! Так вот, - Венера картинно подняла одну бровь и тут же смешно закатила глаза и развела руками. - Я была права! Что там красивого, ты мне скажи?! Лошадиное лицо и костлявое тело! Разве что покрасилась действительно удачно, а то еще и на голове была солома, а так вроде ничего… Апельсинчик!
        Женька хотела, было возразить, но почему-то привычные слова на этот раз застряли во рту, как детская смесь, которая легко слизывается с ложки, но тут же намертво прилипает к языку и небу, и… ей вдруг ужасно захотелось согласиться с Венеркиным критическим отзывом о Ладе - ну, и пусть он не совсем справедлив, какая кому разница? И секунду помедлив, она все же позволила себе это сделать. Просто кивнула и радостно улыбнулась. А потом весело рассмеялась, когда подруга уставилась на нее удивленными черными глазищами, не веря в Жепькино неожиданное смирение и быстрый отказ от прежних восхищенных слов.
        - Ну, слава богу, а я уж думала, что ты опять будешь расписывать мне Ладкину красоту!.. А я тебе больше скажу - они с Трофимом цапались, как кошка с собакой, может, она меня, поэтому и не заметила. Да если на то пошло, то проходи в это время мимо них отряд скаутов с барабанами и дудками, они бы и на них не обратили внимания, так были заняты! Отношения выясняли. Ладка выглядела как разгневанная фурия, что уж там они не поделили, я не знаю, но парень, в конце концов, отошел от нее на сто метров и там и стоял. А она - ух, какая злая была, и шипела, как масло на сковороде! Так что вот у них какая веселая жизнь семейная. А так им и надо, знали, на что шли!
        Венера гордо повела плечом и задрала подбородок, и Женька опять засмеялась, глядя на нее, и через мгновение подруга присоединилась к ней, потому что вдруг оказалось, что вызов в позе и голосе как-то настолько не вяжутся с покрасневшими от мороза щеками и шмыгающими носами, что это выглядит не надменно, а забавно… Да и серьезно обсуждать кого-то или что-то, притопывая и приплясывая от холода на остановке, как-то не слишком хочется. Вот посмеяться - это другое дело!
        - Ну, я, конечно, не могу сказать, что мне все это безразлично, потому что на самом деле я рада слышать, что у Ладки не все в порядке с Трофимом, хоть это и эгоистично, я понимаю, - Женька улыбнулась и осторожно потерла заледеневший рот перчаткой. Трудно смеяться зимой, но сегодня у нее настолько хорошее настроение, что отказываться от улыбок не хочется. - Вообще-то, я должна пожелать им счастья и забыть все обиды!.. Ну, я лучше вообще не буду думать о Ладке, черт с ней, только пусть ее больше никогда не будет в моей жизни, вот и все. А так… ну, живут и живут, но если у них ничего не сложится, так я не расстроюсь.
        Потому что расстраиваться и переживать можно только из-за тех людей, кто тебе дорог, а не из-за тех, кто просто однажды перебежал тебе дорогу. Женька отсекла от себя свое прошлое и - нет, забыть-то она, конечно, ничего не забыла! - отпустила его. Просто сделала шаг вперед и перестала оглядываться. Близкие ей люди остались с ней, и они будут рядом и в следующем году, который наступит уже завтра…
        - Все, с наступающим тебя, я побежала! - Венера опрометью метнулась в подъехавший троллейбус, умудрившись втиснуться в самую гущу толпы и далее пробиться в салон.
        Двери железно лязгнули, троллейбус, грузно переваливаясь, отчалил от остановки, и Женька, улыбаясь своим мыслям, бодро поспешила в сторону Проспекта, рассматривая по дороге разноцветные лампочки, новогодние гирлянды и наряженные елочки в витринах маленьких магазинов. Вот и все, еще несколько часов, и наступит самый красивый, самый любимый и долгожданный праздник на свете - Новый год! И встретит она его так, как ей хочется, это будет ее ночь, ее счастье, ее огромная радость!

        Женька открыла глаза и посмотрела на часы - удивительно, еще даже восьми нет, а у нее уже сна ни в одном глазу, и это после бессонной ночи!.. Повернув голову, она наткнулась взглядом на темный с проседью висок, краешек уха и часть щеки, и, подвинувшись поближе, тихонько дотронулась до любимой скулы ладонью, а потом, когда мужчина пошевелился, и из подушки вынырнуло все лицо целиком, прижалась губами к его лбу, поцеловала брови, ресницы… Ради этого мгновения она готова всю жизнь просыпаться так рано. Всегда - лишь бы этот человек спал возле нее, и его голые ноги касались ее ног, и у них было одно одеяло на двоих, а перед этим - долгая ночь вдвоем, в одной квартире, за одним столом, в одной постели!..
        - Здрасте, - мужчина легко притянул Женьку к себе и прижался губами к ее лицу, девушка улыбнулась и хотела что-то сказать, но потом передумала, потому что подставлять щеки, нос, лоб, все лицо поцелуям любимого оказалось очень приятно, куда приятнее, чем говорить, и хотя за целую ночь она должна была бы уже привыкнуть к его губам и рукам - однако ж, нет, не привыкла. И к этим синим глазам, глядящим на нее то ли нежно, то ли весело, но главное - только на нее, и к волосам, и к плоской сильной груди, которая опять придавила ее к постели и мешает ей дышать… Но Женька рада этой тяжести, и сама двигается ей навстречу, сплетая свои руки с мужскими руками, обнимая коленями его бедра, и бесконечно целуясь с его языком и губами, то, отдаваясь на милость этого мужчины, то, одерживая над ним верх.
        Еще вчера, тщательно собираясь на свидание к Игорю Ворону, она раздумывала, глядя на свое отражение, - как у них все будет завтра, есть ли будущее у их отношений, нужна ли она ему так же сильно, как он - ей?.. Все эти вопросы казались такими важными, и стоя перед той самой - заветной - картиной с зимним небом и домиком с приветливо светящимся окошком, она почему-то все их обращала к жемчужной звезде, зависшей над крышею, и звезда как будто улыбалась ей, но молчала. И даже выйдя из шумной маминой квартиры в спокойный синий вечер, и потом, когда она шла через Проспект по Брюсовской до серой пятиэтажки, она думала обо всем об этом, и ее сердце тревожно стучало, не находя быстрых ответов на все эти такие правильные вопросы.
        А теперь это все растворилось в дымке новогоднего праздника, и Женьке больше не хочется ничего загадывать. Как-то, оказалось, очень просто принять то, что ей подарила эта ночь, не гадая о завтрашнем дне и ничего больше не желая… Потому что счастье - вот оно, вытянулось всем своим большим стройным телом подле нее и гладит ее бедро, и смеется ясными синими глазами! И пусть это не навсегда, и поцелуи, и улыбки, и большая мужская ладонь, сводящая ее с ума, и ее дикое желание остановить прекрасное мгновение и застыть в нем, как муха в янтаре, - пусть все это кончится, но ведь это случится когда-нибудь потом, не сейчас, не в эту секунду, когда она так счастлива, и Ворон - только ее, и ничей больше!
        Женька положила ладонь мужчине на грудь и закрыла глаза, прислушиваясь к себе и миру вокруг. За окном такая тишина, словно утро наступило только в этой квартире, да и то - ненастоящее, серое, как осенние сумерки, а все остальные люди во всем городе продолжают спать, и только разноцветные огоньки огромной городской елки оживляют сонную комнату.
        - Смотри… Видишь? - Игорь Ворон, приподнявшись на локте, с улыбкой посмотрел на Женьку и кивком указал ей на окно. Небо на горизонте слегка порозовело - то ли от солнечных лучей, то ли от новогодних гирлянд, развешанных на деревьях, и девушка с готовностью подняла на него глаза. И охнула, увидев то, что раньше нее заметил ее мужчина.
        В светлеющем небе, то, разгораясь холодным голубым светом, то, превращаясь в слабо мерцающую желтую точку, появилась звезда. На миг застыла, переливаясь и мигая, и вдруг качнулась и начала падать, и упала куда-то за город, прочертив на небосводе короткий зигзаг. Как будто улыбнулась на прощание, а потом исчезла и скрылась там, где живут все звезды. Свободные, прекрасные и далекие!..

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к