Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Дюкс Ронда: " Выбор Сделан " - читать онлайн

Сохранить .
Выбор сделан Ронда Дюкс

        # В канадском провинциальном городке осиротевшая в детстве девушка каждое Рождество ждет чуда. Проходят годы, а она все продает дома состоятельным клиентам, коротает время с приятельницей, матерью-одиночкой. И не расстается с мечтой.
        Что ж, верность мечте - высокое чувство, хотя порой наивное. Именно накануне Рождества произошла встреча героини с последним покупателем года, которая резко изменила ее личную жизнь.

        Ронда Дюкс
        Выбор сделан

        Пролог

        Девушка поставила на парковку машину, старенький, видавший виды «хорнет», и вышла, жадно вдыхая сладковато-пьянящий запах хвои. Она любила приходить на елочный базар в первый день открытия, когда деревья стояли во всей красе, еще нетронутые придирчивыми руками занудных покупателей. Уж ей-то, с почти десятилетним стажем работы, не знать этих ворчливых дамочек и прижимистых холостяков! Да не дом же покупаете, хотелось произнести ей вслух… Она обходила голубые ели, сосны, пихты и каждый раз поражалась многообразию природы, способной вложить в каждую иголочку дерева неповторимый изумрудный оттенок.
        Рождественская елка была ее первым и единственным воспоминанием отчего дома и счастливого детства: громадная комната, высокий эркер, красавица-ель и смеющиеся лица мужчины и женщины. Она тянет ручонки ввысь, к бело-розовому ангелу на макушке дерева. Мужчина подхватывает ее и подкидывает к самому потолку.
        Святой ангел, Сент Энджел, говорит он. Санта Энджил, по-ребячьи вторит ему малышка. И все проваливается в темноту…
        Только лет в пять в детском доме девчушка узнала, что вся ее семья сгорела в ту рождественскую ночь - в старый дом ночью попал кусочек недогоревшей шутихи от праздничного фейерверка соседей. Дом полыхнул как порох, удалось спасти только ее.
        В госпитале она упорно называла себя Сантой Энджил, и в детских домах, по которым кочевала после коротких домашних передышек у приемных родителей, так ее и звали. Каждый год семью меняли, чтобы не было привыкания. Стараясь угодить во всем, она пыталась завоевать искреннюю любовь новых пап и мам, но в ответ получала лишь временную заботу и внимание. Истинная родительская любовь обходила ее стороной.
        Грустная история детства и постоянное одиночество пробудили в Санте страстное желание иметь свою крышу над головой, свой дом и отчасти стали причиной того, что она пришла на работу в агентство по торговле недвижимостью. Находя нужное жилище для клиентов, она искренне радовалась за них и считала себя самой счастливой. С детских лет она испытывала удивительную тягу к домам. Для нее они были живые, как люди, и всякий раз, продавая квартиру или дом, она говорила «пока».
        Каждый год она откладывала немного денег для первого взноса на покупку дома в кредит. Но недвижимость росла в цене, и каждый год осуществление мечты отодвигалось.
        Санта тряхнула пышной копной пшеничных волос, отгоняя воспоминания и грустные мысли, и выбрала пушистую канадскую ель с длинными иголочками. Клерк ловко одел елку в прозрачный мешок и погрузил на багажник машины.
        Ура, праздник почти начался, подумала Санта, выруливая со стоянки.
        Разноцветные огоньки и искристый снег, укутавший купола церквей и крыши старинных зданий, наполняли город торжественностью и волшебством. Санта ехала по заснеженным улицам, погрузившись в раздумья. Она направлялась в свое агентство по торговле недвижимостью, нужно было уладить кое-какие дела перед рождественскими каникулами.
        Внезапно она остановилась перед большим домом, построенным в викторианском стиле. Перед ним светился щит с объявлением о сдаче. Санта как-то пыталась разыскать владельца, но ей это не удалось. В окнах горел свет, значит, дом арендовали. Проклятье! Другому брокеру повезло.
        Гадая, кому же удалось обскакать ее, Санта вздохнула, нажала на газ, но через секунду резко затормозила - другая сторона подсвеченного подмигивающими разноцветными лампочками щита гласила: «Восточная предсказательница Азиза. Ваше прошлое, настоящее, будущее. Узнайте всю правду о себе перед Рождеством. Войдите в Новый год новым человеком. Ваша жизнь только начинается! Праздничные расценки и скидки постоянным клиентам. Консультации по телефону в любое время, в любой точке земного шара».
        Гм… Это любопытно. Санта решила выяснить, кто снял дом и через какое агентство. Если аренда краткосрочная, то тогда, возможно, после праздников дом снова попадет в список сдаваемых, и она разыщет владельца. Ей не хотелось работать в праздники, потому что все предыдущие дни были так плотно расписаны, что по сравнению с ней даже Золушка выглядела бы лентяйкой.
        Она поднялась по дорожке к дому, нажала на звонок, ожидая восточную красавицу в цыганском обличье, в шали с кистями, с золотыми серьгами и монистами. Так оно и получилось - на пороге появилась смуглолицая женщина более чем средних лет. При каждом ее движении монисты издавали мелодичный звон.
        - Входите, входите, - распевно пригласила она, словно ожидала гостью. - Я - Азиза.
        - Санта Энджил, - пожимая руку, представилась девушка и улыбнулась, что не ошиблась в своих ожиданиях.
        - Хотите, чтобы я погадала вам? Цена праздничная, всего десять долларов.
        - Ух… - Санта взглянула на часики с маленьким ангелом на циферблате. - У меня мало времени, мне еще надо заехать в офис.
        - Хорошо, тогда я просто назову основные события, которые вас ждут в ближайшем будущем. За пять долларов.
        - В ближайшем будущем?
        Санта оглядела прихожую, мозаичные окна, античную люстру и такие же бра. Этот дом манил ее, и хотелось подробнее узнать о его владельце. Поэтому она решила использовать момент.
        - Думаю, ближайшее и краткое подойдет, - согласилась она…
        Азиза кивнула, взяла кожаную курточку и кепку Санты, повесила их на оленьи рога, служившие вешалкой. Потом провела гостью в гостиную, в центре которой возвышалась елка, украшенная огнями, шарами и другими игрушками прошлого века. Наверное, Азиза получила дом в наследство. Они очень подходили друг другу: оба были древними, уютными, гостеприимными и располагающими. Эта мысль пришла к Санте, когда она села в плюшевое кресло, стоявшее у весело потрескивающего камина.
        - Итак, что бы вы хотели знать? - поинтересовалась Азиза, усаживаясь прямо на ковер напротив нее.
        - Кто владелец дома? - спросила девушка, улыбнувшись.
        Прорицательница рассмеялась.
        - Не я. Я сняла его на время праздников, прочитав объявление в газете. Если хотите, я найду телефон и адрес хозяина. Как я поняла, кто-то унаследовал дом, но может вступить в права только после Рождества и собирается продавать его.
        Услышав ее слова, Санта обрадовалась. Такой чудесный дом, и так здорово будет показывать его клиентам! Это можно было считать первым предсказанием и подарком гадалки.
        - Существует ли еще что-нибудь, о чем вам хотелось бы знать? - спросила Азиза.
        - Какой еще подарок ждет меня к Рождеству? - улыбнулась девушка.
        Азиза испытующе посмотрела в глаза гостьи.
        - Живой и…
        Санта не выдержала - она ведь целый день на работе и не может позволить себе завести ни кошку, ни собаку, а на птиц и рыбок у нее аллергия еще с приюта - и перебила гадалку:
        - Я не могу позволить себе такую роскошь!
        Азиза воздела руки к потолку - зазвенели тихо браслеты, как бы предупреждая Санту не спешить с выводами.
        - Этот сюрприз - живой, тяжелый…
        Девушку трудно было за один прием отучить перебивать собеседника. Да, на работе она терпеливо выслушивала клиентов до конца, но здесь она сама была клиентом.
        - Но, дорогая Азиза, жеребца я тоже не могу себе позволить - я всего лишь арендую дом без права пользования двором и садом…
        - Тяжелый, - продолжила гадалка, глядя в огонь камина, - весом в двести фунтов, жеребец, если вы хотите так его называть, но говорящий.
        - Вы хотите сказать, что это мужчина. - Санта ахнула.
        Азиза явно была довольна эффектом последних слов.
        - Постойте, вы предсказываете, что рождественским утром я найду под елкой мужчину? - нервно смеясь, уточнила Санта.
        - Именно так. Весом в двести фунтов. Желаете еще что-нибудь знать?
        - Но… но никакого мужчины на Рождество я не заказывала. Я хотела скороварку. Ну, знаете, как сейчас рекламируют, такую навороченную. - Это было чистой правдой, но Санте показалось, что надо объяснить. - На днях я пробовала ростбиф, запеченный в такой штуке в секунду. Он выглядел ужасно аппетитным и был о-о-очень вкусным.
        - Но мужчины тоже бывают вкусными. - Азиза подмигнула, настаивая на своем.
        Санта смутилась, покраснев при мысли, что еще может сказать гадалка. Каждый раз, вспыхивая подобно праздничной елке, девушка проклинала свою детдомовскую бледность и застенчивость.
        - Вы так думаете? Я не уверена, то есть, я хочу сказать, что не готова к…
        - К любви? А к ней нужно готовиться? - изумилась прорицательница.
        - Нет, я хочу сказать, что готова полюбить, но достойного человека.
        - У вас были проблемы с мужчинами, как я понимаю, - сказала Азиза.
        - Нет, они просто разочаровывали меня.
        - Этот - не разочарует.
        - Я тоже так себе говорю каждый раз. В конце концов, мне хотелось бы спокойно, безо всякой сумятицы провести праздники.
        - Знаете, дорогая, на спокойствие можно смотреть по-разному, поверьте моему древнему опыту.

1

        - Это мужчины могут, не я, - спустя несколько часов ворчала Санта, сидя в своей
«Бест проперти». Смена подходила к концу. Через пять минут начнутся рождественские каникулы, и она будет наслаждаться праздниками, которые любила больше всего.
        Клиентов в это время года было немного, слава богу, да и босс был снисходительным и понимающим человеком. Она посмотрела на часы: всего через несколько минут она уйдет отсюда. Санта стала собирать вещи. Неожиданно зазвонил телефон.
        - «Бест проперти». Чем могу быть полезна? - ответила она, мысленно прогоняя звонившего.
        - Мне нужен брокер…
        Санта прервала говорившего, не желая вдаваться в дальнейшие подробности. В окно она увидела Розу Пфайфер, только что въехавшую на стоянку. Если ей удастся потянуть время, то Роза примет заявку.
        - Подождите немного у телефона, сейчас вам назначат встречу после Рождества…
        - Нет, так не пойдет. Вы не поняли меня. Мне нужен брокер прямо сейчас. Я сам нашел дом и хочу осмотреть его сегодня.
        - Но…
        Клиент был упорнее и настойчивее, чем она.
        - Мне нужен дом до Рождества. Я только что приехал из другой провинции. - Его голос звучал напористо и твердо.
        Санта поняла, что планы на каникулы рушатся. Естественно, все хотят обустроиться до наступления Рождества и никому не хочется проводить праздники в отеле, каким бы роскошным он ни был.
        - Послушайте, я предлагаю упростить дело. - Голос звонившего смягчился. - Я заранее отказываюсь от возможных впоследствии претензий и плачу наличными.
        Клиент на таких условиях, да еще платящий наличными, был мечтой любого агента. Только дурак мог упустить этот выгодный случай. Но не женщина, снимающая квартиру и постоянно ремонтирующая старую машину. Открывшаяся неожиданно возможность позволит Санте отложить деньги на дом и на новый автомобиль, и, думая об этом, она поняла, что уступает.
        - Где находится дом, который вы хотели бы осмотреть? Адрес у вас есть?
        - Да. Я остановился и записал его, когда увидел объявление о продаже.
        Он продиктовал адрес, и она, порывшись в папках, нашла этот дом в общем списке сдаваемых в аренду и продаваемых. Его цена составляла шестьдесят тысяч долларов, и если ей удастся его продать, то она получит полторы тысячи комиссионных. Ух…
        - Какое время вас устроит, если я смогу созвониться с владельцами? - деловым тоном спросила Санта, стараясь не выдать радости.
        - Чем быстрее, тем лучше. Мне нужен дом до Рождества, - подчеркнул клиент.
        - Хорошо, я постараюсь договориться с хозяевами, тогда назначу встречу. Сами понимаете, в предпраздники это сделать достаточно сложно. Так что особенно не надейтесь. Оставьте мне ваш телефон, и я позвоню, как только все улажу.
        Он сказал ей название отеля, в котором остановился, а девушка спросила его имя.
        - Клаус Морган.
        - Вы сказали «Клаус»?
        - А что, вас что-то не устраивает? - резко спросил мужчина.
        - Нет-нет. Просто сейчас канун Рождества, меня зовут Санта, а вас - Клаус, просто такое совпадение, как в рождественской сказке. Санта Энджил, - представилась девушка.
        - Буду ждать вашего звонка, мисс Энджил, - сухо произнес клиент.
        Санта поняла, что выглядела в его глазах глупой со своими ассоциациями. Впрочем, клиент и брокер вовсе не обязаны испытывать взаимную симпатию. Так почему ее должно волновать, какое впечатление она произвела на него?

        На следующий вечер в гараже Джека, ожидая, когда машине проверят тормоза, Санта пришла к выводу, что праздники начались не очень хорошо. Тормозная жидкость потекла прямо в час пик, и она доехала до гаража, гудя, как товарный поезд. Она позвонила от Джека в офис, и Роза сообщила ей, что мистер Морган приходил в надежде встретиться и расстроился, не застав ее. Он хотел знать, почему она не перезвонила в отель и не назначила встречу, чтобы осмотреть дом. Несомненно, все его требования и возмущения по поводу ее нерасторопности стали известны владельцу агентства. Чтобы избежать неприятностей, Санта решила позвонить боссу и объяснить, что проездила весь день в поисках домов для мистера Моргана на случай, если ему не подойдет выбранный по объявлению дом, и, в конце концов, у машины почти отказали тормоза.
        Раздраженная Санта выписала чек за ремонт машины. В агентстве не было больше срочных дел и особо волноваться не стоило. Вырвав чек, она протянула его механику и подумала, не позвонить ли еще хозяину дома, так понравившегося новому клиенту. Но в праздничные дни дозвониться до кого бы то ни было очень сложно.
        Она взглянула на часы. Ее пятилетняя крестница Мэри очень нетерпелива. Дороти, мать Мэри и лучшая детдомовская подруга Санты, будет недовольна, если она опоздает к их традиционной церемонии подготовки праздничного стола. Скорее всего, Дороти уже начала все без нее.
        Санта вспомнила, что подруга просила купить изюм, цукаты и орехи для рождественского кекса. А для этого нужно будет заскочить в магазин, и, значит, она приедет еще позже. Если бы она не спешила, то позвонила бы Дороти.
        Она набрала еще раз номер владельца продаваемого дома. Никто не ответил. Потом позвонила в гостиницу Моргану. Опять тишина.
        Санта надеялась, что молчание телефона не будет предвестником того, как она проведет праздники. Ее рождественские каникулы не начнутся до тех пор, пока она не разместит на праздники клиента и его семью в новом доме. В крайнем случае они завтра утром смогут осмотреть дом, который заприметил клиент.
        - Передайте Джеку благодарность за то, что так быстро отремонтировали машину. - Санта улыбнулась, вручая чек Стиву, новому рабочему гаража.
        - Дядя Джек говорит, чтобы мы сразу принимались за работу, как только вы к нам обратитесь.
        - Это потому, что я финансирую его праздники, бесконечно оплачивая ремонт моего драндулета, - рассмеялась она.
        - А мне кажется, из-за вашей обворожительной улыбки, - возразил Стив.
        Санта рассмеялась, а Стив повернулся, чтобы выписать квитанцию об оплате.
        Какая-то женщина вошла в гараж в поисках техника. Ее цветастая шаль напомнила Санте о предсказании Азизы о любовнике весом в двести фунтов. Стив, племянник Джека, был достаточно крепок и хорошо сложен.
        - Какой у тебя вес? - неожиданно для себя и для Стива спросила она, когда он протянул ей квитанцию.
        - Вес? - изумился парень.
        Санта кивнула.
        - Около ста восьмидесяти фунтов, - сказал он, снимая трубку настенного телефона.
        Так, значит, Стив отпадает. Набрать двадцать фунтов к Рождеству кажется делом маловероятным. Никогда еще, Санта улыбнулась своей мысли, она не получала любовника в подарок на Рождество. Но ведь это не мешает девушке надеяться, не так ли?
        По дороге из гаража домой Санта заглянула в музыкальный магазин и купила кассету с рождественскими песнями. Сев в машину, она вставила пленку в магнитофон. Салон сразу же утонул в веселых мелодичных звуках, и Санта почувствовала, как ее раздражение потихоньку тает.
        Она все-таки решила перезвонить подруге и сказать, что уже почти около ее дома.
        - Алло, - выжидательно сказала Санта.
        - Ты где? Ты должна была быть уже здесь. - Голос Дороти звучал громко и недовольно.
        - Тебя бы на мое место. Все в порядке? - спросила Санта.
        - Мэри настаивает, чтобы я ничего не делала без тебя, а покрасила ей ногти в крапинку, как у тети Санты. Ты помнишь о фруктах для кекса?
        - Да, да. Скажи ей, чтобы она искала лак, а сама остынь, пока я не приеду.
        - Это будет…
        - Сегодня вечером, это точно.
        - Санта!
        - Хорошо, хорошо. Через десять минут. Но если я вдруг исчезну, не пугайся!
        - Что?!
        - Я расскажу, когда приеду.
        - Короче, приезжай скорее. Мэри, сгони собаку с дивана.
        Когда Санта наконец приехала, дверь ей открыла Мэри. В пять лет у девочки уже выработалась особая манера одеваться и появился повышенный интерес к косметике и прическам. В тот момент на ней был джинсовый костюм, высокие ковбойские сапоги со шпорами и ковбойская шляпа.
        - Ты опоздала, - заклеймила она крестную.
        - Куда ты собралась? - поинтересовалась Санта у девочки.
        Из кухни выглянула Дороти, нос ее был в муке, а волосы стянуты в «конский хвостик».
        - Никуда, - сказала она. - Просто Мэри отказывается снять сапоги и даже собирается спать в них.
        - Должно быть, это помогает ей чувствовать себя ковбоем и быть всегда наготове, - предположила Санта.
        - Да, наверное. Извини, у меня руки в тесте. Ты говоришь, что не забыла сухофрукты…
        - Вот, возьми. - Санта протянула пакеты и добавила: - В моем авто ремонтировали тормоза, вот почему я задержалась. Каждый раз, как только накоплю нужную сумму на операцию с банком и клянусь не тратить деньги, я вынуждена спустить все на ремонт машины.
        - Что тебе будут отрезать? - заинтересовалась Мэри.
        - Не отрезать, а, наоборот, пришивать, - объяснила Дороти, решившая с момента удочерения девочки говорить ей всегда правду.
        - И мне тоже, - согласилась Мэри.
        Мать покачала головой.
        - Знаешь, подружка, когда Мэри исполнится одиннадцать лет, я отправлю ее жить к тебе.
        - Отлично, надеюсь, к тому времени у меня будет свой дом, - отозвалась Санта, не чувствуя за собой никакой вины.
        - Я не знаю, кто из вас на кого влияет. - Дороти кивком пригласила подругу следовать за ней на кухню. - Перекуси немного, а потом будешь намазывать коржи маслом и шоколадом.
        - А кто будет намазывать мои пальчики? - заныла Мэри, на губах которой были видны следы помады.
        - Секунду, - сказала Санта, беря девочку за руку.
        - Я засекаю время! - крикнула Дороти из кухни.
        - Хорошо, засекай. - Санта схватилась за голову.
        - Хочешь, я спою тебе рождественскую песенку, которую мы учили в детском саду? - спросила Мэри, усаживаясь на пуфик напротив маминого туалетного столика.
        Не дожидаясь ответа, она запела, а Санта начала красить ей ногти. Когда докрасила последний мизинчик, девочка закончила пение.
        - А теперь пойдем, поможем маме на кухне, - предложила Санта.
        - Хорошо, тетя Санни, - согласилась Мэри и побежала вперед. - Мама сказала мне, что я тоже буду помогать.
        Санта вдыхала аромат, исходящий от пекшихся коржей, и наблюдала за подругой, профессионально раскатывавшей тесто.
        - Подай мне вон ту формочку, Мэри, - попросила она и показала дочери, как ею надо пользоваться.
        Пока девочка старательно вырезала формочкой печенье, Санта решила с пристрастием расспросить подругу о ее любовных делах.
        - Ну как, у тебя будет обручальное кольцо на Рождество?
        - В том случае, если я сама куплю его.
        - Что случилось?
        - Ничего не вышло. Он неплохо относился к девочке, но я…
        - Но ты считаешь этого недостаточным, чтобы выходить за него замуж, так?
        - Ты думаешь, я не права, Санни?
        - Нет. Я полагаю, что Мэри счастлива, если счастлива ты. Ты удочерила ее потому, что хотела иметь семью. А когда встретишь мужчину, который полюбит вас обеих, вот тогда ты не станешь раздумывать. Вот и решение всей проблемы. Кроме того, если мне не понравится тип, который предназначен мне как рождественский презент, я направлю его к тебе.
        - Какой тип? О ком ты говоришь? Я пропустила что-нибудь важное? - Дороти старалась поддерживать разговор и стряпать одновременно.
        С тех пор как она удочерила Мэри, Дороти открыла собственную мини-кондитерскую на дому. Это давало возможность неплохо зарабатывать, а также проводить много времени с дочерью, пока та не пошла в школу. А когда девочка подрастет, Дороти сможет расширить дело. Иногда бессонными ночами она разрабатывала планы будущих мероприятий.
        - Ну, Азиза сказала, то есть обещала, короче, я должна найти любовника под елкой в рождественское утро.
        - А кто такая Азиза?
        - Она - гадалка, снявшая на праздники тот самый дом в викторианском стиле, о котором я тебе рассказывала. За небольшую плату она открывает будущее. Может, стоит попробовать? Она очень симпатичная. - Санта надеялась, что визит к Азизе немного развлечет подругу, озабоченную делами и вечным безденежьем.
        - Думаю, не стоит. Я и так знаю, чем грозит мне ближайшее будущее - приготовлением кексов. У меня заказы почти на каждый день вплоть до Пасхи.
        - Вот что значит пасть жертвой рекламы.
        - Эй, не смейся надо мной, - с шутливой гримасой пригрозила Дороти, отправляя противни с кексами и печеньем в духовку.
        - А меня все это приводит в отчаяние, - воскликнула Санта. - Все так называемые простые рецепты требуют столько времени и мастерства, что мне лишь остается всю оставшуюся жизнь учиться у тебя кулинарному искусству. Но все же я подумываю о том, чтобы когда-нибудь испечь кекс под названием «Семейное счастье».
        - «Семейное счастье»! Тетя Санни, а я могу помочь тебе? - спросила Мэри, возбужденно прыгая рядом.
        - Конечно, солнышко. У меня скоро начнутся праздничные каникулы, если только мне удастся быстро отделаться от Клауса Моргана.
        - Кто такой Клаус? - поинтересовалась Дороти.
        - Клиент. Мне нужно найти ему дом к Рождеству. Завтра мы будем осматривать один, и надеюсь, он ему понравится. Морган платит наличными, а это позволит мне не только шикануть на праздники, но и отложить деньги на дом и на новую машину.
        - А можно, я не буду спать, после того как мы испечем кекс, тетя Санни?
        - Конечно, мой зайчик. Ты будешь ночевать у меня, и мама сможет немного отдохнуть перед тем, как выполнить все полученные заказы. А мы с тобой примем пенящуюся ванну, покрасим ногти еще и на ножках ярко-красным лаком в золотую крапинку и будем есть пирожные прямо в постели.
        - Давай начнем сейчас же. - Мэри прекратила прыгать и обняла крестную.
        - Нет. Сегодня мы должны испечь кексы, которые и будем есть. Не забывай про свои обязанности, - сказала она, с любовью глядя на Мэри, с восторгом смотревшую на нее.
        Санта погладила шелковые волосы девочки и подумала о том, что когда-нибудь у нее тоже будут дети. Но сначала нужен муж, потому что она не такая сильная и смелая, как Дороти, чтобы растить ребенка одной. Не испытав родительской заботы и ласки в детстве, Санни считала недопустимым лишать этого своих детей. Ее стремление иметь собственный дом и семью в традиционном смысле шло вразрез с намерениями тех молодых людей, с которыми она встречалась. И она уже начала подозревать, что мужчины, стремящиеся к нормальной семейной жизни, вымерли как динозавры.

        Мистер Морган сидел в номере, тупо уставившись на молчавший телефон.
        Рано утром он побывал в агентстве, желая убедиться в том, что Санта Энджил получила его послание. Телефон все еще молчал. Значит, клерк, принимавший сообщение, забыл передать его. Клаус хотел покончить с домом поскорее. Он взял отпуск до первого января, чтобы утрясти все вопросы, связанные с покупкой, и ему никак не хотелось проводить Рождество в этом городе. Его чувства и отношение к предстоящим праздникам можно было выразить двумя словами: рождественская чушь.
        Клаус разделся и повесил вещи в шкаф. Модные костюмы были прекрасно сшиты и идеально сидели на его спортивной фигуре. Даже в этом богом забытом городке он разыщет спортзал с бассейном, чтобы поплавать, снять стресс и подкачать мышцы. К началу работы он будет в отличной форме.
        Клаус не относился к тому типу людей, которые, обуреваемые сомнениями и страстями, копаются в душе. Лучше не плавать в мутной воде. Он сконцентрировался на карьере, и это давало ему возможность испытывать судьбу, каждый раз выходя сухим из воды. Как, например, в прошлом году, когда он чуть было не женился на ревнивой Джине, его бывшей невесте. А может быть, он был не прав, что не женился? Может быть, именно Джины и не хватает ему сегодня. Но сначала надо купить дом.
        Вытянувшись голым на постели, Клаус утешал себя мыслью о том, что, видимо, испортит этой ленивой Санте праздники, которые он сам ненавидел. Единственным его желанием было заполучить страстную любовницу на Рождество.

2

        Мистер Морган направил свой черный «сандерберд» к зданию брокерской конторы. Выпив чашечку кофе, он решил нанести визит мисс Энджил с утра пораньше, чтобы узнать все новости о продаже дома и переговорах с владельцем.
        Услышав очередную рождественскую песенку, он застонал и выключил радио. Появившись на свет в Рождество, он даже в детстве не получал отдельного подарка ко дню рождения. Поэтому с тех пор он ненавидел этот праздник.
        Став взрослым, он занялся торговлей, ища новые точки и руководя открытием филиалов элитных магазинов «Глобус». Все работники торговли с ужасом ожидали наступления праздников, приносящих целые толпы покупателей, мечущихся в поисках подарков для друзей, родных и близких. Рождественские распродажи побивали все рекорды.
        Вымотавшись к концу года, Клаус с радостью уезжал на каждые Рождество и Новый год куда-нибудь на острова в теплые воды. Сотни соблазнительных женщин в бикини и чистые песчаные пляжи были ему достойной наградой за все предшествующие мучения.
        Однажды он изменил этой привычке, и произошло крайне неприятное событие. Год назад Джина, которую он, как ему казалось, любил, разорвала помолвку как раз накануне Рождества. Это еще больше усилило нелюбовь к празднику и к женщинам вообще.
        Клаус вышел из автомобиля и направился в агентство.
        - К мисс Энджил, - сообщил он секретарше, вопросительно взглянувшей на него.
        - Секунду, - сказала она и проводила его до кабинета.
        Клаус открыл дверь и увидел пшеничную блондинку за столом, которая искала что-то в огромной кипе бумаг перед собой.
        - Ох, Мэри, постреленок, опять ты взяла мою записную книжку, чтобы вписать телефоны подружек… - бормотала она.
        Пока она продолжала рыться в бумагах, клиент огляделся по сторонам, не выдавая своего присутствия. Увидев справа от Санты плакат в рамке, на котором был Ниагарский водопад с надписью «Продано мгновенно», Морган рассмеялся и напугал блондинку.
        Она вспыхнула и, пытаясь скрыть смущение, спросила:
        - Чем могу быть полезна?
        - Мистер Морган. Вы, конечно, помните наш разговор? - произнес он, наклонив голову.
        - Несомненно. Я как раз собиралась звонить вам. У меня были проблемы, но я все уладила. Владельцев, как правило, не бывает в праздники, но мы сможем осмотреть дом в любое время, воспользовавшись запасным ключом.
        - Я готов, если готовы вы, - откликнулся он, разглядывая кучу всякой всячины на ее столе: пузырек лака для ногтей, расческу, косметичку, дезодорант, ручки, права и прочие документы.
        Санта смахнула все это к себе в портфель и улыбнулась.
        - Я готова.
        Они сели в ее машину и рванули с места. Клаус с трудом удерживался, чтобы не комментировать манеру вождения. Обычно такой женский нервно-хаотичный стиль езды приводил его в бешенство. Но сегодня прощалось все: чем быстрее они подберут ему дом, тем счастливее он будет.
        - Какую вы выбрали школу: частную или государственную? - задала обычный вопрос Санта, когда они остановились на светофоре.
        - Я вышел из школьного возраста, - сухо ответил Морган.
        - Нет, я имела в виду… то есть, значит, у вас нет детей?
        - Нет.
        - Понятно. Сумма налога с этого дома средняя, как и с соседних домов. Рядом есть супермаркет. Вашей жене он понравится. Я сама делаю там покупки к Рождеству.
        - Я не женат, - холодно произнес он.
        - Рядом банк и почта. Вам самому понравится этот магазин.
        - Не думаю.
        - О, вы, как большинство мужчин, не любите ходить по магазинам?
        - Только не в предпраздничные дни.
        - Вы не любите праздников? - удивилась она.
        - Я не выношу их.
        Его признание потрясло Санту. Это было равнозначно тому, как если бы он сказал, что не верит в Рождество Христово. Ему не следовало так резко отвечать, ведь все заднее сиденье ее автомобиля было завалено различными свертками, кульками и коробочками всех форм, рулонами праздничной бумаги и ярдами разноцветных лент.
        Санни была бы сражена наповал, узнай она, что мистер Морган больше нее смыслит в покупках. Это был его конек. Он знал, какой размер и какая форма товара заставит покупателя раскошелиться, какая музыка спровоцирует его потратить уйму наличных и какие цвета в оформлении магазина «помогут» посетителю задержаться в нем и что-нибудь купить.
        Помимо высоких профессиональных качеств Клаус обладал другим, более ценным даром - интуицией. Именно она подсказывала ему тенденции спроса и потребностей покупателей, обеспечивая ему тем самым высокую зарплату и уважительное отношение богатых клиентов «Глобуса».
        Но не деньги, а сам процесс приносил ему истинное удовлетворение. Он легко подхватывал новые идеи и всегда был в поиске.
        - Вот мы и приехали, - торжественно объявила Санта, останавливаясь у выложенной камнем дорожки, ведущей к двухэтажному особняку с широкой верандой по фасаду.
        - Приехали, - подтвердил он и последовал за ней.
        Шла она намного медленнее, чем ездила на машине. Причиной тому была узкая черная юбка чуть ниже колен с кокетливой складкой сзади. На ее стройных ногах были элегантные лаковые сапоги на невысоком каблуке, а длинная черная кожаная куртка скрывала наиболее привлекательные части тела.
        На двери дома одиноко висел незамысловатый искусственный рождественский венок. В поисках ключа брокер копалась в портфеле, и Клаус подумал, что, как и другие женщины, она использует портфель одновременно и как дамскую сумочку.
        - Ну, паршивка, ты у меня получишь, - ворчала она.
        - Что-нибудь случилось? - заинтересовался Клаус, видя, как она, опустившись на колено, обеспокоенно перетряхивала содержимое портфеля.
        - Я не могу найти ключ. Уверена, он где-то здесь. Он должен быть, иначе мне придется заплатить большой штраф. Подождите, пожалуйста, - умоляюще попросила она, в отчаянии перевернув портфель вверх тормашками.
        Вспомнив плакат с хвастливой надписью «Продано мгновенно», Морган не мог себе представить, чтобы ей это удалось, потому что она, с его точки зрения, обладала такими же деловыми качествами и организованностью, как грудной ребенок.
        Санта продолжала судорожно рыться в вещах, разбросанных по всему крыльцу, надеясь найти ключ. Клаус стоял рядом, стараясь ни на что не наступить, и был уверен, что ключа в этом бардаке нет, а, значит, осмотр дома и покупка отодвигаются на неопределенный срок.
        - Мне очень жаль, что мы проездили с вами впустую, - извинилась девушка.
        Она откинула назад упавшие на лоб волосы и задумалась. Морган заметил, что у нее живые карие глаза.
        - Так, хорошо. Думаю, раз мы здесь, то можем заглянуть в окна, - заявила она и направилась к ближайшему окну.
        Когда Санта начала описывать планировку дома, увиденную через окно, он понял, что она абсолютно серьезна в нелепом желании продать дом без внутреннего осмотра.
        - В столовой есть камин. Это большое преимущество. Здесь можно проводить деловые встречи, не так ли?
        Он подошел, заглянул в окно, смерил ее взглядом и сказал:
        - Я не устраиваю деловых встреч дома. Я предпочитаю рестораны. Как я понимаю, здесь полно таких заведений.
        - Да. Наш городок славится ресторанами, в частности, французской кухней и рыбными блюдами.
        Не отказавшись от своей сумасбродной идеи, Санта перешла к другому окну.
        - Взгляните, в гостиной еще один камин. - Ее не смутило, что Клаус остался стоять на месте, и она продолжала быстро говорить, перечисляя преимущества дома. - Обратите внимание на крепкие балки и паркет. Двери сделаны во французском стиле, с мозаичными окошками в верхней части.
        - Меня больше волнует, есть ли в кухне посудомоечная машина и где можно установить большой телевизор и железную дорогу. Как вы думаете, дом пригоден для жилья?
        - Железную дорогу? - недоуменно переспросила Санта. - Вы же сказали, что у вас нет детей!
        Она никак не могла определить, к какому типу мужчин относится ее клиент. Его модный дорогой костюм никак не вязался с мистером «Самоделкиным», который вечерами возится с вагончиками и рельсами, бесконечно увеличивая свою железнодорожную компанию.
        Морган пожал плечами.
        - Некоторые расслабляются, увлекаясь йогой или рыбалкой. Я предпочитаю строить железную дорогу.
        - Давайте посмотрим дом сзади, - предложила Санта. - У этого дома типичная колониальная планировка: на первом этаже располагаются гостиная и столовая, кухня и общая комната занимают заднюю часть дома с выходом в сад, а на втором этаже - спальни для гостей и для хозяев.
        Что ж, следует отдать должное ее настойчивости. От нечего делать он пошел за ней.
        Широкая терраса, идущая вдоль всей задней стены дома, позволила им беспрепятственно заглянуть в пустые комнаты. Клаус помог ей подняться по ступенькам, наслаждаясь не только видом на задний дворик, но и…
        - О, это как раз то, что нужно! - радостно воскликнула Санта при виде кухни и общей комнаты. - Смотрите, там есть и встроенная посудомойка, и белые кухонные шкафы со стеклянными дверцами. Если вы проснетесь в плохом настроении, вам всегда легко будет найти кофе.
        Клаус и сам прекрасно знал, что такое реклама товара. Но, заглянув в окно, был вынужден признать, что издалека дом вполне отвечал всем его требованиям.
        - Допустим, выглядит пристойно. А как насчет верхнего этажа? Мне понадобится комната под офис, где я мог бы работать и тому подобное. - Он взглянул на окна второго этажа, расположенные футах в десяти над головой, и перевел взгляд на девушку. - Я, пожалуй, мог бы посадить вас к себе на плечи, а вы описали бы мне…
        Санта посмотрела на узкую юбку и подняла глаза на него.
        - Не получится. Придется вам использовать все свое воображение.
        В ответ она получила широкую и похотливую улыбку прожженного холостяка. Санта понимала, что все началось отвратительно, и клиент считает ее абсолютно некомпетентной. Но она-то знала, что он ошибается: все ее продажи заканчивались успешно. Она продаст и этот дом, получит комиссионные и будет счастлива. Брокер была уверена в себе так же, как и клиент.
        Но, увы, на этот раз уловка не удалась. Ей с трудом верилось в это, потому что очень часто такое срабатывало. Неудачи случались лишь тогда, когда она сталкивалась с такими же занудными клиентами, как этот, высокий и широкоплечий. Его изысканные манеры действовали гипнотически: Санни неоправданно нервничала, теряла самообладание, как будто была не на деловой встрече, а на первом любовном свидании.
        Санта отдавала себе отчет в том, что попытки попасть в дом были вызваны отнюдь не профессиональными обязанностями, а, скорее, желанием понравиться ему. Зачем? Она даже не была уверена в том, что он нравится ей самой. Одно лишь было очевидно: еще никто не играл с ним по неписаным правилам. Даже слово «играть», казалось, было чуждым ему. Этот тип был человеком дела и целиком состоял из принципов. Именно таким он выглядел, сидя в кресле напротив в ее кабинете, куда они вернулись после неудачной поездки. Санта хотела просмотреть описания и других домов, которые могли подойти клиенту в случае, если дом, который они осматривали, не понравится ему.
        - Мне послышалось, вы сказали «проклятье», - сказал он.
        - В вашем доме нет кабинета, - пояснила она, оторвавшись от бумаг. - Но можно использовать одну из гостевых спален - их четыре.
        Санта тяжело вздохнула, мечтая оказаться сейчас у себя дома и наряжать елку к Рождеству. Вместо этого, польстившись на большие комиссионные, она полностью погрузилась в поиски дома для клиента, поставив под угрозу выполнение собственных предпраздничных планов.
        Клиент нахмурился. Потерян еще один день, подумал он. А где-то ходят девушки в мини-бикини, шумит прибой, шуршит песок под босыми ногами…
        - Не расстраивайтесь, - сказала Санта мягко. - Почему бы нам не перекусить?
        - Действительно, - согласился Клаус. - Потом мы можем отправиться на поиски ключа и провести остаток дня за осмотром других домов.
        - Мы перекусим у Коммонов. Мэри - моя крестница. А ее мать, Дороти, моя лучшая приютская подруга, - сказала Санни, выключая электромашинку. На завтрак она съела только маленький кексик, утащенный под заговорщицкое подмигивание Мэри. - Но сначала я должна быстро позвонить Дороти, чтобы убедиться, что она дома. Потом она уедет с Мэри в танцевальную школу.
        Вскоре они приехали к дому Коммонов. Когда Санта позвонила в дверь, раздалось шлепанье детских ножек и жизнерадостные возгласы. Она молила Бога о том, чтобы девочка не брякнула что-нибудь непристойное, потому что вовсе не была уверена в строгости правил, по которым Дороти воспитывала дочь. Дверь открылась, и Мэри радостно бросилась на шею Санте.
        - Можно мне ночевать у тебя, тетя Санни? Можно мне, ой… Это кто? Твой новый любовник?
        - Извините ее, - сказала подоспевшая Дороти гостю и смутившейся подруге. - Мэри ведет себя так раскованно из-за каникул. Боюсь, она во всем подражает крестной. Слезай вниз, дорогая, ты уже истоптала сапоги и испортишь костюм любимой крестной.
        Девочка потянулась к Клаусу в надежде, что он возьмет ее на руки. Но гость отступил назад.
        - Пойдем, солнышко, - произнесла Санта, опуская девочку на землю и беря ее за руку. - Пойдем, поищем мои ключи и записную книжку, которую ты вчера взяла у меня. Ты не помнишь, куда ты их сунула?
        - Дороти Коммон, - представилась Дороти, протягивая руку Клаусу. - Не сердитесь на Мэри. Она немного избалованная.
        - Я заметил. Но это хорошо, что есть кому ее баловать. В детстве очень нужны родительская любовь и ласка.
        - Давайте пройдем на кухню. Я слышу, как в дверь скребется собака.
        Морган последовал за ней, оглядываясь по сторонам и гадая, что еще может произойти в этом перевернутом вверх дном доме. Они прошли мимо стола, заставленного красочными фирменными коробками.
        - Я пекла кексы, - сказала Дороти и пояснила: - С тех пор как я удочерила Мэри, я открыла мини-кондитерскую на дому, а в этом году особенно много заказов на кексы на Рождество. Слава богу, что есть еще люди, у которых нет времени заниматься этим нелегким делом.
        Уютная кухня вполне соответствовала гостеприимной хозяйке. Дубовые со стеклянными дверцами шкафы были также заставлены праздничными упаковками, а наверху на полках сушилась разнообразная кухонная утварь.
        Дороти открыла дверь, и Клаус сел за круглый стол у окна. Тотчас к нему на колени прыгнула такса и, упершись лапами ему в грудь, попыталась лизнуть в лицо.
        - Изи, вниз! - скомандовала Дороти.
        У собаки было явно что-то со слухом. Она продолжала делать свое.
        - Вы ведь не боитесь собак, и у вас нет на них аллергии? - Хозяйка сняла Изи с колен гостя и отвлекла ее кусочком кекса.
        - Не боюсь. Просто у меня никогда не было ни собак, ни других домашних животных.
        - Жаль. Наверное, вам по долгу службы приходилось много ездить.
        Интересно. Значит, подружки говорили о нем и его работе.
        - Мне нравится. Я люблю разъезжать. Новые люди, новые места.
        - Тогда вам нужна такая девушка, как Санта. Хотя увлечь ее не очень просто. Ой, мне не следовало говорить это, - прикусив губу, осеклась Дороти.
        Прежде чем Морган успел спросить, в чем секрет стойкости подруги, объект их разговора вошел в кухню, победоносно размахивая найденной записной книжкой.
        - Нашла у паршивки в ранце! Пришлось обменять ее на мою краску для ресниц. Но ключа, увы, нет.
        - Надеюсь, ты не разрешила ей красить глаза? - Дороти бросилась в спальню.
        - Итак, что вы думаете? - поинтересовалась Санта, садясь напротив Клауса.
        - Думаю? - удивленно переспросил он.
        - О Дороти, - уточнила подруга.
        - Гм, она симпатичная…
        - Симпатичная, - передразнила Санта. - Она - сказочная красавица. Стройные ноги, большие зеленые глаза, и к тому же она прекрасная мать и удивительная хозяйка.
        - Я думал, что мы все-таки ищем для меня дом.
        - Конечно. Но вы не женаты, и я подумала, что, возможно, вы…
        - Буду хорошим отцом для девочки? - закончил фразу Клаус.
        - Я думала не об этом. Я видела, как вы отшатнулись от ребенка.
        - Не умею обращаться с детьми, - уклонился от ответа гость.
        - Тогда вы не подходите Дороти. Она хочет усыновить и мальчика. А если выйдет замуж - то родить еще пару-тройку своих.
        - Вы всегда попутно занимаетесь сватовством? - спросил Клаус, водя пальцами по столу.
        - Только для Дороти, причем к ее большому неудовольствию. Она думает, что это просто великолепно - растить детей без отца. Я лично против неполной семьи. А вы как думаете?
        - Я рос и учился в интернате и видел родителей только по выходным и праздникам.
        - Ужасно.
        - Разве?
        - А вы думаете по-другому? - изумленно воскликнула Санта, вспоминая свое сиротливое детство.
        У нее не было родителей, и ей очень не хватало их. У Клауса же родители были, но и он, очевидно, также был лишен родительской любви и ласки.
        - Ваши родители живы? Вы видитесь с ними сейчас? - спросила она с упором на последнем слове.
        - Иногда, на праздники, исключая Рождество. Его я отмечаю на каком-нибудь теплом острове вдали от суеты и знакомых лиц.
        - Как вы можете не любить Рождество? - серьезно спросила Санта. - Самое сказочное время года. Любое чудо может произойти, абсолютно любое. Это лучший праздник, придуманный человечеством.
        Изи, покончив с кексом, запрыгнула на колени к Санте, и она машинально стала гладить собаку.
        - Вы абсолютно правы, - согласился Клаус. Казалось, ему больше не хотелось обсуждать эту тему. С явным неодобрением косясь на ее руку, он спросил: - Который час показывает ваш ангел?
        - Час ленча. У тебя есть чем подкрепиться, пока я ищу ключ? - обратилась она к Дороти, вошедшей в кухню.
        - Как насчет кекса с кофе?
        - А что-нибудь для мужчины? - наморщила нос Санни.
        - Тогда разморожу пиццу.
        - Отлично. Я помогу тебе. Ты не возражаешь, если мы перекусим здесь? Мы тогда сэкономим уйму времени, сил и денег и сможем осмотреть больше домов.
        Дороти безмолвно пожала плечами.
        Когда кухня стала наполняться аппетитными запахами, появилась Мэри.
        - Мама, включи мне, пожалуйста, телевизор, чтобы я до урока танцев могла посмотреть мультики.
        В это время Дороти домывала формы для кексов, а Санта следила за пиццей, чтобы она не подгорела. Обе женщины повернулись к гостю.
        - Я включу телевизор, - успокоил он и взял девочку за руку.
        - Ты похож на принца, - доверительно сообщила Мэри, выходя с ним из кухни.
        Подруги рассмеялись.
        - Ты видишь, крошка больше смыслит в обхаживании мужчин, чем мы с тобой, - со смехом произнесла Санта.
        - Да… Думаю, придется мне запереть ее, пока ей не исполнится лет пятнадцать. Вот почему я подумываю об усыновлении старшего брата для Мэри.
        - Что ты думаешь о Моргане? - прошептала Санта.
        - А что можно думать о мужчине, который не любит ни детей, ни собак? - вопросом на вопрос ответила Дороти. - Похоже, он их боится.
        - Он вырос вне семьи, в интернате, и не думаю, что у него богатый опыт в общении такого рода, - заступилась Санта.
        - Что ж… Печальный факт, но не в его пользу.
        - В общем-то он и сам какой-то грустный. Согласна?
        Санта выложила пиццу на тарелку и достала из холодильника пиво и кока-колу.
        - Он говорит, что любит разъезжать, и я сказала, что ты ему очень подходишь, - сообщила Дороти, открывая коку.
        Санта с испугу уронила вилку.
        - Не может быть!
        - Да, я сказала. И это как раз вписывается в твою систему сватовства. Не думай, будто я не знаю, что у тебя на уме.
        - Но теперь он будет думать, что я все подстроила, потому что хочу его заарканить, - ужаснулась Санта.
        - А ты не хочешь?
        - Он мне не интересен. Не в моем вкусе, - твердо заявила подруга, тряхнув головой.
        - Ой-ой-ой, слишком высокий, слишком широкоплечий, слишком симпатичный и слишком независимый, - съязвила Дороти.
        - Он редко улыбается, - упорствовала Санни.
        - Будет часто, когда пообщается с тобой подольше. Ты ведь озорная проказница.
        - Я просто должна продать ему дом, вот и все. И надеюсь сделать это в срок. Если повезет, мы уже сегодня подыщем ему что-нибудь подходящее. Я отправлюсь на заслуженный отдых, а мистер Морган, холостяк-вурдалак, станет историей.
        - Почему вурдалак? - удивилась Дороти.
        - Ты знаешь, как кровожадно он смотрел на меня, пока я лазила по окнам этого чертова дома, и даже предложил поднять меня на своих плечах. Бременский музыкант прямо. И имя у него разнемецкое. А немцы - известные педанты, чистюли и зануды.
        Пытаясь сдержать смех, Дороти старалась втолковать подруге, что именно такие противоположности, как она и Клаус очень подходят друг другу.
        - Послушай. - Встряхнув головой, Санта перевела разговор на другую тему. - Мне очень нравится твоя стрижка.
        - Правда? Она называется «а-ля жевательная резинка». - Дороти поставила кофейник на стол.
        - А-ля что? - озадаченно переспросила Санта, ставя рядом блюдо с пиццей.
        - Твоя любимица забралась вчера ночью ко мне в постель, когда ей приснился страшный сон. Ее жвачка попала мне в волосы, и… пришлось подстричься. Должна признать, с короткими волосами намного удобнее. Не знаю, почему я раньше не стриглась, тем более мне вечно не хватает времени.
        - С этой стрижкой ты похожа на юную хиппушку.
        - Тогда я буду стричься только так.
        - Позови Мэри и гостя, а я пока накрою на стол, - предложила Санта, не желая лишний раз общаться с клиентом, тем более после неудачного сватовства Дороти. Она чувствовала, что и так уже частично попала под действие его чар. Да и любимица приложила к этому руку, назвав и любовником, и принцем.
        Даже если бы случилось рождественское чудо и Клаус превратился в настоящего принца, а Санта, по словам Дороти, и так была принцессой, то все равно вряд ли что-нибудь получилось бы. Потому что в любой ситуации Санта придерживалась разработанного ею плана. А сейчас план был такой: быстро найти дом для клиента, купить новую машину на обещанные комиссионные и отложить деньги на свою мечту. Конец всей истории. Это то, что она называла «счастливым концом». Никаких волшебных превращений, ни сказочного бала, ни красивого принца.
        Морган, сидя на диване, поглядывал на маленькую принцессу, устроившуюся у него на коленях и с увлечением смотревшую мультики. Она чувствовала себя удобно, прислонившись к нему. К удивлению, и ему было очень уютно и спокойно. Вероятно, он скоро начнет верить в чудеса, веселые праздники и счастливый конец. Стареет, наверно. Нужно противостоять этому. Особенно ловкому брокеру по продаже недвижимости, которая ничего не делает, но не отпускает его ни на шаг. Хитрая бестия, эта Санта Энджил, занимавшая все его мысли и помыслы, заставившая привычную логику уступить место призрачным мечтаниям.

3

        - Так что же случилось с мужем вашей подруги? - поинтересовался Клаус, когда они во второй раз отправились осматривать дом. Ключ наконец был найден, но не у Мэри, а в пиджаке Санты.
        - Нет никакого мужа и никогда не было. Дороти удочерила Мэри, потому что сама выросла в приюте.
        - Вы думаете, что девочке нужен отец? По-моему, она и так счастлива, но немного избалована.
        - Хотя я тоже росла в сиротских домах, но мне кажется, что в семье должны быть и папа, и мама.
        - Как вы попали в приют? - спросил Клаус, и вдруг его голос сорвался на крик. - Осторожней! Этот идиот с красоткой на рыдване пытается подрезать нас!
        Санта быстро перестроилась в другой ряд, чтобы не столкнуться с толстым водителем, одной рукой обнимавшим девицу. Она заприметила его еще до окрика Клауса.
        - Мои родители погибли при пожаре, когда я была совсем маленькой. Вернее, мы все были вместе, но удалось спасти только меня.
        - И вас не удочерили? Мне трудно в это поверить, глядя на ваши прелестные кудряшки и ангельские глазки. Должно быть, поведение у вас было отнюдь не примерное.
        - Я никогда не могла запомнить дни посещений, когда усыновители приходили выбирать детей. Почему-то я всегда была занята более срочными и нужными для меня делами, - отрешенно произнесла девушка.
        - Скорее всего потому, что вы сидели на дереве в соседском саду и рвали яблоки. А потом меняли их на всякие девчоночьи причиндалы, которых так не хватало для счастья в вашем детском мире.
        - Откуда вы знаете? - рассмеялась Санни.
        - Я же вырос в интернате и работаю в торговле.
        - А как случилось, что вы росли вне дома? - спросила она, повернув на нужную им улицу.
        - Мои родители были дипломатами. Они много разъезжали по Европе, поэтому меня оставили в интернате в Лондоне.
        - Это объясняет легкий акцент.
        - Да, пожалуй, - согласился он. - Что ж, мисс Энджил, посмотрим, сможете ли вы уговорить купить меня дом после досконального осмотра.
        Легкий ветерок трепал ленточку на рождественском венке на двери. Санта вставила ключ, щелкнул замок, дверь открылась, и они вошли в дом.
        Они оба осматривали дом впервые, поскольку она накануне не смогла сделать этого сама. Дом был хорошо обставлен и выглядел достойно. Однако чувствовалось отсутствие хозяйской руки. Казалось, в нем никогда и не жили. Санте было искренне жаль дом. Ни семейных фотографий, ни детских рисунков, ни забавных фигурок на магнитах, обычно прикрепляемых на холодильник. Если бы не висящая в шкафу одежда, дом смотрелся бы как выставочный образец.
        - И каково ваше мнение? - спросила девушка, когда они спустились вниз.
        - Вы - брокер по продаже, вот и убедите меня, почему стоит купить именно этот дом.
        - Дом расположен в престижном районе, он в хорошем состоянии, не требует ремонта, цена умеренная, и вы можете въехать до Рождества, - деловым тоном сказала она, сверяясь с записями.
        - Но?
        - Какое «но»?
        - Мне показалось, вы что-то не договариваете. Почему мне не следует покупать его?
        Санта подошла к широкому кухонному окну и посмотрела на большой сад, простиравшийся за ним. Воцарилась тишина, прерываемая лишь тихим шумом отопления. Наконец она заговорила.
        - Мне кажется, этот дом вам не подходит по своей сути.
        - Что-о? - Морган в недоумении воззрился на нее.
        - Вы же хотели честного ответа? Вы спросили мое мнение, и я говорю вам, что вы и дом не сочетаетесь друг с другом. И не важно, хочу ли я продать его поскорее и отправиться на каникулы или нет.
        - Ваши ощущения - это единственная причина?
        Санта кивнула головой.
        - Тогда давайте составим купчую на дом, - твердо сказал Клаус и решительно направился в гостиную, где лежал ее портфель с документами. - Надеюсь, необходимые бланки у вас с собой.
        - Конечно.
        Она села рядом с ним на диван и вытащила из портфеля нужные бумаги.
        - Какую цену вы предлагаете за дом? - спросила девушка, привычно заполняя форму.
        - На десять тысяч меньше, чем запросил владелец.
        Санни молча проставила указанную сумму.
        - А вы не согласны? - спросил Морган.
        - Это ваши деньги. Я удивлена, что вы торгуетесь. Ведь вы хотели поскорее купить дом и уехать отсюда до Рождества.
        - Никто и никогда не покупает дом за выставленную цену. Я могу торопиться уехать, но я не дурак и не недотепа, - упорствовал он.
        - Вы не любите, когда вам возражают, - усмехнулась Санта.
        - А вы любите? - парировал Морган, подписывая документ.
        Клаус надоел ей. Она, как и он, не терпела, когда с ней спорят.
        - Хорошо. Я пошлю запрос в офис и документы на оформление. Как только станет известно решение хозяина, я сообщу вам. - Она сложила купчую, убрала ее в портфель. - После того как я позвоню и передам сведения, мы можем уезжать.
        Пока она звонила, Морган не обошел дом и не осмотрел его еще раз. Казалось, он потерял к нему всякий интерес. Санте пришло в голову, что покупка дома для этого клиента была лишь выгодным вложением капитала. Он, должно быть, устал от безликих номеров в гостиницах. Дороти упоминала о его частых переездах, связанных с открытием новых филиалов магазинов. Какая ужасная и сиротливая жизнь! Неудивительно, что он такой грустный. И она почувствовала зарождающуюся в ней жалость и к Клаусу, и к дому.

        Санта не поверила своим ушам, когда Морган изъявил желание сходить с ней на ярмарку за покупками, пока они ждут ответа из офиса. Она думала, что он будет торопиться, постоянно жаловаться на неудачно выбранное время, предпраздничную толчею у прилавков и длинные очереди в кассу.
        На самом деле он оказался хорошим помощником и советчиком. Санни при его участии выбрала массу подарков, кукольный дом и комплект праздничной одежды для Барби. Последний комплект одежды и кукольный дом! К сожалению, вечернее платье было мини, а Мэри мечтала о длинном. Даже Клаус понимал разницу.
        Санта стояла в центре запруженного покупателями зала, обвешанная пакетами с подарками, и решала возникшую перед ней проблему. Морган предложил ей сходить за тележкой, но она не желала обременять его. Самым разумным выходом было бы пойти к машине и положить все пакеты в багажник. Но ей не хотелось расстраивать Мэри, ведь девочка мечтала о длинном платье для куклы, и в другом конце ярмарки могла быть другая одежда. Санта опасалась, что если она поставит дом на место и пойдет искать одежду, то наверняка кто-нибудь купит игрушки до того, как она успеет вернуться. Уж лучше иметь то, что есть, чем вообще остаться без одежды для куклы.
        - Держите покупки и стойте здесь. - С этими словами Санта протянула два громадных фирменных пакета с оплаченными покупками и прикрепленными чеками в руки Клаусу, а маленький пакетик с одеждой для Барби сунула в карман его пальто. - Не выпускайте дом из рук. Я скоро вернусь.
        - Куда вы… - хотел было спросить Клаус, но Санта уже исчезла в толпе.
        Ему ничего другого не оставалось, как ждать ее возвращения. А в данной ситуации ожидание не сулило ничего хорошего. Хуже всего было то, что маленькая девочка уставилась на дом, пожирая его глазами. Она дергала мать за руку и ныла:
        - Хочу дом, хо-о-чу дом для Барби…
        - Дома больше нет, - терпеливо объяснила ей мать.
        - Но я хочу-у, - продолжала ныть девочка.
        Уставший и ошалевший от предпраздничного шума и суеты, Морган мечтал оказаться где-нибудь в другом, тихом и спокойном месте. Он огляделся в поисках Санты, но ее и след простыл.
        - Мама, я хочу этот дом. Почему дядя держит дом?
        О боже! Клаус чувствовал себя идиотом. Да и люди стали оборачиваться и с любопытством разглядывать его. Женщина подошла к нему, таща за собой дочь.
        - Вы собираетесь покупать дом или нет? - осведомилась она.
        - Вполне возможно, - честно ответил он.
        - Решайте скорей. Видите - ребенок плачет. Я куплю его для своей дочери.
        - Я жду кое-кого, - вяло объяснил Морган.
        - Можно мне посмотреть дом? - попросила девочка, ее глаза блестели от слез.
        Морган понял, что его застали врасплох. Но что дурного в том, если девочка посмотрит игрушку? Возможно, она успокоится, передумает и захочет что-нибудь другое. С детьми такое часто случается. Он поставил дом на стеллаж.
        - Смотри, пожалуйста, дом совсем как настоящий, - смягчился Клаус. Девочка улыбнулась в ответ.
        Другая женщина схватила его за рукав пальто.
        - Какая у вас отличная шляпа. Где вы ее купили? Я ищу подарок приятелю, и мне очень она понравилась. Скажите, сколько она стоит? - Она засыпала его вопросами бесцеремонно, поворачивая во все стороны.
        - Она… - Морган не мог вспомнить название магазина, где ее купил.
        - Можно посмотреть на ярлык, - предложила женщина и, приблизившись вплотную, подняла руку к его голове.
        - Это куплено в Европе, - выпалил Клаус, отстраняясь от дамы.
        Его бросило в жар, он расстегнул пальто и огляделся. Где же Санта?
        Дама не отступала, и было ясно, что не только шляпа интересовала ее.
        - А дом вы выбирали для вашей маленькой дочки? - допытывалась она.
        Это прозвучало так же, как если бы она спросила, женат ли он.
        - Нет. Это для… - Он посмотрел по сторонам, и у него замерло сердце. Девочка и мать исчезли, а вместе с ними и дом для Барби. - Простите, - сказал он, отходя от флиртовавшей с ним женщины, надеясь отыскать в толпе тех двух, с домом.
        Но матери с дочкой нигде не было, они как будто растворились в воздухе, и найти их невозможно. Клаусу захотелось провалиться сквозь землю, пока не пришла Санта. Теперь было бесполезно ждать ее возвращения, и он решил сам разыскать ее и сказать, что ему все надоело и он уходит. Тут он вспомнил, что она упоминала о какой-то другой секции игрушек, в которую она, видимо, и направилась. Морган справился у кассира, и тот подтвердил, что таковая имеется на втором этаже. Когда Клаус выходил из отдела, отправляясь на поиски своей спутницы, сработала сигнализация.
        - Сэр, подождите, пожалуйста, - окликнул его контролер и вызвал начальство.
        Появился менеджер, молодой и напыщенный. Он явно намеревался что-то доказать.
        - Пожалуйста, пройдите в секцию и следуйте за мной, - деловито бросил он.
        - Это какая-то ошибка, - сквозь зубы произнес Клаус.
        - Давайте спокойно во всем разберемся, не надо нервничать.
        Люди останавливались, пялясь на Моргана, как на жулика. Он-то знал, что ничего не украл, а они нет.
        Именно в этот момент из толпы вынырнула Санта.
        - Эй, Хью! Как новый дом? - Она познакомилась с менеджером пару лет назад, когда помогла ему и его молодой жене приобрести идеальное гнездышко - уютный домик на тихой улочке.
        - Великолепно. Нам очень нравится. Кстати, вы знаете этого человека? - спросил менеджер.
        - Да, мы вместе делали покупки. А что?
        - Сработала сигнализация, когда он выходил из отдела.
        - Что? Неужели вы пытались пронести дом без купчей? - лукаво спросила она.
        - У меня нет дома, - зло отрезал он.
        - Как? Что вы имеете в виду? - Санта оглядела его с головы до ног, игривые нотки в ее голосе исчезли.
        - Я дал девочке подержать дом, а она исчезла вместе с ним, - объяснил случившееся Клаус.
        - Все понятно, Хью. Что-то неисправно в вашей сигнализации. Все наши покупки оплачены и прошли контроль.
        Менеджер вопросительно взглянул на клерка у выхода. Тот отрицательно покачал головой.
        - Все же нам придется посмотреть ваши покупки еще раз, сэр, - настаивал он.
        - Хью, - смущенно протянула Санта.
        Клаус видел, что менеджер уперся как осел, и передал ему пакеты с покупками. Он знал все об охранных системах и о том, что иногда они почему-то ломаются. Опытный работник мог представить себе, как все случилось. А может, кто-нибудь засунул украденный товар в один из пакетов.
        Хью стал придирчиво досматривать пакеты, остальные покупатели с живым интересом наблюдали за ним. Худшие предположения не оправдались, потому что ничего неоплаченного в них не оказалось, контрольные ярлыки со всех покупок были сняты.
        - Вот видите, я же вам говорила, - победно произнесла Санта.
        - Пройдите еще раз через выход, - сказал менеджер.
        Клаус напряженно пересек стойку, и снова сработала сигнализация.
        - Выверните, пожалуйста, ваши карманы, сэр, - сухо произнес Хью, не обращая внимания на полуобморочное состояние покупателя.
        - Но, Хью!
        - Правила существуют для всех, мисс Энджил, - сурово произнес Хью.
        Все-таки или сигнализация должна была испортиться, или все сошли с ума. Тяжело вздохнув, Клаус полез в карманы, и его глаза расширились от ужаса. Кроме всякой мелочи, в кармане что-то лежало. Он молча протянул это Хью.
        - Я не знаю, как это могло туда попасть, - озадаченно сказал Морган, глядя на маленький пакетик с одеждой для куклы, как на корабль инопланетян, непонятным образом совершивших посадку в кармане его пальто.
        - Я знаю, - вмешалась Санта.
        - Вы знаете? - изумленно в один голос воскликнули мужчины.
        - Я положила их туда, когда просила подержать мои покупки и дом.
        - Спасибо за разъяснение, - нахмурился Клаус.
        - Ну, значит, это действительно недоразумение, - заключил Хью, забирая пакетик. - Вы ведь правда не собирались, э?..
        - Нет, уверяю вас, я не собирался, э… - передразнил его Клаус. - Я могу идти?
        - Идите, - сказал менеджер. - А вы, Санта, в следующий раз…
        - Конечно-конечно, Хью, обещаю, - скороговоркой проговорила она, торопясь вслед за Морганом, широко шагавшим к выходу.
        - Не подождете ли меня? - окликнула Санта, сражаясь с выскальзывавшими из рук покупками. - Смотрите на это происшествие с юмором, - примирительно сказала она, когда они покидали магазин.
        Клаус остановился и смерил ее взглядом.
        - Не нахожу ничего смешного в том, чтобы быть арестованным за кражу в магазине, - процедил он.
        - Да ладно. Неужели вас не возбудила мысль быть закованным в наручники? - Санта пыталась вывести спутника из себя, потому что когда он злился, то выглядел очень сексуально привлекательным.
        - Нет.
        - О, простите, я все время забываю про ваши дипломатические корни, - иронично произнесла она.
        - Дело не в корнях, - огрызнулся Морган.
        Все-таки она довела его!
        - Ну конечно, вы - сама простота. - Санту начинало злить его упрямство. - Будем считать, что мы квиты.
        - Квиты? - Он не верил своим ушам.
        Девушка открыла багажник и загрузила покупки.
        - Да, квиты. Из-за меня вас чуть не арестовали, но вы упустили дом для Барби. А вы знаете, как трудно купить его сейчас? Ведь это - игрушка сезона. Мэри просто спит и видит дом на Рождество.
        - Но не мог же я отобрать у девочки дом, если сам дал подержать? Представляете, что бы было?
        - Да, вы не любите щекотливых ситуаций, - со смехом заметила Санта, садясь в машину.
        - Мне кажется, что ни один здравомыслящий человек не захочет, чтобы на него надели наручники и отправили в тюрьму. Я не считаю это развлечением, по крайней мере, тюремную камеру.
        - Ох, Клаус, успокойтесь. Если верить средствам массовой информации, то у меня надо взять отпечатки пальцев в первую очередь. По результатам какого-то исследования получается, что больше всего преступников среди брокеров. Раз мы входим к людям в дом, то…
        - Кстати, о домах. Вы не звонили владельцам, когда мы были в магазине?
        - Не волнуйтесь, я бы вам сообщила, если бы были новости.
        - И не забыли бы даже во всей этой неразберихе? - съехидничал Морган.
        - Вы можете мне не верить, но я всегда справляюсь со своими обязанностями, - холодно ответила девушка, выезжая со стоянки.
        - Так, значит, Хью был вашим клиентом. - Клаус первым прервал молчание, решив снять напряжение.
        - Да, я нашла ему уютный домик. Его как раз назначили тогда менеджером.
        Они ехали по улице, украшенной разноцветными лампочками и зелеными гирляндами, делавшими ее нарядной и красивой. Санте это нравилось. Клаус ушел в свои мысли и прикрыл глаза. Но Санни и не требовалось собеседника: за годы, проведенные в приютах, она научилась развлекаться сама. Сейчас, например, она напевала песню
«Еллоу сабмарин».
        Они подъехали к ресторану «Причал». Девушка подумала, что вкусная рыбная закуска и ледяное пиво вернут клиенту хорошее настроение, и поэтому привезла его сюда. Такой рецепт восстановления духа и плоти она уже неоднократно с успехом испытывала на других.
        Клаус сел напротив нее, пребывая в состоянии свободного падения. Эта баба сумела заставить его разозлиться, рассмеяться, смутиться. Она управляла его чувствами и поэтому была опасна. Чем скорее он купит дом, тем будет лучше.
        Как только он увидел Санту, то понял, что влип. Каждая клетка его тела дрожала от возбуждения, ему захотелось идти в магазин, быть с нею рядом и делать что угодно, лишь бы обладать ею. Слишком быстро все случилось. Морган и не хотел, и в то же время страстно желал ее. Больше всего сейчас он боялся оттолкнуть Санту.

«Причал» был небольшим ресторанчиком, известным своей изысканной рыбной кухней, спокойной атмосферой, большими цветными телевизорами, видными из любого уголка зала, и холодным пивом по весьма умеренной цене. Вкусный и сытный обед на двоих стоил меньше десяти долларов, поэтому ресторан был всегда набит до отказа.
        Когда они сели за столик, девушка обратила внимание на сентиментальный фильм
«Любовь в кредит», показываемый в тот день по телевизору, и ехидно подумала о том, что клиенту он придется явно не по вкусу.
        Поскольку Санта знала меню наизусть, то предложила гостю сделать заказ сама. Он не возражал, и она заказала устрицы, принесшие ресторану широкую популярность, и лосося в тесте. Здесь это блюдо было нежирным, а кляр - сладким и хрустящим. Симпатичная молоденькая официантка принесла им по дюжине устриц и по бокалу холодного пива. Лосось был на подходе.
        - Вы уверены, что сегодня владелец дома с вами свяжется? - задал вопрос Клаус.
        - Конечно, - отозвалась Санта. - Немного терпения. Когда продаешь или покупаешь дом, всегда волнуешься. У меня были клиенты и владельцы, которые в самый последний момент отказывались.
        - Вы думаете, мне повезет?
        - Не знаю. Дом был выставлен на продажу давно. Хотя, возможно, ваше предложение не единственное.
        - Значит, они могут тактически тянуть время.
        - Да. Успокойтесь и попробуйте лучше устрицы. Вы видели этот фильм? - с невинным видом спросила Санта. - Мне он очень нравится.
        - К счастью, нет. - Морган мельком посмотрел на экран и быстро отвел взгляд, словно боялся заразиться рождественским настроением.
        - Почему вы решили купить дом, а не снять его или просто жить в гостинице на время подготовки и открытия нового филиала? Только не подумайте, что я пытаюсь отговорить. В моих интересах - продажа дома вам.
        - Вероятно, этот филиал будет моим последним.
        - Вас уволили или сократили по штату? Может, мне следует выписать вам кредитный чек?
        - Ничего подобного. Я же сказал, что плачу наличными. Просто мне наскучила торговля. Меня интересует бизнес в более широком, международном масштабе.
        Это было, видимо, правдой. Что ж, у него хорошее европейское образование, Клаус наверняка знает несколько языков. Он производит впечатление респектабельного человека, хорошо, со вкусом одевается, лучше многих мужчин. Но в нем есть нечто большее: у него есть свой стиль. Санте не хотелось признавать Моргана привлекательным, потому что ни одна уважающая себя женщина, почитающая Рождество, не могла симпатизировать человеку, не разделяющему ее взгляды. Противное было равнозначно моральному самоубийству.
        - Пойду позвоню в офис, - сказала Санта, - вдруг есть новости.
        Через минуту она появилась и удрученно развела руками:
        - Пока никаких новостей.
        - Привет, меня зовут Тедди. Я - метрдотель. Хотите еще что-нибудь?
        У Тедди была приятная, широкая улыбка.
        - Какой у вас вес? - внезапно спросила Санта, погруженная в собственные мысли.
        - Двести десять фунтов. Вы, наверное, подумали, что я играю в регби? Что ж, вы правы, и мы уже в полуфинале. Хотите автограф? - пошутил он.
        - Нет, еще пива, пожалуйста, - отрезал Клаус.
        - Отлично, пойду распоряжусь.
        - А почему вы заинтересовались его весом? - спросил Клаус.
        - Так, из любопытства, - уклонилась от ответа девушка.
        Через несколько минут официантка позвала Санни к телефону.
        - Ну вот. Опять холодный обед, - с досадой протянула Санта. - Похоже, пришел ответ. Я переговорю и скоро вернусь. А вы начинайте есть, пока рыба не остыла.
        Она возвратилась быстро.
        - Сожалею, но дом продан. Кто-то назначил цену выше, чем вы, и хозяин принял его предложение.
        Клаус не знал, радоваться ему или плакать. С одной стороны, он должен был бы расстроиться, потому что сделка сорвалась. Но, с другой стороны, он почувствовал облегчение, так как ему не хотелось расставаться с девушкой. Он привык всегда действовать по намеченному плану, но сейчас у него было ощущение, что на этот раз все будет идти иначе, независимо от его желания…

4

        Санта направлялась в офис, чтобы подыскать подходящие клиенту варианты. Проезжая мимо уже знакомого ей дома в викторианском стиле, она решила остановиться и зайти. Может быть, этот дом подойдет ему. К тому же на прошлой неделе она уехала, не взяв у Азизы телефон владельца дома.
        Она потянулась к звонку, как вдруг дверь распахнулась и две девчушки выпорхнули из здания, оживленно обсуждая предсказания и не обращая на нее внимания. Санни вошла в дом.
        - Добрый день, - громко сказала она.
        - Иду, - откликнулась Азиза. - Добрый день, Ангел.
        - Я забыла в прошлый раз взять у вас телефон хозяина дома. У меня есть клиент, которого может заинтересовать этот вариант.
        - Конечно, я сейчас поищу его, - произнесла гадалка, исчезая в одной из комнат. Вскоре она вернулась с визитной карточкой владельца и протянула ее девушке. - Вот, пожалуйста. Как обстоят дела с вашим новым любовником?
        - Вы имеете в виду ваше предсказание? - уточнила Санта, пряча визитку в сумку.
        Азиза утвердительно кивнула головой.
        - Еще не встретила. Думаю, это произойдет лишь в том случае, если в рождественское утро я закажу на дом пиццу вместе с посыльным.
        - Не понимаю, - пробормотала Азиза озадаченно. - Должно быть, я ошиблась в сроках, ведь он должен был уже появиться.
        - Возможно, я все-таки получу в подарок скороварку, о которой мечтала. Мне пора. Спасибо за телефон.
        Выйдя из дома, Санта посмотрела на любимые часы с ангелом и поняла, что ей действительно надо торопиться. Они договорились встретиться в офисе, и, чтобы у покупателя не было сварливого настроения весь день, она должна была поспешить.
        Она села в машину, посмотрела в зеркало заднего вида, сдала назад и… тут же врезалась в кого-то. Вот теперь она точно опоздает и клиент будет в ярости. День был испорчен. Когда она увидела в зеркале, с кем столкнулась, то ей стало ясно, что день испорчен окончательно и бесповоротно.
        Клаус уже вышел из шикарного лимузина и, подбоченившись, рассматривал искореженный радиатор, когда Санта приблизилась к нему.
        - С вами все в порядке? - участливо осведомился он.
        - Коне… - Внезапно ей стало плохо. Увидев результат столкновения, она побледнела и не смогла совладать с собой.
        Его сильные руки не дали ей упасть.
        - Мисс Энджил… - В голосе Моргана звучала тревога.
        - Все в порядке. Отпустите меня. На завтрак я выпила лишь черный кофе. Вероятно, поднялось давление, - промямлила она и, снова взглянув на разбитый автомобиль, простонала: - О боже! Посмотрите на свою машину. Я не отводила глаз от зеркала, когда сдавала назад.
        - Забудьте о машинах на минуту. Я хочу знать, как вы себя чувствуете.
        - Если вы будете так добры и отпустите меня, то увидите, что со мной все в порядке, - произнесла Санта. Ей было приятно, что он больше беспокоится о ней, а не об автомобиле. В жизни ей встречались мужчины, которые вели себя иначе.
        Клаус разжал руки и мягко взял ее под локоток.
        - Думаю, что машины, тем не менее, на ходу. Просто треснула решетка радиатора. Это пустяки. Давайте поедем к вам домой и там уладим все вопросы со страховкой. Дома вам будет спокойнее, чем на улице.
        Когда они добрались до дома Санты, пошел снег. Входная дверь была украшена рождественскими гирляндами, и Клаус отметил разноцветные мигающие огоньки на окнах. Выйдя из машины, он уловил праздничное посвистывание ветра.
        - Обопритесь на мою руку, - заботливо предложил гость, помогая хозяйке выбраться из машины.
        Подойдя к дому, он взял у нее ключи, отпер дверь и вошел первым. Уже в прихожей в нос ему ударил дурманящий запах ели. Та стояла в гостиной, стройная и нарядная. Вокруг все сверкало: окна, зеркала, вазочки с фруктами и конфетами. Рядом были кухня и просторная столовая. Огромные окна, выходившие в задний дворик и палисадник, казалось, впускали порхающие снежинки внутрь.
        - Пожалуй, я зажгу камин. - Санту бил озноб.
        - Скажите, где дрова, и я сделаю все сам, - с готовностью предложил Морган.
        - Боюсь вас разочаровать, мой Прометей, но требуется лишь нажать на кнопку. Камин электрический, хотя выглядит как взаправдашний.
        Санта была права: камин смотрелся как настоящий.
        Раздевшись, он помог Санни снять куртку, и она повесила вещи в шкаф в прихожей. Когда она вернулась в гостиную, Клаус заметил, что она постанывает и поеживается.
        - Вы же сказали, что с вами все в порядке! - воскликнул он, вскакивая с дивана.
        - Немного побаливает лоб, я слегка стукнулась о руль, - пояснила она. - Сейчас принесу чай и кексы, а потом мы позвоним в наши страховые компании.
        - Моя помощь нужна?
        - Нет, грейтесь у камина.
        Так он и сделал. Осматривая комнату, он обнаружил повсюду множество кукол всех размеров и форм в причудливых нарядах. Наверно, не доиграла в детстве, подумал гость. Совсем как я с железной дорогой.
        Еловые ветки с красными и синими атласными шарами обрамляли камин. Рядом стояли поздравительные открытки. Несмотря на неприятие Рождества, Клаус приветливо улыбнулся праздничному убранству и уютной теплоте этого дома.
        Морган загляделся на огонь, пламя слегка усыпляло. Вчера он допоздна смотрел какой-то фильм по телевизору. Как только купит дом, то уедет отдыхать куда-нибудь в тропики, а потом снова уйдет с головой в работу, занимавшую почти всю его жизнь. Поэтому Клаус и не знал, чем занять себя в свободное время. Вот и сейчас он ездил с девушкой, чтобы просто убить время, хотя понимал, что ей пора отдыхать. Возможно, позднее, когда прекратится снег, они найдут подходящий дом. А сейчас ему хотелось просто сидеть у камина и отдыхать. Уютная обстановка располагала к этому.
        - А вот и я, - объявила Санни, входя с двумя кружками горячего чая и ставя их на столик. - Я добавила несколько капелек виски, чтобы успокоить нервы, свои по крайней мере. Вы не против?
        - Очень хорошо, - откликнулся Клаус. - У вас есть какая-нибудь настольная игра? Мне кажется, следует подождать, пока не прекратится снег, и только потом ехать смотреть дома.
        Она взяла кекс и откусила, раздумывая.
        - У меня есть «Лего» и шахматы.
        - Шахматы, - выбрал он.
        - Позвоните в свою страховую компанию, пока я ищу игру, - предложила Санта, протягивая ему телефон.
        Роясь в шкафу в поисках шахмат, она думала о госте. Он все равно выглядит доброжелательным и приветливым: авария не вызвала у него гнева и отрицательных эмоций. Конечно, он же богат, а ей предстоит расплачиваться из жалких сбережений, и в итоге она останется либо без машины, либо без денег. По страховке ей полагалось лишь сто долларов, что не покроет ремонта. Поразмыслив, Санта решила подвязать бампер веревкой и ездить так, пока не продаст дом и не получит комиссионных. Единственным утешением за весь неудавшийся день было то, что все же на машине можно было ездить.
        Санни посмотрела в окно: снег все еще шел. Если он не прекратится, то она сможет поездить в поисках дома для куклы Барби только завтра. Планы на Рождество под угрозой, и причиной тому был человек, сидевший в гостиной. Но хуже всего, рушился ее покой. Он - отвратительный тип, напомнивший ей о том, что она женщина, причем темпераментная, чувственная и сладострастная.
        Найдя наконец игру, девушка улыбнулась: как бы там ни было, а этот матч она должна выиграть.
        Но она проиграла. Гость играл агрессивно и безжалостно, словно Чингисхан. Санта была сильным противником, но все же потерпела поражение.
        - Все. Я больше не хочу играть, - заявила она, когда Клаус выиграл и во второй раз.
        - Снег еще не прекратился, - возразил он, взяв последнее печенье с тарелки.
        - Мне необходимо кое-что сделать к Рождеству, например упаковать подарки, купленные вчера. Хотите помочь? - спросила она, заранее зная, что он откажется.
        - Я больше люблю возиться с железом, - сказал он. - Если не возражаете, я прилягу на диване, пока идет снег. Разбудите меня, когда он прекратится.
        - Хорошо, - согласилась Санни.
        Тем временем Клаус скинул модные ботинки, ослабил галстук и вытянулся на диване. От девушки не ускользнуло то обстоятельство, что он точно вписался в размеры дивана. В свое время она долго выбирала между небольшой кушеткой и этим широким, длинным кожаным диваном и в итоге остановилась на нем.
        Когда Санта закончила с упаковкой, Морган уже мирно похрапывал. Слава богу, он не помогал, иначе они бы перессорились. Каждое Рождество на нее находило вдохновение, и она придумывала что-нибудь новое. На этот раз она решила обернуть подарки белой бумагой, перевязать красной лентой и красным фломастером надписать имя адресата. В результате всех этих ухищрений каждый сверток выглядел по-настоящему празднично.
        Гость спал глубоким сном и ни разу не проснулся. Глядя на него, Санни пыталась разобраться в той сумятице чувств, которая царила в душе. Она представляла его одиноким мальчиком из интерната и прощала ему многое, потому что в детстве сама не раз испытывала подобное. В момент, когда она думала о причинах его сдержанности, Клаус тихо застонал и на его губах появилась мечтательная улыбка.
        Ей захотелось, чтобы он грезил о ней. Нет, нельзя так думать. Но если, не теряя головы, на минуту представить их целующимися? Умеет ли он? Потеряет ли она голову, целуясь с ним? И хотя она была не из робкого десятка, надо признать, что этот высокий, черноволосый, с легкой проседью и красивый мужчина заставлял многих женщин трепетать. Мускулистый и атлетически сложенный, он, вероятно, неутомимый любовник. Но не был ли он в постели эгоистом? Морган не похож на человека, находящего удовольствие в любовных ласках и играх. Скорей всего, он в любви, как и в делах, сдержан и лаконичен и вряд ли принесет из нежности кофе в постель.
        Нежность. Просто смешно. Это слово подходило Клаусу так же, как и куску наждачной бумаги. И то, что он выглядел милым и привлекательным, когда спал, вовсе не означало, что он останется таким же, когда проснется. Если он захочет быть рядом с Санни, то ему придется изменить многие привычки, а это, как подсказывал ей жизненный опыт, люди делают редко и очень неохотно. Клаус был тем, кем он был - пусть даже привлекательным, но все равно закоренелым холостяком.
        Поэтому лучше не давать волю чувствам и оставить все фантазии относительно того, что она - именно та женщина, которая может его приручить. Санта могла представить его нежный поцелуй и свои ощущения, любоваться им спящим, но позволить нарушить покой и пасть жертвой его чар - этого она допустить не могла.
        Дело. Вот что интересовало гостя. Ему нужен дом срочно, до Рождества, и на этом она должна сосредоточить все усилия. Она найдет сногсшибательный особняк, и все будут довольны: у него будет дом, у нее - новая машина, и они могут весело встретить Рождество. Порознь. Или даже вместе, если он того захочет.
        Санни видела, как вздрагивали его веки. Клаус спал и видел сны. Сладострастная улыбка скользнула по пухлым губам, он застонал, наверное, в этот момент он был уже на солнечных островах.
        Она посмотрела в окно. Проклятье! Снег все еще шел и шел, и, несмотря на ее желание поскорей покончить с делом, осмотр домов придется отложить на завтра.
        Санта ушла на кухню готовить рождественский кекс с фруктами и орехами. В холодильнике есть все необходимое, кроме орехов. В двух шагах от ее дома был магазин, и она решила сбегать туда, пока гость мирно спал. Надев куртку, она вышла на заснеженную улицу и вновь задумалась о непростом, очень привлекательном и, кажется, доступном мужчине, спящем на ее диване.

        - Знаете, мне хочется с вами поиграть.
        Клаус решил, что это наваждение: его брокер явно изменила профессиональным обязанностям. Лукавый взгляд и игриво уложенные кудряшки намекали на определенный настрой. Одета она была тоже провоцирующе: короткая майка плотно облегала высокую и пышную грудь, слегка вздрагивавшую и томно покачивавшуюся при ходьбе. Похоже, у Санты не было ни нужды, ни желания носить бюстгальтер. Эластичные брюки обтягивали упругие бедра, иногда позволяя видеть розовую пуговку пупка, которую ему очень хотелось поцеловать.
        - Буду рад поиграть, - неожиданно для себя сказал Клаус.
        - Вы хотите дотронуться до меня? - спросила она, останавливаясь рядом.
        - Ужасно. - Он потянулся к ней, но она увернулась.
        - Правило первое, - произнесла она.
        - Какое еще правило?
        - Я могу дотрагиваться до вас, а вы до меня - нет.
        Он на мгновение задумался. Конечно, это было не очень здорово, но лучше, чем ничего вообще, и он поднял руки, сдаваясь.
        - Хорошо, играем по вашим правилам.
        - И я могу вам верить? - усомнилась она и тут же скомандовала: - Руки под голову!
        - Готово, - ответил он, выполнив приказ.
        Она опустилась перед ним на колени.
        - Знаете, а вы очень красивый. Ясные голубые глаза и темные ресницы просто сводят с ума.
        - Вы мне льстите и получите то, что и другие девочки.
        - Множество девочек…
        - Огромное множество, - подзадоривал он ее.
        - Но ни одна из них на меня не похожа, - тихо и уверенно проговорила она так, что он поверил. Она провела рукой по его щекам, глазам, губам, и ее прикосновение было необыкновенно мягким и нежным. Легкая дрожь пробежала по всему телу.
        - Не похожа, - мечтательно выдохнул он.
        Она не спеша стала расстегивать на нем рубашку.
        - Я чувствую тепло вашего тела даже через ткань. Вам становится жарко, не правда ли?
        - О, не могли бы вы чуть побыстрее? - попросил он, едва сдерживаясь.
        - Э, нет. Мы будем играть медленно, мучительно медленно. Я хочу заставить вас страдать, прежде чем вы получите награду. Не только вы хороший игрок, мистер Морган.
        - Я думаю, что при данных обстоятельствах меня можно звать просто Клаус.
        - Но ведь вы не в восторге от этого имени, не так ли?
        - Мне оно кажется неподходящим.
        - А мне нравится. Санта и Клаус - звучит так, как будто мы созданы друг для друга. - Обнажив его грудь, она проворковала: - Нежная теплая кожа и стальные мускулы… Очень впечатляюще для бизнесмена. Откуда у вас такие мышцы?
        - Плавание. Я считаю, оно полезно для здоровья и хорошо снимает стрессы. Вода помогает расслабиться. А бассейн есть в любом приличном отеле.
        Она наклонилась и стала нежно целовать его возбужденное тело, мягко касаясь губами сосков и медленно опускаясь все ниже, приближаясь к ремню. Ему с трудом удалось сдержаться, чтобы не запустить руки в шелковистые кудри, но он боялся нарушить обещание и все испортить. И остался лежать, руки под головой, терзаемый поцелуями, способными разорвать и смять душу.
        Санни посмотрела на него: зрачки ее глаз были расширены. Положив руку на пряжку, она поинтересовалась:
        - Позвольте продолжить?
        - Как можно догадаться, слово «нет» исчезло из моего лексикона после знакомства с вами. Пожалуйста, - умоляюще прошептал он.
        Она рассмеялась звонко и задорно, как ребенок, и этот смех возбудил его еще больше. Она расстегнула ремень, а потом, хитро улыбнувшись, пуговицы на брюках.
        - Сейчас удобнее? - лукаво спросила она.
        - Немного. Нельзя ли побыстрее, черт возьми! - сдавленно простонал он.
        - Я заметила, вы просто мистер Нетерпеливый. Мы могли бы…
        - Сейчас! - настаивал он.
        Посмеиваясь, она стала расстегивать следующую пуговицу.
        - Вы обманывали меня, мистер Нетерпеливый. Вы прикидывались зловредным эгоистом, а у вас, оказывается, есть подарок для меня. - Ее рука накрыла гладкий, возбужденный мужской член. - Очень впечатляющий подарок.
        - Рад, что вам нравится, - прерывисто выдохнул он, напряженно следя за рукой, ласкающей его плоть, то сжимая, то отпуская.
        - Он мне так нравится, что я поцелую его, - объявила Санта. - Прямо сейчас.
        И она сопроводила слова нежным поцелуем в самый кончик «подарка», доставив тем самым его обладателю сказочное наслаждение…

        Шум открываемой входной двери разбудил его. Сначала Клаус не понял, где он и что с ним. Наваждение казалось реальностью, жаркой и приятной. Он все еще ощущал поцелуй, но постепенно к нему возвращалась способность мыслить. Сон уничтожил всю основу деловых отношений с Санни. Клаус неохотно признал, что его влечет к ней не только физически, что она так близка и дорога ему, как никто раньше. Он горько рассмеялся, вспомнив, что ее обаяние было неотъемлемой частью работы. Он и сам прекрасно понимал важность и значение хороших отношений между партнерами в бизнесе. Но Моргану была нужна ласка наяву, и он страстно желал, чтобы Санта была такой же, как во сне.

        Открыв дверь, Санта вошла в дом, придерживая пакет с продуктами. Часы подсказали ей, что она отсутствовала всего полчаса. Многие жители города испугались метели и остались дома, занимаясь приготовлениями к Рождеству, так что никого в магазине не было. Она положила покупки в холодильник, потом вытащила бутылку вина, купленную на всякий случай.
        Когда она вошла в гостиную, Клаус сидел на диване, потягиваясь. Санта улыбнулась и увидела на столе большой красивый фирменный пакет, в котором Дороти обычно отправляла кексы клиентам.
        - Как он сюда попал? - спросила она у гостя.
        - Дороти завезла. Она сказала, что, пока Мэри играет у подружки, она пользуется возможностью и развозит заказы и подарки.
        - Она еще что-нибудь сказала? - Санта смотрела Клаусу в глаза.
        - А, да, чтобы вы позвонили ей. Она просит сводить Мэри на ярмарку к Санта-Клаусу, потому что у нее срочный заказ.
        - И это все? - допытывалась Санни.
        - Еще она сказала, что вы хотели взять у нее одну фирменную упаковку, и просила позвонить насчет Мэри. Это все.
        Он выглядел очень сладко и аппетитно после сна, и Санта не удержалась, подошла к нему и поцеловала в кончик носа.
        - Что? - ошалел внутренне просиявший Клаус.
        - Так, Рождество. Вы выглядели таким… домашним… - Она пожала плечами.
        Что нашло на нее? Целовать его в нос! А объяснение и того глупее: она это сделала потому, что он выглядел сладко и аппетитно. Чушь какая-то.
        - Вы всегда действуете согласно инстинктам? - Он хитро прищурился.
        - А у вас их нет? - парировала Санта, игриво прикусив губу.
        Клаус тотчас вспомнил о сне, прерванном приходом Дороти.
        - Наверное, это не совсем удобный момент просить вас об одолжении, - сказала Санни.
        - Я ни за что не поеду с Мэри на ярмарку, если вы это имеете в виду.
        - Нет, что вы. Я хотела попросить вас проверить гирлянды на елке. Где-то происходит замыкание, и они не горят. Я подумала, что, вероятно, вы сможете починить их, а то мне жалко покупать новые.
        - Конечно, я проверю их, - согласился он. - Мне кажется, что мы уже сегодня не поедем смотреть дома. Снега намело выше крыши, и вам бы хотелось, чтобы я расчистил дорожку перед домом, раз уж я здесь.
        - А вы вправду расчистите? - с надеждой в голосе спросила Санта. Ведь она не просит его сделать что-то несерьезное, например поиграть в снежки.
        - Почему бы нет? Вполне могу. Так я узнаю, где в этом доме хранится лопата для снега и прочий инвентарь. Когда снег прекратится, я обязательно расчищу. А сейчас займемся гирляндами.
        - Подождите минуту. Что вы имели в виду, говоря: «Узнаю, где в этом доме…»?
        - А я разве не объяснил? Я нашел дом, который хочу купить. Это - дом, где мы сейчас.
        Его слова стали неожиданностью для них обоих. Клаус не собирался покупать этот дом, пока признание не вылетело из его уст. Но так случилось, и он знал, что говорит правду.
        Этот дом, в подсознании Моргана, стал воплощением его мечты о собственном гнезде, которого у него никогда не было. Он был теплый и такой уютный, что Клаус в секунду уснул на чужом диване в гостиной. И часы, проведенные здесь, заставили его ощутить всю глубину одиночества и страстное желание иметь наконец свой домашний очаг.
        Так получилось, что Санта, сама того не зная, помогла ему осознать и почувствовать то, чего он в действительности был лишен. Клаус имел полное представление о вкусах и потребностях других людей, но никогда не думал о себе и своем бытие. Но в этом доме он неожиданно понял, что бизнес, работа - это только часть жизни. А для другой части ему нужен дом и Санта. И не только потому, что он испытывал к ней сильное физическое влечение, но, как ему казалось, именно в ней он нашел свою недостающую половинку. Ему хотелось заглянуть в ее сны. А для этого нужно было купить дом, в котором она жила.

5

        Клаус не верил себе: он торчит в магазине в длинной очереди, ожидая встречи с Санта-Клаусом. Но это было наяву: он стоял среди неугомонных и нетерпеливых детишек, жаждущих посидеть на коленях Санта-Клауса и прошептать ему свои заветные желания.
        Санта намекнула, что если он хочет продолжить разговор о покупке дома, который она снимает, то ему следует присоединиться к ним с Мэри. Морган не хотел упускать новой возможности склонить ее к переговорам с хозяевами дома, и, следовательно, выхода у него не было.
        Санни отказывалась говорить с ним на эту тему, но ему было важно купить именно этот дом. Раньше он не придавал вопросу о жилье такого большого значения: он просто переезжал из одного снимаемого жилища в другое. Впервые в жизни ему нестерпимо захотелось иметь свою обитель. И именно такой дом подходил для этой цели.
        Клаус украдкой разглядывал Санту и Мэри. Они обе казались сущими детьми. Санта, склонившись над Мэри, пыталась закрепить на ее голове постоянно соскальзывавшую блестящую корону. Задача была не их легких, потому что девочка, взволнованная предстоящей встречей с Санта-Клаусом, все время крутила головой по сторонам и трещала без умолку.
        - Сколько желаний я могу ему загадать? - допытывалась она у крестной. - Он не рассердится на меня, если я попрошу слишком много?
        - Три желания, я думаю, будет достаточно, - ответила девушка. - Обычно в сказках всегда встречается цифра три: три медведя, три сына и три дочери… Пока мы ждем, хорошенько обдумай свои желания и не проси о всяких глупостях, таких, как чтобы Изи научилась летать, словно птица.
        - Тогда ей будет легче поймать их, - хихикнула девочка.
        Мэри самостоятельно выбрала себе наряд для встречи с Санта-Клаусом. Главным в нем, конечно, была корона. Кроме того, корону дополняли длинные сережки в форме снежинок, белая куртка, джинсовый комбинезон, черные с белым кроссовки и белые перчатки.
        Оценивая наряд, Морган улыбнулся. Ее манера одеваться была настолько естественна, что она могла бы быть прекрасной моделью в отделе детской одежды в открываемом им новом филиале «Глобуса».
        Клаус посмотрел по сторонам и увидел, что он отнюдь не единственный мужчина в этой толчее. То здесь, то там топтались на месте отцы, терпеливо ожидая, пока матери причешут неугомонных детей и приведут в порядок их одежду. Гвалт стоял такой, что не было слышно рождественской музыки, лившейся из динамиков.
        Если бы пять дней назад кто-нибудь предложил бы поспорить на крупную сумму, что он, владелец крупнейшей торговой фирмы, будет толкаться в очереди к Санта-Клаусу, то он бы проиграл. Сам праздник Рождества вызывал у него нечто похожее на аллергию. В прошлом году Джина убедила его пойти в ювелирный магазин и купить ей к празднику дорогие подарки. Когда она разорвала помолвку, то не только не вернула дорогостоящие украшения, но еще и заявила о правах на них.
        - Я знаю, о чем попросить - о кукольном доме для Барби, - сказала Мэри, и при упоминании о доме Клаус поежился.
        Санни бросила на него красноречивый взгляд, не суливший ничего хорошего. Морган и сам знал, что попал в переплет. Он стоял рядом с женщиной, напоминающей временами то изящную балерину, то свирепого боксера. С ней была девочка, целиком и полностью находившаяся под ее влиянием. Вот оно, еще одно проявление этого магического влияния. Свидетельством ее власти над ним был эротический сон, оставивший Клауса в полном смятении.
        - Я уверен, что Санта-Клаус принесет тебе дом, - заверил он, отвечая на вопросительный взгляд Санни. - А что еще тебе хотелось бы получить в подарок?
        - Такие же браслеты, как у тети Санни.
        Увидев замешательство Клауса, Санта показала ему браслеты на руке и пояснила:
        - Я купила их года два назад. Мэри они очень понравились, и она захотела такие же. Я сказала ей, что маленького размера на ее ручонку не бывает. И теперь, каждый раз приходя ко мне, она спрашивает, не вышли ли они из моды, - рассмеялась Санта. - Это одна из ее уловок. Каждый раз, появляясь у меня, она по очереди перебирает все украшения и доказывает, что они вышли из моды. Обычно она получает мои старые вещи поиграть. Наверное, вы уже заметили ее любовь к украшениям.
        - О да. Она настоящая женщина. Когда выйдет замуж, ее мужу придется постоянно выкладывать деньги…
        - А какое у вас желание на Рождество? - вмешалась Мэри, глядя Моргану в глаза.
        - Чтобы тетя Санни уговорила своих хозяев продать мне дом, в котором она живет.
        Девочка опешила.
        - Нет! А куда же денется тетя? Вы не можете прогнать ее! - Она схватила Санту за руки и крепко прижалась к ней. В широко раскрытых глазах блестели слезы.
        - Не волнуйся, солнышко мое. Я никуда не переезжаю, - поспешила успокоить ребенка крестная.
        - Но…
        - Мы найдем дяде Клаусу очень-очень хороший дом, который ему понравится. Он просто шутит.
        Клаусу не хотелось спорить в присутствии девочки. А почему бы Санте не перебраться поближе к Коммонам? А пока она не снимет новое жилье, то может пожить у подруги, тем более что для нее есть всегда готовая комната. А вот ему некуда переезжать, не считая безликих номеров в отелях.
        - Что вы хотите пожелать себе на праздник? - поинтересовался он у Санты.
        - Чтобы никто не испортил мне Рождество. - И она покосилась в его сторону.
        - Не волнуйся, тетя Санни. Нет таких людей, которые не любили бы этот праздник, - выпалила девочка и, не дожидаясь ответа, потянула крестную в очередь.
        Сверкнула вспышка фотоаппарата, извещая о том, что маленький мальчик, сидящий на коленях у Санта-Клауса, закончил сниматься, и теперь настала очередь Мэри. Девочка не заставила себя долго ждать.
        По мнению Клауса как профессионала, сказочный Санта-Клаус выглядел усталым, слегка потрепанным и даже каким-то убогим. Но Санни не обращала внимания на такие мелочи, она видела в этом действе не коммерческую подоплеку, а настоящее чудо. Она сама творила чудеса: для себя, для ребенка и даже для него.
        Впервые в жизни Морган задумался над тем, что значит иметь ребенка. Не отвлеченно, как тогда, когда чуть не женился на Джинни, а всерьез. Ему перевалило за тридцать пять, и он решил, что пришло время обзавестись семьей. Клаус познал многих женщин, но еще ни разу он не любил по-настоящему.
        Сейчас Клаус ощутил, что любовь - вещь небезопасная, даже рискованная, неведомая ему ранее. Еще в интернате Морган привык к четкому порядку и дисциплине. Режим в этом закрытом заведении был полувоенный. Поощрялось послушание, и не было места эмоциям.
        - Какие просьбы будут у моей маленькой подружки? - ласково спросил Санта-Клаус девочку, усаживая ее на колени.
        - Я хочу дом для Барби, - улыбнулась она.
        - А что еще?
        - Много-много красивых колечек, браслетов и сережек.
        - А еще?
        - Я хочу, чтобы ты подарил моей маме мужа, - попросила она после минутного размышления.
        - О… - протянул Санта-Клаус обескураженно.
        Девочка прошептала ему что-то на ухо.
        - Конечно, моя хорошая, ты можешь загадать и четвертое желание, - с облегчением ответил Санта-Клаус, радуясь быстрой смене желаний ребенка. - Что же ты хочешь?
        - Я хочу, чтобы тетя Санни и он, - громко произнесла она, показывая на Клауса пальцем, - поцеловались, и тогда никому не надо будет никуда переезжать и уезжать.
        Н-да, желание было не из простых. Толпа замерла в ожидании. Мамы смотрели с надеждой, папы предвкушали удовольствие, дети хихикали.
        Представление затягивалось.
        Санта и Клаус стояли, не двигаясь, не зная, как себя вести.
        - Поцелуй же ты ее наконец! - раздался крик какого-то папаши. - В первый раз, что ли, целоваться будешь?
        Санта не поднимала головы. Она чувствовала, как горят ее щеки: они, наверное, красные, как костюм Санта-Клауса. Ведь ей действительно хотелось, чтобы Морган поцеловал ее.
        С некоторых пор Клаус стал замечать за собой некоторые странности. Он, не привыкший привлекать всеобщее внимание, вдруг шагнул к Санте. Она отступила назад, нервно оглядываясь в поисках сочувствия, близкая к обмороку. Клаус приблизился, нежно обнял ее и, глядя в испуганные глаза, поцеловал. Ради зрителей и ради ребенка. Его губы двигались необыкновенно мягко и страстно, заставляя ее покраснеть еще больше.
        Услышав аплодисменты, он очнулся и выпустил еле дышавшую Санту из объятий.
        - Спасибо, Санта-Клаус, - прощебетала Мэри, слезая с его колен и широко улыбаясь.
        - Теперь-то ты довольна, маленькая пройдоха? - спросила Санни, беря девочку за руку.
        - Угу. Ведь люди сначала целуются, а потом живут вместе, в одном доме?
        - Бывает и так. - Санни поспешила подтвердить умозаключение девчушки.
        Ну, Мэри, может, и довольна, а Клаус определенно нет. Ему хотелось много-много раз целовать Санту. Возможно, он влюбился? Или просто устал от одиночества? Он не доверял своим чувствам в это время года и поэтому всегда уезжал на Рождество к солнцу и лету.
        - Куда мы теперь? - спросила Мэри, когда они уходили с ярмарки.
        - Мы с дядей Клаусом поедем искать дом, после того как отвезем тебя к маме.
        - А можно мне с вами?
        - Нет. Мама сказала, что тебе надо прибраться в комнате, если хочешь получить рождественские подарки. Санта-Клаус приходит только в чистые комнаты и любит послушных девочек.
        - Ладно, - нехотя согласилась Мэри.
        По дороге к Коммонам Морган вдруг подумал, что он еще не видел спальни Санты.

        - Может, этот вам понравится больше, - предположила Санни, припарковывая машину у очередного дома.
        Они осмотрели уже четыре дома, и придирчивый клиент забраковал все, находя причины одну нелепее другой. Было очевидно, что он настроился купить дом, в котором она жила, и теперь ездил с ней потехи ради. Санта обещала переговорить с хозяевами о продаже снимаемого дома, но солгала. Она приняла твердое решение остаться в нем. Она любила этот дом, и дом любил ее, они подходили друг другу, и у нее, в конце концов, контракт на аренду на три года.
        Санта хотела уже сказать, что она больше не сможет заниматься его делом и отказывается. То, что поначалу казалось легким и денежным, в действительности оказалось почти неразрешимым. Но это была работа, и она не должна сдаваться ни при каких условиях. Здесь нет места чувствам. Комиссионные позволят ей поправить кое-какие дела и отложить немного. От эмоционального настроя зависела и карьера. Поэтому ей придется вытерпеть все, пока они не найдут подходящий Клаусу дом или поместье.
        Под угрозой были и рождественские праздники. Чем дольше будут длиться поиски, тем меньше ей отдыхать. В противном случае придется заниматься поисками и в новом году.
        Санта рисковала и своим жильем. Но она никогда не поменяет его. По крайней мере, пока не купит собственный дом. А с ее финансами это может случиться не скоро.
        На чаше весов оказалось и ее сердце. Пожалуй, самое главное, о чем было беспокоиться. В Клаусе она увидела родственную душу.
        Люди выглядят по-разному, но одиночество роднит их. Санта собиралась сделать свою жизнь счастливой, а Клаус угрожал замыслам. Ей не хотелось разочаровываться в очередной раз. Сейчас она контролировала ситуацию и знала, как предотвратить катастрофу. Как только она позволяла себе безоглядно мечтать о любви и надеяться на лучшее, так тут же оказывалась у разбитого корыта. Наверное, поэтому она жила наполовину реальной жизнью, наполовину фантазиями.
        - Это место должно вам понравиться. - Клаус обратился к Санте, когда они вошли в очередной дом.
        - Мы ищем жилье для вас. У меня оно есть.
        - Вы даже не пытаетесь присмотреть себе новое, - пожаловался Клаус.
        - Я же говорю вам, что не собираюсь никуда переезжать. Почему вы мне не верите? Там, где я живу, нет комнаты под офис или для железной дороги. Этот же дом отвечает всем вашим требованиям, и, пожалуйста, осмотрите его.
        Клаус послушно обошел с ней все, безропотно выслушал о преимуществах кабинета, спальни, камина в кухне и бассейна. И хотя он согласился со всеми перечисленными
«плюсами», оставался лишь один «минус» - дом ему не нравился.
        Санта вычеркнула этот адрес с таким чувством, словно она вычеркивает из жизни наступающее Рождество. Завтра ей опять предстояло ехать с клиентом и предлагать очередные варианты. Что ж, она приложит максимум усилий и найдет такой, который ему понравится. И еще сделает массу дел, чтобы подготовиться к Рождеству.

        - Итак, Клаус поцеловал тебя на ярмарке. Мне сообщила Мэри. - С этими словами Дороти обратилась к подруге на следующий день.
        Они сидели на диване и смотрели телевизор. Рядом на ковре, свернувшись клубочком, спала Мэри в обнимку с Изи. Она заснула, когда смотрела детский фильм.
        - А Мэри сказала тебе, что это была ее затея? - поинтересовалась Санта, покрывая лаком ногти.
        - Нет, она опустила это. И как ей такое удалось? - Дороти определенно нравилась выходка дочери.
        - Она представила это как одно из своих желаний, и Санта-Клаус попросил нас исполнить его. Почему-то она сочла поцелуй необходимым условием для того, чтобы я не переезжала из своего дома.
        - А зачем переезжать? Я опять пропустила самое главное? - Дороти потянулась за пузырьком лака.
        - Клаус вбил себе в голову, что ему нужен именно мой дом. Он буквально помешался. Я безуспешно пытаюсь отговорить его от этой затеи и ищу ему подходящий вариант. А он считает, что я могу снять другую квартиру и убедить хозяев продать дом ему.
        - Но у тебя пока не получается…
        - Пока.
        - Н-да… А как он целуется? И не пытайся увильнуть от ответа, я жду.
        - Да ничего особенного.
        - Нежно, да?
        - И сладко.
        - Сладко, говоришь? Это что-то новенькое.
        - Не пытайся раздуть из мухи слона. Его застали врасплох, и к тому же это была не его идея. И тем более не моя, - оправдывалась Санта, заметив насмешливый огонек в глазах подруги.
        - Тогда, значит, Мэри смышленее тебя. Мужик-то чертовски привлекателен. - Дороти поставила пузырек на стол и стала рассматривать ногти.
        - Твоя дочь сообразительнее нас двоих, вместе взятых. Но пока еще я не принимаю советов от пятилетних девочек, с кем мне встречаться или целоваться. Кроме того, любовник на Рождество мне заказан и все, что мне надо сделать, так это поскорее избавиться от этого настырного клиента.
        - Тогда продай ему свой дом, хозяева наверняка будут рады, неустойку в контракте оплатит клиент, а ты получишь двойные комиссионные.
        Санта знала, что это практичный совет, но не могла ему последовать. Где-то должен быть дом, предназначенный специально для Моргана, но она пока не нашла его. Возможно, завтра на свежую голову…
        - Мэри сказала, что заказала тебе мужа? - задала вопрос Санни, сменив тему разговора. Подруги ждали, когда подсохнет лак и они смогут перенести Мэри в постель.
        - Так вот, значит, откуда он взялся…
        - Ты встретила кого-то и скрывала от меня! - Санта уселась на диван, подсунув под себя ноги.
        - Он невероятно симпатичный парень. Пришел сегодня, чтобы спасти соседского котенка, залезшего на дерево. Очень аккуратен с животными и ласков с детьми. Но, по-моему, он моложе меня.
        - Сколько ему лет?
        - Точно не знаю, думаю, под тридцать.
        - Вполне зрелый возраст для голосования, - съехидничала Санта, бросая в Дороти подушку.
        - Противная девчонка.
        - Я?! - невинно отозвалась Санта и хихикнула.
        Подруги рассмеялись и разбудили Мэри.
        - Санта-Клаус еще не пришел? - спросила девочка, потирая заспанные глаза.
        - Нет еще, солнышко. Тебе придется подождать несколько дней. Рождество наступит в среду. Идем-ка спать.
        Санни взяла Мэри за руки и отнесла в спальню. Обе женщины поцеловали ее, желая приятных сновидений.
        - Ну и как зовут этого парня? - Санта продолжила прерванный разговор, когда подруги снова уселись у телевизора.
        - Боб Доул.
        - Ты, как я понимаю, собираешься встречаться с ним? - не отставала Санни.
        - Он меня никуда не приглашал, если ты это имеешь в виду.
        - С каких пор тебя это останавливает? Пригласи его сама, - рассмеялась Санта.
        - Возможно, и приглашу.
        Санни посмотрела на подругу. Дороти было тридцать пять лет, но выглядела она лет на десять моложе. Обычно она добивалась всего сама, и проявляемая сейчас нерешительность, граничащая с застенчивостью, никак не вписывалась в ее характер.
        - Он ведь особенный, правда? Тебе очень нравится этот Боб?
        - Возможно.
        - Мне кажется, тебе надо поехать к гадалке и расспросить о Доуле.
        - Ладно тебе. У меня такой график работы до самого Рождества, что напугал бы всех гадалок. Завтра я должна сделать выпечку на пятьдесят человек и доставить все к трем часам. У меня нет времени посетить твою гадалку. К тому же Бобу до меня как до лампочки. Он просто симпатичный молодой человек. - В ее голосе прозвучало сожаление.
        - Мне кажется… - начала было Санта, но телефонный звонок прервал ее.
        - Кто бы это мог быть? - удивилась Дороти, посмотрев на часы. - Время уже позднее.
        Санта сидела рядом с телефоном и ответила на звонок.
        - Одну минуту, мистер Доул, сейчас позову, - сказала она, передавая трубку подруге, вопросительно глядевшей на нее. - Это - он.
        - Алло, - застенчиво произнесла Дороти. - Привет, мистер Доул.
        - Миссис Коммон, возможно, это нахальство с моей стороны, но я не видел у вас обручального кольца и подумал, что, может, и нет мистера Коммона. А если так, то почему бы нам завтра не встретиться?
        - Завтра вечером? Вы хотите встретиться? - Дороти расплылась в улыбке под одобрительные кивания подруги.
        - Нет, днем. Вечером у меня работа и я не смогу вырваться. Я подумал, может, мы все пообедали бы вместе, а потом сходили бы на рождественское представление.
        - Роберт, подождите, пожалуйста, минуту. - Она зажала рукой трубку, чтобы он не слышал ее. - Санни, он приглашает меня с дочерью завтра в театр.
        - Конечно, соглашайся.
        - Но я не могу. У меня заказ на завтра.
        - Я приготовлю его, а ты спокойно иди с Мэри.
        - А как же Клаус?
        - Не волнуйся, я справлюсь со всем. Иди спокойно, тебе нужно отвлечься. Я все приготовлю как надо. И тогда ты будешь у меня в вечных должниках, - шутливо добавила Санта.
        Дороти не была уверена, может ли она принять предложение подруги, но та твердо стояла на своем.
        - Роберт, мы с удовольствием пойдем, - сдерживая радость, почти пропела она в телефонную трубку. - Во сколько?
        - Давайте встретимся пораньше. Я заеду за вами в двенадцать.
        Закончив разговор, Дороти радостно вскрикнула:
        - Кажется, я ему нравлюсь!
        - Конечно, ты не можешь не нравиться! Поеду-ка я сейчас домой, чтобы как следует выспаться перед завтрашней готовкой.
        - Санни, ты уверена, что справишься?
        - Дай мне скорее уехать, пока я не передумала, - поддразнила подругу Санта, надевая куртку.
        - Но что ты скажешь клиенту?
        - Скажу, что у меня неотложное дело, и все тут.
        - А это не обяжет тебя перед ним?
        - До свидания, Дороти, не волнуйся, я все улажу.
        - Пока.
        Санни поспешила к машине, стараясь не вспоминать поцелуй Клауса, совсем не похожий на формальный поцелуй, рассчитанный на публику.

        Клаус сидел на диване, обложившись газетами. Они пестрели праздничными рекламами и объявлениями, извещавшими читателей, где, что и когда можно приобрести. Сначала он пытался отвлечься с помощью телевизора. Но по всем каналам, включая коммерческие, транслировали праздничные программы, так сильно раздражавшие его. Газеты были немногим лучше, он из них мог почерпнуть хоть кое-что полезное для работы. Вскоре и это занятие ему наскучило, и он вернулся к решению насущной проблемы - покупке дома.
        Он никак не мог понять, почему Санта уперлась и не хочет заняться продажей жилища, где обитала. Она отклонила даже его предложение оплатить неустойку и расходы по переезду и отвергла всяческую попытку свести его с хозяевами. Конечно, можно обратиться в другую брокерскую контору, но Морган считал это неэтичным. Клаус уже стал думать, что причины отказа носят личный характер и, возможно, связаны с ее прошлой жизнью - она не хочет, чтобы именно он жил в этой обители и даже не мечтал о ней. Иначе зачем упорствовать? При ее очевидном безденежье это прекрасная сделка.
        Вероятно, ему стоит провести соответствующую кампанию, чтобы она поближе узнала его, и тогда, возможно, Санта изменит решение. Он никогда не предполагал, что ему придется пройти сквозь огонь и воду, чтобы купить обычный с виду дом.
        Однако стоило попытаться, потому что в противном случае он никуда не уедет и проведет все праздники здесь, вместо теплого острова.
        Так что же может заставить несговорчивого брокера изменить решение? Клаус стал составлять программу действий. Он почувствовал себя увереннее, покончив с ней, и стал мечтать об отдыхе на далеком острове и приятном возвращении под собственную крышу в новом году.

6

        Санта надеялась, что она отдохнет хоть день от клиента. Она позвонила ему и сказала, что не сможет поехать смотреть дома, поскольку должна помочь Дороти. И, словно назло ей, он предложил приехать и помочь в выполнении заказа, чтобы потом у них осталось время на поиски дома для нее. Он был похож на собаку, вцепившуюся в кость и не отпускавшую заветное лакомство. Он действительно верил в то, что способен заставить ее изменить решение.
        Его предложение помочь с готовкой несколько озадачило девушку, так как в ее представлении Клаус сталкивался с едой только в ресторане. Санта начала раскладывать продукты на разделочном столе, когда он приехал. Его машина была в отличном состоянии, ни намека на происшедшую аварию.
        Клаус выглядел элегантно. Даже в джинсах, толстом мохеровом свитере и кожаной куртке он казался холеным и чертовски привлекательным.
        Услышав звонок, Изи с лаем бросилась к двери, но Санта шуганула ее, и собаке ничего не оставалось делать, как занять прежнее место у окна и наблюдать за птицами.
        Войдя в дом, Клаус направился сразу на кухню.
        - Телевизор в комнате, если не забыли, - сказала Санни, указывая на гостиную.
        - Но я приехал помогать, - возразил гость.
        - Я подумала, что вы пошутили.
        - Иногда не шучу, - сказал он, пристально глядя ей в глаза.
        - Теперь буду знать. А что мне оставалось думать? Хорошо, тогда повесьте куртку в шкаф, засучите рукава, и я найду вам работу.
        Почему она не отказала ему сразу? Санни терзалась этим вопросом. Ей не нравилось чувство внутренней радости, с которым она встретила его. Она привыкла видеть Клауса каждый день и будет скучать, когда он уедет. Если уедет вообще. У нее никогда еще не было клиента, на которого угроблено столько сил и времени, как на Моргана.
        - Что мне делать?
        Его слова резко оборвали ход ее мыслей, и Санни чуть было не попросила его поцеловать ее еще раз, как тогда, на ярмарке. Что случилось с ней?
        - Помойте все фрукты для кексов, пока я подготовлю тесто, - вместо этого сказала она.
        Санта сняла кольца с рук и убрала их. Она старалась сосредоточиться на рецепте кексов, намеренно не замечая приятный запах одеколона и близкое соседство, такое волнующее и зовущее.
        Она достала формочки для рождественских кексов и принялась смазывать их маслом. Покончив с этим, она показала Клаусу, как надо измельчить орехи. Потом они вместе смешали в громадной кастрюле тесто, орехи, сухофрукты, цукаты и Санни показала, сколько класть в каждую формочку.
        - Если сможете сделать это, то я успею приготовить все для украшения кексов. Думаю, справитесь. Кстати, вы не жалеете, что предложили помощь?
        - Нет, конечно! А с заданием я справлюсь, - заверил Клаус, и каждый занялся делом.
        - Почему вы стали брокером? - прервал он молчание.
        - Мне всегда нравились дома и люди. Мне кажется, что это именно то, что мне нужно, - ответила Санни, не переставая помешивать сироп.
        - Однако легким делом это не назовешь, - прокомментировал он. - Разве вас не утомляют клиенты?
        - Как вы могли заметить, брокер учится корректному обращению с клиентом, ни на минуту не забывая о поставленной перед ним цели. Собранность - вот основа нашей деятельности. Быть готовым заключить сделку, отозвать запрос или передать потенциального покупателя другому агенту.
        Клаус молча «переваривал» ее ответ.
        - А что? Уж не собираетесь ли вы сами стать брокером? - спросила Санта, увеличивая огонь под кастрюлей.
        - Ни в коем случае. Я не люблю работать с людьми.
        - Что ж, это правильно. Иначе вы убили бы всех клиентов, меняй они решения по тридцать восемь раз на день.
        - Это намек?
        - Нет, вы приняли решение купить дом, в котором я живу, а я работаю над его изменением.
        - Почему вы так упрямы?
        - Я? - удивилась Санта.
        - Да, вы. Я предлагаю вам очень выгодную сделку, которая поправит ваше материальное положение…
        - Некоторые вещи нельзя оценивать деньгами. Хотя, я думаю, имея все, что душе угодно, вы этого не поймете.
        В этот момент приехала машина, доставившая заказанные фирменные упаковки. Раздался звонок в дверь. Изи залаяла. Санта от неожиданности уронила ложку в кипящий сироп.
        - Я открою дверь, а вы держите собаку, - предложил Клаус, вытирая руки полотенцем и направляясь к двери.
        Собаке удалось улизнуть от Санты и, пробравшись между ног Моргана, она пулей вылетела в открытую дверь.
        - Изи! - закричала Санни вслед улепетывающей собаке.
        Пес, почуяв свободу, быстро понесся через лужайку, насколько позволяли его короткие лапы. Погода после сильного снегопада сменилась теплом, и снег, лежавший на дорогах и газонах, растаял, превращая в грязь все вокруг.
        - Распишитесь за прием упаковок, я побегу за собакой, - предложил Клаус.
        - Но…
        - Я все равно плохо представляю себе, что надо делать на кухне, - возразил он. - Лучше поймаю эту суку и поскорее вернусь.
        Морган умчался так же быстро, как и собака, и Санта не успела предупредить его, что поймать Изи будет не так-то просто.
        - Мэм, - торопил ее посыльный. Он спешил, потому что в предпраздничные дни объем работы увеличивался втрое.
        Санни расписалась в получении товара и пошла обратно на кухню. Ей предстояло украсить две дюжины кексов так, чтобы ни один рисунок не повторился. В общем, начиналась самая настоящая каторга.
        - Верь после этого мужчинам, исчезающим в самый ответственный момент! - проворчала Санта и грустно улыбнулась.

        - Проклятье, - выругался Клаус, растянувшись на заснеженной лужайке.
        Он бежал за Изи, пытался схватить ее, но, поскользнувшись, упал. Теперь он лежал в грязи, а собака бегала вокруг него с радостным лаем. Клаус поднялся на ноги и посмотрел на разорванные джинсы. Из дыры виднелось облепленное травой окровавленное колено, а со свитера капала талая грязная вода. Видимо, падая, он проехал по стеклу, затерявшемуся под снегом.
        - Изи! Иди сюда, - деловым тоном произнес Клаус. Собака не шевельнулась. - Я сказал, иди сюда!
        Псина залаяла и побежала вперед. Скоро Морган понял, что она вздумала с ним поиграть. Вот оставить бы ее на улице до тех пор, пока она не проголодается и не придет сама. Но так может пройти целая вечность. Собаку хорошо кормили, а выгуливали только в огороженном дворике. Поэтому, ощутив сладкий вкус свободы, она просто так не сдастся.
        К сожалению, нельзя оставить глупую псину на улице, ведь она может попасть под машину. Клаус чувствовал себя дураком, гоняясь за коричневой сосиской, семенящей ножками. Если бы это была колли или кто-нибудь подобный, он бы не выглядел смешным со стороны.
        И все же Мэри расстроится, когда вернется домой и не застанет своей собачки. Эта мысль заставила его продолжить погоню.
        - Иди сюда, моя девочка, - звал Клаус, стараясь незаметно подкрасться к таксе поближе. Однако как это непросто - ловить такое маленькое существо! Но этой сосиске его не провести!
        Изи сидела, наблюдая за неспешным приближением человека. Услышав свое имя, она склонила голову набок.
        - Вот так и сиди, моя девочка. Сиди смирно, пока я не подойду к тебе, нежно возьму на руки и сверну тебе, глупой, шею.
        Но, как только он протянул руку, чтобы схватить ее, Изи подпрыгнула и унеслась прочь, басисто лая на него. Разозлившись, Клаус припустился за удирающей псиной и со всего маху налетел на баскетбольную стойку игровой площадки. Искры посыпались из глаз, голова закружилась, и он сел на землю.
        Потом произошло нечто неожиданное. Собачка остановилась, повернулась, подбежала к Клаусу, прыгнула к нему на колени и стала лизать лицо, жалобно поскуливая. Пробежавшие мимо мальчишки отвлекли ее внимание, и Изи с лаем бросилась за ними, пытаясь схватить за ноги.
        Клаус обхватил ноющую от удара голову руками и застонал: как ему хотелось сейчас оказаться в шезлонге на пляже теплого острова, со стаканом пива и красоткой в бикини. Вместо этого он должен подняться и бежать за собакой, пока не потерял ту из виду или, по крайней мере, пока слышится ее лай. Поднявшись с раскисшей заснеженной площадки, он засеменил рысцой за удаляющейся Изи, чертыхаясь на ходу.

        Морган отсутствовал уже час, и Санта начала беспокоиться. Она молила Бога, чтобы ничего не случилось с собакой, иначе Мэри очень расстроится и все праздники будут испорчены.
        Кексы уже были вынуты из духовки, украшены и остывали перед упаковкой. Санта занялась складыванием коробок. Иногда она помогала Дороти и многому научилась. Посмотрев на часы, она призадумалась над тем, куда мог запропаститься Клаус. Правда, хозяева будут еще не скоро, но Санни все же тревожилась.
        Включив приемник и настроив ее на праздничную музыку, она присела, обдумывая план подготовки к Рождеству. Во-первых, купить кукольный дом для Мэри. Какой же она после этого брокер, если не подарит его любимице! Во-вторых, нужен подарок, и Клаусу, очевидно, Рождество придется провести с ним. И, в-третьих, придумать новое украшение на елку. Таков был обычай, заведенный Сантой с тех пор, как она сама ставила елку, - придумывать какую-нибудь безделицу, писать на ней год и вешать на елку. И так каждый год.
        Клаус мог неплохо провести день и без хлопот на кухне или погони за собакой, подумала девушка. Уж не пытался ли он тем самым задобрить Санни, чтобы потом уговорить ее продать дом, в котором она живет? Если верить ему, то он хотел помочь с выпечкой, чтобы потом вновь ехать осматривать дома.
        - А может быть, истинной причиной было его одиночество? - прошептала Санта.
        Как раз, когда она уже решила сама идти на поиски, раздался звонок в дверь, Санни бросилась открывать, надеясь, что это Клаус с собакой. Ее надежды оправдались: на пороге стоял грязный, мокрый до нитки, взлохмаченный, с разодранным до крови коленом Морган, крепко прижимавший Изи, целую и невредимую, отчаянно пытавшуюся выскользнуть из его цепких рук.
        - Что с вами случилось? - воскликнула Санта, принимая Изи. - С вами все в порядке?
        - Мне нужно прийти в себя, - вымолвил Клаус и осторожно присел на диван. - Не могли бы вы сделать потише музыку и погасить верхний свет, пожалуйста?
        Санта поспешила выполнить его просьбу. Собака тем временем, испив водички, устало улеглась у двери. Санни взяла ее на руки и унесла в ванную вымыть лапки.
        - Так что же все-таки произошло? - спросила, вернувшись, девушка.
        - Я чуть не потерял сознание, налетев на баскетбольную стойку, когда гнался за этой… этой… сукой. А потом мне пришлось ползать под машинами, чтобы достать ее.
        - Мне искренне жаль вас. Я могу чем-нибудь помочь?
        - Вообще-то можете. У меня болит голова, в бумажнике есть рецепт на лекарство, которое мне обычно помогает. Его нужно получить в аптеке. - И он протянул портмоне. - Там рецепт, деньги и мой страховой полис. Я подожду вашего возвращения.
        - Вам, надеюсь, не плохо? У вас ведь может быть сотрясение мозга, - обеспокоенно сказала Санта.
        - Нет, все нормально. Просто голова гудит и раскалывается от боли, но меня не тошнит, и я не падаю в обморок. Лекарство есть в аптеке на соседней улице, заберите, пожалуйста, его.
        Санни взяла бумажник и принесла телефон.
        - Если будут звонки, снимите трубку.
        - Конечно.
        Перед уходом она налила Клаусу чашку крепкого чая и отрезала кусок свежеиспеченного кекса.
        - Ну, все, я ухожу.
        - Пахнет так вкусно… - пробормотал он.

        До Рождества оставалось всего несколько дней, и народу на улице и в магазинах было много. Аптека не была исключением: внутри толпилась куча людей и, значит, придется долго ждать.
        Стоя в очереди, Санта стала просматривать содержимое бумажника в поисках страхового полиса. Она нашла кредитные карточки бензозаправки, «Виза», «Америкен экспресс» и другие. На глаза ей попались водительские права Клауса. Нет, не может быть! Он был толще или тоньше? Иногда в правах бывают ошибки, правда ведь? Но ее сердце подсказывало, что на сей раз все правильно. Вес Клауса был ровно двести фунтов.
        - Следующий, - услышала она голос кассира.
        Весь поход занял у девушки около часа. Когда она вернулась, Клаус беспокойно спал на диване. Она дотронулась до шишки, вскочившей у него на лбу, оценивая ее размеры. Удар, видимо, был отменный. Бедный Морган!
        Она положила лекарство на кофейный столик рядом с ним и пошла на кухню. Надо было упаковать кексы. Пришла Изи и улеглась в углу, надеясь получить один-два кусочка какого-нибудь лакомства.
        - Ты не заслуживаешь угощения, - осуждающе сказала ей Санни.
        Собака тявкнула в ответ и, обиженная, ушла.
        Прежде чем гость проснется, ей надо хорошо продумать дальнейшее поведение с ним. Ведь получается, что Клаус - тот самый любовник, обещанный ей на Рождество, и Санта не знала, радоваться ей или плакать.
        Она взвешивала все «за» и «против». Клаус был хорош, это безусловно. Высок, умен, удачлив, храбр, так как рисковал жизнью из-за чертовой таксы. У него была масса достоинств, но в душе он был эгоистом, и это ее не устраивало.
        Санта собиралась сделать свою жизнь тихой и солнечной и не хотела, чтобы невеселое прошлое омрачало ее настоящее и тем более будущее. Напротив, она стремилась наполнить жизнь радостью и любовью, добрыми друзьями. Пусть она небогата, зато счастлива и не может позволить себе горького разочарования. И вообще, зачем она пошла к гадалке, так бы и жила, ничего не зная. Она тихо засмеялась.
        - Что смешного?
        Санни от неожиданности вздрогнула. Клаус стоял рядом с таблетками в руке.
        - Вам дать что-нибудь? Вы уверены, что вам можно вставать?
        Он облокотился о стол.
        - Что так вкусно пахнет?
        - Это кексы. Я их как раз упаковываю, - ответила Санни, складывая коробки.
        - Где можно взять стакан? - спросил Клаус, прочитав аннотацию к лекарству.
        Девушка открыла шкаф и протянула ему стакан. Он налил воды, достал две таблетки и выпил.
        - Думаю, что сегодня я уже никуда не поеду. Давайте начнем завтра с утра, если не возражаете.
        - Мне отвезти вас в отель?
        - Нет, я доберусь сам. Все, что мне нужно сейчас, так это горячая ванна и хорошенько выспаться. Я позвоню вам завтра.
        Проходя мимо собаки, он пробормотал что-то недоброе в ее адрес, надел куртку и ушел. Изи осталась лежать с невозмутимым видом.
        Санта рассмеялась.
        - Не смотри на меня такими невинными глазами. Ты - очень нехорошая собачка.
        Изи лениво зевнула в ответ. Санта подошла к системе и увеличила громкость музыки. Под звуки рождественских песен она закончила уборку кухни. Мысль о горячей ванне не давала ей покоя.
        В ожидании Дороти и Мэри она набрала номер телефона, который ей дала гадалка. На звонки никто не отвечал. Санта приняла душ, включила телевизор и села смотреть новости. Уж кто-кто, а Коммоны отдохнули на славу, и она поняла, почему так ждет их.

        Боб Доул вошел на кухню. У него была хорошая фигура и по-щенячьи преданные глаза.
        - Привет, я - Роберт Доул, - протянул он руку без церемоний.
        - Я - Санта Энджил. - Она ответила на рукопожатие.
        - Ты - тетя Санни, - встряла Мэри.
        - Только для тебя, солнышко. Тебе понравилось представление?
        - Я буду клоуном или акробаткой, - заявила девочка, пытаясь сделать стойку на руках.
        - Приятно было познакомиться, но мне пора бежать, - сказал Боб. - Вы не представляете, какие сейчас пробки на дорогах. Наша почта устраивает благотворительный ужин для госпиталя. Мне нужно успеть.
        - Пока, - попрощалась Мэри, гладя собаку.
        - Ничего не забыл? - спросила Дороти и потеплевшим голосом добавила: - Спасибо за доставленное удовольствие. Нам было очень весело.
        - Не стоит. Я заеду за тобой завтра в шесть вечера, - напомнил он, уходя.
        - Ты все еще хочешь, чтобы Мэри ночевала у тебя? - спросила Дороти подругу, когда Боб уехал. - Если нет, я останусь сама с ней.
        - Ну да, как в прошлом году. Нет уж! Тем более я обещала ей пирог «Семейное счастье».
        - Почему Изи такая усталая? - поинтересовалась Мэри.
        - Она выскочила на улицу и носилась там как угорелая.
        - Выскочила на улицу?! Как же ты загнала ее обратно? - изумилась Дороти.
        - Об этом лучше спросить у Клауса. Но не думаю, что этот вопрос ему понравится.
        - Были проблемы с готовкой? - спросила Дороти.
        - Нет. Кстати, надеюсь, я все сделала и упаковала правильно? Ты не оставила мне никаких указаний.
        - Какие указания? Когда ты прекрасно все сама умеешь делать, а уж с помощником можно не только упаковать, но и распаковаться, - поддразнила подругу Дороти.
        - Что? - вспыхнула Санта. - Лучше скажи о своем новом обожателе. Он такой вкусный на вид!
        - Ты считаешь, он вкусный?
        - Очень.
        - Ох, и я тоже.
        - У вас уже второе свидание. Быстро работает, должно быть, здорово втюрился.
        - Что значит «втюрился»? - с интересом спросила Мэри.
        - Гм… это значит, что кто-то сильно любит тебя.
        - Ты имеешь в виду, как Клаус тебя?
        - Кто тебе это сказал? - Санни недоверчиво посмотрела на девочку.
        - Никто. Я сама вижу.
        - Все видят, кроме тебя, - подтвердила Дороти слова дочери.
        И Санта запустила в подругу полотенцем.

        - О… о… о… - кряхтел Клаус, погружаясь в горячую ванну, чтобы погреть усталые и ноющие косточки. Ему казалось, что он не гонялся за крошечной собачкой, а бежал марафон. Голова наконец перестала болеть. Он перебирал в уме события уходящего дня и думал, что ему удалось набрать очки. Боль и страдания были настоящими, хотя, по правде говоря, немного наигранными.
        Он почувствовал голод. Виной тому были аппетитные запахи в кухне у Коммонов. Если ему удалось завоевать расположение Дороти и Санты, тогда, возможно, его пригласят на семейный обед или ужин. Завтра вечером, после осмотра домов. Женщины ему многим обязаны, и он заслужил награду.

7

        - Этот дом очень подходит вам, - упорствовал Клаус. - Посмотрите на высокий, как в соборе, потолок. Вы сможете ставить здесь елку любой высоты.
        - Я не собираюсь менять квартиру, - отозвалась Санта, расставляя руки в стороны и указывая на ширину комнаты. - Вы сможете легко установить тут большой стол для железной дороги.
        Он не ответил.
        - Посмотрите на кухню, - продолжал гнуть свое Клаус. - Какая шикарная отделка! Есть и большая духовка, в которой можно печь кексы, какие вашей душе угодно. Если верить вчерашним сногсшибательным запахам, вы - волшебница. Плита большая, как в ресторане, на ней шесть конфорок. И все это пропадет зря, потому что я буду пользоваться только кофеваркой и посудомойкой.
        - У меня есть где жить, - не сдавалась она.
        - Пока я не куплю дом с вашей квартирой. - Он скрестил руки на груди, всем своим видом показывая, что тоже не намерен сдаваться.
        - Ну, давайте же, Клаус, соглашайтесь. У меня уже болят ноги, - простонала Санни, переминаясь с ноги на ногу.
        На ней были сапожки на шнуровке. Она заплатила за них очень дорого, но если Мэри постоянно интересовалась ими, значит, они того стоили. Санни чувствовала себя в этих сапогах уверенно и поэтому надела их. Она решила любой ценой найти сегодня дом для Клауса, и все, конец всей истории.
        - А у меня болит голова, - пожаловался он. - И все по вашей вине.
        Да, Санни понимала, что виновата перед Клаусом. Но это не значит, что она должна уступить.
        - Ладно, поехали дальше. Я кое-что приберегла напоследок. Уверена, вам должно понравиться, - твердо заявила она и направилась к двери.
        - Вы уже подсчитали комиссионные? - ухмыльнулся он, следуя за ней.
        - Если хотите попасть на острова до Рождества, то поскорее настраивайтесь на деловой лад. Список домов, отвечающих вашим требованиям, подходит к концу, - предупредила Санта. - Вы потеряли много времени, развлекаясь на осмотрах. До праздника остался всего один день.
        - Знаю, знаю, и неделя до Нового года, - состроил гримасу Клаус. - Все покупки надо сделать до праздника.
        - Кстати, о покупках. Мне надо заехать к «Лернеру», по дороге к последнему дому.
        - Это ваш приятель? - высказал догадку Клаус.
        - Галантерея. Они наконец-то к Рождеству получили новую партию сувениров. Я всегда покупаю всякие мелочи для подарков.
        - А… это всякие колокольчики-бутончики, игрушки-погремушки? - съязвил он, потирая больную голову.
        - Ну и что? Каждому приятно получить маленький подарок на Рождество - и булочнику, и молочнице, и почтальону, и соседским детям.
        - Я подожду в машине. - Клаус откинулся на сиденье и закрыл глаза.
        Санни была рада, что он не пошел с ней. Некому было удивляться, когда она купила для праздничного стола еще новую новогоднюю скатерть и дюжину салфеток, пожелав себе при этом счастливого Рождества: она рассчитывала продать оставшийся в списке дом и получить комиссионные.
        Когда Санта открыла багажник, чтобы убрать коробки, то увидела в нем маленькие пустые корзиночки, купленные накануне и предназначавшиеся для подарков соседям. Ее личный список праздничных дел не выполнялся. Что ж, надо будет поторопиться. И она с шумом закрыла багажник.
        - Что-то не так? - Клаус вопросительно посмотрел на нее, когда она садилась в машину.
        - Нет, а что?
        - Вы так хлопнули багажником, что я решил, возможно, возникла проблема.
        Разумеется, она возникла, и этой проблемой был он сам. Но Санни не стала говорить ему об этом. В последний момент ее спасла профессиональная выдержка, и она проглотила слова, готовые было сорваться с языка.
        - Кстати, вычеркните один пункт из вашего предпраздничного списка, - сказал он и, не дождавшись ответа, пояснил: - Я нашел место, где можно купить дом для Барби.
        Его последние слова привлекли внимание Санни.
        - Как?! Я искала повсюду и нигде не нашла.
        - Все-таки я работаю в торговле и знаю, где покупать и как.
        - Ага, тогда вы специально отдали дом девочке, чтобы потом достать его самому и удивить меня! - Она не могла устоять перед соблазном, чтобы не поддеть его.
        - Не напоминайте мне. Я хочу вам помочь. Так что не беспокойтесь о доме. Его доставят вовремя, и вы успеете вручить его Мэри.
        - Тогда вы просто обязаны купить и второй дом для себя, - сказала Санта, несколько раз свернув налево, прежде чем выехала на Рождественский бульвар, на котором находился нужный дом. Она надеялась, что Клаус не заметил точного адреса. Наверное, не очень-то приятно жить на улице, постоянно напоминающей названием о ненавистном тебе празднике.
        - Дом расположен далеко от дороги, и никто не потревожит вас, когда вы работаете или отдыхаете. - Санта начала расписывать преимущества дома, едва они вылезли из машины и направились к нему.
        - И если будет сильный снегопад, я окажусь как в ловушке, отрезанным от трассы.
        - Если будет снегопад, то приедет снегоуборочная машина, - возразила она.
        Войдя во двор, они застыли на месте. Крытый черепицей, в три этажа, он был огромен. Доказательством тому были две статуи оленей в натуральную величину у лестницы, ведущей наверх. Поднявшиеся на дыбы животные как бы парили в воздухе, теряясь в пространстве.
        - Разве это не впечатляет? - очнувшись, спросила Санта, вставляя ключ в массивную дубовую дверь с искусной резьбой. - Дом находится недалеко от основных магистралей, и дорога к открываемому вами филиалу не займет много времени. До аэропорта тоже недалеко.
        - Расположен, находится… неужели это так важно?
        - Конечно, это влияет на стоимость. Кстати, данный дом выставлен на продажу недавно и вы - первый, кто осматривает его. Думаю, претендентов будет много и он быстро продастся. Если вы будете долго раздумывать, то упустите его, как и первый.
        - Что ж, давайте посмотрим.
        Санта предпочла не замечать его оскорбительного безразличия. Ей хотелось быстрее продать дом Клаусу и освободиться от него. И если мистер Морган уедет из города на Рождество, то может наконец появиться обещанный ей любовник в двести фунтов.
        Лучше бы она не видела водительских прав Клауса и не знала его вес! Это только усилило ее и без того страстное влечение к нему. Санта не хотела связываться с этим голубоглазым, широкоплечим атлетом. И пусть сердце замирает при виде Клауса и она часто грезит, как его большие и сильные руки касаются ее тела, нежно лаская и возбуждая. Все равно, искушение слишком велико. Санни не могла допустить, чтобы обаяние занудного клиента испортило праздники и взяло верх над попытками создать свое безоблачное счастье без разочарований и потерь. Нет, не может ей на Рождество достаться такой подарок, пусть даже такой привлекательный и бесстрашный. Ведь это только внешняя его оболочка.
        - Олени мне нравятся, - вяло согласился Клаус.
        Он плелся за ней, прихрамывая.
        - Очень светло, - произнес Клаус.
        - Да. А разве это не прекрасно? - Она решила расценить его слова как похвалу. - Посмотрите сюда. Бассейн, а это солярий. Тут можно устраивать пикник в дождливую погоду.
        Клаус пробормотал что-то невразумительное.
        - А вот и кухня, - послышался голос Санты. Клаус же стоял в солярии, глядя на манившую его темную кромку деревьев на горизонте. - Эй, где вы?
        - Иду. - Он проковылял в кухню.
        - Здесь не так просторно, но все продумано. Встроенная посудомойка, столы облицованы керамической плиткой, мини-бар.
        Клаус молча кивнул. Ей не удастся уговорить его, и он намеренно держал в секрете свое решение.
        - Спальня, я полагаю, наверху.
        - Спальня для хозяев на втором этаже, а гостевые комнаты и спальни на третьем этаже. Над гостиной расположена оборудованная мансарда, великолепное место для вашей железной дороги и большого телевизора. Посмотрим?
        И Санта стала подниматься по винтовой лестнице, слыша за собой его шаги. Мансарда оказалась большой и светлой, смотревшей окнами в парк.
        - Неплохо, - признался Клаус, рассматривая видневшийся внизу открытый бассейн.
        Они бегло осмотрели гостевые и ванные комнаты и спустились вниз, чтобы взглянуть на спальню. Она была просто огромна, а встроенный зеркальный шкаф можно было принять за еще одну спальню.
        - Интересно, есть ли здесь эхо, когда говоришь? - спросил Клаус, пораженный обширным пространством комнаты.
        Санте стало любопытно, эхо какого слова он хотел бы услышать.
        - О чем вы задумались? - поинтересовался он, заметив улыбку на лице девушки.
        - Мне не хотелось говорить, но если вы надумаете покрыть всю комнату зеркалами, то вам влетит это в копеечку, - соврала она и поняла, что ее ложь еще хуже, чем то, о чем она думала.
        - Что-о, мисс Энджил?!
        Желая перевести разговор на другую тему, Санта указала на впечатляющих размеров ванную комнату с душевой кабинкой и громадной полукруглой ванной.
        - Здесь будет удобно всем вашим двумстам фунтам, - глядя на нее, ляпнула Санни.
        - Что-о? Каким образом вы меня взвесили: с диваном, когда я спал?..
        - Нет, я случайно видела ваши водительские права, когда искала страховой полис.
        - Значит, теперь вы знаете все интимные факты обо мне, - игриво сказал Клаус, и девушка смутилась еще больше.
        Кто из них приблизился: он или она? Некоторое время они молча смотрели друг на друга, боясь потерять контроль над собой. Напряжение возрастало.
        Он дотронулся до лица Санни, застывшей на месте и затаившей дыхание.
        - У вас ресничка на щеке, - пояснил Клаус, смахивая, и отступил назад, разрядив обстановку. Но напряжение все еще витало в воздухе.
        - Гм, может, хотите посмотреть гараж? - хрипло произнесла Санта.
        - Да, а почему бы и нет?
        Повернувшись к нему спиной, девушка чуть было не бросилась наутек. Она была на волоске от того, чтобы не совершить очередную глупость. И зачем только Мэри заставила их поцеловаться?
        Гараж занимал половину дома, и над входной дверью было прибито баскетбольное кольцо. Клаус взял мяч, валявшийся неподалеку, и, прицелившись, бросил. Попал. Обернувшись к Санте, он задал провокационный вопрос.
        - Не хотите ли поиграть один на один? Вы же меня не боитесь?
        - Спасибо, но я не играю в баскетбол на каблуках.
        - Так снимите туфли. - Он обвел мяч вокруг нее и бросил второй раз. И опять попал.
        - Я порву чулки.
        - Так снимите и чулки.
        - Не хочу. Я уже играла как-то с вами. Вы безжалостны в своем желании победить.
        Он остановился, держа мяч в руке.
        - Так почему бы вам не попробовать отыграться?
        - Я играю, как и многие другие люди. - Санта пожала плечами. - Люблю выигрывать и наслаждаюсь азартом игры. Радость заключается не только в победе, но и в самом соревновании.
        - Значит, в общем-то, вам безразлично, продадите вы мне этот дом или нет? - спросил он, подзадоривая.
        - Нет, в данном случае я не играю, мистер Морган. Это работа, и я должна ее выполнить. Вы хотели купить дом, я нашла вам такой, который отвечает вашим требованиям. Теперь настало время принимать решение.
        Клаус бросил мяч на землю.
        - Ага, извечный вопрос: «Быть или не быть?» Покупать или не покупать?
        - Я предупредила вас, что этот дом в списке последний, и ничего другого у меня для вас нет.
        Ему хотелось поспорить с ней, но он чувствовал, что лучше сейчас этого не делать.
        - Хорошо, вот что я скажу: я еще не осматривал ваш дом и видел лишь часть его. Давайте поедем к вам, и там я приму решение.
        Разумеется, это был шаг вперед. И хотя Санте совсем не хотелось показывать дом, в котором жила, она, тем не менее, предпочла согласиться с предложением в надежде, что ей удастся уговорить купить этот, последний. И тогда все закончится.
        - Я покажу вам дом, но запомните: он не продается, - предупредила она, решив не оставлять ему никакого шанса. Но она знала и то, что он не станет прислушиваться к ее аргументам, желая сломить ее.
        - Мне просто хотелось взглянуть…
        Почему все, о чем он говорит, звучит с сексуальным подтекстом? Или ей это кажется?
        - Кстати, не хотите ли осмотреть цокольный этаж, пока мы не уехали? Чтобы потом не возникло вопросов.
        Клаус молча обошел дом, явно что-то взвешивая в уме. Санта надеялась, что все-таки он думал о покупке дома с оленями.
        Когда они сели в машину и тронулись с места, он вдруг спросил:
        - А вам нравится этот дом?
        - Это не имеет значения.
        - Для меня имеет.
        - Да. Нравится. Если бы у меня были деньги, то купила бы его сама прямо сейчас, ясно?
        - Что больше всего вам нравится в нем?
        - Стеклянные двери между солярием, бассейном и спальней.
        - Н-да… согласен, весьма романтично.
        Думал ли он об этом сам? Было бы очень приятно позагорать, поплавать в бассейне, понырять, а потом…
        - У нас с вами сегодня был тяжелый день, и мы даже не пообедали. Почему бы нам не пойти куда-нибудь?
        Ну, вот вам. Она думала о любви, а он - о еде.
        - Я не могу сегодня. У меня есть дела.
        - Значит, у вас свидание, - со вздохом произнес Клаус.
        Она кивнула головой и свернула на главную дорогу.
        - Да, с пятилетней девочкой. Мэри сегодня ночует у меня, и мне надо скорее забрать ее. Сегодня свидание у Дороти.
        - Тогда мы можем втроем пойти куда-нибудь, а право выбора предоставим Мэри.
        - О, нет. Я не думаю, что вам понравится идея пойти в «Кентукки чикен» или
«Макдональдс».
        - Пусть все-таки выбирает девочка.
        А Мэри, конечно же, выбрала «Кентукки». Но к тому времени им было уже все равно, потому что оба были голодные, а еда там готовилась быстро, была вкусная и сытная. Мэри всю дорогу болтала, радуясь, что она была главная и что все получилось, как она хотела.
        Санни тоже была бы счастлива, если бы ее план удался и Клаус купил бы особняк с оленями.
        - Мы будем печь кекс «Семейное счастье»? - спросила Мэри, как только они переступили порог дома Санты.
        - Небольшое изменение, солнышко. Мы ничего не будем печь, потому что мы с Клаусом много ездили сегодня и устали.
        - Ладно, - ответила девочка, снимая курточку.
        Клаус игриво тронул Санту за руку.
        - Эй, вы не забыли обо мне? Вы собирались показать мне дом.
        - Хорошо, но я сначала чуть-чуть отдохну. Хотя почему бы Мэри не показать вам дом? - предложила она. - Детка, проведи, пожалуйста, Клауса по всем комнатам, пока я отдохну.
        - Пошли. - Девочка взяла гостя за руку и повела в комнату, из которой только что вышла.
        - Это моя комната, тут я сплю, когда остаюсь у тети Санты. - Она села на кровать и попрыгала на ней, показывая рукой на стены. - Я помогала красить. Это мой любимый цвет. Тетя Санта говорит, что он называется «электрик».
        Клаус оглядел комнату: зеркало во всю высоту стены, шляпки, сумочки и туфли разбросаны повсюду.
        - Это старые вещи тети Санты, и она разрешает мне надевать их, когда я прихожу. Вам нравится мое платье? - вдруг спросила Мэри, спрятав руки под джинсовый сарафан. На ногах были неизменные ковбойские сапоги.
        - Да. А это твои книжки? - Клаус кивнул на стопку рядом с кроватью.
        - Угу. Вот мои две самые любимые. - И Мэри протянула ему книжки. - Вы мне почитаете?
        - Сначала ты проведешь меня по дому, потом мы поможем тете Санте, а после этого я тебе почитаю, - поделился планами Клаус. Он решил обязательно сам уложить ребенка спать.
        - Ладно, пошли. Я покажу тебе спальню тети Санты.
        Ну наконец-то он увидит заветную спальню. Девочка была помехой разработанному плану. Но когда она уснет, он всецело посвятит себя хозяйке.
        Мэри взяла Клауса за руку и повела в другой конец дома.
        - Спальня как в сказке, - сказала она, входя в комнату.
        Ребенок был прав. Спальня была выдержана в теплых пастельных тонах. Он улыбнулся, когда увидел на ночном столике рядом с кроватью крошечную елочку, украшенную огнями и мишурой. Мэри подошла к ней и осторожно потрогала.
        - Видите, у тети Санни есть даже своя елка в спальне. У меня тоже такая будет, когда я вырасту, - сообщила она, сверкая глазами.
        - Конечно, будет, - подтвердил Клаус.
        На крыше раздался какой-то шум, и глаза девочки округлились.
        - Может быть, это Санта-Клаус на оленях приехал?
        Клаус рассмеялся, вспомнив оленей из последнего дома, который Санта пыталась ему
«всучить».
        - Не думаю, что он приедет раньше времени.
        - А-а-а… - протянула Мэри, прыгая по кровати крестной с явным удовольствием. - Эта кровать самая мягкая в мире.
        Девочка опять была права. В изголовье кровати, покрытой бледно-лиловым одеялом, лежало много пухлых белых подушек с оборками. Сама кровать была старомодной, на высоких ножках. Чтобы вскарабкаться на нее, Мэри пришлось встать на пуфик, стоявший рядом.
        Закончив скакать, девочка спрыгнула с кровати и направилась к большому гардеробу.
        - У моей тети много всяких красивых вещей. Хотите посмотреть? - С этими словами она открыла шкаф и вытащила кучу шелкового кружевного женского белья. - Она говорит, что мне надо подождать, пока я вырасту, и тогда буду носить такое же. - Мэри мечтательно приложила к груди комбинацию. - Тогда я буду такая же красивая, как Санта.
        Клаус представил Санту в кружевной нижней юбке, но его мечты были прерваны Сантой, звавшей их на чашку кофе. Пить кофе? Лучше заняться любовью! Он мечтает об этом с самого утра и ждет не дождется, когда девочка уснет.
        Они вернулись на кухню.
        - Мы и кофе попьем, и займемся оформлением купчей на дом, - предложила Санта, нарезая лимон.
        Последующий час Санта пыталась убедить гостя в необходимости купить дом с оленями, как она его называла. Мэри пришла в восторг от оленей и умоляла Клауса купить именно этот дом.
        - Тогда у нас будут свои олени. И мы с тетей Сантой сами поедем, когда захотим. И выберем подарки сами.
        Клаус рассмеялся.
        - Давай ложиться спать, маленькая сводница.
        Мэри упросила Клауса почитать одну из ее любимых книжек, пока крестная приберется на кухне.
        Санта как раз закончила уборку, когда появился Клаус и сообщил, что девочка наконец уснула. Они остались вдвоем.
        - Ну, и что вы надумали? - спросила она. - Вы готовы подписать документы?
        - Вы так и не хотите уступить мне свой дом? - вопросом на вопрос ответил он, садясь напротив Санты, уже заполнившей все необходимые бумаги. - Теперь мне кажется, что последний особняк велик для меня…
        - Мне не кажется.
        - Вам действительно понравился дом с оленями? Это ведь не уловка, чтобы заставить купить его?
        - Я уже сказала вам, что он нравится мне больше других, и я купила бы его сама. Цена вполне приемлемая, и если вы хотите приобрести дом до Рождества, то этот наиболее подходящий.
        - Хорошо, давайте документы, придется пойти на уступки Мэри, - улыбнулся Клаус.
        Санта почувствовала облегчение, возбуждение и грусть одновременно. Облегчение, потому что наконец Клаус сдался и купил дом. Возбуждение, потому что она получит большие комиссионные. Грусть, потому что наступит конец ее ежедневным встречам с ним. И пусть Морган доводил ее до бешенства своими выходками, она привыкла видеть его, ощущать его близость, вдыхать его запах.
        А потом тот, рождественский, поцелуй. Клаус мог просто чмокнуть ее в щеку или губы или вообще отказаться. Но он этого не сделал и подарил ей настоящий романтический поцелуй. Поступки такого рода обычно приводят к… в общем, к чему-нибудь. Это же не был традиционный поцелуй между брокером и клиентом, наметившими удачную сделку.
        Но их поцелуй ни к чему не привел. Их отношения не стали менее натянутыми и официальными. Все закончилось так же стремительно, как и началось. Она подготовит запрос, владелец дома подумает немного и согласится. Клаус выложит наличные и улетит на праздники на солнечный остров.
        - Сколько времени, по-вашему, займет оформление? - прервал ее мысли Клаус. Его романтические планы на будущее никак не вязались с таким деловым настроем. Он сгорал от желания, а она с головой ушла в заполнение многочисленных бланков.
        - А что? Вы хотите позвонить и забронировать билет? - сухо спросила она, недовольная его желанием поскорее улететь.
        - Именно так, - разочарованно произнес он, думая о неудавшемся вечере.
        - Звоните прямо с моего телефона, - сказала Санни, не отрываясь от бумаг. - Если повезет на этот раз, то закончим все завтра утром. А если время не терпит, можно позвонить и с островов и уладить оставшиеся формальности.
        Без особого усилия Клаус разрушил все надежды на счастливое Рождество. Может быть, потому что на этот раз ее мечты были слишком смелыми, каких она не позволяла себе раньше?

8

        - Как прошло свидание? - спросила Санта.
        Они сидели на диване с Дороти, положив ноги на кофейный столик.
        - Он придет завтра вечером отмечать с нами канун Рождества. А почему бы и Клаусу не прийти с тобой? - предложила Дороти. - Как раз две пары. И тебе не скучно…
        - Он будет далеко отсюда.
        - Ты ведь не уступила ему свой дом?
        - Нет, но я нашла подходящий. Я послала его предложение сегодня рано утром и жду ответа, - сказала Санта, приглаживая волосы. - Странно получается: то он хочет только мой дом, то тут же покупает другой. Нет, я не против получить большие комиссионные, сохранив при этом свое жилье, но все-таки…
        Дороти отхлебнула чаю с лимоном.
        - Давай как следует разберемся. Тебе не приходило в голову, что Клауса привлекает твой дом потому, что ты сама привлекаешь его? Может, это такой способ ухаживания. Может, он хотел выкупить твой дом и подарить тебе?
        Санта нервно рассмеялась.
        - Благодарю за светлые надежды. Допустим, ты права, но тогда объясни мне, почему он покупает другой дом?
        Дороти пожала плечами.
        - Сложная штука. Возможно… - Она помедлила мгновение, изучающе глядя на подругу. - Потому что он хочет больший дом для вас двоих.
        Санни покраснела.
        - Не говори чепуху. Я едва знаю его, а он едва знает меня.
        - Уж конечно, - иронично произнесла Дороти. - Вы почти неделю провели вместе, бок о бок. И ты хочешь сказать, что за это время так ничего и не узнали друг о друге? Кроме того, мне кажется, между вами существует некое серьезное чувство, соединяющее любовь и соперничество. Почему бы не подождать, к чему оно приведет? Может, ты попросишь Клауса остаться на Рождество?
        - Ни за что! Ему надо срочно лететь на жаркие острова в теплых морях.
        - Да ладно. Не упускай свой шанс и дай шанс другому. Такая помешанная на Рождестве, как ты, перевоспитает кого угодно. Пусть он празднует с нами. Да и девочка будет рада. Она взахлеб рассказывала, как дядя Клаус читал ей книжки и уложил спать у тебя в доме.
        - Он уложил ее спать?! - рассмеялась Санта. - Она все время вскакивала с постели и просила его почитать. Мы сами уже клевали носом, когда она наконец заснула.
        - Ага, значит, он ухаживал за тобой и тянул время, ждал, пока ты оформишь документы и Мэри заснет. Извини, что она помешала вам. - Дороти хрипло засмеялась. - Извини еще раз. Но зато мы с Бобом могли целоваться…
        - Дороти! Ты не торопишь ли события? Ведь это всего лишь второе свидание.
        - Представь, что на первом свидании со мной был ребенок. И потом, не могла же я целоваться в театре!
        - Ну, нахалка! Ты не должна была целоваться раньше пятой встречи!
        - Изи, пошла вон! - Дороти прикрикнула на собаку, пытавшуюся стащить пирожное из открытой коробки на кофейном столике. - Теперь скажи мне на милость, где написано, когда человек может целоваться, а когда нет?
        - Я просто где-то слышала, - шмыгнула носом Санта. - И потом Морган вовсе не ухаживал за мной. Просто ему было одиноко и он не хотел возвращаться в отель. По-моему, он наслаждался выходками малышки, хотя и старался изо всех сил уложить ее спать.
        Вот уж не думаю, сказала про себя Дороти, а вслух произнесла:
        - Мне кажется, что тебе все-таки надо предложить Клаусу прийти к нам. Возможно, если ему будет куда пойти, то он вообще не уедет на праздники. Ведь он провел детство почти так же, как и мы. Ну и что, что это был дорогостоящий интернат в Европе? Семьи-то рядом не было, не было и подарков на Рождество.
        - Может быть, ты и права. Я подумаю. - Санта оделась и собралась уходить. Нужно было сделать еще кое-какие покупки и закончить последние приготовления перед Рождеством. - У него есть выбор, Дороти. Солнечный пляж, теплый песок, легкий ветер с океана… он не останется. Все кончено. У меня начался отпуск, и не нужно больше никуда спешить и ничего показывать. А так как я хочу отдохнуть завтра вместе с вами, то мне предстоит сегодня немного потолкаться, чтобы купить вам подарки.
        - Хорошо, хорошо, иди. Кстати, твои кексы, особенно украшения, всем понравились. Клиенты очень довольны. Спасибо.
        Когда Санта уже была у двери, затрещал телефон.
        Подошла Дороти.
        - Санта, это тебя из офиса.
        - Ну вот. Только все распланировала… Это ответ на предложение Клауса. Каникулы отменяются по крайней мере еще на один день.

        Дороти позвонила в дверь дома в викторианском стиле. Она чувствовала, что подруге надо помочь, но не знала как. Поэтому она и решила навестить предсказательницу, пока ее дочь, везде сующая нос Мэри, играла с соседскими детьми. Сначала этот визит казался ей хорошей затеей, но сейчас, стоя на крыльце, она засомневалась.
        Женщина, открывшая дверь, рассеяла все ее опасения. Азиза была само очарование. Она провела гостью в гостиную и предложила сесть у камина.
        - Что бы вы хотели знать? - спросила она, рассматривая ладонь Дороти. - Каковы перспективы вашего бизнеса или будут ли у маленькой Мэри братья и сестры?
        - Я, ох… - Дороти растерялась, откуда ей все известно, но потом сообразила, что говорит с ясновидящей.
        - О, вы хотите узнать о вашем почтальоне, я вижу по тому, как вы покраснели.
        - Он не мой. Я имею в виду…
        - Нет-нет, он - ваш. - Азиза погладила Дороти по руке.
        - Правда?
        Предсказательница утвердительно кивнула головой.
        - Он ведь вам нравится, правда?
        - Да, но он немного…
        - Именно такой человек, немного моложе вас, и должен быть рядом с вами и девочкой. Кроме того, у него большая семья и он вполне зрелый мужчина.
        - Да, похоже на это. Но я заехала к вам совсем по другой причине. Это связано с моей подругой Сантой Энджил. Она как-то приезжала к вам, и вы сказали, что Санта-Клаус подарит ей на Рождество любовника весом в двести фунтов.
        - Я помню, но она, кажется, не верит.
        - А я верю. И, по-моему, она уже встретила. Но Санта очень упряма, чтобы признаться в этом, и не хочет ничего делать.
        - Они оба очень упрямы.
        - Но тогда как…
        - Я вижу, вы хотите выручить подругу, - прервала ее Азиза. - Они должны перебороть себя.
        - Значит, я ничем не могу помочь? - расстроенно спросила Дороти прорицательницу, искренне желая Санте обрести счастье, которое та заслуживала.
        - Они справятся сами, - заверила Азиза.
        - В таком случае, что обещает мне мой бизнес? - улыбаясь, спросила Дороти.
        - Думаю, что если ваш почтальон будет продолжать в том же духе, то скоро вы будете готовить обеды ему и…
        - Детишкам!
        - Если вы того захотите.
        - Мэри будет в восторге. Она и так клянчит у меня братика или сестричку. О, кстати, вы не знаете, где я могла бы купить дом для Барби?
        - Дом уже на пути к вам.
        - Вы имеете в виду, что подарок будет под елкой?
        - Не без помощи курьера.
        Дороти посмотрела на часы.
        - Ой, я должна бежать. Мэри будет волноваться, что случилось со мной.
        - Счастливого Рождества! - пожелала Азиза, провожая гостью до двери. Она улыбалась, потому что знала: женщина будет вознаграждена двумя девочками-близнецами. Так что маленькая Мэри пока еще может наслаждаться всеми благами.

        - Поздравляю, у вас теперь есть собственный дом. - Санта чокнулась шампанским с Клаусом.
        - И, несмотря ни на что, я все-таки победил. - Он подлил ей шампанского, привезенного по случаю успешного завершения дела.
        Разглядывая двубортный костюм и дакроновый галстук клиента, Санни комментировала:
        - Вы сегодня очень нарядны. У вас деловая встреча или пришлось изменить планы на Рождество? - Она старалась не выдать тайной надежды на то, что он не уедет.
        - Я купил билет на завтрашний рейс. А оделся я так потому, что мне хотелось бы пригласить вас торжественно отметить нашу сделку. Я доставил вам массу хлопот, и с меня причитается хороший ужин.
        - Ужин?
        Он кивнул.
        - Где? - спросила она, изумившись.
        - Где угодно, только не в прошлой забегаловке.
        - Тогда мне нужно принять душ и переодеться. - Она знала, что большинство мужчин ненавидят ждать.
        - Хорошо, у нас уйма времени. Только скажите, куда вы хотели бы пойти, и я позвоню и закажу столик.
        Санта отпила шампанского и почувствовала головокружение. Было ли это из-за коварного вина или из-за мужчины, выглядевшего так, словно он сошел с обложки журнала «Он». Она вспомнила, что Дороти как-то упоминала об уютном ресторане со смешным названием «Жирный гусь».
        - «Жирный гусь», - вспомнила она. - Мне бы хотелось туда.
        - Пусть будет «Гусь». Идите в душ и переодевайтесь. - Клаус осушил бокал и поставил его на стол.
        - Телефонная книжка рядом с хлебницей, - бросила Санни, удаляясь в ванную.
        Позвонив в ресторан и заказав столик на двоих, гость налил шампанского и уселся перед телевизором.
        Мягкий диван напомнил ему тот снежный день, когда он уснул здесь, и эротический сон, в котором Санта играла главную роль. Сон был яркий, романтический и чувственный. Это воспоминание возбудило Моргана. Он поставил бокал на кофейный столик и прислушался к шуму воды, доносившемуся из ванной комнаты.
        Неожиданно ему в голову пришла шальная идея. Гардероб в спальне хозяйки манил его, как шляпа фокусника - ребенка. Шум в ванной комнате не прекращался. Клаус чувствовал аромат шампуня, пахнувшего лавандой. Рассудок покинул его и уступил место безумной затее. Он слегка выдвинул ящик с нижним бельем и начал рыться в нем. Только из профессионального любопытства, успокаивал он себя. Как-никак, он тоже занимается торговлей.
        Морган выбрал вышитый, с маленькими дырочками бодисьют, нежный и провокационный, как сама Санни. Но затем передумал и заменил его на роскошный кружевной бюстгальтер и подобрал к нему такие же трусики. Он положил все на кровать и открыл шкаф. Брючный шерстяной костюм привлек его внимание. Цвет морской волны нравился, но хотелось чего-то другого. Порывшись в вещах, он нашел то, что, по его мнению, подошло бы для ужина в «Жирном гусе»: серебряная шерстяная вязаная кольчуга и черная замшевая юбка-мини. Критически осмотрев наряд, он присоединил к нему беленькие чулочки.
        Вода в душе все еще бежала, проникающий в комнату шум был сообщником его тайных махинаций. Клаус не хотел упускать такого шанса, рискуя, тем не менее, испортить весь вечер.
        Туфли! Про них он совсем забыл. Санни особенно трепетно относилась к обуви, поэтому подобрать нужные будет делом нелегким, тем более что на верхних полках было много коробок.
        Его задачу значительно облегчало то обстоятельство, что на каждой коробке было описание ее содержимого. После беглого осмотра Клаус остановился на изящных замшевых шпильках. Он вытащил их из коробки и поставил у кровати.
        До его слуха донесся звук закрываемого крана, и дверь в ванную слегка приоткрылась. Санни набросила на себя махровый халат. На секунду перед ним мелькнуло обнаженное тело: капельки воды блестели прозрачными бусинками на гладкой коже, а влажные локоны спадали на нежные плечи. Морган осторожно покинул спальню и прошел в гостиную, с нетерпением ожидая, что случится потом.
        Как она отнесется к тому, что увидит? Ведь то, что он сделал, было вмешательством в ее личную, сугубо интимную жизнь. Она задумается, отнесется положительно или рассердится? Если Санни отреагирует так, как он рассчитывает, то ему будет о чем вспоминать в Рождество на далеком острове. А сегодня, сидя напротив девушки в ресторане, его будет возбуждать мысль о том, что он сам тщательно подбирал все детали ее туалета, включая и интимные.
        Клаус не знал, зачем он это сделал. Подобного безрассудства никогда прежде не замечалось.
        Ожидание казалось вечностью, хотя прошло всего лишь несколько минут. Она уже вышла из душа? Обнаружила ли, что он натворил? Если «да», то что подумала и что намерена делать?
        В доме было так тихо, что Клаус даже слышал тиканье настенных часов. Он встал и нервно стал мерить комнату шагами. На столе стояла вазочка с разноцветными конфетами «М энд М». Он машинально взял одну и положил в рот. Сладкий вкус обострил его и без того напряженные нервы.
        Он включил телевизор и начал просматривать программу за программой. Ничего интересного не было, но это занятие позволило ему немного отвлечься, и он не сразу расслышал голос Санты. На третий раз ей удалось докричаться до него.
        - Вы зовете меня? - спросил он, вставая с дивана и направляясь к спальне. Он надеялся, что у него не слуховые галлюцинации и она действительно звала его.
        - Войдите, пожалуйста, - услышал он ее голос, проходя мимо комнаты Мэри. Ему вспомнилось, как он читал девочке до полуночи ее любимые книжки, а Санни, как обещала, красила ей ногти ярко-красным лаком. Она очень баловала ребенка, и Клаусу тоже захотелось, чтобы побаловали и его, но… он не знал, чего ожидать, когда входил в спальню.
        Санта была одета: на ней были те самые вещи, которые он подобрал. Он с облегчением увидел, что она улыбается.
        - Я подумала, - произнесла она, открывая бархатную шкатулку с бижутерией, - возможно, вы захотите подобрать мне и украшения. Тогда мне останется лишь высушить и подзавить волосы, и я буду готова.
        Клаус тоже был готов, черт подери! Санни была ужасно привлекательной в выбранном им наряде. Милой и сексуальной. Это была ловушка? Она хотела наказать его за допущенные им вольности? В нерешительности он приблизился к шкатулке и заглянул внутрь: в ней было полно всяческих украшений.
        Поразмыслив, Клаус выбрал серебряные серьги и колечко в виде венка. Наклонившись к девушке, он увидел маленькие дырочки в мочках, и у него появилось желание укусить Санту за ушко. Так, на закуску. Ужин отодвигался на неопределенное время.
        Санта улыбнулась его выбору.
        - Хотите вставить? - спросила она.
        Вопрос прозвучал двусмысленно, и Клаус чуть не поперхнулся, испугавшись, что она прочла его мысли. Однако она повернулась к нему ухом, и он с облегчением понял, что она имела в виду серьги. С невероятной осторожностью он вставил сережку в дырочку.
        - Благодарю вас, - пояснила девушка, дуя на пальцы. - Я покрыла ногти лаком и не хотела бы смазать его.
        Морган задумался над ее жестом. Конечно, она могла дуть на ногти, чтобы лак поскорее высох. Но, с другой стороны, это выглядело так, словно она радовалась удачному воплощению своей идеи. Какой? Клаус даже боялся думать. С блуждающей улыбкой он провел указательным пальцем по ее уху и щеке, коснулся губ и, внезапно поддавшись искушению, наклонился и поцеловал ее. Перебирая влажные локоны, он почувствовал ответные движения и страстно впился в ее зовущие губы.
        - Мы опоздаем, - сказала Санни, когда он прервал поцелуй.
        - Куда? - спросил Клаус.
        Ответом ему был долгий и нежный поцелуй, сводящий с ума и зовущий куда-то. Потеряв контроль над собой, он обнял ее и, не прерывая поцелуя, понес через комнату. Санта прижалась к его груди, замерев от неистовых блужданий его языка.
        - Что ты делаешь? - спросила она, переводя дыхание.
        - Твоя кровать заворожила меня с первого взгляда. Она похожа на парящее облако, и мне хочется проверить, она действительно такая мягкая и уютная, как кажется? - И Клаус разжал объятия. Санни, ойкнув, упала на постель, подпрыгнула один раз и оказалась под грудой белых пушистых подушек.
        Он торопливо снял пиджак и галстук и прыгнул к ней на кровать. Лежа рядом с девушкой, кавалер пересказал ей на ухо свой сон, упомянув о том, как ее губы вели себя.
        - Это предложение? - поинтересовалась Санта.
        - Возможно, но позже, - ответил он, задирая юбку. Она слегка приподнялась, помогая ему.
        Клаус ловко снял с нее трусики, обхватил руками упругие ягодицы и, прижавшись к ней, застонал. Его пальцы быстро нащупали кнопки на лифчике и расстегнули их.
        Санни зажмурилась от удовольствия, когда он, целуя ее живот, скользнул вниз и приблизился к горящему желанием лону. Она извивалась от наслаждения, когда Клаус нежно всасывал, покусывал, лизал мягкую бусинку в заветном месте до тех пор, пока она не произнесла его имя. Движения языка были властны, дразняще-чувственны и мучительно-ласковы.
        Ее руки, сжимавшие простыню, сомкнулись в его волосах, поглаживаниями прося остановить, замедлить или продолжить ласки до тех пор, пока язык не скользнул внутрь. Она содрогнулась, и изнуряющее блаженство разлилось по всему ее телу.
        Клаус взял Санту за руку и, поцеловав, улегся рядом с ней. Ее учащенное дыхание постепенно становилось нормальным.
        - Что это было? - Она повернулась к нему лицом, нежно гладя его мускулистую грудь.
        - Подарок джентльмена, - ответил он.
        - Подарок? Интересно ты излагаешь мысли.
        - Ответная любезность, - объяснил он, напомнив о сновидении.
        Девушка тихо засмеялась.
        Клаус лег на спину, положив руки под голову. Его «приятель» стоял по стойке смирно. Ее рука потянулась к нему.
        - И что ты думаешь? - спросила она, поглаживая «приятеля».
        - В данный момент я не в состоянии мыслить. Кровь покинула мозг и ушла… куда-то.
        - Я имела в виду кровать. Она такая же мягкая, какой ты ее представлял? Она тебе нравится?
        - Мм… - единственное, что мог произнести Клаус, почувствовав, как ее руки ласково сжимали «приятеля». Потом на месте рук оказались ее горячие губы. - Стой, подожди минуту, - вскричал он, приподнявшись. - Давай сначала поужинаем, а потом займемся десертом.
        Санни улыбнулась, зная, что ожидание обычно не доставляет мужчинам особого удовольствия.
        - Я считаю, что жизнь временами горькая, и поэтому можно начинать со сладкого.
        Клаус нежно накрыл собою Санту, держа ее руки в своих. Их тела и губы слились воедино. Он вошел в нее твердо и дразняще-медленно. Постепенно темп его движений изменился, все нарастая до тех пор, пока они одновременно не достигли наивысшей точки блаженства.
        Через несколько минут Санни открыла глаза и с удивлением обнаружила, что Клаус лежал обнаженным, а она, наоборот, полностью одетой, даже туфлях. Впервые в жизни она занималась любовью обутой. И все было потрясающе. Шестое чувство подсказывало ей, что и он испытывал то же самое. Морган выбрал ее одежду сам и точно попал в цель. Он был необычный человек, но это она поняла еще тогда, когда он впервые вошел в кабинет и в ее жизнь. А завтра, возможно, уйдет. Но Санни не хотелось об этом думать. Она просто решила наслаждаться праздниками. Клаусу не пришлось соблазнять ее, чтобы заманить в постель: она была готова к этому сама после поцелуя на ярмарке. Если бы только исполнилось ее желание и он никуда бы не уехал! Но то было лишь желание, и ей оставалось только надеяться. Сердце подсказывало Санте, что они могут подарить друг другу счастливое Рождество.
        - Не знаю, как ты, но я просто умираю с голоду, - прервал Клаус ее мысли. Он перекатился на бок и чуть не упал с кровати, но удержался.
        - Я, возможно, найду в холодильнике что-нибудь пожевать, - предложила Санни.
        - Ну нет. Я обещал тебе шикарный ужин, и он будет. Кроме того, ты меня уже однажды накормила.
        При этих словах она покраснела.
        - Думаю, мы пропустили время.
        - Тогда закажем снова. Я скажу им, что мы были очень заняты. Но сначала я приму душ, а ты отдохни немного.
        Санни не стала спорить. Она понежится немного в мягкой и теплой постели, а потом встанет, примет душ и наденет что-нибудь другое на выход. Она услышала шум душа и представила сильное мускулистое тело любовника под струями воды. Она так размечталась, что не заметила, как шум прекратился, и не слышала ничего, пока до нее не донесся его пронзительный крик. Она вскочила с кровати и пулей бросилась в ванную, гадая на ходу, что он сломал, если поскользнулся и упал. Все оказалось намного хуже.
        Клаус стол бледный как полотно, согнувшийся от боли, и дул на своего «приятеля».
        - Что случилось?
        - Электрощипцы, - проскрежетал он. - Я не знал, что они включены, наклонился и обжегся.
        О господи! Не стоило удивляться его бледности: он чуть было не кастрировал себя. И Санни с ехидством подумала про себя, что все-таки она молодец и отведала десерт до того, как случилось несчастье.

9

        До вчерашнего вечера Санта так и не знала, что же ей хочется получить в подарок на Рождество. Сейчас, проснувшись, она думала о куче дел, которые ей предстоит выполнить. Но хотелось немного понежиться, еще раз пережить ощущения вчерашнего вечера, но только до того момента, когда Клаус вышел из душа, потянулся за полотенцем и обжегся. На этом вечер закончился. Вместе с запланированным ужином. И роман с Клаусом тоже. Под бесконечные извинения он покинул ее дом.
        Она взяла подушку, на которой вчера лежал любовник, и, прижав ее к груди, с упоением вдыхала сохранившийся запах его лосьона. Она лежала под одеялом абсолютно нагая, и ее единственным одеянием были серьги и кольцо, выбранные гостем. Вчера, собираясь спать, она убрала злополучные щипцы подальше, приняла душ и легла, но не могла заснуть.
        Санни была заведена: она провела вечер с мужчиной, который знал, что хотел, не стеснялся брать и давать взамен. Думая о нем, она чувствовала, как горят щеки. Никогда еще близость не была так приятна, как это было вчера. Этот мужчина возбудил ее, не прикасаясь к ней: он просто выбрал одежду, которую хотел бы видеть на ней, и разложил на кровати, как для девушки из гарема, готовящейся навестить пашу.
        Ей было любопытно узнать, что он думал и чувствовал, когда перебирал ее вещи, не следил ли за ней тайком, пока она, обнаженная, стояла под душем.
        Никому другому Санта не простила бы подобных вольностей. Но Морган сделал это так красиво и заботливо, что она не разозлилась, а приняла все с благодарностью.
        Часы показывали, что пора вставать, но она наслаждалась воспоминаниями о сказочном блаженстве, о тихо произнесенных словах на каком-то языке, внесших загадочность в их отношения. Да, воистину Клаус был необычным. Что он произнес в момент безудержной страсти? Сказал ли он: «Я люблю тебя»? Мог ли произнести такое?
        Урчание в животе заставило прервать сладкие воспоминания. Они вчера так и не сходили в ресторан, а она не стала ужинать. Сейчас организм настойчиво требовал пищи. Томно потянувшись, она села, и покрывало, скрывавшее ее тело, упало, обнажив плечи и грудь. Санта рассмеялась. Она и представить себе не могла, что бы сказал Клаус, увидев ее грудь. Но ему не посчастливилось, а другие мужчины, с которыми она встречалась, всегда отмечали этот феномен.
        Санни слезла с кровати и надела длинный стеганый халат. Пройдя на кухню, она призывно глянула на телефон и проверила, не отключен ли зуммер.
        Голод усиливался, и она принялась искать что-нибудь съестное. А поскольку настроение было праздничное, она выбрала любимый завтрак - омлет с сыром и зеленым горошком. Сочетание подогретых гренок и черного кофе заставило желудок замолчать.
        - Ну, позвони же, - уговаривала она хранивший молчание телефон. Больше всего на свете Санни ненавидела минуты ожидания, особенно если они были связаны с мужчиной.
        Раздался звонок в дверь, и у нее ёкнуло сердце: он! Это даже лучше, чем телефон. Она надеялась, что Морган приехал сообщить, что передумал, и тогда она пригласит его к Коммонам на Рождество.
        Выглянув в окно, она увидела, что рано обрадовалась: это был посыльный со свертком в руках. Гадая, кто бы мог прислать подарок, Санта открыла дверь. Обменявшись приветствиями и угостив курьера печеньем, она быстро распаковала сверток. Как ребенок, Санни была очень нетерпелива в праздничные дни.
        Раскрыв коробку, она обнаружила дом для Барби, как и обещал Клаус. Спасибо, он сэкономил ей день. Девочка была бы очень разочарована, если бы не исполнилось ее главное желание. Когда Санта заворачивала подарок, зазвонил телефон. Ну наконец-то! Она сняла трубку.
        Увы, то был не Морган. Но это был самый лучший человек на Земле, маленькая девочка, которая всегда заставляла ее радоваться.
        - Тетя Санни, тетя Санни! Сегодня приезжает Санта-Клаус.
        - А ты уверена, что сегодня? - поддразнила крестная девочку. - Ты, наверное, неправильно посчитала.
        - Не-а. Мама говорит, что сегодня - Сочельник. И мне надо рано лечь спать, но сначала мы приготовим угощение для Санта-Клауса. Дядя Роберт тоже сегодня придет.
        - Мне нравится Роберт, - сказала Санта в надежде узнать отношение к Доулу и малышки.
        - У него на почте есть кошка по имени Мышка.
        - Кошка по имени Мышка?
        - Да. А дядя Роберт готовит для почтальонов завтраки и многое другое. Он обещал сделать и для меня.
        - Ну хорошо, увидимся попозже, ладно?
        - Угу, мама хочет поговорить с тобой.
        Дороти задала вопрос, на который Санта сама хотела бы знать ответ.
        - Морган придет с тобой?
        - Не знаю.
        - Нужно послать ему специальное приглашение? Ты ведь спрашивала его?
        - Ну, понимаешь, в общем, так получилось, что он вынужден был уйти до того.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        Санни пересказала ей все события минувшего вечера. Упоминание о щипцах вызвало у подруги приступ безудержного смеха, и разговор прервался.
        Не желая больше ждать, она решила действовать сама. По заведенной традиции, в знак удачного завершения сделки Санни дарила клиенту корзинку с подарками. Она приготовила такую и для Клауса и хотела поехать в отель и вручить ему. Это давало возможность пригласить его к Коммонам или в крайнем случае просто навестить и узнать, как он себя чувствует.
        Санте надо было торопиться, потому что самолет Клауса улетал в полдень. Подарки были готовы, и оставалось лишь уложить их в корзину и перевязать красивым бантом. Она быстро умылась, переоделась и поехала в отель. По дороге ей пришло в голову добавить к подаркам бутылку вина и кое-какие сладости, и она заскочила в магазин. Не удержавшись от искушения, Санта купила яркую коробочку с пластырем и положила в корзину. Все. Теперь подарок готов и можно ехать.
        Санте нужно было попасть в номер. В холле отеля она подошла к портье.
        - Извините, я подготовила сюрприз приятелю, но он не отвечает на телефонный звонок. Как вы думаете, он спит или уже уехал? - приветливо улыбаясь, спросила девушка.
        - Давайте посмотрим, здесь ли он еще, - откликнулся клерк, готовый помочь. Посмотрев в регистрационную книгу, он сообщил: - Ваш друг еще не выписался. Но скоро у него самолет.
        - Мне очень хочется его увидеть, и у меня для него подарок, - проговорила Санта, посмотрев на часы. - Вы не дадите мне на минуту запасной ключ, пожалуйста?
        - Вообще-то не положено…
        Она не дала ему договорить и, накрыв ладонью его руку, попросила:
        - Пожалуйста, ведь сегодня Сочельник. Я на минуту, обещаю.
        Сердце мужчины дрогнуло.
        - Поторопитесь, пока не заметили отсутствия ключа, - сказал он, головой кивая в сторону своей коллеги.
        - Я вернусь в два счета, - подмигнула благодарная посетительница.
        Она немного нервничала, стоя с подарочной корзиной перед дверью. Как она выглядит? Наверное, ужасно глупо и нелепо. Может, ей стоит уйти и забыть все? Забыть? Нет, она не сдастся. Девушка никогда не сдавалась в сложных ситуациях, и это качество помогло ей обрести репутацию хорошего и надежного брокера. Как бы ни было трудно, она всегда шла до конца. Глубоко вздохнув, она постучала в дверь.
        - Клаус, я…
        Женщина, открывшая дверь, была удивлена не меньше Санты.
        - Вы кто? - требовательно спросила незнакомка. - Это что, подарок от отеля клиенту? - И она вопросительно посмотрела на корзинку.
        - А вы кто? - Санта задала встречный вопрос. - Где мистер Морган?
        На женщине было черное кружевное белье, видневшееся из-под махрового халата с эмблемой отеля.
        - А кто им интересуется? - Требовательность в ее голосе возрастала.
        - Меня зовут Санта Энджил. Я… я продала мистеру Моргану дом, - пробормотала она.
        - А, тогда это объясняет корзину с подарками. Вы - агент, к которому обратился Клаус, и это значит, что он купил у вас дом для нас.
        - Для нас?
        - Я - невеста Клауса, - объяснила брюнетка, показывая большое бриллиантовое кольцо. - Я только что прилетела. Мы с ним разминулись буквально на минуту. Горничная пустила меня в номер. Если хотите, я передам ему корзинку. Вообще-то мы ужасно спешим.
        - Вы летите с ним на Рождество на острова?
        - Да. Это наша давняя традиция.
        Конечно. Они очень подходили друг другу, и это было ясно с первого взгляда. Девушка чувствовала себя полной идиоткой.
        - Что ж, приятной поездки. - Она отдала корзину.
        Она не собиралась плакать. Вовсе нет. Ей просто расхотелось встречаться с Клаусом.
        - Все хорошо, черт возьми! - всхлипнула она, садясь в машину. Почему разочарование постигло ее снова?
        Потому что она позволила себе увлечься чуждым ей человеком. Он не скрывал, что мечтает поскорее улететь отсюда и ненавидит ее любимый праздник, и часто и откровенно говорил об этом.
        Надо забыть вечер в ее доме, а посмотреть на все с точки зрения бизнеса: она продала дом, получила о-ч-чень хорошие комиссионные, на которые сможет купить новую машину и отложить немного, и должна быть счастлива.
        Но этот клиент сделал то, что, казалось, сделать невозможно: он испортил ей Рождество.
        Неожиданно Санта улыбнулась сквозь слезы. Она тоже не осталась в долгу. Вчера ее горячие электрощипцы случайно «заклеймили» его. Клаус может провести праздники с невестой, но о Санте уж точно не забудет. Это уж точно!!! Происшествие с щипцами не позволит наслаждаться любовью ни ему, ни его невесте, даже несмотря на ее красивое белье. Эта мысль несколько утешила ее.

        - Тетя Санни, я уж думала, что ты никогда не приедешь. - С этими словами Мэри открыла дверь. - Это все подарки мне?
        - Ты хорошо себя вела? - спросила крестная, снимая куртку и вешая ее в шкаф.
        - Да.
        - Тогда положи коробки под елку, не заглядывая в них, и не тряси, - строго наказала она девочке и пошла искать подругу.
        - Красного перца немного, - инструктировала та Боба, возившегося на кухне.
        - Что-то не пахнет ни рождественской индейкой, ни гусем, ни поросенком, - заметила Санта, входя.
        - Мэри упросила Роберта приготовить ей рыбу, как он делает для почтальонов, - объяснила Дороти. - Поэтому на Рождество у нас будет фаршированный карп. Боб говорит, что в каких-то странах это традиционное рождественское блюдо.
        - Каких еще изменений следует ждать в доме? - поинтересовалась Санни и предложила Дороти свою помощь.
        - Пойдем в гостиную украшать елку. Боб говорит, что у него все под контролем. - И женщины покинули кухню.
        Елка стояла голая и смотрелась сиротливо. Рядом с ней были коробки с гирляндами и разноцветными игрушками. Дороти наряжала елку в самый канун Рождества в основном из-за Изи. У собаки была дурная привычка таскать украшения с тех веток, до которых она доставала, и путать мишуру. В настоящий момент она с невинным видом лежала среди подарков.
        Отойдя подальше, чтобы их никто не слышал, Дороти прошептала:
        - Что случилось?
        - Ничего. - Санта подняла гирлянду. - Ты проверяла, она работает?
        - Выкладывай, дорогая. У тебя заплаканные глаза, значит, ты ревела.
        - Я смотрела «Любовь в кредит», понятно?
        - Ну, если ты так хочешь. Что с Морганом, он придет сегодня?
        Санни отрицательно покачала головой, с преувеличенным интересом рассматривая гирлянду.
        - Он уезжает, как и планировал.
        - Мне жаль. - Подруга коснулась ее руки. - Не переживай.
        - Все в порядке. Он был всего лишь клиентом, я продала ему дом и… - Санта зашмыгала носом.
        - Что такое?
        - Он помолвлен. - Бедняжка вытерла слезы, взяв себя в руки. Ей не хотелось портить плохим настроением праздник другим. Пересилив себя, она улыбнулась. - Невеста красивая.
        - С чего ты взяла? Откуда ты узнала? - Дороти взяла гирлянду и повесила на елку.
        - Я видела ее. Она была в номере Моргана, когда я привезла подарочную корзинку. - Санни вытащила из коробки другую гирлянду.
        - Возможно, она соврала.
        - Нет. Она показала мне кольцо. Бриллиантовое и прекрасное.
        - Не знаю, что и сказать.
        В этот момент позвонили в дверь, и Дороти направилась, чтобы открыть, но ее опередила Мэри.
        - Я сама, - взвизгнула девочка.
        Санни уронила игрушку, которую держала, услышав радостный вопль: «Дядя Клаус!»
        Что он здесь делает? Как посмел показаться ей на глаза? Он наверняка в курсе, что его маленькая тайна раскрыта. Она не желает видеть его и не хочет, чтобы он смотрел в ее заплаканные глаза.
        Дороти подошла к ней.
        - Он хочет видеть тебя, - произнесла подруга.
        - Скажи ему «нет».
        Мэри подбежала с маленькой изящно упакованной коробочкой.
        - Дядя Клаус принес мне подарок.
        - Положи под елку, дорогая, - сказала мать дочери и, глядя на Санту, умоляющим голосом произнесла: - Хоть поговори с ним.
        Не желая устраивать сцен и портить праздничный вечер, Санта кивнула и пошла к двери. Гость стоял на пороге.
        - Я могу войти? - спросил он.
        - Нет. Я выйду. - Она накинула куртку и вышла за ним.
        - Позволь мне все объяснить.
        Она стояла, молча покусывая губы, и старалась не выдать чувств. Потом она сказала:
        - Не думаю, что какое-либо объяснение удовлетворит меня. В любом случае ты должен извиниться перед невестой, а не передо мной. У нее на руке кольцо, подаренное тобой. Она мне его продемонстрировала. Ты уезжаешь на Рождество и ответь мне лишь одно: это кольцо - твой подарок, так ведь?
        - Да, мой, - признался он, - но…
        - Прощай, мистер Морган. - Санни повернулась, чтобы уйти в дом, но он схватил ее за руку.
        - Подожди, выслушай меня. Ты ошибаешься, говоря…
        Роберт, по-видимому наблюдавший за ними из окна кухни, открыл дверь.
        - Все в порядке, Санта? - В его голосе звучала забота и готовность защитить.
        - Да, все нормально, - отозвалась девушка.
        Боб ушел в дом, оставив их наедине.
        - Ты не понимаешь, что Джина Биттер - моя бывшая невеста.
        - Что ж, у вас небольшая размолвка. Думаю, вы помиритесь. У меня своя жизнь, и я должна к ней вернуться, - глядя на его руку, сказала Санни.
        Клаус отпустил ее.
        - Нет, ты не слушаешь меня. Я бы не был с тобой, дорогая, если бы все еще был помолвлен с Джиной. В прошлом году, как раз накануне Рождества, она сама разорвала нашу помолвку. А сейчас передумала и хочет попытаться наладить отношения.
        - Наверное, и тебе стоит попробовать, - сказала Санта и поежилась от неожиданного порыва холодного ветра. Она говорила совсем не то, что думала.
        - Санни, будь благоразумна. Выслушай то, что я тебе говорю, - умолял нежданный гость. Он засунул руки в карманы, чтобы снова не схватить ее.
        - Я знаю лишь то, что видела. Я приехала к тебе в отель, чтобы пригласить тебя сюда. Я хотела объяснить тебе, что бегство - это не выход. Но когда вошла в номер, я поняла, что ты собираешься не убегать прочь, а наоборот, жить с другой женщиной. Полуодетая дама в твоем номере и с твоим кольцом на руке. Думаю, что тебе нечего возразить на это. А теперь, пожалуйста, уходи.
        - Наверное, ты права. Мне никогда не везло в это время года. - Он повернулся и зашагал к машине.
        Девушке потребовалась вся ее воля, чтобы не пуститься за ним и не остановить его. Но ей не хотелось, чтобы у нее в жизни был просто мужчина. Ей хотелось такого, который никогда бы не разочаровывал ее и в которого она могла бы верить.
        Она вернулась в дом. Дороти накрывала на стол. Изи приплясывала на задних лапках рядом с ней, пытаясь ухватить кусочек, а Мэри украшала елку мишурой.
        - Чем могу помочь? - Крестная изо всех сил старалась выглядеть спокойной.
        - Вот, пожалуйста, перемешай салат, - предложил Боб. - Или лучше я займусь им сам, а ты почисти лук.
        Санта поняла, что он предложил ей заняться луком, потому что у нее в глазах стояли слезы. А лук - очень хорошее оправдание тому. Что ж, кажется, Дороти нашла себе настоящего мужа. Санта надеялась, что ее подруга понимает это.
        Вскоре они сели за стол. Влюбленные так нежно ухаживали друг за другом, что Санте было завидно на них смотреть. Но она была хорошей подругой и потому восхищалась кулинарными талантами Роберта, поддерживала веселую болтовню Мэри и одобрительно посматривала на Дороти, взглядом показывая ей, что выглядит она хорошо.
        Лишь один раз она на мгновение пожалела, что прогнала Клауса, когда Мэри допытывалась, скоро ли вернется дядя Клаус и почему он ушел, не поужинав с ними. Санте пришлось объяснить девочке, что он приходил попрощаться перед отъездом, и тогда Мэри попросила разрешения открыть его подарок.
        Чтобы не осложнять ситуацию, Дороти разрешила дочери открыть коробочку. И второй раз Санта чуть не расплакалась, когда увидела, что лежало в ней. Клаус где-то умудрился раздобыть такие же сережки и колечко, как у нее, только маленького размера, как раз для Мэри. Девочка была так рада, что танцевала вокруг елки, хвастаясь своими драгоценностями.
        Обычно Санта оставалась в эту ночь у Дороти, но сегодня здесь ей не было места.
        Впервые в жизни девушка ощутила себя по-настоящему одинокой, хотя одиночество было частым гостем в ее жизни. Она даже не зажгла огни на елке, когда вернулась домой. Темнота ласково поглотила ее.

10

        Проснувшись утром, Санта посмотрела в зеркало и ужаснулась: глаза распухшие и красные, как у кролика. Удивляться не стоило, ведь она легла в постель и плакала до тех пор, пока не уснула.
        Она откинула одеяло и пошла в душ, искренне жалея себя. Это было единственное, что она могла сейчас сделать. Праздники ушли, унося с собой определение «счастливые». Осталось просто Рождество. Пора брать себя в руки.
        Морган унизил, раздавил, растоптал и бросил ее вниз со скалы любви. Но она, тем не менее, выжила. Настал день все начинать сначала, опять верить в чудеса и любить кого-то, пусть даже этот кто-то - ты сам.
        Она позавтракала, съев несколько пирожков и запив их холодным вчерашним кофе, и пошла забрать почту.
        Открыв дверь, она обнаружила у порога сюрприз. Кто-то аккуратно поставил громадную коробку. Она была перевязана ярко-красной лентой с большим бантом, на который была прикреплена маленькая белая открытка с пожеланием счастливого Рождества.
        Растроганная девушка быстро разорвала упаковку и увидела шикарный букет. Абсолютно сумасшедший поступок, потому что такой букет живых цветов в это время года стоил бешеные деньги.
        Коробку явно доставили недавно, так как нежные лепестки цветов не успели замерзнуть на морозном воздухе. Она огляделась вокруг в поисках машины, но на улице было пусто. Открытка откололась от банта и упала на землю оборотной стороной. Санта наклонилась за ней и прочитала подпись: «Морган». Значит, он только что был здесь и она упустила его. Почему бы Азизе не оставить ее в покое? Зачем ей вздумалось дарить любовника в двести фунтов и разбивать сердце? Она не будет думать о Клаусе. Нет, не будет.
        Первым желанием девушки по возвращении в дом было выбросить букет в мусорное ведро. В самый последний момент она передумала и поставила его в вазу.
        Неожиданно ее осенило: свежие цветы означали, что Клаус не уехал с Джиной на острова. Вообще никуда не уехал. Но что за этим кроется? Она прогнала прочь все сомнения, включила стереосистему и поставила свою самую любимую кассету с рождественскими песнями. Санта решила привести в порядок все бумаги. Наводя порядок в портфеле, Санта аккуратно разложила все по местам и обнаружила, что нет ключа от дома, который она продала Клаусу.
        Сейчас это никак не могли быть проделки Мэри, потому что в последний раз он был в портфеле, когда они ездили смотреть дом. Завтра утром могут вернуться владельцы, и поэтому ей надо обязательно сегодня забрать ключ. Санта надеялась, что либо окно, либо дверь остались открыты и она беспрепятственно попадет внутрь.
        Ей хотелось поскорее покинуть свой дом, каждой мелочью напоминавший ей о пребывании в нем Клауса. Она оделась потеплее и выскочила на улицу.
        Рождественский день - самый тихий и спокойный в году. Улицы были пустынны, и Санта быстро добралась до места. Она гадала, понравился ли Мэри дом, и решила позвонить ей, когда вернется.
        К своему удивлению, она обнаружила роскошный автомобиль Клауса, припаркованный у дома. Должно быть, она оставила ключ у него. Первым ее желанием было уехать прочь, но ей нужен ключ, и она вылезла из машины и направилась к дому.
        Прежде чем постучать, Санта дотронулась до двери. Она была открыта. Стоит ли ей входить? Возможно, Морган показывает Джине дом, который и купил для нее. Девушка не знала, сможет ли она справиться с собой в такой ситуации. Но ей нужен был ключ. Поэтому она открыла дверь и вошла.
        - Есть кто-нибудь дома? - позвала она.
        Ответа не последовало. Внутри было тихо. Вероятно, они осматривают дом снаружи. Она нервно сжала пальцы, обещая себе, что справится.
        Глубоко вздохнув, Санта направилась на кухню, посчитав, что, может быть, ключ там. Однако туда она не дошла.
        Она остановилась посередине гостиной, увидев Клауса. Он сидел на полу перед холодным камином и вертел в руках бриллиантовое кольцо. Санта кашлянула.
        - Я приехала за ключом, - объяснила она свое появление.
        Клаус с удивлением посмотрел на нее.
        - Ключ там, на столе. - Он кивнул в сторону кухни.
        - Ты что, покупаешь женщине бриллиантовое кольцо на каждое Рождество? Это одно из твоих развлечений? - не утерпев, съязвила она.
        - Только не в этом году. Я говорил тебе, оно было куплено в прошлом. Я предложил Джине оставить его себе. Но когда ей стало ясно, что она меня больше не интересует, она швырнула его и ушла.
        - Понятно.
        Можно ли верить его словам? Ей очень хотелось поверить ему, но увидеть полуодетую Джину в номере было для нее тяжелым ударом.
        - Знаешь ли ты, что я купил этот дом для тебя? - спросил Морган, пытаясь прочесть в глазах Санты, что не ошибался на ее счет.
        - Что?!
        - Вот почему я хотел знать, быть уверенным в том, что он нравится тебе. Я хотел, чтобы мы были счастливы в нем. Мне хотелось создать в нем семью, вырастить детей с тобой. Понимаешь, когда я увидел тебя, я понял, что мне нужно не просто жилище… - Он помедлил. - Мне нужен семейный очаг.
        - О, Клаус… - расплакалась Санта.
        Морган вскочил на ноги и крепко обнял ее.
        - Любимая… Раньше я думал, что решаю свою судьбу сам. Но когда я встретил тебя, то понял, что ошибался. Тебя словно кто-то выбрал специально для меня, тот, кто хорошо понимает мой характер и читает мои мысли.
        Он нежно вытер ей слезы.
        - Ты нужна мне. Я люблю тебя. Я хочу тебя. Пожалуйста, сделай мою жизнь сказочной. Ты не представляешь, как мне было одиноко, пока я не встретил тебя, и страшно при мысли, что теряю свою любовь. Мы принадлежим друг другу. Даже наши имена созвучны - Санта и Клаус, познакомившиеся в канун Рождества.
        Наконец Санта улыбнулась.
        - Почему не всегда удается сделать то, что хочется? - Она шмыгнула носом.
        - Дорогая, сегодня Рождество, и мы в своем доме, и все мечты сбываются, - произнес Клаус и поцеловал Санту так нежно и страстно, что они оба задохнулись от желания.
        Все-таки что ни говорите, а счастливый конец есть счастливый конец!

11

        - Я должен показать тебе все сегодня, - сказал Клаус.
        - Но все павильоны закрыты, - с сомнением произнесла Санни.
        Они подъехали к стоянке машин у шикарной ярмарки, на которой располагался новый открываемый Морганом филиал «Глобуса».
        - Я знаю, - спокойно ответил он, заглушая мотор. - У меня есть ключ.
        - Ты хочешь сказать, что тебе надо работать сегодня? Я думала, что мы собираемся отметить открытие магазина. - В ее голосе прозвучал робкий намек.
        - Нет, я не буду работать. К завтрашнему дню все готово. Но прежде чем завтра утром распахнутся двери перед посетителями, я подумал, что мы могли бы отпраздновать открытие в интимной обстановке.
        Идея понравилась, но у Санты возникли кое-какие сомнения.
        - В пятницу вечером, в конце рабочей недели, в городе укромного местечка не найдешь.
        - Тебе вчера пришлось допоздна работать, как и мне. Сегодня я, слава богу, закончил пораньше и все успел подготовить.
        - Подготовить что?
        - Сейчас увидишь.
        Санта как завороженная вошла за Клаусом в пустынный павильон. Было нечто волнующее и опьяняющее в их таинственном проникновении в великолепный магазин, открываемый завтра. Каждую деталь его убранства он продумал до мелочей.
        - Идем, - тянул он Санту всякий раз, когда она останавливалась в восхищении перед какой-нибудь витриной.
        Они с Дороти обычно пользовались центовками и ярмарками, где на распродажах выстраивались длинные очереди. Первый раз в жизни она попала в респектабельный магазин, когда покупала новую машину на недавно полученные комиссионные.
        Встреча с Морганом под Рождество перевернула всю ее жизнь и принесла знакомство с новым миром, который, как она знала, существовал, но куда у нее не было пропуска. Все случилось как в сказке со счастливым концом. Клаус все время твердил о свадьбе, они нежно любили друг друга, хотя и страшились предстоящего события.
        - Ты действительно все предусмотрел, - заключила Санта, останавливаясь у витрины с ювелирными украшениями. Рядом в серебряном ведерке со льдом стояли шампанское и два хрустальных бокала.
        - Я говорил тебе, что день перед открытием нового филиала для меня всегда особый, - тихо сказал Клаус. - Хотя я открыл уже двадцать, все равно волнуюсь.
        Отдел был украшен красными звездочками, обращающими внимание покупателей на товары по специально сниженным только в день открытия ценам.
        С легким хлопком вылетела пробка, и пенистая жидкость наполнила бокалы.
        - За нас! - предложил Морган.
        От пузырьков игристого вина защипало в носу, и Санни хихикнула.
        - Не забывай, что случилось в прошлый раз, когда мы пили шампанское.
        - А я думал, что ты забыла. Но на сей раз я спрятал щипцы, фены и прочие нагреватели, - подтрунивал он над ней.
        - Клаус!
        - Все в порядке. Кожа слезла, и я опять как новенький. К такому заключению пришел вчера врач.
        - Приятно слышать, - отозвалась она, пригубливая шампанское.
        - Видишь здесь что-нибудь, чего тебе бы хотелось? - с улыбкой спросил он.
        Она наклонилась над прилавком и, притянув Клауса к себе за галстук, тихо произнесла:
        - Да, дорогой, тебя…
        - Я имел в виду - из драгоценностей.
        - О! - Его слова заставили Санту отказаться на время от поцелуя и посмотреть на витрину. - Что ты хочешь этим сказать?
        - Ведь ты намереваешься превратить меня в честного человека?
        Она отпустила галстук и принялась пристально изучать обручальные кольца.
        - Выбери любое, какое понравится, - предложил Морган.
        - На сегодня или вообще? - спросила Санта, пытаясь по его глазам угадать его истинные намерения.
        - Если я дарю тебе обручальное кольцо, это значит, что ты никогда не должна снимать его, - тихо, но твердо сказал он, и Санни поверила любви, сиявшей в его взгляде.
        Посмотрев на кольца еще раз, она выбрала одно, с большим желтоватым бриллиантом в простой оправе.
        - У тебя губа не дура. - Клаус взял кольцо и надел ей на палец.
        - Подошло! - радостно воскликнула она.
        - Хочешь, можешь померить и другие.
        - Нет, спасибо. Если мне что-то подходит, я чувствую это. Это - мое кольцо.
        - Хорошо, пошли, - сказал Клаус, обнимая ее за плечи.
        - Куда?
        - Увидишь, - И он повел ее к эскалатору, чтобы подняться в отдел для новобрачных.
        - Ты хочешь, чтобы я сегодня выбрала и свадебное платье?
        - Нет. У меня есть сюрприз для тебя. Садись. - Он указал на бархатное кресло. - Закрой глаза, а я вернусь через минуту.
        Санни повиновалась, гадая, что еще он мог придумать. События последних недель показали, что за его строгой и неприступной внешностью скрывается романтическая и заботливая натура.
        - Не открывай глаза, - сказал Клаус, возвратившись.
        Она почувствовала, что он встал перед ней на колени, услышала шорох бумаги.
        - Что это? - с замиранием сердца спросила она.
        - Поставь ногу мне на колено, - попросил он. Затем снял с нее туфлю и мягко помассировал ногу.
        - Массаж! Это твой сюрприз? - пыталась догадаться она. - Нет, я не разочарована. Напротив, мне очень приятно, продолжай, пожалуйста.
        Но массаж вдруг прекратился, и Клаус надел ей на ногу что-то.
        - Теперь можешь открыть глаза.
        Санта посмотрела на ногу и не смогла удержаться от слез.
        - Они прекрасны, - всхлипнула она, глядя на свадебные туфли из белой парчи, отделанные жемчужными и хрустальными бусинками, настоящие туфли для Золушки.
        - Значит, они нравятся тебе?
        - Нравятся? Это не то слово. Я без ума от них. Придется хранить под семью замками, чтобы Мэри не добралась до них. Они словно сделаны для принцессы.
        - Так оно и есть, моя принцесса. - Он надел вторую туфельку. - Я стою перед тобой на коленях и предлагаю тебе мою руку и сердце. Санни, выходи за меня замуж и сделай все дни в моей жизни праздничными.
        - Да. Я согласна. Можешь поцеловать невесту.
        Он поднялся, сияющий от счастья, и замер в поцелуе, достойном принцессы на балу в хрустальных башмачках.
        - Попробуй пройдись в них, чтобы убедиться, что они не жмут. Если что-то не так, мы можем…
        - Нет-нет, это плохая примета носить такие вещи до свадьбы. Все чудесно. - Санта сняла туфли, осторожно положила их в коробку и закрыла.
        - Теперь у меня остался последний сюрприз для тебя, - сказал Клаус, беря коробку под мышку и приглашая пройти за ним.
        Санни последовала за женихом. Они перешли в отдел спортивных товаров.
        - Зачем ты привел меня сюда? - удивилась она.
        - Я рассчитываю пойти с тобой в поход.
        - Ненавижу походы.
        - Этот тебе понравится, поверь мне. Ведь все пока было удачно?
        Не просто удачно, а сказочно, волшебно. Клаус был маг и творил чудеса. Он опутал ее чарами, которые она не хотела разрывать. Но поход?! Он протянул ей руки, и Санта поддалась, не в силах отказать ему.
        Клаус подвел ее к дому на колесах, установленному в зале для демонстрации. Своими размерами он смахивал на автобус.
        Клаус открыл дверь, предлагая войти. Заглянув внутрь, Санта замерла от восхищения: внутри парили воздушные шары в форме сердец, а на маленьком столике стояло блюдо с клубникой в шоколаде. Это было восхитительно. Она не слышала, как он закрыл дверь и приблизился к ней.
        - Это тоже мой подарок тебе. У тебя будет свой дом на колесах. Когда мы захотим, то поедем куда угодно в своем доме. Я устал от отелей. А так он будет стоять в нашем саду. И наши дети будут в нем играть…
        Санта засмеялась.
        - У тебя сегодня есть какие-нибудь дела? - спросила она, пробираясь к клубнике.
        - Я сделал это тайком, как только павильон закрылся. Никто не знает. Это наш с тобой маленький секрет.
        - Я никому не скажу, - пообещала она, смакуя сочную ягоду.
        - А тебе не кажется, что я тоже заслужил небольшое угощение? - Он обнял ее и подарил недвусмысленный поцелуй.
        - Ты хочешь здесь?
        Он кивнул головой.
        - Сейчас?
        Клаус опять кивнул.
        - Но…
        - Мы одни, и снаружи идет дождь. Разве ты не слышишь, как он барабанит по крыше? Его ритм определенно настраивает…
        Да, Санни слышала и давно настроилась.
        - Мы уже проехали тысячу миль и решили отдохнуть. - Она развязала и сняла с Клауса галстук.
        - И пиджак тоже сними, - подхватил он, снимая с Санты куртку, и прошептал: - Я ждал этого момента целую вечность.
        - И планировал все это время?
        - Угу. И ждал выздоровления.
        - Тебе пришлось нелегко.
        - Очень. - Он принялся расстегивать на ней платье, одновременно покрывая ее глаза, щеки, губы и шею нежными поцелуями. Добравшись до груди и освободив ее от чашечек бюстгальтера, он стал нежно ласкать соски языком, пока они не заострились розовыми бусинками.
        - Никак не могу расстегнуть, она заедает, - пробормотала Санта, возясь с пряжкой на его ремне.
        - Знаю, - ответил он, обнаружив спереди на бюстгальтере пикантной формы застежку, и быстро справился с ней, полностью обнажив грудь девушки.
        Наконец она расстегнула пряжку, вытащила ремень и отбросила его в сторону. Клаус потянул Санту вниз.
        - Я хочу видеть тебя обнаженной, - прошептал он, торопливо раздевая ее.
        Она была распалена, взвинчена до предела, почти хмельная. Справившись с одеждой, они упали обнаженные, бедро к бедру, сердце к сердцу, губы к губам. Санта чувствовала, как напряглось ее тело, приняв на себя приятно возбуждающую тяжесть Клауса. Страстный поцелуй обещал наслаждение.
        - Я не могу больше ждать, - прохрипел он.
        - Сейчас, - ответила она, и он стремительно вошел в нее.
        В эту минуту снаружи раздались голоса, и они замерли.
        - Я думаю, миссис Флин, мы установим камеру прямо здесь. Так хорошо, мистер Картер? - послышался голос.
        - Проклятье!
        - Что такое? Кто они?
        - Это журналисты. Я совсем забыл, что они собирались сделать репортаж для вечерних новостей об открытии филиала.
        - Ты забыл! - прошипела Санта, негодуя. Она чувствовала, как ее тело горит под ним.
        - Я думал о другом, - пробормотал Клаус, не шевелясь.
        Вдруг они услышали громкий голос.
        - Здравствуйте, я - Моника Флин, репортер первого канала. Наша передача посвящена грандиозному открытию нового филиала «Глобуса», которое состоится завтра в десять часов. Сейчас мы…
        Санта почувствовала, что «приятель» ожил внутри нее.
        - Что ты делаешь? Ты с ума сошел? - прошептала она, стараясь не замечать зарождавшегося блаженства.
        - Я не могу, Санни, не могу!
        - Клаус! - пыталась она угомонить его.
        - Не произноси моего имени или еще что-нибудь. Постарайся не вскрикивать, иначе мы попадем в программу вечерних новостей, - ласково попросил он и, не обращая внимания на ее попытки успокоить его, наращивал темп.
        Санте с трудом удалось выполнить его просьбу. Хуже всего было то, что к нараставшему с каждым движением возбуждению, ощущению с каждой минутой приближающегося блаженства примешивался монотонный голос журналистки, продолжавшей репортаж. Санта молила Бога, чтобы никому в голову не пришла идея войти, чтобы продемонстрировать мобильный дом внутри.
        Последнее мощное и одновременно с этим нежное движение Клауса принесло долгожданное наслаждение, и сладкая истома разлилась по их телам. Их руки зажимали рты друг другу.
        - Я люблю тебя, люблю безумно, дорогая, - едва дыша, прошептал Клаус.
        Санта молчала. Она думала, что гадалка была не права: она получила не любовника, а мужа. Ладно, хоть Азиза и ошиблась, но эту ошибку можно не только простить, решила Санта.
        - Пожалуй, надо позвонить прорицательнице, после такой любви в доме на колесах выяснить, не грозит ли это нам потомством?
        - Если она опять ошибется и вместо одного ребенка будут два, я только буду рад, - ответил Морган.

        Эпилог

        Подруги решили устроить сразу две свадьбы и прямо на День святого Валентина. Говорили, что тот, кто вступает в брак в этот день, будет особенно счастлив и плодовит.
        Мужчины согласились. Надо сказать, что они понравились друг другу с первого взгляда, а главное - совпадали их увлечения: Боб был таким же страстным
«железнодорожником», как и Клаус.
        Пока женщины обсуждали свадебные одеяния и меню праздничного ужина, мужчины могли часами ковыряться в рельсах, собирать новые паровозики или строить мосты и тоннели через ими же возводимые преграды.
        - Если бы я не стал почтальоном, - сказал как-то Роберт, - то был бы проводником или машинистом.
        - Ты можешь это совместить, - засмеялся Клаус.
        - Как это возможно? - изумился Боб.
        - Очень просто - стать проводником почтового вагона!
        - Вот что значит торговая смекалка, - покачал головой Роберт. - Проводником я не стану, а вот пару почтовых вагончиков для твоей дороги соберу.
        - Ладно, я в долгу не останусь, - рассмеялся Морган и вынул чековую книжку. - Это вам с Дороти наш подарок с Сантой.
        Он протянул два чека.
        Подбежавшая Дороти глянула на суммы и остолбенела.
        - Дороти, не падай в обморок, - сказала подошедшая Санта. - Один чек действительно подарок, а второй - просто беспроцентная ссуда на новый дом. Я уже вам присмотрела - это как раз тот, в котором жила на Рождество Азиза. Наследники хотят быстро его продать и поэтому снизили цену. Вот я и придержала его для вас.
        - Вот здорово, - захлопала в ладошки Мэри, - значит, мы будем жить рядом!
        - Все это хорошо, - нахмурился Боб, - но мы не можем принять такой царский подарок - ведь в нашей семье постоянную работу имею только я…
        - А мы и это продумали. - Довольная Санта обняла расстроенную подругу за плечи. - Клаус решил открыть в своем «Глобусе» маленькое кафе «Сладкоежка» - только кофе, чай, горячий шоколад, мороженое и сладости. Ты будешь менеджером, если, конечно, тебя это устраивает.
        - Еще бы. - На глаза подруги навернулись слезы благодарности. - Осенью Мэри идет в школу, и я, во-первых, не знала, куда себя деть, а во-вторых, где найти работу. Возиться дома, честно, мне надоело. А о собственном доме мы и мечтать не смели!
        - Подумать только, следующее Рождество мы обе будем встречать в собственных домах, - засмеялась Санта.
        - А потом пойдем в «Сладкоежку», - подвела итог Мэри. - Тетя Санни, ты дашь рецепт
«Семейного счастья»?
        Все дружно рассмеялись.
        - Кажется, мы его уже получили!!!

        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к