Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ДЕЖЗИК / Жар Алёна: " История Одной Любви " - читать онлайн

Сохранить .
История Одной Любви Алёна Андреевна Жар

        Я сильная и никому не позволю разрушить себя снова. Я причиняю лишь страдания девушкам, поэтому держитесь от меня подальше.  Острая на язык, но верная. Привелкательный, но вспыльчивый. Два человека ненавидят любовь, но поддались её чарам. Что выйдет из этого? Впадут ли они в бездну отчаяния, или же буду счастливы вместе?

        ГЛАВА 1. ЗНАКОМСТВО ИЛИ МОЯ КАРМА.
        - Катюх, ну ты долго ещё будешь собираться? - кричала мне в телефонную трубку одна из моих лучших подруг Кристина.
        - Всё-всё, уже выхожу из квартиры! - ответила я ей, надевая свои любимые тёмно-синие джинсы.
        - Если ты через пять минут не появишься - считай, что ты труп! - с этими словам она скинула трубку.
        Наверно, стоит представиться. Привет, меня зовут Екатерина, мне 18 лет и прямо сейчас я опаздываю на линейку Экономического института, который находится в моём любимом и родном городе. Пока у меня есть ещё пять жалких минут до того, как я должна выйти из своей любимой квартиры, кратко опишу вам всё. Я живу одна в двухкомнатной квартире. Я отделала её полностью сама, начиная со шпаклёвки и, заканчивая выбором мебели. Это мой личный рай. Моё "убежище". Лишь избранные заходили сюда. Наверное, вы спросите: откуда у 18 летней девушки собственная квартира? Ответ прост - её мне подарили родители. Не думайте, что я какая-нибудь там мажорка и дитё богатеньких родителей. Нет, я обычный ребёнок, из обычной семьи. Моя мама работает продавцом в ювелирном магазине, а папа менеджером в одном из частных клубов его приятелей. Они всю жизнь трудились и зарабатывали мне на эту квартиру. Они всю жизнь работали ради того, чтобы у меня было всё. А ведь у меня действительно было всё: игрушки, красивая одежда, телефон, который, кстати, до сих пор жив. Но самая главное, что у меня была дружная семья и любящие родители.
Эти люди прожили почти 25 лет вместе, и до сих пор любят друг друга. Вера в них заставляет меня верить в то, что есть любовь в нашем современном мире бесчувственных отношений.
        От них мне досталось и моя внешность. Сразу скажу, что я не гламурная девица модельной внешности, с четвёртым размером груди и длиннющими ногами. Нет-нет, я совсем обычная девушка. От мамы мне достались тёмно-русые волосы чуть ниже плеч, а от папы серо-зелёные или серо-голубые глаза. Никто из моих знакомых не может ответить, какого они у меня цвета на самом деле, поэтому мои подруги называют их хамелеонами. Эта особенность у нас наследственная.
        Своей "идеальной фигуры" я добивалась три года. Да-да, я была достаточно пухлой в классе эдак 7-8. Да что уж тут скрывать - я была жирной. В свои тогдашние 14 лет, я весила аж под 80 кг. Просто бабушка меня откормила. "Ну да, конечно, бабушка её откормила" - говорил мне мой любимый старший брат Саша, когда я опять пришла домой в истерике, после неудачного дня в школе, где все, как и всегда оскорбляли меня.
        После всех унижений со стороны других знакомых и самобичеваний, я решила пойти в спортзал с Аней. Аня - это вторая моя лучшая подруга. Высокая девушка под 180 см ростом, голубыми глазами, грациозными ногами, и с прекрасным голосом, в котором так и растворяешься, как только она начинает петь.
        - И оно тебе надо? - как-то раз спросила меня Аня. Она убрала свои немного кудрявые волосы цвета блонда за уши, которые тем временем прилипли ко лбу, где уже начали появляться капельки пота. - Я тебе уже сотый раз говорю, мужчина полюбит тебя такой, какая ты есть.
        - А кто сказал, что я всё это делаю из-за парней? - немного удивившись, спросила я. - Прежде всего я это делаю для себя. Мне хочется видеть себя в зеркале и сказать: " Девочка, да ты же красотка!".
        - И ты думаешь, что похудев на 15 кг, ты не красотка? - опешила немного моя подруга.
        - Вот скину ещё килограммов 10 и готова. - с долей вызова в своём голосе парировала я.
        - Хорошо. - скинув руки в примирительном жесте аля "Я сдаюсь, нет смысла спорить с тобой, всё равно ничего не добьюсь". - Как скажешь.
        Теперь же моя фигура ничем не отличается от обычных худеньких девочек. Грудь еле-еле дотягивает до 2,5 размера, а попа немного круглая. Как я ласково называю её "мой пончик". И ничего смешного в этом не вижу. Просто когда я ела в своей комнате пончик в шоколадной глазури, заметила это удивительное сходство. Рост мой составлял примерно 167-170 см. Но все мои друзья до сих пор называют меня "Полторашкой". Это прозвище сопровождало меня с 9 класса, и сопровождает по сей день. Почему? В 16 лет я едва дотягивала до отметки 157 см. Но почти за 2 года я вымахала. И мне очень это нравится. Наверно я единственная девушка, которая гордится своим, для меня высоким ростом. Когда я была Полторашкой, чувствовала себя беззащитной. А сейчас я даже очень уверенная в себе.
        Посмотрев на часы, я увидела, что у меня осталось ещё 2 минуты. Так что, я успею рассказать о том, как я вырядилась на торжественную линейку. Как я уже сказала прежде, одела я сегодня свои любимые тёмно-синие джинсы, так как считаю, что мои ноги немного кривые и их можно скрыть в этой гамме оттенков, немного прозрачную бежевую блузку с длинными рукавами, белый пиджак и того же цвета балетки. Кстати, надо не забыть прихватить клатч.
        Последний раз посмотрелась в зеркало, всё я готова. Так стоп! А что будем делать с волосами? Немного подумав, я решила оставить их распущенными, ибо тёплая погода в начале сентября мне позволяла, а ветра почти не было. Очень быстро закрываю квартиру ключом и бегу вниз. Лифта ждать смысла нет - он о-о-очень медленный.
        Быстро спустившись вниз, я выбежала из подъезда. Увиденная мной картина, заставила меня тепло улыбнуться. Аня сидела свободно на лавочке, закинув ногу на ногу. Её юбка мятного цвета до колен, визуально удлиняла её и без того длинные ноги. Белая блузка без рукавов придавала ей вид невинности, и очень подходила к её юбке. Завершали образ балетки в тон кожи и сумка в цвет блузки. Одета как всегда просто, но со вкусом. Кристина же наоборот была одета броско, но не вызывающе - это её главное правило. Всегда удивлялась, как ей это удаётся. Каждый день - новый цвет. Сегодня это был тёмный цвет. Когда она встала, я увидела цвета тёмного дерева юбку чуть ниже бедра, думаю, этот цвет прекрасно бы сочетался с одной из дверью в моей квартире. Если бы она услышала от меня этот комментарий, лежало бы тело моё неподвижное на тротуаре. Так что я решила промолчать. К юбке так же шла блузка с рукавами три четверти сиреневого цвета. Последняя часть, по-моему, самая главная для неё часть гардероба это были туфли на высоком каблуке чёрного цвета, сделанные из натуральной замши, пятка и начало каблука были отделаны
кристаллами, переливающиеся на свету. Её волосы были заделаны в очень красивую косичку, что придавало ей шарма.
        - Ну, наконец-то! - почти от безысходности взвыла Аня. Её немного кудрявые блондинистые волосы элегантно развевались на ветру. Из-за своих волос она и получила своё фирменное, но очень милое клеймо "Одуванчик".
        - Ты без 30-ти секунд как труп. - напомнила мне Кристина. Сверля меня и в то же время лелея  своими карими глазами, она подошла и обняла меня крепко-крепко. Всё-таки 3-х месячная разлука сказалась на всех нас. - Если мы опоздаем в институт, виновата будешь именно ты! - поправляя задравшуюся юбку, сказала она.
        - Давай заводи мотор, водитель. - сказала Аня.
        Вот тут-то и была загвостка. Дело в том, что моя машина сломалась, и мы должны были добираться либо пешком, либо на общественном транспорте. Сказать я им это не могла. Я просто боюсь.
        -Так вот почему вы меня ждали всё это время! - я решила отвлечь их внимание, пока придумывала, как бы им так мягко сказать, что моя машина уже как неделю в ремонте, и они зря полчаса меня ждали. - Вам бы только мою машину, а вам я не нужна. - я начала лить фальшивые слёзы.
        - Извини Кать, но я давно хотела сказать, что люблю машину, не тебя. - ели сдерживая смех, виновато ответила Аня.
        - Так всё хватит тут мыльную оперу устраивать, пора уже ехать, а то всех парней красивых разберут! - вмешалась в наш театр Кристина.
        Передо мной стоял выбор: 1.Если я скажу им правду, то мои ушные перепонки взорвутся от их крика и руганей на меня. 2.Незаметно отвлечь от себя внимание и переключится на что-нибудь другое, проще говоря - соврать, но тогда пострадает моя карма. Немного подумав, я решила, что ушные перепонки мне дороже, чем карма.
        - Слушайте, так может, мы пешком прогуляемся? Глядишь какие-нибудь парни да подвезут. - подмигивая и ничуть не краснея, предложила я.
        - А это вполне хорошая идея. - поддержала меня Аня. Ой, во что ты вляпалась, девочка. - Тем более тут идти всего 2 квартала, можем и прогуляться.
        - Ладно клуши, пойдёмте, прогуляемся. - решила не спорить с нами Кристина, соглашаясь.
        Ну, вот мы и пошли. Разговариваем, о чём только можно. Боже, как я по ним соскучилась! Целое лето я проводила у себя в комнате, в то время как эти две веселились и загорали. Одна в Сочи, другая в Турции. А я, как последний человек, не знающий о цивилизации, проводила всё это время либо за компьютером в поисках чего-нибудь интересного, либо на кухне, съедая все мои запасы пищи. Как сказала моя мать, пришедшая навестить родную дочь, у меня даже на голове паутина завелась от неподвижности. Ну, может раз в две недели ходила в спортзал, и то этот путь был таков: вышла из дома - пошла в метро - доехала до спортклуба - отзанималась - пошла в метро - зашла домой. Вот и все мои развлечения на 3 месяца летних каникул.
        И так мы шли, не замечая ничего вокруг, что прямо через 100 метров виднелось моё новое учебное заведение. Даже немного не верится,11 лет в школе прошли как 11 секунд, и тут на тебе уже почти взрослая.
        Школьные годы называют самыми лучшими в жизни, я же думаю иначе. Это был просто АД. Вокруг одни маленькие дети, которые бегали, не замечая ничего и никого вокруг. Помню, даже мне один раз досталось от второклассника. Было это в классе 9,тогда я только начинала "перестройку" своего тела. Шла я себе беззаботно по коридору 2 этажа, и навстречу мне несётся ЭТО. Маленький орущий ребёнок, несущийся прямо на меня с открытым ртом и раскинутыми в сторону руками. Только захотела я отойти, как это ЧУДО, меня сбило.
        - Эй, мальчик, можешь поаккуратней? - злобно спросила я.
        - Злая Тётя-Бегемотик, Тётя-Мотя, Тётя-Мотя. - ответил он мне, показывая язык.
        "Злая Тётя-Бегемотик, Тётя-Мотя, Тётя-Мотя ..." как эхо в моём подсознании отдаётся голос этого мальчишки. От таких воспоминаний я невольно поёжилась. Мой мозг до сих не может поверить, что я уже не в 9 классе, поэтому я решила оглядеться вокруг себя.
        Не успеваю я сделать полный обзор всего, что окружает меня, как ужасный и пугающий звук тормозящих колёс, крик моих друзей, и сигналящих машин накрыли меня с головой. Знайте, говорят, перед смертью люди видят всю свою жизнь, а последнее что видела я, были мои балетки белого цвета. Как будто тебе дают обувь, способная привести тебя в рай. Но как бы ни так, из моих мыслей меня вытащили трое парней: двое из них во весь голос ругались с моими подругами, а третий из них держал меня за плечи и тряс. Мой персональный плечотряс.
        - Девушка, с вами всё в порядке? Очнитесь, пожалуйста! - дошёл до меня наконец-таки его грубый, властный, но с нотками заботы голос. Первое, что я почувствовала - это был запах его одеколона - морской бриз с лаймом. Был одет он достаточно привлекательно, как мне показалось: пиджак угольного цвета, белая рубашка, и тёмно-синий галстук, намного темнее, чем цвет моих джинс. Больше я ничего не успела разглядеть, так как голова как будто была неподвижна. И я даже знаю почему. Я не могла оторвать от него взгляд. Эдакий аполлон воплоти: высокий, на голову выше меня, мускулистый, с завораживающими голубыми глазами, но был какой-то маленький дефект в его глазах, как будто они в тумане. Очень приятный туман. Красиво стриженные каштановые волосы, видно, что дело рук мастера. Губы… так и хочется до них дотронуться. Но что-то есть в нём такое отпугивающее, не доверяющее, даже немного отвратительное чувство. Ах да! Он же меня чуть не сбил. Ну, сейчас ты получишь Смешарик.
        - Да что вы  себе позволяйте?! Кто тебя вообще за руль пустил, ирод ты проклятый! Если умеешь сосать на права, это не означает, что ты ещё и умеешь водить! - взорвалась я вовремя ока. Даже его привлекательная внешность во мне хоть и пробуждало много мурашек, но они в туже секунду сменились гневом. - Тебе только трактор водить, и то всех куриц на нём раздавишь!
        Он внимательно слушал, и долго смотрел на меня. Мне даже показалось, что очень долго. Не вольно я содрогнулась от его пристального взгляда. Постепенно его губы сложились в тонкую полоску, и в его глазах я увидела бурю. Что-то подсказывало мне, что не надо было так кричать. Инстинкт самосохранения умолял, чтобы я бежала от него как можно дальше. Только я начинаю выкручиваться из его объятий, он сжал мои плечи ещё сильнее.
        - Девочка, послушай меня внимательно, - его недоумение тут же сменилось нарастающим гневом, а губы напряглись. - Ты должна мне спасибо сказать, а не срывать свои ПМСовские дни на меня. - вот тут я понимаю, что он начинает уже очень-очень злиться. - Ты хоть смотришь куда идёшь? Пешеходный переход находится в 50-ти метрах от тебя, а ты решила от безответной любви кинуться мне под колёса? - вот  про отношения он зря заговорил. На меня нахлынула волна воспоминаний о предательстве и обмане. У меня было всего лишь три парня, двоих из которых я по-настоящему любила, кстати, о знаках...
        - Ты хоть видишь знаки? - резко сказала я. - Тут стоит знак ПЕШЕХОДНЫЙ ПЕРЕХОД. - словно маленькому ребёнку вдалбливала я в его голову. И в подтверждение своих слов, показала на знак, стоящий на расстоянии 2-ух метров от меня, которого, кстати, там не было. Странно, я ведь вчера ходила за продуктами он здесь ещё был. Я осеклась, и тупо смотрела на место, где раньше стоял знак. Тут я начала задумываться о своей карме, в следующий раз буду слушаться её, а не мозг. Да-а-а. А вот если бы я не обманула своих девочек, то ехали бы мы наверно сейчас на автобусе. Из моих мыслей меня вытащил Смешарик.
        - Если ты ездишь с богатыми папиками и не ходишь пешком, это не означает, что на месте, которое ты покажешь, окажется пешеходный переход. - вернул он мне мои же слова. - Его ещё сегодня утром переставили на 50 метров дальше. - продолжал рычать он на меня.
        - Кать, ты как? Не ушиблась?  - подбежала взволновавшаяся ко мне Кристина.
        - Да, спасибо, я в порядке. - я начинала успокаиваться. - Разве сегодня  переставили знак пешеходного перехода? - как в тумане спросила я у неё.
        - Ещё ночью, - подошла Аня с остальными мальчиками. Эти двое почти не отличались от Смешарика. Такие же красавцы, как и он. Первый, блондин с изумрудными глазами, думаю, от недостатка внимания девушек он не страдал. Второй был брюнет с серыми, как туман глазами. Оба в хорошей форме, не качки, но видно, что мышцы есть. - В 4 утра, связи с 1 сентября, так как школа находится дальше этого места и решили передвинуть его ближе к ней. - подтвердила она слова Смешарика.
        - Илюх, ну что, может, поедем? - спросил его брюнет с серыми глазами, немного ниже Смешарика, то есть Ильи. - Нас там девочки ждут, нет времени разбираться в борохле.
        - Кто ещё из нас барахло. - убивая его взглядом, ответила Кристина. - Борохло - это ваши девочки-однодневки.
        Он мельком на неё посмотрел, затем его рот тронула хищная улыбка.
        - Не ревнуй, красавица. - ответил он, подходя ближе к Кристине. - Глядишь, может, встретимся с тобой, развлечёмся. - успел он подмигнуть ей до того, как она отвесила ему пощёчину. Вот это я скажу вам, был звук. Она в этом мастер. Помню как в классе 9, она учила меня, как правильно давать пощёчины. От мальчиков у неё просто не было отбоя, так что потренироваться ей было на ком.
        - Воу-воу девочка, полегче. - наконец в разговор включился и третий. И тут же по Аниным глазам я поняла, что он уже нежилец. - После этого вы можете и не встретиться.
        Тут начали смеяться все трое. Первой сдалась Аня, и, не вытерпев насмешки блондина, ударила его своей сумкой. Скажу вам, что сумка была довольно-таки большая, чтобы оставить синяк или шишку. Удар пришёлся чуть ниже затылка. Я поняла, что скоро начнётся драка. Надо это прекращать.
        - Стоп. - ответили мы в один голос с Ильёй, почти срываясь на крик, чтобы приглушить возникшую ссору между моими и его друзьями.
        И тут вылезло оно, существа похожие на проституток. Не думаю, что такой парень как Илья, стал бы возить ночных бабочек по домам. Хотя, может быть он сутенёр. А что? Вполне подходит на его роль - грубый, сильный, мерзкий и отвратительный. Но слова этих девиц разрушили все мои предположения.
        - Мальчикиии, ну вы долго там? Мы соскучились. - вылезли из машины три курицы. По-другому их не назовёшь. И все трое на шпильках, прямо как из стриптиз-клуба. Платья едва ли прикрывают задницу, я на 100 % уверена что под ними ничего нет! Проще говоря, девушки на одну ночь. Точнее на пару часов. Я закатила глаза.
        Верхняя губа Ильи чуть дрогнула - признак того, что он слегка зол.
        - Никита, Олег, поехали нечего тут больше разбирать. - позвал их Смешарик.
        - До свидания! - отвесил нам поклон брюнет, предположим его зовут Олег.
        - Дамы. - кивнул головной блондин, потирая место, куда "случайно" прилетела сумка Ани, следовательно, Никита.
        Все три парня сели в большой чёрный джип, мы с девочками отошли на тротуар. Как-то не очень хотелось снова быть на грани смерти. Начал свою работу мотор, по силе звука могу определить, что над ним изрядно поработали. Я немного разбираюсь в машинах, ибо мой отец по профессии механик, и в детстве я часто зависала у него в гараже. Включились фары ближнего света, машина тронулась. Буквально сначала он ехал как черепаха, и в ту же секунду полетел как птица. Проезжая мимо нас, они посигналили. Кто бы сомневался? Мажоры и только.
        - С тобой точно всё в порядке? - вырывая из моих мыслей, спросила Аня.
        - Может в больницу? - между тем спросила Кристина.
        - Нет, девочки, спасибо всё в порядке. Отделалась лёгким испугом. - отходя от всего произошедшего, ответила я.
        - Этих-то испугаешься. - усмехнулась Кристина.
        - Самоуверенные индюки! - констатировала факт Аня.
        - Пойдём те уже. - я подзывала за собой девочек. - Где этот пешеходный говоришь, поставили? У школы?
        - Да чего уж торопиться? Всё равно опоздали. - с грустинкой в голосе ответила Кристина. - Мальчиков не нашли, а приключений нахватали.
        - Наши попы это любят. - решила я приободрить Кристину, и взяла её под руку. В ту же секунду на её лице появилась улыбка, и в это же мгновение она залилась смехом.
        - Надо было всё-таки на машине поехать. - сказала Аня.
        - Да уж. - мрачно согласилась я.
        ГЛАВА 2.ДРУГИМИ ГЛАЗАМИ
        Проснулся я от головной боли, и от того, что кто-то ласкает мою грудную клетку.
        - Доброе утро милый, как спалось? - спросила меня девушка, кажется, её зовут Мия или Мая.
        - Замечательно, киска. - выбрав нейтральное название, ласково назвал я её. Боль пронзила мою голову. - Принеси мне что-нибудь от головы.
        - А волшебное слово? - а вот это наглость. Она находится у меня в квартире, спит СО МНОЙ, и ещё смеет что-то просить?
        - Если сейчас же не принесёшь мне воды и таблетку, я нагну тебя и выпорю как следует. - я начинал немного закипать. С каждым моим словом она начинала мрачнеть и боятся меня. То-то же. Ни одна девушка не смеет что-то просить у меня, если я сам не захочу этого. Нет, я не доминант, как вы наверно подумали, это обычная манера общения с девушками для меня.
        - Х-хорошо. - ответила она немного с испугом. И пулей вылетела из спальни.
        Как вы уже успели заметить, я высокого о себе мнения. Да, это так. Многие люди считают меня эгоистом, ну и пусть. Я не привык общаться с людьми, которые жалеют себя. А таких людей в моём обществе было предостаточно. Так что я решил, что стану ещё свирепее, чем был.
        Мало кто видит меня настоящим. Этих людей можно сосчитать по пальцам: моя мама, мой отец, и два моих друга - Олег и Никита. С этими идиотами я общаюсь ещё с детства. Жили в одном дворе, учились в одной школе, и пошли в один институт. По настоянию родителей, конечно. Родители Олега и Никиты находились с моей матерью и отцом в прекрасных отношениях уже более 30 лет. И именно по настоянию наших родителей мы поступили в Экономический институт. Как они нам сказали: "Вы должны продолжать наше семейное дело, а не без толку шататься по клубам, собирая по пути девушек в постель". Но как вы поняли, мы всё равно продолжали ходить по клубам, собирая девушек. Девушки - это способ отдохнуть, снять напряжение. Не больше. Не о каких отношениях и речи быть не может. Ненавижу всякую розовую херню, типа плюшевых мишек, признаний в любви, и нежности. Всё это для сопляков. Я привык жить по этим правилам, и не изменю их. Никогда. Скорее всего, я даже женюсь на какой-нибудь кукле, по настоянию отца: "Потому что у этой куклы папа очень состоятельный, и нам нужны такие партнёры" - так говорит мой отец. Мама, конечно,
любит меня, но поддерживает отца. Они ведь с папой женились тоже сначала не по любви, но потом постепенно начали влюбляться друг в друга. И в итоге появился я. "Стерпится-слюбится" - на все мои протесты говорила мама.
        Кстати о куклах. Тут пришла та девчонка. Дрожащими руками она подала мне таблетку и стакан с водой. Похоже, я её сильно запугал, надо бы устранить эту проблему.
        - Не бойся меня, я просто сегодня не в лучшем настроении. - ответил я, после того как допил воду и поставил стакан на прикроватную тумбочку.
        - Я думала, ты хотя бы извинишься. - с опаской ответила она мне, и насторожено глядя на меня, ожидая моей реакции.
        - Меньше думай. - я спокойно пожал плечами, отвечая на её маленькое замечание.
        - Извини, но какая же ты скотина, Илья.
        - Я знаю. И мне это очень идёт. - подзывая её к себе, ответил я.
        - Хм. Ты прав. - она поняла мой намёк и полезла ко мне на кровать.
        - Я всегда прав, милочка.
        И вот она уже у меня в руках. Пожалуй, начну с прелюдий. Надо её научить доверять мне. Сначала я начал целовать её тонкую шею, затем пошли ключицы и плечи. Спускаясь всё ниже к её объёмным грудям, я почувствовал, как она начала медленно таять. Вот так, девочка. Правильно. Тебе стоит довериться мне. Иначе никто из нас не получит удовольствия.
        Начав снимать с неё свою рубашку, я услышал, как мой телефон играет припев из песни 3 Doors Down "When I'm Gone". За ней последует ничего хорошего. Наверняка это звонит мой отец, чтобы поручить мне очередное задание - сходить с ним на какую-нибудь важную встречу или отвезти "суперважный" договор нашим новым партнёрам. Я слегка выругался, закончив ласкать эту малышку, она тоже очень расстроилась. Видимо, не я один ждал продолжения. Добравшись до телефона, я посмотрел на экран моего смартфона. Я же говорил, звонит мой отец. Господи, он когда-нибудь даст мне пожить свободно?
        - Здравствуй, сын. - как обычно в своей интеллигентной манере поздоровался он со мной.
        - Привет, пап. - сухо ответил я.
        - Ты же не забыл, что сегодня 1 сентября и тебе через 40 минут нужно быть в институте?
        Я чертыхнулся. Точно. Я и забыл, что сегодня надо в институт.
        Чтобы до него доехать мне нужно как минимум минут 20.Чтобы разбудить своих друзей ещё 10 минут. На сборы уйдёт ещё около 10 минут. Чтобы отвезти девушек, понадобится  немного времени, примерно 15 минут. Итого 55 минут. Так, девушек можно высадить на какой-нибудь остановке возле института. Я должен успеть. Да, я успею. Я никогда не опаздывал, и сейчас не опоздаю.
        - Нет, конечно, я не забыл. Вот через 10 минут выезжаем. - я всё ещё думал про расчёт времени.
        - Выезжаем? С кем это ты там? С очередными поберушками? - не стесняясь в выражениях, спросил он меня.
        - Нет, отец, с Олегом и Никитой.
        Он вздохнул и сразу же начал исправляться:
        - Не сердись на меня сын, ты же знаешь мы с мамой хотим для тебя только самого лучшего. - тогда почему вы запрещайте мне ЖИТЬ? - про себя спросил я, но не решался вслух произнести этих слов.
        - Я знаю, пап. А теперь не мешай нам собираться, а то мы опоздаем. - я пытался уже уйти от разговора.
        - Ах да, я и забыл. Тушь, и румяна с помадой мама оставила у тебя в комнате, в тумбочке. Вам же надо хорошо выглядеть - пошутил мой отец. Я слегка улыбнулся. Люблю, когда он шутит. Хоть и бывает иногда не очень смешно. В весёлом настроении он бывает редко, так как у него всё время работа. Думаю, что когда фирма перейдёт ко мне, то с мамой они будут проводить больше времени. Этого я желал больше всего в жизни.
        - Спасибо папуль, обязательно воспользуюсь этим. - я ответил ему голосом тупой гламурной сучки. Он начал смеяться. Это ещё прибавило мне к настроению.
        - Ну пока, доченька. - между смехом попрощался он со мной.
        - До скорого, пап. - попрощался я и повесил трубку.
        Положив телефон на место, я посмотрел на удивлённое лицо девушки.
        - Что? - спросил я, возвращаясь к своей обычной манере общения.
        Она тут же поняла, что совершила глупость, показывая мне свою озабоченность разговором с отцом.
        - Н-н-ничего. - опомнившись, ответила она.
        - Раз ничего, иди, буди всех, нужно успеть доехать до института.
        Она тут же застонала в протест.
        - Прости, деточка, учится тоже надо. - я пожал плечами .
        - В следующий раз. - сказала она и ушла, закрыв дверь за собой.
        - Следующего раза уже не будет. - шёпотом, спокойно сказал я.
        Вспомнив, что времени у меня осталось меньше, чем сорок минут, я пошёл в душ. Побыв там минут семь, я вышел и увидел, что мои друзья, словно зомби, ходят по квартире.
        - Давайте быстрей, можем ведь не успеть. - начал поторапливать я их.
        Видимо они не заметили моего присутствия, так как Никита повернул свою белую голову ко мне и с лицом возмущения, начал бормотать:
        - Илюх, зачем нам эта чёртова линейка? Давай лучше дома останемся, смотри сколько добра пропадает. - показал он в сторону на одну из девушек.
        Ничуть не удивившись, поведением Никиты, я начал говорить то, что всегда практически ему напоминаю, когда он начинает петь одну и ту же песню:
        - Наши родители спонсируют этот институт на протяжении 4-х лет. И ты хочешь сказать, что когда они будут называть наши фамилии и благодарить за помощь, ректор покажет на три пустующих места в первом ряду? Не хватало мне проблем после этого с родителями. Мы и так последнее время просиживаем задницы в клубах. - поняв, что я сейчас сказал, я посмотрел на девушек, которые тем временем начали глядеть на меня со злобой. - Ничего личного. - беззаботно ответил я. - Никит, ты как хочешь, но я не собираюсь играться на их доверии.
        Никита минуты две обдумывал, что я сказал. Видимо, в его похмельную голову не сразу дошло. Кивнув голой в знак согласия, он ушёл в одну из комнат. Как я понял - собираться. Пройдя мимо девушек, я зашёл в свою комнату. Недолго думая взял джинсы, глаженую рубашку, галстук и пиджак. Всё это быстро надев, я начал завязывать галстук. Тут зашла девушка, с которой я провёл ночь.
        - Давай помогу. - предложила она, протягивая свои длинные ногти, что заставило меня отойти от неё. Не люблю девушек с такими длинными, словно когти ногтями. Куда я вчера смотрел, когда забирал её к себе домой? "На её грудь, куда же ещё" - усмехнулся мой внутренний голос. Он был прав, и я согласился.
        - Нет, спасибо, я сам. - отказал ей. Я один из немногих мужчин, что умею завязывать себе галстук самостоятельно.
        - Как хочешь. - ответила она мне с долей пофигизма и вышла из комнаты.
        - Верно, всё как я хочу. - сказал я в пустоту.
        Одевшись, я вышел из комнаты, где меня ждали друзья и девушки. Быстро обувшись, я жестом показал всем выходить из квартиры. Спустившись вниз, я первый подошёл к своей малышке. Выключая сигнализацию, она радостно меня поприветствовала. Думаю, у меня с ней любовь. "С неодушевлённым предметом" - с сарказмом подметил внутренний голос. Очень даже одушевлённым. Даже большинство девушек не может похвастаться своей одушевлённостью, не то, что моя машина. Она настоящая красавица. Я вложил в неё кучу денег, и ничуть не жалею.
        - Может, поедем? - спросил меня Олег, вытаскивая меня из моих мыслей и причёсывая свои тёмные волосы руками.
        - Конечно. - быстро одумавшись, ответил я.
        Ехали мы достаточно быстро, так что должны успеть. На панели управления я увидел, что у нас осталось около 15 минут. Замечательно. Даже есть 2-3 минуты в запасе.
        Посмотрев на своих друзей, я увидел, что они мирно спят. Решив над этим пошутить, я быстро нашёл на своём телефоне трек "Berzerk" в исполнении своего любимого рэпера Eminem'a. Присоединив USB-кабель к телефону, а от него к магнитоле, я решил дождаться припева. И вот мой выход, Eminem начал доходить до припева, я немного увеличивал громкость. Дождавшись того самого момента я врубил трек на всю громкость и мощность. Девушки, по-видимому, от меня этой выходки не ожидали и закричали. Наверно впервые я так радовался женскому ору. Мои друзья вскочили как ошпаренные от крика девушек и громкой музыки. Такой бурной реакции я не ожидал. Никита стукнулся головой об потолок, а Олег о боковое окно. Я смеялся в голос. Это надо было видеть. Поняв, кто это всё придумал, я немного убавил громкость. Продолжая смеяться, я посмотрел на своих друзей. Было такое ощущение, что сейчас меня придушат. Ну, или как минимум стукнут головой об руль.
        - Очень смешно. - хоть что-то сказал мне Олег на мою шутку.
        - Очень. -  ничуть не скрыв насмешки, ответил я.
        - Тебе ещё воздастся за это. - сказал мне Никита, потирая свою белую макушку.
        - Непременно. - ответил я ему, смотря в зеркало заднего вида.
        Как в воду глядел. Через 30 секунд после его заявления на дорогу вышла какая-то девушка, прямо мне под колёса. Только я начал затормаживать, как девушки завизжали. Быстро сообразив, что случилось, я вышел из машины. Парни тут же пошли за мной. В голове у меня только было: "Вот бы не сбил, и с этой дурой было всё в порядке". К месту происшествия подошли ещё 2 девушки. Парни сообразили, что свидетели нам не нужны, и сразу направились к ним. Не теряя времени, я подошёл к этой девчонке, что кинулась мне под колёса. Она стояла, зажмурившись и закрыв глаза. Начиная осматривать её на следы ушибов или что-то типа того, я заметил, что одета она довольно-таки прилично. Следовательно, она не из бедных людей. Хоть что-то. Закончив осмотр, я взял её за плечи и приподнял немного голову, что посмотреть на лицо. Симпатичная, скажу я вам. Но думаю, если бы мы сейчас находились на какой-нибудь вечеринке, я не заметил её, скорее всего. Нет, точно бы не заметил. Она не выделялась особой красотой, но и не была уродливой. Просто обычная девочка.
        Когда я услышал ругань своих друзей и двух других девушек, то решил быстрее приводить её в чувства.
        Очнувшись, она внимательно меня разглядывала, хотя нет, думаю, она меня изучала. Такое слово больше подойдёт. Я начал трясти её за плечи. Думаю, так она быстрее выйдет из своего транса. Небось, ещё и наркоманка. Таких девушек с опьянёнными глазами я видел не раз, но от неё не пахло алкоголем. И она совсем не похожа на наркоманку. Слишком уж она ухоженная для таких. Она не бледная и нет у неё мешков под глазами, как обычно по таким признакам можно было их распознать.
         - Девушка, с вами всё в порядке? Очнитесь, пожалуйста! - если она и после этого не придёт в себя, то в бой пойдут битьё по щекам. Это более эффективное средство. Видимо, поняв, что произошло, её глаза наполнились злостью и ненавистью. Не одна девушка не смотрела на меня так. Нет, ну конечно смотрели, когда я выводил их из своей квартиры после очередной ночи, но это совсем другое. Такого презрения я в жизни не видел.
        - Да что Вы себе позволяйте?! Кто тебя вообще за руль пустил, ирод ты проклятый?! Если умеешь сосать на права, это не означает, что ты ещё и умеешь водить! - вырвал её голос из моих мыслей. Она почти кричала, скорее от ужаса, нежели от того, что я её чуть не сбил. - Тебе только трактор водить, и то всех куриц на нём раздавишь!
        А вот этого я никак не ожидал услышать. Ещё никто не смел так высказываться обо мне. Я бы простил ей её выходку, простил бы, что она чуть не испоганила мне мой джип. Но то, что она высказалась по поводу моих прав, этого я не прощу. За свои 23 года, я не заплатил ни за один штраф. Я всегда водил ловко и аккуратно. Я ответил, не заставляя её ждать:
        - Девочка послушай меня внимательно, - я решил запугать её. Она начала вырываться из моих рук, на это я сжал их только крепче. - Ты должна мне спасибо сказать, а не срывать свои ПМСовские дни на меня. - в том, что я её чуть не сбил, она виновата полностью сама. Здесь даже пешеходного перехода нет, он находится немного дальше места, на котором мы сейчас стоим. - Ты хоть смотришь куда идёшь? Пешеходный переход находится в 50-ти метрах от тебя, а ты решила от безответной любви кинуться мне под колёса?
         Её лицо приобрело оттенки печали и грусти, но это было лишь на секунду.
        -Ты хоть видишь знаки? Тут стоит знак ПЕШЕХОДНЫЙ ПЕРЕХОД. - она показала на место, где сейчас был на данный момент было пусто. Я знал, что знак переставили ближе к школе, а она, похоже, нет.
         - Если ты ездишь с богатыми папиками и не ходишь пешком, это не означает, что на месте, которое ты покажешь, окажется пешеходный переход. - вернул я ей, её же слова. - Пешеход ещё сегодня утром переставили на 50 метров дальше.
        Тут подошла девушка, одна из свидетелей. Наплевав на это, я отпустил её плечи, ведь всё равно в этом происшествии виновата она. Свидетельница выглядела гораздо симпатичнее этой девчонки. Вот думаю, на свидетельницу я бы посмотрел, нежели на неё.
         - Кать, ты как? Не ушиблась?  - взволнованно спросила она.
        - Да, спасибо, я в порядке. - ответила Катя на её вопрос. - Разве сегодня  переставили знак пешехода? - как в тумане спросила она у свидетельницы, видимо её подруги.
        - Ещё ночью, - подошла ещё одна девушка с моими друзьями. - В 4 утра, связи с 1 сентября, так как школа дальше этого места и решили передвинуть его ближе к ней.
        - Илюх, ну что, может, поедем? - спросил меня Олег. - Нас там девочки ждут, нет времени разбираться в борохле. - он намекал на то, что нам надо смыться.
        - Кто ещё из нас борохло. - вмешалась первая подруга Кати. - Борохло - это ваши девочки-однодневки. - вау, да она ещё и с характером.
        - Не ревнуй, красавица. - ответил он. - Глядишь, может, встретимся с тобой, развлечёмся. - успел сказать он ей до того, как она ударила его. Не знаю как мой друг, но я бы такое девушке не позволил.
        - Воу-воу девочка, полегче. - в разговор включился Никита. - После этого вы можете и не встретиться.
        Поняв намёк Никиты, мы с парнями засмеялись. Из смеха меня выдернул звук чего-то бьющегося о чью-то голову. Это была вторая подруга Кати, блондинка. Она ударила Никиту своей большой сумкой по его голове. Тут уже злорадно усмехнулись девушки. Мой друг этого не оставит, он либо в очередной раз над ней посмеётся, либо сам её ударит по пятой точке. Я понял, что это надо прекращать.
        - Стоп. - сказал я в один голос с Катей. Не такая уж она и дура наверно, раз поняла, что может произойти драка.
        Я услышал звук открывающейся двери моей машины, и из неё вышли три девушки. Я понял, что это конец. Сейчас девушки начнут стебаться над нами.
        - Мальчикиии, ну вы долго там? Мы соскучились. - Катя закатила глаза от этой сцены. Сейчас я полностью разделяю её чувства.
        - Никита, Олег, поехали нечего тут больше разбирать. - я решил закончить этот цирк. Чем быстрее мы отсюда уедем, тем меньше проблем нахватаем. Я направился в свою машину, в то время как мои друзья прощались с этими девушками.
        Я сел в машину, и мои друзья поторопились. Заведя свою малышку, я посмотрел на время. Святое благородие! Мы опаздывали уже на 10 минут! Всё из-за какой-то девчонки. Я никогда не опаздывал. Это не в моих правилах. В ту же секунду я поехал быстрее. Проезжая мимо девушек, Олег дотянулся до руля и посигналил.
        - Твою мать, Олег, мы и так опаздываем. Зачем привлекать лишнее внимание? - крича на своего друга сквозь музыку, спросил я.
        - Не трожь мою мать. - ответил мне он, поднимая указательный палец вверх. - Нормальные же девчонки, чем тебе не понравились?
        - Тем, что одну он чуть не сбил. - ответил за меня Никита.
        - Она сама кинулась мне под колёса. - подправил я его.
        - Смысл один и тот же. Они - чокнутые. Блондинка вон вообще меня своей сумкой ударила. Вот встретится она мне, припомню. - я чувствовал надвигающийся план мести Никиты.
        - Навряд ли они нам ещё встретятся - сказал ему Олег.
        - Я на это надеюсь. - ответил я, паркуясь у нашего института. - Девочки, тут через дорогу есть остановка. Дальше поедите сами.
        - А можно нам с вами? - капризничая, спросила одна из девушек.
        - Нет. - очень даже резко отвесил я им.
        - Ну, вот. Ладно до встречи. - потянулась эта девушка к Олегу.
        - Это навряд ли. - отползая от неё, сказал он.
        - Не поняла? - с недоумением спросила та.
        - Это он шутит. - беря ситуацию в свои руки, ответил я. - Нам пора девушки, до скорого.
        - Пока, сладкие. - от такого прилагательного меня чуть не вытошнило. Наконец они вышли из машины, и мы выдохнули.
        - Проветри потом машину. - предложил мне Никита.
        - Ага, и на мойку её отвези. - поддержал его Олег.
        - Обязательно  займусь этим вечером. - согласился я с ними, открывая дверь и вылезая из машины.
        Так втроём мы зашли в здание, и направились в большой актовый зал, где обычно все собирались на 1 сентября. Интересно мы сильно опоздали или нет? Заходя, мы увидели, что ректор уже вовсю зачитывает свою подготовленную речь. Мы тихо прошли в первый ряд, и увидели, что наши места как всегда пусты. Знают ведь, что здесь всегда сидим мы. Устроившись поудобнее, мы слушали ректора. Как всегда он говорил громко, чётко и по делу. Объясняя нам планы на год, и какие мероприятия нас ждут, я услышал про поездку в лес для шести человек. Суть заключалась в том, что люди, которые поедут туда, должны были выживать в чаще, искать разные подсказки, чтобы выбраться оттуда. Кто первый пройдёт все испытания, тому и достанется приз. По реакции друзей я увидел, что им тоже хотелось бы поучаствовать. Надо не забыть подойти к ректору и спросить про этот поход.
        Линейка, наконец, закончилась, и все начали расходиться. Увидев нас, ректор улыбнулся и поприветствовал нас, кивнув головой. В ответ мы улыбнулись во весь рот, и поспешили удалиться из актового зала. Так как народу было много, мы решили, что будет идти последними. Выйдя из душного помещения, мы направились к лестнице, на первый этаж.
        Разговаривая о футбольном матче, я услышал звонкий смех и посмотрел на своих друзей. Видимо, не только я это услышал. Олег и Никита вопросительно на меня посмотрели, я пожал плечами. Обернувшись одновременно с друзьями, мы увидели девушек, которые встретились нам по дороге в институт. Они сильно над чем-то смеялись. Я подумал, что над нами и решил прислушаться. Девушки нас совсем не замечали, поэтому мы так и остались стоять на месте.
        - Ой, Кать не могу, зачем ты напомнила это? - держась за живот, спросила блондинка.
        - Я никогда это не забуду. - хватая ртом воздух, сказала девушка с тёмными волосами. Продолжая идти на нас, они смеялись.
        - У него так щёки надулись, я думала, он сейчас лопнет от злости. - Катя идёт буквально в 3-х метрах от меня. - Ой. - резко врезаясь в меня, сказала Катя. По-видимому, от смеха она не смогла устоять на ногах и начала падать. Вовремя одумавшись, я схватился за её маленькую ладошку, тем самым подталкивая её к себе. Она не ожидала такой реакции и резко обняла меня, как только я притянул её к себе.
        - Ирония судьбы прям. - икая сказала блондинка.
        - Опять ты? - спросила вторая подруга, злобно глядя на Олега.
        - Да красавица, опять я. - ответил мой друг. По-видимому, ей не очень нравится, когда её так называют, так как она начала наступать на него. А мой друг меж тем успел убежать. Он начали играть с ней в догонялки. М-да, как маленькие дети. Катя отпрянула от меня, и, увидев, произнесла:
        - Ой, Смешарик опять ты? - кто? Она начала смеяться, и, не увидев моей реакции на прозвище, закрыла рот рукой.
        - Кто я? - злясь на неё, спросил я.
        - Повторить? Смешарик. А конкретно Крош, зайчик блин. - залились новой порцией смеха Катя и блондинка. Не вытерпев, я сильнее сжал её ладонь, что до сих пор была у меня в руке.
        - Лучше бы ты этого не говорила. - предупредил её Никита.
        - Помалкивая там, Борис Моисеев. - защитила свою подругу блондинка.
        - Да я смотрю вы конкретно страх потеряли. - теперь начинал злиться мой друг.
        - Да мы его и не искали. - пожала плечами суицидница. Тут завибрировали мои ключи, и я понял что, кто-то дотрагивается до моей машины. Отпустив руку Кати, я достал их, проверить, не показалось ли  мне. Нет, ключи до сих пор пищали, следовательно, мне нужно было идти на парковку.
        - Кажется, чью-то машинку обижают. Иди, пожалей свою игрушку. - сказала мне вслед хихикающая Катя.
        Не обращая внимания на девушек, я продолжал упорно идти к своей машине, посмотреть, кто на этот раз решил стать ходячим трупом. Быстро спустившись вниз, я побежал к парковке. Не увидев никого сзади, я подошёл к переду машины. Там меня ждал сюрприз. Чем-то чёрным было написано на лобовом стекле: "Научись водить машину, олень ;-) ". Я догадался, кто это сделал, и побежал обратно в институт.
        Я готов придушить эту тупую дуру. Она будет сама отлизывать эту чёрную хрень от лобового стекла моей машины. Ещё никто не смел так обращаться со мной. Никто. За сегодняшний день эта одноклеточная успела доставить мне огромную кучу проблем. Это не останется без ответа. Она получит своё. Я просто вижу, как она будет исполнять все мои прихоти. Я не отпущу её до тех пор, пока не выпотрошу всю дурь из неё. Ни одна девушка со мной так не обходилась, как она.
        Вот я уже подошёл к тому месту, где мы встретились. Я вижу только моих друзей, ни одной девушки.
        - Где она? - срываясь на них и крича, спросил я.
        Они поняли, про кого я говорю, и начали мне быстро объяснять. Я отомщу ей.
        - Убежала по задней лестнице. Сказала, что тебя ждёт маленький сюрприз. - не понимающе рассказал Никита
        - А подруги?
        - Ушли через 2 минут после неё.
        - А что случилось то, Илья? - спросил меня Олег.
        - Эта сука написала чем-то чёрным на стекле моей машине. Я убью её. Придушу собственными руками. Сегодня же.
        - Непременно Илья. - с энтузиазмом сказал мне Никита. - Только зачем торопиться? Они учатся в нашем институте, и их можно доставать. Но я знаю, где это можно сделать так, чтобы нам за это ничего не было.
        - Ну, говори.
        Никита изложил мне суть своего плана, и я впервые был готов отложить свою месть на неопределенное время.

         ГЛАВА 3. ВЫБОРЫ
        Как только джип отъехал от "места происшествия", мы направились к пешеходному переходу рядом со школой. Перейдя дорогу, мы решили зайти в магазин, и угостить себя мороженым. На линейку смысла идти не было, так как мы всё равно уже опоздали. Быстро и без происшествий мы дошли до института. Как-то подозрительно.
        Уже почти идя где-то, как я поняла в районе парковки, я заметила знакомую мне машину. Видимо, не я одна. По взгляду Кристины и Ани, я поняла, что они тоже её заметили.
        - Вы тоже это видите? - спросила я своих подруг.
        - Я узнаю эту машину из тысячи. От неё несёт противными духами тех куриц, и сигаретами. - поморщившись, ответила Аня.
        Сильный запах чего-либо всегда пугал Аню. Она боялась всего что "слишком". Например, слишком холодная вода для купаний в озере, слишком долго ждать скидки на красивую бижутерию. Она не привыкла ко всему "слишком". Это что-то наподобие заболевания или фобии. Но Аня лечится. Это нелёгкий и сложный процесс для всех нас, мы поддерживаем её, стараемся помочь. Она не псих, нет. Это "слишком" было вызвано аварией, которая произошла год назад, и она до сих пор не может отойти от неё.
        В тот момент Аня встречалась с парнем по имени Лёша. Лихач, гонщик, любитель всего экстремального - он сразу ей понравился. Ему сейчас 22 года, если не ошибаюсь. Эта была любовь с первого взгляда. Ей было всего 17, когда она познакомилась с ним. Лёша сначала не воспринимал её всерьёз, считал ребёнком, но со временем всё переросло в любовь. Всё было как у всех: подарки, цветы, открытки, поцелуи. Со временем Алексей начал брать её на гонки. Гонки - это множество машин, гонящихся по ночному городу, не боясь никого и ничего. Играя, многие из таких гонщиков зарабатывали себе на жизнь. Аня была штурманом, то есть помогала Лёше почти во всём. У них была команда под названием "Пунт".
        Как такие названия только в голову приходят?
        Команда состояла из 5 машин, и 9 человек не считая мою подругу. Лёша - капитан команды. Суть игры была в том, чтобы собирать и расшифровывать всякие коды. Подсказки к ним команды должны были находить по ориентирам, выдаваемые перед гонкой. Та команда, кто расшифруют все коды и найдут подсказки, прейдя к финишу первыми, получают деньги, славу и авторитет среди других гонщиков.
        Выигрывая в этом "Ночном дозоре" с помощью мозга моей умной подруги, они нарвались на неприятности. Как их называют гонщики - боссы. Боссы - это люди, кто "владеет" территорией, на которых они выиграли, проходя через огонь, воду и медные трубы, чтобы добиться такого положения. Выигрывая пару тройку раз, команда Лёши, тем самым бросала вызов боссу и его штурману. Недолго думая босс, его имя Владислав, обратился к Алексею, с просьбой выяснить отношения, и узнать, кто же лучше водит машину. В этой гонке принимать участие могут только капитан команды и его штурман. Выбирает трассу босс. Эта была не трасса, это была дорога с постоянными поворотами и закорючками. В общем, её очень сложно пройти. Пройдя гонку, ты показываешь мужество и силу, способность чувствовать машину, как часть своего тела.
        Никто не должен знать место и время гонки, ибо другие члены команды могли подстроить ловушки, например шипы, или дымовую шашку. Такие случаи были в прошлом неоднократно, поэтому решили сделать всё по-честному. Приехав на место назначения, в определённое время, Аня очень сильно волновалась. Ведь это тебе не Ночной дозор, где надо искать коды и расшифровки, это настоящая гонка, где нужно работать руками, а не головой.
        Подъехал Владислав со своим штурманом по имени Леся. Началась гонка, всё шло плавно. Они перегоняли друг друга, шли почти на равных. И в один момент Лёша перегнал машину соперника, вырываясь вперёд. Им осталось проехать меньше 1,5 км и всё, финиш. А финиш - это слава, деньги, авторитет, крутые тачки, и значит быть с другими боссами наравне.
        Видно последний поворот, а за ним финишная прямая. Лёша взял Аню за руку и посмотрел ей в глаза, видя там поддержку и любовь. Последнее, что он сказал ей в этот вечер, было: "Анют, давай просто сделаем это". И она сделала. Выжала ручник, и он начал поворачивать, как вдруг его рука дёрнулась и машину закрутило. Они впечатались в огромный дуб, который стоял посреди рощи. Машину почти разорвало пополам. Когда их извлекали оттуда, я видела, что они держались за руки. До последнего вместе.
        Лёша был в коме, а Аня находилась на грани смерти. Ей делали операцию почти 8 часов. Через маленькие окна в операционной я видела, как из неё вынимали миллионы маленьких кусочков стекла машины. Её буквально собирали по частям. Страх, беспомощность и отчаяние - это все мои чувства, которые я испытывала на протяжении всей операции. Думаю, именно тогда я поняла, что родных и близких надо беречь.
        Главное, что они оба выжили. Правда, не без последствий. Алексей вышел из комы, но не смог побороть чувство стыда за команду, за Аню. Помню, решила проведать подругу и, подходя к её палате, я услышала разговор Ани и Лёши. Да-да, я знаю, что подслушивать не хорошо, но любопытство взяло надо мной вверх. Лёша обвинял Аню во всём, что с ними произошло, что она разрушала всё, чего они так давно добивались. По его словам она угробила команду, а самое главное его машину. Аня же, говорила только "Слишком быстро. Слишком. Всё слишком". Казалось, что её здесь и вовсе нет. Он продолжал на неё кричать, а я всё больше его ненавидела. Вот как знала, что она зря с ним связалась! Возможно, я ошибаюсь, и это просто материнский инстинкт, и Лёша не виноват, но на него я чувствовала лишь злобу, презрение и прочие недобрые мысли. После этого случая, Лёша переехал в другой город, а Аня забывала его постепенно.
        Всё-таки отношения отвратительны. Зачем люди встречаются, если знают, что наступит печальный конец? Я думаю, что это для них это как наркотик. Вначале идёт чувство лёгкости, любви, нежности. Ты словно на 7 небе от счастья. Тебе кажется, что это навсегда, но наступает отходняк. И всё. Пустота. Тебе нужна ещё одна доза, чтобы продолжалось это чувство окрылённости, блаженства. Ты уже зависимый от этого. Ещё и ещё. Пока не наступит передозировка. Ты умираешь медленно и мучительно. Темно. Ничего нет. Ты один в этой кромешной тьме. Никто не может тебе помочь, кроме тебя самого. Но некоторые люди не справляются и умирают. Ты мёртв, так и не увидев жизни. А всё из-за одного человека. Всё из-за одного слово "люблю". У "люблю" есть синоним "предательство". Они имеют почти одно значение, но измеряются временем. Это может быть долго и мучительно больно, а может быть быстро и без последствий. Решать тебе.
        - Согласна, духи отвратительны. - с отвращением сказала Кристина.
        Я хотела запустить в машину клатчем, но вместо этого нащупала в нём чёрный лак. Всегда его ношу с собой. Не знаю почему. Просто на всякий случай. И вот он подвернулся. Мысленная лампочка загорелась у меня над головой, и я поняла, что не должна упускать этот случай.
        - У меня есть идея! - с восторгом закричала я.
        - Какая? - тут же оживились мои подруги.
        - Сейчас увидите. - я доставала лак из маленькой сумочки и пошла к машине.
        Девочки поняли мой план, и стояли на стороже. Ох, вот бы на машине не было сигнализации! Мои надежды были разрушены, как только я подошла к лобовому стеклу. Думаю, она не посчитает это взломом и не среагирует на мой лак. Господи, сделай так, чтобы никто ничего не заметил. С этой мыслью я открыла лак и начала красивым подчерком выводить буквы. Я написала первую букву, и обрадовавшись, что сигнализация никак не реагирует, продолжила писать своё пожелание водителю этой замечательной, но теперь не очень машины.
        Закончив вырисовывать буквы, я быстро закрыла лак, убрала его в клатч, и позвала девочек.
        - "Научись водить машину, Олень ;)" - прочитала моё послание Аня. - Как-то мягко получилось.
        - Да, есть немного. Но это только начало. - высказала своё мнение Кристина. - Мы учимся с ними в одном институте, так что мы успеем ещё нагадить.
        Что?! В одном институте? Она про что это? Ведь машина стоит на парковке. "На парковке института" - отозвалось в моём подсознании. Вот блин! Теперь мне несдобровать! Он же меня убьёт! Так спокойно-спокойно. Никакой паники. Если он меня убьёт, то сядет в тюрьму, где его будут невкусно кормить, и он ходить в дурацкой одежде. Вот так ему и надо. Даже после своей смерти я в покое Смешарика не оставлю. И вообще, почему я думаю о смерти?! Он мне ничего не сделает, и я не должна его бояться. Бояться можно только маму. "И Илью" - эхом проскользнуло у меня в голове. Нет, я его не боюсь. Где нахрен всё моё мужество? "В полной заднице!" - со смехом сказало моё подсознание. Точно. Если надо что-то искать, то обязательно найдёшь его в жопе. Так всё, страх запихнём поглубже, мужество вытаскиваем. Мысленно проделав эту сложную операцию, я успокоилась.
        - Может, пойдём, пока нас кто-нибудь не увидел? - предложила я.
        - Да, пойдём. - не отрывая взгляда от моей надписи, сказала Аня.
        Зайдя в огромное здание серого цвета, нас поприветствовал милый дедушка и поздравил с 1 сентября. Указав на путь в актовый зал, мы тихонько зашли. Никто на нас не пялился, и это очень хорошо. Встали мы около последнего ряда. Я заметила одно свободное место, и быстрыми тихими шагами пошла туда. Только я подошла к нему, как тут же моё место занял какой-то жирный идиот. Он посмотрел на меня и усмехнулся. Я прямо вся разрывалась от чувства, которое хотело убить этого недоумка. Видимо, в его приоритеты не входит уступать девушкам место. Ну ладно, я тебе ещё отомщу.
        Подошли мои подруги, и мы всё-таки решили послушать ректора. Он говорил о каком-то мероприятии. Вроде как это выборы для какого-то конкурса. Я точно не поняла. Краем уха я услышала, что кто-то разрывает пакет. Повернув свою голову на звук чего-то открывающегося, я увидела как этот толстый человек, не уступивший мне место, начинает поглощать чипсы, которые я очень-очень люблю. Я не позволю какому-то толстяку, есть мои священные чипсы. Я просто не могла этого допустить. Они не достойны его желудка. Они только мои.
        - Толкни меня. - подзывая локтём, попросила Аню.
        - Зачем? - как на дуру посмотрела она на меня.
        - Просто толкни меня в сторону того кресла, - показала я на того пухлого человека. - не надо никаких вопросов.
        - Хорошо. Только не устраивай представление, я не хочу, чтобы нас выгнали из института в первый же день!
        - Ничего такого не будет. Ты можешь быстрей меня толкнуть? Если ты не толкнёшь меня, я убью кое-кого.
        Аня поняла, что я не буду ждать, и поэтому сразу после моей реплики толкнула прямо на того толстого парня. Я поддалась вперёд, и приземлилась прямо на его плечи. По-видимому, не ожидав такого поворота событий, он поднял руки, тем самым давая свободу моим чипсам, и они с лёгкостью упали под сиденье следующего ряда. Большая часть пачки вывались, чему я несказанно рада. Он повернул свою голову в мою сторону, и увидев кто его толкнул, покраснел от злости.
        - Упс, извини. Всё так быстро получилось. Я не знала за кого держаться. - хлопая глазами, невинно сказала я.
        - Бывает. - на его лице промелькнуло раздражение. - А теперь можешь слезть с моих плеч?! - вежливо попросил он меня.
        - Конечно.
        Я быстро слезла с него и подошла к подругам, которые находились в 2-ух метрах от меня.
        - И зачем было это делать? - спросила меня Аня.
        - Я, конечно, понимаю, что у тебя давно не было парня, но неужели тебя потянуло на пухленьких? - с сарказмом спросила меня Кристина.
        - Я не могла допустить, чтобы кто-то ел моё сокровище.
        - Неужели чипсы? - они обе знали, что я очень любила чипсы.
        Люди, вы когда-нибудь задумывались, когда ели чипсы, сколько гадости вы поглощаете?! Вот и я нет. Очень вкусно.
        - Именно. Смотрите как он тужится чтобы достать пачку из под сиденья. - злорадствующе и потирая ладони сказала я и показала на него. - Да у него же сейчас глаза вываляться из орбит. А как он покраснел? Прям как помидор. Ой не могу, ну и зрелище. - я уже загибалась от тихого смеха.
        - Господи, этот человек ничуть не изменился. - вытирая слёзы от смеха, сказала Аня.
        - Похоже всё заканчивается, надо уходить. - предложила Кристина.
        - Пойдём последними, не хочу чтобы меня задавили и мой завтрак вывалился наружу. - ответила я.
        - Да, давай подождём. - согласилась со мной Аня.
        Подождав пока большая часть людей выйдет наружу, мы продолжили свой путь к выходу. Уже выйдя, мы начали задыхаться от смеха, когда я напомнила о том толстяке.
        - Ой, Кать, не могу, зачем ты напомнила это? - уже не в силах что-либо сделать, чтобы остановить смех спросила у меня Аня.
        - Я никогда это не забуду. - соглашаясь с Аней, сказала Кристина.
        - У него так щёки надулись, я думала, он сейчас лопнет от злости. Ой. - я во что-то врезалась. Пахнет очень знакомо, но не столько, чтобы я помнила, чей это запах. Но запах этого что-то был очень приятен. От смеха я не смогла устоять на ногах и начала стремительно падать вниз. Чья-то большая ладонь схватила меня за руку, и притянула ближе. Я не поняла, что случилось, поэтому резко схватила это руками.
        - Ирония судьбы прям - тихо, но я услышала. Это сказала Аня, причем, ничуть не удивившись. А вот я удивилась кто это?
        - Опять ты? - спросила очень злая Кристина.
        - Да красавица, опять я. - ответил ей кто-то. Она никогда не любила, когда её так называли. Так что лучше беги, кто бы ты ни был. Я поняла, что надо решать эту проблему, и тут же немного отодвинулась от того, что схватила руками.
        Я подняла взгляд вверх и застыла. Илья. Здесь, рядом. А я испоганила его машину. Спокойствие, только спокойствие.
        - Ой, Смешарик опять ты? - упс, вот это я, похоже, зря сказала. Как-то и не подумала о том, что сказала это вслух. Я закрыла рот рукой.
        - Кто я? - тот же огонь в глазах, та же буря, что я видела раньше.
        Опять я его разозлила. Ну и пусть. Сам виноват. Нечего девушек хватать в свои объятья, я ведь от неожиданности могу и не то ляпнуть. Надо показать, что я не такая уж и трусливая. Пусть он высокий и сильный, но я не могу показаться ему слабой. Вход должно пойти ещё что-нибудь.
        - Повторить? Смешарик. А конкретно Крош, зайчик блин. - услышав это Аня начала смеяться снова, ну и я от неё не отставала. Он сжал мою ладонь, не так уж больно, но не терпимо.
        - Лучше бы ты этого не говорила. - сказал мне блондин.
        - Помалкивай там, Борис Моисеев. - защищаясь, сказала Аня
        - Я смотрю вы вообще страх потеряли. - теперь и Боря начал злиться.
        - Да мы его и не искали. - я пожала плечами. Тут что-то завибрировало в штанах Смешарика, он отпустил мою руку и достал ключи, видимо от машины.
        - Кажется, чью-то машинку обижают. Иди, пожалей свою игрушку. - сказала я вслед уходящему Илье. Я обернулась к блондину и брюнету. - Вашего друга ждёт маленький сюрприз.
        Как только он скрылся за поворотом, я отряхнула его следы на мне и собралась уходить, но решила сказать кое-что Ане на ухо.
        - Задержи их минуты на две, а потом сматывайтесь. Если мы не уйдём, он убьёт меня. Встретимся у кинотеатра. - быстро и шёпотом сказала я Ане.
        Кивнув головой в знак согласия, Аня повернулась к блондину и начала наступление, тем самым отвлекая его от меня. Я быстро сообразила, что надо уходить через заднюю лестницу. Надо очень-очень быстро спускаться по лестнице. Мне мешал народ, который шёл достаточно медленно. Я решила, что если буду отталкивать их от себя локтями, для меня образуется проход, и я смогу спокойно спуститься вниз. Вслед мне шли комментарии типа "Могла бы и поаккуратней", " Вот овца, все ноги мне оттоптала". Могли бы и посочувствовать. Меня, между прочим, в ближайшее время ждут пытки от Красивого Чудовища, а Вы, вместо того чтобы пожалеть, поддерживайте мою трусость перед ним. Спасибо называется!
        Добравшись до первого этажа, и убедившись, что Ильи нигде нет, я быстро побежала к выходу. Так, чтобы добраться до остановки мне нужно идти через парковку. Мне нельзя там идти ни в коем случае, иначе меня ждёт долгая и мучительная смерть. А с Красивым Чудовищем это будет очень долгой пыткой. Я даже представлять не хочу, что со мной будет. Поэтому придётся идти по-другому. Это займёт у меня минут шесть. Быстро продумав дальнейший план действий, я пошла в обход. Этот путь был лёгким, но не очень быстрым. Я должна была пройти через институт, обходя магазин, перейдя перекрёсток, пройти ещё 1 улицу, и только тогда я смогу добраться до другой остановки и дышать спокойно.
        Я уже подошла к перекрёстку, как увидела их. Я стояла на пешеходном переходе и ждала, когда дадут зелёный цвет. Из-за поворота выглянул чёрный джип. Я узнала его по моей надписи на лобовом стекле. Хорошо, что у меня отличное зрение, и я увидела их издалека. Рядом со мной стояло дерево, достаточно большое, чтобы спрятаться за ним. Боже мой, помоги, сделай так, чтобы они меня не увидели. С этой мыслью, я выглянула из дерева и увидела, что они уехали. Спасибо Иисус, я отблагодарю тебя как-нибудь.
        Загорелся мой зелёный свет, и я пошла переходить дорогу. Надеюсь, в этот раз меня не собьют. Ну и пороноик. Я быстро перешла дорогу и выдохнула с облегчением. Рядом уже виделась остановка, и я незамедлительно пошла к ней. Стояла я не долго, почти сразу подъехала моя маршрутка. Я быстро заняла свободное место и набрала номер Ани. Прошло буквально гудков семь, после этого она мне ответила.
        - Катя! Это ты? Слава Богу! Мало того, что мы получили по полное не хочу, так ещё и еле удрали от этих идиотов. - она запыхалась, скорее всего, они бежали.
        - Вы что, бежали от них что ли? - озвучила я свои мысли.
        - Нет, блин, рожали!!! - в трубку прокричала она мне. Видимо, сегодня пострадает не только моя карма, но и мой слуховой аппарат. Что ж, давно пора.
        - А сейчас-то вы где?
        - Бежим около кинотеатра.
        - Давай, я уже подъехала.
        - Ага.
        Попросив, остановить на остановке, я быстро вышла и побежала к своим девочкам. И почему сегодня целый день со мной происходит одна большая жирная целлюлитная жопа?! Я ведь хорошо себя веду, никому не причиняю вреда..ну редко..иногда...не всегда...ну не каждый же день! Ладно. почти каждый. Просто я человек любопытный, познавать люблю. Почти всегда это оканчивается неудачно. Даже сегодня! Какой-то пешеход разрушил мне жизнь, по крайней мере, на протяжении моей учёбы в институте. Это ведь не навсегда. Я надеюсь. И почему-то я уверена, что они не оставят нас в покое. Вот чувствую пятой точкой, и всё! Ну, ничего, мы не дадим себя в обиду. Это я точно знаю. Эти парни хоть и симпатичные, острые на язык. Но! Такие говнюки. Прямо вот хочется взять так одного потискать, а потом когда узнаёшь их, так лицом в землю раз-раз и всё, милого личика как и не бывало. И не будут они никаких девочек обижать, на такие-то морды расплющенные никто не посмотрит. А я их так к себе раз и под подмышку, домой унесу, буду мучить. Нечего им на улицах шастать, людей пугать своей красотой, девушек завлекать, я их выдресерую и
будут как в цирке. Может премию дадут за это, не каждая девушка может приручить таких парней вроде Ильи. Они ведь как быки...
        - Перестань мыслить вслух, мне аж противно стало от таких терзаний. - как-то неожиданно подошли Аня с Кристиной.
        - Я тебя боюсь немного. - Кристина отошла от меня.
        - Ах, извините, я просто очень зла.
        - Правда? И на кого же? - с намёком спросила Кристина.
        - Неужели ты хочешь и дальше слушать, как она будет пытать этих мальчиков? - удивилась Аня.
        - Ты права, не хочу. Надо её к психологу сводить, может успокоительного выпишет…
        - Ребят, я здесь. - махая руками перед их лицом, сказала я.
        - Прости, мысли вслух.
        - Ну да. - с ноткой обиды в голосе сказала я.
        - Мы шутим, Катюш, не обижайся. - сказала Аня.
        Иногда выгодно обижаться.
        - Прощу, только если я выбираю фильм!
        - Нет! - сразу сказала Кристина.
        - Но почему? - возмутилась я.
        - Я не хочу идти на ещё один боевик!
        - Ну, пожалуйста-пожалуйста. - умоляла я, сложив руки, как будто молюсь.
        Кристина обдумывала решение очень долго. Она никогда не любила боевики, хотя смотрела ужасы. Её пугали взрывы молний или бомб. А вот крики каких-то призраков тебя не пугали? Как же я её за это не любила порой!
        - Ладно, только в следующий раз пойдём на ужасы. Там фильм "Заклятие" выходит, говорят, будет просто экшен.
        - Хорошо. - сказала я, как маленький ребёнок и попрыгала, как лама к кассе.
        Выбрать было из чего, тут тебе и "Люси" со Скарлетт Йоханссон (кстати это моя любимая актриса), и фильм "Оставленные". Но почему-то боевики и триллеры меня не привлекли, а заинтересовал фильм "Тэмми". Сюжет такой: главная героиня по имени Тэмми, пухлая женщина лет 35,она работает в ресторане быстрого питания, у неё есть муж, мама, и бабушка. В один прекрасный день у Тэмми, ломается машина, где, не заметив, она сбила оленя. Приехав на работу в ужасном настроении, как всегда опоздав, её увольняют. Возвращаясь домой, она застаёт своего мужа за романтическим ужином с соседкой. Увидев это, Тэмми собирает вещи и отправляется к родителям. Расстроенная героиня решает поехать в путешествие к Ниагарскому водопаду, вот только её мама отказывается давать ей свою машину. Тэмми прибегает к помощи бабушки Перл. В итоге они вместе с бабулей отправляются в путь, и вскоре выясняется, что Перл большая любительница выпить. С этих пор и начинается их настоящее путешествие. Они побывали и в баре, Тэмми поспала на улице возле мотеля, они были в доме лесбиянок, где проходила вечеринка, ограбили кафе, сожгли свою машину.
В общем, фильм оставил у нас хорошее впечатление.
        Вдоволь наевшись попкорном, мы решили, что пора по домам. Всё-таки время было начало одиннадцатого, а нам ещё в институт завтра. Попрощавшись с девочками, я поехала домой. Автобусы и маршрутки до сих пор были полными, так как родители и их чада отмечали 1 сентября. Я решила, что не хочу толкаться, и ждать автобуса так долго, поэтому заказала такси. Я просто валилась с ног. Сегодня столько произошло: я познакомилась с какими-то идиотами и написала на машине одного из них доброе послание, потом мы всей нашей компанией из трёх человек были в бегах от них. Так что, думать об этом всём ЗАВТРА. Что я хочу увидеть сегодня - это только кровать и тёплое одеялко.
        На моё удивление, машина приехала быстро. Водитель оказался очень добрым дедушкой лет так за 50. По пути он мне рассказывал какая у него хорошая жена, что он любит её, поддерживает. Это меня если честно очень удивило. Чтобы мужчина так открыто говорил о своих чувствах… Не каждый на такое способен. Когда ему это озвучила, он как-то странно на меня посмотрел, как на дуру. "А зачем скрывать? Ведь любой женщине будет приятно, когда так говорят. Стесняются только те, кто не любит, а я люблю" - так вот он мне ответил. Пока я обдумывала его слова, мы уже подъехали к моему дому. Попрощавшись и сказав спасибо этому милому дедушке, я пошла домой.
        Я быстро поднялась на 6 этаж. Открыв ключом квартиру, я развалилась пластом в коридоре. Мои ноги не хотели никуда меня вести, поэтому моё тело решило развалиться здесь. Я уже с ним чуть было не согласилось, но мне было жалко белый пиджак. С трудом поднявшись с пола, я положила ключи и клатч на тумбочку около зеркала, не удержавшись, я включила свет и посмотрелась в него.
        То, что я увидела в зеркале, меня не очень обрадовало. Лицо было чёрным от туши, а волосы были во всех местах и непонятно где. Как так? Я же вроде нигде не делала такого, чтобы ВОТ ТАК ВОТ выглядеть. Смотря на себя, я вспомнила девочку из фильма "Звонок", вот примерно так я сейчас выглядела. Зря напомнила, я же теперь всю ночь спать не буду. Да, всё-таки жить одной это иногда в минус. Я сняла балетки, и на моё удивление они были чистыми, даже пыли не было. Ладно, не буду задумываться, мой мозг отказывается сейчас о чём-либо думать так глубоко. Попутно снимая джинсы, я направилась на кухню. Включив там свет, я удивилась как тут чисто. Да и вообще во всём доме было чисто. Странно. У этого может быть только два объяснения: 1.Приходил Mr.Proper. 2. Приходила моя мама. Как бы я не хотела верить в чудо, что ко мне приходил Mr.Proper,я знала, что это моя мама. Увидев на столе банку нутеллы, мои подозрения подтвердились - это мама. А вот и записка под банкой вкусностей: "Привет,доченька.Всегда пожалуйста.Ты без моего контроля совсем забыла про уборку квартиры,ещё раз такое увижу,скажу отцу!:) Как прошла
линейка? Будет время, позвони. Мы все тебя очень любим.Твоя мама.".
        Сердце обливалось кровью, что я не смогла увидеть маму и папу. Они с отцом на месяц уезжали из города, в командировку. Папа всегда брал маму с собой, потому что ему было скучно. А на её работе, никто не имел ничего против, и её отпускали. Все её очень любили и уважали. Но и немного боялись. Моя мама была человеком строгим, требующая от других сотрудников относиться к работе серьёзно и слажено. Но это было только на работе. А за пределами ювелирного магазина, она была добродушным человеком, всегда готовым помочь. За это она и полюбилась всем сотрудникам. Ведь "На работе мы что делаем? Работаем. А во всё остальное время хоть напивайтесь, но не сметь позорить наш магазин!" - говорила она. Из-за такого характера у неё было много знакомых и хороших друзей.
        Мой организм передал, что я не в силах съесть и кусочек еды, он только хочет спать. Я тоже так считаю. Последний раз посмотрев на банку вкусностей, которая так и просила съесть её, я убрала банку в холодильник.
        Если я останусь так и дальше пялиться на холодильник ничего хорошего из этого не выйдет, поэтому я пошла прямиком в ванну. Зайдя в неё, я как и всегда увидела плитку тёмно-серого цвета, и раковину с зеркалом, где разместилось много баночек с всякими кремами и лосьонами. Не обратив на них никакого внимания, я подошла к раковине белого цвета. Включив воду я принялась тщательно смывать косметику с лица. Вытерев кожу лица мягким бежевым полотенцем, я пошла в спальню. Быстро сняв с себя блузку и джинсы, я надела свои любимые шорты с Микки Маусом и футболку с тем же принтом. Я не маленькая девочка, просто её мне подарила бабушка, а пижама, как ни странно мне понравилась. Завалившись на свою двуспальную кровать, я установила будильник на 6:40 утра, так как завтра мне было к первой паре. Я даже не знаю, какие завтра предметы. Ай, да пофиг. Возьму несколько тетрадей и хватит. Положив будильник на тумбочку, я укуталась в одеяло, и как только моя голова коснулась подушки, я уснула.
        ***
        Вынудил меня из царства Морфея песня Imagine Dragons - Radioactive,это означает, что играл мой будильник, а это в свою очередь означало, что мне нужно собираться в универ. Нехотя мои руки потянулись выключать эту прекрасную песню.
        Пролежав ещё минут 5 в непонятках, я вспоминала свой сон. Знайте, что мне снилось? Как я плыву от пиратов на большом банане. Ведь всё начиналось так хорошо. Я была Капитаном Екатериной Воробьём, и у меня была прекрасная шляпа. Все меня почитали и уважали, и однажды королева вызвала меня на очень важный разговор. Входе нашей беседы выяснилось, что какие-то неандертальцы собрались напасть на нас. Ну и я, как истинный герой, пообещала своей королеве, что спасу наше царство от пиратов.
        Собрав экипаж, я отправилась к своему большому короболю, полным всяким оружием пушками и прочим. Проплыв примерно три часа по воде, мы увидели корабль чужаков. "Готовься к бою!" - прокричала я своим верным подданным. Тут уже началась суматоха, одни бегали, искали ружьё ближнего боя, другие готовили пушки, чтобы выстрелить. Я оставалась с невозмутимым лицом и ничего не боялась. Как только корабль приблизился на нужно мне расстояние, я крикнула "Огонь!", полетел первый снаряд и попал прямо в нос короблю. Девушка из дерева полетела вниз, к воде, и через секунду её как и не было. Тут я услышала ещё один выстрел. Странно, я же никому не давала приказ, продолжать стрелять. А это только означало, что снаряд пустили в нас. Не успела я развернуться в нужную сторону, как пушка выстрелила ещё раз, первый снаряд попал в паруса, а следующий приземлился где-то в десяти метрах от меня. Этот снаряд не ранил сам корабль, но в ту же секунду он взорвался и половины корабля как и не было.
        Я знала, что надо спасать тех людей кто выжил, и побежала вниз, там я нашла просто огромный банан. Ни о чём не задумавшись, я позвала весь экипаж и сказала им плыть отсюда, обратно, в наше царство. "А что же будите Вы делать, Капитан?" - спросил меня один человек. "Я буду сражаться пока ещё можно для вас выиграть время, чтобы вы уплыли, и ваши семьи не оплакивали вас." - с гордо поднятым подбородком ответила я им. "Слава Екатерине!" - закричал ещё один, и все дружно повторили. После этого их шляпы полетели в воздух, тем самым показывая, что я для них герой. Но наслаждаться этим я была не намерена, поэтому пошла наверх, сражаться, пока это ещё возможно. Я должна спасти своих людей, иначе я не Капитан Екатерина Воробей. Взобравшись по лестнице вверх, я увидела заряженную пушку, осталось только раздобыть спичку или какой-нибудь огонь, чтобы она выстрелила. Немного покопавшись, я нашла коробок спичек. Слава небесам, не мокрым. Вытащив одну спичку, я провела по пушке, и она зажглась ярким пламенем. Поднося спичку к специальной верёвке, я услышала "Екатерина! Сдавайтесь! Вы всё равно погибните!" - как я
поняла, это был капитан другого корабля. "Но не мой народ!" - крикнула я в ответ, и зажгла эту верёвочку. Не прошло и больше десяти секунд, как пушка выстрелила. Я успела посмотреть через маленькое окошко на человека, стоящего выпучив грудь вперёд, гордо показывая мне, что он принял вызов. На нём была одета красивая шляпа чёрного цвета, костюм показывал очертания его красивой фигуры, что меня не очень радовало. Я опустилась чуть ниже, чтобы увидеть его лицо, и знайте, кто это был? Мой Смешарик. Да-да это был Илья. Не успела я на него насмотреться, как мой снаряд приземлился на его корабль и произошёл взрыв. Весь его экипаж, которого, кстати, было предостаточно погиб, и корабль начал тонуть. Я не теряя времени, побежала искать что-то типа спасательной шлюпки, но вместо неё я нашла маленькую версию того огромного банана. Быстро взобравшись на него, я нашла вёсла и поплыла подальше от этого гиблого места.
        Не успела я проплыть и пару десятков метров, как что-то или кто-то взяло меня за ногу. Я повернулась, чтобы посмотреть, вдруг это один из выживших на моём корабле. Как бы ни так, это был Илья. "Думала так просто уйти от меня?" - взбираясь на мой банан, спросил меня он. "Извините Капитан, но тут место для одного" - ответила я ему. Не успел он мне ответить, я стукнула его веслом по его красивой морде. Он потерял сознание, и я воспользовавшись этим, взяла его за руку, отодвигаясь назад. "Вы мне ещё понадобитесь Капитан, не смейте тонуть!" - приказала я его неподвижному телу, стараясь поднять его на свой банан. Он мне будет нужен для выдачи информации. Я уверена они не одни, их люди должны приплыть совсем скорого, поэтому он будет нужен всем нам. Наконец вывалив его тело на банан, я положила его впереди, тем самым обезопасивая себя, и если он проснётся, то ему никак меня не ударить и не пнуть. Я выполнила свою задачу, я спасла свой народ! Пусть не надолго, но я выиграла для нас всех время.
        С чувством удовлетворённости я пошла в душ. Даже во сне я дала ему пинок под зад. Так держать Екатерина! С таким хорошим настроением я пошла на кухню, позавтракать. Сделав себе зелёный чай и намазав нутеллу на белый хлеб, я включила радио и слушала утреннюю бодрую музыку. Только я начала подносить хлеб к своему рту, как из другой комнаты послышалась песня "Guts Over" в исполнении Eminem’a и Sia. Отложив в сторону свой вкусный завтрак, я побежала на зов это прекраснейшей песни. Искать мне пришлось телефон довольно долго. Шум доносился откуда-то из нарнии моего одеяла. Наконец найдя свой телефон в пододеяльнике, я посмотрела на дисплей. Звонила мне Аня.
        - Что же вы Анна, в столь ранний час мне звоните?
        - Екатерина, позвольте узнать, во сколько вы собирайте подойти к нашему новому аду?
        - А что есть предположительное время?
        - Да, есть. 7:50 Вам подойдёт?
        Я посмотрела на часы, сейчас было 7:05. Так, так, так. Мне нужно успеть поесть, положить в сумку несколько тетрадей, одеться, причесаться, накраситься и дойти до института. Ехать на автобусе я смысла не вижу, с утра они забиты полностью.
        - А во сколько у нас пары, и какие? - я знала, что опоздаю.
        - В 8:10, а какие пары я сама не знаю.
        - Я тоже не знаю. Хорошо, увидимся в назначенное время и в назначенном месте.
        - Битва экстрасенсов? - со смешком в голосе спросила Аня.
        - Она самая.
        - Ладно, до встречи.
        - До свидания.
        Закончив разговор с Аней, я прямиком побежала на кухню и спешно доела свой завтрак. После этого я пошла ванную. Волосы я расчесала довольно быстро, и заделала их в непонятный пучок. Мы с девочками называем их улитками, или какашкой. Сегодня на моей голове получилась какулька. По-другому это никак не назовёшь. Краситься я особо не хотела, поэтому я только использовала тушь. А лицо немного припудрила.
        Осталось выбрать одежду, заправить кровать, и собрать сумку. Первым делом я решила заправить кровать, потому что знаю, что если не сделаю это с утра, то она так и останется не заправленной. Быстро сделав красивую кровать из непонятной кучи подушек и одного большого одеяла. Я посмотрела на термометр за окном, и он показывал +19 градусов. Я этому очень обрадовалась, и пошла выбирать одежду на сегодня. Мне приглянулись шорты цвета капучино. К ним я подобрала чёрную футболку с группой Linkin Park, она немного растянутая из-за многочисленной стирки, поэтому я решила заправить её в шорты. К этому комплекту шли прозрачные колготки чёрного цвета, рыжий ремень к моим шортам, чёрные балетки, отделанные сзади клёпками, и не очень большая чёрная классическая сумка.
        Когда я собралась и пошла в прихожую, то достала телефон и посмотрела на время, было 7:35. Я подметила, что как раз успею дойти до института. Выключив свет и все остальные приборы, я вышла из квартиры. Заперев её ключом, я пошла вниз. По пути я поздоровалась с бабушками, которые сидели на лавочке около подъезда и обсуждали всех и всё.
        Мне было скучно идти, и я захотела послушать музыку. Наушники со мной везде и всегда. Они меня спасают от скуки. Быстро их распутав, я достала свой плеер и включила первую попавшуюся песню. Это была песня "Behind blue eyes" группы Limp Bizkit. Я очень люблю её напевать, но подумала, что на улице это будет неуместно. Хоть я и занималась вокалом, то считала, что мой голос просто отвратительный. Эта песня мне напомнила Красивого Чудовища. С его поступками, а я уверена, что так гадко вёл он себя не только со мной, он не достоин этих красивых глаз.
        Придя на то самое место, где вчера меня чуть не сбили, я увидела пешеходный переход, который тем временем обеспечивал безопасность другим. "Ну, вот почему тебя вчера здесь не было, когда ты действительно так был нужен?!" - спросила я у него мысленно. Он ничего не ответил мне. Ну и ладно, даже ругаться с тобой не буду! Перейдя дорогу, я пошла к институту.
        Я решила, что такие как Илья приходят не раньше 2 пары, поэтому пошла через парковку, потому что там идти было короче, да и времени у меня осталось немного.
        Почему все мои предположения идут прахом? Только я зашла на парковку, как тут же на неё начала заезжать его машина. Я быстро опомнилась, что надо прятаться и побежала к первой встречной машине. Спрятавшись за неё, я решила подождать пока джип Ильи проедет дальше. Выглянув из-за машины, я увидела, что Илья подъезжает рядом к парковочному месту, где находилась я. Он припарковался через одно место после машины, за которой я пряталась.
        Вот чёрт! Нужно убираться отсюда пока он меня не заметил. Собрав всё своё мужество в кулак, я вынырнула из машины. Я услышала, как открывается дверь джипа и решила поспешить. Сзади меня было слышно три мужских голоса. Я узнала их. Естественно это были голоса Ильи, Никиты и Олега. Господи, вот бы они меня не заметили! Я уже подбегала к входу в институт и всё ещё слышала голоса парней. По-видимому, они меня не узнали, раз даже не окликнули меня. Может Смешарик меня простил за вчерашнее, а? Нет, Илья не из таких людей, кто забывает всё просто так. Увидев девочек у входя, я подлета к ним и тихо сказала, чтобы слышали только они:
        - Не оборачивайтесь! Сматываемся отсюда, пока есть время!
        Кристина как- то странно на меня посмотрела. Чтобы она поняла, я показала пальцем за спину, на парней, которые были в метрах 30 от нас. Она выглянула из-за моей спины и посмотрела в их сторону. Её глаза наполнились злобой и страхом. Но она поняла, что лучше не нарываться на проблемы хотя бы с утра.
        - Ковальский, бежим! - прошипела она Ане. Она тут же поняла, про что мы говорим, и быстро побежали в универ. Поздоровавшись с охранником, мы посмотрели расписание, у нас сейчас был английский, так что я не волновалась. У меня всегда было хорошо с иностранным, поэтому я сейчас волновалась только за свою тушку. Посмотрев где находится аудитория, мы прямиком побежали туда. Кабинет находился на втором этаже. Чтобы не попасться им на глаза, мы пошли задней лестницей. Быстро дойдя до нужного нам этажа, мы побежали на поиски нашей аудитории. Она находилась на другом конце коридора. Открыв дверь, мы увидели много новых лиц, но единогласно решили, что познакомимся с ними чуть позже. Уселись на четвёртый ряд, где располагалась только одна девочка. Внешностью её природа наградила: чуть рыжие волосы до пояса, зелёные глаза, красивая фигура. В общем девочка-кофетка. Джинсы голубого цвета отлично сочетались с серой футболкой, на которой, кстати, тоже была группа Linkin Park.Она услышала, как мы "мягко" приземлились, и повернулась к нам. Это девушка приветливо нам улыбнулась, что притягивало к ней внимание ещё
больше.
        - Привет, я Соня. А вас как зовут? - спросила она нас по-доброму.
        - Привет, я Катя. - ответила я ей, и пожимая её руку, которую она мне протянула.
        - Я Аня.
        - А я Кристина.
        - А зачем вы так много тетрадей с собой взяли? Сегодня же не будем учиться.
        - Почему? - удивились мы втроём.
        - Вы не слушали, о чём говорил вчера ректор? - она очень удивилась.
        - Мы пришли буквально под конец. - оправдалась я.
        - А мы что-то серьёзное пропустили? - спросила дружелюбно Аня, похоже, что ей тоже понравилась София.
        - Да нет, просто сегодня пройдут выборы. - она пожала плечами.
        - Какие выборы? - спросила Кристина.
        - Ну, каждый год от всех институтов нашего города посылается шесть человек на одно важное испытание. Суть этого испытания заключается в том, что эти шесть человек, должны жить в лесу, то есть жить в палатках, готовить себе еду, устраивать ночлег, и всё в этом роде. Попросту говоря - ты выживаешь. В начале конкурса вам дают подсказки, как выбраться из этого леса. Кто первый выберется, тот и победил. А это значит, что ты будешь в приоритете у ректора.
        - Ну это же нелепо, прошлый участник может нарисовать карту и выбраться самостоятельно из леса. - возразила Кристина.
        - Нет, каждый раз выбирают новый лес, это могут быть и горы. Тут всё зависит от фантазии создателей этого конкурса. И каждый раз выбирают новых участников, чтобы всё было по-честному.
        - А вот это уже интересно. - сказала Кристина.
        - Да я сама очень хочу попасть туда. - с восторгом ответила Соня.
        Прозвенел звонок, и все дружно уселись за парты. Вошёл какой-то преподаватель, на вид ему было лет сорок. Он попросил нас собраться парами и идти в актовый зал. Мы с девочками решили, что я пойду с Соней, а Кристина с Аней. Быстро и организованно дойдя до актового зала, мы уселись в четвёртом ряду. На сцене я увидела две большие круглые банки. Как мне объяснила Соня, в одной банке были имена девочек, а во второй мальчиков. "Прямо как в Голодных Играх" - хихикая, сказала она. Это девочка нравится мне всё больше и больше. Я ей сказала, что мне тоже очень нравятся Голодные Игры. Так мы и разговаривали, пока не пришёл ректор. Все затихли, он начал говорить:
        - Приветствую всех, кто сегодня пришёл сюда. Сегодня мы будем выбирать людей, тех счастливчиков, кто будет защищать честь нашего института. Те, кто будут стараться выживать в лесу, проходить испытания. Это будут не только испытания физические, им ещё придётся и думать головой. Ну что начнём?
        Толпа ответила криком и свистами, тем самым показывая, что она уже давно этого ждёт.
        - Будем выбирать поочерёдно. Начинать с мальчиков или с девочек?
        Толпа единогласно ответила, что с девочек.
        - Хорошо. И так первое имя.... - он достаёт из одной банки сложенный листок бумаги, разворачивает его и ... - Первое имя Кристина Вражевская (ударение на первую А, если что). Моя подруга сидела в шоке.
        - Кристина, иди, выходи. - прошептала я ей.
        - А? Хорошо, иду. - у неё глаза стали по пять рублей. Вот она выходит на сцену, ректор пожимает ей руку, а Кристина что-то немного растерялась. Она отошла в сторону, чтобы другие участники смогли встать рядом с ней.
        - Ну что, теперь выбираем имя мальчика? - ректор опустил во вторую банку руку, и достал из неё свёрток. - Второе имя на сегодня - Олег Совершенный. - ну и фамилия, подумала я, а у него интересно самооценка не завышенная? Но когда я увидела, кто вышел на сцену, я поняла, что на мой вопрос уже давно дан ответ. По реакции Кристины, я увидела, что она зла, очень-очень зла. Как вы догадались, это был друг Ильи. М-да, не завидую я своей подруге. - Поздравляю Олег, встань, пожалуйста, рядом с Кристиной.
        - Конечно. - улыбнулся он ректору и встал рядом с моей подругой, улыбаясь ей во весь рот. Если бы они поехали вдвоём, то думаю из выживших приехала бы только Кристина.
        - Итак, третий человек... София Франц. - я увидела, что рядом со мной сидевшая Соня просто сияла от счастья, она как солнышко, я очень радовалась за неё. София быстрым шагом дошла до сцены, поблагодарила ректора и встала между Кристиной и Олегом. Хорошо, что хоть кто-то не даст убить ей его. Хотя, может быть он достанет и Соню, и тогда пощады точно не будет.
        - Второй мальчик, который поедет на испытания... Никита Градинар. - красивая фамилия, подумала я, но когда увидела, кому она принадлежит, я резко поменяла своё мнение. Это был второй друг Ильи. Бедные девочки, мне их уже жаль. Он с сияющей улыбкой подошёл к ректору, сказал ему спасибо, и встал рядом с Олегом.
        - Хорошо. Осталось два имени. Итак, следующий счастливчик... Анна Киевская. - да, у моей подруги была замечательная фамилия, хотя сама она русская. Она со вздохом поднялась на сцену, еле-еле выдавила у себя улыбку и встала радом с Соней. Чтобы их приободрить, я улыбнулась им во все мои 27 зубов и подняла большие пальцы вверх. Девочки увидели мою поддержку и помахали мне рукой.
        - Последний счастливчик... Максим Богданов. - на сцену поднялся высокий красивый парень, у него были очень-очень чёрные волосы, глаза я не разглядела, так как он был слишком далеко. За три шага он преодолел путь от своего места до сцены, пожал ректору руку, а тот пожелал ему удачи. Он встал рядом с Олегом и Никитой, те его поприветствовали хлопками по спине. Видимо, это ещё один их друг. Но тот хотя бы выглядел нормальным. Пока что.
        - Итак основной отбор окончен. - основной? В каком смысле? - Спонсоры ежегодных соревнований посоветовались и решили в этом году выбрать не шесть человек, а восемь! Так что прямо сейчас, у всех есть шанс попасть к этим ребятам. - зал прямо озверел вокруг меня. Пошли бурные аплодисменты, и ректор не заставил всех ждать, сразу же подошёл к двум банкам. - Имя седьмого счастливчика - Илья Великий - Сразу послышались крики девчонок. Неужели это парень настолько шикарен? Я повернулась назад, чтобы посмотреть, кто же это, и, вот чёрт, это был Смешарик! Наши взгляды встретились, и он усмехнулся мне. Чувствую здесь не чисто, я показала ему средний палец, он в свою очередь мне подмигнул. Боже, Иисус, сделай так, чтобы меня не было в этом списке. Я не эгоистка, если обречу своих подруг на смерть, просто знаю, что Илье нужна я, а не мои бедные подруги, которым и так досталось. - Восьмой человек, который поедет бороться за наш институт... Екатерина Муромская. - я сидела сжав свои пальцы крестиками. Ну почему я? Зал застыл в ожидании, кто же это Екатерина Муромская? И тут поднялась я. Быстро поднявшись на
сцену, я поблагодарила ректора и спонсоров, а после этого встала рядом с подругами.
        - Я одна такая невезучая? - сказала я скорее утверждением, чем вопросом.
        - Нет не одна. - прошипела сквозь сжатые зубы Кристина.
        - Да ладно вам девочки, будет весело! - сказала нам счастливая Соня.
        - Они затеяли какую-то игру! Это ведь всё не просто так! - выдала нам свою версию Аня.
        - Тогда будем играть. - сказала я девочкам.
        ГЛАВА 4. БОРЬБА
        - Дочь, ты точно всё взяла? - строгим, но заботливым голосом спросила меня мама.
        - Да мамуль, точно всё. - таща свой рюкзак и маленькую сумку по лестнице, ответила я.
        - Повтори.
        - Палатку, спортивный костюм, свитер, тёплые носки, овощи, немного фруктов. - так вроде всё.
        - А бинт? А мазь от синяков и ран?
        - Да, взяла. Только мам, зачем это?
        - Как зачем? А если ты поранишься? А если ваши мальчики поранятся?
        - Да лучше бы поранились, хоть крови прольют за своё поведение. - злостно выдыхая, сказала я.
        - Катя! Ну как так можно говорить?
        - Как-как? Да вот так! Сами виноваты, были бы нормальными, я бы их просто убила, а так будут мучиться.
        - Екатерина Андреевна, если ты сейчас же не перестанешь говорить такие вещи, я не испеку больше твою сладость!
        - Нет, мам, только не это. Всё что угодно, но только не черничный пирог! - с детства я очень любила мамину выпечку. Я думаю, что для каждого ребёнка мама готовит лучше всех на свете.
        Так вот, если говорить с точки зрения вкусности, то она была между Иисусом и Зевсом, где-то посередине. Черничный пирог - это самое-самое вкусное из того, что я пробовала в своей жизни. Готовила его мама в основном летом, когда мы всей семьёй ездили за черникой в лес. В остальные же времена года сделать пирог удавалось очень редко. Нет, конечно, купить чернику можно, но стоит она недёшево.
        - Так всё я сказала. Никаких убийств, пока не приедешь! Ты шапку взяла?
        - Взяла. - ответила я с грустью в голосе. Ну почему им можно нас доставать, а мне их убить нельзя? Это, по крайней мере, не справедливо.
        - Тогда трупов поменьше, удачи побольше!
        - Спасибо, мам.
        - Ладно, не грусти, если так сильно будут плохо себя вести, то можешь немного слабительного дать.
        - Правда? Спасибо, мамочка! Я так сильно ...
        - Но это только если они себя будут плохо вести, Катя!
        - Хорошо-хорошо, поняла. - уже с поднятым настроением открывала я подъездную дверь.
        - Не пуха, не пера!
        - К чёрту!
        Дождавшись, когда мама повесит трубку, я пошла к Кристине домой, где уже на тот момент меня ждали девочки. Из дома Кристины мы должны были ровно к 10 утра подойти к институту, где нас заберёт автобус с остальными участниками. После этого мы поедем на какую-то базу. Названия или место положения нам не сообщили. Впрочем, как и всем. В этом испытании будет участвовать 10 институтов, следовательно, 80 человек. Ю-ху, не хило. Только вот жаль, что из 80 человек 4 из них полные уроды. И именно эти люди находились в моей команде. А зовут их Илья - главный дебил из всех, Никита - тот же моральный урод, Олег- черноволосый индюк, и Максим - напыщенный баран. Про последнего я узнала недавно. После выборов он показал своё истинное лицо, и ничем не отличался от вышеперечисленных трёх парней. Нам дали одну неделю на подготовку, и именно там они нас достали.
        Чтобы подготовиться к соревнованиям, нам нужна была хорошая физическая подготовка. Для этого наняли физрука, высокого мужчину лет 50, с белыми волосами и белыми, как свет усами. Выглядел он очень милым. Хоть тренер и был достаточно вежлив с нами, но когда начинались тренировки, гонял он нас по залу и стадиону, так, что под конец занятий мы не шли, а ползли буквально. Каждый день по стадиону, сзади института бегали 8 маленьких существ: 4 из них бегемотики мужского пола, а остальные 4 девушки, были красивыми ламами. Но под конец каждого забега эти красивые ламы, превращались в четырёх голодных панд.
        Не понимаю только логику преподавателей, как из четырёх худеньких маленьких девочек, можно сделать крутых бойцов, за какую-то жалкую неделю? Вот и я не знаю. Но под конец недели мышцы начали укрепляться, хоть и болели, бегать стало легче, дыхание привыкло и в боку больше не болело. Единственные, кому не доставляло труда бегать и прыгать - это были Илья, Максим, Никита и Олег. Если честно, то я им очень завидовала, и тогда наш женский коллектив решил, что мы не должны давать слабину и быть лучше нас. Поэтому, после пятичасовой тренировки, мы приходили на стадион, вечером и тренировались ещё около трёх часов. То есть 8 часов за каждый день, и это получается 56 часов за неделю. Как мы выжили то? "Главное чтобы был результат" - подкрепляла нас Соня.
        Кстати, Соню девочки восприняли абсолютно нормально, даже очень хорошо. Теперь нас не три подруги, как было всегда, а четверо. Не знаю почему, но это меня очень радует. Соня, она как лучик света или надежды. Всем она пришлась по душе. Ещё бы, такая добрая, милая, но в тоже время очень весёлая и задорная, она просто не могла никому не понравиться. Из того, что она успела нам о себе рассказать, мы выяснили, что Соня переехала в наш город около двух месяцев назад с родителями, для обучения в нашем институте. Её маму зовут Алиса, а папу Сашей. Соне месяц назад исполнилось 18 лет, то есть 8 августа. Друзей у неё в нашем городе нет, поэтому она очень обрадовалась, когда мы к ней подсели. Ещё у неё есть брат Егор, ему 9 лет. Несносный мальчишка, любит пошалить и веселиться. В общем, очень добрый оптимист.
        А вот, кстати, и дом Кристины. Жили мы недалеко друг от друга, примерно в 15 минут ходьбы. За это время у меня очень затекла рука, в которой находилась посуда, чтобы мы смогли нормально поесть, а не питаться, как древние люди. При каждом шаге посуда бренчала. Ох, как же это бесило. Наконец дойдя до нужного подъезда, я вздохнула с облегчением и набрала номер квартиры моей подруги.
        - Внемлю! - бодрым и весёлым голосом поприветствовала меня Анька.
        - Открывай, я пришла.
        - Хорошо.
        Прозвучал писк отрывающейся двери, и я потянула тяжёлую железную дверь на себя. Так, подруга моя жила на четвёртом этаже. А лифт работает? Она жила в девятиэтажном доме, значит, он должен быть. С этой мыслью я пролетела лестничный проход, и пошла в направление где, как мне казалось, должен быть лифт. Слава шоколадным батончикам, интуиция меня не подвела, лифт действительно был. Быстро нажав на кнопку вызова, я стала ждать. На моё удивление он пришёл быстро. Может, стоит переехать к Кристине? Ради такого быстрого лифта, я готова пойти на жертвы. Двери лифта открылись передо мной, и я не заставила его ждать быстро зашла и нажала на кнопку нужного мне этажа. Двери закрылись, и лифт поднимал моё тело вверх. И только сейчас я заметила этот жуткий запах... мм, чего? Чего-то неприятного. "Может это могла быть чья-то моча?" - с усмешкой, спросил меня внутренний голос. От таких выводов, что привела меня логика, мысль о переезде растворилась.
        Хотела я зажать нос из-за неприятного запаха, двери лифта открылись, позволяя мне выйти наружу. Вдохнув свежий, на мой взгляд, воздух я шагнула в сторону квартиры Кристины. Она тоже жила одна, только в трёхкомнатной квартире. Её подарили Кристине тоже родители. Предки моей подруги были уважаемыми богатыми людьми. Она была всегда в достатке, но отличалась великодушием, и не была никогда "на понтах", как большинство детей богатеньких родителей, что в простолюдии окрестились как "мажоры". Наверно за это я её полюбила. Она никогда не хвасталась тем, что имеет много наличных на своём банковском счету. Наоборот, Кристина легко находила общий язык с любым человеком.
        - Привет! - радостно вскрикнула Соня, и кинулась ко мне с объятьями. Не успела я ей ответить на приветствие, как к нам подошли Аня и Кристина.
        - Здрас-с-те. - вяло, но очень смешно поздоровалась Кристина.
        - Привет. - бодро сказала мне Аня.
        - Приветствую. - ответила я всем. - Все собраны?
        - Почти. - ответила на мой вопрос Соня. - Только обуться осталось.
        Не дождавшись моего ответа, девочки сели одевать кроссовки. Чтобы всем было легче, мы решили одеться в спортивном стиле. Так сейчас передо мной сидели 3 девушки в легинсах и футболках, а сверху была одета толстовка. Я же надела джинсовые шорты, футболку с моим любимым исполнителем хип-хопа Eminem.Слушаю я его уже около 3-ёх лет, мне не надоедает, даже наоборот - завораживает. Я скрыла его под олимпийкой нейтрального серого цвета, волосы заделала в конский хвост, а уже из хвоста сделала колосок. Благо погода за неделю не испортилась, и сейчас было около +17 градусов, можно было одеться легко. На ногах у моих подруг были кроссовки, а у меня кеды. Кроссовки я не очень любила, а предпочитала им кедам. Они лёгкие и в них не так сильно потеют ноги. Да к тому же ещё и стильные. Хотя, это всё забудется, когда они превратятся в жуткое месиво. Подруги уже обулись и взяли с пола свои рюкзаки и небольшие пакеты. Мы распределили на каждого обязанности. Я, например, взяла с собой немного овощей, фруктов, а также немного посуды - кружки, ложки и вилки. Аня должна была взять спальные мешки, несколько пледов.
Кристина - несколько бутылок воды с газами и без. Соне же досталось - спички, пару листов бумаги, кастрюлю и вкусный фруктовый чай. На мальчиков мы не надеялись, и решили собрать еды и столовых приборов на всех.
        - В путь? - вырвала меня из мыслей радостная Аня.
        - Ага. - сказала я ели слышно. Посидев минуту на дорожку, мы вышли из квартиры.
        Мы подумали, что лучше всего было спускаться по лестнице. Лифт хоть и быстрый, но вонь стоит такая, что глаза слезятся, и тем более всех четверых он бы не вместил, а ждать времени у нас не было.
        Оперативно спустившись вниз, мы элегантно вышли из подъезда. И тут нас ждал сюрприз, в виде парней и замечательных машин. Узнать их было не сложно. Вот только выглядели они как-то, не знаю... просто, что ли? Не было этой дорогой одежды, что мы видели раньше. Сейчас они выглядели как нормальные, обычные люди. Они сидели на лавочках, друг напротив друга, так что можно было разглядеть их одежду. Первым на глаза мне попался Никита, по белой шевелюре его узнать было не сложно, и мои глаза сразу припечатались к ним. А вот одежда, в отличие от волос была не приметной - на ногах были кроссовки красно-синего цвета, синие бриджи, а сверху толстовка на молнии и с капюшоном дымчатого цвета. Вторым на глаза мне попался Олег, он же и сидел рядом с Никитой. Его волосы были хорошо причёсаны, но не уложены с помощью геля или чего-либо ещё. На нём была футболка с рисунком напоминающей тёмный лес, ну или это были какие-то кусты, я точно не разобрала; если посмотреть немного вниз, то можно было увидеть спортивные штаны чёрного, прямо угольного цвета, а на ногах удобно расположились кроссовки такой же расцветки, что
штаны и футболка. В общем, получился Тёмный Принц. Следующим был Максим. Он был одет просто и гармонично. Серая футболка с большим перевёрнутым треугольником, который расположился посередине его грудной клетки, занимая почти всю лицевую сторону футболки. Этот большой треугольник был составлен из маленьких цветных треугольников, что напоминало мозаику из стекляшек различного цвета. Штаны были тоже серого цвета, внизу они сплетали его щиколотки поясом, или же браслетом. Кроссовки были коричневого или шоколадного цвета. Последний, в мой кругозор попал Илья. Он же выглядел как-то... по-домашнему? Стало спокойно, даже немного... умиротворяюще? На нём были бриджи военной темы, серая футболка, которую покрывала толстовка с молнией красного цвета. Капюшон закрывал его волосы, а голова же висела внизу, около ног, что были раздвинуты в сторону. Два больших пальца его рук расположились на лбу, а остальные пальцы были сложены, как в молитве.
        - А вы что здесь забыли? - удивилась не только я, но и задавшая вопрос Соня.
        - Вас ждём. - ответил Максим, закидывая ногу так, что его щиколотка легла на коленку левой ноги, а сам он закинул руки за голову, от того лучи солнца начали падать на его лицо.
        - Это ещё зачем? - спросила Кристина, с удивлением и возмущением в голосе одновременно.
        - Потому что женщины безмозглые существа, которым свойственно опаздывать, и ректор сказал, чтобы Вы, четыре пустышки, не опоздали, мы должны за вами заехать. - грубо ответил Кристине Илья, что наконец поднял свою голову, которая до отвратительно наполнена только оскорблениями. Ну вот. Вся картинка про умиротворение сошла на нет.
        - Продолжай говорить, когда-нибудь тебе все-таки удастся сказать что-нибудь умное. - ответила я ему, на его остроумное замечание по поводу женского пола. Я не собиралась слушать заново все придирки, что они говорили на протяжении всей прошлой недели, поэтому пошла прочь от их компании. Девочки не глупые, и сразу пошли за мной.
        Не успела я пройти и двух метров, как все парни встали с лавочек, перегораживая нам путь. Они остановились возле каждой из нас. Максим, что стоял ближе ко мне и Соне, встал перед моей подругой, так, что заслонял её полностью. За его широкой спиной я не смогла даже её увидеть. Никита и Олег перегородили путь Ане и Кристине, они стояли позади нас. Я огляделась вокруг, и поняла, что выхода нет. Повернув голову на место, я увидела перед собой красную толстовку, а за ней показывалась серая футболка. Тот же запах, когда я натолкнулась в коридоре института, где не заметила перед собой парня из-за пробивавшегося наружу моего смеха. Несложно догадаться, что этого парня зовут Илья. Он был выше меня на голову. Так что, чтобы посмотреть ему в лицо мне пришлось поднять голову наверх. Он дышал громко и глубоко. В его губах выразилось отвращение и презрение. Стоило поднять голову чуть выше и можно увидеть его нос, и то, как его ноздри расширяются с каждым вдохом. Ну и чтобы убедиться окончательно в его злости, я подняла свой взгляд на его глаза, где туман в голубых глазах превратился в смерч и ураган. Его брови
свелись вместе, и между ними появилась морщинка.
        - Повтори, малышка, что ты сейчас сказала? - рыча, попросил он меня, стоя вплотную ко мне. Моя грудь упирается в его. Но я не собираюсь теряться, или прятаться, как собачонка. Поэтому, надо переходить к решительным действиям.
        - Мой милы друг! Вспоминая отдельные фразы, которые Ты произнёс в предыдущие две минуты, я не могу не отметить, что их невозможно соединить в сколько-нибудь связную идею, которой Ты хотел меня поразить! Определённую степень досады вызывает и то, что артикуляционное построение Твоей речи и отдельных слов, делает непостижимыми для слуха тонкость Твоего понимания происходящих событий и моего места в них. - я вижу, как Красивое Чудовище начинает закипать, кажется, как будто сейчас у него из ушей хлынет пар. Но я не намерена останавливаться. Все их оскорбления, что они говорили нам на той неделе, я верну ему сполна. Только в более вежливой форме. Продолжаем. --И уж совсем не хотелось бы акцентировать Твоё внимание на изменение моих обонятельных реакций, вследствие выдыхания Тобой ароматов, не свойственных моему естественному окружению. Увольте же меня от необходимости дальнейшего продолжения нашего собеседования по причинам, которые мне не хотелось бы объявлять из соображений учтивости перед лицами, что не считают Тебя приятным собеседником! - я добилась чего хотела, он в бешенстве. - Чтобы не
загружать твою голову высказываниями, которые поймёт только нормальный человек, но среди вас, - я показал на парней. - я таких не нашла. Так что скажу проще - заткни пасть, придурок, воняет!
        Тишина. Вокруг. Кажется, что только я и Илья находимся здесь. Я вижу, что он скоро сорвётся с цепи, как бешеный пёс. Все смотрят на него и ждут его дальнейших действий. Мне абсолютно плевать, что он злится. Наоборот это доставляет удовольствие. Он сам виноват в том, что я так высказалась по поводу его поганого рта, откуда только и льются оскорбления. По-видимому, его это не особо волновало, так как в следующую секунду он окончательно сорвался. Взорвался, как та пушка на его корабле в моём сне. Он схватил меня за предплечья и поднял. Пакет с посудой вывалился у меня из рук, и рассыпался по всей дороге перед подъездом дома моей подруги. Рюкзак я сняла ещё по пути на улицу, и он тоже находился у меня в руке. А точнее висел одной ручкой. Он тоже упал. Девочки кинулись бы мне помогать, вот только его друзья держали их крепко и не давали вырваться. Как я поняла, он понёс меня в сторону одной из машин и припечатал к двери пассажирского сиденья, что находился спереди. Он приподнял меня так, что мы оказалась на одном уровне глаз.
        Душа велела держаться, быть стойкой, вот только тело приняло совсем другое решение. Оно начало трястись в жуткой панике. Руки немного затекли от его стальной хватки, а ног я не чувствовала вообще, так как он оторвал меня от земли, и я уже не была в безопасности.
        - И ты всё ещё любишь природу, несмотря на то, что она сделала с тобой? - подал наконец-таки свой голос Илья, находясь где-то в районе моей щеки. Он вновь оторвался от меня, и смотрел выжидающе. Словно ждёт, что я скажу ему что-то в ответ. Я так и продолжала смотреть в его глаза, где сейчас наверно шло разрушение. - Неужели вся твоя храбрость пропала, а, Заморыш? - он вновь приблизился ртом к моему уху и вдохнул носом запах моих волос. - Даже пахнешь ты страхом, и мерзостью. Эти несколько дней будут самыми омерзительными в моей жизни, Екатерина. Ты даже не представляешь насколько.
        Он отпустил меня на землю... нет, не отпустил... кинул. Вот это слово подходит больше. Кинул небрежно, словно боясь заразиться смертельной болезнью, прикоснувшись ко мне.
        - Давай их в машину, мы опаздываем. - крикнул Илья парням.
        Они его послушались. Сжали девочек крепче, чтобы они не смогли вырваться. А они тем временем начали выпутываться ещё сильнее, они хотели свободы. Хотели успокоить меня.
        - Отпусти, придурок! - кричала Кристина, пытаясь вырваться из рук Олега, который приподнял её над землёй. Она брыкалась, пинала ногами воздух, чтобы ему было тяжелее её нести.
        Тем же способом Никита понёс Аню в машину, что стояла позади джипа Илья. Туда же и понесли Кристину. Максим долго ждать себя не заставлял, и понёс Соню в машину, на заднее сиденье. Она вырывалась из его лап как могла, но в итоге ничего сделать не смогла. Как только он буквально засунул Соню, Максим направился на переднее пассажирское сиденье. Я же смотрела на всё это зрелище с открытым ртом и глазами с размера чёрной дыры. Илья просто наблюдал за этим. Будто ничего не произошло.
        - А ты что ждёшь особого приглашения? - язвительно спросил он. - Собирай свои манатки, и поехали. Нет времени ждать.
        - А что, если нет? - я повернулась к нему, уперев руки в бока, и, и бросая вызов. Всё же, когда он на расстоянии, я чувствую себя увереннее.
        - Поедешь в багажнике. - его улыбка словно оскал, он порезал меня мысленно на части.
        - Пф, я буду кричать.
        - Засуну в твой грязный рот кляп. Ничего сложного. Собирайся я сказал! - уже начал злиться Илья. Я поняла, что не стоит его дразнить, а то ведь и вправду кляп засунет. И скорее всего не только кляп.
        - Ну, это уже на твоё усмотрение, Заморыш. Можем и не только кляп засунуть. - с ехидной улыбкой процедил он. Чёрт я опять размышляла вслух!
        Не сказав ему ни слова, я начала собирать посуду, которая валялась на тротуаре.
        - Вот себе и засунь! - шёпотом сказала я. Похоже, он это услышал и слегка зарычал. Как собака, ну или как пантера.
        - Я думаю, что тигр больше подойдёт. - с усмешкой в голосе, сказал он. Чёрт! Надо перестать думать о нём, тогда и мыслить вслух перестану. С этой решительностью я прислушалась. Молчит. Значит, я подумала молча.
        Подняв с земли последнюю ложку и рюкзак, я повернулась к нему, а он тем временем следил за мной, как-то задумчиво. Я осмотрела себя, вроде ничего, одежда не запачкана, с волосами тоже всё нормально. Мне надоел его пристальный взгляд, и я не выдержала:
        - Может, поедем? - почему-то мой голос прозвучал жалко и тихо. Да что такое?
        - Да. Поехали. - хмуря брови, произнёс он.
        Я подошла к машине, где меня уже ждала открытая дверь, которую держал Илья. Соня не дёргалась, даже наоборот, смотрела как-то странно... Удивлённо... Пристально. Да что не так? Я что настолько уродлива? Быстро сев в машину, я расположилась сзади Максима, а Соня сидела сзади Ильи. Сегодня, кстати, от машины не шёл запах тех духов, что нам не понравился тогда.
        В воздухе было какое-то напряжение. Я решила, что не хочу больше слушать тишину, и потянулась бы за рюкзаком. Вот только вспомнила, что прежде чем сесть в машину, Илья забрал мой рюкзак и пакет в багажник. А в рюкзаке лежали плеер с наушниками. Я процедила в полголоса "Блин", и на этом мои поиски, чем бы себя занять закончились. Видимо, произнесла я это недостаточно тихо, так как в следующую секунду Илья спросил:
        - Что опять случилось? - и опять этот напряжённый голос, в котором нет ни капли чувств.
        - Надоело слушать твоё дыханье, захотелось заткнуть себе уши. Только вот рюкзак мой в багажнике. У тебя есть какая-нибудь музыка?
        И не дождавшись ответа Чудовища, в котором было бы полно мерзости и отвращения, я потянулась к магнитоле, которая находилась впереди. Я просунулась в пространство между двумя сиденьями спереди. Я держалась за ноги парней с обеих сторон. Это была крайняя мера. Илья как-то странно кашлянул, но я не обратила на это внимание. А Максим только удивлённо смотрел. Так моя попа теперь находилась где-то в районе головы Ильи, а сама я начала протягивать ручки к заветной коробочке, где, по-моему, должна находиться музыка. И плевать, что сейчас я отвлекаю Илью от дороги своим прекрасным профилем. Та-а-а-к, что тут у нас? Вкл.-Выкл.? Ага, нашли что хотели. Нажимаем. Загорелась! Ура! Тут заиграло радио, и пошла какая-то брехня. Не думаю, что Смешарик слушает шансон, где-то у него должна быть флешка или диск с нормальной музыкой. А где могут находиться диски? В бардачке! Точно! Повернув голову вправо, я увидела удивлённое лицо Максима, а мои руки расположились на его ногах.
        - Руки убери! - приказным тоном сказала я ему. Он видимо такого не ожидал, и удивлённо прижал их в грудной клетке. - Молодец. - похвалила его я.
        Парень находился немного в шоке, и я не заставила его ждать, и сразу открыла бардачок. И, о Господи, он что, действительно слушает Quest Pistols? Серьёзно? Я не ожидала от Ильи такого, но... Это же круто! Хоть он и полный ублюдок, но музыкальные предпочтения у него крутые. Взяв диск с их песнями, я закрыла бардачок, и вставила диск в магнитолу. Замигал экран, и появилась одна единственная папка. Недолго думая, я нажала на экран, так как знала, что в джипе Ильи не может быть не сенсорная панель. Передо мной открылись файлы, на которых записаны песни. Я искала ту песню, что крутилось у меня на языке. Найдя её, я невольно обрадовалась, вскрикнула победный клич "ДА". И включила песню под названием "Разные", не знаю почему, но это песня мне нравилась больше всех. Начали играть барабанные палочки, и я убедившись, что это та самая, уселась на место.
        - Ты такая смелая, я поражаюсь тебе! - сказала Соня так, чтобы слышала её только я. Я пожала плечами и откинулась на сиденье. Уже шёл припев и в крови у меня была эйфория, и я, подавшись кайфу, начала отбивать ритм ногой, как тут...
        - Выходите. - сказал Илья, приказным тоном. До меня не сразу дошло, что мы приехали.
        - М-м-м? - спросила я, полностью отдаваясь музыке.
        - Выходи, говорю, приехали к институту.
        Я поневоле открыла глаза, и увидела серое здание, которое напрягало меня прошлую неделю.
        - Ладно. - ленивым голосом ответила я.
        Через пару минут подъехала вторая машина, где ехали Аня, Кристина, Никита и Олег. Краем глаза я успела заметить, что подруги немного успокоились, и пошла назад, то есть к багажнику. Мальчики как раз выгружали вещи.
        - Идите лучше зарегистрируйтесь ,сами всё выгрузим. - ворча, произнёс Максим.
        Ни минуты больше не задерживаясь с ними, мы с Соней направились в сторону, где было много людей. В метрах ста от меня стояли два больших туристических автобуса, где и скопился весь народ. Поверх них стоял какой-то мужчина в прямоугольных очках, на вид ему было около 30-35 лет, не больше. Хиленький, ну ничего, зато вон профессор вроде. Подходя к этой кучке людей, мы услышали:
        - Так ребята, я прошу всех успокоиться и встать организованно, чтобы всем было слышно и не было потом глупых вопросов: Как и почему? - в его голосе был стержень, что позволяло ему выглядеть куда серьёзней, чем его внешний вид. Все вокруг замолкли, и готовы были слушать. - Можно начинать? Всем привет, меня зовут Евгений Олегович, я один из организаторов этих игр. Думаю, что Ваши преподаватели уже рассказали Вам суть всей этой суматохи, так что не буду напрягать Ваши мозги и сразу перейду к делу. Через десять минут мы должны будем уехать в чащу, которою приготовили для Вас. - в его голосе была усмешка, словно он злодей готовящий план по захвату человечества. Он этим наслаждался. - Сразу скажу, что ждать мы никого не собираемся, ехать будем долго, поэтому ждать кого-то у нас времени нет. Сзади Вас находятся два стола для регистрации участников и ваших команд. Думаю, что Вы уже не маленькие дети и за ручку Вас водить не надо, так что Вы сами сможете подойти и зарегистрироваться. Ваши вещи заберут специальные люди, прошу без препирательств отдать ваши вещи. За любые гаджеты, подсказывающие вам дорогу,
Вы будете сняты с игр. - тут толпа начала возмущаться и протестовать. Он заглушил их одни поднятием руки. - Я имел ввиду электрические гаджеты, такие как телефоны, планшеты, навигаторы и бумажные карты любой местности. С собой вы можете взять только компас и не больше. Подсказки и координаты для игр Вам также дадут на регистрации. Есть вопросы? - тут руку поднял какой-то парень с рыжей копной волос, которая ему, несомненно, шла - Спрашивайте, молодой человек.
        - А сколько мы примерно будем ехать?
        - Хм. - он ненадолго задумался. - В районе 5-6 часов. Вас высадят каждого на разной местности, но в одном направлении. Как только Вы приедете, команды должны устроить лагеря, поесть и поспать. Сегодняшний день предназначен только для того, чтобы Вы обустроились на новом месте. Если кто-то будет сегодня же искать выход или какие-нибудь лазейки, команда будет снята с игр автоматически. Ещё вопросы? - рук больше никто не поднимал. - Вот и хорошо, а сейчас прошу идти на регистрацию и рассаживаться по автобусам. И если у кого-то сейчас есть с собой гаджеты, позволяющие подсказать выход, лучше сдайте их сейчас мне, чтобы потом не было проблем.
        Половина людей, с опущенными головами, подошли к этому дядьке и сдали гаджеты. Я развернулась, чтобы пойти с Соней зарегистрироваться к столам, и пошла бы дальше, если бы на моём пути не стоял Никита, и я смогла бы спокойно пройти. Но он продолжал спокойно стоять, как ни в чём не бывало, и смотрел куда-то вперёд задумчивым взглядом. Я уже не могу ждать, пока отойдёт.
        - Дай пройти. - сказала я угрюмо, и хотела пройти, но врезалась в его грудную клетку. Видимо, он только сейчас опомнился, что народ идёт, а он стоит на месте.
        - Зачем? - подал голос белобрысый, и посмотрел на меня как-то подозрительно. Словно я пытаюсь его обмануть.
        - За шкафом! Надо зарегистрироваться, а ты мешаешь пройти.
        - Так я уже зарегистрировался. - спокойным голосом, ответил он.
        - Когда ты успел? - удивилась я. Они же выгружал вещи.
        - Пока ты стояла и слушала этого идиота, который и так ни черта там не сказал. - угрюмо ответил он мне и развернулся на девяносто градусов, где за его спиной стояли две маленьких группы людей. Слева девочки, справа мальчики.
        Ни сказав не слова друг другу, мы пошли по направлению к нашей команде. Чтобы не было никаких препирательств с его стороны, я пошла впереди. Где-то на расстояние вытянутой руки.
        А когда Соня, чёрт возьми, успела уйти и оставить меня одну?
        - Она заметила, что Макс уронил её рюкзак и с тихими, но очень ёмкими ругательствами пошла орать на него. - ответил с ехидной усмешкой на мой вопрос Никита. Я когда-нибудь перестану мыслить вслух? Нет, видимо нет. Моя жизнь закончится, но я даже в гробу буду болтать о политике. Так глубокий вдох, выдох. Всё. Нормально.

        - А ты зачем подошёл?
        - Хотел знать врагов в лицо. - спокойным голосом ответил он мне.
        - И много знакомых среди них?
        - Меньше половины. - сказал он как-то радостно.
        - Чему ты радуешься? - с недоумением в голосе спросила я его.
        - Меньше обязательств перед другими. Остальных участников можно легко раздавить.
        - Ты так уверен в своих силах?
        - В наших.
        Больше мы не разговаривали, так как подходили к ребятам, которые стояли и о чём-то бурно спорили. А точнее спорили мальчики, а девочки стояли в стороне. Я подошла к девочкам.
        А дальше началась суматоха. Евгений Олегович приказал по громкоговорителю рассаживаться всем по автобусам, и мы быстро пошли к туристическому автобусу, что стоял впереди. Так как один из организаторов игр сказал,что дорога нам предстоит долгая, я успела взять свой плеер из рюкзака. Хоть сейчас и было только десять утра, мне казалось, что сейчас далеко за полночь, и мне захотелось немного вздремнуть. Решив, что сделаю это в автобусе, я бодрым шагом пошла искать себе место где-нибудь в задней части автобуса. Мои поиски быстро завершились, и я уселась у окна. Соня села рядом со мной уже с наушниками в ушах. Видимо, она тоже хотела немного отдохнуть. С этими мальчиками я исчерпала весь свой пакет эмоций, и поэтому мне надо немного вздремнуть. Поездка обещала быть долгой, а что делать эти 5-6 часов я не знала, поэтому я заткнула себе уши наушниками и включила какую-то бодрую песню. Посмотрев по сторонам я увидела что Илья и Никита тоже спят. И я решила поддаться маленькому искушению, и быстро уснула.
        Снилось мне продолжения того сна с пиратами. Я сижу на маленьком банане и греблю вёслами, в то время как неподвижное тело капитана корабля моего врага, стало приходить в себя. Я не обратила на это внимание, так как он всё равно не смог бы до меня дотянуться и придушить. Когда тело Красивого Чудовища проснулось окончательно, он повернулся ко мне:
        - Какого чёрта ты сделала? - я не поняла, на что он так возмущался: за то, что я разрушила его корабль? Так в это мы квиты. Он тоже раскромсал мой корабль на мелкие кусочки. Или за то, что я ударила его веслом по лицу? Так этого он тоже заслуживает. Нечего меня за ноги хватать, я и не такое могу выкинуть.
        - А тебе что-то не нравится?
        - Хм, дай-ка подумать.. Наверно мне не нравится то, что я нахожусь непонятно где, С ТОБОЙ, да ещё и плыву непонятно куда, а ещё..
        - Так я знаю куда мы плывём. - перебила его я, пожимая плечами. Он поднял брови в немом вопросе. - А вот не скажу. - и показала ему язык, как маленький ребёнок.
        - Ты действительно ещё ребёнок. - покачал он головой на мой жест.
        - Зато я ребёнок, но уже Капитан. А ты старый, и только стал Капитаном. - буркнула я, защищая себя.
        - Мне всего лишь 23, я не старый.
        - А мне 18, и я не ребёнок!
        - По поведению это не скажешь. - парировал он.
        - А у тебя по уму. - и вообще это мой сон, что хочу с ним, то и делаю.
        С этой мыслью я толкнула веслом Илью в плечо. Он, видимо, не ожидал такого действия , и булькнулся в воду. Я же с гордо поднятым подбородком начала грести, и проплывать мимо его всплывшего тела. Сам виноват. Теперь будет плыть.
        - А это за что?! - спросил Илья, рыча на меня.
        - За всё хорошее. - я не успела сделать ещё один рывок вперёд, как меня потянули за ногу в воду.
        Я не успела ничего сделать ,и мне оставалось только упасть в гущу морской или океанской воды. Я ещё не решила, какая она. Проваливаясь в воду, меня уверенно держали за локти. Моя голова в воде находилась недолго, и сразу всплыла, а вот шляпа моя нет. Пошла ко дну, как и моя уверенность. Тот, кто держал меня за локти, вынимал меня из этой гущи. Откашлявшись от воды, я успела разглядеть руки, те, что держали меня на плаву.
        Вода. Я не люблю воду. Я тону, как в прошлой жизни. Я тону в страхе и отчаянии.
        Подняв голову выше, я увидела Илью, который смотрел на меня как-то растеряно, словно не знал, что я сейчас сделаю. А я ничего не сделала, просто была на поверхности, держалась за его широкие плечи, полные силы и уверенности. Я умела плавать, даже ходила на занятия, но сейчас на меня накатил панический страх. Илья был моей единственной опорой на спасение, и я решила воспользоваться этим. Аккуратно обняла его своими ногами за его мощную талию, а руки мои покоились у него на шее. Наши глаза находились на одном уровне, и в его глазах я видела недоумение, но не злость. Всё что мне сейчас было нужно, это его мужская сила, которая сможет защитить от непонятно чего. Он глубоко дышал, его грудь поднималась то вверх, то вниз, и моё тело вместе с ним.
        - Мне страшно. - произнесла я только шевеля губами. Он понял это, и убрал руки с локтей, начал придерживать меня за бёдра. Мне было абсолютно плевать, в какой зоне тела находятся его руки. Главное, чтобы он поддержал меня, и морально и физически. И это поддержка была. Я её чувствовала. Мои глаза опустились к его губам, которые он поджимал, будто сопротивляясь чему-то.
        - Чему ты сопротивляешься? - спросила я еле слышно.
        - Катя… - выдохнул он. - Я... - поняв, что он не может найти нужных слов, я положила указательный палец ему на губы.
        - Ш-ш-ш. - он замолчал. - Если не хочешь говорить, твоё право. - почему мой голос был таким тихим? Я не знаю.
        Я продолжала смотреть на его губы, которые со временем стали разжиматься, и немного расслабились. Подняв свой взгляд выше, я увидела, что он тоже смотрит на мои губы. Невольно я сглотнула. Его взгляд был направлен мне в глаза. Туман в его голубых глазах стал гуще, он превратился словно в крем-брюле. Настолько его глаза стали мягкими. Дальше он медленно приблизился к моему рту, и немного склонил голову вправо. Но глаза по-прежнему были открыты. Словно спрашивали разрешения. Я еле заметно кивнула, разрешая ему продолжать. Увидев, что он закрыл глаза, я сделала то же самое. Он аккуратно прижался своими мягкими губами к моему рту, как будто пробовали на вкус. Его запах одурманивал меня. Он пах так же, как и в первую нашу встречу - морской бриз с лаймом. На его губах был вкус лайма. Я захотела прочувствовать этот вкус ещё, и приоткрыла рот. И началась игра. Он скользнул своим языком по моей нижней губе. Мне хочется больше, и он это понял. Прикусил её зубами, было немного больно, но это доставляло удовольствие. Непроизвольно у меня вырвался стон, прямо ему в рот. Ему это понравилось, он сжал, мои
ягодицы своими руками ещё сильнее. Я зарылась своими пальцами ему в волосы. Они мягкие, словно шёлк. Теперь стон появился у него, и Илья начал посасывать мою нижнюю губу. Я была в экстазе. Закончив с моей губой, его язык проник мне в рот, и встретился с моим. Я хочу чувствовать его, и прижалась к нему немного ближе, хотела раствориться в нём, стать частью им. Сплестись с ним. Наши языки плясали танго, где выяснялись отношения. Его язык проникал всё глубже, исследуя меня. Пробуя на вкус. И плевать, что мне не хватает воздуха, сейчас я хочу чувствовать его. Руки Ильи поглаживали меня по ягодицам. Я хочу быть ближе, рядом. Мне это необходимо. Своими ногами, что обвивали его талию, я прижала его ближе к себе.
        Мы оторвались друг от друга одновременно, нам нужен был воздух. Оторвавшись примерно на несколько сантиметров от его лица, мы смотрели друг другу в глаза. Пытались отдышаться. Я пытаюсь придти в себя, и осознать, что же произошло. А произошло то, что я целовалась с тем идиотом, что оскорблял меня, всё время унижал, при первом же попавшемся случае. Я целовалась с врагом номер один! Во сне! Как я могла предать саму себя? Нет, я не хочу это продолжать. Я не могу. Это непозволительно!
        - Это... было... - отдышавшись, пытался сказать Илья.
        - Ужасно глупо. - продолжила я его фразу, тупо смотря в воду.
        - Согласен.
        И меня вышвырнуло из сна. Отдирая от него. Так я чувствовала, а на самом же деле сверху на меня смотрела Соня, дёргая за плечо.
        - Катя, вставай сейчас нас высаживать будут. - её голос был бодрым и полон сил, значит она уже давно не спит.
        - Через сколько? - спросила я сухим голосом, хотелось воды, но об этом надо думать потом.
        - Старший сказал, что через пару минут. - шёпотом ответила она мне. Я повернула голову и увидела, что половина людей спит, а за окном стало немного темнее.
        Взгляд упал на места, где сидели Илья и Никита. Илья протирал глаза руками, а Никита сидел молча.
        - Команда Экономического института. - прозвучал тихий, но сильный голос Евгения Олеговича. - Прошу пройти на выход, Ваша остановка.
        Я и Соня пошли первыми, так как ближе всего находились к выходу, за нами шли Аня и Кристина, ну а потом и все мальчики. Я как-то не засматривалась на людей, наших соперников, потому что эту роль взяли парни, каждого сверля взглядом. А вот наши мальчики смотрели с жадность в глазах, словно хотели убить, растоптать, как сказал Никита. Продвигаясь вперёд, я уже видела открытую дверь, и почувствовала свежий воздух.
        Выйдя на улицу, под ногами был не асфальт, а земля, твёрдая и прочная. Не вязкая. И, правда, завезли в какую-то чащу. Оглядевшись по сторонам, я увидела лес, и много каких-то кустарников. Никакой тропинки. Придётся вытаптывать путь самостоятельно. Деревья были высокие, почти заслоняли небо. Сейчас немного стемнело, но идти было можно. Через несколько часов стемнеет окончательно, так что придётся поторопиться. Позади автобуса было поле. Просто поле. Зелёно-жёлтая трава раскинулась по всей территории. Ни одного домика, даже какой-нибудь хижины, и то не было. Да они свихнулись. А если нам нужна будет помощь, то, как выбраться отсюда?
        - Для этого мы выдадим Вам специальную пушку. Вы просто направите её в воздух, и мы увидим, что вы готовы закончить участие в играх, но надеюсь до этого не дойдёт. - ухмыльнулся мне Евгений Олегович. Я что серьёзно сказала вслух, что они свихнулись? Мои щёки начали заливаться краской, и я чтобы поскорей смыться отсюда, взяла у Ани протянутый мой рюкзак и пакет. Вот позор.
        - Это не страшно, некоторые люди иногда не стесняются говорить, то о чём думают. - улыбаясь, сказал мне организатор игр. Парни уже давились смехом, а девочки опустили глаза вниз, чтобы успокоиться.
        - Давайте вы уже просто дадите нам какие-нибудь указания, и мы пойдём. - сказала я, выдавливая каждое слово из себя. Я уверена, что парни будут стебать весь вечер меня по этому поводу.
        - Конечно. Значит так. - мальчики тут же выпрямились, а девочки навострили уши. - Идите прямо, и расположите лагерь в сухом месте. Здесь местность мокрая и влажная. Для того, чтобы разжечь огонь вам понадобятся сухие ветки. Где-то неподалёку здесь есть озеро, там вы их и найдёте. Путь начинайте завтра. Время выбирайте завтра. Ну и напоследок, удачи Вам студенты! - с тёплотой в голосе сказал нам Евгений Олегович.
        - Спасибо. - ответили мы хором.
        Евгений Олегович заскочил в автобус, и дверь быстро закрылась перед нашими носами. Пора идти в путь. Я не стала никого дожидаться, и просто пошла вперёд. Парни уже отшучивались про мой позор, но я твёрдо решила не обращать на это внимания. Девочки как-то пытались меня поддержать словами, но я лишь отмахнулась рукой. Да плевать. Подумаешь, сказала организатору вслух, что они свихнулись, но это же правда! Завезти людей в непонятную глушь, где даже рядом деревни нет. Идти прямо. Куда, чёрт тебя подери, прямо? Я могу показать в любую сторону, и это тоже будет прямо. От чувства бессилия над ситуацией, я пнула первый попавшийся камень куда-то прямо. Уже начинает бесить это слово. Звук камня бьющегося о воду я сначала не услышала. За плечо меня дёрнула Кристина, которая шла сзади меня.
        - Кать, Кать, ты озеро нашла. - оповестила она меня.
        - Что? - я прицелила ногу на ещё один рядом лежащий камень, пока Кристина не повернула меня на девяноста градусов.
        Озеро было красивым и широким. Не было камышей и этих прочих зелёных зарослей. Было просто пустое озеро, пустая вода. Без единого изъяна. Так, надо запомнить дорогу к этому месту. Я быстро сняла свой рюкзак с плеч, и начала искать какую-нибудь ленту. Нож доставать смысла не было, ведь темно же, какой-то жалкий порез я могу и не разглядеть. А нам ещё надо было возвращаться сюда за сухими ветками. Кстати, о них. Ветки расположились у берега. Чтобы туда добраться нужно пройти спуск примерно в пять метров. Наконец найдя красную ленту, я застегнула портфель, перекинула его через плечо, и побежала в противоположную сторону от озера. Быстро привязав красную ленту к дереву, я вернулась обратно к ребятам, которые за мной внимательно следили.
        - Чего встали? Нам ещё лагерь искать, Евгений Олегович сказал, что он где-то рядом. - и развернувшись спиной к команде я потопала дальше.
        Минут через семь, я заметила пустырь, окружённый деревьями, куда в центр уже аккуратно светила луна.
        - Давайте здесь остановимся, я думаю это то, что нам нужно. - предложил Олег, бросая портфель на землю.
        - Ага, у меня нет сил уже куда-либо идти. - зевая, согласилась Кристина.
        - Ну всё тогда, располагаемся. - сказал Никита.
        Все побросали рюкзаки на землю. Я достала палатку и рассказывала Соне, как её правильно "построить". Она кивала, будто понимала, как надо делать.
        - Раз поняла, тогда я пошла за сухими ветками. - сказала я ей разворачиваясь в сторону озера.
        - Ага, иди. - задумчиво ответила мне Соня, гляда на палатку.
        Махнув рукой, я вышла из зоны нашего лагеря и направилась к озеру. В этот раз шла я довольно быстро, и буквально через три минуты была у озера. Приблизившись к спуску, я запнулась о какой-то камень, или ветку, и успешно полетела вниз.
        - Вот дерьмо! - было последним, что я сказала прежде, чем врезалась во что-то мягкое, но тяжёлое.
        Ненавижу свою долбанную черту характера, как неуклюжесть!
        Голова болела, а одежда насквозь промокла, и почему дно настолько мягкое и извилистое? Чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно было хотя бы встать, но сил не было совершенно. И тогда дно, на котором я расположилась, начало поднимать меня саму.
        Что за чертовщина?
        - Твою мать! Ты что, совсем охренела? - спросил меня кто-то, шипя и прыскаясь ядом изо рта.
        Меня поднимало и поставило на ноги. Я увидела только какую-то стену из ткани, и она была... красная? Чёрт возьми, да это же Илья. Господи, что сейчас будет?
        - Сейчас я тебя убью, а потом посмотрим. - рычал на меня задыхающийся от ненависти парень.
        - Я.. Я ... случайно. - я дрожала и пыталась оправдаться ему.
        - Да что ты говоришь? - рявкнул он мне в лицо, с его лица капала вода, прямо как в том сне. Господи прекрати думать об этом! - Да что ты пялишься, тупая идиотка?
        Защитная реакция дала о себе знать.
        - Просто ты являешься живым доказательством того, что человек может жить без мозгов. - сказала я ему прямо в лицо. Погодите, я что серьёзно это сказала? Чёрт! Чёрт! Чёрт! Я нежилец.
        Так, надо бежать. Не важно в какую сторону главное - бежать! Я быстро развернулась к нему спиной и побежала. Неважно куда! Куда глаза глядят, туда и побежала! Кеды промокли насквозь, да и сама я не сухая. Где лагерь? Нужно бежать туда! Там хоть помогут, наверно.
        - Аа-а-аа, помогите! Спасите! - кричала я во всё горло, чтобы меня хоть кто-нибудь услышал в этом огромном грёбаном лесу. Это ситуация наполовину меня смешила, а наполовину пугала.
        - Стой я сказал! От меня не уйти! - бежал за мной Илья, вымокший до самой последней нитки, впрочем, как и я сама.
        - Маньяк! За мной гонятся, Аня, Соня! Блин, где все-то?! - Илья немного отставал, так как его кроссовки вымокли полностью. Он хлюпал, а не бежал. Мне же было легче. Кеды не утяжеляли меня, а просто квакали. Хоть одно хорошо.
        Выдержки у меня было достаточно, так что сдаваться я не собралась. Обернувшись, я решила посмотреть, где находится мой злейший враг и, увидев, что сзади никого нет, я остановилась за каким-то большим деревом.
        Лёгкие выдохлись, пить хотелось неимоверно, хотя после такого "искупания" о воде на несколько часов лучше не вспоминать, иначе придёт беда по имени Илья. Кстати о нём. Его что-то давно не видно, я стою уже тут минут пять. За это время можно было бы дойти даже пешком. Может что-то случилась? Нет, - решила я ­- нельзя давать слабину, он этого и ждёт. Проявление моей слабости и сочувствия.
        Только начинаешь думать о чём-то другом кроме главной цели, - а ею сейчас была убежать как можно дальше, и найти наконец-то лагерь - тут тебя сразу же в охапку и к медведю в берлогу. Ладно, выглянуть тоже не помешает, нужно оценить обстановку, хотя в темноте это было сложно сделать, но попытаться стоит. Выглянув из дерева через правое плечо, я увидела, что на ближайшие пятьдесят метров точно никого нет. Вздохнув с облегчением, я вернулась в исходное положение.
        - Как бы ни так, Заморыш. - не успела я ответить остроумно, как он схватил меня за горло, развернул к себе спиной, закрыл своей большой рукой мой рот, и потащил в неизвестном направлении.
        Я начала вырываться, бить руками и ногами, но у меня не получалось до него достать. Он буквально тащил меня по земле. Наконец я смогла выровнять свои ноги и при удачном моменте ударила его по голени. Он не ожидал от меня этого, и на секунду ослабил хватку. Повернул к себе лицом.
        - Ты совсем офигел?! По-твоему это смешно? Где твой мозг вообще? Знай своё место, Клизма! - оскорбления по-видимому Илья слушать не собирался, поэтому, он схватил меня за горло, и нажал на сонную артерию. Я сопротивлялась, пыталась пронзить его руки своими ногтями, но ничего не получалось. Постепенно мир начал теряться в глазах, а Илья из последних сил старался меня сдержать...

        ГЛАВА 5. НОЧЬ. ЧАСТЬ 1.
        Толчок. Ещё толчок. Вверх. Вниз. Тело ноет, шея гудит, голова пульсирует. Как после похмелья. Глаза слиплись. Трудно их открывать, но надо попытаться. Веки залились свинцом, не хотят подчиняться мне, но я должна. Больно. Глаза сухие, в буквальном смысле. Сложно оставлять их долго открытыми, поэтому я быстро моргаю. Наконец глаза привыкли, и я смогла что-то разглядеть.
        Насколько я поняла, сейчас я нахожусь в горизонтальном положении. Вокруг темно. Чьё-то дыхание гладит мой лоб. Чьи-то руки обхватили ноги и спину, и сейчас тащат меня непонятно куда. Нужно повернуть голову, оглядеться. Она словно тяжёлая, приклеенная. Катя, так нужно. Попытайся. Я смогу. Немного вверх, посмотри на луну и звёзды. Давай, ты сможешь. Ай! Получилось слишком резко. Теперь болит шея. "Оглянись, Катя!" - внутренний голос стучал по моей черепушке, приказывая оживиться, прийти в себя. Я послушалась. Передо мной скула. Напряжённая. Жевалки ходят. Значит этот человек не в себе. Окей. Трогать его не будем. Обследуем дальше. Я чувствую, что мне холодно. Моя левая щека замёрзла, а ещё она лежит на чём-то мокром.

        А что происходит, собственно говоря? Вспоминай, Катя! Так, лагерь, девочки, парни, нужно сходить за ветками, разжечь костёр. Путь к озеру. Мне нужно было к озеру. Точно! А дальше что? Вот оно, озеро, потом спуск, треск дерева. Я запнулась. Ну, ничего удивительного. Полёт вниз, слишком мягкое приземление. Я в воде. Подо мной что-то шевелится. Дальше меня поставили на ноги. Вода капает сверху, красная ткань перед моим лицом. Тяжёлое дыхание. Злость. Чьи-то крики. Бег. Мне нужно бежать. Вверх по склону, и я бегу. Куда? Сама не знаю. Сзади слышу чей-то крик. Крик животного. Крик монстра. Большое дерево. Спряталась за него. Дышу. Мне тяжело. Обернулась, нет ли там кого-нибудь позади? Нет, нету. В исходное положение. Голос. Передо мной человек. В той же красной ткани. Он что-то мне говорит, я не успеваю ответить. Он зажал мне рот. Повернул лицом к дереву, и потащил. Я хочу вырваться. Мне нужна свобода. Шанс. У меня появился крохотный, маленький шанс. Я бью его по ноге. Он останавливается ,поворачивает лицом к лицу. Я что-то говорю ему, а точнее кричу. Он схватил меня за горло. В глазах блики, затем
пустота.

        И всё это сделал он. Илья. Сейчас я нахожусь у него в руках. То есть, сейчас я беспомощна.
        - Неужели наша принцесса проснулась? - с издёвкой спросил меня Красивое Чудовище.
        - Пусти. - сдавлено прошу я. Я не могу, хотя бы сейчас, находиться в его руках. Всё это напоминает мне тот кошмарный сон.
        - Куда? На землю? - удивлённо глядя на меня, спрашивает Илья.
        - Ну а куда же ещё?! - что за идиотизм? Я пробую пошевелиться.
        - Да ты же нормально идти не сможешь, дура! Ты двадцать минут в отключке была! - мне пофиг. Мне пофиг. МНЕ ПОФИГ. Главное, чтобы была не в его объятьях. То есть, в руках.
        - Тебе то что? - мне нужно расстояние, хоть какое-нибудь.
        Илья взглянул на меня. Его лицо чуть изменилось. Он… разочаровался? Но затем, лицо вернулось в исходное состояние. Мёртвое безразличие.
        - Действительно? - Илья смотрит на меня сверху вниз, а потом просто убирает руки. Это просто заканчивается для меня мягким приземлением на влажную траву.
        - Ай!
        Он перешагивает меня и идёт дальше. А я пытаюсь подняться. Эх, как это сложно! Ноги, руки, туловище - меня абсолютно не слушаются! Они двигаются, но как-то замедленно. Уж слишком медленно. Чёрт! Я понимаю, что без помощи Красивого Чудовища я не смогу подняться. Неужели придется просить? У него? Нет, вы серьёзно?
        - Эй! А ну стой! - зову я Илью, крича в его удаляющуюся спину.
        - А? - спрашивает он беззаботно, оглядываясь по сторонам.
        - Крах! - шёпотом выругалась я, опуская и без того тягучую голову вниз. - Помоги мне. - я жалобно прощу
        - Мм? Разве ты не хотела пойти сама? - поворачиваясь ко мне лицом, спрашивает он.
        - Перехотела. - получилось немного с издёвкой, он начал разворачиваться. - Да стой ты!
        - Ну что ещё? - закатывая глаза, спросил он.
        - Ах, - шею как будто пронзило тысяча маленьких игл. - помоги хотя бы встать.
        Сложа руки на груди, он долго и пристально смотрел на меня. А точнее на мои попытки сделать хоть какое-нибудь движение любой частью тела.
        - Ладно, давай руки. - протягивая мне свою, в приказном тоне потребовал Илья.
        - Да я даже голову нормально повернуть не могу! Не то чтобы руки кому-то подавать. - неужели он сам не знает, что я не могу пошевелиться?!
        Цокая, он потянулся своими руками к моей талии. Хоть я не могла пошевелиться, но чувствовала всё прекрасно. Даже сквозь запах озёрской воды я почувствовала его запах, как во сне. Я почувствовала, как к моим щекам прилила кровь. Хорошо, что только при максимальном приближении к моему лицу можно было это заметить. А Красивое Чудовище находилось не очень близко. Аккуратно обхватывая меня своими руками, он медленно потянул моё неподвижное тело вверх.
        - Ноги болят? - спросил меня Илья.
        Сглотнув, я ответила:
        - Нет. Только шея затекла. - тем временем он поставил меня на ноги, но по-прежнему придерживал меня руками за талию.
        - Это хорошо. Скоро твоё тело начнёт приходить в себя. Это, конечно, не будет приятной процедурой…
        - Не продолжай! - остановила я его, мне не хочется знать, что будет тогда. - Лучше.. э-э, потом. - он хмыкнул, а я между тем продолжила. - Теперь я могу идти сама.
        - Не сможешь.
        - Почему?
        - Вот поэтому. - в тот же миг его руки исчезли с моего тела, и я почувствовала лютый холод. Мокрая одежда не давала возможности согреться. А ноги начали подкашиваться, будто я теряю опору, и здания, то есть я, начинает падать. Я хотела за что-то зацепиться, вызвать, так сказать, цепную реакцию, но руки не подчинялись мне, и я начала безмолвно падать. В это время, Красивое Чудовище ловко меня подхватило, и я повисла на нём.
        - Убедилась? - поднимая свои ровные, какие-то слишком ровные брови, спросил он меня.
        - Наглядно. - еле размыкая губы и одновременно кивая, ответила.
        - Ну… - приседая, сказал он. - Тогда пошли.
        - Ой.
        В том же положении, что я и проснулась, он понёс меня дальше. Интересно, а сколько сейчас времени? Думаю, что где-то ближе к полуночи. А куда, интересно мы идём? Насколько я помню от озера до лагеря идти минут пять, а где озеро?
        Я прислушалась к ночи. Послышалось странный звук, и я повернула свою уже немного подвижную голову в сторону лица Красивого Чудовища. А тот в свою очередь, наглядно пыхтел.
        - Ой, вот давай без этого, а ? И так тошно. - пыхтеть он немного перестал, и слегка подбросил меня, обхватывая руками ещё сильнее, надёжнее. - Лучше скажи, куда мы идём?
        - Иду я, а не ты. - я закатила глаза. - Если тебе что-то не нравится, можешь пойти сама, я не против избавиться от лишнего груза.
        - Сам ты лишний груз, лишайник заразный! - а что это он увиливает от ответа? - Если тебе не хватает смелости сказать, что ТЫ потерялся, то помалкивай.
        - Я потерялся? - его возмущению не было предела. - Да это ТФ забрела непонятно куда, а мне теперь нужно вытаскивать и себя, и тебя!
        В чём-то он был прав. В чём-то. Подчёркнуто миллион раз. Забрела да, может. Но виноват-то в этом ОН! Из-за него я убежала, кто же знал, что превратись в морское чудище, он может быть таким страшным?
        Ну и ладно, пусть орёт, сколько влезет! Я вон, лучше осмотрюсь. За то время, что он меня тащил, моя шея смогла немного функционировать, поэтому я решила посмотреть по сторонам. И, о чудо! Слева, вдали виднелся маленький огонёк.
        - Эй, смотри, там что-то есть. - я пыталась показать правой рукой в направлении северо-запада. На моё удивление рука поднялась, и даже указало куда-то влево. Но она покачнулась, прокрутилась вокруг своей оси и упала окончательно.
        - Где? - оглядываясь по сторонам, спросил он
        - Слева.
        Что-то пробурчав себе под нос, Чудовище направилось в указанном мной направлении.
        Хрустя ветками, и продолжая посылать проклятья на весь белый свет, мы с Чудовищем дошли до лагеря, а точнее дошёл он, а я хорошо расположившись, радовалась, что ему тяжело. Пусть отбывает наказание. Так ему и надо.
        По прибытии, я заметила, что за импровизированным столом никого нет. Всё ближе подходя к костру, я невольно потянулась ножками, разминая пальцы на ногах. И они меня послушались!
        - Аа-аа, пусти-пусти! - радуясь шёпотом, сказала я Илье, выпутываясь из его манящих объятий.
        Он как-то аккуратно и одновременно небрежно поставил меня на землю, мои ноги немного подкашивались, и я держалась за его крепкое плечо. Вытянув по очереди каждую ногу, я разминала маленькие пальчики на ногах в промокших насквозь кедах.
        - Довольна? Теперь я могу идти спать? - язвительно спросил он. И откуда только такая агрессия?
        - Да хоть в ад котись. - я решила не обращать внимания на него, и махнула ему ожившей рукой.
        Он кашлянул, но за этим "кашлем" я услышала тихое рычание.
        - Приятных кошмаров. - пожелал спокойной ночи мне Чудовище.
        - Монстров пострашнее.
        А не спокойная ночка у него сегодня точно будет. Точнее сладкая месть и тихое хихиканье.
        Огонь тем временем затух, и от него остались лишь угли. Ох, точно! План действий по моей сладкой мстя уже крутится в моей голове. Но для этого надо подождать. А скоротать время можно только сном.
        Найдя глазами свою палатку, я медленно пошла к ней. Соня сладко спала и я, тихо открыв палатку, заползла в неё. Устроившись слева, я заметила свой рюкзак и полезла за телефоном, дабы узнать сколько время.
        Достав аппарат для связи и/или развлечений, я слегка опешила. На часах было 23:59.
        То есть, мы с Чудовищем шатались по этому дремучему лесу несколько часов? Да не может быть. Ударив экран телефона об тыльную сторону ладони, я проверила ещё раз время - 00:00.
        Сон дал о себе знать, и я перед "прыжком в темноту" завела будильник на два часа ночи. Думаю, за это время всё остынет, да и мальчики будут видеть седьмой сон на тот момент.
        ***
        Тихая мелодия "Hardwell - Call me a spaceman" играла у меня под ухом, дав понять, что пора совершить свою, а скоро будет нашу, месть. Выключив будильник, я повернула голову и убедилась, что никто не проснулся, а точнее не шелохнулся. Тихими движениями с одной стороны на другу, я перекочевала к Соне.
        - Франц...Франц, вставай. - сонно, но уверенно дёргала её за плечо.
        - А? Что? - протерев глаза пальцами, она приподнялась на локтях и посмотрела на меня - Муромская, ты совсем офигела. - зевнула. - Ты хоть время видела? - посмотрела на меня ясным взглядом.- Кстати, а где вы были с Ильёй? Мы вас обыскались, но потом парни нам сказали, что вы пошли заниматься любовными утехами, и прогнали нас спать. - по последней части рассказа, я поняла, что скорее всего прогнал её Максим, и мне немедленно нужно воспользоваться этим.
        - Хочешь отомстить? - как бы между прочим спросила я.
        Проведя по рыжей гриве рукой, и заводя их назад, она посмотрела на меня с изумлением, и с огоньком в глазах.
        - Ещё спрашиваешь? Да я бы каждого из этих имбицилов прибила.
        - Ну, тогда слушай мой план...
        Быстро объяснив ей, что я хочу и от чего мы получим удовольствия, я и Соня тихо выбрались из палатки.
        Найдя нужную нам палатку, мы быстрыми и тихими шагами направились к ней. Расстегнув молнию-вход, я и Соня увидели знакомые маленькие стопы. Подёргав каждую из них, два тела наших подруг замычали и застонали одновременно.
        - Аня, Кристина, поднимайтесь. - тихо прошептала я девочкам, попутно залезая с Соней в палатку.
        - Аа-а? - растерявшаяся Кристина почти проорала это.
        - Тш-шш. - одновременно с Соней мы потянулись к её рту, чтобы приглушить этот звук.
        - Какого демона здесь происходит? - очнулась наконец-таки Аня.
        - Мы хотим пролить кровь. - ответила ей вдохновлённая Соня.
        ***
        Решив все свои проблемы, и обсудив план действий, четыре подруги отправились на жуткую мстя. Вылезая из палатки, девушки постоянно прислушивались к звукам, следя, чтобы парни не проснулись.
        Тихо подойдя уже к потухшему и остывшему костру, девушки взяли по несколько маленьких угольков, сдули с них излишки.
        Аня с Кристиной пошли налево, к Никите и Олегу, а Соня и Екатерина, следовательно, к Максиму и Илье.
        У каждой девушки были миллионы мыслей в тот момент. Что же такого написать им на лбах? А удастся ли им тихо, не разбудив мальчиков, залезть к ним в палатки и осуществить свой план? Каждая мысленно поддерживала друг друга, что придавало немного уверенности.
        Соня и Катя уже минуты две стояли у отверстия-входа в палатку, и всё никак не решались войти. Соня всё время прислушивалась к сопению Максима и Ильи. Этот сутенёр, Максим её изрядно достал своими шуточками по поводу её цвета волос и вообще всей внешности в целом. Скотина он одним словом. Ему точно подойдёт такая кличка. Вот так и напишем!
        Со всей жестокостью Соня потянула руку к молнии, дабы открыть дверь-вход в палатку, но на полпути её остановила рука Кати. Повернув голову в сторону девушки, она задала ей немой вопрос, поднимая свои светлые брови вверх.
        - Волосы забери в хвост. - тихо прошептала Катя. - Мало ли что.
        Пожимая плечами, Соня левой рукой потянулась к карману спортивных спальных шортиков. Найдя там нужную вещь, она быстро сделала себе произвольный пучок.
        Тем временем, Катя, стараясь не шуметь, тихо расстёгивала молнию. Когда путь был открыт, она немного удивилась, как два парня не занимали так много места.
        Аккуратно залезая туда, Катя старалась не задевать ничто и никого. Илья расположился слева, и половина её туловища поползло туда. Ещё она больше удивилась, когда заметила, что Илья не спал лицом и животом вниз или не полубоком, как Максим, а спокойно лежал на спине, и голова находилась почти прямо. Так что для Кати это был большой плюс.
        Расположив ноги свои, так, чтобы его тело находилось между её ног, Катя аккуратно и медленно опустилась на пресс парня. Стараясь не налегать всем телом на него полностью, она прислушалась. Спал. " Ух," - подумала Катя, - "половина пути уже позади. Осталось только придумать надпись, и осторожно нанести своё творчество на его милую рожу".
        Нужно вспомнить всего его качества. Первое на ум пришли жестокость и глупость, и рассудительность тоже. "Ха," - усмехнулась она - "прям как Гитлер." Точно! Гитлер, отличная мысль, надо её сохранить. А чем он знаменит? Правильно - усами. Подло хихикая, Катя наклонилась ближе к лицу Красивого Чудовища, чтобы видеть его точнее, чем сейчас есть. Приблизив маленький уголёк к месту между верхней губой и носом, в неё врезался опять этот всепоглощающий запах морского бриза и лайма. "Нельзя отвлекаться!" - мысленно твердила себе Катя. Проговаривая эту мантру про себя, она медленными движениями начала проводить вертикальную линию. "Иисусе, пусть он не проснётся" - уже крича в голове, попросила она. Он пошевелил носом, но не проснулся. Будто камень с души упал.
        Продолжая медленно выводить вторую линию, Катя постоянно чувствовала его мощный пресс и непроизвольно возвращалась к тому сну, где они целовались. Она знала, что это неправильно, глупо… запретно. Но сейчас просто не могла оторвать взгляд от его губ. Правая рука, что нарисовала усы, удобно распложались на его плече. Такая идеальная внешность, но её обладатель такой идиот. Почему нельзя хотя бы быть вежливым? Или просто заткнуться и не открывать рот? Молчаливым и сонным он казался ей куда более симпатичным, чем тогда в лесу, или на пешеходном переходе.
        Вздохнув, Катя поднялась и уже не стесняясь, села на него. Казалось, что для него её вес не помеха, он спокойно продолжал дышать. Его живот поднимался с каждым вдохом, и она немного приподнималась вместе с ним.
        Чтобы ещё такого нарисовать? Пройдя взглядом снизу вверх, и осматривая каждый его сантиметр прекрасного тела, она наслаждалась этим зрелищем. Сейчас он беспомощный и она может делать всё, что хочет.
        Усмехнувшись, её взгляд остановился на его волосах. Уже высохших и шелковистых волосах. Хотя, Катя не могла точно сказать, какие они были на ощупь. Представление во сне могут оказаться ложными. А ведь сознание говорит ей, что прямо сейчас можно и сравнить. Рука уже как зачарованная приближалась к его волосам, но что-то её остановило. Нельзя этого делать, просто нельзя. Он - табу.
        "У меня же ещё есть голова на плечах," - хмуро сказала она себе. - "думай прежде всего головой, а не задним местом!" Раз он не может думать, это будет делать она. И хватило же у него ума заварить всю эту кашу! Ведь Катя знала, что всё это подстроено. Непросто же так выбрали всех участников с четвёртого курса и первого! Она надеялась, что в недалёком будущем будут продавать мозги, для таких как он. А чтобы он не отупел окончательно, Катя решила написать ему подсказку на лбу, если он не знает, куда его надо будет вставить.
        Зло поднимая руку с его плеча, уголёк направился ко лбу. Обругивая Илью всевозможными словами, Катя тихо и не спеша выводила фразу из печатных букв: "Мозгопреёмник!"
        Удовлетворившись своими успехами, она посмотрела на свою подругу Соню, которая тщательно выводила закрученные усы аристократа на лице Максима. Не понимала Катя только одного - Соня действительно перевернула его? Да он не кабан там какой-то, но и не дрищ. Лишь бы не проснулся.
        Вообще Соня считала, что всё это выглядит нелепо. Сильное и прямо-таки поистине мужское тело Сутенёра, и её - хрупкое и маленькое. Она словно Дюймовочка на его фоне. Незаметная. Она растворялась в нём.
        Его внешность сразу привлекла Соню, но в тоже время и отталкивала. Её отец называл это уродливой красотой - притягательная внешность, но она словно противная, отторгающая. Хочется тянуться к его лицу всё ближе и ближе, как мотылёк к свету. Но когда ты дотягиваешься, то непременно обжигаешься или умираешь.
        У Максима был очень тёмный цвет волос, слишком чёрный. Какой-то утопающий. Бездна. Высокие скулы и прямой нос - всё это придавало его лицу ожесточённости. Она не знала, какие у него были губы, да и не хотела знать. Он слишком не для неё. Он - зверь, хищник. А она была его следующая жертва.
        Странно, что Сутенёр ассоциировался с каким-то животным. "Козёл он" - подумала Соня. Усмехнувшись, она последний раз посмотрела на него, и поднесла уголёк к его напряжённому лбу. Так даже лучше - кожа не будет туда-сюда дёргаться. Скотина собственно персона - ей хотелось рассмеяться от всего происходящего. Они серьёзно это делают? Интересно, а как там Аня с Кристиной? Вроде криков нет, но и тишина её тоже пугала.
        Поэтому, она обернулась к русоволосой девушке, с пучком на голове, и одним жестом руки показала, что надо уходить. Катя кивнула, и уже хотела разворачиваться, как на её оголённую ногу легла тёплая ладонь Красивого Чудовища. Нет-нет-нет. Только не сейчас! Соня уже успела выйти наружу, а Катя до сих пор находилась в его оковах.
        Медленно поворачивая голову, она молилась, чтобы он просто спал, а лучше бредил. Тем временем, его рука жёстко обхватила левое бедро Кати, а ей прямо-таки хотелось стонать. Скорее от проблем, чем от удовольствия. По её телу прошёл ток. Она не знала, из-за чего это было вызвано, но догадывалась. Мурашки полностью покрыли её тело, и даже казалось, что они добрались до лица. Маленькая приятная вибрация прошла от её тонкой шеи до макушки головы. Нога пульсировала от его хватки. Сглотнув, она всё же решилась открыть глаза, дабы оценить масштаб ущерба. Сначала открыла левый глаз, затем правый. И ничего такого страшного, как ей казалось, не увидела. Он мирно спал, только теперь его голова была повернута влево.
        Вздохнув с облегчением, она уже хотела расслабить его пальцы, и убрать руку с ноги, но тут поднялась его вторая рука, и легла уже на второё бедро. Припечатав её к себе окончательно, он приблизил её к себе ещё ближе. "Получается очень даже двусмысленная поза" - подумала она, пока его до сих пор сонное тело дёрнуло Катю к Илье ещё ближе, теперь она легла на него окончательно.
        Упиревшись двумя руками о его грудную клетку, она тяжёло дышала. "Что делать? Да я же в коконе!" - паника начинала нарастать, надо звать на помощь, но нельзя. Тогда провалится весь план, а этого допустить нельзя. Ни в коем случае.
        Пока она думала, как же выбраться, его руки аккуратно переместились на её пятую точку. Вдохнув поглубже, Катя подняла голову, и увидела удивлённые глаза Ильи перед её лицом. Её мысли сразу запутались. Началась настоящая паника. Мама, мамочка, забери отсюда. Подальше от него.
        - Катя? - сдавленным голосом спросил он. Такого скрытого удивления ещё поискать надо. - Ты что здесь делаешь? - уже более тихим голос спросил он.
        Ну сперва, тебе следует убрать руки, но ты этого не делаешь. - так бы сказала обычная я, но сейчас другая ситуация.
        На мгновение она быстро задумалась. Неужели она скажет ему, что пришла мстить. Нет. Так не пойдёт. А что же тогда?
        - Это сон, ты что не понимаешь? - "а что ещё я скажу? Жить тоже хочется, знайте ли" импровизация не повредит.
        Он хмыкнул. Его коварная улыбка не предвещала ничего хорошего.
        - И правда, сама бы ты не пришла. - и тут он потянулся к ней, и его губы накрыли её.
        "Импровизировать так до конца" - подумала она, и ответила на его поцелуй.
        Его губы нежно слились с её губами. Её рот раскрылся для него, и язык Красивого Чудовища не заставил себя ждать и сразу же столкнулся с её языком. Это был словно ожог, но хотелось ещё. Его руки жёстко схватили её попу, и придвинул к себе ещё ближе. От неожиданности Катя охнула. Своим ртом она почувствовала, как он улыбнулся. А точнее это была сладкая ухмылка. Не зная, что делать, она начала водить ногтями по его рельефному прессу. Наслаждаясь каждым кубиком его пресса. Наслаждаясь каждой секундой.
        Ох, вот бы его макияж не смазался, а то некрасиво получится.
        Дабы не испортить его лже-усы, Катя нехотя оторвалась от него. Она не видела его взгляда, но знала, скорее всего знала, что сейчас его глаза были томно-голубыми, с мягким оттенком крем-брюле. Он уже было открыл рот, чтобы что-то сказать, но Катя быстро закрыла ему рот своей правой ладошкой.
        - На сегодня всё. - сказала она шёпотом. Её голос подрагивал, но она старалась держать себя в руках.
        Последний мягкий поцелуй в его гладко выбритую щёку. Его руки упали, словно с её ног упали стальные оковы. Она быстро вылезла из палатки. Застегнув молнию, Катя вздохнула с облегчением и еле слышно сказала:
        - Надеюсь, это был последний раз.
        Встав, она развернулась в сторону их с Соней палатки и увидела, как девушка уже нетерпеливо ждёт её появления. Бесшумно пройдя отрезок пути, она добралась до Сони, что взяла её за кисти обеих рук как только увидела.
        - Ты где была? - злым шёпотом спросила она. Соня волновалась за неё.
        Катя почувствовала, как её щёки начинают краснеть, но знала, что в темноте этого не видно. Поэтому взяв себя руки, она быстро ответила:
        - Случились непредвиденные обстоятельства. Илья почти проснулся, пришлось подождать пока он уснёт.
        - Ладно, залезай уже. Спать охота.
        Раскрыв молнию, Соня дала возможность пройти Кате первой, и та с радостью согласилась. Лучше вовремя огородить себя от проблем.
        - А где Кристина с Аней? - спросила Катя.
        - Да ушли уж. - зевая, ответила Соня. - Не стали тебя дожидаться, завтра и так день тяжёлый. Давай спать?
        - Ага.
        Соня завернулась в спальник, и сладко заснула. А вот Катя долго ещё не могла уснуть. Вся это ситуация её напрягала. Причём очень сильно напрягала. Этот поцелуй... он ведь ничего не значит. По крайней мере, для него. Ведь он будет думать, что это был сон, а Катя то знала, что поцелуй был наяву. "И как, прикажите, теперь жить?" - язвительно спросила она у самой себя.
        ГЛАВА 5. УТРО. ЧАСТЬ 2.

        Вставать совсем не хотелось. Но чья-то русская брань заставила это сделать. Подушка так и была магнитом для моей головы.
        - Что за...? - тихий вопль Сони был слышен, скорее всего... всем.
        Скептически посмотрев на свою подругу, я села по-турецки и начала растирать руками лицо.
        - Похоже, наши мальчики увидели свой новый утренний make-up. - я сонно ухмыльнулась и повернула голову к телефону.
        На экране было 7:26 утра. Что-то рано для таких тусовщиков они встали. Соня уже потянулась к молнии, а я старалась найти какую-нибудь кофту с длинными рукавами. А сегодня похолодало.
        Свежий воздух пробил мой утренний насморк, и я с наслаждением и гадкой улыбкой вылезла из палатки. А улыбка моя расцвела ещё шире, когда я увидела плоды наших трудов.
        Первым, кого я увидела, а точнее услышала, был Никита. Честно сказать, я смеялась в голос. Его волосы из платинового блондина, превратились в какую-то непонятную тёмно-тёмно-серую шевелюру. На его скулах красовались румяные щёчки, только вот были они чёрного цвета.
        Подошла Аня и мятая от недостатка сна Кристина. Из-за моего смеха его глаза полные гнева метнулись сначала в нашу с Соней сторону, но увидев, что его «художника-визажиста» с нами нет, повернулся на зевающую Аню. За этой зевотой крылась ехидная улыбка, что никак не слазила с наших ртов.
        - Ты охренела? - его рык прошёлся по всему нашему лагерю. Кажется, даже листья на деревьях дрогнули. Эх, а он мне казался самым милым из мальчиков.
        Он подошёл к ней почти вплотную. Аня выставила руки ладонями вперёд. Они упёрлись в его грудь.
        - Полегче, парень. - она убрала невидимую пылинку с плеча его футболки и вновь посмотрела на него. - Что ты имеешь ввиду под словом "охрннела"? Охренела, что я сделала тебе нормальный внешний вид, или охренела, что… что?
        - Какого дьявола ты сделала, поганка, я спрошу тебя ещё раз. - он схватил её за волосы, которые были убраны в хвост. Она недовольно закричала. Я знала, что надо было её вытаскивать, и пошла к ним. Они стояли ко мне спиной. Кристина стояла словно вкопанная, неужели она его боится? Я аккуратно взяла его за плечо и хотела оттащить, но лишь его футболка потянулась за мной. Похлопав его по плечу, я сказала:
        - Эй, Никит, а ну пусти её. - я не хотела кричать. Обстановка была накалена, а ухудшать её не хотелось. Но он даже пальчиком не пошевелил. Да чтоб его! - Да хватит уже!
        Никита наконец-таки обратил на меня своё внимание. Он повернулся, секунда, две, Никита пристально на меня смотрел.
        - А тебе, милая моя, я советую бежать. - вау, да он ещё и смеет заботиться обо мне. Какая честь, слушайте. - Если ты сделала то же самое Великому, поверь, тебе не поздоровится.
        Как по забвению ветра, в ту же секунду, вылез Илья, за ним шёл Максим. Они шли достаточно спокойно. Похоже, что они ещё не видели свой утренний марафет.
        Но я заворожено продолжала стоять. Илья был без футболки. Максим, кстати, тоже. На память сразу пришёл поцелуй, который был сегодня ночью. Краска по моим щекам, опять... Но его тело... о нём я могу ответить со 100% вероятностью, почему его хотели все девушки института. И я их прекрасно понимаю.
        Не был бы он моим врагом, я бы, скорее всего, запала на него... скорее всего.
        Рельефный торс Красивого Чудовища с каждым шагом, то немного сжимался, то разжимался полностью, показывая идеальные накаченные восемь кубиков. Восемь!! Заразительное зрелище.
        -Нравится? - спросил меня Илья, подходя ближе.
        -Нет. - конечно, чёрт подери, мне нравится.
        - Тогда, чего ты смотришь? - я поглядывала на его пресс. С каждым его вдохом и выдохом, я пялилась всё больше и больше. Подняв свой взгляд на его лицо, я увидела идеально нарисованные усы Гитлера. Хочется смеяться, очень хочется.
        - По крайней мере, есть одна положительная вещь в твоём теле. Оно не такое страшное, как твоё лицо.
        И все уставились на него. Подошёл Олег, он развеял молчание и пробивавшийся наружу мой смех.
        - А не хотите ли Вы захватить какую-нибудь страну? - он тоже не удержался от улыбки. А я уже где-то посмеивалась за спиной Сони.
        Я посмотрела на лицо Олега. Мне было оо-очень интересно, а что у него? Я начала смеяться ещё больше. Брови Брежнева ему подошли прекрасно, а "Я - Верка Сердючка" на его лбу развеселила меня ещё сильней.
        Мальчики обернулись на хихикающую меня, и переглянулись. Их лица изображали смесь веселого недоумения и злости.
        Подошла Аня. Отпустил, значит, её Никита.
        - А знайте, что? - она несла три зеркала в руках. - Такими, вы кажетесь мне более дружелюбными и милыми.
        Аня дала зеркала Илье, Олегу и Максиму. Зеркала были примерно с мою ладонь. Аня дала как бы старт нам. Она посмотрела на нас и метнула головой в сторону.
        Перед тем, как они посмотрели на свои отражения, Кристина, Соня и я быстренько начали расходиться в разные стороны.
        - Что это за дрянь? - долетел до нас громкий голос Максима.
        Мы с девочками бежали примерно на одном уровне. Я бежала посередине. Соня была справа, а Кристина слева. Нас разделяло примерно двадцать метров.
        Сзади себя, я слышала громкий треск веток. Следовательно, они бежали за нами. Я обернулась и увидела, что Красивое Чудовище был почти рядом со мной. Быстро повернувшись, прямо по курсу я увидела дерево с множеством веток. Где-то поодаль был слышен визг-писк Сони.
        Та-а-аак, раз моя подруга не смогла убежать, то я намерена спасти свою задницу. Рано или поздно, Илья меня догонит, ну или я выдохнусь. Поэтому, у меня оставался только один выход - взобраться на дерево. Пора наконец-то применить свои способности.
        Скалолазание входила в мой курс по похудению.
        Забросив левую ногу на самую низкую ветку, я быстро подняла своё тело вверх. Потом, моя правая нога удобно встала на ветку выше. И недостаточно быстрыми темпами я залезла на самую крепкую ветку.
        Дерево немного покачнулось и забилось в бешеной пульсации. Я посмотрела вниз и увидела, что Илья тряс дерево одной рукой.
        - Слезай. - послышался его глубокий голос. Какой-то слишком спокойный. Он просто медленно закипает. Я пыталась отдышаться и устроиться поудобнее на толстой ветке.
        - Не могу.
        - Почему? - как маленького ребёнка спрашивает.
        Это же очевидно:
        - Я что, на бессмертную похожа?
        - В последнее время очень часто. Слезай, я тебе сказал. Ни то хуже будет.
        - Да куда уж хуже?
        - Но тебе всё равно придётся слезть.
        - Нет.
        - Да.
        - Не..
        - Я сказал, слезай немедленно. - опять он начинает злиться. Хочется топнуть ногой, как маленькая капризная девочка.
        Сзади него послышались приглушённый визг Кристины, и какой-то нечленоразделительный стон Олега. Надеюсь, она дала ему по яйцам, ибо я этого сделать не смогу. А жаль.
        Я почувствовала, что дерево немного качается из стороны в сторону. Подумала, что Красивое Чудовище опять начинает его безудержно трясти, в попытке сбагрить меня оттуда. Но когда моя голова опустилась вниз, я увидела, что Великий уже на полпути ко мне. Забирается по дереву. Нет! На дереве у меня осталось меньше шансов. Но побороться стоит.
        Я быстро привстала на ветке, которой сидела, и пошла, а точнее полезла на другую сторону. Там мало веток, и я надеюсь, что не свалюсь. Расстояние до земли было примерно 2-4 метра. Не очень-то хочется калечить себя.
        Я уже почти перебралась на другое место, как рука Илья схватила мою ногу, и закрепила пальцами некий "браслет" вокруг моей щиколотки. Чёрт.
        Я издала полустон-полурык, и попробовала вырвать свою конечность. И конечно же, это оказалось бесполезным. Он дёргал её на себя, а я подумала, что это конец. Неужели сейчас? Нет, я не хочу. А если я чего-то не хочу, я не буду этого делать.
        - Иди сюда. - сдавлено приказал он. Даже Илья не в силах находиться так долго на высоте. Этим и воспользуюсь.
        - Не-е-ет. - и с этим ответом, я неожиданно для него, дёрнула ногу с начала на себя, а затем со всей дури ударила его куда-то. Кажется, это было плечо. Вот и славненько.
        Бум-Бах. Что-то упало. А нет, скорее всего, кто-то. Обернувшись, я увидела Илью лежащего на спине, и тих стонущего.
        Матерь Божья, что я натворила?
        Тренер рассказывал, что при таких падениях как минимум можно свернуть шею, и то, что его легких, скорее всего весь воздух вышел.
        Я спустилась на нужную мне высоту и спрыгнула. Быстро подойдя к нему, я опустилась на колени. Кстати, он до сих пор был без футболки. Я медленно начала краснеть. Так, сейчас не об этом надо думать.
        Его руки ладонями вниз находились на уровне его лёгких. Я знала, что надо делать в таких случаях, сама не раз сваливалась с тренировочной стены. Но там были тросы и маты, для ослабления падения. А здесь таковых не имелось.
        Я аккуратно убрала его руки и положила его солдатиком. Тренер учил меня, что при таких падениях необходимо максимально растереть грудную клетку ладонями, так как из его лёгких при ударе вышел весь воздух. При этом, его голову надо чуть приподнять. Только чем? Подручных средств нет. Нужна одежда. А из самых одетых здесь только я.
        Чёрт. Придётся снимать с себя ветровку, но вот о великая неудача - под ветровкой у меня был только топик. Но он больше напоминал бюстгальтер. Ещё раз чёрт. Но ведь это безвыходная ситуация, правда?
        Будем думать, что так.
        Красивое Чудовище уже начал потихоньку задыхаться. Я одним движением сняла с себя ветровку, кое-как её сложила в форме подушки, и положила под его голову.
        Моя кожа полностью покрылась мурашками. Бр-р-р.
        Я быстро растёрла свои ладони, и начала ему делать массаж лёгких. Он вздрогнул под моими руками, его тело было тёплым, по сравнению с моим. Илья совсем немного приоткрыл глаза, потом снова закрыл.
        Сначала, я двумя ладонями разогрела его грудь, затем сложила руки в кулачки и костяшками пальцев начала тихонько постукивать 15 ударов. Я положила ладонь на его живот в районе пупка, затем вторую. И сильно надавила на его желудок.
        Подействовало моментально. Из его приоткрытого рта, вырвался малюсенький стон. Но скорее он был похож на тюленя. Я облегчённо вздохнула. Не то чтобы я сейчас спасла кого-нибудь. Нет. Если бы я убежала, он бы всего на всего задохнулся. Ну, или если он достаточно крепкий парень, у него бы получилось встать. Но потом бы он упал в обморок.
        И скорее всего, стукнулся бы об какую-нибудь ветку. Затем, его бы съели дикие звери. Но это только мои мечты.
        Я откинулась на спину, и тысяча травинок и маленьких веточек кололи мою спину, словно иголки.
        Какое прекрасное небо. Сегодня было безоблачно, и передо мной открылся чистый холст неба. Так и хочется провести огенно-оранжевой гуашью по нему. Получился бы закат. Я очень люблю закаты. Они как бы говорят: " И жизнь уходит, и день прошёл. И ночь наступит, и мысль уходит. А ты всё бродишь под окном, и ждёшь, когда наступит чудо."
        Я глубоко вздохнула, и кислород заполнил мои лёгкие.
        Если закрыть глаза, то можно представить себе какую-нибудь чушь, как делают многие люди. Они говорят, что закрыв глаза и отлучившись от всего мира, закрыв свои мысли, на мгновенье перестать дышать, и уйти в другую вселенную, то можно надумать себе идеальную жизнь. Кто-то мечтает о богатой жизни, кому-то нужны здоровье и живые родители. А те, у кого всё есть, мечтают о тихой спокойной жизни, где-нибудь у моря.
        Вот мне, например, ничего не нужно. Когда я ухожу в другую вселенную, я думаю там. Там - единственное место, где меня никто не тронет, где я ни от кого не завишу ,где я никому ничего не должна. Там я - просто я. Я такая, какая есть.
        Обычно уходя из внешнего мира, я представляю себе космос. Миллиарды звёзд передо мной. Я иду по вселенной, со мной кот, который живёт с нами где-то четыре года. У него чёрная шерсть. Его зовут Дракула, сокращённо Драко. Он ведёт себя как человек, он какой-то внеземной.
        Мы путешествуем по галактике, обычно я хожу где-то впереди, а он медленно, перебирая лапками, идёт за мной. Я обхожу каждую планету со всех сторон, рассматривая каждую под любым углом. Я даже могу подержать их в руках. Они маленькие, я могу ими жонглировать. Я пройдусь по вселенной, подумаю о жизни, и вернусь в реальность. Исчезнет мир, исчезнут звёзды, а я как лежала на земле, так и лежу.
        Здесь пахнет хвоей. Я медленно выдыхаю.
        Я хотела встать, но почувствовала что-то в районе талии. Это кололось. Я медленно повернула голову и увидела там ёжика! Маленького запуганно ёжика! Малыш был весь в коричнево-золотистых листьях, и непрерывно фыркал. Это был самый приятный момент за всё время нашей поездки. Я просто расцвела от умиления.
        Взяв его на руки, я почувствовала над ладонями быстрое дыхание и биение сердца. Я встала с земли.
        - Боже, какое создание! - сказала я, не выдержав своих эмоций.
        Я подняла глаза, и увидела уже дышащего Илью. Я заметила, что из под его спортивных шорт, виднеется полоска трусов-боксеров Calniv Klien. Ну, кто бы сомневался. Я начинаю краснеть, опять.
        Не смотреть! Не. Смотреть.
        Поцелуй. Нет, воспоминания, пожалуйста, не сейчас. Но в моей голове потоком промчались 1000 картинок.
        Проклятье.
        Но я заметила одно - он молчит. И смотрит. На меня. А точнее на мою грудь. Мужчины неисправимы.
        В одной руке я старалась держать ёжика, а второй я быстро подняла ветровку. Надо одеться, но у меня обе руки заняты. Я снова гневно посмотрела на Великого. Он продолжал смотреть за моими действиями. Вот и отлично.
        Я преодолела расстояние до него в три шага, всунула ему в руки ежа, отвернулась спиной, накинула ветровку, застегнула, повернулась обратно и забрала ёжика. Пошла прочь с того места. В лагерь.
        - Что это было? - догоняя, спросил меня Илья.
        - Что именно? - я не решалась посмотреть ему в глаза, поэтому смотрела себе под ноги, прижав к себе зверька.
        - Этот... - видимо, он не мог найти нужного слова, поэтому замолчал на минуту. - Этот массаж.
        Он шёл рядом. Я чувствовала его запах. Слишком близко. А значит - опасно.
        - Это массаж для лёгких. - я пыталась вспомнить точное название, но не смогла. Меня отвлекал он, а точнее его тело. - Когда падаешь с высоты, принято его делать. Он... он помогает не задохнуться. - получилось как-то невнятно.
        - Откуда ты это знаешь?
        Я остановилась и посмотрела на него. Ну не говорить же ему, что я была слонихой раньше?
        Нет. Тогда он точно будет потешаться надо мной. А я сейчас живу новой жизнью. И прошлую "фаст-фудную" жизнь, мне поминать не надо. Я не в том психическом состоянии, чтобы снова пережить этот ужас.
        Поэтому, что первое пришло мне в голову:
        - От верблюда. - и пошла дальше.
        Он догнал меня, взял за левый локоть и развернул к себе.
        - Я по-хорошему спросил. - угрожающе начал он. - Я не люблю, когда на мои вопросы отвечают глупостями. Так что, изволь ответить прилично, дорогуша. Ты…
        - Никакая я тебе не «дорогуша». - язвительно перебила его я.
        Он закрыл глаза, глубоко вздохнул. Шумно выдохнул.
        - И когда меня перебивают, я тоже не люблю и не потреплю. Ты всё время...
        Да плевать я хотела на то, чего он хочет и не хочет.
        - А в твоём лексиконе есть кроме постоянного: " Я то, Я сё" что-нибудь другое?
        - А ты можешь заткнуться и выслушать?
        - Тебя нет. Ты недостоин. - я закатила глаза, и хотела пойти дальше, но ..
        - Недостоин? С чего бы это?
        - А что ты сделал для того, чтобы быть нормальным человеком, а не конченым эгоистом?
        Он ехидно улыбнулся.
        - Ну, к примеру, донёс тебя до лагеря сегодня ночью.
        Ночь. Опять он про неё заговорил. Р-р-р-р.
        - Это была вынужденная мера. - я размахивала свободной левой рукой.
        - Да неужели? - он изумился.
        - А разве не так? Кто виноват, что ты меня чуть не удушил?
        - В этом ты тоже сама виновата.
        - Да неужели? - теперь изумилась я.
        - А кто меня решил искупать в озере? Из-за тебя я промочил насквозь свою одежду. - он провёл двумя рукам по обеим сторонам своего тела, будто говоря "вот он я".
        - Это была чистая случайность. - меня выводила из себя то, что крайней почему-то во всех ситуациях остаюсь я.
        - Нет, конечно, если я тебе нравлюсь ,то ладно. Давай повеселимся одну ночь, но на большее не рассчитывай. Я тебя понимаю, на меня многие девочки вешаются. Но будь уверена - ты будешь особенной.
        Что?! Это что ещё за нахер??!! Он предлагает мне секс на одну ночь? Круто. Ни о чём другом я и мечтать не могу.
        - Вот и я говорю, что не можешь. - он глупо кивает с выпученными глазами.
        Я закипела. Окончательно. Как чайник. Моя крышка слетела и улетела в небытие. Пар из моих мыслей и ругательств вырывается наружу. Я почувствовала, что по моей шеи, рукам, щекам, ногам - начали появляться красные пятна. Скоро, наверное, пар из ушей пойдёт.
        Я аккуратно положила ёжика на землю куда-то в сторону. Медленно поднялась на ноги и повернулась к Илье. Я сейчас просто слечу с катушек.
        - И ты говоришь, что ты не эгоист? - при каждом слове я била его двумя руками по плечам. - Да ты хоть знаешь слова кроме "хочу", "получу", и "выброшу"? Почему твои родители не вложили, в твою пустую голову хоть немного приличия? Если в твоём проклятом высшем обществе, все девушки продажные шлюхи, это не означает, что обычные девчонки такие. Вот почему ты эгоист, Илья. В тебе не ни капли уважения к особям женского пола. Ты воспитан по ужасным манерам. Ты - Чудовище. - при слове Чудовище у него скривилось лицо, словно от боли. - Да ты будешь последним человеком, с кем я пересплю. Ты мерзок мне.
        У него дёрнулась верхняя губа, кажется, его задели мои слова.
        Но я вижу, и то, что он злой, прямо норовит пускать слюни, как питбуль. Он стоял у ствола дерева, оперевшись на него спиной.
        Всё это время я смотрела ему в глаза, и моя шея затекла. Я опустила её вниз, чтобы снять напряжение. Но не успела этого сделать. Гневный Илья, поменял нас местами, теперь я была спиной к дереву. Он наклонился ко мне. Мы почти соприкасались носами. Нервная дрожь захватила моё тело.
        - Никогда. Не называй. Меня. Чудовищем. - только это сказал он и развернувшись, пошёл прочь.
        Да ладно? Так мало слов? А я уже думала будет целая триада.
        - И это всё? - крикнула я ему вслед. - Ну и пошёл ты! - ненавижу. - Ублюдок. - это я уже сказала себе под нос.
        Вздохнув и уперев руки в бока, я рассматривала то место, где оставила ёжика. Но его там не было. Я покрутилась вокруг себя, поискала его глазами. Но не нашла. Я печально выдохнула. Ну вот, ещё и ёжик убежал. Я бы тоже на его месте удрала, не дай Бог под горячую руку попасть.
        Оглядевшись последний раз, я зашагала к лагерю.

        ГЛАВА 6. ЗАГАДКИ.
        Я достаточно быстро вернулась в лагерь. Все были уже собраны - палатки сложены, утренний костёр потушили, сумки были разложены. Мальчики стояли и умывались, смывая с их лиц наш труд. Девочки стояли где-то в стороне от них. Никто не обратил на меня внимания, когда я пришла. Стояла гробовая тишина. Скорее всего, у всех было недостаточно весёлое настроение. И у меня в том числе. Я до сих пор думала о нашей, если её так можно назвать, ссоре с Ильёй. Меня удивило - почему он так разозлился, когда я назвала его Чудовищем? Не думаю, что я первая, кто ему это сказал. И всё же, мне очень любопытно - почему? Ответ на этот вопрос мог дать мне только сам Илья, но вряд ли я его получу.
        Я подошла к подругам, которые стояли на месте, где раньше была палатка Кристины и Ани. Чуть поодаль стояло красивое дерево. Оттенок его листьев был скорее похож на огонь. Я села рядом с ним и откинулась спиной к его стволу. Подняв голову, я увидела напряженные лица девочек. Они стояли и перебирали вещи, попутно складывая их в рюкзаки.
        - Неужели всё настолько ужасно? - я старалась спросить как можно беззаботнее .
        Они, как один, вскинули голову и посмотрели на меня. На их лицах читалось недовольство и ... скорее это была не неприязнь, а нежелание разговаривать. По крайней мере, сейчас.
        - Хорошо, я помолчу. - вскинула руки в примирительном жесте.
        Они опустили головы, и продолжили разбирать свои вещи. Я ещё пару минут посмотрела на них, потом перевела взгляд на парней - они тоже рылись в своих рюкзаках, стоя ко мне спиной и сидя на корточках. Похоже, ни у кого не было желания со мной разговаривать. Я печально вздохнула.
        Метрах в десяти от меня, в стороне, лежал и мой рюкзак. Рядом лежали кеды, уже высохшие. Я последний раз посмотрела на лица своих подруг и встала, направляясь к своим вещам. Мне нужно было переодеться. С утра конечно нежарко, но и теплом в ближайшие часы не веяло. А в одних шортах и тонкой ветровке мне не согреться. Вот только где мне переодеться? Был вариант сделать это в палатке, но её не было. Я обернулась на своих подруг. А вот они были, тепло одеты. Видимо, обо мне они не подумали. Ну, это и так понятно. Из-за меня они получили по шее. Но меня почему-то это совсем не радовало. Их гложила обида, и я это знаю. Ну и пусть. Пообижаются и перестанут. Я ведь тоже получила. Ну не так сильно, конечно. Скорее больше вреда получил Илья: он упал с дерева, потом я на него накричала... М-да, а я ведь и правда осталась чистенькой, после этого всего.
        Я встала с корточек и пошла куда-то вглубь леса. С собой я прихватила болотно-зелёную толстовку и тёмно-синие спортивные штаны. Шла я недолго, смысл уходить так далеко я не видела, поэтому остановилась за большим деревом и начала снимать с себя одежду.
        Вокруг меня кипела жизнь: жужжали насекомые, где-то наверху пели птицы, по деревьям ползали строем муравьи, где-то постоянно что-то шевелилось.
        Я быстро сняла с себя одежду, по моему телу побежали мурашки, поэтому, я так же быстро оделась. Солнечные лучи пробивались сквозь ветки, давая всем тепло. Везде была тишь да гладь.
        Почему-то мне не хотелось возвращаться обратно. Там постоянно надо двигаться, что-то делать, а здесь ты неприкосновенен. Здесь ты непосредственно один, здесь ты сам за себя. Но здесь есть и минус - одиночество. Некоторые говорят, что одиночество это есть хорошо. Но ты можешь внезапно потеряться в нём. Тебе захочется с кем-нибудь поговорить, рассказать об удивительных местах, где ты побывал, что ты видел, что ты слышал, кого ты чувствовал или, что ты чувствовал. Какие мысли посетили тебя, какие выводы ты сделал. Но перед тобой пустота, тишина, темнота и безмерные поля ничего или никого.
        Я пришла в лагерь обратно, когда все стояли и ждали. Скорее всего, ждали меня. Я не обратила на это внимания. Просто пошла дальше. С одеждой в руках я подошла к своему одинокому и никому не нужному рюкзаку, засунула туда шорты и ветровку, и развернулась к ребятам.
        Они стояли, образовывая круг, и о чём-то бурно спорили. Мне стало интересно. Я подошла к ним и пыталась посмотреть, что происходит в эпицентре. Никита, волосы которого были в лёгком беспорядке, и которые, кстати, из тёмно-серой шевелюры стали почти прежнего цвета, только, серые концы остались, держал в руках небольшой листок и компас.
        - … мне кажется, что бессмысленно идти к озеру, - говорил Олег. - Старший сказал, что там мы можем только сухие ветки найти, а не начинать путь оттуда.
        - Я тоже так думаю, - согласилась с ним Аня. - наверное, нам надо идти отсюда. - как я поняла, она говорила про лагерь. - Если и идти, то умнее всего будет поступить так…
        - Дай посмотреть. - я тихо подкралась к Никите и пыталась взять из его рук листок. Мне жуть как интересно было, что там написано. Он не отдал мне его, а крепко держал в руках, подняв при этом правую бровь.
        - А волшебное слово? - на нас никто не обращал внимания, а были заняты обсуждением. Сказать «пожалуйста» было проще простого, но я не я, если не выполю какую-нибудь дурость.
        - Вингардиум Левиоса. - и я плавным движением взяла из его рук листок, и передвигала его правой рукой по воздуху, делая так, как будто он летит самостоятельно. - И никакой волшебной палочки не надо - усмехнулась я над собой.
        Наконец-то заветный листок попал в мои руки. С обратной стороны я увидела, что там было что-то написано. Я быстро перевернула его.
        - Этот листок мне дали перед отъездом, когда я пошёл регистрировать нас. Сказали это наша подсказка. - оповестил меня Никита над моим ухом.
        Вот что было сказано:
        « Дорогие участники!
        Это Ваш помощник, который поможет Вам выйти из поля игр. Просим Вас вчитываться внимательно, и не упускать ни единой зацепки! Всего будет 3 подсказки. Первая перед Вашими глазами. Мы надеемся на Вашу сообразительность и чуткость. В случае неудачи или иной причин, если Вы не в состоянии пройти игры, просим Васвыстрелить в воздух пистолетом, который Вам выдали на регистрационном столе. Тогда мы поймём, что Вас надо вызволять оттуда. Но надеемся, что такого не произойдёт. Мы рекомендуем начинать путь в 8:00. От всей души желаем Вам удачи!
        Первая подсказка:На большом холодном пеньке, в постоянной закорючке-петле, есть съедобная - несъедобная стрела, направляющая на отдельное мнение, или по-другому «серая мышь». Под ней Вы найдёте сгусток круглой помощи.»
        Вот и всё что было сказано. Так мало? И что означает « На большом холодном пеньке» ? Это порода пеньков такая? Я, например, таких не знаю. А вот это: «Съедобная - несъедобная стрела» ? Разве стрелы могут быть съедобными ?
        - Глупость какая-то. - в непонятках сказала я.
        - Вот и мы так думаем. - произнёс Максим.
        Я отдала листок Никите и устремила свой взгляд куда-то вдаль. Так, надо разбираться. Все вернулись к обсуждению, оставляя меня с моими мыслями наедине.
        Так, что может означать «холодный пенёк»? Ему холодно? Или может быть он одинок? Возможно ли такое, что холодный вообще не относится к пеньку? Это вполне логичное решение, ибо другие казались мне мистическими. Тогда, что может подразумеваться под прилагательным холодный? Может холодный - одинокий? Или холодный - под землёй? Навряд ли. Холодный, холодный, что ты означаешь?
        Давайте мыслить логически - холодный обозначает обычно температуру, например: холодный чай или холодные руки. Но руки не без причин холодные. Они замерзают, потому что на улице холодно, ну или потому что ты вышел из дома без варежек. Но это тоже звучит по-дурацки. Тогда, может холодно это место, где стоит пень? Где у нас холодно? Я закрыла глаза, и передо мной появилась карта. Мои глаза сразу метнулись наверх. Антарктида - там холодно. Причём сильно. Потому что там север. Ниточки тянулись друг к другу, и сплетались воедино. Домыслить мне помог ветер. Холодный ветер. Точно! Холодныйозначает температуру и одновременно направление!
        - Север! - радостно воскликнула я.
        - Чего? - недоумевающе спросил Максим.
        Я быстро объяснила, до чего я додумалась. Они внимательно меня слушали, я перевела дыхание. Ну же! Вы должны мне поверить.
        - Она права. - подал голос Илья. - По крайней мере, это пока самый разумный вариант. - он взял с земли свой портфель, и пошёл. Все пошли за ним. Я пошла последней.
        Мы шли, шли долго. Я не думала, что это будет так тяжело. Приходилось обходить каждую кочку, каждый бугорок, каждую ямку. Везде были ветки, листья, поваленные деревья. Мне было скучно. Мы шли и молчали, даже мальчики не переговаривались между собой. Хотелось выть от отчаяния. Я смотрела на траву под ногами, но ничего нового я не увидела - жёлтые гнилые листья, немного зелёной травы, вырывающейся из-под земли. Всё было холодным и мокрым. Утренняя роса мешала идти. Мои кеды, только недавно высохшие, вновь стали мокрыми. И носки тоже. Периодически я поскальзывалась. Ноги уносило куда-то в сторону, либо вперёд.
        - Ай! - послышался вскрик Ани.
        Она шла прямо передо мной, поэтому я первая подошла к ней на выручку.
        - Давай руку. - я подала ей свою, она ухватилась за неё. Я вдавила ноги сильнее в землю. Аня почти подтянулась, но я не выдержала и тоже упала. Тупая боль прошлась по моей спине. Я застонала. Как же больно! Острый край ветки впился мне в копчик. Моя толстовка поднялась, открывая спину. Холодные и мокрые травинки ласково погладили мою поясницу. Я сморщилась и открыла глаза. Над нами уже стояли Олег и Илья. В тот же миг их руки были около наших лиц.
        Было такое ощущение, что я беспомощная. Не люблю быть таковой. Мне не нужна поддержка, я сама могу встать. Я убрала ладонь Ильи, отказываясь от его помощи.
        - Я сама. - только это я смогла вдавить из себя.
        Он что-то пробурчал и, развернувшись, пошёл дальше. Олег помог Ане подняться, я отряхивалась.
        - Мило ты с ним. - подметила она.
        - Мне не нужна его помощь. Сама как-нибудь разберусь.
        - Ой-ой, какие мы самостоятельные и независимые. Он же просто тебе руку подал. Это как минимум можно маленьким примирением считать.
        - Я не хочу общаться с этим благородным джентльменом.
        Она разглядывала меня и слегка усмехнулась.
        - Эх, Катька-Катька. Не строй из себя ту, кем ты не являешься. - она покачала головой, и развернувшись, пошла дальше.
        Я? Строю? Что за чушь? Я догнала её, мне хотелось оправдаться, ведь это было неправдой.
        - Не придумывай. - сказала я, догнав её.
        - Я ли придумываю?
        Я энергично кивнула головой.
        - Кать, пойми, сейчас мы - команда. И нам не нужно ссор, придирок и прочее. Всё-таки на нас надеется весь институт. Хочешь ты этого или нет, но сейчас тебе придётся забыть об обидах, мстях и негативных мыслей. Сейчас нам нужны светлые головы. Так что будь паинькой, потерпи.
        - Идите скорее сюда, мы нашли кое-что. - крикнула Кристина.
        Аня слабо улыбнулась мне, развернулась и пошла на зов. Я же осталась стоять на месте и удивлённо смотреть ей в след.
        То есть весь этот сыр-бор, все эти смешки и вылазки ночью были зря? То есть сейчас, они предлагали мне заткнуться и быть хорошей девочкой? Что с ними такое? Только сегодня ночью они помогали мне, причём мы все получили удовольствие, а теперь просят быть милой и хорошенькой? Нет уж. Я так не могу. Раз идти, то до конца.
        Я ещё немного позлилась и пошла к ним.
        Может быть она и права. Как говориться - сколько людей, столько и мнений.
        Я шла, задумавшись, пока не врезалась в кого-то. Это был Никита.
        - Извини. - я внезапно извинилась. Обычно, я что-то бурчу про чужую неуклюжесть и всё такое, но возможно это слова Ани подействовали на меня?
        - Ничего, бывает. - тихо ответил он.
        Я подняла глаза, и увидела перед собой пень.
        - И что же дальше, скажите нам Шерлок? - язвительно спросил Илья. Что ж, сама его задела, теперь получай.
        Я ничего ему не ответила, не хотелось разговаривать дальше. Поэтому я мысленно вспоминала строчки из письма. «… съедобная-несъедобная стрела, показывающая на отдельной мнение..» Стрела… что ещё за стрела? Может быть, палка или что-нибудь другое?
        Но на ум не приходило ничего толкового. Я решила просто осмотреться. Может чего-нибудь да насмотрю?Я прошлась глазами по траве, пошарилась взгядом по деревьям, но ничего не нашла.
        Теперь мы здесь застрянем? Я пожала плечами, скорее для себя, чем для других.
        - Стрела! - удивлённо сказал Олег, и показал на пень.
        - Ну и что там такого? - спросила я.
        - Гриб! - теперь воскликнула Кристина.
        Она стояла на другой стороне. Я обогнула пень и посмотрела, какую находку они нашли. Там торчал гриб, не могу сказать, что это за вид. Я в это не сильно смыслю. Гриб был не большой. Примерно с мой указательный палец. Его головка была изящно выгнута в форме стрелы. Он показывал нам за спину. Я обернулась и увидела большое пушистое дерево. Быстро к нему подбежав, я стала крутиться вокруг него. Что-то здесь должно быть такого… странного. Я несколько раз обошла дерево, но ничего странного не нашла. Ребята тоже стали ходить около него. Я пыталась вспомнить что было в письме дальше. «… отдельное мнение или по-другому «серая мышь» … » Отдельно мнение… отдельное. Что-то в этом дереве должно быть из ряд вон выходящее. Что смогло быть выделено. Но в тоже время «серая мышь» … Значит это не должно привлекать к себе особого внимания.
        Я устремила свой взгляд на дерево. Прошлась по его коре, осмотрела корни, затем я подняла свой взгляд выше и посмотрела на листву. Я обогнула каждый листок взглядом, пока мои глаза не остановились. Их привлёк лист. И что странно - он был отдельно ото всех, уходил немного в сторону и вниз, что давило на мысли, как будто он рос отдельно. « Под ней Вы найдёте сгусток круглой помощи.» -промелькнуло в моей голове.
        Я посмотрела вниз. Там была только трава и … малюсенький, еле заметный бугорок. Я присела на корточки, начала рыть руками землю. Где-то здесь … где-то должно быть. Что-то должно быть. Мои руки были полностью в земле, но мне было плевать. Я должна докопаться, должна. Пальцы нащупали какой-то свёртыш. Я с силой схватила его и потянула на себя.
        - Достала! - сказала я.
        Этот сгусток круглой помощи был весь в земле и травинках. Это был мешочек синего цвета. Я отряхнула его. Открыла, там лежала бумажка. Я протянула руки Олегу, так как он стоял ко мне ближе всех. Он аккуратно извлёк её оттуда. Развернул и начал читать:
        «Держите путь на Новую Землю. Когда найдёте женщину на иголках, ищите забытый всем квадратик. На нём указано, что делать дальше.»
        - Новая Земля? - спросил Максим.
        - Это остров такой. - ответила Соня.
        - Я в курсе. - пробурчал тот в ответ. - Только как понять держите путь ?
        - Может это фокус, как с холодным пеньком? - предложил Никита.
        - Скорее всего. - задумчиво ответил Красивое Чудовище.
        - Тогда где находится Новая Земля? - спросила Кристина.
        - На северо-западе. - быстро ответила Аня.
        - Тогда идём. - сказала я, обтирая ладони о штаны.
        - Стой, а как же понять женщина на иголках? - крикнул вслед мне Максим.
        - С этим потом разберёмся. - ответил Великий.
        Все продолжили путь, только повернули чуть влево. Я не знаю, сколько мы шли, но точно могу сказать, что часа три это уже продолжается. Посмотреть время я не могла, телефон находился где-то в глубинах моего рюкзака. В горле пересохло, ужасно хотелось пить. Вода была у Кристины. Я резко остановилась и повернулась, но внезапно врезалась во что-то. Это что-то пахло немного потом, морской водой и лаймом. Я незаметно вдохнула поглубже.
        - Аккуратней. - прошипел Чудовище.
        - Да… прости. - выпалила я быстро. Обогнула его и подошла к Кристине. Щёки предательски начали краснеть.
        - Ты чего румяная такая? - подозрительно спросила она.
        - Я… да так… жарко мне. Вот и пришла к тебе за водой. - сказала я, что первое пришло на ум.
        - В каком месте тебе жарко? - с усмешкой спросила она, вытаскивая бутылку.
        - Везде! - проворчала я весело, отбирая у неё бутылку. Я развернулась и пошла обратно, попутно откручивая крышку.
        - Я знала! - со смехом крикнула она мне.
        Дальше, путь продолжился в таком же темпе: обходили кочки, иногда поскальзывались, местами подсмеивались друг над другом - так продолжалось около получаса. По дороге мы едино согласились, что женщина на иголках - это, скорее всего ёлка. Идею предложила Аня.
        Все, как единый, остановились, когда увидели ёлку. Без разговоров мы начали шастать вокруг неё. Искали забытый всем квадратик. Я думала, что это корка от дерева, или, в крайнем случае, листок. Тут их было много, так что пришлось проверять каждую.
        На моём пути опять встретилась очередная корка от дерева. Я потянулась к ней. Моя рука почти достигла её, но встретилась с чужой рукой - холодной, большой и с лёгким загаром.
        Я почувствовала некий электрический заряд. Моя кожа покрылась змеиной кожей и мурашками. Я вздрогнула и подняла голову. Мой нос встретился с лицом Красивого Чудовища. Его глаза ясно смотрели в мои. Они стали темнее, но может быть, мне показалось. С каждой миллисекундой его взгляд становился другим. Хотелось растаять как сахар. Его тёплое дыхание щекотало мои щёки. И тут я поняла, что не дышу.
        - Ты собираешься поднять это или нет? - спросил он тихо.
        - Соб… - мой голос прозвучал жалко и неестественно, я прочистила горло. - Да, собираюсь. - теперь прозвучало более строже.
        Я с какой-то неохотой отвернулась от него, и дотянулась своей рукой до корки дерева. Обхватив его рукой, пальцами, с обратной стороны я что-то нащупала. Быстро перевернув его, я увидела как свёрнута в трубочку бумага, пришитая к квадратику.
        - Нашла. - оповестил Илья всех. Ну, вообще-то нашли мы.
        Я аккуратно вытащила свёрток и раскрыла его. Вот что было в нём сказано:
        «Последний путь сейчас должны Вы будете пройти. Держитесь так же Новой Земли.»
        - Наконец-то. - взвыла Соня. Я тоже очень хотела домой. И помыться.
        Я положила свёрток в карман, и мы пошли дальше. По пути я обдумывала всё, что произошло за эти два дня. Я пыталась, что-нибудь вспомнить, но в сознании были лишь его глаза… и это меня сильно встревожило. Передо мной были лишь эти голубе глаза с оттенком крем-брюле, лишь его шелковистые волосы. Чёрт! Сколько можно о нём думать? Р-р-р-р. Хватит, хватит, хватит. Я запрещаю своим мыслям возвращаться обратно к той ночи, да даже к тому, что происходит во сне! Я не могу объяснить, почему он так долго в моей голове. Возможно, это потому что мы уже два дня находимся рядом? Да, скорее всего из-за этого.
        Чтоб успокоить свои нервы и потушить яркость своих щёк, я прислушалась. Хрустели ветки, семь пар ноги шли за мной, вода плескалась о стенки бутылки, я даже слышу чьё-то дыхание, лёгкий ветер ласкает мои открытые участки кожи, где-то вдалеке слышится щебетание птиц. Природа меня успокаивала, и я отвлеклась от всего того, что меня волновало.
        Мы продолжали идти молча, каждый думал о своём, я смотрела вперёд.
        Скоро, я увидела протоптанную дорогу. Подняв свой взгляд, я заметила не только тропинку, но и конец леса. Я мысленно кричала от радости. Прибавив скорости, я заторопилась на свободу.
        - Молодцы, ребята, добрались! - бодрый голос Евгения Олеговича пробудил моё тело. - Гоша, запиши, что первыми добралась команда Экономического института. - крикнул он некому Гоше.
        Я обернулась, все стояли в таком же шоке. Уточню - девочки были в шоке, у мальчиков был победный оскал.
        - Я если честно не удивлён, но поражён! - радостно сказал Евгений Олегович. - Почему-то знал, что вы доберётесь первыми. - его взгляд метнулся ко мне. Вспомнив нашу последнюю встречу, я вновь покраснела. Улыбка тронула его губ. - Были сложности? - поинтересовался он.
        - Нет. - ответили мы.
        - Ну и славно. - сказал он. - Тогда садитесь. - Старший указал на мини автобус. - Сейчас вас отвезут на базу, умойтесь, переоденетесь, помойтесь и поешьте.
        - А дальше? - подала голос Кристина.
        - А дальше церемония награждения. - ответил он, улыбаясь.
        Дальше всё было как в тумане. База, комната, душ, чистая одежда, немного сна. Церемония награждения. Там мы только улыбались и говорили «Спасибо», остальные участники смотрели с завистью и корыстью. Но нам было как-то фиолетово. Мы все ужасно хотели домой.
        Нас отвозили всё на тех же больших туристических автобусах, и сидели мы там же. Всё что я помню это - «Выходим, приехали.» Добрались мы где-то около семи вечера. Было темно и холодно. Я пошла домой пешком. Девочки на автобусах или такси. Мальчики на машинах.
        Не помню, как я зашла домой и переоделась. Нормально мыслила я только когда уткнулась лицом в подушку.
        Последняя моя мысль была : «Мы победили! Победили!» На моём лице блуждала улыбка, и я с удовольствием уснула.
        ГЛАВА 7. НЕУГОМОННОСТЬ.
        На мне было платье глубокого красного цвета, подобно зрелой розе. Его корсет крепко облипал спину и грудь, подчёркивая мою прямую осанку и, открывая всем вид на мои маленькие плечи. Сзади оно расходилось лёгкими красными волнами, а спереди красным кружевом. Короткие лоскутки ткани были пышно приподняты на уровне пояса.
        Мои волосы были заделаны красивой причёской назад, лишь две закрученные пряди спадали на мои ключицы.
        Вообще, вся атмосфера напоминала мне средневековье. Везде танцуют люди, переговариваются, и пьют вино из красивых хрустальных бокалов. Я нелепо рассматривала то место, где сейчас находилась - огромный зал, не имеющий границ, был отделан в тёмных и золотых тонах, шикарные столы, стены, потолки, пол - всё было изумительным.
        Я посмотрела на людей, все лица были мне не знакомы. Я вытянула шею, чтобы посмотреть дальше, но наткнулась только на стол, где почти никого не было. Что ж, значит идём туда. Меньше людей - меньше проблем. Звучала приятная музыка, и все танцевали, поэтому мне не составило труда быстро добраться туда.
        Подойдя к столу, я обнаружила там просто гору еды, словно пришёл какой-то человек с большим мешком, и вывалил на стол всё, что там было. Глаза разбегались, но есть почему-то не хотелось, поэтому я взяла только бокал белого вина, и несколько долек винограда. Идеальное сочетание.
        Я повернулась, и передо мной неожиданно была вытянута мужская ладонь.
        - Потанцуем? - предложил мне кто-то. Я оторвала глаза от руки и подняла глаза наверх. Красивый молодой человек, моего возраста, с белокурыми кудрявыми волосами, ясными серебристыми глазами и тёплой улыбкой. Танцевать я умела, ну, если сумасшедшие индийский ритуальные танцы под безбашенную музыку в квартире, можно назвать так. Я всё равно здесь никого не знала, так что, выбора у меня особого и не было.
        - А давайте. - быстро согласилась я. Развернувшись к столу, я хотела поставить бокал на место, но этот молодой человек перехватил мою руку, прежде чем я дотянулась до стола.
        - Это нам не помешает. - лукаво улыбнулся он левой стороной рта.
        Он развернул меня обратно. Человек, имени которого я не знаю, положил свою левую руку мне на талию, а правой обвил ножку бокала, переплетая наши пальцы.
        - Представитесь мне? - попросила я его.
        - Адам. - ответил он, улыбаясь.
        Как у него лицо до сих пор не треснуло от вечной улыбки? Хотя, может у него хорошее настроение. А может быть он просто пьян.
        Мы плавно кружились, и все уступали нам дорогу, как только мы подходили к ним. Странная излишняя вежливость.
        - А я… - хотела сказать ему своё имя, но он тут же перебил меня.
        - Я знаю, как вас зовут. - наклоняя голову в бок, ответил он мне. Знает? Откуда же? Мы только познакомились.
        - Правда? - поднимая левую бровь, в неверии, спросила я его. Он кивнул.
        - Грех не знать Вас, Екатерина. - он посмотрел мне в глаза. Я в недоумении уставилась на него, Адам меж тем продолжил. - И я очень рад, что Вы согласились со мной потанцевать. Это честь для меня.
        Он вновь закружил меня. Только сейчас я заметила, что люди смотрели на нас с восхищением, на Адама с завистью, а на меня встревожено и беспокойно.
        - Я надеюсь, что Ваш муж не будет сильно ревновать. - прошептал он мне на ухо, так вот в чём дело, но…
        Муж? Какой ещё муж? Я беспокойно посмотрела на него, о чём он говорит? Нет у меня никакого мужа. Похоже, что у этого парня съехала крыша. И улыбается он уж больно часто. Странные мысли - плохие мысли, Катя, не стоит обращать на это внимания, просто закончи этот танец. Мало ли что психи натворить могут. Мне просто надо отвлечься. Посмотреть на кого-нибудь или что-нибудь.
        Что же творится во внешнем мире? Я подняла глаза и замерла. Поверх его плеча, я заметила нечто большое и прямоугольное. Там висело два больших портрета. И на одном из этих портретов, слева, была я. В шоке, я оторвалась от Адама, забирая бокал из наших переплетённых рук. Я пошла прямо к портретам. Люди расходились на моём пути. Стук моих маленьких каблуков, был заглушён медленной мелодией, при каждом шаге волны моего платья и каких-то две жалких завитушек волос, подпрыгивали. Кто-то по этой картине мог предположить, что я в гневе. Но нет. Скорее я в порождающем отчаянии узнать о своей личности.
        Приближаясь к портретам, я оценила их масштаб. Они были приподняты от пола примерно на тридцать сантиметров, в высоту они были где-то метра два с половиной, а в ширину около пятидесяти сантиметров. Я не обратила внимания на вторую картину. Она мне просто сейчас неинтересна.
        Я заворожено остановилась около самой себя. Точнее не самой себя, а той, которая смотрела на меня с той стороны высокомерно и величаво. На этой картине я стояла в золотисто-белом платье. Мои руки были согнуты в локтях и переплетённые. В них я держала меч, с золотой рукоятью, лезвие было направлено вниз. На моей шее и руках были золотые украшения, с блистательными бриллиантами. Я добралась глазами до головы и застыла. На ней была огромная красивая корона. Множество переплетений, море камней и золота. А посередине короны был большой чёрный камень. Никогда не видела себя краше, чем сейчас. Мой внешний вид обескураживал.
        Снизу виделась, видимо, подпись художника. Это была замысловатая буква В. Под ней надпись: « Екатерина IВеликая». Великая? Этот художник допустил ошибку - я Муромская. Это не моя фамилия.
        Я хотела повернуться к людям и сказать об этой грубейшей ошибке, но услышала чей-то разговор.
        - По-видимому, Её Высочество не в настроении, Ваше Величество. - щебетал какой-то человек. Но, похоже, что Ваше Величество, не особо-то и обращал на это внимания. - Король, я Вас прошу, пусть она успокоится немного. - умолял он. Король? А вот и мой муженёк значит. Ну я ему сейчас такой допрос с пристрастием устрою!
        - Я знаю, Эвиль, можешь идти. - ответил ему спокойный глубокий голос. - Я разберусь. - этот баритон мне знаком, эти властные нотки мне знакомы. Похоже, что и человек с кем я столкнусь сейчас нос к носу, тоже будет мне знаком.
        Я быстро развернулась на сто восемдесять градусов, любопытство разрывало меня изнутри. Я… я в шоке, и в то же время нет. Передо мной стоял статный, властный, всесильный Илья. На его губах была усмешка, его лицо не выражало удивления, как у меня, а было, скорее всего… весёлым?
        Гнев начал пробуждаться во мне. С необычайной силой. Даже здесь он сумел докопаться до меня!
        Я повернулась обратно к портретам, и тот, что был справа, не шокировал меня, а прояснил всю ситуацию, дал мне ответы. Справа, точная копия был изображён Илья. В такой же позе, как я, с таким же взглядом, как я. Одеяния его были с золотом, как у меня, только вот корона была больше и могущественнее. Я обратила внимание на такую же надпись в нижнем правом углу. Та же замысловатая буква В, только надпись чуть отличается от моей: « Илья IВеликий».
        - Муж, значит? - рявкая, спросила я его.
        - Король. - подправил он с иронической улыбкой. - А ты моя Королева.
        - Я не твоя Королева! - разбушевалась я. - Я на такое не подписывалась.
        - Очень даже подписывалась. - сдерживал смешок Великий.- Не веришь? - я отрицательно качнула головой. - Эвиль! - окрикнул он слугу, Эвиль появился в туже секунду. - Принеси нашей госпоже брачный договор.
        - Сью секунду, Ваше Величество. - было видно, что слуга не очень-то и хотел подчиняться. Но это же Король приказал…Опять ему все подчиняются. Жалкие, глупые и слабые людишки.
        Пока Эвиль убежал куда-то, я рассматривала Красивого Чудовища. Он был одет по-королевски. В переносном смысле. Такого пульсирующего пафоса от него ещё не веяло. Его королевская мантия была сделана из красного шёлка, её переплетали золотые нити. На его голове покоилась корона, такая же пафосная. Мне не составило труда догадаться, что весь этот костюм был в единственном экземпляре.
        Прибежал запыхавшийся Эвиль, и бережно передал договор Илье. Он же в свою очередь передал его мне. Я быстро пробежала глазами по строкам. Там было сказано, что он и я управляем двумя государствами, я принадлежу полностью ему, а он мне. За измену или что-то типа такого - казнь.
        -Убедилась, дорогая? - ласковым и уставшим тоном спросил он.
        Не может быть!
        - Не называй меня так!
        - А как я могу тебя называть? Котёнок, зайчик, любимая или… стрекозюлька?
        - Да ты, жук навозный, ещё и насмехаться надо мной решил?
        - Нет. Я даже не начинал. - утвердительно заверил он меня. - А теперь, дорогая, - он начал подходить ближе. - я прошу тебя подарить мне танец, в мой единственный День Рождения. - Илья остановился около меня, подавая свою ладонь.
        Я посмотрела по сторонам. Все гости, или как их назвать, смотрели на нас, ожидая моего решения. Мне стало как-то неловко. Все эти люди пришли ради нас, бр-р-р, ради него, а у Красивого Чудовища ещё сегодня и День Варенья. Если я откажусь, то покажу себя стервозной девицей (которой я на самом деле не являюсь), отказывая ему. Но и соглашаться я тоже не хочу, вдруг зарожусь от него тупизмом и эгоизмом?
        Пождав губы, я осторожно подошла к нему, принимая его приглашение. Великий широко улыбнулся, показывая всем настолько ровные зубы, что невольно у меня зачесались кулаки. Мы вышли на середину зала, я остановилась перед ним, положила левую руку ему на плечо, почти не дотрагиваясь до него. Правую руку вместе с бокалом вложила к нему в ладонь, он нежно, звучит очень гадко, переплёл наши пальцы, и прихватил бокал крепче. Правая рука Ильи по-хозяйски расположилась на моей талии. Уж очень по-хозяйски. Я придвинулась к нему так, чтобы слышать мог меня только он.
        - Если позволишь себе чего-нибудь лишнего, я тебе врежу, честное слово.
        - Дорогая, ещё ничего не началось, а ты уже мне угрожаешь. Нехорошо. - повертел он головой влево-право. - Будем учить тебя хорошим, королевским манерам. - проговорив это, он придвинул меня к себе ближе, я невольно пискнула.
        - Ах, так? Будем играть, значит, да?
        - Да. - улыбаясь, ответил он.
        - Хорошо. - сказала я, придумывая выход из этой ситуации.
        Зазвучала музыка, и он повёл меня. Я всё думала и думала, что же делать? Не хочется оставаться в его руках, но и уходить стыдно. Надо придумывать способ полегче. Так, Катя, думай, думай, думай. О! Точно! Буду наступать ему на ноги, я же танцевать то не умею. Вот и прогуляюсь по его ногам, как по бульвару.
        Илья закружил меня, его рука спустилась ниже моей талии, и я не нашла лучшего момента случайно наступить на его ослепительную обувь.
        - Ой, извини. - голосом глупой девочки сказала я ему. На его лице пролетела секундное недовольство, но оно сменилось лучезарной улыбкой.
        - Ничего, стрекозочка, бывает.
        Ах бывает, значит? Хорошо поддадим жару.
        При каждом повороте, движении, я старалась, как бы невзначай наступать ему на ноги. Он терпел, очень долго терпел. Я видела, как он начинает постепенно злиться. С каждой изменяющейся мышцей его лица, моё настроение всё больше и больше поднималось. Осталось совсем чуть-чуть.
        Илья вновь сделал очередной поворот, и я с силой наступила ему каблуком на ногу. Лицо Красивого Чудовища разрывалось от злости. Он со всей дури оторвал меня от себя. Шах и Мат.
        - Дождалась? - выпалил он. Я удовлетворительно кивнула. - Я в гневе. Что тебе ещё нужно?!
        - Чтобы ты исчез. Большего я и не прошу. - я отвечала спокойно и без криков. - Спасибо за танец. - выпив залпом всё вино, я отдала его какой-то девушке. Не знаю, кто это был, но мне срочно нужно сматываться отсюда. Когда Великий в гневе, он становится ещё чудовищнее.
        Не знаю, где находится выход, но я пошла в обратном направлении от Красивого Чудовища. Быстрее, быстрее, быстрее. Массивная дверь во всю стену была передо мной, и я с силой толкнула её от себя. Она поддалась мне, и с еле заметным скрипом выпустила меня наружу. Впереди меня расположился коридор, кажется, длинною в жизнь.
        Я быстро шла, цокая каблучками. Впереди меня было множество поворотов и дверей. Куда свернуть? Ответ мне был неизвестен. Я не знаю, как расположёны комнаты, куда ведут эти бесконечные лабиринты поворотов. На выходе надо было попросить путеводитель по этому… э-э-э замку? Я даже не в курсе, где нахожусь. Безупречно.
        Так, ходить вокруг, да около, тоже нельзя. Нужно действовать. Первое, что пришло мне в голову - свернуть за первый попавшийся угол. Поворот налево… Бам! Неожиданно моя спина и голова больно стукнулись об шикарную стену. Думаю, мои мозги будут прекрасным украшением. Так сказать, очерк прошлого.
        В глазах плыло и мелькало, я почувствовала, что мои руки были крепко зафиксированы на стене. Я медленно подняла голову, открыла глаза, передо мной была мужская крепкая грудь. Пф, я даже догадываюсь чья. Я хотела сказать ему какую-нибудь колкость, но застонала от головной боли.
        - Чёрт… Кто ж тебя просил. - я даже руками не могла дотронуться до головы. А что если у меня течёт кровь, и я скоро умру?
        - Не умрёшь, я тебе не дам. - запыхавшимся голосом, ответил мне Великий.
        Он оторвал свою руку от моей прижатой к стене руки. Я уже подумала: вот она, свобода. Но нет. Его свободная рука метнулась вверх, к моей голове. Моей причёске было конец, волосы распустились, оставались только шпильки, что так резали кожу. Чудовище схватил мои распущенные волосы, обкрутил их вокруг своей ладони и потянул вниз. Моя голова поддалась и поднялась вверх. Лицо Красивого Чудовища и моё были близки друг к другу.
        - Почему ты ко мне так относишься? - спросил он.
        - Потому…
        - Потому что я тебе нравлюсь? - перебивая, спросил меня он.
        - Ты мне не нравишься, я тебя попросту ненавижу. - гневно полыхая, отвечала я быстро. - Твоя самовлюблённость раздражает, все твои действия меня раздражают. Ты…
        Я не успела договорить, он яростно наклонился ко мне и поцеловал. Его губы врезались в мой открытый рот. Я чувствовала его энергию. Не знаю, почему я поддалась и отдалась, но я ответила на поцелуй. Миллионы мурашек покрыли моё тело. В животе не порхали бабочки, как говорят остальные, а жгло огнём. Пожар. Взрыв.
        Илья опустил свои руки, давай волю моим рукам. Я почувствовала, как его пальцы расплетают узлы корсета. Кончиками пальцев он дотрагивался до открытых участков спины. Клянусь, я заметила, как он резко вдохнул. Меж тем, мои освобождённые руки были в районе его шеи. Я резала своими ногтями его кожу. Под пальцами я ощущала его пульсирующее и немного вспотевшее тело.
        Треск ткани отвлёк меня, но не успела я закрыться руками или сделать какой-нибудь щит, чтобы прикрыть моё уродливое, дряблое тело, Илья прихватил мои ноги, отрывая меня от земли. Волна сомнений, ужасные случаи прошлого накрыли меня с головой. Сейчас это произойдёт. Вновь. Сейчас надо мной опять будут издеваться, как это делали…нелюди, которые сняться мне в самых страшных кошмарах. А потом бросят как ненужную куклу, с оторванной головой и пропастью в районе сердца.
        - Нет. - выдавила я из себя жалобный стон.
        Он не послушал. Он продолжал меня раздевать и открывать всему миру на обозрение. Опять это произойдёт.
        - Пожалуйста, не надо!!! - отталкивая его от себя, просила я, наверно не только Илью, но и воспоминания, которые давят на мозг, не дают жить, продолжают блуждать ядовитым дымом в моём сознании. Я не могу, не хочу.
        - На помощь! Помогите!! - кричала я в пустоту. Я вновь открыла глаза, передо мной была кромешная тьма. Лишь проблеск луны мимолётно заходил в спальню. - Помогите... помогите. - шёпотом повторяла я.
        Кошмар. Просто очередной страшный сон с новыми актёрами. Я дотронулась до своей шей, спины, рукам, и левой части груди тоже. Сердца нет. Хорошо.
        Я откинула одеяло в сторону и включила маленький светильник на прикроватной тумбочке. На электронных часах было 3:37 ночи. Сегодня я проснулась позднее обычного. В своё привычное расписание кошмаров, я просыпаюсь около 2 двух ночи.
        По моему телу прошла дрожь. Тоненькая пижама не согревала меня. Я обняла себя, повернулась влево. Чёрные занавески волной танцевали под музыку ветра. Видимо, я забыла закрыть балкон. Я дошла и остановилась около занавесок. Они колыхали и плясали, как будто приманивали тебя к себе, хотели обнять своими невидимыми руками. Я хотела окунуться в эту тьму, спуститься в этот ад. Окутать себя ими всю, чтобы закрыться от мира, от самой себя. Чтобы никто не видел моего уродства, мою истинную красоту. Ветер врезался мне в спину. Он словно был защитником, прогонял меня из моей ахиллесовой питы. Говорил, чтобы я шла отсюда прочь.
        Я выпуталась из мглы чёрных занавесок. Никто меня не понимал, почему я решила выполнить свою спальню в тёмном стиле. Чёрные занавески, тёмно-синие обои, почти чёрный паркет, даже спальное бельё было тёмно-бардовым. Но больше всего всем и мне в том числе, нравилась пустая стена, где она была использована полностью. На ней были фотообои, с рисунком космоса. Я весь город объездила в их поисках. Миллиарды звёзд, миллионы планет, фиолетовые, синие, красные, местами чёрные - я восхищалась этим зрелищем. Я просто останавливаюсь, каждый раз, и думаю. Но клеить их было очень сложно.
        Я прошла на кухню, открыла самый верхний шкафчик, забралась рукой в самый дальний угол, нащупала баночку, достала. На оранжевой прозрачной баночке с большой белой крышкой, была приклеена бумажка. На ней большими буквами было написано « ПСИХОТРОПНЫЕ». Достав оттуда две маленьких белых таблеток, я закинула их к себе в рот. Запив водой, я потопала обратно к себе в комнату.
        Никто не знает, что я принимаю таблетки. Никто не знает, почему я их принимаю. Никто не знает, что произошло со мной три года назад и кто это сделал. И никогда никто не узнает. Зато знаю я, и это потихоньку разрушает то, что от меня осталось.
        ГЛАВА 7.НЕУГОМОННОСТЬ. ЧАСТЬ 2
        Ненавижу этот звук. Особенно утром. Со всей яростью я взяла в руки телефон, отключила будильник и швырнула его куда подальше. Реальность всегда горькая на вкус. Я прорычала в подушку и начала медленно подниматься. Поспать после кошмара мне почти не удалось. От этого судьба мне предначертала быть этим утром колючкой.
        Еле ковыляя ногами, я медленно добралась до ванной. Умылась и почистила зубы. Подняла взгляд на зеркало. Отражение усмехнулось надо мной. Довольно давно ко мне в гости не заходило моё второе Я.
        - Вот что от тебя осталось. - оскал тронул его рот. - Пустая оболочка, мешки под глазами и две жалких подруги. Ничему тебя жизнь не учит, Катька. - покачало оно головой.
        - Заткнись. - сквозь сжатые зубы приказала я своему отражению. Оно опять усмехнулось, но сразу же стало серьёзным.
        - Прими мой… наш совет: не доверяй никому, Катя, ни-ко-му.
        - И не послушаю.
        Я развернулась и быстрыми шагами пошла обратно в свою комнату. Просто не надо думать об этом. У меня прекрасная жизнь сейчас, и прекрасной она будет и потом.
        С лёгкостью выбрав себе одежду на сегодня - чёрные джинсы, чёрную футболку в белую полоску или наоборот, бежевое пальто, и чёрные туфли на высоком чёрном каблуке - я быстро залезла в свой чёрный Nissan жук. Я мысленно ухмыльнулась себе: ”Мрачные сегодня цвета, не находите?”
        Несмотря на это, погода была замечательной. Оранжевые листья кружились в воздухе, ветер поднимал их и создавал неповторимый вальс. Деревья склонили свои ветви, словно кланяясь природе, нам, миру, всему. Небо хмурилось, но лить слезы пока не собиралось.
        Вдохнув поглубже, я завела машину. Первым делом надо заехать в ближайший магазинчик, и прикупить себе что-нибудь из еды. Забыв позавтракать, я обрела свой желудок на верную смерть и отложение жира, и я не хочу, чтобы крик о помощи моего органа разнёсся на всю аудиторию.
        Припарковавшись, я вышла из машины и поставила её на сигнализацию. Ветер растрепал мои распущенные волосы.
        - Спасибо, воздух! Как-нибудь я испорчу твой запах! - сказала я ему, но он унёс мои слова куда-то вдаль.
        С почему-то весёлым настроением я зашла в продуктовый магазин. Стеклянные двери открылись передо мной, и тёплый воздух из кондиционера разгладил моё воронье гнездо. Прядь волос упала на лицо, и я эпично сдула её с лица, и пошла вперёд. Здесь было мало людей, ну конечно, какой нормальный человек будет бодрствовать в полвосьмого утра? В основном, по всему магазину бегали продавцы, и тихо ругаясь и ворча, ходили бабушки.
        Я знала, в какой отдел мне нужно, и упорно его искала. Ну же, ну же. Наконец-то я увидела висящую надо мной табличку «Хлебобулочные изделия», и поспешила туда. Передо мной было множество продуктов из муки, углеводов, сахарозы, и скорого человеческого всемирного ожирения. Скорчив неприятную мину, я подошла к витринам и быстро нашла свой полезный завтрак.
        - Вам подсказать что-нибудь? - раздался женский скрипучий голос. Передо мной стояла женщина лет 30-35. Её лицо говорило о том, что только моё появление здесь её раздражает. И весь мир тоже. Кроме кока-колы и фаст-фуда, который, она, по её внешнему виду, употребляет.
        - Я уже нашла. Но, если Вам лень таскать коробки и Вы хотите отлынуть от работы и раскладывать дешёвое кофе по пыльным полкам из плохого качества, то можете поговорить со стенкой. - лучезарно улыбнулась я.
        Девушка покраснела, не знаю от злости или от стыда.
        - Прошу прощения. - скромно извинилась она и ушла.
        Я выбрала два аппетитных шоколадных пончика, и пошла расплачиваться за них. Быстро найдя кассы, я побрела к первой встречной. Положив пончики, я начала доставать деньги. Кассирша с отвлечённым взглядом пробила товар и машинально произнесла:
        - С Вас 43.90.
        Я нашла 50-ти рублёвую купюру и поднесла её кассирше, но она не обратила на меня внимания. Она сидела, подперев рукой подбородок и мечтательно смотрела вперёд. Причём смотрела не одна она. В моё поле зрения попали ещё одни работники магазина, которые находились сзади кассирши. Все смотрели мне за спину. Все - женская половина работников. Неужели метеорит приземлился, и красивые накаченные пришельцы завербовали их? А как же я?
        Повернувшись, я не удивилась их поведению. Любая бы легкомысленная простушка, с мечтами о воздушном замке и прекрасном принце, замерла при его виде. Или как минимум повисла на нём. Ко мне лицом, пока ещё не заметя меня, стоял в очереди Никита. Я прекрасно понимала, что он знал о восхищённых взглядах на себе, но не обращал на это внимания. Настала его очередь, и он лениво подмигнул кассирше, дабы работай быстрее. Неужели быть популярным и красивым настолько сложно? Мне этого не узнать никогда.
        - Дорогой, надеюсь, ты не забыл купить краску? - крикнула я. - Перекраска из скунса в нормального человека занимает много времени. А мне ещё тебе блох надо выводить.
        Он поднял голову. Сначала его лицо выразило недоумение, затем, когда Никита увидел меня, он приободрился. Никита улыбнулся мне, тёплой дружеской улыбкой, без издёвки, без каких-либо намёков и двойных смыслов. Невольно мне тоже захотелось ему ответить улыбкой. Не знаю, что на меня повлияло, то ли наша вчерашняя победа, то ли потому что я давно не общалась с лицами мужского пола без ненависти? Скорее всего, и первое, и второе.
        - Девушка, не задерживайте очередь. - попросила меня кассирша. Хотя позади меня никого не было. Я обернулась, её лицо было бледным и красным одновременно. Какие же чувства надо испытывать, чтобы так распереживаться?
        - Да, конечно. - мимолётно ответила я, прихватила свой завтрак, сдачу, и пошла на выход.
        Отодвинув рукав пальто, я посмотрела время на часах. Отлично, у меня ещё есть 20 минут. Сегодня у нас 3 пары, но я точно не помню какие.
        Я вышла на улицу, и ветер ударил мне в лицо. Этот приятель либо бессмертный, либо он всерьёз решил надо мной посмеяться. Я уже подходила к Жуку, как соседняя машина, а точнее её водитель, мне посигналил. Обернувшись на звук, я увидела цвета металла BMV m7. За слабой тонировкой я заметила белую шевелюру Никиты. Он открыл окно:
        - Подвезти? - предложил он.
        Я почувствовала себя как-то неуютно. Мне не хотелось ему отказывать. Я неловко достала ключи от Жука из кармана, и погремела ими. Никита понимающе открыл рот и кивнул. Он закрыл окно и завёл машину, я отошла подальше. Быстро идя и стуча каблуками, я добралась до машины. Никита уже выехал с парковки. Я завела машину и поехала к институту.
        Проехав полпути, я всё-таки решила позавтракать. Распаковав пакет, я аккуратно подхватила пончик салфеткой, и мега-быстро запустила себе его в рот. Застонав от удовольствия, мне было абсолютно плевать, что шоколадная глазурь размазалась по всему моему лицу. Блаженство.
        Я почти подъезжала к институту, как сквозь тихую музыку в салоне, услышала телефон. Взяв его шоколадной рукой, меня оповестили о том, что звонит Кристина. Чавкая, я подняла трубку.
        - Опять жрёшь? - упрекающе спросила она.
        - Афа. И этот глагол не свойственен женской речи, подруга. - ответила я ей с набитым ртом.
        - Мы же на диете!
        Я, как истинный интеллегент, вытерла салфеточкой остатки еды вокруг рта.
        - Ну, ты же прекрасно знаешь, что все вот эти вот ваши штучки, типа диет и поддержание веса не для меня.
        - Они и твои тоже.
        - Нет, такая порода изнурения своего тела мне не подходит.
        - Это бесполезно. - тихо произнесла Кристина. - Ладно, я вообще тебе не за этим звоню. Значит так, сегодня вечеринка в честь нашей победы. Её устраивают старшекурсники победителям, ну, и попутно зазывая весь народ.
        Я хотела отказаться. Вечеринки не моё. По крайней мере, стали некоторое время назад.
        - Слушай, Кристин, я не…
        - Нет, ты пойдёшь! - утвердительно заверила она. - Клуб «Мелисса», начало в 21:00.
        - У меня « Спокойной ночи, малыши» в девять начинаются. - оправдывалась я.
        - Ничего. Переживёшь - сказала она. - И, пожалуйста, оденься прилично.
        - Мусорный мешок на голове подойдёт? - язвительно спросила я.
        - Если он будет от Шанель, то сойдёт.
        Я откинулась на сидение и перевела взгляд на панель управления. До занятий оставалось меньше чем 10 минут.
        - А ты что в честь праздника решила не идти на пары?
        - Ну, Кать, я ведь ничего не успею сделать! - заверила она меня.
        - Ну, конечно-конечно.
        - А ты не прогуливай! Тебе учиться надо.
        - Точно так же, как и тебе. - тихо ответила я. Где-то в дали я увидела рыжую шевелюру. - Хорошо, мне пора.
        - Ах да, и Аня тоже сегодня не придёт. - предупредила она.
        - Ага. До вечера.
        Кристина повесила трубку, а я вышла из машины, попутно захватывая с собой самоуверенность и сумку.
        - Соня! - позвала я уходящую девушку. Я хотела перейти дорогу, но поперёк меня ехала машина. Пришлось подождать. - Соня! - вновь окликнула я подругу, но её уже и след простыл.
        - Видимо она спешит на занятия, что следует сделать и Вам, Екатерина. - добрый мужской голос раздался у меня за спиной. Я обернулась и увидела Евгения Олеговича.
        - Евгений Олегович, какая приятная встреча! - искренне сообщила ему я.
        - Для меня бы она тоже была приятной, не будь сейчас у Вас пара, которую веду я. - вдруг серьёзным тоном ответил он мне.
        - Ой. - прикрыла я рот рукой.
        - Ой. - повторил он за мной, а потом рассмеялся искренним смехом. - Ладно, уж, пойдём вместе. Надеюсь, не против, что я к тебе на ты? - спросил он.
        - Нет-нет, конечно нет. - надо перестать говорить «нет».
        - Ну и хорошо. - улыбнулся мой преподаватель.
        Дальше мы шли молча. За время нашего разговора я успела его заново рассмотреть. Вместо очков он теперь носил линзы, глаза у него, кстати, бледно-зелёного цвета. С обвисшего костюма, который был поношенный и вряд ли совпадал с его размером, на нём красовался строгий официальный костюм тёмно-серого цвета. Фигура оказывается у него крепкая, не хилая, как мне показалось в первый раз.
        Мы зашли в здание, и я сразу пошла в раздевалку. Евгений Олегович бросил мне напоследок, чтобы я не опаздывала, сказав ему гулкое «хорошо», я направилась в гардеробную. Идти мне нужно было прямо по коридору. Я шла в абсолютной тишине, лишь стук моих каблуков разносился по пространству.
        Поздоровавшись с уборщицей, которая работает и в гардеробе, я отдала ей своё пальто. Выдав мне номерок, я быстрыми темпами зашагала в аудиторию. Только вот в какую? Придётся возвращаться обратно к расписанию.
        Сие бумажка, висящая на стене гласила, что моя группа сейчас находится в корпусе А, на 3-ем этаже. Насколько я знаю, сейчас я нахожусь именно в этом корпусе, но вот 3 этаж? Да 3-я мировая война скорее начнётся, чем я своими темпами, на каблуках, доскребу на 3-ий этаж. Как бы ни было, я пообещала не опаздывать. Ну, как смогу, так и дойду. Я всё-таки не Кристина, чтобы каблуки были моими вторыми ногами.
        В расписании стоял предмет “ОПМ“.Понятия не имею, что обозначают эти буквы, но если его ведёт Старший, значит, скорее всего, этот предмет будет интересным.
        До аудитории я дошла минут за 7. Когда я открыла дверь, то была уже морально приготовлена к монологу о том, что опаздывать - это плохо и т.д., но когда я зашла, стоял шум, Старшего не было, следовательно, я не опоздала.
        - Катя! - кричала мне Соня с задних рядов. Я обернулась, и увидела жизнерадостную подругу. Она встала и зашагала ко мне. Сегодня она выглядела по необыкновенному мило и просто. На ней была юбка-тюльпан бежевого цвета, белая майка, и нежного кремового цвета кардиган. - Привет! Как спалось? - обняла она меня. Мой рост с каблуками заметно увеличился, поэтому ей пришлось встать на носочки.
        - Лучше всех. - соврала я. Опыт во лжи у меня есть и не маленький, но, скорее он был больше для самозащиты, чем для выгоды. - А тебе?
        - Зомби напали на меня, когда я была в Диснейленде. -пожала она плечами. - Но я отбилась от них мятным мороженым.
        - Мятным? Почему именно мятным? - спросила я, пока мы поднимались к задним рядам.
        - Оно жгло им глаза. - кровожадно ответила она.
        - Студенты! - раздался громкий голос Старшего. - Прошу всех по своим местам!
        Кучка на первом и третьем ряду рассосалась мгновенно. Буквально через две минуты все были настроены слушать лекцию по неизвестному предмету ОПМ.
        - Приветствую всех Вас, и давайте знакомиться. - начал он. - Кого-то я уже знаю, - он искал кого-то глазами по рядам, осматривая всех студентов. - а с кем-то познакомлюсь сегодня. Меня зовут Евгений Олегович, но среди студентов меня чаще зовут Старший. - Евгений Олегович дошёл до задних рядов и его взгляд остановился на мне и моей подруге. Соня еле заметно, застенчиво помахала ему рукой. Он улыбнулся и начал говорить дальше. - Наверно, Вы зададитесь вопросом - что это за предмет такой, эдакий ОПМ? Так вот я вам отвечу, ОПМ - это Основное Понятие Мира. Скорее всего, у молодого человека второго слева, который сидит на втором ряду и играет в свой телефон, спросит, а зачем нам это понятие? Ведь мы и так знаем про наш мир всё! Но Вы глубоко ошибайтесь, друзья. На моих лекциях, Вы будете узнавать про страны, города, где Вы, возможно, сможете заработать денег. Записываем тему урока.
        Так продолжалось примерно часа полтора. Старший рассказывал в основном про маленькие города, это, как он говорил, преимущество - « Из маленькой дощечки можно сделать скрипку, если уметь правильно мыслить». Первокурсницы бросали томные взгляды на Евгения Олеговича. Хм, ещё бы. Он преподаватель, не старый, как большинство мужчин института, причём красивый, и ещё плюс ко всему с прекрасной накаченной фигурой. За всю лекцию, с первых до задних рядов, девочки шептались о том, что на его безымянном пальце нет кольца. На это, я и Соня, просто закатывали глаза.
        Остальная часть дня прошла как в тумане, мы отходили ещё на две пары - физкультуру и экономику. На последней паре я лишь валялась и пускала слюни. В основном хотелось спать и есть. Столовая здесь большая и пахнет очень вкусно. Особенно, когда ты почти четыре часа не принимал пищу. А так, местами пахнет гарью, слипшимися макаронами и салатом.
        Домой я вернулась ближе к четырём часам, и завезя Соню домой. Я припарковалась на своём месте, вышла из машины, и уставшая, пошла домой.
        На мозг всё давила сегодняшняя вечеринка, которая, кстати, должна начаться примерно через пять часов. А от меня воняет, как от скунса. Возможен ли такой вариант, что костюм скунса понравится Кристине? Думаю, вряд ли. С этой мыслью я пошла в душ. Затем я начала поиски чего-нибудь «приличного». Я не хотела идти в платье. Не назло Кристине, или кому-то ещё. Просто не хочу, чтобы у людей испортилась психика, и не появилось отвращение. Ну и думаю в мусорном мешке, для меня, это уже слишком. Не им, ни мне, я выбрала свитер серого цвета грубой вязки с чёрными кроликами, и пушистыми хвостиками по бокам, джинсы, высокие ботинки и кожаную куртку.
        Времени у меня было ещё много, я подумала скоротать его в интернете. Зайдя на свою страницу, я обнаружила интересную вещичку. У меня была одна новая заявка в друзья. Интересно, кто же это? Я открыла «Заявки в друзья», и увидела Никиту. Он сейчас был он-лайн, я нажала кнопку « Принять заявку», и зашла на его страничку. Но ничего вроде такого интересного я не увидела. Много фотографий, много музыки и друзей. Море всего и вся.
        Непонятный звук оповестил меня о том, что мне пришло новое смс. Оно было от Никиты.
        « Как позавтракала?» - это меня немного ошеломило.
        « Лучше, чем пол населения нашей планеты.»
        « Ахах. Идёшь на сегодняшнюю вечеринку?»
        « Конечно. Отличный повод поиздеваться над пьяненькими застенчивыми парнями.»
        « Таких как я?»
        « Не думаю, что определение застенчивый это про тебя;)»
        « Разве ты не считаешь меня милым?»
        «В определённой степени.»
        «Куда ты направлялась сегодня утром?»
        « Странный вопрос. На учёбу, конечно. А ты разве нет?»
        « К сожалению, нет. Нужно было повозиться с документами»
        « Воу, так ты у нас, оказывается, серьёзный мэн?»
        « Вроде того :) Нужно было помочь отцу в одном деле. Не бери в голову. Кстати, а ты успеешь собраться? Время поджимает.»
        Я посмотрела на время. 20:00. О, Чёрт! Я ничего не успею сделать.
        « Спасибо, что предупредил.» - лишь ответила я, и закрыла ноутбук.
        Дальше, я торопилась, как могла. Быстро оделась, быстро пододрала себе волосы, села в машину и поехала. Клуб « Мелисса» - очень модное место. Кристина рассказывала, что там бывает лишь элита. Меня сразу перекорчило. Ненавижу, когда люди делят всех на классы. Все мы равны. Каждому нужна помощь. И мне она тоже была нужна, когда-то… Меня перекорчило в два раза сильней. Просто не надо вспоминать об этом сейчас. А вас не раздражает слово просто? Все говорят, что всё просто. Но на самом деле всё далеко не так. И это ужасно выбешивает. Механизм в моей голове уже запущен. Чёрствые мысли уже в моей голове. Радует лишь то, что механизм, страх, беспомощность и сила (!)(как ни странно) - всё остановится лишь тогда, когда я умру. Или когда один человек из моих кошмаров умрёт. Нет, не один. Все, до единого. И не прошлой жизни, а несуществующей, ужасной и мерзкой. Тогда я буду спать спокойно. Возможно.
        Я уже подъехала к клубу, музыка сквозь здание донеслась в мой салон. Бас отдавался в моей шее. Очень щекотно, если честно. Я припарковалась, собрала все свои силы. Те, что у меня остались, и открыла дверь. Меня сразу ослепило. Яркость чьих-то фар разъедала мне глаза. Пришлось прикрыться рукой, чтобы хоть что-нибудь разглядеть. Но я видела лишь очертания своих ботинок. Свет пропал, и теперь мои глаза ныли от такой темноты. Какие капризные. Я кое-как нащупала кнопку на ключах и закрыла машину на замок. Потом, не оглядываясь, зашла в клуб. На входе меня поджидали охранники. Их лица не выражали никаких чувств. Оба такие огромные и накаченные. Мне кажется, что они скоро лопнут.
        - Вход только по приглашениям. - бесстрастно сказал мне один пузырь.
        - Но мне не говорили о пригласительных. - удивилась я.
        - Мне очень жаль. - словно робот сказал второй. - Ничем не можем помочь.
        - Можете, - заверила их я. - просто впустите меня к моим друзьям. - Я хотела протолкнуться через них, но они загородили мне проход, встав передо мной.
        - Мисс, давайте без сцен. - сказал второй.
        - Вот именно. - начала паниковать я. - Впустите меня. Соня! Кристина!
        - Девушка, видите себя адекватно, пожалуйста. - сказал первый. - Вход только по пригласительным. У вас он есть? - я отрицательно качнула головой. - Ну, вот видите. Находите билет, или можете ехать домой.
        - Но! Я уверена, что мои подруги просто забыли мне его передать! Просто впустите меня, я схожу до них, возьму билет, и вам принесу.
        - Все так говорят. - невозмутимо сказал второй.
        - Девушка, прошу прощения, ничем не можем помочь. - отчеканил первый.
        Я уже собиралась уходить, и проклинать всех проклятием острого поноса, но тут…
        - Какие-то проблемы? - раздался надо мной мужской голос.
        Я повернулась и увидела Илью… с какой-то девчонкой, висящей на нём.
        - На данном моменте или всегда? - спросила я. Хотелось кому-нибудь дать по морде, вот честное слово, только здесь его не хватало.
        - На данном.
        - У барышни нет билета. - сказал первый охранник.
        - Я уже вам в сотый раз говорю, что не дали мне этот билет. Не дали! Забыли, или ещё что-то!
        - Сожалею, мисс. - ответил второй.
        - Сожалею, мисс. - скорчила я рожу.
        - Ира, подожди меня внутри. - ласково попросил Илья. Она без слов отцепилась от него и пошла в клуб. Охранники расступились, снова открывая проход, и лишь платье последнее, что я видела, затем, они снова стали стеной. При этом всём - у неё даже не пропросили билет!
        - А почему у неё пригласительного не попросили?! - начала я возмущаться. - Если вы располагайтесь лишь на внешность, то пусть горит ваше заведение синим пламенем.
        Я бурно выдохнула и развернулась. Охранники молчали, а вот Красивое Чудовище усмехался надо мной!
        - А ты что здесь забыл, тебе надо быть уже давно под её юбчонкой!- бушевала я.
        Веселье с его лица сошло мгновенно.
        - Твой внешний вид, хуже, чем у помойного бомжа. - сказал он.
        - Этот не доказательство. Некоторые бомжи выглядят гораздо лучше тебя. - я прошлась по нему взгляду вверх-вниз. - И общаются лучше!
        Он нагнулся ко мне. Меня сразу окутало запахом моря и лайма. Волна душила меня. Приятная смерть. Ничего не может быть лучше.
        - Скажи, ты чисто из принципа так оделась или на зло дресскоду? - поинтересовался он.
        - Какому дресскоду? - удивилась я.
        Он выглядел странно, его лицо выглядело непонятливым. Великий повернулся к охранникам.
        - Всё нормально, парни, ей просто никто не сообщил про платья. - объяснил он.
        Два больших пузыря переглянулись, затем первый кивнул и они расступились. Чудовище зашёл в клуб. Я, опомнившись, побежала за ним. В темноте клуба и игры огней, я смогла найти Илью лишь за счёт его накаченных плеч.
        - Стой! - я схватила его за локоть. Он повернулся. - Какой ещё дресскод?
        Его губы растянулись в улыбке.
        - Разве твои подружки тебе ничего не сказали? - с долей иронии спроси он. Я закусила губу, и заставила свои извилины шевелиться. - Оглянись вокруг. - обвёл рукой он.
        Я повертела головой, осматривала детали, кто как был одет. Мальчики в джинсах и рубашках. Девочки… все в платьях! Абсолютно все! Без исключений. Ну, кроме меня, конечно.
        - Вот блин! - не в силах вытерпеть сложившуюся ситуацию, воскликнула я.
        Он засмеялся. Я злобно зыркнула на него. Он подмигнул мне и пошёл дальше. Я не могла поверить в то, что Кристина или Соня, не сказали мне о платьях! Хотя… Кристина сказала одеться прилично. Так вот, что это значило.
        Я не знала, где находятся мои подруги, и звонить смысла им не видела, поэтому пошла туда, откуда все уходили пьяненькие и весёленькие - в бар. Идти было трудно, народу было просто куча. Я протискивалась, как могла , и - о слава Богу! - добралась до стойки. За баром работало трое парней. Они перемещались довольно быстро, подавая каждому напиток, так что за барной стойкой, я простояла минут двадцать.
        - Что будете заказывать? - подошёл ко мне один из барменов. Парень лет двадцати пяти, с короткой стрижкой и коричневыми волосами, стоял и взирал на меня своими чёрными глазами.
        - Э-э, - я запнулась. - на ваш вкус.
        Он лукаво улыбнулся.
        - Если Вы выберете что-то на мой вкус, думаю, после этого Вы не сможете стоять на ногах. - произнёс он.
        - Отлично! Именно это мне и нужно! - сказала я, снимая куртку. Жарко здесь.
        - А ты иначе одета. - подметил он.
        - Прём против правил. - крикнула я сквозь музыку.
        Парень посмеялся и отвернулся, доставая десять маленьких стопочек и расставляя их передо мной. Когда бармен их расставил, снизу он достал лимон, отрезал и дал дольку мне. Я схватила её и продолжала наблюдать, тем временем бармен достал бутылку с прозрачной жидкостью и тонкой штуке на конце бутылки, откуда должен был течь алкоголь.
        - Выпьешь все десять, - начал он. - выпивка на всю ночь за счёт заведения.
        - Не уверена, что ты расплатишься, - решила я его подколоть. - я сегодня собираюсь праздновать.
        - Смогу. - я приподняла бровь. - Я владелец этого заведения. - улыбнулся он.
        - Воу. - единственное, что пришло мне в голову. - С каких это пор владельцы клубов ходят в обтягивающих футболках и обслуживают пьяных неадекватных студентов?
        - Проиграл желание другу. - пожал он плечами. - И я до сих пор не знаю твоего имени.
        - Катя.
        - Иван. - протянул он руку, только я сейчас заметила, что там красуются дорогие часы. Значит, не врёт.
        - Дурак? - в ответ пожала его руку.
        - Могу быть.
        - Пока я пью - не надо. - улыбнулась я.
        - Ну, так что? Пьём?
        - Празднуем. - ответила я и взяла в руку первую стопку.
        С лёгкостью запрокинув её в себя, по моему телу прошло тёпло, язык жгло, но я знала, что впереди меня ждёт ещё девять таких же. Со временем, каждая последующая стопка давалась мне легко, тело расслаблялось, народ кричал и бушевал, везде творилась суета, тёрлись друг о друга мужские и женские тела. Последнюю стопку я обрушила с силой на барную стопку, и искала, чем же можно перекусить. Ваня, всем улыбающийся и весёлый, находился на другом конце бара.
        Пить и прикусить язык хотелось ужасно. Рядом я увидела, что поставили сок. Грейпфрутовый, кажется. Я потянулась рукой к стакану, но она столкнулась с чужой рукой. По телу прошёл ток, в буквальном смысле.
        - Чтоб тебя молнией Зевса! - ругнулась я, следя за чужой мужской рукой. Накаченное тело, на рубашке расстегнута верхняя пуговица, сильные плечи, кадык, красивые скулы, голубые глаза, каштановые волосы, всё это напоминало мне…
        - Смешарик! - кинулась я к нему. Прилив злости накатил на меня, и я, вскочив с высокого стула, попёрла на него. - Ты… ты самый гнусный человек, которого я видела, смеешь меня током бить?! - не знаю, с чего я так разозлилась. Просто чувствовала потребность накричать на него. Видимо, это уже вошло в привычку. Традиция.
        Он внимательно на меня посмотрел. Его взгляд прошёлся по моему непропорциональному телу.
        - Катя? - будто не веря, спросил он. - Ты пьяна?
        - Нет, ты что! - похоже, что язык мой решил заплестись в косичку. - Я трезвая, как огурчик. Смотри я могу стоять на одной ноге. - я встала на одну ногу, а вторая пошла в сторону и кого-то задевая. Девчонки справа воскликнули. - Ой, плостите, плостите. - еле вылепетала я.
        - Да ты пьяная в хлам. - констатировал факт Илья, подходя ближе. - Иди сюда. - протянул он ко мне руки.
        - Иди в пень! - ответила я. - Ты Смешарик, меня не достоин! - восклицала я. - Ты мультяшный персонаж. Тебя не существует. - развела я руками.
        - Но я настоящий. - утвердительно сказал он.
        - Нет! - сказала я.
        - Можешь потрогать меня и убедишься.
        - Тронуть тебя? Да ни за что! Ты заразный.
        Он улыбнулся уголками губ.
        - Знаешь, чтобы не сделал не настоящий я? - спросил он в предвкушении. И правда что?
        - Что?
        Он крепко схватил меня за руку, и куда-то повёл. Я пошла чисто из интересна. Честное-причестное. Не из-за того, что его запах меня завораживал и его глаза такие красивые.
        Мы шли достаточно быстро, и достигли какой-то двери. Илья открыл её и зашёл туда, волока меня за собой. Если я правильно вижу, а вижу я достаточно размыто на данный момент, то мы оказались в комнате с кроватью, с помятыми простынями. Вероятно, на ней уже кто-то спарился. Илья развернулся ко мне лицом.
        - Ложись. - приказал он.
        - ЧЕГО? - опешила я. - Сам ложись!
        Чудовище закатил глаза и цокнул.
        - Спать ложись, идиотка. Провести ночь у меня есть с кем. - пояснил он.
        - Есть, значит? Ну и вали тогда отсюда! Нечего обо мне заботиться! Сама разденусь и лягу спать. - сказала я и пошла к кровати. Я не ревновала - и что это за слово странное? - скорее я возмущалась, что таким как он достаётся всё, а кому то ничего абсолютно.
        Дверь захлопнулась и я выдохнула. Конечно же, я не собиралась идти спать. При таком количестве алкоголя в моей крови, хотелось танцевать и веселиться, а не отлёживаться, как последний неудачник. Хотя, в прошлом так и было. Я тряхнула головой - нельзя сейчас об этом думать, надо просто посидеть здесь две минуты для безопасности и идти на танцпол.
        Я подошла к двери и тихо открыла её. Хорошо, что он не запер меня. Музыка орала на всю катушку, и поэтому я пошла прямо туда, где столпились все люди, туда, где отдаются желаниям, и не стесняются в своих действиях и движениях. Я прошла куда-то в центр, и начала двигаться в такт музыке. Люди разрывались на части от адреналина и веселья. Я подёргивала бёдрами в такт музыке. Вокруг меня было много людей, пьяных, трезвых и весёлых. Я вздёргивала вверх руками, кричала, веселилась, отдавалась алкоголю. Кто-то носил напитки, и я постоянно брала их, не заботясь, что конкретно я пью. Я почувствовала, что начинаю терять равновесие, и уже чуть было не упала, но тут меня кто-то обхвати сзади руками, крепко прижимая к себе. Это точно был мужчина, я чувствовала его мускулы и крепкую хватку. Похоже, что я в ловушке. В капкане. Паника охватила меня, и я, извиваясь, повернулась к этому парню. Илья смотрел на меня жестоко и… Господи, заботливо?! Нет-нет, показалось.
        - Я кажется, сказал тебе идти спать. - угрожающе начал он.
        - А я кажется, послала тебя куда подальше. - ответила я.
        Он притянул меня ближе к себе. Я уткнулась ему в шею.
        - Тебе лучше не разговаривать со мной в таком тоне.
        - Пошёл нафиг! - крикнула я сквозь музыку, вырываясь из его рук. Я резко откинулась, и упала, сбивая пару людей с ног. Илья зло зыркнул на меня глазами, и поднял меня одной рукой.
        - Ты едешь домой. - утвердительно произнёс он.
        - Что? Нет! Я хочу веселиться!
        - Навеселилась уже. Смотри, ты зеваешь . - показал он рукой, когда я только хотела это сделать.
        - Ладно.
        У меня не было сил бороться. Я хочу спать, и в туалет. Илья откуда-то добыл мою куртку, я вяло одела её на себя. Мы вышли на улицу, и Чудовище останавлил первое встречное такси. Он открывает переднюю дверь и что-то говорит водителю, я сплю почти на ходу, затем Илья достаёт из кармана несколько купюр и отдаёт их водителю. Поворачивается ко мне:
        - Садись. - командует он и открывает заднее пассажирское место.
        - Пока, Король Недоумков.
        Я, что-то бормоча себе под нос, залезла и улеглась. Илья захлопнул дверь, и машина тронулась. Я провалилась в сон.
        Дальше меня разбудил водитель, и я пошла домой. Блин, машина то там осталась! Какая жалость! Придётся ехать за ней завтра утром.
        Голова немного кружится, но алкоголь уже почти выветрился из моей головы. Надо идти спать. Надо. Но тело бодрствует и хочет ещё веселья. А мне что-то не очень. Я сняла куртку и ботинки, сменила свитер на футболку, и пошла на кухню, но тут прозвучал звонок в дверь. Кому что нужно в час ночи? Ладно, пошла открывать.
        Дойдя до выхода, я сразу открыла дверь. Открыв её, я застыла. Ступор. Передо мной стоял Илья, уперевшись правой рукой о косяк и склонив голову вниз.
        Его волосы были небрежно убраны назад, чёрное пальто было расстегнуто, из-за него была видна рубашка и его сексуальное тело.
        Если честно, то я на неопределённое время потеряла дар речи. Он медленно поднял голову, и посмотрел на меня трезвыми глазами. Мы смотрели друг на друга очень долго. Кажется, что прошла целая вечность, когда он задал вопрос:
        - Тебя что разве не учили спрашивать « Кто там?»
        - Зачем ты сюда пришёл? И откуда у тебя мой адрес? - меня прямо распирало от возмущения. Какого чёрта?
        - Твои пьяненькие подружки очень разговорчивые. - он усмехнулся.
        - Твою налево! - процедила я в полголоса. - Говори, что тебе от меня нужно?
        - Почему ты назвала меня королём?
        - Что? - удивилась я.
        - Что тебе снится в последнее время? - из его рта пахло дымом, значит, он курил.
        - Тебе-то какая разница? - я сразу отбросила мысль о том, как мы целуемся.
        - Бал. - сказал он утвердительно.
        У меня перехватило дыхание. Что? Откуда он знает? Этого не может быть! Не может! Значит, он знает, что мы почти…
        Я чувствую, что начинаю краснеть. Нет-нет-нет! Пожалуйста, не сейчас!
        - Ч-т-т-о? Какой бал? - я пыталась сохранить недоумение, но знала, что у меня плохо получается. И, похоже, что он тоже это знал.
        - Не притворяйся. Я знаю, что снится тебе … - после недолгой паузы он добавил. - И мне тоже.
        Ему тоже? Как это может быть? Нет, он либо хороший актёр, либо говорит правду - полный бред.
        - Я-я-я … - не знаю, что сказать. Не знаю. - Уходи. - мне трудно дышать.
        Он начал заходить в квартиру, я машинально начала отходить назад.
        - Я знаю, что мы оба этого хотим, Катя. ОБА. - Илья подчеркнул это слово.
        Лучше ему уйти, или я взорвусь и сдамся. А мне нельзя. Я пообещала себе. Я уже упёрлась в стену. Всё. Мне больше некуда идти, и бежать тоже некуда. А Илья тем временем подходил всё ближе. Между нами расстояние не больше метра.
        - Уходи. - я сдавлено прошу.
        - Я знаю, что ты хочешь. И я тоже этого хочу. - он остановился напротив меня.
        - Нет! - я ударила ладонями в его грудь. Он как будто этого не заметил. Словил мои руки на своей груди и припечатал их по обе стороны моей головы.
        Я старалась не дышать. Господи, как же это трудно. Его запах, его внешность, глаза, тело… Он привлекал меня полностью. Его голова метнулась вниз, и Великий своими губами осторожно гладил мою шею.
        Чёрт, пора уже признаться, что этот Дьявол настолько хорош. Он поднял свою голову. Красивое Чудовище дышит ровно и спокойно, я же дышу глубоко и часто.
        - Давай просто покончим с этим. - проговорив это, я накинулась на Илью.
        Руки он мои освободил, и я сразу запустила их в его волосы. И знайте что? Они такие же шелковистые, как и во сне. Не стоит не верить ощущениям, даже если Вы спите.
        На секунду он замер, видимо не ожидал от меня такого поворота событий. Я тоже. Взяв мои ноги, он обвил ими свою талию. Я же придвинулась к нему ещё ближе. От близости его тела внизу живота прошла горячая и тягучая пульсация.
        Придавив меня сильнее к стенке, я слегка ударилась головой, но мне было плевать. Он оторвался от моих губ и прошептал:
        - Я хочу тебя, как конченный псих.
        Не замечая его слов, я сама его поцеловала. Я скучала по его губам, потому что наяву ни разу их не попробовала. В лесу не считается, так как для него это был сон. Илья со всей страстью ответил на мой поцелуй. Раскрыв свой рот, я впустила его язык, где он встретился с моим. Он целовал меня грубо, властно … беспощадно. Он целовал меня так, будто его мучила жажда, а я была кувшином полным водой.
        Я аккуратно убрала свои ноги с его талии и стала почти на полторы головы ниже его. Илье пришлось немного наклониться, и теперь его руки с моих бёдер перешли на талию. От его прикосновений по телу прошёл ток, и я загорелась, словно обожглась. Я начала снимать с него пальто. Илья убрал свои руки лишь на секунду. Затем он начал расстегивать мои джинсы. Он быстро стянул их с меня. Я оставалась лишь в футболке и трусах. Я пыталась расстегнуть пуговицы на рубашке, но руки меня не слушались, и я просто её разорвала. Пуговицы разлетелись в разные стороны. Поцелуй меж тем углубился, и я просто сгорала от желания.
        Его мощный торс открылся для меня, и я, развернув его спиной к выходу, повела к себе в спальню. Я позволила снять с себя футболку, он быстро осмотрел меня сверху-вниз моё уродливое тело - я сразу подавила мысли об уродстве - и он зарычал. Как настоящий зверь.
        Мы уже пришли в мою комнату и легли на кровать. Он целовал мою шею, а я тихо дышала. Пройдясь ногтями по его прессу, я спустилась к пряжке его ремня. Руки Чудовища блуждали по моему телу. Его пальцы дошли до моих трусов и начали спускать их вниз.
        Я расстегнула пуговицу его джинс, но с трудом далась мне молния. Великий помог мне, стянув их с себя окончательно.
        Тем временем, пальцы Красивого Чудовища потянулись к самому заветному, к тому, где я бы никому не дала прикоснуться.
        - Один раз и всё. - сухо произнёс Илья.
        - И всё. - тихо согласилась я с ним.
        И он резко вошёл в меня. Глубоко, сладко, беспощадно. От неожиданности я ахнула.
        - Смотрю, я у тебя не первый.
        - Будь уверен не последний.
        Чудовище недовольно зарычало, и начал двигаться сильнее. Левой рукой Илья приподнял меня.
        - Давай, детка, сделай это для меня. - о произнёс это и вошёл резче.
        Я взорвалась. Растворилась .
        Только сейчас я почувствовала, как Илья напряжён. Внутри меня. Застыл. Похоже, что в ад мы ушли вместе. Его голова была спрятана в моей шее. Я чувствовала его тяжёлое и неприрывистое дыхание.
        Когда-нибудь это должно было произойти. Снова. Спустя три года. Спустя боль, страдания, ночные кошмары и чувство, словно они тебя до сих пор преследуют. Пусть это случилось. Даже с человеком, которого я ненавижу.
        НУ, А ПОСЛЕ ТАКОГО «ЖАРКОГО» КОНЦА, ПРЕДЛАГАЮ ПОСЛУШАТЬ ПЕСНЮJ2 FEAT. CAMERON THE PUBLIC - MAN IN THE MIRROR!
        ГЛАВА 8. ОЩУЩЕНИЯ.
        В голову словно вставили палку и медленно, с наслаждением прокручивали. Я открыла глаза. Ощущения были такие, как будто тебе широко раскрыли веки и сыпали песок. Много песка. Солнечный свет пробивался сквозь чёрные занавески, но комната до сих пор находилась в лёгком полумраке. Я потянулась всем телом, и своими ногами дотянулась до чужой ноги. До чужой мускулистой ноги. Воспоминания о сегодняшней ночи нахлынули на меня, и я быстро повернулась на правый бок.
        Передо мной, чуть повыше, спал Илья. Его волосы были в лёгком беспорядке, брови свелись в одну линию, как будто он думал о чём-то важном. Наверно, о захвате вселенной. Рот был слегка приоткрыт.
        Я впервые проснулась с мужчиной. С человеком, которого я ненавижу. Точнее, которого ненавидела. Возможно. Одеяло я почти забрала себе, поэтому мне открывался вид на его тело. Я сама того не понимая, протянула руку к его торсу. Ногтём указательного пальца обвела каждый кубик, поднялась вверх, провела линию по крепкой груди, оставляя после себя полоску надреза, слегка задела шею, провела контур по его губам, медленно обвела скулы, поднялась к нахмуренным бровям, разгладила морщинку. Я опустила свой взор вниз, и мои глаза встретились с его айсбергом. Я оттянула руку.
        - Ой, прости, я не хотела… - я начала оправдываться, но он закрыл мои слова лёгким поцелуем. Его губы были мягкими и расслабленными.
        - Всё нормально. - слегка улыбнулся он. Для меня это не было нормальным. Для меня даже поцелуй с парнем это не нормально. Обычно всё это заканчивается дурно. - Почему твоё лицо такое вопросительное? - спросил он, заглядывая в мои глаза. Я сглотнула.
        - Просто… всё это… эм, для меня… - я не знала какие слова подобрать. Как правильно объяснить. Вдруг не поймёт? Впервые за многое время я не могу пошутить, съязвить или отлынуть от разговора. - Уф…
        - Необычно? - предложил он.
        - Неправильно.
        Он крепко обнял меня. И сейчас, за три года, я не почувствовала себя не в своей тарелке. Я обняла его в ответ. Лучше молчать, иначе скажу какую-нибудь чушь. Замечательно, теперь я стесняюсь… э-э-э своего молодого человека? Я не могу сейчас сказать точно, друзья мы или враги, а может быть нечто большее.
        - Надеюсь, война окончена? - спросил Илья, пряча свои губы в моих волосах.
        - Да. - ответила я. Впервые лёгкое, отпускное да. С сердца упали стычки, подколки и оскорбления, планы мести и отрезание тесаком всё, что только можно.
        Мы пролежали ещё так с получаса. Илья, улыбнувшись мне в волосы, заснул. Я думала: что же будет сегодня? Но я знаю лишь, что сегодня четверг. Четверг? Четверг! Пары!
        Я вскочила как ошпаренная и начала выпутываться из одеяла, кажется, что оно просто обволокло меня как плющ, и я больше не выпутаюсь из него.
        - Чёрт возьми! - прошипела я, сбрасывая одеяло окончательно. Волосы электролизовались и теперь висели в воздухе, обволакивая моё лицо. Я быстро разгладила их. Повернулась к спящему Илье, и начала бить кулакам в грудь. - Просыпайся, сволочь! Сегодня пары! Ну, вставай же!
        Он раскрыл свои глаза, и буря чуть начала подниматься. Внезапно, он перехватил мои запястья, прижал их к себе, и перевернул меня на спину, а сам навалился сверху.
        - Что за истерика? - спросил он, хмуря брови. - Или это часть твоего бодрого утра?
        - У меня… и тебя пары! - мне до сих пор было как-то неловко произносить «нас». - Мы ведь уже опоздали! Или опоздаем! Вставай с меня, скотина похотливая! - я пыталась оттолкнуть его руками, которые были между нашими телами. Он не поддавался, и прижал их к себе ещё крепче. Я часто дышала, и моя грудь поднималась вверх-вниз. Щёки пылали огнём, губы немного припухли, а брови сомкнулись и нахмурились.
        Его голова нагнулась ко мне, и я окунулась в запахи моря и лайма с легким потом, и запахом «после секса». Хотя, я не знаю, как должны пахнуть люди «после секса». Не должна была знать до сегодняшней ночи.
        Я чуть успокоилась, и смотрела на Илью. Он находился слишком близко. Опасно близко. Чудовище опустил голову, и губы Великого нежно прикоснулись к моей шее, и я поддалась ему. Выгнула шею влево, и он поцеловал меня. Сильно. Там точно останется засос. Я где-то читала, что так парни штампуют девушек. От этой мысли хотелось съёжиться. Не хочется быть его ещё одним развлечением. Но не сейчас. Сейчас у меня нет сил обращать внимания на это. Я приказала мозгу отключить мысли на время и насладиться моментом.
        Тем временем, он медленно поднимался с моей ключицы к щекам и губам. Чудовище оставлял лёгкие поцелуи, еле заметно дотрагиваясь до кожи. Его тёплое дыхание щекотало мою шею, и мне очень хотелось почесать. Но его перебороло чувство наслаждения и тепло. Тепло тела Ильи. Приятная вибрация была у меня на душе. Чувство лёгкости и воздушности давило на меня. Приятное удушье.
        Илья оторвался от моего подбородка. Я открыла глаза, и столкнулась с мягким взглядом. С заботливыми голубыми и кремовыми глазами. С глазами похожих на океан, в котором я с удовольствием утону. Буду глотать каждую частичку воды, каждую волну приму с вызовом. Каждый всплеск будет мне в радость.
        В переполнении чувств я высвободила левую руку, и дотянулась до его щеки. Лёгкая, почти не заметная щетина приятно колола кожу. Я поглаживала большим пальцем его лицо. Илья тепло мне улыбнулся. Я улыбнулась в ответ, и подняла руку выше. К его волосам. Они были взлохмаченные, как у маленького ребёнка. Я перебирала их, приглаживала, и ерошила обратно, проводила ногтями по коже головы. Они были шелковистые, мягкие и непослушные. Я добралась до бровей и разгладила каждую большим пальцем. Опустив глаза вниз, я увидела его изучающий, всепоглощающий взгляд.
        - Если ты была бы не против, я… - он запнулся, будто слова те, которые он хотел мне сказать, давались ему с трудом. - Мы могли бы сходить куда-нибудь. - сказал он на выдохе.
        Я была слегка ошарашена. Человек, который бросает девушек, как только получит желаемое, предлагает сходить с ним на свидание?
        - Не делает такое лицо, как будто тебе на голову свалилась плита. - сказал он. Видимо, тишина ему не нравилась, но и я не знаю, что ответить.
        - Плита удивления. - подметила я. - Свидание? - спросила я робко. - Ты готов принять такую ношу, и выслушивать моё нытьё?
        Илья впал в раздумья, но ненадолго.
        - Да. - уверенно ответил он.
        Неожиданно.
        - Что ж, - я убрала руку от его головы. - значит мне нужно в душ.
        - И мне тоже. - вставая с кровати, сказал он игриво.
        - Ну уж нет. - я стояла у выхода из комнаты и останавливала его руками, которые подняла перед собой. - Я иду одна. - не нужно ставить меня в ещё более неловкое положение.
        - Эх, как жаль.
        Он артистично вздыхает и падает на кровать, имитируя смерть. Я смеюсь над этим и иду в душ. Быстро моюсь и иду на кухню. Странно, что я не чувствовала себя брезгливо, как это было раньше, и то, что я не иду в туалет совать два пальца в рот, чтобы вытащить грязь изнутри. Эти ощущения прошли, оставляя после себя яркий след.
        Когда я зашла на кухню, то застыла от удивления. Илья стоял ко мне спиной, что-то делая над плитой. Он стоял в джинсах и без футболки. Его мощная спина привлекала к себе всё внимание. Я открыла рот от увиденного. По его позвонкам была нарисована татуировка в виде спирали. Она шла длинной во всё спину, уходя вниз, в ширину около 3-4 сантиметров. Чёрная краска смотрелась, как очерк дьявола, метка.
        Тихо подойдя к Великому, я подняла руку, и кончиками пальцев провела по узорам. Илья вздрогнул, и его мышцы напряглись.
        - Ты… - я обводила подушечками пальцев каждую закорючку. - В честь чего ты сделал эту татуировку?
        Илья выключил плиту и повернулся ко мне. Моя рука осталась висеть в воздухе. Он упёрся руками о кухонную тумбу. Я не могла прочесть что-то по его глазам. Но мне казалось, что Чудовище тихо подавляет в себе злость. Напряжение начинается. Я сомкнула губы.
        - Давай не будем об этом говорить, малышка. - сказал он как более мягче.
        Ото льда в его голосе, я не смогла что-либо ответить. Монстр в нём возвращался. Это пугало. Может быть, он и был жесток, но я заметила боль. Боль, которую он не хотел никому показывать. Боль, которую он хотел скрыть от всех глаз.
        - Да. У всех есть свои скелеты в шкафу. - тихо произнесла я и отошла от него.
        Я оттеснила его от плиты, достала тарелки, вилки и немного специй. По скрежету стула о пол, было понятно, что Илья сел за стол. Он имеет права на личное пространство и я тоже. Не нашлось и нужных слов. Может, стоит пошутить? Это было бы глупо с моей стороны. Я всегда так делала в самых неловких ситуациях. Но не сейчас.
        Молча расставив тарелки на столе, я села напротив Ильи. Мы завтракали в полной тишине. Я уткнулась лицом в тарелку, не поднимая взгляда на него. Мне было как-то неловко и боязливо. Что такого может скрываться за этой татуировкой? Каждая закорючка обозначает жертву Ильи? Не похож он вроде на серийного убийцу. Я уже представила себе эту картину: Илья выбирает жертву с тёмно-русыми волосами, среднего роста и прекрасным чувством юмора. Он знакомится с ними, сначала злорадствует, а потом заманивает их в свои сети и там убивает. Как самка паука, они спариваются, и она съедает свою жертву. И он тоже так делает. Манья-я-я-к. У-у-у.
        - Именно. - послышался голос Великого с усмешкой.
        - Ты всё слышал! - указала в него вилкой.
        - Сложно заткнуть уши, когда здесь так смешно рассуждают.
        - Подлец! Это мои мысли! Ты только что рылся в моей голове, а это непростительно!
        - И что же мне за это будет? - заинтересованно спросил он.
        Я вспылила и осмотрелась вокруг, потом в свою тарелку. Я почти ничего не съела, а просто поковырялась.
        - Вот. - я вывали содержимое из своей тарелки в его и поставила рядом свою пустую. - Съешь и помоешь посуду. А я, - встала со стула. - пойду одеваться. Если на посуде будет хоть малюсенький кусочек еды, ты лишишься головы. - я встала около него. - Удачи, Амиго! - я похлопала его по плечу и пошла к себе в комнату.
        Как только я вышла из кухни, нервная дрожь прошла по моему телу. Ух, не думала, что будет так сложно. Оказывается, когда переходишь со стадии войны на стадию недоотношения, недодружба, недовраги и прочую чепуху, у тебя заканчивается кислород, ты постоянно стесняешься, и считаешься себя глупым человеком. Очень плохие симптомы.
        Позади себя я услышала, как течёт вода в кране, и поспешила в спальню. На кровати были смятые простыни, одеяло валялось на полу, куртка Ильи была где-то в углу, моя одежда там же. Надо убрать, слишком сексуально это всё выглядит. А сексуальность и я - две противоположности, которые никогда вместе не стояли, даже не смотрели друг на друга, боясь умереть, то ли от смеха, то ли от стыда.
        Глубоко вздохнув и выдохнув, я подошла к двери шкафа. Что одеть? Куда мы поедем? Если после утреннего «У всех есть свои скелеты в шкафу.» мы вообще куда-то поедем. Напряжение, как компресс, ощущалось с самого начала. Но как бы ни было, надо выбрать что-нибудь практичное и лёгкое. Я протянула руку к вещам и достала обычные джинсы и кофту. Одежду, которую я надевала вчера, мигом отправятся в стирку и будут выброшены.
        Переодевшись, я села на кровать и огляделась. Как-то странно было находиться в этой комнате. Она словно не моя. Прежняя я такого не допустила бы. Прежняя я дала бы по морде тому парню, который находится сейчас на моей кухне. Но я не та. Я стала грязнее, извращённей, доступней. Это не удовлетворяет моим стандартам, моим принципам. Это не я. Я опять становлюсь той наивной девочкой, что была три года назад. Девочкой, над кем поиздевались. Девочкой, с кем произошла ошибка. Ошибка в выборе. В том выборе, в котором после него я сломалась. Стала беззащитной, слабой, и … ненормальной.
        - О чём думаешь? - спросил Илья, присаживаясь рядом со мной на кровать.
        Я нацепила свою самую лучшую улыбку и стала врать. Как всегда.
        - О том, что убивать паучков - это плохо. Людей, кто так делает надо тоже тапком прихлопнуть.
        Я посмотрела на него, и его лицо помрачнело.
        - Не надо этого. - сказал он, становясь серьёзней.
        - Чего?
        - Вранья. Ты думаешь, что никто не замечает этого. Не замечают лишь глупые люди и…
        - У каждого есть секреты, верно? - остановила я ход его мыслей . - Так куда мы едем? - я поднялась с кровати и ладонями разгладила джинсы. Не нужно мне его нотаций.
        - Куда ты хочешь? - спросил он выдыхая.
        - Ммм, дай-ка подумать. - я приставила указательный палец к губам. - Туда, где много людей и веселья. А, и еды, конечно!
        - В парк?
        - Точно! - щёлкнув пальцами, я указала на него.
        - Хорошо. - он встал, и начал искать свою рубашку. Она лежала слева от него. Илья поднял её, надел на себя, и по инерции хотел застегнуть её, но… я ведь вчера порвала все пуговицы, так? Он посмотрел на меня.
        - Упс. - я пожала плечами и вышла из комнаты, чувствуя, что снова начинаю краснеть.
        Мы быстро обулись и надели куртки. Я запирала квартиру, в то время как Илья заводил и прогревал машину. А вот моя машина сейчас у клуба. Да я ещё вчера и девочек не видела. Всё плохо. Начнутся расспросы, и что им ответить? Я не знаю. Но главное, что сейчас, внизу, меня ждёт красивый парень, с которым я проведу сегодня свой день. А вопросы можно отложить на потом. Да.
        Я вышла из подъезда, как едкий утренний свет прорезал мне глаза. Было такое чувство, будто на них давили пальцами, заставляя закрыть их и зажмуриться сильнее. Когда глаза более-менее привыкли, я искала джип Ильи. Найти машину было не сложно, - это первое, что попадалось всем на глаза. Я быстро добежала и села в машину. Пристегнулась и повернулась к Илье, он сидел в телефоне и что-то печатал. Я подавила чувство посмотреть в экран и задала вопрос:
        - Куда мы держим путь?
        Он, не отрываясь от телефона, монотонно ответил:
        - Первым делом - ко мне домой. - я приподняла бровь. - Ты не дала мне помыться, а я хочу быть свежим, и приятно пахнуть.
        - Ты всегда пахнешь, как стая сумасшедших обезьян. - он выразительно посмотрел на меня, я пожала плечами. - Поэтому в этом нет необходимости. Но ты прав, тебе всё-таки надо потереться мочалкой.
        Великий цокнул и завёл машину. Мы спокойно ехали по дороге. Ловко объезжали машины, но путь казался мне вечностью. Тишина давила, как бетонное здание. Руки чесались, и было непреодолимое желание что-нибудь поправить. Казалось, что всё не так как надо. Так, за 20 минут, я нарисовала розочку на окне, но она была больше похожа на пасть монстра, поправила иконки, поёрзала на сиденье, покорчила рожицы прохожим, помахала другим водителям пока мы стояли в пробке, думаю, они посчитали меня умственно отсталой, но это больше доставляло мне удовольствия. Дошло до того, что я просто пялилась на профиль Чудовища - оно было невозмутимым, неподвижным, фарфоровым, словно статуя и не выражало никаких эмоций. Меня это не удивило, а скорее возмутило. И тогда, я начала петь:
        - А ты такой холодный, как айсберг в океане,
        И все твои печали под чёрною водой,
        И все твои печали под чёрною водой.
        При всём, при этом, я, как настоящая актриса и певица, экспрессивно взмахивала руками, вытягивала ноты самым глубоким голосом, насколько артистично я это умею. Когда я допевала второй куплет, непроницаемая маска Чудовища дала слабые трещины. Илья удосужился обратить на меня внимание, повернув своё ужасно красивое лицо ко мне:
        - Перестань терзать мой слух и представление о самых выдающихся людей нашей эстрады. - холодно приказал он.
        - Мне скучно, а твоё лицо не выражает ни капли эмоций. Уверена, что ты даже не знаешь ни одного анекдота. Поэтому ты молчишь. Ты скучный и серьёзный. А эти два слова вместе означают - отстой. Ты отстой.
        Он резко завернул влево, и я чуть было не впечаталась в окно, но была пристёгнута. Зато больно ударилась рукой.
        - Ещё к тому же и плохой водитель. - проворчала я себе под нос, потирая больное место. Он остановил машину.
        - Выходи. - жёстко сказал он.
        - Куда?
        - Домой, ибо здесь тебя оставлять опасно для психического здоровья окружающих.
        - Ой-ой-ой, какие мы заботливые. Фи, противно. Не говори больше так. Ты становишься похожим на припадочного.
        - Выходи. Из. Машины.
        - Ладно-ладно. - быстро ответила я и открыла дверь.
        С удовольствием спрыгнув с сиденья на землю, я захлопнула дверь. Илья уже шёл впереди - и даже не подождав меня! - он спиной ко мне поднял ключи и включил сигнализацию. Я лёгким подпрыгиванием догнала его. Мы, молча, зашли в подъезд и поднялись на третий этаж. Остановившись у металлической двери, Илья начал искать ключи: в карманах джинс, в куртке - он нигде не мог их найти.
        - Может ты забыл их в машине? - предложила я, и от нечего делать просто дёрнула ручку. Дверь поддалась и открылась. - Ничего себе. - сказала я и хотела зайти в квартиру, но Илья оттеснил меня и зашёл первым. - Так нечестно! Я первая её открыла. - крикнула я ему в след.
        От несправедливости я даже осталась стоять в дверях, но моей обиды хватило лишь на 4 секунды. Любопытство встало выше принципов, и я зашла в квартиру. Не каждый день попадается случай посмотреть логово зверя.
        Здесь было темно и холодно: чёрное и белое дерево, всё стирально-чистое, даже пылинки нигде не было - всё это отражало его характер и сущность. Квартира была огромная, напоминало больше пентхаус, чем квартиру студента. Но вскоре твои сомнения пропадут, когда ты узнаешь кто его родители. Открылась одна из дверей и оттуда вышел слегка удивлённый Илья. Как только он увидел меня, Чудовищу сразу закрыл дверь откуда вышел. Видимо, не хотел, чтобы я увидела, что находится за дверью. Он встал горой, и я почти вплотную подошла к нему.
        - Что случилось? - я спросила. Он прочистил горло.
        - Ничего. Пойдём. - Великий жестом показал мне на выход, но я хотела знать больше.
        - Ну уж нет. - теперь уже я загородила ему путь. - Что там? Оргия? Трупы? Порнушку снимаешь, в конце концов? - я поднималась на носочки и заглядывала ему за спину.
        - Нет. Идём, я сказал. - он схватил меня за талию и повернул лицом к двери.
        - Но ты же сам сказал, что хотел помыться - и вот мы дома, пожалуйста, мойся!
        - Я передумал. Думаю, ты права, ничто не смоет пот стаи сумасшедших обезьян. - он повёл меня, и, ладно, я поддалась. Но ненадолго.
        Мы почти дошли до выхода, как я ногтями пронзила кожу его рук и ловко извернулась, выпуталась из его хватки, и побежала в ту комнату. Раз он сам не хочет мне показывать, что там - я сама посмотрю. Позади меня я услышала приглушённое рычание, но я не обратила на это внимания - мне просто нужно было знать, что находится за этой треклятой дверью.
        Дёрнув ручку и потянув её от себя, я закрыла глаза и уловила запах знакомых духов. Женских. Послышался тихий девичий возглас. За ним шёл приглушённый мужской смех.
        - Я так и знал, что она вернётся! - смеясь, подметил всё тот же мужчина.
        Я ожидала увидеть много крови и гору трупов, но когда мои зажмуренные глаза открылись, то я увидела Олега, который лежал на кровати, и Кристину, прячущуюся под одеялом.
        - О, Господи! - воскликнула я, и тут же закрыла глаза ладонью. - Матерь Божья! Глаза бы мои этого не видели. То есть, простите… я… эм, не специально. Ну, вообще-то специально и осознанно. Но… я не знала, что вы здесь… голые… занимайтесь…
        - Сексом. - подсказал Олег.
        - Да. В общем… прошу прощения. - я захлопнула дверь и глубоко выдохнула. - Ничегосеньки.
        Я развернулась, как только услышала весёлое хихиканье за дверью, но была крепко схвачена за руку, и меня куда-то быстро вели.
        - Почему ты вечно делаешь то, о чём тебя не просят?!- тихо рыча и гневаясь, спросил Великий.
        - Потому что я по природе слишком любопытная, а ты, соблазняя меня этим, скрыл… их. - так же шипя, ответила я ему. - Нельзя было сразу сказать, что там люди совокупляются? Я бы поняла и отстала…скорее всего.
        - Вот именно! Скорее всего! - он почти орал, но с силой подавлял в себе это. - Ты - одна большая проблема. Реактивная бомба, за которой нельзя уследить, потому что стоит отвернуться, ты тут же нагадишь где-нибудь.
        -. Буду считать это комплиментом! Ну, кроме «нагадишь». Бомбы не могут гадить. Я же не собака какая-нибудь тебе. - подметила я.
        - Иногда именно ей и выглядишь! - мы зашли на кухню, как я поняла, и Илья усадила меня на стул. - С места сдвинешься - я тебя убью. - тихо пригрозил мне он. Его голова находилась на одном уровне с моей, и наши глаза смотрели друг на друга. Я почти отдалась соблазну до него дотронуться.
        - Бе-бе-бе. Больно надо. Собирать микробы от твоих проституток, извиняюсь, бывших барышень, я болезней не огребусь.
        - Вот и славно. Сиди здесь и жди пока я не приду…
        - Шаг - расстрел, я поняла. Всё иди, надоел уже. - Илья развернулся и вышел из кухни. - Вот ведь мошка назойливая. - сказала я.
        - Я всё слышал. - донёся до меня его голос.
        Я вздрогнула на стуле, но шевелиться не позволила себе ещё четыре минуты. Встав со стула, я оглядела кухню. Она больше моей где-то в 2.5 раза. Справа, у выхода, послышались шаги, и я немедля села на стул. Мало ли что.
        На кухню, тихо переставляя ноги, зашла Кристина - слегка потрёпанная и в мужской футболке. Она прошла ко мне и тихо села рядом.
        - Я... - она прокашлялась. - Прости, что ты это увидела. Мы… не знали, что Илья приедет. И ты с ним вместе. И вообще, - она начала восторженно возмущаться, как делает это всегда, когда ей неловко. - ты где была? Мы втроём вчера весь клуб обшарили, но нигде тебя не нашли. Ты вчера дома сидела? - спросила она настороженно.
        - Нет. Просто кто-то меня не предупредил на счёт проходных билетов, и я простояла у охраны, пока один человек не помог мне.
        - Я тебе говорила одеться прилично. И кто же этот человек, что помог тебе? - спросила Кристина, играя бровями.
        - А вот не скажу! - я сложила руки на груди. - Пока ты мне не скажешь, что здесь и что со всеми, к чертям собачим, происходит? И что вы оба делайте в квартире Ильи?
        - Ну, - она вновь покраснела, начиная рассказ. Кристина! Краснеет! Явление, которое происходит раз в миллиард лет, когда Млечный Путь становится похож на жопу, а я верю в Бога! - мы вчера приехали в клуб: Соня, Аня и я. Зашли, выпили немного, потанцевали. В-о-о-от, и нас пригласили типа за стол победителей. Были все, кроме тебя и Ильи. Парни сказали, что он за какой-то девчонкой должен заехать. Ну, а ты как всегда опаздывала…
        - Крутые стервы всегда приезжают позже, чтобы казаться пафоснее. - прервала её я.
        - Ой, не говори глупостей. Так вот, мы сидели, пытались общаться кое-как, но к нам всё время приходил кто-то с поздравлениями. Потом принесли выпивку, мы отпраздновали немного, затем пришла какая-то Ира, - я мысленно подметила, что она говорила про вчерашнюю спутницу Ильи. - затем ещё три присосались к Олегу, Максиму и Никите, словно осьминоги щупальцами обволокли их, всасывали в себя и не отпускали. - она подняла руки на уровень груди, растопырила пальцы и чуть согнула их.
        - Жуткое зрелище. - покритиковала я.
        - Не то слово. - согласилась она. - Потом пришёл Илья, сказал, что ты приехала. Мы ушли от них, чтобы нас прямо там не вырвало. - она показала рвотный рефлекс, а я скорчила лицо. - И пошли искать тебя: заглянули в туалет, на танцпол - но тебя нигде не было. - в то время я была в баре, додумалась я. - Мы решили, что Илья таким образом просто-напросто решил нас «слить», и поэтому не решили ничего лучше, чем пойти к ним обратно, и испортить им вечер тоже. Как только мы вернулись, то там сидели все, кроме Ильи. Девочек их мы спровадили, - она дьявольски усмехнулась, и я посмеялась. «Травить» они людей умели. - и остались вшестером. Слово за слово, стакан за стаканом, мы уже были навеселе, и пошли танцевать. Там всё и началось. Как-то так получилось, что мы с Олегом стали ближе, - она смотрела на свои пальцы, которые скручивала, как могла, - в смысле физически, а не морально. Ну, а потом ещё и морально тоже. В общем и целом, всё прошло отлично…
        - И вы теперь с Олегом вместе? - подытожила я.
        - Ну… да. - она покраснела, и спрятала лицо в ладонях. Через 30 секунд убрала их и задала вопрос. - А что на счёт тебя? Почему вы приехали вместе? И почему у него порвана рубашка?
        Теперь пришёл мой черёд краснеть. Не могла я допустить, что все всё узнают. Не сейчас. Я почувствовала, как Кристина взяла мою ладонь в свои и произнесла:
        - Эй, посмотри на меня. - я подняла голову и посмотрела ей в глаза. - Нет ничего плохого в том, что ты начала с кем-то встречаться… - я выпучила глаза, и она тут же исправилась. - … общаться. Аня и я тебе уже давно говорим о том, что пора отпустить прошлое. Пора отпустить тех людей и забыть о них. Их больше нет, помнишь? Они больше тебя не тронут. Тебе нужно двигаться дальше. Не держись за прошлое. Не каждый парень, которого ты встретишь, будет таким же ублюдком как они. Илья конечно полный засранец, но определённо лучше, чем те, которым я с радостью оторву яйца…
        - Секретничайте, да? - зашёл полуголый Олег. Он потеснил Кристину, и она села к нему на колени . - Люблю секреты. Поделитесь?
        - Ты слишком переменный, - она ткнула ему локтём. - и болтливый.
        - И невоспитанный. - добавил зашедший на кухню Илья.
        - Это ещё почему? - спросил Олег. - Я очень даже галантен и хорош.
        Великий переоделся и тёр полотенцем волосы и лицо. Он был в обычной чёрной кожаной куртке, синей футболке и джинсах.
        - Твои грехи не сосчитать. - сказал Илья. Он перевёл взгляд на меня, и только сейчас я поняла, что смотрела на него всё время, что он стоит здесь. Я отвернулась и задала Кристине первый, попавшийся в мой голову вопрос:
        - А что с Аней и Соней? - я потёрла левой рукой шею и посмотрела ей в глаза.
        - Не знаю, мы уехали раньше всех. - она пожала плечами.
        - Фактически, - начал Илья. - мы уехали раньше всех.
        Факт о том, что ближайшие 6 человек будут знать, чем мы занимались с Ильёй сегодня ночью, до сих пор смущал меня и злил одновременно.
        - Я тебя убью. - сказала я ему, чувствуя, что кровь приливает к моим щекам, а кулаки начинают чесаться.
        - Не смущай девчонку. - весело попросил его Олег. - Огребёшь ещё.
        - И ты тоже. - твёрдо сказала ему Кристина.
        - О’кей. Я молчок, и рот на замок. - Олег поднял ладони в примирительном жесте, и «застегнул» губы.
        Я встала со стула.
        - Ладно, не будем мешать. - произнесла я. Сидеть со «сладкой парочкой» и смотреть на их нежности, мне желудок не позволял. Я лучше буду гулять в парке, дышать свежим воздухом и спорить, чем сидеть в обнимку с туалетом.
        Чтобы выйти из кухни, мне пришлось идти через Илью, и запах геля для душа и лайма обволок меня, я задержала дыхание и прошла мимо Красивого Чудовища, даже не подняв на него взгляда. Прейдя в его дом, мы не снимали обувь, поэтому я осталась просто стоять у выходной двери. Великий пришёл почти сразу, и мы быстрыми темпами вышли на улицу и сели в машину. Я пристегнулась и повернула голову к Илье:
        - Ты решил, куда мы поедем?
        - Да, парк Снега?
        Я удивилась и радовалсь.
        - Отлично! - восхитилась я. - Замечательное место. Поехали.
        Я с хорошим предчувствием откинулась на сиденье и смотрела в окно. Парк Снега представлял собой место, где всегда была зима. Во все времена года. Там стояли снеговики из искусственного снега, можно было поиграть в снежки, покататься на санках, на коньках, поиграть в хоккей - там было всё, что связано с зимней погодой и атмосферой. Летом вся это конструкция помещалась под огромные купола, чтобы снег не таял так быстро. Вообще, парк Снега строили сначала для детей, но на удивление владельцев он известен у молодёжи, взрослых и стариков. Моими самыми любимыми местами был Ледяной Замок и Аллея Света.
        Машина остановилась, и я с огромной улыбкой на лице открыла дверь. Илья закрыл машину, и мы пошли вперёд.
        - Тебе нравится это место? - спросил Илья.
        - Конечно! Здесь просто восхитительно. А тебе? - я повернулась к нему.
        - Я не часто здесь бываю. Не хватает времени. Так, проезжаю пару раз, смотрю через окно.
        - Как поэтично звучит. - я наигранно вздохнула.
        - Есть такое. - усмехнулся Илья. Мы вошли в парк, и нас окунуло снеговое облако, как принято встречать каждого посетителя.
        Снеговое облако похоже на туман, но оно более густое и насыщенное. Облако окутывало тебя невидимой плёнкой, чтобы мороз впитался в твою кожу, и тебе было прохладно. Как в настоящую зиму. Розовеют щёки, кожа охлаждается и создаёт нужную температуру. Я услышала тихое «Чёрт», и, открыв глаза, увидела, как Илья вытирает остатки снега с куртки. Плёнка окутала его лицо, и я засмеялась. Пойдя к нему, я протянула руку к его лицу.
        - Давай я помогу. - он успокоился и убрал руки. - Не часто бываешь, говоришь? - остатки снега и то, что он размазал, я собрала и выбросила. Плёнка на моём лице уже впиталась в кожу, и я почувствовала на лице лёгкий холодок. Наверняка уже покраснели нос и щёки.
        - Ладно, признаюсь, мне про это место Олег сказал. Я впервые в этом парке.
        - Серьёзно? - я изумилась.
        - Да. - ответил он.
        - Вот это да! Ну ты и древний! Это же надо… - я могла и дальше удивляться сколько угодно, но решила, что должна показать ему здесь всё. Пусть почувствует себя Алисой в стране чудес. Только мужского пола. Алис? Алисиний?
        - Мне и моё имя нравится.
        Я не обратила на его реплику внимания, а просто взяла за руку и повела в первое место, где должен побывать каждый - в магазин мороженого. Сегодня был будничные день, но и без этого народу здесь было много. Я протаскивалась сквозь народ к лавке мороженщика. Илья стиснул мою руку крепче, а я подталкивала его вперёд. Наконец мы пробрались через людей, и я восторженно застыла перед стеклом. Слюнки так и наровились вытечь из рта. Я обернулась к Илье. Из-за людей нам пришлось стесниться, и мы практически стояли вплотную. Я сказала себе забыть о об этом и разъяснить ему главные правила.
        - Итак, - я вздохнула. - первое что ты делаешь, когда заходишь в парк - это лавка мороженщика, здесь ты выбираешь рожок на вкус и цвет. - я указала на прилавок, где за стеклом было мороженое. - Главное - ты не должен есть его быстро, иначе заболеешь. Ты должен растягивать удовольствие, насладиться вкусом. - я подняла правую руку вверх, словно тянулась за ней.
        - Хорошо, мам. - усмехнулся он.
        Я поменяла нас местами, теперь Илья был у лавки, а я сзади него. Поднявшись на носочки, я дотянулась до его левого уха и тихо сказала.
        - Ты здесь первый раз, поэтому разрешаю тебе выбрать для меня и себя рожок.
        Он коротко кивнул и принялся изучать прилавок. Я всё время стояла с ним, и его запах, словно щит или верёвка, заставляли не отступать от него. У меня сейчас свидание. Эти четыре слова не должны были переплестись между собой никогда. Они не должны быть в одном предложении. Только если там будет предлог «не».
        Чудовище повернулось ко мне с двумя рожками в руках. Они были зелёного цвета. Либо это яблоко, либо виноград. Он протянул мне один, и я с озорной улыбкой взяла его. Мы вышли из толпы, и я продолжила экскурсию. Мы шли по коридорам, и всё везде было открыто, поэтому я просто показывала рукой и рассказывала. Мы обошли поле, где играли в хоккей и кидались в снежки. Один попал Илье в спину, и я не смогла сдержаться и прыснула со смеху. Он ядовито на меня посмотрел, но его злые взгляды уже не так сильно действовали на меня. Я повела его к одному из сокровищ этого места - в Ледяной Замок. Как вы уже наверно догадались, это конструкция состояла полностью изо льда. Мы зашли в арку и окунулись в сказку. Здесь было холодно и прозрачно. В прошлом году я нашла особое место в замке. Не думаю, чтобы кто-то знал об этом месте, так как оно было полностью заблокировано дверью. Её было очень трудно рассмотреть и открыть. Но горячий шоколад не был бы таким вкусным, если бы я не открыла её и не посмотрела.
        Илья рассматривал стены, но не до чего не дотрагивался, как это делали все посетители. Мы уже давно доели своё мороженое и потом шли молча.
        - Хочешь, я покажу тебе кое-что? - спросила я.
        - Если это место, где нет детей и их мам.
        Я улыбнулась, и просто пошла вперёд. Скрытая дверь находилась на втором этаже в конце коридора. Мы быстро добрались до этого места.
        - Ты решила показать мне тупик? - спросил он.
        - Дай свою карту. - мне нужно было что-то вроде пилки для ногтей или что-то плоское, чтобы отворить дверь. У меня с собой ничего такого не было, а у Ильи была пластиковая карта, которой он расплачивался за мороженое.
        - Обворовывать меня не самой лучший вариант. Если тебе нужны деньги я бы дал. - пробурчал он, доставая карту из карманов джинс и, отдавая её мне.
        - Не всем нужны твои бумажки, идиот. - проворчала я в ответ.
        Я искала щёлку, чтобы просунуть карту и подтолкнуть дверь. Присев на корточки, я пальцами искала промежуток между дверью и стеной. Ноготь наткнулся на яму, и я просунула туда карту. Лёд треснул, и я провела вверх-вниз по щели. Это напоминало, как будто я расплачиваюсь карточкой, но мне просто нужно было сломать корку льда между стеной и дверью. Я сделала достаточную длину для открытия и, повернувшись, отдала карточку Илье.
        - Что ты собираешься делать? - спросил он насторожено.
        - Помолчи и помоги мне. - сказала я ему, стоя спиной к нему. Он проглотил свою гордость.
        - Хорошо. Что мне делать?
        - Просто помоги мне сверху открыть эту чёртову дверь.
        Я просунула пальцы по середине, а Илья сверху. Он встал справа от меня. Здесь было тесно и мы почти соприкасались телами, что на меня сейчас действовало очень странно. Я сказала «на счёт три», и мы подтолкнули дверь влево. Она поддалась и укатилась в стену, как шкаф-купе, и меня сразу обдало светом и лёгким холодом.
        - Заходи быстрей. - приказала я Илье. Когда он вошёл, я закрыла дверь и повернулась.
        Вид был потрясающий. Коморка, если её так можно назвать, представляла собой треугольную комнату, под ногами лёд блестел белым, как будто там замёрзли светлячки, но они не умирали, а продолжали светиться. Стены были изрисованы узорами. Посередине комнаты стоял маленький прудик. Он был круглой формы и отделан большими кубами льда вокруг. Цвет воды в этом прудике был мягкого тёмно-синего оттенка, как раз такого цвета, как глаза Ильи. Я села на изгородь у пруда. Свет исходил только от пола, поэтому здесь было недостаточно светло. Напоминало романтику. Я скорчила лицо.
        - Нравится? - спросила я Великого, который стоял неподвижно рядом со мной.
        - Здесь… - он помедлил. - Красиво.
        - Согласна. - тихо сказала я. Илья присел рядом со мной.
        - Как ты нашла это место?
        - Мы ходили сюда как-то раз, я, Аня и Кристина. Они катались на коньках, а мне стало скучно, и я сказала им, что пошла прогуляться. Замок был популярным местом, и сейчас им является, поэтому я частенько сюда заглядывала. Бродила, пыталась смотреть сквозь стены и угадать, кто находится за стеной: мужчина или женщина? И сколько им предположительно лет?
        - Угадывала?
        - Не всегда. Как-то раз, прогуливалась здесь и зашла в тупик. Я устала и облокотилась о стенку, дверь подо мной пошатнулась, и я обернулась. С помощью заколки сделала отверстие, чтобы немного просунуть пальцы и сделать точку опора. - я пожала плечами. - Дверь я открыла, правда с трудом, и нашла вот это место. Не думаю, что многие знают об этом, но здесь заразительно тихо. Заметил, что даже не слышно голосов людей?
        Илья прислушался и кивнул.
        - И правда, не слышно.
        - А ты что, серьёзно, не знал об это парке?
        - Нет, почему, знал, конечно, просто никогда здесь не бывал. Да и не с кем. - я приподняла бровь.
        - Тебе? Не с кем? - фыркнула я. - Да у тебя девушек вагон и маленькая тележка.
        - Да, я знаю. - он усмехнулся. - Но всем им нужно от меня две вещи: мои деньги и я.
        - И ты даёшь им эти вещи. - я скорее утвердила, чем спросила.
        - Да, но и я сам получаю от них что захочу. Всё честно, я им что-нибудь даю, а они мне преподносят себя взамен.
        - Но ты им не разрешаешь остаться с тобой в обществе. Не позволяешь им общаться с тобой. Не даёшь им узнать тебя. - протестовала я.
        Он чуть нахмурился.
        - Не совсем так. Я не позволяю себе общаться с людьми, которым нужно от меня что-то.
        - То есть, ты не с кем не общаешься? - подвела я итог.
        - Можно и так сказать. А что на счёт тебя? - спросил он. - С какими людьми ты не общаешься?
        - С такими, как ты. - я ответила не подумав. - В смысле, с богатыми отродьями. Не то чтобы у вас там все плохие и всё такое, но согласись, плохих и надменных, вроде тебя, больше, чем простых и дружелюбных. Я не люблю ваше общество. Уж лучше я буду сидеть дома, растрёпанная, в домашней одежде и с ведром мороженого, чем ходить на светские вечеринки, обсуждать последние писки моды и криво улыбаться тем людям, которым с удовольствие протку спину ножом.
        Илья замолчал. Я откинулась на лёд, и холодный пот прошёлся у меня по спине. Я прокручивала слова, которые ему сказала: 1. Я его оскорбила.2.Дважды.3.Я осудила его общество и окружение, хотя и сама не была там, но точно знаю, что там творится. Тройной взрыв.
        - Тогда почему ты сейчас сидишь со мной и разговариваешь? - подал голос Илья.
        Я задумалась. Вообще-то это он меня пригласил. Но я ведь согласилась. От него приятно пахнет, но это не шло с теми словами, где я сказала, что от него несёт как от стаи сумасшедших обезьян. Он красивый, но думаю, ему уже это триллионный раз говорили. Он богатый, но, пф, мне было как-то параллельно на толщину его кошелька, и кошелька его родителей. Он непроницаем, холоден, как этот замок, именно этим он меня и зацепил. Но он мне не нравится.
        - Ты умный. - наконец произнесла я. - С тобой здорово пререкаться. Это, конечно, не покрывает того, что ты козёл и придурок, но всё же выделяется на общем фоне.
        - Ты странная. -парировал он, подсаживаясь ближе ко мне. - И у тебя есть такая особенность - ты никогда не унываешь. Ты смешно рассуждаешь, думаешь вслух. И ты слишком болтлива.
        - Но это же круто! - сказала я поднимаясь со спины. Наши лица были слишком близко, нас разделяло около пяти сантиметров. - Я могу уболтать кого захочу. Могу заставить человека перейти с одной точки зрения на другую. Да даже ты здесь сидишь и слушаешь меня, пока я безумолку шевелю губами. Могу…
        Я не успела договорить, Илья взял моё лицо в свои руки и придвинулся ближе. Наши носы соприкосались.
        - И я очень хочу поцеловать эти губы. - сказал он на выдохе. - Сейчас, я сижу здесь с тобой, не потому что ты болтлива, а потому что ты мне интересна, понятно? Я никогда не трачу времени на тех людей, кто мне не нужен. Ты зацепила меня своими выходками. Потому что ты - это ты.
        Я не дышала. Всё это время, что он говорил, я не дышала. Его перемены настроения меня обескураживают, я его понимаю, и в то же время нет. Я еле заметно кивнула, и он прильнул к моим губам. Он обхватил руками мою шею и придвинул меня ближе так, что я оседлала его, оказалась у него на коленях. Я поцеловала его в ответ. Запустила руки в его волосы. Я ответила поцелуй и раскрылась для него. Его губы, которые были всегда жёсткими, были мягкими под моими. Его голова и руки были расслаблены, в то время как все остальные участки теля напряжены. Он обхватил меня за талию и придвинул к себе ещё ближе. Я прикусила его нижнюю губу и сладко провела по ней языком. Я слышала его короткий вздох. Он запустил свой язык мне в рот. Его поцелуи были жаркими и полны страстью. Он углубил поцелуй, а я проводила кончиками пальцев по его шее. Я чувствовала, что задыхаюсь и нехотя оторвалась от него, мне не хватало воздуха. Мы соприкасались лбами.
        - Если и дальше так будет продолжаться, я схвачу тебя прямо здесь. - пригрозил он. Я судорожно хватала ртом воздух.
        - Ну уж нет. - я протестовала, но руки от его тела не убрала. Слишком опасно.
        - Тогда нам нужно идти. Здесь слишком жарко. - он тоже отрёкся, но и руки не убрал.
        - Да. - ответила я тихо, и слегка посмеялась. В Ледяном Замке температура была -5… -10 от силы, но нам было жарко.
        Мы встали и пошли на выход. Я почти не совладала с собой. Мне хотелось большего. Это меня настораживало.
        Мы вышли и потными ладонями пытались задвинуть дверь. Руки соскальзывали и не держались достаточно крепко. Мы не ходили под ручку, мы не говорили друг другу нежных слов. Мы знали, что нам не нужно этого всего. Потому что у каждого есть свои тайны, и мы не собирались допытывать друг друга.
        - Куда сейчас? - спросил Илья.
        Я не знала, куда его отвести. В Аллее Света ходит много влюблённых парочек. Почти на каждом углу кто-нибудь целуется. Но, тем не менее, это было моим самым любимым местом. Я подстёгивала себя тем, что «Сотри, Катя, ты держишься одна. Тебе не больно от этого. Сейчас эти люди любят друг друга, поглощают друг друга. Но не знают, что скоро это закончится. И они станут как ты. Только лучше. У них будет меньше боли.» Будет лучше, если мы пойдём в другое место.
        - А куда ты хочешь? - ответила я вопросом на вопрос, когда мы выходили из парка, и шли к машине.
        - Я голоден. - в каком смысле?
        - И что ты предлагаешь?
        - Кафе? - посмотрел он на меня.
        - Поехали. - согласилась я. С утра я так и не позавтракала нормально, а на дисплее машины время показывало 17:52. Машина тронулась, и мой живот запротестовал, что его не кормят.
        - Видимо, - весело подметил Илья, смотря мне в глаза. - не я один хочу есть.
        Я не ответила ему ничего, но толкнула его локтём в рёбра. Он посмеялся. Точно так же, как это сделала Кристина сегодня утром Олегу. Так же влюблёно, легко и по-обычному. Я отбросила эти мысли в самую глубокую корзину моего сознания. Мне не нужно думать об этом. Я не такая. Точно.
        Мы ехали недолго, ближайшее кафе оказалось в 10 минутах езды от парка. Кафе выглядело милым и мелодичным. Оттуда доносилась приятная музыка, и вкусный запах еды. С виду оно казалось маленьким, но когда мы зашли вовнутрь, оно было довольно большим и гармоничным. Столы были зелёного цвета, стулья красными. Такой экстравагантный стиль не отталкивал, а заманивал в свой лес и густоту. Посетителей было немного, около семи человек. Здесь было тихо и уютно. По моему желанию мы сели за столик у окна. Начинали сгущаться тучи, и скорее всего, прольётся дождь. Я с прикрытым восхищением смотрела в окно, для окружающих должно было казаться, что я скучающе смотрю вдаль. Но мой спутник не был бы Ильёй, если бы не спросил:
        - Тебе нравится, не так ли?
        - Да. - ответила я коротко, не отрываясь от окна.
        - Но ты скрываешь это. - в его голосе был слышен упрёк, но я не обратила на это внимание.
        - Небо плачет. - вместо протеста сказала я ему. Он подпёр одной рукой подбородок, и глянул на небо.
        - Мне кажется, оно сердится. - ответил он.
        - На кого? - я повернула лицо в его сторону, он поднял глаза вверх и смотрел на небо, хмурясь.
        - На тебя.
        - За что? - я была слегка возмущена и удивлена.
        - Потому что ты притворяешься. Ты не искренняя. Ты хочешь быть ею, но боишься. Почему? - он сложил руки на столе и придвинулся вперёд.
        - Вы выбрали, что будете загадывать? - раздался над нами женский голос.
        Я оторвала взгляд - он был словно магнит - от Ильи и подняла голову вверх. Над нами возвышалась девушка моего возраста, с белокурыми волосами и слегка кудрявыми на концах, стройной фигурой и глубокими карими глазами. Она не смотрела на меня - конечно же, нет - а осматривала Илью. Он даже пальцем не пошевелил и внимания на неё не обратил, а хмуря брови, смотрел на меня. Я заметила - ох уж вовремя я на неё посмотрела - она сделала еле заметный шаг в сторону Великого. Может быть, ты ещё и набросишься здесь на него? Стерва. Терпеть таких не могу.
        - Нам, пожалуйста, два ваших блюда дня и 2 кофе. - заказал Илья, быстро осматривая девчушку.
        - Чай. - сказала я, начинаясь сердится.
        - И чай. - поправил он.
        - С мятой.
        - С мятой. - передал он официантке. Как будто она сама не слышит. Козёл. Терпеть таких не могу.
        - Ваш заказ будет приготовлен через 10 минут. Что-нибудь ещё? - она обратилась к Илье.
        - Печень свою на подносе, с кровью. - съязвила я.
        - Это всё. - мы с Ильёй ответили одновременно, поэтому вряд ли она меня услышала.
        Она улыбнулась и, развернувшись, пошла дальше. Её конский хвост подпрыгивал в такт её счастью. Легкомысленная. Терпеть таких не могу.
        - Ты не ответила на мой вопрос. - сказал Илья.
        - Ты тоже. - раз он не хочет говорить мне, что обозначает эта татуировка, то и я буду молчать.
        Он выругнулся сквозь сжатые зубы, я откинулась на спинку стула.
        - Даже сейчас ты ищешь точку опора, чтобы защититься. - заметил Илья. - Ты ищешь средство, чтобы скрыться. Ты откидываешься на спинку стула, чтобы отбросить свою напряжённость. Ты думаешь, что я этого не замечу. Только вот я не настолько тупой, как ты думаешь. Уже поздно, я заметил твои средства и действия. Я заметил тебя…
        Я вспылила.
        - Хорошо, что ты хочешь? Хочешь, чтобы я тебе сказала, что ты прав? Что все твои догадки верны? Поздравляю, ты выиграл в лотерею! В подарок получишь мешок дерьма из моего прошлого, и вся эта кучка прибавиться к твоей, что находится у тебя в мозге. - я показала указательным пальцем на его голову. - Ты сжимаешь спину, когда я спрашиваю тебя в честь чего это татуировка, и ты отталкиваешь меня. Думаю, что даже сейчас ты напряг ноги под столом, чтобы я этого не видела, потому что тебе надо куда-то девать свою силу и злость, но почти все твои конечности на виду. Может быть, эта татуировка в честь твоей умершей девушки? Или каждая спираль и закорючка обозначает, сколько боли ты причинил ей? - на нас обернулось пару посетителей, и я сбавила обороты. Просто замолчала.
        Илья долго смотрел на меня. Его взгляд вбивал меня к нему. Он задумался.
        - Эта татуировка означает, сколько костей сломал мой умерший лучший друг, когда его сбила машина. - холодно заявил Илья. - Он кинулся под колёса, чтобы прикрыть мою бывшую девушку, которая хотела убить себя от безответной любви. От безответной любви к моему умершему другу. Она встречалась со мной полтора года, чтобы сблизиться с ним. Я любил её, и он это знал. Он отказал ей, потому что он уважал меня. Он умер спустя несколько часов. И я не успел с ним попрощаться, потому что был в другом городе.
        Нам принесли еду, и мы начали трапезу. Я поняла, насколько глупо себя вела. У него умер лучший, а я вела себя как эгоистичная сука. Мои проблемы по сравнению с его - бусинка в поле. Мой разум просиял - вот почему он накричал на меня тогда, на пешеходном переходе. Он представлял, что я его лучший друг. Друга, которого он убил. Мне нужно было куда-то спрятать свою вину. Я начала болтать ногой в воздухе под столом. Блюда, что нам принесли, были очень вкусными и сочными. Картошка с говядиной и тушёными овощами. Всё быстро таяло во рту. За короткое время я опустошила половину тарелки. Илья смотрел в тарелку и не поднимал взгляда. Я знаю, что виновата. Надеюсь, он меня простит за то, что я всё-таки не расскажу ему свою тайну. Он должен понять. Я потянула свою правую ногу к его левой. Встретившись касанием, я опустила взгляд в тарелку и не поднимала. Его тепло шло сквозь ткань и через кожу. Я не собиралась соблазнять его таким образом, скорее успокоить и извиниться. Наверно сейчас, он поднял на меня взгляд, но я продолжала упорно смотреть в тарелку и ковыряться там вилкой. Его мышцы напряглись, и я
поднялась выше. Положила свою ногу на его бедро. Пяткой я дотрагивалась до кармана джинс. Окружающие могли подумать, что у меня затекла нога, и я просто выпрямила ногу и положила её на его левую ногу. Но это было извинение и поддержка. Хотя я знала, что она ему не нужна. Илья в состоянии сам бороться с собой. Он расслабился, и я поняла, что была прощена и раскаяна.
        Сквозь музыку в кафе пробрался звук телефона. Я в ужасе подняла голову. Кто смеет нарушать покой кафе и остальных посетителей? Но, не найдя свою жертву, я посмотрела на Илью. Он доставал свой телефон из кармана джинс, как раз там, где была моя ступня носком вверх. Его взгляд остановился на моей ноге, которая спокойно лежала на его ноге и никуда не лезла. Он протянула руку к моей щиколотке, приподнял мои брюки и пощекотал. По телу пошли мурашки и я, хихикая, убрала ногу на место. Илья взял телефон в руки и ответил на звонок:
        - Да. - сказал он в трубку кому-то
        - …
        - Это важно? - его брови свелись воедино.
        - …
        - Хорошо, ждите меня в офисе. - он выдохнул и повесил трубку.
        - Что-то случилось? - спросила я насторожено.
        Он слегка замешкался.
        - Ничего серьёзного. - ответил он. - Прости, но мне нужно ехать.
        - Работа? - предположила я.
        - Да. Парни ждут меня в офисе, и я не хочу заставлять их ждать.
        - Конечно. - я улыбнулась ему. - Вы ещё и работайте вчетвером? - слегка удивилась.
        - Только собираемся. - ответил он, надевая куртку. - Тебя подвезти?
        - Э, нет, спасибо, мне ещё за своей машиной надо заехать.
        - Будь осторожна.- предупредил он и посмотрел в окно. Дождь за окном был отметки «льёт как из ведра». - На дорогах скользко.
        - Не волнуйтесь, сэр, у меня хорошая резина. - я сделала серьёзное лицо, как у военного и отсолютиловала правой рукой.
        - Тогда до завтра. - сказал он, кладя тысячную купюру на стол. - Скажешь, чтобы сдачу себе оставили.
        - Нет, я жадина-говядина. Экономная безалаберная мигера и ханжа. - я показала ему язык.
        - Всё иди отсюда. - мы последний раз посмотрели друг другу в глаза и он развернувшись, пошёл на выход. В отражении стеклянной двери я заметила его слегка приподнятые уголки губ.
        Мы прощались, как старые добрые друзья. Без поцелуев и без стычек. Я была рада такому повороту событий. Он не хотел запирать меня в клетку, говоря направо и налево, что я его и ничья больше. Но он и не накричал и не обозлился при уходе. Сегодня, он рассказал мне о себе одну из его тайн, чем показал, что доверяет мне. Я не собиралась рассказывать каждому про эту татуировку. Рассказав мне про своего лучшего друга, Илья сделал меня частью чего-то. Он не заявлял никаких прав на меня. Но думаю, он уже сделал это. Молча. Возможно, я расскажу ему свою тайну. А возможно, заберу её с собой в гроб. Чтобы она не причинила никому вреда.
        - Катя, какая приятная встреча… - ко мне подсел Евгений Олегович с маленькой девочкой, у которой были большие цвета блонда кудрявые волосы.
        ***
        Я не знаю, зачем они мне позвонили в самый разгар вечера с Катей. Она - одна из немногих, что сумела зацепить меня за последнее время. Даже если это произошло не совсем удачно, и всё прошло не так гладко. И я не хотел оставлять её в кафе одну, без машины, вечером, в дождь. Но того требовали обстоятельства. Она сегодня узнала обо мне гораздо больше, чем все девушки за последние пять лет. Мне нужно было отдохнуть и двигаться дальше. Звонок Никиты пришёлся как раз кстати, когда её очаровательная миниатюрная нога лежала сверху на моей ноге. Это действие может показаться хозяйским, но она сделала это из уважения. Из уважения к Косте. В сердце кольнуло, словно заноза застряла, но я упорно продолжал идти в наш офис.
        Мы (я, Максим, Олег и Никита) собирались открывать своё дело. Поставки вещей за границу и строительство офисов. Родители нас поддерживали и помогали деньгами, чтобы вложить первые деньги. Фирма «Медиа ИНМО» должна была открыться на мировом рынке в ближайшие месяцы. Нас спонсировали не только родители ( на то, чтобы их деньги вообще с нашей фирмой не сплетались, настояли только мы вчетвером). Но все решили, что спонсировать будут поровну: половину расходов идёт на родителей, половина на «Фонд Перспектив и Молодёжи». Мы подали заявку на прошлой неделе, и ответ пришёл почти мгновенно, о чём парни и хотели поговорить сегодня. Я зашёл в прохладный холл, затем в офис. На диване сидели Максим и Олег, Никита облокотился на большой стол переговоров. Арендовали помещение быстро, отделали его ещё месяц назад.
        - Чувак, почему так долго? - спросил Никита.
        - Ты отвлёк меня. Я имел права закончить, что начал.
        - Ты всё-таки уложил её? - спросил Олег. - Я думал, она не настолько бесхарактерная.
        - Заткнись. - я рыкнул на него. - Вы позвали меня, чтобы обсудить дело или разговаривать о том, кто кого трахнул?
        - Илюх, не бесись. - сказал Максим. - Мы все сегодня в приподнятом настроении…
        - Неужели все сегодня ночью с победительницам…? - я удивился. Мы теперь будем общаться ввосьмером. 4х4. - Ладно, об этом позже. Что случилось?
        - Мы думаем, нас хотят кинуть. - начал Никита. После моего немого вопроса Никита продолжил. - Как считаешь, неподозрительно ли, что как только мы отправили письмо в Фонд, положительный ответ пришёл наследующий же день.
        - Это не удивительно. - подал голос Олег. - Те, у кого больше перспектив и денег, всегда дают ответ быстро.
        - Вот именно, - заметил Максим. - У кого больше денег. Разве Фонд не должен окликаться на тех, у кого их вообще нет?
        - Фонд просто считает, что они прогорят. - высказался я. - В этом нет ничего удивительного.
        - Надо проверить их. - сказал Максим.
        - Каким образом? - спросил я.
        - Легко и просто: влезть к ним в базу данных и посмотреть информацию. - Олегу было сделать это в два счёта.
        - Хорошо. - согласился Олег. - Я проверю их сервер завтра.
        - Отлично. Максим и Никита - вы проверьте информацию у народа. Вдруг, кто слышал о них что-нибудь. Я займусь документами и подписями. - я сказал всем о своих обязанностях.
        - Надеюсь, не прогорим. - сказал Никита, стоя в середине кабинета.
        - Нельзя сомневаться в том, чего никогда не случится. - ответил я ему, становясь рядом.
        Олег и Максим тоже подошли. Мы обменялись рукопожатием, как делали это всегда.
        У Никиты зазвонил телефон, и он достал его. Прочитав смс, он широко улыбнулся.
        - Кто пишет? - спросил Максим.
        Зверская ухмылка появилась на его лице.
        - Аня сказала, что оторвёт мне голову, когда я приеду к ней.
        - А что случилось?
        - Ха-ха, по-видимому, она угадала твой пароль и прочитала сообщения. - предположил Олег.
        - В яблочко. - сказал Никита.
        До сих пор не могу поверить в то, что мы все пристроились к этим девчонкам. У каждого появилась девушка. У меня до сих пор её нет, как и Кати нет парня. Мы не разговаривали об этом, но оба знаем, что всё намного сложнее, чем всем думается. У неё есть свои секреты, у меня свои. Мы не нуждаемся в них, но сегодня я рассказал ей то, чего бы не раскрыл ни одной девушке, с которой переспал. Ноя не спал с Катей. Скорее это было отмщением, выхлопом. Это было то, в чём я нуждался. Я нуждался в ней, как и она во мне. Я не знаю, как объяснить то, что нам снится одно и то же. Но надеюсь, этого больше не будет. Я никому не позволял лезть в свою голову. Несмотря на то, что она и я делали это неосознанно. Я не знаю о её секретах, я и не прошу о них мне рассказывать. Но мне не нужно, чтобы она рассказывала мне, я читаю всё на её лице. Это девочка пережила много дерьма. Мы будем хранить друг друга. А точнее хранить наши воспоминания о прошлом.
        ГЛАВА 9. ПРОШЛОЕ ТЕБЯ ПОМНИТ.
        Я стою у клуба и вспоминаю место, где оставила свою машину. С Евгением Олеговичем я распрощалась полчаса назад, когда дождь чуть приутих, и я не нашла лучшего времени забрать Жука.
        Клуб полыхал и зажигался, музыка доносилась до меня, как в прошлый раз. В прошлый раз, когда вы с Ильёй переспали. - мелькнуло в моём сознании. Где-то в районе живота кольнуло. Мне не больно об этом вспоминать, я знаю, что поступила осознанно, и винить его или меня не собираюсь. Да, мне было приятно. Да, я этого в какой-то степени сама желала. Но, я не хочу, чтобы это как-то повлияло на моё отношение к окружающему миру.
        Когда я в очередной раз закрывала и открывала машину ключами, чтобы увидеть где-нибудь оранжево-жёлтое мелькание, слева от меня послышался родной звук. Я уже подбежала к водительской двери, как чья-то рука легла сверху на окно.
        - Помочь чем-нибудь? - раздался дьявольский голос. Я медленно подняла глаза от руки до лица этого человека.
        Мой взгляд остановился на грубом очертании лица, кудрявые рыжие волосы приглажены гелем. Чёрные глаза твёрдо смотрели на меня. Его куртка из грубой ткани была влитую, чёрный брюки и большие ботинки - всё это напоминало… маньяка. Я сглотнула.
        - Нет, спасибо. - я ответила как можно увереннее, но в конце мой голос чуть надорвался. Чёрт бы меня побрал.
        - Спасибо ты мне скажешь тогда, когда я этого заслужу. А сейчас пока не за что. - он полез в карман своей куртки, не сводя с меня взгляда.
        Надо бежать, дура, почему ты стоишь?
        Вместо этого человека, вместо его лица, я видела совершенно другие черты лица: чёрные, словно ад волосы, зелёные, у зрачка с голубыми крапинками глаза, высокие скулы, нос с маленькой горбинкой - я задыхалась в воспоминаниях о нём.
        Что-то острое врезалось в мою куртку. Я опустила взгляд и увидела еле мелькающий при ночном свете нож, который находился у моей печени. Это конец. Я посмотрела на этого мужчину, его рот был напряжён, зубы сжаты.
        - Открывай машину, или я тебя прикончу. - он тихо приказал.
        Нет-нет-нет. Борись, пожалуйста. Ради самой себя, пожалуйста, борись.
        У меня несколько вариантов: 1. Он стоит напротив меня, можно ударить его по паху. 2. Ударить по лицу, но не думаю, что ему будет больно. 3. Закричать. Но вряд ли меня кто-нибудь услышит.
        Хорошо, я попробую. Если и умереть, то лучше бороться. Я приготовила кулак и ногу. Он что-то опять начал бормотать, но я не слышала его. Направила всю силу в правую ногу, и со всей дури ударила его в пах. Он нагнулся и замычал, тогда я врезала ему кулаком в живот. Может быть, я не причиню ему особый удар, но задержу на месте.
        Беги, беги, беги.
        Я рвала себе ноги, спотыкалась, но упорно бежала к людям. Они должны помочь. Хотя бы в этот раз. Ветер бил мне в лицо. Глаза уже щипало, и всё плыло перед лицом.
        Я закричала. Кто-то дёрнул меня за волосы. Голова резко пошла назад, отчего моя шея хрустнула и застонала от боли. Ты никогда не сможешь сбежать. Я начала падать вниз спиной, кто-то перекрыл мне горло рукой.
        - Замолчи! - рычали мне в ухо. - Замолчи дура, а то убью! - сквозь мою жаркую кожу, и бешеный пульс, на своей шее я почувствовала холодный металл.
        Я подчинилась, и сидя на холодной дороге, судорожно тряслась. Слёзы катились по моему лицу. Одной рукой я цеплялась за землю, второй держалась за голову, чтобы ослабить боль.
        - Пожалуйста, не надо. - я жалостно пискнула. Я всегда останусь в твоей памяти.
        - Встань. - я всхлипывая встала. Мне не спастись. Теперь мои мучения будут дольше. По себе знаю, чем больше ты рыпаешься, тем дольше будут наказания.
        Этот человек был на голову выше меня. Он до сих пор держал меня за волосы. Потянув волосы вниз, заставил посмотреть на него, но я не разобрала его лицо. В глазах плыло, и я представляла себе совсем другое.
        - Сдайся, и тебе самой будет легче. - тусклый свет в комнате не сильно показывал всю картину происходящего.
        - Нет. - я мотала головой, слезы текли, но я знала, что сдаваться нельзя.
        - Ты только дольше искушаешь нас. - раздался девичий голос сзади Антона.
        Я сидела прикованная к стулу верёвками. Антон возвышался надо мной. Слабый свет лампочки был моим единственным источником жизни. Я верила в чудо, пока горела это лампочка.
        - Когда ты, говоришь, твои родители вернутся? - Антон отошёл от меня к столу, который находился в углу комнаты. Он встал спиной, и выбирал новую «игрушку» для меня. Это плохо.
        Я сглотнула, собирая последние силы. Ужасно хотелось пить и есть, но кто мне позволит?
        - Через три дня, а может два. - я сбилась со счёта времени. Какой сегодня день недели? Понятия не имею. Сейчас день или ночь? Это слишком большая роскошь, чтобы узнать.
        - У нас мало времени. - сквозь сжатые зубы сказала ему Ангелина. Она сложила руки на груди и подошла к Антону.
        - Я знаю. - тихо ответил он. - Поэтому начнём прямо сейчас. - он повернулся ко мне, и я увидела в его руках нож с закруглённым концом.
        Только бы выжить сейчас.
        Я тихо постанывала, пока меня вели неизвестно в какую сторону. Я знаю, скорее всего, что меня ожидает, и знаю, что мне не выжить, что я умру.
        - Хватит хлюпать носом, идиотка, заткнись и иди молча. - мне не раз так угрожали, я знала, что надо подчиниться.
        Я снова оказываюсь в клетке, в клетке своего ума, в клетке чужих рук и желаний.
        Этот мужчина резко повернул вправо, и завёл нас в тёмный угол между двумя зданиями. Я больно стукнулась головой. Он приковал мои плечи к стене здания, попутно начиная меня раздевать. Я подняла обмякшие руки к груди.
        - Пожалуйста, не надо. - я пыталась скрыть свои недостатки прошлой жизни. - Отпустите меня. Я никому не скажу. - я знала, что такие как он, пропускают жалобные, и скорее всего последние просьбы, мимо ушей.
        - Поздно просить, деточка, твоё время уже пришло. - сказал он, облизывая свои губы языком.
        Псих. Чёртов псих. Мне точно не выжить. Такие как он не остановятся, пока не прольётся последняя кровь. Твою. Мать.
        Его холодные и дряблые руки стянули с меня куртку, я оставалась в жалкой кофте. Нож мелькнул у меня перед глазами.
        - А сейчас, красавица, я советую тебе помолчать. Будет немного холодно, но потом я тебя согрею. Обещаю. - кровожадно заявил он.
        - Остановитесь. - умоляла я. - Пожалуйста, я прошу вас не надо.
        - Эй! - послышался недалеко чей-то голос. - Всё в порядке? - Олег. Это он. Моя надежда.
        - Проваливай, пацан. - зло зыркнул на него мужчина.
        - Олег! - я кричала, что есть мочи. - Помоги, пожалуйста! - я цеплялась за него.
        - Заткнись! - припал рыжеволосый к моему лицу. Нож был у моей артерии. - Не подходи. - он обратился к Олегу. - Хуже будет.
        Моя кофта была уже порезана на половину, и всем открывался вид на мою грудь. Было холодно, но я ощущала погоду совсем по-другому.
        - Да ладно тебе, мужик. - начал Олег, подходя ближе с поднятыми руками. - Отпусти девчонку, и никто про тебя не узнает.
        - Это ты вали отсюда, малыш. Иначе тоже получишь. - он развернулся к нему лицом, а меня оставил за совей спиной. Отличный шанс толкнуть его, но Олег находится пока дальше, чем нужно.
        - Плевать. - отвесил Олег. - Если я уйду, то заявлю на тебя. Уверен, ты уже числишься в розыске. Ты ведь сбежал, так? Тюрьма? Психушка? Сизо? Такую запоминающуюся личность, как ты легко распознать. - ближе Олег, ещё чуть ближе. - Рыжие волосы, большие ботинки, тряпочная куртка. По моим связям тебя найдут в два счёта. - ещё два метра, один… ­ - Отпусти девчонку…
        Этот момент настал. Я отступила на шаг назад, замахнулась и со всей силы ударила ногой ему в спину. Его приглушённый крик был едва слышен, когда он упал на колени. Олег не заставил себя долго ждать, и ударил с ноги ему в челюсть. Рыжеволосый упал лицо вниз на землю. Ужасная картина. Мужчина стонал от боли и всхлипывал. Самая сладкие звуки.
        - Ты как? - робко спросил Олег.
        Я посмотрела на него. И что мне ответить? Чувак, прикинь меня только что чуть не изнасиловали, это конечно происходило уже со мной в прошлой жизни, но этот раз был самым лучшим в моей жизни. Мне приставляли нож к горлу и печени, тогда я впала в экстаз…
        - Катя, я не это имел ввиду. - сказал Олег.
        Ветер подул мне в лицо. Чёрт, моя кофта, она разрезана, и ему всё видно… Я просто качнула головой Олегу, давая понять, что сейчас не хочу разговаривать. Моя куртка валялась на земле, и я нагнулась уже её поднимать, как острая, режущая боль отдалась в моей шее. Я прикоснулась к тому месту рукой, и почувствовала что-то мокрое. Моя кровь. Блин. Рана была небольшая, но болела достаточно сильно. Я подняла куртку одной рукой, второй закрыла порез. Тем временем, Олег наклонился к тому мужику.
        - Жить будет. Вот только челюсть однозначно сломана. - констатировал он. Да плевать я на это хотела. Дрожь прошла по моему телу. Мне нужно домой. Срочно. - Вызывать полицию? - поднял он свою голову на меня.
        - Нет! - резко ответила я. Расскажешь кому-нибудь и тебе не жить. - Не надо. Я… я-я-я домой поеду. Мне домой надо.
        - Куда ты поедешь домой в таком состоянии? Давай я тебя отвезу. - он начал подходить ко мне.
        - Не подходи! - мой голос напоминал сумасшедшую. Я грязная. Снова. Не нужно чтобы ко мне кто-то подходил, успокаивал и… трогал. - Уйди! - я жалобно попросила.
        - Катя, всё нормально. - он успокаивал меня так же, как и этого психа. Может быть, мы и похожи с ним. Вот только я сейчас стою, а он лежит. - Я отвезу тебя домой. - я не псих, я не псих, я не псих…
        - НЕТ! Я сама поеду, отойди от меня! - я быстро подняла нож этого бедолаги и настроила его на Олега. - Не нужно меня успокаивать. Просто. Дай. Мне. Уйти.
        Олег долго и задумчиво на меня смотрел. Даже как-то жалобно. Ну и что. Пусть жалеет меня. Я просто хочу уйти и замолчать.
        - Хорошо. - кажется ему далось это с трудом.
        Он немного отступил. Я начала обходить его с другой стороны, на безопасном расстоянии. Нож держала при себе. Может быть, со стороны, я казалась дурой, но сейчас я просто хотела попасть в своё убежище и не выходить оттуда. День. Месяц. Всю жизнь.
        Я вышла из темноты, не сводя глаз с Олега. Слегка повернув голову, увидела свою машину. Последний раз посмотрела на моего спасителя.
        - Спасибо… - прошептала я, бросила нож в сторону насильника и побежала к моей машине.
        Не нужно оглядываться.
        На бегу я нашла свои ключи от машины и открыла её на полпути. Я быстро добежала и, открыв дверь, села за руль. Я не знаю, что моё тело дрожит, и я утопаю в слезах. Я вытерла их. Мне не нужно, чтобы кто-то меня жалел. Я уже была в такой ситуации и знаю, как лучше себя вести.
        - Мои родители уезжают на следующей неделе. - сладко прошептала я на ухо Антону.
        Мы сидели в каком-то парке, на лужайке, около озера. Здесь было много людей, но очень спокойно. Мы расстелили наши куртки на траве и, лёжа на них, ели мороженое. Он взял себе банановое, а я шоколадное.
        - Серьёзно? - удивился он и игриво ухмыльнулся. - И на сколько мы с тобой свободны?
        - На целых четырнадцать дней. - утвердительно сказала я, положа голову ему на грудь.
        - А брат?
        - Уедет к своей девушке в другой город. - с каждым словом моя улыбка становилась всё шире.
        - То есть, нам никто не сможет помешать? - он притянул меня к себе.
        - Никто-никто. - прошептала я ему в губы. Антон облизнул свои губы от мороженого и поцеловал меня.
        Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!
        С каждым словом я нажимала на педаль газа всё сильнее. Для четверга на улицах было мало машин, я обгоняла каждую и летела дальше. С такими темпами я либо разобьюсь, либо буду дома через пять минут. Надеюсь на первое и второе одновременно.
        Музыка орала на всю громкость, заглушая чужие звуки. Слёз уже давно нет, осталось лишь холодное сожаление к себе. Поверить не могу, что всё происходит сначала.
        Ты запомнишь меня на всю жизнь, любимая. Я останусь твоим самым лучшим и худшим воспоминанием. Потому что прошлое тебя помнит.
        Сквозь песню «Centuries» группы Fall Out Boy, я заметила, как горит экран моего телефона на пассажирском сидении. Я убавила громкость и наклонилась за телефоном. Номер не определился, и я взяла трубку.
        - Алло. - я хлюпнула носом.
        - Где ты? - злой голос принадлежал Илье. Понятия не имею, откуда у него мой номер. В глазах почему-то защипало. Он не должен видеть меня такой. Я вздохнула поглубже.
        - Понятия не имею. - я знала лишь, что дорога продолжается и это главное сейчас.
        Илья - единственный человек, которому я не хотела казаться слабой. Я не должна, не должна, не должна.
        Я всхлипывала всё больше и сильнее.
        - Котёнок, - ему было сложно. Он впервые назвал меня ласково. Я с силой прикусила нижнюю губу, заставляя слёзы остановиться. - Я тебя прошу, езжай домой.
        Я остановилась перед светофором. Хотелось упасть и забыться.
        - Я не могу. - прошептала в трубку. - Они до сих пор преследуют меня. Они никогда не оставят меня в покое. Никогда.
        Илья на мгновение замолчал. Он не знал кто это они. Да ему и не нужно. Чудовище и так всё понимал.
        - Кать, я прошу тебя, возвращайся домой. - меня никто не понимает. И не поймёт.
        Я сбросила вызов, так и не ответив ему ничего. Возможно, он прав. Мне нужно ехать домой. Дома меня ждёт кровать, таблетки, сон и безпосность.
        - Ты должна заявить на них в полицию - мой любимый доктор Ирина Александровна, и теперь вторая часть моей жизни.
        Родители не знают, что произошло с их дочерью за две недели их отсутствия. Они считают, что это депрессия, ведь я им сказала, что просто рассталась с Антоном, поэтому они отвели меня к психологу. Я умоляла Ирину не рассказывать правду родителям или кому-либо ещё. Я знаю, что все наши встречи являются конфиденциальными, но также знаю, что всё равно ведётся учёт по моему состоянию психического здоровья.
        - Ирина Александровна, Вы же прекрасно знайте, что не могу. - я сложила свои руки на коленях и прокручивала кольцо на среднем пальце.
        Мы встречались каждый четверг. Этот день я ждала как глоток воды, после пустыни Сахара. Она стала мне второй мамой. Ей было каких-то жалких тридцать лет, но выглядела она прекрасно: красивые, чуть припухшие губы, золотые глаза, прямые чёрные волосы, почти всё время собранные в пучок, очки в чёрной оправе - она скорее была похожа на студентку, чем на подросткового психолога.
        - Ты можешь, просто не хочешь. - заявила она. Ирина достала из ящика мои таблетки, которые она прописала и купила их специально для меня. - Катя, ты не можешь всю оставшуюся жизнь думать о мести и бездействовать.
        Я резко вскинула голову. Да, я думала о мести. Каждую ночь, каждую секунду - я думала лишь об этом.
        - И что Вы предлагайте? Мстить? Как? Заявив на них в полицию? Я что похожа на идиотку? - я встала с кресла. Она никак не отреагировала на мою вспыльчивость. Я знаю, что она любит меня, и я тоже её люблю. Ирина никогда на меня не кричала, не ругала или отчитывала. Она говорила, что каждый отвечает сам за себя. И неважно, сколько лет тому человеку.
        - Можно и другим способом. - она пожала плечами.
        - Каким? - я села обратно.
        - А вот это, - она указала указательным пальцем на меня. - ты должна придумать сама.
        Я буду им мстить. Однозначно. И неважно, каким способом.
        Я подъехала к своему дому. Утёрла последние слёзы со щёк, закрыла на мгновение уставшие глаза. Песня исполнительницы Sia «Big Girls Cry» была на заднем фоне моих мыслей. Сколько я уже не виделась с Ириной? Год? Около того. Надо её навестить. Я выросла только благодаря ней. Она научила меня скрывать чувства от других, она научила правильно врать людям. Она была тем, кто кинул спасательный круг, когда я тонула. Она - человек, который помог мне выпутаться из тез верёвок прошлого, что сковывали меня.
        Я открыла дверь машины и вышла наружу. Холодный воздух окутал моё лицо. Я сразу пожалела, что плакала. Ветер заставлял меня одуматься. Я поспешила скрыться от него, от его упрёков, от его осуждений. Он гнал меня вперёд, и я быстро зашла в подъезд. Быстро поднялась на свой этаж. Хотела уже доставать ключи, но тут послышалось:
        - Надеюсь, ты не собираешься кинуться кому-нибудь под колёса?
        Я подняла свои уставшие и опухшие глаза. Илья не выглядел усталым, и он не смотрел на меня с сожалением, и за это я ему благодарна.
        - Не дождёшься. - сказала я, хлюпнув носом.
        Он слабо улыбнулся и подошёл ко мне. Осмотрел.
        - Вроде живая. Лечиться будем? - он пытался поднять мне настроение.
        Я ухмыльнулась.
        - Тебе повезло, что я бросила нож там. - он приобнял меня за плечи. Мы направились в квартиру. Я достала ключи и открыла дверь.
        Мы зашли и разделись. Я не хотела принимать таблетки при нём. Поэтому сразу пошла в гостиную. Улеглась на разложенный диван. Илья лёг рядом со мной. Мы не прикасались друг к другу, а мне очень хотелось.
        Не знаю, что рассказал ему Олег. Считает ли он меня теперь сумасшедшей, когда я направила на него нож?
        - У тебя кровь. - указал Великий пальцем на мою шею.
        - Я знаю. - тихо ответила.
        - Где аптечка? - спросил он, вставая с дивана.
        - Не знаю, посмотри где-то на кухне. - я махнула рукой и легла на подушки.
        Он ушёл искать аптечку, которая на самом деле была в ванной. Просто я хотела, чтобы он подольше поискал её. Может быть, это было из-за того, что я не хотела, чтобы он уезжал. Может быть, я хотела подольше оставаться одной.
        Но, в конце концов, мой щит спал. Я начала содрогаться от ужаса, лёжа на кровати. Я не контролировала свои слёзы и действия. Руки тряслись, мне было холодно, глаза болели, громкие всхлипы доносились из моего рта.
        В то же мгновение я почувствовала, как диван просел под тяжестью Ильи. Он был одет как днём: в футболке и джинсах. И был очень тёплым. Чудовище повернул меня лицом к себе. Я прятала лицо в ладонях, не показывала ужаса всего. Он заставил меня обнять его руками, в то время как своими пальцами собирал каждую слезинку. Илья говорил, что всё хорошо. Я верила ему. Он пробурчал себе под нос, что был полным идиотом, когда уехал от меня и не подоспел на помощь. Я не виню его. Никто не виноват в том, что случилось сегодня вечером. Я мяла его футболку в кулаках, спускала своё горе и злость в слезах, которые промочили его футболку. Он гладил мои волосы и целовал в макушку. Я точно знаю - никто не узнает о том, что я сейчас слабая, и кто меня здесь жалеет. Илья не расскажет. Может быть, Ирина была тем, кто кинул мне спасательный круг, но Чудовище и был этим самым спасательным кругом.
        Потому что прошлое тебя помнит.
        И не отпустит, пока я сама не разрушу мосты.
        ГЛАВА 10. СЛУЧАЙНОСТЬ.
        Когда-то в детстве мне говорили, что самое главное в жизни - это любовь. И что самая главная сила в мире - это любовь. Например, Барби с Кеном. Эти отношения были самыми популярными в мире. И строили эту любовь дети. Но Вы же помните как создавали любовника или любовницу своим героям? Так начинают разрушаться стереотипы по поводу счастливой и крепкой семьи. Лично я считаю, что тот человек, кто до сих пор верит в любовь, просто начитался Ромео и Джульетты. Или каких-нибудь плаксивых романчиков, где герои проходят через семь кругов ада и остаются самыми счастливыми на земле. А за ширмой убивают друг друга иголками.
        Сейчас же, спустя много лет, я думаю, что не нужно находить себе вторую половинку на всю жизнь. Нужно найти себе человека, который сможет понять, который сможет сказать Вам всю правду в лицо, а не плевать сожалениями и советами в лицо. У меня такой человек есть. Он самого плохого качества, конечно, так как его лицо полностью не двигается. Эмоций нет. Он может повернуть голову в Вашу сторону и презрительно посмотреть, да так, что Вы заледенейте и наложите в штаны. Но это легко исправить, дав ему подзатыльник разок другой.
        Камни падали в воду, пока туман расходился по всей местности. Было не холодно, а скорее спокойно. Мои ногти уже полностью стали грязными, и я подумала, что, скорее всего мне даже не надо будет использовать лак для ногтей, ведь сейчас они были абсолютно чёрными. Хотите узнать рецепт? Всё очень просто, записывайте: парк с озером - 1 штука, камни - , земля под ногами - 1 штука, девушка - 1 штука, парень ворчун - 1 штука. Всё смешивайте и готово!
        Я сидела на лавочке, склонив голову на плечо Ильи. Он подавал мне камни, а я бросала их в воду. С того ужасного инцидента прошёл почти месяц, и он был достаточно насыщенным. В институте все только и говорили о том, что у четырёх самых-популярных-чтоб-меня-вырвало холостяков появились девушки. Мы с Ильёй за пару себя не считали. И, конечно же, некоторые девушки не могли проигнорировать этот факт.
        Тогда мы сидели в столовой, и жизнь там просто кипела. Каждый бегал за едой или же относил пустые тарелки. Мы вчетвером уселись около окна и мирно поглощали свою пищу, ибо голодный студент - злой студент. Девочки и я уже наслышалась слухов о том, как девушки собираются истерзать каждую из нас. И кислота там была, и ножи тоже присутствовали, даже слышала, что нас хотели накачать лошадиной дозой наркотиков, лишь бы мальчики от нас отстали.
        - Надо просто пропускать это мимо ушей. - сказала Аня, засовывая вилку с салатом себе в рот.
        - Да и поздно уже что-либо предпринимать, все и так знают, что мы с ними в отношениях. - поддержала её Кристина.
        Я пережёвывала свою котлету и внимательно слушала их разговор.
        - До сих пор поверить не могу, что люди могут быть такими жестокими. - Соня вздрогнула от такого презрения и опустила взгляд в тарелку.
        - Это ещё цветочки. - подметила я с набитым ртом.
        Аня и Кристина сразу подняли глаза на меня, ведь они понимали, про что я говорю. Соню решили не посвящать в эту историю, так как я считаю, что после этого у неё может разбиться сердце. И она начнёт меня опекать. А мне этого не нужно.
        Мы продолжали поглощать пищу, как вдруг мои подруги посмотрели мне за спину, и в ту же секунду на меня опрокинулось что-то вязкое и мокрое. Суп. Ещё горячий.
        Я воскликнула и быстро поднялась со своего места. Спину жгло, и я была готова ударить того, кто это сделал. Я повернулась и увидела девушку, брюнетка с зелёными глазами, которая злостно усмехалась надо мной. Это была Ира, та, что была на вечеринке в честь нашей победы. Она была старше меня, и была однокурсницей Ильи. Вокруг становилось постепенно тихо, и мои подруги тоже встали со своих мест.
        - Извини, что опрокинула на тебя свой обед, просто я не замечаю новых подстилок. - она эротично для всех наклонилась и подобрала тарелку с ложкой. Мышца моего глаза дёрнулась.
        Сука.
        - Хотя сама ей и являешься, да? - мои нервы были на пределе, но я не собиралась её бить. А мне очень хотелось.
        Улыбка этой девушки чуть покосилась. Она медленно приблизилась к моему уху.
        - Не смей отбирать то, что принадлежит мне, девчонка. Я таких как ты уже много повидала.
        Не думай, что ты надолго задержишься.
        - Тогда с чего такие переживания? - парировала я.
        Она улыбнулась мне во весь рот.
        - Я тебя предупредила. - и развернувшись, ушла за свой столик.
        Я готова оторвать голову пластмассовой утке, которая стоит у меня в ванне, и я периодически с ней играю - вот насколько я зла.
        - Катя… - Кристина начала ко мне подходить и что-то говорить, но сейчас я была готова только: А. Снять себя эту футболку. Б. Придушить этой футболкой ту девчонку.
        - Сидите. - рявкнула я. Мне не понравился мой тон, но я ничего не могла с этим поделать.
        Я тяжёлыми шагами вышла из столовой. Стук моих маленьких балеток не слышал разве что только мёртвый. Я почувствовала, как макаронина медленно сползала с моей спины. С раздражённостью я открыла дверь женского туалета и проверила кабинки на наличие людей в них. Обнаружив, что в туалете я нахожусь полностью одна, я быстро сняла с себя футболку. Она прилипала к коже, и это жутко бесило.
        Какого чёрта я не узнала, что у Ильи есть девушка? Причём девушка стерва, у которой тональной основы на лице больше чем людей в Новой Зеландии! Я ощущала, как волосы прилипают к шрамам на позвоночнике. Просто прекрасно! Теперь мне придётся и волосы мыть в этом туалете!
        - Не три так сильно. - мужской голос врезался в моё сознание. - Всю футболку порвёшь.
        Мне не нужно было поворачиваться и узнавать кто это.
        - Уйди. - я попросила сквозь сжатые зубы.
        Я услышала шаги Ильи, который шёл ко мне. Он стоит уже за моей спиной. Его руки расположились по обе стороны от меня на тумбе, которая соединяла раковины. Было такое чувство, как будто его руки были крыльями, и он меня укрывал ими.
        Романтика.
        Полная чушь. Нельзя становиться такой бесхарактерной.
        - Полагаю, ты слышал, что произошло. Поэтому лучше уйди пока я тебе не врезала. - мои губы дёргались в раздражении. Я ненавижу таких людей, как Ира. Людей, которые думают, что им можно всё. Это не правильно, чёрт возьми!
        - Нет. - ответил Илья спокойно.
        Его рот был у моего уха. Тёплое дыхание тормошило мои волосы, они лезли мне в лицо, и я быстро заправила их за ухо. Как я сейчас пойду на пары? Мой вид будет похож на выжатый лимон. Опять начинается очередная война с никчёмными людьми, которые ставят себя выше всех! Все думают, что они крутые и классные, но я бы лучше попробовала на вкус дерьмо, чем эти определения вышли из моего рта. Жалкие люди, у которых пропеллер вместо мозгов.
        Я повернулась лицом к Илье. Его руки всё также были по обе стороны меня.
        - Почему я должна выслушивать всё это? - гневно спросила я. - Почему я в последний момент узнаю, что у тебя есть девушка?
        Он терпимо смотрел мне в глаза. Правой рукой он убрал мои волосы с мокрой шеи и перебросил их на одну сторону.
        - Здесь каждая вторая думает, что встречается со мной. - мягко произнёс он. - Я не обращаю внимания, потому что уже привык к этому.
        Он убрал свои руки и взял мою мокрую футболку. Поднёс её к раковине и намочил водой.
        Я задумчиво смотрела на его профиль.
        - Та девчонка, Ира, кто она тебе? - спросила я.
        Илья повернулся ко мне лицом. Он подошёл и начал футболкой смывать с меня суп. Я чувствовала, как кожа просто поёт от счастья, что её отчищают. Он мягкими движениями протирал мою шею. Затем повернул спиной, и начал вытирать там.
        Чёрт. Мои шрамы. Я хотела уже повернуться, но Илья жёстко оставил меня на месте.
        - Мы с ней спим, иногда. - наконец-то произнёс он. - Точнее спали. Она не надоедала мне: не задавала глупых вопросов, приходила, как только я её позову…
        - А за спиной ликвидировала соперниц. - кивнула я головой. - Всё ясно.
        - Я этого не знал. - сказал он. - Но я с ней сегодня поговорю.
        Беспомощность и слабость - два самых плохих качества.
        - Не надо. - протестовала я. - Если она захочет повыдёргивать мне космы, то я принесу бензопилу. Подпилю её ноготочки.
        Я услышала приглушённый смех Ильи. Он осторожно обнял меня сзади за талию. По моему телу прошли мурашки.
        Неправильно, неправильно, неправильно.
        Самоликвидация начнётся через 3,2,1…
        - Такая упрямая. - сказал он мне в шею.
        Бум! Бабах!
        Комплимент. Это был только что чёртов комплимент.
        Спокойно.
        Я повернулась к нему лицом, всё также оставаясь в его объятьях.
        - У меня ещё много других хороших качеств. - кивнула я головой.
        Илья тепло смотрел мне в глаза. Казалось, что на его лице читалась усталость. Так бы подумал обычный прохожий. Я же знала, что это было спокойствие и умиротворённость. В ту ночь мы почти не спали, так как я ревела не переставая. Уснули где-то под утро. Мои глаза словно автобусом расплющило.
        Чудовище поднял руку и убрал выбившуюся прядку за ухо. Прозвенел звонок, но мы даже не дрогнули. Так и продолжали стоять и просто смотреть друг на друга.
        - Тебе нужно одеться. - сердито подметил Илья.
        - Ох, правда? Разве тебе не нравится мой вид? Думаю, у многих поднимется настроение.
        - И тут же упадёт, потому что ты не выйдешь отсюда раздетой.
        - Я буду сидеть здесь? - удивлённо спросила я. - До конца пар?
        - Это было бы хорошим решением, так как здесь безопасно, и никто не сможет домогаться до тебя, но… - он уклончиво повёл головой. - Но так как я хороший дядя, то отпущу тебя на пары. - я уже хотела спросить, голой ли? Но он внезапно продолжил. - В своей одежде.
        - Да я же утону в ней. - он отпустил меня и начал снимать свой свитер чёрного цвета.
        - Так мне будет спокойней. - сказал Илья, протягивая свитер.
        Сам же он оставался в футболке, которую одел под свитер. Я взяла его и попыталась надеть на себя. Просовывая голову, я чувствовала, что тону в его запахе. Он везде. Он словно облако окутывал меня. Как защитный слой.
        Я улыбнулась и раскинула руки в сторону:
        - И как я выгляжу? - я прокрутилась вокруг себя.
        Он оценивающе посмотрел на меня.
        - Я бы сейчас увёз тебя домой. Даже если бы протестовала. - я тут же покраснела и спрятала свои руки в его длинные рукава.
        Вселенная, с кем ты меня связала?
        Не получив ответа, мол так тебе и надо, я нехотя сказала:
        - Пора идти.
        - Жаль. - весело и грустно одновременно сказал он.
        С его интонацией это выглядело до нелепости мило и глупо.
        ***
        Я почувствовала, как Илья взял меня за руку и переплёл наши пальцы. Его рука была тёплой и грубой, моя же холодной и чувственной.
        - Как думаешь, когда снег выпадет? - спросила я Илью. Камни закончились, поэтому мы просто сидели на лавочке.
        Скоро ноябрь и я очень хочу первый снег. Я всегда выбегаю на улицу половить его языком и руками. Это чудо несравнимое ни с чем. Ты погружаешься в сказку.
        - Думаю, уже должен. В ближайшие дни. На улице холодает и появляется туман. Значит, скоро.
        Мы много проводили время вместе. За исключением случаев, когда у него была работа, а я уезжала к родителям. Маме я не рассказала про Илью. Надеюсь, он своим тоже про меня не рассказывал. Пф, конечно же, нет. Иногда он оставался у меня ночевать, - что происходило практически всегда - иногда я оставалась у него.
        Я зевнула. Сейчас около пяти вечера, но я очень устала. Физкультура выдалась удачно. Мы здорово поиграли в волейбол. Точнее я, Аня и пару десятков мальчиков. Народу было куча, поэтому мы решили играть по очереди. Остальные девочки либо не хотели портить лак на ногтях, - к этой категории относилась Кристина, либо боялись быть пришибленными мячом - к этой категории относилась Соня.
        - Поехали домой. - сказала я устало.
        Ему ненужно было понимать куда ехать. Он сам выбирал. Я никогда не была против. Моя машина стоит у его дома, поэтому, скорее всего, мы поедем к нему.
        - Поехали. - спокойно ответил Илья, и мы пошли к машине.
        Я уселась в тёплое сиденье спереди. Здесь было так тепло и уютно. Туман сгущался, и Илья поехал медленнее. Я чувствовала, как моё тело начинает слабеть и погружаться в сон.
        Последняя моя мысль была о том, что я засыпаю в самые неподходящие моменты.
        ***
        Мы почти подъехали к моей квартире.
        Надо спросить, не хочет ли она заехать в магазин и взять себе что-нибудь.
        - Тебе что-нибудь надо купить? - спросил я, продолжая смотреть на дорогу.
        Нет ответа.
        - Кать…- я повернулся и увидел, что она склонила голову влево, и её глаза были прикрыты.
        Заснула.
        Она смотрелась умиротворённо и спокойно. Я включил печку, чтобы она не замёрзла.
        Удивительные события происходят в моей жизни. Всё идёт в лучшую сторону. Компания, друзья, семья, Катя… Эта девушка просто выносит мне мозг. И, знайте, мне нравится. Нравиться её оберегать, нравитбся выслушивать её маленькие капризы, вызовы, которые она постоянно бросает мне, её шуточки - я словно отдыхаю от серой и скучной массы мира.
        С ней тяжело в какой-то степени, но где-то в далеке сознание мне говорили: «Но с ней, именно с ней, ты чувствуешь себя живым». Я и так живой, но до неё я тратил своё время попусту: бары, клубы, ряды девчонок, которые мне были безразличны, выпивка - раньше это всё катилось, словно шар для боулинга - прямо по дорожке. С ней же мой шар всё время куда-то уходил в сторону. И мне снова, и снова приходилось применять попытки, чтобы выбить идеальный бросок.
        У Кати множество иголок, множество изъянов и неизведанных мне углов её сознания. Она напоминало мне кактус - да-да, именно кактус - но согласитесь, приятно наблюдать, как бутон на этом кактусе снова расцветает? Уверен в её жизни он раскрывался раньше, но увял… Из-за каких-то подонков. Бутон завял, скорчился, и на кактусе появилось ещё больше иголок, ещё больше изъянов, травм, шрамов. Шрамы на её спине… Когда я увидел их в женском туалете, то еле сдерживал себя, чтобы не выпытать из неё информацию о этих извергах, и в тот же час убить их.
        Когда-то она была обычной девушкой, обычным подростком, который верил в счастливый конец, ходил в розовых очках и напевал песни МакSim. И кто-то убил в ней это, растерзал, как несчастный листок бумаги, порвал на мелкие кусочки. Разбил её хрустальную розу, что была у неё в душе. Она ловила эти осколки, хотела сохранить прежнюю себя, но они до сих пор в её ладонях. Маленькие стекляшки, застрявшие в её коже, словно пыль в глазах. Они постоянно напоминают ей о тех людях. Они подстёгивают её, напоминают, что прошлое не ушло. Катя не отпустит их, пока не вытащит эти стекляшки из своих рук. Я должен ей помочь, должен… Вот только позволит ли она мне?
        Надеюсь, это случится.
        Я припарковался и выключил мотор. Катя продолжала тихо сопеть. Маленький ребёнок, с ней всё время надо возиться. И… Откуда взялись эти чувства? Я не питаю к ней любви, но это… что? Увлечённость? Разные характеры? Разные статусы в обществе?
        Я опирался лишь на то, что у нас одинаково истерзанное прошлое. И пока мне этого хватало.
        Я вышел из машины и пошёл к пассажирской двери. Аккуратно взял Катю на руки, чтобы она не проснулась.
        Забота.
        Прежде, мне бы наверно захотелось вытошнить из себя это слово. Вытащить пинцетом из груди. Без наркоза.
        Сейчас, я несу эту девушку к себе в квартиру. Уже неизвестно в какой раз. Ни одна - я ещё раз повторюсь - ни одна из девушек раньше не была здесь повторно. Только Катя. Ей я это позволял, потому что знал, что я хочу этого. Потому что знал, что я должен. Потому что знал, что… нужен? Скорее всего. Она часто что-то лепетала во сне. И часто это было: « Не надо… Останься… Не уходи…». И, побрал бы меня чёрт, я оставался. Каждый раз. Её манера говорить мысли вслух - это невероятно раздражает, и невероятно захватывает. Вот что я в ней любил.
        Любил?
        Это слово, словно обливало меня потоком некончающейся ледяной воды, который имел охренеть какой напор. Он сносил тебя с места на далёкие миллионы метров. Но сейчас я упорно шёл на него, переступая через границы дозволенного, которые были созданы мной же.
        Я тихо зашёл в квартиру и оставил дверь открытой, чтобы вновь вернуться, когда положу Катю на постель.
        Сев за ноутбук, я начал работать. За этот месяц нам мало что удалось узнать о Фонде. Чертовски мало. Олег взломал их сервер, проверил, но ничего странного не нашёл. Знакомые почти ничего о них не слышали, поэтому я начал подготавливать все документы к перечислению денег и сборами нужных подписей. Передо мной лежало много бумаг, каждую из которых надо проверить. Тщательно. Медленно. И много-много раз. Этого не требовал никто - я сам так решил.
        Последний раз посмотрев на отчёты, договоры и бла-бла-бла, я наконец-таки снял себя пиджак. Ох, это охренительно чертовское чувство, когда освобождаешься от прочих нагрузок. Думаю, Катя бы сказала: « С такими мыслями ты походишь на пузатого бизнесмена, у которого пиджак еле сходится. И это он хочет избавиться от своего хозяина, а не наоборот»
        При мысли о ней я повернул голову в сторону кровати. Она всё также мирно сопела. Рот и глаза были слегка приоткрыты. Как будто ждала подвох.
        Она спала в одежде, и я не собирался её раздевать. Я знаю, что ей будет неприятно. И я знаю, что она уйдёт этой ночью. Она всегда уходила, потому что ей так было легче. Или потому что она смущалась и стеснялась меня. Я больше надеюсь на второе. Я быстро разделся и лёг рядом с ней, погружая свой нос в уже привыкший для меня запах её волос.
        ***
        Я открыла глаза и быстро моргала ими, так как они слипались. Зевнув, я посмотрела время на часах. 23:48. Я чувствовала, что Илья спит рядом со мной, но не трогает. Он думает, что мне неприятно. Да, действительно. Но так было раньше, сейчас я хочу, чтобы он меня обнимал. Сладкий трепет прошёлся по моему животу и уходил в шею. Слегка не вовремя, ибо сейчас мне нужно ехать домой.
        Я тихо поднялась с кровати, провела руками по лицу, прошлась по волосам и упёрла руки в бока. Как всё непросто. Я стесняюсь спать с парнем. Именно стесняюсь, а не боюсь. Я развернулась к кровати. Илья мирно спал, его волосы были в лёгком беспорядке, а на глазах начали появляться маленькие мешки. Я слышала, что они открывают свою фирму, поэтому Илья всегда приходит уставшим. Я не знаю, что мне надо делать в такой ситуации.
        Поддержать или же наоборот лучше не трогать эту тему? Я никак не могла найти ответ на этот вопрос, и не находила ничего лучше, чем обнять его и спрятать свою голову у него в груди. Он целовал меня в макушку, и я трепетала.
        Тихо подойдя к постели с его стороны, я протянула руку к его волосам и растрепала их, но так, чтобы он не проснулся, оставила лёгкий еле чувственный поцелуй и поехала домой.
        Мы жили достаточно далеко друг от друга, примерно в сорока минутах езды, поэтому домой я приехала ближе к часу ночи. Я вышла из машины и направилась к своему подъезду, как увидела знакомую чёрную Ауди. Олег.
        Весь этот месяц я его избегала. Мне было стыдно, очень стыдно за то, что я направила на него нож в ту ночь. И он хотел со мной поговорить. Не при всех, конечно. Олег не трогал меня, когда мы собирались в компании, но он сверлил меня взглядом. Думаю, во мне уже было достаточно дырок и можно было играть в мозаику. Вставлять цветные детали в маленькие отверстия и большими буквами выложить слово «ДУРА». Когда же мы сталкивались в институте то я либо пряталась, либо когда уже была совсем безвыходная ситуация притворялась мёртвым моржом. Думаю, сейчас у меня этого не получится.
        Я увидела, как Олег открывает дверцу и выходит из машины. Улыбнувшись ему, я спрятала свои руки в карман джинс и принялась ждать. Но видимо, это я должна к нему подойти, ибо он опёрся на машину, сложил руки на груди и стоял, смотрел на меня. Ну, хорошо. Будет по-твоему.
        Я быстро втянула воздух в лёгкие и пошла к его машине. Я уже хотела сказать ему какую-нибудь шуточку, как поскользнулась на чём-то и начала падать вперёд. Моей неуклюжести нет приделов. Олег ловко поймал меня. Я почувствовала на своих губах что-то мягкое. Открыв глаза, я увидела удивлённое лицо Олега и быстро отпрянула от него.
        Какой же стыд! Позорище! Я когда-нибудь могу не оказываться в таких вот ситуациях?!
        Нет, видимо нет. Моя жизнь одна сплошная неловкость.
        - Я…прости, я не ожидала, это случайно было. - чёрт возьми, как же стыдно!
        - Всё в порядке. - ответил он. - Ты главное так каждого прохожего, который будет тебя ловить, не целуй. А то Илюха быстро морду набьёт. - усмехнулся Олег.
        - Ты молись, чтобы он не узнал об этом. - подколола я его.
        - Я спрячусь в бункер. Не волнуйся, у меня он есть на всякий случай.
        Настала неловкая пауза.
        - Что ж, - я слегка хлопнула ладонями себя по ногам, отгоняя стыд. - раз уж мы хотели поговорить, пойдём домой. Нечего на улице морозиться.
        Я указала рукой на подъезд. Олег по-дружески закинул свою руку мне на плечо, и мы пошли в квартиру.
        ***
        Лёжа пялясь в потолок, я вспоминал последние проведённые недели с Катей. Я проснулся ещё до того, как она ушла. Она потрепала мои волосы, и я еле сдерживался, чтобы не перехватить её руку и уложить в кровать. Как это девушка могла повлиять на меня за жалкий месяц? Ужасно непонятно.
        Как-то раз мы ходили на набережную. Там много воды, яхт и прочей водной техники. У берега мы нашли уток. Купив белого хлеба, мы начали их кормить. Утки крякали и лавили хлеб на лету.

        - Они так борятся. - спокойно сказала Катя. - Каждый кусочек продлевает им жизнь. - она задумалась. - Всё это несправедливо.
        - Несправедливо? - спросил я.
        - Да, несправедливо. Каждый имеет право на жизнь. Даже на борьбу за жизнь. Уток, вон, убивают, чтобы прокормиться. Жестокий мир. Нам нужно платить за то, чтобы существовать. Словно ты взял большой долг у Вселенной и, живя, расплачиваешься. А кто-нибудь спрашивал нас - хотим ли мы такого платежа? Такой волюты?
        - Нет. - тихо ответил я.
        - Нет, - твёрдо сказала Катя. - нам не дают право на выбор. Это неспаведливо. Хотя бы по отношению к природе.
        После недолгих раздумий, я спросил:
        - Разве ты не рада, что живёшь?
        Она усмехнулась.
        - Хм, только сейчас я живу, но... были времена, когда выживала, а не жила. Прямо как эти утки. Они готовы убить друг друга, забрать кусочек, чтобы выжить.
        Катя поджала ноги под себя, когда мы сидели на земле и холодных камнях.
        - Был такой случай... - она замолчала. - Мне было14-15 лет, когда я выживала. И, знаешь какая ирония судьбы? - она злостно искривила губы. - Это были мои лучшие друзья на тот момент, - она указала на уток. - мои сородичи. По крайней мере я так считала. Как-то раз, когда мои родители уехали, я предложила им устроить некий "пати-хард" у себя на квартире. Их было трое: девушка и два парня. Вот только... вот только они пришли ко мне не с самыми добрыми помыслами. Они связали меня, - её голос начал дражать, но очень хотела скрыть это. - привязали к стулу, заклеили рот скотчем, велели молчать. Мой брат не должен был вернуться, поэтому мне никто не смог бы помочь. Никто. Они приходили почти каждый день. Иногда кормили, иногда нет. Они приносили ножи, зажимы - всё, что можно назвать орудием пыток. Они делали надрезы ножом, в самых закрытых местах, чтобы никто не смог увидеть. Каждый раз было что-то новое. - я боялся шевелиться и дышать, пока она молчала. - А знаешь, что самое забавное? - Катя повернула своё каменное лицо ко мне. Я прекрасно знаю это выражение, такое же использовал я. - Когда я спросила
зачем они это делают, они ответили, что ради забавы. Ради забавы. Какими же надо быть больными наголову, чтобы сделать такое? И... - она запнулась. - и ладно, если это были бы совсем мне незнакомые люди, так это были люди, которых я считала самыми лучшими на свете. Я любила их. Даже после того, что они со мной сделали, я продолжала их любить. Я верила, когда была связана верёвками, когда была порезана, словно мясо в руках шеф-повара, когда они испытывали меня лёгкими наркотиками, заставляли глотать, когда они испробовали на мне электрошокер... - её голос оборвался. Ветка, которую я взял в руки, когда она начала свой рассказ, резко сломалась. - ... я продолжала верить в них.
        Звук моего телефона отвлёк меня от воспоминаний. Я поднялся, чтобы взять его со стола. Смартфон оповестил меня о приходе смс. Разблокировав телефон, я увидел, что смс пришла с незнакомого номера. Открыв сообщения, я застыл: на фото были Катя и Олег. Они соприкасались губами. Катя была в той же одежде, что и сегодня. На второй фотографии они были изображены со спины. Олег обнимал её за плечо, и они, по всей видимости, направлялись к ней в квартиру.
        Напор, против которого я шёл всё это время ради Кати, смыл меня в глубокую яму и начал топить.
        ГЛАВА 11. ИЗМЕНА. ЧАСТЬ 1.
        Мы хорошо посидели с Олегом. Я напоила его чаем, мы немного поговорили, и он уехал домой.
        Сейчас я лежу в своей постели и смотрю на космические обои, которые подсвечены малюсенькими светильниками снизу по двум сторонам.
        Я всё ещё думаю об Илье. Точнее о нас. Я не могу думать о Чудовище, как о важном человеке, о человеке которого люблю. Нет, не люблю. Мне он… нужен. Как глоток воды, как частичка пищи, как лучик света в кромешной тьме. Это зависимость. Плохая зависимость. Но моя жизнь сплошь один черный цвет, а Чудовище… он моя яркая красная полоса в этой гуще. Он мой спасательный вертолёт с лестницей, когда я тону в океане. Он ловит меня, когда я падаю в жерло вулкана. Он откапывает меня, когда я просыпаюсь в гробу под землёй. Чудовище - мой спаситель. Чудовище - аспирин с похмельного утра. Чудовище - мой.
        Мой?
        Да.
        Я уже понимаю, что не смогу без него. Я… влюбляюсь?
        Боже мой, нет. Нет.
        Да.
        Две несчастные буквы сдавливают мне горло, нажимают с силой на него, приказывая выдавить это слово.
        Я сдаюсь. Да - чёрт вас всех побери - да я влюбилась в него!
        Взывая, как волк от безысходности, я запускаю руки себе в волосы и ногтями вдавливаю их в кожу. Очнись! Очнись!
        Не получается. Мне не хочется. Я уже погружаюсь в его волны. Мои слова о мольбе, об отрезвлении ума уходят, словно пузырьки воздуха в воде. Мой последний кислород уходит, мой здравый смысл топнул ногой и, плюнув, мол, сама разбирайся, уехал к чёрту на кулички. Теперь настоящая я должна сама разобраться в этом. А разбираться есть в чём: как он отреагирует на моё признание? Я знаю, что он в любом случае догадается, потому что он читает меня, как будто алфавит проговаривает.
        Чёрт, что делать? Мой мозг говорит мне бежать сломя голову, но я не хочу. Не могу. Когда я успела в него влюбиться? Когда мы первый раз переспали? Когда я рассказала всю правду о себе? В тот момент я думала, что он соберёт руки в ноги и убежит. Я надеялась на это. Я думала, что если он уйдёт, то я забуду его. Его жёсткие черты лица, его острую улыбку, его глаза, разрезающие меня пополам. Но нет. Он остался. Он бесился, пинал камни на берегу, ругался так, что даже у зэка уши в трубочку свернутся, но он остался.
        - Спасибо тебе. - поблагодарила я шёпотом его мысленно.
        Интересно, что он делает? - спросила влюблённая часть меня.
        Я цокнула.
        Три часа ночи, дура, что он может делать? - ответила ей вторая часть, совсем маленькая часть, которая протестовала и буйствовала, как не затухший уголёк в огромном потушенном костре.
        Рука потянулась к телефону. Я обещала писать ему, когда уезжаю. Что ж, есть повод.
        « Прости, что не попрощалась. Ты так мило спал, словно тюленя селёдкой обкормили:) Со мной всё в порядке. Я уже давно дома, так что… в общем, всё нормально. Спокойной ночи!»
        Смс отправлена.
        Ой, кое-что забыла. Пальцы заплясали на сенсорном экране.
        « Пусть тебе приснятся жуткие африканские жуки, которые лазят по твоему телу и залазят под трусы.»
        После оповещения, где говорилось, что моё пожелание доставлено, я уснула.
        ***
        В машине звучала песня «Голая» Градусы, где я не отрывая взгляд от дороги, пела во весь голос. Прохожие странно на меня смотрели, водители понимали и качали в такт головой, даже не зная, какая песня у меня играла. Но они понимали это чувство лёгкости и свободы. Как только песня закончилась, я обернулась по сторонам, где водители и их пассажиры хлопали мне.
        -Спасибо, спасибо. - я приложила руку к сердцу и кивала головой по сторонам, благодаря их.
        Загорелся зелёный свет, и я нажала педаль газа. Буквально следующий поворот и я приеду к институту. Машины плавно ехали, и я повернула влево, заезжая на парковку. Ух, мест почти не осталось. Но жизнь и так была несправедлива ко мне, поэтому оставила для меня чуток удачи. Я поставила машину на сигнализацию и плавной походкой пошла в детище дьявола.
        У входа спиной ко мне стоял Илья и трещал по телефону. Моё тело опять начинает тонуть в его океане. Мурашки пошли по всему телу. Я незаметно к нему подкралась и привстала на носочки, закрывая своими руками его глаза. Он замолк и сбросил вызов.
        - Так, - начал он. - если это маленькая маньячка, которая решила, что я не узнаю её, то…
        Он резко повернулся и, рыча как зверь, заключил меня в свои объятья и начал щекотать одной рукой. Я захихикала и, смеясь, отбивалась от него ногами.
        - Пусти! - сквозь смех попросила я.
        Чудовище отпустил меня и тут же резко поцеловал. Маленькая дрожь прошла через всё моё тело, волосы словно встали дыбом, и я обняла его за шею.
        - Жуки ко мне ночью не приползли… к сожалению. - с улыбкой сказал он, отрываясь от меня.
        - Правда? - печально спросила я. - Ну я же им специально позвонила и попросила. - я по-детски топнула ногой.
        Илья залился смехом.
        За нашей спиной кто-то покашлял. Мы обернулись и увидели Евгения Олеговича.
        - Не хотелось бы вас отвлекать от столь важного занятия но… - я густо покраснела. До сих пор не могу привыкнуть. - Можно я у вас украду Екатерину, Илья?
        - Что-то случилось? - спросила я.
        - Ничего серьёзного, хотелось бы обговорить Ваши оценки, Катя. Уж слишком они плохие в последнее время.
        - Конечно. - ответил Илья, отпуская меня. Его лёгкое касания руки об мою руку заставило трепетать. Ох, нет, пожалуйста, не в этот момент!
        Я нехотя поплелась за Евгением Олеговичем.
        ***
        Она сияет. Ну конечно, ведь у неё была замечательная ночь с Олегом. Но она по-прежнему мне нужна. И это очень раздражает. Эта девушка уже засела в моём сердце, я не хочу её отпускать, но и наша близость теперь мне брезглива. Но и ещё меня расстраивает то, что в этой истории теперь участвует Кристина. Олег обманывает её, а она не достойна этого. Мне нужно с ней поговорить. Я должен ей сказать правду, она имеет право знать.
        Я вижу, как Кристина приближается к входу. Кристина хмурится. Она роется в своей сумочке и что-то ищет. Вечная проблема девушек. Я подошёл к ней.
        - Привет. Нам нужно поговорить. - нельзя медлить. Её сердце скоро пригреется к моему другу. Или уже пригрелось.
        Она подняла свои глаза цвета шоколада на меня.
        - Да. - коротко ответила она. - Нам нужно поговорить.
        Я завёл её в дальний угол, чтобы нас никто не подслушивал.
        - Я видела фотографии. - её голос был бесчувственным.
        - Мне интересно, кто их прислал? - я думал об этом, но, ни к каким выводам не пришёл.
        - Плевать я хотела, кто их отправил. Мне важнее то, что моя лучшая подруга предала меня, а парень изменил. - Кристина говорила жёстко. Она злилась. Я тоже. Хотя, нет, я взбешён. - Я хочу возмездия.
        Молодец, девочка. Правильно мыслишь.
        - Только не думаю, что это будет самый приятный способ. - намекал я.
        - Я знаю, о чём ты говоришь. - она смотрела по сторонам. Нам не нужны лишние уши.
        - Как нам это сделать? - спросил я.
        - Фотографии - это глупо. - Кристина задумалась. - У Кати через неделю День Рождения. Мы с девочками планировали отпраздновать его в клубе. Нужно много людей.
        - С этим я справлюсь. - я кивнул головой.
        - Хорошо. Я организую вечеринку.
        Прозвенел первый звонок. Кристина чуть отступила. Разговор окончен. Я взял её за кисть руки.
        - Не подавай виду. Веди себя как обычно. - предупредил я её.
        Она усмехнулась.
        - Это ты, смотри, не расчувствуйся.
        Эти слова были как шторм. Кристина была права. В этом деле не нужны чувства. Только холодная расчётливость.
        Всё возвращается в прежнее русло. Пока что.
        ГЛАВА 11. ИЗМЕНА. ЧАСТЬ 2
        По-видимому, я должна сказать, что это мой самый лучший день в жизни. Нет. Он - самый худших из всех. Начну сначала.
        Сегодня 31 октября - мой День Рождения. Сегодня мне девятнадцать. Я старею и распускаюсь, как цветок одновременно. Я люблю этот день, я люблю, когда мне оказывают внимание, искреннее внимание. Когда твои любимые и родные люди делают всё, чтобы тебе угодить, чтобы ты не расстроилась, чтобы ты расслабилась. Но мой внешний вид не говорил о том, что я именинница. Для этого дня я не решалась наряжаться - это глупо. Я надела обычную футболку серого цвета, джинсы и кроссовки. Сегодня мне устроят очередной «сюрприз». Я не люблю сюрпризы. Люто ненавижу. Но всё же мне приятно.
        Я заглушила мотор Жука и направилась в институт. Медленный вдох, выдох. Главное - сохранять спокойствие. Просто мне надо смириться с мыслью, что сегодня добрая половина института будет подходить ко мне, поздравлять, желать всего хорошего и… обнимать. Я вздрогнула, и мурашки с головы до пят прошлись бурным маршем. Мало ли, что эти люди трогали, мало ли, я не знаю, насколько они грязные или насколько чистые. К «чистым» мне будет неприятно дотрагиваться, потому что они не знают, насколько противной я раньше была, или являюсь сейчас.

        Запах чего-то свежего отвлёк меня, и я подняла свою голову вверх. Передо мной были цветы, лилии, которые я бесконечно любила. Их было немного, но учитывая, что лилии сами по себе большие, букет был шикарным. Но мне не важны сейчас цветы, мне важен тот, кто их держит у меня перед глазами. За цветами я увидела улыбающегося во весь рот Илью.
        - Привет. - сказала я на выдохе. Ещё ни один парень не дарил мне цветы. Вообще. Никаких.
        - С Днём Рождения! - он убрал букет в сторону, чтобы обнять меня. Я искренне заключила его в свои объятья. Вдохнула уже знакомый запах лайма с морским бризом. Родной запах.
        - Я… спасибо, мне так приятно! - я забрала протянутый мне букет, и смущённо поцеловала его в щёку. Если бы я дотронулась до губ, то боюсь, что растаяла, как сахар. - Откуда ты знаешь, что мне нравятся лилии?
        - Что? - казалось, что он не хотел отвечать на этот вопрос. Ну и ладно. Мне всё равно приятно.
        - А где мой подарок? - я наигранно выперла нижнюю губу и обвиняюще посмотрела на Илью.
        - Получишь вечером. - он щёлкнул меня по носу и притянул к себе. Его мягкие губы были под моими, и я обняла его за шею, закрывая профили наших лиц букетом. Вообще-то неприлично целоваться на людях, но мне было всё равно. Это мой день, не так ли?
        - А ну-ка оторвись от нашей подруги, мы тоже хотим её поздравить. - раздался голос Ани за моей спиной.
        Губы Ильи оторвались от моих, он опьяняюще смотрел мне в глаза. Ох, милый, у меня такое же эффект. Я развернулась лицом к подруге и увидела всю нашу компанию.
        - С Днём Рождения, любимая. - тепло сказала мне Аня, обнимая.
        - Спасибо. - прошептала я ей в ухо.
        Так, меня по очереди поздравил каждый человек, к которому я уже привыкла. Насколько же надо расклеиться и стать чуток другой, чтобы привыкнуть к ним? Видимо, двух месяцев было достаточно.
        - А у нас сюрприз! - торжественно произнесла Кристина. Вы только вслушайтесь в это слово. Насколько оно устрашающе звучит. Сюрприииз. Сюююрррприззз. Ужас.
        Я в ожидании посмотрела в её любимые карие глаза.
        - Сегодня состоится вечеринка в твою честь! - радостно объявила она. - Так как мы все тебя очень любим и уважаем, то решили, что о твоём девятнадцатом дне рождении должны узнать все. Мы собираемся устроить отличный праздник для нашей любимой девочки! - она подошла и крепко обняла меня.
        Вселенная, я обращаюсь к тебе, спасибо за тех людей, что сейчас стоят со мной.
        - Вечеринка состоится в десять вечера. - сообщил Максим с улыбкой на губах.
        - Будет приглашено очень много народу. - добавил Никита.
        - Да что вы, не нужно было. - я махнула рукой, будто отбиваясь от мухи. Но всё же в душе тихо трепетала. Спасибо-спасибо-спасибо!
        - Даже не смей протестовать! - твёрдо сказала Соня.
        - Да ни за что. - заверила её я.
        - Тогда встречаемся в десять. - сказал Олег.
        - Конечно. - ответила я.
        Прозвенел звонок, и все стали пошли по своим делам. Мне же надо было кое-куда заскочить.
        - И подарки не забудьте! Кто придёт без подарка - не пущу! - крикнула я им в спину.
        Все тихо посмеялись, а я же отправилась в кабинет Евгения Олеговича, с которым мы хорошо сдружились.
        ***
        Учебный день прошёл достаточно хорошо. Я получала множество поздравлений и улыбок. Мне казалось, что скоро мой рот застынет в одной позиции и больше не сдвинется. Я буду похожа на куклу Чаки.
        Сейчас передо мной стоял нелёгкий женский выбор: какое платье лучше - сине-чёрное или бело-золотое? Ненавижу решать такие вопросы. Они не по моей части. В бело-золотом я буду смотреться как женщина-воин, из греческой мифологии. Это очень хорошо, ибо я всё время сражаюсь за себя. А в сине-чёрном я чувствую себя загадочной и взрывной, девушкой, которая готова на всё ради всех.
        Я обрыла весь шкаф в поисках чего-нибудь необычного, но не заглянула в самый тёмный угол. В угол, где лежит самая тайная вещь. Я ни разу не одевала её. Она была предназначена для одного человека. Для человека, который причинил мне самую страшную боль на земле. Я купила эту вещь в честь нашей годовщины. Полгода. Полгода веры в любовь, веру в наше будущее, веру в саму себя. Напрасно потраченные полгода.
        Но сейчас моя завороженная рука тянулась к этой вещи. Пальцы нащупали мягкую ткань и вытащили её из глубин шкафа. Передо мной было платье светло-бежевого оттенка. Когда я его выбирала, то сначала подумала, что оно похоже на сорочку. Но сейчас я смотрю, и мои глаза утопают в нём. Я бросила его на кровать, попутно снимая с себя домашнюю одежду. Рука нашла платье, и с закрытыми глазами я примерила его. V-образный вырез смотрелся сногсшибательно, пояс, который придерживал грудь, не висел, как это было раньше. Мягкая кремовая ткань спускалась вниз и доходила до колен. В конце платья была полоска из кофейного цвета ткани. Нет, определённо это не сорочка. Сегодня это мой наряд на вечеринку. Я повернулась спиной, посмотрела через спину в зеркало. Да, это моё платье. Но воспоминания твёрдо говорили - «Нет!». Да, да и да! Я хочу и я могу.
        Справа от меня зазвенел телефон, я подбежала к нему и посмотрела на дисплей. Звонила мама. Скорее всего, это затянется на несколько часов.
        ***
        Я приготавливаюсь к самому важному. Меня будоражит это, и я вздыхаю. Последняя пуговица давит на горло, и я расстегиваю её. Прячу лицо в руках сидя на кровати. Зачем мне всё это? Я мог бы забыть, выяснить или… простить? Нет, однозначно нет. Я поддался чувствам. Второй раз в жизни. Но сейчас мне почему-то больнее. Почему-то грустнее. Почему-то несчастливее от этого. Я причиню ей боль. Снова. Я поклялся быть последним, кто это сделает, но обстоятельства и судьба ставят тебя в не самое лучшее положение. Я не хотел, чтобы так всё закончилось. Я хотел для нас чего-то большего, чего-то лучшего, чего-то правильного. Но всё пошло не так.
        - Всё не так… - произнёс я в пустоту.
        Зачем ты это сделала? Чем я хуже его? Или же это было на одну ночь, как со мной?
        От этих мыслей голова взрывалась. Катя предала меня и на этом всё. Наша игра закончилась. Наше «мы» закончилось.
        - Идиотка, какая же ты идиотка. - я протёр руками лицо.
        В штанах завибрировал телефон. Я вытащил его и увидел, что мне пришла смс-ка от Кристины.
        « В 23:03 она родилась. Придумай что-нибудь на счёт этого.»
        Кристина вернула меня в реальность. В реальность, где Катя предала меня. В реальность, где несмотря ни на что, она до сих пор мне дорога. В реальность, где я понимал, что сегодня утром был наш последний поцелуй.
        Но ты сделала не тот выбор, девочка.
        И ты сама будешь виновата в том, что получишь боль сегодня вечером.
        ***
        Для меня всё красочно. Здесь очень сочно. Словно ты окунулся ртом в апельсин, а свежий сок течёт по подбородку. Помещение просто огромное, людей неимоверное множество, горы выпивки и подарков.
        Проходя мимо людей, я слышу « С Днём Рождения!», «Будь счастлива!». Я кричу вдаль незнакомым людям «Спасибо!», и иду дальше. К своим друзьям. VIP-столик расположился наверху. Я, цокая маленькими каблуками балеток, поднималась по лестнице. С каждой ступенькой становилось всё тише и тише. Я вхожу и слышу радостное:
        - С Днём Рождения!
        Кричат все мои друзья, и я уже в который раз благодарю вселенную за это.
        - Ты восхитительна! - ко мне подбежала Соня и крепко обняла меня, держа в своих руках что-то прямоугольное. - Я знала, что тебе подарить, и… думаю, тебе понравится. - она восторженно что-то всунула мне в руки. Это что-то было упаковано в цветную бумагу. Я мигом раскрыла её и чуть не завизжала от изумления.
        Передо мной была энциклопедия MARVEL. Как-то по секрету я рассказала, что увлекаюсь комиксами, особенно потею от «Сорвиголова».
        - Спасибо! - уже в триллионный раз поблагодарила я.
        Соня отошла в сторону и передо мной встали Олег, Максим и Никита.
        - Мы не знали, что тебе подарить… - замялся последний.
        - Но по некоторым услышанным слухам, решили подарить тебе… - сказал Олег.
        - Путёвку в Австралию, Сидней! - воскликнул Максим.
        Я радостно запрыгала вокруг него и пыталась допрыгнуть до билета, когда Максим поднял его вверх.
        - Дай! Дай! Покажи! - кричала я, как чайка. Мне не верится! Я полечу за границу! Первый раз в жизни!
        - Детка, это Сидней! - пел и качал головой в так музыке Максим, глядя мне в глаза.
        Наконец я выхватила листочек бумаги и сама решила убедиться в услышанном. Когда мои глаза попали на строчки « Вылет, дата: 23.12.14, 8:00 до полудня», я чуть не расплакалась.
        - Спасибо, мальчики. - я обняла Максима, а потом Олега и Никиту.
        - Спасибо в карман не положишь. - весело отметил Олег.
        - Я отплачу, не волнуйся. - я показала ему язык и повернувшись, увидела Аню с Кристиной.
        - Мы долго думали, и решили, что вот. - Кристина не умела преподносить подарки. Обычно она суёт в лицо человеку подарком и тычет им, пока ты не заберёшь его.
        Я уже потянулась к батнику, но Аня меня опередила.
        - Не открываю здесь. Посмотри дома. - я подняла свой взгляд на её светлые глаза. Она смотрела на меня с добротой и любовью.
        - Хорошо. - я улыбнулась и обняла их обеих одновременно. - Я вас люблю. - прошептала я им.
        - Мы тебя тоже. - ответили они.
        Не хватало только моего принца на адско-чёрном коне. А где он?
        - Прошу прощения, - сзади появился официант. Я стояла ближе всех к выходу, и он обратился ко мне. - Вы - Катя?
        - Да.
        - Тогда это вам. - он протянул мне бумажку, сложенную вдвое.
        - Спасибо. - я взяла её.
        Он коротко кивнул и удалился. Я раскрыла бумажку:
        « В 23:03 зайди в туалет.»
        - Кто пишет? - спросил Илья у меня за спиной. Я стояла спиной к ним, лицом к входу, а он, видимо, был в конце комнаты, и не успел мне подарить подарок, так как зашёл официант.
        - Без понятия. - я пожала плечами и скомкала листок.
        - Ну что ж, тогда вот мой подарок. - он протянул мне нечто маленькое и прямоугольное. Я взяла это в руки. Подарок был спрятан в коробке, которую я только что открыла. На ощупь это было что-то стеклянное. Я вытащила это и увидела себя, и Илью. Это была наша единственная совместная фотография, сфотографированная на его телефон. Он обнимал меня за плечо, в то время как половина моего лица носом утыкалась в его шею, а вторая половина смотрела в камеру. На моей голове был безобразный пучок а-ля «лёгкая небрежность», я была в малиновой кожаной куртке, джинсах и высоких ботинках. Илья был одет также, только куртка была чёрной и была расстёгнута. Его мягкий взгляд читался сразу же, улыбка была в одном уголке рта. В тот день мы гуляли после пробежки, где предусмотрительно переоделись. Мы сидели на лавочке и обсуждали какой-то фильм, когда он достала свой телефон, и неожиданно обнял меня.
        Все остальные подарки были неважны. Он - самый главный.
        Глаза начало предательски щипать, но я подавила в себе это чувство.
        - Спасибо. - искренне сказала я. Мне показалось, что секунду назад он смотрел на меня так, будто любит, но мы ведь… друзья?
        - Всё для тебя. - ответил он тихо.
        Мы дружно уселись за стол, и начался праздник. Музыка грохотала, люди танцевали, пили, смеялись, что-то бурно обсуждали. Я с вдохновением смотрела на это с балкона, словно я маленькая девочка, для которой устроили весь этот «кипишь», лишь бы меня порадовать. Мои друзья удалились на танцпол, я же осталась в VIP зоне, и, положив голову на сложенные руки, как приличная ученица, смотрела вниз. Яркие огни блистали на лицах гостей, многие парочки зажимались в укромных местах, около бара скопилось одна треть гостей.
        Неужели я всё это заслужила?
        Мне достались хорошие друзья, забавные знакомые, даже соперница появилась, - я хмыкнула - соперницЫ, появился человек, рядом с которым я снова расцветаю, искренне улыбаюсь, не стесняюсь рассказывать про своё прошлое.
        Наверно, только ради этого я готова разбиться в лепёшку.
        Быть успешной?
        Нет, это не по мне.
        Быть нужной - вот что по мне.
        Я достала телефон, когда тот завибрировал. Мне пришла смс с незнакомого номера.
        «Советую поторопиться, ты пропускаешь всё шоу.»
        Шоу? Про что это мне говорят?
        Я начала печатать ответ:
        «Какое шоу?»
        Ответ пришёл мгновенно.
        « Официант не передал тебе записку? Хм, как прискорбно. Я надеялся увидеть твои слёзы. Что ж, удачи!»
        Я быстро подобрала записку, которая лежала скомканная в дальнем углу кожаного дивана. Быстро прочитала запомнившиеся строки, и вышла из VIP зоны.
        Что может скрываться в туалете? Я увижу, как человек опорожняется в туалете на пике вечеринки? Или буду наблюдать за тем, как незнакомого мне человека выворачивает?
        Я пыталась себя успокоить глупыми предположениями. Я знаю, и ничего не могу с этим поделать. Но моё сердце работает как мотор. Пульс бьётся с неимоверной силой. Спустившись вниз, я прямиком пошла в сторону туалетов, еле проталкиваясь через веселящийся народ. Меня сжимали сомнения, и почему-то застряла обида в горле, как рыбная косточка.
        Я дошла до первой двери. На двери висела табличка «Ж», и я открыла её. Внутри оказалось пусто. Никого не было вообще. Я с облегчением вздохнула. Но голову вдруг неожиданно посетила мысль: А мужской туалет? Возможно, там скрывается то, о чём мне писали сегодня.
        Я подошла к следующей двери. Руки потели, и телефон выскальзывал из ладоней. Но неожиданно он завибрировал. Это было напоминание. Сейчас 23:02, через минуту мне исполнится девятнадцать. Телефон вибрировал, и вибрировал. Мне приходили постоянные, нескончаемым потоком смс с поздравлениями. Почему-то паника захватила моё тело. Заблокировав телефон со второй попытки, я заворожено потянулась к ручке двери с табличкой «М». Что бы там ни было, я должна её открыть. Преодолеть себя. Ладонь почувствовала холодный металл, я спустила её вниз и тихо открыла дверь.
        Распахнув её, я поняла, что больше не живу.
        - С Днём рождения! - раздались за моей спиной весёлые голоса, и в то же мгновение сработали хлопушки.
        У всех было нескончаемое веселье, но когда они увидели, что я не шевелюсь, народ посмотрел вперёд меня.
        Я не могла оторвать взгляда. И это я говорю в плохом смысле. Судорога потихоньку начала сводить моё тело, я пыталась это скрыть, чтобы в ту же секунду не умереть.
        На умывальнике занимались сексом люди. Два моих самых любимых человека. Спиной ко мне, со спущенными штанами, стоял Илья. Его, как мне когда-то казалось, любимые нежные руки держали бёдра моей подруги. Илья закрывал девчонку полностью, но я узнала её по лёгкой причёске и фиолетовому платью. Раскрытая для него девушка, скрывалась за его плечом. Когда-то моим любимым плечом. Все за моей спиной держали мёртвую тишину. Наверное, они ждали моих слёз. Но нет. Их не было. Вообще ничего не было.
        - Ой. - прервала тишину Кристина.
        Её когда-то родной голос резал слух. Мозг не воспринимал информацию нормально. Он испарился, ушёл. Он понял, что больше не нужен своей хозяйке, так как она думала сердцем, глупым доверчивым сердцем, которое всегда действовало спонтанно.
        - Эй, народ, что случилось? - музыку почему-то вырубили, и я прекрасно понимала, кто сейчас проталкивается через толпу. - Что за…?
        Олег встал за моей спиной. Я чувствовала, что он не дышит. Олег грубо оттеснил меня и направился к Илье и Кристине. Илья уже застёгивал ремень, а Кристина поправляла платье. Его кулак уже был наготове, и он врезал Илье по лицу. Илья отшатнулся, но не упал.
        - Весело да, когда тебя предают? - отвратительный оскал появился на кровоточащем рту Ильи. Его зубы были в крови, Олег бил его не жалея сил. Кристина пыталась их разнять, но когда она в очередной раз приняла попытку дёрнуть Олега, он дал ей пощёчину. Кристина чуть было не упала, но вовремя ухватилась за кабинку туалета.
        Я не понимала, дышу я или нет? Живу я или умираю на месте? В глазах плыло, я старалась держать равновесие.
        Мой мир рушится. Мои иллюзии растворились. Я мертва. Может быть не снаружи, но внутри я рою себе могилу, рядом с которой похоронена пятнадцатилетняя я, и из которой меня никто не сможет вытащить.
        Я судорожно ищу ключи в сумке. Народ, через который мне пришлось проходить, молча расступился. Никто за мной не шёл, никто не успокаивал меня или сочувствовал мне, все знали, что лучше не трогать меня. А если кто-то и посмеет дотронуться, то я разобью ему лицо, отрежу руки и буду хранить в футляре, показывая всем, что будет с каждым, кто посмеет сейчас со мной разговаривать.
        Я села в машину и завела мотор. Похоже, что даже машина поняла моё настроение, так как без колебаний завелась и готова была везти свою хозяйку подальше.
        Странно, что слёз нет. Даже сожаления к себе не осталось. Во мне ничего нет. Я похоронила себя заживо. Закопала настолько глубоко, чтобы я не сумела выбраться. Чтобы обвинять себя каждый раз в том, что я опять оказалась виноватой. Виноватой в том, что посмела довериться кому-то, в том, что рассказала про своё прошлое, не задумываясь, даже в том, что подружилась с Кристиной, позволяя ей пользоваться собой.
        Я утонула в волнах океана. Сейчас я нахожусь на дне, где моё ещё не разложившееся тело, поедают дьяволы этих глубин. Растаскивают мои конечности, стараются заполучить лакомый кусочек. Но голову никто не трогает. Ведь кому нужна глупая, доверившаяся девчонка? Жалкая и никому не нужная. Дьяволы разочаровываются, когда не находят моё сердце. А его нет. Его вырвали, и я больше не нуждаюсь в нём. Я ни в чём больше не нуждаюсь. И ни в ком. Дьяволы уплыли дальше от моей болезненной головы. Они скрылись в своих пещерах ради того, чтобы, когда моя голова взорвется, на них не попали мои чёрствые мысли, отвратительное прошлое и предательское настоящее. Едкий дым так и остался в моей голове, он никуда не исчез. Он наслаждается моими страданиями, ползая по комнатам сознания. Он усмехается надо мной.
        Я взглянула на зеркало заднего вида. Моё второе я решило порадовать меня визитом.
        - С Днём Рождения, дорогая. - произнесло оно.
        ГЛАВА 12. РАЗРУШЕНИЕ.
        Утренний свет бьёт мне в глаза, словно тебе пустили маленькие лезвия в веки и они режут, режут и режут. Я протянул руку, чтобы растереть их. Мне казалось, что это немного уменьшит боль.
        Я чувствовал запах женских духов. Но воздух в моей комнате был заполнен не пряным ароматом, который сопровождал меня почти два месяца - это был резкий запах нарцисса и апельсина. Моя шея почему-то колется, я дотрагиваюсь до неё и нащупываю чьи-то волосы. Я надеялся, что это были настолько привыкшие тёмно-русые волосы, которые были настолько лёгкими и мягкими, что я думал, как будто держу в руках песок, и он струится сквозь мои пальцы.
        Всё так и было. Она прошла сквозь мои пальцы, ускользнула и больше не вернётся. Больше. Никогда.
        Я не думал, что когда-нибудь произнесу это, но я выгнал её. Точнее она сделала шаг в сторону, оторвалась от моей протянутой руки, и я отпустил её.
        Кристина мирно спала на боку, лёжа ко мне спиной. Заработал чей-то телефон. Я подумал, что звонят мне, но спящая минуту назад Кристина, протянула вялую руку к тумбочке.
        - Алло. - её голос был сухим.
        - …
        - Я у подруги. Скоро буду дома. Прости, что не предупредила.
        -…
        - Хорошо, пока.
        Положив телефон на место, Кристина повернулась ко мне. Её полуоткрытые глаза осматривали меня долю секунды, затем она их закрыла. Она свела брови вместе, и, по-видимому, о чём-то думала. Потом глубоко вздохнула, но резко остановилась. В следующее мгновения её глаза широко открылись, и во взгляде читалось удивление.
        - Что ты…? - спросила Кристина рассеяно. - А… точно.
        - Кто звонил? - спросил я будничным голосом.
        - Мама. Я должна была заехать к ней с… Катей. Она хотела её поздравить. Видимо, не получится.
        - Да… не получится. - я не смотрел на девушку, лежащую со мной рядом. Стена, вот куда я смотрел. Мне было стыдно и плохо. Плохо не физически, плохо морально. Мне хотелось закрыть глаза и не просыпаться. Пусть всё это будет страшным сном. Пусть всего этого никогда не было. Пусть это будет моей плохой фантазией, дурным предположением, которому не суждёно сбыться. Нет. Суждено. Уже сбылось. Уже случилось. Уже не вернуть, не исправить, не извиниться. Хотя, мне не за что было извиняться. Но моя душа твердила, что я козёл, что я поступил неосознанно, как всегда поддался чувствам, ничего не выяснив, никого не спросив.
        - Эй, - Кристина осторожно дотронулась до моей руки. - мы поступили правильно. - она смотрела на меня ясными глазами. - Они нас предали, а не мы их. Они пытались нас оскорбить, обмануть, но мы не поддались, мы отплатили им той же монетой… Не кори себя.
        Я хмыкнул. Нос и скулы болели ужасно, но это было так… мелочью, по сравнению с тем, чего я не хотел чувствовать. Предательство. Очередное. Боль. Очередная. Ненависть к себе. Очередная.
        - Но, согласись, тебе тоже не сладко. - ответил я ей.
        - Да, но я получила облегчение. - она перевалилась на спину и смотрела в потолок.
        Врёшь. Не получила.
        Я тоже его не получил.
        Где-то в районе ноги завибрировало. Мне кто-то звонит. Я одетый, хоть что-то радует. Я достал телефон из кармана и, несмотря на дисплей, ответил на звонок.
        - Да.
        - Ты как? - голос принадлежал Максиму.
        - Живу, как слышишь. Что-то случилось?
        - Ну, кроме того, что ты дебил, да, случилось. Приезжай в офис, там поговорим.
        - Хорошо. - я сбросил вызов и откинул одеяло. - Мне нужно ехать. - я обратился к Кристине. - Оставайся, если хочешь.
        - Да, я ещё посплю. - пробурчала она в подушку. Ей не хотелось разговаривать. Ей больно. Ей не нравится то, что сейчас происходит.
        Я нашёл ключи от машины и отправился в контору.
        Я быстро доехал до офиса и поднялся на нужный этаж. Там меня ждали все. Включая Олега. Какое-то чувство жалости и сожаления проснулось во мне. Только не сейчас. Холодность и серьёзность - вот что мне нужно.
        - Что случилось? - спросил я, обращаясь к Никите.
        Он продержал минутную паузу.
        - Вы, ребята, натворили вчера много говна. Именно говна, больше слов я подобрать не могу.
        - Вы звонили мне только для этого? Я мог выслушать это по телефону.
        - Нет, ещё сказать какой ты мудак и чёртов ублюдок.
        Я повернул голову в сторону Олега.
        - Говори. - я засунул руки в карманы джинс и вздохнул. - Я готов слушать.
        Я заметил, как у Олега дёрнулась верхняя губа в раздражении. В следующую секунду я был прикован к стене.
        - Ты когда-то был моим другом, сука. Я верил тебе, как самому близкому человеку, а ты… поступил как всегда. Трахаешь то, что не твое и всё, что движется. - я ухмыльнулся.
        - Тоже самое я могу сказать тебе.
        Олег отпустил меня и ошарашено отступил назад.
        - О чём ты говоришь?
        - Ох, смотрите-ка, как он хорошо врёт. А какие поддельные эмоции. Тренировался? - спросил я гадко.
        - Ты, больной придурок, думаешь, о чём говоришь? Я не спал с Катей. Я бы не поступил так никогда в жизни! - он яростно размахнул руками.
        - Да ладно тебе. Я всё видел. Можешь не распинаться. Всё кончено. - я пожал плечами.
        - Я не знаю, что ты там видел, - начал Олег угрожающе. - но всё это твои больные фантазии.
        Как бы я хотел, чтобы так случилось. Я отвёл глаза к окну.
        - Уже поздно, дружище. Я привык к такому. Надеюсь, это всё? Мне нужно идти.
        Теперь вру я. Мне никуда не надо. Мне нужно к кому-то. К кому я уже вряд ли попаду.
        Олег грубо толкнул меня в плечо, я отлетел обратно к стене.
        - Не все такие, как Оля, понимаешь, Илья? - орал он. - Не все! Не все будут тебе врать и предавать. Некоторым ты дорог! Ты дорог Кате! Ты ей нужен. - он посмотрел на меня туманными глазами. - Нет. Ты был ей нужен. А теперь… теперь ты сам всё испортил. Ты, тупой идиот, сам всё испортил! Она была твоей единственной надеждой! Ты сам это знал и понимал. Но ты и её потерял… и меня тоже.
        Олег шарахнулся от меня, словно перед ним стоял другой человек, монстер, чудище. Мне стало обидно. Хотелось закричать. Это же я! Твой друг! Не уходи! Но он ушёл, не обращая ни на кого внимания. Я чувствовал, как моя кожа пылала. Мысль об Оле не самая приятная часть моих воспоминаний. Я забывал её всё это время, выковыривал из себя, как гной или язву. Она тоже предала меня, я тоже был ей не нужен.
        - Ну что ж, раз с этим мы разобрались, перейдём к самому главному. - Никита хлопнул в ладоши. Он придавал себе уверенности, потому что ему было неловко. Всем было неловко.
        Я всё ещё смотрел на дверь, через которую ушёл мой друг несколько минут назад.
        Твой бывший друг.
        Эта мысль ковыряла зубочисткой мой мозг. Протыкала и застревала в глубинах меня самого, но с лёгкостью выходила и входила всё дальше, глубже, с ненасытностью, как будто наслаждалась моими страданиями.
        - Что самое главное? - задал я вопрос.
        - А то, мой милый, что наши денежки уплыли. - ответил Максим.
        - В каком смысле? Мы же не перевели… - в моё сознание врезается картина, где я по интернету отправляю на счёт фонда кругленькую сумму. Это был последний взнос. - Твою мать! - я врезал кулаком по стене. - Сука! - костяшки пальцев снова столкнулись с бетонной поверхностью. Кровь лилась, да плевать! Я банкрот! Мои родители нищие! Нет! Нет! Нет!
        Третий удар, четвёртый удар, пятый удар, но мне не помогает это. Я не могу заглушить боль, я не могу заглушить собственный идиотизм, стыд и проигрыш!
        Я подвёл родителей. У нас нет больше ничего. У меня нет больше никого. Никого!
        ***
        Свежий чай не имеет больше вкуса, еда пресная, сон - пустая трата времени, свободное время - бесконечная дорога, которую нечем заполнить, одежда - сплошь тёмные цвета. Мир стал другим и одновременно родным мне. Серый цвет, однообразные лица прохожих - я стала такой же - скучной и неподвижной.
        Прошло две недели. Ничего не меняется. Я плачу каждый вечер в подушку, корю себя. Когда просыпаюсь утром моё тело опустошённое, оно сухое и выжатое, никому ненужное. Я не общаюсь с друзьями, почти не созваниваюсь с родными, теперь нет разговоров и пустой болтовни, потому что у меня нет ни сил, ни слов, ни настроения. Я каждый день прихожу в институт, замечаю своих старых друзей, не смотрю на них, потому что мне не хватает мужества, просто обхожу их с другой стороны. Весь институт шепчется о случившемся. Некоторые смеются, некоторые качают головой и говорят что-то наподобие: «А мы же говорили», малая часть осуждают Его за то, что опозорил меня при всех, в мой же праздник. Дальше, в моём уже «обыденном» расписании, я прохожу в аудиторию, сажусь дальше всех, смотрю потерянными глазами на преподавателя, что-то записываю в тетрадь. После идёт столовая. Там я сажусь за отдельный стол, где кроме стенки у меня нет собеседника. Хотя, нет, всё же он есть. Каждый день, в определённое время приходит Олег, он молча садится за стол с суровым выражением лица, и мы, не произнося ни слова, поглощаем пищу. Ритуал
стал уже привычным для меня. Его присутствие - единственное, что поддерживает меня.
        Я очнулась и вздрогнула, когда прозвенел первый предупредительный звонок. Передо мной, как всегда, стоял поднос. Олег ушёл, а значит, и правда, следует идти на пары. Я собрала остатки своей еды, до которой почти не дотронулась, взяла поднос Олега и пошла относить грязные тарелки. Сейчас пара у Евгения Олеговича, то есть можно не торопиться, но ходить по коридорам, где только о тебе говорят и тыкают пальцем - спасибо, мне такой популярности уже хватило.
        Я выбираю самую дальнюю лестницу, что есть в институте. Там ходят люди наподобие меня - ботаники, одиночки, те, кого обидели или унизили. Там никто не задаёт тебе вопросов, никто не смотрит и не тыкает пальцем на тебя, не шушукается и говорит всякие гадости - там тихо.
        Я поднялась на третий этаж, прошла в аудиторию. Народ уже присутствовал, поэтому я опустила голову и стала подниматься на самую дальнюю парту. У меня стал обострённый слух, я слышу абсолютно каждого. На две парты впереди меня сидят Соня, Аня и Кристина. Я запрещаю себе смотреть на них. У меня неистово ноет сердце, тот орган, что я удалила четыре года назад.
        - Приступаем к занаятиям, ребятки. - Евгений Олегович зашёл в аудиторию. Все дружненько заныли. На счету была четвёртая пара, и все очень устали. Кроме меня, я не чувствовала усталости. Я вообще ничего не чувствовала.
        С начала лекции прошло двадцать минут, а я как смотрела прямо перед собой, так и смотрю. Кто-то покашлял. Я повернула голову и увидела, как Кристина левой рукой потирает лоб, она сильно моргает глазами, пот течёт по вискам, и её кожа побледнела. Аня что-то шепчет ей на ухо, Кристина качает головой. В следующую секунду она поднимает обмякшую руку:
        - Евгений Олегович, можно выйти? - спросила она слабым голосом.
        - Кристина, что-то случилось? - спросил он обеспокоенно.
        - Просто неважно себя чувствую.
        - Хорошо, иди. - ответил он, оглядел её с головы до ног. В его глазах читалось смонение и беспокойство.
        Кристина встала и еле заметно покачиваясь пошла на выход. Что с ней? Заболела? Я встяхнула головой. Бр-р-р, о чём ты думаешь? Она - шлюха, которая подставила тебя. Лучшая подруга, которая за твоей спиной трахалась с твоим парнем. Парнем? Какое расплывчатое слово. Оно мелькает у меня перед глазами и быстро сменяется другим. Ты - его запасной вариант. Она - вот кто ему на самом деле подходит. Они из одного общества, они знают какие партии надо выстраивать.
        Но всё равно мысль о том, что с ней что-то не так не даёт мне покоя. Беспокойство словно капает на твою макушку, как капли дождя с крыши. И с каждой секундой, это капля всё больше и больше. Как же надоело заботиться о других!
        - Можно выйти, Евгений Олегович? - спросила я.
        - Сейчас придёт Кристина, и ты выйдешь. - ответил он спокойно.
        - Ну.. Евгений Олеговия, у меня проблемы! - просила я настойчиво. - Месячные! - разглосила на всю аудиторию. - Обильные! Можно выйти?!
        - Быстрее, Катя. - сказал он сдавленным голосом. Боюсь, после лекции придёться объясняться.
        - Спасибо. - я вскочила из-за парты и перепрыгивая через одну ступеньку, спустилась вниз. Вслед неслись комментарии: "Прокладка не нужна?" или " Течёшь, Катюха, уже потекла!"
        Я не обращала внимания, спешно вышла из аудитории. Бежала почти сломя ноги, уже поворачивала к туалету, как врезалась в кого-то.
        - Аккуратней! - прорычала я. Плевать, кто это был. Я торопилась.
        - Ходи спокойней! - ответили мне. Я встряхнулась. Голос был знакомым. До жути узнаваемым. Я подняла глаза и увидела Его. Я начала задыхаться. Две недели молчания. Две недели моих страданий.
        - Ты...! - мне хотелось ударить чем-то Илью. Сделать ему больно, как он сделал мне. Я его ненавижу и люблю одновременно. Ненавижу его за то, что теперь я стала зависима. Но сейчас я должна была сказать кое-что другое. - Ключи. - я вытянула открытую ладонь перед ним. Я отдала ему их когда-то, чтобы он смог приезжать ко мне. Возможно я искала повод поговорить с ним, а может быть я не хотела, чтобы кто-то смог иметь доступ к моей квартире, ибо так я чувствую себя незащищённой.
        - Забирай. - он вытащил их из кармана джинс. Я незаметно нахмурилась. Он носит их с собой? Что ж, отлично. Значит, тоже не хотел долго тянуть.
        Я схватила ключи за брелок, не смея прикасаться к Илье. Обогнув его, я пошла дальше. Но вдруг меня остановила одна мысль, о которой я думаю на протяжении двух недель. Я обернулась и увидела, что Илья стоит на месте, он не ушёл, а смотрел на меня. Вселенная, что я творю?
        - Скажи, почему? - спросила я ровно. Мой голос был спокойным, он не дёргался, я не начинала реветь, как только думала об этом.
        - Я хотел спросить это у тебя. - тихо ответил он.
        - О чём? - спросила я усмехнувшись. - Я не сплю с твоими друзьями.
        Теперь усмехнулся он.
        - Ну да. Я знаю. У вас одни, и те же слова. - Илья достал телефон из кармана. - Хочешь посмотреть? - спросил он беззаботно.
        Я быстро подошла и взяла телефон. Раскрыв рот, мои глаза полезли на лоб. Челюсть можно было собирать, как в фильме "Маска". На фотографиях были я и Олег. Первая была с "поцелуем", а вторая, где Олег закинул мне руку на плечо. Я истерически рассмеялась. Какого чёрта?
        - Тебе смешно? - спросил Илья грозно. Он поджал зубы. - Я тоже смеялся, когда думал о твоих слёзах. Из-за меня.
        - Боже мой. - я сложила руки на лбу. - Какой же ты идиот! - моё настроение резко сменилось. - Почему ты лезешь в омут с головой, ничего не выяснив? - резко закричала я. - Ты даже спросить никого не смог! - я взяла в свои руки его телефон. - Ты хоть различаешь размеры фотографий?! Одна из них обрезана! - я ткнула пальцев в снимок, где мы с Олегом "целуемся". - Если бы она была целой, то было бы видно, что мои ноги подкошены, а его согнуты в коленях! Я упала! Подскользнулась, а он словил меня! Это было случайно! - Илья смотрел на меня ошарашено. - Ты всё испортил! Всё что у нас было, ты умудрился разрушить. Ты поступил, как считал нужным, и даже не спросил меня! - по моим щекам текли бесконечные слёзы. - Я верила тебе, только тебе! А ты разрушил нас! Ты эгоист! Чудовище! Я ненавижу тебя!
        Я пихнула его в плечо и побежала. Куда? Далеко. Надеюсь, я больше не вернусь.
        ***
        Мне давали мысленные подножки, били невидемыми ногами. Я сидел у отца в офисе и ждал его появления. Он позвонил мне сразу же после ссоры с Катей.
        Она врёт. - говорило мне сердце.
        Она говорит правду. - говорил мне мозг.
        Ты всё испортил!
        Её звонкий крик резко отзывался в моей голове.
        А ты разрушил нас!
        Я знаю, моя маленькая, знаю.
        - Илья? - позвал меня отец. - Ты слушаешь меня?
        - Да. - ответил я хмуря брови, и, сверля кожаный стул отца взглядом.
        - Хорошо. - ответил он неуверенно. - У меня есть только одно решение. - папа позвал меня для разговора о моём крахе. О том, что я полный неудачник, и у нас теперь нет денег. Большую часть их.
        - Какое? - спросил я.
        - Ты должен жениться.
        - На ком? - усмехнулся я. - На тебе что ли? Или на каком-нибудь толстеньком олигархе?
        - Нет. - отец пропустил мои шуточки мимо ушей. - На Кристине. Её родители согласны. Если ты не хочешь, чтобы мы с твоей матерью сотались на улице, то решение только за тобой.
        Они всю жизнь меня оберегали. Они всю жизнь обо мне заботились. Теперь пришло время мне о них заботиться.
        - Я согласен.
        ГЛАВА 13. НАЧАЛО КОНЦА
        Я вламываюсь в дверь квартиры, не замечая ничего вокруг, и быстро запираю за собой дверь. Что сейчас было? Мы впервые разговаривали за две недели молчания. Но это не был дружеский разговор, а скорее перерикания, какие-то скачки, где мы пытаемся друг друга унизить, оскорбить, выйти победителем. Но мы оба понимаем, что нет победителей, есть только проигравшие.
        Он посчитал, что я ему изменила. Он, глупый мальчишка, думал, что я, после того что между нами произошло, ему изменю? Я утопаю в нём, я тону в нём, задыхаюсь в его глубинах. Я надеялась на что-то большее. Глупая девочка, также как и глупый мальчишка, надеялась на счастливый конец. Думала, что мы будем вместе, всегда поддерживать друг друга, никогда не расставаться - но у судьбы ведь свои планы, верно? Она не будет слушать вас, ей будет плевать на ваши бесконечные слёзы, в которых море отчаяния, ей будет плевать, что Вы жить не сможете без этого человека, она не будет спрашивать Вашего разрешения, потому что она сильнее всех, хоть её никто и не видел, а мы, люди, жалкая пародия театра. Судьба смотрит на наше выступление с огромного кожаного стула, задумчиво проходя по всем взглядом. Она улыбается, когда видит страдания людей. Как умирают маленькие дети, как подростки, не познавшие жизнь, вынуждены быть прикованными к больничной койке, вечно проходя анализы, чтобы прожить ещё хоть минутку, насладиться солнечным светом, красотой своих близких, на лице которых улыбка давно потеряла своё место, из-за
бесконечных вопросов: выживет их ребенок, или уйдёт от них навсегда? Ей доставляет удовольствие, когда человек, поддавшись соблазну, гадкой шутке судьбы, отдаёт своё тело другому человеку. Ей нравится, что после этого человек ругается с любовью всей своей жизни, принося им боль и страдания. Судьба любит неуверенных людей, ботаников или неудачников, которые не виноваты в том, что им не хватаем уверенности или же, что человек слишком умный для своего окружения. Судьба бросает в умного человека злыми людьми, и они делают всё для того, чтобы сделать его неудачником. И это только из-за того, что он не такой как все.
        Я слышу, как кто-то, не переставая трезвонить в дверь, вытаскивает меня эскалатором за шиворот из моей больной головы. Я слабо двигаю своими конечностями, поднимаюсь, но движения даются мне с трудом. Не смотря в глазок, я открываю дверь. Передо мной стоит маленькая старушка. Её лёгкие седые волосы собраны в две крепкозаплетённые косы. Она стоит в лёгком халате с каким-то глупым старушенско-цветочным принтом. Обычная милая бабушка, которая пришла наверняка за солью.
        - Мне кажется, что тебе давно пора выговориться кому-то, деточка. - её взгляд грозный, но она не пришла ко мне с плохими намерениями, скорее чтобы я перестала нарушать её ночной сон своими слёзами и всхлипываниями.
        - Да что Вы, - я шутливо пыталась изогнуть свой рот. - сейчас всё пройдёт. Это ненадолго.
        - Ну уж нет, - она грубо оттеснила меня с прохода своей мягкой морщинистой рукой, я механически отошла назад. - Я не хочу, чтобы такая милая и добрая девочка больше плакала. - она приняла строгую позу, уперев руки в бока. - За мной. - она прошла вперёд, в сторону моей кухни, как будто находилась у себя дома. Такой напор меня даже не удивил, скорее, согревал, ведь напоминал мне кое-кого.
        Я пришла на кухню и увидела, что добрая соседка уже поставила чайник, достала кружки и ложки. Плюхнувшись на стул, я поставила локти на стол и положила свой подбородок на ладони. После того как все приготовления были закончены, бабушка уселась за стол напротив меня и, вперив свой строгий взгляд добрыми глазами, сидела молча и неподвижно.
        - И чего же ты ждёшь? - удивлённо спросила она. - Рассказывай.
        Небрежно обняв руками горячую чашку с чаем, я неуверенно начала выкладывать свою историю. На протяжении всего рассказа я не осмелилась поднимать на неё своего лихорадочного взгляда. Я запиналась в каких-то моментах, заставляла выдавливать из себя слова. Это давалось мне нелегко, порция боли приходила с каждым новым словом, но я понимала, что мне уже не остановиться. Я дошла до момента, где сегодня мы поругались. Мои руки уже не чувствовали супер-огенно-горячую чашку, я сжала ладони ещё крепче, чтобы почувствовать боль и узнать, жива я, или нет. Но да, я к сожалению ещё жива.
        Вы когда-нибудь задумывались о временной смерти? Чтобы просто уйти от проблем, далеко-далеко. Как будто впасть в кому. Тебе что-то говорят там, на поверхности, но ты совсем в другом измерении. Тебя никто не трогает, ты один, без проблем. Я хочу просто щёлкнуть пальцами, бац, и ты на время отключился. Отдохнуть от проблем, единственное, что я прошу. Мне надоел этот комок в горле, застрявший уже довольно-таки давно. Тяжесть, что сжимает мою грудь - я хочу избавиться от неё. Слёзы, что текут безостановочно - я хочу, чтобы они испарились. Боль, к которой у меня, видимо, привычка - я пытаюсь от неё избавиться. Просто уйди, боль, прошу тебя, уйди.
        Я чувствую, как бабушка начала смахивать мои слезы, но комок в горле не переставал уходить. Я задыхаюсь.
        - Пожалуйста, остановите это. - я умоляющее попросила. Глаза смотрели в окно, где люди, не замечая никого, двигались вперёд. Навстречу своей смерти, скорее всего.
        - Ты сама должна остановить это, но ты не хочешь. Ведь уже привыкла, не так ли? - сказала она мне. Вы безоговорочно правы. - Я Клавдия.
        Красивое имя.
        - Катя. - тихо прошептала я.
        Тут прозвучал звонок в мою дверь. Я безнадёжно и взволновано повернулась к коридору.
        - Ты кого-то ждёшь? - спросила меня бабушка.
        Я помотала головой не в силах ответить.
        - Тогда чего ты ждёшь? - она слабо толкнула меня в плечо. - Иди, возможно, это твоя судьба.
        А вот и она ко мне постучалась. Пришла навестить. Я тоже ей не угодила.
        Со страхом встав со стула, я быстро прошла к выходу, но почти у двери замялась.
        Ты не должна была приходить ко мне так рано, судьба. Я не успела насладиться Им. Но я также знаю, что ты не любишь счастливых людей.
        Я открыла дверь. Да, а вот и она, моя судьба в виде Кристины. Её глаза были красными, лицо опухшее и неестественное ей. Она дрожала, держалась изо всех сил.
        - Я не должна была приходить сюда, так как знаю, что не заслуживаю этого. - её речь была приготовленной. Значит, что-то серьёзное. Я не ответила ей и позволила продолжить. - Я уезжаю, навсегда. - голос Кристины дрогнул в последний момент. Заранее приготовленная речь пошла к чертям, как и моя надежда. - Но есть одна проблема… я беременна, - я догадывалась, почему-то знала, что всё так закончится. - И Илья… он тоже уезжает. Вместе со мной. - его имя резало слух, внутри я содрогнулась от боли, но на виду мне было словно плевать.
        - Внучка, кто там пришёл? - донёсся до нас мягкий голос бабушки Клавы.
        Кристина мельком посмотрела мне за спину.
        - Прости… - она приложила свою руку к носу. - Мне очень жаль. - Кристина не сдерживается и убегает. Стук её каблуков по лестнице - это единственное, что осталось у меня от неё.
        Я стою в дверях и пытаюсь переварить услышанное. Я пытаюсь, пытаюсь, но у меня не получается! Я срываюсь. Снова срываюсь. Слёз нет, но всхлипы вырываются из моего рта, словно меня режут по частям, убивают медленно, и не жалея. Я скукоживаюсь, падаю на пол, обхватываю себя руками. Не может быть! Не может!
        Я чувствую, как кто-то обхватывает меня руками, мягко, нежно, с этой чёртовой любовью и заботой, которых у меня никогда не было и не будет.
        - Знаешь, не то чтобы я подслушивала, но… тебе нужно ценить прошлое, даже если оно и приносит тебе боль в твоём будущем. Моя мама, царство ей небесное, сказала мне однажды, что никогда не стоит забывать тех людей, которые покалечили тебя в какой-то степени. Я подправила её теорию однажды тем, что добавила некие правки что ли. Вот все говорят, что не нужно оглядываться назад, а я считаю, что как-раз-таки нужно. Ты должен смотреть назад и думать о том, какой ты стал сейчас, и какой ты будешь дальше. Ты станешь лучше, сильнее, пусть даже и закроешься ото всех. Помни, что одним глазком, на крошечный миг тебе стоит оглядываться назад. А вдруг что-то изменится?
        Я не помню, как очутилась на своей кровати, как ушла бабушка Клава. Я не знаю, сколько прошло времени, ревела я или нет. Но вдруг меня что-то подвинуло сесть в машину и поехать на озеро.
        В парке почти никого не было, только дворники подметали уже почти замёрзшую листву, повсюду был иней. Я со вздохом села на лавочку и посмотрела на небо. Мне кажется оно стеклянным. Словно я в каком-то куполе. Я представляю, как подношу свой маленький кулачок к небу, и слегка бью по нему костяшками пальцев. Появляются лёгкие трещины, стекло начинает осыпаться маленькими осколками, раня меня, но с тем же и освобождая.
        Глухая нереальность.
        Нереальное будущее.
        Будущее, которого не будет.
        Мой телефон почему-то начал функционировать, я не заряжала его несколько дней и поэтому удивляюсь, как он ещё работает. Достаю телефон и вижу, что мне пришла смс с неизвестного номера:
        « Они улетают через сорок минут. Не упусти.»
        Я срываюсь с лавки и бегу к машине.
        Как удивительно, несколько слов и человек бежит сломя голову навстречу непонятно чему. Как будто тебе дают пинок под зад, заставляя сделать этот дурацкий шаг.
        А вдруг что-то изменится?
        Баба Клава, я надеюсь, ты гордишься мной.
        Сажусь в машину и завожу мотор. Мчусь по дороге, словно шумахер, обгоняю машины, чуть не залетая на встречную полосу.
        - Давай же, давай. - я умоляю машину ехать быстрее. Я успею, должна успеть.
        И вот, за поворотом я вижу аэропорт. Звук улетающих самолётов блокирует мои уши, я стараюсь думать, что каждый взлетевший в стеклянное небо самолёт будет не их. И они только ждут своей посадки. Я паркуюсь в неположенном месте, но мне плевать. У меня есть последний шанс. Шанс на счастье, или шанс на разрушение.
        Я быстро вошла в двери аэропорта, не замечаю того, что сталкиваю людей, постоянно бормочу какие-то извинение, но замираю, когда вижу его. Он стоит с опущенной головой, руки в карманах, вид непринуждённый, но всё такой же красивый. Как и его душа. Вот только он об этом никогда не догадывался.
        Я выкрикиваю его фамилию, но боюсь что меня не слышно. Слишком много людей, слишком большое расстояние, слишком большие чувства. Но он слышит меня. Медленно оборачивается, словно не веря, что я здесь. Но я здесь, и возможно последний раз вижу его своими глазами.
        Я не замечаю момента, как он подходит ко мне и слегка обнимает, как будто думает, что я оттолкну его. Нет, всё не так, как ты думаешь. Я крепко сжимаю его в своих объятьях, может даже душу его. Мы стоим в молчании уже минут десять. Я ничего не хочу говорить, ведь всё и так понятно. Он трётся носом об мою шею, вдыхая меня. Я так много хочу сказать, но понимаю, что не могу.
        - Заканчивается посадка на рейс №29053110 Нью-Йорк. - объявляет металлический голос.
        Нет-нет-нет!
        ***
        - Пожалуйста, не уезжай! - молит она тихо. - Я… Я люблю тебя.
        Я медленно отрываюсь от неё, это больно. Мучительно сложно. Словно тебе оторвали кожу, без которой ты жить не можешь.
        - Помнишь, ты как-то назвала меня Чудовищем? - она бурно покачала головой, и затем лихорадочно начала кивать. Катя не считает меня Чудовищем, но называла. - Видимо, последний лепесток розы упал, и я больше не в силах что-либо сделать. - я хотел, чтобы она так думала. Как будто не было никаких измен, просто мы не успели. Не успели насладиться друг другом, когда поняли, что конец рядом. Я последний раз обнял её и поцеловал в макушку. - Тебе пора.
        На самом деле тебе не пора. Ты должна была остаться здесь со мной. Мы должны были полететь с тобой в Австралию, куда Ты и мечтала.
        Я вижу, как она уходит, с каждым шагом всё дальше и дальше от меня.
        - Я тоже люблю тебя. - шёпотом произношу. И никогда не перестану. - Прощай.
        Почувствовав, как у меня на плече оказалась рука, я обернулся и увидел Кристину. Всё не должно было так получиться. Она не должна была пострадать из-за меня.
        ***
        Я стою у входа в аэропорт бесконечное число времени. Люди приходят и уходят. Кто-то радостный, кто-то со слезами счастья на глазах. Я же стою оттого, что не понимаю как поступать дальше. Как жить дальше. Или как выживать?
        Вокруг меня - люди, идущие навстречу новому будущему, машины, проезжающие километры дороги. В данную секунду какая-то жизнь рождается или умирает. Убогая атмосфера ничтожества.
        На мой нос упала первая снежинка. А вот и ты, первый снег. Ложишься хлопьями на мои волосы, льёшь свои слёзы, растаивая. Но я не должна была встретить первый снег одна.
        Я хотела уйти. Но всё также стояла. Ждала.
        Чего, спрашивается?
        КОНЕЦ.
        Последние главы были напечатаны под песни: A Great Big World - Say Something ( feat. Christina Aguilera)
        Сплин - Выхода Нет!
        Sam Smith - Stay With Me
        Плейлист книги:
        A Great Big World - Say Something ( feat. Christina Aguilera)
        Сплин - Выхода Нет!
        Sam Smith - Stay With Me
        3 Doors Down - When I'm Gone
        Eminem - Berzerk
        Imagine Dragons - Radioactive
        Limp Bizkit - Behind blue eyes
        Quest Pistols - Разные

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к