Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Дуглас Кирк: " Последнее Танго В Бруклине " - читать онлайн

Сохранить .
Последнее танго в Бруклине Кирк Дуглас

        # Знаменитый американский киноактер Кирк Дуглас в последнее время успешно работает в области мелодрамы. Его романы «Танец с дьяволом» и «Дар» сразу были отмечены и читателями, и критиками. Его третий роман, «Последнее танго в Бруклине», представляет собой вариацию на тему знаменитого фильма Бернардо Бертолуччи
«Последнее танго в Париже» с участием Марлона Брандо и Марии Шнайдер. В отличие от фильма Бертолуччи, действие романа Дугласа происходит в современном Нью-Йорке, но накал страстей столь же высок, а перипетии любовной интриги держат в напряжении читателя до самой последней страницы.

        Кирк Дуглас
        Последнее танго в Бруклине

        Не жалуйся, что стареешь,-
        не всем дано эту радость испытать.

    Филиппинская поговорка

        Глава I

        Глаза ее, выцветшие от старости, остановились в ужасе, когда со скалистого берега она разглядывала бушующую воду внизу. «Ты же знаешь, Бен, я не умею плавать», - причитала она, костлявой рукой вцепившись ему в руку выше локтя, и на ее пергаментной, в коричневых пятнах коже выступили голубые вены.
        - Придется попробовать, Бетти. - Он высвободился, разжав ее напрягшиеся пальцы. Не станет же она сопротивляться, хоть они и одногодки, но у него тело мускулистое, подтянутое, а ее совсем извела болезнь.
        - Не могу! - закричала она, отчаянно тряся головой, глаз не видно из-под рассыпавшихся седых прядей.
        - Надо, Бетти, - настойчиво повторил он.
        Она тихонько всхлипнула, подчиняясь:
        - Раз ты так считаешь, Бен.
        Он поцеловал ее в щеку. И резким, сильным движением столкнул вниз. Она беспомощно замолотила ладонями по воде, а мощный поток подхватил, завертел слабенькую ее фигурку и потянул ко дну.
        Она вынырнула, мелькнула на секунду над волнами ее голова и тут же опять исчезла. Еще можно было ее спасти, только надо сразу же прыгнуть - он же прекрасный пловец, - но он так и стоял, словно окаменевший, глядя в крутящуюся воронку, где только что на миг показалась Бетти. Так все и кричит, ничего не разобрать. Да вот же она, вот. Почти всплыла, ловит ртом воздух, а эта вода глотает ее, глотает. И тут река окончательно ею завладела, увлекая к гибельным порогам, где не всплыть никому.
        Он вдруг, ясно осознав, до чего ужасно вот так стоять и смотреть, крикнул изо всей силы: «Бетти!» - понимая, что ей уже его не услышать. Жене его, с которой вместе прожито сорок семь лет; а теперь она уходит, уходит навеки.
        Проснувшись, он почувствовал, что весь в холодном поту и жадно ловит ртом воздух, словно тонул он сам.
        С тех пор, как год назад Бетти умерла, он уже третий раз видит один и тот же кошмарный сон. Мэрион говорит, что так и должно быть - это в нем чувство вины о себе напоминает, а бурлящие воды к тому, что вину нужно смыть. «Чушь какая», - подумалось ему, он-то знает, откуда все это. Только как ей объяснишь? Как опишешь Мэрион, до чего ужасны были последние минуты жизни ее матери?
        Напрасно он ей вообще рассказал про свои кошмары. Уставилась на него сквозь очки в металлической оправе и этак полупрезрительно, словно врач неразумному пациенту, вещает, как все следует воспринимать «с профессиональной стороны», а выражение лица злое, раздраженное - гадость и только. Понятно, она психолог, у нее диплом, но, в конце-то концов, дочь она ему или нет, неужели он ей так и будет спускать эти высокомерные поучения пополам с болтовней про психотропы и так далее.
        Последний раз целую лекцию ему прочитала о том, как опасны «попытки уйти от ощущения подавленности, прибегая к способам облегчения» и прочее. Думает, он совсем дурак, а ведь он-то хорошо знает, что за всем этим кроется, - просто Мэрион доставляет удовольствие выводить его из себя, потому что она из-за предстоящей продажи дома обозлилась.
        Хотя в общем-то винить ее особенно тоже нельзя. Ну, нравится ей в этот дом время от времени возвращаться, тем более теперь, после развода. Уютный такой домик в викторианском стиле, вагонкой обшит, и место славное - Флэтбуш, но в стороне от шумных перекрестков, а для Мэрион тут еще воспоминания о детстве, о счастливых деньках. Для него, когда Бетти не стало, все по-другому - пустая дыра, ничего больше. Выбраться бы отсюда поскорее да захватить с собой только радостные картинки, а остальное забыть.
        Худо, что он так и не придумал, куда податься, когда дом будет продан. Агент по недвижимости говорил, что дело это будет долгое - на рынке сейчас затишье. А продать удалось сразу же, и вот пожалуйста: всего месяц у него, даже меньше, чтобы сложить вещи да убраться, - как по договору.
        Господи, а куда он денет все это барахло?
        Он окинул взглядом комнату, в которой Бетти лет десять назад все переделала. Беленькое, розовенькое, какие-то рюшечки - женский вкус. До чего ему были противны эти воланы и цветочки, только ей он этого так и не сказал.
        Если Мэрион ничего не потребуется, надо будет отдать все в Армию спасения: и эти слишком жесткие диваны, и стулья с негнущимися спинками, финтифлюшки, вещицы всякие - словом, все. Пожалуй, и грузовика не хватит все вывезти. Уж так Бетти нравилось покупать, что последние несколько лет перед смертью ничем другим не занималась. Он и сейчас не понимает, почему. Может, как-то это было связано с болезнью ее онкологической. Ладно, он от всего этого склада избавится. Накупит нового, по своему вкусу, и новая квартира будет совсем другая. Кожа - вот что главное. Побольше хорошей кожи, мягкой, эластичной; он и свой тренажерный зал обставил так, чтобы везде была кожа. Только с квартирой поторопиться бы нужно. Не так-то просто ее отыскать, вон каким потоком хлынули с Манхэттена в Бруклин из молодых да ранние, которым все само в руки плывет. Теперь хоть что-то бы нашлось.
        Он взглянул на часы: нет, сегодня времени для этого не будет. Ровно в восемь придет первый клиент. Это Милт, старый приятель, агент киностудии. Всего-то полчаса осталось, чтобы собраться.
        Быстро принял душ и прямо в халате отправился на кухню приготовить свой обычный завтрак: омлет - белки от четырех яиц и один желток, - ломтик поджаренного хлеба без масла, стакан обезжиренного молока. До чего забавно устроена жизнь: даже пережив жуткий удар, даже в минуты потрясений все равно цепляешься за свои привычки. Вот, пожалуйста, тебе недавно исполнилось шестьдесят девять, жена у тебя умерла, дом продан, впереди какая-то холодная пустота, а ты знай себе готовишь завтрак, как делал почти всю свою взрослую жизнь, и так же принимаешь душ, и зубы чистишь, и причесываешься перед зеркалом, словом, все как обычно.
        Покончив с завтраком и сполоснув тарелки - «чтоб салом не заросли», вечный его страх, - Бен запихнул посуду в сушилку и занялся одеждой: тщательно отутюженные солдатские штаны отлично подчеркивают, что бедра у него упругие, а живот подобран; спортивная рубашка - голубоватая с зеленым, короткие рукава - великолепно облегает мускулистую грудь и бицепсы, а впридачу зеленые носки. Отпад.
        Одеваясь, он смотрел на себя в зеркало. Изборожденное морщинами лицо, серые, какие-то мраморные глаза, седая, стального оттенка грива и безукоризненно подровненные усы. Такое лицо должно быть у человека, который старше - хорошо сохранился, но все-таки старше, что уж тут, - зато тело у него не стариковское, вовсе нет. К нему в зал приходят с десяток клиентов, все больше брокеты с Уолл-стрит - они ему в сыновья годятся, а разглядывают его прямо с завистью. Ну, природе одной с этим не справиться. Не будешь регулярно делать упражнения, следить за тем, что ешь, спать сколько нужно, бороться с собственными пороками - поменьше алкоголя, кофе и сигарет, - и к тридцати пяти сразу будет видно, что ты немолод.
        Уже спеша, он закончил туалет, накинул сверху фуфайку, какие носят матросы, и помчался к гаражу. Смотри-ка, сирень не сегодня-завтра распустится. Нравится ему сирень и ландыши тоже нравятся - хрупкие, недолговечные эти цветы, появляются весной совсем ненадолго, к маю уже и не видно их нигде. Помнит он, как сажал этот сиреневый куст… и вишню вот ту, и яблоню… Яблоки нынче осенью ему уже не снимать. Ладно, держать себя в руках нужно, не распускаться - и рывком стронув с места свой спортивный «камаро», вот она, единственная его слабость, Бен помчался вокруг Проспект-парк на Вест-сайд к своему залу - угол Юнион-сквер и Седьмой авеню, Парк-слоуп это место называется. Ехать было минут десять, а пешком около получаса (когда выдавалось время, он непременно шел пешком через парк), но он же вроде собирался поездить поискать квартиру, если пораньше освободится, так что лучше быть на колесах.

        На входной двери была доска с надписью: «Брусья Бена, 4 этаж». Сразу всем понятно: инструктор только один, сам Бен. Он и в самом деле считал, что тренингом нужно заниматься одни на один. Никаких ассистентов.
        С тех пор как открылся зал, у Бена никогда не было недостатка в преданных ему клиентах: всякие культуристы (это уж само собой), спортсмены, актеры, которым надо восстановить физическое состояние. А в последние десять лет, когда взгляды, к которым он пришел давным-давно, распространились среди представляющих поколение многодетных, дела Бена круто пошли вверх, благодаря приливу измотанных будничностью деловых людей, - они теперь вдруг помешались на тренинге. Подумать только, теперь к Бену надо записываться заранее. Им нравится, что у Бена требования четкие, но не очень жесткие (бывают и помягче, ну как же «нет трудов, а ты здоров», только Бен считает, что здоровым-то становишься совсем ненадолго, а трудов потом приложишь невпроворот), что всего и надо, минут пятнадцать как следует размяться в зале по пути на службу. И за каждый сеанс они выкладывают ему по пятьдесят долларов да еще находят, что это недорого.
        Бен взлетел по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, и отпер дверь маленькой прихожей, откуда специально были убраны стулья, зато на стенах, обитых пробкой, всюду были пришпилены газеты и прочее. Ну, вырезки из журналов - все про диету да про болезни, разработки новых упражнений, если, конечно, Бен их одобрял, а кроме того там был специальный раздел, названный им для себя «материалы, питающие ум». Бен непоколебимо верил, что нельзя врачевать тело, не излечив дух. Улыбаясь, он прикрепил к стене новый плакатик: «Если одной ногой увяз в прошлом, а другой шагнул в будущее, значит, приготовился помочиться на свой сегодняшний день».
        А вот, наконец, и сам зал: тридцать футов на сорок, одна стена сплошь зеркальная, пол устлан матами, все заставлено снарядами - бегущие дорожки, шведская стенка, штанги, эспандеры.
        Он включил магнитофон, поставил новую кассету. У него музыка на любой вкус найдется, чтобы угодить клиентам: и симфоническая есть, и классика, и песни в стиле кантри, и рок тоже, хотя немного. Помещение заполнилось пульсирующим ритмом, послышался голос Фила Коллинза: «Не забудь, этот рай нам не вернуть…»
        - Если это называется раем, мне лучше уж сразу в преисподнюю, - проговорил, отдуваясь, Милт. - Опять у тебя лифт не работает.
        - А я его и не включал, ты же знаешь: сюда все поднимаются по лестнице.
        - Ну ладно, только уж обратно я спущусь на лифте. - Милт скинул пиджак - тело у него оказалось приземистое, упитанное, не зря Бену всегда кажется, что есть тут какое-то сходство с корзиной фруктов: торс вроде груши, а лысая голова напоминает розовеющее яблоко. Никогда он не мог взять в толк, зачем Милт выбрасывает деньги на ветер, посещая тренажерный зал, ведь понятно, что ему уже ничто не поможет. А все равно хорошо, что он приходит, так приятно начинать рабочее утро с разговоров со своим лучшим другом. Физически Милт, конечно, плоховат, но это вполне искупается его обаянием: всегда-то он в превосходном настроении, шутит, какой-нибудь забавный случай непременно расскажет. Карие глаза за толстыми стеклами очков всегда полны иронии, точно у него неизменно в запасе смешная история.
        - Милт, да ты только посмотри на себя, - Бен тряс его пухлые, безжизненные запястья. - На спущенной камере куда поедешь, разве что только речку переплыть.
        - Пусти, больно, - на одутловатом лице Милта появилось выражение наигранной паники. - А к тебе я зачем хожу. Вот и давай, приводи меня в порядок.
        - Много я смогу, когда ты пятнадцать минут в день разминаешься, а потом на блинчики накидываешься, которыми тебя кормит Сара.
        - Блинчики? А сам ты, когда у нас обедаешь, что, без блинчиков обходишься?
        - Ну, ты же понимаешь, Милт, - улыбнулся ему Бен, - просто не хочу, чтобы Сара обиделась.
        Оба расхохотались. Сара готовила ужасно, и ее кулинарное искусство было вечной темой для шуток.
        С одного такого обеда в общем-то и началось их новое общение после того как Милт, с которым Бен дружил в детстве, вернулся в Бруклин, проработав тридцать пять лет агентом в Голливуде и добившись всего, что душа пожелает. Сара все приставала к Милту, чтобы он разыскал старых приятелей, и однажды заставила его пригласить Бена с Бетти на ее чудо-жаркое (сокращение от «чудовищное», уточнял Милт), за которым должна была последовать партия-другая в бридж.
        Выросла Сара в Бронксе, и когда Милт решил, покончив с делами, возвращаться в Нью-Йорк, заявила, что дом для нее - там, где она родилась. Но даже ее несокрушимое, как у пророков, упорство не смогло заставить его обосноваться в Бронксе, и пришлось ей смириться с Бруклином, если, конечно, особняк с садом на одной из самых роскошных улиц Бруклин-хайтс, откуда открывался прелестный вид на Манхэттен, требует, чтобы с ним смирились. А отойти от дел Милту так и не пришлось, потому что его агентство, называвшееся «Знаменитые артисты», предложило ему должность в своем нью-йоркском отделении, где требовался «специалист по конфликтным ситуациям».
        Чудо-жаркое с бриджем сделались еженедельной повинностью, не такой уж и тяжкой, потому что им, всем четверым, было хорошо друг с другом. Так было приятно вспомнить давние золотые деньки, когда Милт и Бен мальчишками таскались на Кони-Айленд, чтобы прокатиться на аттракционах, или проникали без билета на стадион Эббетс-филд, где играли «Ловкачи». Случалось, Бен с грустью думал, до чего легко в детстве сходятся и расходятся, до чего просто… Вот есть у тебя друг, лучший друг, и ему ты выкладываешь все свои секреты, даже постыдные. А с возрастом становится все труднее кому-то доверять, оставаться открытым. Они встречались еженедельно целый год, прежде чем наступил тот миг полной мужской откровенности, который вновь сделал их самыми близкими друзьями.
        Дело было вечером, после обеда, когда жены убирали со стола, чтобы усесться за карты, а Милт и Бен вышли подышать на балкон.
        И тут Милт с выражением беспокойства в своих карих глазах повернулся к нему и шепнул: «Слушай, меня сейчас вывернет», - а руками обхватил свой выпирающий животик.
        - Что такое? - забеспокоился Бен, опасаясь, как бы съеденный Милтом обед не полетел прямо на тротуар.
        Милт вдохнул полную грудь воздуха, приходя в себя. Затем покосился на комнату, где их жены о чем-то оживленно болтали.
        - Сейчас скажу тебе такое, чего за всю жизнь никому не говорил, - зловеще прошептал он.
        - Ну, говори. - Похоже, опять это его шуточки, никогда не разберешь, серьезно он или нарочно.
        - Ненавижу это ее жаркое.
        - Ненавидишь? - Бен смотрел на приятеля во все глаза. Ведь только что Милт просил добавки и набросился на мясо, словно его сто лет не кормили.
        - Вот увидишь, оно меня на тот свет отправит. - И Милт плюхнулся в шезлонг. - Только уж, пожалуйста, ей про это ни слова, она ведь готовит жаркое раз в неделю, не чаще. Узнает, до чего оно мне противно, очень расстроится.
        Бен, усмехаясь, присел с ним рядом на корточки и с видом заговорщика прошептал:
        - Я тоже хотел тебе кое в чем признаться, Милт.
        - Тоже терпеть не можешь это жаркое?
        - Еще хуже.
        - Хуже? Как это - хуже?
        - Я ненавижу играть в карты.
        - Но вы же с Бетти два раза в неделю играете.
        - Вот я и говорю - мука самая настоящая.
        Они обменялись долгим взглядом, и тут на них напал хохот. Смеялись без устали, навзрыд и только все истеричнее да истеричнее, а по щекам у обоих лились слезы.
        Выглянула Сара.
        - Так, понятно, Милт опять шуточки свои грязные рассказывает, - сообщила она Бетти, вызвав у мужчин новый приступ веселья.
        Вот с того разговора на балконе оба почувствовали, что дружба у них особенная. Как в далекие-далекие годы, когда они были детьми.
        - Ну, что тебя так веселит? - осведомился Милт довольно уныло. - Шведская стенка, все вверх да вниз, вверх да вниз, уже потом заливается.
        - Да нет, просто вспомнил…
        - Как хорошо молодым быть, да? Ни усталости тебе, ни пота, даже когда трахаешься. - Милт на секунду остановился и вытер лицо полотенцем.
        - Тебе, небось, Голливуда не хватает, романтики, девок этих шикарных, а? - Бен поменял кассету, и теперь из магнитофона лились звуки танго.
        - Какая романтика? - Милт со вздохом принялся за гантели: по десять наклонов вправо и влево - все это делают. - Ты про то, что звезды спят то с тем, то с этим? - Так это просто, чтобы в газетах писали, поддерживали интерес, вот и все.
        - А что, на самом деле не спят?
        - Да уж будь уверен, только не друг с другом. - Милт подмигнул ему: - С агентами.
        - Да брось ты, неужели с такими вот, вроде тебя?
        - Ну ясное дело! А друг с другом звезды только грызутся: каждой лучший сценарий подавай, и чтобы снимок на первой полосе и самый крупный, и чтобы свет падал снизу, а не сверху. Да они готовы друг другу глотку перегрызть.
        - Ну да!
        - А вот и да. Роскошные девки эти, как домой после съемок вернутся, уж меньше всего на свете хотели бы опять общаться с роскошными парнями, которые перед камерой были. Вымотаны они, раздражены. Значит, скорей в ванну, потом рубашечку ночную и давай звонить агенту. Уснуть-то не могут.
        - Ты что, серьезно?
        - А ты как думал! Ну агенту куда деваться: собираешься, едешь. За руку ее держишь, утешения нашептываешь, говоришь, что, мол, вы самая талантливая и прочее, трахаешь ее под конец. И она тебе благодарна.
        Бен только покачал головой, немного прибавив громкости на магнитофоне.
        - Стало быть, агент со всего свои десять процентов берет?
        - Агент для того и агент, чтобы во всем помогать клиентам.
        Бен расхохотался.
        - Понимаешь, - Милт с грохотом опустил на пол гантели, заставив Бена вздрогнуть, - я вот думаю, как бы было хорошо, если бы трахи эти тогдашние можно было в банк положить, а теперь жить на проценты, ну как на пенсию.
        - У тебя, Милт, - укоризненно ответил Бен, - все секс да секс на уме.
        - Только и есть, что на уме, а то бы об этом не разглагольствовал.
        Бен промолчал.
        - Слушай-ка, юноша, а у тебя как, все функционирует или не очень?
        Бен криво улыбнулся:
        - Знаешь, такой домкрат пока еще не придумали, чтобы эту штуку подымать. А выдумают, я сразу целых три закажу: себе одни, а тебе остальные - идет, Милт?
        - Отлично. - Милт, закончив упражнения, вытирал пот и уже потянулся за одеждой. - Ладно, мне торопиться надо, Майкелсон приехал.
        - Майкелсон?
        - Пень этот, который директор агентства.
        Милт достал из чемоданчика свежую рубашку и приложил ее к себе, стоя перед зеркалом. Видно было, как Бен в глубине зала пританцовывает в ритме танго, целиком захваченный мелодией. Он притянул к себе воображаемую партнершу, потом резко ее запрокинул.
        - А помнишь, - Милт тяжело вздохнул, - помнишь, как вы с Бетти взяли первый приз на Кони-Айленд, когда там танцплощадка была? Господи, когда ж это было-то… В сорок пятом?
        - Давно, можешь не сомневаться. А жаль, что танго больше не танцуют. - В голосе Бена чувствовалось настоящее сожаление.
        - Конечно, в Париже последнее танго было.
        - Ты о чем?
        - То есть как, ты не видел эту картину, ну с Марлоном Брандо?
        - Нет, не видел, Бетти не любила в кино ходить.
        - Вот это да. Знаешь, она сейчас идет в «Плазе», там старые знаменитые фильмы показывают.
        - Бывал я там.
        - Ну и опять сходи.
        - Может, и схожу. Хотел, правда, сегодня квартиру поискать, да черт с ней.
        - «Последнее танго в Париже». Тебе понравится, не сомневайся.
        В этом Бен не был так уж уверен. Марлон Брандо никогда ему не нравился, но раз там есть танго, не может такого быть, чтобы картина оказалась совсем уж скверной.

        Глава II

        Острые зубья электропилы издавали скрежещущий, хриплый звук. Воздух наполнился кисловатым запахом подпаленной человеческой плоти. У Эллен все плыло перед глазами, но она, сжав зубы, заставила себя смотреть дальше.
        Рука Рихарда в резиновой перчатке твердо удерживала пилу, вонзившуюся в широкую кость как раз в центре грудной клетки, а по сторонам летели крохотные поблескивающие осколки. Повторяя каждое его движение, следовала рука ассистента с электродом для зажима сосудов, чтобы предотвратить кровотечение. Отсутствие крови придавало грудной клетке сходство с грудкой индейки, приготовленной к разделке, - нафаршируют и подадут к столу в День благодарения. Эллен под маской чуть не фыркнула, но поспешила себе напомнить, что там, под зеленым тентом над столом, лежит живой человек, которому делают операцию. И опять на нее накатила волна тошноты.
        Рихард привел в движение какой-то стержень на приспособлении из нержавеющей стали, напоминающем средневековую машину для пыток. Эллен отвернулась, сделав вид, что ее интересуют цифры, пляшущие на экранчиках приборов вокруг операционного стола, но звук все равно был слышен, невыносимый звук разламываемых ребер. У нее подогнулись колени, заставив ее вцепиться в руку анестезиолога. «Все нормально?» - прошептал он из-под маски.
        - У кого? У меня? Не волнуйтесь, это же просто потрясающе! - пробормотала она в ответ.
        Хмыкнув, анестезиолог счел нелишним подставить ей табуретку.
        - Спасибо большое.
        Она плюхнулась на нее, жадно глотая воздух, а лицо в маске так и поплыло у нее перед глазами.
        - Ну где? - резкий выкрик Рихарда с этим его австрийским акцентом так и зазвенел, отскакивая от одной кафельной стены к другой.
        - Вертолет только что приземлился на крыше, одну секунду, сейчас доставят, - ответила одна из сестер.
        - Отлично, пошли дальше, - бросил Рихард.
        Эллен заставила себя широко открыть глаза, когда скальпель одну за другой перерезал трубочки, ведущие к сердцу. Но вот Рихард нырнул рукой вглубь и выхватил что-то вялое, безжизненное, как кусок говядины в мясной лавке, и она едва не лишилась чувств.
        - Воды выпейте, - посоветовал анестезиолог. Она с благодарностью ухватилась за этот предлог, чтобы на минуточку выскочить из операционной. Какой ужас, она ведь и правда могла грохнуться без сознания, или прямо там, в операционной, ее бы стошнило. Самое время капельку перевести дух - Рихард, похоже, слишком поглощен работой, ничего и не заметит.
        В холле она свалилась на каталку и прижалась лбом к холодным стальным краям. Желудок почти успокоился, и тут она увидела, как из лифта выбежал дежурный сотрудник, держа в руках холодильную камеру. Пулей пронесясь мимо нее, он постучал в дверь операционной.
        Тут же выглянула сестра и забрала переносную камеру у него из рук. Ничего особенного: маленькая шкатулочка из пластика - в такие складывают бутерброды, уезжая на пикник, ну еще пара бутылок содовой туда поместится. А на самом деле в этой шкатулочке привезли сердце, которое держали там несколько часов в специальном соляном растворе со льдом.
        О пересадке сердца Эллен знала все, что полагается знать. Она была в этой больнице библиотекарем и читала кое-что о новейших методах трансплантации органов, но, как это делается, увидела впервые. К медицине ее влекло со школьных лет, но уже на подготовительном лечебном факультете выяснилось, что она не переносит вида крови. Работа в медицинской библиотеке оказалась как раз тем, что нужно, чтобы чувствовать себя причастной к делу, которое она любила, но не подвергаться повседневной муке, а ведь без этого тут нельзя. Ни за что в жизни не пошла бы она смотреть на эту операцию да и любую другую, если бы хирург не был ее любовником.
        Прошло несколько минут, она собралась с силами, чтобы снова войти в операционную, и твердо решила, что теперь уж останется там до конца, чего бы ей это ни стоило.
        На всякий случай набрав в легкие побольше воздуха, она открыла дверь и приблизилась к столу. Грудная полость пациента была пуста. Вот, смотри, человек лежит без сердца, все его артерии зажаты и подсоединены к пластиковым трубочкам, которые тянутся вниз, вниз, к кардиопульмональному отводному аппарату, управляемому компьютером, - отсюда же поступают молекулы кислорода, и все это идет обратно к телу. Какие-то вращающиеся цилиндры - вот что сейчас заменяет легкие и сердце.
        - Ну как, интересно? - Рихард явно спрашивал об этом ее, и Эллен немного растерялась.
        - Исключительно интересно, - выдавила она из себя. Ее обычно хрипловатый, как у Лорен Баксаль, голос - считалось, что он сильно придает ей эротической привлекательности, - из-за напряжения, требовавшегося, чтобы не сплоховать в нужную минуту, прозвучал каким-то приглушенным дискантом, точно ее душили.
        - Все в порядке?
        - Конечно, не беспокойтесь.
        Джина, хирургическая сестра, стоявшая рядом с Рихардом, бросила на него встревоженный взгляд. Это не укрылось от Эллен: с чего бы она, к чему?
        Господи, она же тут ни черта не смыслит, просто как с другой планеты свалилась, и этот молчаливый язык взглядов, которым в операционных пользуются хирурги и сестры, - для нее тайна за семью печатями.
        Джина поставила холодильную камеру на стол рядом с Рихардом и сняла крышку. Ассистент запустил обе руки в ледяное крошево и достал большую пластиковую сумку, где был еще лед, а в нем стеклянный сосуд. Счистив лед, он откинул верх. Внутри что-то плавало. Рихард достал содержимое сам.

«Боже Всемогущий!» - ахнула про себя Эллен. Ей было известно, что там в сосуде, но, увидев, как Рихард это вынимает и держит на ладони, она все равно испытала изумление. Сердце, настоящее человеческое сердце. Только что она видела, как такое же удалили из груди пациента. Хотя нет, это другое, это же здоровое сердце, оно может снова забиться. И для тела, распростертого на столе, это сердце - то же, что жизнь вопреки смерти, самая настоящая жизнь, которую взяли и без всяких церемоний привезли, запихнув в подержанную холодильную камеру.
        Вооружившись скальпелем, Рихард ловко подравнивал какие-то завиточки сбоку. Эллен была потрясена. Ну совсем как она на кухне, когда надо срезать с мяса пленочки и жирок, перед тем как положить его в духовку. Один к одному, даже движения те же самые.
        Теперь сердце уже было помещено в полость, и в руках у Рихарда появились длинные щипчики, а в них серповидная игла с нитью. Он принялся шить, а ассистент затягивал узлы после каждого стежка. Джина непрерывно зачерпывала ложечкой лед, помещая его вокруг сердца, и что-то нашептывала Рихарду.
        Наконец-то Эллен испытала чувство облечения, только вот ноги побаливали, оттого что пришлось так долго стоять. Сколько же это продолжалось? Три часа. В общем-то не с чего было так уж сильно уставать, просто она напереживалась.
        Рихард все шил, подсоединяя трубочки, отходившие от нового сердца, к перерезанным сосудам в груди, и опять у нее мелькнуло в голове: до чего все обыкновенно, до чего буднично - самая обычная обработка антрекота перед жаркой. Или вот мама, помнится, вот так же подрубала юбку. Все ужасающе убого, но ведь цель-то какая великая - спасти жизнь, обманув смерть.
        Рихард снял зажимы и подал знак оператору, сидевшему за аппаратом. Анестезиолог тоже вскочил на ноги. Решающий миг. Заработает ли?
        Новое сердце, в которое несколько часов не поступала кровь, встрепенулось. Затем дернулось - слабое, спазматическое движение - и опять дернулось. Эллен показалось: словно маленький изголодавшийся зверек, который дергается, ища воздуха; только тут не воздух, тут кровь нужна.
        Электрические лопасти были у Джины в руках, но Рихард только отмахнулся. «На надо стимуляции, - сказал он, улыбаясь глазами, - сердце видите какое жадное». По-английски он всегда выражал свою мысль точно, и это придавало ему особое достоинство. Он повернулся к Эллен. Под маской, это она чувствовала безошибочно, он сейчас улыбается во весь рот: «Ну, вот и все».
        - Просто чудо, - отозвалась она, вне себя от восторга.
        - Посмотрела, теперь сама должна сделать не хуже, - сказал Рихард, растянув губы в улыбке.
        - Лучше еще раз приходите, - добавила Джина, - и тогда студентам показывать сможете. - В ее голосе чувствовался какой-то сарказм.
        Эллен подавила в себе желание сорвать с Джины маску, чтобы все увидели гнусную усмешечку, уж наверняка гнусную, в этом Эллен не сомневалась. Она холодно посмотрела на Джину глаза в глаза - да, туши не пожалела, изо всех сил старается, чтобы всем было видно, какие у нее крупные темно-карие зрачки. «А взгляд-то, корова коровой», - подумала Эллен, тут же укорив себя за глупую ревность.
        Она завидовала Джине, завидовала потому, что той дано было право день за днем находиться здесь рядом с человеком, которого Эллен любила, и смотреть, как он творит чудеса.
        - А, черт! - это уже Рихард. Что-то у него не так. Крохотная струйка крови сочилась из верхней трубочки.
        - Надо поскорее зашить, - сказал ассистент, схватив щипчики.
        Эллен с беспокойством взглянула на анестезиолога.
        - Не волнуйтесь, - сказал он, - просто шов не затянулся, такое часто случается. Секунду подождите, все сделаем.
        Но на нее уже опять накатывало ощущение тошноты.
        - Я так понимаю, все сделано, - выговорила Эллен, не сумев скрыть, что ее спокойствие наигранное. - Мне пора.
        - Предоставляете нам одним все подчистить, да? - кольнула ее Джина.
        - У меня своей работы хватает. - Она быстро двинулась к дверям, словно опасаясь, что ее сейчас остановят.
        - Хорошо, что нас навестили, - Рихард был весь поглощен наблюдением за открытой полостью. - Увидимся за ленчем.
        Она ясно представила себе тарелки на столе, и страх, что сию минуту ее вырвет, заставил Эллен со всех ног броситься прочь.

        Она сбросила халат, достала жакетик и, вновь почувствовав себя в своей тарелке, отправилась в приемное отделение медицинского центра «Сент-Джозеф». Было девять утра, очень горячее время для самой перегруженной больницы Кони-Айленд (а значит, и Бруклина), но Эллен словно не замечала спешивших ей навстречу врачей, сестер, санитаров. Подумать только, на ее глазах сейчас случилось чудо, и это чудо сотворил человек, которого она любит, знаменитый доктор Рихард Вандерманн, первый и главный из хирургов, посвятивших себя пересадке органов - опаснейшей из всех медицинских специальностей. Никогда еще она им так не восторгалась, как сегодня.
        Пройдет пять дней, будет ровно восемь месяцев, как он вошел в библиотеку, и это изменило ее жизнь. В тот вечер Эллен задержалась на работе - надо было подобрать материал, связанный с редким случаем рака груди, об этом попросил главный онколог больницы. Как всегда, у нее побаливала спина, и она оторвалась от книжек, чтобы сделать два-три наклона, - пальцы вытянуть, коснуться ступней, - когда послышался мужской голос, в котором сразу чувствовался акцент.
        - Я-то шел в библиотеку, а тут, выходит, спортзал?
        Она резко выпрямилась, повернулась к нему, как подстегнутая. Голос принадлежал высокому стройному мужчине лет сорока с небольшим - лицо словно вычеканенное, нос чуточку с горбинкой, голубоглазый блондин, волосы вьются, хоть и коротко подстрижены. Нордический тип. Очень хорош собой.
        - Чем могу быть вам полезна? - она решила пропустить его неизобретательную шуточку мимо ушей.
        - Меня зовут доктор Вандерманн, - ударение в фамилии приходилось на последний слог. - Я только что приехал из Стэнфонда, и мне предстоит возглавить кардиологическое отделение.
        Ах, так это он и есть. В больнице уже несколько месяцев только и разговоров, что о его предстоящем приезде. Еще бы, он же ученик самого Кристиана Барнарда, а последнее время работал с Норманом Шамуэем - личностью таинственной, но прославившейся тем, что разработал методику многих трансплантаций. Короче, для больницы «Сент-Джозеф» доктор Вандерманн - настоящее приобретение, по крайней мере, так считалось. Теперь и в этой больнице можно будет делать очень сложные операции, а значит, сюда рекой потекут миллионы долларов, накопленных по страхованию. Поговаривали, будто между несколькими больницами чуть не началась война из-за того, что всем хотелось, чтобы в их штате числился доктор Вандерманн. И, чтобы заполучить его, так говорили, руководство больницы «Сент-Джозеф» пообещало доктору Вандерманну зарплату, выражаемую шестизначной цифрой плюс надбавки, да еще пришлось гарантировать, что в течение двух лет он станет главным врачом, и, наконец, предоставить в его пользование специально оборудованную лабораторию для опытов над павианами - на них опробовались новейшие способы трансплантации. В общем, никто
бы не усомнился, что доктор Вандерманн знает себе цену. Да вдобавок ко всему он такой красивый.
        Там, в Стэнфордском университете, все сестры из клиники медицинского колледжа - Эллен пари держать готова - заходятся сейчас рыданиями. Уж понятно, он не чета доктору Торну, бывшему главному кардиологу, - у того толстяка-коротышки плешь в полголовы и вечно вываливаются челюсти.
        - Вам, должно быть, неуютно тут у нас в Бруклине после солнечной Калифорнии.
        - Да, знаете, я еще и не почувствовал разницы, ведь я только что приехал.
        - Еще почувствуете. Хотите, дам совет? На улицу у нас выходить надо только в темноте, тогда копоть на коже не очень заметна.
        Он широко улыбнулся. Ровные ослепительные зубы - просто супермен какой-то.
        - Вам что-то нужно из книг? - спросила она, чувствуя, как он ощупывает ее взглядом. Непроизвольно выпрямила плечи - пусть любуется, фигурка у нее безупречная, этакая проказливая девчонка, каких любят в мальчишеской компании. Она знала, что нравится мужчинам. С виду ей никто бы не дал ее тридцати четырех: не единой морщинки на лице, большие светло-карие глаза, а волосы темные, густые - до самых плеч; жаль вот, она сегодня в брюках - ведь ноги в ней самое потрясающее.
        - Вы не могли бы составить для меня по возможности полную библиографию по пересадке сердца - книги, статьи?
        - Инструкции тоже? - с невинным видом поинтересовалась она.
        - Ну что вы, инструкции у меня огненными буквами перед глазами горят.
        Она рассмеялась. В чувстве юмора ему не отказать.
        - Понимаете, я не первый год делаю пересадки сердца и собираюсь написать книгу о результатах моих операций. Вот для этого библиография мне и понадобилась.
        Она жестом указала ему на компьютер.
        - Давайте взглянем, что там у нас накопилось, - программа «Медлайн», так ведь? - Она ловко нажимала на нужные кнопки. Пальцы так и плясали по клавиатуре, и вот уже на дисплее бегут друг за другом строки.
        - Совершенно верно, вот и список всех учтенных публикаций по этой теме. Включите принтер, пожалуйста.
        - Замечательно. Благодарю вас от всей души.
        - Что вы, это же так просто.
        - Однако компьютер вы знаете просто великолепно.
        - Да нет, просто такую информацию - постатейную роспись, резюме научных публикаций - вводить совсем нетрудно. Главное, сообразить, на какой программе могут находиться эти данные.
        - Вы в каком университете учились?
        - В Колумбийском, подготовительный лечебный факультет… Только потом я перевелась на библиотечное отделение, там и диплом получила.
        - Вы мне идеально подходите.
        - В каком смысле?
        - Понимаете, мне нужен помощник, знающий медицинскую терминологию и умеющий работать с процессором.
        Эллен недовольно нахмурилась.
        - Вы что же хотите, чтобы я стала вашей машинисткой? - Какое разочарование, однако.
        - Вы напрасно обижаетесь, я ведь хотел вам предложить гораздо более трудную работу, - и он снова улыбнулся, обнажая крепкие белоснежные зубы. - Мне нужен человек, который помогал бы в исследованиях и обрабатывал заметки во время опытов и операций.
        Она оторвала на принтере лист, заполненный информацией, и подала ему.
        - А зачем вы хотите написать книгу о пересадках? Ведь об этом столько уже написано.
        - Это вопрос или комментарий? - Улыбка ясно показывала, что ему приятно с ней болтать.
        - Извините, не хотела вас задеть.
        - Ну что вы. А дело в том, что я хочу написать книгу, которая будет понятна всем, не только специалистам… и тогда люди охотнее станут выполнять функцию доноров. Сейчас приходится использовать исключительно сердца скончавшихся от кровоизлияния в мозг…
        - А как насчет павианов?
        - Хм, правду говорят, что слухами земля полнится. Но должен вас разочаровать: пока что с органами павианов не сделано ни одной удачной пересадки, хотя я верю, что мои эксперименты в области трансгенетических пересадок, то есть…
        - Я знаю, что такое трансгенетические пересадки, - прервала она. - Это когда органы одного вида пересаживают особи другого. Последнее слово в медицине. Только эта техника - во всяком случае, теоретически - способна предотвратить отторжение, если человеку пересаживают орган, взятый у животного.
        Брови у него поползли вверх - ага, не ожидал, что она так осведомлена.
        - Как знать, что если вскоре слово «теоретически» не понадобится? А впрочем, с павианами еще сколько ждать, пока они станут надежными донорами, вот раковые больные - дело другое. Одно скверно: все время опасаются, что органы будут взяты еще до того, как у донора наступит окончательная смерть.
        - А как не опасаться? Вы что же, хотите забирать умирающих в операционную, чтобы вырезать нужное, едва они дух испустят? Бр-р.
        - Понимаю, звучит и вправду кошмарно, но ведь ничего тут такого уж отвратительного нет. - Он смотрел на нее не отрываясь, и это ее начинало тяготить. - А вы бы не пожертвовали своим сердцем, чтобы спасти чью-то жизнь, если бы знали, что умираете и надежды не осталось никакой?
        Как он, подумать только, увлечен. Эллен прикусила язык.
        - Наверное, отдала бы, но точно сказать не берусь.
        - Вот зачем я и пишу эту книгу. Чтобы убедить людей: отдавая органы для пересадки, вы приносите не жертву, а дар.
        - Звучит очень благородно. Он напрягся.
        - Нет, я правда так думаю, - поспешила уточнить она. - И, конечно, я вам с радостью помогу.
        - Спасибо. Вернемся к этому разговору, как только я тут у вас устроюсь. - Он засунул сложенный лист в карман халата, повернулся, но у самой двери приостановился: - А вам бы хотелось посмотреть, как делается пересадка сердца?
        - Ой… я так плохо переношу вид крови…
        - Ну, может быть, после этого научитесь.
        Она смотрела, как он твердым шагом пересекает холл, и думала, какая, должно быть, удача с ним поработать. Уж не судьба ли так распорядилась, что они должны быть вместе? Целый вечер работать до седьмого пота, придумывать что-то, изобретать, а после всего этого так будет приятно очутиться с ним в постели. И ее правда очень впечатляет, как он верит в благородство своих целей. Сколько времени тратит, отыскивая потенциальных доноров и убеждая семьи пациентов, очутившихся в коме, что самым разумным с их стороны было бы отключить систему поддержания жизни, подарив нужные органы тем, кто в этом случае получает шанс выжить. На стене в его кабинете висела сводка о том, сколько больных в Соединенных Штатах ожидают, когда отыщется донор для пересадки сердца, - цифра все время была 2000 с лишним. Большинству так ничего и не дождаться. Умрут ожидая, пока умрет кто-то другой, - моложе, чем они, сильнее - обладатель сердца, которое еще не износилось.
        И все это время она готовилась к тому дню, когда можно будет присутствовать на операции. Да, нелегко ей пришлось, очень нелегко, но ведь дело того стоило, еще как, - в жизни бы не поверила, что такое бывает! А все же…
        Все же больше всего остального ей запомнились глаза Джины, когда она обменялась с Рихардом взглядом над трепещущим сердцем.

«Ну прекрати, - уговаривала она себя. - Джина ведь просто выполняла свои обязанности».
        Эллен было понятно, что с Джиной ей тут не равняться. Воли никогда не хватит. Хотя она тоже умеет высказываться решительно и категорично, но ведь это у нее от прямоты характера, которую напрасно принимают за твердость. А сейчас ей хотелось, чтобы она и впрямь умела владеть собой, и не было бы тогда чувства ревности из-за того, что у Джины с Рихардом есть своя общая сфера, куда ей доступ закрыт.
        - Сидим, мечтаем, а за это, оказывается, зарплата идет, - насмешливо проговорили сзади. Эллен оглянулась - ах, эта Голди, опять подкралась незаметно, подружка ее лучшая, вот она улыбается, личико такое круглое, а уж довольна-то, довольна. Она была медсестрой в операционной, эта Голди, которую по-настоящему звали Беатрис, но уж до того она похожа на Вупи Голдберг - актрису эту, которая в смешных ролях просто замечательна, - что вся клиника только так к ней и обращается: Голди. Да ее просто за родную сестру Вупи принять можно. Вот так и пристало к ней второе имя. А если кто назовет ее Беатрис, она сразу обрывает - одному только мужу такое разрешено.
        - Зарплата понятно за что идет, Голди. А вот попросила я стул купить с пластической спинкой, чтобы поясница так не болела, и пожалуйста, покупайте, говорят, за свой счет.
        - А ты чего ожидала? Да плевать им на твою поясницу, тут же католический госпиталь. А это значит вот что: нам платят, только чтобы с голоду не померли, зато у папы риза алмазами расшита на самом интересном месте.
        Эллен рассмеялась - уж эта Голди, вечно скажет как отрежет. Да и сама она такая же.
        - Ну как успехи с ненаглядным?
        - Смотрела сегодня, как он сердце пересаживал.
        - Шутишь, что ли? Ты же от царапины в обморок хлопаешься.
        - А меня и тошнило все время, но ничего, справилась, как видишь.
        - Молодец, девочка, пошли кофе выпьем по этому случаю за мой счет.
        - Только этого мне не хватало, помоев из машины их ржавой - нет уж, спасибо большое.
        - Тогда просто посиди со мной, пока я чашечку помоев проглочу. У меня тоже утро выдалось жуткое, тройное переливание, а у этого Фанберга пальцы ходуном ходят. Счастье еще, что пациент в живых остался.
        Посмеиваясь, они двинулись в кафетерий - какие у Голди бедра роскошные! - и Эллен заказала кока-колу в надежде, что желудок потихоньку успокоится.
        - Значит, девочка, ты экзамен выдержала, а теперь, глядишь, ненаглядный и совсем к тебе переберется, а?
        - Не думаю, Голди. Пока вряд ли.
        - Вы ведь уже давно спите вместе, пора бы ему вроде и на полупансион переходить.
        - Прошу тебя, Голди, не надо иронизировать над моими чувствами.
        - Прости, родненькая. - Голди впилась зубами в булочку с замороженной глазурью. - Просто хочу, чтобы ты реально на вещи смотрела. А ты иной раз, как дитя неразумное, все в облаках витаешь.
        - Я и есть неразумное дитя, да еще из глухомани.
        - Ладно, из глухомани, а он-то кто такой? Ну, доктор Вандерманн, ну, весь мир его знает, так что из того, у него яйца из ушей растут, что ли?
        Вот и сердись на Голди, когда по-другому она просто не умеет выразиться.
        - В общем вот что, Эллен: он тебя просто не стоит, поняла?
        - Спасибо тебе за сочувствие, Голди, только давай прекратим этот разговор.
        - Давай, раз ты так хочешь. Только все равно не понимаю, что он резину тянет, красавчик этот твой.
        - Много тут всяких причин, уж ты поверь.
        - Все ясно, - заключила Голди, одним глотком опустошив полчашки.
        Смешная она, Голди, кто же спорит, только иногда Эллен хотелось, чтобы в их разговорах задушевных та чуть сдерживала свою язвительность.
        - Ты на всякий случай учти, что тоже не молодеешь, - опять взялась за свое Голди. Как сядет на любимого конька, ее уже не сдвинешь, а любовные неудачи и сложности Эллен - самая для нее богатая тема. - Тридцать четыре, знаешь ли, почти финиш, если, конечно, ты еще мечтаешь о своих детях.
        - Не уверена, что нужны мне они, дети то есть. Ну понятно, понятно, какая женщина не хочет детей и так далее, в них одних счастье и тому подобное, только я вот себя совсем в этой роли не представляю: дети, дом в пригороде, ограда штакетником, школьный автобус ровно в полвосьмого… Смешно, но мне кажется, я для всего этого еще недостаточно взрослая.
        - Ты недостаточно взрослая, он недостаточно созрел… - Голди покачала головой. - Ладно, ты бы хоть поскорее подыскивала второго жильца, одной-то за квартиру платить куда как сложно.
        - Вот это в самую точку, - вздохнула Эллен. - Шарон уже три месяца как съехала. А одной тысячу двести наскрести - это, я тебе скажу, задачка.
        - Зато район-то какой - Парк-слоуп… две спальни, две ванные… Да если бы я могла старика своего оставить, завтра бы к тебе перебралась.
        Но Эллен уже не слушала, потому что в дверях кафетерия показался Рихард, а рядом с ним Джина - шапочку сняла, распустила до плеч свои рыжие волосы - яркая, ничего не скажешь. Видимо, они обсуждали что-то понятное им одним и забавное, так как оба смеялись.
        Голди обернулась.
        - Ах вот оно что, прямо как в мультике: Доктор Укол и Кристальная Критина. Ненавижу суку эту рыжую.
        Эллен чуть не расхохоталась во все горло. За такие вот замечания она все готова простить Голди.
        Тут Рихард заметил их и приветливо помахал рукой. Что-то шепнул Джине на ухо и подошел к их столику.
        Голди допила кофе, поднялась.
        - Ужасно сожалею, но надо спешить. Нет, нет, мне пора, доктор Вандерманн, бан, бан. - И побежала к выходу, одарив его озорной улыбкой.
        - Это о чем она? - поинтересовалась Эллен, не поняв, что тут смешного.
        - Да видишь ли, она, когда карту мою заполняла, написала фамилию с одним «н», а теперь хочет показать, что твердо запомнила, как правильно.
        Эллен кивнула.
        Официантка принесла кофе, посматривая на Рихарда с нескрываемым кокетством.
        - Вам ведь черный без сахара, верно?
        - Верно. - Он улыбнулся в ответ, демонстрируя свои восхитительные зубы.
        - Тебе что, нужно их всех соблазнить? - съязвила Эллен.
        - Глупышка. - Рихард прикрыл ладонью ее руку. - Ну как, пришла в себя?
        - Кажется, да, только больше меня на такие операции не зови.
        Рихард хмыкнул:
        - Ладно, зато ты теперь знаешь, что такое моя работа. И вот так каждый день.
        - Меня больше интересует, как насчет ночи. - Бросила на него самый обольстительный взгляд Эллен. - Сегодняшней, например.
        - Ужасно бы хотел, - со вздохом проговорил он.
        - Ну и почему нет?
        - Мне сегодня вечером надо лететь в Майами.
        - Майами?
        - Там ребенок при смерти, и родители как будто соглашаются отдать его сердце, только у них много разных вопросов. Уверен, что смогу их успокоить и убедить.
        - А Джина тоже с тобой полетит? - вопрос вырвался у нее непроизвольно.
        - Ей за это деньги платят, между прочим. Эллен заставила себя улыбнуться:
        - Ну конечно, я понимаю. Удачи вам.

        Она вернулась в библиотеку, терзаемая сложными чувствами. Конечно, он замечательный, Рихард, он настоящий чудотворец, умеющий спасать жизни. Только зачем он всюду за собой таскает эту стерву? Эллен глубоко вздохнула, приказывая самой себе: довольно, остановись! Нельзя так опускаться, позволять себе такие мелочные чувства, ведь, в конце концов, есть вещи поважнее ее переживаний из-за того, что эту ночь ей предстоит провести одной.
        Досадно, конечно, но не реветь же из-за этого, запершись в четырех стенах. Она заставит себя отвлечься от тяжелых мыслей. В конце концов, она же современная женщина, вот возьмет и отправится одна в кино, развлечется, как умеет. А что, может, и правда?.. Отчего не попробовать?
        По пути к метро есть кинотеатр «Плаза». Что там сегодня? Какая-то картина с Марлоном Брандо, а ей ведь так нравится этот актер. Ну конечно, «Последнее танго в Париже». Она давно хотела посмотреть этот фильм. Стало быть, вечер не будет пустым, она проведет его с Брандо.

        Глава III

        Бен припарковался на Седьмой авеню и пешком дошел до ветхого здания за углом, на котором была вывеска «Плаза», - старый кинотеатр, там идут фильмы не новые, зато самые престижные, причем идут ежедневно, без перерывов. Одно время это было очень модное место - все тогда испытывали ностальгию по недавнему прошлому, но эта пора миновала, и последние годы «Плаза» вынуждена вести тяжкую борьбу с Тедом Тернером, который наводнил рынок ерундой, зато очень броско поданной. Пока что в этой борьбе
«Плаза» устояла, однако всюду видны боевые шрамы, вот хотя бы афиша - выцвела, потускнела и вообще напоминает кроссворд с незаполненными клеточками:

        М рл н Брандо
        в филь
        П ЛЕДН Е ТАНГО В П РИЖЕ

        Пока была жива Бетти, в кино они почти не ходили. Ее привлекал более изысканный способ проводить время - театр, особенно опера. В порядке компромисса решили обходиться вовсе без развлечений.
        А если подумать, в браке много глупого, мелькнуло в голове Бена, и все из-за того, что люди постоянно рядом друг с другом. Надо, чтобы и друзья у них были одни и те же, и привычки одинаковые, и способность, в конце концов, выучиться искусству делать то, чего терпеть не можешь, а все оттого, что вы супруги, по-другому не бывает.
        Зато как замечательно, когда оба страстно увлечены чем-то, только чтобы действительно страстно. Вот они, например, оба любили танцевать, в школе участвовали - и потом, когда он вернулся с войны, тоже, даже побеждали - в танцевальных конкурсах. Он, бывало, шутил, что для того и женился на Бетти, чтобы не распался такой замечательный дуэт. А дуэтом они действительно были замечательным. Похоже, на площадке для танцев они провели друг с другом времени больше, чем в постели. Оба они вот это и любили - поехать в ресторан, где хороший оркестр, и танцевать, танцевать до самого закрытия. Потом пооткрывали дискотеки и стало трудно находить местечки, где бы им с Бетти нравилось; даже у Лоренса Уэлка теперь стоял автомат, так что за настоящей музыкой приходилось ехать и ехать десятки миль на юг по штату Нью-Джерси или, наоборот, в горы Кэтскил на севере на какой-нибудь старый курорт.
        А потом Бетти стала «скверно себя чувствовать». Они, ясное дело, поначалу не знали, что у нее настоящая болезнь, просто Бетти сделалась невыносимой и часто устраивала скандалы, причем публичные. Время как бы замерло для них на долгие восемь лет, пока она сражалась с демонами слишком страшными, чтобы их можно было себе вообразить, а он беспомощно наблюдал за ней со стороны.
        Но теперь все кончилось. Все. Он повторял это снова и снова, чтобы подавить в себе воспоминания и не переживать этот кошмар заново. Бетти больше нет, а он еще жив. И он приказывал себе: не оглядывайся, просто существуй!
        - Не проходите мимо своей удачи.
        Голос, донесшийся откуда-то снизу, перебил мысли Бена. На тротуаре, привалившись к стене кинотеатра, сидел бородатый мужчина средних лет в истрепанном пальто горохового цвета, тренировочных штанах и кроссовках без шнурков - они были какого-то странного вида, явно не американские. Правую, испачканную в грязи руку он протянул в направлении Бена, зажав в кулаке билетик, а левой поглаживая мышку, высовывавшуюся у него из-за отворота. «Не проходите мимо удачи», - повторил он.
        По лицу его блуждала улыбка и выражение было такое… такое… ну как это описать? Доброе? Наверное. Во всяком случае Бен, не удержавшись, улыбнулся ему в ответ.
        - И сколько?
        - Это как вам совесть велит, - пресерьезно сказал бородач, а потом добавил: - Только уж никак не меньше четвертака.
        Бен протянул ему доллар.
        Бородач хотел что-то сказать, но тут на него напал мучительный кашель. Он протянул Бену билетик. Там стояло: «Да хранит вас Бог».
        - Сколько раз вам говорить, что с кашлем шутки плохи! - послышался строгий женский голос. Обернувшись, Бен увидел, что к ним подходит молодая женщина с веселым выражением лица и смеющимися карими глазами, - неужто она и вправду такая суровая?
        - Ах, мисс Эллен, простите меня, - бородач, стало быть, с нею знаком.
        - Вы пьете таблетки, которые я вам дала?
        - Ну ясно, пью.
        - Поймите же, у вас воспаление легких начнется.
        - Как-нибудь не начнется.
        - Хорошо, Джелло. Увидимся в воскресенье. - Она помахала ему рукой.
        Джелло в ответ поднял ладонь.
        - Непременно, мисс Эллен.
        Что за странные разговоры, черт побери! Бен увидел, что она тоже направилась к окошечку кассы. Наблюдал, как она роется в сумочке.
        Нервничает, сразу заметно, причем нервничает все сильнее. «О Господи, - пробормотала она чуть слышно, - доллара не хватает. Только этого еще недоставало сегодня! Ну и денечек выдался».
        - Послушайте, мисс, вы задерживаете других, - злобно зашипела прыщавая кассирша. - Берите билет или отойдите.
        - Ой, извините, - понурилась она и отступила назад. Бен торопливо просунул в окошечко двадцатидолларовую бумажку:
        - Позвольте мне. Видите ли, мне сейчас выпал счастливый билетик…
        - Нет-нет, что вы, - вид у нее был смущенный.
        - Позвольте, прошу вас. Я не допущу, чтобы вы, как тот ваш друг с мышкой, просили на улице. - Он повернулся к окошку кассы: - Два билета, прошу вас.
        - У вас ведь скидка по старости, да? - уточнила девчонка за окошечком.
        - Два билета за полную стоимость. - Вид у Бена сделался угрожающим.
        - Разумеется, разумеется. Просто хотела выяснить.
        - Вот и выяснили, - оборвал ее Бен. Уж пять лет, как для него предусмотрена эта скидка, но он все никак не примирится с тем, что пришло время ею пользоваться, и возмущается всякий раз, как ему об этом напоминают. Один из билетов он протянул своей новой знакомой.
        - Спасибо, - сказала она, улыбаясь, и протянула ему руку, - меня зовут Эллен Риччо.
        - Бен Джекобс, - представился он, с удивлением отметив, какое у нее твердое пожатие.
        Они вошли в зал, и тут Бен не удержался и спросил с любопытством:
        - А как вышло, что вы с ним знакомы?
        - С кем?
        - Да с этим, который продает билетики на углу. - Он через стекло показал ей на бородача, который поднялся, собираясь уходить.
        - Ах с Джелло. Ну, он один из тех, кого я регулярно опекаю.
        Регулярно? Видно, она из этой службы, которая раздает бездомным лекарства и талоны на обед. Только что-то не похоже, чтобы она в каком-нибудь благотворительном фонде работала, держится не так. Хотя по виду ничего ведь не определишь.
        Уже раздвигался занавес перед экраном, когда они нашли свои места где-то в середине зала. Она сказала, что для нее здесь в самый раз. Бен, чуточку поколебавшись, сел в том же ряду, но через два места от нее.
        Зал был почти пустой. Сразу за ним сидела парочка - видно, из этих, благополучных, - чавкая, они жевали попкорн, а дальше налево о чем-то возбужденно переговаривались панки, сплошь утянутые в кожу. Но погас свет, и они угомонились.
        С самого начала Бена посетило чувство разочарования. «А я думал, это мюзикл», - пробормотал он негромко, но так, что Эллен услышала. Она бросила на него изумленный взгляд. Парочка сзади дружно хмыкнула.
        Ему подумалось: «А не уйти ли?» - но тут фильм начал его захватывать. Начало, эта эротическая сцена, когда она приходит на квартиру, просто потрясающее. Такая красивая девушка бродит из комнаты в комнату по пустым апартаментам, и вдруг, бах! и она уже на полу, даже не разделась, а этот, которого она первый раз в жизни видит, залез на нее, и все остальное.
        Он покосился на Эллен - само внимание и сосредоточенность, во все глаза смотрит на экран, губа закушена от напряжения.
        Панки, увидев голые груди Марии Шнайдер, которая с сильным французским акцентом что-то говорила Марлону Брандо, громко зашикали. Бен вслушивался в эту ее странную речь, что-то вроде: «Я такая кусная, кусная зайка, а ты вольк, да? Такие руки твои сильные».
        - Что она сказала? - переспросил Бен у Эллен.
        - У тебя такие сильные руки, - громко прошептала она в ответ.
        Бен вновь смотрел на экран, где Брандо говорил:
        - Это чтобы сильнее тебя раздвинуть.
        - А он, он что сказал?
        - Чтобы сильнее… э-эм… сильнее ласкать тебя.
        Сидевший сзади заржал, рыгнув недожеванным попкорном, и крошки угодили Бену в плечо. Бен пересел на одно место, поближе к Эллен, мельком ему улыбнувшейся и вновь не отрывавшей взгляд от экрана.
        А там одна горячая сцена следовала за другой. Но все равно, это уж точно была не порнография. Не так хорошо он в этих делах разбирался, в заумных этих европейских картинах, и тем не менее сразу понял, что никакого секса с извращениями - просто, чтобы пощекотать нервы публике, - тут нет. Может, он чего-то и не улавливал, но ясно было, что фильм серьезный. Очень внимательно вслушивался Бен в слова Брандо, убеждавшего девушку, что никогда ей не найти мужчины, достойного любви: «Ведь тебе нужно, чтобы он опорой был, защищал тебя от всех… чтобы ты не чувствовала себя одинокой на свете… Но, понимаешь, ты ведь и вправду одинока, да, одинока, и тебе от этого чувства не избавиться, пока не увидишь, что уж смерть подступила вплотную… Вот тогда, и не раньше, уж ты поверь, тебе, глядишь, удастся его отыскать»
        Мария Шнайдер жалобно пропищала:
        - Но я же его уже нашла, этого человека, и это ты. Взглянув искоса на Эллен, Бен удостоверился, что в крупных поблескивающих глазах ее стоят слезы. Что с нее взять - женщина есть женщина. Подумал было: вот пододвинусь к ней, шепну: «Слушайте, это же фильм, чего вы так?» - но решил, что не надо.
        Но тут же ему стало стыдно за такие мысли. Марлон Брандо обращался теперь к своей умершей жене, разговаривал с телом, лежащим на столе в похоронном бюро. И на Бена с такой силой нахлынули воспоминания о мертвой Бетти, что на секунду все в его сознании перемешалось - образы, мелькавшие на экране, картины, возникающие в его памяти. Он закрыл глаза, изо всех сил вцепившись пальцами в подлокотник.
        Ну вот, отпустило.
        А под конец было танго. Значит, не просто так назвали этот фильм. Бен, откинувшись на спинку кресла, смотрел, как показывают танцевальный конкурс. Он правда никогда сам так не танцевал, тут все движения какие-то резкие, неестественные, как будто завели манекены и заставили их плясать.
        Зажегся свет, они потянулись за немногочисленными зрителями к выходу. Бен заметил, что Эллен тихо всхлипывает.
        - Что с вами?
        - Зачем, ну зачем она его убила? Ведь была любовь. И он тоже полюбил ее. Зачем было его убивать?
        - Успокойтесь, никто никого не убивал.
        - Как не убивал? А разве он не умирает в последней сцене?
        - Нет, не умирает, ведь Брандо после этого еще во многих картинах снялся.
        Эллен улыбнулась:
        - Вы правы, конечно. Дура я, это же кино, а я распереживалась.
        - Конечно, кино, и все там выдумано.
        - Но, с другой стороны, они же хотели, чтобы человек задумался о серьезных вещах.
        - Не знаю, я сюда не для этого шел, я вообще думал, что это мюзикл.
        Эллен не выдержала, хрипло засмеялась.
        На улице у кинотеатра они заметили трех панков, поглощенных какой-то примитивной игрой, - они плевали друг в друга попкорном. Лучше всего получалось у того, кто перевязал голову красной лентой.
        Бен взял Эллен под руку, чтобы ее ненароком не задели, но вдруг парень с лентой на голове загородил им дорогу. Попкорн полетел прямо в Эллен, отскочив от ее пальто.
        - Хочешь пожевать?
        - Спасибо, не хочу, - растерянно ответила она.
        - А старичок тоже не желает?
        - Отойди, - обняв Эллен за плечи, Бен вдоль стены двинулся по улице.
        - Сбавь пары, папаша, - цыкнул на него второй из панков, приземистый и пухлый парень.
        - Вот говнюки, - не сдержался Бен, тут же извинившись, - не обращайте внимания, виноват.
        - Ни в чем вы не виноваты.
        Бен оглянулся, почувствовав, что трое панков о чем-то перешептываются у него за спиной. Тот, с красной лентой, смотрел ему вслед тяжелым взглядом.
        - Знаете, давайте-ка я вас лучше подвезу домой.
        - Ну что вы, совсем этого не нужно, я ведь недалеко живу, всего несколько кварталов.
        - Тогда, с вашего позволения, я вас провожу.
        - Да полноте, чего вы испугались, они же безвредные.
        - Сделайте мне одолжение.
        - Ну, если вы так настаиваете, - на самом деле она была рада, что не осталась на улице одна.
        Они перешли на другую сторону и двинулись по уютной Проспект-парк, где всюду чувствовался аромат весенних цветов и запах только что скошенной травы. «В это время года от запахов просто с ума сойти можно», - подумалось Бену. У подземного перехода к Лонг-медоу он вдруг высказал вслух то, о чем думал.
        - А вы танго танцевать умеете?
        - Что вы, нет, конечно.
        - Жалко. Я несколько раз призы брал, танцуя танго.
        - Правда?
        - Ну, это давно было, вы еще и на свете не появились. Вы, наверное, и не догадываетесь, что тогда к танцам, как к искусству, относились, не то что сейчас.
        Пока шли по переходу, он напевал популярное танго, потом спел еще одно, и под низкими сводами гулко разносилось эхо его голоса.
        - Мне этот переход всегда нравился, с самого детства. Видите, тут все деревом обшито, а как плиты подобраны, подогнаны как, у плотников это называется заподлицо. Оцените, какие мастера тогда были.
        - Да, что говорить, теперь такого перехода нигде не найти.
        Бен искоса взглянул на нее. Подсмеивается над ним, что ли? Вон и губы у нее непроизвольно кривятся. Он кисло улыбнулся.
        - Ладно, что это я, все одно да одно, мол, раньше лучше было. - Он замедлил шаг. - А взгляните-ка сюда! Видите, тут инициалы вырезаны. - Он показал ей надпись на обшивке: «Дж. Т.+ СЛ = любовь. Позвони 8-25-51». Интересно, Дж. - это кто? Джек? Ну конечно, Джек какой-то все это и вырезал.
        - И он все еще любит свою Сюзен, так? - кажется, Эллен подыгрывала ему с удовольствием.
        - Бог его знает, да и жив ли он, Джек этот… может, его и на свете уже нет, и ее тоже.
        - А трудно это?
        - Что трудно?
        - Танго танцевать.
        - Да нет, что вы, - улыбнулся он, - это совсем простое дело. Всего пять движений, в сущности. Вот, смотрите… - и, выпрямившись, изящно обхватив воображаемую партнершу, Бен плавно заскользил по восьмиугольным плиткам пола. - Медленно, медленно, быстрее… еще быстрее… и опять медленно…
        В конце туннеля вдруг громко захлопали в ладони.
        - А ничего старых пердун выкаблучивает, - прокомментировал парень с лентой, подзывая поближе своих приятелей, все так же не расставшихся с попкорном.
        - Я тебе уже сказал, - резко обернулся к нему Бен, - отойди. И лучше отойди, раз я так хочу.
        - А чихать нам, что ты хочешь, чего не хочешь, - отбрил его тот, с лентой. - Вот лучше пусть она скажет, чего хочет, - он схватил Эллен за руку и притянул к себе. - Ты чего хочешь, детка, а? Хочешь, чтобы Брандо вогнал тебе сзади?
        Он едва успел договорить - кулак Бена молниеносно обрушился на него, и парень так и грохнулся, отлетев к стенке. Пакет попкорна вывалился у него из рук, шарики разлетелись по всему переходу. Коротышка с длинными волосами, из-под которых видна была серьга, кинулся сзади, сдавливая Бену горло удушающим приемом. Без видимых усилий Бен, обеими руками вцепившись ему в волосы, сложился пополам и сбросил нападающего через голову. Третий получил в пах и взвыл, когда нога Бена угодила ему ниже живота.
        Эллен, онемев от изумления, наблюдала за этой сценой.
        - Пойдемте, - Бен взял ее под руку, переступил через валявшегося без памяти главаря - у того кровь так и хлестала изо рта - и даже не оглянулся, когда они шли по туннелю, слыша сзади громкие стоны.
        - Может быть, полицию надо вызвать?
        - Зачем? Теперь они долго ни к кому не сунутся.
        Эллен чувствовала, что у нее никак не проходит дрожь.
        - Господи, крови столько. Не выношу вида крови.
        - Да уж видно, что вы не из медиков.
        - Вот и ошиблись, - улыбнулась она, - из медиков и работаю в больнице, только я библиотекарь. И предпочитаю книжки, где нет картинок.
        Он рассмеялся.
        Эллен покосилась на него: вроде бы, даже вовсе и не устал, а ведь только что у нее на глазах он в одиночку разделался с тремя парнями, которые ему во внуки годятся.
        Заметив выраженное у нее на лице изумление, Бен пришел в восторг. Ясно, она поражена его удалью, и ему приятно это сознавать.
        - Надо бы отпраздновать благополучный конец нашего приключения, - заметил он. - Вы как, шоколад любите?
        - Не то слово.
        - И я тоже - это мой тайный порок. Раз в месяц позволяю себе ему предаваться, не чаще… ну, исключая особые случаи, как сегодня.
        - Уж будьте уверены, вы вполне заслужили эту награду. И наградить вас следовало бы мне, только вы же знаете, у меня денег ни цента не осталось.
        - Чепуха, не беспокойтесь. Пойдемте в кафе «Ла Фонтана», я его хорошо знаю. Там собираются любители оперы, и можно спеть, а если публике понравится, ужин дают бесплатно.
        - Замечательное место. Но понимаете, мне дадут бесплатно поужинать, только чтобы я не вздумала лезть на эстраду.
        - А вдруг правда дадут?
        - Я же итальянка, так что поосторожнее насчет оперы, чтобы какой-нибудь неприятности не вышло.
        - Ах, ну да, у вас же фамилия звучит по-итальянски. Риччо, если я правильно запомнил?
        - Память у вас, прямо как компьютер.
        Они двинулись к кафе, болтая и подшучивая друг над другом, как старые приятели. Заняли столик в угловой нише.
        - Два каппучино, декафеиновые и два больших ломтика вашего торта, ну знаете,
«Великое искушение», - заказал Бен.
        Сидевший напротив Эллен впервые предоставилась возможность как следует его рассмотреть при полном освещении.
        - О чем вы? - спросил он, почувствовав, что она неотрывно смотрит на него.
        - Где вы научились так драться?
        - На войне, я ведь в морской пехоте служил.
        - На вьетнамской?
        - Нет, на настоящей. На второй мировой.
        Эллен попыталась быстренько подсчитать: значит, 1993 минус 1943, ровно полвека выходи. Бог ты мой, это сколько ж ему лет? На вид пятьдесят с небольшим, а получается, что он уже полвека назад был взрослым, в армию его призвали. Стало быть, ему под семьдесят. Она тихо засмеялась.
        - И ту войну вы тоже закончили победителем, так?
        - А как же.
        - Вы всегда остаетесь победителем, правильно я поняла?
        - Скажем так: обычно, - ответил он без лишней скромности; тут на столе появились две дымящиеся чашки, а следом тарелочки с шоколадным тортом, на вид гладким, как бархат.
        - А вас когда-нибудь ранило?
        - Один раз. - Он приподнял рукав своего изящного блейзера. По всей руке от предплечья тянулся уродливый шрам. - Вот это меня и научило. Больше я никогда не проигрывал. А тогда больно было, очень больно. И крови вышло…
        - Не надо про кровь, - поморщилась она.
        - Извините, я и забыл. - Он принялся за торт, наслаждаясь им, смакуя каждый кусочек. Надо же, какой незаурядных вечер выдался. Сегодня даже эти оперные арии звучат неплохо, а когда он сюда приходил с женой, его от них только что не тошнило. Эллен тихо подпевала Пласидо Доминго, сама этого не замечая. Ему нравилась эта девушка, нравился ее непринужденный юмор да и внешность у нее очень привлекательная.
        - А в какой больнице вы работаете?
        - «Сент-Джозеф», это на Кони-Айленд.
        - От Парк-стоуп туда добираться сложно, если без машины.
        - Да нет, ничего, всего двадцать минут подземкой.
        - А вы родом не из Бруклина.
        - Как вы догадались?
        - Потому что говорите «подземка».
        - Не понимаю.
        - Мы, которые тут всю жизнь живем, скажем по-другому: поездом.
        - Ой, извините. Так вот, поездом от дома всего двадцать минут.
        - Так где вы родились?
        - В Амстердаме.
        - В Голландии?
        - Если бы. Нет, это другой Амстердам у нас в штате - крошечный городок недалеко от Олбени.
        - Никогда про такой не слышал.
        Она набрала в легкие побольше воздуха и выпалила:
        - Амстердам-штат Нью-Йорк - две железнодорожные ветки плюс сообщение по реке - в промышленном отношении известен производством ковров, дорожек, пуговиц, веников - все понятно?
        - Прямо как на экскурсии.
        - Или как в доме моего дяди Пита. Он прежде был мэром Амстердама. Победил на выборах, потому что с детства любил играть на аккордеоне.
        - Аккордеон? Тут ведь оперные арии ставят.
        - Но мы итальянцы, а все итальянцы любят аккордеон. Они покончили с тортом.
        - Спасибо, - сказала она, когда Бен оплатил счет. - За торт спасибо и за фильм, и за весь этот драматически насыщенный вечер.
        - Что вы, не стоит. - Он галантно поклонился, распахивая перед нею дверь, и они очутились на улице.
        - Мне, право жаль, что вас вместо мюзикла угораздило на такое попасть.
        - Оставьте, мне ведь действительно понравилась картина, хотя там кое-что - сплошные сантименты.
        - Сантименты? - изумилась она. - А что именно?
        - Сами подумайте: молодая женщина, да еще такая красивая, приходит в пустую квартиру, там мужчина, которого она в жизни не видела, и пожалуйста - они тут же, прямо на полу… Разве так бывает?
        - Ах, вот вы о чем. Ну, не знаю. По-моему, Брандо может в любой дом войти и любую девушку утянуть в постель, если ему этого захочется.
        - А я вот не думаю, слишком он толстый для этого.
        - Ну, в картине-то не толстый, правда?
        - Смеетесь, что ли? Да вы посмотрите, какие у него ляжки здоровенные, сзади все висит!
        - По-моему, он ужасно привлекательный.
        - Ему надо больше за собой следить, за телом своим. Походил бы этот Брандо ко мне в зал, я бы его за полгода привел в полный порядок.
        Она промолчала.
        Боясь, что покажется смешным, если продолжит эту тему, Бен переменил разговор:
        - А знаете, что они хотели сказать этой картиной? Что, если нужна квартира, не кидайся куда попало, очертя голову. Мне это надо покрепче запомнить, ведь я сам сейчас квартиру ищу.
        - Какое совпадение, однако. - Они стояли перед ее домом, хорошо сохранившимся особняком начала века.
        - Что вы имеете в виду?
        - Дело в том, что мне как раз на время требуется жилец.
        - В самом деле?
        - Всего на пару месяцев, пока мой друг не соберется с духом совсем ко мне перебраться.
        - Так, может, мы договоримся?
        - Отлично, - сказала Эллен, глядя ему прямо в глаза.
        - Да бросьте вы, я же просто пошутил.
        - А я вот нет. Шестьсот долларов - комната и ванная. Взглянуть не хотите?
        Он недоверчиво смотрел на нее.
        - Так вы серьезно?
        - Ну конечно, серьезно, правда, всего на два месяца.
        - Видите ли, у меня дочь примерно ваших лет, и вот если бы… - он погрозил ей пальцем, - если бы я узнал, что она, проведя с мужчиной час-другой, уже приглашает его к ней переехать, я бы ее как следует выпорол.
        - Если бы я знала, что у вас понятия допотопные, то не предлагала бы. Не волнуйтесь, вам ничего от меня не грозит.
        - Могу и обидеться.
        Она расхохоталась:
        - Ладно, подумайте о том, что я вам сказала. И, если сочтете, что мысль недурна, приезжайте взглянуть. В выходные я все время дома.
        Он поколебался, но только секунду.
        - Хорошо, - сказал он, - я подумаю.

        Глава IV

        Бен пробуждался к жизни медленно, чувствуя расслабление и лень. Сегодня он замечательно выспался, никаких воспоминаний, связанных с Бетти, слава Богу, ни единого. Он чуть приоткрыл глаза. Кромешная тьма. Как это там у поэта, которого они проходили в школе? «Еще заря перстами не коснулась той крышки, под которой темнота», - что-то в этом роде.
        Ему доставляло наслаждение на какой-то миг опережать будильник, просыпаясь так, словно его самого завели, поставив на это же время. На шесть семнадцать, правильно? Электрические цифры светились на циферблате совсем рядом, только поверни голову. Сколько там? Ага, шесть двадцать две. Стало быть, он выиграл у будильника целых пять минут, неплохо. А случалось, он просыпался ровно в назначенное время, но только до звонка, и всякий раз испытывал при этом изумление.
        Бен потянулся. Сегодня воскресенье, тренажерный зал закрыт, торопиться ему некуда. Можно и поваляться в кровати, думая о том, о сем. А красивая эта актриса, которая с Марлоном Брандо играла… Грудь у нее просто прелесть, только ей бы недурно специальные упражнения делать для мышц живота, не то обвиснет. Жаль, если так и выйдет… может, написать ей про это, свою методику выслать? У Милта наверняка найдется ее адрес. Хотя картина-то ведь старая. Ясное дело, опоздал он со своими рекомендациями.
        Он улыбнулся. Да, неплохой выдался вчера вечер… Вспомнился профиль Эллен в полутемном кинозале… Надо же, как она переживала из-за какой-то картины… Странная она, с бродягами всякими знается, но вообще-то симпатичная, и за словом в карман не лезет, живая такая. Вот бы Мэрион на нее больше походить, так нет, та вечно насупленная, неразговорчивая, а откроет рот, так словно страницу из справочника по психотерапии читает. Наверное, поэтому муж от нее и сбежал. А кто такое выдержит изо дня в день, неприветливость эту, поучения и все прочее. Эллен - вот та совсем другая, веселая, быстро загорается, может и слукавить, если не доглядишь.
        Насчет квартиры она, конечно, шутила, только и всего. Хотя ведь пригласила же заехать, взглянуть. А что если… Да нет, чушь какая-то.

        Несколько часов спустя он катил по тихим улицам в районе Парк-стоуп. Поднимающееся солнце вытягивало длинные тени на тротуарах перед лавками, которые - рано еще - были прикрыты опущенными железными решетками. На сиденье рядом с ним валялся
«Бруклин бюллетин», страница с объявлениями о жилье. Времени у него почти не остается, на эти выходные надо непременно что-нибудь подыскать, пусть даже временное.
        Временное… А Эллен и нужен временный постоялец… Комната со своей ванной… фактически, своя квартира или студия, если угодно.
        Почему бы не заехать? Хуже-то не станет.
        Ему удалось припарковаться на стоянке за квартал от ее дома, и до особняка он дошел пешком. Нажал на кнопку против таблички с ее фамилией. Почти тут же в домофоне раздался ее густой, мягкий голос: «Кто там?»
        - Ваш телохранитель, - ответил Бен. - Решил проверить, надежно ли работает у вас сигнализация.
        Послышался хрипловатый смешок.
        - Четвертый этаж, - объяснила она. Зажужжало, замок открылся.
        Поднимаясь по лестнице, он испытывал некоторое волнение. Дверь в квартиру была открыта.
        - Надеюсь, я не очень рано? - Он неуверенно переступил порог. - Сам не знаю, сначала нужно было позвонить вам, предупредить… но вы же сами сказали: заезжайте взглянуть.
        - Ну раз сказала, так и надо было приехать, так что все в порядке. - Она что-то быстро заворачивала в бумагу, стоя на кухне.
        Он осмотрелся. Комната была большая, из окна открывался вид на вершины деревьев, почти скрывающих улицу под своей листвой. Мебель была подобрана без всякой системы, далеко уже не новая, но с виду уютная, а посередине, занимая почти все пространство от стены до стены, лежал восточный ковер в красных тонах. И повсюду находились книги - стены покрыты полками до самого верха, груды книг на столиках, на этажерках - деваться от них некуда…
        - Кофе хотите?
        - А у вас декофеиновый найдется?
        - Извините, нет. Какой декофеин, я тогда просто не проснусь.
        - Хорошо, давайте обычный, только побольше молока и без сахара.
        - Заказ принят, сэр, - послышалось из кухни. Вроде и правда рада его видеть, или ему это только кажется?
        - А как насчет кусочка халы? - сказала она, протягивая ему чашку.
        - Халы? Вы что, еврейка?
        - А разве еврейскую кухню одни евреи ценят? - и опять этот же хриплый смешок.
        Кухня совсем небольшая, но уютная, чистенькая такая, стены выкрашены в веселые желтые тона. Посередине круглый стол из дуба, на нем целая гора всякой еды: яблоки, бананы, кофейный торт и ужасающее количество нарезанных булочек с сыром.
        - Господи помилуй, да мне ведь больше десяти не осилить, ну, двенадцати.
        - А вы больше одной не получите, остальное - моим постоянным подопечным.
        - Постоянным?
        - Ну, я же вам говорю, Джелло и другие вроде него.
        - Джелло… ах, ну да, тот, с мышкой. Вы с ним дружите?
        - Дружу, и к мышке его я давно привыкла, не крыса ведь, просто мышка.
        Бен попробовал свою халу - свежая какая, настоящим тестом пахнет, - а Эллен продолжала нарезать и складывать бутерброды. На столе появились мешочки из оберточной бумаги - в каждый по два кусочка булки с сыром, яблоко или банан и еще по куску торта.
        - Ну и где моя комната? - спросил он, беря быка за рога.
        Она ничуть не смутилась:
        - Ах да… пойдемте, покажу.
        - Так, значит, вы вчера серьезно?
        - Конечно, серьезно. Только еще раз напоминаю, что это временно - на два месяца, не больше.
        Она провела его коротким коридорчиком. «Пожалуйста», - Эллен отворила дверь. Примерно такая же комната, как и у нее, и окна тоже выходят на улицу, а одно окно в эркере, и там есть сиденье прямо на подоконнике. Вот уж не думал, что тут будет так просторно.
        - За этой дверью кладовочка, которую предоставляю в ваше пользование, а вон там ванная.
        Кладовка ему в общем-то и не нужна. Ванная крошечная, но там чисто.
        - Извините, тут только душ, ванну все не установлю. Вам как, ничего?
        - Отлично, мне только душ и нужен.
        - Понимаете, тут раньше было две студии, но люди, которые в них жили, решили превратить все это в одну квартиру, потому что они соединились и стали жить вместе. Поэтому две спальни, две ванные, хотя, вообще, такого в этом районе почти не найти.
        - Вот как? Мне трудно судить, я ведь давно не занимался подыскиванием квартиры. С того самого времени, как женился…
        - А вы, простите, развелись?
        - Нет, моя жена умерла.
        - Ой, простите, пожалуйста. - В ее голосе звучала неподдельная искренность.
        - У вас очень приятная квартира, - сказал Бен. Он ясно себе представил, как вечером будет сидеть в том большом кресле перед телевизором, а утром на кухне, залитой светом, станет готовить завтрак.
        - Шестьсот в месяц. И необходимо оплатить за два месяца вперед.
        Он бросил на нее пристальный взгляд.
        - Ну теперь я понял, что вы действительно не шутили.
        - Разумеется! Ну сколько мне вам повторять: раз я сказала, значит, сказала.
        - Конечно, конечно… но сами понимаете…
        Она начинала терять терпение.
        - Хорошо, только, видите ли, - быстрый взгляд на часы, - мне надо уходить. Подумайте до завтра, только завтра я уже должна знать точно. - И она стала торопливо складывать мешочки с едой в большую картонную коробку.
        - Куда вы со всем этим багажом собрались?
        - На Кони-Айленд.
        - И как намереваетесь туда добираться?
        - Ну, подземкой, разумеется… Ой, что ж это я, - она хитро ему улыбнулась, - я хотела сказать, поездом.
        - Позвольте вас подвезти.
        - А у вас есть время? - Похоже, не ждала и очень обрадовалась, что он ей это предложил.
        - Конечно, сегодня же воскресенье, вот и проедусь с большим удовольствием.

        Они ехали в «камаро» по Кони-Айленд-авеню, и Бен все посматривал на Эллен, чуть видную из-за огромной коробки, стоявшей у нее коленях.
        - Да, ничего себе поклажа у вас. Почему ваш друг вас не сопровождает в этих поездках?
        - А он раза два сопровождал, - вздохнула Эллен. - Только я же видела, что он это делает скрепя сердце. Считает, что все это глупости, затеи эти мои. Нечего, говорит, так вот, за здорово живешь, предоставлять бездомным, что им требуется, они от этого только ленивее становятся, а надо, чтобы они стремились работать. Я уж и не пытаюсь его разубедить.
        - А вам-то зачем это нужно, им помогать?
        - Понимаете, я одно время состояла в добровольном обществе, которое нанимает машину и развозит бездомным завтраки. А потом мой доктор начал книжку свою писать…
        - Это ваш друг, доктор, то есть?
        - Ну да, а я ему стала помогать. Короче, ни на что больше не оставалось времени. И я из-за этого ужасно мучилась. Особенно из-за того, что бросила тех, кого регулярно опекала. Они у меня… ну, не как все. У них свои понятия о том, как с жизнью надо справляться, хотя вам, возможно, покажется, что очень уж странные понятия эти.
        - Что значит - справляться? Они же бездомные, так?
        - Вот потому для них самое главное и есть - справиться, выжить. - Она взглянула на него очень серьезно. - А бездомным ведь каждый может оказаться, разве нет?
        - Не знаю… не могу сказать.
        С минуту она молчала, потом тихо выговорила:
        - А у меня отец так вот и умер, прямо на улице.
        Бен полуобернулся к ней. Она смотрела прямо перед собой, поглощенная своими мыслями. Что-то ему подсказало: не надо ее расспрашивать, он ведь и сам ценит тех, кто способен проявить деликатность. И Бен предпочел переменить тему.
        - Бруклин хорошо знаете?
        - Да видите ли, я и на работу, и с работы поездом, так что тут много не насмотришься.
        - Тогда давайте я вас покатаю по живописным местам. Буду вашим чичероне, ладно?
        - Вы и по-итальянски понимаете?
        - Когда в морской пехоте был, мы стояли в Салерно.
        - Ну и замечательно, - опять эта ее загадочная улыбка.
        Бен обрадовался, что она, кажется, снова в хорошем настроении.
        - Все равно, лучше Бруклина ничего в целом мире нет. У нас тут что угодно найдется, только назовите: русская мафия? - есть, хасиды? - тоже есть…
        - Ах да, жутко они выглядят: пальто до пят, черные шляпы…
        - А самый из них жуткий - это рабби Шнеерсон, ему девяносто лет уже. Удар его хватил, он и говорить-то не может, но все равно хасиды считают, что он мессия. Вот и пойми.
        - А помните, какой шум недавно поднялся, когда раввин на машине сбил какую-то черную девочку, маленькую совсем?
        - Конечно, помню… Глядите, вот тут как раз их центр. Видите вывески? «Похоронное бюро Каплана». «Мемориальная часовня Ярмольника». В Бруклине как раз по вывескам надо ориентироваться, сразу все становится понятно.
        - Тогда, получается, мы теперь в Мексику заехали, - Эллен указывала на вывеску, гласившую: «ЗАЙДИ К МОЙШЕ. Лучшая текилья в городе». - Ага, а вот Французский квартал, - со смехом продолжала она, - или, может, Гонгконг. - Теперь ей попалась такая вывеска: «Китайский ресторан Вон Суна. Кошерные блюда».
        Бен расхохотался.
        - А теперь, воздавая должное вашим сородичам, давайте по этой эстакаде поедем в Бенсанхерст и там по Стиллуэлл прямо к океану.
        - Не хотела этого вам говорить, Бен, но мне нет надобности смотреть, как живут итальянцы, и так знаю.
        - Нет, как они в Бруклине живут, не знаете.
        - Ну хорошо. - Ей явно нравилась эта незапланированная экскурсия.
        - А знаете, где мы сейчас? - Они проехали забегаловку, на которой было написано
«Ван-Хулиган. Лучшие китайско-итальянские закуски в Бруклине». Да, изобретательный парень этот Ван.
        - В Чайнатауне?
        Бен со смехом повернул туда, где начинался квартал прилепившихся друг к другу домиков с лужайками размером в почтовую марку, на которой, однако, обязательно оказывалась какая-нибудь непропорционально большая гипсовая статуя. Чаще всего попадались лебеди, за ними шли львы и розовые фламинго, но изображений Девы оказалось столько, что про всю эту живопись пришлось просто забыть.
        - У нас в Амстердаме Деву тоже часто перед домом ставят, но чтобы такое…
        - Я же вам говорил, Бруклин место особенное. Или возьмите тот же Кони-Айленд, я там уж сколько лет не был, но ребенком таскался туда все время, и для меня это был волшебный мир, особенно Парк аттракционов.
        - Так мы как раз туда сейчас и направимся!
        - Правда? А русские горы все еще на месте?
        - Конечно, только они совсем разваливаются.
        - Ой, как интересно. Обязательно Милту про это расскажу.
        - А кто это - Милт?
        - Мой лучший друг. Мальчишкой он был не из самых храбрых, а уж аттракционов боялся, как огня. Но у нас считалось так: пока на русских горах не покатаешься, ты не мужчина. И Милт, наконец, тоже решился, а я с ним вместе в кабинку сел.
        Эллен из-за коробки бросила на Бена любопытствующий взгляд. По его лицу расплылась счастливая улыбка, он словно вернулся в свое детство и всю давнюю историю с русскими горами переживал наново.
        - Ну, вот мы с ним и прокатились. А когда слезли, я его и спрашиваю: что, понравилось? Только он даже мычать не мог, а на штанах, как раз где ширинка, большое такое мокрое пятно. Другие мальчишки совсем его заклевали. Едем домой в метро, на поезде, я хотел сказать, и он все время руками это место прикрывает.
        - Бедненький, - Эллен и вправду почувствовала, какое это, должно быть, унижение вот так оконфузиться.
        Ее участливый тон поверг Бена в восторг.
        - Да что вы над ним причитаете, жив он, здоров, ничего такого больше не случалось.

        Когда доехали до берега океана, стало совсем пустынно, и они без труда припарковались на углу набережной и Пятнадцатой, прямо у тротуара.
        Бен поверить не мог, в какой непоправимый упадок пришло это знакомое ему место. Только океан все тот же, что встарь. На широкий песчаный пляж по-прежнему накатывали пенистые высокие волны, а у самой воды там и сям были заметны выбравшиеся с утра пробежаться трусцой или просто погулять с собакой. Пахло соленой водой, подгнившими водорослями, и все перекрывал нестерпимый аромат подгоревших сосисок.
        - Вот она, эта сосисочная Нейтана как стояла, так и стоит, - обрадовался Бен. - Не поверите, до чего приятно, что хоть что-то уцелело.
        - Давайте купим по хот-догу.
        - Вы с ума сошли! - Бен скорчил страшное лицо.
        - А что такого?
        - Да вы когда-нибудь видели, как эти хот-доги делают?
        - Нет, не помню.
        - Берут всякие тухлые обрезки, а чтобы не видно было, что они успели почернеть, сверху бухают краситель чуть не ведрами. - И вы такое собираетесь есть?
        - Ах перестаньте, пожалуйста, вечно тебе испортят последнюю радость. Очень вам признательна. Он понимал, что она его поддразнивает, но не придал этому значения.
        Бен пошел вперед вдоль металлической ограды с колючей проволокой наверху; она теперь наполовину обвалилась, но когда-то надежно оберегала эти страшные русские горы - мечту всего его детства. «Молния» - вот как назывался этот аттракцион, и правда вниз на нем летел, как молния. А осталась от него только взмывшая к небу стрела, и торчит она себе, как скелет какого-то доисторического чудовища.
        - Глазам своим не верю, - тихо произнес он. Эллен чувствовала, что на него волной накатили самые разнородные воспоминания, и, не говоря ни слова, пошла вперед через большую дыру в ограде, за которой начиналась узкая тропинка среди высохших колючих стеблей прошлогодней высокой травы. Обернулась, но Бена нигде не было видно.
«Послушайте, - окликнула она, - куда вы делись, нам вот в эту сторону».
        Он как будто ее и не слышал, шел по выщербленным деревянным плитам к турникету, заросшему плющом. Проржавевшие пружины застонали, когда он толкнул верхнюю трубу, затем со скрипом подались, пропуская его. На рельсах, тоже покрывшихся ржавчиной, дотлевал старый вагончик с кабиной. Он плюхнулся на продавленное сиденье.
        - Эллен, - сдавленно проговорил он, увидев, что она приближается, - а ведь такие красивые эти кабины были, блестели так, не поверите… и желтые они были, и голубые, и красные.
        И Эллен, слушая его, словно увидела перед собой этот парк, где полным-полно детворы, и жизнь тут бьет ключом, и всем ужасно весело, а вон тот мальчишка плачет, чего-то испугавшись, а рядом стоят, хохочут до колик в животах его приятели.
        Он тяжко вздохнул, покачивая головой.
        - Да ведь такого и вообразить было невозможно, что от «Молнии» ничего не останется.
        - Эй, вы там! Билеты у вас есть? - донеслось откуда-то из поднебесья.
        Они, запрокинув головы, увидели чьи-то ноги, свисающие оттуда, где стрела упиралась в пустоту.
        Потом появились темные очки, стал виден крупный, тяжелый нос.
        - Давайте билеты покупайте, бесплатно не катаем!
        - Санни! - узнала его Эллен. - Вы что там делаете?
        - Витамином «Д» запасаюсь.
        - Все шуточки эти ваши, - пробормотала Эллен и спросила: - А Джелло дома?
        - Был дом, когда я последний раз проверял, - послышалось в ответ, и Санни исчез из вида.
        Покачивая головой, Бен следовал за Эллен. Она уверенно продвигалась через заросли в центре круга, образованного полуразвалившимся аттракционом с рельсами. Господи, куда это она его завела!
        Они остановились перед горой всякого мусора, и Эллен объявила:
        - А ну, просыпайтесь. Завтрак на столе!
        Бен смотрел на нее с недоумением - нигде не видно ни души. И тут зашевелился грязный половик, прикрывавший огромный картонный ящик; целлофановый мешок, прикрывавший отверстие, отодвинули изнутри, и оттуда показалась пара глаз. Теперь пришел в движение весь этот мусор, отовсюду выползали какие-то люди. Оказывается, вот такие места - с виду настоящие помойки - на самом деле служат жильем. Просто целый квартал, выстроенный из подобранных там и сям отходов равнодушной цивилизации.
        Какие-то оборванцы, пахнущие свалкой, как мусор, в котором они жили, выползали из щелей и тянулись к Эллен, а она раздавали им пакеты из ящика, который держал Бен. Каждого из опекаемых ею она со всей вежливостью представила ему по имени. Странные то были имена: Колесико, Профессор, Карузо, Пилот, Швабра.
        - Бен, вам нетрудно будет раздать оставшееся? - спросила Эллен, направляясь к покрытому целлофаном холодильнику. - Только посмотрите, чтобы и для Санни что-нибудь осталось.
        - Так вы его и заставили спуститься! - прокомментировал тот, кого звали Профессором, видимо потому, что на нем были очки с толстыми потрескавшимися линзами. - Ни за что не сдвинется с места, пока есть солнце. Икаром себя считает, надо понимать. - Профессор повернулся к Бену и продолжал, словно и впрямь читая лекцию: - Икар - это такой грек, который жил в древности, и он, понимаете, подлетел слишком близко к солнцу на своих крыльях, вот воск и расплавился, а он остался без крыльев; худо дело, а?
        - Вы-то откуда про Икара знаете? - поинтересовался Бен.
        Другой, по имени Колесико, засмеялся, чуть не подавившись:
        - А его за это и прозвали Профессором, он у нас в колледже обучался.
        - А вас Колесиком за что?
        - Потому что я по поездам специалист.
        Тут Эллен добудилась обитателя холодильника, который вылез на свет, протирая глаза. Бен узнал того бородача с мышкой.
        - Уже давно пора было встать, Джелло, - мягко выговаривала ему Эллен.
        Джелло пробормотал что-то в свое оправдание, потом надвое разломил полученный бутерброд. Половину запихнул в рот, а другую принялся крошить, посыпая на плечо. Немедленно появилась мышка, прятавшаяся в складках его шарфа, и схватила кусочек.
        Кто-то приготовил кофе в жестянке, нагретой на плитке с баллоном, и Эллен достала бумажные стаканчики.
        Один получил Бен, другой она оставила себе, остальные раздала. А мышка все выскакивала да выскакивала, чтобы, схватив крошку, опять спрятаться где-то у Джелло в одежде.
        - Аппетит на зависть, - подытожил Бен.
        - Младшему вечно мало, - хмыкнул Колесико.
        - Младшему?
        - Ну да, его мышку по-настоящему зовут Джелло Младший, - объяснила Эллен.
        Бену это почему-то показалось ужасно смешным.
        - Нечего смеяться, - обиделся Джелло. - Других детей у меня нет, значит, Младший - мой законный наследник, и я ему оставлю, - он сделал широкий жест, - да вот все, что вокруг.
        Теперь уже смеялись все.
        - Ну чего потешаетесь, - злился Джелло. - Человек всю жизнь вкалывает, достояние свое умножает, естественно ведь, что ему важно, кто плоды трудов его пожнет.
        - Это каких таких трудов? - поинтересовался Бен, стараясь сохранять дружелюбный тон.
        Джелло поднялся. Было очевидно, что вопрос, заданный Беном, он воспринял как издевку над собой. «В городе, - проговорил он, - каждый выполняет свою функцию. - Его впалая грудь словно распрямилась. - Вот, например, Карузо и Колесико поют в поездах, и народу, которому от этой езды белый свет немил, особенно в часы пик, становится чуть легче добираться, куда нужно…» Он перевел дух, сглотнул, но тут же зашелся в приступе кашля.
        Эллен смотрела на него с мучительным беспокойством, но не проронила ни слова. Остальные терпеливо ждали, пока приступ пройдет. Он, надо понимать, самый главный в их странном обществе. «Вот уж в жизни бы не подумал, что он умеет так складно говорить», - удивился про себя Бен.
        Кашель совсем измучил Джелло, и он свалился наземь, жестом показав, чтобы Бен усаживался рядышком. Пальцами он все время поглаживал свою мышку, словно ее ободряя.
        Бену не хотелось испачкаться, и он устроился на ящике, заменившем ему стул.
        - Эй вы, ну-ка слезайте с этой коробки, слышите! - разгневанный голос принадлежал тому, кого звали Летчиком.
        - Это почему еще?
        - А потому, что коробка упала с почтового грузовика, на котором заказную корреспонденцию и бандероли развозят, - объяснил Летчик. - И там внутри совершенно новый приемник.
        - Шутите, что ли?
        - Шучу. Она, понятно, пустая, коробка эта моя, - Летчик заговорщически ему подмигнул. - Но надо сделать вид, что ты сам не сомневаешься, какой в ней замечательный приемник, тогда и другие поверят. А если не поверят, как продашь?
        Бен осмотрел ящик: этикетка на месте, вот и ценник, завернутый в лощеную бумагу.
        - Вы что же, пустые ящики продаете?
        - А волк разве сразу сообщает Красной Шапочке, кто он такой?
        - Ты бы всю процедуру ему продемонстрировал, пусть видит, каким трудом люди себе на жизнь зарабатывают, - посоветовал Джелло.
        - Это можно, - ответил Летчик, похлопывая себя по щекам, точно перед выходом на сцену. Он взял коробку, с настороженным выражением огляделся по сторонам, словно оценивая, достаточно ли все спокойно на этой улице. - Обычно я выбираю самые людные места на Манхэттене. Сорок четвертая, Сорок пятая, вот там я и подыскиваю себе пентов…
        - Пентов? - не понял Бен.
        - Ну, пентюхов, жертву, то есть, - объяснил Профессор.
        - Значит, нахожу пента, кидаюсь на него, - он вплотную придвинулся к Бену. - Слушай, говорю, приемник у меня, совсем новенький, сколько дашь? - Летчик совсем понизил голос, зашептал Бену в самое ухо: - Час назад с грузовика почтового свистнул, понял?
        - И что, проходит? - уточнил Бен. Летчик кивнул.
        - Если он тебе в ответ: мол, двадцатку дам, - значит, пент тебе попался самый правильный. Краденое никто скупать не станет, если не почувствует, что можно на этом руки нагреть. И тут уж надо показать, что ты тоже не вчера на свет родился, знаешь, что почем. Сдурел, что ли? - это я ему в ответ, - в тоне Летчика слышалось самое искреннее возмущение. - Ты на ценник посмотри-ка, посмотри. Шестьсот там написано, вот оно как. И меньше чем за восемьдесят я даже говорить не стану. Короче, пятьдесят я с пента всегда возьму да еще покочевряжусь сначала, мол, ладно уж, больно деньги нужны, а то бы ни за что не отдал. - Тут он широко улыбнулся. - Беру свои пятьдесят и стараюсь больше с этим пентом не пересекаться.
        Все хохотали, слушая про подвиги Летчика, хотя и раньше знали его методы досконально. На Бена рассказ произвел впечатление:
        - Да вы просто замечательный актер, я бы вам «Оскара» дал.
        - Еще бы! - отозвался Джелло. - Жаль только, мы из его спектакля самое интересное не видим.
        - Как это?
        - Да представьте, какая рожа у пента, когда он дома коробку свою откроет, у него же с этой минуты жизнь совсем по-другому пойдет.
        - По-другому?
        - Конечно. Он теперь поймет, что нельзя быть жадным. Если человек честный, его такими штучками не провести. И слушать не станет, правильно ведь?
        Бен кивнул, признав, что логика безупречная. Нравилась ему эта необычная компания.
        - А вы-то сами Джелло? Вы только судьбу предсказываете или еще что?
        - Предсказываю? - Джелло, по всему видно явно обиделся. - Ничего я не предсказываю, я работаю.
        - Это точно, - вмешался Колесико. - У него очень важная работа, он руководитель БВГ.
        - Что еще за «БВГ»?
        - Так Джелло говорит, для краткости, а если расшифровать - Бродяги Всего Города, - объяснил Бену Летчик.
        - Вот именно, и нашей организации все время требуются новые люди.
        - Для чего?
        Джелло поставил стаканчик на землю, придвинулся к Бену и терпеливо, как маленькому, принялся растолковывать:
        - Для того чтобы в городе жить стало повеселее. Смотрит народ на нас и про собственные беды забывает, легче ему становится: мол, вот, пожалуйста, и хуже люди живут, чем мы. Это и есть наша функция, очень важная, как вы понимаете.
        Бен искренне рассмеялся.
        - Вы вот потешаетесь, Бен, а на самом деле Нью-Йорку просто необходимо, чтобы нас было как можно больше. Сами-то не хотите в БВГ вступить?
        - Я? - Бред какой-то, хотя, если вдуматься, не такой уж и бред.
        - Мне отчего-то кажется, что вам с нами будет интересно.
        - А что я буду у вас делать? - решил подыграть ему Бен.
        - Ну, местечко для вас у меня найдется, - сказал Джелло, - на Уолл-стрит, рядом с Центром мировой торговли. - Он оглядел тщательно отутюженный наряд Бена. - С виду вы просто нефтяной магнат. Но я вам дам темные очки, белую тросточку, кружку оловянную, и вы будете стоять там на перекрестке вытянувшись, с достоинством. - Джелло опять закашлялся. - И все эти помешавшиеся на деньгах брокеры, банкиры и прочие - у них даже сердца бьются по-особенному, прислушайтесь только, вот так…
«процент… процент… еще процент», - вот они, проходя мимо вас, хоть на секундочку про проценты свои перестанут думать. Держу пари, подавать вам начнут, только успевай кружку освобождать. Бен улыбался.
        Эллен, слушавшая весь этот разговор, широко улыбнулась ему в ответ, видно было, как ей приятно, что Бен не пренебрегает компанией, которую она опекала.
        - Подумайте, Бен, ведь Джелло дает вам возможность сделать исключительно полезную вещь для общества.
        - Квартира, питание входят в условия нашего контракта, - Джелло обвел рукой кучу отбросов. - У нас тут всегда найдется незанятый уголок.
        - Соблазнительно, очень соблазнительно, - Бен подмигнул Эллен. - Уже второй раз за утро мне предлагают свободную квартиру, не знаю, какую выбрать.
        - Вы меня послушайте, - вмешался Джелло. - Мое предложение самое выгодное.
        - А вот тут вы, боюсь, заблуждаетесь, - сказал Бен. Ему вдруг стало понятно, что ждать до завтра незачем, он переедет к Эллен сейчас же.

        Глава V

        Ты что, из ума выжил? - руки в бока, полное, обычно добродушное лицо пылает возмущением. Да, не думал Бен, что Сара так его встретит. - Дай человеку войти, Сара. - Милт стоял за ней, наслаждаясь ее неистовством. Давно на собственном опыте испытав, что в случае несогласия лучше всего сразу уступить Саре поле боя, он был в восторге оттого, что хоть раз в жизни ее «молнии» обрушились не на него, а на кого-то еще.
        - А что, собственно, такого? - примирительно начал Бен, снимая пальто.
        - Так, по-твоему, переехать к молодой женщине, о которой к тому же тебе почти ничего не известно, - это нормально? - Она вытерла руки о фартук - жест, означавший полное презрение к собеседнику.
        - Успокойся, Сара, прошу тебя, - эта ее манера деспотичной еврейской мамаши начинала действовать Бену на нервы, но ему бы не хотелось, чтобы их еженедельный обед, обычно доставлявший столько удовольствия, превратился в склоку. - Ты же знаешь, мне надо дом освободить. И надо где-то жить, пока не подыщу себе подходящую квартиру. Вот подвернулось то, что нужно, и всего на два месяца. Что тут такого?
        - Мне, разумеется, до этого дела нет (Саре до всего было дело), но на твоем месте я бы вела себя осторожнее, так вот тебе прямо и говорю.
        - Осторожнее?
        - Ты что, в газеты не заглядываешь? А если у нее СПИД?
        Милт так и поперхнулся, стараясь не захохотать во все горло. «У Сары на этом настоящий пунктик», - шепнул он Бену, усаживаясь за стол.
        - Ладно, хватит. Она просто моя хозяйка, и я не собираюсь тащить ее в постель.
        - Значит, хозяйка? - иронически переспросила Сара. - Да Бетти в гробу перевернется, такое слыша. - И она, всем своим видом демонстрируя возмущение, повернулась на каблуках, направившись в кухню.
        И очень вовремя, не то Милт лопнул бы от сдавленного смеха - настоящая истерика, и ничего он не мог с собой поделать, как ни зажимал рот ладонями.
        Только он немного успокоился, как Сара ворвалась в комнату с блюдом жаркого в руках и продолжила, словно никуда не отлучалась:
        - Одно ты мне обещай, Бен. - Прозвучало это не просьбой, а приказом.
        - Конечно, Сара, что именно?
        - Бренде обо всем этом ни полслова.
        Бен ничего не понял.
        - Какой Бренде?
        - Она сегодня будет твоей партнершей за бриджем.
        С тех пор как умерла Бетти, Бен сменил уже много партнерш за карточным столом, главным образом вдов, живущих неподалеку и приятельствующих с Сарой, которая твердо решила одну из них за него пристроить. Были это дамы и постарше, и помоложе, толстухи и не то чтобы очень, с большими деньгами и со скромными, но цель была у всех одна: отловить нового мужа. Понятно, из-за того что он снял комнату у молодой женщины, шансы чего-то добиться по этой части с ним пошли вниз, а значит, возникла угроза всей затеянной Сарой кампании.
        - Хорошо, об этом я с нею говорить не стану, - согласился он, - только если и ты будешь про это помалкивать, и со мной тоже.
        - Больно нужно, какая мне забота, что ты выжил из ума, - и все также кипя, она направилась обратно в кухню.
        Милт захихикал, осторожно поглядывая на дверь.
        - Она считает, что я обезумел, тебе кажется, что попал в смешное положение, - покачал головой Бен.
        - Да нет, по-моему, все прекрасно. - Милт смахнул с глаз слезы. - А она уж точно ничего, а, юбочник чертов? И подержаться будет за что, правильно? - Он выпятил грудь, приложив к ней пухлые кулаки.
        - Хватит, Милт… Очень славная девушка, работает в больнице «Сент-Джозеф».
        - Монашка, стало быть?
        - Не смешно.
        - Да успокойся ты, Бен, - Милт потрепал его по плечу. - А вообще, если хочешь навести о ней справки, на всякий случай знай, что в «Сент-Джозеф» у меня полно знакомых, я же сам в этой больнице лежал.
        - Лежал там?
        - Ну ладно, не сам, клиентов нашего агентства туда отправляют, когда они - ну как это сказать? - не в себе, понимаешь? Там действительно настоящие монашки, в жизни никому не проболтаются. Да и понятно, за это им агентство все время деньги жертвует, и немаленькие.
        - Дороговато обходится, значит?
        - Дороговато, но мы свое от этого получаем сполна. Уж сколько раз они нас из такого дерьма вытаскивали.
        - Ты мне никогда не рассказывал про это.
        - Ну, про это и в агентстве лишний раз не упоминают… Видишь ли, достаточно журналистам про такое хоть раз пронюхать… ой, и думать даже не хочу, - Милт скорчил страшную гримасу.
        - Да вам не все равно, они ведь так и так врут.
        - В общем ты прав, конечно.
        - Так какой смысл всякие секреты с собой в могилу уносить?
        - Уговорил. Расскажу тебе один случай. - Милт так и просиял, сам смакую предстоящую историю. - Один наш клиент, из самых важных, прошу заметить, в то время был, а верней, была просто на эпизодиках, и если бы не монашки эти, в жизни бы ей ничего не сыграть.
        - Ты о ком это?
        - Абсолютная тайна, но так и быть, инициалы у нее К.Б., а теперь сам догадайся.
        - К.Б…боюсь, быть не может!
        - Может, будь уверен, что может. Короче, трахается она с одним директором студии, а он возьми да прямо на ней и скопыться.
        - Как Нельсон Рокфеллер, выходит?
        - Выходит, да, если про него не врут, только история у меня все равно особенная.
        - Ну так?
        - Нет, ты только вообрази: она из-под него вылезает, а он лежит чурбан чурбаном, мертвее не бывает. - Милт сделал эффектную паузу. - И член у него при этом торчит, что твой шомпол, как указка, в потолок направленная.
        - Как это может быть?
        - А надувной он был, член-то его.
        - В жизни такого не слыхал.
        - А пора бы, ты уж не молоденький да юбочник к тому же, как выяснилось. Короче, директор тот был полный импотент, и ему поставили такую трубочку, которую можно накачивать воздухом. Только дама никак не могла сообразить, где клапан находится.
        - Ну, и как она с этим справилась?
        - У нее хватило ума позвонить мне. Приезжаю я, мы вместе его одеваем, только вот дела, член как торчал, так и торчит чуть не до потолка, прямо через ширинку направление указывает.
        - И не опускается?
        - Нет, я ведь тоже клапан этот проклятый никак не найду.
        - Ни хрена себе.
        - Да уж понятно. Пришлось его в «Сент-Джозеф» оттарабанить, а там сестра Кларита живо с этим разобралась.
        - Монашка?
        - Да вот представь себе. Поумнее нас оказалась.
        Тут уж расхохотался Бен. Ничего, вечер получился славный, хоть и неважно начался.
        В гримерной Мэдисон-сквер-гарден Дон Арнольд пытался затянуть корсет на раздавшемся от пива животе. Все как у Элвиса на вершине его карьеры, ему ведь тоже говорили: «Ты король, надо тебе и выглядеть по-королевски», - только без толку были такие советы, известно ведь, как все печально кончилось. Тысяч по двадцать фанатов на его концерты приходили, и каждый видел, как у него всюду свисает сало из-под затянутых ремней.
        - Отлично, Дон, осталось еще хомут надеть, и полный порядок, - произнес Джо, комический актер, выступавший в начале программы, который подгримировывался у себя в углу.
        Костюмеры и парикмахеры сдержались, ожидая, как отреагирует Дон, потом засмеялись.
        - А что тут такого смешного, милый? - Доуни, то есть миссис Дон Арнольд, вплыла в уборную, клюнув мужа в щечку. Он провел толстой рукой по ее попке. - Ну, ну, милый, - успокоила она его, добавив громким шепотом: - Потом, непременно потом, не при всех же.
        Странная это была пара: он, выходец из семьи бедняков, живших в штате, где еще помнили о рабовладении, все никак не свыкнется с мыслью, что стал суперзвездой, а она, девушка из высшего общества, имевшая среди дальних родственников Рокфеллеров и Асторов, с трудом пробивалась в мире кино, пуская в ход все: собственные острые локти, славу имени, которое ей дал муж.
        - Привет, Сэм. - Агенту Дона была послана царственная улыбка, а на Джо она подчеркнуто не обратила ни малейшего внимания, тем более что он собрался уходить.
        - Ну, тебе пора, сделай так, чтобы они из себя вышли, - напутствовала она Дона.
        - А хочешь, я потом еще добавлю, раскалятся, как будто их из домны вынули, - отозвался в дверях комик. Повернулся к Доуни, махнул рукой: - Приятного вечера, миссис Арнольд.
        Она, разглядывая собственную помаду в зеркале, словно его и не расслышала.
        - Тебе что, два слова ему сказать трудно? - спросил Дон, повернувшись к Доуни так резко, что поехала вбок линия, тщательно нанесенная ему гримером на левое веко.
        - Разве я что-то грубое ему говорю?
        - Ты вообще ничего ему в жизни не говоришь, не нравится он тебе, что ли?
        - Нет, не нравится.
        - А вот мне нравится, и артист он хороший.
        - Ну и хорошо, если так, - бесстрастно резюмировала Доуни. Пошла к ванной. - Слушай, родной, я что-то прямо заливаюсь потом. Можно я у тебя по-быстрому душ приму?
        - На площадке пришлось сегодня вкалывать, а?
        - Надо было доснять этот эпизод на Центральном вокзале… И так, говорят, затянули, неудобства создаем для пассажиров.
        - Значит, продвигается твоя картина?
        - Материал смотрели недавно, говорят, потрясающе.
        - А бывает так, чтобы материал не потрясающий получался? - усмехнулся Сэм.
        Доуни, игнорируя это замечание, скрылась в ванной, откуда вскоре послышался шум включенного душа.
        Сэм усилил звук на внутреннем радио, разговоры в гримерной теперь были почти не слышны, все перекрывал голос Джо, транслируемый со сцены: «Значит, приезжает папа к нам в Нью-Йорк и подают ему здоровенный белый лимузин…»
        Дон изумился:
        - Неужели он этот анекдот рассказывает, как сто лет назад?
        - Конечно, и, как сто лет назад, хохочут до слез, - ответил Сэм. - Кстати, в пятницу я пригласил на программу Милта Шульца с женой.
        - А кто это?
        - Важный человек в нашем агентстве, утрясает неприятности, если что-то такое произойдет с клиентами на Востоке.
        Костюмер подал Дону его расшитую блестками куртку.
        - Милая! - крикнул Дон в направлении ванной, где шум воды прекратился. - Увидимся сразу после концерта, хорошо?
        - Минуточку, - высунулась Доуни в тонкой простыне, облепившей ее влажное тело. Обняла его за шею, шепнула: - Когда будешь петь «Весь горю от страсти», вспомни обо мне, пожалуйста.
        Прижалась к нему всем телом и добавила, заигрывая:
        - А за это потом будет все, как ты любишь.
        - Обязательно, детка, обязательно, - растаял Дон. Она отпустила его.
        - Дон, скажи им, чтобы уходили, мне хочется отдохнуть с полчасика.
        - Все слышали? Выметайтесь, - сказал Дон, и к выходу за ним потянулись костюмер, гример, потом и агент.
        Двери закрылись, Доуни потушила свет и прямо в простыне плюхнулась на кушетку.
        По внутреннему радио был слышен голос Джо: «А теперь, леди и джентельмены, вот тот, кого вы с нетерпением ждали весь этот чудесный вечер, вот он, наш несравненный и единственный… - голос его напрягся, перекрывая рев зала, - Джо Арнольд!»
        Доуни вздохнула. Из приоткрывшейся двери ванной в темную комнату проникал луч света. Она сбросила простыню, оставшись в чем мать родила, тело ее подрагивало в ритм первой песни Дона:

        Мы с тобой сегодня будем вместе
        И забудем вместе обо всем,
        Я тебе скажу совсем без лести,
        Что мечтаю быть с тобой вдвоем.
        Она не сдержала улыбки, услышав, как тихо поворачивается дверная ручка. В проеме показался темный силуэт комика Джо. Он повернул за собой замок.
        Ни слова не говоря, она поднесла к груди левую руку и принялась играть со своим соском, пока правая рука раздвигала ноги. Джо тяжело дышал, наблюдая за нею. Медленными движениями он расстегнул брюки.
        Комната опять заполнилась голосом Дона:

        Весь горю от страсти,
        Весь в твоей я власти,
        Обо всем забыли,
        Счастливы с тобой.
        Джо кинулся на нее…
        - Что, сука, любишь, чтобы тебя драли, когда он поет?
        - Да, миленький, да.

        Все отдам за это,
        С тобою до рассвета,
        Нам с тобой сегодня
        Некуда спешить.
        - Еще, - шептала она под ним, - еще…
        В зале толпа сходила с ума, все топали, свистели, орали, перебивая друг друга. А оркестр одну за другой исполнял мелодии хитов Дона, давая ему возможность перевести дух, а заодно и поправить грим. Костюмер подал ему на сцене бокал с водой (на самом деле там была водка со льдом). «Спасибо», - хрипло пробормотал он, направляясь за кулисы. Подскочила парикмахерша, Дон от нее отмахнулся. Но она что-то настойчиво ему говорила, дергала за рукав, потом нагнулась и быстро зашептала ему что-то в ухо.
        Лицо Дона стало смертельно бледным. Бокал грохнулся об пол, Дон со всех ног помчался по коридору к своей гримерной.
        - Дон, с ума ты сошел, что ли, - вопил, несясь сзади, агент, - послушай же, Дон!
        Но Дона уже не было видно. Секунду спустя с оглушительным хлопком распахнулась выбитая дверь, и шум разнесся по всему помещению за сценой.
        Доуни валялась на кушетке нагишом, задрав левую ногу, а Джо поспешно застегивал штаны.
        - Гад вонючий! - Комик едва успел увернуться и бросился прочь, таща за собой брюки, запутавшиеся вокруг лодыжек. - Пингвин удирающий, да и только, убью, сволочь!
        - Дон, я сейчас все объясню, да успокойся же, Дон! - Доуни вскочила с кушетки, кутаясь в подхваченную простыню.
        - Я тебе объясню! - Кулаком с размаха он изо всей силы заехал ей в лицо. Из сломанного носа фонтаном хлынула кровь. Она пыталась увернуться, но он схватил ее за волосы и притянул к себе: - Значит, отдохнуть тебе захотелось, блядь! - И снова ударил ее по лицу.
        - Прекрати! - Сэм влетел в уборную, как раз когда Дон замахнулся для третьего удара. Кинулся на него сзади, на секунду сбил ему дыхание, дав Доуни шанс улизнуть, запершись в ванной. - Да послушай же меня, Дон! А публика?

        Сара извлекла на свет свежую колоду.
        - Знаешь, Бен, покойный муж Бренды был замечательный человек.

«О Господи, - подумал Бен, - хочет подсунуть мне эту дуру, напирая на достоинства ее скончавшегося супруга». Однако он вежливо улыбнулся женщине средних лет, сидевшей напротив, которая пристально его рассматривала, прикрывшись картами.
        - И наследство оставил большое, правда ведь, Бренда?
        - Да, большое, - ответила Бренда, будучи явно не из разговорчивых.
        - Квартира у Бренды прелестная, а район… - тут зазвонил телефон. - Ничего, автоответчик включен, - засуетилась она, но Милт уже снял трубку.
        - Бен, - сладко чирикала Сара, - ты ведь проводишь Бренду, когда закончим играть?
        - Нет, не смогу.
        - Напрасно, тебе было бы любопытно взглянуть на ее гнездышко.
        - Что? - вдруг заорал Милт, сжимая трубку. Все обернулись к нему.
        - Чтоб никому никакой информации, Сэмми, - диктовал Милт. - Какая еще «скорая»? Вези ее прямо в «Сент-Джозеф» и на своей машине, понятно?
        На другом конце провода кто-то, видимо, возражал Милту, уже начинавшему терять терпение.
        - Ну и что такого, что нос сломан… не голову же ей оторвали… ладно, обойдется… нет, в приемное отделение. Там сбоку есть подъезд, на Сибриз, знаешь? Жду вас там.
        - Что такое? - забеспокоилась Сара, когда Милт опустил трубку.
        - Да этот чокнутый Дон Арнольд, ну, певец.
        - Кошмарные люди эти актеры, - сообщила Сара Бренде.
        - А что случилось? - поинтересовался Бен.
        - Ну, понимаешь, - Милт уже натягивал пиджак, - пока он был на сцене, пел этот свой шлягер «Весь горю от страсти», она и правда от страсти сгорала у него в уборной, с комиком из той же программы.
        - Какая гадость! - отозвалась Сара.
        - А он ее накрыл за этим делом и все говно из нее повыколотил.
        - Фу, как ты выражаешься, тут же леди, - кинулась извиняться перед Брендой хозяйка. - Не в Голливуде мы, запомни.
        Милт быстро пошел к выходу.
        - Черт, у нее же съемки на полном ходу. Как-то надо выкручиваться.
        - Я с тобой поеду, - поднялся Бен.
        - Нет, нет, - остановила его Сара твердым жестом. - Ты же сказал, что довезешь Бренду домой.
        Бену послышалось, что Милт, захлопывая дверь, взвыл от восторга.

        Глава VI

        Обычно Эллен являлась на работу загодя - не любила торопиться, нервничать, каждую минуту посматривать на часы, а сегодня пришла и вовсе за час, намереваясь перехватить Рихарда между двумя операциями. Неделю они не виделись, и она успела соскучиться. Надеюсь, добыл он сердце того ребенка, не зря съездил. Если дело ему удавалось он всегда испытывал прилив жизнелюбия, а такой он ей и нужен, ведь Эллен придется сказать ему, что комната сдана и, главное, мужчине. Разумеется, к Бену смешно ревновать, он же ей в отцы годится, но ведь Рихард европеец, и кос о чем понятия у него старомодные.
        Она вышла из лифта на том этаже, где располагались операционные, и вдали увидела двигающуюся по коридору ей навстречу знакомую фигуру - какая-то черного цвета палатка, увенчанная белым шаром, сверку колпак, под ним бледное, круглое, как луна, лицо.
        Так монахиня Кларита, сестра милосердия, единственная, оставшаяся со времен, когда госпиталь относился к монастырю, и по сей день носит все подобающее сану да и обряды выполняет, и держится тех же понятий: исполнять обеты, чтить Отца своего, сохранять непорочность, довольствоваться самым малым, никогда не отступать от послушания - вещи, на которые сегодня мало кто всерьез обращает внимание.
        Сестра Кларита замедлила шаг. Санитар, толкавший за ней каталку, тоже притормозил:
        - Приветствую вас, милая.
        У Эллен мелькала иногда мысль, что сестра Кларита считает ее заблудшей овцой, католичкой, не оправдавшей своего призвания, поэтому держится особенно настороженно при встречах с не..
        - Что вам угодно сестра?
        Монахиня жестом указала на пациента, занимавшего каталку, - у него лица совсем не было видно из-за бинтов.
        - Видите, упала с лошади на полном скаку, какое несчастье! Совсем изуродованную привезли, бедняжечку. Хорошо, доктор Смозерс был на дежурстве - он ведь прямо волшебник.
        - Вы тоже волшебница, сестра. Лучше вас никого быть не может.
        - Вашими молитвами, милочка, да и моими тоже. Все в руках Божих, а я что, песчинка, - потупив взгляд, отвечала монашка.
        Эллен присмотрелась к неподвижной фигуре на каталке.
        - От наркоза еще не отошла, - объяснила сестра Кларита. - Но скоро он уже перестанет действовать. Мне сказали поместить ее в отдельную палату.
        У Эллен от изумления приподнялись брови.
        - Да, вот так вот, - кивнула сестра, подмигнув ей, как будто они состояли в заговоре. - Ну, вы понимаете, еще одна Джейн Долфин.
        - Ах, вот оно что.
        Джейн Долфин было обозначение, принятое в больнице для тех пациентов, чьи настоящие имена никогда даже не упоминались. С такими чаще всего возилась как раз сестра Кларита, ведь тут можно было быть спокойным: никому ни намека, все унесет с собой в могилу.
        С каталки донесся слабый стон.
        - Ой, что это я с вами заболталась, она вроде как в себя приходит, надо спешить.
        - Увидимся попозже, сестра.
        - Монахиня деловито зашагала прочь, так что санитар с каталкой еле за нею поспевал.

«Любопытно, какую на этот раз доставили Джейн Долфин, - подумала Эллен. - Знаменитость, небось. Или дочь какой-нибудь знаменитости, а может, жена?»
        В кабинете Рихарда на своем месте сидела Джина с пилочкой для ногтей. И как только позволяют сестре отращивать такие острые когти? Надо бы правила какие-нибудь ввести на этот счет. Джина подняла голову, выдавила из себя улыбочку «Привет».
        - Мне бы с доктором Вандерманном поговорить.
        - И мне бы тоже, только он еще не приходил.
        - Но из Флориды он ведь вернулся, так?
        - Конечно, мы с ним вернулись еще вчера вечером. - Она что, намеренно подчеркнула
«мы с ним», или это все фантазии из-за ревности? - Просто у него с утра консультация на Манхэттене, вот он и задержался.
        - Скажите ему, пожалуйста, что я его ищу.
        Джина кивнула, продолжая сосредоточенно заниматься ногтями.
        Звук пилки действовал Эллен на нервы.
        - Я с полчасика посижу в кафетерии, пусть спустится, если придет.
        - Что, к новой операции материал собрали? - и опять эта ее фальшивая улыбочка.

«Конечно, - подумала Эллен, - и это будет лоботомия, а пациентом станешь ты», - чуть это вслух не выпалила, но сдержалась - лучше промолчать - и поспешила уйти.

        - Сдурела, да? - Голди чуть у нее чашку с кофе из рук не вышибла.
        - Потише ты, - процедила Эллен, - весь кафетерий на нас смотрит.
        Голди расхохоталась.
        - Ну, подруга, ты точно ку-ку! То бродяг каких-то в парке кормишь, то у себя дома палату для стариков устраиваешь, ты бы еще геронтолога пригласила. Или вот сестру Клариту, она с такими привыкла возиться…
        - Лучше бы я тебе ничего не говорила.
        - Вот увидишь, из жильца он превратится в пациента, а тогда…
        - Прошу тебя, Голди, он, может, и стар, но никакой не инвалид. Вполне подтянутый и к тому же настоящий джентльмен.
        - Ясно, этакий супермен-каких-теперь-не-встретишь. Дверь перед тобой распахивает, и поэтому убежден, что все женщины в мире живут для того только, чтобы его обслуживать.
        - И вовсе он не такой.
        - Да ну? А ты откуда знаешь? Ты же сама сказала, что он прожил с женой лет сорок, даже больше. Уж воображаю, что это была за жена, - от плиты не отходила, с пылесосом просто засыпала, носки ему чинила-штопала, а он сидел перед телевизором, смотрел футбол да задницу себе почесывал.
        - Ты, видно, свою семейную жизнь описываешь, Голди.
        - Да уж на таком-то фоне у меня дома просто рай. К тому же, что я? У меня, понимаешь ли, муж есть, так что я к себе мужчину в жильцы не возьму.
        - Да сама посуди, как мне с платой в одиночку управиться? Тем более этот терапевт, он же целое состояние стоит.
        - Никогда не могла взять в толк, зачем ты деньги тратишь на этого коновала.
        - Затем, что он мне помогает.
        - Да чем же, чем?
        - Ну, спина стала меньше болеть, он ведь мне объяснил, что это нервное, главное дело - психику привести в порядок.
        - Психику, говоришь? Ну, ну.
        - И вообще у меня спины просто нет.
        - Господи Иисусе, это еще как?
        - А вот так. Он прав, психотерапевт этот мой. Спину я чувствую, потому что у меня синдром гадкого утенка.
        - Ну знаешь, я всякое слыхала, но чтоб платить какому-то шарлатану двести долларов в час и за это слушать, что ты гадкий утенок…
        - Не надо так, Голди, ты же не знаешь ничего.
        - Все знаю: гадкий утенок становится лебедем, так ведь?
        - А вот и не становится. Потому что не может стать лебедем, он ведь с самого начала уже был лебедем, а никаким не утенком.
        - Ага, поняла, ты, выходит, не утенок, а лебеденок. Ну, я тебе так скажу: шарлатан этот твой не врач, а говнюк.
        - Кого это вы так ласково, Голди? - послышался голос Рихарда.
        - Что вы, доктор, что вы, я вообще не знаю, что это за слово такое, в жизни не слышала. - Но было понятно, что Голди никак не может успокоиться, и все из-за Эллен.
        Рихард опустился на свободный стул, нашел под столом руку Эллен, погладил.
        От Голди не укрылся смысл происходящего, и она метнула на Эллен взгляд, точно говоривший: «Ах скажите на милость, нежности какие!» Эллен молча приказала ей взглядом обойтись без шуточек по этому поводу. Тогда Голди послала Рихарду обворожительную улыбку и принялась, как обычно, язвить с беспечным выражением на лице:
        - Ах доктор, что это за кошмар меня каждую ночь преследует, так и вижу, как вы меня скальпелем вспарываете.
        Рихард рассмеялся:
        - Что вы, Голди, эта честь по праву принадлежит доктору Файнбергу, разве нет?
        - Если вы подразумеваете сегодняшнюю смену, то тогда - доктору Смозерсу. Он два раза ронял иглу, зашивая эту новую кинозвезду.
        - Какую кинозвезду? - Эллен тут же вспомнила тело на каталке, сопровождаемое сестрой Кларитой.
        - Доуни… как же ее фамилия?.. ну, жена певца этого, от которого все с ума сходят. Да, кстати, я же обещала помочь сестре Кларите, пора мне в палату идти, - и Голди поднялась.
        - Так что с нею такое произошло? - Эллен стало по-настоящему любопытно.
        - Бедняжечка, она в Центральном парке каталась, а лошадка возьми да копытом ей прямо по физиономии и врежь. - Голди говорила бесстрастно, но не оставляя сомнений, какой убедительной находит она эту версию. - Так вот подкова ее рифленая и отпечаталась, даже сейчас видно. Ну, я побежала.
        - Уж эта твоя Голди… - Рихард только головой покачал.
        - Она моя лучшая подруга.
        - Да мне она тоже симпатична, хотя, честно тебе скажу, юмор у нее, на мой вкус, странноватый… черный слишком, да? - как у всех этих, которые этническое меньшинство.
        - Как все прошло во Флориде? - сменила тему Эллен.
        - Ах Эллен, - он поморщился при неприятном воспоминании, а она терпеливо ждала, пока Рихард соберется с силами. - Такая трагедия. Молодая пара, единственный ребенок и урод, без мозга…
        - Что, совсем?
        - Ну, почти… и родители, редкость такая, готовы были отдать его органы, ведь все равно ему больше недели не прожить, а если будет ребенок, которому что-то жизненно необходимо, то пусть… Теперь понимаешь, что я ни за что не мог упустить такой случай.
        - Конечно, Рихард. И я горжусь тобой.
        - Гордиться нечем, как ни жаль. Суд не позволил сделать, что нужно.
        - То есть как это? По каким причинам?
        - У вас тут в Америке особенные судьи, и они утверждают, что врач не имеет права удалять жизненно важные органы, пока респираторные функции отправляются и сердце работает нормально.
        - Но ведь ребенок так или иначе был обречен!
        - В том-то и трагедия, - в голосе Рихарда слышалось нескрываемое возмущение. - У девочки этой несчастной ни черепной коробки, ни мозга, все отсутствует - зрение, обоняние, слух. Она скончалась, пока рассматривали нашу апелляцию.
        - Кошмар какой-то.
        - А самый кошмар в том, что крохотный ребенок, который ждал сердце для пересадки, умер в той же больнице, почти вслед за нею. - Он вертел в руках пустую чашку, совершенно раздавленный рассказом.
        Эллен ощутила, что вся переполнена сочувствием к нему.
        - Рихард, вот станешь главным врачом и, как знать, установишь правильные порядки.
        Он так и вскинулся:
        - Послушай, Эллен, у вас в Америке вся власть принадлежит судьям, а они ни черта не смыслят в медицине. - Он помедлил. - Хотя лично для меня должность главного врача будет важным шагом…
        Эллен ждала, что он скажет дальше.
        - Потому что появятся деньги, и тогда я смогу открыть собственную больницу где-нибудь в другой стране, в Европе, а может, в Африке. А здесь я уже не могу больше выносить эти бесконечные выяснения насчет прав каждого отдельно взятого гражданина, а также и зародыша, и павиана тоже; в общем, только и слышишь - права, права, права - бред да и только. Я хочу спасти как можно больше людей, пока есть шанс это сделать!
        Когда Рихарда посещало вдохновение, Эллен, слушая его, чувствовала, как у нее по спине мурашки бегут.
        - А знаешь, - решилась вмешаться она, - обо всем этом надо непременно в твоей книге сказать.
        - Согласен, - твердо произнес он. Потом, откинувшись на спинку, расслабился, отошел. - Ладно, хватит все о печальном да о печальном. Расскажи, чем занималась в мое отсутствие.
        - Да ничем особенным, только… только я наконец подыскала временного квартиранта.
        - Отлично. И кто она?
        - Не она. Он.
        - Вот это новость! - Рихард отхлебнул кофе. - Впрочем, ты, конечно, шутишь?

«Н-да», - подумала Эллен. Так она и знала, что ему это придется не очень-то по вкусу.
        - Его зовут Бен Джекобс, он очень приятный старичок, вдовец. Ищет для себя постоянное жилье, а пока поможет мне справляться с арендной платой. По-моему, все замечательно устраивается, а там, надеюсь, кто-нибудь переедет ко мне жить постоянно.
        - Незнакомый мужчина, - сказал Рихард, насупившись, - далеко не идеальный квартирант для молодой незамужней женщины, и неважно, сколько ему лет и какое у него там семейное положение. - Это было произнесено с нескрываемым сарказмом.
        Эллен почувствовала, что сейчас сорвется. Кто он, в конце концов, такой, чтобы давать ей наставления вроде приказов! За квартиру-то платить ей одной, она из сил выбивается, чтобы наскрести эти деньги, у нее для себя лишнего доллара вечно нет.
        - Согласна, - она с треском поставила чашку на столик. - Вот и переезжай ко мне. А ему я дам отбой.
        Рихард нагнулся к ней, взял за руку.
        - Ты же знаешь, почему я этого сделать не могу.
        - Нет, не знаю.
        - Эллен, я ведь тут меньше года. И это католическая больница…
        - Но ты, кажется, не епископ, да и я в монахини не постригалась.
        - Ну зачем ты так? Совет директоров состоит из людей с устаревшими взглядами. Но решение, кого назначить на какую должность, принимают именно эти люди.
        Эллен ничего не ответила.
        - Уверен, нам не следует съезжаться, пока… - пауза, - пока мы не поженимся.
        У Эллен перехватило дыхание. Она вскинула голову, посмотрела на него в упор. Губы зашевелились, но она так и не смогла произнести ни слова. Еще бы, ведь о том, что они, возможно, поженятся, он упомянул впервые.

        Глава VII

        На часах в прихожей тренажерного зала было без пяти девять, когда прозвенел звонок, возвещая о приходе Милта, который, как всегда, задыхался и, обливаясь потом, проклинал Бена за то, что лифт опять не включен. Предшествующий клиент - он сейчас усердно приседает с гантелями - уйдет ровно в девять. Бен всегда работал только с одним клиентом. Пятнадцать минут интенсивной прокачки - больше, он был убежден, никому и не потребуется, чтобы чувствовать себя в форме, - и затем следующий. Милт много раз ему говорил, что разумнее организовать группы по пять человек, по десять, заниматься с ними не пятнадцать минут, а полчаса, тогда и денег станет больше, но Бен даже слушать об этом не хотел. У него своя методика, вот и весь разговор. А дипломатом он всегда был никудышним. Приходивших на осмотр он бесцеремонно ощупывал, прямо им указывая, где лишний жирок, и не деликатничал при этом. Милту от этой его прямоты доставалось чаще и больше всех. Сколько уж раз он слышал от Бена: «Милти, если ты не будешь выводить из организма все эти жиры, которые поглотил, кончишь тем, что вот тут у тебя будет висеть и здесь
тоже, а вот в этом месте появится целый курдюк сала…»
        - Послушай, Бен, я же не собираюсь в профессиональный футбол подаваться, - пробовал защитить свои привычки Милт.
        - При чем тут футбол? Ты по телевизору видел Джона Мэддена? Он ведь играл за
«Орлов», пока не стал тренировать «Объездчиков», помнишь, наверное. А теперь полюбуйся - сплошной комок жира, вот что он такое, а знаешь почему? Потому что, как ел бифштексы на завтрак, так и теперь ест, только раньше-то он энергию в игре расходовал, а теперь - приседай, приседай! - даже клип ему сделать трудно, расплылся совсем. Вот и ты таким скоро станешь, Милт.
        - Так что ты хочешь, чтобы я Сару в обморок поверг, отказываясь от ее стряпни?
        Тут Бен обычно вскидывал вверх руки, признавая поражение, и разговор прекращался, по крайней мере, до следующего визита. Милт знал: сегодня опять придется ему выслушивать все эти попреки. Он вздохнул, подошел к доске с вырезками - любопытно, какую Бен подобрал «пищу для размышлений», так это у него вроде бы называется. Ага, вот, пожалуйста: «Пешком, а не бегом», - заголовок подчеркнут красным карандашом. Милт достал очки, принялся читать - похоже, Бен сам это сочинил, очень уж в его духе. «Специалисты провели исследования, ясно доказывающие, что количество необходимых физических упражнений скорее невелико…» Дальше описывались результаты медицинского тестирования, выявившего, что большие физические нагрузки, к которым обычно прибегают в школах аэробики, тем более таких, где преподаватели не имеют достаточно опыта, серьезно угрожают здоровью, тогда как короткое, но насыщенное упражнение действительно оздоровляет организм, причем всякий риск при этом полностью исключен.
        Милт еще дочитывал статью, когда распахнулись двери зала и появился занимавшийся до него. Милт с удивлением обнаружил, что на этот раз Бен работал не с каким-нибудь подсдавшим биржевиком из уолл-стритских, а с женщиной-толстухой, да что там, не толстуха даже, а просто бочка.
        - Рад, что хоть кто-то из приходящих к тебе на вид еще хуже меня, - прокомментировал Милт, когда она спустилась на два пролета по лестнице.
        - А ты разве ее прежде не встречал? Я с нею уже пять лет работаю.
        Милт помотал головой.
        - Читал вот статейку эту, которую ты вывесил, и совсем уж было с ней согласился, а поглядел на матрону эту… по-моему, всем твоим теориям грош цена.
        - Ничего подобного. К твоему сведению, она уже сбросила восемьдесят фунтов.
        - Быть не может. Сколько ж в ней всего было?
        - Послушай, у нее в физическом смысле все нормально, а это - из-за эмоционального срыва. И я постараюсь его снять.
        - Ужасно интересно, доктор Фрейд. - Милт взял две гантели по десять фунтов, начал делать наклоны. - Прилежно повторяешь Мэрион, а?
        - Умник нашелся, тоже мне. Как будто ты не в курсе, что физическое и эмоциональное состояние - вещи взаимосвязанные.
        - Не спорю, не спорю, - заторопился Милт, переходя к шведской стенке. - Мне самому пришлось напряжение долго снимать, когда я вернулся из Голливуда.
        - Ты и сейчас, чуть что - сразу в истерику.
        - Да брось ты, вот тебе бы повозиться с тем, что мне каждый день полной ложкой хлебать приходится. Хоть с этой историей про Дона и Доуни.
        - Ах да, как там дела?
        - Любую газету открой, и пожалуйста, во всю полосу: ДОН ДОЛБАНУЛ ДОУНИ. Съемки из-за нее пришлось прервать, значит, убытков на миллионы.
        - Так он ее раскурочил, выходит?
        - Могло быть и хуже, но все-таки: нос сломан, синяки, пока все не пройдет, ей высовываться ни за что нельзя. И вся группа сидит, ее дожидается.
        - Побыстрее, Милт, побыстрее. - Знает он этот его трюк, лишь бы заболтать Бена и ничего толком не сделать. - Ноги повыше, повыше!
        Милт будто и не слышал.
        - Ты когда из дома своего выезжаешь?
        - Завтра. Почти все уже сложено.
        - Сара никогда тебе этого не простит. Так она все хорошо придумала насчет тебя и Бренды, а ты все испортил.
        - У Бренды квартира и правда отличная.
        - Может, по этому случаю еще передумаешь?
        - Обязательно бы передумал, если бы Бренду оттуда выселить.
        Милт с хохотом спустился по лесенке и вытер пот с лица.
        - Не ленись, Милт, а приседания?
        Милт, впрочем, не спешил к ним приступать.
        - Как Мэрион к этому отнеслась?
        - А я ей еще не сказал.
        - Трусишь?
        - Нет, просто случая не было.
        - А когда представится-то? Когда ждать адского пламени?
        - Слушай, тебе же сказано: приседания. И хватит с меня твоих замечаний многомудрых, - раздраженно оборвал его Бен. Уж очень чувствительные струны задевает этот Милт; вот и насчет Мэрион, вовсе он не жаждет с нею по этому поводу объясняться. - Скажу ей сегодня вечером: она заедет, поможет мне паковаться.

        Ключ дрожал у него в руке и никак не попадал в замок. Надо же, ведь в самый последний раз открывает он свой дом, вернувшись с работы, последний раз входит в этот холл. Завтра явятся рабочие, все вынесут, отвезут на склад, а он захватит с собой только письменный стол, тумбочку под ночник и лампу.
        Его встретила нежная музыка, ага, значит, Мэрион уже пришла. Странно, что он не заметил перед домом ее машину.
        Мэрион была в столовой, тщательно заворачивала в бумагу фарфор, который Бетти собирала много лет. К нему она стояла спиной. Высокая - почти шесть футов, светлые волосы коротко острижены, как любят подростки. Издали ее можно было за юношу принять, за баскетболиста какого-нибудь. Жаль, что она родилась девочкой. Часто Бен задумывался, а что если бы у них был сын? И каждый раз приходило чувство вины. Мужчина - существо ужасно самовлюбленное, ему подавай точную копию его самого. И все равно жаль, что мальчика у них не было, уж, во всяком случае, он бы на Мэрион совсем не походил.
        Она обернулась, слегка испуганная.
        - Господи, отец, я и не слышала, как ты вошел.
        - Мэрион, ты меня когда-то папой называла. Зачем теперь так официально - «отец»?
        - Это же одно и то же, разве нет? - Она говорила ровным, бесстрастным тоном, словно с пациентом. - Отец - тот же папа, только он стал старше годами, и к нему надо относиться с должным уважением.
        - Очень признателен за разъяснение. - Он сделал кислую мину, но все-таки подошел к ней и поцеловал в щеку - Ну что, нашла что-нибудь, что тебе в доме пригодится?
        - Да, вот фарфор мамин. Твоя хозяйка, можешь быть уверен, его все равно не оценит. Она ведь, кажется, совсем молодая?
        Стало быть, уже в курсе дела, Сара постаралась, надо думать. Он, не отвечая, прошел на кухню.
        - Почему ты молчишь, это секрет какой-то, что ли? - она двинулась за ним следом.
        Бену противно было осознавать, что его так быстро заставили оправдываться.
        - Какие секреты? Тут просто не о чем говорить. Я там пробуду совсем недолго, месяца два, пока не подыщу себе сносное жилье.
        - Она ведь вдвое тебя моложе, отец.
        - Ты тоже, Мэрион, и есть даже моложе, чем вы обе.
        Она пристально на него смотрела сквозь очки в металлической оправе. Не выносил он этот ее взгляд. Под ним он чувствовал себя как школьник, которого поймали в ту минуту, когда он запустил в учителя бумажным катышком.
        - Хватит ерничать, Мэрион. Она моя хозяйка, а не любовница.
        - Тогда почему ты мне о ней не хочешь ничего сказать?
        - А зачем, за меня ведь Сара все сказала.
        Она тяжело вздохнув махнула рукой и ушла в соседнюю комнату.
        Бен плеснул себе клюквенного сока, уселся в кресло. Что такое случилось с Мэрион, когда все это произошло? Таким была веселым ребенком, никаких комплексов, залезала к ним с Бетти в постель, засыпала, обхватив ручонкой его большой палец. Иногда, подшучивая над ней, он высвобождался, и она, не просыпаясь, принималась ощупывать все вокруг в поисках исчезнувшей опоры.
        Но с возрастом она становилась все более невыносимой, вечно такая хмурая, раздраженная - ни на Бетти не похожа, ни на него. «Ты уверена, что нам в больнице не подменили ребенка?» - не раз приставал он к жене, но Бетти только твердила, что девочка вся в него, пусть даже он этого и не замечает.
        Может, Бетти была права, может, дочь и правда переняла все самые скверные черты его характера, доведя их до крайности. Он человек волевой, она - упрямая, он бывал пристрастным, она - нетерпимой, он, случалось, раздражался, она же просто уничтожала тех, кто ей неприятен, и не кулаками, а своим холодным интеллектом, который не раз использовала с беспощадностью и злобой.
        Как он радовался, когда она подыскала себе мужа и уехала с ним в Нью-Джерси, - не надо было каждый день видеться, да к тому же Саймон служил превосходным буфером между отцом и дочерью. Но с мужем она прожила лишь семь лет, и детей у них не было, хотя, по уверениям Бетти, Мэрион о детях страстно мечтала. Что-то не сложилось, почему, хотел бы он знать?
        С Саймоном она развелась сразу после смерти матери. Бен все гадал, не повлияла ли на ее решение тогдашняя эмоциональная встряска. А может, это была расплата за все то напряжение, которого от них потребовали годы, когда Бетти угасала? Мэрион ведь тоже живая, настрадалась, как и он.
        На него вдруг нахлынула волна жалости к своему ребенку. Она ведь его дочь, и он ее любит. Только бы она почаще оставляла его в покое, избавила бы от этих своих каждодневных звонков, от наставлений. Видимо, так она старается облегчить его чувство утраты. Видимо, в себе она именно так это чувство и искоренила.
        Насколько бы ей пришлось хуже, знай она, как тяжело умирала ее мать.

        Альков в спальне Рихарда - он шутливо прозвал этот уголок своим офисом - стал для Эллен вторым домом, когда они принялись за окончательное редактирование. Из большого окна были видны река и лежавший за нею Манхэттен, захватывающая панорама небоскребов. Заходило солнце, ослепительно вспыхивали окна теснящихся громад, которые казались надгробиями каких-то гигантов, - целое кладбище великанов.
        - Сколько ни смотрю, каждый раз поражаюсь, - сказала Эллен.
        - Да? - Рихард перебирал свои заметки. - И правда, красиво, только за эту красоту со съемщиков лишние деньги берут.
        Так оно и есть, однако Рихарда это непосредственно не касается. Квартиру, а вернее, номер в пансионе на Бруклин-хайтс оплачивала больница «Сент-Джозеф» (одна из надбавок к жалованью), и она же приобрела для него в прокате новенькую машину
«мерседес бенц». Другие врачи терзались от зависти, да и было с чего. Но Тед Грабовски, который в больнице ведает персоналом, не дурак. Обычная пересадка сердца стоила четверть миллиона, пересадка с осложнениями - вдвое больше, так что на доход больницы присутствие доктора Вандерманна повлияло самым непосредственным образом.
        - Ага, нашел, - сказал он, выхватывая листок из пачки, - ты готова?

«Внимание… марш!» - скомандовала она самой себе, держа на коленях портативный компьютер. Только так она могла работать, не слишком перенапрягая спину.
        Рихард склонился к ней, придвинув поближе кресло, ноги устроил на письменном столе, закрыл глаза, начав диктовку:
        - Именно в это время пятидесятилетний ученый, один из десяти ведущих специалистов в мире из числа генетиков, изучающий геномы… - глаза его приоткрылись, - пометь, что надо будет упомянуть две-три его работы.
        - Сделано.
        - …отец трех дочерей-подростков, - продолжал он, снова прикрыв веки, - начинает тяжело дышать и не в силах подняться с постели, так как его сердце практически отслужило свой срок и уже едва бьется. Объединенная система распределения трансплантируемых органов ставит этого пациента на одно из первых мест в своем списке ожидающих, так что ему будет предоставлено первое же пожертвованное сердце, отвечающее размерам тела и группе крови. Он ждет уже ровно месяц. Еще несколько недель, и средства стимуляции перестанут действовать. Пациент умрет.
        - Ах Рихард, как это… как это драматично!
        - Спасибо, - пробормотал он, не отрываясь от своих мыслей, и диктовка продолжалась: - Этот высокоодаренный ученый, труды которого представляют важность для всего человечества, покинет нас, тогда как останутся другие, являющиеся лишь бременем для общества. Вспомните, что тюрьмы Соединенных Штатов забиты преступниками, на совести которых чья-то загубленная ими жизнь, и не одна, но даже их казнь не принесет обществу никакой пользы. А если бы хоть кто-то из них пожертвовал свое сердце, он мог бы спасти достойного человека.
        Эллен всхлипнула, заставив Рихарда опять открыть глаза.
        - Ты потрясена, да?
        - Но ведь и Кеворкян то же самое говорил, а его привлекли к суду.
        - Что из того?
        - Неужели ты не понимаешь, что такая логика сама предполагает всякие злоупотребления?
        - Нельзя полагаться лишь на милость Божию, Эллен. - Его будто подбросило с кресла, и он принялся стремительно шагать из угла в угол. - Неужели ты не понимаешь? Я должен некоторые вещи назвать своими именами. - Когда он был чем-то недоволен, сразу начинал чувствоваться его австрийский акцент.
        - Я понимаю, Рихард, я все понимаю. - Она на все была готова, только бы ему в ее присутствии было хорошо.
        - Кому же приятно о таких вещах говорить! Но я должен.
        - Книгу, уж не сомневайся, будут читать, и спорить о ней тоже будут. Ты прославишься… А чем больше о книге шумят, тем лучше она продается.
        Гнев его прошел так же неожиданно, как и возник.
        - Хорошо бы издатель тоже так думал, когда мы через месяц сдадим ему рукопись. Очень хочется, чтобы книга появилась до того, как соберется Совет директоров.
        - А нового главного врача будут назначать на этом заседании Совета?
        - Именно.
        - Но ты же знаешь… они такие консерваторы, а если поднимется шум в газетах, тебе это может в их глазах навредить.
        - Как раз наоборот. Обо мне узнают во всех больницах, отовсюду пойдут приглашения. Так что им придется дать мне эту должность, чтобы я не ушел.
        - Мне нравится твоя уверенность в себе, очень нравится, - рассмеялась она.
        Он пожал плечами.
        - Просто констатирую факты. Я тут провел десять месяцев, и они на мне заработали двенадцать миллионов, даже больше. Какой еще врач может о себе такое сказать?
        - Конечно, ты прав. Они все сделают, только бы тебя удержать.
        Он широко улыбнулся, подмигнул, потом, обойдя кресло, приник к ней и стал целовать ее в шею. Движения его рук были выверенными, неспешными. «Понимаешь, Эллен, - пальцы его становились все настойчивее, - эта книга для меня очень важна во многих отношениях».
        - Рихард, или прекрати, или секретарша объявляет тебе, что ей пора баиньки.
        - Отлично, мы продолжим завтра утром.
        Он развернул ее в крутящемся кресле, так что теперь они очутились лицом к лицу, и стал перед нею на колени, положив ладони на ее бедра:
        - Эллен, ты мне так помогаешь, чем мне тебя отблагодарить?
        - Я знаю чем, - она хихикнула.
        - В самом деле? - Он смотрел на нее не отрываясь. - Кажется, я тоже. - И, притянув ее к себе, Рихард приподнял Эллен за локти и понес в спальню.

        Глава VIII

        Бен чувствовал, что потихоньку просыпается, а сон отлетает от него, как утренний туман, когда взошло солнце. Сколько же сейчас времени? Пять сорок семь? Он открыл глаза и не сразу сообразил что не так. Утренний свет лился через щели в жалюзи. Ах да, он же в квартире Эллен. Как странно, впервые за столько лет он проснулся не у себя дома. Беспокойство какое-то все не проходит. Он повернулся к тумбочке рядом с постелью - стоит справа теперь, а всегда стояла слева. Знакомые часы со светящимися цифрами. Шесть двадцать шесть. Что-то на новом месте он перестал угадывать время.
        Она, наверное, позже встает. Ее рабочие часы, надо думать, с девяти до пяти, плюс полчаса на транспорт; ну так, до половины восьмого можно поваляться, ладно, хотя бы до семи. Если он сейчас в душ пойдет, не разбудит ее?
        Он вылез из постели, поднял жалюзи. Окна были на юг, и солнце светило сбоку, не в лицо. Бен осмотрелся - так вот он, новые его дом, если это можно так назвать. Кому бы в голову пришло: выбрался в кино, а закончилось переселением?
        Комнату он привел в порядок по собственному вкусу, хотя переставлять почти ничего не пришлось: только поместил в угол свой письменный стол, кровать передвинул напротив да развесил одежду в шкафу. Вчера днем за какой-то час со всем этим управился, а потом сидел и дожидался, когда Эллен возвратится со службы.
        Только ее все не было и не было. Бен включил телевизор, так передним и заснул в конце концов. Видимо, она очень поздно пришла, он ни звука не слышал, когда укладывался в кровать.
        Пожалуй, не стоит ему возиться с завтраком, забежит куда-нибудь перекусить по пути в свой зал. Может, позвонить Милту, могли бы вместе позавтракать на Монтегю, в кафе «Счастливые деньки».
        Ему было немножко досадно, он ведь предвкушал, как угостит Эллен своим фирменным омлетом. Ладно, ничего не поделаешь.

        Милт рыгнул. Слишком много он ест и слишком быстро. Бен прав, конечно, три яйца сразу - это на два больше, чем нужно. Да еще опаздывает он на это их «важнейшее заседание» - Рон Майкелсон, видите ли, из Голливуда явился, этот самодовольный болван, глава агентства «Знаменитые артисты», - и мысль, что ему, упаси Боже, на эту встречу не успеть, только еще больше его угнетала, заставляя желудок тревожно урчать.
        Лифт в небоскребе Крайслер слишком быстрый, молнией поднял его на сорок первый этаж. Милт рыгнул снова.
        Когда он ввалился в зал заседаний, Майкелсон, с наигранной небрежностью одетый в коричневый костюм, к которому не очень шла полосатая рубашка от «Тернбулла и Ассера», между прочим, а костюм фирмы «Армани» - такие целое состояние стоят - уже держал речь. Агенты, расположившиеся за столом красного дерева, метров пятнадцать в длину, - последних уж еле видно - казалось, с трепетом внимали каждому его слову.
        - Мы не можем себе позволить подобных безобразий. - Он смотрел на Сэма, и ледяное презрение, читавшееся в его глазах, словно заполнило собой весь зал. - Вам и платят за то, чтобы ничего подобного не случалось, ведь это ваша прямая обязанность.
        Бедняга Сэм! Видно, Майкелсон решил ему как следует врезать за Дона Арнольда.
        - Но, Рон, я же с него глаз не спускал. Ума не приложу, как он успел раньше меня в гримерную… но я же сразу на него кинулся, оттащил… он просто убить ее был готов… а потом, - Сэм спотыкался на каждом слове, - потом мы все же заставили его вернуться на сцену.
        - А я повторяю, что ничего подобного просто не должно происходить. - В приливе чувств Рон, как обычно, приподнялся на цыпочки, демонстрируя вручную сделанные подошвы своих итальянских туфель. - Хорошо хоть, что вам хватило соображения позвонить не в полицию, а Милту. Вам, Милт, я вот что хочу сказать…

«Вот скотина, - подумал Мишт, - и до меня добрался».
        - Вы не сумели полностью нейтрализовать прессу, но, возможно, это даже и к лучшему. Работает на его образ: как же, раненый зверь, отчаяние, буйство и так далее.

«Раненый зверь? О чем это он, кретин лощеный?» Но Милт не вчера на свет родился, глупых вопросов задавать не станет.
        - Самое главное, чтобы крупные газеты не очень уж размусоливали всю эту историю, - продолжал Рон. - Понимаете, Арнольд на вершине своей карьеры, и наша задача - удержать его там как можно дольше. На нем мы миллионы зарабатываем, не забывайте.
        - А как насчет Доуни? - поинтересовался Фрэнк, тот несчастный агент, которому приходилось представлять ее интересы. Должно быть, он тут же пожалел, что задал этот вопрос, потому что Майкелсон так и уставился на него своими стальными, как сверла, глазами.
        - Насрать мне на эту сучку Доуни, ясно? Обыкновенная поблядушка, таланта ни на цент, никто бы и внимания на нее не обратил, если бы она не была миссис Дон Арнольд. - В его голосе звучала откровенная злость. - Вообще про нее никто бы теперь и не вспомнил, если бы не необходимость что-то для нее сделать, чтобы она не напакостила студии.

«Что-то новенькое, - отметил про себя Милт, - не помню, чтобы агентство больше заботилось об интересах студии, а не клиента».
        - Милт!
        - Да, Рон, - подумав про себя: «Чтоб у тебя чирей на заднице вылез».
        - Хорошо бы вам самому заняться этой Доуни. Постарайтесь, чтобы она как можно скорее вернулась на площадку…
        - Послушайте, Рон, я не Иисус Христос, мановением руки мне ее не поднять.
        - Хе-хе-хе, - задребезжал Майкелсон, очевидно, довольный шуткой. - А жаль, что Тот, Кто мог, не из наших клиентов и даже не Бенни Хинн, который Его играл.
        Тут вежливо заулыбались и остальные агенты.
        - Ладно вам, Милт, уж если вы ее в чувство привести не сумеете, так никому не справиться. Надо сделать так, чтобы убытки «Уорлд пикчерз» были сведены к абсолютному минимуму: ни цента больше неизбежного. Нельзя же рисковать договором с японцами.
        - А что это за договор, Рон?
        Майкелсон ответил не сразу. Оглядел сидевших за столом, удостоверился, что все смотрят на него с пристальным вниманием. Видя, как все заинтригованы, он все больше проникался самодовольством. Достал из кармана четки, которые всюду за собой таскает, стал их перебирать левой рукой, как бы давая понять, что сейчас произойдет что-то невероятное и драматическое.
        Милту вспомнилось, что четки эти Майкелсон приобрел несколько лет назад, когда ездил с женой в Грецию, - там его убедили, что они помогают снимать внутреннее напряжение и предотвращают нервные стрессы. Только, на взгляд Милта, слишком он заигрался в эти игры, ничего хорошего от этого для него не будет.
        - Недели через две в Нью-Йорк приедет мистер Осаму Хасикава, глава концерна
«Хасикава электроникс», и мы должны подписать договор, над которым я работал долгое время, - он замолк, со стуком перебирая четки, потом объявил, - а по этому договору концерн приобретает «Уорлд пикчерз» за пять миллиардов долларов.
        По комнате пронесся гул изумления, вырвавшийся у всех сидевших за столом. Даже Милт такого не ожидал. Ну вот, теперь понятно, отчего Майкелсон хлопочет о студии куда больше, чем о благополучии Доуни.
        - Агентство получает в качестве комиссионных, - он теперь лепетал, как школьница, впервые попавшая на танцы, - не менее десяти миллионов.
        - Но послушайте, Рон!
        Это Билл, самый молодой из агентов, он начал работать у них совсем недавно. Милт находил, что он очень похож на самого Рона, когда тот только пришел в агентство, его еще вечно посылали к секретаршам сказать, что шефу пора принести кофе.
        - В чем дело, Билл? - четки опять задвигались.
        - Да понимаете… - Биллу явно было не по себе. - Я, конечно, сознаю, что это замечательная сделка, только, Рон, вы же сами знаете, выходит, что японцы перекупают у нас уже третью студию.
        - Совершенно верно. И Овиц с ума сойдет от ярости, что этот контракт достался не ему, а нам.
        Все громко засмеялись. Успехи второго агентства, «Настоящие художники», внушали им ненависть, а больше всего все ненавидели Майка Овица, его главу, умевшего периодически щелкать Майкелсона по носу.
        Но Билл все гнул свое:
        - Разве не возникает опасность…
        - Какая еще опасность?
        - Опасность того, что японцы начнут распоряжаться, определяя, какие фильмы нам делать, какие нет.
        - Это как же они могут распоряжаться фильмами? - На лице Рона появилась кислая улыбка, но четки он теперь перебирал вдвое быстрее. - Что, вместо наших актеров начнут снимать одних карликов?
        Опять взрыв общего хохота. Не смеялся один Билл.
        - Все очень просто: мы хотим снять вот такой фильм, а их дело оплачивать расходы да кланяться: «Канисино, канисино». - Рон сделал низкий поклон в японском стиле. Веселье в зале не утихало.
        Милт огляделся - какие вокруг во всем уверенные молодые люди, и каждый получает столько, что и мечтать о таких суммах прежде не мог. А будут получать еще больше, намного больше. Все так переменилось за долгие годы, что он связан с агентством, - подумать страшно, он ведь уже сорок лет тут служит.
        - И все-таки, если будет заключен этот договор, - снова взялся за свои рассуждения Билл.
        Милт пожалел, что сидит не рядом с ним, уж он бы ему объяснил, что все это напрасные разговоры. Этак и место свое потеряет прямо вот сейчас, на этом заседании.
        А Билл, словно не сознавая, что такое вполне возможно, продолжал:
        - Нам могут сказать, что мы должны представлять интересы клиентов, а на самом деле этого нет.
        - И Овицу говорили то же самое, а он плевать хотел и правильно делал, как выяснилось.
        - Но рассудите сами, - Биллом, похоже, овладела мания самоубийства, - мы, значит, получаем комиссионные от нового владельца студии, и в то же время нам платят клиенты, чьи интересы на студии мы и призваны охранять.
        Это было уж слишком в точку. Четки полетели на пол. Все молча смотрели, как Рон медленно их поднимает Лицо его, когда он снова повернулся к сидевшим за столом, было свекольного цвета, жилы на шее натянулись, как канаты.
        - Они станут владельцами студии. А картины будем делать мы! - Он быстро терял контроль над собой. - И никакого противоречия в том, что нам платят и студия, и клиенты, нет, запомните это - нет! - взревел он. - Понятно, идиот паршивый? - Он швырнул свои четки на стол и вылетел из зала, грохоча подошвами.
        Один за другим агенты, перебрасываясь двумя-тремя словами, двинулись к выходу.
        Милт, подобрав четки, попробовал утешить Билла, который, чувствуя, остракизм остальных, сидел с подавленным видом.
        - Возьми на удачу, сынок, - сказал он, вкладывая четки в ладонь Билла. - Она тебе очень понадобится, удача-то.

        Бен с пакетом из супермаркета в руках поднялся по лестнице, хотел позвонить, потом вспомнил: да у него же есть свои ключи.
        Досадно, что тут так трудно поставить машину. Пожалуй, это пока единственное, на что он может посетовать.
        - Эллен! - позвал он, отперев дверь. Молчание.
        Записка, которую он оставил в двери ее спальни, так из нее и торчала. Он постучал на всякий случай, потом приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Никаких признаков жизни. Очевидно, что она не ночевала дома. Он-то нынче утром так старался не шуметь, на цыпочках ходил, а ее просто тут не было.
        Он вытащил из пакета морковь, фасоль, сельдерей, салат, выложил все на кухонный стол - сейчас можно и ужином заняться; ну вот, теперь к холодильнику - она ему освободила полочки слева - туда можно положить яйца, обезжиренное молоко и йогурт. Справа, где хранились ее продукты, почти пусто - две плитки «Сникерса», баночка лукового соуса, коробка с остатками масла да корка еще какая-то. Он улыбнулся про себя: надо будет ей объяснить, что такое правильное питание.
        Включил кран, стал промывать салат. Прекрасное у него получится овощное рагу - на двоих в самый раз. Только, что если она опять явится на ночь глядя, а то и вообще не придет? Тогда чего ради стараться? А, черт с ним, лучше пойти сегодня к Милту. Он набрал номер, тая надежду, что трубку снимет сам Милт (скучно и думать, как придется объясняться с Сарой из-за этой Бренды).
        - Привет вам, дорогой, - весело проговорил в трубку Милт.
        Бену всегда казались странными эти ужимки, которым его приятель выучился в Голливуде, - что за дела, мужской разговор, а воркуют, как голубки.
        - Знаешь, хочу вас с Сарой пригласить где-нибудь пообедать, - начал Бен, пуская в ход обычный свой прием, за которым должно было последовать приглашение прийти к ним.
        - Ой братец, мы бы тебя с радостью к себе позвали, только ты нас еле застал - бежим, со всех ног бежим.
        - Куда это?
        - В «Мэдисон-сквер-гарден» Сэму помочь, коллеге моему, который должен следить за Доном Арнольдом.
        - Сэму?
        - Ну конечно.
        Бен ухмыльнулся. Милту уж точно достается, какой-то сумасшедший дом да и только. Было слышно, как Сара тормошит мужа: хватит болтать, опоздаем же.
        - Ну, мне правда пора, хочу еще посмотреть на эту девку, которую вместо Джо пригласили. Увидимся завтра на тренажерах.
        Чуть разочарованный, Бен вернулся к своему салату Быстро темнело. Листья высокого клена подступали к самому окну. Он подумал: «Надо будет ветки подкоротить, попомни, пожалуйста, может, в выходные и сделать, только вот, черт, ножовка-то со всем багажом уехала на склад. Ну и пусть, в конце концов он тут ненадолго».
        Бен зажег верхний свет и поставил влажный салат в сушилку.
        День был длинный, тяжелый, и Эллен чувствовала это особенно: спина, уж эта ее спина. Да и спала она у Рихарда неважно, а потом почти одиннадцать часов трудилась без перерыва, только разок кофе попила с Голди, чего же удивляться, что что-то болит.
        Ладно, как-нибудь, скоро она будет дома. Эллен вышла в холл приемного отделения. Хотя времени было уже восемь с лишним, больница продолжала действовать так же активно, как и утром. Ее всегда это удивляло: смена кончается, начинается другая, а активность не спадает ни на минуту. Посторонних, правда, стало к вечеру поменьше, некоторые кабинеты закрыты, но коридоры все освещены, и свет просто ослепительный. Тут никогда не кончающийся полдень. А ночи как будто вообще не существует в природе. И смерти тоже не существует Больница живет полноценной жизнью круглые сутки, и круглые сутки она отрицает факт смерти, каких бы усилий это не стоило. Если же смерть все-таки брала свое, это означало, что медицина не справилась со своим делом. И такое стремились как можно скорее забыть.
        Стараясь отделаться от печальных мыслей, Эллен поспешила на улицу. Был прохладный летний вечер, от реки тянуло свежим ветерком. Она застегнула молнию на курточке и поспешила к станции метро, находившейся в конце Оушен-паркуэй.
        Звук приближающегося поезда заставил ее ускорить шаг, потом пуститься бегом. Она вскочила в вагон, когда двери уже закрывались.
        Пассажиров было немного, можно выбрать местечко поуютнее. Эллен свернулась клубочком, расслабилась. Людям чаще всего противно ездить в метро, а вот ей нравится. Всегда любопытно наблюдать, до чего разный собирается тут народ: отлично одетые чиновники с чемоданчиками, а рядом - тетки, разговаривающие друг с другом по-испански, в платьях, явно купленных на дешевой распродаже. Нью-йоркская подземка - самый радикальный из демократов, для нее все одинаковые - пассажиры только и всего.
        Поезд, повизгивая на рельсах, несся эстакадами, переброшенными через улицы, и только у Проспект-парк снова нырнул под землю в туннель.
        Проехали «Бруклин колледж», и тут она заметила, что но вагону идут двое - один худой и низкорослый, другой высокий, но тоже худой - и что-то поют дуэтом. Ага, Колесико и Карузо за работой, стало быть. Эллен улыбнулась. Хорошая примета их встретить. Пели они замечательно, отлично дополняли друг друга и в такт песне потряхивали коробкой, где гремела мелочь: «Ты сыграй мне, ты сыграй, мистер Тромбонист, есть охота, есть охота, а карман мой чист».
        Она поспешила извлечь из сумочки два четвертака и бросила им в коробку. Они, узнав се, раскланялись, но тут же, продолжая петь, двинулись дальше. Конечно, уж ей-то не надо было им подавать, она знает, на что пойдут эти деньги, да и как не знать - только нюхни, и все ясно, но сделать с собой Эллен ничего не могла. Песня была живая, радостная, но какая-то тоска примешивалась к мелодии и глубоко трогала ее сердце.

«Да, сыграю, моя крошка, а еще спою, только все никак не вспомню песенку твою…»
        На углу Седьмой авеню и Флэтбуш она вышла, жалея, что так быстро добралась. Шум отъезжающего состава заглушил их голоса, но в проплывающие мимо окна она видела эту парочку, пока поезд не скрылся в туннеле.
        Проходя мимо, Эллен взглянула на афишу кинотеатра «Плаза». Уже нет Марлона Брандо. Теперь другое:

        Глория Суо сон
        в фильме
        БУЛЬ Р САНСЕТ

        У них что, трубок неоновых не хватает, чтобы сделать надпись как следует?
        Она пошла по Седьмой, напевая песенку, услышанную в метро: «Я напомню, я напомню, добрый Тромбонист…» Мелодия придала ей сил. Ей стало легко и радостно. С Рихардом, похоже, у нее и впрямь все хорошо. Она уже не сомневается, что он к ней переедет еще до того, как они поженятся. Неужели и правда поженятся? Господи, и подумать-то страшно! При мысли об этом браке в ней все начинало петь - возьмет, вот, и воспарит сейчас высоко в небо.
        Она уже жалела, что связалась с Беном. Глупость с ее стороны. И что это она вечно поддается своим настроениям! Ну что она на этом выиграла, несколько сот долларов в уплату за квартиру, и только-то? Так денег можно было занять и не ставить себя в неудобное положение перед Рихардом.
        Может, Бена и нет дома сейчас. Или он решил вообще не переезжать. Поначалу он вроде бы колебался, глядишь, и вовсе передумал. Хотя нет, он же ей деньги вперед заплатил, получая ключи.
        Скрестив пальцы с пожеланием, чтобы Бен все-таки раздумал и не переезжал, она побежала по лестнице вверх и распахнула дверь. Напрасно старалась: квартира так и вибрирует, оттого что он на полную громкость запустил танго. Вот досада!
        Бен стоял у раковины, затягивая ослабевшую гайку на кране.
        - Привет, - радостно воскликнул он, увидев ее.
        - Вы чем это заняты там? Мороженое приготовить собрались?
        - Нет, чиню кран, а потом буду делать салат. Лук вот только нарежу.
        - И для этого вам надо машинку запускать?
        - Да, я люблю, чтобы было мелко, а ножом так не получается.
        Она смотрела, как он перемешивает лук в большом деревянном блюде, где уже было полно овощей.
        - Не составите мне компанию?
        - Я не могу эту коровью пищу есть.
        - Ну конечно, предпочитаете собачью, как я мог убедиться, - сказал Бен, показывая жестом на холодильник.
        - Послушайте, что вам за дело, какая еда на моей половине?
        - Вы исключительно приветливы, благодарю вас, - он уселся за стол, приготовившись ужинать. - Но все равно присаживайтесь-ка - салата и на трех человек хватит.
        - Мне больше нравятся бутерброды и желе, - она вытащила из холодильника корку и стала ее намазывать маслом.
        - Какие же бутерброды, это просто хлеб с маслом.
        - Остальное кончилось, а я не успела зайти в лавку.
        - Хотите, вместе в супермаркет съездим.
        - Спасибо, желе я как-нибудь и без вас себе куплю.
        - А вот настоящую еду - нет. Она промолчала.
        - Физические упражнения вы, конечно, тоже не делаете.
        - И не думаю даже.
        - Н-да, плохо дело: едите всякую гадость, никакой гимнастики…
        - У меня нет времени. И вообще, я хочу жить, а не трястись над своим здоровьем. Да и дел слишком много.
        - Даже ночью ими занимаетесь, как я мог понять.
        - Вот именно… я этой ночью работала, вот именно работала с доктором Вандерманном, он книгу свою заканчивает.
        - Это ваш друг, так?
        - Так точно, папочка, - насмешливо отпарировала она, выскребая из коробки последние крошки масла.
        - И вы вместе сочиняете романчик про любовь?
        - Увы, всего лишь книгу о пересадке сердца.
        Бен опустил вилку.
        - Рихард считает, что книга поможет ему доставать органы, которые нужны, чтобы спасать больных.
        - А кто же ему эти органы предоставит?
        - Например, приговоренные к казни… А можно аукционы устраивать.
        - Аукционы?
        - Конечно. Богатые будут платить, а потом жертвовать органы тем, кто их приобрести не в состоянии.
        - Жутковато звучит.
        Она бросила на него бесстрастный взгляд, доедая свой сандвич. Хлеб совсем зачерствел и на вкус был ужасен.
        - Простите, пожалуйста, я вовсе не хотел ничего плохого сказать о вашем друге. Не сомневаюсь, что он верит в свое дело.
        - Да уж, разумеется.
        - И вы, видимо, тоже, раз всю ночь ради этого работаете.
        - Опять намеки?
        - Но ведь и спать тоже надо когда-нибудь.
        - Вас это не касается, - в ее голосе зазвенел металл.
        - Да, темперамент у вас и правда итальянский.
        Она пошла из кухни, желая прекратить этот разговор.
        - Прошу прощения, мне завтра рано подниматься.
        - Покойной ночи, - сказал он, - спите как следует. Она молча закрыла за собой дверь комнаты.
        Ну и ну, как это ее угораздило так грубо ошибиться, думала Эллен, сбрасывая туфли. С виду такой приличный старый джентльмен, к Джелло с сочувствием отнесся, к БВГ, и такие истории забавные рассказывал из своего прошлого. А вот надо же, лезет, куда его не просят. Да и это священнодействие с луком. Куда это годится? Не спорю, проводить, когда темно, - это он в самый раз, но вот общаться с ним - избавьте, пожалуйста… Прав был Рихард, и Голди была права, она и впрямь допустила грубый промах. Ну и что теперь делать? На ближайшие два месяца она связана договоренностью с ним. Ладно, зато потом он и минуты лишней здесь не задержится.
        Бен, сидя на кухне, докончил ужин, вымыл и сложил посуду. «Ну и девушка, - думал он. - Огонь, да и только. Попробуй-ка, погладь ее против шерстки. Но все равно надо будет кое-что ей растолковать, дипломатично, само собой разумеется, но так, чтобы она начала питаться, как полагается. Сразу, наверняка, не выйдет, но ничего, он терпеливый».
        Бен выключил на кухне свет, пошел к себе, покачиваясь в ритме танго. Потом выключил приемник. Ему нравилось в этом доме. Он знал, что тут ему будет хорошо.

        Глава IX

        Эллен складывала бумаги - опять ужасно тяжелым оказался у нее день, - когда в библиотеку вошла Голди. При виде ее Эллен только присвистнула: ну и ну. Голди сделала новую прическу в стиле «эфиопская принцесса», заплетя волосы в мелкие косички, и на ней было черное с золотым платье, как на солистке в цыганском ансамбле, - всюду мониста и цепочки.
        - Господи, Голди, это что, новая форма для медсестер?
        - Послушай меня, подруга, у меня только что смена кончилась, я двенадцать часов не разгибалась, между прочим. А я не собираюсь всю свою жизнь посвятить этой зачуханной больнице. Хочу вечер провести где-нибудь в городе, и чтобы все было по-настоящему.
        - Ты с Абдулом поедешь?
        - С дураком этим? Нет уж, лучше пойду на ежегодную встречу Черных сестер милосердия, там обед бывает неплохой. И правило одно: на всех должно быть что-то черное, - наслаждаясь собственной шуткой, Голди хрипло рассмеялась.
        - Повеселись хорошенько. Да и мне отсюда пора.
        - Кстати, ты как, привыкла к своему жильцу? - Голди помедлила, о чем-то думая. - Он ведь у тебя уже целый месяц?
        - Ровно месяц. Но я его жильцом не считаю, он мне как товарищ. Или постоянный корреспондент.
        - Ну-ка, ну-ка, объясни.
        - Во-первых, мы друг друга почти и не видим, только записки оставляем, - она вытащила из кармана помятый листок, протянула Голди.

«Милая Эллен, - написано было там, - ужасно неприятно опять вас беспокоить, но дело в том, что потек унитаз. (Тут был рисунок: бачок, по которому катятся крокодиловы слезы.) Нельзя ли сообщить управляющему? Спасибо вам заранее. Преданный вам помощник по хозяйству Бен».
        Под этим рукой Эллен было приписано: «Сообщу».
        А еще ниже снова почерк Бена: «Унитаз и я приносим вам глубокую благодарность». И еще рисунок: из унитаза высунулась рука с букетом цветов.
        Голди чуть не лопнула от смеха.
        - Видала? Вот так, а потому - это во-вторых - я и говорю, что он очень неплохой человек, Голди. Сначала, не спорю, мне от него чуть тошно не сделалось, но потом я увидела, что он очень даже ничего. Деньги платит, в мои дела не лезет. Хотя, конечно, меня и дома-то почти не бывает, я все у Рихарда, книгу надо кончать.
        - И скоро закончите?
        - Да уже все, в издательство отослали, ждем теперь, что скажут, когда прочтут.
        - И скоро дочитают?
        - Не сегодня-завтра.
        - Ну, удачи вам.
        - Спасибо. Слушай, ты же на свой прием опоздаешь.
        - Ой, точно, лечу, а то еще и из клиники не выйдешь, там эти защитники павианов опять демонстрацию устроили.
        - Опять! Бедный Рихард, ну когда они оставят его в покое! Да, а я-то что же… - Эллен взглянула на часы, - мне же надо его перехватить, пока он не уехал в Колумбийский университет на лекцию, может, договоримся вместе поужинать потом.
        Наконец-то выставив Голди, Эллен заторопилась в кабинет Рихарда. Половина седьмого, хирургическое отделение словно замерло. У сестер перерыв на ужин, а те, у кого смена кончилась в пять, давно ушли.
        Секретарша Рихарда как раз запирала кабинет, когда появилась Эллен.
        - Вот хорошо, что вы пришли, - затрещала она. - Мне, понимаете, уходить пора, а тут как раз этот факс… - Она протянула ей листок. - Поздравляю, рукопись принята к печати.
        Эллен почувствовала, как у нее громко забилось сердце.
        - Грандиозно! А где Рихард?
        - У него обход, не хотелось его отрывать, но надо сообщить непременно. Можно я вас попрошу?
        - Ну конечно.
        Эллен прочла текст три раза подряд, и с каждым разом лицо ее становилось все счастливее:

        Уважаемый доктор Вандерманн! Мы с чувством гордости за издательство опубликуем вашу рукопись «Биение сердца». Книга настолько для нас важна, что будет выпущена вне очереди, и, согласно вашим пожеланиям, первый тираж появится уже ранней весной. Поздравляем вас с замечательно выполненной работой.

        Эллен не терпелось увидеть, как просияет лицо Рихарда, когда он это прочтет. Она уже представляла себе суперобложку книги: белая, блестящая, а посередине большое красное сердце, фамилия и заглавие крупными черными буквами, а на обратной стороне, разумеется, его красивое лицо. Вот так будет эта книга лежать на журнальном столике в ее квартире, да нет, в их общей квартире.
        Она помчалась к телефону, набрала по внутренней связи номер дежурной сестры и услышала, что доктор Вандерманн, закончив обход полчаса назад, уехал. То ли лекция в университете сегодня чуть раньше, то ли пытается избежать встречи с защитниками животных. Можно, конечно, позвонить ему в пансион, оставить сообщение у администратора или на автоответчике, но как-то уж слишком буднично получится.
        И тут ей пришла в голову блестящая мысль, даже глаза загорелись от восторга. Она взглянула на календарик: как там у него завтра складывается день? Так, утром он оперирует, известно, что в третьей операционной. Ну, так она положит записочку на столик, где все его инструменты, приготовленные на завтра, уже разложены в стерильных упаковках. Только он войдет в операционную и сразу же увидит. И она быстренько черкнула: «Отличная новость - рукопись принята к печати, отпразднуем сегодня, ладно?» Уж как-нибудь она сдержится, не станет ему сегодня звонить, хотя ужасно хотелось бы, зато какой утром его ждет сюрприз!
        Там, где располагались операционные, стояла полная тишина, только легким гудением напоминала о себе система подъемников, скрытых в стенах, - по ним все необходимое круглосуточно доставляется и в палаты больных, и в кабинеты врачей. Как она и предполагала, инструменты к завтрашней операции уже были приготовлены, правда, не на столике, а на тележке рядом с той самой операционной, где она смотрела, как он, подобно Богу, кого-то возвращает из мертвых. В последнюю минуту она решила, что лучше всего прикрепить записку к монитору, уж там он ее непременно заметит.
        Чуть не захихикав от восторга, она прокралась в полуосвещенную операционную и замерла. У нее сжалось горло, она замигала, не веря собственным глазам, словно увидела только скверный сон, который сейчас пройдет. Но он не прошел.
        Рихард, усевшись на краешек операционного стола, откинулся, широко расставив ноги, а Джина приникла к его промежности - и только вздымалась вверх - падала вниз копна ее рыжих волос.
        Потрясенная, не сознавая, где она и что делает, Эллен выскочила из операционной и помчалась по коридору, ничего перед собой не различая из-за нахлынувших слез.
        Она бежала все быстрее. Куда, зачем, об этом она не думала, лишь бы не останавливаться, лишь бы прогнать эту картинку, испепеляющую ее при каждом воспоминании. Обогнула угол, кинулась дальше, не представляя, куда ее занесло. Ткнулась в стену, прижалась к ней лицом и зарыдала в голос.
        Вдруг она почувствовала, что кто-то поглаживает ее по плечу.
        - Оставьте меня, - пробормотала Эллен, захлебываясь от рыданий. Не нужно ей никаких состраданий, ничего ей сейчас не нужно. - Все в порядке, уверяю вас, только уйдите.
        - Милая, ну успокойтесь, пожалуйста, - ласково говорила сестра Кларита. - Чем я могу вам помочь?
        Эллен попробовала привести себя в чувство, чтобы монахиня, не заподозрив дурного, ушла, но слезы все не отступали и не прекращались. Сестра Кларита терпеливо ждала, мягко и ласково поглаживая Эллен по спине.
        Когда, наконец, Эллен чуточку пришла в себя, сестра протянула ей платок. С благодарностью схватив его, Эллен принялась утирать потоки слез на щеках.
        - А вам не кажется, дорогая моя, что самое время попить чайку из ромашки? Пойдемте-ка.
        И, не дождавшись ответа, взяла Эллен за руку, повела за собой. Ощущая свою полную беспомощность, Эллен позволила себя увести по коридору, потом вниз по лесенке. Куда это они направляются? А, все равно.
        - Вы уж мне поверьте, - втолковывала ей сестра Кларита, - какие там лекарства ни напридумывают, а лучше чая из ромашки ничего нет и не будет.
        Эллен молчала. Сестра Кларита все тянула свою песню:
        - А в каморке моей вы ведь не бывали, да? Там очень уютно, скажу я вам. Да, в общем-то, это целая квартира, особенно если вспомнить, какая келья у меня в обители была.
        Кажется, они теперь были в подвальном этаже - вон по потолку какие-то большие трубы тянутся. Пациентов, конечно, сюда не водят. Эллен думала, что все работающие в больнице монахини живут в специально для них оборудованном корпусе дальше по улице, однако сестра Кларита всегда не как все.
        Словно читая мысли Эллен, она объяснила:
        - Раньше тут и другие сестры жили, а теперь предпочитают, отработав, уйти. Но я лучше уж всегда буду поблизости, если вдруг что понадобится.
        Она отперла узенькую дверь, ввела Эллен в комнату.
        - Посидите тут, отдохните, а доктор Кларита пойдет лекарство приготовит.
        Эллен окинула взглядом скудно меблированное помещение без окон. Длинный деревянный ящик, вроде комода, тонкая накидка черного цвета, на стене распятие и перед ним скамеечка, на книжном шкафчике лампа размерами со свечу. Да еще узкая раковина, а под ней закрытые полочки для посуды.
        Сестра сняла чашку с облупившимися боками, плеснула воды и включила кипятильник.
        Эллен смотрела, не говоря ни слова, как ягненок сознающий, что его ждет заклание, и смирившийся со своей судьбой.
        Прошла минута-другая, сестра Кларита, точно на роликах - под одеянием ног ее не было видно, - подкатилась к ней, и в руках у нее был чай из ромашки.
        Долгий глоток - ох, горячо! Эллен отхлебнула еще. По ее телу будто побежали теплые волны. Волшебное питье сестры Клариты.
        - Спасибо вам, сестра, действительно, помогает. - Это были самые первые ее слова с той минуты, как монахиня нашла ее рыдающей в коридоре. - Спасибо большое.
        Сестра Кларита так и просияла.
        - Да не за что меня благодарить, что вы. Лучше расскажите, что такое с вами приключилось, глядишь, я и тут чем-то помогу.
        С Эллен чуть не случилась истерика. Рассказать вот ей? Да видите ли, сестра, дело в том, что я застукала своего хахаля: вытащил свой причиндал из штанов, чтобы этой сучке, сестре, которая с ним в операционной работает, было удобнее дотянуться до него губами. Недурно прозвучит, особенно в этом вот месте. Эллен что было сил замотала головой.
        - Ну хорошо, не хотите говорить - не надо. Богу-то все видно. На Него положитесь в трудную минуту, на Него одного.
        Эллен была ей так благодарна, уверившись, что больше вопросов не последует. Удивительная она, эта сестра Кларита, ничего толком не знает, но каким-то непостижимым чутьем уловила: до глубины души потрясена эта ее пациентка сегодняшняя. Да что уж там, она просто замечательная, сестра Кларита то есть. Ведь монахиня - значит, мужчина ни разу в жизни к ней не прикоснулся, но она вовсе не чувствует себя из-за этого обделенной. Помогает другим, ободряет их, и в этом для нее истинное счастье. Как-то она призналась Эллен, что двенадцать лет провела в очень строгом монастыре, предаваясь созерацанию с утра до ночи, - она принесла обет и молчала все эти годы. Наверное, оттого и умеет так внимательно слушать. И даже без слов понимать чужую боль.
        Эллен допила остатки чая и ощутила в себе какую-то странную умиротворенность.

        Когда она переступила порог своей квартиры, Бен сидел перед телевизором.
        - Привет, незнакомка! - крикнул он ей. Всякий раз, как они сталкиваются друг с другом, он преисполнен радости. - Вы поглядите-ка! - На экране была скоростная трасса, а прямо посередине ее пылал автомобиль. - Хоть бы раз в жизни что-то хорошее в новостях показали! - Бен покачал головой. - Хотя для вас, которые в больнице работают, такие новости в самый раз. Еще один пациент, тащи его на операцию!
        При слове «операция» Эллен вздрогнула, точно ее хлестнули кнутом. С минуту она стояла оцепенев, только подрагивал подбородок, а потом разрыдалась.
        Бен, ошарашенный таким поворотом дела, кинулся к ней со всех ног.
        - Что с вами? Неужели из-за этого? - он кивнул в сторону телевизора. - Но ведь случай несмертельный. - Он обнял ее, прижал к себе, точно стараясь задушить ее боль голыми руками. - Ну полно, полно же, - приговаривал он, гладя ее волосы.
        Совсем не похож Бен на сестру Клариту, но ведь, надо же, и он тоже сумел ее успокоить, хотя бы немного. Рыдания стихли.
        - Вот так-то лучше. - Бен усадил ее на кушетку. - Минуточку, хорошо? Не уходите, прощу вас.
        Она слабо кивнула.
        Он побежал на кухню и вернулся с бокалом в руке. Подал бокал Эллен, и она проглотила его одним духом.
        Тут же у нее запершило в горле, она попробовала выплюнуть, только было уже поздно. Эллен чувствовала ужасный вкус во рту. Какой кошмар, в жизни такой гадости не пробовала.
        - Господи, да вы что… - выдавила из себя она. - Что это?
        - Луковый сок.
        - Луковый сок? Ах, так это луковый сок? - и Эллен безудержно расхохоталась.
        - Ну, сами ведь видите. Все как рукой сняло, вот вы уже и смеетесь. А минуту назад плакали навзрыд.
        - Чудовище вы настоящее, вот вы кто, - ответила она, не в силах подавить смех. - Шуточки надо мной шутите?
        - Клянусь вам, никакие это не шуточки. Старое русское средство, вот и все. Еще спасибо скажите, что я туда ничего добавлять не стал.
        Эллен покачала головой:
        - Старое русское средство, говорите? А от чего?
        - От гриппа.
        - От гриппа? На кой черт мне лечиться от гриппа?
        - Я ничего другого и предположить не мог, когда вы в таком виде заявились. - Теперь уже смеялся и он тоже. - Знаете, всякий раз теряюсь, когда вижу плачущую женщину, такое чувство, что я, как младенец, беспомощен.
        - Хорошо, я вас прощаю. А у вас не припасено старое русское средство, чтобы снять вкус лука во рту?
        - Припасено, не сомневайтесь. - Он пошел на кухню и вернулся с ломтиком лимона.
        - Клин клином, так, что ли? - Эллен впилась в лимон с жадностью изголодавшегося в пустыне.
        - Стало быть, так, - Бен говорил властно, уверенно. - Выкладывайте, что случилось? Что там за трагедия такая? Больница сгорела до фундамента или еще что?
        Она помотала головой.
        - Или вашего друга в шею погнали?
        Эллен смежила веки и сидела молча. Опять затрясся подбородок, вот-вот она снова утратит контроль над собой.
        - Ясно, след взят правильно, какой-то непорядок с этим вашим приятелем, да?
        - Не совсем, но в общем вы почти угадали, - прилив ярости вернул ей силы.
        - А точнее?
        Она вскочила на ноги.
        - Вот что, я не хочу его видеть и прошу больше никогда о нем не упоминать, поняли?
        - Ах даже так! Ну, ничего, мне-то кажется, что все не может быть до такой степени плохо. Послушайте, Эллен, что он такое натворил? - Бен, взяв ее за руку, усадил Эллен рядом со собой на кушетку.
        Она молчала.
        - Знаете, у меня дочь психотерапевт, так она считает, что в подобных случаях лучше выговориться.
        Глядя прямо перед собой пустыми глазами, Эллен тяжело вздохнула:
        - Понимаете, пришел факс, что его рукопись принята к печати. И мне захотелось сделать ему приятный сюрприз… - голос ее прервался.
        - И что?
        - Ну, я пошла его искать, а вот это было зря, совсем зря.
        - Так вы нашли его?
        - Да, в операционной… он сидел на столе, а эта сестра, с которой она работает, стояла на коленях и лицом прямо туда… ну, вы поняли.
        Бен тихо присвистнул.
        - Фу, кошмар какой это увидеть.
        - Я с подонком этим больше слова не скажу, никогда.
        - Ну конечно, конечно, сейчас вы только так и способны о нем думать. Я понимаю. Вы в ярости, и уж точно есть причина. Но вы послушайте меня, прошу вас, не надо делать бесповоротных шагов, вот так сплеча, не подумав…
        - Не подумав? А что тут думать, когда он такое устроил? - Она еле сдерживала снова подступавшие слезы. - А еще говорил, что хочет, чтобы мы поженились… И я ему верила… а он…
        - Эллен, бедная вы моя, я все понимаю, - прервал ее Бен, боясь, что тоже заплачет на нее глядя. - Он нанес вам жестокую обиду. Но ведь сами подумайте, мы все друг друга когда-нибудь обижаем, только больше или меньше, вот и все. Даже если любим человека - все равно. Надеяться можно на одно: те, которые тебя любят, постараются обижать пореже. Но чтобы совсем нет - так не бывает.
        - Причем тут обиды? Он просто вел себя со мной, как предатель.
        - Ну полно вам, зачем уж так резко рвать? Перетолкнулся разок прямо в операционной, так это еще не повод.
        - Я бы такого в жизни не сделала!
        - Эллен, но ведь мужчины из другого теста.
        - Ах бросьте, пожалуйста, наслушалась я всей этой бредятины: женщины одно, мужчины совсем другое…
        - Да успокойтесь же вы наконец и послушайте, что вам говорят!
        Она закусила губу и затихла.
        - Я же не к тому, что мужчины вольны вставлять кому ни попадя. Но так бывает, и все оттого, что они дураки. Я вам точно говорю, я же сам мужчина.
        - Что, по собственному опыту судите?
        - Конечно, у меня самого такая история была году в пятьдесят восьмом-пятьдесят девятом…
        - В пятьдесят девятом я родилась.
        Он улыбнулся.
        - Да, времени порядком уж прошло. Так вот, Милт тогда в Голливуде работал, и одна его клиентка, актриса, приехала в Нью-Йорк - роль получила в пьесе. Он ее ко мне и прислал, чтобы физику подтянуть. Ну, вы понимаете, Эллен, молодая женщина, красивая… нет у нее никого. И она сразу положила на меня глаз.
        Теперь Эллен слушала не перебивая.
        - Знаете, я ведь любил свою жену. Мы прожили вместе тринадцать лет, а может, и все четырнадцать, причем очень счастливо. Но перед знаменитой киноактрисой я не устоял. Она прислала роскошную машину, и меня привезли к ней на Манхэттен. Всего один раз это было.
        - А что потом?
        - Наш брак чуть не развалился, - со вздохом сказал Бен.
        - И жаль, что не развалился.
        - Вот это вы напрасно. Напрасно! - Бен говорил убежденно. - Мы ведь после этого еще двадцать лет прожили, и все было хорошо. Справились, и брак наш после этого только окреп.
        - По-моему, вы мне какую-то мыльную оперу рассказываете.
        - Наш брак ничего общего не имел с мыльными операми.
        - Извините, если обидела, только, видите ли, мы ведь с Рихардом не в браке. И даже живем врозь. Я звала его ко мне переехать. Теперь понятно, почему он не захотел.
        - Эллен, я одно вам хочу напомнить: всего пару часов назад вы были в него влюблены - не надо так быстро все чувства на помойку выкидывать. Может, какие-то особые причины были, из-за чего так получилось. Может, на него тоска нашла, а все с этой медсестрой для него, может, было так, все равно как мальчишки сами себя приходуют…
        Эллен передернулась: опять эти мужские разговорчики, провалились бы они.
        - Послушайте, я вам сейчас одну тайную открою, о которой мужчины никогда не говорят… понимаете, после оргазма приходит чувство бессилия, и тогда на мужчин накатывает страх.
        - Почему?
        - Потому что он боится, что все у него получилось в самый последний раз. Вот видите, у мужчин по этой части все понятия особенные. Для женщины, если я правильно понимаю, самое главное - это чувство испытывать сильное. А мужчины - они больше о самих себе думают.
        - Я тоже хочу думать о самой себе. И никому не позволю второй раз из меня круглую дуру сделать. Как в пословице, на воду теперь дуть стану.
        Зазвонил телефон. Эллен не тронулась с места. На том конце все не клали трубку.
        - Ответите? - не выдержал Бен.
        - Нет, мне ни с кем говорить не хочется.
        - А может, это мне звонят?
        - Вот и отвечайте.
        Он снял трубку: «Алло!» - С минуту царило молчание. - «Кто говорит?»
        Прикрыв трубку ладонью, Бен прошептал: «Это ваш друг».
        - Пошел он в задницу.
        - Эллен, прошу вас, подумайте над тем, что я вам говорил. Ответьте ему.
        Она смотрела на него пристально, с недоверием.
        - Ну, пожалуйста…
        Спотыкаясь, Эллен подошла к телефону.
        - Привет! - Рихарду, видимо, очень весело. «Еще бы, - подумала она, - этому засранцу отстрочили, вот он и радуется всему на свете. Но вслух сказала: - А, привет, Рихард, - словно ничего и не произошло.
        Бен облегченно вздохнул: кажется, ему все же удалось заставить ее на все это посмотреть глазами мужчины.
        - Очень хорошо, что ты звонишь, Рихард, у меня для тебя прекрасная новость: рукопись принята к печати…
        - Чудно! Давай это отпразднуем. Поужинаешь со мной?
        - Поужинать? Замечательно!
        - Ну, допустим, через час в «Гриле», идет?
        - Превосходно, - и она повесила трубку. Бен так и сиял.
        - Ну, вот видите. И вам самой стало легче. Правда же? Не надо стесняться, все хорошо.
        - Да уж куда лучше, - по ее лицу блуждала нехорошая улыбка.
        - Какая вы умница, что меня послушались.
        Она молча прошла на кухню, вытащила из холодильника коробочку с маслом и стала намазывать ломоть хлеба.
        - Зачем вы? Вам же через час ужинать с Рихардом.
        - Черта с два поеду я на этот ужин. Пусть сидит там меня ждет, скотина. Так и вижу, какая у него сделается рожа, когда поймет, что я его, как дурачка, разыграла.
        - А вы прямо кремень, - засмеялся Бен.
        - Ничего подобного, - оборвала она его. - Просто… - голос опять задрожал, на глазах появились слезы, - просто я стараюсь учиться на собственных ошибках.
        Ножик прыгал у нее в руках, на бутерброд капало, как ни старалась она собрать в кулак свою волю. Бен, глядя на нее, думал, что вот оно, зрелище беззащитности и уязвленности, - веки плотно сжаты, но из-под них текут струйки и размазываются по щекам, а масло тает на хлебе.
        Он отнял у нее ножик.
        - Вам сегодня масло не годится.
        - А что годится?
        - Ужин, и на этот ужин приглашаю вас я.
        Она затрясла головой, но он мягко подтолкнул ее к дверям спальни.
        - Идите переоденьтесь, мы поедем в «Кейдж и Толнер».
        - Но это жутко дорогой ресторан.
        - Ничего, только приведите себя в порядок.

        Она очень постаралась: летнее платье, удачно подчеркивающее, что в ней есть что-то южное, томное, голубой шелк и белый кружевной воротничок.
        - Ну видно, что глаза зареванные, а? - Как будто шутит, но голос все тот же, напряжение в нем, недоверие.
        - Красные, хотите вы сказать? Так это только патриотично, ведь Четвертое июля было на прошлой неделе, а я у вас сочетание самое подходящее: красное, синее, белое.
        Она рассмеялась. Мило с его стороны, что он пытается снять с ее души эту тяжесть.
        Она потихоньку его разглядывала, сидя рядом, когда он вел машину, весь поглощенный дорогой. На нем был красивого покроя летний костюм оливково-зеленоватого оттенка, а к нему бежевый галстук на белой рубашке. Вкус у него есть, не откажешь. Усы тщательно подстрижены, отлично подчеркивают очертания губ, скулы тоже твердо прорисованные, кожа - нигде нет складочки лишней. Просто - корабль викингов, если взглянешь сбоку.
        - Это очень мило с вашей стороны, - проговорила она.
        - Не надо, что вы.
        - Почему не надо?
        - Погубите мою репутацию несентиментального человека.
        - Да она и не такая уж верная, репутация эта. - Она добавила мягко: - Я ведь тоже только с виду жесткая.
        И откинулась на сиденье, стараясь приглушить боль в спине.
        Он покружил на Бороу-холл, пытаясь отыскать местечко для парковки на боковых улочках, поближе к Фултон-молл, закрытой для транспорта. И в конце концов нашел - да какое хорошее: прямо напротив ресторана!
        - Вот повезло, смотрите-ка.
        Он подрулил к обочине, стал разворачивать машину, но вдруг резко затормозил. Эллен чуть не стукнулась лбом о ветровое стекло. Потрепанный «бьюик», который шел сзади, стремительно рванулся на опережение.
        - Эй, ты, сволочь! - заорал Бен так громко, что слышно было во всем квартале.

«Бьюик» оказался прижат к самому тротуару, заехав на пешеходную часть передними колесами. Водитель, загорелый темноволосый парень с косичкой на затылке, тут же отозвался:
        - Ты как меня назвал, идиот старый?
        - Пожалуйста, прошу вас, - Эллен схватила Бена за рукав, - поищем другое место.
        Но Бен уже не сдерживал свой гнев.
        - Бен… ну не надо, Бен, не надо… только этого еще не хватало!
        Не слушая ее, он вылез из машины.
        Парень тоже вылез из своей и стоял к нему лицом.
        - Извинись, гад.
        - За что это? За то, что ты меня парковаться не пустил? Сейчас извинюсь, как же.
        - Это мое место, понял, и вали отсюда, пока цел.
        Бен лихорадочно прокручивал в голове варианты: можно коленом в пах, можно ребром ладони по кадыку, как в карате, а еще лучше растопыренной пятерней в глаза…
        - Бен, прошу вас, ради меня - не надо! - В ее голосе чувствовалась настоящая мольба. Ладно, ей уж и без того сегодня досталось, как бы совсем не доконать. - Черт с тобой! - хмыкнул он.
        - Почертыхайся на здоровье, - осклабился парень из «бьюика».
        Еще секунду Бен посмаковал в своем воображении картину - удар слева, нос так и вдавливается ему в череп, - потом примирительно сказал:
        - Ладно, раз это твое место…
        - Ну и молодец, мозги-то, видать, не совсем еще проржавели, - и парень, довольный собой, затопал назад к машине.
        - Я вами горжусь, - сказала Эллен, когда он вернулся.
        - С какой стати? Я же себя повел, как трус.
        - За то, что вы меня послушались, - и она коснулась губами его щеки.
        Ничего, не такое уж и унижение, зато она хоть чему-то порадовалась.
        Он завернул за угол и нашел другое незанятое местечко.
        - Легко отделались, - сказал ему метрдотель. - Я всю вашу стычку из окна наблюдал, он ведь вас и покалечить мог, знаете ли.
        - Ага, - буркнул Бен. - Видно, день у меня сегодня такой везучий.

«Кейдж и Толнер» - старый ресторан, знаменитый морской кухней и внутренней отделкой, сохранившейся с начала XIX века. Столики, застланные белыми льняными скатертями, вытянулись вдоль узкого зала шеренгами, как солдаты, а в старинных зеркалах по стенам видны были отблески газовых рожков, отбрасывавших мягкий свет.
        - Какое чудесное местечко, - заметила Эллен, - никогда тут раньше не была.
        - Теперь, надеюсь, захотите прийти еще, - сказал лощеный официант в белых перчатках, подавая меню. - Что будете пить?
        - Водку с тоником для меня, и побольше водки, пожалуйста, - сказала Эллен. - Мне сегодня надо что-нибудь покрепче. «Ах вот как, она уже пробует шутить», - подумала Эллен.
        - А мне просто воду, - сказал Бен.
        - Вы вообще не пьете?
        - Иногда, редко. - Он взял меню. - Начнем с креветок, хорошо?
        - Сию минуту, - официант двинулся вниз.
        Эллен увидела их отражения в одном из матовых зеркал. Бен нервно теребил салфетку. Она улыбнулась.
        - Все переживаете этот случай там, на стоянке?
        - Конечно, такое ведь никому нельзя спускать.
        - Уж и никому. Почему вам непременно надо выходить победителем?
        Он взглянул на нее исподлобья.
        - Потому что в Бруклине иначе не выжить.
        - И вы всегда так считали?
        - Видите ли, - Бен разгладил усы, - когда я был мальчишкой, Бруклин разделялся на зоны, воевавшие одна с другой, - еврейская была зона, ирландская, итальянская… У деда была молочная на Канарси. И чтобы до нее добраться, мне приходилось или давать огромный крюк, или идти напрямик через ирландскую территорию.
        - И вы, само собой, шли напрямик.
        - Точно.
        - А что потом?
        - А потом они с тебя требовали платить им «дань», так это называлось, а неплативших били.
        - Вы хоть раз заплатили?
        Бен покачал головой.
        - А колошматили вас часто?
        Бен поднес к губам свой стакан, улыбнулся не без самодовольства.
        - Разве мое лицо производит впечатление изуродованного побоями?
        Эллен засмеялась, чокаясь с ним.
        - Пью за вашу скромность, сэр.

        Весь вечер он заставлял ее смеяться. И только когда они вернулись домой и она улеглась, когда вновь на нее нахлынули картины прошедшего дня, у Эллен опять стало тяжело на сердце. Все равно она так благодарна Бену за то, что он всячески старался отвлечь ее, заставить думать о другом, не об этой боли, от которой у нее все горело внутри. Он даже про диету свою забыл, заказывал только те блюда, которые, знал, ей понравятся. Когда он попросил принести суп из крабихи, она с недоумением переспросила: - Из крабихи? А почему не из краба?
        - Потому что вкусные только девочки.
        - Ну, конечно, совсем как в жизни, - заметила она, принимаясь за свою порцию, - все бы вам нас есть да есть.
        Бен захохотал.
        Ей нравилось, что веселится он совсем как подросток. Так и видишь его в детстве на улицах Бруклина: вот куда-то несется, вот с Милтом раскатывает на аттракционах.
        Она прислушивалась к шуму душа, ровному, мерному, успокаивающему, и слезы, которые весь вечер она от себя гнала, опять подступили. Ах Рахирд, Рихард, ну как ты мог!
        Эллен плакала, уткнувшись лицом в подушку, чтобы не услышал Бен, и так продолжалось, пока не осталось сил ни думать, ни плакать, ни упрекать, и тогда она провалилась в сон.

        На своей половине Бен, улегшись, тоже прокручивал перед глазами события этого вечера. Прекрасно он провел время, прекрасно… Уж сколько лет такого вечера у него не было! Как ее глаза сияли, когда зажглись газовые рожки. Чудесная она девушка, так обо всех заботится, о бродягах этих своих, и за что только судьба так сильно ее ударила…
        За столом он все время болтал, рассказывал одну нелепую историю за другой, пока она не перебила его:
        - А знаете, Бен, отчего мне так больно… не просто оттого, что он меня не любит, предал меня, нет, самое ужасное… что он через меня переступил, взял и отбросил раз стала не нужна.
        - Ничего он вас не отбросил, Эллен, просто немножко обманул, вот и все.
        - Все, вы правда думаете, что это все? - Она невесело засмеялась, думая о чем-то своем. - Похоже, со мной дело совсем скверно. Столько лет ухлопала на психотерапию, а все коту под хвост.
        - Не понимаю.
        - Ну, как вам объяснить, это ведь с детства у меня, как и все остальное… Вскоре после того, как я родилась, отец ушел от мамы - он пил сильно, отец мой, ему вообще нельзя было семью заводить. А мама… мама очень это тяжело переживала. Она и меня-то на свет родила, чтобы заставить его жениться, а теперь на тебе, пожалуйста. Мне кажется, она одного хотела, чтоб я сгинула куда-нибудь. Правда, бить она меня никогда не била, но только все равно жестоко со мной обращалась, уж лучше бы ударила разок-другой. Она вот что мне каждый день твердила: «Еще раз меня не послушаешься, я возьму и умру, а у тебя будет злая мачеха, и станет она тебя лупить с утра до ночи».
        Ему больно было такое слушать, но ей рассказывать - еще больнее. И он молча ждал, когда она выговорится.
        - А я, когда такое слышала, ужасно пугалась. Ночами спать не могла. Крадусь тихонечко к маме в комнату, чтобы удостовериться: не умерла она, вон спит и ровно так дышит. - Эллен залпом осушила свой бокал. - Вот почему я так боюсь, что меня выбросят раз не нужна.
        Бену хотелось приласкать ее, но она, словно извиняясь, что повергла его в мрачное настроение, переменила тему.
        - Слушайте, а расскажите еще про Милта, как вы с ним озорничали.
        И он старался припомнить что-нибудь особенно смешное.
        Когда вошли в квартиру, она, отправляясь к себе, легонечко клюнула его в щеку. Он и сейчас чувствует прикосновение ее губ.
        Бен повернулся на другой бок, уставившись в стену, отделявшую его комнату от ее спальни. В каких-то десяти футах она от него, всего каких-то десять футов их разделяют, не больше. «Спокойной ночи, - прошептал он. - Пусть тебе что-нибудь хорошее приснится».

        Глава X

        Рихард не улыбался. Краешком глаза Эллен видела, как он сосредоточенно шагал по справочному залу, пока она готовила сводку для руководителя онкологического центра.
        Он решительным шагом вошел в библиотеку, явно приготовившись к объяснениям, но вот приходилось ждать, пока Эллен освободится.
        - Одну минуточку, доктор Вандерманн, - с подчеркнутым радушием сказала она, делая вид, что не замечает, в каком он состоянии. - Итак, доктор Рейбен, чем еще могу быть вам полезна?
        Онколог поблагодарил ее и направился к выходу.
        - Ах простите, доктор, была еще одна статья, сейчас проверю… ну конечно, вот она, в последнем номере «Журнала Американской медицинской ассоциации».
        Ей доставляло особое наслаждение то, что Рихард вынужден дожидаться. Мелкая, ничтожная месть, но другой ей пока не дано.
        Онколог, наконец, удалился, она повернулась к Рихарду, вся лучась приветливостью:
        - Ну как дела?
        - Ты меня поставила в идиотское положение, - он еле сдерживался, чтобы не заорать.
        - Я тебя поставила? - Эллен удалось разыграть искреннее недоумение. - Когда, чем?
        - Ты прекрасно знаешь. Вчера, в ресторане.
        - Да что ты, я, получается, что-то перепутала. Мы же договаривались отпраздновать сегодня, разве нет?
        - Что ты такое несешь? Ты же мне сама сказала, что встретимся через час.
        - Не могло этого быть, я вчера ужинала с моим квартирантом.
        - Квартирантом? - Рихард ушам своим не верил.
        - Да, ты же знаешь, он такой славный. Сводил меня в «Кейдж и Толнер».
        - А я как дурак дожидался тебя в «Гриле».
        - Бедняжечка! Очень нехорошо вышло, - в ее тоне появилось что-то неприятное. - Ты бы лучше Джину пригласил, чем связываться со мной.
        - Прекрати, пожалуйста!
        - Ты же всюду ее за собой таскаешь.
        - Эллен, послушай-ка…
        - Тише, Рихард, тише. Тут ведь библиотека. Молодой врач, вошедший когда они разговаривали, перелистывал в углу журнал, бросая на них любопытные взгляды.
        - Поговорим попозже, - пробормотал Рихард сквозь зубы. - Мне на операцию пора.
        - Конечно, как не понять, ты на операцию всегда спешишь, - сарказм чувствовался слишком сильно, чтобы он ничего не заподозрил.
        А она продолжала негромко, стараясь четко выговаривать каждое слово:
        - Вчера вечером я пыталась тебя найти, чтобы сказать про этот факс из издательства. И я тебя нашла, - она окинула Рихарда ледяным взглядом. - С нею вместе.
        - Так ты, значит… - он не договорил, наконец-то догадавшись.
        - Вот именно, - и она уселась за компьютер, стала что-то считывать на дисплее, как будто его тут вовсе не было.
        С минуту он поколебался, потом подошел к ней вплотную.
        - Эллен, выслушай меня, пожалуйста… Она не отрывалась от работы.
        - Эллен, прошу тебя, я жутко виноват…
        - Ты? Разве ты можешь быть в чем-то виноват? - презрительно отпарировала она.
        - Глупость получилась, я сам понимаю, глупость и мерзость. Но ты же должна понять, что для меня все это никакого значения не имеет. Я ведь только тебя люблю.
        - Понимаю, понимаю, меня ты любишь, а с нею трахаешься, правильно?
        Рихард молчал.
        Молодой врач теперь уже откровенно прислушивался, не сводя с них глаз.
        Она снова сосредоточилась на дисплее, сделав вид, что вся поглощена работой и просто не замечает, что Рихард все еще здесь. Слышала, как он тяжело вздыхает, потом до нее донеслись звуки его удаляющихся шагов. И тут вдруг ее что-то пронзило: ведь он уходит не из библиотеки, из ее жизни уходит. Остановить его, вернуть? Она не тронулась с места.
        Экран компьютера отражал ее лицо: расширенные от напряжения глаза, в которых застыла невыносимая боль, слезы, текущие по щекам. Нет, она не из сильных духом. Говорить может резко, оборвать тоже может, но все равно чувствуется, что ее так легко обидеть, и уязвима она очень, и такие разрывы даются ей ужасной ценой. Эллен решительно смахнула слезы и установилась на дисплей.

        Когда вечером она вернулась домой, Бена не было. На кухне стояло блюдо с салатом, которого хватило бы на несколько дней, а сверху она нашла записку, что он пошел играть в карты, даже пририсовал пикового туза.
        Есть ей совершенно не хотелось, но она все же поклевала, постаралась проглотить кусок-другой, не то он еще обидится, что зря старался. Хотя можно ведь, собственно, выбросить этот шедевр в унитаз. Она спустила воду, потом черкнула ему две строчки с благодарностью: в жизни, мол, не пробовала такого вкусного салата. Кстати, так оно и есть.
        Эллен легла, но заснуть не удавалось.
        Она почувствовала себя лучше, услышав, что Бен вернулся: спокойные, уверенные шаги в коридоре, вот он пустил душ… Он дома, и ей теперь стало спокойнее.
        Но не просто спокойнее. Бен - существо загрубелое, но все равно она в нем распознает родственную душу. Что-то в нем есть такое, что позволяет ему почувствовать и облегчить ее боль, как не может никто другой. Второго такого друга у нее нет, даже Голди с ним не сравнится. Вот рассказала ей про Джину, а та только высмеяла ее: какая же ты наивная! Неужели не предполагала, что такое возможно? Зачем сама позволила Рихарду делать все, что ему заблагорассудится? Да, вообще, эти иностранцы, кто же им станет доверять! И так далее, и прочее. Но вот Бен отнесся к ее переживаниям всерьез. Понял, какой удар нанесло ее самолюбию то предательство, которое совершил Рихард, изо всех сил старается что-то сделать, чтобы она поскорее взяла себя в руки. Такое дорогого стоит, уж ей-то незачем объяснять.

        После того что произошло, между ними возникло прочное понимание, и они чувствовали себя друг с другом в безопасности, ощущая твердую почву под ногами.
        Стало естественным делом, что, возвращаясь со службы, она находила на столе приготовленный Беном обед, или они куда-нибудь отправлялись поесть вместе. Правда, иногда она обедала и в обществе Голди, а он шел к Милту и Саре, но им все больше нравилось проводить свободное время вдвоем, потому что вдвоем им было хорошо.
        Часто они шли в кинотеатр, если Бену удавалось обнаружить в репертуаре любой из старых фильмов, в которых звучит танго. Она все посмеивалась над ним, говоря, что зря он старается привить ей любовь к этим мелодиям, она их все равно никогда не оценит. Но все же неизменно принимала его приглашения. Как-то они выстояли очередь в «Плазе», чтобы посмотреть «Четыре всадника Апокалипсиса» с Рудольфом Валентино; пока двигались к окошечку кассы, перебрасывались шутками, и одна старушка сказала Бену: «Как приятно, сразу видно, что дочка вас очень любит, нечасто теперь такое встретишь». Ни он, ни она не стали ей объяснять, как оно на самом деле. Только Эллен немножко расстроилась. А что, смогла бы она подружиться с приятелями отца, если бы он не сбежал? Уж, наверняка, она бы все сделала, чтобы стать такой, как он бы хотел… Впрочем, что толку предаваться этим фантазиям? Хорошо, что у нее есть такой надежный друг, как Бен, пусть даже он вдвое ее старше.
        По воскресеньям они теперь вместе ездили раздавать бутерброды Джелло и его товарищам из БВГ. Бену тоже все больше нравились эти люди, не похожие ни на кого.
        Как-то, когда они, как обычно, шли из парка вдоль пляжа, он сказал:
        - Знаете, Эллен, раньше я был несправедлив к бездомным, считал, что они все чокнутые или наркоманы, в общем, отбросы общества, а теперь вижу, правы-то были вы, а не я.
        - Конечно, какой же Джелло наркоман?
        - Согласен. И вот что меня больше всего поражает: он так все правильно говорит, настоящий аналитик общественной жизни.
        - Я давно это поняла. Он бездомный, но уж никак не беспомощный.
        - Одно только меня смущает… они же в страшно антисанитарных условиях живут.
        - Ну, не совсем, там есть колонка, которая для пожарных машин предназначена. И остальное у них тоже предусмотрено, а не где попало.
        Эллен сбросила сандалии, напугав прогуливающуюся чайку.
        - Слушайте, это вы напрасно, тут же мусора всякого полно, еще порежетесь, в кровь попадет…
        - А мне нравится босиком по земле идти. - Она раскидала песок босыми пальцами. - Разувайтесь тоже, ладно?
        - Ну уж нет. - На нем были толстые носки и тяжелые кроссовки.
        Она бросила на него лукавый взгляд, крикнула: «Из трубы дым валит - тебе водить!» - и молнией понеслась по кромке берега. Он легко ее настиг. Запыхалась уже, хрипит, за бок держится. А у него даже дыхание не сбилось.
        - Да, форма у вас, прямо скажу, не идеальная.
        - Ничего подобного, просто оступилась. А то бы вам ни за что меня не догнать.
        - Правда, Эллен, вы бы заходили ко мне в зал хоть раза два в неделю. Я с вас ничего не возьму.
        - Еще чего! Уж совсем меня хотите переделать. Хватит и того, что я согласилась эту заячью пищу, каждый день, жевать.
        - Ну, не хотите, как хотите, - уступил он. - Кстати, о заячьей пище. На Брайтон-Бич есть неплохой супермаркет, это рядом, давайте туда заедем.
        - Нет уж, я по магазинам терпеть не могу шляться.
        - Бросьте, должен же я вам лекцию прочитать о правильном питании.
        - Так вы еще обучать меня намерены? Мы так не договаривались.
        - Ну и что? - рассмеялся он.
        Ему как раз очень нравилось ходить за покупками. Почти всю жизнь это была обязанность Бетти, и пока она не свалилась, он смутно себе представлял, что такое супермаркет, но потом она уже совсем не могла никуда ходить, и за дело взялся Бен. В первый раз его все изумило: какие-то необыкновенные овощи, фрукты, про которые он и не слышал (кумкват, например, это что такое?), мучные изделия, деликатесы - да это целые магазины внутри супермаркета; если угодно, отсюда можно унести домой готовый обед - все до мелочей предусмотрено; или вот картонки со льдом и прорезанным окошком, чтобы было видно, какой внутри йогурт, какое молоко, обезжиренное там или, наоборот, обогащенное, а может, без молочного сахара, а бывает, пополам со сливками. Цены, разумеется, тоже произвели свое впечатление. Он-то помнит, когда кварта молока шла за пять центов.
        Они двигались с Эллен вдоль бесконечных стеллажей, и он, толкая тележку, давал ей указания, что снять с полочек, - иногда ей для этого приходилось становиться на цыпочки. Ничего, для спины такие упражнения полезны, а по-другому делать их ее не заставишь. За корнфлексом из чистой пшеницы ей пришлось вытянуться изо всех сил.
        - Вы правда это хотите? - на ее лице появилась гримаска.
        - Конечно.
        - Ладно, тогда для себя я возьму вот что, - и в тележку полетел большой пакет картофельных чипсов.
        - А вы это правда хотите? - передразнил ее Бен.
        - Да уж будьте уверены, что хочу, мне без этого и за стол садиться неохота, а вы ведь обещали, что не станете меня ругать за мои привычки.
        - Помню, обещал, вы уж извините меня. Мое дело простое: сумки таскать, да «что угодно, мэм», «конечно, мэм».
        Он повертел в руках пакет с чипсами, прочел рецептуру и только присвистнул.
        - Нет, вы посмотрите, сколько тут соли! Неужели вам все равно, какое у вас будет давление?
        - Ну, не надо, Бен, - вздохнула она.
        Но он не отступал.
        - Человеку необходимо всего лишь двести двадцать миллиграммов соли в день, а видите, что тут написано? От таких доз что угодно может быть: и удары, и рак желудка… Вот у вас все время желудок побаливает, вы сами мне говорили, - так это потому, что соль там все у вас разъела.
        - Господи Иисусе! - взмолилась она, вырвала у него из рук чипсы и поставила пакет обратно. - Да покупайте вы, что хотите! - и пошла к прилавку с журналами.
        Бен помотал головой. Он уже достаточно ее изучил, чтобы не обижаться, когда на нее нападали такие капризы, да и хорошо, что так, он теперь волен покупать все по-настоящему ей полезное.
        Когда он подходил к кассе, в тележке у него была целая гора продуктов. Очередь, к сожалению, оказалась длиннющая. Им по воскресным дням надо бы дополнительных кассиров ставить.
        Бен терпеливо ждал, Эллен перелистывала какой-то блестящий еженедельник. Ага,
«Глоуб», и на первой же странице фотография унылого Дона Арнольда, который с грустью смотрит на свою светящуюся торжеством жену, а заголовок гласит: ДОУНИ ДОБИЛА ДОНА.
        Чтобы не так скучно было стоять, Бен купил «Спортс иллюстрейтед», а когда вернулся в очередь, оказалось, что перед ним невесть откуда взявшийся мужчина в застиранной майке держит упаковку из шести банок пива. Это что же такое, лезет вперед всех и даже разрешения не спросит.
        - Послушайте, встаньте в очередь, как все, - обратился к нему Бен.
        - А я тут и стою, как раз перед вами, - с наглой улыбкой ответил любитель пива.
        - Нет, не стоите.
        Мужчина не спеша повернулся к нему, взглянул, набычившись.
        - Ты чего шум поднял, старичок?
        - Вы где-то позади меня, - твердо сказал Бен, - займите свою очередь, и никакого шума.
        - Вот так, что ли, а, папаша? - толстяк стоял теперь за Беном, но так тесно к нему прижавшись, что дышал ему пивными парами прямо в затылок.
        - Вот так, - осклабился Бен.
        Впереди, у кассы, стоял автомат для мороженого, и в его стеклянной дверце хорошо было видно происходящее в очереди. Поставив пиво на пол, мужчина в майке занес кулак, но, прежде чем удар был нанесен, Бену удалось, перенеся тяжесть тела на левую сторону, правым локтем заехать нападающему в живот. Тот качнулся назад, потерял равновесие и хлопнулся прямо на стеллаж с детским питанием, попутно сокрушив и свое пиво в упаковке.
        - Ну что там такое опять? - бросилась к нему Эллен. - Ну почему вы каждый раз затеваете драку, куда мы ни пойдем?
        Бен взглянул на нее, печально покачав головой.
        - Зря вы меня ругаете, просто он споткнулся, видимо, недоглядел. Вечно я у вас во всем виноват.
        Нападавший - весь в крови от бутылочек с детской смесью - пытался подняться на ноги и вопил, что ему сломали шею.
        На шум подбежал администратор супермаркета. Бен поторопился расплатиться, и они улизнули.
        Эллен осталась перекладывать покупки, пока он подгонял автомобиль. Только в Нью-Йорке в любом супермаркете установлены заграждения, так что нельзя с тележкой пройти прямо к машине. Подъехав, он увидел, что Эллен все никак не оторвется от
«Глоуб».
        - Что вам так интересно, это же одни сплетни.
        - А мне сплетни нравятся, к вашему сведению.
        - Не знаю, что тут может нравиться: то какие-то дети родились двухголовые, то марсиане гуляют по Сиэтлу, то обнаружены блохи крупнее собак…
        - Ну, про такое я и читать не стану. А вот это любопытно, - и она указала на фотографию Дона с Доуни.
        Пожалуй, она не так уж неправа. Действительно, любопытно.
        - Хотя так все размазывают, ужас просто. Хотят на слабостях человеческих поиграть. Вот, представьте себе, что открываете журнальчик, а там во всю полосу: РИХАРД ЗАСАДИЛ ДЖИНЕ, А ЭЛЛЕН РЯДОМ! - как вам это понравится?
        Она молча посмотрела на него.
        - Да, пожалуй, вы правы, - и журнальчик полетел в мусорный бак, когда он завел машину.

        Глава XI

        Суперобложку сделали почти такой, как воображала Эллен: в центре большое красного цвета сердце, над ним заглавие - «Биение сердца. Что может трансплантация», а пониже имя автора - Рихард Вандерманн, доктор наук; о том, что он доктор наук, сообщалось чуть менее крупным шрифтом. В сувенирный киоск в холле больницы завезли несколько десятков экземпляров из самого первого тиража, сочтя, что пациенты и сотрудники все быстро раскупят. Она достала с полки пахнувшую краской книгу. Фотография Рихарда самая импозантная: белоснежный халат, на шее стетоскоп и смотрит на читателя в упор. Был бы в обычном одеянии хирурга - помятом, топорно скроенном - никто бы и внимания особого на него не обратил, тем более что лицо оказалось бы прикрыто маской, а красивые волосы не очень-то рассмотришь под шапочкой.
        - Красавчик, прямо не оторвешься, - прокомментировала Голди, заглянув через ее плечо.
        - Спорить не стану, - вздохнула Эллен.
        - Но ты, надеюсь, не собираешься за свои деньги книжку эту покупать?
        - Нет, просто хотела взглянуть, как получилось.
        - Я бы на его месте тебе целую пачку презентовала, уж так ты на него поработала, так поработала…
        - Мне ничего, слышишь, ничего от него не нужно.
        - Вот это да, просто кремень, - Голди хлопнула ее ладонью по спине. - Ну, хорошо, что ты вроде бы пришла в себя.
        - Да тут и сомневаться нечего, Голди, я уже пять месяцев ни словом с ним не обмолвилась. Почти пять месяцев.
        - Знаю, только боюсь, ты все ждешь, когда он на коленях к тебе приползет просить прощения.
        - Исключено. Все в прошлом, как отрезало. - Эллен говорила твердо и ясно. - Ты была права, Голди, я в самом деле вела себя словно девчонка, которая вчера из захолустья приехала и совсем растерялась, ну, понимаешь, он такой знаменитый врач и вдруг за мной ухаживает. А теперь все это прошло, и я буду строить жизнь, как мне хочется. Хватит с меня, не такая уж я бесхребетная.
        - Да ведь и хребет-то, спина твоя, тоже все лучше становится, просто чудо какое-то.
        - Ну, не скажу, чтобы так уж лучше, - кисло улыбнулась Эллен. - Хотя того шарлатана, как ты выражалась, я больше не посещаю, это верно. Он и правда шарлатан.
        - Вот видишь! - Голди ужасно нравилось, что ее правота в конце концов признана. - Ты меня вообще почаще слушай, а я тебе вот что скажу: хватит киснуть, надо тебе кого-нибудь нового подыскать.
        - Да я не против, только вот никого подходящего не попадается.
        - Ой, не смеши меня, пожалуйста. Вот что, ты в субботу свободна вечером?
        - Не знаю еще. Бен едет в Джерси к дочери, проведет там выходные, так что я, глядишь, в Амстердам наведаюсь, надо бы навестить дядю Пита.
        - Дядю, как же. Один старый пердун наконец-то куда-то сваливает, так тебе тут же другой потребовался? Короче, в субботу вечером будешь со мной, а о кавалерах я уж сама побеспокоюсь.
        - Каких там еще кавалерах?
        - Ну, Абдул ради меня тут же все бросит, а для тебя пригласим Ахмеда, его брата.
        - Но, Голди, послушай…
        - Знаю, все знаю. Абдула ты видела, и он тебе не по вкусу. Так я вот что тебе скажу: он из всего помета самый неудачный. Зато брат у него - да за ним любая вприпрыжку побежит.
        - Голди, ну зачем ты…
        - Рост под сто девяносто. Мог бы в баскетбол играть за «Никс», но вместо этого пустился в науку. Преподает английскую литературу в университете, книгу пишет… как знать, глядишь, скоро ассистентом профессора заделается.
        - Ах вот оно что, пишет книгу. Значит, я ему самая пара.
        - Ну, по крайней мере, вам будет о чем поговорить.
        - Да уж это конечно.
        - Стало быть, все решили?
        - Не знаю, право…
        - Решили. Не пожалеешь, с ними нам будет очень весело.

        Небо надвинулось, как стальной козырек над порогом, набухло бесконечным ноябрьским дождем. Ветер все усиливался и, проезжая по Веррацано Нэрроуз, Бен чувствовал, как слегка раскачивается старый мост.
        Ему было немного не по себе из-за того, что в этот раз он не сможет помочь Эллен, когда придет время готовить бутерброды на воскресенье, но, если еще раз отложить поездку к Мэрион, его совсем уж изведет чувство вины. Вот так оно всегда и бывает у евреев: то неловко, то чувство вины преследует. Подумав, он решил, что к Мэрион надо ехать непременно. Он ведь ее уже два месяца не видел.
        Субботним утром на шоссе в Нью-Джерси машин было не так уж много, так что до Принстона он добрался меньше чем за час. Мэрион жила в доме - по ее настоянию он был за ней сохранен после развода, - представлявшем собой каменный особняк колониальных времен, обставленный в английском стиле, то есть всяким старьем. Похоже, в Принстоне настоящая англомания, а из общения со знакомыми своей дочери Бен вынес твердую уверенность, что многие из них старательно отрабатывают дома британский выговор.
        Ему совсем не улыбалось присутствовать сегодня на ужине, устроенном Мэрион. Набьется полным-полно этих унылых интеллектуалов, которые, кроме книжек, ни о чем говорить не способны. Почему тут никогда не встретишь кого-нибудь вроде Эллен? Она вот тоже все время что-то читает, но ведь не пытается сделать вид, что по этой причине она лучше всех остальных.
        Он поставил машину на обочине и по усыпанной кирпичной крошкой тропе, с двух сторон закрытой живой изгородью из самшита двинулся к дому. Всегда его ужасно раздражала эта изгородь, такая неживая, подстриженная, выровненная, как строй солдат на параде.
        Достал из-под коврика ключ - Мэрион предупредила отца, что, вероятно, заедет кое-что прикупить к ужину, пусть он чувствует себя как дома. К его удивлению, она оказалась в гостиной - сидит, внимательно слушает пленку с записями своих разговоров в клинике, правда, сразу же выключила магнитофон, едва он появился.
        - А, отец, приехал уже! - Она сняла очки, пошла ему навстречу, улыбаясь. Поцеловала в щеку, этакий образцовый поцелуй дочери, забрала у него сумку из рук. - Комната для тебя уже приготовлена. - Он двинулся за нею вверх по лестнице. - Ты не сможешь мне помочь в саду, надо, знаешь, листья собрать, а мне одной трудно. Из-за ветра все деревья облетели.
        - Какой разговор, - успокоил ее Бен. - Прямо сейчас и примусь. - Ему нравилось что-нибудь делать своими руками, да и дождь вот-вот соберется, откладывать незачем. - Кстати, раз уж я буду в саду, не позволишь ли немножко подровнять изгородь?
        - Да нет, к чему, ты ведь это уже делал в прошлый раз.
        - Понимаешь, сейчас такое чувство, как будто тебя сквозь строй прогоняют, когда к двери идешь, а я попробую сделать поуютнее.
        - И тогда что, не будешь тяжести ощущать?
        - Конечно, только надо еще какие-нибудь маргаритки посадить на лужайке, белые там или розовые, знаешь, рядком.
        Мэрион, надев очки, с минуту внимательно его разглядывала.
        - Тебе нужно, чтобы дом обязательно был с садом, так, папа?
        - Угу, - буркнул он, отмстив про себя, что она ни с того ни с сего назвала его
«папа».
        - Ну так приезжай в следующую субботу. Можно будет эту изгородь совсем снять, а вместо нее разобьем сад. Я найму кого-нибудь из студентов тебе в помощь.
        - Хорошо… - он заколебался. К такому повороту Бен не был готов. И уж точно, совсем не хотел приезжать еще раз через неделю. - Только вот не знаю, как будет погода. Ведь сама знаешь, ноябрь, уж если задождит, так на неделю, не меньше.
        И тут, словно подтверждая его слова, на оконном стекле появились первые капли, зашумело на дорожке. Мэрион подошла взглянуть на небо.
        - Ах, незадача какая. Ведь и правда дождь, а я столько гостей сегодня позвала!
        - Ничего, ведь не на лужайке же ужинать, сезон не тот, так что не вижу, чем дождь помешает.
        - Просто терпеть не могу, когда понавешаны мокрые плащи, зонтики всюду мокрые расставлены, в доме сырость и так далее.
        - Можно подумать, тут за один вечер все плесенью покроется. - Вечно эти ее странные привычки: и то не так, и это она не выносит, помягче бы ей, помягче. - Да и дождь… это же так по-английски.
        Она бросила на него удивленный взгляд, но смолчала.
        Когда Бен вышел в сад с граблями, слегка моросило. Ничего, он куда охотнее вымокнет, чем станет вести эти разговоры с Мэрион.
        Но от разговоров совсем уйти не получалось. Вернувшись, он объявил, что неплохо бы вздремнуть, пока гости не пришли, но только вытянулся на софе, как в дверях появилась его дочь.
        - Тебе удобно?
        - Отлично, - пробормотал он, не открывая глаз. Однако она не уходила.
        - Послушай, папа…

«Чего ей еще?» - сонно подумал он.
        - Ты всю жизнь работал, себя не щадя, но теперь, когда умерла мама, мне кажется, тебе нет необходимости столько зарабатывать, так что прошу тебя, сбавь обороты.
        - Обязательно, - ему не хотелось вступать с нею в долгие беседы.
        - Я понимаю, совсем без работы ты не сможешь, но почему бы тебе не перевести свою программу на трехразовые занятия?
        - Три раза в неделю? А остальное время чем заполнять?
        - Напрасно ты опасаешься, вот возьмись, к примеру, устраивать туг сад, так у тебя вообще времени свободного не будет.
        - Ты к чему клонишь? - теперь глаза Бена были широко открыты. Ясно, от разговора никуда не уйти.
        Она присела на краешек софы.
        - Понимаешь, это такой большой дом… а тебе ведь нравится твоя комната, верно?.. Ну, будешь три раза в неделю ездить через мост, не такой уж и труд, если подумать.
        - Ты хочешь, чтобы я тут жил? - Он ушам своим не верил. Они же всегда не очень ладили друг с другом. Неужели Мэрион настолько одинока?
        - А разве лучше жить квартирантом Бог весть у кого?
        - Но мне нравится.
        - Больше, чем жить с собственной дочерью? Ах вот оно что, ревность ее одолевает.
        - Мэрион, давай, я уж сам разберусь, где и как мне жить.
        - Но ты же говорил, что поселился там ненадолго.
        - Ну, говорил.
        - А живешь там уже шесть месяцев.
        - Ты что, считала?
        - Да, считала.
        - Тебе-то что, никак не пойму.
        - А то, что не хочу, чтобы из тебя делали дурака. Бен резким движением поднялся.
        - Когда ты выросла, в твои личные дела я не вмешивался, даже, наоборот, оплачивал половину, чтобы только ты могла обзавестись собственным домом…
        - Но при чем тут…
        - Не надо меня прерывать, Мэрион. Помнишь, ты мне тогда подсунула какую-то книжку по психологии, и там было написано, что для взрослого естественно стремление ни от кого не зависеть?
        - Помню, только…
        - Так вот, считай, что я взрослый, и предоставь мне возможность оставаться независимым.
        - Извини, папа, я никак не хотела тебя обидеть. - Она склонилась к нему, положила руку на запястье. - Но только ты сам не замечаешь, до чего изменился после маминой смерти.
        От ее близости, от этих слов он утратил душевное равновесие. Встал на ноги, прошел к окну. Дождь заметно усилился, вот и трава полегла. Стучали капли, и Бен словно прочитывал выстуканное азбукой морзе: «Выметайся! Выметайся!»
        - Ты всю жизнь так следил за своим телом, - талдычила, не останавливаясь, Мэрион. - Ты такой сильный, твоей форме молодые позавидуют. Но пойми, источника вечной юности еще никто не обнаружил.
        - Прости, Мэрион, я не лекции слушать к тебе приехал, - усталым голосом отозвался он.
        - Но ведь ты такой упрямый, ужас просто! - Мэрион явно теряла терпение. - Вот будь мама жива…
        - Но мамы уже нет, а я еще живу. Мне что, тоже на тот свет убираться?
        - Как тебе не стыдно! Живи подольше, только надо же быть разумным. Ты стареешь, папа. Смирись с этим.
        - Хватит, не желаю я тебя больше слушать.
        - Послушай, я же по специальности психолог, мне много известно такого, что не изучавшие работу подсознания знать не могут. Я всего лишь хочу уберечь тебя от потрясений… совет тебе хочу добрый дать…
        - Я не твой пациент, между прочим, - сказал он, резко повернувшись к ней. - Тебе за твои советы платят, а я в них не нуждаюсь. - Что это он, прямо орет на нее, потише бы, потише.
        Мэрион гордо откинула голову, но было заметно, как дрожат у нее губы. Она снова надела очки. «Как знаешь, отец», - произнесла она бесстрастно и пошла к двери.
        Бен плюхнулся на стул у окна. Дождь хлестал вовсю, дразнила его своим искусственным совершенством эта ненавистная изгородь. Он вздохнул. Впервые за столько лет он позволил себе накричать на собственную дочь.
        Вдруг ему стало ужасно одиноко, он потерял веру в свои силы. Может, Мэрион и права. Он, видимо, и вправду осел, только вот уж в чем он вовсе не сомневался, так это в том, что переехав к ней, он станет не просто ослом, а последним идиотом.

        К вечеру между ними было заключено перемирие. Бен изо всех сил старался искупить свою вину, помогая Мэрион на кухне. К тому же это давало ему возможность держаться в стороне от ее гостей. Они оказались еще скучнее, чем в прошлый раз.
        Разнося закуски, он невольно прислушивался к их разговорам, которые велись с ужасно важным видом. Один тип в твидовом пиджаке всем желающим объяснял, что им придуман замечательный план, как ликвидировать дефицит в торговле с Японией. Другой разглагольствовал про парниковый эффект. Ученая дама - этакая расплывшаяся коротышка с коротко остриженными седыми волосами, придававшими ей сходство с китайским болванчиком, - пресерьезно доказывала еще одному, курившему трубку (вонища-то какая!): «Но согласитесь, Чарльз, ваша гипотеза основывается на данных, не прошедших статистической обработки, и значит…»
        Бен поставил блюдо с овощами на стол рядом с костлявым оратором, который вещал:
«Нет, не спорьте, Израиль должен ускорить предоставление автономии палестинцам, не то весь мирный процесс будет сорван». Прикусив губу, Бен промолчал и почувствовал гордость за себя: сдержался-таки. У этих надутых снобов лежат в кармане ключи от всех проблем на земле. Чего проще: то там постоит, то с этими поболтает, одних похвалит, других упрекнет, а вокруг все свои, и натоплено тут хорошо, и уютно. Они бы хоть раз в жизни переночевали в парке, где когда-то стояли аттракционы, вот бы он на них посмотрел, специально бы утром приехал полюбоваться, как они потрясены.
        - Папа… папа, послушай! - Мэрион перехватила его, когда он шел на кухню принести еще закусок. - Поставь пока этот поднос… Вот Присцилла, она хочет с тобой обсудить что-то насчет нагрузок, когда поднимаешь тяжести. - Крепкая на вид мужеподобная женщина, похожая на упитанного бульдога, была та самая, которая только что, он слышал, рассуждала о недопустимости сексуальных табу. Видно, у самой с этим порядочно забот.
        - Вы в настоящее время гимнастикой где-нибудь занимаетесь? - вежливо поинтересовался он. Да на ней бы на самой тяжести возить.
        - Конечно, я каждый день пробегаю восемь миль до завтрака, на работу езжу велосипедом, а вечером иду в бассейн и проплываю не меньше двадцати раз от борта до борта.
        - Так вы, стало быть, троеборка?
        - Ну что вы! - Она улыбнулась и при этом даже капельку похорошела. - Просто мне нравится ощущать себя в хорошем состоянии.
        - Тогда один совет, с вашего позволения. Не надо так заботиться о своем хорошем состоянии, лучше позаботьтесь, чтобы в жизни все было как можно для вас радостнее. Тем, кто занимается регулярно, а это значит, что им нужно пятнадцать минут утром на упражнения, и только-то, вот им самое главное даже не тело свое поддерживать в форме, а извлекать из жизни максимум возможного.
        Лицо Присциллы вытянулось, но тут Мэрион стала всех приглашать к столу, где уже стояло жаркое.
        Только тут Бен сообразил, что просто цитировал Присцилле высказывания Эллен. Вот это да, этак он скоро и бутерброды с маслом начнет есть.
        Он не был голоден, и поэтому отошел к окну, пока другие толпились у стола с тарелками. В свете фонарей изгородь была видна совсем ясно: так вся и ощетинилась, словно защищаясь. Дождь все шел, но уже не проливной, а просто осенний дождь, методично поливающий землю.
        Как там эти из БВГ, не вымокнут ли до костей? Завтра на них, небось, взглянуть будет без слез нельзя… Эллен, надо думать, что-нибудь горячее им прихватит. Стало быть, ящик получится жутко тяжелый. И у нее опять разболится спина…
        Все понятно, весь завтрашний день ему тут наедине с Мэрион просто не выдержать. Бен решил, что смотается рано утром.

        Прижав к груди ящик с бутербродами, прикрывшись зонтиком, который почти не защищал от сильного дождя, Эллен бегом неслась по совершенно пустой улице. Она знала, как ее ждут, и не хотела опоздать, тем более что и погода сегодня ужасная. Да еще подзадержалась, возясь с духовкой: она решила сделать горячие бутерброды, поджаривала сыр. О Господи, как же она ненавидит кухню! Но по-другому никак нельзя, только духовка, не то все остынет, пока она доберется до Кони-Айленд. Завернула бутерброды в двойной слой фольги, сложила в коробку с изоляцией, может, доставит все-таки горячими.
        Когда она сворачивала с Флэтбуш, пронесся грузовик, окатив ее грязью. «Свинья!» - крикнула она вслед. Явно не лучший ее день сегодня, явно не лучший. И вчера был такой же, потому что, сидя с Голди и Абдулом в ресторане, она все время чувствовала себя стесненной. Ахмед и правда оказался красив, воспитанный такой и вообще очень приятный молодой человек, но только ведь он бы не пришел, если бы его не упросила Голди, да что там упросила - заставила. Когда все кончилось, у Эллен вырвался вздох облегчения. Хорошо бы хоть Бен получше ее провел свои выходные там, в Принстоне.
        Спускаясь в метро, она услышала, как тормозит у платформы поезд и лихорадочно стала складывать зонтик, рыться в кошельке - куда это жетон запропастился? Само собой, как только она этот жетон нашла, у нее перед носом захлопнулись двери вагона, а она так летела через турникет. Просто дымилась. И вот, пожалуйста, жди теперь минут пятнадцать, если не дольше. Так оно и оказалось: дольше.
        Когда наконец она доехала линией «Д» до конца и вышла на Кони-Айленд, то к ее радости прекратился дождь. Платформа была высокая, и она, не заметив, что кто-то перегораживает ей путь, с разбегу уперлась в чью-то грудь.
        - Эй, поосторожней, дамочка!
        - Ах, извините, пожалуйста… Бен? - ее лицо просияло. - Как замечательно, что вы здесь!
        - Соскучились без меня?
        - Не без вас, а без вашей машины.
        - Ну, это ничего, дождь-то перестал, значит, мне можно и назад ехать.
        - Не смейте! - и она сунула ему коробку с бутербродами.
        - Очень вам признателен! - Бен скорчил кислую физиономию, но видно было, что на самом деле он страшно рад.
        Из-под колес его «камаро» в обе стороны летели грязные брызги, пока они по затопленным улицам тащились к входу в парк. Там у турникета стоял Профессор, обмотав голову и плечи полиэтиленовой сумкой, как плащом, и упершись локтями в заржавевший вагончик.
        - Доброе утро, мисс Эллен!
        - Извините, припозднилась сегодня.
        - За стол без вас не садились, - он сделал подчеркнуто изысканный приглашающий жест. - Сюда, прошу вас.
        Они пошли за ним через мокрые заросли, сразу промочив джинсы снизу почти до колен.
        - А это что такое? - Эллен указала на свежий холмик земли, увенчанный маленьким деревянным крестом. - Просто как могила.
        - Могила и есть, - ответил Профессор.
        - Чья? - от ужаса Эллен чуть не онемела.
        Профессор указал вверх, туда, где обрывались рельсы.
        - Санни? Не может быть!
        Он только молча кивнул.
        - А что случилось?
        - Думал, он Икар, вот и полетел на землю, хотя солнца не было. И так ударился, что тут уж ничего нельзя было сделать.
        - То есть он нечаянно свалился, да? - Эллен просто ушам своим не верила.
        - Не знаю, только у него на шее позвонки сломались, он тут же и помер.
        - О Господи! А что же «скорую» не вызвали?
        - Какая «скорая», помер он на месте, я же говорю.
        - В полицию сообщили?
        - Чтобы они нас отсюда выгнали на зиму глядя? - Он ясно давал понять, что вопрос она задала совершенно неуместный. - Мы его сами похоронили, честь по чести. Помирать всем придет время, что уж там. Каждому свой срок… - Он махнул рукой. - Пошли, мы голодные очень.
        Бен взглянул на вагончик, вспоминая, как Санни сидел там наверху, беспечно болтая ногами. Видно было, до чего потрясена Эллен.
        - Профессор прав, - сказал он, - каждому отведен свой срок, а жизнь… она продолжается.
        Эллен молчала.
        Подошли к помойке, где подыскали себе жилище ее регулярные подопечные, и сразу почувствовали, что сегодня тут как-то по-особенному пусто. Бен никогда не мог угадать, откуда они все вдруг появятся, однако Эллен ощущала, что здесь все опустело за эту неделю.
        - А где же все они?
        - Колесико с Летчиком подались на юг, холодно им тут у нас зимой, - Профессор жадно вцепился зубами в сыр. - Вот здорово, вкусный такой, а еще и горячий.
        На земле валялся жестяной круг от сгнившего барабана, и Профессор подбросил в горевший посреди этого крута костер несколько щепок, чтобы побыстрее вскипела вода для кофе.
        - А на юг - это куда? - поинтересовался Бен.
        - В подвал. На Белт-Паркуэй, в трех кварталах отсюда.
        - По-моему, очень даже разумно, - сказал Бен. - А вы почему туг остались? - Даже подумать страшно, каково это ночевать под дождем, когда у тебя всего-то и есть, что картонная коробка.
        - Да там, в подвале этом, все время поезд над головой проходит, рельсы прямо поверх этого помещения проложены, а я стук вечный просто не могу слушать.
        - Джелло-то где? - забеспокоилась Эллен. Профессор, не переставая жевать, кивком указал на вагончик. Ящик из-под холодильника развалился, и Джелло сидел прямо на сырой земле, задумчиво глядя перед собой.
        Она помчалась к нему со всех ног.
        - Джелло, вы простудитесь. Вставайте, поскорее встаньте!
        - Да все ничего, - пробурчал он в ответ. - Только вот мне бы попить чего-нибудь от кашля. - Его так и била крупная дрожь.
        - Вот так с самой среды продолжается, - покачал головой Профессор.
        - О Господи, значит, уже четыре дня? - Она пощупала ему лоб. - Бен, да он же прямо горит, температура у него, сразу видно. Надо его немедленно в больницу.
        - Никуда я не поеду, - замахал руками Джелло и потуже затянул на груди свой шарф, из которого выглядывала мышка.
        - Вы бы лучше ее послушались, - Бен протянул руку, чтобы поднять его.
        Джелло слабо отмахивался.
        - Мне Младшего девать некуда. - Он затрясся в приступе кашля.
        - Джелло, ну пожалуйста, положение и правда серьезное. А о Младшем я позабочусь, - упрашивала его Эллен.
        Он взглянул на нее налитыми кровью глазами, словно взвешивал ее предложение на невидимых весах.
        Увидев, что Джелло заколебался, Бен попробовал его окончательно убедить:
        - Чего бояться, вы же знаете, ей доверять можно.
        - Знаю. - Джелло переводил взор с него на нее и обратно. Снова начался приступ кашля. - Ну, ладно, - еле выдохнул он.
        Бен помог ему встать на ноги, но тот так ослаб, что сам стоять был не в силах. И опять рухнул на землю. Тогда Бен взвалил его себе на плечи, чтобы отнести к машине. Это было совсем нетрудно: Джелло весил не больше, чем пушинка.

        Глава XII

        Когда они добрались домой, уже стемнело, и оба сразу почувствовали, до чего вымотались. - Знаете, Бен, какой это был для меня шок заполнять там, в больнице, анкету и прочее, я же его фамилию никогда не слышала.
        - И как записали?
        - Джелло, это как имя, а фамилия Бивгейн, ну, понимаете, БВГ.
        - Фамилия как фамилия, по-моему, - заметил Бен, и она почувствовала, что он чем-то подавлен.
        Она взглянула на него, удостоверившись, что его мысли где-то далеко отсюда. Тогда Эллен снова занялась поисками какого-то пристанища для Младшего, рылась в шкафу и выбрасывала на пол тряпки. Ага, коробка из-под обуви. Отлично. Она проделала дырки, бросила на дно салфетку и осторожно перенесла мышку, усадив поудобнее.
«Спокойно, Младший, с Джелло все наладится. Выйдет оттуда, как заново родился». Она поставила обувную коробку на стол в кухне, осмотрелась.
        Бен вытащил из буфета бутылку водки, налил себе, не разбавляя. Эллен так и онемела - ни разу еще не приходилось ей видеть, как он пьет.
        Хотела было спросить, что произошло, но отчего-то - видимо, слишком было схоже с маской его лицо - почувствовала, что не надо к нему приставать. Она покрошила крекер, добавила чуточку сыра. Мышка так и накинулась на угощение. Эллен прикрыла коробку крышкой с отверстиями.
        А Бен уже наливал себе снова. И тут Эллен не сдержалась.
        - Вы же никогда не пьете.
        - Просто я не выношу больниц.
        - Ах вот что, мне так и показалось.
        - Понимаете, я сегодня первый раз был в больнице с тех самых пор, как умерла моя жена, а это почти два года назад случилось.
        Эллен корила себя за то, что начала этот разговор. Как бы сгладить? Она плеснула капельку и себе - раз уж нехорошо, пусть будет нехорошо обоим, правильно?
        Он перешел в гостиную, уселся на диване. Подойдя поближе, она устроилась в кресле напротив.
        Бен снова выпил, и опять залпом. Она терпеливо ждала, что будет дальше. Если захочет ей что-то рассказать, она рядом, не захочет - она не в обиде. Просто побудет с ним на всякий случай. Иногда ничего другого и не нужно, только посидеть, ни слова не проронив, с человеком, который в тоске.
        Но ему захотелось говорить:
        - У Бетти тяжелый случай был, особая форма, называется болезнь Альцмейхера. - В глазах его появилась такая боль, что у нее перехватило дыхание. - Вы знаете, что это такое?
        - Знаю, что это ужасная болезнь, - мягко проговорила она. - О ней все время пишут, в библиотеке большая подборка на эту тему накопилась, только все равно, пока еще почти ничего не установлено, если разобраться…
        Он кивнул.
        - Когда у нее началось, никто поначалу не мог понять, что это такое. Просто… просто она вдруг стала совсем не такая, как была, личность ее изменилась. А сама она все поняла раньше врачей, потому что все время твердила одно: «Пожалуйста, не отдавай меня в приют для больных стариков».
        - И вы ей это обещали?
        - Конечно, а раз обещал, то и выполнил.
        - Ох, вам, могу себе представить, тяжело досталось.
        - Да уж что говорить. - На его лице было настоящее страдание.
        - Так, выходит, вы сами за ней и ухаживали?
        Он кивнул.
        - А знаете, Бетти всю жизнь была такая оптимистка, вечно шутила, весело ко всему относилась… и вдруг как будто что-то сломалось в ней, что-то самое главное… она перестала понимать, что к чему, она даже в ярость стала впадать…
        - В ярость?
        - Ага, и причем из-за сущих мелочей. По лицу меня била, сжав кулаки. - Бен тяжело вздохнул. - Это уже была не моя жена, а кто-то другой. А жена, я так чувствовал, уже не здесь.
        Он замолчал. Повисла тяжелая пауза. Эллен ждала.
        - Хотя я честно проводил часы у ее постели… А она меня уже и узнавать перестала. Просто смотрит перед собой… иногда воды из стаканчика отхлебнет… пощиплет что-нибудь… Все больше сладкого просила, так мы ей конфетницу ставили, и вот если не уследишь, если пуста конфетница-то, так она выходила из себя. Мне сначала странно это было, что это вдруг такая любовь к конфетам, а потом понял, что нет, ей не конфеты нужны, а чтобы конфетница была непременно полной, можно было туда и орехи класть или изюм, да и попкорн тоже… - он не поднимал на нее глаз, уставившись себе под ноги.
        - И что потом?
        Он ответил резко, как бичом хлестнул:
        - Потом она умерла по-настоящему.
        Эллен не находила слов. Еле сдерживала слезы.
        Он взглянул на нее, увидел, что в ее глазах неподдельное сострадание и что они полны влаги. И тогда негромко спросил.
        - А хотите знать, как все это было?
        - Конечно.
        - Я об этом никому еще не рассказывал.
        Опять тяжелая пауза. Потом, словно осознав, что ему и впрямь необходимо выговориться без остатка, Бен начал монотонно:
        - Я об этом очень долго думал. И понял, что надо это сделать, что нет у меня другого выбора. Должен был найтись человек, которому хватило бы мужества избавить эту несчастную женщину от ее страданий… - он замолчал.
        - Бен, милый, не продолжайте, вам же трудно!
        - Нет, я договорю, - он низко опустил голову и теперь едва слышно шептал: - Значит, я взял бутылочку снотворного и высыпал все таблетки в эту конфетницу…
        Эллен едва дышала.
        - Сидел и смотрел, как она берет одну за другой и запивает водичкой… а потом там ничего не осталось. А я сидел, сидел, и я видел, как она уснула. - Бен затих. Эллен казалось, что в ней все вопит от боли.
        - Это ужасно, да? - Он как будто обращал вопрос к самому себе. - Меня кошмары из-за этого преследовали, и все равно… повторись, я бы то же самое сделал. Не мог я видеть, во что она превратилась. А отдать ее в приют, нарушить свое обещание тоже не мог.
        - Видно, вы ее очень любили.
        - Да. Очень.
        С трудом поднявшись на ноги, Бен отошел к окну. Вечером похолодало, и теперь с неба падал мокрый снег. Он отдернул занавеску, разглядывая большие белые хлопья, подсвеченные фонарями, - они устилали улицу, растекались едва различимыми во тьме ручейками. В себе он тоже чувствовал что-то воздушное, легкое, как эти снежинки. Снял с души тяжесть. Очистился. Где-то вдали, перекрывая монотонный шум машин, пробили часы на здании Вильямсбургского банка.
        - Надо же, одиннадцать уже, - заметил он, ни к кому не обращаясь. - А мне ведь завтра вставать чуть свет.
        Он оглянулся на Эллен, которая словно окаменела в своем кресле:
        - Простите, я не хотел вас повергнуть в шок.
        - Ну что вы, что вы, - ответила она с нежностью. - Я так вам благодарна за доверие.
        Бен отнес бокалы на кухню, бросил в раковину.
        - А этот с кем сегодня ночует, с вами, со мной? - он кивнул на коробку с Младшим.
        Не успела Эллен открыть рот, как он уже принял решение:
        - Ладно, пусть у меня поспит… Ну, спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, - проговорила она, глядя, как он идет к своей комнате, бережно неся под мышкой коробку. Бен не обернулся.

        Сестра Кларита сказала, что очень жаль, но тут уж она ничего не может поделать. Вид у нее действительно был печальный, когда она сообщила Эллен, что попробует поговорить насчет Джелло с матушкой настоятельницей, только и матушка тоже бессильна чем-нибудь помочь, уж вот так. Когда дело касается денег, все в руках мистера Грабовски, возглавлявшего администрацию больницы. Да, вообще говоря, больница находится в ведении обители, но финансовая сторона - дело совсем особое, ну и так далее.
        Эллен не надо было ничего объяснять. Мистер Грабовски на все смотрит исключительно с одной точки зрения: доходы, расходы. Бездомный, вроде Джелло, мог означать в балансе больницы только расходную статью. Разумеется, его доставила «скорая», и пока он в критическом состоянии, никто с него платы не потребует. Однако дополнительные медицинские услуги, которых потребовало бы основательное лечение, пусть оказывают в госпитале, который содержит штат, там все бесплатно.
        У Джелло было воспаление легких, но с тех пор, как он очутился в палате, дела его быстро пошли на улучшение. Видно было, что он поправляется и крепнет день ото дня. Но вообще говоря, ему незамедлительно требовался продолжительный курс лечения антибиотиками. Да плюс к этому хорошее питание, сон, а главное, ни капли спиртного, и тогда он окончательно выздоровеет.
        Если же перевести его в госпиталь штата, он, скорее всего, просто оттуда сбежит, его и сюда-то чуть не под конвоем пришлось доставлять. Сбежит, а значит, через неделю она найдет его в худшем состоянии, чем было в прошлый раз. И кто поручится, что еще останется шанс хоть что-то для него сделать.
        Все это, впрочем, не произвело бы никакого впечатления на мистера Грабовски. Ну как ей его убедить? Логическими выкладками туг ничего не добиться. А что, если она бросится перед ним на колени, разрыдавшись?..
        - Простите, дела задержали, - мистер Грабовски был вечно на бегу и говорил, как из пулемета строчил, пожалуй, вдвое быстрее, чем передвигался. Маленький, слишком полный человек в тесно пригнанном костюме, из которого его тело так и стремится вывалиться. Видно, слишком налегает на польскую ветчину. Эллен давно уже с ним не разговаривала, повода не было, и теперь ей показалось, что он еще поправился. Накрахмаленный воротничок так и впивался в толстую шею, складки ходуном ходили при каждом движении. Он грузно опустился на стул, чуть видный за громоздким столом в кабинете.
        - Добрый день, Эллен, что-то совсем мы с вами не видимся. Так, знаете, приятно слышать о вас добрые слова от докторов, а то ведь они все жалуются - и то им не так, и это. - Он повертел головой, как бы пытаясь сбросить воротник. - Ну, чем обязан?
        Но она и слова не успела вымолвить, как он уже все понял:
        - Вы, конечно, насчет этого бродяги, которого к нам привезли на «скорой», правильно?
        Вот так всегда: сам задает вопросы, сам на них и отвечает.
        - Да, видите ли, в чем дело…
        - Эллен, вы очень добрая. И не думайте, что мне неизвестно, как много вы делаете для бездомных.
        - Ну, что вы, я просто стараюсь…
        - Конечно, но вы должны понять и другое: мое дело - обеспечивать финансовую сторону, не то мы погубим эту больницу. И поэтому наши возможности оказывать помощь бесплатно весьма ограниченны.
        - А разве мы не могли бы…
        - Да, да, разумеется, хотя этот ваш подопечный - как его, Йеллоу, кажется? Ах, что это я, вот ведь записано: Джелло Бивгейн. Вот и его история болезни, - он достал из кипы тощую папку. - Да, так мы его переводим в госпиталь штата.
        - Но, мистер Грабовски, послушайте…
        - Понимаю, все понимаю: лучше было бы оставить его у нас, но для этого нет решительно никаких оснований, если только кто-то из врачей не согласится лечить его без гонорара.
        - А тогда, значит…
        - Да, само собой. У вас среди персонала много друзей, так что попробуйте. В этом случае, - он перегнулся к ней через стол, и ей стало страшно, не лопнут ли у него сейчас вены на шее, - мы просто его переведем в другую палату.
        Она успела сказать ему «спасибо», прежде чем он схватился за телефон.
        К кому же из докторов ей обратиться? Поднимаясь в лифте на этаж, где лежал Джелло, она перебрала в памяти их всех. Некоторые обязаны ей кое-чем, она для них подбирала материалы, хотя в ее прямые обязанности такая работа не входит.
        Пожалуй, всего правильнее начать с доктора Файнберга, тем более что он всегда так с нею любезен.

        - А где Младший? - встретил ее вопросом Джелло, как только Эллен вошла в палату.
        - Джелло, ну что за детский сад! Не могу же я каждый раз его тайно сюда приносить. Уже два раза вы с ним виделись, могли удостовериться, что о нем заботятся.
        - Простите, мисс Эллен, - сказал Джелло, но больше для проформы.
        - Вы бы лучше о здоровье своем подумали.
        - Конечно, конечно, вот выберусь отсюда и сразу начну думать о своем здоровье.
        - Главное, пить вам нельзя, вот что.
        - Ну, об этом и правда надо крепко подумать, - по его лицу, украсившемуся только что отпущенной бородкой, расплылась улыбка.
        - Напрасно вы так. - Эллен укоризненно покачала головой.
        В палате появилась сестра - огромных размеров девица с мясистыми пальцами.
        - Так это вы будете мистер Джелло Бивгейн?
        Эллен расхохоталась.
        - Вот ваше лекарство.
        - Не хочу я его принимать.
        - Хотите не хотите, а надо - вы же слышали, что вам доктор Вандерманн сегодня сказал.
        - Ну, надо, значит, надо, - и Джелло со вздохом проглотил таблетку.
        - Так его доктор Вандерманн лечит? - спросила Эллен, не веря собственным ушам.
        - Ага, сегодня утром пришел, а раньше у меня был другой, - сказал Джелло.
        - А почему вдруг он?
        - Ну, тот, который раньше был, говорит, пора, мол, его в госпиталь штата переправить, а доктор Вандерманн сказал, что нет, пусть остается, я его стану лечить просто так, без платы.
        - Без платы? Это Рихард при вас так сказал?
        - Он замечательный, мисс Эллен, так ему и скажите, если разговаривать будете, и еще скажите, мне бы домой поскорее.
        - Скажу. Сейчас вот прямо найду его и скажу.

        На месте Джины в его кабинете сидела другая сестра - этакая солидная матрона, которой уж скоро на пенсию.
        - Что вам угодно? - осведомилась она, приветливо улыбаясь.
        - Меня зовут Эллен Риччо. Передайте доктору Вандерманну, что мне бы хотелось кое-что ему сказать.
        Сестра нажала кнопку, соединившись с Рихардом по внутренней связи.
        - Кстати, - поинтересовалась Эллен, - а где Джина?
        - Уволилась с месяц назад. Она в Чикаго переехала.
        - Эллен! - Рихард, стоявший в дверях кабинета, так и светился от радости. - Прошу, я сейчас ничем не занят.
        - Так, значит, ты взялся лечить Джелло?
        - Угу.
        - Можно узнать, почему?
        - Потому что для меня не тайна, как много он значит в твоей жизни.
        Видимо, на ее лице слишком ясно читалось недоумение, потому что он поспешил добавить:
        - Понимаешь, - он помедлил, отыскивая верные слова, - я доставил тебе так много неприятностей, надо хоть что-то исправить, если есть возможность.
        Она с минуту задумчиво смотрела на него. Кажется, не кривит душой, действительно хочет что-то для нее сделать.
        - Ценю твое благородство, Рихард, совершенно искренне ценю, - как бы это поделикатнее выразить? - Но то, что между нами произошло, исправить невозможно. - Ну вот, получилось куда жестче, чем она хотела.
        - Понимаю. Жаль, - он весь напрягся.
        - А за Джелло большое тебе спасибо, - поторопилась добавить она. - Только с ним ведь так трудно.
        - У него воспаление легких, но лечение идет хорошо. Не такой уж, кстати, сложный случай, только надо печенью его как следует заняться, есть опасность цирроза. А сердце у него хорошее.
        - Ну, и что можно сделать?
        - Если не бросит пить, - ничего.
        - Ох, - вздохнула она, - ведь сколько я ему про это твержу!
        - Не понимаю, зачем тебе с ним возиться, если он ничего не хочет слушать. - Вот это уже Рихард, которого она успела вдоль и поперек изучить. Эллен взглянула ему прямо в глаза.
        - Потому что он мне дорог как друг.
        - Ах как друг. «Зря он свой цинизм не умерит», - подумалось Эллен. - Ну, знай же, что твой друг просто совершает самоубийство. И может, не стоит ему препятствовать довести это дело поскорее до конца, чтобы избавить себя от лишних мучений.
        - Прекрасный совет, благодарю, - злость просто душила ее. Эллен бросилась к двери.
        - Прости, я совсем не думал тебя обидеть, - Рихард схватил ее за руку. - Останься, прошу тебя. Неужели нам и поговорить уже не о чем?
        Она вырвалась.
        - Ни о чем, кроме Джелло, я с тобой говорить и не намеревалась, - сказала она и захлопнула дверь у него перед носом.

        Милт приподнял крышку в дырочках, увидел, что на него уставились две блестящие бусинки.
        - Ты совсем ку-ку, Бен, а? Это как понимать, тебя уже сиделкой при крысе оставляют?
        - Это не крыса, а мышь, - поправил его Бен, - и сегодня ее возвратят хозяину, Джелло выписывается.
        - А ты, я вижу, задружил с бродягой этим, - заметил Милт, покачивая головой в недоумении.
        Вместо ответа Бен протянул ему гантели. Милт, пожав плечами, принялся за упражнения, громко ведя счет.
        - Слушай, а, вообще, что у тебя там с этой девкой?
        - Ты смотри дыхание не сбей, - проигнорировал его вопрос Бен. - Ну, три-четыре, три-четыре.
        - Засадил ей уже, а?
        Бен почувствовал, как у него вспыхнули щеки.
        - Стыдно тебе, Милт, она же мне в дочери годится.
        - Ах, скажите пожалуйста, как раз один из ста по этой причине остановится, нет, один из двухсот, а то я мужчин не знаю.
        - Ну, значит, я один из двухсот.
        Милт с грохотом бросил гантели на пол - Бен каждый раз от этого вздрагивал - и вразвалочку направился к шведской стенке. По лицу его блуждала лукавая улыбка.
        - А если ты ей еще не засадил, тогда я не понимаю, что с тобой такое. Ладно, во всяком случае, тебе это для здоровья полезно. Я тебя уже много лет в такой форме не помню.
        Стараясь поскорее закончить этот разговор, Бен сделал вид, что полностью поглощен кормлением Младшего, которому он крошил попкорн.
        - Оторвись от своего дружка бесценного, я тебе про другую расскажу крысу, кстати, может, ты мне и поможешь с ней справиться.
        - Ты о чем?
        - О ком, а не о чем. О Доне Арнольде. Вот помог бы мне.
        - Это солист эстрадный, что ли?
        - Прекрати, Бен, ну кто же теперь так выражается!
        - Ладно, не солист, а как это… шансонье?
        - Еще хуже, ну да ладно. Так вот, его наконец нашли.
        - А он в бегах был? Я и не знал.
        - Понятно, что не знал, мы все сделали, чтобы обошлось без лишнего трепа, но после того как Доуни дожала его по суду, он взял и исчез, короче говоря, запил. Пришлось его гастроли в Японии отменять, убытки - ужас просто. Майкелсон просто из себя выходит.
        - Минуточку, Милт, минуточку. Я в Японию с концертами не собираюсь.
        - Вот спасибо, а то мне как раз еще одного комика не хватало. Между прочим, из-за комика вся эта катавасия и началась.
        - Ну хорошо, так чего ты от меня-то добиваешься?
        - Чтобы ты им как следует занялся: вес ему надо сбросить, в чувство придти.
        - А он станет делать, что я ему велю?
        - Это уж моя забота. Станет, не бойся.
        - Ладно, - с неохотой согласился Бен. - Можешь его привести.
        - Да тот-то и оно, что не могу. Нельзя ему в таком виде где бы то ни было показываться. И придется тебе поездить к нему самому.
        - А куда это?
        - На Файр-Айленд, мы его там спрятали.
        - На Файр-Айленд? Туда же зимой и не добраться никак.
        - Вот потому для нас это самое подходящее местечко.
        Никто там его не увидит, ни единая душа. И паром тоже не ходит - красота да и только, он, стало быть, никак оттуда не сбежит.
        - А я как туда попаду?
        - Вертолетом с аэродрома Беннет-филд, мы все устроим. Лететь всего полчаса, даже меньше. Пилот будет тебя ждать и доставит обратно.
        Бен быстренько прикинул:
        - Полчаса лететь, да там в общей сложности час, не меньше… Ладно, я согласен. Только это будет недешево.
        - Агентство согласно на твои условия. Называй цифру.
        - Тысяча за поездку.

        Даже на Эллен произвело впечатление, когда он вечером рассказал ей про разговор с Милтом.
        - Так, выходит, вы такой мастер этого дела?
        - Выходит, что да.
        - Клиенты у вас, что говорить, знаменитые, на зависть всем.
        - Мне бы других, верней, одного, а его никак не заполучить.
        - Это кого же?
        - Вас.
        - Ой, перестаньте, вы же знаете, у меня нет времени. И вообще я целый день по больнице ношусь, так что физических нагрузок мне хватает, даже слишком.
        - Но вы же на спину свою жалуетесь, а разве я вам не говорил, отчего это все?
        - Говорили, конечно.
        - И еще раз скажу: нельзя все время за компьютером сидеть, гнуться. - Он сгорбился над кухонным столом, показывая, как это скверно для мышц.
        - Ну, не надо, быть того не может, чтобы до того уродливо выглядело.
        - Вам надо мышцы на животе укреплять.
        - Но боли ведь не там, а в спине.
        - Да в том-то и дело, что слабое место только одним способом укрепляется, - если разрабатываешь мышцы противоположной группы. Вы на культуристов не обращали внимание? Видели, какие у них на груди бугры, а сами ходят, точно гориллы?
        Она рассмеялась, видя, как он их ловко передразнивает.
        - Вот видите. А все оттого, что они противоположные группы мышц оставляют без внимания.
        - Все равно, причем тут…
        - Сядьте-ка вот здесь. Она села, как он сказал.
        - Ну вот, - взяв ее за локоть, он положил ей руку на живот. - Чувствуете?
        - Что, мускулы там? Разумеется.
        - Хорошо, а теперь напрягайтесь.
        Она попробовала, и тут же спина непроизвольно выпрямилась.
        - Теперь понятно, о чем я говорю?
        - Да, только там все равно побаливает… - Она приподняла свитер, показывая ему свое уязвимое место.
        Он провел рукой по обнажившейся коже - какая она у нее теплая и гладкая!
        - Не останется там никакой боли, надо только вот тут разрабатывать, - второй рукой он нащупал бугорок у нее на желудке.
        - Да ничего бы и не болело, если бы вы меня вот так целый день разминали.
        Она подняла на него глаза, улыбнулась, и вдруг по его телу словно пробежал электрический разряд. Он поспешил убрать руки. А ведь сколько у него было клиенток, которым он тоже показывал, где на их теле слабые точки. Только с Эллен все по-другому. Совсем по-другому.

        Глава XIII

        Бен убрал в сторону журнальный столик, отодвинул к стене кресла, скатал ковер. - Вы тут танцевальный зал собираетесь устраивать? - насмешливо спросила Эллен, но было видно, как она возбуждена. Они только что вернулись из кинотеатра, посмотрев
«Аромат женщины». Вот этот фильм сделал-таки свое дело, и она, наконец, позволила ему показать ей, как танцуют танго. Там, в картине, это было так красиво: не чопорный старомодный танец, как она думала, а чувственный, возбуждающий.
        У Эллен мелькнула мысль: а не надеть ли ей по этому случаю облегающее черное платье - на актрисе в фильме было такое же, - но туг же Эллен стало смешно за себя. Хотя и то сказать: толстый свитер, джинсы - одежда явно не самая подходящая для такого случая.
        Пока Бен возился с пластинками, отыскивая нужную, она порылась в гардеробе и вытащила легкий шерстяной костюмчик с цветами на рукавах, который отлично подчеркивает линию бедер, а к нему как раз подойдут вот эти лодочки на низком каблуке.
        Бен, оторвавшись от проигрывателя, так и ахнул, когда она появилась:
        - Да я вижу, у меня такая замечательная ученица! Она улыбнулась, предчувствуя, что все получится прекрасно.
        - Стало быть, самое главное, - начал он менторским тоном, - это чтобы выше пояса тела, когда танцуешь танго, не соприкасались.
        - Такой чувственный танец, а надо следить, чтобы ненароком не коснуться партнера?
        - Я же не говорил «не коснуться», - я сказал, что нельзя, чтобы тела соприкасались выше пояса.
        - Н-да, большая разница, как я вижу.
        - Понимаете, танго придумали в Аргентине, а это католическая страна, там за женщинами во все глаза глядят. И знакомиться с мужчинами они могли там, только когда танцевали, оттого все строгости.
        - То есть, надо, чтобы на вид все было очень строго, но только на вид?
        - Вот видите, вы все правильно поняли. - Он подошел к ней, протянул руку - Ладно, довольно истории Готовы?
        Она кивнула, он положил руку ей на талию. Мягкое, отеческое прикосновение.
        - Для начала я вам покажу основные движения, ладно?
        - Конечно.
        - Значит, два шага вперед, но медленно, совсем медленно, и на партнера не смотреть, глаза должны быть устремлены прямо перед собой…
        Ей вспомнился Аль Пачино.
        - А затем вы неожиданно поворачиваетесь ко мне и смотрите прямо в лицо, а в это время мы делаем два шага в сторону, и быстро, еще быстрее.
        - Только-то?
        - Нет, потом надо опять сделать медленный шаг, и вот тут, если угодно, партнерша делает поклон.
        Эллен захихикала.
        - Ничего смешного. Танго - танец очень серьезный. Она изо всех сил постаралась придать лицу сосредоточенное выражение.
        - Ну, начали. - Кончиком туфли он включил проигрыватель, и комната заполнилась меланхолической мелодией. - Раз, - он развернул ее так, что теперь тело ее словно повисло у него на руке, - и бедром вы почти меня касаетесь, как бы скользите вдоль моего бедра, я вам тут должен подчиняться.
        - Вы подчиняетесь мне?
        - Да, сначала солирует дама.
        - Дама? - она была изумлена.
        - Совершенно верно.
        - Вот это здорово!
        - Но не раскачивайтесь корпусом, только самые легкие наклоны, а еще следите, чтобы нога вся оставалась на полу, нельзя, чтобы танцевали на цыпочках.
        - Хорошо, - кивнула она.
        Бен особенно пристально следил, чтобы поддерживался нужный ритм. «Тише, тише», - командовал он, когда делали движение вперед, а затем: «Быстрее, еще быстрее». И тут Эллен сбилась, чуть не полетев на пол, когда пробовала сделать поворот.
        Ей стало неловко, ну что это, неужели так уж трудно выполнить три несложных па.
        - Ой, извините, - пролепетала она, - я такая неуклюжая.
        - Ну что вы, в первый раз все так.
        - Может, вам надоело уже со мной возиться? Он словно не слышал ее вопроса.
        - Пожалуйста, проследите сейчас повнимательнее. - Он обнял воображаемую партнершу.
        Она смотрела, как он скользит по комнате, нигде не отступая от ритма, - какая плавность, и так у него все естественно, просто. В кино не так танцевали, грубее, а он чуть не парит, но при этом все время ощутима сдерживаемая энергия. Словно какое-то грациозное животное, словно леопард, который крадется по следу.
        Она представила себя на месте этой невидимой партнерши, и вдруг следа не осталось от ее смущения, от робости. Она сумеет, совершенно точно сумеет.
        - А теперь давайте еще раз попробуем. - Рука крепко обхватила ее талию. - Нужно, чтобы вы все время чувствовали, что не отрываетесь от пола… как будто ручей вброд переходите.
        - Вот уж это точно, того и гляди взмокну от стараний. Он хихикнул.
        - Ведь нельзя же смеяться, - прикрикнула она на него. - Танго танцуют со всей серьезностью, сами говорили.
        - Правильно, только вы ведь не на экзамене, не надо морщить лоб.
        Они сделали поворот на этот раз безукоризненно.
        - Еще разок, а?
        - Медленно, медленно, - шептала она как бы про себя, - а теперь быстро, быстро, еще быстрее.
        - Отлично, - с ненаигранной радостью заметил он.
        - Только и всего?
        - Не совсем, но ритм вы уже усвоили, а остальное просто. Главное поймать ритм.
        Он прав, конечно. В ритме все дело.
        Они протанцевали вдоль всей комнаты, и он ей показывал все более сложные па, наклоны, повороты, как партнеры покидают друг друга и снова соединяются.
        Что-то было в этом танце зажигающее, она это ясно сознавала. Что-то совсем для нее новое. Ее зачаровывала печальная мелодия. Это было как состояние транса, но вместе с тем и необыкновенного внутреннего подъема. В жизни она ничего такого не испытывала танцуя.
        И Бен тоже. Уж он-то танцевал танго сотни раз, танцевал, как художник, безупречно. Знал, что им можно залюбоваться. Но вот Эллен - она так хочет научиться, так еще неуверенна в себе - такого никогда у него не бывало. Когда они закончили свой первый танец, в его душе все ликовало, - он и не помнил, чтобы ему доводилось испытать подобное состояние, даже когда ему достался первый приз, за который состязались почти сто пар.
        Сколько времени длился этот их танец, он не имел ни малейшего представления, пластинка словно бы никогда не кончалась или ее переставляли снова и снова. Что он знал наверняка - это свое страстное желание, чтобы она и не кончилась.
        У них теперь прекрасно получалось. Он бросил взгляд на Эллен, глаза ее сияли. Видно было, что и ей танго доставляет наслаждение.
        Они на миг расстались, оба выполнили дорожку шагов, затем снова оказались вместе, и Эллен слишком резко выгнулась, так что ноги ее сплелись с его ногами. Он вдруг уловил, как трепещет все ее тело, и у него по спине пробежала легкая дрожь. Бен почувствовал, что сейчас он ее захочет. Нельзя, ведь будет же видно, но он не хотел, чтобы это чувство прошло. Он прижал ее к себе еще плотнее, и она чувствовала, как крепнет твердость там, в самом низу его живота, но не отстранялась, и на лице ее не было ни тени смущения. «Медленно, - прошептала она, - медленно…» Теперь это уже можно было понять и в другом смысле: не спеши, не отступай. Она обернулась, пристально на него глядя. Все нужно было решить в долю секунды: либо поцеловать ее, либо отклониться назад.
        Он отклонился, выключил проигрыватель, борясь с лихорадочно скачущими мыслями. Господи, хорошо хоть хватило соображения вовремя взять себя в руки. Он что, с ума сошел, чтобы вот так себя вести с совсем молодой женщиной? Уже и не вспомнить теперь, когда это у него было последний раз с Бетти. А после ее смерти ему даже ни разу не пришла охота помастурбировать. Ну и что такого, стареешь, и это желание проходит, все нормально. Но почему сегодня он взял и поднялся?
        Хотя что тут гадать: просто она была совсем рядом, он чувствовал все ее тело. Интересно, а ей тоже захотелось? Да что ты, в самом деле, она просто радовалась, что у нее получается танго, хотя ведь прижалась к нему гак тесно, не могла не почувствовать… и не отстранилась ведь, не дернулась. Ладно, хватит об этом, приказал он себе.
        - Поздно уже, - прохрипел он, ощущая сушь в горле.
        - Угу, в постельку пора.
        От этих слов он чуть не рванулся к ней, как подброшенный электрическим разрядом.
        Не глядя на Эллен, он поднялся, прикрывая ладонью ширинку, чтобы не так было видно, какой там бугор, и направился в ванную.
        Сзади послышался ее ласковый голос:
        - Спасибо за урок.
        - Спокойной ночи, - только и сумел выдавить из себя он.
        Безжалостный холодный душ привел его в чувство, плоть сморщилась и больше не торчала. Он насухо вытерся полотенцем, делая нарочито резкие движения, словно хотел стереть все воспоминания о случившемся только что. Потряс головой, швырнул полотенце в бак и пошел спать.
        Простыни были прохладные, и Бен вытянулся на них с наслаждением. И вот, пожалуйста. Опять он вскочил. Смех да и только.
        И тут Бен услышал, как тихонько приоткрывается дверь.
        Свет из прихожей доходил слабым лучиком, и он увидел, что она совершенно голая.
        Она стояла в проеме молча, ждала, когда он заговорит, но Бен точно онемел. У него было такое чувство, как будто все это с ним происходит в самый первый раз в его жизни, и было страшно, и испепеляло предвкушение того, что сейчас случится. Он отбросил одеяло, молча приглашая ее лечь рядом.
        Она неторопливо прошла к постели, потом улеглась, почти к нему не прикасаясь.
        Сердце его отчаянно стучало, Бен повернулся к ней, нашел ее губы, жадно потянувшиеся к его губам. Они целовались с упоением, взасос, пуская в ход язык, и все им было мало.
        В темноте его дрожащие от возбуждения руки ласкали ее гладкую кожу, пальцами он прочертил на ней линии, следуя изгибам тела. И все это богатство вот сейчас станет его собственностью?
        Словно отвечая на этот несмелый вопрос, она повернулась и легла на него сверху. Поднялась на локтях, нежно лаская грудью его живот. Он чувствовал, как у нее твердеют соски. Бен накрыл ладонью ее правую грудь, притянул к своему рту. Когда он, покусывая, сосал ей грудь, чувствовалось, как сосок растет и каменеет.
        Теперь она стояла над ним, упершись в постель коленями, и Бен совсем потерял голову. Какое дивное чувство, когда все делает женщина! А ведь с самой юности всегда и всем распоряжался он сам, но сейчас ему доставляло наслаждение следовать велениям ее тела.
        Она нащупала пальцами его член, жестко упиравшийся ей в живот, и ввела в себя. Что-то горячее, влажное, ждущее его прикосновений. Да, именно его прикосновений!
        Когда они кончили, она нежно его поцеловала в губы, потом в глаза и провела языком по лбу, по скулам - воздушные, еле ощутимые ласки перед уходом.
        Все это время они не произнесли ни слова, и только в секунду высшего торжества ему почудилось, что она шепчет: «Медленно, медленно…»

        Наутро Эллен еще спала, когда Бен вышел из квартиры, нарочно сделав это пораньше, чтобы не встречаться с нею. Он знал, им обоим будет неловко. И что он ей скажет?
        Поблагодарит? «Эллен, дорогая, я был уверен, что он уже никогда не встанет, а вы это сделали, спасибо вам большое», - так, что ли? Как же, она, чего доброго, решит, что он теперь от нее будет требовать того же самого каждую ночь.
        Извинится? «Эллен, простите, пожалуйста, больше это никогда не повторится. Сам не пойму, как это я потерял вчера голову». Но послушай, она ведь тоже этого хотела. Ведь она сама к нему пришла…
        В общем, ясно лишь одно: прежние отношения между ними продолжаться не могут, потому что нельзя сделать вид, будто ничего этой ночью не произошло. Да и вообще, давно уже ему пора съехать. Они ведь поначалу договаривались о жилье только на два месяца, а какое там.
        Вечером, вернувшись из своего зала, он нашел ее на кухне, где она пила растворимый кофе. «Привет, Бен», - с радостью взглянув на него, сказала она.
        - Ну, как день прошел? - не придумав ничего лучшего, поинтересовался он, решив, что пусть она сама заговорит или не заговорит про вчерашнее.
        Но она и словом про это не обмолвилась. Трещала без умолку про разные новости в больнице, про то, что Голди опять с мужем разругалась… Да, а сестре Кларите нынче приснился дельфин, и на нем верхом разъезжал по водам ангел…
        - Эти монашки все психованные, - буркнул Бен, слишком озадаченный, чтобы поддерживать разговор. А она вроде бы в превосходном настроении, шутит, несет всякую чепуху. Бен попробовал что-то прочитать в ее глазах, но ничего не вышло. Как будто и правда вчера была ночь как ночь Может, ему все только приснилось?
        Ну, что он мучается, надо просто поговорить и с этим покончить.
        - Э-э-э… Эллен.
        - Да, Бен?
        - Сам не пойму, что это на меня вчера накатило. - Он решил, что всего лучше будет покаяться. Раз он во всем признает виновным себя, она, во всяком случае, не устроит ему сцену. - Короче, прошу меня извинить.
        - За что, Бен?
        - Ну… в общем… в общем, я не имел права.
        - О чем это?
        - То есть, я чувствую, что сильно виноват.
        - Абсолютно не понимаю. Ведь, раз уж на то пошло, это я пришла к вам, а не наоборот.
        С этим не поспоришь.
        - Знаю, и все-таки…
        - Все-таки, что?
        - Понимаете, у меня вот такое чувство… - слова находились с трудом, да и вообще он не ожидал, что она так вот отреагирует. - Ну, что вы просто решили снисхождение ко мне проявить. Я вроде как вас немножко опекаю, вот вы и…
        Эллен смотрела на него с недоумением.
        - То есть вы решили, что я отдалась вам из благодарности, так?
        - Да нет, что вы… просто…
        - Очень признательна! - взорвалась она, наконец. - Ну и дура же я, чуть не на крыльях летаю из-за того, что у нас ночью было, а мне объясняют, что ничего и не было, оказывается, так, простые любезности.
        От изумления Бен потерял дар речи. Просто смотрел, как она в негодовании металась по кухне, потом выбежала прочь. С силой захлопнула дверь в свою спальню.
        Так, и что же ему делать? Бен кинулся было за нею в прихожую, но остановился. Из-под двери доносились приглушенные звуки: что-то полетело на пол, мощным потоком хлынула вода, это она на полную мощность отвернула краны в ванной.
        Ну и мудак, просто из мудаков мудак! Спрашивается, зачем он своими руками все взял и испортил? Он что, не понимает, что вчера ночью случилось такое, что останется среди самых счастливых событий его жизни? Вот она тоже ведь сказала «как на крыльях летаю». И значит, никаких тягостных чувств у нее и в помине не было.
        Он тоже пошел в ванную, постоял перед зеркалом, ополоснулся ледяной водой и, не вытираясь, смотрел, как по щекам бегут капли, стекая в раковину. А ведь он еще ничего на вид, действительно, ничего, правда, пару морщин надо бы убрать, но чувствуется, что человеку этому жизнь пока не в тягость и усталости нет или он умеет с ней бороться. Какие тягости? После вчерашнего он уже точно знает, что об усталости ему говорить рано. Ну как такое не отпраздновать!
        Он глубоко вздохнул, чтобы успокоить нервы, вышел из своей комнаты. Эллен была на кухне, жевала свой бутерброд с маслом, - всегда так делает, чтобы его подразнить.
        Он уселся напротив и начал намазывать маслом какую-то корочку.
        Уголки ее губ как будто иронически скривились, но она молчала.
        Бен откусил краешек.
        - Надо же, а ничего. И вообще я, как видно, во многом заблуждаюсь.
        - Поосторожнее. Не то еще понравится по-настоящему. Она докончила свой бутерброд, взялась за чашку с намерением осушить ее залпом.
        - Вот вчера ночью мне действительно понравилось, по-настоящему… Да у меня… у меня за всю жизнь другой такой ночи, может, не было.
        Она с минуту изучающе разглядывала его, как бы проверяя, насколько он искренен. Потом кивнула: «Хорошо, если так». Надо понимать, он прощен, и между ними снова воцарился мир.
        Он с облегчением вздохнул.
        Эллен допила кофе, вымыла чашку, не оборачиваясь к нему.
        - У тебя фигура такая красивая, особенно снизу, - несмело сказал он.
        Чашка грохнулась в раковину. Она так на него и кинулась:
        - С ума сошел, что ли, или, может, перепил?
        - В рот ни капли не брал, а говорю, что думаю, - ему достало уверенности в себе встретиться с нею взглядом, - и вообще, вчера было так, как будто я в жизни раньше женщины не знал… Знаешь, как в первый раз, ну как у меня было - она была намного меня старше, соседка кузины моей. Всему меня и обучила… Я просто одурел, хотя странно это все выходило, ощущения какие-то непонятные, непривычные…
        Она подошла к столу, уселась, слушала не перебивая.
        - Эллен, ты мне подарила нечто такое, чего, как я был уверен, мне уже больше никогда не испытать. Но пойми, мне так трудно поверить, что и тебе вчера было хорошо…
        - Ой, Бен, какой ты глупый, - она потянулась к нему, взяла в руки его ладонь.
        - Нет, ты дослушай, я ведь из-за того и начал валять дурака, что не верил, ну, никак поверить не мог, что у нас что-то могло выйти по-настоящему.
        - Могло, глупенький, могло, и еще выйдет, вот прямо сейчас.
        Он глядел на нее растерянно, сам себе не веря. А ее лицо вдруг просияло:
        - Ты разве забыл? Переступивши черту, ни за что не оглядывайся, ни в чем не сомневайся, ни о чем не тревожься, иди вперед только и всего. Тебе этого никто не объяснял?
        - Объясняли, - кивнул он и, взяв ее за руку, потянул за собой. - Сегодня, уж позволь, инициативу проявлю я.

        Глава XIV

        Намело высоченную гору грязного снега, и Рон Майкелсон укрылся за ней от ветра, но метель так и хлестала, змейками расползаясь по всему аэродрому, по западному полю, куда в Ньюарке сажают частные самолеты. Милт мечтал поскорее отсюда убраться. Уж этот чертов Рон, зачем было еще и его сюда тащить, хотя, и то сказать, Майкелсона тоже пожалеть можно. А он еще в свое дорогое пальто вырядился, вон и ярлычок виден - «Бербери», ему бы кто-нибудь объяснил, что в таких нарядах хорошо в лимузине разъезжать, и чтобы подгоняли прямо к подъезду.
        А вот Милта в поездку сегодня собирала Сара, и в кои-то века он благословил ее предусмотрительность. Перчатки на меху, русская шапка, надвинутая на самый лоб, две пары шерстяных носков, зимние сапоги да впридачу настоящая дубленка - так можно и на морозе побыть, уж если угораздило.
        - Холодно, черт бы их подрал, - в десятый раз пожаловался Рон, стуча зубами. Ноги в лакированных туфлях от Гуччи, видно, совсем заледенели.
        - Уж больно вы там нежные, в Калифорнии своей, - кольнул его Милт.
        - Да понятно, не то что ваша чертова дыра, - отпарировал Майкелсон, - сидел бы сейчас дома, вечером можно было бы на корт в Палм-Спрингз съездить.
        - А тут торчи на морозе, япошку этого встречай. Рон исподлобья взглянул на Милта без тени юмора на лице.
        - За такой контракт можно и яйца отморозить, ясно? Оба ухмыльнулись. Ладно, скоро уже приземлится.
        И тут до них донесся вой быстро приближающейся «скорой помощи» Машина шла прямо в их направлении, сигнальный фонарь на крыше безостановочно вращался.
        - Это еще что за чертовщина такая? - Рон, похоже, забеспокоился.
        - Мне откуда знать! - Милт только повел плечами. Машина затормозила, и в ту же минуту они заметили огни «Боинга-707», плавно спускавшегося к посадочной полосе. Самолет пронесся мимо, развернулся и тихо подкатил к тому месту, где они стояли.
        Едва спустили трап, как в салон кинулись медики с каталкой Милт и Рон понеслись следом.
        В дверях над трапом показался безупречно одетый японец, показывающий медикам, куда пройти. «Таро Хасикава, сын их босса, - шепнул Рон. - Мистер Хасикава! Мы здесь!» - крикнул он, и изо рта у него вывалились клубы пара.
        - А, мистер Майкелсон, как любезно с вашей стороны нас встретить, - отозвался японец на превосходном английском языке, и, спустившись, отвесил им церемонный поклон. На нем не было пальто, но холода он точно не замечал.
        - Что случилось? - встревоженно спросил Майкелсон, кивнув на «скорую».
        - Мой отец, - Хасикава помедлил, словно выбирая наиболее точное английское слово, - не вполне здоров.
        - О Господи! - Рон, не хуже Милта изучивший японскую манеру не называть вещи своими именами, был явно в ужасе.
        Милт бросил на него озадаченный взгляд, но Майкелсон как онемел.
        - Не могли бы мы вам чем-то помочь? - Нужно было, чтобы хоть кто-то это предложил, вот Милт и взял на себя эту функцию. - Мы можем привлечь специалистов из больницы
«Сент-Джозеф», это лучший медицинский центр во всем Нью-Йорке.
        - Чрезвычайно вам признателен за внимание, но мы уже договорились с частной клиникой на Манхэттене. Состояние здоровья моего отца должно сохраняться в тайне ото всех. В противном случае, как вы догадываетесь, может возникнуть угроза существенного понижения курса акций компании.
        Тут из самолета вышли медики, спуская по трапу каталку, на которой виднелась завернутая в простыни неподвижная фигура.
        - Мать его перетак, - Рон наконец-то мог выражаться, как привык, - возьмет и сыграет в ящик, а мы потом расхлебывай.
        Заметив, что сын стоит не так уж далеко, Милт дернул своего шефа за рукав - еще услышит.
        - Рон, посмотрите-ка, - зашептал он, - вроде пока еще дышит, а?
        Трясущимися в шикарных перчатках руками - не то замерз, не то разволновался - Рон вытащил новые четки и лихорадочно их перебирал, пока они шли за каталкой к машине.
        - Полагаю, у меня нет причин беспокоиться относительно вашего неукоснительного молчания, джентльмены, - и младший Хасикава опять отвесил им поклон.
        - О чем разговор, уж это само собой, - заторопился Рон.
        Каталку внесли в машину, где была установка для поддержания жизни, и Милт успел за секунду рассмотреть, какое у больного лицо, - ни кровиночки, какая-то кукольная маска, только усики выделяются на бледной коже, подчеркивая очертания рта.
        Едва отца поместили в машину, сын, демонстрируя отличную физическую форму, одним прыжком очутился рядом с папашей.
        - Послушайте, господин Хасикава, - Рон только что не выл от досады, - мы, надо полагать, отменяем завтрашнее подписание, так?
        - Так, мистер Майкелсон, - отозвался молодой японец, смотря на него с нескрываемым презрением, - придется отменить, это самое правильное.

«Скорая» рывком тронулась с места, взревела сирена, а Рон растерянно смотрел ей вслед, не расставаясь с четками.
        - Ух, как он меня ненавидит.
        - Кто?
        - Да сынок этот, просто кишки бы из меня выпустил.
        - Перестаньте, Рон, вовсе он и не думает вас ненавидеть, с чего вы взяли.
        - А с того, что его вся эта сделка не устраивает. Он бы и не приехал на подписание, но нельзя проявлять непочтительность, раз папа-сан так решил.
        - Да, у японцев с этим делом строго.
        - А черт, и что же нам теперь делать, как вы думаете?
        - Ждать, что же еще, - ответил Милт.
        - Ждать?
        - Ну да, пока что-то не прояснится.
        - А я уже ножки стола спилил, там, в конференц-зале.
        - Что? Зачем это?
        - Чтобы процедура подписания прошла как следует. Милт вопросительно на него посмотрел, ничего не понимая.
        - Ну, надо же, чтобы они себя чувствовали как дома. У них свой консультант - знали бы, какую кучу денег загребает, это уму непостижимо! - ну вот, он и говорит, надо, мол, потом чайную церемонию устроить, а значит, чашечки должны быть такие специальные, и все будут стоять на коленях.
        - Надо, так устроим, правда ведь, Рон?
        - Конечно, только вот когда?
        Милту сказать на этот счет было нечего.
        - Когда, вот что я хотел бы знать, - стиснув четки в кулаке, орал Рон на все летное поле.
        Милт пожал плечами. Босс, похоже, совсем мудак, такого даже он не ожидал.
        - Вот надо же, мать-перемать. Десять миллионов коту под хвост, провалиться бы!
        Рон взглянул себе под ноги. На четках лопнул шнурок, и бусины разбегались по асфальту, словно норовя поскорее удрать от хозяина.

        Эллен смотрела, как с аэродрома Беннет-филд взлетает вертолет, уносящий Бена на Файр-Айленд. Обычно по воскресеньям его сюда привозил Милт, но сегодня он чем-то занят - уехал в Ньюарк, там какой-то важный японец прилетает.
        С Милтом Эллен не была знакома. А ведь Бен считает его своим лучшим другом, но не хочет, чтобы они познакомились, специально этого избегает, что ли? Хотя, если подумать, она ведь тоже так его и не познакомила с Голди. И знает почему не познакомила. Все дело в том, что ей было бы трудно объяснить, какие у нее с Беном отношения. Не каждый поймет, а и поймут - тоже, глядишь, не похвалят. То чудесное, что их связало, пока еще так непрочно. И оба они старались, чтобы не возникало дополнительной напряженности.
        Эллен взглянула на часы - ага, надо поторапливаться, если она намерена встретить вертолет, когда он прилетит назад. Каких-то два часа на все про все, даже меньше, а ей надо навестить своих подопечных и опять вернуться сюда.
        Поставив на сиденье рядом коробку с бутербродами, Эллен осторожно ехала на авеню Нептун, стараясь высматривать обледеневшие участки, присыпанные мокрым грязноватым снегом. Включила магнитофон: пленка с любимым танго Бена; она тоже просто голову теряет от этой музыки. Для нее танго стало означать столь многое: любовь, и счастье, и страсть, и секс, ощущение надежности и безопасности, - но, прежде всего, танго слилось с образом мужчины, который все это ей подарил.
        В жизни она не встречала никого, хоть капельку на него похожего, и Эллен все больше начинала осознавать, что саму себя она прежде тоже не знала. Благодаря Бену ей открылись в себе такие вещи, о которых она и не догадывалась, хотя все это где-то в ней дремало, где-то ждало, но так бы невостребованным и осталось, не окажись на ее пути Бен.
        Взять хотя бы секс. Самой себе она всегда казалась нормальной женщиной, которая способна получать от этого удовольствие, если не пережимать и не подвергать опасности здоровье. Но с Беном все было совсем не так. В постели ему иногда недоставало силы, но хотел он ее все равно со всей страстью, и вместе им удавалось добиться всего, как бы ни подводило естество. Руками, языком он познал ее всю, до последней клеточки, и всегда он делал это медленно, чтобы она привыкла и получила наслаждение, а она умела его вознаградить. Они оба были бесконечно увлечены этим познанием тела, лежащего рядом, и каждый раз это получалось по-новому, изумляя их и восхищая. Когда оргазм не происходил так, как у всех, они его добивались собственными силами, добивались всегда, и счастье она испытывала от этого такое, что все из ее прошлого просто забывалось.
        Но она осознавала, что ощущение чуда даруется не этим, даже не уникальностью способов, которые они изобрели. Чудом было все то, что стояло за их близостью, подталкивало к ней, увенчивало ее, над нею воспаряло. Чудом была любовь, а остальное шло от нее и за нею.
        А сегодня у Эллен было такое чувство, что все вокруг заполнилось чудом, и поэтому даже уродство преобразилось в красоту. Проезжая вдоль океана, она смотрела на волны. Крохотные белые шапочки над волнующейся, накатывающей массой, так и тянет туда нырнуть, а ведь вода ледяная, того и гляди пленкой подернется. Дожидаясь сигнала светофора, она разглядывала укутанных в шарфы и свитера подростков, которые перебрасывались снежками и визжали от радости. И ей стало так хорошо, что, если бы не спешила, она бы охотно присоединилась к ним и тоже, смеясь и повизгивая, каталась бы по сугробам.
        Вспыхнул зеленый свет, сзади загудели, и она, сделав извиняющийся жест, пропустила понесшуюся вперед машину, а сама приготовилась к повороту.
        Место для парковки нашлось у самого входа. Развертывая первые бутерброды, она услышала знакомый голос: «А вы сегодня припозднились, мисс Эллен»
        Рихард в свитере грубой вязки - она ему подарила на прошлый его день рождения - выступил из укрытия и распахнул дверцу ее машины.
        Эллен потеряла дар речи от удивления.
        - Господи, тебя-то как сюда занесло!
        - В отличие от коллег, я навещаю своих пациентов у них дома, - он послал ей свою самую пленительную улыбку. - Поэтому навестил и своего пациента Джелло. - Он взял у нее из рук коробку.
        - Спасибо, Рихард, ты очень заботливый. - Что там скрывать, она была под впечатлением от его рыцарственности.
        Турникет весь покрылся льдом, еле поворачиваясь на ржавых петлях.
        - А ты купила машину? - поинтересовался он.
        - Нет, это машина моего… ну, моего квартиранта.
        - Хорошо, что он тебе ее дает. Хотя, - он показал на свой «мерседес», - моя всегда в твоем распоряжении, пожалуйста, знай это.
        Никогда раньше он ей не предлагал пользоваться его автомобилем, ему такое и в голову не приходило даже во времена, когда они были «испепелены страстью».
        - Спасибо, - отозвалась она, не зная, что ему ответить. Видно, все эти недавние поощрения, премии и неотвратимое в самом близком будущем продвижение на должность главного врача сделали Рихарда щедрее обычного.
        Пока Эллен раздавала бутерброды, Рихард осмотрел Джелло, все твердившего, что это совсем ни к чему, что он нормально себя чувствует.
        - Не очень нормально, к сожалению, - строго сказал Рихард. - Похоже, вы пренебрегаете лекарствами, которые вам назначены.
        Эллен придвинулась к ним поближе.
        - Джелло, но вы же не хотите опять оказаться в больнице, да?
        Джелло в страхе затряс головой.
        - Тогда надо пить антибиотики.
        - Да пью я, пью, поем и сразу выпью, как мне док велел.
        - Вот вчера сколько вы таблеток приняли? - Рихард явно ему не верил.
        - Одну.
        - Всего одну?
        - Так я вчера и ел всего один раз.
        Рихард поднялся, вздохнул, безнадежно махнув рукой.
        - Джелло, - укоризненно говорила Эллен, - вы же знаете, надо три, не меньше.
        - Хорошо, я прямо сейчас выпью, раз вы так хотите. - Джелло извлек из кармана помятую тряпицу, вытащил оттуда таблетку. Подмигнул Рихарду: - Значит, буду пить эти пилюли и все станет нормально, да, док?
        - Я надеюсь.
        Дернув плечом, Джелло отправил таблетку в рот и запил се, как следует глотнув из бутылки виски.
        Рихард, ни слова не говоря, отвернулся и воздел руки к небу.
        Когда шли к машине, у Эллен было очень скверное настроение.
        - Послушай, Рихард, я прямо ума не приложу, что делать с этим Джелло, так он меня расстраивает.
        - А я ума не приложу, что делать с тобой.
        Она окинула его недоумевающим взглядом. Что, опять все сначала?
        Да, опять. И он, кажется, решил не откладывать.
        - Эллен, ты, разумеется, понимаешь, что приехал я сюда не ради Джелло. Я приехал повидать тебя.
        Она тяжко вздохнула, покрутила головой.
        - Прошу тебя, Рихард… я тебе очень признательна за все, что ты делаешь для них, для меня. Только про то, что было у нас, давай больше не вспоминать.
        - А я вспоминать и не хочу, Эллен. - Он схватил ее за плечи. - Ты для меня слишком много значишь. В моей жизни больше никого нет, только ты.
        - Прости, но в моей жизни кто-то есть.
        На его лице появилась растерянная улыбка, глаза так и впились в нее. Он медленно покачал головой.
        - Не верю. Я слишком хорошо тебя знаю.
        - У нас ничего не получилось еще и по этой вот причине: тебе кажется, что ты все про меня знаешь, но это не так. А о том, что у меня кто-то есть, я тебе не наврала, и больше скажу, этот человек для меня значит очень, очень много.
        - Кто он?
        Рихард спросил в упор, почти нагло, но она решила, что должна ответить тоже напрямик.
        - Мой квартирант.
        У него вырвался смешок, он хмыкнул с нескрываемым презрением.
        - Да ты что? Этот дряхлый старец?
        - Его зовут Бен.
        В глазах Рихарда появился холодок, он убрал с ее плеча руку.
        - Ты, видимо, шутишь.
        - Нет. Я люблю его.
        Слова вырвались у нее непроизвольно. И только тут она поняла, что Бену она их никогда не говорила.

        Вертолет летел над самым пляжем, безлюдным и диким, тянувшимся мимо пустых домов, которые на зиму заколотили, оберегая от ветра и снега. Да уж, подыскал Милт местечко для бедняги Дона Арнольдо, тут его сам черт не отыщет. Как это он выразился? «В морозилку его запихнули с глаз долой», - так выходит, это и не шутка даже. Попробуй-ка, погуляй по берегу в такую погоду, в сосульку превратишься.
        Сели на песчаной косе, где уже стоял вездеход, способный передвигаться и в дюнах, а по бокам два дюжих парня прикрыли перчатками уши, чтобы не оглохнуть от рева мотора. Телохранители Дона, надо думать, стерегут, чтобы не удрал. Бена привезли в огромный дом викторианской эпохи, где был зал, обставленный на зависть всем, - тут знаменитость и отбывала свое заточение.
        В первые занятия Бен все не мог избавиться от чувства, что перед ним просто капризный и несносный мозгляк. Все-то он жаловался - на питание, на трудные упражнения, на жену, которая про него и слышать не хочет. Осыпал проклятиями телохранителей, которые его бы одним движением по стене размазали бы, да руки у них связаны. Вот он и рад над ними поизголяться.
        - Вот что, мистер Шлягер, вы давайте вкалывайте, как я вас прошу, а то так и будете брюхо впереди себя таскать.
        Дон, передвигавшийся по бегущей дорожке со скоростью, оставлявшей и улитке шанс выиграть забег, не проронил ни слова, продолжая все так же меланхолично переступать с ноги на ногу.
        - Вот что, я вас уговаривать не собираюсь. Пока мы занимаемся, команды отдаю я. И либо вы их будете выполнять, либо я отсюда сматываюсь прямо сейчас.
        - Ага. Сматывайтесь. К такой-то матери, - Дон явно по горло сыт эспандерами и гантелями.
        Не возмущаясь, не жалуясь, Бен придвинулся поближе и носком туфли врезал Дону по заднице.
        Тот как куль повалился на пол. Охранники хохотали до слез.
        - Вот что, ребята, - обратился к ним Бен, - вы бы вышли покурить. Нам тут надо кое о чем сокровенном перемолвиться.
        Когда они скрылись за дверью, Бен сел рядом с тяжело отдувающимся Доном и спросил:
        - Слушай, как ты таким говнюком заделался?
        Он был готов к тому, что Дон кинется на него с кулаками, разорется, а у того только затрясся подбородок:
        - Не заделался. Я всегда им был.
        И тут его словно прорвало.
        Дон был родом из Луизианы, из бедной семьи, папаша вечно пьяный валялся, на детей ему было начхать. Школа? Какая там к черту школа. Элвиса он с детства обожал. И все мечтал стать хоть чуточку на него похожим, жесты его запоминал, интонации, манеру; короче, в конце концов появился у него стиль под Элвиса Пресли, но не совсем как у Короля, что-то там и свое было, уникальное. А в это время Элвис делал для него самое главное, что мог сделать, копыта откинул, то есть. И про Дона стали говорить: «Принц рока становится новым Королем», - все так и кинулись на его концерты. Он сам не верил, что сделался настоящей звездой.

«Ну и ну, - думал Бен, - от него миллионы с ума сходят, а он вот сидит рядом со мной и соглашается, что он говнюк. Хотя вообще-то он ничего, просто корчит из себя какого-то кумира, решил, что звездам только так и надо себя вести».
        - Понимаете меня, мистер Джекобс, правда понимаете?
        - Можешь называть меня Бен.
        В глазах Дона светилась благодарность.
        - Так вот, Бен, эта Доуни была первой девушкой из хорошего общества, которая мне встретилась. И я ушам своим не верил, услышав от нее, что ладно, мол, выйдет она за меня, раз я так хочу.
        Бен терпеливо выслушал все эти гимны бывшей жене, а Дон увлекался больше и больше, точно забыл, что совсем ведь недавно выволок ее голую из-под того комика, как там его?
        - А сейчас она где? - полюбопытствовал Бен.
        - В Палм-Бич уехала. У них там имение, у родителей ее, так на зиму они всегда туда ездят. - А взгляд-то какой жалобный. - Я так хочу, чтобы она ко мне вернулась.
        - Это после той истории-то?
        - Ага. Я наверное глупый, правда?
        - Нет, ты просто любишь ее, а когда любишь, еще и не то можно выкинуть. Голова как будто кружится все время… или, наоборот, самое правильное тебе подсказывает. Не знаю.
        - Да, жуткое дело, - кивнул Дон. - Но все равно, пусть она ко мне вернется.
        - Ладно, Дон, но чтобы она вернулась, надо себя в норму привести, понял?
        - Чего не понять.
        - Тогда пошли, бери вон те гантели по десять килограммов, с ними будешь делать приседания.
        Дон стал совсем послушным. Даже с увлечением за гантели эти схватился. Бену было приятно.
        В перерыве Дон, обливаясь потом, подошел к своему инструктору и спросил:
        - А сами-то вы любили когда-нибудь?
        - Конечно, а как же? Я вот, сейчас влюблен, если хочешь знать.
        - Сейчас? - Дон, видно, решил, что его разыгрывают.
        - Не веришь, что ли? - Бен усмехнулся.
        - Ну, сами понимаете… вы ведь овдовели, да?…опять же возраст… не знаю, старые люди, они вроде не влюбляются?
        Бен промолчал. Как объяснишь Дону ли, кому угодно, что вот он старик, а влюблен, по уши влюблен, хотите верьте, хотите нет. Что ему скоро семьдесят, а ощущение такое, что к нему снова юность вернулась. Что совсем был уверен: в его годы просто физически ничего не может получиться, а вышло наоборот - у него и в молодости нечасто так получалось. Так-то вот! Это кто там сказанул: «Все поешь, все поешь, все поешь, а вдруг помрешь?» - ну, так ошибся мудрец этот, просто ни черта он в жизни не смыслил. Есть такая магическая зона, надо только мужества набраться и в нее войти, тогда все будет, как в пору юности, пусть тебе уже много лет. А в этой магической зоне времени нет и возраста нет, и немощи, и границ нет, которые не дает переступить природа. Слава Всевышнему, что эта зона существует!

        Глава XV

        Рон Майкелсон все шагал и шагал из угла в угол. «С ума сойти можно, - подумалось Милту. - Прямо как лев в клетке, а верней, гиена или куница, куда ему до льва, благородством и не пахнет». Они ждали в приемной дорогостоящей клиники на Ист-сайд, неподалеку от Уолл-стрит (официально она называлась пансионом, чтобы никаких разговоров о том, почему тут оказываются очень богатые люди, не велось), и Рон все расхаживал, перебирая четки. Опять новые. Разумеется, коричневые, других он у Рона не видел, а может, их только коричневыми и делают? К костюму вполне подходят, он тоже коричневый, солидный - пусть все видят, что тут затрачены деньги немалые.
        Наконец, появился Таро Хасикава. Как всегда, со всей почтительностью отвесил им поклон.
        - Благодарю вас за то, что проявляете такое внимание к здоровью моего отца, мистер Майкелсон, и вас, мистер Шульц. - Еще поклон, теперь в его сторону.
        Рон неуклюже попытался сделать что-то аналогичное.
        - Вы ведь понимаете, - сказал он, отдуваясь, - мы очень заинтересованы… нам очень хочется, чтобы здоровье вашего отца поскорее окрепло.
        - Чрезвычайно вам признателен, мистер Майкелсон. Но все в руках докторов, будем ждать, что скажут они.
        Рон улыбнулся, пожалуй, слишком уж снисходительно.
        - Верю, что диагноз будет благоприятный, и тогда мы сможем довести до конца наши переговоры.
        - Да-да, мистер Майкелсон, я понимаю, вы озабочены прежде всего результатами переговоров, - Хасикава закурил.
        Какая-то странная у него сигарета, очень крепкая, в Америке таких и нет, а от кисловатого запаха у Милта даже в голове помутилось. Ну и народ, дымят, что тебе заводская труба, а соли, соли кладут в пищу, такого нигде в мире больше не увидишь. Ничего удивительного, что у них, у каждого второго, давление так и зашкаливает. Он сам про это читал - у Бена на доске была вырезка из какого-то журнала.
        - С моей стороны было бы не вполне добросовестно утаить от вас, - Хасикава выпустил тучу этого вонючего дыма, - что я не вполне разделяю энтузиазм, с которым мой отец относится к предстоящему контракту и вообще к кинобизнесу.
        - М-м, да я в общем-то это знаю, - промямлил Рон.
        - Мой отец всегда с удовольствием смотрел ваши американские картины. Хотя самые его большие успехи связаны с миром электроники, он всегда мечтал о приобретении киностудии в Голливуде, причем этот план у него зародился еще до того, как другие лица в нашей стране начали обдумывать аналогичные шаги.

«Ага, - подумал Милт, - значит «Сони» и эти, как их? - «Мицусраки» вроде, надо полагать, приперли Хасикаву к стене».
        - Мой отец намеревался произвести последнюю операцию с вашей киностудией, после чего…
        Отворилась дверь. Они все трое кинулись навстречу врачу. Выражение лица было непроницаемо строгим. Хасикава бросил сигарету в урну.
        - Как он там? - подступил к врачу Рон.
        Тот удивленно посмотрел на него, не в силах понять, ему-то какое дело до их пациента. Тут заговорил японец.
        - Боюсь, доктор Хоуард, что от вас напрасно ожидать хороших известий. Можете говорить свободно, эти два джентльмена в курсе событий. Доктор кивнул.
        - Должен вас огорчить, мистер Хасикава, у вашего отца запущенная болезнь сердца…
        Рон громко присвистнул.
        Доктор опять с удивлением на него покосился, но продолжал:
        - Из осмотра и знакомства с историей болезни я вынес убеждение, что предыдущая операция, когда поставили отвод, не принесла существенного улучшения…
        - Увы, - отвечал Хасикава, - у него ведь было четыре инфаркта.
        Глаза Рона, округлившиеся и огромные, как шары для гольфа, так и полезли вверх. Если бы речь шла не об умирающем человеке, Милт бы так и повалился от сдерживаемого хохота.
        - Так. По моим наблюдениям, сейчас мы имеем серьезные нарушения деятельности клапана, не говоря о том, что меня не удовлетворяет кровоиспускание…
        - А попроще, док, нельзя, а? Попроще, - Рон уже едва владел собой. - Короче говоря, дело совсем хреново?
        На лице врача появилось презрительное выражение, однако он ответил со всей четкостью:
        - Если вам угодно знать, у пациента опасно увеличена сердечная мышца. Разумеется, мы немедленно приступаем к лечению посредством воздействия на сосуды и дилятатор, однако шансы на успех проблематичны. Единственным шансом, что могло бы иметь бесспорный позитивный эффект, является пересадка сердца.
        Хасикава молча кивнул, как будто для него тут ничего нового не было.
        - Вы об этом знали? - решился задать вопрос Милт.
        - Да, мистер Шульц, некоторое время тому назад меня ввели в курс дела.
        - Тогда почему же вы не предприняли необходимых шагов там, в Японии?
        Хасикава чуть заметно улыбнулся.
        - В нашей стране считаются незаконными операции по пересадке органов; что еще более существенно, такие операции противоречат догматам синтоизма, а мой отец очень религиозен.
        - Но подумайте сами, - попробовал возразить Рон, - ведь речь идет о его жизни.
        - Совершенно верно, мистер Майкелсон. Я сделаю еще одну попытку его переубедить.
        - Прошу прощения, - вмешался доктор, - но, хотя других шансов спасти его нет, пересадка сердца вашему отцу сделана быть не может.
        На лице Хасикавы впервые появилось что-то, напоминающее удивление, даже какое-то беспокойство.
        - Я вас не понимаю, доктор Хоуэрд.
        - В Америке все органы, предназначенные для пересадок, распределяются централизованно, имеется специальная служба - Объединенная система материалов для трансплантации - и у нее очень строгие правила, которым не соответствует случай с вашим отцом.
        - Как это так? - теперь уже забеспокоился Рон.
        - Господин Хасикава старше шестидесяти пяти лет, а пациентам в возрасте, превышающем этот рубеж, органы не предоставляются. Но даже если бы проблемы с возрастом не существовало, он бы получил отказ ввиду критического состояния легких и всего к ним относящегося.
        - Если я вас правильно понял, доктор, - в голосе Хасикавы зазвенел металл, - по американским понятиям, бесполезно расходовать сердце на пациента, находящегося в таком тяжелом положении, как мой отец, даже если иного способа продлить его жизнь не существует. Так?
        - Я бы выразил это не столь категорично, - в тоне врача чувствовалось ненаигранное сожаление. - Но, вообще говоря, вы все правильно поняли, как мне ни жаль это признавать.
        - Минуточку, мать вашу растак! - Рон, похоже, окончательно вышел из себя. - Вы что, не знаете, кто такой этот ваш Пациент? Не сознаете, что повлечет за собой его смерть, если ее не предотвратить?
        - Сожалею, но лично я ничего сделать не могу. Возможно, следовало бы попытаться прооперировать его в другой стране.
        - Вы уверены, что он выдержит транспортировку? - перебил его Хасикава.
        Доктор только вздохнул.
        - На такие вопросы невозможно ответить «да» или «нет». Могу только сказать вам, что любая нагрузка чревата опасностью новой остановки сердца.
        - Стало быть, все? - отчаянию Рона не было предела.
        - Один шанс все же есть, хотя такого рода операции до сих пор носили исключительно экспериментальный характер…
        Все смотрели на врача не отрываясь.
        - Я подразумеваю пересадку сердца павиана.
        По выражению лица Хасикавы было видно, до чего он шокирован.
        - Павиана?
        - Да, хотя еще раз предупреждаю, что пока делались только пробные операции и риск чрезвычайно велик. Но ничего другого я вам предложить не в состоянии.
        - Об этом не может быть и речи, - овладев собой, Хасикава опять говорил с ледяной бесстрастностью.
        - Но ведь доктор все понятно объяснил, вмешался Милт. - Если ничего не предпринять, ваш отец не выкарабкается.
        - Точно, я тоже так понял, а значит, деваться некуда, - голос Рона дрожал, чуть ли не срывался. - Ну чего упираться, терять-то нечего, а?
        - Это значило бы всего лишь спасти отцу жизнь для того, чтобы он оказался вынужден оборвать ее собственной рукой.
        - Не понимаю, о чем это вы?
        - Мой отец в подобном случае счел бы свое тело оскверненным.
        Врач пошел к двери.
        - В силу изложенных причин я должен считать свою миссию исчерпанной, мистер Хасикава.
        Японец двинулся за ним следом.
        - Могу ли я повидать отца прямо сейчас?
        - Разумеется. Пройдите за мной, пожалуйста.
        Милт с Роном смотрели, как за ними захлопываются двери, и сознавали свою беспомощность.
        - Помрет, черт старый, и договор, считай, не состоялся. Милт повел плечами. «Ну и что тут можно сделать? Рон теряет комиссионные, но это не моя забота».
        - А вы что стоите как пень, Милт, давайте, придумайте хоть что-нибудь.
        - Вы ошиблись адресом. Обратитесь к Господу Богу.
        - Но вы же у нас еще и медицинский эксперт, разве нет?
        - Какая вам еще нужна медицинская экспертиза? Вы же слышали: все, ему крышка.
        - У этих желтомордых денег всегда куча, неужто совсем уж ничего не придумать, с их-то миллионами…
        - Ну, если только втихомолку подсунуть ему сердце павиана, но так, чтобы никто об этом не прознал.
        Рон оживился:
        - А что, вы думаете, может получиться?
        - Да бросьте, Рон, вы шуток не понимаете.
        - Какие еще шутки, мать-перемать, вы же вроде знакомы с этим специалистом по обезьянам из больницы «Сент-Джозеф»? - вот и поехали к нему прямо сейчас.

        Когда Бен проснулся, еще стояла кромешная тьма. Он старался не шевелиться, наслаждаясь теплом тела тесно к нему прижавшейся Эллен. Видно совсем еще рано, пять с небольшим… ну, допустим, пять четырнадцать. Он повернул голову, чтобы взглянуть на часы, проверить. Вот молодец, с точностью до минуты! Значит, и день у него сложится отлично: все пойдет как по расписанию, без осложнений. Когда влюблен, это такое чудо, просто забываешь, до чего много суеты и бестолочи в будничной жизни. Такое чувство, что сегодня любое желание загадывай - все исполнится.
        Вечером они с Эллен отправятся ужинать к Милту и Саре. Больше нельзя это оттягивать. Сара уже который месяц ему прохода не дает, «приведи да приведи», и ему все удавалось отыскивать какие-то поводы для отсрочки, он-то не сомневался, что из этого визита ничего хорошего не выйдет. Но и его изобретательность не беспредельна. Так лучше пойти именно сегодня, раз день обещает ему сплошные удачи.
        Вытянувшись на спине, он смотрел перед собой в темноту и вслушивался в ровное дыхание Эллен, стараясь сам дышать как можно тише. Его так успокаивает вид спящей Эллен. Вот она, совсем рядом, потрогай - даже руку не надо тянуть. Он движением полным нежности погладил ее по волосам, ругая себя, что еще разбудит ненароком!
        Но Эллен не спала. Просто лежала, не шевелясь, в страхе, что он уберет руку. Сказочное ощущение, пусть оно длится долго-долго, всегда.
        Его сильная ладонь все так же воздушными движениями поглаживала ее волосы, а в голове Эллен кружились обрывки каких-то стихов… Что-то про любовь, которая словно маленькая птичка, ее и не заметишь, только вдруг чуть слышно затрепещут крылышки. Кто же это написал? Ах да, Карл Сэндберг, тоже такой с виду суровый, а на самом деле нежный, как и Бен…
        Он склонился над нею, потянувшись губами ко лбу. Господи, до чего он ласковый, до чего нежный, она просто растает сейчас от его прикосновений. Невыразимая его страстность сломала последний барьер. Она повернулась к нему, не сдерживаясь:
«Бен, я тебя люблю».
        Он не ожидал, что она уже проснулась, и услышав ее шепот, вздрогнул в темноте. Потом прошептал в ответ: «И я люблю тебя, Эллен»
        Она спрятала лицо у него на груди, чувствуя, как ее обхватывают и притягивают ближе его сильные руки, как сжимают все сильнее.

        А затем запоет эта птичка беспечно,
        И узнаешь, поверишь: опасность исчезла,
        Будут грозы, а будет и ведро, и ткань твоей жизни
        Расцветится нежданным узором, и нити сплетутся,
        Но пройдет стороною беда…
        Открывая дверь, Сара выдавила из себя улыбку. Бен сосредоточился, напрягся.
        - Добрый вечер, - сказал он, целуя ее в щеку. - Вот, познакомься: Эллен Ричо, моя хозяйка.
        Элен протянула руку. Сара ответила вялым пожатием.
        - Никогда бы не подумала, что женщина вроде вас станет сдавать комнату.
        - Да брось ты, Сара! - принялся ее унимать Милт. - Можно подумать, ты всю жизнь снимала у людей квартиры.
        - Не знаю, как там всю жизнь, только отец у меня был домовладелец, так что у нас много кто жил, - оборвала его жена.
        - Ах, ну да, я и забыл, - подтрунивал над нею Милт. - Но вот уж точно помню, что на Эллен он совсем не был похож.
        Сара послала ему негодующий взгляд, но Милт, рассматривавший Эллен, этого словно и не заметил.
        - Ну вот, наконец-то я вижу, кто загнал Бена в трущобу!
        - Мне тоже очень хотелось с вами познакомиться, - Милт ей понравился с первого взгляда. Почти как Бен, тоже сохранил в себе что-то мальчишеское - вон огоньки в глазах так и пляшут.
        - Хочу надеяться, вы с него дерете три шкуры, - невозмутимо ответил Милт. - Дерите, не стесняйтесь, он в своем зале деньги лопатой загребает, наверное, он один из самых благополучных людей во всем Бруклине наш Бен.
        - Да не волнуйтесь, с этим у нас все в порядке, - рассмеялась Эллен.
        - А вы сами к нему в зал заглядываете?
        - Нет, к сожалению.
        - Что тут жалеть, вам это просто не по карману, вот оно как. А кому по карману? Меня возьмите: я сюда из Голливуда приехал отдохнуть на старости лет, а стоило начать у него заниматься, и пиши пропало. Пришлось снова на службу устраиваться, а то по миру пустит.
        - Хочешь, я тебе сам приплачу, только не заявляйся больше ко мне в зал, - вмешался Бен. - Посмотрите только на его пузо, кто же после этого поверит, что заниматься у меня и правда есть смысл!
        - Нет, вы слышали, Эллен? - Милт искусно разыграл возмущение. - Обдирает тебя, как липку, да еще и оскорблять выдумал, за мои-то деньги.
        - Ну, довольно, довольно, - Сара приступила к своей роли наседки. - Ты бы лучше поухаживал за мисс… мисс Рич, правильно я сказала?
        - Риччо, - поправила ее Эллен.
        - Ну вот, предложи мисс Ришшо что-нибудь выпить, - она выговорила фамилию так, словно от этих звуков у нее скулы сводит. Повернулась на каблуках, бормоча что-то про подгоревшее жаркое и направилась на кухню.
        Милт двинулся к бару:
        - Что прикажете?
        - Водку с тоником, если можно.
        - А мне ничего, - сказал Бен.
        Отмеряя дозу, Милт все смотрел и смотрел на Эллен.
        - Бен говорил, вы в «Сент-Джозеф» работаете, да?
        - Совершенно верно.
        - А вот на монашку что-то не очень похожи.
        - Я клобук дома забыла, извините.
        Милт усмехнулся.
        - Знаете, мне часто приходится общаться по делам с вашими сестричками.
        - Я так и подумала. Это от вас к нам несколько месяцев назад привезли пациентку со сломанным носом?
        - От кого же еще? - Милт закатил глаза. - Да, досталось мне тогда на орехи… Кстати, - он повернулся к Бену, - Майкелсон просто на седьмом небе от радости, видя, как быстро ты приводишь в чувство Дона. Мы его скоро на гастроли отправим.
        - Это точно, у него быстро дела пошли на лад, надо было только настроить его, что по-другому не получится.
        - Вот и хорошо, что настроил, а то у Майкелсона, сукин он сын, недавно большой прокол вышел.
        - А что такое? - Бену всегда было любопытно послушать про всякие скандалы у Милта на службе.
        - Я ведь тебе говорил, что старик Хосикава так и валяется пластом в той частной клинике? Месяц уже, и ничего они с его сердцем поделать не могут. Так что мне теперь предстоит наведаться в «Сент-Джозеф», потолковать с этим их светилом по части павианов…
        Эллен насторожилась, однако смолчала.
        - В общем, можем пари заключить: либо ему сердце починят, либо мне колени не потребуются.
        Бен с Эллен смотрели на него с недоумением.
        - Понимаешь, у нас в конференц-зале у стола ножки спилили, чтобы можно было чай пить, стоя на коленях…
        - Какого черта? - Бен ничего не понимал.
        - Ну, понимаешь… это так по-японски… - Милт сделал несколько неуклюжих движений, обозначая поклоны. - Ах, господин Майкелисону-сан, вы такая внимательная, господин Майкелисону-сан, и все прочее, - Милт плюхнулся на ковер. - Вот так на корточках и договор подписывать будем.
        - Вы там, я вижу, совсем тронулись, - отозвался Бен.
        - Я нет, - начал объяснять Милт, но тут позвонили в дверь. - Кого это еще принесло? - и он пошел открывать.
        - Сиди, у тебя, видно, коленки гнутся от репетиций, я уж сам открою, - предложил Бен.
        Но отворив, он пожалел, что вызвался заменить хозяина.
        - Добрый вечер, отец.
        - Мэрион! Какими судьбами!
        - Что тут особенного? Меня пригласили на ужин, как и тебя.
        - Какой приятный сюрприз.
        - Ах да, я и забыла тебя предупредить, - Сара вышла из кухни, вытирая руки фартуком. - Надеюсь, ты не опечалился, Бен?
        - Опечалился? Да это просто замечательно! - Он врал. Ничего замечательного он тут не находил. Чтобы вот так в один присест и Сара, и Мэрион - это уж слишком. Но делать теперь нечего. Мэрион уже ощупывала Эллен взглядом, а та, сидя рядом с Милтом, пыталась поддерживать разговор.
        - Мэрион, познакомься, это квартирная хозяйка Бена мисс… - Сара бросила на Эллен взгляд, подсказывающий, как надлежит ответить.
        - Можно просто Эллен.
        Мэрион пожала протянутую Эллен руку так, словно ей в ладонь сунули сосульку.
        А еще будут говорить, что не надо так уж сходить с ума из-за жестов. Бен растерянно поглядел на Милта.
        - Ой, на кухне явно что-то горит, - всполошился тот.
        - Батюшки! - и Сара, оторвавшись от волнующего сюжета в гостиной, кинулась спасать свое жаркое.
        - Можно я вам помогу? - последовала за Сарой Мэрион.
        - Ну и отлично, будет им чем заняться, - заметил Бен. - Хотя я что-то никакой гари не почувствовал.
        - А ее и не почувствуешь, - улыбнулся Милт. - Это у них внутри все полыхает.
        Все трое расхохотались. Эллен поняла, что на ее стороне не один Бен.
        Вскоре появилась и Сара с дымящимся блюдом в руках - ничего не пригорело, просто ей надо было на минуточку уединиться с Мэрион, обсудить, что да как. - За стол, за стол, вы, поди, с голоду уже умираете!
        Убедившись, что она его не видит, Милт подмигнул Бену и поднес ко рту ладонь, изобразив, что он сейчас срыгнет, а Эллен сделал вид, что не поняла жеста.
        Уселись.
        Жевали молча, сосредоточенно.
        - Бен, ведь тебе жилы грызть очень полезно, а?
        - Какой разговор! - подхватил Бен, оценив смелость Милта.
        Тот закашлялся. Не то наслаждался их розыгрышем, не то пытался скрыть, что давится Сариной стряпней.
        - У вас имеется семья? - Мэрион смотрела на Эллен в упор, вовсе не скрывая, что приступила непосредственно к допросу.
        Эллен с удивлением взглянула на нее.
        - Да нет. То есть… я хочу сказать, что мои родители уже довольно давно умерли, но есть дядя Пит, мы с ним встречаемся иногда.
        - Ах вот как. Любопытно, - многозначительная пауза. - Так, значит, отец ваш умер, когда вы были еще ребенком?
        - Нет, я уже в колледже тогда училась.
        Мэрион поправила очки. Поковыряла вилкой в тарелке, стараясь придать себе вид светской дамы, словно от этого задаваемые ею вопросы станут восприниматься просто как болтовня о том-сем.
        - И вы сохранили о своем отце самые теплые воспоминания, не так ли?
        - Нет, никаких воспоминаний я о нем не сохранила. - Ответ прозвучал с подчеркнутой жестокостью.
        Мэрион откашлялась, но Эллен, не давая ей времени сформулировать следующий вопрос, добавила:
        - Отец покинул семью, когда я еще была в колыбели.
        - Так вы, выходит, по-настоящему отца и не знали? - в интонациях Мэрион как будто появилась некая убежденность.
        - Зато был дядя Пит… - Эллен положила вилку, смотря прямо в глаза этой свалившейся на нее следовательнице. - Хотя, конечно, мне иногда было жаль, что отца рядом нет.
        - Вы очень об этом жалели?
        - Да, очень.
        Все молча следили за развернувшейся дуэлью. Надо было совсем уж ничего не понимать, чтобы остался в тайне подразумеваемый Мэрион смысл. Все так ясно: профессиональный психолог желает удостовериться, что у этой юной женщины страсть к старым мужчинам, а женщина не пытается что-то от нее утаить, не намерена оправдываться, просто и прямо говорит, что думает. Ужас до чего интересно!
        - В подобных ситуациях - я, к вашему сведению, психолог - обычно ищут кого-нибудь, кто способен, пусть отчасти, но заменить отца.
        - Как же, знаю, я ведь прошла курс у специалиста.
        - Стало быть, отсутствие отца причиняло вам беспокойство?
        - Да, но потом я нашла человека, который его заменил, и благодаря этому человеку сумела лучше понять своего отца… сумела его простить.
        Мэрион, явно не ожидавшая подобной откровенности, только и сумела промямлить что-то вроде: «Надо же!»
        - Я считаю, что мне выпала большая удача, когда в моей жизни появился этот человек, - Эллен улыбнулась, с торжеством глядя прямо на Бена. - Это один бездомный, его зовут Джелло.
        Милт так и зашелся в кашле, поспешив спрятать лицо за салфеткой. Бен широко улыбнулся.
        Пытаясь скрыть растерянность, Мэрион бросилась наливать себе воды.
        Во взгляде Эллен проскальзывало даже какое-то сочувствие к Мэрион.
        - Понимаете, мой отец был алкоголиком, он прямо на улице умер. И пока я не встретила Джелло, я не понимала, как такое может произойти, ведь только отпетые типы могут докатиться до подобного срама. А теперь я знаю, что человек - просто не очень сильное существо, и у каждого есть свои слабости, а значит, надо быть к ближнему снисходительнее.
        У Бена от умиления заволокло глаза. Она настоящее чудо. Даже на Мэрион она должна произвести впечатление.
        Но не на Сару. Та как будто и не слышала, о чем шел разговор. И возобновила допрос с обходительностью прущего напролом:
        - Часто вы пускаете к себе жильцами мужчин?
        - Нет, до Бена никогда не пускала. - Эллен повернулась к Саре, сохраняя ту же спокойную приветливость, с какой отвечала Мэрион.
        - И вас это не смущает?
        - Смущает? Почему? Наоборот, я считаю, что с Беном мне очень повезло.
        - Сара! - поспешил вмешаться Бен, предотвращая очередную ее идиотскую выходку. - А чашку кофе в твоем доме можно получить? - Хватит, надо было ему раньше вступить в эту беседу. Как он мог бросить Эллен на произвол судьбы? Хотя она, уж это точно, справляется и без него.
        - Ой, что же это я! - Вдруг вспомнив про свои обязанности, Сара заторопилась на кухню. - Одну минуточку!
        - Пойдемте обратно в гостиную, там удобнее, - предложил Милт.
        - Вы меня простите, но мне пора идти, хотя терпеть не могу подниматься из-за стола, как только поели, - сказала Эллен. - Но мне еще сводку доканчивать, патологоанатомы попросили сделать к утру.
        - Я принесу наши пальто, - предложил Бен, но она жестом остановила его. - Что вы, Бен, останьтесь, - она исподтишка подмигнула ему. - Вам, наверное, и с дочкой есть о чем потолковать.
        Именно этого Бен больше всего и опасался.
        - А на дорожку ничего выпить не хотите? - поспешил к буфету Милт.
        - Нет, спасибо, - улыбнулась Эллен. Милт и правда ей понравился, а вот про Сару она бы этого не сказала. Однако, увидев, что та вышла с нею проститься, поблагодарила Сару со всей вежливостью: - Чудесный был вечер, миссис Шульц, чудесный, так жаль, что мне пора уходить.
        - Мне тоже очень жаль, - отозвалась Сара, всем своим видом демонстрируя прямо противоположное чувство.
        - Действительно, жаль, я надеялась, мы с вами познакомимся поближе, - добавила Мэрион.
        - Ну что вы, этак мне от своего эдипова комплекса деваться станет некуда, - Эллен насмехалась над нею совершенно открыто.
        Не готовая к столь прямой атаке, Мэрион опять утратила самообладание, засуетилась. А Эллен развивала успех:
        - Вы не находите, что фрейдовские доктрины иной раз слишком упрощают дело?
        - Не понимаю, о чем вы говорите, мисс Риччо. Эллен повернулась к Бену и сказала, глядя ему прямо в глаза:
        - Молодых может тянуть к немолодым что-то и помимо желания заменить недостающего отца. Может быть, тут самое важное - это попытка понять, что значит в жизни человека его возраст, или, допустим, приучить себя к мысли, что ты тоже постареешь и умрешь… не знаю, возможно, такое просто нельзя объяснить.
        - Послушайте, мисс Риччо…
        Но Эллен не позволила себя прервать.
        - Что касается лично меня, доктор Джекобс, то никаких особых сложностей искать не нужно… - Она смотрела прямо в глаза Мэрион. - Просто мне нравится, когда у мужчины такие ласковые руки.
        Сказано это было с таким вызовом, с такой откровенностью, что в гостиной Шульцев точно разорвалась бомба.
        Сара метнула непонимающий, обеспокоенный взгляд на Мэрион. А у той от изумления даже рот приоткрылся.
        Эллен, сопровождаемая Милтом, пошла к выходу, чеканя каждый шаг своими высокими каблучками, а он приобнял ее за плечи, легонько клюнул в щеку: «Молодец, ну и молодец, ничего не скажу. Ах, Бен, сукин он сын, как же ему повезло».
        - Увидимся дома, Бен, - крикнула Эллен, когда Милт закрывал за нею дверь.
        - Неплохо она вас всех послала в то самое место, - подытожил Милт, вернувшись.
        - Я же просила, никаких грубостей, пожалуйста!
        - Да, отец, не могу тебе позавидовать, никак не могу, - Мэрион наконец-то стала приходить в себя от возмущения.
        - Остановись сразу же, хорошо? - Бену все это надоело.
        На помощь ему попробовал прийти Милт.
        - Ох, Мэрион, ты еще непонятливее, чем Сара. Ну, поживет человек пару месяцев в свое удовольствие, что тут такого?
        - Пару месяцев! - фыркнула Мэрион. - Это поначалу так говорилось, а живет он там уже целых восемь!
        - А хоть бы и десять, тебе-то что? - Милт открыто принял на себя роль адвоката Бена.
        - Да ничего, Милт, дорогой мой, конечно, ничего, - вмешалась в разговор Сара. - Вот я умру, так знай, я тебе разрешаю подцепить на углу первую же наркоманку и переехать к ней жить, особенно если она еще недавно на горшок ходила.
        Бен резко встал.
        - Мне лучше уйти.
        - Конечно, отец, конечно, тебе же еще предстоит перепечатывать эту ее сводку для патологоанатомов.
        Не обращая внимания на эти колкости, Бен подошел к Саре, поцеловал ее в щеку.
        - Говори что угодно, Сара, а все равно я тебя считал и считаю выдающейся женщиной! - Потом повернулся к дочери. - А тебя попрошу оставить при себе недовольство Эллен, очень попрошу.
        - Никакого недовольства. Мне она совершенно безразлична. - Лицо ее так и пылало от гнева. - Мне только одно нужно, чтобы никто не вздумал тобой пользоваться, как тряпкой.
        - Не беспокойся, ведь ты за мной следишь, разве не так?
        Мэрион промолчала.
        И вдруг Бену стало ее жаль. Она сюда явилась вывести Эллен на чистую воду… нет, еще хуже, она хотела ее унизить, а вышло так, что Мэрион разбита по всем статьям, и положение у нее самое незавидное: одинокая женщина, читает всем нравоучения, а при этом ревнует отца к его любовнице.
        Милт проводил его, дружески похлопав по плечу. Милт все понимал.
        Он ехал домой, преследуемый грустными мыслями. Из этого ужина ничего хорошего не получилось, так он и знал. Надо, надо было как-то отвертеться. Хотя чего еще было ждать от его дочери? А вот Сара! Додумалась ведь пригласить Мэрион, ему такое и в голову не приходило. Странная она какая-то: так ему сочувствовала, когда он лишился жены, но стоило на его горизонте появиться другой женщине, и она просто из себя выходит от негодования. Словно ей больше по душе видеть его несчастным.
        И неужели она не понимает, какая Эллен замечательная? Ведь с Эллен он даже опять смеяться выучился. И с удовольствием ездит на Кони-Айленд раздавать бутерброды членам БВГ. Нравится ему помогать Эллен во всех ее делах. Да нет, это она сама ему нравится. Какое там нравится, он в жизни не чувствовал себя таким счастливым. Настоящие друзья только радоваться должны, видя, что их другу хорошо. Вот как Милт этому радуется.
        Перед тем как отъехать, Бен немножко прошелся по улице. Для февраля было не так уж и холодно. В воздухе стояла легкая дымка, влажная, успокаивающая - предвестие дождей, которые скоро принесут весну. В машине он включил кассету - танго, конечно. Взглянул на Ист-ривер, по ней шел буксир, время от времени издавая низкий плачущий звук, который исчезал в тумане над водой. Но если вслушаться, то не жалобный это был гудок, а какой-то другой. Ностальгический, вот что. И вместе с туманом он рассеивался где-то во тьме. Бен посидел в машине, отстукивая пальцами ритм танго и разглядывая неясные очертания небоскребов там, за рекой, где все терялось в светло-серых парах. Никогда он не мог оторваться от этого пейзажа - просто магия какая-то, настоящее волшебство. Вдали мигали сквозь ночь смягченные расстоянием огни, и Бен неожиданно испытал прилив оптимизма, словно особая радость исходила от тех фонарей и реклам.
        Когда он ехал по пустым улицам, в нем что-то звенело от счастья, от сознания чуда, происходящего прямо сейчас в его жизни. Ему верилось, что он опять молод и полон сил, что это туман вымыл, вычистил его душу.
        Чем ближе он подъезжал к их дому, тем крепче становилось это чувство.

        - А почему бы тебе со мной вместе не слетать, это же всего полчаса в воздухе, - ему до того было больно расставаться с Эллен, что впервые за все это время он попросил сопроводить его на Файр-Айленд.
        - Ну что ты, мне противно видеть, как мужчины потом обливаются, - лукаво подмигнула ему Эллен.
        - А видеть это тебе и необязательно, можешь просто по пляжу погулять.
        - Холодно уж очень. Постарайся поскорее там управиться, хорошо? Через два часа я буду здесь на машине. Успеешь обернуться?
        - Я раньше успею.
        - Ах, ну да, я и забыла. Ты же считаешь, что с гимнастикой не следует перенапрягаться.
        - Вообще не надо перенапрягаться ни в чем.
        - А в постели?
        Он поцеловал ее в губы.
        - Любое правило предполагает исключения.
        Эллен смотрела, как по летному полю он шел к вертолету. На вид совсем еще молод, вон, чуть не приплясывает, такой у него шаг упругий.
        У трапа он обернулся, помахал ей. Она помахала в ответ.
        Лопасти вертелись все быстрее, ей в лицо ударил резкий ледяной ветер, но она не шевельнулась. Всегда стояла и смотрела, пока вертолет не исчезал за горизонтом.
        Краешком глаза она видела, как приземляется самолет. Машина с Беном на борту ждала, пока очистится полоса.
        Прошло несколько минут, пилот стал медленно разгонять вертолет.
        Еще один самолетик - частный трехместный, кажется, - готовился к взлету. Что-то сегодня вовсю трудится аэропорт Беннетфилд.
        Самолетик поднялся в воздух, полетев прямо к тому месту, где стояла Эллен. Она инстинктивно отшатнулась. На секунду вздымающий вертолет пропал из ее поля зрения. И почти тут же он закувыркался в воздухе, отлетела в сторону лопасть, и машина рухнула с громким треском. Она стояла окаменев, не веря собственным глазам. А тот самолетик, забравшийся в поднебесье, вдруг взорвался, охваченный пламенем.
        Что происходило дальше, Эллен не замечала. Не видела, как вокруг нее падали горящие обломки, как дымился какой-то опаленный мусор, - она уже летела вперед, не разбирая дороги, и видела перед собой только одну груду обломков, только подрагивающую, смятую пластину из стали.

«Бен! - кричала она. - Бен!» - и не слышала своего голоса, да и не знала, правда ли она кричит или это что-то рвется из ее души.

        Глава XVI

        У вертолета она очутилась за считанные секунды. Кабина разбита вдребезги, пилот без движения, без признаков жизни лежит среди кусков разломанного пластика и каких-то покореженных железяк. Похож на сломанную куклу. Она на него едва взглянула, все ее мысли были поглощены Беном, но только где он, Бен? В пассажирском отделении ничего не видно за спинками вздыбившихся кресел.
        - Отойди, бабахнет сейчас! - орал на нее служащий, прибежавший из ангара, но она его не слушала. Ею овладело ужасное спокойствие. Чувства ее в этом попросту не участвовали, тело само передвигалось осторожно и неспешно, как бы методически приближаясь к намеченной цели. Она должна, она обязана высвободить Бена из-под этой груды обломков.
        Эллен видела, во что превратился верх вертолета, потерявшего лопасти. Одни обрубки торчат. Из дыр сочится пар, или, может быть, это был дым - непонятно, капало на землю густое масло. Она подошла совсем близко. Дверь не отыскать, видимо, она оказалась наверху. Придется лезть.
        - Назад! Быстрее назад! - к вертолету сбегались со всех сторон, тащили носилки, но она ничего не замечала.
        Не почувствовала и жара от раскалившегося двигателя, когда, карабкаясь по наваленным друг на друга балкам и брусьям, нащупала, наконец, ручку дверцы. Тоже покорежена. Эллен потянула, но без успеха: не поддается. Она рванула что было силы, мускулы отозвались резкой болью. Щелкнул замок.
        Она потянула дверцу на себя, заглянула внутрь. Бен лежал на полу, скорченный, как младенец в чреве матери. Не шевелился.
        - Бен, послушай, Бен, это же я!
        До ее ушей донеся тяжелый, мучительный стон.
        Значит, жив. Ее захлестнула волна счастья. Все наладится, самое главное, что он жив. Выжил, какое счастье - выжил!
        - Это я, Бен, ты меня узнаешь? Это Эллен.
        Он попытался приподняться, взглянуть. Теперь стало различимо его лицо. Приоткрылся глаз, пустой, словно он ничего и не видит. Другой заплыл кровавым подтеком.
        Господи, так он, значит, этот глаз потерял. Но ничего, как-нибудь. В конце концов, обходятся ведь и одним глазом.
        - Назад, взорвется сейчас! - наконец-то услышала она чей-то властный голос. Взглянула вниз уверившись, что двигатель не отключился, - вон пар из него так и хлещет. И в эту минуту ее охватила паника. Надо же бежать отсюда, спасаться… А у нее как будто ноги к земле приросли. Она видела, как сквозь клубы пара к ней пробивается человек в перепачканной холщовой робе. У него была большая голова, вся заросшая вьющимися бесцветными волосами, а в руках он держал пожарный шланг - маленькую такую трубку зеленоватого цвета. Вот, глядите, сам архангел Гавриил явился покончить с пламенем. И чего же теперь бояться?
        Она снова кинулась к Бену: «Все хорошо, милый, все в порядке. Я люблю тебя».
        Он приоткрыл второй, еле видный из-за синяка глаз. Господи, так, значит, напрасно она испугалась!
        Эллен попробовала подойти к нему ближе, прикоснуться к этому беспомощному телу:
«Руку! Дай мне руку!»
        - Ой, как больно, - простонал он, - там, в спине. Похоже, у него сломано ребро, может, и не одно. Ну, это в общем-то пустяки.
        Теперь к вертолету подбежала целая толпа: пожарные, спасатели, рабочие аэродрома.
        - Мисс, эй, послушайте, мисс, - кричал ей кто-то. - Вы давайте-ка уходите отсюда…
        Она послушно кивнула.

        Веки Бена поднялись, и он уставился перед собой в темноту. Похоже, кромешная ночь, сколько же может быть времени. Он попробовал угадать: три сорок? Обернулся к часам, но экранчик на них был темный. Странно, он же новые батарейки поставил всего неделю назад. Неужели хотел поставить, а забыл?
        Вдруг он почувствовал, что в комнате есть еще кто-то. Вон там, в самом углу. Он напряг зрение и, кажется, различил смутные очертания женской фигуры.
        - Кто здесь? - хрипло проговорил он.
        - Это я, Бен.
        - Бетти? Что ты тут делаешь?
        - Не хотелось тебя будить, прости, я просто зашла сменить батарейки.
        - Какая ты заботливая. Спасибо.
        - Ну что ты. Спи, рано еще.
        - Угу, - пролепетал он, послушно закрывая глаза. Когда он снова пробудился, то понял, что все это ему приснилось.
        Перед ним было смеющееся лицо Эллен.
        - Какое счастье, что ты здесь и жив, Бен!
        - Что? - пробормотал он, плохо соображая. - Где я?
        - А, так наш пациент наконец-то пришел в себя! - Откуда-то сбоку, перекрывая голос Эллен, уверенно заговорил незнакомый ему человек. Он обернулся на эти слова, и тут же все его тело пронзила острая боль. Живого места не было, просто не было живого местечка, словно его только что переехала камнедробилка, смяв и перемолов. Он застонал.
        - Бедняжечка! - Эллен с нежностью погладила его по руке.
        - Нечего рассусоливать! - опять этот голос сбоку, а так это, оказывается, женщина, нянька, видимо. Крупная такая, толстуха из толстух, то-то и тембр у нее такой - хоть в духовой оркестр отправляй. - Больно, так и хорошо, что больно, значит, паралича никакого нет!

«А ведь верно, - вынужден был про себя отметить Бен, - логика несентиментальная, конечно, но ведь логика».
        Потихоньку все случившееся начинало для него выстраиваться в связную картину. Тот кошмар при взлете, потом его на санитарном вертолете доставили в госпиталь на побережье (ужас просто: один вертолет развалился, так его в другой запихивают!), а после его мучили, прощупывая и вертя перед рентгеном.
        А потом объявили, что Бен легко отделался. Даже ни одного перелома не нашли, просто внутренние кровоизлияния там и сям, немножко полежит в больнице и выйдет как новенький.
        - А пилот как? - спросил он у Эллен.
        - Он в интенсивной терапии. Но ничего, жить будет.
        - И который на самолетике летел тоже?
        Эллен покачала головой.
        - На самолетике летел совсем мальчишка, ему только-только двадцать один год исполнился. Произошел взрыв, и его убило на месте.
        Бен что-то пробормотал себе под нос.
        - О чем ты?
        - Да он же по возрасту внуком мне мог быть!
        - Ну, хватит ворковать! - Нянька с трубным голосом опустила полог над постелью. - Вот посуда, а ну, быстро, предъявите нам главные доказательства, что правда выжили! - и расхохоталась.
        - Вы что, на конферансье учились, прежде чем в медицину идти?
        А она все смеется да смеется.
        Пока она измеряла ему давление и щупала пульс, Бен лежал не шевелясь. Любое движение откликалось болью то там, то здесь. Хуже всего, кажется, там, где желудок. И опять ему, ни с того ни с сего, экстренно понадобилась посуда, но он постарался подавить в себе позыв.
        Сестра убрала инструменты.
        - А теперь завтракать. Густая овсянка или недожаренный тост. Массу удовольствия получите.
        - Спасибо, ничего не нужно, - чуть слышно отозвался Бен.
        - Да ты не думай, туг не так уж плохо кормят, - сказала Эллен дождавшись, когда они останутся одни. - А поесть тебе бы не помешало.
        - Может, потом и съем что-нибудь, - Бен поморщился от одной этой мысли. - А сейчас мне бы еще поспать.
        - Хорошо, - она легко прикоснулась губами к его губам. - Отдыхай, я пока попробую с доктором поговорить.
        Он кивнул. Даже хорошо, что она ушла. Просто терпеть нет сил, где же посуда? Ах да, вот же, желтая пластиковая утка, ее на столик поставили, чтобы удобнее было дотянуться. Не дождутся, чтобы он горшок просил. Собрав силы, Бен повернулся на другой бок, нажал на планку, отгораживавшую его постель, потом спустил ноги на пол. Даже и не поймешь, где болит всего сильнее. Стиснув зубы, он уперся руками в матрас и оторвал от постели свое тело, сбоку заболело при этом так, что голова едва не раскалывалась. Пот катил с него градом, когда, подчиняясь волевому усилию, он сделал первый шаг, прямо как был, босиком. Ванная словно находилась в другом конце города, - таких усилий потребовала от него необходимость пересечь комнату. Шаг, еще шаг, и тут потемнело в глазах - он рухнул на пол, задев при этом столик, который обрушился со страшным шумом.
        Так он и лежал, глотая воздух, как выброшенная на берег рыба, когда в палату ворвалась сестра.
        - Мистер Джекобс, что это с вами? Вы почему поднялись?
        - Пописать захотел, - выдавил он сквозь зубы.
        - А это для чего тут поставлено? - и она схватила утку, полетевшую на пол вместе со столиком.
        - Не хочу туда.
        - Не хотите, а надо, мы ведь должны на анализ это послать. Врач ваш так велел. А ну, назад в постель, да поживее.
        Он чувствовал себя старой куклой, которую эта могучая тетка сгребла в охапку, мигом перенеся назад на кровать. Планка была водворена на место.
        - И, пожалуйста, больше не надо так делать, мистер Джекобс. Вам лежать надо, поняли?
        Она подала ему утку: «Закончите, в колокольчик позвоните».
        Бен смиренно, словно ребенок, которого выпороли, спрятал под одеяло пластиковый сосуд. Делать было нечего, вот-вот лопнет у него там внутри.
        Закончив, он так же безропотно позвонил.
        Она тут же появилась - явно стояла за дверью на всякий случай.
        - Ну вот и умница, - констатировала она, заглянув внутрь. - И цвет отличный, прямо янтарь. Хватит тут, должно хватить. Отлично, мистер Джекобс, благодарю вас.
        Бен сам не мог понять, что для него хуже, - непереносимая физическая боль во всем теле, или боль от подобного унижения.

        Эллен забегала к нему всякий раз, как только выкраивалась минутка. Принесла ему на подносе обед, себе приготовила сандвич.
        Оба едва притронулись к еде.
        Сестра, заступившая на ночное дежурство, в отличие от мисс Толстухи была сдержанной и безупречно вежливой. Она сделала ему укол димедрола и ушла.
        Измученный болью, Бен почти тут же заснул.
        На этот раз ему приснилось, что он едет в своей машине. Шоссе почему-то почти не освещалось. Мимо пронесся огромный черный «лимузин». Бен успел заметить шофера в форменной тужурке, но не было видно, кто сидит на пассажирском месте, - помешало толстое затемненное стекло. Бен чувствовал себя усталым, смертельно усталым. Вдруг под колесами зашуршал гравий. Быть не может, он, значит, уснул прямо за рулем и его занесло на обочину. Скорее вырулить назад, так ведь и в аварию вот-вот угодишь. Вон там впереди, кажется, бензоколонка. Он подъехал, остановился. Ни души. Закрылась уже, как видно. Но неожиданно распахнулась дверь, а из нее галопом вылетела прямо на него лошадь. Крупная лошадь черной масти, таких в экипажи запрягают. Она стремительно на него надвигалась, и ему стало страшно. Он еле успел отскочить - и проснулся, весь дрожа.
        - Бен, эй, Бен, что это с тобой? - Эллен сидела рядом, тревожно на него глядя.
        - Скверный сон приснился, - пробормотал он.
        - Может, мне рядом прилечь, чтобы тебе стало полегче?
        Он взглянул на нее. Столько на ее лице заботы, такая на нем написана нежность, она сегодня особенно красивая, просто ангел.
        - Эллен, - медленно выговорил он. - Я боюсь смерти.
        - Не надо. Не надо бояться, ты не умрешь. Все пройдет.
        - Сейчас, может, и пройдет, но мне ведь так мало осталось…
        - Не так уж мало.
        - Такое чувство, что я совсем дряхлый.
        - Это из-за аварии… Начнет подживать, и ты снова почувствуешь себя хорошо, как всегда было.
        - Но, Эллен, я правда старый, мне ведь почти семьдесят.
        - Для меня ты никакой не старый.
        - А знаешь, что мне эта сестра сказала, ну, толстая?
        - О Господи, она вообще пример тактичности! Ну, и что же она сказала?
        - Я спрашиваю, может, мне бумажку подписать, мол, пользуйтесь моими органами, как надо будет, а она в ответ: «Не нужны нам эти органы, вам же не сорок пять, а которые старше - те без надобности».
        - Вот и хорошо, они еще тебе самому послужат.
        - Ты что, не поняла ничего? Оказывается, я уже столько лет «без надобности», хотя и не знал. Вот почему я все лежу и думаю, какой же я старый!
        - Не надо так, Бен. Тебе еще жить да жить.
        - Эллен, но ты же сама знаешь, я умру раньше тебя.
        - А я об этом и знать не хочу, и говорить не буду, - она поднялась, давая понять, что тема исчерпана.
        - Зато я буду, - он схватил ее за руку. - До нынешнего дня я как-то об этом не думал, а теперь я понимаю, что был жутким эгоистом, когда вошел в твою жизнь.
        - Ну прошу тебя, Бен…
        - Только я ничего не мог с собой поделать. Ты не представляешь, как я тебя хотел. И для меня все, что у нас было, - как чудесный сон, только он скоро кончится.
        Она взглянула ему прямо в глаза.
        - Никогда не кончится.
        И прижалась к нему губами. «Вот так и надо заканчивать разговоры о смерти», - подумал он, - просто напомнив, что пока они оба живы, оба сознают, что жизнь в них бьет через край.
        - Хорошо, - уступил он ей, улыбаясь. - Вернемся потом к этому разговору. А теперь ступай-ка домой, тебе тоже поспать надо.
        Он не слышал, как Эллен уходила. Лекарство опять начало действовать, и Бен быстро задремал.
        Проснувшись, он увидел, что никуда она не ушла. Эллен посапывала, устроившись на полу рядом с его кроватью.

        Глава XVII

        - Могу вам быть чем-нибудь полезна? - спросила Эллен, не отрываясь от дисплея. Рядом с ее креслом встала высокая блондинка в очках, поражавших дешевой металлической оправой. Где-то Эллен ее видела, только не помнила, где, да и имя позабыла.
        - Можете, даже очень можете.
        Ах вот оно что. Голос этот кто же не узнает.
        - Здравствуйте, Мэрион. Как поживаете?
        - Не скажу, чтобы так уж хорошо.
        - Вы, конечно, обеспокоены состоянием вашего отца, но я говорила с врачами, и они считают, что вскоре можно ожидать полного выздоровления.
        - Так, стало быть, вы даже говорили с его врачами? - Мэрион и не думала скрывать неприязненных интонаций.
        Эллен чуть помедлила.
        - Но, видите ли, я ведь их всех знаю…
        - Мне казалось, состояние здоровья пациента обсуждают исключительно с его прямыми родственниками.
        - Да, но вы не приходили его навестить.
        - Еще бы, мне вообще ничего не сообщили, только сегодня утром я узнала от Сары, что произошло.
        - Отец не хотел вас беспокоить.
        - Вот как? Значит, он не хотел меня беспокоить. А может, это вам не хотелось, чтобы я тут была поблизости?
        Глупо, подумала Эллен, и Мэрион явно не сознает, в какое она себя поставила глупое положение. Но пусть не думает, что ей удастся выместить на Эллен свои конфликты с отцом.
        - У него в палате, - сказала она, - есть телефон. Он может звонить кому угодно и в любое время».
        К этому Мэрион не была готова. Лицо ее вытянулось.
        - Послушайте, Мэрион, хочу вам сказать, что я тут человек посторонний. Пожалуйста, выясняйте свои отношения друг с другом самостоятельно.
        - Во всяком случае, ваше присутствие этих отношений не улучшает.
        - И чего бы вы от меня хотели?
        Выражение лица Мэрион смягчилось.
        - Можно я присяду?
        В Эллен все так и кричало: не связывайся с нею, не связывайся! Ничего хорошего от этих разговоров не будет. Но ведь не откажешь же. Она осмотрелась - в углу, где была полка с журналами, сейчас никого нет: «Пройдемте туда».
        Усевшись напротив, Мэрион принялась пристально изучать лицо Эллен, как будто перед нею была пациентка с серьезными нарушениями. Наконец, она заговорила:
        - Эллен, вы имеете немалое влияние на моего отца, он вам доверяет и так далее, но… но вы же очень молоды, он старше вас вдвое, не менее, то есть у вас разница в возрасте тридцать пять лет, вы это сознаете? Тридцать пять!
        Эллен молча ждала, когда на ее голову упадет топор. И ждать пришлось недолго.
        - Неужели вам никогда не приходило в голову, что связывающие вас с отцом отношения могут оказаться пагубными для здоровья - и его здоровья, и вашего?
        - Нет, не приходило, - ответ Эллен прозвучал безапелляционно. Да и все равно, что бы она ни сказала, Мэрион с ее точки зрения не сдвинешь.
        - Я ведь говорила уже, что я психолог, и у меня большой опыт, - продолжала ее гостья, - так вот, знайте, что существует целая научная теория на тему иллюзий старости: мужчины с годами склонны отрицать то, что неизбежно с ними произойдет, и начинают искать в качестве партнерши все более молодых женщин, ставя над собой совершенно недопустимые опыты.
        - А о сложностях в отношениях между дочерью и отцом тоже существует научная теория?
        Мэрион напряглась, но самообладания не потеряла.
        - Вот что, Эллен, я чувствую, как я вам не нравлюсь… но меня к вам привела исключительно забота об отце. Вы ведете себя крайне эгоистично.
        - Эгоистично?
        - Конечно, хотя для вас все это в данный момент выглядит очень романтично. Но года через два у него усилится артрит, он не сможет ходить, придется обзаводиться креслом на колесиках, и тут вам встретится кто-нибудь молодой, а его вы бросите - доконав.
        Эллен решительно поднялась: довольно, поговорили.
        - Вот что, доктор Джекобс, выслушайте и запомните: Бен дорог мне, а это значит, что я от него не откажусь, что бы ни случилось. И нет нужды мне вам объяснять, что, если человека любишь, надо быть готовым разделить с ним любую беду.
        Тут поднялась и Мэрион. Да и что ей оставалось делать, ведь Эллен ясно показала, что разговаривать им больше не о чем.
        - Ну что же, - сказала она от двери, - мне ясна ваша позиция. И выбора вы мне не оставляете.
        Это еще что такое? Эллен смотрела, как Мэрион шествует по коридору, и на сердце ее было неспокойно. Совершенно ясно, что она любой ценой постарается их оторвать друг от друга. Ничего из этого не получится, уж она-то Бена знает, но навредить им - такое Мэрион по силам.

        Рихард откинулся в кресле, любуясь своими тщательно ухоженными пальцами хирурга. Перед ним сидели трое и, слушая их, он то и дело чувствовал, как у него непроизвольно растягиваются в усмешке губы.
        Говорил Таро Хасикава.
        - Доктор Вандерманн, я согласился на встречу с вами, так как на ней настаивали эти джентльмены, - кивок в сторону Рона и Милта, - однако я должен с самого начала уведомить вас, что пересадка сердца павиана для моего отца неприемлема, хотя, спешу вас уверить, решение, конечно, должны принимать вы, справедливо считаясь крупнейшим специалистом в данной области.
        - Понимаю, - Рихард говорил подчеркнуто бесстрастно. - Но со своей стороны я тоже считаю нужным предупредить вас, что шансы у вашего отца крайне невелики, так как он не соответствует правилам, установленным для предоставления органов нуждающимся в операции.
        - Мне об этом постоянно напоминают, - в интонациях Хасикавы сквозило легкое раздражение, - но я прихожу к выводу, что эти правила действуют не столь уж неукоснительно. Если не ошибаюсь, губернатор Пенсильвании, Кейси, получил вне всякой очереди и сердце, и печень, так?
        - Не располагаю всей информацией, касающейся этого случая, - ответил Рихард, ничуть не смущаясь. - Впрочем, губернатору Кейси, во всяком случае, очень повезло, даже если правила соблюдались неукоснительно: дело в том, что отнюдь не всегда необходимые органы удается получить без проволочек. Пожалуй, такие примеры можно пересчитать по пальцам.
        - Ну вот что, док, - Рон обещал Милту, что лезть ни во что не станет и, ерзая на стуле от нетерпения, до сих пор и вправду не вмешивался в разговор, но теперь его выдержка иссякла. - Вам что, никто не сообщил, что за деньгами в данном случае остановки не будет?
        Рихард слегка поднял брови.
        - То есть, если я вас правильно понял, имеются средства для приобретения нужного органа в одной из стран, где такая торговля не считается противозаконной, - в Индии, скажем, или в Египте? Но все равно остаются две проблемы - он поднял вверх свой длинный палец: во-первых, каким образом доставить приобретенный орган в Соединенные Штаты менее чем за пять часов или же, и это во-вторых, как доставить в страну, предоставившую орган, нашего пациента, который, очевидно, не выдержит такого путешествия. - Рихард покачал головой. - Поверьте, пересадка пациенту сердца - павиана самое разумное решение и, больше того, единственное, которое нам остается.
        Хасикава все это время смотрел куда-то в сторону.
        - Доктор Вандерманн, - проговорил он едва слышно, - мы не могли бы с вами побеседовать наедине?
        - Разумеется, - кивнул Рихард. Милт вскочил, потянув Рона за рукав.
        - Мы в коридоре, если понадобимся, мистер Хасикава.
        Японец его словно не замечал.
        - Что он еще надумал, прохиндей чертов? - зашептал Майкелсон, едва за ними закрылась дверь.
        - Не волнуйтесь. Японцы жутко скрытные, кто же этого не знает. Но надо положиться на Вандерманна. Он все устроит, как полагается. Сидите себе и не дергайтесь. - Милт прихватил бумажную сумку, двинулся по коридору. - Если что, я в палате 307.
        - Что это вы там забыли?
        - Да вот… хочу кое-что передать другу, который в аварию угодил, он здесь лежит.
        - Недолго только, вы мне можете понадобиться.
        - Да что вы, в самом деле, просто как маленький… Деньги, только и всего, а остальное само устроится.
        - Вы так думаете?
        Милт широко улыбнулся: надо же, никогда не видел босса в таком состоянии.
        - Да что там думать, врач-то он хороший, умный врач, значит, найдет какое-нибудь завалящее сердечко и прямо тут, в Нью-Йорке.

        - Папа, я суп тебе сварила куриный, вот как мама делала, - Мэрион изо всех сил старалась говорить ласково.
        - Спасибо большое, - в его голосе не чувствовалось растроганности.
        - Медицина, конечно, далеко продвинулась, - попробовала пошутить она, - но с этим ни один антибиотик не сравнится. Пойду подогрею у сестер, а вот и соломка.
        - Я могу ложкой.
        - Ну конечно, можешь.
        - И вообще, тут меня куриным бульоном каждый день пичкают.
        - Как это?
        - Да вот Милт недавно заходил, так принес целую кастрюлю. Сара наварила.
        - Ах так… - Она была явно разочарована, но постаралась справиться с собой. - Знаешь, я так хорошо обо всем поговорила с твоим лечащим врачом, и он сказал, что тебя скоро выпишут. Причем никаких осложнений в будущем он не предполагает.
        - Да? А чувствую я себя что-то паршиво.
        - Ну, ты же понимаешь, боли не могут так вот взять и пройти, у тебя внутри и кровоизлияния оказались, и разрывы, но это все заживет. Надо проявить терпение. Я уже приготовила тебе ту комнату рядом с кухней, так что…
        - Нет, я вернусь к Эллен.
        С минуту она пристально на него смотрела, прикидывая, какой сделать следующий ход. Придвинулась к его постели.
        - Папа… ну почему тебя должна ставить на ноги чужая женщина? И вправе ли ты ее этим обременять?
        - Послушай, Мэрион, - начал Бен, однако она его тут же перебила.
        - Нет, папа, с твоей стороны просто нехорошо все взваливать на твою хозяйку - она, кстати, такая милая. Пойми, тебе ведь очень сильно досталось. Значит, многое придется теперь переменить. Для начала закрой свой зал…
        - Ни в коем случае, - Бен так энергично затряс головой, что боль тут же разлилась по всему телу.
        - Но, папа, надо же вести себя разумно. Неужели ты воображаешь, что тебе по силам махать этими гантелями? Хорошо, что вообще жив остался, вот что я тебе скажу. И не забывай, тебе ведь почти семьдесят.
        - Знаю, не нужны мне твои напоминания! - раздраженно оборвал ее Бен.
        - Напрасно ты злишься, я должна тебе об этом напомнить, хоть и неприятно. А кто же еще об этом тебе скажет? Ты ведь сам знаешь, что я права, просто признаться не хочешь.
        - Оставь меня в покое, Мэрион, - у него иссякли силы, чтобы с нею препираться. Он и правда очень устал.
        - В Принстоне тебе будут созданы все условия. Поставлю у тебя в комнате новый телевизор с дистанционным управлением, лежи себе, программы переключай…
        - Не надо мне никаких телевизоров!
        - Да тебе просто поскорее надо выбраться из этой жуткой больницы, тогда сразу и приободришься. А сейчас, когда все болит, того не можешь, этого нельзя, конечно, твое самолюбие страдает, я же вижу, не слепая. - Она провела ладонью по его жесткой щетине. - Знаешь, я сама хочу тебя побрить, можно?
        - Еще чего! Я даже мисс Толстухе этого не разрешаю. Словно услышав за дверью, что прозвучало ее прозвище, толстуха шумно ввалилась в палату.
        - Все, время для посетителей кончилось. Лекарства пора принимать.
        Мэрион направилась к выходу.
        - Подумай о том, что я тебе сказала, папа. Он промолчал.
        - Я ведь дочь тебе, не забывай. Кто еще о тебе позаботится?
        - Ты бы лучше о себе позаботилась.
        - Ну хорошо, хорошо. Просто помни, папа, я всегда с тобой.
        Бен прикрыл глаза.
        - Видать, с дочкой славно поговорили, а? - закудахтала толстуха. - Какая красивая она у вас, а уж похожа - прямо копия!
        - Угу, - буркнул он.
        - Ротик открыли! - в руках у сестры появилась пластиковая чашка, в которой она помешивала ложечкой.
        - Это еще что?
        - Я же вам говорила, мистер Джекобс, от димедрола этого часто запоры получаются. А у вас уже два дня стульчика не было, два дня, вот оно как. А без этого как же нам вас выписывать? Вот, выпейте-ка, и все мигом устроится, - в чашке болталось что-то белесого молочного цвета.
        Она не отступала от него, пока он не выпил все до дна, потом, довольная, ушла, махая пустой чашкой.
        Едва за нею затворилась дверь, Бен утер слезы, которые еле сдерживал все это время. Мэрион довела-таки его, как он ни старался. Без конца на самые больные точки нажимала. Господи, никогда еще в жизни не чувствовал он себя таким старым.

        Голди с увлечением что-то читала, раскрыв журнал, когда Эллен так на нее и налетела, заметив, что та сняла халат.
        - У тебя что, перерыв? Пойдем кофе выпьем. Голди кивнула, но не отрывалась от статьи.
        - Что это так тебя заинтриговало?
        - Да вот пишут, как трахаться без предохранения, - понимаешь, придумали способ, как женщина может натянуть ему резинку, а он даже и не заметит.
        - Шутишь, что ли?
        - Ничего не шучу. Значит, берешь резинку…
        - Какую резинку? - поинтересовалась сестра Кларита, выросшая за их спинами.
        - Перчатки резиновые, - ответила Голди, и глазом не моргнув, только прикрыла страницу ладонью. - Я теперь и на кухне ничего без резинок не делаю, а вы, сестра?
        - Я тоже, само собой, - монашка с любопытством взглянула на Голди, - все так делают, да так и рекомендовано, только все равно, все под Богом ходим, и никакие тут резинки не помогут.
        - Вот именно, сестра, я как раз это самое и стараюсь втолковать Эллен, - и Голди послала ей нежнейшую улыбку.
        - Может быть, попьете с нами кофе в буфете, сестра? - предложила Эллен.
        - Да, спасибо вам, милая, только меня срочно вызывают в травматологию, неприятности у них какие-то с родственниками пациента, вот я и понадобилась, чтобы все утрясти.
        Они смотрели, как она бодро шагает по холлу, метя длинным подолом линолеум, - так вот и парит, словно ожившая скульптура Манцу.
        - Она что, малость ку-ку, да? - подмигнула ей Голди.
        - Что ты, - запротестовала Эллен, нисколько не лукавя. - Послушаешь, иной раз и правда кажется, что она с причудами. Но ты бы видела ее за работой - класс, скажу я тебе. Можешь не сомневаться, раз ее вызвали в травматологию, значит, по-другому им уж никак не обойтись.
        Так и оказалось. Выходя из кафетерия, они снова увидели сестру Клариту. Она стояла посреди холла, окруженная кольцом евреев-хасидов, в длиннющих черных сюртуках и угольного цвета шляпах, из-под которых выбивались, подступая прямо к бородам, седые лохмы. Все они размахивали руками, что-то громко выкрикивая в состоянии крайнего возбуждения. А монашка, по одежде почти от них неотличимая, пыталась успокоить эту ораву.
        - Эти еще откуда на нас свалились? - начала пораженная Эллен. Больница-то католическая, что в ней делать правоверным иудеям.
        Из двери, ведущей в травматологию, вышел врач, и все кинулись к нему.
        - Сестра, послушайте-ка, - поспешила Голди к оставленной на миг в покое монахине. - Что происходит?
        - Ой, не спрашивайте. Опять расовые дела. Бедный Мойше.
        - А что с ним, с этим Мойшей, - пострадал или сам кого покалечил?
        - Куда там покалечил, он же несчастный студентик, Мойше, то есть, ну, хасид. Так что же, стрелять в него по этому случаю, если он решил заглянуть в дельфинарий? А это, - не находя нужного слова, монашка обвела рукой галдящую толпу, - это все его отцы.
        Голди надула щеки, стараясь придать себе грозный вид.
        - Только не рассказывайте мне, пожалуйста, что в дельфинарии оказался черный да еще с пистолетом.
        - А при чем тут - черный, не черный? - нахмурилась сестра Кларита.
        - Так вы же сами говорили про расовые дела, а с тех пор, как раввин задавил на машине ту несчастную девчонку, Бруклин в сплошное поле боя превращается, - Голди говорила с настоящей горечью. - Нет, подумать только, четвертая жертва за какие-то полгода!
        - Пойдем, - Эллен потянула ее за руку, - послушайся меня, Голди, давай уйдем.
        Но Голди будто окаменела.
        - Ой, бедненький, хасид этот, которого привезли. Ведь мальчишка еще совсем, а что они теперь видят, мальчишки эти, - то поножовщина, то наркотики, работы никак не найти и СПИД того и гляди подцепишь… Да, черт, не шибко им в жизни повезло!
        - Господь в неизреченной мудрости… - начала было сестра Кларита, но тут на нее опять накинулись хасиды, и ее слова потонули в их воплях.

        - Брюссельская капуста, потом цветная, латук, немножко салата, добавим чуточку уксуса, затем пшеничные хлопья, жженый сахар, немного сушеного хлеба без примесей… - пальцев не хватало и Эллен перестала подсчитывать, сколько всего надо до полной готовности. Вздохнула.
        Бен улыбнулся:
        - И все это ты для меня припасла?
        - Подумаешь, какие сложности! Просто сказала себе: пойдешь в супермаркет и будешь покупать все то, что тебе всего больше не нравится.
        Он расхохотался, но тут же сморщился от боли.
        - Что с тобой?
        - Да ничего, не волнуйся, ну, в желудке капельку закололо, вот и все.
        Но на самом деле вовсе не капельку. Снадобье мисс Толстухи продолжало вовсю действовать, вот-вот произойдет самое главное. Он метнулся позвонить, вызывая сестру.
        - В честь твоего возвращения домой, - продолжала Эллен, понятия не имея, как экстренно ему надо остаться одному, - я решила уступить тебе и вторую сторону холодильника.
        Бен уже не слушал. Внутри у него бушевала настоящая буря.
        - А черт, куда же нянька запропастилась!
        - В чем дело, Бен? Давай, я сделаю.
        - Ну хорошо, поищи няньку, только побыстрее. Эллен помчалась в холл, но тут же вернулась.
        - У них какой-то срочный случай, просили подождать несколько минут, если можно.
        Бен сознавал, что нет, нельзя. Какие несколько минут, он же оконфузится.
        Приподняв планку, он спустил на пол ноги и сверхчеловеческим усилием поднял с постели тело, выпрямился.
        - Бен, ты с ума сошел, что ты делаешь!
        Молча он махнул рукой в сторону ванной - ни слова, стоит открыть рот, и вся его воля улетучится, как дым.
        - Обопрись на меня, - предложила она.
        Он так и сделал и с ее помощью сумел доковылять до двери.
        И вот они, наконец, в ванной. Ухватившись за вешалку для полотенца, прикрепленную над раковиной, он замер, словно позабыв, что его сюда привело, - из зеркала на него кто-то смотрел.
        Какой кошмар! Согбенный, высохший старик вцепился клешнями в молоденькую женщину, такую симпатичную, заметьте, и она сейчас будет его усаживать на стульчак…

        Глава XVIII

        На улице Эллен почувствовала, что воздух какой-то особенно бодрящий, да и солнце светит вовсю, ни облачка на ослепительно голубом небе. Она сделала глубокий вдох - ах, вот оно что, сирень расцветает! Да нет, помешалась она, как видно, откуда сирень в эту пору года. Ну, все равно. Мир и без сирени чудесен, потому что сегодня она привезет Бена домой.
        Перепрыгивая через ступеньки, она взлетела по лестнице больницы. В вестибюле нетерпеливо нажала на кнопку лифта: поскорее бы, уж очень высоко, чтобы идти пешком. Когда же, наконец, его выпустят, чтобы поехать домой! То-то он поразится! К стене в гостиной она прикрепила полотно с надписью: «Добро пожаловать под родной кров»; холодильник забит всем, что он любит, на приемнике пластинка с новым танго. Она даже не поленилась приобрести в «Кейджа и Толнера» тот самый суп из крабихи, который ему так нравится. А Милта попросила доставить кое-что из зала с тренажерами: пару гантелей полете, маленький эспандер - пусть занимается не напрягаясь, это хорошо для поправки.
        По коридору больницы она так и летела, чуть не сбив с ног сестру, разносившую лекарства. Распахнула дверь палаты, вбежала и…
        Эллен была в полной растерянности. Пусто. Может, она перепутала двери? Да нет, вот табличка - 307, все верно. А где же Бен?
        Ее охватил ужас. Что-то случилось этой ночью, что-то ужасное! Не иначе как ему стало хуже и пришлось его переводить в реанимацию.
        Она со всех ног помчалась в дежурную, где собирались сестры.
        - Где Бен, скажите, где Бен?
        - А, Эллен, приветик, - вот как, Толстуха здесь, сейчас все выяснится.
        - Что с Беном?
        - Выписали его полчаса назад.
        - Выписали? А почему он меня не подождал?
        - За ним дочка приехала.
        - Дочка?
        - Ну да, Мэрион ее вроде зовут. Верно?
        - И куда она его повезла?
        - Сейчас посмотрю, записала где-то. Она просила туда же переслать все документы, - сестра порылась на столе.
        Адрес был принстонский: Квинсбери Лейн, 447.

        Она катила по мосту Веррацано Нэрроуз в старом автомобиле из проката и, пытаясь подавить рыдания, так яростно сжимала зубы, что выступила кровь на губе. Скотина! Какая скотина, нет, это подумать только! Взял и к доченьке своей ненаглядной отправился, а ей ни полслова! Хотя уж ей ли не знать, что у Мэрион хватка железная. Но все равно, как он мог позволить, чтобы с ним обращались, словно с манекеном! Он что, не понимает, что нанес этим ей смертельную обиду?
        Руки Эллен дрожали, и она еще сильнее стиснула руль, а изнутри поднималась волна отвращения, тошноты, пустоты, и с этим она уже никак не могла справиться, с предчувствием, что выяснятся вещи еще похуже… что не в заботах о здоровье решил Бен предпочесть ей Мэрион… что он ее попросту разлюбил.

        Мэрион улыбалась, стараясь придать себе ангельский вид.
        - Папа, ты бы прилег, можно пока телевизор включить, а я займусь обедом.
        - Спасибо, есть не хочется, - равнодушно отозвался Бен, опускаясь в кресло, ох, осторожнее надо, опять заболело. Везде заболело, но хуже всего, что у него так и раскалывается голова.
        Мэрион скрылась на кухне, а Бен смежил веки, решив вздремнуть. Чувство времени у него совсем притупилось: сидел в полузабытьи и едва расслышал звонок. Потом звонок повторился: громкий, резкий, словно дрель включили у самого его уха. Он прижал ладони к вискам. Не помогает. Ах, так похоже, кто-то к ним приехал, а ему-то казалось, что просто слуховая галлюцинация.
        - Кого это сюда могло занести? - недовольно пробурчала Мэрион и пошла открывать.
        На пороге появилась Эллен: бледная, с запавшими глазами, дышит тяжело, как будто бежала бегом несколько кварталов от вокзала.
        Мэрион загородила ей дорогу, и какое-то мгновенье они стояли напротив друг друга, глядя глаза в глаза.
        - Мне нужно поговорить с Беном, - справившись с дыханием, выдавила, наконец, Эллен.
        - Прошу меня извинить, но отец не в состоянии… - начала Мэрион, но Эллен уже была в гостиной и кинулась прямо к Бену, расположившемуся в кресле.
        Какой у него несчастный вид! Совсем, похоже, обессилел, - весь ее гнев, который накапливался, пока, мучаясь в заторах, Эллен катила по Нью-Джерси, улетучился в одно мгновение.
        - Нам надо поговорить наедине, Бен, - сказала она кротко.
        - Заходи, - голос его прозвучал слабо, смиренно.
        Ей хотелось броситься к нему, обнять, прижаться всем телом, шепча, что напрасно он так, что дома все будет иначе, но Эллен не собралась с духом сделать это.
        - Отец, я на кухне, если я тебе понадоблюсь, - объявила Мэрион и нехотя удалилась, оставив их наедине.
        Он не поднимал глаз. Голова низко склонилась, поникла, как безжизненная. Смотрит пустым взглядом на свои вельветовые тапочки, как будто больше его не интересует ничто в мире, только эти шлепанцы, которые Мэрион ему принесла минут десять назад.
        - Почему ты это сделал? - спросила Эллен напрямик.
        - Потому что струсил.
        - Бен! - голос ее задрожал. - Тебе здесь нечего делать, Бен, милый. - Она плюхнулась на пол рядом с его креслом. Теперь он уже не мог делать вид, что на нее не смотрит.
        - Эллен, но ты ведь понимаешь, нужно, чтобы я побыл дома…
        - Дома? Твой дом там, где мы вместе. Со мной! Разве ты в этом сомневаешься?
        Он покачал головой.
        - Нет, такого не может быть.
        - Но я ведь люблю тебя, как же тогда «не может быть», «не может быть»?
        В ее глазах было столько боли, в них так ясно читалась любовь к нему, что он невольно отвел взгляд, снова уставившись себе под ноги.
        - Нельзя быть таким эгоистом.
        - Прошу тебя, не надо опять нести этот вздор про то, что ты эгоист.
        - Это не вздор. Хватит притворяться, не век же так будет.
        - Так ты притворялся, что полюбил меня? Притворялся?
        - Перестань, Эллен, ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Я старше тебя на тридцать пять лет, понимаешь, это же ужасно - на тридцать пять.
        - Пять-пять-пять, попка хороший хочет жрать. Он уставился на нее, ничего не понимая.
        - Вот и ты так же: твердишь, как попугай, которого Мэрион двум фразам выучила.
        - Не в Мэрион дело. Я долго думал и осознал, что у нас с тобой нет будущего. Взглянул на себя в зеркало и осознал.
        - В зеркало?
        - Ну, помнишь, когда мне спешно надо было в туалет? Вот я увидел: совсем я беспомощный старик, а ты меня на горшок сажаешь.
        - Ты что же, не сделал бы для меня то же самое, если бы нужда заставила?
        - Но я ведь только хочу, чтобы ты жила настоящей жизнью, а не превращалась в сиделку при старике.
        - А я хочу быть сиделкой при старике.
        - Знаешь, тебе опять пора к психотерапевту этому недоделанному, ты, видно, совсем помешалась.
        - А ты вообще скотина. Только не думай, что тебе удастся от меня избавиться, если будешь меня оскорблять. Не выйдет у тебя ничего. Слишком ты мне нужен.
        Голова Бена снова упала на грудь.
        - Прости меня, Эллен. Но я решил твердо, и уродовать тебе жизнь я больше не стану.
        - Знаешь, я уж сама разберусь, уродуешь ты мне жизнь или не уродуешь…
        Он промолчал. Воцарилась тишина, и оба боялись ее нарушить. Наконец, Эллен заговорила тихо и медленно:
        - Хорошо, Бен, я, кажется, поняла. Ты не обо мне заботишься, если разобраться. Не обо мне, а о себе. Тебя угнетает чувство, что впервые за всю свою жизнь ты от кого-то зависишь. Хотя такое с каждым может случиться: под машину, например, попадешь, заболеешь - и тогда не обойтись без другого. - Она погладила его по руке. - А может, и не надо всегда все делать в одиночку?
        Он слабо махнул в ответ.
        - Прости, Эллен, но я просто не могу так жить и дальше.
        Она вскочила на ноги, преследуемая чувством, что ей нанесли пощечину.
        - Не можешь? То есть как это - не можешь? - Голос ее дрожал, почти срывался. - Нас столькое связывало, мы столько вместе пережили и перечувствовали, а теперь ты, стало быть, не можешь? - она сорвалась на крик.
        - Мисс Риччо! - Мэрион решительно вошла в гостиную, держась, как сержант полиции. - Я никому не позволю так обращаться с моим отцом. Прошу вас удалиться.
        А Бен сидел молча, уронив голову на грудь. Так и не двинулся, пока не услышал, что закрывается дверь.
        Тогда он медленно поднялся, опираясь ладонями о спинку кресла. Подскочила Мэрион, но он ее отстранил. Хотя каждое движение давалось ему ценой жуткой боли.
        - Не надо, я пока еще не калека, - проговорил Бен сквозь стиснутые зубы.
        - Ну конечно, нет. Но надо набраться терпения, - щебетала Мэрион. - Терпение, и еще раз терпение.
        Он попытался сделать шаг, другой, но не устоял и тяжело грохнулся на стул. Мэрион не промолвила ни слова, но достаточно было только взглянуть на нее: ведь я же предупреждала - словно гигантскими буквами было написано на ее лице.
        Собрав в кулак всю свою волю, пусть не думает, что ее взяла, Бен снова встал на ноги. Черепашьими движениями, шажок за шажком - руки на стене, ползет, словно ощупывая сантиметр за сантиметром, - Бен добрался до комнаты за кухней, которая была для него приготовлена, чтобы ему не приходилось лезть вверх по лестнице. Весь дрожа от холодного пота, Бен опустился на кровать. Закрыл глаза.
        - Папа, прошу тебя, один глоточек, - Мэрион поднесла ему стакан с какой-то жидкостью.
        Пить очень хотелось, но все равно он отказался. Замотал головой, жидкость расплескалась по подбородку.
        Мэрион тяжело вздохнула, не скрывая своего раздражения.
        - Ну, папа, хватит уже вести себя как ребенок. Тебе же врач ясно сказал: как можно чаще пить.
        Бен стиснул зубы, чтобы не вырвались слова, так и вертевшиеся у него на языке.
        А вертелось у него на языке, кричало в нем одно и то же: «Эллен, прошу тебя, вернись!» Но он не проронил ни звука - пусть в нем это все и останется, задавленное тяжкими плитами депрессии, которые никому не отодвинуть в сторону.

        Впоследствии Эллен так и не могла припомнить, как ей тогда удалось добраться до дома. Она гнала машину, а лицо ее заливали слезы, и расплывалось бегущее впереди шоссе. Но она все-таки сумела вернуть автомобиль в прокатную контору, сесть в метро, выйти на нужной станции. Переступив порог квартиры, она бросилась на постель. Рыдала, пока сил не осталось больше ни на что, и тут ее сморил сон - мгновенный, беспробудный, хотя, едва проснувшись, она сразу все вспомнила и опять залилась слезами.
        Впервые в жизни ей стало понятно, что у человека может возникнуть мысль о самоубийстве, - это когда вот такая внутри пустота, и выносить ее просто невозможно. Даже в тот вечер, когда она застукала Рихарда с Джиной, ей было скверно, но не до такой степени. Ее тогда душила обида, захлестывало яростное негодование, но не было чувства, что жизнь для нее кончилась. А вот Бен сумел ее до такого довести - впервые за все ее годы, - но виновата в общем-то она сама: нельзя было, чтобы он взял над нею такую большую власть. Если любишь человека так, как она полюбила Бена, то лишаешься последних возможностей защитить себя в одиночку, ибо веришь любимому безраздельно, мысли не допуская, что он может тебя ударить в самую слабую точку. Нет, ну как он мог столь грубо обмануть ее доверие? Как он на это решился?
        А какой-то голос нашептывал ей, что вовсе Бен ее не обманывал, не посмел бы обмануть… что он непременно вернется. И заслышав на лестнице чьи-то шаги, она невольно настораживалась: уж не он ли? А потом лились новые потоки слез разочарования.
        К утру у нее ломило все тело с ног до головы. Она с трудом заставила себя выбраться из-под одеяла. Боль так и пронзала ее, заставляя сгибаться чуть ли не до пола. Она добралась до ванной, где ее вывернуло. Позвонила в больницу, отпросилась - сегодня не придет, слишком скверно себя чувствует.
        Назавтра ей стало еще хуже. Непонятно, что это с нею такое, не то грипп, не то, как она подозревала, разыгрывается ее язва, а может, это все соматическое… ладно, почему-то она даже рада, что свалилась с ног. Лучше уж эта физическая немощь, чем незатихающая боль в ее душе.
        На третий день она набрала принстонский номер. Мэрион говорила с нею вежливо, но подчеркнуто ледяным тоном.
        - Можно Бена Джекобса?
        - А кто его спрашивает? - просто сталь в голосе.
        - Эллен Риччо.
        - Ах вот как. Я вас не узнала. Пауза.
        - Пожалуйста, мне нужно сказать ему несколько слов.
        - Отец в настоящее время спит, мисс Риччо. Я передам, что вы звонили. Если ему угодно поддерживать с вами отношения, никто не помешает вашим разговорам. И швырнула трубку.
        Эллен отругала себя за этот звонок, но ей так хотелось хотя бы голос его услышать, а теперь вот она пытается внушить себе, что он непременно ей отзвонит, но телефон молчал, а она все больше впадала в угнетенное состояние. Решила: хватит, больше он от нее звонков не дождется.
        Неделю спустя Эллен заставила себя выйти на службу. Еле соображала, что от нее требуется, передвигалась так, словно только вчера ее подняли со смертного одра, да и вид у нее, надо понимать, был соответствующий. Голди, завидев ее, чуть в обморок не хлопнулась.
        Ужасно не хотелось ей рассказывать, что и как вышло, ведь Голди, уж можно не сомневаться, опять примется за свои поучения: жить не умеешь и все такое. Но Голди ни слова не проронила. Просто обняла Эллен, прижав ее к своей груди, расцеловала в обе щеки и сунула упаковочку таблеток, снимающих перенапряжение. Настоящий она друг, эта Голди, понимает, что иногда самое лучшее - помолчать, просто побыть с человеком рядом.
        Прошло еще несколько дней, режущая боль стала слабеть, но пришло что-то похуже: давило чувство, что все ее поступки и переживания бессмысленны, что ей незачем жить. Она справлялась с работой не хуже, чем прежде, но ровным счетом ничего в это не вкладывала. Действовала, словно заведенный автомат.
        Позвонила дяде Питу, и он, в восторге, что она о нем вспомнила, пригласил ее немедленно приехать погостить в Амстердам. Она обещала. Даже стала подумывать, а не перебраться ли ей туда насовсем? Почему нет? Что ее может удерживать здесь, в Бруклине? Квартиру все равно придется ликвидировать, в одиночку платить за нее она не в состоянии. Эллен даже стала потихоньку паковать свои пожитки…
        А комнату Бена тоже надо прибрать? Конечно! И не только прибрать, надо отсюда повыкидывать все, что напоминает о его присутствии, покончить с этим раз и навсегда! Набравшись решимости, она открыла дверь. И тут же едва не лишилась чувств. Все было как в то последнее перед катастрофой утро. О Господи!
        Она попыталась расшевелить в себе злость на него, вспомнить, какие обидные вещи он ей говорил там, в Принстоне. Мол, я такой старый, ты такая молодая, ничего у нас не выйдет, и так далее. А вот она не верит, что он говорил это искренне. Не такой уж он благородный, чтобы жертвовать собой. И ее он, может, действительно любит, но самого себя - больше. Просто ему невыносимо думать, что вот он оказался слабым, беспомощным и зависимым от своей любовницы. Ну, и пошел он, куда в таких случаях посылают. Она старательно вспоминала все, что ей в нем не нравилось: как долго и тщательно он себя разглядывает в зеркало, как заботится о своих усиках, подравнивая каждый волосок, как любовно ерошит ладонью свою стального оттенка гриву. Смотри-ка, видно, высокого он мнения о собственной наружности. Но ведь раньше-то ей нравилось, что он так за собой следит…
        Эллен прошла в его ванную. На раковине валяется тюбик полузасохшей зубной пасты без крышечки. Утром в тот день Бен чистил зубы и чем-то отвлекся. Выкинуть надо. Но у нее не поднималась рука. Она отыскала крышечку и, тщательно ее завинтив, убрала тюбик на полку в аптечке рядом с его щеткой и зубным эликсиром.
        Вспомнилось, как однажды среди ночи она поднялась с постели, стараясь не потревожить спавшего рядом Бена. Тихо, не включая света прошла в ванную, устроилась. А, черт! Холод какой, не унитаз, а кусок льда. Ну разумеется, он забыл опустить сиденье. Хотя почему забыл? Это же его ванная, как хочет, так все и делает, платит ведь за нее он сам.
        Закусив губу, чтобы не расплакаться, она поставила сиденье на место. Вышла, плотно закрыла за собой двери. Пусть там у него все останется в точности, как было, пусть это будет картина того этапа ее жизни, который навсегда сделался минувшим.
        Спустя месяц она сообщила Голди, что о Бене больше не думает, но то и дело Эллен приходилось убеждаться, что все с ним связанное в ней живо: всплывал перед глазами рисунок с букетом, протянутый ей из унитаза, и туз пик, и все остальное… Она понимала, что говорила Голди неправду. Думает Она о нем, еще как думает!
        Утром, придя к себе в библиотеку, она срывала с календаря вчерашний листок и отмечала про себя: вот и еще двадцать четыре часа я каким-то образом сумела пережить.
        Как-то на листке она увидела б апреля и сообразила: ведь через три дня у Бена день рождения. Тяжело ему придется, ведь исполняется ему, шутка сказать, семьдесят лет.
        Может, открытку ему поздравительную послать или письмо, мол, она подумала и поняла его мотивы, она на него больше не сердится, пусть все в его жизни будет хорошо.
        Эллен думала об этом весь день, придя, наконец, к убеждению, что так будет всего правильнее: поздравит его, и сама в конце концов поймет, что смогла примириться с тем, что случилось, и сумеет как-то жить дальше. У нее стало легче на душе. Подумалось, что люди, решившиеся на самоубийство, тоже испытывают облегчение, когда эта мысль у них вызревает бесповоротно. Она достала из папки чистый листок.

        Глава XIX

        Охваченный каким-то беспокойством, он опять перевернулся на другой бок, взбил подушку, закрыл глаза. Сколько сейчас времени, Бен и не пробовал угадать. Не все ли ему равно? Он, возможно, вообще завтра не проснется, ну и пусть. Когда Эллен нет рядом, ему все безразлично.
        Набрал в легкие воздух, медленно выпустил. Эллен… Да знает он, знает, надо ему гнать от себя мысли о ней. Но ничего не может с собой поделать, все равно она ему вспоминается ежеминутно. И не эти их минуты в постели, нет, вспоминается, какая она была теплая, когда лежала с ним рядом, как это его успокаивало и ободряло. Больше всего он любил эти ее ночные приходы к нему в комнату: силуэт на пороге, чуть подсвеченный лампой, горевшей в холле. Быстро пробегает через комнату и юрк к нему в постель. Они были как те двое на картине Шагала: парят над временем, над городом, слиты нераздельно просто потому, что они есть, и ничего не нужно им делать, чтобы почувствовать свое единство.
        Он безуспешно пытался позабыть те безмятежный ночи, когда они лежали, прижавшись друг к другу, словно две ложки в футляре, и, сделав движение, чтобы повернуться на другой бок, Бен почувствовал, как напрягается ее рука на его пижамной куртке. Как будто ее преследовал страх, что, поднявшись с постели, он к ней уже не вернется… Боже мой, как же его угораздило так с Эллен поступить!
        - С днем рождения, отец, - вернул его в настоящее резкий голос Мэрион.
        - Да было бы с чем поздравлять, - только отмахнулся он.
        - Ну полно, полно, я вот завтрак принесла.
        - Черт подери, Мэрион, сколько можно твердить тебе, что я не в больнице, сам могу со всем справляться. Не нравится мне, когда завтрак на подносике доставляют.
        - Но, папа, послушай, - в ее голосе слышалась усталость мученицы, вынужденной все время приносить жертвы, - я постаралась приготовить все, как ты любишь.
        - И напрасно, не хочу я, чтобы мне про день рождения напоминали.
        Она молча поставила поднос на столик у кровати и вышла, словно шомпол проглотив.
        Его охватило ощущение вины. Ну зачем он ее то и дело расстраивает? Она же хочет ему только добра. Вот принесла омлет из белков, тост, мармелад, «Нью-Йорк таймс» и даже вазочку с одной-единственной розой, к которой прицеплена открыточка:
«Счастливого семидесятилетия!»
        Да он от одной этой открыточки всякий аппетит потерял бы, только терять было нечего.
        Он сел в постели, развернул газету, и как-то автоматически прежде всего пробежал страницу, на которой печатались объявления в черной рамочке. Сегодня что-то совсем скверно. Вот вчера другое дело: один, про которого сообщалось в рамочке, дотянул до восьмидесяти трех, другой аж до восьмидесяти девяти, ну а вот и совсем молодец - девяносто пять оттрубил, ни дать ни взять. А сегодня о ком ни прочти, всем и семидесяти не было.
        Пока не услышал, что Мэрион завела машину и уехала, Бен и не подумал одеваться. Надо бы извиниться перед нею, но только он боится, что она заведет разговоры, и тогда уж его настроение окончательно съедет вниз. И так они последнее время только препираются. И не ее это вина, а его. Сказать по правде, дерьмо он, больше ничего.
        Бен натянул свитер, вышел в сад, решив поковыряться в земле. Боли у него теперь уже почти прошли, и он подумал, что пора бы взяться за сад как следует. Уже вовсю пахнет весной, значит, самое время саженцы готовить и удобрять клумбы.
        Раньше он это ужасно любил, но теперь все делал просто по привычке, без всякой радости. Возни-то сколько, да и приходишь вымазанный с ног до ушей. Что он тут находил приятного - ума не приложить. Но ведь никто еще не сомневался, что у Бена слово железное: раз сказал - сделает, вот и все.
        Он разрыхлил землю там, где была изгородь, - посадит тут петунии и побольше незабудок. Мэрион вчера привезла из теплицы четыре ящика с рассадой, и он их отнес в гараж, там и садовая лопатка отыскалась. Доносившийся с улицы шум машин Бен почти не замечал и не обращал внимания на любителей бега трусцой, на нянек, выгуливающих детей в колясках.
        Он уже направился за петуниями, когда, окинув взглядом вскопанную грядочку, решил, что надо бы ее подровнять. И тут на улице появилась пара, обращавшая на себя внимание. Старик с палкой, как у слепых, тяжело передвигался по тротуару, поддерживаемый сиделкой, которая помогала ему переставлять ноги.

«Вот, полюбуйся. Сам будешь точно таким же года через два».
        Он бросил на землю свою лопатку и вернулся в дом. Включил телевизор, пусть немножко поработает, ведь надо как-то избавиться от слишком мрачных мыслей. Ну и передачи, оказывается, пускают днем. Вот мамаша с дочкой расписывают, как вместе залавливали клиентов на панели. Он переключил канал: группа каких-то невероятных толстяков, именующих себя рок-группа «Холестерин», воспевает прелести обжорства, неминуемо кончающегося ранней смертью. Бен лихорадочно нажимал кнопки. Вот, кажется, поймал - очень на вид приличный и приятный мужчина, - о чем это он рассказывает? Ах, о том, что изменял жене не меньше ста раз; а жена тут же, вон та насупленная тетка, вроде тюремной надзирательницы, уставилась на него, как будто сейчас в порошок сотрет. Глазами своим не поверишь! Хотя с этакой-то матроной поживи, так на любую полезешь, лишь бы согласилась. Он опять нажал кнопку. Молодые супруги оповещают мир, что прожили вместе меньше года и уже совершенно потеряли друг к другу интерес в постели, горе-то какое.
        Что это за люди такие? Как им не совестно перед всеми выворачивать свое грязное белье? И кто всю эту гадость смотрит, вот что он хотел бы знать. Ну, допустим, и он тоже, так что не очень. Есть в этом некая извращенная притягательность: так и от падали не можешь взгляд оторвать, когда она попадется тебе на шоссе.
        Он услышал, что почтальон кидает письма в щель, проделанную посередине двери, и это оторвало Бена от его размышлений. Почтальон этот всегда поздно приходит, значит, уже четыре, если не больше. Надо через часик-полтора и Мэрион ожидать.
        Бен выключил телевизор, поднял с пола десяток конвертов и журналов. Сколько же она получает никому не нужной дребедени. Хотя вот несколько писем с его именем на конверте, поздравления, надо думать, а это… это… почерк он узнал сразу, не мог спутать. Сердце его учащенно забилось.
        Он положил письмо в карман. Словно ребенок, трепещущий в ожидании сюрприза, Бен поднялся к себе (на прошлой неделе он перебрался в ту комнату наверху, где всегда спал), вытянулся на постели и извлек на свет ее послание.
        Этот почерк с завитушками он навсегда запомнил по тем записочкам, которые она ему оставляла. Бен повертел письмо. Сзади на конверте нарисован заяц, не очень похоже нарисован. Он улыбнулся, но, когда вскрывал конверт, руки его дрожали. Нет, не поздравительная открытка, а письмо… длинное письмо, несколько плотно исписанных страниц.
        Но еще и не приступив к чтению, он заслышал голос Мэрион, кричавшей снизу: «Папа! Папа! Ты что, спишь?»

«Чтоб ее!»
        - Да, я тут, Мэрион.
        - Спустись, пожалуйста. Хочу тебе кое-что показать.
        - Ну что ты, - забубнил он, - что там еще показывать? - Но открыл дверь и спустился в холл.
        - С днем рождения, родной, с днем рождения, родной, - громким пением встретил его внизу небольшой хор.
        Да, вот уж не предполагал. Мэрион стояла в центре с большим тортом, из которого торчала большая свеча. А сбоку от нее - Милт, Сара, еще какая-то женщина, он ее, кажется, где-то видел.
        Бен попытался изобразить на лице восторг, поспешно засовывая в карман злополучный конверт.
        - Привет, молодой человек, на вид тебе больше ста ну никак не дашь, - подмигивал ему Милт.
        - Свечу надо загасить, папа! - Мэрион протянула ему торт, а та женщина изо всех сил забила в ладоши.
        - Нет, не сразу, - вмешалась Сара, - сначала пусть желание загадает.
        Он и загадал: возьмите да исчезните сию же минуту, - только ничего из этого желания не получилось, само собой.
        Бен послушно задул свечу под их хлопки, и его повели к столу, заваленному всем тем, что он так убежденно отрицал: паштеты из куриной печени, картофельный салат, сельдь под толстым одеялом из сливок.
        - Хотела жаркое сделать, - объявила Сара, - да у меня вдруг плита сломалась.
        - Это тебе от меня подарок, - прошептал Милт, наклонившись к Бену.
        Как ни грустно ему было, Бен, не сдержавшись, засмеялся.
        Уселись, и Сара каждому навалила на тарелку по целому холму всякой снеди. «Салат Бренда делала, оцени, пожалуйста», - сказала она, загрузив тарелку Бена так, что ему и за неделю не справиться.
        - А-а, Бренда, - значит, это та самая, у нее какая-то замечательная квартира и недавно умер муж.
        - Ну, ты же помнишь Бренду, правда, Бен? В карты вместе играли, - Сара трудилась теперь над тарелкой Милта.
        - Конечно, разве такое можно забыть?
        - Поедим и тоже в карты поиграем, - возвестила Мэрион. - Пусть сегодня все будет, как ты любишь.
        Милт чуть не подавился фаршированной рыбой, а Бен бросил на него взгляд, полный сострадания. Даже и не забавно все это.
        - Как я не догадалась, Бренда! - Сара все никак не отключится от своих кулинарных забот. - Мне бы к вам продукты доставить и приготовить жаркое на вашей плите. Какая глупая я, однако! А вы бы мне помогли, уж вам-то довериться можно, не то что другим.
        - Может, на неделе и займемся, а? - Милт явно затеял какую-то проказу. - Вы как, Бренда, не против?
        - Что вы, что вы, - с готовностью согласилась Бренда.
        - Квартира у вас необыкновенная и кухня - просто мечта, - тараторила Сара, - а уж готовите вы… всем на зависть!
        - У меня все рецепты Притикина собраны, - потупилась Бренда.
        - А это что за рецепты такие? - спросил Милт, не переставая жевать.
        - Понимаете, там почти не допускаются жиры и натрий сведен к минимуму - так мужу прописали, когда он заболел, вот я все и делала по этим рецептам. Только, к сожалению… - она тяжело вздохнула, - я слишком поздно о них узнала.
        - Но вы за ним ухаживали прекрасно, Бренда, - кинулась с утешениями Сара и добавила, как бы ни к кому не обращаясь: - Святая женщина!
        - Это уж точно, - выдавил из себя Бен с приклеенной улыбочкой. В жизни у него не было такого тоскливого дня рождения.

        Лекция продолжалась целый час, но Эллен не слышала ни слова. Хотя тема оказалась важная - этика в биологических опытах, - все равно не могла она себя заставить сосредоточиться. Просто сидела рядом с Голди вся в мыслях о своем. Интересно, дошло уже до Бена ее письмо к дню рождения? Хорошо, если да. Хотя могло и так получиться, что достала письмо из ящика Мэрион, а она еще возьмет и выбросит его. Хотя нет, не настолько она чудовище, что ни говори. И вообще, зря она так настроена против Мэрион, в конце концов, та просто делает то, что считает правильным для своего отца. Не в плену же он у собственной дочери, может поступать, как сочтет верным. Позвонить бы мог или письмо написать, мог бы даже заехать к ней и поговорить. Но Бен ведь такой, решил - и все. Захлопнув за собой дверь, стучаться в нее не станет.
        Захлопали в зале, и она сообразила, что лекция закончена. Все поднялись на ноги, потягиваясь и болтая. Она тоже встала, осмотрелась. Заметила, что с нее не сводит глаз Рихард. Улыбнулся ей, приветливо помахал.
        Голди двинула ей локтем под бок.
        - Вот что, подруга драгоценная, давай пошевеливайся. Мне в операционную пора.
        - А кофе потом?
        - Потом, - и Голди заспешила по коридору.
        В дверях Эллен услышала за своей спиной знакомый голос.
        - Скорее в библиотеку, а?
        - Именно так, Рихард.
        - Можно провожу немножко по коридору?
        Эллен пробормотала что-то вроде «если хочешь», «смотри, а то я и сама», думая, что Рихарда оттолкнет ее неприветливость, но он словно и не заметил тона, каким она ему ответила.
        - А у меня хорошая новость, - весело начал он. - Издатель сегодня прислал финансовый отчет по данным из всех магазинов. Моя книга… - он помедлил, - да нет, наша книга идет просто замечательно.
        - Рада слышать, - равнодушно произнесла Эллен.
        - Через месяц они выпускают дешевое издание, в мягкой обложке.
        - Отлично!
        - Вот, пробный экземпляр прислали, - он вытащил книжку из кармана халата. Та же самая обложка, только сзади нет его фотографии, зато приводятся выдержки из рецензий, одна комплиментарнее другой.
        - Очень симпатично выглядит, - Эллен говорила без всякого выражения, понимала это сама, но сделать с собой ничего не могла.
        - Да, хорошо, что второе дешевое издание выходит, - продолжал он, - появилась возможность исправить один жуткий промах, который был в первом тираже.
        Они стояли у входа в библиотеку.
        - Какой промах?
        - А я уже исправил, это на третьей странице. - И, широко улыбнувшись, он отошел.
        Она смотрела, как он шагает через холл, такой уверенный в себе, а потом открыла книжку. На странице три текста не было вообще, была только надпись чернилами
«Эллен Риччо с благодарностью и самой неизменной нежностью».

        Даже на Голди это произвело впечатление: она издала какой-то протяжный вздох, присвистнула и резюмировала:
        - Да, у него, видать, и посейчас на тебя стоит.
        - Ну перестань, Голди…
        - Что «перестань»? Не стоит, что ли?
        Эллен промолчала. Что толку спорить, Рихард дал ей недвусмысленно понять, что хотел бы все вернуть, восстановив их отношения. И не первый раз уже он это ей дает почувствовать.
        - А что тут плохого, что у него на тебя стоит? - тянула свое Голди.
        - Про Джину забыла, да? А я после этого никогда с ним не смогу, никогда…
        - Вот что, драгоценная подруга, ну сорвался он разок, что дальше? Ты не забыла, сколько времени с того случая прошло? Год, больше? Вроде как хватит уже ему каяться, нет?
        - Не спорю, он уже несколько раз извиняться приходил.
        - Так чего еще-то? Ты где последний раз ангела видела, вот что мне скажи. Он все понял, не будет он больше, ну что, так ему теперь всю жизнь это твердить? А ведь сестра Кларита нас не зря учит, что «умение прощать от Бога» и все такое прочее.
        - Ну как ты не поймешь, Голди, у меня такое состояние, что я никого не хочу видеть.
        - Состояние, не состояние, кому до этого дело? Видишь ведь, он из кожи вон лезет, чтобы тебя трахнуть, ну так дай ему, вот и все.
        - Ой, Голди, ну как ты можешь такое говорить!
        - А я ничего такого и не говорю, это жизнь, к твоему сведению. И любой мужчина может ни с того ни с сего отмочить такое, что сам потом не поймет. Этот твой еще получше других будет. Да он с этих пересадок деньги ужас какие гребет. - Голди закатила глаза к потолку. - И кроме того, хочу тебе сообщить, что у нас все девочки считают его самым лучшим врачом во всей больнице.
        Эллен кивнула. С этим и она не станет спорить.
        - А я и больше скажу, - дожимала ее Голди. - По мне, так он один настоящий врач у нас и есть. Слыхала, что Файнберг учинил, нет? - По виду Голди было ясно, что дело какое-то скандальное.
        - Нет, а что?
        - Ты того парнишку еврейского помнишь, ну, в которого стрельнули?
        - Хасида?
        - Ага, хасида. Так вот, не повезло ему, скопытился.
        - Слышала. Какой ужас!
        - Да в том-то и ужас, что выходить его было можно. А наш Файнберг многоумный так увлекся, спереди пулю доставая, что сзади даже не посмотрел.
        - Сзади?
        - Ну конечно, его же сзади еще ножом пырнули, для верности. И крови из него вышло, уму непостижимо сколько, а этот дурак слепой ничего не увидел.
        - Да что ты говоришь!
        - А то и говорю. Это же представить страшно, что хасиды тут устроят, если до них правда дойдет.
        - Иск предъявить могут.
        - А то! И потом доказывай, что в католической больнице еврея кокнули не по злобе, а просто не досмотрели.
        - Но Файнберг ведь сам еврей.
        - Что с того, как будто кто-то на такие мелочи внимание станет обращать!
        Эллен покачала головой. Нечего спорить, Голди, конечно, права. Для больницы «Сент Джозеф» все случившееся истинное несчастье.

        Бен с облегчением вздохнул, когда все, наконец, отправились восвояси. Что-то лепетала Мэрион, которая, ясное дело, очень довольна этим вечером, но он даже не пытался сделать вид, что прислушивается. При первой же возможности зевнул во весь рот, заявил, что с ног валится от усталости, и заперся у себя наверху.
        Он вытащил письмо, но слишком нервничал, чтобы сразу приступить к чтению. Очень осторожно разгладил листки на столе у постели, разделся, почистил зубы, подкоротил в двух-трех местах усы. Потом принял душ, насухо вытерся и залез под одеяло.
        Ладно, достаточно он проявил свою выдержку. Бен схватил листки, поднес к глазам.

        Дорогой Бен! Давным-давно в университете штата Огайо было много ушастых зайцев. Это были особенные зайцы, их кормили по специальной схеме, чтобы они получали токсичные дозы холестерина, - хотели посмотреть, как скоро у них забьются жиром артерии.
        И, конечно, как и предполагали исследователи, в ожидаемое время у всех зайцев артерии перестали функционировать… у всех, кроме одного.
        Никто не понимал, почему этот заяц другой. Как такое могло произойти? Все зайцы подохли, а вот этот нет. Хотя его кормили так же, как и всех остальных. Почему же те подохли, а этот все живет?
        Все ученые светила бились над этой удивительной загадкой, и ничего у них не получалось, пока не выяснили, что того живучего зайца полюбила ассистентка лаборатории, занимавшаяся кормлением. Она каждый раз вынимала зайца из клетки и гладила по голове.
        Узнав про это, ученые очень удивились, но решили еще раз все проверить. И они повторили опыт, причем всем давали одинаковую еду, только одного зайца при этом любили и гладили, а других нет. И этот заяц опять выжил, как они удостоверились. И он потом еще долго и счастливо жил в лаборатории.
        А теперь скажи мне, Бен, тебя кто-нибудь вынет из клетки и погладит по голове в твой день рождения?

        Он отложил листки в сторону. По его щекам текли слезы.

        Глава XX

        В окно вагона, катившего по направлению к Амстердаму, Эллен видела буксир, бодро резавший воды Гудзона, пока поезд не обогнал этот кораблик, исчезнувший за излучиной реки. Она откинулась в кресле, прислушиваясь к ритмичному перестуку колес. Две такие бесконечные параллельные линии, а у горизонта стальные полоски сойдутся. Ребенком она могла часами смотреть на железнодорожное полотно, гадая, почему возникает иллюзия того, что рельсы где-то вдали сходятся, а когда смотреть надоедало, она пыталась пройти по рельсам, удерживая равновесие, словно по гимнастическому бревну.
        Как живо помнилось ей усиленное страхом возбуждение при виде поезда, появлявшегося там, на горизонте, и бесшумно накатывавшего все ближе, ближе. В самый последний миг она с визгом соскакивала, скатывалась по насыпи, а поезд грохотал над ней и несся стремительной неразрывной лентой.
        В Амстердаме скорые поезда не останавливались. Она едва успевала разглядеть силуэты людей за столиками, покрытыми белыми салфетками: куда это они так несутся? Завидовала, ей бы и самой хотелось очутиться в таком поезде и ехать куда-нибудь, ехать…
        В конце концов она и правда поехала - 170 миль на юг, в Нью-Йорк, самый большой город мира. Ей было семнадцать, ее вызвали на собеседование в Колумбийский университет, куда она послала документы. Усевшись в поезд, увозивший ее из родного городка, она поняла, что смотреть на эти экспрессы куда интереснее, чем трястись на перемазанном сиденье вагона.
        С тех пор ей часто приходилось пользоваться этими поездами. Даже после смерти матери она считала своим долгом приезжать в Амстердам каждый год, чтобы провести Рождество с дядей Питом и тетей Мари. Вообще говоря, к тете Мари она оставалась равнодушной, хотя ничего против нее не имела: приятная женщина, ласковая такая, - но ведь заботился-то о ней всю жизнь, любил ее, как собственную дочь, дядя Пит, старший брат мамы, и это благодаря ему у Эллен не появлялось чувства, что она одна-одинешенька в мире. У нее был он. А с тех пор, как два года назад не стало и тети Мари, Эллен старалась наведываться к нему почаще.
        Только на этот раз окрашена печалью ее поездка домой. Или, во всяком случае, не такая, как всегда, ведь ей предстоит решить, не вернуться ли сюда насовсем. Ей позвонил дядя Пит, взволнованно сообщив, что библиотекарь в местном ветеранском госпитале собралась на пенсию. Учитывая его положение как бывшего мэра и члена совета попечителей госпиталя, а также принимая во внимание ее опыт библиотекаря, место, вне всякого сомнения, будет ей предложено, если только она этого захочет.
        А бывает так, чтобы возвращались к собственному прошлому? Она не знала.
        Выбор у нее все равно был сопряжен с возвращением к прошлому: не Амстердам, так Рихард. Голди все-таки сумела ее убедить, что она напрасно так круто с ним обходится. В конце-то концов, чего она добивается? Он ведь и правда старался все загладить, чего же больше? И неужели ей мало, что он блестящий врач, что у него прорва денег, а от нее он просто без ума?
        И она согласилась-таки с ним пообедать, причем все получилось совсем не так уж плохо. Рихард вовсю старался быть безупречным джентльменом, не пытаясь ускорить события, - пусть она понемногу отойдет, - и намека не сделал на то, чтобы отправиться им к нему на ночь. А она постаралась покончить с этим свиданием как можно скорее, сказала, что у нее побаливает спина, так что ей трудно долгое время сидеть, и так оно, кстати, и было; но вообще ей больше всего хотелось, чтобы он не вообразил, будто опять все у них хорошо.
        Она ясно видела, что он страстно хочет, чтобы опять между ними все было по-старому, и добивался он этого, не делая ни одной ошибки. Даже предложил отвезти ее в парк с ее бутербродами, а узнав, что она намерена наведаться в Амстердам, настоял, что подменит Эллен в ближайшее воскресенье с ее подопечными. Она согласилась, удивленная и обрадованная тем, что он, кажется, действительно стал иначе относиться к бездомным.
        Ну, допустим, она даст ему еще один шанс. Что ждет ее с Рихардом в будущем? Они что, поженятся, заведут себе дом в дорогом пригороде, родят парочку детей? Или его карьера потребует, чтобы они перебрались в какие-нибудь экзотические, волнующие ее места, в Цюрих, например, или Вену, или Париж? Рихард сделается знаменитостью, а ей уготована роль его преданной жены и спутницы - растить детей, помогать с публикацией его трудов, так?
        Да, нелегкий у нее выбор: то ли вернуться туда, где все ей знакомо, привычно, надежно, то ли ринуться вместе с Рихардом в неизведанное, но и пугающее неопределенностью и ненадежностью, тем, что ей в той жизни не гарантировано ничего.
        Знать бы ей, чем руководствоваться, на что опереться. Голди в общем-то подсказала, как ей действовать, хотя и не собиралась ни во что вмешиваться. Как-то, убеждая ее вернуться к Рихарду и все больше распаляясь в своем монологе, Голди вдруг оборвала себя, замолкла. И после долгой паузы - как это для нее необычно - заметила:
«Слушай-ка, мне вдруг вот что в голову влетело».
        - Что?
        - Знаешь, есть старая африканская поговорка, я ее от бабушки слышала…
        - Какая поговорка?
        - А вот такая: «От того, что за тобой, убежишь, а от того, что внутри, бежать некуда». Не пойму, с чего это я вспомнила. К тебе вроде бы она и отношения не имеет.
        А Эллен подумала, что еще как имеет, уж ей ли не знать, что у нее внутри. Уедет ли она в Амстердам, вернется ли к Рихарду - разница невелика: просто она пытается вытравить свое чувство к Бену. А что ей остается делать, если Бен ее бросил?

        Рихард настоял, что отвезет ее на Манхэттен прямо к поезду. Но в районе Центрального вокзала нечего было и думать припарковать машину, так что пришлось попрощаться прямо в его автомобиле.
        - Хорошей поездки, и прошу тебя, ни о чем не думай. - Он легонько потрепал ее по плечу. - С твоими бездомными все будет в порядке, ручаюсь. Я уже и бутерброды заказал в кафетерии у пансиона…
        - Спасибо, ты такой внимательный.
        - Хотя, конечно, с твоими сандвичами им не сравниться.
        - Ничего, даже полезно слегка переменить меню. Им понравится, я думаю.
        - Мне бы хотелось, чтобы тебе понравилось, Эллен, вот что, - он понизил голос, словно коснулся чего-то интимного, понятного лишь им двоим.
        Она ощутила неловкость - вовсе не предполагалось никаких прощальных поцелуев.
        - Ну, мне пора, а то еще поезд пропущу, - сказала она, отодвигаясь.
        - Счастливо! - он помахал ей, отъезжая.
        Она не ответила на его жест, просто со всех ног кинулась бежать на платформу.

        В Амстердаме, кроме нее, никто не вышел. На крохотном вокзале стоял взволнованный дядя Пит - одинокая фигура на фоне обшарпанного низкого здания из кирпича.
        Пока ехали домой, Эллен ловила себя на мысли, что с тех пор, как она была тут последний раз, город обветшал еще больше. Словно скукожился, превратился в игрушечный макет того города, который она помнила с детских лет. Совсем как тот парк, облюбованный ее друзьями: сплошные реликты минувшего.
        Переехали по мосту через речку Чуктанунда, в это время года разбухавшую от весенних дождей и со всех ног мчавшуюся к реке Могавк, и за Центральной площадью свернули к церкви. Тут находилась городская библиотека, когда-то сделавшаяся для Эллен вторым домом. Сколько она провела часов в ее зальчике, уносясь далеко в царство фантазии! Старый дом, игрушечное подражание греческим дворцам, четыре дорические колонны, поддерживающие полуразвалившийся фронтон. Сейчас ей уже не казалось, что вот он, приют мечты, - нет, просто запущенный, нуждающийся в ремонте дом. А как знать, может, в том зальчике сидит, забывшись над книжкой, какая-нибудь девчонка, и в целом мире для нее нет места увлекательнее и краше…
        - Даже и спрашивать тебя не стану, не оголодала ли, - посмеиваясь, дядя Пит остановился у ресторанчика «Ди Каприо». У них в семье всегда иронизировали над тем, что Эллен наделена волчьим аппетитом, а визиты к «Ди Каприо» считались праздником.
        За блюдом спагетти - его здесь всегда подавали - Эллен слушала новости о дальних родичах, которых смутно помнила разве что по именам: оказывается, брат тети Мари лежит в онкологии, а кузена Генри уволили из местной газеты, где он столько лет был менеджером, зато кузина Анджела опять родила, и снова девочку, муж просто с ума от злости сходит, так как рассчитывал на сына. Замечательно, что она приехала, так по ней все соскучились.
        Дядя Пит тянул свое, а Эллен, слушая вполуха, рассматривала его доброе лицо. Все те же розоватые щеки, темные мерцающие глаза, которые ей всегда казались печальными, вот только его роскошные волосы, которые она помнила черными как смоль, конечно, совсем побелели.
        - Дядя Пит, я хочу вас кое о чем спросить.
        Он ловко накручивал спагетти, обходясь одной вилкой, - искусство, так ею и не освоенное (а еще итальянка!). Оторвался от тарелки.
        - О чем ты? Выкладывай все начистоту.
        - Вам никогда не хотелось уехать из Амстердама?
        С минуту он задумчиво жевал, потом с мечтательным выражением в глазах ответил:
        - Наверное, раньше хотелось; но я же не мог, у меня знаний не хватало, чтобы выдержать собеседование в гильдии штата или большого города.
        Об этом почти никогда не говорили у них дома, но Эллен давно недоумевала, каким образом дядя Пит, такой умница, не мог выдержать это собеседование, и не один раз, а не меньше десятка раз, хотя юридический колледж закончил с наградами и отличиями.
        - Знаешь, мне много лет это просто жить не давало спокойно, - продолжал он, - а потом я понял, ну что же, значит, мне не судьба быть адвокатом. И я решил: ладно, остаюсь здесь.
        - Но ведь можно было…
        - Да, но не адвокатом. Да и не по мне это, ведь кто такой адвокат? Это человек, зарабатывающий на жизнь, потому что люди не доверяют друг другу и не умеют поладить между собой. А мне хотелось, чтобы людям стало легче находить общий язык.
        - Так ведь этим вы всю жизнь и занимались. Вы же самый популярный человек у нас в городе, никого так не любят, как вас.
        - Ну, не знаю, тебе виднее. - Он улыбнулся. - Ты только вот что знай, Эллен, ты на меня во многом очень похожа.
        - Рада, что вы так думаете.
        - Да кроме того, ты быстрее соображаешь, что и как. Сразу поняла, что врачом тебе не быть, вот и стала библиотекарем.
        - Да. В больнице.
        - Ага, вот я и спрашиваю: а тебя Амстердам устроил бы?
        - Не знаю…
        - Ты понимаешь, конечно, я бы очень был рад, если бы ты сюда вернулась, ведь так чудесно, когда ты со мной. Но об этом ты не думай, самое важное - это чтобы ты поступила так, как тебе всего лучше. И все будет хорошо, пока ты слушаешь, что тебе вот это подсказывает, - он, улыбаясь, похлопал себя по груди, где сердце.
        Расплатившись, вышли на улицу, и Эллен почувствовала себя спокойной, уверенной, какой не была уже очень давно. Хорошо, что эти выходные она решила провести с дядей Питом.
        Ни о чем больше думать ей не нужно. Она наконец-то понял, что ей необходимо делать.

        Глава XXI

        Еще не открывая глаз, Бен, как всегда, попытался угадать время. Ну, предположим… шесть сорок четыре. Он взглянул на светящийся циферблат: шесть сорок пять. Неплохо, совсем неплохо, почти в яблочко. Значит, в это воскресенье все у него должно получаться в лучшем виде.
        Чувствуя прилив энергии, он вскочил с постели, стараясь не замечать, что кое-где еще побаливает. Подошел к окну, отдернул жалюзи. Небо еще совсем серое, но на горизонте уже начинает обозначаться солнце. Птичка чирикала где-то в их саду, мелодично насвистывала «пьюти-фии, пьюти-фии». Он взглянул на росший у дома дуб с его могучими ветвями. Ага, вон она, большая ослепительно желтая птица, неужели иволга? Им вроде как еще рано прилетать. Значит, в этом году лето начнется до календарного срока. «Пьюти-фии», - опять пропела птица, и Бен ответил ей тонким посвистом. Она прислушалась, насторожившись.
        Бен улыбнулся. Ну по всем приметам день будет просто замечательный, тем более что нынче он поедет в Бруклин.

        К восьми тридцати Рихард уже принял душ и оделся. Некогда ему с этим возиться. Сегодня возвращается Эллен. Он включил автоответчик, еще раз послушал, что вчера записалось: «Рихард, привет, это Эллен. Решила вернуться в воскресенье утренним поездом, чтобы успеть в парк к раздаче. Спасибо, что ты вызвался меня подменить, но не беспокойся, пожалуйста, я все сделаю сама. Всего хорошего».
        С кривой усмешкой он нажал на кнопку, выключив аппарат. Так, надо поторапливаться. Но он привык все делать основательно. Неспешно окинул взглядом комнату, чтобы убедиться, что ничего не забыл. Ну, конечно. Рихард подошел к письменному столу, взял лежавший там факс. Отправитель - банк «Швейцарский кредит»: «Согласно указаниям господина Таро Хасикава, спешим уведомить, что из Банка Токио на ваш счет 764135 поступил первый вклад из оговоренной суммы три миллиона американских долларов».
        Рихард разорвал бумажку на мелкие клочки, бросил в унитаз и тщательно смыл.

        Милт тихо выполз из постели, чтобы не разбудить Сару. В выходные она любит поваляться, толкнешь ненароком - потом разговоров не оберешься.
        Накинув халат, он прошел на кухню и приготовил себе кофе. Самое лучшее времечко: тишина, можно спокойно посидеть, почитать «Нью-Йорк таймс», никто с разговорами не пристает. Только сегодня ему, как ни жаль, не до этих радостей.
        Для начала предстоит где-то встретиться за коктейлем с Майкелсоном, а это и при самых благополучных обстоятельствах то еще удовольствие, сейчас же обстоятельства - хуже некуда. Майкелсон стал просто психопатом из-за этой катавасии с продажей студии японцам.
        Милт уж ему предлагал: пусть едет себе в Калифорнию и сидит там, пока не появится что-то новенькое в этом деле, только Майкелсон отказался наотрез, видите ли, уехать - значит, признать собственное поражение. Вот он и торчит тут в городе, доводя всех до бешенства, а Милта особенно, ведь на Милта основная нагрузка и легла.
        Хорошо еще с Вандерманном как будто договорились. Уж не знаю, про что они толковали с этим японцем, когда выставили их с Майкелсоном за дверь, но, похоже, потолковали не зря. Японец согласился-таки, хоть и поломавшись, на пересадку сердца павиана, правда, выставив всякие условия, прежде всего - чтобы все это дело держалось в строжайшем секрете. Да, хотелось бы хоть приблизительно знать, какие на этом сделал деньги славный доктор, хотя, что уж там, ясно, что немалые.
        Ладно, так или иначе у старика теперь вроде как появился шанс, можно бы Майкелсону и расслабиться, да куда там. Он опять с ума сходит: а вдруг что не так выйдет, вдруг проколемся?
        Может, и проколемся, где гарантии, что нет. Причем скорее всего проколемся на самой операции, которая будет как раз сегодня, в частной клинике, чтобы пациента никуда не возить и вообще не посвящать в происходящее никого, помимо тех, кто уже в курсе. Особого оборудования, как выяснилось, тоже не требуется - обычный набор для современных кардиологических отделений, - только две вещи нужны сверх остального: сердце, которое подойдет, и хирург, умеющий это сделать.
        Милт со вздохом сложил газету, постарался привести себя в рабочее состояние. Сара спит себе без задних ног, вот бы ему так!
        Когда он отъезжал от дома, на улицах еще почти ни души не было. На секунду ему померещилось, что за углом мелькнула машина Бена. Да нет, что ему тут делать воскресным утром, его же вообще сейчас нет в Бруклине. Вздор какой-то.

        Кроссовки были на толстой подошве, поэтому пока Бен одолевал пролет за пролетом лестницу, ведущую к нему в зал, не прозвучало ни скрипа. В темной прихожей он нащупал выключатель, зажег свет. Доска для объявлений в том же состоянии, как была, когда он последний раз проводил занятия: вся увешана вырезками, призванными приподнять настроение посетителям, и подобранными им афоризмами. Вот, например:
«Если сводит скулы, как от лимона, сделай вид, что жизнь сплошной лимонад». Как ему нравилось подыскивать для этой доски смешные картинки и пословицы. А вот и самая его любимая, про ногу, шагающую в будущее, и другую, увязшую в прошлом. Он именно этим и занимался последние два месяца: поливал мочой собственное настоящее. Ладно, раз он такой жизнелюб, пора это делом доказывать. Застегнуть ширинку, превратить кислятину в виноград… прямо сейчас и начнем, зачем откладывать.
        Он вошел в зал, набитый тренажерами. Тишина. В окно рвалось солнце, плясали подхваченные сильными лучами пылинки, блики бешено гонялись друг за другом, отскакивая от хромированных поверхностей снарядов. Словно все с негодованием кричало ему: «Лодырь! Бездельник!» Он пошел в ванную, взял полотенце, скинул рубашку.
        Высокий, без следа сутулости, он напрягал мускулы, стараясь понять, не появилась ли дряблость. Вроде, не видно. Поработает тут, надо как следует размяться, почувствовать, как запульсирует кровь. Нагнулся за гантелями, заметил свое отражение в зеркале - на груди ни капельки жира, сплошь мышцы. Ну, и где он теперь, тот измочаленный небритый старик, которого приходилось провожать в сортир? Нет, вид у него ничего, очень даже ничего.

        Эллен забилась в самый угол пропахшего сыростью пустого вагона. Неплохо съездила. Во всяком случае, она все для себя решила, и у нее нет сомнений, что решила правильно.
        В Амстердам она совершенно точно не вернется, но не вернется и к Рихарду. Просто будет жить, как прежде, работать, а потом… она не знала, что произойдет потом. Заглядывая в будущее, Эллен видела перед собой только пустоту. Ну и ладно. Ее это не угнетало. Даже, наоборот, успокаивало и примиряло с жизнью.
        Дядя согласился, что не стоит ей переезжать в Амстердам. Хотя все-таки не смог скрыть досаду, услышав, что, вопреки обычаю, она не составит ему компанию, когда утром он пойдет на воскресную мессу, и на обед, за которым собиралась вся их большая семья, тоже не останется.
        Ей было сложно объяснить, отчего возвращение непременно ранним поездом так для нее важно. Когда Рихард подвозил ее на вокзал, что-то в его словах чувствовалось такое, что она встревожилась. Уж очень он ее обхаживал, так… слова не подобрать… так старался ее умаслить. И, вспоминая это, Эллен ежилась от неприятного ощущения.
        Поезд нырнул в туннель, она увидела в потемневшем окне собственное отражение - какая злая у нее улыбочка! А ведь год назад от такого внимания к себе она бы на седьмом небе была. Но теперь старания Рихарда вызывали у нее единственную реакцию - равнодушие, а то и протест. Какое чисто немецкое упрямство: решил ее вернуть и методично идет к своей цели. Вот теперь решил еще продвинуться, оказав внимание Джелло; только зря старается, ничего у него не выйдет.

        Свой «мерседес» Рихард поставил на стоянке для персонала, оборудованной за лечебным корпусом. Предъявил вахтеру удостоверение, тот, увлеченный воскресным выпуском новостей, едва взглянул на него.
        В лабораторию он поднялся лифтом, прошел в отделение, где содержались павианы, никого не встретив в коридоре. Студентка, обязанность которой состояла в том, чтобы кормить животных и чистить клетки, как раз собралась домой. Взглянула на него, явно растерявшись.
        - Ах, доктор Вандерманн, доброе утро, какой сюрприз, что вы пришли!
        - Доброе утро, я пришел поработать, пока тихо, понимаете, бумаг накопилось ужасно много, а обрабатывать на неделе никак не выкрою времени.
        - Может, вам помочь?
        - Ну что вы, день какой замечательный, ступайте погрейтесь на солнышке, - и он одарил девушку своей самой ослепительной улыбкой.
        Похоже, перестарался, потому что уходить ей явно расхотелось.
        - Но как же так, вы тут совсем один будете эти отчеты заполнять?
        - Знаете, вам стоит сегодня получше отдохнуть, как бы не пришлось завтра после работы со мной задержаться, понимаете, к чему я?
        - Ах так… - она оглянулась от двери, обменявшись с ним многозначительным взглядом, - ну, тогда до завтра.
        Как только стихли ее шаги, Рихард открыл шкафчик, где хранилось все нужное для его опытов. Достал из аптечки раствор хлористого калия, набрал полный шприц. Тщательно обвернув шприц стерильными бинтами, убрал в свою хирургическую сумку. В холодильнике было приготовлено все нужное для внутривенных вливаний, он добавил в раствор Роу 250 000 единиц стрептокиназы и 10 миллилитров декстрозы. Делал все быстро, уверенно, словно опытный бармен, который готовит коктейль. Потом извлек на свет переносную холодильную установку, заполнил ее кубиками льда, туда же положил иглу для внутривенных инъекций. Так, все готово.
        Он двинулся к выходу, по пути прихватив с полки свежий пакет с инструментами, стерилизованными, завернутыми в двойной слой целлофана, - полный набор для пересадки сердца. Внизу отыскал автофургон, просмотрел список кодов: так, депо - В.03, прачечная - В.26, администраторская - В.42… ага, вот и морг - В.53.
        Рихард сложил в фургон все приготовленное, нажал нужные кнопки и смотрел, как машина покатилась по спрятанному в полу рельсу куда-то все ниже, ниже, во чрево больницы, повинуясь приказу, отправившему ее в это путешествие, которое никто не прервет.

        По пути в Бруклин с Центрального вокзала Эллен забежала в магазинчик за свежим хлебом, беконом, салатом, помидорами: все необходимое для сандвичей, которых ждут Джелло и БВГ. Быстро обжарила бекон у себя на кухне, тостер работал с удвоенной нагрузкой.
        Бену бы это не понравилось, окажись он здесь в эту минуту. Принялся бы нудить про то, что бекон содержит чрезмерно много жиров, весь аппетит испортил бы. Хотя у нее ответ наготове: эти люди едят что придется, им не вредно хоть раз в неделю съесть что-то настоящее. А он согласится, что она права, наверное… Эллен так и слышала его голос у себя за спиной.
        Уж сколько было у нее с ним таких вот воображаемых разговоров! Не сосчитать. А сколько раз она подбегала к окну, уговорив себя, что, стоит ей только очень сильно этого захотеть, и Бен вот сию минуту появится из-за угла, бегом взлетит по лестнице, перепрыгивая через ступени…
        Ноги словно сами ее понесли, она опять метнулась к окну, выглянула. Затрясла головой, протерла ладонью глаза - уж не мираж ли. Внизу стояла машина Бена или какая-то, как две капли воды на нее похожая. И из нее выходил… да ведь это и правда Бен. Он, конечно, он, вот и ключи достал, поднявшись на крыльцо.
        Она понеслась к двери, выбежала на площадку. Быстрее, о Господи, еще быстрее, только вот не упасть бы, держись за перила, пожалуйста.
        Она рассчитывала перехватить его между первым и вторым этажами, но Бена там не оказалось. Ключ, что ли, перепутал, а может, потерял? Еле дыша от усталости, Эллен распахнула дверь подъезда. Никого. Она выглянула, окинув взглядом улицу. Там, где он поставил машину, ничего не было.
        Значит, все это ей пригрезилось наяву. До того ей хочется, чтобы он вернулся, что она уже и до галлюцинаций дошла. Она почувствовала себя раздавленной: нет, это уж слишком. В горле стоял ком, дыхание сбилось. Эллен сделала глотательное движение. Надо немедленно взять себя в руки, а то она разревется. А реветь она себе запретила. Раз и навсегда.
        Потихоньку она побрела наверх. Уже на лестнице вовсю воняло сгоревшим маслом. Боже мой, а бекон! - ну можно ли так распускаться…

        Бен надавил на педаль. «Камаро» дернулся, но не пошел. Плохо дело, пора в ремонт. Застоялась его машина, обленилась совсем. Сам он тоже застоялся, мозги жиром стали заплывать. Вот, пожалуйста, чуть не поставил себя в совершенно идиотское положение.
        Это что же он ей скажет, позвонив в дверь? «Привет, родная, вот я и дома», - так, что ли? Совсем надо сдуреть, чтобы всерьез рассчитывать, что можно просто так взять и вернуться в ее жизнь. Вот именно, взять и вернуться, дескать, мне так вздумалось. Идиот!
        Письмо ее? А где там сказано, что она хочет, чтобы они опять были вместе? Она просто поздравила его с днем рождения, сделав это небанально, как умеет она одна. Может, как раз и хотела ему деликатно объяснить: все, их история закончилась, - а он-то, дурак, решил, что она его назад зазывает.
        Бен катил по Проспект-парк. Вот по этой улице они шли в тот первый вечер, когда познакомились в кино. Еще панки эти привязались, и он на нее произвел впечатление тем, как легко с ними справился. А потом поехали в кафе «Ла Фонтана», посидели там, так мило поговорили про всякое разное.
        Он остановился на светофоре. Тут надо направо, а то не выскочишь потом на магистраль. Что он делает, зачем же он снова на Проспект-парк выруливает? Хотя, что такого, он же назад к себе в Джерси не торопится.
        Можно, правда, и по-другому это ее письмо воспринять. Ведь уже то важно, что не открытку она ему прислала, не пару строчек, а длинное письмо, сидела над ним, значит, думала, как начать. А ведь записки она ему оставляла совсем куцые, два-три слова, не больше. То есть в письмо ею немало вложено, уж это точно. Ну конечно, черт возьми, он все правильно понял сначала, она и в самом деле что-то очень важное ему хотела сообщить. А он испугался: вдруг это вовсе не то, чего он бы от нее ждал?
        Ну вот, снова он на этом светофоре стоит, так что будем делать, сворачиваем, не сворачиваем?

        Майкелсон не прикоснулся к коктейлю с желтком, но шардоне выпил целых два бокала. Милт его не удерживал. Что угодно, только пусть малость успокоится. А поесть Милт все равно поест в свое удовольствие, что бы ни случилось.
        Он прикончил свой омлет по-орегонски и только собрался приступить к здоровенному куску пирога с сыром, как Майкелсон, поднявшись из-за стола, потребовал счет.
        - Что за спешка, Ронни? Не на пожар ведь.
        - Не могу на месте усидеть. Пошли.
        - Ну, раз босс велит идти, надо идти. - Милт неохотно поднялся следом за Ронни. С тоской оглянулся на свой пирог, двинулся к выходу.
        Само собой разумеется, в клинику они явились слишком рано. Спросили, где мистер Хасикава, выяснилось, что он у отца, там и доктор Хоуэрд - обычный осмотр.
        - Говорил же я, надо было здесь с самого утра находиться, - тут же завел свое Майкелсон, - а теперь вот с Хоуэрдом еще объясняйся…
        - Послушайте, Рон, мы же с вами не оперируем, верно? Я вообще не понимаю, зачем нам здесь торчать.
        - Тихо вы. А как же иначе, надо ведь точно знать, что все прошло, как наметили.
        - Вандерманн у нас спрашивать не станет, когда сердце подавать.
        Выражение лица у Майкелсона, однако, было такое, словно он и убить может, а поскольку единственной потенциальной жертвой являлся сам Милт, то сразу сообразил: пора сбавить обороты, шеф уж слишком не в себе.
        - Послушайте, Ронни, да хватит вам. Мне говорили, что, как только сердце новое поставят, пациент хоть прямо со стола может на танцы отправляться. Так что долго он тут не залежится, дня три-четыре, только и всего.
        - Вы точно знаете? Так быстро?
        - Совершенно точно. И недели не пройдет, как мы будем чай пить, стоя на коленях за тем столом. Заодно и денежки сосчитаем.
        Майкелсон заметно просветлел.

«Любопытно, - подумал Милт, - что бы Рон сказал, видя, как служащие агентства, усевшись на нормальные стулья, используют тот стол в конференц-зале как большую подставку для ног?»

        Бену казалось, что машина сама катит, куда ей вздумается. Словно собака, приученная к каждодневным прогулкам, она выбрала путь, который они проделывали каждое воскресенье по утрам, и следовала теперь прямиком к Кони-Айленд. Он бездумно вертел руль. Вон и океан показался. Хорошо, а то у него нервы совсем расшатались, морской ветерок очень будет кстати.
        Он пытался представить себе, как она сбегает по лестнице с платформы метро и, завидев его машину, - ну, как в тот дождливый день, - расцветает улыбкой.

«Извини, я не нарочно, - скажет он, - я в Джерси ехал, а надо через Веррацано, только эта проклятая машина совсем перестала меня слушаться, сворачивает, где захочет, и, пожалуйста, я вдруг оказываюсь на Кони-Айленд. Дай-ка сюда, коробку, Эллен, мне полезно тяжести носить, скорее форму верну».
        И тогда она рассмеется, отдаст ему эту коробку с бутербродами и будет так, словно никуда он от нее не уходил.
        Вон и сосисочная «Нейтан», всего в квартале отсюда. Уже потянуло запахом жарившегося мяса. Бен взглянул на часы. Половина десятого, не меньше. Слишком рано явился, Эллен обычно часам к одиннадцати сюда добирается. Ну и ладно, пока можно будет с Джелло то-се обсудить, а потом он ее встретит у турникета.
        Предстоящая встреча ясно представилась ему. Он, как в мультике, надует щеки и скажет этим собачьим голосом: «Как дела, док?» То-то она изумится. А он опять, как в мультике: «Вы, док, кажется, раньше ушастым зайцем были?»
        Ох, хорошо вовремя красный свет заметил; да он ведь почти уже и на месте.
        Эта ее улыбка во все лицо! Коробка с бутербродами летит на землю, руки раскинуты, и он… Вдруг он так и оцепенел.
        Прямо перед ним шагал по тротуару высокий красивый мужчина, которого он встречал и прежде, доктор Рихард Вандерманн. В руках у него медицинская сумочка, и направлялся он прямо к турникету.
        Бен так и осел на сиденье, словно проколотый воздушный шар.
        Он не заметил, что загорелся зеленый свет. Не слышал, как сзади нетерпеливо гудит грузовик. Просто он сидел в машине, совсем раздавленный, а тот, из обогнавшего его грузовика, высунулся и крикнул из окошка: «Размечтался, пердун старый!»

        Глава XXII

        Рихард толкнул турникет, с раздражением смахнул ржавчину, посыпавшуюся сзади на его плащ. Странное молчание стояло в этом чертоге бездомных, воздвигнутом из высохших сорняков. Словно никто еще не проснулся, только Колесико сидит у своей керосинки, кофе кипятит.
        - А Джелло где? - поинтересовался Рихард.
        Колесико, не говоря ни слова, кивнул, указав на скорченную, словно младенец во чреве, человеческую фигуру, издававшую громкий храп.
        Рихард присел рядом на корточки, потряс спящего за плечо: «Вставать пора». Джелло пошевелился, из кармана его пиджака на Рихарда уставились влажные поблескивающие глазки Младшего. Он потряс Джелло энергичнее.
        - Послушайте, меня к вам ваш ангел-хранитель прислал.
        - Чего?
        - Я про мисс Эллен говорю.
        - А, ну спасибо ей.
        - Как вы себя чувствуете?
        - Ничего, а сейчас совсем станет хорошо, - пробормотал Джелло, нащупывая рукой валявшуюся рядом пустую бутылку из-под виски. На донышке что-то еще было, и он, облокотившись о землю, хлебнул дешевого пойла и тут же сильно закашлялся.

«Надо же, - заметил Джелло по этому поводу, - сироп от легких хоть ведрами пей, все ничего, а вот тут глоточек маленький сделаешь, и пожалуйста».
        Рихард положил свою холеную ладонь на грязный лоб Джелло.
        - Вы бы его не трогали, док, - посоветовал подошедший Колесико. - С похмелья он.
        - Да нет, не в похмелье дело, - нахмурился Рихард. - У него лоб горячий, похоже, он сильно болен, температура явно высокая.
        Колесико лишь скептически хмыкнул.
        - Знаем мы про температуру эту, как же. Вытащив стетоскоп, Рихард принялся выслушивать Джелло.
        - Плохо дело, - резюмировал он, постаравшись, чтобы Колесико все явно расслышал. - Необходим безотлагательный курс антибиотиков. - Рихард извлек на свет свой переносной телефон, набрал номер: - Немедленно в больницу.
        - Не поеду, - слабым голосом возразил Джелло.
        - А что такое-то, док? - Колесико, наконец, усвоил, что дело серьезное, но Рихард, не обращая на него внимания, что-то диктовал в трубку. «Машину "скорой"», и поторапливайтесь, - слышались его приказы. - Серьезное обострение в легких… Да-да, именно в бывшем парке… поняли? Стало быть, минут через пять? Встречаю вас у турникета».
        Услышав про «скорую», Джелло встревожился не на шутку.
        - Не надо, док, ну зачем вы это? Со мной все нормально. Вот кофе выпью сейчас, и хоть рок пляши.
        - Ага, как раз и вода закипела. - Колесико снял котелок с костра.
        - Я сам заварю. - Поднялся на ноги Джелло. Рихард уложил его обратно на подстилку.
        - Вы больны, неужели непонятно?
        - Не поеду я в больницу эту вашу, не поеду и все.
        - Хорошо, но тогда позвольте мне сделать вам укол, уж это непременно, а там посмотрим, - и Рихард достал из сумки заранее приготовленный шприц.
        - Не надо мне никаких уколов.
        - Но ведь для вас же лучше: глядишь, лекарство подействует, тогда и в стационар не нужно будет ехать.
        Джелло посмотрел на него мутным взглядом.
        - Точно не надо, док?
        - Точно.
        - Хорошо, тогда давайте, впрыскивайте эту мочу. Но только один укол, договорились?
        Рихард закатал ему рукав и первым же движением нашел вену.
        - Ну вот, теперь вам должно стать лучше. Джелло промолчал.
        Вернулся с дымящимся котелком Колесико, Джелло приподнялся, сел, но голова его тут же свесилась на грудь.
        - Смотрите-ка, док, ему, видать, совсем фигово.
        - А я вам что говорил? Болен он, и серьезно.
        - Господи, да он и не шевелится!
        - Ну-ка, помогите, - скомандовал Рихард, схватив Джелло под мышки, - надо его к входу доставить.
        Послышалась сирена мчащейся к парку «скорой помощи».

        На мосту Веррацано Нэрроуз, переброшенном через гавань, машину Бена чуть не опрокинул внезапно налетевший порыв ветра. Он чувствовал, как под колесами ходуном ходят и прогибаются расшатавшиеся плиты.
        Кретин он, настоящий кретин! Тоже мне, напридумывал, навоображал всякое: вот явится к ней и возвестит, что решил опять с ней пожить, а она, мол, от счастья до потолка будет прыгать. Как же, размечтался. Это после того-то, что он об нее, можно сказать, ноги вытер, она теперь должна ликовать по случаю его возвращения? Да, до такого и последний идиот не додумается.
        И чего себя обманывать, она, конечно, вернулась к врачу своему, с которым жила до него. А почему бы ей и не вернуться? Он ведь сам ей это советовал. Неужели ей сидеть в четырех стенах да слезы лить из-за того, что какой-то старикашка ею пренебрег?
        Да, кретин ты, ничего больше, и даже не кретин, просто мудак.

        Санитары с носилками бегом добрались до распростертого тела, над которым стояли Рихард с Колесиком, воспользовавшись вместо больничной койки полуразвалившимся старым вагончиком.
        - Побыстрее в машину, прошу вас, - сказал Рихард.
        - Но, доктор, ведь сначала надо…
        - Делайте, как вам сказано, - рявкнул он. - Я еду с вами.
        Джелло переложили на носилки. Когда их ставили в машину, из кармана вывалилась мышка.
        Санитары обменялись изумленными взглядами.
        - Да-а, разное я повидал, но чтобы мышей с собой таскать… - протянул водитель. Рихард прыгнул в машину вслед за последним санитаром.
        - Мне тоже ехать? - спросил Колесико.
        - Давай, - кивнул водитель, - рядом со мной располагайся.
        - Ни в коем случае! - так и завизжал Рихард, потом взял себя в руки. - Зачем вам ехать, вы лучше Эллен дождитесь, она сейчас подойдет. Расскажите ей, что случилось. Скажите, я постараюсь сделать все, чтобы его откачать.
        - Ладно, док, - ответил Колесико. Захлопнулись дверцы, «скорая» отъехала, оглашая окрестности пронзительным воем сирены.
        Младший, ничего не понимая, поторопился спрятаться в канаве.

        Очутившись наконец в метро с коробкой бутербродов под мышкой, Эллен ни о чем не могла думать, кроме как о подгоревшем беконе. Целый фунт испортила, сплошные черные хлопья. И квартира вся в дыму, запах, словно мусор тут сжигали. Еще хорошо, что кухня не запылала.
        Она проветрила помещение, отскребла сковородку. Подумала было: кину, мол, по куску сыра на хлеб, как-нибудь на этот раз обойдутся без дополнительных калорий. И протеин всем им действительно необходим.
        Она прошла три квартала до ближайшей бакалеи, купила еще бекона, обжарила. В конце концов, ради Джелло она готова и время потратить, и силы.

        Как только «скорая» подкатила к дверям отделения Неотложной помощи, Рихард с санитарами из «Сент-Джозефа» вытащил носилки, чтобы не терять ни секунды.
        - Молодцы, - похвалил он бригаду «скорой помощи». Они молча улыбались.
        - Для вас стараемся, доктор Вандерманн, - ответил за всех водитель.
        - А то, - подхватил кто-то из бригады. - Покажите мне врача, который ради какого-то бродяги станет выходные свои тратить.
        - Но ведь мы клятву Гиппократа давали, это наша обязанность.
        - По воскресеньям она отменяется, клятва эта. Для всех, кроме таких, как вы, док, а вы один на миллион.
        - Спасибо, ребята, спасибо большое.
        И он помчался в больницу, оставив их восхищенно качать головами.
        За пультом сидела пожилая сестра.
        - Ну, что у вас такое? - вяло поинтересовалась она.
        - Несчастный случай с летальным исходом. Тело отправьте в морг, побыстрее. Я сейчас выпишу свидетельство о смерти.
        Она, не взглянув на него, протянула Рихарду пустой бланк.

        Бен и ключ не успел повернуть в двери, как створки распахнулись. Мэрион еле сдерживала ярость.
        - Куда это тебя носило?
        - Прокатиться захотел.
        - Прокатиться?
        - Угу, заодно и к себе в зал наведался.
        - Так ты ездил в Бруклин?
        Бен исподлобья взглянул на нее:
        - Оставь меня в покое.
        Но она не поняла его откровенного намека.
        - Ты же подвергаешь себя страшной опасности.
        - Угомонись, Мэрион. - Устал он, расстроен, а тут еще ее истерики надо выслушивать.
        - Как можно в твоем состоянии затевать такие поездки!
        - Послушай, Мэрион, я не инвалид. И врач сказал, что меня поддержат физические упражнения, причем побольше заниматься надо.
        - Вот и занимайся этими упражнениями тут, дома. Незабудки по сей день не высажены.
        - Завтра высажу.
        Мэрион пристально разглядывала его.
        - Мне не нравится, как ты выглядишь, отец. Приготовлю тебе горячую ванну. А потом…
        - Я сам могу себе ванну приготовить, - в голосе его появилась решительность.
        С минуту она все смотрела на него, потом снисходительно улыбнулась.
        - Ты сегодня и без того утомился. Хорошо, отдыхай, я ухожу. - Мэрион направилась к дверям. - Скоро суп тебе принесу.
        Шла бы ты в задницу со своим супом. Терпеть он не может, когда с ним как с младенцем обращаются, а она и вовсе хочет лишить его всякой инициативы. Причем ничего тут он сделать не может, вот что всего противнее.

        Гомес, дежуривший в этот день в морге, сидел, положив ноги на стол. У него как раз был перерыв, никакой срочной работы - можно посмаковать свою телятину с поджаренным хлебом. Когда вкатили носилки с телом Джелло, он и не обернулся. Санитар тут же исчез. Ну да, живые тут не задерживаются, как же. А мертвяки в их услугах не нуждаются, могут и обождать. У Гомеса в лавке вообще спешить не принято, и никто из его клиентов по этому поводу с жалобами не обращался, вообще ни с какими жалобами, прошу заметить.
        - Доброе утро, Гомес, - приветствовал его Рихард, улыбаясь.
        Гомес чуть удивился: нынче воскресенье, а что-то он не припомнит, чтобы по выходным к нему врачи заявлялись, но все равно от телятины его ничто не отвлечет.
        - А, здравствуйте, доктор Вандерманн, - пробормотал он с набитым ртом.
        - Приготовьте вот это тело, пожалуйст.
        - Вы вскрытие делать собираетесь? - у Гомеса глаза на лоб полезли от удивления.
        - Нет, просто мне нужны для исследования образцы тканей…
        - Какие исследования воскресным-то утром, док? Что-то не слыхал я, чтобы лаборатории по выходным работали.
        - Послушайте, Гомес, это же редкий случай, чтобы к нам попал с улицы свежий покойник и притом без родственников, так что никаких возражений и протестов не предвидится.
        Гомес расхохотался.
        - Так бы сразу и сказали, док. - Он прервал свою трапезу, рукавом вытер губы, с тоской взглянул на кусок вишневого торта, оставшийся на тарелке. - А как же его десерт?
        - Вы бы поторопились, Гомес, - сказал Рихард, - надо сердце удалить за двадцать минут, не то от него никакого проку для исследования не будет.
        - Будет сделано, док. - Особой радости от предстоящей работы Гомес не испытывал, выходной ведь как-никак, а по выходным на него лень нападает; но раз доктор распорядился, придется выполнять. Платят-то ему не за то, чтобы он прохлаждался, а платят недурно, совсем недурно.
        Рихард вышел за тем фургончиком, куда были сложены инструменты. Из своей комнатки появилась сестра Кларита; он, широко улыбнувшись, поприветствовал ее и поспешил дальше, не то еще затеет она один из своих бесконечных разговоров. Минуту спустя Рихард вернулся, уже облаченный в хирургический халат и с холодильной камерой в руках. Гомес поджидал его у двери.
        - Я же вас просил сразу начинать.
        - Не могу. Сестра над телом молитву читает.
        Через приоткрытую дверь было видно, как сестра Кларита совершает помазание и губы ее при этом шевелятся, произнося слова погребальной службы. Рихард нетерпеливо взглянул на часы. Осталось одиннадцать минут. Собравшись с духом, он толчком распахнул дверь.
        - Послушайте, сестра, для этого у вас будет достаточно времени на похоронах.
        - Что вы, доктор Вандерманн, что вы. Вы просто не в курсе дела, ведь святое помазание надо было совершить еще до того, как этот несчастный отдал Богу душу. А теперь надо помочь его душе, всеми силами помочь.
        У Рихарда не находилось слов. Отвернувшись от монашки, он принялся разворачивать бинты, извлек инструменты.
        - Хорошо, доктор, у меня сейчас утренний обход, так что делайте, что вам требуется.
        - Удачи вам, сестра.
        Подавив вздох облегчения, он вытащил часы. Девять минут, всего-то.
        - Гомес, где вы?
        Служитель принялся стаскивать с Джелло его лохмотья.
        - Куда девать смокинг-то его прикажете?
        - Возьмите себе на память, - усмехнулся Рихард.
        - Очень вам благодарен, только как-нибудь обойдусь, - и тряпки полетели в мусорный бак.
        - Лед стерильный, пожалуйста, - сказал Рихард, подходя к телу, - и побольше.
        - Стерильный? Так за этим надо на склад сходить. Нам тут стерильный лед вообще-то без надобности.
        Но Рихард ничего уже не слышал. Рука, обтянутая перчаткой, держала скальпель, кожа на впалой груди Джелло уже натянута - и вот на ней появился глубокий разрез.

        Глава XXIII

        - Такси! - кричала Эллен во весь голос. - Эй, такси!
        Парочка, торопившаяся на пляж, окинула ее подозрительным взглядом, но Эллен ни на что не обращала внимания.
        Она увидела, что из-за угла выезжает машина, и кинулась через улицу, едва увернувшись от проезжавшего микроавтобуса. «Куда лезешь, сука!» - заорал на нее водитель, но она его даже не услышала.
        Бросилась на сиденье, еле переведя дух, прошептала: «В больницу "Сент-Джозеф"».
        Что там стряслось с Джелло? Взял вдруг и свалился с ног? На прошлой неделе, когда она его последний раз видела, он, правда, покашливал, но ведь кашляет он всегда. Слава Богу, что у Рихарда, видимо, не записывал автоответчик, вот он и приехал сюда утром, не получив ее извещения. Вся ее надежда была на то, что Рихард не опоздал, успел что-то для Джелло сделать. Колесико рассказал такое, что у нее от ужаса кровь в жилах остановилась. Но ведь Рихард самый лучший врач в мире. Джелло хоть в этом повезло: если что-то возможно предпринять, Рихард все сделает. Все, что в человеческих силах.
        При мысли об этом она немного успокоилась. Да уж, на Рихарда в этом смысле она может положиться.

        Он швырнул перчатки в бак, сбросил халат, отправившийся в корзинку с бельем для прачечной, окровавленные инструменты сложил в ящичек для стерилизации. Все должно быть сделано по правилам, как бы он ни спешил.
        Гомес зашивал тело.
        - Спасибо. - О вежливости Рихард тоже никогда не забывал. - Денек нынче чудесный, правда ведь?
        - Точно, док. - Гомес в мыслях был уже далеко, смакуя оставшийся на тарелке вишневый торт.
        Не выпуская из рук холодильную камеру, Рихард спустился на лифте и через запасной выход прошел на стоянку. Его уход из больницы никто не заметил.
        Прежде чем завести свой «мерседес», он достал из кармана переносной телефон:
«Доктор Вандерманн. Можете начинать. Я еду».
        Через пустую стоянку он добрался до ворот, миновал их и затормозил. Дальше пути не было. Улица от тротуара до тротуара заполнилась толпой евреев-хасидов в длиннющих черных плащах и котелках. Некоторые держали над головами плакатики: «В этой больнице убивают евреев». Так, понятно, демонстрация протеста из-за неудачной операции, сделанной Мойше.
        Толпа ритмично топала, размахивала кулаками, вопила. Подход к отделению Неотложной помощи был расчищен полицией, но ему-то что с того.
        - Сержант! - охваченный яростью, крикнул он в окошко. - Послушайте, сержант!
        Полицейский, следивший за демонстрантами, искоса взглянул на него, но не стронулся с места.
        - Сержант!
        - Ну, что случилось? - он нехотя подошел к машине.
        - Мне необходимо немедленно отсюда выбраться.
        - А я что могу сделать? У них есть разрешение на митинг.
        - Я врач, и у меня срочная консультация.
        - Не знаю, в администрации сказали, что эта парковка по выходным не используется.
        - Ошиблись они, понимаете, ошиблись.
        - Ничем не могу вам помочь.
        - Но речь идет о жизни пациента!
        - Вечно у вас, докторов, одно и то же: о жизни, о смерти… - Махнув рукой, полицейский двинулся прочь.
        - Но поймите же, мне надо немедленно ехать на Манхэттен.
        - Вот и поезжайте. В метро, как все.
        И, не желая тратить время на этого склочника-иностранца, сержант вернулся на свой пост.

        - Опять от этих чертовых евреев жизни нет, - проворчал водитель.
        - Что? - Эллен с трудом оторвалась от собственных мыслей. Осмотрелась. Улица перегорожена толпой мужчин сплошь в черном.
        Таксист попробовал проехать по переулку. «Тоже никак. Вот только там свободно». Они подъезжали к отделению Неотложной помощи.
        На счетчике было два с мелочью, она сунула пятерку и не потребовала сдачи. Со всех ног кинулась в больницу.
        - Мне надо видеть доктора Вандерманна. Незнакомая дежурная включила компьютер, потом протянула ей анкету:
        - Заполните и сдайте мне, я вас вызову.
        - Да нет же, - нетерпеливо поправила ее Эллен, - я не пациентка. Я хочу переговорить насчет больного, который сегодня поступил.
        - А с чем его привезли?
        - Не знаю… вот потому мне и нужен доктор Вандерманн.
        - А где он сейчас?
        - Я об этом вас и спрашиваю.
        - Успокойтесь, мисс, я не о докторе Вандерманне спрашиваю, а о пациенте: куда его поместили?
        Эллен тяжело вздохнула. Понятно, слишком уж она разволновалась, не может толком объяснить, что ей необходимо.
        - Пациента привезли сегодня утром, доктор Вандерманн сам его доставил. Вот поэтому мне и хотелось бы с ним повидаться.
        - Ах вот что, ну, теперь понятно. Фамилия пациента?
        - Джелло. То есть, фамилия Бивгейн, Джелло Бив-гейн.
        Дежурная набрала несколько строк на компьютере. Нахмурилась.
        - В списках поступивших такого имени нет.
        - Но я совершенно точно знаю, что примерно час тому назад его сюда привезла
«скорая».
        - «Скорая»? Час назад? Минуточку. - Она полистала какие-то бумажки на столе. - Так, вот это, - и не глядя на Эллен, дежурная протянула ей бумагу со штампом.
        На ней стояло: «Свидетельство о смерти. Штат Нью-Йорк».
        Эллен чуть не рухнула прямо на стойку. По всему телу вдруг закололо, защекотало, словно кровь, отлив от лица, пульсировала в каждой жилке.
        - Вам нехорошо? Она молчала.
        - Это ваш родственник? - в голосе дежурной чувствовалось ненаигранное сочувствие.
        Эллен закусила губу, сдерживая рыдания. Покачала головой:
        - Нет, просто знакомый.
        - Вы, видно, очень с ним дружили? Эллен кивнула. И едва слышно произнесла:
        - А где… ну, вы понимаете… - Слово не выговаривалось, хотя вертелось на языке.
        - В морге.
        Она медленно отошла от столика дежурной.

        Резкий звонок - телефон стоял прямо у двери операционной - вывел их из полудремы. Рон вскочил, покосившись на Милта. Опять звонит, а ни одной сестры поблизости.
«Милт, послушайте», - хрипло прошептал Майкелсон.
        Тот не возражал. «Да?» С минуту он держал трубку, внимательно слушая. «Это Милт Шульц, доктор Вандерманн… А они все там, внутри».
        - Где он, Господи? - умоляюще шептал ему Рон.
        Милт только отмахнулся.
        - Метро? - переспросил он. - Ну да, экспрессом, линия Д, остановка есть прямо рядом с клиникой… Как до Бродвея доберетесь, пересадку сделайте, станция
«Лафайет»… да-да, шестая линия, которая по Лексингтон идет… Только вот что, доктор, по выходным там интервалы большие.
        Он повесил трубку, обернулся. Рон с выражением ужаса накинулся на него, прошипел:
        - Какого хера он там мудохается?
        - Сам не пойму, что такое случилось. Только едет он сюда не машиной, а в метро.

        Как заведенная, Эллен медленно брела пыльными подвальными коридорами больницы. Было неясное ощущение, что все это ей уже приходилось видеть. Когда-то она тут вроде бы побывала, только не вспомнить, когда.
        Свернула направо, в глаза бросилась крупная надпись «Морг».
        Дверь была открыта. У входа сидел служитель и, чавкая, поглощал вишневый торт. С набитым ртом взглянул на нее, не отрываясь от тарелки.
        - Я насчет Джелло, - выдавила она из себя.
        - Чего?
        - Джелло.
        - Какого еще джема? Дерьмо собачье этот джем, а вот когда вишни кладут настоящие, - он повертел на вилке кусочек торта, - то это в аккурат для меня.
        Эллен чуть не охватил приступ истерического хохота. Какой-то сплошной абсурд, не прекращающийся с той самой минуты, как она переступила порог больницы.
        - Сегодня утром вам доставили…
        - Ну и что?
        - Можно посмотреть?
        - Что, на мертвяка полюбоваться заявились? - Гомес, опять приступивший к своему пиршеству, с любопытством на нее поглядывал.
        - Понимаете, этот человек… то есть он был… - голос ее задрожал. - В общем, я очень его любила. Можно на него взглянуть?
        Он пожал плечами, отложил вилку - какое-то дурацкое нынче выдалось воскресенье! - и повел ее вдоль стены из нержавеющей стали, напоминавшей какой-то огромный секретер. Выдвинул ящик внизу. Грохот железа о железо гулко отозвался под сводами, в лицо Эллен ударило холодным воздухом. Она еле распознала очертания тела, прикрытого испачканной белой простыней.
        - Пожалуйста, а я вам не стану мешать, - и Гомес вернулся к торту.
        Она, медленно переступая, подошла к ящику. Из отверстия в стене тянуло арктическим холодом. Собравшись с силами, Эллен откинула простыню.
        Лицо было такого серого безжизненного цвета, что седая щетина почти не обозначалась на нем. Глаза закрыты, губы слегка раздвинуты, словно он сейчас заговорит.
        - Джелло, милый мой, - прошептала она, - прости меня, если можешь.
        По щекам ее ручьями текли слезы, капая на его веки, на лоб. Краешком простыни она пыталась их стереть.

        Майкелсон уткнулся лицом в ладони - ну просто воплощенное отчаяние.
        Милт с отвращением разглядывал своего шефа.
        - Ну хватит, Рон, хватит, даже его собственный сын воспринимает все спокойнее, чем вы.
        - А чего ему волноваться? Ему наследство досталось, а я потерял десять миллионов, десять, вы понимаете?
        - Но мы же знали, что успех не был гарантирован.
        - Да, только ведь почти все уже получалось, - Рон никак не мог смириться с тем, что произошло. - Так все тщательно продумали. Этого, который с павианами, нашли, сердце тоже…
        - Ну что теперь делать, никто же не мог предусмотреть, что старичка прямо на столе еще один инфаркт хватит, пока Вандерманн пытался в схеме метро разобраться там, в Гарлеме.
        - Это вы ему неправильно объяснили, вы, никто больше.
        - Вот что, не моя вина, если он велел вскрывать япошку, а сам в метро не на тот поезд сел. Я же ему ясно объяснил: линия Д, потом шестая, по Лексингтон идет. Если он свою остановку проехал, при чем тут я.
        - Это была ваша обязанность организовать перевозку сердца.
        - А, пошел ты! - Милт почувствовал, что довольно с него терпеть истерики Майкелсона. - Я что, на руках должен был его сюда доставить?
        - А я знать не желаю! - орал Рон. - Ваша это обязанность, вот и все.
        - Нет, Рон, никакая не обязанность. Я должен с актерами работать, помогать им - по крайней мере, так всегда было.
        - На хер мне нужны эти актеры! Они же у нас только приманка.
        - Ах вот что, значит, главное студиями торговать да еще всяким говном на лотках? - Милт сам чувствовал, что говорит, как Билл, уволенный год назад, но уже не мог с собой справиться.
        - Ах ты, говнюк недоделанный! - окрысился на него Рон. - А того не сообразил, что такие деньги сделать, это сколько надо актеров в клиенты заманить?
        - Интересы у нас разные, Рон.
        - Разные интересы?
        - Вот именно, и значит, нам не сработаться.
        - Не сработаться! - Рон был искренне возмущен. - Сколько лет деньги греб с агентства лопатой, а теперь, выходит, не сработаться?
        Милт вдруг весь напрягся.
        - Да я и пробовать больше не стану.
        - Ну и говнюк.
        - А ты просто говно.
        - Я никому не позволяю так с собой разговаривать. Вы уволены!
        - Меня нельзя уволить.
        - Еще как можно!
        - Нет, нельзя, потому что я увольняюсь сам.

        Глава XXIV

        Мэрион открыла дверь с первого звонка: - Ах, это вы, Милт, какой сюрприз! Входите! - У вас так приятно пахнет…
        - Цыпленка варю. А вы как раз к обеду.
        - Извините, не смогу задержаться. В Атлантик-Сити сегодня уезжаю, пожелайте удачи.
        - Неужели в ваши-то годы за игорный стол сядете?
        - Нет, что вы, просто одного старого клиента надо выручить.
        - А я уж испугалась.
        - Ну, как там наш молодой?
        - Считает, что совсем пришел в себя, но это он так считает, а на самом деле… - Она покачала головой с видом человека, уставшего от всех этих глупостей. - Только и смотри во все глаза, как бы в саду не надорвался, таскает, понимаете ли, на спине тяжеленные мешки с торфом…
        - Вот это да! Глядишь, скоро и в Бруклин сможет вернуться.
        - Ну уж нет. Вы зря недооцениваете, травма была очень серьезная. От такой люди годами оправиться не в состоянии. Да надо еще принять во внимание психологические факторы. А уж в этом можете положиться на меня.
        - А я-то думал, вы только с детьми работаете.
        - Что дети, что старики, законы ведь одни и те же. - И она рассмеялась в восторге от собственного остроумия.
        Милт кисло улыбнулся.
        - Ну и где он, наш озорник?
        - У себя в комнате, - Мэрион словно не заметила, что он не оценил ее юмора.
        - Поднимусь. - Милт направился к лестнице.
        - А потом перекусите, я бульона наварила - на пятерых хватит, - крикнула она ему вслед.
        Бен валялся с газетой в руках на кровати, не потрудившись даже снять свитер.
        - Привет, Бен, ты что же собственные правила нарушаешь? Этак брюшко себе отрастишь поплотнее моего, а? Как это у тебя на доске было написано? «Ненакачанные шины только тонущим в радость». Правильно?
        - Вот, дожил, меня моими же заповедями побивают.
        - А ты не подставляйся. - Милт плюхнулся в кресло.
        - Видал, этот японец ваш важной был шишкой, некролог прямо на первой полосе. - Бен сунул ему газету. - А уж словеса-то, словеса…
        - И для вас это паршиво, да?
        - Не говори. Полный бардак, вот что я тебе доложу.
        - Тебя, небось, этот Майкелсон со света сживает?
        - А насрать мне на него. Сказал ему: «Мудила ты, и ничего больше», - а потом заявление об уходе подал.
        - Об уходе?
        - Вот именно, и туг кое-какие сложности прорисовываются. С Сарой, понимаешь, приходится сутками напролет общаться.
        Бен понимающе кивнул.
        - Да уж, не позавидуешь тебе.
        - А то! Я уж по Майкелсону стал скучать, честное слово.
        Бену бы расхохотаться, оценив этот свирепый юмор и абсолютную непроницаемость выражения лица гостя, но он все так же смотрел перед собой, невесело покачивая головой.
        От Милта это не укрылось.
        - Слушай, малыш, а что это ты так и пышешь счастьем?
        - Оставь, пожалуйста, я такой идиот, такой идиот…
        - Что-нибудь не то с Эллен? Бен только рукой махнул.
        - Ничего не понимаю. Ты почему от нее ушел, вот что мне объясни.
        Молчание. Низко опустив плечи, Бен, сидя на кровати, крутил в руках газету, превратившуюся в жгут.
        - Ведь ты же с ней был счастлив. - Милт покосился на дверь и перешел на шепот: - Вернись к ней… послушай меня, вернись, пока Мэрион тебя в колясочку не усадила, чтобы везти на детскую площадку.
        - Поздно уже, - вздохнул Бен.
        - Какое там поздно, она же тебя любит.
        - Нет, Милт, ты не знаешь. Я в воскресенье поехал утром в парк… думал, сделаю ей сюрприз, помогу эту ее ораву накормить…
        - Ну, а она? Она-то как тебя приняла?
        - Никак, потому что вместо нее пришел этот врач.
        - Какой еще врач?
        - Ну этот, который на сердце оперирует. Вандерманн. Она опять к нему ушла, вот что.
        - Минуточку, Бен, минуточку. Ты, значит, видел этого Вандерманна собственными глазами?
        - Конечно.
        - И было это утром в воскресенье, у входа в парк?
        - Точно.
        - Значит, ты ошибся. У него в воскресенье утром была операция, пересадка сердца.
        - Да брось ты, я еще с ума не сошел.
        - С ума ты не сошел, а вот зрение - уж ты не спорь - не то, что прежде.
        - Да он же в двух шагах от меня прошел!
        - Исключено. Я сам виделся с ним в воскресенье утром, и было это на Манхэттене.
        - Ты? - Бен не верил собственным ушам.
        - Да. Только это большой секрет; ну короче, ему-то и предстояло этому япошке, который концы отдал, поставить новое сердце.
        - Неужели я правда обознался?
        - Да, выходит, что так, ошибка вышла, и не первая за это время. - Милт снова опасливо покосился на дверь. - Вот что, давай уматывай скорее отсюда и возвращайся к Эллен.
        В первый раз за все время их разговора на губах Бена мелькнула улыбка.
        - Ты настоящий друг, Милт.
        - Вот именно, а поэтому ты мне тоже окажешь услугу: придешь в гости, как всегда по субботам: карты, жаркое - ну, что тебе объяснять.
        - Осчастливил так осчастливил.
        - А почему я должен в одиночку страдать?
        - Ну хорошо, считай, что договорились.
        - Отлично! - Милт взглянул на часы. - Ладно, мне пора. Меня Дон Арнольд ждет в Антлантик-Сити. Сегодня первый раз на сцену выходит, вот и разнервничался.
        - Так ты же подал заявление об уходе?
        - Ну, Дона надо поддержать, мы с ним приятели.
        - Привет ему от меня.
        - Обязательно, тем более что он о тебе все время спрашивал.

        Едва за Милтом закрылась дверь, как снизу донесся пронзительный голос Мэрион:
        - Отец, к столу!
        - Иду, - отозвался он. - Только вот газету долистаю.
        Что угодно, только бы оттянуть ежедневно повторявшуюся процедуру, когда Мэрион обращалась с ним, словно с неразумным младенцем.
        Он еще раз пробежал страницу с некрологом. Лучше, чем всегда. Из четырех самых знаменитых покойников троим перевалило за восемьдесят пять лет.
        Бен прочел и имена, набранные совсем мелким шрифтом. Его всегда изумляло, сколько же за день мрет народа.
        А что это такое? Он поднес газету поближе к глазам, поправил очки. Крохотная заметочка: «Все, чья жизнь озарена присутствием Джелло Бивгейна, скорбят о его кончине. Похоронное бюро Карлуччи, Бенсонхерст-авеню 1722, сегодня в 17.30».
        - Суп остывает! - не унималась Мэрион.
        - На хер твой суп, - буркнул себе под нос Бен и вытащил из кармашка часы.
        Провел ладонью по подбородку: ну и щетина! Скинул тапочки и босиком побежал в ванную.

        Эллен хорошо видела, что мистер Карло Карлуччи далеко не в восторге от того, что ему, как он выразился, предстоит «организовывать» погребение Джелло. Деньги не ахти какие, чему тут радоваться. Эллен с самого начала выбирала все, что он для себя обозначил как «экономический класс»: на рекомендованный им гроб - «настоящая вишня с латунными прокладками, обивка из шелка, матрас новейшего одобренного специалистами образца» - и не взглянула, предпочтя самый простой, кленовый. Мало того, никаких трат на кладбище: у нее нет денег приобретать землю, ставить временное надгробие. Обычная кремация после траурной церемонии.
        - Как вы понимаете, мисс Риччо, - холодно объяснил ей мистер Карлуччи, - у нас кремация не производится, так как мы являемся католическим похоронным бюро.
        - Ах, ну конечно, как я не подумала. - Со школы ей столько раз твердили, что католическая церковь прежде отлучала тех, кто для себя или для близких выбирал крематорий, и лишь в последнее время здесь наметились небольшие послабления. - Как вы думаете, мистер Карлуччи, может, мне обратиться в другое бюро?
        - Нет необходимости, - тут же отреагировал он. - Мы имеем договор с фирмой
«Нептун» именно на тот случай, если среди клиентов окажутся предпочитающие подобного рода услуги.
        - Спасибо вам, - с облегчением проговорила Эллен, ведь у нее просто не оставалось сил, чтобы начинать все заново еще где-то. Но непременно нужно, чтобы устроили торжественную прощальную церемонию, иначе она себе этого не простит. Он не какой-нибудь оборванец без имени, которого можно швырнуть в общую яму. Он заслужил, чтобы его проводили по-человечески.
        Ритуала она совсем не знала, ей вообще редко приводилось бывать на похоронах: мама, тетя Мари - вот и все. Заведение Карлуччи на Бенсонхерст-авеню она выбрала, потому что название напоминало ей о похоронной конторе Риццо у них в Амстердаме. По крайней мере, никаких сюрпризов тут не должно быть.
        Как пожелал бы быть похороненным сам Джелло, она не имела ни малейшего понятия, как и о его вероисповедании да, в общем-то, и о настоящем его имени. Ладно, она постарается все сделать как можно лучше по итальянскому католическому образцу, если, конечно, не заломят столько, что ей и за год не расплатиться. Джелло на нее не посетует, если что, он же знал, что чувство ее к нему было настоящим.
        В бюро она приехала за полчаса до назначенного времени, хотела проследить, чтобы мистер Карлуччи и его сотрудники не выставили за двери тех из БВГ, кто придет проститься.
        При входе висело объявление «Служба по Джелло в часовне Д». По узенькому коридору, где тяжело пахло ладаном, она добралась до нужного зала. По стенам часовни Д, как повсюду в церковках при похоронных бюро, были развешаны изображения святых, претерпевающих свои муки, этакие подражания Эль Греко. Посетителю самому предоставлялось, глядя на эту живопись, проникнуться скорбью или пламенной верой. В общем-то, не так уж это и важно, поскольку в помещении стояла полумгла, так что лишь очень постаравшись можно было разобраться, какие детали особенно подчеркнуты.
        Впереди, под необъятных размеров крестом стоял открытый гроб, окруженный белыми лилиями и гладиолусами. Вот уж не подумала бы, что на ее деньги оказалось возможным приобрести столько цветов, и как хорошо они подобраны! Медленно подойдя к гробу, Эллен всмотрелась в лицо покойного. Служителя она предупредила, что не надо особенно усердствовать с бритьем и гримом (а то тетя Мари выглядела в гробу, как на панели), и Эллен порадовалась, что все ее пожелания учтены. Единственное, что резануло ей глаза, - накрахмаленная белая сорочка вкупе с новенькими кожаными туфлями и солидным черным костюмом. В жизни она не видела, чтобы Джелло выглядел так чопорно.
        Было такое ощущение, что ему хорошо, что ему спокойно вот так лежать. Ужасно ей будет его недоставать, но, может, самому ему и лучше, что все уже позади. Не к этому ли он и стремился, когда пил все больше и больше, как его ни предупреждали, что это опасно? Рихард месяца два назад прямо объявил Джелло, что тот себя просто убивает.
        Как она благодарна Рихарду за то, что он в последние минуты Джелло был с ним рядом! Сделал все, что в его силах, чтобы спасти Джелло, но было слишком поздно. Когда он винился перед ней за то, что не смог уберечь столь дорогого ей человека, вид у Рихарда был такой подавленный. Ей даже стыдно стало за те нехорошие мысли о нем, которые приходили в голову, когда она поездом возвращалась в Нью-Йорк.
        - Извините, мисс Риччо. Она обернулась:
        - Ах, это вы, миссис Карлуччи.
        - Разрешите начинать? - розовощекая седовласая матрона, выглядевшая так, словно десятки лет она ежедневно поглощала втрое больше макарон, чем советовали доктора, двинулась к органу. - Музыка в таких случаях самое важное.
        - Ну конечно, очень вам признательна. Усевшись за пюпитр, миссис Карлуччи изо всех сил нажала на педали. Орган был старой конструкции, от играющего требовалось следить за воздухом в трубах, не то звук пресекался. Комната заполнилась нежными звуками «Аве, Мария». «Господи, глядишь, еще запоет», - со страхом подумала Эллен. Это с мистером Карлуччи не обговаривалось, но та только давила и давила на педали: так, понятно, по «экономическому классу» пение не предполагается.
        Эллен вздохнула. Такая печальная музыка. Ладно, надо идти к входу, встречать тех, кто придет проститься с Джелло. Она позвала всех БВГ и своих друзей из больницы. Надеялась, что народу соберется много, Джелло ведь всегда любил, чтобы было побольше публики.
        Первой - благослови ее Бог! - показалась сестра Кларита.
        - Милая моя, не плачьте, не надо. Он теперь счастлив, он с Богом беседует на небесах.
        - Спасибо вам, сестра, - сдержанно произнесла Эллен. Даже от монашки неприятно слышать такие пошлости.
        - А цветы привезли?
        - Что?
        - Я послала еще цветы, от нашей больничной часовни. У нас их много, даже слишком много, вы не находите?
        А она еще удивилась, что мистер Карлуччи так расщедрился по части лилий. «Ой, сестра, какая вы славная!» - Эллен тут же раскаялась в том, что позволила себе думать о ней с неприязнью.
        - Вот не знала, что вы с бюро договариваетесь, а то можно было бы и гроб от нас привезти.
        - Что вы, сестра, такие хлопоты…
        - Да никаких хлопот, перестаньте. Я так благодарна Господу за то, что мне выпало совершить последнее помазание, прежде чем доктор Вандерманн приступил к вскрытию.
        - Нет, что вы, доктор Вандерманн вскрытий не делает.
        - Но я сама встретила его в морге, и он готовил инструменты.
        - Нет, вы что-то путаете, сестра, он же…
        Эллен оборвала себя на полуслове, заметив Колесико и Профессора. Оба побрились, вымылись по этому случаю, хотя оставались все в тех же перепачканных лохмотьях. В окружающей их торжественной обстановке обоим было неуютно.
        Она обняла их одного за другим: «Спасибо, что вы здесь».

        Бен показался в дверях часовни Д как раз в ту минуту, когда молодой пухлощекий священник готовился произнести молитву перед десятком людей, стоявших у гроба.
        Кое-кого из них он узнал: Голди, рядом с ней еще две женские фигуры в форме сестер, а вот сестра Кларита, и Колесико здесь с Профессором, и, само собой, Рихард. Он сидел рядом с Эллен, бледной, как белоснежная блузка, которой он на ней прежде не замечал. И хрупкой, такой хрупкой - просто куколка фарфоровая…
        По всему его телу при виде Эллен - после стольких-то недель! - пробежала волна нежности, такой горячей, что на миг он чуть не потерял контроль над собой. Сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, прошел в помещение, уселся сзади. Попытался внимательно следить за словами священника: «Этот человек, который нас теперь покинул, оставался для нас тайной. Оставил ли он на земле жену, дочь, сына? Мы не знаем. Он решил, что будет лучше нас в это не посвящать, может быть, оттого что ему самому слишком больно было об этом думать.
        Но о человеке, называвшем себя Джелло, мы твердо знаем вот что: по-своему он тоже хотел, чтобы его жизнь не прошла бесследно для людей. Возможно, после него не осталось материальных следов его земного пути, но осталась память, которой мы будем дорожить всегда.
        Прошу вас, откройте свои Библии на страницах, где Евангелие от Луки, глава 6, стих
20…»
        Он сделал паузу, пока все отыскивали нужное место, и Бен вдруг осознал, что тоже перелистывает страницы книги в переплете из искусственной кожи.

«Блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царствие Божие», - начал священник, а за ним шепотом повторяли слова все собравшиеся. Бен, отыскав нужную страницу, присоединился, перекрывая всех своим слишком звучным голосом: «Блаженные алчущие ныне, ибо насытитесь…»
        Эллен обернулась. Они встретились глазами, на ее губах промелькнула тень улыбки. Бен улыбнулся ей в ответ. Видно было, что она безмерно рада его приходу, и душа Бена возликовала. Голос его так и звенел, когда он повторял вслед за священником:
«Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь».
        Прочли еще молитву, сопровождаемую поистине ужасающей органной музыкой, и присутствующих пригласили обойти гроб, исполняя церемонию последнего прощания.
        Они потянулись друг за другом медленной процессией, и тут ясно прозвучал чей-то громкий шепот. Этот врач, разумеется, подошел к Эллен, что-то ей говорит на ухо. Она кивает. Бен содрогнулся при виде его протянувшихся к щеке Эллен губ, но тут же обрадовался, что тот, наконец, уходит.
        За доктором к выходу потянулись и все остальные, останавливаясь сказать два-три слова сочувствия Эллен. Никому не хотелось задерживаться здесь сверх того времени, которое абсолютно необходимо. Да и можно ли за это порицать?
        Бен постарался оказаться самым последним в этой очереди. Тщательно продумал, что он скажет: «Эллен, я с тобой, я ведь понимаю, как тебе плохо». Нет, что-то уж очень бездушно получается. «Эллен, хочу разделить с тобой твое горе, ведь он был так тебе дорог». Еще хуже. А может, вот так: «Эллен, это просто ужасно…»
        Боже мой, да вот же она, прямо перед ним. «Это так ужасно, Эллен…» - начал он, но слова застряли в горле. Она сделала шаг вперед, и ее руки сомкнулись у него на шее.
        Они стояли так несколько минут, поддерживая друг друга, словно знали, что упадут, разомкнув объятие.
        Наконец они отодвинулись друг от друга. Оба еле дышали от волнения.
        - Как хорошо, что ты пришел, - ласково проговорила она.
        - Я просто чуть с ума не сошел, увидев страничку с некрологом. Когда это случилось?
        - В воскресенье утром.
        - Надеюсь, он хоть не очень страдал.
        - Нет, все случилось так быстро, так легко. Мне Рихард рассказал… Он был с Джелло, когда…
        - Ах, так, значит, он все-таки был с Джелло!
        - Ну да, и сделал все, чтобы его спасти, но было слишком поздно.
        - Какой он заботливый. Не поленился на Кони-Айленд съездить, а ведь у него в тот день была трудная операция.
        - Какая операция?
        - Ну, ты читала про этого японского магната, который умер?
        - Операция, японский магнат? Да нет, ты что-то путаешь.
        - Вот и Милт то же самое мне говорил: не может быть, мол, чтобы Рихард в парк приезжал, ему надо было японца резать, пересадку сердца ему делать.
        - Пересадку сердца? - она словно не понимала смысла самых обычных слов.
        - Ну конечно. Милт точно знает, он сам при этом присутствовал.
        Эллен смотрела прямо перед собой пустыми глазами.
        - Что с тобой, Эллен, тебе нехорошо?
        Она молчала. Просто не могла поверить тому, что только что услышала. Нет, это невозможно, абсолютно невозможно!
        Отвернувшись от Бена, она медленными решительными шагами направилась к гробу. Трясущимися пальцами отстегнула галстук, раздвинула рубашку.
        Эллен наклонилась над Джелло, и вдруг ее спину пронзила боль. Мигом перекинулась куда-то ближе к желудку, потом забилась в груди, сжала горло.
        - Господи! - хрипло прошептала она, не отрывая взгляда от длинного серо-голубого шрама, разделявшего надвое грудь. - Господи, что же он сделал, ты только взгляни!
        - Эллен, что с тобой… что случилось? - Бен места себе не находил, видя, что она в настоящем шоке, а по лицу ее блуждает жуткое выражение.
        - Но ведь это… это… - она не смогла договорить. Склонилась к Бену, а его уже не было рядом. Только пустота, заполненная тьмой пустота.
        Она рухнула на пол, но в самый последний миг он успел подхватить ее своими сильными руками.

        Глава XXV

        Бен ждал, находясь в холле отделения Неотложной помощи, где на пластиковых стульях рядом с ним сидели доставленный в «Сент-Джозеф» подросток с расквашенным носом и мамаша с непрерывно кричавшим у нее на руках младенцем, а напротив сидел мужчина, поддерживая распухшую руку на перевязи. Но Бен всех их словно не замечал. Все его мысли были об одном: выдержит ли Эллен?
        Вкатили каталку, на которой она лежала, и Эллен, придя в себя, взяла его за руку, однако санитары попросили, чтобы он подождал в холле.
        Там он и сидел, пребывая в нервной лихорадке. Сколько уже времени прошло, как ее сюда доставили? Он взглянул на настенные часы: тридцать восемь минут. Постарался успокоиться, вдохнул и медленно выпустил воздух, еще раз, еще.
        Прошло два месяца, как сам он выписался отсюда после той аварии с вертолетом, дав себе клятву, что ни за что в жизни сюда не вернется. И, вот, пожалуйста, опять знакомый холл. Если существует ад на земле, ему известно, что это такое, - это больница.
        Наконец, показалась юная врачиха в халате, поверх которого болтался какой-то необыкновенный на вид стетоскоп:
        - Кто-нибудь ждет сведения об Эллен Риччо?
        - Да, конечно, - вскочил он. - Ну, как она?
        - Все хорошо, однако, я сочла нужным оставить ее у нас на ночь, да и кровь проверить будет нелишне. - И она повернулась, чтобы уйти.
        Бен заторопился следом:
        - Скажите, что с ней все-таки?
        Врач с трудом подавила в себе легкое раздражение, уж очень ей не хотелось вступать в долгие разговоры.
        - Видите ли, осматривая ее, я обратила внимание на ее белки - они имеют нехороший желтоватый оттенок - и посмотрела печень: увеличена, конечно. Не стану от вас скрывать: скорее всего это гепатит.
        - А что, это очень плохо?
        - Думаю, не очень. То есть в том случае, если действительно гепатит, как хотелось бы думать, причем неопасная форма и своевременно диагностированная. Но что-то более определенное можно будет сказать только завтра по результатам анализов. Тогда назначим ей необходимые лекарства и выпишем.
        - А когда мне позволено будет ее повидать?
        - Хоть сейчас, но ненадолго, совсем ненадолго. Я сделала ей укол, так что надо отправить ее побыстрее в палату, пока не начало действовать успокоительное.
        Санитар уже катил каталку с Эллен к лифту, когда Бен наконец-то ее отыскал.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Ничего, Бен, не волнуйся, - голос у нее был совсем слабенький.
        - Доктор сказала, что переночуешь тут и завтра домой.
        - Вот хорошо!
        Он склонился над самым ее ухом, шепча:
        - Согрею для тебя постель.
        - Правда? - глаза ее расширились.
        - У меня ключ остался. - Вытащил его из кармана, показал ей, пока каталку устанавливали в подошедшем лифте.
        В щель между створками закрывающихся дверей он увидел, что она широко улыбается.
        Начал действовать димедрол, и Эллен задремала с ощущением легкости в груди, почти и не вспоминая тот ужас, который ей выпало только что пережить: Джелло больше нет, а Рихард украл его сердце.

        Бена охватило странное чувство, когда, вставив ключ в замок, он зажег свет и окинул взглядом знакомую квартиру.
        Вот гостиная, где он знает каждый уголок, но там, где они танцевали, теперь навалены ящики из картона. Книжные полки опустели, в буфете не видно фарфора. Она что, решила съезжать?
        Прошел на кухню. Полупустая коробочка из-под масла валяется посреди стола. Бен улыбнулся. Вот так-то, стоит генералу уехать с докладом, как армия тут же разбалтывается. Ничего, он быстро наведет порядок.
        У телефона все еще висел последний составленный им список посетителей зала, чтобы не перепутать часы. Значит, не хотела снимать. А может быть, Эллен втайне была уверена, что придет день и он вернется. Он уселся на стул, начал набирать номера, словно и не было этих двух месяцев, словно все так и осталось в том состоянии, когда об аварии никому бы и в голову не пришло задуматься, до того все было хорошо.

        Он звонил своим клиентам, и все твердили одно: замечательно, что Бен опять на ногах, когда он велит им придти? Обзвонил всех, повесил трубку и тут вспомнил, что предстоит еще один звонок, неприятный звонок, но делать нечего.
        Он набрал номер.
        - Да? - тут же отозвалась она.
        - Это я, Мэрион.
        - Отец, Господи ты Боже мой, ты до смерти меня перепугал. Никогда больше так не делай. Скоро тебя ждать?
        - Нет, Мэрион, я уже дома.
        - Как это?
        - Я в Бруклине. Дома. Молчание.
        - Ты хочешь сказать: у той женщины?
        - Да, Мэрион, именно это я и хочу сказать.
        Она глубоко вздохнула, потом начала говорить совершенно бесстрастным тоном.
        - Отец, но мы ведь столько уже раз об этом говорили…
        - Говорили, Мэрион, конечно, говорили, и больше к этому теме нам возвращаться незачем.
        - Но послушай, - продолжала она, не обращая на его слова внимания, - у тебя ведь только что была серьезная и опасная болезнь, травма эта твоя…
        - Не надо, Мэрион.
        - Нет надо, потому что нельзя, чтобы ты оставался без ухода.
        - Ну прошу тебя, Мэрион, не надо!
        - А такого ухода, как у меня, ты нигде не получишь.
        - Мэрион! - сорвался он наконец. - Если тебе так необходимо ухаживать за младенцем, ляг с кем-нибудь в постель.

        Он швырнул трубку, и тут же ему стало стыдно за себя. Рванулся ей перезвонить. Как можно быть таким жестоким с собственной дочерью, пусть даже по существу он прав! У нее свои сложности, она одинока, несчастна, и к нему она проявила всю заботливость, на какую способна. Даже слишком старалась, что и говорить. Он поднял трубку, потом опустил: а, черт с ним. Перезвонит ей завтра.
        Перед ним открывалась новая жизнь, он чувствовал себя, словно юноша, готовый к приключениям и страстно их ждущий. Ничто не могло его остановить. Если окажется, что у Эллен гепатит, пусть даже не самая легкая его форма, он ей поможет с этим справиться. Что там гадать, будь что будет.
        Бен скинул пиджак, ослабил узел галстука, прошел к себе в спальню. Ничего там не изменилось. И в ванной тоже все на прежнем месте. В аптечке рядом с зубной щеткой и бутылочкой эликсира лежал смятый тюбик - его засохшая зубная паста, - в точности как он оставил тем утром, она только колпачок привинтила.
        Да, он и вправду дома.

        Эллен, открыв глаза, осмотрелась. Палата; так, значит, она провела ночь в больнице. На краешке простыни явно виднелась печать «Сент-Джозеф. Медицинский центр». И она тут пациент. Потрясла головой: из-за лекарства мозги что-то неважно работают. Ага, начинаю припоминать Бен, он опять был с ней рядом… за руку его держалась… эта его улыбка… ключ, который он из кармана вытащил, ключ от квартиры…
        Она рывком села. Все эти воспоминания мгновенно перебил образ Джелло в гробу с тем ужасным шрамом на груди.
        Она перегнулась, схватила телефонную трубку. Ответил сам мистер Карлуччи.
        - Доброе утро, это Эллен Риччо.
        - Да, мисс Риччо, доброе утро… надеюсь, вчера все было сделано как подобает?
        - Конечно, конечно. Только вот что, мистер Карлуччи, и обращаю ваше внимание, это очень важно: ни в коем случае не надо кремировать тело.
        - К сожалению, мисс Риччо, вы обратились ко мне слишком поздно.
        - Поздно?
        - Тело было отправлено в крематорий сразу по окончании последней вчерашней церемонии.
        - Ах, вот оно что. Извините, мистер Карлуччи, всего доброго.
        - Останки можно получить с любое удобное для вас время.
        Мысли ее лихорадочно бились. Эллен сбросила одеяло, вылезла из постели, босой ногой наступила на линолеум. Ой, холодно-то как! На ней был только невесомый больничный халатик. Открыла ящичек у кровати - ничего. Куда же они задевали ее вещи?
        Высунулась в коридор. Неподалеку от двери в ее палату стояла тележка со свежими вещами, которые дежурный развозил по этажам. Она стянула пакет с хирургическим халатом, быстро отступила к себе в палату.
        В пакете оказался не только халат, там были еще и брюки, шапочка, чехлы на ноги, и Эллен, натянув все это, покрепче завязала шнурки вокруг щиколоток.
        Ей нельзя было терять ни минуты. Выяснить, все выяснить - и немедленно. Она успела к закрывающемуся лифту, просунула руку в щель, дверь распахнулась. Эллен вбежала внутрь, нажав на кнопку П - подвал.

        Бен с букетом в руках так несся по коридору к ее палате, что чуть не сбил с ног встретившуюся ему сестру:
        - Ох, простите.
        - А ведь мы знакомы!
        Ну конечно, это же мисс Толстуха, она выхаживала его, когда он здесь лежал.
        - Что, так у нас понравилось, что явились проситься обратно? - со смешком проговорила она.
        - Нет, я Эллен Риччо навестить пришел.
        - Ах да, вспомнила, вы же ее друг, верно?
        - Мне сказали, она в палате 1203.
        - Точно, только я как раз оттуда, и на тебе! - упорхнула пташка.
        - Что?
        - Шучу, шучу. Наверное, ее просто повезли на гастроскопию.
        - Гастроскопию? А что, при гепатите и такое обязательно?
        - Да нет у нее никакого гепатита. И все этому рады, уж можете не сомневаться. Анемия какая-то, только и всего.
        Бен покачал головой:
        - Это я и без ваших докторов знал. Она ужасно плохо ест. И вообще себя запустила. - Едва договорив, Бен испытал острое чувство вины. Ведь во всем этом он первый и виноват. Эллен просто не вынесла несчастного случая с ним, его ухода и сорвалась. Да тут еще один удар - смерть Джелло. И надо же, как раз в то время, когда он был далеко от нее и не мог утешить.
        Сестра двинулась дальше, но Бен остановил ее:
        - Слушайте, если это просто та самая ерунда, зачем ей делают гастроскопию?
        - Ну что вы, врачей не знаете, им же непременно надо все точки прощупать.
        - И долго это продлится? - Бен с облегчением вздохнул.
        - Да нет. Час, не больше.
        - Хорошо, пожалуй, проведу это время в кафетерии, быстрее пройдет.

        Всего несколько дней назад Эллен плутала по этим же коридорам. Но теперь ей удалось найти нужную дверь сразу.
        Гомес смывал шлангом со стола для вскрытий отвратительную массу желтых и красных оттенков. Все в этом помещении пропахло тяжелым запахом. «Дышать ртом», - приказала она себе и вошла.
        - А, привет, - он бросил на нее беглый взгляд. - Вы же недавно заходили, так? Что, еще вам покойничка подавай?
        - Нет, мне нужно вас кое о чем спросить.
        - Давайте. Гомес много чего знает.
        - В прошлое воскресенье, помните? - вскрывали тело, которое вам было доставлено?
        - Не-а.
        - Вы уверены?
        - Да уж будьте спокойны. Вскрытие-то кто же позабудет! Повозились бы сами, знали бы какая тут работа надобна.
        - Но ведь на его теле оказался шрам, значит, его резали?
        - Так какое же это вскрытие, это медицинским исследованием называется. - Он выключил кран.
        - Медицинское исследование?
        - Ага, ну понимаете, им разные там образцы требуются.
        - Органы, вы хотели сказать?
        - Ну да, органы.
        - И какой орган был взят?
        - Сердце, только сердце.
        - Вы вынимали?
        - Не-а, доктор Вандерманн сам все сделал. - Гомес кончил свое занятие и отложил шланг.
        - И вы уверены, что Джелло попал сюда мертвым?
        - Да вы что, с неба свалились, что ли! Тут же морг.
        - Ну, я хотела сказать, может, у него просто остановка сердца была, а не так, чтобы он взаправду умер.
        - Вот что, дамочка, те которые сюда попадают, те уж умерли, не сомневайтесь. Ошибок не бывает.

        Бен сидел за второй чашкой кофе, положив рядом уже полуувядший букет. Бедная Эллен! Анемия. Ладно, хорошо, что не гепатит, хотя лучше бы всего…
        Он дал себе клятву искупить свою вину перед нею полностью, сделав это методично. Для начала он увезет ее из города, и надолго: пусть отдыхает, надо только местечко выбрать получше. Может, есть такое, о котором она всю жизнь мечтала? Допустим, Калифорния. Там солнышко, свежий воздух, безупречное питание - на весь мир этим знаменита. Взять хоть Сан-Франциско. И ведь так романтично к тому же. А вернутся - он для нее придумает специальную программу упражнений и проследит, чтобы выполняла ее неуклонно.
        - Ой ты, какие к нам гости-то забрели, - сказала Голди с ее обычным сарказмом, хотя вроде бы даже ему рада. Тяжело уселась в соседнее кресло. - Видела вас вчера на похоронах.
        - Ах да, - пробормотал он, смущенный тем, что сам он Голди не заметил.
        - Так что, на прикол при ней встать собрались? Или опять - поматросите и привет?
        У Бена заходили желваки.
        - Вы вправе так со мной разговаривать, Голди, вправе, конечно, но клянусь, я все попробую сделать по-другому.
        - Да уж попробуйте, пожалуйста.
        - Даю вам слово.
        - Ну, и отлично. - Она широко ему улыбнулась. - А Эллен к вам позавтракать сюда придет?
        - Нет, ее на процедуру повели.
        - Какую это?
        - А вы не знаете?.. Ну да, это же случилось, когда вы уже ушли. Понимаете, она потеряла сознание.
        - Еще бы не потерять, так испереживалась, бедняга!
        - Вот ее сюда и привезли вечером, на ночь оставили. Говорят, анемия.
        - Слава Богу, не что-нибудь посерьезнее.
        - И я так считаю.
        - И где она теперь?
        - Я же сказал, на процедуре. Гастроскопию ей назначили.
        - Гастроскопию? - Голди поднялась, не в силах скрыть волнения на лице.
        - А что? Это нехорошо?
        - Да нет, гастроскопию, так гастроскопию. - Она старалась говорить беззаботно, но Бена трудно было одурачить.
        - Слушайте, Голди, вы должны сказать мне все, как есть. Из-за чего вы так всполошились?
        - Да не всполошилась я, просто странно. Это очень хлопотное дело, просто так такое не назначат. Хотя, возможно, для нее исключение сделали, хотели показать, что для своих сотрудников, мол, сделаем все и даже больше.
        Бен чуточку успокоился.
        - Сидите тут и не уходите никуда, Бен. Я сейчас наведаюсь в энтерологическое и точно вам скажу, что и как.
        - Хорошо, - кивнул он, чувствуя, как над головой собираются тучи.

        Глава XXVI

        По пути из морга Эллен по внутреннему радио услышала, что ее ищут. Видимо, встревожились, куда это она исчезла из палаты. Ничего, подождут, ей теперь отступать от намеченного никак нельзя.
        Лифт тащился черепашьим темпом. Она нетерпеливо кусала губы. Наконец вышла и со всех ног помчалась в библиотеку.
        - Ой, доброе утро! - весело приветствовала ее Пенни, добровольная помощница, которая раз-другой в неделю приходила расставить по полкам новые поступления.
        - Привет, Пенни!
        - Тут о вас по радио объявляли, - сообщила девушка, с изумлением разглядывая хирургический халат на Эллен. В жизни она ее такой не видела.
        - Да, знаю, я сюда на минуточку, сейчас бегу. - Она прошла прямо к стеллажам, но книги, которая ей требовалась, на месте не было. - Слушайте-ка, Пенни, что, кто-то у нас взял «Биение сердца»?
        - Понимаете, я… да вот она, только что вернули. Эллен буквально выхватила книжку из рук Пенни.
        Быстренько пробежала страницы указателя. Ага, вот: «Реанимация», стр. 274.
        Она так и слышала, как он диктует ей эти параграфы, помнила их слово в слово, но надо было все-таки проверить, взглянув собственными глазами: вот именно так все и было им сделано. Она читала: «Если эксперименты с овцами, проводившиеся в Медицинском центре университета «Лома Линда», штат Калифорния, окажутся успешными и при повторении на людях, возможно резкое увеличение донорского фонда. Учеными этого университета доказано, что при правильном применении лекарственных средств можно реанимировать сердца овец, не функционировавшие уже полчаса…» И сноска:
«Анналы торакальной хирургии. Май 1992».
        Она кинулась к компьютеру, включила программу с записью информации по этой тематике. Тут же на дисплее побежали строки. Трудный, сугубо профессиональный язык, над каждым словом приходится думать. Но в конце концов она выяснила, какие лекарственные средства необходимы для реанимирования: раствор Роу - 250 миллилитров; стрептокиназа - 200 000 единиц; 50 процентов декстроза - 10 миллилитров.
        Опять настойчиво призывали по внутреннему радио: «Эллен Риччо, просим немедленно позвонить по телефону 1Ц25, повторяю, 1Ц25».
        Пенни смотрела на нее растерянно:
        - Может, что-нибудь нужно сделать?
        - Нет, нет, все в порядке, - сняв трубку, Эллен набрала 9Ц74.
        - Аптека, - отозвался мужской голос.
        - Говорит Эллен Риччо из библиотеки. Я собираю данные по опытам доктора Вандерманна над павианами, он оставил мне рецепт, написанный от руки, но я что-то не разберу, какая доза.
        - Попробую вам помочь.
        - Вот спасибо, я затем и позвонила.
        - Одну минутку, я сейчас найду записи…
        Эллен слышала, как он переключает программу на компьютере.
        - Ага, нашел. Записываете?
        - Да, пожалуйста, только самый последний его заказ, остальное у меня имеется.
        - Нет проблем.
        Приготовив ручку, Эллен внимательно слушала.
        - Так, посмотрим… хлористый калий. Вот черт. Нет там никакого калия.
        - Записала. Еще?
        - Раствор Роу…
        Ага!
        -..декстроза и стрептокиназа… продиктовать по буквам?
        - Нет, нет, спасибо, я знаю.
        - К вашим услугам.
        - Простите, - он уже собирался повесить трубку, - еще один вопрос: не подскажете, для чего нужен хлористый калий?
        - Обычно его используют для восполнения уровня калиевых солей, но мне кажется, доктору Вандерманну это понадобилось для пересадок, которые он делает у павианов, - двадцать миллиэквивалентов, и сердце останавливается совсем.
        - Благодарю вас. Вы мне очень помогли, очень. Щеки ее пылали. Все, попался, мерзавец, она его схватила за руку.
        Голос Голди вывел ее из состояния крайней экзальтации.
        - Что с тобой такое, а?
        - Ой, Голди, я даже не знаю, с чего начать, понимаешь, я…
        - Зато я знаю, с чего начинать, с энтерологии. Пошли, тебе гастроскопия назначена.

        Но оказалось, что это не просто гастроскопия. Ее положили на матрасик, потом она очутилась под стеклянным куполом. Очень низким, прозрачное стекло так и нависало у нее надо лбом. Ее словно в кастрюлю затолкали и сейчас поставят варить. Ей это показалось ужасно смешным. Хотя что уж тут веселиться, просто истерика какая-то, и все равно, смех ее просто распирал. Она тихонечко хихикнула.
        - Все нормально? - поинтересовался техник. Странная какая, никто под этим колпаком никогда не смеялся?
        - Да, да, вы не обращайте внимания, это у меня так огорчение проявляется.
        - Если почувствуете, что вас стесняет замкнутое пространство, здесь есть зеркальце, смотрите у него. Некоторым это помогает.
        Она попробовала взглянуть, но выяснилось, что зеркало кто-то сдвинул, так что в него был виден только краешек ее помятого докторского халата. Теперь у нее возникло чувство, что она в химчистке: вот сейчас заполнят барабан и включат моторчик. Она опять хихикнула.
        - А теперь лежать неподвижно, - донесся до нее голос техника. - Печень мы очень быстро осмотрим, но надо, чтобы вы не делали никаких движений.
        Послышалось какое-то ритмичное постукивание, словно били в барабан индейцы на своем празднике, хотя нет, звук не такой, скорее похож на бульканье закипевшего кофе в перколяторе, а вот стуки еще быстрее, еще быстрее.
        - Хорошо, еще потерпите самую малость, и все.
        Опять постукивание, опять это бульканье. Она чувствовала себя, как, наверное, должен себя чувствовать астронавт, летящий к Луне, - включена система, приводящая ракету в движение, щелкают стрелки на гигантских часах, отсчитывая секунды. Тут уж не до смеха. Все мускулы ее напряглись в старании не шевельнуться, только медленно, очень медленно поползли по щекам две слезинки.

        Как только ее привезли назад в палату (и слушать не стали, что она себя хорошо чувствует, вполне может дойти сама, в больнице порядки строгие), Эллен потребовала, чтобы вернули одежду.
        - Напрасно беспокоитесь, - уговаривал ее санитар, парень, которого она тут прежде не встречала, - наверное, там они и лежат, вещи ваши, в приемном отделении. Сейчас кого-нибудь за ними пошлем.
        - А нельзя мне самой?
        - Да что за спешка? Вас все равно сегодня никуда не отпустят.
        - Нет, отпустят. С меня хватит, минуты тут больше не останусь.
        - Слушайте, ну что вы, как ребенок, себя ведете, - он старался быть с ней как можно ласковее. - Если хотите выписаться, несмотря на рекомендации врачей, вас, конечно, никто силой удерживать не станет, только зачем вам себе же вредить? Зачем, скажите вы мне. Доктор О'Брайен считает, что надо вас тут подержать, пока не будут готовы результаты обследования.
        Она вдруг почувствовала страшную усталость. «Ладно», - вяло махнула рукой Эллен. Послушно улеглась. Пусть, зато будет время все как следует обдумать, решить, как она должна теперь действовать, какие предпринять шаги.
        Санитар направился к выходу.
        - Постойте, можно я вас попрошу об одолжении?
        - Конечно.
        - В кафетерии меня ждет мистер Бен Джекобс. Пожалуйста, скажите ему, чтобы он ко мне поднялся.

        Через несколько минут послышался стук в дверь. Эллен вскочила на ноги:
        - Бен! Ну заходи же, заходи скорее!
        Но это был не Бен. Это был Рихард, еще не переодевшийся после дежурства.
        - Эллен, мне только что сказали, что, оказывается, ты у нас лежишь… - в голосе его звучала неподдельная тревога. - Что с тобой стряслось?
        В ней поднялась такая волна ярости, что зубы словно сами собой сомкнулись, и она не в силах была выговорить ни слова. Просто отвернулась к стене. Смотреть на него и то противно.
        Обеспокоенный ее поведением, он подошел поближе к кровати.
        - Ты слишком многое пережила. Знаешь, мне уже давно внушает беспокойство твое состояние…
        Эллен слушала его, чувствуя, что щеки ее уже пылают. Дыхание стало горячим, прерывистым.
        - Понимаю, Джелло был тебе очень дорог, - продолжал он. - Я сделал все, что в человеческих силах, но оказалось слишком поздно, извини. Мне самому ужасно тяжело, что никак не сумел ему помочь.
        - Скотина! - выдохнула она, не разжимая губ. Слово это было заряжено такой ненавистью, что Рихард непроизвольно отшатнулся.
        - Ты же его убил, скотина!
        - Эллен… послушай, ты бредишь, Эллен. - И он потянулся пощупать ей лоб, но убрал руку, натолкнувшись на взгляд Эллен.
        - Нет, я точно знаю, что ты его убил.
        - Вот что, выслушай меня внимательно. - Теперь в голосе Рихарда чувствовалось твердое самообладание. - Ты слишком во власти эмоций, ты утратила способность здраво рассуждать. Я тебе еще несколько месяцев назад ясно сказал, что ему конец, если не перестанет пить. Джелло фактически совершил самоубийство, вот что.
        Она приподнялась на локте, испепеляя его взглядом.
        - Так знай же: я сама видела шрам на его груди, и, кроме того, я поговорила с сестрой Кларитой. А также с Гомесом. Ты забрал его сердце.
        Губы Рихарда слегка дернулись, но ответил он ей все тем же ровным тоном.
        - Да, забрал, потому что мне оно было необходимо для медицинского исследования. Ни для чего другого оно все равно не годилось.
        - Прекрати! Я же готовила материалы для этой твоей проклятущей книги, не забыл еще? Так что могу тебе весь набор воспроизвести, который потребовался: хлористый калий, стрептокиназа, декстроза…
        На секунду Рихард побледнел, потом по лицу его пробежала усмешка.
        - У тебя безупречная память. Но вот что мне скажи, для чего бы я стал вынимать сердце, если не для исследования?
        - Не для чего, а для кого. Для твоего пациента на Манхэттене. Вынул у Джелло сердце и прямо туда поехал - станешь отрицать?
        Глаза Рихарда сузились в крохотные щелочки, он повернулся на каблуках и отошел к окну. Стоя к ней спиной, он заговорил бесстрастным монотонным голосом:
        - Мы так часто эти вещи обсуждали, ты ведь помнишь. Столько есть людей, которым необходимо заменить сердце, не то они не выживут… и так мало органов для пересадки. Тебе ли не знать, как неохотно становятся донорами, - резко повернувшись, он ткнул в ее сторону указательным пальцем, словно обвинитель на процессе. Теперь его речь лилась стремительно и гладко: - Уж эти мне американцы, все им подавай, и немедленно, а платит за это пусть кто-то другой. Я ставлю опыты на павианах, чтобы спасать людей, и что в итоге? Вся больница окружена толпами рыдающих защитников животных, которые что есть мочи вопят про жестокость. - В голосе Рихарда зазвучало искреннее возмущение. - В этой стране безумная система ценностей. Объясни мне, пожалуйста, ну почему алкоголик, у которого и крыши над головой нет, будет жить, как жил, а гиганту индустрии придется умереть?
        - Ага, значит, ты не отрицаешь, все было, как я говорю.
        - Ничего я не отрицаю и не подтверждаю, понятно? Да, я использовал сердце Джелло, но для медицинского исследования и только: оно и сейчас у меня в лаборатории, можешь удостовериться. И у меня в самом деле была назначена операция на Манхэттене, где я должен был пересадить человеку сердце павиана, но пациент умер. И Джелло, так уж вышло, скончался в тот же день.
        - Я тебе не верю.
        - Да перестань же, наконец! Я понимаю, ты его любила без памяти, но не могла же ты не сознавать, что он просто убивает себя спиртным. Да я бы хоть из кожи вон вылез, все равно за его жизнь не стоило бороться.
        - Как ты смеешь решать, за чью жизнь стоит, а за чью не стоит бороться! Ты не Господь Бог, к твоему сведению, - голос Эллен дрожал. - Так одни нацисты рассуждали. И ты, выходит, тоже…
        - Ты просто бредишь, и это единственное, что тебя извиняет в моих глазах, - холодно сказал Рихард. - Но советую очень подумать, прежде чем ты начнешь повторять эту чушь в больнице. Я никому не позволю меня порочить. Все, что я тебе говорил, можно подтвердить фактами. А твои дурацкие подозрения основываются лишь на том, что волей случая две смерти совпали во времени.
        - Возможно. Только давай посмотрим, не та же ли у того японца была группа крови, что и у Джелло. Я так думаю, что та же самая, а это, получается, опять воля случая?
        Рихард мрачно смотрел на нее.
        - Нет, уважаемый доктор, это не волей случая называется, а косвенными доказательствами, и их не раз хватало, чтобы убийца занял свое место в камере.
        Вид у него стал страшный. Он стремительно повернулся и вышел, тяжело ступая по половицам.

        Глава XXVII

        Бен увидел, как она расхаживает босиком по палате, поеживаясь в своем легком халате, и забеспокоился: - Тебе ведь, наверное, нужно лежать? Она, не отвечая, кинулась к нему, обняла.
        - Как я рада, что ты здесь!
        - Ну, как твоя гастроскопия?
        - Не беспокойся, пожалуйста, со мной все в порядке. Анемия, ничего больше.
        Он облегченно вздохнул. Беспокойство Голди насторожило его. Как ни старался Бен прогнать дурные предчувствия, они настолько завладели его сознанием, что он даже забыл на столике в кафетерии свой букет.
        - Мне нужно кое о чем с тобой поговорить, - сразу приступила к делу Эллен, и в голосе ее чувствовалось огромное напряжение.
        - Ну конечно, конечно. Только сначала ляг, укройся, еще воспаление легких схватишь.
        Она набросила на себя одеяло, а он устроился на стуле рядом. Набравшись решимости, Эллен стала рассказывать. Бен ни разу ее не перебил, выслушав все до конца, потом воцарилось долгое молчание.
        - Эллен, ты отдаешь себе отчет в том, что в сущности речь идет о предъявлении обвинения в убийстве?
        - Но в этом я его и обвиняю.
        - Успокойся, не спеши. А что если и правда он предъявит сердце Джелло, хранящееся у него в лаборатории? Ведь, в конце-то концов, этого клиента Милта он действительно не оперировал. Бедолага скопытился еще до того, как твой доктор приехал в клинику.
        - Но я знаю, я точно знаю, что он…
        - Выслушай меня, Эллен. Доктор этот - в этом ему не откажешь - соображает получше многих. И уж не сомневайся, он позаботился о собственной безопасности. Я уверен, что в случае чего он сумеет предъявить и документы, удостоверяющие, что для предполагаемой операции было приготовлено сердце павиана.
        - Какое это имеет значение, раз он… он…
        - Мне очень неприятно это говорить, Эллен, но прав все же он, а не ты, поскольку у тебя доказательств не имеется, сплошные совпадения, и только.
        - Когда много совпадений, суд признает их косвенными доказательствами.
        - Возможно, но я очень сомневаюсь, что тут тот самый случай…
        - На самом деле мне нужно всего лишь еще одно свидетельство, после чего я обращусь в прокуратуру. И это свидетельство я попрошу тебя помочь мне раздобыть.
        - Какое свидетельство?
        - Мне необходимы медицинские данные о состоянии того японского миллиардера, причем заверенные.
        - А зачем они тебе? Он же умер.
        - Затем, что, по моему убеждению, у него должна быть та же группа крови, что и у Джелло.
        - Эллен, мне это не нравится.
        - Но ведь это гад убил Джелло, как ты не понимаешь! И неужели я допущу, чтобы даже такое сошло ему с рук!
        - Не знаю, не знаю… - Бен покачал головой.
        - Прошу тебя, Бен.
        - О чем? Что я-то могу сделать? Я не детектив.
        - Попроси Милта раздобыть заверенные выписки из истории болезни.
        - Но как я…
        - Пожалуйста, Бен, ведь он для тебя это сделает, правда? - Она смотрела на него умоляющими глазами.
        Инстинктивно он чувствовал: надо заставить ее отказаться от этого плана, ничего хорошего все равно не получится. Но отказать ей Бен не мог.
        - Хорошо, Эллен, я с ним переговорю, только дай слово, что ты обо всей этой истории будешь молчать, словно ничего не было. Даже Голди ничего про это не должна знать.
        - Говоришь так, словно ты с Рихардом в заговоре.
        - Перестань и подумай сама, он ведь такой знаменитый врач, вся ваша больница от него без ума. На его стороне самая тяжелая артиллерия. А ты пока что не располагаешь ничем, только догадками.
        - Но помоги мне, и тогда будут не догадки, тогда появятся настоящие улики, - видно было, что ее совсем измучил это разговор.
        Он взял ее руку, согрел ладонями: бедная, до чего измотана!
        - Хорошо, я же сказал, я сделаю все, что смогу.
        - Спасибо, - она робко улыбнулась ему. - А к Милту ты прямо сейчас поедешь?
        - Нет, попозже, а сейчас я хочу немножко с тобой побыть.
        - Бен, мы с тобой будем вместе долго-долго, сколько захотим, раз ты ко мне вернулся. - Она поцеловала его в губы. - Вот только вернут мне одежду, и сразу поедем домой.
        - А скоро доктора обещали тебя выпустить отсюда?
        - Доктора, доктора! Дай им волю, они тебя анализами просто замучают; так и будут одно обследование за другим назначать, пока не окажется, что у тебя-таки нашлась болезнь; а то, глядишь, и на тот свет тебя отправят, это уж как получится. Что тут долго толковать, ну, обморок у меня случился, подумаешь, невидаль.
        Выглядела она и правда намного лучше, даже какой-то румянец проступил на лице.
        - Ты уверена, что тебе тут незачем задерживаться?
        - Абсолютно уверена. Я вполне сносно себя чувствую. Все со мной в порядке, вот если бы только не это… - И, раскинув руки, она продемонстрировала, что помятый больничный халат ей к тому же страшно велик.
        - По мне, так ты все равно прелестна, во что тебя ни одень, - улыбнулся Бен.
        - Да ну тебя, не подлизывайся. Лучше достань у Милта то, о чем я тебя прошу.

        Оказалось, что Милта нет дома, но Сара не отпустила его, так и вцепилась в Бэна, обрадованная, что наконец-то можно с кем-то отвести душу.
        - Бен, входи же, входи, усаживайся, - и буквально втащила его через порог.
        - У меня времени совсем нет, Сара, я только на минутку, Милту надо два слова сказать…
        - Ты, я слышала, вернулся в Бруклин, да? - она не обратила ни малейшего внимания на его слова.
        - Так и есть, Сара, а когда же Милт вернется?
        - Будто я знаю; у него работа, а он такой, если начал что-то делать, время для него просто перестает существовать, да что мне тебе объяснять, ты мне вот что скажи…
        - Работа? Но ведь он же подал заявление об уходе.
        - Ага, в сто пятнадцатый раз, а может, в сто пятидесятый, не считала, и в сто восьмидесятый забрал его назад. Ты Милта знаешь, он просто не умеет спокойно жить, как все люди живут.
        Бен покрутил подбородком. Да ведь и правда, у Милта вечно все не так, как у остальных.
        - Ну, тогда я к нему в офис загляну, может, и застану.
        - Не знаю, не знаю, а что ты так спешишь, посиди со мной, сейчас кофе принесу.
        - Нет уж, Сара, спасибо, ты ведь начнешь меня уму-разуму учить, а мне это ни к чему.
        На ее лице промелькнула обида.
        - Зря ты так, Бен. Я ведь только о твоих же интересах забочусь, можешь не сомневаться.
        - Ты всегда так говоришь.
        - Все вы, мужчины, из одного теста сделаны. Думаете, что чем моложе, тем лучше. Так вот что я тебе скажу, Бен Джекобс, зрелая женщина - она и как женщина сто очков вперед даст любой писюхе.
        - Какой разговор, Сара, только я…
        - Послушал бы меня, я точно тебе говорю, что Бренда для тебя самая подходящая жена. Заботилась бы о тебе, жил бы с ней и не знал печали…
        - Мне ничьи заботы не требуются.
        Сара как и не слышала, полностью увлеченная своими мыслями.
        - Жаль, упустили случай, поздно уже, она недавно записалась в «ААА».
        - Антиалкогольный альянс? Она что, пьет? - вот уж никогда бы не подумал.
        - Не смеши меня, Бен, - она бросила на него раздраженный взгляд. - Ты что, совсем не соображаешь?
        - Нет, не соображаю.
        - Господи, да туда ведь записываются, чтобы мужчину найти; вот она тоже нашла, причем на первом же собрании, и у них, заметь, все уже было.
        - Ты шутишь?
        - Ничего не шучу. Мужчина оказался не тебе чета, сразу сообразил, какая ему роскошная женщина в руки плывет.
        - Но ей-то что за радость спать с алкоголиком?
        В глазах Сары читалось откровенное презрение к его тупости.
        - Не с алкоголиком, Бен, не с алкоголиком. С лечащимся, вот так будет правильно. У всех есть какие-то психологические проблемы. Бывает, с человеком не один год в браке проживешь, пока выяснится, что он такое, а вот Бренда умница, она сразу поняла, как тут надо действовать.
        Нечего говорить, своя логика тут была, как к ней ни относись.
        - И он тоже старается, очень старается стать нормальным. А она ему в этом помогает.
        - Ладно, Сара, если ты настаиваешь, я тоже в «ААА» запишусь.
        Она не оценила его юмора.
        - Тебе бы все посмеиваться… Хотя, я так думаю, может, и правда тебе стоило бы. Давай я у Бренды все выясню, она, если не ошибаюсь, приписана к их отделению при Первой пресвитерианской церкви, ну знаешь, на Генри-стрит.
        Бен только усмехнулся. Сара неисправима. Еще бы Милту не стремиться обратно на службу при такой вот жене.

        Дверь чуточку приоткрылась, в просунувшейся руке была белая блузка и матроска, которые Эллен выбрала, собираясь вчера на похороны, все тщательно отутюженное, на вешалке, а следом показалась и сама улыбающаяся сестра Кларита.
        - Ой; спасибо вам, сестра! Большое спасибо.
        - Валялось все там, в приемном отделении, ну, я и решила, а вдруг вам еще эти вещи понадобятся.
        - Вы такая добрая, - и Эллен кинулась ей на шею.
        - Как вы, пришли в себя?
        - Конечно, все у меня хорошо.
        Монашка недоверчиво смотрела на нее, но Эллен и не заметила, что ей не очень-то верят. Тут же начала одеваться.
        - Я беспокоюсь за вас, милая.
        - Ну что вы, не стоит.
        - Для меня ведь не секрет, что этот джентльмен, обходившийся без дома, - Джелло, так? - очень много для вас значил. И кроме того, вы последнее время неважно себя чувствуете. А часто бывает, что шок и горе, да еще и ослабленное состояние…
        - Ну что вы, сестра. У меня еще достанет сил, чтобы за себя побороться.
        - Разумеется. Но меня беспокоит, что вы так воинственно настроены.
        Эллен кончила одеваться, но выйти ей все равно было нельзя.
        - А туфли? Куда девались мои туфли?
        - Ох, простите, внизу они, внизу, у меня в комнате, совсем забыла. Сейчас принесу, одну минутку.
        - Я с вами вместе за ними спущусь.
        - Но вы же босая.
        - Ну и что.
        Персонал, ко всему привычный, не обратил внимания на странную пару: старая монашка и босоногая библиотекарша живенько бегут по коридорам вниз, в подвал.
        - Может, чашечку чаю выпьете? - предложила сестра, извлекая на свет туфли.
        - Да нет, спасибо, хотя… - Эллен почувствовала, что было бы невежливо никак не отблагодарить сестру Клариту за ее доброту. Да к тому же она, возможно, кое-что могла бы ей рассказать про происходившее в то утро там, в морге. - Спасибо, не откажусь.
        Сестра указала Эллен на какой-то сундук в углу: «Садитесь, будьте как дома», - и включила кипятильник, достав потрескавшуюся фаянсовую чашку.
        - Все думаю и думаю про смерть Джелло, - осторожно начала Эллен в расчете на откровенность монашки.
        Сестра Кларита закивала.
        - Это совершенно естественно, милая, всегда мы спрашиваем самих себя, а не могли мы еще что-нибудь сделать, чтобы сберечь тех, кого любили.
        - Нет, мне кажется, себя винить у меня нет оснований, не знаю вот только, все ли сделал, что мог, доктор Вандерманн. - Эллен сознавала, что вступила на опасный путь, но никак не могла изобрести обходных маневров.
        Сестра Кларита устало опустилась на стул с нею рядом. Эллен вся напряглась, однако монашка сидела молча. Словно бы изучая распятие на противоположной стене, она тяжко вздохнула.
        - Иисус заповедал нам: «Не судите!» - и стало быть, не нам воздавать другим людям за их упущения, не нам.
        - Сестра! - Эллен просто ушам своим не верила. Выходит, и монашка подтверждает ее подозрения.
        Но сестра лишь поднесла палец к губам.
        - Замышляя отмщение, так легко быть неправым и неправедным. Допустите только, чтобы ненависть взяла в вашем сознании верх над любовью, и тогда зло торжествует свою победу.
        - Но, сестра, что именно… Монашка резко поднялась со стула:
        - Наш чай готов! - Это прозвучало так радостно, словно они беспечно болтали о погоде. Все ясно, задавать ей какие-либо вопросы не имеет смысла.
        В руках Эллен появился чай, от которого пахло ромашкой.
        - Выпейте, выпейте, это сразу успокаивает.
        - Спасибо, - промямлила Эллен, смутно понимая, что этот чай действительно хорошо на нее подействовал в прошлый раз.
        - Очень мне жаль, - сказала сестра Кларита, потягивая из своей чашки, - что я вам почти не смогла помочь с похоронами. Мне слишком поздно об этом сказали.
        - Полноте, сестра, вы такие чудесные цветы прислали!
        - Но ведь это был ваш друг, значит, надо было и мне что-то от себя добавить. - Она похлопала рукой по сундучку, на котором они сидели. - Ну хотя бы вот этот гроб.
        - Что? - Эллен в изумлении посмотрела себе под ноги. Сундук как сундук, хорошее дерево, что-то вроде тумбы для телевизора, только пошире и намного длиннее. Хватит места, чтобы… - О Госпди!
        - Да-да, это гроб. Без изысков, но вполне добротный. И я сама его изготовила. Уж будьте уверены, трудов потребовалось немало. Вы рукой проведите, видите, как гладко? Ну так я две недели только шкурила дерево, вот что. - Монашка любовно провела ладонью по доскам.
        Сама того не желая, Эллен сделала то же самое - и правда, не доски, а просто шелк, даже чуть влажное что-то, как на дорогих тканях.
        - Пока что постель мне заменяет, кладу матрасик, подушку, очень удобно. Вам нравится?
        Эллен не находила слов. Ну как можно хвалить человеку его собственный гроб?
        - Да, неплохой, - выдавила она из себя, наконец. - На тумбу похож.
        - А это и есть тумба, только в тумбу всякие дорогие вещицы складывают, а сюда положат меня, чтобы мне уж ни о чем таком не думать, только про ответ свой перед Богом.
        - Оставьте, сестра, ну зачем такие мрачные мысли?
        - Ничуть они не мрачные, милая. - Глаза сестры Клариты сияли. - Так радостно избавить от страха смерти. Почему считают, что смерть самое страшное горе, она же должна как радость и как освобождение восприниматься! Мы покидаем эту юдоль, чтобы очутиться в своем истинное доме, где приготовлено для нас место. А это… - она опять провела рукой по ящику… - служит мне напоминанием, что час моего освобождения близок.
        Эллен залпом допила чай. Скорей бы отсюда выбраться! Слишком уж все сразу: смерть Джелло, предательство Рихарда, да еще сиди, пей чай на гробе и слушай, какая это радость умереть.
        Просто безумие какое-то, а ее в последние сутки и без того безумие преследует на каждом шагу.

        Такси медленно ползло по Бруклинскому мосту, битком забитому машинами, - поддень, час пик. Бен радовался, что решил обойтись сегодня без своей машины; с ума бы сошел, сидя сам за рулем, в этакой пробке. И куда, хотел бы он знать, все они едут? Ведь рабочее время, вот и занимались бы делом; ну хорошо, пошли бы куда-нибудь перекусить, если у них перерыв.
        Он разглядывал из окна идентичные башни Всемирного торгового центра, две гигантские постройки, которые тут чуть не рухнули, страшно и подумать, какие бы от них образовались завалы. А ведь все именно так и могло получиться, если бы террористы были посообразительнее, упрятав динамит туда, где взрыв дал бы самую сильную волну - и тогда не спасли бы никакая массивность, никакой бетон.
        Башни эти ему никогда не нравились. Только загромождают замечательную панораму небоскребов, которой они с Милтом часто любовались, сбежав на балкон от разговоров Сары. Забавно, что все самые знаменитые снимки Нью-Йорка - с панорамой небоскребов, подсвеченных заходящим солнцем или залитых неоном огней ночью, - делаются отсюда, из Бруклина. А те, кто выкладывают сумасшедшие деньги за то, чтобы жить на Манхэттене, ничего этого и не видят, только стены громад, наступающие со всех сторон.
        Он взглянул на часы: почти полдень. Хорошо бы Милт уже достал выписки, когда он до него доберется. Бен позвонил ему из дома, и Милт сказал, что постарается, на все кнопки нажмет, какие ему доступны. А уж если Милту это не удастся, нечего и пытаться действовать через кого-то еще.
        Хотя, если честно, не хотелось Бену во все это ввязываться, ему совсем не улыбалась перспектива сопровождать Эллен, когда она пойдет в прокуратуру, ждать с нею вместе, какое будет вынесено решение собирать бумаги, из кожи вон лезть, чтобы упрятать убийцу Джелло за решетку. Ему в общем-то все равно, убийца Рихард или нет. Ему бы одного хотелось: чтобы опять началась нормальная жизнь, вернулись те счастливые денечки, какие у них были, пока не случилась эта авария с вертолетом. Чтобы наверстать время, по глупости им растраченное, и просто сидеть дома и любить ее. Может, ее уже выписали, и она добралась до квартиры, пока он тут торчит, зажатый со всех сторон автомобилями… А, черт!
        - Так какой адрес-то, повторите, - попросил водитель.
        - Лексингтон, угол сорок третьей.
        Добираться еще кварталов десять, а поток машин словно и вовсе замер.
        - Остановите, пожалуйста, дальше я пешком дойду.
        - Как хотите, - водителю, кажется, это тоже по душе.
        Бен сунул ему лишний доллар и выпрыгнул на тротуар.
        Господи, до чего он не выносит Манхэттен! Все несутся, словно крысы, разбегающиеся после потравы, везде полно каких-то грязных типов, торгующих кто кошельками, кто часами прямо из картонных коробок. Вовсю стараются ухватить лишнюю пятерку-десятку, а уж каким способом - неважно.
        Ну вот, наконец, и здание, где контора Милта. Лифт доставил его на сорок первый этаж, холл там напоминал полотно футуриста - марсиан бы сюда, когда прилетят, им понравится, совсем как дома. Ага, вот и литеры немыслимых размеров - З.А., надо понимать, «Знаменитые артисты», а под этими литерами столик и за ним красивая секретарша. Милт говорил ему, что в Калифорнии под этой аббревиатурой все, кому не лень, приписывали другую: Л.А. - З.А. из Лос-Анджелеса, так и агентство их все там называют, «Зала».
        - Могу я переговорить с Милтом Шульцем?
        - Ваша фамилия, пожалуйста, - улыбка приклеена, хорошо ее выдрессировали.
        - Да это же Бен Джекобс! - загремел за его спиной чей-то голос.
        Он обернулся и тут же попал в объятия Дона Арнольда, страшно ему обрадовавшегося. Опять немножко лишнего веса набрал.
        - Вижу, все вижу, Бен, сейчас меня начнете ругать, что упражнения забросил, так? Но я просто дожидался, когда вы опять станете работать, а теперь я буду, обещаю, что все буду делать.
        - Вот то-то, чтобы с завтрашнего же дня! - и Бен шутливо погрозил ему пальцем.
        - Вы ведь не знакомы с моей женой? - Дон обнял красавицу-блондинку, стоявшую рядом. По фотографиям в журналах Бен узнал ее сразу. Так это и есть та сучка Доуни.
        - Мистер Джекобс, я вам бесконечно благодарна, вы так помогли Дону! - Она протянула ему холеную ручку, на которой красовалось кольцо с гигантским бриллиантом.
        - Видали, Бен? - Дон хвастливо ему подмигнул. - Я ей подарил на нашу помолвку.
        Оба рассмеялись.
        Бен не понял, что тут такого забавного, они вроде как успели уже развестись, разве нет?
        - Знаю, Бен, знаю, о чем вы. - Дону нравилась его роль ясновидящего. - Но вот последняя новость: вчера окончательно завершился наш бракоразводный процесс. И мы решили, что это надо отметить…
        Бен кивнул, все еще не сообразив, что дальше.
        - И вот что из этого вышло, - Дон так и сиял. - Мы немножечко выпили - всего коктейль, Бен, ну хорошо, два, я по-прежнему форму соблюдаю. - Он заржал. - Ну, короче, мы обо всем договорились, покончили со всеми проблемами, а потом сели в машину, добрались до Мериленда и там, в Элктоне, нас опять поженили!
        - Романтично, согласитесь, мистер Джекобс. Очень романтично! - зачирикала Доуни, с обожанием глядя на Дона, который легонечко поглаживал ее по попке. - Вот пронюхают в газетах, представляете, какие заголовки будут!
        Один из телохранителей, державший двери лифта открытыми, пока шел этот разговор, окликнул их: «Мистер Арнольд, миссис Арнольд, вы опаздываете!»
        - Поехали с нами, Бен, - предложил Дон. - Пообедаем вместе, у нас компания замечательная.
        - Спасибо, но, к сожалению, не смогу.
        - Жаль, но ничего, скоро увидимся, да? Скажу администратору, чтобы с вами связался, договоримся о времени, когда мне заниматься.
        - Отлично, - сказал Бен. - И вот еще что, Дон…
        - Да? - двери лифта чуть не защемили звезде нос.
        - Вы, когда меню будете читать, подумайте, сколько раз придется отжиматься от пола за каждую лишнюю калорию, ладно?
        - Все понял! - из лифта послышался бурный хохот Дона, и тут в холле появился Милт.
        - Бедолага! - сочувственно сказал он, кивнув в сторону лифта. - Эта поблядушка второй раз ему в нос кольцо вдела.
        - Мне тоже его жаль, - согласился Бен, - но, в конце-то концов, пора бы уже ему повзрослеть хоть немножко.
        - Ну, он из тех, кто самой дорогой ценой уроки взрослой жизни оплачивает.
        - Ага, вроде меня. Я сам только сейчас стал взрослым. Милт хмыкнул и повел его к себе в кабинет.
        - Вот что, Милти, не хочу тебя отрывать от обеда, раз теперь перерыв, ты просто отдай мне бумаги, если достал.
        Милт со вздохом опустился в кресло за своим рабочим столом.
        - У меня неважные новости, молодой человек, неважные. Девушка эта твоя, похоже, и правда кое-что вынюхала. Я сам на этого Вандерманна всегда косо смотрел.
        - Но выписку достать тебе не удалось? - нетерпеливо перебил его Бен.
        - Нет, история болезни и вообще все, относящееся к этому делу, изъято до последней бумажки и отправлено в Японию.
        - Быть не может!
        - Они имеют право.
        - А клиника, неужели клиника не оставляет себе копии?
        - Сынок настоял на том, чтобы никаких копий не делалось.
        - Может, ты бы позвонил ему в Японию, а?
        - И что я должен ему сказать? Что мне нужна история болезни его папаши, поскольку тот будет фигурировать в деле о предумышленном убийстве?
        - Нет, конечно, не так, но ты же этого японца знаешь, выдумай что-нибудь.
        - Послушай меня, Бен. Этот молодой Хасикава ненавидит американцев, понятно? А я в его списке на уничтожение стою под вторым номером.
        - Хорошо, что не под первым.
        - Нет, под первым стоит Майкелсон. И по делу, должен признаться.
        Бен улыбнулся. Милт про своего босса всегда умел сказать замечательно.
        - Так зачем же ты к нему вернулся?
        - Ну, видишь ли, а что мне оставалось делать? - Милт печально склонил голову. - У него теперь новый план, связанный с банком «Лионский кредит», и без меня ему не обойтись.
        - Так значит, они теперь покупают студию?
        - Ронни в этом убежден. Сходи к нам в конференц-зал, там стол новый установили, стиль - французский провинциальный модерн.
        Бен расхохотался. А что остается? Эллен, разумеется, расстроят эти новости, но обойдется как-нибудь, зато вся противная история, в которую она ввязалась, глядишь, придет к завершению.

        Глава XXVIII

        Эллен протянула руку, чтобы погладить его, но нащупала только прохладную простыню там, где он должен был лежать. Тут же проснулась с ощущением ужаса. Это правда, что Бен был рядом, или, может быть, ей это только приснилось?
        Тут она вспомнила: он вернулся от Милта ни с чем, старательно ее убеждал, чтобы она отказалась от своей идеи преследования Рихарда.
        Она не может этого, она пойдет до конца.
        - Ладно, но тогда, прошу тебя, не будем больше об этом сегодня, - взмолился он.
        - Не будем, - в конце концов уступила она. Сил просто не оставалось с ним спорить. Она чувствовала себя бесконечно усталой.
        - Давай где-нибудь поужинаем, в хорошем ресторане, а?
        - Устала я. - Но, увидев разочарование на его лице, Эллен поспешила добавить: - И вообще, куда лучше просто посидеть спокойно дома, вдвоем.
        - Ну, если ты так хочешь… - лицо его прояснилось, - тогда я пошел на кухню готовить. Самое твое любимое блюдо приготовлю, сандвичи, и чтобы масла побольше, а потом желе. - В глазах его играл насмешливый огонек.
        Она улыбнулась, подошла к нему поближе, обняла. «Ты лучше всех на свете», - шепнула Эллен чуть слышно.
        Сандвич был скоро готов, и она, чтобы угодить ему, заставила себя куснуть раз-другой, хотя аппетита совсем не было.
        - Вот уж завтра мы устроим себе настоящий праздник, - пообещал себе и ей Бен. - Утром у меня несколько человек записались на занятия, но освобожусь я не поздно, и давай себе что-нибудь позволим, а? Давай, например, в Кэтскиллские горы на машине съездим, если ты не против.
        - Не смогу, милый, очень жаль, но не смогу, мне завтра снова на обследование.
        - Какое еще обследование? - видно было, как он встревожился.
        - Да не беспокойся ты, пожалуйста, просто затеяли эту ерунду с гастроскопией, а там что-то не получилось, вот теперь и приходится делать дополнительные анализы.
        - Как это не получилось? Ты что-то от меня скрываешь.
        - Да сама не знаю, как. Оборудование самое новое, датчики там и прочее, целое состояние стоят все эти игрушки, а потом оказывается, что запись неудачная или еще что.
        - Стало быть, все заново?
        - Нет, не так. Доктор О'Брайен еще что-то выдумал.
        - Что именно, не знаешь?
        - Ой, Бен, он так долго, так подробно все это мне объяснял, что я совсем запуталась. Да и думала я при этом совсем про другое.
        - Эллен, ну как так можно, ведь речь о твоем здоровье идет. Надо внимательнее ко всему относиться. Я все понимаю, Джелло умер, ты потрясена, но все-таки…
        - Ну хорошо, хорошо, завтра буду очень внимательно все слушать. Не надо меня ругать, Бен. Устала я сегодня, даже огрызнуться нет сил.
        Он обнял ее и, не отпуская, так и укачивал, пока она не задремала.
        Вот это она и помнила сквозь сон - его руки, укачивающие ее, как в раннем детстве. Куда он подевался? Господи, да просто поздно уже, он, должно быть, уехал в свой зал.
        Она вылезла из постели, поковыляла на кухню: скорее чашку кофе, а то она как в полуобмороке.
        Бен все предусмотрел. Кофейник стоял на плите, только включи, на столе все было приготовлено для завтрака. Как постарался-то, вон и скатерка свежая постелена (что-то она такой у себя не помнит, должно быть, специально им куплена), и подносик с клубникой, и молоко, и хлопья. А рядом с ее прибором записочка:

        Дорогая Эллен, не стал тебя будить, отдыхай как следует. Я освобожусь часов в 11 и заеду, чтобы отвезти тебя в больницу на твое обследование.

        Внизу стояла крупная буква «Б», а под ней рисунок - лицо, расплывшееся в счастливой улыбке, и надпись «Это я», - а ниже печальное, злое личико, под которым стояло «А это ты».
        До чего он заботливый, до чего трогательный, а ведь по виду можно подумать, что обычный старый человек, как все они, раздражительный и колючий.
        Она взглянула на оставленный ей завтрак, но даже мысль о еде отозвалась волной неприятных ощущений. Может быть, попозже. А сейчас она поедет в больницу, чтобы приступить к осуществлению следующей стадии, как было намечено в ее плане. Что бы там ни говорил Бен, она не успокоится, пока Рихарда не накажут за его злодеяние.

        Ей повезло: мистер Грабовски, управляющий больницей, согласился уделить ей несколько минут, хотя она не записывалась к нему на прием. Она вошла в кабинет и увидела, что всегда жизнерадостный, бодрый администратор сегодня чем-то не то удручен, не то выведен из себя.
        - Входите, Эллен, входите, рад вас видеть. Кстати, я и сам собирался вас вызвать.
        - Да? - Она была удивлена, впрочем, может быть, ему сообщили про ее недомогание.
        - Видите ли, я хотел кое-что с вами обсудить, касающееся доктора Вандерманна, - он все никак не мог найти удобной позы в своем непомерно большом кресле, хотя ему, расплывшемуся до немыслимых размеров, оно бы должно быть как раз впору. - Мне ужасно жаль, что все так получилось.
        - Так вы знаете? - Эллен от изумления чуть не потеряла дар речи.
        - Да, доктор Вандерманн подал мне подробную объяснительную записку.
        - И все в ней признал?
        - Что вы имеете в виду?
        - Он вам все сообщил, без утайки?
        - Само собой разумеется. И я не могу смириться с мыслью, что молодой врач в расцвете сил и на вершине профессиональной карьеры принужден нас покинуть, да еще по таким вот причинам. Но должен признать, что его стойкие принципы не могут не вызывать уважения.
        - Уважения?
        - Да, уважения, потому что не каждый из-за плохого состояния здоровья своей матери откажется от должности главного врача такой больницы, как наша, а эта должность была ему гарантирована. Согласитесь, это очень благородно с его стороны.
        Эллен слова не могла вымолвить.
        - Жестокая ирония судьбы: кардиолог экстра-класса, а у его матери тяжелое сердечное заболевание, и ему вряд ли что-нибудь удастся сделать для нее.
        У Эллен все путалось в голове, мысли теснились и перебивали одна другую, она молча слушала, не зная, что сказать в ответ. А мистер Грабовски ничего и не заметил - как обычно, говорил без остановки, и не было ни единой возможности прервать этот монолог.
        - Еще хорошо, что я в тот день раньше всех пришел на работу, прочел его докладную и успел поймать его по телефону как раз в тот миг, когда он собирался ехать в аэропорт; у него уже и место на рейс в Вену имелось. Говорю ему: перевезите, мол, вашу мать сюда, к нам. Мы для нее сделаем все, что в человеческих силах. Увы, состояние у нее такое, что о подобном путешествии не может быть и речи. Так что все, его уход предрешен, хотя официально вопрос с контрактом вправе решить только совет директоров…
        - Значит, он подал заявление об уходе?
        - Да, у меня такая бумага есть, но я все еще надеюсь, что он передумает и дело ограничится отпуском на неопределенный срок. Решает совет, а заседание совета будет только на следующей неделе.
        - Мистер Грабовски…
        - Вот поэтому-то я и хотел с вами повидаться, моя ненаглядная Эллен. Вы должны нам в этом деле помочь.
        - Каким образом?
        - Ну, послушайте, кто же не знает, что у вас с доктором Вандерманном короткие отношения, простите, если я вас обидел, сказав об этом прямо. И я прошу вас использовать ваше влияние на него с тем, чтобы свое решение покинуть «Сент-Джозеф» он хотя бы не рассматривал как бесповоротное. - Наконец-то он умолк, давая ей шанс произнести слова согласия.
        - Этого я сделать не могу, - тихо произнесла Эллен.
        - Не можете? - Он точно не понимал, что это значит.
        - У нас с доктором Вандерманном отношения, которые уже нельзя назвать короткими.
        - Ах вот что… ну да, ясно… - кажется, он и впрямь начал кое-что соображать.
        Поднявшись из-за стола, мистер Грабовски всем своим видом дал ей почувствовать, что больше у него нет времени на эти разговоры, поскольку они бесполезны.
        - Что же, в таком случае придется мне самому слетать в Вену. Врача такой квалификации мы терять не можем, - и он распахнул перед Эллен дверь, вынуждая ее уйти.
        - Послушайте, мистер Грабовски… - однако он уже чем-то занялся и не смотрел ей вслед. Да и что толку с ним говорить: Рихард отбыл, выпорхнула птичка из силка. - Желаю вам удачной поездки. - Эллен закрыла за собой двери.
        Может, и стоило ему сообщить, что эта его затея с поездкой к Рихарду в Вену бессмысленна, тот не из нервных, не стал бы поспешно бежать, оставив маршрут своих передвижений. Хотя что ей за дело до планов мистера Грабовски? Ну и пусть себе колесит по Европе в поисках матушки Рихарда. Долго придется ему странствовать, старушка уже четыре года как приказала долго жить.

        - Эллен! - громко позвал Бен, входя в квартиру. Молчание. Он прислушался, не пущена ли вода в ванной. Ни звука.
        Скорей на кухню. Завтрак стоял нетронутым на столе, только к пакету с хлопьями она прикрепила записочку:

        Не беспокойся, везти меня в больницу не надо. Доеду сама, мне необходимо быть там пораньше в связи с важным делом. Постарайся быть днем дома, я вернусь и давай проведем урок танго. Люблю тебя, люблю, люблю.

        В подражание ему она поставила внизу огромную букву «Э», а по бокам пририсовала два счастливых личика.
        Бен усмехнулся. Прочитал записку еще раз. Что это за важное дело нашлось у нее в больнице, хотел бы он знать. Уж не вздумала ли она распутывать эту историю с Джелло, ухватившись за другой конец?
        Что до него, самое главное - что они опять вместе, остальное не имеет особенного значения. Всего часа два как он ушел из дома, пока она еще спала, а он уже по ней соскучился.
        Стало быть, к полудню вернется? Нет, это она процедуру свою должна проходить в полдень у доктора О'Брайена, так? Кабинет этого доктора расположен в новом корпусе, который недавно пристроили. Вот туда он и поедет, чтобы забрать Эллен, как только обследование или что там еще закончится.

        - Что вам угодно? - тощая секретарша хмуро смотрела на Бена из-под очков в толстой оправе.
        - Мне нужно подождать мисс Эллен Риччо. Она ведь сейчас в кабинете, если не ошибаюсь?
        Секретарша взглянула на какой-то листок:
        - Минуточку. - Нажала кнопку в столе.
        - Да? - отозвался мужской голос по внутренней связи.
        - Доктор О'Брайен, тут джентльмен спрашивает Эллен.
        - Сейчас подойду, попросите подождать.
        Бен слышал, как щелкнуло в микрофоне, а вскоре появился и сам доктор. Добродушный на вид человек с изрезанным морщинами лицом, как у Спенсера Трейси. Протянул руку:
        - Вы, надо понимать, отец Эллен?
        - Не совсем, но можете считать меня ближайшим из ее родственников. Меня зовут Бен Джекобс.
        С минуту доктор разглядывал его, словно прикидывая, что ему сказать.
        - А Эллен сейчас проходит обследование? - спросил Бен.
        - Нет, она сообщила секретарше, что не сможет быть у нас в назначенное время, и нам никак не удается с ней связаться, чтобы договориться, когда мы увидимся.
        - Ничего не пойму. - На лбу Бена появилась глубокая складка. - Мне совершенно точно известно, что она намеревалась быть у вас на приеме.
        - Да, очень жаль, что она не явилась, поскольку ее состояние внушает мне немалое беспокойство. - Доктор говорил спокойно, но веско, не позволяя усомниться в серьезности своих слов.
        - А что такое?
        - Разве она вам не сказала?
        - Нет, сказала только, что предстоит еще одно обследование, но я так понял, что ничего особенного.
        - Вот как. - Доктор провел ладонью по подбородку. - Вы не могли бы на минутку зайти ко мне в кабинет?
        - Разумеется. - Бен двинулся за ним следом. - Пожалуйста, уж вы мне скажите откровенно, как обстоят ее дела.
        Доктор не спеша уселся за стол, показав Бену на свободное кресло сбоку.
        - Вот что я должен вам сказать, мистер Джекобс. Мы знакомы с Эллен не один год. Она замечательный работник и очень приятный человек…
        - Совершенно с вами согласен, доктор, она настоящее чудо, но увы, она совершенно не следит за своим здоровьем.
        - Видите ли, у каждого нашего пациента собственные понятия о том, как относиться к своему физическому состоянию. Эллен принадлежит к числу тех, кто старается как можно реже об этом задумываться.
        - Вот-вот. А что, эта ее анемия и в самом деле неприятная штука?
        - Анемия, мистер Джекобс, не является заболеванием. Она лишь симптом заболевания, и не одного, а нескольких. Вот с этой целью я и решил ее обследовать: мы должны понять, какое заболевание здесь скрывается. Но когда я переговорил с Эллен, получив результаты, она меня точно не слышала.
        - А что показало это обследование? - Бен чувствовал, как в него заползает, усиливаясь с каждым мгновеньем, страх.
        - Я не могу сказать, что уверен в своем диагнозе на все сто процентов. Вот отчего так необходима биопсия.
        - Биопсия?
        - Да, биопсия.
        - То есть вы хотите сказать… - Бен еле выдавливал из себя слова. - Обследование, которое делают при подозрении на рак?
        Доктор молча кивнул, а его лицо выражало сочувствие.
        - Но послушайте, у нее же спина слабая, может, еще язва, потому что она ничего не хочет есть, а это… это… - Бен не находил нужных слов.
        - К сожалению, все эти симптомы нередко скрывают за собой рак поджелудочной железы. Обследование показало, что этот орган у нее увеличен, а также имеется некоторое образование вокруг печени. Но до того, как будет сделана биопсия, сказать точно, с чем мы в данном случае имеем дело, нельзя.
        - То есть ее резать придется, да?
        - Ну что вы, в наше время такой необходимости уже нет. Просто введем в район желудочной полости длинный зонд, возьмем образец ткани из поджелудочной железы и отправим в лабораторию.
        - А лаборатория определит, имеется ли рак?
        - Да, пораженные клетки просматриваются под микроскопом совершенно ясно.
        - А если результат будет позитивный, - Бен с нажимом произнес «если», не веря, не желая поверить, что такое действительно возможно, - если так, пойдет ли речь об операции?
        - Нет, в данном случае хирургическое вмешательство бесполезно.
        - Бесполезно? - щеки Бена так и запылали.
        - К тому времени, когда обнаруживается это раковое заболевание, оно почти всегда носит летальный характер.
        Он почувствовал, как у него дрожат руки. Глазами Бен так и впивался в доктора, ловя каждое его слово.
        - В общем, вот что, мистер Джекобс. Не хотелось бы без необходимости вас волновать. Пока что я не располагаю биопсией, у меня есть только результаты гастроскопического обследования, а эти данные не всегда бывают верными.
        - Не всегда? Что значит - не всегда?
        - Ну, как вам объяснить… - Доктор задумался на минуту, потом продолжил. - Не стану вводить вас в заблуждение. Ошибки при таком обследовании возможны, но вероятность ошибок не более десяти процентов.
        - Не более десяти, - механически повторил Бен. - Иначе говоря, вы практически уверены в своем диагнозе.
        - Нет, этого я не говорил. Пока не сделана биопсия, о диагнозе, в строгом смысле слова, речь не идет.
        - Но вы же знаете, что с ней, вы уже это знаете. Я понимаю, вы меня щадите. Но на самом-то деле вы все уже знаете. Просто не принято сообщать родственникам, если нет стопроцентной уверенности.
        Доктор ответил медленно, тщательным образом подбирая каждое свое слово.
        - Ну хорошо, можно сказать и так, как сказали вы. Но с моей стороны было бы полной безответственностью диагностировать не поддающийся лечению рак без результатов биопсии. И я всей душой надеюсь, что при гастроскопии была допущена ошибка.
        У Бена сжались желваки.
        - А если ошибки не было?
        - Прошу вас, мистер Джекобс, не надо…
        - Я должен знать все, что известно вам! Говорите мне правду!
        - Но мистер Джекобс…
        - Говорите, черт бы вас подрал! Доктор произнес мягким, ровным голосом:
        - Если биопсия подтвердит предварительное предположение, сделанное на основе гастроскопии… в таком случае у Эллен не более шести месяцев, так нам следует считать.
        - Шесть месяцев!
        - Как только рак перейдет с поджелудочной железы на печень, мы становимся бессильны.
        - Но почему?
        - Потому что в тех случаях, когда затронута печень, организм лишается способности удалять вырабатываемые им токсические вещества.
        Бен закрыл лицо ладонями.
        - Вы нормально себя чувствуете? - заботливо спросил доктор.
        - А это… - не слушая его, пробормотал чуть слышно Бен.-… это очень больно?
        - Ну, понимаете ли… в районе печени много нервных окончаний. Конечно, можно использовать болеутоляющие, однако на развитии болезни эти препараты не сказываются.
        Все это время Бен прилагал гигантские усилия, чтобы держать себя в руках, и вот он почувствовал, что больше ему не по силам такое напряжение: его так и колотило, судорога пробегала по вздувшимся мышцам. Только голос его оставался все тем же - спокойным, как бы и не принадлежащим ему.
        - Но есть ведь лучевая терапия, химия, еще что-то…
        - Да, все это, разумеется, можно попробовать, но, если затронута печень, такие способы в лучшем случае продлят течение болезни на два-три месяца.
        - Неужели совсем ничего нельзя предпринять, совсем!
        - Мне очень трудно вам это сообщать, мистер Джекобс, но сделать нельзя действительно ничего.
        - То есть остается просто ждать, когда она умрет, так?
        - Если бы мы умели диагностировать болезнь, пока она не пошла дальше поджелудочной железы, можно было бы с ней бороться, но сейчас…
        - А почему же вы ее не диагностировали? - Бен вскочил на ноги. - Она же в этой вашей чертовой больнице работает, она сотрудница ваша, а вы… По сто раз в день с ней общались, и ни один врач ничего, ровно ничего не заметил?
        Доктор сидел молча. Только смотрел на него полными сострадания глазами, пока Бен, уткнувшись лицом в ладони, всхлипывал в кресле.

        Глава XXIX

        Плохо соображая, где он и куда направляется, Бен добрался из нового корпуса до холла основного здания больницы. Доктор поддержал его, пока новый всплеск эмоций не сменился отупением. А теперь навалилась усталость, одна усталость, даже пройти эту сотню метров по переходам было ему в тягость. Он тяжело дышал, словно бегун, завершивший состязание в марафоне… и проигравший.
        Вообще-то ему бы и в голову не пришло подниматься на второй этаж лифтом, но сегодня он слишком вымотан: ага, вот и кабина подошла. Добравшись до библиотеки, Бен постоял на пороге, медленно окинул взглядом пустое помещение. Эллен у себя за столом, подложила под спину скатанную подушку и с головой ушла в какие-то бумаги. Точь-в-точь школьница, спешно что-то зубрящая перед экзаменом. Он перевел дух, не спеша зашагал к ней.
        Эллен подняла голову, заслышав его шаги, и тут же вся засветилась в улыбке.
        - Ах, вот и ты, Бен, послушай-ка, что ты по этому поводу скажешь? - Она протянула ему исписанный листок. - Понимаешь, я решила составить подробный отчет обо всем случившемся, раздобыла информацию о всех заказах Рихарда в нашей аптеке, а кроме того… - вдруг она оборвала себя на полуслове: - Однако, что ты, собственно, делаешь туг, в больнице?
        - Решил тебя проведать.
        - Очень романтично с твоей стороны, но ведь я, между прочим, на работе. - Она повернулась, приветствуя вошедшего в библиотеку врача.
        - Что-нибудь разыскиваете, доктор Стивенсон?
        - Да, интересуюсь вот, пришел ли уже последний номер «Патологоанатомического журнала»?
        - Одну минуточку, Пенни сейчас проверит, - она кивнула в сторону своей помощницы, возившейся с журналами. Потом сказала, обращаясь к Бену: - А ты ведь и не знаешь, конечно? Рихард-то смылся.
        - Как это?
        - А вот так, подал рапорт об уходе и исчез, предположительно в Вену уехал.
        - Вот это да! Значит, сильно ты его напугала. Можно тебя поздравить, цель достигнута.
        - Не совсем еще. Раз уж сложно его засадить за решетку, я сделаю все, чтобы он никогда в жизни не занимался больше медициной. - Она говорила убежденно, с напором.
        - Но послушай, Эллен…
        - Разве ты не понимаешь, что рано или поздно он непременно захочет опять где-нибудь оперировать, не знаю, где. А чтобы ему дали такую возможность, потребуются сведения от мистера Грабовски, удостоверяющие, что он у нас практиковал, вот так я узнаю его местопребывание. А уж там, можешь не сомневаться, вот это - она показала на исписанные ею листки - отправится по назначению.
        - Эллен, ты просто сошла с ума. Прошу тебя, не нужно нам всего этого. Рихард исчез с горизонта. Джелло больше нет. Остались только мы… мы двое, живые…
        - Да-да, конечно, но все равно…
        - Никаких «но».
        - Как ты не хочешь понять, Бен? Не могу я спустить ему с рук такое, просто не могу, и все. И думать ни о чем больше не могу тоже.
        - Понятно. Как не понять, ты даже про свое обследование сегодня забыла.
        - Тоже мне, велика важность. А то я не знаю, какие у нас на этот счет правила. Вечно одно обследование за другим назначают. Начинают с того, что ставят тебе предположительно самый плохой диагноз, а потом радуются, что обследованием и то не подтвердилось, и это. Ты ведь в курсе дела, у меня анемия, только и всего.
        Бен молча смотрел на нее. Выражение его лица чем-то ее насторожило.
        - Ну ладно, ладно, даю тебе слово, что завтра я снова запишусь на это обследование, только успокойся.
        - Нет, не завтра. - Бен снял телефонную трубку, протянул ей. - Прямо сейчас…
        Она пожала плечами. Набирая номер, смотрела ему в лицо и улыбалась:
        - Раз ты вернулся, я и похворать не против, совсем не против, поверь.

        Доктор О'Брайен что-то перекроил в своем расписании, чтобы принять Эллен попозже днем. Бен, снедаемый тревогой, дожидался у кабинета, но потом ему сказали, что результаты будут готовы в лаборатории только завтра.
        Эллен как будто всем этим нисколько не была удручена, а о биопсии между ними и слова не было сказано, пока они ехали на Брайтон Бич кое-что прикупить для дома.
        Она без умолку трещала, как все эти дни, и снова про свой отчет со всеми деталями, изобличающими Рихарда. Теперь ей не давала покоя мысль, что надо подвергнуть исследованию сердце Джелло, если оно в самом деле сохранилось у Рихарда в лаборатории, - она не сомневалась, что он использовал какие-то сильные наркотики для укола, и анализ это обнаружит. Когда Бен вяло возразил, что присутствие в организме усопшего наркотических веществ не может считаться основанием для подозрений в убийстве, ибо Рихард мог и просто проводить с этим сердцем медицинское исследование, она, словно не слыша его слов, принялась рассуждать, достаточно ли окажется ее отчета для того, чтобы прокурор округа потребовал выдачи Рихарда, прибегнув к какой-нибудь международной процедуре, ей, впрочем, неизвестной.
        Поужинали салатом, который Бен приготовил, использовав все возможные овощи, какие только известны человечеству. Он подбирал овощи так старательно, словно их соединение могло стать чудодейственным лекарством. Аппетит у Эллен был все такой же неважный, но Бен настаивал, и она подчинялась ему.
        Со вздохом облегчения он уложил ее в постель, пусть наберется сил, ведь завтра такой важный день, придут результаты анализов из лаборатории. Лежа с ней рядом и слушая ее ровное дыхание, он думал о том, что ждет завтра его самого. Наконец его сморил неспокойный сон, и начались его странствия по стране ночных кошмаров.
        Опять он стоял на берегу реки, а под ним в кипящих на стремнине водах беспомощно барахталась его жена. Но на этот раз, когда ее лицо мелькнуло на поверхности, он вдруг увидел, что это не Бетти, а Эллен. И тут же лицо скрылось в водовороте. С тревожным воплем он прыгнул следом за ней и поплыл, яростно сопротивляясь волнам, в отчаянном усилии ее достичь, достать…
        Бен проснулся весь в холодном поту.
        Было еще совсем темно. Эллен спала, громко причмокивая во сне.
        Он крепко-накрепко сжал веки, приказывая себе: спать! спать! Хорошо бы на этот раз все повернулось по-другому, чтобы Эллен все же выкарабкалась, и он увидел бы, как она отплевывается, дрожа от холода на берегу, смеясь над собой, - как же это ее угораздило! Но сколько он ни понукал свое воображение, оно не желало одарить его этой счастливой картинкой.
        Бен перевернулся на спину, подложив под голову сцепленные руки, и уставился в темноту перед собой.
        Как люди молятся? Он не помнил, ему никогда такое и в голову не приходило с тех самых пор, как окончилось детство. «Боже мой, - начал он, молча обращаясь к потолку над головой, - если слова мои до Тебя доходят, умоляю, помоги».
        Он прислушался: не будет ли какого-то знака, какого-то намека, что Бог на своей вахте.

«Я никогда раньше ничего у Тебя не просил, - попытался он завязать разговор снова, - даже когда заболела Бетти. Но это… это слишком жестоко. Ты дал мне дожить до моих лет, не лишай же меня иллюзии, что наконец жизнь моя обрела смысл и гармонию. Неужели Ты решил меня вразумить такими вот средствами? Наказать за то, что я слишком возликовал, позабыв обо всем на свете, кроме своего счастья? Но ведь так нельзя, так недопустимо поступать…»
        Не слишком ли он непочтителен, однако.
        Он вылез из постели; встав на пол, почувствовал, как холодно коленям, сложил в молитве руки. «Боже, выслушай меня, я ведь даже не представлял, что такое истинная жизнь, пока у меня не появилась эта девушка. Она любит меня, а без ее любви жизнь моя обратится в ничто. И я стану просто ходячим мертвецом. Я прошу Тебя об одном, всего только об одном, и я готов за это заплатить. Я отдам все время, которое мне оставлено, - десять лет, пятнадцать, я не знаю, но все это я отдам, пусть это время принадлежит ей. Прошу Тебя, сделай, как я хочу, умоляю, спаси ее. А мне ничего не нужно, всего только пару лет с ней рядом, и ничего больше. Хорошо, я не жадный, хватит и одного года, одного-единственного. Только пусть она останется со мной рядом ненадолго, совсем ненадолго. Прошу Тебя, Боже, и клянусь, никогда больше я Тебя не побеспокою».

        Глава XXX

        Эллен вышла из кабинета доктора О'Брайена, глядя прямо перед собой. Добралась до выхода из нового корпуса - не хочется идти переходом, - очутилась прямо в холле основного здания. Только одно есть место, где ей сейчас хочется быть, и только один человек на свете, с кем она может находиться рядом.
        Она спустилась по лестнице вниз, в подвальный этаж, такой ей теперь знакомый. Проходя мимо морга, заметила, что Гомес с волчьим аппетитом уничтожает сандвич, и чуть не расхохоталась; нет, нельзя же так, непрерывная истерика, которую ей еле удается подавить и то не всегда.
        Она не удивилась, что сестра Кларита словно бы ее поджидала. Что-то было непостижимое в этой монашке, она как будто была в курсе решительно всего происходящего у них в больнице и всегда оказывалась там, где была больше всего нужна.
        Треснувшая чашка уже была наполнена водой, кипятильник извлечен из ящичка.
        - Одну минуточку, сейчас чай подам, - весело объявила она.
        - Большое вам спасибо, сестра.
        Эллен уселась на тот ящик, совсем не чувствуя смущения из-за того, что это гроб.
        Монашка протянула ей чай, села рядом.
        - Что вас так угнетает, милая?
        Отхлебывая напиток, Эллен обдумывала, как ей начать. И вдруг спросила напрямик:
        - Сестра, что происходит после того, как мы умираем?
        - Мы попадаем в свой истинный дом, милая, мы Бога снова перед собой видим.
        - А почему вы так в этом уверены?
        - Милая, это один из парадоксов нашей жизни: уверенными быть нельзя ни в чем, можно только верить. А поэтому-то многие и боятся так сильно.
        - Но вы вот не боитесь.
        - Нет, не боюсь.
        - Почему? Ведь другие боятся, правда?
        - Потому что я верю в Бога, милая, вот и все.
        - И я тоже, но ведь… но ведь смерть… это… - Эллен мучительно подыскивала верные слова.
        Монашка улыбнулась ей нежно, почти как ангел.
        - Вы, милая, напрасно думаете, что смерть означает конец жизни, потому что это не конец. Вы представьте себе, что просто сбрасываете с себя тело, как изношенное платье… Не нужно оно вам больше, отслужило свое. А вот существовать вы сами продолжаете, только существование становится легче, счастливее… ведь вас ничто больше не отягощает, ничто не загораживает от вас другую, настоящую жизнь, которую мы все чувствуем, только увидеть не можем, потому что для этого не годятся наши телесные очи.
        Эллен чувствовала, что впадает в транс: мелодичный ли голос монашки ее убаюкал или, может быть, просто подействовал чай? Она взглянула на чашку - почти пуста, надо плеснуть еще. Допила, поднялась:
        - Спасибо, сестра.
        - Да что вы, не за что. Мы еще с вами, милая, поговорим.
        Эллен двинулась к себе наверх, но вернуться в библиотеку и приступить к работе не могла. Как не могла и поехать домой, очутиться лицом к лицу с Беном. Вышла из больницы и медленно побрела по тротуару.
        Пригревало апрельское солнышко, стояла самая приятная погода. С океана доносился солоноватый ветерок, чуть пахло рыбой. Она шла вдоль пляжа: пена от волн растекалась по песку, словно море решило все отмыть добела. И вот ничего этого скоро для нее не будет. А может, все-таки будет? Может, она и потом будет бродить вот так вдоль пляжа, только без платья, как выражается сестра Кларита, - невидимая для тех, кто вокруг?
        Что-то ударило ее по ногам, прервав поток мыслей, и Эллен посмотрела вниз. Рядом с ней валялся полуразорванный резиновый мячик. Эллен подняла его.
        - Послушайте, вы там, это наш мяч, наш! - Мальчишки, видимо, прогуливают уроки, ведь так хорошо погонять в футбол на пляже, а она вот забрала их мячик. Эллен поспешно бросила им игрушку обратно.
        Сбросила туфли, пошла босиком по песку, вспоминая, как рядом с ней шагал Бен, - сколько воскресных дней они так провели! Доносился острый запах подгорающих сосисок, который она всегда так любила, а он ей вечно запрещал их есть.
        Вот здесь она вдруг сорвалась с места и помчалась, заставив его себя догонять… Эллен остановилась, потерла подошвы о песок, словно для того, чтобы не осталось никаких воспоминаний.
        Теперь она находилась рядом с парком. Окинула взглядом схожие со скелетами развалины аттракционов, резко проступавшие на голубизне чуть затягивавшегося перистыми облачками неба. Джелло больше нет, а значит, эти воспоминания стереть будет совсем просто.
        Она босиком прошла по протянутым через пляж деревянным планкам, потом надела туфли. На улице ее все время обгоняли куда-то спешащие люди, о чем-то споря друг с другом. Рев транспорта перекрыли резкие гудки сирены; над головами толпой, выпуская шасси, пронесся идущий на посадку самолет. Обычные звуки будничной жизни. Она дошла до станции метро и решила, что пора возвращаться домой.
        Но и выйдя у себя на углу Флэтбуш и Седьмой, она все не могла собраться с силами, чтобы вести разговор, когда окажется дома, где ее ждал Бен. К себе шла кружным путем, обогнула Проспект-парк, очутившись рядом с подземным переходом, где когда-то так лихо разделался с панками Бен, - так давно это было, они в тот вечер только познакомились. Сойдя вниз по ступеням, Эллен провела рукой по планкам вдоль стен, совсем гладким от тысяч и тысяч таких же прикосновений. На знакомом месте высвечивались выцарапанные инициалы, которые они тогда читали вместе с Беном. Да, вот это уже она не сотрет, слишком прочно впечатано, навсегда. И вдруг ей захотелось, чтобы Бен тоже выбил на этих планках начальные буквы их имен, пусть так и останутся они знаками, хранимыми вечно.

        Бен валялся на постели, приканчивая второй коктейль с водкой. Ничего он не мог с собой поделать: такое напряжение все эти дни, хоть как-то бы расслабиться.
        Услышав, как поворачивается ключ в двери, он вскочил на ноги, постарался заглушить нахлынувший приступ паники и приказал себе сохранять спокойствие.
        - Эллен, я здесь, - крикнул он, словно им предстояло провести самый обычный их вечер.
        Но при звуке ее шагов в коридоре паника овладела им с новой силой. Он кинулся к комоду, схватил подвернувшиеся под руку ножницы и сделал вид, что тщательно подравнивает усы, - невинное и безмятежное занятие.
        Он знал, что она стоит на пороге, чувствовал это спиной, но никак не мог набраться духу, чтобы взглянуть ей прямо в лицо.
        - Слышал последний анекдот? - спросила она.
        - Какой анекдот?
        - А вот: сидит в приемной врача пациент, ждет, какой ему диагноз поставят. Врач выходит и говорит: «Ну, с каких новостей начнем, с плохих или хороших?» «Лучше с плохих, доктор». «Ну что же, - говорит доктор, - должен вас огорчить, жить вам осталось всего шесть месяцев». Пациент, понятно, огорошен, но все-таки спрашивает:
«А хорошие-то новости какие?» «А такие, - говорит врач, - что сегодня я трахнул-таки свою медсестру».
        Бену не удалось выжать из себя даже подобия улыбки.
        - Знаешь, я эту историю еще много лет назад слышал от Милта, но даже тогда не очень-то смеялся.
        Она подошла к нему, встала сзади. Бен видел ее в зеркале, подмигнул ей, улыбнулся. На лице Эллен было загадочное выражение, однако он понял все и сразу.
        - Ой, и устала же я сегодня, - сказала она.
        - Тебе бы немного полежать, не хочешь? - отложив ножницы, Бен заботливо повел ее к постели, и чувство у него было такое, словно все это происходит в замедленной съемке.
        Они легли и долго лежали, согревая друг друга, пока Эллен не задремала у него на плече. Ему надо было в туалет, но он не осмеливался шевельнуться.
        - Прости меня, Бен, - наконец шепнула она. - Мне очень жаль, что я не сдерживаю своего обещания.
        - Обещания? Какого обещания? - он прижал ее к себе еще крепче.
        - Я же обещала, что не оставлю тебя.
        - Боже мой, Эллен, до чего я тупой, - сокрушенно покачал головой он.
        Все с тем же загадочным выражением на лице она отодвинулась, поправила подушку.
        - До чего тупой, - продолжал он, - до чего кретин, только и знаю, что со своим возрастом носиться, идиот старый. Все одно и то же: «я, я, я». А как мне без тебя, скажи, как? Ты же знаешь, я не могу. И это ужас, до чего несправедливо. Ты же вдвое меня моложе. Так не бывает, просто не бывает. Бессмыслица какая-то, абсурд. Кто только распоряжается нами в этой идиотской жизни?
        - Но послушай, Бен, - она спрятала лицо у него на груди. - Разве не ужасно было бы, если бы я дотянула до глубокой старости и никогда, никогда тебя не встретила бы, не узнала бы, что это такое - любить тебя, как я люблю, не узнала бы этого чуда, этой любви, которой ты одарил меня, и когда у меня хлеб с маслом отнимал да мармелад, и когда учил танцевать танго - ты невероятно заботливый, ты даже помогал мне бутерброды носить по выходным на Кони-Айленд. Знаешь, Бен, за такое я бы и тридцать лет жизни отдала, и сорок, и все пятьдесят.
        - Но ведь я не думал, что так все повернется.
        - А я? В библиотеке я все читала книжки про старение, прикидывала, как мне лучше всего с тобой обращаться, даже пробовала сообразить, какое место было бы для нас самое подходящее, если бы пришлось тебя на стул с колесиками усаживать.
        - Даже это?
        - Угу. У меня все было предусмотрено, все варианты.
        - Но ты же знаешь, я бы тебе не позволил стать моей сиделкой.
        - А вот я эгоистка, и я бы тебе позволила, я бы даже хотела, чтобы ты меня выхаживал… А ты будешь, Бен? Будешь для меня как нянька?
        - Неужели ты сомневаешься? - он душил в себе слезы.
        - Вот и хорошо.
        Потом они лежали молча, прислушиваясь к дыханию друг друга. Потихоньку задремали, тесно один к другому прижавшись, словно две ложки в ящичке для серебра. Когда Бен открыл глаза, в комнате было темно. Эллен как будто уснула крепко, ее левая рука чуть не дотягивалась до его бедра. Он скосил на нее глаза, едва дыша от страха, что разбудит, но увидел, что она смотрит прямо перед собой.
        - Давай поедем куда-нибудь ужинать, - предложил он.
        - А не поздно?
        - Нет. - Он слегка подтолкнул ее локтем. - Надень свое самое красивое платье. Сегодня у нас будет необыкновенный вечер.

        Они неслись по Флэтбуш-авеню, и Бен, не отрываясь от руля, бросил взгляд на светящиеся часы, венчавшие здание банка. Уже одиннадцать с чем-то, надо поторапливаться, не то в ресторане кухня закроется, и без того метрдотель неохотно принял заказ по телефону, предупредив, что надо быть на месте не позже половины двенадцатого.
        Он твердо решил, что этот ужасный день должен закончиться чем-то по-настоящему приятным. Он не мог сказать, отчего это для него так важно, но было такое чувство, что вот сейчас будет задан камертон всему, что предстоит в ближайшие несколько месяцев.
        Рывком обогнув угол Уотер-стрит, Бен поставил машину на мощеном дворе
«Ривер-кафе», высветив фарами желтую клумбу посередине. До закрытия оставалось еще целых десять минут.
        Прямо перед ними воспаряла куда-то в невероятную высь мощная колонна Бруклинского моста, поддерживающие пролет тросы казались огромным пауком на фоне чернильного неба. Бен выключил зажигание, и с минуту они сидели в салоне, просто прислушиваясь к вибрирующему шуму транспорта, проносящегося по мосту чуть дальше.
        - Ты готова?
        Она кивнула.
        Навстречу им шла веселая компания поздних гуляк, шумно и весело обсуждавшая какое-то недавнее происшествие.
        По трапу они прошли в кафе, располагавшееся на барже, пришвартованной к набережной. Какие-то солидные мужчины заканчивали в баре послеобеденный коктейль, усталый пианист наигрывал мелодию Коула Портера и пел в микрофон:

        Ты со мною срослась, и мне жизнь удалась,
        потому что всегда ты со мной
        Интересно, слушает ли она слова?

        Как бы нить ни вилась, но ты со мною срослась…
        - Знаешь, хорошо, что мы приехали поздно, не то никогда бы нам столик у окна не достался. - Он усадил ее на изящный плетеный стул. - Место известное, за месяц столик заказывать приходится.
        - Да, и правда нам везет. - На Эллен было очень нарядное светло-розовое платье, которое превосходно подчеркивало, какие у нее роскошные темные волосы, жаль только, бледность никак с лица не согнать.
        - Тебе тут нравится, Эллен? - Он показал на окно: мимо проплывала огромная нефтеналивная посудина.
        Она промолчала. Может, именно в эту минуту она заметила какую-то грязную корягу, покачивавшуюся на волнах прямо перед окошком.
        А Бен все говорил, говорил без умолку, всеми силами стараясь развеять ту гнетущую атмосферу, которую создавали неотступно преследовавшие их обоих мысли. Рассказал про подружку Сары, и как эта Бренда записалась в «ААА», чтобы отыскать себе там мужчину, рассказал про возобновление брака Дона и Доуни, который уж наверняка кончится новым скандалом, рассказал, какие присматривает компьютеры для своего зала, который пора переоборудовать.
        Принесли заказанное. Изумительное блюдо: картофель в виде хризантем, морковь и томаты нарезаны розочками.
        - Красиво, - оценила Эллен, - так красиво, что страшно есть, губя такую красоту. - И положила вилку.
        А Бен с аппетитом накинулся на рыбный салат и семгу по-татарски. Кошмар просто: столько калорий, да еще на кухне постарались, минимум десять лишних приправ в соусе.
        Когда дошло до десерта, в ресторане уже никого не оставалось. Часы в тяжелой дубовой оправе сообщали со стены, что без четверти два. Официанты откровенно позевывали.
        Бен выбрал шоколадный торт, и это оказалось катастрофой. Лучше бы они в кафе «Ла Фонтана» сходили. И как ему не пришло в голову? Ей там в тот первый вечер до того понравилось… и там ставят оперные арии, может, она бы и развеялась от такой музыки… О Господи, ну вечно он все испортит!
        Чего бы он ни сделал, чего бы ни дал, только бы не видеть этой обреченности в ее блестящих карих глазах, когда, забывшись, она просто смотрела в стол и ковыряла вилкой какие-то крошки.
        - Привет, Чарли…
        - Что? - Она словно вернулась на землю из какого-то путешествия в сокровенные сферы.
        - Ты разве не видела «Золотую лихорадку»?
        - Картину Чарли Чаплина?
        - Ага, вот ты мне и напомнила, как Чарли, бродяга этот, в одиночестве обедает.
        Наконец-то тень улыбки промелькнула у нее на лице, только тень.
        - Ну понятно, какие еще мысли могут возникнуть, если со мной связался. Ты уж прости, что я все молчу, да и вообще не стоит меня таскать по ресторанам.
        - Да что ты, право. Я совсем не про то думал, а про хлебную корку, помнишь, что он с ней выделывал? - Бен сложил вместе их вилочки для десерта, получилась какая-то приплясывающая фигурка. - Ну, вот так: медленно, медленно, быстрее, еще быстрее, опять медленно.
        - Надо же, вилка и то танцевать быстрее научилась, чем я, - и она снова улыбнулась, на этот раз и правда радостно.
        - Ну уж нет, ты самая лучшая ученица за всю мою жизнь.
        - Конечно, конечно, других-то не было.
        - Вот именно, ты единственная. - Он взял ее за руку и впервые почувствовал, как отступила тоска.
        Она погладила его руку ладонью.
        С минуту они так и сидели молча, держась за руки, глядя в глаза друг другу.
        И тут ему пришло в голову - ну конечно!
        - Послушай, я знаю, чем мы сейчас займемся.
        - Чем?
        - Поедем будем танцевать танго.
        - Дома или ты еще куда-то хочешь ехать?
        - Нет, не дома, непременно надо, чтобы место было экзотичное.
        - А где это?
        - Да уж доверься мне.

        Глава XXXI

        Стена густого тумана медленно наступала с Атлантического океана, скрывая под собой пляжи и окутывая толстой пеленой бруклинские фонари. Туман навис над самой водой, придавливая ниже и ниже белые барашки волн, ритмично набегавших на прибрежный песок, - почти тот же самый ритм, что доносился из включенного магнитофона в машине Бена, где звучало танго.
        А на досках, перекинутых через мокрый песок на Кони-Айленде, Бен и Эллен, обнявшись, скользили в этом тумане медленно, медленно… быстро, еще быстрее, опять медленно.
        Крохотные фигурки на фоне гигантского скелета, каким проступал через пелену разваливавшийся аттракцион, они поминутно растворялись в белесой мгле и вновь выныривали, а туман протягивал к ним свои длинные змеистые пальцы, словно сжимая их и сжимая, стягивая кольцом.
        Чуть пробивался расплывающийся свет реклам и электрических дуг, еле различимых под накрывшей город мягкой сероватой пленкой. Звуки гасли, наткнувшись на это колышущееся одеяло, и даже сирены становились едва слышны; а где-то далеко-далеко полушепотом окликали друг друга встречные автомобили, но и этот неясный шум становился все тише, тише, пока не исчез совсем, уступив место одной мелодии, одной музыке - танго.
        Бен отпускал Эллен от себя и снова ее притягивал совсем близко, почти ее ронял, чтобы тут же сделать головокружительный поворот. Она улыбалась ему, и он улыбнулся ей в ответ. Наконец-то они снова вместе, и больше им не нужно ничего в мире.
        Туман густел, наваливался, душил, и ничто не в силах было удержать этот неслышный натиск. А они, танцующие на песке, словно парили высоко над землей каким-то чуть заметным силуэтом.
        Он все кружил ее и кружил в знакомом ритме, и не было для них сырости на лицах, на одежде, на волосах, не было тумана, в котором где-то далеко подавал тревожные сигналы звуковой маяк, не было ничего, были только они одни, даже не заметившие, что кассета кончилась и музыка больше не звучит.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к