Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Дэвис Сьюзан: " Невеста Мастера " - читать онлайн

Сохранить .
Невеста мастера Сьюзан Дэвис
        #
        Сьюзан Дэвис
        Невеста мастера

1
        Бостон, 1850 год
        Дверь таверны «Русалка» распахнулась настежь. Порыв снежного январского вихря ворвался вовнутрь. В проеме появилась фигура высокого, атлетически сложенного мужчины. Он помедлил на пороге. Его широко расставленные ноги безошибочно говорили о том, что он провел немало лет на качающейся палубе корабля. Снежинки медленно таяли на широких плечах его пальто. Голубые глаза - цвета полярного неба летом - оглядели пестрое сборище за столами. Дочерна загорелые моряки, рабочие с верфей, докеры - все, что потягивали темный ямайский ром, которым славилась «Русалка», один за другим замолкали, как только их взгляд останавливался на мощном силуэте в двери.
        - Ну, как он, явился? - Голос Лохлена Мак-Кина (в Бостоне его древнешотландское имя переделали в короткое - Лок) прозвучал гулко-раскатисто, как из бочки.
        - Ага. - Мрачный хозяин кивнул в направлении двери, ведущей в отдельный кабинет. - Там он.
        Лок тоже кивнул, захлопнул тяжелую дубовую дверь и быстрыми шагами, выдававшими нетерпение, направился туда, куда указывал жест хозяина. Взгляды посетителей - любопытные, завистливые, порой и явно враждебные - провожали его. В своем большинстве посетители таверны были действующими лицами той золотой лихорадки, которая охватила Америку: члены экипажей судов, направлявшихся к мысу Горн, и затем - вдоль тихоокеанского побережья - в Калифорнию, корабелы, строившие эти суда для них, наконец, будущие пассажиры этих судов, надеявшиеся найти там свое Эльдорадо… Пожалуй, не было на побережье человека, который не знал бы, кто такой Лохлен Мак-Кин. Его называли Железным Маком. Прямой, чуждый всяким уловкам и хитростям, но лучше не попадаться ему на узкой дорожке, - раздавит - так он виделся окружающим. У него не было близких друзей или привязанностей, если не считать страсти и таланта к кораблестроению. За это порой его называли еще и Мастером - почетное прозвище в краю, где мастерством в этом деле удивить было трудно.
        Лок слышал сдержанный ропот голосов у себя за спиной, даже отдельные реплики по своему адресу, но ни разу не обернулся и даже не подал виду, что это его как-то касается. Да, он не смог бы выкарабкаться в жизни, если бы на все реагировал, а эти - они еще узнают, на что он способен.
        Тишину отдельного кабинета, куда он вошел, нарушал только непрерывный стук ножей и вилок о посуду. Две фигуры склонились над столом: одна - мальчишески тонкая, в кепке и мешковатом свитере, другая - мощная, как ствол старого дуба; густые бакенбарды, обветренная кожа лица, - все складывалось в облик испытанного морского волка. Именно он поднялся навстречу Локу.
        - С прибытием, капитан Дженкинс. Слава Богу, «Элиза» снова в родном порту. Впрочем, когда вы у штурвала, иначе и быть не могло. - Локу пришлось слегка повысить голос, чтобы быть услышанным: сотрапезник Дженкинса начал щипцами обрабатывать лангустов, лежавших в огромном блюде перед ним. С трудом, веря своим глазам, Лок обозрел стол, весь уставленный пустыми тарелками, блюдами и чашками. Ничего себе аппетит у этой парочки!
        - Ваш корабль - настоящая птица, сэр. - Четкий ответ-рапорт капитана отвлек внимание Лока от этого обжорства. - Трюмы полны китовым усом и ворванью - все прямо с Сандвичевых островов, из Лахайна. Неплохой куш вам обеспечен. На лице Лока мелькнула улыбка: «Да уж, эти товарищи со Стейт-стрит покусают теперь локти». Он снова бросил взгляд на молоденького парнишку, уничтожавшего лангустов с таким видом, как будто перед ним были его заклятые враги, и подумал, что его, Лока, любимое блюдо, которое ему еще предстоит вкусить, тоже будет холодное. Это будет холодная месть. Он ярко представил себе, как заскрипит зубами этот престарелый Александр Латэм, из первой десятки бостонских купцов, когда узнает, что добрая порция барышей от нынешнего китобойного сезона уплыла мимо его загребущих лап. Соперничество между Мак-Кинами и Латэмами уже имело длинную историю. Обе семьи понесли в этой драке потери. Отец Мак-Кина преждевременно ушел в могилу, а единственный сын Латэма пропал без вести где-то в просторах Тихого океана при весьма таинственных и не разгаданных до сих пор обстоятельствах. Во всяком случае, никто
так и не получил объявленного лет десять назад вознаграждения в двадцать пять тысяч долларов, которое Латэм обещал тому, кто сообщил бы ему какую-нибудь информацию о судьбе сына.
        - Это еще не все, сэр, - продолжал Дженкинс. - Ваш брат просил передать:
«Вест-Уинд» на тихоокеанской линии прошел за день триста пятьдесят миль! У меня с собой выписка из корабельного журнала. Провалиться мне на этом месте, если это не новый рекорд, сэр!
        Когда Лок открыл дверь в таверну, он был весь как натянутая струна; теперь он позволил себе немного расслабиться, впрочем, никак не выразив своих эмоций. Только одобрительный кивок:
        - Так держать, капитан. Хорошие новости и полный трюм. Трудно требовать большего.
        Капитан Дженкинс скромно опустил голову:
        - Ваш «Вест-Уинд» заслужил себе славу уже тогда, когда мы проходили Бостонский маяк. Не каждый корабел может похвастаться таким шедевром.
        Сейчас мир свихнулся на скорости. Что ж, когда Дайлан вернется из своего чайного рейса в Китай, даже скептики признают мои новшества. А то меня здесь все еще считают новичком, - признался он, расстегивая свое пальто.
        Да, превратить в реальность компанию «Верфи братьев Мак-Кин» - для этого потребовалось немало спину поломать и за письменным и за чертежным столом; и сердечной боли, и риску было предостаточно. Они сумели вырваться из той почти бездонной дыры, в которую попали после смерти отца, после того, как на них налетели стервятники Латэма; но и сейчас весь их капитал был в обороте, и обанкротиться было проще простого. Теперь рекордный переход «Вест-Уинда» давал им уникальный шанс; банкиры и купцы должны были признать молодого судостроителя и сделать на него ставку - а спрос на суда рос с бешеной скоростью.
        - Дайте в прессу эту выписку из судового журнала, - решился на совет Дженкинс, - и поверьте, вам проходу не будет от заказчиков.
        Громкий звук отрыжки молодого обжоры за столом прервал их. Ну и манеры у этого спутника капитана! Тем не менее, Лок решил продолжать: направление разговора ему явно нравилось.
        - Мой «Одиссей» скоро сойдет со стапелей, и мне будет нужен опытный капитан на рейсы в Калифорнию, - сказал Лок и, сделав жест в сторону парня, который теперь звучно вгрызался в корку хлеба, завалявшуюся на столе, добавил: - Сожалею, что прервал ваш первый за пять месяцев обед на твердой суше, но, быть может, это мое предложение меня извинит.
        Капитан Дженкинс удивленно поднял брови:
        - Вы разве не сами поведете его в первый рейс? Лок покачал головой:
        - Я уже достаточно лет провел на море, когда мотался в Кантон и обратно. Теперь я судостроитель - и только, хотя тот опыт мне здорово помогает. Да к тому же, у Дайлана достаточно энергии, чтобы выжать из любого судна даже больше того, на что оно способно. Бьюсь об заклад: ради этого рекорда он наверняка пожертвовал парой-другой рейс.
        - Ну, парой парусов, должно быть. - Дженкинс был явно не склонен драматизировать события. - Может, обсудим детали потом? У меня есть кое-какие неотложные дела…
        Лок кивнул:
        - Конечно, конечно. Назначим день.
        - Договорились. Только еще одна проблема, - проговорил он, беря пальто, - вот этот ребеночек.
        Лок глянул на парнишку, все еще целиком поглощенного своим занятием - он добирал что-то из большой кастрюли. Лица его было не видно из-под большого козырька фуражки, ложка мелькала так, что ее почти видно не было. С легкой улыбкой он показал на пустую посуду.
        - Пожалуй, это может служить доказательством против вас: держите своих юнг на голодном пайке, капитан Дженкинс?
        - Моих? - Дженкинс нахмурился, потом тоже посмотрел на своего сотрапезника. - Извините, сэр, но вы ошибаетесь. Я взял этого пассажира в Лахайне по просьбе вашего брата для того, чтобы доставить вам лично.
        - Дайлан прислал его?.. - В голосе Лока послышалась тревога. У его младшего брата было оригинальное чувство юмора, и Лок давно уже привык к его розыгрышам.
        - Да, сэр, - Дженкинс дотронулся до плеча парнишки. - Вдохни поглубже, Кон. Это мистер Мак-Кин.
        Ложка замерла на полпути ко рту, козырек слегка приподнялся, обнаружив прядь темных волос, грязную щеку и молочные усы. Парнишка тоже быстро оглядел Лока: густые волны темно-русых кудрей, падавшие на брови, шерстяная рубашка, грубые рабочие башмаки…
        - Вы не очень-то похожи на брата, да?
        - Слушай, будь повежливее все-таки, - урезонил парнишку Дженкинс. Он бросил извиняющийся взгляд на Лока. - Морская болезнь. Почти весь переход головой в ведро. Никогда такого не видел. Так и не стало лучше до самого конца.
        - И что - вы должны были доставить его ко мне? - спросил Лок, все еще думая, что речь идет о каком-то розыгрыше.
        - Да, ваш брат сказал, что с ним делать - это вы сами поймете. Это все, что мне известно. А теперь, извините меня, сэр…
        - Но… - Неожиданная миссия, свалившаяся на него, была ему ни к чему, однако он прикусил язык. Если он может справляться с сотней-другой рабочих на верфях и создать себе репутацию справедливого хозяина, то неужели этот зеленый юнец будет проблемой?
        - Ну, хорошо, капитан. Я займусь им.
        - Ну, тогда я пойду, сэр! - Дженкинс снова дотронулся до плеча парнишки. - Слушайся мистера Мак-Кина, понятно?
        Невнятное бормотание в ответ капитан удовлетворенно воспринял как согласие и, кивнув еще раз Локу, вышел.
        Лок стянул с себя свое гороховое пальто и уселся на скамейку, через стол, напротив, от парнишки. Кон (так его вроде звали) не обращал на него никакого внимания, полностью поглощенный едой. Неутомимый едок с надеждой осмотрел стол - может быть, что-то еще осталось? Ага, вот оно - очередь дошла до здоровенного блюда с фруктами и пирожками. Лок бросил взгляд на тоненькую, даже, пожалуй, слишком, талию и решил прервать процесс.
        - Подожди-ка, парень. Сперва несколько вопросов.
        - Отстань ты! - Тон его не обещал ничего хорошего. - У меня внутри пусто, как у пьяницы в бутылке.
        - Никак не набьешь утробу? Что, соленая конина тебе была не по вкусу?
        Кон дернул головой, одарив Лока презрительным взглядом топазовых глаз. Что-то знакомое и в то же время далекое, никак не соответствующее обстоятельствам их встречи, мелькнуло в этом лице.
        - Попробуй, поешь этого дерьма, когда тебя до кишок выворачивает.
        Лок нахмурился, но не только из-за нахального тона этого юнца. В голове у него что-то вертелось, какие-то смутные воспоминания и ассоциации. Дворец в Кантоне, такие же вот горящие, с характерным миндалевидным разрезом глаза, изящно очерченные скулы, девушка по имени Су Линь… девушка?
        Сердитым жестом Лок сорвал с Кона кепку. По плечам разметалась копна густых, неровно подстриженных волос цвета морского котика. В его глазах вспыхнул упрек:
        - Что за игры? Ты не парень!
        Розовый кончик языка высунулся наружу, деловито подбирая остатки пищи с коротенькой верхней губки; широко расставленные, как у фавна, глаза не мигая, уставились на Лока.
        - Вы уверены, а, сэр?
        Лок, потеряв терпение, вскочил и, схватив Кона за рукав ее потрепанного свитера, почти поднял над столом:
        - Ну, знаешь, если мы сейчас с тобой разденемся и познакомимся друг с другом как следует, то в содомии нас, во всяком случае, не обвинят, а?
        Темноволосая головка почти уткнулась в плечо Лока, однако голосок ее прозвучал спокойно-покровительственно, как будто это она вдвое больше охватившего ее мужчины, а не наоборот:
        - Один подонок на «Элизе» попробовал.
        - Ну и что? - осведомился Лок.
        Кон сделала вид, как будто старается вспомнить.
        - Ну, на какое-то время походка у него изменилась. А потом он уже скоро смог брать самые высокие ноты. - Кон красноречиво взглянула на Лока: - Вам, думаю, не улыбается карьера тенора. А, мистер Мак-Кин?
        Ну, до чего же наглая девка! Лок не мог удержаться от смеха. Это был какой-то скрипучий, странный смех. Лок вообще редко смеялся, но все-таки это был смех, притом искренний, от всего сердца.
        - Черт побери, смелости в тебе, пожалуй, побольше, чем разума, нахалка ты этакая!
        Лок отпустил Кон и снова сел, покачав головой. Насколько можно было разобрать под слоем грязи на ее лице, его черты были не такие уж восточные, как ему сперва показалось, но он достаточно помотался по Тихому океану, чтобы распознать в ней кровь полинезийских предков. Она с Сандвичевых островов, а там туземки начали одаривать своими симпатиями чужеземных моряков еще со времени первого путешествия Кука в 1778 году, так что в ней наверняка много намешано. Во всяком случае, в чопорном Бостоне она выглядела как соловей в берлоге. Он швырнул ей салфетку.
        - Вытри рот, крошка. И не вешай мне лапшу на уши. А то - вот сейчас штаны-то спущу.
        - Вот и тот парень тоже собирался. - Она говорила это с серьезным лицом, но в глазах у нее бегали озорные огоньки. Сделала легкую гримасу и снова взялась за пирог. - К счастью, не все такие любознательные.
        Лок недоверчиво потряс головой.
        - И что ты хочешь сказать, за пять месяцев на «Элизе» никто так тебя и не распознал?
        - Ну, капитан, наверное, знал. - Она пожала плечами. - Легче было думать, что он не знает.
        Она отрезала себе кусочек пирожного, но помедлила отправлять его в рот.
        - Я же была… больна. Никому до меня особого дела не было, и уж тем более - этой старой перечнице. Дайлан сказал, что так проще будет.
        При упоминании имени брата брови Лока мрачно опустились.
        - Значит, это, была его идея, понимаешь? Он сказал, ты сумеешь хорошо позаботиться обо мне. - Она спокойно отправила кусок в рот.
        Лок поперхнулся. Господи! Неужели Дайлан прислал эту островитяночку ему в любовницы? Он всегда подшучивал насчет его жизни отшельника, но это уж слишком даже для его братца! У Лока уже был печальный опыт неосторожной романтической связи. Его страстное увлечение дочкой китайского мандарина оставило рану, которую он вовсе не хотел бередить.
        Да к тому же и времени у него нет на все это. Он представил себе, как отреагировали бы столпы бостонского общества, если бы он появился в компании этой бронзовокожей вахини, а ведь от них его бизнес зависит! Нет, нет, навестить при случае нетребовательную и уступчивую вдовушку на Энн-стрит - этого ему вполне достаточно. Ничто, никто, особенно же женщина, не должны стоять на его пути к успеху, - и мести.
        Кон сладко прижмурилась, смакуя кусочек сладкого пирожного, и чуть ли не мурлыкала от удовольствия. В ней ощущалась какая-то невинная чувственность, которая могла возбудить воображение любого мужчины и разгорячить его кровь. Наверное, это и привлекло Дайлана.
        Лок отогнал от себя картину, созданную слишком пылким воображением. Господи, да она же совсем ребенок! Только его беспардонному братцу могла прийти в голову такая безумная идея. Ну ладно, с ним он еще посчитается, но что ему сейчас делать с этим цыпленочком?
        - Кстати, а, сколько тебе лет? - резко спросил ее Лок.
        - Двадцать, - пробормотала она с полным ртом; ее грязная мордашка светилась гастрономическим восторгом. Лок бросил на нее скептический взгляд. Свитер был явно слишком велик, так же как и матросские брюки, явно принадлежавшие ранее кому-то другому - под ними совсем не ощущалось тех округлостей, которые должны были бы быть у женщины в таком возрасте.
        - Если тебе двадцать, то мне уж никак не тридцать один! Иначе я готов свою шляпу съесть!
        Особенно не раздумывая, она воткнула свою кепку ему прямо в полуоткрытый рот:
        - А как насчет моей? Начинай жевать!
        С каким-то сердитым рыком он шваркнул кепкой об стол, но она только весело расхохоталась. Что-то она так веселится - как будто заключенный, выпущенный на свободу? Лок сжал челюсти: он не позволит делать из себя посмешище.
        - Следи за собой, крошка! Дело серьезное.
        - Вы абсолютно правы, - сразу посерьезнев, она указала куда-то ложкой. - Пожалуйста, скажите, что это?
        - А? - Лок взглянул на блюдо. - Яблочный пирог.
        - Яблоки. Настоящие яблоки, - почти пропела она, ее акцент, напоминающий о сладком аромате южных островов, придал обыкновенным словам какую-то таинственную мелодичность. - Ради этого стоило поголодать и замерзнуть почти до смерти, не говоря уже обо всем прочем.
        Лок был поражен ее почти молитвенным тоном:
        - Ты что, никогда не видела яблок?
        - Только на картинках, в книжках, там у нас, в миссионерской школе. - Она облизала ложку, потом одарила его ослепительной улыбкой, преобразившей ее лицо.

«Пожалуй, я не прав», - подумал Лок, сам, изумляясь себе. Да, под этими космами и грязной кожей была красавица. Золотистого цвета глаза светились умом и энергией. Он явно заинтригован и где-то в глубине просыпается чисто мужской интерес к ней. Вот еще морока!
        Кон уже забыла о своей выходке с кепкой и продолжала, как ни в чем не бывало:
        - Я никогда не видела ничего подобного. Этот город… Потрясающе. Только как вы переносите этот жуткий холод… Неудивительно, что вам приходится носить столько идиотских тряпок на себе. Было видно, как она поежилась - потом снова склонилась над своим блюдом.
        Лок попытался как-то овладеть собой:
        - Слушай, э… Кон - это что такое?
        - Констанс. - Она слегка вздохнула, отправляя в рот очередную порцию пирога, приправленного корицей.
        - Ну ладно, Констанс. Не знаю, что Дайлан тебе говорил, но… - Лок почувствовал, что краснеет. Черт! Чего тут деликатничать-то! - Я не знаю, о чем вы там с Дайланом договорились, или что он там тебе обещал, но мне… у меня нет потребности… А, дьявольщина…
        Она посмотрела на него, слегка склонив голову набок, между бровями залегла удивленная морщинка:
        - В чем дело, Лок Мак-Кин?
        У Лока даже шея покраснела. Вот это да! Железный Мак, который одним леденящим взглядом мог привести в чувство дюжину матросов-головорезов, который, не моргнув глазом, ворвался в шанхайскую гавань под носом у батарей манжурского императора, сейчас не может слова вымолвить в присутствии этой девчонки!
        - А будь оно неладно! Мне не нужна баба для этого дела, тем более такая - кожа да кости, которую мой братец подцепил неизвестно где…
        Констанс опять засмеялась, но на этот раз ее смех, который прервал его путаную тираду, звучал презрительно-издевательски.
        Лок рявкнул:
        - Ты что свихнулась?
        Констанс, мгновенно, как хамелеон, сменив манеры портовой девчонки на стиль и произношение принцессы королевского дома, холодно осведомилась:
        - Извините. Вы обвиняете своего родного брата в сводничестве? Считаете, что он торгует живым товаром?
        - Ну, нет, конечно… То есть… Ну, а как ты иначе-то могла попасть сюда?
        Он едва успел увернуться от ложки, которую она швырнула в него довольно метко. Но от груды грязных тарелок, которые она сбросила ему на колени, он спастись не смог. Не успел он прийти в себя, а она была уже почти у двери. С трудом, освободившись от липкой груды, не обращая внимания на черепки, усеявшие пол, он бросился за ней и поймал, когда она уже схватилась за ручку.
        - Руки прочь, ты, деревенщина! - Она брызгала слюной как разъяренная кошка, обрушив на него град ударов маленькими кулачками. - Ты, животное! Дубина! Я ему заплатила - чем могла!
        - Да уж могу себе представить. - Лок ухмыльнулся, пытаясь как-то обороняться и в то же время не повредить ей что-нибудь. Она была не тяжелее змейки, а запястья, за которые он ухватил, были такие тоненькие, что он боялся, как бы они не переломились!
        - Идиот! - Она буквально испепеляла его взглядом. - Я заплатила ему картиной - с видом «Вест-Уинда». Я художница, - или по крайности буду, когда доберусь до Парижа.
        Лок, ошеломленный, механически повторил:
        - Парижа?
        - Конечно. Все настоящие художники заканчивают свою учебу в Школе изящных искусств, и к весне я буду там. - Она вырвалась у него из рук и, слегка поморщив носик, добавила: - Эта ваша заводь для меня только короткая остановка.
        Лок фыркнул:
        - Думаешь, это так просто? У тебя, небось, и доллара-то не наберется. На что собираешься покупать билет в Европу?
        - Сюда-то я все-таки добралась, а тоже не ближний свет, - ответила она, пытаясь справиться с неожиданной дрожью, охватившей ее тело. Страшно стало? Или противно? Взяв себя в руки, она снова бросила на него взгляд, ее глаза необычно золотистого оттенка сверкнули яростью и решительностью. - Я уж как-нибудь устроюсь. И уж, конечно, не стану продаваться такому бабуину-переростку.
        - Подожди минутку, мисс недотрога! Можешь сколько угодно строить из себя принцессу, но…
        - Нет, ты подожди, Лок Мак-Кин! - Отбросив назад копну своих темных волос, она ткнула ему пальцем в грудь - довольно больно, кстати. - Это ты строишь из себя Михаила Архангела, но только сам дьявол мог подсказать тебе такие мысли о своем брате-душке!
        - Дайлан-душка? Вот уж умора!
        - Он единственный настоящий джентльмен, который мне до сих пор встречался. Он-то никогда не считал, что я могу зарабатывать себе на жизнь таким образом. Спать с тобой? Ха! Осыпь меня золотом, и то не пройдет! Лок снова густо покраснел:
        - Да, а мне-то, зачем такая тощая кошка?
        - Ну и хорошо! А то смотри, еще получишь за свою глупость!
        Она вновь подняла свою худую ручонку. Он выразительно сжал кулак:
        - Попробуй только, - мрачно посулил он ей. - Единственная глупость с моей стороны - это то, что я тебя принял за нормальную, разумную бабу, которой нужно помочь.
        Она нерешительно моргнула, ресницы, казалось, закрыли все ее щеки.
        - Я могу быть и разумной.
        - Тогда, прежде всего - поменьше о Дайлане, никто никогда не мог сказать, чем он руководствуется, включая и его самого. Давай исходить из очевидного: ты вроде не хочешь моего… гм, покровительства, а мне не до этих, ну, влюбленностей; на этой основе мы можем договориться обо всем.
        - Конечно, - хорошая идея.
        - Прекрасно, - он устало вздохнул. - Так что же мне с тобой делать?
        Она упрямо вздернула кончик подбородка:
        - Я могу сама о себе позаботиться.
        Лок с отвращением глянул на ее костюм мальчишки-неряхи и грязную мордашку:
        - Да уж, принцесса… Ну ладно, я уж привык всегда подчищать за Дайланом. Что бы он там ни замышлял, я не хочу, чтобы ты кончила борделем на набережной. В Бруклине есть миссионерская церковь, которая дает приют таким, как ты. Думаю, пастор с женой…
        - Нет. - Щеки Констанс побелели, став под цвет снега, падавшего за окном.
        Лок испуганно схватил ее за руку и усадил опять на лавку:
        - Что с тобой? Переела? Понятно, нельзя так переполнять желудок, но если ты меня еще яблочным пирогом!..
        - Я в порядке. - Глубокий вдох вроде бы помог ей справиться с собой, и она усилием воли подавила приступ дрожи в теле. - Единственное, чем я сыта по горло, - это попы. Это не для меня, Лок Мак-Кин.
        - Но нам же нужно найти, где тебе остановиться. Мое жилище прямо над конторой, и мне некогда с тобой возиться. Бога ради, Констанс…
        - Хватит об этом! - Она обеими руками вцепилась в копну своих волос и вновь сделала лихорадочный вдох, чтобы успокоиться. - Не нужна мне помощь от этих святош! Дайлан сказал, что ты поможешь мне найти моего дедушку.
        - У тебя здесь семья? Черт побери, почему ты раньше-то не сказала? - Лок сразу почувствовал, что у него гора с плеч свалилась. Он широко улыбнулся. Оказывается, отделаться от этой неожиданной мороки легче, чем он предполагал.
        - Как его фамилия?
        Констанс одарила его невинно чистым взором:
        - Латэм. Александр Латэм.
        - О Боже! - Лок ошарашенно уставился на нее.
        - Ты его знаешь?
        Лок стиснул зубы, чтобы удержать готовый вырваться поток ругательств.
        - Все, что я знаю, - это что ни один тайфун не наделает столько бед, как мой братец-душка. - Поймав ее удивленный взгляд, он еще больше помрачнел: - Да уж сыграл Дайлан с нами шуточку! Ну, готовься к буре и постарайся смыться вовремя.
        - Это прямо-таки обитель великой богини Пеле! Дворец!
        Разинув рот, Констанс покрутилась на плитках черно-белого мрамора, покрывавшего пол вестибюля в доме Латэмов на Бикон-стрит. Газовые светильники бросали яркие блики на золоченые колонны, старинные гобелены украшали стены. Слева изящной дугой поднималась лестница, а над ней два высоких сводчатых окна. За гардинами из темно-бордового бархата с золотистой бахромой уже спустился вечерний сумрак.
        Обозрев это великолепие, Констанс вновь вернулась взглядом к мужчине, стоявшему рядом с ней, и испугалась. Впрочем, от его фигуры с надменно сжатой челюстью веяло не только сдерживаемым бешенством; от него исходили волны чего-то теплого, волнующего; она вдруг почему-то вспомнила, как она барабанила по его мускулистому торсу; в пальцах что-то закололо, задрожало…
        С усилием Констанс отогнала от себя эти никчемушные мысли. Конечно, Лок симпатичный мужчина, стройный, высокий, четкий профиль, густые кудри - любая женщина позавидует. Но главное было даже не в этом; за суровой, жесткой внешностью в нем было что-то нежное, почти беззащитное, как будто душа шотландского барда-лирика ненароком попала в оболочку практического янки. Ей вдруг захотелось погладить его по лицу, словно вырубленному из камня. Ой, какие глупости ей лезут в голову! Попробуй, тронь его - что будет, подумать страшно. И, тем не менее, какой-то чертик толкал ее на то, чтобы подразнить спящего тигра в этом гиганте. Она пригладила взятое взаймы пальтишко, прикрывавшее свитер, и мешковатые штаны, и бросила на спутника оценивающий взгляд из-под густых ресниц.
        - Ну, прямо как в сказке! - произнесла она, храбро улыбаясь, а сердце билось как птица в клетке - Здорово, что ты заставил меня умыться.
        - Заткнись-ка, крошка, - Лок дернул ее за руку.
        Вошла веснушчатая толстушка-горничная в фартуке и чепце и уставилась на них. Он мрачно обратился к ней:
        - Скажи мистеру Латэму, что нам нужно срочно его видеть.
        - Но, сэр, - протестующе взмахнула руками горничная - в ее голосе послышался явный ирландский акцент. - Старый господин занят с гостями. Я его не могу беспокоить.
        - Скажи только, что его ждет Лохлен Мак-Кин. Глаза служанки округлились.
        - Да-да-да, сэр. Сейчас, сэр. Не будете ли так добры, подождать в библиотеке?..
        - Мы подождем здесь, - холодно ответил Лок.
        Горничная бросила еще один взгляд на его мрачную физиономию и решила не настаивать. Она бросилась по коридору с такой скоростью, что отчетливо послышался шорох ее нижних юбок, да и сами они предстали во всей их сверкающей белизне перед глазами незваных гостей. Констанс посмотрела на Лока с почтением, которого он не мог добиться от нее раньше.
        - Ты, наверное, действительно здесь кое-что значишь, если такая почтенная леди перед тобой так прыгает.
        Лок нахмурился, потом увидел, что она на этот раз его не подначивает.
        - Она служанка. Ей за это платят - чтобы прыгала.
        - А… - Констанс неловко покусала заусенец на пальце, покраснела и пододвинула поближе к себе маленький парусиновый мешок с пожитками. Чем она вообще думала, когда на все это решилась? Великолепие, их окружавшее, подорвало ее уверенность в себе. Она застонала про себя. И как это она клюнула на увещевания Дайлана? Правда, она была на грани отчаяния и готова была ринуться куда угодно, хоть за полсвета… А за время этого жуткого путешествия ей было так плохо, что она думала только об одном - как бы добраться до твердой суши, а там уж будь что будет.
        - Ты думаешь, он выйдет? - спросила она тихо.
        - Латэм? - Лок скривил губы в улыбке, вовсе не свидетельствующей о том, что происходящее его забавляет. - Не удержится. Хотя лучше бы он тебя не видел в моей компании.
        - Ты не уйдешь? - вскрикнула она испуганно, хватая его за рукав. Он вызывал в ней смешанные чувства, но что-то в нем ее притягивало; кроме того, это был ее единственный знакомый в этом чужом городе: кто же еще ей поможет? - Ну, пожалуйста!
        Лок посмотрел на ее изящные пальчики, на щеке у него задергалась жилка.
        - Тебе надо кое-что знать, Констанс. Первое правило: Латэмы никогда не просят помощи у Мак-Кинов, и наоборот.
        - Так, значит, я уже его нарушила, да? - заметила она с неким вызовом. Она всегда нарушала правила, не слушалась старших. Так что ничего нового тут для нее нет. Она спокойно выдержала взгляд голубых глаз Лока. - Да и ты с Дайланом нарушили его - вы же мне помогаете.
        - Неизвестно еще, скажешь спасибо за эту помощь или…
        Она непонимающе покачала головой:
        - Я… я не понимаю.
        - Поймешь!
        Констанс поежилась от его мрачного тона и убрала руку:
        - Ты должен поручиться за меня.
        - Да я даже не знаю, кто ты, принцесса. - Он скривился, почесал затылок, рассеянно проговорил как будто про себя: - Черт, не знаю даже, зачем я здесь.
        - Но ты же знаешь, я прибыла из Лахайна на одном из твоих судов. И ты знаешь, что это все устроил Дайлан. Вот об этом и скажи.
        - А почему это я должен?
        Он помолчал, остановился долгим взглядом на ее, полной надежды и сейчас тщательно умытой, мордашке. Оказалось, что под слоем грязи скрывались прямой носик, полные, чувственные губы, медового цвета кожа с изящным розовым оттенком. Лок резко отвернулся.
        - Я не допущу, чтобы Латэм когда-нибудь сказал, что я попираю справедливость.
        Констанс постепенно начинала кое-что понимать. Значит, его с ее неизвестной ей еще семьей разделяет вражда. Может быть, действительно благодарить ей Лока не стоит. Да нет, без него ей было бы сейчас совсем плохо. Странно все это. Приближающееся постукивание каблуков по мраморному полу прервало ее мысли. К ним через вестибюль направлялись две фигуры в черных смокингах.
        - У тебя крепкие нервы, Лохлен Мак-Кин. Так вот, запросто явиться? - пролаял старший. Его густые седые бакенбарды переходили в шкиперскую бородку; подбородок и верхняя губа были гладко выбриты.
        С ним рядом стоял приятной наружности элегантный мужчина лет тридцати; жидкие белесые волосики были зачесаны вперед, чтобы скрыть преждевременные залысины. Он добавил то, что, видимо, больше всего его задевало:
        - Если вы пришли сюда хвастаться своим так называемым рекордом…
        - Это не светский визит, джентльмены, - резко прервал его Лок.
        - А делами я дома не занимаюсь. - Старик надменно сдвинул брови.
        - Подожди, дядя Алекс. - Карие глаза его племянника зажглись неожиданной догадкой. - Ты насчет «Одиссея»? Не думай, что ты сумеешь вздуть цену слухами об этих рекордах.
        - Как же ты меня недооцениваешь Роджер, - отрезал Лок. - Глупо ведь - конкуренту продавать мой «Одиссей».
        - Да говорят, у тебя с денежками-то туговато, - развязно заметил Роджер. - «Латэм и К0» делает тебе хорошее предложение, тем более что корабль в доке. Продавай…
        Лок выдавил усмешку:
        - Когда рак на горе свистнет.
        - Ну, тогда не понимаю, почему мой ужин стынет, - вмешался Алекс с видом крайнего неудовольствия. Прямой, крепкий, несмотря на свои шестьдесят с лишним лет, он взглянул на золотые часы, свисавшие на цепочке у него с жилетки - мол, теряю бесценное время.
        - У тебя манеры не лучше, чем у твоего папаши, Лохлен.
        Констанс, на которую никто не обращал внимания, с ужасом и каким-то трепетом заметила, что на скулах Лока зарделись яркие пятна румянца. Но взрыва, который ей казался неизбежным, не последовало.
        - Я не собираюсь обмениваться оскорблениями с вами, мистер Латэм, - жестко промолвил Лок. - Единственное, что заставило меня переступить порог вашего дома, это мой долг судовладельца. Я должен выполнить контракт - доставить вам пассажира. Для нас, Мак-Кинов, обязательства святы.
        Замаскированный намек явно взбесил Роджера:
        - Погоди-ка, черт возьми!..
        Лок схватил за локоть Констанс и вытолкнул ее вперед:
        - Эта леди прибыла сегодня на «Элизе», и на вашем месте я бы со всей серьезностью отнесся к задаче, как ее прокормить.
        - Леди? Что за дурацкие шутки? - Роджер наморщил нос при виде грязного свитера и замасленного пальто. - Кто эта… особа?
        Констанс из-под неровной челки бросила на него взгляд, полный мгновенно возникшей антипатии.
        - Вы тоже Латэм… Неужели?
        Роджер поглядел на нее так, как если бы неожиданно заговорил стул или сапог.
        - Ты, недомерок! - Я Роджер Латэм, хотя тебе-то не все равно?
        - Да, прежде чем прыгнуть на эту веточку фамильного древа, дважды подумаешь, должна сказать, - несколько высокопарно произнесла Констанс; ей послышалось, что со стороны мужчины, стоявшего рядом, раздался какой-то звук, похожий на сдавленный смешок, но когда она бросила на Лока подозрительный взгляд, его лицо ровно ничего не выражало.
        - Женщина! - бросил Алекс, резко и нетерпеливо, - если у вас есть что сказать, давайте, выкладывайте. Моему пищеварению противопоказано здесь надолго задерживаться.
        Констанс оглядела его, ища что-нибудь знакомое в морщинистом лице и пронизывающих карих глазах.
        - Так значит, вы - Александр Латэм?
        - Я.
        Она глубоко вздохнула:
        - Я - Констанс Лилио Латэм. Джеймс Латэм был моим отцом.
        Взгляд Алекса стал холодным и жестким, как мраморные плиты у него под ногами.
        - Это невозможно!
        Констанс вызывающе вздернула подбородок, но ее голос был мягкий и мелодичный, в нем была музыка и аромат далеких южных островов.
        - Может быть, невероятно, но почему же невозможно? Нет, дедушка. Хотя народ моей матери когда-то поклонялся богине огня, Пеле, кровь Латэмов горит во мне так же ярко, как и в вас.
        - Нет, нет! - Алекс потряс своей седой головой. Удивленное выражение на лице Роджера свидетельствовало о том, что он еще не вполне разобрался в ситуации.
        - Но… - начала было Констанс.
        - Тихо! - рявкнул Алекс. Он перевел взгляд на Лока. - Я понимаю, что твой отец мог затаить злобу против старого партнера, но дойти до таких вещей, Мак-Кин? Ты на что надеешься? Неужели ты так влип, что думаешь поправить свои делишки этой суммой, которую я обещал за известие о моем сыне?
        - Думай, что хочешь, - сердито отрезал Лок. - Ты знаешь, такие махинации не по мне - ни чести, ни славы. Я тебя вскрою по-своему и в свое время. А пока мое дело - доставить пассажира к месту назначения. Кто она такая - не мое дело!
        - Твой отец меня ненавидел, и это, парень, настолько отравило тебя, что ты теперь пытаешься мне так отомстить. Это подло. Я двадцать пять лет все на что-то надеялся, но теперь-то я знаю - мой сын мертв. - В голосе Алекса слышалось глубокое презрение.
        - Это верно. - В разговор мягко вмешалась Констанс. - Когда мне было десять лет, у нас была эпидемия лихорадки. Отец меня выхаживал и заразился, умер, когда я сама была без памяти. Пастор на той сахарной плантации, где мой отец помогал нести слово Божье, сказал, что пути Господни неисповедимы…
        - Вранье! Мой сын погиб в море!
        Констанс покачала головой: он похоронен в поселке миссионеров, там, в Лахайне…
        - Это можно ведь и проверить, - сухо заметил Лок. - Или боитесь правды?
        - Вон! - шкиперская бородка под мощной челюстью задрожала. - И забирай эту самозванку! Роджер, проследи!
        - Сейчас, сейчас, дядюшка! - Роджер суетливо сделал шаг вперед.
        - Вы расшумелись что-то, прямо как дети. - Голос Констанс прозвучал упреком. Откуда-то из-под свитера она вытащила отливающий серебром овальный предмет на довольно изящной цепочке. - Вот эта штучка вас, наверное, помирит.
        Алекс замер, потом порывисто схватился за медальон, который она протянула ему. Теперь уже в его голосе не было уверенности, а только тяжесть и горечь прожитых лет:
        - Где ты это взяла? Констанс пожала плечами:
        - Он у меня всегда был. Открой. Там два портрета.
        - Я знаю, что внутри…
        - Дядя Алекс! - протестующе вмешался Роджер, глянув с отвращением сперва на Констанс, потом на Лока, лицо которого, впрочем, тоже не выражало особого восторга:
        - Ведь ты же не…
        - Помолчи! - дрожащими пальцами Алекс открыл медальон и, тяжело дыша, взглянул на миниатюрные изображения внутри.
        Констанс вновь внимательно оглядела высокого джентльмена.
        - Мой отец вроде как не похож на вас.
        - Нет, - пробормотал Алекс, дотрагиваясь до изображения на одной из крышек-половинок. - Джеймс был копией матери. И сердце такое же мягкое - как у Рашели. Это ее вещь. Она его отдала Джеймсу, когда умирала; она хотела, чтобы он потом передал его своей будущей жене.
        - Он так и сделал, а когда моя мать умерла, он перешел ко мне. Я его всегда ношу. - Констанс обратила взор на предмет, который все еще был в руках у престарелого джентльмена; теперь она чувствовала, что что-то уже прочно связывает их, не только цепочка, на которой висел медальон.
        - А эта леди внутри - моя бабушка, да? Я всегда гадала…
        Зрачки глаз Алекса расширились. Он бросил беглый, какой-то смущенный взгляд на стоявших слегка поодаль мужчин, потом захлопнул крышку и вернул Констанс.
        - Нет, она мне незнакома. Ну, неважно.
        - Разве? - Констанс не смогла скрыть разочарования. Она сжала медальон в ладони; он еще хранил тепло рук Алекса.
        - Констанс. - Алекс Латэм произнес впервые это имя, и в глазах его что-то подозрительно заблестело.
        - Девочка Джеймса. Посмотрите на нее. Бог мой!
        Неожиданно для себя Констанс оказалась в его объятиях, он прижал ее щекой к тонкой шерсти своего смокинга. Ее ноздри наполнил аромат дорогого трубочного табака и мяты; она почувствовала, что его плечи вздрагивают. Это было уж слишком для нее; ей так хотелось, чтобы ее любили, и было так страшно, что это может не осуществиться. Она отшатнулась, почти в отчаянии, обхватила сама себя за плечи, чтобы скрыть дрожь, охватившую все ее тело.
        - Дядя Алекс, - с возмущением воскликнул Роджер. - Ты, надеюсь, это не серьезно?
        - Попридержи язык, племянничек! - Алекс отмахнулся от него и улыбнулся Констанс, не замечая ее состояния. - У нее медальон Джеймса. Я бы его узнал из тысячи.
        - На это может быть тысяча причин, включая и то, что она воровка! - Лицо Роджера густо покраснело; казалось, его вот-вот хватит удар. - Это же нелепо! Она просто авантюристка в сговоре с Мак-Кином. Пытается завладеть наследством.
        - Поосторожнее, Роджер. Я не собираюсь это выслушивать! - Глаза Лока опасно сузились.
        Роджер, однако, уже не мог остановиться:
        - Да посмотри ты на нее, дядя! Прямо как из сточной канавы, кто знает, что у нее в прошлом, да к тому же еще и… язычница! Знаем мы этих островитянок - шлюхи, голыми подплывают к нашим судам и предлагают себя матросам…
        Эти слова иголками вонзились в Констанс, она даже пошатнулась. Алекс сердито одернул племянника:
        - Хватит, парень!
        - Ты же не дурак, чтобы дать себя так провести!
        - Послушаем ее, - твердо сказал Алекс. - Почему ты так долго не давала о себе знать, Констанс?
        - Я же ничего не знала о вас, - ответила она. Покусала губы, боль ее как-то успокоила. - Я была совсем маленькая, когда мама умерла, а когда папа… - тогда мне было десять. Может, он и говорил мне о вас и этом доме, только я не помню. И в миссионерской школе на сахарной плантации, где я жила, никто мне ничего не мог рассказать про его родственников.
        - Тогда как же ты вообще узнала про нас? - осведомился Роджер.
        - От Дайлана Мак-Кина.
        - Ну, конечно! - В голосе Роджера прозвучала смесь торжества и презрения. - С начала до конца все подстроено!
        На Констанс его слова подействовали как красная тряпка на быка. Она выпрямилась и обратилась к нему сладчайшим тоном:
        - Да нет, дорогой кузен! Когда Дайлан впервые оказался в Лахайне, он увидел мое имя на картине, которую я написала, и начал задавать вопросы. Так все и обнаружилось. С его стороны это был чисто христианский жест - помочь мне обрести мою семью, не так ли? Я хочу изучать искусство во Франции, в Лахайне меня ничто не удерживало, поэтому я здесь. - Голос Констанс подчеркнуто спокойный, даже равнодушный, звучал ядовито-презрительно. - Но не беспокойся - я не собираюсь здесь жить и не рассчитываю на твои нежные чувства. Я уже сказала; моя цель - Париж, и, по правде говоря, в этом доме слишком напряженная атмосфера - это меня не устраивает. Роджер чуть не задохнулся от ярости:
        - Эта тварь осмеливается нас осуждать! Я не могу этого вынести!
        Констанс бросила на него сожалеющий взгляд:
        - Столько спеси в мужчине - это скучновато. Алекс резко оборвал Роджера, попытавшегося что-то вставить:
        - Ну а зачем же ты все-таки в таком случае пришла, а?
        Констанс победоносно улыбнулась:
        - Как зачем? За вознаграждением, конечно же! И я была бы очень обязана, если бы вначале ты заплатил мастеру Мак-Кину, а потом и я возьму свою долю.

2
        - Ах ты, сучка продажная! - Пронзительный вопль Роджера разорвал удивленное молчание, воцарившееся после дерзкого заявления Констанс. - Ну, Мак-Кин, чтобы мы попались на такую липу?!
        - Да подождите вы! - рявкнул Лок. - Я-то как раз ни на что не претендую!
        Констанс удивленно вздернула голову:
        - Нет, почему же? Ведь все оговорено. Мы все разделим поровну.
        - Так, значит, это все-таки твой план, Лохлен - В глазах Алекса отразилось горькое разочарование.
        Лицо Лока потемнело как небо перед грозой.
        - Да я скорее провалюсь ко всем чертям, чем возьму что-нибудь от Латэмов.
        - Но вы - мой агент-перевозчик, согласно контракту, и должны получить соответствующую оплату, - произнесла Констанс таким тоном, как будто она вразумляла малое дитя. Почему это он так прореагировал на ее слова? - Почему вы и Дайлан должны отказываться от того, что вам положено по праву? Во всяком случае, я собираюсь все для этого сделать.
        Лок одарил Констанс взглядом, полным жгучего презрения.
        - Латэмы всегда поклонялись Мамоне, и только ему, и мне следовало бы понять, что и к вам это относится не в меньшей мере. Но я, во всяком случае, не собираюсь вам помогать в этих темных делишках, принцесса!
        Заинтригованная и слегка задетая, Констанс сделала жест в сторону богатой отделки вестибюля:
        - Но они же могут заплатить!
        - Ну и забирай эти свои чертовы монеты. Моя миссия на этом окончена. Он рванулся к двери и, обернувшись на пороге, язвительно бросил:
        - Надеюсь, вы найдете общий язык - к обоюдному удовольствию.
        Ну вот, она и совсем одна осталась - в обществе этих двух разъяренных мужчин. Ну и ладно, не страшно, главное, не вешать носа. Констанс повернулась к деду с видом одновременно и вызывающим, и беспомощным:
        - Ну?
        - Что «ну», девушка? - слегка пораженный ее наглостью, Алекс всматривался в ее лицо, словно не веря своим глазам.
        - Вы хотели получить известия о своем сыне, и получили, разве не так? - Констанс воинственно подбоченилась. - Собираетесь заплатить мне вознаграждение, или все это была лажа?
        - Дядя, разреши мне вышвырнуть эту мошенницу в канаву - ей место только там, - почти взмолился Роджер, как-то женственно ломая руки.
        - Мне наплевать, веришь ты мне или нет, что я дочь Джеймса, - не обращая на него внимания, продолжала Констанс. - Факт тот, что я проделала длиннющий путь, чтобы принести вам весточку о его судьбе. При этом я представила веское доказательство того, по крайней мере, что я его знала. Во всяком случае, это не какие-то матросские байки. Я требую, чтобы вы выполнили условия.
        - Она требует, надо же! - Алекс издал коротенький, чуть удивленный смешок. - Это в тебе явно от Латэмов, ничего не скажешь…
        - Дядя Алекс! Уж не хочешь ли ты сказать, что ты поверил в это нагромождение вранья? - произнес Роджер.
        Алекс перевел взгляд с серебряного медальона на лицо Констанс, довольно обеспокоенное. Он протянул к ней руки, и Констанс едва удержалась, чтобы не отпрянуть назад или в сторону. Алекс откинул назад пряди ее свисавших на лоб волос и внимательно вгляделся ей в глаза.
        - Я ей верю.
        - Что?! - Роджер как будто подавился чем-то, потом сумел выдавить из себя:
        - Сэр, я протестую!
        - А вознаграждение? - с надеждой произнесла Констанс, не обращая ровно никакого внимания на реплики Роджера.
        - Да, черт побери, оно твое! - Алекс вновь загрохотал своим лающим смехом. - Деловая, настойчивая - мне это по душе!
        - Ну, а как иначе попадешь в Париж? - Она пожала плечами. - Когда женщина одна, приходится вертеться, чтобы выжить.
        - Ты уже больше не одна, - резко возразил Алекс.
        - Ах, да. - Констанс как будто проглотила какой-то комок. - Я еще к этому не привыкла, как-то об этом даже и не задумывалась…
        - Да уж, конечно! - В голосе Роджера прозвучал сарказм.
        - Она и не задумывалась о том, чтобы пролезть в одно из самых богатых семейств Массачусетса - ей это и в голову не приходило.
        - Я ни на что не претендую, кроме этих денег, которые принадлежат мне по праву, - повторила Констанс. - Я для вас не соперница. Вот куплю билет на пакетбот - и только вы меня и видели!
        - Ерунда! Никуда я тебя не отпущу! - вмешался Алекс, почесывая пышные баки - признак крайней взволнованности. - Я старик, больной и немощный. Мы должны получше узнать друг друга. Ты мне еще должна много чего рассказать.
        - А, по-моему, пусть уж забирает эти свои деньги и едет куда хочет, - не замедлил со своим советом изрядно помрачневший Роджер.
        - Ты, я смотрю, настолько обеспокоен за себя, что даже не способен понять, какое это чудо! Ты - сын моего двоюродного брата, мы с тобой неплохо ладим, но ведь это - ребенок моего Джеймса! - в обращенном на племянника взгляде Алекса было видно, что он уже теряет терпение.
        - Дядя, пойми, я поступил бы безответственно и как родственник, и как деловой партнер, если бы не сказал тебе, что это очень странно с твоей стороны - доверять всему, что говорит эта… женщина! - Роджер произнес это, весь, уйдя в безупречно накрахмаленный воротничок своей сорочки, что должно было означать крайнюю степень неодобрения с его стороны всего происходящего.
        - Слушай, племянничек! Верно - я уже начал тебя вводить в курс дел как управлять моей компанией, но я все еще босс и не позволю, кому бы то ни было оспаривать мои решения. - Тон Алекса был таким жестким, что Роджер даже побледнел.
        - Да, и у меня есть кое-какие вопросы, например, какое отношение ко всему этому имеют эти Мак-Кины. Но с меня хватит твоих комментариев. Констанс останется со мной.
        - Да нет же! Я не могу здесь остаться! - воскликнула Констанс. Только она завоевала себе свободу - и вот на тебе!
        - А куда тебе деваться? На что жить-то будешь? - с раздражением бросил Алекс.
        - Но если бы я могла получить хотя бы аванс… - Она беспомощно мотнула головкой.
        - Не смеши меня. Конечно, ты останешься. Это твой дом. Ты должна жить в нем.
        - Вот это как раз ни к чему - и даже опасно! - вновь вмешался Роджер. Губы его скривились в брезгливой гримасе. Он выразительно показал глазами на ее, мягко говоря, необычный наряд. - По крайней мере, я бы запер столовое серебро.
        - Ты, воображала несчастный! - Констанс, наконец, взорвалась, инстинктивно правильно рассчитав, что это не повредит. - Если мой дедушка приглашает меня погостить у себя, ты-то что лезешь?
        - Хорошо сказано! - Алекс громко захохотал, забавляясь потерянным видом Роджера. Он церемонно взял Констанс под руку, опять не заметив, как она вся сжалась при этом, и повел ее к лестнице.
        - Пойдем, моя девочка. У меня к тебе тысяча вопросов, но сперва отдохни, приведи себя в порядок. Сейчас я скажу Мэгги, она поможет. А я пока пойду отделаюсь от своих гостей.
        - Ой, ну зачем же так? Извините меня, что я все вам тут нарушила, - нежным голоском пропела Констанс.
        - Да ну их, этих толстобрюхих! - решительно отрубил Алекс. - Кроме того, они меня поймут, когда я сообщу им, какое мне привалило счастьице! Ну, ты давай, действуй, как я сказал.
        Констанс беспомощно кивнула. А впрочем, все складывается для нее не так уж плохо. Она в безопасности, ее признали, по крайней мере, Алекс, и до Парижа не так уж далеко. Жером, тот бедный француз-туберкулезник, который первым познакомил ее с красками и холстом, и стал единственным другом девушки, оказавшейся на перепутье двух культур. Он буквально вскружил ей голову рассказами о Париже - о золотых закатах под каштанами Тюильри, о гордом профиле собора парижской Богоматери, о сокровищах Лувра… Ее руки уже истосковались по кисти и краскам. О, как она будет учиться, с каким старанием! Ее не очень-то устраивала перспектива, которую ей наметил Алекс, но она понимала, что должна как-то выразить свою благодарность.
        - Спасибо, сэр! Вы такой добрый!
        - Добрый? Я? - Старикан даже запнулся, и голос его прозвучал как-то странно. - Ну, в этом городе мало кто с тобой согласится. Хотя у меня раньше не было внучки… Ладно, пока не привыкнешь называть меня дедушкой, зови Алексом. А то все сэр, сэр…
        - Да… Алекс…
        - Констанс… у тебя и имя-то вполне бостонское.
        - В Лахайне меня звали Лили, - доверительно сообщила она.
        - Почему?
        - Наверное, от моего туземного имени - Лилио. Детское прозвище…
        - Может быть, ты хочешь, чтобы и здесь тебя звали так же - Лили? - осведомился Алекс.
        - Нет, нет! - Она сразу вся как-то напряглась. - Опять будут вспоминаться все эти горести… - Да сверстники ко мне приставали. - Она с трудом выдавила из себя улыбку. - Эта болезнь, лихорадка так на меня подействовала, что я после какое-то время была… ну не как все дети: не могла играть, веселиться как остальные… Они надо мной смеялись, разные клички придумывали. «Придурковатая Лили» - это меня больше всего бесило…
        - Да, пожалуй, Лили - это здесь не пойдет, да и лохмотья эти тоже. - Алекс бросил взгляд через плечо на племянника, - Роджер, пошли в магазин за платьем для Констанс. Я не могу допустить, чтобы моя внучка одевалась как какая-то сирота.
        - Да, дядюшка, - смиренно произнес Роджер, вытянув губы в ниточку.
        - Он неплохой парень, услужливый, - тихонько шепнул Алекс своей спутнице, когда они поднимались по лестнице. - Он придет в себя, вот посмотришь.
        - Да я понимаю, что мое появление могло шокировать, а мой вид тем более, - тоном кающейся грешницы произнесла она. - Но я же не нарочно…
        - Ты сейчас прямо как твой отец. - Рука его крепко сжала руку Констанс. Кажется, он снова не заметил, как она почти непроизвольным движением вырвалась из его полуобъятия. - Не волнуйся, девочка. Ты теперь дома.
        Как бы ей хотелось, чтобы это было именно так! Но она знала - ей не суждено, никогда теперь не суждено иметь своего собственного дома. Убийца должен все время менять место своего жительства. Он всегда в пути.
        Она проснулась на рассвете от очередного страшного кошмара. Отбросив теплое пуховое одеяло и не обращая внимания на пронизывающий холод в комнате, она рванулась к окну, распахнула его. Запахнув одолженный ей накануне служанкой фланелевый халат, она лихорадочно несколько раз вдохнула и выдохнула ледяного воздуха с улицы. Это помогло. Бешеное сердцебиение прекратилось, пот высох, выступивший на висках. Перед ней ярко освещало голые стволы деревьев, образуя на снегу четкие, густые тени.
        До чего же незнакомая, странная, и в то же время такая фантастически прекрасная картина! Она не могла оторвать от нее глаз. Но вот в воображении возник другой, мрачный образ - как будто какие-то белые демоны тащат ее куда-то вниз, вниз, на дно этого белоснежного океана. Она схватила пригоршню снега с карниза и натерла им лицо. Кошмарное видение пропало. Захлопнув окно, она бросилась под одеяло. Фу, вроде все прошло, чуть-чуть только осталось, но это ничего. На «Элизе» было похуже…
        Впрочем, там все было хуже. Пять месяцев непрерывного ужаса. Она прожила всю свою жизнь на острове, но панически боялась океана, воды. Сама не знала - почему…
        Может быть, ответ скрывался там, в темном закоулке ее мозга, где только скапливались вопросы, не находившие ответа, где вместо этого раздавался рев и визг демонов?
        С десяти лет, после той едва не убившей ее лихорадки она знала, что она какая-то другая, не такая как все. Как будто кто-то как острым ножом вырезал из ее памяти целый пласт ее жизни. Она знала о себе некоторые вещи, но не знала - откуда она это знает. Знала имя отца, но не помнила его лица. Умела читать, но не имела ни малейшего представления о том, где и при каких обстоятельствах она выучилась. Она не узнавала сверстников, которых не могла не знать. Те, в свою очередь, относились к ней с опаской, как к какой-то ненормальной. Они называли ее придурковатой Лили, дразнили ее за смешные ошибки, вызывая в ней приступы бессильной ярости. В нее дьявол вселился - имел обыкновение говорить ее опекун, человек глубоко религиозный, которого христианская добродетель подвигла на то, чтобы взять на себя заботу об осиротевшем ребенке его умершего помощника по плантации. Он воспитывал ее, как воспитывал бы собственных детей, частенько поколачивая ее за вранье. Но она не перестала придумывать всякие истории о себе - только они стали более изощренными, хотя и не более правдоподобными. Почему она это делала?
Наверное, потому, что быть человеком без прошлого - это еще страшнее, чем самое жестокое наказание…
        Но теперь это все позади, раз и навсегда… Или нет? Констанс вздрогнула при мысли о предстоявшем ей путешествии в Европу. Как она его вынесет? Правда, это всего две с половиной недели… Она должна. Другого выхода для нее нет.
        Поджав ноги и прижавшись спиной к резной спинке кровати, укутавшись в одеяло, Констанс с силой растирала замерзшие плечи. Ну, вроде все, следы кошмара развеялись. Она здорова. Но на душе по-прежнему саднило, пожалуй, не меньше, чем саднило ее тело в ту страшную ночь, когда ее вытащили из воды на борт матросы с судна Дайлана Мак-Кина - абсолютно голую, окровавленную, близкую к помешательству. Тогда он спас ее не только физически, но и духовно: он так дружелюбно говорил с ней о ее картинах, рисовал ей такие волшебные картины того, как ей хорошо и безопасно будет по ту сторону океана. Но, наверное, и Дайлан не был бы так добр к ней, если бы узнал правду о том, что она совершила… Констанс вновь вздрогнула, сунула голову под одеяло, надеясь, что это поможет ей избавиться от жутких воспоминаний. А они все роились и роились в ее мозгу, четкие как местность, освещенная вспышкой молнии, - неизмеримо более устрашающие…
        Бамбуковый крест и висящая на нем петля. Бесконечная цепь боли, унижения, непонимания - и пряный запах тропических цветов. Ее бесценные кисти - поломанные в щепки - последнее наказание ей. И бешеный гнев, толкнувший ее на этот ужасный поступок, и тяжелый обломок розовой раковины с каплями крови на ней…

«Не убий». Она нарушила эту заповедь. Она осуждена теперь на муки ада. Но почему нет сожаления, раскаяния? Тем более что ее жертва - служитель Божий на земле.
        Да, она позволила Дайлану Мак-Кину убедить себя, что она должна отправиться на край света, к деду, о существовании которого она и не подозревала. Это понятно в ее тогдашнем состоянии. Рука, растиравшая тело, наткнулась на серебряную цепочку. Да - она настоящая Констанс Латэм, и у нее есть тому доказательство. Да, верно, это Дайлан Мак-Кин, узнав фамилию ее отца, рассказал ей о полагающемся вознаграждении, но вот об этом пусть в Бостоне никто не узнает. Она порасскажет Алексу кучу небылиц о Джеймсе. На этом она собаку съела. Ради половины этих двадцати пяти тысяч, которые позволят ей начать новую жизнь, похоронить и придурковатую Лили, и Констанс Латэм, ради этого стоит взять еще один грех на душу, тем более что душу эту все равно уже не спасти…
        Ох, как она устала, измучена… Взгляд Констанс бесцельно бродил по элегантной обстановке спальни: камин с резными изразцами, туалетные столики с мраморными крышками, обои цвета желтой чайной розы… Как это не похоже на вонючий трюм корабля или тростниковую хижину в миссионерской колонии, которой дядюшка Сайрус правил как своим королевством! Соблазнительно, очень даже соблазнительно…
        Съежившись под одеялом, Констанс стала раздумывать: нет, таким образом, она сама себя заманит в ловушку; она не может доверять никому, кроме себя самой; она не имеет права ответить на ту симпатию, которую - она это чувствовала - испытывает к ней этот Алекс, при всем его пугающе суровом виде. Было бы нечестно позволить ему привязаться к ней. Так что, как ни хотелось бы ей узнать, что же представляет собой семейство, в котором вырос ее отец, и в чем суть конфликта между Локом Мак-Кином и Латэмами, ей надо всецело сосредоточиться на одном - побыстрее получить деньги и исчезнуть…
        Раздался тихий стук в дверь, и в проеме появилась рыжая, вся в кудряшках, головка Мэгги. - Доброе утро, мисс!
        Констанс еще глубже зарылась одеялом, что-то пробормотала в ответ, а служанка тем временем, распахнув дверь, вкатила в комнату тележку с утренним шоколадом. Его густой сладкий аромат приятно защекотал ноздри. Пять долгих месяцев она не могла себе позволить больше, чем несколько кусочков пищи, чтобы только душа с телом совсем не рассталась, и теперь сосущее чувство голода было ее постоянным спутником.
        - Спасибо, э…
        - Мое имя Мэгги, мисс. Вообще-то, Мари Маргарет Каллагэн, но дома меня всегда звали Мэгги.
        - Так вы не из Бостона? - Констанс села на кровати, поджав под себя ноги, и сделала первый глоток. Боже, какое это было божественное ощущение!
        - Господь с вами, мисс! Я из Ирландии. - Мэгги взяла кочергу и начала орудовать у камина, продолжая начатый разговор - уж что-что, а поболтать она любила. - Приехала три года назад и сразу нашла это чудное место у мистера Латэма. Такой джентльмен! Я уж скоро накоплю, чтобы выписать сюда младшего братишку. Господь всегда прислушивается к нашим молитвам, вот что я вам скажу.
        Констанс горестно закусила губу. Может быть, к молитвам хороших людей, таких как Мэгги, - да, но не таких грешниц, как она. Но горячий шоколад утром - это все-таки замечательно!
        - Хочу еще поблагодарить вас за помощь и за этот халат, - сказала Констанс, отставляя пустую чашку.
        - Не стоит благодарности, мисс. И, кстати, вы мне напомнили! - С этими словами Мэгги исчезла из комнаты, чтобы вернуться несколько секунд спустя с несколькими завернутыми в бумагу свертками и только что поглаженным халатом цвета кофе с молоком, высоким воротником и широкими рукавами, которые внизу были украшены изящной кружевной оторочкой. - Это мистер Алекс велел вам принести и передать просьбу позавтракать с ним внизу.
        Констанс выскользнула из-под одеяла и начала быстро распаковывать сверток за свертком - какие-то непонятного назначения предметы одежды.
        - Да, мисс. «Латэм и К0» - это же крупнейшая торговая фирма в Новой Англии. Разве вы не знали, кто ваш дедушка! - Мэгги поспешно прикрыла рот рукой и покраснела - не следовало бы затрагивать здесь тему, о которой уже все утро судачила прислуга.
        Констанс со вздохом уселась на край кровати с ворохом каких-то белых штучек - это, скорее всего, нижнее.
        - Боюсь, я была не совсем в курсе. Я тоже не из этих мест. Я… с Тихого океана. Только-только прибыла и не очень-то знакома с местными обычаями… Начнем с того, что делать вот с этим? - Она имела в виду нечто в складках, с огромным количеством лент и ленточек.
        - О, мисс. - Мэгги хихикнула. - Это же ваши панталончики, ну, это самое… штанишки…
        Констанс скептически покачала головой. В Лахайне женщины обычно носили только холоку - и то этот наряд появился не больше двадцати лет назад, введенный первыми миссионерами ради того, чтобы внушить туземцам понятие о скромности и приличии.
        - Это похуже, чем я думала, - пробормотала Констанс и взялась за странное сооружение, сделанное вроде бы из китового уса и ботиночных шнурков. Она вопросительно посмотрела на служанку.
        - Это ваш корсет, мисс, - рыжеголовая хохотушка изо всех сил сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
        Констанс снова вздохнула. Да, вот что значит, оказывается, быть почтительной внучкой! Нет, побыстрее отсюда, чем раньше, тем лучше!
        - Вы меня можете называть Констанс, - сказала она.
        - О, мисс, это не положено, - проговорила смущенная Мэгги.
        - Так мне будет легче, Мэгги. - Констанс схватила кучу нижнего белья и подошла к зеркалу. - Ты должна сделать из меня настоящую бостонскую леди, по крайней мере, на сегодня. И это, наверное, будет не так-то легко?!
        - Что-что ты хочешь на завтрак? - удивленно переспросил Алекс.
        - Яблочный пирог, - попросила Констанс, тоже немало удивленная.
        - Мы в Бостоне едим на завтрак только овсянку, - сказал Алекс.
        - А, понятно.
        - Почему? - Роджер беспомощно заморгал. Он очень похож на сову, - подумала Констанс, а эти его напомаженные белесые волосики - как два совиных уха. Она едва удержалась, чтобы не расхохотаться, но, не желая еще более усиливать его антипатию к ней, попыталась изобразить искреннюю заинтересованность.
        - Да, почему?
        - Ну, потому что это хорошо для того, чтобы держать форму, и вообще… так принято.
        - Роджер - человек, который чтит традиции и сложившиеся обычаи. Он отличный бизнесмен, так что я даже подумываю уйти на покой, - сухо заметил Алекс.
        - Спасибо, дядя! - Роджер даже слегка покраснел от удовольствия.
        - Однако его консерватизм, который делает его таким полезным для нашей фирмы, порой мешает ему должным образом воспринимать все новое. - Алекс, словно подсказывая ему что-то, кивнул в сторону Констанс.
        Взгляд Роджера остановился на серебряном медальоне Констанс, и он судорожно сглотнул, как будто в горле у него застряла кость.
        - Да, это… Я хотел извиниться за прошлый вечер, кузина Констанс. Мои возражения были несколько чрезмерны. Я не хотел вас обидеть и рад, что вы вошли в нашу семью…
        - Ну что вы, кузен Роджер! Спасибо, спасибо! -
        В глазах Констанс мелькнуло осторожное удовлетворение. Конечно, это он выдавил из себя явно по требованию Алекса, но все-таки, какое-никакое, а предложение перемирия - почему бы его не принять?! - Надеюсь, мы будем друзьями.
        - Прекрасно сказано, дорогая. Очаровашка ты наша! А после сна ты вообще прелесть, правда, Роджер?! - почти промурлыкал Алекс.
        - Да, вид вполне презентабельный.
        - Это все Мэгги. - Констанс провела рукой снизу вверх по плотно облегавшему ее фигуру платью и прикоснулась к простенькому банту, скреплявшему сзади ее густые волосы. Мэгги подровняла их. Так что теперь они облегали ее плечи правильным овалом. - Не хочу, чтобы вам было за меня стыдно, но не знаю, что получилось… здесь все так непривычно…
        - Прекрасно, прекрасно, моя дорогая! Она вся засияла от похвалы деда.
        - Значит, я могу пойти с вами в вашу контору?
        - За своим вознаграждением, как я понимаю?
        - Ну, если вы там держите свои деньги, - уточнила Констанс с неподдельно искренней улыбкой.
        - Нет, мы обычно держим их в банке. И тебе советую то же самое, - смешливо заметил Алекс.
        - Хорошо бы покончить с этим побыстрее. Я бы хотела уже сегодня купить билет на пакетбот.
        - Неужели мы тебе так уж надоели? - В тоне Алекса чувствовалось, что он здорово задет таким к себе отношением.
        - Да, конечно же, нет! Я весь этот год себя неважно чувствую. Что-то с легкими.
        Алекс покашлял в кулак и красноречиво посмотрел на нее.
        - Главное, надо избегать неожиданных потрясений, нужен покой, - заметил Роджер.
        - Ну, тогда, тем более, мне надо побыстрее исчезнуть.
        - Как раз напротив, моя дорогая девочка, - поспешно отреагировал Алекс. - Думаю, что твое присутствие в этом старом доме пойдет мне на пользу. Знаешь, два закоренелых холостяка - это не лучшая компания, а ты здесь всего ничего, и то я уже чувствую себя на двадцать лет моложе!
        - Это так приятно слышать, но…
        - И мои друзья все так хотят с тобой познакомиться, да и тебе нужен отдых после твоего путешествия. Ну, правда, это же разумно - перед этим твоим грандиозным проектом надо же силенок поднакопить. Разве не так?
        - Да, конечно, в этом есть свой резон, но все же я должна…
        - Тут у нас тоже есть картинные галереи. - Он заметил, что выбрал нужную тему. Она отреагировала на его слова с видимым интересом, и он с энтузиазмом начал ее развивать. - Да, полно картинных галерей, а учителей рисования - тоже. Театры, балы, рауты, санные вылазки - все это ждет тебя. И я сам выведу тебя в свет! - Ему самому так понравилась эта идея, что он изо всех сил шарахнул по столу кулаком; приборы и хрустальные крышки вазончиков для джема отозвались мелодичным звоном. - Клянусь всеми святыми, мы с тобой поразвлечемся как следует!
        - Ну, правда, Алекс, все это ни к чему, - ответила она. Привлекать к себе внимание - это было, пожалуй, последнее, чего бы она хотела.
        - Чепуха! - Алекс взорвался. - Ты - из рода Латэмов. Уже много поколений мы не на последнем месте в бостонском обществе. Ты должна занять свое место в нем - оно принадлежит тебе по праву.
        Роджеру все это тоже явно не понравилось.
        - Сэр, должен заметить, что у кузины Констанс пока нет того глянца, без которого здесь просто нельзя. Она будет чувствовать себя неловко.
        - Для этого есть служанки и всякие уроки, чтобы обучить ее манерам. - Алекс разом отмел все возражения. - И этот иностранец, который по танцам, на Тремонт-стрит, граф, как его там…
        - Папанти, - подсказал Роджер. Ему было явно не по себе…
        - Алекс, ну, пожалуйста! Мне кажется, что я вам навязалась! - Констанс улыбкой попыталась скрыть отчаяние, все более овладевавшее всем ее существом. - Я, наверное, просто не могу достаточно убедительно вам объяснить, насколько важен для меня этот курс в Париже, иначе вы бы поняли мое нетерпение. Так что если бы мы могли сходить сегодня же в банк…
        - Кузина Констанс. - В голосе Роджера послышался упрек. - Я, конечно, понимаю вашу неопытность в таких делах, но и вы должны понять, что сразу такую сумму наличными получить не так-то легко.
        - А! Я не подумала… Тогда надо сперва заплатить мистеру Мак-Кину… Вы об этом позаботитесь?
        - Что? Мы ничего не должны Мак-Кинам! - Роджер как-то неприятно оскалился.
        - Вы, может быть, и нет, но вот я определенно должна, - спокойно ответила она. В самом деле - Дайлан Мак-Кин, скорее всего, спас ее от верной смерти. Ее бы повесили, если не хуже, а тут его корабль - и только ее и видели. Но это вряд ли можно сейчас объяснить… Она в долгу перед ним и его этим упрямым братом-красавцем. Иначе бы ее здесь не было. - Так что ежели ваши средства ограничены, сперва надо отдать им их долю. Я настаиваю на этом.
        Роджер чуть слышно выругался. Констанс удивленно посмотрела на него.
        - Не понимаю - что вас сделало такими врагами с Мак-Кинами?
        - Бизнес, дорогая. Энок Мак-Кин и я были когда-то партнерами, но у нас оказались слишком разные взгляды… Мое богатство росло, а Энок… Он всегда был глупец и мечтатель… А теперь вот его сыновья винят меня в его банкротстве. Я, конечно, подходящий козел отпущения. Но это тебя не должно касаться.
        - Но видишь, как-то коснулось, - возразила она.
        - Ничего. Мы сделаем этот красивый жест. Мне это даже нравится. Лок Мак-Кин получит вознаграждение сегодня же - пусть мне даже придется заложить вот эту золотую цепочку, но только при условии, что ты согласишься отложить свои планы и побудешь немного со своим старым дедушкой!
        Что делать? С одной стороны - обязательства перед Мак-Кинами, с другой - соображения собственной безопасности, которые подсказывают ей - не останавливайся, беги дальше… Она должна немедленно уехать из Бостона с деньгами или без них, пока ее грех не навлек гнева Божьего на этого старикана. Но - Алекс, это же ее ближайший родственник, а она - единственная радость для него, какая-то компенсация за смерть сына. Неужели она не может дать ему чуточку того, в чем он так нуждается?
        - Так вы заплатите Локу Мак-Кину сегодня же?
        - Пошлю специальным нарочным, - заверил ее Алекс. - А к весне ты уже можешь быть в Париже.
        Она порывисто вздохнула, слегка поморщившись - этот чертов корсет! Сердце испуганно билось - не делает ли она ошибку?..
        - Ну ладно, Алекс.
        - Отлично! - Его настроение заметно улучшилось. - Где эта Мэгги с моим завтраком, дьявол ее побери!
        И тут, как по мановению волшебной палочки, в дверях появилась служанка с полной тележкой еды, и начала расставлять на кружевные салфетки перед сидящими какие-то кастрюлечки.
        Констанс, наоборот, успокоилась - ну, по крайней мере, братьям Мак-Кинам она теперь ничего не должна. Итак, одной проблемой меньше. Можно заняться и завтраком. Недолго думая, она запустила два пальца в стоявшую перед ней кастрюлю, наклонилась и деловито облизала прилипшую серую жижу. Боже, что это на нее так смотрят? Свое недоумение она попыталась скрыть сияющей улыбкой:
        - Что-то вроде пои, да?
        - Пои? - словно в забытьи откликнулся Роджер, но, впрочем, быстро придя в себя, не преминул уколоть ее:
        - Да нет, это не из твоих туземных снадобий. Это настоящая американская овсянка!
        Констанс моргнула. Опять прокол! Наверное, она никогда так и не сумеет освоить все эти «что можно» и что нельзя, чтобы стать бостонской леди.
        - Так значит, это не корень таро? Странно! - Она вытерла пальцы о салфетку. - Дать ей по-киснуть недельку-две, было бы, пожалуй, повкуснее…
        Роджер выглядел так, как будто его кто-то душит, зато Алекс разразился громким хохотом.
        - Дорогая, ты совершенно права, - все еще широко улыбаясь, Алекс отставил в сторону свою тарелку. - Я чувствую, девочка, ты заставишь этот городок ходить на ушах!
        Констанс храбро улыбнулась:
        - Интересно бы попытаться…
        - Ну, вот и чудесно! А теперь, Мэгги, принеси-ка нам яблочного пирога!

3
        - Упрямец, гордец, глупый мальчишка!.. Ну почему ты не берешь эти деньги? Тебе что, девать их некуда?
        - Хватит об этом, Джедедия! Я уже все решил! Не обращая внимания на опилки, которые сразу пристали к его строгому черному сюртуку, Лок Мак-Кин прислонился к деревянной заготовке, в которой уже можно было различить фигуру индейского вождя. Еще несколько таких заготовок в разных степенях готовности стояло по стенам в маленькой мастерской, расположенной рядом с его конторой. В руках у Лока был рулон с чертежами.
        - Я занимаюсь своим «Аргонавтом» и мне наплевать на эти деньги Латэма. Уж третий раз за эти две недели их обратно отсылаю. Я бы их с удовольствием кинул в этот ящик, ну, Святой Агнессы, для бедных, только не хочу, чтобы Алекс Латэм подумал, что я купился.
        Джедедия Шоу, небольшого роста жилистый старик, с лицом, напоминающим печеное яблоко, и пальцами, которые были сплошь покрыты шрамами от более чем шестидесяти лет работы с деревом, не выразил сочувствия, скорее наоборот. Отложив резец, он примостил свои страдающие артритом руки на кожаный фартук и бросил на Лока осуждающий взгляд; глаза, полуслепые, с молочной пленкой катаракты, сурово блеснули.
        - А что же ты бегаешь за этими толстопузыми банкирами - по всем этим приемам и… раутам?
        - Черт побери, Джедедия! Ты что думаешь, мне это доставляет удовольствие? У них же у всех в глазах вопрос. - Лок передразнил жеманный голосок почтенной бостонской матроны: - Уж не сынок ли это Энока Мак-Кина? Того самого?..
        Морщины на лице Джедедии слегка разгладились.
        - Да, парень, здесь ценят репутацию…
        - Слухам здесь уж очень верят, - отрезал Лок. - Если я хочу спустить «Аргонавта» со стапелей, мне нужны инвесторы, и ради того, чтобы их заполучить, я буду даже танцевать вальсы с дочками этих банкиров - хоть бы морды у них были пострашнее лошадиных.
        - Да почему бы тебе не взять деньги Латэма - ведь вы с Дайланом действительно вернули ему внучку!
        - Нет, черт побери!
        Джедедии только оставалось воздеть руки и вернуться к куску дубового дерева, над которым он колдовал. Лок почувствовал угрызения совести.
        - Да ладно, Джедедия. Я хочу тебя попросить - ты не вырежешь бушприт для
«Аргонавта»?
        - Странно, что ты не додумался поручить эту работу машине. Ты ведь совсем на них свихнулся, - сварливо отозвался Джедедия.
        - Паровые пилы и краны - это единственное, чем я могу побить конкурентов с больших нью-йоркских верфей.
        - Один мастер со стамеской стоит трех этих твоих пил, а что касается того, чтобы деревянные шпонки на станке делать…
        - Да брось ты! Еще полно работы и для таких кустарей-бездельников вроде тебя!
        - Нахал бессовестный! Дай-ка сперва посмотреть. - Джедедия вырвал рулон чертежей из рук Лока. - Значит, «Аргонавт»? Да, здорово! Это что - все из твоих опытов на мельнице? В это гидро…
        - Гидростатика. - Лок задумчиво дотронулся пальцем до губы. - Да, наука! Но и практики здесь немало. Всего вложено.
        - Клипер с осадкой, а корпус узкий… Думаешь, получится?
        - Пытаюсь.
        - Над тобой обхохочутся!
        - Над Галилеем тоже смеялись. - Лок посуровел лицом, свернул снова чертежи в рулон, тщательно обернул в бумагу.
        Джедедия открыл, было, рот, чтобы продолжить спор, но вдруг заметил, что в дверях кто-то стоит; кто - он не мог разобрать.
        - Эй, вам кого?
        - Извините меня. Мне сказали заглянуть в мастерскую мистера Шоу… А, вот и вы, Лок Мак-Кин!
        Лок повернулся на звук слегка охрипшего женского голоса, да так и остался стоять с открытым ртом: в мастерскую, прошелестев модной юбкой, впорхнула Констанс Латэм. Как же она изменилась! Настоящая леди: шелковая голубая шляпка, кашемировая мантилька, отороченная бархатом, большая меховая муфта… Только слегка раскосые топазовые глаза вносили какую-то экзотическую, непонятную нотку в образ светской бостонской дамы. Эти глаза из-под густых ресниц смотрели на мир с какой-то тревожной торжественностью. При всем внешнем блеске, в ней была какая-то уязвимость, беззащитность, которая властно действовала на его инстинкт мужчины-покровителя - поневоле хотелось охранить ее от какой-то неведомой опасности.
        Но вот она выдала опять эту свою улыбочку, - и видение исчезло - вновь появился дерзкий мальчишка. Лок раздраженно стиснул зубы. Ну конечно - все, что ей не хватало, это воды с мылом, да отъесться немножко. Вон и округлости появились… Чему тут удивляться - маленькая разбойница не теряла времени, видать, уже влезла, как следует в дедушкин бумажник и, соответственно, в общество этих бостонских толстосумов, их дочек и внучек! А он-то еще думал, что она что-то из себя представляет.
        - Какого черта тебе здесь надо? - грубо осведомился он.
        - Я думаю, ты должен знать. - Констанс сунула руку в муфту и вытащила какую-то продолговатую, четырехугольную пачку. - Ты очень неразумный мужчина, Лок Мак-Кин. Держи - это твое.
        - Это что, Алекс тебя прислал? - Лок подозрительно поглядел на нее.
        - Да нет же, конечно! Я сейчас должна быть на уроке - учиться хорошим манерам по этой жуткой книжке миссис Фаррар об этикете - «Спутнику молодой леди», но я сбежала. Сочла дело слишком важным, чтобы доверять его этим остолопам, которых к тебе подсылал Роджер.
        - Что ты имеешь в виду - как это сбежала? - нахмурился Лок.
        - Ушла, исчезла, смылась. - Она пожала плечами. Благодаря тебе, у меня теперь выше крыши уроков: красноречие, вышивание, этикет…
        - А я тут при чем?
        - Мне пришлось дедушке пообещать, что я поеду в Париж попозже, и все ради того, чтобы ты мог первым получить свою долю. А чтобы я могла появляться в обществе, пока я здесь, меня так зажали со всеми этими нарядами, манерами - не вздохнуть!
        - Неужто так? - Губы Лока тронула легкая усмешка.
        - Это еще не все! Прошлое воскресенье мне пришлось еще посетить церковь Троицы, а ты знаешь, каково это мне! А тут еще визиты, магазины, контора, да еще Алекс хочет, чтобы я познакомилась со всеми бостонскими развлечениями - от санок до оперы! Я уже вымотана до предела…
        - Да уж, тяжеловато! - Он попытался изобразить сочувствие, но вместо этого улыбка его стала еще шире.
        - У меня на себя ни секунды не остается! Я даже к кисти с холстом не успела еще прикоснуться! Слава Богу, твое упрямство дало мне хоть возможность одной прогуляться!
        - Одной? Уж не хочешь ли ты сказать, что пришла сюда пешком?
        - Конечно, нет! Я наняла извозчика. Очень интересно было.
        - Господи! - Он чуть не застонал. - И никто не знает, куда ты отправилась? Идиотство какое-то!
        - Почему же? Я заметила, что бостонские леди ходят и ездят куда хотят. Вот вчера в книжном магазине я встретила даму, которая изучает литературу, мисс Элспет Филпот - так она рассказала, как пешком до Коннектикута дошла!
        - Ну, знаешь, даже синий чулок и то поостереглась бы идти в одиночку на набережную! - Лок в полной растерянности почесал в затылке, подумав, что Алекс Латэм еще, чего доброго, свалит на него вину за это ее безумие. - Здесь леди не ходят! Все что угодно может случиться. Да и мороз к тому же…
        - Ой, правда, - небрежно согласилась она. - Теперь-то я понимаю, почему у здешних леди такие юбки широкие. Мне пришлось на себя напялить пять или шесть нижних. - Она выставила ножку в изящном сапожке и лихо вздернула юбки, обнаружив стройную ножку в шелковом чулке и пестрый спектр разнообразных тканей. - Смотри: из красной фланели, шерстяная на подкладке, льняная - мне даже жарко!
        - Мисс! Да вы что! - раздался протестующий почти взвизг Джедедии.
        - Констанс! - Лок быстро одернул ее юбки.
        - Ой, я все забываю, что у бостонцев нижнее белье - это больное место, - пробормотала она, и ее румянец стал еще ярче.
        - Извините меня, мистер Шоу! Кстати, какая у вас чудесная работа! Это будущий дельфин.
        - У вас острый глаз, мисс! - Джедедия не мог скрыть удивления: он только-только начал обрабатывать этот кусок дуба.
        - Наверное, мы просто одинаково видим вещи, - отреагировала она. - Можно я еще раз приду посмотреть, когда вы его закончите?
        - В любое время, девочка!
        - У мисс Латэм не будет больше случая повторить свой визит, Джедедия, - твердо вмешался Лок. - В общем-то, ей уже пора, так что извини нас.
        Держа рулон с чертежами под мышкой, Лок взял Констанс за локоть и вывел ее из мастерской; буквально протащил по длинному, пыльному коридору, пахнущему сандаловым деревом, чернилами и смолой мимо офисов, где кипела работа клерков и бухгалтеров. Не обращая внимания на ее протесты и увещевания, он велел мальчишке рассыльному сбегать на Вторую улицу за извозчиком. Мальчишка бегом бросился исполнять приказание, а Лок почти насильно подтащил Констанс к стеклянным дверям недавно отремонтированного здания.
        - Давайте, мисс Латэм. Извозчик будет вас ждать.
        - Сперва послушайте меня! - крепко сжав губы и изо всех сил сдерживая свой темперамент, она сунула ему пачку банкнот. - Я что же - зря сюда приходила? Возьмите это, и хватит строить из себя!..
        - Не возьму. Деньги Латэмов мне не нужны!
        - Но это же смешно! - сердито выдохнула она. - Это ваше, глупый вы человек!
        - Я сказал вам, мне они не нужны.
        - Хорошо, вам - нет, а Дайлану? - сказала она торжествующим тоном.
        - Вы ошибаетесь, - сказал он просто. - А теперь - извините меня!
        Он повернулся, чтобы уйти, но она схватила его за руку - ее рука и через перчатку ощутила сильное тепло его мощной мускулатуры.
        - Не понимаю. Это что - все эта глупая свара? Из-за нее вы такой упрямый?
        - Алекс Латэм убил моего отца. Они были партнерами, но ваш дед нарушил свое слово, злоупотребил его доверием, лишил его гордости, разорил его. Отец покончил жизнь самоубийством. - Лок произнес эти слова с таким ледяным выражением лица, таким холодным тоном, что Констанс вздрогнула.
        - Нет, нет, не может быть! - Потрясенная до глубины души, Констанс почувствовала, что у нее перехватило дыхание.
        - Я первым обнаружил мертвое тело моего отца. Мне тогда было четырнадцать. Вы считаете, что я могу забыть или простить эту глупую свару, мисс Латэм? - Лицо Лока окаменело, превратившись в какую-то мрачную маску.
        - Я, я…
        - Да я скорее сгорю в аду, чем дотронусь до этих окровавленных денег! - Он вырвал руку; его глаза - он буквально прожигал Констанс своим презрением, своей ненавистью, своей болью. - Теперь вы понимаете?
        Она не могла вымолвить ни слова. Он выглядел таким беспощадно яростным; и таким уязвимым! Гордый, сам не желающий пощады демон, бросающий вызов всему миру… Констанс знала, что такое страдание, и то, что испытывал этот мужчина, было ей хорошо знакомо. И ведь никто и ничто тут не поможет! Лок бросил на нее последний взгляд, повернулся и побежал по лестнице вверх, перепрыгивая через две ступени, и исчез.
        Констанс сделала глубокий, до боли вдох и обнаружила, что она вся дрожит. Да теперь она кое-что поняла, хотя и не вполне. Неудивительно, что Лок отнесся к ней так странно тогда, в тот день, когда они встретились. Но о чем же думал Дайлан Мак-Кин, посылая ее к деду и думая, что его брат будет самым подходящим посредником? Это же все равно, что бросить искру в пороховой погреб. Понятно, что Лок не хотел иметь с ними дело.
        Пачка банкнот дрожала у нее в руке, как будто кто-то грозил ей пальцем. Она поспешно сунула деньги обратно в муфту. Ладно, пусть Лок Мак-Кин поступает, как считает нужным, но и она будет действовать по-своему.
        Преодолев последний марш, она остановилась, почти ослепленная ярким светом, лившимся из дверей огромного зала. Постепенно глаза ее привыкли, и перед Констанс предстала невиданная, таинственная картина: на выкрашенном в черный цвет полу среди исчерченных цветными мелками линий на коленях ползало около полдюжины мужчин в рубашках с закатанными рукавами. Одни орудовали линейками и циркулями, другие забивали гвоздики, третьи - гнули и пристраивали гибкие деревянные рейки. Вдоль стен стояли столы с наклонными крышками, около них роились люди, вертя в руках какие-то таинственные листы бумаги, и оживленно что-то обсуждая. На большом столе с горизонтальной поверхностью стоял макет корпуса корабля - в самую середину его была воткнута стамеска. Как будто здесь было совершено жертвоприношение. Сцена была настолько фантастичной, что Констанс невольно поискала на поверхности пола магические символы. Колдовство - это было самое естественное и напрашивающееся объяснение той истовости и поглощенности, с которой люди здесь занимались своими странными делами.
        На нее никто не обращал внимания - ее даже и не заметили. Подняв руку к шляпке, чтобы защитить глаза от яркого света, она, наконец, увидела Лока. Его силуэт четко выделился в проеме окна на противоположной стороне зала. Он стоял, наклонив голову, с видом крайней сосредоточенности. Слегка шурша юбкой, Констанс проскользнула по галерее, шедшей по периметру зала, и остановилась у него за спиной, глянула ему через плечо. Что же означает эта путаница цветных линий внизу?
        - Как это все называется? - мягко спросила Констанс.
        - Это называется строить корабль, который еще никто не строил. - Его голос шел как будто бы издалека. Он резко повернулся и выругался.
        - Опять, черт бы вас побрал! Вы когда-нибудь бросите это? Катитесь из моего модельного цеха!
        - Модельный цех! - механически повторила она. - И вы делаете модели?..
        - Кораблей, конечно, чего же еще? - рявкнул он. - Каждый узел, каждый шпангоут, по секциям, как у закройщика. Ну, все?! Ваше любопытство удовлетворено, или вы шпионите здесь, чтобы украсть мой проект для своего дедулечки?
        Констанс вздохнула и вынула из муфты руку - в ней ничего не было.
        - Ладно, вы выиграли.
        - Что? - В одном этом слове Лока было столько подозрения!
        - Насчет денег. Я теперь понимаю. Извините… за все.
        Он не произнес ни слова. Да, - подумала Констанс, - это, пожалуй, самый трудный орешек из всех, кто ей встречался. Ладно, она, конечно, преступница, но не воровка. Она добьется, что братья Мак-Кин получат свои деньги. Она положит их в какой-нибудь местный банк на имя Дайлана - это сделать несложно. А Локу она ничего не скажет. И все устроится наилучшим образом, или почти наилучшим. Ее полуулыбка исчезла, на лице появилось выражение разочарования и легкой печали.
        - Я просто хотела, чтобы вы это знали, - сказала она, проглотив комок в горле. - И я надеюсь, вы создадите самый лучший корабль в мире.
        Она заморгала, ругая себя за глупость - ну какое ей дело до того, что он ей не отвечает? - повернулась, чтобы уйти.
        - Констанс! - Он положил свою ладонь ей на руку. Она ахнула, но не от этого его прикосновения, а от открывшейся перед ней внизу в окне панорамы верфи.
        Множество массивных деревянных балок торчало во всех направлениях - тонны и тонны древесины, соединенные друг с другом как будто какой-то гигантской рукой. И в центре этого хаоса, у выхода в Бостонскую бухту, вздымался элегантный корпус клипера. За ним ярко сверкала водная поверхность; Констанс испытала легкое головокружение и поспешно перевела взгляд на почти законченный корабль. С обеих сторон от него лепились леса: рабочие на них что-то сверлили, обтесывали, приколачивали молотками. Краны поднимали наверх консоли, к которым крепились доски палубы, клубы пара вырывались из распарочных камер, где длинные деревянные брусья размягчались, чтобы потом согнуть их по форме, обозначенной на чертежах.
        - Вот это да! - выдохнула Констанс. Стекло перед ней запотело, и она нетерпеливо протерла его своей муфтой, чтобы еще раз взглянуть на эту чарующую картину. Потом она перевела взгляд на Лока - теперь в нем было какое-то почти благоговейное почтение. - Это и есть идеальный корабль. Вы уже его сделали?
        - Не вполне. - Лок покачал головой и махнул рукой в сторону лабиринта линий на черном полу. - Может быть, вот этот будет.
        - Ну, этот все равно очень красивый. Как вы его назвали?
        - «Одиссей».
        - «Вест-Уинд» тоже вы построили? - Она жадно вглядывалась в картину лихорадочной работы на стапеле, и в глазах ее зажглась какая-то настойчивая мысль. - Я бы отдала все, чтобы написать и «Одиссея» тоже! Вот это была бы картина!
        - Твой дед не одобрил бы этого, принцесса! Констанс засмеялась.
        - А откуда он узнал бы? Я сделала бы это втайне.
        - Мне неприятности ни к чему.
        - А я думала, что ты не упустишь такую возможность насолить Латэмам! - выдала она после некоторого раздумья. В ее взгляде соединились озорство и вызов.
        - Ну, ты и штучка! - засмеялся он.
        - У меня есть свои мечты.
        Что-то хрупкое, беспомощное мелькнуло в ее золотистых глазах - сквозь броню подчеркнутого хладнокровия. И снова Лок ощутил инстинктивную потребность защитить эту крошку. Но не менее сильным было и чисто мужское желание. И то, и другое было совершенно ни к чему, учитывая, с кем он имел дело. Дьявольщина! Но вообще-то, с ней его ничто не разделяло, и если она хотела поконфликтовать со старым Латэмом, то почему он должен ей в этом мешать?
        - Ну, как хочешь, - пожал он плечами.
        - Значит, можно? - она вся просияла.
        - Только больше не приходи сюда одна.
        - Не буду.
        - И не попадайся мне на глаза.
        - Ладно.
        Он посмотрел на нее, сощурив глаза - что-то она непривычно кроткая.
        - Тогда все в порядке.
        - Спасибо! - Она так лучисто улыбнулась ему, как будто он одарил ее королевскими бриллиантами; она даже запрыгала от радости, чуть не бросившись к нему на шею, но в последнюю секунду передумала.
        - Вы просто ангел, Лок Мак-Кин!
        Лок уже сожалел о своем решении, но было поздно. Он смотрел ей вслед, и на лице у него появилась какая-то бесовская ухмылка.
        Прошло десять дней.
        - Мне это все совсем не нравится, - пробормотала Констанс. - Я к этому не готова.
        - Глупости, девочка! - почти заорал Алекс - не столько выражая недовольство словами внучки сколько стараясь перекричать шум толпы и музыку оркестра. Они были в фойе бального зала графа Папанти на Тремонт-стрит. Он сжал ей локоть и решительно потащил вперед.
        - У тебя все получится. Всякий, кто здесь что-то значит, стремится попасть на Зимнюю Ассамблею, а для тебя это прекрасная возможность познакомиться со сверстниками из твоего круга. Тебе будет очень весело, правда, Роджер?
        Ее кузен, в строгом вечернем наряде, весь такой элегантный, выразил согласие, приятно улыбнувшись. Но Констанс не проведешь: она почувствовала, с каким надменным презрением его взгляд скользнул по ее темно-бордовому атласному платью с довольно простенькой бисерной отделкой и прическе в стиле Анны Болейн. «Пальцем в небо», «со свиным рылом, да в калашный ряд» - вот что было написано на его лице - и неудивительно, что храбрость все больше покидала Констанс и ее шаги становились все более медленными и нерешительными.
        Она, конечно, могла бы просто отказаться от этого выхода, но знала, что это обидело бы Алекса, а ей не хотелось причинить ему боль. Ведь это он все ради нее, а грубые манеры, стремление всегда навязать свое мнение и неумение прислушиваться к возражениям - на это можно и закрыть глаза, в конце концов. Констанс, почти с досадой, стала замечать, что между ней и дедом уже начинают складываться какие-то близкие, даже нежные отношения. Оказывается, ей приятно сыграть с ним партию в шахматы, поцапаться по поводу расписания ее уроков. Она уже не отшатывалась, когда он брал ее за руку или трепал по плечу. Неужели эти жуткие воспоминания-ассоциации проходят?
        А он так увлекся идеей этой Зимней Ассамблеи, так хотел показать ее всем, был так забавно преисполнен уверенности, что несколько полученных ею уроков уже превратили ее в идеальную даму света. Ей так не хотелось его разочаровывать, хотя она понимала, что Роджер, конечно же, не преминет записать это как очередное доказательство ее хитрости и коварства, - мол, показной покорностью она старается побольше выжать из выжившего из ума старика.
        - Ну, пошли же, Констанс! - сказал Алекс тоном, не терпящим возражений. - Я хочу познакомить тебя с Кэботами.
        Констанс поборола в себе желание сбежать отсюда подальше, изобразила на губах улыбку и приготовилась к катастрофе.
        Действительность была еще хуже ожиданий. После нескольких представлений она уже вся кипела и буквально скрежетала зубами, сдерживая упорное желание высказать очередной особе мужского или женского пола все, что она думает об их снобистской снисходительности, за которой скрывалась абсолютная пустота.
        Нет, не то, чтобы они были невежливы. Что бесило ее - так это их отношение к ней как к какой-то выскочке, некоему курьезу.
        Алекс ничего этого не замечал. Он тащил ее за собой, от одной группы гостей к другой, каждый раз радостно повторяя ее историю, разумеется, в сокращенном варианте, даже не обращая внимания на каменные физиономии и шокированные взгляды собеседников. Принадлежность к роду Латэмов вроде бы автоматически давала ей статус самого высшего ранга, но смешанная кровь и экзотическое появление в Бостоне, - это было слишком для чопорных представителей вышего общества. Ради Алекса Констанс терпела презрительное фырканье местных матрон, а что касается их мужей, приставвавших к ней со всякими игривыми вопросами, то она решила вообще притвориться дурочкой.
        Еще хуже стало, когда Алекс поручил Роджеру свести ее с молодежью. Ее сверстницы чуть ли не отворачивались от нее. За спиной она слышала шепоток, что эта темнокожая туземка вообще незаконнорожденная. Молодые люди, правда, охотно приглашали ее потанцевать, но в глазах у них явно читалась одна мысль: как бы побыстрее остаться с ней наедине и узнать, как эти островитянки занимаются любовью, - предполагалось, что ничем другим они вообще не занимаются.
        Констанс была так зла, что все премудрости, которые она постигла на уроках танцев, вылетели у нее из головы. Унижение было полным. Это было, как там, на Лахайне, когда ее дразнили придурковатой Лили. Они боялась, что она сорвется.
        Констанс получила несколько минут передышки, когда смогла как-то убедить своего кавалера прервать исследования в вырезе ее платья и принести ей лимонад. Прижавшись к стоявшей в горшке пальме, она безуспешно высматривала Алекса или Роджера с намерением объявить им, что она плохо себя чувствует и должна уйти, но тут перед ней возникла пышнотелая, средних лет дама, за которой с обреченным видом тащился ее партнёр. Дама остановилась перед Констанс.
        - Какая неожиданность! - ахнула Элспет Филпот, сперва прижав руку к своему объемистому бюсту, и потом протянув ее Констанс. - Как приятно встретиться снова с вами, мисс Латэм! Эти ассамблеи - неплохая штука, а?
        - Здравствуйте, мисс Филпот! - радостно откликнулась Констанс. Теплая улыбка этой толстушки была таким приятным контрастом всему этому надменному жеманству.
        - Я хочу тебе представить мистера Тинкермана, дорогая, он врач, - поправляя съехавший ей на ухо шиньон, проговорила Элспет. Джентльмен, тоже довольно округлых форм, церемонно приложился к ручке Констанс. Элспет между тем продолжала щебетать:
        - У меня чудесная новость, дорогая! Следующий вторник на заседании моего литературного клуба выступит мистер Готорн! Обещай мне, что придешь?
        - С удовольствием, мисс Филпот!
        - Ой, зови меня просто Элспет. Возможно, и сам мистер Гаррисон, Уильям Ллойд Гаррисон, придет. Он - редактор «Либерейтора», который против рабства негров. Будет интересная дискуссия, правда, Тодд?
        - Несомненно, Элспет, - ответил тот, запыхавшийся и покрасневший от физических усилий, которые потребовались от него, пока он танцевал, пробирался за Элспет через толпу танцующих, а затем склонялся к руке Констанс.
        - Как с твоей живописью? Начала опять заниматься? - спросила Элспет.
        - Да, спасибо! - Лицо Констанс просветлело.
        - В последние дни она сумела выкроить время для нескольких сеансов на натуре - она делала наброски «Одиссея». На помощь пришло счастливое совпадение: у Мэгги был парень, и он работал на верфи, так что было совсем нетрудно организовать совместные тайные вылазки в Южный Бостон. Это были ее самые приятные и спокойные часы. Верная своему слову, Констанс старалась не, попадаться на глаза Локу, обнаружив укромный уголок, где она могла поставить свой мольберт! Было холодно, краски порой не слушались ее. Кроме этого она еще завела себе альбом, в котором по памяти делала наброски сцен из жизни своего островка. Об этом последнем своем занятии она и упомянула Элспет.
        - Ой, как здорово! Принеси его с собой, когда придешь! - чуть не взмолилась собеседница. - Мы бы с удовольствием посмотрели твои работы.
        - Конечно, конечно! - пообещала Констанс, начиная немножко раскрепощаться впервые за этот вечер. Но, увы - доктор Тинкерман увлек Элспет на очередную польку, зато появился последний из ее кавалеров с бокалом пунша.
        - Якшаетесь с этой аболиционистской шайкой? - осведомился он, передавая ей бокал. - Эксцентричная дамочка, да? Мне таких жалко, ну прямо до слез.
        - Ну, вот этого не надо, - сказала Констанс, несколько напряженно, возобновляя отчаянный поиск деда - теперь уже через стекло бокала.
        Взгляд ее наткнулся, однако, на другую личность. Это был Лок Мак-Кин. Холодно-элегантный в своем вечернем костюме, склонив голову, он говорил что-то серьезное своей партнерше по танцу - довольно-таки неприятной девице с тонкими, поджатыми губами, одной из тех, которые проходились насчет цвета ее кожи.
        - Знаете, кто это? - спросил Констанс ее ухажер, наклоняясь к ней слишком близко - явно в противоречии с тем, что было написано в учебнике этикета миссис Фаррар.
        - Откуда?
        - Выскочка из Южного Бостона, некий Мак-Кин, - фыркнул он. - Отнюдь не из числа друзей вашего дедушки. Да и мой отец предпочитает не иметь с ним дела.
        - Почему? - Констанс вся напряглась.
        - Риск большой. Отец его умер банкротом. - Он явно перебрал, и от него несло как из бочки. - Покончил самоубийством. А сумасшествие, говорят, передается по наследству.
        Его слова, какие-то липко-наглые, как и он сам, взбесили Констанс. Ведь и ее считали ненормальной. Она залпом выпила бокал.
        - Этот паршивый городишко кого угодно сведет сума!
        - Простите?
        - Сведет с ума от скуки. «К черту их всех», - подумала она. Они не хотят принимать ее как благопристойную леди - пусть получат то, что хотят и заслуживают.
        С достаточно откровенной улыбкой она пробежала пальчиками сверху вниз по пуговицам его жилета - бедная миссис Фаррар с ее учебником!
        - Давайте-ка потанцуем хулу.
        - Что, что?
        - Туземный танец. Запрещен под страхом смерти. - Она опустила ресницы. - Очень страстный…
        Ее кавалер сглотнул слюну, предложил ей руку - и что тут началось! Почтенные мамаши долго не могли прийтив себя от негодования: эта молодая Латэм выделывала такое - причем не с одним, а подряд с целой группой! Прижималась, хохотала, смотрела им прямо в глаза, - какой позор! И так продолжалось, пока из круга поклонников ее не вытащил Роджер, весь мертвенно бледный от злости.
        - Ты что, свихнулась? - прошипел он, вводя ее в медленный пируэт полонеза. Он церемонно держал ее на расстоянии вытянутой руки, между своей ладонью и ее спиной он аккуратно проложил накрахмаленный белый платок - как предписывалось правилами хорошего тона.
        - Как это мило, что ты пришел ко мне на выручку, кузен Роджер! - Констанс состроила невинную улыбку. - Ты, конечно, заметил, как неудобно я себя чувствовала в центре всеобщего внимания.
        - Я знал, что тебе нельзя доверять. Ты устроила дикий спектакль, дядя Алекс себе места не находит теперь от всего этого унижения. Ну, может, это и к лучшему - прислушается, наконец, к голосу разума…
        - Значит, ты не одобряешь моего поведения?
        - Ты просто авантюристка, и в тебе нет ни капли искренности, Констанс! - тявкнул он, направляясь к столу с закусками. - Вот ты кто!
        Она вызывающе вздернула подбородок:
        - Алекс, по-моему, не разделяет твоего мнения.
        - Зато я все знаю! Почему ты не помнишь дня рождения Джеймса? И на каком корабле он плыл?
        - Я же была ребенком, когда он умер, - холодно ответила Констанс. - Возможно, мне говорили, но дети не запоминают такие вещи.
        - Не думай, что я не понимаю, куда ты метишь! - мрачно предупредил он ее. В глазах Роджера появился какой-то хищный блеск, поразивший Констанс: наверное, она зря отнеслась к Роджеру как к придворному шуту Алекса. Он может быть опасен.
        - Ну и куда же? - спросила она.
        - Ты хочешь втереться в доверие Алексу и использовать свое влияние против меня.
        Эта идея так поразила ее, что она неожиданно остановилась. Перед ними был большой чан с пуншем.
        - Роджер, это неправда!
        - Последние пять лет я был фактическим главой «Латэм и К0». Пыхтел, потел и лизал задницу старику с утра до вечера. - Лицо Роджера стало как каменная маска. - Компания по праву моя. Я не потерплю какого-нибудь вмешательства с твоей стороны, понятно это тебе?
        - Ты что мне угрожаешь, кузенчик? - Она сделала шаг в его сторону; сама мягкость ее вопроса должна была стать предупреждением ему, но он никак не прореагировал.
        - Чем раньше ты отправишься в Париж, тем лучше, я думаю, после сегодняшнего дядя не будет возражать.
        Констанс слегка опустила ресницы, приняв сонный вид львицы, приготовившейся к прыжку. Мягко улыбаясь, она сделала еще шаг, и Роджеру пришлось отступить назад.
        - Вообще-то дедушка настаивает, чтобы я продлила свое пребывание здесь. После того, как меня так тепло здесь сегодня приняли, я просто не знаю, как я смогу вынести разлуку…
        Кровь бросилась Роджеру в лицо.
        - Ты, маленькая…
        Она с силой наступила каблучком ему на ногу. От неожиданности Роджер вскрикнул, дернулся, потерял равновесие и… плюхнулся прямо в чан с пуншем. Стоявших неподалеку матрон окатило с ног до головы как приливной волной, и Роджер забарахтался посредине как гигантская макрель. Раздались возмущенные вопли, громкие соболезнования Роджеру - и, увы! - раскаты смеха. Констанс испуганно поднесла руку ко рту и отвернулась от сцены катастрофы, а также от осуждающих взглядов - вот и еще одно преступление на ее совести! Роджер что-то квохтал и обирался как курица у забора, стараясь сохранить какое-то достоинство. А Констанс поймала взгляд Лока Мак-Кина, стоявшего по другую сторону стола. Он широко улыбался.
        Лихорадочно сглотнув, она сделала то единственное, что сделала бы при данных обстоятельствах любая разумная девушка. Она опрометью бросилась вон из зала.

4
        Холодный ветер, продувавший насквозь Тремонт-стрит, не мог охладить горящих щек Констанс. Слава Богу, было темно, и никто не видел ее позора. Она выбежала из зала, даже не накинув пальто, и теперь от влажного февральского холода на ее голых руках и плечах выступили пупырышки гусиной кожи. Не очень-то умно было с ее стороны рассчитывать, что она не замерзнет, пока доберется до дома Алекса на Бикон-стрит. Хотя она вряд ли была способна тогда что-то толком соображать. Вот за это она и расплачивается. Впрочем, физические муки были ничто в сравнении с душевными.
        - Вот дуреха! И зачем только тебе это понадобилось? - ругала она себя.
        Констанс перебежала улицу, увертываясь от проезжавших экипажей. Стук лошадиных копыт молотом отдавался в голове. Вот она пронеслась мимо надгробий Центрального кладбища, вот углубилась в темень заснеженного парка.
        - Дуреха! Дуреха!
        Ее атласная юбка стала вся грязная, туфли насквозь промокли, она уже вся дрожала от холода. Морозный воздух обжигал легкие, кровь стучала в висках. Вдруг она скорее почувствовала, чем услышала явственный шум шагов.
        Погоня! Повинуясь голосу инстинкта, а не рассудка, она нырнула под полог сухих, обледеневших ветвей и замерла как преследуемая охотником лань.
        Отряхнув юбку от снега, она огляделась. Кое-где снега не было, виднелась лишь голая земля с безжизненной, сухой травой.
        Шаги приближались, и рос ее страх, превращаясь уже в панический ужас. Она рванулась с места, перепрыгнула низенький барьерчик и ринулась по снежному склону по направлению к какому-то плоскому, открытому участку парка. Кто-то схватил ее сзади, и она громко вскрикнула.
        - Стой, дуреха! - сильная рука рванула ее назад. - Туда нельзя!
        - Пусти! - отчаянно царапаясь, она пыталась вырваться.
        - Констанс! Да это же я! - Лок прижал ее к себе, тяжело дыша. - Ты что не понимаешь?.. Ну, посмотри же!
        Он схватил какую-то палку и кинул ее вниз. Раздался треск, затем всплеск, и палка исчезла под тонким слоем льда.
        - Это пруд, - сказал он ей прямо в ухо. - Ты же могла утонуть!
        Констанс теперь увидела воду и живо представила себе, как она оказалась бы там, под этой темной поверхностью, под этой твердью, не в силах выбраться наружу, и серебряные пузырьки как пустые молитвы - это было бы последнее в ее жизни. Образ был такой яркий, такой жуткий, что она пошатнулась, колени ее подогнулись и, прежде чем Лок успел ее подхватить, она мягко спустилась на сугроб.
        - Констанс! - Лок опустился на колени рядом с ней, потрогал ее - нет ли где крови? Нет, ничего, только вся холодная как лед. Выругавшись про себя, он снял с себя пальто и закутал ее в него, прижав к себе, чтобы побыстрее согреть. Непривычный запах разогретого мужского тела заставил ее вздрогнуть.
        - Черт подери! Что случилось? Ты не ушиблась?
        - Я… я не люблю воду, - шепнула она, не в силах унять дрожь в теле.
        Он еще сильнее прижал ее к себе, слегка покачивая как ребенка.
        - Ну, все, все… Теперь ты в безопасности, принцесса!
        В безопасности… Да, она чувствовала это. Это чувство порождали в ней эти сильные руки, эти простые слова. И это чувство властно притягивало ее к нему - как мошку на огонь. Это было неизбежно как судьба, необъятно как космос. Она подняла голову, обратив к нему взгляд, полный облегчения, удивления и признательности.
        Лок глядел на Констанс, в ее затуманившиеся глаза. Какая она беззащитная, уязвимая, как тянется к нему, мужчине-защитнику. Между ними как будто проскочила искра - яркая и сильная. Жадными губами он внезапно прикоснулся к ее губам - и искра превратилась в пламя. Она нерешительно ответила на его ласку - и пламя превратилось в огненный вихрь.
        Он властно овладел ее ртом, нежно покусывая ее нижнюю губу. Констанс вновь вся задрожала - на этот раз не от холода, а от охватившего ее жара. Все внутри у нее пылало. Она раскрыла губы и сама дотронулась кончиком языка до него. Молния пронизала всю ее с головы до пяток и зажгла в ней такое, чего она никогда не знала и о существовании чего не подозревала.
        Нет, конечно, она и раньше целовалась. Она всегда любила нарушать правила и табу. Но эти парни-островитяне были такие неуклюжие и неопытные, а моряков она старалась избегать - не только свое потеряешь, но и подхватишь еще что-нибудь. Впрочем, она бы решилась и на это, если б не было другого выхода, но вот, благодаря дядюшке Сайрусу, она сохранила свою невинность, впрочем, приобретя, по крайней мере, в его глазах, устойчивую репутацию потаскухи. Но никогда до этого момента она не подозревала, что все это значит. Все эти проповеди насчет слабости плоти были для нее пустым звуком. И только теперь она обнаружила, что ее плоть действительно-таки слаба, причем очень и очень.
        Она сама не помнила, как обвила Лока за шею, как сильно-сильно прижалась к нему. А он продолжал ласкать ее все более и более смело. Ее мягкое, гибкое тело так чувствовало его - жесткое, твердое, особенно то место, которое стало особенно твердым - как камень - и которое своим прикосновением так ее возбуждало.
        Она уже не могла больше дышать, не могла ни о чем думать, забыла обо всем, кроме этого сверкающего великолепия его объятий и ласк. Уж не архангел ли это, в самом деле, унес ее с грешной земли в райские кущи? Но нет, это было земное, реальное, вот она может погладить его по щеке, потрогать уголки рта… Он целовал теперь кончики ее пальцев, уголки ее глаз…
        - Лохлен… - прошептала она с какой-то болью в голосе.
        Он замер, звук их прерывистого дыхания и бешеный стук сердец - это было единственное, что можно было услышать. Он бросил взгляд, на ее красиво очерченный рот со следами его страстных поцелуев и содрогнулся.
        - Господи! - произнес он низким, грубым голосом. - Я, должно быть, не в своем уме!
        Эти слова подействовали на нее как удар бича. Реальность вернулась, и, Боже, как она мстительна! Эта темнота, эта ледяная вода там, внизу, этот холод, этот мужчина. Чувствуя унижение и почти физическую боль, она отшатнулась от него. Схватив ее за руку, он помог ей встать, - хотя она отчаянно пыталась вырваться.
        - Констанс!
        - Пусти! - сказала она не допускающим возражений тоном, не глядя на него.
        - Я не знаю, что сказать…
        - Ничего и не говори. Просто уйди. - Она сделала шаг и снова чуть не упала.
        - Черта с два! - взорвался он, успев подхватить ее. - Мороз же! Ты обморозишься.
        - Господи, как я ненавижу этот проклятый городишко! - пробормотала она, ковыляя на своих онемевших ногах.
        - Я должен тебе помочь, а то ты тут совсем загнешься, - и полуповел, полупонес ее к дорожке.
        - Черт тебя возьми! Не нужна мне твоя помощь!
        - Ладно. - В голосе его мешались иронические и извиняющиеся нотки. - Я не хотел тебя испугать, или еще что-нибудь…
        Ее это не очень удовлетворило, и вот, чтобы он не заметил, что она все еще вся дрожит, - причем, не от холода, а от последствий его ласк, Констанс перешла в наступление:
        - А зачем ты тогда меня преследовал?
        - Ну, ты была такая… вся не в себе, когда убегала из зала…
        - А, и ты хотел меня утешить? Какой рыцарь! - Она ухмыльнулась и толкнула его.
        - Уйди, я сказала!
        - Перестань строить из себя!.. Как джентльмен я не могу позволить тебе идти одной! - По его голосу было очевидно, что его терпение истощается.
        - Ну, за сегодняшний вечер я нарушила уже все предписания миссис Фаррар, так что моя репутация переживет и это… - едко заметила она. Нервы ее были на пределе.
        - Неблагодарная девчонка! Если бы не я, ты бы сейчас была по шею в этом лягушатнике!
        - Я бы никогда не стала сходить с дорожки, если бы ты за мной не тащился! Хватит с меня твоей помощи, оставь меня!
        - Еще раз говорю - хватит! Я доведу тебя до дома - это недалеко и тебе надо переодеться, снять все мокрое…
        Они были уже почти у самого начала Бикон-стрит. Вдоль улицы выстроилась как на параде шеренга солидных, ухоженных особняков - все из красного кирпича, с черными ставнями, с белыми карнизами - свидетельство безупречного происхождения и финансового благосостояния их владельцев.
        - Подумайте, как следует, мистер Мак-Кин! - отвратительно фальшивым тоном произнесла Констанс. - Если вы уж так следуете общепринятым правилам, то учтите, - коль скоро вас увидят со мной наедине, то вам придется сделать мне официальное предложение о вступлении в брак. Как вам эта перспективочка?
        - Какой шанс! Видимо, мне следовало бы им воспользоваться! - фыркнул Лок.
        - Шанс, но не для меня! Я была бы очень обязана, если бы вы, наконец, убрали свои руки и сами бы убрались восвояси!
        - Ты можешь помолчать? - рявкнул он. - Хотя ладно, слава Богу, хоть не дерешься. После этого сегодняшнего представления от тебя посуду будут подальше убирать!
        - Ах ты! - Она попыталась влепить ему пощечину, но, плотно укутанная в пальто, не смогла этого сделать. Ярость сразу согрела ее. - Смеешься надо мной? Издеваешься? Да, конечно, тебе же приятно, когда с Латэмами происходит что-нибудь скандальное. Я видела, как ты радовался!
        - Ну, отчасти! - В свете уличного фонаря было видно, как он слегка улыбнулся. Они остановились, одна его рука была у нее на талии, другая - сжимала полы пальто у ее горла. Он притянул ее к себе.
        - Вот что я тебе скажу - один маленький секрет. Роджер Латэм - это просто надутый индюк. Это купание на него должно хорошо подействовать.
        - Он меня боится, - сказала она почти про себя и вновь вздрогнула - от страха, от холода и от близости этого мужчины. - Я не могу здесь оставаться.
        - Думаешь, бегство решит все проблемы?
        Этот простой вопрос заставил ее вновь вспомнить о своем преступлении, - у нее перехватило дыхание.
        - Ты ничего не понимаешь…
        - Перестань! Я вполне понимаю, каково это - стать предметом всеобщих толков и пересудов, - резко сказал он.
        - Да уж кому, как не тебе это понимать! - Она как-то вся увяла, от всего ее вызывающего поведения не осталось и следа.
        Наверное, бессознательное стремление бросить вызов всем этим сплетням и толкнуло ее на то, чтобы строить из себя дурочку на этой Ассамблее. И, наверное, она просто заставила себя поверить, что ей хорошо в его объятиях, а все объясняется тем, что они просто товарищи по несчастью. Да, это было не более чем иллюзия, но от ее утраты было как-то невыразимо больно.
        - Бежать - это трусость, - продолжал между тем Лок, подходя уже к гранитной громаде дома Латэмов. - Это только затянет решение проблемы.
        - Я не такая сильная, как ты. - В ее голосе вдруг послышались слезы.
        - Ну да! Как ты разделалась сегодня с этими горгонами и драконами бостонского света! На это такая смелость нужна - и у тебя, я смотрю, ее не занимать.
        - Да нет, все не так. - Констанс остановилась - вот они, те же деревья, которые она каждый день видит из окна своей спальни. Ей вдруг захотелось все объяснить насчет себя ему, этому сильному, такому привлекательному мужчине.
        - Это была не я, - сказала она очень серьезно. - Ну, то есть не совсем я. Не знаю, почему я делаю все эти ужасные вещи. По-моему, я иногда себя не вполне контролирую, как будто кто-то мной управляет со стороны. - Ее голос оборвался. - Может, я какая-то чокнутая…
        - Играешь на жалость, Констанс? Я, пожалуй, не встречал никого, кто бы меньше в ней нуждался.
        - Если бы только знал… - Она глубоко вздохнула, и из ее груди вырвалось что-то похожее на рыдание.
        - Да ладно тебе… - Он неуверенно посмотрел на нее. - У тебя было что-то вроде нервного шока, а потом ты еще замерзла.
        Из-под ее ресниц скатилась слеза, потом другая, оставляя мокрые дорожки на щеках.
        - Ну не надо, черт! - пробормотал он. - Слушай, Конни, ну, пожалуйста!
        Слезы не останавливались. Она повернулась, чтобы убежать, но он не отпустил ее, а наоборот, мягко, но решительно обнял, и она громко зарыдала, уткнувшись ему в грудь.
        Лок не знал, что делать, однако бессознательно сделал как раз то, что было ей больше всего нужно, - поглаживая ее по спине, прикрыв ее своим большим, теплым телом от ветра, начал шептать ей на ухо что-то нежное, успокаивающее. В этой ласке не было и следа той страсти, которая жарким, коротким языком пламени вспыхнула между ними всего несколькими минутами раньше. Это было скорее похоже на то, как утешал ее в свое время ее учитель рисования, бедный Жером.
        Нет, она не заслуживает этого, это ее очередная фантазия - плод одиночества и неустроенности.
        Он и она - сами по себе, бремя ее вины отделяет ее от всех, она не может позволить себе так распускаться. В опасности ее свобода, ее жизнь, все остальное - безумие…
        Вырвавшись из рук Лока, Констанс бегом перебежала пустынную улицу, даже забыв, что на ней его пальто. Он ее не окликнет, она знала это, и он не окликнул. Ладно, пусть она поступила как трусиха, но бежит она не в поисках надежного убежища - вряд ли дом Латэмов можно считать таковым, а, просто спасаясь от самой большой опасности, которая встретилась ей с тех пор, как она покинула Лахайн.
        - Констанс! Ты проснулась, моя девочка? - Осторожный стук в дверь и мягкий вопрос деда вырвали Констанс из мира ее мрачных мыслей о своей несчастной доле. Она поднялась со своей мягкой пуховой перины, поспешно стерла с лица слезы и с виноватым видом скатала валиком пальто Мак-Кина: сунув его затем под подушку. Сумрачный свет пробивался сквозь занавески, но было трудно сказать - утро это или уже полдень. После вчерашнего было бы лучше вообще впасть в спячку, чтобы избежать всех этих неизбежных упреков и вопросов.

«Тоже бегство своего рода», - подумала она с отвращением и заставила себя откликнуться. - Входи!
        Вошел Алекс, как всегда импозантный, в костюме из черной шерсти, седые виски и бакенбарды придавали ему неуловимое сходство со стареющим львом. В руках у него была накрытая салфеткой тарелка. Вид какой-то странно смущенный и неуверенный.
        - Доброе утро, Констанс! Ну, ты уже в порядке? Поджав колени и прижавшись к спинке кровати, она испуганно глядела на него, как он приближается к ней.
        - Все хорошо, Алекс. Я хочу объяснить…
        - Жара нет?
        Она отрицательно покачала головой, копна ее темных волос мягко скользнула по высокому сборчатому воротнику ее скромного пеньюара.
        - Нет… Я…
        - Ну, хорошо, хорошо… Мэгги говорит, ты еще не ела. Не поешь со мной? - Он сел на краешек постели, положил тарелку прямо на пододеяльник между ними и торжественно снял салфетку - там был нетронутый яблочный пирог и две вилки.
        Констанс сглотнула.
        - Я… я не очень голодна…
        - Тогда это действительно серьезно! - пошутил он. Констанс юмор показался неуместным, а острый запах корицы и яблок вызывал тошноту. Она еще раз с усилием проглотила комок в горле и выдавила из себя:
        - Насчет прошлого вечера. Я хочу извиниться. Я вела себя скверно. Я знаю, ты сердит на меня.
        - Нет, на себя. - Алекс слегка скривил губы. - К моим манерам и моим выходкам здесь уже привыкли, но вот к новеньким отношение построже. Я как-то совсем выпустил это из виду. Я тебя бросил прямо на съедение акулам, да, девочка?
        - Ну, не настолько уж это было опасно, - пробормотала она, теребя край салфетки.
        - Молодец, что так к этому относишься, - сказал Алекс. Он задумался о чем-то глубоко личном. - Вот если бы Джеймс мог бы так же…
        - Почему мой отец уехал отсюда? - спросила Констанс. - Его тут наверняка многое удерживало.
        Алекс бросил на нее быстрый взгляд.
        - Мы поссорились. - Из-за чего?
        - Обычные вещи, из-за чего сталкиваются лбами отец и необузданный сынок - роль в семейном бизнесе, выпивки, женщины… - Он пожал плечами. - Когда наше партнерство с Мак-Кинами распалось, вся фирма висела на волоске, тогда мне было просто некогда с ним возиться, слушать эти его извинения… Я даже был рад, что он отправляется в это плавание. Думал, это поможет ему повзрослеть, он перестанет быть таким… бесхребетным, и тогда вернется, чтобы продолжить наше дело…
        - Наверняка он хотел вернуться! - Это она сказала ради утешения. Все, что касалось ее отца, было в ее мозгу окружено какой-то пеленой непроницаемого тумана.
        - Я слишком жал на него - и вот расплата. - Алекс помолчал, потом, отбросив эти мрачные мысли, вновь обратил свои взоры к внучке. - И вот я опять забежал слишком далеко вперед. На тебя тоже жал, жал, а ты еще просто не готова…
        - Это не твоя вина. Ты так щедр ко мне: платья, уроки, все это, но…
        Алекс тревожно вскинул голову.
        - Но что?
        - Но я думаю, что было бы лучше, если бы я побыстрее отправилась в Париж. - Она вновь проглотила жесткий комок в горле. Ей не хотелось обижать старикана, но она понимала, что оттяжка только усложнит все дело. - Знаю - я тебя разочаровала, но если бы ты мог выплатить мне эти деньги или хотя бы часть… Я была бы очень благодарна.
        Алекс помедлил, провел рукой по шее, как будто его высокий накрахмаленный воротничок душил его.
        - Констанс, я не ожидал этого… Она покраснела.
        - Ну, понимаю, я говорю как продажная тварь - ведь так меня Роджер назвал…
        - Да причем здесь Роджер! - грубо рявкнул Алекс. - С ним-то просто все уладить.
        - Роджер никогда мне не доверял, а после случившегося даже извинение, наверное, не поможет.
        - Обойдется! - взорвался Алекс. Он вскочил и зашагал туда-сюда по зелено-золотистому турецкому ковру. - Ты же, в конце концов, не стреляла в него!
        Она не могла сдержать улыбки.
        - Вроде нет. Но я уверена, что мнение Роджера обо мне изменится к лучшему только тогда, когда между нами будет океан - не раньше.
        - По правде говоря, девочка, у нас сейчас определенные финансовые трудности. Я сейчас как раз начал весьма деликатные переговоры о покупке нового клипера на сан-францисскую линию, и мои партнеры требуют наличные.
        - Ах ты, Господи! - В голосе Констанс было почти отчаяние.
        Алекс снова присел к ней и взял ее за руку.
        - Ты получишь свое вознаграждение, раз я обещал. Но я выдал этому Мак-Кину всю наличность, какую смог наскрести. Поэтому я должен просить тебя потерпеть.
        - Я… я понимаю…
        - Неужели тебе здесь ничего не нравится? - спросил он.
        - Да, конечно же, нравится! Ты такой добрый и хороший! - Он выглядел таким уязвленным, несчастным, что она решила слегка ободрить его.
        - Да, да. - Взмахом руки он отмел эти сантименты. - Но я всегда понимал, что у молодой женщины должны быть свои собственные интересы. Ты нашла что-нибудь, что возбудило бы твой интерес? Или кого-нибудь?
        Ей сразу пришел в голову образ Мак-Кина, но об этом, разумеется, лучше помалкивать. Она выбрала более осторожный ответ.
        - Я занимаюсь живописью и, кстати, мисс Филпот прошлым вечером была так добра, что пригласила меня в свой литературный клуб.
        - Вот это дело! - твердым, не допускающим возражений тоном, произнес Алекс. Чем стараться выполнять мои дурацкие директивы, лучше следуй зову своего сердца. С сегодняшнего дня все уроки отменяются!
        - Но Алекс…
        - Ни слова больше, давай ешь, а я пошел… - Он неловко чмокнул ее в щеку.
        - Тут всего не съешь! - пробормотала она. Действительно, столько всего на нее навалилось, и она не знала, плакать ей или смеяться.
        Алекс остановился в дверях. Хмыкнув, он кивнул ей почти заговорщически.
        - Литературное общество, да? Забьем им там баки!
        Констанс посмотрела на закрывшуюся за ним дверь, потом на пирог и покачала головой - она проиграла! Этот хитрюга опять все переиначил по-своему. Но что ей остается делать? Без денег она не попадет даже на другой берег Чарльз-ривер, а уж о том, чтобы пересечь Атлантику, - об этом и думать не приходится.

«Да, в конце концов, может быть, не все так уж и плохо», - подумала она, отламывая кусочек хрустящей корочки. Если дедуля и впрямь отказался от слишком амбициозных замыслов в отношении ее, она может какое-то время поиграть в кроткую овечку, а там все и устроится…
        Может быть… Взяв в руку вилку, она вонзила ее в самый центр пирога и с удовольствием отправила в рот здоровенный кусок печеного яблока. Стараясь не уронить пирог на пол, она вытащила из-под подушки пальто Лока и разложила его на коленях.
        Он его носил и отдал ей, когда оно еще хранило тепло его тела. Эта мысль была ей почему-то приятна. Глупо… Глупо и опасно думать о нем. Он всего лишь проявил к ней типичное для янки грубоватое покровительство. Еще более глупо и опасно вспоминать, какие у него сладкие, жаркие и властные губы…
        С тихим стоном она отодвинула тарелку с пирогом. Желудок как-то сжался, тут не до еды. Этот мужчина привлекал, интриговал и пугал. Ведь она уже решила, что должна держаться как можно дальше от этого Лока Мак-Кина. Но, с другой стороны, разве она когда-нибудь поступала как должна была поступать? Но нет, на этот раз здесь особый случай - нарушать данное себе слово она не будет. Пусть эта напасть обрушится на кого-нибудь другого.
        Она даст неделю срока Алексу, и если он не выделит ей денег из ее доли, она сама устроит себе заем из той суммы, которую положила в банк для Дайлана и этого его несносного брата. И - в Париж, в Париж! Конечно, до этого еще кое-что нужно уладить: извиниться перед Роджером, побывать на вечере у мисс Филпот, закончить картину, изучить расписание пакетботов в Европу, запастись дерзостью для этого нового морского путешествия и отдать Локу его пальто.
        Констанс встала с постели, взяла пальто, чтобы завернуть его, и почувствовала, что ей трудно расстаться с ним, с этим тонким запахом шерсти, мыла и… и мужчины, который его носил. Раздраженная, злая на себя за эти нюни, она сложила пальто. Чем скорее это уйдет в прошлое, тем лучше. С глаз долой… Она уговорит Мэгги сегодня же совершить очередной - и последний - вояж на верфь, закончит там картину и занесет пальто в контору так, чтобы даже не встречаться с ним. Она решительно кивнула сама себе и стала одеваться.
        Все так и произошло, как она задумала, хотя и не совсем так.
        Лок бросил свое перо на чертежный стол, выпрямился, расправил уставшие плечи и потер воспаленные глаза. Вышла из строя паровая лебедка; двое из наиболее нервных инвесторов потребовали обратно свои деньги с весьма путаными и малоубедительными объяснениями - цифры в расчетах не сходятся. Плюс еще обычные неурядицы на верфи, плюс еще какое-то взвинченное состояние самого Лока - чертовски трудный выдался день. В печурке весело горели дрова. Комната представляла собой нечто среднее между рабочим кабинетом и приемной: большое удобное кресло с протертыми подлокотниками, полки, заставленные справочниками по кораблестроению, книгами по математике и макетами кораблей, большой чертежный стол - его освещали масляная лампа и дневной свет от окна, выходившего на строительную площадку верфи, - вот и все, что в ней было, скупая роскошь холостяка. Одна дверь выходила на наружную лестницу, которая вела на второй этаж - там он жил. Через другую дверь виднелась маленькая комнатушка для отдыха: изящный чайный столик, ширма, украшенная изображением огнедышащего дракона, лежанка с покрывалом из роскошного китайского
шелка - неожиданный контраст с деловой строгостью его кабинета.
        На чертежном столе перед ним был приколот большой чертеж, но тонны и футы сегодня словно смеялись над ним, а он, по правде говоря, думал вовсе не о них, а об этой чаровнице с золотистыми глазами. Мрачно выругавшись, Лок вынул кнопки, скатал чертеж и сунул его в цилиндрический футляр - целый ряд их выстроился вдоль стены. Остается только надеяться, что хороший ужин в компании Джедедии в отличном пансионе миссис Пибб повысит его тонус. Он подошел к окну, чтобы закрыть ставни - комната не так вымерзнет за ночь. Рабочие давно уже ушли, была видна только одинокая фигурка у массивной балки. Или это плод его воспаленного воображения? Да нет…
        Черт побери эту несносную девицу! После всего, что было прошлым вечером, какого дьявола ее опять сюда занесло? Он видел ее несколько раз на верфи, с этими ее красками и кистями, - то из окна модельного цеха, то со стапелей «Одиссея», но они благоразумно держались друг от друга подальше - до вчерашнего вечера.
        Ну и штучка! И в общество успела свой нос сунуть и этого своего надутого кузена выкупать, но с каким детски испуганным лицом она тогда бросилась из зала! Лок просто не мог не пойти за ней. А потом… Если бы кто-нибудь сказал ему, что он, Железный Мак, будет, сидя в сугробе, целоваться с внучкой своего заклятого врага и что они оба совсем потеряют голову от этого занятия - да он бы просто посмеялся!
        Что больше всего путало Лока, это то, что он с ней совершенно забывал обо всем, теряя контроль над собой. Он знал, к чему это ведет - он видел отца в те страшные годы после смерти матери. Он поклялся, что никогда не позволит себе подобной слабости. Мужчина всегда должен управлять своими эмоциями, быть в состоянии холодно оценивать ситуацию и достигать поставленных целей. Это никуда не годится, что сегодня он не менее десяти раз вспомнил, какие сладкие у нее губы. Какая-то вахиня! А ведь, честно говоря, она его вывела из терпения с самого первого дня их знакомства. И ведь он сразу понял, что она не такая, как кажется. Под внешностью девчонки-оторвы таилась такая мягкая, ранимая душа, и ему так хотелось разделить ее боли и заботы и поделиться с ней своими! Лок даже присвистнул от этих опасных мыслей и резким движением захлопнул ставни. Эк, куда его занесло! Он опустил засученные рукава рубашки и потянулся за своим видавшим виды гороховым пальто. Нет, у него не будет мира в душе, пока Констанс Латэм будет болтаться здесь по его владениям, а мысли о ней - у него в голове. Впрочем, видимо, это вещи
связанные. Сейчас он ей раз и навсегда объяснит, что Латэмам тут не место.
        Вот он уже на территории верфи, огибает распиловочный цех; там его гордость, последнее нововведение - паровая пила, которая почти мгновенно превращает бревно в ребро шпангоута; раньше это долго и со страшным напряжением сил делали два пильщика - один наверху, другой внизу глубокого колодца. Его тяжелые сапоги почти утонули в глубоком слое опилок. Обогнув штабель бревен, он подошел к ней.
        Констанс сидела на балке спиной к нему, голова ее была закутана в шерстяной платок, кисть в ее руке быстро сновала от палитры к холсту, укрепленному на груде обрезков. Да, это был «Одиссей». Были уже набросаны очертания мачт, правда, без парусов, но корабль уже разрезал носом океанские волны, устремляясь прямо в багровые штормовые облака, клубящиеся на горизонте. Лок почти ощутил брызги от пены из-за борта - так живо была написана картина. Да, это работа не дилетантки. Все свидетельствовало о подлинном таланте и неплохой технике живописи. Лок сделал еще шаг, чтобы рассмотреть картину поближе.
        - Еще минутку, Мэгги! - пробормотала Констанс. - Пока светло, я уже заканчиваю…
        - Мне кажется, до конца еще далеко, - заметил Лок.
        Констанс подскочила и от неожиданности поставила на картине белую кляксу.
        - Черт, - выругалась она.
        Бросив презрительный взгляд через плечо, она поспешно принялась за исправление неловкого мазка.
        - У вас уже сложилась неприятная привычка, мистер Мак-Кин, преследовать меня.
        - Преследовать вас - на моей собственной территории, мисс Латэм? Простите, но это звучит несколько странно. Кстати, мне нравится ваша работа, но, я повторяю, она не производит впечатления завершенности.
        Восстановив нарушенную гармонию в картине, она завернула палитру и кисти, сложила их в холщовый мешок и встала.
        - Ну, по крайней мере, мачты на месте, - отозвалась она, бросив взгляд на корабль, служивший моделью для ее картины. - Вы, я вижу, скоро спустите его на воду.
        - Да, где-то через пару-другую недель, наверное.
        - Ну, тогда, скажите, какие на нем будут паруса, чтобы вид был законченный.
        Это ж надо - он ей сделал замечание, а в ответ получил задание! Не моргнув глазом, Лок сообщил ей полный список брамсов, кливеров и гиков, а в заключение спросил:
        - А не проще ли было изобразить его в доке?
        - А разве вы так его видите? Разве не бегущим по волнам под порывами норд-веста? - В ее голосе было почти презрение.
        - Романтично, но лучше бы не надо, а то паруса порвутся, - откликнулся он. - Знаете, зачем ему нужна скорость? Это обеспечит самые высокие фрахтовые ставки. Я бы нарисовал, как «Одиссей» разгружает тюки с чаем и прочими товарами, и через год, я думаю, так и будет…
        - Этот ваш практицизм не мешает вам мечтать?
        - Никогда!
        - Хорошо быть таким уверенным в себе. - Она задумчиво посмотрела на него, потом опустила глаза. - Я оставила пальто в вашей конторе. Спасибо. Рада, что вы вроде бы не пострадали из-за его отсутствия.
        Лок поглубже засунул руки в карманы. Она довольно прозрачно напомнила ему об их вчерашней встрече, и чем она кончилась.
        - Пожалуйста, не стоит вспоминать о таких мелочах.
        - Для меня это не мелочь…
        Лок бросил на нее тревожный взгляд. Опять это непередаваемое ощущение - как будто шагаешь со скалы в никуда… Вот сейчас он утонет в золотых глубинах ее глаз, упьется диким волшебством ее чувственных губ. Она не будет сопротивляться - он это знает (в нем уже говорило мужское самолюбие). Он сжал ладони в кулаки - нет, он не протянет своих рук к ней, хотя она и ждет его объятий.
        - Вам не следует сюда больше приходить, - резко сказал он, сам удивленный грубой хриплостью своего голоса.
        - Почему? - пораженная, расширенными глазами она уставилась на него.
        - Вы знаете почему.
        - Нет, не знаю. - Она попыталась засмеяться.
        - Нельзя.
        - Потому что мой дед подвел вашего? Но как? Никто не хочет мне об этом рассказывать…
        - Алекс Латэм в самый критический момент прекратил финансирование и разорил нас. Мой отец все потерял. Жену, дело, потом и жизнь.
        - Но почему, почему Алекс так сделал? Должна же была быть какая-то причина, какой-то мотив!
        - Для Латэмов это не обязательно.
        Это звучало как оскорбление и в ее адрес, ее щеки зарделись ярким румянцем. Она оборвала платок с головы и сделала шаг в его сторону.
        - Это поэтому вы меня так боитесь, Лок Мак-Кин?
        - Что за глупости!
        - Ну, так почему же на этот раз вы убегаете? - спросила она, проведя рукой снизу вверх по его пальто.
        Он перехватил ее кисть, и в его, еще более охрипшем голосе слились угроза и предупреждение.
        - Играете с огнем, Констанс…
        - Это лучше, чем замерзнуть в этой пустыне, - пробормотала она, слегка пошатнувшись в его сторону и глядя ему прямо в глаза.
        - Обожжетесь! - резко сказал он, а сам подумал: «Мы оба обожжемся…»
        - Может быть… Ну и плевать! - В ее лице появилось что-то бесшабашное.
        Порыв ветра подхватил прядь ее волос и бросил прямо ему в лицо - в ноздрях у него защекотало от пряного аромата тропических цветов. Лок почувствовал, что он все меньше и меньше способен владеть собой. Он резко отстранил ее от себя.
        - Черт тебя побери! Что за игру ты затеяла?
        - Ну что ты! Какая уж тут игра с таким уверенным в себе мужчиной. - Констанс одарила его снисходительной улыбкой - так все понимающий взрослый улыбается несмышленому ребенку, и взялась за холст и мешок с красками.
        - А вот и ты, Мэгги!
        Лок повернулся и увидел ту самую рыженькую служанку, а рядом с ней одного из своих рабочих - широкоплечего темноволосого ирландца с лицом боксера по имени Тип Мэддок. Глаза у Мэгги сияли - чувствовалось, что одним поцелуем у них не обошлось. Он нежно поддерживал ее за локоток.
        - Ой, простите, мисс! - сказала Мэгги, покраснев. - Мы заговорились и забыли про время…
        - Ну, по крайней мере, хоть ты не потратила его зря, - отозвалась Констанс и бросила взгляд на Лока. Он заскрипел зубами. Вот и награда за его сдержанность! Боже, эта девчонка сведет его с ума!
        Мэгги сделала Локу книксен и с любопытством посмотрела на Констанс.
        - Тип готов нас проводить, если вы готовы. Констанс поймала яростный взгляд Лока и улыбнулась ей в ответ.
        - Спасибо, Мэгги.

5
        Мисс Элспет Филпот жила неподалеку от церкви Троицы, там, где Саммер-стрит переходила в Уинтер-стрит, в квартале мелких лавочек и магазинов. Прямо под окнами ее апартаментов висела вывеска «ЧЕРДАК - писчебумажные товары, журналы, книги». Каждому, кто попадал к мисс Филпот, бросалось в глаза изобилие печатной продукции во всех ее комнатах и коридорах. Констанс сразу пришел в голову забавный образ - как будто книжная лавка внизу однажды взорвалась, разметав свое содержимое по покоям почтенной дамы, и там все стало энергично прорастать и размножаться как грибы из спор, причем в самых неожиданных и неподходящих местах. Констанс не удивилась, узнав, что хозяйка квартиры является и совладелицей этой лавки.
        - Только так я могу как-то удовлетворить свои читательские аппетиты, - ничуть не стесняясь, призналась Элспет, ставя, пустую чашку на объемистую подшивку «Научной газеты», заменявшую журнальный столик.
        - Знаете, мисс Латэм, наша мисс Филпот - это настоящий катализатор творческой деятельности. Самые наши уважаемые авторы генерировали свои идеи у ее чайного подноса, а потом делали их достоянием публики, и опять с ее помощью и благодаря ее энтузиазму, - заметил худой, угловатый джентльмен с глубоко посаженными глазами. Он поднялся и вышел из кольца кресел и кушеток, где последние два часа кипела довольно оживленная литературная дискуссия. Он и Констанс были последними из оставшихся гостей.
        - Ну, знаете, мои интересы не такие уж альтруистские, - запротестовала Элспет. Ее серьги из черного янтаря раскачивались как маятники под белокурым шиньоном. - Ради своего бизнеса я должна всячески стимулировать книготорговлю, а что лучше расходится на рынке как не новые идеи? Что, вы уже уходите, мистер Гаррисон? Нет, нет, побудьте еще!
        - Меня ждет очередной номер «Либерейтора». - Он склонился к руке Констанс. - С удовольствием с вами познакомился, мисс Латэм. Надеюсь, мы скоро увидимся.
        Констанс пробормотала что-то полагающееся в подобных случаях. Как тепло и внимательно здесь к ней отнеслись - совсем не та атмосфера, что на этой Ассамблее! Ее приняли как свою, задавали всякие умные вопросы насчет ее тихоокеанского дома и внимательно выслушивали ее ответы, а ведь аудитория была, хотя и избранная, но довольно разнообразная - наряду с известными художниками и писателями там были и меценаты, и простые любители литературы и искусства.
        Проводив гостя, Элспет уселась рядом с Констанс; вокруг были книги, книги, книги - в стопках, в ящиках, на полках, не говоря уж о подшивках газет и журналов, разбросанных повсюду. Хозяйка обмахнулась кружевным платком и удивленно вздохнула.
        - Как было интересно! Мистер Уильям Гаррисон - великий оратор, правда?
        - Да, он очень красноречив, - согласилась Констанс, поправляя складки своего выходного платья из зеленого шелка.
        - Какую огромную работу он ведет в этом обществе за отмену рабства! И что характерно, - добавила Элспет, - он еще и за равные права для женщин!
        - Мне все ваши гости показались замечательными людьми, - откликнулась Констанс, - особенно мистер Готорн.
        Элспет вскочила.
        - Я же обещала тебе мой экземпляр его «Сказок, рассказанных дважды»! Куда я его задевала?
        Констанс оглядела комнату:
        - Ну, здесь вряд ли что-нибудь отыщешь, - и подняла руку, чтобы остановить свою новую подругу. - Ну, пожалуйста, не стоит из-за этого беспокоиться.
        - Ничего, ничего, какое тут беспокойство! Я все всегда помню, где у меня что. Все-таки тридцать лет собираю… - Элспет постояла немного в раздумье, потом лицо ее прояснилось, и она поспешила к туалетному столику, с которого свисали вперемежку салфетки и литературные журналы, и вытащила откуда-то из-под самого низа самой большой стопки нужную книгу.
        - Эврика! - Элспет подала ей книгу. Констанс с улыбкой поблагодарила ее.
        - Она мне наверняка понравится.
        - Некоторые из его новелл очень забавные. Там есть одна про … но не буду портить тебе восприятия, - засмеялась Элспет. Она снова уселась на кушетку и выжидательно посмотрела на Констанс.
        - Ну, а теперь, можно посмотреть твои наброски?
        - Здесь ничего особенного, - слегка стесняясь, Констанс вытащила портфельчик, примостившийся у ее ног. - Вот эскизы корабля - я как раз закончила картину, и кое-что для развлечения.
        - Ты должна верить в себя и в свой талант, - только тогда ты добьешься успеха в Париже, - решительно инструктировала ее Элспет, развязывая ленточки и открывая альбом. Она вытащила пенсне из нагрудного карманчика и начала внимательно разглядывать страницу за страницей. - В конце концов, если ты не веришь в себя, то кто же поверит?
        - Вы правы, конечно, - сказала Констанс. Чтобы скрыть, как она нервничает, она встала и подошла к камину. - Какая изящная тут решетка - колосья, фазаны… Так страшно - а вдруг это никуда не годится?
        - На твоем месте я бы насчет этого не беспокоилась, - деловито бросила Элспет. - Это просто великолепно!
        Констанс повернулась к ней, выдохнув с облегчением:
        - Вы, правда, так считаете?
        - На сто процентов! Корабли - это хорошо и, наверное, тебе это интересно, - ты ведь из семьи судовладельцев, и не последнего десятка, но вот эти рисунки, дорогая, они очаровательны!
        Констанс нахмурилась, не вполне понимая, чем так восхищается Элспет.
        - Вы имеете в виду рисунки Лахайна?
        - Людей, жителей Лахайна! Это несколько иное. - Элспет снова начала перелистывать альбом. - Эти детишки - херувимчики, эти парни на каноэ. И эта вот старушка - смотри, сколько чувства, любви в ее таком прекрасном, морщинистом лице! Кто это?
        Уставившись на портрет, Констанс снова нахмурилась и потерла виски. Она вроде совсем уж вспомнила что-то важное, но потом это куда-то ушло.
        - Я… я не уверена. Может быть, жрица…
        - Твои рисунки - это настоящая повесть о жизни твоего острова. Констанс, я найду тебе издателя, согласна?
        - Издателя? - Она не могла скрыть удивления. - А зачем?
        - Во-первых, потому что эти рисунки интересны сами по себе, а во-вторых, потому что интерес к Сандвичевым островам не стал меньше с тех пор, как тридцать лет назад там появились первые миссионеры. Так что аудитория для такой публикации будет и, хотя я не имею в виду, что ты на этом озолотишься, все-таки шанс получить определенную сумму денег у тебя будет, почему бы не сочетать приятное с полезным?
        У Констанс даже голова закружилась от такого безудержного энтузиазма своей подруги.
        - Не знаю, что и сказать…
        - Скажи «да», и я сделаю все остальное. Мистер Эванс с Вашингтон-стрит - отличный печатник и все сделает как надо. Прежде всего, надо обратиться к нему.
        - Ну, как же я могу сказать «нет»? - спросила Констанс.
        Добывать деньги тем, что она больше всего любит, - разве это плохо? Не надо будет брать их со счета Мак-Кинов или ждать, пока Алекс исполнит свое обещание заплатить ей за билет.
        - Вы такая добрая! - сказала она, благодарно улыбаясь. - Как же я могу вас отблагодарить!
        - Главное - не терять времени и не разбрасываться, - деловито отозвалась Элспет, завязывая ленточки альбома. - Твой талант слишком уникален, чтобы тратить его только на изображение кораблей.
        - Я очень хотела написать «Одиссея», - объяснила Констанс, отходя снова к камину. - Корабли ЛохленаМак-Кина - это настоящие произведения искусства.
        Элспет сразу навострила уши.
        - Мак-Кина ты сказала?
        - Да, я знаю, наверное, неразумно для меня, из семьи Латэмов, иметь дело с кем-то из Мак-Кинов. Хотелось бы знать, что же там на самом деле случилось?..
        - Ой, да зачем ворошить эти старые слухи?
        - А все-таки?
        - Нет, нет. Это было все так давно…
        - Ну, пожалуйста, Элспет! - Констанс присела рядом с ней; что-то властно подсказывало ей: «Не отступай!» - Я же знаю только какие-то отрывки этой истории, а мне нужно знать все.
        - Все началось с каких-то деловых споров - я так полагаю, - сказала Элспет задумчиво. - Надо сказать, их компания «Латэм, Мак-Кин и К0» тогда процветала… Энок - отец мистера Мак-Кина - был корабел, а твой дедушка - коммерсант, и все, чего они касались, сразу превращалось в золото…
        - Так что же вызвало такой разлад?
        - Вот этого-то никто и не знает. Но как только они рассорились, то уж сразу насмерть. Старый Энок разорился напрочь - без денежек твоего деда, и после этого…
        - Я знаю - самоубийство.
        - Да, страшная штука. Детей было жалко, особенно Дайлана; он и маму потерял так рано. - Элспет печально покачала головой. Да и вообще жалко - компания такие корабли строила - загляденье. Да вот я тебе сейчас покажу…
        Элспет подошла к этажерке, подтащила большую стопку книг, лестницу и, забравшись на нее, достала с самого верха старый том «Альманах кораблестроителя». Перелистала его, пока не нашла гравюру с изображением спуска на воду какого-то корабля.
        - Ну, видишь? - спросила она, показывая на групповой портрет, - несколько человек на палубе изящного пакетбота.
        Констанс взяла альманах и стала вглядываться. Вдруг она ахнула:
        - Мой отец! И Алекс! Владельцы «Сильвера Крест», - Александр и Джеймс Латэмы, - медленно читала она, - а также мистер и миссис Мак-Кин с сыном Лохленом.
        Она улыбнулась при виде улыбающегося мальчишки в коротких бриджах и соломенной панамке, который с гордым выражением лица стоял рядом с родителями. Совершенно непохож на нынешнего Лока - этакий беззаботный сорванец…
        Констанс подавила вздох. И что это она так на него тогда набросилась? Правда, он был такой самоуверенный - этакий неотразимый мужчина. И как это ему могло в голову прийти, что несколько поцелуев, и она, готово, влюбилась, вот еще! Ну да, она слегка забылась, но это не дает ему права думать о ней, как о… Нужно ей очень с ним связываться - подумаешь, строит из себя…
        Ее взгляд остановился на улыбающемся мальчишке в альманахе, и она почувствовала к нему жалость. Действительно, видно немало ему пришлось пережить, пока он стал таким - Железным Маком. Она сама знала, каково это - потерять обоих родителей. Она потрогала изображение матери Лока - молодой, приятной блондинки с каким-то торжественным выражением лица, и вдруг, пораженная, выдохнула:
        - Боже мой! - Это была та же самая женщина, чей портрет был на крышке ее медальона!
        - Что, дорогая? - спросила Элспет и нахмурилась. - А, я вижу, ты уже наслышана об этих сплетнях насчет жены Энока и… твоего отца.
        - Расскажи мне об этом! - почти взмолилась Констанс.
        - Ну, поговаривали, что между ними… что-то было. Правда, Элиза была намного моложе Энока, и ей с Джеймсом приходилось много общаться, ну, по делам, но из этого еще ничего не следует. А вот для них все эти слухи кончились трагедией. Джеймс отправился в путешествие - на Тихий океан - как в ссылку, а на бедную Элизу весь этот скандал и развал компании так подействовал, что она заболела чахоткой и вскоре умерла. Конечно, опять пошли сплетни, что это она от разлуки, но это все только слухи.
        - Вы неправы, - запинаясь, сказала Констанс. Дрожащими руками она достала свой медальон и раскрыла его.
        Элспет взяла его, всмотрелась в портреты, лицо ее выразило удивление.
        - Ой, да ведь это…
        - Да, да! Мой дедушка сказал, что он ее не знает, но это же Элиза Мак-Кин, да?
        Элспет замялась.
        - Похожа, конечно, но все равно лучше не торопиться с выводами.
        - Это был медальон моего отца, его мать предназначала для его невесты, а там - портрет чужой жены! - Лицо Констанс стало как застывшая маска. - Если слухи были ложные, то почему мой отец не расставался с ним?
        Дом Латэмов в розовом свете заката представлял собой умиротворяющую картину, напоминая большого серого кота, нежившегося на солнышке в ожидании, когда вернется хозяин. Констанс сидела в кабинете деда за его письменным столом. Задумчиво посасывая любимые мятные конфетки Алекса, она не сводила глаз с портрета своего отца. Критическим взглядом эксперта она отметила, что висящий над столом портрет написан очень неважно, - вряд ли он подскажет ей, что представлял собой этот бородатый молодой человек, который печальным взглядом смотрел на нее сквозь время. Кудри падают на лоб, придавая образу что-то поэтическое. На столике перед ним - Библия, у ног - собака, с обожанием глядящая на хозяина. Неужели Джеймс Латэм - вот этот самый человек - был способен на то, чтобы прелюбодействовать с чужой женой? Он что, был бабник? Или просто слабый человек, на что часто намекал Алекс. А может быть, он по-настоящему любил эту Элизу Мак-Кин. Во всяком случае, его страсть не привела ни к чему, кроме трагедии, ненависти и мести, а последствия этого ощущаются и сегодня - расходятся как круги на воде времени.
        Констанс гадала, что толкнуло Джеймса избрать жизнь миссионера на отдаленном тихоокеанском острове - стремление искупить свой грех, уйти от искушения и позора, или просто укрыться от тяжелой руки отца? Там он и встретил мать Констанс. Единственное, что она знала о своей матери, это имя, которое она обнаружила в святцах местной миссии, вместе с датой ее смерти, - Констанс тогда было всего два года. Интересно - значили ли мать с дочкой что-нибудь для Джеймса Латэма, или они были просто суррогатами той жизни, которой он был лишен? Констанс зажмурилась от этой болезненной мысли. Может быть, поэтому она так мало и помнит о своем отце. Может быть, он никогда по-настоящему о ней не заботился, никогда не любил ее, из-за чего у ребенка и возникли все эти страхи и муки. И возможно, вовсе не лихорадка затемнила ее память, а просто ее подспудное желание забыть отца, который не захотел ее полюбить.
        Констанс сжала челюсти, конфетка хрупнула и рассыпалась у нее в зубах. Она поплотнее закуталась в свою шотландскую шаль. Ну и черт с ним, с этим Джеймсом. В конце концов, зачем он ей? Она убила своего дракона и спаслась сама, без чьей-либо помощи. Никогда больше она не допустит, чтобы ее загнали в угол, чтобы она оказалась в зависимости от какой-то враждебной силы. Потерять обретенную свободу - нет, никогда и ни за что!
        Она услышала, как внизу остановился экипаж, хлопнула входная дверь, мужские голоса что-то спрашивают, прислуга что-то почтительно отвечает… Это Роджер с Алексом вернулись из своей конторы. Констанс даже не пошевелилась - она вся была во власти мрачных мыслей, таких же мрачных, какой стала в вечернем сумраке вся обстановка кабинета с ее мебелью в стиле ампир. Она все равно встретится с ними сейчас за обеденным столом, а пока ей нужно время прийти в себя.
        - Где она? - Голос Роджера прозвучал злобно, Мэгги что-то робко ответила, Констанс не расслышала что. Нахмурившись, она повернула голову к двери кабинета, услышала топот сапог по лестнице, грохот распахиваемых дверей, ругательства сквозь зубы…
        - Боже мой! Клянусь, эта ведьма сбежала! Дядя, проверь ценные вещи!
        - Охолонись, парень! - грубо оборвал его Алекс. Его силуэт появился в проеме двери. - Сейчас я… Кто там? Констанс?
        - Да, Алекс. - Она встала. - Что-нибудь случилось?
        - Роджер! Я нашел ее! - возгласил Алекс, входя ощупью в комнату. - Что ты делаешь здесь в темноте, деточка? Мэгги, зажги свет, сейчас же!
        Появилась Мэгги, поспешно обошла расположенные по стенам газовые горелки; это было новшество в освещении, а уж подвести газ на верхний этаж, - такое вообще могли себе позволить только в самых богатых домах.
        - Ну, так я и думал! - заявил Роджер, появляясь в дверях.
        - Она копалась в твоих бумагах, дядя Алекс! Констанс прижмурилась от света. Ну, опять этот Роджер! Она уже думала, что, извинившись перед ним, она заключила с ним мир. Вздохнув, она попыталась угадать, что на этот раз побудило ее кузена взяться за старое - закаркать в своем обычном духе.
        - Ну, это же нелепо, Роджер! - устало возразила она. У нее даже засвербило в носу от запаха помады, которой он обильно умащивал свои волосенки. - Посмотри сам. Я же ни до чего не дотрагивалась…
        - Значит, не успела. Где ты была всю вторую половину дня, а?
        Констанс, ничего не понимая, глянула на Алекса, потом снова на Роджера.
        - На литературном вечере у мисс Филпот. А где еще я могла быть?
        - А может быть, секретничала с Локом Мак-Кином?
        - Не понимаю, о чем это ты? - Констанс вся подобралась.
        - Тогда, как ты объяснишь это? - Брезгливо скривив губы, Роджер шваркнул на самую середину ковра, написанную Констанс картину с изображением «Одиссея». - Или ты думала, что мы ее не найдем?
        Лицо и голос Констанс стали ледяными.
        - Ты не имеешь права копаться в моих вещах.
        - Твоих вещах? - ощетинился Роджер. - Да все, что ты ешь и что на тебе, это мы тебе дали! Какие такие твои вещи?
        - А прости! Я-то думала, что это было в подарок от моих любящих родственников, - быстро откликнулась Констанс, и пятна румянца расцветили ее щеки. Она сорвала с себя шаль и бросила ее к ногам Роджера, а потом начала расстегивать пуговицы на рукавах платья. - Я все верну - немедленно. Не хочу, чтобы меня здесь называли воровкой! Скорее голой уйду, чем буду носить это барахло - подавись!
        - Констанс! - поспешно вмешался Алекс. - Ну, зачем ты так, Роджер вовсе не это имел в виду!
        - И он не имел намерения меня оскорбить? - спросила она сладким голосом. - Верно, это у него уже стало второй натурой.
        - Я говорил тебе, дядя, что она вообще неспособна на разумные поступки! - продолжал Роджер прежним прокурорским тоном. - Знает, какие отношения у нас с Мак-Кином, а сама! А ты! - Он ткнул пальцем в сторону Мэгги, которая потихоньку отступала к двери, чтобы исчезнуть и не быть невольным свидетелем семейной ссоры.
        - Я, сэр? - пискнула Мэгги.
        - Ты уволена! - гаркнул Роджер. - Ты ей помогала! Теперь вот и получай - будешь знать, кому надо служить.
        Веснушчатое личико Мэгги жалобно сморщилось.
        - Но, сэр…
        - Вон! Собирай вещички и сматывайся!
        Мэгги разразилась слезами, закрыла лицо фартуком и выбежала из комнаты. Констанс ринулась, было за ней, а потом, передумав, повернулась к деду и яростно завопила:
        - Это же несправедливо! Она делала то, что я ей говорила. Какой смысл отыгрываться на Мэгги, если ты недоволен мной?
        - Недоволен! - Роджер воздел глаза вверх, как бы призывая небо на помощь. - Ах ты, предательница! Из-за твоих глупостей все наши планы рухнут! Ты никогда больше не увидишь Мак-Кина и никогда не появишься возле его верфи, ясно?
        Констанс вздернула подбородок; приказывать ей - это лучший способ добиться противоположного.
        - Я буду делать, что захочу, кузен!
        - Ты…
        - Ну, хватит, Роджер! - Мощный голос Алекса заставил того, поперхнувшись, замолчать. Взяв Констанс за руку, он усадил ее на кресло и умиротворяющим голосом произнес:
        - Констанс, пожалуйста! Это слишком для моего старого сердца! Я не могу видеть, как вы, мои дети, ссоритесь!
        - Извини, Алекс! - отозвалась она отнюдь не смиренно.
        - Пойми, как только нам доложили об этих твоих поездках в Южный Бостон, это нас, конечно, обеспокоило…
        - Так, значит, вы наняли шпионов следить за мной? - В ее голосе было искреннее негодование, но в глубине души она вздрогнула от ужаса.
        Все как в Лахайне - там они следили за придурковатой Лили, девочкой, чьи фантазии осуждались как лживые выдумки, за что дядя Сайрус ее всегда сурово наказывал. Дикарка, наглая мятежница! Взрослые на плантации и в миссионерской школе глядели на нее с подозрением и суеверным страхом - такая она была странная и непредсказуемая. На нее сваливали вину за проступки и шалости, совершенные другими детьми, а это вызывало приступы ярости с ее стороны, и она действительно выкидывала всякие штучки, и все шло по замкнутому кругу. Все время - под надзором, под угрозой наказания. Выходит, и здесь то же самое?
        - Ну что я сделала такого плохого? Я просто написала картину с изображением красивого корабля.
        Рождер издал вздох отчаяния, запустив пальцы в свои тщательно причесанные волосики, обнажив ранние залысины.
        - Мы не можем позволить себе возбудить подозрения Мак-Кина после всех тех усилий, которые я предпринял, чтобы убедить сенатора, не говоря уже о…
        - Роджер! - В голосе Алекса было предупреждение.
        - Но, дядя, мы должны действовать немедленно, неужели ты не понимаешь?
        - О чем это вы? - спросила Констанс. - Вы что-то планируете, да? Опять эта война? Не хватит ли жертв?
        - Это бизнес, девочка! - Алекс похлопал по ее руке. - Ты не поймешь, но было бы, правда, лучше, если бы ты какое-то время держалась подальше от верфи Мак-Кина.
        Она встала, отбросила его руку.
        - Не ответив на мой вопрос, ты уже много сказал.
        - Да ведь мы пришли сюда, потому что беспокоимся за тебя! - мягко сказал Алекс. - Я хочу, чтобы ты была в безопасности, чтобы тебе не о чем было беспокоиться, и поэтому… поэтому я внес изменение в свое завещание. Теперь ты моя законная наследница, ты и Роджер!
        Констанс ахнула, Роджер обалдело замолчал, кровь отхлынула от лица, он побледнел как полотно.
        - Зачем это? - почти простонала Констанс. - Нет, Алекс, не делай этого!
        - Ты что, недовольна? - обиженно отозвался ее дед. - Я просто хотел избавить тебя от всяких формальностей с наследством и обеспечить тебе будущее.
        - Ты так ничего и не понял! - сказала она в отчаянии. - Я приехала сюда только затем, чтобы забрать половину вознаграждения, и все. Больше ничего не хочу, да и не заслуживаю… Роджер все это время был вашей опорой, вашей правой рукой. Я не хочу лишать его того, что он заслужил своей верностью и рвением. Не надо восстанавливать нас друг против друга! Мы не соперники!
        Карие глаза Алекса заблестели.
        - Слышишь, Роджер? Какая она самоотверженная, бескорыстная - прелесть! Вот за это я ее и люблю!
        - Да уж, конечно, она знает, как тебя влюбить в себя, дядюшка! - Взгляд Роджера - полный враждебности - досказал то, что он не выразил словами.
        - Извини, кузен! Мне даже и в голову это не приходило!
        - Я только сегодня дал поручение юристам все это оформить - объяснил Алекс. Он улыбался как сытый лев. - Я и еще кое-что придумал, что вам обоим наверняка понравится.
        - Нет, нет! - Она отшатнулась, - трудно сказать, что ее пугало больше - злобная ярость на лице Роджера или парализующее ее волю обожание в лице Алекса. Она схватила забытый всеми холст с «Одиссеем» и загородилась им как щитом. - Мне это не нужно!
        - Это для твоего же блага, девочка! - мягким голосом произнес Алекс. - Ты должна довериться мне.
        - Нет, нет! Только деньги из вознаграждения, чтобы я могла учиться, в Париже…
        - Ты должна понять, что сейчас это ни к чему! - Алекс улыбнулся и попытался погладить ее по голове, но она отпрыгнула как дикая кошка, и его улыбка превратилась в какой-то оскал. - Зачем тебе эти крохи, когда в твоем распоряжении все мое достояние? Отныне ни о чем не беспокойся. Я позабочусь о тебе.
        У нее стало горько во рту, страх сжал сердце - неужели она теряет свою свободу?
        - Ты не понимаешь. Я не могу. Если я действительно тебе небезразлична, не надо принуждать меня к этому.
        - Констанс, дорогая, успокойся! Ты перенервничаешь и заболеешь!
        Она испуганно замолкла. Да, так с ней бывало - от страха в ее мозгу что-то происходило, и она могла сделать что-то немыслимое. Нет, она не позволит себе опять распуститься. Она сделала глубокий вдох и усилием воли загнала этот страх поглубже в самые глубокие тайники своего сознания.
        - Конечно, Алекс! - спокойным голосом проговорила она. - Я просто глупая, излишне эмоциональная баба, да? Просто все так неожиданно…
        - Я знал, что ты со мной согласишься, - удовлетворенно откликнулся Алекс.
        - Да и я тоже подозревал, - со скрытой иронией добавил Роджер.
        - Ну-ка, дай мне это! - Алекс потянул к себе картину. - А ничего, Роджер, правда! Неплохой трофей, а? Пожалуй, мы повесим его у себя в конторе!
        - Как ты хочешь, Алекс. - Она беспомощно кивнула головой, наблюдая, как он прислонил ее картину к стене.
        Весь, лучась довольством, он похлопал в ладоши, как бы поздравляя сам себя.
        - Ну, а теперь, коль скоро все улажено, пошли обедать? Элуаз приготовила крекеры и сладкие хлебцы.
        Констанс кое-как уняла дрожь, и они с дедом под ручку, как будто ничего не случилось, отправились в столовую. Он между тем продолжал посвящать ее в свои далеко идущие планы. Все это лишь укрепляло Констанс в ее отчаянной решимости: бежать, бежать - и немедленно!
        Как верна пословица - утро вечера мудренее! Пока она одевалась, завтракала с Алексом, рассеянно делясь с ним впечатлениями о вчерашнем вечере у мисс Филпот, в голове у нее созрел четкий продуманный план. Она была такая безмятежно-радостная, предупредительная, так непринужденно врала, что наверняка, по ее расчетам, никто не мог ничего заподозрить. Во всяком случае, ей удалось незамеченной ускользнуть из дома Латэмов - прямо в сыпавшийся с неба дождь, хотя странным образом, вместо зонта в руках у нее был какой-то завернутый в коричневую бумагу объемистый предмет.
        Первым делом она сняла деньги со счета, который она ранее открыла для Дайлана Мак-Кина. Потом прошлась по офисам судоходных компаний, и - о, удача! - с третьей попытки нашла то, что искала - корабль отправлялся в Лондон на следующий день. Конечно, ей было несколько не по себе, что она тратит не принадлежащие ей деньги, но чрезвычайные обстоятельства, решила она, оправдывают чрезвычайные меры. Купив билет, она сунула его в свой ридикюль со смешанным чувством облегчения и трепета перед неизвестностью, ожидавшей ее.
        Третьим пунктом ее маршрута была верфь Мак-Кинов. Там она, прежде всего, разыскала Типа Мэддока, передав ему свои извинения и пачку зелененьких купюр для Мэгги. Щедрость Констанс смягчила мрачное выражение лица Типа, а его заверения, что Мэгги уже нашла себе новое место, смягчили ее угрызения совести. Так что пока все было хорошо. Однако когда она, собрав всю свою смелость, приступила к последнему пункту своей программы, оказалось - так ей сказали, - что Лок ушел куда-то по срочному делу и неизвестно, когда вернется. Расстроенная, она решила заглянуть в мастерскую Джедедии Шоу.
        - Передадите ему, мистер Шоу? - спросила она старого мастера.
        Выпрямившись, Джедедия покосился на сверток.
        - Эта ваша картинка с «Одиссеем» - вы ему хотите отдать?
        - Да. Это слишком маленькая компенсация за все, что я ему причинила. - Констанс любовно провела рукой в перчатке по уже отполированной фигуре дельфина на верстаке у Джедедии. - Моя мазня, конечно, не может сравняться с вашей чудесной работой, но мне хотелось бы, чтобы мистер Мак-Кин все-таки получил ее. Я рассчитывала переброситься с ним еще парой слов, но мне надо идти, пока меня не хватились.
        Ей хотелось предупредить Лока, что против него что-то замышляется - она поняла это из намеков Алекса и Роджера прошлым вечером, но задерживаться было действительно нельзя - это могло бы усилить их подозрения насчет нее.
        - Неизвестно, когда этот парень явится, так что давайте действовать испытанным методом, девочка! - Джедедия снял шнурок с ключом, висевший у него на шее, и протянул его Констанс. - Оставь свой подарок у него в комнате. Там, за угол и вверх по лестнице. Я бы и сам сходил, да ноги уже не те.
        - Думаете, он будет не против?
        - Думаю, это будет для него приятный сюрприз.
        - Ну, если вы так уверены.
        - Иди, иди! - Джедедия махнул зажатой в руке стамеской. - Оставь ключ на крючке у двери…
        - Ладно, спасибо, мистер Шоу. - Она бросила прощальный взгляд на замусоренную мастерскую, полюбовалась в последний раз на деревянные скульптуры и молча махнула рукой.
        Капли холодного дождя медленно стекали с нее. Она громко постучала. Ответа не было. Чувствуя себя несколько неловко и даже виновато, но преисполненная намерения довести дело до конца, она вставила ключ в скважину, повернула его и вошла. Ее удивили небольшие размеры его апартаментов. Надо было спешить, но она не могла побороть в себе любопытства: что же окружает в обыденной жизни таких необычных, выдающихся людей? Бледный послеполуденный свет пробивался через открытые ставни. Повсюду - книги, книги, книги… Через открытую дверь была видна кровать, покрытая каким-то экзотическим покрывалом; Констанс поспешно отвела глаза - негоже вторгаться в нечто интимное, что Мак-Кин никогда не показывал посторонним.
        Она поспешно развернула сверток и поставила свою картину в кресло - Лок не сможет не увидеть ее, когда войдет. Как бы предупредить его еще насчет махинаций ее родственничков - причем так, чтобы не возбудить у него подозрений насчет ее мотивов… Впрочем, она и сама в них не вполне разобралась, одно ясно - она не хочет участвовать в этой сваре, за начало которой несет ответственность ее отец. На чертежной доске Лока она нашла карандаш и лист бумаги и, сняв перчатки, начала писать короткую записку. Покусав кончик карандаша, на мгновение задумалась, вспоминая его руки, обнимавшие ее, вкус его губ. Пусть между ними лежит пропасть, но эта их коротенькая встреча, эти мысли - «а вдруг…» - вызывали острую и сладкую боль в сердце. Но она уже сделала свой выбор - единственно возможный. Она решительно отогнала от себя чувство утраты и занялась своим делом. Вдруг дверь распахнулась, и в комнату вошел, нет - ворвался Лок. Лицо его являло непроницаемую ледяную маску, в голубых глазах была глубокая озабоченность. Не замечая Констанс, он захлопнул дверь и - вот уж чудо! - на несколько секунд прижался лбом к стене.
Мокрые волосы спустились ему на лоб, мощные плечи под тяжелой тканью пальто сотрясали судороги. Яростно выругавшись, он пнул ногой оттоманку, которая отлетела к другой стене. Он замер на месте, увидев женщину в шляпке у своей чертежной доски.
        - Какого черта ты здесь делаешь? - загремел он. - Пришла позлорадствовать?
        - Что? Нет, я…
        В два шага он пересек комнату, схватил ее за руку, встряхнул.
        - Вы все проклятые ворюги! Она изумленно покачала головой.
        - Я не понимаю…
        - Все просто… - прорычал он. - Вы, сволочи, украли мой корабль!

6
        - Украли? - Констанс непонимающе поглядела в окно - там по-прежнему, как обычно, четко проступал сквозь пелену дождя стройный силуэт «Одиссея». - Но ведь…
        - Да, не в буквальном смысле, ты, безмозглая! - По впалым щекам Лока протянулись мокрые дорожки, но вряд ли это были слезы, скорее капли дождя - такое у него яростное было выражение лица.
        - Хотя как иначе назвать то, как «Латэм и К0» сумела захватить контрольный пакет моей верфи! Ловкость рук? Колдовство?
        - Но как это произошло?
        - Да обычные методы: подкуп, шантаж акционеров - которые послабее духом. Я отказался продавать им «Одиссея», так они решили за так его прикарманить! А ты будто не знала! - неприятно ощерился он.
        - Да нет же! - вскрикнула она почти испуганно, так дико сверкали его сине-ледяные глаза. - То есть, они говорили о каких-то планах, но клянусь, я и не подозревала! Я пришла сказать, тебя предупредить!
        - Господи! Да хватит этого вранья, ты… Вы один клубок змей, а я теперь - как клоун! Выходит, я отныне - прислужник Латэмов? Да я уж лучше сейчас отправлю его на дрова!
        - Не смей! Это же произведение искусства! - Глаза Констанс расширились от ужаса.
        - Да уж понимаю, в твои планы это не входит, принцесса! - Он цепко схватил ее за плечи. - Ну, ты настоящая чемпионка по коварству! Поколдовала тут, затуманила мне мозги…
        - Но это же неправда! - Она попыталась высвободиться, но тщетно - он еще ближе притянул ее к себе.
        - Неужели? - Его глаза сузились; одной рукой он приподнял ей подбородок, другой смял шляпку, обхватив ее затылок. Она не могла теперь никуда деться от его пронизывающего взгляда. - Какая же ты врунья!
        - Но только не в данном случае, - сказала она, задыхаясь.
        - А разве не за этим ты сюда явилась, чтобы меня окрутить?
        - Нет! - Она в ярости толкнула его в грудь. Это было все равно, что столкнуть гору. - Ты себе льстишь. Я уже тебе об этом говорила - когда мы в первый раз встречались, но ты только себя слушаешь…
        - Ну, при чем тут я? Эта твоя задница в этих ребячьих штанах - такое не забудешь и трудно перед этим устоять.
        - Свинья! Вбил себе в голову эту грязь - а ведь оснований-то нет!
        Он изобразил глубокое удивление:
        - Весь этот треп насчет этих чертовых денег, все это «Алекс не узнает ни о чем», вся эта комедия с мольбертом - разве это не для того, чтобы усыпить мою бдительность?
        - Конечно, нет! - Она вырвала свой подбородок из его ладони, но он не ослабил своей хватки, наоборот только сильнее прижал ее к себе - она почувствовала пластичное тепло его тела. Вырываться бессмысленно, может, на него подействует холодно-насмешливый тон?
        - Как же я, по-твоему, могла это сделать?
        - Да очень просто. - Сжав челюсти, он глянул ей в глаза, и слова вырвались из его рта с каким-то скрежетом. - То свои лодыжечки покажешь, то на плече всплакнешь. То эти глазищи свои на меня вылупишь, да еще эти губы, кожа… пока я совсем не свихиваюсь и только об одном могу думать - как бы тебя…
        - Пусти меня! - Ее голос сорвался в громкий шепот.
        Он слегка улыбнулся, взгляд стал каким-то лениво-расслабленным.
        - Да ведь и ты, Конни, а? Ну что мы друг около друга кругом ходим, как кот с кошкой? Интересно - Алекс так в тебе уверен или ему наплевать на твою девичью честь, что он тебя ко мне подослал?
        - Ты ошибаешься. - Она покачала головой. - У тебя какая-то мания… - У меня нет к тебе никаких чувств, кроме отвращения, Лок Мак-Кин.
        Он прикоснулся пальцем к ее нижней губе и почувствовал, что она дрогнула.
        - Зачем же врать, а?
        Кровь бросилась ей в голову, она почувствовала, что у нее перехватило дыхание.
        - Лок, пожалуйста…
        Злые огоньки в его глазах потухли, но там вспыхнуло что-то иное, еще более опасное.
        - А ведь приятно - вот так отомстить твоему деду - вору, да еще и полезно… Да ты еще и напрашиваешься.. .
        - Подонок! - Задыхаясь, она вырвалась, почти ничего не видя из-за застилавших глаза слез. Вот и Лок туда же - как дядюшка Сайрус… - Какая же ты сволочь! Я сюда пришла с прощальным подарком, и очень об этом сожалею. Ты это не способен оценить!
        Нахмурившись, он посмотрел туда, куда она показала пальцем, и впервые увидел законченную картину с «Одиссеем». Он весь окаменел, потом горько рассмеялся.
        - Ах, вот что мне оставили Латэмы - рисованную копию…
        Констанс никак не думала, что ее подарок только добавит соли на его рану, и только сейчас ей это пришло в голову.
        - Извини! Я только думала… - Она беспомощно посмотрела на него.
        Он медленно снял с себя мокрое пальто, сорвал шарф, расстегнул жилетку и повернулся к ней. В голосе его была угроза.
        - Извинить? Тебе меня жалко? Чудесно. Вот это для меня сейчас самое необходимое от вашей семейки.
        С каким презрением он отнесся к ее сочувствию и к ее подарку! Она почувствовала, что ярость вновь овладевает ею.
        - Мне тебя жалко, Лок Мак-Кин! Ты неспособен понять, что такое человеческие отношения. Да, с тобой поступили ужасно, но ты, конечно, никогда не признаешься, что тебе нужно сочувствие - боишься, что это не по-мужски!
        Он швырнул жилетку на кресло и стал расстегивать рубашку - лицо его все более темнело, последнюю пуговицу он просто вырвал с корнем.
        - Прибереги эти свои проповеди для дураков! Жизнь меня кое-чему научила…
        - Да, знаю! Железный Мак! Жесткий! Несгибаемый! Весь в мщении и ненависти! И забыл про то, что есть и другие чувства!
        Его рубашка распахнулась, обнажив загорелую грудь, заросшую курчавыми волосками. Лок глядел на нее, глаза горели опасным огнем.
        - Есть, есть и другие…
        - Только показать не хочешь?
        - С какой стати? Ты же из Латэмов…
        - А тебе никогда в голову не приходило, что уже достаточно жертв в этой бессмысленной вендетте? - Она подумала о двух миниатюрных портретиках в своем медальоне, и в ее лице смешались злость и жалость. - Неужели я одна способна понять? А у тебя нет смелости ни понять, ни покончить с этим, но для вас всех война - это ваш мир!
        Ее слова подействовали на него. Он уставился на нее взглядом, в котором странным образом смешались смущение и недоверие - недоверие? Терпение ее лопнуло, и она в бешенстве заорала:
        - Слепцы, мстительные глупцы! Все, все! Я ухожу, и катитесь вы все к дьяволу!
        Высоко подняв голову, Констанс устремилась к двери, но Лок схватил ее за руку. Челюсть его вздрагивала, и он напряженным голосом проговорил:
        - Ну, ты прямо как царь Соломон! Знаешь ответы на все вопросы?
        - По крайней мере, я не такая гордая, чтобы отказываться принимать человеческое тепло, - отрезала она, - или самой дарить его.
        - Тогда одари им меня, дорогуша! - выговорил он низким, яростным басом. - Мне это сейчас нужно больше, чем кому бы то ни было на этой земле!
        Увлекая ее в свои объятия, Лок закрыл ей рот своим бешеным поцелуем - она едва успела вскрикнуть, - и буквально продавил ее тело насквозь; его пальцы прошлись по лентам ее шляпы - и вот она уже отброшена в сторону, а он гладит ее по шее, подбородку, за ухом. Она почувствовала слабость в ногах, колени как-то сами собой подогнулись. Он был ненасытен, а она не могла отказать ему - они забыли обо всем, кроме друг друга.
        Он расстегнул ей пальто, отбросил его в сторону; его руки - теперь уже не такие жесткие, а нежные, ласкающие - гладили ее плечи, прошлись по жестким ребрам ее корсета под тонким бордовым габардином ее платья и остановились на мягких выпуклостях ее грудей; его пальцы прикоснулись к ее соскам. Даже через ткань это прикосновение вызвало в ней почти невыносимый прилив удовольствия, внизу живота как будто что-то загорелось.
        Констанс громко застонала: это был протест против его опытных, умелых рук, настойчивого жара его рук и против себя самой - за то, что она так на все это реагирует. Он взял ее руку и провел ею по своей обнаженной груди; она почувствовала, как он затрепетал весь, когда ее пальцы, пройдясь по завиткам его волос, остановились на маленьком пятачке его соска. Как она, оказывается, может его возбудить - тут совсем потеряешь голову!
        Оторвав от нее губы, он тоже застонал от удовольствия, поднял ее как пушинку, перенес в соседнюю комнату и - вот она, его постель с шелковым покрывалом. Она вздрогнула - покрывало было холодное, а его тело таким горячим! Он уже сорвал с себя рубашку, и теперь поспешно расстегивал пуговки ее платья. Его язык беспощадно терзал ее шею и остановился на нежной впадинке в самом ее низу. Ой, какое же это, оказывается, чувствительное место!
        Она издала вскрик наслаждения и удивления и погрузила пальцы в его густые волосы.
        - У тебя кожа как мед… - пролепетал он. - Золотистая, гладкая и сладкая…
        - Лок!.. - Она произнесла его имя и как-то вся напряглась, борясь с невероятным, непереносимым искушением. Какие волосы у него - как шелк… А какие мощные мускулы на шее и плечах, мощные и теплые… А кожа, какая бархатистая… Он весь задрожал от ее поглаживания и, снова припав к ее губам, положил ее на себя сверху. Его рука уже проникла ей под юбку, только тоненькие муслиновые штанишки были последней линией ее обороны, но он проник и через нее, ладони его скользнули по ее бедру, и пальцы уже прикасались к самому сокровенному месту ее женского естества… Она вся выгнулась, оторвалась с усилием от его губ - ей было и сладко и страшно в одно и то же время.
        Он, казалось, совершенно потерял контроль над собой - это был самец, преисполненный только одного дикого желания - совокупиться со своей самкой. Ничего не осталось в нем от спокойного, выдержанного мужчины, продукта и воплощения современной цивилизации. Это было совсем не то, о чем она когда-то мечтала, в этом не было ни нежности, ни ласки. Она вновь вздрогнула - на этот раз от ужаса. Упершись обеими руками в его плечи, она сумела как-то на момент оторваться подальше от терзавших ее, требовательных губ и попыталась вырваться из его крепких объятий.
        - Лок, пожалуйста! Я не… нам нельзя…
        Но он, вместо того чтобы отпустить, опрокинул ее на спину. Она уже не узнавала это нависшее над ней лицо. Глаза прищурены, зубы оскалены, дыхание тяжелое, прерывистое - да это какой-то незнакомец - грабитель! Констанс, даже не сознавая, что она делает, попыталась встать, но он властно прижал ее к шелковому покрывалу. Конечно, она сама виновата, сама довела его до этого, заставив раскрыться - дуреха! Растревожила спящего тигра!
        - Не делай этого! - прошептала она.
        Лок моргнул, потряс головой, как будто стараясь отогнать сон или кошмар. Выругавшись, он вскочил и повернулся к ней спиной. Со сжатыми кулаками, покачиваясь, он был похож на пьяного.
        Дрожа каждой клеткой своего тела, Констанс откатилась на край постели - с чувством освобождения, облегчения и - как стыдно! - некоторого разочарования. Она закрыла глаза, тяжелое чувство вновь навалилось на нее. Похоть - это грех, о, она еще хотела вовлечь в него и Лока! Двойная грешница, вдвойне!
        - Лок, я…
        - Заткнись! - Он не глядел на нее, его голос был жестким и чужим. - Еще полслова, и я за себя не отвечаю…
        Она стала пунцовой, потом побелела как мел, неуверенно поднялась на ноги, пригладила юбку, застегнула пуговицы на шее платья. Внутри была какая-то жуткая пустота. Нужно как-то извиниться перед ним. Полная раскаяния, она дотронулась до его плеча.
        - Не смей! - Он повернулся, отбросив ее руку. Его голубые глаза горели самой настоящей ненавистью.
        - Очередной ход в афере, принцесса? Превратить меня в круглого идиота, и потом из меня можно вить веревки?
        Она снова вздрогнула, бледность перешла в какую-то белизну - она стала как статуя.
        - Ну откуда у тебя такие мысли?
        - Ты хочешь, чтобы их у меня вообще не было! - Ярость окончательно вытеснила остатки страсти. Он угрожающе шагнул к ней. - Сматывайся отсюда!
        Хватая ртом воздух, она неуверенными шагами прошла в гостиную-кабинет, схватила шляпку, пальто и ридикюль - главное, ридикюль, с ее главным сокровищем - билетом на пакетбот! И зачем она только приходила сюда! Еще одна катастрофа, еще одно, о чем надо будет забыть, о чем будешь всю жизнь жалеть, не забывая.
        Лок стоял на пороге своей спальни. Его лицо вновь приобрело обычное холодно-презрительное выражение. Господи, как это неожиданно все и как горько!
        Все внутри нее еще трепетало от его ласк, она изо всех сил сдерживалась, чтобы не разрыдаться - в носу уже щекотало, горло сжимали спазмы. Но нет, она не допустит, чтобы он увидел ее плачущей - ни за что!
        - Ну, извини, - пробормотала она каким-то жалко-несчастным голосом. - Я хочу…
        - Ступай, черт тебя побери! - Губы его изогнулись в презрительной усмешке. - И скажи Алексу, что это не сработало!
        Она отшатнулась.
        - Ты неправ, и знаешь это. Я просто не могу тебе ничего доказать…
        - Вон, так твою… Убью!
        Она выбежала прямо в сплошную стену дождя, чуть не поскользнувшись на мокрых ступеньках, даже не одев ни шляпки, ни пальто. Слезы, наконец, водопадом хлынули из ее глаз, смешавшись с каплями от ливня. Откуда-то сверху как божий глас прозвучали последние слова Лока:
        - Вон!.. Убью!
        - Помешала праздновать?
        Констанс вихрем ворвалась в служебный кабинет деда, оттолкнув растерянного и смущенного клерка.
        Обстановка в кабинете была роскошная. Зеленые бархатные портьеры, обитые бельгийским гобеленом кресла, блестящие кожаные кушетки. Книжные полки занимали все пролеты между окнами, за которыми виднелась панорама Стейт-стрит со зданиями биржи, администрации штата; в отдалении маячили контуры причалов. Книги все были, разумеется, в кожаных переплетах с золотым тиснением. На письменном столе - разложенные в идеальном порядке папки, какие-то досье и толстая кипа каких-то деловых бумаг. И рядом огромный серебряный поднос с чашками из китайского фарфора, посыпанными сахаром бисквитами, графинами, графинчиками и большим джезве, от которого еще исходил свежий аромат лучшего сорта яванского кофе.
        - Сэр, я пытался объяснить мисс Латэм, что вас не следует отрывать, - выдавил из себя клерк, багровый от возмущения и страха.
        - Ничего, ничего, Перкинс, судья Фрейдель уже ушел, - ответил Алекс, делая жест, чтобы тот оставил их вдвоем. Он недоуменно поднял брови, обозрев состояние туалета своей внучки. - Дорогая, да ты вся промокла насквозь!
        Констанс сорвала с головы окончательно уже никуда не годную шляпку и мокрую до нитки мантильку, швырнула их на кресло с полным пренебрежением к их дорогой обивке. Убрав с лица мокрые, слипшиеся пряди волос, она протянула руку через широкий стол и налила себе полный бокал. Выпила залпом, сморщившись от обжегшей горло и желудок жидкости. С размаху поставила бокал на стол и бросила на деда воинственный взгляд.
        - Дождь идет.
        - Я понимаю, - откликнулся он, слегка встревоженный. - Констанс, ты в порядке?
        - Нет еще! - она вновь потянулась к хрустальному графинчику.
        - Думаю, тебе хватит, девочка, - с упреком сказал он ей, закрывая графин пробкой. - Ты не привычна к этому зелью. Еще пьяницей станешь.
        - Да, может, это самый лучший выход, - пробормотала она, вновь вздрогнув. Под алкогольными парами, наверное, и морское путешествие не таким уж жутким покажется. И она сможет забыть сегодняшнее унижение…
        Констанс слизала с губ смесь остатков бренди, капель дождя и поцелуев Лока Мак-Кина и чуть не застонала в голос. Она не помнила, как она остановила извозчика, там, в Южном Бостоне, как объяснялась с ним. Как будто в ней было два человека - один рациональный и контролирующий себя, другой - не помнящий себя от обиды и гнева.
        Стукнув обоими кулачками по поверхности стола, Констанс наклонилась вперед и железным взором уставилась в удивленные глаза деда.
        - Я хочу знать, почему ты сделал это? Алекс моргнул и осведомился:
        - Что это?
        - Почему ты украл «Одиссея»?
        - Украл? - Алекс откинулся назад в своем кресле, расправив свои бакенбарды. Лицо его приняло выражение лисьей хитрости. - Ну, это вряд ли подходящее слово для вполне законной деловой операции. Оказывается, не все пайщики Мак-Кинов так уж уверовали в их безумные идеи. Не понадобилось даже особенно убеждать их, что лучше немного денег сейчас, чем полное банкротство потом. Но как ты обо всем этом так быстро узнала? Мы только сегодня закончили с документами.
        - Я уже слышала.
        Алекс пристукнул ногой и ощерился.
        - Ты виделась с Мак-Кином, да? Я ведь тебе это запретил!
        - Послушание никогда не принадлежало к числу моих достоинств, - отрезала она, вызывающе дернув плечом, взяла со стола льняную салфетку и вытерла ею лицо.
        - Теперь я вижу, что тебе нужна твердая рука, чтобы удержать тебя от глупостей! - весь, покраснев, произнес Алекс. - Больше ты так вести себя не будешь. Я уж об этом позабочусь!
        - Еще и не такие пытались, Алекс, - заметила она с коротким смешком, скомкав салфетку и небрежно швырнув ее через плечо. - Ты поступил гадко и подло. Если тебе был нужен корабль, зачем тебе понадобился именно корабль Мак-Кина?
        - Ну, это же так просто, девочка! - Алекс изо всех сил старался сдержать свое раздражение. - Это нам обошлось сравнительно дешево, а, кроме того, Мак-Кин обставил нас с этим китобойным бизнесом, так что теперь наша очередь. Это ему своего рода штраф за нахальство.
        - Да перестань, тут дело не в бизнесе. Это все ваша вендетта, и Лок теперь считает, что я тоже стала ее участницей, но это же нелепо доходить до таких вещей, что бы там ни натворил мой папаша…
        - Джеймс? Мой мальчик ни в чем не был виноват, - сказал Алекс. - Энок Мак-Кин напридумывал всякого…
        - Но Энока уже нет на этом свете, и моего отца тоже, так в чем же дело?
        - По счетам надо платить, - пробормотал Алекс, и его глаза стали темными, как два агата.
        Констанс, нервно метавшаяся по комнате туда-сюда, резко остановилась. Боже, а ведь у Алекса с Локом есть что-то общее. Нет, тут ничего не изменить, во всяком случае, ей это не под силу: все равно, что бабочке пробовать одолеть ураган. Бежать, бежать… И завтра так она и сделает.
        - Бесполезно с вами взывать к разуму. - Она потянулась за своим пальто. - Я пошла.
        - Минуточку, мисс! Я еще с тобой не закончил разговаривать.
        Короткий стук в дверь прервал Алекса, и на пороге показался Роджер.
        - Дядя, на одно слово.
        Роджер на секунду замер, увидев Констанс в ее растерзанном виде - он дотронулся до своего безупречного галстука как бы обороняясь от заразы.
        - Что за дьявольщина? Что с тобой случилось?
        - Припадок, - не задумываясь, ответила Констанс. - Падучая. Пляска святого Витта. Прохожие нашли это зрелище интересным, но зонтика никто не предложил. Так что довольно здорово промокла.
        - Боже! - Зрачки глаз Роджера в ужасе расширились. - Ты не имеешь в виду…
        - Поверил? Значит, еще больший дурак, чем я думал, - желчно уронил Алекс. - Ну, поверил?
        Роджеру явно не понравилась данная ему дядей характеристика, он выразил свои чувства кислой гримасой. Потом он с торжеством вытащил из кармана пальто какую-то бумагу и хлопнул ею по столу.
        - Вот, дядя Алекс! Как представляется, наша дорогая Констанс планирует нас покинуть. Она купила сегодня утром билет на пакетбот в Англию.
        У Констанс, которая в этот момент натягивала на себя мокрое пальто, перехватило дыхание. Алекс, уже не обращая на нее никакого внимания, уставился на племянника.
        - И что?
        - Я, естественно, аннулировал его.
        - Что?! - вскрикнула Констанс. - Ты не имел права! Я сейчас пойду туда и все восстановлю!
        - Я пояснил этим людям, в агентстве, что твой дедушка не одобряет плана твоего путешествия. - В улыбке Роджера было ощущение сладкой мести. - А при такой ситуации тебе будет нелегко даже купить билет до Кэмбриджа, штат Массачусетс.
        - Но… - Какой-то комок сжал горло Констанс, в глазах мелькнула растерянность. - Я то, вообще, думала, что ты первым вздохнешь спокойно, если я исчезну, Роджер…
        Ее кузен метнул быстрый взгляд на Алекса, потом скромно потупился.
        - Я… я передумал, кузина.
        - Вы не имеете права вмешиваться в мои планы. Я уезжаю в Париж!
        - Вот я как раз об этом и хочу сказать, - решительно откликнулся Алекс. - Вся эта беготня, суета - это уже становится опасным. Мне теперь ясно, Констанс, что ты еще слишком молода и легкомысленна, чтобы одной отвечать за свою судьбу. Вот почему судья Фрейдель согласился назначить меня твоим законным опекуном.
        - Что это значит - опекуном? - подозрительно осведомилась она.
        - Это значит, что буду иметь законное право следить, чтобы ты не приняла какого-нибудь решения, которое могло бы отрицательно сказаться на твоем будущем. Я должен гарантировать твою безопасность и благополучие.
        Вот это ее уж никак не устраивало!
        - Я сама вполне способна решать, что для меня хорошо, и что плохо, Алекс. Мне не нужно это опекунство, да и твое завещание тоже. Все, что мне нужно - это мое вознаграждение, чтобы я могла продолжить свое образование и заняться любимым делом.
        - Глупости! - отрезал Алекс. - Девушке твоего положения с такой… э, одухотворенной натурой, нужно совсем не это. Тебе нужен муж.
        Констанс, при всем ее яростном настроении, не могла удержаться от смеха.
        - Алекс, ты явно перепил бренди. Зачем мне муж?
        - Ну, помимо того, что должна иметь каждая женщина - детей, дом, тебе еще нужен кто-то, на кого бы можно было положиться в управлении твоей половиной «Латэм и К0».
        Он порылся в самой объемистой папке из тех, что лежали у него на столе, вынул из нее один документ и швырнул ей через стол.
        - Смотри сама.
        Констанс притронулась к бумаге двумя пальчиками, как будто это была бомба, готовая вот-вот взорваться.
        - …И немедленно по вступлении в брак получит пятьдесят процентов акций компании
«Латэм и К0»… - читала она, не веря своим глазам.
        - Все абсолютно законно, заверяю тебя, моя дорогая! - сказал Алекс. - Подписано и заверено судьей Фрейделем и с сегодняшнего дня внесено в списки действующих актов штата Массачусетс.
        - Зачем это тебе понадобилось? - Констанс во все глаза глядела на деда, пораженная таким широким жестом с его стороны и бременем новых забот, свалившихся на ее плечи.
        Алекс перевел взгляд на Роджера, потом пожал плечами.
        - Я и так подумывал об уходе, а уж теперь - как бы я был рад видеть, что ты счастлива здесь в Бостоне, будешь жить семьей, нарожаешь мне правнучков, а я их буду тетешкать…
        От этой перспективы Констанс чуть не задохнулась и только и смогла, что покачать головой.
        - Ты что, шутишь?
        Алекс поднял кустистую бровь, осведомился с некоторой иронией:
        - Как ты считаешь, половина моего состояния - это достаточно веская причина, чтобы остаться в Бостоне, а?
        - Боже мой, Алекс! - выдохнула она. - Ты хочешь подкупить меня! Роджер, ты слышал что-нибудь более немыслимое? Что же ты-то ничего не скажешь? Ведь Алекс хочет отдать мне то, что принадлежит по праву тебе!
        Роджер неловко помялся, провел рукой по своим жиденьким волосам.
        - Ну, как бы это…
        - Твой кузен не возражает, поскольку то же самое предусмотрено для него: он получит половину компании после своей женитьбы.
        Констанс рухнула в кресло и покачала головой - ну и ловкач же этот Алекс!
        - Да, здорово все продумано. Алекс сиял.
        - Конечно, и компания останется по-прежнему семейной!
        - Ну, тебе остается только подыскать для нас подходящих партнеров - и все. - Голос Констанс был полон сарказма. - У Роджера трудностей не будет - он приятной внешности, порой может произвести неплохое впечатление, да и вообще жених хоть куда. Но ко мне, думаю, после той Ассамблеи ни один благопристойный джентльмен в Бостоне за версту не подойдет. Если только не станет известным это условие завещания, конечно, но ведь тогда это будут просто охотники за твоим богатством…
        - Констанс, боюсь, ты не вполне понимаешь… - Алекс неловко поскреб свою шкиперскую бородку и сделал жест в сторону Роджера.
        Тот, тоже с весьма смущенным видом, наклонился, поднял брошенную Констанс салфетку, аккуратно разгладил ее, постелил на пол у ее ног и преклонил на ней одно колено.
        - Кузина Констанс, окажите мне величайшую честь - станьте… моей женой. - На слове
«женой» он как будто подавился.
        Констанс глядела на него как на сумасшедшего.
        - С шутками у тебя не очень получается, Роджер. Вставай - у тебя вид как у идиота.
        Роджер пунцово покраснел, но упрямо повторил:
        - Поверь мне, Констанс, мое предложение вполне серьезно.
        - Но у тебя ко мне нет даже малейшей симпатии, не говоря уж о чем-то большем! - Она, все еще не веря ему, откинулась на спинку кресла.
        - Верно, мы еще недостаточно знаем, друг друга, - занудным голосом продолжал Роджер, - но я уверен, наши общие интересы создадут прочную основу для христианского союза, обеспечивающего взаимное уважение и обоюдную выгоду…
        - Алекс, скажи ему, чтобы он это прекратил! - воскликнула она, поднимаясь с кресла.
        - Ну, подумай хорошенько, - отозвался тот урезонивающим тоном. - Это самое разумное решение. У тебя будет надежное будущее, ну, а самое главное, я думаю, что ты и Роджер прекрасно подходите друг другу.
        - Я согласен, кузина Констанс, - начал, было, Роджер, все еще стоя на коленях.
        - Да заткнись ты, слизняк! - воскликнула она, толкнув Роджера с такой силой, что он вообще распростерся на полу. - Ты душу свою готов продать за мешок золота, а я из другого теста!
        - Слушай, внученька, ну будь же разумной! - сказал Алекс, поднимаясь из-за стола.
        - Разумной? - Она сделала жест в сторону Роджера, который кое-как встал и обмахивался сейчас салфеткой от приставшей пыли.
        - Ты хочешь привязать меня к этому пугалу и называешь это разумной идеей! Да я скорее вплавь отправлюсь через океан, чем выйду за него замуж!
        - Констанс, отныне я твой опекун, и ты должна прислушиваться к моим словам, - примирительно сказал Алекс. - Возможно, Роджер не в слишком романтическом духе все это подал, но если ты поразмыслишь хорошенько…
        - Нет! - Она перегнулась через стол прямо к нему - глаза в глаза. Упрямо сдвинутые челюсти делали их странным образом похожими друг на друга. - Никогда!
        - Нет, ты будешь меня слушать! - заорал Алекс, потеряв, наконец, терпение. - Это для твоего же собственного блага, ты, ослица упрямая!
        - Ха! При чем тут мое благо? - не менее пронзительно завопила Констанс. - Этого всего хочешь ты! Правнучки! Выводок сопливых недомерков, да еще похожих на Роджера - от такой участи удавиться можно!
        - Я же пытался защитить тебя в этом мире - дать тебе какую-то опору. У тебя наследство, а, значит, и ответственность! - Он был теперь весь красный как рак. - Что же ты намереваешься шататься одна как неприкаянная по этой Европе? Стабильность - вот что тебе нужно, и, видит Бог, я постараюсь, чтобы это у тебя было.
        - А если я этого не хочу? Как же со свободой воли, данной мне Богом? - надменно вопросила она.
        - Спорить тут бесполезно, - вмешался Роджер, умиротворяюще воздев руки.
        - Заткнись! - Констанс и Алекс выкрикнули это одновременно, не сговариваясь. Их диалог продолжался на все более высоких нотах.
        - Александр Латэм, вы - низкий, себялюбивый старикашка! - визжала Констанс. - Я теперь проклинаю тот день, когда Дайлан Мак-Кин послал меня сюда!
        - У тебя ума меньше, чем у амбарной крысы!
        Иначе поняла бы, что это тебе же на пользу! Будь я проклят, если допущу, чтобы моя плоть и кровь оказались бы в беде из-за собственной глупости!
        - Какие бы глупости я ни делала, они мои. Старый мошенник! Если ты пытался также заставлять жить, по-твоему, моего отца, как пытаешься заставить меня, то неудивительно, что он сбежал!
        - Не трогай памяти Джеймса!
        - Да ведь с него все и началось - с его любви к Элизе Мак-Кин, разве не так? И что ты тогда предпринял - начал грозить лишением наследства, а?
        - Джеймсу пришлось извлечь для себя определенные уроки - и тебе придется тоже! - уже взревел Алекс с такой яростью, что изо рта полетели брызги слюны.
        - Ну что ж, ты научишь меня тому же, чему научил и моего отца - ненавидеть тебя! - очень спокойно, изо всех сил сдерживая слезы, проговорила Констанс.
        Алекс одним ударом по подносу смахнул его на пол. Раздался звон бьющихся бокалов и графинов, острый запах бренди смешался с густым ароматом кофе.
        - Ты жалкая лгунишка! Джеймс всегда любил меня!
        Торжествующим шепотом Констанс нанесла безошибочный удар:
        - Тогда почему же он решил не возвращаться домой?
        В глазах Алекса мелькнула боль, потом он высоко поднял брови, как будто удивляясь чему-то. Схватившись за грудь, он издал истошный крик и рухнул на пол - прямо в мешанину битого стекла, растекшейся жидкости и рассыпавшихся бисквитов.
        - Алекс! - Констанс упала на колени рядом с ним, не зная, что делать. - Дедушка!
        - Назад! - Роджер отбросил ее в сторону, склонился над телом упавшего, начал возиться с галстуком Алекса, потом припал ухом к его груди.
        Констанс почувствовала, как у нее самой начинают неметь конечности, а в глазах становится темно. С ужасом она смотрела на Роджера, а когда тот поднял на нее свой взор, в нем было столько ненависти и осуждения, что кровь буквально застыла у нее в жилах.
        - Ты, сука! Ты убила его!

7
        - Ну почему мне к нему нельзя?
        - Я уже сказал тебе, Констанс. У него сейчас доктор. - В темном коридоре перед дверью в спальню Алекса лицо Роджера выглядело особенно угрожающе - непримиримо. Казалось, в воздухе витала сама смерть. - И преподобный отец Уитакер тоже там. На случай…
        Констанс всхлипнула и в отчаянии руками сжала голову. Какие страшные часы она пережила! Клерки и бухгалтера, в панике столпившиеся вокруг недвижимого тела хозяина, суетящиеся врачи, сложная процедура транспортировки все еще не приходящего в сознание больного домой - она никогда не чувствовала себя такой беспомощной, испуганной и виноватой. Ах, если бы можно было взять назад все те ее жестокие слова - но поздно, поздно… Неужели быть убийцей - это ее судьба?
        - Ты не понимаешь. - Она сказала это голосом, в котором слышались слезы. - Я должна сказать ему… Он должен знать, что я не хотела…
        - И тут ты только о себе думаешь! - Голос Роджера прозвучал с холодной яростью. - Тебя-то уж он меньше всего хотел бы видеть…
        Слова кузена острыми клинками врезались ей в душу. Но она понимала - он прав и бессильно рухнула на стул.
        Если бы она только могла сказать дедушке… Но что? Что она молит его о прощении? Что он, несмотря ни на что, стал ей дорог? Что зов крови все-таки дает о себе знать и что она его любит? Со слабым стоном Констанс уткнула голову себе в колени.
        Нет, она не может так жить! За последние несколько часов она нарушила практически все заповеди: врала, прелюбодействовала, а теперь еще и убила… Она вспомнила, какие наказания ждут грешников на том свете. Но она наказана уже здесь. Она пыталась прочесть молитву, но получилось что-то не то.
        - О Боже! Пусть он останется в живых! Я сделаю все…
        Дверь спальни отворилась, и на пороге показался доктор Каллум с каким-то печально-торжественным выражением на морщинистом лице. Констанс подняла голову. Нет, в ее взгляде не было надежды - Бог не услышит молитвы такой грешницы, даже туземные духи ее матери - и те не захотят помочь ей. Ее дедушка, конечно же, умер. Роджер сделал шаг навстречу вышедшему.
        - Доктор, он…
        - Он не спит… Хочет видеть Констанс… Значит, Бог все-таки услышал ее молитву! Она встала и, пошатываясь, с трудом удерживая равновесие, направилась к двери. Роджер загородил ей путь.
        - Если ты только сделаешь или скажешь хоть что-нибудь, что опять взволнует дядю Алекса!..
        - Нет, нет! Я клянусь!
        - Смотри у меня!
        Констанс взглянула на мрачное лицо Роджера и бессильно кивнула головой. Он молча отошел в сторону.
        Мягкий, теплый свет одной-единственной лампы отпечатал ровный золотой круг на паркетном полу и ковре. Огромное ложе из орехового дерева, которое занимало едва ли не большую часть комнаты, оставалось в полумраке. У изголовья кровати стоял с Библией в руках преподобный Уитакер и читал какой-то псалом. Констанс мельком взглянула на священника и, проглотив жесткий комок в горле, храбро подошла к краю постели.
        Алекс, какой-то весь изменившийся, словно уменьшившийся в размерах, полулежал на груде подушек. Под закрытыми глазами большие темные круги, ярко выделявшиеся на фоне пепельно-серой кожи лица. Его грудь под фланелевой ночной сорочкой едва-едва приподнималась при каждом вдохе, руки, лежавшие поверх одеяла, казались бескровными и безжизненными.
        - Дедушка! - прошептала она, и слезы хлынули у нее из глаз.
        Алекс пошевелился, открыл глаза, поискал ее глазами и - какое счастье! - протянул ей руку. Она схватила его руку и, осыпая ее поцелуями, рухнула на колени у кровати…
        - Достаточно, Уитакер, - скорбно произнес Алекс.
        Пастор мгновенно прекратил чтение и сделал несколько каких-то движений, как бы пытаясь оградить больного от нежелательного и опасного вторжения и в то же время избегая прикосновения к виновнику нарушения спокойствия. Алекс поднял другую руку и погладил ее давно нечесаные волосы, разметавшиеся по плечам.
        - Констанс…
        - Прости меня, дедушка! Я плохая, скверная девчонка, но я, правда, не хотела тебя обидеть. Скажи, что ты прощаешь меня…
        - Ш-ш-ш, девочка. Мой темперамент - это крест, который я должен нести…
        Это прозвучало как мягкий упрек, и жаркое чувство вины охватило все ее существо, вытеснив все остальное.
        - Ты должен поправиться. Я никогда не прощу себе… Ты поправишься, да?
        Он глубоко вздохнул и опять закрыл глаза.
        - Все в руках божьих. Сегодня жив, завтра… Вот почему…
        Констанс прижала его холодную ладонь к своим мокрым щекам и прерывающимся от рыданий голосом переспросила:
        - Что почему, дедушка?
        - Почему я хотел, чтобы ты была устроена прежде, чем я отправлюсь в мир иной…
        - Ты выздоровеешь! - выкрикнула она, сжимая его руку. Не почувствовав ответного пожатия, она издала почти панический вопль:
        - Дедушка? Алекс!
        Он снова медленно открыл глаза - устало и как бы с усилием - преодолевая какую-то неимоверную тяжесть.
        - Я беспокоюсь за тебя…
        - Не надо! Пожалуйста, ты должен весь сосредоточиться на том, чтобы справиться с болезнью…
        - Так тяжело… И ведь никто о тебе не позаботится… Если бы я только знал… Если бы ты могла обещать мне…
        - Обещать что, дедушка? - Она наклонилась поближе к нему, чтобы услышать то, что срывалось с его едва шевелившихся губ. - Я сделаю все, что ты хочешь!
        - Нет, нет! Просить об этом снова… - Он потрогал себе грудь и сморщился как от боли. - Но это такая тяжкая ноша. Дочка Джеймса. Я за тебя отвечаю. Если бы только…
        - Ну что?! Скажи же! Что ты хочешь, чтобы я сделала?
        - Выйди замуж… и останься в Бостоне. Тогда мне сразу станет легче.
        Комната вся закружилась у нее в глазах, потом как будто стала куда-то проваливаться, лампа, казалось, вначале вспыхнула ярким светом, а потом начала гаснуть. Оставить мечту о Париже, осесть в этом Бостоне? Выйти замуж, отогнав от себя мысль, что она убийца, которую могут разоблачить в любой момент? Отдать свою душу и тело мужчине, который поначалу будет ее, самое большее, терпеть, а потом неминуемо возненавидит? Жизнь ее научила избегать такого рода зависимости. Да, она попала в ловушку и ведь знала же, почти с самого начала, что это ловушка, эти узы крови, эта ее жажда быть любимой, иметь свой дом… Да, Господь смилостивился над Алексом, но взял за это высокую цену с нее.
        - Я… я не знаю, смогу ли я… - Она прошептала это, раздираемая жесткой душевной мукой.
        - Ну, тогда ступай, черт тебя подери! - Алекс отвернулся. - Я лучше умру один, чем в обществе неблагодарных отпрысков…
        Преподобный мистер Уитакер дотронулся до ее вздрагивавших от сдерживаемых рыданий плеч.
        - Может быть, вам лучше уйти… Констанс резко дернула плечом.
        - Нет, нет! Дедушка, ну, пожалуйста!
        - Девочка, видит Бог, я тебя люблю, но это слишком тяжело сознавать, что я потерял тебя также, как и Джеймса.
        Дыхание Алекса стало прерывистым.
        - Ну, все. Оставь меня - я скоро предстану перед своим Создателем.
        - О, если бы кто-нибудь вынул у нее из груди сердце, чтобы она могла думать только о себе! Но нет - и вот все ее будущее, о котором она так мечтала, тает, тает как следы на песке. Она села рядом с ним на край кровати, сцепила его пальцы со своими.
        - Все в порядке, не сдавайся, дедуля! - Как же тяжело ей это говорить, но… надо! - Я сделаю так, как ты хочешь, обещаю.
        Он быстро повернул к ней голову, в глазах у него что-то блеснуло, может быть, отражение от лампы. - Поклянись на Святой книге.
        Преподобный отец проворно протянул ей свою Библию.
        - Вы ведь христианка, дочь моя?
        Констанс с каким-то странным чувством смотрела на эту книгу. Когда-то она находила на ее страницах утешение и надежду, но это было так давно… С тех пор все изменилось. И когда она положила руку на истрепанный переплет, в ее голосе не было благоговения, только страх и отчаяние. - Да, я была воспитана на Библии…
        - Поклянись же, Констанс! - с усилием прошептал Алекс, делая какое-то движение, как будто поднимаясь. - Тогда наследство - твое! Поклянись, что ты останешья и выйдешь замуж!
        - Клянусь! - поспешно вымолвила она, быстро убрала руку и мягким движением уложила деда обратно на подушки. - А теперь тебе надо уснуть. Я никуда не уйду…
        - Да… - Он снова прикрыл глаза, голос его теперь звучал сонно-удовлетворенно, на бледных губах появилось какое-то подобие улыбки. - Думаю, я сейчас засну.
        Он уже давно забылся легким спокойным сном, уже давно ушел преподобный Уитакер, а Констанс все сидела в спальне деда, держа в руках его старческую руку и раздумывая над тем, что ей теперь делать. Как, например, сообщить это радостное известие Роджеру? Правда, когда он пришел сменить ее у постели Алекса, ни у него, ни у нее не было никакого желания вступить в разговор, так что, по крайней мере, от этого она была избавлена хоть на время. Измученная душой и телом, она рухнула в свою постель как подкошенная. Ночью ее мучали жуткие кошмары: какие-то белые чудовища, хлопая крыльями и щелкая зубами, пытались утопить ее в море ее собственных слез в наказание за ее коварства.
        Она поднялась рано, совсем не отдохнувшая, как будто и не спала. День был сумрачный, и не менее сумрачно было на душе у Констанс. Каким тяжелым бременем давило на нее данное ею Алексу слово. Но она поклялась на Библии, и даже для такой грешницы, как она, нарушить эту клятву - дело немыслимое. Она оделась в простую темную юбку и такую же кофту, наспех завязала волосы в узел. Итак, не надо спешить. Первым делом сейчас надо постараться поменьше болтать, держать язык за зубами. Потом надо подождать, пока Алекс поправится - тут нужно ее внимание и ее уход. Прежде всего, она должна позаботиться о еде для больного. Итак, что же сегодня приготовила ему Элуаз?
        Элуаз была негритянка, вольноотпущенница, женщина необъятных размеров и весьма искусная повариха, - именно она готовила столь любимый Констанс яблочный пирог. Но сегодня ее, видимо, черт попутал.
        - Ты уверена, что доктор Каллум имел в виду именно это? - Констанс с большим сомнением осмотрела поднос.
        - Заливное из телячьих ножек, сливовый компот, овсянка, - перечисляла Элуаз. - Я говорила доку, что для больного это тяжеловато, надо уж тогда и слабительного заодно заказать, но у него, по-моему, нет никакого понятия, у этого лекаришки!
        - Ну, наверное, врачу лучше знать, что требуется пациенту, - неуверенно пробормотала Констанс.
        В памяти у нее вдруг возникли какие-то смутные воспоминания - как будто она, еще совсем маленькая, несет в руках вот такой же поднос. Он был тяжелый, нести его было трудно… Может быть, это была еда для отца? Но чем больше она старалась вспомнить, тем менее четким становился образ, пока не исчез совсем. Между тем Элуаз продолжала свое:
        - Мистер Роджер сказал, что зайдет за завтраком, как только доктор закончит осмотр.
        - Доктор Каллум уже здесь? - Констанс автоматически поглядела наверх. Нужно поймать врача и все как следует выяснить насчет диагноза и курса лечения. Сейчас она, по крайней мере, способна что-то воспринимать. Она протянула руку к подносу.
        - Я захвачу.
        - Это делала обычно Мэгги, но они еще никого не наняли на ее место…
        - Я… я слышала, мне ее парень сказал, что она сейчас работает у зеленщика, там и живет.
        - Ну, тогда мы с ней наверняка увидимся на рынке Куинсимаркет, когда пойду за провизией. Она хорошая девушка и работала добросовестно. Но вы ведь леди, вам вроде как не пристало с подносом туда-сюда шастать…
        - Поверь мне, Элуаз, - ответила Констанс, берясь за поднос. - Я еще и не такое могу!
        По крутой и неудобной лестнице для прислуги она поднялась на второй этаж. Неслышно, как и подобает хорошей служанке, проскользнула по коридору к дверям спальни Алекса. Входивший туда в это время Роджер закрыл за собой дверь буквально перед ее носом. И, слава Богу - ей надо отдышаться. И вдруг совершенно неожиданно её чуть не оглушили раскаты здорового мужского хохота. Сомнений не могло быть - это веселился дедушка Алекс!
        Удивленная до предела, Констанс ловким движением бедра - как это делала Мэгги - распахнула дверь и замерла на пороге. Алекс и доктор Каллум сидели друг против друга в креслах у горящего камина и, как ни в чем не бывало, играли в шахматы. Роджер склонился над доской, пытаясь оценить позицию. Алекс свежевыбритый, в бордовом атласном халате, с полностью вернувшимся к нему здоровым румянцем, попыхивая сигарой, как раз готовился сделать победный ход своей черной королевой.
        - Шах и мат, доктор! Мэтью, когда ты, наконец, усвоишь, что со мной лучше не связываться?
        - Да уж конечно, старый мошенник! - проворчал доктор, доставая часы из жилетного кармана. Взглянув на циферблат, он встал. - Ну, я и так с тобой потерял кучу времени, а ведь меня и настоящие больные ждут!
        - Дедушка, разве тебе можно вставать? - Констанс заморгала, не веря своим глазам. - Доктор, а как же его сердце… Это не противопоказано?
        - Его сердце? - доктор Каллум изумленно поднял брови и с укором посмотрел на Алекса. - Что же ты бедную девочку расстраиваешь? Эти твои приливы… нет, конечно, когда-нибудь ты доиграешься. Но пока что мой рецепт - это несколько дней покоя и размышлений насчет того, как это хорошо - вовремя уйти из этого твоего проклятого бизнеса… Вот что тебя убьет…
        - Единственное, что меня способно доконать - это гадость, которую ты хочешь заставить меня есть. - Алекс пожевал сигару, на лице его промелькнула тень явного неудовольствия, которую, впрочем, сразу же сменила благодушная улыбка. - Но вот моя внучка - она заставит меня забыть и о моих маленьких неприятностях, и о твоем меню. Роджер, возьми у нее поднос!
        Доктор распрощался и вышел, Роджер с преувеличенным усердием принялся сервировать дяде завтрак рядом с шахматной доской, стараясь не глядеть в глаза Констанс. Однако она даже и не замечала этого.
        - Я… а я думала, ты умираешь… - как-то еще неуверенно произнесла она.
        - Ложная тревога. - Алекс пожал плечами и потянулся к заливному. Попробовал, поморщился и отставил в сторону. - Где мои палочки из трески и черный хлеб?
        - Вы меня обманули! - Теперь ее голос прозвучал уже уверенно. - И сколько в нем было боли и обиды.
        - Ну, зачем ты так, Констанс! - Роджер осмелился даже прикоснуться к ней!
        - Да, да, вы оба! - Она резким движением отбросила его руку. - Вы заставили меня поверить! Боже мой! Как вы могли? Как?
        - Ну, дорогая, все так запуталось… - примирительным тоном сказал Алекс. Он сделал резкий жест племяннику, и тот уже более решительно взял ее за плечи и усадил в кресло, где раньше сидел доктор Каллум.
        Констанс потерла виски. Как все это противно!
        - Да, я недооценила тебя, Алекс.
        - Ну, недоразумение случилось. Я был, правда, сам не свой. И больно было. Это я внешне такой… легкий в обращении, а внутри знаешь что творится! Но во всем этом есть и своя польза и логика.
        - Польза?.. - Она невесело рассмеялась. - Ну, если страдание и полезно, то действительно спасибо тебе…
        - Ну, при чем здесь это? Просто этот кризис как-то сблизил нас, заставил нас понять, что действительно важно в этой жизни. Разве не так, Роджер?
        - Конечно, дядюшка! - Он прислонился к камину, в глазах его горел какой-то огонек, но явно не любви, а скорее корысти. - В трудностях люди и раскрываются…
        - И вообще все становится проще и яснее, - добавил Алекс. - Я, например, пришел к выводу, что тебе с Роджером ни к чему тянуть - эти помолвки и все такое…
        Она задохнулась от ярости.
        - Ты что же, хочешь, чтобы я выполнила обещание, данное под давлением фальшивых аргументов?
        - Ты поклялась перед Господом! - сурово и торжественно провозгласил Алекс. - Ты что - хочешь быть проклятой навеки?
        Констанс, не веря своим ушам, глядела на него во все глаза, ища признаки юмора в его глазах.
        - Бред какой-то! Роджер, хоть ты скажи что-нибудь!
        - Да, пожалуй, так будет лучше. - Голос Роджера прозвучал так, как будто речь шла о какой-то биржевой операции. - Зачем рисковать здоровьем дядюшки? Как только мы поженимся и получим свои доли наследства, я сразу же возьму все дела компании на себя и разгружу его. Думаю, мы можем договориться с преподобным Уитакером насчет простенькой церемонии в церкви Троицы в конце этой недели, если ты не возражаешь.
        - Я-то как раз и возражаю! - Ее охватила самая настоящая паника.
        - Ты дала обещание! - отрезал Алекс. - К чему эти отсрочки?
        Она повернулась к кузену, и в голосе ее послышалась почти мольба.
        - Ну, подумай, что это будет за брак, Роджер? Мы оба заслуживаем большего!
        - Любовь придет со временем, я уверен. - Роджер громко откашлялся и нервно провел рукой по своим волосенкам. - Знаешь, ты мне уже начинаешь нравиться, Констанс.
        - Не ври! - Она сердито сжала кулачки. - Это даже непристойно, и ты это прекрасно понимаешь! Я все равно уеду в Париж! Говорите, что у вас нет ни гроша после этого трюка с кораблем Мак-Кина - обойдусь и без этого!
        Алекс с Роджером переглянулись, и Констанс поняла, что и здесь ее надули.
        - А, так у вас всегда были деньги! - Она грустно покачала головой. - Дура я, дура - поверила этим сказкам насчет финансовых трудностей! Еще один ваш трюк! Но только знайте - ничего у вас со мной не выйдет!
        - Подумай о своей бессмертной душе, девочка! - урезонивающе загремел голос деда.
        - Ну, у Господа нашего и без того предостаточно оснований меня покарать и если он это сделает, то, во всяком случае, не из-за вашего жульничества. Вы меня сделали своей жертвой, но я не собираюсь играть эту роль, Алекс Латэм!
        - Не кричи, а то с тобой случится этот, как его там, прилив? - Она оскалила зубки. - Ради Бога! Надеюсь, что на этот раз ты-таки протянешь ноги навсегда, ублюдок старый!
        - Не смей так говорить со своим дедушкой! - вмешался Роджер.
        - А то что? Запрете меня на замок? - Она подбоченилась с холодным презрением принцессы, обращающейся к своим придворным.
        - Неплохая идея! Так всегда с непослушными детками поступают! Посиди там, авось, в себя придешь. Роджер, ну-ка!
        Роджер, несколько обескураженный, замешкался.
        - Вы уверены, дядюшка, что так лучше?
        - Заткнись, делай, как сказал! - рявкнул Алекс. Роджер сделал нерешительный шаг к Констанс.
        Она вызывающе прищурилась.
        - Осторожнее, Роджер! Я кусаюсь!
        С большим трудом он сумел справиться с этой дикой кошкой. Два четких полукружья от ее зубов, запечатленных на ребре его ладони, свидетельствовали о том, что, по крайней мере, в этот раз Констанс сказала чистую правду.
        Салун на первом этаже большого кирпичного здания на Ферри-стрит гудел шумом голосов и веселыми раскатами смеха. Дуэт волынки и скрипки далеко разносил звуки огневой ирландской жиги. Лок Мак-Кин помедлил у входа. Как странно он будет выглядеть там, среди беспечно развлекающихся рабочих парней и их подружек - один, в настроении далеко не праздничном! Но надо идти, разыскать там Типа Мэддока. Дело неотложное и какое-то странное…
        - Вот сюда, сэр! - Тип указал на переулок, отделявший таверну от лавки зеленщика. - Уж и не знаю, как благодарить вас, что пришли. Моя Мэгги прямо в панике. Только-только сама устроилась, а эти Фицджеральды предупредили, что комната только для нее одной, чтобы никого другого там и духу не было. Что делать - ума не приложу.
        Лок, не отвечая, шел за ним. Вот еще морока! День был сумасшедший и абсолютно пустой. Он переговорил с кучей инвесторов, все убеждал их обождать, испробовал все методы - тщетно. «Одиссея», видимо, уже не спасти. У Латэмов все схвачено.
        - От этой девицы одни неприятности, Тип.
        - Ну не знаю. - В его тоне прозвучало сомнение. Он постучал в дверь. - Сдается, на нее что-то наехало; моя бабушка сказала бы, что она опилась какого-то зелья или сглазили…
        Дверь, скрипнув, отворилась, и они вошли в складское помещение лавки: их глазам предстали ряды ящиков с капустой и турнепсом, мешки с луком, корзины с тыквами и орехами. С низких балок свисали сетки с картошкой и плети сушеного перца, вдоль стен стояли бочки с соленьями.
        - Благослови Вас Господь, сэр, входите! - В чадящем свете жировика веснушчатое лицо Мэгги казалось крайне озабоченным, а может быть, таким и было. - Хоть бы вы помогли!
        - Где?.. - начал, было, он и резко оборвал свой вопрос. - Констанс?
        Она сидела прямо на выскобленном с песком деревянном полу рядом с какой-то бочкой, в той же самой ребячьей хламиде, в которой Лок впервые увидел ее, вся сжавшаяся в комочек, упершись невидящим взглядом в стену. В руках она конвульсивно сжимала ту самую свою кепку, лицо ее время от времени искажалось какой-то гримасой, а губы что-то беззвучно шептали, волосы разлохматились.
        Пока Тип закрывал дверь, Мэгги быстро начала шептать Локу на ухо как будто в присутствии умирающего:
        - Почти ничего не говорит. Я ее встретила на Куинсимаркет, она ходила по рынку в этой одежде, вроде как не в себе…
        - А что случилось-то? - осведомился Лок мрачно.
        - Не знаю, сэр, но она не хочет возвращаться в дом Латэмов, и я туда тоже ни за что не пойду после того, как молодой хозяин меня выгнал. Я ничего не могла придумать другого, как ее сюда привести. Я подумала, что из всех, кого знаю, вы вроде бы лучше всех с ней знакомы. Правильно я сделала? - Мэгги с испугом заметила признаки ярости на лице Лока и отступила поближе к Типу, как бы ища его защиты.
        - Посмотрим! - буркнул Лок. Латэмы его последнее время неплохо накалывают, может быть, и здесь таится какая-то ловушка? Тем более что эта девица не единожды демонстрировала, что у нее есть какая-то странная власть над ним. Вспомнить хотя бы вчерашнее - ужас! Нет уж, обжегшись на молоке… - Дайте, я поговорю с ней с глазу на глаз…
        - Конечно, конечно! Я еще не закончила с уборкой… - Мэгги потянула Типа за руку. - Пошли-ка, парниша, поможешь…
        Лок опустился на одно колено подле Констанс и задумчиво поднес палец к губам. Она по-прежнему глядела куда-то в стену, слегка раскачиваясь, не обращая на него никакого внимания.
        - Констанс! - Лок дотронулся до ее руки. - Принцесса!
        Она резко повернула голову в его сторону. Глаза широко раскрытые, какие-то потусторонние - как будто она действительно опилась какого-то зелья. Она его явно не узнавала. Потом, буквально через мгновение, взгляд ее прояснился, напряжение в теле спало.
        - Лохлен! - На лице ее затеплилась слабая улыбка, но потом она как будто вспомнила что-то и в ужасе отшатнулась от него.
        - Черт, я не сделаю тебе ничего плохого! - в смущении пробормотал он. У него было такое чувство, будто он ударил беззащитного ребенка. Не надо было с ней так вчера. Хорош он, похотливый, злобный зверь! Неудивительно, что она его теперь боится.
        - Почему ты здесь? - В ее вопросе было искреннее недоумение. - Я к тебе не приходила. Я знаю - нельзя…
        Он вспомнил свои последние слова вчера - яростные, угрожающие, и ему стало совсем не по себе. Он старался никогда не обижать женщин, но вот эта - с ней он постоянно теряет самообладание и вообще все выходит из-под контроля. Это как на санках с высоченной горы - весело, опасно и, главное, не остановишься. Это хорошо для детишек - он помнил, как они развлекались с Дайланом, - но не для взрослого солидного мужчины! Все что угодно, только не это… Но как раз это возвращалось все снова и снова…
        Он громко откашлялся и нарочито грубым голосом проговорил:
        - За мной прислала Мэгги…
        - Мэгги? - Констанс поморгала, явно пытаясь рассеять окружающий ее туман. На ее лице появилось опасливо-враждебное выражение. - Зачем она это сделала?
        - Ну, сделала и сделала, так что… - Он замолчал, увидев большой синяк у нее на подбородке. - Господи!
        Он протянул к ней руку, но она отскочила назад, замахнувшись на него кепкой. Лок сердито вырвал кепку у нее - она закричала от боли - ладони у нее были в крови, в каких-то порезах и занозах.
        - Что случилось? - рявкнул он, схватил ее под мышки и водрузил на крышку соседней бочки. Теперь она была на уровне его глаз, и он мог получше все рассмотреть. - Кто это тебя так?
        Она вся сжалась.
        - Н-н-никто… Сама. Я выпрыгнула из окна прямо на розовые кусты.
        Не обращая внимания на ее «не надо, не хочу, пусти», Лок тщательно вытер ей ладони своим носовым платком, вытащив попутно несколько глубоко вонзившихся шипов.
        - Значит, ты устроила этот маскарад, чтобы прыгнуть на розовые кусты. Могу я узнать, зачем?
        - Роджер меня запер! - Лок вытащил особенно глубоко засевшую занозу. - У меня с ним и Алексом… выявились некоторые разногласия.
        Глаза Лока потемнели.
        - Это тоже он? - спросил Лок с тихой яростью, дотронувшись до кончика ее подбородка.
        - Подумаешь! Ему больше досталось! Это я, наверное, сама стукнулась, когда его кусала…
        - Ну и ну! - Лок аккуратно перевязал самый глубокий порез на ее ладони и изумленно поскреб у себя в затылке. - Натворила ты со вчерашнего!..
        - Просто не повезло - сейчас я уже должна была бы плыть по Атлантике, и билет был, но Алекс…
        - А, понимаю… Тоже попала к ним в лапы…
        - Я настоящая пленница в этом проклятом городишке. Алекс мастер на такие штучки. Да кому как не тебе их знать…
        - Да уж… - сухо обронил Лок, глядя, как она заметалась по кладовой, приподнимая крышки, приоткрывая мешки - без особой цели, просто чтобы занять руки…
        - Он наврал мне с три короба, зажал меня в угол, а потом еще имел наглость заявить, что это все потому, что он меня любит! Ну, если это любовь, то избавь меня Бог от нее! Я чувствовала себя как шахматная фигура, которую двигают, ни о чем ее не спрашивая. Мой любимый, - она произнесла это слово с горькой иронией, - дедушка, возможно, обжулил тебя, Лок Мак-Кин, но как назвать то, что он замыслил со мной, а ведь я его плоть и кровь!
        Все в нем перевернулось - такая боль чувствовалась в словах Констанс. При всей ее браваде она такая беззащитная - как ребенок.
        - Да, тут не то, что в розы прыгнешь, - пробормотал он. - Мэгги сказала, что ты была несколько рассеяна…
        - Правда? - Констанс достала яблоко из открытой бочки, перекинула его несколько раз из рук в руки и нахмурилась.
        - Я не помню. Благослови Бог Мэгги за ее доброе сердце. Она думает, что я сумасшедшая. Я не вполне…
        - А кто же тогда ты вполне?
        - Я твое орудие мести! - В глазах Констанс вспыхнул дикий огонек - не осталось и следа от ее вялости и индифферентности.
        - Любишь ты загадки загадывать! - Он засмеялся, но как-то натужно, вымученно.
        - Мэгги и правда молодец, что тебя привела. - Констанс отбросила волосы со лба и с каким-то непонятным вызовом уставилась на Лока. - Ты хочешь получить обратно своего «Одиссея».
        - Еще бы!
        - Я могу тебе в этом помочь. - Она улыбнулась и надкусила яблоко. - От тебя нужно только одно - чтобы ты женился на мне.

8
        - Ты что, девушка, совсем рехнулась?
        - Вот как раз сейчас-то я вполне в своем уме. - Ею действительно, впервые после того, как она совершила этот свой прыжок со второго этажа прямо на шпалеры сухих, шипастых розовых кустов, овладело какое-то безмятежное спокойствие. - Алекс хочет выдать меня замуж за Роджера…
        - Что? - Лок даже поперхнулся. - За этого осла?
        - Вот именно. И для моего же собственного блага, конечно, для блага этой дурочки. Так он, по крайней мере, думает.
        Выражение ее лица вдруг изменилось. Лок даже отшатнулся, уловив какой-то почти звериный огонек, сверкнувший в ее глазах.
        - Ну, он скоро изменит свое мнение, клянусь богиней Пеле! Моя жизнь - это моя жизнь, и ничья больше. Я не позволю кому бы то ни было ею распоряжаться.
        - Я так понимаю, что тебе этот его план не особенно нравится?
        - Да уж! - Она швырнула недоеденное яблоко обратно в бочку.
        - Я вообще-то не думала, что Алекс может дойти до такого. Вот Роджер - он разве только на мокрое дело не пойдет, чтобы стать главой компании, лизоблюд поганый!
        - Ты все-таки сумасшедшая! - Лок покачал головой. - Выходить замуж за меня, только чтобы расстроить их планы, - это глупо.
        - Глупо? Получить половину «Латэм и К°»? - Это глупо?
        - Что ты за хреновину порешь?
        - О, мой дедушка хитер как сам сатана, но на этот раз он сам себя перехитрил.
        Старый мошенник так составил бумагу, чтобы я на это клюнула, а я его самого посажу на крючок! Можешь сам справиться у судьи Фрейделя. Да еще притворился умирающим, чтобы я дала клятву остаться в Бостоне и выйти замуж, как он хочет.
        - Знакомо - твой дед любит ставить капканы, - сухо отозвался Лок. - Попалась ты.
        Констанс как-то по-кошачьи улыбнулась - чувствовалось, что хищница готовится к прыжку.
        - Понимаешь ли, я ведь не уточнила, за кого я выйду замуж.
        - И ты решила, что я самый подходящий кандидат? Принцесса, ты не в себе. - Лок устало скрестил руки на груди.
        Она слегка покраснела, но не сдавалась.
        - Пойми меня правильно. Это чисто деловая сделка - нам обоим она даст то, что мы хотим.
        - Ну, после вчерашнего я бы сказал, что наши желания не… вполне совпадают, а? - пробормотал он.
        - Ты получишь обратно своего «Одиссея», да еще уведешь внучку у любящего деда, которого ненавидишь. Тебе этого мало? - спросила она надменным тоном.
        - Теплее… - после некоторого раздумья как-то лениво откликнулся он.
        - Прекрасно! - Она облизала пересохшие губы и посмотрела ему прямо в глаза. - Я буду спать с тобой, если ты это имеешь в виду. Тогда твоя месть Латэмам будет полной.
        - Боже! И ты еще называешь Алекса неразборчивым в средствах.
        Она пожала плечами.
        - Конечно, это будет связано с определенными осложнениями. Эти отношения… ну, интимные, сделают невозможным объявление брака недействительным. Ну, это тебе решать. Во всяком случае, не бойся - я уеду из Бостона сразу же после того, как мы утрясем все эти дела с фирмой.
        - Так что же - я один буду пожинать плоды этого, э… урегулирования? - сказал он каким-то напряженным голосом.
        - Ну, не вполне. Я буду пользоваться твоим именем и твоим обществом, покуда я здесь, плюс какой-то суммой, которую ты мне выделишь. Я буду учиться и, поверь, не очень обременю тебя своими расходами. Если захочешь потом развестись, я не буду против.
        - Ты, я вижу, все продумала.
        - Как замысел, а? - Улыбка, которую Констанс изобразила на своем лице, как-то увяла под суровым взглядом Лока. Она отвела глаза. Вздохнув, расправила плечи, собираясь с силами.
        - Алекс получит то, что заслуживает. Узнает, что я ему не игрушка.
        - А ты уверена, что я буду соблюдать условия нашего договора?
        - Ну, насколько я знаю, для тебя честь превыше всего и, к тому же ты, в общем-то, хорошо ко мне относишься, хотя и не хочешь в этом признаться. Думаю, мы можем быть союзниками, по крайней мере, на время и, во всяком случае, - она проглотила комок в горле, - я скорее доверю свою судьбу тебе, чем Роджеру.
        - Ну, это вряд ли комплимент, дорогая. Нет, знаешь, я, пожалуй, не приму твоего щедрого дара, хотя все это и соблазнительно, но попахивает не очень…
        - А как насчет «Одиссея»?
        - Есть и другие пути.
        - Ты можешь назвать хоть один? - нетерпеливо прервала она. - Я тебе даю все, что тебе нужно, на серебряном блюдечке, а ты отворачиваешься! Дурак, что ли?
        - Ну уж не настолько, чтобы не видеть, куда все это может завести! - сказал он яростно и взял ее под руку. - Пошли. Хозяйка Джедедии даст тебе комнату на ночь, а завтра…
        - А завтра Алекс наверняка найдет способ добиться своего! - воскликнула она почти в отчаянии; в душе ее поднимался страх. Опять ловушка? - Тогда я вообще что-нибудь ужасное натворю!
        - А выходить замуж вот так - за человека, которого совсем не знаешь, - это лучше?
        - Я тебя знаю лучше, чем ты думаешь, - сердито пробормотала она.
        - Отнюдь! - Лок схватил ее за вторую руку, повернул к себе, злясь скорее сам на себя. - Думаешь, со мной можно обращаться как с каким-то евнухом?
        Она прижала свои израненные ладони к груди.
        - Я… я этого не говорила…
        - Ну, а к чему тогда все эти рассуждения? Думаешь, мне станет так противно, что я не потащу тебя в постель?
        - Он заметил неуверенность в ее глазах и засмеялся, слегка дотронувшись губами до ее уха. - Не нужно играть со мной в эти игры. Месть сладка сама по себе.
        От тепла его дыхания и прикосновения его губ у нее по коже пробежали мурашки. Она вздрогнула - какой он все-таки сильный мужчина. Наверное, действительно, все это глупости, что она придумала, но другого пути нет. Она решила идти напролом.
        - Ну, так что же ты медлишь? Может, насмешек боишься - еще бы, брать в жены островитянку какую-то! Но ведь это только на время, и есть определенные плюсы, а? Поверь мне, они будут!
        - Черт тебя подери с твоими дьявольскими штучками! Знаешь ведь, что мне на это плевать!
        - Я знаю, что тебе не наплевать на свою репутацию, но почему ты тогда не хочешь воспользоваться этим планом, чтобы отомстить за своего отца и снять пятно с памяти матери?!
        Пораженный ее словами, он отпустил ее.
        - Что ты хочешь этим сказать, черт побери!?
        - Я кое-что знаю! - Она сунула руку за пазуху, вытащила свой медальон, открыла его так, чтобы он мог увидеть два портрета в нем.
        - Боже мой! - Он дотронулся до миниатюр дрогнувшим мизинцем. - Мама!
        - И мой отец. Тебя никогда не интересовало, что там, в действительности произошло? Партнеры расстались явно не только из-за разногласий по вопросам бизнеса. Ты уже был тогда достаточно взрослый и должен помнить весь этот скандал, слухи и тому подобное…
        - Там не было ни на цент правды! - Лицо Лока стало мертвенно-бледным! - Ни на цент!
        - Вот это трудно сказать. Я знаю только, что у Джеймса Латэма, должно быть, были какие-то чувства к Элизе Мак-Кин, если он хранил у себя на груди ее портрет. - Глаза Констанс затуманились слезами, и она сжала в кулачке серебряный овальчик. - И Алекс, должно быть, в наказание выгнал его, то есть заставил, вынудил исчезнуть - как сейчас и меня.
        - Так вот почему тебе пришло в голову все это безумие!
        - Да, Алексу за многое предстоит ответить. А ты лишаешь и меня, и себя возможности насладиться местью! Такой утонченной, сладкой местью! Ну почему ты это не хочешь понять? Боишься? - Она презрительно скривила губы.
        Лок снова рывком притянул ее к себе, ладонью приподнял ей подбородок. Она сводит его с ума, переворачивает ему все внутри, вызывает такое разнообразие чувств и ощущений, что он даже не способен рационально в них разобраться, - короче, вносит в его размеренную упорядоченную жизнь больше хаоса, чем самое настоящее землетрясение. Да, она у опасной черты…
        - Я не трус, черт тебя возьми!
        Она храбро поднялась на цыпочки и слегка дотронулась своими губами до его.
        - Докажи!
        В нем вспыхнул какой-то первобытный огонь. Одной рукой он обнял ее за талию, а второй, которая была у ее подбородка, он слегка сжал ей горло. Она не шевельнулась. Скулы Лока заострились, морщинки в уголках глаз стали глубже. Губы дернулись, на лице появилось выражение невольного почтения перед этой хулиганкой.
        - Будь ты проклята!
        - Очень может быть, что проклята, - отозвалась она с каким-то непонятным для Лока подтекстом, от которого у него, тем не менее, сжалось сердце. Сзади вдруг скрипнула дверь.
        - Извините меня, сэр! - сказала Мегги. - Мы тут хотели узнать, ой!
        Мэгги и Тип замерли как вкопанные; Лок и не думал выпускать Констанс из объятий - немая сцена явно затянулась.
        Наконец Тип, пробормотав неловкое «извините», потянул Мэгги назад.
        - Не уходите! - повелительным тоном сказал Лок, не спуская глаз с Констанс. - Мисс Каллаген, не могли бы вы одолжить Констанс платье?
        - Да, да, конечно! - не слишком уверенно залепетала Мэгги. - То есть, я думаю…
        - Хорошо. - Наклонив голову, Лок одарил покорную Констанс коротким, жестким поцелуем собственника, обозначающего свое право на владение. Когда он снова поднял голову, он был уже хозяином положения - при всей его необычности и странности. Констанс же, наоборот, выглядела робкой и нерешительной.
        Лок повернулся к, все еще не вполне пришедшим в себя, Типу и Мэгги.
        - Мисс Латэм согласилась стать моей женой. Где у вас тут… это… сочетаются?
        Все устроилось очень легко и быстро. Отец Прилоу только что закончил вечернюю службу. Лок наплел ему что-то насчет сиротства, пылкой любви и ее непредвиденных последствиях, в результате чего пастор согласился обойтись без полагающихся в таких случаях объявлений о намерении таких-то вступить в законный брак и совершил брачный обряд без особых формальностей. Он одолжил Локу маленькое золотое колечко, которое тот торжественно надел на палец невесты. Мэгги и Тип были свидетелями и даже выпили за здоровье молодых на импровизированном свадебном пире в пансионе миссис Пибб, - на этом настоял Лок.
        Все это время Констанс чувствовала себя так, как будто это то ли какой-то спектакль, то ли это никак к ней не относится; по-настоящему она с ужасом поняла, что произошло, только после того, как поднялась вместе с Локом по скрипучей лестнице в его квартиру, - там, над офисом компании. Вот и пришла пора заплатить за сладкое чувство мести… Лок, повозившись с ключом, открыл дверь, пропустил ее вперед, зажег лампу. Констанс неловко поеживалась в своем взятом взаймы платье и шарфике - было прохладно. Он снял с себя пальто, добавил угля в печку и начал растапливать ее. Было так странно видеть, как он занимается обычными домашними хлопотами.
        - Наверное, нам придется подыскать себе квартиру побольше, - сказал Лок, орудуя кочергой. - В зависимости от того, конечно, сколько все это продлится. Я хочу, чтобы ты чувствовала себя удобно.
        - Здесь вполне нормально. Не надо тебе лишних забот. - Она сама почувствовала, каким напряженным тоном она это сказала.
        Он захлопнул дверцу печки и сдул пепел и сажу с рук.
        - Ну, я всегда думал, что обязанность молодожена - всячески угождать своей избраннице.
        - У нас не вполне обычный брак…
        - Верно. - Глаза Лока светились какой-то глубокой, загадочной голубизной. Он подошел к ней поближе. - Мы могли бы снять номер, например, в Тремонт-отеле, но, пожалуй, не стоит привлекать лишнего внимания…
        - Я понимаю. - Сердце у нее билось как птица в клетке, было трудно говорить. - Как лучше оповестить Алекса, что в «Латэм и К°» появился новый партнер?
        - Я поговорю со своими юристами. Личных встреч лучше пока не надо, как ты считаешь?
        - Представляю себе его физиономию!
        - Так значит, хочешь встретиться?
        Она гордо подняла подбородок, стараясь не обращать внимания на то, как ее тело реагирует на его прикосновения.
        - Может быть.
        - Ты кровожадна…
        - Просто потому, что я хочу справедливости? У меня на это есть право.
        - Не спорю. Ну ладно, у тебя сегодня был слишком трудный день - не пора ли в постельку? - Он открыл дверь в спальню. Она проглотила комок в горле, отвела глаза.
        Он снял с вешалки на двери спальни богато расшитый ярко-алый халат и подал его Констанс. Она с восхищением начала рассматривать изящную вышивку на мотивы восточной мифологии.
        - Как красиво!
        - Память о Кантоне. - На лице у него промелькнуло что-то ностальгически-тоскливое. - Подарок от женщины.
        Он отвернулся, откинул одеяло, переменил постельное белье.
        - Вода вон там, в кувшине. Спокойной ночи, Констанс!
        Она удивленно уставилась на него.
        - Ты… ты будешь спать там?
        - Думаю, это целесообразно.
        Она не знала: смеяться от облегчения или плакать от разочарования. Вот и этот халат, который она прижимает к себе, - и тот, похоже, смеется над ней. Почему ей раньше даже в голову не приходило, что Лок может любить другую? Именно поэтому он, наверное, такой холодно-недоступный кроме тех случаев, когда ей удавалось его разозлить или… расшевелить как мужчину. Но она должна до конца выполнить условия договора; она со страхом и трепетом сумела вымолвить:
        - Ну, зачем это, Лок? Я же говорила тебе, что ты можешь…
        Он остановился в двери, обернулся с посуровевшим лицом.
        - Благодарю за предложение. Я помню, но я подумал, что ты права. Лучше пусть наши отношения останутся чисто деловыми.
        - Если ты так хочешь…
        - Нет, - откликнулся он неожиданно резким тоном. - Я хочу тебя и, думаю, ты знаешь, как сильно, но я уже научен - желания надо подчинять разуму. Так что лучше перестань пялиться на меня с видом невинной жертвы и ложись спать, покуда я, черт возьми, не передумал!
        Он с силой захлопнул за собой дверь, и в этом звуке прозвучал окончательный, не подлежащий обжалованию приговор. Слезы навернулись ей на глаза. Ну что она за дурочка! Конечно, даже мысль о близости с таким мужчиной, как Лок Мак-Кин ее пугала: он такой большой, он вызывает в ней такие неконтролируемые эмоции, а как это будет их - по крайней мере, ее - связывать, если этот их брак перестанет быть просто фиктивным… А с другой стороны, она никак не могла подавить в себе какого-то сладкого предчувствия, которое ей подсказывало воображение - а как было бы здорово… Поэтому его воздержанность непонятным образом уязвила ее …
        Бормоча про себя что-то напоминающее жалобные причитания, Констанс принялась за нелегкую работу по высвобождению себя из скромного платьица Мэгги. Господи, сколько же здесь всяких застежек, крючков, пуговиц! Наверняка предполагалось, что любящий и заботливый муж должен был помочь справиться со всем этим изобилием. Ей стало так жалко себя, слезы заволокли глаза, и оставшиеся шпильки ей пришлось вытаскивать уже на ощупь. Свернувшись клубочком на постели Лока, она словно провалилась куда-то…
        Она еще не успела погрузиться в настоящий глубокий сон, как вдруг ей ясно представилось, что она опять дома, в Лахайне, на пляже, бежит, преследуемая какими-то тварями, распевающими гимны. Ноги у нее проваливаются в песок, они ее догоняют. Барабаны бьют все громче и громче как на языческом празднике…
        Тяжело дыша, она села в кровати, не понимая, что с ней, где она: прямо на нее смотрели два горящих драконьих глаза - так это не сон?! Она в ужасе вскрикнула, бросилась к двери, запутавшись в длинных полах халата - вот он песок на этом лахайнском пляже! Где эта чертова дверная ручка? Ага, вот она! Констанс повернула ее, распахнула дверь и ворвалась в соседнюю комнату, пытаясь крикнуть: «Лок».
        Но она не издала ни звука, слова замерли у нее на устах при виде неожиданной сцены - в проеме входной двери виднелись фигуры Алекса и Роджера - оба в цилиндрах и пальто, а голый по пояс Лок загораживал им вход в комнату. На блюдечке у камина дымилась его трубка, похоже было, что он еще не ложился. Она запахнула поплотнее полы своего халата; наверное, барабаны во сне - это их стук в дверь…
        - Вот она, дядя! - Роджер, поднявшись на цыпочки, указал пальцем на босую, с дикими глазами женскую фигурку, зябко переступавшую с ноги на ногу. - Я так и думал! Я знал, что она к нему побежала!
        - Посторонись-ка, Мак-Кин! - резко бросил Алекс. - Я пришел забрать свою внучку.
        Лок полуобернулся и нахмурился - сколько же отчаяния у нее на лице! Наверное, не только из-за этого неожиданного визита. Он сделал шаг в ее сторону.
        - Конни? Что случилось?
        Она с рыданьем прильнула к нему, уцепившись за него крепко-крепко и вся дрожа. Лок успокаивающе положил ее руку на плечи и бросил жесткий взгляд на Алекса.
        - Моя жена явно не хочет, чтобы ее забирали.
        - Твоя кто?! - Алекс, казалось, был на грани апоплексического удара. - Констанс, что это за безумие?
        Констанс закрыла глаза и еще крепче прижалась к груди Лока. Запах его кожи и трубочного табака действовал успокаивающе; его объятия казались надежной гаванью, защитой от всех опасностей - реальных и воображаемых.
        - Вы больше не имеете на нее никаких прав, Латэм. Мы поженились сегодня, в церкви Святой Агнессы.
        - Боже мой! - взорвался Роджер. - Дядя, ты понимаешь, что это означает?
        - Констанс, ну зачем ты продала себя этому обормоту? Я все устрою, все прощу. Начнем все заново, с чистого листа…
        - В следующий раз запрешь не только двери, но еще и окно? - Лок ухмыльнулся, но совсем не весело. Он показал Алексу ладонь Констанс - всю в ссадинах и следах от шипов. - Она пошла на это, чтобы убежать от вас. В следующий раз она пойдет на самоубийство. Ты этого хочешь?
        - Не твое дело, Мак-Кин! - заорал Алекс. - Я сам знаю, что хорошо, что плохо для моей внучки! Ты соблазнил это невинное дитя, чтобы отомстить мне. Я лишу ее наследства - и у тебя все равно ничего не выйдет!
        Лок засмеялся.
        - Поздновато - и благодари сам себя за все. Мои юристы сразу с утра займутся делами с наследством моей невесты, нет, жены! Вроде бы ей причитается кругленькая сумма. И, кстати, чтобы не задерживать спуск на воду «Одиссея», начнем с того, что все права собственности на него отныне переходят к Констанс Латэм Мак-Кин.
        - Это… это мерзко! Немыслимо! - как-то уже тише выдавил из себя Алекс.
        - Я знал, что эта сучка что-то замышляет, - плачущим голосом вставил Роджер. - Разве я тебя не предупреждал, дядя Алекс? И что Мак-Кин - тоже участник заговора? Теперь видишь, что они сделали!
        - Заткнись, ты, ничтожество! - рявкнул Алекс. - Не беспокойся, им это не удастся!
        - Уже удалось! - деловито заметил Лок.
        - Констанс! Ты должна быть разумной, девочка! - Алекс протянул, было к ней руки, но Лок быстрым движением усадил ее в кресло и схватил Алекса за высокий воротник.
        - Только дотронься пальцем до моей жены, я тебя на куски разорву! - Лок отбросил Алекса как бульдог крысу. - Это вас обоих касается. И катитесь из моего дома, а не то я полицию вызову - вы нарушаете неприкосновенность моего жилища.
        - Боже, это уж слишком! - свекольно-красный от бешенства Алекс пригнулся и замахал кулаками.
        Лок легко отразил нападение и отшвырнул Алекса в сторону Роджера.
        - Выведи его отсюда!
        - Ну, ты еще о нас услышишь, Мак-Кин! - процедил Роджер, увлекая все еще изрыгающего проклятия Алекса к двери. - Я найду способ расплатиться с тобой!
        Лок с нескрываемым удовлетворением захлопнул за ними дверь, потом опустился на колени у кресла и коснулся ледяных рук Констанс.
        - Ну, как ты?
        - Это было ужасно. - У нее стучали зубы от озноба, она не сопротивлялась, когда он встал, поднял ее и прижал к себе.
        - Месть, оказывается, не так сладка, как ты думала?
        - Верно. - Она все еще дрожала, и он погладил ее по спине и плечам, чтобы согреть.
        - Уже жалеешь?
        Что ей на это ответить? Одно дело хладнокровно разрабатывать план, другое - быть свидетелем его осуществления, свидетелем конфликта в своей собственной душе. Конечно, Алекс заслужил все это, но ей было как-то неспокойно. Мучали какие-то угрызения совести. Вот и Лока она сюда втянула. А действительно ли плюсы перевесят минусы?
        - Поздно жалеть. - Мы заключили сделку, и я выполню ее условия.
        - Ты уж не такая железная, как хочешь казаться. Она засмеялась как-то неуверенно.
        - Ты тоже, но мне понравилось, как ты ринулся на мою защиту.
        - Супружеские услуги фирмы Мак-Кин, мадам! - Он прикоснулся губами к ее виску, вдохнул сладкий аромат ее волос. - Теперь снова бай-бай.
        Она вся напряглась, вспоминая…
        - Я не могу. Не могу здесь спать. Тебя с твоей собственной постели выгнала…
        - Глупости, принцесса! Что случилось?
        - Ты подумаешь, что я совсем дурочка… - пробормотала она, пытаясь вырваться.
        - Скажи мне.
        - Я что-то увидела! - Она ткнула пальцем в сторону спальни. - Там.
        - Давай посмотрим.
        - Нет, Лок! - Она остановила его рукой. - Я спала, и этот стук меня разбудил и там что-то было…
        - Ну, ты же знаешь, со мной тебе нечего бояться…
        Она хотела, было что-то сказать, но так и не решилась. Неожиданно для самой себя, она поняла, что верит ему. «Господи, помоги мне! - подумала она. - Как же легко полюбить такого мужчину».
        Нет, нет, нельзя! 'У них есть твердая договоренность. Лок никогда не простит ей, если она ее нарушит по слабости. Он же не знает, что она, помимо прочего, еще и преступница. Уехать, быстрее уехать отсюда! А если она даст волю своим чувствам, то это будет еще тяжелее.
        Лок протянул ей руку. Слегка вздрагивая, Констанс переплела свои пальцы с его. Он ободряюще улыбнулся и вошел с ней в спальню.
        - Ну? Ты что-нибудь видишь? - спросил он. Подвинул стул, заглянул под кровать.
        - Может, эта мышка снизу, но они безвредные. Она задумчиво подошла к краю кровати, вспоминая.
        - Я села и сразу увидела - ой!
        Лок повернулся на ее испуганный вскрик.
        - Иисусе Христе! Что ты?
        - Дракон! - шепнула она, указывая на покрытую лаком и орнаментом ширму в углу. - И глаза у него горят!
        - Да, это жуткий зверь! И ты его испугалась? - Лок слегка улыбнулся, но Констанс продолжала с испугом смотреть на искусно выполненное изображение.
        - Да! - Она лихорадочно вздохнула. - Убери его! Пожалуйста!
        Удивленный и заинтригованный, Лок аккуратно сдвинул ширму так, что голова дракона уперлась теперь в стену.
        - Все, он ушел.
        - Не обращай на меня внимание. - Она опустилась на край постели - губы ее слегка вздрагивали. - У меня иногда бывают плохие сны.
        - Так это был сон?
        - Да, кошмарный. - Констанс вздрогнула и бросила на него взгляд из-под своих густых ресниц.
        Лок уселся рядом с ней, успокаивающе положил руку на плечо.
        - Неудивительно - тебе сегодня досталось! Но для меня убить дракона - раз плюнуть! Видела?
        Констанс прижалась щекой к его обнаженному плечу - от него исходила такая умиротворяющая сила, такое ощущение надежности, безопасности.
        - Не говори так, не надо… - В ее шепоте неожиданно послышались слезы.
        - Почему?
        - Я так устала бороться…
        Лок пальцем смахнул слезинку у нее со щеки, подвинулся так, чтобы ей было поудобнее.
        - Может, я поборюсь вместе с тобой? Ну, немножко?
        - Это нечестно с моей стороны…
        - Думаю, это сегодняшнее наше действо вроде как объединило наши проблемы…
        - Это было, правда, безумие. Я не подумала, какие осложнения это принесет тебе. - Она погладила вышивку на халате. - Не подумала, что ты, может быть, связан с кем-то еще…
        Лок нахмурился, потом догадался, что она имеет в виду, и прикрыл ее ладонь своей.
        - Будь спокойна, принцесса. Я обо всем подумал - все в порядке.
        - Но ведь ты говорил… - Она запнулась. - Извини. Я не собираюсь лезть к тебе в душу.
        - Полагаю, что для супруги такое любопытство простительно. Ее звали Су Линь. Она была из знатной кантонской семьи - что ей там был какой-то залетный морячок! С начала до конца глупость.
        - Но ты любил ее? Лок пожал плечами.
        - Да, я узнал, как дорого приходится платить за глупую влюбленность, за потерю самоконтроля. Тяжко было. Чтобы такое повторилось - ни за что, никогда! Так что не беспокойся. Наша договоренность вполне меня устраивает, и я не против провести парочку битв за тебя, если дело стоящее.
        Стоит ли того придурковатая Лили? Констанс вновь вздрогнула. Нет, она ни за что не признается ему ни в чем!
        - Значит, Святой Михаил пришел убить моего дракона, да? Надеюсь, ты не разочаруешься, когда все это закончится.
        Лок погладил ее по спине.
        - Разочаруюсь - скажу. А пока - носи этот халат. Да и у меня такое предчувствие, что наше предприятие ждет успех.

«Что такое успех?» - подумала она, но не стала спорить. Ей было так хорошо, так спокойно. Ее сонное бормотание едва слышно доносилось до ушей Лока.
        - Дай Бог, чтобы ты был прав, Лохлен, дай Бог… А Лока охватило странное, неведомое чувство: он хотел утешать, хотел заботиться…
        Констанс, полулежа в его объятиях, вздремнула. Это был полусон, полуявь, на этот раз не было никаких демонов, никакого преследования. Мир, спокойствие. Неужели кто-то будет бороться за нее, снимет с нее это бремя? Да нет, она не стоит этого.
        О чем они не говорили, но о чем оба думали - с невыразимым сожалением - это о том, что их свадьба была не настоящей, - что их слова, сказанные тогда, остались - увы - только словами.

9
        - Тебе надо было стоять там, на палубе, с молодым мужем, купаться в лучах славы, а не тут, в толпе, со старыми девами, вроде меня! - попеняла ей Элспет Филпот.
        - Мне тут хорошо, Элспет, особенно рядом с тобой. - Голос Констанс прозвучал как-то напряженно-нервно. Она оторвала свой рассеянный взгляд от серебристой глади Бостонской бухты и попыталась сосредоточиться на гордо возвышавшемся на стапелях корпусе «Одиссея». Он как громадная птица, приготовившаяся взлететь.
        Толпа, состоявшая из корабелов, моряков, газетчиков, бизнесменов и просто зевак самого разнообразного вида и возраста наводняла сейчас верфь Мак-Кинов. Еще бы - столько разговоров было об этом корабле, - и вот сегодня спуск! Даже погода благоприятствовала церемонии. За три с лишним недели, прошедшие после женитьбы сегодняшнего героя дня, весна полностью вступила в свои права: ярко сияло солнце, и в воздухе запахи сырой земли и первой зелени перебивали обычный для Бостона запах соленой рыбы.
        Со своего наблюдательного пункта на штабеле деревянных балок на почтительном расстоянии от воды Констанс едва-едва могла разглядеть темноволосую голову Лока среди почетных гостей, собравшихся на палубе «Одиссея». Он, естественно, должен был быть там - главный конструктор и главный строитель… Но для Констанс там было предусмотрено место - не только как для его супруги, но и как для новой владелицы этого корабля. Просто, будучи трусихой, она уклонилась от этой миссии.
        Она знала, что своим отказом обидела Лока, но ведь это безумие - стоять на палубе многотонной громадины, которая вот-вот соскользнет по обильно смазанным жиром деревянным рельсам прямо в эту неведомую пучину. Мало ли что может случиться! Покусывая ноготь, она молилась про себя, чтобы все было хорошо. Между тем, строй почетных гостей рассыпался, и из него выделились две фигуры, направлявшиеся к носовой части корабля.
        - Смотри, это Лок с мистером Шоу, он сейчас будет крестить корабль… - заметила Констанс, придерживая широкополую белую шляпу и высвобождаясь от каскада розовых лент платья, которыми играл свежий бриз.
        - Это глупейший обычай, по-моему, - доверять эту роль старейшему моряку, - недовольно пробормотала Элспет, пытаясь справиться со своим полосатым зонтиком - ветер вырывал его из рук. - Он поднять-то бутылку вряд ли сможет, не то, что разбить!
        - Джедедия сделает все как надо, я уверена! - возразила Констанс.
        И действительно, хотя из-за ветра слова команды сливались в какие-то невнятные звуки, Джедедия не подвел - бутылка разлетелась на мельчайшие осколки. По сигналу Лока двое молодцов ударили топорами по канатам, удерживавшим корпус корабля на стапелях.
        Какое-то время не было никаких признаков движения. Толпа - и Констанс в том числе - затаили дыхание. Испуг сдавил ей горло - что-нибудь не так? А ведь Лок так тщательно все на сегодня распланировал! Он такой гордый, он не переживет, если…
        Но нет, раздался громкий скрип дерева о дерево - «Одиссей», казалось, весь задрожал как живой…
        - Пошел! - вскрикнула Элспет, хватая Констанс за руку. - Ой, смотри, идет!
        Сперва медленно, потом все быстрее корабль заскользил вниз. Скрип достиг таких пронзительных тонов, что стало больно в ушах, рельсы задымились, потом загорелись. Толпа зашумела, и Констанс почувствовала, что она тоже что-то кричит. «Одиссей» плюхнулся в воду, подняв гигантскую волну, которая окатила ближайших к воде зрителей - и поплыл!
        - Ой, как здорово! - Элспет бешено аплодировала. - Замечательно!
        Констанс приложила перчатку к верхней губе, чтобы стереть выступивший пот, и сумела изобразить улыбку. Ноги были ватные, сердце, казалось, готово было выпрыгнуть из груди, но впрочем, после почти месяца жизни под одной крышей с Локом это было не такое уж непривычное ощущение.
        Присутствие рядом такого мужчины само по себе могло смутить любую девушку, а Констанс вдобавок еще живо помнила его губы - как они прикасались к ней, такие жадные и горячие…
        - Что они там сейчас делают? - спросила Элспет, указывая на множество баркасов и буксиров, обступивших теперь «Одиссея».
        - Они отведут его на достройку, поставят постоянные мачты, - вот тогда это будет настоящий красавец! - отозвалась Констанс.
        - Как на твоей картине, дорогая! - Элспет положила руку ей на плечо. - Ее сегодня твой муж вывесил на дверях своего офиса, - и он гордится тобой! Да и есть чем, ты здорово поработала!

«Пожалуй, она права», - подумала Констанс.
        С того дня как они переехали в скромно обставленный домик на Девоншир-стрит, она не выпускала кисти из рук - малая гостиная, которую она превратила в студию, была уже вся заполнена холстами с изображением уличных сцен в Бостоне, тропических цветов, персонажей гавайских мифов…
        Откуда такой прилив творческой энергии? Может быть, это была реакция на ту компанию, которую развязал против них Алекс? Он завалил суды своими протестами и апелляциями. Правда, чтобы избежать приостановки деятельности «Латэм и К0», он перевел «Одиссея» на ее имя, но вроде как временно, впредь до окончательного рассмотрения дела. Поэтому адвокаты Лока рекомендовали им избегать всего, что могло бы дать Латэмам основания оспорить действительность их брака. Так что с Парижем пришлось повременить.
        Кстати, может быть, именно из-за этой задержки она так вся ушла в свою живопись, чтобы отвлечься, забыть? Да еще этот поток посланий от деда, смесь оскорблений и увещеваний… Особенно тяжело было читать подробные описания того, как она подорвала его здоровье своим непослушанием.
        Но вообще-то, честно говоря, самой главной причиной, почему она так вся ушла в работу, была та, что только краски и кисти помогали ей избавиться от мыслей о Локе. Он тоже был по горло занят подготовкой к спуску на воду «Одиссея» и закладкой «Аргонавта», и это, должно быть, тоже помогало ему как-то сохранять равновесие в той заряженной атмосфере, которая создалась между ними.
        Не то чтобы они забыли о своей договоренности. Оба демонстрировали крайнюю сдержанность - яркий контраст к тем непрерывным вспышкам, которые характеризовали их отношения раньше. Ненароком дотронется она до него - «извини», случайно он заглянет к ней не вовремя - то же самое. Во всяком случае, ничего похожего на ту странно-интимную интерлюдию, которая была бы у них в их «первую брачную» ночь. Они были вежливы и внимательны друг к другу, как соседи по гостинице. Беда была в том, что, как Констанс чуть не плача признавалась себе самой, она не знала, как долго она это выдержит.
        - Да, я очень старалась! - За ее ответом скрывалось очень многое, о чем Элспет и не подозревала, конечно.
        - Преданность искусству - свойство настоящего художника. А ты еще и молодоженка! - Элспет заметила, как Констанс покраснела при ее последних словах и улыбнулась. - Не сердись, не буду. Кстати, все восхищены твоей живописью. И я отнюдь этому не удивляюсь.
        - Я совсем нос задеру, если ты будешь продолжать в том же духе, - запротестовала Констанс, засмеявшись.
        - Твоя скромность делает тебе честь, но, между прочим, сегодняшнее паблисити будет хорошей рекламой для твоих «Набросков с Сандвичевых островов». - Я тебе говорила, что мистер Эванс рассчитывает выпустить их где-то к середине лета?
        - Ты хочешь сказать, что он все-таки согласился их опубликовать? - Констанс так и осталась с разинутым ртом.
        Элспет кивнула, явно гордая собой.
        - Правда, хорошая новость? Еще один повод отметить. Пойдем, шарахнем чего-нибудь, пока твой муженек буксирует своего красавца; пропадать этому, что ли? - Она махнула рукой в сторону столов, уставленных бутылками и закусками. Сегодня был праздник для всех - от хозяина корабля до последнего плотника; уже слышался пронзительный звук скрипки - начинались танцы и веселье, которое будет длиться до позднего вечера.
        Констанс налила себе чашку чая из кипящего самовара, с изумлением отметив, что Элспет щедро разбавила свою сногсшибательной смесью рома и сидра.
        - Только для здоровья - чтобы не замерзнуть, дорогая! - Элспет заговорщически подмигнула ей.
        - Миссис Мак-Кин! - К Констанс протиснулась Мэгги, вся сияющая, раскрасневшаяся от возбуждения, таща за собой Типа. - Какой день, а! Гордитесь мистером Мак-Кином, да?
        - Это счастливый день для всех нас. Сумела уговорить мистера Фицджеральда дать выходной? - спросила ее Констанс.
        Мэгги рассмеялась:
        - Да он и сам пришел, со своей семьей - все тринадцать, чертова дюжина!
        Констанс непринужденно болтала с Элспет и Мэгги, а Тип сосредоточенно загружал тарелку салатами, кусками вареного мяса, пирожными и еще чем-то вкусным.
        Мэгги неплохо устроилась у зеленщика, а в свободные дни прирабатывала у молодоженов, помогая Констанс справляться с разными домашними делами, которые все еще были тайной за семью печатями для молодой хозяйки. Ее жалобы по этому поводу немало развеселили всю компанию и, в конце концов, было принято решение, что время художницы - вещь слишком ценная, чтобы тратить его на мытье полов. Кстати, благодаря кухне в пансионе миссис Пибб и близлежащей прачечной, Лок и Констанс были избавлены от опасности умереть с голоду или зарости грязью, так что в холостяцком стиле жизни Лока мало что изменилось, кроме разве необходимости поддерживать за едой вежливый диалог с женщиной, которая была его женой.
        Система была разумной, но она сводила Констанс с ума. Иногда ей так хотелось выкинуть какую-нибудь штучку - просто чтобы посмотреть, как отреагирует Лок, чтобы разрядить накапливавшееся между ними электричество. Пока ей как-то удавалось сдерживать это желание, но искры уже потрескивали как в атмосфере перед грозой, и она чувствовала, что так долго не выдержит. Что-то тогда будет? Ей было страшно и как-то приятно при этой мысли.
        Вот и сейчас, когда, наконец, Лок появился в пределах видимости, она ощутила тот же самый легкий укол раздражения и обиды - как во время этих завтраков с ним наедине. Весь достоинство и сдержанность, а должен был бы лучиться радостью, что так хорошо все прошло. Вот он пробирается через толпу, как-то мрачновато отвечая на вопросы репортеров. Пожалуй, он никогда не был так красив в этом темном деловом костюме, загорелый, тщательно причесанный, но весь какой-то застегнутый на все пуговицы. Констанс это одновременно и печалило, и сердило.
        - Вот он, парни! - заорал Тип, обращаясь к своим товарищам по верфи, собравшимся вокруг столов. Последовали дружные аплодисменты.
        - Сам Мак-Кин! Сэр, речь! Слово Мак-Кину!
        Рабочие окружили Лока - в руках у него оказался стакан чего-то крепкого. Он упирался, но тщетно. Поймав взгляд Констанс и слегка пожав плечами, он вскарабкался на скамейку.
        - Кого надо сегодня поздравлять, так это вас, ребята. - Его слова были просты и доходчивы. - Я мечтал об «Одиссее», вы его построили. Привет и спасибо вам.
        Тип прервал его громким ура. Лок положил ему руку на плечо - он хотел продолжить.
        - Нью-йоркская фирма «Тагвелл и Кент» заключила со мной контракт еще на одно судно, и завтра мы начнем собирать его киль. Этот заказ, плюс постройка
«Аргонавта», так что работы хватит для всех. - Лок поднял свой стакан. - За
«Одиссея»! Чтобы не плавал, а летал!
        Громкие крики одобрения слились со звоном стаканов и новыми аплодисментами. Здесь не было неискренности, подхалимства, Констанс видела это. Выходит, Лок, хотя и строгий хозяин, но, видно, справедливый - ему доверяют, его уважают. Наверное, это много значит для него, обремененного скандальными слухами о родителях и воспоминаниями об их трагедии. Что ж, она рада, что тоже участница этого триумфа, пусть ее роль в этом совсем маленькая. Она снова поймала взгляд Лока, улыбнулась и приветственно подняла чашку с чаем. Взгляд его стал каким-то напряженным. Констанс почувствовала, как внутри нее просыпается что-то огненно-горячее, требующее выхода. Глаза Лока потемнели как небо перед грозой. Тревога! Констанс поспешно отвела глаза в сторону.
        Нет, так дело не пойдет! Ее тело предает ее каждый раз, когда она смотрит ему в глаза. Она должна взять себя в руки! Быстрее, быстрее - вот он уже идет к ним, пожимая руки, сопровождаемый дружескими тычками в спину и по плечам.
        - Мистер Мак-Кин, это большой день для Бостона! - приветствовала его Элспет. Она энергично потрясла ему руку. - Вы превратите наш город в главный центр судостроения на восточном побережье, если я, конечно, что-нибудь понимаю в этом деле. Во всяком случае, я наблюдаю за тем, как ваша семья этим занимается, очень давно, еще, когда вы были совсем малышом.
        - Спасибо, мисс Филпот! - Лок ответил в своей обычной холодно-вежливой манере, но Констанс инстинктивно чувствовала, что он действительно рад, почти счастлив. Ну почему, почему он не позволяет себе насладиться этим моментом? Ведь он же обманывает сам себя, лишает себя радости жизни! Нет, его надо научить этому, и она это сделает. Этим она хотя бы в малой мере возместит ему то, что он сделал для нее.
        - Только не забывайте за работой о молодой жене! - лукаво подмигнула ему Элспет. Она взяла у Констанс чашку и сунула ее руку ему под локоть. - А теперь катитесь-ка отсюда! У вас есть чем заняться!
        - С Элспет спорить бесполезно, - пробормотала Констанс, до глубины души благодарная ей за эту инициативу.
        - Тогда я даже и пытаться не буду. Пойдем? - Лок коротко улыбнулся.
        Попрощавшись с Элспет, они двинулись через толпу, поминутно останавливаясь, - все хотели перекинуться хотя бы парочкой слов с героем дня. Встретились им даже капитан Дженкинс с женой - маленькой толстушкой с лицом ослицы. Капитан был невозмутим, по его виду никак нельзя было подумать, что он узнал свою прежнюю пассажирку. Это немало позабавило Констанс.
        - У капитана Дженкинса, видимо, провалы в памяти. Дай Бог, чтобы это не помешало ему на мостике твоего «Одиссея».
        - Да, он решил не ждать. В среду он опять отправляется на «Элизе» в Калифорнию. Если повезет, то вернется с четырехкратной прибылью.
        - Я посмотрела на его жену и теперь поняла, почему он предпочитает больше бывать в море, - заметила она, вздрагивая от сдерживаемого смеха.
        - Ты неисправима, и замужество тебя не изменило! - отозвался Лок, и впервые за день в его голосе послышалась юмористическая нотка, что несколько ободрило Констанс. Он вежливо раскланялся и обменялся несколькими словами с тремя банкирами. Потом они двинулись дальше.
        - Ты что, не рад? - спросила его Констанс. Они подошли к выходу. Большинство почетных гостей и местных политиков уже ушли, а для его рабочих праздник только начинался. Вместе со своими женами и подружками они собирались вокруг импровизированной танцплощадки, расчищенной вокруг стапелей.
        - Чему не рад? - переспросил Лок. Он окинул взглядом залитую солнцем верфь. Да, все сегодня прошло без сучка, без задоринки. Жаль только, что рядом с ним, там, на палубе, не было Констанс. Впрочем, почему жаль? Непонятно, да и не хотелось Л оку углубляться в этот вопрос.
        - Тому, что надо общаться с этими людьми. Ты очень хорошо это делаешь, без высокомерия и без панибратства, но тебе это, по-моему, не нравится, да?
        Они посмотрели на начавшиеся танцы: это была бешеная полька.
        - Это, правда, дается мне с трудом, но это часть работы. Общественное мнение переменчиво - то они тебя на руках носят, а то и живьем сожрут…
        - Да брось ты этот цинизм! Все замечательно! А еще радостная новость о новом контракте.
        - Поэтому я и не могу себе позволить упустить такой момент! - В гранитно-четком профиле его лица застыло каменное упорство. - Мир сейчас помешался на скоростных парусниках, их я могу строить, но это не будет длиться вечно. Придет что-то новое, век клиперов уйдет в прошлое. Паровые корабли быстро совершенствуются…
        - Ну, будешь строить их, когда время придет. Ты все можешь!
        - Парусники - вот что я знаю и люблю. Я их строил еще игрушечные - с Дайланом вместе. - Взгляд Лока остановился на корпусе корабля, медленно буксируемого вдоль набережной. - «Одиссей» окупит себя за один рейс вокруг мыса Горн, а этот контракт с «Тагвеллом» позволит ускорить постройку «Аргонавта».
        - Того, который я тогда видела в мастерских на верфи?
        Лок кивнул, и глаза его затуманила какая-то романтическая дымка.
        - Он даст мне имя, Констанс!
        Она поняла, что здесь речь идет больше, чем о славе или деньгах. Он хотел очистить от сплетен имя Мак-Кинов, освободить совесть всего Бостона от стыда за банкротство и самоубийство своего отца. Для этого он должен создать шедевр, память о котором останется навсегда.
        - Ты сделаешь это, Лок, я знаю. - Голос Констанс прозвучал мягко-уговаривающе. - Но начни думать об этом завтра, а на сегодня ты уже отработал. И Железному Маку надо иногда отдохнуть, разве не так?
        Лок немного удивленно посмотрел на нее. Черт возьми, она потрясающе выглядит в этой своей шляпке с лентами. А тут еще ее задорно-мальчишеская улыбка, и такой же задорный вопрос:
        - Пойдем потанцуем?
        Пот выступил у него на затылке. Господи, ну не дурак ли он? Быть с ней так близко, рядом, вдыхать запах ее духов, видеть ее в самых разных видах и в самых различных настроениях: сонной и вялой за завтраком, энергичной, поглощенной своей работой в студии, уязвленно-обиженной за чтением очередной инвективы от Алекса, - это же мучение. Почему бы не предать забвению все эти разумные доводы против их близости?
        Почему он не взял ее, когда она сама себя ему предложила? Гордец несчастный! Вот и стой и старайся, чтобы она только не заметила, как это тяжело ему дается - разыгрывать из себя осла.
        Он покачал головой, резко бросив:
        - Не сейчас. У меня есть кое-что…
        - Лок, ну, пожалуйста! Я видела картинку - ну, ты там, при освящении «Сильвера Креста». Там ты такой веселый. Неужели совсем забыл, что это такое?
        Он заморгал при этом неожиданном напоминании. В памяти возникли образы беззаботного детства - пока была жива мать, пока отец еще не стал таким чужим и далеким. Может быть, Констанс права: надо отбросить заботы и просто жить?
        - Это не очень-то разумно… - нерешительно проговорил он, тем не менее, протягивая ей руку.
        - Первый человек, который решил заглянуть в жерло вулкана, тоже был не очень разумен, но зато, сколько интересного он увидел! - Она улыбнулась ему - в улыбке этой смешались вызов и мольба. - Пойдем, подурачься со мной немножко, тебе будет лучше.
        Он хотел сказать: «Это ты можешь сделать мне лучше», - но не решился, - пожалуй, она не так его поймет, да и он сам не очень понимает, что хочет этим сказать. Он только чувствовал, что в ее присутствии в нем что-то оживает, чего не было уже много-много лет. Но словами это не выразишь. И он бодро повел ее в круг танцующих. Пусть узнают Железного Мака с новой стороны.
        Это было райское блаженство и адская мука одновременно. Ощущать тело Констанс в своих объятиях, чувствовать, как ленты ее шляпки касаются его щеки - это было так здорово! И так хотелось прижать ее к себе еще сильнее, сорвать с нее эту шляпку… Он знал, что не только он один во власти этой сладкой пытки. Рука Констанс чуть ощутимо вздрагивала в его могучей ладони, и когда их взгляды встречались, лицо ее каждый раз озарялось ярким румянцем.
        Все воспринималось необычайно ярко и остро. Аромат ее духов - чудо! Мелодия музыки - лучшая, которую он когда-либо слышал. Закат никогда не был так красив, и звезды никогда не светили так ярко. Он весь растворился в ее ауре…
        Было далеко за полночь, когда они, наконец, переступили порог своего дома на Девоншир-стрит. Шляпку и перчатки Констанс давно сняла, волосы растрепались, она вся лучилась весельем и энергией.
        - Какой был чудесный день!
        Лок со снисходительной улыбкой глядел, как она сделала несколько легких па по их более чем скромной гостиной. У Лока нечего было перевозить со старой квартиры, кроме разве книг и инструментов, да старого кресла, однако Констанс сумела как-то все так расставить, так украсить обстановку яркими шелковыми портьерами, что она заиграла, дом стал казаться обжитым и уютным.
        - Ты меня совсем вымотала! - шутливо пожаловался он. - Я слишком стар для таких выходок.
        - А кто потащил Мэгги на эту польку - вы с ней там чуть не разнесли все! - отпарировала Констанс, продолжая крутиться на месте. - На сколько же лучше это было, чем на этой душной Ассамблее! Правда? Я ужасно люблю танцевать!
        Лок швырнул свое пальто на кушетку, зажег газовый рожок. Боже, какие жуткие обои! Но даже это не испортило его настроения.
        - Тебе это здорово удается!
        - Все Алекс - его уроки! - На какой-то момент тень промелькнула на ее лице, но вот она снова улыбнулась, подняла руки и сделала несколько ритуальных движений. - И, конечно, мои тайные занятия хулой. Ты знаешь, мои соотечественники рассказывают целые истории. Миссионеры это запрещают, но искусство передается. Каждая поза, каждый жест имеют определенное значение - например, пальма, океан, луна…
        С каким-то отсутствующим выражением лица она продемонстрировала ему несколько позиций. Хотя в фигурах танца не было ничего непристойного, у Лока сразу пересохло во рту.
        - Здорово! - пробормотал он. - Кто это тебя научил?
        - Неважно… - По лицу Констанс можно было видеть, что этот вопрос поставил ее самое в тупик. Но вот она вновь улыбнулась. - Знаешь, а я ведь умираю от голода!
        - Как, опять? - Он застонал, изображая отчаяние. - Неужели в учебнике миссис Фаррар нет никаких указаний насчет порочности чревоугодия?
        - Я же не птичка! Кроме того, на наших островах любят, чтобы всего было побольше. - Она обеими руками провела себя по бокам. - В королевском семействе триста фунтов веса - это норма.
        - Ну, когда ты наберешь этот вес, тебя можно будет использовать как противовес для судовой лебедки.
        - Наконец-то от меня будет какая-то польза, - бросила она. - Давай-ка поглядим что-нибудь в буфете.
        Констанс схватила Лока за руку и потащила его на кухню - большую с чугунной печкой, выложенным плиткой полом, керамической раковиной и чисто выскобленным сосновым столом. Усадив Лока на стул, она быстренько соорудила холодный ужин: хлеб, яблоки, сыр и несколько скособочившийся пирог. Да-да, пирог!
        - Это мой первый опыт! - гордо заявила она, отрезая большой ломоть для Лока. Разливая молоко в большие глиняные кружки, она весело рассмеялась, увидев, с каким выражением лица он созерцает ее «творчество».
        - Можешь посмеяться - я не обижусь. Повар я, может быть, и никудышный, но кое на что я гожусь.
        Лок не нашелся, что сказать. Пирог оказался неожиданно вкусным. Ей и вправду многое очень здорово удавалось: она его и забавляла, и раздражала, и привлекала, и сводила его сума от желания, а самое главное - ее слегка эксцентричный юмор и обаяние раз и навсегда разрушили ту броню, которой он отгородил себя от внешнего мира. Сидя с ней рядом, разговаривая с ней, деля с ней кров и стол, он чувствовал, как в его сердце тает тот лед, который накопился с тех времен, когда не стало матери, не стало семьи. Да, он слишком увлекся битвой с драконами, забыл о себе, о простых радостях жизни…
        Он решил проанализировать ситуацию строго объективно, по-научному. Спуск «Одиссея» - это определенный этап в его жизни - ступень успеха. Мужчине в его положении нужна жена - хозяйка и помощница, чтобы содержать дом, родить ему сыновей, которые унаследуют то, что он создаст. Но у него уже есть жена, напомнил он сам себе. Жена на время? Лок попытался представить себе жизнь без Констанс, и ему сразу стало как-то не по себе.
        А не попробовать ли отговорить ее? Констанс сказала, что собирается в Париж, но эти последние несколько недель она вроде бы была удовлетворена и своей работой, и своими новыми знакомствами, так может быть… Что касается его самого, то трудно отрицать, что ее присутствие ему более чем приятно. Вот и сегодня она заставила его немного расслабиться, и оказалось, что это совсем неплохо. А как его подчиненные тепло к ней отнеслись! Она - несомненный актив для него, даже если речь идет о бизнесе. Да еще и эта ее функция как орудия мести - она сама об этом говорила. И зачем искать жену, когда она уже есть, здесь вот, рядом?
        Конечно, она какая-то странная, пугливая, что ли, когда доходит дело до… но ведь она к нему явно неравнодушна… Он едва сдержал улыбку - это мягко сказано! Ведь порою между ними такое происходит - чудо, что они просто еще не сгорели оба в этом огне! Ну, пусть это просто похоть - что в этом плохого? Нет, это не любовь… Хватит с него этого - этого его безграничного обожания, с которым он относился к Су Линь. Здесь - нечто более существенное, зрелая и разумная договоренность, которая может обеспечить безопасность и партнерство им обоим. Другие браки держатся и на меньшем.
        Как бы только ей это все объяснить? Он посмотрел на нее, она сидела по другую сторону стола, с молочными усами на верхней губе - как в ту первую их встречу. Лок почувствовал ставшую уже привычной тяжесть в паху. Нет, сегодня он, пожалуй, не будет бороться с этим - будь что будет.
        Констанс откинулась на спинку стула, потянулась, с усилием подавила зевок.
        - Ну и денек! У меня ноги подкашиваются!
        - Дай-ка сюда! - Лок встал на одно колено, выудил ее ножку из водопада розовых юбок, стащил нещадно жавшую туфельку и нажал пальцами на подъем. Она конвульсивно дернулась, потом расслабилась, легла, вздрагивая от удовольствия и боли, впрочем, какой-то приятной.
        - О-о-о! Как здорово!
        Он повторил то же самое с другой ногой.
        - Лучше?
        - М-м-м… - Она посмотрела на него через кисею своих ресниц. - Ты такой разный…
        Лок помассировал ей стройную лодыжку, потом поднялся выше.
        - Я все такой же, как всегда.
        - Нет, что-то изменилось.
        - Из-за того, что я погладил твою ногу?
        На лице ее заиграла лукавая улыбка. Пошевелив пальцами ног, она поставила свою ступню ему на колено.
        - Немного необычная поза для Мак-Кина, а?
        - Твое влияние. С тобой вообще все необычно. - Он взял ее руку в свою и поцеловал. - Сегодня было хорошо. Спасибо тебе.
        - Мне… тоже было хорошо… - В ее вишневых глазах мелькнуло удивление.
        - Я рад. - Он аккуратно расстегнул пуговицу на рукаве ее платья и провел губами ей по руке - до локтя. Так, теперь займемся другой рукой…
        - Лок! Что ты делаешь?
        Он встал, наклонился к ней, погрузил свое лицо в ароматную впадину у основания ее шеи, провел губами по полоске кожи у нее за ухом.
        - Я целую свою жену. Констанс вся затрепетала.
        - П-п-почему?
        - Потому что я мужчина. - Его пальцы прошлись по пуговицам на спине платья - от шеи к талии, ласково расстегивая их. - И если я не попробую тебя на вкус немедленно, сейчас, то я, это точно, свихнусь…
        - Но…
        Она не успела договорить - он закрыл ей рот своим поцелуем - сладким, чувственным, умелым. Это было вкуснее меда, нектара, вкуснее всего в мире… Она неслышно застонала, и ее губы потянулись за ним, когда он, наконец, оторвался от нее.
        - Когда я приглашала тебя подурачиться, я не думала, что ты воспримешь это так буквально! - срывающимся шепотом проговорила она.
        Он нежно провел пальцем по линии ее нижней губы.
        - Но это же неестественно - лишать друг друга того, что нам обоим так нравится.
        Зрачки ее глаз расширились.
        - А как же насчет нашего соглашения? Я думала, ты решил…
        - Разве нельзя изменить решение, если обнаружил, что сделал ошибку? - Он с сомнением сдвинул брови. - Ты же сама предлагала мне свое общество в постели, или этого не было?
        - Б-было. - Она лихорадочно сглотнула. - Но ты прав. Ведь это уж был бы верх цинизма с моей стороны - пойти на… это и потом уехать.
        - А я хочу, чтобы ты осталась.
        Она побледнела, потом густо покраснела.
        - Я думаю об это уже целый месяц. - Его пальцы настойчиво кружили по ее плечам, скользнули по ее ключицам. Тебе не приходила в голову такая возможность?
        - Н-но Париж, мое образование… - слабым голосом проговорила она.
        - Это так важно? Ты и так уже делаешь шикарную карьеру: этот твой сборник набросков, да и сегодня, кстати, несколько судовладельцев уже приставали ко мне - не запечатлеешь ли ты на холст их посудину. Ну, зачем тебе проталкиваться локтями там в Париже? Ты уже сделала здесь себе имя!
        - Лок, подожди! - Она в волнении вскочила на ноги, но он не отпустил ее, его руки опустились ей вниз по спине, остановились между лопатками. Он прижал ее к себе плотно-плотно, у Констанс перехватило дыхание. Боже мой, что ей делать? - Это будет нечестно - прежде всего, по отношению к тебе. Ты не знаешь, не можешь знать…
        - Тебе будет хорошо, обещаю. - Его голос стал каким-то низким, хриплым. - У тебя будет все. Мы оба с тобой поедем в Европу - скоро! Вместе увидим Париж, Лондон, Рим, Флоренцию. Ведь каждый художник об этом мечтает…
        Она покачала головой, какая-то жалко-потерянная, губы ее задрожали.
        - Не в этом дело…
        Он целовал ей ресницы, щеки, подбородок, она вся изгибалась в его объятиях, как пальмовая ветвь на ветру, пальцы ее то сжимали, то разжимали ткань ее рубашки. Он прижал ее к себе еще плотнее, так, чтобы она ощутила каменную твердость его мужского естества.
        - Ты видишь, что ты делаешь со мной, Конни! Ну ладно, мы начали не так, как другие, но, поверь, это будет хорошо!
        - Но мы решили по-другому! - Ее слова лихорадочно срывались с ее губ, тело все напряглось. - У меня другие планы.
        - Неужели это тебе так трудно?
        Она бросила на него отчаянный взгляд; в нем была вся ее больная душа.
        - Нет, нет, не трудно, но я боюсь.
        - Я не обижу тебя, поверь этому…
        Он целовал ее искусно, умело, не торопясь демонстрировать ей свою силу, хотя ему так хотелось - просто сломать ту преграду, которая еще разделяла их. Ее сопротивление ослабевало. С тихим стоном она признала свое поражение, раскрыла губы навстречу ему - о, как это сладко, невероятно соблазнительно…
        Не отрывая своих губ от ее рта, он спустил платье у нее с плеч, и ее руки, освобожденные от рукавов, обвили его за шею. Его рука прошлась по ее - от локтя до плеч и мягко прикоснулась к нежной выпуклости ее груди. Он быстро развязал шнурки на ее корсете, ослабил его, потом резко дернул его, вместе с платьем вниз. Она осталась в одной нижней юбке и сорочке. Боже, он сейчас готов опрокинуть ее прямо на холодный каменный пол. С усилием он оторвался от ее губ.
        - Господи, какая же ты! - пробормотал он, весь, дрожа от желания, уже переполнившего его. - Любимая, пойдем, я отнесу тебя в постель…
        Лок почувствовал, что она как будто вся окаменела при этих словах. Секунда - и она вырвалась, издав какой-то сухой, рыдающий звук. Он, пораженный, даже не удерживал ее.
        - Конни?
        - Я не могу! - Ее голос сорвался, она прижала свои кулачки ко рту, борясь с собой. - Я не могу стать тебе тем, что ты хочешь. Прости. О Боже, прости!
        Она отвернулась от него, вся, сжавшись, чувствовалось, что она изо всех сил сдерживает слезы. Лок, озадаченный и расстроенный, протянул было снова к ней руки, и застыл он неожиданности. Нежная кожа ее спины и плеч была вся иссечена сеткой белых рубцов. Некоторые были застарелыми, уже почти проходившими, некоторые были свежие. Очевидно, за этим скрывалось нечто кошмарное.
        - Господи! - Еще никогда не испытанное в такой степени чувство ярости выплеснулось из него как раскаленная лава. Он с такой молниеносной быстротой схватил ее и повернул к себе, что она в испуге вскрикнула. - Кто это сделал? Черт побери! Кто тебя бил?
        - Ни… никто… - Глаза Констанс широко раскрылись.
        - Проклятие! - громыхнул он, тряся ее как грушу. - Не ври мне! Кто это тебя так? Я убью этого сукина сына!
        - Его уже нет… - Ее голос был пустым и безжизненным, как бездонная глубина ее расширившихся зрачков. - Его убила придурковатая Лили.
        - Кто такая, черт возьми?
        - Я! - Губы ее жалостно скривились.
        - Господи Иисусе! - Лок отдернул от нее руки как ужаленный.
        Констанс подняла с пола свое платье, прикрыла им свою наготу.
        - Он мне не поможет - даже его архангел тут бессилен.
        Лок шагнул к ней.
        - Конни! Принцесса!
        Она подавила вырвавшееся рыдание и отступила назад.
        - Ничего не получится, Лок Мак-Кин, так что лучше не начинать. Я уеду завтра.
        И она бросилась опрометью из кухни. Второй раз за этот день Лока охватило ощущение, что все вокруг него рушится, и он ничего не может с этим поделать. Констанс убегает - от своего прошлого или от него?

10
        Как она была неправа, когда думала, что ее уже ничем не удивишь! Мрачный и молчаливый Лок поднял ее ни свет, ни заря, и она была не только удивлена, но и немало уязвлена той поспешностью, с какой он, по всей видимости, собрался от нее избавиться. Получив указание, нет, скорее, приказ - одеться попроще, она едва успела сполоснуть лицо, пока он, не разбираясь, запихивал ее вещи в большой брезентовый мешок. Потом он нанял извозчика и указал ему место назначения: Длинная верфь.
        И вот теперь, поеживаясь в своей мантильке и легоньком платьице под порывами холодного, влажного ветерка, она стояла на булыжной мостовой набережной, пытаясь угадать, на каком из многочисленных судов, стоявших у причала, ей предстоит отправиться в плавание. В воздухе сильно пахло рыбой и смолой, а плеск воды, едва видной за сплошной пеленой тумана, рождал в ней далеко не радужные мысли. Неужели ей опять предстоит этот ужас - оставить земную твердь и затеряться в просторах океана?
        Лок закинул мешок на плечо и тронул ее за локоть.
        - Пошли!
        - Ку… куда?
        - Увидишь.
        Только не показать себя трусихой или, еще хуже, не расчувствоваться при прощании - это будет хуже для них обоих. Она попыталась сосредоточиться на мыслях о Париже, но, странное дело, тот сияющий образ, мечты о котором всегда выручали ее, как-то не складывался. В глазах было совсем другое - мужчина, суровый вид и стиснутые зубы которого ясно показывали, как он ее презирает.
        Подняв от холода воротник своего горохового пальто, Лок провел ее мимо дюжины океанских громадин и остановился у небольшой одномачтовой шхуны, на корме которой сияли буквы ее названия: «Доблесть». Он перепрыгнул прямо с пирса на палубу и начал скатывать защитный брезент. Констанс так и осталась стоять с открытым ртом.
        - Подай конец! - распорядился он деловито. - И сразу прыгай.
        - Я, может быть, и сумасшедшая, но не настолько! И не такая дура, чтобы не сообразить, что на этой штуковине до Парижа не доберешься. - По ее мнению, вряд ли можно было убедительнее выразить свое отношение к его предложению.
        - Мы должны сперва кое-что обсудить, так что давай-ка сюда, и побыстрее!
        - Нет! - Она сделала шаг назад.
        Выругавшись, Лок бросил на палубу канат, который он сматывал, и одним прыжком отрезал ей путь к отступлению.
        - Рвать когти - на это ты мастерица, но я тебя завезу туда, откуда ты уж никак не сбежишь!
        - Лок, ну, пожалуйста! - взмолилась она. - Ты не понимаешь…
        - Еще нет. - Он подхватил ее, поднял на руки, так что от неожиданности она не только не сопротивлялась, а, наоборот, крепко обняла его за шею. - Но я пойму. Как раз для этого я и затеял эту маленькую экспедицию.
        - Но, но… ведь ты должен сегодня заниматься этим нью-йоркским контрактом! - Она просто не знала, как на него подействовать, что его может образумить.
        - Там без меня разберутся, а нам побыть несколько дней в уединении не помешает. - Он решительно шагнул обратно на шхуну.
        - Несколько дней? - В ней боролись желания вырваться и страх свалиться в воду; второе победило - она еще крепче обхватила его шею. - Ну, зачем это - я же все равно здесь не останусь…
        - Ты мне расскажешь все. Все! Ясно? А теперь - сиди тихо. - Мрачно проговорив это, он осторожно опустил свою ношу на кучу мешков посредине палубы и оттолкнул суденышко от причала.
        Вся, дрожа, она уткнулась лицом в мешок и закрыла глаза. Но это не помогло - шхуну начало ощутимо раскачивать на свежей волне, а это означало, что там, внизу, и везде вокруг одно и то же, один и тот же ужас - эта жидкая смерть…
        - Господи! - застонала она, в отчаянии царапая ногтями брезент. - Меня сейчас стошнит…
        - Держись ближе к борту. - Голос Лока прозвучал как приказ - жесткий и бесцеремонный. Он подрегулировал паруса и занял место у руля. - Потом станет лучше. Только палубу не запачкай.
        Но лучше не стало - ни после первого приступа, ни после следующих. Между тем туман рассеялся, солнце разогрело воздух, так что они даже сняли верхнюю одежду, но состояние Констанс не улучшилось. Лицо ее приобрело зеленовато-землистый оттенок, очередной желудочный спазм приносил кратковременное облегчение, но вскоре все началось снова.
        Лок пока что понял одно: что непринужденной беседы во время прогулки - этакой легкой прогулки под парусом, как он это замыслил, не получится. Состояние Констанс начало его всерьез беспокоить. Она как-то вся ушла в себя, замкнулась. Обессилевшая, обмякшая, вся в испарине, несмотря на прохладный бриз, она то валилась на узкую койку в крохотной каюте шхуны, то вновь бросалась на колени к лееру… Нет, это не просто морская болезнь, это скорее защитная реакция организма на какую-то смертельную опасность, которую ей довелось пережить в прошлом.
        - Боже ты мой, неужели на «Элизе» с тобой то же самое было?
        После очередного, особенно сильного приступа рвоты она так и осталась стоять на коленях, припав к лееру, и он решился подойти к ней, даже полуобнял ее.
        - Да, было еще хуже. - Она прополоскала рот водой из бочонка с пресной водой, вытерла лицо мокрым полотенцем. - Я говорила тебе, что не переношу воды.
        - Но почему? - Зная об этом, решиться на многомесячное морское путешествие - ведь это прямо-таки подвиг!
        - Я не знаю. Иногда мне снится, будто я тону. Причем, такие сны у меня с детства.
        Констанс попробовала делать неглубокие вдохи в такт качке, надеясь, что это поможет. Тщетно - в желудке снова начались спазмы. Она тихо застонала.
        Ругая себя за неосмотрительность - и почему он не принял всерьез ее предупреждение? - Лок всматривался в скалистый берег, ища знакомые ориентиры. Они с Дайланом еще мальчишками изучили этот маршрут как свои пять пальцев и, хотя он давно уже не был в этих водах, ему было ясно, что половину пути они уже миновали и возвращаться бессмысленно.
        - Держись, принцесса. Уже немного осталось. Если бы я знал, что так получится, то не стал бы тебя мучать. Он подхватил ее, перенес туда, где сидел сам к рулю, посадил к себе на колени. Она была слишком слаба, чтобы сопротивляться или даже возражать.
        - Я только и делаю, что осложняю тебе жизнь - с самого первого дня. - Она сумела избразить на своем лице что-то вроде улыбки.
        В ответ он просто прижался к ней губами и нежно поцеловал. Удивительно - судорожный спазм, сковавший ее всю, вроде бы ослаб. Сдвинув брови, он сконцентрировал на ней свой взгляд, словно гипнотизер.
        - Смотри мне в глаза! - начал он внушать ей хриплым, негромким, но не допускающим возражений голосом. - Смотри, как я держу руль. Я знаю море, люблю его. Со мной тебе ничто не угрожает…
        Ей вдруг захотелось поверить ему - такому сильному, волевому мужчине. А Лок шептал ей что-то на ухо: об океане, о ветрах, о приливах. Он дал ей самой подержаться за руль, разумеется, не выпуская ее руку из своей. Хлопал парус, вибрировали ванты. Все ее существо стало наполняться исходившей от него аурой силы и могущества, вытесняя все остальное. Она забыла о своих страхах, полузаснув в его объятиях, а он все рассказывал, рассказывал - о шуме волн у мыса Горн, об ароматах китайского побережья, о незабываемых видах Явы. Она забыла вообще обо всем в мире, кроме того, как это непередаваемо сладко - быть с ним так близко. Тепло его тела растопило бивший ее озноб, кровь потекла по жилам быстрее и жарче. Она поверила ему - и желудок чудесным образом успокоился, прошел спазм в конечностях.

«Да, это настоящее чудо», - как-то расслабленно-лениво подумала Констанс. Она больше не боялась. Ей вообще-то надо было бы разозлиться на него за всю эту сегодняюшнюю его авантюру, за то, что он ее заставил так страдать. Но нет, оказалось, что он неожиданным образом преподнес ей подарок. Подарок от любимого мужчины…
        Как будто что-то подтолкнуло ее - она сразу очнулась от своего сладкого полусна. Да, вот она - правда, от которой никуда не скроешься. Боже, помоги и спаси, она любит Лока Мак-Кина - своего законного мужа! Какая ирония судьбы. Ей захотелось плакать.
        - Что, опять? - Лок почувствовал, как она опять вся напряглась. - Мы уже на месте. Все!
        Констанс поморгала, пытаясь осмотреться - где они? А сердце переполняла любовь и горечь. Теперь она уже боялась не открытого моря, а самой себя. Как могло случиться такое несчастье? Ведь теперь расстаться будет в сотни, нет, тысячи раз труднее!
        - Я должен убрать паруса. - Лок поднялся, с беспокойством глядя на Констанс. - Ты обойдешься одна?
        - Конечно. - Прежние страхи прошли. Боже мой, как он ей улыбается! Может быть, она все-таки ему не совсем безразлична? Ну, хоть чуточку она для него что-то значит? Нет, нет, Лок женился на ней совсем по другой причине, все остальное - это просто зов плоти, пустой и обманчивый. Надо держаться их разумной деловой договоренности. Он достойный, благородный мужчина - зачем ему навсегда связывать свою жизнь с придурковатой Лили, этой убийцей, которую наверняка настигнет кара правосудия. И не нужно этих безумных грез и иллюзий!
        Проглотив жесткий комок в горле, Констанс скользнула взглядом по глади маленького заливчика - какое пустынное и какое красивое место! Песчаные пляжи по обеим сторонам, а за ними - головокружительной высоты черные скалы с вкраплениями дрока и конского щавеля. В уютной лощине между ними - домик рыбака, крыша его потемнела от времени и соленых ветров. Под навесом - опрокинутая плоскодонка, ловушки для крабов, старые сети, пробковые поплавки…
        Лок точно определил момент, чтобы опустить паруса, - яхта по инерции мягко прижалась к деревянному причалу. Он протянул ей руку, чтобы помочь выбраться на берег.
        - Где мы? - Она прищурилась от склонявшегося уже к западу солнца, вцепилась мертвой хваткой в руку Лока - напоследок голова у нее все-таки закружилась. Мерный плеск волн нарушался только резкими криками чаек.
        - Когда-то я любил здесь бывать. Скаи - так отец назвал это место - по имени своей родной деревушки в Шотландии. - Он поправил мешок на спине. - Здесь тихо. Я с матерью провел однажды здесь целое лето - до рождения Дайлана. Потом мы с ним вдвоем сюда наезжали, построили здесь сами плоскодонку - первый мой корабль…
        - Ну, Дайлан вряд ли тебе мог помочь - в его-то возрасте…
        Они подошли к концу причала, он помог ей спрыгнуть на дорожку, которая через невысокую, поросшую травой дюну вела к домику.
        - Да, он был, конечно, маленький, но так, за компанию… У отца на него времени никогда не было.
        Почувствовав твердую почву под ногами, Констанс осмелела - к ней вернулась ее прежняя, задорно-импульсивная манера разговаривать.
        - Ах, так вот ты зачем меня сюда вытащил! За компанию!
        - Ну, не совсем так. - Лок остановился перед ступенями крыльца, внимательно посмотрел на нее - порозовела вроде. - Как ты себя чувствуешь?
        - Лучше. - Она подумала и добавила: - Есть хочется! - Лок облегченно вздохнул.
        - Меня это уже не удивляет. Ну ладно, я сейчас поставлю ловушки для крабов, да, может, еще и устриц накопаю. Пойдет?
        - Да, я помогу. - Увидев его поднятые брови, она объяснила: - Я боюсь открытого моря, но питались-то мы в Лайхане его дарами, так что я знаю, что делать.
        - Хорошо. Хочешь посмотреть сперва, как в домике?
        Констанс беспокойным взглядом осмотрелась вокруг. Обстановка была, более чем скромная. Небольшой очаг, на запыленных окнах выцветшие розовые занавески. На подоконнике кто-то аккуратно расставил набор ракушек. Деревенский стол с двумя лавками. В раковине сложены тарелки, чашки из обожженной глины. Через дверь видна вторая комната, там - комод и металлическая кровать, покрытая лоскутным одеялом. Констанс неловко сглотнула комок в горле.
        - Не пугайся. - Голос у него был грубый, но рука, гладившая ее взбитые ветром волосы, нежной, ласковой. - Ничего не будет здесь, чего ты не захочешь. Ничего, гарантирую. Но мое предложение - помнишь, вчера вечером? - остается в силе.
        Констанс побледнела.
        - Даже теперь? Когда ты знаешь? Он бесстрастно сложил руки на груди.
        - Ты говоришь, что убила кого-то…
        - Да, убила! - В глазах ее было чувство вины и ужаса. Она невольно вздрогнула, вспомнив эту мертвенно-бледную кожу и алую кровь на ней. Ее голос шел как будто откуда-то издалека. - Я не хотела…
        - Расскажи мне все. Она снова сглотнула.
        - Пожалуйста, не надо… Он взял ее за руку.
        - Доверься мне, принцесса.
        - Я… - Она смотрела на его сильную руку, сжимавшую ее пальцы. Она заставила себя вспомнить все это. - Я была на берегу, разговаривала с Дайланом, а дядя Сайрус поджидал, - он за мной следил…
        - Дочь Сатаны! Я тебя проучу! Будешь у меня еще таскаться!
        Она увернулась от очередного удара. - Нет! Это совсем не то!
        - Врунья! Я знаю, где ты была!
        Ночной бриз был пронизан ароматом тропических цветов, но Констанс было не до того - на висках у нее выступили капли холодного пота, и душный воздух в хижине казался ледяным.
        - Дядя Сайрус, ну, пожалуйста! Я не делала ничего дурного, клянусь Богом!
        - Ты еще смеешь произносить всуе имя Господне в моем доме?
        Преподобный Сайрус Тейт произнес эти слова тем громоподобным голосом, которым пользовался, когда внушал этим лентяям-туземцам мысли о ждущих их вечных муках в аду за их недостаточно прилежную работу на сахарных плантациях его миссии.
        - Уже десять лет прошло со времени смерти твоего отца, когда я взял тебя воспитывать как мою собственную дочь, а ты так ничему и не научилась! Хвала Господу, моя Элинор не дожила до такого позора! Но я не позволю тебе погрязнуть в геенне огненной!
        - Да ведь другие девушки…
        - Все они погрязли в грехе и похоти! Кроме того, разве у них есть видения? Разве они слышат голоса? Сатана призывает тебя к себе, дщерь моя! Дай только ему вцепиться в тебя зубами, и он как акула утащит тебя в пучину преисподней!
        Вереница каких-то жутких образов закружилась у нее в голове.
        - Я только хотела…
        - На колени! - Его рука, тонкая и белая, как у девушки, но неожиданно сильная, схватила ее за холку и потянула вниз, на пол перед алтарем, украшавшим одну из стен комнаты. Его пальцы больно впивались в ее нежную плоть, но она подавила стон. Все равно, никто не осмелится вмешаться в то, как духовный наставник Лахайны воспитывает свою непослушную, искушаемую дьяволом приемную дочь, а ведь она уже девушка. На бамбуковом столике перед алтарем стояла большая раковина, заменявшая цветочный горшок; из нее свисали стебли орхидей, от их приторного запаха ее затошнило.
        - В тебе нечистая сила! Вся твоя плоть воняет запахом прелюбодеяния и блуда! Молись, чтобы Иегова изгнал из тебя дьявола!
        Он снял с себя тяжелый кожаный ремень. На спине ее что-то лопнуло, и она забилась в пароксизме страшной, непереносимой боли. Удары сыпались один за другим. Она попыталась встать на ноги, как-то защититься. Он остановился перевести дыхание. Конни впервые увидела, какое у него лицо - в нем какое-то упоение, экстаз. Он же ее забьет до смерти!
        - Благодари Господа, что я здесь и могу тебе помочь справиться с твоей грешной природой! - изрекал между тем он в ритм ударам. - Умерщвляй плоть, если хочешь вечной благодати! Очисть свои помыслы и дела! Уничтожь орудия дьявола!
        Он вытащил из кармана то, что составляло главную ее ценность - набор ее кистей - единственный якорь, связывающий ее с миром. Он хладнокровно сломал их своими сильными пальцами.
        - Нет! - Крик отчаяния и ужаса, так долго сдерживаемый, вырвался у нее из груди. Это был ее первый протест, и, наверное, она действительно не осознавала, что делает.
        Тяжелая раковина врезалась ему прямо в переносицу, раздался отвратительный хруст ломающейся кости - или хряща - и он беззвучно рухнул к ее ногам, все еще не выпуская из рук окровавленный кожаный ремень. В лужах воды и крови плавали орхидеи.
        Раковина выпала из ее онемевших рук, она громко всхлипнула. Радоваться освобождению или ужаснуться содеянному? Одного взгляда на залитое кровью лицо было достаточно - панический страх прожег ее насквозь, как лава из жерла вулкана Пеле. Она, спотыкаясь, выскочила из хижины.
        Со стороны погруженного во тьму поселка послышались тревожные крики. Она рванулась в сторону моря. Что ее ожидает - суд по обычаям ее племени или по законам белых людей? В любом случае ни пощады, ни сочувствия ей не будет. Никто не поверит, что она просто защищалась. Никто не простит придурковатой Лили. Перед глазами возникли мачты океанских кораблей. Голоса сзади приближались. Бежать некуда и незачем. Уж лучше бы он убил ее! Нет. Господу угодно уготовить ей еще одно испытание… Сорвав с себя одежду, она с разбегу бросилась на гребень большой, пенящейся и закручивающейся наверху волны…
        Констанс замолчала, резко отвернулась, сгорбившись, будто в ожидании удара. Лок болезненно поморщился, вспомнив про рубцы, покрывавшие ее спину.
        Теперь ты знаешь все. Можешь возненавидеть меня еще больше.
        Лок подошел к ней, заглянул в лицо.
        - За что?
        - Ну, а как же иначе? Я не гожусь в жены такому мужчине, как ты, Лок! Я же не дура! Я грешница, преступница, мне уготована геенна огненная, и я не хочу тащить туда тебя за собой…
        Лок выругался.
        - Это тебе говорил тот ублюдок? Боже ты мой! Мятежных матросов и то так не наказывают! Ты что, правда, во все это веришь?
        - Но я же убила его! Слугу Господа на земле!
        - Заладила! По-моему, это он пытался тебя прикончить!
        Она засмеялась. - Вообще-то, такая мысль ко мне тоже приходила, во всяком случае, тогда, в последний раз очень, похоже, было. Непонятно: он вроде говорил, что хочет спасти мою девичью честь, а с другой стороны, что спасать уже нечего…
        - Ты что, еще собираешься защищать этого ублюдка? Да как бы ты себя ни вела - десять лет таких пыток! Что он еще делал с тобой! Заставлял спать с собой?
        - Нет, нет! - Я никогда не была с мужчиной… - Зрачки ее глаз расширились от ужаса.
        - Но этот Тейт обвинил тебя в этом, так? - задумчиво произнес Лок. - Бьюсь об заклад, он испытывал наслаждение, истязая тебя, есть такие мужчины… - Лицо Констанс вспыхнуло, и он понял, что его догадка была верной. - Правильно сделала, что кокнула его. Я бы сделал то же самое. Неудивительно, что ты и меня теперь боишься.
        - С чего это ты взял? Вот еще! Не нужна мне твоя жалость!
        - А как же насчет простого человеческого сочувствия и утешения - ты же мне в свое время целую лекцию об этом прочла, а, Констанс? Ты разве этого не заслуживаешь?
        - Нет!
        - Да неужели ты не понимаешь? Это ты была жертва, а не этот мерзавец Тейт!
        - Все это не оправдывает то, что я сделала!
        - Самооборона! Ни один суд не признает тебя виновной!
        - Я тебе не верю.
        - Так вот почему ты все время хочешь куда-то убежать! - Лок прошелся по комнате. Ну а когда попадешь в Париж, что тогда? Рванешь в Санкт-Петербург? А потом в Кантон? Земля-то круглая - как раз и угодишь обратно в свой Лахайн!
        - Перестань! - вскрикнула она, закрыв глаза руками. - Я не хочу этого слышать!
        - Где-то надо остановиться. - Он прижал ее к себе и заглянул в глаза. - Сделай это со мной.
        Слезы хлынули у нее из глаз, струйками потекли по щекам. Опять он предлагает это даже после того, как узнал всю горькую правду о ней.
        - О, Господи! Я хочу. Но не знаю, смогу ли? Жесткое выражение его лица сменилось нежным, сулящим какое-то чудо.
        - Ты сможешь. Я покажу тебе, как… Констанс облизала соленые губы и вздрогнула.
        Поверить ему? А вдруг у этого мрачного, яростного архангела ключи к ее спасению? Пусть он не любит ее, но он предлагает ей то, чего с ней никогда не было, - спокойствие, безопасность, мирную жизнь… Но ведь она-то его любит! Куда это все их заведет? Да и вообще она слишком устала и измучена, чтобы принять правильное решение. Сердце ее ушло в пятки, но все-таки она не могла ответить иначе…
        - Да. - Ее шепот был едва слышен. - Покажи…
        - Да ты храбрая! - Он тыльной стороной ладони стер слезы ей со щек. - И красивая, и умненькая, и я хочу тебя до смерти!
        Лок впился в нее яростным поцелуем. Ее губы задрожали, его язык проник к ней в рот, горячее пламя занялось в его чреслах. Констанс неслышно застонала, и ее трепет еще больше усилил его страстное желание.
        Бормоча что-то, он поднял ее на руки, перенес на кровать, уложил на старое, выношенное одеяло и примостился рядом. Сетка заскрипела. Какой-то невероятный огонь буквально пожирал Лока. Как давно уже он мечтал об этой минуте! Вот ее нежные груди, вот стройные, тугие бедра… Он оторвался от ее губ, откинулся назад… Быстрее, быстрее, снять эту чертову одежду! Но какое-то странное напряжение, вдруг сковавшее ее тело, в последнюю секунду остановило его.
        Лок взглянул ей в лицо и увидел то же самое выражение болезненного ужаса, которое было на нем, когда он сегодня утром переносил ее на шхуну.
        Это не просто девичья стеснительность. И ведь всегда так - она словно вдруг каменеет в его объятиях. И вдруг он все понял. Этот Богом проклятый урод, жестоко истязая свою жертву за ее, выдуманные им самим, любовные утехи, - просто внушил ей отвращение к физической стороне любви. Лок, негромко выругавшись, отодвинулся. Констанс открыла крепко зажмуренные глаза, на ее бледное лицо легла тень изумления.
        - Я что-нибудь не то сделала?
        - Не ты, принцесса. Скорее я. - С глубоким вздохом он сел, опустил ноги на пол, несколько раз потер себе лицо и вновь глянул в ее сторону. - Прости меня, я не хотел тебя напугать…
        - Да нет, все в порядке. Ты не… - Голос ее задрожал от неловкости. - Ты ведь хочешь, да?
        - Ты и не знаешь, как сильно. - Сказал он это весело и беззаботно, но чувствовалось, что этот тон дается ему нелегко. Он нежно дотронулся до ее лица, но в глазах была буря. - Сейчас лучше не будем, пока не надо. Этот ублюдок истерзал не только твое тело. Я не хочу бередить эти раны - они должны затянуться.
        Она была удивлена и смущена. Нижняя губа ее задрожала.
        - Но ведь я тоже хочу!
        - Мы еще будем с тобой заниматься любовью, Констанс, и как! Не сомневайся! Но только, когда ты будешь готова. И это тебе решать.
        - Я тебя не понимаю. - В ее голосе послышалась обида и боль. - Ты, ты не хочешь меня больше?
        Вместо ответа он прижал ее кисть к туго натянувшейся ткани своих брюк между ногами.
        - Ну, какой тебе еще ответ нужен? - со стоном выдавил он из себя.
        Она ахнула и отдернула руку как ошпаренная, лицо ее стало багрово-красным.
        - Здесь у нас будет с тобой время для всего. - Голос Лока был хриплым, но тон - нежным. - Время для того, чтобы получше узнать друг друга. Время, чтобы ты научилась общаться с мужчиной. Можешь потрогать меня везде, где хочешь, в любое время, и я то же самое, и целовать буду, потому что не могу иначе. Но больше ни-ни, правда! Пока ты не дашь мне знать, что больше не боишься!..
        - Я никогда не думала, что бывают такие мужчины, Лок.
        - Думаешь, я все это из каких-то высоких побуждений? Да просто не хочу, чтобы ты от меня сбежала.
        Что стояло за этими его нарочито грубоватыми словами? А вдруг у него все-таки есть какое-то чувство к ней? Во всяком случае, в благородстве и самоотверженности ему не откажешь. Он хочет, чтобы она сама определила свою судьбу, сама распоряжалась своим телом. Чувство никогда не испытанной свободы охватило все ее существо.
        Она провела рукой по его щеке, губам.
        - Железный Мак! Вот уж никогда не думала, что мне придется благодарить его за несгибаемость и твердость!
        - Они не безграничны, но я буду стараться! - Лок несколько вымученно улыбнулся, поцеловав ей ладонь.
        - Спасибо!
        Лок прокашлялся, - черт, и зачем он так все усложняет.
        - Это мое последнее благородное действо на ближайшее столетие, так что учти! А пока займусь крабами - холодная водичка мне сейчас как раз…
        Констанс снова сильно покраснела, а Лок снова изобразил улыбочку - на этот раз еще менее естественно. Поднявшись с кровати, он пошел к двери. - Может быть, огонь разведешь? Ночка предстоит холодная, судя по всему.
        - Да, конечно! - Констанс как-то жалко и поспешно кивнула. - Это он, конечно, не погоду имеет в виду…
        Только сейчас до него дошла двусмысленность сказанного. Он помедлил, потом вернулся и поцеловал ее с такой непередаваемой нежностью, что ей снова захотелось разреветься.
        - Не психуй! У нас есть время, переживем… - Его слова прозвучали сладкой музыкой для нее.
        Несколько часов она провела в уединении, пытаясь разобраться в половодье охвативших ее разнообразных эмоций, впрочем, тщетно. Поняв, наконец, бессмысленность этого занятия, она спустилась к морю. Стараясь не глядеть на все еще внушавшую ей первобытный страх пучину, она помогла Локу разжечь костер из сухих веток. Так они и поужинали - крабами и креветками, которых наловил Лок, с приправой из трав и дикого салата, которые насобирала Констанс, пока бродила по окрестности. Лок подкинул еще несколько веток в костер и улегся на песок у ее ног. Она, предусмотрительно расположившись спиной к морю, смотрела, как садится за скалы солнце, освещая небо каким-то странным, оранжево-фиолетовым светом. Свежий вечерний ветерок развевал ее волосы, но она не двигалась.
        - Тебе не холодно? - тихо спросил он.
        - Нет. - Она бросила на него взгляд из-под ресниц. - Здесь хорошо.
        - Как в Лахайне?
        - Да нет, там гораздо теплее, там пальмы и тростниковые поля - такие зеленые, что глаз режет, а вот скалы похожи. Однажды я поднялась на Халеакалу.
        - Хале… что?
        Она улыбнулась.
        - Дом Солнца. Священный вулкан, очень старый, потухший. До того, как пришел христианский Бог, моя мама верила в то, что Мауи, ну это божество такое, вернее полубог, получеловек, спрятал там солнце, ну, похитил его, чтобы заставить помедленнее по небу двигаться. Тогда у людей было бы больше времени для жатвы и прочих дел.
        - Там, должно быть, есть на что посмотреть…
        - Наверное, на луне вот так же. - Она посмотрела вверх - на небе стали появляться звезды. - В кратере когда-то горел огонь богини Пеле, теперь там только пепел, но жизнь и там есть. Там растет священный один цветок, не знаю, как он называется, прямо на скалах, представляешь?
        - В трудностях не только люди закаляются, а и все живое, как сталь, - задумчиво пробормотал Лок.
        - Да. Знаешь, этот цветок славится своей красотой, он алый-алый, но цветет только один раз и сразу после этого погибает. Правда, жалко?
        - Все-таки лучше, чем совсем не цвести. - Лок прутиком что-то чертил на песке.
        - Да. - Она глубоко и судорожно вздохнула. - Ты прав.
        Нахмурившись, Лок сел, поджал ногу, обхватив ее руками. Пенные волны за ее спиной накатывались и откатывались снова - ритм вечный как мир.
        - Конни, ты что?
        Она в каком-то отчаянии сплела руки.
        - Что, если я так и не сумею сделать тебе хорошо? Если я никогда не расцвету?
        Он шутливо и нежно подергал ее за мочку уха.
        - Ты слишком много об этом думаешь. Все в свое время - будет, как должно быть. Чему быть, того не миновать.
        - Но я не знаю, смогу ли я сделать то, что ты от меня ждешь. Не знаю, как… - Она чуть не плакала. - Лучше бы ты меня взял сегодня, тогда, днем. Все было бы уже ясно.
        - Это рецепт для труса, а я не трус, Констанс, ты знаешь. В некоторых случаях надо выждать. - Он выпрямил ноги, посадил ее к себе на колени и махнул рукой в сторону моря. - Ты уже победила сегодня одного дракона.
        - Благодаря тебе! - прошептала она.
        - Посмотри на море! - сказал он. - Ты же художник, а, значит, не можешь не оценить его красоту. Движение, тайна, это кружение прямо в звездную высь, как молитва…
        - Ты поэт! - мягко отозвалась она. - Я это знала.
        Он засмеялся.
        - Просто человек, который любит строить корабли - чем больше, тем лучше, вот только эта моя «Доблесть», пожалуй, исключение. Кстати, в десяти милях отсюда - железнодорожная станция, так что мы могли бы вернуться в Бостон и поездом, но лучше опять так же, как и сюда. Осилишь?
        Констанс поежилась. Без Лока это вряд ли получится - подавить свой страх. - Если ты опять будешь меня держать так…
        - С удовольствием! О, как это было! - В его голосе прозвучала улыбка.
        - Опять ты меня подначиваешь! - осуждающе отозвалась она. - Я же тебе уже сказала, что я в этом совсем неопытная!
        - То, что происходит между мужчиной и женщиной, - это может быть прекрасно, по-настоящему красиво. - Он погладил ее по шее. И то, что этому предшествует, по-своему не менее важно. Если хочешь поднакопить опыта, начни с прикосновений.
        - Мне хочется! - пробормотала она. - Но я боюсь.
        Он поднял голову, вопросительно посмотрел ей в глаза.
        - Ты можешь довериться мне опять, так же, как и тогда, в море.
        - Я… я могу попытаться, - выдохнула она.
        - Это все, о чем я могу просить, любимая. Пошли, уже поздно, у нас с тобой был длинный день.
        С замирающим сердцем Констанс отправилась с ним к домику. Там он зажег лампу, пошуровал в печке. Она стояла, не зная, что делать. Он дотронулся до ее плеча.
        - Ну, ты чего? Не собираешься ложиться? Вот там вода, если нужно. - Он расстегнул рубашку и рывком стянул ее через голову. - Я сейчас вернусь.
        - Ладно. - Она не могла оторвать глаз от его мощного торса.
        - Констанс! - Взяв ее руку в свою, он прижал ее к левой стороне груди. Ее пальцы запутались в его курчавых волосах, от их прикосновения у него захватило дыхание. Только бы самообладание не подвело! - Мы будем спать вместе, чтобы привыкнуть друг к другу. Но не более того.
        - Ой!
        - Принцесса! - Он поцеловал ее, потом его взгляд посерьезнел. - Я всегда держу свое слово. Всегда!
        Лок вышел, а Констанс быстро, путаясь в одежде, разделась, сполоснулась кое-как и накинула на себя фланелевый халат, который был явно великоват. Нашла на дне мешка свой гребень и принялась расчесывать свои спутанные ветром волосы. Обычно это ее успокаивало, но не сегодня. Несмотря на увещевания Лока, она была далеко не уверена - нет, не в нем, а в себе самой. Что, если она вдруг захихикает в самое неподходящее время? Он подумает, что она совсем дурочка. А что, если заплачет? Подумает, что она трусиха из трусих.
        Констанс так погрузилась в свои мысли, что, когда он вошел, она от неожиданности выронила гребень. Господи, надо было бы не торчать, а забраться под одеяло - так все-таки было бы лучше. Лок прошлепал босыми ногами, волосы были мокрые, на коже мурашки от быстро холодевшего ночного воздуха. Бросив свои вещи на комод, он поднял гребешок с пола.
        - Ну-ка, дай, я!
        Отбросив одеяло, он уселся на край кровати, потянул к себе Констанс. Молча он стал расчесывать ее волосы и остановился только тогда, когда они все распушились и стали потрескивать.
        - У тебя чудесные волосы! - пробормотал он.
        - Они… они здорово отросли… - Это было все, что она могла сказать. Она сидела смирно, но сердце ее отчаянно билось. Она так чувствовала горячее прикосновение его бедра. И хотела, но чего? Она сама не знала. Желание быть рядом с ним боролось со страхом - страхом неизвестного, страхом греха, страхом перед возможной неудачей.
        - Ты вся так напряглась, что тебя можно использовать вместо кочерги! - Лок отложил гребешок и принялся массировать ее плечи. - Расслабься, сладенок!
        - Я… я пытаюсь… - едва слышно прошептала она.
        - Тебе нужно перестать думать о себе, - сказал он. - Подумай лучше обо мне.
        - Что? - Она встала, повинуясь его жесту, через плечо робко посмотрела на него, глаза ее в испуге расширились - он начал снимать брюки. Он дотронулся, было до резинки длинных трусов, но, в свою очередь, взглянув на нее, передумал. Он лег, приглашая ее последовать своему примеру, и закинул руки за голову.
        - Небольшой эксперимент, Констанс. Кое-что из того, чему я научился на Востоке. Ты можешь потрогать меня, погладить везде, с головы до пят, кроме одного-двух наиболее чувствительных мест. Сама - просто, чтобы сделать приятно нам обоим - и больше ничего. Она судорожно сглотнула.
        - Ты, правда, хочешь, чтобы я это сделала?
        - Очень, давай. Не стесняйся. - Его губы изогнулись в хитрой улыбочке. - В отличие от тебя я не кусаюсь.
        - Ой! - Перспектива полной свободы в исследовании этого прекрасного мужского тела ей показалась очень привлекательной. А тут еще этот прищур его глаз - он думает, что она это не сможет, не иначе. Ну, она ему покажет, на что способна!
        Она неловко взгромоздилась на постель, встала рядом с ним на колени. В своем большом халате она показалась Локу совсем ребенком. Впрочем, нет, хотя она и запахнулась по самое горло, четкие линии ее бюста хорошо видны через ткань. Улыбка еще витала у него на устах, но во рту сразу пересохло. Он сделал над собой усилие, чтобы не сглотнуть - еще испугается звука… Когда ее пальцы слегка коснулись его солнечного сплетения, между ними как будто возникла электрическая дуга - так, по крайней мере, ему показалось. Какая сладкая пытка!
        Констанс между тем сосредоточенно продолжала свое путешествие по телу Лока. Кругами прошлась по его груди, стараясь не задеть бронзовые пятнышки его сосков, обеими руками помассировала плечи, погладила ключицы, потом шею. Она улыбнулась про себя, увидев, как он закрыл глаза, чтобы скрыть то, что можно было в них прочитать. Она потрогала его бархатистую кожу за раковинами ушей, потом погрузила пальцы в янтарный шелк его волос, с трудом оторвавшись от них, чтобы прикоснуться к его вискам и подбородку.
        Она прошлась по его рукам, потом по бокам, считая каждое ребрышко, каждый жгут мускулов, опустилась вниз, дошла до бедер, но когда пальцы ее приблизились к низу его живота, он изменил позу - там их встретили его руки, которые ласково, но твердо схватили ее за кисти.
        - Стоп, стоп! - Голос его как-то странно осип. - Я не сверхчеловек.
        - Х-м-м… - Обнаружив, что означают его слова, она тихо ахнула.
        - Да нет, я не жалуюсь. У тебя это здорово получается.
        Он издал короткий смешок, несколько неестественный. Освободив ее руки, он перевернулся на живот и подложил ладони под подбородок. - Ну а теперь с этой стороны немножко.
        Слегка уязвленная его деловито-юмористическим тоном, она совсем забыла о недавнем смущении. Нет, она прорвет эту его железную броню! Она принялась массировать тугие, мощные мыщцы его ноги, прошлась ему между позвонками, остановилась на ямочках - чуть-чуть повыше резинки его трусиков. Господи, какая у него кожа - бархатистая, ароматная, с ума можно сойти. Какое удовольствие она испытывает от того, что она ему делает, наверное, не меньшее, чем он получает. Это интересная мысль - что приятнее, - давать или получать? Стоит подумать об этом попозже. Но теперь не до рассуждений, уже ни о чем, не думая, она прижалась губами к поверхности его спины и покрыла ее россыпью легчайших и нежнейших поцелуев. Он дернулся - ага, значит, притворялся таким хладнокровно-расслабленным! Она улыбнулась и повторила эту операцию.
        - Ну, хватит, хватит! - Он повернулся на бок. - Ты, оказывается, способная ученица. Прямо сирена настоящая - помнишь, как они бедных моряков заманивали? Так от моих добрых намерений ничего не останется, не говоря уже о душевном спокойствии.
        - Я просто хотела сделать тебе приятное! - ответила она невинным голосом.
        - Ладно! - Он мягко взял ее за руку. - А теперь моя очередь.
        - Что? - Она опять громко сглотнула, глаза ее расширились от испуга.
        - Только потрогаю, Конни. Слово! - Он тоже встал на колени перед ней, мягко провел руками по ее предплечьям, остановился у запястья - ого, какой пульс! - Можно, я на тебя посмотрю…
        Погружаясь в огненную голубизну его глаз, Констанс вяло подумала - если она любит этого человека, разве она может не доверять ему? Поначалу ее привлекла в нем его сила, но теперь она знает, какой он нежный, понимающий. Он не сделает ей ничего плохого. И что плохого в его просьбе? Облизав пересохшие губы, она кивнула.
        Он медленно высвободил ее из ее халата и отбросил его в сторону. Дыхание у него перехватило - на ней больше ничего не было, никакой одежды. В неверном свете лампы ее кожа светилась каким-то медовым оттенком. А какие груди - тугие, высокие с такими изящными розово-коричневыми сосками! Она стояла на коленях с опущенной головой, шелковая копна ее волос разметалась по плечам. Какая совершенная красота! Что-то языческое в ней, и это - его женщина! Он может взять ее сейчас же, насладиться этим принадлежащим ему телом! Стоп! Еще нельзя, еще не время, а то эта дикая фея взмахнет крылышками и улетит от него навсегда…
        - Как чудесно! - произнес он, дотрагиваясь до ее плеч и мягко увлекая ее вниз. - Ты чертовски красива…
        Она издала какой-то протестующий звук, вся, дрожа от страха, или от ожидания?
        - Да, да! - настойчиво повторил он. - Я покажу это тебе.
        Так же, как и она до того, он начал гладить и массировать ее руки и ноги, плечи и лицо. Понимая, что она еще не готова к большему, он обходил стороной ее груди и темный треугольничек внизу живота, хотя это давалось ему нелегко. Мало-помалу дрожь у нее в теле прошла, она как-то пригрелась под его ладонями, совершавшими такой неторопливый, такой исполненный чувственной неги массаж.
        Он перевернул ее на живот - податливую и покорную, всю во власти его нежных, умелых рук, - он, кажется, не оставил без внимания ни одного квадратного дюйма ее кожи. Она на секунду вся напряглась, когда его ласковые руки остановились на рубцах, покрывавших ее спину, но, тихо вздохнув, сразу успокоилась, когда почувствовала мягкие прикосновения его губ, - значит, ему не противно… Она вся утонула в тихом, спокойном наслаждении, нет, не утонула - она плыла, скользила как на парусах в этом океане чувствительности; впервые в жизни она ощущала себя в полной безопасности…
        Не веря своим ушам, Лок прислушался: дыхание Констанс стало ровным, мерным - она заснула! Как ребенок у материнской груди! Да, его план по завоеванию ее доверия оказался даже слишком успешным… Было бы забавно, если бы не… Тихонько выругавшись, он скинул трусы, задул лампу и улегся рядом с ней. Нет уж, больше он к ней не прикоснется, с него хватит, и так не заснешь… Он тяжело вздохнул.

11
        Констанс проснулась с рассветом. Она удивилась, что спала так крепко и лежит совершенно голая. И тут она все вспомнила. «Боже мой, это же Лок, а она в таком виде!»
        Она затаила дыхание, - вроде бы он спит, лежа на спине, а она примостилась у него под мышкой. Приподнявшись, она вгляделась в него.
        Во сне он больше походил на мальчишку, но черты лица все равно сохранили выражение силы и решительности. Приглядевшись получше, она обнаружила слегка синеватые обводья под глазами - признак, что его сон не был таким долгим и глубоким, как ее. Она виновато улыбнулась - это, наверное, из-за нее.
        Боже мой! Заснуть, когда тебя ласкает мужчина! Он вполне мог бы оскорбиться, но ей трудно было себя винить - его руки были такие нежные, успокаивающие, - ей было так хорошо, - ну как сейчас… Вот она чувствует его пульс… Она вспомнила, как и что они делали друг с другом, и что-то сладко сжалось и заныло у нее внизу живота. Ей захотелось еще - продолжить… Она нерешительно провела ладонью по груди Лока, дошла до его талии и остановилась. Дальше - это уже, наверное, будет нескромно или, хуже того, - развратно. Или нет?
        - Валяй дальше, принцесса! - сонно пробормотал Лок. Констанс поспешно отдернула руку и отшатнулась, было от него, но не тут-то было - Лок ухватил ее за руку и притянул снова к себе.
        - Прости! - выдавила она из себя, густо покраснев. - Я… я не хотела… тебя будить.
        - Дорогая, да это самое прекрасное пробуждение в моей жизни! - Он одарил ее долгим поцелуем. - Доброе утро!
        - Я… Ой! - Что-то твердое уперлось ей в ногу…
        - Интересно? - в его голосе была усмешка. - Чувствуешь, что ты делаешь со мной?!
        Он прижал ее ладонь к своему чуду. «Боже, какой же он огромный - торчит из мягкого гнезда волос, а там еще такие чувствительные штучки снизу! Он конвульсивно дернулся, когда она прижала их, - как интересно - не оторвешься!»
        Лок, улыбнувшись, слегка провел рукой по пушку у нее внизу живота. Констанс подпрыгнула, покраснела и отодвинулась. Он мысленно оценил ситуацию и с трудом подавил стон почти отчаяния. «Не сейчас! - приказал он сам себе. - Еще не время!» Но самообладание даже Железного Мака имеет свои границы. Не удержавшись, он взял в руки ее роскошные груди, слегка покрутив соски, а потом, прикоснувшись к одному из них губами, лизнул его своим жадным языком.
        Констанс непроизвольно издала что-то похожее на вопль - но сама не поняла - то ли ужаса, то ли наслаждения, но пока она пыталась в этом разобраться, Лок шлепнул ее по попке и выскочил из постели.
        - Ну, давай, принцесса! Пора подниматься! Все еще в каком-то трансе, Констанс отвела глаза от нагого мужского тела, успев, правда, разглядеть - какое оно в возбужденном состоянии. Боже, неужели она только что прикасалась к этому?! Лок оделся.
        - Как ты насчет макрели на завтрак? Сейчас попробую наловить.
        Он говорит о еде в такой момент? Вообще-то поесть она была бы сейчас непрочь, но еще больше ей хотелось бы… Она покраснела. Почему он ушел? Потому что он такой разумно-заботливый или его просто оттолкнула ее бешеная агрессивность? Нет, размышлять о нюансах их отношений - это не для нее.
        - Я… Мне кажется, я видела в мешке пакет с кофе. Могу сварить и овсянку, кстати…
        - Не очень-то я люблю эту штуку, - весело отозвался он, натягивая сапог. - Но как хочешь. Найди сковородку для рыбы, ладно? А я скоро вернусь.
        Констанс поглядела ему вслед, потом отбросила одеяло и вскочила слегка раздосадованная - почему он такой спокойно-уравновешенный, а она сплошной комок нервов. Она надела белую блузку, темно-синюю юбку и собрала волосы в простой узел. Она подошла к окну. Лок, стоя по колено в воде, маленьким сачком загребал воду. На солнце ярко сверкнула серебристая чешуя - добыча, судя по всему, не заставила себя ждать. Приятно. Приятно и другое, - видимо, не только ради рыбы решил он зайти в воды Атлантики. Не одна она в таком возбужденном состоянии.
        Пока они расправлялись со свежепожаренной, удивительно вкусной рыбой, Лок рассказал ей, что он сейчас собирается сделать. Конечно, между ними циркулировали какие-то токи, причем не только от нее к нему, но и обратно. Констанс, как женщина инстинктивно это чувствовала. Тем не менее, деловитый тон Лока сбил ее с толку. Ей показалось, что проще всего на время исчезнуть из поля его зрения. Так она и сделала. И пока он стучал молотком, что-то красил и занимался прочими мужскими делами, она провела несколько чудесных часов, лазая по скалам, собирала цветы и раннюю малину.
        Когда она вернулась, слегка раскрасневшаяся, солнце стояло уже в зените. Она расстегнула ворот блузки, закатала рукава - бедная миссис Фаррар со своими наставлениями! Это впервые напомнило ей Лахайн - вот так же она бродила там одна по тростниковым полям и заросшим тропической растительностью долинам, чтобы обрести хоть какое-то душевное равновесие после очередной стычки с дядюшкой Сайрусом. Мрачноватая прелесть пейзажа Новой Англии, при всей непохожести на роскошь тихоокеанского рая, действовала на нее столь же умиротворяюще.
        Она обнаружила Лока под навесом - он сдирал слой старой краски со дна лодки, подчищая рубанком ее поверхность. Запах свежих стружек напомнил Констанс о мастерской Джедедии.
        - Ну, как прогулка? - улыбнулся ей Лок. Он отложил рубанок и со стоном выпрямился - спина с непривычки болела.
        - Прекрасно. Твой Скаи - чудесное место.
        - Рад, что тебе здесь нравится. Мы иногда выбирались сюда с Джедедией порыбачить.
        Лок зачерпнул воды из деревянного ведра и жадно приник к кружке. Напившись, он передал кружку Констанс.
        - Спасибо! - Ее благодарность была искренней - едва увидев его, у нее пересохло во рту, а сердце застучало как бешеное. Она пила холодную воду с жадностью и с каким-то трепетом - ведь ее губы прикасаются к кружке, к которой только что касались губы Лока. Ей даже показалось, что на кружке сохранился вкус его губ. Она подняла глаза - он, оказывается, ее внимательно рассматривает, - она покраснела. Лок снова принялся за свою работу.
        Поставив кружку, Констанс обошла вокруг лодки, смотря как идут дела, и тайком полюбовалась, как играют мускулы на сильной спине Лока, когда он работает рубанком. Она взгромоздилась на бочку. Ноги ее не доставали до земли и, беззаботно, как маленькая девочка, она заболтала ими в воздухе, барабаня пятками по деревянным клепкам.
        - Смотри, что я насобирала! - Она развернула свой носовой платок - в нем лежала пригоршня спелых ягод малины. Она победно помахала ягодкой и сунула ее в рот. - Как вкусно! Думаю, на пирог хватит?!
        - Пирог твой я уже пробовал. - Лок, обогнув плоскодонку, подошел к ней, ловко ухватил у нее с ладони пару ягод и изобразил райское блаженство на лице. - А как насчет вареников. Мама делала их со сливками - пальчики оближешь!
        - Вареники - я это не умею. - Она шутливо шлепнула его по руке, когда он попытался своровать пару-другую ягод.
        - Перестань, а то вообще ни на что не хватит!
        - Угрожаешь? - нарочито обиженным тоном откликнулся он; уголки его рта подергивались от сдерживаемого смеха.
        - Я просто слышала, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, но если ты не хочешь пирога…
        - Да мне что-нибудь попроще… - Лок подошел еще ближе и положил обе руки на крышку бочки. Ох, как же вкусен этот запах здорового мужского пота, смешавшийся с запахом свежих стружек… Весь мир, все окружающее исчезло, осталось только это могучее тело…
        Она выбрала самую большую ягодину и раскусила ее на две части. Одну половинку она отправила себе в рот, а другую молча протянула Локу. Не отрывая от нее пронзительного взгляда, он взял ее губами.
        - Моя мечта - чтобы мужчина у меня с ладони ел! - Чувствовалось, что ее распирает смех, а улыбка была такая лениво-кокетливая, с ума сойти!
        - Берегись, укротительница! А вдруг я тигр?
        - А я вовсе не хочу тебя укрощать! - Вокруг нее витал аромат полевых цветов; она слегка вздрогнула, когда он коснулся ее бедер.
        - Ладно. - Теперь его руки поднялись к вороту ее блузки, расстегнули пуговку…
        Она храбро протянула ему еще одну ягоду, на этот раз, задержав руку у его губ. Он съел ее, аккуратно слизал сок от раздавленной малины с кончиков ее пальцев, не пропустив ни один, рукой продолжая расстегивать пуговки.
        Слава Богу, сегодня она без корсета! Он распахнул блузку - не обращая внимания на ее участившееся дыхание, спустил со вздрагивающих плеч бретельки нижней сорочки. Ее руки судорожно комкали платок, щеки стали пунцово-красными, но она не сделала никакой попытки помешать ему. Он провел рукой по грудям. Улыбнулся, отметив, как их розовые вершинки затвердели и поднялись от его прикосновения.
        - Красиво…
        - У нас девушки, когда встречаются с парнями, всегда надевают такие гирлянды. - Голос Констанс оборвался.
        - Хороший обычай, но я говорю не о цветах.
        Взяв последнюю ягоду, почти совсем раздавленную, он мягко потянул платок у нее из рук и положил рядышком на крышки бочки. Кое-как разделил пополам то, что осталось от малины на две части и вложил половинку ей прямо в рот, потом наклонился - поцеловать и вдохнуть спелый аромат.
        - Как вкусно, - проворковал он, размазав другую половинку о ее соски и затем тоже приникнув к ним губами. Констанс со стоном вся изогнулась, откинула голову: Боже, как сладко и страшно в то же время! Внутри, внизу живота появилась какая-то приятная тяжесть, между ногами стало влажно.
        - Какой же ты коварный мужчина! - шепнула она. Наслаждение растекалось по ее телу как густой, вязкий сироп. - Не знаешь, что от тебя ждать!
        - Просто я очень люблю ягодки… - Лок подвинулся еще ближе к ней, гладя и приподнимая ее груди и пощипывая окаменевшие соски. - Вот такие вот - сладенькие, солененькие…
        Констанс беспокойно поежилась.
        - Ну, не надо, нехорошо так…
        - Нехорошо? Наслаждаться друг другом нехорошо? - Он поднял ей юбку, раздвинул ноги, прошелся по подвязкам, на которых держались чулки, коснулся нежной кожи бедер. Через тонкую ткань штанишек явственно просвечивал таинственный темный треугольничек.
        - Это вполне угодно Богу, раз он создал нас так. - Он снова закрыл ей рот поцелуем. Когда он, наконец, оторвался от нее, оба едва смогли отдышаться. - Выходит, ты не такая умная, если прислушиваешься к этим святошам, которые говорят по-другому. А я-то думал! Мы ведь оба с тобой любим это дело, а?
        Лок еще немножко помассировал ей бедра, а потом положил ладонь ей на лобок и слегка сжал ее. Один из его пальцев нащупал какое-то чувствительное, особо чувствительное место, от прикосновения к которому у нее по всему телу будто искры посыпались. Констанс вскрикнула и схватила его за шею.
        Он жарко, хрипло шепнул ей в ухо: - Потрогай мне его, Конни, как утром, иначе я с ума сойду!
        Все ее тело содрогалось, требуя разрядки этого мучительно-сладкого напряжения. Руки метнулись вниз, скользнули по его бронзовым плоским соскам, животу, опустились еще ниже… Она нащупала пуговицы на его брюках и, поспешно, одну за другой расстегнула их, и вот он в ее руках - горячий, тяжелый, весь какой-то бархатистый на ощупь…
        Лок обхватил ее ягодицы, подвинул ее к себе, на самый край бочки. Как удачно, что у нее в штанишках посредине разрез! Кончик его члена мягко уперся в самую сердцевину ее женского естества. Легкое нажатие, потом обратно, еще, еще… Его язык, проникший ей в рот, повторял эти движения в том же ритме.
        Констанс отвечала, как умела - языком и руками. Он застонал от наслаждения. Начал вытаскивать шпильки у нее из волос, они густым водопадом упали на плечи. Это отвлекло его, но ненадолго. «Долго он так не выдержит, - подумал он, - нужно позаботиться», чтобы она успела…» Боже, как ему хочется проникнуть внутрь ее такого сладкого тела, уйти туда всему. Но он только позволил себе несколько раз пройтись головкой по повлажневшим складкам ее влагалища, а потом пустил в ход пальцы. Нащупав пупырышек клитора, он начал поглаживать его круговыми движениями, постепенно увеличивая нажим и темп. Быстрее, еще быстрее - и вот она, вся, изогнувшись, издала какой-то удивленный вопль.
        Ей показалось, что в нее ударила молния или где-то внутри тела разорвали снаряд. Волна наслаждения, вызванная искусными ласками Лока, захлестнула ее всю целиком, до кончиков ногтей. В глазах ярким фейерверком вспыхнули звезды. Все мышцы одновременно сократились, и наступило чудесное расслабление, пришло невероятное, неописуемое чувство полного освобождения…
        Она опередила его на какое-то мгновение. Его сперма выплеснулась ей на ногу, все его могучее тело затряслось в конвульсиях. Тяжело дыша, они не отрывались друг от друга, усталые, опустошенные - и счастливые.
        - Ой, мои шта… - выдохнула Констанс.
        - Ну, конечно, это сейчас самое важное! - грубовато откликнулся Лок.
        - Ой, моя…
        Улыбнувшись, Лок поднял ей подбородок, поцеловал ее носик, ресницы, уголки рта.
        - Все сказала?
        Констанс попыталась взглянуть на себя со стороны: одежда в каком состоянии, а поза… Она дотронулась до слизисто-мокрой массы у себя на ноге и вопросительно поглядела на Лока.
        - Хорошенького понемножку! - Он сказал это преувеличенно ерническим тоном. - В свое время мы найдем семени лучшее применение…
        - Ты… ты имеешь в виду, чтобы я родила тебе ребенка?
        - Даст Бог, а как же иначе? Ты же моя жена! - Он даже слегка нахмурился.
        До этого момента она не верила, что все, что есть между ними, - это надолго, что за этим скрывается нечто большее, чем простое физическое влечение. Теперь она поняла иное: Лок хочет, чтобы они были вместе, чтобы у них была семья. Это навсегда. И он никогда ведь не нарушает своего слова.
        Слегка вскрикнув, она крепко-крепко обняла его. Лок даже пошатнулся, улыбнувшись про себя комичности своего вида - он обеими руками придерживал спадавшие брюки. На грудь ему закапали ее слезы.
        - Конни! Что с тобой, принцесса? Она глубоко, порывисто вздохнула.
        - Я люблю тебя, Лок Мак-Кин!
        На его лице застыло выражение нерешительности: он откинул назад спустившуюся на глаза прядь ее волос и пригладил ее.
        - Господи! - только и сумел он вымолвить.
        - Я твоя жена, и я… хочу, чтобы ты мне показал, как это все делается.
        Он лихорадочно сглотнул, в глазах его мелькнуло что-то дикое, первобытное.
        - Сейчас?
        - Ну, если ты не возражаешь, конечно! - В своем, мягко говоря, взволнованном состоянии она еще умудрилась подтрунить над ним.
        - Сейчас увидишь, как я возражаю! - проревел он, подхватывая ее на руки.
        Отдельные части их одежды усеяли короткий путь от навеса до спальни. К постели они добрались уже абсолютно нагие. Стоны наслаждения и слова взаимного восхищения наполнили хижину. Они не спешили - было некуда и незачем спешить - и не сдерживали себя искусственно, все шло и развивалось само собой, по высоким канонам большого и сильного чувства.
        - Ой, щекотно! - Это была первая ее членораздельная фраза с того момента, как они очутились на постели. Он в это время, не оставив без своих поцелуев ни одного ее ребрышка, прикоснулся языком - осторожно-осторожно - к чуть заметной впадинке над ее пупком. Ее пальцы запутались в густых его кудрях, и вся она непроизвольно выгнулась, подставляя ему свой лобок.
        - Я больше не буду, если тебе неприятно.
        - Да нет, я…
        - Может быть, отложим до другого раза?
        - Так делают?
        - Иногда. - Он сдвинулся выше, прошелся языком ей по шее, слегка прикусил ей нижнюю губу. - По обоюдному согласию.
        Все-таки здорово: он ее считает полностью равноправной с собой! С этой мыслью последние страхи покинули Констанс. Как ей приятно чувствовать на себе его тяжесть, ощущать, как его умелые руки ласкают ее. Она слегка пошевелилась, прижимаясь к нему еще сильнее.
        - Слушай, ну ты меня совсем с ума сведешь! - пробормотал он.
        Этого она и добивалась. Вывести из себя Железного Мака. Чтобы он растворился в ней. Она потянула его за бедра - нет, так она его еще никогда не хотела!
        - Ну, покажи мне, как это… Пожалуйста…
        Он заколебался. Она такая доверчивая, как он объяснит ей, что в первый раз ей будет не совсем хорошо? А ведь надо как-то предупредить…
        - Ты не боишься? - спросил он, взяв ее обеими руками за голову и глядя прямо в глаза. - Для тебя это будет… ну, не вполне…
        - Я уже больше боюсь, что ты этого не сделаешь вообще!
        - Ладно, будь, по-твоему! - В веселой усмешке Лока слились нежность и торжество.
        Он снова приник к ее губам, казалось, он никогда так страстно ее не целовал. Погладил ей складки между ногами - пальцы ощутили липкую влагу, и сколько ее там! Она доверчиво раскрылась навстречу ему; нет, он не обманет ее доверия, постарается, чтобы ей было не так больно. Он потерзал ее - и себя тоже - легкими, быстрыми прикосновениями, потом сменил их на более глубокие, длительные и, наконец, просунул кончик пальца в тугое отверстие ее плоти.
        Констанс вся затрепетала, конвульсивно обхватила его за плечи, со стоном впилась своими губами в его, а он готовил, готовил ее, то усиливая, то ослабевая нажим пальцев. Отверстие было маленькое, туго сжатое, и сжалось еще сильнее, когда он - уже двумя пальцами - мягко коснулся хрупкого барьера, отделяющего девушку от женщины.
        - Лохлен, я не могу… ой, сейчас… - захлебываясь, лепетала она. Она в полнейшем отчаянии схватилась за его мужскую гордость - Господи, он как стальной!
        Неожиданно он перевернулся на спину и усадил ее на себя. Его руки нежно и твердо держали ее за бедра, указывая ее телу нужное направление и угол.
        - Ты сама это сделаешь, любимая! - Его лицо исказилось, голос сорвался. - Иди сюда!
        Она чисто инстинктивным жестом, согнув колени, нашла подходящее положение. Все ее тело кричало: «Возьми меня, наполни пустоту внутри». Она потихоньку начала опускаться вниз, вот уже кончик его головки входит в нее, вот ближе, ближе к исполнению всех ее желаний… Что-то разорвалось внутри нее, она ощутила мгновенную боль, жжение, дернулась. Большие руки Лока удержали ее, и вот он мягко, постепенно заполнил ее целиком, всю …
        - О-о-о! - ее вздох был полон удивления от этого чуда свершения. Так вот что он имел в виду, когда говорил, что они созданы друг для друга! Правда, как они подходят… То, что она сейчас чувствовала, было для нее настоящим откровением. А что, если еще попробовать? Поцеловав Лока в грудь, она слегка приподняла бедра - и была тут же вознаграждена стоном наслаждения с его стороны.
        - Ох, моя женщина, господи! - бормотал он, еще крепче сжимая ее бедра.
        Обрадованная, она начала двигаться - туда-сюда - и погрузилась в бешеный жар совершенно незнакомых ощущений, которые то поднимали ее - высоко-высоко, к самому солнцу, то бросали куда-то вниз - как будто в самые глубокие океанские впадины. Задыхаясь, она хватала воздух ртом, было, похоже, как если бы она тонула - но это не кошмар, а сладкий сон: ведь она может дышать в этой пучине! Вот она вынырнула наверх, к свету - и солнце взорвалось тысячью ярчайших лучей, унося ее в самый центр звездной вселенной…
        Констанс рухнула с воплем восторга прямо на мокрое от пота тело Лока, а он, прижимая ее к себе, сделал движение вверх, ей навстречу - одно, второе, третье… Теперь настала его очередь: его тело мощно содрогнулось, весь он, будто взлетел куда-то ввысь…
        Казалось, прошла вечность, прежде чем к нему вернулось дыхание и сознание, и первое, что он почувствовал - это дрожь в теле Констанс. Обеспокоенный, с чувством какого-то раскаяния он освободил ее тело из своих объятий, погладил по спине.
        - Малышка, ну ведь все же хорошо! - Он поцеловал ее в ухо, откинул с лица прядь ее влажных волос. - Я тебе больно сделал? Я же не хотел…
        - Глупый! - упрекнула она его, насытившаяся, расслабленная и с вернувшимся к ней обычным юморком. - Причем тут больно, когда это так здорово! Я вот только думаю… - И она вновь содрогнулась от сдерживаемого смеха.
        - О чем?
        - Почему об этом ничего нет в учебнике миссис Фаррар?
        Они провели в Скаи неделю. Лок так и не закончил ремонт плоскодонки, а Констанс так и не собралась испечь пирог с малиной. Днем они бродили по скалам - где была травка, вечером - босиком - по берегу, и если не занимались любовью, то говорили, говорили… Они продолжали эти разговоры и ночью, утолив голод своих тел, лежа на одной подушке, говорили ночи напролет - об «Аргонавте», о студии для Констанс, о том, как назовут своих будущих детей - новое поколение корабелов. Однажды Констанс даже осмелилась выразить надежду, что можно будет как-то помириться с Алексом, и Лок, явно не разделяя ее оптимизма на этот счет, все же не стал возражать, ограничившись, поцелуем.
        После такой недели все казалось возможным - даже мир между Мак-Кинами и Латэмами, даже возвращение в Бостон опять морским путем. Не в пример предыдущему разу это путешествие прошло для Констанс вполне сносно, и она даже испытала легкое чувство сожаления, покидая «Доблесть».
        Домик на Девоншир-стрит никогда не казался Констанс более уютным. При всем том, что им было так хорошо друг с другом, Констанс соскучилась по краскам и кистям, а Лок - она это чувствовала - уже беспокоился насчет дел у себя на верфи. Поэтому она поспешила выгнать его из дома под тем предлогом, что ей самой нужно на рынок - а то они умрут голодной смертью.
        - Да и с гардеробом своим мне надо разобраться. Хочу тебе понравиться, если, конечно, заглянешь ко мне сегодня вечерком.
        Лок взял ее за плечи и крепко поцеловал. - Ну, смотри, чтобы все закончила, когда я приду. У меня есть на вас сегодня планы, миссис Мак-Кин!
        - Двигай отсюда, бандит эдакий! - Она засмеялась и решила смягчить свою шутку: - Поскорее возвращайся!
        Но вот прошло уже время ужина, стало совсем темно, а Лока все нет и нет. Скрестив ноги, Констанс сидела на ярком шелковом покрывале, одетая в его ярко-алый, тоже шелковый халат, тот самый с драконами. Раньше ей казалось, что эти вещи мало гармонируют с сухо-прагматическим обликом Железного Мака, но теперь ее мнение изменилось: он, оказывается, романтик, мечтатель и вовсе не чужд чисто плотских удовольствий.
        Она решила скоротать время, занявшись набросками пейзажей Скаи - по свежей памяти. Но очертания скал и линии берега как-то само собой превращались в контуры его лица; выражение его было порой сурово решительным - таким его знали все, но чаще - улыбающимся, помягчевшим от отдыха и страсти - таким узнала она его за прошлую неделю.
        Констанс отгоняла от себя мысль о том, что он ее любит. Нет, еще нет. Такому мужчине трудно признаться в этом даже самому себе, не говоря уже о том, чтобы он сказал это ей, но когда-нибудь это непременно случится. Лок о ней заботится, она ему не безразлична. Даже когда она его доводила до крайности - а она-таки делала это - как, впрочем, и он по отношению к ней, все равно, в нем была такая мягкость, нежность. Нет, конечно, их отношения не могли и не могут остаться простой деловой договоренностью.
        Все эти ее мечты о Париже - это и впрямь ребячество, они бледнеют и отступают перед тем, что у нее уже есть Лок Мак-Кин, его присутствие, его любовь - пусть в будущем, но все равно… Действительно, а может быть, она не такая уж и преступница? Будущее, которого она так боялась, теперь выступало перед ней полное надежд и ожиданий.
        Внизу послышался скрип ключа в двери; она отбросила альбом и выбежала на темную лестничную клетку.
        - Лок, это ты?
        - Да. - Он швырнул ключ на мраморный столик в передней, повесил на вешалку пальто.
        - Ты так поздно. Что-нибудь случилось? - Она спустилась по лестнице, остановившись на средине марша - вид экзотический, какой-то даже языческий… Лок шагнул навстречу и тоже остановился, лицо его было непроницаемым.
        - Да нет, все в порядке. Просто меня задержали на верфи. Извини.
        - Хочешь поесть?! Я купила сыру…
        - Нет, я не голодный. Иди спать. Выпью немного, пожалуй.
        Слова были обычные, но что-то явно не так. Она сделала еще шаг ему навстречу. - Ты мне чего-то не договариваешь. Что?
        Он устало вздохнул.
        - Ну, Констанс…
        - Серьезно. Жена должна делить с мужем все.
        Лок внимательно посмотрел на нее. Ох, как задорно торчат ее соски сквозь тонкую ткань халата! А в глазах - твердость и решительность… Ну, если она так хочет - пожалуйста. Он вынул из кармана пачку писем и протянул Констанс.
        - Твой дедуля явно не смирился с поражением, принцесса.
        - Алекс? - Она взяла бумаги, нахмурилась. - Что он задумал на этот раз?
        - Меня вызывают в суд на послезавтра. Констанс попыталась вчитаться: какая-то юридическая тарабарщина. - Что это значит?
        - Они хотят оспорить решение о наследстве.
        - Отсудить обратно «Одиссея»?
        Он нежно дотронулся до ее озабоченного лица.
        - Не волнуйся. Закон на нашей стороне. Это Алекс просто ради скандала. Я все улажу. Тебе незачем даже появляться там.
        - Я обязательно приду! - Ее лицо прорезала решительная складка. - Мои интересы тут тоже затронуты. Я дам показания, или как там это называется…
        - Я просто не хочу ставить тебя в двусмысленное положение - они же твои родственники.
        Выражение ее лица смягчилось.
        - Ты дал мне так много. Я с тобой, Лок. Навсегда. Вместе. Ты не понимаешь разве?
        - Наверное, я еще к этому как-то не привык. - Он шагнул к ней, и его рука обняла ее талию.
        - Привыкайте, мистер Мак-Кин! - Она обняла его за шею и улыбнулась.
        Ну что на это можно было ответить? Лок поцеловал ее, а руки его сами собой проникли под ее шелковое платье. Боже, какое счастье - там больше ничего нет, только ее нагое, горячее тело! Она столь же решительно расправилась с его одеждой, - какая она стала смелая, куда только делись ее девичья стыдливость и стеснительность?!
        Они выдержали только до лестничной клетки, она повисла не нем, сплетя ноги у него за спиной, полы ее халата обвевали ее бедра, когда Лок то прижимал ее к стене, то откидывался назад. Телесное и духовное слилось в один кипящий сплав - и вот взрыв! Какой-то сладчайше-замедленный, во время, которого ни один из них не мог с точностью сказать, что это спазм наслаждения, чей это вопль удовлетворенной плоти - его или ее?
        Двумя днями позже, одетая в свою лучшую летнюю шляпку и платье цвета лаванды, Констанс сидела рядом со своим мужем в мрачноватом зале бостонского суда. Слухи о новой вспышке конфликта между Латэмами и Мак-Кинами широко распространились по городу, и народу набилось в зал - яблоку негде упасть. Репортеры, любопытствующие, черт бы их побрал! За столиком за загородкой сидел адвокат Лока, мистер Карлейль, серьезный молодой человек, со щечками как у суслика. Он перебирал бумаги - в который уж раз. Адвокаты Латэма представили исковое заявление Латэма-старшего. Председательствовал судья Симпсон Хейнс - мужчина с внушительной фигурой, которая за стоявшим на возвышении столом красного дерева выглядела вообще величественной.
        - Хоть не Фрейдель, - шепнула Констанс Локу. - Меня бы не удивило, если бы Алекс попытался всучить это дело своему дружку.
        - Алекс тоже не всемогущ, - ответил Лок, успокаивающе кладя свою руку на ее.
        Констанс благодарно улыбнулась, а взгляд ее как-то сам собой скользнул вбок, по ту сторону прохода. Там сидел, скрестив руки и весь, утонув в своих роскошных седых бакенбардах, Александр Латэм, собственной персоной, подчеркнуто не обращавший никакого внимания на свою внучку. Констанс заставила себя вспомнить, как Алекс поступил с ней. Он сам виноват - потерял сперва Джеймса, а теперь вот и ее. Он сам выбрал свой удел - горькое одиночество в старости.

«Если бы он не вел себя как самый настоящий тиран, деспот, они могли бы найти с ним какое-то взаимопонимание, - печально подумала Констанс, - но с другой стороны, она бы в этом случае ни за что не решилась на этот скоропалительный брак, неожиданно принесший ей такое счастье, о котором она и мечтать не могла. Выходит, все к лучшему». Она тепло пожала руку Лока, а он метнул ей шутливо-загадочный взгляд, - ну, мол, погоди!
        Сказать что-нибудь в дополнение к этому своему взгляду он уже ничего не успел - двери зала распахнулись, и в него вошел, нет, ворвался Роджер Латэм. Как всегда безупречно одетый, и как всегда густо напомаженный, он прошел прямо к троице своих юристов и что-то зашептал на ухо одному из них.
        - Как ты думаешь, что он там замышляет? - пробормотал Лок. Констанс вздрогнула и пожала плечами. Этого-то субчика недооценивать никак нельзя - его озлобленность против нее и его решимость единолично править компанией. И судя по всему ему уже немало удалось в этом отношении - мимо Алекса он прошел, как будто его и нет здесь, видно, старик уже действительно не у дел. Дослушав Роджера, адвокат кивнул, встал и остановил своего коллегу, занудно вещавшего что-то о статьях и подпараграфах.
        - Ваша честь, мы просим внимания почтенного суда. Новые обстоятельства вынуждают нас внести изменения в исковое заявление моих клиентов, требующее пересмотра вопроса о собственности, из которых вытекает, что все пункты завещания и дарственных, составленных Александром Латэмом, должны быть объявлены недействительными.
        Мистер Карлейль вскочил с места, выражая протест:
        - Сэр, это неслыханно! Мы доказали, что миссис Мак-Кин поступала в строгом соответствии с условиями завещания и потому должна быть признана законной владелицей оспариваемой собственности - без всяких дальнейших отсрочек и без всякого крючкотворства!
        - Джентльмены, к порядку! - Судья Хейнс раздраженно стукнул своим молотком и обратился к Роджеру:
        - На каком основании вы прерываете нормальный ход процесса и притом столь необычным образом?
        - Я руководствуюсь интересами правосудия, Ваша честь! - ответил Роджер. - Моему дяде было угодно передать свою собственность в дар своей внучке, но он стал объектом преступного заговора с целью вымогательства…
        - Что за нелепость! - Латэмы сами составили документы о передаче прав собственности моей жене, а теперь выдумывают какие-то скандальные уловки, чтобы увернуться от исполнения своих обязательств.
        У Констанс перехватило дыхание от его гневной тирады. Со стороны Алекса послышалось что-то невнятное - вроде бы он что-то спрашивал…
        - Адвокат, уймите своего клиента! - распорядился судья, снова грохая своим молотком.
        - Мистер Мак-Кин, если вы мне позволите, - начал было Карлейль.
        - Наш иск обоснован, - поспешно прервал его Роджер, - и у нас есть свидетель, который может это доказать!
        Констанс встала рядом с мужем, дотронулась до его руки - «успокойся, я с тобой». Он благодарно взял ее руку в свою и обратил на Роджера взгляд, холодный как арктический лед.
        - Хватит загадок, Латэм. Давайте вашего свидетеля - если таковой имеется.
        По знаку Роджера пристав распахнул дверь зала. Констанс, как, впрочем, и все присутствующие, повернула голову в ту сторону. Какое-то время ее мозг отказывался воспринимать то, что она увидела. Потом она тихо вскрикнула. Перед ней был ее оживший кошмар - и он приближался мерными, спокойными шагами. Белые как сама смерть волосы, стоячий пасторский воротничок, кожа, кажется, еще белее, чем ткань воротничка, очки с затемненными стеклами, изящные, как у девушки, руки, такие, однако, сильные, такие жестоко сильные… А вот и этот могильный запах орхидей, окутывающий его… Нет, это не живой труп, не призрак, окровавленным пальцем требующий возмездия убийце. Хуже, в тысячу раз хуже - ибо это было живое существо.
        - Мое дитя! - Его благостный голос гулко раздался в притихшем зале. Он мягким жестом снял очки, аккуратно сложил их. Громко вздохнул - вздох показался Констанс шипением змеи. Розовые, как у кролика, глаза сверкнули каким-то кровавым огнем.
        - Лили, Лили! До чего тебя довело твое вранье на этот раз?
        - Вот видите, ваша честь? - торжествующе закаркал Роджер. - Эта женщина самозванка. Она не Констанс Латэм, и никогда не была ею.
        Зал громко зашумел. Репортеры заскрипели перьями, приглушенными голосами переговаривались адвокаты и судьи, а Алекс Латэм громко осведомился у своего племянника, что все это значит? Крики судьи Хейнса, призывающего к порядку, и стук его молотка дополняли атмосферу всеобщего хаоса.
        - Так он жив… - прошептала Констанс; зрачки ее глаз расширились, она смертельно побледнела, даже губы посинели.
        Лок оглядел долговязого пастора, кожу которого каприз природы лишил всех живых красок, и понял - это он. Никто иной, как преподобный Сайрус Тейт собственной персоной.
        Лок видел птиц альбиносов и однажды - похожего клоуна в цирке, но тут уродство еще подчеркивалось странным пристрастием Тейта к белоснежной одежде. Лицо у него было гладкое как колено, ему свободно можно было дать и двадцать и шестьдесят лет.
        На фоне царившего в зале беспорядка его невозмутимый, какой-то парящий в горних высях облик внушал невольное уважение, и даже легкий страх - уж не посланник ли Божий явился прямо с неба? На груди у него висел простой деревянный крестик, на лице было выражение концентрированной благости, за фасадом которой внимательный наблюдатель мог бы обнаружить недюжинный изворотливый ум. Лок стиснул зубы, подумав о рубцах, которые этот ублюдок оставил на плечах Констанс. А теперь вот еще покушение - на саму ее личность!
        - Это ведь он, не так ли? - тихо спросил ее Лок. - Выходит, ты никого не убивала. Так что ты ни в чем не виновата.
        - Он жив! - повторила она, отнюдь не с облегчением, а скорее с возрастающим ужасом. - Боже!
        Она сделала движение, как будто собралась убежать. Лок положил ей руку на плечо.
        - Я здесь, с тобой, Констанс. Тебе не надо больше спасаться бегством.
        Она как будто не слышала его.
        - Спокойствие! - ревел судья Хейнс. - Призываю к порядку! Что вы хотите этим сказать, мистер Латэм?
        - Хочу сказать, что у нас теперь есть возможность выяснить истину, сэр! - ответил Роджер. - Преподобный Тейт прибыл из святой миссии на Сандвичевых островах, и он хорошо знает эту женщину, которая называет себя Констанс Латэм.
        - Тогда, быть может, вы соблаговолите пролить некоторый свет на это дело, преподобный, пока заседание не превратилось совсем в балаган? - осведомился судья.
        - Воистину, ваша честь, мой долг требует от меня освободить эту невинную, введенную в заблуждение семью от паутины обмана. - Прищурившись от беспокоившего его света, пастор вновь обратил свой неподвижный взгляд к Констанс. - Мне известна эта женщина. Ее имя - не Констанс Латэм, а Лилио Янг, она сирота, которую я удочерил и воспитывал в миссионерской школе в Лахайне.
        - Но она и есть Констанс? - Морщинистое лицо Алекса Латэма выразило брезгливое недоверие. - У нее медальон моего сына!
        Констанс обеими руками схватилась за серебряный овальчик, висевший у нее на шее. Этот жест, который она сделала инстинктивно, не думая, равным образом мог означать и признак уверенности в себе, и признание вины.
        - Лилио Янг! Нет, это ложь!
        - Это была моя ошибка - что я отдал его Лили, - объяснил Тейт печальным голосом. - Я думал, что эта игрушка будет каким-то утешением для несчастного дитя.
        - Объясните, что это все значит! - потребовал Алекс. - Что за загадки?
        На гладком лице преподобного Тейта появились сочувственные морщинки.
        - Ваш сын, Джеймс, ответил на призыв Господа, и по мере сил мне помогал распространять слово Божие среди язычников. Он нашел там себе супругу, но она умерла, оставив ему дочь. Потом, лет десять тому назад, во время эпидемии лихорадки, Господь призвал его к себе.
        - Да, да! - нетерпеливо бросил Алекс. - Я это все знаю.
        - Но вы не знаете и не можете знать, что в тот же день, когда мы хоронили Джеймса, маленькая Констанс утонула в проливе Уауа.
        Констанс застонала, ее колени сами собой подогнулись. Опустившись на кресло, она закрыла лицо руками, совершенно выведенная из равновесия каким-то тошнотворным, непереносимо ужасным полувоспоминанием.
        Алекс издал вопль, в котором смешались удивление и возмущение. Лок нахмурился - почему на Констанс это так подействовало? Между тем преподобный Тейт продолжал:
        - Лили была так безутешна - ведь Констанс была ее самой близкой подругой. Я даже боялся за ее душевное здоровье. О, ваши сердца бы разорвались, если бы вы слышали, как она разговаривала с мертвой как с живой, а потом даже сама стала за нее отвечать. Тогда это казалось безобидной игрой, успокаивающим средством для очень уж эмоционального ребенка. - Пастор печально покачал головой и увещевающим жестом протянул руку к Констанс. - Но Лили, нельзя же заходить так далеко! Неужели ты не видишь, как ты своим враньем внесла раздор среди этих добрых христиан?
        Констанс вновь громко застонала, не в силах что-нибудь сказать в ответ, раскачиваясь взад-вперед как ребенок, пытающийся унять боль, а в голове метались какие-то жуткие образы - она тонет, серебряные пузырьки воздуха поднимаются вверх, волны смыкаются над ее головой.
        - Ну, девочка, это правда или нет? - яростно вопросил Алекс голосом, в котором слились отчаяние, боль и обида.
        - Отстань от нее! - рявкнул Лок. - Не видишь, она в шоке!
        - Еще бы! Она не ожидала, что ее трюк будет разоблачен! - вставил Роджер. - Да вот правда-то всегда выходит наружу! Посмотрите на нее! Ей нечего возразить своему опекуну!
        Голубые глаза Лока сузились от ярости.
        - Вы рассказали неплохую сказочку, преподобный. Взяли, значит, на себя тяжелую ношу?
        - Лили всегда была трудным ребенком.
        - И добивались ее послушания битьем? - Вопрос был скорее риторическим.
        - Признаюсь, порой я был вынужден прибегать к таким методам. - Тейт сдвинул свои почти невидимые брови и издал вздох, обозначавший страдание. - А какой родитель этого не делает? Кого Господь любит, того и наказывает - так гласит пословица. В девочке всегда очень сильно было греховное начало. Господь свидетель, моя покойная жена и я, грешный, делали все для нее, но она все больше и больше предавалась лжи и начала водить шашни с разными темными личностями.
        - Да уж, плоды вашего воспитания навсегда остались у нее на спине. Неудивительно, что она сбежала из Лахайна.
        - Эти рубцы у нее от отца-пьяницы - он всегда относился к ней как к неродной. - Объяснения Тейта утратили тон сочувственной снисходительности. - Я взял Лили в миссионерскую школу, чтобы спасти ей жизнь, но неблагодарное дитя отплатило мне непослушанием. Один скандал за другим, непонятные, нелогичные поступки; она отмечена дьяволом - тронутая!
        Констанс резко вскинула голову. «Похожа на зверюшку, попавшую в капкан», - подумал Лок. Что же это такое?
        - Я… я не сумасшедшая. Нет, нет! Преподобный Тейт, не обращая внимания на ее выкрик, вновь вернулся к тону добродушного увещевания.
        - Будучи приемным отцом этой блудной дочери, я и сейчас готов принять ее обратно в лоно нашей общины. Вот почему я ни минуты не колебался в том, чтобы отправиться сюда, когда до меня дошли сведения, что она, по всей вероятности, оказалась на борту судна, отправлявшегося в Бостон. Я, конечно, имел в виду и возможность представить личный отчет о деятельности моей церкви, но ничто не может теперь сравниться с радостью обрести вновь мою приемную дочь. Лили должна быть там, у нас, ее место с теми, кто может о ней позаботиться и кто знает, как с ней обращаться.
        - Нет! - Констанс, сжав кулаки, прижала их к губам - какой ужас, какое отвращение было у нее на лице! - О, Бог мой, нет, ни за что!
        - Ну, скажи же, скажи что-нибудь, Конни! - сказал Лок. Скажи им, что все это неправда, и пойдем домой!
        - Да, миссис Мак-Кин! - возгласил судья Хейнс. - Что вы можете сказать по поводу этих утверждений? Можете ли вы опровергнуть то, что сообщил преподобный? Вы Констанс Латэм или нет?
        - Я… я… - Ее грудь вздымалась как после долгого бега, глаза метались из стороны в сторону, ища сочувствия, поддержки, но вокруг были враждебные или, в лучшем случае, сомневающиеся лица.
        Внутри у Лока все похолодело.
        - Констанс!
        - Лили! - Преподобный Тейт вновь переменил тон - на этот раз он стал сладко-сочувственным. - Ты же знаешь, что нужно сказать.
        В висках у нее что-то больно застучало, она сжала их ладонями, закрыв глаза. Но образы в мозгу стали еще страшнее; в каком-то калейдоскопе там смешалось прошлое и настоящее, реальность и фантазия. Лили? Констанс? Кто она? Проносились какие-то разорванные воспоминания, подрывая ее доверие к себе самой. Где, правда? Где ложь? Она уже ничего не понимала - ни в себе, ни в окружающем мире.
        - Я… я не знаю… - Измученный шепот ее пронесся по притихшему залу. - Я не могу вспомнить…
        - Констанс! - Лок схватил ее за плечи и приподнял ее. - Ты что говоришь?
        Она всхлипнула.
        - Это слишком трудно… Я не могу…
        - У Лили всегда в голове все путалось. - Голос Тейта прямо-таки сочился добродушием. - Лили, очнись, вспомни заповедь Божью - не солги!
        - Заткнись ты, так твою! - взревел Лок. Какая-то невероятная тяжесть навалилась на него.
        - Я прощаю вам эту невежливость, сын мой! - откликнулся Тейт. Он благостно и сочувственно скрестил руки на груди. - Я вижу, вы тоже стали жертвой ее вранья.
        - Этот дурак на ней женился, преподобный! - В голосе Роджера были торжество и издевка. По залу прокатился ропот.
        Лок так резко отстранил от себя Констанс, что она пошатнулась и схватилась за ручку кресла. Шея его густо покраснела, потом и уши. Он дурак? Наверное, так. Все, что сказал Тейт, звучало вполне убедительно. Неужели жажда мести так ослепила его, что он сам слепо шагнул в капкан? Он с готовностью принял за чистую монету все эти истории и объяснения - сам себя надул?! А хуже всего то, что он сам хотел верить ей - а все потому, что хотел ее! И даже сейчас хочет!
        Замешательство на лице Констанс - это ли не подтверждение ее вины! Им овладело чувство глубокого унижения. Конечно же, она использовала его, напичкала его этой фальшью, совратила его видимостью страсти и чувства, запутала в сетях обмана - вот он и купился! Да и Латэмы - тоже. Она и их надула… Нет, он даже не мог понять всех нюансов этой ее игры.
        Вот и сейчас - она поймана с поличным, а продолжает увиливать. В душе Лока бушевал гнев, но он не покажет виду, не даст лишних поводов для торжества этому ублюдку Роджеру и снова наденет на себя маску Железного Мака. Судья Хейнс прокашлялся.
        - У вас есть что-нибудь сказать по этому поводу, миссис… э… Мак-Кин?
        Констанс сидела не в силах вымолвить ни слова. Реакция Лока поразила ее - она уже не могла думать больше ни о чем, в том числе и о том, чтобы защищаться.
        - Понятно. - Судья потер подбородок и объявил свое решение. - Ввиду возникших новых обстоятельств, я не имею иного выбора, кроме как удовлетворить иск Латэмов и объявить недействительными все дарственные, ранее подписанные мистером Александром Латэмом. Дело закрыто.
        - Благодарю вас, ваша честь! - Роджер широко улыбнулся. Адвокаты собирали свои бумаги. Карлейль наклонился через барьер к Локу, бормоча что-то насчет апелляции, а Роджер хлопнул Алекса по спине, поздравляя. - Мы очень, очень благодарны, не так ли, дядя?
        Алекс болезненно сжал зубы; он глядел на Констанс тяжелым взглядом, в котором смешались горечь и ненависть:

«Да, девушка, а я чуть было не полюбил тебя! Чтоб тебе сгореть в аду за это!»
        Констанс пошатнулась как от удара и побледнела еще больше - кожа ее стала почти такой же, как у Тейта.
        - Отвези меня домой, племянник! - резко сказал Алекс. Он как-то весь осел, производя теперь впечатление совсем дряхлого старика. - Ты сохранил Компанию и займешь отныне мое место. Я всегда имел это в виду, но после сегодняшнего у меня пропал вкус к бизнесу.
        На совином лице Роджера появилось выражение глубокого удовлетворения. - Да, сэр!
        Судья бросил суровый взгляд на Констанс.
        - Обман такого рода также является уголовным преступлением и может быть наказан в судебном порядке.
        - Постольку, поскольку мистер Мак-Кин возвращает «Одиссея», я думаю, что это излишне, ваша честь. - Реплика Роджера была исполнена деланного великодушия. - Вряд ли целесообразно заключать под стражу эту жалкую, слабоумную женщину, пусть мистер Мак-Кин сам разбирается, на ком же он, собственно, женился - ха-ха.
        Констанс дернулась, как от удара бича, а по залу прокатились раскаты веселого смеха. Как ей больно! Она превратила Лока в посмешище, в предмет сплетен и издевательств. Боже, да он никогда не простит ей это!
        - Вы свое получите, Латэм! - с упрямой яростью произнес Лок. Какие-то обрывки мыслей пронеслись у него в голове. Итак, он снова потерял «Одиссея», на стапелях - два незаконченных корабля, в том числе его любимый «Аргонавт». Рассчитывая на прибыли, которые ему должен был дать «Одиссей», он вычерпал свои финансы до дна, но, оказывается, все его расчеты были построены на песке. Его дело, его репутация, его гордость, его честь - все на грани провала, и все из-за его идиотского увлечения этой бабенкой, из-за того, что мысли о мести, которые она ему внушала, затуманили его рассудок. А ведь он мечтал о семье, которую они с ней создадут! Все это бесплодные и опасные иллюзии. Никогда больше Железного Мака на это не купить. Он беспощадно подавил в себе всякие эмоции и стиснул зубы, чтобы не завыть от боли как побитая собака.
        - Вашему положению не позавидуешь, мистер Мак-Кин, - вмешался судья. - Впрочем, присвоение вашей супругой чужого имени является само по себе достаточным основанием для объявления брака недействительным. Я предлагаю вам проконсультироваться по этому вопросу с вашим адвокатом.
        Внутри Констанс как будто что-то взорвалось, и она со слабым вскриком повернулась к Локу.
        - Лок, ты должен верить мне… Я не хотела сделать тебе ничего плохого…
        - Заткнись, ты… со своими извинениями!
        - Но я же говорю правду!
        - От такой вруньи - и, правда?
        - Я старалась, чтобы все было хорошо!
        - Для себя! Ты меня использовала как последняя шлюха. Но этому конец! Прости, Господи, твою продажную душонку, а уж я-то никогда не прощу!
        Он все растоптал, все, что у них было! Констанс почувствовала, что она как будто проваливается в какой-то глубокий колодец, лихорадочно цепляясь, руками за веревку, а каждое слово Лока словно мечом отрубает ей пальцы. А тут еще Тейт с такой светло-добродушной улыбочкой - это и есть дракон, который ждет ее там, в глубине. Она отчаянно вскрикнула, хватая мужа за руку.
        - Лохлен, пожалуйста, ради Бога!
        Лок пронзил ее презрительным взглядом, стряхнул с себя ее руку, как какую-то мерзкую гусеницу, и отвернулся.
        Роджер вновь захохотал - Боже, какой отвратительный, мстительный смех!
        - Ну, Мак-Кин, не унывай! Ты, конечно, не увидишь и цента из денежек Латэмов, но, может быть, все-таки эта шлюшка тебя чем-нибудь наградит!
        Мощный кулак Лока угодил ему прямо в нос; разбрызгивая кровь, он рухнул на пол. К месту происшествия ринулись судебные приставы, но их вмешательства уже не потребовалось.
        Сквозь сердитый ропот окружающих Лок услышал пронзительный крик женщины, впрочем, он дошел до него как-то не сразу - Лок еще не отошел от припадка ярости. Он повернулся и увидел странную картину - преподобный Тейт с елейной улыбочкой стирает своим носовым платком капли крови с корсажа лавандового платья Констанс, а она с выражением безумного, какого-то потустороннего ужаса на лице, - кричит, кричит, кричит…
        Констанс плыла в зелено-голубой воде, раскачиваемая мягкими волнами, зачарованная солнечным светом, заливавшим песчаное морское дно. Но вот по песку промелькнула какая-то тень, причем с белыми крыльями. В испуге она повернула к берегу, там ветви пальм призывно манили ее к себе - как руки танцующих холуку, но небо вдруг нахмурилось, и волны стали относить ее от берега, и чем сильнее она загребала руками и ногами, тем быстрее он отдалялся. И вот уж даже вершины гор скрылись за горизонтом - она одна в океане, соль ее слез смешалась с его соленой водой…
        - Ну, прими, прими это, ради меня, ради Элспет! Ну, дорогая! Это поможет тебе, ты заснешь!

… Спи, моя маленькая, моя Лили, - донесся до нее голос из прошлого. Все будет хорошо. Никакой купуа не тронет дочери Намаки, так сказала предводительница Канаи…
        Констанс замурлыкала от удовольствия - чьи-то нежные руки гладили ее по голове и раскачивали ее, прижимая к большой теплой груди, но вот какая-то жестокая лапа вырвала ее из этих уютных объятий, и она уже стоит, нагая и дрожащая, под страшным ливнем, а Камапуа, человек-кабан, смеется, хрюкает и оскаливает свои страшные клыки… Бежать, бежать…
        - Она не пьет бульон, сэр. Я уже пробовала…
        - Ладно, Мэгги…
        - Не пей это, папа, - умоляет она, но он не слушает ее, и вот начинается рвота, во рту появляется какой-то отвратительный привкус - это смерть? Потом появляется еще кто-то, руки его пахнут имбирем и орхидеями. Она пытается убежать, но он потребовал, чтобы она спела ему, а иначе дракон унесет ее за зеленые горы. И она запела: «Возьми меня в свой плен, Господи!» - и пела, пока в горле не пересохло.
        - Ну, вот и хорошо, выпей еще одну ложечку, и тебе станет легче…

…А вот и Лок - мрачный архангел с мечом и щитом, о, как же он красив, как же она его любит! Вдруг белые крылья покрыли все небо, и она съежилась в ужасе, умоляя защитить ее, но он с таким поэтическим взором всходит на борт чудесного корабля - он весь из золота, а паруса - черные-черные… Дракон схватил ее в свои железные когти, прожигая ее своими огненными глазами и шепча ей на ухо: «Поздно, поздно!»
        - Больше опия нельзя.
        - Но эти кошмары, сэр?
        - Ну что делать? Она сама должна справиться… Она была и свидетель, и жертва своего тела, как бы наблюдая его со стороны. Дергалась, принимая удары и в то же время видя, как это ужасно. Она сама рисовала эту сцену, а с ее кистей капала кровь, Жером исправлял ее ошибки. Лицо, которое она пыталась запечатлеть, получалось то слишком темным, то слишком светлым, то слишком молодым, то слишком старым, но она не станет художницей, если не будет стараться.
        - Я же не вижу его как следует, - оправдывается она.
        - Так смотри, - сказал он и указал пальцем.
        Лицо оказалось совсем не то, которое она рисовала, и, в ужасе отбросив кисти, она побежала прочь - прямо в ночь, в манящую к себе пучину моря, но кто-то темный и сильный схватил ее, повлек куда-то вниз, она захлебнулась, во рту стало, солено-солено, легкие разрывались от удушья…
        В последний момент она взглянула вверх, сквозь зелено-голубые слои воды… и обнаружила, что дракон превратился каким-то чудом в ангела…
        Констанс села в постели, усиленно моргая. Вся в поту, она дрожащими руками отбросила назад спустившиеся на глаза пряди волос. Вроде бы она в своей постели в доме на Девоншир-стрит, в своей ночной сорочке. Голова раскалывалась, во рту было как в выгребной яме. Все тело болело, по нему пробегали какие-то судороги. Что с ней было - какой-то кошмар?
        Мягкий весенний бриз колыхнул легкие занавески; за окном смеркалось. Почему она в постели - ведь для сна явно еще слишком рано? Она больна? Лок должен знать.
        - Лок! - Голос ее прозвучал едва слышным хрипом.
        Констанс с трудом поднялась на ноги, сама удивленная своей слабостью. На кресле лежал вышитый шелковый халат Лока, она благодарно потянулась к нему, натянула его на себя негнущимися руками. Как приятно прикосновение его нежной ткани к коже! Она вышла в темный коридорчик, неслышно ступая босыми ногами по полу.
        - Лохлен! - неуверенно позвала она.
        На лестнице появилась полная женская фигура с подносом в руках.
        - Дорогая, тебе нельзя вставать!
        - Элспет? - Констанс озадаченно схватилась за притолоку.
        - Ну, проснулась, слава Богу, и в полном сознании! Только слабенькая, как котенок! - Элспет Филпот рванулась к ней, ее букольки раскачивались как маятники. - Неудивительно - шесть суток в постели, не вставая, сразу тебе нельзя так…
        - Шесть дней? - Констанс в полном недоумении потерла себе виски.
        - Да, с того момента, как начался твой… приступ. Мэгги и я ухаживали за тобой. Иди-ка обратно в постель, дорогуша. Я принесла тебе бульона. Доктор Тинкерман говорит, что тебе нужен покой.
        Какая-то туманная мгла в мозгу не рассеивалась, и Констанс испугалась - уж не случилось ли чего ужасного? Только один человек в этом мире мог принести ей покой.
        - Где Лок? Я хочу видеть своего мужа! Элспет поставила поднос на стол, ее лицо выражало озабоченность.
        - Да, да, дорогая! Я позову его.
        Прошло несколько секунд, и вот Констанс со вздохом облегчения увидела поднимающегося по лестнице Лока. Он был в рубашке с закатанными рукавами, незавязанный галстук вокруг распахнутого ворота. Волосы, судя по всему, непричесаны, он просто пригладил их впопыхах. «Он выглядит усталым», - подумала Констанс, но само его появление уже действовало на нее успокаивающе. Она улыбнулась.
        - Лок!
        Ответной улыбки не последовало. Лицо осталось мрачным и непримиримым, голубые глаза - холодными, бесстрастными, непроницаемыми. Она сперва ничего не понимала, а потом вдруг лавиной нахлынули воспоминания, - она все вспомнила, и улыбка замерла на ее устах. Констанс пошатнулась - боль и отчаяние, от которых она была избавлена в течение этих шести дней забытья, вернулись в полной мере.
        - Констанс? - Элспет тревожно подхватила ее под руку.
        - Я… я в порядке. Истерик больше не будет. - Она подняла глаза на Лока. - Это… это от крови.
        - Удобное объяснение. - В голосе Лока было такое холодное осуждение, что Констанс содрогнулась.
        - Слушайте, мистер Мак-Кин! - протестующе смешалась Элспет. - Она была в таком состоянии, что доктору Тинкерману пришлось ее напичкать успокоительным сверх головы.
        - Да, сочувствие - это полезная вещь.
        Он ей не верит! Считает, что она все это симулировала! Вот к чему привело неожиданное появление преподобного Тейта с его разоблачениями и ее неловкая попытка защититься. Теперь Лок будет считать, что она его обманула и предала, но ведь она такая же жертва, как и он - никак не меньше! И все-таки она его любит, он ей так нужен - особенно сейчас.
        - Я действительно Констанс! - отчаянно выкрикнула она.
        - Конечно! - фыркнул он.
        - Но я и Лили тоже, - жалобно пролепетала она. - Я была больна в детстве лихорадкой, и с тех пор у меня какой-то туман в голове. Я знаю вроде что-то, но не могу вспомнить. Какое значение имеет, как меня зовут? Ведь это же я!
        - Ну, определенное значение это имеет, учитывая особенно то, во что ты нас впутала с этими твоими рассказами. Латэмы требуют даже, чтобы я вернул вознаграждение, которого я не получал!
        - Эти деньги у меня. - Она почувствовала, что буквально вязнет в трясине его презрения. - Во всяком случае, большая часть. - Она назвала банк. - Счет открыт на имя Дайлана.
        - Я позабочусь, чтобы эта сумма была им возвращена. Ну, что ты еще натворила, чего я не знаю?
        Она жалобно заморгала глазами.
        - Лок, ну, пожалуйста. Я же люблю тебя!
        - Нет уж, хватит с меня твоего вранья. Все!
        - Тогда зачем я здесь?
        Он отвел взгляд, только легкий тик на лице выдавал его душевное состояние.
        - Что же мне - выбросить тебя на улицу, без денег, в таком виде? Мне еще только не хватает, чтобы это попало в газеты!
        Выходит, его беспокоит только то, что о нем подумают, до нее и ее чувств ему нет дела. Неужели он обо всем забыл, все перечеркнул? Опять перед ней Железный Мак, а тот нежный, тонко чувствующий мужчина, который так любил, так ласкал ее - может быть, его никогда и не было?
        - Я тут не останусь, - только и сумела она вымолвить. - Я уеду в Париж. Я этого всегда хотела. Только этого. Я больше не причиню тебе хлопот.
        - Париж? - вмешалась Элспет. - Да ты до двери не доберешься! Мистер Мак-Кин, вы должны заставить ее забыть об этом на ближайшее время. Это же самоубийство!
        - Я знаю свои обязанности, мисс Филпот, - холодно отозвался Лок. - У меня и так хватает проблем с инвесторами, после того как все газеты начали перемывать мне косточки, и я не хочу, чтобы они вдобавок думали, что я не способен даже свои личные дела уладить. Констанс останется, по крайней мере, до тех пор, пока не выздоровеет и пока весь этот шум не уляжется.
        - Ну вот, дорогая! - Элспет с сияющим видом похлопала Констанс по руке. - Я знала, что все уладится.
        Но Констанс знала, что ничего не уладилось - все плохо. Лок считает, что она его одурачила. От него веет холодной враждебностью. Ни прощения, ни примирения не будет. Даже объясниться не получается. Его высокомерная реплика насчет того, что они будут пока жить вместе, чтобы соблюсти необходимый декорум - это не благодеяние, а оскорбление. Первым ее побуждением было послать его к черту с его сверхблагородством. В конце концов, он же бросил ее одну на растерзание демонам зла.
        А их голоса между тем отчетливо зазвучали у нее в ушах. Она сжала голову руками в тщетной попытке заставить их замолчать, что вызвало удивленный взгляд Элспет. Да, попала она - без всякой опоры, без сил, без денег, - о каком Париже тут можно говорить? Выхода нет - ей придется воспользоваться его милостыней, которую он с таким презрением швырнул ей как жалкой побирушке.
        - Лок, попытайся понять! - сказала она уже в полном отчаянии. - Я, правда, прошу у тебя прощения.
        - Хватит! Избавь меня от этого трепа! - его тон был прямо-таки уничтожающим. - Обстоятельства диктуют так, чтобы ты здесь оставалась какое-то время, но не более того. Ты не имеешь никаких прав ни на этот дом, ни на меня, и никогда не имела.
        - Я… я понимаю. Я не хочу больше обременять тебя.
        - Я и сам об этом позабочусь, - мрачно отозвался он, не обращая внимания на неодобрительный шепот Элспет. Жестким взглядом он буквально пронзал Констанс. - Не строй себе иллюзий. Отныне единственное, что у нас общее, - это крыша.
        Констанс содрогнулась. Последний луч надежды потух. Ведь слово Лохлена Мак-Кина твердо, как камень.
        Три недели прожить в состоянии, когда у тебя постоянно сжаты зубы и ты не имеешь права ни на секунду расслабиться, - это, видимо, было слишком даже для Железного Мака. Помимо всего прочего, теряешь такие качества, как внимательность и осторожность - вот это с ним и происходит. Лок досадливо потрогал свою перевязанную руку, подходя к дому на Девоншир-стрит. Был погожий майский день, и он вполне мог бы стать для Лока последним. Если бы Тип Мэддок чуть промедлил и если бы не его могучая спина, то этот очередной шпангоут для «Аргонавта», сорвавшийся с лебедки, вполне мог бы его прихлопнуть. В лучшем случае ему бы размозжило руку - правую, а это был бы конец для него как корабела, а так он отделался несколькими синяками и царапинами. Слава Богу - катастрофа в зале суда лишила его уже почти готового судна, гордости, чуть-чуть не привела его к банкротству, да еще эти назойливые репортеры, да любопытствующие знакомые, да нервные инвесторы - порой он думал, что по рассеянности и какой-то растерянности он уже сравнялся с Констанс. При мысли о ней он чуть не завыл. Она, она всему виной, все из-за нее, все
нутро у него от нее переворачивается.
        Лок сунулся в одну комнату, другую, собственно, ему нужна была кухня - промыть рану над раковиной. Запах красок и льняного масла свидетельствовал о том, что Констанс работает в гостиной, которую она приспособила под студию. Ну и пусть, это его не касается и не интересует, хотя, по мнению Элспет, как раз в последние дни Констанс написала свои лучшие холсты.
        Странно - эта старая дева с таким ревностным старанием ухаживала за Констанс. Почему? Только благодаря усилиям Элспет и Мэгги она сравнительно быстро оправилась от своего «эпизода», как несколько цинично называл его Лок. К его досаде, с тех пор Констанс надела на себя маску страдающей героини, которая сделала бы честь великой актрисе.
        Лок с треском оторвал лохмотья, оставшиеся от рукава рубашки. И ведь даже не выйдет, не спросит, что с ним, бессердечная! Правда, кошмары, видимо, не переставали преследовать ее; сквозь тонкие стены он порой слышал, как она что-то бормочет. Ну и пусть: совесть, видно, мучает…
        Констанс - он так и не мог заставить себя называть ее Лили даже мысленно - заслужила свою участь. Наверняка она бьет на жалость, но с ним эти штучки не пройдут. Никуда не выходит, ну, поначалу понятно - от слабости, а теперь вот еще что придумала - боится, мол, встретить на улице преподобного Тейта. А, кстати, этот попик стал чем-то вроде достопримечательности Бостона - его доклад на правлении его церковной общины вызвал немалый интерес, а его проповеди произвели должное впечатление своим стилем и страстностью, конечно, и необычная внешность сыграла тут свою роль.
        Странной была и реакция Констанс, когда Элспет сказала ей, что в дом Латэмов зачастили врачи: здоровье Алекса сильно ухудшилось после того, как он отошел от дел, передав управление Компанией племяннику. Можно было подумать, что она испытывает к старику какие-то чувства - ну и лицемерка!
        Лок, между прочим, не очень-то верил, что Алекс на самом деле выпустил из рук рычаги управления «Латэм и К0». Как бы то ни было, кто бы ни был теперь там главным лицом, вендетту против него они продолжали по всем правилам. Вдруг обнаруживалось, что поставки задерживаются или за них требуют какие-то невероятные цены. Внезапно ему отказывали в кредите. Вдруг увольнялись без всякой видимой причины хорошие рабочие. Вообще-то это стиль, скорее, Роджера. Лок начинал чувствовать, что ему еще предстоит дорого заплатить за разбитый нос и униженное мужское достоинство нового главы «Латэм и К°». Вроде бы они уже всего добились, чего хотели, но Лок знал: эти гады не успокоятся, пока не уничтожат полностью
«Верфи братьев Мак-Кинов», - только это закончит более чем двадцатипятилетнюю вендетту. Но нет - проигрывать он не собирается. Сейчас главное - выжить, месть пока обождет. Теперь все зависело от того, сумеет ли он быстро закончить оба корабля, стоявшие на стапелях, - «Аргонавта» и тот, который ему заказали ньюйоркцы. Параллельные работы на двух объектах, один из которых - по совершенно новому проекту - это было нечто! Лок выжимал из рабочих все, на что они были способны, и сам был уже на грани срыва. Он приходил домой только поесть, побриться и немного поспать. Лучше всего было бы вообще переехать в свою комнатушку на верфи, но это только оживило бы сплетни насчет его «семейной» жизни.
        Кроме того, бывать с ней рядом, находиться под одной крышей - в этом был для него элемент мазохистского самоистязания.
        Он был с ней неизменно вежливо-холоден, но как цепко держались в нем воспоминания об их физической близости, как это на него действовало - что его и бесило больше всего.
        Лок выругался, отдирая присохший бинт от раны. Нет, надо все-таки сперва размочить. Хоть кастрюлю бы какую найти… Вон она, на подоконнике. Он мельком взглянул в окно, и вдруг какое-то белое пятно внизу, на сорной траве двора, бросилось ему в глаза. Сердце его замерло, он выронил кастрюлю и опрометью бросился к черной лестнице. Констанс!
        Перепрыгивая через ступеньки, он рванулся вниз. Она лежала, уткнувшись лицом в траву с разметавшимися волосами, босая, в нижней юбке и муслиновой сорочке. Он рухнул на колени подле нее - неужели? Но нет, слава Богу, тело теплое, кожа розовая. Страх сменился гневом. Он потряс ее.
        - Констанс? Отвечай, черт возьми! Ты ушиблась?
        - У-м-м…
        Ее ресницы зашевелились… Гудели насекомые, доносился сладкий запах скошенной травы. Господи - она в таком виде, а рядом - оживленная улица, забор весь в дырках. Он уже весь кипел от негодования.
        - Ты что это? О чем ты думаешь?
        Она крепко вцепилась пальцами в жесткие стебли.
        - Боюсь свалиться с земли…
        - Что-о? - Он выругался и посадил ее. - Вставай!
        Констанс покачала головой, по глазам ее было видно, что она где-то далеко-далеко.
        - Если не держаться за землю, когда плывешь, то можно улететь за край земли…
        - Ну, хватит этих глупостей! Ты же даже не одета! Вокруг люди ходят!
        - Оставь меня в покое! - Она вырвалась из его рук, гневная богиня с глазами как расплавленное золото. - Ты тут ни при чем.
        Это что? Ее туземные боги на нее так действуют? Она как-то говорила, что внутри нее есть какое-то второе «я», за которое она не отвечает. Может быть, она действительно и Констанс, и Лили одновременно? Он отгонял от себя эту нелепую мысль.
        - Констанс, это глупо! Давай я тебя провожу в дом.
        Сама королева не смогла бы с большим презрением поглядеть на него.
        - Ворота Хонаунау, города успокоения, всегда открыты для страждущих и преследуемых, не то, что твое сердце, Лок!
        - Меня не интересует твоя языческая философия! Вставай!
        Потеряв терпение, он встал, подхватил Констанс под мышки, поставил ее на ноги. Ах, черт, он совсем забыл про свою руку! От боли он снова выругался.
        Внезапно это ее второе «я» исчезло, и Констанс сосредоточенно и серьезно уставилась на его грязную повязку.
        - Ты ранен? Дай я погляжу.
        - Ну, тебя! - огрызнулся он, втаскивая ее на кухню.
        - Не бойся придурковатой Лили! - Констанс мягко улыбнулась ему как малому ребенку. - Она безвредна, даже когда плавает в лучах солнца.
        - Я не боюсь. - В его голосе было уже какое-то тихое отчаяние.
        - Тогда позволь мне! - Она протянула руку к кровоточащей повязке, и печальная тень промелькнула у нее на лице. - Я уж не так много прошу.
        Лок поколебался, потом молча протянул руку. Усадив его за стол, она отмочила бинт, тихо ахнула, увидев глубокую рану - от кисти до локтя. Мягкими движениями она промыла ее, удалила сгустки крови, наложила мазь и перевязала, использовав несколько чистых кухонных полотенец. Еще из одного полотенца она сделала перевязь и вложила туда его руку.
        - Уже лучше! - нехотя признался он.
        - Как это случилось?
        Пока он рассказывал, она озабоченно грызла ноготь. Храбро дотронулась до его распухших пальцев.
        - На этот раз тебе повезло. Будь осторожен, пожалуйста.
        Он весь напрягся, отдернул руку.
        - Столько супружеской заботы - не знаю, что мне с тобой делать?
        - Делай, что хочешь! - Ее губы дрогнули, во взгляде промелькнуло что-то призывное. - Я говорила тебе правду.
        Что-то как будто ударило Лока в низ живота. Гнев, отчаяние, напряжение предыдущих недель - все это слилось в один порыв. Он схватил ее, швырнул себе на колени, здоровой рукой обхватил ее за спину, больную - приблизил к ее лицу.
        - Ты такая лгунья - даже сама себе врешь! Не строй из себя дурочку, Констанс! Это была не любовь!
        - Для меня была. - Ее шепот был едва слышен.
        - Нет - это было только вот что…
        Он яростно впился в нее губами, одновременно грубо тиская ее грудь. Она застонала. Он буквально пожирал ее - так она была ему нужна. Пусть врунья, лицемерка, полупомешанная, но его тело властно требует ее. Желание сжигает его, делает его опять жалким и уязвимым.
        Нет, он не допустит этого! Он оттолкнул Констанс от себя, она схватилась за край стола, чтобы не упасть, тяжело дыша.
        - Видишь? - Он ощерился, поднимаясь на ноги и тоже едва сдерживая дыхание. - Просто, ты - женщина, я - мужчина, и мы давно не получали удовлетворения. Чистая похоть - и не надо усложнять, придумывая всякие сказочки…
        Она сделала шаг ему навстречу. У нее больше нет гордости, осталось только одно - она хочет его, он ей нужен…
        - Мне все равно, как это ты называешь…
        - А мне не все равно! - В его лице было какое-то злобное ожесточение. - Я уж скорее пойду к какой-нибудь шлюхе с Энн-стрит. У той, по крайности, хоть имя настоящее…
        Констанс вздрогнула, прижала к груди сжатые кулаки, глаза ее наполнились слезами.
        - Сперва ты считал нужным ненавидеть меня, потому что я Латэм. Теперь ненавидишь, потому, что я не Латэм. Тебе не имя важно, Лок Мак-Кин, а ненависть!
        - Это все, что нас объединяет. - Он говорил с подчеркнутым хладнокровием; это давалось ему с трудом, но ведь недаром же его называли Железным Маком. - Это, видимо, все, что ты от меня получишь. Запомни это и не попадайся мне под руку.
        Она вдруг засмеялась, каким-то мягким, терзающим сердце смехом.
        - Да уж запомню, Мак-Кин не так часто нарушает свое слово, и даже придурковатая Лили не забудет этот день.

12
        На следующее утро Констанс исчезла.
        Первой реакцией Лока было удивление. Он не ожидал, что она вот так просто - возьмет и уйдет. Она все-таки его жена, и имеет законное право на его покровительство, по крайней мере, пока суд не решил по-иному. Вдобавок его удивило еще и то, что она взяла с собой так мало: его старый китайский халат, несколько платьев и краски, не оставив никакой записки.
        Потом удивление сменилось яростью. Она, конечно, плачется сейчас Элспет или Мэгги - очередные ее жертвы, высосет их и двинется дальше, куда только - интересно?
        Ну и тем лучше, уговаривал Лок сам себя. Как она все-таки на него действует - вспомнить хотя бы вчерашнее! Все равно пришлось бы ее выгнать, а теперь хоть эта проблема решена.
        Прошло три дня, и Лок не выдержал: отправился Элспет с твердым намерением учинить скандал.
        - Как это ее здесь нет?
        - Я отнюдь не собираюсь прятать от вас вашу жену, если вы хотите меня в этом обвинить. - В словах Элспет слышалось удивление, и даже некоторое негодование. - Ищите сами, если мне не верите. - Она сделала красноречивый жест в сторону полок, стопок и связок книг, разбросанных повсюду.
        - Извините меня, мисс Филпот, - произнес Лок несколько напряженно. - Я просто подумал, что к вам Констанс заявится в первую очередь.
        - Какой ужас! - До Элспет только сейчас дошел смысл случившегося. - Почему же вы раньше-то не пришли? За эти три дня мало ли что с бедной девочкой могло случиться, в ее-то состоянии!
        - Не надо беспокоиться за Констанс. - Лок засунул руки в карманы и сжал их в кулаки. - Она как кошка - где бы и куда бы ни упала, всегда приземлится на все четыре лапки.
        - Ой, какой же вы жестокосердный! Ну, вылитый отец! - Элспет погрозила ему пальцем. - Нечего, нечего на меня так смотреть! Констанс - ваша жена, а вы ее выгнали - и как раз, когда она больше всего нуждается в вашей поддержке!
        - Знаете ли, мисс Филпот, вы не в курсе всех нюансов наших с ней отношений. - Лок сказал это сквозь зубы. - Так что, пожалуйста, избавьте меня от этих своих необоснованных суждений.
        - Ну да, конечно, это семейная спесь! Что вам до бедной девочки, которая настолько втрескалась в вас, что умереть за вас готова!
        - Все это липа, она просто хотела получить кое-что, но, к несчастью для нее, не сработало.
        Элспет с отвращением фыркнула:
        - Ты глупее, чем я думала! Может быть, действительно Констанс не вполне отдает себе отчет в том, кто она такая, по после того, что она пережила разве это удивительно? Я видела рубцы у нее на спине, когда за ней ухаживала, а уж что в ее голове должно было твориться! Ставлю своего Шекспира - это редчайшее издание! - Она не хотела тебя вводить в заблуждение. Господи, да все ее чувства - они прямо на ладони, только слепому не видно!
        - Ну, она уже ушла, так что все это не имеет смысла обсуждать.
        - Это ты ее вынудил уйти, и ищи ее побыстрее, если вообще заинтересован в истине, раз уж тебе жена не нужна.
        - Констанс сама сделала свой выбор, - упрямо парировал он, пытаясь подавить растущее внутри беспокойство.
        Конечно, все так. Она не могла больше этого выносить и сбежала. Так она всегда делала. Только в этот раз она сбежала от него. Но ведь он же не чудовище какое-то, и его раздражение вполне оправдано, пытался он успокоить сам себя. Но почему, почему эти непрерывные уколы совести? Почему его так задело, когда Элспет сравнила его с отцом? В его памяти возник его собственный, ребячий крик-вопрос: «Почему, папа? Почему мама от тебя плачет?»
        Элспет схватила его за рукав и энергично встряхнула.
        - Ты не подумал, что ты потеряешь, если она уйдет? Не подумал, что у нее, может быть, уже ребенок от тебя?
        Слова Элспет были как ледяной душ.
        - Это правда? - прохрипел он. Элспет пожала плечами.
        - Ну, милый, тебе лучше знать. На твоем месте я бы об этом призадумалась.
        Лок решил действовать, но след Констанс затерялся. Нигде ее не видели: ни в офисах судовых компаний, ни в лавке у Мэгги, ни на верфи Мак-Кинов, ни даже у Латэмов, - Лок через третьих лиц попытался и там навести справки. Он зашел даже в таверну
«Русалка» - но ее владелец ни разу больше не встречал юнгу-оборвашку. Констанс исчезла как фея - неслышно и бесследно. Беспокойство Лока все возрастало. Ведь у нее почти нет денег, да и знакомых тоже. Как она может прожить? В какую беду могла попасть?
        Хуже всего Лок себя чувствовал в доме на Девоншир-стрит. Любой шум, любая тень заставляли его вскакивать - не она ли идет? Ее образ был везде: улыбающаяся, растрепанная, задумчивая, рассеянная, и - что отзывалось в нем особенно болезненно - самозабвенно-страстная Констанс преследовала его повсюду.
        Господи, но он же не хотел этого! А что, если Элспет права? Что, если Констанс беременна? У него даже ноги ослабели от этой мысли. Куда она сбежала на этот раз?
        Лок метался по дому как тигр в клетке. Ему пришло в голову осмотреть получше ее студию; он как-то раньше не решался на это, только заглядывал время от времени, - вторжение в ее святая святых казалось ему кощунством. Так, что же здесь есть? Вот коллекция холстов у стены, на мольберте - незаконченный пейзаж. Какие же вещи она писала в последнее время?
        Да, по этим картинам можно составить календарь их знакомства и совместной жизни. Наброски «Одиссея» - сама картина еще висит в его главном офисе. Тропические цветы, пастельные рисунки захода солнца на островах, яркие панорамы Бостона - это память о том времени, пока страсть не увлекла их в свой водоворот, я пока появление Сайруса Тейта не разрушило все иллюзии. А вот уже немые свидетели ее тяжелого состояния в последнее время: свинцово-серые тучи в форме драконов, какие-то скрюченные, трагические фигуры без лиц в танце пурпурных красок, оранжевые, опаленные огнем леса на склонах пустынных ярко-желтых гор…
        А вот и последняя картина. Лок проглотил комок в горле. На него глядела пара льдисто-голубых глаз - его собственных. Он без рубашки, загорелый, распростертый на песчаной дюне, на фоне перевернутой лодки и маленького деревянного домика. Неужели он когда-нибудь был таким беззаботно-улыбчивым?
        Да, так было - одна-единственная женщина, которая вызывала в нем такую нежность, одно-единственное место, где он позволил себе расслабиться и просто жил. Теперь он знал наверняка, куда делась Констанс.
        Железнодорожный служащий вспомнил ее, вспомнил, как нанял ей экипаж, чтобы доставить на побережье. Он был бы не прочь еще поболтать, но Локу после бессонной ночи и утра на поезде, который неторопливо тащил обильно выплевывавший дым и сажу паровоз, было не до того. Он нанял верховую лошадь и поспешно отправился в путь. Он не особенно щадил своего скакуна, однако добрался до Скаи только после полудня.
        Вот он на вершине последнего холма - отсюда уже виден знакомый рыбацкий домик. До него донесся шум прибоя, на губах он почувствовал вкус соли. Но никаких признаков жизни, и дымок не вьется из трубы… Лок вновь пришпорил усталого коня, спешился, когда достиг подножия холма и, перепрыгивая через несколько ступенек, бросился к дому, рывком распахнул дверь.
        - Констанс! - Его крик эхом откликнулся в пустом доме. Никого! Но она была здесь и, судя по всему, времени не теряла. Вся комната была заставлена картинами, разных размеров и разной техники, - на кусках брезента, на слегка закрепленных холстах, даже на обрывках картона и на каких-то деревяшках. На подоконнике, у стен, на печке. Было очевидно, что она забыла обо всем, кроме творчества, даже о еде и отдыхе.
        Он никогда не видел ничего подобного. Какие-то странные, обрывочные, и в то же время непонятно завораживающие, они как будто рассказывали какую-то повесть, взывая не к разуму, а к чему-то подсознательному, глубоко скрытому внутри. Картины были прекрасны и тревожны. В Локе они пробудили печальные ассоциации с его переживаниями того времени, когда мрачное настроение отца накладывало печать на все их существование. Вот и его лицо - в серии по средневековым сюжетам - в орнаменте из королевских штандартов и сверкающих серебряных мечей, сцены битвы: белокрылые драконы, тонущие моряки. Пафос победы начисто отсутствует: только разрушения, смерть и немые вопли погибающих.
        Еще более пугающи черты картины на кусках дерева - в центре каждой из них тоненькая, нагая женская фигурка, - недвижная и беззащитная в кольце атакующих ее демонов. В одной из картин эта фигурка - в зрачке огромного зеленого глаза, принадлежащего ухмыляющемуся морскому зверьку. В другой она плывет в какой-то пропасти, под смеющейся над ней луной. Вот ураган увлекает ее вверх в молочно-белую высь. Но самая жуткая - четвертая, - фигурка едва видна под водопадом серебристо-кровавых камней - или это пузыри?
        Лок понял, что это не что иное, как художественное выражение мучивших ее кошмаров. Помогло ли оно ей избавиться от них, или?.. Он невольно вскрикнул - в сухой раковине лежали ее бесценные орудия творчества: бутылочки и тюбики расставлены в идеальном порядке, кисти тщательно вымыты и все до одной переломаны, как бы символизируя - все, это конец…
        Он бросился вон из домика, громко выкрикивая ее имя, но тщетно - в сарае и на пляже никого. Воздух был теплым, каким-то густым, в нем висела водяная пыль.
        Он крикнул еще раз, но звук его голоса потонул в грохоте прибоя. Следы, быстро смываемая водой цепочка следов, уходит куда-то вдоль берега! Наконец-то!
        Уговаривая сам себя, что нечего волноваться - Констанс была здесь совсем недавно, просто вышла погулять. Лок заставил себя замедлить шаг, но потом не выдержал и побежал. Вот песок кончился, начались скалы, а ее все не видно. Его ботинки все промокли, а снять он их не мог - острые ракушки сразу бы порезали ему ноги. Водоросли, обмотавшись вокруг лодыжек, не давали идти. Вся природа, знакомая с детства, вдруг выступила против него…
        Он на полуслове прервал очередное ругательство, увидев одинокую, недвижную фигурку на выступающей в океан груде камней в нескольких сотен ярдов от него. Констанс! Жива и невредима! Сидит как русалка!
        Ветер унес его крик, он слился с гулкими криками чаек. Силуэт Констанс - она в его шелковом халате - четко выделялся на фоне оранжевого заката, взгляд прикован к бескрайнему простору океана - как будто там таились все загадки мироздания.
        Но она ведь никогда не могла так смотреть на воду. К нему вернулась ушедшая было напряженность, какое-то предчувствие сдавило ему горло. Вот она встала, подошла к самой воде. Ее движения легкие, обманчиво спокойные, рассчитанные. Распахнув ярко-алый халат, Констанс швырнула его на песок, оставшись совершенно обнаженной. Как будто подготовилась к жертвоприношению - какая же красотища! И шагнула в воду…
        - Нет! - закричал Лок. Воспоминания о самоубийстве отца, чувство вины, стыда и ярости - все это взорвалось в его душе. Неужели опять? Нет, нет, ни за что!
        Лок подбежал к камням, где она только что стояла, поспешно сбросил одежду, ботинки и нырнул в воду. От холода у него захватило дыхание, руки и ноги потеряли чувствительность. Среди пенных гребешков волн виднелось темное пятно ее волос. Нет, он не сдастся, он не покорится стихии. Вот он преодолел еще одну волну, уголком глаза увидел, как женская рука посылает небу последнее «прости», и последним сверхусилием рванулся к ней, нырнул. Схватил!
        Волосы Констанс обвили его как шелковая сеть, забиваясь в рот и глаза, так что когда он вынырнул на поверхность, он задыхался и ничего не видел. Очередная волна ударила ему в лицо, горько-соленая вода проникла, казалось, в самые легкие. Кашляя и отплевываясь, Лок обхватил слабое, несопротивляющееся тело Констанс и поплыл к берегу.
        Это была совсем нелегкая задача: приходилось преодолевать и цепенеющий холод, и тяжесть ее тела, и начинавшийся отлив. Когда Лок, наконец, выбрался вместе со своей живой ношей на разогретый солнцем берег, в ушах у него звенело, в глазах вспыхивали какие-то молнии. Он бессильно рухнул наземь, потом, собрав оставшиеся силы, привстал и резко нажал ей на спину - чтобы избавить ее от воды, попавшей ей внутрь. Он хочет, чтобы она дышала, чтобы была жива, чтобы они жили вместе.
        - Ну, давай же, принцесса! Черт подери, Конни, ну ради меня!
        Она издала слабый стон, содрогнулась, кашлянула; из нее хлынула потоком вода.
        - Борись, Конни! Иди ко мне, обратно! Я больше никогда не отпущу тебя! - Лок моргал, на лице его слезы смешались с каплями морской воды.
        Констанс снова закашлялась, конвульсивно подогнула ноги от боли, вцепилась руками в песок, дрожа как новорожденный ребенок… Да разве не так - она же вновь пришла в этот мир, оттуда, из неведомой тьмы…
        Господи, слава тебе! Дрожащими руками Лок поднял Констанс, посадил к себе на колени, пригладил спутанные пряди ее мокрых волос, сдул песок, прилипший к белым, как снег, щекам и посиневшим губам.
        - Конни! Ответь мне!
        Ресницы ее зашевелились, открыв невидящие топазовые глаза.
        - О, Боже! Оставь меня, отпусти!
        - Проклятие! - Он поцеловал ее жестко-яростно, словно пытаясь отогнать витающую рядом смерть. - Какого черта ты это устраиваешь!
        Ее покрытые песком пальцы впились ему в руки.
        - Голоса… Меня зовут к себе…
        Значит, она его слышала? И все-таки пошла в воду? К нему вернулась его гневная подозрительность.
        - Опять эти твои штучки? Так опять все это на меня рассчитано? Ну что ты хочешь добиться этим безумием?
        Она прошептала, всматриваясь в него так, как будто он был на другой стороне огромной пропасти:
        - Только мира. Умереть, чтобы было тихо… Ее слова испугали его, гнев мгновенно прошел.
        - Ну, Господи, ну, женщина моя, ну почему? Почему?
        Она с криком боли уронила голову себе на грудь и беспомощно заплакала.
        - Дракон… опять…
        Жалость, раскаяние тугим обручем сдавили ему грудь. Боже, неужели он довел Констанс до этого? В каком же надо быть отчаянии, чтобы решить, что только смерть принесет облегчение! И какая демоническая сила заставила ее избрать ту смерть, которой она боялась больше всего? Вся внешняя стойкость, бравада, которую она демонстрировала, - это же оболочка, за которой скрывалась такая нежная, ранимая душа, и такая смелая - только самый холодный, бесчувственный человек мог остаться равнодушным к ее мукам. Или вот такой ублюдок вроде Железного Мака.
        - Нет, больше никаких драконов не будет! - заорал он ей прямо в ухо, изо всех сил растирая ей руки и ноги.
        - Уходи! - простонала она, вся в слезах. - Халеакала ждет. Огненный цветок… Ангелы истекают кровью… Я иду, мой народ. О, Канаи! О, Намака!..
        - Заткнись! - Он ничего не мог разобрать в ее всхлипах, и гнев вновь охватил его. - Еще одно самоубийство в семье Мак-Кинов? Я не позволю тебе опять опозорить мое имя! Ты слышишь меня, эгоистка чертова!
        От ее смеха у него волосы встали дыбом.
        - Я думала, я пыталась победить страх и плохие чувства, но не смогла… Не могу… Не видишь разве? Я же не могу держаться за землю, я падаю с нее!
        - А я тебя буду ловить, понятно? - Он потряс ее, ее голова запрокинулась, она чуть не задохнулась. На какой-то момент что-то от той прежней Констанс промелькнуло в ее глазах и исчезло…
        - Принцесса, посмотри на меня! - Он схватил ее за голову обеими руками, его глаза буквально прожигали ее насквозь. - Кто я? Скажи, как меня зовут?
        Она поморгала, вся, дрожа, пытаясь вырваться.
        Губы беззвучно пошевелились. Она попыталась еще. - Лок.
        - Да. Ты здесь, со мной. Ты не упала с земли. Ты не где-нибудь. Со мной тебе будет хорошо, но ты должна постараться.
        Губы ее дрогнули, ресницы опустились.
        - Я так устала.
        - Посмотри на меня! - приказал он. - Ты любишь меня?
        Ее глаза распахнулись, широко и удивленно, как будто откуда-то со дна океана. - Я…
        - Любишь?
        Слезы покатились градом по ее щекам.
        - Да.
        - Тогда держись. Держись за меня.
        Со слабым криком она приникла к нему - как в последней надежде.
        Слова звучали не очень убедительно, что он мог сказать еще? Как бы она еще не простудилась. Он поспешно укутал ее в халат, взял на руки и понес. Всю дорогу до домика Констанс непрерывно плакала. В доме он растер ее насухо полотенцем, уложил в постель - она не переставала плакать. Тогда он зажег камин, разделся и нырнул к ней под одеяло. Она что-то невнятно возражала. Он ее не слушал. Тепло его рук и тела несколько успокоили Констанс, плач перешел в отдельные всхлипы.
        - Не плачь, Конни. Поговори со мной. - Голос его был тихий, нежный. Солнце уже село, только блики огня от камина время от времени бросали тревожные отсветы на лицо Констанс.
        - Как… как я попала в воду?
        Он пригладил ее мокрые пряди. Он знает точные науки, логику фактов, а тут полная иррациональность, - что тут надо говорить и делать? Следовать инстинкту и чувству? Нет, надо все-таки апеллировать к разуму. А разум говорит: она сейчас не перенесет, если рассказать ей все.
        - Неважно, - сказал он, наконец.
        - Что же со мной было на самом деле? Я так боюсь… - Ее взгляд опять ушел куда-то внутрь и, видимо, усмотрел там что-то жуткое, потому что она вновь содрогнулась.
        - Не бойся, Конни. Будь со мной. - Он еще сильнее прижал ее к себе. Вот она - опять эта молния между ними, это - непреходяще. - Вот что есть на самом деле. Ты и я. И это у нас никто не отнимет.
        - А вдруг ты из-за меня опять попадешь в какую-нибудь передрягу? Я этого не вынесу!
        - О себе я позабочусь. И о тебе тоже. И я за тебя отвечаю. Никуда больше никто не попадет, включая тебя. Я этого не допущу.
        - Я же хочу вспомнить, но все плывет, плывет… Какие-то мысли, чувства - они мною овладевают, не я ими…
        - У тебя есть я, - сказал он тоном, не допускающим возражений. - Это не грезы, не видения. Вот он я - здесь, сейчас.
        Он поцеловал ее, и в глазах ее вспыхнул первый, слабый огонек надежды. Да, весь этот мир сошел с ума, есть только одно твердое, стальное - это Лок. Конечно, он не в силах ни простить ее, ни поверить ей, а его эти слова, что он за нее отвечает, - это ей как нож острый в сердце, - ведь ей нужна его любовь, только она. Но все же он, наверное, готов на какое-то время забыть о своем отвращении к ней. Да, пусть она нищенка, попрошайка, пусть у нее нет гордости, но она готова принять даже каплю сочувствия. Без него она вообще уже не может.
        - Я хочу обо всем забыть, - сказала она, дотрагиваясь до него. - Но это так трудно…
        - Не думай ни о чем, кроме меня и кроме как об этом вот. - Он погладил ее обнаженную грудь. - У нас есть куда укрыться от бурь…
        Из ее уст вырвалось мягкое рыдание.
        - Я не хотела лгать. Тебе, во всяком случае.
        - Конни! - Он прижался к ней лбом. - Латэм, не Латэм - кто знает правду? Я не могу тебя винить, и не должен был бы строить из себя обиженного, но, видишь, у меня свои драконы.
        Да, видно, это самое большее, что он может ей дать. И то больше, чем она заслуживает. Самое меньшее, что о ней можно сказать, что она не очень-то вызывает доверие. А, скорее всего, она просто сумасшедшая. Мужчина должен сам потерять голову, связавшись с такой. Конечно, его недоверие обижает ее, но быть без него неизмеримо хуже и больнее. Да, у нее уже не осталось гордости. Плохо, может быть, но это так. Кроме того, когда тонешь и тебе бросают веревку, за нее просто хватаются, без философских рассуждений, а здесь как раз такой случай.
        Констанс дотронулась до головы Лока - как будто он талисман, который может защитить ее от всякого зла.
        - Не бросай меня, Лохлен! - шепнула она. - Давай выгоним драконов!
        Ее губы были еще холодными, она приоткрыла их:
        - Приди, согрей! - То, что началось как утешение, выражение нежного сочувствия, превратилось в бешеную страсть. Он мог противостоять ей не больше, чем приливы и отливы влиянию луны.
        Она испытывала потребность в его ласке, но и он - никак не меньшую - в ее. С ней он узнавал то, что ему раньше было неведомо, чего он никогда не испытывал. И это было не просто физическое наслаждение: он хотел проникнуть не только в ее тело, но и в душу, хотел взять на себя все ее страхи, хотел показать ей, что вместе они способны на все, на то, чтобы преодолеть самую страшную бурю. А она - она понимала, что только в его объятиях найдет забвение, спокойствие, надежду…
        Боже, никогда еще им не было так хорошо друг с другом, никогда их акт соития не был таким полным, таким завершенным…
        Констанс быстро, без сновидений уснула в его объятиях, а к Локу сон никак не приходил. Его мучил один, пока неразрешенный вопрос - то, что их объединяло, было ли это достаточно, чтобы спасти ее от самой себя?

13
        Полная луна посеребрила кривые улочки Бостона, придав какой-то волшебный вид неказистым сараям и грязным канавам Дэвоншир-стрит. Переливчатый свет мерцал на булыжниках мостовой, радужное сияние окружало торчащие в небо печные трубы. Примостившись на широком подоконнике и зорким взглядом художницы охватив эту картину, Констанс сделала глубокий вдох, подставила потный лоб пахнущему морем ветерку. Образы и звуки полночного города не заглушали видений и голосов в ее мозгу, только создавали какой-то непонятный аккомпанемент к ним.
        Сильные мужские руки обняли ее сзади за плечи. Констанс вздрогнула, нет, опасности нет - это муж.
        - Лок, я не думала, что разбужу тебя.
        - Опять эти сны? - Лок провел руками ей по плечам сверху вниз, скользнув под широкие рукава ее шелкового китайского халата. Констанс обхватила эти нежные, ласкающие руки, прижалась к нему, все еще слегка вздрагивая.
        - Не очень страшный на этот раз. Я уже стала получше. - Она сказала это твердым, уверенным тоном, как бы убеждая самое себя.
        - Да, конечно, но прошла ведь только пара недель…
        Он не договорил, но она поняла - с тех пор, когда разум оставил ее и она чуть не покончила с собой там, в Скаи… Но пришел Лок и спас ее, так, может быть, он действительно существует - этот милостивый творец всего сущего, в которого она когда-то верила. Правда, в какой-то момент она видела милость Господню в другом - чтобы он прекратил ее мучения. Теперь ее любовь к Локу была единственной, но удивительно прочной нитью, связывающей ее с этим миром. Надо отдать ему должное: это его чувство ответственности делало чудеса. Но откуда у него это чувство по отношению к ней? Ребенка от него она, как выяснилось, не носит, и все-таки он так настойчиво, так нежно продолжал изгонять из нее демонов - ведь они почти перестали ее преследовать.
        Он не только дарил ей физическое наслаждение, что само по себе было волшебным лекарством, но и пытался разговорить ее, решить ее проблемы методом, типичным для Железного Мака: докопаться до причин, разобраться в них и найти правильное решение. Констанс, правда, очень сомневалась, чтобы ее внутреннее состояние можно было разложить как на чертежной доске - человек не корабль! Но она не хотела разочаровывать его, пыталась, как можно более подробно отвечать на его вопросы, порой весьма трудные и болезненные, пыталась обрести какое-то чувство равновесия, занимаясь повседневными домашними делами, и даже решила вновь начать рисовать. Как раз этим утром она закончила пейзаж со склонами Халеакалы; он ей понравился - в нем не было тех мрачных, тревожных тонов, как на картинах, которые она писала в Скаи. Но сновидения, сновидения… Это не проходило.
        - Я стараюсь, Лок, - сказала она, борясь с подступившим отчаянием, только бы он не услышал его в голосе.
        - Но вот стоит закрыть глаза и…
        - Да, ладно, принцесса, ничего страшного. Что на этот раз?
        - То же самое - вода, тону. Что-то гадкое пугает меня, и я бегу. Дядюшка Сайрус… - Констанс, вздрогнув, замолчала, и Лок еще крепче прижал ее к себе.
        - Ну - ну. Все это позади…
        Она бессильно покачала головой. - Ну почему я не могу вспомнить? Почему мой мозг играет со мной такие штучки?
        - Просто, может быть, он хочет защитить тебя от чего-то еще более страшного, что с тобой было. До того, как эта лихорадка тебя поразила.
        Она сглотнула комок в горле.
        - Дядя Сайрус говорил, что отец бил меня до полусмерти.
        - Ну, вот видишь - детский мозг не может это переварить, чтобы любимый родитель делал такое. - Отбросив копну ее черных волос, он помассировал ей плечи, и его пальцы явственно ощутили рубцы. Его лицо окаменело.
        - Ну, пусть этот преподобный Тейт считал, что он делает доброе дело, но ведь он тоже, да, Конни?
        Она вся застыла, пытаясь найти правильные слова и правильные мысли из той путаницы, что была у нее в голове.
        - Да. Он был очень жесток со мной. - Она опять замолчала и с тихим стоном отчаяния потерла себе виски. - По крайней мере, я так думаю - а может быть, придумываю?
        - Ну, насчет этого ты вряд ли можешь так ошибаться…
        - Ты мне веришь?
        Лок отпустил ее плечи и сел на подоконник напротив нее. Луна ярко очерчивала контур его обнаженного тела. Он переплел ее пальцы со своими.
        - Я знаю, что этот ублюдок истязал тебя. Иначе ты бы так не реагировала. Самое меньшее, что о нем можно сказать, это то, что он был плохой воспитатель - такую маленькую разбойницу, как ты, побоями не проймешь. А, скорее всего, он просто садист, ему доставляло удовольствие причинять боль беззащитной жертве.
        - Да! - Она знала, что это правда, и это сознание тяжелым грузом навалилось на нее.
        - В любом случае это вполне объясняет, почему ты, в конце концов, не выдержала и влепила этому мерзавцу. И кошмары твои неудивительны.
        - По крайней мере, я хоть не убийца. Одним грехом меньше, хотя и без того их немало.
        Уголки его рта слегка дрогнули в улыбке.
        - Да уж, и таких жутких.
        Внезапный прилив какой-то благодарной нежности охватил Констанс; неожиданно сама для себя она прижала к своим губам его ладонь и поцеловала ее. Боже, какие у него руки: огрубевшие, в мозолях, и в то же время с длинными, тонкими пальцами, как у артиста - такие умелые и в обращении с женским телом, и с корабельной оснасткой. Как же он всю ее заполнил, заполнил собой. А вот что она такое для него? Нет, конечно, его желание физической близости с ней - это искренне, так притворяться невозможно. Но есть ли для нее место у него в сердце? Только однажды ей удалось проникнуть сквозь его стальную оболочку - в те первые дни в Скаи. Теперь она опять должна обрести его доверие, а для этого она должна вновь войти в норму, вылечиться от своего безумия.
        Он не ответил на ее беглый поцелуй, и она отстранилась, издав печальный вздох.
        - Ты так много работаешь последнее время, а я тебе еще и спать не даю. Иди, Лок, ложись. Со мной все в порядке.
        - Сейчас. - Он поморщился и выглянул в окно на пустую улицу. - Я сам немножко не в себе.
        - Что-нибудь на верфи? Или это все твоя сумасшедшая женушка?
        - Да ничего особенного, принцесса. Всякие мелочи - как всегда, когда нужно, чтобы все было без сучка, без задоринки, они и случаются.
        Она тревожно выпрямилась на неудобном подоконнике.
        - Правда, что-нибудь серьезное?
        Лок отрицательно покачал головой и запустил пальцы в густой шелк ее волос.
        - Так, пара синяков и шишек.
        - Но ты выдержишь сроки своего нью-йоркского заказа? И «Аргонавт» - ты его должен закончить!
        - Если мы выберемся из этой чертовой дыры. - Он озабоченно провел пальцами по верхней губе, нахмурившись, уставился в темноту внизу. - Прибыль от «Элизы» дала нам возможность сдвинуться с места, но тут эти инвесторы чертовы перепугались… Знаешь, как мне достается в прессе?
        Она виновато моргнула.
        - Это все из-за меня. Лок, прости…
        - Да нет, принцесса, ты тут ни при чем. - Он протянул к ней руки, повернул ее, прижал спиной к себе. - Над «Аргонавтом» смеются, говорят, что он не поплывет. Ошибаются, Конни! Он будет самым быстрым кораблем в мире! Я это знаю!
        Его уверенность преисполнила ее чувством гордости за мужа.
        - Ну и не слушай этих прорицателей. Самое важное - верить в себя. Разве ты мне сам этого не говорил?
        Он улыбнулся.
        - Значит, ты меня все-таки временами слышишь?
        Она не поддержала его шутливого тона.
        - Обещай мне, что ты не допустишь, чтобы что-либо помешало тебе воплотить в жизнь свою мечту.
        Лок вздохнул.
        - К сожалению, не все так просто. Трудность сейчас основная с наличными. На зарплату и на оплату поставок. Черт, я даже не могу продать свой пай в «Одиссее» без согласия Роджера, а на это, сама понимаешь, рассчитывать не приходится. Наверняка он там сидит и радуется, как меня повязал.
        - Если бы я только могла все вспомнить, если бы смогла доказать, что я - Латэм, тогда можно было бы опять обратиться в суд, и «Одиссей» был бы снова твой. Это все решило бы, разве не так? Ну, как, как это сделать?
        - Перестань об этом, Констанс! - резким тоном отозвался Лок.
        Она обернулась, чтобы посмотреть ему в глаза, упершись ладонью ему в грудь, ощущая сильное биение его сердца.
        - Почему?
        - Потому, что надо идти вперед, а ты не сможешь, если будешь обманывать себя по-прежнему, будто ты Констанс Латэм, а не Лили Янг.
        Она ахнула, как будто он ее ударил.
        - Но Лок, я же, правда…
        - Ну, подумай сама! - грубо оборвал он ее. - Ты должна принять вещи такими, как они есть, иначе это так и будет засорять тебе мозги.
        - Так ты думаешь, что я Лили? - срывающимся голосом спросила она.
        Он поколебался на мгновение, но потом решительно кивнул:
        - Да, из того, что ты мне говорила, и что сообщил этот преподобный, это самый логичный вывод. Ты и океана боишься из-за того, наверное, что видела, как тонула настоящая Констанс.
        - Но если даже я не знаю, как ты можешь быть так уверен?
        Он намотал на руку локон ее волос, всмотрелся в черты ее лица, освещенного неверным светом, проникавшим сквозь занавески. Тон его был намеренно жестким.
        - Да какое это сейчас имеет значение? Там, в Лахайне ты придумывала себе легенды, чтобы выжить, но здесь ты ведь в безопасности! Называй себя Констанс, если хочешь, но пусть все остальное идет, как шло - и пусть так оно и остается.
        - Нет, я так не могу. - Ее дыхание стало прерывистым. - Это совсем не так легко, как ты думаешь.
        Ее пальцы ослабли, он откинул прядь ее волос со лба.
        - Надо постараться.
        - Я не могу не думать и не чувствовать просто потому, что так удобнее. - Она сделала движение, чтобы встать, но он удержал ее. Нет, она не собирается с ним соглашаться, ни за что! - Я не могу делать вид, будто ничего меня не трогает, не делает мне больно. Я не такая ледышка, как ты!
        - Тебе же труднее! - ровным голосом возразил он.
        - Ну и что? Я же не жалуюсь! - На лице ее появилось выражение сердитого упрямства.
        Неожиданно он улыбнулся.
        - Верно. Позлись, позлись! Покажи, что ты умеешь бороться!
        Констанс попыталась вырваться.
        - Могу! И борюсь, кстати.
        - Хорошо! Это нужно тебе в первую очередь. Мне-то, может быть, вполне достаточно, что ты здесь, со мной, у меня в постели, но мир не кончается этим домом, и тебе время вернуться в него.
        Она помолчала.
        - Я… я не уверена, что опять не опозорю тебя.
        - Когда-то все равно надо начинать. У меня тут не лечебница для душевнобольных, и ты не моя рабыня. Тебе нужно встречаться с людьми, двигаться, ходить на рынок. За делами и от этих своих мыслей избавишься.
        - Но, Лок! - почти взмолилась она. - А что, если я еще не готова?
        - Ты можешь все, что захочешь, принцесса, как бы ты себя при этом ни называла. - Лок поцеловал ее, как бы подкрепляя свои слова. Она слабо выдохнула, когда он оторвался от ее губ:
        - Ты умеешь убеждать, Лок Мак-Кин!
        Он погладил ее по щекам, - неосознанный жест нежности.
        - Можешь завтра же, и начать - с визита к мисс Филпот. Она о тебе спрашивала.
        - Элспет! - Констанс с облегчением кивнула. - Да, это я могу.
        - Если тебе нужна компания, миссис Брак может с тобой пойти. - Он имел в виду недавно нанятую прислугу - женщину средних лет.
        Констанс сделала гримаску и встала.
        - Ну, ее, эту миссис Брак. Она копается в моих вещах, да еще и не признается.
        - Осторожнее, дорогая! - Лок встал во всей своей великолепной наготе и назидательно погрозил ей пальцем. - Только начни жаловаться, что прислуга за тобой подглядывает - люди сразу решат, что ты и впрямь сумасшедшая!
        - Тебе хорошо шутить! - сердито отрезала она, отбросив его руку, уже прикоснувшуюся к ее подбородку. - Если ты считаешь, что кто-то должен следить за мной, мог бы найти кого-нибудь посимпатичнее - типа Мэгги.
        - Ну, у Мэгги уже есть работа, а все свободное время занимает ее дружок, - резонно отметил Лок. Его позабавило возмущение Констанс, он притянул ее к себе и неторопливо развязал пояс ее халата. - Хочешь, я уволю эту миссис Брак?
        Жар его рук заставил Констанс вздрогнуть. Ох, какой же он у нее мужчина! Она вздохнула:
        - Да ладно, это неважно.
        - Так пойдешь к Элспет?
        - Да. - Она наклонилась к нему поближе, осторожно, кончиками пальцев прошлась по его телу, вдыхая запах его кожи, вновь заполняя все свои чувства им, им одним… - Как ты хочешь и что ты хочешь…
        - Что я хочу - так это того, чтобы у тебя никогда больше не было дурных слов. - Его голос прозвучал как-то странно-торжественно: - А на сегодня я придумал кое-что, чтобы мы оба просто смогли заснуть…

«Когда твой муж всегда прав - это плохо или хорошо? Наверное, все-таки хорошо, так надежнее, во всяком случае», - решила Констанс, шагая на следующий день по аллее бостонского парка.
        Вокруг бегали девчонки с короткими, торчащими косичками, ребятишки в коротких штанишках весело гоняли деревянные обручи. Солнце пробивалось через густую листву, в тени которой пешеходы находили спасение от летнего зноя. Младенцы в колясках, их няньки, оживленно обсуждавшие последние сплетни, влюбленные парочки, которые прогуливались под ручку, порой останавливаясь перед гудящими клубками пчел - картина была умиротворяюще-чарующая. Констанс не могла сдержать радостной улыбки. Лок прав: как это чудесно размять тело прогулкой, почувствовать солнечные лучи у себя на лице. И как хорошо - просто ощущать себя живой посреди этой кипящей жизни.
        Не прошло и десяти минут, как она попрощалась с Элспет на углу парка. Они очень неплохо провели время вместе. Зашли к мистеру Эвансу, владельцу типографии на Вашингтон-стрит, - так как раз были готовы первые гранки гравюр к ее «Наброскам с Сандвичевых островов». Констанс быстро сочинила короткие подписи к ним. Как здорово было видеть, что книга уже приобретает зримые очертания! Она даже прикинула, что небольшая выручка от гонорара - это будет ее помощь Локу; вряд ли сумма существенно скажется на финансовом положении его компании, но все же… Элспет решила тут же отпраздновать ее успех авансом и устроила небольшое угощение в ресторане отеля «Тремонт»: немного шерри, несколько пирожных… Ее легкая болтовня по поводу последних событий в бостонском литературном мире - это было как раз то, что было нужно Констанс. Посмеяться, немного посплетничать - ничто так не поднимает настроение и уверенность в себе. У нее ни разу не было приступа дурноты, и она вновь искренне могла сказать своей подруге, что все в ее жизни изменилось к лучшему - и здоровье, и отношения с мужем.
        Она убедила Элспет, что ее не нужно провожать, она сама найдет дорогу до дому, и вот теперь она гуляла по парку, почти бессознательно коллекционируя образы для своих будущих картин: округлая щека ребенка, лучи света, пробивающиеся через листву, фигура старца в высоком цилиндре… Внезапно она остановилась - перед ней возвышалась громадина Дома Латэмов.
        Вот это да! Как же она сюда забрела? Не иначе, как какой-то подсознательный импульс… Почувствовав легкую слабость в ногах, она опустилась на краешек скамейки, у самого выхода из парка на Бикон-стрит. На секунду она представила себе, как пересекает улицу, ударяет в большой медный гонг у подъезда, входит в величественный вестибюль и… восстанавливает мир со своим дедушкой…
        Да нет, он же ей никакой не дедушка, напомнила она сама себе, нервно перебирая бахрому своего ридикюля. Нет, если она действительно Лили Янг, а не дочь Джеймса Латэма. Так, во всяком случае, утверждает преподобный Тейт. А ведь она какое-то время считала себя членом его семьи. И теперь медальон с портретом Джеймса был при ней, правда, скрытый под корсажем ее платья. Лок настаивал, чтобы она перестала его носить, но она не в силах порвать эту ниточку. Алекс Латэм, конечно, грубиян и вообще… но ведь она уже почти полюбила старикана до того, как все это началось…
        Но теперь ей нечего ему сказать, во всяком случае, такого, чтобы он понял. Впрочем, они оба виноваты; Алекс, конечно, немало над ней покуражился, ну да ладно, хотелось бы надеяться, что его здоровье не так плохо, как об этом поговаривали. Она вздохнула, и какой-то сладковато-знакомый запах защекотал ей ноздри. Нет, не может быть - в такой чудесный день!
        - Опять витаешь в облаках, как обычно, Лили? - послышался мягко-вкрадчивый голос преподобного Тейта. - Это нехороший признак, дитя мое!
        Констанс зажала ладонью рот, чтобы не закричать, и вжалась в спинку скамейки. Он был в своем обычном, белоснежном одеянии, в широкополой соломенной шляпе, с раскрытым зонтиком - его молочно-белая кожа не выносила солнца. Даже на открытом воздухе запах его туалетной воды буквально удушал - наследственный порок не только одарил его кожей альбиноса, но и начисто лишил обоняния.
        Слава Богу, он не почувствует, что от меня пахнет шерри! - почему-то вдруг подумала она.
        - Ну, дитя? - Дымчатые стекла очков скрывали выражение его глаз, но в тоне вопроса послышалось нетерпение. Констанс хорошо помнила, что за этим обычно следовало.
        - Чем же ты хочешь порадовать своего дядюшку?
        - Д-дядя Са-а-йрус… - Это было все, что она смогла выдавить из себя. Во рту сразу пересохло. В бессильном ужасе она увидела, что он садится рядом с ней и придвигается поближе - в какой-то интимно-заговорщической манере.
        - Я давно ждал тебя, Лили. Жаль, что ты так долго собиралась.
        - Я… что? - Она замотала головой, как немая. - Куда?
        - Я видел, как ты собираешься с силами, чтобы предстать передо мной. Оттуда - из окна гостиной. Там такой хороший обзор - да ты же сама знаешь.
        - Там? - механически повторила она, не в силах сказать ничего более членораздельного.
        - Да, мистер Роджер Латэм был так добр, что предоставил мне свое гостеприимство, покуда я несу слово Господне здесь, в Бостоне. Это оказалось очень… удобно. Ты можешь представить себе, как я переживал за тебя - после этой ужасной сцены в суде. Мистеру Латэму пришлось положить гипс на нос, но теперь все хорошо. И ты, наконец, пришла - я спокоен.
        - Я не…
        - Не надо оправдываться за опоздание, дитя! - утешил он ее. - Господь велел прощать, и я прощаю. Я прощу тебе твое вранье, и даже то физическое насилие, которое ты учинила надо мной там, в Лахайне, - коль скоро ты раскаешься, будешь молиться и вернешься вместе со мной туда, где твой дом.
        - Что? - У нее перехватило дыхание. - Нет, нет, это невозможно!
        - Возможно, возможно! - ответил он с ободряющим смешком. - Как все детишки на плантации скучают по своей Лили! По песням и сказкам твоим. Лили, это завет Господа нашего - нести его слово заблудшим языческим племенам. И ты должна это делать, рука об руку со мной, естественно.
        Он нес какой-то бред. Ей никогда не доверяли общаться с детьми или она действительно этим занималась? - Не понимаю, о чем это ты…
        Его лицо сложилось в гримасу, которая должна была выражать глубокое сочувствие.
        - Ты, правда, и этого не помнишь? Ну, конечно, ты же была больна все это время. Тем больше оснований быстрее вернуться и быть с теми, кто о тебе может позаботиться.
        Констанс вскочила - первый шок прошел. Теперь она чувствовала только одно - отвращение, жуткое, до тошноты, отвращение.
        - Я никуда не собираюсь отсюда. Я замужем…
        - Порочная плотская связь, не освященная благословением истинной церкви. Достаточно только посмотреть на этого Мак-Кина - животное! Представляю, как это ужасно, когда он пристает к тебе и требует, чтобы ты спала с ним. Ты, наверное, чувствуешь себя так, как будто тебя разрывают на куски…
        - Я люблю своего мужа! - В ее вскрике прозвучало отчаяние. - Для меня это наконец-то настоящая жизнь!
        Тейт тоже встал, высоко подняв над собой зонтик. Голос его приобрел тембр проповедника, призывающего паству покаяться и грозящего всяческими карами в случае непослушания.
        - Все это плод твоего больного воображения. И что за жизнь твоему мужу с тобой? Разве он может быть уверен, что тебе однажды не придет в голову отрезать ему голову во сне, как ты это пыталась сделать со мной?
        В голове у Констанс опять послышались какие-то странные звуки.
        - Это неправда, - прошептала она.
        - Ты ему, конечно, об этом не рассказывала, дитя мое? - Теперь в его голосе были печаль и соболезнование. - Да уж, это будет не очень хорошо, если кто-нибудь узнает об этих твоих склонностях к буйному помешательству…
        - Ты мне угрожаешь? - Она, наконец, начала кое-что понимать. - Почему? Чего ты добиваешься?
        - Я руководствуюсь чисто христианскими чувствами, хочу, чтобы твой супруг был избавлен от лишних бед. В конце концов, он невинная жертва в твоей игре. От еще большего унижения его может спасти только одно - если ты вернешься в Лахайн. Иначе…
        - Что?
        - Скандал очень плохо повлияет на дела его компании.
        - Нет! - У нее внутри все сжалось. Она не допустит, чтобы на Лока снова обрушилось это!
        - Я не очень разбираюсь в бизнесе, но уверен, что «Латэм и К0» в конечном счете, все равно проглотит «Верфи братьев Мак-Кинов». Это закон - крупная рыбешка поедает мелкую. Если бы ты могла убедить Мак-Кина прекратить эту безнадежную борьбу, тогда бы никто и не узнал о сумасшествии его жены.
        - Перестать бороться? Мак-Кин никогда не сдастся!
        Тейт пожал плечами.
        - Тогда тебе остается уповать на то, что Бостон - город цивилизованный, и в здешних лечебницах для душевнобольных обстановка вполне гуманная.
        Опять она в капкане! Констанс сильно, до боли прижала руки к груди. Губы ее дрожали, глаза пылали ненавистью.
        - Будь ты проклят! Чтоб тебе гореть в аду!
        - Какое святотатство! Ты за это заплатишь! - Тейт шагнул к ней, угрожающе замахнулся зонтиком.
        Она вскрикнула, подхватила юбку и бросилась прочь с такой скоростью, как будто за ней гнались сто чертей. Она даже не заметила, что Тейт ее не преследует - стоило ему выйти из тени, как он тут же заморгал, завертелся и с заслезившимися глазами остановился на месте. Но у нее в мозгу неслись видения - дракон извергал огонь из пасти, ревели демоны, как во сне, - вот только бежит она на этот раз наяву.
        Когда она, наконец, оказалась на Дэвоншир-стрит, ее всю била дрожь. Она даже не могла сама себе отдать отчет в том, как она добралась сюда, сколько времени длилось это ее безумное бегство. Она была вся в поту, шляпа сбилась назад и болталась на спине. Она ворвалась в дом, чуть не сбив с ног миссис Брак - постного вида даму в замасленном фартуке, с каким-то немыслимым пучком волос на голове.
        - Мэм, вы в порядке? Не стоило так торопиться из-за этих яблок.
        - Яблок? - Констанс, едва держась на ногах от потрясения и усталости, покачала головой. - Каких яблок?
        - Ну, тех, которые вы хотели для пирога. Вы так расстроились, что забыли их купить, когда вернулись с рынка, повернулись и пошли опять…
        Констанс сорвала с себя шляпу.
        - У меня нет никаких яблок.
        - Хотите сказать, что опять забыли, за чем пошли? - Миссис Брак сложила губы в ниточку, выказывая недоверчивое неодобрение.
        Лоб Констанс прорезала глубокая морщина, боль острой иглой пронизала голову.
        - Я не ходила сегодня на рынок!
        - Ну, как же? - Дама показала на пару сеток, лежащих на столе - продукты, сахар, ветчина, завернутая в коричневую бумагу… - Вы же все это купили. Не помните, что ли?
        В глазах Констанс выразилась ужасная мука. Неужели она и вправду забыла про эти яблоки? Конечно, после этой встречи с Тейтом все возможно. Опустив голову, она стянула с себя перчатки, пытаясь мобилизовать остатки самообладания.
        - Да, конечно, миссис Брак. Как это глупо с моей стороны. Я встречалась с мисс Филпот и… должно быть, запамятовала.
        Не обращая больше внимания на миссис Брак, которая глазела на нее с видом крайнего изумления, Констанс бросилась туда, где она всегда обычно находила отдохновение и покой, - в свою студию. Но там ее отчаяние только усилилось - она вспомнила Жерома, его уроки и чем это кончилось. Картины, расставленные вдоль стен, казались теперь какими-то плоскими, неумелыми, а в голове продолжал звучать хор враждебных голосов, издевающихся, высмеивающих, бранящих…
        Даже изображение Халеакалы воспринималось теперь как скрытая насмешка над ней - на картине были рассыпаны редкие цветы в редкую пору их цветения яркими пурпурными мазками. Но у нее в жизни не будет цветов - ведь она сумасшедшая, налицо все признаки! Сайрусу Тейту не будет даже нужды распространять слухи о ней - об этом и так все узнают, и как рад будет Роджер: еще один удар по репутации «Верфи братьев Мак-Кинов»!
        Констанс вскрикнула от отчаяния, гнева, беспомощности и, схватив первое, что попалось под руку, швырнула в дразнивший ее холст. Это оказалась бутылка с растворителем, пробка ее раскрылась, и содержимое разбрызгалось по всей картине. Едкий запах ударил ей в нос, только усилив и без того непереносимую боль в голове. Краски побледнели, смешались, потекли, поползли вниз. Зарыдав в голос, Констанс схватила кисть и крест-накрест перечеркнула безнадежно испорченный холст. Капли краски - черные, красные, пятнами крови пролились на деревянный пол - вот и конец Дому Солнца!
        - Что за чертовщина такая? Громоподобный голос Лока прорвался через ее рыдания. Он появился неожиданно, вырвал кисть у нее из руки, прижал к себе, чтобы унять ее истерические конвульсии. В тоне его слов отразилась сложная гамма чувств: удивление, гнев, разочарование…
        - Ты опять за свое? Самое время нашла!
        - Я вам говорила, сэр, видите? - раздался с порога пронзительный вопль миссис Брак. - Совсем рехнутая она! Я здесь ни за что не останусь, после того как она меня еще и ножом пырнула!
        Констанс окаменела. Лицо ее побледнело, глаза расширились.
        - Я этого не делала! - Она в отчаянии вглядывалась в мрачное лицо мужа. - Лок, я не делала этого.
        - Тогда объясни вот это! - Миссис Брак протянула вперед левую руку: на ладони был кровоточащий порез.
        - Нет! - застонала Констанс, ноги ее подкосились, и, если бы не Лок, она упала бы. Он усадил ее в старое кресло-качалку.
        - Ах ты, врунья, нехристь языческая! - разбрызгивая слюни, завизжала миссис Брак, заворачивая руку в фартук.
        - Убирайтесь! - жестко распорядился Лок. - Я заплачу за вас вдвое против положенного, только убирайтесь немедленно!
        - О Боже! - вновь простонала Констанс, зубы ее выбивали дробь. - Это опять начинается!
        - Конни! - Лок встал перед ней на колени и прижался лбом к ее рукам, бессильно упавшим на колени. - Успокойся! С чего это все началось?
        - Дядя Сайрус. Я встретила его в парке. - Слезы заструились у нее по щекам, и она схватилась за его руки как за единственный якорь спасения. - Это было ужасно. А потом я побежала… Сама не знаю куда, но миссис Брак сказала… Я не нападала на нее, клянусь! Во всяком случае, я думаю так - ой, господи, я уже ничего не понимаю!
        - Могло бы быть и хуже. - Выражение его лица оставалось мрачным, но он нежно пожал ей руки. - Что насчет Тейта?
        - Он говорит, что расскажет все… обо мне, чтобы сделать хуже тебе и Компании, если я не вернусь в Лахайн, - Констанс издала какой-то короткий нервный смешок - всхлип. - Как будто может быть что-то хуже, чем этот кошмар!
        - Забудь об этом. Ты останешься со мной, а ничего хуже он уже не сделает.
        - Уже? Что? - моргая, она попыталась сквозь слезы получше рассмотреть озабоченное лицо мужа. Явно он обеспокоен не только ее странным поведением. Тревога за мужа отогнала демонов, мятущихся в ее душе. - Что случилось? Расскажи мне!
        - Роджер Латэм предложил компании «Тагвелл и Кент», нашим заказчикам из Нью-Йорка, купить у него «Одиссея». А им это даже выгодно: не надо ждать, пока мы выполним их заказ; они сразу получают готовый корабль, а наш контракт аннулируют!
        - Они могут это сделать? Лок поморщился:
        - Я еще не знаю, вроде есть какая-то юридическая заковыка, но они могут просто распорядиться прекратить строительство - и с чем я тогда останусь? Все повиснет в воздухе, останутся одни долги, это верный путь к банкротству. Да, Роджер - настоящий Макиавелли. А Сайрус Тейт - это его марионетка - через тебя они пытаются еще нажать не меня. Не ты их основная мишень, а я. Та же самая история: Латэмы против Мак-Кинов, борьба не на жизнь, а на смерть.
        - Неужели ничего нельзя сделать?
        - Тагвелл и Кент не могут отказаться от уже готового корабля. Мы должны закончить его как можно быстрее, тогда вся эта сделка с продажей «Одиссея» рухнет, а мы получим наличные…
        - Но он же готов только наполовину! - Она испуганно замолчала. - Нет, Лок, ты не сделаешь это!
        - Это единственная возможность, Конни! Придется отказаться от «Аргонавта».
        Сердце ее сжалось от жалости и чувства вины.
        - Но ведь это же мечта твоей жизни!
        - Мечта подождет, черт возьми! - Он сжал челюсти. - Я перевожу всех на нью-йоркский заказ. Каждую бочку извести, каждую прядь пакли, каждую деревяшку - все туда. Даже эти шпонки Джедедии - и они пойдут в дело. Мы выдадим корабль быстрее, чем любая другая верфь в этой стране и побьем Роджера!
        - Да, у тебя проблемы поважнее, чем эти выходки придурковатой Лили! - с болью в душе произнесла Констанс. - Отпусти меня отсюда, Лохлен. Пошли меня в Париж или позволь мне побыть одной в Скаи, только помоги мне сделать так, чтобы я не была для тебя обузой.
        - Вот теперь ты действительно говоришь как сумасшедшая! - Реакция Лока была мгновенной и резкой. - Встреча с Тейтом вывела тебя из равновесия, но я не позволю тебе опять сбежать!
        Дрожь пробежала у нее по спине.
        - У меня ведь, правда какие-то провалы в памяти, и эта миссис Брак… Я не хочу, чтобы из-за меня кто-то пострадал, Лок, особенно ты.
        - Ты останешься и поправишься, ясно?
        - Да… - В голосе ее не было уверенности. Выругавшись про себя, Лок притянул ее к себе, уткнулся лицом в шелк ее волос.
        - Мы им покажем, черт побери! - рявкнул он, сжимая ее в объятиях. - Мы им всем покажем!
        Констанс прижалась к нему. Ей стало легче, и именно поэтому она явственно услышала в его голосе тревогу, сомнение и отчаяние.

14

«Самая печальная вещь в мире, - подумала Констанс, - это несбывшаяся мечта».

«Верфи братьев Мак-Кинов» кишела плотниками, конопатчиками, отделочниками, в воздухе витал запах гашеной извести и дыма от работающих на полную мощность паровых машин. Ржание лошадей, которые подтаскивали тяжелые шпангоуты к стапелям, крики десятников, ругательства плотников, - все это сливалось в один сплошной гул. Уже смеркалось, но работа была в самом разгаре, - везде, кроме второго стапеля, на котором в молчаливом одиночестве возвышался недостроенный корпус «Аргонавта», как брошенный ребенок в колыбели.
        Работа на нем прекратилась десять дней назад, на следующее утро после встречи Констанс с Сайрусом Тейтом. Зато над кораблем заказанным «Тагвеллом и Кентом», вдвое больший контингент рабочих работал от зари, нет не до зари, а до тех пор, пока еще могли помочь зажженные фонари и пока хватало сил. Темп был взят невиданный, и срок спуска судна на воду, который исчислялся месяцами, теперь составлял буквально считанные дни.
        Лок был везде, и везде первым. Но это не было его любимое детище. Корабль, получивший рабочее название «Тетушка Таг», строился по старому, испытанному проекту - так требовали заказчики. Нет, конечно, это будет совсем неплохой корабль. В конце концов, и проект, и исполнение Мак-Кинов - его не спутаешь с продукцией других фирм. Однако обводы строящегося судна выглядели как-то плебейски по сравнению с уже наметившимся стройным, аристократическим профилем «Аргонавта». Увы, по контрасту с шумной суетой вокруг «Тетушки Таг» от лесов, мастерских и пакгаузов вокруг «Аргонавта» веяло запустением. Констанс тоже принимала посильное участие в общем порыве - она каждый вечер приносила ужин Локу и Джедедии. Вот и сегодня они быстро расправились с черным хлебом, вареными бобами и жареной ветчиной, не особенно оценив ее кулинарное искусство, но, слава Богу, они хоть сыты. Теперь она на последнем омнибусе должна была ехать домой, но вот, повинуясь какому-то бессознательному импульсу, решила заглянуть в этот заброшенный уголок верфи.
        Солнце уже садилось, но было по-прежнему жарко и влажно - ее прямые волосы даже закурчавились на концах. Простое муслиновое платье прилипло к ее влажному телу. Конечно, достроить «Тетушку Таг» необходимо - и как можно быстрее, но Лок наверняка тяжело переживает гибель своей мечты - и это опять она во всем виновата…
        Она вновь бросила взгляд на недостроенный корабль, вновь испытала наслаждение художницы от его совершенной, хотя и незавершенной формы. Да, ее муж - это настоящий художник, поэт корабельного дела; пусть это будем чудом, но он должен закончить своего «Аргонавта».
        За штабелем балок что-то зашуршало. Констанс нахмурилась - здесь никого не должно было быть.
        - Кто там?
        Она не ожидала, что кто-то ей ответит, но молчание странным образом испугало ее. Наверняка ей это не почудилось. А вдруг? Эта мысль испугала ее еще больше. Но нет, это не галлюцинации. Она действительно слышала какой-то звук.
        Решив убедиться до конца, что ее мозг не играет с ней опять эти штучки, Констанс осторожно двинулась к навесу, тянувшемуся параллельно стапелям. Там когда-то хранили ручные пилы, вышедшие из употребления после того, как Лок заменил их паровыми; теперь там была сложена древесина ценных пород - тик, красное дерево, кипарис - для внутренней отделки. Вытянув шею, она пробиралась в хаосе брошенных недоделанными узлов и деталей корпуса - и вдруг увидела скользнувшую тень.
        - Кто там? - повторила она, уже с неподдельной тревогой в голосе.
        Уголком глаза Констанс скорее ощутила, чем увидела какое-то движение, быстро повернула голову: нет, вроде ничего… Ряд коротких, прямоугольных бревен терялся в тени под крышей. Тяжелый страх липкими щупальцами сжал ей сердце.
        Может быть, крысы? А может, мальчишки играют в прятки - нашли тоже место! Или… а вдруг какие-то злоумышленники решили уничтожить раз и навсегда мечту жизни ее мужа? Она тихо ахнула при этой мысли, повернулась, чтобы бежать обратно, предупредить… И споткнулась. И почувствовала какой-то толчок. И с криком рухнула вниз. Голова ее больно стукнулась обо что-то твердое, и дальше - темнота, провал…
        Темно как у гробовщика в шляпе.
        - Алекс наверняка сказал бы что-нибудь в этом духе, - громко произнесла Констанс, обращаясь неизвестно куда и к кому. Да, в яме была такая чернота, что в первый момент после того, как к ней начало возвращаться сознание, она не могла даже понять - открыты у нее глаза или нет. Ей повезло: толстый слой опилок, на который она приземлилась, спас ее от самого худшего. Только голова жутко болит, ага, вот и шишка - не сказать, чтобы маленькая, но в остальном она в целости и сохранности.
        Констанс сама удивилась своему хладнокровию - даже испытала что-то вроде чувства гордости за себя. Ощупью она прошлась по кругу. Так, пространство где-то шесть на десять футов, до верхней кромки не достать даже подпрыгнув, ни лестницы, ни веревки… Она несколько раз крикнула - никакого ответа, что неудивительно - в такую темень рабочие наверняка давно уже разошлись.
        Констанс задумчиво погрызла ноготь на большом пальце. Все ясно - она в западне. Впрочем, повода впадать в отчаяние нет. Ничего особенно страшного с ней не произошло. Непосредственной опасности тоже нет. Темноты она не боится. Рано или поздно, а солнце взойдет, и кто-нибудь наверняка услышит ее и вытащит отсюда.
        Выбрав уголок поудобнее, она свернулась клубочком, не обращая внимания на шорох и писк каких-то насекомых - это, скорее всего безобидные жуки-древоточцы. Что ее беспокоило, так это что подумает Лок, когда обнаружит, что она опять куда-то делась.
        Интересно, он забеспокоится или просто разозлится, опять, мол, эта Лили в своем репертуаре… Как она ему все это объяснит? Констанс попыталась вспомнить: тени, звуки - это было на самом деле или все это - продукт ее воображения? Она думала, думала и уснула. Проснулась она от звука падающих досок и сердитого бормотания; сверху в яму пробивался серый утренний свет. Констанс вскочила и громко вскрикнула:
        - Помогите! Эй, там, наверху! Есть там кто-нибудь? Пожалуйста, подите сюда!
        - Иисус, дева Мария и святой Иосиф! - С этими словами морщинистое, как печеное яблоко, лицо появилось в проеме света. Не кто иной, как Джедедия Шоу! - Что это - неужели вы, мисс Констанс?
        - Да, Джедедия, да! - облегченно выдохнула Констанс.
        Волосы старика светились как нимб вокруг его склонившейся вниз головы.
        - Что ты там делаешь, деточка?
        - Несчастный случай. Я свалилась сюда. - «Или кто-то подтолкнул меня, чтобы я свалилась», - подумала она про себя. - Пожалуйста, Джедедия, найди веревку или что-нибудь такое. Я здесь всю ночь просидела, Лок, наверное, вне себя.
        - Да уж! Подожди-ка! - Он исчез, а потом быстро появился вновь с переносной лестницей. - Держи! Сумеешь влезть?
        - Еще бы! - Констанс подобрала свою мятую юбку и буквально взлетела вверх по лестнице. С веселым смехом она перемахнула через край ямы, и тут колени ее подогнулись - так что Джедедии пришлось поддержать ее. - Видишь? Как обезьянка по пальме!
        - Ну, деточка! - Джедедия, все еще никак не придя в себя, помог ей отряхнуться от приставших опилок. - Если бы мне не пришло в голову поискать с утра подходящую доску, ты бы здесь еще долго могла просидеть!
        - Повезло мне, что ты встаешь рано! - весело сказала Констанс и благодарно чмокнула старика в щеку. - Больше ничего не случилось? «Аргонавт», «Тетушка Таг» - в порядке?
        - Конечно, все в норме. Почему ты спрашиваешь?
        Констанс не решилась высказать свои подозрения - они могут показаться смешными, еще подумает, что она того… Ведь ничего у них - а у кого у них? - не вышло, так, может, не стоит, и бить тревогу. Потом можно рассказать Локу.
        - Да так, ничего, Джедедия. - Она попыталась пятерней хоть как-то привести в порядок спутанную копну волос и поморщилась.
        - Да ты ранена!
        Осторожно дотронувшись до шишки у себя на голове, Констанс обнаружила, что волосы слиплись от запекшейся крови.
        - А, ничего страшного, царапина. Со мной все в порядке, но я хочу видеть Лока.
        - Пошли тогда со мной.
        Джедедия протянул ей руку, и они двинулись по верфи, являя собой довольно забавную картину - трудно было сказать, кто на кого опирается. Стали появляться первые рабочие - как призраки в утреннем тумане. По настоянию Джедедии, она осталась ждать Лока в пустом модельном цехе. Он принес ей чаю.
        - Лок, наверное, уже весь город вверх ногами перевернул, тебя, разыскивая, так ты уж лучше здесь побудь, а то будете, друг за другом кружить, сюда он, во всяком случае, явится. - Джедедия сказал это тоном, не допускающим возражения. - И кстати, не послать ли за доктором?
        - Да нет, я, правда, вполне хорошо себя чувствую.
        - Ну, тогда посиди тут, а я пошлю ребят, чтобы нашли твоего благоверного.
        Чай здорово подкрепил Констанс, очень удачно было и то, что рядом оказался туалет; она умылась и причесалась. Но напряжение не проходило - она ждала Лока. Поднимающееся солнце осветило обширное пространство цеха; она вспомнила, как она в первый раз попала сюда - тогда черная поверхность пола была вся в цветных линиях. Теперь их не было. Нервно пройдясь туда-сюда, она импульсивно схватила голубой мелок из ящика у чертежного стола, опустилась на колени и начала рисовать.
        Сперва это было просто от желания отвлечься, поиграть линиями и цветами, но как-то сама собой стала появляться картина, - она лихо орудовала разными мелками, добиваясь нужного колорита, правильного соотношения света и тени. Так ушла в творчество, что даже не сразу услышала тяжелый стук сапог, быстро приближавшийся снизу.
        Констанс подняла голову как раз в тот момент, когда мощная фигура Лока появилась в проеме двери. Она замерла. Лицо его было непроницаемо-хладнокровным, но в глазах было что-то такое, чего она в них раньше никогда не видела.
        Лок остановился у края ее картины. Он был одет в ту же грязную спецовку, которая была на нем вчера: на щеках и подбородке проступила темная щетина, голос, охрипший от бессонницы.
        - Ты самая непредсказуемая женщина в моей жизни!
        То, что она увидела в его глазах, придало ей уверенности в себе, и она ответила спокойно, даже с оттенком вызова:
        - Почему это?
        - Любая другая сейчас была бы в истерике после такой ночи - одна, в яме, а ты играешься как ребенок.
        Она слегка скривила губы:
        - Я приберегаю свои истерики для более драматических ситуаций.
        Он оглядел то, что она нарисовала: яркие птицы, роскошные джунгли, сверкающий водопад.
        - Это твое представление о рае?
        Констанс встала, тоже поглядела на свою картину, покачала головой:
        - Нет - там нет тебя.
        Недолго думая, Лок шагнул в центр круга, созданного ее волшебной фантазией, крепко обнял жену:
        - Ну, вот я и здесь.
        И он поцеловал ее яростно, до боли. Она не сопротивлялась, зная, что это ему нужнее сейчас, чем что-либо, а она только рада дать ему это.
        Когда он оторвался от ее губ, оба они тяжело дышали, их тела охватила знакомая им обоим дрожь.
        - Джедедия рассказал мне, что случилось, - хрипло произнес Лок. - Ты в порядке?
        - Да. Теперь во всяком случае. - Констанс провела руками по его спине, лаская его твердые, выпуклые мышцы. Как бы ей хотелось раствориться в нем, слиться с ним в одно единое целое…
        - Я уже везде перебывал: в полиции, у Элспет, у Мэгги…
        Она губами коснулась кончика его подбородка:
        - Я знаю. Прости…
        Лок зажал ей голову у себя между ладонями. Руки его дрожали:
        - Мне было страшно. - Признание далось ему нелегко. - Боже, что только я не передумал… Думал, что…
        - Что я опять… - договорила она за него. - Нет, на этот раз не то. Кто-то был около «Аргонавта». Я бросилась, чтобы сказать тебе об этом, тут меня и столкнули в эту яму. Я не знаю, конечно, нарочно или нет.
        У него задергалась жилка на щеке.
        - Не надо, Конни. Не надо придумывать. Я понимаю.
        Она похолодела:
        - Я тебе говорю, что это не то, что ты думаешь. Все было по-настоящему.
        Лок отнял руки, в отчаянии провел пятерней по спутанным волосам.
        - Ну ладно, пусть так.
        - Ты мне не веришь. - Она издала короткий смешок. - Ну, я тебя не виню. Неважно, важно то, что я поняла там, в этой яме.
        Лок бросил на нее подозрительный взгляд.
        - Что поняла?
        - Что я сильнее, чем думала. Сперва по голове шарахнуло, потом ночь, одна, в темноте - и ничего, не свихнулась. И еще смогла бы… И когда-нибудь разберусь с этим туманом в памяти. - Глаза ее загорелись упрямой решительностью. - Даже если ты не будешь мне верить, Лохлен Мак-Кин. Даже если мне придется бороться одной.
        Она отвернулась. Лок схватил ее за руки.
        - Ну, ты что? Куда же я без тебя? Это же такой ужас был этой ночью…
        Ее гнев улетучился, и она прижалась к его груди, бормоча:
        - Лок, о Лок!..
        Он обнял ее за бедра, прижал к себе; она тихо вскрикнула, ощутив жесткую, твердую плоть, упершуюся ей в лобок, и замолчала. Он вновь закрыл ей рот жгуче-требовательным поцелуем. Его руки остановились на выпуклостях ее грудей, вновь опустились и потянули ее за юбку вниз, прямо на расцвеченный мелками пол. Это было и страшно, и необычайно возбуждающе - и как радостно, что она так может завести его! Но она возмущенно запротестовала:
        - Лок, ты что? Нельзя! А вдруг кто-нибудь войдет?
        - Я сказал, чтобы нас… не тревожили, - сказал он, не отрываясь от ее губ и пытаясь справиться с пуговицами своих брюк. И задохнулся, когда она своими тоненькими пальчиками пришла к нему на помощь. Ох, как же сумасшедше действует на него их прикосновение! - Никто не войдет, пока я тут выясняю, что с тобой, с твоей головкой…
        - У меня-то с головкой все в норме. Это у моего муженька крыша поехала. - Она вызывающе вздернула юбку, обнажив ножки, и потянулась к нему. - Но я никому не скажу, если ты… причем сейчас же!
        - Ах ты, чертовка! Чертовка, чертовка! .. - повторял он снова и снова, увлекая ее на пол.
        И Констанс торжествующе рассмеялась, отдаваясь ему с радостью и непередаваемым наслаждением. Она знала, что он хотел сказать совсем не то. В тот самый первый момент, когда она его увидела, его чувства были все как на ладони, теперь она знала, что он ее любит.
        Железный Мак был теперь ее, только ее. Когда-нибудь придет день, и он сам скажет ей это. Конечно, если есть Бог и если жизнь вообще имеет какой-нибудь смысл.
        Серебряный колокольчик весело прозвенел над дверью «Чердака», когда Констанс вспорхнула туда - это было два дня спустя.
        - Ну, наконец-то, вот и ты, дорогая! - Элспет Филпот, обогнув широкий прилавок, рванулась ей навстречу, заключила ее в объятия и шумно расцеловала в обе щеки. - И выглядишь нисколько не хуже - после этой жуткой ямы, слава Богу, слава Богу!
        - Ты мне такую взволнованную записку прислала, что я сразу поспешила сюда, что беспокоиться нечего. - Констанс сделала изящный пируэт на одной ножке. - Видишь? Маленькая неприятность, не более того.
        - Да, мистер Мак-Кин мне говорил, но знаешь, в городе только и разговоров об этом твоем приключении, так что я успокоилась только теперь, когда собственными глазами тебя увидела. - Голос Элспет был полон теплоты и заботы.
        - Пожалуй, в результате оказалось больше хорошего, чем плохого, - как-то задорно-озорно выдала Констанс и слегка порозовела.
        Явно заинтригованная Элспет только собралась спросить, что Констанс имеет в виду, но тут покупатель, стоявший у прилавка, нетерпеливо прокашлялся. Она похлопала ее по руке и шепнула:
        - Там… знаешь, в отделе истории… загляни туда на минутку, я сейчас…
        Констанс кивнула, прошла через лабиринт полок, с удовольствием вдыхая запах типографской краски и свежей бумаги. Ого, сколько новых поступлений! Бог даст, скоро и ее «Наброски» здесь появятся.
        Она остановилась перед стендом с книгами по истории: какую же Элспет имела в виду? Какой-то тяжелый том соскользнул со стопки книг, и так уже опасно накренившейся вбок, и с грохотом упал на пол. Констанс наклонилась, было, чтобы поднять.
        - Я подниму.
        Кто это такой любезный? Слова благодарности замерли у нее на устах - перед ней было знакомое лицо с пышными серебряными бакенбардами. В носу у нее защекотало от запаха мяты - тоже такого знакомого. От удивления ее голос дрогнул.
        - Алекс?!
        - Ну, ну, не спускай на меня собак, девочка! - подчеркнуто грубовато рявкнул он, протягивая ей книгу. - Я просто пришел почитать - как и ты. У меня теперь времени полно, бездельничая…
        - А! - только и могла она вымолвить. Старый грубиян не должен был бы возбуждать в ней иных чувств, кроме возмущения и гнева, но почему же вдруг такая боль в сердце? - Да, да, конечно. Я… я надеюсь, что ты себя хорошо чувствуешь… Алекс фыркнул:
        - Ну, если не считать, что присутствие в доме этого попика здорово действует мне на желудок, то, в общем, ничего…
        - Я рада! - Она сказала это с полной искренностью.
        - Слышал насчет этого происшествия с тобой. - Алекс пробормотал это как-то невнятно, придирчиво рассматривая ее с ног до головы. - Вроде ничего себе не повредила, я вижу.
        - Нет, повезло. - Констанс встряхнула головой. Неужели Алекс действительно так переживал за нее, что решил использовать нейтральную почву, чтобы встретиться с ней и убедиться в ее целости и сохранности?
        Там, за спиной Алекса, она перехватила взгляд Элспет и укоризненно покачала головой, мол, что же ты меня не предупредила? Элспет пожала своими полными плечами в красноречивом жесте: ну, что тут поделаешь?
        - Верфь - это не место для прогулок, тем более для молодых женщин, - проворчал Алекс, ковыряя своей палкой какие-то невидимые пятнышки на полу. - Даже Мак-Кину следовало бы это знать, но у этой семейки всегда выпендреж на первом месте.
        - Лок тут ни при чем, - запротестовала Констанс, - кто-то пытался что-то сделать с
«Аргонавтом», а я помешала.
        И вдруг она все поняла. Эта цепь несчастных случаев, неожиданные помехи в ходе строительства, а вот теперь эти неведомые пришельцы - все складывалось в одно, за всем этим стоят Латэмы. Теперь вот можно и дать волю своему гневу.
        - Знаешь, Алекс, конкуренция конкуренцией, но я никогда не думала, что ты с Роджером дойдешь до таких вещей!
        - Что, что? - возмущенно пролаял Алекс. - о чем это ты?
        Она рассказала ему все.
        - Ерунда какая-то! Во всяком случае, я к этому не имею никакого отношения! - отрезал Алекс.
        - А как насчет твоего племянничка? - спросила Констанс.
        Алекс поколебался.
        - Роджер не может опуститься до такого. Кроме того, у тебя нет доказательств.
        - Ну, а как насчет того, что «Латэм и К0» предложили «Тагвеллу и Кенту» продать им
«Одиссея», чтобы они разорвали контракт с Мак-Кином? Вы же хотели сами использовать «Одиссея» на калифорнийском маршруте, а теперь отказываетесь от верной прибыли, чтобы шарахнуть по Локу. Ну, как это называется, знаешь?
        Алекс лихорадочно схватился за свои бакенбарды.
        - Я об этом ничего не знал.
        Гнев Констанс улетучился, она невесело хохотнула:
        - Выходит, Роджер это сам придумал? Я не думала, что он сам способен на такие хитрости.
        Алекс пожевал нижнюю губу, скривился.
        - Нет, уж, а я тем более. Дурак чертов! Мы никогда не жертвуем благом Компании ради того, чтобы отомстить кому-нибудь. Никогда! Если он действительно сделал что-то подобное, он мне за это ответит.
        - Заметь - у него есть люди повсюду. И вот кому-то из них я попалась под руку. Лок даже и не знал, что я пойду посмотреть на «Аргонавта».
        - Ну, ты в своем репертуаре! Ему бы выпороть тебя за это!
        Взгляд ее стал ледяным: - Он этого не делает.
        Она швырнула книгу на стол и повернулась, чтобы уйти. Алекс тихо выругался и схватил ее за локоть.
        - Черт подери, девочка! Я только хотел сказать… - Он посмотрел в ее твердое, отстраненное лицо и вздохнул. - Этот Мак-Кин, он с тобой хорошо обращается? Не обижает?
        Она подумала и решила сказать правду.
        - Отнюдь. Я люблю его.
        - Понятно. - Алекс отпустил ее локоть. - Это уже кое-что.
        - Для меня это все! - Констанс сказала это тихим, проникновенным голосом. - И кстати… Латэм я или нет, я бы хотела, чтобы эта вражда с Мак-Кином кончилась. Столько ведь зря растрачивается и материальных средств, и эмоций…
        - Это уж ты чересчур хватила, - как-то тяжело выдавил из себя Алекс. - Слишком много лет, слишком много ненависти…
        - Это ужасно!
        - Верно, вообще-то… - Взгляд Алекса остановился на серебряном овальчике на груди Констанс. Она инстинктивно дотронулась до него, пальцы ее вздрогнули от ощущения холодного металла.
        - Ты… ты, наверное, хочешь, чтобы я тебе это вернула. - Сглотнув комок в горле, она потянулась к замку цепочки.
        - Нет! - громкий вскрик Алекса заставил посетителей лавки повернуть головы в его сторону. Заметив это, он наклонился к ней, снизил голос до едва слышного шепота. - Пусть он у тебя останется. Он долго был частью твоей жизни.
        - Но это же вещь твоей жены…
        - Оставь его себе, я сказал.
        Ей и самой очень не хотелось бы расставаться с медальоном; он был ключиком к чему-то такому неведомому, неразгаданному, скрывающемуся за этой высокой стеной у нее в мозгу. - Спасибо…
        Алекс подвигал челюстью и, наконец, из его уст вырвался вопрос, который видно, давно уже терзал его:
        - Все-таки, мой сын - это твой отец или нет? Констанс грустно пожала плечами.
        - Моя память… она меня подводит. Единственное, что я знаю, - это то, что чувствую.
        - И что ты чувствуешь?
        Она заморгала и, отвернувшись, сдавленным голосом произнесла:
        - Прости меня, Алекс…
        Он снова схватил ее за локоть.
        - Скажи мне, скажи, девочка. У меня должно быть хоть что-то…
        Констанс подняла на него свои тревожные золотистые глаза. - Ведь ты же всегда чувствовал, что ты мой дедушка…
        Алекс отшатнулся от нее, повернулся и, не оглядываясь, направился к выходу. Но Констанс успела увидеть, как глаза его повлажнели…
        - Я говорю тебе - старый болван разговаривал с ней, как ни в чем не бывало. Это видели…
        - Дорогой мой, успокойся! - с этими словами преподобный Сайрус Тейт сложил свои изящные белокожие руки на коленях и откинулся назад в кресле, выглядевшем как трон.
        - Заметь - эта сучка опять хочет влезть к нему в доверие! - скрипя зубами, Роджер Латэм прошелся туда и обратно по роскошному французскому ковру.
        Гостиная на втором этаже Дома Латэмов была погружена в полумрак; тяжелые гардины надежно изолировали ее от сверкающего света июньского дня, но зато создавали в комнате ужасную духоту, к которой добавлялась еще оглушающая смесь запахов от туалетной воды Тейта и помады Роджера; но ни тот, ни другой, судя по всему, не испытывали от этого никакого неудобства и вообще не замечали атмосферы, которая могла бы у иного вызвать обморок.
        - Ну, к чему такие мысли? Ты же практически хозяин «Латэм и К0», не так ли? - Тон голоса Тейта был сладко успокаивающим.
        - В общем, да, хотя старый лис все еще никак не хочет подписать документы о передаче контрольного пакета. Это меня пока не очень связывает, но все-таки…
        - Бояться, по-моему, нечего.
        Роджер произнес что-то нечленораздельное, выражающее негодование.
        - Старик-то явно выживает из ума, становится сентиментальным и может натворить что угодно из-за того, что эту Констанс - или как ее там - слегка помяли.
        - Да, Лили всегда так - появлялась в самые неподходящие моменты.
        - Этим идиотам ничего поручить нельзя - все испортить могут. - Роджер яростно сжал кулаки, держа руки в карманах. - А ведь разом столько проблем можно было решить!
        - Да, жаль… - по этим мягко-сочувственным словам Тейта трудно было сказать, о чем он сожалеет: о том, что случилось, или о том, что сорвался их план.
        Роджер злобно оскалил зубы:
        - А теперь Мак-Кин выставил охрану! Черт его подери! И кто бы мог подумать, что он так быстро справится с тагвелловским контрактом? Но он еще не вылез из дыры полностью, и не вылезет, или я не Роджер Латэм!
        Мягкий стук в дверь прервал его тираду, и в проеме двери появилась постная женская фигура с тяжело нагруженным серебряным подносом в руках. На служанке был замасленный передник, блеклые волосы были собраны в неряшливый пучок. Левая рука была забинтована. Она быстро налила две чашки кофе и поставила их перед ними.
        - Благодарю вас, миссис Брак, - мягким тоном проговорил Тейт.
        Ее глазки как-то непонятно сверкнули:
        - Да, да, сэр. Желаете что-нибудь еще?
        - Убирайся! - Роджер резким движением показал на дверь. Женщина кивнула и беззвучно исчезла из комнаты.
        - Она далеко не такая симпатичная, как наша последняя служанка, - заметил Роджер, после того как за нею закрылась дверь. - Но зато она чрезвычайно компетентна.
        - Служанка, которой можно довериться, - это сокровище, - ровным голосом Тейт выразил согласие. Полюбовался прозрачной фарфоровой чашкой и прихлебнул кофе почти с чувственным наслаждением. Издав удовлетворенный вздох, он обратил взгляд своих розовых глаз на Роджера, - с тем же выражением сосредоточенного интереса, с которым он перед этим изучал чашку у себя в руках.
        - Так что же ты теперь намерен делать?
        Роджер со стуком поставил свою чашку на столик, на лице его залегла глубокая складка. - Есть кое-какие задумки. Мак-Кин уже практически на коленях. Он еще заплатит за все сторицей. Только бы дядюшка Алекс сейчас не влез - вот это было бы совсем некстати! И все из-за этой бабы!
        - Бедняжка Лили очень неуравновешенная особа. Твой дядюшка, естественно, испытывает христианские чувства жалости к этой заблудшей душе, но она вообще-то ни для кого не опасна, кроме как для самой себя. Ее безумие будет только прогрессировать.
        Роджер бросил на него скептический взгляд.
        - Ты так думаешь?
        Тейт печально улыбнулся.
        - Ну, ведь я кое-что предпринимаю для этого.
        - Гарантий-то нет. - Роджер досадливо ударил кулаком по ладони. - Нет, я покончу с Мак-Кином своими методами - доведу его до банкротства, как это дядя Алекс сделал с его папашей. Тогда старик получит доказательство, что я вполне способен единолично управлять Компанией.
        - Роджер, как твой духовный наставник я советую тебе положиться на волю Божию.
        - Ну, знаешь, на Бога надейся…
        - Ты уже сделал все, чтобы твой дядюшка мог тобой гордиться. - Тейт вновь улыбнулся, и в его глазах сверкнул фанатичный огонек. - Поверь мне. Теперь их может спасти только чудо.

15
        - Нет, это же чудо, настоящее чудо! - послышались сквозь кашель слова Джедедии. - Ты только посмотри, посмотри-ка!
        - Боже милостивый! - выдохнул Лок, и сам, не отдавая себе отчета в этом, крепко сжал руку Констанс.
        Через лес мачт, теснившихся в бостонской бухте, к пирсу приближался корабль, стройные очертания которого Лок не мог спутать ни с каким иным.
        - Дайлан! - В его голосе уже не было и следа его обычной сдержанности; ее сменил ликующий восторг. - Ах, сукин сын!
        - Да это же «Винд-Уэст»! - голос Констанс дрогнул от удивления.
        - Больше чем на месяц раньше срока! - Джедедия только что не пустился отплясывать джигу прямо здесь на булыжной мостовой гавани. - А ты еще думал, что это ошибка, когда они просемафорили с маяка! Как уж мне пришлось тебя уговаривать сюда приехать и убедиться собственными глазами! А то бы и не встретил братишку рекордсмена!
        - Я профессиональный скептик, ты, пес морской! - Лицо Лока осветилось широкой улыбкой.
        - Ну, а теперь - поверил? Понимаешь, что это значит-то, а?
        Улыбка Лока стала еще шире, и он, что уж на него было совсем непохоже, издал какой-то нечленораздельный вопль. - Еще бы! Это значит, что моя тощая задница теперь вне опасности.
        Констанс, не веря своим ушам, ахнула:
        - Лок!
        Засмеявшись при виде ее удивленного лица, он схватил ее и поцеловал так, что с нее чуть не свалилась соломенная шляпа.
        - Да и твоя тоже, только что не тощая! - шепнул он ей на ухо.
        Констанс была слегка шокирована, но еще больше обрадована таким порывом со стороны мужа. Прошла неделя с той памятной ночи в яме, и все это время его не оставляло выражение мрачной озабоченности - работал ли он на «Тетушке Таг», возился ли с чертежами или бухгалтерскими книгами. А теперь - такой контраст! Его радость была заразительной, и она, слегка покраснев, вся просияла.
        Мостовая слегка дрогнула, когда «Винд-Уэст» бортом мягко коснулась причала. Бросили концы, сердце Лока лихорадочно забилось, голова шла кругом, как будто он перепил яблочного сидра. Он рванулся вперед, увлекая за собой Констанс. Джедедия ковылял за ними.
        Господи, да это, правда, было настоящее чудо, и в самое время! На счету у него оставалась сумма, которой хватило бы на два дня жалованья рабочим; больше - ни выпросить, ни занять, ни украсть. «Тетушка Таг» почти готова, но все равно пришлось бы ее консервировать.
        Он был в яме поглубже, чем та, в которую рухнула Констанс. От банкротства его, казалось, уже ничто не могло спасти.
        И вот оно - спасение! «Винд-Уэст» доставил первую партию самого лучшего китайского чая - первый урожай года, и теперь с деньгами проблем не будет. Он все эти дни отгонял от себя саму мысль о возможном прибытии «Винд-Уэста» - делать ставку на такое невероятное событие было безумием. И вот, пожалуйста! Нетерпеливо, как ребенок, переступая с ноги на ногу, он ждал, когда бросят трап, ища глазами на борту знакомое лицо.
        - Лок!
        Высокий, стройный мужчина в синем костюме и лихо заломленной набекрень капитанской фуражке приветливо махнул им с палубы и сбежал вниз по еще вибрирующему трапу. Братья обнялись. Молча посмотрели друг другу в глаза - карие Дайлана и голубые Лока.
        - Ну, дома? - выдавил, наконец, из себя Лок. - В порядке?
        - Слава Богу. - Дайлан лукаво улыбнулся. - Прости за опоздание.
        Да уж, сказанул! Лок откинул голову и от всей души захохотал, потом обнял брата, хлопнул его по спине.
        - Дайлан, да ты неплохо выглядишь! - Лок наконец-то нашелся, что сказать. На какой-то момент он даже забыл, какая это удача для его бизнеса, он просто был рад увидеть вновь брата после такой долгой разлуки.
        Они были с ним похожи, но все-таки очень разные. Роста одинакового, Дайлан чуть поуже в плечах, у обоих четкая линия подбородка - в мать. Но в карих глазах Дайлана была всегда смешинка, да и с губ почти не сходила улыбка, порой слегка подначивающая, - резкий контраст с обычно холодно-сдержанным видом Лока. В обоих чувствовалась недюжинная сила - не только физическая, но и сила воли, иначе, при всем своем навигаторском искусстве Дайлан не смог бы поставить свой рекорд - он умел выжимать все, и даже чуть больше, и из команды, и из корабля.
        - Хорошо здесь у вас. - В голосе Дайлана послышалась какая-то подозрительная хрипотца. - Я по тебе соскучился. Но это не относится к твоим вечным лекциям!
        Лок сделал вид, как будто он собирался врезать ему в ухо.
        - Ну-ка, притихни! Старших надо уважать!
        - Еще чего! - Дайлан засмеялся. - Вот разве только этого! Ну, как, Джедедия, не поддаешься времени?
        - Да я тебя переживу, бандит ты этакий! - отозвался Джедедия, правда, без особой уверенности. Они пожали друг другу руки. Дайлан старался не сделать старику больно - его кисти были раздуты артритом. Джедедия внимательно вглядывался в него.
        - Наверное, рискованно было - на такой скорости-то?
        Дайлан почесал висок, беззаботно ухмыльнулся.
        - Так, чуть-чуть. Это же не корабль, а игрушка! Видел бы ты, Лок, как он проскочил мыс Горн! Ну, правда, запасных парусов ни одного не осталось, признаюсь!
        - Ах ты, мерзавец! - Лок покачал головой. - Я бы тебе за это шею свернул при других обстоятельствах - кто же так плавает? Но сейчас твое хулиганство нас спасло.
        Глаза Дайлана сузились:
        - Что-то случилось?
        - Ну, теперь, благодаря тебе, выпутаемся. - Лок снова хлопнул Дайлана по спине. - Все расскажу потом.
        - Ну, чтобы тебя прижали - с трудом верится!
        Так что, двигаем? Мне сейчас, прежде всего, нужно, знаешь что? - И тут он прервался, увидев Констанс. - Бог ты мой, да это, никак…
        Она подергала шнурки своего ридикюля, как-то неуверенно кивнула:
        - Да.
        Дайлан изменился в лице, слегка отстранив Лока и Джедедию, подошел к ней. Завивка, шляпка, платье с кружевами - вот это да! Его глаза остановились на ее напрягшемся лице - она нервно прикусила губу. Он снял фуражку и широко раскинул руки.
        - Не узнаешь меня, Кара?
        Какая-то болезненная судорога исказила лицо Констанс. С тихим воплем она кинулась в его объятия, прижалась к его груди. Он крепко-крепко обнял ее. Ее голос был почти рыдание.
        - Дайлан!
        Лок нахмурился. Что это за странные нежности? На какой-то момент он забыл, что из-за Дайлана все и началось. И что он там ей шепчет на ухо? И почему это она позволяет ему так себя обнимать? И что она ему отвечает? Нет, нет, это не ревность, просто любопытно как-то… Тем не менее, он сделал шаг к ним, чтобы прервать затянувшиеся объятия.
        - Ну, если вы уже кончили…
        Дайлан поднял глаза и натолкнулся на ледяной взгляд брата.
        - Ну, погоди, дай мне почувствовать это чудо. - Он нежно потрепал Констанс за щеку и улыбнулся опять этой своей беззаботно-задорной улыбкой. - Вот уж не думал, что встречу тебя прямо вот так, сразу, и уж никак не думал, что ты такая красавица…
        - Смотрю, ты не забыл свои обольстительные манеры, капитан! - Констанс высвободилась из объятий Дайлана, но какая теплота и благодарность была в ее улыбке, адресованной ему! Лок сжал зубы.
        - Она здесь в первую очередь из-за тебя и, знаешь, тебе не икалось, между прочим? Заварил ты кашу!
        - Да, хватит насчет этих фамильных ссор и кровавых войн! Латэм, не Латэм, у меня не было другого выбора. Знаешь, в каком она была состоянии?
        - В каком? - Вопрос Лока прозвучал как-то уж слишком резко.
        Констанс вспыхнула, но сдержала себя: - Дайлан имеет в виду состояние моей спины, а не головы, Лохлен.
        - Тейт! - Лок назвал это имя так, как если бы речь шла о названии какой-то породы змей.
        - Да, она была… не вполне в форме, когда мы ее выловили там, в бухте Лахайна, - как-то печально вставил Дайлан.
        Они с Констанс обменялись взглядом, и это чуть совсем не вывело Лока из равновесия. Господи, да еще Джедедия на него смотрит, удивляется… Локу стало стыдно за себя, и он решил укрыться за стеной ироничного сарказма.
        - И ты не мог ничего умнее придумать, как послать ее сюда? И даже в голову не пришло, какой скандал из-за этого может случиться? Ну, ну, ответь, парниша!
        Дайлан пожал плечами, по его улыбке никак не было видно, чтобы он испытывал раскаяние.
        - Ты живешь как будто на другой планете, Лок. Легко тебе говорить. В Лахайне ей оставаться никак нельзя было, а капитан Дженкинс отплывал в Бостон со следующим приливом - что мне еще оставалось делать? А ты, я знал, все сделаешь, как надо. И смотрю, все устроилось. Ну, как тебя старый Латэм принял, крошка? Нашла себе спокойную бухту?
        Констанс бросила на Лока сердитый взгляд - как это он посмел сказать «скандал» - это про их отношения, что ли? Может быть, а может, и нет.
        Лок твердо взял ее за локоть.
        - Констанс моя жена.
        У Дайлана отвисла челюсть от изумления, и он громко расхохотался.
        - Околдовала тебя, Железный Мак? Да, неожиданный финал войны двух семей!
        - Не совсем - скорее наоборот.
        Дайлан перевел непонимающий взгляд с Лока на Констанс, потом опять на Лока.
        - Она - не Латэм. - Лок сказал это каким-то сухо-холодным тоном.
        - А может быть, и Латэм! - возразила Констанс с еще более явным вызовом.
        Дайлан беспомощно глядел на них, тщетно пытаясь что-нибудь понять.
        - Расскажите-ка все с самого начала, - медленно проговорил он.
        Констанс в очередной раз провела гребешком по волосам, повернулась и посмотрела, как муж снимает рубашку. Ей всегда нравилось наблюдать, как он раздевается, потом притрагивается к ней, потом… Но сегодня к нему не подступишься…
        - Ну, теперь все? - спросила она.
        Лок замер, сидя на краю кровати с туфлей в руке.
        - Что?
        - Продашь груз, который привез Дайлан, и пусть себе Роджер продает «Одиссея» - это ничего не изменит, правда?
        - Верно. - Лок снял вторую туфлю, бросил ее на ковер и с усталым вздохом растянулся на кровати. - Если Тагвелл откажется от своего заказа, мы просто сами толкнем «Тетушку Таг». Покупателей будет более чем достаточно.
        Кивнув, Констанс положила гребешок на стол, улыбнулась мужу.
        - Как здорово! И самое главное - ты теперь сможешь достроить «Аргонавта».
        - Да. - Закинув руки за голову, он сказал это как-то мрачновато-отчужденно.
        Констанс встала, потуже затянула поясок своего любимого китайского халата, присела на краешек кровати.
        - Ты выиграл, Лок, ты и Дайлан. Я ужасно рада. Он не ответил. Она нахмурилась, погладила его по груди:
        - В чем дело?
        - Я решил достраивать «Аргонавт» в том же темпе, как мы работали над «Тетушкой Таг». Расслабляться нельзя.
        У Констанс пошли мурашки по спине:
        - Думаешь, трудности не кончились?
        - Я не думаю, что Роджер Латэм отступится от своего. На этот раз мы как-то вывернулись, но это не конец. Он постарается взять реванш.
        Констанс подумала, что старший Латэм, пожалуй, согласился бы с этим прогнозом. Она вспомнила последний разговор с Алексом, но нет, лучше о нем Локу не говорить. Вместо этого она вновь нежно провела рукой по курчавинкам волос у него на груди.
        - Ну, значит, надо глядеть в оба, вот и все. Построишь корабль и докажешь всем, что Мак-Кины - лучшие корабелы в мире.
        Лок скривил губы:
        - А при чем тут это! Бизнес - вот о чем я думаю. Сейчас нужно побыстрее отправить в рейс и «Аргонавта», и «Винд-Уэст». Только тогда мы встанем на ноги.
        - Что? Дайлан только-только вернулся, а ты уже хочешь опять его в море!
        Лок придержал ее руку.
        - Брат понимает ситуацию, а ты вот не хочешь, видно.
        - Да нет, я так просто. - Она уже жалела о своих необдуманных словах.
        - Если Дайлан поднимет якорь в начале июля, он успеет проскочить мыс Горн до сезона штормов. Набрать груз, подремонтироваться - это не займет много времени. Извини, если это противоречит твоим планам.
        Констанс нахмурилась:
        - Не понимаю, что ты имеешь в виду.
        Голубые глаза Лока сузились, голос стал напряженно-жестким.
        - Что у тебя за отношения с моим братом?
        Констанс вскочила в возмущении:
        - Мы друзья!
        - Ой, ли! Что-то ты очень озабочена, чтобы он подольше здесь оставался!
        - Да он же твой брат! Что же мне сказать, чтобы убирался?
        Лок с силой притянул ее к себе: глаза в глаза.
        - Я видел, как вы глядели друг на друга! Ну-ка, говори!
        - Ревнуешь? К Дайлану?
        - Ты моя, черт возьми, и есть правила приличия…
        - Идиот! - Она уперлась локтями ему в грудь, стараясь вырваться. - Ты хочешь, чтобы я и тогда помнила об этикете - когда чуть не утонула, вся в крови, да еще голая?
        - Боже ты мой!
        - Да, конечно, я не бесчувственная какая-нибудь! Он мне жизнь спас - такое не забывается!
        - Ну и что, я тоже тебе жизнь спас! - Он то срывался в крик, то снова принимался шептать. - Проклятие! Этого что, недостаточно?
        - Чтобы превратиться в дурака! - Она изловчилась попасть ему в солнечное сплетение, он ахнул и отпустил ее. Она ощутила вкус победы. Вскочив на ноги, откинула назад волосы и пронзила его яростным взглядом.
        - Дайлан меня понимает так, как будто мы друг друга всю жизнь знаем. Нам с ним хорошо - и тут нет ничего такого… Ты - единственный мужчина, который… - Констанс замолчала, покраснела и покачала головой. - Я… я ничего больше не могу сказать, но не придумывай того, чего нет. Ты лучше, чем кто-либо другой знаешь, что между мной и Дайланом ничего не было, а уж теперь-то и подавно.
        Лок спустил ноги на пол, сел, помассировал то место, куда она ему заехала.
        - Ну, знаешь, жизнь меня кое-чему научила, и я не позволю, чтобы ты этими своими штучками восстанавливала нас с ним друг против друга!
        - Как ты смеешь! Какое ты право имеешь со мной так разговаривать! - В своем ярко-красном халате она была похожа на королеву, и даже в голосе ее послышалось что-то монаршее.
        - Ты моя жена, черт подери!
        - Но не твоя собственность! И не машина для удовлетворения твоих потребностей!
        - Удовлетворяюсь не я один! - отрезал он, поднимаясь на ноги.
        - Пойду поищу учебник миссис Фаррар - может, найду там подходящий образец благодарственного письма. - В ее голосе прозвучала издевательская нотка. - Но не впутывай сюда Дайлана, чтобы оправдать свою трусость.
        - Господи! - Лок поскреб подбородок почти в отчаянии. - О чем это ты?
        - Да о тебе, Лок Мак-Кин! О мужчине, который боится даже самому себе признаться, что любит.
        Они смотрели друг на друга, тяжело дыша, сжав зубы. Констанс искала признаков того, что она пробила его броню - какой-нибудь жест, слово, нет, ничего… С тихим воплем она рванулась к двери.
        - Может быть, я и сумасшедшая, Лок, - бросила она ему на бегу, - но я не слепая!
        - Куда ты, к дьяволу?
        - Работать! Мне сейчас не до сна.
        - Констанс!
        Она остановилась на пороге. Пальцы, которыми она вцепилась в притолоку, побелели. Голос ее упал до шепота.
        - Не надо, наверное, требовать от тебя того, что ты неспособен дать. Оставь меня, Лок. На этот раз дальше студии я не убегу, обещаю.
        Он не ответил, она тихонько прикрыла за собой дверь, спустилась по темной лестнице - быстрее, быстрее в спасительное убежище! В гостиной едва-едва горела лампа, она быстро пересекла ее - и вдруг звук низкого мужского голоса заставил ее подпрыгнуть.
        - Судя по всему, семейная ссора?
        О, Господи, - это Дайлан! Поднялся с кресла, идет к ней. - И часто это у вас? Помощь не нужна?
        - Нет. - Констанс пожала плечами и покачала головой. - Ничего особенного. Прости нас за беспокойство. Я хочу поработать немного, чтобы охладиться…
        - Понятно, - Дайлан кивнул, следуя за ней. - Лок это умеет - завести. Так хладнокровно, логично - взбесишься! Я знаешь, как с этим справлялся? Щепочки колол. Не особо увлекательное занятие.
        Констанс не могла не улыбнуться. Дайлан показал на дверь студии.
        - Можно посмотрю?
        - А что, если Лок нас застанет? - Она распахнула дверь, зажгла светильники.
        - А, так вот в чем дело? - Дайлан ухмыльнулся.
        - Доволен-то, доволен! - Констанс нахмурила брови. - Капитан Мак-Кин, не воображайте особенно! Все это оскорбительно и абсолютно ни к чему.
        Быстрыми, раздраженными движениями она достала кисти, краски и принялась за холст. На нем были контуры «Тетушки Таг». Она помнила, что у судовладельцев есть спрос на картины с изображением их кораблей - почему бы не попрактиковаться, а потом начать брать заказы? Первый же мазок стал для нее успокаивающим средством, и ей сразу стало легче.
        - Разве ты не знаешь, Констанс, что младшие братья - это жуткая вещь для старших? Постоянный раздражитель. - Дайлан внимательно разглядывал одну за другой картины, теснившиеся по стенам. - Господи, я даже не знал, что у тебя такой талант! Должен, правда, отметить, что некоторые сюжеты у тебя довольно-таки… интригующий.
        - Спасибо. Безумие способствует творчеству. Да и злость тоже, кстати. - Она сделала очередной, резкий мазок. - Твой братец бывает просто несносным!
        - Ну, это очень мягкая характеристика, - добродушно согласился Дайлан. - Ты его любишь, правда ведь?
        Рука с кистью застыла в воздухе; Дайлан едва-едва расслышал, что она сказала.
        - Ужасно сильно! Иногда боюсь, что сердце не выдержит.
        - Да-а-а. Может и не выдержать. Не зря его Железным зовут.
        Кисть мазнула по холсту, нарушив весь колорит. Она всхлипнула, швырнула палитру и кисть на столик и закрыла лицо руками.
        Дайлан поспешно поставил на место картину, которую он держал в руках, и повернулся к ней с озабоченным лицом.
        - Констанс?
        Она глубоко вздохнула и опустила руки.
        - Я в порядке. Мне нужно быть ему благодарной. Он так терпелив со мной, учитывая все эти мои… странности. - Она бросила на него быстрый взгляд. - Он тебе рассказал?
        - Кое-что. - Дайлан пожал плечами. - Что ты его пару раз напугала до смерти - кстати, не очень типичное для него признание. Сказал, что сейчас ты лучше.
        - Да. - Она сделала глубокий вдох, потом выдох. - Лучше.
        - Тебя очень трогает, что ты не Латэм? Она покачала головой.
        - Теперь уже не так. Мне не нужна другая семья, кроме той, какая у меня есть, только вот… знаешь, у меня уже начало появляться какое-то чувство к Алексу.
        - Ну, вот это действительно странность. - Дайлан явно решил поддразнить ее. - Из того, что мне известно, старикан - это штучка та еще!
        - Но он так одинок…
        - Как Лок.
        Она кивнула, взгляд ее устремился куда-то внутрь.
        - Да. Иногда он очень одинок. Ох, Дайлан, что мне делать? Твой брат хорошо ко мне относится, но я-то хочу большего. Я хочу его всего!
        Дайлан сделал несколько шагов, туда и обратно, подавил вздох.
        - Может быть, со временем. Мой отец был человеком жестким, мы не получали от него тепла, как ни старались. Потом эта его смерть… Я-то был совсем маленький, все на Лока свалилось. Он и еду готовил, и мои уроки проверял, и сам учился, да еще работал на верфи простым рабочим. Так что он привык жить, стиснув зубы. Сразу это не пройдет, Констанс.
        - Было время, когда я мечтала только об одном - чтобы попасть в Париж. Закроешь глаза - и видишь золотые каштаны на бульварах, чувствуешь запах Сены - и сразу так хорошо станет, спокойно… Теперь я уже не вижу Парижа. Теперь у меня одна мечта - Лок.
        - Тогда не сдавайся, Кара. - Дайлан ободряюще пожал ей руку. - Ты уже кое-чего добилась.
        - Почему ты так думаешь? Дайлан засмеялся:
        - Я последний раз видел его таким взбешенным, когда мне было девять лет - я тогда просверлил несколько дырок в его шлюпке. Раз он орет как медведь потревоженный, значит, какая-то пчелка его укусила. Вот ты и есть такая пчелка.
        Теперь уже Констанс засмеялась.
        - А как эта новость для тебя - вернулся домой, а братец уже женат, а еще на какой-то бешеной бабище, которая даже своего имени как следует не знает?
        - По-моему, ты идеальная пара для него.
        - Ах ты, мошенник! Всегда знаешь, что сказать и когда. - Она улыбнулась и чмокнула его в щеку.
        Дайлан, все еще не отпуская ее руку, вскинул брови.
        - Странно, правда?
        Она поняла, что он имеет в виду. Странно, что они как будто не расставались, что они могут так непринужденно откровенничать друг с другом. И уж совсем странно, что в их взаимной симпатии нет ничего сексуального.
        - Странно, - повторила она тихо за ним, - и очень необычно.
        - Да, моему братишке здорово повезло. Я бы ему это сказал, но он и так знает.
        - Да уж он знает, на какой мегере женился.
        Дайлан мягко коснулся пальцем ее подбородка и ухмыльнулся.
        - Железный Мак заслуживает того, чтобы с ним иногда обращались так, как он сам иногда с людьми. Ну, спокойной ночи, и не волнуйся, Кара. У меня такое ощущение, что ты знаешь, как наставить моего братца на путь истинный.
        Констанс собрала свои краски и, все еще раздумывая над последними словами Дайлана, поднялась наверх в спальню. Лок лежал на боку, не двигаясь, но она знала, что он не спит. Сняв халат, она нырнула под одеяло и, набравшись храбрости, дотронулась до его обнаженной спины.
        Лок весь напрягся, потом, не говоря ни слова, повернулся и обнял ее. Их губы слились в поцелуе. На каком-то уровне она с Локом всегда находит взаимопонимание. Сегодня ей, пожалуй, больше и не нужно. Яркие искры и волны фейерверком рассыпались перед ее закрытыми глазами, и одна мысль эхом отдавалась у нее в голове: «Это близко, еще ближе, где-то совсем рядом…»

16
        В небе расцветали одна за другой яркие радуги фейерверка, громыхали орудия, земля вздрагивала. Красные, синие, серебристые ракеты - какая красота! Толпа дружно ахала и неистово рукоплескала после каждого нового залпа праздничного салюта.
        - Ой, Лок, как красиво! - почти беззвучно произнесла Констанс.
        - Подожди, еще не то будет!
        - Неужели не все?
        - Увидишь.
        С другой стороны Чарльз-ривер, с гранитного постамента памятника в честь битвы у Банкер-Хилл с протяжным свистом взлетела еще одна ракета и рассыпалась у них над головами тысячью ярких звездочек, отразившихся в темной воде. Констанс поближе пододвинулась к мужу.
        - Это лучший день независимости в моей жизни!
        - Ты имеешь в виду - первый и пока единственный, да?
        - Лучший! - повторила она упрямо.
        Их ландо стояло в густой веселящейся толпе, размахивающей флажками на набережной - отсюда самый лучший вид. Лок слегка потянул за вожжи, чтобы удержать на месте беспокойно прядущих ушами лошадей.
        - Неплохой прощальный вечер, - заметил Дайлан.
        - Наверняка, когда готовились к четвертому июля, имели в виду и это, капитан, - весело поддержала его сидевшая рядом Элспет Филпит.
        - Во всяком случае, стоило бы отметить рекордсмена - это долг города. - Дайлан решил продолжить шутку. Он подвинулся, чтобы дать соседке лучший обзор. Толстушка Элспет провела с ними весь день: вместе они посмотрели на парад, устроили пикник, наслушались патриотических речей, и вот теперь заключительная часть - о том, что президент Захария Тейлор борется сейчас в Вашингтоне со смертельной болезнью, о том, что конгрессмены почти похоронили компромиссный законопроект Генри Клея к вопросу о Юге…
        - Нет, правда, Бостон хорошо меня провожает! - Дайлан удовлетворенно посмотрел на иллюминированную свечами арку над ними. Констанс обернулась и пожала ему руку.
        - Жаль все-таки, что ты так быстро…
        - Эти несколько недель с тобой и Локом были чудесны, но я чувствую уже зов моей верной подруги. Знаешь, кто верная подруга моряка, единственная? Море!
        Он это сказал беззаботно и легко, но, видимо, не без учета того, что старший брат метнул в его сторону красноречивый взгляд. Ладно, не будет его - одной заботой у Лока меньше, ведь его все равно ни в чем не убедишь.

«Тагвелл и Кент», в конце концов, отказались от предложения Роджера купить у него
«Одиссея». «Тетушку Таг» успешно спустили на воду и уже передали заказчикам, но почивать на лаврах было рановато. Бешеная гонка продолжалась - теперь уже на
«Аргонавте». Лок пошел на рискованный эксперимент: он решил смонтировать мачты на корабле, еще находящемся на стапеле, - это стало возможным в результате установки сверхмощного парового крана с огромной стрелой. Специалисты все еще судили-рядили насчет достоинств и недостатков нового проекта. Лок был не против - это давало ему хорошую рекламу. Он надеялся поддержать ее фактом быстрого спуска корабля на воду до конца лета. И прибыль была бы неплохая, учитывая, что золотая лихорадка продолжается.
        В решении отправить «Винд-Уэст» в плавание как можно быстрее свою роль сыграл и фактор конкуренции. Лок узнал, что «Латэм и К0» собирается выпустить «Одиссея» на калифорнийскую линию. Опередить их - это было делом чести и какой-то компенсацией за унижение в суде, когда у него отняли его детище. Достройка «Аргонавта» и ремонт
«Винд-Уэста» съели большую часть немалой суммы, вырученной за чай, доставленный Дайланом, и за «Тетушку Таг», построенную им, но ради того, чтобы утереть нос Латэмам, стоило рискнуть и кое-чем пожертвовать.
        Как бы то ни было, «Винд-Уэст» с гружеными трюмами ожидает утреннего прилива, чтобы отправиться в Калифорнию.
        - Только смотри - не прельстись этими золотыми россыпями, а то еще бросишь
«Винд-Уэст» в бухте Фриско и подашься в старатели! - Лок шутливо погрозил брату пальцем. - Мы на этих искателях счастья больше заработаем, чем они сами в своих ямах.
        - Не бойся, братишка, - со смехом отозвался Дайлан. - Я во Фриско не задержусь. Оттуда сразу в Китай - поспею как раз к новому урожаю чая, и опять первым - сюда. Только закончи к этому времени «Аргонавта», чтобы я его мог опробовать.
        Лок скривил губы.
        - Ставлю слиток золота - ты его увидишь в Кантоне, когда туда прибудешь, а уж на обратном пути он тебя обставит, как пить дать!
        - Заметано! - Дайлан снова широко улыбнулся.
        Констанс поежилась. Лок никогда зря не хвастался, но «Аргонавт» стал для него чем-то вроде культа. Он буквально ни о чем другом не мог думать, как только о том, что этот корабль его прославит и восстановит раз и навсегда доброе имя Мак-Кинов. Интересно, есть ли жертва, на которую он не пошел бы ради воплощения этой своей мечты? Нет, лучше об этом не думать. Наверняка он всем пожертвует. И ею тоже?
        - Вот это пари! Прямо сюжет для Готорна! Верно, Констанс?
        - Ну, просто будет ясно, какой из проектов Лока лучше, - отозвалась Констанс. - Состязание с самим собой.
        Они вроде бы достигли с Локом той ночью негласной договоренности насчет Дайлана; этих собственнических порывов с его стороны с тех пор не было, и, кстати, это было не так уж неприятно - его приступ ревности, хотя то, как он потом пытался из себя что-то строить, - вот это было хуже, но, слава Богу, все как будто улеглось.
        - Здорово сказано. Кара! - Дайлан одобрительно кивнул. - Такая красивая и талантливая, и вдобавок еще и дипломат! Братишка, ты, надеюсь, понимаешь, какое сокровище отхватил?
        - Ну, ты столько комплиментов ей наговорил, что трудно не понять. Хорошо, что ты отплываешь, а то она совсем носик задерет.
        - У нее есть основания - какой успех ее «Набросков»! - вмешалась Элспет с явной целью не дать подругу в обиду.
        - Рад, что был с тобой в зените твоей славы! - Дайлан поцеловал руку Констанс. - Можно на экземплярчик надеяться?
        - Хватит тебе, бандит! - Констанс засмеялась, смущенная. - В краску вогнал!
        Но что, правда, то, правда - тираж ее альбома разошелся почти мгновенно. Появилось несколько благожелательных рецензий - она и не рассчитывала на такой успех. Набралась уже храбрости потихоньку послать экземпляр Алексу, с запиской, мол, надеюсь доставить удовольствие, что ты увидишь страну, где жил твой сын.
        Элспет тоже купалась в лучах этой славы - еще бы, - ведь это она буквально забрасывала Констанс вопросами о Сандвичевых островах. Она охотно отвечала, но некоторые из них ставили ее в тупик. Элспет, к примеру, упорно интересовалась: кто этот персонаж, часто встречавшийся в ее картинах, - пожилая островитянка с добродушным и в то же время каким-то аристократически-холеным лицом. Лицо это казалось странно знакомым, но вспомнить, кому оно принадлежало, Констанс никак не могла, и оно уже стало ей сниться. Не желая беспокоить Лока, полностью погруженного в дела верфи, она не говорила ему об этом, как и о том, что ее опять начали мучить кошмары, - эти белые драконы…
        Констанс слегка вздрогнула от своих мыслей и поплотнее прижалась к Локу. На водную поверхность она смотреть побаивалась - а вдруг опять голова закружится? - и решила вместо этого сосредоточиться на мужественном профиле своего благоверного.
        - Конни? - Лицо его осветилось разноцветными бликами, и его выражение уловить было трудно. Он слегка удивленно вскинул брови и прошептал ей на ухо:
        - Замерзла?
        - Нет. - День такой длинный. Чудесно, но утомительно.
        - По-моему, это последний залп. Сейчас толпа немножко разойдется - и поедем.
        Она повернулась, было, чтобы увидеть последнюю вспышку фейерверка, но пляска огня на воде, как она и думала, вызвала у нее легкое головокружение. Она поспешно перевела взгляд в сторону города. Веселье у рынка Куинси и у доков вблизи таможни было в полном разгаре. Медный кузнечик, известный морякам всего мира, смотрел на праздничную толпу с крыши Фанни Холла, здания, известного также под именем
«Колыбели Свободы» - там в свое время революционеры устраивали свои сборища. Китайские фонарики светлячками расцвечивали улицы. Последние искры падали на землю, и только звезды светили с неба. Толпа, как одно живое существо, громко разразившись последним взрывом аплодисментов, начала расходиться. Тронув лошадей, Лок повернулся к Констанс и обнаружил, что ее взгляд обращен не на Банкер-стрит, а совсем в другую сторону, и взгляд этот какой-то странно удивительный.
        - Что это? - спросила она с тревогой в голосе, показывая пальцем на какое-то зарево, поднимавшееся за крышами домов. И тут донесся звон колоколов, а ветер донес до них явственный запах гари.
        - Боже! - воскликнула Элспет. - Какая-то пьянь устроила пожар - вся набережная горит!
        Дело было гораздо хуже. Горела не набережная - горел их «Винд-Уэст»! Бросив вожжи Констанс и крикнув ей, чтобы она не вылезала из коляски, Лок врезался в толпу, окружавшую место пожара. Дайлан рванулся за ним. Прибыли уже две пожарные команды, вовсю качавших воду и направлявших шланги на горящий корабль. Выглядело это впечатляюще, но результатов особых не давало - огонь бушевал уже на мачтах. Выстроилась даже цепочка людей, передававших друг другу ведра с водой, но от этого толку было еще меньше.
        - Господи, да что же это? - в отчаянии прокричал Дайлан. - Где вахтенные? Головы поснимаю!
        Лок мрачно кивнул. Ведь «Винд-Уэст» был загружен по самую ватерлинию - столько было связано с этим грузом! Проклятая судьба! Вот и главный пожарный в клеенчатом комбинезоне покрикивает в мегафон. Лок продрался к нему.
        - Мы - хозяева! Как это произошло?
        - Что я - репортер хроники? - рявкнул брандмейстер. - Случайная искра, какой-нибудь матрос трубку выбил, пьяный с факелом, этот дурацкий парад - откуда я знаю? Мотайте отсюда! Сейчас мы его отведем от причала, пока пакгаузы не занялись! Джонсон! Буксиры готовы?
        - Сдаешься? - прохрипел Дайлан. - Груз, понимаешь, груз! Мы не застрахованы! Дай нам попробовать спасти груз!
        Брандмейстер вылупил на него покрасневшие от дыма глаза.
        - Я должен оттащить его на глубину. Не могу рисковать городом ради одного корабля. - Он запнулся, увидев лица братьев. - Извините.
        Лок посмотрел, как быстро распространяется пламя по реям, потом на Дайлана.
        - Топоры!
        Дайлан сразу понял план брата.
        - Точно!
        Топоры были тут как тут. Схватив у пожарных по одному, братья рванулись к дымящемуся трапу, не обращая внимания на протестующие крики.
        Пламени на палубе не было - только в некоторых местах догорали упавшие паруса и ванты. Совсем немного пламени было на бизань и грот-мачте, но фок-мачта была вся в огне. Лок и Дайлан устремились к грот-мачте, взмахнули топорами - полетели щепки твердой дубовой древесины.
        Страшный жар сверху сразу опалил им брови и волосы. Каждый следующий удар давался труднее предыдущего. Задыхаясь, кашляя от удушья, они обрушивали на мачту удар за ударом в бешеном, сверхчеловеческом темпе.
        - Они хотят срубить мачту! - крикнул один из пожарных. - Давайте, ребята, поможем! Обливай их!
        Тоненькая струйка одного из шлангов, направленная в их сторону, не принесла особого облегчения. Смесь воды, пара и сажи чуть не ослепила смельчаков. Не уменьшилась и опасность от многопудового, обуглившегося такелажа и дымящихся парусов: рухнет все это - и конец… Но хоть дышать стало легче. Если им удастся свалить грот-мачту так, чтобы она, падая за борт, сшибла горящую фон-мачту и увлекла бы ее за собой - тогда не все еще потеряно…
        Лок рубил все яростней. Удары отдавались в теле мучительной, судорожной болью. Краем уха он услышал приказ - рубить концы.
        - Подождите, так вашу!.. - заорал он, вкладывая всю свою могучую силу в очередной удар топора.
        Раздался пронзительный скрипящий звук. Вот оно! Неужели?
        - Лок, берегись!
        Грот-мачта наклонилась к нему и переломилась с грохотом взрыва, но одновременно рухнула и фок-мачта! Обе столкнулись в воздухе и, вместо того, чтобы свалиться за борт, грохнулись прямо на палубу. Реи пронзили ее, как гарпун кожу кита.
        К счастью, Лока всего лишь придавило тлеющим парусом, он упал и вскрикнул:
        - Где Дайлан?
        До этого момента страх был где-то глубоко внутри, - главное - спасти «Винд-Уэст». Но вдруг его охватил самый настоящий ужас.
        - Нет, Дайлан, нет!
        Корпус «Винд-Уэста» вдруг накренился и вздрогнул - это буксир потянул его от пирса. Лок с трудом выбрался из-под кусков парусины и обрывков вант. Что-то больно ударило его в скулу, и он снова упал. Борясь с удушьем, он пробирался туда, где, по его предположению, должен был быть Дайлан, - а вдруг только тело Дайлана?
        Резкими движениями он отбрасывал тлеющие обрывки парусов и обломки такелажа, не замечая, что ладони вздулись пузырями от ожогов.
        - Дайлан! - голос Лока оборвался. - О, Боже!
        Дайлан лежал неподвижно, придавленный деревянным брусом, который только что был частью оснастки «Винд-Уэста». Лицо в крови, рука вывернута.
        Холодный пот прошиб Лока. В ушах звенело, один глаз ничего не видел, но он собрал остатки сил, приподнял брус, вытащил из-под него Дайлана. Вокруг пламя уже бушевало вовсю. «Ну, все, кораблю конец», - как-то вяло подумал Лок. Впрочем, сейчас не это главное. Последним усилием воли он подхватил брата под мышки и перевалился вместе с ним за борт, прямо в море.
        Вода была обжигающе холодной, но для Лока это было как раз то, что надо - туман в голове рассеялся. Держа Дайлана за воротник, он перевернул его на спину, чтобы он не захлебнулся. Дайлан застонал! Жив! Лок чуть не задохнулся от счастья. Держать брата на плаву и не утонуть самому - эта задача была, пожалуй, потяжелее, чем та, в Скаи, когда он спасал Констанс. Дайлан был потяжелее, а сил у Лока меньше. Все чаще он стал захлебываться грязной, пахнущей дегтем водой. Неужели они выскочили из огня, только чтобы погибнуть в пучине?
        - Держись, парень! Мы сейчас!
        Вот Дайлана уже вытащили. Силы оставили Лока, и он начал погружаться в глубину. Кто-то успел схватить его за полу сюртука - и вот он тоже на дне спасательной шлюпки.
        Когда они причалили к пирсу, Лок уже успел встать на колени - они мелко дрожали, как и голова, и тревожно всматривался в мелово-белое лицо Дайлана. Сердце сжалось от жалости и страха. Спасатели положили Дайлана на брезент, подняли, передали в руки тех, кто ждал их на берегу. Несколько рук протянулись к Локу, но он сумел подняться наверх сам. Там над Дайланом уже склонились две женские фигуры - Элспет и Констанс.
        - Черт! Я же тебе сказал, чтобы не вылезала из коляски! - прохрипел он.
        - Когда это я тебя слушалась? - отрезала Констанс, потом бросилась ему на шею. - Слава Богу! - шепнула она, прижавшись к нему. - Я так боялась!
        Она отстранилась, чтобы осмотреть его как следует:
        - Плохо? Господи, глаз! А руки! Ох, Лок!
        - Да со мной все нормально. - Он слегка оттолкнул ее, упал на колени рядом с Дайланом.
        Элспет уже раздобыла подходящий кусок доски, чтобы положить руку Дайлана в шину - тут все более или менее, - хуже с раной на голове. На булыжной мостовой уже растекалась лужа крови. Она достала платок - нет, не подойдет, слишком мал.
        - Черт! - Констанс вскочила и, не обращая внимания на зевак, столпившихся вокруг, задрала юбку, оторвала кусок хлопчатобумажной сорочки и прижала мягкую, отороченную кружевами ткань к ране. При всей неподходящести ситуации Лок чуть не расхохотался - «ну и лихая у него женушка». От всего, что произошло, ему хотелось расплакаться, но такая роскошь не для Железного Мака.
        - Как он? - Лок едва сам услышал себя.
        - Неважно, - сказала Элспет тревожно. Завязав последний узел на шине, она поднялась и быстро приказала окружающим: носилки, экипаж, добровольцев для переноски…
        Констанс подняла Дайлану веко на одном глазу, потом на другом - никакой реакции, дыхание тяжелое, неглубокое.
        - Врача бы побыстрее. - Констанс озабоченно покачала головой. - Ох, Лок, это опасно. Этот несчастный случай…
        - Это не несчастный случай. - В его голосе было опять обычное каменное спокойствие. - Если Дайлан умрет, то это убийство.
        - Что? - Глаза Констанс в ужасе расширились. Лок с трудом поднялся на ноги, ненависть в его душе горела сильнее, чем пузыри на обожженных руках.
        - Это был поджог. Огонь начался в переднем трюме, а там вообще ничего горючего не было! К тому же кто-то подпилил фок-мачту, иначе она бы ни за что так не упала.
        - Откуда ты это знаешь? - прошептала она.
        - Я же сам строил «Винд-Уэст»! Я знаю свой корабль! И знаю, кто это сделал! - Он хищно оскалился. - Латэмы! Ну, они за это заплатят, клянусь жизнью!
        - Лок, но у тебя же нет доказательств!
        Он с искаженным яростью лицом повернулся и заорал:
        - Слышите, вы! Какой-то подонок подстроил это! Десять тысяч тому, кто укажет преступника и представит доказательства!
        Раздался возбужденный шум. Элспет занялась устройством раненого на подъехавшую тележку. Констанс же так и стояла как вкопанная.
        - Не надо, Лок! Эта охота за ведьмами не доведет до добра!
        - Поздно! Я долго терпел. Они хотят войны - они ее получат!
        Он улыбнулся. О, какая жуткая была эта улыбка! Один глаз у Лока совсем заплыл, зато другой пылал мрачной, кровожадной решимостью.
        - Смеется тот, кто смеется последним, - проговорил он. - А я не только посмеюсь - я вырву у них их черные сердца голыми руками!
        Девятого июля 1850 года умер президент Захария Тейлор, и вице-президент Миллард Филмор стал тринадцатым президентом США. Вечером того же дня у Дайлана Мак-Кина начался кризис.
        Констанс сидела у его изголовья - это было ужасно видеть, как жизнь капля за каплей уходит из такого молодого красивого тела. Прошло уже пять дней - врачи единодушно решили, что ничем помочь не могут, - оставалось только ждать и надеяться. Она, Мэгги и Элспет сменяли друг друга, неся круглосуточную вахту у его постели в доме Девоншир-стрит. Они пытались влить ему в рот то ложечку бульона, то ложечку чая, делали ему охлаждающие компрессы, только бы спала эта его страшная опухоль на голове, только бы он пришел в себя, но, увы. Вот и сегодня - жар опять усилился, приходится то и дело менять лед. Сперва он метался, что-то бормотал, а сейчас затих, едва дышит…
        Констанс устало поднялась, обмакнув в воду очередное полотенце, откинула тонкую простыню, которой он был укрыт. Сейчас не до приличий. Низко наклонившись, она протерла мокрым полотенцем его стройные худые ноги, широкие плечи, стерла капельки пота с измученного лица. В какой-то миг ей почудилось, что она уже делала это когда-то в прошлом, нет, это, наверное, от усталости.
        Мягкий ночной бриз шевелил занавески, и пламя масляной лампы тоже колебалось от ветерка. Нет, он все равно горячий, и лоб - как огонь. Констанс выпрямилась, потерла ноющую поясницу. Придется еще послать Лока за льдом…
        Она подумала о нем. Ему достается больше всех. Он похудел и выглядит не лучше Дайлана, и тоже пытается дежурить у постели, подменять ее - это когда на верфи хлопот полон рот! «Винд-Уэст» выгорел до самой ватерлинии и затонул, весь груз пропал, и компания «Верфи братьев Мак-Кин» попала в еще худшую финансовую дыру, чем раньше.
        Но больше всего пугала Констанс та безумная ярость, которая охватывала Лока каждый раз, когда речь заходила о Латэмах. Она боялась, что если Дайлан умрет, то Лок сделает что-нибудь такое, о чем и подумать страшно. Господи, будь проклята эта фамильная вражда, эта вендетта, эта смесь чувств ненависти, любви, ревности, которые разрушили судьбы обоих семейств. Элизы и Энока не вернешь, и никакой надежды на то, что их сыновья простят Алекса. Если бы можно было как-то разорвать этот порочный круг?..
        Констанс снова накрыла ноги Дайлана простыней, аккуратно взбила подушку, протянула руку к ложке и кастрюльке с бульоном.
        - Ну, давай-ка, Дайлан! - шепнула она, поднеся ложку к его потрескавшимся губам. - Надо постараться!
        Большая часть жидкости вытекла из уголка его рта, растворившись в густой щетине, но какой-то слабый глоток он все-таки сделал. Ободренная успехом, Констанс решила повторить - то же самое, но вот он больше не глотает. Она пыталась снова и снова - вся наволочка уже промокла. Усталость, отчаяние и страх - все смешалось в ее раздраженном вскрике:
        - Ну и ладно, помирай! - Слезы подступили к горлу, она швырнула ложку на пол: - Мне плевать, плевать, плевать!
        Что-то страшно знакомое закружилось в ее мозгу. Какое-то воспоминание… Маленькая девочка в юбке из талы. В руках у нее скорлупа кокоса с какой-то жидкостью, и она подносит его к губам больного мужчины. «Ну и пей, папа! Мне плевать!»
        Да нет, он не больной - только сейчас Констанс это поняла, - просто пьяный! Тогда она этого не знала, знала только, что этот бородатый человек, который так неподвижно и жалко лежит на циновке в их хижине, нуждается в ее помощи.
        - Ой, папа! - прошептала Констанс, страшась вздохнуть, мигнуть. - Только бы не спугнуть это видение! В какой-то момент картина была такая ясная, четкая, но вдруг она опять скрылась за этой туманной стеной в ее мозгу, и она громко зарыдала об утрате. Но отныне она знала наверняка, что человек, которого она видела, - это был ее отец, и имя его было Джеймс Латэм.
        Она не могла это доказать, но это уже не важно. Она вспомнила, вспомнила! Пусть на какую-то секунду. Теперь она опять знала, кто такая, что бы там ни говорил Сайрус Тейт. Даже как-то не задалась вопросом - почему этот мерзавец так ее ненавидит, что даже решил лишить ее имени. Главное, что она опять обрела себя, пусть даже только одна может этому радоваться. Значит, она все-таки Латэм, и как странно, что узнала об этом как раз тогда, когда ненависть Лока к Латэмам достигла апогея.
        Образ отца медленно мерк в ее глазах, сменяясь образом живого лица перед ней на подушке, впрочем, нет, не сменяясь. Глаза ее расширились, она сделала глубокий вдох:
        - Боже милостивый!
        Констанс выхватила из-под передника серебряный медальон, дрожащими пальцами раскрыла его.
        Тот же овал лица, те же кустистые брови. Чувственно-полная нижняя губа. Теперь, когда щетина скрыла линию подбородка - материнскую, такую же, как у Лока, - черты его внешности обнаруживали просто разительное сходство с чертами Джеймса Латэма.
        - Боже милостивый! - повторила она. - Как же я раньше не заметила! Значит, Дайлан Мак-Кин - сын Джеймса Латэма! Выходит, слухи-то были вовсе не такими уж необоснованными.
        - Ох, папочка, что же ты натворил! - пробормотала Констанс, нежно взяв руку Дайлана в свою.
        Вопросы, вопросы, на которые, конечно же, не было ответа, проносились у нее в голове. Из-за чего Алекс выгнал Джеймса, да из-за того, что он узнал о его связи с Элизой? Заподозрил ли Энок свою жену в измене? Знал ли Джеймс, что у него будет ребенок от Элизы, когда отправлялся в свое путешествие-ссылку? А бедная Элиза! Любила ли она Джеймса? Может быть, он умолял ее уехать с ним, а она не могла оставить своего первенца? Может быть, поэтому то немногое, что Констанс помнит о своем отце, - это образ печального и несчастного человека?
        Один просвет в этой гнетущей картине - сам Дайлан. У нее есть брат, брат! Ведь не зря они всегда относились друг к другу как брат и сестра! Но неужели Господь так жесток, что, дав ей брата тут же отнимет его у нее.
        С рыданиями она прижалась к груди Дайлана. Тейт учил ее поклоняться Иегове, но она молилась другому, доброму Богу, пожалевшему Лазаря, по которому плакали его сестры. Этот Иисус пожалеет и ее.
        Слабая, дрожащая рука провела по спутанной копне ее волос, и хриплый голос произнес:
        - Не плачь!
        - Дайлан! - Констанс подняла заплаканное лицо - чудо свершилось?! - Дайлан, ты очнулся?!
        - Х-м-м. - Он поморщился. - Башка раскалывается…
        - Еще бы! - Она откинула волосы ему со лба и тихо ахнула - пальцы были мокрые, как будто она их окунула в ведро с водой. Он был весь мокрый как мышь. Кризис миновал! Она тихо и радостно засмеялась. - Ну, ты и напугал нас всех! Пить хочешь?
        - Х-м-м…
        Она дала ему попить прямо из стакана.
        - Лучше?
        Он снова издал нечленораздельный звук, выражающий согласие. Поднять голову, глотать - это совсем его обессилело. Констанс поцеловала ново-обретенного брата в соленую бровь.
        - Ну, теперь, поспи, все будет хорошо. - Она мягко дотронулась рукой до его лица. - Ой, Дайлан, мне столько нужно тебе рассказать!
        - Да.
        Он с трудом приподнял веки, но во взгляде Дайлана, как и в прежние времена, сквозили ирония и смешливость.
        - Где, черт подери, мои штаны?

17
        Лок сидел в своем любимом кресле, бесцельно уставившись на какое-то ему одному видное пятно на стене гостиной. На щеках черная щетина, под глазами синие круги. На лице еще оставались следы от синяков, хотя ожоги на ладонях почти прошли.
        Когда вошла Констанс, он медленно встал. Слезы, текущие по ее щекам, подсказали ему худшее.
        - Дайлан? Конец?
        Констанс бросилась ему на шею:
        - Нет, любимый! Жар меньше. Правда! Он даже говорил со мной, и теперь спит.
        То, чего с ним не случалось ни от какой самой ужасной новости, произошло теперь - в уголках глаз появились слезы. Задохнувшись, он сел, потянул Констанс к себе на колени и бессильно уткнулся в ее нежную шею.
        Она гладила ему волосы, бормоча какие-то невнятные слова утешения и ласки. Прошло некоторое время, прежде чем он мог вновь овладеть собой. Смущенно протерев глаза, он резко встал, подняв и ее на ноги.
        - Прости! - пробормотал он.
        - За что? - Она удивленно приподняла брови. - Ты такой сильный, но ведь и тебе нужна иногда опора, разве не так? - Она посмотрела на него как-то мягко и застенчиво. - Когда людей связывает что-то большое, это естественно.
        Ее слова были для Лока как удар бича.
        Черт, он знал, что она имеет в виду - хочет слов признания, которых он не может, не смеет высказать, не до этого сейчас. Весь его мир рушится. Вот отец - позволил эмоциям восторжествовать над разумом, и что получилось? Нет, он не может, не должен обнаружить слабость.
        - Так что? Дайлан теперь выкарабкается? Эти, в общем-то, обычные слова прозвучали сейчас как-то неуместно, даже бестактно.
        В глазах Констанс мелькнуло разочарование.
        - Думаю, да - жар меньше. Не волнуйся, организм у него крепкий.
        Лок попытался улыбнуться.
        - Да и черепушка тоже, как выясняется.
        Она тоже улыбнулась ему в ответ слегка вымученно, и вдруг ее лицо зажглось от возбуждения.
        - Ой, ты знаешь, что случилось, когда я была там, с Дайланом! Я вспомнила… насчет отца. Я его видела. И теперь я наверняка знаю, что это был Джеймс Латэм. И это… это еще не все!
        Лок уставился на нее с изумлением. Оно все более возрастало, сменяясь недоверием по мере того, как она продолжала свой рассказ. Ее слова неслись как бурный поток, но у Лока было такое чувство, что его тоже несет куда-то в опасную стремнину, в водоворот, в водопад… Надо быстрее спасаться, пока не поздно…
        - Да ты что! Бред какой-то! - Резко оборвал он Констанс.
        - Ну, посмотри сам! - Констанс умоляюще протянула ему раскрытый медальон. - Как мы раньше-то не замечали этого сходства! Но сейчас-то видишь? Твоя мать и мой отец. Это было, и это все объясняет.
        Лок глядел на нее в ужасе. Всю свою жизнь он посвятил тому, чтобы восстановить поруганную честь семьи. Но что же теперь восстанавливать? Где она, эта честь? Лок взорвался.
        - Нет, черт. Моя мать, она не могла…
        - Она была женщина, Лохлен, а твой отец… он был вроде тебя - жесткий, весь в работе… Разве так уж странно, что Элиза могла найти то, что ей было нужно - любовь, обожание - в другом, кто и по возрасту был ей ближе? Это ее не оправдывает, но знаешь, это так по-человечески понятно!
        - Я никогда в это не поверю!
        - Доказательство у тебя перед глазами.
        - Ты бредишь. - Он бросил уничтожающий взгляд на медальон и сунул его ей обратно. - Опять эти твои штучки!
        - Нет! - Констанс не собиралась сдаваться, глубоко уязвленная его реакцией. - Я все вспомнила, Лок!
        - Ты не вспоминаешь. Ты фантазируешь, думая найти подходящее объяснение для ситуации, которая вообще-то тебя не касается. - Он схватил ее за плечи, встряхнул. - Прекрати, Констанс! Так ты опять доведешь себя до болезни. Я думал, что мы уже ушли от этого.
        - Почему ты мне не веришь? - почти плача, вскрикнула она. - Разве то, что я начала что-то вспоминать - это не признак выздоровления? Это как будто калека делает первый шаг, а ты ему говоришь - нет, оставайся калекой!
        Он резко убрал руки.
        - Не тревожь души умерших, Констанс!
        - А заодно и их тайны, даже если они продолжают терзать живых? Не так разве? Я не могу! Пока я чувствую, что у меня в мозгу есть эта стена, я не буду чувствовать себя нормально и не буду полноценной женщиной.
        Она увидела его каменное лицо и замолчала.
        - А я хочу быть полноценной, ради тебя, Лок.
        Лок прочел в ее глазах, то, что она хотела этим сказать: «Чтобы ты любил меня».
        Как хотелось ему забыть и об этой мести, и об этом долге перед семьей, просто раствориться в своем чувстве к ней. Как женщина она была все, что мог желать мужчина, а уж как он желал ее! Но нет - так он потеряет всякий контроль над собой - а в такое время! Он не может себе позволить пойти путем, который довел до самоубийства его отца, не может рисковать всем, к чему стремились его отец, Дайлан и он сам. Не может отказаться от последней, может быть, возможности восстановить доброе имя семьи. Даже ради Констанс. Даже ради самого себя.
        - Я принимаю тебя такой, какая ты есть. - Это снова заговорил Железный Мак. «Стало быть, и ты принимай меня таким, какой я есть» - эти невысказанные слова эхом отдались в ее голове. - Ты моя жена, верно? Этого достаточно.
        Констанс сжалась от его жесткого тона, но решила сделать еще одну попытку.
        - Лок, это важно. Я помню…
        - Констанс, я тебя предупреждаю! Оставь эти бредни и не ввязывай сюда Дайлана! Все равно это ничего не изменит!
        - Ничего не изменит? - В ее глазах все потемнело - даже блеклые розы на обоях приобрели какой-то кроваво-красный оттенок. - Ах ты, упрямый слепец! Еще бы - мы, Мак-Кины! Дайлан-то, во всяком случае, не вполне! И разве, это не повод покончить наконец, с этой вашей вендеттой?
        - Ах, так вот ты к чему! Придумала эту дурацкую историю, чтобы я отказался от борьбы?
        Констанс устало опустила голову.
        - Борьбы? Сейчас? Из-за чего - у тебя же нет доказательств!
        - Будут! Тип Мэддок ведет сейчас разведку по всем прибрежным кабакам! За эту сумму, которую я назначил, мы найдем поджигателя!
        - Обратишься тогда в полицию?
        - Не знаю еще. - Лок нахмурился и пожал плечами. - Еще важнее, чем засудить, - это узнать, кто его нанял. А если узнаем, то держитесь, Латэмы вернете все, что забрали, с лихвой!
        - Господи, ты еще шантажом решил заняться! Лок, оглянись на себя! Это бесчестный путь! Не говоря уж о том, что ты готов бросить деньги на ветер любому доносчику, который тебе скажет, что за всем Латэмы стоят. Так ты, правда, доведешь себя до банкротства!
        Это задело Лока. Стиснув зубы, он бросил на нее взгляд, сверху вниз.
        - Не тебе судить о делах верфи. Я наберу сколько угодно заказов - таких, как на
«Тетушку Таг». Мы выживем.
        - Ты думаешь, это будет жизнь? А как насчет «Аргонавта»? Опять в долгий ящик? Как насчет новых шедевров? Как насчет нас с тобой? Всем нужно пожертвовать?
        - Реванш - это и будет наш успех. - Голос Лока звучал твердо. - «Аргонавт» - это моя надежда. И в смысле денег, и в смысле репутации. Я его спущу на воду скоро, как только закончим с мачтами. Но, кстати, мы не одни, кому не нравятся методы Латэмов. Я не в силах вернуть себе «Одиссея», верно, но что я могу, так это сделать так, что Роджеру будет нелегко найти себе рабочих, моряков, материалы для ремонта и даже грузы для своих кораблей.
        У Констанс вокруг рта залегли горькие складки.
        - Но какой ценой? Око за око? Куда это заведет?
        - Проклятье! Они отняли у меня два корабля, один за другим, чуть не лишили меня брата, а я их должен прощать?
        - Латэм и мой брат тоже. - Она сказала это тихо, но твердо.
        Он сердито рубанул рукой.
        - В этом нет ни грана истины, у меня нет ни времени, ни сил спорить с тобой из-за этого. Если тебе хотя немного дорого то, что у нас есть, забудь об этом бреде.
        Констанс побледнела от этой слегка замаскированной угрозы.
        - Понятно. Ты скорее будешь жить с придурковатой Лили - только бы тебе не мешали ненавидеть Латэмов.
        - Прекрати!
        Она остановила на нем долгий взгляд. В нем было столько боли, столько отчаяния, что Лок не выдержал. Он обнял ее, прижал к себе, приблизился губами к ее губам… Что он искал: прощения, поддержки, понимания? Он и сам не знал. Знакомое ощущение в чреслах властно овладело им. И впервые она не ответила на его немой призыв.
        - Конни! Принцесса! - Он провел пальцами по копне ее волос. - Неужели ты не понимаешь - я едва держусь. Ты мне нужна…
        Она положила ему на грудь свою руку, с зажатым в ней серебряным медальоном. Глаза ее были ясные, но непроницаемые, как морская пучина.
        - Железному человеку никто не нужен.
        Он провел пальцами по контуру ее нежного рта - жест приглашения и обещания.
        - Нам обоим это нужно.
        - Я тоже думала, что этого достаточно. - Она сказала это прерывающимся голосом. - Оказывается, нет.
        Его объятия стали еще крепче.
        - Ты моя жена!
        - И должна исполнять супружеские обязанности? - Она издала невеселый смешок. - Элиза это тоже знала. Но вот только скажи мне, Лок, как ты думаешь, когда она была счастлива - женой Энока или любовницей Джеймса?
        - Черт тебя побери! - вопрос, чувствуется, здорово задел Лока. - Брось эти мысли, а то…
        В гостиной воцарилось молчание. Констанс аккуратно положила медальон в карман фартука.
        - Извини меня. Надо приготовить еще бульону для Дайлана. Когда он проснется, наверняка страшно захочет есть.
        Она повернулась и пошла к двери.
        - Констанс!
        Она обернулась, и в ее взгляде были боль, мятеж, твердая решимость.
        - Слушай, Лок Мак-Кин! Иерихонские стены в моем мозгу рушатся, и ни ты, ни даже сам Иегова их не удержат.
        - Я не думала, что ты придешь. - Голос Констанс был благоговейно-приглушенный - как у всех вступающих под величественные своды библиотеки «Атениум».
        - Да я и не хотел. - Алекс Латэм, опершись на свою палку с набалдашником из слоновой кости, делал вид, что внимательно рассматривает портрет какого-то янки в золоченой раме.
        Сюда не проникал зной июльского дня. Это здание из коричневого известняка, построенное в итальянском стиле, было оазисом степного покоя, как это и полагалось хранилищу самых ценных книжных коллекций, включая только что приобретенную библиотеку самого Джорджа Вашингтона.
        Несмотря на царящую в помещении прохладу, на лице Констанс выступили бисеринки испарины. Она с опаской посмотрела на собеседника. В носу защекотало от знакомых запахов рома и мяты. Она с трудом сдержалась, чтобы не броситься к нему на шею и не разрыдаться. Они ведь так похожи: и узы крови, и упрямые они оба одинаково. Но в этом еще предстоит его убедить; не стоит спешить…
        - Почему ты все-таки пришел? - тихо спросила она.
        - Из любопытства. Да еще сказать спасибо за книгу. Неплохая вещь.
        Она улыбнулась, полная благодарности за не очень щедрый комплимент, и за то, что он выбрал такую нейтральную тему.
        - Рада, что «Наброски» тебе понравились.
        - Что, действительно там все так - на Сандвичевых?
        - Да, твой сын все это видел. Простая жизнь простых людей.
        Алекс бросил на нее лукавый взгляд.
        - Преподобный Тейт иного мнения. Никогда не видел, чтобы эта рыбья кровь так вскипела. Сказал, что эти картинки - дьявольский промысел, посоветовал их сжечь.
        - Ну и как ты? - Констанс побледнела от одного упоминания имени проповедника.
        Алекс фыркнул.
        - Конечно, оставил. Я вообще к этим попам не очень, а уж этот-то - жду - не дождусь, когда смоется. Вроде собирается на следующей неделе, на «Одиссее».
        - Неужто его не будет? - Констанс не могла скрыть радости.
        - Да, говорит, миссия его ждет. Якобы прихожане без него не могут. Кстати, он к материальным благам очень даже неравнодушен, интересы не только божественные, отнюдь! - Алекс хмыкнул. - Я-то буду только рад, когда он покажет спину, а вот Роджер что-то очень уж гостеприимство проявляет, видно, в благодарность за показания…
        Алекс резко замолчал, взбил свои и без того пышные бакенбарды.
        - Он лгал, - тихо произнесла Констанс. - Не знаю, почему, но лгал.
        - А, зачем вспоминать прошлое, девочка! - устало начал было Алекс.
        - Нет, это не так. - Констанс упрямо вздернула подбородок. - Поэтому я попросила о встрече. Ты единственный, кто может знать правду.
        Алекс пожал плечами.
        - О чем? Если ты имеешь в виду этот случай с «Винд-Уэстом»…
        - Не совсем, хотя Лок винит вас. Слава Богу, Дайлан жив…
        - Да ну его! Случайности со всеми бывают. - Он повысил голос, и сразу в его сторону повернулось несколько недовольных шумом лиц посетителей. Он взял Констанс под руку и, направляясь с ней к выходу, продолжал громким, раздраженным шепотом:
        - Почему я должен отвечать за все, что происходит с Мак-Кинами?
        Они миновали арку выхода и остановились на залитом солнцем тротуаре. Констанс глубоко вздохнула и посмотрела прямо в его гневные глаза.
        - Эта была не случайность, Алекс. Это был поджог. И в свете того, что Латэмы раньше делали Мак-Кинам, вполне естественно предположить, что и за этим стоит кто-то из вас - ты или Роджер.
        - Что за глупая клевета! - Алекс пронзил ее возмущенным взглядом. - Чтобы Латэмы использовали такие методы?! Мак-Кины просто ищут, как обычно, козлов отпущения.
        - Ты не понимаешь, Алекс, - отозвалась Констанс. - В каком-то смысле я даже рада, что так все… то есть, нет, конечно…
        Ошеломленный, он замолчал, нахлобучил шляпу на голову.
        - Ну, вы, мисс, уж чересчур - так предавать мужа! Я тут тебе не сообщник. Всего!
        Он пошел к дому, но Констанс не отставала, судорожно копаясь в своем ридикюле.
        - Послушай, пожалуйста! То, что случилось, просто помогло мне вспомнить кое-что и о себе, и о твоем сыне.
        - Я не желаю участвовать в твоих интригах! - Алекс бросился на другую сторону Бикон-стрит, расталкивая пешеходов и бормоча почти про себя:
        - Дурак я, надо было слушать Роджера! Прочь с дороги!
        Они были уже почти у Дома Латэмов. «Только не хватало еще Тейта встретить»! - в страхе подумала Констанс и решительно загородила Алексу дорогу. Он остановился, негодуя на нее, но Констанс зашла уже слишком далеко, чтобы отступать.
        - Ну, пожалуйста, Алекс! - Она сунула ему в руки портрет величиной с книжный переплет. - Посмотри!
        Алекс бросил взгляд на изображение, лицо его выразило изумление.
        - Ну, это Джеймс!
        - Нет, дедуля! - Констанс почувствовала, что в горле ей что-то сдавило. - Это Дайлан Мак-Кин. Твой внук. Мой брат по отцу.
        - Нет! - Это вырвалось у него самопроизвольно. - Это смешно! Что я, сына своего не помню?
        - Ты ведь никогда не видел Дайлана, да? Я этот портрет написала два дня назад, смотри у него даже рука в шине! Баки отросли, и теперь сходство еще больше! - Ее губы дрогнули, в голосе послышались слезы. - Когда я увидела это, я вспомнила кое-что из своей жизни в Лахайне. Что бы там ни говорил преподобный Тейт, я теперь знаю наверняка, что Джеймс Латэм - мой отец, это так же точно, что в Дайлане - кровь Латэмов.
        - Это немыслимо! - Он задохнулся от ярости, но уверенности в его голосе не было. Потом, словно спохватившись, он постучал костяшкой пальца по портрету:
        - Новый трюк Мак-Кинов - отомстить мне за Энока!
        Губы Констанс дрогнули.
        - Ты неправ. Дайлану я вообще ничего не говорила, а Лок не верит так же, как и ты!
        - Тогда чего ты добиваешься?!
        - Только истины и мира между нашими семьями, клянусь! Но без твоей помощи мне не обойтись. - Она умоляюще схватила его за рукав. - Мне нужно еще кое-что вспомнить о себе и как можно больше знать о моем отце. Скажи мне для начала всю правду о Джеймсе и Элизе!
        - Я… - Алекс открыл, было, рот, но поспешно прикрыл его, покачал головой, как будто она раскалывалась от боли. - Нечего рассказывать, брось эти бредни, не тревожь души усопших и оставь меня в покое!
        Он вырвался из ее рук и устремился к своему дому.
        - Прятать явное - это больнее, чем его признать, дедушка! - крикнула Констанс ему вслед. «Ну, как, как открыть ему глаза? - Лок сейчас делает все, чтобы задержать выход „Одиссея“, а кто знает, что еще задумал Роджер? Что - теперь „Аргонавт“ станет мишенью? И кого-нибудь все-таки убьют? Разве не хватило двадцати пяти лет этого кошмара? Мы с тобой вдвоем можем с этим покончить, ты и я!»
        Алекс помедлил на ступеньках, весь какой-то ощетинившийся, затравленный, даже не отдавая себе отчета в том, что все еще сжимает в руке портрет Дайлана.
        - Ты болтаешь вздор! Оставь меня!
        - Правду говорю, дед! Хотим мы или нет, а она, правда, добралась и до Латэмов, и до Мак-Кинов! - Она подошла к нему поближе. - Спроси Роджера насчет «Винд-Уэста»! Спроси дядю Сайруса обо мне! Что ты теряешь?
        Дверь Дома Латэмов с грохотом захлопнулась перед ней, и ею овладела какая-то опустошенность.
        Глотая слезы бессильного отчаяния, она повернулась и побежала. Из окна сверху ей вслед смотрела женщина в замасленном фартуке - на лице ее медленно проступила гримаса улыбки.
        - Ты вроде говорил, что она нам больше не доставит хлопот…
        - Успокойся, сын мой. Нам нечего бояться.
        - Заткнись, Сайрус! - грубо отрезал Роджер Латэм. Он перемешал все, что осталось на тарелке, и с отвращением отбросил вилку. Звук удара металла о фарфор нарушил безмятежную тишину столовой, погруженной в полумрак, - как это стало обычным после того, как преподобный Тейт стал гостем Дома Латэмов.
        - Избавь меня от этих своих проповедей, Бога ради!
        - Наверное, ты тоже будешь страдать от несварения желудка, как и твой дядюшка. Нельзя так нервничать, - примирительным тоном заметил преподобный. Добродушно поглядывая через темные очки, он потянулся за тяжелой серебряной перечницей и щедро посыпал ее содержимым свое блюдо. - Жаль. Элуаз жаркое сегодня особенно удалось.
        - Я не могу есть, когда знаю, что эта лгунья так настропалила старика, что он начал задавать всякие дурацкие вопросы!
        Тейт деликатным жестом вытер свои бледные губы.
        - Все в воле Господа…
        - Я плачу не Господу, а тебе, и не так уж мало, кстати! - выкрикнул Роджер. - У нас была договоренность - ты даешь показания, что Констанс не Латэм…
        - То есть, скажу очевидную истину, - мягко прервал его Тейт.
        - …А я даю деньги на расширение твоей плантации.
        - Я предпочитаю называть свое маленькое предприятие школой при своей миссии. Ты, таким образом, становишься филантропом, а мне не нужно платить налоги за три тысячи акров недвижимости.
        - Да еще не нужно и платить рабочим - они же твои ученики! - Роджер раздраженно допил свой кофе. - Впрочем, мне это без разницы, поскольку ты будешь пользоваться моими судами для транспортировки своего сахара. Но интересно, как ты смог наложить лапу на такой кусочек земли этих туземцев?
        Гипсовая маска, которую являло собой лицо Тейта, стала еще жестче; красные белки глаз хищно блеснули из-под стекол очков.
        - Будучи опекуном Лили, я имею право на некоторую компенсацию за мои заботы от ее соплеменников. А тебе не стоит ныть, Роджер. Вообще-то я не думал, что это займет столько времени - вернуть Лили на землю ее предков, но что делать…
        - Да уж! - Роджер фыркнул и мизинцем пригладил напомаженный локон у себя на лбу. - Ночь в яме, эти россказни миссис Брак. На мой вкус, ты уже перехватил со своими выдумками…
        - Ну, у тебя методы попроще, погрубее, но не думаю, что ты добился большего. А вот что касается моих - увидишь… - Тейт облизал свои губы. - В конце концов я только забочусь о благополучии Лили. Ты покончишь с этим сукиным сыном, который надругался над моим бедным безумным дитя, а я докажу, что ее нельзя оставлять в таком бедственном положении. Мой долг - вернуть домой мою драгоценную дщерь, где ей самое место.
        - Ну, все это затянулось. И если она безумна, как ты говоришь, почему же дядя Алекс обнаружил, что она кое-что помнит?
        Вилка в руке Тейта замерла на полпути ко рту, и в голосе его послышался металл:
        - Что именно?
        Роджер пожал плечами. - Какая разница? Но если дядя Алекс узнает…
        - Узнает что, племянничек? - раздался от двери холодный голос Алекса Латэма.
        - Дядя! - Роджер вскочил на ноги, склоняясь в подобострастном поклоне. - Мы так тебя ждем! Давай, садись, я сейчас позову миссис Брак, она скажет Элуаз…
        - Не надо. - Алекс с грохотом захлопнул за собой дверь и тяжелым взглядом уставился на племянника. - Пожалуй, под конец обеда воткнешь нож под лопатку, ты, неблагодарное животное! Ну что ты за дурак!
        Роджер удивленно выкатил глаза; сходство его с совой стало разительным. - Дядя Алекс, не понимаю, о чем ты?
        Алекс подошел к столу, красный как рак, побелевшие кулаки крепко сжаты.
        - Знакома тебе фамилия Сэгвин? Это парень, который с огнем любит побаловаться.
        - Сэгвин? - Роджер изобразил полное неведение.
        - Не ври мне, скотина! - рявкнул Алекс. - Думал, что не найду его? - Я в свое время стольких подмазал, думаешь, забыл, как это делается? Если уж нанимаешь кого-то пустить красного петуха, то позаботься, по крайней мере, чтобы он смылся потом скорее!
        - Пустить?.. - Я? Ты считаешь, что я?.. Алекс со всего размаха влепил Роджеру пощечину, от которой тот чуть не слетел с кресла.
        Стоило мне помахать перед его мордой пачкой зелененьких, и он сразу раскололся и сказал, что заказ поступил из Дома Латэмов.
        Преподобный Тейт стал медленно подниматься со своего кресла. Капли пота выступили у Роджера на лбу.
        - Ты! - выдохнул он. - Сайрус, ты идиот!
        - Да ведь минуту назад сам сетовал, что я слишком медлю и миндальничаю, - с мягкой иронией отозвался проповедник.
        Роджер поспешно обернулся к дяде.
        - Дядя Алекс, я тут ни при чем!
        - И думаешь, я поверю? - пролаял Алекс. - Если это выйдет наружу - нам конец! И если я сумел найти Сэгвина, почему не кто-нибудь другой? Или ты думаешь, что мы можем купить молчание Мак-Кинов?
        - Но дядюшка…
        - Нам конец, я тебе говорю! Никто в городе не захочет иметь дело с поджигателями! - Лицо Алекса исказилось судорогой, он резко взмахнул рукой. - Вон из этого дома, сейчас же! И забери с собой это страшилище!
        С этими словами Алекс повернулся к двери.
        - Останови его! - холодное спокойствие Сайруса Тейта было странным контрастом к ярости Алекса и паническому страху Роджера. Он сунул что-то тяжелое в онемевшие руки Алексова племянника.
        Серебряная перечница угодила Алексу в затылок, и он рухнул как подрубленный на цветной турецкий ковер. Издав короткий стон-вскрик, он затих. Роджер в ужасе посмотрел на окровавленный предмет, лежащий рядом с телом дяди, потом перевел взгляд на Тейта.
        - Теперь он лишит тебя всего, сын мой, - мягко, почти нежно произнес Тейт. - Всего, что ты заработал таким тяжелым трудом. Он для тебя опасен, так же, как для меня - память Лили. Мы не можем себе позволить, чтобы эти опасности встали на пути предначертанья Господня.
        - Я… я не могу убивать своего родного дядю! -
        Роджер заквохтал как курица, кадык его затрясся мелкой дрожью.
        - Есть и другие способы. - Тейт ободряюще улыбнулся, обнажив алмазно-белые зубы. - Разреши мне помочь тебе.

18
        - Какого черта ты выделываешь такие штучки?
        Констанс вздрогнула, выведенная из задумчиво-сосредоточенного состояния, в котором она находилась, обдумывая, куда положить очередной мазок. Какая досада - он ворвался в студию как раз в тот момент, когда портрет на ее картине начал оживать. Это было то самое лицо - пожилая женщина, образ которой часто встречался в ее
«Набросках», но который во всей своей целостности как-то ускользал от нее, мучая ее своей незавершенностью. Еще секунда - и, как ей казалось, занавес, за которым таилось ее прошлое, рухнет…
        Но вот она, отрезвляющая действительность: плечи болят, вся вспотела, в желудке сосущая пустота, - еще бы, уже солнце высоко, а она еще ничего не ела. Констанс со вздохом швырнула кисть в кувшин с пахучим льняным маслом, вытерла руки тряпкой и повернулась к мужу.
        Взгляд ее был устало-холодным - как были их отношения со времени их последней ссоры, но, как всегда, от мощной мужской красоты мужа у нее перехватило дыхание; захотелось дотронуться до этого гордого лица архангела, почувствовать литую сталь его тела… Сегодня утром это как будто вернулось к ним, и хотя он встал и, не говоря ни слова, отправился на верфь с Дайланом еще до восхода, к ней пришла надежда, что их отчужденность проходит или хотя бы идет на убыль. Но вот сейчас опять - глядит как на преступницу какую-то.
        - Что я опять сделала не так, Лохлен?
        - Не строй из себя невинное дитя, принцесса! Виделась с Алексом, хотя я тебе это запретил!
        Она пожала плечами, пытаясь в то же время стереть пятно красной охры с пальцев.
        - Что с того?
        На щеках у него задвигались желваки, он покраснел.
        - Я не знаю, что ты ему наговорила, но он уже начал заметать следы. Тип вышел на одного матроса, Сэгвин его фамилия, любил с огоньком побаловаться, так оказалось, что он уже в море - и это сразу после того, как его видели с Алексом.
        - Что? - Констанс быстро вздернула голову, мысли вихрем завертелись в ней. Она поверила, |когда ее дед сказал ей, что он не имеет ничего общего с поджогом
«Винд-Уэста». Выходит, он теперь идет по следу, а это значит…
        - Он мне верит! Боже, он мне поверил!
        - Верит! Это, конечно, самое важное! - Лок в ярости подергал себя за волосы. - Влезла и все испортила! Этот Сэгвин мог стать нашей козырной картой. Она сорвала с себя фартук и швырнула его на спинку кресла.
        - Мне надоела эта игра «око за око». Противно. Пора кончать с этим.
        - Так ты, на чьей стороне? - загремел Лок.
        - Почему это я должна быть на чьей-то стороне? - отрезала она.
        - Потому что иначе нельзя. Я не хочу, чтобы моя жена меня предавала на каждом шагу! - Его пальцы угрожающе впились ей в плечи, лицо потемнело. - Выбирай, Констанс, или ты со мной на сто процентов, или нам не по пути.
        Кровь отлила у нее от лица.
        - Я говорила тебе, что я тебя люблю, Лок Мак-Кин, и я никогда не сделаю тебе ничего плохого.
        Он потряс ее так, что голова ее откинулась назад.
        - Выбирай!
        Слезы навернулись ей на глаза.
        - Между чем и чем? Между моей нормальностью и моей любовью?
        - Между Латэмами и Мак-Кинами!
        - Но мы же все связаны, неужели ты не понимаешь? Как я могу выбрать? Это невозможно!
        - Ты или со мной или против меня, - сказал он с каменным лицом. - Это просто.
        Она беспомощно покачала головой.
        - Я не могу, и не буду участвовать в этой битве и не хочу такого будущего, которое полно горечи и тревоги.
        - Ладно, пусть так! - Он так резко отпустил ее, что она пошатнулась.
        - Нет! - Она в отчаянии схватила его за ворот рубашки. - Не думай, что так легко отделаешься от меня, Лок Мак-Кин! Это тебе не черно-белая картина, не какое-нибудь уравнение - пища для твоей проклятой логики! Ради Бога, ради меня, не будь таким прямолинейным, Железный Мак!
        Лок попытался оторвать ее руку, она не поддавалась. Тяжело дыша, они смотрели друг другу в глаза.
        - Почему ты не хочешь признать, что нет однозначных ответов на некоторые вопросы? Это же не значит признать поражение? Трагедия родителей - почему она должна стать нашей? - Она сказала это подчеркнуто мягко.
        Он скривил губы.
        - Хочешь, чтобы я все забыл? Чтобы на животе ползал и лизал Латэмам руки - как собака? Лучше смерть!
        - Ну, при чем тут это? Прояви великодушие и к родителям, и к Алексу, и ко мне. Нет ничего позорного отказаться от чего-то, что уже потеряло всякий смысл и всякое значение. - В ее голосе послышались слезы. - Эта твоя гордыня - она тебя лишает свободы и никого другого, она тебе причиняет боль. Ведь в тебе столько добра, теплоты! А ты боишься показать это, боишься признаться, что ты совсем не тот, за кого себя выдаешь! Самозванец! Он дернулся.
        - Это что еще за бред?!
        - Ну, признайся. - Она обхватила его за шею, пытаясь прижать к себе его голову. - Ты же не Железный Мак, ты человек, со своими болями, своими потребностями, своей любовью… - Она прикоснулась своими губами к его. - … Как любой другой…
        Она чувствовала, как он весь напрягся. Господи, хоть бы он понял и поверил! Но нет - он резко оттолкнул ее, и ее охватила волна горького разочарования.
        - Будь ты проклята! - Ярость, желание, злость на свою собственную слабость - все это смешалось в нем и вызвало взрыв. Он ударил кулаком по ее незаконченному холсту, и тот полетел на пол. - Думаешь, затащишь меня к себе в постель и я обо всем забуду? О своей фамильной чести? Предательница, сумасшедшая!
        Констанс ахнула. Ударил в ее самое уязвимое место! Старые страхи вновь нахлынули на нее. Ничего не изменилось с тех пор, как она сошла на берег с борта «Элизы». Придурковатая Лили никуда не делась, она просто пряталась.
        Лок повернулся и вышел, хлопнув дверью. Как будто какая-то плотина рухнула у нее в душе, и слезы хлынули неудержимым потоком. Она бросилась в спальню, распахнула один шкаф, другой и начала лихорадочно выбрасывать из них свои платья, белье. Где ее старый мешок? Вот он! Она схватила его, стала набивать его, пока он не раздулся как воздушный шар.
        Сумасшедшая? Ну-ну! Но не настолько, чтобы оставаться с этим холодным ублюдком! У нее есть немного денег, хватит, чтобы выбраться из Бостона. Этот ненавистный пуританский город, питомник снобов! А муженек: в голове только корабли, расчеты, извращенные понятия о чести и возмездии. Она действительно была сумасшедшая, если думала, что сможет его изменить своей любовью! Ее ждет Париж! Париж!
        Констанс бессильно опустилась на край кровати, зарылась лицом в китайский халат Лока и зарыдала еще сильнее. От себя никуда не убежишь. Бежать - это выход для труса. Лок это когда-то говорил. Как она может оставить мужчину, которого любит, с которым только и может быть счастлива? Констанс подняла голову, высморкалась, вытерла глаза халатом.
        - Ему не удастся от меня так легко избавиться! - пробормотала она. - Он меня любит! Я знаю, любит! Пусть грозится, как хочет, на этот раз я не сбегу!
        Она собрала волосы в пучок и уже почти овладела собой, когда раздался стук в дверь. Она вскочила, с виноватым видом схватила мешок, заметалась с ним по комнате, потом сунула его под кровать. Только на лестнице она сообразила, что это не Лок - он вряд ли стал бы стучать в дверь собственного дома. Чувствуя себя дурочкой, она отворила дверь - на пороге стоял какой-то длинноносый мужчина, похожий на извозчика. Он снял свою широкополую шляпу.
        - Письмо для миссис Мак-Кин, - сказал он, протягивая конверт из плотной дорогой бумаги. - Мне сказали дождаться ответа.
        Констанс взяла конверт, вскрыла его, быстро прочла короткую записку, тихо ахнула:
        - Боже, дедушке плохо! Конечно, я приеду! Ты можешь меня довезти до дома Латэмов?
        Она повернулась, бросила письмо на столик в холле, одним быстрым движением хватая шляпку и ридикюль.
        - Конечно, миссис. Идемте!
        Завязывая на ходу шнурки шляпки, Констанс бросилась за ним, к довольно ветхому экипажу, окна которого были закрыты тяжелыми занавесками. Извозчик оказался большим знатоком хороших манер, чем это можно было предположить по его внешности - остановился у дверцы, пропуская ее вперед.
        - Побыстрее, пожалуйста! - сказала Констанс, становясь на подножку, в то время как он повернул ручку двери и начал открывать. - Боюсь, что-то страшное…
        Тяжелый запах орхидей ударил ей в ноздри, и она так и замерла на месте. Извозчик подтолкнул ее сзади, а протянувшаяся из темноты белая рука схватила ее за кисть и втащила в удушливую кабину. Дверь захлопнулась, и она рухнула на скользкое кожаное сиденье.
        Уголком глаза Констанс успела схватить очертания фигуры на сиденье напротив - Роджер, бледный, испуганный, а в углу рядом с ним, ну, конечно же, разве она могла не узнать эти пышные серебряные баки под надвинутой низко на лоб шляпой, только почему-то не двигается… Но вот вид человека, сидевшего с ней, - она вся сжалась от ужаса!..
        - Добро пожаловать, дорогая! - мягким голосом произнес Сайрус Тейт. - Я так соскучился по тебе, Лили!
        Констанс набрала воздуха, чтобы закричать, но страшной силы удар в подбородок - в глазах у нее вспыхнул веер искр, и она провалилась куда-то в небытие…
        Когда вечером Лок вошел в свой притихший дом, он сразу понял, что Констанс там нет. Даже воздух был другой - безжизненный, какой-то чужой. Для него это не было такой уж неожиданностью; он, в общем-то, понимал, что заслужил это после всего, что наговорил ей сегодня; чего он не ожидал - так это того, что ему будет так больно и что его выдержка так явно подвела на сей раз.
        - Как это ушла? - переспросил Дайлан. Вид у него был измученный, рука на перевязи - он здорово натрудил ее за день на верфи. Тем не менее, он весь встрепенулся, когда Лок сообщил ему эту новость.
        - Куда?
        - Какое это имеет значение? - отрезал Лок. - Ушла от меня.
        В глазах Дайлана отразилось непонимание и беспокойство. Выкрикивая ее имя, он бросился вверх по лестнице, заглянул в одну комнату, другую, обнаружил страшный разгром в студии, вернулся к Локу, мрачный и суровый.
        - Она собрала вещи, точно! Черт возьми, Лок! Что ты с ней сделал?
        Лок поднял глаза от записки, которую она оставила на столике. Сжав челюсти, он взмахнул конвертом.
        - Просто сказал ей, что она должна сделать выбор между мной и Латэмами. Видишь, она его уже и сделала.
        Дайлан взял записку, быстро прочел ее, зло смял в кулаке.
        - Ах ты, сукин сын! Пуп земли! Я - и больше никто! Ты знаешь вообще-то, с каким чудом ты имеешь дело? Констанс тебя любит, но разве можно жить с тобой после такого ультиматума?
        - Хватит, Дайлан! - устало прервал его Лок. Грудь его сдавило, в глазах были слезы - нечто совсем не похожее на Железного Мака. - Так будет лучше.
        - Эта женщина - лучшее в твоей жизни! - сердито отозвался Дайлан. - Ты что, так и дашь ей уйти?
        - А что мне делать?
        - Решил пойти по стопам отца? - саркастически произнес Дайлан. - Поздравляю. Тогда, может быть, Констанс и права, что ушла. Вот мать не смогла, и это убило ее.
        Лок, пораженный его словами, уставился на брата.
        - Как ты можешь так говорить?
        - Не думай, что раз я был маленький, я ничего не понимал. От отца ведь так и веяло холодом, и мама увяла как роза от мороза. Когда она тогда заболела, последний раз, она просто уже не хотела жить. - Дайлан сглотнул комок в горле; застарелая горечь отразилась в его карих глазах. - Любви двух малышей ей было мало.
        Лок заморгал, положил руку на плечо брата.
        - Дайлан…
        Тот дернул плечом, показывая, что он не нуждается в его утешении.
        - Если бы она была посмелее - как Констанс! Тогда, может быть, еще и нашла бы свое счастье.
        Лок тоже переживал смерть матери, но никогда даже не подозревал, насколько сильны были горечь и боль у брата. Сказать ему? Но если это, правда, тогда все рушится - все его представления об их семье, о фамильных ценностях. Значит, ради собственной гордыни оставить Дайлана в неведении, пусть страдает? Нет, брат заслуживает права самому решить, какую истину он предпочитает.
        - Может быть, она и нашла на какое-то время. А он, как слепой, пытался нащупать верный путь в путанице своих чувств. - Но если Лок любит брата, он должен сказать все.
        Теперь была очередь Дайлана изумиться.
        - Что-что?
        - Это Констанс так считает. Тебе эта история может не понравиться.
        - Ну, ну!
        Запинаясь, Лок рассказал брату о медальоне, об отношениях между Элизой Мак-Кин и Джеймсом Латэмом, и о том, кто, скорее всего настоящий отец Дайлана.
        - Боже мой! - Дайлан подергал непривычную бородку, покачал головой. - Ну и узелок!
        - Наверное, лучше бы тебе не знать… Да к тому же, возможно, это и не так…
        - Да нет, все сходится! Вот это да! - Дайлан как-то вымученно захохотал. - Подумать только, я - Латэм! Все в другом свете теперь выглядит, а?
        - Ну, во всяком случае, ты остаешься моим братом.
        - А Констанс - моя сестра, да? - Он опять попытался засмеяться. - Хоть это утешает.
        - Дайлан, но ведь это только предположения…
        - Ну, какие предположения? Я же говорю, все к одному. Но, между прочим, если отец и подозревал, что я не его сын, он мне это никогда не показывал.
        - Эноку все было безразлично, - тяжело обронил Лок. Но вот что интересно - он стал таким холодным и жестким из-за того, что его жена ему изменяла, или она стала искать любовь на стороне из-за того, что он был такой холодный и жесткий?
        - Это загадка, которую мы никогда не решим. Я только знаю, что он умер до того, как покончил с собой. Жизнь для него стала пустыней - и поэтому потеряла всякую ценность и всякий смысл.
        - Может быть, он тосковал по маме, - пробормотал Лок.
        В глазах у него защипало. Всю жизнь он пытался подражать отцу, сделать карьеру, чтобы тот мог им гордиться, отомстить Латэмам - опять завет, оставленный Эноком. И он преуспел только в том, что делал полный круг и пришел к тому же, чем кончил его отец - без женщины, которая ему нужна больше жизни, один - с опустошенным сердцем. Теперь он мог лучше понять отца - ведь его собственное будущее казалось ему безжизненной пустыней.
        Лок опустился на ступеньки лестницы, склонил, голову на колени, полный жалости и к отцу, и к самому себе.
        - Господи, все зря… Все, все зря…
        - Ты не такой, как он, - мягко произнес Дайлан. Его и испугала, и как-то порадовала эта перемена в брате; признать поражение - это половина победы. - Ты, наверное, единственный чистокровный Мак-Кин в нашей семье, но ты не такой…
        - Хуже. Железный Мак. Не смог даже жену удержать.
        - Беги за ней!
        Лок вздохнул, лицо его исказилось.
        - Легко сказать. Ей будет лучше без меня.
        - А тебе без нее? Она вернула тебе твою человеческую сущность, а то за своими чертежами ты о ней забыл! Держись за нее!
        Лок со стоном вцепился себе в волосы на затылке, уставившись куда-то в пол. - Я такого наговорил… она никогда не простит…
        Дайлан выругался.
        - Так скажи, что виноват, что глупость сказал. Она же любит тебя, идиот! Тебе она что, безразлична?
        Лок с болью в голосе проговорил:
        - Я люблю ее больше жизни!
        - Ты ей когда-нибудь говорил?
        Лок медленно поднял голову. Его лицо залила краска стыда. Неужели он трус?
        - Нет, никогда…
        - Так скажи! Господи, неужели это все твоя проклятая гордыня мешает?
        - Это тут ни при чем.
        - Ни при чем? Наверное, Энок тоже так считал. Но если Констанс уйдет, то ты проиграешь еще больше, чем он.
        Лок боролся с собой. Да. Дайлан прав. Он так боялся, что окажется менее твердым, чем отец, что упустил из виду все остальное.
        Но он не может без Констанс: без ее любви, без ее смеха, без ее энергии и веселья. Он готов сделать что угодно, хоть на брюхе ползти, чтобы она вернулась. Забудет о гордыне, о мести, пойдет даже на мировую с Латэмами, если это хоть как-то поможет ему убедить Констанс, что они могут быть вместе. Это будет трудно. Страшно трудно. Она может ему не поверить, и он не сможет ее за это винить. Но он сделает все, чтобы восстановить себя в глазах любимой женщины. Кто она - Констанс Латэм или придурковатая Лили - неважно; это его языческая принцесса - самый ценный дар в его жизни. Пусть только она будет с ним - и он посвятит остаток жизни тому, чтобы доказать ей, что она значит для него.
        Лок встал.
        - Пойду за ней. Идешь со мной?
        - Увидеть Железного Мака на коленях - разве можно упустить такое зрелище! - Дайлан широко улыбнулся, и на какой-то момент в его лице мелькнуло что-то неуловимо похожее на Констанс.
        Все-таки сестра!
        Наверное, это опять дурной сон. Констанс застонала и посильнее сжала веки. Вот сейчас она проснется в объятиях Лока, и его поцелуй развеет все ее страхи. Да нет, это невозможно. Ведь они поссорились, так ведь? Она сдвинула брови, пытаясь поймать и собрать вместе ускользающие мысли.
        Медленно пробиваясь через темный туман в голове, она постепенно стала ощущать странности и неудобства своего положения: она полулежит, что-то стягивает ей кисти, во рту кусок какой-то ткани, противно пахнущей туалетной водой. Но хуже всего - такие знакомые ощущения качки и шипящий шорох волн снаружи.
        Глаза ее широко раскрылись. Теперь она знала: случилось самое худшее.
        Боже, она в каюте корабля в открытом море!
        Вздрагивая, давясь от позывов к рвоте, она сумела привстать, и тут оказалось, что она вдобавок еще и привязана! Да, привязана к ножке койки! С трудом она освободилась от кляпа во рту - это носовой платок. Поспешно сделала несколько глубоких вдохов, чтобы избавиться от головокружения. Страшно болела нижняя челюсть, но она крепко сжала ее, чтобы сдержать приступ тошноты. Глаза постепенно стали привыкать к темноте.
        Хриплый голос позвал ее:
        - Констанс?
        - Алекс! - Она рванулась было к едва различимой фигуре, прикованной к койке напротив - но не тут-то было, веревка была крепкая. Кое-как полусев на краешек койки, она выругалась по-французски. - Черт побери! Алекс, ты в порядке?
        - Голова болит. Эти гады меня шарахнули сзади. Алекс тоже был привязан к койке; он сделал еще одну попытку вырваться, но тщетно.
        - Слава Богу, ты жива! Я уж начал думать, что ты так и не откроешь глазок, девочка!
        - Что происходит? - спросила она, вся дрожа от яростного недоумения. - Почему мы здесь?
        Лицо Алекса исказилось от гнева:
        - Роджер! Ублюдок проклятый! Ты была права, Констанс. Они с Тейтом устроили этот поджог.
        Когда я это обнаружил, они запаниковали и решили от нас избавиться - отправили черт знает куда!
        - Господи, как же это так! - Она тихо застонала. - Лок подумает… мы должны выбраться отсюда! Крикни, Алекс! Кто-нибудь нас должен услышать…
        - Я уже пытался. Должно быть, мы единственные пассажиры. Роджер наверняка придумал какую-нибудь легенду насчет нас: что мы заразные, или сумасшедшие, или преступники…
        - Я вправду свихнусь, если здесь останусь, - пробормотала Констанс, хватая ртом воздух. - Боже мой, Боже мой!..
        Раздался звук поворачиваемого ключа, и дверь каюты распахнулась.
        - Рад, что вера в Господа не оставила тебя, дочь моя!
        Констанс ахнула и вся сжалась. В руке у преподобного Сайруса Тейта был фонарь, в тусклом свете его лицо выглядело как гипсовая маска мертвеца. Ужас перед открытым морем - это было ничто в сравнении с тем, что она испытывала сейчас.
        - Как раз кстати! - Алекс попытался тоже принять полусидячее положение - как Констанс. - Что все это значит, ты, прокаженный? Ну-ка развяжи нас, сейчас же!
        - Тихо, тихо, старичок! - произнес Тейт с мягким укором, вешая фонарь на крюк. - Я не такой терпеливый, как Иов. И, к сожалению, ты для меня больше, чем простая помеха. Не серди меня, а то окажешься в чреве кита как святой Иона…
        - Не посмеешь! - выкрикнул Алекс. - Ты меня не запугаешь!
        Тейт хрустнул пальцами.
        - У тебя будет время убедиться в противном. Во всяком случае, несколько месяцев.
        - Месяцев? - едва слышно прошептала Констанс, но Тейт ее услышал.
        - Да, дорогая! Даже такой быстрый корабль, как «Одиссей», не может доставить нас домой за сутки!
        Констанс даже подпрыгнула. «Одиссей»! Корабль Лока! Ей стало как-то легче, зато Алекс буквально взорвался.
        - Разбойник! Это мой корабль. Значит, команда должна меня слушаться!
        Тейт снял свои дымчатые очки, аккуратно сложил их и сунул в карман.
        - Вряд ли. Роджер приказал капитану повиноваться только моим приказам. Так что не предавайся беспочвенным иллюзиям, Алекс. Матросы знают, что пассажиры страдают от некоего нервного расстройства, им нужен полный покой и изоляция. Жаль, конечно, что мы недогружены, но ничего, вот скоро пройдем нью-йоркский маяк и возьмем курс прямо на Лахайн.
        - Нет! - прошептала Констанс. - Только не в Лахайн!
        - Конечно, да! - Тейт подошел к ней ближе и слегка потрепал по щеке. Господи, кожа сухая, как змеиная чешуя, и прикосновение такое противное.
        - Твое место всегда было там, рядом со мной. Мы вместе должны служить Господу… - Он уже перешел своими пальцами ей на шею. - Другие пусть пытаются использовать тебя и твое наследство в корыстных целях, но для меня самое важное - это твои интересы, твое благо, моя сладенькая Лили, моя бесценная Лилио. Именно поэтому Джеймс и отдал тебя под мое попечение, разве не так?
        - Джеймс?! - воскликнул Алекс. - Но ведь ты говорил…
        Преподобный Тейт оторвался от Констанс и, повернувшись к Алексу, озарил его лучезарным взглядом. - Господь прощает маленькую ложь ради большой истины, мой друг. Я не мог тогда сказать, что Джеймс Латэм женился на дочери туземной королевы и ребенок у него от нее. Тогда, пожалуй, этот сукин сын Мак-Кин мог бы предъявить права на сахарные плантации, являющиеся собственностью его жены. Мне нужно было защитить ее…
        - Ты имеешь в виду себя, свое наворованное богатство! - заорал Алекс, весь покраснев от напряжения - он сделал еще одну попытку освободиться от стягивающих его пут. - Это ты присвоил себе то, что по праву принадлежит ей! И наврал насчет ее происхождения! Констанс, прости, что я не поверил тебе! Прости меня, девочка!
        - Да, я была права, - пробормотала она. Здесь пока для нее ничего нового, просто теперь придурковатой Лили больше нет, но эта туманная стена в мозгу остается…
        - Это все происки сатаны - что ты убежала от меня, - мягко произнес Тейт. Он снова дотронулся до ее головы - как будто его притягивал магнит. - Но я прощаю тебя. Все будет хорошо, Лили, я обещаю.
        Она отшатнулась, отвернув лицо. Боже, все что угодно, только бы не видеть этих его неестественных кроличьих глазок!
        - Нет, дядя Сайрус, пожалуйста…
        - Когда блудная дщерь с раскаянием возвращается - это так хорошо, это так угодно Господу!
        Он склонился над ней, его рука скользнула ей от шеи вниз. Его дыхание стало чаще.
        - Времени у нас будет достаточно, чтобы ты научилась делать мне приятное, то, что мне нужно…
        Зрачки ее глаз расширились от отвращения и ужаса. Она хорошо помнила, как он добивался ее покаяния, но сейчас… Эти прикосновения, эти слова… не может быть!
        Ее чуть не стошнило.
        - Не буду!
        Тейт распахнул свой белоснежный сюртук, обнажив рукоятку заткнутого за пояс кольта. Он улыбнулся мраморной улыбкой статуи.
        - Ты же не захочешь, чтобы что-то плохое случилось с твоим дедушкой, а, Лили?
        Здесь что-то первобытное, глубоко скрытое внутри проснулось в душе Лили; с криком она передернула плечами, чтобы стряхнуть с себя его щупальцы и, подняв ноги, изо всех сил лягнула божьего человека в живот. Он отлетел в сторону как пушинка, но особого вреда этот удар ему не причинил; только из горла вырвался тихий, едва слышный, какой-то ворчащий звук.
        - Оставь ее, грязный подонок! - вскричал Алекс, снова натягивая свои путы. - Помогите! Убивают! Насилуют! Кто-нибудь…
        Крутанувшись на пятках, Тейт вытащил револьвер и ударил им прямо Алексу в лицо. Старик рухнул на койку, кровь из разбитого носа окрасила его серебряные бакенбарды. Тейт наклонился над ним, нанес еще удар, потом еще…
        Время сжалось в какую-то узкую полоску и остановилось. Какие-то образы, ассоциации вихрем проносились в сознании Констанс. Вот такая же сцена - когда-то давно, давно… Картины прошлого оживали перед ее глазами. Яркая вспышка, и туманная стена в ее мозгу рухнула - раз и навсегда.
        Она закричала.
        Тейт повернулся к ней, и Констанс смело поглядела в его кроваво-красные похотливые глазки. Ей снова было десять лет.
        И она все вспомнила.

19
        - Я говорю вам, ее здесь нет, и старого господина тоже!
        - Ах ты, сука! - Лок сгреб миссис Брак за завязки передника. Увидев ее, он сразу все понял. Эта гадина, Тейт и Роджер устроили подлую игру с Констанс, а он, выходит, помогал им в этом!
        С отвращением отшвырнув в сторону эту змею в обличье женщины, он рванулся к гостиной. Д айлан последовал за ним.
        - Вам туда нельзя! - брызгая слюной, завопила миссис Брак.
        - Посмотрим!
        Лок ударом ноги распахнул дверь. Миссис Брак, пискнув что-то под конец, точно провалилась прямо в преисподнюю, так, во всяком случае, от всей души пожелал ей Лок.
        В кресле перед потухшим камином виднелась элегантная фигура с бутылкой в слегка откинутой руке. Лок подошел к креслу, расставив ноги, как будто принимая боевую стойку.
        - Где они, Роджер?
        Роджер поднял свою лысеющую голову и бросил на Лока туманный взор.
        - Ты, пень неотесанный, какого черта тебе надо на моем, - он деликатно икнул, - празднике? Катись отсюда…
        - Мне нужна моя жена. Где она?
        - И где Алекс? - добавил Дайлан. - В записке сказано, что с ним что-то случилось.
        - Нет, нет! - Бросив пустую бутылку, он слегка помахал освободившейся рукой. - Небольшая шишка, и все! Нет повода беспокоиться…
        Схватив Роджера за борта пиджака, Лок приподнял его. - Ты, пьянь чертова! Где Констанс?
        Лицо Роджера выразило недовольство и какое-то злорадство:
        - В чем дело, Мак-Кин? Надоел жене-то? Вот она и отправилась домой, и правильно сделала…
        - Домой? - У Лока все сжалось внутри. Боже, неужели это из-за него она на такое решилась? Неужели он теперь потерял ее навсегда? Он еще сильнее встряхнул Роджера. - Говори, черт подери! Что тебе известно?
        Роджер поспешно отвел взгляд:
        - Ничего. Клянусь!
        - Врет! - бросил Дайлан.
        - Ты что, считаешь, что я во всем виноват? - завопил Роджер. На лбу у него выступила капелька пота. - Я не поджигал «Винд-Уэст»!
        - Но наверняка знаешь кто! - Глаза Дайлана угрожающе сузились.
        - Я тебе однажды разбил нос, Роджер, - жестко бросил Лок. - И с удовольствием это повторю, если ты сейчас не заговоришь! Сейчас же!
        Лицо Роджера исказилось. Он что-то заблеял.
        - Я тут ни при чем! Я этого не хотел! Сайрус сказал, чтобы я его остановил, я совсем не хотел кидать в него перечницу, но что было делать? - По лицу Роджера потекли пьяные слезы. - Мне все равно конец, в любом случае, понимаешь? Мое место, мое положение… Я ведь работал как вол! И вот теперь все псу под хвост! За что?
        - Где?., где?., где они? - Лок сопровождал каждый вопрос энергичным встряхиванием.
        - Нету, - промямлил Роджер. - Все на «Одиссее», сейчас уже отчалили, наверное. Сайрус сказал, что все берет на себя, а я что?
        - Что берет на себя? - спросил Дайлан. - Столкнуть их всех за борт при первой возможности?
        Роджер побледнел:
        - Нет, конечно, нет! Просто долгое путешествие. Повидать мир вроде как.
        - Пока ты будешь здесь править компанией и наслаждаться жизнью? - Дайлан грозно насупил брови. - А как ты это все объяснишь старому Латэму, когда он вернется или - если?
        - Я… я… придумаю что-нибудь, - как-то жалко пробормотал Роджер, потом снова перешел на тон кающегося грешника: - Я не хотел, просто другого выбора не было. Довольны?
        - Отнюдь! - Лок с отвращением толкнул Роджера обратно в кресло; в душе у него все оцепенело от ужаса. - Констанс по своей воле ни за что не выбрала бы компанию Тейта! Он же…
        - Точно! - Лицо Дайлана было таким же мрачным, как у брата. - Их надо как-то задержать!
        Послышался издевательский смех Роджера:
        - Удачи вам! Вы же хвастались, что «Одиссей» самый быстрый корабль в мире! Тут уж ничего не поделаешь - в свою же сеть и попались!
        Внутри Лока как будто соскочила какая-то пружинка. Он схватил Роджера за горло и поднес к его челюсти свой могучий кулак: сейчас он сотрет улыбку с этой пьяной морды! Роджер весь покраснел, закашлялся, беспомощно пятясь, пытался оторвать от горла крепкие, как щипцы, пальцы Лока. Ярость сжигала Лока, но отыграться на этом ничтожестве? Нет, нет!
        - Если я тебя еще застану в Бостоне по возвращении, ты ответишь мне за все! Понял?
        Роджер покорно замотал головой. Лок отпустил его, и он рухнул, как ощипанный гусь, на сковородку.
        Лок резко повернул к двери. - Пошли, Дайлан! - Этот мерзавец Роджер прав -
«Одиссея» не догнать. Мы можем связаться с Нью-Йорком, и если они просигналят ему с маяка, пока он еще не развернулся от берега… - Голос Дайлана, когда они вышли на улицу, прозвучал с мрачной безнадежностью. - Еще идеи?
        Лок остановился около нанятого экипажа.
        - Мы должны их догнать…
        - Что? Но как? Это немыслимо!
        - Другого выбора нет. - Впервые в жизни Лок решил довериться не разуму, а чувству. - На этот раз Тейт убьет ее. Или хуже того…
        - На этот раз тебе придется меня убить. - Голос Констанс прозвучал удивительно спокойно. - Ты уже однажды пытался, может, теперь получится…
        Он понял и медленно опустил револьвер. Алекс застонал, но сейчас она ему ничем не поможет. Не отрывая глаз от безумных глаз Тейта, Констанс улыбнулась, - это была улыбка жгучей ненависти, в которой сгорел весь ее страх.
        - Ты боялся этой минуты целых десять лет, не так ли, дядюшка? Боялся, что я назову тебя твоим настоящим именем. - Она произнесла, как будто выплюнула:
        - Убийца!
        - Дитя мое! - Он сделал шаг к ней со странно изменившимся лицом.
        - Моего отца убила не лихорадка! Его убил ты! Ты напал на него, когда он был пьяный и беспомощный, подкрался сзади как презренный трус и размозжил ему голову. А когда понял, что я это видела, пытался меня утопить, сунул головой в воду и держал там, пока я не начала захлебываться!
        Она вздрогнула, вспомнив этот ужас: как поднимаются вверх пузырьки из ее истерзанных легких, как она понимала, что сейчас умрет, умрет как ее папа. Неудивительно, что в ней появился такой ужас перед водой!
        - Но кто-то подошел, и тебе пришлось притвориться, что ты меня спасаешь, так ведь, дядюшка? И тогда ты решил по-другому - что тебе выгоднее, чтобы я была жива. Иначе мое наследство вернулось бы к моему народу. Но что может рассказать дитя, когда очнется? Представляю, как ты взывал к Божьей помощи, и, наверное, он услышал твои молитвы и лишил меня памяти, но не навсегда, как видишь!
        - Тихо, Лили!
        - Не смей называть меня так! Не имеешь права! Так меня звала только бабушка Канаи. Она родила дочь, мою маму, тоже от белого, поэтому она поняла ее, когда она полюбила Джеймса Латэма. Канаи была из королевского рода, и после ее смерти я стала наследницей ее владений. Тут-то ты обратил внимание на нас с отцом.
        - Бедное помешанное дитя! - холодным тоном произнес Тейт, засовывая револьвер обратно за пояс. - Ты так долго была больна…
        - Уже не больна! - Констанс уже не боялась его, и его слова на нее не действовали.
        - Как ты, должно быть, боялся этого дня! Все эти годы пытался заставить меня обо всем забыть, пытался убедить всех и меня в том числе, что я сумасшедшая! Но теперь мои глаза открылись, и я знаю правду.
        В ее мозгу неслись яркие ожившие картинки прошлого. Счастливая жизнь с бабушкой Канаи - она ее единственная внучка. Отец - такой мягкий, такой печальный после смерти матери, ищущий забвения в вине и проповедях в этой злосчастной святой миссии! Конечно, теперь она понимала - потерять вначале свою первую любовь, а потом молодую жену, - это было слишком большое испытание для Джеймса Латэма. И она помнила тот ужасный день…
        - Папа никогда бы не сделал по-твоему - пробормотала Констанс. - Пусть он был пьяница, но он любил и уважал мой народ и хотел уберечь его от твоих жадных лап. Поэтому ты убил его и захватил мое наследство.
        - Они все неграмотные, погрязшие в грехах людишки, они нуждаются в моем руководстве, - попытался возразить Тейт. - Я сделал эту плантацию тем, что она есть. Без меня ничего бы там не было. Иегова лишил меня столь многого, разве я не достоин хоть маленького вознаграждения за свои труды?
        - Ты строил из себя короля - на крови и слезах моих соотечественников! Жалкий урод! Безумец! Ничем не скроешь свою порочность!
        - Заткнись! - Он схватил ее за горло.
        - Убей меня, убей! - повторила она, задыхаясь. - Я тебя больше не боюсь!
        - Ты мне полезнее живая! - От склонившегося над ней лица тошнотворно несло орхидеями и кровью! - И я найду способы, чтобы ты могла меня развлечь!
        Она засмеялась.
        - Изнасилуешь? Ну-ну! Думаешь, от этих разговоров мужчиной себя почувствуешь? Я не ребенок, и знаю, что эта твоя штучка поднимается только, когда ты истязаешь кого-то. Ты на муху-то не сможешь влезть, не то, что на настоящую женщину!
        - Блудница вавилонская! - Тейт ударил ее по лицу. - Замолчи!
        Констанс ощутила во рту медный вкус крови - и засмеялась снова. Она знала теперь, что бы ни случилось, даже в такой беде, в какой она очутилась сейчас, она не будет ощущать себя беспомощной.
        - Иди ты к черту!
        Тейт снова замахнулся было, но сверху на палубе раздались голоса - смена вахты. Он опустил руку, вгляделся в нее своими кроличьими глазками, тяжело дыша от бессильной ярости.
        - Я еще займусь тобой на досуге, Лили. Ты многому научишься.
        Констанс слизала кровь с разбитой губы.
        - А ты за многое ответишь. В аду для тебя место, во всяком случае, приготовлено.
        Бесцветные брови Тейта чуть приподнялись, лицо озарила лучезарная улыбка.
        - Что ж, мне нравится такое состязание. Посмотрим, чья возьмет. А пока, поразмысли о сладости раскаяния и о том, сколько стоит жизнь этого старика!
        Дверь каюты с шумом захлопнулась за ним, щелкнул замок. Констанс некоторое время оставалась недвижной, а потом рухнула на койку, пытаясь достать связанными руками до горящей щеки.
        - Ну, девочка, я горжусь тобой! - донесся до нее возглас с противоположной койки.
        - Дедуля? - Ее голос теперь дрогнул. - Он здорово тебя?
        - Ничего, Констанс. Выглядит хуже, чем на самом деле.
        Лицо его все заплыло и распухло; чувствовалось, что, несмотря на напускную бодрость, ему больно говорить. Да, и молодому бы тут не поздоровилось, что уж говорить о старике.
        - Ты слышал?
        - Большую часть. Наконец-то узнал правду из его собственных дьявольских уст. Кстати, девочка, надеюсь, твои зубки такие же острые, как и язычок, а? - Несмотря на трагичность ситуации, он засмеялся.
        - Что? - Она не поняла причины смеха, и вообще, что он имел в виду.
        - Надо перегрызть веревку! Мы же не собираемся сдаваться, верно?
        - Нет, ни за что!
        - Тогда мы должны встретить его, как следует, когда вернется. Я не хочу, чтобы он меня использовал как заложника. Должен же быть хоть один здравомыслящий на борту - нужно только вырваться из этой клетки. Он сумасшедший да?
        - Да! - Она вздрогнула. - А вот я, оказывается, нет. И никогда не была.
        - Нет, Господь одарил тебя такой твердостью духа, что я просто поражаюсь. Ну, давай, девочка не теряй времени, у нас его мало.
        Констанс поняла, что он прав. Она отчаянно вгрызлась в стягивающие ее путы. Не надо сейчас думать о Локе, конечно, он будет думать, что она просто опять ушла от него. Господи, эта мысль делала ей больнее, чем эти проклятые веревки. Уф, наконец-то! Руки свободны, теперь можно попытаться развязать Алекса. Вот и он свободен. Она слегка сполоснула ему лицо из оловянной кружки, которую нашла в шкафу. Он был в сознании, но очень слаб. Господи, ну как им справиться с этим ненормальным - ведь у него еще и револьвер! А ведь он неминуемо явится снова. Надо бы как-нибудь связаться с капитаном. Констанс попробовала дверь, поковырялась в замке шпилькой - тщетно. Может быть, попробовать как-нибудь отвернуть скобы?
        - Мы изменили курс? - сказал Алекс.
        Она подошла к нему, положила руку на лоб. Бредит? Да нет, вроде голова холодная.
        - Ну и что это значит, как ты думаешь?
        - Может быть, мы повернули в открытое море от побережья. - Голос Алекса прозвучал веско и мрачновато.
        Сердце у Констанс упало. Она открыла иллюминатор, поднялась на цыпочки и высунула голову. Ого - сколько судов вокруг! Барки, шлюпы, рыболовецкие лодки, паровые буксиры, угольные транспорты, - «Одиссей» легко обходил их, оставляя позади.
        Констанс обернулась к деду, в голосе ее прозвучала надежда:
        - Так много кораблей! Наверное, мы совсем близко от берега. Может быть, как-нибудь просигналим им?
        Наверху послышались какие-то крики, топот ног, хлопанье парусов. «Одиссей» снова резко изменил курс, так что Констанс пришлось схватиться за спинку койки.
        - Что за дьявол? - Алекс встал и с трудом добрался до иллюминатора. - Что-то случилось, девочка. Можно подумать, что нас атакуют.

«Одиссей» снова рыскнул в сторону, и в полосу обзора попал гордый силуэт еще одного корабля, который под полными парусами несся им наперерез.
        - Красавец! Похоже, что обгоняет нас. Констанс недоумевала - какой же корабль может сравниться с этим шедевром ее мужа, на котором они волею судьбы оказались в качестве пленников. И вдруг она догадалась.
        - Любимый, ты?!
        - Ты что?
        - Это наше спасение, дедуля! «Аргонавт»! Железный Мак выручит нас!
        - Поздно!
        Констанс и Алекс одновременно повернулись на звук этого жесткого голоса. Сайрус! Волосы у него были растрепаны, лицо дергалось в конвульсиях, но его рука твердо сжимала револьвер. Быстрым, как у змеи, движением он схватил Констанс за руку и завел ей ее за спину. Она вскрикнула от боли и согнулась.
        - Брось это, Тейт! - громыхал Алекс. - Игра окончена. Освободи нас и катись на все четыре стороны, хоть к чертям собачьим.
        Тейт поднес дуло револьвера к виску Констанс:
        - Погоди, погоди, Алекс. Ну-ка вперед, а мы за тобой, и смотри веди себя разумно, если тебе ее жизнь дорога!
        Покраснев от бессильного гнева, Алекс вынужден был повиноваться. Тейт грубо толкнул Кон станс вслед за ним.
        - Что ты собираешься с нами делать? - не оборачиваясь, спросил Тейта Алекс.
        - Капитан Исаакс явно нуждается в стимуле, чтобы оторваться от преследования. - Тейт напряженно улыбнулся. - Вот он его и получит - не будет расторопным, увидит, как ее мозги запачкают всю палубу! Ну, быстро!
        - Они не отвечают на наши сигналы, сэр! - донесся голос впередсмотрящего.
        - Черт! Минуту назад мне показалось, что они останавливаются! - пробормотал капитан Дайлан Мак-Кин. - Просигналить еще!
        Лок, стоявший рядом с ним на мостике, бросил озабоченный взгляд на натянувшуюся над ним парусину. Было ветрено, но на реях были все паруса. «Аргонавт» летел по зеленым волнам Атлантики, как птица, вздымая по бортам высокие буруны пенной воды. Потрясающая скорость корабля, оснастку которого бросили посредине, на борту - только треть требуемого балласта и экипаж укомплектован едва наполовину!
        Дистанция, отделявшая их от «Одиссея», неуклонно уменьшалась. Дайлан так выбрал курс, чтобы прижать преследуемый корабль к берегу. Он выжимал из «Аргонавта» все, что можно. Опасно, отчаянно опасно, но иного выбора нет.
        - Мы это сделаем! - сказал Лок. - Мы должны.
        - Если только мачты не рухнут или ветер не переменится.
        В едва-едва укрепленной мачте послышался тревожный скрип, но Дайлан, не обращая внимания на этот предвестник катастрофы, беспечно улыбнулся.
        - Черт, кто бы подумал, что Железный Мак пойдет на такое? Ты весь Бостон на уши поставил! Больше - все восточное побережье! Помнишь, какой эскорт нас провожал?
        - К чертям этот Бостон! - пробурчал Лок: ему действительно было теперь наплевать и на свою репутацию, и на общественное мнение.
        Впрочем, все ему сочувствовали, его имя попало на первые страницы газет, телеграммы понеслись во все порты побережья. Сама скорость, с которой удалось спустить на воду, а затем вывести в открытое море корабль совершенно новой конструкции, была уже чудом, вошедшим в анналы морской истории. А то, что за одну ночь «Аргонавт» настиг «Одиссея» - разве это не еще большее чудо?!
        Но гордость за свое детище мешалась в сердце «Пока с беспокойством за судьбу любимой женщины, и второе чувство было сильнее. „Аргонавт“ дорог ему теперь, прежде всего тем, что поможет спасти Констанс.
        - Черт, парусов-то у них больше! - досадливо бросил Дайлан.
        - Зато у нас - лучший капитан всех морей от Бостона до Кантона. Жми!
        - Слышу! Интересно, на кого бы сейчас поставила мисс Филпот? Ну и гонка!
        - Надо успеть, пока Тейт не… - Лок сжал челюсти. - Эх, сейчас бы пару пушчонок!
        - Ничего! Не один ты знаком с пиратами Китайского моря. Мы им подрежем курс, так что они никуда не денутся, точно!
        Дайлан поднял бинокль и удивленно воскликнул:
        - Смотри, Лок! Женщина…
        Лок схватил его бинокль и всмотрелся в группу столпившихся около капитанской рубки
«Одиссея»: вон Тейт - его белые космы хорошо видны, а вот и темная головка около…
        - Конни! Слава Богу! Жива!
        - О чем там Исаакс думает? - пробормотал Дайлан. - Смотри, они еще паруса поднимают!
        - Прибавь! Нельзя их упускать! Дайлан коротко выругался:
        - У нас только наши рубашки остались! Я и так боюсь… А, черт!
        Со звуком, напоминавшим пушечный выстрел, верхняя часть мачты обломилась и, разваливаясь на части, рухнула на палубу. Взрыв ругательств матросов добавил шуму. Дайлан быстро восстановил порядок, но это была, без преувеличения, катастрофа.
        Лок быстро оценил ситуацию - еще несколько секунд, и «Одиссей» уйдет в море. Раздумывать долго было нечего - решение пришло почти мгновенно.
        - Право руля!
        Рулевой нерешительно бросил взгляд на капитана - подтвердит ли он этот приказ?
        - Так мы в них врежемся. Таран?
        - Да! - Лицо Лока обострилось, став чем-то неуловимо похожим на изображение морского божества на бушприте. Опасности, риск, любая жертва - он пойдет на все. - Давай!
        - Не менять курса! - Сайрус Тейт ткнул револьвером в щеку Констанс. - Иначе я ее убью!
        Капитан Исаакс, суровый, бородатый бостонец, яростно сжал челюсти.
        - Они режут нам нос, дубина! Если мы с ними столкнемся, мы все погибнем!
        Констанс закусила губу, Алекс схватился за леер. На капитане Исааксе уже лица не было - летящий по волнам «Аргонавт» неудержимо надвигался на них. Раздавались тревожные выкрики матросов «Одиссея», но на Тейта это не действовало.
        - Они не пойдут на это! - увещевающим голосом произнес он. - Этот сукин сын не станет рисковать ради своей шлюхи!
        Констанс застонала не столько от ужаса, сколько от гневного недоумения - что Лок задумал? Нет, нет, этого нельзя допустить!
        - Мистер Латэм приказал мне следовать вашим указаниям, но только не безумным! - С этими словами Исааке сделал шаг в сторону Тейта. Вид у него был воинственный.
        Воспользовавшись долей секунды, когда внимание Тейта переключилось на капитана, Констанс изо всех сил ударила пяткой по его колену. От боли и неожиданности тот выпустил ее руку, и она бросилась в сторону, рухнув на палубу к ногам Алекса, споткнувшись о бухту каната. Тейт рванулся за ней, и в это мгновение Исаакс крикнул рулевому команду на изменение курса. С яростным воплем Тейт выстрелил в капитана, и он, раненный в ногу, упал.
        Рулевой рванулся ему на помощь, оставленный штурвал бешено завертелся. Отовсюду сбегались матросы. Старший помощник крикнул, чтобы спускали паруса, но никто и не подумал выполнять его приказа. Взвыв как шакал, Тейт направил дуло пистолета на Констанс. Алекс швырнул в него бухту каната, Тейт запутался в его кольцах и непристойно выругался, забыв о всякой видимости благочестия.

«Аргонавт» уже совсем рядом, кажется, на расстоянии вытянутой руки. Тейт снова поднял револьвер.
        Время, казалось, остановилось. Она отчетливо видела, как палец Тейта приближается к спусковому крючку. Четко определила расстояние, отделяющее их от пенной поверхности океана. Да, это единственный выход!
        Схватив за руку Алекса, она толкнула его к борту, с неожиданной силой чуть ли не перебросила его через леер.
        - Прыгай, дед!
        Пожилой джентльмен даже с каким-то изяществом последовал ее призыву и исчез в гребне волн. Констанс услышала звук от пролетевшей рядом пули и тоже прыгнула за борт…
        - Держись! - Предупреждающий возглас Дайлана не помог: все рухнули на палубу, когда «Аргонавт» с ходу врезался в кормовую часть «Одиссея». Оторвав у него руль и сам потеряв бушприт, корабль - рекордсмен Лока Мак-Кина - по инерции продолжал двигаться в направлении суши. Дайлан и старший помощник поспешно отдавали команды: долой паруса, осмотреть повреждения, проверить трюмные переборки!
        Через огромную пробоину в корме «Одиссея» внутрь его корпуса хлынула вода: он с огромным дифферентом на корму стал быстро погружаться в пучину. Команда рванулась к спасательным шлюпкам; многие, не дожидаясь пока шлюпки спустят на воду, бросались за борт, стараясь отплыть как можно дальше от тонущего корабля. Наблюдая, как нос «Одиссея» угрожающе задирается вверх, Лок чувствовал себя так, как будто он своими руками убил свое дитя.
        Потом на него нахлынула новая волна ужаса. Он сумел выкрикнуть:
        - Шлюпки на воду!
        Где Констанс?
        Вода была на удивление теплая. Наверняка ответвление Гольфстрима. Умом Констанс это понимала, но память перенесла ее в детство, - вот в таких же теплых водах океана она плавала в детстве. Тогда она не боялась. Тяжесть мокрой одежды тянула ее вниз, но тут она сделала еще одно неожиданное открытие: она и сейчас не боится!
        С этой мыслью к ней пришла спокойная уверенность. Она, не барахтаясь, а просто отдав себя на волю волны, которая поддерживала ее как ребенка в колыбели, быстро освободилась от мешавшей одежды - на ней остались только нижняя сорочка и штанишки. На поверхности стало держаться еще легче. Дождавшись, когда волна подымет ее на свой гребень, она огляделась, - вот и Алекс, совсем рядом, отчаянно молотит руками по воде, вздымая брызги. Она поднырнула и оказалась рядом с ним.
        - Дедуля, я с тобой! - Она помогла ему сбросить с себя пиджак и ботинки, перевернуться на спину. Они начали тихонько отгребать подальше от обреченного
«Одиссея».
        - Все будет хорошо!
        - Смотри, девочка! - выдохнул Алекс. - Он тонет!
        Очутившись вновь на гребне волны, Констанс бросила взгляд через плечо.
        - Боже! Дядя Сайрус!
        Бледная фигура застыла у леера, руки подняты - как будто он обращается к Всевышнему с последней молитвой. Он и не подумал последовать за командой, которая уже, по большей части, находилась в спасательных шлюпках. Еще мгновение - и
«Одиссей» с каким-то жутким стоном ушел под воду, - и с ним вместе навсегда исчез преподобный Сайрус Тейт, став жертвой той самой стихии, которую много лет назад он хотел использовать, чтобы покончить с Констанс.
        Огромные пузыри воздуха стали всплывать на поверхность, и вместе с ними ящики груза, какие-то деревяшки, одежда, приборы, - все то, что обычно остается после кораблекрушения. Вот и конец «Одиссею».
        Смерть Сайруса Тейта не вызвала у Констанс никаких эмоций: ни жалости, ни радости ни даже облегчения. Но гибель «Одиссея» пронзила ее болью. Ах, Лок Лок! Уже с усилием удерживаясь на поверхности, Алекс быстро терял силы. Констанс лихорадочно завертела головой - где же «Аргонавт»? Но она увидела другое. Белоснежная шлюпка, направлявшаяся прямо к ним. Мрачный архангел на носу. Вот он вырвал ее из жадных объятий океана. Сколько любви в его глазах! Он спас не только ее - больше, намного больше!
        Прошло немного времени, Констанс - босая, завернувшись в полотенце, в руках чашка горячего чая, - хозяйка прибрежной хижины быстро приготовила его для жертв кораблекрушения, - смотрит на мужа, рассеянно прохаживающегося вдоль полосы прибоя; каждая волна выносит на берег какой-нибудь еще предмет из затонувшего корабля. Нет, увы, кораблей!
        Да, «великая гонка» кончилась трагически. Слава Богу, была только одна человеческая жертва, если только можно считать Тейта человеком. Но что касается кораблей, то и «Аргонавт» явно обречен.
        Констанс сунула свою кружку Алексу и, подойдя к мужу, взяла его за локоть.
        - Ох, Лок, я этого не вынесу!
        - Принцесса! - Лок притянул ее к себе. Она обняла его, прижалась щекой к его груди. - У тебя прямо-таки бзик - показывать всем свое нижнее белье! Неужели побольше полотенца не нашлось?
        - Не до шуток. Безнадежно?
        - Да, пробоину не заделаешь.
        У нее появились слезы на глазах.
        - Твой красавец!..

«Аргонавт» был где-то в миле от берега, виднелись только верхушки его мачт, а корпус уже почти погрузился в морскую пучину. Последние спасательные шлюпки приближались к берегу. Голос Лока был подчеркнуто спокойным - он размышлял вслух:
        - Надо подсчитать силу удара при столкновении. Интересно, сколько узлов мы делали. Для морских архивов это бесценные данные. Может быть, статью напишу…
        Констанс вся задрожала от жалости к нему.
        - Оба затонули - и все из-за меня! Весь твой труд насмарку. И бизнес… Боже! Прости!
        - Конни, не надо! - Он пригладил мокрую копну ее волос и нежно поцеловал. - Ты в безопасности, память вернулась. Если уж ищешь виноватого, то это я - не захотел покончить с этой вендеттой, не захотел поверить в твои и в свои чувства.
        - Я не хочу никого винить, - пробормотала она, - но ведь три корабля Мак-Кинов - один за другим! Как-то не по себе!
        - Слушай меня! - Он взял ее за плечи, посмотрел прямо в глаза. - Я всегда боялся кончить тем, чем кончит мой отец, - стать банкротом и всеобщим посмешищем. Ну вот, это уже случилось, наверное. И знаешь что?
        Она отрицательно покачала головой, борясь с душащими ее рыданиями. Он криво улыбнулся.
        - Все не так уж плохо. Я не говорю, что будет легко, но единственное, чего я не смог бы перенести, - это потерять тебя! Я люблю тебя, принцесса.
        Она быстро-быстро заморгала… Какая она счастливая!
        - Лохлен!
        - Железный Мак не знал, за что стоит бороться. Это ты, твой огонь, твоя любовь растопили лед в моей душе. Прости, я говорю уж очень напыщенно, но ты мне так нужна!
        Ее губы задрожали, она обхватила его за шею и прижалась к нему, прикрыв его плечи своим полотенцем.
        - Ты так чудесно говоришь! И ты мне так нужен!
        - Ты столько перенесла! - пробормотал он, прижимая ее к себе крепче. - Когда я вспоминаю, что делал с тобой этот Тейт…
        - Ш-ш-ш. - Она закрыла ему рот ладонью. Как здорово, что он, наконец, может быть таким откровенным с ней! Вот что делает любовь! - С этим покончено. Я ведь думала, что это я виновата, что ты такой жестокий, и от этого мне было особенно тяжело. Ты сделал меня сильной, я теперь человек, женщина в полном смысле слова, и за это тебя больше всего люблю!
        Их губы слились в поцелуе - поцелуе любви и взаимной ответственности, страсти и заботы друг о друге. С трудом разомкнув жаждущие уста, они одновременно повернулись к приближающейся лодке.
        С нее спрыгнул Дайлан.
        - Господи, Лок, прости! - Волосы его сбились на лоб, лицо выражало отчаяние. - Мы ничего не смогли сделать. «Аргонавт» - такой корабль один на миллион, а мне пришлось давать команду его оставить!
        - Ты не виноват. Я сам выбрал этот вариант. И приз стоит того! - Лок снова крепко прижал к себе Констанс.
        Дайлан слегка улыбнулся, взяв ее за руку.
        - Да, сестричка - самый ценный подарок, который океан мне преподнес!
        - Ты знаешь? - мягко спросила она.
        - Лок сказал.
        Констанс бросила любящий взгляд на мужа и сжала пальцы Дайлана.
        - Ты можешь в это поверить?
        - Еще бы он не поверил! - К их трио присоединилась еще одна фигура, тоже, как и Констанс, закутанная в полотенце. Алекс! Острым глазом он оглядел Дайлана с ног до головы.
        - Копия моего Джеймса, упокой его душу! Здравствуй, внучек!
        - Ну, к этому мне еще надо привыкнуть, - суховато бросил Дайлан.
        - Дедуля! - Констанс в нерешительности перевела взгляд с Лока на Дайлана, и потом на Алекса.
        - Я надеюсь… - начал было Алекс и осекся. Прокашлявшись, он начал снова: - Я должен, прежде всего, поблагодарить вас обоих, джентльмены, за сегодняшнее. Вы спасли мою жизнь, спасли мою Констанс - и такой ценой! Я, старый дурак, хочу сказать, что время предать забвению ошибки прошлого. Все мы пострадали, но, может быть, кое-что все-таки можно сохранить, а? Только не эту вражду!
        - Это по мне! - просто сказал Лок, протягивая Алексу руку. - Счастье Констанс - это мое счастье, и я хорошо знаю, что для нее значат ее родственники.
        Алекс повернулся к Дайлану.
        - Рад, что ты теперь со мной, внучек! Дайлан кивнул, усталое выражение на его лице сменилось задорно-насмешливым.
        - Да, но это будет редкая радость, обещаю!
        - Дайлан! - Констанс осуждающе взглянула на брата, но, увидев, как Алекс улыбнулся его шутке, тоже засмеялась. Она взяла руку Алекса и соединила ее с рукой Дайлана.
        Теперь их семья вся в сборе, все вместе - мир! Они, не сговариваясь, посмотрели на горизонт - там как раз уходили навсегда в морскую глубь мачты «Аргонавта».
        Эпилог
        - Вернись обратно сию же минуту, несносный ребенок!
        Кареглазый малыш в соломенной панамке и коротких штанишках одарил мать очаровательной улыбкой и со всех ног ринулся куда-то сквозь густую толпу, теснившуюся на набережной.
        - Лок! - позвала Констанс Латэм Мак-Кин - только отец и мог найти управу на их первенца.
        Он беседовал в это время с группой инвесторов, собравшихся здесь по случаю первого выхода в море нового судна, построенного на верфи «Латэмы, Мак-Кины и К0», быстро оценил ситуацию. Извинившись перед собеседниками, он бросился в погоню за сыном. В несколько прыжков он, догнав беглеца, подхватил его под мышки и высоко подбросил вверх - прямо в безоблачное небо. Болтая ножками, ребенок залился веселым смехом, - это было его любимое удовольствие. Улыбаясь, Лок посадил его на плечо и направился к Констанс.
        Она не могла сдержать улыбки. Как изменился Железный Мак за эти три года! Разве можно раньше было представить себе, чтобы он бегал по пирсу как мальчишка, так открыто демонстрируя свою любовь и восхищение женой и ребенком, свою гордость, что они у него есть.

«Да, это моя заслуга», - подумала Констанс удовлетворенно. Свежий ветерок наполнил снасти многочисленных кораблей, теснившихся в гавани, - они запели на разные голоса. В душе у Констанс тоже все пело. Лок остался таким же решительным и несгибаемым, когда речь шла о его любимом деле, но он стал таким нежным отцом, таким любящим мужем.
        Им пришлось нелегко в эти годы. Конечно, Алекс помог с деньгами, да и восстановление партнерства Латэмов и Мак-Кинов пошло на пользу делу, но верфь пережила трудные времена. Однако бурный рост спроса на суда плюс кораблестроительный талант Лока, плюс обросшие легендами факты о «великой гонке», - все это обеспечило постоянный приток заказов. В результате Лок, наконец, посчитал возможным построить корабль для себя - «суперкорабль», о котором он мечтал и в проектировании которого он учел некоторые уроки из той самой «великой гонки». Из поражения выросла победа - это было по-мак-киновски!
        - Ах ты, хулиган маленький! - Подойдя к жене, Лок еще раз подбросил вверх свое сокровище. - Ну-ка, извинись перед мамой за то, что заставил ее волноваться!
        Снова улыбнувшись Констанс своей улыбкой ангелочка, ребенок пососал пальчик, потом потянул его в сторону величественного корабля, который, сверкая свежей краской, медленно разворачивался в сторону моря.
        - Да!
        - Да, дорогой! - сказала Констанс. - Помаши ручкой дяде Дайлану!
        Малыш еще раз настойчиво показал пальчиком на удаляющийся корабль и, упрямо выставив подбородок в типично мак-киновской манере, повторил:
        - Плыть… Да!.. Лок засмеялся:
        - В следующий раз, моряк! Скоро!
        Лицо ребенка помрачнело, нижняя губа угрожающе надулась.
        - Лок, не смей ему внушать такие мысли! У него и своих глупостей полно! - Констанс притянула сына к себе, поправила ему панамку, такую, же, какая была на Локе при спуске «Сильвер Креста» много-много лет назад. - Он же еще маленький!
        - Наверное, ни одна мать не хотела бы отпускать от себя свое чадо, - отозвался он, ласково взяв ее за подбородок, но готовься - корабли и море у него в крови. Тут уж ничего не поделаешь.
        - Это жестоко, Лок Мак-Кин, говорить мне о таких вещах, особенно сегодня, когда я провожаю Дайлана!
        - Мне тоже жаль, что его с нами не будет, но ты же сама знаешь - никто лучше его не управится с твоими делами там, в Лахайне …
        Она вздохнула:
        - Верно. Как управляющему, ему равных нет.
        - А помнишь, какая для меня была неожиданность, когда оказалось, что я женился на королеве, да ещё плантаторше!
        - А я рада, что мой народ наконец-то стал пользоваться плодами своего труда.
        - Да, ты молодец, что решила пустить прибыли от сахарных плантаций на нужды своих подданных.
        - Не одна я терпела от Тейта, не одна я должна почувствовать перемены к лучшему. Кроме того, моя новая родина, - это страна, где правит демократия. Наверняка Дайлан позаботится, чтобы каждый получил там по справедливости, но все равно я буду о нем очень скучать.
        Лок проводил глазами уже выходивший из бухты клиппер.
        - Верно, но он был так счастлив сегодня! Она как-то виновато покачала головой.
        - Ну, для него вся жизнь в том, чтобы опробовать очередной корабль.
        - Па… плы! - В голосе ребенка уже явственно слышались слезы.
        - Сладушка моя! - Констанс вытащила из сумочки маленькую деревянную модель корабля. - Смотри-ка, что для тебя сделал дядя Джедедия!
        Это отвлекло малыша, он взял игрушку и начал сосредоточенно изучать ее, - один палец прижат к верхней губе, ну точь-в-точь Лок, задумавшийся над какой-нибудь деталью корабля. Сердце Констанс сладко сжалось - Боже, как же она любит обоих своих мужчин! Между тем младший Мак-Кин нашел нечто даже более интересное, вывернулся из ее рук и устремился в сторону приближавшегося к ним пожилого джентльмена.
        - Привет, мой мальчик! Ну-ка, иди поговори со своим дедулей!
        Алекс Латэм, все еще энергичный и бодрый, не ушедший полностью от дел, остановился, опершись на свою палку с набалдашником из слоновой кости, и принялся обсуждать со своим правнуком проблему содержимого своих карманов:
        - А что у меня здесь? А вот тут? - Гармония между старым и малым была полнейшая.
        Потом Алекс взял малыша за руку и кивнул в сторону Констанс.
        - Мы пойдем поболтаем с новым папиным десятником, а мама пусть отдохнет немного.
        - Спасибо! - с облегчением проговорила Констанс и помахала рукой Мэгги Мэддок. Сияющая Мэгги - еще бы - муж получил повышение, - ответила тем же, а Тип, отчаянно вертя шеей, пытался привыкнуть к галстуку, который ему отныне надлежало носить.
        Лок взял Констанс под руку, любовно посмотрел вслед удалявшейся парочке - сыну и его прадеду.
        - Этот маленький разбойник с каждым днем все больше напоминает тебя - такой же своевольный…
        Она сразу же ощетинилась.
        - Ну, уж спасибо!
        - И такой же любимый, - поспешил он закончить.
        - Слава Богу, он, в общем-то, спокойный и отходчивый, несмотря на примесь крови Мак-Кинов, этих известных упрямцев!
        - Что ж, тем интереснее с ним будет, - примирительным тоном заметил Лок. - Пожалуй, возьму его с собой на несколько дней в Скаи, чтобы ты могла спокойно закончить свои заказы.
        - Сегодня ты не единственный, кто может сказать, - сделал дело… - со смехом отозвалась она. - Я тоже могу гулять смело. Хватит с меня этих картин с кораблями. Я уже несколько месяцев, не отрываясь, их писала. Решила прерваться. Так что могу сплавать с тобой в Скаи и для разнообразия цветы порисовать!
        - Чудесно! Я рад твоим творческим успехам, но совсем не против, если ты уделишь мне хоть несколько дней внимания.
        Констанс лукаво улыбнулась мужу, щеки ее слегка тронул румянец.
        - Тогда, может быть, лучше оставим парня дома?
        Взгляд Лока вспыхнул огнем от этого ее аванса.
        - Пожалуй. Он ведь как тайфун! Второго не хочешь?
        - Вообще-то, - она тщательно сдерживала распиравший ее смех, - немножко поздно об этом спрашивать.
        - Ты хочешь сказать? Правда? Конни! - Мгновение вид у него был какой-то растерянный.
        Она кинулась к нему в объятия, и он расцеловал ее на виду у всей набережной. Когда он оторвался от ее губ, на лице его играла широкая улыбка. - Господи, как я тебя люблю!
        Она радостно и нежно дотронулась до его щеки.
        - Это заметно. - Потом засмеялась. - Подожди немного, я тебе тоже это докажу.
        Лок любовно провел руками по ее плечам, как будто не доверяя своему счастью:
        - Жаль, что мы не назвали корабль «Принцесса Лили».
        Констанс вспомнила, как гордо блестели на солнце золотые буквы названия - «Джеймс Латэм».
        - Нет, выбор прекрасный.
        - Джейми будет думать, что это в его честь, а не в честь деда. Загордится, пожалуй, - особенно если учесть, что этот корабль наверняка побьет все рекорды с таким капитаном!
        - Джейми Мак-Кину надо будет научиться скромности, как и его отцу. Впрочем, последнему я готова сделать некоторую скидку.
        Лок обнял ее за плечи, прижал к сердцу - там она останется навсегда.
        - Не надо больше дурных слов, любимая!
        - Нет! - Она подняла голову, подставив губы для его поцелуя. Она знала теперь все наверняка. - Только хорошие, теперь и навеки!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к