Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Дэйн Клаудиа: " Брачное Ложе " - читать онлайн

Сохранить .
Брачное ложе Клаудиа Дэйн
        # Он был истинный рыцарем без страха и упрека, посмевшим заглядеться на чужую невесту. Она - юной девушкой, обретшей в таинственном незнакомце воплощение всего, о чем тайно мечтала. Они стали мужем и женой, и их первая брачная ночь - ночь счастья и страсти, ночь блаженства и наслаждения - завершилась расставанием… Казалось бы, все кончено. Но судьба подарила им новую встречу!
        Клаудиа Дэйн
        Брачное ложе
        Пролог
        Стояла непроглядная, совершенно черная ночь. Полуночная месса давно миновала, и время близилось к заутрене. Спящий глубоким сном мужчина выглядел совсем беззащитным и легко уязвимым.
        И вот пришла она. Она всегда приходит в это время.
        Он видел, что она идет к нему, наблюдал за ее легкими грациозными движениями, за ниспадающей темной вуалью ее волос, покачивающейся в такт ее шагам. Но, как и раньше, он ничего не мог сделать, чтобы остановить ее. И в этом-то и был его позор.
        Он не мог сопротивляться.
        Она легла на него, накрыв своими прохладными ногами его икры и приникнув влажным ртом к его беззащитному горлу. Его сильные руки, могучие руки воина, лежали в бессильном оцепенении, и он не мог ни остановить, ни удержать ее. Она легла на него, и ее легкое волнующее тело лишило его воли, свело на нет всю решительность.
        Ее язык медленно двигался вверх от шеи к подбородку, и вдруг, очертив кончиком пальца линию его губ, она в тот же момент с силой притянула его рот к своим губам, передавая с поцелуем всю свою дикую и безрассудную страсть. Темные волосы рассыпались по ее спине и спутанными прядями легли на его лицо и руки, прохладные и тяжелые, как сама ночь.
        Казалось, они были не одни, но теперь это не имело никакого значения.
        Она пришла к нему, и он не смог противостоять искушению.
        Все произошло безмолвно: ее рубашка приподнялась, и он почувствовал жар ее плоти на своем обнаженном теле. Ее груди прижались к нему, и он ощутил их приятную тяжесть; и в этот момент его копье, протестуя, поднялось в гневном, но страстном порыве. Хотя нет. Гнева не было, только горячее, нестерпимое желание. Такое огромное, что, казалось, ему нет предела.
        Тусклый свет единственной свечи, немой свидетельницы происходящего, отбрасывал золотистые блики на каменные стены комнаты, заставляя длинные тени извиваться в каком-то сумасшедшем и диком танце. А он целовал женщину, прижимая ее к себе, впиваясь в ее рот, как волк, безжалостно рвущий на части свою жертву. Она раскинула ноги и нежно вобрала его плоть в свое жаркое лоно, вынуждая отдать ей свое семя, сливая их тела в единое целое.
        Но даже в сладостной муке его душа вопила: он снова потерпел поражение. Еще раз.
        Он проклят.
        С этим знанием он шел к избавлению. Его семя судорожно выплеснулось наружу и легло на его бедро влажным напоминанием о его поражении.
        Монах, опекавший послушников в монастыре Святых Стефана и Павла, с ужасом наблюдал эту сцену. И тут колокола зазвонили к заутрене.
        - Она снова приходила к тебе, да? - мягко спросил отец Родрик, настоятель монастыря Святых Стефана и Павла.
        - Да, отец, - ответил послушник-бенедиктинец, опустив голову и сжав в кулаки скрытые длинными рукавами ладони.
        Настоятель с интересом посмотрел на послушника. Почти каждую ночь демон в образе женщины, его суккуб,[В средневековой европейской мифологии - женский демон, соблазняющий мужчин.] приходил к нему, посланный дьяволом, чтобы подвергнуть испытанию его верность обету воздержания. Никогда еще настоятель не был свидетелем такой тяжелой борьбы в стенах своего монастыря.
        Послушник Ричард был человеком сильным. Сильным и решительным.
        Он появился у ворот обители чуть больше года назад, сразу после Троицы. Это был непреклонный человек с серьезным лицом, упрямо твердивший, что отдаст себя на службу Господу и, став монахом ордена Святого Бенедикта, всю оставшуюся жизнь посвятит бесконечной череде молитв и работы. Он пришел полный решимости и обещал себя Богу с пылом человека, чудом спасшегося из огня. Так бывает поначалу со всеми, кто ищет божественного благословения, выйдя из мира, полного греха и порока.
        Но и в стенах монастыря его энтузиазм не поубавился.
        Ричард вогнал себя в еще более строгие рамки, чем предписывали правила обители. Он неистово боролся с демоном, который сидел у него внутри и которого он принес в монастырь с собой. С демоном, которого он не мог отправить обратно в мир иной. В этой борьбе его союзниками были работа и молитва, а злейшим врагом - сон.
        Послушник носил камни для постройки нового лазарета на голой спине, вспахивал плугом землю, копал, полол, драил полы часовни, истязая себя работой и молитвами до полного изнеможения. Он умел читать, а следовательно, мог выполнять спокойную работу в монастырской библиотеке, но пользовался этой возможностью редко, только по принуждению.
        Он тратил столько физических сил, что любой человек на его месте мечтал бы об отдыхе, но Ричард не спал. Его суккуб только и ждал момента, когда он заснет.
        Настоятель прекрасно понимал, почему Ричард избегает забытья: ужасные сражения поджидали его во сне.
        - Та же самая женщина? - спросил настоятель.
        - Да, отец, - признался Ричард. Да, это снова была она: те же темные волосы, бледная кожа, прекрасные глаза, взгляд которых вел его к поражению. Она снова приходила, и снова тот же результат. Она побеждала его всякий раз своим мягким, нежным, но мощным оружием: своей вопиющей женственностью. Он не мог прогнать ее от себя ни словами, ни грубой силой, ни уединением. Как бы ни старался он удержать ее, какие бы ни чинил препятствия на ее пути, она каждый раз проскальзывала в его сны с победной улыбкой на устах. Он осознавал ее власть над ним, понимал, как он слаб перед ней. Он не мог тягаться с ней силами, но все же решил продолжать бороться, пока сердце бьется у него в груди.
        Иного выбора нет: он должен сопротивляться.
        - Ты слишком много работаешь, - сказал настоятель. - Твое истощение дает ей силы.
        - Я истязаю свою плоть, как святой Павел, чтобы властвовать над ней, - возразил Ричард.
        Он должен контролировать себя и свое тело. Должен. Она преследует его и при дневном свете, насылая видения. Вот почему он изнуряет себя работой, наказывая свое тело за то, что оно стремится управлять его разумом и волей. Но он не мог признаться в этом аббату. Тот не должен знать, что совершил Ричард, подчинившись своему проклятию. Этот святой человек не должен знать, как велик грех его нового послушника.
        - Достойная цель. Это приносит результат?
        Ричард стоял, опустив голову и потупив взор.
        - Да, это помогает.
        Настоятель надеялся, что Ричард знает, что делает. Он пришел к ним с тяжелым сердцем, и год служения в монастыре не смог облегчить его душу. Грех давил его и угнетал. Как может Господь простить его, если он утаивает свой грех? Ничто не может помочь ему, кроме искреннего раскаяния.
        - Ты всячески истязаешь себя, а не думал ли ты о том, что Бог всемогущ? - продолжал настоятель. - Чтобы спастись, тебе нужно только отдать себя в руки Господа, раскаяться и признаться во всех своих грехах.
        - Я признавался… и признаюсь, - сухо сказал Ричард, зная, что лжет. В его жизни есть один-единственный поступок, в котором он не признавался никому, даже своему исповеднику. Ричард страдал безмолвно и в одиночестве. Другие послушники побаивались его: этот сильный, но скованный какой-то тайной человек всегда держался в стороне. В стороне от кого? От Господа? Нет, он довольно пылко обращался к Богу, но все же его сердце не было открыто. Единственный, кто мог преодолевать преграды, которые воздвиг в своей душе Ричард, был его суккуб. И это правда. Это неприятно, невероятно, недопустимо, но это так.
        - Я буду молиться за тебя, Ричард, а ты поработаешь в монастырской библиотеке, пока я не разрешу тебе вернуться к работе в поле. - Настоятель видел, что все внутри послушника восстало против такого решения, но все же тот не сказал ни слова возражения. Никто никогда не видел, чтобы Ричард потерял над собой контроль. - Будем молиться, чтобы Господь показал тебе истинный путь, чтобы твое сердце и разум подчинились воле Его.
        - Да, святой отец. Я буду искренне молиться об этом, - ответил Ричард, склонив голову.
        - И я тоже буду, Ричард. Все мы будем.
        Глава 1
        Весна, 1155 год
        Она скакала на лошади. Сильный ветер с легкостью приподнимал и опускал тяжелый каскад ее темных волос. Она могла бы наслаждаться свободной и необузданной скачкой с бешеной скоростью, если бы не ужасная трагедия, толкнувшая ее в это путешествие.
        Кроме них, на дороге не было ни души. Их лошади, несущиеся галопом, оставляли на влажной земле глубокие следы от копыт. Недавно прошел дождь, и прошлогодняя мокрая листва от растущих по обочинам деревьев казалась особенно черной рядом с вкраплениями яркой зелени молодых побегов. После долгого морозного сна все кругом кричало о жизни, но она не могла сейчас наслаждаться этим, она должна была ехать. Ей нужно найти убежище в этом весеннем мире, который почему-то внезапно хочет отбросить ее обратно в смертельную зиму.
        Ее отец умер. Теперь она одинока и беззащитна. А ей хочется чувствовать себя в безопасности.
        - Нас преследуют? - крикнула она Эдмунду, и ветер тут же унес ее слова.
        - Нет, пока еще нет, - ответил он через плечо.
        Ей хотелось верить этому, хотелось передохнуть хоть немного, освободиться от страха, почувствовать себя в безопасности, но пока это было невозможно. Эдмунд еще очень молод, и он всего лишь оруженосец. Он не может убедить ее в том, что ей действительно ничто не грозит. Только бы добраться до убежища. Нужно лететь как на крыльях.
        - Может, мы поедем в город, миледи? Монастырь все-таки…
        - Нет, мы едем в монастырь, - прокричала она, задохнувшись от порыва ледяного ветра.
        Она найдет убежище в монастыре. Хотя монахи отнюдь не сильные воины, но они могут запереть ворота и уберечь ее на время от внешнего мира. Никто не сможет добраться до нее в монастыре.
        К тому же там Ричард.
        Она повернула голову против ветра и постаралась отбросить от себя чувство вины.
        Да, вина… Она могла признать ее.
        Окружающий мир очень быстро стал чужим и враждебным, поэтому она во весь опор неслась к монастырю, где могла найти кров, как это сделал Ричард.
        Она не стала делать так, как велел ей отец.
        У нее до сих пор стоит в ушах его хриплый шепот, когда он, умирая, велел ей бежать. Бежать из родного дома, который она так любила; бежать к человеку, с которым была обручена еще с колыбели; бежать к той безопасности, которую давало ей замужество. Заключить союз, который должен продлиться до конца ее дней. И вот она вопреки воле отца бежит в монастырь, где нет ее нареченного, но есть Ричард.
        А в стенах ее собственного дома хозяйничают рыцари, жаждущие обобрать девушку, оставшуюся без защиты, сделать ее своей собственностью и присвоить себе все ее земли.
        Слушая напутствия умирающего отца со слезами на глазах, она впервые тогда осознала, какая опасность ей будет угрожать. Девушка без родителей, имеющая состояние и доход, не может чувствовать себя в безопасности. Ей нужен защитник: отец либо муж. От ужаса она уткнулась лицом в грудь отца и почувствовала, как он вздохнул в последний раз. Все кончено. Теперь у нее нет ни того, ни другого.
        Отец Лангфрид молился за душу ее отца, которая перешла в мир иной. Он убеждал ее бежать поскорее, сказал, что возьмет на себя все трудности, связанные с похоронами, что будет вести все дела, пока она не вернется уже замужней женщиной. Она спокойно вышла из спальни отца, прошла в конюшню и верхом на коне покинула Дорни. С виду она была спокойна, как сама смерть, но паника бурлила внутри ее, грозя вот-вот прорваться наружу. С собой она взяла только Эдмунда, потому что доверяла ему и думала, что он ее не подведет. Юноша должен сопровождать ее, так как в этой жизни, полной опасности, только полная дура может позволить себе действовать в одиночку.
        А она не была дурой, хотя и не поехала к своему жениху. Она ехала к человеку, которому доверяла больше, чем кому бы то ни было; к человеку, которого она знала лучше, чем те молитвы, что читала каждый день; к человеку, который однажды уехал от нее и не вернулся.
        В монастыре был Ричард.
        Словно в ответ на ее молитвы, перед ними выросли стены монастыря - высокие и серые на фоне голубого полуденного неба. Окруженный полями, удаленный от города, монастырь Святых Стефана и Павла являл собой одинокий каменный островок внутри растущего и живого развивающегося зеленого мира. Монахи работали на полях и свободно перемещались по территории монастыря, высокие стены которого отгораживали их от мирских забот.
        Она хотела, чтобы они защитили и ее тоже.
        В тот момент, когда Эдмунд сообщал об их прибытии привратнику, зазвонили колокола, призывающие к полуденной мессе. Нужно, чтобы монах-привратник впустил их до начала мессы, ведь нельзя же ждать завершения молитв тут, перед воротами: здесь отовсюду слишком легко заметить одинокую девушку и беспрепятственно схватить ее.
        Эдмунд говорил убедительно, но он был слишком молод, и это вызвало сомнения привратника.
        - Прошу вас, брат, впустите. Мы ищем убежища в стенах обители.
        При этих словах темные глаза монаха расширились, и он открыл ворота, пропуская путников. Изабель устремилась внутрь, обогнав Эдмунда. Перевести дыхание она осмелилась только тогда, когда большие деревянные ворота были заперты на засов.
        Она ничего не сказала о Ричарде. Разве монах-привратник смог бы понять, что она любит того, кого не должна любить, что эта любовь незаконна и у нее нет будущего?
        - Благодарю вас, брат, - сказала она мягко, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не начать искать глазами Ричарда.
        - Вы ищете здесь убежище, миледи? - спросил привратник.
        - Да, брат…
        - Мое имя Ансельм, - представился он.
        - А я - леди Изабель. Брат Ансельм, я прошу защиты в ваших стенах. Сможете ли вы принять меня?
        - Только аббат может удовлетворить вашу просьбу, - сказал монах спокойно. - А пока вы не поговорили с ним, чувствуйте себя как дома. Сейчас время полуденной мессы. Может быть, вы разместитесь в домике для мирян, пока к вам не придет аббат?
        - Благодарю вас, брат Ансельм, - ответила она, склонив голову.
        Привратник провел их к маленькому каменному строению. Эдмунд, слегка кивнув Изабель, повел лошадей в конюшню. Она удовлетворенно улыбнулась. Наконец-то они в безопасности. По крайней мере пока… Пусть Эдмунд поступает как считает нужным.
        Домик был простым, но прочным, полы сухими и чистыми, дверь надежной.
        Внезапно свежий весенний воздух донес до них звуки молитв. Изабель показалось, что в общем хоре она отчетливо слышит голос Ричарда, взывающего к Господу. Или это только так кажется?
        - Прошу меня простить, леди Изабель, но я должен присутствовать на мессе, - сказал брат Ансельм. Он смущенно улыбнулся и вышел из комнаты, затворив за собой дверь. Оставшись одна, она смогла наконец-то спокойно вслушаться в глубокие и отчетливые голоса монахов, поющих свои молитвы Богу. А что еще она могла делать, кроме как пытаться распознать в общем хоре голос человека, с которым у нее не могло быть ничего общего?
        Изабель упала на колени, наслаждаясь прохладой неровного каменного пола, радуясь холодку, окутавшему ее разгоряченные ступни, и тому, что можно отвлечься от наполняющих собой весь двор голосов монахов, воспевавших гимны Господу. Благодаря этим молитвам Господь соединялся с взывающими к нему сердцами и с душами, стремящимися к совершенству. Движимая страхом и надеждой, Изабель начала молиться. Может быть, Бог услышит голос не своенравной и непослушной женщины, а слабой и беззащитной сироты, окруженной со всех сторон врагами?
        А она была своенравна, ибо вопреки всему продолжала любить человека, который не был предназначен ей в мужья.
        Она любила человека, который посвятил себя Господу.
        Ричарда.
        Ну почему не с Ричардом она была обручена, будучи еще грудным ребенком? Ответ ясен, как божий день: Ричард не был наследником состояния, так как являлся младшим сыном в своей семье. Ни ее отец, ни его не пошли бы на такую сделку. И сколько бы она ни тосковала по Ричарду, он никогда не будет ее. Она была хорошо обеспеченной невестой и единственной наследницей имений Дорни, Уайзли и Тервстоуна. В приданое ей давались земли Браккана и Хайлсдена. От нее требовалось только удачно выйти замуж и произвести на свет наследников, которые, в свою очередь, должны приумножить уже имеющееся состояние. А Ричард не наследовал ничего. Будучи третьим сыном, он не мог претендовать на наследство и, следовательно, должен был сам добиваться всего в жизни. И он выбрал свой путь - ушел в монастырь.
        Этого никто не ожидал. Он добился больших успехов в искусстве рыцарского боя, и все, за что он брался, получалось, как он того хотел. Он мог бы многого добиться сам, своими руками и своим мечом.
        А Ричард отказался от всего и без оглядки ушел в монастырь Святых Стефана и Павла. Он принял решение. И никогда уже не вернется.
        Но теперь это не имеет значения. Она обручена с Хьюбертом.
        Но, осознавая необходимость вступления в брак, Изабель все-таки не поехала к Хьюберту. Она отправилась к Ричарду.
        Ее поступок был аморальным и лишенным всякой логики, и она это понимала.
        Но вместо того чтобы раскаяться и лить слезы, она думала только о том, что Ричард близко, почти рядом с ней. Если бы она пошла в часовню, она наверняка увидела бы его. Молясь, она пыталась вызвать в себе чувство раскаяния за желание встретиться с Ричардом, но вместо этого чувствовала, что он нужен ей как воздух. Стыд разгорался в ней, отодвигая вожделение на второй план. Но стыд отступал, а желания оставались прежними.
        - Святой Стефан, я грешна, душа моя чернее души Иуды, предавшего Христа. Я предаю лорда Хьюберта, думая о другом мужчине. Помилуй меня и дай мне сил, чтобы…
        Вернуться к Хьюберту? Она не осмелилась просить святого об этом, боясь, что ее просьба может быть удовлетворена. В глубине души она не хотела, чтобы ей достало сил выбросить из головы мысли о Ричарде. Святой Стефан, подвергавший себя тяжелейшим испытаниям и великим мучениям, мог бы помочь ей вырвать Ричарда из сердца, но у нее не хватало духа даже просить его об этом. Она была всего лишь слабой христианкой.
        - Господи, дай мне… дай мне Ричарда, если будет на то воля Твоя… - Она вспыхнула, стыдясь самое себя, но в то же время чувствуя необыкновенную бодрость.
        В этот момент монахи закончили петь и тишина окутала все кругом. В наступившем безмолвии ее молитва, словно расширяясь, увеличиваясь в размерах, заполнила собой все пространство. Изабель стало казаться, что она давит на нее, истязает ее душу.
        - Да будет воля Твоя, - быстро добавила она робким, но чистым голосом. Совсем не таким, каким она только что просила Бога отдать ей Ричарда.
        По правде говоря, она была скверной христианкой. Она не чувствовала раскаяния.
        Внезапно раздался осторожный стук в дверь, и в комнату вошел настоятель, отец Годрик. Она все еще стояла на коленях. Отец Годрик, вероятно, подумал, что она очень набожная, хотя на самом деле она молилась от отчаяния. Но, может быть, он расскажет Ричарду, как она молится на коленях, и Ричард посчитает ее праведной. Ему бы это понравилось, если бы он только смог поверить в это. Ричард слишком хорошо знает ее и поэтому скорее всего усомнится.
        Она быстро поднялась на ноги и поклонилась настоятелю:
        - Благодарю вас, отец Годрик, за оказанное мне гостеприимство.
        - Вы всегда желанный гость у нас, леди Изабель. Но брат Ансельм сказал, что вы ищете убежища в нашей обители. Что-то случилось в Дорни?
        Изабель опустила глаза, уставившись на полы его одежды.
        - Да, случилось. Сегодня умер мой отец. Он велел мне найти безопасное место, где охотники за моим состоянием не смогут достать меня.
        Она почувствовала, что на глаза ее навернулись слезы, и заморгала, прогоняя их. Изабель подняла голову и встретилась взглядом с настоятелем. Он был саксонских кровей, но это нисколько не портило его. Этот человек обладал той внутренней силой, похвастать которой могли бы немногие. Изабель подумала, что эта сила от Бога. У него были светло-карие глаза и чуть тронутые сединой каштановые волосы. Одного взгляда на него хватало, чтобы понять, какой он добрый человек. Казалось, что его заботили только проблемы других людей, свои же заботы он вверял в руки Господа, целиком полагаясь на мудрость Всевышнего. Изабель знала, что она не выглядит праведницей и что все ее проблемы возникают из-за собственного упрямства и непослушания.
        - Бедное дитя. Но почему ваш отец направил вас сюда? Мы, конечно, защитим вас, если на то будет воля Божья, но не лучше ли вам было отправиться за помощью к Хьюберту? Он, безусловно, защитит вас лучше, чем кто бы то ни было.
        - Отец не говорил мне отправиться сюда, - призналась она. - До вашей обители было ближе всего, и мне не оставалось ничего другого, как приехать в ваш монастырь.
        О Ричарде она не сказала ни слова.
        - Ничего не оставалось? Но вы ведь, наверное, хотели, чтобы все здешние монахи помолились за упокой души вашего отца? В этих стенах каждый будет просить Господа об отпущении грехов усопшего, и душа его успокоится.
        - Благодарю вас, - сердечно сказала она. Изабель была признательна отцу Годрику, что о душе ее отца будут молиться. Так он, без сомнения, попадет в рай.
        - Мы пошлем Хьюберту письмо, в котором сообщим ему о том, что он вам нужен. Я лично напишу его и прослежу за тем, чтобы оно было отослано немедленно. Если это устроит вашего суженого, вы поженитесь прямо здесь, и тогда все встанет на свои места. Я думаю, что Бог простит вашу поспешность в заключении брака: не стоит дожидаться конца траура. Вы должны быть защищены от людей, которые хотят силой взять то, на что не имеют законных прав.
        Отец Годрик взял ее руку в свою и одобрительно пожал. Затем он повернулся к двери и увидел, что в дверном проеме стоит Эдмунд. Лицо оруженосца не выражало беспокойства, потому что в пожатии руки, которому Эдмунд оказался свидетелем, не было ничего непристойного. К тому же дверь в комнату нарочно оставалась открытой, чтобы не давать повода для каких-либо подозрений. И это было очень мудро.
        - Я очень рад видеть тебя, Эдмунд. И рад тому, что ты честно исполняешь свой долг в отношении дамы. Она поступила правильно, что выбрала именно тебя в качестве сопровождающего в нашу скромную обитель.
        - Благодарю вас, отец Годрик, - ответил Эдмунд. - Наше путешествие прошло спокойно и без неожиданностей.
        - Хвала за это Господу. Он милостиво относится к вдовам и сиротам. Да, у меня есть новости о твоем брате Питере.
        - У него все в порядке? - нетерпеливо спросил Эдмунд.
        - По большей части да. Барон Томас посвятил его в рыцари, и Питер присягнул ему в верности. Говорят, что шпоры ему идут.
        - Так и должно быть. Еще мальчиком он часто примерял их, - засмеялся Эдмунд. - Это хорошие новости. Хотел бы и я сообщить ему, что я тоже стал рыцарем, но это пока еще не так. Но очень скоро я им стану. Питер не надолго опередил меня. Если выйдет случай, так ему и передайте.
        Изабель почувствовала внезапный укол совести и опустила голову. Эдмунд давно уже должен был получить свои шпоры. Ее отцу следовало позаботиться об этом, но он так быстро ослабел, что многого не успел сделать. И то, что она до сих пор не вышла замуж, было тому ярким примером. Правда, он несколько месяцев принуждал ее к этому браку, но у нее всегда находилась веская причина, чтобы отложить свадьбу. Одной из причин было то, что она недавно приехала в отчий дом и ей хотелось немного пожить в Дорни, прежде чем уехать в Уорфилд. Потом заболела Ида, жена ее отца. Ей нужен был уход, а кто мог заботиться о ней лучше дочери? Когда Ида умерла, Изабель не могла оставить отца одного с его горем. А когда заболел сам отец, то уже некому стало настаивать на ее свадьбе, но сейчас… Она никогда не говорила, что истинной причиной, по которой она всеми способами откладывала свадьбу, был Ричард. Но разве Всевышний этого не знал? Ее вина в том, что она ослушалась отца, и самым очевидным доказательством ее молчаливого протеста было то, что она все еще не замужем.
        И все же Эдмунд должен получить свои шпоры, а сделать его рыцарем мог только его лорд. И если бы она поехала к Хьюберту… Но она этого не сделала. Она помчалась к Ричарду, а он не может никого посвятить в рыцари, потому что променял шпоры - символ рыцарства - на монашескую сутану.
        - Я постараюсь, - ответил Эдмунду настоятель. - Твое время еще придет, - заверил он.
        Да, когда Хьюберт приедет, чтобы ее заполучить… то есть взять в жены, Эдмунд получит наконец свои шпоры, а она получит в мужья человека, которого не любит. Если Бог и оставит без ответа ее молитвы, то только потому, что Он не отвечает на просьбы, в основе которых лежат неповиновение и упрямство, как бы искренни они ни были.
        - Святой отец! - В комнату ввалился взволнованный брат Ансельм, с головы до ног облаченный в сутану из черной шерсти. - Я принес срочное известие.
        - Подождите, брат Ансельм, - осадил его Годрик. - Ваше известие может потерпеть, пока мы не останемся одни.
        - Но, отец Годрик, - Ансельм изо всех вил старался держать себя в руках, - это касается леди Изабель.
        - Раз так, говори, сын мой, - сказал Годрик.
        - Лорд Роберт сообщает, что жених леди Изабель, лорд Хьюберт, мертв.
        Брат Ансельм говорил что-то еще, упоминая брата Джона, но она этого уже не слышала. Она хотела, чтобы Господь освободил ее от Хьюберта, молилась о том, чтобы не выходить за него замуж, и вот Всевышний внял ее мольбам. Но какой ценой? Ценой жизни Хьюберта. Вот плоды ее легкомысленных и эгоистичных молитв.
        Ноги Изабель подкосились, и, потеряв сознание, она рухнула на холодный каменный пол.
        Глава 2
        - Вам следует поучиться хорошим манерам, - посетовал брат Джон брату Ансельму, поднося чашу к губам леди и пытаясь влить ей в рот хоть немного вина.
        Брат Ансельм, который был весьма добросердечным, но слишком уж импульсивным, выглядел довольно смущенным.
        Эдмунд тоже корил себя, сокрушаясь по поводу того, что не успел вовремя подхватить свою госпожу и она упала прямо на каменный пол.
        Когда она начала приходить в себя, брат Джон мягко заговорил с девушкой:
        - Вы получили печальное известие и потеряли сознание. Но все будет хорошо. Глоток вина поможет вам.
        Она с трудом открыла глаза и сделала попытку подняться на ноги, отчего кровь прилила к ее лицу.
        - Подождите, Изабель, - мягко остановил ее брат Джон. - Прежде убедитесь, что вы не ушиблись. У вас не кружится голова?
        - Голова в порядке. Пострадала только моя гордость. - Она грустно улыбнулась.
        - Вы пережили такой удар, вас нельзя винить в том, что вы не сдержались.
        - Нет, это моя вина. Меня учили поступать иначе.
        - Отдохните немного, - уговаривал он, вновь поднося чашу с вином к ее губам. - И позвольте вам помочь. Положиться на кого-то и выплакать свое горе в такой ужасный момент вовсе не грех.
        - Благодарю вас, брат Джон, - сказала Изабель, поднимаясь с его помощью.
        Джон посмотрел на нее, отметив про себя, что цвет лица девушки стал прежним, а глаза снова заблестели. Он не осудил бы ее, даже если бы она разрыдалась, но, возможно, она еще не до конца осознала всего. Ведь известие о смерти ее нареченного было только что получено. Он хорошо ее понимал, настолько хорошо, насколько монах вообще может понимать женщину. К тому же именно он был с ее мачехой в последние часы ее жизни и всячески пытался облегчить ее уход в мир иной. Это было всего шесть месяцев назад. Находясь рядом с леди Идой в ее предсмертный час, Изабель проявляла удивительную чуткость и сноровку. Тогда она держалась хорошо. Но после смерти жены лорд Бернард тоже ушел из жизни, оставив Изабель одну на всем белом свете.
        Но леди Изабель держалась с достоинством, какие бы несчастья ее ни постигали.
        - Мне очень жаль, дитя мое, - произнес отец Годрик, пытаясь вложить в эти слова все свое сострадание, - не так должны были вы узнать эту новость.
        Ансельм опустил голову и виновато теребил пояс, кляня себя на чем свет стоит.
        - Не важно, как это преподнесено, ведь суть остается неизменной. - Она улыбнулась Ансельму, пытаясь подбодрить его. - Как это произошло?
        Из угла маленькой комнатки выступил человек, принесший печальную весть от ее сюзерена, лорда Роберта.
        - Леди Изабель, лорд Хьюберт погиб на турнире в Анжу около месяца назад. Когда это известие достигло ушей лорда Роберта, он посчитал, что право на вашу руку и сердце должно перейти к следующему сыну, чтобы породнить ваши семейства, как того желали ваш отец и отец жениха.
        Значит, теперь ей придется выйти за Джеффри?! Пустого, тщеславного и самовлюбленного Джеффри?!
        Но прежде чем Джеффри полностью завладел ее мыслями, посыльный продолжил:
        - Но, к величайшему сожалению, восемь дней назад Джеффри упал с коня. Это случилось на охоте. Падение было роковым, миледи. Однако лорд Роберт все же хочет, согласно договору, сохранить родство между вашими семействами. Поэтому, с согласия вашего отца, будет сделано все возможное, чтобы вы соединились узами брака с третьим сыном.
        Изабель стояла как вкопанная. Нет, она не упадет больше в обморок. За короткий промежуток времени она пережила столько смертей, что, казалось, они уже не трогают ее. Даже чувство вины не давит ее, как раньше.
        Она не произнесла больше ни слова, лишь судорожный вздох вырвался из ее груди. Изабель беспомощно повернулась к отцу Годрику. Тот бросил на нее сочувственный взгляд и с серьезным лицом повернулся к Ансельму:
        - Брат Ансельм, пожалуйста, сообщите брату Ричарду, что я хочу его видеть.

* * *
        Ансельм точно знал, где можно найти брата Ричарда, но не спешил делать это. В библиотеке он чувствовал себя уютно, хотя и не умел читать, но каждый раз ему становилось не по себе, если он оказывался там рядом с Ричардом. А ведь это неправильно! Все живущие в монастыре - братья, все они молятся одному Богу, чтобы он хранил и защищал их, пока смерть не унесет их души в мир иной. И перед аббатом все они равны. Но только к Ричарду особое отношение, чем к остальным.
        Ансельм тихо вошел в библиотеку. Одно неосторожное движение пера - и рукопись будет испорчена. Он не хотел испугать Ричарда, который выполнял порученное ему задание, хотя с виду тот был не похож на человека, которого легко напугать. Он был среди них всего один год, но за всю свою жизнь Ансельм ни разу не встретил человека, который бы так хорошо умел держать себя в руках и не роптать, как брат Ричард. Такое самообладание и терпение человека, который недавно приобщился к монашеской жизни, было редкостью. Но Ансельм полагал, что Ричард пришел в их обитель, уже имея этот дар.
        Прежде чем обратиться к нему, Ансельм подождал, пока Ричард оторвет перо от пергамента.
        - Настоятель желает видеть вас немедленно. Дело не терпит отлагательства.
        Срочное дело или нет, но Ричард не стал торопиться. Он спокойно отложил перо, убрал в сторону незаконченную рукопись и только тогда повернулся к Ансельму. И хотя Ансельм пришел в монастырь на добрых двадцать пять лет раньше Ричарда, он пропустил его к двери. Ансельма нисколько не задело, что он уступил дорогу послушнику, хотя это было против правил субординации бенедиктинцев. Но, казалось, Ричард был выше всех этих условностей, хотя не был высокомерным или злым.
        - Сегодня открыли домик для мирян. Туда поселили женщину, нуждающуюся в убежище и защите, - сказал Ансельм, ускоряя шаг, чтобы поспеть за быстро шагающим впереди Ричардом.
        Ричард, как предписывал монастырский устав, не стал поддерживать праздную болтовню. Но Ансельм не считал этот разговор пустым, ведь произошедшее касалось непосредственно Ричарда. Ну что ж, если он не хочет ни о чем спрашивать, Ансельм сам ему все расскажет.
        - Я думаю, что вы ее знаете, - проговорил он.
        Не замечая этих слов, Ричард все так же молча двигался вперед по мощенным камнем коридорам монастыря.
        - Я думаю, что у отца Годрика есть для вас новости, которые не оставят вас равнодушным, брат Ричард. Я думаю, что вы должны подготовиться к тому, что узнаете после встречи с ним, - сделал еще одну попытку Ансельм.
        - Жизнь моя в руках Господа, - ответил Ричард, не поворачивая головы. Его фигура резко выделялась на фоне каменных сводов. - Я подчинюсь любой Его воле.
        Очень подходящий ответ. Бог подготовил все для того, чтобы соединить его с красивой и богатой женщиной. Ансельм только мог удивляться неисчерпаемой милости и великодушию Отца Небесного. Но женить монаха-послушника? Поистине, пути Господни неисповедимы.
        Ричард постучал в дверь кельи. Его лицо, как обычно, выражало мрачную решимость. Затем он открыл дверь и зашел внутрь кельи Годрика. Возможно, он выглядел слишком решительно для смиренного послушника, но тут он увидел Изабель.
        Она стояла, гордо подняв голову, и смотрела прямо на него. А он смотрел на нее. Промелькнувшая в его глазах радость, что он снова видит ее, быстро сменилась холодной любезностью. Его лицо не выражало никаких эмоций. Она почувствовала, как бешено заколотилось ее сердце, но не отвела взгляд. Пусть он опустит глаза первым, если сможет, а она не станет сдаваться, даже если он этого очень хочет. Она теребила свой пояс. Нет, этого он от нее не дождется. Пусть он видит, что ее любовь, так же как и ее вина, в воле Божьей, а не Ричарда. Подняв подбородок, она пристально смотрела в его синие глаза, казавшиеся особенно темными в сером свете дня. Она хорошо знала и эти глаза, и это лицо, и эту фигуру. И она знала, какие слова хранит он в своем сердце: слова, которые он так ни разу и не сказал ей, слова, которые вгрызлись в его каменную душу и которые мириадами призрачных отголосков носились в его темно-синих глазах. Слова неприятия, неодобрения и презрения.
        У них не всегда были такие отношения. Когда-то они были теплыми и дружественными. Раньше он не презирал ее.
        Нет, он был самым близким ее другом.
        На воспитание детей отдали в Молтон, где все было незнакомым и чужим: новые лица, обычаи, традиции. Там они и подружились. И то, что она обручена с его старшим братом, видимо, не было причиной его отчуждения. Все произошло не так давно, хотя уже после первого их разговора она поняла, какой он замечательный человек.
        В Молтоне им обоим было очень одиноко. Воспоминания о родном доме таяли с каждым днем. Вот тогда-то они и нашли друг друга, и эта связь между ними росла и крепла с каждым месяцем, проведенным вместе.
        Она училась вести себя как богатая леди, а он собирался стать рыцарем. Потому они не часто могли видеть друг друга и все же находили возможность встречаться: вместе ездили на охоту, причем он даже дважды проверял длину ее стремян, прежде чем покинуть двор замка. А еще они играли в различные настольные игры, которые Ричард привез с собой из Уорфилда, и она почти всегда выигрывала у него. Кроме того, Ричард научил ее играть в шахматы, но так как эта игра требовала особого мастерства, то по большей части выигрывал он.
        Поэтому Изабель не любила этой игры, однако Ричард предпочитал всем играм шахматы.
        Она призналась ему, что боится его брата, Хьюберта, и он выслушал ее, не выказав признаков осуждения. А однажды летом он рассказал ей, что все еще переживает смерть матери и носит печаль в своем сердце, хотя на то была воля Божия. И она гладила его руку и плакала вместе с ним, чувствуя его боль как свою собственную.
        Они делились друг с другом своими секретами, своими планами и своими страхами. Он был самым близким ее другом, и она знала, что больше всего на свете он ценит ее дружбу. В Молтоне у него не было друзей мальчишек.
        Ей никогда и в голову не приходило, что она может потерять Ричарда. Но в один прекрасный день именно это и произошло.
        Тогда он был еще оруженосцем, его подбородок покрывал первый темный пушок. Она пришла смотреть, как он тренируется. Ей нравилось смотреть, как он двигается. Он выбил меч из рук противника, и она смеялась и одобрительно кричала, радуясь его победе. Но в тот момент Николас, который состязался с Ричардом, посмотрел на нее, ухмыльнувшись, и что-то прошептал ему на ухо. Ричард отпрянул и затряс головой. А затем отвернулся от нее. С тех пор он больше и не взглянул на нее.
        До сегодняшнего дня.
        Но она не отведет глаза. Она слишком далеко зашла, добиваясь встречи с ним, ища защиты, которую он не дает ей по собственной воле.
        По собственной воле он не даст ей ничего. Хотя нет. Он дал бы ей то, что и всегда: холод молчаливого презрения.
        Она залилась краской, чувствуя, как вина сжимает ее сердце в ответ на его немые обвинения.
        Глава 3
        Он был так удивлен, увидев ее, что некоторое время не мог прийти в себя. Глаза, которые он так хорошо знал когда-то, в упор смотрели на него, и в них не было ни любезности, ни девичьего смирения. Эти светло-карие глаза, в которых было скорее больше зеленого, чем коричневого, подчеркивали нежность и белизну прозрачной, как тонкий лед, кожи ее обладательницы. Ее темные волосы струились по плечам, словно растрепанные ветром, заставляя картины из далекого прошлого всплывать в его памяти, и он с горечью ощутил, что больше не может к ним прикоснуться. Ему стало стыдно за свои мысли.
        А она стоит с гордо поднятой головой, не замечая осуждения в его глазах. Зачем она здесь? Тут ей не место! Это обитель мужчин! Это дом Господний!
        И тут заговорил настоятель Годрик. Ричард повернулся к нему, радуясь, что может наконец отвести взгляд от девушки.
        Но его мысли были по-прежнему с ней. Несмотря на то что уже год он провел в служении Господу, он так и не научился владеть своими мыслями, направлять их в нужное русло. Он погряз во грехе. Одно ее присутствие, не говоря уже о запахе, исходившем от нее, будило в нем чувства, которых не могла обуздать ни одна молитва.
        Надо молиться, молиться Господу, только Он может спасти его душу. Но она здесь, а это мешает ему отдавать себя Богу, мешает целиком посвятить себя своему призванию. Она задевает те струны его души, которые он так упорно старался спрятать все это время.
        Изабель всегда умела вмешиваться в чужие дела.
        Ричард постарался сконцентрировать все свое внимание на отце Годрике и выбросить мысли об Изабель из головы.
        За этот год почти ничего не изменилось…
        - Мне очень неприятно говорить тебе об этом, но, к величайшему сожалению, оба твоих брата, Хьюберт и Джеффри, погибли. На то была воля Господня, и мы здесь бессильны.
        Хьюберт мертв. И Джеффри тоже. Ричард вздохнул и задумчиво поднял глаза на единственное в келье маленькое окошечко. Хьюберта, сына первой жены своего отца, он едва знал, так как тот был отправлен на воспитание еще до того, как сам Ричард появился на свет.
        Джеффри он знал лучше, и тот не нравился ему вовсе. Он был его родным братом, но так издевался над Ричардом, что тот старался вообще не попадаться ему на глаза и вел себя тише воды ниже травы. О том, что когда-то на этой земле жил гордый и тщеславный Джеффри, очень скоро позабудут. Он мало кому делал добро, и Ричард сомневался, что кто-нибудь будет без него тосковать.
        Властный Хьюберт был нареченным Изабель…
        Так вот почему она здесь! Очевидно, это она принесла в монастырь весть о смерти его братьев, полагая, что он имеет право знать об этом.
        - Как они умерли? Они были вместе, когда это произошло? - спросил он отца Годрика, как бы не замечая Изабель. Он прекрасно знал, что она видит это.
        - Хьюберт погиб на турнире в Анжу, а Джеффри на охоте. Они умерли не вместе, но это произошло почти в одно и то же время. Это ужасная трагедия для всей вашей семьи, Ричард. Мы все будем молиться и за их души тоже.
        - Тоже? - переспросил Ричард.
        - Да. Сегодня скончался лорд Бернард, оставив Изабель одну на произвол судьбы. Он полагал, что она выйдет замуж, - ответил Годрик.
        - Я скорблю вместе с вами, миледи, - пробормотал Ричард, опустив голову и глядя в ноги.
        Изабель кивнула в ответ, но не проронила ни слова.
        Ричард снова перевел взгляд на окошко, решив больше не смотреть на нее.
        Изабель была обручена с Хьюбертом еще с колыбели, они давным-давно должны были пожениться. Она давно созрела для брака. А теперь, после смерти отца, ей просто необходимо выйти замуж, иначе она рискует потерять все. И она сделает это. По доброй воле она не откажется от своего положения в обществе.
        - Благодарю вас, отец, за то, что были так добры и лично сообщили мне о гибели моих братьев. А теперь я прошу извинить меня. С вашего позволения.
        Он повернулся, чтобы выйти из кельи, но Годрик окликнул его:
        - Это еще не все.
        - Не все? - удивился Ричард.
        В этот момент вперед выступил гонец и торжественно сказал:
        - Лорд Роберт, сюзерен Уорфилда, заинтересован в том, чтобы сделка между лордом Бернардом и лордом Хьюбертом состоялась.
        Ричард повернулся лицом к говорящему и, хотя и был в монашеском одеянии, принял воинственный вид.
        Только одно могло скрываться за словами гонца, только одного мог хотеть сюзерен Уорфилда и Дорни. Он остался единственным сыном, она была единственной дочерью.
        - Но помолвка должна быть аннулирована со смертью Хьюберта! - Каприз лорда Роберта не заставит его поступить против собственной воли, чего бы там ни говорил этот жалкий гонец.
        - Но лорд Роберт считает иначе… - ответил гонец, съежившись под враждебным взглядом монаха.
        Ричарду показалось, что стены комнаты стали сходиться, подталкивая его к Изабель. Вот он уже слышит ее дыхание, чувствует жар ее тела, хотя так и не взглянул на нее. Она одержала над ним верх.
        Он чувствовал, что она смотрит на него, но не поднял глаз. Нет, она не дождется от него даже этого.
        - Я поклялся посвятить свою жизнь Господу, - сказал Ричард, и его голос эхом отразился от каменных стен кельи.
        - Но ты еще не прошел обряд пострига, - почти неохотно возразил Годрик.
        Все глаза обратились к аббату.
        - Я поклялся посвятить свою жизнь Господу, - настойчиво повторил Ричард непререкаемым тоном, не согласующимся со скромным положением послушника.
        - Оставьте нас одних, пожалуйста, - мягко попросил настоятель.
        Изабель вышла первой, за ней все остальные. Ричард остался один на один с человеком, который был главой выбранной им обители. Он упал на колени и принялся целовать край сутаны аббата. Такое с ним редко случалось, но сейчас он потерял самообладание.
        - Только здесь я живу! - взмолился он. - Я не хочу покидать ваш мир! Только не это!
        - А чего хочет Господь? - мягко спросил Годрик.
        - Не этого…
        Он поднялся на ноги и спрятал руки в широких раструбах рукавов.
        Годрик улыбнулся:
        - Эта истина открылась тебе в молитвах, или ты полагаешь, что знаешь лучше Господа, что тебе надо?
        Ричард молчал, не считая возможным сказать настоятелю неправду.
        - Молись, Ричард, - посоветовал ему отец Годрик. - И пусть Господь укажет тебе путь истинный. Не нужно поспешных решений. Я пошлю одного гонца к лорду Роберту, а другого - к епископу. А мы с тобой тем временем найдем для тебя ту дорогу, которую определил тебе Всевышний.
        - Да, отец. Я буду молиться, - проронил Ричард.
        Годрик улыбнулся, но тут же спрятал подбородок в глубокие складки воротника.
        - Молись о смирении, Ричард. Смирение есть величайшая добродетель.
        Ричард поднял на аббата глаза, полные молчаливого протеста.
        - Что может быть плохого в том, что я хочу отдать всю свою жизнь, каждое ее мгновение, на служение Господу?
        - Ничего, - согласился Годрик. - Но долго ли ты сможешь идти против воли Господней и противиться тому, что Он уготовил для тебя? В этой жизни не бывает случайностей, Ричард.
        - Да, святой отец.
        Больше ему нечего было добавить. Письма будут отправлены, а ему остается только молиться. Ричард отвернулся от настоятеля, сжимая под рукавами из тяжелой шерсти кулаки.
        Глава 4
        Гонец от лорда Роберта въехал во внутренний двор монастыря, когда вечерняя месса подходила к концу. Несмотря на сильную усталость и мучивший его голод, первым делом он отправился к настоятелю монастыря Святых Стефана и Павла, чтобы выполнить возложенное на него поручение. А еще больше ему хотелось избежать встречи с послушником Ричардом. Уже все обитатели монастыря, и он в том числе, знали, что Ричард вышел из себя, когда его лорд приказал ему соединиться узами брака с леди Изабель. Может быть, «вышел из себя» - не вполне удачное определение тому, что произошло на самом деле, но он не проявил должной учтивости, обращаясь к человеку, который стоял много выше его по рангу. Он не выказал должного послушания. Никому, кто слышал эту историю, даже не пришло в голову усомниться в ее истинности. Ричард не был похож на тех послушников, которые когда-либо появлялись в монастыре. Он не обладал ни набожностью, ни покорностью, ни многими другими качествами, благодаря которым человек может отдать всего себя служению Господу.
        Но этого ему никто и никогда не осмелился бы сказать. Ричард был человеком решительным, и по какой-то одному ему известной причине он решил стать бенедиктинцем. И да поможет Бог тому, кто осмелится встать между ним и предметом его вожделения.
        Но пути Господни неисповедимы, человек не волен выбирать свою судьбу. Именно к такому выводу пришел гонец после того, как лорд Роберт лично вручил ему письмо.
        Сам лорд Роберт был также человеком решительным, поэтому очень разгневался, узнав, что правильность его решений подвергается сомнению. Но все эти проблемы станут теперь головной болью аббата, как только гонец доставит ему сообщение.
        В монастыре было тихо. Монахи уже готовились ко сну, когда отец Годрик принял гонца.
        - Что ответил лорд Роберт? - спросил он.
        - Он настаивает на том, чтобы Изабель из Дорни и Ричард из Уорфилда сочетались законным браком, и чем скорее, тем лучше. Он потратил немало труда, чтобы соединить этих двоих, а также получить на это разрешение епископа. Они пришли к единому мнению: Ричард должен жениться на Изабель.
        Итак, они потратили немало труда. Годрик улыбнулся и скрестил руки, скрытые широкими рукавами. Он догадывался, что за освобождение Ричарда от его клятвы епископ получил во владение неплохие земли. Действительно, что такое один послушник в сравнении с богатым имением? И все же, значит, такова воля Господа, даже если при этом человека меняют на землю.
        Ждать возвращения гонца от епископа не было нужды. Все было устроено задолго до того, как Ричард узнал, что за судьба ему уготована за стенами монастыря.
        - Спасибо, - промолвил настоятель, отпуская гонца. - В трапезной тебя ждет ужин.
        Оставалось только сообщить Ричарду, что теперь его жизнь резко изменится. Годрик вздохнул и возвел глаза к небу: он вовсе не хотел заниматься этим.
        Брат Ансельм никак не мог понять, почему именно он попался отцу Годрику на глаза и именно его тот послал за Ричардом.
        Во второй раз.
        Он, наверное, плохо молится, раз ему дают дважды такое поручение за один день. Ведь Бог всегда посылает испытания людям, которые отдаляются от него. Ансельм решил, что отныне будет молиться еще чаще и усерднее.
        Когда Ансельм зашел к Ричарду, тот готовился ко сну, как и другие послушники. Но в отличие от всех в полутемной келье Ричард выглядел необычно. Благодаря своему росту и ширине плеч он казался великаном. Даже год скудного монашеского питания не отразился на его тучности, и он возвышался над всеми остальными послушниками как черная гора.
        Но Ансельма сейчас пугала не огромная фигура Ричарда, а манера его поведения. Пугало даже то, как он снимает башмаки. Но так быть не должно. Разве все они не равны перед Господом?
        И все же ни один человек в монастыре не считал себя равным Ричарду. Он находился в стороне от всего остального братства даже тогда, когда находился среди них. Ансельм еще никогда не видел, чтобы человеку так везло и тем более чтобы кто-то так легко относился к своему успеху.
        Ансельм почувствовал, как у него задрожали колени. Он заулыбался, стараясь взять себя в руки. Все-таки то, что он сейчас скажет, будет для Ричарда большим ударом. На самом деле Ансельму было жаль его. Сам он пришел в монастырь, когда ему не было и десяти лет от роду, поэтому жизнь за стенами обители казалась ему малопривлекательной и пугающей.
        - Ричард, аббат хочет видеть тебя. - Он старался произнести эти слова как можно более мягко.
        Ричард нагнулся и, не говоря ни слова, стал надевать башмаки. Все также молча он встал и вышел из кельи, опередив Ансельма. Остальные послушники тайком наблюдали за этой сценой, каждый про себя моля Господа о милости. Все знали о распоряжении лорда Роберта. Все знали, что в монастырь приехала леди Изабель. И также все знали, что к лорду был послан гонец, которому поручалось просить лорда найти иной выход из положения, чем женитьба Ричарда на Изабель. Но никто не надеялся на то, что такой выход есть. Ричарду придется уйти из монастыря.
        - Мне кажется, что леди Изабель, - начал Ансельм, стараясь хоть как-то приободрить Ричарда, - она… я думаю, что она очень милая и добрая…
        - Дьявол может принять любое обличие, брат, - перебил его Ричард грубым низким голосом.
        Ансельм замолчал, ошеломленный таким ответом.
        Годрик ждал их, его дверь была открыта. Ансельм привел Ричарда и быстро ушел, чувствуя себя не в своей тарелке. Годрик был один. Гонец покинул келью настоятеля так же поспешно, как Ансельм. Было такое ощущение, что никому не хочется быть свидетелем того, как Ричард узнает об уготованной ему судьбе.
        - Я полагаю, ты молился Господу, чтобы он дал тебе смирения, сын мой? - сказал Годрик.
        Ричард промолчал. Комнату освещала единственная свеча; ее пламя подергивалось в ленивом танце, закручивая над собой нити серого дыма.
        - В этой жизни нам очень часто приходится делать что-то не по своей воле. Я думаю, что у Господа есть на это свои причины. Он ведет нас к определенной цели. Нам остается только принимать Его волю, ведь в смирении ключ к праведной жизни.
        Ричард всем своим видом показывал, что не хочет мириться с таким положением вещей. Годрик вздохнул и мысленно подготовился к противостоянию. Не он все же хотел, чтобы Ричард покинул монастырь, такова была воля Божия. Но послушник смотрит на него как на злейшего врага, хотя его задача - просто убедить Ричарда подчиниться воле Господа. Человек не может верно служить Богу, если он не подчиняется приказам людей, стоящих выше его по рангу. Ричард же чувствовал себя нормально только тогда, когда мог сам распоряжаться собой, когда над ним не было хозяина. Он никому не доверял так, как себе самому. Даже Господу Богу? Возможно, именно поэтому Всевышний избрал для него такой путь. Ричард должен научиться повиновению, подчиниться воле более высокой, сильной и твердой, чем его собственная. Годрик не будет вставать на пути у Господа, не попытается хоть как-то смягчить удар, нанесенный по самолюбию человека, даже если этот человек - Ричард из Уорфилда.
        - Все уже решено, - прямо сказал Годрик, отбросив слова утешения, вверяя благополучие Ричарда и его души в руки всемогущего Господа. - Ты должен взять леди Изабель в жены.

* * *
        Спросив разрешения брата, отвечающего за послушников, Ричард отправился в часовню и склонил голову перед алтарем Христа. Следуя совету отца Годрика, он отдавал молитвам всего себя. Он яростно боролся со своими желаниями, подобно Иакову, бившемуся с самим Господом.
        Он не хотел расставаться с уединенным образом жизни.
        Он не хотел клясться в верности никому, кроме наместника Бога на земле - папы римского.
        Он выбрал свой путь и не свернет с него ни за что, тем более из-за прихоти обычного человека, пусть даже самого лорда Роберта.
        У Изабель было хорошее приданое, любой другой мужчина посчитал бы великим счастьем связать с ней свою жизнь, но только не Ричард.
        Ее имя носилось в его голове как ястреб, парящий на воздушных потоках. Он терял контроль над своими мыслями. За эти годы она ничуть не изменилась, только стала намного женственнее. Он помнил ее девочкой с вечно грязным от игр на улице платьем и растрепанными волосами. Она была его лучшим другом… единственным другом, которому он мог довериться. Она поддерживала его, когда ему было одиноко. Всегда веселая, она могла превратить любой, даже самый тяжелый труд в увлекательное занятие. Она наполняла смыслом его жизнь, делая ее ярче.
        Каждый день в Молтоне был полон шума, напряжения и неустанной борьбы. И Ричард понял, что ему нужно там делать: добиваться успеха. Превзойти всех и вся. Прославить свое имя и свой род. А если с ним не дружат те, с кем он хочет общаться, то и не надо. Он не много потеряет.
        Его задачей было стать почитаемым и благородным рыцарем, а чтобы постичь это мастерство, друзья не нужны.
        И все же он дружил с Изабель.
        Но дружба между взрослеющим юношей и девушкой, чья фигура постепенно приобретала женственные изгибы, казалась неуместной. Другие юноши заметили, что она отмечает его от других, с легкостью расположив к себе и завоевав его дружбу. Она улыбалась ему, как никому больше. Их стали дразнить влюбленными, и Ричард, чтобы не запятнать ни ее, ни своего имени, старался не показывать при людях своего расположения к ней. А Изабель - нет. И по мере того как они росли, ее интерес к нему становился все более и более очевидным, неуместным и нескромным.
        В Молтоне у Ричарда была всего одна цель: стать самым известным рыцарем из всех, кого тренировал лорд Хенли. Когда он достигал определенных успехов, он повышал уровень своих притязаний. И до того, как он решил стать монахом, его основной целью было получить главный приз на рыцарском турнире.
        Странно, но из всего, что он помнил о том времени, ярче всего были воспоминания об Изабель. Она всегда была очень хорошенькой, что несказанно радовало его брата Хьюберта. Но она была предназначена не Ричарду. Он не имел ни земель, так как был третьим сыном, ни рыцарского звания. Пока. Он ничего не мог предложить ни ей, ни любой другой женщине и поэтому сомневался, что вообще когда-нибудь женится. Рыцари, такие как он, вообще редко обзаводились семьей: все девицы с землями и хорошим состоянием были давно помолвлены, их брак оговорен родителями и судьба устроена.
        Вот почему лорд Роберт так настаивал на том, чтобы род Ричарда породнился с семьей Изабель. Этот вариант устраивал как самого лорда Роберта, так и короля Генриха. Но только не Ричарда. Каждый день своей жизни на земле он хотел посвятить служению Господу, отдать себя Всевышнему и сердцем, и душой, и телом. Ни один человек, будь то барон или священник, а тем более женщина, не встанет на пути его призвания.
        Ричард прижался к холодному камню. Арка перед алтарем казалась ему воротами в рай, крест - дорогой, которую нужно преодолеть, чтобы попасть в него. В этом святилище нет места мыслям об Изабель. Он радовался влажной прохладе весенней ночи, призывая ее унести прочь от него все мысли об этой женщине. Теперь он будет думать о Боге, а не о плоти. Он должен найти свой путь к спасению, спасению, в котором нет места женщине. Он не хочет жениться.
        Но на этом настаивают барон, аббат и даже епископ.
        А если он этого не сделает?
        Тогда он проявит качество, которое является одним из самых больших грехов для послушника: непослушание. Откажись он от женитьбы, и его обвинят в неподчинении. А такому человеку не место среди бенедиктинцев.
        Если он откажется покориться, он потеряет свое место среди монахов.
        Послушается - и все равно потеряет его. Да еще получит жену, которая ему не нужна.
        Его поймали в ловушку, и он вынужден подчиниться и заключить брак, которого не хочет. Но Изабель хочет его, Ричард чувствовал это. Он видел это по ее глазам, слышал по голосу. Ричард сомневался, что этого больше никто не заметил. Он очень хорошо ее знал. Год за годом он видел, как она смотрит на него.
        Он прекрасно знал, чего она хочет.
        Глава 5
        Сразу после заутрени Эдмунд помог Изабель оседлать лошадь. Она уезжала из монастыря. Весь остаток прошлого дня и всю ночь она молилась, чтобы Ричард подчинился приказам лорда и настоятеля, молилась, чтобы он принял тот дар, который Господь преподнес ему, не упустил ту возможность, которая выпала им обоим.
        Да, Бог дал ей Ричарда, услышав ее просьбы, но ответит ли Ричард взаимностью?
        Ответ она увидела в его глазах.
        И все-таки она продолжала молиться, чтобы он захотел ее и взял в жены.
        Она потерпела поражение в битве, потеряв свою гордость, много лет назад. Но она будет бороться за свою любовь до тех пор, пока у нее будет оставаться хоть малейшая надежда завоевать Ричарда.
        Но он не пришел: ни тогда, ни теперь. Изабель много часов ждала, что вот-вот откроется дверь и на пороге она увидит его. Что такое один час ожидания в сравнении с той тяжкой ношей, которую она несла в себе?
        Но сейчас остатки гордости не позволяли ей оставаться в стенах монастыря: она не может вечно ждать, когда же Ричард примет наконец какое-нибудь решение. Вот если бы она была действительно нужна ему… но нет. Если он и согласится на их брак, то только из-за того, что ему так приказано. Он пойдет против своей воли.
        Что ж, если он решит все-таки взять ее в жены, пусть сам приезжает за ней в Дорни. А она, Изабель, вовсе не собирается ждать, пока он обдумает свое положение. Пусть просит Бога о милости сколько ему угодно. Она уедет отсюда, и как можно скорее.
        И как только могла она желать такого мужа?!
        И все-таки это же Ричард.
        Она вскочила в седло, поблагодарила Эдмунда и повернулась, чтобы попрощаться с братом Джоном. И тут увидела его. И вид у него был довольно хмурый. Она отчетливо поняла это, хотя солнце только начало подниматься и в утреннем воздухе еще стоял туман.
        И все-таки Ричард пришел. По жесткому выражению его лица, по тому, как он твердо поджал губы, она поняла, какое решение он принял. Они поженятся.
        Ее сердце подпрыгнуло в груди и бешено заколотилось, но она сдержала свое ликование при виде его. Он все-таки пришел! Да, она не должна показывать виду, что безумно рада его решению, потому что он подумает, что она насмехается над его поражением. Но все внутри ее прямо-таки кипело от радости, пока Ричард подходил к ее лошади.
        - По воле церкви и короля мы должны соединиться в браке, - сказал он. В бледных лучах восходящего солнца его темные волосы отливали серебром. Свет слабо отражался от его скул, отчего Ричард казался более худым, чем раньше. И еще более прекрасным.
        А он был действительно прекрасен со своими черными волосами и темно-синими глазами. У него был прямой нос, четко очерченный чувственный рот. Видя его презрительно сжатые губы, она вспомнила, как приветливо и ласково он может улыбаться.
        Да, что и говорить, она не видела его улыбки уже лет сто. Вот и сейчас он стоит напротив нее с каменным лицом.
        - Я вынужден подчиниться воле людей, имеющих надо мной власть. Каков будет ваш ответ? - спросил он ее.
        Каков ее ответ? Да она не знает, как сдержать радостный вопль, который буквально рвется наружу. Стать женой Ричарда? Да она поползла бы на край света на коленях, только бы это произошло.
        - Я согласна, - пробормотала она, еле сдерживая улыбку. - Я подчинюсь мудрой воле тех, кого сам Господь поставил выше меня.
        Ричард пристально смотрел на Изабель, сидящую в седле невысокой лошади. Казалось, она давно была готова подчиниться столь неожиданному приказанию барона. Но ведь она женщина, а доля всех женщин - смиренно подчиняться воле своего господина. И вся эта ситуация была тяжелой не столько для нее, сколько для него. Она всегда питала к нему нежные чувства, и он знал это.
        Мало того, он заметил радость в ее глазах, которую она тщательно пыталась скрыть от него и от брата Джона, стоящего рядом. Да, определенно, для него все было гораздо сложнее: ему приходилось отказываться от своего призвания. Она просто выходит замуж, а в этом и заключается данное Господом предназначение любой женщины.
        - Тогда, - сказал он, - прошу вас пройти со мной. Мы должны исполнить наш долг.
        Он повернулся к ней спиной и прошел через внутренний двор к часовне. Пусть оруженосец поможет ей спешиться, а он, Ричард, не обязан смотреть на нее дольше, чем вынуждают его к тому обстоятельства.
        Она пошла следом за ним, как ему показалось, достаточно нетерпеливо.
        В часовне их ждал с довольным видом аббат. К радости Ричарда, церемония, на которой присутствовали Эдмунд, брат Джон, отец Филипп и в силу необходимости Изабель, была милостиво короткой. И все же он почти физически ощущал, как на него накатываются волны эмоций, исходящие от Изабель. Она была счастлива. Да простит его Бог, но он не хотел, чтобы она испытывала радость. Покорность - да. Чувство долга - конечно. Но не радость. И не счастье. Ему же не приносит удовлетворения их союз. Так же должно быть и с ней.
        Оторвавшись от своих мыслей, Ричард обнаружил, что церемония закончилась. Отныне они соединены узами брака.
        Брак… это свято, он заключается на земле и на небесах, это союз двух сердец, двух душ и тел. Отныне у них общая жизнь и общее имущество.
        Сам настоятель соединил их, и Ричарду предстоит с этим жить. А как еще он может доказать свое смирение?
        И все же вряд ли за всю историю существования святой церкви Христа хоть один жених на собственном бракосочетании был облачен в монашескую сутану.
        Но все уже свершилось, хотя и без ритуального обмена кольцами. Единственное, что от него требовалось, это поцеловать женщину, ставшую его женой. Ричард опустил глаза и посмотрел в лицо той, которой дал обет верности.
        Румянец залил ее щеки, она подняла на него свои глаза цвета темно-зеленого осеннего мха, и Ричард увидел в них величайшую радость, которая переполняла сердце Изабель. Радость, а не скромность покорной девушки. Все ее лицо, казалось, светилось от счастья.
        Он нерешительно замер, и она, подняв голову, приблизила к нему свое лицо, жаждущее поцелуя.
        Он коснулся ее губ своими быстро и бесцеремонно. Но ее губы были такими мягкими и податливыми, что Ричард не смог оторваться от них, и поцелуй получился более затяжным, чем он того хотел.
        Но ему вовсе не понравилось целовать ее. Безусловно, он сделал это только ради нее. И их союз не принесет ему радости. Они соединили свои семьи, объединили земли и, наконец, соединят свои тела, но земного наслаждения ему это не принесет. Ричард отказался от наслаждений такого рода, и она не сможет заставить его принять их.
        - Я буду молиться за тебя, - произнес аббат, когда церемония закончилась. - И благословляю тебя, сын мой.
        - Я благодарен вам, отец, и очень ценю вашу заботу, - сказал Ричард. - В самом деле, я жажду ваших молитв, ибо возвращаюсь в мир, где мне нет места.
        - Там есть тебе место, Ричард. Так пожелал Господь, и Он благословил тебя. Тебе нужно просто подчиниться.
        - Я уже подчинился, - ответил Ричард.
        - И я тоже, - вставила Изабель.
        Ричард искоса взглянул на нее. Она излучала радость. Какова цена ее повиновения? Какой в нем смысл?
        - В смирении мы покидаем вас, - продолжил Ричард, - и отправляемся в Дорни.
        Так они и сделали. Без шума и волнения. В то время как он выезжал из монастыря, ставшего ему домом, в зеленый влажный весенний мир, монахи в обители продолжали молиться Господу. Аббат смотрел ему вслед. С одной стороны от него стоял брат Джон, с другой - брат Ансельм. Все они молча молились за Ричарда. И за Изабель, которая с такой радостью взяла в мужья человека, не желавшего ее.
        Ричард не стал оглядываться. Не стала и Изабель. Только Эдмунд посмотрел назад, помахав на прощание.
        Выглядели они довольно странно: новобрачные ехали на значительном расстоянии друг от друга, причем на мужчине была монашеская ряса. Тихо и торжественно чета новобрачных прокладывала себе путь в Дорни по грязной весенней дороге.
        Они добрались до места довольно быстро: покрытые грязью дороги не слишком задержали их. Пели птицы, радуясь весне; солнечные лучи мягко согревали воздух, очищая небо от последних следов влажной ночи. Ричард хмуро смотрел на оживающую природу. Он не замечал ни птичьего пения, ни игры нежного весеннего солнца на верхушках деревьев, ни зеленых полей.
        Он ехал в Дорни и вез туда свою жену.
        Вскоре перед ними выросли высокие стены Дорни, их резкие очертания казались грубыми на фоне окружающей зелени. Замок Дорни представлял собой массивное сооружение: расположенный на холме, он имел зубчатые стены, сложенные из камня в два ряда. Эти владения не были завоеванными, башни и стены были построены перед самой войной за правление Англией, которая свирепствовала между королевой Мод, дочерью Генриха I, и Стефаном.
        Война окончилась провозглашением сына королевы, Генриха II Анжуйского, королем, и жизнь вошла в нормальное русло. После многих лет гражданской войны Англия наконец обрела мир. Дорни пережил те времена, оставаясь благодаря Господу целым и невредимым. Отец Изабель, Бернард, сумел в те беспокойные времена обезопасить свои владения. Земля, окруженная стенами, была превращена в поля, которые тщательно обрабатывались. Сейчас как раз начинали зеленеть первые всходы. Все это говорило о благополучии имения.
        Выросший за стенами город представлял собой беспорядочную мозаику коричневых крыш и старых черных стен. В городе, имеющем две большие дороги, всегда было много людей, процветала торговля.
        Завидев приближающуюся к воротам Дорни конную троицу, обитатели города начали перешептываться, каждый хотел посмотреть на них собственными глазами.
        Первым к воротам подъехал Эдмунд, помахав рукой в знак приветствия, затем он отступил в сторону, пропуская Ричарда. Жители Дорни не знали, что и подумать о монахе-бенедиктинце, который въезжал в город, оставив позади себя их госпожу.
        - Леди Изабель, вы в добром здравии? - выпалил привратник с обеспокоенным выражением. - После смерти отца вы так неожиданно исчезли…
        - Как видите, с леди Изабель все в порядке, - перебил его Ричард, спешиваясь. Эдмунд, который должен был бы помочь своему новому лорду слезть с коня, все еще сидел на лошади, грубо нарушая благородный этикет. Ричард заметил его ошибку, но ничего не сказал оруженосцу. - Она отправилась в монастырь Святых Стефана и Павла за помощью и получила ее, вот и все, - добавил он язвительно.
        - Но, леди, вы уехали как раз тогда, когда надо было готовиться к похоронам лорда Бернарда, - стоял на своем привратник.
        - Как твое имя? - снова перебил его Ричард.
        - Привратник Одуин, - ответил тот, чувствуя себя не в своей тарелке, стоя между Изабель и монахом.
        - Одуин, ты всегда ставишь под вопрос поступки своей леди? Если да, то тебе придется побороть эту свою вредную привычку, - резко сказал Ричард.
        - Если действительно нужно что-то исправить, я сам обычно слежу за тем, чтобы это было сделано, святой брат, - раздался голос.
        Ричард обернулся и столкнулся лицом к лицу с рыцарем, лет, наверное, сорока. Его морщинистое лицо было румяным, а темно-рыжие кудри перемежались серебряными прядями. Коренастый и рослый, он смотрел на Ричарда, готовый броситься на него в любую секунду, хотя даже понятия не имел, кто перед ним. Ричард состроил гримасу, отдаленно напоминающую улыбку, если не сказать хуже.
        - Теперь нет, только если я сам не прикажу, - сухо сказал Ричард.
        - Миледи, кто этот монах, который думает, что вправе заправлять всем в Дорни? - спросил Гилберт, держа руку на рукояти меча.
        - Твой новый лорд, Гилберт: Ричард из Уорфилда, нынешний хозяин Дорни, - был ответ Изабель. Она повернулась к Эдмунду, чтобы тот помог ей спешиться. Юноша тут же отреагировал на ее знак, хотя Ричарду не помог.
        Ричард заметил и это, но опять промолчал. Да, теплым прием, оказанный ему в Дорни, не назовешь. Но, слава Господу, Ричард не особенно в этом нуждается, а иначе…
        - Ваш супруг - монах?! - насмешливо спросил Гилберт, его лицо покраснело, серебряные волоски на голове весело запрыгали.
        - Да, именно так, - ответил за жену Ричард. Но ответ был адресован не столько рыцарю, стоящему перед ним, сколько Изабель. Он хотел, чтобы она знала, каковы его обязательства перед ней. Его заставили жениться, и он сделал это. Только долг связывает их. Никаких чувств, никаких сердечных привязанностей.
        Этого требовал долг, и вот они вместе. И больше ничего. Пусть она знает, что больше ничего не получит от него, как бы далеко ни распространялись ее желания.
        - Он хозяин Уорфилда, Гилберт, а также Бледли и Эйчли, - объяснила Изабель, пытаясь поднять его в глазах окружающих.
        - Хозяин Уорфилда? Значит, он брат Хьюберта?
        Изабель опустила глаза и отряхнула юбку, смахивая капельки воды и грязи.
        - Да, он брат Хьюберта, - ответила она, посмотрев на Гилберта и совершенно не обращая внимания на Ричарда. Хотя лучше сказать, что она не смотрела на него, потому что не обращать на него внимания она не могла. - Наши семьи должны были породниться, такова была воля наших отцов. Теперь у Дорни и Уорфилда один хозяин… А сейчас мне нужно пойти посмотреть… что к чему, - сказала она и побежала через широкий внутренний двор замка. Ричард остался стоять вместе с Гилбертом и ссутулившимся Эдмундом.
        - Отведи моего коня в конюшню, парень, и проследи, чтобы о нем позаботились, - спокойно сказал Ричард Эдмунду.
        Эдмунд, оставшийся без защиты Изабель и даже Гилберта, который никогда не вмешивался не в свое дело, стушевался. Ему не нравился этот человек - не монах и не лорд, а может быть, наоборот - и монах и лорд одновременно, но, как бы то ни было, не похожий ни на одного из знакомых ему людей. И здесь он был абсолютно прав: Ричард был необычным человеком.
        - А затем ступай к своей госпоже и узнай, не нужно ли ей чего-нибудь. У нее, должно быть, найдется для тебя много работы: лорда Бернарда нужно подготовить к захоронению, - добавил Ричард тоном, не терпящим возражений. Он говорил так, будто ему и в голову не могло прийти, что Эдмунд может не послушаться его. Так оно и было, и именно так Эдмунд и поступил.
        - Да, лорд Ричард, - пробормотал он, потянувшись за поводьями.
        Но Ричард не выпустил их из руки, а когда удивленный Эдмунд поднял на него глаза, сказал:
        - Если ты хочешь что-то сказать, парень, говори. Не нужно бормотать, глядя на землю, где тебя слышат только черви да клюющие их птицы. Говори громко, если сам понимаешь, о чем речь.
        - Да, милорд. - В глазах Эдмунда вспыхнула мужская гордость.
        - Тогда ступай, - с достоинством ответил Ричард.
        Эдмунд ушел.
        А Гилберт остался, но в тот момент Ричард именно этого от него и ждал.
        - Скольких рыцарей имеет Дорни? - осведомился Ричард. - И сколько покинуло замок после смерти Бернарда?
        - В Дорни двадцать пять рыцарей, всего двое покинули его вслед за исчезновением Изабель, - грубо ответил Гилберт.
        - А вам не захотелось уехать?
        - Я не мог оставить леди Изабель, когда так нужен ей, - сухо сказал Гилберт.
        - А разве когда-нибудь было время, чтобы леди Изабель никто был не нужен? - спросил Ричард, улыбнувшись. Поверх плеча Гилберта он изучал оборонительные сооружения Дорни. Все выглядело достаточно хорошо, но ведь Изабель еще не приходилось распоряжаться всем этим. И все же как преданны ей эти люди. Ни сама Изабель, ни то впечатление, которое она производила на мужчин, совсем не изменились. Дорни был от нее в таком же восторге, в каком был Молтон в свое время. Но Ричарда она не сможет очаровать. Больше не сможет.
        Гилберт не улыбнулся и ничего не ответил.
        - Будьте осторожны, брат рыцарь, когда выбираете, кому доверить свою честь, а иначе вы рискуете в одно прекрасное утро проснуться бенедиктинцем, - предостерег Ричард.
        Гилберт ничего не успел ответить, так как Ричард уже шел к замку, преследуемый развевающейся от быстрых шагов черной сутаной.
        В холле Ричарда уже ждали. Видимо, Изабель позаботилась об этом. И дворецкий, и управляющий стояли перед ним, готовые выполнить любое его распоряжение. По крайней мере именно это читалось по их лицам.
        Ричард был не настолько глуп, чтобы полагать, что все вокруг будут просто счастливы оттого, что их лордом отныне будет бенедиктинец, но ему хотелось думать, что он по меньшей мере возбудил их любопытство и что со временем ему удастся по-настоящему стать хозяином Дорни.
        Управляющему Джерому он велел подождать некоторое время, пока он не приступит к рассмотрению и проверке счетов. Если в чем Ричард и преуспел за год жизни в монастыре, так это именно в ведении счетов и рассмотрении договоров. Его грамотность и образованность открыли перед ним многие двери обители, и он мог бы хорошо устроиться в монастырской общине, если бы не Изабель.
        Джером откланялся, и Ричард повернулся к дворецкому. Этот высокий стройный человек с рыжими волосами и зелеными глазами казался слишком молодым, чтобы занимать это место. Дворецкий должен следить за всем в доме: за горничными, кухарками, пекарями, судомойками, прислугой, конюхами. Все свершается с его ведома и по его приказу. Этот же человек был недостаточно зрелым, чтобы брать на себя такую ответственность.
        - Как вас зовут? - задал вопрос Ричард.
        - Роберт, милорд, - был ответ.
        - Как долго вы служите дворецким?
        - На Сретение будет пять лет.
        - Пять лет?! - На вид ему нельзя было дать больше двадцати.
        - Мне уже тридцать лет, милорд.
        - Это довольно значительный возраст, - сказал Ричард. - Года были к вам милостивы.
        - Благодарю вас, лорд Ричард. - Он поклонился. - Леди Изабель распорядилась, чтобы я отвел вас в покои лорда Бернарда, чтобы вы могли переодеться и смыть с себя дорожную пыль, прежде чем…
        Прежде чем. Ричард понял, чего не сказал Роберт и что подразумевала Изабель. Дорни - богатое владение, следовательно, его лорд должен выглядеть представительно. Ричард же в своей монашеской сутане не вязался с общей обстановкой и отнюдь не внушал доверия. Она же хотела, чтобы все восхищались ее молодым супругом. Что ж, не так уж много она хочет, к тому же в этом была логика: люди с большей охотой подчиняются тому, кого уважают. И если им не по нраву просто одетый монах, то облаченный в меха господин им точно понравится.
        - Хорошо, Роберт. Проводи меня в покои лорда Бернарда. Посмотрим, каким нужно сделаться человеком, чтобы заслужить одобрение Дорни.
        Покраснев, Роберт повернулся и повел Ричарда через просторный холл к дальней лестнице, спиралью поднимающейся наверх. Дорни оказался действительно очень большим и преуспевающим владением. Холл занимал в высоту три этажа. Его стены были выкрашены в темно-красный цвет и увешаны дорогими и красочными гобеленами. На окнах не было ни паутины, ни птичьих гнезд. Земляные полы были выстланы прочно связанными стволами тростника. Внушительное помещение втрое превышало размеры холла его родного Уорфилда. Винтовая лестница была узкой, как того требовала предосторожность, но красивой. Стены извилистой каменной лестницы обиловали узкими окошками для лучников. Миновав один лестничный пролет, Роберт подошел к комнате, занимающей большую часть этажа, - покоям лорда Бернарда. В центре комнаты стояла массивная кровать, устланная толстыми мехами и покрытая дорогой парчой, в ногах кровати стояла обитая лисьим мехом скамья. Слева находился очаг, а справа стоял сундук. Около двери висел кувшин, из которого свисал почти до пола кусок ткани. Все кругом было чисто. В покоях царила гнетущая тишина, они были пустыми и
безжизненными. Казалось, комната безмолвно ждала, когда очередной лорд Дорни займет в ее стенах свое законное место.
        Роберт поднял тяжелую деревянную крышку сундука и, убрав в сторону свечу, чтобы не закапать воском содержимое, простым жестом пригласил Ричарда осмотреть его новый гардероб. По-видимому, Роберт был молчаливым от природы, что подходило Ричарду как нельзя кстати.
        Его поразило изобилие разнообразных предметов богатой, прекрасно сшитой одежды. Ричард вовсе не хотел одеваться так пышно, но понимал, что обстоятельства требуют того. Пышность - это свидетельство изобилия, достатка и безопасности. Лорд Дорни должен всем своим видом олицетворять достаток и благоденствие, одного взгляда на него должно хватать, чтобы понять, что дела в Дорни идут как нельзя лучше. От него требовалось совсем немного: одеться как подобает хозяину богатого имения. Он погрузил правую руку в сундук, ощущая мягкость шерстяных и жесткость льняных тканей насыщенных цветов. Это была одежда богатого человека, и он должен был принять ее. Теперь Ричард - лорд Дорни. Он провел рукой по своей черной сутане - простой одежде смиренного слуги Божьего. Больше он не вправе носить ее. И все из-за Изабель.
        Покопавшись в недрах сундука, Ричард извлек самую простую вещь, какую смог найти: тунику темно-синей шерсти, подпоясанную красным шнурком. Из самого темного угла огромного сундука Роберт вытащил подходящий плащ: сшитый из ткани цвета красного вина, он крепился на плече золотой брошью. По правде сказать, Ричард еще никогда не одевался так хорошо. И чувствовал себя неуютно в такой одежде. Да, жадность - это порок, который с легкостью может овладеть человеком, особенно если его окружают столь обильные земные богатства.
        Отец Изабель был довольно богатым человеком и дал за своей дочерью очень хорошее приданое. Ричард знал это еще до того, как их обвенчали, когда в брачный контракт записывали имущество каждого из них, которое отныне стало их общим. Изабель была единственным ребенком, и все имущество досталось ей. Она была очень богатой наследницей с высоким положением, и родство их семей было бы огромной радостью для их отцов. Но сейчас оба они мертвы, а ему пришлось стать недостающим звеном в претворении в жизнь их замысла шестнадцатилетней давности. Пришлось, потому что он остался единственным живым наследником, который должен был жениться на женщине такого высокого положения.
        Он никогда не думал о том, чтобы взять в жены Изабель. Даже в юности, когда был особенно мечтательным, он не осмеливался надеяться на то, что когда-либо женится. Его миром был мир мужчин, борцов телом или духом, и он никогда не думал покидать его.
        Он никогда не думал о женитьбе, но даже сейчас перед ним вырос ее образ, окутывая его мысли, искушая его… женщина с длинными черными волосами, спадающими на чистую белоснежную рубашку. Обнаженное тело. Чарующие глаза. Как хорошо он знал ее, своего суккуба, который приходил к нему. Она стала столь бесстыдной, что, не дождавшись ночи, явилась, чтобы соблазнять его среди бела дня. Однако Ричард и вдали от братства не позволит одолеть себя этому вульгарному исчадию ада независимо от того, как привлекательно она выглядит.
        К большому удивлению Роберта, Ричард упал на колени и начал молиться. Он зажмурил глаза, чтобы не видеть ее - своего демона. Он искал спасения в молитве. Но все же одна мысль не давала ему покоя, как ястреб, преследующий добычу в дождь и туман и не знающий преград: Изабель была с младенчества обручена с его братом, но еще в юности Ричард чувствовал, что она хочет его, и это желание ярко светилось в ее ореховых глазах.
        Ее увлечение им было очевидно. Но может ли порядочная женщина с такой готовностью выставлять напоказ свои противозаконные и противоестественные желания?
        Глава 6
        В конюшне было тепло от припекавшего солнышка и приятно пахло сеном. На кучке навоза дружно собрались первые весенние мухи. Их мерное жужжание наполняло воздух, сплетаясь с запахом свежего навоза.
        Луи, Николас и Адам говорили очень тихо, и их голоса казались таким же приглушенным жужжанием. Темой обсуждения стала упущенная ими возможность.
        - Я узнал это от Гилберта, а он в свою очередь от Роберта, так что ошибки быть не может, - сказал Николас. - Изабель вышла замуж.
        - Она, как воробей, вылетела отсюда, ища защиты, - изрек Адам, задумчиво поглаживая подбородок. - Защиты от нас.
        Николас с Луи с осуждением посмотрели на Адама, а затем друг на друга. Каждый опустил глаза.
        - Не думаю, что она ожидала вернуться из монастыря замужней женщиной и оставить нас с носом, - продолжил Адам.
        - Странно, что благородная девица стала искать себе мужа среди лысоголовых, вечно поющих монахов, - сказал Луи с кривой улыбкой.
        - Это было бы не так странно, если бы вы знали, кто находился среди этих самых монахов, распевающих свои молитвы Всевышнему, - возразил Николас. - Я был оруженосцем в Молтоне и хорошо помню, как Изабель ходила кругами вокруг Ричарда из Уорфилда и смотрела только на него. Детьми они были очень близки, всегда ходили вместе, шептались, секретничали. Но в один прекрасный день Ричард положил этому конец, оставив Изабель только в детских воспоминаниях. Но от Изабель так просто не избавишься. Где же еще было искать Ричарда, кроме как в монастыре?
        - Они были влюблены друг в друга? - спросил Луи.
        - Как Ричард, не знаю, он не такой человек, чтобы публично проявлять свои чувства, - сказал Николас, - а вот Изабель… Изабель со своим томным взглядом всегда крутилась возле него. Ее можно было читать, как открытую книгу. Даже Ричард заметил, какие взгляды она посылает ему.
        - У него не хватало рыцарского мастерства, поэтому он ушел в монахи? - спросил Луи.
        - Нет. Если бы это было так, он не выиграл бы свои шпоры, - сказал Николас. - Он был достаточно ловок и сноровист, хотя нужно признать, что монашеская сутана идет ему куда больше.
        Они тренировались вместе - мальчики, постепенно превращающиеся в мужчин, и много раз им приходилось сражаться друг с другом. И каждый раз победителем выходил Ричард. Во всех видах тренировок он был лучшим: отлично дрался на мечах, охотился, боролся. Только самому себе Николас мог признаться: Ричард двигался так быстро, а удары его были так точны, что ему могли бы позавидовать многие опытные рыцари. Ему все давалось слишком легко: и рыцарское мастерство, и даже Изабель, хотя каждый мальчишка Молтона был от нее без ума и почел бы ее дружбу за великую честь. Но, конечно, при всех его знаниях и ловкости, Ричарду недоставало той мускулатуры, какая была у Николаса. Николас согнул руку, ощущая, как приятно поигрывают под одеждой мышцы.
        - Говорят, что лорд Хенли относился к нему с особенной нежностью, - произнес Адам.
        - Это правда, но во время тренировок он относился ко всем одинаково сурово, никому не делал поблажек. Да, из Ричарда вышел бы неплохой рыцарь.
        И в Молтоне Ричарда недолюбливали другие оруженосцы и вновь посвященные рыцари, и все из-за особого расположения человека, командующего ими, - лорда Хенли.
        - А теперь его задача - стать Изабель хорошим мужем, - сказал Луи.
        - А также нам - лордом, - добавил Николас.
        Адам ничего не сказал.
        Внезапно воцарилось неловкое молчание, но в этот момент появился брат Джон, ведя под уздцы мула.
        - С добрым утром вас, - вежливо сказал он.
        Мужчины резко повернулись, чтобы посмотреть на непрошеного гостя, и на их лицах появилось виноватое выражение. Брат Джон не был знаком с ними лично, хотя в прошлом ему доводилось видеть их вместе с лордом Бернардом. Меньше всего он знал о Николасе и всегда удивлялся тому, что все, кто был с ним знаком, знали о Николасе так же мало. Николас был высоким и сильным человеком с темными, как мокрая от дождя кора дерева, волосами и голубыми, словно ясное летнее небо, глазами, над которыми нависали широкие нормандские брови. В бою он был бы достойным и сильным противником.
        О Луи он знал немного больше, так как тот приходил в их монастырь, чтобы помолиться Господу. Это было, когда он только приехал в Дорни. Молодой человек был белокур, цвет его волос напоминал свежескошенную пшеницу, а глаза необычайного темно-зеленого цвета привлекали всеобщее внимание. Его поведение весьма соответствовало его внешнему виду, так как он, будучи высоким и плечистым, всегда смотрел на людей с гордо поднятой головой либо же вовсе игнорировал их.
        Адам был меньше ростом, чем остальные, но все же казался огромным из-за своего телосложения. Его глаза были чисто-серого цвета, а густые ярко-рыжие брови были чуть-чуть темнее огненных волос, золотом отливавших в свете солнечных лучей. Молодые девицы при виде его просто теряли голову.
        - И вас также, брат, - произнес Адам, широко улыбнувшись. - Вам нужно помочь взобраться на мула?
        - О нет, но я благодарю вас. Мы с Дейзи просто составили друг другу компанию, и, если вы не против, я хотел бы позаботиться о ее нуждах.
        - Наша конюшня к вашим услугам, брат Джон, - сказал Луи. - Как видите, у нас много свободных стойл.
        - Прошу прощения, брат, но сейчас как раз время принимать пищу. Нам подождать вас, или вы сами справитесь? - спросил Николас.
        - Мой нюх разыщет кухню, где бы она ни пряталась, - улыбнулся брат Джон. - Вам не обязательно ждать меня. Ступайте. Я скоро присоединюсь к вам.
        - Мы сообщим Изабель… и Ричарду о том, что вы приехали. Они позаботятся о вас, - пообещал Николас.
        - Кто-нибудь ждал вашего приезда, брат? - спросил Адам, задержавшись у порога.
        Все трое мужчин повернулись к монаху, ожидая его ответа.
        - Нет, меня никто не ждал, - сказал брат Джон, снимая седло со спины Дейзи.
        Когда он повернулся к выходу, единственное, что предстало его взору, было облако черных мух, лениво летающих над кучкой лошадиного навоза.
        Когда трое рыцарей пересекали внутренний двор замка, небо было затянуто темными облаками; поднимался ветер.
        Мужчины ускорили шаг, стараясь скорее укрыться от пронизывающе-холодного порывистого ветра. Николас первым поднялся по ступенькам, ведущим в холл замка. Рыцари шли навстречу манящим ароматам еды. Внезапно похолодевший воздух подстегивал их, заставляя двигаться к заветной цели все быстрее.
        В холле стоял звон посуды, смешивающийся с приглушенными людскими голосами. Во главе высокого стола уже заняла свое место Изабель. На ней было зеленое платье, тон которого напоминал свежую весеннюю листву, и блио цвета бледного золота. Блестящие, распущенные по плечам Изабель волосы казались еще более темными на фоне красивого платья и придавали ее юному лицу особую выразительность. Сердце мужчины, обладающего такой девушкой, должно было бы наполняться гордостью и радостью…
        Но ее очарование не действовало на монаха ордена Святого Бенедикта.
        Ричарда не было с ней за столом.
        Он стоял у камина, разговаривая со священником Дорни, как будто не замечая ничего вокруг себя: ни шума, ни соблазнительных запахов пищи, ни всего остального. Он оставил свою жену одну за столом, хотя это был ужин, посвященный их свадьбе. И хотя Изабель сидела во главе стола, что говорило о ее власти, вся мощь и сила все же исходили именно от Ричарда. Но он вел себя так, как будто не знал об этом: со стороны он выглядел как простой монах, спрашивающий совета у священника. Возможно, именно так он себя и ощущал.
        Николас ухмыльнулся, глядя на все это. Ни один человек не может игнорировать власть, когда она ложится на его плечи, так же как ни один мужчина не может не заметить Изабель: столь желанную, соблазнительную женщину, которая тихо сидит во главе высокого стола, с женской покорностью ожидая, когда лорд Дорни соблаговолит присоединиться к ней и занять свое законное место рядом со своей женой. Может быть, Ричард просто создает видимость этого?
        Священник прошептал что-то Ричарду, сделав знак рукой, и тот покорно пошел через холл по направлению к своей жене. Он не производил впечатления счастливого мужа, раз ему нужен был приказ священника, чтобы присоединиться к своей супруге. Адам молча внимательно наблюдал за этой сценой.
        Улыбнувшись, Адам покинул своих собратьев рыцарей и стал протискиваться среди людей к месту, где сидела Изабель. Он первым добрался до нее, так как стоял к ней ближе, чем Ричард.
        - Леди Изабель, - произнес он, касаясь губами ее руки, - я не успел выразить мою печаль по поводу смерти вашего отца и моего лорда, барона Бернарда. Ваше горе, должно быть, безутешно. Возможно, вам станет немного легче, если вы будете знать, что частичку вашей грусти я ношу в собственном сердце.
        - Благодарю вас, Адам, - ответила она, улыбнувшись, - ваши слова очень поддержали меня.
        Она выглядела так соблазнительно, открыто улыбаясь ему, ее глаза сияли, а кожа на бледных щеках казалась жемчужной. С этим бенедиктинцем она только потеряет время.
        - Вы так быстро сбежали, миледи. Я с удовольствием сопровождал бы вас во время вашей поездки в монастырь. Вам вовсе не обязательно было ехать одной, чтобы найти безопасное место. И к тому же в этих стенах вы могли чувствовать себя в не меньшей безопасности, - добавил он.

«И ты была бы в моих руках».
        - Еще раз благодарю вас, - сказала она, улыбаясь уже не так открыто. - В монастыре я нашла утешение и покой. Приятно чувствовать, что в любую минуту можешь позвать кого-то, если вдруг захочешь поговорить с мудрым и святым человеком, правда?
        - Не могу не согласиться с вами, - пробормотал Адам с вежливой улыбкой. - Временами наша рыцарская компания становится довольно шумной… И что, обитатели монастыря смогли облегчить ваше горе?
        - Только время может стереть из человеческого сердца боль утраты близкого, Адам. Я…
        - Прощение Господа и его безграничная доброта и любовь - это больше, чем достаточно, чтобы человек мог достойно встречать испытания, посылаемые ему свыше, Адам. Изабель находится в руках Божьих. Никто и ничто не сможет причинить ей вред, если не будет на то воля Его, - вмешался в их разговор Ричард.
        Он встал позади Изабель, положив руки ей на плечи. Его слова создавали прочный барьер между ней и Адамом, отгораживая девушку от его заигрывания. Он вел себя, как и должен вести настоящий муж, но говорил как обыкновенный монах. Адам улыбнулся. Ни один мужчина не может быть одновременно и верным слугой Господним, и любящим мужем. А Ричард определенно больше хочет остаться монахом, хоть и защищает сейчас Изабель с таким грозным видом.
        - Конечно, милорд, - вежливо ответил Адам. - Миледи, - поклонился он Изабель и отошел, отыскав глазами свободное место за столом. И все же продолжал незаметно наблюдать за ними.
        Ричард из Уорфилда, если верить Николасу, ушел в монахи, будучи оруженосцем. Вряд ли за год монашеской жизни он потерял сноровку. И должно быть, все это время он желал девушку, ставшую теперь его женой. А ведь только недавно он узнал, что дело и вправду идет к брачной ночи. Сейчас Ричард стоял, горой возвышаясь над Изабель, их темные волосы очень красиво смотрелись рядом. Глядя на них, Адам на секунду засомневался. Казалось, что, защищая жену от мужских глаз и мужских мыслей, Ричард нарочно встал так, чтобы сидящим за столом не было видно Изабель. Возможно, Ричард менее праведен, чем предполагал Николас. Но, в конце концов, это не имеет никакого значения: Изабель - слишком лакомый кусочек во всех отношениях, чтобы выпустить его из своих рук, не сделав отчаянной попытки удержать.
        Адам улыбнулся, быстро поднеся к губам кубок с элем, и сделал большой глоток. Отчаянная попытка - хорошо сказано. Он пошлет своему дяде - близкому другу лорда Роберта - письмо… и может статься, что он сам окажется участником брачного договора, где его невестой будет значиться Изабель. Но для этого нужно, чтобы она была свободна и на ее руку не было других претендентов. И у Адама возник план, целью которого было сделать ее таковой. Он отхлебнул эля, затем еще и еще, заливая свои черные мысли искрящимся напитком.
        От внимания Николаса не ускользнуло ни малейшее изменение выражения лица Адама, заметил он и хищную плотоядную улыбку на его губах.
        - Адам хочет завладеть женой Ричарда, - тихо сказал он Луи. - Но этого не будет. Даже будучи монахом, Ричард не упустит то, что однажды попало к нему в лапы.
        - Даже нежеланную жену? - спросил Луи, искоса взглянув на своего товарища по оружию.
        - Это ты так говоришь, - ответил Николас. - Она его супруга. Он не допустит, чтобы другой мужчина похитил ее.
        Николас сжал рукоять своего кинжала, задумчиво сощурив глаза. Но если убедить Ричарда вернуться к той жизни, которую он сам для себя выбрал, будет ли он думать о своей жене и о той жизни, которую оставит? Но в этом случае Изабель, будучи замужем, не сможет выйти за другого. Без своих земель она ему неинтересна вовсе. Значит, нужно заставить Ричарда аннулировать брак, оставив Изабель незамужней, какой она была еще вчера. Ричард никогда не был без ума от Изабель, она же всегда была влюблена в него. Возможно, что именно в этом направлении и нужно действовать с человеком, погруженным в молитвы и учения церкви.
        - Пойдем. Давай повеселимся, ведь это все-таки свадебный ужин нашего лорда и его жены, - сказал Николас Луи.
        Луи с задумчивым лицом стал локтями прокладывать себе путь к праздничному столу.
        Холл был полон народа. За столами сидели все обитатели Дорни. За одним из столов плечом к плечу сидели рыцари Луи, Адам и Николас.
        А за главным столом, помимо лорда и леди Дорни, сидели молодые девицы Элис и Элзбет, которые только готовились стать леди, рядом с ними сидел в качестве почетного гостя брат Джон, далее отец Лангфрид - священник Дорни, леди Джоан, которая была компаньонкой ныне покойной второй жены лорда Бернарда - Иды. В данный момент она охотно говорила что-то Изабель, хотя отец Лангфрид видел, что девушка сейчас не воспринимает никого из присутствующих, кроме Ричарда. Что ж, Бог услышал ее молитвы и, безусловно, исполнил самое заветное ее желание - Ричард стал ее мужем.
        Но какой ценой?
        Отец Лангфрид вздохнул и начал резать кинжалом жареного угря, стараясь не замечать, как кокетливая Элис безуспешно флиртует с Эдмундом. Но еще труднее ему было не обращать внимания на то, что Ричард всецело пренебрегает своей женой.
        Похоже, что бы там ни пели трубадуры, весна вовсе не пора любви. Изабель получила в мужья человека, которого желала, да. И он сидит на месте лорда, облаченный в богатые одежды. Он даже держится как лорд и стал властным, как подобает человеку его положения. Но Изабель ему чужая. Она сидит рядом, но как бы со стороны наблюдает за ним. Он же сосредоточил на себе внимание окружающих, являясь главным - единственным главным - человеком во всем замке.
        Сильный человек, не поддерживающий пустых разговоров, не находит свою жену достойной его внимания?
        Изабель вся светится от радости, в то время как Ричард чернее тучи. Есть ли еще на белом свете два столь разных, но столь вынужденно близких человека? Да, Изабель получила Ричарда, как ей того хотелось, но оправдает ли этот брак ее надежды? Станет ли таким, каким она его видела и о каком мечтала? Лангфрид постарался забыть о своих волнениях. В конце концов, все в руках Божьих. Всему свое время.
        Брак - это постепенное соединение двух разных жизней, разделение всех радостей и невзгод поровну между супругами.
        Ричард сидит подле Изабель, ест с ней из одной тарелки, пьет из общего кубка, но все же он не стал ближе к ней. Это самый странный свадебный ужин, на котором приходилось присутствовать Лангфриду. И все присутствующие видели это, наблюдая за каждым движением молодоженов, отмечая презрение Ричарда и покорную преданность Изабель. А она знает об этом? Чувствует ли, насколько ее муж недоволен нынешним положением вещей? Зная ее, Лангфрид мог предположить, что да. Кроме того, Лангфрид понимал, что она, не обращая внимания на эти тягостные мысли, все же стремится к успеху. Она хотела Ричарда - она получила его. Горе не сильно занимало ее мысли.
        Отец Лангфрид обвел глазами комнату, изучая лица присутствующих в зале. Эдмунд и Джиллс, оруженосцы, прислуживали за столом. Причем Эдмунд изо всех сил старался не смотреть в сторону юной Элис. Но отделаться от нее было не так-то просто, Эдмунд знал это по горькому опыту. Но все же старался держать дистанцию, которая, по его мнению, была достаточно вежливой и уместной. Чего он обычно добивался, так это плохо скрываемого отвращения. Джиллс же был пухленьким прыщавым коротышкой, поэтому ни одна девица даже не пыталась с ним заигрывать.
        Отец Лангфрид никогда не доверял Адаму из Корселла, и особенно сейчас, когда тот так открыто и слишком уж наигранно любезничал с леди Изабель. Этот человек всегда ставил собственные интересы на первое место.
        Луи тоже не внушал особого доверия, его невежественная любезность граничила с грубостью, и все же он казался человеком честным. Он не стал бы обманывать лорда, которому присягнул в верности. Но… никто из них не давал клятву верности Ричарду.
        А Николас вообще мог отказаться от такой клятвы. У него были слишком высокие запросы, его заботило только его земное благополучие. Мысли о вечном редко посещали его голову.
        Еще было много вассалов, оруженосцев и домашней прислуги, которые должны были принять неудавшегося бенедиктинца в качестве своего лорда, хотя он и не хотел быть таковым. Но сейчас Ричард сидел рука об руку с Изабель за высоким столом, и по нему нельзя было сказать, что он не хочет быть лордом, другое дело - мужем…
        - Странное начало, - произнес сидящий рядом со священником брат Джон. Лангфриду всегда нравился этот монах, который одинаково хорошо разбирался как в лекарствах, так и в людях и всегда мог дать дельный совет.
        Отец Лангфрид кивнул:
        - Будем молиться, чтобы таким было только начало.
        - «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них…» - процитировал Джон. - Я не перестаю молиться об этом. В этой ситуации много неясного, скрытого от наших глаз. Но Господь видит все, и я уверен, что Он не допустит, чтобы произошло что-нибудь плохое. И еще я прошу у Него уверенности, - добавил он с улыбкой. - Вам ведь известны обстоятельства этого брака, не так ли? Что брат Ричард, то есть лорд Ричард будет делать дальше?
        - Не важно, кто он - брат или лорд, - ответ известен ему одному. Вы хотите дать ему наставления?
        - Брат Ричард никогда не слушает ничьих наставлений. И не принимает во внимание данные ему советы, как бы упорно вы их ему ни навязывали.
        - Непрошибаемый бенедиктинец?
        - Нет, но человек, уверенно шагающий по жизни.
        - Это хорошо для барона, но для монаха?..
        Джон улыбнулся и некоторое время сидел молча.
        - А Изабель, похоже, очень довольна этим браком.
        - Да, она тоже уверенно идет к намеченной для себя цели, - в свою очередь улыбнулся Лангфрид.
        - На ее пути было немало камней преткновения, - дипломатично сказал Джон.
        - Да, безусловно, - согласился Лангфрид. - Но только один Господь знает, что нам уготовано в этой жизни, так ведь, брат?
        - И что нужно нашим душам, - добавил Джон.
        А ведь в душе Изабель зарождалось чувство вины: она считала себя причиной смерти двух мужчин, стоявших на пути их с Ричардом соединения. Но эту истину она открыла отцу Лангфриду во время исповеди, и он не мог нарушить обет молчания и обсуждать эту тему с братом Джоном.
        - Для Изабель это было тяжелое время, - сказал Джон, как будто читая мысли Лангфрида.
        - Да, обстоятельства давили на нее, ведь каждому поместью нужен лорд. Это большое счастье для Изабель, что она благополучно вышла замуж, не нарушив при этом брачного соглашения, чему также благоволили как наш сюзерен, так и сам король.
        - Всему свое время и место, а каждому человеку - своя судьба.
        - Истинно так, брат. Господь поддерживает на земле порядок.
        - Истинно так, отец, - эхом отозвался Джон.
        А если кто-то и подумал о том, сколько смертей понадобилось, чтобы Изабель получила то, чего желала всем сердцем, вслух он не сказал ни слова.
        Ужин длился довольно долго. Каждое блюдо было шедевром, на который было приятно смотреть, - лакомые кусочки так и просились в рот. Ричарду и не снились такие богатые и большие яства. В монастыре редко ели мясо, и вот ему подают оленину, барашка, кролика, угрей и даже перепелов. Здесь еды больше, чем бенедиктинцу доводилось съесть за месяц. Он был хозяином Дорни, Уорфилда, Бледли, Хайлсдена и многих других.
        Да, он лорд многих людей, в то время как хочет только одного - служить Господу. И он никогда не хотел жениться.
        Но это «никогда» началось всего около года назад, как раз на Троицу. Ричард поднял глаза и взглянул на Изабель. Ее густые темные волосы, волной лежащие на хрупких плечах, - великолепное доказательство ее девственности. Он быстро отвел глаза и принялся неохотно жевать кусок оленины.
        Хотя он и стал лордом, но отказываться от своих бенедиктинских привычек не собирается. Но сколько он сможет продержаться, прежде чем грех чревоугодия возьмет над ним верх?
        Распущенность.
        Он снова взглянул на Изабель. Она смотрела на него, и их глаза встретились. Он ясно видел по ее полуоткрытым губам и внезапно покрасневшим щекам, что она хочет его, и вся глубина ее желания отражалась в бездонных омутах ее глаз.
        Так было всегда.
        Она преследовала его своим соблазняющим взглядом, будучи сначала ребенком, затем зрелой девой и наконец его женой. Ричард стряхнул с себя ее чары, лишь на долю секунды окутавшие его. Он сопротивлялся ее очарованию и собирался поступать так и впредь.
        Она слишком открыто изъявляла свое желание, и это было плохо. Перед лицом Бога и на глазах у людей она демонстрировала свое вожделение. Неужели она не понимает, что не должна делать этого? Ведь она была обручена с его братом и могла стать ему почти сестрой, а значит, ее связь с ним была бы прелюбодеянием и кровосмешением. Она следовала за ним повсюду, даже когда он того не желал. До сих пор у него перед глазами возникают ее длинные, развевающиеся на ветру волосы, когда он вспоминает, как она наблюдала за его тренировкой во дворе Молтона. Он выносил все это, потому что знал, как она вспыльчива и своенравна. И кроме того, ему надо было заниматься. Он не обращал на ее выходки внимания до тех пор, пока привязанность по-собачьи преданной ему Изабель не стала поводом для грубых насмешек и злых шуток со стороны мальчишек, обучающихся вместе с ним. И до тех пор, пока это не заметил лорд Хенли.
        Она поставила под сомнение его честь и честь его семьи.
        И вот сейчас он хотел отдать свою жизнь Господу, но она была отдана Изабель. Казалось, что вся его жизнь крутится вокруг Изабель, как Солнце вокруг Земли. Он старался думать о чем-нибудь другом, но его мысли постоянно возвращались к ней.
        Поднося ко рту кусочек хлеба, он чувствовал, что она все еще смотрит на него. Она всегда это делала. Смотрела на него, и в ее взгляде не было ни стыда, ни скромности. Он чувствовал ее желание плотской близости с ним: об этом говорили и румянец на ее щеках, и подрагивающие пальцы рук. Он был знаком со всеми признаками того, что женщина хочет мужчину. Этому он научился в Молтоне.
        Но Молтон остался в прошлом, и сейчас он в Дорни. Здесь мысли о Молтоне ему не помогут.
        И Ричард принялся изучать лица мужчин, которые сидели за его столами и ели его пищу. Ему не понравилось, как вел себя один из них, по имени Адам. Они с Изабель общались слишком тесно, он бросал на его жену томные взгляды, фальшиво улыбался и был подозрительно нетерпелив.
        Николаса он знал слишком хорошо, чтобы верить ему. Они достаточно много общались в Молтоне. И невинному взгляду Луи он тоже не доверял. Дворецкий относился к нему с осторожностью, управляющий считал подозрительным, среди своих друзей он слыл мрачным тихоней.
        Но все же ни один из них не заботил Ричарда так, как плохо скрытый интерес к нему Изабель. Вот с кем ему надо бороться, ибо только она врывается в его жизнь, нарушает покой. Он часто вел с ней сражения, но так ни разу и не одержал победы. Вожделение Изабель было таким же горячим, ярким и неизменным, как свет солнца. Именно плотскому желанию Изабель он противостоял, потому что оно было так велико, что грозило поглотить его целиком.
        Но именно сюда послал его Бог, пусть даже ненадолго, и он возьмет на себя ответственность за все, чему стал хозяином. Да и брат Джон приехал не просто так. Он явно хочет напомнить Ричарду о его обязанностях лорда Дорни.
        И об обязанностях мужа? Он не хотел ни брать на себя ответственность за нее, ни быть ее супругом.
        Стряхнув с себя эти мысли, Ричард заговорил с Изабель, но глаз на нее не поднял:
        - Все ждут, что сегодня ночью мы разделим ложе, закрепив таким образом наш брак.
        От неожиданности Изабель выронила нож, и он со стуком упал на стол, оставив на скатерти грязное пятно. Ричард поднял его и вернул Изабель, но все это время глаза его были опущены, как подобает смиренному бенедиктинцу.
        - Это неприемлемо и непристойно, - быстро продолжил он, - тем более сразу после смерти лорда Бернарда. Господь не одобрит такое поведение, и я не хочу начинать нашу семейную жизнь со столь опрометчивого шага.
        Он бросил на ее лицо быстрый взгляд. Она сидела неподвижно, как будто была сделана из мрамора. Глаза ее, не мигая, смотрели в одну точку. И в них отражались все ее чувства.
        Она хотела его.
        Но она не посмеет идти против его воли и противоречить ему.
        Все это он увидел в ее глазах. Внезапно Ричард почувствовал прилив радости. У него родилась слабая надежда на то, что в конце концов он сможет пройти через все те трудности, что послал ему Бог.
        - По воле Господа и из уважения к памяти лорда Бернарда, - сказал он громко, чтобы слышали все присутствующие, - мы с моей супругой всю ночь будем молиться об упокоении души усопшего. Каждый в этом зале волен присоединиться к нам.
        Его порадовала тишина, которая последовала за его словами. Но еще больше ему понравилась та легкость, с которой он сумел избежать брачного ложа. Но все радостные чувства быстро улетучились, как только он заметил нескрываемую довольную улыбку на губах Адама.
        Глава 7
        - Он сделал это из уважения к твоему горю, - прошептала Джоан. - Это очень благородно с его стороны.
        Изабель не ответила. Она мыла руки с таким остервенением, как будто хотела смыть с них кожу. Она знала Ричарда. Благородство и милосердие… Не это руководило поступком ее несостоявшегося мужа.
        - Он просто отдает дань уважения твоему отцу. А для мужчины отказаться от первой брачной ночи - поистине подвиг. Верх самопожертвования. И ты должна быть благодарна ему, вместо того чтобы злиться, - настаивала Джоан.
        Изабель снова промолчала и затрясла мокрыми руками, отряхивая их, как собака, вылезшая из воды, отряхивает шерсть.
        Дань уважения отцу? А как насчет уважения к ней? Он хотел, чтобы о нем думали как о благородном и великодушном человеке, но она-то его знает. И знала, на что он способен, уже тогда, когда он еще не снял с себя сутану. Не важно, что говорит Джоан, она просто старается утешить ее. Но Изабель знает, что Ричард сделал в присутствии всех обитателей Дорни.
        Он оскорбил ее.
        Он отверг ее.
        Он отказался от удовольствий, которые дарило брачное ложе, специально.
        Он отвернулся от нее.
        - Одна ночь - это так мало, что не стоит и жаловаться, - сказала Элис, стоящая позади Джоан. - Ведь, в конце концов, у тебя теперь есть молодой, красивый и сильный муж, а это главное.
        У самой Элис не было такой перспективы. Она предлагала Эдмунду утолить ее жажду романтических отношений потому, что была обручена с человеком, втрое старше ее, давно потерявшим большую часть своих зубов. Миловидная блондинка, молодая и здоровая, Элис больше подходила в жены Эдмунду, почти своему ровеснику, чем своему престарелому жениху.
        Из-за спины Изабель заговорила Элзбет, маленькая хрупкая брюнетка:
        - В этом Элис права: потерпеть надо всего одну ночь. В твоем распоряжении будут все остальные ночи и дни. Да, сейчас тебе неприятно, но это ненадолго!
        Изабель презрительно улыбнулась, хотя знала: Элзбет лучше других понимает, что она чувствует. Ричард не разделяет ее влечения к нему, а это - жуткое оскорбление.
        - Ненадолго, - прошептала ей в самое ухо Джоан, быстро обняв за плечи. - Я понимаю, что это больно, но отныне он твой муж, и этого не изменишь. Помни об этом, дорогая, теперь это твоя жизнь.
        Если бы она только могла…
        Но Изабель знала Ричарда не один год и с уверенностью могла сказать лишь одно: легкой добычей его не назовешь. Как солнце: увидеть его на небе очень легко, но для человеческих рук оно недосягаемо.
        Она давно мечтала о нем, и каждый раз ей приходилось ловить его. Один раз она было подумала, что почти… но он сбежал из Молтона прямиком в монастырь.
        Тогда она поняла, что потеряла его навсегда. Но разве Бог не всемогущ? Вуаля! И он стал ее мужем. Элис права. Это всего только на одну ночь.
        Это ее первая брачная ночь, а она, вместо того чтобы познавать радости супружеских отношений, вынуждена молиться всю ночь напролет.
        Разве она настолько неблагодарна, что не хочет восхвалить Бога за то, что он дал ей Ричарда? Вовсе нет. Одна ночь в молитвах - это не такая уж и большая жертва. Она будет молиться и за своего отца, Бернарда, и за его жену, Иду, и за Хьюберта, и за Джеффри. Она помолится за всех, кто безвременно покинул эту землю, перейдя в мир иной. Помолится… Ведь Ричард у нее уже есть…
        Завтра будет новый день и новая ночь.
        Завтра Ричард сделает ее наконец своей.
        Завтра…
        Слабо улыбнувшись девушкам, показывая тем самым, что она согласна с ними и их слова ее утешили, Изабель вышла из комнаты. На самом деле они не утешили ее, а лишь добавили ей терпения. Она подождет. Пытаясь добиться расположения такого человека, как Ричард, волей-неволей приходится учиться терпению. И она научилась ему еще тогда, много лет назад.
        Сейчас же ей нужно подождать всего одну ночь. Одну! А ведь она думала, что Ричард никогда не станет ни ее мужем, ни любовником. Одну ночь она сможет перетерпеть.
        Понимает ли всегда такой непреклонный Ричард, что добился отсрочки всего на одну ночь?
        Увидев перед собой улыбающегося Адама, она отвлеклась от своих невеселых мыслей. Ну почему ее муж не такой, как Адам? Почему он невнимательный, невеселый? Ведь все могло бы быть иначе… Но Ричард не был таким. По крайней мере с ней.
        Адам встретил их у подножия лестницы с веселым открытым лицом. Всем своим видом он показывал, что очень рад ее появлению. В глазах Ричарда она никогда не видела такой радости. Но, хотя Адам был довольно привлекательным, можно даже сказать красивым, Изабель не могла смотреть на него как на мужчину. В ее жизни была только одна большая любовь - Ричард.
        Когда она только приехала в Молтон, у нее и мыслей не было влюбляться в кого бы то ни было. Ричард стал ей другом; он утешал ее, когда она плакала из-за испорченного неумелой вышивкой гобелена, победно улыбался, обыгрывая ее в шахматы… Они росли и постепенно стали иначе смотреть друг на друга. Она отчетливо помнила тот момент, когда ее дружеское к нему отношение переросло в любовь. Однажды она наблюдала за ним, когда он прислуживал за столом. Ричард наклонил голову - и темный локон упал ему на щеку. Изабель увидела, как пульсирует жилка у него на шее, - и кровь ударила ей в голову.
        На следующий день Изабель, задумавшись, вышла из замка во внутренний двор и стала свидетельницей того, как мужчины бились на мечах. Ричард нападал на противника, ловко орудуя мечом, его лицо было сосредоточенным и хмурым. Он был высок, почти на голову выше своего партнера, размах его руки значительно превышал возможности противника. Он держался уверенно и спокойно, изящно нанося удар за ударом, что было большим достижением для юноши его возраста. Рыцарь поднял руку, и сражение закончилось. Ричард снял с головы шлем и пригладил рукой темные непокорные волосы. Рыцарь сказал что-то, и оба оруженосца повернулись в ее сторону. В этот момент Ричард улыбнулся ей.
        Это была всего лишь мимолетная, ничего не значащая улыбка, но в ту секунду она поняла, что навсегда попала в плен его темных бездонных глаз.
        С тех пор Изабель носила в своем сердце любовь к Ричарду, желала его душой и телом. Его, и никого другого.
        Все обаяние Адама не шло ни в какое сравнение с теми ощущениями, которые вызывало в ней одно только воспоминание об улыбающемся ей Ричарде.
        - Изабель! - Голос Адама вывел Изабель из задумчивости, и она постаралась стряхнуть с себя воспоминания и сосредоточиться на человеке, стоявшем перед ней.
        - Адам, - поприветствовала она его. - Вы пришли, чтобы проводить нас на вечернюю мессу?
        - Совершенно верно, миледи. Ветер в стенах Дорни поднялся очень сильный, и я опасаюсь, что он вас попросту унесет.
        Да, сегодня Адам был настроен довольно игриво. Раньше он не допускал таких вольностей в разговоре с ней. Может быть, виной этому выпитое за свадебным ужином вино? В любом случае, он не такой мрачный, как ее муж.
        - И что же вы сделаете? - поддразнила она его. - Сгребете нас всех в охапку? А под силу одному мужчине защитить от столь жестокого ветра четырех женщин?
        - Меня защищать не надо, - произнесла Джоан. - К женщинам моего возраста даже ветер относится почтительно. Да, я же хотела надеть свой новый платок, на вечерне он будет как раз кстати. Не ждите меня. Я постараюсь прийти вовремя, - добавила она, поворачиваясь к лестнице.
        Элис не успела ответить на предложение Адама, так как в этот момент увидела Эдмунда, стоявшего посреди огромного холла, и направилась к нему, мерно покачивая бедрами под мягкой тканью блио. В солнечном свете, пробивающемся через маленькое оконце, ее волосы отливали золотом.
        - Похоже, осталось всего две женщины, которым нужна защита мужчины, - сказал Адам, искоса взглянув на Элзбет.
        Пусть себе смотрит, Элзбет не собиралась уходить.
        - Вы ничего не забыли? Может, что-то мешает вам отправиться в часовню? - с надеждой спросил он.
        - Нет. Я полностью готова, - ответила она спокойно.
        - Подумайте, может, вы все же что-то забыли? - Адам настаивал.
        - Ничего. - На лице Элзбет не было любезной улыбки. Изабель нельзя оставлять наедине с Адамом, в этом она была уверена. Она не доверяла Адаму. Слишком уж привлекательным он был, слишком сильно было его очарование. Элзбет он никогда не внушал доверия. Даже то, что Изабель теперь замужем, не меняло дела.
        - Тогда я провожу на вечерню вас обеих, - сказал он, натянуто улыбаясь.
        Элзбет ответила ему широкой улыбкой. Изабель же почти не обращала на них внимания.
        Во внутреннем дворе замка бушевал сильный ветер. Хватая последние осенние листья, он опускал их к самой земле, а затем подбрасывал к небесам, закручивая в вихре своих холодных струй. Это, наверное, зима старается удержать землю в своих холодных лапах. Но весна уже наступила, и, сколько бы зима ни билась, это сражение она уже проиграла.
        Изабель шла, взяв Адама под руку. Ее мысли неустанно крутились вокруг Ричарда и его упрямства. Внезапный порыв ветра почти сбил ее с ног.
        Воспользовавшись тем, что Элзбет идет сзади, Адам приобнял Изабель за талию.
        Изабель обратила внимание, что Адам обхватил ее рукой, но в этот момент ей было так холодно, что она даже обрадовалась этому. Ледяной ветер пробирал до костей, и девушка вся сжалась в надежде защититься от пронизывающих порывов. И все же она надеялась, что, как только они доберутся до часовни, он уберет свою руку, ведь она не давала ему повода думать, что поощряет столь смелые шаги с его стороны. В такой прекрасный весенний день ей и в голову не пришло надеть плащ, а теплая рука Адама помогала ей хоть немного согреться. Путь до часовни был недолгим. Она примыкала к противоположной стене замка. Еще немного, и Адам отпустит ее.
        Но в этот момент другой ладонью он провел по ее руке. Его пальцы прокладывали путь по нежной чувствительной коже Изабель от локтя до запястья. Это было уж слишком. Вести себя так бесстыдно и легкомысленно! Да какое он имеет право ласкать ее! Но когда она посмотрела ему в лицо, он сделал вид, будто ничего не произошло. Это оскорбило ее больше, чем его действия. Он думает, что раз она теперь замужняя женщина, то с ней можно не церемониться? Ей теперь не до морали? Значит, он считает, что имеет право сделать ее своей игрушкой?
        Пока она подбирала слова, чтобы высказать ему все, что думает, у входа в часовню показался Ричард, позади которого стояли Луи с Николасом. Гневные слова застряли у нее в горле, когда она увидела разъяренное лицо Ричарда. Разъярен - это еще мягко сказано. Он был на грани. Взбешен. Готов вот-вот взорваться. И еще она увидела в его глазах страсть. Да, страсть - обжигающе горячую, необъятную страсть. Не часто он бросал в ее сторону такие взгляды, и это заинтриговало ее больше, чем все его выражения мрачного достоинства и высокомерного презрения, вместе взятые. Обычно он одаривал ее только этим.
        Удивительно, как на нее подействовал только один этот его взгляд.
        Ее сердце переполнилось величайшей радостью. Она поняла вдруг всю магическую силу ревности. Ей никогда не приходило в голову заставить Ричарда ревновать себя. Все свое время она тратила на то, чтобы завоевать его, все ее мысли занимало только это. У нее просто не было времени, чтобы сделать вид, что она интересуется кем-то другим. Но сейчас… Адам сам начал приставать к ней. Кто бы мог подумать, что результат окажется таким замечательным!
        С трудом сдерживаясь, чтобы не залепить ему пощечину, Изабель спокойно улыбнулась смотрящему на нее Адаму, не сделав попытки высвободиться из его объятия. Затем она посмотрела на Ричарда. Что он сделает в ответ на их столь интимную позу вкупе с ее радостно-лучезарной улыбкой?
        Она много лет бегала за ним, как собачка, признающая только своего хозяина, готовая выполнить любое его приказание. Благодаря Господу и святому Стефану она заполучила наконец в мужья того, о ком всегда мечтала, но он презирает ее, она ему просто неинтересна. Возможно, искра ревности прожжет в панцире, в который он заковал свое сердце, дыру и через нее просочится хотя бы немного доброты и супружеского тепла. Изабель хотела во что бы то ни стало использовать представившуюся ей возможность.
        Вышла она замуж за монаха, но нужен-то ей настоящий мужчина!
        Ричарду стоило больших усилий, чтобы держать себя в руках. Его ярость усиливалась с каждой секундой. Увиденное поразило его до глубины души. Мужская ладонь на ее руке, по-хозяйски прикасающиеся к ней пальцы, длинные локоны ее волос, спадающие на рукав туники Адама: черная сажа на фоне зеленой шерсти. Приглашающая к действиям улыбка Изабель, тут же сменившаяся невинным взглядом в его сторону. В сторону только что обретенного мужа. Она не покраснела, как подобает порядочной девушке, не отвела глаз, не возмутилась, когда чужая мужская рука так нагло коснулась ее тела. Рука человека, который не был дан ей Господом. Она столь же бесстыдна, сколь Ева, и действия ее столь же разрушительны.
        Несколько минут назад Николас намекал именно на это.
        Чем занималась Изабель тот год, что он провел в монастыре?
        Он была прекрасна: темные волосы, гибкая талия, быстрый ум. О ее красоте говорил весь Молтон. Собираясь в темных коридорах, оруженосцы говорили о ней, обсуждали, как она очаровательна. Каждый хотел сделать что-нибудь, чтобы вызвать ее улыбку. И Изабель охотно улыбалась им. Он был там и знал, как хотел ее каждый, кому довелось увидеть Изабель. Но она хотела его, и только его. Хотела. Так было раньше. И все знали, что она смотрит только в его сторону. И понимали, что, хотя она улыбается многим, все ее мысли заняты только Ричардом.
        Но он не хотел ее. И не хочет сейчас. И все же… она стала его женой, как пожелал того Господь, и они будут вместе, пока смерть не разлучит их. Смерть, но не Адам. Этот наглый тип не имеет на Изабель никаких прав.
        Он проглотил комок ярости, застрявший в горле, и попытался успокоиться, взять себя в руки.
        Он пересек грязный двор и подошел к Адаму, прервав неуместное объятие словами:
        - Я сам провожу свою жену в часовню. - Он сказал это резко, и в его голосе не было и следа той доброжелательности и того смирения, с которыми он не расставался с момента своего появления в Дорни.
        Он сделал это не из добрых побуждений, он лишь выполнил свой долг. Сам Господь поставил его с ней рядом, и Ричард не позволит своей жене погрязнуть во грехе, пока он жив. Он сам не падет так низко и не даст упасть Изабель. Причин для отказа не будет, как и самого отказа в подчинении своему долгу, что бы там ни говорил Николас. Он не допустит, чтобы Изабель докатилась до такого. Он будет оберегать ее. Возможно, именно за этим Господь и соединил их: задача Ричарда - направить Изабель на праведный путь.
        С мыслью, что он приближается к Господу, Ричард ступил в храм Божий, крепко держа за руку свою жену.
        Глава 8
        Вечерня была последней службой дня. После нее большинство присутствовавших отправилось спать. А Ричард продолжал молиться. Изабель оставалась рядом с ним. Ричард настаивал на этом, а она не знала, как отказаться, чтобы не выглядеть при этом неблагодарной и нелюбящей дочерью. Поэтому она не стала и пытаться.
        Прошло несколько часов, и на Дорни опустилась глубокая ночь. Все спали, кругом было тихо.
        Ночь давила на Изабель, пока та не поддалась и не провалилась в тревожный сон. Она закачалась, стоя на коленях, и Ричард разбудил ее, толкнув локтем в бок.
        Пришло время полуночной мессы, и она была отслужена.
        Изабель провела в забытьи некоторое время после полуночной мессы и до заутрени, но Ричард не стал беспокоить ее.
        К утренней мессе в часовню стали приходить люди и разбудили девушку. Утренний воздух был наполнен свежестью, пели птицы. Мягкие лучи только что взошедшего солнца осветили часовню, сделав ненужным свет все еще горящих свечей.
        Изабель вдруг осознала, что ее голова покоится на широкой теплой груди Ричарда и что он поддерживает ее своей рукой. Ей было очень удобно, но ощущение было крайне необычным. Странное сочетание: Ричард поет слова мессы и в то же время держит ее в своих объятиях. Он ее муж, а превращает ее в монахиню. Свою первую брачную ночь ей пришлось провести в часовне, молясь Господу. Этой ночью единственной кровью, которую она увидела, была кровь Христа во время причастия. Ее же собственная кровь - доказательство ее девственности - так и осталась при ней.
        Поняв наконец, что она проснулась, Ричард отодвинул ее от себя. И все же она считала великим даром то, что он по собственной воле прикоснулся к ней.
        Обитатели Дорни тихо заходили в часовню. Из всех присутствующих только Изабель со своим мужем провела эту ночь в молитвах. А из них двоих только ее муж сумел не уснуть за это время.
        Началась месса, возвещающая о начале нового дня. В весеннем воздухе закружились слова, пропетые на латыни. Изабель стояла рядом с Ричардом, гордая тем, что является его женой, хотя эта ночь и не стала воплощением мечты юной девушки о первой брачной ночи. Однако для всех было очевидно, что она провела эту ночь вместе со своим мужем. Она все еще девственна, хотя уже замужем, но Ричард - ее муж. И ничто этого не изменит.
        В самом деле, за этот день произошло много всего, за что можно было бы благодарить Господа. Она стала женой Ричарда. О таком муже можно только мечтать. И он стоит того, чтобы думать о нем день и ночь. Его волосы темнее ее собственных, а глаза - словно два темно-синих сапфира. У него красивая длинная шея, на которой отчетливо видны полные вены - в них пульсирует кровь, несущая ему жизнь. Его рот… Его рот - самая притягательная часть его лица для Изабель, он возбуждает воображение, заставляя мучиться в ожидании ласк, которые Ричард дарил ей пока лишь в мечтах. Но ей знакомы его губы, она уже знает, какое наслаждение они могут дать.
        Стоя рядом с ним на коленях, она покачнулась. Кровь в ее жилах бурлила; таким сильным было ее желание, таким томительным бесконечное ожидание. Но скоро этот момент настанет: сегодня он сделает ее своей. Сбудутся наконец ее девичьи грезы. Мужчина всей ее жизни возьмет ее, и окончится мучившая ее все это время неизвестность. Сам Господь даровал ей Ричарда, и она с превеликим удовольствием примет его в свое сердце, в свою жизнь и в свою постель.
        Ричард искоса посмотрел на нее, и она прочла в его глазах неодобрение. Они все же находились в святом месте, воздух вокруг них наполняли латинские песнопения, призывающие к смирению и благочестию. Изабель уняла дрожь во всем теле и опустила глаза, нагоняя на себя смиренный вид. Но внутри ее все кипело. Может, Ричард и не одобряет ее рвения, но он как-никак ее муж и должен исполнять свои обязанности по отношению к ней.

«Благодарю тебя, Господи, за то, что Ты дал мне в мужья Ричарда, и именно с ним я разделю свое брачное ложе». Изабель спрятала довольную улыбку, продолжая молиться.
        После утрени Ричард быстро покинул Изабель. Без сомнения, он чувствовал всю силу исходящего от нее желания. Она не стала задавать вопросы.
        Ричард пошел проверять дела Дорни: правильность уплаты по ренте, состояние счетов. Нужно было подписать несколько договоров и проверить кладовые. Вслед за ним отправились Роберт и Джером.
        По правде говоря, Изабель было все равно, как он проведет день. Главное, что ночью он будет целиком принадлежать ей.
        А как ей скоротать время до вечера? Конечно, она будет готовиться к предстоящей брачной ночи. К тому, что Ричард будет с ней. Она готовилась к тому, что Ричард будет прикасаться к ней, как к женщине и своей жене, уже много лет. И она не просто готова к этому, она жаждет этого больше всего на свете. И, несмотря на все свое монашеское поведение, Ричард желает ее с не меньшей силой, она знает это по собственному опыту.
        Из часовни она ушла вместе с Элис, Элзбет и Джоан. Ричарда нигде не было видно, но Изабель была спокойна: он рядом, ходит где-то в замке, и он теперь ее по закону, они соединены святыми узами брака. Она больше не будет тосковать по нему.
        - Изабель, хочешь, я выберу для тебя вышивание? - спросила Элзбет, когда они поднимались по лестнице.
        - Нет, сегодня я вышивать не буду, - сладко пропела Изабель, уносясь мыслями в страстные объятия предстоящей ночи. - Но горячая ванна была бы очень кстати. Не говоря уже о куске хлеба с кружкой эля. Сегодня я не намерена покидать свои покои. Все свое время я хочу посвятить подготовке к предстоящей брачной ночи.
        - Посвятить целый день подготовке к тому, что займет лишь несколько мгновений? - насмешливо спросила Элис.
        Изабель посмотрела на нее и улыбнулась: скоро Элис самой предстоит выходить замуж, а вслед за этим придет и ее брачная ночь.
        - Несколько мгновений? Отчего же? Если на то будет моя воля, это будет продолжаться всю ночь.
        - Боюсь, что все во власти Ричарда, и его одного, Изабель. Это мужское дело, - произнесла Джоан, когда они вошли в холл.
        - Пусть так. Я не буду вмешиваться и вставать у него на пути, - сказала Изабель с напускной серьезностью.
        Смеясь, они шли к хозяйским покоям, пустовавшим в эту ночь. Но больше такого не повторится. Нет, совсем скоро эта широкая удобная постель неплохо послужит своим обладателям.
        Они смеялись и шутили, выбирая блио для Изабель, пока слуги вносили в комнату большую деревянную бадью. Все согласились, что больше всего Изабель подойдет ярко-лазоревый цвет, выгодно оттеняющий ее темные волосы. Нижнее платье выбрали из золотой парчи, ее искристый желтый цвет заставлял мерцать зеленые глаза Изабель. Из драгоценностей она надела золотую брошь с изумрудами. На ее пальце не хватало обручального кольца, и она решила как можно скорее исправить это. В Дорни есть золотых дел мастер, он придумает для них что-нибудь особенное. Надо обсудить это с Ричардом. Они пойдут туда вместе, весело обсуждая по дороге, каким будет ее кольцо - символ того, что отныне она принадлежит только ему. Она мысленно представила себе эту картину. Именно так все и должно быть. Ведь она самая достойная из всех женщин, раз Господь дал Ричарда в мужья именно ей.
        Под руководством Роберта - дворецкого - в комнату внесли большую ванну. Изабель с улыбкой поблагодарила его, сказав:
        - Ваш лорд больше не нуждается в вашей помощи, и поэтому вы решили лично проследить за тем, чтобы мне принесли ванну?
        Может быть, Ричард уже освободился от дел и ждет ее?
        - Лорд Ричард велел мне подождать, пока он не закончит свои дела с Джеромом, миледи, - ответил Роберт. - Тот говорит, что есть много требующих внимания мелочей, связанных с рентой.
        Конечно, дела, касающиеся ренты, очень важны, но разве ее мужу не хочется увидеть, как его жена принимает ванну? Возможно, завтра, когда брачная ночь будет позади, он преодолеет наконец свою монашескую робость и решится посмотреть на нее во время купания. Изабель отчетливо представила, как это будет происходить.
        Сегодняшняя ночь коренным образом изменит ее жизнь.
        Сегодня ночью после ужина они разделят ложе и познают все радости супружеской жизни. Никакие оправдания не помогут - ему не удастся отделаться от нее во второй раз. Ее отец мертв, его душа покоится на небесах, его воля исполнена. Она вышла замуж - это было последним его желанием. Ричард должен сделать ее своей в полном смысле этого слова, разделив с ней постель, иначе церковь аннулирует их брак. Этого допустить нельзя. Она не может потерять его после стольких лет ожидания и бесчисленных молитв Господу.
        Стоя перед девушками, вытиравшими ее насухо полотенцами, Изабель погрузилась в воспоминания, навсегда запечатлевшиеся в ее сердце и служившие ей единственным утешением в последний год.
        Их поцелуй.
        Она прошла за ним в конюшню. Стояла поздняя весна. Прогретый солнечными лучами воздух был наполнен птичьим щебетом. Все помещение заполнял терпкий аромат сена, смешанный с запахом свежей земли, прогретой солнцем. Наверное, именно так пахнет жизнь.
        Вокруг летала пыль, золотом искрившаяся в солнечных лучах, проникавших через открытую дверь, в свете которых фигура Ричарда казалась огромным средоточием темной силы. Заметив ее, он отступил назад, и тень поглотила его.
        Изабель почти не видела его, но точно знала, где он стоит. Она не произнесла ни слова, так как боялась говорить, боялась того, что он сбежит от нее, если только она предоставит ему такую возможность. Он сказал что-то, но сейчас она уже не помнила, что именно. Тогда это было не важно, и она не сохранила в своей памяти его слова, как часть того волшебного момента. Она долго следила за Ричардом, стараясь застать его в одиночестве, и наконец преуспела в этом.
        Она медленно шла ему навстречу, обогнув копну сена. Ее движения были мягкими и плавными: она не хотела спугнуть его своей бесцеремонностью.
        Она просто хотела подойти к нему. Подойти к нему поближе. Чувствовать его рядом с собой.
        Его глаза, потеряв всю свою синеву, в темном углу конюшни казались черными как смоль. Прядь волос черным завитком упала ему на лоб, закрыв брови, и Изабель безумно захотелось дотронуться до нее, зарыться пальцами в спасительную прохладу, ласкать и гладить.
        Она спокойно могла дотронуться до него, ведь они стояли совсем близко друг от друга. И она сделала это, но пальцы ее потянулись не к его волосам - на это у нее не хватило смелости, - а к широкой груди. Она почувствовала под рукой его сильные мышцы, частое дыхание, биение сердца.
        Сердце его билось так сильно, что Изабель услышала его стук. В этот момент она почувствовала, как сбилось его дыхание, он задрожал, судорожно хватая ртом воздух. Он был таким горячим и стоял так близко. Он полностью принадлежал ей, она держала его в своих руках.
        Она не произнесла вслух его имени, но повторяла его глазами. И Ричард прочел это в ее взгляде, как и то, что она жаждет его прикосновений, его ласк.
        И что она готова пойти еще дальше.
        Ее не удовлетворят его близость, его прикосновения. Сейчас она хотела от него большего, и сильнее, чем когда бы то ни было.
        Он понял это, хотя она не произнесла ни слова. Она не могла сказать ему об этом, но он и так понял, насколько нужен ей. Он всегда угадывал ее желания, и она была безмерно благодарна ему за это. Особенно сейчас, когда сердце ее рвалось на части.
        Он застонал и в тот же момент сгреб ее одним движением, прижав к себе. Он обвил ее руками, крепкими как сталь, и приник губами к ее рту. Этот поцелуй не был нежным, но и не грубым. В нем сосредоточилась вся страсть, наполнявшая его тело. Но она не испугалась. Она не боялась его, что бы он ни делал.
        Он держал ее так крепко, как будто боялся, что, как только он ослабит хватку, она выскользнет из его рук. Но она по своей воле не покинет Ричарда никогда, и ему это должно быть известно.
        Его язык преодолел преграду и ворвался в ее рот. Изабель обняла его за талию, прижавшись к нему в ответной страсти. Она отдала этому поцелую всю себя, жадно вбирая горячую влажность его рта. Но вдруг он опустил руки на округлые выпуклости ее ягодиц и с силой прижал Изабель к своей возбужденной плоти.
        Они стонали, приникнув друг к другу в сладостном поцелуе.
        Теперь она поняла, чего ей так хотелось все это время, и только Ричард мог утолить ее страсть.
        Она прижималась к нему бедрами, пытаясь найти облегчение, стеная, зарываясь пальцами в его шелковистые волосы. Она хотела его. Она верила ему.
        И тут он отстранился от нее с такой же силой, с какой начал их поцелуй. Она потянулась к нему, все еще обнимая его шею, но ее открытый влажный рот тщетно искал его губы. Желание заполняло все ее существо и неистово рвалось наружу. Тело ее болело, она отчетливо ощущала ноющую пустоту внизу живота.
        Но Ричард оттолкнул ее, хрипло дыша. Глаза его сверкали.
        Поцелуй окончился.
        От него остались только воспоминания, захороненные глубоко в ее душе.
        На той же неделе он уехал в монастырь, решив посвятить свою жизнь служению Господу.
        Она думала, что он сделал это из-за нее, хотя не услышала из его уст ни слова упреков. В его глазах она прочла все, что он хотел ей сказать. Ответственность. И все же забыть его поцелуй она не могла. И не хотела. Она и теперь хранила на губах его вкус.
        - Тебе не нужен карандаш для бровей, чтобы подчеркнуть красоту глаз, - сказала Джоан. - Твое очарование и женственность столь очевидны, что не нуждаются ни в каких искусственных украшениях.
        Изабель опустила голову и взглянула на свои расслабленные после горячей воды соски, на раскрасневшуюся кожу груди. Она резко подняла голову и улыбнулась. Ей не нужно ничего, кроме темной комнаты и широкой кровати, и уж тогда она сумеет выгнать последние воспоминания о девственности из головы своего мужа.
        Глава 9
        Солнце все еще стояло высоко над горизонтом, когда она закончила приводить себя в порядок. День тянулся слишком медленно, и глупо было бы просто сидеть в комнате, когда она может пойти полюбоваться на Ричарда. Все планы остаться одной рухнули, и она нетерпеливо покинула свою комнату. Элзбет осталась наводить порядок, а Джоан и Элис пошли с Изабель.
        Элис направилась во двор замка, а Джоан решила уединиться в маленькой комнатке для отдыха на нижнем этаже. Изабель же твердо вознамерилась найти Ричарда, где бы он ни находился.
        Спускаясь по лестнице, они натолкнулись на Луи, который шел наверх. Им стоило большого труда остановиться и не налететь на него, ведь разминуться на узкой винтовой лестнице было довольно трудно.
        - Прошу прощения, Изабель. - Он усмехнулся. - Видимо, судьба благосклонна ко мне, раз я нашел вас так быстро.
        - Вы искали меня? - спросила она с улыбкой. В этот день все должно идти как по маслу. - Я здесь. Впрочем, здесь не только я.
        - Леди Джоан, - кивнул он в знак приветствия. - Элис. Когда я видел его в последний раз, Эдмунд подготавливал столб с мишенью для рыцарских боев.
        - Извини меня, Изабель, - сказала Элис, протискиваясь между ней и каменной стеной. - Сегодня такой чудесный день! Я хочу собрать букет из желтых лилий для твоей комнаты, ты не против? Я думаю, это будет очень романтично.
        - Я буду только рада. И собери заодно кореньев, пожалуйста, нам надо пополнить запасы лекарств, - ответила Изабель, глядя в спину быстро удаляющейся Элис.
        - Думаете, ей удастся отыскать лилии на площадке для турниров? - спросила Джоан с усмешкой.
        - Она найдет там то, что хочет, в этом я абсолютно уверен, - произнес Луи.
        - Искать и находить… - размышляла Джоан. - Да, это подходящее занятие для молодых девушек. Все же мои развлечения ждут меня в комнате для отдыха. Я хотела бы откланяться, если больше не нужна тебе, Изабель.
        - Нет, не нужна. Иди по своим делам, а я пойду по своим, - ответила Изабель, не переставая думать о Ричарде.
        Они спустились по лестнице, и Джоан направилась через широкий холл к ступенькам у противоположной стены, ведущим на верхние этажи самого замка. Эта стена отделяла от холла маленькую, но уютную комнатку, в которой каждой леди можно было уединиться от надоедливой и суетной жизни в замке. Или спрятаться от надоедливого мужчины. Изабель не могла представить себе, что ей когда-либо придется скрываться здесь от Ричарда.
        - Мне нужно сказать вам кое-что, миледи, - сказал Луи, как только ушла Джоан.
        - Я слушаю. - Изабель едва ли понимала, что говорит ей Луи, и еще меньше думала о том, чего он от нее хочет.
        Они стояли в тени стены, отделяющей лестницу, ведущую в башню, от большого холла. Здесь было темно и тихо. Луи намеренно не стал выходить на свет, удерживая Изабель рядом с собой в затененном уголке. Прислуга готовила столы для завтрака, устанавливая большие доски на невысокие подпорки, рядом с которыми ставились длинные скамьи. Холл был полон шумного, снующего туда-сюда народа. Среди всех этих людей Изабель никак не могла найти Ричарда.
        - Вы великолепно выглядите сегодня, леди Изабель, - проговорил Луи, глядя ей в лицо. Она почувствовала на себе его взгляд, повернулась и заглянула ему в глаза. Видя, как он смотрит на нее, она улыбнулась:
        - Спасибо за комплимент. Вы хотели сказать мне что-то?
        - Я поздравляю вас, вы нашли себе достойную партию. Вы довольны?
        Изабель широко улыбнулась и закивала головой:
        - Очень довольна.
        - Это очень хорошо, - после некоторой паузы ответил он.
        - Да, это хорошо, что я довольна. Полностью с вами согласна. - Она почти смеялась. - Но плохо то, что вы так обеспокоены тем, довольна ли я.
        - Я постараюсь сделать так, чтобы вы и впредь были всем довольны, миледи.
        - Я тоже. Мы с вами по-прежнему думаем об одном и том же, Луи. Если вам захочется поспорить со мной, придется сменить тему.
        - Я постараюсь сделать так, чтобы вы и впредь были всем довольны, - повторил он, глядя ей в лицо своими зелеными глазами. - Но лорд такого большого поместья должен не только решать дела со своим управляющим. - Легким движением руки он указал ей на противоположную стену, где стоял Ричард, беседующий с Джеромом.
        Изабель почувствовала, как веселое настроение вытекает из нее, подобно крови, сочащейся из глубокой раны. Ричард выглядел очень умным, держа в руках пергаменты с договорами и соглашениями. Лорд должен прилагать немало усилий, чтобы все, над чем он властвует, было в порядке и безопасности. Сколько времени прошло с тех пор, как Ричард стал пользоваться своей рукой, некогда хорошо владеющей мечом, для иных целей, чем чтобы перекреститься?
        Стоя рядом с сильным, мускулистым Луи, она внимательно смотрела на Ричарда. Она впервые постаралась взглянуть на него, отбросив образ, придуманный ею самой и стоящий перед ее мысленным взором. Она заставила себя прямо посмотреть на того человека, которому доверила свою жизнь, свои земли и своих людей.
        Он стал еще более стройным, чем был в Молтоне.
        Вот он стоит, спрятавшись под надежными стенами Дорни, хотя на улице теплый весенний день. Почему он не занялся оружием или не поехал на охоту, чтобы добыть мяса к ужину? Почему он сидит в замке? Чтобы не пропустить следующую мессу? Такой лорд с легкостью потеряет все, что ее и его предки с таким трудом наживали и хранили.
        Да, она молилась, чтобы ее мужем стал Ричард, но не этот монах. Для того чтобы Дорни и Уорфилд продолжали процветать, им необходим хозяин воинственный, умный, жестокий, а не святоша.
        Она не стала говорить Луи о своих опасениях и только что пришедших ей в голову мыслях, но червь сомнения поселился внутри ее, все глубже вгрызаясь в ее сознание.
        - Ему нужно многому научиться, чтобы самому вести счета Дорни. - Она слабо попыталась найти ему оправдание.
        - Он может делать это и вечером, когда на улице уже темно, или в дождь, - ответил он.
        - Зачем ему ждать дождя, чтобы приступить к своим обязанностям?
        - Другие тоже могут не захотеть ждать, - предупредил он.
        Она не могла не обратить внимания на его слова. Все приказания лорда-бенедиктинца - это слова, брошенные на ветер, а это означает, что Дорни в скором времени может развалиться на части. Уже сейчас заброшенный Уорфилд, чей хозяин умер, ждет нового лорда, который должен управлять им вместо Хьюберта и Джеффри, а Ричард сидит вместо этого в теплом холле и изучает счета. Нет, этого нельзя допускать. Их происхождение обязывает к большему.
        - У молитв, как и у счетов, свое предназначение, - мягко сказала она. - Так же и с оружием. Чем вы можете помочь мне?
        - У меня есть план. Освободите меня от данной клятвы.
        - Освободить от клятвы верности? В этом и состоит ваш план?
        Разрешить Луи свободно скитаться по диким землям, когда ему известно все о Дорни - его слабые места, оборона, количество воинов? Изабель вовсе не хотела следовать такому плану. Насколько можно доверять Луи?
        - Я не предам вас. - Он выглядел таким же заслуживающим доверия, как и всегда.
        Может ли она доверять ему? Он рыцарь, а все рыцари глубоко честолюбивы.
        - Вы еще не присягнули в верности моему мужу как лорду Дорни, - заметила она.
        - Я сделаю это, когда вернусь. Я дам ему клятву верности, - обещал он.
        Он просит, чтобы она доверилась ему, но в этом жестоком мире слепое доверие может привести к гибели.
        - Вы можете поклясться мне, здесь и сейчас, что то, за чем вы едете, поможет Ричарду?
        - Не только Ричарду, но и вам, Изабель. - Глаза его были серьезными.
        - Вы можете поклясться? - повторила она, силясь найти на его лице какие-нибудь признаки того, что он хочет обмануть ее.
        - Я клянусь. Я делаю это ради Дорни.
        Она задумалась, не осмеливаясь принять какое бы то ни было решение. Это Луи, и она знает его. И все же как можно быть уверенным в человеке, если на его пути стоит такой хороший приз, как Дорни? Но его глаза были такими серьезными, полными решимости. Разве она могла не доверять его настойчивому взгляду?
        - Тогда ступайте, - приняла она наконец решение. - И да пребудет с вами Бог.
        Луи улыбнулся и вежливо поцеловал ее руку. Она вернула ему улыбку, молясь про себя, чтобы решение, подсказанное ей сердцем, оказалось правильным.
        Стоя в противоположном конце холла, заполненного стуком устанавливаемых столов, говором людей и шарканьем многочисленных ног, Ричард заметил этот поцелуй и ответную улыбку, и это ему очень не понравилось.
        За год, что он провел в монастыре, Изабель превратилась из девушки в настоящую женщину. Но как далеко она зашла в своем взрослении? Неужели Николас прав? Изабель горела в огне желания, оно просачивалось даже сквозь ее кожу, он отлично знал это, но стала бы она предавать свою честь и целомудрие, отдавшись мужчине, который не был ее мужем? Николас пытался заставить его поверить именно в это. Однако Ричард не доверял Николасу ни в чем и потому не поверил сейчас. Поцелуй, которым Луи одарил Изабель, мог быть простым поцелуем рыцаря, галантный верноподданнический поцелуй.
        Тот поцелуй, который подарил Изабель он сам, не был ни нежным, ни галантным. Напротив, он был полон огня и страсти. Он был неожиданным, но все же Ричард долго сопротивлялся ему. Но он проиграл эту битву в одно мгновение, то мгновение, которого мужчине достаточно для того, чтобы возжелать женщину и начать ее добиваться. Он проиграл сражение, разыгравшееся внутри его самого, и унесся вместе с Изабель в мир чувственного наслаждения. Она шла с ним по собственной воле, счастливая и не жалеющая ни о чем.
        И сейчас, когда она стояла рядом с Луи, все еще сжимавшим ее руку, нельзя было сказать, что она печальна или сожалеет о чем-то.
        Пристально глядя на свою жену, он совершенно забыл о стоявшем рядом с ним Джероме.
        В этот момент к ней подошел Адам, который также был свидетелем этого поцелуя. Луи отпустил ее руку. Адам мягко улыбнулся и сказал что-то в своей обычной манере, что заставило Изабель засмеяться. Ричарду показалось, что она одарила Адама своим смехом более чем охотно. Луи остался стоять рядом с ней, сдержанно улыбаясь.
        А ее муж наблюдал за всем этим с противоположного конца холла. Внезапно в воздухе повисла гнетущая тишина, и Ричард посмотрел по сторонам. Все присутствующие в холле смотрели на Изабель. А также на него, наблюдающего за ней. В том числе и она сама. Ну конечно, любая женщина пытается поймать мужчину в ловушку ревности, он прекрасно это знал.
        Отец Лангфрид прервал его невеселые мысли, чему Ричард был несказанно рад:
        - Когда вы примете присягу верности?
        Присяга верности. Клятва, которая свяжет людей Дорни с ним как с их лордом. Необходимая церемония, которая утвердит его на месте хозяина Дорни. Такая же важная, как бракосочетание. Или даже еще важнее: от нее отказаться нельзя.
        Ричард не отвел глаз от Изабель, не смог, хотя знал, что ей только и нужно, чтобы он видел ее в таком окружении.
        Николас двинулся к Изабель, и это не ускользнуло от глаз Ричарда, как и улыбка, заигравшая на губах Николаса в тот момент, когда он увидел, что на них смотрит Ричард. Да, если он хочет уберечь Изабель от греха, нужно, чтобы этот человек присягнул ему в верности. Хотя одному только Богу известно, сможет ли это помочь, если эти двое решат ступить на путь порока и разврата.
        - Сегодня, - ответил он отцу Лангфриду, все еще глядя на Изабель и окружавших ее мужчин. - Сейчас же. До того, как все приступят к еде.
        Глава 10
        Сказано - сделано. И вот они, встав на колени, сжав руки и опустив головы, дают клятву верности своему новому лорду. Однако от внимания Ричарда не ускользнуло то, с каким колебанием преклонил перед ним колени Николас, а губы Адама скривились в улыбке, хотя тот быстро опустил голову, скрывая ее. Эти вассалы достаточно быстро подчинились ему, но, как говорится, доверяй, но проверяй. Любой человек может предать, каким бы честным он ни казался.
        Но что сделано, то сделано.
        Ему присягнули в верности все, за исключением Луи, который, по словам Изабель, уехал по ее поручению. На вопросы «куда?», «зачем?» и «надолго ли?» она не могла - или не хотела? - ответить. Всматриваясь в ее лицо, такое нежное и хрупкое, обрамленное темными волосами, он заметил искорки лжи в ее блестящих глазах. Но не сказал ни слова. Что толку требовать правду от человека, который постоянно лжет?
        Но в Молтоне Изабель его не обманывала. Да, она вела себя вызывающе, даже слишком вызывающе для девушки, обрученной с другим человеком, но ни разу не сказала ему и слова лжи. Что еще произошло за этот год, почему она так изменилась? В чем еще она захочет обмануть его? Если он хочет узнать это, ему придется поговорить с ней лично.
        Когда он повзрослел, то начал избегать разговоров с ней. Она неизменно оскорбляла его достоинство, охотясь за ним, как за каким-то животным, не к месту смеялась, спорила с ним из-за каждой мелочи. Со временем он понял: все это из-за того, что она хотела, чтобы он принадлежал ей, но мечты ее были неосуществимы.
        И еще он понял, что сам чувствует то же самое, и именно поэтому старается избегать общения с ней.
        Миловидная, интересная, она привлекала внимание каждого юноши, живущего в Молтоне. С другими она флиртовала и смеялась, но сердце ее было отдано Ричарду, и только ему одному. При виде Изабель его бросало в жар, отчего всем становилось понятно, что он тоже к ней неравнодушен. Сам же он думал, что достаточно хорошо скрывает свое к ней отношение, свои чувства, которых быть не должно. Но Изабель знала, что его страсть горит в нем, что он хочет ее ничуть не меньше, чем она его, и доказательством этому был тот поцелуй - короткий и дикий, но полный огня и неутоленного желания. О, как давно это было…
        Скольких еще мужчин она целовала за это время?
        И сколько лжи еще выйдет из ее уст в тщетной попытке спрятаться под маской напускной невинности? Нет, он не хотел говорить с Изабель, не хотел заставлять ее лгать, не хотел, чтобы она делала из него дурака.
        В том, что это плохое начало его правления Дорни, он признавался только самому себе.
        После церемонии Изабель предложила отправиться на соколиную охоту, чтобы как-то отметить событие этого дня. Ричарду хотелось остаться в замке, у него было много дел, которые нужно было обсудить с управляющим и поверенным, но его воины пришли в такой восторг от этого предложения, что у него язык не повернулся отказать им и испортить тем самым всю радость в первый же день, когда он стал лордом Дорни. В конце концов, нельзя ставить личные желания на первое место. Обязанности - прежде всего. Для Ричарда его долг был единственным, что имело значение.
        Он сам отыскал себе подходящую одежду и сам вскочил на коня, стараясь подавить в себе чувство раздражения, возникшее оттого, что Изабель не распорядилась прислать ему в помощь слугу. Вскоре его примеру последовали все остальные, и Изабель в том числе. Она, очевидно, собралась ехать на охоту наравне со всеми.
        День был ясным, на небе ярко сияло теплое весеннее солнышко. Разыгравшийся было вчера сильный ветер улегся ночью, оставив небо безоблачным и ярко-синим. В теплых объятиях весны все кругом начало расцветать, радуя глаз пышной и яркой зеленью, и Ричард не мог не восхищаться щедростью Господа, который дал жизнь своим прекрасным творениям.
        Его радость омрачало только то, что Изабель и Адам ехали слишком уж близко друг к другу.
        Она привыкла добиваться всего, чего хотела. И ей было все равно, куда могут завести ее эти желания. Ему это было известно лучше, чем кому бы то ни было из присутствующих, по крайней мере он на это надеялся. Как далеко она зашла после того, как уехала из Молтона? Ее отец, лорд Бернард, не был строгим родителем, он позволял своему единственному ребенку абсолютно все, что подсказывала ей ее бурная фантазия. Часто она становилась дикой и неуправляемой и поступала очень неблагоразумно.
        Сейчас ее лошадь шла впереди него. Он видел спину Изабель, закрытую каскадом распущенных темных волос, и четко очерченные тугие ягодицы, покоившиеся в седле. Ей следовало бы, невзирая на теплую погоду, надеть плащ, чтобы хоть как-то прикрыться от мужских глаз. Она выглядит слишком вызывающе. И Адам, ехавший с ней рядом, тоже.
        Ричард подавил очередную вспышку раздражения. Вокруг много рыцарей, с ней ничего не может произойти. Во всяком случае, здесь, сейчас. Ему полагается ехать впереди всех, как подобает лорду, но он не будет находиться рядом с Изабель. Увидев, что он направляется к ней, она подумает, что, как всегда, одержала над ним верх благодаря своей страстной, разжигающей огонь женственности, возбуждающей в нем самые низменные чувства и инстинкты. Нет, добровольно он не даст ей даже повода для фантазий. Он поедет сзади и постарается не приближаться к ней.
        Он опустил глаза, стараясь думать о чем-нибудь спокойном и мирном. Но каждый раз, когда до его ушей доносился звонкий смех Изабель, смешанный с низким голосом Адама, он невольно устремлял взор на свою жену.
        Когда он в очередной раз взглянул на Изабель, то обнаружил, что она отъехала от Адама и, пропуская людей вперед, старается поравняться с ним. Как это было знакомо ему! Изабель всегда не давала ему покоя, навязывая свое общество. Он устремил взгляд вперед. И не стал приветствовать ее, когда они поравнялись. Изабель ловко управлялась с лошадью, и он отдал должное ее выправке и манере держаться в седле. Она всегда была отличной наездницей.
        - Сегодня прекрасный день, как раз подходящий для охоты, правда? - улыбнулась она Ричарду.

«Изабель слишком часто улыбается, - подумал он. - И слишком многим. Стоит мужчине сказать ей пару слов, и она прямо-таки расплывается от счастья».
        - Да, день хороший, - ответил он.
        - Я просто счастлива, что ты согласился на это маленькое приключение, Ричард. Я боюсь, что вот-вот лопну от радости! - сказала она, сияя от счастья.
        Она рада, что он едет охотиться? Да это просто смешно. Он не стал отвечать ей, чувствуя, как раздражение вскипает в нем, грозя вот-вот выплеснуться наружу.
        Изабель заметила его хмурый вид, и улыбка исчезла с ее лица. Она не почувствовала за собой и капли вины.
        - Ты не разделяешь мою радость? - спросила она. - Ты действительно так несчастен оттого, что покинул замок, или тебя тревожит то, что ты теперь женат?
        В ее голосе он услышал нотки оскорбленной гордости и почувствовал мрачное удовлетворение: он дал ей понять, что не каждому мужчине достаточно одной ее улыбки, чтобы пасть перед ней на колени.
        - Меня вынудили оставить то, к чему я стремился всем сердцем, Изабель, и тебе это хорошо известно. Ты ожидала, что я буду радоваться и прыгать от счастья?
        - Неужели мое присутствие нисколько тебя не радует? - спросила она.
        - Меня радуют мои новые обязанности и ничего больше. Заруби себе это на носу. - Он искоса взглянул на нее. Под тонкой тканью блио отчетливо была видна высокая полная грудь. На фоне обрастающих листвой деревьев ее кожа казалась еще более белой и тонкой. Ему давно был знаком ее облик, и все же он не мог оторвать от нее глаз. - Очевидно, ты не потеряла своей способности мгновенно очаровывать мужчин. Но сейчас тебе следует помнить: теперь ты замужняя женщина, и вести себя следует соответственно. Не стоит губить свою бессмертную душу неподобающим поведением.
        После таких слов она пришла в ярость. Все внутри ее перевернулось, она потеряла контроль над чувствами, переполнявшими ее с головы до ног. Ему понравилось то, что она разозлилась. Главное - она больше не радуется, и этого вполне достаточно.
        - Возможно, после сегодняшней ночи моя память станет намного лучше, - сказала она, глядя ему прямо в глаза.
        - Если ты не можешь запомнить этого сейчас, не сможешь и потом. Одна ночь ничего не изменит, - ответил он, глядя на нее сверху вниз.
        - Завтрашний день покажет, кто из нас прав. - Голос ее был нарочито спокоен.
        - Ты возлагаешь на сегодняшнюю ночь слишком много надежд, - произнес он, вновь разжигая ее. Если они и дальше будут говорить об этом, ни о какой приятной прогулке не может идти и речи.
        - Я полагаю, что мы разделим все-таки брачное ложе.
        Он фыркнул, выражая тем самым все свое высокомерное пренебрежение.
        - По-моему, ты перевозбудилась, - сказал он, стараясь задеть ее, и это ему удалось.
        - А по-моему, ты просто трус, - раздраженно ответила она, из глаз ее сыпались искры. - Этой ночью ты тоже будешь молиться?
        - Ты считаешь глупым молиться за души твоего отца, его жены и моих братьев?
        - Нет, конечно, нет…
        - Я начинаю думать, что ты просто бесчеловечна. - Он повысил голос.
        - А я помню, как долгое время ты считал меня слишком человечной, - крикнула она.
        - Если вы будете так шуметь, нам вряд ли удастся найти здесь дичь, - прервал Николас ее тираду, подъезжая к ним вплотную. Он улыбался так широко, что казалось, уголки его губ вот-вот достанут ушей. - Даже дикие кабаны в страхе разбежались.
        - Вы забываетесь, сэр рыцарь, раз позволяете себе так разговаривать со своим лордом и его женой, - медленно произнес Ричард, направляя свой гнев на одну-единственную цель. Ему уже осточертел Николас со своим деланным высокомерием.
        - Это была просто шутка, Ричард, - сказал Николас, и в памяти Ричарда мгновенно всплыли все, казалось, давно забытые насмешки. У них были сложные отношения, недобрые и ожесточенные. Николас ступил на зыбкую почву, вмешавшись в их с Изабель разговор.
        - Это была неудачная, неуместная и глупая шутка, - ответил Ричард. - Возможно, вам следует вернуться в Дорни, раз настроения охотиться у вас сегодня нет.
        Николас уже почти открыл рот, чтобы возразить, но, посмотрев в лицо Ричарда, не говоря ни слова, развернул коня и поскакал по направлению к Дорни вместе со своим оруженосцем.
        Еще когда оба они были молоденькими оруженосцами, Николас уяснил: если Ричард в гневе, никакие уговоры не помогут, он просто не будет их слушать.
        Ричард молча ехал дальше. Рядом с ним также молча скакала Изабель, обдумывая их разговор и с трудом удерживаясь, чтобы не сказать в его адрес какую-нибудь гадость. Нет, так ей не соблазнить Ричарда и не заманить его к себе в постель.
        Очевидно, Ричард постарается всеми силами найти способ, чтобы этого избежать. Он очень несчастлив оттого, что ему пришлось взять ее в жены. Разве может сокол поймать солнце? Такие отношения были между ними всегда, но теперь у нее есть одно неоспоримое преимущество: они муж и жена. Она не предоставит ему возможности ускользнуть из ее сетей.
        Он думал оскорбить ее, назвав озабоченной брачными отношениями? А разве она не должна хотеть, чтобы ее муж обладал ею? Разве не об этом мечтала она год за годом? Не это снилось ей по ночам? Как смел он выставлять греховным ее желание разделить ложе с собственным мужем? Как ему удалось заставить ее испытывать чувство вины, заронить его в ее душу и заполнить им каждую клеточку ее мозга? Это было самое ужасное: она почувствовала себя виноватой. Ричард всегда заставлял ее чувствовать вину. И он делал это намеренно. Никому бы не удалось случайно добиться таких результатов.
        Но ей показалось, или она действительно слышала в его словах оттенок ревности? Его ревность была ей на руку. По крайней мере это говорит о том, что у него все же есть сердце. Значит, можно найти и его уязвимые места. Она смогла заставить его чувствовать хоть что-то, а если есть ревность, значит, есть и любовь. Но как взрастить в нем это чувство, если он упорно избегает брачного ложа?
        Он не должен отказываться от этого. Ричард должен взять ее сегодня ночью. И так оно и будет, потому что она приложит к этому все силы.
        В Дорни они вернулись без добычи. Их соколам в этот раз так и не довелось почувствовать вкус свежей крови.
        Глава 11
        Удостоверившись в том, что Ричард немного освоился в имении и принял клятву верности от вассалов, брат Джон решил покинуть Дорни, пока солнце еще не спряталось за горизонтом. Однако от внимания Изабель не ускользнули ни сочувственный взгляд брата Джона в ее сторону, ни выражение безграничной тоски в глазах Ричарда, когда тот смотрел вслед удаляющемуся монаху. Сегодняшняя ночь изменит все, и он не будет больше тосковать по своей прежней жизни. Единственное, к чему он будет стремиться, - это быть с ней, ибо только так он сможет познать все радости супружеского соединения.
        Он болезненно реагирует на все ее попытки склонить его к постели. Возможно, она сумеет обратить это обстоятельство в свою пользу. Ричард никогда не проявлял несдержанности в общении с ней. Изабель про себя вздохнула, признавая правду: все эти годы он обращался к ней лишь с холодной любезностью, граничащей с презрением.
        Но его поцелуй поведал ей совсем о другом: она ему нравится. Раз он повел себя именно так, значит, он должен испытывать к ней какие-то теплые чувства. Ричард всегда вел себя сдержанно, серьезно смотрел на жизнь и ответственно подходил к выполнению обязанностей. Изабель посмотрела на противоположный конец холла, где стоял ее муж, разговаривая о чем-то с Джеромом. Какая знакомая картина! Выполняя свои обязанности, Ричард делает все от него зависящее, чтобы добиться наилучшего результата. Прекрасно, но разве в число его обязанностей не входит спать с женой? Несомненно, входит. Изабель улыбнулась, почувствовав, как у нее перевернулось все внутри. Он выполнит свой долг по отношению к ней. Обязательно выполнит. Он бросит свое немужское поведение и перестанет глазеть на счета, когда на улице день в самом разгаре.
        Рядом с Изабель стоял Эдмунд, как делал всегда со времени болезни ее отца, и бормотал что-то об Элис. Она вполуха слушала его, а сама думала о том, чтобы найти отца Лангфрида.
        - Не могли бы вы найти для нее какое-нибудь занятие? Она преследует меня, как гончая зайца, а мне не хочется постоянно чувствовать себя в заячьей шкуре, - жаловался Эдмунд.
        - Что тебя оскорбляет? Она находит тебя очень привлекательным. Другой на твоем месте почел бы это за честь, - ответила Изабель.
        - Я вовсе не старался вызвать ее симпатию, - отрывисто сказал он. - И любой мужчина предпочитает сам ухлестывать за понравившейся ему девушкой, чем быть объектом преследования.
        Он называет себя мужчиной, и это, несомненно, так. В свои семнадцать лет он выглядит достаточно взрослым, но по сравнению с Ричардом он кажется просто мальчишкой. Был ли Ричард когда-то таким же молодым? По годам - да, но по поведению - никогда.
        - Скоро она выйдет замуж, - произнесла Изабель в утешение.
        Кивнув головой, Эдмунд быстро отвернулся. Он заметил фигуру в облаке голубой ткани, шествующую по двору, а, как известно, голубой - любимый цвет Элис.
        Изабель проскользнула в часовню, но ее глазам открылось пустое помещение. Отца Лангфрида там не было. Выходя из часовни, она вдруг увидела Элзбет с корзиной, полной хлеба и сыра.
        - Ты куда, Элзбет? Не видела отца Лангфрида?
        - Я как раз иду к нему, - ответила Элзбет. - Наш плотник, Джайлз, сегодня стал отцом, и я несу им еду, чтобы матери не пришлось утруждать себя. Отец Лангфрид сейчас у них, благословляет и поддерживает.
        Изабель почувствовала огромную волну стыда, захлестнувшую ее с ног до головы. Это она - Изабель - должна думать о таких вещах, как и подобает настоящей хозяйке Дорни, а не оставлять это на усмотрение Элзбет. Она слишком увлеклась, обдумывая планы относительно Ричарда, и совсем забыла о своих прямых обязанностях.
        - Подожди меня, Элзбет, я принесу для них мех вина, ведь сегодня произошло такое знаменательное событие.
        Оставив Элзбет, Изабель побежала через внутренний двор замка на кухню. По дороге она велела Эдмунду пойти потренироваться на площадке для рыцарских турниров. Взяв все, что ей было надо, Изабель поспешила к жилищу плотника, нетерпеливо таща за собой медлительную Элзбет. И всего-то понадобилось немного времени да чуть-чуть усилий с ее стороны. Не такая уж это и тяжелая работа - следить за нуждами своих людей.
        Когда они добрались до места и поприветствовали Джайлза, Изабель уже не чувствовала за собой вины. Увидев их сквозь открытую дверь, отец Лангфрид улыбнулся и кивнул головой.
        - Родился отличный парень, его глаза - точная копия отцовских, - сказал Лангфрид. Джайлз благодарно улыбнулся:
        - Сегодня благословенный день, ибо в Дорни родился еще один мальчик. Он очень крепкий, и роды прошли довольно легко.
        - Не так легко, как хотелось бы, - отозвалась лежащая на кровати в углу комнаты жена плотника, Сифурта.
        - В следующий раз, даст Бог, все будет намного проще, - доброжелательно сказал Лангфрид.
        - Даст Бог, - эхом заметила она.
        Глядя, как акушерка выносит перепачканные кровью простыни, Джайлз пробормотал:
        - Для начала хватит и одного раза.
        За всеми этими разговорами о новорожденном Изабель почти забыла, зачем пришла сюда. Но ее собственные проблемы снова навалились на нее тяжелым грузом, заставляя мысли работать с новой силой.
        - Отец, мне нужно поговорить с вами.
        - Конечно, Изабель.
        Он посмотрел на мех с вином, который она держала в руках. Не говоря ни слова, Изабель передала свою ношу Элзбет, и та занесла дары лорда и леди Дорни в жилище плотника. Выполнив свои обязанности, Изабель направилась обратно в замок вместе с отцом Лангфридом.
        Она долго не могла подобрать слов, чтобы сказать ему то, что хотела. Как объяснить ему, что она жаждет брачной ночи - подтверждения истинности их брака, а ее муж - нет. Она всегда все ему рассказывала. Это так. Но ее нынешняя история была слишком странной. Кроме того, она выставляла Ричарда с неприглядной стороны, так что Изабель даже не знала, с чего начать разговор. К счастью, Лангфрид сделал это за нее:
        - Ричард поступил очень благородно, проведя эту ночь в молитвах за души тех, кто покинул этот мир так недавно. Мало кто пойдет на столь щедрый шаг в день своей свадьбы.
        Щедрый? Он назвал это щедростью, но Изабель так не сказала бы. Хотя в чем-то Лангфрид был прав: Ричард получил известия о смерти сразу двух своих братьев - Джеффри и Хьюберта. А она потеряла своего нареченного, и, несомненно, все ждали, что она будет носить траур по Хьюберту. А она может думать только о Ричарде. Может быть, он был прав, назвав ее бесчеловечной?
        Но теперь она стала женой, у нее появилось много новых обязанностей. И у Ричарда тоже. Они теперь лорд и леди Дорни, и их долг - соединить свои тела и произвести наследника, а все остальное уже не так важно.
        - Да, это было очень благородно с его стороны, - признала она, хотя эта правда резала ей уши. - Но, проведя ночь в молитвах, мы так и не… не вступили в брачные отношения.
        - Да? - выжидающе спросил он.
        Они почти дошли до замка, повсюду их окружали суетящиеся люди. Она не хотела обсуждать эту тему открыто, когда на нее обращено множество посторонних глаз и чьи-то чужие уши ловят каждое ее слово.
        - Мы можем пойти в часовню? Там я буду чувствовать себя более свободно.
        - И спокойно, - понимающе кивнул он.
        Свет в часовню проникал лишь сквозь два маленьких окошка, и царившая в небольшом помещении полутьма подействовал на Изабель успокаивающе.
        Их с Ричардом обвенчал священник, перед лицом Бога и с его благословения они дали друг другу клятвы любви и верности. Конечно, Господь хочет, чтобы их брак сложился удачно. Именно этого хочет и она сама. Что ж плохого в том, что ей нравится смотреть на широкие плечи своего мужа, заглядывать в его глубокие синие глаза? Нет греха в том, чтобы всем сердцем и душой желать человека, данного ей в мужья самим Господом. Это ее законное право и самое естественное желание в данной ситуации.
        - Вы знаете, что с моей стороны этот брак был очень желанным, - начала она.
        - О да. Я очень хорошо тебя понимаю, - сказал он, и глаза его лукаво заблестели. Он смеялся?
        - Но я беспокоюсь из-за того, что… из-за… - Она запнулась, подыскивая нужные слова. Ее глаза лихорадочно шарили по стенам часовни, как будто ища на них подсказку. При этом Изабель старательно избегала смотреть в лицо отцу Лангфриду. - Из-за того, что… является ли брак действительным, если мы не…
        - Не познали друг друга как мужчина и женщина?
        - Да. - Она вздохнула, облегченно улыбнувшись.
        Лангфрид пожал плечами и пошел поправить наклонившуюся свечу.
        - При необычных обстоятельствах церковь не требует этого.
        - Но в нашем случае необычных обстоятельств нет, - настаивала Изабель, двинувшись вслед за ним. - Мы с мужем живем под одной крышей, большой разницы в возрасте у нас нет.
        - Верно, - согласился он. И не промолвил больше ни слова.
        Для образованного человека он слишком ограничен. Или, может, дело в том, что он слишком долго соблюдал обет безбрачия? Изабель, для которой ее неприятности были самыми что ни на есть серьезными, выпалила:
        - Тогда пойдите и скажите это Ричарду. Пожалуйста, поторопитесь. Вам нужно успеть до сумерек.
        Она бы и сама сделала это, но знала, что только вызовет у своего мужа раздражение и даст почву обвинять себя в еще большей бесчеловечности. Кроме того, эти слова будут для него более весомыми, если прозвучат из уст священника.
        - Я сделаю все, что в моих силах, - сказал Лангфрид, и его щеки начали приобретать ярко-розовый оттенок. Он действительно смеялся.
        - Смейтесь, смейтесь, отец. - Она горько улыбнулась. - Но я знаю Ричарда. Он не окажется в супружеской кровати, если его не толкнуть как следует.
        - Как скажешь, Изабель. Он твой муж.
        - Да, он мой муж.
        Она покинула часовню и отправилась в холл, где решила добиться того, чтобы Ричард бросил свои монашеские штучки вместе со скучными пергаментами и занялся совершенствованием своего рыцарского мастерства.
        Глядя ей в спину, Лангфрид подумал, что она из тех женщин, кто не трясется от страха при мыслях о первой брачной ночи. За Ричарда он так уверен не был.
        Адам подстерегал ее в узком и темном проходе между внешним двором и внутренним. Честно говоря, с тех пор, как она вышла замуж, он попадается ей на глаза чаще, чем когда бы то ни было. И когда это он успел стать таким настырным?
        - Изабель, - он взял ее за руку, - я ищу вас еще с охоты. Вы были такой грустной, что я решил утешить вас.
        - Я вовсе не была грустной, - ответила она, опустив глаза на его руку, которую ей до смерти захотелось отбросить. Грустной она и не была. Она была страшно зла.
        - Нет? - сказал он, нежно проведя рукой по ее предплечью. - Но не хотите же вы сказать, что были счастливы?
        - Именно это я и хочу сказать. - Она высвободила руку. - Я очень счастлива, что вышла замуж.
        Он улыбнулся. Адам что, всегда так часто улыбается и по таким пустякам? Она слышала стук молота, которым орудовал кузнец, смех играющих детей, гудение людских голосов, но тени скрывали их от посторонних глаз, оставляя наедине. У нее в голове тихо зазвенели тревожные колокольчики, но она не знала, как на это реагировать. Ни разу в жизни она не чувствовала такого беспокойства, находясь рядом с мужчиной.
        Он провел рукой по ее волосам, и она отпрянула от него, отклонив голову. Он вел себя с ней слишком смело и развязно, но ведь она сама поощряла подобные действия с его стороны всего несколько часов назад, пытаясь вызвать ревность Ричарда? Но какая польза от того, что он проявляет к ней внимание сейчас, когда Ричард не может этого видеть?
        - Я могу сделать тебя еще более счастливой, - сказал он, всем своим телом прижимая ее к каменной стене.
        Почувствовав, что она зажата как в тисках, Изабель воскликнула:
        - Адам!
        - Я просто даю тебе то, чего тебе не хватает и чего ты жаждешь всем сердцем, Изабель. Не надо сопротивляться, - произнес он и яростно впился в ее губы своим ртом.
        Она увернулась, чувствуя скорее раздражение, чем страх. Он что, не понимает, что своим поведением вовсе не приближает ее к намеченной ею цели? Он сказал, что даст то, чего она хочет, но Изабель не хотела, чтобы он предпринимал что-либо, когда этого не видит Ричард. К тому же, если бы ее муж застал их в таком положении, это было бы уж слишком. Может, он неправильно ее понял?
        Ей не давали покоя слова, сказанные Ричардом во время охоты. Возможно, она действительно ведет себя слишком вызывающе, и такое поведение Адама - неоспоримое тому доказательство. Как ей теперь успокоить его, не задев мужской гордости?
        - Я буду сопротивляться, Адам, - сказала она приглушенно, тщетно стараясь оттолкнуть его от себя. - Вы должны остановиться.
        - Даже если и захотел бы, не смогу. Твоя красота провоцирует меня. Ты как летняя ночь - такая же темная и горячая. Я бессилен в твоих объятиях. Дорогая Изабель, пожалуйста, будь нежна со мной.
        Но ведь это он своими объятиями удерживает ее! Одной рукой он обнял ее за талию, а другой притянул голову к себе, прижавшись к ней своим ртом в страстном поцелуе. Почему-то его мокрые холодные губы вместо страсти вызвали в ней отвращение. Когда его рука начала шарить в ее юбках, Изабель выбросила из головы мысль о спасении его гордости.
        - Адам! Прекрати! - прорычала она, ударив его и попытавшись вырвать из его железной хватки свою руку. Он только сильнее сжал ее, продолжая душить омерзительными поцелуями, и положил свою тяжелую ладонь ей на грудь. - Ты дурак! - удалось ей прохрипеть ему в рот.
        - По твоей вине, - ответил он, опускаясь губами вниз по ее шее.
        Ее грудь болела, грубо сжатая сильными пальцами, и она с трудом могла дышать, так сильно он прижал ее к холодным камням. Его поцелуи душили ее.
        Внезапно все прекратилось.
        В проходе показался Ричард, чья огромная фигура закрыла последний свет, заполнив собой все свободное пространство. Никогда она не видела его таким грозным. И никогда так не радовалась его появлению.
        Адам отпустил ее и отошел назад, его лицо стало белее мела.
        - Как бы она ни вела себя, она принадлежит мне, - сказал Ричард напряженным низким голосом.
        Как бы она ни вела себя? Это же оскорбление, брошенное прямо ей в лицо!
        - Уезжай из Дорни, - Ричард в упор посмотрел на Адама, - и ты сохранишь свою жизнь.
        Он выглядел спокойным, как будто всего-навсего молился перед обедом. Только тяжелое и громкое дыхание выдавало его состояние.
        Адам колебался. Его лицо постепенно приобретало прежний цвет. Он слышал, как Ричард оскорбил Изабель, и задумался. Еще недавно Ричард был монахом, а люди Господни никогда не поднимают оружия…
        - Убирайся, Адам, - подхватила Изабель. - Тебе нет места в Дорни. Уезжай в Браккан.
        Она велела ему ехать на земли, которые были ее приданым, потому что чувствовала долю вины за то, что поощряла его флирт. Но ей никогда и в голову не могло прийти, что он может так все истолковать. После ее слов лицо Ричарда стало мрачнее тучи. Все его существо прямо-таки излучало праведный гнев. Она вдруг поняла, что ей следовало бы помолчать, вместо того чтобы пытаться уберечь Адама от ярости Ричарда. Глупо встревать, когда он так ясно выражает свою ревность.
        Он ревнует!
        От этой мысли по телу Изабель побежали мурашки, стирая все неприятные ощущения, которые вызвал Адам своим неподобающим поведением. Может, увидев свою жену в руках другого мужчины, Ричард понял, что на самом деле любит ее и что их брак - благословение Господне. Конечно, если человек так яростно защищает свою жену, значит, он не хочет делить ее ни с кем.
        Адам все еще колебался, не зная, какое решение ему принять. И тут Изабель в изумлении заметила, что Ричард быстро и плавно вынул меч из ножен. Ни один монах не сделает такого. В ту же секунду Адам вышел во внешний двор, направляясь в сторону дороги.
        - Он не взял свою лошадь, - не сдержалась она, все еще чувствуя себя виноватой. Адам был рыцарем, а рыцарь без лошади - ничто.
        - И мою жену тоже, - произнес Ричард, вкладывая меч обратно в ножны. Луч света, отразившись от идеально гладкой поверхности металла, ударил ей в глаза. - Я пошлю к нему его оруженосца вместе с вещами. Не желаешь ли присоединиться к ним?
        - Естественно, нет! - раздраженно выпалила она, гордо выпятив грудь.
        - Естественно?
        - Да, естественно, - произнесла она, решив не уклоняться от его колкостей. - Уж не думаешь ли ты, что я сама попросила его хватать меня?
        - Ты поступила бы мудро, если бы не стала спрашивать, что я думаю, - прорычал он.
        Он мог говорить что угодно, но она заметила огонек желания у него в глазах, глазах собственника. Он готов был драться на мечах, защищая ее! Возможно, она знала, о чем он думает, лучше, чем он сам.
        Они все еще были одни. Темные каменные стены окружали их, приглушая внешние звуки и словно стараясь захватить в объятия. Она не могла противиться ему. И не могла упустить такой момент.
        Она приблизилась к нему, и ее грудь оказалась на одном уровне с его рукой, покоившейся на рукояти меча. В тесном проходе его фигура казалась еще более массивной и высокой, чем обычно, широкие плечи закрывали свет, проникающий через арочный вход в коридор. Она чувствовала его жар, слышала, как струится кровь в его жилах, как бьется его сердце. Она стояла так близко, что почти могла прикоснуться к нему.
        - Ты мой муж. Я знаю, о чем ты думаешь, - мягко и обольстительно произнесла она.
        Темная борода, покрывающая его щеки, отбрасывала черную тень на его лицо. В его синих глазах она сумела рассмотреть слабо светившиеся золотые искорки. Его дыхание участилось, грудь начала подниматься и опадать все быстрее и быстрее, жилка на шее бешено запульсировала.
        Он стоял очень близко, а в узком коридоре было довольно темно. Его губы совсем рядом, вот они. Если бы он только нагнулся к ней, впился в ее рот, как это сделал совсем недавно Адам. Таким действиям с его стороны она только радовалась бы. Она жаждала его близости. Он должен повиноваться своему естественному инстинкту. И сделает это.
        Как уже сделал однажды.
        Этот единственный раз запечатлелся в ее памяти навсегда, его незабываемый поцелуй, словно звезда, освещал ее изнутри.
        - Отойди от меня, - прохрипел он резким гортанным голосом.
        Прежде чем она успела сообразить, что произошло, он ушел обратно во внутренний двор.
        Он снова сбежал от своего супружеского долга.
        Глава 12
        Несмотря на то что они были одни в скрытом от посторонних глаз узком коридорчике, все обитатели Дорни в скором времени стали в курсе событий. Все, за исключением разве что юного Джиллса, оруженосца, который чистил уборные в наказание за то, что испортил любимые доспехи своего рыцаря: никто не разговаривал с ним, потому что от него дурно пахло. Все же остальные, как внутри замка, так и за его пределами, из уст в уста передавали эту новость, каждый раз дополняя рассказ все новыми и новыми подробностями.
        Джоан первая заговорила с Изабель, поймав за руку, когда та быстро шла мимо часовни, стараясь избежать встречи с отцом Лангфридом.
        - Дорогая моя, ты в порядке? - страдальчески спросила она, сжимая ладони девушки. От беспокойства за Изабель ее лицо было бледным, а на щеках горел нездоровый румянец. - О чем думал Адам, когда хотел попользоваться тобой таким образом? У него, без сомнения, не было причин думать, что ты отвечаешь ему взаимностью, ведь ты только что обвенчалась с человеком, которого любишь.
        Что-то в словах Джоан заставило Изабель вновь почувствовать себя виноватой.
        - Говорят, что он полез тебе под юбку… Он и в самом деле хотел зайти так далеко, зная, что в коридор в любой момент может кто-нибудь зайти? - блестя глазами, полюбопытствовала Джоан.
        - Я помню только, что мне было жутко страшно и неприятно.
        - Конечно, я тебя понимаю, - попыталась успокоить ее Джоан. - А Адаму несказанно повезло, что Ричард был так милостив, отпустив его, хотя мог выпустить ему кишки прямо там, не сходя с места. Не много найдется мужчин, кто на столь грубое нападение отреагирует всего лишь вежливым замечанием.
        Если только не будет думать, что его жена сама спровоцировала насильника. Как бы она ни вела себя… Без сомнения, Ричард действовал так, как будто Адам был виноват лишь отчасти. Так ли он не прав? Она открыто заигрывала с Адамом, но все для того, чтобы привлечь внимание своего мужа. Но, с другой стороны, откуда Адаму было знать об этом? Он принимал ее действия за явно выраженный интерес. Тошнота комом подкатила к горлу Изабель, чувство собственной вины не давало дышать.
        - Ричард от природы задумчивый и нераздражительный человек, - сказала она, подумав, что именно так можно описать идеал мужчины - слуги Господнего. А каков ее идеал? Ах, не надо думать об этом. Адам ушел, как и приказал ему Ричард. Теперь все встало на свои места.
        Джоан покинула ее, обняв на прощание и запечатлев на щеке дружественный поцелуй. Она намеревалась посетить жену плотника и ее новорожденного сына и отнести им мешочек целебных трав, которые позволят облегчить уход за малышом. Изабель уже отнесла им вино, так что свою миссию она выполнила.
        Следующей ее нашла Элзбет. Она подошла как раз тогда, когда Изабель поднималась по лестнице, ведущей ко входу в замок. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь облака, освещали все вокруг мягким розовым светом и падали на каменные ступеньки, нагревая их. Сильный ветер гнал облака к морю, в то время как не менее сильные руки Элзбет затолкнули Изабель в теплый душный холл.
        - Я всегда говорила, что Адам способен на такое, - затараторила она. Изабель еще не видела, чтобы всегда спокойная Элзбет говорила так страстно. Да, определенно, сегодня весьма необычный день. - Адаму явно не хватает порядочности и хорошего воспитания. Очень не хватает.
        - Похоже, что так, - сказала Изабель, неуверенная в том, что не виновата в случившемся она сама.
        - Не похоже, а это так, - отрезала Элзбет. Крепко обняв Изабель, она добавила: - Хорошо, что лорд Ричард выгнал его и Адам больше не живет с нами в Дорни. Твой муж появился вовремя, чтобы защитить тебя.
        - Да, - сказала Изабель, оживляя в памяти те ужасные минуты. Когда Ричард увидел руки Адама на ее теле, ярость его была беспредельна. Конечно, такие сильные эмоции могли бы поспособствовать ей в ее стремлении уложить-таки его на брачное ложе.
        Разговор с Элис, обнаружившей ее в комнате для отдыха, вызвал в голове Изабель другие, но еще менее приятные мысли.
        - Теперь весь Дорни хихикает по поводу того, что лорд Ричард застал вас с Адамом в весьма пикантном положении, - заметила Элис.
        - Весь Дорни? - произнесла Изабель, захлестываемая волной смущения.
        - Весь, - подтвердила Элис. - Все только об этом и говорят. И еще задаются вопросом: почему ты не кричала и не звала на помощь? Ведь еще до того, как вас нашел Ричард, кто-нибудь другой мог помочь тебе.
        Она не кричала, это правда, но только потому, что была слишком потрясена, слишком растеряна. Все думают, что она поощряла действия Адама. А ее молчание рассматривают как знак согласия.
        Неужели и Ричард тоже?
        - Она не кричала, это всем известно, - говорил Николас Ричарду, когда они вместе пересекали двор замка.
        - Всем? - переспросил Ричард, не глядя на Николаса. Тот семенил рядом, стараясь поспеть за огромными шагами своего лорда.
        - Конечно, всем. Ее бы обязательно кто-нибудь услышал и пришел на помощь, стоило ей только закричать.
        - Не все кричат, когда им требуется помощь, - произнес Ричард.
        - Вы плохо знаете женщин, - фыркнул Николас. - Как только одной из них понадобится хоть что-то, она будет вопить об этом на весь белый свет.
        - Изабель не такая, как все остальные женщины, - сказал Ричард, зная, что говорит истинную правду.
        - Вы правы, не такая, - согласился Николас. - Человек, не являющийся ее мужем, прижал ее к стене и трогал, а она не произнесла ни слова протеста. Она, несомненно…
        - Уникальна, - закончил Ричард, искоса посмотрев на Николаса. - Мы с Изабель знакомы уже очень давно. Когда моя жена напугана, она теряет дар речи. Если вы будете разводить в Дорни сплетни, скажете об этом. А лучше, не говорите вовсе.
        - Я только хочу помочь вам понять, что…
        - Здесь нечего понимать, - оборвал его Ричард. - Я муж Изабель.
        - А она вам жена?
        - Согласно церкви - да, - ответил Ричард.
        Николас недоуменно посмотрел на него, и он добавил:
        - Вы ставите под сомнение, что мы прошли церемонию венчания?
        - Нет, но, возможно… ваш брак незаконен?
        - Нас соединил настоятель монастыря с благословения епископа. Все законно.
        Так будет и впредь. Пусть Николас плетет свои заговоры, это не важно. Как не важно и то, сделал ли Адам что-нибудь с Изабель и делала ли Изабель это с кем-нибудь еще. И не имеет значения, что у него кровь бурлит в жилах каждый раз, как он восстанавливает в памяти картину: обнаженные стройные ноги Изабель и вытянутые вперед сопротивляющиеся руки. Ему не нужны ни ее соблазнительные глаза, ни бархатная кожа, но он не позволит никому другому обладать ею.
        Он не будет аннулировать их брак.
        Он не выгонит ее из дома. Изабель - его жена. Так захотел Господь, и так оно и будет. И если этот клеветник Николас не сумеет придержать свой грязный язык, ему самому придется покинуть Дорни.
        - Я хочу, чтобы вы отправились к лорду Роберту и все ему рассказали. Так, как я объяснил, - сказал Ричард, заканчивая разговор. - Я хочу, чтобы он знал, что мы благополучно поженились и все в Дорни идет своим чередом.
        Пусть лорд Роберт узнает об их счастливом супружестве именно от этого грязного сплетника Николаса.
        Взглянув в лицо стоящему перед ним рыцарю, Ричард не смог сдержать улыбку.
        И внезапно почувствовал, как это странно - улыбаться. В монастыре было мало поводов для смеха, а в Молтоне - и того меньше. Но это Дорни, и, возможно, именно здесь он найдет для себя радость жизни. Положение лорда имеет свои преимущества, и видеть сейчас выражение лица Николаса - одно из них.
        - Здесь нет ничего смешного, Изабель, - ругал ее отец Лангфрид. - Разговор идет о твоей невинности.
        Он нашел ее в комнате для отдыха. Она делала вид, что у нее и в мыслях не было прятаться от него, но он все-таки притащил ее в часовню. Им надо было поговорить наедине, и место под святым крестом Спасителя было самым подходящим. К величайшему сожалению Лангфрида, он натолкнулся на нее слишком поздно: она уже смирилась с возмутительным поведением Адама и считала, что сама во всем виновата.
        Но на самом деле это было не так. Она никогда не поощряла Адама к подобным действиям, Изабель поняла это, прокрутив в памяти их прошлые встречи.
        Разговор зашел о ее невинности, но в скором времени все это станет лишним - как только Ричард сделает ее своей настоящей женой, он поймет, насколько невинной она была.
        И вообще, Ричард был единственным мужчиной, которого она целовала в своей жизни. Он знает ее достаточно хорошо, чтобы понимать это. Хотя Адам почти лишил ее целомудрия, отец Лангфрид знает, что она все еще девственница. Слава Господу, теперь Лангфрид хочет, чтобы их брачная ночь наконец состоялась, так же сильно, как и она сама.
        Выходит, что Адам сослужил ей хорошую службу, и теперь отец Лангфрид полностью на стороне Изабель и больше не смеется над ее страхами. Вместе они добьются поставленной цели очень и очень скоро. Ричард разделит с ней ложе.
        - Когда Ричард сделает меня своей, необходимость такого рода разговоров отпадет сама собой, - сказала она. - Сообщите это моему супругу, пожалуйста. У него как у мужа есть определенные права. А если это на него не подействует, напомните ему о супружеском долге. Ричард всегда выполняет то, что «должен».
        - Я поговорю с ним, - ответил Лангфрид, - но не думаю, что до этого дойдет дело.
        Глава 13
        - Вы должны понять: церковь ждет, что вы подарите своей супруге детей, наследников. А если дела и дальше пойдут, как сейчас, она будет иметь все основания, чтобы аннулировать ваш брак, - хрипло сказал Лангфрид на повышенных тонах. Он изо всех сил старался убедить Ричарда вступить наконец в супружеские отношения с Изабель.
        Ричард поднялся с колен, окончив молитву.
        - «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, ищущий находит, и стучащему отворят», - процитировал отец Лангфрид одну из заповедей Христовых.
        Ричард прекрасно понимал, чьи усердные и настойчивые просьбы стоят за столь эмоциональным воззванием к его супружескому долгу.
        - Изабель не посмеет аннулировать наш брак, - произнес он.
        - Вы собираетесь исполнить свою обязанность?
        Ричард считал эту ситуацию почти комичной. Большинство мужчин не посчитают совокупление с Изабель за обязанность. Большинству мужчин не нужно грозить, чтобы затащить в супружескую постель.
        Перед глазами Ричарда встал образ Изабель. Темные шелковистые волосы, белая ночная рубашка, нежные руки, обнимающие его за шею и… обнаженные ноги под юбкой, непристойно задираемой грязными руками Адама.
        Нужно было убить его!
        Ричард наклонил темноволосую голову и попытался выбросить из головы подобные греховные мысли, пока они не завладели его сердцем и разумом. Подобная жестокость не должна иметь место в душе человека, посвятившего свою жизнь служению Господу. Он изо всех сил старался вновь обрести душевное спокойствие и отрешенность от земной суеты.
        Изабель всегда вызывала в нем самые низкие чувства: смятение, раздражение, злость, мысли о насилии и… страсти. Потребности. У него были потребности, которых он стыдился.
        В обществе целомудренных и набожных мужчин жизнь протекает намного более спокойно. Но рядом с Изабель о мирной жизни можно только мечтать.
        Он верил в правильность Божьего предначертания.
        Он верил, что замыслы Господни выше его собственных.
        Он верил, что должен стремиться быть совершенным, как Иисус Христос.
        И, веруя во все это, он заставлял себя верить и в то, что их брак с Изабель свершился по воле Божьей. Он покорно женился на ней. И до настоящего времени старательно избегал брачной ночи, потому что она являла собой то, чего он боялся и не желал всей душой. Но все же он должен сделать это.
        Он не откажется от Изабель независимо от того, что она делала, кто касался ее и как часто.
        Ричард подавил возмущение, заполнявшее его при мысли о мужских руках, касающихся его жены. Он не позволит аннулировать этот брак. Сам Господь сделал его лордом, и таковым он и останется, пока сам Всевышний не сместит его.
        Возможно, Господь вернет его назад в монастырь, когда он выполнит свой долг здесь.
        Сейчас же от него требовалось только сделать действительным их брак: он должен разделить ложе с Изабель.
        С усердного работника Бог спрашивает вдвойне.
        - Да, сегодня ночью я сделаю Изабель своей женой, - сказал он, глядя в лицо отца Лангфрида, и его синие глаза потемнели. - Вы можете передать ей, что я последую зову долга.
        Лицо Лангфрида стало приобретать пунцовый оттенок смущения, и Ричард прекрасно его понимал. Он знал Изабель, и знал, до чего она может довести мужчину, даже если этот мужчина - священник.
        После того как отец Лангфрид сообщил ей пикантное известие о том, что Ричард выполнит свои супружеские обязанности, Изабель потратила целый час перед ужином, устраняя малейшие признаки пятен на платье и по сто раз расчесывая длинные темные волосы. Она должна выглядеть идеально. Если все пойдет так, как она задумала, Ричард будет наблюдать, как она идет через холл к главному столу, безмолвно восхищаться ее красотой, наслаждаться ее обществом во время ужина и в конце концов безнадежно влюбится в нее. Он на крыльях любви понесет ее наверх, в спальню, накроет ее тело своим и совершит то, в чем клялся ей перед лицом Бога и церкви.
        Она не могла дождаться этого момента.
        Как раз в тот момент, когда в прическу Изабель нужно было внести заключительные штрихи, в комнату вошла, постучавшись, Джоан.
        - Он любит распущенные волосы, я убеждена. Так что просто повяжи ленту, и пусть ее концы свисают вниз. Она будет красиво смотреться на фоне моих темных локонов, - отдала указания Изабель. Она была очень благодарна Богу за то, что Тот дал ей такие замечательные вьющиеся волосы. Кажется, Ричард с их первого знакомства очарован ее кудрями.
        - К сожалению, рядом с тобой нет ни твоей матери, ни Иды, которые помогли бы тебе… приготовиться… к твоей первой брачной ночи, и я чувствую себя обязанной… рассказать тебе… кое-что, - запинаясь, произнесла Джоан, суетливо и нервно укладывая волосы Изабель, попутно запутывая их.
        - Я готова выслушать все, что ты мне скажешь, - нетерпеливо ответила Изабель. - Чего мне бояться на брачном ложе, если моим мужем является Ричард?
        - О! - сказала Джоан, приведенная в замешательство нескрываемым интересом Изабель.
        Сама она едва ли чувствовала себя такой счастливой в свою собственную брачную ночь. Как давно это было…
        - Хорошо. - Она прочистила горло. - Он… то есть… мужчины отличаются от нас… Господь создал их, чтобы…
        - Что мужчины отличаются от нас, я знаю давно, - пришла на помощь Изабель, повернувшись лицом к Джоан. Она высвободила длинную гриву своих волос, не желая, чтобы та в своем смущении спутала их окончательно.
        - Хорошо, что ты понимаешь, о чем я, - с облегчением сказала Джоан.
        - Подожди! А как эта разница может сказаться на супружеском ложе?
        - Ну, - произнесла Джоан, заливаясь краской, - у них… намного больше…
        - Чего у них больше? - спросила Изабель.
        Джоан закашлялась и начала суетливо поправлять свой платок.
        - Я думаю, что никто не объяснит тебе это лучше Ричарда. Доверься ему, и все будет хорошо. - Джоан повернулась и вышла из комнаты. Ее последние слова прозвучали уже в коридоре.
        Такому совету Изабель последует с превеликим удовольствием: она всегда доверяла Ричарду. Даже будучи оруженосцем, он внушал людям доверие и надежду. Среди других быстро взрослеющих мальчишек он стоял обособленно, выше остальных. По природе своей он был вожаком. Лорд Хенли увидел это и стал проводить с Ричардом больше времени, тренируя и обучая его, делая из него настоящего рыцаря и лорда. Все понимали, что Ричард - личность незаурядная, и Изабель - лучше остальных.
        Изабель провела руками по бедрам, расправляя складки на платье, глубоко вздохнула и покинула свою комнату. Ей нечего бояться: Ричарда она знала большую часть своей жизни. И сейчас поняла, что все это время безумно хотела его. И вот теперь он принадлежит ей. Он знает, что делать, и она полностью доверится ему.
        При воспоминании об их единственном поцелуе глаза Изабель мечтательно засверкали, и она весело и быстро стала спускаться по ступенькам узкой винтовой лестницы, готовая встретиться за ужином со своим любимым мужем.
        В холл она вошла с достоинством самой королевы Элеоноры, глаза светились радостью, ноги сами несли ее. Ее платье мерцало в неверном свете многочисленных свечей, тут и там расставленных и развешанных по большому холлу, отливая золотом восходящего солнца, а ярко-голубое блио казалось лазурным, как глубокое летнее небо. Казалось, Изабель светится изнутри, и свет этот был не менее ярким, чем свет самого солнца. И, хотя Ричард знал причину ее радости, даже он не смог удержаться от восторженной улыбки.
        - Я вижу, святой отец принес тебе добрую весть, - произнес он, когда она подошла к своему месту рядом с ним.
        Усевшись на стул и расправив юбки, Изабель взглянула на мужа. Он пытается пошутить с ней? Ричард никогда прежде не шутил. Она хорошо его знала и могла сказать, что он решительный, благородный, красивый и верный своему долгу. Но назвать его легкомысленным, любящим подурачиться человеком она не могла. Или она ошибалась все это время?
        - О какой доброй вести ты говоришь? - прикинулась она непонимающей.
        Она смотрела ему прямо в глаза, ожидая, что Ричард вот-вот отвернется, ведь если он понял, каких слов она ждет от него, он определенно смутится.
        Но Ричард не ответил на провокацию и не смутился. Даже год, проведенный в монастыре, не изменил его твердый характер.
        - Я говорю о том, что выполню свой супружеский долг на брачном ложе. С тобой. Сегодня ночью, - спокойно сказал он.
        Он так спокойно говорит об этом, в то время как ее сердце колотится как бешеное от одних только его слов. Даже управляющий, рассматривая счета, проявляет больше эмоций. Кажется, проверка счетов да еще молитвы в часовне - это единственное, чем Ричард жаждет заниматься.
        Изабель взяла нож, рассерженно воткнула его в куриный пирог и с остервенением стала кромсать теплое ароматное тесто на куски и жадно засовывать их в рот. За весь ужин она больше ни разу не взглянет на него, он не достоин этого. И не имеет значения то, что Ричард сидит сейчас рядом с ней так элегантно, что пряди его темных волос сверкают в тусклом свете, что в его глазах, темных и непостижимых, то и дело зажигаются и гаснут золотые искорки.
        Каждый раз, когда он отламывал кусок хлеба, она видела, какие у него длинные красивые пальцы, и не могла не обращать внимания на живописные завитки черных волос, покрывающих тыльную сторону его ладоней, на темные вены, испещрявшие его руки синевой своих маленьких тропинок, на совершенную форму его коротко подстриженных ногтей. Очень скоро эти руки будут касаться ее. Они будут ласкать и обнимать ее так же, как тогда, во время их первого и единственного поцелуя. Он буквально сгреб ее, прижав к себе, будто она олицетворяла все, что было для него важно и чем он хотел обладать.
        Тогда он был горяч, как огонь. А сейчас - холоднее льда. Он сообщает ей, что выполнит свой долг, с ледяным безразличием. В изучение счетов с Джеромом он вкладывает и то больше страсти и рвения.
        Ничто в его поведении не соответствует тому, каким должен быть настоящий лорд: он не ездит охотиться, не упражняется в технике боя, не обучает соколов. Ничто. Возможно, он и носит одежду ее отца - настоящего лорда, но в душе он все еще остается монахом.
        Сидя рядом с ней, он почувствовал, как изменилось ее настроение. Величественная королева исчезла без следа, оставив место маленькой сердитой девочке.
        Ах, как это похоже на Изабель. И так происходило каждый раз, как они разговаривали. Ход ее мыслей был непостижим для него. Точно он знал только одно: все ее мысли о нем, о Ричарде. Она тянулась к нему, как цветок тянется к солнцу. Но ведь она должна быть счастлива, что стала его женой и что сегодня он овладеет наконец ею на супружеском ложе, сделав своей.
        От этой мысли кровь забурлила в его жилах, пульс участился. Он беспокойно заерзал на стуле, молясь Господу, чтобы Тот дал ему сил совладать со своими чувствами. Каждый раз одно и то же: он просит силы, чтобы контролировать свое непослушное тело, и борется с навязчивыми образами, постоянно мучающими его. И ему это всегда удается. Но каждый раз он ведет одну и ту же битву, снова и снова сражается, но не находит твердой почвы под ногами: ему никак не удается покинуть поле брани, избавиться от этого ненавистного чувства плотской жажды.
        Он посмотрел на сидящую подле него Изабель. Она не была врагом в его сражениях против собственных убеждений, она просто делала победу все более и более недосягаемой для него. Возможно, это оттого, что она явно убеждена в его проигрыше. При этой мысли он улыбнулся.
        Он наблюдал, как Изабель поспешно ест: едва успевая проглотить один кусок, она лихорадочно отправляла в рот другой и жевала с таким остервенением, как будто еда - ее злейший враг, которого нужно уничтожить, и чем скорее, тем лучше.
        Он вдруг осознал, что понимает ее. И улыбнулся еще шире. Изабель всегда могла развеселить его, хотя вечно сбивала с толку, запутывая его мысли.
        - Я не видела тебя сегодня во дворе, - выпалила она, проглотив очередной кусок пирога. - Мне кажется, что постоянное чтение утомляет тебя.
        Поднеся кубок с вином к губам и медленно потягивая содержимое, он взглянул на нее. Его развлекала разница в том, как они едят, и ему вдруг захотелось, чтобы Изабель тоже обратила на это внимание. Она думает, что он утомлен? Она умела удивлять его так же хорошо, как плохо скрывала свои мысли. Впрочем, Ричард сомневался, что она прикладывала к этому хоть каплю усилий.
        - Чтение никогда меня не утомляет, - просто ответил он, изучая ее лицо. - К этому меня приучили в монастыре.
        - Я не сомневаюсь… - проворчала Изабель, вздохнув, но быстро засунутый в рот кусок хлеба заглушил ее слова.
        - Хочешь, я научу читать и тебя? - любезно спросил он. Ричард прекрасно понимал, что удовольствие, которое он получал, подтрунивая над ней, - греховно, но в его сердце не было раскаяния. - Это поможет тебе вести дела в Дорни в случае моего отсутствия.
        Богатые лорды часто путешествовали по своим владениям, оставляя своих жен следить за всем дома. Им приходилось сражаться за свои владения, даже если их владения были небольшими, в случае, если они подвергались гонениям со стороны своих сюзеренов либо самого короля. Она с трудом могла представить себе Ричарда в этой роли, разве что в руках его вместо меча будет свиток.
        - Читать я умею, благодарю, - резко ответила она. - Но нахожу для себя совсем иные развлечения. А ты разве не занимаешься чем-нибудь еще?
        Ричард в задумчивости смотрел на вино в своем кубке, проклиная образ, всплывший в его памяти. Да, он занимался еще кое-чем, кроме чтения: он боролся против своего суккуба, приходившего к нему ночью, но посвящать в это Изабель он не собирался. Она, вероятно, восприняла бы это как прекрасную шутку.
        - Да, занимаюсь. Я не только читаю, но и молюсь, - сказал он, разжигая Изабель и пряча улыбку.
        - Я заметила.
        - Хорошо, - согласился он, зная, что это разозлит ее еще больше. - Неплохо будет, если моя жена последует моему примеру и будет вести себя как истинная христианка.
        Вместо ответа она сделала несколько больших глотков, осушив большую часть кубка, и взяла себе еще один куриный пирог. Ее оружием стал нож, а врагом - еда. Изабель явно была раздражена, если не сказать хуже.
        Он никак не мог понять причину. Да, только что он дразнил ее, но он же согласился разделить с ней ложе, разве не так? Это ему пришлось согласиться идти против своей воли, она же получала только то, чего сама хотела. Это он должен гневаться, а не она. Он женился, как хотел того Господь, и подчинился обстоятельствам, согласившись на брачную ночь.
        Он не будет думать о той страсти, которую разжег в нем поцелуй Изабель, и о тех чувствах, которые будила в нем близость ее податливого тела, хотя эти воспоминания преследуют его постоянно.
        Он согласился на их соединение по причинам духовным, а не физическим. Ему не доставит удовольствия их телесная близость. Он не допустит этого.
        Стараясь побороть в себе все возрастающую страсть к своей жене, он вполуха слушал Изабель. Ее голос доносился до него словно издалека. Она говорила что-то о соколиной охоте, поединках и о том, что он теряет рыцарские навыки. Он не знал, что она такая сварливая, видимо, потому что в Молтоне всеми силами избегал ее компании.
        - Не надо раздражаться, - сказал он, прерывая ее гневную тираду. - Мне хорошо известно, каких поступков все ждут от лорда Дорни. По сути, я должен буду съездить в Уорфилд и другие наши имения, чтобы тамошние обитатели дали мне клятву верности. Как только я улажу все вопросы здесь, в Дорни, я именно так и поступлю.
        Изабель почему-то была уверена, что ее он причислил к этим самым «вопросам», которые необходимо «уладить».
        Он всегда такой хладнокровный и непрошибаемый? Разве можно ожидать от человека, с таким безразличием отзывающегося о своей брачной ночи, что он сделает все правильно? Разве можно безоглядно доверять ему в таком важном деле, если он не придает ему ни малейшего значения? Очевидно, его интересует только чтение. Изабель отнюдь не была уверена, что он сумеет выполнить свой супружеский долг. Воспоминания об их поцелуе меркли в ее сердце с каждой новой секундой, проведенной в его обществе. Едва ли этот холодный «монах» способен вызывать страсть… Изабель украдкой взглянула на него из-под опущенных ресниц, и то, как открыто он разглядывал ее, заставило девушку усомниться в своих столь поспешных выводах.
        Боже, как же он красив! Его кожа чистая и гладкая, волосы темные, как холодное зимнее озеро, глаза цвета драгоценных сапфиров, и они смотрят на нее так, как будто Ричард в действительности хочет сделать Изабель своей женой не только на бумаге.
        Его горячее тело страстно прижимается к ней. Его влажные губы приникают к ее рту. Его руки ласкают ее, даря безграничное наслаждение, без обвинений, без осуждения, без злости.
        Эти мысли буквально поразили Изабель, ибо она поняла, что на самом деле они родились в его голове, а она всего лишь увидела их в его глазах. Или прочла в его сердце? Больше всего на свете ей хотелось в это верить.
        Ее сердце трепетало, как птица, пойманная в клетку, оно колотилось так, как будто и впрямь хотело выскочить из груди. Она, в свою очередь, открыто посмотрела в его глаза, и он принял ее взгляд. Принял с большой охотой.
        Есть надежда, что этой ночью они будут не только молиться.
        Джиллс нарушил очарование этого момента, подлив в их бокалы вина, но у Изабель теперь было что добавить к ее воспоминаниям об их единственном поцелуе. И, даст Бог, ей будет что вспомнить после сегодняшней ночи.
        Ужин окончился. Через узкие окна было видно, что на улице пошел дождь, небо потемнело, приобретая свинцовый оттенок. В холле стало темно, и Ричард велел зажечь дополнительные свечи. Темнота наступила рано, и Изабель могла только благодарить Господа за Его безграничную доброту и щедрость. Все обитатели Дорни разбрелись по замку, каждый занимался своим делом. Элзбет попросила Элис помочь ей починить гобелен, который мать Изабель вышила в тот день, когда стала леди Дорни. Элис согласилась с величайшей неохотой, и то лишь потому, что предмет ее вожделения - Эдмунд - покинул холл еще перед подачей последнего блюда, оставив Джиллса прислуживать за столом. Изабель знала, что тоже должна помочь с гобеленом, но ей не хотелось оставлять Ричарда. А в этом деле он вряд ли составит ей компанию, ведь, несмотря на всю его набожность, она не могла представить себе Ричарда с иголкой и ниткой в руке. Что же предпринять, чтобы удержать его рядом с собой, какое занятие придумать, пока он не решил в очередной раз что-нибудь почитать или сходить помолиться?
        - Милорд, не согласитесь ли сыграть со мной партию в шахматы?
        По его взгляду она поняла, что Ричард собирается отказать ей. Ну уж нет, сегодняшний день не будет днем отказов.
        - Или навык игры в шахматы ты тоже утратил? - Она явно провоцировала его.
        - Тоже? - переспросил он, повернувшись к ней лицом.
        - Да, тоже. Так же, как утратил навыки и соколиной охоты, и владения мечом, и…
        - Я вовсе не утратил навыки. У меня просто нет желания.
        - Все это результат твоего добровольного заключения в монастыре, - возразила она. - Там подавление естественных желаний человека только приветствуется.
        - За это ты можешь поблагодарить Бога и отца Годрика. Я с удовольствием уступил бы своим теперешним желаниям, но, боюсь, результат тебе очень не понравится.
        Он говорил это так строго, так серьезно. Но ей все равно. Он всегда так себя ведет, и она давно к этому привыкла.
        - Не сомневаюсь, - сказала она, мило улыбнувшись. - Но когда ты следовал своим истинным желаниям, я была самым счастливым человеком на земле.
        Его глаза потемнели: потеряв всю свою синеву, они стали почти черными, как ночное небо. Он помнил их поцелуй. Ничто не могло доставить ей большего удовольствия.
        - Я думаю, что ты не была бы, крошка Изабель, - прорычал он, - если бы понимала, что мое желание сильнее всех, вместе взятых, о которых ты говоришь.
        - Я готова ко всему, что ты захочешь разделить со мной. Больше, чем готова. Я буквально жду не дождусь, - выдохнула она, прямо глядя ему в глаза, тем самым бросая ему вызов. Но это его не напугало. В конце концов, он - Ричард, и этим все сказано.
        Его бросило в дрожь, и сладостные мурашки пробежали по всему его телу от головы до кончиков пальцев на ногах, обезоруживая его, сводя на нет все попытки к сопротивлению.
        - Тогда расставляй фигуры, - ответил он.
        Победно улыбаясь, она расставила фигуры на шахматной доске.
        - Чей первый ход? - спросила она.
        - Твой, естественно, - усмехнувшись, сказал он. - Ведь ты привыкла всегда ходить первой.
        - Только когда меня вынуждает к этому мой…
        - Противник? - перебил он.
        - Партнер, - поправила она. - Точнее, его неспособность сделать это самому.
        Она подвинула вперед пешку.
        - Ты путаешь неспособность с нежеланием, - парировал он, делая ответный ход своей.
        Она посмотрела прямо ему в глаза и сказала:
        - Тебе не убедить меня в своем нежелании, особенно когда дело касается… игры, - закончила она со злой усмешкой.
        Ричард покачал головой и засмеялся:
        - Тебя не убедишь в том, чего ты знать не хочешь.
        - Ты находишь это странным? - возразила она. - И я, помимо всего прочего, думаю, что знаю об этой игре гораздо больше, чем ты можешь себе представить.
        Глаза Ричарда снова потемнели, и он стал нарочито внимательно изучать доску, старательно избегая смотреть на свою жену.
        - Я молюсь о том, чтобы это было не так, Изабель.
        - Сыграй со мной, и ты сможешь сам судить об этом, - сказала она, делая ход конем. В игре она всегда придерживалась тактики нападения, и оба они прекрасно знали об этом.
        Сидящая с гобеленом на коленях Элис захихикала, а Элзбет густо покраснела. Возвращающаяся из гардеробной Джоан спросила:
        - Над чем ты смеешься? Я что-то пропустила?
        Ричард сделал ход ферзем, Изабель - слоном.
        Элзбет, отвернувшись, потупила взор, а Элис засмеялась еще громче. На вопрос Джоан ответил Ричард, избавляя, таким образом, девушек от необходимости что бы то ни было говорить:
        - Изабель уговаривает меня поставить на кон ее тело, разжигая таким образом в нас обоих желание со всеми вытекающими отсюда последствиями.
        Изабель почувствовала, как кровь прилила к ее лицу. Сидящие позади них Гилберт и Роберт, закашляв, покинули комнату. Джиллс, засмеявшись, выбежал, а Элзбет зарылась лицом в спасительную ткань гобелена. Джоан же просто смотрела на него, открыв от удивления рот и не в силах вымолвить ни слова.
        - Ричард! - воскликнула Изабель срывающимся голосом.
        - Я рад, что хоть что-то может вызвать в тебе чувство стыда, - сказал он, снова двигая ферзя.
        - Ты обладаешь поразительной способностью регулярно заставлять меня краснеть от стыда, - возмутилась она, сверкая глазами. Она рассеянно передвинула коня, собираясь с мыслями, чтобы с достоинством отразить его следующее нападение.
        Ричард сделал еще один ход, и - шах и мат. Игра окончилась.
        - Для женщины, которая ждет не дождется начала игры, играешь ты не очень хорошо, - заключил он, поднимаясь.
        - Мне просто нужно больше практики, - крикнула она ему в спину.
        Ричард медленно обернулся, глядя на нее темными, подернутыми дымкой глазами, и мрачно улыбнулся.
        - Тебе представится такая возможность. После вечерни.
        Глава 14
        Он стремительно покинул ее, но не смог выбросить из головы свою очаровательную искусительницу-жену. Слава Богу, что она не подозревает, как ее присутствие действует на него. Она вела себя так смело… Ричард понимал, что она вовсе не застенчивая девица, краснеющая от одного только мужского взгляда, а искусная соблазнительница. Но ее поведение действовало так чарующе.
        Разве может кто-то подчинить ее? Если кто-то такой и существует, то Ричарду о нем ничего не известно. Она смела, бесстрашна, импульсивна, ее действия порой граничат с безрассудством, но она невинна во всей своей притворной и изысканной искушенности. Он знал, что она все еще девственница. Ее частый стыдливый румянец был тому подтверждением. Он сердцем чувствовал, что Изабель так просто не отдаст свое тело никому, кроме него - Ричарда.
        Перед его глазами возник образ Адама, задирающего ее юбки, и страх, застывший в глазах отчаянно вырывавшейся Изабель.
        Он должен был убить его!
        Но разве он смог бы? Если верить сварливым увещеваниям Изабель, он утратил все свои боевые навыки, проведя год бенедиктинцем. Может, она права? Будучи монахом, он мог шлифовать свое боевое искусство только в битве с таинственными темными силами, но теперь он снова вступил в мир людей, и ему придется бороться с противниками из плоти и крови не менее рьяно, чем со своим невидимым демоном.
        В монастыре жизнь была намного проще.
        Ричард шел через широкий внутренний двор, не обращая внимания на моросящий мелкий дождик. Крошечные капельки были такими теплыми и нежными, что Ричард был даже рад ему - вода хоть как-то отвлекала его от беспокойных мыслей. К нему подошел Гилберт, неся два меча. Ричард улыбнулся, вспомнив, что Гилберт сидел рядом с ними за столом и слышал, как Изабель высказывалась относительно рыцарского мастерства своего мужа. Приняв предложенный ему меч, он пошел вместе с Гилбертом на площадку для тренировок. Его преследовала одна мысль: он делает это для себя или для Изабель?
        Хотя, в конце концов, какое это имеет значение?
        - Давно вы не тренировались? - спросил Гилберт, держа руку на рукояти меча.
        Внезапно он резко наклонился вперед, в воздухе мелькнул его меч, сверкающий каплями дождя на фоне серебристо-серого неба. Машинально Ричард отразил удар, который, несомненно, мог причинить ему немалый вред.
        - Не так давно, как можно было подумать, - ответил он, широко улыбаясь.
        Он уже успел забыть ту чистую, почти животную радость, которая переполняет грудь во время битвы.
        Отражая удары противника и совершая ответные выпады, чтобы проверить рыцарскую доблесть, силу и навыки каждого, они воздерживались от резких действий, стараясь не причинить друг другу вреда. Ричард помнил все. Долго дремлющая сила вырвалась наконец на волю: его движения были точными и легкими, а реакция быстрой, несмотря на столь длительный перерыв. Но со лба его уже начал капать пот, когда Гилберт наконец поднял меч в знак перемирия.
        - Ешьте побольше мяса, тогда вы не будете так быстро уставать, - посоветовал Гилберт Ричарду.
        Еще одно напоминание, что больше он не монах. Да, если Ричард всерьез решил утвердиться в качестве лорда Дорни, ему нужна более изысканная и обильная пища, чем довольствие монаха.
        Ричард кивнул, принимая совет Гилберта: тот говорил истинную правду, а Ричард всегда рад услышать мудрый совет.
        - Вы очень вовремя вышвырнули Адама, - произнес Гилберт, поправляя шарф и избегая смотреть на Ричарда. - Хотя, если бы на месте Изабель была моя жена, я убил бы его не сходя с места.
        Разве не так же думает сам Ричард? Разве не борется он изо всех сил с желанием убить человека, прикоснувшегося к его жене? Или он оставляет за собой только обязанности бенедиктинца?
        Видимо, ему все-таки следовало убить Адама.
        - Я заметил, что Луи с Николасом тоже покинули Дорни, - сказал Гилберт.
        - Луи уехал не по моему поручению, но его время еще придет, - пояснил Ричард, вытирая лоб тыльной стороной ладони.
        Дождь уже закончился, оставив после себя густой туман, поднимающийся в воздух подобно цепляющимся за кору дерева виноградным лозам.
        - Время каждого человека рано или поздно придет, - осторожно сказал Гилберт.
        - Да, но я больше не буду спокойно стоять, если кто-нибудь посмеет посягнуть на мою жену, - предупредил Ричард.
        Он почти ничего не знал о Гилберте, но мужчина, не желавший Изабель, был бы просто дураком.
        - Она сумела покинуть Дорни одна, без мужа, а это ей нелегко далось, - произнес Ричард, изучая лицо Гилберта. Он не так уж стар, а значит, кровь еще может гореть в его жилах.
        - Она сделала это тайно, - признал Гилберт, - и никто не ожидал, что это произойдет так быстро. Когда того требуют обстоятельства, Изабель может действовать и в одиночку. Нерешительной ее назвать нельзя.
        - Нельзя, - согласился Ричард, улыбнувшись. - Вы убеждали ее покинуть замок?
        Гилберт кивнул, глядя на небо. Темно-серые облака густой массой плыли на восток. Наверное, к утру небо прояснится.
        - Да, но я никак не ожидал, что она поедет в монастырь.
        - И выйдет за монаха? - спросил Ричард, насмешливо изогнув черные брови.
        - А разве монах носит с собой меч? - возразил Гилберт.
        Ричард улыбнулся, вместо ответа подняв свой меч. И они продолжили тренировку.
        Элис стояла в стороне, прислонившись к стене конюшни, и наблюдала за дерущимися на мечах мужчинами. Точнее сказать, глаза ее были устремлены прямо на Ричарда. Он был очень красивым мужчиной, хоть и бывшим монахом. Он был высок и строен, его мускулистое тело двигалось изящно и плавно. В отличие от большинства рыцарей, которые вкладывали в каждый удар много энергии, а цели не достигали, все движения Ричарда были точными и хорошо продуманными.
        Элис скрестила руки под внушительных размеров грудью и с наслаждением смотрела на азартно сражающихся мужчин.
        - Что ты стоишь тут на дожде? - спросила тихо подошедшая Элзбет.
        - Дождь уже кончился. И что ты спрашиваешь, почему я стою здесь? Разве не видишь? Ричард оттачивает свое рыцарское мастерство! Почему бы не постоять и не посмотреть на такого мужчину?
        - Ему пришлось отказаться от своего призвания и уйти из монастыря. Мне не доставило бы радости смотреть, как он взялся за меч.
        - Ты такая смешная, Элзбет! - улыбнулась Элис. - Молиться весь день может каждый, но истинно отважный воин…
        - В мире полно воинов, - возразила Элзбет. - Еще один монах был бы совсем не лишним.
        - Такой, как этот? - Элис показала пальцем. - Ты полагаешь, что мужчина с такими глазами и фигурой должен всю жизнь прятать лицо под капюшоном?
        - Бог видит душу, - продолжила Элзбет тоном, не терпящим возражений. - Здесь разговор о внешней оболочке человека более чем неуместен.
        - Я не Бог. Для меня внешность имеет огромное значение, - засмеялась Элис.
        - Но он муж Изабель! - с осуждением сказала Элзбет.
        - Почти муж, - произнесла Элис, и ее синие глаза таинственно засверкали. - Брак не может считаться истинным без телесного соединения супругов. Даже церковь так считает, так что не трудись со мной спорить, Элзбет.
        - Но какое отношение это имеет к тебе, Элис?
        - Никакого, - призналась Элис, пожимая плечами. - Но ведь все это чрезвычайно интересно, разве нет?
        С противоположной стороны двора Эдмунд наблюдал за Ричардом, ловко управляющимся с мечом. И за смотрящей на него Элис. Он заметил, что на него самого девушка старательно не обращает внимания.
        Оторвав взгляд от Элис, Эдмунд обратил взор на своего лорда, и невольно залюбовался им. Лорд Ричард хорошо продумывает свои движения и лихо справляется с мечом. Единственное, чего ему недостает, - это физической силы и выносливости. Но это легко поправит время вкупе с добрым мясом. Эдмунд с облегчением заключил, что лорд Дорни вовсе не слабый монах и в случае опасности он не станет избегать честной схватки, бросившись молиться.
        Но чем так увлечена Элис?
        Сам не зная почему, Эдмунд прошел чуть вперед, так чтобы находиться в поле зрения девушки. Но она не удостоила его своим вниманием. Даже не посмотрела в его сторону. Глупая, непоследовательная девчонка! Разве не она преследовала его, буквально не давая и шагу ступить спокойно?
        Он к ней не пойдет. Он никогда за ней не бегал и сейчас бегать не собирается. Он не поступит так, как она, по крайней мере именно в этом он часто убеждал самого себя, а также любого, кто соглашался его слушать. Нет, к ней он не пойдет, но он может принести булавы и щиты и предложить Ричарду с Гилбертом сменить оружие.
        Вытирая пот со лба, Ричард небрежно поблагодарил Эдмунда и с широкой улыбкой посмотрел на тяжело дышащего Гилберта.
        Эдмунд впервые видел лорда Дорни улыбающимся. Его улыбка была теплой и дружелюбной, она буквально преображала его лицо, делая привлекательным. Даже не верится, что этот человек и есть вечно хмурый Ричард - их грозный лорд. Может быть, именно это привлекло внимание Элис?
        - Вам нужен отдых? - спросил Гилберт слегка раздраженно.
        Ричард улыбнулся и бросил Эдмунду свой меч.
        - Мне было намного труднее, когда я молился несколько ночей кряду, но если это нужно вам…
        - Нет, я в передышке не нуждаюсь, - быстро ответил Гилберт. - Но, если мальчик хочет попробовать себя в деле, я вовсе не против…
        - Я очень хочу! - радостно улыбнулся Эдмунд. Он был удостоен огромной чести - драться со своим лордом! И Элис волей-неволей придется стать свидетельницей этому примечательному событию.
        Они работали булавами, каждый в своей манере. Ричард обращался с булавой даже лучше, чем с мечом, и быстро одерживал над Эдмундом верх. И Элис видела это. Стремясь восстановить свою честь и проявить твердость, юноша сделал резкий выпад, но не удержался на ногах и тяжело рухнул на колени. И буквально поник, опустив голову от стыда.
        - Не позволяй ее презрению брать тебя за живое, парень, - прошептал Ричард, сохраняя дистанцию. - Она просто играет твоими чувствами.
        Значит, все видят, что она больше им не интересуется? Это был позор, перемноженный с позором его поражения. И свидетелем тому стал весь Дорни.
        - Она старается не смотреть на тебя, - быстро сказал Ричард. - Разве ты не видишь, что она затеяла эту игру, чтобы вызвать в тебе ревность?
        - Откуда вы знаете? - спросил Эдмунд, пораженный таким откровением.
        - Я знаю, в какие игры играют женщины, парень, - ответил Ричард, глядя в сторону башни, где на ступеньках стояла, наблюдая за ними, Изабель.
        Изабель наблюдала за сражающимся Ричардом, как в старые добрые времена в Молтоне. И была восхищена его плавными легкими движениями ничуть не меньше, чем тогда. Он красив, изящен и силен - именно таким и должен быть барон. И теперь он принадлежит ей. Ах, как она была глупа, когда предположила, что он растерял все свое мастерство! Теперь она поняла, что Ричард добивается успехов во всех своих начинаниях, и предположила, что в монастыре он был превосходным бенедиктинцем. Но сейчас это значения не имело. Больше он не монах. И сегодняшняя ночь будет тому неоспоримым доказательством.
        Наблюдая за движениями Ричарда, глядя на его темные блестящие волосы, видя мускулы на его спине, на сильных руках, Изабель то и дело поглядывала на затянутое серыми облаками небо, надеясь поскорее увидеть первые признаки приближающейся ночи, которая положит конец этому неимоверно долгому дню.
        Кажется, Элис тоже находит Ричарда крайне очаровательным. Понимание этого вызвало в груди Изабель странное, очень неприятное ощущение. Разве она всего несколько часов назад не была без ума от Эдмунда?
        И все же, когда Ричард с Эдмундом закончили свою мнимую битву и Эдмунд понес снаряжение к складу оружия, глаза Элис неотрывно следили за Ричардом. У Изабель такое неожиданное поведение подруги вызвало смутную тревогу. Очаровывать молоденького оруженосца - это одно дело, но Ричарда - совсем другое. Неужели она испытывает к нему такие же чувства? Рассматривать женатого человека с таким неприкрытым интересом просто неприемлемо. Непозволительно. Недопустимо. Как это похоже на Элис!
        Изабель снова подняла лицо к небу. Время близилось к вечерне. Еще совсем немного, и их брак станет настоящим, совершенным в действительности, а не только на бумаге.
        А Элис нужно дать урок хорошего тона и научить ее вести себя как следует. Это ее обязанность как леди Дорни. К сожалению, к этим своим обязанностям Изабель относилась весьма небрежно. Не этому учила ее леди Бертрада.
        Изабель позволила себе последний раз взглянуть на беседующего с Гилбертом Ричарда и направилась к тому месту, где стояла Элис. Девушке нужна твердая рука, и только Изабель может ее предложить. В конце концов, это ее обязанность.
        Изабель еще раз, уже вопреки своей воле, посмотрела на Ричарда, на маленькие капельки воды в его волосах, сверкающие подобно драгоценным камням, на его широкие плечи и длинные ноги. И сама не поняла, что нарушила собственную клятву больше не смотреть на него.
        Элис не обратила на появление Изабель ни малейшего внимания, вызвав сильное раздражение своей госпожи.
        - Он дерется просто блестяще, правда? - вдруг сказала Элис.
        Изабель всегда знала, что Ричард - выдающийся боец, но слышать эти слова из уст другой женщины было крайне неприятно.
        - Полагаю, у него хорошие способности, - ответила Изабель.
        - И необыкновенная внешность. Он чрезвычайно красив, твой Ричард, - со вздохом добавила Элис, все еще не отрывая от него глаз.
        - Ты правильно сказала, он - мой, - резко заметила Изабель, но тут же усмирила свой гнев. Элис всего-навсего девочка, которую нужно поучить уму-разуму. Никакой угрозы для Изабель она не представляет. Ричард принадлежит ей, и только ей.
        - О, я знаю, что он твой, - просто сказала Элис, - но ты заметила, какие взгляды бросает на меня Эдмунд? Разве он когда-нибудь выглядел более заинтересованным, чем сейчас?
        Это была чистая правда. Эдмунд буквально сверлил Элис глазами и выглядел очень несчастным. Элис же, напротив, вся светилась от счастья. Только сейчас Изабель поняла, что Элис просто добивается расположения Эдмунда, и у нее отлегло от сердца. И все же, так ли хорошо, что Элис флиртует с лордом Дорни, пусть даже только для вида?
        - Да, сейчас он более чем заинтересован в твоем внимании, - согласилась Изабель. - Но молодой леди больше подобает скрывать свой интерес к мужчине. Такое явно выраженное внимание…
        - Сделало тебя очень известной, - закончила Элис.
        - Что-что, извини?
        - Твой нескрываемый интерес к Ричарду, в то время как ты была обручена с другим, известен всем, - без малейшей тени осуждения сказала Элис.
        Но почему-то Изабель стало вдруг очень стыдно.
        - Когда вы учились в Молтоне, я была всего лишь ребенком, - продолжала Элис. - Но все же об этой истории до сих пор ходят слухи. Ты любила Ричарда, но была обещана его брату. Определенно, все были в курсе того, что происходило во время вашего пребывания в Молтоне.
        Изабель стояла как в воду опущенная. Неужели она вела себя настолько открыто, что о ее любви было известно всем окружающим и они хихикали над ее чувствами? И Хьюберт тоже слышал эти сплетни? И что Ричард ответил бы на подобные обвинения? Что он мог сказать, чтобы не подставить под удар ни себя, ни ее?
        Но, что самое ужасное, неужели Ричард в течение стольких лет чувствовал стыд из-за ее отношения к нему? Такой же стыд, какой она чувствовала сейчас?
        Это была крайне неприятная мысль, и Изабель постаралась поскорее отбросить ее. Но, к сожалению, не знала, как это сделать.
        Глава 15
        На ужин Ричард пришел с влажными волосами и чисто выбритым подбородком. Изабель начал мучить один вопрос: он помылся из-за предстоящей вечерни, или это их первая брачная ночь вынудила его соблюдать чистоплотность? На самом деле она не хотела знать ответ, что было для нее крайне необычно. Может, во всем виноват их с Элис разговор?
        Оставшуюся часть дня, не занятую подглядыванием за дерущимся Ричардом, Изабель терзалась в сомнениях. Ей хотелось исповедаться отцу Лангфриду, но она не могла заговорить с ним, так как была слишком возбуждена, а уйти ей не давало растущее чувство вины.
        Сначала оно было очень слабым, но неотвязным. Изабель не могла самостоятельно избавиться от него, и оно начало разрастаться, заполняя все ее существо и не желая оставить хотя бы на время в покое. Неужели она преследовала Ричарда так же, как Элис преследует сейчас Эдмунда? Она знала, что Эдмунду это страшно не нравится: он напоминал ей об этом при малейшей возможности. А еще он говорил о бестактности в поведении Элис. Он не тешил себя надеждами и не отвечал ей взаимностью.
        Неужели Ричард чувствовал то же самое?
        Она решила, что Ричард ушел в монастырь именно из-за нее, потому что был не в силах дольше сдерживать свою к ней любовь, любовь, которую сам считал недопустимой, потому что Изабель была обручена с его братом. И эта любовь незрелого и неопытного юноши вылилась в один-единственный жгучий поцелуй. Страстный, полный огня и стремления к большему. Чувственный. Запретный.
        Он не мог принадлежать ей, но все же она хотела, чтобы он продолжал любить ее. Он хотел ее, она была ему нужна, и Изабель хотела, чтобы так и продолжалось, чтобы он помнил ее всю свою жизнь, даже если до конца своих дней он будет жить в монастыре. Пусть он любит ее в своих молитвах, в своих мечтах и даже во сне.
        Ведь сама она чувствует именно это.
        И вот теперь он у нее есть, время пылких молитв и слабых надежд осталось позади. Но изменилось ли отношение Ричарда к ее навязчивому поведению? Или она замужем за человеком, которому совсем не нравится?
        Теперь это уже ни для кого не имеет никакого значения: их земли, деньги и люди объединились. Их соединили церковь и сам король. В этом союзе семейств симпатия или любовь вовсе не обязательны.
        Но для нее это имеет значение. Имеет, потому что ее мужем стал Ричард. Ее сердце всегда принадлежало ему, хотя даже в самых смелых мечтах она не представляла, что может отдать ему всю себя в качестве жены. Что он думает о ней? Он избегает брачного ложа, потому что избегает ее? Может, он вовсе не хотел быть монахом, а просто отверг ее? Так же, как Эдмунд отвергает сейчас Элис.
        Она не может найти в себе силы, чтобы признаться в своих опасениях отцу Лангфриду, но поговорить с Ричардом и узнать его мнение по этому вопросу вполне в ее силах. Она должна знать, что думает о ней Ричард. А в первую очередь - как он относится к ее многолетнему преследованию. И если окажется, что он думает о ней то же, что Эдмунд думает об Элис, она попытается загладить свою вину. Она никогда не хотела мешать ему жить и уж тем более позорить перед всеми. Но что она может сказать в свое оправдание? «Прости, Ричард, что я хотела тебя слишком сильно». Она фыркнула, насмехаясь над самой собой. Сидящий рядом с ней за столом Ричард озадаченно посмотрел на нее.
        - Ты поперхнулась? - спросил он.
        - Нет, я… нет, - сказала она, опустив глаза. Уставившись на свои колени, она начала нервно теребить тесьму на платье.
        Услышать от Изабель просто «нет»? Ричард был заинтригован. Когда это Изабель начала изъясняться так кратко? И нервно теребить шнурок. Судя по всему, она страшно волнуется, но он никак не мог понять, что было тому причиной. Изабель никогда не сомневалась, никогда не нервничала.
        Но сколько раз у нее была первая брачная ночь?
        Нет, прошлым вечером она была настроена достаточно решительно, размышляя о том, что ей предстоит лишиться девственности. Изабель всегда действовала смело, нетерпеливо и импульсивно.
        Однако у каждой девственницы есть определенные страхи…
        Ведь, несмотря на свой взрывной характер, она действительно девственница, и прав был Ричард, когда игнорировал грязные намеки Николаса на ее порочность. Он уверен, что она чиста перед ним. Возможно, именно так она и должна вести себя: бояться предстоящего совокупления. Ведь она почти ничего не знает об этом, а невежество порождает в ней опасения, расхолаживая ее истинные желания.
        Да, истинные. Она с самого начала хотела его, и Ричард был больше чем уверен, что она желает его и сейчас, хотя и сидит вся бледная, кусая губы в кровь. Странно, как все вдруг перевернулось: Изабель испугалась, в то время как он, напротив, был настроен решительно. Он выполнит данные им клятвы, уложит ее в постель, лишит девственности и сделает своей настоящей женой. Он твердо решил выполнить свои обязанности лорда Дорни и так же твердо решил, что не получит от этого удовольствия.
        Ведь нет греха в том, чтобы спать с женой, но не наслаждаться этим.
        Если в нем не проснется чувственная жажда, он будет в безопасности.
        Ричард внимательно изучал ее: ясные зеленовато-карие, под цвет изумрудов на ее брошке, глаза, обрамленные темными ресницами; резкие движения; странное смущение, румянцем горящее на бледных щеках. Он знает Изабель уже довольно давно, большую часть своей жизни, и сумеет развеять все ее страхи. Он будет вынужден причинить ей боль, но все же она не должна мучиться от неизвестности.
        - Я не причиню тебе зла, - произнес он, глядя ей прямо в глаза.
        Изабель резко подняла свой кубок, отчего вино выплеснулось прямо на белую скатерть, растекаясь по ней ярко-красным пятном. В волнении она отломила кусок хлеба и хотела целиком запихнуть его себе в рот. В воздухе запахло свежими дрожжами и пшеницей. Он перехватил ее руку, прежде чем она сумела скрыть свои чувства за едой и проглотить вместе с хлебом все адресованные ему слова.
        - Но некоторое время тебе будет больно, - сказал он, поглаживая ее нежную ладонь большим пальцем руки. Ее глаза расширились. В их блестящей глубине легко можно было прочитать все ее мысли. - Хотя я сделаю все, что в моих силах, чтобы уменьшить неприятные ощущения, когда я буду выполнять свой долг.
        - Выполнять свой долг, - повторила она, глядя ему в глаза, и он увидел написанное на ее лице страдание, очевидное даже в тусклом свете свечей.
        - Да, свой долг. У нас есть некоторые супружеские обязанности, и ты сама напомнила мне об этом. Ты не хочешь, чтобы я говорил об этом сейчас?
        - Нет, вовсе нет, - покачала головой она и сунула в рот маленький кусочек хлеба с сыром. Она жевала с таким удовольствием, как если бы это была оленина.
        - То, что мы будем делать, вполне естественно, - продолжал он, все еще держа ее за руку. Его большой палец рисовал круги на нежной коже внутренней стороны ее запястья. - Нас создал Господь, и он предопределил слияние двух тел в единое целое как священный союз двух людей, соединение как духовное, так и физическое.
        Ее глаза расширились еще больше, напоминая огромные поляны зеленого мха, а обрамляющие их длинные черные ресницы казались крыльями порхающей в небе бабочки. Ему были знакомы каждая частичка ее тела, малейший оттенок ее волос, кожи, глаз. Он знал ее запах, приятный и пряный аромат, который она источала, знал, как нежна ее кожа, какие шелковистые на ощупь ее волосы. Она была светлой и живой, как жаворонок, ее голос был сладок, а движения быстры и проворны.
        Она всегда была такой. Даже превращаясь из ребенка в женщину, она не была неуклюжей.
        Ему было бы намного легче, если бы она была некрасивой.
        Но она была прекрасна.
        Господь и все святые, а также весь Молтон знали, какой трудной она сделала его жизнь. Но, как ни странно, он не думал, что об этом знала сама Изабель. Она никогда не смотрела вокруг себя, как делали это большинство людей в поисках одобрения окружающих. Нет, если Изабель хотела чего-то, она мчалась прямо к намеченной цели, и все, что было помимо этого, просто переставало для нее существовать. Как и вся его жизнь, его стремления, желания: она положила на него глаз, и все остальное потеряло свой смысл.
        И вот теперь она не может выдержать его прямой взгляд.
        Он никогда не сможет понять ее.
        Теперь, когда он признал свое право, нет, обязанность прикасаться к ней, Ричард не мог перестать делать это. Его пальцы пропутешествовали по ее руке к изгибу локтя и начали ласкать нежную кожу. Даже через ткань платья он чувствовал, какой горячей она была. Ее стройное хрупкое тело соблазняло его. Она такая маленькая, утонченная, женственная.
        Во всех отношениях она была полной его противоположностью.
        Всего через час ее лоно примет его. Всего через час она пустит его внутрь себя, окутав горячей плотью. Всего через час она поймает его в сладостный плен своего нежного тела. Всего через час он будет лежать между ее ног, делая Изабель своей. Всего через час…
        - Настало время вечерней мессы, - объявил во всеуслышание отец Лангфрид.
        Ричард неуклюже встал и помог подняться Изабель.
        - Восхваляй Бога за каждое сделанное Им чудо, - хрипло сказал он, сжав кулаки, чтобы снова не прикоснуться к ней. - Я чуть было не решил взять тебя до вечерни.
        Он покинул холл с решительным видом. Изабель семенила следом, на ее лице было написано величайшее удивление. Он чуть было не предпочел ее общество чтению молитв?! Поистине пути Господни неисповедимы.
        Изабель покинула часовню, как только закончились заключительные хоры вечерней мессы. Ричард остался поговорить с отцом Лангфридом.
        У нее в распоряжении есть некоторое время.
        Она никогда не думала, что будет бояться своей брачной ночи, тем более что с ней будет Ричард. Ей и не было страшно, разве что совсем чуть-чуть.
        Она находилась в уборной, протирая влажным кусочком ткани лицо и… интимные места. Ей вдруг нестерпимо захотелось еще раз принять ванну, но на это уже не оставалось времени. Вечерняя месса закончилась. Скоро придет Ричард. Солнце еще не село, но он все равно придет. Он должен выполнить свою обязанность, разве не так? Им движет только это? Только ли чувство долга толкает его к ней в постель?
        Он говорил только о долге.
        Она думала, нет, надеялась, что все будет хорошо, как только он станет ее мужем и лордом. У нее будет все, чего она хотела. Но она хотела, чтобы ее муж был полон желания. А у Ричарда этого не было. Он был полон решимости, но не страсти.
        Возможно, в Ричарде вообще никогда не было страсти, и, может быть, она вызывала в нем только смущение. Но в их поцелуе не было и капли смущения, и это было единственным утешением Изабель.
        Но это мало помогало, так как поцелуй был давно, а брачное ложе стояло прямо перед ней. Эта огромная кровать стала казаться холодной и твердой от одной только мысли, что придется разделить ее с человеком, который идет на все это лишь из чувства библейского долга. На какие поцелуи может вдохновить такая постель?
        Нервничая из-за своего безвыходного положения, Изабель принялась тереть тканью ноги, словно счищала с них грязь и золу. В этот момент зашла Джоан, и Изабель испуганно спрятала ноги под подол платья. К счастью, Джоан ничего не сказала относительно манеры Изабель приводить себя в порядок.
        - Вот и пришла наконец твоя ночь, - торжественно сказала Джоан. Выпитые за ужином пять кубков вина заметно прибавили ей храбрости. - Доверься Ричарду, он знает, что делать. Тебе нечего бояться.
        - А боли? - решилась спросить Изабель.
        Джоан уставилась в одну точку где-то за спиной Изабель.
        - Сначала ты почувствуешь… будет немного неприятно… но ты не будешь обращать на это внимание, так как с тобой Ричард. Через это должна пройти каждая женщина. И ты должна пройти через это достойно.
        Звучит весьма неприятно: «пройти через это достойно».
        Джоан вышла из комнаты так же неожиданно, как и появилась в ней. Уже на пороге она обернулась:
        - Он не будет смотреть на твои ноги.
        Изабель несказанно обрадовалась этому, так как не была уверена в их чистоте.
        Ей хотелось, чтобы Джоан осталась, чтобы по-женски помогла ей подготовиться к предстоящим событиям, чтобы она стала посредником между мужем и ею, посредником, подводящим их к полному физическому соединению. Ей совсем не хотелось одной дожидаться Ричарда в бывших покоях ее отца.
        Но ей не пришлось долго ждать.
        В комнату вошел Ричард.

* * *
        У Изабель был такой взволнованный и нервозный вид, что Ричарду показалось, будто она готова вот-вот убежать. Он подумал, что такое состояние естественно для невесты, прощающейся со своей девственностью, но чтобы так себя вела Изабель? Где его смелая девочка?
        Он не знал, как себя вести с такой Изабель. Она всегда была горячей и взрывоопасной, а не скромной плаксой. Он не знал, как ему поступить, поэтому сделал то, зачем пришел, - снял с себя тунику.
        Почему она не раздевается? Она ведь знает, что им предстоит сделать.
        Сидя рядом с ней во время ужина, вдыхая ее аромат, размышляя о ней, Ричард не мог сдержаться, и его мужское естество стало большим и твердым. Во время вечерни он ощущал сильную пульсацию во всем теле и был сам себе отвратителен. Он нисколько не изменился. Он не годился для жизни в стенах святой обители среди набожных людей, поэтому Господь выгнал его из монастыря. Всевышний знает все, Он насквозь видит человека, желания его сердца и души; Он видит Ричарда и суккуба, мучающего его. Год, проведенный в молитвах и посте, нисколько не изменил его. Сейчас Ричард был настроен решительно: он должен аккуратно выполнить все свои обязанности. А то, что Изабель похожа на преследуемую ястребом мышь, должно мало его волновать.
        И все же с какой стати ей переживать?
        Разве на этот раз она не получила того, чего хотела? Впрочем, она всегда добивалась желаемого.
        Его жизнь перевернута с ног на голову, в то время как она получила в мужья человека, о котором мечтала всю свою жизнь. Чувство долга вынудило его взять ее в жены и тем самым свело на нет результат всех его трудов и усилий. Он лишился чистоты, которой добивался так долго. Да, он потерпел неудачу, и, хотя его тело пока еще целомудренно, мысли предали его.
        Он лгал. Разве не говорил Иисус: «…грешный помыслом грешен вдвойне»?
        А он испытывал вожделение. Он не мог избавиться от своего вожделения, поэтому сделал то единственное, что смог: он подавил его. Низменные желания пронизывали все его воспоминания, и он каждую ночь медленно, но верно убивал их молитвами, так как не мог уничтожить их разом одним ударом меча. Да, он был сильным и волевым борцом, но, несмотря на ежедневные сражения, его враг нападал снова и снова, отказываясь умереть.
        Может, у него просто не хватало воли, чтобы окончательно убить в себе эту страсть?
        Он смотрел на Изабель, на ее тело, которым ему предстояло овладеть, и понимал, что ему остается только одно: сделать ее своей женой, но не получить от этого наслаждения. Соитие без страсти - это выход. При этом он убьет сразу двух зайцев: выполнит свой долг и усмирит похоть. Это единственно правильный путь, которым он может идти при данных обстоятельствах. Это единственно правильный путь, который поможет ему не умереть от собственного вожделения. Вожделения, которое росло с каждой минутой, когда он находился рядом с ней, чувствовал источаемые ею сладостные запахи, видел колыхание распущенных шелковистых волос, струящихся по ее нежным изгибам. Он прилагал немалые усилия, борясь с желанием во что бы то ни стало дотронуться до нее, ласкать мягкую нежную кожу, восхищаться ее совершенством. Скоро он должен будет сделать ее своей. Нет, прямо сейчас, не то горящий внутри его пожар превратит его тело в пепел и он останется один на один с уничтожающим его чувством собственной несостоятельности.
        Сейчас она смотрит на него, и в ее глазах он видит грусть и страх. Ричарду вовсе не хочется, чтобы Изабель боялась его, но сила разгоревшейся в нем страсти пугает его самого: он сдерживал себя уже несколько часов, но каждая секунда отсрочки только подогревала его желание. Он искал только избавления. Избавления от обязанности, но не удовлетворения выжигающего его изнутри желания.
        Она подошла к нему, скрестив на груди руки, и посмотрела прямо в глаза. Ее взгляд был полон смущения и раскаяния. Она не должна бояться его сейчас, когда он должен взять ее и сделать своей.
        Небо сплошь заволокло облаками. Их серая масса, освещенная лучами заходящего солнца, местами отливала розовым. Сильный восточный ветер, проникая через узкое окошко, шевелил ее волосы, заставляя их то медленно взлетать, то опускаться на плечи. Его нежное дуновение напоминало прикосновения любящей матери. Но Ричард не хотел прикасаться к ней. Он знал: если он дотронется до нее хоть пальцем, то потеряет над собой контроль.
        Но сам Господь требовал, чтобы он прикоснулся к ней.
        Он стоял перед ней обнаженный до пояса. Она все еще была в нижнем платье и блио и в тусклом свете казалась таинственным темно-голубым облаком. Шелковые нити ее наряда отбрасывали искры света.
        Он хотел ее.
        И в этом его позор.
        - Прости меня, - сказала она.
        Ричард был поражен, услышав такие слова. Он проиграл эту битву. Ее голос, взывающий к нему через пелену вожделения, был настойчивым, но приятным.
        - Я никогда не хотела, чтобы тебе было из-за меня стыдно. - Ее голос сорвался.
        Он стоял как вкопанный.
        Она подошла к нему, хотя сама признала, что ей известен источник его позора. Он не будет обсуждать это с ней. Всю силу его внутренней борьбы видит только Господь Бог.
        Она подошла к нему, окутав облаком своего терпкого аромата. Ее волосы летели к нему, подгоняемые дующим ей в спину ветром. И тогда он ясно увидел, как поднимает ее юбки и погружается в нее прямо там, не сходя с места; ее ноги безвольно раскинуты, ее ногти страстно впиваются в кожу на его спине, ее черные волосы сплошной пеленой окутывают их обоих.
        Он видел это.
        Он чувствовал это.
        Если она не отойдет от него…
        - Отойди от меня! - хрипло прорычал он.
        Он говорил ей так и прежде, и причина была той же. Он сгорал от страсти, от желания обладать ею.
        Он говорил ей так и прежде, и она знала почему. Он ненавидит ее.
        Как могло случиться, что ее мечты закончились таким образом? Как могли ее молитвы сослужить ей такую службу? Она просто хотела любить его и чтобы он отвечал ей тем же. А вместо этого она заставила его ненавидеть себя, невольно выставляя его на посмешище там, в Молтоне. Сможет ли он принять ее извинения?
        Она попробует извиниться еще раз, постарается подобрать слова, которые заставили бы его понять, как ей горько сейчас: она не сумела увидеть, насколько уязвима гордость молодого мужчины. Она не думала о его гордости. Единственное, чем была занята ее голова, - это он сам.
        Она хотела подобрать нужные слова, но они застряли у нее в горле, когда она посмотрела ему в глаза. Его взгляд почти напугал ее.
        Ричард был в отчаянии. Он был в отчаянии оттого, что не хотел наслаждаться их соитием. Он должен сделать ее женщиной, и тогда все будет позади: его долг будет выполнен и совесть чиста.
        А Изабель? Что она знает об обязанностях? Она знает только одно: у нее есть определенные желания и их надо удовлетворить, и чем скорее, тем лучше. Теперь он принадлежит ей, и это все, чего она хочет. Он вынужден расстаться со своей мечтой, чтобы воплотить в жизнь ее грезы. Внезапно Ричард почувствовал накатывающую на него волну гнева, но, к сожалению, это нисколько не охладило разрывающее его изнутри плотское желание.
        - Приготовься, - сказал он, еле сдерживая свои чувства.
        Неужели это и есть та ночь, о которой она мечтала? Неужели это и значит быть женой Ричарда? Неужели ее муж - этот холодный человек, отдающий тупые прямолинейные распоряжения? Не так она представляла себе Ричарда, приглашающего ее на брачное ложе. Этому человеку она отдала свое сердце, этот человек знал ее лучше, чем кто бы то ни было, этого человека она безответно любила столько лет. Неужели он не понимает всю важность и прелесть этого момента? Неужели не понимает всю сладость обладания ею как своей женой? Глядя на него сейчас, на его застывшее грозное лицо, она поняла: нет.
        Она медленно выскользнула из блио, а затем из нижнего платья. За ними последовала светлая нижняя рубашка. Он следил глазами за падающей на пол одеждой. А затем он стал с мрачным и решительным видом, скрывающим его бурное желание, рассматривать свою невесту.
        Ее светящиеся глаза были похожи на две полные луны - такие же яркие и светлые.
        Ее ноги были красивыми и стройными, бедра - округлыми, живот - гладким. Ее груди были довольно полными и налитыми, и Ричард как зачарованный уставился на ее нежные розовые соски. Ее кожа была цвета слоновой кости, черные волосы прикрывали плечи и грудь, а в орехово-зеленых глазах застыла тревога. Она была точной копией его суккуба, его ночного мучителя. И она была его женой.
        Глядя на нее, на это совершенное Божье создание, Ричард понял, что ему будет еще труднее, чем он полагал. Он задул тонкую свечу около двери, и комната погрузилась во мрак ранних сумерек.
        Он делает то, что требует от него чувство долга. И ничего больше. Он не будет обращать внимание на обволакивающее его со всех сторон желание, сдавливающее грудь, заставляющее дышать тяжело и часто. Он не может хотеть ее, свою жену Изабель. Он не может прикоснуться к ней, иначе сгорит на месте. Не может. Не может.
        И все же Господь не дал ему другого пути.
        Он толкнул ее назад, не обращая внимания на мягкость ее кожи, на ее белизну, заметно контрастирующую с прикасающимися к ней пальцами. Она упала на кровать, и ее беззащитное, но напряженное тело предстало его глазам.
        Его мужское естество пульсировало от напряжения, и Ричард закрыл глаза, чтобы не видеть открывающейся ему картины. Есть столько способов, которыми он мог взять ее, столько мест на ее теле, которые он мог бы обследовать своими губами и языком, но все, что от него требовалось сейчас, - это выполнить свою обязанность. Он не должен делать больше, чем требует от него долг: ему нужно только лишить ее девственности, пролив кровь ее невинности, и тем самым сделать ее своей, как хочет того Господь.
        - Поцелуй меня, Ричард, - попросила она дрожащим голосом. - Пожалуйста, поцелуй меня, как тогда…
        Поцеловать ее? Да он не хочет находиться рядом с ней в одной комнате. Ей нужна слепая страсть и бушующее желание их первого и единственного поцелуя? Она хочет снова утонуть в океане вожделения? Нет, этого не будет.
        Ее рот был розовым и мягким, что было отчетливо видно даже в уходящем свете дождливого дня. Он не мог перестать смотреть на ее рот.
        - Я не хочу целовать тебя, - сказал он.
        Он стоял рядом с кроватью, глядя на нее сверху вниз и больше всего мечтая закрыть глаза и прогнать от себя ее образ. Но его глаза отказывались повиноваться. Он положил руки ей на бедра и развел их в стороны, не обращая внимания ни на ее тщетные усилия свести их вместе, ни на ее руки, удерживающие его за запястья, ни на то сильное отчаяние, которое овладело им, когда он прикоснулся к ней.
        Против своей воли он наклонился вниз и поцеловал ее тонкую шею. Кровь застучала у нее в висках, и она повернула голову, подставляя шею его жадным поцелуям. Покорная. Испуганная.
        Ее страх не остановил его. Ничто не могло удержать его от выполнения предписанного Богом долга.
        Он провел пальцами правой руки вверх по внутренней стороне ее бедра. Ее кожа была мягкой и теплой, она вся дрожала. Он просунул пальцы в ее скрытое темными завитками волос лоно и почувствовал, что там сухо. Она еще не готова.
        - Я не хочу прикасаться к тебе, - прошептал он ей в ухо.
        Он направил свою руку вверх по ее телу, минуя нежное бедро и плоский живот, и остановился на мягкой округлости груди. Его тяжелая ладонь накрыла чувствительный холмик, и нежный сосок мгновенно затвердел. Он не хотел причинять ей боль. Он не хотел брать ее неподготовленной.
        Но это уже не имело значения. Он не мог остановиться. Так глубоко было его желание, так силен был зов плоти. Но он не хотел брать ее такой: испуганной и невозбужденной. Он прикасался к ее телу, ласкал его.
        - Я не хочу чувствовать твои груди, их мягкость, их тяжесть.
        Он ласкал ее, его рука познавала ее тело, хотя он не хотел этих знаний. Ее сосок нашел кончики его пальцев и заставил ласкать себя против их воли. Он возбуждал ее, стараясь ни о чем не думать, чтобы не поддаться вожделению, которое она в нем вызывала. И потерпел неудачу. Он отдавал своим прикосновениям слишком много страсти, хотя знал, что она этого не чувствует.
        Изабель чувствовала только душевную боль. Она лежала тихо, неуверенная и напуганная. Каждая его фраза была ударом, который бил больнее копья. Это не были слова любви и желания. Не так она представляла все это.
        Он не хочет ее.
        Он не любит ее.
        Мечта о нем, о них рассыпалась, как карточный домик, и одна она, казалось, понимала это. Неужели он не чувствует, что все рушится?
        - Так не делай этого! - закричала она, отдаляясь от него, высвобождаясь из его рук. Она радовалась, что в комнате темно и он не видит ее наготы. Ее абсолютной наготы. Он не чувствовал к ней ничего, это следовало из каждого его слова, ощущалось в каждом прикосновении.
        - Не делать? - спросил он, также радуясь темноте: она не могла видеть всю силу его плотского желания. Несмотря на все его сопротивление, вожделение сжигало его изнутри. - Я должен. Как твой муж, я должен выполнить свой долг. Ты знаешь, что это правда, Изабель.
        Он лгал. Лгал себе, лгал ей. Он прикасался к ней, потому что не мог остановиться. Он возьмет ее, потому что он животное, которое не может сдерживать свое желание, свою похоть, даже если его партнерша - Изабель. И теперь Изабель увидит его таким, какой он есть. Даже знание этого не могло остановить его. Он должен обладать ею, чувствовать себя в ней, обнимать ее.
        Он так отдалился от Бога, что любое проклятие будет казаться ему раем в сравнении с тем, что творится в его душе. Использовать Изабель подобным образом и ее же винить, что вызвала в нем эту жажду… даже он не знал, как далеко человек может зайти в своей развращенности.
        Она восприняла его слова как упрек, потому что уложила его на брачное ложе, взывая к чувству долга. Но такого она не ожидала. Он вел себя так, как будто ненавидит ее.
        Она должна попросить у него прощения. Возможно, если он поймет всю глубину ее раскаяния и простит, все будет хорошо.
        - Прости меня, Ричард, - сказала она, переборов свой страх. - Пока я не увидела, как Элис бегает за Эдмундом, я не понимала, что сама делала то же по отношению к тебе.
        Она отползала от него, удерживая его запястье, стараясь оторвать от своей груди его вторую ладонь. Она не может разрешать ему касаться себя таким образом. И все же, казалось, он вездесущ: она не могла увернуться от его прикосновений, кровать лорда была слишком маленькой, чтобы позволить ей отдалиться от него.
        - Я знаю, я опозорила тебя. Прости меня. Я просто очень хотела быть твоей. Я не желала смерти Хьюберта, я только хотела, чтобы лордом Уорфилда был ты, а не он. Я не думала, что это станет реальностью… если он умрет.
        Он выпустил ее грудь, и она подумала, что самое худшее - позади. Но только на мгновение, потому что в следующую секунду его руки легли ей на бедра и развели их в стороны. Она почувствовала, как холодный ночной воздух проникает к ее самым интимным местам.
        - Прости меня. За мои мольбы, чтобы ты ушел из монастыря, отказался от той жизни, к которой обратился из-за меня. Из-за того, что я делала. Из-за того, что делали мы. Из-за нашего поцелуя, - плакала она.
        Она доползла до изголовья кровати, но он резко притянул ее обратно. Ее согнутые в коленях ноги свесились с кровати, слезы текли у нее по щекам. Эта ночь совсем не вязалась с ее мечтами. Но, видимо, это расплата за ее бездумные эгоистичные молитвы. Он сильно прижал ее к кровати, когда она выкрикивала слова прощения.
        - Остановись, Изабель, чтобы мы смогли выполнить то, что предписал нам Господь, - велел он, и голос его был холоднее ночного ветра.
        Она просит о прощении, в то время как он навис над ней, готовый взять силой? Как плохо знает она человека, с которым сочеталась браком. Но нет, возможно, теперь это изменится.
        Он освободился от бриджей: Изабель слышала, как скользит ткань по его ногам. Но видеть она этого не могла. Ее глаза распухли от слез.
        - Пожалуйста… - взмолилась она.
        - Не я поставил перед собой эту задачу, не я выбрал для себя этот путь, - сказал он. В темноте комнаты его тело казалось огромной черной тенью. Он грозно навис над ней. Никогда еще его размеры не казались ей такими устрашающими, такими громадными.
        - Я не хочу погружаться в тебя, - бормотал он, отчаянно желая, чтобы это было правдой. Он не хотел быть человеком, который может вот так вот взять женщину. Но остановиться уже не мог. Он потерял себя, потерял во грехе, в плотской жажде, в чувственном желании. И Изабель была поймана в плен его рук, потому что он стремился быть пойманным в плен ее горячего лона.
        Все, что он знал о себе, оказалось правдой, правдой, которая сейчас всем своим весом навалилась на дрожащее тело Изабель.
        Крепко держа ее за бедра, он вошел в нее. Она знала, что должна подчиняться, но не могла заставить себя. Она продолжала отползать от него, тщетно силясь высвободиться из его объятий. Она чувствовала боль, жгучую, рвущую на части боль, боль внутри, боль снаружи. Это расплата за грехи, и она ничего не может сделать, чтобы избежать этого.
        - Я не хочу желать тебя, - прошептал он, выплескивая семя в ее жаркие недра. Изабель не слышала его слов, заливаясь слезами. Уже второй раз за этот вечер Ричард порадовался, что в комнате темно.
        Глава 16
        - Прости меня, прости меня, прости меня… - повторяла она сквозь слезы, ее грудь горестно вздымалась.
        Он выскользнул из нее, все еще стоя рядом с кроватью. Она притянула колени к груди и свернулась калачиком посреди огромной кровати, подобно маленькому обиженному ребенку. С ее уст слетали слова боли, слова вины. В тот момент ему хотелось только крепко обнять ее, утешить, согреть, дать сил. Ему знакомо было это отчаяние, эта жажда прощения.
        Бедная Изабель, ее проступки ничто в сравнении с его грехом.
        - Не проси прощения, - сказал он, возвышаясь над ее сжавшимся в комочек телом.
        Значит, он не может даже простить ее. Он никогда не простит ее. Может быть, если бы он только понял, если бы только дал ей шанс объясниться, он смог бы найти в себе силы простить ее.
        - Я не могла не хотеть тебя, - рыдала она. Слова не могли передать ту бурю, которая разыгралась у нее в душе. - Я не хотела становиться причиной твоего позора. Я только… я только хотела быть рядом с тобой.
        Она заставила себя выпрямиться и говорить спокойно. Она заставила себя смотреть на него, но он не удостоил ее взглядом. Он спрятал лицо, отвернувшись к двери. Ричард смотрел на свечу так, словно хотел зажечь ее взглядом. Он был слишком сердит, чтобы смотреть на то, что сделал.
        - Разве тебе не хотелось того же? Разве ты не чувствовал ко мне нежность? - спросила она, ненавидя свой предательски дрожащий голос. - Наш поцелуй… тот единственный поцелуй… в конюшне, в тот день… ты должен помнить его, я знаю. Он оставил отпечаток как в моем сердце, так и в твоем, ведь правда? После этого ты очень скоро уехал в монастырь, и я знала… или думала, что ты сделал это из-за нашего поцелуя. И из-за того, что ты не мог обладать мной, а я - тобой. И все из-за Хьюберта.
        Она снова заплакала. Ей казалось, что она никогда не сможет остановиться, хотя знает, что Ричард не выносит женских слез. Она должна перестать плакать. Она должна убедить его простить ее.
        - Я молилась, чтобы Господь освободил меня от необходимости выходить за твоего брата. Но я ни слова не говорила ни твоему отцу, ни своему, ни тем более Хьюберту. Здесь твоя честь осталась незапятнанной, Ричард. Я говорила только с Господом, просила Его исполнить желания моего сердца, умоляла дать мне человека, которого люблю больше жизни. Разве я поступала неправильно? Я и подумать не могла, что из-за меня умрет столько людей. Я вовсе не хотела этого…
        Она посмотрела на его широкую спину. Казалось, он был непреклонен. Он никогда не простит ее. Их брак разрушился еще до того, как успел начаться.
        - Что-то же ты чувствовал ко мне, правда? Неужели ты не можешь найти во мне хоть что-то, достойное твоей любви сейчас? - спросила она. Изабель знала, что ее слова звучат жалко, но не могла остановиться. Она боролась за Ричарда, а он стоил любых унижений.
        - Ричард, прости меня, - просила она хриплым от плача голосом. - Прости меня, - повторяла она, зарываясь лицом в покрывало, - прости меня…
        Она сказала ему все, что могла, она рассказала ему о своих опасениях, своих затруднениях. Она искренне раскаялась в своих поступках. Волосы закрывали ее содрогающееся в рыданиях тело, от света луны, проникающий через узкое окно, они блестели и искрились.
        Луна вышла из-за облаков, прогоняя их прочь, освещая влажную землю, заставляя природу забыть о недавнем дожде. Однажды, давным-давно случилось так, что Бог послал дождь на заселенную людьми землю, наказывая их за бесконечные грехи. И шел тот дождь ровно сорок дней и ночей. И смыл он с лица земли все людские пороки и нечистоты. И стала она чиста и безгрешна. Хотелось бы и Ричарду также смыть всю грязь с их брака, сделав его чистым.
        Но он не мог.
        Единственное, что он мог сделать, - это разделить с Изабель груз ее вины и стыда. Он не мог позволить ей терпеть муки безосновательного самоуничижения. Она должна узнать человека, с которым связала свою жизнь. Перед ней все еще стоит образ того незрелого юнца, которого она знала и которым восхищалась. Но пришло время открыть ей глаза. Она должна увидеть его таким, каков он есть.
        - Ты не сделала ничего, за что должна просить прощение, - сказал он, глядя на ее сжавшуюся в комочек фигурку. - Я не испытываю к тебе неприязни и ни в чем не виню тебя. Встань, Изабель, и посмотри мне в лицо. Ты увидишь, что я говорю правду.
        Она подняла голову. Слезы заблестели у нее на щеках, отражая призрачный лунный свет. Темные глаза казались двумя черными озерами.
        - Мое решение стать бенедиктинцем никак не связано с тобой, - произнес он, стоя в другом углу комнаты. Он не мог стоять рядом с ней и чувствовать запах собственного семени, не мог смотреть на ее белые груди, наполовину закрытые прядями черных густых волос. Он предпочитал стоять поодаль, потому что не знал, как может повести себя его тело в следующий момент.
        - С чем же тогда? - спросила она срывающимся голосом. Он видел, что она не верит ему. Ее память и ее грезы говорили ей совсем противоположное. Всему виной - она. Такие мысли причиняли ей боль, а он не мог просто стоять и смотреть, как Изабель изводит себя. Вина лежала не на ней, а на нем. Она должна понять это.
        - Что ты увидела, когда только приехала в Молтон? - мягко задал он свой вопрос. Изабель некоторое время смотрела на него, и слезы перестали течь из ее глаз. Она вяло пожала плечами и ответила:
        - Прекрасный холл из темного камня цвета морской волны.
        - Я увидел свою судьбу, - сказал он. - Я увидел место, в котором сумею сделать себе имя.
        - Каждый мальчик на твоем месте думал бы об этом, - сказала она.
        Ричард заглянул ей в глаза и произнес:
        - Но я собирался добиться этого во что бы то ни стало. Это были не просто мечты о славе. Молтон стал тем местом, где я должен был найти себя, и я собирался так и сделать.
        - И сделал.
        Ричард устремил взор через узкое оконце на луну, которая была отчетливо видна на очистившемся от облаков небе. Она была полной и ярко освещала ночное небо. Изабель не понимает. Она слишком высокого о нем мнения.
        - Сначала мне пришлось трудно там, в Молтоне. Но я легко не сдаюсь. Я думал только о своей цели и стремился к ней изо всех сил. Я хотел стать великим рыцарем. У меня не было времени ни играть, ни шутить, ни подтрунивать над другими мальчишками. - Он не сказал ей о грубостях, которые ему пришлось выслушать, когда ее преданность ему стала очевидной. Как только ему подворачивался случай подружиться с другим оруженосцем, ее навязчивое обожание тут же все разрушало. Но он не винил ее, таков был ее характер, она никому не желала зла. - Лорд Хенли заметил мое рвение в учебе и тренировках и вплотную занялся совершенствованием моих навыков. Ты помнишь?
        - Я помню, что он был о тебе хорошего мнения и с увлечением рассказывал о твоих успехах.
        - Как родной отец.
        - Да, как отец, - согласилась она.
        - Леди Бертрада, его жена, тоже… вплотную занялась мной.
        - Они оба были довольны тобой. Я помню, - сказала Изабель. Она хорошо это помнила, потому что частенько попадала в немилость Бертрады из-за невыполненных обязанностей. Но Изабель не хотела шить, она хотела везде и всюду следовать за Ричардом.
        - Она была достойной леди, ты согласна? Щедра, добра, изящна. И так красива. - Его голос звучал все тише. Он опустил глаза на свои сжатые в кулаки кисти рук. - Я делал все, чтобы она была довольна.
        - И чтобы Хенли тоже был доволен.
        - Да, - подтвердил он, - и Хенли.
        - И ты добился своего. - Слезы на ее щеках высохли, оставив после себя мерцающие в лунном свете следы. - В Молтоне ты добился прекрасных результатов. И заслужил свои шпоры.
        - Я заслужил свои шпоры, - эхом повторил он. - Но я не достиг своей цели, точнее, я не сделал знаменитым свое имя, как задумал в самом начале, когда мальчишкой приехал в Молтон.
        Изабель была в недоумении. В словах Ричарда не было смысла. У нее даже не было слов возразить ему. Она не знала, какой вопрос задать. Но Ричард опередил ее:
        - Разве ты не заметила, ты, которая постоянно следовала за мной, всегда и везде была рядом, как часто ко мне приходила Бертрада? Она понимала мои стремления. Она понимала мои чувства, она читала мои мысли, которые я не мог облачить в словесную форму. С ней я чувствовал, что… - Он замолчал. - Чувствовал себя… - Оцененным по достоинству? Понятым? Он не мог подобрать слов для определения того, что он чувствовал, - ни тогда, ни сейчас.
        Но как это ни назови, результатом был грех.
        - Я совершил смертный грех. И именно поэтому я присоединился к ордену Святого Бенедикта, - произнес он наконец резко и холодно.
        Смертный грех? Изабель обдумывала эти слова, приходя к выводу, что Ричард, конечно же, преувеличивал. Гордость. Зависть. Лень. Чревоугодие. Жадность. Гнев. Похоть.
        Нет, он не очернил свою душу смертным грехом… хотя, возможно, его большим грехом является гордыня.
        Его слова эхом отражались в ее мозгу. Он чувствовал… что-то… когда находился рядом с Бертрадой. Необъяснимая тревога вдруг закралась в ее сердце. Она никогда не слышала, чтобы Ричард говорил о том, что «чувствовал». Он говорил о долге, о цели, но никогда не тратил слов на описание чувств. Он никогда не говорил, что он чувствует к ней, хотя она его жена. Женщина, которая была обещана другому и которую он поцеловал со всей страстью.
        Она была обещана другому. Его собственному брату.
        Тревожное ощущение усиливалось, наваливаясь на нее всей своей тяжестью.
        Как изменились воспоминания об их поцелуе, когда она взглянула на них под другим углом.
        Сколько должно быть чести в человеке, показывающем свою страсть женщине, которая никогда не будет принадлежать ему?
        Слова родились у нее в мозгу одновременно, в нужном порядке.
        Похоть.
        Бертрада.
        Бенедиктинец.
        При этих мыслях Изабель содрогнулась от ужаса, тряся головой, стараясь отогнать от себя страшную правду. Этого не может быть. Так быть не должно. И все же Ричард своей странной манерой хотел выразить именно это. Он жаждал близости Бертрады, жены его лорда, самой неприкосновенной женщины, вокруг которой вращалась вся жизнь Молтона. Она была им как мать, она была женой лорда, которому Ричард поклялся в верности. Это походило на кровосмешение. Разве Ричард приехал в Молтон не в десять лет? Несомненно, он совершил прелюбодеяние с единственной женщиной, которой никто не мог, никто не смел касаться. Бертрада наставляла ее, учила быть благородной леди и безупречной женой. И Бертрада совокуплялась с Ричардом.
        - Поэтому ты так резко покинул Молтон? - выдавила она из себя, решив, что он скажет это вслух, открыто признается в содеянном.
        - Да, - только и сказал он.
        И она поняла, что это правда. Ричард бежал в монастырь, чтобы всю жизнь искупать свой грех молитвами и работой. Причиной тому не был их поцелуй. А она была настолько наивна, настолько глупа, что посчитала их единственный целомудренный поцелуй таким важным и значительным. Она просто дура. В них жила любовь, страсть, которую они не могли удовлетворить? Нет, с Бертрадой его не удерживали никакие рамки. У них просто не было рамок. Бертраде он не мог сопротивляться.
        Она поняла это, сидя в темноте на брачном ложе. Она льстила себе, полагая, что Ричард оставил свои шпоры из-за противоречивых чувств к ней. Ее гордыня - великий грех, и теперь она несет за него расплату.
        Но это было не самое худшее из сделанных этой ночью признаний.
        В комнате было темно, и Ричард казался страшной черной тенью, обитавшей в покоях ее отца. Луна давно скрылась, и все же Изабель видела все так же ясно, как при дневном свете. Ричард не мог скрыться от этой правды, куда бы он ни прятался, так же как теперь и она.
        - Но уединенная жизнь в монастыре среди братьев не помогла, правда, Ричард? - спросила она твердым неумолимым голосом. - Ты все еще любишь ее.
        Глава 17
        Всю оставшуюся ночь он провел, молясь в часовне. Он чувствовал себя так, словно никогда не оставлял монастырь. За исключением того, что вместо суккуба он теперь боролся со своей женой - и сделал ее своей. Он все еще слышал, как она плачет, хотя рассвет уже озарил небо своим легким светом. Подходило время заутрени, но впервые за этот год он не хотел молиться дальше.
        Теперь он женатый человек по законам церкви и Бога.
        И он провел ночь на холодном полу, хотя в его распоряжении была мягкая кровать и горячая жена.
        Она бросила ему в лицо, что он все еще любит Бертраду. Но, в конце концов, он признал, что она не понимает человека, с которым обвенчалась. Она называла любовь причиной того, что было между ним и Бертрадой. Изабель такая наивная, раз думает, что внебрачная связь порождается только любовью. Он не любил Бертраду. Даже будучи еще наивным юношей, он знал, что не любит ее. Хочет ее? Да. И он действовал в соответствии со своими желаниями, так же как шел у них на поводу с Изабель, дав волю своей страсти, которую разжег их интимный поцелуй. Его грех был еще ужаснее. Он каждый день боролся со своей похотью, заранее зная, что проиграет. Он терпел поражение каждый день. Каждый час.
        Изабель была в ярости. Его признание уничтожило ее гордость, разорвав на части и бросив лежать на окровавленной кровати рядом с ее навсегда потерянной девственностью. Это сделал он, своими словами, своими руками. Одна ночь молитв не может искупить его грех, не может загладить его вину перед своей женой. Она хотела думать, что это из-за их поцелуя он ушел в монастырь. Такие мысли делали честь в собственных глазах юной девушке, безответно влюбленной в недосягаемого мужчину. Но теперь она знает, что не от нее он бежал, и это знание будет будоражить ее гордость.
        И он сделал ей больно. Их соединение прошло ужасно. То, как он выполнил свой долг, оказалось настоящей катастрофой. Она была не готова принять его. Не готова? Слезы текли у нее по щекам, ее руки отталкивали его, ее тело пыталось освободиться из-под него, покинуть брачное ложе. Нет, она отнюдь не была готова принять его. Но он не мог больше ждать. Его похоть, его чувственный голод давили на него, чувство долга заставило его продолжать, несмотря на ее неготовность. Видит Бог, он тот человек, который может взять не желающую того женщину. И теперь Изабель знает об этом.
        Сегодня ночью все будет иначе. Он не потерпит неудачи. Изабель заслуживает лучшего, даже от такого человека, как он.
        Ричард поднялся. Его ноги гудели после ночи, проведенной на коленях. Он повернулся, чтобы покинуть часовню.
        Сегодня ночью все будет иначе. Она больше не девственница. Все ее страхи позади. Сегодня ночью он не подведет ее.
        Он не потерпит неудачи.
        С этой мыслью Ричард вышел из часовни с улыбкой на устах. Те, кто видел его, удивлялись перемене, которая произошла с их новым лордом после первой брачной ночи, и улыбались ему в ответ.
        Изабель среди них не было.
        Сидя в одиночестве на большой кровати лорда Дорни, Изабель дожидалась рассвета. Она подтянула колени к груди, обняв их руками, и смотрела в сторону узкого окна. В такой позе она провела остаток ночи. Покачиваясь из стороны в сторону, она мурлыкала себе под нос какую-то мелодию, ища утешения, но не находила его.
        О каком утешении может идти речь, когда ее муж - Ричард? Новый поток слез полился из ее глаз, но она не сделала попытки остановить их. Что толку вытирать эти слезы, ведь на их место тут же упадут другие. Она и представить себе не могла, что брак с Ричардом не принесет ей радости. Но теперь она знала, что никогда больше не почувствует себя счастливой. Радость пролетела мимо нее и останется недосягаемой, пока Изабель не попадет на небеса к Иисусу Христу. Как ей хотелось улететь прямо сейчас, улететь далеко-далеко, пролететь над полями, над лесами, пока Дорни не превратится в малюсенькую точечку на горизонте. Господи, позволь ей улететь. Скрыться от своего горя. Ведь Бог всегда давал ей то, чего она просила. Может быть, и в этот раз он ответит на ее немыслимую просьбу об избавлении?
        И все же если бы ее мольбы и стали явью, очень скоро ее бы поймали и приковали цепью к руке хозяина. Так же, как сейчас она прикована к Ричарду на всю оставшуюся жизнь. Вчера при этой мысли она радовалась, сегодня же ее всю трясет от отчаяния.
        И все потому, что Ричард любит другую женщину.
        Изабель отвернулась от окна, выбросив из головы мысли о побеге, и постаралась подавить боль, которая росла внутри ее, уничтожая все на своем пути, сжигая последнюю надежду обрести счастье.
        Он любил Бертраду.
        Эти слова не перестанут звучать у нее в голове, эхом отзываясь в сердце.
        Он любил Бертраду.
        Это самый великий грех. Он мог любить Бертраду, но не таким образом. Он трогал ее в самых интимных местах, они по-настоящему целовались. Изабель поняла бы его, если бы он просто был влюблен в нее, как многие другие мальчишки Молтона. Безответная любовь юного оруженосца к своей леди. Но совершить прелюбодеяние…
        Как до такого дошло? Где тот мальчик, который уличил ее в обмане во время игры в шахматы, а потом высмеивал ее нечестность? Для Изабель выйти за Ричарда означало связать себя с единственным небезразличным ей человеком, тем, кто умел читать ее мысли и предвосхищать капризы, как никто другой. Она хотела Ричарда, даже когда он покинул ее, потому что верила, нет, знала, что он любит ее. У них не было надежды быть вместе, поэтому он отвернулся от нее, хотя любил всем сердцем. И она любила его, не в силах забыть его образ.
        Тот Ричард, которого она любила, никогда бы не совершил такой грязный поступок.
        Тот Ричард, которого она любила, никогда не пал бы так низко.
        Тот Ричард, которого она любила, был честным, обязательным и решительным человеком.
        Тот Ричард, которого она любила…
        Изабель вздохнула и слезла с кровати. Она подошла к окну и выглянула на улицу.
        Тот Ричард, которого она любила, не существовал. Она создала его, слепила из своих фантазий, вздохов, девичьих воспоминаний. Она видела его таким, каким хотела видеть. Его не существовало, того человека, которого она любила так долго и так преданно. Она не сможет любить мужчину, чьи клятвы чести грязны и лживы, не сможет любить того, кто, разделяя ложе с одной, целует другую с такой страстью и огнем.
        Да, здесь кроется причина всех ее страданий. Он лгал ей. Все оказалось неправдой. Узы, которые, как она думала, связывали их двоих - самых близких людей в мире, оказались призрачными, а вся их связь - ложью. Его смех - ложь. Его чистота - ложь. Его преданность долгу, совершенству, достижению цели - ложь. Сам образ человека, которому она отдала свое сердце, оказался ложью. Эта ложь вырвала ее сердце из груди и отбросила подальше, а оно, падая все ниже и ниже, в конце концов разбилось вдребезги. Все оказалось ложью. Его поцелуй был ложью, а она ему верила. Нет, больше, чем верила. Она поставила его в центр вселенной, он был единственным солнцем, освещающим ее крохотный мирок. Все это оказалось ложью и обманом. Он врал на каждом шагу, ложь была в каждом его вздохе, в каждом неохотно подаренном взгляде. Она смотрела только на него, думала только о нем, жила только им. Сколько же мерзостей он успел сделать за то время, пока она, глядя на него, видела не то, что есть, а то, что ей хотелось видеть?
        Он любил Бертраду.
        Чем больше она понимала, тем больнее становилось. Изабель чувствовала, что ее заманили в ловушку, унизили, втоптали в грязь. Ее предали. Она была просто последней дурой.
        Он никогда не любил ее. Он никогда не хотел ее. Да, он поцеловал ее, но сделал это из жалости к глупой и наивной, по уши влюбленной в него девочке. Только сейчас она поняла это, сейчас, после того как захотела узнать правду о том времени, когда он старательно избегал ее. При встрече он стыдливо опускал глаза, в ответ на вопросы невнятно мямлил что-то, каждый раз, как она приходила к нему, он старался отделаться от ее общества как можно скорее. Но тогда она не задумывалась о причинах его поступков. Для нее существовал только Ричард. А для Ричарда существовала только Бертрада.
        Даже после того, как он открыто во всем признался, она не могла представить их вместе, но в самых дальних уголках ее сознания уже копошились темные призрачные образы, и Изабель была не в силах избавиться от них. Невозможно поверить, что такой гордый человек, как Ричард, которого она считала образцом порядочности и достоинства, предал Хенли, соблазнив его жену. Неудивительно, что он сбежал в монастырь. Несмотря на всю глубину своего грехопадения, Ричард был человеком чести, Изабель была в этом уверена, хотя очевидным было противоположное. Не может же она настолько плохо его знать? Разве он не ставил долг и честь превыше всего?
        Что это? Она хочет его оправдать? Почему так поспешно и крепко цепляется за свои ложные воспоминания, в то время как обманщик Ричард предстал перед ней в истинном свете. Он согрешил с Бертрадой. Он сам признался в этом.
        Он совершил ужасный поступок. Его отец отдал Ричарда в замок лорда Хенли, и Ричард стал его частью. Он связал свою честь с честью Молтона и честью Хенли. Его грех обесчестил их обоих. Он облил грязью брачное ложе своего лорда.
        Он облил грязью ее собственную постель.
        Этого Ричарда она совсем не знала. Этот Ричард не был мужчиной, которого она хотела. Услышит ли Господь ее молитву на этот раз?
        Солнце позолотило верхушки деревьев, возвещая о наступлении дня. Весенняя листва, вымытая вчерашним дождем, дышала свежестью, казалось, что ее зеленый цвет стал более насыщенным, более ярким, чем был вчера. Как все изменилось за один-единственный день.
        Она отвернулась от окна и прошла через комнату по ледяному каменному полу. Холод маленькими иголочками впивался ей в ноги, но она не замечала этого. Замерзшие ноги были настолько незначительной проблемой, что Изабель попросту не обращала на них никакого внимания. Открыв сундук, она вытащила первое попавшееся блио. Это было старое платье ее матери, которое перешили на Изабель несколько лет назад. Взглянув на мягкий красный цвет шерстяной ткани, она улыбнулась: воспоминания о матери, одетой в это платье, согрели ей душу. Ребенком она часто прибегала к матери, ища утешения на ее мягкой теплой груди, и мама всегда крепко обнимала ее, защищая от боли и разочарования, которые причиняли ей ее детские беды.
        Это платье очень подходит для такого дня, потому что сегодня она перестала быть ребенком. Та наивная девочка, которой она была, осталась лежать на окровавленных простынях посреди огромной кровати.
        Маленькая девочка Изабель умерла одновременно с жившим в ней чувством любви, нет, просто с безумным увлечением к Ричарду. Той Изабель - глупой и полной надежд - больше не существовало. Новый день встречала женщина, которая не будет жить в сладком мире обмана, грез и фантазий. Женщина, которая не любит Ричарда.
        Глава 18
        Он слышал, как она плачет. Прошлой ночью свидетелем этих мучительных, разрывающих сердце рыданий и просьб стал каждый, кто имел уши. И он был в их числе.
        Он не смел вмешиваться в их дела, супружеская жизнь - вещь сугубо личная, она не терпит никакого вмешательства. Но он молился, чтобы Бог смилостивился и Ричард был нежен с Изабель.
        Он не был уверен, что Господь внял его мольбам.
        Когда Изабель покинет свои покои, он будет наготове и утешит ее, если потребуется.
        Когда Изабель наконец вышла, Лангфрид понял по ее взгляду: что-то не так. Но он не знал, что именно.
        - Доброе утро, отец, - спокойно сказала она.
        - Доброе утро, Изабель, - тихо ответил отец Лангфрид.
        Изабель не остановилась, чтобы поведать ему о своей первой брачной ночи. Изабель не кинулась в его объятия, рыдая от отчаяния. С улыбкой на устах Изабель не объявила всему миру, что Ричард наконец стал ее истинным мужем. Отец Лангфрид ожидал услышать любой из этих ответов, он был готов ко всему, но не к такому ее поведению. Изабель не сказала ничего. Она молча прошла мимо него и стала спускаться по лестнице с гордо поднятой головой. Лангфрид не знал, как заговорить с такой Изабель.
        - Когда ты не пришла на утреню, я… - начал он.
        - Нет, - перебила она. Ее темные волосы развевались у нее за спиной, поднимаясь и опускаясь в такт ее шагам. - Я была очень утомлена. Но не бойтесь, я прочла утренние молитвы у себя в покоях. А Ричард пусть молится в часовне.
        Слишком резкие слова для женщины, которая лишь несколько часов назад лишилась девственности.
        - Я не мог не слышать, как ты плачешь, Изабель, - мягко сказал он, беря ее ладонь в свою в попытке заставить ее идти хоть немного медленнее. Они почти дошли до холла, а он не будет говорить с ней об этом при посторонних. - Я здесь. Все, что тебе нужно, это выплакать мне свое горе.
        Изабель повернулась к нему лицом, и он отпрянул от неожиданности. Никогда еще не видел он такого выражения лица у женщины. Но, с другой стороны, он ведь никогда не был женат. Может, так ведут себя все новобрачные?
        - У меня нет горя, которое я могла бы выплакать, - произнесла она спокойно и холодно. Ее глаза, обрамленные густыми черными ресницами, казались двумя маленькими льдинками. - Если вы хотите утешить кого-то, поищите Ричарда. Ему это нужно больше, чем мне.
        - Но, Изабель…
        - Прошу меня простить, святой отец, но у меня есть дела. Сегодня у меня много важной работы, - сказала она и быстрыми уверенными шагами продолжила свой путь по узким каменным ступенькам.
        Важной работы? Из уст Изабель эти слова звучали дико. Изабель всегда думала только о Ричарде. Что случилось вчера ночью в их брачной постели? Изабель предложила ему пойти к Ричарду, так он и сделает. Возможно, лорд Дорни с благодарностью примет утешение, которое Лангфрид стремится ему дать.
        Так должно быть.
        Ричард был в холле, но, вопреки обыкновению, не стоял в своем излюбленном углу, изучая счета вместе с Джеромом. Нет, Ричард собирался выйти во двор, его взгляд был столь же мрачным, как и его волосы, освещенные нежными лучами утреннего солнца.
        - Доброе утро, отец, - произнес Ричард. Его слова звучали не более чем скупым приветствием.
        - Доброе утро, лорд Ричард, - ответил Лангфрид. - Сегодня вы рано встали. Как обычно, вы первым пришли в часовню к утрене.
        - Эту ночь я провел в молитвах, отец, это моя традиция, - сказал Ричард, выглядывая во двор. Было ясно, что он только и хочет, что поскорее удалиться.
        - Правда? - удивился Лангфрид. - А разве вы не… мне казалось, я слышал… разве вы не исполнили свой супружеский долг?
        Ричард повернулся к нему лицом. Лангфрид подумал, что, как ни странно, выражение лица Ричарда полностью повторяет выражение лица Изабель, а он все так же ничего не может прочесть по его глазам.
        - Разве я не обещал, что сделаю это?
        - Да, но…
        - Так я и поступил. Изабель больше не девственница.
        - И все же вы возвратились в часовню? - Может, Лангфрид и не был женат, но он точно знал, что недавно женившиеся мужчины так себя не ведут.
        - Да, - просто ответил Ричард.
        - Но…
        - Извините меня, отец, - перебил его Ричард. - Но у меня много дел. Эдмунд! - позвал он через двор. - Найди Гилберта и принеси мечи для сражения.
        Ричард уверенным шагом шел через внутренний двор, облаченный в грубую одежду человека, собирающегося принять серьезный бой. Волосы на его гордо поднятой голове блестели в лучах весеннего солнца. Лангфрид стоял, разинув от удивления рот, мысли в его голове путались все больше. Изабель спешила приступить к своим обязанностям леди Дорни, Ричард рвался поскорее начать бой на мечах.
        Что произошло на их брачном ложе?
        Еще было раннее утро, а Ричард уже весь покрылся потом. Он сожалел, что день безветренный, а его выносливость столь невелика. Но время вкупе с хорошей тренировкой восполнят этот пробел. Он отточит навыки сражения и сумеет еще раз достичь высот мастерства, как тогда, в Молтоне. Обязательно. Он добьется того, чего хочет: однажды он уже владел этим искусством, сможет овладеть им еще раз.
        Но почему Изабель не наблюдает за его достижениями?
        Он невольно оглядывал площадку, в надежде увидеть ее силуэт. Она всегда смотрела, как он тренируется. Так было всегда, начиная с того времени, когда он был еще тощим юнцом. Всегда она стояла поодаль, наблюдая за ним, и в ее глазах читалось невысказанное желание. Он наносит удар за ударом, а Изабель нет рядом, чтобы порадоваться за него… Ричард отвел взгляд от Гилберта и начал осматриваться, надеясь все-таки увидеть ее где-то неподалеку.
        - Вы ищете противника, который далеко, в то время как рядом с вами уже есть один, - упрекнул его Гилберт, нанося удар. Ричард еле-еле успел отразить его щитом.
        Ему необходимо сконцентрироваться. Сражаясь на мечах с таким сильным противником, нельзя отвлекаться, высматривая обладательницу черных волос и полных бедер. Он не должен и не будет этого делать. Изабель придет. Она всегда приходила.
        - К нам приближаются всадники! - послышался крик сторожевого со стены.
        При этих словах Ричард представил Адама, Луи и Николаса, прибывших, чтобы заявить о своих правах на его имение. Но нет, они не настолько глупы, чтобы не дорожить своими жизнями. Даже у Николаса не хватит наглости, чтобы вернуться с Адамом. А у Луи? На что хватит наглости у Луи? Он очень плохо знал Луи, хотя Изабель… нет. Он отбросил от себя это подозрение. Никто не знал Изабель так хорошо, как он. И вчерашняя ночь - прямое тому доказательство.
        Все глаза смотрели наверх, с нетерпением ожидая следующего сообщения.
        - Это Луи. С ним еще два незнакомых рыцаря и оруженосец, - послышалось со стены.
        Луи. При звуках этого имени внутри Ричарда все переворачивалось. Луи возвратился в Дорни с двумя неизвестными рыцарями. Вернулся в Дорни или к Изабель? Ричард вовсе не был уверен, что в случае опасности Луи окажется с ним по одну сторону баррикад. Какое поручение могла ему дать Изабель, что он привез в Дорни двух странных рыцарей?
        Размышления Ричарда прервало внезапное появление Изабель: она прямо-таки влетела во двор и резво пронеслась к стене. По всему было видно, что она с нетерпением ждет, когда же наконец появится Луи со своим сопровождением. Это было оскорбительно даже для человека, кто еще недавно был монахом. Она сломя голову бежит к Луи, а его игнорирует?
        - Оудо, открой ворота! - весело прокричала она, не скрывая от окружающих своего нетерпения.
        Страж ворот, Оудо, посмотрел вниз на Ричарда, ожидая его согласия впустить Луи, как того требовала его взбудораженная жена. Ричард заметил огоньки раздражения в ее глазах и почувствовал необъяснимое удовольствие от ее гнева. Ему должно было быть стыдно за столь недобрые чувства, но, как Ричард ни силился подавить их, ничего, кроме радости от этой маленькой победы над Изабель, он не ощущал. Она хотела видеть его своим мужем и лордом, а что он будет за лорд, если так просто, ничего не выяснив, впустит сомнительных людей в свой замок?
        Кивком головы он дал свое согласие, и внешние ворота были открыты. Но внутренние ворота остались закрытыми. Всадники проехали чуть вперед, и в ту же секунду были пойманы в ловушку: внешние ворота быстро закрылись, надежно заперев людей в узкой башенке, представлявшей собой вход в Дорни, расположенный между внешними и внутренними воротами.
        Луи со своими людьми стал замечательной мишенью.
        Изабель была в ярости. Ричард, еще более довольный, чем минуту назад, не обращал на нее внимания, причем делал это с нескрываемым удовольствием.
        Он по ступеням поднялся на навесную башенку рядом с воротами и заглянул в маленькую каменную темницу, в которой оказались заточенными его «гости». Их лошади стояли вплотную друг к другу, но все же вели себя спокойно. Это говорило в пользу их рыцарских способностей, ибо только очень хорошо обученный рыцарь может так мастерски управлять лошадью, заставляя ее сохранять спокойствие, при таких обстоятельствах. Ричард наблюдал за ними в узкую щель, скрытый от их глаз каменными стенами. В том случае, если они окажутся враждебно настроенными, через эту щель будет вылита кипящая вода прямо им на головы. Глядя на Луи, Ричард почувствовал непреодолимое желание убить его своими руками прямо на месте.
        - Отличная башня, - заметил один из рыцарей.
        - Если лорд Дорни хочет, чтобы мы восхитились мастерством его каменщика или хорошим качеством скрепляющего камни раствора, я думаю, мы с таким же успехом могли бы сделать это в холле замка.
        Неизвестные рыцари были высокого роста и широкими в плечах. Сопровождающий их оруженосец также был недюжего телосложения, но в силу юного возраста выглядел не таким огромным.
        - Я думал, мы здесь нужны, - сказал оруженосец Луи.
        - Нужны для чего? - вмешался в разговор Ричард.
        - Лорд Ричард, - Луи смутился, - я вернулся…
        - Это я вижу. Другой вопрос, откуда и с кем?
        - Он не узнает вас, - сказал один из рыцарей своему таинственному спутнику.
        Второй рыцарь не проронил ни слова, резким движением поправив свой алый плащ.
        - Я вернулся из Гринфорда, милорд, - ответил Луи, покраснев. - Это - Уильям ле Бруйяр, лорд Гринфорда. Рядом с ним - Роланд Темный. А Ульрик - оруженосец Уильяма.
        - Я много слышал об Уильяме ле Бруйяре и Роланде Темном. О Гринфорде - совсем чуть-чуть, - произнес Ричард. - Что привело вас в Дорни?
        - Мы приехали, чтобы оказать вам помощь, лорд Ричард, - проговорил Уильям, поправляя шарф. - Чтобы поддержать вас.
        Ричард впился взглядом в неловко покашливающего Луи, хотя знал, что тот не может видеть его.
        - Это было ваше поручение? Найти рыцаря-сиделку, чтобы тот помог неразумному монаху управлять замком?
        - Кажется, в помощи он не нуждается, - беспечно заметил Роланд Уильяму.
        - Но, милорд, Уильям больше, чем рыцарь. Он лорд Гринфорда. Вы ведь хотите познакомиться со своими соседями? - Он произнес это как вопрос, хотя на самом деле это было не так. Луи оказался жалким лгуном. Ричард подавил растущий в себе гнев. Как мог рыцарь из его собственного замка так унизить его, подумав, что ему нужна помощь, чтобы управлять имением, которое сам Господь предопределил ему? Не таким уж никчемным человеком он себя считал.
        - Откройте ворота, - кратко скомандовал он. - И нагрейте воду для ванны.
        После этих слов Ричарда Роланд сказал Уильяму:
        - Он знает вас.
        Уильям только хмыкнул в ответ.
        Освобожденные из невольного заточения рыцари смерили Ричарда холодным взглядом. Он ответил им тем же. Лорд Дорни был одет в простую кожаную куртку, какую обычно надевают под доспехи, лоб его был покрыт потом. В руке был меч. Он выглядел достойным противником каждого, кто решится сразиться с ним, и вел себя соответственно.
        Ричард не мог не узнать Уильяма: он был необычайно красив и держался с большим достоинством. То, что лицо Уильяма ле Бруйяра необычайно красиво, а в бою он может победить самого дьявола, было всем известным фактом. Рыцарь был высок и строен, темные вьющиеся волосы обрамляли лицо, серебристо-серые глаза светились умом. Приятный, уверенный в себе человек. Уильям не сомневался в своей значительности, равно как и в том, что его высокие достоинства известны всем. Но все произошедшее сейчас было настолько комичным, что обидеться на его высокомерное поведение было просто невозможно.
        Роланд был поистине темным человеком: его глаза были такими же угольно-черными, как и волосы, а кожа от многолетнего пребывания на солнце приобрела бронзовый оттенок. Высокий и широкий в плечах, он был воином до мозга костей. Об этом говорили и его манера держать себя, и внешний вид, и грозный взгляд. Слухи о боевых подвигах Уильяма и Роланда ходили даже в монастыре среди братьев. Но вопреки россказням Роланд оказался вполне сдержанным человеком с внимательными темными глазами. Его взгляд был мягким, но прочесть в его глазах, о чем он думает, было невозможно. Да, в этом был весь Роланд - бесстрастный скрытный человек. Казалось, что он был темным даже внутри в отличие от своего совершенно светлого и привлекательного товарища по оружию Уильяма. Они очень хорошо смотрелись рядом и, если верить рассказам об их подвигах, были не разлей вода. Ричард слышал из многих уст, что они чрезвычайно честные и порядочные люди, никогда не поступающие подло по отношению к кому бы то ни было. Значит, вряд ли они пойдут на предательство по отношению к нему, Ричарду, тем более что они его едва знают.
        Но что насчет Луи? Что он знал о Луи, приведшем в его владения этих людей? Ричард посмотрел на Луи, наслаждаясь выражением робости в глазах рыцаря.
        - И что теперь? - грозно спросил Ричард.
        - Милорд? - не понял вопроса Луи.
        - Я жду объяснений.
        - Милорд, - неуверенно начал он, - я хорошо знаю Адама и Николаса. Я слышал, о чем они говорят, и решил, что вам нужна…
        - Помощь?
        - Поддержка, - поправил он. - Поддержка людей, которым вы можете доверять.
        Ричард ничего не сказал, но подумал, что вряд ли Адам с Николасом стали бы говорить о своих планах при Луи, если бы не были на сто процентов уверены, что он на их стороне. Но это он обсудит с ним позже, когда они смогут остаться наедине.
        - Я уже все уладил, - сказал во всеуслышание Ричард. - Адам и Николас покинули замок. Я являюсь истинным лордом Дорни.
        От внимания Ричарда не ускользнул румянец, покрывший щеки Луи. Он истинный лорд - значит, он разделил ложе с Изабель. И если Луи не питает к его жене никаких нежных чувств, почему эти слова заставляют его краснеть? Поклонники слетались к Изабель как мухи на мед.
        Уильям кивнул в сторону Изабель, которая стояла около башни как вкопанная:
        - Эта леди ваша жена?
        - Да, - холодно ответил Ричард.
        - Вам крупно повезло. - Уильям улыбнулся.
        Повезло? Эти слова потрясли Ричарда. Он никогда не думал, что его вынужденная женитьба на Изабель - это везение. Он просто следовал зову долга, он поступил так, как хотел Господь. Он просто смиренный раб Божий. Везение тут ни при чем.
        Или он не прав?
        - Идемте, - сказал он, стараясь не думать об этом. - Вам нужно отдохнуть с дороги. Вы всегда желанные гости в Дорни.
        В этот момент Изабель вышла вперед, чтобы поприветствовать гостей, как и подобает хозяйке Дорни. Но разве обязательно проявлять столько теплоты в отношении Луи? И Ричарду показалось, или он и в правду видел, как задрожали ее ресницы, когда ей представили Уильяма из Гринфорда? Нет, он видит то, чего на самом деле нет. Просто его жена добрая и приветливая девушка. Но то, что на него она не обращает никакого внимания, ему не показалось. Это действительно так. И он не мог не видеть ее отношения, а она, судя по всему, даже не пыталась это скрыть. Когда было такое, чтобы Изабель игнорировала его присутствие?
        Сегодня.
        Сейчас.
        И это невыносимо.
        - Изабель, - обратился к ней Ричард. Она с безразличием посмотрела на него, выражение ее лица было кислым. - Проследи, чтобы для наших гостей подготовили комнаты, и позаботься о ванне. Мы не должны ударить в грязь лицом.
        Он видел, сколько сил она приложила, чтобы сдержать вертящийся на языке колкий ответ на его приказание, и почувствовал удовлетворение оттого, что сумел задеть ее. Пусть лучше набрасывается на него с кулаками и проклятиями, вымещая на нем свой гнев и плохое настроение, чем не замечает его присутствия. И Ричард лично об этом позаботится.
        - Ульрик, - обратился к оруженосцу Уильям, - ступай с леди Изабель и захвати с собой наши вещи.
        - Слушаюсь, лорд Уильям, - спешно ответил Ульрик, бросившись вслед за быстро шагающей к башне Изабель.
        - И это весь ваш скарб? - сухо спросил Ричард, жестом указав на сверток, который нес Ульрик.
        - Лишь небольшая доля, - улыбнулся Уильям. - Чтобы захватить с собой все, что может понадобиться, пришлось бы брать вола.
        Ричард кивнул, улыбнувшись шутке. Видимо, рассказы об Уильяме ле Бруйяре были правдой.
        - Вы поженились совсем недавно? - спросил Уильям, когда они шли к башне.
        - Да, сегодня второй день, как я женат, - ответил Ричард.
        - Ах. - Уильям улыбнулся Роланду, и его глаза засветились от радости, как новенькие золотые монеты.
        Ричард промолчал. Уильям оставил последнее слово за собой, и все трое поняли это.
        Глава 19
        Изабель поднималась по лестнице так быстро, будто за ней гналась стая волков. То, с каким наслаждением Ричард командовал ею, приводило ее в ярость. Изабель чувствовала, что еще чуть-чуть - и она просто взорвется. Она слышала, что за ней, тяжело дыша, еле поспевает Ульрик, оруженосец лорда Уильяма, и понимала, что ей следовало бы замедлить шаг, но, как ни старалась, не могла заставить свои ноги двигаться медленнее. Не могла, потому что в ее ушах все еще стояли повелительные слова Ричарда. Как будто она не знает, что требуется от гостеприимной хозяйки! Как будто она несмышленый ребенок, ждущий указаний снисходительного взрослого! Как будто она его жена…
        Наконец она добралась до комнаты на верхнем этаже. Окинув взглядом помещение, Изабель отметила, что необходимо сменить белье. Она не посещала эту комнату уже несколько месяцев и только теперь увидела, что пол покрыт толстым слоем пыли, а воздух затхлый и пахнет плесенью. Похоже, что на кровати обосновался один из котов Дорни, потому что покрывало было сплошь покрыто белой шерстью и на нем отчетливо просматривались грязные следы маленьких лапок. Да, такого она не ожидала. Изабель смутилась.
        В этот момент в покои ввалился задыхающийся и красный как рак Ульрик:
        - Большое спасибо, леди, за ваше гостеприимство.
        - Добро пожаловать, оруженосец, но позволь мне позаботиться о том, чтобы в комнате навели порядок. Я не знала, что она в таком состоянии…
        - О, леди Изабель, - сказал он, восстанавливая дыхание. - Для моего лорда Уильяма она подойдет как нельзя лучше. Все, что нужно, чтобы он был доволен, - это каждый день готовить ему ванну. Покрывало я вытряхну. Кажется, его стирали совсем недавно.
        - Это очень мило с твоей стороны, - с улыбкой заметила она. Его доброта обезоруживала. Он был довольно широким в плечах, его юное лицо было очень привлекательным. - Но все же я позабочусь о новом покрывале и хорошей уборке, прежде чем нога моего гостя ступит в эту комнату. А уж что велит тебе лорд Уильям после этого - ваше с ним дело.
        - Очень хорошо, леди, - улыбнулся он. - И, если позволите, должен сказать, что поднимались по лестнице вы довольно быстро. Сомневаюсь, что моя леди Кэтрин поверит, будто я не сумел угнаться за кем-то.
        Пришла очередь Изабель покрыться румянцем смущения. Она кивнула, виновато улыбнувшись.
        - Ты думаешь, я плохая жена? Просто я замужем всего два дня и не совсем освоилась с обязанностями леди Дорни. Если ты расскажешь своей леди о моей неосмотрительности, я погибла.
        - Леди, я не сделаю ничего, что могло бы повредить вам, - сказал он, с усмешкой глядя на нее.
        Изабель улыбнулась ему в ответ, подумав, что этот парень начинает ей нравиться. Он по-доброму относится к людям и умеет расположить их к себе, приятен в общении и имеет привлекательную внешность. Вот если бы Ричард был таким же. Если бы он смог обуздать свою гордыню. Это просто невыносимо.
        - Оруженосец, моя репутация в твоих руках, - усмехнулась она в ответ.
        В комнату ворвалась Элис.
        - Леди. - Ее грудь тяжело вздымалась. Элис изо всех сил старалась выглядеть серьезной. - Могу я помочь приготовить комнату к приходу гостей?
        Ульрик бросил на девушку внимательный взгляд. Изабель не могла не заметить это, а кокетливая Элис, видимо, именно на это и рассчитывала.
        - Принеси из сундука с бельем новое покрывало, да побыстрее, - сказала Изабель. - Эту комнату нужно проветрить и вычистить из нее всю грязь.
        Элис смотрела на Ульрика, ее красивые синие глаза изучали его лицо и фигуру, находя их очень приятными. Ульрик не покраснел, а открыто посмотрел на нее в ответ. Изабель почувствовала себя лишней.
        - Элис? - позвала она.
        - О да, сию минуту. - Девушка не могла оторвать глаз от Ульрика.
        - Вам нужно помочь подобрать покрывало? - спросил Ульрик. В его глазах плясали веселые огоньки.
        - Вы предлагаете свою помощь? - спросила Элис. - И как же вы мне поможете, если я знаю, где хранится белье, а вы - нет?
        - Я знаю, как найти то, что вы ищете, - ответил он.
        - Знаете? - улыбнулась она, пристально глядя ему в глаза. - Эти слова я слышала и раньше, но меня постигло разочарование.
        - Правда? - улыбнулся он, принимая вызов. - Я не разочарую, Элис. Мое воспитание не позволит мне этого.
        - Вы говорите о рыцарском воспитании?
        - Разве я это сказал? - произнес он хрипло.
        Элис улыбнулась и опустила глаза. Ее грудь чувственно поднималась и опадала.
        Изабель помнила это. Она помнила все. Она искала и находила его, говорила колкости и провоцировала. Она именно так преследовала Ричарда, ища удовлетворения своих страстей. Она немилосердно дразнила его, не зная меры, и наслаждалась каждой минутой, проведенной с ним. А Ричард? Он вел себя совсем не так, как Ульрик сейчас. Она выслеживала его, флиртовала, наслаждалась его обществом, но, возможно, она не любила его. Возможно, ей нравился сам процесс преследования своей жертвы. Глядя, как Элис заигрывает с Ульриком, Изабель все больше утверждалась в этой мысли. Разве не с таким же удовольствием Элис флиртовала, когда ее целью был Эдмунд?
        В эту секунду в комнату вошел Эдмунд. В маленьком помещении собралось столько народу, что казалось, скоро нечем станет дышать.
        Элис не обратила на него ни малейшего внимания. Ульрик открыто стоял перед ним, на его лице не было и тени вины, которой, впрочем, он и не чувствовал. Взгляд Эдмунда стал таким же хмурым, как и у лорда Дорни.
        - Леди Изабель, - сказал он, глядя на Элис и Ульрика. - Лорд Ричард интересуется, готова ли ванна.
        - Ты же видишь, что нет! - Изабель уже устала от того, что они разговаривают так, будто ее здесь нет. - Передай своему лорду, что я сама со всем справлюсь и у него нет необходимости наставлять меня и учить, как должна поступать хозяйка замка. А лучше скажи ему, что меня всему, чему было нужно, научила в свое время леди Бертрада.
        Ей должно было быть стыдно за то, что она так открыто проявляет свои чувства в присутствии гостя, но, казалось, никто не осуждал ее за это.
        - А теперь покиньте комнату все, я хочу привести ее в порядок, - распорядилась она, разгоняя присутствующих.
        Эдмунд ушел сердитый, внутри у него все кипело. Элис вышла с улыбкой на устах, а Ульрик бодро покинул комнату, не выказав никаких эмоций. Если бы не появление Эдмунда, она была уверена, Ульрик и Элис ушли бы вместе.
        Изабель почувствовала отвращение ко всем.
        Элис должна довольствоваться человеком, предназначенным ей в мужья. Так следовало поступать и самой Изабель, но она, ослепленная Ричардом, преследовала его, в то время как он был влюблен в другую. Та самая женщина, которая наставляла ее, учила быть истинной леди, владела сердцем Ричарда.
        Срывая с кровати грязное покрывало, Изабель могла только сожалеть о том, что Бог услышал ее молитвы.
        - Господь исполнил желание сердца твоего. Где же твоя радость? - спросил отец Лангфрид.
        Она уже закончила подготовку комнаты, приказав слугам убирать и чистить. Изабель выговорила им за то, что они не следили за своими обязанностями держать комнаты в чистоте. Также выяснилось, что чистое белье давно закончилось, и молодая хозяйка как раз направлялась к прачке, чтобы спросить, почему та так небрежно относится к своим обязанностям, когда отец Лангфрид остановил ее. Она не могла ответить на его вопрос. Ее радость? Она испарилась, исчезла на брачном ложе вместе с ее девственностью. Но Изабель, конечно же, не поведает священнику о том, что выяснила в свою первую брачную ночь. Исповедник Ричарда знал обо всем, и он был единственным человеком, который должен был это знать. Разумеется, Ричарду не следовало рассказывать об этом ей, и Изабель не могла решить, сделал он это из жестокости или из-за своей ранимости. Отец Лангфрид узнает об этом из уст самого Ричарда, если тот еще не рассказал ему, или не узнает вовсе.
        Но отец Лангфрид явно вознамерился помирить их, а чтобы сделать это, он должен знать причину их размолвки.
        - Дело в том, что брачная ночь не оправдала твоих ожиданий? - спросил он.
        - Да, - ответила она, стараясь скрыть сарказм, - не оправдала.
        Казалось, этот ответ успокоил Лангфрида. Теперь по крайней мере он знает, отчего она перестала смеяться.
        - Говорят, что в первый раз всегда так бывает. Со временем ты к этому привыкнешь и, может быть, даже научишься получать от этого удовольствие.
        Невозможно. Она больше никогда не позволит Ричарду приблизиться к себе. У нее в голове все еще звучал ее собственный голос, молящий о прощении, ее заклинания, ее слезы. Пусть вместо этого он снова спит с леди Бертрадой.
        Нет, она не это имела в виду. Просто в ней кричал ее гнев, ее боль. Она вовсе не хотела, чтобы Ричард снова так сильно согрешил. И уже не важно, как сильно он обидел ее, какую причинил ей боль. Но правда в том, что он не хочет ее. А она никогда больше не позволит себе хотеть его.
        Ничего этого она, конечно же, не сказала отцу Лангфриду, но он, казалось, каким-то образом все же догадался о ее чувствах.
        - Ты будешь, Изабель. Ты должна. Такова супружеская жизнь. Он твой лорд. Ты должна добровольно подчиняться ему.
        - Я уже подчинилась, - сказала она, ускорив шаг в надежде обогнать его.
        - Добровольно, - повторил он. - Для твоей же пользы.
        Для своей пользы она избежит брачного ложа, а вместе с ним и Ричарда.
        - Прошу простить меня, отец, но мне надо поговорить с Элфридой о прачечной.
        Изабель хорошенько отругала вполне заслужившую разнос Элфриду за то, что та пренебрегает своими обязанностями, и у нее это хорошо получилось, так как она была не в лучшем настроении и готова была рвать и метать. Все это время отец Лангфрид ждал ее возвращения. Он твердо вознамерился закончить начатый им разговор, в то время как Изабель не менее твердо решила избежать его. Она спешила в часовню, а Лангфрид шел следом за ней, обсуждая ее отношения с мужем.
        Изабель это было очень неприятно.
        - Ты понимаешь, что только мужчины получают удовольствие от первой близости с женщиной.
        Она не удивилась этому, учитывая то, какую судьбу Господь определил ей в последнее время.
        - Женщины, которым посчастливилось иметь мужа, особенно такого, как у тебя, начинают тосковать по прикосновениям своего супруга, это просто дело привычки…
        Такого, как у нее? Который не хочет ее и думает о другой? Нет, Ричард никогда не прикоснется к ней снова.
        - Тебе не хочется иметь ребенка? - спросил он, глядя в ее тихое угрюмое лицо. - Если ты откажешься от удовольствия, которое подарит тебе супружеская постель, у тебя не будет детей.
        - Не будет? - Она заговорила в первый раз за весь их путь в часовню.
        - Нет, - раздраженно сказал он. - Пока ты не научишься получать от этого удовольствие, у тебя не будет детей.
        Ребенок. Да, она хотела иметь ребенка. Она никогда не будет обладать Ричардом, но он может подарить ей ребенка. Один ребенок - вот все, что от него требуется. Он не сможет дать ей ничего более, так пусть даст ей хотя бы это.
        - Как я могу получить от этого удовольствие? - спросила она, пристально глядя ему в глаза.
        Лангфрид покраснел.
        - Я не могу ответить на твой вопрос.
        - Я не буду спрашивать Ричарда! - перебила она, зная, что именно это предложит Лангфрид.
        - Ричард найдет способ, - произнес он. - Ты должна вверить себя его заботе. Он твой муж. Он узнает, что нужно сделать, чтобы ты достигла этого.
        Она вряд ли могла бы последовать этому совету, но Изабель оставила свои замечания при себе. Хотя ей и не надо было ничего говорить: все ее чувства были ясно написаны у нее на лице.
        Глава 20
        - Вы не присягнули мне в верности, - сказал Ричард.
        - Я сделаю это. Просто я хотел верно служить вам, - ответил Луи.
        Они были одни в большом холле. Яркие лучи солнца хорошо освещали каменные стены, а мерное и успокаивающее воркование птиц, чьи гнезда примостились в узких окошках под потолком, радовало слух. Ричарда радовали эти звуки, чего нельзя было сказать о словах Луи.
        - И поэтому привел вооруженных рыцарей, не связанных со мной присягой, в мои владения?
        - Они не предатели. Не то что Адам и Николас…
        - Вы знаете, что они уехали отсюда, и теперь пытаетесь отдалиться от них, чтобы я не подумал, что вы тоже участвовали в их заговоре?
        - Единственное, в чем я виноват, - это в том, что хотел, чтобы вы стали хорошим лордом для Дорни.
        - И для Изабель? - нападал Ричард, чувствуя, что Луи слабее.
        Луи на секунду опустил глаза, но затем решительно посмотрел на Ричарда.
        - Изабель - ваша жена. И больше ничего.
        - А больше ничего и не может быть, - заявил Ричард. - Эту женщину дал мне в жены Господь, и ни один человек не отнимет ее у меня. Только Бог может забрать ее.
        - Вы говорите не как монах, - сказал Луи. Его глаза смеялись.
        - А я и не монах, - отрезал Ричард. - На то была воля Всевышнего.
        И Изабель.
        Изабель отняла у него возможность служить Богу, и ему одному. Прошлой ночью он получил удовольствие от соединения с ней, удвоив степень своего греха. И ничего не дал ей взамен, увеличив его во много раз. Сейчас она сбежала от него, и все из-за его приказания. А ведь до этого она постоянно, все время преследовала его. День казался… пустым… когда ее не было рядом.
        - Я только стараюсь помочь вам в ваших стремлениях не быть монахом, - уверил Луи. - Только ради этого я попросил прибыть Уильяма и Роланда в Дорни.
        Ричарду было оскорбительно слышать, что Луи такого плохого мнения о его навыках обращения с оружием. Но правда в том, что он тренируется, и пришло время сразиться с более сильным противником, чем Гилберт, который был лучшим рыцарем в Дорни. Возможно, было бы не лишним посостязаться на мечах и проверить свои боевые навыки, а кто подходит для этого лучше, чем Уильям ле Бруйяр и его темный товарищ, Роланд? Они были широко известны благодаря своей силе и ловкости, а также неслыханной доблести. За одно это он мог бы позволить себе доверять им. Но Луи? Луи он не доверял. Луи тосковал по Изабель. Хотя, с другой стороны, кто этого не делал?
        - Она не стремится на супружеское ложе, - заметил Роланд.
        Уильям хмыкнул и глубже погрузился в горячую воду. Эти слова звучали до боли знакомо.
        - Они женаты всего два дня. Дай ему время, - отозвался Уильям.
        Комната, в которой они обосновались, была чистой и хорошо обставленной. Простыни были белыми и пахли лавандой, а шерстяное покрывало, окрашенное в синий цвет и расшитое красной нитью, - мягким и теплым. На подоконнике лежал букет весенних цветов, и проникающий в комнату легкий ветерок разносил в воздухе их свежий аромат. Уильям был всем доволен. Даже горячей воды в его ванне было достаточно.
        Ульрик растирал его спину превосходным душистым мылом. Роланд стоял, прислонившись к противоположной стене и скрестив на груди руки. Он не был доволен тем, что увидел в Дорни. Луи, друг Ульрика, сообщил, что они срочно должны приехать в Дорни, чтобы оказать помощь. Но Ричард, лорд Дорни, оказался совсем не таким, как его описывал Луи, поскольку ни один монах не стал бы держать их в узкой башне пойманными между ворот. И все же Ричард был человеком, не привыкшим к битве, а такому будет нелегко справиться с управлением замком и обширными землями. С каких это пор монахов призывают поднимать оружие?
        - Дай ему время, - повторил Уильям. Он уже понял, что время может вылечить любой недуг.
        - Будь моя воля, у него в распоряжении была бы целая вечность, но леди… - Роланд пожал плечами.
        - Брак - это не только общая постель, - произнес Уильям.
        Ульрик, который так не считал, недоверчиво фыркнул, в то время как Роланд беззвучно смеялся над наивным юным оруженосцем.
        - Но мы ничего не можем с этим поделать, - продолжил Уильям, грозно посмотрев на Ульрика. Но тот только улыбнулся в ответ. - Его обучали рыцарскому мастерству, но он выбрал монашескую рясу, от которой вскорости ему пришлось отказаться. Он прошел нелегкий путь - от монастыря до поля боя.
        - Итак, - сказал Роланд, догадываясь о намерениях Уильяма. - Мы помогаем ему заново научиться силой защищать свои земли. А удерживать свою леди рядом с собой пусть он учится сам.
        - Это все, что мы можем сделать, Роланд, - ответил Уильям серьезно и в то же время печально.
        Смех Ульрика эхом отразился от стен, вспугнув жаворонка, который искал место для гнезда среди разложенных цветов.
        Незадолго до обеда мужчины решили немного потренироваться в боевом искусстве. Стоял чудесный день. Под горячими лучами весеннего солнышка грязь от вчерашнего дождя начала подсыхать. Первые цветы тянулись к яркому свету, распространяя вокруг себя легкий аромат. Но он терялся, заглушаемый сильными запахами пота и навоза.
        - Я слышал, - сказал Ричард Роланду, описывая вокруг него круги, держа наготове остро отточенный меч, - что вы всегда деретесь бок о бок, а поодиночке…
        - Что «поодиночке»? - спросил Роланд.
        - Не так сильны, как могли бы быть, - поддразнил Ричард, вызывая борющегося с ним рыцаря на словесный поединок. Он был рад, что представилась возможность отточить навыки, которыми он так долго пренебрегал, и с удовольствием поиграл бы на нервах Роланда, подкалывая его. Но, казалось, нервы у рыцаря были железными: он мало говорил, улыбался только Уильяму, а дрался… дрался он с яростью дикого льва.
        Ричарду очень понравилось находиться в обществе такого человека, как Роланд Темный.
        Звуки борьбы заполнили все пространство вокруг. Каждый из сражающихся мужчин то наносил удар, то подставлял щит, отражая выпад противника. Глухие удары металла по дереву переплетались со звоном стали о сталь. Внезапно небо заволокло облаками. Солнце изо всех сил старалось сохранить свое господствующее положение на небе, но быстро потерпело поражение, окутываемое все новыми и новыми волнами облаков. Вскоре все небо стало серым и мрачным. Природа как будто замерла, наступившую тишину нарушали лишь звуки ударов металла и дерева. Начался дождь, но он был таким мелким, что никто из присутствующих во внутреннем дворе его не замечал. Мелкие капельки, больше похожие на туман, прикасались к коже почти нежно. Противники кружили и нападали, отступали и делали выпады. С каждым ударом мечей число наблюдающих за разворачивающейся во дворе схваткой росло. Но среди них не было Изабель. Она не следила за разыгравшейся сценой.
        Роланд нанес удар, к которому Ричард не был готов, и щит в руках лорда Дорни разломился надвое, распространяя во влажном воздухе терпкий запах древесины. Роланд стоял, готовый в любой момент нанести следующий удар.
        - Когда вот так теряешь внимание, можно спокойно попасть в могилу, - мягко сказал Роланд. В тусклом свете его меч казался уныло-серым, как оловянная посуда на кухне. - Если вы хотите, чтобы она смотрела, как вы тренируетесь, просто попросите ее.
        Значит, его мысли настолько очевидны? Даже совершенно незнакомому человеку? Но Роланд так открыто высказал свое мнение, так ненавязчиво дал совет, что Ричард не смог обидеться на него.
        - Попросить ее? - спросил он.
        Неужели он и вправду хотел, чтобы Изабель наблюдала за этим поединком? Ответ на этот вопрос удивил его самого: да, он хотел этого.
        - Попросите ее, - повторил Роланд. - Наверное, она не знает, что вам это будет приятно.
        Скорее всего он прав. Раньше ее внимание вызывало у него недовольство, но то, что ее не было рядом сейчас, раздосадовало его еще больше. Но Ричард не хотел думать о том, пожелает ли она сделать что-нибудь такое, что было бы ему приятно. Он не понимал, отчего Изабель рассердилась на него и избегала его общества. Он не знал, чего от нее ожидать и что делать ему самому.
        Роланд отступил назад, пока Ричард поднимался с колен. Как только Эдмунд подал Ричарду другой щит, Роланд отступил в сторону. Его место тут же занял Уильям ле Бруйяр. Если Роланд со своими тайными мыслями и скрытыми планами был Темным, то Уильяма по праву можно было бы назвать Призрачным, поскольку, хотя его и было видно, поймать или удержать его было невозможно, и дрался он бесшумно, но твердо. В битве они с Роландом, наверное, идеально смотрелись рядом.
        Ричард твердо решил стать достойным противником для каждого из них.
        - У вас довольно тяжелая рука… для набожного человека, - сострил Уильям.
        Ричард улыбнулся, принимая комплимент.
        - Дьявол - сильный противник. Я набил руку, сражаясь с ним.
        Мужчины заулыбались. Стремление к битвам и войнам было у них в крови. Наверное, они полюбили сражения и драки еще до того, как появились на свет.
        Воздух большого внутреннего двора снова наполнился звоном стали, заглушившим все остальные звуки.
        Глава 21
        Стоя на цыпочках, Элзбет выглядывала в окно, открывающее вид на внутренний двор. Ей повезло, что сражающиеся мужчины располагались преимущественно на одном месте, а моросящий дождь, больше похожий на ледяной туман, не попадал в лицо.
        - Он ослабил внимание, и Темный повалил его. А теперь он сражается с лордом Уильямом, - сказала Элзбет, не отрывая глаз от развернувшейся перед ней картины. Когда в прошлый раз она отвернулась, Изабель отругала ее, поэтому в этот раз девушка стала осмотрительнее.
        - Они сменяют друг друга, а ему не дают даже короткой передышки, - пробормотала Изабель. - Мне это совсем не интересно, - громко произнесла она, стараясь убедить в своих словах не столько Элзбет, сколько себя саму.
        Но это не подействовало.
        Чего еще может ожидать женщина, если она взяла в мужья монаха из монастыря? Вот если бы они соревновались, кто лучше и громче споет молитву, Изабель могла бы держать пари, что Ричард с легкостью победит.
        Если он не сможет сражаться, и сражаться хорошо, он потеряет все. Но если она родит ребенка, он унаследует все те земли, поместья и замки, которые ее предки завоевывали и строили с таким трудом.
        Да, ей нужен ребенок. Дорни нужен наследник.
        Лязг оружия был слышен даже в комнате, и Изабель постаралась переключиться со своих мыслей на происходящее рядом с ней. Она должна родить сына. А для того, чтобы зачать ребенка, если отец Лангфрид прав, она должна получить удовольствие на брачном ложе.
        Но он может и ошибаться. Он ведь не был женат, и детей у него нет.
        Она не пойдет дальше, пока не узнает об этом как можно больше. Она не попросит Ричарда доставить ей удовольствие, если этого можно избежать. Она не позволит Ричарду прикасаться к себе, если получится обойтись без этого.
        - Элзбет, - медленно сказала она.
        - Хмм? - промычала Элзбет, внимательно наблюдая за событиями, происходящими во внутреннем дворе.
        - Ты когда-нибудь слышала о том, что женщина должна получить удовольствие в супружеской постели, чтобы зачать ребенка?
        Элзбет удивленно повернулась к ней. Ее глаза были широко открыты, девушка не знала, что и сказать.
        - Ты слышала об этом? - повторила свой вопрос Изабель. Мама Элзбет дала жизнь десятерым детям. Она, должно быть, рассказала своей дочери хоть что-то, прежде чем отсылать ее на воспитание.
        - Да, мне говорила об этом моя мать.
        - Правда? - разочарованно спросила Изабель. Ее отчаяние росло. Ну почему никто никогда не рассказывал этих подробностей ей? Ответ прост: ее мать умерла, когда она была совсем еще девочкой, слишком маленькой, чтобы быть посвященной в таинства супружеских отношений. Когда Изабель подросла, отец женился на Иде. А Джоан? Без кубка доброго вина Джоан не могла говорить о таких интимных делах.
        - Да, - ответила Элзбет. - Вот почему она забеременела моим старшим братом только после трех лет супружества. А после этого она приносила ребенка почти каждый год.
        Три года! Она не хотела испытывать это каждую ночь в течение трех лет. Она не хотела даже просто жить с Ричардом в течение трех лет. Пусть он возвращается обратно в монастырь. Там он сможет молиться и мечтать о Бертраде сколько душе угодно.
        Звуки от ударов мечей за окном усилились, как вдруг послышался грохот упавшего на влажную землю тела.
        Изабель вскочила и кинулась к окну, но на полдороге заставила себя остановиться. Она больше не будет выставлять себя полной дурой из-за Ричарда.
        Элзбет, которая все еще смотрела в окно, стояла как громом пораженная. Изабель, сама того не желая, подалась вперед и обеспокоенно спросила:
        - С Ричардом все в порядке?
        Элзбет повернулась, ее лицо все еще было бледным.
        - Это не Ричард, а Эдмунд с Ульриком, и это не сражение, а ссора, Изабель. Они хотят убить друг друга.
        Изабель сбросила с себя маску безразличия и кинулась к окну.
        Они боролись, превращая мягкую землю под собой в грязную жижу. Почва под ногами начинала скользить и проваливаться, угрожающе хлюпая, но они не замечали этого. Они продолжали драться, как делают только юноши, у которых зов сердца заглушает слова разума.
        Но это длилось недолго.
        Уильям отразил удар, который, несомненно, поранил бы Эдмунда, и меч Ульрика, отлетев на несколько метров, шлепнулся в грязь.
        - Остановись, парень, - скомандовал он своему оруженосцу.
        Ульрик, которого учили беспрекословно повиноваться этому голосу, подчинился, с трудом заставив себя остановиться, задыхаясь и дрожа всем телом. Но все же он подчинился.
        Ричард швырнул Эдмунда на землю сильным ударом руки. Свой меч он поднес к горлу оруженосца. Эдмунд, нервно сглотнув, уставился на своего лорда. Выражение лица Ричарда было серьезным, черные брови грозно нависли над синими глазами, он тяжело дышал, стараясь подавить свой гнев. Эдмунд поднял оружие против гостя Дорни, и расплатой за этот опрометчивый поступок могла быть смерть. К его чести, Эдмунд не стал ничего говорить в свою защиту, а только молча ждал решения своего лорда.
        Убедившись, что Эдмунд не станет подниматься с земли, Ричард оглядел наблюдавшую за его действиями толпу. Увидев среди собравшихся потрясенную и одновременно взбудораженную Элис, он заговорил. С ней.
        - Он должен умереть, девушка? Дадим ли мы повод трубадурам сочинить новую песнь о двух оруженосцах, которые передрались из-за тебя? Он должен умереть, потому что напал на гостя без причины, - сказал он. Его голос, хорошо слышный во влажном воздухе, был на удивление спокойным, хотя то, о чем говорил Ричард, было ужасно.
        Люди, заполнившие большой двор, замерли. Никто не проронил ни слова. Ричард посмотрел вниз, на Эдмунда. Его лицо стало белым, как облако в летний день. И только огромные блестящие глаза выделялись на этом мертвенно-бледном лице.
        - Его нападение не было беспричинным, лорд Ричард, - сказал Ульрик дрожащим голосом. Он говорил тихо и неохотно. И он говорил в защиту Эдмунда. - У Эдмунда не было плохих намерений.
        Это было очень смело с его стороны. У лорда Уильяма был достойный и хорошо обученный оруженосец. Хотел бы Ричард сказать то же самое об Эдмунде.
        - А что скажешь ты, Элис? - обратился к девушке Ричард, все еще ожидая от нее ответа. - Действительно ли это недостойное нападение не было спровоцировано? Тебе, наверное, обидно, что сегодня из-за тебя не пролилась кровь?
        Леди Джоан толкнула Элис локтем в ребра, заставляя говорить. Дрожа всем телом, она произнесла:
        - Не проливайте кровь, милорд, умоляю вас. Эдмунд ни в чем не виноват. - Когда она произносила его имя, ее голос сорвался и она вся затряслась от еле сдерживаемых рыданий.
        Ричард получил ответ, которого ждал.
        Он снова посмотрел вниз, на Эдмунда, и хрипло прошептал:
        - Ты доверил свое сердце женщине, а она украла твою честь. Хорошо запомни этот день, мальчишка.
        Ричард поднялся, вложив меч в ножны, и отвернулся от лежащего в грязи Эдмунда. Он не будет оскорблять юношу, разыгрывая обеспокоенную няньку. Ульрик подскочил к Эдмунду и предложил ему свою руку. Эдмунд без колебания принял ее, и Ульрик одним сильным рывком поднял его на ноги. Плечом к плечу они покинули двор, опустив головы и тихо разговаривая о чем-то. Громкий голос Гилберта разогнал оставшуюся толпу обитателей Дорни, и на месте недавнего сражения остались только Уильям, Роланд и Ричард.
        - Теперь они станут верными друзьями, - сказал Уильям. - Вы правильно поступили с ними.
        Ричард только хмыкнул в ответ на похвалу и задал вопрос, который его мучил:
        - Вы думаете, юная Элис поняла, что нельзя играть жизнью мужчины? Именно этого я хотел добиться.
        - Возможно, теперь она сможет жить только в женском монастыре, - усмехнулся Уильям.
        - Только не это, - улыбнулся в свою очередь Ричард. - Она обручена, и ее нареченный - человек немолодой.
        - О-о, - протянул Уильям. - Так, значит, она оттачивает свое мастерство на оруженосцах.
        - Вы называете то, что она делает, мастерством?
        - Уильям родом с континента, где такое мастерство высоко ценится, мужчина им обладает или женщина, - криво усмехнулся Роланд.
        - Если бы я позволил этим щенкам оттачивать свое мастерство, ей пришлось бы всю оставшуюся жизнь заниматься рукоделием. - Ричард повернул к складу оружия. Его гости шли рядом с ним.
        - Вы все сделали правильно, - заключил Уильям. - Или юноши не понимали, какую игру она с ними ведет, либо она сама этого не осознавала. В любом случае, все улажено. Каждый получил свой урок.
        - Остается только молиться Господу, чтобы это пошло им на пользу, - задумчиво произнес Ричард.
        Роланд с Уильямом обменялись многозначительными взглядами, но никто ничего не сказал.
        Элзбет нашла Элис скрывающейся за кухней. Она рыдала, но Элзбет решила, что это ей только на пользу. Она долго искала Элис, и вот нашла ее сидящей на полу. Девушка сжалась в комочек, опустив голову на колени. Густые волосы закрывали ее горящее от стыда лицо. Но это не остановило Элзбет. Она твердо решила высказать подруге все, что думает.
        - Что ты сделала, чтобы заставить их схватиться за оружие? Тебе было недостаточно того, что они оба бегали за тобой, добиваясь твоего расположения? Тебе надо было заставить их сражаться?
        - Меня только что отчитала леди Джоан, - фыркнула Элис. - Не хватало еще, чтобы все то же самое мне говорила ты.
        - Ты не хочешь это слушать? - прошипела Элзбет. - Да посмотри на себя! В твоем голосе нет ни капли раскаяния! Только гнев.
        - Я раскаивалась, когда здесь была Джоан, - раздраженно отрезала Элис.
        - Когда это раскаяние так быстро превращалось в гнев? Так что ты сделала?
        - Не знаю, - сказала Элис, снова расплакавшись. Элзбет удовлетворенно кивнула. - Я только знаю, что зашла слишком далеко.
        - Значит, ты извлекла из этого урок?
        - Я просто хотела того же, что есть у Изабель: она получила в мужья человека, которого выбрала сама, а не которого ей навязали. Она преследовала лорда Ричарда, и вот теперь он принадлежит ей.
        - Ты думаешь, что, поступая таким образом, следуешь ее примеру? - Элзбет нависла над съежившейся Элис огромной черной тенью. - Спроси ее, поощряла ли она драки Ричарда с другими оруженосцами. Спроси ее, как мечты повлияли на то, что Ричард стал ее мужем. Спроси ее.
        - Так я и сделаю.
        Элзбет ушла, и Элис смогла наконец глотнуть свежего воздуха. Она знала, что ей скажет Изабель. Она знала, насколько несчастной была леди Дорни.
        Глава 22
        Когда Элис начала изливать на Изабель скопившиеся в ней боль и стыд, леди Дорни поняла, что спектакль, который Ричард устроил во дворе, предназначался именно для нее. И имел свой результат. Теперь ее задача - закончить начатое Ричардом дело, чтобы то, что произошло сегодня по вине Элис, никогда не повторилось.
        - Ты думаешь, что я поощряю твои попытки избежать брака с лордом Иво? - серьезно спросила она. - Ты не права. Или ты думаешь, что сможешь выйти за Эдмунда? Или теперь тебе больше нравится Ульрик? Ты забыла, что мой брак с Ричардом был устроен лордом Робертом и самим епископом? Ты думаешь, что я могла выбрать, за кого и когда мне выйти замуж?
        Элис стояла, дрожа всем телом, по ее раскрасневшимся щекам текли слезы. Изабель продолжила:
        - Ты, наверное, вообще не думаешь, раз могла предположить, что я рада смерти двух братьев Ричарда. Ты глубоко заблуждаешься, Элис. Я сделала так, как мне было приказано, и ты поступишь так же. И если в тебе осталась хоть капля здравого смысла, сделаешь это по доброй воле.
        У нее самой здравого смысла не было, и вот к чему это привело.
        Элис вышла вся в слезах, но Изабель не сделала попытки успокоить ее. Даст Бог, Элис что-нибудь поймет. Даст Бог, это положит конец ее заигрываниям и бесконечному флирту.
        Видел ли Ричард в Элис Изабель? Неужели она такая же своенравная? Изабель надеялась, что нет. Хоть он ей теперь и безразличен, все же совсем не хочется, чтобы Ричард так о ней думал.
        От этого человека она должна произвести на свет наследников.
        Это будет чудом из чудес, потому что Изабель не могла даже представить, что останется с ним в одной комнате.
        Но глупо мучить себя мыслями об этом, когда день еще только начинается. Ее ждут дела. У нее нет ни времени, ни желания думать о Ричарде. Она должна вынести все это, ведь леди Дорни обязана родить наследников. Три года? Сможет она терпеть Ричарда в своей постели целых три года? Нет, не сможет и не будет. Каждым своим словом он давал ей понять, насколько она ему отвратительна, каждый его взгляд, каждое действие говорили о том, как ему не нравится жить с ней. Она не станет делить с ним постель столько лет; Ричарду придется постараться, чтобы выполнить свою обязанность как можно скорее. Он всегда прилежно и хорошо исполнял свои обязанности; наверное, и с этим справится намного быстрее, чем дряхлый папаша Элзбет. А потом, когда у нее прекратятся месячные, он сможет вернуться назад, к своим излюбленным молитвам и песнопениям. И к мечтам о Бертраде.
        Да, он выполнит свой долг по отношению к ней, а она - свой. Она не хуже его знает, как исполнять свои обязанности.
        А ее долг - проследить за приготовлением ванны для гостей. Изабель направилась к лестнице, ей необходимо было разыскать дворецкого, но тут в холл взбежала запыхавшаяся Джоан. Изабель подумала, что Джоан, увидев ее, развернется и умчится обратно, как делала это весь день. Ей не хотелось обсуждать тему брачной ночи, как и самой Изабель не хотелось говорить об этом.
        - Изабель, - пропыхтела она, нервно поправляя платок, - в Дорни прибыли гости.
        - Да, я знаю. К нам приехали лорд Уильям из Гринфорда и…
        - Нет, Изабель! - произнесла Джоан, и ее голос зазвенел от напряжения. - В Дорни приехал лорд Хенли.
        Ричард не мог не впустить его в замок. Хенли воспитывал его как отец, он не мог дать ему от ворот поворот. С каменным лицом Ричард наблюдал, как лорд Хенли и его свита въезжают в ворота Дорни.
        Он не был подготовлен к приему такого гостя. Они с Уильямом как раз состязались на мечах, и тот обучал Ричарда некоторым редким приемам, которые узнал во время жестокого сражения с сарацинами. Ричард был весь потный, его кожаная куртка была вся в грязи. С дрожащими от напряжения мускулами, он стоял лицом к лицу с человеком, которого хотел видеть меньше всего на свете.
        Его напряжение передалось всем присутствующим во дворе. Уильям опустил меч и встал рядом с Ричардом. Роланд стоял прямо у него за спиной, и одно только присутствие его темной фигуры успокаивало. Гилберт хмыкал, поглаживая пальцами рукоять меча, очевидно не доверяя новому гостю. Но все же Хенли ни в чем не виноват. Это Ричард заслуживает недоверчивых и подозрительных взглядов.
        Он знал это.
        И Изабель тоже.
        Ричард повернул голову в сторону холла, надеясь увидеть ее и одновременно не желая ее прихода. Пусть она не увидит этого. Всевышний, сделай так, чтобы она не стала свидетельницей его позора.
        - Кто он? - спросил Уильям.
        - Лорд Хенли из Молтона. Я провел там свою юность, - ответил Ричард.
        - Были трудные времена? Ты совсем не рад его видеть, - заявил Уильям. Это звучало как утверждение, а не как вопрос.
        Ричард не ответил. Да и что он мог сказать? Молясь про себя, чтобы Бог дал ему смирения, и стряхнув грустные мысли, Ричард пошел навстречу Хенли, чтобы поприветствовать его. Если бы он был настоящим мужчиной, он рассказал бы Хенли о том, что произошло между ним и Бертрадой. Если бы он был настоящим мужчиной, он с гордостью встал бы перед лицом смерти, достойно встречая свой конец. Именно так поступил Иисус. Хотя Иисус был невинен, а Ричард погряз в грехе.
        Но у него есть Изабель. Он не может оставить ее одну, без защитника.
        Он не хотел оставлять Изабель.
        В этот момент все мысли покинули его. Люди, сопровождавшие Хенли, начали снимать шлемы, один за одним. И внимание Ричарда привлекло к себе одно лицо: солнце вспыхивало в его огненно-рыжих волосах, серые глаза радостно сияли в предвкушении скандала. Адам снова оказался в стенах Дорни, приехав в числе рыцарей, сопровождающих лорда Хенли. Адам, которого он прогнал, осмелился вернуться в Дорни. Прежде чем Ричард успел заговорить, Хенли жестом остановил его. В этом был весь лорд Молтона: неимоверно гордый человек, который взрывался каждый раз, когда что-то шло не так, как ему хотелось. Если он решил что-то сказать, его ничто не остановит, и уж тем более какое-то там приветствие не помешает ему высказаться.
        - Остановись, Ричард, - скомандовал он, и голос его вполне соответствовал тучной фигуре. - Теперь Адам - мой вассал. Он такой же свободный человек, как и ты, и волен приносить присягу кому захочет. Ты потерял власть над ним, когда выгнал его из своих владений.
        Уильям и Роланд вышли вперед и встали плечом к плечу с Ричардом, в любую минуту готовые пустить в ход свои мечи. Никогда прежде никто не стоял с ним рядом, он всегда был один. Как хорошо, когда рядом есть люди, которым доверяешь, а они безоговорочно доверяют тебе.
        - Этот человек нанес оскорбление моей жене. Ему нет места в стенах Дорни.
        Хенли улыбнулся. Его улыбка была резкой и угрожающей: за год, что Ричард провел в монастыре, он потерял передний зуб.
        - Возможно, ты принял все слишком близко к сердцу, Ричард. За тобой всегда водилась эта черта. Адам поклялся мне в верности. Теперь он мой человек.
        Он говорил так, словно пытался пристыдить Ричарда. Так ругают и учат вести себя по-мужски маленького мальчика, который плачет оттого, что разбил коленку. Именно так общался с окружающими лорд Хенли, и Ричард хорошо это помнил. Но за год, проведенный в стенах монастыря, он кое-чему научился, в том числе выдержке, самодисциплине, а также умению осознавать ту опасность, которую несут в себе поспешно сделанные обвинения или ложное чувство вины. Но теперь его не заставишь слушаться из-за чувства собственной вины, как это было однажды.
        Хенли продолжал:
        - Ты не умеешь прощать? Или ты стремишься вынуть щепку из его глаза, не замечая бревна в своем собственном?
        Все вернулось. Он целый год скрывался, неустанно молясь и раскаиваясь, но все, что он пытался забыть, опять встало у него перед глазами в ярком дневном свете. С этой секунды нет смысла скрываться, хотя ему даже сейчас хочется закрыть голову руками и сжаться в комочек.
        Ричард чувствовал, как эти слова вытягивают из него душу. Слова проклятия и ясные блестящие осуждающие глаза.
        Хенли знает.
        Он знает все.
        То, что произошло между ним и Бертрадой, открылось во всем своем отвратительном, пошлом и уродливом виде, и все, кто находится во дворе, стали тому свидетелями. В сердце Ричарда забурлило чувство стыда, переплетаясь с тяжестью лежащей на нем вины. Он чувствовал то же, что и год назад, как будто его пребывание в монастыре было всего лишь сном. Даже сидящий на лошади Адам смотрел на него с улыбкой, как будто знал о позорном клейме, которое Ричард носил на себе.
        Теперь все отвернутся от него, кончится его нежданная дружба с двумя хорошими и благочестивыми людьми, стоящими рядом с ним сейчас. Его выбросят из своей жизни, как вырывают из земли никому не нужный сорняк. Так и должно быть. Они не должны связывать свою жизнь с ним - с человеком, который пал так низко.
        В этот момент во двор вбежала Изабель. Дикая, импульсивная Изабель, которая должна бы держаться подальше от всей этой грязи, от раненой мужской гордости и плотского греха. Но она бежала прямо к нему с точностью и целеустремленностью ястреба, преследующего свою добычу. В ее огромных ясных глазах горели нескрываемый гнев и ярость.
        Ей было все равно, о чем все подумают. Хенли злорадствовал. Она ясно видела это, и в ее памяти мгновенно всплыло то время, когда подобное выражение не сходило с его лица: когда он имел дело с юношей или девицей младше и слабее себя. Он был заносчивым, напыщенным и высокомерным человеком, и Изабель радовалась, что ей не приходилось иметь с ним дел. Все обитатели Молтона, едва завидев его грозную тень, чувствовали, как по спине бежит неприятный холодок, и дрожали от страха.
        Ричард испытал на себе взрывной характер Хенли, как никто другой, потому что довольно долго лорд Молтона держал его при себе, оказывая ему покровительство. Никому не удавалось мирно прожить бок о бок с Хенли долгое время. И то, что сейчас он притащил в Дорни Адама, чтобы показать тем самым Ричарду, что не он решает, кого пускать в Дорни, а кого - нет, говорило отнюдь не о его хороших качествах.
        А с какой злорадной улыбкой сидит на лошади Адам! Эта улыбка исказила его лицо, не оставив на нем ни одной красивой черты. Он подлец, это видно по его глазам.
        Она помчалась к ним, на ходу замечая все: молчаливую поддержку Уильяма, Роланда и Гилберта, немой гнев и отчаяние Ричарда. Да, отчаяние, ибо теперь, зная о Бертраде, она понимала, как он страдал, видя перед собой Хенли. Он страдал от того, чему большинство людей не придает значения: он страдал от своей честности. Ричард стоял перед человеком, которого предал, и Изабель почти чувствовала болезненные уколы совести, которые, без сомнения, истязали душу Ричарда.
        В этот момент он посмотрел на нее своими глубокими темно-синими глазами, отчего ее гнев увеличился в сто раз, он стал больше ее самой, больше всей земли, даже больше солнца, потому что она поняла то, что было в этих глазах: Ричард думает, что она встанет на сторону его врагов, что она присоединится к тем, кто нападает на него в его собственном дворе. Он думает, что она встанет на сторону Хенли, будет против него. Глупый человек! На свете нет мужчины, который знал бы женский характер хуже, чем Ричард! Неужели он не понимает, что она будет на его стороне, даже если ей вовсе не хочется находиться рядом с ним? Как плохо он ее знает. Он не знает ее вообще.
        - Добро пожаловать, лорд Хенли, - произнесла она. Слова ее были доброжелательными, а вот голос - нет. - Добро пожаловать в Дорни. Спешивайтесь, отдохните. Я распоряжусь, чтобы вам приготовили еду.
        Хенли посмотрел на нее, как смотрел на каждого, кто был ниже его. Его взгляд был задумчивым и немного презрительным.
        - Спасибо, Изабель. Я вижу, теперь ты леди Дорни, это правда.
        - Разумеется, - ответила она. Она не станет играть с ним в его витиеватые словесные игры, которые могут привести к обману и вконец запутать. - Я думаю, что это вам прекрасно известно.
        - Да, известно, - улыбнулся он. На месте недостающего зуба чернела дыра, которую не могли прикрыть губы. Изабель зло порадовалась этому обстоятельству, и ее нисколько не волновало, что он может прочитать ее мысли по глазам. - Я не знал, выйдет ли из тебя хорошая хозяйка большого имения. Ты всегда казалась мне чрезмерно мечтательной. Но Бертрада уверяла меня, что, когда придет время, ты вспомнишь уроки, преподнесенные тебе в Молтоне. По-видимому, она оказалась права.
        Она чувствовала, как напряжен Ричард: он, как еж, окружил себя защитными иголками, стараясь погасить снедавшее его отчаяние. Она знала, почему он был такой… и прокляла Хенли. Она живо вспомнила Молтон, вспомнила многочисленные, всем ненавистные обеды в его обществе. Она думала, что ее воспоминания были правдой лишь отчасти: она была маленькой девочкой и наверняка многое домысливала и приукрашивала. Но теперь она поняла, что все это было на самом деле. Она не любила Хенли. Он не нравился ей, и ее не заботило, известно ли ему об этом.
        - В свое время все мы вспоминаем то, что нам нужно, милорд, но также в свое время многое забываем. - Она зло улыбнулась, наслаждаясь действием на него своих слов. - Как я могла плохо преуспеть в домашних делах, если моей учительницей была леди Бертрада? Или вы думаете, что она ни на что не способна?
        Недовольно хмыкнув, Хенли спешился.
        - У твоей жены острый язык, Ричард. Ей нужен строгий хозяин. Неужели ты не можешь приструнить ее?
        Ричард вздрогнул и сжал руки в кулаки. На его скулах заходили желваки, выдавая его внутреннее напряжение.
        - Я вполне доволен тем, что дал мне Бог. Все в Дорни меня устраивает.
        - Ну что ж, каждому - свое, - злобно проворчал Хенли.
        - И моя жена тоже устраивает меня, - тихо добавил Ричард. Его гнев, казалось, существовал в нем как самостоятельное существо, грозя поглотить в любой момент.
        - В Дорни позаботятся о вас, лорд Хенли, пока вы наш гость, - вставила Изабель.
        Она не приняла всерьез слова Ричарда о том, что она устраивает его, потому что знала: это всего лишь часть его словесного поединка с Хенли. Теперь он разговаривал с ними иначе, и это очень радовало. Они больше не дети, которыми он может командовать и управлять. Теперь они лорд и леди и вовсе не обязаны сносить его дурацкие оскорбления. Пусть Ричард тоже поймет это и оставит наконец свой гнев. Неужели он не видит, как это радует Хенли?
        - Эдмунд, - позвала она, - покажи лорду Хенли дорогу к холлу. Роберт, проследи, чтобы для наших нежданных гостей принесли пирог с курятиной и сыр. Элис, проверь, готовится ли вода для ванны. Я уверена, что по крайней мере один человек сегодня будет принимать ванну, - улыбнулась она Уильяму.
        Он улыбнулся в ответ, и она увидела восхищение в его глазах. Это придало ей сил.
        Хенли ушел. За ним поспешили Адам и остальные. Плестись вслед за Хенли - вот все, что им осталось в этой жизни. Адам должен был уехать, как она велела ему, в имение, которое давалось ей в приданое, и остаться там. Но он не сделал этого.
        Когда они удалились, Ричард расслабился, расправил плечи и сказал:
        - Изабель, позаботься, пожалуйста, чтобы воды было достаточно для двух ванн. Никогда в жизни мне не хотелось залезть в воду так, как сейчас. В Дорни найдется бадья, которая вместит меня целиком?
        - Найдется, - сказал Уильям. - Она у меня в комнате.
        Губы Ричарда растянулись в улыбке уже во второй раз за этот день.
        Глава 23
        В Дорни нашлось больше одной большой бадьи. Ричард как раз отмокал в такой, а Эдмунд был рядом на случай, если его лорду понадобится помощь, когда в комнату вошла Изабель. Он нарочно послал за ней, зная, что будет обнаженным, полузакрытым водой, когда она придет. Ричард сам не понимал, зачем делает это, но не хотел копаться в своем сердце, чтобы выяснить эту причину.
        Он сидел в воде, желая поскорее смыть со своего тела запах лорда Хенли, присутствовавшего в Дорни. И Адама. Их прибытие заставило кровоточить раны, которые только начали затягиваться после его признания прошлой ночью на супружеской постели.
        Он знал, что Изабель рассержена на него и не ищет встречи с ним. Она думает, что ее муж влюблен в Бертраду. И все же, когда приехал Хенли, она встала на его сторону. Он не ожидал этого. Но если бы он хоть чуть-чуть знал ее, он бы понял, что Изабель не может поступить иначе. Она всегда была рядом, всегда защищала его, в то время как он только и делал, что игнорировал ее присутствие. И так все долгие годы, проведенные вместе в Молтоне. Даже теперь, когда она имела полное право отвергнуть его, она пришла по первому его зову. И вот она стоит перед ним посреди просторных покоев, и глаза ее гневно сверкают.
        Хоть бы он мог не обращать внимания на ее раздражение.
        - Эдмунд! - сказала она, избрав несчастного юношу мишенью для своего гнева. - О чем ты думал, когда нападал на нашего гостя, который не сделал тебе ничего дурного? Что бы он ни сказал, чтобы поддеть тебя там, во дворе, я-то знаю, что этот милый юноша может заставить улыбнуться даже самого хмурого человека.
        - Миледи, - пробормотал Эдмунд, умоляюще глядя на Изабель, - я не думал…
        - Это заметили все, кто был во дворе, - отрезала она. - Впредь постарайся думать.
        - Постой, Изабель, - сказал Ричард, сверля ее своими темными глазами. - Перестань. Парень уже ответил за свой проступок. Все улажено. Не говори ему ничего. Это была всего лишь драка двух мальчишек, ничего более.
        Ничего более? Поднятые мечи, жаждущие крови, и глаза, полные боевого азарта? Именно это видела она, хотя была в этой самой комнате, а значит, довольно далеко от места сражения. Но она не должна больше ничего говорить, хотя дело касается Эдмунда, которому она доверяла, как собственному брату, только потому, что лорд Дорни и Уорфилда приказал ей молчать? Деспотизм Ричарда просто невыносим. Но сейчас она не скажет больше ни слова, это может подорвать доверие к Ричарду людей, которыми он должен командовать. Она ничего не скажет в присутствии Эдмунда. Кроме того, Изабель была уверена, что Ричард уладил это дело с Эдмундом, и решила не затрагивать эту тему в присутствии юноши. Из ее уст Ричард не услышит ни слова. Была бы ее воля, она вообще никогда не стала бы с ним разговаривать.
        Ну зачем он лежит сейчас в своей бадье - такой размякший и вялый?
        Во время их супружеской ночи она почти не разглядела его, так как в комнате было темно, а ее глаза распухли от слез. Но теперь она ясно могла видеть его.
        Он совсем не похож на монаха.
        У него могучие мускулистые руки, под кожей отчетливо вырисовываются синеватые вены. Шея довольно мощная, а темный контур, оставшийся после чисто выбритой бороды, придает ему мужественный вид. От сильной шеи волосы спускаются вниз, к широкой мускулистой груди, покрытой завитками темных волос. Его живот плоский и подтянутый, мышцы на нем напряглись, когда Ричард поменял положение тела, стараясь сесть вертикально. Да, он, конечно, довольно худой, но на монаха не походит. Он воин, нетерпеливый и жестокий, готовый к сражению, храбрый и мужественный. Именно такого Ричарда она помнила. Это именно тот человек, которого она искала.
        До того, как узнала о Бертраде.
        До того, как поняла, насколько лживым был его поцелуй.
        Она смотрела ему в глаза, стараясь отвести взгляд от его мужественной фигуры. Он смотрел на нее в ответ, и его темно-синие глаза казались такими глубокими, что ей захотелось погрузиться в их манящую бездну. Но она отбросила от себя эти мысли. Она больше не будет выставлять себя дурой из-за Ричарда. Она оставит свои девичьи грезы и несбыточные мечты позади, в своем детстве. Теперь она взрослая женщина и должна знать свои обязанности.
        - Эдмунд, оставь нас, - произнесла она в тот момент, когда Ричард сказал:
        - Выйди из комнаты, парень.
        Эдмунд поспешил покинуть комнату, а заодно и царящую в ней напряженную обстановку. Он очень уважал Ричарда, что вызывало жуткое раздражения Изабель. Когда это Ричард успел настолько утвердиться в роли лорда Дорни, что Эдмунд забыл о своей верности ей и так привязался к этому монаху, который теперь стал их общим хозяином?
        Но Ричард больше не монах. Разве она этого не заметила? С каждым днем он все менее походил на монаха, обретая воинственный облик. Но почему тогда она чувствует себя такой ничтожной? Такой несчастной?
        Из-за Бертрады.
        Как легко ей открылся этот ответ.
        Когда дверь в комнату закрылась, Изабель снова уставилась на Ричарда. Она чувствовала, что не может перестать смотреть на него, и кляла себя за это безумие.
        Он облокотился спиной о край деревянной бадьи. При свете дня черты его лица казались прямыми и острыми. На коже цвета слоновой кости его глаза казались двумя светящимися сапфирами. Такая красота в мужчине была просто… неотразимой. И греховной. Разве не эти руки, лениво лежащие сейчас на краях бадьи, разводили ее бедра с такой нежной силой? Разве не этот рот целовал ее шею, нащупывая пульс своей горячей влажной глубиной? Разве не он в самом деле вошел в нее своей огромной твердой плотью, сорвав тонкую преграду, и сделал своей? Но стала ли она принадлежать ему?
        Изабель с трудом сглотнула скопившуюся слюну и закрыла глаза, чтобы не видеть его. Все это время она жила в крохотном, придуманном ею самой мирке, который состоял из обрывков воспоминаний, ее грез, ее планов и памяти о крошечных мгновениях ее общения с Ричардом. Но больше она не хотела там жить. Это была просто детская игра. И Изабель больше не ребенок.
        Стала ли она принадлежать ему?
        Нет, потому что он по-прежнему принадлежит Бертраде.
        Она замужем за человеком, который не хочет ее.
        Она замужем за человеком, который везде и всегда повинуется только зову долга.
        Чувство долга руководило его жизнью, когда он был еще молоденьким оруженосцем. Но о ней нельзя сказать то же самое. Она была слишком импульсивной, теперь она понимала это, и Ричард вполне имел право так пренебрежительно к ней относиться. Дни каждого человека на земле предопределены, каждый должен поступать так, как ведет его Бог. Она будет выполнять свои обязанности леди Дорни, не обращая внимания на боль, разрывающую сердце на части. Она не будет больше жить в своих мечтах.
        Она должна стать другим человеком, и это поможет ей преодолеть боль.
        - Изабель, нам надо поговорить. Мне нужно многое сказать тебе, - произнес Ричард.
        Она заставила себя посмотреть на своего мужа. Да, он мужчина, о котором женщина может только мечтать, но отныне мечты не входят в круг ее обязанностей.
        - Говори. Я готова тебя выслушать, - спокойно сказала она. В ее глазах, ее невероятно красивых, блестящих глазах он не мог прочесть ничего.
        Он всегда, всегда видел по ее глазам, что она думает, чувствует, чем живет. Но не сейчас. Сейчас ее глаза были для него закрыты, и он не знал, что ему делать.
        Он не знал эту Изабель.
        Как может она быть настолько спокойной, настолько скрытной, когда он, обнаженный, находится в одной с ней комнате? Это кажется невозможным. Разве она не должна быть, как и он, взволнованна? Или смущена хотя бы самую малость?
        Он взял ее, сделал своей здесь, на стоящей позади нее кровати. Разве не он накрывал ладонями ее груди, лаская нежную белую кожу всего несколько часов назад. Разве не он целовал ее в шею, чувствуя ее тепло, ощущая биение ее сердца на своих горячих губах. Разве не его руки разводили ее бедра, готовя Изабель принять в свое лоно его разгоряченную плоть.
        Но она была не готова.
        Вот в чем причина. Или только ее часть. Он надругался над ее телом, разрушив все ее девичьи грезы о любви, и сознался в грехе, который преследовал его, заставляя испытывать стыд, каждую минуту его жизни. Он взвалил на нее слишком много. Она не стала прилюдно оскорблять его, и это говорило о ее великодушии и милосердии. Он понимал, почему она закрыла от него свое сердце. Но не мог позволить этому продолжаться и дальше. Он хотел открыть дорогу к мыслям и сердцу Изабель. Он очень хотел этого. Краткий разговор с Роландом открыл ему глаза на то, чего Ричард не знал и не желал знать: он хотел, чтобы Изабель всегда была рядом. Он хотел, чтобы она прожила с ним всю свою жизнь. Он хотел ее внимания, ее расположения. Он хотел ее всю.
        Он хотел ее.
        Но не знал, как теперь получить ее.
        Они с Изабель стали близкими друзьями с самой первой встречи. Во всем Молтоне одна она могла заставить его улыбнуться. Ей одной удавалось разделить его компанию. Ей одной он рассказывал свои самые сокровенные желания и опасения. Он не знал, как сумел заслужить ее дружбу тогда, и не знал, как снова завоевать ее сейчас. Раньше ему нужно было просто жить, чтобы Изабель всегда была рядом.
        На этот раз этого оказалось недостаточно.
        Он не знал, с чего начать. Ричард не был сладкоречивым льстецом и не знал, какие слова могут вернуть ее. Он умел драться. Он умел молиться. Но эти умения не помогут ему вернуть свою леди. Ричард и представить себе не мог, что эти навыки помогут ему завоевать жену.
        Но он попытается.
        - Я хочу поблагодарить тебя, - начал он. Всегда хорошо начинать разговор с благодарности. Ведь именно так зачастую и начинаются молитвы. - Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты была так приветлива и добра с нашими гостями. Ты отлично справилась, несмотря на то что к нам понаехало такое количество нежданных гостей. Я не знал, что ты такая способная.
        Изабель, которую он знал с детства, вспыхнула бы от скрытого в этих словах оскорбления. А Изабель, стоящая сейчас перед ним, никак не отреагировала. Он с радостью принял бы от нее любой ответ, даже гневное возмущение. Но то, что сказала она, и особенно как она это сделала, привело его в тупик.
        - Я не сделала ничего, что не входило бы в мои обязанности как леди Дорни. И я не жду за это похвалы, - сухо ответила она.
        На этом запас его лестных слов иссяк. Он не знал, как вести себя с этой странной новой Изабель. С прибытием в Дорни лорда Хенли с его завуалированными обвинениями атмосфера в замке стала достаточно напряженной, и Ричарду не хотелось, чтобы Изабель внезапно стала считать себя незначительной и ничтожной. Куда подевалась его импульсивная и увлеченная девочка? Возможно, если они станут ближе в интимном смысле, она опять станет прежней?
        - Раз уж Эдмунда рядом нет, не могла бы ты?.. - И он протянул ей кусок льняной ткани.
        - Не могла бы я?.. - удивленно переспросила она, глядя на него округлившимися глазами.
        - Потереть мне спину, - невинным тоном сказал он.
        Изабель колебалась лишь несколько мгновений, и это делало ей честь. Она взяла кусочек мыла и стала усердно натирать им ткань. Ей ни к чему знать, что Эдмунд уже вымыл его полностью. Может быть, прикасаясь к нему своими руками, она ощутит хоть какие-то ответные чувства. Так оно и будет, утешал он себя, наклоняясь вперед в широкой бадье. За всю жизнь Изабель очень редко могла противостоять ему, а значит, вскоре она потерпит поражение.
        Но этого не случилось.
        Она терла его спину вдоль и поперек, в том числе и мускулистые ягодицы, как самая настоящая рабыня, выполняющая повседневную работу. Очень добросовестно, но в ее прикосновениях не было ни капли нежности, ни толики страсти, не было вообще никаких чувств.
        И это поразило его до глубины души. И даже более того. Ее прикосновения, которые не были ни страстными, ни яростными, в которых не чувствовалось абсолютно ничего, заставили его плоть восстать, наполниться пульсирующим желанием. Он содрогался от страсти и делал это один.
        Неужели она на самом деле так холодна? Неужели все ее чувства к нему умерли и утеряны безвозвратно?
        Да, она не получила удовольствия от их близости, но редко какая девственница получала его. Что гораздо хуже, она, возможно, не простила ему то, что он согрешил с Бертрадой. Изабель потрясло его признание, как и должно было быть, а он, теперь Ричард это понял, решил, что ее преданность ему останется неизменной независимо от того, какой грех он совершил. Вот до какой степени он был уверен в ее чувствах к нему. Он ошибся в очередной раз, и теперь к списку его грехов можно с уверенностью приписать гордыню.
        Не важно, какие раны он наносил сам себе, но он очень сильно обидел Изабель, невольно позволив ей думать, будто он ушел в монахи из-за своей несчастной любви к Бертраде и из-за их незаконной связи. Он позволил ей верить, что все еще любит жену своего бывшего лорда. Такая правда может оказаться для Изабель непомерным грузом, и он не может позволить ей нести столь тяжкое бремя. Он должен поговорить с ней о Бертраде. Ричард понимал это так же хорошо, как сильно ему не хотелось затрагивать эту тему.
        Изабель склонилась над ним, и кончики ее волос начали закручиваться, намокнув от горячего пара, поднимавшегося над водой. Выражение ее лица было серьезным, лишенным каких-либо эмоций. По нему можно было прочесть только одно: она выполняет свою обязанность. Нет, он должен поговорить с ней. Он должен рассказать ей все, и в том числе то, что она ошибается, приняв его влечение к Бертраде за любовь.
        Но все слова застряли у него в горле. Он должен признаться ей во всем, но не сейчас, когда она стоит так близко и ее нежные пальцы прикасаются к его коже. Ее руки такие маленькие и белые, ее кожа такая гладкая и бархатистая, ее губы как алые розы. Изабель всегда была потрясающе красивой, и каждый знавший ее мужчина хотел сделать ее своей. Ее улыбка буквально освещала все вокруг, а ее смех был мелодичным и нежным. Когда она смеялась в последний раз? Конечно, не после того, как стала его женой. Все, чего она хотела, - это обладать им, а все, что он дал ей, - это боль и унижение. Он не тот человек, о котором мечтает каждая женщина, но все, что ему нужно сейчас, - это чтобы она снова захотела его.
        Его плоть стала твердой, и он закрыл глаза, переполненный невыносимо жгучим желанием. Нет, он не будет стремиться к удовлетворению своей похоти, когда она этого не хочет. Он больше никогда не будет принуждать ее.
        Он только попробует заставить Изабель желать его.
        Но Ричард не знал, как это сделать.
        Он должен поговорить с ней, должен освободить ее от ложного знания о его любви к Бертраде. Это может опустить его в ее глазах еще ниже, но это уже не имеет значения. Изабель должна освободиться. И он сумеет обуздать свое желание и потерпеть, пока она не захочет его снова.
        - Я хочу сказать тебе кое-что о Бертраде, - начал он. Она резко выпрямилась и уронила в воду мыльный кусок ткани. - Все не так, как ты…
        - Я не твой исповедник, Ричард. Это твое личное дело. Твое - и Бога, - резко сказала Изабель. - Но если ты хочешь о чем-нибудь поговорить, я хотела бы обсудить выполнение наших супружеских обязанностей на брачной постели.
        Ричард уставился на нее в немом изумлении. Неужели она и вправду хочет снова близости с ним? Может, он ее неправильно понял…
        - Мне рассказали о том, что, чтобы зачать ребенка, - продолжила Изабель, насухо вытерев руки и положив полотенце на невысокую скамью, - я должна получить удовольствие на супружеском ложе.
        Она повернулась к нему, скрестив руки на груди и гордо задрав подбородок.
        - Я не знаю точно, что именно под этим подразумевалось, но я уверена, это не то, что произошло вчера ночью.
        Ричард нервно взялся за края бадьи.
        - Я понимаю, что ты выбрал для себя путь монаха. Я не встану на пути человека, если он хочет идти за Господом. Как только я рожу здорового ребенка, ты можешь возвращаться обратно в монастырь, где, я больше чем уверена, ты хочешь находиться. Моя обязанность состоит в том, чтобы обеспечить продолжение рода, и именно это я и хочу сделать.
        И прежде чем Ричард успел произнести хоть слово, чтобы остановить ее, Изабель покинула комнату с гордо поднятой головой.
        Он не нашелся что сказать, чтобы остановить ее. В быстро остывающей воде его плоть сжалась, уменьшившись до размера его большого пальца.
        Глава 24
        Быстро натянув на еще мокрое тело облегающую шерстяную тунику, Ричард отправился на поиски отца Лангфрида. Священник был в городе: он навещал ювелира, чья жена умерла зимой от лихорадки. Эдвард, так его звали, остался с тремя маленькими детьми и усердно молил Бога дать ему новую жену. Отец Лангфрид как раз тонко подводил Эдварда к мысли взять в супруги вдову помощника оружейника, когда на них натолкнулся Ричард.
        - Она добрая, славная женщина. Покойный муж очень любил ее, - говорил Лангфрид.
        - Но она старше меня на несколько лет, - возразил Эдвард.
        - Ты думаешь, сын мой, что дети заметят разницу между вами? - спросил Лангфрид. - Ты же не можешь отрицать, что для своего возраста она выглядит очень хорошо: годы были к ней милостивы. Она довольно красивая женщина.
        - Не могу не согласиться, - сказал Эдвард.
        - Особенно с мнением своего священника, - с кривой ухмылкой вмешался в разговор Ричард.
        - Милорд, - Эдвард вежливо поклонился в знак приветствия, - если у вас есть для меня работа, я к вашим услугам. Я мастер своего дела, и мои изделия пользуются большим спросом.
        - Зато скромности у тебя ни на грош, - сказал Ричард.
        - Я говорю чистую правду, - ответил Эдвард.
        - И хорошо знаешь свое дело, - поддразнил Ричард.
        - И хорошо знаю свое дело, - улыбнулся Эдвард.
        - У меня есть для тебя кое-какая работа, - неожиданно для самого себя сказал Ричард, - но сейчас я искал своего священника. Отец Лангфрид, не откажетесь пойти со мной? - Он снова повернулся к Эдварду: - Я вернусь и приведу к тебе отца Лангфрида, если тебе нужно решиться сделать женщине предложение.
        Ричард со священником направились в обратный путь в Дорни по улице, на которой обитали ремесленники и торговцы. Обстановка отнюдь не располагала к личному разговору, но Ричард не мог ждать: вопрос, который он хотел задать, буквально обжигал ему язык. Взяв священника под руку, он провел его к небольшому пруду, расположенному позади лавки пивовара.
        - Что-то случилось, милорд? - спросил отец Лангфрид, с трудом поспевая за широко шагающим Ричардом.
        - Дело в Изабель. С ней что-то случилось. Она изменилась, - ответил тот низким голосом, пытаясь успокоиться и начать мыслить здраво. Братья в монастыре рассмеялись бы, услышь они, как он, всегда такой спокойный и рассудительный, тараторит как полоумный. Воистину, самым большим испытанием, ниспосланным мужчинам, являются женщины.
        - Единственное, что случилось с Изабель, это то, что она вышла замуж, - сказал Лангфрид.
        Суровый ответ. Единственное, что Ричард мог заключить из этих слов, - это то, что сам виноват в том, что Изабель стала такой. И это было очень неприятно. Ричард хотел найти другое объяснение.
        - Да, она вышла замуж, так же как и я - женился, - произнес Ричард. - И все же она пришла ко мне, - произнес он неохотно, - с… идеей… планом… мыслью, что она… что мы… не зачали ребенка.
        - Ах, - улыбнулся Лангфрид. - Значит, она приходила к вам. Что ж, я очень рад. Я посоветовал ей обратиться со всеми вопросами к своему мужу, зная, что у вас найдутся на них ответы.
        Ричард только молча смотрел на него.
        - Разве плохо то, что Изабель так озабочена выполнением своих обязанностей? - спросил Лангфрид, обнажив в улыбке ряд крепких зубов.
        Ричард счел идею о долге более чем неприятной, но отцу Лангфриду, который никогда не был женат, видимо, этого не понять. Ричард ничего не ответил на вопрос священника.
        Когда Ричард с Лангфридом ушли в сторону внутреннего двора и звук их шагов стих, Уильям и Роланд, которые уже имели счастье быть женатыми, обменялись понимающими взглядами. Сидя в доме пивовара, они тихо посмеивались, склонившись над наполненными крепким ароматным напитком кружками.
        - Я хочу, чтобы у него все получилось. Нелегкая задача - научить жену наслаждаться прелестями брачной постели, в то время как она решительно настроена против, - сказал Уильям, когда они покинули хижину.
        - Они не понимают друг друга, - произнес Роланд. - Хотя леди Изабель несет в себе обиды, которые мог причинить ей только мужчина.
        - Тебе что-то известно, - заявил Уильям.
        Роланд пожал плечами:
        - Только то, что может увидеть каждый. Она любит его. И, если верить сплетням, любила всегда.
        - А как любить человека, даже если это твой муж, когда он причиняет тебе страдания и боль?
        - Ты забыл, что это она вынудила его покинуть аббатство?
        - Да, забыл. Но теперь, кажется, он твердо решил стать лордом Дорни. Любым способом.
        - Но, - печально улыбнулся Роланд, - первая брачная ночь была только этой ночью.
        - Но они женаты уже два дня…
        - Но, как я сказал, соединились только этой ночью.
        Уильям вздрогнул.
        - Это, наверное, больно ранило женское сердце. И ее гордость. Как же он провел первую ночь? Только не говори, что читал «Отче наш…»! Я все равно не поверю, что мужчина может добровольно отказаться от близости с такой девушкой. Она может воспламенить кровь любого, кто только посмотрит на нее.
        Роланд промолчал. Они как раз входили в ворота замка. Во дворе все было тихо.
        Уильям искоса посмотрел на своего товарища:
        - Он провел всю ночь в молитвах?
        - Да, - просто ответил Роланд.
        - Он или просто дурак, или самый набожный человек, которого я знаю.
        Роланд улыбнулся:
        - Я думаю, что и то и это.
        - А что насчет Хенли? - спросил Уильям, шагая через внутренний двор. - Что тебе удалось о нем узнать?
        Лицо Роланда стало серьезным, он потупил взор, уставившись на свои ноги.
        - Хенли затеял с Ричардом какую-то игру. Грязную, отвратительную игру.
        Уильям нахмурился:
        - Ричард не любит игры.
        - Это была просто игра, утонченная игра, - настаивал на своем Ульрик, тщательно полируя гладкую поверхность щита своего лорда Уильяма. - В этом нет ничего постыдного.
        - Это не было игрой, - сердито протянул Эдмунд.
        - Нет, если в ней участвовал ты сам, - заметил Ульрик.
        Эдмунд оторвал взор от шлема Ричарда, который натирал до блеска, в его глазах светились ярость и гнев. Ульрик рассмеялся и дружески ткнул его кулаком.
        - В эту игру играют все мужчины и женщины. Это не считается греховным, - сказал Ульрик. - Не нужно придавать этому большее значение, чем оно того заслуживает.
        - Это она сделала из этого целую проблему, - проворчал Эдмунд.
        - Ты обручен? - спросил Ульрик. - И она тоже?
        - Да.
        - Тогда чего беспокоиться? Что еще может быть между вами, кроме мимолетного увлечения? - усмехнулся Ульрик. - Точно тебе говорю: все, что произошло в стенах Дорни, останется здесь навсегда. Вы же никому не сделали ничего плохого.
        - При условии, что всем известно, что это просто игра.
        - Да, это прекрасный способ провести время, уверяю тебя, - бодро сказал Ульрик.
        Эдмунд заморгал глазами.
        - И как твой лорд относится к твоим действиям?
        - О, мой лорд Уильям. - Ульрик гордо выпрямился при мысли о своем лорде. - Он был мастер в такого рода играх, пока не женился. И теперь он практикуется в этом со своей женой. Они очень счастливы.
        - Он играет со своей женой в любовь? - выпалил Эдмунд, напрочь забыв о своей полировке. - Не вижу в этом смысла. Уверен, что мой лорд Ричард не поощрил бы такое легкомыслие.
        - Ну, - пожал плечами Ульрик, продолжая усердно полировать деревянную поверхность щита, - твой лорд еще недавно был бенедиктинцем, а мой лорд Уильям - француз.
        - А-а, - протянул Эдмунд. - Это, конечно же, все объясняет.
        - Для меня это было всего лишь игрой, - сказала Элис.
        - Ничего себе игра, если она ведет за собой такие последствия, - возразила Элзбет.
        Они стояли вместе в углу большого холла, устанавливая терракотовую вазу с цветами. Сквозь узкое окно в холл проникал легкий весенний ветерок, принося с собой целую гамму свежих запахов: влажной земли, дождевых капель и раннецветущих растений. Эти ароматы радовали душу после долгой зимней поры, пахнущей только древесным углем, людским потом да талой водой. Стоящие рядом девушки чудесно смотрелись вместе: одна - светленькая, другая - темноволосая, одна - полная и пышногрудая, другая - стройная и хрупкая. И все же Элзбет только казалась хрупкой. В ней был твердый внутренний стержень, который не многим удавалось разглядеть. Элис знала, что из них двоих она более ранима, хотя кажется более смелой и решительной. Она до сих пор чувствовала себя так, словно ее побили. То, что причиной произошедшего была она сама, потрясало ее до глубины души.
        - Нет, но…
        - Что «но»? - неодобрительно сказала Элзбет.
        - Но мне очень нравилось, когда это было просто игрой. - Элис задумалась. - Эдмунд такой юный, такой красивый. А какая у него походка! Да и на кого еще я могу обратить здесь внимание? На Джиллса?! - фыркнула она.
        - У тебя есть нареченный, - отчитывала ее Элзбет. - Ты думаешь, лорд Иво порадовался бы, узнай он, что ты развлекаешься здесь с Эдмундом, в то время как он ждет, пока ты созреешь, чтобы стать невестой?
        - Я не развлекаюсь.
        - Называй это как хочешь, но это неприлично, - возмутилась Элзбет, - и совсем не умно. И ты - ты разве раскаиваешься?
        - Я сожалею о случившемся, - сказала Элис. - Но мне так скучно… что плохого, если я пару раз обменяюсь с Эдмундом взглядами?
        - Ты видела, что в этом плохого, сегодня в полдень. Он должен погибнуть, чтобы развеять твою скуку?
        - Нет. - В голосе Элзбет было уже меньше уверенности, чем час назад.
        - А как насчет твоих обязанностей?
        - Я сделаю все, что должна. Я выйду за лорда Иво, когда придет мое время, - решительно сказала Элис, а затем широко улыбнулась. - Но до этого пока так далеко!
        Изабель ходила из комнаты в комнату, проверяя, нет ли пыли, грызунов и плесени. Смотрела, не нужно ли где заменить белье или что-нибудь еще. Она больше не будет полагаться на добросовестность слуг. За ними нужен глаз да глаз, даже несмотря на то что они под постоянным присмотром Роберта, дворецкого. Но он больше следил за тем, чтобы всегда были запасы еды, чтобы она вовремя готовилась и подавалась. Общее же состояние Дорни отныне легло ей на плечи: она леди Дорни, и следить за замком - ее право и ее обязанность.
        Убедившаяся в том, что ей больше не будут задаваться вопросы о супружеских отношениях, Джоан шла рядом с Изабель. Внезапно она решила поговорить о чем-то со своей хозяйкой.
        - Сегодня ты вся в заботах, Изабель, - заметила она. - Похоже, замужество изменило тебя.
        - Я готова выполнять свои обязанности хозяйки Дорни, - сказала Изабель, нагибаясь, чтобы проверить, нет ли грязи под кроватью в комнате лорда Уильяма. Все было чисто, только латная рукавица валялась на полу. Без сомнения, она принадлежала Уильяму, а значит, это на совести Ульрика.
        Когда Изабель вышла из комнаты, закрыв за собой дверь, Джоан рассмеялась:
        - Одну обязанность, полученную после замужества, я вспоминаю с особенной нежностью.
        - Какую? - спросила Изабель, направляясь к винтовой лестнице. В уголке лежала маленькая кучка мусора. Это просто ужасно. Нельзя допускать такое.
        - Очень забавную, дорогая, - хихикнула Джоан. - Ричард - красивый мужчина, и тебе это известно. Твоя привлекательная внешность тоже не является ни для кого тайной. Какого мужа потеряли мы в его лице, когда он вдруг присоединился к бенедиктинскому братству! Могу с уверенностью сказать, что по нему вздыхали многие женщины. Как обидно: такой красавец, и одет в монашескую робу, да еще живет вдали от всех. Не мне говорить тебе об этом, Изабель. Твой муж - прекрасный человек. Я уверена, что ты должна ежеминутно благодарить Бога за то, что делишь супружеское ложе именно с ним.
        При этих словах Изабель покраснела до корней волос. Лучше бы Джоан по-прежнему скромно отмалчивалась, чем выдавать такие откровения. Почему людям так внезапно приходит в голову, что они должны изливать ей свою душу?
        - Я так не думаю, - сказала она. - Близость с Ричардом не доставляет мне никакого удовольствия.
        - Ты говоришь как невеста. - Джоан обняла ее. - Я совсем забыла. Но через некоторое время все изменится, Ричард, я уверена, позаботится об этом. И это произойдет очень скоро.
        Изабель не думала, что это будет скоро. Она вообще сомневалась, что это когда-либо произойдет. У нее в голове все еще звучали безжалостные слова Ричарда: «Я не хочу прикасаться к тебе. Я не хочу целовать тебя». Нет, она вовсе не стремилась вновь испытать это.
        Не сейчас, когда она все еще скучает по его прикосновениям, когда все еще томится воспоминаниями о том давнем поцелуе, когда желания рвут ее изнутри, несмотря на ее решение не подвергать себя больше насмешкам Ричарда. Как сохранить свое сердце, свою гордость, когда он оживляет в памяти воспоминания о ее чувствах к нему?
        О да, мыть ему спину - самая жестокая пытка, какую он только мог придумать. Он, вероятно, сделал это намеренно, зная, как выглядит, сидя обнаженным в теплой воде, зная, как она все еще тоскует о нем. Он может приказать ей ласкать его, касаться его кожи, трогать и гладить его всего, чтобы она смогла ощутить скрытую в нем силу, и она не посмеет ослушаться. Но, к своему несчастью, она не может приказать ему с нежностью коснуться себя, не может поселить в его сердце теплые чувства, не может заставить его полюбить себя.
        Три года.
        Она не сможет. Не вынесет три года его обладания ею ночью и три года его безучастности днем. Ему нет до нее никакого дела, и, что хуже всего, он отдал свое сердце, свое желание и всего себя другой женщине.
        Она не может выносить это, но все же хочет иметь ребенка. И только Ричард может дать ей его.
        Она бросилась вниз по лестнице, оставив Джоан далеко позади. Изабель изо всех сил пыталась не обращать внимания на то, что солнце уже совсем низко. Снова пройти через это? Она должна. Скоро уже совсем стемнеет.
        Она не сможет вынести этого, не сможет смотреть, как солнце медленно ползет вниз к горизонту, не сможет дождаться, когда птицы полетят обратно, в гнезда, когда собаки устроятся на ночлег, когда люди соберутся у очага, чтобы поиграть во что-нибудь. Она не сможет ждать. Ей нужно срочно чем-нибудь занять себя.
        Чем же она может заняться сейчас?
        Ричард всегда был при деле, и, конечно же, есть что-то, что должна делать леди Дорни. Холл уже вычищен, скатерти постираны, гобелены выбивают на улице слуги. Но еще остается меню на завтра. Изабель вздохнула, довольная, что нашла себе хоть какое-то полезное занятие, которое сумеет отвлечь ее от пугающих мыслей. Она распланирует список блюд, еще нужно рассортировать специи, подготовить мясо, поставить подниматься тесто. Да, у нее есть много обязанностей на кухне.
        Бодрым шагом она начала спускаться в темный подвал. Здесь под замком хранились драгоценные специи, и ключи имелись только у леди Дорни. Сжимая в ладони тяжелую связку, Изабель наслаждалась той властью, которую они давали. Она одна имела доступ к сундуку, в котором хранились эти ароматные порошки, травы и цветки. Она возьмет все, что нужно для завтрашнего дня. Пусть Ричард занимается счетами, а она будет отвечать за кладовую. Больше она не будет без сожаления поручать это Джоан, которая отвечала за кухню после смерти Иды. Теперь это ее обязанность, и она будет добросовестно исполнять ее.
        Изабель осмотрела раскинувшиеся вокруг нее темные своды, хранившие специи, ткани и вино. Ребенком она часто играла здесь, отважно нарушая запрет спускаться в подземелье. Темнота мрачных стен приглушала свет факела, который несла в руке Изабель, утоптанный земляной пол поглощал звук шагов, и казалось, что все шорохи и звуки доносятся издалека.
        Изабель стряхнула с себя детские воспоминания, полные безотчетного страха, и поместила факел в специальное углубление в каменной стене. Теперь она имеет право находиться здесь, потому что она леди Дорни.
        Раз уж в замок понаехало так много гостей, как желанных, так и неприятных, нужно подготовить хороший стол. Каплун с яйцами будет как раз кстати, а к нему потребуются шафран, морская соль, перец, корица, имбирь и гвоздика. А для рыбы под сметанным соусом также нужны имбирь и шафран. Пироги с курятиной она любит больше всего, значит, нужно взять побольше красного и черного перца. Сейчас как раз время весенней зелени, а ее Изабель любила есть в чистом виде, без всякого рода приправ.
        Изабель не могла сказать, почему перепоручила эту свою обязанность Джоан, ведь это так замечательно - копаться среди ароматных пакетиков и свертков. Изабель любила хорошо поесть, и планировать, что бы такое приготовить завтра, было весьма приятно. Девушка начала выбирать нужные ей приправы из большого сундука. Это сделать было несложно, потому что все специи были аккуратно упакованы в небольшие мешочки, которые придумала еще ее мать: они прекрасно защищали дорогие порошки от влаги и другой порчи. Хранить приправы таким образом стало уже традицией.
        Она повернулась, чтобы взять факел, но вдруг отпрянула назад, резко вздохнув. В подземелье она была не одна.
        Ее поджидал Адам. Его губы искривились в недоброй улыбке. Он стоял, скрестив руки на груди, у самой лестницы, закрывая, таким образом, все пути к отступлению. Он поймал ее в ловушку.
        Заманил в ловушку? Что за глупая мысль? Наверняка ее навеяли детские воспоминания: Изабель всегда думала, что в подземелье ее поджидают опасности и в каждом углу прячутся враги. У нее вовсе нет повода бояться Адама. По правде говоря, это он должен бояться ее. Почему он не отправился в Браккан, как она велела? Глядя на его красивое беспечное лицо, Изабель почувствовала, как ее захлестывает волна раздражения. Ричард никогда не смотрел на нее так снисходительно.
        - Что тебя так рассердило, Изабель? - спросил Адам, распрямляя руки и приближаясь к ней. - То, что я здесь, или то, что уехал?
        Он так высокомерен… Ричард может радоваться, что высокомерие не является одним из его пороков.
        - Ричард вышвырнул тебя из Дорни. И сейчас тебе тут не место, - сказала она, решительно поднимая подбородок и прижимая к груди мешочки со специями.
        - Главное - чего хочешь ты, Изабель. Ведь ты леди Дорни.
        Независимо от того, какая пропасть возникла в их с Ричардом отношениях, она не может позволить Адаму отдалить их друг от друга еще больше.
        Подойдя, чтобы взять факел, она ответила:
        - Я хочу того же, чего и мой муж. Он сказал, что тебя не ждут в Дорни. Учти это. Тебе нет здесь места.
        Адам только широко улыбнулся в ответ. Он явно не верил словам Изабель. Рыцарь встал перед ней, загораживая путь к факелу. Ну ничего, она оставит его здесь, а позднее пошлет за ним Роберта. Она не забыла похотливое нападение на нее Адама, так же как и нанесенное ей оскорбление. И сейчас ей вовсе не хотелось оставаться с ним наедине в столь отдаленной части замка. Когда она бросилась к лестнице, он подскочил к подножию, загораживая ей путь. Он поймал ее в ловушку.
        Да, поймал. Нужно называть вещи своими именами. Думала ли она когда-нибудь, что Адам привлекателен? Изабель уже не могла вспомнить. Боялась ли она его сейчас? Нет, но с каждым оскорбительным словом Адама в ней росла ненависть. Она вовсе не хотела играть с ним в игры.
        - Подойди, Изабель, - произнес он с улыбкой. Его волосы казались янтарными в свете факела, а глаза напоминали две тусклые жемчужины. - Подойди ко мне. Позволь показать тебе, чего ты хочешь на самом деле.
        Прежде чем она успела сказать хоть что-то в ответ, он сделал попытку схватить ее. От неожиданности Изабель выронила пару мешочков со специями на холодный пол. В этот момент он обхватил ее руками, как если бы они играли, но это не было игрой. Нет ничего отвратительнее, чем когда тебя хватают против твоей воли.
        - Оставь меня! - приказала она. Гнев внутри ее все рос, грозя вот-вот вырваться наружу. - Ты не должен делать этого. Отпусти меня.
        Он прижал ее к себе, его ладони больно впились ей в спину, отчего Изабель выронила на землю еще один маленький мешочек. Его дыхание овеяло ее лицо, и в нос ударил отвратительный отталкивающий запах.
        - Я знаю, что должен делать, а что - нет. - Его руки начали поглаживать ее спину. - Я знаю, что тебе хочется познать настоящего мужчину, который сможет пробудить в тебе страсть. Ведь всем известно, что ваша первая ночь с братом Ричардом стала незабываемой отнюдь не в хорошем смысле этого слова.
        - Отпусти меня, - прошипела она, силясь вырваться из его объятий, и оставшиеся мешочки посыпались на пол.
        - Человек, в котором больше от монаха, чем от мужчины, не сумеет доставить женщине удовольствие. Я не монах, Изабель. Я смогу заставить тебя кричать от наслаждения.
        - Я сейчас действительно закричу, - прошептала она.
        Но она не закричала. Не смогла. Страх парализовал ее, и она не видела путей к освобождению. Он крепко держал ее, она чувствовала прикосновение его отвратительных пальцев на своем теле. Его открытый влажный рот находил ее повсюду. Он делал то, чего она не желала. И рядом не было никого, кто смог бы помочь ей.
        Никто не знал, где она.
        Никто не услышит, если она закричит.
        Но она и не могла кричать, она могла только молча бороться с ним, с каждой секундой, с каждым новым прикосновением теряя надежду на спасение.
        Ее мучила только одна мысль: неужели он думает, что она хочет этого? Неужели она, так или иначе, сама спровоцировала это нападение?
        Он накрыл ее губы своим ртом, его язык уткнулся в ее крепко сжатые зубы, а руки легли на грудь.
        Нет, это уж слишком. Ни один мужчина не должен думать, что женщине нравится насилие.
        Она со всего размаху полоснула его ключами, которые все еще держала в руке, надеясь вырваться из его крепких объятий. На бледной коже быстро проступила кроваво-красная полоса, и улыбка сошла с лица Адама. Но он не ослабил хватку.
        Вырвав у нее ключи и отбросив их к дальней стене, он прижал обе ее руки к стене над головой девушки. Радость оставила его, она отчетливо видела это. Он уже не думал, что она хочет этого. Он хотел этого сам. И Адам ни перед чем не остановится, пока не добьется своего.
        Это уже не игра.
        С глухим рычанием она изо всех сил пнула его, и с удовлетворением почувствовала, как ее нога ударилась о его кость.
        Но в следующий момент Изабель задохнулась, грубо брошенная на пол, усыпанный острыми камушками, вонзившимися ей в спину.
        Она могла видеть только его темную фигуру, загораживающую от нее даже неверный свет факела. Она не могла дышать. Она не могла пошевелить ни ногой, ни рукой.
        Но он мог.
        В этот момент какая-то невидимая сила рванула его голову назад, и поперек его белой шеи сверкнуло стальное лезвие кинжала. Оно медленно поползло вбок, оставляя на своем пути ярко-красную полосу, которая, все расширяясь, превратилась в алый поток крови, низвергающийся прямо на Изабель.
        И затем она увидела Ричарда.
        Он стоял грозной темной фигурой в полумраке подземелья, и его суровое лицо было прекрасно. На нем не было ни тени раскаяния. В руке Ричард держал обагренный алой кровью кинжал. Он подошел к ней, но Изабель, как ни хотела, не могла отстраниться от него. Все, что она видела, - это кровь, пролитую повсюду: на земляном полу, на камнях стены, на маленьких мешочках со специями. Кровь заполняла собой все пространство вокруг, грозя вот-вот залить всю Изабель. Вот она уже уходит в ярко-красную жижу с головой…
        - Изабель! - Его голос эхом отзывался в ее воспаленном мозгу, доносясь словно издалека. - Ты в порядке?
        Кровь из раны на шее Адама стала течь медленнее, но все еще грозила вот-вот заполнить помещение.
        - Изабель! - повторил он, поднимая ее на руки, прижимая к себе и укачивая, словно ребенка, на своей широкой груди. - Говори! Он обидел тебя?
        Обидел? Нет, он не успел причинить ей вреда. Она вся в крови, ее специи безвозвратно испорчены, а ключи неизвестно где. Все шло не так, как надо.
        - Нет, - сказала она дрожащим голосом. Все ее тело содрогалось от сильных спазмов, которые, казалось, возникали где-то глубоко внутри ее, в самой ее душе.
        Ричард услышал в ее словах невыплаканное горе.
        Он нес ее легкое как пушинка тело, дрожащее как осиновый лист, в своих сильных руках. Он нес ее в их покои, место, которое она хорошо знала, где чувствовала себя в безопасности. Теперь она в безопасности. Она должна знать, что теперь она в безопасности.
        Там его встретили Уильям с Роландом. Их мечи были обнажены, а на лицах написана решимость.
        - Присмотрите за ней, - скомандовал Ричард. - Мне нужно сделать еще кое-что.
        - Сделаем все от нас зависящее, - ответил Уильям, но Ричард уже не смотрел на него. Он положил Изабель на их кровать и накрыл толстым покрывалом из меха куницы. Она все еще дрожала, свернувшись комочком и крепко-крепко обхватив себя руками за колени. Но он должен оставить ее на время, потому что в Дорни было все еще небезопасно.
        Как тихое приведение, следом за ним шел Роланд. В глазах обоих светилась решимость, когда они молча шли в подземелье. В нем стояла мертвая тишина. Без колебания Ричард отрубил голову безжизненно лежащего на полу Адама. Подняв ее за мерцающие в свете факела темно-рыжие волосы, он быстро пошел вверх по лестнице.
        Люди заполняли внутренний двор с поразительной быстротой. Каждый стремился посмотреть на ужасное зрелище, которое предстало их глазам, но еще больше народ хотел посмотреть на Ричарда в гневе.
        Их лорд больше не был монахом.
        Ричард не обращал на них никакого внимания. Он быстро шагал в холл, неся в руке свою кровавую ношу. Хенли с одним из рыцарей Молтона играли в шахматы, когда увидели Ричарда. На их лицах не отразилось никаких эмоций. Ричард даже не думал о Бертраде, мысли о свершенном им грехе оставили его. Он уже не боялся осуждения Хенли: все его опасения были смыты потоком крови, которую он пролил, защищая Изабель. Все, что видел Ричард, стоя лицом к лицу с Хенли, - это испуганное лицо Изабель и ее тщетно борющееся хрупкое тело.
        Ричард бросил голову Адама, и она покатилась по каменному полу, остановившись у ног лорда Хенли.
        Хенли отскочил в сторону.
        - Ты притащил этого паршивого пса ко мне в замок, несмотря на мой протест, - грозно произнес Ричард. - Он осмелился протянуть свои грязные руки к моей жене и заплатил за это собственной жизнью. Так будет с каждым, кто осмелится обидеть Изабель. Забирай то, что от него осталось, и уезжай. Немедленно.
        За его спиной стоял Роланд, молчаливо поддерживая его. Но в этом, казалось, не было необходимости. У Хенли не возникло никакого желания сражаться, а если бы и возникло, то Ричард был бы ему более чем достойным противником. Это понял каждый, кто присутствовал в холле. Ричард каждый день встречался лицом к лицу со своими демонами, а такой воин почти не знает страха. По правде говоря, его сила увеличилась во много раз после его сражений с невидимыми силами тьмы.
        Хенли посмотрел на голову с кровавым обрубком, оставшимся от шеи, а затем поднял глаза на Ричарда. Не говоря ни слова, он вышел из холла. За ним поспешили его вассалы.
        - Я провожу его до ворот, - вызвался Роланд. - Вы нужны своей леди.
        Ричард благодарно кивнул и глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. Если бы понадобилось, он с удовольствием убил бы Хенли. С удовольствием и без малейшего раскаяния. Настолько он отдалился от бенедиктинского братства. Но осознание этого не принесло ему ни боли, ни чувства утраты. Он больше не монах. Но это уже в прошлом, а Изабель он нужен сейчас. В этом Роланд прав.
        Уже во второй раз он рванул вверх по ступенькам в поисках своей жены. Разве он когда-либо стремился к своим молитвам с таким не терпящим отлагательства рвением? Уильям стоял спиной к открытой двери в комнату, и Ричард мог видеть Изабель, застывшую около окна. Она вцепилась в каменный подоконник так, что побелели костяшки пальцев.
        - Она не хотела оставаться одна и попросила не закрывать дверь, - мягко объяснил Уильям.
        Машинально кивнув, Ричард прошел мимо Уильяма из Гринфорда. Его мысли целиком и полностью были заняты женой.
        - Изабель, - позвал он, и каждый звук ее имени был столь же приятен его языку, как причастие.
        Она сразу же повернулась к нему, и из ее глаз хлынули так долго сдерживаемые слезы. Они тихо капали вниз, потому что Изабель всегда молча переживала свои огорчения и неудачи. Он знал эту ее черту. Он так хорошо знал ее, свою жену.
        Она была вся в крови, впрочем, как и он сам. В крови были ее волосы, ее платье, ее руки и лицо.
        Она кинулась в его объятия, приникнув лицом к его широкой груди, и ее рыдания эхом отозвались в его сердце.
        Изабель.
        Он поднял ее на руки, ощущая радость от прикосновения ее теплого тела, наслаждаясь даже тем, что он просто чувствует рядом ее дыхание, упиваясь мерным стуком ее сердца, отражающегося от его груди. Она жива. Жива, цела и невредима.
        Все возрастающее чувство радости окутало его, как облака окутывают солнце. Как знакома ему эта радость от ее присутствия. Знакома и естественна. Он отпугнул ее от себя, женщину, которая знала каждый уголок его сердца. Каким он был дураком! Он слушал колкости Николаса и других мальчишек, стыдящих его за то, что он водит дружбу с невестой своего брата. Она была единственным его другом, а он убедил себя, что его привязанность к ней, его потребность в ее участии - это акт предательства и вероломства. И он начал избегать ее, а она только изумленно смотрела на него. Изабель жаждала его дружбы, его тепла, а он сам отогнал ее, оставшись один. Но во всем Молтоне, нет, во всей его жизни для него существовала только Изабель.
        И от этой мысли, от этого неожиданного открытия сердце замерло у него в груди.
        Глава 25
        С нескрываемым удивлением Ричард наблюдал, как в их покои заносят огромную деревянную ванну. Уильям стоял в дверях, руководя слугами.
        - Повторяю, вы можете идти отдохнуть, - сказал Ричард, когда бадья заняла место посередине комнаты.
        - Вы ничего мне не сказали, только кивнули головой, как я предположил, в знак приветствия, - ответил Уильям. - Я позаботился о ванне: она смоет и грязь, и волнение.
        - Похоже, у вас припасен ответ на все случаи жизни, - протянул Ричард.
        - И это сослужит вам хорошую службу, - подтвердил Уильям, подходя к Ричарду ближе. - Ваша жена должна смыть все следы этого происшествия со своего тела и из своих мыслей. Мы должны вернуть ей ее прежнюю чистоту и невинность. Ванна излечит ее, поможет смыть с себя чувство вины.
        Ричард внимательно изучал лицо Уильяма, заглядывая в его глубокие серебристо-серые глаза. За его легкими и шутливыми словами скрывались хорошо спрятанные боль и разочарование. Возможно, он постиг эту мудрость после собственного неудачного опыта?
        - В случившемся нет ее вины, - произнес Ричард.
        Уильям улыбнулся:
        - Хорошо сказано, Ричард, лорд Дорни, и это чистая правда. Но мысли женщины подобны зайцу, убегающему от преследователя. Никогда не можешь знать заранее, что она подумает или решит. Нужно привести мысли Изабель в порядок, но действовать надо осторожно: медленно и нежно.
        - И начать нужно с горячей ванны? - улыбнулся Ричард.
        Уильям изящно пожал плечами:
        - Чистота еще никогда никому не приносила вреда.
        - Нет, не приносила, - согласился Ричард. - А к Изабель я чувствую только нежность. У вас не было необходимости напоминать мне об этом, но я признателен вам за откровенность.
        Уильям улыбнулся и крепко сжал ему руку. Затем повернулся к выходу.
        - А за ванну?
        - И за ванну тоже.
        - Я знал, что мой нюх никогда меня не подводит. - Уходя, Уильям комично фыркнул и сморщил нос.
        Мимо Ричарда к высокой кровати, на которой сидела, содрогаясь в тихих рыданиях, Изабель, быстро прошла Джоан. Она обняла за плечи сидящую в середине постели Изабель, пытаясь хоть как-то утешить ее. От горячей воды в бадье, в которую уже добавили особое ароматное мыло лорда Уильяма, шел пар. Джоан начала аккуратно раздевать Изабель, бормоча ей в ухо какую-то чепуху: так женщина старалась хоть немного ободрить свою госпожу.
        По лестнице поднимался Роланд, его плащ бесшумно развевался позади него. Ричард прикрыл дверь, чтобы скрыть от посторонних глаз свою Изабель, и повернулся к Роланду.
        - Хенли покинул замок. И его вассалы с ним, - сказал Роланд. - Он ушел, не сказав ни слова, и даже не обернулся.
        - Вы ожидали чего-то другого?
        - Он так настаивал на въезде в Дорни, вполне возможно, что он мог заупрямиться, не желая покидать его.
        - Вы не совсем понимаете его мотивов, - заметил Ричард. - Хенли бросается в бой, только если твердо уверен в своей победе. А при малейшем признаке действительной опасности, при малейшей вероятности проигрыша он быстро уносит ноги.
        Ричард увидел в темных глазах Роланда немой вопрос, но тот из вежливости не стал ничего больше говорить. Тут все ясно: почему Хенли был так уверен в том, что сможет въехать в замок? Да потому, что он был уверен в том, что подчинил себе Ричарда.
        Хенли всегда был уверен в этом.
        Сквозь толстую деревянную дверь Ричард услышал тихие рыдания, доносящиеся из комнаты, и сразу же поспешил к жене, мгновенно забыв и о Роланде, и о Хенли.
        Широко раскрытыми от ужаса глазами Изабель смотрела на пропитанное кровью блио, которое Джоан только что сняла с нее.
        - Ничего страшного, Изабель, - повторяла Джоан, держа в руках окровавленное платье.
        Ричард, одним прыжком оказавшись рядом с женщинами, выхватил из рук Джоан роковое блио и вышвырнул его в окно.
        - Теперь все позади, Изабель, - произнес он.
        Округлившиеся от страха зеленые глаза уставились на него.
        Она стояла раздетая, и на молочно-белой коже ее запястий явственно виднелись оставленные грубыми пальцами Адама синяки. Ее лицо было все еще испачкано кровью, но это было не важно. Главное - она цела.
        - Иди сюда, Изабель. Помойся. Разве ты не хочешь стать чистой? - спросил он.
        - Я хочу улететь отсюда. - Ее голос напоминал шуршание осенних листьев на ветру.
        - И ты не возьмешь меня с собой? - спросил он, но тут же прикусил язык. Не стоило показывать свою слабость при Джоан. Он оглянулся и увидел, что дверь плотно закрыта: Джоан оставила их, они были одни в комнате.
        Он хотел ее. Даже такую: избитую, всю в крови, дрожащую от страха. Он хотел ее. И даже больше - она была нужна ему как воздух, как сама жизнь. А ей хочется только одного - покинуть его.
        - Ты уже улетел, - сказала она. Ее мокрые волосы слиплись в бурые пряди. Она напоминала только что вылупившегося из яйца цыпленка - такая же хрупкая и влажная. - Ты улетел, оставив меня.
        - Я здесь, Изабель, - возразил Ричард и, нежно обняв, осторожно приподнял ее и бережно опустил в горячую ванну.
        - Сейчас, - горько сказала она.
        - Всегда, - пообещал он.
        Это слово вызвало в ее душе радостное волнение, но Изабель подавила в себе это чувство. Если бы это действительно было так… Но это не так, и она прекрасно это знает. Она вовсе не дура. Сейчас он готов сказать ей все, что угодно, чтобы успокоить ее. Он никогда не останется с ней. Нельзя быть братом-бенедиктинцем и жить в Дорни.
        Она позволила ему купать себя, его осторожным пальцам скользить по ее намыленной коже. Его нежные прикосновения успокаивали ее. Горячая вода согревала ее измученное тело, вытесняя из памяти холодные прикосновения Адама и растапливая лед, сковавший ее после его подлого нападения.
        Неужели она сама во всем виновата?
        Эта мысль никогда не даст ей покоя.
        Наверное, она такая же, как Элис. Наверное, она сама будит в мужчинах жажду насилия. Наверное, смерть Адама - целиком на ее совести.
        Ричард самозабвенно омывал ее расслабившееся тело. Его пальцы ласкали ее кисти, предплечья и плечи. Затем он нежно помассировал ее ступни, прошелся мыльной тряпочкой по длинным стройным ногам. Он вымыл ей волосы, нежно массируя пальцами кожу головы, не оставляя на темных прядях ни малейших следов крови. Он делал все так нежно, с такой любовью, как будто имел дело с маленьким ребенком. Или как будто монах жалел кающегося грешника. Эти прикосновения не были прикосновениями мужа.
        Он хотел ее так сильно, что его буквально трясло от страсти. Нет, то, что он чувствовал, было больше, чем страсть. Это была необъятная река, смешанная из желания, тоски и благодарности, и воды ее омывали его тело так же упорно, как он сам мыл сейчас Изабель.
        Ароматная вода смывала с нее остатки воспоминаний о грязном нападении Адама. Изабель цела, она в безопасности. Это все, что имело для него значение. Ричард благодарил Бога, что пошел ее искать и нашел так вовремя. И он молил Бога, чтобы тот дал ему сил не показать своей жене переполнявшее его желание: ведь сейчас она явно не хочет его как мужчину. Ей нужна его сила, его защита; его желание станет для нее бременем, которое заставило ее дрожать вчера ночью в брачной постели.
        Он вынул ее из бадьи, как малого ребенка, и начал медленно вытирать ее влажное тело куском мягкой ткани. Она спокойно стояла, послушная и безразличная ко всему. Она никогда не была такой.
        Когда он закончил вытирать ее, Изабель кинулась на кровать и укрылась теплым мехом. И все равно ей не удалось унять дрожь в теле. Его сердце разрывалось на части, когда он видел, что его всегда такая живая, дикая и веселая Изабель так скована страхом.
        Он снял с себя собственную окровавленную одежду и выбросил ее в окно. Изабель следила за ним одними глазами, но затем смущенно отвела взгляд, когда он начал погружаться в воду, в которой недавно сидела она сама. Ванна становилась холодной, и Ричард начал поспешно мыться. Он должен очиститься, смыть с себя все признаки совершенного им убийства, прежде чем снова коснется ее.
        Следы убийства были только снаружи, внутри же его не было ни раскаяния в содеянном, ни вины от отсутствия этого раскаяния. Единственной целью, которую он преследовал, была защита Изабель, и он успел спасти свою жену в самый последний момент. Если бы он не подоспел вовремя… Нет, никогда больше такого не повторится.
        - Если ты так и будешь выбрасывать одежду из окна, скоро нам не в чем будет ходить, - сказала она с робкой улыбкой.
        - А разве Дорни не преуспевающее имение? - улыбнулся он в ответ.
        - Да, но только потому, что мы носим свою одежду больше, чем один раз. - Внезапно она опустила глаза, печально вздохнув. - Это платье принадлежало моей матери.
        - Мне очень жаль, Изабель, - произнес он, пытаясь взглядом отыскать ее глаза. - У моей матери было много платьев, которые очень пойдут тебе. Они будут твоими, как только мы приедем в Уорфилд.
        Она только кивнула в ответ.
        Изабель увидела желание в его глазах и от этого начала дрожать еще сильнее. Внезапно он стал таким же, как тогда, давным-давно, когда поцеловал ее в первый раз. Может быть, тот поцелуй, тот единственный поцелуй не был ложью…
        Но это уже не имеет значения. Она не хотела желать его так, как раньше. Ей было слишком больно, когда Ричард изменил свое решение, поменяв, таким образом, всю свою жизнь.
        Изабель не доверяла ему, не могла, не смела довериться этому человеку. Ее сердце кричало, но она безжалостно заглушала его вопли.
        Ричард уже смотрел на нее так, как сейчас. Это случилось только однажды, и его синие глаза были глубокими, как озера, и сверкали, как звезды. Его брови темными дугами нависли над светящимися глазами, его полные, четко очерченные губы казались неестественно красными на фоне белоснежных зубов. Так выглядит человек, пойманный в цепи желания. Один раз она уже видела на лице Ричарда такое выражение и верила тому, чему не поверит больше никогда: что тот Ричард тоже любил ее. Мужчина может испытывать плотское желание, даже не ведая, что такое любовь. Действия Адама и Ричарда неоднократно доказывали это.
        Ричард встал из воды. Его твердая, налитая плоть говорила обо всей глубине его желания. В его глазах было столько же горячего желания, сколько в ее - холодного подозрения. Даже не удосужившись вытереться, он приблизился к кровати. Вода тонкими струйками стекала с его возбужденного тела, собираясь маленькими лужицами в волосах на груди, на животе, на бедрах. Его глаза резко выделялись на бледном лице, острые скулы подчеркивали мужественность лица, мягкие губы раскраснелись от жгучего желания. Он медленно приближался к ней - влажный, твердый, темный и стройный. А она, вся дрожа, безвольно лежала на кровати.
        Но он не знал, что она дрожала из-за него.
        Солнце как раз скрывалось за горизонтом, отбрасывая розовые и желтые лучи на низкие серо-фиолетовые облака, на верхушки деревьев. Но даже при таком скудном освещении она отчетливо видела страсть в его глазах. Океан желания, в котором не было ни капли любви. Страсть сменится виной, и он снова отвергнет ее. Помня их единственный поцелуй, она заранее знала, что случится завтра.
        - Изабель, - сказал он, наклоняясь к ней. Его влажная кожа блестела, и от нее приятно пахло мылом. Вода стекала с его блестящих черных волос; искрящиеся в отблесках заката капельки падали ему на плечи… и на лежащую под ним Изабель.
        - Я хочу тебя, - выдохнул он.
        Она не смогла ответить. Казалось, что он украл из комнаты весь воздух, не оставив ей ни глотка. Лица Изабель касались исходящие от его горячего тела волны жара, заставляющие влагу с его кожи быстро испаряться. Она боролась с желанием прикоснуться к нему, почувствовать прохладу воды, уничтожаемой его жаркой плотью.
        Изабель боялась посмотреть ему в глаза. Если она увидит там его душу, она потеряет все. Вместо этого она уставилась на струйку воды, спускавшуюся вниз по его мускулистой груди. Достигнув лобка, она потерялась в густых волосах.
        Нет, никогда больше.
        Она не сможет больше вытерпеть это. Не сможет испытывать такое три года. Она не выдержит даже одной ночи.
        - Ты нужна мне, - хрипло сказал он.
        Только желание. Любви нет. Ему нужна она? Нет, ему просто нужна женщина. А завтра он убежит от нее, как сделал это прежде.
        А что нужно ей? Ребенок. Ей нужен ребенок. Она хочет иметь ребенка. И дать его может только Ричард. Она должна помнить об этом, должна пройти через это ради ребенка; ради того, чтобы дать Дорни наследника, она должна вынести эти муки. И тогда она будет свободна от этой агонии. Она освободится от него.
        - Возьми меня, - произнесла она, закрывая глаза, чтобы не видеть склонившегося над ней Ричарда.
        Она подчинится ему. Это ее супружеский долг. Но никто не заставляет ее открывать свое сердце, и он не сможет причинить ей душевную боль, утолив в ее теле свою страсть.
        Это будет несложно, он проделает все быстро и незаметно, чувство вины заставит его поторопиться. Вчера она отпила из чаши его страсти и теперь знает, чего ей ожидать. Все мужчины, равно как и их поведение, так похожи, так предсказуемы.
        Изабель знала это, когда он впервые прикоснулся к ней.
        Но его прикосновения были совсем иными, чем вчера ночью.
        Его руки гладили ее лицо, кончики пальцев обводили ее черты, следуя их неповторимым изгибам. Он провел пальцем вниз по ее носу, очертил линию губ, спустился вниз к шее. Он делал все так мягко, так нежно, что она невольно задрожала в ответ на его ласки. Он подтянул ее к краю кровати, как и вчера ночью.
        Но все было совсем иначе, чем вчера.
        Изабель видела, как пульсирует жилка у него на шее, как вода испаряется с его тела, превращаясь в легкий, еле видимый туман. Она закрыла глаза и крепко зажмурила веки: она подавит просыпающееся внутри ее желание тем, что не будет смотреть на него. Он обхватил ладонями ее лицо, и его мягкие губы коснулись ее виска. Теплое дыхание овеяло ее кожу. Совсем другое, чем отвратительное зловонное дыхание Адама. От Ричарда пахло очень приятно, его запах настолько понравился Изабель, что ей захотелось приникнуть лицом к его груди и вдыхать, нет, пить аромат его кожи. Но она не сделала этого. Это не входило в ее супружеские обязанности. Все, что от нее требуется, - это выдержать его близость, и именно это она и сделает.
        - Как ты чувствуешь себя, Изабель? - спросил он. Даже не открывая глаз, Изабель чувствовала, что он смотрит на нее. - Наша близость не… не принесет тебе боли?
        Она поняла, что он имеет в виду Адама. Но воспоминания об этом человеке потускнели, вытесняемые руками Ричарда, взглядом Ричарда, ароматом Ричарда. Все, что Адам ей оставил, - это давящее чувство вины. Ричард же заполнил собой всю ее и все пространство вокруг.
        Но ему она в этом не признается.
        - Нет, - ответила она, заставляя себя посмотреть на него. Ее глаза были холодными, а взгляд отчужденным. - Можешь продолжать, я готова.
        Глаза Ричарда были такими темными, в них было столько боли и страсти, что Изабель быстро отвернулась, пока он не понял ее притворства.
        - Нет, - выдохнул он. - Ты далеко не готова. Но я смогу это изменить.
        Нетерпение, перемешанное с опасением, росло в ней с каждой секундой. Она не хотела, чтобы он менял что-то. Почему бы ему просто не раздвинуть ей ноги и не покончить со всем этим? Чего еще требовал от них супружеский долг?
        Но Ричард не думал об обязанностях.
        Она, его Изабель, была такой спокойной, спокойной и тихой. Она сдерживала себя, подобно пойманному соколу, посаженному на цепь: тихому, осторожному, подозрительному. Нетерпение, которое она проявляла на брачном ложе, будучи девственницей, сменилось холодностью. Эта женщина хотела только одного: чтобы все поскорее закончилось. Это он сделал ее такой, из-за него она изменилась.
        Но он сумеет ее излечить.
        Он хотел видеть прежнюю Изабель, ту, какой она была до того, как он сломал ее дух.
        Она сидела на куске меха куницы, ее все еще влажные волосы ниспадали на плечи и спину, прикрывая обнаженное тело. Никогда еще она не выглядела такой хрупкой и такой желанной одновременно. И Ричард не мог понять по выражению ее лица, что она думает. Но он слышал боль в ее голосе: Изабель воздвигла внутри себя стену с целью защититься от него. Она всегда была открытой, как летнее небо в полдень - искрящаяся, солнечная, теплая. Теперь же она стала подобно ночи - темная, холодная и таинственная.
        Да, он не знал, как говорить с этой Изабель, но все же и в ночи есть свои удовольствия: ночью на небе появляются звезды, такие знакомые и яркие. Он будет присматриваться к Изабель, изучать ее привычки и капризы, будь они темными или светлыми, и сумеет наконец найти путь к ее сердцу. Он не потеряет ее.
        Больше не потеряет.
        Он не может отдалить ее от себя еще больше - ведь она даже не смотрит на него.
        Прекрасно, значит, он добьется ее внимания прикосновениями, и только ими. Даст Бог, у него все получится.
        Он провел ладонью по ее волосам. Темные пряди были гладкими и все еще влажными на ощупь. Он поднял тяжелую темную гриву и, открыв шею и грудь, легко перебросил ее назад, отчего волосы каскадом разлетелись по спине. Но они покоились на ее обнаженной коже лишь мгновение, потому что Ричард снова собрал их и снова дал им упасть, и еще раз, и еще. Ее тело то скрывалось от его глаз, прикрываясь черным шелковистым водопадом, то вновь открывалось его взору. Он заставлял ее волосы извиваться в каком-то диком эротическом танце, который дразнил и возбуждал его.
        - Твои волосы еще влажные, - сказал он.
        - Как и твои, - ответила она, не открывая глаз.
        - Нет, мои уже почти высохли. Потрогай сама, и ты убедишься в этом.
        - Нет! - резко выдохнула она, пряча ладони между коленей.
        Она не станет прикасаться к нему.
        Но он будет трогать ее.
        Он уронил ее волосы вперед, и их мягкие пряди закрыли ее нежные молочно-белые груди. Слегка завивающиеся концы легли ей на колени. Он позволил своим рукам, своевольным и упрямым, гладить ее волосы. Нежные пальцы провели сверху вниз, чувствуя хрупкость ее ключиц, мягкость полных грудей, гибкость талии… стук ее сердца.
        - Твои волосы, - сказал он, поигрывая одной прядью, лежащей на бархатистой коже ее бедра, - твои волосы звали меня день за днем, месяц за месяцем, год за годом.
        У нее перехватило дыхание, и она задрожала. Но не открыла глаз.
        - Я молился, молился о том, чтобы ты убрала волосы. Заплела косу, сколола их чем-нибудь, закрыла платком, хоть как-то скрыла их от моих глаз. Но ты этого не делала. Откуда ты знала, что именно это приведет меня к погибели? Как ты сумела узнать меня так хорошо?
        - Я не знала.
        Ричард улыбнулся и провел по длинному локону кончиком пальца.
        - Знала.
        - Нет, я…
        - Ты знала, как я хотел тебя, знала, что каждую минуту своей жизни в Молтоне и вне его я боролся со своим нежеланием отказываться от тебя. Отказываться от твоих взглядов, улыбок, прикосновений. Да, ты знала, как я хочу тебя. Ты слишком хорошо знала меня, чтобы не замечать моего отношения к тебе.
        Он накрыл ладонями бугорки ее грудей, и она задохнулась, почувствовав, что ее соски напряглись и стали горячими под прохладным каскадом волос.
        - Твои волосы почти высохли, - произнес он, лаская ее.
        Изабель опустила голову и тихо застонала. Эти ощущения были совсем не похожи на те, что она испытала вчера ночью.
        Ее муж больше не говорил, что должен делать то, чего ему не хочется. А ведь именно об этом она мечтала, именно так представляла себе близость с Ричардом. Даже слова, произнесенные им, разжигали в ней огонь. Разве не хотела она услышать от него, как он желает ее, все то время, пока она томилась в своих несбыточных мечтах? Такого нападения она выдержать не сможет. Она могла противиться очарованию Ричарда, когда он был далеко, но как все-таки прекрасно, когда он такой страстный, такой решительный, каким может быть лишь он один!
        Но она должна сохранить свое сердце, не позволить причинить себе душевную боль, даже если пустит его внутрь своего тела. А это возможно, если только он поторопится и быстро покончит с этим. Это соблазнительное приключение может стать ее концом, даже если она не будет смотреть на него.
        Он мужчина. Ни один монах не смог бы так смотреть на нее, так говорить с ней, так прикасаться…
        Губы Ричарда опустились на ее шею, его ладонь снова легла ей на грудь, и Изабель почувствовала, как бешено застучал пульс у нее внизу живота. Она извивалась, мучимая желанием, которое, казалось, сосредоточилось у нее между ног, вызывая ощущение жара и влаги.
        И ноющей пустоты.
        Его губы проложили влажную дорожку вверх по шее к подбородку, затем нежно коснулись ее щеки. Его легкие поцелуи напоминали прикосновения солнечных лучей: мягких и в то же время горячих. Она удовлетворенно вздохнула и почувствовала, что он улыбнулся, обвивая руками ее талию, пряча большие пальцы под ее грудями.
        Он не должен делать этого.
        Неужели она будет падать в объятия Ричарда каждый раз, стоит ему только улыбнуться?
        Но сейчас он не просто улыбался. Его рот коснулся уголка ее губ, и она задрожала, почувствовав захлестывающую ее волну удовольствия. С каких это пор Ричард стал таким чутким? Таким нежным? Тот их давний поцелуй в конюшне совсем не был похож на это.
        Она резко села, оторвав от него свои губы. Ну конечно же, он узнал это искусство от Бертрады, умелой преподавательницы науки чувственных наслаждений.
        - Я не хочу целовать тебя, - сказала она, открывая глаза, пронзая его насквозь своим отказом.
        Ричард выпрямился и посмотрел в ее кристально-чистые глаза. Он понял все. Он понял, как больно ранили ее такие же слова, брошенные им в такой же момент. Как страдала она, неопытная девственница, услышав такое в свою первую брачную ночь от собственного мужа. На своей собственной постели.
        Но он не остановится. И не будет снова брать ее, пока она не готова. Но они будут близки сегодня. Его руки начали нежно поглаживать ее груди. Она смотрела ему в глаза в молчаливом протесте, в то время как его пальцы поигрывали с ее розовыми сосками.
        - Я не хочу, - почти задыхалась она, - чтобы ты прикасался ко мне.
        О Боже! Хотя он знал, почему она так говорит, знал, что она просто возвращает его же собственные злые слова, но все же они острыми иглами пронзали его сердце. Не хочет, чтобы он касался ее? Он будет трогать свою жену, пока Христос не призовет его на небеса.
        Он мягко подтолкнул ее, и она упала на спину. Без возражений, без протеста. Лишь ее янтарно-зеленые глаза не мигая уставились на него. Она ненавидит его. И она хочет его.
        Как хорошо была ему известна сила этого противостояния желаний. Он знал, что она изо всех сил пытается обуздать свое рвущееся наружу желание. Он знал. Потому что сам так же пытался укрыться от своего желания, когда хотел ее, с такой же решимостью говорил те же самые слова. И он потерпел неудачу. И хотя он знал все это, ее слова все еще будоражили его кровь.
        Он лег на нее, отбросив в сторону нежность и осторожность, желая ее всем сердцем и всей душой. Желая ее… и требуя, чтобы и она хотела его в ответ.
        Ее маленькое податливое тело изгибалось, томимое страстью, ее волосы как черное покрывало рассыпались под ее спиной. Он поцеловал ее, прижимаясь к ней бедрами, давая ей почувствовать, какое она будит в нем желание.
        Она подалась ему навстречу: ее бедро прижалось к его ноге, его естество коснулось ее кожи. Она взяла его руки и протянула было к своим волосам… но отбросила их от себя. Но ее бедра тянулись к нему, жаждущие освобождения. Он яростно поцеловал ее губы, отчего они стали ярко-красным пятном на бледном, молочно-белом лице.
        Задыхаясь, она прошептала:
        - Я не хочу чувствовать на себе твою тяжесть…
        - Нет? - И его глаза заблестели: дикое желание смешалось в них со жгучей яростью. - Ты забыла, что должна получить удовольствие, чтобы зачать ребенка?
        Он навис над ней, мышцы на его длинных руках натянулись в струну в ожидании ее ответа. Его бедра все еще прижимались к ее ногам, и она почувствовала вдруг нестерпимое желание потереться об него, почувствовать упругость мышц на его ногах. Сейчас он был тем Ричардом, с которым она целовалась в конюшне: диким, горячим, ненасытным. Она не ощущала страха, как и тогда. Она не боялась его. Только самой себя, своей слабости, податливости.
        Как она однажды задумала, так и будет: он вернется к бенедиктинскому братству. Оставит ее. Но оставит ее с ребенком. Ей нужен ребенок.
        - Я знаю, что должна родить наследников, - произнесла она, глядя на его шею. На нее падала тень от его подбородка, отчего его горло казалось одновременно и сильным, и уязвимым. Его пристальный взгляд прожигал ее насквозь, разгадывая ее планы, но она старалась не смотреть ему в глаза. Она была столь же уязвима, как его незащищенная шея, но не хотела, чтобы он узнал об этом. Она отбросила от себя свои мечты и чаяния, освободив место для достоинства и долга. Он не должен ничего менять. Пусть она остается такой.
        - Сделай же то, что должен, - сказала она.
        Солнце скрывалось за верхушками деревьев, его оранжево-золотой диск быстро мерк, охваченный темной массой веток и сучьев. Последний теплый лучик осветил комнату, и Изабель увидела в его глазах торжество и решимость. Он перешел в более активное наступление.
        Она дала ему разрешение соблазнить себя, и он воспользовался этим. Его нападение, а иначе и не назовешь, было столь же стремительным, сколь совершенным. Она день за днем вспоминала тот их поцелуй в залитой солнцем конюшне, мечтала о нем, и вот он сделал ее мечту реальностью, но эта реальность оказалась в тысячу раз прекраснее.
        Его губы буквально впились в ее рот, но ей не было больно. Его язык ласкал ее губы, стремясь прорваться внутрь, а она с трудом сдерживала его яростную атаку. И вот его твердый горячий язык проник в ее рот, быстро и настойчиво исследуя каждый уголок ее влажной пещерки, и она не стала противиться ему. Она не могла сделать ничего, чтобы остановить его.
        Ричард благодарил Бога, что она не оттолкнула его. Его рука все еще сжимала ее грудь, поигрывая с твердым бугорком в центре молочно-белого холма. Легкое покалывание волнами расходилось по ее коже, рождаемое его умелыми пальцами. Она выгнулась ему навстречу, не в силах противостоять его ласкам, чувствуя стыд оттого, что ему так легко удалось завладеть всей ее волей. Где ее хваленая выдержка, призванная защитить ее тело от блаженства, которое дарил ей он?
        Исчезла, улетела, испарилась, как только он в первый раз коснулся ее, когда поцеловал ее в губы, посмотрел ей в глаза.
        Она не должна так легко сдаваться. Он уйдет, покинет ее, оставив после себя только холодные воспоминания и… ребенка.
        Его рот оторвался от ее губ и стал медленно спускаться вниз по ее шее, стремясь к груди. Он ласкал ее рукой и ртом, заставляя снопы искр рассыпаться в разные стороны. Маленькие осколки блаженства истязали все ее тело, сосредоточиваясь внизу живота. Она извивалась под ним, желая большего и стыдясь своих желаний, своего бесстыдства, своего вожделения.
        Ничего такого она не чувствовала, когда он целовал ее там, в конюшне. Но он чувствовал. И теперь она поняла, почему он оттолкнул ее тогда, почему убежал от нее, почему не смел взглянуть ей в глаза. Если именно это и есть желание, его стоит бояться, но также стоит и тосковать по нему. Такой страстью управляет только ее собственный голод, ничто не может изменить ее, заставить замолчать - только она сама.
        И все же Ричарду удалось вынудить свою страсть повиноваться желанию Господа и своему собственному.
        Тут на Изабель снизошло озарение: внезапно она увидела Ричарда таким, каким он был, - человеком сильным и дисциплинированным. Человеком, соблазнившим жену своего лорда и одевшимся в рясу, чтобы искупить свой грех. Но эти два облика совершенно противоречили друг другу. Она не понимала, как он мог одновременно быть и тем, и другим.
        Но он не дал ей времени поразмыслить над этим. Его рука медленно поползла вниз: от груди к тонкой талии, а оттуда к нежному стройному бедру. Все еще не отрывая горячих влажных губ от ее напрягшегося соска, он ласкал рукой нежную кожу у нее под коленом, вынуждая ее расслабить ногу, согнуть ее, открыться его ласкам. И она сделала это.
        Страсть сжигала ее изнутри. У Изабель не было силы воли ее мужа, и она не могла противиться зову плоти.
        Она вся дрожала. Дрожали ее руки, ее ноги. Простыни под ее бедрами сбились, но она не обращала на это внимания. Ее тело выгибалось навстречу его прикосновениям, которые он дарил ей руками и ртом. Она хотела, чтобы он трогал ее, гладил ее, она хотела его самого. Ей было не важно, что он сделает в следующий момент. Ей просто не хотелось, чтобы он останавливался.
        И все же, несмотря на то что она полностью подчинила ему свое тело, Изабель тщательно старалась оградить свою душу. Она не может полностью открыться, отдаться ему. Это обойдется ей слишком дорого. Для него эта страсть всего лишь часть супружеского долга, так же будет и для нее. Но она не станет прятать свое сердце в такую же броню, какая была у Ричарда. Ей и не придется делать этого, потому что он уедет.
        Его рука накрыла заветный бугорок, зарывшись в мягкие завитки, подбираясь к ее самому укромному местечку, в то время как его рот жадно целовал ее шею, оставляя на ней красные следы. Она жаждала его грубых поцелуев, наслаждаясь той болью, которую он причинял ей. То была сладкая боль, смешанная с возбуждением и страстью. Она извивалась, постанывая от удовольствия, от неутоленного желания.
        Ее горячее лоно стало влажным, она чувствовала внутри ноющую пустоту. Пульс бешено стучал внизу живота, все внутри сладко сжималось в жажде освобождения. Она чувствовала ноющую боль в сосках и выгибалась навстречу его ласкам. Она открылась ему, она была готова. Нет, даже больше чем готова… но Ричард отстранился от нее. Сначала он убрал руку от ее влажного лона, затем его губы оторвались от ее шеи. Он приподнялся на руках и заглянул ей в глаза.
        Изабель часто дышала, ее глаза были словно в тумане, а покрасневшие от неистовых поцелуев губы были сухими и потрескавшимися.
        Почему он остановился? Разве это не самый подходящий момент, чтобы выполнить супружеский долг? Как сможет она забеременеть, если он не собирается продолжать? Он погладил ее нежную кожу, успокаивая ее. Осторожные пальцы массировали чувствительное тело, не давая угаснуть разгоревшемуся внутри ее пламени, но и не разжигая его еще больше. Он мягко поцеловал ее бровь, и его теплое дыхание овеяло ее лицо. Ричард нежно массировал ее плечи. Он поднял ее и провел руками по ее волосам, его пальцы были необычайно мягкими и нежными. Он прикоснулся к пульсирующей жилке у нее на шее, а она смотрела на него. Постепенно ее взгляд становился все более ясным.
        - Я оставил на тебе след, - сказал он, обводя кончиками пальцев красное пятнышко. - Но не раскаиваюсь в этом.
        Он всегда говорит о раскаянии. Он всегда будет ждать прощения. Прощения, которого она не сможет ему дать.
        Глубоко вздохнув и чувствуя, как ее пульс восстанавливается, она посмотрела на него. Его взгляд был мрачным и жестким, безразличным к ее чувствам. Его мужественная красота стала ядом для ее уязвимого сердца. Если она даст ему хоть малейшую возможность, он не задумываясь уничтожит ее.
        Он гладил ее волосы, скользя пальцами по длинным прядям, ласкал ее брови. Кончиком пальца провел по линии ее брови и дальше, по чувствительной и нежной коже носа. Большим пальцем он очертил ее рот, и Изабель содрогнулась от сладостного ощущения, разлившегося по ее губам. Она неосознанно потянулась к нему лицом, желая большего, жаждя новых ласк, стремясь к наслаждению.
        Этого было достаточно, чтобы он понял, что настало время двигаться дальше. Ричард обхватил ее ладонью за шею и приник жадными губами к ее податливому рту. Его грубый поцелуй зародил в ней почти животную радость, и она открыла губы, приглашая его войти внутрь, отведать сладость ее мягкого языка, изучить его. Узнать ее. И он принял приглашение, погрузив свой твердый язык-меч в мягкую податливость ее рта, он сделал это быстро, решительно и легко, как будто вонзал нож в жертву. Его действия были смелыми, уверенными; его руки блуждали по ее телу, и, казалось, эти прикосновения доставляют ему не меньшее удовольствие, чем ей. Он хотел трогать ее. Он хотел ласкать ее.
        Он крепко прижал Изабель к себе, обхватив обеими руками, и ее волосы темной пеленой окутали ее спину, свисая до самых простыней. Она осторожно обвила руками его шею, позволяя себе в первый раз прикоснуться к нему. Нет, не позволяя, а… не в силах больше противиться желанию почувствовать под пальцами его горячую кожу, ощутить силу его мускулов, раствориться в его мощном теле. Свободно прикасаться к нему хотя бы этой ночью.
        Три года. Сумеет ли он за три года подарить ей ребенка?
        Она охотно ответила на поцелуй, прижавшись мягкими полушариями грудей к его твердому как щит торсу. Он такой широкий, твердый, высокий. Он окутал ее своим телом, и она счастливо вздохнула, чувствуя себя в его объятиях так, как младенец чувствует себя в руках матери. Она терялась в нем, наслаждаясь каждой секундой этой прекрасной ночи.
        Зарывшись пальцами в волосы, он откинул ее голову назад и впился губами в нежную шею. Он покрывал влажными поцелуями ее бархатистую кожу, мягкую и пульсирующую от желания, спускаясь все ниже, пока наконец его губы не сомкнулись на ее твердом возбужденном соске. Она застонала и не узнала собственного голоса: он прозвучал необычайно хрипло и грубо. Ее руки сами собой прижали его голову к своей груди, безмолвно требуя новых, более смелых ласк. Она не видела его лица: его рука все еще крепко сжимала ее волосы, запрокидывая назад голову, но она чувствовала на своей коже его прикосновения, его поцелуи, и этого было достаточно. Даже больше чем достаточно.
        Ричард легонько покусывал кожу ее мягкой груди, и при этом его подбородок, покрытый отросшей за день щетиной, терся об ее чувствительную кожу. Внезапно его губы сомкнулись вокруг другого ее соска. Ричард стал нежно посасывать его, и Изабель буквально задохнулась от захлестнувшей ее волны блаженства. Она вцепилась в его волосы, пытаясь отстранить его голову, но пальцы не слушались, не желая прекращать эту сладкую муку. Он впился губами в нежную пухлую плоть рядом с ее плечом, оставляя на ней кроваво-красный след. Она хотела этого - она хотела, чтобы он пометил ее. Она хотела взять от него все, что он мог дать ей.
        Изабель беспокойно заерзала, и он разжал пальцы, удерживающие в плену ее волосы. В ту же секунду она припала губами к его шее, даря ему свои нежные поцелуи, и он застонал в ответ на ее робкие ласки. Его реакция придала ей смелости, и она продолжала целовать его уже более уверенно. Его кожа была соленой и влажной, это был вкус настоящего мужчины. Изабель чувствовала, как кровь пульсирует у него в жилах под ее мягкими губами, и это пьянило ее. Она хотела большего. Она хотела слиться с ним, стать его частью.
        Он поднялся на колени и потянул ее за собой. Она вся дрожала, руки не слушались, перед глазами словно стояла пелена. Но у нее хватило сил и желания прижаться к нему, провести руками по его широким плечам и вниз по крепкой спине. Он последовал ее примеру, обхватив ее своими сильными руками. Его пальцы блуждали по ее хрупкой спине, щекоча ее чувствительную кожу. Он спустился вниз по ее спине, взял в ладони ее ягодицы и крепко прижал Изабель к своему разгоряченному телу. Его руки были теплыми, движения резкими, почти грубыми. В каждом вдохе его и выдохе она слышала обещание блаженства.
        Она всю свою жизнь мечтала, чтобы он обладал ею, и теперь радовалась его близости с ней. Не важно, куда это приведет. Она с радостью будет принимать его ласки, до тех пор пока они не затрагивают ее душу.
        Его мужское естество стало твердым и огромным. И он прижал ее к себе, давая ощутить всю силу и размер своего желания. Она манила его своей мягкостью, своим теплом. Изабель развела бедра, приглашая его войти внутрь, в то время как он ласкал ее сзади. Убеждая его насладиться ею. Убеждая его взять ее.
        Внезапно он оттолкнул ее, так что она села на кровать. Она вся истекала соками, томимая желанием. Все ее тело сладко ныло, стремясь к освобождению. Ее била дрожь, сердце стучало как бешеное, дыхание было частым и тяжелым. Низ живота болезненно пульсировал, как если бы там была кровоточащая рана.
        Он мучает ее.
        И делает это нарочно. Никому не удалось бы случайно добиться такого. Он делает это с определенной целью.
        Ричард взял ее за плечи и мягко опустил на кровать. Она подчинилась ему, но в глазах ее светились смятение и непонимание, которые она тщетно старалась скрыть. Ее грудь тяжело вздымалась. Ричард встал с кровати и посмотрел ей в лицо. В темно-синей глубине его бездонных глаз светилось пламя, огненная страсть сжигала его изнутри.
        Нет, она не произнесет ни слова. Не будет спрашивать, почему он ждет, зачем мучает ее. Она не покажет ему, как ей больно, не откроет, какую власть он имеет над ней. Она больше не будет выставлять себя дурой из-за него.
        Ричард нежно поцеловал ее в губы, и она застонала, почувствовав отвращение к самой себе. Она закрыла глаза, чтобы не видеть его темный силуэт. Она была так возбуждена, что малейшее его прикосновение приносило ей боль, и все же все ее существо жаждало большего.
        Она просто дура.
        Ричард прикоснулся к ее колену, и, хотя его прикосновение было очень нежным, она почувствовала, как горит под его пальцами ее кожа. Она приказала себе не поддаваться соблазну и не разводить ноги, приглашая его в себя, хотя именно этого ей хотелось больше всего на свете. Ей хотелось сомкнуть вокруг него свою плоть, чувствовать его кожу, черпать его огонь, раствориться в нем. Хотелось стать с ним одним целым, неразличимым, неделимым.
        Но этого не должно случиться.
        Он положил ладони ей на бедра и начал медленно ласкать их, потирать и массировать. Его прикосновения не приносили ей разрядки. Его пальцы все плотнее подбирались к средоточию ее жара, ее боли. Он играл с ней. Но она не будет притягивать его к себе, хотя ее руки невольно дрожат, так жаждет она прикоснуться к нему, обнять, прижать к себе. Она не будет просить его целовать ее, ласкать ее, взять ее. Не будет. Изабель сжала руки в кулаки так, что ногти до боли впились в нежные ладони. Она не уронит своего достоинства. Она должна выполнить свой супружеский долг, ничего более.
        А он должен доставить ей удовольствие, но причиняет только боль.
        Ричард раскинул ее ноги, медленно, небрежно. Его руки были теплыми, движения уверенными. Он тяжело дышал.
        Она не будет смотреть на него. Если она увидит огонь в его глазах, то просто растает.
        Он широко развел ее бедра. Изабель чувствовала, что влажна, что ее лоно буквально горит от неудовлетворенного желания, и прохладный воздух, овеявший ее святая святых, принес небольшое облегчение. И все же он сделал это, не она. Она не станет торопить их соединение, она просто подчинится его воле. Это единственный способ спастись.
        - Я мог бы искупаться в твоем аромате, - прохрипел Ричард. - Он прекраснее самых изысканных духов.
        Она почувствовала, как румянец залил ее грудь, а затем и лицо. Но не открыла глаз.
        Он нежно массировал ее бедра, вплотную подбираясь к средоточию всех ее страстей, но так и не прикасаясь к нему. Она старалась успокоиться, отгоняя от себя охватившее ее нетерпение. Ее кровь кипела в жилах, горячая, дикая, кожа вибрировала, дыхание сбивалось. Она хотела его. Хотела соединиться с ним. Сейчас. Немедленно.
        Она со стоном потянулась к его рукам. Он довел ее до вершины возбуждения один раз, второй и снова остановился. Она почти кричала, терзаемая чувственными муками. Его руки потянулись к ее грудям, сильно сжав их, и она выгнулась в его объятиях, дрожа всем телом.
        Сейчас.
        - Ричард, - простонала она.
        - Посмотри на меня, Изабель, - сказал он.
        Она не задумываясь повиновалась. Сначала она не увидела ничего, кроме огромной темной тени на фоне освещенных слабым лунным светом каменных стен. Но затем у нее в глазах прояснилось. Он смотрел вниз, на нее. Его лицо было мрачным, но в глазах плясали яркие огоньки страсти.
        - Когда угаснет твой «долг» и разгорится желание, Изабель? Только тогда ты получишь долгожданное избавление, - сказал он твердо, и голос его был грубее, чем окружавшие их каменные стены.
        Он хочет, нет, требует, чтобы она сдалась ему. Он хочет оставить ее голой, потерявшей достоинство, честь, забывшей о своем долге. Он хочет, чтобы она просила его, умоляла, чтобы признала, что хочет его. Нет, она не сделает этого.
        Больше никогда.
        Но ей так больно…
        - Я не хочу…
        - Не говори мне, чего ты не хочешь, - прорычал он. - Скажи только, что тебе нужно, и я сделаю все, чтобы удовлетворить твое желание.
        Она лежала молча, и тогда он нагнулся, припав к ее губам в грубом поцелуе. Изабель выгнулась ему навстречу. Они впились друг в друга как животные, их руки жадно ласкали горячие тела, влажные губы соединились в неистовом поцелуе. Они не просили пощады, и она не была им дана. Их яростное желание сплелось в один комок, обуревая их обоих. Его руки жадно прижимали ее к нему, не давая ей вздохнуть, крадя ее воздух. Но ей не нужно было дышать ничем, кроме воздуха из его легких. Она впивалась ногтями в его спину, запутывалась пальцами в его волосах, прижимаясь к нему, безмолвно требуя освобождения, в котором он ей отказывал.
        Но он не уступал.
        Он не дотронется до нее, не даст ей то, что ей сейчас так необходимо.
        - Подари мне ребенка, - сказала она, покусывая его нижнюю губу.
        - Нет, это не тот ответ, которого я жду, - прорычал Ричард, целуя ее ухо. - Скажи мне, что ты хочешь получить в этой постели. Сейчас.
        Она не ответила, и он дал волю своим рукам.
        Он соединил ее ноги, сдавив ее ноющую плоть, и стал легкими движениями пальца дразнить ее, прикасаясь к ее чувственному бугорку и тут же убирая руку, зарываясь в мягкие кудри и мгновенно исчезая, подобно жаворонку в сумерках. Она дрожала, ее тело молило о том, чтобы кончилась наконец это сладкая мука. Избавление то приближалось, суля неземное блаженство, то удалялось, оставляя после себя чувственный голод. Его рука была и союзником, и худшим врагом, который растапливал ее решимость, делая ее все более и более мизерной.
        Он поцеловал ее, и поцелуй этот был полон страсти. Он сулил блаженство, уговаривал ее сдаться, соблазнял, заставлял поверить…
        Она расслабилась в его объятиях, его дыхание стало ее дыханием, его аромат окутал ее тело. Ее бедра томительно напряглись, прижимаясь к его руке.
        Она почти плакала.
        - Только скажи, чего ты хочешь, - произнес он, отстраняясь от нее, - и это будет твоим.
        Мир как будто уменьшился, перестал существовать. Остались только они двое и брачное ложе. Он украл ее обещание самой себе, украл ее достоинство, но оставалось кое-что, что он мог ей дать.
        - Блаженство. Подари мне блаженство, - выдохнула она.
        С глухим рычанием удовлетворения Ричард повиновался.
        Он широко развел ее ноги и положил ладонь на ее горячую плоть. Его пальцы стали влажными - неоспоримое доказательство ее страсти и желания. Он начал поигрывать с ней пальцами. Он щипал ее и дразнил, возбуждая еще больше, в то время как его вторая рука поползла вверх, чтобы обхватить ее возбужденную грудь.
        Тело Изабель повиновалось.
        Где-то глубоко внутри ее зародилась волна блаженства, и Изабель начала содрогаться в сладкой истоме. В этот момент он погрузился в нее, чтобы разделить с ней это наслаждение. Он чувствовал, как ее плоть пульсирует, все крепче охватывая его, сжимая в сладких судорогах, и его семя выплеснулось навстречу ее удовольствию. Он припал губами к ее шее, и их тела начали содрогаться в унисон. Они оба забыли о долге, они стремились только уточнить свое желание.
        Изабель получила удовольствие, и дал его ей он.
        Ричард удовлетворенно улыбнулся и поцеловал ее в висок, поглаживая мягкие волосы.
        Он лежал на ней, его плоть все еще была в ней, и на его губах играла улыбка полного удовлетворения.
        Но для Изабель это было поражением.
        Он провел ее к вершинам страсти, и сила наслаждения, которое она испытала, просто ошеломила ее. Он отдался страсти, выместив на ней свое желание. Она знала, что последует за этим.
        Он отвергнет ее, выбросит из своих мыслей, отгонит от своего тела.
        Он выполнил свой долг. Ему нужно дать ей ребенка, и тогда он сможет возвратиться к тому пути, который выбрал для себя в жизни. А ее долг - родить наследника Дорни. Она молилась, чтобы поскорее забеременеть, потому что понимала, как сложно будет ей охранять свое сердце и свою душу от ран, если он каждую ночь будет чтить ее своим повышенным вниманием.
        И она притворилась, что сейчас они невредимы.
        Небо заволокло перламутровыми облаками, отчего оно стало серым, луна скрылась за их густой массой. Ричард лежал рядом с Изабель, положив руку ей на талию. Он дышал мерно и глубоко, уткнувшись носом в ее распущенные волосы.
        - Как ты думаешь, я могла уже забеременеть? - спросила она.
        Ричард поднял голову и посмотрел на ее лицо, казавшееся черным на фоне слабо освещенного окна. Сколько ран нанес он ей? Так много, что их не перечесть. Но он сумеет излечить ее.
        Если только узнает как.
        - Мы сделали все, чтобы зачать ребенка, - ответил он, проводя кончиком пальца по ее точеному профилю. - По крайней мере я - точно, - улыбнулся он.
        Но Изабель не понимала, к чему он ведет. Он почувствовал, как она напряглась. Его жена медленно, но верно отдалялась от него. Она не простит его. От него ей нужно только семя.
        - Это очень вероятно, - повторил он, - но пока еще слишком рано, чтобы знать наверняка. Нам нужно стараться и впредь.
        Она промолчала, и тяжелая тишина повисла в комнате, давя на них обоих. Почему она ничего не говорит? Неужели она так страдала в его руках этой ночью? Ведь он доставил ей удовольствие, разве нет?
        Ему вдруг стало стыдно за то, что он вынудил ее просить удовлетворить себя. Он и так мог дать ей блаженство, вовсе не обязательно было доводить ее до безумия, и все же он страстно желал, чтобы она хотела его так же, как и прежде, до того, как узнала о Бертраде.
        Бертрада. Эта женщина всегда стояла между ними, даже теперь, на их брачной постели.
        Как и его гордость. Неужели даже теперь он не может избавиться от греха гордыни?
        Ричард перевернулся на спину и подложил руки под голову. Изабель перенесла огромное потрясение, когда Адам напал на нее, и не успела она смыть со своего тела следы крови этого человека, как он уложил ее в постель. Он никудышный муж, раз так обращается со своей женой. У него не хватило сил и воли, чтобы остановиться, чтобы приструнить свою похоть.
        А это самый страшный из смертных грехов. Им управляет его тело. Он ничем не лучше животного, ищущего самку. Он даже хуже, потому что обладает разумом и душой. Он согрешил с Бертрадой, а теперь перенес эту грязь в свой брак.
        Он просто хотел обладать Изабель, хотел смыть с нее последние воспоминания о прикосновениях Адама, окутать ее своей аурой, своим ароматом. И он сделал это, но все, чего он сумел добиться, так это то, что его жена лежит рядом с ним, напуганная и молчаливая.
        - Тебя беспокоит твой супружеский долг? - спросил он, глядя в потолок.
        Она долго молчала. До их ушей доносился приглушенный шум из холла: потрескивание дров в очаге, плеск воды, мужские голоса и женский смех. Но Изабель молчала.
        - Нет. - Изабель лежала на боку, отвернувшись от него и зажав руки меж согнутых коленей. - А тебя?
        - Нет, - коротко ответил он. - Я нахожу свой супружеский долг более чем приятным.
        Она вздохнула, и он почувствовал, что она дрожит.
        - Я шучу, Изабель, и, видимо, не остроумно. В монастыре мало внимания уделяли юмору, и я, наверное, забыл, как надо веселиться, впрочем, как и драться.
        - Ты прекрасный воин, - поспешила заверить она.
        - Хоть в чем-то ты меня защищаешь, - сказал он.
        Он почувствовал, что она улыбается в темноте, и улыбнулся в ответ.
        - Так же, как и ты защитил меня, - произнесла она, благодаря его.
        - Это мое право и моя обязанность.
        - Обязанность, - эхом повторила она.
        - И также мое удовольствие, - признал он. - Молись за меня, Изабель, потому что я нисколько не сожалею о том, что отправил его в ад, и не раскаиваюсь в содеянном.
        Она перевернулась на спину, согнув ноги в коленях и скрестив руки на животе.
        - А будешь ли ты, нет, сможешь ли ты молиться за меня, зная, что я стала причиной его смерти?
        Он резко повернулся к ней.
        - Как можешь ты быть причиной его смерти, когда это он набросился на тебя, как волк на беззащитного кролика? Ты - причина? Нет, это моя рука отправила его в мир иной, и мне должно молиться об упокое его души.
        Изабель повернула голову и посмотрела на него, все еще крепко обнимая себя руками.
        - А мне - нет? Разве я не… спровоцировала его? Разве это не я…
        - А разве кролик провоцирует волка? - перебил он, приподнимаясь на локте, чтобы заглянуть ей в глаза. Улыбнувшись, он добавил: - Тебе все равно придется помолиться за меня, Изабель, никуда не денешься. Потому что именно сейчас мне это необходимо. Может быть, придет время, и я буду усердно молиться за тебя, но пока твой черед не настал.
        Его слова снимали с нее всю вину. Он освобождал ее от навалившегося тяжкого чувства стыда. Он не считал ее ответственной за нападение Адама, он не думал, что она спровоцировала его своим кокетством и флиртом, хотя имел на это полное право. Ричард освобождал ее, полностью снимал с нее всю ответственность за случившееся. Его слова были наполовину шутливыми, но это не меняло их смысла.
        Изабель посмотрела на него, и ее губы расплылись в лучезарной улыбке.
        - Мой черед не настал?
        - Нет, - сказал он, улыбнувшись в ответ, - пока еще нет. Ты не сделала ничего, абсолютно ничего, Изабель.
        - А ты скажешь, когда мне будет необходима твоя молитва?
        Ричард поцеловал кончики ее волос и улыбнулся:
        - Давай оба будем помнить о твоей просьбе сообщить тебе, если ты допустишь ошибку. Это прекрасный способ начать супружескую жизнь.
        - Ты так думаешь? - лукаво спросила она, широко улыбаясь.
        - Естественно. А разве я не монах, который должен быть хорошо осведомлен обо всех духовных делах?
        - Никакой ты не монах, - мягко произнесла она.
        - Нет, - согласился он, - но я муж и, как муж, предлагаю тебе поспать.
        - А ты останешься со мной? - спросила она.
        Останется ли он с ней на всю ночь или проведет время до рассвета в часовне за молитвами Господу как бенедиктинский монах? Он муж, а не брат. И он останется. Он будет рядом с ней всю свою жизнь.
        - Естественно, останусь, - сказал он, нежно целуя ее губы.
        Она уснула еще до того, как он в первый раз прочитал «Отче наш». Ее дыхание было глубоким и спокойным, она свободно раскинула руки, расслабившись во сне. Внезапно она дернулась, открыв рот в безмолвном крике, и ее страх наполнил комнату.
        - Спи, Изабель, - нежно прошептал он, успокаивая ее. - Никто не обидит тебя, пока я жив.
        Она уснула. Ее страх остался в прошлом, как сон, туманный и фантастический. Он положил руку ей на спину, радуясь уже тому, что Изабель дышит. Она жива, она в безопасности. А больше ничего не имеет значения.
        Она принадлежит ему. Эти слова эхом отражались в его сердце, им вторили мириады отголосков, наполняющих его изнутри, - тихих и противоречивых. Никто не обидит тебя, пока я жив.
        Почему он все еще жив?
        Он человек, соблазнивший жену лорда, который воспитывал его, был ему как отец. Зная это, Хенли должен был бы убить его. Он имел на это полное право, так же как Ричард имел право отнять жизнь Адама, когда тот протянул свои грязные руки к Изабель. Это право мужа, и с этим не поспоришь.
        Став мужем, он посмотрел на свои свидания с Бертрадой другими глазами. Где был Хенли, когда заметил, что их тянет друг к другу? Где он был, когда Бертрада была так одинока?
        Теперь он знал ответ. Оглядываясь в прошлое, он впервые увидел что-то еще помимо собственной вины. Хенли был там. Он видел все, но ничего не говорил. Он нарочно позволял Бертраде стоять там, где Ричард мог ее увидеть. Он хотел, чтобы молоденький оруженосец проводил с ней время, занимал ее хотя бы на несколько минут. И так изо дня в день. Хенли видел все… но ничего не предпринимал.
        Почему?
        Он не мог этого понять. Если хоть один мужчина прикоснется к Изабель, он тут же отправится в могилу вслед за Адамом. Изабель всегда принадлежала ему, так будет всегда. Она его, и только его. Какой мужчина добровольно согласится, чтобы это было иначе? Только трус. Почему Хенли так быстро уехал, ничего не спросив о подробностях смерти его вассала, который совсем недавно принес ему присягу? Не извинился, не возмутился?
        Так не поступают благородные люди.
        А бесчестный человек способен на все.
        Глава 26
        Изабель разбудили пение птиц и вопли кота, на которого кто-то наступил. Лежа с закрытыми глазами, она слышала, как в холле смеялись Эдмунд с Ульриком. Приглушенным мягким голосом Элзбет говорила что-то им в ответ. Изабель сладко потянулась, чувствуя приятную тяжесть во всем теле. В этот момент Джоан сказала Элис что-то резкое, но ответа не последовало.
        Так всегда начинается день в Дорни, и при мысли об этом сердце Изабель наполнилось непонятной радостью. Внизу живота все горело после бурной ночи, но Изабель это не печалило. Ричард вчера потрудился на славу. Изабель знала, что он настойчивый человек, но даже не догадывалась, до какой степени.
        Улыбаясь, она снова потянулась и вдруг заметила, что лежит на кровати одна. Одна, и это после того, как он обещал остаться с ней. Он обещал не покидать ее даже ночью, но не сдержал слова. Для нее потеряло значение то, что он снял с нее вину за смерть Адама, перестало быть важным, что он дал ей наслаждение. Не важно, что он говорил с ней как с женой, как с нужным, драгоценным человеком, как с желанной женщиной. Им недолго осталось быть вместе.
        Как могла она забыть?
        Этой ночью он всего лишь выполнял свой долг. И следующая ночь не принесет ничего нового. И так каждый день, день за днем, пока она не забеременеет, и тогда Ричард поспешит обратно в свой монастырь. Возможно, он даже не станет дожидаться рождения ребенка. Он узнает, что сделал все от него зависящее, когда маленький комочек жизни забьется внутри ее живота, и уедет. В конце концов, выносить и родить здорового малыша - это уже ее работа.
        Она снова проснулась одна. Ричард, конечно же, опять пошел молиться. Выполнив один долг, он обратился к другому. Ну что ж, ей тоже не мешало бы помолиться.
        Она расправила покрывало, проведя руками по своему расслабленному телу, и посмотрела в окно. Подниматься она не стала. День был пасмурным, пепельно-серое небо было сплошь покрыто облаками, закрывающими солнце. Сильные порывы ветра врывались в окно, принося запахи влажной земли и дождя. Она до носа закуталась в покрывало.
        Этой ночью… Она не хотела думать о том, что произошло этой ночью.
        И думала все время только об этой ночи.
        Они занимались такими интимными вещами, целовались, покусывали друг друга, упивались вкусом и ароматом друг друга… Это ужасало ее. Интриговало. Смущало. Возбуждало.
        Ричард был свиреп, доводя ее до экстаза.
        Изабель вздрогнула и спрятала улыбку в густой теплый мех покрывала.
        Она знала, что в нем кипит страсть, она поняла это уже после первого их поцелуя в конюшне. Но тогда она еще не знала, куда эта страсть может привести.
        Ей будет сложно забыть все это, когда Ричард снова уйдет в монастырь. Будет ли это так же трудно для него? Нет, он ясно дал понять, что ему нужно, в их первую брачную ночь. Он не хочет получать чувственное удовольствие. Он выразил это всего тремя словами, которые он повторял, но их оказалось достаточно, чтобы все прояснить. Я не хочу.
        И она сама сделала то же самое, сказала ему те же слова, хотя сердце ее кричало другое. Не долг двигал ею, когда она отдавалась ему с такой охотой. Возможно, он чувствовал то же самое?
        Возможно? Она прожила всю жизнь в мечтах и надежде, что, возможно, Ричард полюбит ее, захочет ее, она будет ему нужна. Но она выросла. Настало время избавиться от глупых фантазий и посмотреть в глаза реальности.
        Изабель усилием воли заставила себя вылезти из теплой кровати на холодный пол. Холодный воздух и ее нагота заставляли ее спешить. Она быстро направилась к тазику с водой, стоявшему на табуретке у стены, как вдруг дверь резко распахнулась. На пороге стоял широко улыбающийся Ричард.
        Не успел он и слова сказать, как она, в два прыжка достигнув кровати, нырнула обратно под одеяло, натянув его до подбородка.
        - Доброе утро, Изабель. Я пришел посмотреть, как у тебя дела, и вижу, что дела твои идут как нельзя лучше.
        - У меня все хорошо, - сухо произнесла она. Он решил, что ей нездоровится, раз она так долго лежит в постели. Ведь время уже близилось к полудню. - Я уже почти приготовилась для молитвы.
        - Тебе вовсе не обязательно молиться по часам, как в монастыре, - сказал он.
        Где же все-таки он был? Явно не с ней.
        - Но ты же делаешь это, - возразила она, холодно глядя на него.
        - Просто по привычке. Но тебе незачем брать с меня пример.
        Разумеется, нет. Он вернется в монастырь, и ей не придется делать этого.
        - Насколько я вижу, ты и не торопишься изменить свои привычки. А раз так, значит, ты просто не хочешь этого.
        Ричард закрыл за собой дверь. В руках он нес кружку эля и кусок свежего хлеба. Он пришел, чтобы порадовать свою жену, неся ей завтрак. А она ведет себя как настоящая злюка.
        - Неправда, - спокойно возразил он. - У меня появилось много новых привычек, о которых я и думать не мог еще пару недель назад.
        - И много новых бед, - добавила она, взяв эль.
        - Нет, беды были у меня всегда. Это я приношу тебе одни несчастья.
        - Но это несчастьем не назовешь. - Она поставила кружку с элем на стол. Изабель пыталась показаться веселой, в то время как на сердце ее скребли кошки. Это не его вина. Не по своей воле заключил он этот брак с ней. Но как только Ричард выполнит свой долг по отношению к ней, он покинет свою неудавшуюся жену. Разве она не
«счастливейшая» из женщин? Сейчас он принадлежит ей, но это продлится самое большее месяца три. Говоря по правде, разве она не выиграет во всей этой ситуации, если приобретет большой живот и воспаленный мозг в придачу?
        - А у тебя нежный язычок, и ты умеешь шутить, - заметил он, усаживаясь на край кровати. Прядь волос упала ему на лоб, как темный осенний лист на водную гладь. Его глаза горели синим огнем.
        - Ты первый, кто говорит мне это. Многие считают, что у меня острый язык, если не сказать хуже.
        - Если бы они попробовали его на вкус, они не стали бы так говорить.
        - Ты очень добрый, - проговорила она, глядя на него поверх своей кружки с элем.
        Так ли трудно будет провести несколько месяцев в компании этого человека? Она тосковала по этой близости, этому единению всю свою жизнь. Почему нужно все разрушить только из-за того, что предмет ее фантазий не совпадает с ее идеалом? Она поняла, чего хочет, и настало время вверить все в руки Господа: пусть Всевышний устроит все так, как сочтет нужным. Она примет любое Его решение. Возможно, Он даст ей три года. Три года рядом с Ричардом не покажутся ей несчастьем.
        - Я вовсе не добрый, - возразил он. - И тебе это известно лучше, чем кому бы то ни было. Я гордый.
        - Да, - охотно согласилась она.
        - И неловкий.
        - Только на словах, - успокаивала она, лаская его руку. На ее губах играла хищная улыбка.
        - И многие сказали бы, что я слишком серьезный, - произнес он, поигрывая ее пальцами.
        - Я предпочла бы слово «мрачный», - широко улыбнулась она.
        - Еще я слышал слово «красивый»…
        - Но никто не осмелится произнести это в твоем присутствии, - закончила она.
        - Стойкий?
        - Решительный.
        - Приятный? - Его черные брови сошлись на переносице.
        - Вежливый.
        - Романтичный? - Неожиданно на ее палец скользнуло золотое кольцо с изумрудами. Ее обручальное кольцо.
        Оно было прекрасно.
        Оно было совершенно.
        Она совсем не так представляла его.
        Но оно было лучше, чем даже в самых смелых ее мечтах.
        - Безнадежный романтик. - Она потянулась к нему, стремясь поцеловать в губы. Ненужное более одеяло, создававшее между ними барьер, соскользнуло, обнажив ее стройное тело.
        Он обвил ее руками, согревая своим телом. Его шерстяная туника терлась о ее нежную кожу, отчего волны возбуждения расходились по всему ее телу. Ричард был полностью одет, волосы причесаны, зубы почищены, а на Изабель не было ничего, кроме мягкого покрывала из черных шелковистых волос.
        Она была совершенна.
        Он легонько укусил ее за мочку уха.
        - Я оставил на тебе отметины, - сказал он. - Ты вся в синяках.
        Она обняла его руками за шею и выгнулась ему навстречу. Он посадил ее к себе на колени, и она зажала его туловище между своими бедрами.
        - Я должна помолиться и заняться своими повседневными делами. - Она уткнулась ему в шею. Изабель поцеловала теплую кожу на его шее и улыбнулась, ощутив легкую пульсацию под своими губами.
        - Нет, мой долг - боготворить тебя, преклоняться перед тобой, что я и собираюсь сделать, - сказал он, накрывая ладонями ее груди, дразня пальцами ее возбужденные соски.
        - Ты всегда думаешь только о долге, как я вижу, - сказала она, прокладывая губами влажную дорожку к его рту.
        - И? - Он поглаживал ее бедра.
        - И, - выдохнула она, - я никогда не была…
        - Да? - спросил он, поглаживая ее ягодицы, в то время как его рот изучал ее соски.
        - …так поражена твоим…
        Его пальцы проникли в ее лоно, и капли влаги - свидетельство ее возбуждения - оросили шерстяную ткань туники Ричарда. Его мужское естество запульсировало, переполненное желанием. Его рот истязал ее сосок, яростно посасывая его. Ощущения лились сквозь Изабель, как солнечные лучи проходят сквозь облака: горячие, яркие и долгожданные.
        - …усердием! - закончила она.
        Ричард возбуждал ее промежность, заставляя тереться об себя. Его руки крепко держали ее бедра, не давая отстраниться, его губы сладко терзали ее грудь. Она вся напряглась, жаждая его, желая, чтобы он наконец взял ее, чтобы вошел в нее, заполнив эту ноющую пустоту внутри.
        Он играл с ней.
        Руки Ричарда отпустили нежные бедра и обхватили ее голову, его губы опалили ее рот огненным поцелуем. Все тело Изабель горело, стремясь к соединению с ним.
        - Ты признаешь, что поражена? - сказал он, целуя ее рот, скользя губами по чувствительной коже у нее на шее, наслаждаясь запахом ее возбужденной плоти. Его руки обхватили ее за спину, удерживая на расстоянии в пару сантиметров от себя. Она хотела прижиматься к нему, чувствовать его жар, его силу, его огромное пульсирующее естество.
        Но он отказывал ей в этом.
        - Твоей верностью долгу? Да, - простонала она, ища его губы.
        - Ах, долг, - усмехнулся он. - Жестокие слова из уст мягкой Изабель.
        - Ты хочешь оскорбить меня? - лениво улыбнулась она. - Но разве получать удовольствие на брачной постели - не мой долг? Это я и делаю. Точнее, стараюсь сделать, - добавила она.
        Изабель начала ощупывать его одежду, ища способ освободить своего мужа от шерстяных пут. Она тянула и тащила, но руки не слушались. Она жалобно застонала, огорчившись, что не может обнажить его прекрасное тело.
        Ричард с трудом сопротивлялся ей, но все же его язык страстно припал к ее возбужденному соску.
        - Тебе не хватает сдержанности, Изабель. Я часто это замечаю.
        - А ты, Ричард, такой же веселый, как мертвец.
        - Мертвец? За этим мертвецом ты готова была пойти хоть на край света. Что же заставляло тебя делать это?
        Его руки играли с ее грудями. Когда она нашла прореху в его шерстяной броне, мешающей ей прикоснуться к нему, он одной рукой сжал оба ее запястья, лишая ее руки свободы. Его пальцы нежно держали тонкие руки у нее за спиной, не причиняя ни вреда, ни боли. Ее беззащитные груди были полностью открыты его ласкам, ее бедра были широко раздвинуты, готовые принять его.
        Она не сопротивлялась.
        - Что заставляло? - задыхалась Изабель, в то время как рот Ричарда дразнил один ее сосок, а свободная рука нежно пощипывала другой. - Если хочешь знать - твое тело.
        Его рука медленно сползала вниз по ее ребрам и подтянутому животу, задержавшись на маленьком островке кудрявых волос. Желание внутри ее разрослось настолько, что причиняло боль, и она задергалась, пытаясь прижаться к его руке. Одним легким движением он погрузил глубоко в нее свой палец, все еще лаская ртом ее покрасневший от неистовых ласк сосок. Она застонала и откинула голову, выгибаясь навстречу его рукам.
        - И поэтому, - пробормотал он, сверкая глазами, - ты постоянно наблюдала за мной, месяц за месяцем? Ты смотрела на мое тело?
        Он убрал руку. Изабель чувствовала, что ее любовный нектар капает на него, томимое жаждой наслаждения тело взывало к избавлению от этих сладостных мук. Он посмотрел на нее, и на губах его заиграла хищная улыбка.
        - Больше всего я любила смотреть на тебя летом, - сказала она хриплым от страсти голосом, - потому что тогда ты снимал свою куртку.
        - Лето вот-вот наступит, - прошептал он.
        Таким своеобразным способом он просил, чтобы она наблюдала, как он тренируется. Он хочет, чтобы она смотрела на него. Он хочет, чтобы она не спускала с него глаз, чтобы хотела его, желала его.
        - Я жду не дождусь, - сказала она, и ее глаза засветились в предвкушении.
        - Ах, Изабель, ты всегда такая нетерпеливая, - мягко укорил ее он.
        Все еще удерживая руки Изабель у нее за спиной, он одним быстрым движением освободил свое восставшее копье, полное жизни и энергии. Она приподнялась и начала медленно опускаться на его твердую плоть. Из ее горла вырвался стон наслаждения, когда она почувствовала его горячую пульсацию в себе. Она начала жадно целовать его губы, упиваясь мужественным ароматом. Его воздух стал ее воздухом. Изабель начала неистовую скачку на его коленях, и Ричард вливался в ее бешеный ритм. Его копье едва помещалось в ней, и это сладостное натяжение еще более усиливало наслаждение от его близости. Изабель буквально растворялась в своих ощущениях, в его прикосновениях, в нем самом.
        Он освободил ее руки, и они мгновенно обвили его шею. Изабель извивалась на нем, поощряя гладить ее тело, ласкать нежную грудь. Его ладони накрыли жаждущие наслаждения мягкие полушария, в то время как его губы припали к пульсирующей жилке у нее на шее.
        Огромная волна блаженства быстро накрыла ее, закружив в вихре страсти, поднимая к самому солнцу и опуская на самое дно, Изабель содрогалась, мучимая сладкими горячими спазмами, крича от испытываемого удовольствия. Мощного. Пугающего. Она затряслась бы от страха, но девушку успокаивали руки Ричарда на ее теле, его губы на ее коже, его аромат в ее ноздрях. Она с Ричардом, а значит, ей нечего бояться, и Изабель унеслась за пределы досягаемого, гонимая неимоверно сладостным ураганом, с легкостью подхватывающим ее содрогающееся тело.
        Уже сейчас, может быть, его семя дает всходы внутри ее.
        Расслабившись, Изабель упала на грудь Ричарда, и он осторожно обнял ее за спину. Его прикосновения успокаивали, расслабляли, призывали вернуться обратно на землю. Она слезла с него, и в воздухе разлился их общий аромат, в котором смешались ее страсть и его удовольствие. Он нежно поцеловал ее, и они, улыбаясь, упали на кровать, все еще сжимая друг друга в объятиях.
        Она определенно познала неземное блаженство в его руках.
        Изабель усмехнулась и вздохнула, глубже зарываясь в его объятия, обвивая его руками и ногами.
        - А ты нашла способ насладиться своим долгом, я думаю, - сказал Ричард, поглаживая ее волосы.
        Долг. Да, выполнять его оказалось приятно. Его долг - дать ей ребенка, и, возможно, это произошло именно сегодня.
        Сегодня, подумала она, нахмурившись. Каждый раз, как он изливал в нее свое семя, она на день приближалась к тому моменту, когда потеряет его. Она не могла изменить этого. От нее не зависело ничего. Ричард был непревзойденным любовником, своими действиями он буквально сводил ее с ума, поднимал на вершины блаженства, и Изабель была ему безмерно благодарна за это.
        Интересно, Бертрада чувствовала в его объятиях то же самое?
        Эта мысль терзала ее мозг, вгрызаясь в мысли. Сейчас, лежа на своей постели, Изабель совсем не хотелось думать о Бертраде, и все же эта женщина всегда стояла между ними. Всегда.
        Интересно, а Ричард думает о своей любимой, когда лежит в постели с женой?
        Ричард почувствовал перемену в настроении своей жены и повернулся к ней.
        - Я слишком утомил тебя, Изабель? - спросил он, поглаживая одной рукой ее волосы. Вторая его ладонь покоилась на ее бедре. - Моя страсть… нет, - он резко сел на постели, - давай называть вещи своими именами. Похоть переполняет все мое существо. Она начинает управлять мной, хотя я должен держать ее под контролем.
        Изабель села рядом с ним, обеспокоенно глядя на него. Ее волосы густым каскадом спускались вниз по спине, угольно-черные на нежно-белом фоне. Изабель вся была нежной, светлой, хрупкой. Он не должен был брать ее так грубо.
        Нужно рассказать ей все, чтобы она знала, за кого вышла замуж на самом деле, с кем связала свою жизнь. Он уже рассказал ей о Бертраде, настало время поведать и о самом черном своем грехе, подтверждением которого и была его связь с женой Хенли.
        Ему не хотелось говорить о том, что он прятал от людских глаз, и особенно от глаз Изабель. Он не хотел терять ее. А признавшись в своем грехе, он потеряет ее навсегда. Но время, когда можно было скрывать свои преступления, прошло. Если вообще в жизни честного мужчины может быть такое время. Он не будет больше молчать. Не будет ничего скрывать от своей жены.
        - Ты должна знать об этом, - сказал он, глядя ей прямо в глаза. Он хотел видеть ее в тот момент, когда она отвернется от него в отвращении.
        - О чем? Я не понимаю, что ты имеешь в виду, - пожала плечами Изабель, откидывая назад свои густые тяжелые волосы.
        Неужели она не понимает, как его возбуждает один ее лишь вид, даже сейчас, когда он только что отдал ей свое семя?
        Они так давно знакомы, и все же она совсем его не знает.
        - Тогда слушай меня, Изабель. Ты должна знать правду. - Он поднялся с постели и подошел к окну. Подальше от нее, подальше от искушения. - Я великий грешник.
        - Как и каждый из нас, - быстро сказала она.
        - Не в такой степени, как я, - возразил он. - Ты уже знаешь о Бертраде.
        Он видел, как она вся напряглась и задрала подбородок, готовясь терпеть нападки на свою гордость.
        Никогда он не видел ее такой.
        Она, обнаженная, сидела на его постели, готовясь слушать о другой женщине. Его восхитила ее сила, и он внезапно почувствовал гордость за Изабель. Такой женой мог бы гордиться каждый мужчина, а он не хотел ее. Нет, это не совсем так. Он хотел обладать ею, сделать своей, и в этом и есть его самый черный, самый ужасный грех.
        - Но речь не о Бертраде, - сказал он, глядя на небо. День был пасмурный, громоздкие, напитанные влагой облака сплошь покрывали серое небо. Деревья кутались в густой туман, птичьего пения не было слышно. Темный и тяжелый день специально для такого ужасного признания. - Речь обо мне. Я погряз во грехе. И имя ему - похоть.
        - Я вижу, ты считаешь, что сделал ужасное признание, Ричард, - проговорила она, набрасывая на плечи меховое покрывало. - Я оскорблю тебя, если скажу, что все мы, Божьи создания, похотливы?
        - Не так, как я. - Он снова повернулся к ней. - Я постоянно жажду плотского удовлетворения. И каждый раз похоть берет надо мной верх. Разве мои отношения с Бертрадой не прямое тому доказательство? Разве стал бы я брать жену своего лорда, если бы не был настолько грешен? Если бы мой грех не руководил мной?
        В голове Изабель зароились сотни мыслей, и ей показалось, что она сойдет с ума, если немедленно не приведет их в порядок. Во-первых, и это самое главное, Ричард не чувствует какой-то особой привязанности к Бертраде. Он говорит о близости с ней как об очередном поражении в битве с похотью, а не как о желанном единении тел. При этой мысли с души Изабель упал тяжелый груз, и она почувствовала невообразимое облегчение, облегчение и радость.
        Он не любит Бертраду! Да, это самое главное.
        Во-вторых, Ричард боролся со своей похотью и… проиграл. Или так он говорит. Что касается ее, она этого не замечала.
        - Похоть берет над тобой верх? - повторила она, подходя к нему. - И так каждый день?
        - Каждый час. Каждую минуту.
        - Но, если это действительно так, ты должен был бы переспать с каждой женщиной в Молтоне. Почему ж я осталась не у дел?
        Ричард неохотно отвернулся от нее и уставился на темное небо за окном.
        - Сейчас не время шутить, Изабель. Я раскрыл тебе свою душу, поведал о самом большом своем несчастье.
        - Я не шучу. - Он был высоким, широкоплечим и очень… несчастным. Кто сделал его таким? Кто мог внушить ему это? Ричард всегда серьезно относился к своему долгу, держался с достоинством, но это… он, наверное, переутомился. - Я только не понимаю, как ты можешь бороться со своей похотью и проигрывать в этой борьбе, если ты не уложил в постель сотни две девушек. Как такое возможно?
        Она шутила, но внутри сердце ее разрывалось на части: она не могла видеть Ричарда таким несчастным. Конечно же, он больше страдает от греха гордыни, потому что думает, что он один на всем белом свете так страдает от собственной похоти.
        - Ни одна женщина не может чувствовать себя защищенной от моих желаний, - сказал он. - Неужели у тебя на памяти недостаточно тому доказательств? Я думаю иначе.
        - Ты говоришь о настоящем? О сегодняшнем дне? Но разве заниматься любовью с собственной женой - это грех?
        - А как же наш поцелуй?
        - Ты о том единственном поцелуе? Там, в конюшне, в тот теплый день в Молтоне? Я хорошо его помню, и я рада, что ты тоже помнишь это, хотя, судя по твоим словам, у тебя было столько более похотливых моментов в жизни, что этот целомудренный поцелуй мог бы и затеряться в них.
        - Нельзя шутить такими вещами. - Он строго взглянул на нее.
        - Как я уже сказала, тебе очень подходит слово «мрачный», - улыбнулась она.
        Он не любит Бертраду.
        - А как же наш поцелуй? - спросила она, заставляя его смотреть на себя. - Единственный поцелуй…
        - Поцелуй страсти, - закончил он.
        - Да, поцелуй страсти, - согласилась она, усмехнувшись. - Но не прелюбодеяния. И именно ты оттолкнул меня. Я, возможно, была готова зайти намного дальше простого поцелуя, так мною овладела… похоть? Нет, это не могла быть похоть. Только ты один страдаешь сейчас так жестоко.
        - А как же Бертрада? - сказал он, и от этих слов Изабель почувствовала острую боль в груди.
        - Да, еще Бертрада. А кто еще в Молтоне разделил с тобой постель?
        - Никто.
        - Но разве не ты сказал, что ни одна женщина не может чувствовать себя защищенной от твоих желаний? Бертрада не была единственной женщиной в Молтоне. И я, как уже было сказано, была самой подходящей кандидатурой для удовлетворения твоего греха. А здесь, в Дорни, кого ты совратил здесь? Элис довольно симпатичная, и ей нравилось наблюдать, как ты тренируешься во дворе. Мне нужно отослать ее отсюда, чтобы защитить от тебя?
        - Нет, - выкрикнул он. - Чем в Элис может польститься мужчина? Она ведь совсем еще ребенок!
        - Чем? У нее пухлые губы и полные груди, которые так и манят мужские руки.
        Он сосредоточенно изучал ее лицо, в глазах его мелькало множество сомнений и вопросов.
        - Ты не веришь, что я борюсь со своей похотью?
        - Не меньше, чем любой другой мужчина. И конечно же, не больше.
        Она положила руку ему на плечо и посмотрела на него своими блестящими ореховыми глазами. В них светились понимание, приятие и любовь. Да, она давно любит его, несмотря на все неудачи и напасти. И все же она, его Изабель, прошла через это с улыбкой на устах. Она любит его. Ее любовь оберегала его всю жизнь, но он был слепцом, не замечая этого. Больше этого не будет. Уильям ле Бруйяр был прав, утверждая, что Ричарду повезло: ему досталась в жены самая лучшая женщина в мире.
        Он наклонился и нежно поцеловал ее. Впервые он поцеловал ее с любовью. Но, возможно, это не так. Может быть, он всегда целовал ее с любовью, но осознал это только сейчас.
        Осознал… Да. Это правда. Обстоятельства складывались так, что раньше он не понимал этого. Хенли, Бертрада, Молтон; внезапно он взглянул на все это совершенно другими глазами, как будто пелена, закрывавшая его взор, вдруг спала. И это Изабель помогла ему прозреть.
        И тогда он понял, что должен сделать, чтобы умертвить червя, грызущего его сердце и душу весь долгий год затворничества в монастыре, чтобы избавиться от чувства вины.
        Он выпрямился. Его лицо было мрачным, как и описала его Изабель.
        - Я еду в Молтон, - сказал он, поворачиваясь к двери.
        Схватив свою рубашку, Изабель посмотрела ему в лицо.
        - И я тоже.
        Глава 27
        Изабель уже сидела в седле, хотя Ричард еще готовил свою свиту. Она не собиралась оставаться дома, каким бы храбрым и сильным ни казался ее муж. Да, он признался, что никогда не испытывал любви к Бертраде, но она не была такой дурой, чтобы дать своему мужу уехать в Молтон, а самой остаться сидеть в Дорни. У него была греховная связь с Бертрадой, и она, Изабель, не позволит Ричарду один на один встретиться с этой женщиной. Когда он вновь увидит ту, с которой согрешил, его жена будет рядом с ним. При всем своем волнении, она никогда не думала, что Ричард может уехать от нее куда-либо еще, кроме как назад в монастырь. В монастыре, где нет места женщинам, он будет потерян для нее навсегда. Но и для Бертрады тоже. Но это будет еще не скоро, а сейчас он едет в Молтон. И она будет рядом с ним.
        - Мы едем с вами, - сообщил Роланд тоном, не терпящим возражений.
        - Мне не нужны няньки, - отрезал Ричард.
        - Ну и хорошо, потому что мы не няньки, - сказал Уильям. - Но все же мы поедем с вами. И нас не остановишь, Ричард: мы можем ездить куда захотим. С вами едет ваша жена. Неужели вы не хотите, чтобы она была в полной безопасности?
        Только этот довод подействовал на него, и все трое поняли это.
        - Ну что ж, поезжайте с нами, - согласился Ричард, отворачиваясь. - Но не думайте, что я отдаюсь в ваши руки. Я еду в Молтон с определенной целью и не намерен спорить или выслушивать советы.
        - Договорились, - заключил Роланд, положив руку на рукоять меча.
        - Но леди Изабель, - Ричард подвинулся к ним ближе, - не спускайте с нее глаз, что бы ни случилось. Оберегайте ее и охраняйте, и да пребудет с вами Господь.
        - Об этом не беспокойтесь, - заверил Уильям. - С нами она в полной безопасности. Вы можете на нас положиться.
        Ричард пожал руку сначала Уильяму, а затем Роланду.
        - Я вверяю ее в ваши руки, - улыбнулся он. - Я оказываю вам огромную честь, потому что вы первые, кому я доверяю в этой жизни. Первые и единственные.
        - Вы сделали правильный выбор, - сказал Роланд. - Мы не обманем вашего доверия.

* * *
        - Вы сделали неверный выбор, - проговорила Элзбет, опустив глаза. На ее голову был накинут капюшон, скрывавший лицо, но все же он не скрывал ее красоты.
        - Не я сделал его, леди, а мое сердце, - произнес Ульрик. Его глаза смеялись.
        - А как же Элис? - нахмурилась Элзбет. - Разве еще вчера вы не дарили ей свое внимание? Должно быть, ваше сердце меняет свой выбор с каждым следующим ударом.
        - Каждый его удар восславляет лишь вас, леди. - Ульрик драматично прижал ладонь к груди. - Только вас, даю слово.
        - Не нужно мне ваших слов, - отрезала она, плотнее закутываясь в плащ. - Мы не знакомы и недели, в любой момент вы можете уехать.
        - Но сердце мое останется у ваших ног.
        - Хотела бы я посмотреть на эту картину, - сказала она с ухмылкой, которую постаралась скрыть в складках капюшона.
        - Как вы жестоки, - усмехнулся Ульрик, беря ее за локоть. Она быстро отдернула руку. - Но это и есть доказательство вашей любви. Это воодушевляет меня. Будьте со мной жестоки, так я буду знать, что небезразличен вам.
        - Вы ошиблись, - возразила она, - вы совершенно безразличны мне. И я не доверяю вам, Ульрик.
        Он игриво улыбнулся и ответил:
        - Мне не нужно ваше доверие, мне нужна ваша любовь. Ее я не предам.
        Он снова дотронулся до ее руки и чарующе заглянул в глаза. На этот раз она убрала свою руку с великой неохотой, и, заметив это, Ульрик улыбнулся.
        - Говоря так, вы предаете свою невесту, - бросила Элис через плечо. Ее светлые волосы ярким пятном выделялись в сумраке, и она, зная это, нарочно сняла капюшон.
        Нахмурившись, Эдмунд оглянулся на Ульрика, который бесстыдно заигрывал с Элзбет, и нерешительно пожал плечами. В конце концов, это всего лишь игра, а в играх Ульрик был хорош, как никто другой.
        - Я не предаю никого, кроме собственного сердца, - сказал он, и ему самому понравилось, как звучат эти слова в его устах. - Вы стремились ко мне, Элис, и вот я ваш. Повернитесь же ко мне, встаньте лицом к обретенному вами сокровищу.
        Она повернула к нему свое бледное лицо.
        - Ни одна женщина не назовет вас сокровищем! Неужели вы думаете, что каждая особа в юбке посчитает вас таким же драгоценным даром, каким вы сами себя считаете?
        - Я вовсе не считаю себя драгоценным даром. Я только хочу, чтобы вы думали так обо мне.
        - Можете хотеть, сколько вашей душе угодно, - проговорила она. Ее нежные локоны красиво обрамляли миловидное личико. - Но в конце концов вы окажетесь одиноким, никому не нужным дряхлым стариком.
        - Но разве вы не хотели меня, Элис? - Ульрик пришел в замешательство. - Я думал… я думал, что нравлюсь вам.
        - В прошлом. Все в прошлом. Но теперь я знаю, что должна быть верной своему суженому.
        - А в будущем? - Он подошел к ней так близко, что его нога запуталась в ее шерстяных юбках.
        - Что в будущем? - спросила она, не предпринимая попыток отодвинуться от него.
        - В будущем весна расширит свои границы, наградит нас новыми вкусами и ароматами. Мы будем далеко от наших нареченных, но близко друг от друга.
        Эти его слова, казалось, имели у девушки больший успех.
        - Да, это так, - согласилась она. Его теплое дыхание овеяло ее щеку, его ладони заскользили по ее спине.
        - А разве мы не должны использовать все благоприятные возможности, которые посылаются нам свыше?
        - Свыше? - спросила она, отворачиваясь. - Вы считаете, что Господь хочет, чтобы мы согрешили? Нет, не отвечайте, я не хочу, чтобы вы все испортили своим глупым ответом.
        С этими словами Элис ушла, оставив Эдмунда озадаченно смотреть ей вслед. Обернувшись через плечо, она бросила:
        - Когда вы говорили меньше, вы были более привлекательным. Чтобы очаровывать женщин, нужно учиться и учиться.
        - Эх, ему еще учиться и учиться, - сказал Уильям Роланду, стоя у своего уже оседланного жеребца.
        - Да, новые сражения с Элис - это получше всяких тренировок, - заметил Роланд.
        - Я бы смело ставил на него. Элис - весьма темпераментная девушка, а вокруг очень мало стоящих ее внимания мужчин. Ей волей-неволей придется обратить свой взор на Эдмунда, хотя бы просто потому, что больше не на кого.
        - А как же Ульрик? А Джиллс?
        - Ульрик надолго в Дорни не задержится, а Джиллс еще слишком юн.
        Роланд улыбнулся и тряхнул головой.
        - Ты недооцениваешь Ульрика. Для того, на что у многих уходят годы, ему достаточно и нескольких часов. А Джиллс? Он уже почти совсем стал мужчиной.
        - Это твое мнение. Но что думает Элис?
        - Пари? - спросил Роланд.
        - Ставлю на то, что первым с Элис закрутит Эдмунд.
        - Когда?
        - Еще до завтрашнего вечера, - уверенно произнес Уильям.
        - Заметано.
        - Ты полагаешь, что у Эдмунда не получится?
        - Нет, я просто уверен, что Ульрик, а то и Джиллс опередят его. Он успеет только открыть рот, чтобы выдать какую-нибудь с трудом заученную романтичную чепуху, а эти малые уже сделают свое дело, - сказал Роланд, небрежно приглаживая волосы. - Ты ведь не станешь учить его уму-разуму?
        - А это является частью пари? - засмеялся Уильям.
        - В этом есть необходимость? - удивленно приподнял брови Роланд?
        В ответ Уильям только еще громче расхохотался.

* * *
        - В этом есть необходимость, ведь я могу в любой момент понадобиться тебе! - сказала Элзбет, довольная, что может найти уважительную причину, чтобы уехать подальше от Ульрика и его назойливого остроумия.
        - Я так не думаю, - возразила Изабель. - Поездка в Молтон не потребует…
        - Пожалуйста, Изабель, - спокойно проговорила Элзбет. - Всем известно, какие обстоятельства связывают Дорни и Молтон. Я буду рада поддержать тебя даже просто молитвами.
        Изабель взглянула на тихо, но решительно стоящую рядом с ней девушку. В ней чувствовалась скрытая сила и спокойная уверенность. О том, чтобы такой человек был рядом в трудный час, можно только мечтать.
        - Что ты знаешь или думаешь, что знаешь? - мягко спросила Изабель.
        Элзбет опустила голову, уставившись на подол своего платья.
        - Лорд Хенли уехал отсюда, увозя с собой голову Адама. У Дорни с Молтоном очень много камней преткновения.
        - Да, - согласилась Изабель. Ее глаза затуманились от нахлынувших мыслей. - Это так. И для этого есть свои причины.
        - Да, миледи, есть, - сказала Элзбет, вспоминая окровавленную голову Адама. - И все же разве Господь не говорит, чтобы мы любили ближнего как самого себя и молились за ненавидящих нас? Я буду молиться за всех нас, Изабель.
        Изабель опустила глаза на стоящую рядом с ее лошадью девушку и грустно улыбнулась.
        - Тогда езжай с нами, мы будем очень рады твоей компании, Элзбет. И молись за нас, потому что это приключение, я уверена, потребует от нас немало сил и решимости.
        - Договорились, - ответила та, и глаза ее засветились. - Я с удовольствием разделю все ваши невзгоды.
        - Мне кажется, ты не видишь удовольствия в том, что я еду с тобой, - обратилась Изабель к Ричарду, когда они медленно ехали навстречу холодному влажному утру.
        - Ты на редкость проницательна, - сказал он, глядя перед собой. - Тебе не нужно было ехать.
        - Нет, нужно было, - сухо сказала она.
        Позволить Ричарду отправиться в Молтон без нее? Нет. Никогда. В Молтоне прошла их юность, а Хенли и Бертрада были им как отец и мать. Хотя для Ричарда Бертрада была много больше, чем мать. Что заставило его поддаться ее чарам?
        Изабель задумчиво смотрела на Ричарда. На фоне тяжелого свинцово-серого неба его лицо казалось мрачным и жестоким, а черты острыми. Он совсем не был похож на мужчину, который прыгает из одной женской постели в другую, хотя признался ей именно в этом. Кто внушил ему такое? Ответ ждал их в Молтоне. Изабель почему-то была уверена, что именно в нем кроется разгадка непонятного поведения Ричарда.
        - Сегодня промозглая погода, что не очень хорошо для поездки, - заметил Ричард, крепче сжимая узду.
        - Я не такая хилая, как тебе кажется, и смогу пережить это. - Изабель решительно подняла подбородок.
        - Я и не думал, что ты хилая, - сказал он, повернувшись к ней, его темные глаза сверкали. - Ты у меня очень сильная.
        После всего того, что им довелось вместе пережить, он знал, что она сильная духом и решительная женщина. Разве не пытался он все это время взять над ней верх? А теперь он женат на ней. Да, она сильная, но то, что ожидает их в Молтоне, может потребовать не только сил и целеустремленности. Отвернется ли она от него, когда он выполнит наконец свою миссию?
        Сможет ли он винить ее за это?
        Нет, не сможет.
        Немногим доводилось проходить через такие испытания, и на этот раз проверке подвергнется его сила духа, а Изабель останется в стороне. Но он только недавно начал возвращать себе былую физическую форму. А Изабель только недавно стала его женой. Может быть, не стоит так стремиться к собственной смерти?
        - Неужели тебе обязательно нужно ехать сейчас? - спросила она, словно прочитав его мысли. - Неужели кроме сказанного необходимо что-то еще, что сделало бы эту поездку ненужной?
        Он слышал в ее словах беспокойство, даже опасение, и понял, что она боится за него. Но о себе он не волновался. Единственное, чего он хотел, - это чтобы она не пострадала.
        - Ничего, - ответил он. - Меня ждет Молтон. Назад пути уже нет. По крайней мере для меня. И мне не нужен эскорт, - добавил он.
        Изабель даже задохнулась от возмущения.
        - Я не твой эскорт, я твоя жена!
        - Мне не нужно…
        - Если ты скажешь, что не хочешь, чтобы тебя в этой поездке сопровождала твоя жена, я укушу тебя за губу, когда ты в следующий раз захочешь поцеловать меня.
        - Ты слишком много на себя берешь, - улыбнулся он. - Ты так уверена, что я захочу поцеловать тебя?
        - Естественно, - самодовольно произнесла она. - Разве я замужем не за самым похотливым и развращенным грешником во всем королевстве Генриха Анжуйского? Поцеловать? Я уверена, что ты овладеешь мной еще до захода солнца!
        Ричард усмехнулся и тряхнул головой. Только Изабель может так шутить по поводу терзающего его греха. Она всегда приносит в его жизнь веселье и смех.
        - Но кажется, тебя это не только не пугает, но и нисколько не беспокоит, - сказал Ричард, широко улыбаясь.
        - Правда? - невинно спросила она. - А должно бы, ведь я видела тебя в действии. Но это не произвело на меня должного впечатления.
        - Не произвело? - Его брови подозрительно взлетели вверх. - По-моему, мне только что бросили вызов.
        В ответ она только оценивающе взглянула на него, стараясь придать своему лицу безразлично-холодное выражение, но не удержалась и рассмеялась.
        Да, это был вызов.
        Ничто не горячило его кровь больше, чем брошенный в лицо вызов.
        И Изабель знала это лучше, чем кто бы то ни было.
        - В следующий раз все должно получиться гораздо лучше, - заявил Ульрик Эдмунду. Их лошади шли бок о бок медленным шагом.
        - В следующий раз? - вздохнул Эдмунд. - Да она пырнет меня ножом прежде, чем я сумею подойти к ней, чтобы заговорить.
        Ульрик хихикнул:
        - Тогда тебе придется выкрикивать ей комплименты с безопасного расстояния. Она, уверен, повернется в твою сторону.
        - Похоже, я совсем не умею ухаживать за девушками.
        - Всему свое время. Как только перед тобой встанет необходимость развлекать женщин, красноречие само польется из тебя, так что сам удивишься. Уверен, ты найдешь путь к ее сердцу. Она хочет этого. Если вы оба приложите максимум усилий, у вас все получится.
        - Она хочет этого? Я так не думаю, - заметил Эдмунд.
        - А ты думаешь, Элзбет хочет моего внимания? - спросил Ульрик, глядя вперед на едущую возле Изабель девушку.
        - Элзбет не хочет внимания ни одного мужчины, - беззаботно сказал Эдмунд. - Она хочет только молиться в одиночестве и чувствовать свое единение с Богом.
        - Ты не прав, - возразил Ульрик, и его голубые глаза на секунду стали серьезными. - Элзбет нужны нежные слова, нужно внимание, как никому другому. Из всех моих знакомых женщин она больше всех нуждается в любви и заботе. Даже больше, чем моя Мери, а, уж поверь мне, она очень ранима и беззащитна.
        - Это ты не прав. Элзбет ни в чем не нуждается.
        - Она нуждается во мне, - сказал Ульрик, стряхивая с себя серьезность. - Потому что я воплощение жизнерадостности и непринужденности, в то время как она в своей жизни знала только волнение и разочарование. И я исполнен решимости внести радость в ее существование, сделать ее жизнь сладкой, как мед. Несколькими легкими поцелуями я смогу ввести ее во вкус отношений между мужчиной и женщиной.
        - Ну конечно, ты сделаешь это для ее же блага, - хихикнул Эдмунд.
        - Да, - улыбнулся Ульрик. - А если ты будешь думать о благе Элис, твои ухаживания станут более умелыми. Думай не о том, что говорить, а о том, что она хочет услышать. Дай ей то, чего она хочет, и в ответ ты получишь ее лучезарную улыбку. Это самый простой способ сделать женщине приятное.
        - Похоже, он нашел способ сделать ей приятное, - сказал Роланд, глядя на Ричарда и Изабель, которые ехали во главе их небольшого отряда.
        - Я в нем и не сомневался, - отозвался Уильям, плотнее запахивая на себе плащ. - Он очень решительный человек.
        - И сейчас он решил ехать в Молтон, - продолжал Роланд. - Я только удивляюсь, что манит его туда.
        - Только не месть.
        - Может быть, гордость? - глубокомысленно произнес Роланд.
        - Он убил человека, который покушался на его жену и его гордость.
        - Но не того, кто привел этого человека в Дорни.
        Уильям искоса взглянул на Роланда.
        - Это странно, да? Как Ричард мог допустить такое? Он не хотел впускать Адама в замок, но и пальцем не пошевелил, чтобы остановить его.
        - Ведь Хенли воспитывал его.
        - И это обязывает его заботиться о выполнении желаний Хенли больше, чем о благополучии собственной жены? Нет, на него это не похоже, - нахмурился Уильям. - Тут что-то не так. Они оба что-то скрывают. Между ними что-то произошло, что-то ужасное.
        - И Хенли пользуется этим, когда ему выгодно, - произнес Роланд, глядя, как подлетают комья земли, подброшенные сильными копытами его лошади.
        - Согласен, - сказал Уильям. - Весь вопрос в том, сумеет ли Ричард порвать эту связь или лишь затянет крепче узел?
        Изабель знала, что за поворотом дороги, скрытый за деревьями, их ждет Молтон. Она жила здесь с того времени, как отец в восемь лет отдал ее на воспитание лорду Хенли и его жене, леди Бертраде. Когда маленькую испуганную и одинокую девочку привезли сюда, стояла поздняя весна. Пели птицы, ласково светило солнышко, дул легкий ветерок. Ее приветствовала Бертрада, протянув навстречу девочке руки. Ее светлое платье трепетало на ветру. Тогда леди Молтона была чуть моложе, чем Изабель сейчас, и мгновенно очаровала свою новую воспитанницу.
        А Ричарда?
        Изабель бросила взгляд на своего мужа. Казалось, он не испытывает никаких чувств, глядя, как земли Молтона медленно обступают их со всех сторон. Ричард почти всегда казался бесчувственным, за исключением тех моментов, когда ей удавалось рассмешить его. Или разозлить. Но сейчас он был абсолютно спокоен. Сейчас он сосредоточился на том, что они почти уже приехали в Молтон.
        Или к Бертраде?
        Эти мысли вызвали в Изабель неосознанное беспокойство.
        Есть ли в них доля правды?
        Ричард признался, что не любит Бертраду. Сам он, бесспорно, именно так и думает.
        Ричард признался, что ежеминутно борется со своей похотью, которая и толкнула его совершить грех прелюбодеяния с Бертрадой, но этому его признанию Изабель нисколько не верила.
        Он думает, что это он, ослепленный своей похотью, набросился не Бертраду, вынудив ее предать своего мужа. Но как такое может быть, если она, Изабель, столько лет подряд добивалась его, предлагая себя, а он не обращал на нее никакого внимания?
        Ричард - человек чести, хотя сам он иного мнения. Разве может такой человек завести интрижку с женой своего лорда, если им не руководит какое-то очень сильное чувство? А действительно, было ли между ними что-то большее, чем простая похоть, что держало его так же крепко, как руки Бертрады?
        Может быть, он по-своему любил Бертраду?
        А хочет ли Изабель это знать?
        Мысли в ее голове проносились с необычайной быстротой, путались, выстраивались в цепочки. Она не знала, что и думать, как воспринимать происходящее. Отчаяние. Смятение. Страх.
        Она не находила ответов на мучающие ее вопросы, ничто не могло облегчить ее душевные страдания, освободить из ужасного плена ее сердце.
        Впереди мрачной громадой вырос Молтон. Его высокие грязно-серые стены грозно нависали над крошечным городишком, который примостился у подножия огромного, наводящего ужас замка. Молтон охраняли высокие стены и сильные руки вассалов, преданных его лорду.
        Изабель почувствовала, как на ее руках волоски встали дыбом от накативших на нее страха и тревоги. Пустят ли их в замок? У Хенли мало причин пропускать их внутрь. Не грозит ли их маленькому отряду быть перебитыми в считанные минуты?
        Изабель одними губами шептала молитвы Господу. Только бы Ричард остановился. Хоть бы решил вернуться обратно в Дорни, за его безопасные стены.
        Но Ричард продолжал решительно ехать вперед, в упор глядя на свою цель. В Молтоне опасности поджидают его на каждом шагу, а Изабель больше всего хотела, чтобы он не пострадал. Ее честь и гордость ушли на второй план. Она забыла даже о чувстве долга.
        Только бы он был вне опасности. Только бы остался жив.
        Ее сердце бешено колотилось в груди, и ей казалось, что его удары отчетливо слышны всем окружающим.
        Лошади бежали к мрачному замку, не отзываясь на ее молитвы. Каждый их шаг острым кинжалом вонзался ей в сердце.
        Ричард не попросит Уильяма или Роланда вступить в схватку, по справедливости, у Хенли есть все основания убить Ричарда. Это Ричард совершил грех, и он понесет за него ответственность, если, конечно, пойдет вперед.
        Ричард умрет.
        Но не один. Она не оставит его одного.
        - Разреши мне одной пойти к воротам, - попросила она. - Я постараюсь, чтобы нас пустили с миром. Конечно, он разрешит нам войти. У нас ведь нет плохих намерений.
        Говоря эти слова, Изабель все еще удивлялась: зачем все-таки Ричард приехал в Молтон?
        Ричард увидел неуверенность в ее глазах.
        - У него есть право убить меня. Ты знаешь, что это правда, Изабель.
        Она не нашлась что ответить. Изабель, у которой обычно слова слетали с языка с легкостью, не могла говорить.
        К ним спокойно подъехали Уильям с Роландом. По их лицам нельзя было догадаться, что они думают обо всем этом.
        - Нас пустят или пришло время обдумывать план сражения? - спросил Уильям.
        - Не нужно никакого плана. Вы не будете ни с кем сражаться. Если здесь и будет кто-то драться, так это буду я один, - заявил Ричард, ясно давая понять, что возражений он не примет.
        - Я уверен, что здесь хватит противников на всех, - проворчал Роланд.
        Уильям улыбнулся, обращаясь к своему товарищу:
        - Роланд, наконец ты встретил человека, который охраняет свои права на поединок так же ревностно, как ты сам. Видишь, как это раздражает!
        Роланд только хмыкнул в ответ.
        - Никакого сражения не будет, - повторил Ричард.
        - Они откроют нам ворота? - поинтересовался Уильям.
        - Они откроют мне ворота, - последовал ответ.
        Внезапно подул по-зимнему холодный, пронизывающий до костей ветер. Небо затянуло тяжелыми свинцово-серыми тучами, птицы заторопились в свои гнезда. Сильные порывы раскачивали деревья, скрип которых, похожий на плач и стоны, возвещал о том, что ледяной ветер нарушил их покой. На ветках трепетали только недавно проклюнувшиеся листочки, их ярко-зеленый цвет смотрелся на фоне темного неба как-то неестественно. Стало холодно, как зимней ночью, когда тепло весны кажется лишь несбыточным радужным сном.
        Не обращая внимания на холод, Ричард спешился. А затем начал раздеваться. Он отложил в сторону боевой шлем и меч в ножнах, затем плащ, кольчугу и рубашку. Эдмунд сперва замер, ошеломленный увиденным, но быстро взял себя в руки и поспешил на помощь своему лорду. Никто не произнес ни слова. Наступившую тишину нарушали лишь стоны ветра да глухие звуки падающих на влажную землю металлических предметов.
        Ричард снял с себя все, кроме брюк. Он стоял перед ними больше обнаженный, чем одетый. Ветер нещадно трепал его волосы, которые казались еще темнее на фоне серого неба. Он был беззащитен. Он был беззащитен, но мог оказаться таким же опасным, как вынутый из ножен меч.
        Его пустят в замок. Он не вооружен, а значит, не опасен.
        - Ты не пойдешь, - заявила Изабель, и голос ее предательски дрогнул.
        - Пойду, - решительно возразил он. - И пойду один.
        Изабель не обратила на его слова внимания. Или по крайней мере попыталась это сделать. Не дожидаясь помощи Эдмунда, она соскочила с лошади. Юбки путались в стременах, носки ее туфель зацеплялись за длинный подол, но девушка словно не замечала этого.
        - Нет, я иду с тобой. Я могу раздеться, так же как и ты.
        Одним быстрым рывком она сорвала с себя плащ и отшвырнула его в сторону. Сильный порыв ветра подхватил шерстяную ткань и, закрутив в своих невидимых объятиях, понес прочь. Со стороны было похоже, будто это сказочная темно-зеленая птица неуклюже машет нелепо-огромными крыльями.
        - Только дотронься до шнуровки, и я побью тебя, - пригрозил он.
        Ричард говорил это так спокойно, уверенно и решительно, что Изабель впервые в жизни захотелось убить его.
        - Чем?! - воскликнула она. К огромному стыду Изабель, из глаз ее хлынули слезы. - У тебя нет ничего, чем можно было бы драться! Ничего!
        Ричард смотрел на нее, готовую в любой момент распустить шнурки на платье. Ее огромные зеленые глаза блестели, наполненные слезами. И эти кристальные капли в тысячи раз увеличивали тот страх, нет, ужас, который он увидел в янтарной глубине ее глаз.
        Из-за него. Это все из-за него.
        У него нет ничего? Нет, она ошибается. У него есть она. Дар, которого он не хотел, которого старательно избегал всю свою жизнь. И имя этому божественному дару - Изабель.
        В результате своих действий он мог потерять ее, в любом случае он мог потерять ее. Он всецело отдавал ее жизнь, так же как и свою собственную, в руки Всевышнего. Пути Господни неисповедимы, и мы никогда не знаем, что ждет нас завтра. Ричард отдавался на мудрость Божью, твердо веря, что это единственно правильное решение. Что касается его самого, он больше не намерен прятаться. Ни сейчас, ни когда-либо потом. Если будет это потом.
        Меч ему не понадобится. Сражение, которое произойдет в стенах Молтона, не будет проверкой силы или ловкости. Для него не нужны ни оружие, ни физическая сила. Его не спасет ни одна броня, будь то кольчуга или монашеская сутана. Может быть, Хенли убьет его, на что имеет полное право, но все же Ричард должен пойти туда. Он сбежал из Молтона, оставив Бертраду, и теперь настало время вернуться.
        - Для того, что я должен сделать, у меня есть все, что нужно, - сказал он, удерживая ее готовую развязать шнуровку платья руку.
        - Для того, чтобы умереть? Это твой план? Нет, ты не должен добровольно идти навстречу верной смерти. Ты не можешь оставить меня. Ведь я еще не беременна! Ты не выполнил свой долг по отношению ко мне, ты не можешь покинуть меня! Не сейчас!
        Она рыдала, потеряв самообладание. Крупные капли, скатываясь по щекам, падали ей на грудь, мгновенно впитываясь в толстую ткань блио.
        Они стояли в стороне от остальных. Облака на небе стали почти черными, и в воздухе запахло дождем и сырой землей. Они стояли, одинокие, на широкой равнине, и Молтон возвышался над ними злой черной тенью. Сейчас они рядом, но он должен оттолкнуть ее, отправить к остальным: к Уильяму, Роланду, Эдмунду, Элзбет, к людям, которые были чисты. В отличие от него самого.
        - Я должен пройти этот путь, Изабель, - мягко сказал он. - И не важно, что ожидает меня в его конце.
        - Но почему?! - плакала она, слезы катились по ее бледным щекам. - Неужели она столько для тебя значит? Неужели ты все еще не можешь ее забыть?
        Она опустила голову, и все ее хрупкое тело начало сотрясаться от горестных рыданий. И это все из-за него.
        - Нет, не могу, - прошептал он. - А ты? Ты можешь? Она стоит между нами всегда, что бы мы ни делали, понимаешь? Она постоянно владеет твоими мыслями, даже сейчас, признайся!
        Она подняла на него красные, воспаленные от слез глаза, и он увидел в них нестерпимую, жгучую боль, которую она даже не пыталась скрыть. Изабель стояла перед ним, страдающая, непонимающая, недоверяющая, и у нее хватало сил и смелости открыть ему свое сердце. Да, его Изабель такая, она храбрая, волевая, ее сила, сила ее любви, непоколебима, неистребима, ее нельзя ни уничтожить, ни даже просто избавиться от нее. О такой силе Бертрада могла бы только мечтать.
        - Я делаю это ради тебя, а не ради нее.
        - Но я не прошу тебя об этом! Я не хочу этого! - Она гордо подняла подбородок.
        - Нет, не просишь, - произнес он, слегка касаясь пальцами ее волос. Их длинные пряди плясали в каком-то неистовом танце, подхваченные порывами ветра. - Сам Господь определил для меня этот путь. Это моя обязанность перед Богом, - мягко сказал он. - Ты заставишь меня отказаться от этого?
        Из всех вопросов, которые он мог задать ей, именно на этот она ничего не могла ответить. Она хотела возненавидеть его за то, что он поставил ее в такое положение, за то, что согрешил с Бертрадой, за то, что так стремится уничтожить самого себя, за то, что просит ее согласия, чтобы пойти на верную смерть. Он в одно мгновение разрушил все ее мечты… Но разве она не перестала жить мечтами и иллюзиями? Перед ней стоял выбор, и она знала, что должна сделать как жена Ричарда. Она знала, чего он ждет от нее, и, не обращая внимания на разрывавшую сердце боль, найдет в себе силы сделать это.
        Когда успела она так безнадежно влюбиться в него? Не о такой самоотверженной любви она мечтала, думая о Ричарде. Эта любовь не требовала ничего взамен. Эта любовь оставляла внутри Изабель потерянность и пустоту. Эта любовь приносила Изабель в жертву на своем алтаре. Так любил Господь Своего сына, когда посылал его на эту грешную землю, зная, что впереди его ждет смерть. Так любит Изабель своего мужа, отпуская его сейчас.
        Как могло случиться, что любовь разорвала ее сердце на части?
        Слезы высохли на ее щеках. Она положила ладонь на его обнаженную грудь и почувствовала, как под ее пальцами бьется его сердце, пульсирует кровь, почувствовала его тепло, силу воли, стремление к жизни.
        - Нет, - сказала она мгновенно окрепшим голосом. - Ты не должен отказываться от этого. Только позволь мне пойти с тобой.
        Он накрыл ее ладонь своей и ощутил сквозь ее руку биение собственного сердца. Их глаза встретились, и каждый увидел в них отражение самого себя. Они без слов поняли друг друга, но так и должно быть, ведь он всегда знал, о чем думает Изабель, а она всегда знала, чего хочет Ричард.
        - Ты не можешь, Изабель, - проговорил он нежно. - Хотя я был бы несказанно счастлив, если бы ты могла составить мне компанию.
        Это было самым большим комплиментом, который она когда-либо слышала из его уст. И он говорит его ей именно сейчас, прямо перед своей смертью.
        Он отвернулся от нее, его ладонь соскользнула с ее руки, и он медленно направился к воротам замка. Пять пар глаз с болью наблюдали, как его обнаженное тело обдувает по-зимнему холодный ветер, так внезапно ворвавшийся на эту, казалось бы, уже окутанную весной землю. Они смотрели, как он идет к Молтону, ожидая вот-вот увидеть в воздухе пущенную ему в сердце стрелу, но вокруг Ричарда летали лишь поднятые ветром кусочки земли да дождевые капли.
        Ворота широко открылись, и их темный свод поглотил светлую фигуру Ричарда. В этот момент Роланд произнес:
        - Он напоминает мне кающегося грешника, идущего в паломничество на святые земли.
        И только сейчас Изабель поняла, что толкнуло Ричарда на эту поездку в Молтон.
        С приглушенным криком она вскочила на лошадь и погнала ее в сторону все еще открытых ворот. Ричард не будет исполнять свои обязанности перед Господом один. Нет, потому что ее святой долг - быть всегда рядом с ним. В болезни и здравии. В богатстве и бедности. Пока смерть не разлучит их…
        Глава 28
        Естественно, они последовали за ней. Это был их долг, и она им не завидовала, потому что никому не удалось бы уговорить ее отступиться от намеченной цели. Ветер трепал ее волосы, развевая их у нее за спиной, спутывая концы. Изабель казалось, что даже он хочет помешать ей последовать за Ричардом, вцепляясь в длинные черные пряди. Ее плащ улетел, гонимый сильными порывами ветра, и лежал сейчас жалкой кучкой зеленой шерсти на грязной влажной земле. Блио почти не согревало ее, но Изабель не думала о пронизывающем до костей ветре, который дул в лицо, мешая ей ехать вперед. Все ее мысли были сейчас о Ричарде.
        Когда она въехала в огромные ворота, воспоминания прошлого захватили ее в железные тиски. Здесь все было таким, каким она запомнила его. Только более пугающим, более мрачным. Но, возможно, ей так кажется из-за той цели, ради которой она приехала сюда. Она должна спасти Ричарда.
        Изабель бросило в дрожь.
        Посреди огромного внутреннего двора по колено в грязи стоял Хенли, держась уверенно и смело. Он находился в пределах своего замка, обитатели которого были связаны с ним клятвой верности, а напротив него стоял почти обнаженный кающийся Ричард. Один. Пока.
        Изабель камнем свалилась с лошади и побежала к своему мужу. Но постепенно ее шаг замедлился: она увидела, что из противоположного конца двора им навстречу идет Бертрада. Служанка поддерживала ее за локоть, не давая упасть. Бертрада не была старой, она оставалась такой же красивой, какой Изабель запомнила ее, такой же, как год назад.
        Ее густые длинные волосы были чернее ночи. Она всегда носила их распущенными, повязывая вокруг головы простой шнурок, удерживающий волосы в порядке. Ее прекрасная белая кожа напоминала нежные весенние лепестки. Она всегда носила белые одежды, зная, что этот цвет подходит ей, как никакой другой. Черные волосы казались еще прекраснее, еще гуще на фоне белой стройной фигуры. Ее глаза, обрамленные густыми ресницами, были почти такими же черными и блестящими, как волосы. Такой позавидовала бы любая женщина. Такую возжелал бы любой мужчина. Да, это так. Еще будучи ребенком, Изабель смутно догадывалась, что Бертрада знает о той власти, какую дает ей красота, и нещадно пользуется этим, не чувствуя за собой абсолютно никакой вины.
        И хотя Бертрада не нравилась Изабель, она всегда хотела быть похожей на нее: такой прекрасной и очаровательной, притягивающей к себе казалась эта женщина.
        На стенах Молтона там и сям стояли лучники и охраняющие замок рыцари, двор быстро наполнялся оруженосцами, вновь посвященными рыцарями, поварами, кузнецами, конюхами, сокольничими, домашней прислугой. Может, Ричард и собирался пойти в Молтон в одиночку, но теперь он не был один.
        Он почувствовал, что она стоит рядом с ним, и она поняла это. Но все же Ричард не отвел глаза от Хенли. Изабель не обратила на это внимания. Главное, что она с ним. Главное, что, когда он столкнется лицом к лицу с Хенли, он не будет один.
        Хенли самодовольно смотрел на них, его напряженная и неприятная улыбка говорила о том, что он уверен в одном: Ричард приехал к нему и признал тем самым свое поражение, а цель его приезда не так уж и важна. Эта картина - Хенли с тупым превосходством в глазах и сдержанно-покорный Ричард - пробудила волну воспоминаний прошлого в Изабель. Прошлого, которое она оставила в Молтоне, когда покинула его, и которое вернулось к ней именно здесь, в замке ее детства и юности. Уезжая из Молтона, она оставила себе только воспоминания о Ричарде, нежно холя и лелея их, как грудного младенца. Но сейчас остальные картины прошлого всплыли так быстро, яростно и живо, что к горлу Изабель подкатил неприятный комок.
        Они оба были одиноки. Юные, уязвимые, они оба очутились вдруг далеко от родного дома: Бертрада только-только вышла замуж, а Ричард был изгоем среди местных оруженосцев и рыцарей. Да, по природе своей он был лидером, и Изабель всегда видела это в нем, но никогда у него не получалось сблизиться с кем-нибудь настолько, чтобы быть друзьями, как сейчас с Роландом и Уильямом. Каждый человек нуждается в друге, союзнике, а у Ричарда не было никого. Хенли задавил его своим авторитетом, наслаждаясь тем, что играет роль светила в жизни испуганного мальчика. Повинуясь сиюминутным настроениям, он мог хвалить, а мог и жестоко наказывать своего юного оруженосца. И только от Бертрады, от милой, славной Бертрады он получал нежные улыбки и добрые слова. Изабель ясно понимала это, исходя из собственного опыта. Бертрада была женщиной мягкой и нежной, и поэтому Изабель еще больше ненавидела саму себя за то, что так не похожа на свою леди.
        Она вспомнила, как однажды Бертрада улыбнулась Ричарду, и тот оступился во время тренировки. И Хенли был этому свидетелем. Это не было тайной. Сейчас, став уже опытной в постельных делах, Изабель поняла, что в их поведении было много чувственных жестов, полных желания взглядов, томных вздохов. И Хенли об этом знал.
        Не успела она сказать и слова, как услышала приглушенное рычание Ричарда:
        - Я не хотел, чтобы ты приходила сюда. Чтобы видела все это.
        - На это может смотреть весь свет, но не я? - вспылила она. - Ты всегда выгоняешь меня, но сейчас знай: я не уйду!
        Она была в гневе. На ее глазах блестели слезы ярости.
        Ричард повернулся к ней, и его широкие плечи и грудь, словно щит, скрыли ее от любопытных глаз обитателей Молтона. Он будет закрывать ее собой, когда сам стоит обнаженный и безоружный перед мрачно сверкающими глазами Хенли? Из ее глаз потекли слезы, и она стала обеими руками вытирать их.
        - Я вовсе не выгоняю тебя, Изабель, - сказал он. - Я хочу, чтобы ты держалась подальше от меня. Чтобы защитить тебя. Я не… я никогда не доверял себе, когда рядом была ты, - закончил он, и в его темных синих глазах она увидела боль, которую он пытался всеми силами скрыть.
        О да. Теперь она все поняла. Она поняла, что думал о себе Ричард. Он избегал ее? Нет, таким странным образом он старался защитить ее от своего греха, который грыз его плоть денно и нощно. Он считал себя безумным похотливым диким зверем и изо всех сил старался уберечь ее от растерзания, защитить от себя самого. Как может мужчина так глубоко ошибаться относительно своей природы, своего естества?
        - Как странно, - сказала она, улыбнувшись, но улыбка ее была скорее грустной, чем радостной. - Ведь я всегда доверяла тебе. Во всем. Без страха.
        - Тебе всегда не хватало осторожности, Изабель, - улыбнулся он.
        Его губы растянулись в улыбке лишь на мгновение, но затем распрямились, потому что он снова повернулся к Хенли. Около ворот стояли Уильям, Роланд, два оруженосца и Элзбет, ставшие невольными свидетелями того, что задумал Ричард. Они не знали, что сейчас произойдет, но Изабель знала. Она знала это, потому что знала Ричарда, знала, как он честен и верен Господу. Кто мог знать Ричарда лучше, чем она? Но она не хотела, чтобы он делал это, хоть он и сказал, что это его обязанность перед Богом. Пусть он лучше исполнит свой духовный долг в монастыре, за высокими стенами, пусть она никогда больше не увидит его… да, она согласна даже на это, только бы он остался жив.
        По ее щекам текли слезы. Плакать в присутствии Хенли и Бертрады - ужасный позор, но Изабель ничего не могла с собой поделать. Она не уйдет.
        Изабель лично передала бы Ричарда в руки аббата, только бы он отказался от следующего шага. Если он сделает его, возврата уже не будет.
        - Тебя впустили в замок. Что тебе надо здесь, Ричард? - спросил Хенли с саркастической любезностью.
        - Уезжай в монастырь, - прошипела Изабель, удерживая его за руку и не обращая внимания на Хенли и всех присутствующих. - Посвяти свою жизнь служению Господу. Я не стану тебе мешать.
        Ричард посмотрел на нее сверху вниз. Выражение его лица было серьезным. Никогда еще он не был так решительно настроен. И никогда еще он не был так стоек духом.
        - Однажды я уже бежал, чтобы спрятаться за стенами монастыря. И не сделаю этого снова, - мягко сказал он, глядя ей в лицо.
        - Но ты должен! - упрашивала она, дергая его за руку, стараясь отговорить его встать на путь, который, несомненно, приведет его к смерти.
        Он взял ее руки в свои и улыбнулся. Улыбка его была такой грустной и такой откровенной, что сердце у нее в груди перестало биться. Она перестала плакать. Даже ветер перестал дуть. Весь мир словно замер, ожидая услышать то, о чем Изабель молилась всю свою жизнь: услышать признание из уст Ричарда.
        - Чтобы сделать это, мне придется покинуть тебя, Изабель. А я не брошу тебя. Никогда.
        Радость, слившись с болью, проникла в ее душу, завладев всем ее существом. Он не оставит ее. Он готов пожертвовать собой ради того, чтобы быть рядом с ней.
        Но она не хотела его гибели. Она хотела, чтобы он был жив, даже если бы это означало, что она потеряет его. В этот момент Изабель навсегда оставила все свои детские воспоминания в прошлом. Ее сердце наполнилось самоотверженной любовью женщины, любовью, которая зародилась много лет назад и зрела внутри ее все эти годы. И только сейчас Изабель поняла, сколько боли приносит такая любовь.
        Не важно, что станет с ней, главное, чтобы с Ричардом все было хорошо.
        - Ты приехал в Молтон, чтобы я стал свидетелем ваших похотливых перешептываний? - с насмешкой произнес Хенли. - Будь твоя воля, ты бы уложил ее прямо здесь, в грязи у меня под ногами.
        Ричард повернулся к Хенли, лицо его было решительным и твердым.
        - Нет, я вовсе не такой, хотя долгое время верил в то, что это так. - Ричард сделал паузу, давая окружающим время домыслить завуалированное им обвинение. Хенли молчал, но по его глазам было видно, как он удивлен, что столь хорошо продуманный им план вдруг перестал быть тайной.
        Ричард был уже не тем мальчиком, который воспитывался в Молтоне. Хенли удалось убедить его своими вечными колкостями и навязанными лекциями, что он самый похотливый из всех живущих на земле. Он говорил о его похотливом характере, о похотливых мыслях, хотя такие мысли присущи всем мальчикам, вступающим в пору мужества. Сейчас Ричард мог видеть это на примере Эдмунда и Ульрика. Это не больше чем сложный период на пути взросления каждого мужчины. Но Ричард не общался с другими мальчиками, не делился своими переживаниями. Единственный, кто был рядом с ним, - это Хенли, и именно Хенли убедил его в том, что он безнадежно испорченный и похотливый человек.
        И все же он согрешил с Бертрадой.
        - Нет, Хенли, - продолжил Ричард. - Я приехал, чтобы сделать публичное признание и просить вашего прощения. А если вы не дадите мне его, то принять на себя ваш праведный гнев.
        Ветер стих, как будто бы ожидая ответа Хенли. Изабель усилием воли остановила текущие из глаз слезы. Она встретит взгляды Хенли и его жены с таким же достоинством, как и ее муж. Это единственное, чем она может поддержать своего мужа. Хотя заслуживает он гораздо большего. Но, к несчастью, она не может дать ему то, что он хочет больше всего: чистое сердце и незапятнанную душу. Только Бог мог позволить Ричарду очиститься, и только Бог мог решить, использовать ли Хенли как инструмент искупления грехов Ричарда или нет.
        Хенли стал белее снега.
        - Нет, ты не посмеешь, - прошипел он, обводя обезумевшим взглядом собравшихся во дворе.
        Краска сошла с лица Бертрады, ее красивые черты казались просто маской, плохо скрывающей ужас, царивший в ее душе. Она повернулась, чтобы уйти, но Ричард окликнул ее:
        - Постойте, Бертрада. Вы должны выслушать мое признание. И пусть его услышат все жители Молтона, ведь именно здесь я впервые впал в пучину греха.
        - Ты уничтожишь меня, - прошептала она, умоляюще протягивая к нему руку.
        Ричард улыбнулся, глядя на стоящих перед ним людей, как монах, предлагающий павшему грешнику раскаяться в содеянном.
        - Мы и так уничтожены, Бертрада. Это поможет нам очиститься.
        - Если ты хоть единым словом оклевещешь мою жену, я убью тебя, - хрипло сказал Хенли.
        - Вы убьете меня за то, что я скажу правду, хотя оставили мне жизнь после того, как я соединил свое тело с вашей женой? - звучным голосом произнес Ричард. - Какой мужчина поступит так?
        - Он знал, - прошептала Изабель, глядя на Хенли, в то время как сердце ее было с Ричардом. - Он всегда знал.
        Ричард повернулся, чтобы посмотреть на Бертраду. Она опиралась на свою служанку, и у нее было такое лицо, словно она хочет сквозь землю провалиться.
        Он каждый день вспоминал, как искала Бертрада его общества, как невинно прикасалась к нему, как заставляла его смеяться, как скрашивала его одиночество. За своими невинными и утешительными словами она прятала свою тоску. Да, еще в Молтоне он изучил женщин и их поведение. И только Изабель не играла в женские игры. Только Изабель была смелой и на словах, и на деле. Изабель никогда ничего не скрывала: ни своих желаний, ни своих чувств.
        Он смотрел на Бертраду с жалостью. Больше он не испытывал к ней ничего. А к Хенли он чувствовал только холодное презрение.
        Знал ли Хенли? Конечно, знал. Но какой мужчина останется в стороне, когда его жена так явно ищет общества другого?
        - Вы использовали свою жену, использовали как средство управлять мной. Но с какой целью? - Он мрачно улыбнулся. - Человек, на которого давит чувство вины так, как на меня, вряд ли сможет сказать «нет» лорду, против которого согрешил. Но не таков путь, уготованный мне моим Богом. Я должен был признаться во всем публично, и именно это я и сделал.
        Собравшиеся топтались на месте, толкая друг друга, их нетерпение и любопытство все росло. Приезд леди и лорда Дорни и их разговор с леди и лордом Молтона - это зрелище, от которого не отказался бы никто. Дети сидели на плечах родителей, женщины локтями прокладывали себе путь вперед, поближе к виновникам происходящего. Каждый прислушивался, стараясь разобрать что-либо еще, кроме тихого бормотания стоящей в центре толпы четверки.
        Ричард, полуобнаженный, напряженный, стройный, упал на колени у ног лорда и леди Молтона. Его лицо было спокойным и умиротворенным, как у человека, поющего молитву Господу. Его поступок был так же праведен, как молитва, Изабель отчетливо это понимала. Ричард искал освобождения от груза вины и греха, и скорее всего он получит его от удара мечом. Но она не будет вставать у него на пути. Нет, она будет стоять рядом с ним.
        Она стояла, гордо выпрямившись и задрав подбородок. Ее волосы развевались, как победный флаг, в глазах горел огонь. Она стояла рядом с ним, молчаливо поддерживая его. Что бы ни случилось, она всегда будет на его стороне.
        Голос Ричарда был громким и сильным, он был слышен в каждом уголке Молтона, заставляя всех и каждого узнать о совершенном им грехе.
        - Я осквернил супружескую постель Хенли и Бертрады. - Он быстро поднялся на ноги. - Я совершил смертный грех - прелюбодеяние. Я предал своего лорда. Я молю его о прощении.
        Он снова встал на колени, испачканный грязью, с гордо поднятой головой. Он ждал решения, которое примет Хенли, и душа его была спокойна.
        Во дворе не было слышно ни звука. Ветер подул с новой силой, заволакивая небо огромными серыми тучами. Собирался дождь. Казалось, что напитанное водой небо вот-вот обрушится на эту грешную землю, чтобы смыть с нее всю грязь и пошлость. Холодный порыв ветра ворвался во двор, разметав черные волосы Ричарда. Изабель видела, как напряглись его мускулы, когда холодные струи коснулись его обнаженной кожи, но он не двинулся с места. Он ждал, вверяя себя в руки Господа, хотя перед ним стоял с обнаженным мечом Хенли, а на стенах - готовые в любую минуту пустить в него стрелы лучники. Ричард целиком и полностью отдал себя на милость Всевышнего и не отступится от своего решения из страха перед Хенли. Больше этого не случится.
        Толпа вокруг заволновалась, Изабель чувствовала это. Она слышала прокатившийся по рядам тревожный возбужденный шепот. Молчание Хенли начало давить на Изабель, сжимая ее легкие, останавливая биение сердца. Ричард мог тихо и спокойно ждать решения Хенли, но Изабель - нет.
        - Разве вы не можете простить оступившегося человека? - прошипела она сквозь зубы. - Ведь это вы расставили для него эту ловушку.
        Глаза Хенли расширились. Бертрада открыла от удивления рот. Значит, она не знала.
        - Сколько должен Ричард просить у вас прощения? Может ли сам Господь смягчить ваше черствое сердце? Вы использовали свою жену как падшую женщину, Хенли. У кого вы попросите прощения за это?
        - Достаточно, - сплюнул он. - Ты всегда была надоедливой девчонкой.
        - Говорите с Изабель вежливо или же не говорите совсем. Делайте со мной, что считаете нужным, но не смейте даже косо смотреть на мою жену, - холодно сказал Ричард.
        Как так получалось, что полуобнаженный, коленопреклоненный человек скрывал за своими словами такую смертельную угрозу?
        - Пожалуйста, выполните его просьбу, - стала умолять Бертрада своего мужа. Ее глаза казались огромными черными озерами, наполненными болью и унижением.
        - Хорошо, - сквозь зубы процедил Хенли. На его лбу раздулась и пульсировала толстая синяя вена. - Ты прощен.
        Ричард наклонился вперед и, сжав руку Хенли, поцеловал ее.
        - Благодарю вас, - сказал он.
        Изабель в первый раз за этот день вздохнула полной грудью. Все кончено. Но это было только начало. Изабель и не догадывалась, как далеко может завести Ричарда его чувство долга.
        - Бертрада, - сказал Ричард, вставая. Все глаза были прикованы к его полуобнаженному торсу. - Просите прощения у своего мужа. Так будет правильно. Признайтесь во всем, облегчите душу.
        Казалось, что Бертраде не очень хочется просить прощения у человека, который улыбался и делал вид, что ничего не замечает, в то время как она резвилась с другим мужчиной. Но Ричард твердо решил, что она должна идти той же дорогой очищения, что и он сам. Это был единственный способ. Только это могло спасти ее. Иначе Хенли, честь которого публично задели, убьет ее, и никто не посмеет осудить его. Бертрада должна признаться во всем и получить прощение. Бертрада должна быть спасена, или же он будет в ответе за ее смерть.
        - Хватит, - прорычал Хенли. Его лицо покраснело от гнева. - Я дал тебе то, чего ты от меня хотел, и этого более чем достаточно. И намного больше, чем ты заслуживаешь.
        - Прощение - это всегда больше, чем мы заслуживаем, но кто из нас безгрешен? Кому из нас не нужно прощение? Давайте же, Бертрада. Вы знаете, что поступили неправильно. Снимите с себя груз вины, освободитесь от нее, - сказал Ричард. Взглядом он мягко подталкивал ее к действию.
        У нее не было сил противостоять ему. Она соблазняла Ричарда, невинного мальчика, и этот флирт закончился в ее собственной брачной постели. Но ей нужно было хоть как-то залатать брешь, которая существовала в ее супружеской жизни. Она никак не могла забеременеть, а Хенли не такой человек, чтобы держать бесплодную жену. Ей нужно было зачать ребенка, и если не с Хенли, тогда с кем-нибудь другим, с кем-то, кто никогда и никому не скажет об этом предательстве. И Ричард, обаятельный, красивый, но одинокий, подходил для этого как нельзя лучше. Те краткие минуты, что они проводили вместе в постели, она до сих пор вспоминала, как проблески счастья в ее нелегкой жизни. Вынесенное на дневной свет, ее решение казалось ей теперь глупым. В их действиях не было достоинства, только отчаяние.
        Она опустилась на колени, закрыв лицо руками.
        - Это правда. Мое сердце устало от того груза, который я несу. Прости меня, Хенли, пожалуйста, прости меня. Я буду чтить тебя, если ты оставишь мне жизнь, и безропотно приму смерть, если ты не сможешь простить меня. Я жду. - Она подняла на него свои прекрасные глаза. - Моя душа спокойна.
        Это была трогательная сцена. Она стояла перед ним на коленях, прекрасная, искренняя и в то же время по-женски покорная. Все присутствующие удовлетворенно кивали, одобряя ее действия, так понравилось им неподдельное раскаяние Бертрады.
        Хенли чувствовал себя как пойманный в капкан зверь. Он знал. Да, это он делал так, чтобы эти двое больше времени проводили вместе, хотя прекрасно знал, к чему это приведет. Бертрада была красавицей, но его не волновала женская красота. Он сумел лишить ее девственности в их первую брачную ночь, но потом не смог заставить себя вернуться в ее постель. Она же, молодая здоровая женщина, хотела мужчину, и наконец ее взор остановился на Ричарде. И это не было случайностью, ведь сам Хенли сделал так, чтобы симпатичный и наивный юноша привлек ее внимание. Снова и снова он создавал все условия, чтобы они проводили вместе как можно больше времени. Перед Бертрадой он нахваливал своего юного оруженосца, Ричарда же убеждал, что он погряз во грехе похоти и никогда не сможет избавиться от него. Он хорошо сделал свое дело. И если бы все шло так, как он задумал, Бертрада понесла бы ребенка, а Ричард утонул бы в чувстве вины и был бы готов сделать для Хенли все, что угодно, чтобы искупить свое предательство. Но Ричард сбежал, Бертрада не забеременела, и вдобавок ко всему его секретные планы выплыли на свет Божий.
        Бертрада, смиренная, раскаивающаяся, ждала его ответа. Убить ее сейчас, при всех, значило бы лишить себя и всеобщего уважения, и чести.
        - Встань, Бертрада. Ты прощена.
        Вместо того чтобы послушаться его, она закрыла лицо руками, пытаясь погасить рвущиеся изнутри рыдания, и упала к его ногам. Хенли помог ей подняться, страстно желая, чтобы все это представление поскорее закончилось. Бертрада поднялась на ноги, но тут же упала в его объятия, всем телом сотрясаясь от рыданий.
        Ричард не двигался, словно ожидая чего-то.
        - Убирайся, - рявкнул на него Хенли, указывая пальцем на ворота. - Тебе здесь больше нечего делать.
        - Нечего? - спокойно спросил Ричард. - Вам лучше знать, Хенли. Если на вас лежит хоть какой-то грех передо мной или перед вашей женой, покайтесь. Если же ваша душа чиста - я уйду.
        Ричард стоял неподвижно, ожидая решения Хенли. Тот же, казалось, терзался сомнениями.
        - Не я нарушал свои клятвы, - сказал он наконец.
        - Нет? - ответил Ричард. - А как же любить и уважать свою жену? Хранить и защищать? Беречь от греха?
        - Слова, сопровождающие брачную церемонию? - спросил Хенли. - Ты ждешь, чтобы я держал в голове и выполнял каждую клятву, которую произносил в своей жизни?
        - Да, - подтвердил Ричард. - Так и должно быть.
        - Именно это ты задумал, когда разделся и прошел через мои ворота?
        - Я только хотел прощения. Для всех, кто согрешил.
        - Да ты скорее монах, чем мужчина, - проворчал Хенли.
        - Не нужно быть монахом, чтобы видеть грех на душе человека или в его поступках.
        - Сегодня каждый из нас должен плюхаться на колени в этой грязи? - прорычал Хенли. Глаза его гневно сверкали.
        Ричард подступил к нему вплотную, и его обнаженная фигура громадой нависла над щуплым телом Хенли. Хриплым шепотом он сказал прямо в лицо своему бывшему лорду:
        - Я знаю, что вы сделали.
        Хенли испуганно взглянул на него, и глаза Ричарда пробились сквозь толстый слой обмана, которым Хенли старался защитить себя.
        - Вы нарочно сводили нас вместе, снова и снова. Прекрасную женщину, которой так не хватало мужских ласк, и юношу, только что вступившего в пору мужественности. Вам удалось убедить меня в том, что моя порочность, моя страсть владеет мной и что мне никогда не избавиться от своих грехов. Я верил каждому вашему слову, - тихо прорычал Ричард. Его глаза горели. - Вам нужен был ребенок, наследник, Хенли, и вы использовали меня как быка-производителя, который мог дать его вам. И, зная, что я корю себя за свой грех против вас, зная, что эта вина будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь, вы надеялись, что я выполню любое ваше приказание, лишь бы искупить свое преступление. Но Бертрада не забеременела, - резко прошипел Ричард. - И больше я не буду скрывать этот грех. И теперь вы посмеете перед Богом и людьми заявить во всеуслышание, что вам не нужно прощение?
        Хенли был загнан в угол. Он ничего не мог ответить. Если он не попросит прощения, Ричард всем расскажет о том, что Хенли сделал. Нет, он не будет так рисковать. Ричард читал по его мечущимся в страхе глазам все его темные мысли. Все помыслы и мотивы Хенли были для него такими же очевидными, как и то, что вода мокрая. Даже сейчас он мысленно строил свои коварные планы. Бертрада могла забеременеть и другим способом.
        Хенли упал на колени у ног Бертрады. Жестко, быстро.
        - Не становись из-за меня на колени, милорд. Это не…
        - Замолчи, женщина, - рявкнул он. - Ты думаешь, что я не способен на то, на что способны все остальные?
        Все замерли, пораженные тем, что Хенли подчинился. И все же вся наша жизнь - это лишь краткий миг на пути к вечности. Духовные блага важнее материальных. Никто из присутствующих не поступил бы иначе.
        - Прости меня, жена моя, что так поступил с тобой. Это было ошибкой, - сказал он.
        Вместо ответа Бертрада опустилась на колени рядом с ним и обняла его.
        Все кончилось.
        Ричард улыбнулся и мысленно поблагодарил Бога за его безграничное милосердие. А затем воздал хвалу Господу за то, что Изабель не сказала ни слова за все время этого словесного поединка. Он чувствовал ее нетерпение и ее страх, ее гнев и ее недоверие, но все же она не разомкнула губ. Это было просто чудом. Повернувшись, он пошел вместе с Изабель к открытым воротам. Они возвращались в Дорни.
        Она поняла больше того, что было сказано в их публичных признаниях и взаимных извинениях. Ричард знал, что Хенли не просто закрывал глаза на прелюбодеяния своей жены. Он активно поощрял их проводить вместе время, делая так, чтобы его жена и молодой оруженосец сталкивались друг с другом как можно чаще. Кроме того, он убедил Ричарда в том, что того обуял смертный грех - похоть, а доверчивый и благочестивый молодой человек принимал все это слишком близко к сердцу. В этом Хенли не признался. И также она поняла, чего Хенли всем этим добивался. Наследника. И в этом нет сомнения, ведь Бертрада за все это время так ни разу и не понесла. Но Изабель ни слова не скажет об этом. Все это уже позади, все это осталось в Молтоне: Хенли, Бертрада, память о ее юности и связанных с этим событиях. Все это пройденный этап и должно быть стерто из памяти. Ричард сделал все, что мог, и теперь Хенли и его совесть в руках Господа. Пусть же он распорядится своим рабом, как сочтет нужным.
        - Что он сделал? Я так и не понял, - сказал Эдмунд своим спутникам, стоящим рядом с ним у ворот.
        - «Итак, исповедайте друг другу грехи и молитесь друг за друга, чтобы быть исцеленными, - процитировал Уильям. - Ибо большую силу имеет молитва праведного. Братья мои, если кто между вами уклонится от истины, и обратит кто его, - пусть тот знает, что обративший грешника с ложного пути его спасет душу его из смерти и покроет множество грехов». Послание Иакова, глава пятая.
        - Вы знаете так много из Священного Писания, как монах, - восхитился Эдмунд, глядя на Уильяма широко распахнутыми глазами.
        - Да, - сказал тот безразличным тоном. - Знаю.
        Ричард заметил, что Уильяма особо не радовала собственная просвещенность. Они с Изабель как раз подошли к воротам. Сейчас он увидит, куда завело его стремление раскаяться в содеянном.
        Уильям и Роланд стояли перед ним, выпрямившись, серьезно глядя на него. Он не мог понять по их лицам, о чем они думают, и с новой силой молился Господу, чтобы Тот не оставил его сейчас, когда он только сделал первый шаг в мир благородных и честных людей.
        - Теперь вы знаете о самом черном моем грехе, - сказал он, стоя перед ними.
        - Да, мы слышали ваше признание, - произнес Уильям. Его серые глаза блестели, как только что начищенный стальной клинок.
        - Я очень грешен, - добавил Ричард, желая увидеть хоть какую-то реакцию с их стороны.
        - Как и я, - отозвался Роланд.
        - Как и все мы, - добавил Уильям.
        - Вы прошли крестный путь, - проговорил Роланд с легкой завистью.
        - Да, и, возможно, по той же причине, по которой ушли в монастырь, - согласился Уильям. - Великая служба для искупления великого греха?
        Ричард ухмыльнулся:
        - Это не помогло.
        - Нет, не помогло, - согласился Уильям. - Но не многие находят в себе мужество, чтобы сделать то, что должны.
        - Следовать своему пути, даже на край света, легче, чем прийти сюда и сделать то, что сделали вы, - наставительно сказал Роланд, глядя на него проницательными темными глазами. - Мало кто нашел бы в себе сил решиться на то, что вы сделали сегодня здесь.
        - Я только исполнял волю Божию, - просто, но многозначительно сказал Ричард.
        - Да, и в этом ваша сила, - согласился Уильям. - Дружба с таким сильным человеком - большая честь, даже если он бережет свои сражения, - вымученно улыбнулся Уильям.
        - Один недостаток, - усмехнулся Роланд. - Нельзя сказать, что вы бережете свою одежду.
        - А что, мою одежду никто не принес?! - спросил Ричард с наигранным удивлением.
        - Нет, мы принесли только себя, - ответил Роланд, - уверенные, что вы приехали сюда навстречу смерти.
        - Я был мертв, - усмехнулся он, его лицо просветлело. - Придавлен грузом вины и греха. Теперь я жив. И замерз.
        - А чего вы ожидали? - спросил Уильям. - Держу пари, вы не введете новую моду, одеваясь таким образом!
        - Ты хотел сказать, раздеваясь таким образом, - поправил его Роланд.
        Они вышли из ворот Молтона, оставляя его темные стены позади. Никто не пытался их остановить, и замок покинуло столько же человек, сколько приехало в него. Это было чудом, благословением Господним. Снаружи замка дул сильный ветер, небо было темным в наступающих сумерках. Будет довольно холодно добираться домой. Дом. Он покидает Молтон, но не спасаясь бегством, а отправляясь к себе домой. В Дорни.
        - Эдмунд, принеси мои…
        Ричард не успел закончить, как Эдмунд, вскочив на лошадь, уже мчался к дороге, на которой его лорд оставил свою одежду и своего коня. С улыбками на лицах все остальные тоже повскакивали на своих коней, а Ричард сел позади Изабель на ее лошадку. Из всех присутствующих она единственная была на удивление молчалива. Но все уже позади, теперь ей самая пора снова заговорить с ними.
        Она сидела перед ним, не проявляя не малейших признаков неудовольствия. Но и без радости. Он хотел, чтобы она заговорила с ним, ругала его, упрекала, дразнила, задавала вопросы, но только не молчала. Только не Изабель, которая никогда ничего от него не скрывала. Он не знал, что говорить ей, когда она вот так молчит. И он боялся спрашивать ее, что у нее на душе. Ричард усмехнулся. Он встал лицом к лицу с Хенли, с Бертрадой, со всем Молтоном. Он посмотрел в лицо своему греху, понял, чем он был, а чем не был. Он кричал о своем преступлении во всеуслышание и не чувствовал при этом ни страха, ни опасения, которые навалились на него теперь, когда он обнимал свою жену. Достаточно одного ее слова - и исчезнет та радость, которую он ощутил после своей маленькой победы.
        Но он должен заговорить с ней. Он не может лишиться Изабель даже в малом.
        - Мне необходимо твое прощение, Изабель. Если у тебя достанет милосердия, чтобы простить меня.
        С тихим вздохом она произнесла:
        - За что мне прощать тебя?
        - За Бертраду. - Как легко сейчас вылетело из его губ это имя, оно потеряло былую власть над ним.
        - Ты бы лучше спросил, могу ли я простить Бертраду за то, что она отобрала у меня то, чего я хотела больше всего в этой жизни, - сказала она дрожащим голосом.
        - Она не взяла ничего, что бы я не отдал добровольно, - мягко возразил Ричард, прижимая ее к себе в надежде хоть как-то облегчить боль, которую причиняли ей его слова.
        - Ах да. Можно сказать и так, - едва слышно проговорила Изабель.
        - Я сделал это, Изабель, и ты знаешь, что это правда.
        - Да, она забрала и твое тело, и твою близость, и твое сердце, и даже мои мечты о тебе. Но я не буду оплакивать свои мечты о Ричарде, это уже в прошлом, - говорила она, подняв лицо к небу и часто-часто мигая, стараясь прогнать слезы.
        - Но я здесь, Изабель, - прошептал он. Его дыхание легонько овеяло ее волосы, будто успокаивая. - Я - твой.
        - Потому что Господь принудил тебя к этому.
        - Я только рад, что Бог выбрал для меня именно этот путь, - улыбаясь сказал он.
        - А развлекаться с Бертрадой тебе тоже Господь велел?
        - Нет!
        - Нет. Ты сам выбрал Бертраду!
        Да, если она верит в такое, это грызет ее сердце. Ведь если бы он сам поверил в то, что она выбрала Адама, его сердце разорвалось бы на тысячу частей!
        - Я не выбирал Бертраду.
        Изабель медленно повернулась к нему и посмотрела в его темные глаза.
        - Я хорошо понимаю, что всю эту игру задумал Хенли, но не отрицай, что ты считаешь ее красивой и что…
        - Я ничего не буду отрицать, - резко сказал Ричард. - Особенно свою ответственность за случившееся. Хенли сыграл здесь свою роль, Бертрада - свою, но никто насильно не толкал меня в ее постель. Это был мой собственный выбор. Я знал, что делаю. Я не был ослеплен.
        Изабель молчала. Каждое биение сердца жгучей болью отдавалось в истерзанной горем груди. Он не был ослеплен. Это неправда. Ведь он не был тем животным, которым считал себя, а значит, он не мог иметь связь с Бертрадой, если не любил ее. Он любил ее. Ричард сам выбрал ее. Он не выбрал Изабель. Бог силой соединил их в ответ на ее мольбы. Это правда, и Изабель понимала это. Ведь она молилась о том, чтобы Ричард стал ее, и так оно и случилось, разве нет?
        - В чем дело, Изабель? - мягко спросил он. Они ехали в конце процессии, их слова не были слышны остальным.
        - Я верю тебе, - ответила она срывающимся голосом. - Я верю тебе. Ты не лег бы в постель с Бертрадой, если бы тобой не руководило какое-то сильное чувство, более сильное, чем похоть. Чувство любви. Никто не толкнул бы тебя в ее объятия, если бы она не владела твоим сердцем. Ты любишь ее.
        - Я не люблю Бертраду, - грубо бросил он, крепче обхватив ее за узкую талию.
        - Сейчас, может, и нет, но…
        - И никогда не любил.
        - Но так должно было быть, - возразила она. Она ведь так хорошо его знает.
        Ричард слышал в ее голосе всю горечь невыплаканных слез.
        - Изабель, ты слишком высокого мнения обо мне, - прорычал он. - Обычно я не вижу в этом ничего зазорного, но сейчас…
        - Я знаю тебя, Ричард, - перебила она. - В ее объятия тебя толкнула не слепая страсть.
        - Да, это была страсть к тебе! - выпалил он, гневно дернув за узду.
        Страсть к ней, к Изабель?
        Страсть к ней?
        Это невозможно. Ричард никогда не хотел ее, даже когда считал себя похотливым животным, когда его похотливые мысли нашли свое удовлетворение, он и пальцем не прикоснулся к ней. Он прикасался только к Бертраде. И толкнула Ричарда на этот поступок не бесконтрольная похоть. Теперь они оба знают об этом.
        Твердо уверенная в том, что ей известна истинная причина, она ответила:
        - Ты не испытывал ко мне страсть.
        Ричард только закатил глаза.
        - Ты просишь от меня признания, а затем совершенно переиначиваешь значение моих слов! Я говорю тебе то, что знаю, то что чувствую. Или ты думаешь, что я не знаю собственных мыслей? Желаний собственного сердца?
        - Я часто задавалась этим вопросом, - сказала она.
        - Неудивительно. Говорю тебе, хотя мне и стыдно в этом признаваться. Сегодня для меня день откровения и раскаяния, так что тебе придется выслушать то, что я скрывал от тебя все эти годы.
        Она ждала. Его признание будет ужасным: она отчетливо слышала нотки ужаса в его голосе. Сегодня день откровений, и она должна выслушать его. Изабель вся съежилась, ожидая, что тяжесть его признания вот-вот рухнет ей на плечи.
        - Тот день в конюшне, - начал он напряженным голосом. - Ты помнишь его?
        Помнит его? Да она жила им все это время! Он хочет признаться, что тот поцелуй был ложью?
        - Помнишь?! - рявкнул он.
        - Да, помню, - ответила она.
        Он сильно прижимался к ее спине, крепко обхватив рукой за талию. Она почти чувствовала, как кровь у него в жилах пульсирует, сотрясая все его тело, горячее от напряжения.
        - Тот день, тот момент, - хрипло сказал он, - символизировал мое поражение.
        Она тяжело облокотилась на него, повесив голову. Ее опасения оправдались. Он не хотел ее. Его поцелуй был всего лишь…
        - Не надо искать в моих словах то, чего там нет, и домысливать бог знает что, Изабель, - возмутился он. - Слушай, что я говорю, и постарайся понять истинный смысл сказанного мной. Я открываюсь тебе, доверяя все свои тайны, хоть это и унижает меня.
        - Я очень хорошо слышала твои слова, - сухо отозвалась она. - Целуя меня, ты потерпел поражение.
        - Да, это так, - согласился он. - Как можно считать себя человеком чести, когда так страстно желаешь суженную своего брата? Все время, когда я не был занят тренировками, мои глаза были устремлены к тебе. Я рассматривал твое лицо, наслаждался видом твоих прекрасных черных волос. И я знал, что ты тоже не безразлична ко мне. Ты даже не можешь себе представить, что значит для мужчины осознание того, что он нравится именно той, кого желает всем своим сердцем! Я ловил каждое твое слово, ревновал к каждому, кому ты дарила свой смех. Я горел изнутри, сжигаемый страстью, которая мучила меня денно и нощно. Я горел, Изабель, и поэтому бежал, чтобы не позволить пламени своего желания, которому не должно было быть места, сжечь и тебя.
        Он горел из-за нее. Это невозможно, немыслимо. Но если он мечтал об Изабель, как сумела Бертрада вписаться в его фантазии?
        - А как же Бертрада? Этот вопрос мучает тебя? - сказал он, словно прочитав ее мысли. Связь с ней не была более приемлемой, чем связь с тобой, но все же она не была девственницей и не должна была стать моей сестрой. Бертрада… так жаждала… и была так же одинока в своих желаниях, как и я.
        - Одинока? А как же Хенли?
        - Хенли? - Он улыбнулся. - Хенли не выполнял свой супружеский долг, как это следует делать мужчине. Его вкусы… немного другого рода.
        - О! - Глаза Изабель расширились от удивления. - Бедная Бертрада!
        - Да, бедная Бертрада, - эхом повторил он. - Она достойна жалости, и именно это толкнуло меня в ее постель, даже в большей степени, чем само желание.
        - Но желание все-таки было, - сказала она.
        Ричард невесело рассмеялся и поднял лицо к темнеющему сумеречному небу.
        - Изабель, ты можешь довести до изнеможения кого угодно. Да, желание было. Но желал я тебя.
        - Я не понимаю, как такое может быть.
        - Значит, ты не осознаешь собственной привлекательности. Когда я поцеловал тебя, невинную, неопытную девушку, с такой страстью… этот поцелуй не был запланированным.
        - Да потому, что это я поцеловала тебя, это я всюду ходила за тобой, это я первой дотронулась до тебя, - сказала она. - А ты положил всему конец.
        Она преследовала его, а он ни разу не проявил признаков симпатии к ней и тем более желания. Ни разу.
        - Если бы я не положил тогда конец нашему поцелую, ты лежала бы на полу конюшни в разорванном блио.
        Жестокость его слов потрясла Изабель. Она не сомневалась, что он говорит чистую правду, потому что сам верит в это. Но он ошибается. Ричард никогда не…
        - Не сомневайся в моих словах, Изабель. - Его рука скользнула вверх по стройной талии, и теплая ладонь легла ей на грудь. От его обнаженной груди исходил жар, несмотря на то что вечерний воздух был довольно прохладным. Ну где же Эдмунд с его одеждой? И где все остальные? Уильям с Роландом были далеко впереди, Элзбет с опущенным на лицо капюшоном ехала неподалеку, секретничая с Ульриком. Ричард с силой прижал Изабель к себе, и она почувствовала его возбужденную плоть.
        - Не сомневайся в силе моего желания, Изабель. И в том, что я борюсь с ним. Я пытаюсь обуздать его каждую минуту, почти постоянно. Я говорил тебе, что борюсь со своей похотью. Я солгал. Я борюсь с тобой.
        О, как хотела она верить его сладким речам после стольких лет, когда он неизменно отвергал ее. Но его слова не изменят ее мнение, ведь между ними все еще стоит Бертрада. Он спал именно с ней, а не с Изабель. И к тому же еще остается его нежелание жениться на ней. Как же он хотел ее - если вообще хотел, - если не желал, чтобы она стала его женой?
        - Я боролся с тобой и проиграл, - продолжил он. - Я терпел поражение снова и снова. И поэтому получилось так, что я пришел к Бертраде, хотя меня осаждал твой образ, манящий и дразнящий. Бертрада была очень одинока - молодая женщина, страдающая без мужского внимания, - и мы быстро нашли общий язык. Я знал, что поступаю неправильно, и не искал себе оправдания, но в то время я многое видел в неправильном свете. Одно накладывалось на другое… Разве хотеть жену своего лорда - больший грех, чем желать невесту своего брата?
        - Но ты не хотел жениться на мне, - не сдавалась она, стараясь не обращать внимания на боль в его голосе.
        - Я не хотел покидать обитель мужчин, - продолжал он. - Как мог я держать себя в руках, когда ты была совсем рядом? Ты была со мной в монастыре, Изабель. Каждую минуту, в каждой келье, в каждой молитве. Я горел изнутри, и не праведным огнем, а тобой. Только тобой.
        Она закрыла руками лицо и тихонько заплакала.
        Это объясняло все. Ложь Хенли, нужды Бертрады, желания Ричарда, ее собственное стремление к человеку, которого она хотела, - все это сплелось воедино, заставив мужчину искать искупления, а женщину стремиться к монаху.
        - Ты вернешься туда? - мягко спросила она, прижимаясь к его руке. Она ощущала мягкость его волос и твердость напряженных мускулов. - Когда я забеременею, ты вернешься назад в монастырь?
        Это был последний ее вопрос, последнее опасение. Он выбрал жизнь среди бенедиктинцев, и, хотя причины, по которым он сделал это, остались в прошлом, ему понравилась такая жизнь, он нашел в ней свое призвание. Он выполнил свой долг, породнив их семьи, исполнилась его давняя, если верить его словам, мечта обладать ею. Вернется ли он к той жизни, которая так понравилась ему?
        - Я не могу вернуться к затворнической жизни в монастыре, - сказал он, ласково прижавшись щекой к ее голове.
        - Почему? - Ее шепот растворился в холодном влажном воздухе. Солнце уже садилось за горизонт, оставляя темнеющее небо исчезать за рыхлой массой серых облаков.
        - Потому что, - ответил он, легонько целуя ее волосы, - я не могу оставить тебя.
        В этот момент рядом с ними раздался стук лошадиных копыт.
        - Ваша одежда, милорд, - сказал Эдмунд. Его появление было весьма неожиданным и резким. Изабель даже подумала, что грубым.
        Ричард соскользнул с лошади Изабель и быстро облачился в свой наряд. Эдмунд помогал ему, как мог. Его собственный конь ждал рядом, как и остальные их спутники. Ричард вскочил в седло и только успел поравняться с Изабель, как на его голову и руки упали первые крупные капли дождя.
        Он не может оставить ее. Да, именно так он сказал. Но неужели это и есть все слова любви, которые она услышит от него и которые будет хранить в сердце до конца дней своих? Нет, этого мало. Этого недостаточно.
        - Скажи еще раз, - произнесла она. - До того, как нас прервал Эдмунд, ты говорил, что не можешь оставить меня?
        Она подталкивала его к признанию.
        Услышав ее, Уильям и Роланд по-мужски засмеялись, многозначительно переглянувшись, и поехали вперед. Изабель была рада тому, что они возглавили процессию. Элзбет, тоже слышавшая слова Изабель, густо покраснела и опустила пониже капюшон, скрывая лицо от дождя и любопытных глаз. Рядом с ней ехал Ульрик. Ему с трудом удавалось приноравливать бег своего коня к бегу лошадки Элзбет, которая то плелась шагом, то трусила легкой рысцой.
        Пусть едут вперед. Ведь в присутствии стольких людей Ричард никогда не признается в своих чувствах. Эдмунд ехал прямо за ними, но, когда Изабель бросила на него убийственный взгляд, быстро отстал, оставшись далеко позади. Что пользы от оруженосца, плетущегося в самом хвосте?
        Ну да ладно.
        - Именно это я и сказал. - Улыбаясь, Ричард пожал плечами. - Разве к этому нужно добавить что-то еще?
        Он пнул своего коня, пуская его в легкий галоп, чтобы поравняться с Ульриком. Изабель сделала то же самое, чтобы нагнать Ричарда. Небо было темным, крупные и тяжелые капли дождя били по голове и плечам. Их маленькая компания вряд ли поспеет в Дорни к вечерней мессе.
        Да вдобавок Ричард не говорит ни слова, чтобы помочь ей.
        - Да. Например, сказать, почему ты не можешь оставить меня?
        - Ты моя жена, и я не собираюсь расставаться с тобой. Такой поступок с моей стороны был бы безответственным. Я не могу так небрежно относиться к…
        - Ричард, - перебила она, - если ты сейчас скажешь «долгу», я…
        - …к своим самым естественным желаниям, - закончил он хрипло.
        Она внимательно посмотрела на него. Изабель никогда не могла сопротивляться своему желанию любоваться на него. Она так хорошо его знает. Она столько лет любит его. И она будет его женой до конца своих дней на земле. Это ли не ответ на самые сокровенные ее молитвы? Его дразнящая улыбка стала такой лучезарной, что Изабель на мгновение показалось, что облака сошли с неба и окутали их, оставив одних в целом мире.
        Ричард был не очень опытным в лести и заигрывании, но для Изабель это не имело никакого значения. Да и могло ли быть иначе, ведь она могла читать его мысли и чувства!
        - Так ты признаешь или нет, что любишь меня? - спросила она.
        - Я лучше покажу тебе, - сказал он, усмехаясь.
        Изабель улыбнулась ему в ответ и, пустив лошадь вскачь, рванула вперед.
        - Тогда покажи мне, милорд, - крикнула она, обернувшись к нему. - И тогда я подскажу тебе нужные слова, чтобы ты смог признаться мне.
        В одно мгновение Ричард догнал ее: ее лошадке было не под силу тягаться с его быстрым конем.
        - Тогда, миледи, вам просто не хватит слов, - сказал он, сверкая глазами. В их синей глубине Изабель увидела огонь желания и обещание несказанного удовольствия.
        - Ты думаешь, такое может быть? - задыхаясь, спросила она. Уже за следующими деревьями скрывался Дорни, но в темном воздухе, наполненном дождевыми каплями, ничего не было видно.
        - Это просто мой долг, - угрожающе проговорил он, но Изабель поняла, что он просто дразнит ее.
        - Когда же угасает твой «долг» и разгорается желание, Ричард? - спросила она, повторяя слова, которые он сказал ей когда-то.
        - Когда я с тобой, Изабель. Когда я с тобой.
        Глава 29
        Он медленно выехал из леса. Капельки дождя блестели на металлических звеньях его кольчуги. В руке у него был меч, угрожающе поблескивающий в тусклом свете весенних сумерек. Они узнали его сразу, ведь они вместе росли в Молтоне и даже ужинали за одним столом в Дорни. Его послали в Уорфилд и велели там оставаться. Но почему-то он встречал их в лесу около самого Дорни.
        Перед ними, вынув из ножен меч и приготовив щит, сидел на спине своего боевого коня Николас. Он ждал.
        Ричард мгновенно обнажил меч, зная, что переговоров не будет. Уже давно между ними все шло к драке. Именно из-за Николаса, а точнее, из-за его злых слов он оттолкнул Изабель. Он был дураком. И даже хуже. Сейчас ему было очень стыдно за то, что он сделал с Изабель, идя на поводу у этого злого и язвительного человека. Среди мальчишек Молтона Ричарду не было места, никто не хотел иметь с ним дела, и все из-за того, что его презрительно избегал Николас, всегда бывший в центре внимания толпы.
        Ричард улыбнулся, предвкушая схватку. Теперь они одни.
        Его щит был у Эдмунда, и Ричард протянул за ним руку. Юноша решительно направил коня к своему лорду, лицо его стало серьезным, кровь отлила от лица. Внезапно его бедро пронзила пущенная из леса стрела. Не издав ни звука, юноша упал с лошади. Щит выпал из его протянутой руки.
        Изабель испуганно вскрикнула:
        - Нет! Что это? Разве ты не поклялся в верности…
        - Позаботься о мальчике, Изабель, - скомандовал Ричард, не спуская глаз с Николаса. - А для меня у тебя тоже найдется стрела? - спросил он смотрящего прямо на него рыцаря.
        - Нет, только мой меч, - произнес Николас.
        - А для меня? - гневно спросила Изабель высоким голосом. Она опустилась на колени рядом с Эдмундом и прижала подол своего блио к его ране. За считанные секунды толстая ткань насквозь пропиталась кровью.
        - А для тебя он планирует свадьбу, - разъяснил Ричард намерения Николаса.
        Тот хищно улыбнулся.
        - Она слишком лакомый кусочек, чтобы дать ей выскользнуть из моих рук.
        И он поскакал на Ричарда, подняв свой меч. Комья влажной земли вылетали из-под копыт его лошади. Ричард ждал, пока он подъедет достаточно близко.
        Изабель грызли сомнения: а вдруг Ричард боится встретиться в честном бою с другим рыцарем? А вдруг он и сейчас молит Господа о быстром избавлении?
        В этот момент она услышала звук лошадиных копыт, приближавшийся к ним из леса.
        - Святой Стефан, - пробормотала Изабель, - сделай так, чтобы это были друзья. Сделай так, чтобы помощь подоспела вовремя…
        Словно в ответ на ее молитвы из-за деревьев показались Уильям и Роланд. В руках их грозно сверкали мечи, готовые пролить кровь. Облегченно вздохнув, Изабель про себя поблагодарила Господа за то, что Он так милостив к Ричарду. Ведь разве может хоть один человек потягаться силами в бою с Уильямом ле Бруйяром и Роландом Темным, когда они дерутся плечом к плечу? Изабель быстро повернулась к лежащему на сырой земле Эдмунду и сосредоточила на нем все свое внимание.
        Из всех премудростей, которым ее обучала Бертрада, лучше всего она усвоила искусство врачевания ран и вправления вывихов.
        Увидев склонившееся к нему доброе и нежное лицо, Эдмунд почувствовал некоторое облегчение.
        - Ты чувствуешь свои пальцы, Эдмунд? - спросила его Изабель.
        - Да, - прошептал он.
        - А можешь пошевелить ими?
        - Я боюсь даже пробовать, миледи, - выдохнул он.
        Изабель улыбнулась ему.
        - Тогда и не пробуй. Я должна вытащить стрелу. Ее нужно вытолкнуть наружу, а для этого необходимо удалить оперение…
        Нужно работать быстро, пока боль не усилилась. А она будет все расти и расти с каждой минутой. Изабель очень хорошо усвоила, что боль при ранении становится со временем только сильнее, и чем скорее будет оказана помощь, тем лучше.
        Но у нее не было ножа.
        Внезапно она увидела нож перед своим лицом.
        Подняв голову, она увидела Роланда.
        - Вы знаете, что делать? - спросил он.
        - Да, но Ричард…
        - Ричарду сейчас помощь не нужна. А вот вам… - сказал он с мягкой улыбкой.
        Ричарду помощь не нужна? Этого не может быть. Ведь он просто стоял и ждал, пока Николас несся к нему на своем огромном коне.
        Изабель отвернулась от Эдмунда, из бедра которого хлестала кровь, и посмотрела туда, откуда слышались звуки сражения. Она только не секундочку посмотрит, чтобы убедиться, что Ричард в безопасности. Конечно же, с Николасом дерется Уильям, ведь что мог Ричард сделать без щита? Ведь ему даже нечем защититься от ударов противника.
        Оказалось, что он сумел сделать многое.
        Щит Николаса валялся на земле, разбитый в щепки, его конь стоял неподалеку с перебитой ногой. Под холодным проливным дождем Ричард с Николасом стояли лицом к лицу. Слабый свет отражался от их мечей, наводя смертельный ужас на Изабель. За разыгрывающимся сражением спокойно наблюдал Уильям, беспечно держа лошадь Ричарда под уздцы.
        - Не может этого быть… - прошептала она, не в силах отвести от Ричарда глаз.
        - Может, - спокойно сказал Роланд.
        - Как?
        - Сейчас мальчику нужно ваше внимание, Изабель, - напомнил Роланд. - Могу я чем-то помочь?
        - Срежьте оперение стрелы. Нужно резать так, чтобы не оставалось щепок. А еще… можете рассказать мне, как Ричарду удалось сбить Николаса с лошади, - попросила она, улыбнувшись. - Это невероятно. Разве можно молитвами столкнуть воина с коня?
        - Да, - улыбнулся он, наклоняясь к Эдмунду, и, крепко ухватившись за древко стрелы, произнес: - Держись, парень. Я быстро.
        Одним уверенным и резким движением он срезал оперение стрелы. Его рука все еще держала обрубок стрелы, торчащей из бедра юноши, когда он вопросительно взглянул на Изабель. Она коротко кивнула, и Роланд, не давая Эдмунду времени сообразить, что происходит, быстро приподнял юношу и резким движением протолкнул стрелу сквозь окровавленную плоть. Испачканный кровью наконечник упал на траву позади Эдмунда. Из раны тут же хлынул поток свежей крови, и Роланд начал озираться в поисках чего-нибудь, чем можно было бы остановить кровотечение.
        - Пусть течет, - сказала Изабель, опускаясь на колени рядом с Эдмундом. Побледневший юноша тихо сжимал руки Роланда. - Если в ране остались кусочки древесины, кровь их вымоет.
        - Но он потеряет много крови.
        - Через минуту мы перевяжем ему рану, нужно только найти что-нибудь чистое, - сказала она, посмотрев на собственное перепачканное грязью блио и не менее грязную и мокрую рубашку Роланда. - У меня есть только нижняя рубашка, - сказала она и начала снимать с себя одежду.
        Пусть Ричард побьет ее потом, если останется жив.
        Глядя на своего мужа, Изабель негнущимися от холода пальцами старалась совладать со шнуровкой платья. Дождь нещадно бил по голове и рукам. Звон ударов стали о сталь, переплетаясь со стуком дождевых капель, создавал какой-то дикий ритм, эхом отзывавшийся в голове Изабель. Двое мужчин ходили кругами. Ричард делал выпады, почти радостно нанося удар за ударом. Он грациозно передвигался по влажной неровной земле, его мокрые черные волосы, отражая тусклый свет, казались блестящей шапкой на его голове. Глаза Ричарда решительно блестели, твердая рука наносила удары, каждый их которых мог стать смертельным. Бой шел не на жизнь, а на смерть. Иного было просто не дано.
        Николас всегда был сильным противником, его твердая рука не знала усталости во время его тренировочных сражений. Но в этой битве не было ничего общего с теми
«шуточными» боями, когда рыцарь тренирует оруженосца или забавы ради дерется с другим рыцарем. В первый раз в жизни Николасу довелось биться с человеком, который на самом деле хотел убить его. И сейчас он видел в глазах Ричарда свою смерть.
        Он не ожидал, что монах может оказаться таким жестоким.
        Он забыл, что Ричард из Уорфилда больше не монах.
        - Поторопитесь, Изабель, - пробормотал Роланд. - Ричарду ничто не угрожает. Сейчас ваша помощь нужна Эдмунду.
        Он не отрывал глаз от мальчика, пока Изабель аккуратно снимала с себя тонкую нижнюю рубашку, стараясь, чтобы чистая ткань не коснулась земли. Под рубашкой не было ничего, и девушка задрожала всем телом, когда холодный ветер коснулся ее обнаженной кожи.
        Ее плащ остался лежать мокрой кучкой зеленой шерсти неподалеку от Молтона, а если снова надеть блио, она потеряет слишком много времени. А сейчас она не могла позволить себе медлить. Точнее, этого не мог позволить ей Эдмунд.
        Полностью обнаженная, она опустилась перед ним на колени. Роланд приподнял юношу, и Изабель увидела, что там, где он лежал, трава стала черной от пролитой на нее крови. Она быстро разорвала свою рубашку надвое и стала туго перевязывать сквозную рану на бедре Эдмунда, стараясь не причинять ему лишней боли, но в то же время хорошенько перетянуть рану, чтобы остановить кровь, которая капля за каплей уносила жизнь из быстро ослабевающего тела юноши. Это было лучшее, что она могла предпринять сейчас, когда прижигание раны раскаленным железом было невозможно.
        Эдмунд закатил глаза и затих, потеряв сознание. Его дыхание стало поверхностным, а пульс слабым. Он потерял много крови, но теперь все было позади. Ткань держалась плотно.
        Бережно опустив мальчика обратно на траву, Роланд снял с себя плащ и накинул его на плечи Изабель. Он был насквозь мокрым, но все же прикрывал ее наготу. Но она едва ли это заметила: стоя на коленях подле Эдмунда, она во все глаза смотрела, как сражается ее муж.
        Николас был крупным мужчиной, казалось, что его огромное тело сплошь состоит из одних только мускулов. И держал он себя очень высокомерно. Он дрался с мужчиной, который преуспевал во всем, чем бы ни занялся, но Николас давно одержал над ним верх в своих честолюбивых и горделивых мечтах. Ричард всегда был лучшим, когда дело касалось драки. Он одинаково хорошо владел и мечом, и копьем, и булавой. Казалось, он добивался выдающихся результатов без малейшего усилия, в то время как все остальные выбивались из сил в тщетных попытках потягаться с ним. Он одним движением делал то, на что у другого ушло бы немало сил и времени. Николас возненавидел его за это уже на следующий день после приезда в Молтон. Когда Ричард позорно скрылся в монастыре, радость Николаса была безмерной. И таким же было его негодование, когда Ричард появился в Дорни вместе с Изабель в качестве ее мужа. Но Николас заметил, каким набожным и слабым стал его новый лорд. Такой человек, решил Николас, не может победить его, так как с молитвами из него вышла не только сила, но и навыки. Но такой человек, каким он видел его сейчас, мог все.
И он мог нанести Николасу поражение.
        Николас никак не мог взять в толк: как смог Ричард так перемениться за столь короткое время?
        Опустив глаза, он заметил, что из тонкой царапины на его бедре идет кровь. Но это не страшно. Еще никто не умирал от таких ничтожных ран, которые наносил ему Ричард.
        Уильям и Роланд видели то, чего не мог видеть Николас. Они уже сражались с Ричардом и были знакомы со стилем его борьбы. Он никогда не действовал сгоряча и необдуманно. Он не прорубал свой путь к победе, размахивая мечом направо и налево. Его удары были редкими, но точными. Острое лезвие его меча оставляло тонкие царапины, на самом деле оказывающиеся глубокими и опасными ранами. И, зная, что Ричард дерется, защищая свою жену, Роланд с Уильямом понимали, что он просто играет с Николасом, продлевая страдания человека, который имел глупость посягнуть на Изабель. Его месть будет страшной.
        Изабель же видела только то, что Ричард не ранен. И этого было достаточно, чтобы она могла хоть на время вздохнуть с облегчением.
        Внезапно Ричард сделал резкий выпад, и его меч прочертил еще одну кровавую полосу в том месте, где заканчивалась кольчуга Николаса. Она была довольно короткой, так как у рыцаря не было достаточно денег, чтобы позволить себе кольчугу, закрывающую бедра. Богатство Изабель должно было исправить сложившееся положение вещей.
        Но промахнулся ли Ричард? Быстро взглянув вниз, Николас заметил лишь еще одну кровавую царапину. Наверняка она такая же поверхностная, как и прежняя. Но тут он заметил, что края раны расходятся, и вот она уже шириной с палец.
        Николас поднял голову и увидел на лице Ричарда улыбку. Это было очень странно, ведь всем известно, что Ричард улыбается крайне редко.
        Просто у него не было для этого причин.
        Еще один выпад - и меч Ричарда снова коснулся его ноги. Николас пытался отразить этот удар, но его меч разрубил только воздух. Рана на ноге болезненно запульсировала, кровь хлестала из нее широкой струей. Как может столько крови идти из одной-единственной незначительной царапины?
        Но больше это не было царапиной. В глубине кроваво-красной раны уже видна была белая поверхность кости.
        Это было уже слишком. Если Николас не одолеет этого монаха в скором времени, он вполне может потерять ногу.
        Но он не нанес еще ни одного удара Ричарду. Лорд Дорни двигался так же легко, как солнечный луч, который видеть-то видишь, а достать не можешь. Николас не мог ни рукой, ни мечом дотянуться до Ричарда. Но если так будет продолжаться, он никогда не сможет прибрать к рукам Изабель с ее богатством. Он уже все уладил: его дядя был приближенным епископа, и, если Изабель станет вдовой, в брачном контракте появится имя Николаса. Дядя заверил его, что так оно и будет: и Дорни, и Изабель в скорости станут его. Ему нужно только сделать так, чтобы Изабель овдовела, и Николас с удовольствием взял на себя реализацию этого плана. Ведь убить монаха - дело нехитрое. Но сейчас он истекал кровью, а этот монах - Ричард - был цел и невредим. Это же уму непостижимо!
        Улыбка на лице Ричарда была такой же широкой, как рана на ноге Николаса. Он наслаждался медленной смертью своего врага. Он видел, что Николас сбит с толку, но все еще надеется на победу. Его самонадеянность вела его к смерти.
        Ричард приблизился к своему врагу вплотную. Гладкое лезвие его меча сверкало в тусклом свете уходящего дня. В глазах его Николас увидел свою смерть.
        - Неужели ты думал, что сможешь отнять ее у меня? Она - дар Божий, и ты не смеешь касаться ее ни своими грязными лапами, ни даже взглядом, - прорычал он.
        Еще один выпад - и острое лезвие меча, который казался сейчас продолжением руки Ричарда, вонзилось в левый глаз Николаса. Брызнула кровь, мгновенно залившая лицо рыцаря. Из зияющей раны торчали куски бесформенной изуродованной плоти.
        Изабель вздрогнула и резко отвернулась, закрыв лицо руками. Ей с трудом удалось побороть накатившую тошноту.
        - Ричард, нет! - с ужасом закричала она.
        Ее голос проник в его мозг, пробившись сквозь животный гнев, целиком завладевший Ричардом. Он услышал боль в ее крике и понял, что если он продолжит и дальше истязать Николаса, то будет мучить Изабель, а не стоящего перед ним мужчину, истекающего кровью. Его месть Николасу была ничем в сравнении с потребностью защитить Изабель.
        Ни секунды не сомневаясь, он воткнул меч в другой глаз Николаса, и обоюдоострый клинок проник в мозг рыцаря, избавляя его от дальнейших мучений. Еще несколько секунд Николас стоял перед ним, и тогда Ричард сказал:
        - Изабель - моя.
        Покачнувшись, изуродованное тело Николаса тяжело рухнуло на влажную от дождя и крови землю.
        Повернувшись, Ричард посмотрел на свою жену, которая стояла в грязи на коленях, наклонившись к лежащему без движения Эдмунду. Юноша был чрезвычайно бледным, видимо, он потерял много крови. Ее глаза потемнели, из зеленых они стали темно-коричневыми, как окружающая ее мокрая земля, а бледная кожа напоминала цвет облаков в ясный летний день. Изабель смотрела на него, и он увидел страх в ее широко распахнутых глазах. Она сидела тихо и неподвижно, как лежащий подле нее Эдмунд, и лицо ее выражало такой же животный ужас, как когда он на ее глазах убил Адама. Изабель была поражена той жестокостью, которую увидела. Она не выносила вида смерти. Но он постарается ободрить ее своими объятиями и словами утешения.
        - Все позади, Изабель, - сказал он, поспешно направляясь к ней. - Теперь все будет хорошо.
        Она широко раскрытыми глазами смотрела, как он идет к ней. Он обнял ее, проникнув пальцами под плащ… и понял, что она голая. Отстранившись от нее и плотно запахнув на ней плащ, он хмуро сказал:
        - Получается, что после всего этого мне придется еще и побить тебя.
        Эти слова не были словами устрашения, но почему все-таки она обнажена и мокрая с ног до головы?
        Изабель зарылась в его объятия и сказала с дрожью в голосе:
        - Разве я не говорила тебе, что могу раздеться, так же как и ты?
        Она прижалась лицом к его груди, и он почувствовал, какой у нее холодный и влажный нос. Он прижал ее к себе, как бы стремясь поделиться своим теплом, своей жизненной силой.
        - Как мальчик? - спросил он, глядя вниз на своего оруженосца.
        - Стрела прошла насквозь, - ответила она, отстраняясь от него. Внезапно она вспомнила о своем долге леди Дорни. - Мы должны отвезти его домой. Он не поправится, если будет лежать на холодной и мокрой земле, перевязанный моей нижней рубашкой.
        Это объясняло, почему она оказалась голой, и он не мог винить ее. Она просто делала то, что должна была сделать. Про себя Ричард возблагодарил Господа, а заодно и Роланда, что тот дал ей свой плащ.
        Ей не пришлось ничего говорить: Роланд сам взял Эдмунда на руки и понес к Уильяму, сидящему верхом на своей лошади. Роланд бережно опустил юношу на колени своего друга, и Уильям медленно повез Эдмунда в сторону Дорни. Она не стала тратить время на то, чтобы снова надеть свое блио, потому что раненый юноша не мог ждать на дожде, пока она будет наряжаться. Ее промокшее и грязное платье Роланд кинул к себе на седло, чтобы взять с собой домой.
        - А где стрелок? - спросил Ричард, когда все они двинулись в путь.
        - С ним покончено, - ответил Роланд. - Их было всего двое. Похоже, они не ждали большого сопротивления.
        Это было сказано с юмором, и Ричард понял, на что намекал Роланд.
        - Они не ожидали, что монах может разрушить все их планы.
        - Похоже на то. Если бы они имели дело с монахом, их ожидания оправдались бы. Но их ошибкой было то, что они решили встать на пути Ричарда по прозвищу Быстрый Меч.
        - Да, кстати, - перебила Изабель. - А как тебе удалось сбить Николаса с лошади?
        Ричард улыбнулся и пожал плечами:
        - На собственном опыте я убедился, что Изабель не очень любит знать подробности сражений. Поэтому я ограничусь тем, что просто скажу, что мне удалось сбить его с лошади.
        - Но…
        - Но ты ведь не сомневалась во мне, Изабель? - спросил он, глядя на нее. Даже сквозь дождь и поднимающийся от земли туман она видела в его глазах ожидание. - Ты верила, что я смогу победить рыцаря, способности которого были мне хорошо известны, так же как и грязные помыслы?
        Что могла она ответить на это? Разве могла она признаться ему, что считала своего мужа не способным вступить в серьезную битву? Могла она во всеуслышание признаться, что думала, что Ричард будет молить Господа отвести от него опасность, вместо того чтобы встретиться с ней лицом к лицу? Нет, не могла. Сейчас ей было просто стыдно за свои глупые страхи. Как могла она сомневаться в Ричарде?
        - Сомневалась в тебе? Совсем недавно ты предупредил меня, чтобы я не делала этого. Я верю, что тебе под силу абсолютно все.
        - Вера - это основная добродетель, леди, - сказал он.
        - Долго еще ехать до Дорни? - задал вопрос Уильям. - Похоже, парень начинает приходить в себя.
        - Уже совсем близко, - ответил Ричард. - Вон, меж деревьев уже виднеется свет. Скоро мы выедем из леса.
        - Не надо спешить, лорд Уильям, - вмешалась Изабель. - Лучше ехать медленнее и осторожнее, чтобы не возобновилось кровотечение, чем спешить поскорее укрыться от дождя.
        - Ульрик, - позвал Уильям.
        По приказу своего лорда оруженосец все время, пока Ричард сражался с Николасом, держался подальше, охраняя испуганную Элзбет. Когда битва закончилась, юноше позволили вернуться.
        - Езжай вперед и предупреди всех в Дорни, что мы едем. Но, выполняя мое поручение, не забудь о своей леди.
        - Никогда, милорд, - ответил немного оскорбленный Ульрик. - Мне следует вернуться?
        - Нет. Останься там и проследи, чтобы нагрели воду для ванны и растопили огонь в очаге, - велел Уильям. - Прошу прощения, - повернулся он к Ричарду, - я вовсе не хотел брать на себя слишком много.
        - А вы и не брали, - сказал Ричард. - Вы все сделали правильно. Мальчика нужно будет согреть и приготовить железо для прижигания раны. Как он сейчас?
        - Он весь дрожит, - заметил Уильям. - Как бы не случилась лихорадка.
        - Не случится, - успокоила его Изабель, подводя свою лошадь поближе. - Он дрожит от холода и перенесенного потрясения. Так быстро лихорадка начаться не могла. Поезжай, Ульрик, и возьми с собой Элзбет. Элзбет, ты знаешь, что нужно сделать. Я останусь с Эдмундом.
        - У меня нет никакой лихорадки, - запротестовал Эдмунд. - И мне не нравится, что меня везут, как малого ребенка. Я могу сам ехать на лошади.
        - Сейчас не имеет значения, что тебе нравится, - сказал Ричард. - Лежи смирно и учись повиновению.
        - Но я не вижу смысла тащить меня, - пробормотал Эдмунд.
        Ричард улыбнулся:
        - Учиться повиновению всегда неприятно, парень. Это твой первый урок.
        Они выехали из леса и оказались на большой равнине, которая со всех сторон окружала Дорни. Замок черной тенью возвышался перед ними, заслоняя своей громадой темное небо. Изабель плотнее закуталась в мокрый плащ Роланда, скрывая свое нагое тело. Как же ей въехать в Дорни, когда она одета подобным образом? Она чувствовала малейший порыв ветра каждой частичкой своего обнаженного тела. Конечно же, кто-нибудь обязательно заметит, что она одета в один только плащ, и то не свой.
        - Ричард, - тихо прошептала она. - Ричард!
        Ричард повернулся к ней. В наступившем сумраке его лицо казалось совсем белым. На волосах отражались огни замка, который манил своим теплом и светом. Ричард несколько секунд молча смотрел на нее, а потом улыбнулся. И Изабель отчетливо видела, что он смеется над ней. И даже не скрывает этого.
        - Тебе холодно, Изабель? - спросил он, смеясь.
        - Здесь нет ничего смешного! Что подумают люди, если увидят меня в таком виде?
        Когда Адам зажал ее в тесном коридоре, где не было ни души, о случившемся быстро узнал весь Дорни. Какие же слухи пойдут сейчас, когда люди увидят, что она возвращается домой неодетая?
        - Какая тебе разница, что подумают люди? Ты же никогда не обращала на это внимания.
        - Но я леди Дорни. И я должна…
        - Нет, Изабель. Ты жена Ричарда, а он находит тебя очень привлекательной в этом плаще. Держи нос выше, как ты всегда делаешь, - смеялся он. - Ты должна въехать в свое имение со всем достоинством своего положения хозяйки замка.
        - Какое может быть достоинство, когда этот плащ мокрый насквозь? - пробормотала она.
        - Изабель, - серьезно сказал он, - у тебя есть все необходимое тебе достоинство. Выше голову, жена моя. Ты сделала доброе дело. Эдмунду нужна была срочная помощь, и у тебя просто не было времени, чтобы одеться.
        Это правда. Неужели она подвергла бы опасности жизнь Эдмунда, чтобы спасти свою гордость? Глупо даже спрашивать такое.
        Ворота Дорни были открыты настежь - Ульрик сделал то, что от него требовалось. Изабель посмотрела на возглавлявшего их процессию Уильяма и еще плотнее запахнула на себе плащ. Но все кругом было тихо, рядом не было никого, кто мог бы заметить ее наготу. Через узкий коридор они проехали во внутренний двор. Ульрик ждал их у основания лестницы, рядом с ним стоял Гилберт. Сторожевые на стене смотрели в сторону невидимого горизонта.
        Ульрик и в самом деле выполнил порученное ему задание.
        - Благодарю, Ульрик. Моя репутация была в твоих руках, и ты спас ее, - спешившись, сказала Изабель. - Ты очень честный и благородный человек.
        - Спасибо, леди, - ответил он, улыбнувшись ее похвале. - Элзбет приготовила для Эдмунда комнату, которую они делят с Элис. Хотят побаловать парня.
        Эдмунд застонал. Изабель не была уверена, что причиной его стона была нанесенная ему рана.
        Гилберт взял парня на руки и понес его вверх по лестнице. Ричард и его гости расположились в холле, а Изабель ушла к Эдмунду, ведь рану нужно было еще прижечь раскаленным железом.
        Мужчины стояли около массивного очага в холле и молча попивали из больших кружек эль. Отбрасываемый языками пламени свет плясал на их лицах, раскрашивая кожу в желто-красные цвета. Запах горящего дерева казался почти одурманивающим, особенно для людей, которые большую часть дня провели под холодным дождем. От их влажной одежды шел пар; маленькие капельки воды падали на устланный тростником пол, который мгновенно впитывал попадающую на него влагу. Мужчины чувствовали себя просто замечательно.
        - Похоже, у нее талант к врачеванию, - спокойно заметил Роланд, задумчиво глядя на огонь.
        - У нее много талантов, - заметил Ричард. - Во всем Молтоне она была самой одаренной девушкой. Эдмунд поправится.
        - Насколько опасна рана?
        - Очень, - ответил Роланд. - Стрела прошла насквозь, но рана оказалась чуть выше бедра, у Эдмунда может быть заражение крови.
        - Изабель видела раны и похуже, - сказал Ричард.
        - Я тоже, - ответил Роланд. - Но Эдмунд потерял много крови, и теперь он очень слаб.
        - А мог бы стать хромым, - произнес Уильям, глядя на огонь. - Или еще хуже…
        Ричард промолчал. Эдмунд был хорошим парнем. Он стремился к новым знаниям, хотел превзойти других в мастерстве боя. Он заслуживал гораздо большего, чем закончить жизнь несчастным калекой. Изабель делала все, что в ее силах, и Ричард безоглядно доверял ей в этом вопросе, но все же нужно сделать кое-что еще.
        - Нам пора отправляться в часовню, - сказал он своим друзьям. - Мы должны помолиться Господу о здравии Эдмунда.
        Именно там его и нашла Изабель. Ричард стоял на коленях, молча взывая к милости Господней. Роланд с Уильямом стояли рядом с ним. А где еще искать Ричарда, если не в часовне?
        Он обернулся к ней и посмотрел в глаза. В них он прочел все ее мысли и улыбнулся. А действительно, где еще?
        - Как Эдмунд? - осведомился Ричард.
        - Хорошо, - ответила она, глядя, как он поднимается на ноги. - Рана больше не кровоточит, подсохла и не гноится. Завтра можно будет сказать более определенно, но ногами он двигать может, а значит, самое страшное уже позади.
        Ричард улыбнулся, мысленно воздавая хвалу Господу и своей жене.
        Его синие глаза потемнели, как небо перед бурей. На руках краснело множество ран и порезов. Он дрался за нее. За нее, за Дорни, за тех детей, которых она родит ему. Именно об этом она мечтала: чтобы он любил ее. Но действительность оказалась лучше, чем даже самые смелые ее фантазии. Он отдавал ей всего себя, ничего не требуя взамен. И все это только ради нее.
        - Он спит? - спросил Уильям.
        Изабель с трудом оторвала глаза от лица своего мужа и ответила:
        - Спит? Нет. Я думаю, что он с удовольствием провалился бы в глубокий и безмятежный сон, если бы ему представилась такая возможность, но Элис, и Элзбет, и даже Ульрик так и снуют около него, стараясь облегчить его страдания. И, конечно же, в такой обстановке ему не до сна. Они считают его героем и хотят, чтобы он услышал все слова похвалы, которые у них накопились.
        - И ты разрешила им это? - удивился Ричард. - Почему? Ведь ты знаешь, что…
        - Эдмунд не против, - улыбнулась она. - Когда ему еще представится возможность купаться в лучах славы и всеобщего почитания? Нет, пусть уж он насладится моментом. В нашей жизни редко услышишь о себе столько хорошего.
        Мужчины заулыбались и согласно закивали головами.
        Вместе с отцом Лангфридом они покинули часовню. Когда они пришли в холл, там уже было полно народу. Всюду горели свечи, слышались возбужденные людские голоса. Как хорошо, что она успела надеть на себя блио. Бледно-синее платье плотно облегало ее фигуру, по рукавам черной змейкой извивалась тонкая блестящая тесьма. Как хорошо снова почувствовать себя в тепле и уюте после нескольких часов, проведенных под холодным дождем и пронизывающим ветром.
        - Я зайду к Эдмунду, - тихо сказал Ричард, положив руку ей на плечо. - А вы погрейтесь у огня, - добавил он, обращаясь к Уильяму с Роландом. - Мы скоро вернемся и послушаем, что вы можете рассказать нам о своих сражениях на Святой Земле.
        - Как скажете, - ответил Уильям, улыбнувшись.
        Роланд тоже расплылся в улыбке:
        - Мы будем ждать вашего возвращения.
        Когда Ричард с женой почти пересекли большой холл, Уильям обратился к Роланду:
        - Ты думаешь, они вернутся до утренней мессы?
        - Раз Эдмунд ранен, нам не удастся узнать, кто же выиграл спор насчет Элис. Заключим другое пари? Бьюсь об заклад, что мы не увидим Ричарда до самой девятичасовой службы.
        - Так долго? Похоже, тебя впечатлила его выносливость, - глубокомысленно заметил Уильям, поглаживая подбородок.
        - Нет. Меня поразило его… стремление сделать своей жене приятное, - усмехнулся Роланд.
        - О! - Уильям кивнул. - Не могу с этим поспорить. Но руку даю на отсечение, что еще до полуденной мессы Ричард будет среди нас. Все-таки он человек набожный и всегда ходит молиться.
        - Он человек женатый, а сейчас это главное, - возразил Роланд.
        - Так что, пари?
        - Пари, - кивнул Роланд.
        И оба рыцаря улыбнулись, твердо уверенные в одном. В ближайшие часы им не доведется рассказать Ричарду о своих подвигах на поле брани.
        Изабель поспешно шла через холл, стараясь поспеть за широко шагающим Ричардом.
        - Нам вовсе не обязательно так спешить, он ведь никуда не улетит, - сказала она.
        - А разве не Изабель всегда торопится? Я просто стараюсь не отстать от тебя, - усмехнувшись, возразил Ричард.
        По темной винтовой лестнице они поднялись наверх, в комнату, где устроился Эдмунд. Дыхание Изабель стало частым и шумным от быстрой ходьбы. Она остановилась у двери, позволяя себе немного передохнуть. Как она и сказала, Элис и Элзбет изо всех сил старались сделать его вынужденное пребывание в постели как можно более приятным, и даже Ульрик вносил свою посильную лепту.
        - Да говорю же вам, я не сделал абсолютно ничего, - говорил Эдмунд, - только получил стрелу в бедро.
        - Ты верно служил своему лорду, - настаивал Ульрик. - Это высокая честь, и ты преуспел в этом.
        - Но я так и не подал ему щит, - проворчал Эдмунд.
        - А ему он был и не нужен, - вставил Ричард.
        Все повернулись к нему. Девушки присели в изящных реверансах, а Ульрик отвесил ему низкий поклон.
        - Милорд Ричард, - сказал Эдмунд, и его щеки покраснели то ли от волнения, то ли от замешательства. А может, виной этому была лихорадка? - Я не услужил вам должным образом…
        - Лежи смирно, парень, - велел Ричард, входя в маленькую комнатку. - Ты хорошо выполнял свои обязанности. Никто не посмеет осудить тебя.
        Увидев, что Эдмунд уже открыл рот, чтобы возразить, Ричард добавил:
        - Они знали, что ты сильный противник, который может помешать им убить меня, поэтому и пустили в тебя стрелу. Подумай об этом, Эдмунд, они боялись, что им придется сражаться с тобой.
        Несколько секунд Эдмунд смотрел на своего лорда с открытым ртом, так подействовали на него слова Ричарда. Затем его взгляд стал более уверенным и решительным, и он гордо поднял подбородок.
        Это не ускользнуло от внимания окружавших его женщин. Элис смело и открыто выражала свою симпатию к юному оруженосцу. А Элзбет смотрела на Ричарда с преданностью родной дочери. Она благодарно улыбнулась ему, и на ее нежном личике можно было прочитать все бушующие внутри ее чувства. Ричард улыбнулся девушке в ответ и подмигнул.
        От внимания Изабель не ускользнуло ничего.
        - Милорд, ты узнал то, что хотел? - спросила она. - Эдмунд чувствует себя хорошо, и ему будет еще лучше, если он хоть немного отдохнет. В одиночестве.
        - Миледи, я хотел бы проводить Элзбет, - вызвался Ульрик.
        - Я сама найду выход, - возразила Элзбет, старательно уворачиваясь от протянутой руки оруженосца.
        - На лестнице темно, вы можете оступиться и упасть. Я просто хочу помочь, - сказал Ульрик. - Не лишайте меня удовольствия сопровождать вас, Элзбет. Хотя, по правде сказать, вам не удастся отделаться от меня. Я буду следовать за вами, даже если вы улетите на небо. Мое сердце просто не позволит мне поступить иначе.
        Они уже шли по лестнице, но глубокий вздох Элзбет был слышен даже оттуда.
        - Я всего лишь хочу найти место, где можно было бы прилечь и поспать. И вовсе не собираюсь отправляться на небо - ни на крыльях, ни как бы то ни было еще.
        - Значит, мое сердце в покое. Ибо потерять драгоценную жизнь человека, такого замечательного, как вы, было бы невосполнимой утратой…
        Голос Ульрика затих, теряясь в каменном колодце винтовой лестницы.
        Изабель показалось, что она все еще слышит сердитые вздохи Элзбет.
        - Боюсь, он заговорит ее до смерти, - прошептал Ричард в ухо своей жене.
        Изабель с трудом сдержала рвавшийся наружу смех и еще раз обратилась к Эдмунду:
        - Ты всем доволен? Может быть, тебе что-то нужно? - Она положила руку ему на лоб. Жара не было.
        - Я всю ночь буду заботиться о нем, выполняя малейшую его просьбу, леди Изабель, - предложила Элис, и ее голубые глаза нетерпеливо блеснули.
        - Хорошо, - согласилась Изабель, скрывая свои сомнения. - Ты придешь, если ему понадобится помощь?
        - Да, миледи, - нарочито скромно ответила Элис.
        Но это было лишним: скромность была не присуща ей.
        - Ты не против, Эдмунд? Ты согласен, что Элис всю ночь будет дежурить возле твоей постели?
        Эдмунд посмотрел на нее безразличным, но в то же время решительным взглядом.
        - Да, миледи. Я согласен. Она может остаться.
        Нахмурившись, Изабель вышла вслед за Ричардом из комнаты, и они прошли к лестнице.
        - Похоже, он больше чем доволен своим положением, - прошептал Ричард. - Как его рана?
        Изабель поняла, к чему он клонит, и улыбнулась.
        - Она достаточно болезненна, чтобы они вдвоем могли поместиться на одной постели.
        - Достаточно болезненна? - игриво переспросил Ричард.
        - А, собственно, насколько сильной должна быть боль, чтобы помешать мужчине порезвиться с девушкой? - широко улыбаясь, спросила Изабель.
        - Ну, если бы ты отрезала ему ногу, тогда он, возможно, и не стал бы этого делать, - ответил Ричард. - Хотя не могу сказать наверняка, ведь он так молод…
        За разговором они и не заметили, как добрались до собственных покоев.
        - А я думала, что мы собираемся посидеть у огня и послушать истории о доблестных сражениях наших гостей. Разве Уильям с Роландом не ждут нас? - спросила Изабель, когда Ричард завел ее в комнату и плотно прикрыл дверь.
        - Держу пари, что не ждут, - загадочно проговорил Ричард.
        Изабель улыбнулась и затрясла головой, делая вид, что жутко недовольна.
        - Не понимаю я ваших мужских штучек. Вместо того чтобы ясно заявить о своем намерении, вы играете словами, вкладывая в них какой-то скрытый смысл…
        - А кто тосковал по соблазнительной игре в шахматы и не мог дождаться ее начала? - перебил он ее, прижав к себе и неторопливо развязывая шнуровку на платье.
        - Но ведь это ты научил меня играть. Я просто хотела проверить, насколько хорошо я переняла у тебя навык игры.
        Он разделался с завязками на блио.
        - Играешь ты прескверно, - сказал он, целуя ее в висок.
        - Мне нужно потренироваться, - отозвалась она, прижимаясь к его губам.
        - Ты обманываешь меня.
        - Я люблю выигрывать, - заметила она, целуя его шею. Ее ладони гладили его широкую спину. Он такой сильный… Рядом с ним она чувствовала себя как за каменной стеной.
        - Ты и выиграла, - проговорил он, снимая с нее блио.
        - Правда? - прошептала она, осыпая его поцелуями. - А как же Элзбет? Или ты надеешься, что я не видела, какой улыбкой ты ее одарил?
        - Все было невинно, - спокойно возразил он.
        Она знала его.
        Она знала его так, как не знал себя он сам. Он был честным человеком. Вся его страсть была обращена только на нее - на его жену. Она была твердо уверена в этом, поэтому ее сердце было спокойно.
        - А она знает об этом? Ведь ты мужчина, о котором мечтает каждая женщина, - пробормотала Изабель, прижимаясь бедрами к его возбужденной плоти.
        - О Ричарде мечтает только одна женщина, - сказал он, поднимая юбку ее нижнего платья. - Так же как и для него существует лишь она одна.
        Он страстно впился в ее губы, проникая горячим языком во влажный рот. Его руки требовательно прижимали ее к себе, желая большего. Она с готовностью ответила на его молчаливый призыв, потому что ее собственное желание было таким же бурным и горячим. В этом они всегда соответствовали друг другу.
        Она отстранилась от него. В ее глазах светилось знание собственной привлекательности, очарования и женственности. Поддразнивая его, она спросила:
        - А Элзбет знает об этом? Ты сказал…
        - Весь мир знает об этом. Для Ричарда существует только Изабель, - произнес он низким голосом и, усмехнувшись, швырнул ее на кровать. - Мне нужно доказывать это?
        Изабель улыбнулась, поигрывая длинным локоном своих темных как ночь волос. В Ричарде была вся ее жизнь, весь ее мир. Он был воплощением всех ее фантазий, ответом на ее молитвы. Сам Господь подарил его ей.
        Все также соблазнительно улыбаясь, она бросила ему вызов:
        - А ты думаешь, что сможешь?
        notes
        Примечания

1
        В средневековой европейской мифологии - женский демон, соблазняющий мужчин.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к